Всего новостей: 2318530, выбрано 1 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Анттонен Матти в отраслях: ЭлектроэнергетикаЛеспромвсе
Анттонен Матти в отраслях: ЭлектроэнергетикаЛеспромвсе
Финляндия. Россия > Леспром > wood.ru, 16 января 2012 > № 472013 Матти Анттонен

"Российская лесная газета" опубликовала интервью с Чрезвычайным и Полномочным послом Финляндии в России.

"В мире, наверное, нет больше страны, где экономика и весь уклад жизни людей связан с лесом так, как в Финляндии. Лесной сектор Суоми через мультипликативный эффект дает развитие десяткам других отраслей. Посол этой страны в России г-н Матти Анттонен, дипломат по профессии и потомственный лесовладелец по происхождению, рассказал, как лес может стать основой для развития взаимовыгодного сотрудничества между нашими народами.

- Господин посол, с какими результатами лесопромышленный комплекс Суоми закончил 2011 год?

- Страны Европы - наш основной рынок сбыта лесоматериалов. Около 60% экспорта ЛПК Финляндии идет в страны Евросоюза, в связи с чем вполне естественно, что общая неуверенность экономической ситуации в Европе и кризис в Греции отражаются также и на лесной промышленности нашей страны. Производство и экспорт таких важных для Финляндии продуктов, как бумага и картон, находились в январе-сентябре прошлого года почти на том же уровне, что и в 2010-м. Производство целлюлозы увеличилось на пару процентов, а ее экспорт поднялся на 17%. В производстве лесопильной продукции и фанеры также наблюдалась тенденция роста в январе-сентябре. В конце лета и начале осени спрос на товар на европейских рынках лесопильной продукции уменьшился в результате сокращения объемов строительства и избыточного предложения. Ряд финских лесопильных заводов уже сообщили о сокращениях производства в течение осени. В целом перспективы экономики Финляндии пасмурные, так как лесопромышленный комплекс, направленный в первую очередь на экспорт, зависит от экономической ситуации именно в Европе.

- Лесное ведомство Финляндии находится в самом центре Хельсинки, напротив министерства финансов и администрации премьер-министра. Такое расположение свидетельствует о чрезвычайно серьезном отношении власти к лесным ресурсам?

- Да, безусловно. Представители государственной власти внимательно слушают отклики лесного сектора, потому что на лесопромышленный комплекс приходится одна треть чистой экспортной прибыли нашей страны. В лесопромышленном комплексе занято в общей сложности всего около 200 тыс. финнов и порядка 60 тыс. человек в производственных предприятиях в других странах. Значение лесного сектора велико, поскольку каждый десятый финн зарабатывает себе на жизнь в лесной промышленности или связанных с этой отраслью сферах, и каждый восьмой финн является лесовладельцем. Многие отрасли связаны с лесным сектором - машиностроение, транспорт, логистика, консалтинг - вот далеко не полный перечень отраслей, которые через мультипликативный эффект крутятся благодаря работе ЛПК. Качественные леса и действующая по принципам устойчивого лесопользования лесная промышленность являются китами благосостояния нашего народа.

- Россия в ближайшее время вступит в ВТО. Как, на Ваш взгляд, это отразится на двухстороннем сотрудничестве между нашими странами?

- С точки зрения Финляндии, членство России в ВТО является одной из самых положительных новостей в сфере экономики. Мы полагаем, что вступление в ВТО приведет к снижению российских импортных и экспортных пошлин, и надеемся, что товарооборот между нашими странами получит от этого стимулирующий толчок. Предсказуемость решений властей, а также прозрачность лесного законодательства улучшат условия деятельности предприятий и могут привести к увеличению зарубежных, в т.ч. и финских, инвестиций в России. Членство в ВТО также прокладывает основу для более глубокого торгового сотрудничества между ЕС и Россией, а также для более свободной торговли.

- Несколько лет назад российские власти приняли решение о повышении таможенных пошлин на экспорт круглых лесоматериалов. Как это отразилось на финском леспроме?

- Повышение таможенных пошлин на лес, естественно, отрицательно отразилось на поставке сырья для лесопромышленного комплекса Финляндии. После введения новых пошлин конкурентоспособность российского леса резко ухудшилась, и наша промышленность стала больше покупать отечественный лес, а также больше импортировать из других стран. Импорт непереработанного леса, в т.ч. щепы, уменьшился от 12 млн м3 в 2007 году до 5.5 млн м3 в 2009 году, или более чем на 50%. В 2010 году Финляндия импортировала 12 млн м3 круглого леса, где доля России составляла 61%. Основными причинами резкого спада импорта круглого леса из России послужили кризис мировой экономики и повышенные экспортные пошлины на круглый лес. Если в середине двухтысячных годов доля России в закупках леса финской промышленностью составила 23%, то в 2010 году она составила 12%.

При вступлении России в ВТО экспортные пошлины на круглый лес уменьшатся, что, по всей вероятности, приведет к увеличению импорта леса из России в Финляндию при условии, что мировые рынки лесной промышленности будут благополучно развиваться. Однако, по всей вероятности, объемы импорта не достигнут уровня 2005-2006 годов, то есть до повышения таможенных пошлин.

- Крупные финские компании уже более 10 лет заявляют о намерении строительства в России крупного ЦБК, требующего огромных инвестиций. Почему до сих пор не построено ни одного крупного лесопромышленного комплекса в России с участием финского капитала?

- Я вам скажу, что и в Финляндии уже лет 20 как не было вложено больших инвестиций в создание нового производства, что называется, "green-field". Крупные вложения шли в основном в перевооружение и модернизацию имеющихся мощностей. Этим, кстати, сейчас активно занимаются и российские компании.

Сейчас многие страны ведут настоящую борьбу за привлеченные инвестиции, предлагают ряд преференций для зарубежного капитала. Финский бизнесмен рад бы вкладываться в свою страну или в ближайшего соседа, но он должен считать выгоды. В Финляндии и России можно производить рубки раз в сто лет, и выход с гектара при сплошной рубке составляет примерно 200 кубов. В Южной Америке нет морозов и снегопадов, расстояние транспортировки с делянки до завода - около сорока километров, между тем как в России оно составляет примерно двести километров.

Целлюлозные заводы строятся там, где имеется доступ к дешевому сырью и международным транспортным сообщениям. Целлюлоза доставляется на бумажные производства в Финляндию, а также в Китай, где финские компании UPM-Kymmene и Stora Enso владеют бумажными фабриками. Благодаря дешевизне древесного сырья затраты на производство целлюлозы в Южной Америке примерно в два раза ниже, чем в североевропейских странах.

- Выходит, глобализация сокращает наши возможности для двухстороннего развития в лесных отношениях, раз вкладывать в ближайшего соседа менее выгодно, чем через океан?

- Абсолютно не согласен. У наших стран есть огромный потенциал, который необходимо раскрыть. Россия и Финляндия являются лесными державами, и лесные секторы наших стран во многом тесно интегрированы. Финны и россияне занимаются взаимной торговлей продукцией лесной промышленности уже 150 лет, если не дольше. За 20 лет финские компании вложили в российский ЛПК около 1 млрд евро. Согласитесь, это немало. Свыше десяти наших предприятий успешно работают в России и не думают уходить.

Сейчас перед лесным сектором наших стран стоят одинаковые вызовы. С экологической стороны - это изменение климата, которое требует обеспечения эффективных мер по адаптации к этим процессам и более устойчивого управления ресурсами. С экономической стороны - можно отметить спад спроса на газетную бумагу, который будет продолжаться из-за роста производства электронных носителей информации.

В связи с этим считаю разумным совместно содействовать повышению конкурентоспособности лесных секторов обеих стран. Нам следовало бы вместе искать решения, обеспечивающие сохранение существующих мощностей лесной промышленности в наших странах, и создавать предпосылки для привлечения в будущем максимального количества лесопромышленных инвестиций к себе, вместо того, чтобы они направлялись в Латинскую Америку и Азию, где леса растут быстрее. Это наша совместная задача, за выполнение которой мы должны взяться самым серьезным образом. Мы должны вместе выработать стратегию использования северных лесных ресурсов как основы для разработки новых продуктов и услуг биоэкономики.

- А поконкретней? Что способно обеспечить нашим лесным отраслям устойчивое развитие?

- Деревянное домостроение имеет хорошие предпосылки для роста как в Европе, так и в России. Мы должны вспомнить, где жили наши предки. Сегодня уже есть все основания заявлять, что дерево при правильном применении намного долговечнее железобетона. Мы тоже прошли через любовь к этим мертвым конструкциям. Во времена моего детства те, кто жил в деревянных домах, были людьми низкого класса. Теперь же 90% малоэтажных домов строят исключительно из дерева. Это стало престижно. Но для строительства прочного дома эвкалипт не подойдет. Здесь нужны высококлассные материалы, поэтому для строительства наши северные сосна и ель - вне конкуренции. Уверен, что с увеличением объемов деревянного домостроения возрастет и потребность в российских строительных лесоматериалах. Большие перспективы открываются и для регионов Северо-Запада России. Карелия, Архангельская, Вологодская область могут развернуть у себя строительство деревянных домов для населения. Это не только позволит увеличить использование расчетной лесосеки, но и даст новые рабочие места.

- Сегодня российские лесопромышленники настойчиво требуют введения в России интенсивной модели лесопользования. В пример приводят скандинавский метод ведения лесного хозяйства. Насколько, на Ваш взгляд, у нас эффективно применение этой модели использования лесов?

- Россия - большая страна, и, наверное, интенсивная модель лесопользования не подходит для всей страны. Тем не менее, я верю, что на Северо-Западе, где природные условия схожие с Финляндией, возобновление, уход и использование лесов можно интенсифицировать, соблюдая при этом принципы устойчивого лесопользования. Разумеется, и здесь скандинавский метод ведения лесного хозяйства нельзя просто так тиражировать. История лесопользования и управления лесами, структура лесов и лесная инфраструктура в Финляндии и России отличаются. В Финляндии пока есть спрос на все сортименты, в том числе и на баланс, заготавливаемый при выборочных рубках ухода.

Если я правильно понял, в результате экстенсивного ведения лесного хозяйства на Северо-Западе России в бывших хвойных лесах все чаще стали превалировать лиственные породы и особенно остро стоит вопрос нехватки хвойного пиловочника. Эти проблемы рано или поздно нужно решать, иначе обеспечение лесопромышленного комплекса сырьем обойдется беспредельно дорого. Мне представляется, что внедрение интенсивной и устойчивой модели ведения лесного хозяйства могло бы принести здесь пользу. Приведу два примера результатов интенсивного лесного хозяйства. Во-первых, за последние 50 лет ежегодный прирост древесины в лесах Финляндии увеличился с 55 млн кубометров до 104 млн кубометров. Общий запас древесины вырос с 1500 млн до 2300 млн кубометров. Одновременно общий объем рубок составил в целом около 2700 млн кубометров. Во-вторых, в Финляндии выход от рубок (общий объем рубок на лесопокрытую площадь) составляет 3 м3/га/год, тогда как на Северо-Западе России этот показатель составляет около 0.5 м3/га/год, то есть, в среднем в Финляндии можно рубить в шесть раз больше, чем на Северо-Западе России. То, что на одной и той же площади можно рубить многократное количество древесины, позволяет снизить расходы и на строительство дорог, и на транспорт, не говоря о других преимуществах.

В Финляндии эти результаты достигнуты благодаря введению качественных методов лесовосстановления, достаточно интенсивных и своевременных рубок ухода и увеличению площади лесопокрытых земель с помощью осушения болот. Эти результаты было бы невозможно достичь без целенаправленной государственной лесной политики и госдотации лесохозяйственных мероприятий.

- В Финляндии в течение года трижды проходил лесной форум для руководителей. Какова цель таких встреч?

- Лесные форумы пользуются большой популярностью в Финляндии. За 16 лет в них принимало участие более 900 руководителей высшего звена из разных сфер: дипломаты, архитекторы, религиозные деятели, политики. Мы считаем лесной сектор стратегическим для нашей экономики, и поэтому важно, чтобы каждый знал о его работе и о тех вызовах и рисках, которые ему приходится преодолевать каждый день. Цель этих лесных форумов - распространять актуальную информацию о лесном секторе, активизировать контакты лесных профессионалов со специалистами из других сфер деятельности, а также добиваться взаимопонимания в вопросах развития лесного комплекса как в Финляндии, так и за рубежом. Поэтому мы и решили пригласить на эти лесные форумы российских коллег.

Сегодня Рослесхоз дал старт разработке Национальной лесной политики. Мы приветствуем такое решение и на основе своего опыта отмечаем, что лесную политику невозможно проводить путем диктата сверху, и лесную стратегию нельзя разработать, только сидя за письменным столом. Тут необходимы обширные дискуссии между органами управления и заинтересованными группами: министерством промышленности, министерством сельского хозяйства, министерством иностранных дел, собственниками лесов и другими организациями, Всемирным фондом дикой природы, Гринписом.

Национальная лесная политика касается не только специалистов, занятых в лесу. Она касается каждого гражданина страны, где леса занимают 2/3 площади. Взять хотя бы вопрос о развитии деревянного домостроения. В России важно знать, какие будут в будущем предусмотрены для этого строительные нормы, правила пожарной безопасности проживания. На первый взгляд эти вопросы к лесоуправлению не относятся, хотя при внимательном рассмотрении окажется, что от регулирования жилищного комплекса напрямую зависит спрос на пиломатериалы. И таких примеров из разных отраслей можно привести массу, поскольку в России, как и в Финляндии, лес - это образ жизни.

Значение лесного сектора в Суоми и России гораздо выше, чем в других странах мира. С такими роскошными лесными ресурсами все могло бы цвести пышным цветом. Невозможно представить, чтобы, имея такие богатства, люди на местах получали от их использования крайне мало. Национальная лесная политика должна дать решение и этой проблеме.

- Вы является собственником леса. Как это - владеть лесом? Поделитесь ощущениями.

- Я как финн чувствую себя очень хорошо в лесу, и хотя я городской житель, думаю, что я не смог бы жить без леса. В своем лесу я провожу очень много свободного времени. Частная собственность на лес имеет глубокие корни в Финляндии. В моем родительском доме висит карта нашего района, датированная 1798 годом. Тогда мы были еще частью Шведского королевства. И в ней границы между землевладельцами отмечены там, где они и теперь. Более 200 лет этот лес принадлежит моей семье, и все это время мы ухаживали за лесом, чтобы он радовал глаз. Разумеется, этот лес приносит и доход.

Владельцы хорошо ухаживают за лесами, так как леса - их собственность. В Финляндии лес является одним из объектов собственности, и он обладает ожидаемой доходностью в денежном выражении. Например, доходность государственных лесов должна быть выше пяти процентов в год. Как частные лица, так и государство могут покупать и продавать лес и закладывать его под банковские кредиты. В Финляндии концерн UPM начал продавать свои леса как частным лицам, так и корпоративным инвесторам. Недавно немецкая инвестиционная компания купила у UPM четыре тысячи гектаров леса. Несмотря на это, местные охотничьи клубы могут охотиться в этих лесах.

- Сегодня в Финляндии наблюдается процесс дробления частных лесохозяйств, увеличения числа собственников леса. Как этот процесс влияет на состояние лесного сектора экономики?

- Вы совершенно правы - вместе со сменой поколений у лесовладельцев возникает угроза дальнейшего дробления частных лесохозяйств на более мелкие единицы. Одновременно меняется структура лесовладельцев: растущее количество живет в городах и населенных пунктах далеко от своего лесного имения, и экономически они менее зависимы от лесных доходов, чем предыдущее поколение. Цели лесовладения также стали более разнообразными (например, рекреация, сбор ягод и грибов, сохранение ландшафта и пр.), но, к счастью для лесной промышленности, для подавляющего большинства лесовладельцев экономические вопросы являются первоочередными, ведь лесная промышленность покупает у частных лесовладельцев до 65% потребляемого сырья.

Задача государственной власти - создать условия, обеспечивающие конкурентоспособное лесопользование. Инструменты государственной власти в области лесной политики включают в себя, в частности, лесное законодательство, различные экономические рычаги, консультации для лесовладельцев, сбор и подготовку оперативной информации о лесных ресурсах, организацию дееспособной системы структур государственного лесного хозяйства. Важным инструментом лесной политики является Национальная программа лесного хозяйства до 2015 года. Она разработана на основе широкого межведомственного сотрудничества с привлечением всех заинтересованных сторон. И государственная власть, лесная промышленность, природоохранные организации и другие участники приняли обязательство исполнить цели и задачи Программы.

Но здесь важно отметить, что у нас, как и у вас, сейчас происходит коренная модернизация лесного законодательства. Поскольку после войны финские леса были сильно истощены рубками, власть в 60-70-х годах ставила целью увеличение покрытых лесом площадей, а также рост древесины на корню. Сейчас из 100 млн кубометров ежегодного прироста леспром Суоми съедает максимум 60%. Следовательно, острой нужды в приросте больше нет. Поэтому сейчас смягчены требования как к лесовосстановлению, так и к использованию лесных ресурсов. Теперь идет ориентация на современные требования общества, поиск разумного баланса между обществом, бизнесом и экологией. Если раньше на твоем участке росли деревья менее ценных пород, чем ель и сосна, то власти могли полностью срубить этот лес и засадить его правильными породами. И у лесовладельцев не было другого выбора. Теперь таких жестких решений, обязательных для исполнения, практически нет. Собственникам самим интересно выращивать сосну и ель для их дальнейшей реализации. Но если ты любишь березу и не желаешь с ней расставаться - твое право.

- По Вашему мнению, в России реально введение частной собственности на леса? С какими проблемами могут столкнуться власти, бизнес и гражданское общество, если в России завтра объявят о том, что лес можно приватизировать?

- Я хорошо помню, как на третьем Российско-финляндском лесном саммите в Петербурге осенью 2009 года на предложение главы совета директоров Группы "Илим" Захара Смушкина о необходимости введения частной собственности на лес Владимир Путин ответил вопросом: "А следом что хотите: частую собственность на воздух?". Руководство страны, может, и понимает полезность внедрения частной собственности, но знает, что люди, избиратели не одобряют эту идею. Народ против частной собственности. И против сильно. Поэтому я думаю, что в данный момент возможность иметь долгосрочную аренду - все равно достаточно хороший компромисс между властью и бизнесом.

Вместе с тем полагаю, что в России инвестиционная активность выросла бы существенно, если бы лес можно было продавать и иметь в собственности. Нет необходимости в приватизации всех российских лесов. Только тех, которые расположены поблизости от крупных целлюлозно-бумажных комбинатов.

В Финляндии все имеют право гулять в любом лесу, свободно собирать грибы и ягоды. Российские леса останутся в России, кто бы ими ни владел - их никуда не увезешь. Когда лес находится в частной собственности, собственник строит в нем лесовозные дороги и ухаживает за ним лучше, чем за государственной собственностью. Выход древесины в частных лесах больше, если за ними хорошо ухаживают."

Финляндия. Россия > Леспром > wood.ru, 16 января 2012 > № 472013 Матти Анттонен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter