Всего новостей: 2256945, выбрано 2 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Кажегельдин Акежан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаЭлектроэнергетикаАрмия, полициявсе
Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 мая 2017 > № 2184125 Акежан Кажегельдин

Бывший премьер-министр Казахстана, ныне один из ведущих деятелей оппозиции в изгнании Акежан Кажегельдин регулярно приезжает в Берлин для деловых встреч с немецкими политиками и бизнесменами. О том, чего ждет Германия от Центральной Азии и от Казахстана, он рассказал DW во время визита в немецкую столицу.

DW: Эксперты в Берлине утверждают, что интерес Германии к Центральной Азии снижается. Так ли это?

Акежан Кажегельдин: Я знаю, что очень скоро Казахстан собирается посетить новый президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), который был одним из авторов стратегии ЕС для стран Центральной Азии. Но проблема заключается в том, что в ответ на эту программу никто из лидеров стран региона ничего не сделал, кроме предложения, "вы к нам приходите, только не учите нас жить, мы будем распоряжаться вашими капиталами так, как мы это понимаем". Но даже при этом внимание к региону сохраняется.

Я совсем недавно участвовал в представительной конференции в Берлине. Там обсуждался вопрос, как избежать потенциального коллапса экономики региона и дать шанс его народам ее развивать. Главная цель конференции - убедить деловые круги в разных странах присоединиться к проекту, чтобы затем, когда в экономику региона удастся вдохнуть новую жизнь, прийти туда со своими технологиями. Сейчас мяч на стороне политиков.

- Как можно убедить деловые круги инвестировать в страны, соседствующие с Афганистаном, где царит нестабильность. И что при этом остается вне поля зрения СМИ?

- Вы правы в том, что в СМИ на Западе очень много анализируется, как себя поведет РФ, как себя поведут Иран, США. Но мы забываем, что и в Афганистане, и на Ближнем Востоке в силу разных обстоятельств уже третий десяток лет из общего мирового разделения труда вырваны почти полмиллиарда человек.

В Афганистане и в Центральной Азии выросло третье поколение людей, которые одной ногой привыкли сами жить в могиле, но и жизнь других людей для них немного значит. Они не испытывают моральных тягот, садясь за руль грузовика в Берлине и давя людей на улице (теракт в Берлине совершил выходец из Туниса Анис Амри. - Ред.). Эти поколения не трудятся, а воюют. Или ждут какого-то своего часа. Идет деградация нормальной жизнедеятельности. Невозможно дальше просто продавать оружие в кризисные регионы, просто давать заработать ВПК разных стран.

От того, сможем ли мы это остановить, остановить оттуда поток беженцев, зависит и будущее Европы. Но вот что я отмечаю: мероприятия, конференции, связанные с регионом, все чаще происходят именно в Берлине. Это говорит о том, что Германия после десятилетия пассивной внешнеэкономической политики начинает осознавать себя ведущей страной ЕС, которая должна браться за этот вопрос.

- Исходя из ваших контактов с немецкими и - шире - с западными деловыми кругами, каков уровень их интереса к Всемирной выставке "Экспо-2017" в Казахстане?

- У меня есть твердое, но личное ощущение, что механизм "Экспо" уходит в историю. 30 лет назад люди в Европе с большим интересом шли смотреть павильон Исландии или, скажем, Канады. А сейчас для объемного ознакомления со страной достаточно зайти в Сеть и увидеть, то, что хочется, в развертке 360 градусов, в объеме и так далее.

Я из любопытства посетил последнюю "Экспо" в Милане и видел пустые павильоны. Я знаю некоторых людей, которые этой выставкой руководили, они рассказали, что не просто приглашали туда бесплатно посетителей, но предлагали детям, школьникам не только из Италии, но из Австрии, из Словении приезжать бесплатно.

И это в Европе с ее развитой инфраструктурой коммуникаций и туризма. В Казахстане - если бы это было 20 лет назад - можно было бы затею приветствовать двумя руками. Я не думаю, что правительство отобьет вложенные средства, что вообще есть интерес к "Экспо-2017". Кроме того, "Экспо" - это в первую очередь "распил" государственных денег, которые могли бы быть потрачены более разумно. Удобно красть в одном небольшом городе, который является столицей.

- В чем, по вашим наблюдениям, отличие немецкого делового подхода к Центральной Азии?

- Германия не была огромной колониальной империей, и в ней сложилась практика заходить в регионы со всеми вместе или немного опаздывая. Тут обязательно смотрят, что делают Франция, Великобритания, США. Но когда Германия приходит, то приходит один из самых больших кошельков, и вы это чувствуете сразу. Она приходит с четким пониманием, зачем и что она хочет делать. Это редко экспорт интеллектуального капитала, чаще это интеллект, воплощенный в предметах, - качественные машины, технологии. Во время упомянутой конференции в Берлине немецкий капитал спросили, пойдет ли он в регион, если инициатива приживется на политическом уровне? Его представители ответили: "Конечно. Но сперва хочется понять, кто пойдет вместе с нами".

- Можно ли говорить о том, что Узбекистан при новом президенте обгоняет в модернизации Казахстан?

- Ожидания от Узбекистана были велики, и они все еще есть, потому что не прошло еще года, как Шавкат Мирзиёев стал президентом. Но дальнейшее будет зависеть от действий его и его команды. К сожалению, я пока не вижу динамичного начала. Эта тема, в числе прочих, обсуждалась на упомянутом мной мероприятии в Берлине. Оно было связано с большой международной инициативой, готовящейся предложить лидерам стран региона создание единого механизма модернизации экономики, который будет опираться на индустрию. Без нее рабочие места не создать.

Можно столетиями продавать хлопок-сырец, а можно продавать хлопковые ткани, а еще лучше - изделия из них. Это разные ступени технологии и разная степень занятости населения. Многоступенчатую экономику с высокой добавленной стоимостью производств можно надстраивать и надстраивать. А можно этого не делать. А еще можно гнать за тысячи километров газ, а можно его самим перерабатывать в электроэнергию и продавать ее за те же тысячи километров. То есть вы либо продаете газ в кубических метрах и навсегда прощаетесь с ним, либо вы создаете рабочие места у себя, продаете за рубеж ту же энергию, причем часть ее используя для себя.

Потенциально Казахстан может быть лидером этого проекта. Это, как и Узбекистану, позволяет ему и географическое положение. К тому же экономический опыт работы в условиях конкурентной экономики у Казахстана больше, чем у Узбекистана - уже второе поколение молодых граждан живут в новой экономике. Поэтому не так много придется приглашать "варягов". Хотя самой конкурентной экономики нет, ее уничтожило государство, родив монстра в лице государственного капитализма.

- Больше двух лет назад вы выступили с инициативой по поиску "грязных" денег казахстанских олигархов, спрятанных ими на Западе, и по возвращению их в страну. Есть ли какие-либо результаты?

- Буквально недавно президент Нурсултан Назарбаев заявил, что коррупция в Казахстане есть, с ней надо бороться. И дал слово, что деньги из-за рубежа будут возвращены в страну. Я бы сказал, что наконец-то лед тронулся…

Но лед не тронулся по одной простой причине. Чуть раньше я предложил Нурсултану Абишевичу программу создания новой экономики Казахстана. Я объяснил ему свою точку зрения, что правительство, которое довело страну до кризиса, не может быть инструментом запуска модернизации. Надо создать другой орган, тем более что в этом есть зарубежный опыт. Он создал такой орган, но отдал его в подчинение этому же правительству. Результат печальный. И если сейчас он собирается возвращать деньги из-за рубежа, используя это же правительство, снова ничего не выйдет.

Вот создали агентство по борьбе с коррупцией. Этот орган сейчас используется внутри страны для сведения счетов между разными группами. Он совершенно неспособен отслеживать выведенные из страны деньги и тем более их возвращать. У него "дизайн" совершенно другой, там люди другие. А тем временем в отношении нескольких очень крупных олигархов из окружения Нурсултана Назарбаева ведутся расследования за рубежом. Это не журналистские, а юридические расследования, поэтому я не могу называть имена и указывать, где именно. Хотя мне это известно.

Это очень плохая новость для президента. И плохо для безопасности страны. Кто сейчас быстрее сработает - правительство или парламент смогут вернуть средства в страну, приняв соответствующие акты и активизировав казахстанскую юстицию, или они будут заморожены или конфискованы иностранной юстицией в иностранной юрисдикции - покажет время. Я еще могу помочь это сделать, но это всецело зависит от тех, кто сейчас в Казахстане у власти.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 мая 2017 > № 2184125 Акежан Кажегельдин


Таджикистан. Казахстан > Электроэнергетика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955583 Акежан Кажегельдин

В минувшую субботу, 30 октября, президент Таджикистана Эмомали Рахмон дал старт строительству плотины Рогунской ГЭС. По плану Душанбе она должна стать самой высокой в мире. Проект вызывает у многих экспертов серьезные сомнения. Он много лет служит яблоком раздора между Таджикистаном и Узбекистаном. Бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин, ныне один из ведущих региональных экспертов, много лет живущий на Западе, в интервью DW выразил сомнение в осуществлении этого плана и сообщил о наличии совершенно другого энергетического проекта для региона.

DW: Как вы считаете, по силам ли Таджикистану осуществить столь амбициозный и столь спорный с точки зрения соседей проект?

Акежан Кажегельдин: Без развития индустриальной части экономики трудно говорить о развитии вообще. Что бы руководство Таджикистана ни собиралось делать, оно раз за разом упирается в нехватку электроэнергии.

Но вопрос перегораживания рек, являющихся источником жизни для десятков миллионов человек в пяти странах северной части Центральной Азии, и влияющих на Афганистан, выходит за пределы суверенитета Таджикистана. Энергетические сети республик, созданные в советское время, были между собой интегрированы.

А после дезинтеграции в годы независимости идет спор о водопользовании между странами верховий рек и их низовий. Душанбе пытался привлечь на свою сторону Россию и Казахстан. Таджикистан даже добился того, что Всемирный банк поддержал проект строительства Рогунской ГЭС. Но и сегодня никто не может сказать, как будут жить люди в низовьях реки, если проект осуществится.

Не секрет, что осадки резко сократились, водохранилища, которые обеспечивают водой ГЭС, содержат все меньше воды, и, как назло, для того, чтобы производить больше электроэнергии, воду приходится накапливать как раз в те моменты, когда она нужна в низовьях для сельского хозяйства, которое служит там основным источником жизни. Уверен, что перекрытие Вахша - это поспешный шаг. Возможна цепная реакция.

- Выходит, что это тупик, и спор между странами верховья и низовья неразрешим?

- Все странам этого региона должна быть предложена очень интересная программа развития, основанная на энергетике, которая должна послужить основой для развития всей экономики. Эта программа должна быть такой, чтобы все получили электроэнергию, но при этом не перегораживались водные потоки.

Нужно возвращаться к большому региональному проекту с участием стран, которые сегодня страдают от недостатка электроэнергии. Это все без исключения республики Центральной Азии, это Афганистан, Пакистан и Китай. На западе КНР проживают мусульманские народы, и китайское правительство очень заинтересовано в стабильном развитии этих регионов. Для этого там необходимо дать людям работу, а для этого нужна индустрия. И везде требуется энергия.

Россия тоже должна быть привлечена к проекту, ведь чтобы урегулировать внутреннее потребление стран, где экономика слабая, а население бедное, необходимы резервы для того, чтобы поддерживать энергетический сектор. То есть нужны не только кредиты для строительства электростанций, но и поступления средств от продажи электроэнергии в переходный период. А, значит, нужны большие потребители энергии. Это Китай, Россия и Казахстан, которым по силам за эту энергию платить.

- То есть вы говорите о некоем конкретном проекте?

- Такой проект существует и находится в стадии серьезного обсуждения в ряде государств. Рабочее название - центральноазиатский энергетический хаб. За его проведение взялся руководитель комитета по международным делам Конгресса США Дана Рорабахер. Он, кстати, один из немногих политиков среди республиканцев, кто является сторонником нормализации отношений между США и Россией. (Рорабахер, в частности, считает нецелесообразными санкции в отношении России и высказывался в поддержку так называемого референдума о присоединении Крыма к РФ. - Ред.). Планируется участие ЕС, Японии, Китая как соседа, который заинтересован в стабильности в этом регионе. Я уверен, что экспорт энергии в КНР позволит покрывать капитал, который нужен будет для развития проекта. Предложения по проекту получены и в Москве.

- Вы думаете, что Эмомали Рахмон готов будет отказаться от того, чтобы стать обладателем самой большой в мире плотины?

- В бюджете Таджикистана нет денег, в Душанбе автобусы не всегда ходят, хотя президент отстроил себе огромный дворец и живет там. Я абсолютно уверен, что Таджикистан в одиночку подобные задачи не решит. Я являюсь одним из инициаторов того, чтобы судьба проекта решалась на глобальном уровне с участием крупных стран. Я абсолютно уверен, что вода - это источник и благополучия, и развития, но и наиболее серьезный потенциальный источник нестабильности в регионе. И это знают все.

Сколько было сделано заявлений по этому вопросу! И как мало было сделано на практике. Небольшая американская инвестиционная программа для региона "Новый Шелковый путь" подвергается критике в самих США за ее недостаточность. Проект экономического пояса "Шелкового пути", объявленный КНР, направлен на развитие не энергетической, а логистической инфраструктуры. Она позволит именно китайской экономике развернуться на огромных территориях.

Но проект центральноазиатского энергетического хаба предлагает установить в регионе долговременную стабильность за счет предоставления возможности жителям региона реально развивать собственные страны, экономику. С советских времен большой технологической модернизации в регионе никто не провел, хотя обещаний было много. И это тот случай, когда на чужие деньги можно выстроить свой дом. А рассчитаться попозже. Сейчас все энергопроизводящие компании хотят продавать свои машины и технологии, им нужны новые проекты.

- О привлечении каких финансовых средств идет речь?

- По оценке, только за счет строительства энергоблоков и ЛЭП проект должен привлечь до 60 миллиардов долларов. Это без учета развития инфраструктуры железных дорог, что входит в следующий блок проекта. Уже проведены предварительные разговоры с энергетическими компаниями и с финансовыми институтами, которые хотят принести в регион свои технологии и их кредитовать. Вопрос в том, чтобы проект получил политическое одобрение.

Таджикистан. Казахстан > Электроэнергетика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955583 Акежан Кажегельдин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter