Всего новостей: 2259506, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казанжи Зоя в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Казанжи Зоя в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 мая 2014 > № 1082962 Зоя Казанжи

«Сейчас для Украины олигархи лучше, чем чиновники»

Илья Жегулев, обозреватель Forbes

Интервью с вице-губернатором Одесской области Зоей Казанжи

После назначения губернатором Одесской области бизнесмена Игоря Палицы его заместителем стала журналист Зоя Казанжи, один из лидеров местного евромайдана. В интервью Forbes она рассказала, как Одесса переживает последствия трагедии 2 мая и чем олигархи могут помочь Украине.

— Человек, занимающий вашу должность, вроде бы обязан сдерживать разные силы и договариваться с обеими сторонами конфликта. Но вы представляете одну из сторон этого конфликта. 

— Да, я человек промайдановский, я не собираюсь отказываться от этого. Если бы не было майдана, вы бы не могли критиковать меня, в том числе и в моей новой роли. Но в настоящее время речь идет о создании определенного баланса. Говорить о том, что я сейчас лоббирую интересы евромайдана и терпеть не могу антимайдан, нельзя. Мы должны все усилия направить на то, чтобы «сшить» город. Сделать это могут несколько вещей, одна из них — люди должны узнать, что на самом деле произошло 2 мая и кто за этим стоит.

Первая часть этого процесса — официальное расследование. А вторая — создание общественной комиссии по расследованию событий 2 мая. Туда вошли люди с очень разными взглядами, представители разных сил. В основном это журналисты, стримеры (журналист, без помощи оператора ведущий видеотрансляцию. – Forbes), криминалисты. Комиссия не имеет никакого официального статуса, но в ней каждый человек пользуется доверием у определенной группы людей. Таких комиссий не было в Одессе никогда, но и таких событий не было никогда. Комиссию поручено создать мне. Я предоставляю площадку, если мне надо сделать звонок, я его сделаю. Я даже не хожу на заседания комиссии, не знаю, что там происходит.

Думаю, комиссия должна сформулировать круг вопросов к милиции. Например, что за красные повязки были на руках милиционеров?

Почему автоматчики и люди с огнестрельным оружием стояли за щитами милиции?

Это те вопросы, ответы на которые общество хочет знать уже сегодня. Если удается кого-то идентифицировать, какое-то количество материалов нужно будет приобщить к официальному расследованию. Общество требует, чтобы милиция регулярно рассказывала, что там происходит. [Губернатор] Палица сказал простую вещь: «Мы заказываем расследование, но не можем заказать его результат». Результат должен быть обнародован. Ни я, ни губернатор не знаем, чем это закончится.

— Вы первый человек из официальной власти, кто публично сказал о некоем сговоре Владимира Путина, Виктора Януковича и Юлии Тимошенко и чуть ли не влиянии этого союза на события 2 мая. Что вы имели в виду?

— Я сказала это за день до того, как стать вице-губернатором. Но я не собираюсь отказываться от своих слов. У каждого человека есть какая-то своя версия происходящего. Я же работаю с информацией. В этой части есть хорошее правило журналистского расследования: «Ищи, кому выгодно». Это ответ на вопрос, кому это выгодно. Больше мне бы не хотелось об этом говорить. 

— Будет ли Игорь Палица организовывать свои боевые дружины, как его бизнес-партнер — губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский? И насколько тесная связь между ними?

— Мы не работаем как калька. Палица — самостоятельный человек. Он сюда не приходил для того, чтобы им руководили. Он пришел сюда как кризисный менеджер, он должен действительно создать определенный баланс, обеспечить безопасность и запустить экономику. У него достаточно вызовов на территории области, которая по территории является самой большой на Украине. У губернатора прагматичный подход. Он занимается безопасностью, но он понимает, что завтра закончатся война, конфликты и люди спросят, где зарплаты, где рабочие места. Поэтому для него важно экономическое положение. Что-то надо менять в бюджете, надо давать знаковые сигналы бизнесу.

Олигархи должны быть заинтересованы в сохранении территории и в стабильности.

Моя задача — выстраивание коммуникаций с самыми разными слоями общества. Люди должны понимать, что они будут с этого иметь. Как изменится их жизнь, если мы примем то или иное решение.

— Вы были на митингах у Дома профсоюзов, общались там с людьми?

— Нет, я не была на митингах, наши сотрудники были. Но я знакома с лидерами антимайдана, я с ними в постоянном телефонном контакте. Надо понимать, что антимайдановская среда достаточно неоднородна. Евромайдан более монолитный. У нас есть внешний враг, у нас есть внутренние вызовы, но мы абсолютно четко проукраинские. Одесса — это Украина.

На антимайдане много разных течений. Есть люди, выступающие за федерализацию в составе Украины, есть те, кто за децентрализацию, есть те, кто хочет в Россию. Есть просто недовольные украинским языком. Мы заказали компании JfK исследование, чтобы понимать, чего хотят пророссийски и проукраински настроенные группы. У нас много проблем в политической плоскости. Что нас объединяет? Всех объединяет Одесса, желание работать, зарабатывать. Если мы здесь создадим хорошие экономические условия — зачем ехать куда-то?

— Как раз среди антимайдановцев чаще встречаются люди с меньшим уровнем достатка.

— Проще всего сказать, что там пенсионеры с маленькой пенсией. Там есть разные люди: и предприниматели, и студенты. Это все равно жители нашего города. Вопрос в том, что все развивается по такому же пути, по какому шел майдан. Майдан был против власти, которая всем не нравилась, и представителям антимайдана тоже.

— Вам тоже не нравится нынешняя власть, если учесть тот факт, что она в руках соратников Тимошенко?

— Да. Но речь же не о Тимошенко. Мы понимаем, что надо провести выборы. Выборы — единственный вариант влияния народа на власть. Они должны состояться в плоскости свободного волеизъявления. Результат голосования должен быть защищен, это вопрос легитимности власти. Власть должна поменяться, перестать быть «и. о.». Должен быть президент, должно быть дееспособное правительство. Сейчас транзитный период. Надо просто удержать ситуацию, чтобы можно было что-то строить.

— На юго-востоке появляются какие-то боевые организации, вроде батальона «Памяти 2 мая» Луганской народной армии, которые берут на себя ответственность за разные события. Нет ли в Одессе своего батальона «Памяти 2 мая»?

— Если бы олигархи Донецка и Луганска не хотели, они бы не сдали эти территории. Сейчас уже Ринат Ахметов начинает обращаться к Киеву насчет диалога. Вопрос к ним.

— Как получилось, что именно вас позвал Игорь Палица? Вы раньше были с ним знакомы?

— Случайно, это стечение обстоятельств. Когда в Одессе начался захват СИЗО, когда были сигналы, что могут захватить оружейную комнату, я звонила всем знакомым, спрашивала, что там происходит. Мне сказали, что сейчас должен приземлиться Палица, депутат Верховной рады, который летит, чтобы разобраться в ситуации. Он со мной встретился, сказал, что его попросили съездить и посмотреть обстановку.

Мы с ним проговорили какие-то моменты, как я это вижу, и он мне предложил пост. Я согласилась сразу, ведь чтобы влиять на процессы, нужно иметь реальные полномочия. Я долго рассказывала, что надо делать, и у меня сейчас есть такая возможность: либо сделать, либо расписаться в собственном бессилии и уйти.

— Но ведь Игорь Палица не одессит.

— У него бабушка одесситка. Человек работал в бизнесе, он знает, что происходит, он был депутатом два созыва. 

— Что будет с Одесским нефтеперерабатывающим заводом, который ранее принадлежал Сергею Курченко, соратнику Януковича? Вроде бы сейчас он за долги перешел в собственность российского ВТБ, но в Киеве есть желание ситуацию переиграть. Говорят, Палица пришел в том числе и для того, чтобы взять под управление этот бизнес.

— Общественность предполагает, что если человек сюда пришел, значит есть бизнес-интересы. Давайте посмотрим, что будет происходить.

Просто на Украине сейчас происходит смена бандитской власти на олигархическую власть.

Это хуже, чем демократическая власть, но лучше, чем бандитская. Это этапы, которые нужно пройти. Ребенок, когда рождается, должен сначала сесть, а потом начать ходить.

— И вы это принимаете?

— На этом этапе да, принимаю. Выхода другого нет. Люди создали определенные бизнес-структуры, а принципы управления схожи. Сейчас олигархи лучше, чем чиновники. Вызовы сегодня такие, что с ними могут справиться люди, делавшие бизнес в сложное время с нуля. Им не достались капиталы в наследство. Они умеют рисковать, способны взять на себя ответственность, быстрое принимать решения, у них мобильная психика. Они понимают, что если не будут ничего делать, то могут все потерять. 

Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 мая 2014 > № 1082962 Зоя Казанжи


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter