Всего новостей: 2320597, выбрано 4 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Антоненко Оксана в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмФинансы, банкивсе
Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко

Латвия теряет заводы из-за российского кризиса

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

Рига — Сразу две латвийские компании оказались в тяжелой ситуации из-за потери российских рынков. И если парфюмерную фабрику Dzintars спасают массовые акции в соцсетях, то с Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом понадобится вмешательство государства.

Без России

Dzintars — одно из крупнейших латвийских предприятий, широко известных за пределами страны. Однако в последние годы его финансовые показатели далеки от успеха. Проблема оказалась в российских рынках.

«Проблемы начались [во время кризиса] в 2008 году — в том числе в России, — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. — Там мы потеряли очень большие деньги. С этого рынка мы не уходим, но он весьма убыточный. Ситуация усугубилась со спадом валют».

Согласно данным регистра CrediWeb, обороты компании заметно падают с 2012 года. Прибыли тут давно не было, однако в 2014 году убытки составляли уже не сотни тысяч, а почти 1,5 миллиона евро, в 2015 — более 2,5 миллиона евро.

В заявлениях фабрики говорится, что на данный момент Dzintars рассчитался со всеми долгами за исключением задолженностей по налогам — но это еще 3,2 миллионаевро.

В итоге предприятие добровольно запросило в суде начало процесса правовой защиты. Если суд удовлетворит просьбу, кредиторы в лице государства не смогут инициировать процесс неплатежеспособности и будут вынуждены подождать с выплатами.

«Долг Dzintars аккумулировался годами. Накапливать убытки на восточных рынках — не лучшая стратегия. Сейчас мы на финальной стадии процесса. Мы говорим о продукте мирового класса, который мог бы быть на тех рынках, на которых его почему-то нет», — говорит Русской службе Би-би-си советник министра финансов Юрий Спиридонов.

Спасают все

В латвийском минфине считают, что возможные проблемы компании связаны со стратегией управления и маркетингом. В самом Dzintars полагают, что с маркетингом проблем нет, а есть проблемы с поисками новых рынков, столь необходимых в условиях падения рынков СНГ.

Сейчас предприятие рассчитывает получить отсрочку. «У нас есть маркетинговая стратегия, мы знаем, что 2015 и 2016 год — убыточные, а в 2018 году будет рост», — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. В ближайшее время Dzintars планирует выпустить новую линию продуктов, продавать которые собирается на новых рынках — например арабских.

«За последние 15 лет произошла подмена понятий: вместо качественных продуктов люди покупают красивую упаковку. Мы принципиально против такой стратегии», — продолжает он. А потом добавляет: покупателям стоило бы знать, что «они могут получить либо продукты «эко» и «био», либо результат на лице». Однако против веяний моды идти сложно.

Но, как оказалось, вполне возможно. Сразу после того, как стало известно, что предприятие просит о начале процесса правовой защиты, в социальных сетях началась кампания «поможем спасти Dzintars». Жители страны, кажется, в массовом порядке отправились в магазины скупать кремы этой марки, чтобы потом выложить их фотографии в соцсетях.

«Оказалось, люди за нас болеют», — говорит Герчиков. В итоге, по его словам, продажи выросли в два-три раза. Поможет ли это спасти компанию — неизвестно, однако в новейшей истории Латвии подобных прецедентов пока не было.

Крупнейший работодатель

C Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом ситуация иная — тут нужны финансовые вливания совершенно другого порядка.

Предприятие считается крупнейшим в регионе заводом, производящим капитальный ремонт подвижного железнодорожного состава.

Еще полгода назад его называли еще и крупнейшим частным работодателем в Даугавпилсе — втором по величине городе страны с самым высоким процентом русскоязычного населения. Для крайне депрессивного региона почти тысяча рабочих мест — немало.

Однако ввиду сложной экономической ситуации летом предприятие объявило об увольнении 432 сотрудников — почти половины. Спустя несколько месяцев завод рассказал о новых проблемах: банк отказался смягчать условия кредитования, в итоге предприятие вынуждено просить помощи у государства — на данный момент в виде госгарантий для банка. Это означает, что если завтра завод обанкротится, то долги отдавать придется госказне.

В заявлениях самого завода ситуация характеризуется как критическая. Министр финансов Дана Райзниеце-Озола признала: на предприятии много работников, а региону сложно создавать новые рабочие места. «Этот фактор накладывает на правительство эмоциональные и моральные обязательства искать решения», — добавила она. Однако по поводу госгарантий министр скептична.

По словам ее советника Юрия Спиридонова, скепсис связан с негативным опытом предоставления госгарантий вообще. Не так давно государству пришлось выплачивать кредит в размере десятков миллионов евро за «Лиепайский металлург» — еще одно крупное предприятие, которое столкнулось с кризисом и приостановило производство. Аналогичная ситуация наблюдалась в латвийских больницах, которые не смогли справиться со своими кредитами.

«У нас пока нет материала для оценки, нам нужен бизнес-план. Все зависит от наличия долгосрочных договоров. Завод должен показать, где развитие», — говорит Спиридонов Русской службе Би-би-си. Однако если завод не смог убедить в своем процветании банк, то с государством это также может быть нелегко.

Все из-за России

Сам завод объясняет свое положение геополитикой. «Тут проблематично, — говорит Русской службе Би-би-си председатель правления ДЛРЗ Айвар Кескула. — Обе стороны — ЕС и РФ — из экономического управления перешли в политическое. Обе стороны машут санкциями — это политические решения».

Однако, судя по данным регистра CrediWeb, ситуация начала ухудшаться задолго до российского кризиса. Если в 2012 году предприятие работало с прибылью в размере почти миллион евро, то в 2013 году это уже были убытки в 263 тысячи евро, а в 2015 году — в 509 тысяч евро.

По словам Айвара Кескулы, основная причина — падение курса рубля: в момент оплаты оказалось, что завод получил в два раза меньше, чем должен был.

В результате доля российского рынка упала в два раза (с 47% до 24%) только за прошлый год — такие цифры звучали в местных СМИ. Не помог и тот факт, что у ДЛРЗ есть российские акционеры — опосредованно четверть акций принадлежит компании Globaltrans Investment PLC, которую называют одним из крупнейших частных грузоперевозчиков в России.

И уж точно структура собственников не поможет вести переговоры с латвийским государством относительно госгарантий. На фоне стагнирующей экономики политикам будет крайне сложно объяснить избирателям, почему оно снова раздает деньги частному бизнесу. Тем более что в данном случае речь идет о бизнесменах с весьма непростой репутацией и проблемными эпизодами сотрудничества с госструктурами.

Неожиданный ремонт

Как говорит Саулведис Варпиньш, адвокат председателя совета завода и его опосредованного совладельца Олега Осиновского, негативную роль в формировании не лучшей финансовой ситуации на заводе могли сыграть и уголовные процессы, в которых фигурирует его клиент. По словам адвоката, любой банк оценивает в том числе и подобного рода информацию.

Олег Осиновский, гражданин Эстонии и один из самых состоятельных людей страны, фигурирует в одном из самых громких коррупционных скандалов в Латвии — ему присвоен статус подозреваемого в деле о даче взятки должностному лицу.

Полтора года назад с крупной суммой денег латвийскими правоохранительными органами был задержан Угис Магонис, экс-глава Латвийской железной дороги. В итоге Магонис потерял должность, а Латвия чуть не лишилась железнодорожного сообщения с Россией — о такой перспективе сообщило руководство LDZ, ссылаясь на неофициальную информацию от российской стороны о ремонте путей в латвийском направлении.

Ряд должностных лиц подтвердил: эти события связаны, поскольку Угис Магонис состоит в тесных отношениях с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным. В те же дни должность потерял и сам Якунин.

В латвийских СМИ появились предположения, согласно которым взятку Магонису дал Осиновский. Сегодня факт участия Осиновского в этом процессе не отрицается в том числе его адвокатом. Связанные с эстонским предпринимателем компании не раз выигрывали тендеры латвийских железнодорожных госпредприятий.

Реализацию одного такого заказа — более чем на 20 миллионов евро — предприятие затянуло, что повлекло за собой штрафы и проверку со стороны Экономической полиции. Еще один договор — на 270 миллионов евро — имел косвенное отношение к ДЛРЗ и был расторгнут государством еще до начала реализации.

Несмотря ни на что руководство завода не теряет надежды. «Кто вам сказал, что у нас сложности? Мы работаем», — добавил председатель правления Айвар Кескула.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко

Латвия: любить Россию больше не опасно

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

После двух лет информационной войны в Латвии пришли к выводу о бесполезности противодействия российской «пропаганде».

Исследователи и политики считают, что русские не перестанут любить Россию, однако ничего страшного в этом уже не видят.

Борьба с пропагандой

Два года назад, в начале украинского кризиса, латвийские политики говорили о прямой связи между военной уязвимостью Латвии перед Россией и большим количеством русскоязычных жителей в стране.

Политики говорили, что местные русские смотрят российское телевидение, поддаются влиянию российской пропаганды, а в случае гипотетического повторения в Латвии крымского сценария встанут на сторону «зеленых человечков». Эта же схема была аргументом для размещения в Латвии базы НАТО.

Полиция безопасности Латвии открыто говорила об угрозе нацбезопасности со стороны российских СМИ, а также призывала противостоять этой угрозе, ограничивая «подрывное» вещание и развивая местное вещание на русском языке.

С тех пор латвийские власти приостановили вещание телеканала РТР-Россия, закрыли портал ru.sputniknews.lv, выделили миллионы на создание русского содержания на латвийском общественном телевидении, а также приняли ряд поправок, направленных на борьбу с «гибридной угрозой».

Похожие процессы проходили и в других балтийских республиках.

Дорого и неэффективно

Прошло два года, блок НАТО принял решение о размещении в Восточной Европе постоянных войск, но вот желания бороться с российской пропагандой почти ни у кого не осталось: дорого, неэффективно и нецелесообразно.

Последним бастионом можно назвать недавнее заявление премьер-министра Латвии Мариса Кучинскиса про борьбу за умы русскоязычных.

Но кто и как ведет эту борьбу, непонятно — и работники латвийского телевидения, и латвийские политики утверждают, что они этим не занимаются.

Согласно данным компании TNS Latvija, на протяжении последних двух лет Первый балтийский канал (ретранслирует Первый канал) остается в тройке лидеров, в то время как рейтинг общественного LTV7 с русским вещанием упал с 2,7% до 2%.

Глава Латвийского телевидения Ивар Белте не считает это поражением.

По его словам, ни в какой войне за умы общественное телевидение не участвовало: «Мы еще тогда говорили, что не создаем контрпропаганду, потому что иначе мы не СМИ, а чье-то оружие, — говорит он. — Речь идет о русском вещании в рамках канала LTV7, который, в свою очередь, вещает на латышском языке. Потому и рейтинг довольно маленький. Не думаю, что мы со своим видением очень влиятельные».

Профессор Университета имени Страдыня Сергей Крук уверен, что русскоязычное вещание в Латвии просто не может быть влиятельным: власти не прислушиваются к русским СМИ, поэтому и аудитория не видит необходимости их потреблять — отсюда низкий рейтинг.

«Несколько лет назад русские СМИ мобилизовали русский электорат, который в итоге избрал „Согласие“ (тогда — „Центр согласия“). А результата никакого нет», — говорит Крук.

Представитель «Согласия» Борис Цилевич говорит, что никакую борьбу за умы русскоязычных власти не ведут, а если бы хотели, то создали бы не русское вещание на латышском канале, а полноценный русский канал по примеру Эстонии.

Но на это в Латвии не нашлось ни денег, ни политической воли.

«А так все ограничивается заявлениями премьеров раз в пять лет», — говорит Цилевич.

Местные русскоязычные могли бы переключиться на местные русские каналы не только из соображений влияния на власть: можно было бы просто смотреть местные новости или развлекательные фильмы.

Однако местные новости есть и на Первом балтийском канале, в то время как бюджеты развлекательных программ российского телевидения сравнимы с бюджетами некоторых латвийских самоуправлений — общественные СМИ вряд ли когда-нибудь смогут позволить себе что-то подобное.

Любовь к России вопреки запретам

В итоге оказывается, что, несмотря на два года борьбы с кремлевской пропагандой, значительная часть русскоязычного населения Латвии все еще придерживается пророссийской линии как по украинскому конфликту, так и по поводу своего собственного положения в стране — к такому выводу пришли исследователи Академии обороны, изучившие возможности «дестабилизации» общества.

Чувствуют принадлежность к СССР

Выяснилось, что 46% русскоязычных не потребляют латышские СМИ.

Как говорится в исследовании, русскоязычные жители все еще чувствуют принадлежность к России и СССР; позитивнее латышей оценивают русские флаги на машинах; считают вмешательство России необходимым для решения проблем ущемляемых русскоязычных; верят, что в Латвии возрождается фашизм, а людей дискриминируют за незнание государственного языка.

Влиять на людей, которые заранее согласны с тем, что рассказывает российское телевидение, гораздо проще — пишут исследователи.

Как бороться за умы

По словам депутата сейма и главы Комиссии по обороне Айнара Латковскиса, бороться с этими установками уже бесполезно.

«Ну как с этим бороться? Я не верю, что очень просто бороться за умы. Россия это делает, как в советское время. А в демократических странах очень трудно взять и прополоскать мозги. Думаю, что через несколько поколений ситуация изменится», — говорит он.

В исследовании есть и такие выводы, которые в политической риторике ранее не упоминались.

Аморфные и непротестные

Ученые утверждают, что российскому влиянию больше подвержены малообеспеченные слои населения, а не те слои, которые говорят на русском.

К тому же, несмотря на весь свой пророссийский настрой, местные русскоязычные не готовы к протестам. В самом бедном и русском регионе — Латгалии — мысли о сепаратизме поддерживают только 10%, а пророссийских политических активистов знают и того меньше.

Исследователи уверены, что это связано с особенностями латвийского менталитета. Во-первых, большинство опрошенных признались, что тут не принято протестовать и вообще выделяться из толпы. Во-вторых, только 3% населения чувствуют контроль над собственной жизнью. Поднять на восстание такой контингент почти невозможно, считают эксперты.

Это подтверждает практика: протестовать против усиления присутствия НАТО на прошлой неделе вышли около 15 человек — несмотря на то, что, согласно исследованию, русскоязычные не особенно тепло относятся к этой структуре.

Раскол в обществе?

По словам редактора исследования Иевы Берзини, в долгосрочной перспективе такая поляризация углубляет раскол в обществе. Однако она не имеет отношения к усилению военного присутствия НАТО: Латвия вооружается в ответ на вооружение России, а не по причине наличия в стране русскоязычных.

«Проблема в том, что неясно, как выстраивать политику, если люди видят мир по-разному. Ясно, что одна сторона будет согласна, вторая — нет. Это может затруднять возможности противодействия в условиях психологического давления в случае гипотетического кризиса», — говорит Берзини.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко


Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко

Латвийская "прачечная" денег закрывается?

Латвия начала войну против отмывания денег, что самым непосредственным образом скажется на клиентах местных банков из России и других стран постсоветского пространства. Неприятные последствия ожидают и банки: у одного отобрали лицензию, еще несколько были оштрафованы на крупные суммы. Участники рынка готовятся к новым потерям.

Формально борьба с отмыванием российских, украинских, молдавских и других постсоветских денег ведется в Латвии десятилетиями. Это, тем не менее, не помешало стране заработать репутацию одной из самых эффективных и надежных "прачечных" в Восточной Европе.

"В Латвии можно открыть счет и проводить целый ряд банковский операций, которые нельзя проводить почти больше нигде в Европе, – рассказывает Русской службе Би-би-си финансист Гирт Рунгайнис, входивший в руководство нескольких латвийских банков. – Больше нигде российский бизнесмен не сможет оперировать своим счетом как мыльницей быстрых и дешевых расчётов с деньгами не до конца понятного происхождения".

По словам Рунгайниса, возможно, такое происходит и в других странах, но в Латвии это системная проблема. "Почти половина банковской индустрии живет за счет того, что по сегодняшним меркам иначе как отмыванием не назовешь. Люди, которые в (банковском) бизнесе, говорят об этом неофициально", – считает Гирт Рунгайнис.

Вкладчиков из СНГ Латвия привлекает по двум причинам: это ЕС (а значит, юрисдикция, во всех смыслах удаленная от надзорных органов страны проживания), тут говорят по-русски и доверяют клиентам из постсоветского пространства.

Возможно, иногда доверяют даже слишком. "Конечно, есть часть денег, чистоту которых надо проверять. Это не всегда тщательно делается. Во-первых, это не так просто. Во-вторых, если очень много проверять, то можно и потерять клиента", - говорит Русской службе Би-би-си финансист Инесис Фейферис.

Латвийские банки, со своей стороны, лояльны к клиентам с востока по той причине, что они на протяжении двух десятков лет обеспечивают работу целой отрасли и делают Латвию региональным финансовым центром.

Местным политикам до недавнего времени не оставалось ничего другого как уступать банковскому лобби и закрывать глаза на явно подозрительные операции.

По мнению международных организаций, а также латвийских ответственных структур, наибольшая концентрация рисков – в банках, которые работают преимущественно с нерезидентами. По данным Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК - надзорный орган), это 13 банков из 19, причем два из них (Rietumu banka и ABLV Bank) входят в тройку крупнейших.

Сами банки в деньгах нерезидентов проблем не видят. "Своих клиентов мы считаем надежными. Потому что наша практика такова, что если клиент не соответствует требованиям compliance или не предоставляет достаточной информации, мы прощаемся с таким клиентом. Предполагаем, что таким же образом поступают и другие латвийские банки, - говорит Русской службе Би-би-си президент Rietumu banka Александр Панков. - Борьба с отмыванием денег очень важна сама по себе, и ее актуальность сохранится надолго. В этой связи и мы, и остальные банки обязаны прилагать постоянные усилия для укрепления базы контроля. Мы держим эту тему в фокусе своего внимания".

В банке ABLV тоже не заметили особенных рисков. "Число таких (ненадежных) вкладчиков (в латвийских банках) ничуть не больше, чем в австрийских, люксембургских или швейцарских банках. По сути мы говорим о единичных случаях, тысячных долях в процентном исчислении. Мы год от года вкладываем значительные средства в развитие управления рисками и мониторинг. У нас внедрены автоматические системы, которые помогают нам в выполнении этих задач, мы также регулярно повышаем квалификацию наших сотрудников. Все необходимые правила и требования мы соблюдали и соблюдаем и без лишних напоминаний", - сказал Русской службе Би-би-си представитель банка Илмарс Янгарс.

Масштабность и непрозрачность финансовой индустрии на фоне скромных объемов латвийской экономики не дают покоя международным экспертам.

"Банки, работающие с нерезидентами, создают существенный риск того, что деньги, полученные коррупционным путем за пределами Латвии, отмываются внутри страны. Большая часть депозитов происходят из стран с высоким уровнем коррупционных рисков. Таким образом, деньги, размещенные на счетах нерезидентов, могут оказаться инструментами коррупции", - говорится в отчете Организации экономического сотрудничества и развития.

Там же отмечено, что сектор обеспечивает до 1,5% ВВП. На счетах нерезидентов сконцентрировано 53% от общего объема вкладов, а это 12,4 миллиарда евро, причем из года в год цифры растут - несмотря на санкции и тяжелую экономическую ситуацию в России. 80% этих денег приходит из СНГ - то есть зоны особого риска.

Полное несоответствие

Глава комиссии сейма по обороне, внутренним делам и борьбе с коррупцией Айнар Латковскис утверждает, что объемы подозрительных восточных денег все больше беспокоят партнеров Латвии в США, поскольку транзакции в этом секторе проводятся преимущественно в долларах. "Объем транзакций, которые проходят через Латвию, составляет 1% от общего оборота долларов в мире. Это означает, что Латвия является региональным финансовым центром. Конечно, американцы волнуются: если, например, эти деньги пойдут на поддержку терроризма, то такие транзакции должны быть замечены. У нас уже есть шесть дел, в которых речь идет о подозрениях в финансировании терроризма. Глядя на то, какие деньги тут отмываются, какие дела известны о Молдавии, России и Украине, конечно, их это настораживает", - утверждает Латковскис.

Само собой, американские ответственные структуры доносят до латвийских коллег свою обеспокоенность. Латвия не может игнорировать эти указания, поскольку стране необходим корреспондентский долларовый счет - а он остался только один, в Deutsche Bank.

"Латвийские банки оказывают услуги своим клиентам в разных валютах, в том числе в долларах США. Поэтому необходимо соответствовать требованиям, которые выдвигают корреспондентские банки, обеспечивающие расчеты в соответствующих валютах. Речь идет, например, о международных банках США", - сказали Русской службе Би-би-си в Ассоциации коммерческих банков Латвии.

Однако эти требования существуют не первый год, и до сих пор Латвии удавалось делать вид, что она им соответствует, сохраняя неизменными объемы вкладов нерезидентов.

Но сегодня соответствовать необходимо не только требованиям американских банков, но и требованиям Организации экономического сотрудничества и развития, куда Латвия намерена вступить в ближайшее время.

Для этого на уступки идут и чиновники, и политики, и сами банки. В 2014 году национальное законодательство по части предотвращения отмывания денег претерпело ряд изменений - как ввиду новшеств на европейском уровне, так и ввиду присоединения к Конвенции ОЭСР против коррупции.

Однако уже в 2015 году ОЭСР презентовала свой отчет о том, насколько эффективно в Латвии соблюдается конвенция, насколько тщательно банки и регулятор борются с подозрительными сделками, и насколько чистым становится рынок.

Оказалось, что до совершенства Латвии очень далеко, а вся упомянутая борьба носит скорее формальный характер. По сути, это был первый подробный отчет, не только указавший на недостатки системы, но и представлявший реальный интерес для политиков страны, которым крайне важно вступление в ОЭСР.

Учитывая градус критики со стороны авторов отчета, перспектива быть отвергнутой стала для Латвии реальностью. В отчете упоминаются конкретные случаи отмывания денег, которые проходили через латвийские банки: канадская компания переводила взятки в Киргизию, американская - в Россию, а из Молдавии был выведен миллиард долларов, который буквально "растворился" в трех латвийских банках.

Ни сами банки, ни регулятор этого не заметили. Стоит также отметить, что латвийские банки упоминаются в фильме "Чайка" Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, а также в деле Магнитского.

Из тех сигналов, которые государство получает от банков относительно подозрительных транзакций, анализу подлежат только 25%, а до Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией так и вовсе доходят единицы - об этом тоже пишет ОЭСР. При этом банки далеко не всегда обязаны проводить исследование деятельности клиента-нерезидента, а регулятор, со своей стороны, следит за этим крайне неэффективно.

Резкие перемены

Все это вызвало переполох в среде латвийских политиков, что в итоге привело к смене главы комиссии рынка финансов и капитала. "Раньше эта организация смотрела за тем, чтобы не повторился случай Parex banka (банкротство), чтобы с капиталом у банков все было в порядке. Но они не так уж следили за отмыванием денег, как надо было бы следить. Сейчас КРФК будет обращать внимание именно на деньги нерезидентов, - сказал Русской службе Би-би-си экс-премьер-министр Латвии и депутат Сейма Лаймдота Страуюма. - Конечно, будет сложнее тем, кто не сможет объяснить, откуда взялся капитал. В некоторых банках будет снижение оборотов. И мы знаем, и наш КРФК знает, в каких банках могут быть проблемы. Но не думаю, что будет банковский кризис".

"В отношении банков, которые работают с нерезидентами, сейчас очень большое давление, такого никогда не было", - продолжает Гирт Рунгайнис. Давление со стороны надзорного органа уже вылилось в несколько громких скандалов.

Один из банков, упомянутых в молдавской афере - PrivatBank - был оштрафован решением КРФК более чем на два миллиона евро. Решением того же надзорного органа банк должен был полностью сменить правление.

Через некоторое время прогремел новый скандал - после ряда предупреждений лицензии лишился Trasta Komercbanka. Еще один банк - Baltic International Bank - был оштрафован на 1,1 миллион евро. Все эти банки работают с нерезидентами, во всех случаях речь идет о нарушениях в сфере предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма.

Параллельно, при поддержке латвийского надзорного органа, американские специалисты начали проверки в банках, которые работают с нерезидентами - пройти процедуру должны все кредитные учреждения. Депутаты сейма, в свою очередь, в очередной раз поднимают штрафы за несоблюдение процедуры предотвращения отмывания.

Полный порядок

Банки, которые уже попались на нарушениях, комментируют ситуацию нечасто. "В последние два месяца мне фактически пришлось жить в Латвии, я встречался со многими знающими людьми, которые рассказывали, что Латвия хочет вступить в Организацию экономического сотрудничества и развития, и одно из условий принятия - "наведение порядка" в финансовом секторе. Не знаю, что за этим скрывается, но у меня возникла уверенность, что TKB был сознательно выбран как доказательство того, что банковский регулятор работает", - заявил в интервью изданию Dienas bizness акционер Тrasta komercbanka (TKB), владелец 32,743% акций, депутат Верховной рады Украины Иван Фурсин.

А те, которым пока удавалось избегать громких скандалов, говорят о готовности вливаться в борьбу с отмыванием. "Очевидно, началась борьба за то, чтобы банки более жестко подходили к анализу клиентской базы. Поменялся уровень толерантности, он понизился. Я за то, чтобы все было чисто, прозрачно и честно. Думаю, наши политики думают так же", - сказал Русской службе Би-би-си председатель правления Bank M2M Europe Роберт Идельсонс.

"Baltic International Bank уже несколько лет уделяет существенное внимание мониторингу и анализу имеющихся и потенциальных клиентов, а также устранению рисков отмывания денег. Банк инвестировал в технологические решения и человеческие ресурсы, что позволяет осуществлять эффективный мониторинг. Существенных вызовов не ожидаем", - сказали Русской службе Би-би-си в Baltic International Bank.

Каждый второй банк - грязный?

Но есть и другая версия. "Банки обиделись на такую резкую смену подхода к работе. Новые правила существуют два года, а давить на их соблюдение начали только сейчас. Менять правила игры надо было медленнее", - сказал Русской службе Би-би-си представитель системы, надзирающей за финансовым сектором.

По словам Гирта Рунгайниса, количество пострадавших банков будет только расти, поскольку объемы грязных денег в латвийской финансовой системе куда больше, чем может показаться. "Люди, которые знают ситуацию, говорят, что как минимум половину этого бизнеса надо закрыть. По моим подозрениям, именно активные и большие счета, которые платят большую комиссию, возможно, и являются теми, которые надо закрывать. Это может быть до 75%. Соответственно, должна исчезнуть такая же часть прибыли банков. И я не вижу других услуг, которыми можно было бы заниматься. Мой расчет такой, что из 14 банков половина должны исчезнуть", - говорит Рунгайнис.

Эта тревожная тенденция, по словам депутата Сейма и экс-госконтролера Ингуны Судрабы, может ударить и по здоровой части рынка. "В транзакциях не должно быть незаконного. Но нельзя исполнять все требования, если нет понимания того, как подходить к этому финансовому сектору, чтобы не сократить его долю в экономике, - сказала она Русской службе Би-би-си. - Осложнилось открытие счетов, люди уже смотрят на другие государства: что-то переходит на Кипр, Мальту и Чехию".

Зато старания латвийской стороны не остались незамеченными в Организации экономического сотрудничества и развития. На днях министерство юстиции Латвии проинформировало, что Антикоррупционная рабочая группа ОЭСР дала позитивную оценку для вступления Латвии в организацию.

Оксана Антоненко

для Русской службы Би-би-си, Рига

Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко


Эстония. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 февраля 2016 > № 1667870 Оксана Антоненко

Эстонские «Солдаты Одина» на марше — против мигрантов, но за русских

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

Таллин — День независимости Эстонии стал поводом для целого парада радикальных и консервативных политических и околополитических сил, включая нашумевшее антииммигрантское движение Soldiers of Odin Estonia («Солдаты Одина Эстонии»). Всех отличала нелюбовь к иммигрантам, почти всех — симпатия к русским.

Эстонские «Солдаты Одина» наделали немало шума, причем не только в своей стране, но и за ее пределами: всего за несколько недель сообщество Soldiers of Odin Estonia на «Фейсбуке» набрало более 5 тысяч «лайков», а сама организация, по словам ее основателя Индрека Ольма, уже насчитывает около 300 членов. По образцу финского оригинала Soldiers of Odin, эстонцы обещали «бороться с бесчинствами иммигрантов» вообще и беженцев в частности. Тот факт, что в Эстонии иммигрантов практически нет, активистов не смутил. Вслед за эстонской веткой «Солдат Одина» в «Фейсбуке» появился и латвийский аналог. Там, кстати, иммигрантов тоже почти нет, а по европейской программе перераспределения в страну приехали шесть беженцев.

Когда «Солдат Одина» уже начали принимать за интернет-фейк, активисты пообещали выйти в свет и даже провести факельное шествие. Дату выбрали максимально значимую — 24 февраля, День независимости Эстонии. Однако вместо обещанного факельного шествия получилось дневное собрание и марш без факелов. Организаторами того и другого выступали далеко не «Солдаты Одина», которые, по словам Ольма, только проходят официальную регистрацию организации. Вместо них на «Марш народной инициативы против принудительной миграции» приглашали Таллинский клуб националистов и Партия народного единства.

Брутальность обманчива?

«Солдаты Одина» действительно появились перед публикой. Правда, не совсем ясно, кого в парке Таммсааре было больше — «солдат» или публики. Общее количество собравшихся, судя по всему, не превышало сотню. По словам одного из лидеров Soldiers of Odin Estonia Михкеля Макарова, представителей его организации было около 50. Правда, людей с характерными нашивками на спинах оказалось всего пятеро-семеро. «С этим есть определенные проблемы, потому что нашивки пока получили не все, некоторые до сих пор пребывают в процессе аттестации», — заявил Русской службе BBC Михкель Макаров. Помимо тех, кто, очевидно, принадлежал к движению Soldiers of Odin Estonia, здесь было немало молодых и не совсем молодых людей, внешний вид которых вполне соотносится с определенными околополитичесскими субкультурами, причем не всегда миролюбивыми. Однако, по словам Михкеля Макарова, брутальная внешность — не более чем стиль.

Кстати, случайно завернувший на антииммигрантское собрание афроэстонец не только не пострадал, но и успел дать интервью. А о том, что происходит вокруг, он узнал от журналистов. «Аа! Ну я тогда пойду», — сказал студент, стремительно удаляясь. Среди собравшихся были и пожилые люди, и дети в колясках, и семьи, и собаководы со своими питомцами. После публичных выступлений участники акции выстроились в колонну и довольно-таки бесстрастно прошли шествием по Старому городу, где остановились у здания парламента, а затем вернулись к месту начала движения. Некоторые несли плакаты с требованием выхода Эстонии из состава ЕС.

«У нас есть русские»

«Многие здесь говорят, что мы расисты, если не хуже. Но на самом деле среди нас много русских, я тоже русский, хоть и родной язык у меня эстонский. Если мы живем под одной крышей, то должны дружить», — считает Михкель Макаров.

К русским у «Солдат Одина» действительно нет никаких претензий, по крайней мере, об этом никому ничего не известно. «Если русскоязычные являются патриотами Эстонии, считают ее своей родиной, то никто ничего против них не имеет, добро пожаловать. А вот беженцы такими не станут. Я около 15 лет живу в Финляндии, я видел все волны иммигрантов. Они не будут работать. В Финляндии уже вторая волна иммигрантов из Сомали, почти никто не работает», — рассказал основатель Soldiers of Odin Estonia Индрек Ольм.

Антииммигрантская риторика объединила русских и эстонцев не только в рамках «Солдат Одина», но и за пределами организации. «Я родилась в Санкт-Петербурге, но переехала сюда из Финляндии около года назад — именно потому, что я хотела жить спокойно. У нас с мужем был хороший бизнес в Хельсинки. Знаете, в один день я проснулась и поняла, что живу в Могадишо, и отсюда надо бежать. Я счастлива, что тут, в Эстонии, я могу не закрывать свой дом и свою машину, а в Финляндии даже лопату в огороде нельзя оставить», — утверждала одна из участниц митинга Юля.

«Мы все — эстонцы, мы все хотим, чтобы наша страна была процветающей. У меня дети учатся в эстонской школе, они по-русски не говорят. Я русский, да. Ну и что? Для русской идентичности есть большая страна Россия, вот там они пускай идентифицируются. А мы живем в Эстонии. Иммигранты не стали шведами в Швеции, не стали норвежцами в Норвегии. У нас разные мировоззрения, разные религии. Зачем они нам здесь, если своим людям работы мало? Давайте лучше скинемся и отправим их туда назад, прекратим войну», — заявил еще один участник собрания по имени Владимир.

«Общая угроза»

Отношение к русскоязычным жителям Эстонии, судя по всему, изменили и формальные организаторы акции. Еще четыре года назад Таллинский клуб националистов проводил в эстонской столице пикет против присвоения русскому языку статуса государственного в Латвии — там как раз проходил референдум по соответствующей инициативе. «Сделать русский язык государственным требуют незваные гости — те, кого доставили и в Латвию, и в Эстонию при попустительстве и по приказу советских властей, вопреки желанию коренных жителей; те, кто не может и не хочет считаться с нуждами коренного населения», — цитировали СМИ воззвание эстонских националистов. А сегодня таллинские националисты уже распространяют в социальных сетях приглашение на свое собрание на русском языке: «Настало время выступить за сохранение государственности Эстонии и нашего культурного наследия… Эстонии необходим референдум для остановки принудительной иммиграции».

Партия народного единства — второй организатор антииммигрантского митинга — также пытается привлечь к себе русскоговорящих жителей. Ее председатель Кристина Оюланд считает, что слова «националисты» или «радикалы» в отношении членов партии никак не подходят. Скорее, консерваторы. «Среди иммигрантов много боевиков «Исламского государства». Они не собираются здесь интегрироваться и становиться эстонцами, их цель — исламизация Европы. Эстонский народ очень маленький, нас около миллиона человек. И если представить, что здесь будет другая религия, другие традиции и большие, быстро растущие семьи, то да, это несет угрозу эстонскому народу», — заявила Оюланд.

При этом со стороны эстонских русских Оюланд угрозы не видит: «Конечно, сейчас существует общая угроза — и для русских, и для эстонских девушек. Мы видим, что происходит в Финляндии и Швеции». «В Партии народного единства около 20% русских. С самого начала у нас была цель — сплотить людей разных национальностей, каждый человек важен и нужен для Эстонии», — пояснила Кристина Оюланд. Во время выступления лидера Партии народного единства произошел единственный инцидент, когда неизвестная девушка попыталась прервать речь Оюланд, выдернув шнур микрофона. Девушку передали полиции, которая ее впоследствии отпустила.

Иммигранты и независимость

Куда более многочисленное факельное шествие проходило в Таллине вечером. Его организатором выступило молодежное движение «Синее пробуждение», связанное с Эстонской консервативной народной партией. «Это уже третье мероприятие подобного рода, три года назад мы собрали 100 человек, сегодня их около тысячи. Это — марш эстонского народа, это не протест. Это мероприятие никак не связано с иммигрантами. Оно полностью посвящено Дню независимости», — утверждал консервативный политик Яак Мадисон, руководитель «Синего пробуждения».

Правда, некоторые участники шествия считают, что сегодня защищать независимость и защищаться от иммиграции — это примерно одно и то же. Те же слова можно было слышать с импровизированной сцены во время торжественной части мероприятия, последовавшей за факельным шествием: о новой угрозе, об ущемлении традиционных ценностей, о чуждом менталитете и даже о «посланных Россией иммигрантах».

Эстония. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 февраля 2016 > № 1667870 Оксана Антоненко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter