Всего новостей: 2259716, выбрано 1 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Исакова Яна в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Исакова Яна в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 февраля 2016 > № 1664059 Яна Исакова

Клановость в бизнесе – это хорошо

Чему семейным компаниям в Казахстане нужно учиться?

Елена Тумашова

Во всем мире отношение к семейным компаниям иное, чем на постсоветском пространстве. Личная ответственность и репутация – это то, чему доверяют. Предприниматели, создающие семейную компанию, готовы пожертвовать сиюминутной выгодой и сверхприбылями для осознания того, что станет реальным ресурсом для детей. Как правило, горизонт планирования – минимум одно поколение. Репутация и долгосрочность – наиболее сильные аргументы всех семейных компаний мира. В Казахстане компаний, основанных семьями, немало и даже есть такие, где работает уже второе поколение. Многие из них начинают осознавать себя именно как семейный бизнес – с соответствующей философией и отношением к делу. Вместе с тем традиции семейного предпринимательства нам еще предстоит формировать (в чем, впрочем, у Казахстана преимущество, поскольку есть шанс начать все с нуля, опираясь на лучший мировой опыт). Об этом наша беседа с Яной Исаковой, председателем координационного совета Ассоциации Семейного Бизнеса Казахстана.

– «Семейный бизнес» – когда слышишь это словосочетание, воображение рисует картинку: закрытая система, бесконечные родственники, кланы. И в то же время можно представить маленький «уютный» бизнес, домашнюю выпечку, что-то сделанное своими руками. Какой вариант верен?

– Оба определения верны. И я не думаю, что клановость – это плохо. Не с точки зрения сотрудников, к достоинству которых только и можно отнести наличие родственных отношений. А с точки зрения эмоционального наполнения бизнеса. Почувствуйте разницу двух определений. Когда я говорю: «У меня компания МСБ» – это ни о чем. И когда я говорю: «У меня семейный бизнес» – сразу возникает другое отношение. Эмоционально другое. Я словно говорю своему клиенту: «Я не могу предложить вам плохой товар или услугу, потому что подведу самых близких и дорогих людей – свою семью». Так что в бизнесе клановость – это большой плюс.

В Италии 85% бизнеса – это небольшие и большие семейные компании, в Японии – 90%. Причем, в Японии считается, что гораздо почетнее сделать харакири, нежели закрыть семейную компанию. Есть такое понятие – «синдром сына-идиота». Суть в том, что когда кто-то из детей или родственников не может или не хочет продолжить семейное дело, владельцы бизнеса усыновляют и удочеряют исполнительных, генеральных директоров, тех, кто показал свою состоятельность и профессионализм, тех, на кого можно положиться – взрослых людей, которым, бывает, и за 40, и за 50 лет. Они дают им свою фамилию с тем, чтобы клановость сохранялась. Очень многие компании пользуются этим, примеры – Siemens, Samsung. Такой специфической традиции в Казахстанском бизнесе нет, но у нас и бизнес молодой, ему чуть больше 20 лет. Отношения и традиции нам нужно создавать.

– Менталитет казахстанцев в этом сыграет роль?

– Однозначно. Семейные традиции у казахстанцев сильны. Я думаю, в бизнесе этим стоит пользоваться. Вообще у семейного бизнеса маркетинговая фора такая, что остальные «отдыхают». Там, где публичные компании будут добиваться доверия клиента, выстраивания отношений, вы можете сказать, что вы семейная компания, работаете с мужем или женой, с детьми – и все, сразу получаете бонусы. Я думаю, у семейного бизнеса в Казахстане серьезное и большое будущее. Естественно, на словах и эмоциях далеко не уедешь, поэтому качество продукции и сервис стоит поддерживать на соответствующем уровне, чтобы эту фору не растерять.

– Все-таки в Казахстане родственные связи на работе – эта тема для анекдотов…

– Согласна, у нас считается, что с родственниками работать нельзя, это плохо заканчивается, отношения в семье рушатся. Все это идет от того, что нет культуры создания и развития семейного бизнеса, нет предпринимательского профессионализма – грамотного юридического оформления и выстраивания личностных взаимоотношений с партнером. Мы не умеем вести бизнес с партнером, противоречия возникают с первыми заработками или убытками, тогда как договариваться нужно на берегу.

Отношения с родственниками, а такие партнеры могут стать как инвесторами, так и наставниками, – это как раз то, чему семейный бизнес в Казахстане надо учить: да, он семейный, но главное слово – «бизнес». Мы же не пиво идем пить, мы собираемся работать и зарабатывать деньги. А как мы будем зарабатывать, если брат ждет высокой зарплаты мгновенно, тетя дорабатывает до пенсии, потому что не смогла нигде устроиться, а жене нужен график работы 3-4 часа в день? Нужно разделять личное и профессиональное. Сын или дочь – это навсегда. Но насколько человек будет полезен для семейного бизнеса? Семейный бизнес всегда будет человечнее прочих, и в большинстве случаев найдется место и для того, кто не доработал до пенсии, и для молодого племянника-практиканта. Только эта «благотворительность» должна быть продуманной и не во вред компании.

Во всем мире в отличие от постсоветского пространства семейный бизнес весьма уважаем и почетен: быть владельцем или сотрудником семейной компании очень престижно. Расскажу вам такую историю. Девушка из Казахстана вышла замуж за итальянца, он был весьма успешным аудитором в компании «Большой четверки». Спустя какое-то время молодые уезжают в Италию. Оказалось, у супруга серьезно заболел отец, и он как старший сын обязан взять на себя руководство семейным бизнесом – винодельней. Он оставил работу в солидной компании, чтобы выполнить свой долг. Это семейная традиция: получить образование, опыт работы, овладеть управленческими навыками, чтобы возглавить семейную компанию. А технические знания о производстве вина он получит на месте. Я считаю, это тот подход, который стоит формировать у семейного бизнеса в Казахстане.

– Значит, в семейном бизнесе ключевое – это не то, что в компании работают члены одной семьи, а то, что она передается по наследству?

– И это тоже. Могу сказать, что семейный бизнес – один из самых долгосрочных. С течением времени семейная компания может стать публичной, семья может потерять контроль над основным пакетом, но в любом случае это очень долгосрочные проекты. Procter & Gamble – публичная компания, но в течение долгого времени была в руках семьи. Adidas – публичный бизнес. Но, например, Mars до сих пор остается под управлением одной семьи, так же – Ford, Siemens, Samsung, Max Mara, LEGO и др.

Одна из самых серьезных проблем семейного предпринимательства – это правильная передача компании наследникам. Многие западные семейные предприниматели воспитывают своих детей в духе «делай как я»: дети воспринимают своих родителей как временных управленцев, у которых они должны научиться и перенять знания, поскольку знают, что бизнес перейдет им. Потом дети передадут компанию следующему поколению.

Есть разные модели построения семейного бизнеса. Например, восточная – японская – больше ориентирована на эмоциональную составляющую, на формирование семейных традиций. Это пожизненный наем, изначально идет расчет на то, что дети или родственники будут работать в компании. И они должны пройти уровни от, условно говоря, сотрудника склада, до члена правления, то есть должны знать в компании все.

Немецкий вариант «очень математический» и процедурный, выверенный. Максимально просчитываются возможные варианты, члены семьи вовлекаются в семейный бизнес с прогнозированием образования, опыта работы и прочих вещей. Эта модель предполагает, что будущий сотрудник компании получит опыт работы в других структурах, в других компаниях и в свое время принесет эти знания в семейный бизнес.

– В Казахстане есть такие компании, в которых настало время передавать бизнес?

– У нас есть семейные компании, где уже сейчас работают два поколения. «Келет»: владельцы – семья Папп, владельцы производственной компании. Сейчас там работает второе поколение и, судя по всему, третье поколение тоже будет иметь отношение к этому бизнесу. «DD21» – семейная компания из Астаны, в которой подрастающее поколение очень активно включается в бизнес. Sophia Linsky – текстиль, спортивная одежда, женское белье, родители и дети работают вместе, компания названа именем дочери. Таких компаний немало. Особенно в регионах, где семейный бизнес – это не просто занятие, которое занимает время, а это именно то, что приносит доход и создает финансовую стабильность для семьи.

– Почему – особенно в регионах?

– Потому что фермерство – это семейный бизнес. Как правило, именно семьи в этой сфере работают достаточно эффективно. Ездить на работу из села в город как минимум нецелесообразно. Тем, кто вырос в селе и имеет опыт работы с землей, сам бог велит заниматься фермерством вместе со своими близкими. К тому же отсутствие достаточного количества рабочих мест в регионах заставляет их создавать. У нас в ассоциации есть компания – фермерское хозяйство, в которой работает не только семья владельца, но и два соседних аула. В сельской местности семейный бизнес скорее не исключение, а норма.

– Семейных компаний в Казахстане становится больше? Вы как-то называли цифру 70%.

– Не меньше 70% точно. Но это и понятно. Семейных компаний изначально организуется много. В 95% случаях при организации стартапа или компании люди в первую очередь обращаются за помощью или финансовыми ресурсами к тому, кому не все равно, кто может поддержать, кому они доверяют, – к близким. Вопрос в том, как дело дальше развивается и оформляется.

– А вообще в Казахстане компании охотно афишируют свое «происхождение»?

– Это зависит от компании, от владельца, от тех ценностей, которых он придерживается. В моем представлении, например, семейный бизнес – это классно, это очень хорошая маркетинговая фора. Но не все так думают. Все же негативное восприятие семейного бизнеса как того, где работают одни родственники, присутствует.

– Семейным компаниям сложнее в кризис?

– Как бы там ни было, семейный бизнес – это тоже бизнес, он так же реагирует на экономические условия. Кто-то сейчас закрыл или приостановил свою деятельность. Вопрос не в том, что нет клиентов. Продукция востребована. А в том, что для расширения необходимо оборудование – в валюте, сейчас это неподъемные деньги. Этот момент, к сожалению, немного отодвинул возможности предпринимателей. Многим не хватает оборотных средств. Кто-то закупает сырье за рубежом и, естественно, рассчитывается валютой, а, соответственно, был вынужден поднять цены продукцию. Но я думаю, это вопрос времени, надо пересмотреть возможности и ресурсы в нынешних условиях.

– У банков в Казахстане есть особое отношение к семейным компаниям?

– Нет, у банков нет ни проектов, ни продуктов для семейного бизнеса. Но у нас и само понятие семейного бизнеса законодательно не закреплено. Во многих странах есть закон о семейном предпринимательстве, у нас лишь общепринятая градация – малый, средний, крупный бизнес. Семейный бизнес в большинстве своем ИП, ТОО. Возможно, банкам пока нет смысла создавать продукт для этого бизнеса. Но в то же время есть микрокредитные организации, которые с успехом реализуют продукты группового кредитования. Например, одна из них очень активна в регионах, у нее есть продукт, который весьма популярен у семейных компаний.

– Если бы понятие семейного бизнеса было закреплено законодательно, что бы это дало?

– Само по себе внесение понятия «семейная компания» в различные законодательные акты вряд ли целесообразно. Если будет существовать подобная категория компаний, то должны быть программы поддержки и развития, как есть программы молодежного и женского предпринимательства.

Каков посыл государства бизнесу сейчас? Заплати налоги и спи спокойно. Понятно, что налоги идут на развитие города и прочие полезные вещи. Но звучит, как угроза. Получается, предприниматель изначально что-то должен государству. Ведь из тех налогов, которые уплачивает бизнес, формируется и бюджет, и программы поддержки самого бизнеса. Может быть, стоит изменить тактику? Со стороны государства: мы создаем вам максимально комфортные условия, чтобы вы могли помочь семьям, чтобы близкие вами гордились. Почувствуйте, как сразу меняется отношение! Государство должно понимать, что если я соберу 10-20 человек – членов семьи, создам рабочие места, будут платить белые зарплаты, то это же налоги, пенсии. Этим людям не надо будет переживать, что где-то безработица, что им некуда податься и их нигде не ждут.

Но подчеркну: это не вопрос галочки в законодательстве. Это вопрос постановки цели и обучения долгосрочному бизнесу. Казахстан входит в двадцатку стран, где очень просто открыть бизнес: взял удостоверение – пошел и зарегистрировал ИП. Но закрыть компанию очень проблематично, в этом вопросе мы далеко не в первых десятках.

Вообще, открытие компании должно быть оправданным. Даже не важно, семейный это бизнес или нет. О том, что можно сделать что-то, не открывая юридическое лицо, многие даже не задумываются. Почему-то у нас считается, что бизнес начинается с юридического лица.

– Но ведь не все обладают предпринимательской жилкой. Кто-то считает, что удобнее и надежнее работать в уже существующей компании.

– Почему считается, что наемный сотрудник – это обязательно стабильно? Ничего подобного. Я считаю, что риски предпринимательства очень сильно преувеличены. Скажите: будучи наемным сотрудником, человек уверен, что его завтра не уволят? Откуда такая уверенность? Дело может быть даже не в том, какой он сотрудник, а в том, что с компанией может что-то случиться. Человек уверен, что у компании не закончатся деньги и ему будут платить зарплату вовремя? В предпринимательстве же так: открыл компанию, значит, вся ответственность теперь лежит на тебе – за бумагу, за тепло в офисе, за сотрудников. И у тебя есть возможность варьировать, на чем сэкономить, кого взять в партнеры и т.д. Риски у наемных сотрудников и предпринимателей примерно одинаковые. Просто в предпринимательстве человек имеет больше возможностей для самовыражения. Кто-то кайфует от ответственности и возможности принимать решения, кто-то реализует давнюю мечту, кто-то пытается монетизировать хобби, а кто-то строит планы по захвату мира. А наемный сотрудник работает за зарплату. Разные категории.

– Но ведь риск, что деньги закончатся, присутствует и в семейном бизнесе.

– Конечно. Денег вообще может не быть. Но ты же предприниматель, просчитай возможности. Да, будет трудно, у предпринимателя больше ответственности. Но у него и инструментов больше. Что сделает наемный сотрудник, если ему задержат зарплату? Пойдет к руководству, начнет жаловаться, будет искать другое место работы. Предприниматель же может взять кредит, обратиться к родственникам, получить грантовую поддержку, поискать инвестиции, воспользоваться инструментами лизинга. У предпринимателя риски не больше, они просто другие.

– Производство продуктов питания выглядит самым простым вариантом для тех, кто хочет открыть семейный бизнес. Вам так не кажется?

– Производство само по себе вариант непростой. Любое. А семейный бизнес может быть очень разным. Это и производство, и услуги, и торговля. Небольшие магазинчики формата «у дома» – как правило, яркие представители семейного бизнеса. Разбивки по отраслям в цифрах нет, так как за все время в Казахстане не проводилось исследований по тематике семейного предпринимательства. Но могу сказать, что семейный бизнес присутствует везде.

– По вашему мнению, проблем с нишами у тех, кто хочет начать свое дело, нет?

– Эта отговорка, что все ниши заняты, ввергает меня, просите, в бешенство. Назовите мне казахстанскую компанию, лидера рынка, производящую мыло или косметические средства. Производители женской обуви – кто на слуху? Ни одно название не всплывает в памяти. И после этого будут говорить, что все ниши заняты? Детская одежда: есть Mimioriki, назовите второго. Где-то и первых нет. А могли бы быть и третьи, и пятые. Будьте ими! Просто нужно продвигаться, возможно, воспользоваться господдержкой или еще чем-то. Возможностей много, ниш – масса.

Не надо изобретать велосипед, просто делайте свою работу хорошо и вы выбьетесь в лидеры рынка. Пообещали, что привезете заказ через два часа, привезите через два, а лучше – через полтора. Вас запомнят. Пообещали, что цена будет такая-то за такой-то объем работы и качество, сделайте именно так, человек, который купил услугу, будет счастлив. Я согласна и могу перенести это на казахстанскую действительность. Что делается у нас в сфере сервиса? Он никакой. Не так давно я получала консультацию в одном из банков второго уровня и мне отказали в кредитовании, заявив, что я не подхожу по параметрам под выбранный мною пакет. И менеджер не задал мне ни одного вопроса дополнительно, не предложил варианты – и все, я ушла в другой банк, где мне предложили то, что мне нужно, в процессе обсуждения с менеджером мы нашли приемлемый для обеих сторон вариант. Можно привести массу подобных примеров в любой сфере. Просто надо свою работу делать хорошо – и лидерство обеспечено.

– С каким капиталом можно начать семейный бизнес в Казахстане?

– Стартап можно начинать вообще без капитала, с нуля. Нужно просто просчитать возможности и ресурсы, финансовую составляющую в том числе. А возможности, как я уже говорила, есть.

Один из партнеров ассоциации – американская консалтинговая компания – предлагает казахстанским предпринимателям партнерство с иранскими компаниями, которые хотели бы выйти на рынок Казахстана со своей продукцией. Вот, пожалуйста, ты можешь стать представителем какой-то компании и попробовать представлять ее интересы.

Конечно, большая разница между организацией производства и открытием представительства. Но я не могу назвать какую-то сумму как прецедент к тому, чтобы начать что-то делать. Вот этот вариант – «денег нет» – вообще не причина не начать бизнес. Более того, деньги – это не тот аргумент, который нас либо останавливает, либо к чему-то подталкивает. Если задумаетесь над причинами совершения покупок, особенно дорогих, типа машин, мебели и пр., то поймете, что цена – это далеко не решающий аргумент при принятии решения. Очень показательно, когда люди приобретают мебель. Почему вы купили этот диван? Он мне очень понравился, он хорошо встал в доме, еще что-то. На первом месте всегда стоит потребность, затем – характеристики. И только потом деньги. Если их не хватает, ищем варианты – копим, занимаем у знакомых, берем кредит и пр. Так же и по отношению к бизнесу.

Вообще, когда люди создают бизнес для того, чтобы монетизировать его и продать, у такого бизнеса, как правило, нет будущего. Facebook был создан как решение проблемы и удобный сервис, как университетская сеть, Twitter – изначально для того, чтобы быть проданным. В Facebook инвесторы вкладываются охотно, в Twitter – аккуратно, потому что там не все понятно с финансами.

Другие должны быть предпосылки для создания бизнеса, не финансы. Ну и азбука – ты должен решить проблему, закрыть потребность. Не придумать проблему и решать ее. А помочь с действительно имеющимися, реальными. Для создания бизнеса должен быть драйв, желание рискнуть, попробовать, это должно быть хобби на старте. Порой бизнес создается на чем-то таком, о чем никогда не подумал бы, что вот так можно. Российская компания «Банка» делает классные корпоративные подарки – варенье. Каких штук они только не напридумывали! Например, варенье с предсказаниями. Они относятся к своему бизнесу как к игре. Это драйвит, это дает энергетику, все вокруг этим заряжаются. И приходят клиенты.

– И в этом успех семейного бизнеса?

– В этом успех любого бизнеса. Но в чем преимущество семейных компаний? На собеседовании работодатель пытается понять, сможет ли потенциальный сотрудник ужиться в компании, нравится ли ему человек, потому что с ним нужно работать и видеть изо дня в день, насколько он устраивает как профессионал. А с родственниками вы прожили всю жизнь, вы знаете, что от них можно ожидать, кто будет работать, кто – нет. Вы можете выбирать. То, чего публичные компании добиваются корпоративной культурой, тимбилдингом и прочими хитростями, у семейной компании заложено в фундаменте. Вопрос – как это сохранить и развить до работающих механизмов.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 февраля 2016 > № 1664059 Яна Исакова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter