Всего новостей: 2462069, выбрано 4 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Зыгарь Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Зыгарь Михаил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536600 Михаил Зыгарь

Путин считает, что ему суждено снова сделать Россию великой. И он только начинает

Михаил Зыгарь (Mikhail Zygar), Time, США

Несколько недель назад один из членов российского правительства обратился к президенту Путину, спросив: «Владимир Владимирович, а что будет со мной после 18 марта?» Он задал свой вопрос в присутствии других министров, и их мысли, безусловно, были заняты предстоящими выборами. Они все беспокоились о том, останутся ли они на своих местах после выборов. Правда, остальные понимали, что лучше молчать.

По данным из моих источников, Путин улыбнулся своей обычной хитрой улыбкой и ответил: «Ну, так ведь даже я не знаю, что со мной будет после 18 марта». Все присутствующие понимали, что министр совершил ужасную ошибку. Нельзя публично демонстрировать слабость и нельзя спрашивать Путина о своем будущем. Хотя он все равно прямо бы не ответил.

Путин всегда знал, что с ним будет после 18 марта; его переизбрание на четвертый срок было само собой разумеющимся. Но в течение нескольких месяцев перед выборами российская политическая элита пребывала в сильнейшем напряжении, с ужасом ожидая дня президентских выборов — и не потому, что они сомневались в результате, а потому, что их пугало то, что будет дальше. Даже после нападения на бывшего военного разведчика Сергея Скрипаля министры не особо боялись потенциального конфликта с Западом. Гораздо более серьезными были предстоящие кардинальные изменения.

Согласно действующей российской Конституции, это должен быть последний шестилетний срок пребывания Путина на посту президента. Но практически никто их представителей российской бюрократической элиты не верит, что в 2024 году Путин уйдет в отставку. «Существует ошибочное мнение, что Путин устал, нуждается в отдыхе и хочет жить жизнью миллиардера, — говорит бывший министр, который до сих пор имеет личный доступ к президенту. — Но Путин отнюдь не устал. Его интересует все, и он вникает во все вопросы, обращая внимание на все детали. Это его образ жизни, такой он человек. Он не может представить себе жизнь без власти».

С момента переизбрания Путин начнет разрабатывать сложную схему управления страной в будущем. Возможно, это означает поиск лазейки в Конституции, или ее изменение, или построение новой структуры государства. Все источники из ближайшего окружения Путина, с которыми беседовали журналисты TIME, уверены — по крайней мере на данный момент — что Путин так или иначе останется у власти.

Правящая бюрократия понимает, что наступает эра нестабильности. Вопрос, как выразился откровенный министр, заключается в том, что это значит для всех нас.

Явление нового царя

За время пребывания у власти Путин значительно изменился. Он никогда не собирался вечно оставаться на президентском посту. Во время своего первого президентского срока в 2000-2004 годах он думал отказаться от переизбрания. Как я уже писал в своей книге «Вся кремлевская рать», его друзьями были будущие олигархи, скопившие огромные состояния, будучи бизнесменами — например, Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко, или руководители спецслужб, такие как директор ФСБ Николай Патрушев. Для них Путин был гарантом всемогущества, и в то время они оказывали на него огромное давление.

Во время своего второго срока он начал задумываться о своем вкладе в историю и о том, каким его запомнят. В 2008 году он уступил президентское кресло Дмитрию Медведеву и стал премьер-министром, осуществляя контроль из-за кулис. Но все это его нервировало — его особенно раздражало то, как Медведев отреагировал на протесты, происходившие 2011 году во время «арабской весны».

«Арабская весна» напомнила Путину о так называемых цветных революциях, которые произошли в республиках бывшего СССР в 2003-2005 годах. Глядя на то, что происходило с ослабленным режимом Муамара Каддафи, Путин думал, что Россия ни в коем случае не должна поддерживать международную операцию против Ливии, считая ее частью глобального заговора, в котором следующей мишенью станет Россия.

Но Медведев поддержал международную операцию в Ливии и отказался наложить вето на решение Совета Безопасности ООН о ее проведении. По мнению Путина, это свидетельствовало о том, что никому нельзя доверять управлять страной, кроме него самого. В 2012 году он вернулся в Кремль.

С того момента психология Путина претерпела необратимые изменения. Он уверовал в то, что является избранником, на которого возложена особая миссия — спасение России. Эта идея, главным образом, и вдохновила события 2014 года, когда он решил аннексировать Крымский полуостров в ответ на революцию в Украине, которую он считал частью глобального антироссийского заговора. Это встревожило западный мир, а США и Европа ввели против России жесткие санкции. Но для многих россиян аннексия Крыма означала, что Россия — впервые после распада Советского Союза — вновь стала настоящей сверхдержавой.

С тех пор возрождение былого величия России стало для Путина новой идеологией. Государственная пропаганда начала распространять идею, согласно которой Путин — единственный, кто может возродить величие России. Наиболее подробно эта концепция была сформулирована в ходе подготовки к президентским выборам в документальном фильме, показанном на государственном телеканале «Россия 1». Идея фильма «Валаам» о некогда заброшенном монастыре, который был восстановлен после распада СССР при поддержке Путина, заключается в том, что Путин является уникальным историческим лидером России — способным объединить ярых сторонников коммунистической эпохи Советского Союза с теми, кто мечтает о российской дореволюционной империи, основанной на православии.

В самом символичном эпизоде фильма Путин говорит, что между православием и коммунизмом почти нет разницы, и что большевики фактически воспроизвели традиционные догмы, которые веками господствовали в Русской православной церкви. Он даже сравнил забальзамированный труп Ленина, который лежит в Мавзолее на Красной площади Москвы, с мощами православных святых, продемонстрировав, что ему удалось преодолеть существовавшее на протяжении долгого времени отчуждение.

Как однажды выразился Вячеслав Володин, его бывший главный пропагандист, «Нет Путина — нет России».

Вся президентская рать

Путин готовится к новой эпохе. В прошлом году он начал процесс чистки чиновничьих рядов. Он уволил некоторых пожилых губернаторов и назначил на их место молодых и малоизвестных чиновников. Наиболее характерными назначенцами 2017 года были губернаторы Самары и Нижнего Новгорода. Они практически неотличимы друг от друга — до такой степени, что российские СМИ сравнивают их с агентом Смитом из «Матрицы» — самоклонирующимся агентом всемогущего Главного Компьютера.

Эти «агенты Смиты» представляют собой архетип нового путинского чиновничьего аппарата. Все они примерно одного возраста — 40 лет или немного моложе, у них нет каких-либо конкретных политических убеждений или мнений; они — просто «технократы», лояльные лично Путину. Президент постепенно создает новое поколение российских бюрократов по своему образу и подобию. Он тоже когда-то был безликим чиновником без амбиций — пока его однажды не назначили премьер-министром, и пока он не стал президентом после внезапной отставки Бориса Ельцина.

Однако в окружении Путина есть и истинно верующие, так называемые «православные чекисты», которые, как и Путин, пришли из КГБ и сделали карьеру при Брежневе. Среди них — Игорь Сечин, руководитель энергетической компании «Роснефть», которого считают лидером этой группы, и губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко.

По большому счету эти деятели никогда не верили в коммунизм, но теперь стали верить в Бога. И если Россия является богоизбранной страной, то из этого следует, что Путин — лидер, избранный Богом. Естественно, сам президент эту точку зрения поддерживает.

Эти новые технократы и старые чекисты вместе представляют собой экзистенциальную угрозу для российской политической элиты. Возможно, некоторые удивятся, но в верхних эшелонах российской политики находятся те, кого можно назвать «спящими либералами». Это — люди, которые заявили о себе в 1990-е годы, когда президентом был Ельцин. Многие из них были членами команд таких демократов и реформаторов, как бывший премьер-министр Егор Гайдар или Анатолий Собчак, один из самых известных российских демократов начала 1990-х годов. Почти все эти люди очень богаты. У членов их семей есть собственность за границей. Они либо сами олигархи, либо друзья олигархов.

Многие из них убеждены, что России нужна демократия, рыночная экономика, свобода слова, честные выборы и хорошие отношения с Западом. Они, конечно же, никогда не скажут об этом вслух, понимая, что это противоречит позиции Путина. И пока они молчат, путинская коалиция молодых технократов и православных чекистов консолидирует власть, которой достаточно, чтобы удержать президента у власти для грядущего поколения.

Члены этой «спящей» фракции утверждают, что они готовы проснуться, как только наступит подходящий момент, но некоторые говорят, что это время уже прошло. «Странно, что мы даже не заметили, как все потеряли, — говорит один российский олигарх, ведущий активную общественную жизнь. — Мы не начали бороться за свои убеждения, когда это было возможно. Теперь уже ничего не сделаешь. Мы можем лишь молча наблюдать за тем, как все рушится».

Чего хочет Путин

Не надо далеко ходить, чтобы увидеть доказательства того, что Путин будет делать во время своего следующего президентского срока. За две недели до президентских выборов он говорил о новом поколении российских ядерных ракет, способных обойти любые ПРО.

Вопреки традиции, президент выступил со своим Посланием (к Федеральному Собранию) не в Кремле, а в огромном конференц-центре московского Манежа. Там Путин смог с гордостью представить аудитории свою видеопрезентацию (продемонстрировать ракеты, летящие в сторону США) под аплодисменты российских чиновников.

Во всем мире это назвали возвращением к холодной войне — как Путин и хотел. Россия не может претендовать на роль экономической сверхдержавы, но у нее есть другое преимущество — ядерное оружие. Путин считает, что это единственный способ заставить Запад уважать Россию.

С его точки зрения, за первые 15 лет своего правления он исчерпал все возможные методы установления дружеских отношений с западными лидерами и все равно не заслужил их уважения. Он надеялся, что Джордж Буш, Тони Блэр и их преемники будут считаться с ним как с равным. Путин чувствовал себя оскорбленным из-за того, как Буш относился к России, он понимал, что тот считает Россию «большой Финляндией» — или большой, но второстепенной европейской страной. Возвращение к риторике холодной войны позволяет вести совершенно другой диалог, считает он. Американцы будут уважать его так же, как Брежнева и других советских лидеров.

В то же время Путин надеется на улучшение отношений с Западом. Путин не мечтает о мировой войне. Он мечтает о новой Ялтинской конференции — мирной конференции, которая состоялась в Крыму в 1944 году и объединила Сталина, Рузвельта и Черчилля. Тогда лидеры стран, победивших во Второй мировой войне, разделили мир на зоны влияния. Путину нужны новые зоны влияния и новые четкие правила игры. Он хочет, чтобы Запад признал, что территория, некогда принадлежавшая СССР (возможно, вместе с соседними странами), должна быть «сферой ответственности» России. Он хочет получить гарантии и должное уважение.

Западные лидеры, такие как канцлер Ангела Меркель и бывший президент США Барак Обама, утверждают, что в современном мире таких сфер влияния больше нет. Путин не согласен с их мнением, считая его лицемерием. Ему попросту нужны западные лидеры, которые в большей степени готовы к переговорам.

Путин хочет выглядеть миротворцем. Для этого ему придется заниматься не только Сирией. Никто в Кремле не верит, что США согласятся на проведение масштабной конференции по урегулированию ситуации в Сирии и будут готовы выполнить условия Путина. Но его администрация готова ставить перед собой другие задачи — ближе к своим границам.

Во время своего следующего срока Путин готов решить проблему Донбасса, региона на востоке Украины, где российская армия разжигает гражданскую войну с 2014 года. Как сообщили журналистам TIME источники в Министерстве иностранных дел России, Путин готов превратить восточную Украину в зону, контролируемую временной международной администрацией — как это было в Боснии и Герцеговине, или в Косово.

Однако он не готов идти на уступки по крымскому вопросу. «Это справедливо», — отвечает Путин всем иностранным партнерам, когда те спрашивают его о Крыме. По его мнению, население Крыма довольно тем, что Российская Федерация включила Крым в свой состав, а это значит, что справедливость восторжествовала. И менять ничего не нужно.

«Это справедливо» стало новой максимой Путина. Десять лет назад Путин с гордостью заявлял, что по образованию он — юрист, утверждая, что безусловное соблюдение буквы закона имеет для него первостепенное значение. Он не изменил российскую Конституцию, чтобы избраться на третий срок, и уступил президентское кресло другому юристу, Медведеву, после чего опять занял пост президента. После аннексии Крыма Путин в телевизионном интервью заверил, что все было сделано «по правилам».

Но теперь Путин изменился. Похоже, то, что в его представлении является «справедливым», для него важнее, чем закон, — а это значит, что он может изменить любые законы, если сочтет результат справедливым.

Как именно Путин может остаться у власти, пока не ясно. На это у него есть еще шесть лет, и приступать к осуществлению каких-то планов немедленно он не будет — во всяком случае, до Чемпионата мира по футболу, который будут проходить в России этим летом. И он не будет спешить делиться своим планом со своим окружением; он любит сюрпризы, так что чем позже все узнают, тем лучше.

Однако нет никаких сомнений в том, что он найдет способ держать все под контролем — он считает, что это справедливо. По крайней мере, время на его стороне. В 2024 году, когда закончится его четвертый срок, Путину исполнится 72 года. Как раз столько же лет исполнится в этом году Дональду Трампу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536600 Михаил Зыгарь


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539532 Михаил Зыгарь

«Путин хочет быть уверенным, что каждое его решение понравится народу»

«Случайно став королем», президент России сильно изменился со времени своего первого срока, говорит Михаил Зыгарь, автор книги «Вся кремлевская рать».

Марк Нексон (Marc Nexon), Le Point, Франция

36-летний Михаил Зыгарь является одним из наиболее информированных журналистов России. Последние несколько лет он собирал откровенные рассказы многочисленных людей из близкого окружения Владимира Путина. Предприниматели, бывшие сотрудники КГБ, старые друзья из Санкт-Петербурга и члены президентской администрации делились с ним своими воспоминаниями. В своей книге «Вся кремлевская рать» он описывает закулисье власти и рисует портрет Владимира Путина «случайно ставшего королем», который, несомненно, будет переизбран 18 марта.

«Пуэн»: Путин готовится к своему четвертому президентскому сроку. Это тот же Путин, что и восемнадцать лет назад?

Михаил Зыгарь: За последние годы Путин сильно изменился. Когда он пришел к власти, он, несомненно, был самым прозападным лидером в истории России. Он даже планировал вступление в НАТО, но ему объяснили, что в приоритете находятся балтийские страны и ему придется подождать. Все изменилось после украинской революции в 2004 году. Он внушил себе, что США занимаются манипулированием и их основная цель — свержение режима в России. Это опасения усилились во время арабских революций, организованных, по его мнению, Западом.

Его отношение к общественному мнению тоже изменилось. После зимних протестов 2011 года он отказался от поддержки среднего класса, который понимал, что улучшение его уровня жизни зависит исключительно от повышения цен на нефть. Но для Путина эти нувориши оказались неблагодарными. Сейчас он строит свою идеологию, обращаясь к рабочему классу. И один из его рычагов — развить у людей ностальгию по великой империи. Его предвыборный лозунг звучит примерно как: «Сделать Россию снова великой» с примесью ценностей, навеянных православием и сталинизмом.

— Стал ли он великим мэтром мировой дипломатии?

— Иностранные СМИ изображают его как главного стратега, великого манипулятора. Но это смешно. Прежде всего, он тактик, который играет в обороне и реагирует на события. Пример? Сирия. Путин никогда не интересовался Ближним Востоком. В течение многих лет он отказывался помогать Асаду, который умолял его проявить более активное участие. Но вот случился украинский кризис. Запад вводит против России санкции. На саммите G20 в Австралии Путин счел унижением, что его обошли стороной во время совместных обедов и фотосъемок. Он начинает искать ответные меры, способ отвлечь внимание мирового сообщества от конфликта в Донбассе. И вот тут то и рождается идея: он решает принять участи в борьбе против ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим. ред.) на стороне сирийского режима. Теперь с утра до ночи все говорят только об этом. Путин снова получает приглашения от глав государств. У него все получилось. Он навязывает свою повестку дня и занимает свое место на международной арене. Кто сегодня интересуется Украиной? Никто. И всех это устраивает.

— Существует ли способ решить конфликт на востоке Украины?

— Какой? Кто сегодня интересуется Украиной? Никто. И всех это устраивает. В том числе президента Украины Петра Порошенко, которому нужен этот конфликт. Между ним и Путиным существует негласный договор оставить на Донбассе все как есть. Реинтегрировать этот регион — означает дать возможность его жителям голосовать. Но в таком случае Порошенко прекрасно знает, что он проиграет выборы. Реинтегрировать Донбасс — означает потратить целое состояние, чтобы восстановить разрушенную экономику, а Киев этого не хочет. В свою очередь, поддержание идеологии войны позволяет сплотить украинское общественное мнение. И это устраивает власти. Как ни парадоксально, но для Порошенко, Путин является залогом стабильности. Путинское управление основывается на принципе веса и противовеса.

— Как Путин принимает решения?

— Одной из характерных черт великих вождей — не бояться быть иногда непопулярным. Но Путин не их таких. Он хочет быть уверенным, что каждое его решение понравится народу. И его окружение это знает. Когда в 2013 году оппозиционер Алексей Навальный был приговорен к пяти годам лишения свободы, в Москве прошел большой митинг. Власти испугались, и заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин пошел к Путину, чтобы попросить освободить Навального. «Делайте то, что считаете нужным», — сказал глава Кремля. И в этом весь Путин. Он действует при помощи намеков, покачиванием головы или подмигиванием. Он посылает сигналы. Прокурору он может сказать одно, а Володину — другое. Он часто позволяет другим проявлять инициативу и брать на себя ответственность. Его руководство основывается на принципе веса и противовеса. Недавний приговор бывшему министру экономики Алексею Улюкаеву следует тому же принципу. С одной стороны, он позволяет своему человеку Игорю Сечину организовать арест министра. Но с другой стороны, он ставит самого Сечина в затруднительное положение, разрешая вызывать его четыре раза в суд.

— Какое место занимает Дмитрий Медведев в окружении Путина?

— Для Путина Медведев обладает бесценным качеством: лояльностью. Когда в 2008 году, они поменялись местами и Медведев стал президентом, близкие к Путину люди предупреждали его о будущем предательстве Медведева. Путин им не поверил. Но его уверенность пошатнулась, когда Медведев отказался от права вето в ООН, чтобы предотвратить вмешательство Запада в Ливию. Перед следующими выборами Путин потребовал у Медведева вернуть ему пост президента и последний подчинился. И для Путина этот поступок бесценен. Медведев мог бы удержаться на посту и уничтожить своего наставника. Но он этого не сделал. Тем самым он уничтожил свою политическую репутацию перед теми, кто в него верил. Но он укрепил свою связь с Путиным. Он продолжает защищать его, потому что, будучи премьер-министром, он принимает все удары на себя.

— Ходят слухи, что Путин не останется до конца четвертого срока и назначит преемника в течение двух-трех лет. Что вы думаете по этому поводу?

— Такие слухи постоянно циркулируют. Одно можно сказать наверняка: почти невозможно было представить, что он не пойдет на четвертый срок. По причине, которую некоторые недооценивают, он хочет стать президентом, открывшим Кубка мира по футболу.

— Можно ли говорить о том, что бывший министр финансов Алексей Кудрин, либерал, близкий к Путину, может стать следующим премьер-министром?

— Его имя периодически упоминается. Если речь идет о том, чтобы начать реальные экономические реформы, это, вероятно, правильный выбор. Но я сомневаюсь в этом, потому что у Кудрина есть характер, а Путину нужен слабый премьер.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539532 Михаил Зыгарь


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476062 Михаил Зыгарь

Никто в России, включая власть, не хочет думать о завтрашнем дне

Отстранение молодежи, отсутствие реформ, чувство вседозволенности… Для российского историка Михаила Зыгаря так называемая «стабильность» Путина представляется фактором шаткости.

Вероника Дорман (Veronika Dorman), Liberation, Франция

Журналист и историк Михаил Зыгарь только что опубликовал бестселлер «Вся кремлевская рать. В кругу Владимира Путина», своего рода биография путинского режима через галерею портретов людей из окружения российского президента. В интервью «Либерасьон» Зыгарь рассуждает о человеке, имя которому Путин, о задачах его следующего мандата и о предвыборной кампании, которая только создает видимость.

«Либерасьон»: Кто такой Путин? Этот вопрос впервые был задан 18 лет назад. Как на него ответить сегодня, когда он собирается начать четвертый срок?

Михаил Зыгарь: Как я написал в своей книге, на самом деле этого человека не существует. У каждого есть свое представление Владимира Путина. К тому, что это индивидум, это еще и феномен. И каждый, будь то в России, среди его противников или сторонников, или за рубежом, создали образ сверхчеловека. После его прихода к власти сам Путин очень изменился. Он никогда не строил долгосрочных планов. И сейчас таковых у него нет. Он обладает быстрой реакцией. Главное изменение состоит в том, что он глубоко поверил в свою всесильность. И эта вера в свою силу передалась части его окружения. Его окружают люди, которые всегда были большими циниками, а сегодня очарованы своим лидером и страстно верят в него.

— Он окружен вниманием или отрезан от реальности?

— Можно сказать о ком бы то ни было, что он отрезан от реальности, если ему кажется, что он все знает и имеет на все ответ, как в случае с Путиным. Но он не является заложником круга, который будет выбирать, что следует фильтровать и будет дергать за ниточки вместо него. Каждый устанавливает свои собственные пределы, чтобы не рисковать своей близостью к «телу». Это довольно стандартная система самоцензуры, которая существует на всех уровнях и уже давно. На самом деле, это одна из характеристик российской элиты. Люди знают, чего от них ждут, они счастливы при угадывании желания начальника, мэра, губернатора или президента.

— Как развивалась его идеология?

— Когда он пришел к власти, у него не было собственной идеологии: она была сформирована его окружением, очень либеральным и прозападным. Более того, во время своего первого срока он выступал в качестве самого прозападного лидера в истории России. Там даже поговаривали о вступлении России в НАТО. Изменения произошли под влиянием психологических источников, и теорий заговора, становившихся все более удушающими после каждой новой цветной революции в странах бывшего Советского Союза. Наиболее жесткий переломный момент произошел во время протестных движений в 2011-2012 годах. Путин был оскорблен тем, что образованный средний класс, которого он считал своей основой и который должен был быть признателен ему за 2000-е годы, самое процветающее десятилетие в российской истории, вышел на митинги против него. В тот момент он сделал ставку на менее образованную часть общества, рабочий класс, на людей, более склонных к национализму, для которых гордость за страну представляет источник индивидуального удовольствия. Путин восстановил синтетическую воображаемую империю: немного сталинизма, дореволюционной России, унцию ортодоксии и несколько советских атрибутов. Эта гибридная идеология привлекает и объединяет больше всего людей.

— Каков итог его правления?

— Во время своего первого срока он провел несколько реформ, но они не мели продолжения. Так реформа правосудия вылилась в изменение судебной системы, которое фактичекски больше не существует сегодня. Существует, однако, своего рода гигантский монстр, репрессивная корпорация, которая включает в себя прокуратуру, следственный комитет, тюремную администрацию, полицию. Любой, кто живет в России, знает, что если ты попал в руки карательной машины, выхода уже нет.

— Одно из завоеваний на котором настаивает Путин — это стабильность…

— Эта известная путинская стабильность, символизируемая отсутствием чередования и политического плюрализма, стала фактором нестабильности и шаткости. Стабильность, ставшая самоцелью, заменила все политические механизмы и институты, которые могли позволить Путину выйти из сложившейся ситуации и передать власть кому-то другому. Никто в России, в том числе в верхних эшелонах власти, не способен делать долгосрочные прогнозы и не хочет думать о завтрашнем дне.

— Но ситуация меняется. Например, молодежь представляет проблему для власти?

— Молодые люди могут изменить ситуацию, но они не меняют политическую ситуацию радикально, потому что политика осуществляется более зрелыми поколениями. Кремль скептически относится к молодежи. Демонстрации, организованные в 2017 году, с участием студентов и школьников, не произвели особого впечатления на правительство. К тому же они еще пока не могут принять участие в голосовании. С другой стороны, совершенно очевидно, что никто не понимает, чем отличаются эти мальчишки от радикальной части традиционного населения. Никто не учитывает, что эти молодые люди не расстаются с мобильными телефонами и что они родились уже с Интернетом в голове. Их система ценностей радикально отличается от тех, кто жил в Советском союзе. Например, секрет частной переписки в Интернете и само существование неограниченного Интернета — это неотъемлемые свободы для самого молодого поколения, которое начинает активироваться.

— Осмелится ли Путин напрямую атаковать это пространство свободы?

— Большой вопрос. И одна из больших проблем, потенциально взрывного характера, его следующего срока. Гражданское общество продолжает развиваться, у него больше нет ничего советского. Оно даже более развито, чем в 2012 году. Главный организатор сегодня — это Интернет, свободный, активный и независимый. Российский интернет чрезвычайно продвинутый. В отсутствие традиционной журналистики, которая существует еще в мире, практически отсутствует в России, по политически и экономическим мотивам, гражданская журналистика, онлайн, является сердцем гражданского общества. Главная борьба развернется именно вокруг виртуальных свобод.

— Вы называете Навального «инопланетянином». Какова его роль в нынешней политической ситуации?

— Его роль значительна. Алексея Навального не боятся, но его воспринимают гораздо более серьезно, чем раньше. Решение не пускать его на выборы особого значения не имеет. С одной стороны, признаки свободы слова и дебатов допустимы во время голосования, но Навальный, как существо совершенно чуждое системе, неприемлем и отвергнут. Он является единственным «внеземным» политиком, в отличие от всех остальных, включая оппозицию, которые пытаются действовать в данных рамках. И играют по правилам, которые не приемлет только Навальный. Он похож на рок-звезду, чей пик популярности прошел, а затем после триумфального возвращения, его популярность снова падает. Нельзя что-то предвидеть, так как ситуация меняется каждый день. И он может еще вернуться.

— Эти выборы разыграны заранее, но присутствие Навального, как и Собчак выводит из равновесия процесс…

— Не знаю. Судить об этом можно будет только потом. Плана никакого нет. Человеческий фактор очень важен, нет ничего автоматического. Все зависит от плохо употребленного слова Ксенией Собчак или от того, что Сергей Кириенко (заместитель главы президентской администрации) может устать от нее или наоборот. В этом смысле мы не в кино, а в театре, когда малейшее событие, которое не имеет ничего общего с происходящим на сцене, кашель, падение декораций за кулисами, может полностью запутать всю ситуацию.

— Каков интерес народа к предстоящим выборам?

— Сложно сказать, так как у нас нет надежной социологии. Усилия, предпринимаемые Кириенко по расширению участия в выборах, кажутся эффективными. Присутствие Собчак очень кстати. Она пользуется популярностью, все ее знают и ненавидят. Вывод из выборной гонки лидера КПРФ Зюганова тоже очень хороший шаг. Предстоящие выборы выглядят более презентабельно, чем предыдущие. Но никто не тешит себя иллюзиями: в России нет политического процесса. Нам нравится фантазировать о том дне, когда он снова появится, и что в тот момент появится большое количество мужчин и женщин политиков. Потому что основная проблема последних лет заключается в том, что люди, которые могли бы играть важную гражданскую роль, не рискуют попасть в политику. Они могут там все потерять.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476062 Михаил Зыгарь


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 28 ноября 2017 > № 2403854 Михаил Зыгарь

Михаил Зыгарь: "Путин приказывает сочинять "фейковые новости" из Каталонии, но они ни на что не влияют"

Луис Амиге | La Vanguardia

Почему Запад не доверился России, когда Путин подражал Блэру и стремился стать главным партнером в НАТО? Михаил Зыгарь, основатель самого влиятельного оппозиционного российского телеканала "Дождь", видит в этом неприятии причину авторитарного и антизападного дрейфа российского лидера, пишет La Vanguardia, предваряя интервью Зыгаря. Есть и другие вопросы, которые игнорируются государствами, но мы, граждане, можем задать их себе, отмечает журналист Луис Амиге: "Почему Россия всегда должна быть нашим врагом? Не могла бы она превратиться в восточный столп "большой Европы" в процветающем и миролюбивом мире?"

Зыгарь потерял свой телеканал, охват которого Путин свел на нет, и теперь пишет книги, которых боятся в Кремле, и иронизирует над западным параноидальным страхом перед российских фейковых новостей, потому что на его взгляд, они скорее смешат, чем пугают, передает Амиге.

"Хочет ли Путин оказать влияние в Каталонии и Испании с помощью фейковых новостей?" - поинтересовался журналист.

Зыгарь ответил: "Эти фейки в любом случае обычно такие глупые и невероятные, что мне не хочется верить, что каталонцы или испанцы хоть раз на них купились. Так что влияние у них минимальное".

"Но они существуют?" - "Конечно, существуют, потому что в окружении Кремля есть масса чиновников и оборотистых людей, которые готовы извлечь выгоду из этой обеспокоенности Запада фейковыми новостями", - ответил Зыгарь. Он добавил, что это "технократы, которым хочется, чтобы им увеличили субсидии и зарплату".

"Хиллари Клинтон много жаловалась на это российское влияние на [избирательную] кампанию [в США]", - напомнил журналист.

Зыгарь ответил: "Я тогда был в США. Проблема состояла не в том, что русские вели хорошую кампанию, а в том, что Клинтон не сумела провести свою".

"После демонстраций против него в 2011-2013 годах Путин, прежде всего, чувствует себя жертвой западного заговора", - отметил далее Зыгарь. Он добавил, что "Госдепартамент под руководством Клинтон имел программу помощи НКО, но они не были ни антиправительственными, ни антипутинскими".

"Но Кремль в итоге их изгнал", - заметил журналист.

"Потому что считал, что они организовывали протесты. Он ответил тем, что устроил свою пропагандистскую кампанию против Клинтон на выборах в США", - сказал Зыгарь.

"А в России тоже распространяются фейковые новости?"

"Мы от них устали, но они и в России ничего не значат", - заметил Зыгарь.

Он также заявил, что Путин, придя к власти в 2000 году, хотел "походить на Блэра, стать одним из больших игроков, чтобы делить мир с Западом, как в новой Ялте".

"Почему он стал автократом?" - спросил журналист.

"Потому что вскоре осознал, что на Западе его не брали в расчет и никто не верил в его фантазии о вступлении России в НАТО", - считает Зыгарь.

"Будет ли демократия после Путина?"

"За нее продолжает бороться Алексей Навальный, ветеран-оппозиционер, борец с коррупцией, он единственный, кто достаточно смел, чтобы не бояться режима", - сказал Зыгарь.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 28 ноября 2017 > № 2403854 Михаил Зыгарь


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter