Всего новостей: 2256924, выбрано 39 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Арсюхин Евгений в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыАлкогольАгропромРыбавсе
Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин

Комментарий. Сталин вернулся

Городские сумасшедшие все призывали Сталина – «приди, воскресни», и Сталин вернулся. Ограничение на содержание скотины в личных дворах – это самая что ни на есть сталинщина. Сталин воевал с русским крестьянином, с русским народом, кровью русского крестьянина политы все эти стройки века, аэропланы, ГЭСы и великие победы. Сейчас не будет ни строек века, ни великих побед, но тут же дело не в стройках и в аэропланах, а в том, чтобы уничтожить русского крестьянина, вот она, настоящая цель. И мы видим, что эта задача не снята с повестки дня, сегодня она так же актуальна, как в годы раскулачивания и коллективизации.

Что есть раскулачивание, как не наглое вторжение в жизнь частного крестьянина (да, зажиточного, уж простите, горбом своим наработал) и отъем его личного имущества? Затем стали отрезать огороды. Избивали за собранные в лесу грибы. Отправляли на принудительные работы. Вся система колхозов – это система принудительного труда, и больше ничего. Все это наглое, демонстративное преступление против частного человека, рядового крестьянина. По идее, никого не должно интересовать, сколько у меня за оградой скотины. Но в 2015 году – начало снова интересовать.

Номенклатура из АККОР, эти лощеные радетели за благо народное, конечно, заерзали, с одной стороны, не потерять бы электорат (хотя по идее в АККОР можно загонять и автоматами, да почему нет, грань перешли, теперь можно все), с другой стороны, немыслимо идти против власти, ведь власть, а не крестьяне, дали тебе право зваться лидером крестьянского движения. Юлят.

Вылезли из всех дыр многочисленные «эксперты», которые «объясняют» логику власти. Эксперты кормятся за счет подачек от власти, работа у экспертов такая. Вижу и отдельные восхваления «мудрого курса» со стороны некоторых фермеров, это квазифермеры, симулякры, вообразившие, что, раз у нас теперь санкции и импортозамещение, а в деревне все ж лучше, чем в городе – объявить фермерами себя. Я был в их хозяйствах… Знаете, по западным каналам показывают такое шоу, как горожане в США переезжают в деревню, ну и вся сельская Америка над ними потешается. Вот и у этих квазифермеров такие же хозяйства. Фуагра они делают. Пармезан. Предварительно закупив порошковое молочко на оптовой базе. Сначала наворовали, а теперь пармезан делают. С непременной баней для туристов, ага, «агротуризм» в моде же. И эта публика теперь тоже кричит: хватит держать скотину в ЛПХ!

Я не буду разбирать «аргументы» за это решение, весь этот бред. Фитосанитарные нормы? А давайте устроим проверку в туалете Минсельхоза, нет ли там бактерий? Подтасовка статистики? А давайте для начала, раз статистика подтасована, арестуем всех организаторов Всероссийской сельхозпереписи. Коли сталинщина, давайте заведем дело статистиков. Ну это же они фальсифицируют? Это они приписывают ЛПХ те объемы производства, которых нет? За что же наказывать ЛПХ? Да, еще налоги, говорите… Надо платить налоги. Ну обложите налогом! У вас не заржавеет, обложите. Только подумайте сначала, какой дурак в нынешней деревне вообще скотину держать соглашается. Сколько налога вы соберете с этого дурака. И не есть ли задача власти, чтобы село было живое, чтобы скотина была по дворам? И стоит ли душить налогом тех, кто вопреки мафии сетевых магазинов что-то делает сам. Нет, вы даже не заикнулись о налоге, вы сразу свои грязные лапы сунули в частную жизнь человека, в его двор.

Никаких аргументов «за» не существует. Есть кубанский стиль ведения дел, это когда битой по башке, и этот стиль стал теперь федеральным. Сжигание еды – и шут бы с этой едой, но это была первая ласточка. Вот вторая. Другие ласточки на подходе.

Но кто же этот Сталин? Может, Путин стал Сталиным? Я вас умоляю. Может, Ткачев и есть Сталин? Опять же, я вас умоляю. Ни в каком конкретном человеке Сталина нет, но Сталин везде, он витает в воздухе, и хочет в 2015 году доделать то, что не доделал в годы своего правления. Докликушествовались, братцы.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 17 августа 2015 > № 1458424 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как в «подбрюшье Москвы» наконец-то нормальную еду привезли

- Дамочка, шо вы смотрите. Обычные помидоры. С грядки.

- Удивительно, но после этих слов я как раз и решила купить эти помидоры. В самом деле, что я хожу да выбираю? Прекрасные помидоры. Не то, что в сетевом магазине, - сказала мне потом «дамочка».

Дело было в подмосковном Видном, это практически Москва, здания со столичной пропиской видны в Видном из любой точки. Продавец был со Ставрополья, и его южнорусская манера торговли, конечно, поражала не привыкших к тому, что продавец шутит, жителей ближайшего Подмосковья.

- Мужчина, вы куда? – мужчина замирает, как будто пулю в спину получил, - Вам что, ничего не понравилось?

Мужчина покорно возвращается. Но тут было и без ставропольского артиста прилавка на кого посмотреть. Вот женщина из Тверской области, у нее прялка, как те, старые, но на самом деле новая:

- Муж выточил.

К ней подсаживается пожилая женщина, та дает ей кудель, вроде как мастер-класс. Еще у тверичанки куклы, набитые сушеной крапивой.

- С ними надо разговаривать, - доверительно сообщает она покупательнице.

Да что вообще творится в Видном? Ярмарка выходного дня, в центре города, возле кинотеатра. Оператор ярмарки - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка». Мне уже случалось быть на ярмарке в подмосковном Голицыно, которую организовывала эта компания. Фирменный почерк прослеживается: приветливый чудак на ходулях, гармошка, аниматоры, в общем, по-русски, с удалью. Но в Видном даже интереснее, чем в Голицыно, получилось: Г-образное пространство возле кинотеатра, одно «плечо» - промыслы, мастер-классы и «активности», как говорит молодежь. Другое «плечо» - продукты питания. Сначала натешишься, потом закупишься, и домой. Очень просторно, очень рационально и грамотно все организовано.

Временно исполняющий обязанности Главы городского поселения Видное Александр Усков внимательно слушает женщину – она пришла за покупками, завидела главу, ну и воспользовалась ситуацией.

- Ну, значит, машины ставят и ставят! – экспрессивно рассказывает она.

- Как общаетесь с людьми? Лично, или по интернету? – интересуюсь, когда разговор закончился.

- И так, и так, - машет рукой Усков, и становится понятно, что 24 часа в сутки он, собственно, и общается.

- Ярмарка продлится три дня, пока что, - переходим наконец к делу, - Проводим такое мероприятие в первый раз. Цель? Цель-то понятна, качественные продукты горожанам!

Ловлю замглавы администрации Романа Харланова, потому что вопрос-то остался, а что, у людей практически в Москве – проблемы с покупкой продуктов? Оказывается, да. В Москву не наездишься, через МКАД и через пробки, а местная сетевая торговля «отжигает» - хотя она и в Москве, да и по всей России ведет себя одинаково. Как именно – вы прекрасно знаете.

- У нас тут цены вдвое меньше, чем на колхозных рынках, - говорит Харланов, - Почему с рынками сравниваю? Да потому, что сравниваю по качеству, подобное с подобным. Сюда приехали фермеры из 11 регионов, привезли свои продукты, ну а люди – люди хотят хорошо питаться.

Харланов рассказал, что главная цель – не просто три дня чтобы ярмарка пела и плясала. А чтобы местные магазины заключили бы постоянные контракты с теми производителями, кто прибыл на ярмарку, и чтобы шли постоянные поставки продуктов.

- Сетевые магазины? – уточняю.

- Ну, это вряд ли. Средний бизнес, мелкий бизнес…

А возможно, ярмарка тут и постоянно будет.

- Этот вопрос будем решать с населением.

На месте населения я бы не возражал, бетонная площадь возле кинотеатра все равно никак не используется. По словам Харланова, людей спросят, хотят ли они, чтобы ярмарка выходного дня была здесь всегда. Чтобы она была в другом каком-то месте. Они проголосуют. Ну и – ярмарке быть, как написала бы газета «Правда».

Харланов оказался вообще интересным человеком. Он-то сам всю жизнь в Видном, что для этих мест редкость, город стремительно растет, появляются новые люди со всей России, и мне стало интересно его мнение, что это за люди, как они ведут себя в городе.

- Ну, тут та проблема, что «новые люди» не воспринимают Видное как свой дом. Работают в Москве, тут ночуют, ничего их с Видным не связывает.

- Нет гражданского общества?

- Вот, точно. Но все устоится, это временное явление.

А тем временем на сцене появилась Софья, звезда телепроекта «Голос. Дети». Поет в самом деле хорошо. Как положено звезде, 13-летняя девочка не так-то и проста. Гармонист стал набирать мелодию, она жестом его остановила, обменялись птичьими профессиональными словами, вот, заиграла гармонь в другой тональности, запела. Она из Новомосковска Тульской области, в советские годы страшное было место, в воздухе воняло стиральным порошком, а недавно был – преобразился город. Одно время Софья жила в Видном и выступала перед горожанами задолго до того, как стала звездой федерального телепроекта. Захотел с ней поговорить, женщина, ее опекавшая (у звезды должен быть продюсер), засуетилась:

- Не на пекле, не на солнце!

- Ничего, мы быстро.

Я просто выяснил творческие планы певицы. Певицу манит, конечно же, волшебный мир телевидения. Хочет что-то такое делать в шоубизе. Ну, пожелаем успеха.

Глава - НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка» Михаил Микоц ходит щеголем, на нем солнечные очки, вижу, ярмаркой доволен.

- Вы никогда не подбирались так близко к Москве? – задал я глупый вопрос.

- Да мы и в самой Москве работали!

Но видно, что Видное (да, тут словами бесконечно можно играть) – место, которое Микоцу по душе, он бы тут развернулся.

- Мы долго искали идеального оператора, и наконец нашли! – бросил, пробегая, глава «торгового отдела администрации» Эдвард Вагин.

Ну, нашли, и хорошо! Я, если честно, все отирался возле промыслов, таких там молодцов собрали. Тут тебе и мастер-класс по керамике: маленькая девочка садится, надевает фартучек, и бесстрашно погружает руки в глину. Тут и ковка, выкованное можно забрать с собой. Куют отец, словно сошедший с обложки книжки про русичей, и такие же его дети, сыновья, у всех волосы длинные, профили тонкие, я про одного подумал, что он девчонка, но нет, мышцы-то играют.

Затем решил постичь ярмарку самым простым способом – как покупатель. Отдал должное «просто помидорам» из Ставрополья, купил исключительно дешевой и хорошей картошки, запал на огурчики – такие, какие надо огурчики, и вместе с жителями Видного поплелся прочь, сминаемый тяжестью покупок.

Видному очень нужна такая ярмарка. Да она и всем нужна. Едим-то ведь отраву. Я для полноты картины прошелся по альтернативным точкам. Ну, сетевой магазин он и есть сетевой, непременный охранник на входе раздевает тебя взглядом, ты уже преступник для него, кричащие этикетки «Акция, скидки!» - и все несвежее, все пластиковое. Еще две бабки сидели возле аптеки, зелень и грибы. Все. Конечно, Микоцу тысячи людей «спасибо» скажут. А если получится у них в Видном обосноваться – так постоянно будут говорить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 13 августа 2015 > № 1455795 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 6 августа 2015 > № 1449406 Евгений Арсюхин

Комментарий. Привет голодным, поклон ветеранам

Россия – страна людей, которые очень хорошо знают, что такое голод и нехватка продуктов. В России и сейчас по разным оценкам недоедает около 20 млн. человек. Но мы даже не будем брать нынешнюю ситуацию со «снабжением населения», как сказали бы раньше. Давайте задумаемся вот о чем.

Люди, заставшие советское время, знают, что такое «достать» продукты. Таких людей можно опознать по занятному признаку: эти люди в магазине никогда не берут первую упаковку продукта, но отодвигают ее, и берут следующую, потому что годами и десятилетиями советские продавцы подсовывали тухлятину вперед, чтобы ее скорее купили. Людей, заставших СССР, больше половины населения России, но не все из них знают, что такое голод. Москвичи вспомнят конец 1980-х, когда в самом деле трудно было купить привычные товары, я могу вспомнить страшный продовольственный кризис осени 1981 года в Среднем Поволжье: около месяца в магазинах не было ничего, просто ничего. И все же это не настоящий голод.

Люди постарше – военное поколение – знают, что такое голодать по-настоящему. Ветеранов, то есть людей, воевавших в войну, почти не осталось, но еще очень много тех, кто был в те годы ребенком. Послевоенные годы были тоже голодными. Люди около 70 лет прекрасно знают, что такое голод.

И эти люди не понимают, зачем в среду в России сожгли под камеры несколько фур свинины. В их представлении уничтожение еды – это грех, который невозможно оправдать. Бабушка говорила мне, что нельзя говорить «хлеб плохой». Хлеб хороший всегда, даже если он неудачный. Его можно подсушить на сковороде, и он станет лучше. Нельзя выкидывать кусочки. Страх голода передался мне, хотя я не видел настоящего голода.

И я смотрел, как горят тонны свинины, и у меня просыпался вот этот самый первобытный ужас перед голодом. Я пытался рационализировать этот ужас: почему, мол, не отдать свинину в детские дома? В самом деле, почему? На наших глазах произошла реформа питания – нет, даже не в детских домах, а в детских садах. Натуральные продукты заменили на менее натуральные, чтобы сэкономить московский бюджет. Помню, меня поразило, что в провинции в детских садах дети питаются лучше, чем в Москве. Так что творится в детских домах, неужели там откажутся от свинины?

Я пытался рационализировать свой страх, думал, сколько можно накормить людей, но это бессмысленное дело. Я воспитан моей бабушкой, и меня не переделать. В моих глазах российское государство совершает преступление. И меня невозможно переубедить, как ни старайтесь.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 6 августа 2015 > № 1449406 Евгений Арсюхин


Греция. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 5 августа 2015 > № 1447575 Евгений Арсюхин

Комментарий. Parmezanen

В Сети уже появилась карикатура: солдат ведет на расстрел сыр на ножках, на котором висит табличка Parmezanen. Ну вроде как Партизанен. То, что власти, затеявшие весь этот цирк со сжиганием продуктов, выставили себя на посмешище, особых сомнений не вызывает.

Но не будем столь поспешными. Что-то здесь не так. Слишком комичной для нашей, столь любящей звериную серьезность, власть есть в этой всей затее. И, думая про это, я прихожу к выводу, что вся эта клоунада есть лишь операция прикрытия. То есть истинные планы властей в чем-то другом. Что-то другое власти задумали. И – хотят отвлечь внимание. Но что именно и от чего отвлечь?

Дальше я пускаюсь в пучину предположений, но рискну предположить, что собака порылась, как говаривал тов. Горбачев, где-то недалеко, а именно: здесь же, в санкционных продуктах.

Мы не раз писали о том, что Россия и рада бы отменить продуктовые санкции, да стыд мешает. Полезли в дело, надо заканчивать. Однако ситуация с «импортозамещением» выглядит не столь благостной, как хотелось бы это представить пропагандистам. Трюк с Грецией, автором которого был бывший теперь уже министр Николай Федоров, не вышел. Трюк заключался в том, что мы снимаем санкции именно с Греции. То есть Греция становится легальным каналом поставок санкционных продуктов в Россию. Ведь в самой Греции ничего нет, ее сельское хозяйство убито.

Не вышло, потому что слишком кучеряво затеяли. Греция, чтобы принять столь «щедрый» дар от России, должна была ну если не выйти из ЕС, так решительно топнуть ножкой. Топнуть смелости не хватило, реальные деньги можно получить от ЕС, а не от России, на посредничестве при перепродаже сыра много не заработаешь, так что с Грецией – не сложилось.

Сегодня новым каналом, который должна прикрыть потешная операция по уничтожению продуктов, может стать Китай. На эту мысль наводит прежде всего странная идея дать в аренду китайским компаниям сельскохозяйственной земли в Забайкалье. Вроде бы логика есть, в Китае мало земли, в России много, людей в Китае много, в России мало, почему бы не?

Ну а давайте еще проще. Китайские компании вроде бы производят что-то в Забайкалье. На самом деле это ввозится из Китая. На самом деле это, может быть, даже не китайское, а протухший пармезан из Италии, проделавший крюк по всем проливам. И все это на фоне образцово-показательных костров. Возможна такая схема? Давайте над этим просто подумаем.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Греция. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 5 августа 2015 > № 1447575 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин

Комментарий. Фермерский шантаж: сожгу свое поле

«Фермер» из Курской области Анастасия Долгополова обратилась к президенту Владимиру Путину: она сожжет свое поле, потому что государство не помогло ей убрать урожай. Перед нами новое явление, хотя уже и не первое: человек объявляет себя фермером, а потом начинает давить на государство: я же фермер! Мне положено!

Долгополова, обращение которой радостно растиражировали как бы либеральные СМИ (ну как же, в пику сжиганию пармезана – сжигают родную русскую пшеницу, или что там у нее) рассказывает, что решила стать фермером год назад, когда узнала, что Россия запретила ввоз некоторых иностранных продуктов.

Видимо, г-жа Долгополова понятия не имеет о том, что существует бизнес-план, что фермерство и вообще АПК – это серьезное экономическое предприятие. Она сразу стала требовать господдержки на том основании, что она «начинающий фермер». Наконец она попала к главе Курской области Александру Михайлову, который распорядился Долгополовой помочь. Но тут уже включился плохо смазанный механизм исполнения решений госвласти, так что в итоге Долгополовой не помогли. Землю не выделили, бесхозные склады не отдали.

Тем не менее, у Долгополовой откуда-то взялось 60 га, откуда – из текста обращения непонятно. Этот участок она обработала с помощью двух других фермеров.

Ни Россельхозбанк, ни Сбербанк ей кредита не дали. В этом Долгополова видит какую-то особенную злонамеренность власти, а я вижу нормальную, расчетливую политику финансовых структур. Я бы не дал. Ведь не вернет. Зачем давать заведомо невозвратный кредит?

И вот это поле, эти 60 га Долгополова сейчас собирается нарочито сжечь, потому что ее порыв оказался не нужен, потому что ее урожай (так что она там все же посеяла?) не нужен, а главное, главное то, как она собирается это сделать:

- Решили сжечь это поле, так как выхода другого у нас нет. Продать перекупщикам за копейки? Смысла не вижу. Сделаю я это публично, вызову журналистов. Для того чтобы другие люди, которые хотят связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали: а нужно ли им это? И остальные посмотрели на то, как на самом деле работают президентские программы в Курской области

Публично. В присутствии журналистов. Журналисты приедут, не сомневаюсь. Кстати, а когда в Курской области выборы? Не про это ли вся эта история?

Чудно все это. Я видел, чтобы крестьяне не сеяли на следующий год какую-то культуру, потому что не выгодно. Но чтобы сжигать то, что вырастил? Как-то это не по-людски. Не по-крестьянски.

Я вот только за, чтобы другие люди, «которые решили связать свою жизнь с фермерским хозяйством, подумали, нужно ли им это». Подумайте. Вот пишу эти строки, а по телевизору показывают очередного тошнотворного «фермера». Очередной «русский пармезан стране я дам». Даже по картинке видно, что нет там производства, нет вообще ничего, есть сухое молоко, которое бадяжат и наскоро превращают в нечто, напоминающее сыр. Зато есть журналисты и разорванная на груди рубаха:

- Я фермер! Я страну кормлю!

Рубаху можно рвать по-разному. Сложились две стратегии рвания рубах. Одни рвут ее за действующую власть и всячески стращают Америку своими продуктами. Другие рвут ее против власти, иконой стиля тут выступает, конечно, г-н Мельниченко, успешный проект «фермера-правдоруба».

Вся эта суета только отвлекает от реальных проблем реальных аграриев. Ничего путного не выйдет, если дать г-же Долгополовой да хоть сто миллионов, хоть без возврата. Но так успешно маскируется та проблема, что реальные фермеры в самом деле не могут получить нормальный кредит. Что настоящие фермеры не могут получить землю, хотя везде лежит брошенная.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 31 июля 2015 > № 1445000 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 24 июля 2015 > № 1439139 Евгений Арсюхин

Комментарий. Как стать неудачником: простые советы

Если послушать, что говорят друг другу товаропроизводители, то только и будет разговоров, что о продажах. Все вроде бы понимают, что произвести товар – это хорошо, но продать его – вот это по-настоящему важно. Но понимают только на словах. То есть это знание не стало активным. Это попугайство: все вокруг говорят о продажах, ну и мы вроде как не отстаем от времени.

Буквально сегодня разговаривал со специалистом, который помогает компаниям делать сайты, продвигать их и добиваться продаж с их помощью. Специалист работал со средней руки агрохолдингом в Подмосковье (не в Урюпинске, заметим).

- Я все сделал правильно. Сайт был прекрасным и по науке. Он был раскручен в сети как надо. Но продаж не было. Меня это насторожило.

В конце концов наш специалист решил позвонить по телефону агрохолдинга, как будто он клиент. Никто не взял трубку. Раз, другой, третий. Тогда наш специалист сорвался с места, и поехал в агрохолдинг, где застал руководителя за массивным дубовым столом, доставшимся ему еще от колхоза, с банкой вместо пепельницы, заваленной окурками.

- Что у вас с продажами?

- Да ничего, - сказал председатель, и сплюнул в банку.

- Почему никто не берет трубку?

- Ну, понимаешь, мне просто некого посадить на телефон.

Тут мой специалист вспомнил, как шел самый первый разговор с этим руководителем. Специалист рассказывал председателю о посадочной странице, конверсии и SMM, председатель кивал и, казалось, все понимал. На самом деле он ничего не понимал. Он думал, что интернет продаст за него товар сам. А оказалось, нужно, чтобы кто-то брал трубку. То, что можно подключиться к колл-центру где-нибудь в Воронеже, если уж у тебя совсем нет людей, этот председатель тоже не ведал.

Сайты компаний напоминают зачастую визитки. За ними не стоит понимания того, что сайт – это настоящий, первый и главный инструмент продаж. Что даже оптовые клиенты ищут уже тебя по сайту, а не по сарафанному радио. Мне рассказывали, как в одном питомнике группа товарищей решила купить саженцы. Когда до питомника не удалось дозвониться, решили все же поехать, потому что цены на сайте приятно волновали и будоражили фантазию. Когда приехали, выяснилось, что сайт просто не обновлялся ни разу с 2005 года – потому и цены низкие. А нужных саженцев просто нет.

В принципе в агропроме интернет-технологии развиты меньше, чем где бы то ни было. Я горжусь тем, что «Крестьянские ведомости», которые когда-то, когда я еще был студентом, начинали с газеты, сегодня стали продвинутым интернет-ресурсом, и это действительно очень круто. Но согласитесь, что сплошь и рядом мы видим попытки делать аграрные СМИ по-старинке, на бумаге с ее высокими издержками на полиграфию и распространение. Почему-то считается, что аграрный читатель то ли не готов воспринимать информацию с экрана (но ведь эту статью вы воспринимаете прямо сейчас), то ли не будет это делать, потому что забит и темен (а бумагу читать – не забит и не темен), или что у него нет интернета (но эти строки я пишу в довольно далекой деревне, где есть мобильная связь, а значит, и интернет; вообще, интернет есть сегодня почти везде). Это, на мой взгляд, яркий пример игнорирования современных технологий аграриями.

Не лучше обстоят дела и в федеральном Минсельхозе. Много лет назад, еще при Гордееве, меня уверяли, что уже создана система быстрого отслеживания цены продуктов в любой точке России в любой момент времени. Оставалось полшага до американской системы: фермер видит, что на его товар есть спрос где-то в другом регионе, он тут же на сайте просчитывает издержки на логистику, понимает, выгодно или нет, тут же заключает контракт, и товар уходит покупателю. Но то были лишь благие пожелания и вообще обычная для наших аграрных чиновников имитация. Так что такой системы нет. Но у меня приятная новость: эта система появится осенью. Она не будет специфически аграрной. Она будет «для малого бизнеса» вообще. Но вы пользуйтесь ей, хорошо? И, пожалуйста, берите трубку, если вам звонят.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 24 июля 2015 > № 1439139 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 23 июля 2015 > № 1438090 Евгений Арсюхин

Комментарий. Мы же не хотим расстрелять всех банкиров?

Общественная палата хочет ввести уголовную ответственность тем торговцам, что реализуют санкционную продукцию.

Я бы так поставил вопрос: что такое эта Общественная палата и существует ли она вообще? Изначально Общественная палата создавалась как инструмент для «выброса пара» со стороны «гражданского общества». Делали это в начале нынешнего политического цикла, когда Болотная, когда «разгневанные горожане», и, казалось, что гражданское общество у нас в самом деле есть. Но потом вскрылось, что никакого гражданского общества на самом деле нет, а есть блогеры вроде Божены Рынски, которые каким-то чудом собрали несколько тысяч человек, так что пар выпускать не надо. Тут бы и прекратить Общественной палате свое ненужное существование.

Но она нашла себя. Оказалось, что Общественная палата ловчее Думы в состоянии продуцировать разные безумные инициативы, которые даже не очень брезгливой нынешней Думе выносить на суд как-то скверно. Ну в самом деле, не справляется заксобрание Петербурга и тов. Милонов один, давайте подключим Общественную палату. Я был в этом здании с вечным ремонтом у входа несколько раз, там в фойе пахнет несвежими щами, еще там висят зеркала, в которых словно отражается убиенный Павел Первый – такие висят и в Инженерном замке. То, что я видел там, было «слушаниями» по заказу производителей того или иного продукта, по заказу лоббистов, там выступали адские эксперты, там говорили совершенно бредовые вещи, но эта структура есть, это часть нашей политической системы, в этом здании мог бы находиться комбинат питания для детишек или дворец пионеров, но там находится Общественная палата, съевшая совершенно бездарно миллионы и миллионы бюджетных денег.

И вот ведь что бесит: Общественная палата у нас ненастоящая, а сроки она предлагает вводить настоящие, уголовные. То есть конкретный бедолага, которого поймает с головкой сыра, сядет в реальную тюрьму, к реальным бандитам, а члены «Общественной палаты» съедутся на новые «слушания» как ни в чем ни бывало. От этого моря несправедливости тошнит, как будто у тебя в самом деле морская болезнь. Ты уже не видишь выхода. Кругом зло и абсурд. Как могут вообще что-то еще делать, производить в стране, где собираются сажать за головку сыра люди, не стоящие дырки в этой головке?

При Брежневе расстреливали за обмен валюты. Потом пришел Горбачев, и оказалось, что валюту менять – это хорошо и прогрессивно. Появились банки. Но кто вернет жизни тех, расстрелянных? Мы же не будем утверждать, что Брежнев был прав, и не будем требовать расстрела банкиров? А кто вернет месяцы и годы в тюрьме тем, кто сядет за хамон, когда пройдет год-два, и окажется что санкции эти туфта, что все это ошибка, и что вообще «концепция изменилась, я описался», как сказано в известном анекдоте про депутата Госдумы.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 23 июля 2015 > № 1438090 Евгений Арсюхин


США. Россия > Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 июля 2015 > № 1434243 Евгений Арсюхин

Комментарий. Лживые инсинуации западной пропаганды

Агентство Bloomberg отрапортовало о начале конца в России потребительской экономики. Покупательная способность россиян в годовом выражении снизилась к настоящему времени на 10%, это худший показатель за все время правления президента Владимира Путина. Экономика России больше не сможет опираться на потребительский спрос, делает вывод агентство.

Безусловно, перед нами яркий образец буржуазной пропаганды. Агентство делает неверные выводы на голубом глазу, стремясь очернить нашу действительность. Самое главное: где и когда в России была экономика, основанная на потребительском спросе? Где и когда успех или неуспех компании зависел от ее продаж? Реальность совершенно иная, должен я возразить западным пропагандистам.

Экономика России основана на извлечении из недр углеводородов, продажи их за рубеж и вся сводится к перераспределению полученных из-за рубежа денег. Нефтяные и газовые деньги везде, даже там, где их вроде бы нет. Получила зарплату воспитатель детсада – а ведь бюджет более чем на 50% сверстан из нефтяных доходов. Получил зарплату журналист – а ведь его СМИ выжило и выплатило зарплату только потому, что его кормит или бюджет (а что с ним, см. выше), или нефтяной магнат. От непосредственного центра производства денег, нефтяных и газовых компаний, расходятся ручейки и речки наличности, и чем ты ближе к источнику, тем шире поток. До нянечки в детсаду долетают капельки, главы нефтяных компаний гребут ведрами, пиарщики, помощники и прочие лентяи, окопавшиеся возле нефтяных компаний в фирмах-прилипалах жрут нефть столовыми ложками, но только и разница. Никаких иных денег в России нет.

Во-вторых, агентство Bloomberg, существующее на деньги Госдепа США и прочих враждебных России структур, могло бы знать, что в последнее время наблюдается снижение цен на нефть, а главное – обвальное падение спроса на газ. Резкое падение спроса наблюдается даже в Китае, куда строят прямо сейчас и в эти минуты толстую трубу доблестные газовики. Агентство могло бы не вводить в заблуждение своих подписчиков, торгуя информацией сомнительной свежести, а прямо сообщить, что по мере модернизации мировой экономики снижается потребность в традиционных ресурсах, и это и только это является источником проблем в России. И что дальше проблемы будут только усугубляться, даже если правительство России перестанет тратить колоссальные средства на армию.

Правительство России, сообщаем мы писакам из Bloomberg, находится в курсе всех вызовов и угроз, и предпринимает адекватные шаги. Важнейшим шагом на пути преодоления кризиса является отмена бесплатного проезда для пенсионеров Московской области. Планируется не только ввести плату, но и сделать билеты для пенсионеров дороже, чтобы снизить нагрузку на транспорт со стороны бесполезного населения, и разгрузить автобусы и электрички для нефтяников и газовиков. Выставляя себя знатоками советской действительности, в агентстве могли бы это знать.

Диву даешься все новым и новым проискам солдат информационной войны. И ведь никто из западных подпевал не скажет прямо, не пряча стыдливых глаз: никогда еще советские люди не жили так плохо, как при Обаме. Вот это – правда, но она колет бесстыжие глаза инсинуаторам из агентства Bloomnerg.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

США. Россия > Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 июля 2015 > № 1434243 Евгений Арсюхин


ЮАР. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 17 июля 2015 > № 1432113 Евгений Арсюхин

Комментарий. Продукты из ЮАР – спасибо БРИКС

Прошел саммит БРИКС в Уфе, отговорили про асфальт, который положили в июне, а в июле он уже разрушился. Посмеялись над домами, которые прикрыли щитами, чтобы не смущали высоких гостей. Могут жители Уфы подходить к окнам – не подстрелит их пуля снайпера, для которых свой народ есть источник опасности и живая мишень. Официальные СМИ оттрубили об очередных геополитических достижениях. А что для нас, для аграриев?

А для нас то, что ЮАР уже начала поставки продуктов в Россию. Такие договоренности, радуются наши африканские друзья, выторговали они после визита в Уфу. Радуются и темнокожие аграрии южного полушария. А есть ли повод для радости у наших аграриев после саммита БРИКС?

Судите сами. В очередной раз рыкнули на противников сдачи в аренду земли китайцам: Москва и Пекин друзья навек, никакой опасности от китайцев нет, китайцев в России меньше, чем немцев (а немцы сами знаете кто, уже 70 лет как враги, то ли дело китайцы), и вообще. Ладно, земли сдали. Умылись на том свете горючей слезой наши первопроходцы.

Что-то еще? Нет. Вот нет вообще. Иными словами, уместно поставить вопрос: за что страдали, к окнам подойти боялись, по городу родному ходить боялись, чтобы не дай Бог бразильцы (где помойка на помойке вообще-то) не смутились русского духа. Чтобы вольготно чувствовали себя южные африканцы (у них в стране, к слову, страшно в соседний квартал выйти). Вы поймите, товарищи политики, русский народ может терпеть. И унижение – а вся наша жизнь и есть, коли разобраться, постоянное унижение – тоже. Но терпеть ради чего-то.

И я не понимаю, зачем нам продукты из ЮАР, зачем нам «передовые китайские технологии» на землях Забайкалья, в то время как русский фермер у себя в стране – мишень для снайпера, предмет охоты со стороны бандитов из власти и просто бандитов, и вообще изгой. Я не понимаю.

Короче, ешьте сами ваши бананы, или что там у вас.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

ЮАР. Китай. РФ > Агропром > agronews.ru, 17 июля 2015 > № 1432113 Евгений Арсюхин


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин

Комментарий. Под маской импортозамещения: новые наклейки на алкоголь

Алкогольную продукцию, произведенную в России, пометят особыми наклейками. Чтобы отличить ее от буржуазной, чуждой и, скорее всего, просто вредной для русского желудка. Импортозамещение оказалось прекрасной идеей для чиновников и отраслевых лоббистов: им можно замаскировать что угодно. А что маскируют в данном случае?

Ну что. Во-первых, конечно, марка будет стоить денег, есть компании, которые выиграли производство марок в тяжелой борьбе с другими прекрасными компаниями, и это «производство» - особый, невидимый миру бизнес. В свое время при раннем Рейгане шутили, что единственная процветающая отрасль США – это производство флагов. Страна переживала кризис (из которого ее и вытащил Рейган), а вместе с ним и всплеск патриотизма, навсегда оставшийся в истории шоубизнеса фильмом «Рокки». Что-то похожее происходит и в России.

Но это было «во-первых», а есть же и «во-вторых». Производителям российского алкоголя будут положены льготы (иначе зачем отделять агнцев от козлищ), и тут-то начнется интересное. Превращение нероссийского в российское, например. Деньги, за которые будут драться производители. А обострение конфликта водочников и пивняков? О, это уж как пить дать. Все будет у них, как всегда. Поддельные «исследования», заказанные «институтам» где-нибудь в глуши, у которых нет ничего, кроме зарегистрированного ООО, даже офиса. Хотите, мы зарегистрируем «ООО Институт прикладных междисциплинарных исследования рынка и трендов» (простите, если такой уже есть, я вот совсем не удивлюсь). И будем бегать по производителям и торговать тем, что от имени «института» готовы прокомментировать любую ересь. Будут чемоданы денег в газеты-журналы, и, конечно, депутатам, куда без депутатов. Впрочем, водочники и пивняки и так рано или поздно сцепятся (они это делают не реже раза в год), так что это так, к слову.

Наблюдаю за алкогольными реформами (склады такие, склады сякие, марки с голограммой, без голограммы) уже лет 15, и что могу сказать. То, что народ вроде бы массово прекратил травиться, это вовсе не заслуга реформаторов, а скорее работа сетевых магазинов. Я знаю людей, которые очень здорово поднялись на этих реформах, и конвертировали полученный капитал кто как, но как правило вне питейной сферы, потому что долго в ней оставаться невозможно. Прихлопнут. Я знаю предприятия, которые могли бы работать, но разорились, и никакая реформа им не помогла выжить, даже, скорее, прикончила их бытие. Что еще? Может, прекрасные российские вина (а не винный материал из остатков молдавского пиршества, наскоро перелицованный под российский бренд)? Нет. Может, недорогая и действительно качественная русская водка? В принципе тоже нет, но, если вина нет вообще, то с водкой дела, конечно, немного получше, хотя по большому счету отрава и есть отрава. Пиво? О, какая прекрасная тема. Убитые бренды. Пойло как национальная идея. Деньги, сделанные не на качественном продукте, а на сознательной деградации технологии. С пивом вообще прекрасно все.

Вот и от этой инициативы я не жду ничего хорошего. Потому что я с крайним скепсисом смотрю на современную экономическую политику и полагаю, что закончится она большим конфузом.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 16 июля 2015 > № 1431066 Евгений Арсюхин


Китай. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июля 2015 > № 1420293 Евгений Арсюхин

Комментарий. Про коров и ослов

Много шума наделала новость о том, что китайские товарищи намерены производить молоко на своей территории для России. Много говорится о том, что китайцы не смогут обеспечить должного качества. Что они наверняка будут использовать запрещенные в России препараты. Что, наконец, проект подрывает позиции российских производителей.

О чем речь? Напомним, что в провинции Муданьцзян строится китайско-российский показательный парк по сельскому хозяйству на сто тысяч голов. Стоимость проекта около 8 миллиардов рублей. Хозяйство в самом деле обещает быть очень большим. Давайте подумаем, что это значит.

Россия довольно давно испытывает дефицит молока. Аграрные чиновники были вполне удовлетворены состоянием дел в отрасли. Хотя на самом деле высокие показатели достигались путем приписок, путем того, что импортное сухое молоко выдавали за отечественный товар. Только в самое последнее время стали писать на упаковке мелкими буквами – «из нормализованного молока». Посмотрите в любом магазине, много ли молочных продуктов просто из молока. То есть по поводу того, что китайское предприятие что-то там подорвет – все уже подорвано до них. Если бы россияне хотели сами производить молоко, они бы его производили. Но мухлевать с сухим молоком проще. Нечего теперь на китайцев обижаться.

Что касается качества именно китайского молока, я бы мог ответить репликой «ну давайте не будем», потому что качество молочной продукции в России зачастую отвратительное. Можно спросить у чиновников, которые будут давать разрешение на ввоз: а вы тормознете партию, в которой заметите неправильные компоненты? Как часто вы вообще будете проверять партии? Чиновники скажут, что тормознут, и что очень часто. При этом чиновники воюют с тем же пальмовым маслом по мере того, как поступает политический заказ на того или иного поставщика. В России оное масло используют все кто ни попадя. Снова мимо.

Вообще, это прекрасный случай поговорить о таком явлении, как политическая воля. В Таджикистане российско-китайскому предприятию запретили строить комплекс по производству мяса ослов. Мясо предполагалось поставлять в Китай. Таджики сочли, что этот комплекс им ничего не дает, только будет требовать корма и прочие «расходные материалы» и деформировать рынок. А дохода стране с экспорта не так уж и много. Поэтому таджики отказали в очень тактичной, но и очень категоричной форма: Коран запрещает есть ослов, так что проваливайте со своим проектом. Вам нужны ослы – производите их в России, в Китае, где угодно.

Китайский случай также демонстрирует, что мегахозяйства хороши для захвата рынка другой страны, но вряд ли для чего-то еще. Китайцы строят мегаферму у себя, чтобы дать рабочие места, а вот товар будут сбывать в Россию, чтобы не деформировать себе рынок и не портить жизнь фермеру. Россияне не понимают, что мегахозяйство – это признак колониальной экономики, и что российское село было оккупировано колхозами-миллионерами, а теперь крупными холдингами. Но новая метла еще жестче: теперь «миллионер» даже не у нас в стране.

Так вот, про ослов и про коров. Кто в этой истории осел, а кто корова на заклание – вам решать.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Китай. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июля 2015 > № 1420293 Евгений Арсюхин


Россия. ЛатАмерика > Агропром > agronews.ru, 2 июля 2015 > № 1416717 Евгений Арсюхин

Комментарий. Надо меньше есть

Призыв вице-премьера Аркадия Дворковича, прозвучавший на Петербургском экономическом форуме – «меньше есть» - становится программой действий правительства. Всерьез разрабатываются планы наладить экспорт мяса из России, чтобы выжить в условиях продовольственного эмбарго.

Причем тут эмбарго, правда, непонятно, а проблема в следующем. Производители мяса столкнулись со снижением спроса со стороны населения. Россияне за месяцы великих свершений заметно обеднели, и не могут позволить себе продуктов в прежнем количестве. Чтобы поддержать россиян, надо сделать их побогаче, но это сложно, поэтому лучше мы поддержим аграриев, хотя это тоже сложно, решили в правительстве. На днях официозный рупор ТАСС опубликовал подборку мнений экспертов, которые говорят, что в условиях продэмбарго нужно наращивать экспорт мяса из России: производители на внешнем рынке компенсируют свои потери на внутреннем.

Как это может выглядеть? Ну например так. Мы закупаем мясо у Латинской Америки, но свое мясо вывозим. Это хорошее такое продэмбарго получается. Особенно красиво будет, если вывезем все в ту же Латинскую Америку. И зачем вообще вывозить? Они сделают вид, что ввезли, мы сделаем вид, что вывезли, товарные потоки зачтем, и всем хорошо.

Еще можно попытаться сбагрить наше мясо тем, кого мы сами заблокировали.

- Ешьте.

- Мы не будем. И вы наше не едите.

- Мы ваше не едим, а вы наше будете. У нас есть Искандеры и ядерное оружие.

- О, это аргумент. Какая нежная телятина. Вологодская? Прекрасно.

И все же, причем тут продэмбарго, почему оно постоянно упоминается в этом контексте. Все просто. ТАСС допустило оговорку по Фрейду. На самом деле именно эмбарго разорило наших так называемых производителей мяса, а вовсе не россияне разорились.

Давно-давно все говорили, что никакого российского мяса (за исключением курятины и местами свинины) на самом деле нет, а имеет место переупаковка импортного мяса в российские этикетки. Производители все это опровергали, и показывали двух буренок, обреченных стать едой, и бескрайние поля.

Теперь производители, хотя сначала похулиганили, не могут получать сырье из-за рубежа от прежних поставщиков, а Латинская Америка задрала ценник. В этой ситуации «производителям» пришлось поднять цены, что встретило ответную реакцию населения и обернулось снижением внутреннего спроса.

Но поможет ли экспорт тем, кто сам бы с радостью импортировал? Да, а получается, я не так уж жестко пошутил, когда предлагал не возить товар туда-сюда, а устроить взаимозачет. Латинская Америка нам ничего не поставляет, мы ей, деньги обернулись туда-сюда.

В этой схеме плохо одно: не появляется товара на прилавке, что «производителей» смущает мало, но может смутить покупателей. Я ума уже не приложу, как побудить покупателей объединяться в какие-то группы и отстаивать свои права, потому что о них никто и не вспомнит. Тут даже костлявая рука голода не поможет: не будет никакого голода. Пока «производители» будут заниматься своими играми, приедут белорусы, и все привезут. Старое, доброе, польское. Как мы любим.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЛатАмерика > Агропром > agronews.ru, 2 июля 2015 > № 1416717 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 27 июня 2015 > № 1412659 Евгений Арсюхин

Комментарий. Минкульт не согласен с трактовкой Минсельхозом «Илиады» Гомера.

2,5 млрд рублей до 2020 года выделит Минсельхоз на сельские клубы. Стоимость строительства будет определять подрядная организация.

В этой новости прекрасно все. Более других прекрасны, конечно, подрядные организации, в руки которых попадает (да давно уж попал) могущественный инструмент по освоению бюджета. Но дело не только в том, что сумма велика – цель кажется спорной.

Тут на меня все накинутся, конечно, потому что как так? Разве не сказал еще Алексей Гордеев, что развитие инфраструктуры села – это наше все? Что горожане будут завидовать тем, кто живет в деревне? И вот чтобы завидовали – вот вам сельские клубы. Мне еще и скажут: да так ли велика сумма? До 2020 года-то? Надо 25 млрд на сельские клубы! На что я отвечу, задействовав весь имеющийся у меня цинизм: а я бы и этого не дал. Ну, тут уж начнется критика автора. Но вы сначала мои аргументы послушайте.

Сельский клуб в 1950-х – это я понимаю, что такое. В основном по фильмам тех лет (родители что-то ничего про такие клубы не вспоминали), но формат ясен. Гармошка, песни, самодеятельность, на Гамлета замахнулись. Кино, да, конечно, в первую очередь кино.

Что такое сельский клуб в 1970-е – это уже я сам видел. Кино стало действительно важнейшим из искусств, а еще – дискотека, и этот вечный спор между городской молодежью и местной. В принципе тоже понятно место данного объекта на культурном пространстве.

Но что такое сельский клуб в 2010-е? Спортивный клуб – он и есть спортивный клуб. Но тут не о спорте, читаем новость – «Президент РФ Владимир Путин во вторник пообещал наладить диалог между Минсельхозом и Минкультуры по поводу заведений культуры на селе». Иными словами, речь идет о самой что ни на есть высокой культуре, а не о спорте, настолько высокой, что президенту огромной страны придется налаживать диалог между ведомствами. Подозреваю, что Минкульт не согласен с прочтением Минсельхозом «Илиады» Гомера. Как должен выглядеть клуб, чтобы оправдать такие (да какие угодно) затраты?

Сельская молодежь мало отличается от городской. Ее интересует интернет и все, что с ним связано. Если они поют песни – они снимают это на камеру, и выкладывают в соцсети. Если они играют в игры, вы никогда не поймете, вот за этим танком или драконом прячется парень из села или из города. Наверное, этим ребятам нужны компьютеры помощней, и хороший интернет. Но стоит ли ради этого строить бетонные коробки, стоимость которых определяется подрядной организацией?

Вы возразите – а кружки? Кружки есть в школе. А танцы? Танцы наверняка есть в ночном клубе в райцентре максимум в 20-30 км. Что-то еще? Ах, традиции! Хоровое пение под дудочку. Ну, почему бы не сделать кружок народного творчества при школе? И кстати кино сельские дети тоже смотрят по Сети.

Безусловно, в развитой сельской жизни появляется некое место, куда приходят те же старики, чтобы посудачить, молодые, чтобы пообщаться. В Южной Европе это какая-нибудь траттория, а в Северной вполне себе и клуб в нашем понимании. Но делают это местные власти по просьбе местных общин, а не федеральный минсельхоз, да еще с кураторством Минкульта и помощью целого президента.

Мне кажется, что процесс направлен в сторону упомянутых подрядных организаций, а также структур при Минкульте, которые за бюджетные деньги разработают «концепцию сельского клуба». Я бы очень хотел ошибиться.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 27 июня 2015 > № 1412659 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 июня 2015 > № 1408251 Евгений Арсюхин

Комментарий. «Деревенские деньги» пошли по стране – спасибо прокуратуре

Михаил Шляпников, фермер из Егорьевского района Подмосковья, придумавший деревенскую валюту – колионы (по имени деревни Колионово, где располагается хозяйство Шляпникова), сообщил о том, что в двух деревнях в Рязанской области также вводятся местные деньги. Ранее, помимо деревни Колионово, деревенские деньги пытались выпускать в Башкирии.

Шляпников рассказал журналистам, что посланцы этих двух деревень побывали у него. Они уже заказали формы для изготовления денег. Напомним, что Шляпников делал свои Колионы в фирме по изготовлению визиток. То есть рязанские последователи Шляпникова взялись за дело с большим размахом.

Идея сделать деревенские платежные знаки пришла Шляпникову из-за того, что высокие кредитные ставки и нестабильность получения субсидий (от последних Шляпников даже отказался) оставляют мелкого производителя без наличности на протяжении большей части года. В деревне господствует бартер. Чтобы унифицировать бартерный обмен, и заменить хаотичную систему расписок единой формой, Шляпников и придумал некую единицу – колион, приравняв пять колионов к ведру картошки.

Колионы не применяются в отношениях с внешним миром, ими не выплачивается зарплата, ими нельзя рассчитаться в местном магазине. Тем не менее прокуратура Егорьевского района усмотрела в изготовлении колионов угрозу экономической безопасности РФ. Делом вынудили заняться даже ЦБ РФ, представители которого на словах были за фермера, и преступления не видели, но к судебному заседанию прислали отписку, в которой, в частности, было сказано, что «рубль состоит из ста копеек», и что выпускать рубли может только РФ. То есть ЦБ по сути подставил «какого-то фермера». Что вряд ли кого удивило.

Суд над Шляпниковым постоянно откладывается, потому что на судебные заседания приезжает огромное число журналистов, и есть подозрение, что суд состоится тогда, когда внимание прессы ослабнет, и приговор можно будет вынести вне телекамер. Но прокуратура вряд ли рассчитывала (хотя Шляпников предупреждал), что огласка, которую получило дело из-за рвения прокуратуры, лишь популяризирует идею деревенских денег. Идея таких как бы денег назрела, говорил Шляпников автору этих строк, люди просто или не догадываются, или боятся. Однако из-за освещения казуса Шляпникова в СМИ многие фермеры поняли, как именно надо действовать, и приступают. «Всех не засудите», думают они, и отчасти они правы, потому что даже в Егорьевском районе, где налицо жесткий конфликт фермера и местной администрации, судебный процесс продвигается так себе.

Представителям же ЦБ пора выучить более тонкую науку, чем «в одном рубле сто копеек». Счастье деятелей из ЦБ в том, что они убеждают высшее руководство страны в своей компетентности. Но высокий уровень инфляции и отсутствие внятной кредитной политики вкупе с охотой за банками привели к тому, что в стране скоро не останется заемного капитала. Вот и будут в деревнях печатать фантики, приравненные к картошке. Добро пожаловать в новое средневековье, Центральный банк.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 24 июня 2015 > № 1408251 Евгений Арсюхин


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 23 июня 2015 > № 1406769 Евгений Арсюхин

Комментарий. МИД сравнил продление санкций с нападением Гитлера

Итак, вчера ЕС продлил санкции против России. Заявление российского МИД содержит обычные в таких случаях сожаления, оценки того, сколько потеряет ЕС, но есть там и примечательная фраза:

- Особо цинично выглядит то, что решение о продлении антироссийских санкций принято странами ЕС 22 июня, в день, когда фашистская Германия напала на СССР. Хотелось бы верить, что это – совпадение, а не специально продуманный шаг.

У автора этих строк большое сомнение в том, что в Брюсселе помнят, в какой именно день фашисты напали на СССР. Наверное, это ужасно, но скорее всего – нет. Вряд ли поэтому МИД России всерьез считает, что «под святую дату подгадали». Скорее эта фраза служит для усиления накала и привлечения внимания к теме: быть в одной связке с Гитлером нехорошо, так что Брюсселю должно быть стыдно.

Все это, на наш взгляд, иллюстрирует озадаченность, с которой новость о продлении санкций встретили в Москве. Российская дипломатия сделала довольно много, чтобы санкции не продлили. Главное – это, конечно, деэскалация ситуации в Донецке и Луганске и попытка передать процесс под контроль Украины. То, что Украина сейчас не в состоянии этот процесс взять, вопрос второй.

России в самом деле не хотелось бы продолжать эскалацию напряженности с Европой, в том числе из-за того, что в августе надо будет решить, продлить ответное продовольственное эмбарго или нет. Мы не раз писали, что Россия уже не рада своему прошлогоднему порыву и эмбарго хотела бы отменить, но раз такое дело, раз ЕС так поступает – отменять, конечно, нельзя.

Но если санкции продлять, тут же наступает самое неприятное. От жонглирования историческими аналогиями и жесткими сравнениями придется перейти к формированию пресловутой аграрной политики. Почти год, который прошел с момента введения ответных санкций, прошел впустую. Настолько впустую, что пришлось даже сменить министра сельского хозяйства, чтобы наполнить эту пустоту смыслом. Однако кадровые перестановки вряд ли могут заставить жить и работать иные тысячи чиновников, в том числе (и в основном) не связанных с минсельхозом. Но выхода нет. Надо что-то делать.

Наверное, лучшее, что мог бы сделать Кремль (о правительстве подчеркнуто не говорим) – это найти действительно дельного экономиста, даже не связанного с АПК. Наделить его полномочиями. Быстро собрать реальные мнения реальных производителей, всячески воздерживаясь от загрязнения информационного потока записными коррупционерами, которые первыми рапортуют об успехах. И быстро – желательно к концу осени – принять антикризисный план для сельского хозяйства.

Но вряд ли чиновничья машина в состоянии совершить столь серьезный разворот. Максимум – заказать очередное очень дорогое исследование Высшей школе экономики или другому близкому по духу экспертному институту, а то и еще проще – собрать «фермеров», тех самых, незаменимых, в штанах, протертых на заседаниях, услышать от них, что все просто прекрасно, и вести корабль дальше по затверженному курсу.

Мы далеки от катастрофизма: не будет голода, хлеб не придется распределять по карточкам, а сыры, наверное, останутся для потребителя самой острой проблемой. Просто эмбарго все же придется отменить, и сделать это с самым жалким, побитым видом.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 23 июня 2015 > № 1406769 Евгений Арсюхин


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 17 июня 2015 > № 1400411 Евгений Арсюхин

Комментарий. Конец белорусского засилья

Это было, и это еще продолжается: вы едете по российской глубинке, да что по глубинке, по спальным районам Москвы, и везде видите «белорусские продукты». И вы знаете: это дешево. Это даже иногда качественно. Смотря что. Страшного вида колбасы – наверное, нет, хотя народу «под выпивку» нравится. Молочные продукты – наверное, не все, но скорее да. В любом случае: дешево. Ключевое слово.

Но эта эпоха заканчивается на наших глазах. Снижение закупочных цен на мясо птицы в России сделало невыгодным поставлять белорусскую продукцию в РФ, сообщил директор ОАО "Кленовичи" Владимир Богачев. "Нельзя поставлять мясо птицы себе в убыток", – прокомментировал Богачев падение в России закупочных цен на 25% по сравнению с декабрем 2014 года из-за чего предприятие снизило экспорт в РФ в два раза. Предприятию пришлось переориентироваться на внутренний рынок. Как и многим другим. Предприятие пока делает хорошую мину: складские запасы, дескать, не выросли. Но производство снизилось. О рентабельности Богачев рассказывать не стал. На самом деле, Белоруссия попыталась сыграть в Турцию, но проиграла, и вот почему.

Что такое «Турция»? Помните, одно время путевки в Турцию были дешевле воздуха. Заманивали, приучали. Потом цены подняли. Поток туристов снизился, но в целом туристы Турции не изменили. Хотя бы потому, что не хватит Сочи и Крыма на всех. Что в Турции теплее. Что там есть море. То есть – налицо некий объективный рыночный фактор, манипулируя которым, можно до определенных пределов выкручивать руки потребителю.

В случае с Белоруссией такого фактора не оказалось. Простите, но куры есть и у нас. Простите, но разговоры о гениальной аграрной политике рассосались после того, как Россия навела хотя бы приблизительный порядок на границе. Стоило запретить одну партию, другую, как белорусским друзьям стало понятно, что бесконечно ставить свои этикетки на польский неликвид не получится. Что придется, если поставляешь белорусское, поставлять белорусское. И вот тут-то сложности. И вот тут-то конец игре, потому что «на самом деле белорусское», а не перелицованное польское – оно, оказывается, не такое уж и дешевое.

Почему так вышло, кроме фактора «порядок на границах»? Выстрелили внутренние процессы в России, и выстрелили санкции, которые Россия объявила. Санкции заставили внимательней присмотреться к границам. Внутренние факторы таковы, что правительство раздало в самом деле очень много денег агрохолдингам. Кому-то не хватило. Хотелось бы, чтобы деньги пришли, а цены не упали, но так не бывает. Из-за массированных инвестиций началась дефляция в оптовом звене. Я допускаю, что эта ситуация ударит и по российским (не всем) производителям. Что предприятия, привыкшие к марже в сотне процентов при низком качестве, или перестроятся, или умрут. Но так или иначе, рынку пока хорошо.

И при всей любви к нашим белорусским друзьям, хорошо, что засилье их товаров кончается. Ведь дружба не бывает в одни ворота. А у нас было именно так.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 17 июня 2015 > № 1400411 Евгений Арсюхин


Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 16 июня 2015 > № 1399195 Евгений Арсюхин

Комментарий. Немного смерти и ужаса на вашем столе

Идет жесткая полемика вокруг запрета дрифтерного промысла. Дрифтер – это сеть длиной в несколько километров. Когда ее тянут по морю, в нее попадают все подряд. За это дрифтеры называют «стеной смерти». Но наши рыболовы очень любят стену смерти, и запрету не рады.

Позиция отраслевых союзов интуитивно понятна: дрифтером ловить проще, значит, мы – за этот вид промысла. Союзы говорят, что в результате запрета экология практически не выиграет, зато их, рыболовов, экономические интересы пострадают.

Оставим рыбаков: их экономические интересы страдают столько, сколько я пишу на эту тему, то есть уже лет 15. При этом в рыбных регионах жируют «короли», сделавшие колоссальные деньги на рыбе, за активы рыбных компаний сражаются неслабые игроки, которые не станут связываться с мелочевкой, и все у рыбаков на самом деле хорошо. Никто не разорился и не потерял работу. Деньги из ушей фонтанируют – рыбы нет в магазинах, и уже скоро в морях, а деньги есть.

Хуже всего в этой истории то, что нет никакой веры и в чистые помыслы сторонников запрета дрифтерного лова. Запрет лоббирует Камчатка, и там теперь не скрывают радости. Не рады на острове Сахалин, потому что с отменой дрифтерного лова Сахалину лососевых не видать. Опять же, нас совершенно не волнует – простите – судьба сахалинских рыбаков, которые блестящим образом выкрутятся. Нас интересуют мотивы камчатских товарищей.

На Камчатке уже не скрывают, что запрет дрифтерного лова позволит дополнительно добывать 20-30 тысяч тонн тихоокеанских лососей. Стоп. Как это «дополнительно»? То есть рыбу, которую спасли от дрифтерной сети, все равно убьют и поставят на стол гурману? Ну а вы думали. В самом деле что ли дельфинчиков и прочих несчастных от колометровых сетей спасали. Просто на Камчатке оного лосося можно брать безо всякого дрифтера. А на Сахалине, например, такой малины нет. То есть Камчатка все равно получит свое – и даже больше, потому что теперь не будет мешаться Сахалин. Никакой вам экологии, братцы.

Осталось сделать последнее замечание. Когда мы говорим, что Камчатка конкурирует с Сахалином, мы, конечно, не думаем, что регионы на самом деле конкурируют друг с другом. Речь идет о конкуренции региональных экономических группировок, не более того. Мы хорошо знаем камчатскую группировку, взращенную на завозе мазута для электростанций и хищнической эксплуатации ресурсов полуострова. Мы знаем также сахалинскую группировку, заточенную на нефти-газе. Ребята, да живите, как хотите. Просто вот эти ваши разглагольствования, что вы природу защищаете – ну надоело. Ну, смешно.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 16 июня 2015 > № 1399195 Евгений Арсюхин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 8 июня 2015 > № 1392876 Евгений Арсюхин

Комментарий. Почему в Минпромторге не хотят регулировать цены

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров обширно высказался по поводу идеи регулировать цены:

- Последние полгода мы не раз слышали предложения о введении государственного регулирования цен или торговых наценок на продукты питания и активно пытались им противостоять. Последствия такой инициативы могли быть достаточно удручающими - это пустые полки, пустые прилавки, проблемы и у торговли, и у поставщиков. Чтобы не было подобных шатаний, необходима четкая, выверенная линия государственной политики, которая должна проводиться на всех уровнях власти.

Заметим сразу, что министр допускает подмену понятий. Есть регулирование цен, а есть регулирование торговой наценки. Для министра это все одно, что позволяет не замечать здравую идею регулировать наценку, а все сводить к популистской идее регулирования цен.

Между тем что мешает установить норму торговой наценки, благо пресловутый западный опыт, на который у нас одно время так любили ссылаться, никак этому не противоречит? В двух словах постараемся объяснить.

Магазин находится в ситуации, при которой он должен постоянно откупаться от властей и приобретать право на существование. Власти, если магазин не будет платить все больше, просто найдут на место этой торговой организации другую. Власти считают, что «они тут у нас в ряд выстроились». И вроде как можно с этим согласиться, дескать, ну такой у нас розничный рынок, но факты мешают это сделать.

Во-первых, ситуация с переизбытком предложений со стороны сетей («уйдешь ты, на место тебя придут двое») не характерна для провинции вообще. А провинция это и есть Россия. Москва представляет собой на карте страны не более, чем занятный прыщ, привлекающий к себе неоправданное внимание.

Во-вторых, даже в Москве мы видим, что торговые центры не на бойком месте стремительно пустеют. Скажем, торговый центр в 20 минутах ходьбы от станции метро Динами (заметим, не Бибирево, это центр, хотя и не самый центр) превращается в лунный пейзаж. Магазины уходят, на смену им никто не приходит. Происходит это из-за снижения покупательской способности. Магазины еще выживают возле метро в силу трафика, вдали от метро уже нет.

В такой ситуации торговцы, тем не менее, жалуются на все возрастающие аппетиты столичных (и не только) чиновников, которые облагают магазины разными поборами, невзирая на их реальные потребности. Львиная часть тут формируется как коррупционная составляющая.

Ограничить торговую наценку сейчас – это значит нанести удар по региональным чиновникам, и главное – по московским и подмосковным. Денис Мантуров это позволить себе не может, поэтому пускается в путанные рассуждения и выдает черное за соленое. Это печально, что федеральный министр не так чтобы всесилен в своем поле, но у нас ведь важно, как чиновник позиционирован относительно правящего в данный момент клана. Мантуров не сильной «свой», а вот иные региональные чиновники свои настолько, что прямо сейчас их в десна взасос, и вопрос, как вести себя министру какой-то там промышленности решается легко и непринужденно.

Что ж магазины, видя, что их обложили со всех сторон, и помощи нет, они, руководствуясь к тому же нормальным инстинктом рвачества (не будем и их идеализировать) дерут три шкуры с потребителя и с производителя, то есть с тех, кто ответить ничем не может.

Вот так надо понимать попытку Мантурова поиграть на поле макроэкономики.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 8 июня 2015 > № 1392876 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июня 2015 > № 1390865 Евгений Арсюхин

Комментарий. Ужас дисциплинарной ответственности

Премьер Дмитрий Медведев сделал очередное заявление, от которого по сердцу идет холод, а по коже стекают липкие струйки холодного пота.

Чиновники, которые не смогут довести до аграриев 21 млрд руб, понесут дисциплинарную ответственность, сказал Медведев. Конечно, это страшно: на одном полюсе 21 млрд денег налогоплательщиков, на другом – дисциплинарная ответственность. Отбросим иронию, это в самом деле страшно. Потому что дисциплинарная ответственность – это не порка раскаленными розгами в подсобке Минсельхоза. Это лишение одной-двух загранкомандировок. Месячной премии. Ну, еще выговор с занесением в учетную карточку (тут мы опять иронизируем). Преступление несоразмерно с наказанием. И ничего тут не поделаешь, как ни бейся. Салтычиху стали преследовать, когда число жертв перевалило за сотню. До этого – ну так, шалости. Такова сила классовой солидарности. Но то были все же жесткие времена. В наше время Салтычиха также отделалась бы дисциплинарной ответственностью. Потому что в наш благословенный век прогресса классовая солидарность также испытала сильный прогресс.

Мы говорим о классе чиновников, который есть тот класс, о котором не мог догадаться Маркс, но про который хорошо написали его последователи, неомарксисты, уже в ХХ веке. Класс управленцев, людей, не связанных со средствами производства, оказался сильнее класса промышленников и торговцев. То, что это именно класс, демонстрируют сотни историй. Поди сделай что против воли чиновника, товарищ фермер. Посмотрим, что у тебя получится.

Отсюда и старорежимное словечко «довести до». Помню, когда я, воспитанный, как и все советские дети, на хорошей литературе и дворовом фольклоре, столкнулся с миром «настоящей журналистики» (это случилось в старших классах школы), товарищи научили меня этому термину. Мне он показался настолько отвратительным, что, когда началась перестройка – а она тут же и началась – и на экранах ТВ показались новые люди, я был уверен, что вот эти «до вас доведут» исчезнут отныне навсегда. Новая жизнь, новые слова.

Жизнь отчасти стала новой, тут трудно поспорить, но не правы и те, кто думают, что в России в 1991 году случилась революция. Революция меняет правящий класс. У нас страной как правили чиновники, так и правят. В 1991 году случился переворот. Именно поэтому мы вынуждены употреблять слова, которые кажутся отвратительными нам – только потому, что ими разговаривают они. Потому, что это слова господ, слова правящего класса.

«Скажи это на родном языке Господа, на английском» - так жестко постебался над американскими претензиями на мировое господство сценарист мультфильма «Южный Парк». К этому нечего добавить. А если что будет – до вас доведут.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 6 июня 2015 > № 1390865 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 2 июня 2015 > № 1386358 Евгений Арсюхин

Комментарий. Бери, бедный, что нам негоже

Активисты обратились в Минпромторг с идеей: запретить магазинам выкидывать просроченную, не купленную еду, а отдавать ее бедным. Хуже просто ничего придумать нельзя.

Начнем с того, что бедный – тоже человек, и ему нельзя есть просроченную еду точно так же, как остальным людям. Если мы видим иногда бедных, которые ковыряются в мусорных контейнерах, из этого вовсе не следует, что государство должно силой их в эти мусорные контейнеры затаскивать. Государство такой инициативой как бы говорит, что бедный – это гражданин второго сорта, на которого не распространяются санитарные и прочие нормы. Довольно глупо выглядит в этой ситуации и сам бедняк (дают – как отказаться, но противно же), магазин (что будет твориться на выдаче просроченной еду – сходите к церквям, которые кормят бомжей, и посмотрите), но хуже всех будет выглядеть государство. Которое отныне отвергает идею, что «государство у нас социальное», и закрепляет бедность за определенными социальными слоями. Социальный лифт – в топку, идеи равенства всех перед законом – в топку, в общем, многое пойдет в топку, или, скажем, в пень от такой инициативы.

Но затея бессмысленна и с экономической точки зрения. Напомним, что страной с наивысшим уровнем бедности среди развитых стран остаются США, и нам был бы интересен опыт США по социальному обеспечению бедняков.

В США государство закупает продукты питания у фермеров по строго определенным и заранее известным ценам. Цены определяются накануне начала аграрного сезона. Фермер сам вправе решать, продавать ему товары по таким ценам, или выйти на свободный рынок. При этом у фермеров есть гарантия, что так или иначе, он товар продаст. Часто, кстати, бывает, что свободный рынок дает цену меньше.

Именно эта еда поступает в армию, в бюджетные учреждения – и да, беднякам. Система снабжения бедняков построена в США сложно, но основными ее компонентами, по крайней мере теми, что видны – остаются бесплатные кормления, что часто происходит возле ночлежек.

На окраине каждого американского города вечером можно в определенных местах видеть толпы бедняков, они ждут, когда откроют ночлежку. Вместе с койкой на ночь им полагается и бесплатная еда. С экономической точки зрения тут важно, что социальная программа помогает развитию сельского хозяйства через бюджет. Такой системы в России нет, а она могла бы работать.

Проблема просроченных продуктов, впрочем, тоже существует, но ее надо решать с другой стороны. Наценки торговых сетей приводят к тому, что продукты с высокими ценами разбираются слабо. Соревнуются в выставлении высокой цены и сами производители, которые не умеют снижать издержки, а также, когда выходят наконец на столичный рынок, думают, что в Москве купят все по любой цене.

С другой стороны, можно бы пересмотреть нормативы сроков годности, потому что зачастую они слишком завышены. Известно, что «российские стандарты самые строгие», чиновники хвалятся этим обстоятельством, но часто хвалиться нечем. Нормативы 1970-х, когда не было ни нормальных холодильников, ни современных средств консервации, механически переносятся на наше время.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 2 июня 2015 > № 1386358 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 30 мая 2015 > № 1384464 Евгений Арсюхин

Комментарий. Счетная палата добралась до Минсельхоза

Счетная палата проверила работу ведомства в прошлом году и выявила нарушений на 715 млн рублей. Львиная доля - это традиционная для чиновников статья "о недвижимости". 326 млн ушло на реставрацию здания ведомства без нужных для такого случая актов о проведении работ. Еще интереснее, что ведомство умудрилось в Госпрограмме по развитию сельского хозяйства выполнить 49 из 97 показателей. То есть пиар, сопровождавший работу ведомства при Николае Федорове был ну совсем пиаром. Минсельхоз работал вполсилы.

То, что новый министр Александр Ткачев начал свой трудовой путь с зачистки позиций после прежнего руководителя - правильный аппаратный шаг. Федоров, пришедший на пост после одиозной Елены Скрынник, этого не сделал. Это дало ему возможность не совершать никаких серьезных действий на протяжении полутора лет, заявляя, что ведомство занято разгребанием тяжелого наследия Скрынник. Вслух про это не говорилось, но тет а тет это подавалось именно так. Это было хорошо для Федорова, есть подозрения, что он просто не знал поначалу, за что хвататься, и эта пауза была ему нужна. Но негатива в такой тактике было больше, неудачи в политике Минсельхоза, которые, вполне возможно, имели корни в решениях Скрынник, стали приписывать Федорову.

Ткачев хочет четко разделить эпохи "при мне" и "до меня", начав как бы с чистого листа. Проверка Счетной палаты - это штука серьезная, в особенности, если ей придать серьезное звучание. Ежемесячно Счетная палата выявляет десятки случаев транжирства на миллионы и миллионы, но большинство таких кейсов остаются втуне, зато некоторые получают громкий политический резонанс. Достаточно вспомнить историю с Роснано, которое вынуждено теперь постоянно отвечать на нападки критиков, оперирующих сведениями Счетной палаты.

Вопрос, насколько результаты проверки неприятны лично для Федорова, не так уж существенен, но мы можем его поставить. Простительные махинации с ремонтом здания легко списать на происки прорабов, которых и пожурить. То, что ведомство дурно выполняло свои прямые обязанности, слишком очевидно и уже стоило Федорову поста. То есть он наказан за это.

Но Федоров продолжает занимать некоторый пост, и встает вопрос, а может ли он его занимать после таких результатов проверки? Ответ скорее положительный. Должность советника президента - это или почетная пенсия, или возможность передохнуть перед новым назначением. Вряд ли Федорову светит назначение на что-то, связанное с АПК. Да в АПК и тесновато теперь будет - новая кубанская элита Ткачева попросит себе место под солнцем. Но власти могут оценить лояльность Федорова в бытность его и главой Чувашии, и функционером Народного фронта, и послать на политическую задачу регионального уровня. Федорову остро интересен выборный процесс в Чувашии, а, поскольку этот депрессивный национальный регион может создать опасность для центра, если резко не поправить там дела в экономике, тема Чувашии вряд ли окажется совсем забытой в верхах.

Таким образом, Счетная палата в очередной раз выполнила свою миссию. Чисто аппаратную миссию. Поручиться, что после таких результатов проверки что-то изменится в политике ведомства, никто не может. Во всяком случае изменения в аграрной политике и проверки Счетной палаты - это две разные планеты.

Евгений Арсюхин - "Крестьянские ведомости"

Россия > Агропром > agronews.ru, 30 мая 2015 > № 1384464 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 29 мая 2015 > № 1383444 Евгений Арсюхин

Комментарий. Фермера судят за суррогатные деньги

На следующей неделе, в среду, в Егорьевске Московской области пройдет суд над фермером Михаилом Шляпниковым, которого обвиняют в покушении на экономическую безопасность России и подрыв конституционного строя. Шляпников выпустил собственные деньги – калионы, по названию деревни Калионово неподалеку от Егорьевска.

По словам Шляпникова, с ним уже контактировали люди на уровне зампредов ЦБ, «дело дошло до Набиуллиной». По словам Шляпникова, ЦБ на его стороне. Там не видят ничего страшного в личных деньгах. Шляпников говорит, что инициатива в возбуждении дела целиком принадлежит местной прокуратуре. Суд на первом заседании принял к сведению заключения специалистов по денежному обращению, которые уверяют, что Шляпникова наказывать не надо.

Калионы привязаны не к рублю, а к продукту, и служат на самом деле просто расписками в бартерных расчетах. В сельском хозяйстве живые деньги бывают два раза в год, все остальное время – это эпоха расчета натурой со сложной системой «кто кому должен». Как бы деньги в самом деле упрощают такие расчеты, 5 калионов привязаны к ведру картошки, остальные танцуют от этого эквивалента. Поскольку основной бизнес Шляпникова – питомник, более крупные номиналы привязаны к одному саженцу, за который заказчик вносит предоплату.

Сами калионы напечатаны на фирме, где производят визитки. То есть могут быть сделаны кем угодно. Тем не менее в России всего два таких случая, другой в Башкирии, но там стоимость местной единицы привязана к рублю и быстро падает со временем, побуждая человека избавиться от суррогата денег. Интересно, что Шляпников встречался с башкирским коллегой, они обсуждали планы.

Суд в среду окажется прецедентным. Если фермерам разрешат выпускать собственные деньги, все этим радостно займутся, потому что это удобно.

Но вот вопрос, будет ли это хорошо. Пока калионы эмитированы на 1 миллион рублей при товарной массе, которая их покрывает, в 10 млн. То есть покрытие с запасом. Но лиха беда начало. Калионы уже стали загадочным образом торговаться на бирже биткоинов, и их курс растет. То есть суррогаты денег постепенно затягиваются в ту же систему отношений, которая извратила сущность «просто денег». Калионы хороши, пока обращаются в деревне с населением в 7 человек, где, кроме Шляпникова, нет других экономически активных субъектов.

Сам Шляпников считает свое детище удачной шуткой. Но признает, что многие готовы ее повторить.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 29 мая 2015 > № 1383444 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 22 мая 2015 > № 1377172 Евгений Арсюхин

Комментарий. Заморозки кончились. Кто успел, тот и съел

Уже открыто говорят, что заморозки в отношениях между Россией и Западом закончились. Что вот-вот Россия пересмотрит свою политическую доктрину. И все вернется на круги своя.

То есть продовольственное эмбарго, которое объявили в августе прошлого года, не продлят. А как же - спросите вы - все эти пропагандистские сопли-вопли по поводу "да мы теперь всех порвем, страна в состоянии сама себя обеспечить яблоком, рыбой и топинамбуром"? Об этом забудут так же быстро, как быстро начали это раздувать.

Надо открыть рынок для западной продукции - откроем.

Уже идут переговоры об облегчении доступа на рынок Украины. Уже вовсю работают эксперты по преодолению эмбарго с ЕС и США. То есть эксперты просто готовят почву, техническую почву, для того, чтобы технически же осуществлять поставки продуктов с Запада в августе.

Но ситуация окажется еще тяжелее для российского АПК, чем до эмбарго. Потому что - Китай. Новый игрок на нашем рынке, который получил колоссальный вес, пока длились заморозки. Китай со своей дешевой и многочисленной продукцией. Закрывшись на год, Россия открылась уже теперь с двух сторон, и с Запада, и с Востока.

Что же, подведем итоги. Кто успел, тот и съел. В первую голову посмотрим на производителей сыров. Они постарались и заполнили прилавки своей продукцией. По очень высоким ценам с крайне - как правило - невысоким качеством. Стоит констатировать, что сырников подвела банальная жадность. Вы можете ссылаться на происки сетей. На то, что белорус гадит. Ссылайтесь на что угодно. Вот на днях одна известная компания устроила в крупной торговой сети акцию - по 35 рублей продавала пакетик с мягким сыром. То есть себестоимость там рублей 10. Качество среднее. По 35 рублей народ взял. Акция продлилась три дня. И сразу цена вернулась к 150 рублям. Народ уже не берет. Ребята, зачем? У журналистов есть поговорка - "не по таланту пьешь". Ребята, не по качеству берете.

Мясо. Курятина как держала позиции, так и держит. Курятина монотонно дорожала все это время. На ней эмбарго не сказалось. Не появилось нормальной российской говядины (и не могло появиться), зато прилавки заполнились продукцией из Латинской Америки. Теперь вам ее вытеснять, новая забота. Со свининой стало хуже. Я не буду тут жонглировать цифрами, давайте я буду рассуждать как потребитель, потому что в конечном счете все сводится к потребителю. Я перестал брать свинину. Очень дорого, очень сомнительно по качеству.

Мне уже приходилось писать, что рыбаки профукали очередной шанс. Запутались, что они хотят - прудовая рыба, океанский лов (на чем?). аквакультура. Вот сегодня сообщили, что создается очередная рыбная ассоциация. Их уже и так штук 10, не меньше. Это хорошо, когда ассоциация. Но рыбы нет. Давайте судить по Москве, потому что Москва - это индикатор. В Москве нет нормальной рыбы. Точка. И что тут рассказывать, вот норвеги, вот старые суда... Что год - мало. Да, мало. Да, налаженный бизнес с норвегами поломали, новый не создали. Это вам не сеть ресторанов "Едим дома". Рыбный промысел за год не создашь ни за какие деньги. Так или иначе, рыбники возвращаются к своему разбитому корыту.

Ладно, давайте утрем заплаканные очи, и перестанем бить себя в грудь. Все все понимают. Все знали, что эмбарго закончится, как только в верхах договорятся. И что просто так мы ничего не поднимем. К чему я призываю? Просто к тому, чтобы монотонно делать свое дело вопреки, а не благодаря. Вот такая у нас тяжелая планида. Чуда в очередной раз не случилось. Это больно, чувство несправедливости комком встало у горла, но - не в первый раз. Россия сначала выкарабкивалась за счет крестьянина, а потом плевала на его лапти.

Евгений Арсюхин - "Крестьянские ведомости"

Россия > Агропром > agronews.ru, 22 мая 2015 > № 1377172 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 20 мая 2015 > № 1374832 Евгений Арсюхин

Комментарий. Немного личного: Минсельхоз опекает «Едим дома»

Будем честны сами с собой: история человечества не знает прецедента того, что разворачивается сейчас вокруг сети «Едим дома».

Последней каплей стало желание Минсельхоза самолично подбирать поставщиков для новой сети. Одним из них станет ресторатор Новиков, известный своей лояльной политической позицией и дружбой с властями. Другим – автодилер (?) Варшавский.

Напомним предысторию. Семья Михалковых попросила у государства денег на создание «конкурента Макдоналдсу», сети «Едим дома». Желание вызвало бурю в Интернете и острую критику со стороны профессионалов. Правительство то готово было оказать помощь, то отказывалось от своих слов под воздействием критики, наконец стало понятно, что помощь придет через государственные банки.

Ладно, помогли с деньгами, но чтобы целое министерство искало бы поставщиков просто одной из сетей быстрого питания? Товарищи, не чересчур ли? Нет ли у министерства других задач? Не сорваны ли многие вещи, например, кредитование крестьян, земельная реформа, не в подвешенном ли состоянии хваленые логистические центры, разве нет баталий вокруг самых основ аграрной политики, например, вводить ли экспортные пошлины на зерно?

С другой стороны, как же хороши Михалковы, которые не в состоянии сами подбирать себе поставщика. Ну то есть товарищи рынка не знают, к миссии не готовы и нисколько этим не стыдятся.

Все это напоминает советскую историю, когда космонавта брались лечить от насморка непременно академики, потому что обычная медицина находилась в плачевном состоянии. Надо признать, впрочем, что эта аналогия – лишь приблизительная. Этой истории нужен именно врач, а не Минсельхоз – вот тут, пожалуй, наше сравнение уместно.

Наверное, мы все теперь понимаем, отчего беды у некоторых наших товарищей из числа производителей продуктов питания. Вы просто не сошлись характерами с властями. Если бы сошлись, вы бы были фермерами-миллиардерами, даже не умея фермерствовать. Посмотрите на своих соседей из числа преуспевающих пахарей, это или родственники глав районов, или люди, которые этих глав привели к власти.

Наивно думать, что что-то иначе происходит на федеральном уровне.

И, наверное, лучшая тактика – посмотреть, пока Михалковы построят свою сеть, сходить туда, плюнуть, и больше там не появляться. Типо ждем, пока товарищи разорятся. Пока карающая рука рынка разрушит нежизнеспособное детище.

Но мы понимаем, что мы не дождемся. Что в России нет никакого рынка. Что убытки сети будут покрывать до тех пор, пока в России нет рынка, то есть всегда. И мы чувствуем отчаяние и безысходность. Мы хотим опустить руки, бросить все и прекратить работу на этой земле.

Товарищ Ткачев и ваши коллеги, если вы хотели этого добиться – наши поздравления.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 20 мая 2015 > № 1374832 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 16 мая 2015 > № 1370761 Евгений Арсюхин

Комментарий. Персонализация – ваше все

Фермеры вряд ли смогут встроиться в крупные торговые сети в ближайшем будущем – пишу это, призывая вас оставаться на почве реальности. Следовательно, фермерам придется идти к конкретному потребителю напрямую.

В таком походе очень важен личностный аспект. В идеале потребитель должен видеть непосредственно того человека, у которого он собирается покупать продукцию. Можно, конечно, действовать через хипстерские сети вроде известной сети в Москве, но тут есть определенные риски. Конечно, хорошо, что сеть берет распространение товара на себя. Но при этом вы утрачиваете индивидуальность, и если с сетью отношения расстроятся, вы окажетесь у той же отметки, с которой начали: вас никто не будет знать, и продавать вам товар будет сложно. Другой риск еще более существенен: это ценовая политика хипстерских сетей. Цены там очень высокие, причем сеть традиционно оставляет львиную долю себе. Это негативно влияет на темп сбыта, товар залеживается и возвращается.

Можно создать собственный сайт, но риски очевидны и тут. С одной стороны, к городскому потребителю бесполезно стучаться через ТВ и прессу. Есть наивные фермеры, которые гордятся тем, что их по ТВ показали, но хотел бы спросить, помогло ли вам это в продажах. Так что сайт и только сайт, политика правильная.

С другой стороны, сможете ли вы создать сайт сами? В этом на самом деле нет ничего сложного, но вы думаете, что это сложно, и будете искать специалиста. Специалист потребует прилично денег, вот, уже расходы. Но самое главное – просто сайт работать не будет. Его надо доносить до потребителя. Где сидит потребитель? Или в поисковой системе, или в социальной сети. У многих из вас нет даже аккаунта в соцсетях, так что вы вряд ли представляете, как это делать. А продвижение в поисковой машине – и вовсе наука. А главное, то и другое – это деньги.

Лишь считанное число людей из числа глав фермерских хозяйств ведут собственные блоги, имеют множество виртуальных друзей и в особом продвижении не нуждаются. Остальные могли бы делать теоретически это сами, и платить напрямую поисковым машинам и социальным сетям, но вряд ли будут этим заниматься. Следовательно, они не смогут сэкономить – сам по себе этот вид рекламы пока недорог. Им дорога в агентства, а агентство – это уже 200 тыс в месяц, это чересчур.

Мне понравилась инициатива портала КомиФерма, который сделал фотогалерею фермеров прямо по регионам Коми. То есть ты заходишь в нужный район, нажимаешь на иконку, и видишь фотографии реальных фермеров и их хозяйств. Сделано это, правда, не очень совершенно, фотографии у кого нормальные, а у кого страшные, лучше бы их не было. Дальше вопрос, как сам портал КомиФерма раскручен. Если хорошо, так и хорошо, можно переложить заботу распрострарения контента на портал. А если не очень, то и толку в галерее нет.

Ничто не мешает создать такой портал на федеральном уровне. Чтобы пользователь из любого региона страны мог бы найти фермеров рядом с собой. Это было бы полезно и для би ту би контактов. Вот настоящая задача для многочисленных фермерских союзов.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 16 мая 2015 > № 1370761 Евгений Арсюхин


Россия > Рыба > agronews.ru, 15 мая 2015 > № 1369898 Евгений Арсюхин

Комментарий. Рыба в России: это какой-то ад

Прошу считать этот текст не комментарием в нашем, фирменном, классическом смысле, а криком души простого покупателя продуктов питания. То есть моим криком.

Сколько тружусь журналистом, столько разговоров, что Россия – страна громадного числа морей, и россияне имеют право наслаждаться прекрасной рыбой. Что рыба могла бы продлить нашу жизнь. Что мы могли бы перейти с мяса на рыбу, и сохранить себе здоровье. Но.

Эти «но» многообразны. В 2002 году я с тогдашним главным рыбаком страны г-ном Наздратенко неделю провел на Камчатке, где Наздратенко демонстрировал всякие «но». Плохая портовая инфраструктура. Сложности с оформлением улова. Рыбу перегружают прямо в море на китайские и корейские суда. Пограничники на страже. Ученые торгуют научной квотой. Пограничники продажны (ученые тоже). Мне показали имитационный завод (да, целый завод сделали ради имитации), который должен был доказать, что переработка на российском берегу есть. Но завод запускали перед делегациями, а потом останавливали. Люди, построившие этот завод, впоследствии сделали блестящую карьеру. Мне показывали спутниковую систему, которая видит, как с судов на суда грузят рыбу. Судьба системы неизвестна.

И вот совсем недавно я был в Мурманске. Та же шарманка: сложности и формальности, слово нарочно придуманные, сетуют чиновники (! – не в их ли силах сложности-то отменить). Свирепые пограничники. Ловкие норвежцы. Да и вообще, какая в море рыба? В Северном Ледовитом океане и рыбы-то приличной нет, так, килька. А в далекое море мы не ходим. Корабли развалились. Вот и ешьте норвежскую.

После моей поездки в Мурманск как раз санкции ввели. Ну тут и началось. Вернуть рыбу народу. Ура-ура. По всей стране якобы принялись рыбу разводить. Нет фермера, у кого в прудах не колосится карп. Газеты захлебываются заказными патриотическими статьями, что уж рыбы-то у нас навалом. У нас столько прудов и морей!

Идем по прилавкам. Вот вчера ходил. Раздел в супермаркете якобы охлажденной рыбы. На самом деле замороженной. Что-нибудь есть дешевле 800 рублей за килограмм? Цены потрясают, от прилавка воняет на весь магазин, никто не берет, продавцы знай лед перекладывают. А пара карпов пучится из аквариума с мутной водой, которую не меняли, наверное, неделю. Грязно, воняет, и все очень дорого.

Зато появились наконец консервы, сделанные непосредственно на Камчатке, в Приморском крае и даже на конкретной плавбазе. Раньше такого не было. Раньше консервы делали из замороженной рыбы в Подмосковье. И теперь тоже такого навалом. Со вкусом рыбы, я бы назвал такой продукт. А что же предлагает солнечная Камчатка?

Открываю одну банку – хорошо. Вторую точно такую же: жидкость (сок) отсутствует, кусочки рыбы превратились в мумию. Интересно. Пошел, купил еще две. В одной опять мумия. То есть не в состоянии наши «исконные» заводы качество-то дать стабильное. Не оправдали надежд отечественные производители. В который раз.

И вот я думаю: а что рыба такая проклятая? Чего не хватает? Ведь вроде разобрались с курятиной, с говядиной даже немного разобрались, со свининой вообще все хорошо. А вот рыба не поддается. Столько морей. Океанов даже. Ну вот хоть тресни.

Я думаю, что в рыбной отрасли есть источник коррупции. Который не меняется со сменами глав рыбного ведомства. Который сидит у кормушки десятилетиями. И в нем причина.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Рыба > agronews.ru, 15 мая 2015 > № 1369898 Евгений Арсюхин


США. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 14 мая 2015 > № 1368209 Евгений Арсюхин

Комментарий. Дипломатические игры Лаврова и Керри

Глава МИД России Сергей Лавров подарил госсекретарю США Джону Керри картошку и помидоры. Случилось это на днях в Сочи. Керри приезжал туда, как сообщали российские СМИ, чтобы восстановить отношения с Россией. Но никаких деталей пока никто не знает.

МИД РФ по этому поводу опубликовал странное фото. Размытое (могли бы лучше сделать), против света. Лавров стоит с двумя корзинами, в одной помидоры, в другой картофель. Подпись сделана на двух языках, но надписи не дублируют друг друга: «Sochi Tomato is Idaho Potato's best friend / Дары Краснодарского края едут в Америку». Та часть, что на английском, значит «сочинские помидоры лучшие друзья картошки из Айдахо». Получается, Лавров зачем-то подарил Керри картошку из Айдахо. МИД мог бы пояснить глубину своей шутки, но до сути пришлось докапываться журналистам.

Оказалось, что в начале прошлого года Керри подарил Лаврову две картофелины. Лавров якобы их передал кубанским фермерам. Затем замдиректора департамента информации и печати МИД Мария Захарова написала у себя в фейсбуке, что краснодарская картошка находится «в дальних родственных связях с той, которую в свое время емуЛаврову привез американский коллега».

То есть, по логике Лаврова и г-жи Захаровой, две картофелины, посаженные весной 2014 года, дали урожай, который преподнесли Керри весной 2015 года. Вроде как «вам ваше вернули». Или «смотрите, как наша земля умеет».

Зачем вся эта таинственная клоунада, можно только гадать, впрочем, если уж гадать, так с размахом. Не есть ли дары Лаврова намек для общественности на то, что в закрытой части переговоров обсуждалась отмена продовольственного эмбарго?

Я много раз бывал в США, в минсельхозе США в том числе, видел не один десяток хозяйств тамошних фермеров, но не о фермерах сейчас речь, и даже не о минсельхозе, а о Госдепе, где мне тоже случилось бывать. Меня поразило, как последовательно американцы защищают интересы своего фермера, и внутренние, и внешние, связанные с экспортом.

Россия давно прочувствовала этот деликатный момент, и принялась давить на США еще в рамках знаменитой сделки «куры в обмен на сталь». Напомним, что США в начале 2000-х стали преследовать российскую сталь. Тогда Россия прекратила (почти) закупку окорочков. Расчет оказался точен. Американцы не смогли пережить ущерба для своих фермеров, и от стали отстали. А россиянам было все равно, идут окорочка, не идут, потому что в России о фермерах никто не думает. Поэтому, как только поставки стали в США возобновились, возобновились и поставки кур в Россию. Куры – а на самом деле интересы фермеров – стали просто разменной монетой в другой игре. И, конечно, когда кур запрещали, тоже говорили, что все это для крестьянина, ну конечно.

Ситуация один в один с ответными санкциями, которые стали для США колоссальным ударом. И силу удара бесполезно измерять в деньгах. Удар пришелся на ту болевую точку, которая заставляет американское правительство бороться за своего фермера. Ну это как в фильмах, хотят поймать супергероя, берут жену в заложники, знают, что он ее любит и не продаст. Вот так и американцы любят своих фермеров. И удар по фермерам нанесли недаром.

Думаю, что Керри именно ради отмены продуктовых санкций приезжал в Сочи. И, скорее всего, две корзины призваны зафиксировать факт, что переговоры прошли успешно, и дать на этот счет небольшой намек.

Кто успел воспользоваться весьма сомнительными преимуществами санкций – молодцы. Кто не успел, я бы не закладывался в инвестиции, думая, что санкции продолжатся. Вот не стал бы рисковать.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

США. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 14 мая 2015 > № 1368209 Евгений Арсюхин


Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 13 мая 2015 > № 1367240 Евгений Арсюхин

Комментарий. Юрий Лужков: моя ферма – это эталон

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков показал журналистам свой новый проект, ферму в Калининградской области, в которую, по его словам, он вложил 5 миллионов долларов. Он указывает, что о проекте знает президент Владимир Путин, «это гарантия», говорит Лужков.

Из этого можно сделать несколько важных выводов. Во-первых, если у вас нет пяти миллионов долларов, вы не создадите ферму, которую можно считать эталоном. Но даже если у вас есть такие деньги, и вы создаете ферму, называете ее эталоном и ждете, что про это напишут газеты, вы заблуждаетесь. В лучшем случае вы можете рассчитывать на платные публикации в профильных изданиях. Чтобы вот так взять, выйти и на всю страну сказать первое, что в голову взбредет, надо быть Юрием Лужковым.

Им же надо быть, чтобы не задавали лишних вопросов. То есть журналисты к вам приедут, подобострастно поахают, походят между коров, не вникая в детали, и не спросят, а что это у вас или у вашей супруги было раньше, такие странные проекты, что, говорят, там было и насилие, и беззаконие? Если вы какой-нибудь Бойко-Великий, вас будут до конца вашего терпения попрекать прошлыми делами. Но не будут, если вы Юрий Лужков.

И самое важное. Надо, чтобы о вашей ферме знал президент. Это гарантия. Гарантия от чего? Ну например гарантия, что вам дадут денег или контрактов, если вы окажетесь не в состоянии вести дела (что мегахозяйствам, созданным любителем, светит просто всеми огнями). Еще гарантия, что вашу ферму не отберут, когда она начнет приносить доход. Это, наверное, самое важное, потому что тут как нечего делать, едва деньги, так сразу и рейдеры. От государства. Но если о вас знает президент страны, тогда гарантия и защита.

И вот стоит подумать, а надо ли вообще вести сельское хозяйство в стране под названием Россия? Может, ну его? Пусть Юрий Лужков ведет. И гордится своим эталоном. Пусть певцы ведут, вот Стас Михайлов, например, пусть он этим занимается. О его ферме тоже быстро узнает президент, это будет гарантия. А мы, нормальные фермеры, постоим в сторонке, и посмотрим, чем кончится этот странный эксперимент.

А поскольку понятно, чем он кончится, на язык просится вопрос: когда все это прекратится? Когда прекратится показуха, превращение сельского хозяйства в красивый пиар? Я бы ничего не имел против фермы Юрия Лужкова. В конце концов человек руководил городом, с колхозом справится. Но в стране, где у десятков тысяч фермеров нет гарантии, о них не знает президент, даже если они кричат. В стране, где на тебя заводят уголовное дело, как только твое хозяйство начинает приносить прибыль. В стране, где можно безнаказанно списать миллионы под фиктивные фермы, но нельзя зажилить пару десятков тысяч «госпомощи» на реальной ферме – все это вызывает раздражение, и только раздражение.

Юрий Михайлович, удачи вам на вашем поприще. Мы не любили вас, когда вы были мэром, но потом узнали, что бывает хуже. Мы не любим вас на ниве животновода, но, может быть, мы глубоко ошибаемся. Не в вас проблема. Вы уже единожды утратили доверие у человека, который стал президентом страны на четыре года. Вы тоже пострадали от этой машины, которая называется государство. К сожалению, красное колесо не жалеет никого. Только одним оно дает возможность временно подняться, а другим даже разогнуться не дает.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. СЗФО > Агропром > agronews.ru, 13 мая 2015 > № 1367240 Евгений Арсюхин


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 12 мая 2015 > № 1366176 Евгений Арсюхин

Комментарий. Для них фермер – не профессия

В Ярославской области за долги арестовано имущество мелкого фермера. Это 8 телят, 14 кроликов, 20 куриц и 4 фазана.

Как сообщают тамошние судебные приставы, мужчина долгое время не выплачивал алименты, потому что у него не было средств. Когда долг превысил 100 тысяч, приставы арестовали имущество. То, что алименты не платил, должно подорвать доверие к этому фермеру. В самом деле, алименты платить надо. Но давайте вчитаемся в сообщение приставов, чтобы наш праведный гнев в сторону фермера сменился несколько другим чувством.

Приставы пишут, что «должник нигде официально не трудоустроен и не имеет никакого дохода и счетов в банке. В частном доме он устроил ферму и выращивал там животных на продажу». То есть в понимании приставов, в понимании государства Российского этот человек – тунеядец. И счета в банке нет, и трудовой книжки нет, и «в частном доме устроил» - да это же форменное преступление. В частном доме-то.

Этот случай дает нам возможность посмотреть, как на самом деле государство относится к фермерам и смотрит на них. Когда в Минсельхозе идут очередные ученые разговоры, что нужно ограничить право ЛПХ называться фермерами, это по необходимости прикрытые разговоры, не выдающие истинных намерений тех, кто говорит. Опасно, нужно сохранять лояльность аудитории. Но на самом деле власти хотели бы всех превратить в наемных работников. Чтобы трудовая книжка. Счет в банке. Чтобы в частном доме без скотины. С таким гражданином им удобно иметь дело. С фермерами неудобно, как неудобно было товарищу Сталину с крестьянами вне колхозов. Хорошо, когда люди колесики и винтики. Плохо, когда у них в доме телята и фазаны.

Законопроект о преследовании тунеядцев, о котором все только и говорят, крестьяне обошли стороной, потому что сами они себя тунеядцами не считают. Нет, это не про нас, думают они. Вы ошибаетесь, товарищи, с точки зрения государства вы эти самые тунеядцы и есть. «Самозанятые» в лучшем случае, но даже этот уродливый термин еще к вам несколько снисходителен. На самом деле вы тунеядцы, и вас по новому законопроекту предлагается лишить, например, страховой бесплатной медицины. То есть окончательно вычеркнуть из общества. Вы еще не понимаете, что так будет, а так будет непременно. Имейте в виду.

Идея превратить АПК в индустрию не покидает власти, и, судя по заявлениям нового министра сельского хозяйства, который собирается устроить крестовый поход за рентабельность, на этом поле ничего не изменилось. Заводы производят сталь и машины, агрохолдинги производят еду, хорошо упакованную, с яркими наклейками, огромными товарными массами. Еда поступает в гигантские магазины, где миллионы горожан ее скупают. Агрохолдинги при этом отличаются высокой рентабельностью и денег не просят (на самом деле, «своим» агрохолдингам будут всегда деньги давать, это неистребимо, но об этом мы узнаем случайно, про это не напишут СМИ). Фермеру, даже встроенному в рыночную систему (тому, кто поставляет товар в немногочисленные торговые сети «экологичной еды») в этом разгуле индустриализации места нет.

Живых коней окончательно победила железная конница, как сказал поэт. Но прочь уныние. Пока не победила, только собирается. Прелесть наших властей в том, что они могут какое угодно видение иметь, но довести до конца свои затеи все равно не в состоянии. Так что платите вовремя алименты, тем более что это по совести, и пока к вам не придут приставы, за вашими фазанами. Помощи от государства не ждите, прекратите ныть и обивать пороги, прекратите платить ловкачам, которые считают себя выразителями ваших чаяний, пустое это. Результаты их работы налицо. Просто выживайте, пока выживается. И голову пониже, чтобы государство вас не заметило.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 12 мая 2015 > № 1366176 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 7 мая 2015 > № 1362201 Евгений Арсюхин

Комментарий. Ткачев и лоббисты

Новый министр сельского хозяйства Александр Ткачев атакован лоббистами, рассказали источники, знакомые с ситуацией.

- Министру постоянно звонят представители крупных холдингов. Песня все одна: или ты даешь нам еще больше денег, и все будет хорошо, или ты не даешь, и не будет тебе впечатляющей статистики, - рассказывает источник.

Слово «статистика» должно произвести на Ткачева сильное впечатление. Уже от первых месяцев «правления» Ткачева ждут прорывов и впечатляющих результатов. Ткачев уже объявил, что доведет урожай зерновых до 120 млн. тонн, правда, благоразумно не стал подписываться на этот год, когда, из-за введения экспортной пошлины, результат может оказаться не столь впечатляющим. Но, если холдинги, устроив бойкот новому министру, потому что не получили просимых денег, в самом деле испортят показатели, будет крайне неприятно.

У Ткачева есть между тем реальные задачи, которые он намерен решать прямо сейчас, но закладывая фундамент на будущее. Это прежде всего проблема Россельхозбанка. Напомним, что именно из-за неумения с банком ладить был вынужден уйти в отставку министр Николай Федоров. Банк тем временем за прошлый год показал убыток более чем в 7 млрд. рублей, а идея Федорова вывести его из-под нормативов ЦБ никогда не будет принята правительством. Скорее выстрелит другая идея, которую озвучивали коллеги Ткачева по агробизнесу на Кубани: создать принципиально новый банк развития, изначально свободный от опеки Центробанка, и передать функцию распределения дотаций ему. Скорее всего, голова Ткачева сейчас занята именно этим, а не тем, как удовлетворить хотелки многочисленных интересантов. Но и об этом нельзя забывать.

Проблема управления аграрной отраслью заключается, вообще говоря, даже не в том, что мелкие хозяйства не могут ничего у министра попросить, а крупные ходят к нему в кабинет, как к себе домой. Проблема заключается в том, что у аграрного ведомства нет собственного политического веса, авторитета, необходимого для того, чтобы получить от Белого дома и Кремля долгосрочный кредит доверия на важные реформы. Соответственно, нет воли и желания эти реформы проводить.

Ткачев пришел на этот пост, имея за плечами как неприятные истории, о которых тут не будем напоминать, так и приятные, вроде Олимпиады, так что теоретически он мог бы обусловить свой приход требованием оставить его в покое на пару лет. Это позволило бы Ткачеву выработать независимую от агрохолдингов политику, и приступить к решению стратегических задач, среди которых отмечу следующие:

- Разработка четких правил игры в связке «производитель – переработчик – торговец».

- Создание механизма прямого доведения дотаций до предприятий АПК, а также системы долговременного планирования дотаций. В частности, пока нет ясности насчет уровня дотаций в 2016 году, что совершенно недопустимо.

- Решение земельного вопроса, в связи с чем было бы неплохо ввести норму о штрафах муниципалитетов, которые допускают простаивание пашни, не передавая ее производителям. Если собственника земли штрафуют за ее неиспользование, почему не должны штрафовать муниципалитеты.

- Оценка ценообразования на рынке минеральных удобрений, разрушение монополий, прекращение практики взвинчивания тарифов через известную схему «дали скидку на 15%, но повысили цены на 25%».

- Создание четких логистических цепочек, причем надо тонко подойти к вопросу, за какие деньги они создаются, и кто ими управляет. Здесь может быть несколько решений.

- Прекращение фальсификации статистики, трезвая оценка имеющихся производственных ресурсов.

- Разрушение мафии в секторах, где она превалирует (зерно в первую очередь).

Список неполон, его можно дополнять, но факт, что речь даже не о том, чтобы в очередной раз «поддержать фермера», а о том, чтобы создать самостоятельно работающую машину российского АПК на годы вперед.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 7 мая 2015 > № 1362201 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 5 мая 2015 > № 1359266 Евгений Арсюхин

Точка зрения. Рентабельность как новая религия для АПК

Новый министр сельского хозяйства Александр Ткачев объявил рентабельность главным ки-пи-ай (мерилом успеха) вверенного ему ведомства. Это очень важное заявление, и если Минсельхоз пойдет до конца (в чем нет никакой уверенности), мы увидим лет через 5 АПК, построенный на совершенно новых основаниях. Что же это будут за основания?

Конечно, проблема есть - согласно последним данным, средняя рентабельность по отрасли составляет 10%, причем в стране есть регионы, где рентабельность не поднимается выше 1%, а около 30% хозяйств находятся за пределами рентабельности. Низкая рентабельность - нет прибыли, закредитованность, невозможность привлекать инвестиции, низкая производительность труда. Это очевидные вещи, и если бы рентабельность составляла хотя бы 20%, это было бы намного лучше той ситуации, что есть сейчас.

Но погоня за рентабельностью может сыграть злую шутку. На самом деле, эксперимент по достижению максимальной рентабельности в АПК реально был уже поставлен - в начале 1990-х годов. Экономисты правительства Гайдара прекрасно знали, что советские колхозы и совхозы существуют как бы вне экономики. Они берут у государства столько, сколько то в состоянии им дать (и тут многое зависело от лоббистских качеств руководителя), и отдают в виде продукции, грубо говоря, все. «А давайте-ка поставим этих эффективных председателей в рыночные условия, и посмотрим, кто выживет», решили экономисты. В результате не выжил никто, что затвердило миф об АПК как «черной дыре», в которой сгорают деньги.

Ошибка тех управленцев заключалась в том, что они не понимали особой природы продуктов АПК. Человек может многое вынести, но не голод. Следовательно, если государство хочет существовать, оно должно дать населению продукты питания. В этой ситуации вопрос, каким образом обеспечить эффективность аграрного производства, отходит на второй план. Да, хорошо, если эффективность высока, но если она невысока, производить все равно надо.

Это прекрасно понимают в развитых странах, где рентабельность большинства предприятий аграрной отрасли или нулевая, или даже глубоко отрицательная. Если убрать многочисленные и по-разному организованные субсидии, от АПК развитых стран не останется ничего. В то же время в странах вроде Индии рентабельность нормальная. Мелкие крестьяне дедовским способом производят продукт, продают его на местном рынке, обеспечивают себе минимальный уровень физического выживания, и не жалуются, потому что столь же низкий уровень доходов показывают и многие другие предприятия страны, даже и не аграрные. Мы имеем систему, в которой рынок полностью властвует, и кто выжил (а мелкие фермеры, очевидно, выжили, раз они есть), тот и живет. Но хотим ли мы такого АПК?

Проблема в том, что мировой опыт предлагает нам или модель стран третьего мира с «честной» рентабельностью и дедовскими методами, или модель развитых стран с нерыночным механизмом формирования затрат и издержек, третьего уже не дано (потому что по социалистической модели массово никто не живет), и это для нас плохой выбор. Мы не хотим, как в Индии, хотим, как в Европе, но не желаем за это платить - вот, если понимать буквально то, что сказано, хотят нам донести.

Конечно, в реальности никто не станет отказываться от господдержки в России. Главным образом потому, что она мизерная, но про нее так много говорят, что отказ от нее произведет крайне негативный эффект. Вместо этого предвижу бесконечные разговоры о рентабельности, совещания и выездные коллегии, поиски виноватых, и я даже не знаю, что хуже, честное людоедство 90-х, или говорильня 2010-х. Глядя, как бездарно хозяйничают на земле иные крестьяне, мне иногда хочется, чтобы рынок железным катком прошелся вот именно по этому конкретному бездарю, но потом я вспоминаю, что вечером захочу есть, и мне уже такие мысли в голову не приходят. С точки зрения чистой абстракции лучше, как в 1990-х, красиво, стройно, можно защищать диссертацию по экономике АПК. С точки зрения реальной ситуации все-таки лучше, как сейчас, правда, хотелось бы, чтобы слова не расходились с делами, потому что знать планы власти - это полезная штука.

Представим, однако, что в самом деле объявлен крестовый поход за чистую рыночность, кто выживет? Агрохолдинги сразу идут под нож. Им придется отказаться от нерыночных расчетов со своим учредителем (газовой, нефтяной компанией), что убьет любого капитана нынешнего рынка через три месяца - полгода. Останутся фермеры, наладившие переработку, и - или отношения с сетями, или сбыт на местном рынке. И, конечно, хваткие ребята, паразитирующие на любви горожан к «экологичному» и толкающие через соцсети стандартную продукцию под видом экологической втридорога. Это, на самом деле, та же Индия, только с богатым покупателем в городах (кстати, цены тут же вырастут, потому что исчезнет крупное производство). Допустят этого? Нет. Следует ли из этой гипотетической картинки разумный вывод? Да.

Вы можете заняться подъемом рентабельности на собственном производстве, не дожидаясь действий власти. Вам это пойдет в плюс. Рентабельности будут способствовать аккуратное отношение к кредитам, точный расчет потребностей рынка, продуманные небольшие инвестиции в переработку, здоровая кооперация, а также выставление во главу угла сбытового отдела, который отныне будет диктовать вам задачи для производства. Сделайте так, и только выиграете. Заодно поможете новой команде минсельхоза, которая сейчас усиленно ищет, чем бы заявить о себе.

Евгений Арсюхин - «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 5 мая 2015 > № 1359266 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 1 мая 2015 > № 1357898 Евгений Арсюхин

Точка зрения. Рентабельность как новая религия для АПК

Новый министр сельского хозяйства Александр Ткачев объявил рентабельность главным ки-пи-ай (мерилом успеха) вверенного ему ведомства. Это очень важное заявление, и если Минсельхоз пойдет до конца (в чем нет никакой уверенности), мы увидим лет через 5 АПК, построенный на совершенно новых основаниях. Что же это будут за основания?

Конечно, проблема есть - согласно последним данным, средняя рентабельность по отрасли составляет 10%, причем в стране есть регионы, где рентабельность не поднимается выше 1%, а около 30% хозяйств находятся за пределами рентабельности. Низкая рентабельность - нет прибыли, закредитованность, невозможность привлекать инвестиции, низкая производительность труда. Это очевидные вещи, и если бы рентабельность составляла хотя бы 20%, это было бы намного лучше той ситуации, что есть сейчас.

Но погоня за рентабельность может сыграть злую шутку. На самом деле, эксперимент по достижению максимальной рентабельность в АПК реально был уже поставлен - в начале 1990-х годов. Экономисты правительства Гайдара прекрасно знали, что советские колхозы и совхозы существут как бы вне экономики. Они берут у государства столько, сколько то в состоянии им дать (и тут многое зависело от лоистских качеств руководителя), и отдают в виде продукции, грубо говоря, все. «А давайте-ка поставим этих эффективных председателей в рыночные условия, и посмотрим, кто выживет», решили экономисты. В результате не выжил никто, что затвердило миф об АПК как «черной дыре», в которой сгорают деньги.

Ошибка тех управленцев заклчалась в том, что они не понимали особой природы продуктов АПК. Человек может многое вынести, но не голод. Следовательно, если государство хочет существовать, оно должно дать населени продукты питания. В этой ситуации вопрос, каким оразом обеспечить эффективность аграрного производства, отходит на второй план. Да, хорошо, если эффективность высока, но если она невысока, производить все равно надо.

Это прекрасно понимают в развитых странах, где рентаельность большинства предприятий аграрной отрасли или нулевая, или даже глубоко отрицательная. Если убрать многочисленные и по-разному организованные субсидии, от АПК развитых стран не останется ничего. В то же время в странах вроде Индии рентабельность нормальная. Мелкие крестьяне дедовским способом производят продукт, продают его на местном рынке, обеспечивают себе минимальный уровень физического выживания, и не жалуются, потому что столь же низкий уровень доходов показывают и многие другие предприятия страны, даже и не аграрные. Мы имеем систему, в которой рынок полностью властвует, и кто выжил (а мелкие фермеры, очевидно, выжили, раз они есть), тот и живет. Но хотим ли мы такого АПК?

Проблема в том, что мировой опыт предлагает нам или модель стран третьего мира с «честной» рентабельностью и дедовскими методами, или модель развитых стран с нерыночным механизимом формирования затрат и издержек, третьего уже не дано (потому что по социалистической модели массово никто не живет), и это для нас плохой выбор. Мы не хотим, как в Индии, хотим, как в Европе, но не желаем за это платить - вот, если понимать буквально то, что сказано, хотят нам донести.

Конечно, в реальности никто не станет отказываться от господдержки в России. Главным образом потому, что она мизерная, но про нее так много говорят, что отказ от нее произведет крайне негативный эффект. Вместо этого предвижу бесконечные разговоры о рентабельности, совещания и выездные коллегии, поиски виноватых, и я даже не знаю, что хуже, честное людоедство 90-х, или говорильня 2010-х. Глядя, как бездарно хозяйничают на земле иные крестьяне, мне иногда хочется, чтобы рынок железным катком прошелся вот именно по этому конкретному бездарю, но потом я вспоминаю, что вечером захочу есть, и мне уже такие мысли в голову не приходят. С точки зрения чистой абстракции лучше, как в 1990-х, красиво, стройно, можно защищать диссертацию по экономике АПК. С точки зрения реальной ситуации все-таки лучше, как сейчас, правда, хотелось бы, чтобы слова не расходились с делами, потому что знать планы власти - это полезная штука.

Представим, однако, что в самом деле объявлен крестовый поход за чистую рыночность, кто выживет? Агрохолдинги сразу идут под нож. Им придется отказаться от нерыночных расчетов со своим учредителем (газовой, нефтяной компании), что убьет любого капитана нынешнего рынка через три месяца - полгода. Останутся фермеры, наладившие переработку, и или отношения с сетями, или сбыт на местном рынке. И, конечно, хваткие ребята, паразитирующие на любви горожан к «экологичному» и толкающие через соцсети стандартную продукцию под видом эконогической втридорога. Это, на самом деле, та же Индия, только с богатым покупателем в городах (кстати, цены тут же вырастут, потому что исчезнет крупное производство). Допустят этого? Нет. Следует ли из этой гипотетической картинки разумный вывод? Да.

Вы можете заняться подъемом рентабельности на собственном производстве, не дожидаясь действий власти. Вам это пойдет в плюс. Рентабельности будут способствовать аккуратное отношение к кредитам, точный расчет потребностей рынка, продуманные небольшие инвестиции в переработку, здоровая кооперация, а также выставление во главу угла сбытового отдела, который отныне будет диктовать вам задачи для производства. Сделайте так, и только выиграете. Заодно поможете новой команде минсельхоза, которая сейчас усиленно ищет, чем бы заявить о себе.

Евгений Арсюхин - «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 1 мая 2015 > № 1357898 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 22 апреля 2015 > № 1348700 Евгений Арсюхин

Комментарий. Какой министр АПК нам нужен

События быстро меняются. Этот текст был написан около полудня вторника, когда отставка Николая Федорова казалась призрачной. Но к ночи того же дня агентство РБК со ссылкой на свои источники в Краснодаре сообщило, что о назначении министром г-на Ткачева объявят уже в среду, то есть сегодня. Тем не менее наш текст не потерял актуальности, а может, и приобрел даже больше остроты. Потому что проблема выбора методики управления отраслью становится, пожалуй, даже более серьезной.

Слухи об отставке министра АПК Николая Федорова могут в очередной раз оказаться слухами, поскольку их связь с выборной кампанией в Чувашии слишком очевидна. Оставшись в Думе с повышением, Анатолий Аксаков выбыл из борьбы, что само по себе неожиданно уравнивает статус главы думского комитета и главы небольшого региона (а мы-то думали, что в думе только бумажки штампуют, наивные). Но мы не будем вдаваться в эти тонкости, потому что слух об отставке для нас только повод поговорить о том, а кого мы, собственно, хотим видеть на посту аграрного министра.

Начало этим рассуждениям пусть положит небольшая новость о том, что Дмитрий Медведев поручил Аркадию Дворковичу разобраться с палом травы. Я бы думал, что это шутка, но это сообщение РИА Новости. И это иллюстрация того, как выглядит «технический» чиновник, в том числе министр. Напомню, что значит этот термин. Политический министр имеет собственный взгляд на развитие вверенного участка, и авторитет, чтобы этот взгляд отстаивать. То есть он лоббист, нормальный такой лоббист, как Лукашенко – лоббист своей Белоруссии. Технический министр «просто делает дело», у него нет своего взгляда на стратегию, поэтому он занимается всю свою карьеру борьбой с палом травы.

В ранней России времен Ельцина министры были сплошь политическими, от чего выходили подчас всякие казусы, потому что политический министр больше думает о своей карьере, чем о деле. То есть это такой нарцисс, ярчайшим примером чего может служить экс-премьер Касьянов. Потом решили, что министры должны быть техническими. Решили потому, что в стране укреплялась вертикаль, под которой нужно разуметь централизованную систему присвоения бюджетных денег – не все скопом, а к корыту подходим по очереди сообразно рангу. Что позволено министру, не позволено губернатору. Но ведь так прямо народу не объявишь, поэтому выдумали технических министров, и они занялись технологиями. Говорили, что власть должна быть эффективной, а политика – это от лукавого и лишнее. И правда, когда считанное число людей решают, кого двигать в политику, кого нет, зачем эти вот протуберанцы и самодеятельность вроде свободных выборов, независимых кандидатов и вообще всей этой показухи.

Последним политическим министром был Кудрин, который ушел вполне себе политически, хлопнув дверью перед носом «президента», но у Кудрина и с техникой все было хорошо, поэтому он так славно засиделся (да и политика из него в итоге не получилось, несмотря на все попытки технологов вдохнуть в его образ флер оппозиционности). Сложно сказать, в какой разряд отнести госпожу Скрынник, обозначим ее правление через словосочетание «ну что ж, и такое было». А вот министр Федоров – вполне себе техническая фигура, как и все без исключения нынешние министры. Я не понимаю (возможно, мне растолкуют) в чем особый взгляд Федорова на АПК, в чего его изюминка или аграрная харизма. Это не значит, что Федоров плох. Напротив, скажу правду, когда его назначили, я думал, что будет намного хуже. Но оказалось, что многие программы придумываются и вполне успешно реализуются, что средства выделяются, ржи колосятся, а жук побежден и убит гербицидами. Но нет ответа, а зачем это все. Ну вот АПК, вот надои, урожаи, ну и что? Где цель, где сверхзадача? Но технический министр никогда на такие темы рассуждать не будет. По определению. Так что это не Николаю Васильевичу претензия. Назначь его в другой ситуации, он был бы неплохим политическим министром, мне кажется.

Но давайте и мы посмотрим повыше на проблему, а вообще – политический министр, нужен ли? Я сразу скажу, что мой ответ – да. Я могу допустить, что где-то в других отраслях, например, в энергетике, политики в самом деле не нужны. Но вот в АПК – просто необходим такой политический министр. Потому что нынешняя власть, если дать ей волю, АПК просто убьет. Политический министр спасет АПК от физической гибели. Идея «продадим нефть, купим Сникерсы» уже не актуальна, но она парадоксальным образом жива. Так больше не говорят. Но действуют именно в этой парадигме, уничтожая остатки социальной жизни в деревне.

Я вчера вдруг с ужасом вспомнил, что еще в детстве (а я не так стар) видел, как вечером по деревне идет стадо, а хозяйки кликают своих и загоняют в стойла. Как овцы забились в чужой сарай, и мы идем их забирать. Сегодня ничего этого нет, ни-че-го, все убито, вытравлено, и в основном вытравлено и убито на наших глазах, в самое последнее время. Пусть агрохолдинги растят кур на убой, сотнями тысяч голов откармливая их из своих роботов, без них не накормишь Москву, но Москва не Россия, а АПК – не холдинги.

Мне кажется, у Николая Федорова есть неплохая возможность стать политической фигурой, то есть политическим министром. Но если он этого не хочет (а это риск, и не всякий хочет идти на риск), то такого шанса у него, стало быть, нет, и аграрному сообществу остается оставить внутреннюю грызню и заняться выдвижением собственного политического министра.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 22 апреля 2015 > № 1348700 Евгений Арсюхин


Азербайджан. Россия > Агропром > agronews.ru, 21 апреля 2015 > № 1347569 Евгений Арсюхин

Комментарий. Почему в Азербайджане исчезли рынки

Мы мало знаем об экономике стран, некогда входивших в состав СССР. Мы судим об этих странах по приезжим, то есть как обыватели и поверхностно. Наш корреспондент побывал в Азербайджане, и узнал много неожиданных вещей. Поводом к визиту стало событие не аграрное: страна готовится к Первым Европейским играм в июне, и жаждет показать, что уже готова. Но было бы странно не разузнать о том, как живет АПК страны, тем более, что, помимо нефти, Азербайджан ассоциируется у нас именно с сельским хозяйством.

Где можно гарантированно увидеть азербайджанца в России? Конечно же, на рынке. Желающие могут почитать «страшные» статьи об азербайджанской мафии, которая крышует колхозные рынки в России. Так это или не так, сказать сложно, и всякий раз надо разбираться отдельно. Как показала история с бунтом возле овощебазы в Бирюлево, тема мигрантов и этнических группировок оказывается благодатной для любителей отжать чужую собственность, и извлекается из рукава как универсальное оправдание погрома.

Тем большим шоком оказалось, что в самом Баку рынков практически не осталось, если не считать нескольких небольших базаров на глухих окраинах, где на самом деле мало кто что и покупает. Нет рынков и внутри страны. Как рассказали нам представители местного аграрного ведомства, сетевые магазины получили у населения большую популярность, потому что, в отличие от рынка, торгуют круглосуточно, а цены даже ниже из-за эффекта масштаба и грамотной организации логистики. Возможно, это история про то, как сети вытеснили частных торговцев, а государство покрывает сети? Возможно, если бы не один нюанс. Сети работают с фермерами напрямую, и даже у маленького фермера нет никаких трудностей, чтобы поставить в сеть свой товар. В России сети говорят, что не могут принять партию товара, если она мала, если яблоки или помидоры не соответствуют стандарту, и все это для того, чтобы говорильней прикрыть позорный факт существования платы за полку. В Азербайджане нет платы за полку, а прием продукции у фермеров суть непременное условие работы на рынке. Как видим, проблема решена правительством просто. Если ты хочешь стать сетевым магнатом, ты должен работать с фермерами. Наверное, это слишком простое решение для РФ, где уже неизвестно сколько лет власти «налаживают диалог» между сетями и производителями. Хотя это вовсе не дело властей, налаживать диалог, власти пишут правила игры, все, больше власти ни для чего не нужны.

Как выяснилось из анализа ситуации, на самом деле не решен еще такой важный вопрос, как именно фермеру доставить товар. Пока это на совести самого фермера, то есть он берет, и везет. Правительство только сейчас создает систему оптовых складов, которые будут принимать товар у фермера в райцентре, а потом товар попадет на полку. Хотя в некоторых районах такие склады уже есть. При этом правительство не оговаривает, что фермер обязан обращаться на склад. Если ему удобнее, он может доставить товар напрямую в магазин. На практике половина в тех районах, где склады уже есть, возят сами, половина через склад, зависит от возможностей фермера.

Посещение сетевых магазинов оставляет странное чувство. Отметим только некоторые непривычные моменты.

- Резко выраженная сезонность товара. Пока нет гранат, потому что нет еще урожая, нет и синтетических помидоров из турецких теплиц, только небольшие плоды из теплиц собственных. Ну вот разве что киви есть из того, что в Азербайджане не вырастет никогда. Как мне объяснили, это часть политики: чтобы дать фермеру вход на полку, надо осторожнее обращаться с импортом, потому что импорт выручит, пока нет своего товара, но импорт же преградит товару дорогу, когда последний появится. Я не заметил, чтобы азербайджанцы страдали от этого, потому что вообще качество продуктов выше, и ассортимент не хуже, чем в Москве.

- Импорта вообще мало. Есть традиционный набор мировых брендов вроде «Сникерса» и датского печенья, есть молочные продукты из России, которые ценятся наряду с прибалтийскими (азербайджанцы говорят, что от своего молока не в восторге), конечно, есть изделия турецких братьев, но все в незначительном количестве. Препятствий для импорта вроде бы нет, но наполненность прилавка не создает в нем острой потребности. Если вспомнить, что в России часто предпочитали импорт, чтобы под видом расчетов покрутить деньги в оффшорах, есть о чем задуматься.

- Цены высокие. На что-то выше, чем в России. Это связано с тем, что манат привязан к доллару. Такая привязка спасает манат от резкой девальвации, но дает высокий уровень цен. Недавно правительство сознательно на несколько процентов девальвировало манат ради роста экономики, о чем говорили очень много, хотя цены выросли в итоге на 1-2%, и, кабы не разговоры, никто бы ничего не заметил. Подорожали существенно, правда, алкоголь и сигареты, но не из-за маната, а из-за роста акциза, что также сделано сознательно. Пачка сигарет теперь начинается от 1,5 долларов. Местное вино, к слову, как-то почти не подорожало, и при высоком качестве, остается доступным.

Очень интересная история случилась с Россией. Как только Россия ввела санкции, фермеры побежали экспортировать в Россию свои товары, и создали ситуацию, при которой вывезли практически все. Торговать с Россией все-таки выгодней, чем на внутреннем рынке. Сети были поставлены в сложное положение, потому что скоро это скажется на наличии товаров, а компенсировать уход своего товара только импортом сети боятся, опасаясь, что население не станет покупать более дорогой импортный товар. Проблема пока не решена. Но правительство не видит тут проблемы и считает, что сети справятся. Правительство по согласованию с властями РФ будет строить гигантскую перевалочную базу для централизованных поставок овощей в РФ.

В самом селе ситуация складывается непростая. С одной стороны, государство оказывает фермерам существенную поддержку в зависимости от вида деятельности, хотя она невелика по сравнению со странами ЕС, поскольку государство считает, что свобода сбыта лучше поддержки. Зато государство очень много вкладывает в социальное развитие села, тут я даже не стал спрашивать цифр, потому что деньги видны глазом. Села чистые, дороги прекрасные, построенные в крупных селах в пору СССР многоэтажные дома отреставрированы. Азербайджанцы, не бывающие в России, все комплексовали:

- У вас, наверное, в селах лучше.

Этот разговор случился, когда в райцентре, почти в центре поселка, дорогу перегородили коровы. Я ответил, что у нас коровы – редкость, и в этом смысле у нас проще ездить по районам, да.

С другой стороны, все эти пряники все равно не помогают, потому что молодежь едет на нефтяные прииски в Баку, где можно заработать больше, и не понимает, зачем оставаться на селе, где заработки не так высоки. Так что село испытывает острый дефицит рабочей силы. Нет проблем с этим разве что у общины старообрядцев (молокан), которые держат единственный в стране колхоз. Колхоз производит прекрасные продукты, которые нарасхват идут в стране, колхозники сплошь русские, община замкнутая, нравы у молокан строгие, сами азербайджанцы умиляются их жизни и часто ездят посмотреть, как в горах русые люди накапливают огромные деньги на сельском хозяйстве. И в целом молоканам завидуют – у них нет проблем.

Вот интересно, у нас тоже такие общины есть, но чтобы они были примером для подражания – не слышно.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Азербайджан. Россия > Агропром > agronews.ru, 21 апреля 2015 > № 1347569 Евгений Арсюхин


Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 27 марта 2015 > № 1324803 Евгений Арсюхин

Комментарий. Выдача земли с ограничениями

Новость, которая должна порадовать своим заголовком – на Кубани добросовестные фермеры получат землю бесплатно. Но в наше время надо читать дальше заголовка. Увы, новость после такого чтения оказывается уже не столь радужной.

В самом деле, новые положения Земельного кодекса позволяют местным властям давать бесплатно землю фермерам. Но ограничения, заложенные в федеральный закон, таковы, что сводят почти на нет весь позитив.

Во-первых, земля дается в безвозмездное пользование только на шесть лет. Я хотел бы посмотреть на серьезного фермера, который планирует через шесть лет набить карманы деньгами и проматывать их в Монте-Карло. Я понимаю, что чиновники так и делают, но фермерский бизнес устроен несколько иначе. Если чиновники интересуются только графиком поступления взяток, и это есть их бизнес («сколько я еще продержусь, успею ли достроить дачу в Испании»), то для развития серьезного скотоводства фермеру надо лет 10. Вообще, шесть лет для фермерского хозяйства – это ничто, и я бы хотел посмотреть расчеты людей, которые заложили в закон эту цифру. Почему именно эту? Почему шесть?

Во-вторых, такое возможно далеко не во всей области, пожелавший внедрить подобный механизм. Местные власти должны непременно составить список муниципальных образований, где будет действовать такой порядок. Вот и на Кубани механизм внедрят в 21 районе и в одном городском округе. Зачем зашито это ограничение? Чтобы фермеры не дай Бог не растащили всю землю? Вероятно, фермеры погрузят ее в фуры, и вывезут за границу. Все-таки оффшорное мышление наших чиновников, которые тащат за кордон все более-менее ценное, начиная от жен и отпрысков до нала, очень забавно проецируется на их поведение. Ведь человек ворующий сам, уверен, что все остальные в мире тоже воры. Человек честный скорее склонен думать, что люди в основном честные. И так далее. Взять даже проблему приграничных территорий. Ну и что такого, если фермеру дадут землю в приграничной территории? Он с нее наркотрафик наладит, или что?

Наконец, смущает термин «добросовестный» фермер. Понятно, что просто раздавать землю, наверное, в самом деле нельзя, потому что в родственниках глав районов крутится немало аферистов. Которые, кстати, тут уж никаких сомнений нет, землю давно получили. Но почему местные власти судят, какой фермер хорош, какой плох? В США, например, такие вещи переданы на усмотрение фермерских профессиональных объединений. Если власть хочет составить мнение о хозяйствующем субъекте, она обращается именно к таким объединениям. И часто власть просто сообщает союзу о том, что можно получить такие-то льготы, а профессиональное сообщество уже внутри себя решает, кто достоин. Безусловно, это правильно. Но в России не так.

На этом фоне некоторые инициативы властей все-таки достойны одобрения, например, решение правительства Бурятии возмещать фермерам стоимость землеустроительных работ. Новшество действует в этом году уже не в первый раз, в прошлом году республиканский бюджет раскошелился примерно на миллион. Сумма невелика для бюджета, но чувствительна для фермеров, особенно в этом отдаленном регионе.

Днем ранее мы уже писали о сущности земельного вопроса, увидев в стремлении властей искусственно оградить человека от земли глубокие исторические корни. Сегодня мы можем сказать, что новые факты только подтверждают это наблюдение. Правительство махом прощает миллиардные долги африканским режимам, правительство раздает миллиардные дотации регионам, лояльность которых имеет политическое значение. Но у него словно ком в горле встает, когда речь заходит о земле и собственном народе. Ручки трясутся. Личико бледнеет. Страшно. Народ лучше иметь нищий. Проще управлять.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 27 марта 2015 > № 1324803 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 26 марта 2015 > № 1324256 Евгений Арсюхин

Комментарий. Рабство остается главной проблемой России

В потоке актуальных новостей может потеряться суть вещей, о которых, однако же, не стоит забывать. Главная из таких фундаментальных вещей – земля, а основная проблема АПК России – земельный вопрос.

Понятие «земельный вопрос» фигурирует во всех советских учебниках по эпохе «феодализма». Но практически во всех ныне развитых странах он так или иначе был решен, и решен давно. В России земельный вопрос не был разрешен ни отменой крепостного права, ни столыпинскими реформами, ни переворотом большевиков, он до сих пор остается острейшим. Это, конечно, странно

Если отвлечься от многочисленных деталей, суть пресловутого земельного вопроса можно свести к тому, что земли в России полно, но ее невозможно получить. В самом деле, самая большая в мире страна с не самым большим населением страдает от того, что люди не могут получить пашню или просто надел для строительства. Конечно, мне укажут на тундру, на крайний Север и прочие места, где земля как таковая не играет роли в АПК (хотя как сказать, оленеводство вряд ли стоит сбрасывать со счетов, и мы просто мало знаем о проблемах оленеводов, которым наверняка тоже постоянно гадят нефтяники и газовики). Но это слабый аргумент. Посмотрите на карту Германии, в которой населения немногим меньше, чем в России. Потом на карту только западной части нашей страны, где с тундрами, кроме самой кромки Ледовитого океана, вообще-то беда. В Германии земельный вопрос решен, у нас нет. Это странно.

Каждый, кто сталкивался с процедурой регистрации земли, обращал внимание, что она предельно и искусственно затруднена, часто до состояния, когда ее просто невозможно получить без взятки. Масса параллельных процессов (кадастровый номер не означает, например, выделения на местности, и мало что дает без пресловутой геодезии). Высочайшая стоимость многих совершенно не нужных процессов – сопоставьте, например, адские трудозатраты геодезиста с мизерной стоимостью их услуг (это я иронизирую). Кажется, что система построена классом чиновников просто для того, чтобы качать деньги. Те же геодезисты на поверку оказываются друзьями местного царька. Это отчасти так, тем более, что чиновники так складно врут насчет очередного упрощения процедур, что становится ясным – врут недаром. Но это все же далеко не вся правда.

Откуда вообще взялась «теснота великая» на бескрайних просторах? Полагаю, что корни явления уходят в благословенный XVI век, когда царь нанимал военных, чтобы они захватывали ему очередные казани, но вопрос – чем платить? Наша власть всегда была бедна и жадна одновременно. Так родилась практика дарений служивым участков земли, населенных крестьянами. С крестьян военный имел право брать часть дохода. Чтобы крестьяне не убегали, их постепенно закрепостили. Когда европейский мир массово отказывался от крепостного права, оно у нас только появлялось. В результате страна получила класс рабов, который свелся ко всем крестьянам вообще (даже если крестьянин был государственным, это значило, что он раб государства). И класс военно-чиновничьей прослойки, которая жила за счет рабов.

Это именно многочисленные последствия, главное из которых – уничтожение крестьянина не-раба. Хуже, что появилось мнение, будто земля служит не труженику, а эксплуататору, тому, кому она дается вместе с рабами. Рабы не могут владеть землей, их инициативы не существует, их задача – сидеть на земле, и отдавать часть дохода хозяину земли.

Именно поэтому в ряде регионов до 95% земли остается в собственности разных уровней власти. Власть ощущает себя коллективным рабовладельцем, сама мысль о приватизации земли для нее кощунственна, а если она готова расстаться с нею, то лишь взяв с просителя колоссальный выкуп – на манер того, как в ходе «отмены» крепостного права крестьянам полагалось еще и выкупить свою свободу.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 26 марта 2015 > № 1324256 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 19 марта 2015 > № 1318150 Евгений Арсюхин

Комментарий. Или вы за сильную Россию, или вы лжете.

В Москве прошло заседание Ассоциации агрошкол России. Выглядело мероприятие современно: президиум во главе с руководителем Ассоциации, Валентиной Ивановой. Связь по интернету с десятками регионов, даже с Якутией. Большие экраны, на которые проецировали выступающих. И, конечно, хорошо, что есть кому заниматься сельским аграрным образованием. Что такие агрошколы в России вообще есть. Но все же грусть не покидала.

Вот она, вся Россия как на ладони. Что Якутия, что Омская область, не разберешь. Одинаковые кабинеты. Педагоги читают по бумажке заранее заготовленные речи. Трудности есть, но в целом перспективы отличные. О проблемах предпочитаем не говорить. Эмблема Единой России висела за спинами выступающих одного из регионов. Бесконечные программы, снова и снова слова о государственном финансировании, которое есть, но надо побольше. Светлая идея переходит от докладчика к докладчику: а почему бы Росагролизингу не снабжать активнее агрошколы техникой. Обмен опытом, как правило, передовым.

Идиллию прорвал разве что Вячеслав Антонов из Слободской школы (Рязанская область): с одной стороны, не жалуемся. Приезжайте весной – встретим зеленью, летом – овощами, осенью – яблоками, таких яблок больше не выращивают, утрачен сорт.

- Ну а так социальная среда нулевая. Нет лопат. Приторговываем, чем можем. Теми же яблоками, цветами, - рассказывал Антонов.

Вот она, реальная жизнь сельских аграрных школ. Нет, конечно, о проблемах все-таки говорили, тут я немного сгустил краски. Говорили, что трудно «загнать» учеников на уроки сельского труда, потому что сопротивляются родители. Летние лагеря – они сугубо добровольные, но вроде как и принудительные, родителям это тоже не нравится. Нужен вроде как закон, который родителей обяжет детей сельскому делу учить, говорили докладчики.

- Никому мы не нужны, - это снова Антонов.

Поскольку у аграрного сельского образования существуют столь серьезные базовые проблемы, бессмысленно, наверное, говорить о передовом опыте, который, безусловно, есть. О связи с ВУЗами – не у всех эта связь налажена, и непонятно, кто тут виноват, ВУЗам не интересно, школам не интересно. О возможности аграрных школ выдавать сертификаты трактористов, механизаторов: советские ПТУ какие хочешь сертификаты выдавали, а ходили туда все равно из-под палки.

На проблему надо бы посмотреть как бы сверху. Аграрные сельские школы учат крестьянских детей тому, чему в принципе могла бы учить и семья – сельскому труду. Понятно, что учит лучше, потому что родители могут не знать агрономию, например. Кому это нужно? Видимо, найдя, кому, мы многое поймем.

Государство постоянно говорит, что сохранение сельского уклада жизни – его приоритет. Видимо, раз государству это нужно, оно и должно за это удовольствие платить. Ведь аграрно образованные ребята с большей вероятностью останутся работать на селе. И государство в самом деле денег дает, но «нет лопат, приторговываем, чем придется, никому не нужны» - значит, дает имитационно, чтобы имитировать активность, создать ощущение причастности к теме. Но не более.

Далее, агрохолдинги постоянно ноют, что нет рабочей силы. Видимо, именно они должны организовывать агрошколы, потому что именно агрошколы готовят для них кадры. Но на совещании не прозвучало примеров (может, они есть, но вряд ли массово), когда такое происходит. Из этого мы делаем вывод, что агрохолдинги не собираются стабильно работать на горизонте, например, 20 лет (ведь подготовка кадров со школы требует времени).

Кому это еще может быть нужно? Ну уж точно не родителям, которые, видя отношение государства и агрохолдингов (первые делают вид, вторые выжимают соки из старых кадров, а потом собираются свалить), стараются вытолкнуть детей в города.

Очевидно, подобные ассоциации должны не нахваливать власть, не читать друг другу доклады по бумажке, а вступать с властью и с аграрными капиталистами в жесткий конфликт, ставя обозначенные выше вопросы. Если вы всерьез считаете, что сохранение села – это сохранение России, извольте действовать. Если нет, значит, вы лжете, и на самом деле ваша цель – обезлюдить страну. Соответственно вашим целям с вами и будем обращаться.

Евгений Арсюхин- «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 19 марта 2015 > № 1318150 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 февраля 2015 > № 1304817 Евгений Арсюхин

Комментарий. Продуктовые карточки: почему это не будет работать.

Как говорится, свершилось. В министерстве промышленности и торговли заявляют, что к середине апреля будет готова система продовольственных карточек. Об этом рассказал замглавы министерства Виктор Евтухов. Поручение пришло от вице-премьера Игоря Шувалова. Вообще-то за АПК отвечает другой вице-премьер, Аркадий Дворкович, но именно Шувалов на форуме в Давосе так красочно рассказывал, что россияне вытерпят все ради того, чтобы (нужное вставить по разумению). Вероятно, тов. Шувалов отныне отвечает за стойкость населения.

Но это была с нашей стороны чистая ирония и глум. Мы с вами прекрасно понимаем, что на самом деле продовольственные карточки не имеют никакого отношения к талонам поздней советской поры. Что они не для распределения малого числа продуктов среди жаждущего населения, а ради поддержки производителей. Проблема в том, понимают ли все нюансы этого дела в правительстве.

В США, на систему которых активно ссылаются в ведомстве, государство – причем на федеральном уровне – закупает продукцию у фермеров по некой оговоренной заранее цене. Цена как правило ниже рынка, но прелесть ее в том, что она известна заранее, а государство никогда не откажется выкупить продукцию у фермера. Цены могут опуститься ниже уровня, который ранее назвало государство. Или у фермера могут сложиться иные трудности со сбытом. Если так, фермер радостно продает государству товар. Если не так, фермер реализует продукцию на свободном рынке. Но что делать государству с таким количеством продукта? Оно распределяет его по своим социальным программам. Это и больницы, и школы, и малоимущие. Лишь в очень незначительной степени американская система направлена на поддержку малоимущих. Ее стержень – в поддержке фермера. Это надо очень крепко помнить.

У нас первоначально, еще во времена министра Алексея Гордеева, который и предложил первым в России нечто подобное, система была нацелена именно на это. Но тогда не реализовали. Ну а кому это особо надо, фермеру-то помогать? Зато теперь колесики и винтики государства пришли в движение. Продуктовая инфляция бьет рекорды. Доходы населения снижаются. Народ нищает, голодные бунты пока не наблюдаются, но теоретически не исключены. Поэтому надо как-то народ успокоить. Таким образом, цель и задача совершенно иные – не поддержка АПК (хотя это декларируется, и элементы этого есть), а снятие социальной напряженности.

Далее мы видим, что под систему продуктовых карт нет системы закупок у фермеров их продукции. Ну или пока нет – вспомним, что Минпромторг еще прорабатывает эту идею. Но что-то подсказывает, что ничего такого не будет. Малоимущие граждане получат некие карты, по которым они смогут приобрести отечественные товары со скидкой. Список товаров разработают. Но производители получат все сполна. Компенсацию в цене производителям погасят местные бюджеты.

Говорить, что это вот все плохо и ужасно, наверное, нельзя. Какая-то польза от системы есть. Но плохо, что гасить будут местные бюджеты. В местных бюджетах сейчас нет денег вообще. Майские указы, реанимация электричек и другие великие задачи мешают местным бюджетам бросаться деньгами. И – самое главное – если гражданин сочтет, что по карточке ничего покупать не будет, он получит компенсацию деньгами. Простите, а это зачем? Что это дает АПК? Полученные деньги гражданин потратит на китайскую одежду или на паленую водку, вот уж польза-то для сельского хозяйства! Зато гражданин испытает копеечную заботу государства, станет счастливым и радостным, и выкажет готовность вытерпеть все испытания, которые приготовит ему в будущем наша прекрасная власть.

К глубокому сожалению, ведомственная разобщенность, неспособность правительства координировать работу министерств, ограниченность взгляда, свойственная министерствам, наконец, дурная бесконечность ложного целеполагания – все это превращает любую затею власти в самопародию.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 февраля 2015 > № 1304817 Евгений Арсюхин


Россия > Агропром > agronews.ru, 26 февраля 2015 > № 1303517 Евгений Арсюхин

Комментарий. Посевную кампанию не удается залить деньгами

В среду в министерстве сельского хозяйства прошла расширенная коллегия, посвященная севу. Она началась в 11, но уже в 13 министра Николая Федорова ждали в Белом доме у премьера. Поэтому министр смог пообщаться с приглашенными на столь важную тему лишь час с небольшим. Докладчики были предельно лапидарны, чтобы успеть выступить в присутствии министра. Для столь важной темы немного было и гостей – их даже просили рассаживаться поближе к трибуне, дабы создать ощущение монолитной массы. Прессы в зале почти не было – вероятно, поэтому коллегия оказалась вне картины дня, и ее затмило совещание в Белом доме. Что ж, тем интереснее будет вам узнать, что на коллегии говорилось. Ведь все прекрасно понимают, что решения вырабатываются именно на уровне Минсельхоза. В Доме правительства лишь весьма поверхностно (увы) оперируют информацией, которая идет из ведомств

Министру Федорову удалось сделать энергичный и убедительный доклад: успехи есть, но есть и угрозы. За минувший год рост производства в растениеводстве составил 5%, в животноводстве 2,5%, 3,3% в птицеводстве. Много это или мало, так вопрос не стоит, потому что эти показатели надо любой ценой удержать. Эти цифры – та планка, которую кровь из носа надо обеспечить и в 2015 году. Но сделать это совсем непросто.

По словам министра, в наступающем году есть шанс сохранить индекс сельскохозяйственного производства «на уровне почти 100%», то есть министр вовсе не уверен, что планку удержат, и не пытается затмить глаза коллег ослепительными планами. Слабое место – растениеводство, по мнению министра, удержать уровень производства прошлого года, скорее всего, не удастся. В то же время министр почти уверен в росте продукции животноводства. В январе 2015 года рост производства продукции животноводства составил 7% к январю 2014 года, молока – на 2%, вообще, министр рад, что впервые за последние десятилетия удалось остановить тенденцию сокращения производства молока.

Главная проблема посевной кампании – деньги, хотя именно с деньгами проблемы вроде бы и нет. Нет – потому что правительство подняло поддержку АПК по всем без исключения направлениям в 2,5-3,5 раза, по некоторым позициям даже и больше. Ну и что? Эти деньги не работают, следовало из дискуссии на коллегии. И факторов тут два: во-первых, высокие кредитные ставки тормозят инвестиционную активность субъектов рынка. Во-вторых, региональные власти не справляются с задачей распределения средств. Стало как никогда ясно, что существующий механизм «доведения» средств до производителя совершенно никуда не годен.

Более-менее ясна ситуация с кредитованием, она предсказуемо плохая из-за высокой процентной ставки. На 19 февраля взято кредитов на посевную в размере 10,5 млрд. руб., это на 30% меньше, чем годом ранее. Вдвое меньше взято кредитов в Сбербанке, на четверть меньше в Россельхозбанке. Интересно, что информация о процентных ставках от самих банков и от производителей расходится настолько, что Федоров попросил гостей мониторить истинные предложения банков. Отчетам самих банков веры нет. По данным банков, Россельхозбанк кредитует под 22-23%, Сбербанк с 20 февраля под 19-23%, но сообщения с мест говорят, что ставки в 25% не редкость. При этом правительство выделило 36,8 млрд. на субсидирование кратковременных кредитов (годом ранее – 14,4). Высокие процентные ставки сказываются не только на посевной кампании, но и на деловом климате в АПК вообще. Если ранее, рассказал Федоров, комиссия при министерстве получала в месяц 300 инвестиционных заявок, теперь – не более 15-ти.

Но если отвлечься от проблем с банковской ставкой (непонятно, как ее решать, но понятны хотя бы ее истоки), то с распределением средств губернаторами творится что-то очень и очень странное. Такое впечатление, что губернаторы, получая деньги на АПК из центра, используют их на что-то другое. Так плохи дела в региональных бюджетах? Стремятся выполнить майские указы президента, а село подождет? Похоже на то. Федоров рассказал: сплошь и рядом на областных совещаниях он рассказывает, какие средства перечислены региону, сколько теперь положено по тому или иному направлению получить, аграрии удивляются – «что, правда?» - а губернатор сидит, как памятник. Вроде как не его дело.

Конечно, от этой в самом деле важной темы отвлекались. Звучали предложения, чтобы города-миллионники из своих средств построили овощехранилища. И там бы складировались овощи, произведенные в области. Прекрасная идея, если забыть, что производство и продажа овощей – это вообще-то бизнес. Вот перейдем к мобилизационной экономике, к военному коммунизму, тогда да. Еще и в церквях хранилища будем устраивать, как в советское время. Анонсировалось, что весна 2015-го увидит «бум закладки садов», и тут же скороговоркой – основная доля поддержки садоводства ушла на Крым, им труднее, им больше других надо (согласятся ли с этим ну например в Тамбовской области?). Констатировали, что пока закуплено лишь 15% дизтоплива и 10% бензина от потребностей всей посевной. Поднимали проблему удорожания посевной, но скупо, только на примере семеноводства. Поэтому вышло так, что федеральные миллиарды как бы сами по себе, а экономика хозяйств сама по себе. Да ведь так уже не первый год.

Возможно, у кого-то была иллюзия, что на совещании у премьера, куда так торопился Федоров, «наведут на резкость» и скажут что-то принципиально важное. Но никто в Белом доме не будет «ковыряться» в «мелочах», правительство не хуже медиакорпорации стало точкой трансляции политических заявлений. В частности, премьер Дмитрий Медведев заявил, что приняты все решения, необходимые для финансирования АПК.

- При корректировке госпрограммы развития сельского хозяйства мы определили приоритеты, определили механизмы стимулирования импортозамещения на продовольственном рынке на ближайшие годы. Основные направления работы на ближайшее время зафиксированы в плане первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики, - сказал Медведев.

Ну и как расценивать эти слова? Не удается залить проблему сева деньгами. АПК столкнулось с тем же парадоксом, что и вся экономика России. Примерно с 2011 года власти стали видеть, что увеличение финансирования не приводит к ожидаемому результату из-за несовершенного механизма государственного управления. АПК вряд ли может быть в стороне от этого явления. Провал посевной кампании (будем верить, что до этого не дойдет) станет серьезным политическим поражением правительства.

Евгений Арсюхин – «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром > agronews.ru, 26 февраля 2015 > № 1303517 Евгений Арсюхин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter