Всего новостей: 2256868, выбрано 1 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Арутюнян Зарэ в отраслях: Леспромвсе
Арутюнян Зарэ в отраслях: Леспромвсе
Россия. ДФО > Леспром > wood.ru, 28 декабря 2012 > № 723286 Зарэ Арутюнян

7 декабря в Амурске запущен крупнейший в регионе завод по производству лущеного шпона. Это значимое событие для холдинга RFP Group и лесной отрасли Дальнего Востока обошлось без шампанского, торжественных речей и красных ленточек, как будто это рядовой факт. "Мы завод не планировали празднично и торжественно запускать, - говорит президент холдинга Зарэ Арутюнян. - Я считаю, производство официально открывается с первым выпуском товарной продукции. Наше уже произвело".

Впрочем, у RFP Group своя логика. Руководство холдинга уверено, что для бизнеса гораздо полезнее и эффективнее демонстрировать партнерам уже отлаженное производство. Поэтому в ближайшее время для специалистов будут организованы ознакомительные посещения завода в деловом формате.

- Зарэ Эдмондович, как вам на ощупь первая продукция?

- Соответствует нашим ожиданиям. И, судя по интересу, который активно проявляют японские и китайские специалисты, мы будем востребованы.

Вопросы сбыта мы начали решать еще на этапе планирования завода. Уже тогда было ясно, что наша продукция должна быть ориентирована на рынки АТР. В том числе и поэтому мы активно вовлекали наших японских партнеров в процессы создания производства. И сегодня они прекрасно знают его уровень

- Что изменит завод в бизнесе RFP Group и на рынке?

- Часть изменений, которые мы планировали, уже произошла. В этом году мы перестали продавать на экспорт лиственничный фанкряж. И больше никогда и никому мы не будем продавать это сырье. Естественно, что для рынка это существенно. Ведь по объемам заготовки лиственницы мы как были, так и остались лидерами в регионе: порядка 400 тысяч кубометров в год - это пятая часть от всего объема наших заготовок.

Раньше мы весь этот объем поставляли за рубеж, и там из него делали шпон. А теперь мы сами будем перерабатывать нашу лиственницу и производить из нее наш шпон. И это - вторая новость для рынка, на котором теперь появился новый поставщик шпона - российский холдинг RFP Group. Мы изменили рынок и больше не намерены возвращаться к экспорту необработанной древесины

- То есть то, о чем говорил президент Путин...

- Да. Те самые задачи по снижению объемов экспорта круглого леса и созданию собственной глубокой переработки, которые в приоритетном порядке ставили перед лесопромышленниками лидеры страны и региона, в рамках нашей компании успешно выполняются. Благодаря переработке, на единицу сырья мы теперь зарабатываем в три раза больше. Соответственно, увеличивается объем наших налоговых отчислений во все бюджеты, у нас появляется возможность создавать квалифицированные рабочие места с достойной зарплатой.

- Неужели в Амурске теперь можно жить и работать?

- В Амурске на месте развалин "Амурмаша" сегодня создано новое современное производство, появилось ни много ни мало, а 350 новых рабочих мест. В следующем году, по мере того, как будет увеличиваться объем выпуска шпона, появятся еще 150 мест.

Но прежде, чем все это стало возможным, мы провели масштабнейшую реконструкцию будущей производственной площадки, вывезли тонны мусора, утилизировали огромное количество отходов, снесли здания, находившиеся в аварийном состоянии. Но одну развалину оставили. Специально, чтобы на контрасте с нашим новым, выпестованным производством напоминала о том, с чего мы начинали наш амбициозный проект.

Сегодня работы продолжаются. Идет создание второго завода по производству пиломатериалов. Есть отреставрированное здание, проложены электрические сети, подъездные пути, подготовлена площадка для сырья. Мы уже выбрали поставщика оборудования, это будет австрийская компания "Шпрингер" - один из мировых лидеров, они уже собирают для нас производственную линию. Финансовым партнером в этом проекте так же, как и в предыдущем, будет Внешэкономбанк. Уже будущим летом строительные работы по второму нашему заводу перейдут в монтажные, и в третьем квартале 2014 года мы рассчитываем запустить завод по производству пиломатериалов. К этому времени число вновь созданных рабочих мест удвоится.

- На работу принимаете амурчан или завозите специалистов?

- Я глубоко уверен, что ни в Амурск, ни на Дальний Восток не надо никого завозить. Здесь свой хороший кадровый потенциал, с которым нужно лишь целенаправленно работать. Мы свою программу подготовки кадров для завода запустили в начале года. За год провели более 350 собеседований. Отобрали лучших и организовали для них теоретическое обучение. Люди прошли курс, сдали экзамены. Те, кто успешно освоил теорию, были направлены на производственный тренинг на Пермский фанерный завод. Амурчане там обучались и работали на реальном производстве. К сожалению, не все выдержали испытание производством. Поэтому мы провели еще один набор, повторили обучение и практику в Перми. И уже сложившийся кадровый костяк был направлен на монтаж оборудования завода, на котором ему предстоит работать. Это очень важно, чтобы специалисты понимали, из чего состоит, как работает их производство.

По сути, мы целый год выращивали свой коллектив. И у нас, я считаю, получилось.

- То есть, по-вашему, все стоны, что в регионе нет кадров, от лукавого?

- Просто посмотрите на нашем примере, на примере компании "Полиметалл", тоже открывающей новые производства с нуля, и вы убедитесь - нет на Дальнем Востоке проблем с кадрами.

Просто людьми надо заниматься: отбирать, учить, мотивировать.

- Чтобы мотивировать, нужна хорошая заработная плата и соцпакет...

- Разумеется, мы ведь живем в эпоху капитализма. Только при достойной зарплате можно с человека требовать эффективную работу. У нас операторы на харвестерах и форвардерах получают, даже по западным меркам, большие деньги. И работа у них, кстати говоря, прекрасная: свежий воздух, размеренный рабочий график, единственное - на время вахты далеко от семьи и близких... Я сам хотел пойти оператором на харвестер, но мне акционеры не разрешили (улыбается).

Экономика экономит

- Почему вы не жалуетесь на кризис в отрасли?

- Потому что мы очень хорошо поработали над снижением себестоимости своих лесозаготовок. В течение семи лет мы последовательно реализовали ряд программ по модернизации, реорганизации и оптимизации производства, закупали технику, и так далее, и так далее. И вот, наконец, к 2012 году произошел эффект накопления: огромное количество наших усилий и инвестиций перешло в качество, что и позволило нам получить положительный маржинальный доход даже в ситуации, когда большинство компаний в отрасли повторяют только слово "кризис". Лично я предпочитаю использовать вместо этого слова термин "новая экономическая реальность".

- В чем же разница между "Дальлеспромом", каким он был десять лет назад, и нынешним холдингом RFP group?

- В 2007 году "Дальлеспром" производил 700 тысяч кубометров древесины в год, и весь объем заготовок вели подрядные организации. В 2012 году мы получили свыше 2 миллионов 100 тысяч кубометров древесины, и 70 процентов из них - это собственная заготовка. В то время как другие - мелкие и средние компании разоряются и прекращают производство, мы, находясь в таких же условиях падения рыночных цен, завершаем год с прибылью. При этом общий объем заготовки у нас остался на прошлогоднем уровне.

Это наглядный, осязаемый результат работы наших предприятий, оснащенных самой современной техникой, с отточенными бизнес-процессами, прозрачной и эффективной экономикой. Считаю, что своим примером мы доказали на практике, что на нашем рынке могут выжить и добиться успеха только крупные высокоэффективные лесозаготовительные предприятия.

- А "Тындалес", активы которого вы недавно приобрели в предбанкротном состоянии, разве не был крупным?

- Крупным только по объемам. Принципиальное отличие - в том, что на "Тындалесе" не было капитализма. Заготовку там вели северные корейцы, получая оплату частично продукцией, частично деньгами. Это был крайне плохо мотивированный, неэффективный труд на допотопной технике.

Откуда доходы?

Из леса вестимо...

- Еще одно значимое событие для RFP group в этом году - изменение качества лесных активов, - говорит Зарэ Арутюнян. - Мы отказались от фактически непригодного для освоения участка в 1 миллион 200 тысяч кубометров расчетной лесосеки, заменив этот географически и экономически недоступный актив на перспективный участок в Амурской области, с ежегодной расчетной лесосекой порядка 900 тысяч кубометров.

Речь идет о приобретении трех предприятий у "Тындалеса". На момент заключения сделки лесозаготовка там была фактически остановлена, цена нас устроила полностью. Сейчас мы активно инвестируем средства, чтобы в кратчайшие сроки развернуть собственное производство: завезли технику, строим дороги, набираем людей. В следующем году ожидаем получить первые 150 тысяч кубометров, а дальше будем наращивать производственные мощности до уровня 800 тысяч кубометров в год.

- Кроме нового актива у компании в этом году появился еще и новый акционер...

- Да, и мы ему очень рады, потому что он разделяет наши принципы и поддерживает нашу стратегию. Кроме того, у него есть достаточный финансовый капитал, кадровый потенциал, интеллектуальный и административный ресурсы, что имеет первостепенное значение для успешного партнерства, позволяющего зарабатывать прибыль друг с другом, а не друг на друге.

Могу сказать, что мы общались с самыми разными компаниями - и российскими, и зарубежными. И вижу, что мы сделали верный выбор, поскольку с этим партнером мы ментально близки, придерживаемся общих подходов к бизнесу.

Для справки: В сентябре 2012 года в рамках саммита АТЭС-2012 была достигнута договоренность о заключении первой сделки российско-китайского инвестиционного фонда на сумму около 200 миллионов долларов. "Мы будем инвестировать в компанию RFP Group, - заявил генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев, - это второй производитель по лесопереработке в России. В компании работает более 6 тысяч человек, кроме того, она занимает серьезные позиции в транспорте и логистике". Он отметил, что на данный момент компания обеспечивает около 10 процентов всего российского экспорта в Китай и около 15 процентов - в Японию, а инвестиции пойдут на повышение уровня переработки и создание добавленной стоимости продукции. По словам главы РФПИ, данная сделка - конкретный пример взаимодействия экономик АТЭС, который приводит к позитивным результатам. Он подчеркнул, что Китайская инвестиционная корпорация - один из самых крупных инвесторов в мире, управляющий капиталом более 410 миллиардов долларов, который последние 10 лет искал партнера для вложений средств в Россию.

- Российский фонд прямых инвестиций - дочерняя компания ВЭБа. Впервые его представители обратилась к нам летом прошлого года, - говорит Зарэ Арутюнян, - тогда они только начали поиск компаний и проектов для вложения инвестиций. Больше года мы изучали принципы и подходы друг друга, и в результате пришли к выводу, что нам достаточно комфортно вместе.

Нас порадовало, что РФПИ на слово никому не верит. Сначала фонд провел доскональный анализ нашего бизнеса: юридический, финансовый, налоговый, технологический, лесной, производственный, речной и морской... Только после этого мы приступили к структурированию сделки и сейчас находимся в ее финальной стадии. В начале будущего года мы с совместным российско-китайским фондом, через который пойдет инвестиционное финансирование, закроем эту сделку. При этом мы останемся компанией с российскими акционерами.

- В чем для RFP Group смысл этой сделки, кроме, разумеется, чисто финансового?

- Эта сделка, прежде всего, означает, что бизнес, который мы строим, востребован рынком. Одно дело, если ты считаешь, что твоя жена красавица. Но когда ты ловишь восхищенные взгляды со стороны - это совсем другое дело. Тем более, если она выиграла конкурс "Мисс Россия".

Это абсолютно рыночная сделка, которая говорит о том, что у нашей компании есть стоимость. Подтверждает, что все эти годы нашей работы приумножили первоначально вложенный акционерами капитал, причем в разы. Это самый важный результат развития RFP как бизнеса. Но еще важнее, что этот результат промежуточный, и с новыми акционерами мы будем продолжать строительство холдинга, чтобы вырастить его еще в разы.

- С приходом нового акционера что-то конкретное в бизнесе изменится?

- Совершенно ничего. У нас всегда были необходимые возможности для роста: и финансовые, и кадровые, и интеллектуальные. Есть и остается стратегия развития. Она меняться не будет, потому что не нужно менять правильные решения. С точки зрения бизнеса, мы получили хорошего, устойчивого, ментально близкого нам партнера, с которым будем дальше очень долго работать.

Кризис или новые возможности?

- И все-таки, давайте признаем, что в лесопромышленной отрасли кризис: цены на продукцию падают, спрос нестабильный. Ваша компания как-то отреагировала на все это в своей сбытовой политике?

- Как ни парадоксально, но в сбытовой политике мы практически ничего в этом году не меняли. У нас остались те же рынки и те же партнеры: в большей степени Китай, в меньшей - Япония. Продукты тоже практически не менялись, за исключением того, что мы убрали лиственничный фанкряж и со следующего года вместо него добавится шпон.

На изменения рынка мы реагировали, как я уже говорил, снижением себестоимости своей продукции. Плюс к этому отказались от операторов и сами занялись транспортировкой и вообще всей логистикой внутри бизнеса.

Здесь надо понимать, что вся ситуация, которую в отрасли называют кризисом ,связана с одним основным фактором: спрос не исчез, просто он стал волатильным. Колебания происходят на валютном рынке, финансовом, продуктовом. Нужно уметь жить в этих условиях, работать и зарабатывать деньги.

Вот простой пример: весь год дальневосточные экспортеры жаловались, что спрос на рынке слабый, цены низкие, мы же весь год нормально продавали. Хотя, честно скажу, очереди за нашей продукцией действительно не выстраивалось. Но вот случился тайфун в Америке. Следом в ноябре на рынке началась паника: американские и канадские компании переориентировали свой лес с Азии на Америку - на восстановление последствий тайфуна. Тут же цены на рынке начали расти, как сумасшедшие. В нашем торговом доме выстроилась очередь из покупателей: требуют и просят пароходы и составы с лесоматериалами. Завтра этот ажиотаж пройдет, очередь рассосется и что, опять нам впадать в панику? Нет! Надо уметь работать в любых условиях и понимать, что такая волатильность будет, если не всегда, то еще очень долго. Никто ведь сегодня не даст прогноза - когда экономика придет к новому квазиустойчивому состоянию. Остается лишь относиться к нынешним условиям, как к нормальным, снижать свои издержки, улучшать экономику и оперативно реагировать на любые колебания рынка. Вот и весь секрет прибыльного бизнеса.

На следующий год мы не прогнозируем увеличения цены на рынке. Будет выше - хорошо, будет ниже - еще поработаем со своей себестоимостью...

- Еще о неприятном: испокон веков наши легальные лесопромышленники жаловались на "черных лесорубов". Вашему бизнесу они по-прежнему реально мешают или кризис их тоже "вырубил"?

- За пять последних лет я в Хабаровском крае не видел ни одного "черного лесоруба". Здесь очень неразветвленная сеть дорог, по которым можно возить легальный или нелегальный лес. У нас есть система собственной безопасности, мы сами охраняем свои ресурсы, контролируем дороги и точно видим: нет здесь теневого бизнеса.

В Приморье другая ситуация. Разветвленная сеть дорог. Наша служба безопасности постоянно ловит "черных лесорубов", сдает их вместе с техникой полиции, но через 10 дней те же трактора и те же люди на наших делянах снова "работают".

Но все равно в масштабах нашего бизнеса эти "черные лесорубы" ничего в экономике не могут в принципе изменить. Проблема совсем в другом. К сожалению, не "теневой бизнес", а малые и средние предприятия, занимающиеся лесозаготовкой в условиях низких цен на рынке и труднодоступных финансовых ресурсов, практически все прекращают свою работу. Объемы лесозаготовок на Дальнем Востоке сокращаются почти на треть. При этом крупные холдинги наращивают свои объемы, но в сумме не могут сохранить прежний уровень рынка. Получается значительный минус для экономики и бюджетов региона и плюс для холдингов, продукция которых стабильно востребована.

На полном ходу

- В свое время многие удивлялись: зачем лесопромышленный холдинг покупает "Амурское пароходство"? Сейчас вы можете ответить на этот вопрос?

- Сегодня "Амурское пароходство", благодаря динамике своего роста, становится очень важным и интересным активом RFP Group. Я бы даже сказал, совсем другим активом, во многом самостоятельным и очень перспективным.

Во-первых, в этом году и силами самого пароходства мы построили новый терминал в Амурске, причем, в два раза дешевле, чем планировали в инвестиционном плане. В результате появилась новая грузовая площадка, на которой мы начали отгрузку леса, руды для компании "Полиметалл", выполняли заказы китайских компаний. С нуля создан собственный новый, работающий и востребованный актив.

Во-вторых, в Хабаровске тоже в этом году мы оборудовали новую грузовую площадку. В-третьих, начинаем создавать такую же в Комсомольске-на-Амуре... То есть, наша стратегия развития портовых площадок пароходства активно реализуется и тут же становится успешным бизнесом. Более того, наши порты в Благовещенске, Совгавани, Николаевске-на-Амуре отработали в этот кризисный год значительно лучше своих бизнес-планов. За счет профессионализма и интеллекта работающих в "Амурском пароходстве" людей.

Что касается программы развития флота, два наших морских судна, купленных в прошлом году, этим летом ходили по Северному ледовитому океану, возили грузы и зарабатывали хорошие деньги в Арктике. В этом мы видим неоспоримое подтверждение, что программа обновления флота, которая уже частично реализована, является финансово состоятельной. Мы ее продолжаем воплощать и рассчитываем ее теперь на ближайшие 8 лет. Мы уже нашли модель судна, которая будет с производственной точки зрения максимально эффективной, и в ближайшие годы 14 старых судов заменим на 10 новых, современных..

- То есть, "Амурское пароходство" - это самостоятельный и самодостаточный актив, а не решение транспортной проблемы лесной компании?

- Мы изначально ставили задачу развивать пароходство как самостоятельный бизнес. Сегодня видим, что не ошиблись, бизнес этот не только успешен, но и обеспечивает холдингу собственную транспортную безопасность.

- Каждый год в планах RFP Group значится, как минимум, 2-3 подвига. На 2013-й что планируете?

- В следующем году мы хотим вывести наш завод по производству шпона на полную его производственную мощность. Тут же встает задача: отстроить логистику и продажу продукции. Это будет не подвиг, но серьезная и очень значительная, с точки зрения экономики холдинга, работа. Параллельно, на той же амурской площадке, мы будем строить второй завод по производству пиломатериалов. График там напряженный, но реальный.

По лесозаготовке стоит задача закончить интеграцию в холдинг нового актива "Тындалес", запустить там производство в промышленных масштабах. При этом в целом по группе планируем приобрести еще один интересный, большой лесной актив на Дальнем Востоке.

То есть нам предстоит обычный рабочий год, в течение которого обязательно совершим 2-3 подвига. Но при этом не будем торжественно перерезать ленточки, а будем заниматься своим любимым делом - лесозаготовкой, переработкой и речными-морскими перевозками.

Россия. ДФО > Леспром > wood.ru, 28 декабря 2012 > № 723286 Зарэ Арутюнян


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter