Всего новостей: 2261741, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Байталюк Алексей в отраслях: Рыбавсе
Байталюк Алексей в отраслях: Рыбавсе
Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк

PICES – уникальная международная организация.

Алексей БАЙТАЛЮК, Врио директора ТИНРО-Центра.

Сессия международной Организации по морским наукам северной части Тихого океана (ПИКЕС, PICES) проходила во Владивостоке с 22 сентября по 1 октября. На острове Русский состоялось более 20 заседаний научных комитетов, групп и различных структур организации. Руководители PICES отметили, что мероприятие получилось насыщенным и весьма интересным. Большое внимание на сессии уделили промежуточным результатам нескольких глобальных проектов организации. О важности и перспективах работы PICES в интервью Fishnews рассказал врио директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, сессия PICES , возможно, привлекла не столь широкое внимание, как различные отраслевые форумы и конгресс, между тем это значимое событие для науки, и приятно, что исследователей Северной Пацифики принимал Владивосток. Расскажите, пожалуйста, какую роль сегодня играет Организация по морским наукам северной части Тихого океана?

– PICES – уникальная международная организация. С одной стороны, она не имеет такой административной значимости, как региональные рыбохозяйственные организации – Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК), Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ) и другие. В рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана не принимают решений по управлению рыбными запасами, не разрабатывают и не внедряют меры регулирования промысла. С другой стороны, основное для PICES – анализ, исследование и, как итог, разработка экосистемных моделей, демонстрирующих, как в целом меняется биота, составные части крупных экосистем, оценка происходящих океанологических, климатических изменений и изменений в экосистемах. Этим организация интересна и важна.

Организация по морским наукам северной части Тихого океана была образована в 1992 году. После ратификации конвенции в 1994 году Россия стала одним из активных участников PICES. В текущем году – 25-я годовщина успешного международного сотрудничества. Пройден большой путь, организация претерпела определенную трансформацию, развитие привело к некоторой смене приоритетов исследований.

Роль России в PICES отражает наш научный вклад, наши исследования. Обширные ряды научных данных, крупные исследовательские проекты в рамках организации – это как раз работа рыбохозяйственных институтов российского Дальнего Востока, в том числе ТИНРО-Центра. Мы продолжаем заниматься крупными экосистемными комплексными исследованиями в северной части Тихого океана.

- А сколько в этом году участников работало на сессии?

- Нынешняя сессия собрала 325 участников из 11 стран, 18 представителей международных организаций и программ. Это уже третья сессия PICES на территории Владивостока. Также одна из встреч проходила в Хабаровске, на базе нашего филиала. ТИНРО обеспечивал работу всех этих форумов.

Нужно отметить, что Россию на площадке PICES представляют не только рыбохозяйственные институты, но и академическая наука и другие научные организации. Это Тихоокеанский океанологический институт, Институт биологии моря, Тихоокеанский институт географии, ДВНИГМИ. Участвуют и вузы: Дальневосточный федеральный университет, Дальрыбвтуз.

Ежегодные сессии PICES и работа в межсессионный период – прекрасные площадки для пробы сил молодых специалистов: в научной среде доброжелательное отношение к будущей смене.

- Можно несколько слов о том, почему так важно продолжать работу в рамках Организации по морским наукам северной части Тихого океана?

- Наверное, пришло уже время рассматривать рыболовство не как отдельный процесс, а как деятельность, которая непосредственно сказывается на экосистеме. А это невозможно сделать без экосистемного прогнозирования, оценки последствий. И такую работу способен вести большой международный творческий коллектив.

- Подготовка к следующей сессии, насколько я понимаю, начинается сразу же?

- Да, она уже стартовала. Научный комитет согласовал место проведения и тематику предстоящей сессии. Она пройдет в Йокогаме. Одним из элементов подготовки к сессии станет симпозиум по рыбным ресурсам океанических фронтальных зон, который состоится в Мексике.

- Какие темы планируется обсудить на новой сессии?

– В числе перспективных тем продолжение FUTURE – комплексной многолетней программы, направленной на увеличение потенциала стран-участниц PICES в понимании и прогнозировании реакции морских экосистем. Дальнейшая работа по программе Human Dimensions, для того чтобы оценить, как влияет рыболовство на крупные и мелкие экосистемы. Работа по программе эвтрофикации морских участков, по изучению траекторий цунами, тайфунов. Вообще на самом деле работ огромное количество.

- Если отвлечься от темы PICES , какие встречи по вопросам рыболовства в северной части Тихого океана у нас ожидаются в ближайшем будущем?

- Одно из самых знаковых для нас мероприятий пройдет во Владивостоке в декабре. Это заседания малых рабочих групп Комиссии по рыболовству в северной части Тихого океана (СТО). В частности, будет дана оценка динамики запасов, динамики освоения японской скумбрии. Оценка запасов позволит установить меры регулирования добычи по этому объекту. Также будет работать группа по сайре. Ранее наблюдалось снижение ее ресурсов, теперь – стабилизация, и важно не нанести по ней удар избыточным промыслом. Для дальневосточных рыбаков это важные встречи, особенно если учесть рост интереса к сайре, скумбрии, сардине-иваси в тихоокеанских водах у Курильских островов.

Кроме того, в Хабаровске с 21 по 25 мая 2018 года будет работать Комиссия по анадромным рыбам северной части Тихого океана (НПАФК). Как одно из важных направлений надо отметить подготовку к Международному году лосося где, кстати, планируется задействовать все три крупных тихоокеанских международных комиссии – НПАФК, ПИКЕС, СТО. Так что нам предстоят значимые мероприятия.

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология. Образование, наука > fishnews.ru, 16 октября 2017 > № 2350915 Алексей Байталюк


Япония. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2015 > № 1500893 Алексей Байталюк

Переходим к новой идеологии промысла в Северной Пацифике

Алексей БАЙТАЛЮК, Заместитель директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра

В этом году в список регионов Мирового океана, промысел в которых регулируется международными рыбохозяйственными организациями, вошли открытые воды северной части Тихого океана. Уже осенью Россия приняла участие в завершающих мероприятиях по созданию Комиссии по рыболовству в Северной Пацифике, стартовавших в 2006 году. Подробнее о них Fishnews рассказал заместитель директора Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра, вице-председатель новой комиссии Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, в начале сентября в Токио прошла 7-я сессия подготовительной конференции по учреждению Комиссии по рыболовству в Северной Пацифике, а затем – первое заседание Комиссии. Каков основной итог этой встречи?

– Процесс создания новой организации шел девять лет и был непростым. Но сейчас уже можно четко сказать, какие функции и какая ответственность возлагается на Комиссию. Во-первых, это контроль и управление промыслом пелагических объектов в конвенционном районе – сайры, скумбрии и кальмара Бартрама. На ближайшую перспективу необходимо провести оценку запасов – процесс должен быть завершен до 2017 года, с привлечением наилучших доступных научных данных. До этого момента действуют временные ограничения. Так, ни одна страна, присоединившаяся к Конвенции, не должна резко увеличивать количество судов, имеющих разрешение на промысел сайры в открытых водах.

Во-вторых, это донные виды – кабан-рыба, берикс, те объекты, которые несколько десятилетий назад играли значимую роль в вылове дальневосточных рыбаков в открытых водах. Здесь оценка запасов практически завершена, а пока действуют временные, в том числе добровольные, ограничения, которые направлены на сохранение ресурсов и защиту уязвимых морских экосистем.

В рамках прошедших мероприятий были сформированы управляющие органы Комиссии, избран исполнительный секретарь – представитель Республики Корея, председатель Комиссии – представитель Японии, вице-председатель – представитель России. Сформировано представление о составе Научного комитета и Комитета по техническим вопросам и соблюдению.

– А какие страны на сегодняшний день уже ратифицировали Конвенцию?

– В процессе работы над Конвенцией и создания Комиссии участвовали семь сторон: инициаторы процесса - Япония, Россия, Республика Корея; США, Канада - страны, прибрежные по отношению к запасам северо-восточной части Тихого океана; Тайвань и Китай как участники экспедиционного промысла. На сегодняшний день ратифицировали Конвенцию Российская Федерация, Республика Корея, Япония, Канада и Китай. Необходимые мероприятия провел Тайвань. Пока ратификацию не завершили США, хотя процедуру они начали одними из первых. Сейчас еще одна страна хочет подключиться к реализации конвенции – Республика Вануату.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о проходивших в начале сентября мероприятиях.

– Во-первых, состоялось заседание научной группы, которая должна была действовать до вступления в силу Конвенции. На этой встрече обсуждались и те временные меры, которые можно оставить до завершения оценки запасов, и были определены этапы создания этой оценки.

Во-вторых, прошло заседание группы по техническим вопросам и соблюдению с обсуждением форматов необходимого предоставления данных и их обработки, для того чтобы в дальнейшем исключить ведение ННН-промысла и определить алгоритмы установления судов, которые осуществляют незаконный лов.

Третье мероприятие – это 7-я подготовительная конференция, которая подвела итог многолетнему подготовительному процессу. И фактически на первом заседании комиссия приняла в работу решение, которое были подтверждено 7-й подготовительной конференцией.

– Вы сказали, что Конвенцию пока ратифицировали не все стороны. Временных мер должны придерживаться те страны, что уже ратифицировали документ?

– Дело в том, что, когда шел процесс создания организации, все страны подтвердили выполнение временных и добровольных мер, и сейчас не зависит, ратифицировала сторона Конвенцию или нет, она должна придерживаться избранных принципов.

– Очень важно, что приняты решения по сайре – значимому для рыбной отрасли объекту.

– Да, учитывая, что сайра – очень сложный объект, имеющий огромный ареал, невозможно сразу разработать и внедрить меры, которые действительно будут направлены на сохранение ресурса. Однако оставлять бесконтрольным этот промысел, учитывая его интенсификацию в последние годы, было бы неправильным. Поэтому приняли временные меры, направленные на сдерживание промыслового пресса на популяцию. И решено, что очень важно, ускорить создание оценки запасов сайры. Для того чтобы затем разработать и ввести новые, уже постоянные, меры регулирования промысла.

– Ранее вы отмечали, что данных о сайре за пределами исключительной экономической зоны в общем, концентрированном виде не было.

– Да. Так как не было обязанности распространять эти сведения, то, естественно, они официально нигде никому не передавались и данные об объемах, которые добывают другие страны, зачастую не были точны. Сейчас, имея официальную информацию (хотя и к ней могут быть вопросы), мы можем оценить пресс промысла.

Интересный момент: запас сайры формируется тремя генерациями разных сезонов нереста. Это по сути дает страховку от резких колебаний запаса. Но сейчас с интенсификацией промысла в открытых водах может наблюдаться дисбаланс между уровнем численности генераций и промысловым воздействием на каждую из них. Что может негативно сказаться на уровне воспроизводства и объеме пополнения. Конечно, это должно быть учтено при разработке мер управления, для обеспечения сохранения запаса, возможно, нужно перейти от эксплуатации одной генерации к использованию трех смежных.

– Когда запланированы следующие встречи в рамках реализации конвенции?

– Весной состоится встреча малой научной группы по сайре, где как раз будут обсуждаться основы документа по оценке запасов. Несмотря на то что прошло совсем немного времени, работа уже ведется.

Будет также встреча комитета по техническим вопросам и соблюдению: хотелось бы очень серьезно рассмотреть ситуацию с представлением данных, в том числе странами экспедиционного промысла, – эта информация требует пояснения, что мы отмечали и на подготовительной конференции, и заседании Комиссии.

Летом пройдет заседание научного комитета и комитета по контролю. Это будет как раз в преддверии второго заседания Комиссии, на которое мы планируем выйти уже с промежуточными проектами оценок запасов по основным видам. Планируется также обсудить пятилетние планы исследований. То есть следующий год будет очень насыщенный – и по встречам, и значимости принимаемых решений.

– Вы упомянули исследования – каким образом это все будет? Предполагается общий план, который будет включать работы разных стран?

– Каждая страна будет осуществлять работы в рамках своих национальных программ, но предполагается общее развитие научных подходов в рамках Конвенции.

Безусловно, главными остаются национальные планы исследований, будут ли в дальнейшем какие-либо совместные работы, финансируемые через Комиссию или через другие фонды, – это вопрос времени, здесь еще очень много неясного.

Хотя конечно, имея флот и опыт работы в открытых водах, ТИНРО-Центр готов осуществлять исследования – и самостоятельно, и совместно. Самостоятельно, безусловно, в рамках бюджетного финансирования, совместно – по разным программам.

Отмечу, что сейчас только две страны ведут исследования в открытых водах на специализированных научных судах. Это Япония, которая с 2000 года ежегодно выполняет пелагические съемки. И выполняет специализированные, подчеркну, исследования Россия – может быть, не в том объеме, в котором хотелось бы вести, но в открытых водах мы получаем материал, поэтому к разработке оценки запасов удалось подойти подготовленными.

– Учреждение новой международной организации в сфере рыбного хозяйства – это, несомненно, историческое событие в плане организации промысла.

– Да, на 2006 год оставалось всего два крупных района, не охваченных международными рыбохозяйственными организациями, – это открытые воды в южной и северной частях Тихого океана. Конвенция по Южной Пацифике появилась раньше – Россия также является участницей этого соглашения. Сейчас вступила в силу и Конвенция о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана. Это, конечно, исторический факт: меняется подход к ведению промысла в открытых водах. Мы переходим к принципу согласованности действий, то есть странам нужно учитывать требования Конвенции, вести цивилизованный промысел, основанный на научных данных и учитывающий необходимость сохранения запасов и интересы стран, прибрежных по отношению к запасам.

Маргарита КРЮЧКОВА, Fishnews

Япония. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 17 сентября 2015 > № 1500893 Алексей Байталюк


Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 17 февраля 2014 > № 1011352 Алексей Байталюк

Конвенция позволит регулировать тихоокеанский промысел

Присоединение России к Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана – это результат многолетнего труда людей, работавших над созданием этого соглашения. Специалисты ТИНРО принимали активное участие в процессе подготовки конвенции и научном обосновании позиции российской стороны с самого начала. О том, почему возникла необходимость в создании новой региональной рыбохозяйственной организации и какие преимущества от вступления в нее получит Россия, Fishnews рассказал заместитель генерального директора ТИНРО-Центра Алексей Байталюк.

– Алексей Анатольевич, чем руководствовались страны в принятии решения о создании новой организации и конвенции?

– Основанием для создания новой организации и разработки конвенции стали требования, заложенные в нескольких резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН. Эти резолюции посвящены развитию устойчивого рыболовства и сохранению уникальных донных морских экосистем. При этом в течение нескольких лет они претерпели существенную эволюцию и трансформировались от призыва к государствам рассмотреть вопрос о введении временного запрета на пагубные виды промысловой практики, включая донный траловый промысел, к незамедлительному принятию мер для обеспечения устойчивого управления ресурсами и защиты уязвимых морских экосистем. Вплоть до прекращения выдачи рыболовным судам разрешений на донный промысел в районах, где не существует региональных рыбохозяйственных организаций. В открытых водах такой организации не было.

– Какие организации регулировали промысел в открытых водах северной части Тихого океана до сих пор?

– В открытых водах северной части океана действовало пять организаций, осуществляющих регулирование промысла рыб. Россия является участником двух из них - Северотихоокеанской комиссии по анадромным рыбам и Конвенции по сохранению и управлению ресурсами минтая в центральной части Берингова моря. К сожалению, ни одна из уже действующих организаций, учитывая формат каждой и решаемые задачи (зачастую очень обширные), не могла быть трансформирована. Слишком отличающимися оказались задачи, состав организаций и район действия конвенций и соглашений.

Именно поэтому три страны – Россия, Япония и Республика Корея провели первую встречу в 2006 году в Токио для определения перспектив создания новой рыбохозяйственной организации в северной части Тихого океана. На тот момент все эти страны либо имели историческое право ведения промысла в открытых водах, либо вели его. У нашей страны есть опыт промысла в этом районе, вылов кабан-рыбы в 1960-1970-х годах доходил до 120 тыс. тонн, и фактически мы являемся открывателями этих ресурсов. В дальнейшем к переговорам присоединились США, Канада, КНР и Тайвань. Эти семь государств сейчас и являются членами новой организации.

– Страны-участницы переговорного процесса сумели быстро найти взаимопонимание и выработать единую стратегию развития?

– Конечно, как и в ходе любого сложного дела, в ходе переговоров звучали совершенно разные мнения относительно сферы действия новой организации, трансформации стоящих перед ней задач, создания полноценного механизма контроля за промыслом в открытых водах северной части Тихого океана. К сожалению, такого механизма для всех промысловых видов не было. На начальном этапе предполагалось в первую очередь основное внимание обратить на донные виды и уязвимые морские экосистемы в районе подводных возвышенностей Императорского хребта. По итогам же в зону действия конвенции вошли и подводные поднятия северо-восточной части океана (Эйкельберг, Кобб), и пелагические виды, в том числе сайра и кальмары.

Цель этой Конвенции достаточно короткая, ясная и универсальная - обеспечение долгосрочного сохранения и устойчивого использования промысловых ресурсов конвенционного района, с применением механизмов защиты морских экосистем северной части Тихого океана, где эти ресурсы встречаются.

– То есть опыт по контролю за экосистемами и промыслом в других районах Мирового океана был перенесен в Северную Пацифику?

– Действительно, опыт других организаций в разрешении возникающих спорных моментов, формировании элементов механизмов сохранения и контроля, учитывался при разработке конвенции и сопутствующих документов. Есть наработанная другими организациями практика сохранения отдельных видов и экосистем, контроля и управления живыми ресурсами, нельзя ее не учитывать. Но механический перенос этой практики на новый район и тем более регион бесполезен. Необходима оценка возможности ее применимости в конкретных условиях. В 2007 году в рамках переговорного процесса была сформирована рабочая научная группа, куда вошли и сотрудники ТИНРО-Центра. Первой задачей ученых была выработка согласованного мнения о состоянии запасов донных рыб и определение критериев уязвимой морской экосистемы в районе подводных поднятий северной части Тихого океана, ее видов-индикаторов. Далее – разработка мер, направленных на сохранение этих систем и запасов, работа по организации сбора новых научных данных.

Основываясь на результатах этой работы, государства, участвующие в переговорах, взяли на себя добровольные обязательства по сохранению уязвимых экосистем и морских видов до вступления конвенции в силу.

– Какие конкретно обязательства взяли на себя страны добровольно?

–В первую очередь, это снижение промысловой смертности целевых видов промысла – кабан-рыбы и берикса. Для последнего ради сохранения ресурсов и устойчивого промысла необходимо снизить пресс промысла на 20%. Для этого страны отказались от вылова в некоторые сезоны, в том числе и в период нереста. Кроме того, чтобы сохранить уязвимые морские экосистемы и минимизировать возможный вред, было решено ограничить промысел на южном поднятии Императорского хребта – СН, советским рыбакам она была известна как Карандаш, – и на поднятиях севернее 45 градуса северной широты. Также было принято решение закрыть участки на северо-восточном склоне поднятия Коко, где потенциально может располагаться поселение одного из видов-индикаторов уязвимых морских экосистем.

Скорее всего, в ближайшее время будут сделаны шаги и в плане разработки мер контроля и управления промыслом пелагических видов. Эти виды сейчас более важны для российского промысла, нежели донные рыбы подводных поднятий.

– Что дает подписание этой конвенции российским рыбакам? Во многих СМИ мелькала информация, что они смогут вести там промысел, хотя наша страна вела его там и раньше.

– Очевидно, что российские рыбаки имеют право на промысел в открытых водах Тихого океана. Есть соответствующие национальные документы, регламентирующие получение разрешения на добычу. Это право основано, во-первых, на историческом принципе - промысел велся в этом районе советскими рыбаками и ведется, конечно, уже не в таких масштабах, сейчас. Здесь проводились и проводятся научные рыбохозяйственные исследования. Собственно, как раз работы ученых ТИНРО и нашли отражение в результатах работы научной группы. На протяжении большого периода лет в этом районе проводились траловые съемки, хотя в последние годы они практически свернуты.

Во-вторых, это принцип, который не может быть опровергнут – Россия является страной, прибрежной по отношению к запасам пелагических объектов. Сайра и кальмары - это трансграничные и трансзональные виды, мигрирующие из открытых вод в ИЭЗ России, где происходит их нагул, и в ИЭЗ Японии. Все остальные страны, пользователи ресурсов в открытых водах северной части Тихого океана - страны экспедиционного промысла. Создание подобной организации должно отвечать интересам прибрежных стран, так как дает возможность получать больше информации о промысле других стран.

– Тогда какие последствия могли бы быть у России, если бы она не присоединилась к конвенции?

– Полное отсутствие информации о промысле в открытых водах, отсутствие возможности влиять на принятие решений по управлению им, потеря потенциальной возможности укрепления научных и экономических связей. Негативные примеры последствий низкого интереса к таким организациям на этапе их формирования есть. В том числе и из-за этого Россия не является членом Комиссии по рыболовству в западной и центральной частях Тихого океана, сформированной в 2004 году. В сферу действия этой комиссии входит управление промыслом тунцов в тех районах, где в 1980-1990-х годах дальневосточные рыбаки ежегодно добывали около 10 тыс. тонн. Сейчас за Россией здесь не закреплены доли квот вылова тунцов. Без участия в таких комиссиях почти невозможно решить задачу по активизации российского промысла и увеличению добычи в открытых водах Тихого океана, прописанную в программных документах развития отрасли до 2020 года.

Константин ОСИПОВ, Fishnews

Алексей БАЙТАЛЮК, Заместитель генерального директора ТИНРО-Центра

Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 17 февраля 2014 > № 1011352 Алексей Байталюк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter