Всего новостей: 2262827, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Бадри Мохамед Эль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Бадри Мохамед Эль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Египет. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573538 Мохамед Эль Бадри

Когда будет обнародован доклад о крушении А321 над Синаем, стоит ли ждать возобновления авиасообщения между Россией и Египтом в ближайшем будущем, насколько пострадал туристический сектор республики после ухода российских туристов, будут ли допущены иностранные специалисты по безопасности в египетские аэропорты, а также о роли Каира в международной коалиции против "Исламского государства" (ДАИШ, запрещена в РФ) в интервью РИА Новости рассказал посол Египта Мохамед Эль-Бадри.

— Когда стоит ждать доклад о катастрофе российского А321 над Синаем? По срокам это должно было произойти не позднее 30 ноября.

— Сначала хочу выразить россиянам глубокие соболезнования от себя лично, от египетского руководства и народа Египта. Процесс расследования авиапроисшествий — это длительное, многостороннее расследование, включающее в себя много аспектов, от судебной медэкспертизы до изучения обломков самолета авиационными специалистами. Все это требует времени.

Кроме того, в таких расследованиях принимают участие много сторон. Так, в расследовании трагедии А321 принимают участие как представители компании-производителя самолета, так и Россия, Египет и другие страны. Все эти участники хотят и должны ознакомиться и изучить все аспекты проблемы и все вещественные доказательства. Мы не хотим делать преждевременных выводов о причинах трагедии. Исходим из того, что нужно восстановить полную картину произошедшего, и мы потратим на это столько времени, сколько потребуется. В настоящий момент мы не исключаем никаких причин инцидента.

— Вы не можете назвать даже предварительных сроков обнародования отчета?

— У меня нет информации. Я знаю, что предпринимаются интенсивные усилия в России и Египте по сотрудничеству экспертов, они помогают друг другу.

— Российские специалисты по расследованию сейчас продолжают работу в Египте?

— Сотрудничество продолжается.

— Какую версию катастрофы египетская сторона считает основной?

— В этом деле мы принимаем во внимание то, что было объявлено Россией. Такой фактор (теракт — ред.) мы рассматривали среди основных в нашем расследовании. Тем не менее мы в Египте предпочитаем воздерживаться от преждевременных выводов.

— Есть ли цифры убытков, которые Египет понес после прекращения авиасообщения с Россией и турпотока из РФ?

— Российские туристы составляли 30-34 % от общего туристического потока в Египте. Конечно, их уход с рынка стал очень большой финансовой потерей для нас. Но гораздо больнее и важнее моральные последствия. Курортная зона в Египте представляет собой своеобразный мост взаимной коммуникации между египтянами и россиянами. Мне из Шарм-эш-Шейха пишут простые люди о том, как скучают по россиянам.

— Тем не менее сумма потерь уже подсчитана?

— С момента отмены полетов прошло всего четыре недели, так что говорить о каких-то цифрах пока сложно. Но, например, до 1 сентября 2015 года Египет посетили 2,5 миллиона туристов из России. Делайте выводы.

— Идут ли сейчас переговоры о возобновлении авиасообщения? На каком уровне?

— Надеюсь, что это будет в скором времени, мы на правильном пути для возобновления авиасообщения между Египтом и Россией. Другими словами, переговоры идут с российскими делегациями, взаимопонимание существует. Делегации из России посещают Египет, в данный момент российская делегация находится в Египте. Цель всех этих усилий — успокоить российские власти и туристов, что в Египте безопасно.

— То есть недочеты в системе безопасности аэропортов Египта устраняются?

— Мы стараемся постоянно улучшать систему управления во всех аэропортах. В этом деле принимаются во внимание все структурные планы на будущее. Для развития аэропортов у нас нет табу. Мы принимаем во внимание все замечания и готовы к развитию системы управления в аэропортах и повышению квалификации кадров в этих аэропортах.

— Если Россия или, например, Великобритания в качестве условия возвращения своих туристов в Египет попросят о присутствии своих специалистов по безопасности в аэропортах Египта, Каир примет это условие?

— За безопасность в египетских аэропортах отвечают египетские власти.

— То есть иностранных специалистов вы не допустите? Они не будут помогать обеспечивать безопасность в аэропортах?

— За это отвечают египетские власти. У нас есть специальные структуры, регулирующие правила в области гражданской авиации, свои эксперты по безопасности. Они обсуждают с вашими экспертами подходящий вариант, который устроил бы обе стороны. В конце концов мы придем к решению, которое устроит и вас, и нас. И это решение будет отвечать интересам национальной безопасности наших стран.

— Если речь не идет об иностранных экспертах в аэропортах Египта, рассматривается ли вариант совместной комиссии, которая включала бы экспертов из Египта и других стран?

— Думаю, эти темы обсуждаются российской делегацией и представителями гражданской авиации в Египте, но подтверждаю, что эти переговоры будут в интересах граждан России и Египта, а также в интересах национальной безопасности и безопасности двух стран.

— Уход с египетского рынка российских и британских туристов был ощутим. Египет пытался возместить потери за счет привлечения туристов из других стран? Насколько успешно?

— Мы, конечно, пострадали из-за оттока туристов РФ и Британии. Но спрос на отдых в Египте есть. В последнее время очень активизировались в этом смысле Саудовская Аравия, Кувейт, другие арабские страны. Большинство европейских стран также не отказалось от туризма в Египте. Но в Шарм-эш-Шейхе и Хургаде все же надеются на возвращение россиян. И большую часть пути в деле восстановления отношений в области туризма и авиасообщения мы уже прошли.

— 31 января в Египте пройдет заседание межправкомиссии Россия-Египет. Что там будет?

— Очень широкая повестка дня. Во-первых, будет большой разговор о создании российской промышленной зоны в Египте. Этот проект принесет огромную пользу обеим странам, это большие инвестиционные возможности для российских компаний. Будет разговор о повышении туристической привлекательности Египта для россиян. Надеюсь, что к моменту проведения комиссии авиасообщение между Россией и Египтом будет восстановлено. И это станет поводом для разговора о более интенсивных туристических обменах. Будут также говорить о поощрении инвестиций, особенно в зоне Суэцкого канала, о развитии торгового обмена между двумя странами, о совместном производстве продукции в разных областях.

— Вопрос о строительстве АЭС не будет затрагиваться?

— Это мегапроект. В нем много аспектов, и, конечно, о нем будет идти речь. С этим проектом связано очень много нюансов.

— Если Россия откажется или приостановит реализацию проекта АЭС "Аккую " в Турции, это может способствовать ускорению реализации проекта в Египте…

— Контракт о строительстве АЭС в Египте мы подписали с Россией 19 ноября. Это было до инцидента с российским самолетом над Сирией.

Компания "Росатом " известна своей эффективностью. У нас существует план работ, свой график поэтапной реализации. И мы планируем действовать в соответствии с этим графиком. Египет никогда не старался и не будет использовать в своих интересах сложности других стран.

— Проблема ВТС будет обсуждаться?

— ВТС обсуждается по своим каналам. Министр обороны РФ Шойгу был в Египте неделю назад. Проблема с самолетом затронула лишь одну область нашего сотрудничества — туризм. В остальном сотрудничество интенсивно развивается. Через несколько дней после катастрофы с самолетом над Синаем был подписан контракт о строительстве АЭС, и Россия приняла решение открыть консульский отдел в Хургаде.

— Египет готов обеспечить российского потребителя продукцией, которую ранее поставляла Турция?

— Египет готов использовать все свои возможности для обеспечения потребностей российского рынка. В среду у меня была встреча с представителями министерства сельского хозяйства России. Мы обсудили перечень товаров, в которых нуждается Россия, спецификации. Всю эту информацию мы уже передали в Египет. Постараемся помочь установлению мостов между экспортерами в Египте и импортерами в России. У нас уже есть свои налаженные маршруты в Новороссийск и Санкт-Петербург. Мы уже получили разрешение для организации полетов транспортной авиации.

— Что именно египетские производители могут предложить России?

— Апельсины, груши, другие фрукты, а также овощи.

— Как ключевая арабская страна, Египет играет важную роль в антитеррористической борьбе. Готов ли он участвовать в сухопутной операции против ИГ (ДАИШ)?

— Египет является членом международной коалиции по борьбе с терроризмом. Но мы не принимаем участия в военной составляющей коалиции. Мы не отправляем наши войска за рубеж. Война с терроризмом это не только военное участие. Там много аспектов: информационное сотрудничество, разведка, передвижение группировок, прекращение пропагандистской работы экстремистов, противодействие вербовщикам террористов, которые действуют предельно нагло.

— Информцентр, как в Багдаде, будет в Каире открываться?

— Консультации между нашими странами продолжаются очень интенсивно. Путин и Сиси едины во мнении о консолидации усилий в борьбе с терроризмом. И они не должны ограничиваться двусторонним сотрудничеством, а выйти на глобальный уровень.

Египет. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 декабря 2015 > № 1573538 Мохамед Эль Бадри


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter