Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/pages/news.phtml on line 531

Warning: implode(): Invalid arguments passed in /usr/home/webmaster/www/polpred/lib/persons.php on line 48
Всего новостей: 2395062, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Антонов Иван в отраслях: • все
Антонов Иван в отраслях: • все
Китай. США > Армия, полиция > interaffairs.ru, 1 июля 2012 > № 735214 Иван Антонов

«Медовый месяц» американо-китайского военного сотрудничества

На прошлой неделе в Китае с непродолжительным визитом побывал глава Тихоокеанского командования ВС США Самуэль Локлир. Поездка вступившего в должность в марте 2012 г. С.Локлира носила, скорее, ознакомительный характер, однако, как считают китайские эксперты, она тем не менее позволила сторонам еще раз обменяться точками зрения на развитие военной составляющей диалога между Пекином и Вашингтоном, которая, к слову, остается одной из проблемных его сфер.

В последнее время, по оценкам аналитиков, стороны имели достаточно широкий арсенал возможностей для налаживания сотрудничества по линии оборонных ведомств. И Пекин, и Вашингтон демонстрировали нацеленность на продолжение развития контактов между вооруженными силами. Так, в мае состоялся успешный визит в США главы Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Лян Гуанле, в ходе которого прошли «полезные переговоры», были достигнуты договоренности расширять сотрудничество по многим аспектам, включая возможное проведение учений между флотами двух держав и так далее. Высокую оценку состоявшиеся контакты получили и в китайских СМИ, что также стоит признать важным показателем. При этом можно обратить внимание, что накануне поездки Лян Гуанле в Соединенные Штаты в прессе появилась информация об инициировании американским Конгрессом нового раунда обсуждения возможных поставок вооружений на Тайвань. Это Пекин считает непозволительным. Подобная инициатива Белого дома уже однажды привела к «замораживанию» диалога между ВС двух государств. Однако данное обстоятельство не вызвало, как это обычно бывает, бурной негативной реакции китайской стороны, которая решила не зацикливаться на этом аспекте в ходе переговоров.

Такое подобие «медового месяца» в китайско-американском военном сотрудничестве некоторые эксперты склонны увязывать с предстоящим в Китае периодом передачи власти «пятому поколению» руководителей. Этот период уже начался и закончится, по всей видимости, весной следующего года. На это время Пекин не заинтересован ни в каких серьезных потрясениях на внешнеполитическом фронте, поэтому, возможно, пытается сглаживать имеющиеся противоречия (если они, конечно, не затрагивают коренные интересы страны). Кроме того Соединенные Штаты также вступили в предвыборную фазу и в этой связи Белый дом, судя по всему, не слишком жаждет прямой конфронтации с КНР.

В таком настроении и прошли переговоры между С.Локлиром с его китайскими партнерами - главой НОАК Лян Гуанле и заместителем начальника Генштаба Ма Сяотянем. Стороны обозначили намерения продолжать сотрудничество, которое «отвечает интересам как обоих государств, так и всего мира». В качестве направления этого взаимодействия были названы возможные совместные учения военно-морских сил. Общее позитивное впечатление было, впрочем, несколько оттенено тем, что китайская сторона все же обратила внимание американского визитера на вызывающую недовольство Пекина разведывательную деятельность по периметру границ КНР, а также выразила озабоченность по поводу планов Вашингтона по «возвращению в АТР». Однако такие претензии, наряду с критикой американцами укрупняющегося день ото дня военного бюджета КНР, стали уже привычным делом, поэтому, как считают эксперты, не могут выступать мерой уровня отношений между странами по военно-политической составляющей.

Важнее другое - в повестке дня переговоров с конца прошлого года перманентно присутствует американский план по «возвращению в АТР», а также озвученное намерение передислоцировать к 2020 г. в регион 60 процентов военно-морских сил США. Это вызывает серьезные дискуссии в китайских политических и научных кругах. Большинство в Китае согласно с тем, что это станет определенным вызовом для Пекина, расхождения наблюдаются лишь в оценках степени угрозы этих шагов Белого дома жизненно важным интересам КНР. С разных трибун звучат порой полярные мнения, например, что Соединенные Штаты будут вынуждены сотрудничать с Поднебесной для достижения своих целей, другие считают, что активизация Вашингтона в регионе приведет к обострению ситуации и главной задачей имеет ослабление позиций Китая в регионе. И если первый довод нередко находит подтверждение в официальных заявлениях Белого дома и Госдепа о том, что, мол, «АТР – большой, и места хватит всем», то сторонники второго варианта аргументируют свою позицию логикой и историей реализации Америкой своих глобальных геополитических инициатив.

Одним из основных направлений претворения в жизнь Вашингтоном стратегии по «возвращению в АТР» некоторые скептически настроенные эксперты называют сплочение вокруг США их региональных союзников – Японии, Южной Кореи и Индии. Именно этот аспект станет центральным элементом создания Белым домом нового формата своего присутствия в регионе Тихого океана. Определенные шаги в этом плане американцы уже предпринимают, двигаясь к постепенному оформлению стратегических «треугольников»: США-Япония-Южная Корея и США-Индия-Япония. Связующим звеном этих геополитических фигур китайские специалисты считают отнюдь не общие экономические интересы, а стремление сдержать набирающий мощь Китай. Свидетельствами активизации практической работы американцев по укреплению этих эвентуальных альянсов аналитики считают, в частности, впервые проведенные в июне военно-морские учения между ВМС трех стран, а также готовящееся к подписанию соглашение между Токио и Сеулом о сотрудничестве в разведывательной сфере. В КНР почти уверены, что все эти инициативы исходили из Вашингтона и имеют вполне конкретные цели. Состоятся ли подобные блоки в полном смысле этого слова – сейчас сказать невозможно, но то, что они даже в виртуальном исполнении способны повлиять на двусторонние связи Китая с этими странами сомнений не вызывает.

Впрочем, помимо гипотетических военных блоков у Пекина хватает и своих собственных проблем. К числу наиболее острых, разумеется, относятся периодически обостряющиеся территориальные споры с соседями. Так, только что удалось урегулировать конфликтную ситуацию с Филиппинами по поводу спорного рифа Хуанъяньдао, как новый импульс получила дискуссия с Вьетнамом относительно островов Сиша (Парасельские). Подобные столкновения интересов, по мнению экспертов, способны в будущем спровоцировать диалог на повышенных тонах между вовлеченными сторонами, и Вашингтон в этом случае может также подключиться, поддержав одного из участников, которым вряд ли станет Китай. Необходимо также иметь ввиду, что в отношениях Китая с крупнейшим торгово-экономическим партнером - Японией камнем преткновения остаются острова Дяоюйдао (яп. Сенкаку), находящиеся под административным контролем Токио, но причисляемые к своей территории Пекином.

На этом сложном фоне Китай и США стараются поддерживать конструктивный диалог по линии оборонных ведомств. В целом, как показал состоявшийся визит С.Локлира, сторонам это вполне по силам, однако в этом разговоре по-прежнему ощущается острый дефицит взаимодоверия. Появление искренности в отношениях НОАК и Пентагона в обозримой перспективе вряд ли возможно – слишком уж много раздражителей. Примечательно, что буквально на следующий день после завершения визита американского военачальника начались крупнейшие за всю историю военно-морские учения RIMPAC (Rim of the Pacific Exercise, рус. учения стран Азиатско-Тихоокеанского региона- прим.ред.), участие в которых принимают 23 страны, но среди приглашенных на них даже в качестве наблюдателя отсутствует Китай, вынужденный созерцать происходящее издалека.

Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»

Китай. США > Армия, полиция > interaffairs.ru, 1 июля 2012 > № 735214 Иван Антонов


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 8 июня 2012 > № 735235 Иван Антонов

Россия и Китай – новый геополитический альянс?

В четверг завершился государственный визит президента России В.В.Путина в КНР. Помимо достаточно насыщенной двусторонней программы, российский лидер также принял участие в 12-м заседании Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. Как отмечают местные эксперты, в ходе переговоров произошел обмен мнениями по широкому кругу вопросов, однако, возможно, первое место в повестке дня заняли вопросы безопасности и конкретные шаги по поддержанию стабильности в регионе и мире в целом.

Непосредственно сами переговоры В.В.Путина с руководством КНР проходили на привычно позитивном фоне и в этом смысле стали логическим продолжением диалога между лидерами России и Китая, выстраиваемого в последние несколько лет. Надо отметить, что представители китайского МИД в своих беседах особо подчеркивали тот факт, что для первого государственного визита российский лидер выбрал именно Китай, что, по их мнению, свидетельствует о значимости, которую придают в Москве развитию полноценного и многопрофильного сотрудничества с восточным соседом. При этом здесь также не упустили из виду, что изначально могла бы состояться поездка президента РФ в США на саммит «восьмерки», но вместо него туда отправился премьер-министр Д.А.Медведев. Некоторые склонны также рассматривать это обстоятельство в привязке к возможному смещению приоритетов в дипломатическом курсе России. Большой интерес вызвала и опубликованная в главной газете Китая «Жэньминь жибао» статья российского Президента «Россия и Китай: новые горизонты сотрудничества», в которой четко и недвусмысленно определяются перспективы взаимодействия Москвы и Пекина по широкому спектру направлений.

Главной целью государственного визита, согласно общепринятой практике, редко когда является достижение прорывных договоренностей в практических плоскостях сотрудничества. Подобного рода мероприятия чаще всего несут в себе своего рода сакральный смысл, имеют задачу обсудить стратегические перспективы диалога. Так получилось и в этот раз. Как отмечают местные эксперты, российско-китайские отношения в ходе этого визита были переведены на новый качественный уровень, а в центральных китайских СМИ не устают подчеркивать их новый статус - «всеобъемлющее, равноправное и доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие». Следует подчеркнуть, что в КНР в этом плане очень важно фиксировать такие формулировки, так как они, по сути, отражают мнение руководства страны. Ключевым словом здесь, наверное, можно назвать «доверительное». С этим соглашаются и специалисты, указывающие на то, что в современном формате международных связей подобную характеристику можно дать далеко не всем даже очень близким межгосударственным контактам. Например, в последнее время, в самом Китае применительно к китайско-американскому диалогу все чаще говорят о необходимости укрепления взаимного доверия, однако на вопрос, как это сделать, эксперты чаще всего разводят руками…

Важным элементом состоявшейся встречи лидеров России и Китая, по мнению китайских экспертов, стали переговоры о военном сотрудничестве. Детали подобного рода контактов, по понятным причинам, стараются не придавать огласке, однако сам факт того, что взаимодействие в этой сфере не «проседает», говорит о многом. Во-первых, свидетельствует о реальном, а не «виртуальном» взаимном доверии между двумя государствами, а, во-вторых, недвусмысленно демонстрирует, что подобного рода кооперация остается востребованной и в современных реалиях.

В этом контексте можно упомянуть, что незадолго до визита В.В.Путина в КНР состоялись совместные военно-морские учения вооруженных сил двух стран – России и Китая. При этом они прошли, несмотря на то что в тот момент Пекин уже вел затянувшийся территориальный спор с соседними Филиппинами, которые, между прочим, активно налаживают военную кооперацию с США. Надо отметить, что последние продолжают реализовывать свои планы по укреплению влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), в том числе в военно-политическом аспекте. В Китае подобные намерения давно вызывают серьезные дискуссии и, и по мнению экспертов, не сулят ничего хорошего для стабильности в регионе.

На фоне подобных неоднозначных процессов, в Китае в научных и правительственных кругах все чаще стали говорить о важности развития и поддержания связей с традиционно дружественной Россией. Более того, некоторые эксперты всерьез поднимают тему создания некоего подобия союза с Москвой, который подразумевал бы и более тесное военное сотрудничество. Любопытно, что эти идеи, попадая в Интернет, судя по комментариям к ним, вызывают явные симпатии у значительной части китайской публики.

Тезис о важности укрепления контактов по линии оборонных ведомств прозвучал и из уст председателя КНР Ху Цзиньтао, что для знакомых с китайским политическим этикетом специалистов свидетельствует о всей серьезности намерений Пекина. А в качестве еще одного важного нюанса стоит отметить, что газета ЦК КПК «Жэньминь жибао» на следующий день после начала визита, на первой полосе опубликовала фотографию лидеров России и Китая на фоне почетного караула из военнослужащих. Разумеется, мероприятия такого уровня часто сопровождаются подобным церемониалом, и ничего необычного на первый взгляд тут нет, однако тот, кто понимает язык официальных китайских СМИ, может уловить вполне определенный смысл.

Государственный визит В.В.Путина в Китай проходил на фоне крайне непростой международной обстановки. Непредсказуемая и неоднозначная ситуация в Сирии, напряженные взаимоотношения Ирана с Западом, скрытые по большей части и поэтому воспринимаемые с настороженностью процессы в КНДР – все это стало предметом для обмена мнениями между двумя лидерами. По итогам проведенных переговоров стороны, по сути, подтвердили совпадение или как минимум схожесть позиций.

Так, по сирийскому конфликту и Россия, и Китай подтвердили приверженность принципу неприемлемости вмешательства во внутренние дела Сирийской арабской республики, о чем, в частности говорится в «Совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики о дальнейшем углублении российско-китайских отношений всеобъемлющего равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия», принятом по итогам саммита. Более того, в этом же документе отмечается, что «Россия и Китай решительно выступают против попыток внешнего силового урегулирования сирийского кризиса, а также навязывания, в том числе в Совете Безопасности ООН, линии на смену политических режимов». По словам китайских экспертов, такие формулировки свидетельствуют о цельности и зрелости сотрудничества Москвы и Пекина в этой сфере. К тому же, именно с момента выступления наших стран единым фронтом в защиту норм и принципов международного права наперекор давлению со стороны США и ряда других государств можно говорить о начале реального геополитического сближения России и КНР.

Вселяющее оптимизм взаимопонимание стороны продемонстрировали и касательно урегулирования других «горячих» тем в глобальной повестке дня. Основной смысл этих подходов, как интерпретируют его местные аналитики, заключается в неприменении силы, а стремлении уладить возникающие противоречия и конфликты мирным путем. Реалии сегодняшнего дня говорят о том, что как раз любая нестабильность внутри отдельно взятого государства может в итоге трансформироваться в повод для внешней интервенции, которая пока еще никогда не приводила к улучшению жизни людей и построению процветающего, свободного, цивилизованного общества.

Впрочем, на всем этом позитивном фоне в Китае фиксируют попытки определенных международных игроков омрачить общую картину российско-китайского партнерства. В местных СМИ обращают внимание на то, какое освещение получил визит президента РФ в КНР в некоторых влиятельных СМИ, и отдельные комментарии, по мнению китайских ученых, вызывают недоумение. Так, в частности серьезно обсуждается конкуренция Москвы и Пекина за влияние в Центральной Азии, а в качестве доминирующих в диалоге преподносятся малозаметные и незначительные технические пробуксовки, как, например, затянувшиеся переговоры по цене на российский природный газ, который хочет закупать Китай и т.п. Кто-то идет еще дальше и прибегает к откровенно алармистским характеристикам усиливающегося военно-политического взаимопонимания между Москвой и Пекином, однако при этом почему-то совсем забывает о планах Вашингтона развернуть систему ПРО в Европе, а также намерениях США разместить «под боком» у КНР 60 процентов своих ВМС.

В целом, как отмечают эксперты, состоявшийся визит, проходивший на фоне сложных глобальных процессов, с учетом только что сменившейся власти в России и ожидаемых перестановок в высшем руководстве Китая, завершился успешно. Главным итогом называется достижение между Москвой и Пекином взаимопонимания в плане важности укрепления сотрудничества, но теперь уже не только в смысле кооперации между двумя крупными державами, но и в статусе влиятельных игроков на мировой арене. Без него, как полагают в КНР, сложно будет гарантировать стабильность и безопасность в Центральной Азии и АТР, обеспечивая крайне важное «нормальное окружение» (как выражаются в Китае), необходимое для поступательного экономического развития всей Евразии.

Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 8 июня 2012 > № 735235 Иван Антонов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter