Всего новостей: 2257910, выбрано 5 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ищенко Ростислав в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Ищенко Ростислав в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 сентября 2017 > № 2309799 Ростислав Ищенко

Саакашвили на Украине — это начало вооруженного мятежа: интервью

Интервью президента «Центра системного анализа и прогнозирования» Ростислава Ищенко

В минувшие выходные на территорию Украины «прорвался» лишенный украинского гражданства экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили. О вероятных организаторах «шоу», поставленных целях и вариантах развития событий корреспонденту ИА REGNUM рассказал политолог Ростислав Ищенко.

ИА REGNUM : Почему Саакашвили вернулся на Украину, причем так нетривиально?

Насколько я понимаю, он не востребован в Грузии. И дело даже не в том, что он вынужден был в свое время бежать оттуда, проиграв президентские выборы, и не в том, что против него возбуждены уголовные дела. А в том, что грузины, те, которые скептически относятся к действующей сегодня власти, видеть Саакашвили в Грузии в большинстве своем не хотят. И вернуться туда в перспективе у него нет никаких шансов.

Тем же американцам, которые в свое время его создавали как политика, просто уважаемый Мишико не нужен, даже несмотря на то, что он хорошо говорит по-английски. Он должен представлять из себя какую-то практическую ценность. В свое время они его отправили на Украину — он там тоже полностью провалился: проиграл Одессу, не смог создать какую-то нормальную партию.

ИА REGNUM : Почему тогда внимание к его персоне не ослабевает?

Порошенко совершил откровенную глупость, чисто в украинском стиле, но глупость — он лишил его гражданства и тем самым привлек внимание и «надул» Саакашвили ненужный пиар. То есть он его поставил на одну ступень с собой.

Ну, вот если каждое утро передачи российского телевидения будут начинаться с того, что по всем каналам будет выступать Путин и говорить, какой Ростислав Владимирович Ищенко мерзавец, то для меня это будет лучшая реклама, потому что весь мир узнает о моем существовании, причем будет знать, что мы с Путиным в общем-то эквивалентные люди. Он каждое утро обо мне вспоминает.

То же самое произошло у Порошенко с Саакашвили. Он продемонстрировал, что для него эквивалентный соперник — это человек с полупроцентным рейтингом, без корней на Украине, без поддержки, скандальный тип без какой-то программы, без партии, без ничего.

ИА REGNUM : Но какие-то внешние и внутренние силы за ним стоят?

Поскольку на Западе тоже не совсем глупые люди живут, то есть, в чем-то они, может быть, и заблуждаются, и даже делают себе же хуже, но правильно оценивать перспективы отдельно взятых политиков они вполне в состоянии. И они понимают, что вопрос на Украине заключается не в том, сплетут ли Порошенко лапти, а когда и кто это сделает. И понимают, что это могли сделать уже и год назад, и даже понимают, по каким причинам не сделали. Если процесс неизбежен, то его лучше возглавить.

До сих пор позиции Порошенко на Украине сохранялись за счет исключительно одного момента — против него были все: весь олигархат, все легальные политики, нелегальные, понятное дело, тоже, но их никто не спрашивал. Все эти люди хотели свергнуть Порошенко, но его место каждый хотел занять сам.

То есть они не могли договориться между собой, как будет потом. Потому что ресурса для раздела оказалось очень мало: делиться нечем, всё нужно забирать себе. Соответственно, первый, выступивший против Порошенко, становился тараном, но он же сжигал за собой все мосты и с той же долей вероятности сжигал всю свою политическую карьеру. Это на Украине никого не устраивало, и они все «уступали дорогу даме». Понятно, никто не хотел начинать, Порошенко и держался.

Соответственно, когда появился Саакашвили, появилось то, чего всем не хватало: появился тот самый человек, которому нечего терять. У него ничего нет, а получить он что-то может.

Он устраивает всех остальных игроков. И ему уже всё равно — будет претендовать на президентство, не будет претендовать — ему нужна поддержка. Его должны вести. Он — точка, в которой все оппоненты Порошенко могут сойтись. Вот это, например, лидер оппозиции, номинальный лидер. А мы там у него за спиной будем разбираться, как нам власть делить.

Но Саакашвили потому и смог попасть на Украину, что сложился олигархический консенсус против Порошенко, сложилось понимание на Западе: Порошенко — не жилец.

Запад же в это дело вообще вмешиваться не хочет, мол, пожалуйста, вы играйте. Они дали Саакашвили играть против Порошенко, но они по большому счету не стали Саакашвили официально поддерживать. Да, их пресса была скорее более лояльна к Саакашвили, чем к Порошенко, но скандала не было. Более или менее какое-то внимание они обратили во время прорыва границы.

Внешние силы, которые могут быть заинтересованы в изменении ситуации на Украине, не настолько в ней заинтересованы, чтобы глубоко туда влезать. Они просто не будут мешать Саакашвили. Поляки не стали мешать. Они ведь могли его взять или депортировать, или не пустить через границу. Полякам это сделать было не сложно. Но они позволили ему это сделать. Если бы из Госдепа позвонили бы и сказали: «Мишико, чтобы завтра тебя на Украине не было», разве он бы стал сопротивляться? Знает, что они шутить не будут. И никто у США не спросит, кто убил Саакашвили, они еще скажут, что киллера прислал Путин.

ИА REGNUM : У Запада есть какой-то план дальнейших действий?

Думаю, что такую позицию Запад будет сохранять и дальше. Им совершено не надо, чтобы их обвиняли в очередном перевороте, после которого станет еще хуже. Они уже этого нахлебались, процессы на Украине идут самостоятельно, влиять серьезно на них они не могут. Саакашвили и для них тоже представляет собой управляемую марионетку.

Нет такого вмешательства, какое было при Януковиче. Главное, они сделали посыл: «Нам всё равно». Поэтому украинская элита, которая боялась и считала, что Порошенко трогать нельзя, так как его правление санкционировано США, они поняли, что теперь можно. Ситуация сложилась удачно — никто ничего не запрещает, они сразу же бросились в атаку.

ИА REGNUM : То есть на сегодня общий интерес олигархата — продвинуть Саакашвили в президенты?

Я думаю, что не случайно в парламенте недавно появился законопроект о том, чтобы еще ослабить полномочия президента и фактически свести его роль на нет. Потому что если кого-то приводить на место Порошенко, то человек будет лицом этого переворота, лицом новой власти. И всё равно, кто это будет. Он не будет ничего значить, его можно будет избирать в парламенте, и тем же парламентским голосованием можно в любой день отправить в отставку. Никто ему не будет подчиняться, вся реальная власть будет поделена между элитами. Это попытка найти внутриолигархический консенсус. Всё равно не найдут.

И, кстати, любой президент, который придет на место Порошенко, сумеет сохранить контроль на Украине только если он сумеет играть на противоречиях олигархических групп. Всех их «съест», за счет этого укрепится и станет единоличным правителем. Это очень тонкая игра, не под силу тяжелому украинскому уму. Это приведет к дезинтеграции Украины.

Петру Порошенко очень сложно защищаться. Он, конечно, может отдать приказ стрелять на поражение, но, во-первых, для этого надо отдать письменный приказ, во-вторых, не факт, что его выполнят. А если и выполнят, то завтра скажут, что Порошенко предал идеалы Майдана и по приказу Путина напал на «благородных героев АТО». И потом Петра Алексеевича на основании этого же приказа и повесят.

Серьезной силовой опоры у него нет, гарантии, что его приказ будет выполнен пограничниками, национальной гвардией и даже армией и СБУ, у него тоже нет. Доказательство тому — приказ Порошенко не пускать Саакашвили на территорию Украины, но пограничники его в итоге пропустили. А Саакашвили не просто пересек границу, но и свободно поехал во Львов, разгуливал по городу и демонстрировал, что он здесь практически хозяин.

ИА REGNUM : Может ли фигура Саакашвили серьезно угрожать Порошенко?

У Порошенко весьма ограниченный спектр инструментов воздействия на Саакашвили, их практически нет. Его судьба зависит от качества ошибок Саакашвили. Тот тоже не ума палата. Вполне на серьезные ошибки способен. Если Саакашвили сыграет правильно, Порошенко сам потонет.

У него идеальная позиция. Если он ей сумеет воспользоваться грамотно, то вопрос будет заключаться не в том, уберут ли Порошенко, а в том, как это произойдет и кто придет к нему на смену. Будет ли номинальный президент Саакашвили, например, и кто будет премьером и с какими полномочиями? Сохранит ли, скажем, тот же Аваков контроль над МВД и в каком виде? Насколько каждый из них будет влиятелен юридически и фактически? Сохранится ли централизованная власть на Украине вообще? Или ее не удастся сохранить? Что тоже весьма вероятно.

ИА REGNUM : То есть возможно образование третьего центра власти?

Теоретически да. Но сейчас все еще пытаются захватить Киев. Порошенко, конечно, может пойти на какие-то «финты ушами»: предложить Садовому желанное премьерство и тем самым разложить коалицию, выбить у них территориальную базу.

Но для того, чтобы что-то кому-то дать, у кого-то нужно отнять. Там сидит спетая команда. Пусть даже Гройсман безропотно уйдет. Но придет, допустим, Садовый в кабинет, он начнет менять команду, причем министры могут оставаться, но будут меняться их заместители, руководители управлений — то есть люди, непосредственно причастные к направлению финансовых потоков, подготовке документов, обеспечивающих направление этих самых потоков. Потому просто так взять и отдать Порошенко не может.

Как только выяснится, что желающих быть премьерами много, не получится у Садового премьерства, может появиться Львовская республика. Не получат харьковчане желаемого, появится Харьковская народная республика. Там почти на каждый крупный промышленный город своя олигархическая сеть, группировка, которая, опираясь на собственный силовой ресурс, вполне может начинать процесс сепарации через автономизацию, через заявления о том, что областные законы имеют приоритет над украинскими и так далее. Опять-таки, для этого надо, чтобы Саакашвили грамотно использовал свое положение, точнее не он, а люди, которые за ним стоят, потому что это марионетка, которую толкают впереди, чтобы в случае чего, если будет неизвестный снайпер, он знал, в кого стрелять.

ИА REGNUM : Как вы считаете, есть ли уже оформленный сценарий дальнейших действий Тимошенко, Саакашвили и Компании?

Если он есть, то весьма условный, потому что они еще вчера заявляли, что Саакашвили приедет прямо в Киев. Сейчас они говорят, что Саакашвили поедет с туром по городам Украины. Опасаясь обострять ситуацию сразу, он пытается укрепить позиции и ездить регионам, чтобы показать такую ситуацию, как во Львове, везде: «здесь меня принимает мэр и плевать он хотел на Порошенко, здесь меня встречает губернатор и ему плевать на Порошенко». То есть пытается показать, что ситуацией владеет он, а не Порошенко.

А пока партнеры будут вести переговоры в том же Киеве. Судя по всему, они пытаются реализовать этакое мирное удушение в виде демонстрации того, что Порошенко Саакашвили ничего не может сделать, и на сторону Саакашвили переходят регионы, воинские части и так далее.

Вот, охранял его во Львове батальон «Донбасс». По большому счету, если бы они не боялись произносить это вслух, это вооруженный мятеж. Официальная воинская часть, наплевав на все приказы, оставила места дислокации, пусть и не в полном составе, прибыли и с оружием в руках его охраняли, фактически заняли областной центр Украины.

Это вооруженный мятеж. Но об этом не сказали. Точно также было у Януковича: он мог сразу начинать преследования своих политических оппонентов еще в ноябре 2013-го года. По статьям за призывы к свержению власти, за мятеж. А им вменяли чуть ли не хулиганство, чего, естественно, они не боялись. Янукович тогда этого не сказал, он назвал это мятежом, когда уже сбежал.

Порошенко сейчас повторил его ошибку, он тоже не рискнул идти на обострение, он не сказал, что это был мятеж, и он должен быть подавлен любой ценой. Он не взял на себя этой ответственности.

Саакашвили тоже вменили административное правонарушение — незаконное пересечение границы и всё. То есть власть продемонстрировала свою слабость. Дальше Саакашвили надо только показывать, что на его сторону переходят, переходят, переходят. Это очень сильно психологически давит на все структуры власти.

То есть если они видят, что их президент всего боится, не готов отдать приказ о подавлении, а к мятежникам переходит область за областью, бюрократ за бюрократом, воинская часть за воинской частью, тогда даже самые близкие люди либо начинают искать запасной аэродром, либо уходят в отставку и уезжают из страны, либо просто уходят на службу к мятежникам. Потому что они понимают и начинают предполагать, что с этой властью не выживут, надо занимать места в новой власти. Но когда вы президент, а вам даже некому чашку кофе принести, то остается только ждать, когда придут и попросят освободить кабинет.

Маргарита Князева

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 сентября 2017 > № 2309799 Ростислав Ищенко


США. КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2017 > № 2341592 Ростислав Ищенко

Что будет с Центральной Азией, если начнется война США с КНДР

Смена среднеазиатских режимов на проамериканские или хотя бы дестабилизация Средней Азии является для США крайне актуальной в свете подготовки агрессии против Кореи, считает эксперт

Ростислав Ищенко, Sputnik

США находятся на грани войны с Северной Кореей (КНДР). Китай обещал вступиться за Пхеньян, если Ким Чен Ын первым не нанесет ракетный удар по американцам. Европа разумно дистанцировалась от назревающего конфликта, способного перерасти в полномасштабную мировую войну.

Чтобы решиться на удар по Корее, США не хватает только гарантии российского невмешательства в конфликт на стороне Китая. Если бы европейские союзники по НАТО не бежали трусливо с поля потенциального ядерного конфликта, а изъявили бы желание, подобно фаталистичным японцам, умереть за интересы США, все было бы понятно.

Европа, усиленная американскими войсками, создавала бы напряженность на западных границах России, прибалтийские лимитрофы и украинские бандиты бились в истерике, создавая эвентуальную угрозу военного нападения и заставляя концентрировать российские силы на Западе. Для одновременной войны на два фронта сил у России явно недостаточно, поэтому США могли бы чувствовать себя относительно вольготно на Дальнем Востоке. А Китаю пришлось бы хорошо подумать, имеет ли смысл один на один выступать против Америки. Завоевать его, конечно, американцы не завоюют, и ущерб США он нанесет большой, но и Поднебесная понесет страшные человеческие и экономические потери. Она будет сразу отброшена в эпоху последних лет Маньчжурской династии (Великой Цин).

Но европейцы от «чести» рисковать собой за американские интересы уклонились, и пока американцам не удалось заставить их передумать. Наоборот, Европа все активнее обвиняет США в забвении универсальных западных ценностей.

При этом воевать Штатам необходимо. Если не будет короткой победоносной войны с сильным и страшным, но неопасным противником, то Америка рискует скатиться в гражданскую войну, которая и так едва не началась в январе-феврале в Вашингтоне и Нью-Йорке, а сейчас разгорается на юге США. Внешняя война должна консолидировать американское общество, вернуть ему былую монолитность. Заодно и силу Соединенным Штатам показать.

Поэтому в данном случае на роль жертвы и выбрана ракетно-ядерная КНДР, а не какая-нибудь безобидная Ливия или Сербия. Враг должен быть серьезен, жертвы значительны (но не критичны), иначе общество не проникнется единством перед опасностью.

Но война не должна быть продолжительной. Ни экономика США, ни психика американцев не вынесут длительного конфликта. Следовательно, Китай должен быть выключен из схемы. С ним за месяц-другой не разберешься.

Между тем уничтожение КНДР в достаточной степени подорвет престиж и авторитет Китая в Юго-Восточной Азии, чтобы американской гегемонии в данном регионе никто не мог составить конкуренцию. Чтобы эффективно давить на Китай, надо лишь, как было сказано, лишить его надежды на российскую поддержку.

Поскольку Европа здесь не помощник, остается единственный эффективный способ — разрыв коммуникаций между Россией и Китаем. Для этого необходим контроль над Средней Азией. Не ее военное уничтожение, не бомбардировки, а именно контроль.

Разбомбить дороги в степи невозможно. Уничтоженное место можно просто объехать (да и восстановить недолго). Необходимо сменить политическую власть на такую, которая закроет свое пространство для коммуникации между Россией и Китаем. Транссиб и БАМ уязвимы с территории Казахстана. Он же блокирует связь через Монголию. Таким образом, для разрыва российско-китайских коммуникаций ключевым является контроль над Казахстаном.

Узбекистан, Туркмения, Кыргызстан и Таджикистан важны с точки зрения блокирования кратчайших коммуникаций в треугольнике Россия, Китай, Иран (в том числе по южному пути, через Афганистан).

В связи с этим смена среднеазиатских режимов на проамериканские или хотя бы дестабилизация Средней Азии является для США крайне актуальной в свете подготовки агрессии против Кореи.

Однако фактор времени в данном случае играет против США. Решение о войне или мире необходимо принять в ближайшие дни (максимум недели). За это время организация полноценного цветного переворота хотя бы в одном среднеазиатском государстве представляется технически невозможной.

Тем более местные системные элиты прекрасно понимают, что, находясь в треугольнике хоть неформальных, но союзников (Россия, Иран, Китай), выступать против них на стороне непредсказуемых США контрпродуктивно. Так что использовать амбициозных членов этой системы сейчас сложно. Необходимо готовить несистемную оппозицию, которая произведет не дворцовый переворот, а полноценное восстание. А это долго.

Пока что США пытаются спровоцировать КНДР на первый удар, поскольку Пекин заявил, что если Пхеньян начнет первым, то КНР за него не заступится. Вашингтон может имитировать агрессию против себя. Во всяком случае, на сегодня нарастание агрессивной риторики и развертывание американских войск приближают США к спонтанному решению рискнуть и ударить по Северной Корее, несмотря на неподготовленность театра военных действий (ТВД).

Если США рискнут (а это будет ясно в ближайшие недели), то, как бы ни развивались боевые действия, Средняя Азия будет выведена за их скобки (за исключением российско-китайского военного транзита). Ее судьбу решит победитель в рамках нового глобального устройства.

Если же США решат все же агрессию против Кореи отложить и лучше подготовить ТВД к короткой победоносной войне, по максимуму исключив возможность вмешательства России и Китая в конфликт, то в ближайшие месяцы начнется раскачивание ситуации во всех без исключения среднеазиатских государствах. В том числе при помощи переброски агрессивных исламистов из Ливии, Сирии, Йемена, Афганистана (всех мест, где они сейчас терпят поражение).

Ростислав Ищенко — президент Центра системного анализа и прогнозирования, для Sputnik Кыргызстан.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

США. КНДР > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2017 > № 2341592 Ростислав Ищенко


Россия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 8 декабря 2016 > № 2001447 Ростислав Ищенко

Беловежский путч: кто выиграл от распада Союза

Прошло ровно 25 лет как не стало огромной, бывшей когда-то мощной, страны СССР: кто выиграл, а кто проиграл от этого?

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования – для Sputnik

Четверть века тому назад, 8 декабря 1991 года в резиденции Вискули в Беловежской пуще президент России Борис Ельцин, за три дня до этого (5 декабря) вступивший в должность президента Украины Леонид Кравчук и председатель Верховного Совета БССР (в которой пост президента еще не успели учредить) Станислав Шушкевич совершили государственный переворот.

Вопреки итогам референдума, на котором большинство граждан СССР высказалось за сохранение Союза, в противоречии с предусмотренными Конституцией СССР правилами выхода из СССР, не обладая официально оформленными полномочиями они, сославшись на то, что представляемые ими республики являются учредителями СССР, заявили, что Союз прекратил свое существование.

Даже если исходить из присвоенного Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем права говорить от имени учредителей СССР и считать ратификацию соглашения парламентами России, Украины и Беларуси одобрением их действий задним числом, то среди учредителей СССР была еще и Закавказская Советская Федеративная Социалистическая Республика (ЗСФСР).

Она объединяла три самостоятельные союзные республики (Грузинскую, Армянскую и Азербайджанскую). ЗСФСР к 1991 году уже давно не существовала (была ликвидирована 5 декабря 1936 года). Но остались ГССР, АССР и АзССР, каждая из которых также являлась полноценным учредителем СССР.

Таким образом, заговорщики в Вискулях не собрали кворум. Ликвидацию СССР констатировала всего половина его учредителей, даже для проформы не позаботившись поинтересоваться мнением второй половины.

Однако, несмотря на явную юридическую ничтожность документов, подписанных в Беловежье, Союз после непродолжительной агонии все-таки распался.

Про социализм

До сих пор многие политики-популисты и недобросовестные публицисты пытаются убедить народ, что можно вернуть СССР просто денонсировав Беловежские соглашения.

Но за 25 лет, прошедших с тех пор, слишком много воды утекло, слишком разные политические и экономические системы построены в составлявших СССР государствах, да и от бывшей советской системы не осталось ничего, кроме Мавзолея на Красной Площади и звезд на башнях Кремля.

Если восстановить единое союзное государство еще теоретически возможно, хоть на его реновацию уйдет не меньше десятилетия (а возможно, и значительно больше) тяжелых, ресурсоемких и в значительной степени бессмысленных трудов, то возродить Союз именно в качестве социалистического государства в принципе не представляется возможным.

Это как раз тот случай, когда в одну реку нельзя войти дважды. Уникальное окно возможностей, открывшееся перед большевиками в начале ХХ века, давно закрыто.

Тогда, после Первой мировой войны, кризис старой системы привел к высокой популярности левых идей – хотя бы потому, что Первую мировую развязали правые политики. Сейчас, в результате современного системного кризиса, популярность приобретают право-националистические политики, хотя бы потому, что провалившийся глобалистский проект базировался на лево-либеральных и частично троцкистских идеях.

Невозможно реализовать масштабный социалистический проект в мире, сделавшем выбор в пользу правых.

Да и восстановление союзного государства в любой форме проблематично – оно потребовало бы государственного насилия над волей общества.

Про РСФСР и Россию

Напомню, что становым хребтом СССР была Россия (РСФСР), которая служила и связующим звеном, и ресурсной базой, и военным зонтиком, и историческим ядром всего Советского Союза. От Союза можно было оторвать любую республику (или даже несколько) – и он бы сохранился. Как только из системы изымалась Россия, СССР рассыпался, как карточный домик.

В Беловежском путче именно участие руководства РСФСР сыграло решающую роль. В результате даже не желавшие покидать СССР республики Средней Азии были вынуждены смириться с неизбежным.

Но случилось так, что распад СССР пришелся на время серьезных глобальных изменений. Суверенная власть над людьми и территориями перестала играть ключевую роль, уступив пальму первенства возможностям реального контроля (за счет экономического доминирования и предоставления услуг военно-политического зонтика) над формально суверенными образованиями.

Такой подход дает возможность более сильной экономике установить неравноправный обмен в свою пользу с более слабой. Более мощное государство получает даже большие материальные выгоды от сотрудничества с более слабым, чем если бы оно напрямую интегрировало его в свой состав. Оно не несет ответственности за уровень жизни населения своих сателлитов – это уже проблема властей новых независимых государств.

Россия была мощнее всех бывших союзных республик в военном, экономическом, политическом, дипломатическом и кадровом отношениях. Она же обладает большей частью природных (вода, лес, полезные ископаемые) ресурсов не только СССР, но всего мира. Сравнимый с российским промышленный потенциал был только на Украине, которая его быстро растеряла, как в следствие неадекватного управления, так и потому, что лишилась прямого доступа к дешевым ресурсам России.

Поэтому только России в конечном итоге, после кризиса 90-х, удалось не просто восстановить, но и значительно превысить докризисный уровень жизни населения.

В результате, сравнивая уровень благосостояния РСФСР с союзными республиками и уровень благосостояния России с постсоветскими государствами, значительное число граждан приходит к выводу, что Россия от распада Союза ничего не потеряла, а только выиграла.

Даже с политической точки зрения, отпавшие территории властями РСФСР не контролировались. Это была прерогатива союзного руководства, которому РСФСР подчинялась на тех же основаниях, что и крошечные Молдова или Литва.

В то же время представители национальных элит в обязательном порядке входили в руководившее СССР Политбюро ЦК КПСС (если не в качестве полноправных членов, то кандидатов в члены), получая, таким образом, право контроля и распределения ресурсов РСФСР.

В военном плане насыщение современных армий дальнобойным высокоточным оружием, позволяющим наносить по противнику удары на оперативных и стратегических дальностях, позволяет стране, обладающей соответствующими технологиями (а Россия ими обладает) дистанционно вести уже не ядерную, а обычную войну любой интенсивности в любой точке планеты. Это существенно уменьшило значение размера территории как стратегического фактора. Дополнительно нивелировал значение размера территории факт переноса основных боевых действий в гибридный формат, что предполагает достижение победы до использования вооруженных сил, без использования вооруженных сил и без перехода в состояние войны, даже необъявленной.

К началу 2000-х годов выяснилось, что потери, понесенные Россией от распада СССР, в большинстве своем носили моральный и эмоциональный характер. Либо же, как в случаях разрыва кооперационных связей, были преодолимы в краткосрочной перспективе и позволяли РФ воссоздать на своей территории замкнутый цикл производства, существовавший в рамках СССР. Полученные же преимущества носят стратегический и системный характер.

Единственная серьезная, до сих пор не решенная проблема, возникшая перед Россией с распадом СССР – недостаточная численность населения, как для эффективного освоения огромных пространств, так и для обеспечения национальной экономики собственным достаточным для эффективного производства рынком сбыта. Минимально необходимая численность населения России – 200 млн. чел. Желательная – от 300 млн. чел. Однако демографическая проблема не является сегодня критической и решаема в перспективе.

О выигравших и проигравших

Осознание данных глобальных системных изменений привело к тому, что, начиная с рубежа 2000-х, Россия сместила акцент своих интеграционных проектов с политической (СНГ, Ташкентский договор, Единой государство России и Белоруссии) в экономическую плоскость (Таможенный союз, ЕАЭС, ШОС).

Сегодня Россия менее заинтересована прирастать территориально. Приоритетом является выход на новые, максимально емкие рынки с перспективой установления контроля над ними.

При этом, в отличие от США, Россия предлагает более чем приемлемые условия – взаимовыгодное и в целом равноправное сотрудничество, при естественном доминировании более мощной экономики. Если США зачастую действуют как грабитель, готовый снять с зависимой страны последнюю рубашку, то Россия работает как акционерное общество, в котором дивиденды и влияние делятся в соответствии с числом акций. А их у Москвы всегда больше.

В конечном итоге, кроме России, от распада СССР выиграли национальные элиты, ставшие из провинциальных суверенными. Население национальных окраин в целом проиграло. Этим и объясняется жесткое неприятие национальными (даже вполне дружественными России) элитами идеи реставрации единого государства, которая достаточно популярна среди населения национальных окраин.

Распад СССР 25 лет назад был необязателен. Но восстановление союзного государства сейчас невозможно, поскольку противоречит объективным интересам России и не соответствует ее реальным ресурсным возможностям. Впрочем, возвращение отдельных небольших территорий в состав Российской Федерации на правах субъектов не только возможно, но бывает необходимым.

Россия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 8 декабря 2016 > № 2001447 Ростислав Ищенко


Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 23 мая 2016 > № 1779332 Ростислав Ищенко

Гуманитарный саммит ООН в Стамбуле обещал стать предсказуемо скучным мероприятием. Первые докладчики в этом отношении не разочаровали.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования

Генеральный секретарь Пан Ги Мун сообщил, что количество нуждающихся в помощи на планете составляет уже 130 миллионов человек. Думаю, что если посчитать качественнее, то число можно спокойно увеличить на порядок – ООН десятилетиями только количество стабильно голодающих (не способных выжить без продовольственной помощи) оценивает в 100 и более миллионов человек. При этом на планете миллионы детей и взрослых каждый год продолжают умирать от недоедания.

О беженцах Генсек сказал менее конкретно – их количество просто больше, чем во время Второй мировой войны. Насколько больше и как их считали – вопрос открытый. Но не праздный. Я лично сомневаюсь, что трудовых мигрантов с Украины в ЕС и в Россию (практически бежавших от экономической катастрофы, благополучно переросшей в гуманитарную) ООН считает беженцами. Хоть они мало чем отличаются от таких же мигрантов из Ливии, Сирии, Ирака.

В унисон Пан Ги Муну Ангела Меркель заявила, что необходимо создать действенную глобальную систему помощи и отказаться от пустых обещаний в гуманитарной сфере.

Беспокойство федерального канцлера понятно – именно ее пустые обещания стали одной из причин кризиса беженцев, охватившего не только Германию, но весь ЕС. Пути выхода из этого кризиса не просматриваются, ситуация усугубляется.

Порошенко так же предсказуемо попросил денег. Неважно на что, но желательно побольше.

И только президент страны-хозяйки саммита Реджеп Тайип Эрдоган, внес предложение хоть и практически нереализуемое, зато не бессмысленное, с точки зрения как государственных интересов Турции, таки и интересов правящего режима и Эрдогана лично.

Президент Турции отметил необходимость реформирования Совета Безопасности ООН. Вроде бы ничего нового. Об этом говорят последние 20 лет. Озвучивались и конкретные планы по поводу увеличения числа постоянных членов (или отмены этого института вовсе). Обсуждались различные кандидатуры. Но сама реформа находится там же, где и двадцать лет назад – она даже не выведена на старт.

Тем не менее, заявление Эрдогана не является пустым сотрясанием воздуха. Пожалуй, это лучший его политический ход за последние три года. Если у турецкого руководства хватит воли и умения начать долгую и изматывающую игру на этом направлении, то ООН Эрдоган вряд ли реформирует, но вывести свой режим из геополитического цугцванга, возможно, сумеет.

На сегодня, из пяти постоянных членов СБ ООН трое (США, Великобритания и Франция) представляют евроатлантическую цивилизацию, погрузившуюся в глубокий системный кризис, выхода из которого не видно. Более того, даже задействованная американцами лет пятнадцать назад стратегия выхода из кризиса за счет всего остального мира уже практически нереализуема. Даже если предположить, что вдруг сопротивление России и Китая, уже практически сломавших американскую глобальную гегемонию, иссякнет, и Вашингтон сможет делать все, что захочет, он уже не сможет сохранить евроатлантический мир в неприкосновенности.

Ограбление Европы, чтобы жили США, всего лишь затянет американскую агонию, но не отменит системного разрушительного характера кризиса. Просто шансов на возрождение (уже не на реформирование, а именно возрождение) цивилизации будет меньше.

Все это видят и понимают не только в России и Китае, но и в Азии, и в Африке, и в Латинской Америке. Отсюда рост альтернативных проектов, вроде ШОС и БРИКС, развитие которых американскими усилиями тормозится, но не прерывается, не останавливается. Отсюда же и настойчивая потребность в реформировании ООН, система принятия решений в рамках которой давно уже не отвечает ни реальному раскладу сил в мире, ни необходимости гибкого, быстрого и жесткого реагирования на нарастающий вал вызовов.

Однако Европа и США не могут отказаться от действующего механизма работы Совбеза, позволяющего им если и не проводить собственные решения, то блокировать неугодные. Равным образом Россия и Китай, вступившие в жесткую и углубляющуюся конфронтацию с Западом, не могут позволить себе разрушить имеющуюся систему сдержек, позволяющую загонять в пат любую глобальную проблему, позитивное решение которой невозможно из-за противоречий с Западом.

В сложившейся ситуации любая реформа ООН обострит глобальные противоречия и дополнительно ослабит управляемость кризисом. Имеющиеся правила игры будут по факту отменены, а новые каждый будет пытаться выписать под себя, к тому же при участии большого количества дополнительных игроков, которых действующие правила пока выводят за скобки.

То есть Эрдоган имеет все основания считать, что, несмотря на явную необходимость реформирования ООН, постоянные члены Совбеза в обозримом будущем будут блокировать любые действия в данном направлении.

В то же время Турция известна как страна, которая в течение последнего года не побоялась вступить в военную конфронтацию с Россией, жестко фрондирует в отношении США, проводя собственную политику на Ближнем Востоке, и фактически поставила на колени ЕС в ходе переговоров по проблеме беженцев.

Может быть, все эти моменты и не слишком выигрышны для Анкары, но с точки зрения государств третьего мира Эрдоган – сильный лидер, не боящийся противостоять правилам, прописанным постоянными членами Совбеза.

Так же он воспринимается и своей группой поддержки внутри Турции, а это значительная часть избирателей, до сих пор обеспечивающая абсолютное господство режима на политическом поле Турции.

Таким образом, своим заявлением Эрдоган делает заявку на лидерство среди стран, добивающихся реформы ООН. А это большая часть современного мира.

Причем тот факт, что проблема в обозримом будущем нерешаема, играет ему на руку. Потенциально она может закрепить его лидерство на длительное время, позволяет попытаться сплотить вокруг Турции всех недовольных, укрепить выигрышную роль успешного борца с существующей системой и, в результате, усилить его внутриполитические и внешнеполитические позиции.

Фактически Эрдоган пытается резко расширить для Турции пространство решений и получить возможность эффективного внешнеполитического маневра.

Особенности характера турецкого лидера, традиции турецкой политики, нарастающая нестабильность внутри страны, где разгорается гражданский конфликт с курдами, и положение чужого среди своих, как в мусульманском мире (турки чужие и для арабов, и для персов), так и в мире европейском, куда Анкаре упорно не дают интегрироваться, делают данный план проблематичным с точки зрения реализации. Слишком много такта, терпения, уступок и прочих проявлений мягкой силы требуется от жесткого и агрессивного турецкого руководства. Да и геополитические оппоненты слишком сильны и влиятельны, чтобы позволить Эрдогану просто так резвиться на этом выигрышном поле.

Тем не менее, если исходить из чистой теории (не обремененной субъективным фактором), ход Эрдогана, независимо от степени реализуемости, является не просто правильным, но единственно правильным с точки зрения интересов турецкого режима.

Кроме прочего, он свидетельствует о том, что турецкое руководство не собирается ни капитулировать, ни отступать перед трудностями и еще много крови выпьет из России и евроатлантических "друзей и партнеров".

Во всяком случае, вряд ли саммит в Стамбуле принесет более интересные неожиданности, чем выступление Эрдогана.

Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 23 мая 2016 > № 1779332 Ростислав Ищенко


Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2016 > № 1728144 Ростислав Ищенко

В Британии официально стартовала агитационная кампания перед намеченным на 23 июня референдумом о членстве страны в Евросоюзе. Фактически дискуссия на эту тему — причем не только на Британских островах, но и на континенте — идет давно. Но с 15 апреля два общественных объединения, которых британский избирком назначил официальными организаторами, имеют право тратить на агитацию деньги — до 7 млн фунтов стерлингов каждое.

При том, что британское правительство имеет достаточно аргументов в пользу сохранения членства в ЕС, приближающийся референдум, тем не менее, наносит по Евросоюзу крайне болезненный, а возможно, и смертельный удар.

Аргументы против выхода

В январе 2013 года премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон от имени своей политической силы заявил, что, если консерваторы победят на парламентских выборах 2015 года, правительство Её Величества назначит референдум по вопросу о сохранении членства Великобритании в ЕС. Правда, предварительно британское правительство должно было провести с ЕС переговоры об изменении условий британского членства в союзе.

Консерваторы победили на парламентских выборах. Кэмерон остался премьером. Переговоры, длившиеся всю вторую половину 2015 года, завершились для Британии полным успехом: 20 февраля 2016 года ЕС, после чисто академического сопротивления, согласился на все требования правительства Её Величества.

Тогда же Кэмерон объявил, что обещанный референдум состоится 23 июня 2016 года.

Сегодня сторонники и противники сохранения членства Британии в ЕС разделены примерно пополам. Даже в правительстве отсутствует единство, свидетельством чего стала позиция премьера, который заявил, что сам он выступает за то, чтобы Британия осталась в составе Евросоюза, но министры правительства могут в данном случае не только голосовать по своему усмотрению, но и агитировать за выход из состава ЕС.

Тем не менее, у сторонников сохранения европейского единства есть хорошие шансы отстоять свою позицию.

Во-первых, против выхода из ЕС традиционно выступают шотландские элиты, которые уже заявили, что резервируют за собой право провести новый референдум о независимости Шотландии в случае, если будет принято решение о выходе Великобритании из Евросоюза, но большинство шотландцев проголосуют против.

Во-вторых, на референдуме будут иметь право проголосовать граждане стран Британского Содружества, находящиеся на момент его проведения на территории Великобритании. А это порядка 3 миллионов человек, заинтересованных в сохранении status quo.

В-третьих, ещё полтора миллиона граждан Британии на постоянной основе проживает на континенте. И они также не желают изменения правил игры.

Наконец, в-четвёртых, опросы показывают, что сторонники выхода из ЕС рассчитывают, что Британии удастся избавиться от общеевропейских обязательств, сохранив все связанные с членством преимущества. А это крайне сомнительно, поскольку Евросоюз и так с трудом выдавил из себя уступки, фиксирующие особый статус Британии.

Более того, соглашение снабжено оговоркой, что оно вступит в силу только в том случае, если Великобритания официально подтвердит своё намерение остаться членом ЕС.

Легенда об эффективности ЕС разрушена

В 90-е годы одним из главных аргументов в пользу эффективности Евросоюза было указание на то, что в его состав стремятся все соседи. Действительно, в состав ЕС тогда рвались не только благополучно принятые туда сегодня восточноевропейские и прибалтийские лимитрофы, не только западные республики распавшегося СССР, но и географически расположенные в Азии кавказские государства и даже некоторые среднеазиатские страны.

Более того, в конце 90-х годов ЕС вынужден был изобретать механизмы "соседства" для государств Магриба, доказывавших возможность и даже эффективность распространения ЕС на Северную Африку (с 1998 по 2006 год ЕС подписал Соглашения об ассоциации со всеми странами Магриба, кроме Ливии, а также с Египтом, Иорданией и Ливаном).

Картина мира была проста и понятна — СССР был неэффективен и распался, потому что из него все хотели выйти, а ЕС эффективен, потому что в него все хотят войти.

Британский референдум разрушает эту легенду. Вопрос о выходе из союза всерьёз обсуждается в одной из ведущих стран ЕС, и результаты волеизъявления народа далеко не предрешены. А ведь своё недовольство диктатом евробюрократии неоднократно высказывали Венгрия, Греция, Италия и (не так громко, но регулярно) другие государства юга и востока Европы.

Пока возмущались младшие партнёры, Брюсселю можно было особенно не беспокоиться: куда они денутся? Но если союз прекращает удовлетворять потребности главных бенефициаров, то завтра по пути проталкивающего референдум британского бизнеса может пойти бизнес германский, недовольный как общей внешней политикой ЕС, так и политикой собственных властей, санкционная война которых с Россией приносит германским промышленникам и торговцам ощутимые потери.

А без Германии ЕС — не ЕС. И Румынии, и Болгарии, и Польше, и даже Португалии с Испанией нужны германские кредиты на покупку германских товаров, германский платежеспособный рынок для сбыта продукции ещё работающих отраслей своей экономики, германские туристы и т.д. Даже общий бюджет ЕС, из которого регулярно черпают финансовую помощь маленькие и слабые, наполняется в основном Германией. А после уступок, сделанных Великобритании, доля Германии в финансировании общеевропейского единства станет ещё выше.

Чем конкретно референдум вредит Евросоюзу

В общем, во-первых, пример заразителен. Тем более пример такого уважаемого партнёра, как Великобритания. Если Лондон пробил себе право не нести на себе бремя общеевропейской финансовой политики и политики безопасности, если ему разрешено самостоятельно регулировать миграционные потоки на остров, а также ограничивать выплаты пособий мигрантам из других стран ЕС, то и другие захотят того же. Особенно, учитывая, что все преимущества от членства Британия сохраняет.

Но если все получат те же права, что и Великобритания, то ЕС станет фикцией. Еврокомиссии некем будет руководить, а евробюджет некому будет наполнять. Идя на уступки одному члену, ради сохранения формального единства, ЕС подвигает других требовать для себя того же.

Во-вторых, бремя содержания ЕС, ранее распределявшееся между его наиболее сильными экономиками, становится неподъёмным для остающейся в одиночестве Германии.

Италия и Испания давно уже реципиенты европейской финансовой помощи, которым с большим трудом удаётся не обвалиться в греческое состояние. Франция в лучшем случае может за свой счёт поддерживать видимость собственного относительного благополучия, но уже никому не в силах помогать.

Теперь и Лондон сбрасывает с себя бремя содержания "общеевропейского" балласта, милостиво разрешая Берлину, раз уж ему так нужна единая Европа, оплачивать её существование за свой счёт.

А глобальный системный кризис, бодро подрывающий основы всех современных экономик, не дремлет, и лишних денег у Берлина нет. По лезвию бритвы ходит Deutshebank, пузырь токсичных активов которого раздулся до такой степени, что грозит похоронить в случае взрыва не только германскую, но и общеевропейскую финансовую систему.

Да и мировым финансам не поздоровится — кризис 2008 года покажется легким бризом.

Германская промышленность проигрывает борьбу за рынки США Китаю и даже России. Причём под вопросом оказывается уже её доминирование и на рынках ЕС. Сохранение конкурентоспособности за счёт замораживания доходов на фоне растущей нагрузки на семейные бюджеты угрожает падением покупательной способности собственного населения.

В общем, ситуация далеко не благоприятствует принятию на себя дополнительных расходов.

История повторяется

В чём-то современная ситуация с ЕС напоминает ситуацию с СССР тридцатилетней давности. Получающая дотации периферия недовольна диктатом центра, а испытывающий перенапряжение финансовых возможностей центр всё более тяготится "сидящей на шее" периферией.

Постепенно понимание взаимозависимости уступает место взаимным претензиям, недовольству и желанию пересмотреть правила игры. Но то, что с трудом удавалось на фоне общеевропейского благополучия (вспомним проваленную Францией и Голландией Конституцию Евросоюза, вынужденно заменённую Лиссабонским договором), не может быть успешно повторено в условиях кризиса системы.

Когда-то СССР развалили требования независимости, исходившие от прибалтийских элит. Беловежская Пуща и всё остальное было уже потом. Старт состоялся, когда национальные элиты союзных республик, увидев, что с прибалтами торгуются, что их лояльность пытаются купить дополнительными уступками, подумали: "А почему нам нельзя, если им можно?"

Сейчас британский референдум является такой же миной под устои ЕС, какой была прибалтийская фронда в отношении СССР. Дело не в его результатах. Дело в том, что ЕС отказался от принципиальной позиции, заключающейся в том, что любые права и льготы возможны лишь при условии исполнения определённых обязанностей, и, поддавшись шантажу Кэмерона, пошёл на уступки.

Если бы Евросоюз отказался от переговоров и предоставил Британии возможность выбрать между общими усилиями в решении общих проблем и сепарацией, любой выбор Лондона был бы для ЕС не так опасен, как предоставление ему особых прав ради сохранения призрачного единства.

Теперь можно всем, а остальное — дело времени.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2016 > № 1728144 Ростислав Ищенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter