Всего новостей: 2224224, выбрано 15517 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин

Встреча с президентом общественной организации «ОПОРА России» Александром Калининым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александром Калининым.

Обсуждались вопросы, связанные с внедрением кассовых аппаратов, позволяющих в режиме реального времени передавать фискальные данные в налоговые органы, а также экономические последствия для малого и среднего бизнеса реализации инициативы по уравниванию МРОТ и прожиточного минимума.

* * *

В.Путин: Александр Сергеевич, прежде всего хочу поздравить Вас и всех ваших коллег с юбилеем одной из наиболее активно действующих организаций, которая занимается поддержкой малого, среднего предпринимательства в нашей стране.

Уже 15 лет прошло, за это время проделана очень большая работа Вами, Вашими коллегами в контакте с Правительством Российской Федерации, Администрацией Президента.

Вы принимаете непосредственное, прямое участие в подготовке проектов законов, подзаконных актов, других актов, которые так или иначе, напрямую либо косвенно влияют на деятельность бизнеса, прежде всего в данном случае на деятельность малого и среднего предпринимательства. Хотел бы поблагодарить Вас и Ваших коллег за такое активное, деятельное участие, совместную работу.

Знаю, что совсем недавно, на днях прошёл юбилейный форум, где тоже обсуждались конкретные вопросы, представляющие интерес для людей, которые занимаются предпринимательством. В этой связи пару вопросов хотел бы с Вами сегодня отдельно обсудить.

Первый касается внедрения новых кассовых аппаратов, которые позволяют в режиме реального времени онлайн передавать в налоговые органы фискальную информацию. Знаю, что высказывались различные соображения и опасения по этому поводу от представителей бизнеса в связи с тем, что этот переход не учитывает специфику отдельных направлений деятельности малого и среднего бизнеса. Этот переход уже начался, с середины следующего года предполагается сделать следующий большой шаг, он будет касаться, по-моему, почти двух миллионов предпринимателей. Давайте на эту тему поговорим, как Вы видите решение этого вопроса.

И второй вопрос заключается в том, что, тоже известно Вам наверняка, нами принято решение об уравнивании МРОТ, минимального размера оплаты труда, и прожиточного минимума. Это одно из фундаментальных решений, которые всё-таки, на мой взгляд, должны привести к тому, чтобы элементарные потребности человека не находились ниже заработка, который некоторые из наших граждан до сих пор продолжают получать.

Но в то же самое время это имеет и экономические последствия для представителей малого и среднего бизнеса, которые должны делать соответствующие отчисления в социальные фонды. Здесь тоже нужно быть очень внимательными, чтобы, делая одно доброе дело, не совершать ошибок по другим направлениям и не создавать трудности для предпринимательства, в данном случае, как я уже говорил, мелкого, среднего бизнеса и самозанятых граждан.

На эти темы предлагаю прежде всего поговорить, а потом по любым другим вопросам, которые Вы считаете важными. Пожалуйста.

А.Калинин: Владимир Владимирович, прежде всего я благодарю Вас за тёплые поздравления, которые Вы прислали на юбилей нашей организации. Они были зачитаны перед делегатами форума, а там было более тысячи человек со всей нашей страны. Представительство Правительства на форуме тоже было беспрецедентным: был первый вице-премьер [И.Шувалов] и глава Центробанка [Э.Набиуллина], министры ключевые. И, естественно, в рамках форума мы обсуждали и те проблемы, которые волнуют малый и микробизнес, о которых Вы говорите.

Во-первых, контрольно-кассовая техника. Вы знаете, что мы всегда стараемся в «ОПОРЕ» идти на гребне технологий, и, когда мы обсуждали внедрение этой кассовой техники, мы, прежде всего, увидели в контрольно-кассовой технике возможности для бизнеса. Ведь на самом деле получается, ты, находясь в офисе или дома, видишь через интернет, где у тебя сколько продаётся, какой продавец работает лучше или хуже, в какое время какой товар. Это действительно технология XXI века, и мы поддержали её внедрение.

Но мы справедливо также указывали на то, что темпы, заложенные в действующем законе, чреваты тем, что это невозможно будет выполнить и бизнесу, и самим производителям. К примеру, в этом году предпринимателям поставили 1,2 миллиона касс и 1,2 миллиона накопителей. А в следующем году нужно будет поставить три миллиона касс, три миллиона накопителей, и ещё 1,2 миллиона придёт с того года, который нужно менять. Соответственно это огромные риски и срывов поставок, и очередей. Да и такое количество предпринимателей просто по своим компетенциям не успеет к установке: по подготовке сотрудников и так далее.

Поэтому первое, что бы мы предложили, – раздвинуть сроки этого закона. К примеру, что-то оставить на 2018 год, причём не на 1 июля, а, может быть, чуть позже (как показал опыт этого года, это было всё равно сдвинуто на осень), второй этап – на 2019 год и третий этап – на 2020 год. Это первое, что бы мы предложили, общаясь с бизнесом.

Второе – у нас есть 20 категорий видов деятельности по действующему закону, по которым вообще не нужно эти кассы ставить. Мы считаем, что этот перечень нужно расширить существенным образом, прежде всего посмотреть тех, кто работает по патенту. Мы предложили на 40 видов деятельности ещё расширить, чтобы они не ставили эти кассы. Они на баланс, на прозрачность потоков не влияют.

И, наконец, третий вопрос. Было ваше поручение Государственной Думе, с тем чтобы индивидуальные предприниматели не за свой счёт эти кассы покупали, а за счёт бюджета фактически, то есть предоставление им налогового вычета. Таких очень много – почти три миллиона человек. Тогда эти люди справедливо получат технологию XXI века фактически бесплатно. То есть все сервисы будут созданы другими и государством. И мы, конечно, ждём от Государственной Думы в конце этого года принятия такого порядка, чтобы индивидуальные предприниматели могли свои расходы на кассу вычесть из тех налогов, которые они платят в местный, как правило, или в региональный бюджет.

Что касается второго вопроса, про МРОТ, Вы справедливо указываете, что он также волнует бизнес. Так получилось, что индивидуальные предприниматели платят страховые взносы в привязке к величине минимального размера оплаты труда. Была такая схема принята в своё время, она работала.

Но Вы справедливо заметили, что МРОТ очень низкий, и – действительно, в чём-то это помощь бедным слоям населения – мы также считаем, что он должен быть поднят, существенно и быстрыми темпами. Но тогда индивидуальные предприниматели становятся заложниками: вроде бы благосостояние мы начинаем поднимать за счёт поднятия МРОТ, а у них платежи резко увеличиваются. К примеру, если ничего не изменить, то платёж в следующем году вырастет на 17 процентов у индивидуальных предпринимателей при декларируемой инфляции где-то четыре [процента], а в следующем году – ещё на 22 процента.

Поэтому мы бы предложили, Владимир Владимирович, если Вы это поддержите, чтобы отвязать [страховые взносы] от МРОТ и, к примеру, перейти к баллу, который даёт социальная пенсия. Если это будет не МРОТ, а размер минимальной социальной пенсии (восемь с чем-то тысяч), тогда нагрузка вырастет, но незначительно – меньше чем на 10 процентов. И вместе с тем индивидуальный предприниматель уже будет платить столько, чтобы получить именно минимальную социальную пенсию как минимум. И это затрагивает тоже более трёх миллионов человек, то есть также вопрос большой социальной значимости.

В.Путин: Что касается кассовых аппаратов, то давайте мы так пока договоримся. Торговые предприятия должны перейти, как и договаривались, к середине следующего года. Не знаю, нужно ли сдвигать с 1 июля куда-то там подальше, – поработайте с Правительством, я такое поручение Правительству сформулирую. А остальные виды бизнеса, в зависимости, конечно, от этих видов, можно перенести на год.

А то, что Вы говорили по тому, чтобы расширить количество бизнесов, которые работают по патенту, которые не должны были бы устанавливать у себя эти новые кассовые аппараты, – давайте тоже отдельно обсудим. Я считаю, что это вполне вероятно, вполне можно сделать, надо только поконкретнее посчитать, но в целом это предложение вполне приемлемо и может быть реализовано.

По второму вопросу – приравнивание минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму. Я не случайно этот вопрос поднял, мы обязательно это сделаем, это наша задача, наши обязательства перед гражданами и из чисто моральных соображений: люди не могут получать зарплату меньше, чем прожиточный минимум, это просто невозможно. Мы жили в таких условиях, когда не было возможности решить эту задачу. Теперь, несмотря на все сложности, всё-таки экономика растёт, мы в этом смысле взрослеем, и возможности увеличиваются. Мы обязаны это сделать, и мы это сделаем.

Конечно, таким способом нужно делать, чтобы не навредить, в данном случае тем людям, которые сами зарабатывают, да и ещё, может, какие-то рабочие места создают. Поэтому это тоже возможно, Правительству тоже эту задачу обязательно сформулирую – доработаете с ними, имею в виду [предложение] оторвать прямую связь уплаты взносов от величины МРОТ; поработайте с Правительством, это можно сделать.

Если вернуться к первому вопросу, то налоговый вычет при внедрении новой кассовой техники тоже вполне возможен. Мы с Минфином это обсуждали, в целом они не возражают, надо только детали продумать, потому что в деталях, как мы знаем, всегда проблемы, но это решаемые задачи. Как до сих пор «ОПОРА России» работала с Правительством – надеюсь, эта тесная работа продолжится. Все эти решения могут быть найдены, они будут найдены, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.

А.Калинин: Владимир Владимирович, я благодарю Вас за то, что Вы верите в малый бизнес, и мы это чувствуем. Я уверен, что если в конструктиве работать и с Администрацией Президента, с Вами, с Правительством, то малый бизнес покажет темпы роста выше среднемировых.

В.Путин: Очень на это рассчитываю, удачи вам!

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко

Образовательный стандарт теснее привязали к профессиональному.

Минобрнауки утвердило новые стандарты для высшего образования по направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры – «Промышленное рыболовство», «Водные биоресурсы и аквакультура». Введение этих стандартов, которые вступают в силу с 30 декабря 2017 г., Fishnews прокомментировала заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

– Светлана Владимировна, вы участвовали в разработке и профстандартов, и образовательных стандартов с самого начала. В чем суть нововведений?

– Хотелось бы немного уточнить. Непосредственной разработкой образовательных стандартов и профстандартов занимались наши коллеги из Калининградского государственного технического университета (КГТУ). Это уполномоченный Министерством образования и науки университет, на базе которого работает научно-методический совет в области рыбного хозяйства ФУМО по укрупненной группе направлений и специальностей 35.00.00 «Сельское, лесное и рыбное хозяйство». Мы – преподаватели и сотрудники кафедр «Промышленное рыболовство» и «Водные биоресурсы и аквакультура» Дальрыбвтуза – участвовали в обсуждении основных положений, давали экспертные заключения, вносили предложения, замечания, корректировки. Иными словами, в полном объеме участвовали в «рождении и продвижении» стандартов.

К слову, профстандарты по должностям, для занятия которых нужно получить профильное образование в соответствующих областях рыбного хозяйства, были утверждены одними из самых первых, еще в 2014 году. Тогда Минтруда только начинало процесс стандартизации должностей во всех отраслях народного хозяйства. В 2015 году Минобрнауки начало внедрение образовательных стандартов уровней высшего образования, так называемых стандартов 3+. В них уже была заложена основная идеология «новой» подготовки бакалавров, специалистов и магистров – ориентация на практическую подготовку, потребности работодателей и региональные рынки труда в конкретных отраслях.

Утвержденные «новые» образовательные стандарты – совсем не новые, это логичное продолжение обозначенной идеологии образования. Углубляются и связываются в одно целое подготовка специалистов с высшим образованием и их последующая интеграция в профильную отрасль для работы на конкретных должностях по соответствующим квалификационным уровням профстандартов.

Сейчас к каждому образовательному стандарту «привязан» перечень профстандартов, в соответствии с требованиями (обобщенными трудовыми функциями) которых образовательные организации должны разработать и начать реализацию образовательных программ. В помощь учебным заведениям предложат примерные основные образовательные программы, разработанные уполномоченными Минобрнауки организациями, в нашем случае это КГТУ. Поскольку «рыбное» образование в сфере рыбного хозяйства оказалось практически пионером в этом направлении, уже сейчас, с 13 по 15 сентября, в Санкт-Петербурге на очередном Пленуме научно-методического совета по рыбному хозяйству обсуждался вопрос о создании примерных основных образовательных программ. Именно на этой площадке мы обсудили все тонкости будущей подготовки специалистов не только с высшим, но и со средним профессиональным образованием, т.к. система СПО также находится на этапе структурной перестройки.

Время на так называемый переход к реализации новых образовательных программ есть. Хотя они вводятся с 30 декабря 2017 года, Минобрнауки дает образовательным организациям практически год на разработку таких программ. Т.е. можно приступать к их реализации уже с 1 сентября 2018 года и набирать новых абитуриентов.

Перевод студентов последующих курсов для обучения по «новым» образовательным стандартам можно также производить по их согласию. Такие организационные вопросы образовательные организации будут решать самостоятельно. Главное – быть готовым, иметь весь комплект учебной и учебно-методической документации, необходимое материально-техническое и кадровое обеспечение. Для образовательных организаций это не является большой проблемой, т.к. за последние 6 лет - это будет третий переход на образовательные стандарты. Система образования не стоит на месте!

– Как между собой будут увязаны профессиональный и образовательный стандарты в процессе дальнейшего трудоустройства выпускников?

– По нашему мнению, трудоустройство специалистов будет происходить по следующему сценарию. Например, есть должность мастер по добыче рыбы, на которую имеется соответствующий профстандарт. В нем установлены требования к наличию образования, к опыту практической работы для первичного занятия должности или для перехода на следующий квалификационный уровень. Также в документе определены обобщенные трудовые функции по квалификационным уровням по должностям: мастер по добыче рыбы (тралмастер), сменный мастер по добыче рыбы, старший мастер по добыче рыбы (старший тралмастер), помощник капитана по добыче рыбы, начальник службы по добыче рыбы, флагманский мастер по добыче рыбы (флагманский тралмастер), старший мастер-флагман по добыче рыбы. Это я привожу все должности, обозначенные в профстандарте «Мастер по добыче рыбы», на которые кадровые службы рыбацких предприятий могут принимать сотрудников.

При приеме на работу на эти должности или переводе на более высокий квалификационный уровень («повышающую» должность) специалист по кадрам должен руководствоваться требованиями к конкретной должности: наличием образования, опытом практической работы. Кроме того, работодатель должен проводить аттестацию на соответствие кандидата обобщенным трудовым функциям по компонентам «трудовые действия», «необходимые умения», «необходимые знания». При полном соответствии требованиям профстандарта работодатель будет обязан принять соискателя или перевести сотрудника на более высокую должность. Это, безусловно, должно создать благоприятные условия для трудоустройства и выпускников вузов и ссузов и определить их так называемую дорожную карту профессионального роста.

Одновременно образовательные организации должны разработать новые программы, ориентированные на подготовку выпускника к работе на имеющихся должностях. Учебным заведениям нужно установить набор и объем дисциплин, практик, с помощью которых студент освоит компетенции, являющиеся одновременно обобщенными трудовыми функциями по одной или нескольким должностям профстандарта.

Безусловно, будет иметь место и согласование компетенций работодателями, в т.ч. их общественными объединениями. В нашей отрасли это различные ассоциации рыбопромышленников.

Пока мы в начале пути. Думаю, что в процессе разработки новых образовательных программ образовательные организации все больше и больше должны взаимодействовать с организациями реального сектора экономики – предприятиями рыбной отрасли. Мы к этому готовы всецело.

– Будет ли еще кто-то, кроме непосредственно работодателя, проводить аттестацию на соответствие должности?

– Пройти профессиональную аттестацию можно будет как на своем предприятии, так и в планируемых Минтрудом независимых центрах аттестации, которые будут выдавать документ о соответствии. Думаю, что это правильно – уйти от субъективизма в случае возникновения каких-либо трений с работодателем. Система независимой оценки будет принята со временем для всех должностей во всех отраслях.

На сегодня такие центры только начинают создаваться. Еще нет общего представления, как это будет реально действовать на практике. Поживем – увидим.

– Центры аттестации будут при вузах?

– Нет. Вероятнее всего, на начальном этапе система независимой оценки будет выстроена на уровне региона, города. Все только начинается. Вероятно, что в аттестационные комиссии будут привлекать профильных специалистов, в том числе из вузов и профессиональных организаций (СПО).

– У вас есть представление о том, сколько и какие специалисты требуются отрасли на этот отрезок времени или на перспективу (краткосрочную или долгосрочную)?

– Такой информации, к сожалению, нет. Конечно, нам бы хотелось иметь в этом вопросе более точную информацию. Пока не существует системы прогнозирования потребности в кадрах для отраслевых предприятий по регионам.

На сегодняшний день имеется большая проблема трудоустройства выпускников на предприятия рыбной отрасли. К слову, показатель трудоустройства выпускников учитывается при ежегодном мониторинге деятельности образовательных организаций – они должны достичь установленного Минобрнауки критерия. Кроме того, у учебных заведений есть государственное задание (количество «бюджетников») на подготовку специалистов, в соответствии с которым определяется бюджетное финансирование. Иными словами, государство дает госзадание, выделяет средства, а образовательные организации должны выучить студентов или курсантов и дать готовых специалистов государству для работы в реальных секторах народного хозяйства. Это, конечно, идеальный сценарий.

На практике, к сожалению, все не так. Большинство предприятий рыбной отрасли не являются государственными. По большому счету, государство не может заставлять их нести ответственность за трудоустройство выпускников. Однако не секрет, что сегодня в рыбном хозяйстве имеется проблема с кадрами, связанная со старением персонала и другими социальными и экономическими факторами. Поэтому и для предприятий очень важен вопрос обеспечения своей потребности в кадрах на перспективу, если, конечно, предприятие работает на перспективу своего развития. Вот бы и сложить потребности бизнеса и возможности образовательных организаций в одну систему. Тем самым обозначив вектор развития и системы отраслевого образования, и кадрового обеспечения предприятий.

Безусловно, сегодня учебные заведения делают все возможное для обеспечения трудоустройства своих выпускников. Например, заключают договоры на трудоустройство с «продвинутыми» предприятиями, которые обращаются напрямую к вузам и ссузам. Но, поверьте, таких компаний практически единицы! К сожалению, одних усилий образовательных организаций не хватает. Нужны и реальные действия бизнеса в этом направлении.

– Светлана Владимировна, хотелось бы задать вам, как специалисту в области отраслевого образования, вопрос о перспективах Мурманского государственного технического университета, который «вливают» в Мурманский государственный арктический университет. С этой целью МГТУ уже вывели из системы Росрыболовства и передали в ведение Минобрнауки. Как вы к этому относитесь?

– Укрупнение вузов прокатилось по всей стране волной. Это, знаете, как известное высаживание кукурузы в хрущевское время или вырубки виноградников в рамках борьбы с алкоголизмом – в горбачевское. Сейчас эта волна пошла на спад (кое-где начались уже обратные процессы), но МГТУ под нее все-таки попал.

У России пять основных рыбохозяйственных бассейнов (Северный, Западный, Азово-Черноморский, Каспийский и Дальневосточный). И у каждого из них до настоящего времени был свой профильный отраслевой вуз. Кроме того, сетью филиалов этих вузов мы закрывали еще и внутренние водоемы – реки, озера. А сейчас у нас Северный рыбохозяйственный бассейн остался без своего вуза. Конечно, в этом сыграли роль местные власти с их желанием усилить создаваемый университет за счет потенциала МГТУ.

Мы знаем МГТУ как сильный отраслевой вуз. Они выступили, на мой взгляд, с вполне оправданной инициативой: сохранить морское и рыбохозяйственное образование путем выделения соответствующих направлений и специальностей в отдельное образовательное учреждение – Академию рыбопромыслового флота, которая бы входила в отраслевую систему образования. Заручились поддержкой региональных рыбопромышленных предприятий.

Считаю, что это был бы хороший выход. В том числе и для нас. Так как развивать различные формы межвузовского взаимодействия, например, при сетевой реализации образовательных программ, было бы, безусловно, проще и профессиональнее при отсутствии межведомственных барьеров и ненужных согласований, тормозящих любой процесс. Есть много своих тонкостей, которые характерны именно для нашей профильной системы обучения и их можно было бы решать оперативно и грамотно! Хочу пожелать своим коллегам терпения и мужества!

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова

Вот лишь несколько из российских грязных трюков, нацеленных на немецкие выборы

Анна Немцова | The Daily Beast

"С приближением федеральных выборов многие в Германии интересуются, какие сюрпризы Москва готовит для Mutti - "мамочки", как многие немцы называют канцлера Ангелу Меркель, с любовью или с иронией", - пишет Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. По словам журналистки, либералы по всему миру возлагают на 63-летнюю фрау канцлер наибольшие надежды в момент неустойчивого лидерства США. И именно по этой причине чиновники в Бундестаге, по их словам, ожидают "русские сюрпризы" в последние дни перед выборами 24 сентября.

Один из ведущих экспертов Бундестага по иностранным делам, Нильс Аннен, рассказал Немцовой, что Берлин уже года три наблюдает за российскими усилиями, имеющими целью взбудоражить, дискредитировать и поиздеваться над немецкими институтами и европейскими ценностями.

"Российские хакеры атаковали нас в Бундестаге в 2015 году, но никакие данные, украденные у Меркель и других чиновников, не были пока обнародованы, - сообщил Аннен. - И хотя мы слышали слова главы российского МИД [Сергея] Лаврова, российского президента [Владимира Путина] и премьер-министра [Дмитрия] Медведева о том, что у Кремля нет намерений вмешиваться в наши выборы, я не столь наивен, чтобы верить, что это что-то значит; мы пытаемся подготовиться к любым событиям".

Попытки Москвы разжечь и использовать эмоции примерно 4 млн русскоговорящих граждан Германии были очевидными, пишет Немцова. История "девочки Лизы" в конце концов оказалась фейком, но она вдохновила многих русскоговорящих немцев на поддержку крайне правой популистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). "Сотни русскоговорящих граждан Германии - иммигранты из бывших советских государств и ярые критики европейской демократии - вступили в АдГ за прошедшие три года, включая несколько русских сотрудников, работающих в штаб-квартире АдГ в Берлине, - передает автор. - Немецкие чиновники до сих пор недоумевают, почему московские чиновники, включая главу российского МИД Сергея Лаврова, так и не извинились за запущенную в Берлине кампанию, основанную на очевидно ложной истории об изнасиловании".

Политический обозреватель Борис Райтшустер описывает в книге "Скрытая война Путина" сеть активистов, действующих в Германии при поддержке Кремля. "Кажется, как будто кто-то в Москве нажал кнопку и активировал "спящих солдат" в соответствии с каким-то старым руководством КГБ", - сказал Райтшустер в беседе с журналисткой. Особенно его беспокоит множество спортивных клубов под названием "Система", которые обучают техникам боевых искусств по "системе спецназа", разработанной в ГРУ, говорится далее. Как рассказал Райтшустер Deutsche Welle в прошлом году, это привлекает многих энтузиастов, потом некоторых отбирают для дальнейших тренировок в России, где их могут вербовать как агентов после возвращения в Германию.

В Свободном университете Берлина профессор Мартин Эммер следит за спонсируемыми Кремлем СМИ, Sputnik и Russia Today, продолжает Немцова. Недавно он заметил на сайте Russia Today на немецком языке "статью о докладе 1950-х годов, в котором говорилось, что ЦРУ заявило, будто бы Гитлер пережил Вторую мировую войну, - это пример антиамериканских новостей, согласно обычной схеме: RT издевается над идиотами из ЦРУ".

"Если вчитаться, там нет ложных фактов, но схема демонстрирует наличие стратегии по мобилизации людей", - цитирует автор Эммера. "Антиамериканская риторика нацелена как на немецкоговорящую, так и на русскоговорящую аудиторию, превращая будущие отношения между Россией и Германией в одну из ключевых тем выборов", - отмечает журналистка.

"Никто в Германии не является русофобом. Большинство немцев любят российскую литературу, музыку, хотят, чтобы Сибирь осталось русской, а не стала китайской. Мы хотим видеть процветающую, модернизированную Россию, - говорит Карл-Георг Вельман, председатель парламентской группы, занимающейся немецко-российскими и немецко-украинскими делами. - Однако большинство немцев не одобряет политику Путина, "гибридные войны" Кремля, которые нацелены на подрыв нашей демократии; это напрасные усилия. Ничто не может испортить репутацию Меркель".

Как передает Немцова, парламентарий надеется, что после проигрыша во Франции крайне правой Марин Ле Пен, которую поддерживал Кремль, Москва прекратит тратить зря миллионы долларов и серьезно задумается о примирении с Европой.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский

Запрет американского правительства на продукцию "Лаборатории Касперского" создает некрасивый прецедент

Леонид Бершидский | BloombergView

"Что это - благоразумная предосторожность или неприкрытый протекционизм?" - задается вопросом обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский, анализируя запрет правительства США на использование продукции "Лаборатории Касперского".

"Можно привести аргументы в пользу обоих объяснений. Но, по большому счету, не так важна обоснованность запрета, как его последствия для характера индустрии кибербезопасности - индустрии, не знающей государственных границ - а также для ИТ-индустрии в целом", - считает Бершидский.

Министерство внутренней безопасности США в своем заявлении о "Лаборатории Касперского" исходит из логического умозаключения, что любая российская компания, вероятно, действует в интересах российского правительства. Бершидский полагает: эта логика "означает, что потенциальное доверие к такой компании выше, когда речь идет об угрозах, порожденных США". "Это потенциально хорошо для "Лаборатории Касперского" за пределами США, но несет некрасивые последствия для индустрии кибербезопасности; если сегодня лучшие фирмы пользуются равным доверием, то подобный прагматичный подход заставит относиться к ним всем с одинаковым подозрением", - рассуждает Бершидский.

Автор выявляет еще одну проблему: "Поскольку, когда речь идет о кибервторжениях, наибольшая опасность исходит от инсайдеров, фирмы больше не могут спокойно рассчитывать на талантливых специалистов из разных стран, как делалось много лет". "И вообще, если национальные государства считают киберпространство театром боевых действий, то, наверное, всем правительствам и крупным компаниям следует использовать только отечественный софт?" - вопрошает автор. Он напоминает, что именно это предписал президент Путин российским ИТ-компаниям, которые хотят получить госконтракты. Возможно, Соединенным Штатам тоже следует проявить осторожность, считает он.

"Но для правительств других стран (кроме России и США. - Прим. ред.) и для частного бизнеса такой менталитет может означать, что они прозевают угрозы, которые сегодня причиняют реальный экономический и политический ущерб. Формат, который индустрия кибербезопасности имела до новой холодной войны, - средоточие многонациональных интеллектуальных ресурсов и специализированных умений, которые сплотились против всех угроз, - лучше годился для отражения атак", - заключает автор.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский

Русские тролли в Америке

Владимир Козловский, 7 Дней, США

В прошлую среду «Вашингтон пост» вышла с шапкой «Русская фирма, которую связывают с прокремлевской пропагандой, во время выборов размещала рекламу в «Фейсбуке». Имелось в виду санкт-петербургское ООО «Интернет исследования», известное как «фабрика троллей» («ферма троллей» по-английски) и неоднократно описанное в прессе США. Это контора, в которой сидят люди (обычно молодежь, но попадаются и пенсионеры), за деньги гадящие в сети, в том числе и в «Фейсбуке». Тролли также проказничают в «Твиттере» и других соцсетях, на форумах и в чатах.

Привычному глазу распознать их почерк нетрудно, хотя в сети полно и самодеятельных идиотов, которые троллят не за плату, а по зову сердца. Я плохо разбираюсь в российских реалиях и не могу отличить платных путинских троллей от бесплатных дебилов. Вот, например, комментарии на форуме сайта Ura.ru под сообщением о том, что журналистка Юлия Латынина покинула отечество после того, как у нее сожгли машину. До этого ее дом облили каким-то химикатом, а ее саму — фекалиями. Сообщение иллюстрируется ее фотографией, которая вызвала самые хамские отклики.

«Блеванул», — пишет некий Мика. «Обезьяна на фото», — вторит ему Микс. «Алгоритм понятен, — пишет Опер. — Обливаешь свой дом, сжигаешь надоевшую, сломавшуюся машину — кровавый режим готов, плюс запад прижал к груди, аншлаг на лекциях о режиме, профит, все в шоколаде». «В добрый путь», — пишет Олег. «Туда ей и дорога», — пишет Юрий. «На гиену похожа», — пишет Зоозащитник. «Скатертью дорога», — опять возникает Олег. И в таком духе. Я не могу отличить тех, кто написал комментарии за деньги, от тех, кто написал от души.

Вернемся в Америку. «Нью-Йорк таймс» в тот же день поместила пространную статью, озаглавленную «Фейковые русские аккаунты купили в «Фейсбуке» политическую рекламу на 100 тысяч долларов». Одновременно главный специалист соцсети по безопасности Алекс Стамос вывесил в ее блоге сообщение, из которого явствовало, что в связи с разговорами о российском вмешательстве в американский избирательный процесс «Фейсбук» провел расследование закупок у него политической рекламы, которое обнаружило злоупотребления. Оказалось, что с июня 2015 по май 2017 года владельцы примерно 470 липовых аккаунтов и страниц истратили вышеуказанную сумму на закупку рекламы, поместив в соцсети более 3 тысяч объявлений. «Наш анализ приводит к выводу, — продолжал Стамос, — что эти аккаунты и страницы были связаны друг с другом и, скорее всего, находились в России».

Поскольку «Фейсбук» не признает недостоверных аккаунтов, он закрыл те из них, которые еще продолжали действовать. По словам Стамоса, оплаченные их владельцами политические объявления в массе своей не содержали комментариев по поводу американских выборов и не упоминали имен конкретных кандидатов. Вместо этого они касались тем, вызывающих раздоры в Америке, таких как положение ЛГБТ, расовые проблемы или право на оружие. Примерно четверть объявлений была нацелена на жителей конкретных географических районов США. В 2015 году такая географическая привязка наблюдалась гораздо чаще, чем в 2017-м.

Эксперты «Фейсбука» также изучили политическую рекламу, которая теоретически могла иметь российское происхождение. Например, это были объявления, оплаченные с аккаунтов, имеющих американские IP-адреса, но настроенные на русский язык. Они не нарушили никаких правил «Фейсбука» и поэтому не были закрыты соцсетью. Ими была оплачена политическая реклама объемом примерно 2 тысячи 200 объявлений и стоимостью 50 тысяч долларов. Вместе со 100 тысячами, которые потратили для этой цели тролли в России, в общей сложности речь идет о 150 тысячах долларов.

Многие комментаторы не понимают, зачем было огород городить из-за такой суммы, которую один назвал «смехотворной», а несколько охарактеризовали как «каплю в море». СМИ напоминают, что штаб Дональда Трампа истратил на цифровую агитацию не много, ни мало 90 миллионов долларов, и что доход «Фейсбука» от рекламы составил в прошлом квартале 9 миллиардов долларов. Однако в пятницу разом появилось несколько публикаций, доказывающих, что даже за такую сумму можно разместить в «Фейсбуке» политическую пропаганду, которая охватит буквально миллионы людей. Комментаторы расходились лишь в том, сколько миллионов.

Например, Аарон Саари, консультирующий компании по вопросу наиболее оптимального использования рекламы в «Фейсбуке», написал на сайте Business Insider, что реклама, купленная в этой соцсети за 100 тысяч долларов, может в конечном итоге достигнуть 100 миллионов американцев. Если россияне истратили за два года 100 тысяч, то они тратили около 140 долларов в день. В результате несложных калькуляций Саари заключает, что если бы они целились во все 320-миллионное население США, то, тратя по 140 долларов в день, они сумели бы охватили от 12 до 73 миллионов американцев. Но, продолжает эксперт, тролли «Интернет исследований» скорее всего не стремились охватить американцев вообще — они, видимо, рассчитывали достучаться до каких-то конкретных групп населения. Например, они могли бы обрабатывать афроамериканцев, возмущенными постами о нашумевших случаях, когда полиция открывала огонь по чернокожим.

По выкладкам Саари, 10 тысяч долларов хватило бы на то, чтобы донести эти посты до 7 миллионов афроамериканцев. За те же деньги можно было бы охватить пропагандой более миллиона американцев, дорожащих Второй поправкой к конституции США, которая ограждает их право на оружие. Автор приходит к выводу, что Россия, вполне вероятно, могла за 100 тысяч долларов прямо или косвенно повлиять своей пропагандой на 100 миллионов или более американцев.

А популярный сайт The Daily Beast заявляет, что, по выкладкам его экспертов, «русские фейковые новости в «Фейсбуке» могли достичь 70 миллионов американцев». Эта цифра вынесена в заголовок статьи, а в ее тексте говорится, что пропагандистские посты, скорее всего, видели в соцсети как минимум 23 миллионов людей. Как считают американские комментаторы, цель этой кампании вряд ли состояла в том, чтобы кого-то всерьез переубедить: идея, по всей видимости, была в том, чтобы посеять смуту, усугубить идеологические раздоры и обострить в США расовые противоречия.

Анализ российской пропаганды в «Фейсбуке» осложняется тем, что он закрыл подозрительные аккаунты и не оглашает имена их владельцев или содержание оплаченной ими политической рекламы. Соцсеть ссылается при этом на свои внутренние правила и на федеральный закон, хотя не указывает, на какой именно. В СМИ несколько раз мелькало мнение, что вышесказанное — это лишь верхушка айсберга, и предсказывают, что конгресс или спецпрокурор Роберт Мюллер, расследующий предполагаемый сговор Трампа с Кремлем, рано или поздно затребуют у «Фейсбука» информацию повесткой, которую ему, скорее всего, придется уважить.

Предположение, что Россия помещает рекламу в «Фейсбуке», первым высказал в мае журнал Time. Как замечает The Daily Beast, сейчас «Фейсбук» впервые официально признал, что он «неосознанно сыграл роль в кремлевской кампании активных мероприятий». Сайт The Verge ехидно напоминает, что не далее как 20 июля соцсеть уверенно заявила: «Мы не видели никаких признаков того, чтобы русские деятели покупали в связи с выборами рекламу в «Фейсбуке». Закон США запрещает иностранным правительствам, компаниям и гражданам участвовать в американских избирательных кампаниях деньгами или агитацией.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский

Что произошло, когда в Германию приехал миллион беженцев?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Еще не так давно кризис с беженцами в Германии выглядел так, что возникало впечатление, будто все может закончиться закатом политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. Теперь понятно, что этого не произойдет, так как Меркель, скорее всего, победит на своих четвертых выборах, которые состоятся 24 сентября. Неужели Германия действительно справилась с проблемой, как и обещала Меркель в 2015 году?

Если говорить честно, пока не справилась.

После 2015 года, когда Меркель настежь открыла двери Германии для искателей убежища, и в страну приехало около миллиона человек, наплыв беженцев пошел на убыль. Но с января по август 2017 года было подано 149 880 заявлений на предоставление убежища. Это больше, чем за весь 2013 год, а к концу года этот показатель может превысить цифры 2014 года.

Надежной статистики по расселению беженцев не существует. Последние официальные данные имеются за 2015 год, и они показывают, что 61 процент искателей убежища жил в приемниках для беженцев или в квартирах общего проживания. То есть, жили они совместно, а не в домах на одну семью. В мае 2017 года издание Der Spiegel попыталось провести собственный подсчет и пришло к выводу, что десятки тысяч людей по-прежнему живут во временных убежищах, куда они попали после приезда, скажем, в блоках контейнеров или в ангарах бывшего аэропорта Темпельхоф. По сравнению с этим коммунальное жилье, к которому можно отнести переполненные хостелы, это большой шаг вперед.

Просители убежища обязаны посещать курсы по интеграции. Однако немецкий язык очень труден для изучения, и поэтому, когда Федеральное управление миграции в конце 2016 года провело масштабное исследование среди беженцев, выяснилось, что лишь 18% из них хорошо освоили язык, а 47% признались, что знают его плохо.

Ситуация на рынке труда складывается отвратительная. По официальным данным за август 2017 года, 497000 беженцев были зарегистрированы в немецких центрах занятости как люди, ищущие работу. А 196000 из них (на 43000 больше, чем годом ранее) являлись безработными. Остальные беженцы даже не имеют права на работу, потому что их заявления пока не рассматривались, либо не прошел первоначальный трехмесячный период ожидания, когда они должны посещать курсы по интеграции, а работать в это время им запрещено. В среднем, время на принятие решений по заявлениям беженцев у иммиграционных властей сократилось: сейчас за 10 месяцев рассматривается около 40% документов иммигрантов, в то время как в 2013 году этот показатель был ниже 20%. Тем не менее, по состоянию на конец июля была значительная задержка с рассмотрением 129 ъ000 заявлений, о чем сообщает Федеральное управление занятости.

Сейчас ситуация лучше чем в 2015 году, когда новые иммигранты бесконтрольно пересекали границу. Немецкая правительственная машина после первоначального потрясения начала справляться с возросшей нагрузкой, и сейчас немцы практически не видят беженцев на улицах. На поверхности все довольно тихо и гладко, но жизнь у беженцев по-прежнему резко контрастирует с жизнью окружающего их состоятельного общества. Каковы же в таком случае успехи Меркель? Сегодня, когда речь заходит о преодолении миграционного кризиса, она говорит намного увереннее, чем в 2016 году. Тогда она сожалела, что не может повернуть время вспять для исправления ошибок. В этом году она подает сигналы о том, что поступила бы точно так же.

Народная поддержка

«Среди элиты и других представителей немецкого общества распространена уверенность в том,что интеграция иммигрантов — это правильный путь», — говорит генеральный директор Центра региональных исследований в городе Эрлангене Петра Бендель (Petra Bendel), являющиеся также членом экспертного совета Немецкого фонда по интеграции и миграции. Это влиятельная организация, объединяющая в своих рядах немецких экспертов, интересующихся вопросами миграции. Бендель приводит данные проведенного недавно опроса, в ходе которого три четверти немцев осудили миграционную политику, назвав ее «плохо подготовленной». Но примерно такое же количество респондентов сказали, что она «нравственно необходима». В ходе того же опроса 51 процент сказал, что Германия испытывает огромную потребность в работниках, и с этой задачей могут справиться беженцы. По словам Бендель, это очень важно. «В конце концов, преимущество Меркель на выборах это экономика», — говорит она. Действительно, Германия, где почти полностью отсутствует безработица, испытывает дефицит трудовых ресурсов по ряду профессий и направлений, начиная с программистов и кончая парикмахерами. В этом году вакансия сантехника остается открытой в течение 156 дней, в то время как в 2016 году этот срок составлял 142 дня. Чтобы найти работника по уходу за престарелыми людьми, требуется 167 дней. Поэтому немецкие компании с энтузиазмом говорят о прибытии мигрантов.

В 2015 году Меркель провела совещание с руководителями крупных компаний, на котором обсуждался вопрос об интеграции беженцев на рынке труда. После этого совещания на свет появилась организация, получившая название «Мы вместе» (Wir Zusanmmen). Она занимается координацией интеграционных проектов различных компаний. Свою деятельность организация начала в феврале 2016 года, приняв в свои ряды 36 фирм. Сегодня в ее рядах насчитывается 220 членов, в том числе, 19 фирм, включенных в немецкий индекс DAX. В этот список входят исключительно «голубые фишки» немецкой промышленности, в том числе, такие фирмы как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom и прочие.

Интеграционные программы в этих компаниях дают доступ к прославленный немецкой системе профессионального обучения, в рамках которой опытные работники готовят новых специалистов, а те параллельно занимаются в профессиональных училищах. К этим проектам привлечены 18000 сотрудников, которые также помогают беженцам изучать язык, оформлять иммиграционные документы, и знакомят их с тонкостями немецкой повседневной жизни, которая, как мне известно из личного опыта, может привести иностранца в замешательство.

По словам руководителя проекта «Мы вместе» Марлис Пейне (Marlies Peine), многие компании нашли в этих программах интеграции большие преимущества, поскольку им удается привлекать к работе квалифицированных немцев, желающих делать добрые дела. Первоначальный энтузиазм, который я наблюдал в 2015 году, пошел на спад, но миллионы немцев по-прежнему добровольно помогают беженцам. И им нравится то, что это можно делать на рабочем месте. Но здесь есть одна проблема: количество беженцев, участвующих в этих программах, составляет всего 7 000 человек. Это крохотная цифра по сравнению с численностью сотрудников, работающих в этих компаниях.

Пейне говорит, что работать хотят очень многие беженцы. Однако компаниям трудно найти людей с достаточно солидным иммиграционным статусом, указывающим на то, что долгосрочная интеграция даст положительный результат. Согласно данным опроса Миграционного управления, 90% беженцев хотят остаться на длительный срок. Однако Меркель и другие политики из Христианско-демократической партии говорят, что когда закончится война в Сирии, многим беженцам придется вернуться домой.

В четверг вечером Меркель постаралась донести эту мысль до одного сирийца, находившегося в студии, где шла телевизионная программа. Этот человек поблагодарил канцлера за то, что она позволила его семье приехать в Германию, и сказал, что не хочет расставаться с этой страной. По словам Пейне, иногда компании, принимающие беженцев на курсы интеграции, спустя несколько месяцев выясняют, что эти люди депортированы. Правительство Меркель активизировало процесс депортации, чтобы успокоить консервативных избирателей.

Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn, у которой в Германии примерно 200 000 сотрудников, имеет всего 200 вакансий в своей программе интеграции, хотя эти места еще не заполнены. Об этом мне рассказала создательница программы Ульрике Штодт (Ulrike Stodt). Компания находит желающих трудиться беженцев через центр занятости и на ярмарках вакансий, но чтобы пройти весь процесс интеграции, требуется очень сильная мотивация.

Deutsche Bahn приспособила под нужды беженцев свою программу «допрофессиональной подготовки» для людей моложе 25 лет, не имеющих профессиональной квалификации. За год участники этой программы могут познакомиться с компанией и пройти подготовку на рабочем месте в ее многочисленных подразделениях, выяснив за это время, какая работа подходит им больше всего. Беженцы также изучают язык и культуру, чтобы подняться до того уровня, который необходим для начала профессионального обучения. Правда, изучение технической терминологии это уже следующий шаг. По словам Штодт, у беженцев возникает очень мало проблем культурного свойства. Кое-кто в компании волновался по поводу того, что проходящим обучение мусульманам будет трудно подчиняться наставницам-женщинам, но оказалось, что это не очень большая проблема. Точно так же беженцы из Сирии, Ирака, Ирана, Афганистана, Сомали и Эритреи согласились с тем, что молиться можно лишь тогда, когда это позволяют условия работы. «Это как у христиан, которые не всегда могут посещать церковь по воскресеньям из-за того, что у них выпадает рабочий день», — говорит Штодт. В основном беженцы ведут себя точно так же, как и другие ученики, за исключением очень слабого знания языка. Для тех, кто прошел первый год и приступил к настоящей учебе с ее трудными теоретическими занятиями и подготовкой на рабочем месте, язык является главным препятствием. Еще одно препятствие это низкая зарплата, которую в Германии получают ученики. В среднем она составляет 854 евро в месяц. Даже если учесть небольшое социальное пособие, которое получают беженцы, на эти деньги трудно прожить три года — а именно столько времени занимает учеба в компании Deutsche Bahn. Только твердое обещание предоставить работу (в Deutsche Bahn это означает практически пожизненную занятость) может заставить людей продолжать занятия в рамках программы. Первые выпускники появяся только в 2019 году. В землях Германии существуют аналогичные государственные программы, и на эти средства выделен федеральный грант на сумму 50 миллионов евро; однако эти программы не гарантируют занятость по окончании учебы.

Deutsche Bahn также принимает беженцев, прошедших профессиональную подготовку в своих странах. Они учатся, а правительство пытается проверить их дипломы и свидетельства. Этот процесс может занять много месяцев и даже окончиться неудачно.

По словам Штодт, те усилия, которые Deutsche Bahn затрачивает на интеграцию небольшого количества беженцев, вполне оправдывают себя. Это в равной степени социальная ответственность и попытка найти необходимую рабочую силу, обучаемую в соответствии с немецкими стандартами. Когда в пятидесятых и шестидесятых годах в Германию начали приезжать гастарбайтеры из Турции и других бедных стран, их подготовка велась не столь тщательно, из-за чего процесс интеграции этих людей проходил медленно, и зачастую заканчивался неудачей. Германия не хочет повторять допущенные ошибки.

Добрых намерений недостаточно

Минусом такого скрупулезного подхода является отсутствие гибкости. Одна из самых серьезных проблем сегодняшнего дня состоит в необходимости создавать последовательные процедуры для признания квалификации и оценки приобретенных навыков, которые порой появляются у беженцев неформальным путем. Об этом в своей статье для издания Bertelsmann Stiftung написала Ютта Альтмюллер (Jutta Altmueller). Еще одно серьезное препятствие это изучение языка. Качество бесплатных языковых курсов, которые в настоящее время предлагают беженцам, откровенно низкое. Официально установленные стандарты владения языком не дотягивают до требований, предъявляемых к претендентам на реальные рабочие места. Если эти проблемы не будут решены, и если правительству Германии не хватит смелости сказать иммигрантам и их потенциальным работодателям, что оно не намерено пересматривать их статус после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, страна упустит прекрасную возможность получить дополнительные трудовые ресурсы в количестве 600000 человек. В этом случае беженцы просто заполнят теневую экономику страны, которая в последние годы пошла на спад из-за снижения безработицы.

Меркель в этом году получит карт-бланш в отношении беженцев, хотя работа по интеграции далеко не закончена. Германия сталкивается с нехваткой правовых механизмов, и кроме того, ей серьезно не хватает ресурсов. Похоже, что демократические партии договорились не раздражать людей проблемами иммиграции, говорит политолог Бендель. В 2021 году, когда состоятся новые выборы, консенсуса может и не быть. А выступающая против эмиграции немецкая партия «Альтернатива для Германии» может укрепить свои позиции, причем довольно значительно. Но возможно и такое, что Меркель больше не будет баллотироваться. Поэтому она, скорее всего, избежит долговременной ответственности за принятые в 2015 году смелые решения. Но знаменитая фраза канцлера «Мы справимся» является твердым обещанием для ее партии и для беженцев. А в конечном итоге, и для немецкой экономики. Остается только надеяться, что почти стопроцентная победа Меркель на выборах не приведет к тому, что она откажется от своих обещаний.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316243 Виктор Медведчук

В США методы «цветных революций» расценивают как терроризм

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса и Трампа.

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

Петиция с просьбой к президенту США признать Джорджа Сороса террористом набрала более 145 тысяч подписей. Едва ли не в одночасье миллиардер-филантроп, к которому, несмотря на тысячи разгромных статей о его причастности к госпереворотам («цветным революциям» в ряде постсоветских государств и «арабской весне» в странах Ближнего Востока), американцы относились с не меньшим пиететом и почитанием, чем к отцам-основателям, превратился в маргинала.

«Поскольку Джордж Сорос умышленно и на постоянной основе пытался дестабилизировать ситуацию и подстрекал к антигосударственной деятельности против Соединенных Штатов и их граждан, создал и профинансировал десятки (и, вероятно, сотни) отдельных организаций, единственная цель которых — с помощью террористической тактики, основанной на учении Алинского, который способствовал краху систем и конституционной власти США, сформировал нездоровое и необоснованное влияние на всю Демократическую партию и большую часть федерального правительства США, Министерство юстиции должно немедленно объявить Джорджа Сороса и все его организации и сотрудников внутренними террористами…» — с таким требованием американцы обратились к президенту.

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса — Трампа, а украинское экспертное сообщество взялось обсуждать, чем эта конфронтация обернется для Украины. Действительно, на выборах в 2016 году Сорос активно поддерживал Хиллари Клинтон, а после победы Дональда Трампа сделал шокирующее заявление: «…США… избрали своим президентом мошенника и потенциального диктатора». На фоне такого заявления антитрамповские акции (после избрания президента по стране прокатилась волна протестов) выглядели хорошо спланированными и тщательно организованными.

Бывший советник Трампа Роджер Стоун обвинил Сороса в подстрекательстве американцев к насилию: «Сорос подстрекает людей к насилию, он платит им, чтобы они это делали».

Любопытно, что долгие годы американцев не волновали ни методы Сороса, ни жертвы его операций, ни результаты организованных им «революций». Манипулирование общественным сознанием, навязывание чуждых ценностей, тысячи погибших в конфликтах, спровоцированных американским «дилером демократии», разрушение инфраструктуры, крах экономики, кризис и обнищание населения — все это было далеко от Америки и потому не волновало ее граждан.

Однако теперь методы «цветных революций» применяются в самой Америке, а ее граждане сами стали «подопытными кроликами» в экспериментах Сороса — и позиция американцев меняется. Они не хотят быть пушечным мясом в борьбе миллиардера за свои деньги или амбиции, они против дестабилизации политической ситуации в стране, их не прельщает перспектива раскола общества, кризиса, разрухи и обнищания. А именно это сулит Америке «война», объявленная Соросом нынешнему — законно избранному — президенту. И потому граждане США с полным правом называют миллиардера террористом.

Чем закончится это противостояние и как отреагирует на петицию Дональд Трамп, прогнозировать трудно. Но очевидно одно: столкнувшись с методами Сороса, американцы осознали их недопустимость в цивилизованном мире и развенчали миф о всемирно известном и всеми почитаемом филантропе, благотворителе и миротворце.

США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316243 Виктор Медведчук


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко

Отказ «Системы». АФК обжаловала решение суда по спору с «Роснефтью» на 136,3 млрд рублей

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Пресс-секретарь «Роснефти» заявил, что нефтяная компания расценивает подачу жалобы как односторонний отказ АФК от мирового соглашения

АФК «Система» во вторник, 19 сентября, подала апелляционную жалобу на решение башкирского суда по иску «Роснефти», взыскавшего с корпорации 136,3 миллиарда рублей в пользу «Башнефти». Об этом Forbes сообщил официальный представитель «Системы» Сергей Копытов.

«В апелляционной жалобе подробно изложена оценка корпорацией решения суда первой инстанции. В то же время в соответствии с процессуальным законодательством подача апелляции является необходимым этапом для возможного мирового соглашения, которое может быть утверждено только в рамках судебного процесса», — объяснил он. Отвечая на вопрос о планах по мирному урегулированию спора, он подчеркнул, что позиция АФК не изменилась. «Как мы ранее заявляли, корпорация стремится к нахождению приемлемого для обеих сторон решения», — добавил Копытов.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил Forbes, что юристы нефтяной компании еще не ознакомились с текстом жалобы. «Жалобу мы комментировать не можем, поскольку ее еще не видели. Но сам факт подачи жалобы расцениваем как односторонний отказ от мирового соглашения», — пояснил Леонтьев.

В свою очередь президент АФК «Система» Михаил Шамолин передал через представителя, что в нефтяной компании неверно интерпретировали необходимые процессуальные действия.

«Подача апелляционной жалобы не только не является односторонним отказом АФК от мирового соглашения, а напротив, является обязательным условием его заключения, поскольку только суд может такое соглашение утвердить. Без подачи жалобы в суд второй инстанции решение суда первой инстанции вступает в силу автоматически», — пояснил Шамолин. Он также подчеркнул, что АФК заинтересована и готова заключить мировое соглашение с НК «Роснефть», и хотя его условия являются предметом переговоров, в компании уверены, что вместе с истцом смогут «реализовать ожидания», обозначенные президентом России Владимиром Путиным.

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

История судебного разбирательства и выводы суда

С 2005 по 2014 год «Башнефть» входила в состав АФК «Система» Евтушенкова. В 2014 году «Башнефть» была возвращена в государственную собственность. Евтушенков тогда находился под следствием в связи с нарушениями в ходе приватизации компаний башкирского ТЭКа, которые достались сыну бывшего президента Татарстана Муртазы Рахимова — Уралу. В 2016 году 50,1% акций «Башнефти» приобрела «Роснефть», заплатив за пакет 329,7 млрд рублей. Позднее, после оферты миноритариям, «Роснефть» стала контролировать 57,7% уставного капитала «Башнефти».

Сразу после приобретения «Башнефти» у покупателя возникли претензии к тому, как управлялась компания: главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил о выводе нефтесервисных активов «Башнефти». АФК «Система» их вернула за те же деньги, что и покупала, — 4,1 млрд рублей.

2 мая 2017 года Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и подконтрольной ей «Башнефти» о взыскании 106,6 млрд рублей с АФК «Система» и ее дочернего АО «Система-Инвест». В сумму в 106,6 млрд рублей вошли 57,2 млрд рублей за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд рублей долга «Башнефти» и 12,5 млрд рублей расходов, понесенных при обязательном выкупе акций компании у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти».

10 мая Арбитражный суд Москвы вернул иск без рассмотрения на том основании, что дело ему неподсудно. После этого «Роснефть» подала иск на ту же сумму в арбитражный суд Башкирии. На своем первом заседании 6 июня башкирский суд удовлетворил ходатайство «Роснефти» об увеличении суммы исковых требований до 170,6 млрд рублей с учетом девальвации рубля.

Официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов тогда заявлял, что и предыдущая сумма требований была абсолютно не обоснована, подчеркивая, что «все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства».

В июне 2017 года АФК «Система» предложила «Роснефти» урегулировать спор во внесудебном порядке, однако в «Роснефти» посчитали, что конкретных предложений «Система» не представила. 26 июня Федеральная служба судебных приставов по Москве наложила арест на принадлежащие АФК «Система» и АО «Система-Инвест» 31,76% акций в уставном капитале ПАО «МТС», 100% акций в уставном капитале АО «Группа компаний «Медси» и 90,47% акций в уставном капитале АО «БЭСК».

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер

Заглянуть за горизонт. Как наука поможет человеку выйти в межзвездное пространство

Юрий Мильнер

Эссе сооснователя Mail.Ru Group и создателя инвестфонда DST Global Юрия Мильнера к 100-летию американского Forbes

21 ноября 1783 года Бенджамин Франклин наблюдал за первым полетом человека на воздушном шаре. Он представлял человечество не таким, каким оно являлось, а каким оно могло бы стать. И он понимал, что с каждой новой вершины виден новый горизонт. Вот, что самое важное.

Когда я рос в Советском Союзе, мой отец говорил мне, если я хочу научиться вести бизнес, придется заглянуть дальше моего горизонта, хотя бы в Америку. Лучшие решения в моей карьере я принял, пытаясь заглянуть за горизонт.

Первый раз это произошло в 90-х, когда я сделал ставку на интернет. Я верил, что интернет станет одним из величайших прорывов для человечества с тех пор как изобрели электричество. Я создал один из самых больших интернет-стартапов в Европе, затем основал DST Global, инвестиционную компанию для работы с интернет-компаниями по всему свету. Основа нашей инвестиционной философии — поддерживать основателей стартапов, продвигая прогресс через технологии.

Четыре года назад вместе с Марком Цукербергом и Присциллой Чан, Сергеем Брином и Анной Войжитски мы основали Breakthrough Prize, крупнейшую в мире премию за развитие фундаментальных наук, включая математику. Мы верим, что лучшие инструменты для познания вселенной и развития цивилизации. В прошлом году Марк Цукерберг присоединился ко мне и Стивену Хокингу в запуске проекта Breakthrough Starshot, который станет первой практической попыткой достичь другой звезды (проект посвящен разработке концепции межзвездного флота зондов — Forbes).

Франклин понимал, чем выше мы поднимаемся, тем шире становится горизонт, и тем больший вызов — заглянуть за его пределы. Проект Breakthrough Starshot, если он добьется успеха, раздвинет горизонт наших возможностей до космического масштаба.

Перевод Екатерины Еременко

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер


США > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316086 Пол Донован

Личное или корпоративное. Действительно ли происходит рост инвестиционной активности?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Сегодня мировая экономика претерпевает воистину революционные изменения. Многих приводят в восторг новые модели смартфонов и другие рывки в сфере технологий, но экономисты не входят в их число. Для экономиста захватывающей историей является то, как технология меняет общество и структуру экономики

Темпы развития электронной торговли в бизнесе в последнее время были колоссальными. В США доля продаж товаров производителями с использованием электронной торговли в 2000 году составляла менее 20% от общего объема продаж. Сейчас она превышает 60%.

Но с данными происходит что-то странное. Все больше компании зависят в том, что они делают, от систем заказов на базе интернета и других электронных систем. В то же время компании США все меньше инвестируют в компьютеры и не увеличивают объем инвестиций в программное обеспечение.

Общий объем электронных коммерческих сделок между компаниями в Европе также возрос. В большинстве стран значение электронной торговли на сегодняшний день возросло в три раза по сравнению с 2000 годом. Инвестиции компаний в технологии и программное обеспечение этого не отражают. Все большая доля инвестиционных расходов приходится на позиции, не относящиеся к технологиям.

Все чаще инвестиции в технологии просто не появляются в данных. История экономических данных восходит к 1930-м годам. В то время было ясно, что является инвестицией, а что является личными расходами. Сегодня это неочевидно.

Использование собственных устройств сотрудниками (Bring your own device, BYOD) — общепринятое явление в современном бизнесе в наше время. Люди читают сообщения, направленные им на рабочие адреса электронной почты, с личных устройств. Планшеты используются и для бизнеса, и на досуге. Эта практика получила такое широкое распространение, что теперь получила собственное название — консьюмеризация (IT consumerization). Это означает, что компании могут рассчитывать на то, что сотрудники предоставят капитал, необходимый им для выполнения своей работы. Сотрудники субсидируют акционеров.

Это проявляется в экономических данных как сокращение инвестиционных расходов на технологии. Необходимости в росте потребительских расходов на технологии нет. Вместо этого потребители тратят больше времени, используя персональные устройства, дополнительно выполняя с их помощью рабочие задания. (Экономист сказал бы, что растет коэффициент использования производственных мощностей персональных устройств. Экономисты часто говорят такие вещи. Лучше принять это как есть и двигаться дальше). В самом деле, некоторые обзоры показывают, что определенные сотрудники тратят больше половины своего времени, используя личные устройства в рабочих целях.

Это означает, что инвестиции замаскированы как потребительские расходы. Общая сумма расходов будет ниже, поскольку люди используют свои устройства более эффективно.

К сожалению, на этом проблемы с данными не заканчиваются. В США ноутбук, купленный потребителем, влияет на реальный ВВП не так, как такой же ноутбук, купленный компанией по такой же цене. Было бы логично предположить, что разницы нет, но она есть. Более того, с мобильным электронным устройством обращаются не так же, как с компьютером. Если происходит сдвиг инвестиционных расходов в направлении от бизнесов к потребителям или от ноутбуков к мобильным устройствам, это влияет на ВВП, даже если все остальное остается без изменений.

В ходе недавнего обсуждения, проведенного с прямой трансляцией с участием четырех лауреатов Нобелевской премии, UBS Nobel Perspectives Live!, подчеркивалось, что технологии меняют то, как мы работаем. Технологии уже размывают границы между работой и личной жизнью. То, что в основе наших экономических данных лежит устаревшая философия, означает, что инвесторы могут недопонимать что-то очень важное.

Если компании получают от сотрудников некую часть технологий, которая им необходима для работы, разделение инвестиций и потребительских расходов теряет свое былое значение. Инвесторам необходимо тщательно обдумать этот вопрос. Консьюмеризация — это лишь самое начало предстоящих структурных изменений. Слепая вера в данные, которая не меняется со временем, — опасный подход к инвестированию с расчетом на будущее.

США > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316086 Пол Донован


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев

Инструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию

Максим Артемьев

Историк, журналист

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал

В 2003-м — начале 2004 года Россия узнавала много нового про героев капиталистического труда. Сообщения появлялись одно другого интереснее. Роман Абрамович F 12 купил футбольный клуб «Челси». Виктор Вексельберг F 10 — коллекцию яиц Фаберже (у семьи Форбс) более чем за $100 млн. Годом ранее Михаил Ходорковский F 172 первым приоткрыл завесу секретности над своим состоянием, оповестив, что его доля в гибралтарской Group MENATEP Ltd равна $7,8 млрд. На этом фоне русское издание Forbes весной 2004 года не могло не появиться.

Как и любой бизнес-проект, русский Forbes стал результатом встречи удачной идеи и мотивированной команды. Мысль издавать Forbes в России пришла в голову двум выходцам из издательского дома Independent Media — Леониду Бершидскому и Ирине Силаевой. Бершидский к тому времени, несмотря на свои тридцать два года, был уже легендарной фигурой в мире столичной журналистики. За его плечами был успешный запуск газеты «Ведомости», организованной по современным зарубежным лекалам. Работавший со времен перестройки исключительно с западными СМИ, либо в изданиях, принадлежавших иностранному капиталу, получивший образование в бизнес-школе INSEAD Бершидский представлял ту часть российской журналистики, которая ориентировалась на новейшие тенденции. Силаева, бывшая спортсменка, считалась очень сильным медийным организатором, пройдя в Independent Media отличную школу у Дерка Сауэра. Оба были типичным порождением 1990-х годов, когда карьеры делались стремительно и конкурентным преимуществом обладали люди, оказавшиеся в нужный момент в нужном месте.

Со своими планами они отправились на переговоры в немецкий издательский дом Axel Springer, завершившиеся удачно. Германские издатели согласились стать инвесторами проекта. Вторым этапом стала встреча уже с американцами из собственно Forbes. И здесь команду русского Forbes ожидал сюрприз. Неожиданно для них появился человек, которого и назначили главным редактором.

Сорокалетний Пол Хлебников к тому времени был хорошо известен в России, благодаря его судебному процессу в Лондоне против олигарха Бориса Березовского, которому не понравилась статья в Forbes «Крестный отец Кремля?». Историк по образованию, потомок русских эмигрантов, он сделал карьеру в Forbes, специализируясь на расследовании запутанных экономических процессов 1990-х в России. Продолжением тяжбы с магнатом стала книга «Крестный отец Кремля, или История разграбления России».

Хлебников убедил владельцев американского Forbes, что именно он должен на первом этапе возглавить российское издание. Команда Бершидского (издатель) — Силаевой (гендиректор Axel Springer Russia) к тому времени уже была сформирована. В нее вошли такие признанные журналисты, как Максим Кашулинский, Кирилл Вишнепольский, Александр Малютин, Юрий Львов, занявшие руководящие посты в редакции. Они были выходцами из двух соперничающих лагерей — школы «Коммерсанта» (Владимира Яковлева) и школы «Ведомостей» (Бершидского), но различный генезис не мешал их совместной работе. Обеим сторонам надо было идти на компромисс: Хлебникову пришлось работать с теми, кого пригласил Бершидский, а российским сотрудникам — учиться у него и перестраиваться на ходу.

Круг общения и задачи журналиста

Одной из журналисток при первой встрече Пол задал вопрос, показавшийся ей странным: «А с кем вы общаетесь?» Оказалось, что Хлебникова интересовал круг ее знакомых. Ему не нравилось, что российские журналисты вращаются в основном в своем кругу. Он считал, что это сужает видение проблем страны и общества. Хлебников любил повторять: в Forbes должны размещаться только эксклюзивы. У читателя не должно создаваться впечатления, что он уже где-то видел подобный материал. Он мог с пониманием отнестись к тому, чтобы маленькая заметка писалась месяц, но зато являлась эксклюзивом.

Пол (впрочем, многие звали его на русский манер Павлом) запрещал публикацию интервью в чистом виде. По его мнению, задача журналиста — провести много интервью и уже на основе этих бесед написать статью, в которой использовать лишь несколько ярких цитат. Автор должен «переварить» материал и рассказать его от себя, причем предполагалось, что он его знает лучше, чем тот человек, о котором он пишет.

Хлебников поначалу пребывал в шоке. «В России никто не умеет писать», — жаловался он. Пол хотел, чтобы авторы Forbes выдавали яркие, увлекательные статьи со множеством интересных фактов. Выходцам из деловых газет, которые составляли основную часть коллектива, было непросто перестроиться.

Хлебников уточнял: любой текст в журнале должен быть расследованием. Журналисту не нужно входить в положение собеседника. Как он выражался, возможно, из-за нетвердого владения русским, «вы должны ньюсмейкеров ненавидеть, собрать весь доступный материал, честно все изложить, невзирая на лица». Установка была проста — пришел на беседу с диктофоном, показал, что ты записываешь, а дальше полная ответственность интервьюируемого за все, им сказанное.

Пол учил журналистов, что необходимо работать над 3-4 темами одновременно. Иначе может получиться так, что в номер пойдет лишь одна статья — что-то автор не успеет, сорвется беседа, затянется проверка фактуры. Хорошая статья пишется столько времени, сколько требуется. И потому надо брать в работу сразу несколько сюжетов. Соответственно, каждый день следует делить на несколько частей, трудясь пару часов над одним материалом, пару часов над другим и так далее.

Пол напоминал: работать в ежемесячном журнале гораздо труднее, чем в ежедневной газете, где сам ритм выпуска номера заставляет тебя крутиться как белка в колесе. В журнале необходимо самому себя мотивировать и уметь организовать свой ежедневный график. Заявки на будущие темы принимались, только когда уже имелась какая-то фактура, беседа с главным героем и так далее. Это являлось гарантией того, что материал будет написан.

От журналистов Хлебников требовал писать простую человеческую правду, не какую-то макроэкономическую заумь. Примером служил его материал в первом номере Forbes о «Северстали», суть которого заключалась в рассказе о том, как Алексей Мордашов F 2 перехитрил «красного директора».

Российская команда поначалу недоверчиво воспринимала слова Пола, который, как им казалось, ориентирует журнал на «глянец», тогда как им хотелось делать сугубо деловой журнал. Он призывал вставлять в статьи занимательные истории о том, как, например, на ужине в Сан-Тропе соперничающие олигархи «перетерли» между собой какой-то острый вопрос, про увлечения миллиардеров, про их «игрушки» (яхты, виллы, самолеты и прочее). Он был редактором «драматургическим» и мог заметить журналисту: «У тебя третья главка скучно написана». Требовалось увлекательное и напряженное повествование.

И самое главное, Хлебников прививал культуру тщательной проверки фактов, так называемый fact checking. Правилам фактчекинга была посвящена целая брошюра, которую каждый вновь прибывший должен был внимательно изучить. Перепроверять следовало все цитаты, цифры, названия, даты, имена, вплоть до имени первой жены героя сюжета, если оно использовалось в статье.

Капитализм с человеческим лицом

По своей американской натуре Пол Хлебников был идеалистом, видевшим в журналистике не только способ зарабатывания денег, но и инструмент преобразования России. Он искренне верил, что Forbes поможет становлению российского капитализма с человеческим лицом, с развитым гражданским обществом и местным самоуправлением, всерьез принимая эти слова и считая это общей миссией редакции.

Хлебников ясно смотрел на вещи и видел в процессах 1990-х именно «разграбление России», тогда как многие из его русских коллег считали это приемлемой ценой для построения рынка, и в их глазах он являлся безнадежным идеалистом. Но авторитет, знания и опыт Пола были бесспорны, и он всегда мог убедить редакцию прислушаться к его мнению по принципиальным вопросам, в свою очередь идя на компромисс и доверяя журналистам в их знании специфики российской экономики.

Это проявилось во время подготовки главного материала, которого все ждали, — первого списка 100 богатейших бизнесменов России. Хлебников терпеливо разъяснял американскую методику, но в России для расчетов было гораздо меньше информации, чем в Америке. В ходе работы журналистам иногда приходилось изобретать свои методы оценки тех или иных активов.

Список появился только во втором, майском номере 2004 года. Это было сделано не случайно. «Изюминкой» первого номера стал сам его выход — появление на российском медийном рынке легендарного американского издания. На его обложке красовался Алексей Мордашов — в номере был текст самого Пола об олигархе, построенный на основе доверительной беседы с бывшим гендиректором «Северстали» Юрием Липухиным, в котором раскрывалась изнанка становления миллиардера.

Этой статьей — на тот момент сенсационной — Хлебников как бы задал планку для журнала, показывая, как надо писать. Тот факт, что он сам создавал тексты, не сосредотачиваясь на руководстве, мотивировал сотрудников. Пол приехал в Россию с двумя чемоданами, набитыми «компроматом» на олигархов, который он предполагал использовать в работе. Уникальность положения Пола заключалась и в том, как отечественные миллиардеры разговаривали с иностранным корреспондентом с «благородным американским акцентом», от которого исходил флер человека из большого мира. Они держали себя с ним более откровенно, и перед ним распахивались двери, недоступные для российских журналистов.

И уже вторым пиар-ударом стал список 100 самых богатых россиян. Это было информационной бомбой, которую обсуждали в российском обществе потом еще долго. Первая реакция самих героев была противоречивой, кто-то обиделся на свое включение в него, кто-то, напротив, на не включение. Елена Батурина F 90, например, очень не хотела в нем фигурировать, но потом признавалась, что после попадания в рейтинг ей стали доставаться более дешевые банковские кредиты на Западе.

Признание рыночной экономики

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал. Франшиза на его издание стала закономерным шагом, своего рода актом признания состоятельности российской рыночной экономики.

Выход журнала оказал большое влияние на российские СМИ. В деловой журналистике были заданы новые стандарты, на которые ориентировались другие издания. Это касается, в частности, и процедуры расследований, и методики подсчета богатства. Прошедшие школу Forbes журналисты сегодня активно работают в других изданиях, распространяя свой уникальный опыт.

Возникла и обратная связь с героями публикаций — если ранее миллиардеры предпочитали прятаться от внимания публики и медиа, то теперь они поняли, что скрыться все равно не получится. Они стали больше уделять внимания своему имиджу, представлению и должному оформлению принадлежащей им собственности, начали активнее заниматься благотворительностью. В этом смысле усилия трагически погибшего Пола Хлебникова были не напрасны.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Елену Березанскую, Кирилла Вишнепольского, Максима Кашулинского, Михаила Козырева, Александра Малютина.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян

Выборы в Академии наук. Что происходит с наукой в России, и как ей управлять?

Виктор Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН

"В России есть две структуры, которые нельзя реформировать. Это Церковь и Академия наук".

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Лысков. И я рад приветствовать вас на дискуссионной площадке программы "ПРАВ!ДА?". И вот тема нашего обсуждения сегодня:

25 сентября пройдут выборы президента Российской академии наук. Впервые в нашей истории эти выборы проводятся максимально открыто, с большим количеством кандидатов и жаркими дебатами. Это уже вторая попытка академиков выбрать себе нового президента. Первая, состоявшаяся в марте текущего года, провалилась – неожиданно все претенденты, в том числе и действовавший на тот момент глава РАН академик Владимир Фортов, сняли свои кандидатуры. Выборы перенесли на осень.

В июле РАН внесла на утверждение в Правительство список из семи кандидатур, из них государственный фильтр прошли пятеро. Официально в Министерстве образования и науки заявляют, что не намерены вмешиваться в эти выборы. Однако в СМИ называют одного из кандидатов – академика Владислава Панченко – наиболее удобным для власти.

Ситуация осложняется тем, что многие ученые так и не приняли реформу 2013 года, в ходе которой хозяйственные функции РАН были переданы ФАНО – Федеральному агентству научных организаций. Таким образом, Академия больше не может распоряжаться собственностью, а далекие от науки управленцы получили возможность определять направления научных исследований.

Критики говорят о развале системы управления наукой в России. Сторонники реформы, напротив, считают, что прежняя модель устарела. Самая радикальная точка зрения такова: РАН стоит не просто перед выбором руководителя, а перед вопросом самого своего существования.

Дмитрий Лысков: Итак, если верить многочисленным публикациям, шекспировской остроты вопрос стоит перед нами: быть или не быть Академии наук? Виктор Иванович, вот ваша точка зрения – насколько такая постановка вопроса действительно оправдана?

Виктор Данилов-Данильян: Без Российской академии наук или, если угодно, без российской науки Россия не сможет стать великой страной и великим государством. Поэтому: "Хотим мы остаться на задворках истории или мы хотим играть в будущем хотя бы отчасти такую большую роль, какую мы играли до сих пор?" – вопрос нужно ставить вот именно таким образом. Если хотим остаться играть какую-то роль, то наука абсолютно необходима для Российской Федерации. А другой формы организации российской науки, кроме как Академии наук, пока не видно.

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, как это связано с выборами? И почему такое внимание сейчас приковано именно к выборам президента Академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, это естественно. Всегда было приковано внимание. А уж после мартовских событий, о которых было сказано, – тем более. Я помню это ощущение в марте. Это был понедельник, 21-е, по-моему, марта, когда вдруг все три кандидата снимают… Я был абсолютно оскорблен, абсолютно, потому что… Я не знаю, что стояло за кулисами, но явно там что-то такое стояло, к науке не имеющее никакого отношения. Это было оскорбительно. И я видел на многих лицах знакомых и незнакомых академиков такое же выражение, как и на моем.

Что касается сегодняшнего дня, то, разумеется… Понимаете, какая штука? Пока у нас есть врио. Этого мало, нужен президент Академии наук. Но то, как дело ведется, то, что отрезали двух достойных кандидатов – этого плохо, да. И мы еще не должны забывать, что даже если академики изберут своего президента, по новому закону президент Российской Федерации имеет право не утверждать. Кстати говоря, это традиция императорская. Первого президента наша Академия избрала лишь в мае 17-го года, уже после падения царизма. И, разумеется, при советской власти все фигуры обговаривались в ЦК, тут нет вопросов никаких. Но я думаю, что президенты Осипов и Фортов тоже были обговорены где-то в Администрации президента и прочее.

Но я не думаю, что судьба Академии наук все-таки зависит от того, кто станет президентом. Пока существует вот этот дуализм ФАНО (Федерального агентства научных организаций) и Российской академии наук, то ничего хорошего для Академии наук не будет. Я готов вслед за Виктором Ивановичем продолжить его мысль. Я вообще считаю, что реформа 2013 года – это никакая не реформа, а это убийство науки в России, убийство Российской академии наук. Не могут чиновники… Из ФАНО, может быть, самые лучшие в мире чиновники, самые лучшие в мире люди, но они не знают науку. Я не могу дирижировать оркестром, потому что я не музыкант. А они пытаются дирижировать не только финансово-хозяйственными делами, а они мне объясняют, чем мой институт должен заниматься. Я 50 лет…

Дмитрий Лысков: Давайте нюансы управления, административные нюансы обсудим чуть позже.

Юрий Пивоваров: Хорошо. Но это центральный вопрос – отношения Академии наук и ФАНО.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, во-первых, согласны ли вы, что от выборов президента Академии наук… нет, сами по себе выборы важны, но принципиальная проблема не в самих выборах сейчас, а именно во взаимоотношениях двух организаций, а именно – управленческой и самой Академии?

Алексей Хохлов: Ну, я согласен с тем, что на выборах должен определяться дальнейший путь развития Академии наук. И безусловно, с этой точки зрения эти выборы очень важные. И важно, кто будет избран президентом Российской академии наук. И важно, как дальше будет построена работа, в том числе с Федеральным агентством научных организаций, с другими органами власти и с российским обществом. И вот мы сейчас стоим перед таким выбором.

Ведь то обстоятельство, что произошли эти изменения в Российской академии наук… Ну, коллеги говорили, что они действительно были произведены таким образом, что они не работают в полной мере. Но, с другой стороны, надо понять, что и Академия наук в том виде, в котором она существовала, она уже не могла существовать – вот эта закрытость для общества, архаичность функционирования и так далее. Поэтому речь идет о том, сможет ли Академия наук найти в себе силы для решительного реформирования, для того чтобы обратиться лицом к обществу, для того чтобы наладить конструктивные и разумные взаимоотношения с властью. И вопрос стоит именно таким образом. Думаю и надеюсь, что это произойдет.

Дмитрий Лысков: То есть сейчас Академия не лицом к обществу? Сейчас Академия закрыта?

Алексей Хохлов: Да, совершенно верно. Сейчас Академия наук предпочитает не высказываться ни по каким вопросам.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, вот прозвучала мысль о необходимости реформирования. У нас в стране само слово "реформа" воспринимается с определенным содроганием. С 90-х годов как звучит слово "реформа" – так все и вздрагивают. Здесь стоит вздрагивать или, может быть, радоваться дальнейшему реформированию Академии?

Анатолий Миронов: Ну, источник этой реформы был, вообще говоря, под большим вопросом. Когда как снежный ком или как гром с ясного неба упала эта реформа 2013 года, она вызвала бурю эмоций, конечно. Это вы отметили. Но до сих пор все-таки не понятна движущая сила этой реформы. Почему с такой настойчивостью проводятся эти реформы, не подкрепленные ресурсом? То есть главный вопрос, который я отмечаю во всем этом: любая реформа требует ресурса. А она приходится на то, что мы видим, что ресурс-то снижается или где-то стабилизирован на каком-то уровне. Если свести все к финансам, например, к оценке показателей, то ВВП является базовым. И на науку, на всю науку у нас уходит 1,1% ВВП (плюс-минус одна десятая).

Дмитрий Лысков: То есть ничтожное финансирование?

Анатолий Миронов: Да. И даже если на этот график посмотреть (у меня есть график), то не заметно, что эта реформа действительно привела бы к качественному изменению. А качественное изменение для науки очень необходимо, потому что у нас есть, так сказать… ну, не определенные нормативы, а определенная практика существует. Вот доля ВВП – 5%. И страны, ранжированные по количеству финансирования, по объему финансирования. Россия находится внизу, где-то на уровне 1%.

Дмитрий Лысков: Давайте попробуем продемонстрировать нашим телезрителям, чтобы было видно.

Анатолий Миронов: Да, пожалуйста.

Дмитрий Лысков: Я думаю, что здесь, конечно, диаграмма не слишком контрастная. Вот место России в общем ряду стран.

Анатолий Миронов: И получается так, что главный смысл реформы – казалось бы, выйти на уровень передовых стран со своими технологиями, дать движение всей стране. "Наука – локомотив" и все такое. Многое об этом говорится. Но по ресурсному обеспечению, по отношению государства к этой реформе, в общем-то, это не почувствовалось. И это вызывает непонимание и недовольство этой реформой.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, вы научный журналист. Вот насколько сейчас (возьмем пока научное сообщество) резонансы эти выборы в научном сообществе, насколько приковано к ним внимание? Каковы публикации и каковы оценки?

Артем Космарский: Ну, я бы сказал, что ситуация тут сложная. Научные журналисты, конечно, с большим интересом относятся к этой ситуации. Все сотрудники Российской академии наук… ну, многие сотрудники Российской академии наук и институтов на это смотрят.

Но я бы хотел согласиться с Алексеем Ремовичем, что проблема вот этой архаичности и коммуникационной замкнутости РАН очень серьезная. Если открыть сайт РАН, то его архаичность видна невооруженным глазом. А ведь проблема-то, правда ведь весьма серьезная – сейчас на дворе не 45-й год и даже не 85-й, а сейчас в обществе безусловность, авторитет и необходимость не только Российской академии наук, но и науки как таковой стоит под вопросом.

Нельзя как бы исходить… Я не считаю, что надо все ликвидировать. Нет. Просто это, к сожалению, правда, что необходимо доказывать, зачем нужна РАН и зачем нужна наука. Доказывать не просто: "Ну да, конечно, наука, великая держава", – и все такое, а доказывать это на макроуровне, на мезоуровне, на микроуровне, начиная от Администрации президента и кончая каким-нибудь региональным начальством, и наконец заканчивая собственно людьми, читателями, просто обычными людьми, которых так или иначе наука странным образом касается.

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вот смотрите – все сходятся в том, что реформа нужна. Ну, разве что Юрий Сергеевич из нашей аудитории не согласен, да.

Виктор Данилов-Данильян: Я тоже не могу сказать, что я на сто процентов согласен.

Дмитрий Лысков: Тоже все-таки нет? Потому что из прозвучавшего, у меня по крайней мере, сложилось мнение, что первоочередной задачей избранного президента Российской академии наук будет дальнейшее реформирование. Или вы тоже не согласны с этим мнением?

Борис Салтыков: Если можно, я начну все-таки с довольно глубокой истории. Скажем, всем известно, что российское правительство переехало в Москву в 18-м году.

Юрий Пивоваров: В марте 18-го года.

Борис Салтыков: А Академия наук переехала из Петербурга в Москву в 34-м году.

Юрий Пивоваров: Это была не российская, а большевистская.

Борис Салтыков: Большевистская, я согласен.

Юрий Пивоваров: Но не российская.

Борис Салтыков: Ну, она была АН СССР.

Дмитрий Лысков: Академия наук Советского Союза.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Юрий Пивоваров: С 25-го года.

Борис Салтыков: И она была довольно небольшой институцией, так сказать, с малым ресурсом – не человеческим, а, скажем так, не очень понятно, для чего она нужна власть. Но именно в этом году Сталин издает указ, потому что перед этим был "философский пароход", он поссорился и выгнал всех умных людей. Надо было привлекать… в общем, предстояла действительно модернизация хозяйства, в том числе нужны были и умные люди, и умные техники-инженеры. И он тогда впервые вывел Академию наук из-под Наркомпроса, под которым она и была. Назвали даже это "Министерство непромышленной науки" (в кавычках, конечно). И дал ей вот то, что она получила: стипендии, возможность избирать самой своего президента. Но вы правильно сказали, что потом, когда ЦК КПСС взял все в руки, конечно, избирали того, кто…

Юрий Пивоваров: Ну, первый президент был избран еще при Временном правительстве и был до 36-го года – Карпинский.

Борис Салтыков: Правильно, правильно, правильно. Я говорю, что… Я же, так сказать, не жил в те годы, но я изучал это место истории как раз. И тогда это был такой шаг навстречу научной интеллигенции: "Я вам даю свободу, даю стипендии". Кстати, именно на эти деньги Капица Петр Леонидович работал, когда был изгнан отовсюду. "Изба Академии наук" называлась его дача.

Так вот, это с чего начиналась так называемая (уже даже без кавычек) свобода или свободное изъявление Академии наук. Хотя действительно прав Юрий Сергеевич. Изначально что мы наследуем в Академии? Конечно, это императорская академия, где президент академии назначался императором. Начиная с 92-го года, никто не управлял Академией ни из Правительства, ни из Администрации президента. Только приведу две цифры…

Дмитрий Лысков: Вы ведь в этот самый период занимали пост министра науки и технологий Российской Федерации.

Борис Салтыков: Совершенно верно. Оно называлось Министерство науки, высшей школы и технической политики. Оно так называлось.

Дмитрий Лысков: Технической политики. Я прошу прощения, да. Неужели руки не тянулись контролировать Академию наук? Вот признайтесь честно. Я пытаюсь понять мотивацию чиновника.

Борис Салтыков: Абсолютно честно… Ну, насчет чиновников я вынужден сказать, что в советское время чиновник был другой. Я взял, так сказать, объединение ГКНТ СССР. 473 человека. 2 членкора, 23 доктора и 120 кандидатов в чиновничьем аппарате ГКНТ.

Дмитрий Лысков: То есть контролировать рука не тянулась?

Борис Салтыков: Не в этом смысле. А вот бюрократы, которых ругают, тогда все понимали. Они шли через парткомы, конечно, но они шли из научных институтов. То же самое в отделе науки ЦК – возглавлял его доктор технических наук. И я его прекрасно знал и работал на них, пытаясь реформировать советскую науку.

Поэтому я завершу чем? Объективно проблема… Из юротдела Администрации президента говорили: "А почему у вас в Правительстве сидят министры, которых можно выгнать, наградить и так далее, кроме одного? Сидит Юрий Сергеевич, который избран и вам не подчиняется".

Дмитрий Лысков: Президент Академии наук.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Вот тогда рука не тянулась контролировать. Юрий Сергеевич, что изменилось сейчас?

Юрий Пивоваров: Вы знаете, мне кажется, что… Я, к сожалению, с коллегами не согласен. Но я могу говорить только за социально-гуманитарную часть Академии, к которой я принадлежу.

Дмитрий Лысков: Ну, естественно.

Юрий Пивоваров: Я не знаю, что у физиков, химиков, биологов и так далее. В девяностые и нулевые годы, получив свободу, идеологическую прежде всего свободу, у нас начался подъем этих наук, как ни странно, с одной стороны. С другой стороны, нас перестали финансировать. Например, мой Институт научной информации, где была крупнейшая библиотека (сгоревшая, к сожалению): если в 90-м году мы получали 100% на закупку новой литературы, то в 92-м – 3%. Все это рухнуло мгновенно! Денег не было. Была свобода, но не было денег. Это плохо.

Но что я должен сказать? Во всяком случае социально-гуманитарная часть науки Российской академии наук повернута к обществу. Было бы время, я бы десятки фамилий назвал, которые являются такими спикерами на телевидении, в радио, в прессе и так далее, и так далее. Для меня главное – это то, что нападения на науку – это не только нападения на науку, а это нападения на один (их осталось уже немного) из островков гражданского общества в нашей стране.

Дмитрий Лысков: Вы рассматриваете это именно как нападения на науку?

Юрий Пивоваров: Ну, может быть, это очень сильная и экспрессивная фразеология, свойственная, так сказать, экспрессивному человеку, но по существу, конечно, это так.

Понимаете, какая вещь? Академия наук действительно самоуправлялась. И даже в советские времена я, занимавшийся историей, правом, политической наукой, никогда не чувствовал какого-то идеологического давления. Ну, были какие-то минимальные ограничения, но не более того. И в этом смысле это было общество гражданское, вот такая часть гражданского общества в авторитарной стране. И такой же Академия наук оставалась в девяностые и нулевые годы.

Я был 17 лет директором крупнейшего гуманитарного института. Если бы меня спросили: "Что вам было нужно?" – а меня и спрашивали, я говорю: "Деньги". Нас перестали финансировать и не дали возможностей юридических самим каким-то образом зарабатывать деньги. Гуманитариям это сложнее, но тем не менее.

Но главная проблема, коренная проблема даже глубже, чем наука. Это нападения на один из последних островков гражданского общества, где есть своя мысль, свое самоуправление, свое понимание, как надо двигаться. Я не хочу, чтобы мне чиновники, даже самые лучшие, говорили, как я должен заниматься, почему я занимаюсь. Когда мне какой-нибудь из ФАНО говорит: "А вы что-нибудь открыли?" – "Ну, я историк, – говорю, – я не знаю…" – "А тогда зачем? А чем вы занимаетесь?" Я говорю: "Я читаю, я пишу". – "Мы тоже, – говорит, – читаем и пишем".

Понимаете, это некие чиновники, о которых Борис Георгиевич говорил. Это чудовищно! Но это для всей страны чудовищно не только потому, что мы науку потеряем, а мы потеряем остатки нашей свободы.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, вы согласны с такой характеристикой? То есть – нападения на науку?

Юрий Пивоваров: На гражданское общество.

Дмитрий Лысков: На гражданское общество, на островок свободы.

Виктор Данилов-Данильян: Такой момент, конечно, во всей этой истории есть. Но я хочу вот что еще сказать. Я не знаю, в какой степени президиум Российской академии наук от общества отграничен и так далее, и так далее. Но что касается института, где я почти 15 лет директор (несколько месяцев осталось мне до 15 лет), то я никак не могу согласиться с тем, что наш институт как-то от общества отгорожен. Ничего подобного! Мы прекрасно взаимодействуем и с Министерством природных ресурсов и экологии, и с Росводресурсами, и с Министерством образования и науки, и вообще с Государственной Думой, и с Советом Федерации. Какая же это отгороженность? Мы выполняем государственные задания. Нашими усилиями сформирована, например, государственная программа "Водная стратегия Российской Федерации до 2020 года". Ну и так далее, и так далее. Что это за отгороженность? И я хочу…

Дмитрий Лысков: Ну, хорошо, отгороженности нет. Но я хочу на данный момент сосредоточиться на вопросе нападения на науку, на гражданское общество. Вы сказали, что "отчасти, может быть, да".

Виктор Данилов-Данильян: Отчасти.

Дмитрий Лысков: Тогда я пытаюсь понять, с какой-то целью-то? Ну, как? Просто из злокозненного интереса, что ли?

Виктор Данилов-Данильян: Знаете, будучи представителем естественных наук, я считаю, что о цели надо спрашивать тех, кто является носителем этой цели, а не строить…

Дмитрий Лысков: Ну, предполагать-то можете?

Виктор Данилов-Данильян: Ну, как-то это… Я вот о другом хочу сказать. В 2007 году у нас были национальные проекты. Насколько, я помню, это было "Образование"…

Дмитрий Лысков: "Здравоохранение".

Виктор Данилов-Данильян: Это было "Здравоохранение", "Жилищно-коммунальное хозяйство"…

Дмитрий Лысков: "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: А?

Дмитрий Лысков: Ну, "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: Совершенно верно. В чем состояли эти программы? Ну, решительно ни в чем, кроме увеличения финансирования в этих секторах. Только это фактически там было. Прибавили зарплату работникам здравоохранения, прибавили зарплату…

Дмитрий Лысков: Нет, ну как? Закупки медтехники современной, оснащение, строительство федеральных медцентров.

Борис Салтыков: Увеличение ресурсов, да.

Виктор Данилов-Данильян: Вот мы реформируем Академию наук – никакой зарплаты никому по этому случаю не прибавили. Но меня, честно говоря, гораздо больше волнует другое. Меня волнует именно тот момент, который только что был отмечен – закупка техники. Мы сейчас технику можем покупать какую-то только на гранты и хоздоговора. Только. Мы бюджетного финансирования ни на какие закупки вообще не имеем. Мы не имеем бюджетного финансирования командировки. Мы – Институт водных проблем Российской академии наук, который занимается географической некой отраслью, гидрологией, – не имеем ни копейки бюджетных денег на экспедиции. Что это за реформа такая?

Дмитрий Лысков: Ну, это потому, что у нас не было нацпроекта "Наука". У нас были многочисленные нацпроекты, но проекта "Наука" у нас, к сожалению, не было.

Виктор Данилов-Данильян: Так, может быть, и надо было сделать нацпроект "Наука" и с этим нацпроектом "Наука" обращаться примерно так же, как с другими нацпроектами? Было бы толку, ей-богу, больше.

Алексей Хохлов: Можно?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, да, конечно же. Прошу вас, ваша реплика.

Алексей Хохлов: Коль скоро, так сказать, получилось несогласие с коллегами, я хочу сказать следующее. Действительно, когда был Советский Союз, надо вспомнить, что Академия наук не имела финансовой самостоятельности. Право финансовой подписи президент Академии наук не имел. Ее имел управляющий делами, который назначался ЦК КПСС.

Дмитрий Лысков: А, то есть ничего, в принципе, по сравнению с реформой 2013 года и не изменилось?

Алексей Хохлов: До 91-го года…

Борис Салтыков: Была секция общественных наук, которую возглавлял академик Федосеев, которого назвали "отдел кадров Академии наук".

Алексей Хохлов: В 91–92-м году в результате событий Академия получила полную самостоятельность. Вот когда денег не было, как сказал Юрий Сергеевич, все было хорошо, так сказать. Но в нулевые годы… Я за девяностые годы руководству Академии твердо выставил бы хорошую оценку. Но в нулевые годы, когда деньги появились, вот эта финансовая самостоятельность, в общем, сыграла, с моей точки зрения, не очень хорошую вещь – ну, стали заметны определенные злоупотребления. Мы все о них знаем. И я думаю, что это было одним из моментов, которые привели к реформе.

Дмитрий Лысков: Легли в основу реформы 2013 года. Это заявлялось, да.

Алексей Хохлов: Сказать, что реформа ни на чем не основана, какие-то злые люди в Правительстве, которые решили уничтожить науку, – такого нельзя сказать.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а можно я тогда сразу, что называется, возьму быка за рога? Вы ведь выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук.

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: А с какой программой вы шли? Вот можно просто по пунктам рассказать, какие реформы, какие изменения вы предлагали в рамках своей кандидатуры?

Алексей Хохлов: Значит, смотрите. Конечно, я могу рассказать, но программа большая…

Дмитрий Лысков: Нет, ну вкратце, естественно. У нас время-то все-таки ограниченное.

Алексей Хохлов: Она была опубликована за два месяца до выборов. И на самом деле я ее разослал всем членам Российской академии наук. Получил очень много откликов, очень было интересно. Ну, я могу только пунктиром сказать.

Мы должны исходить из той ситуации, которая сейчас есть, не смотреть в прошлое, а смотреть в будущее, и смотреть, как Академия наук должна развиваться. Ну, первая очень важная проблема, которую, безусловно, необходимо решить, – это проблема статуса Российской академии наук. Российская академия наук в настоящее время является федеральным государственным бюджетным учреждением. Это совершенно не соответствует…

Дмитрий Лысков: А должна она, с вашей точки зрения, быть?..

Алексей Хохлов: Должна иметь особый статус – государственная Академия наук. У нас много… У нас и "Сколково" имеет особый статус, и МГУ, в котором я работаю, имеет особый статус. Это должен быть особый статус. И все особенности, связанные с функционированием Российской академии наук, которые прописаны 253-м законом, они там должны быть отражены и более детально изложены.

Второе. Конечно, вот это функционирование президиума Академии наук как очень закрытой и архаичной системы должно быть изменено. Когда я говорю "лицом к обществу"… Вот тут Виктор Иванович говорил про министерства. Общество – это не государство. Академия наук должна быть послом науки в обществе, то есть она должна…

Дмитрий Лысков: Популяризировать науку.

Алексей Хохлов: Да, популяризировать науку, рассказывать обществу о последних достижениях науки, о том, как эти достижения меняют жизнь человека, и так далее.

Дмитрий Лысков: Вы знаете, вот интересный момент – ученых-популяризаторов на самом деле не так уж и много. И по большому счету, обществу их имена известны. Должна ли эту функцию брать на себя целиком Академия наук? Вопрос на самом деле открытый, конечно.

Алексей Хохлов: Нет, подождите, подождите…

Виктор Данилов-Данильян: Один момент. Мы делаем то, что более или менее востребовано. Да не востребовано! Нет сейчас спроса на популяризацию науки. Ну, что мы будем наводить тень на плетень?

Дмитрий Лысков: Ну, я не знаю. На самом деле совсем недавно общался с издательством научно-исторической литературы. Говорят, что спрос есть, а авторов нет.

Алексей Хохлов: Вот смотрите. Московский университет ежегодно проводит "Фестиваль науки", каждый второй уикенд октября. С 6 по 8 октября в этот раз это будет. Это всероссийское мероприятие. Приходят миллионы людей по всей России. Вы понимаете, что молодым людям надо рассказывать, что наука – как это хорошо, как интересно работать в науке, как интересно быть ученым, преподавателем и так далее, как достижения науки меняют жизнь. Вместо этого сегодня в топе "Яндекса" у нас была новость о том, что…

Дмитрий Лысков: Вечный двигатель.

Алексей Хохлов: …китайские ученые изобрели двигатель.

Виктор Данилов-Данильян: Очередной.

Дмитрий Лысков: Это уже даже не новость.

Виктор Данилов-Данильян: Это в N+1-й раз.

Дмитрий Лысков: Действительно.

Алексей Хохлов: Но это же нужно, так сказать, как-то…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, и все-таки возвращаясь к выборам. Вы правительственный фильтр, который создан по новому закону, не прошли. Вроде бы программа звучит логично. А что, с вашей точки зрения, не устроило? Предположения, наверное, есть?

Алексей Хохлов: Нет, у меня нет никаких предположений.

Дмитрий Лысков: Нет?

Алексей Хохлов: Ко мне никто не обращался, никаких документов никто не запрашивал. И в этом смысле я просто даже и не знаю, с чем это связано.

Дмитрий Лысков: Тогда давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет о других кандидатах, посмотрим фрагменты их программ, сравним с тем, что здесь прозвучало, и потом продолжим наше обсуждение.

Каблов Евгений Николаевич – 65 лет, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов, доктор технических наук, профессор: "Сложившаяся ситуация противостояния РАН и ФАНО недопустима и только увеличивает разрыв между руководством Академии и основной массой научных работников". Деятельность ФАНО должна быть полностью интегрирована в работу РАН".

Красников Геннадий Яковлевич – 59 лет, генеральный директор НИИ молекулярной электроники, председатель Совета директоров компании "Микрон", доктор технических наук, профессор: "Я очень хорошо помню, как развалился СССР. Конечно, я считаю, это трагедией. И сейчас у меня такое же чувство, когда я вижу, как разваливается РАН. Образно говоря, на носу 41-й год, а все учены в военных лагерях, нет топлива, нет самолетов… Я хочу сказать, что если мы хотим быть независимой страной, у нас осталось очень мало времени".

Нигматулин Роберт Искандерович – 77 лет, научный руководитель Института океанологии РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "Кроме того, что будущий президент должен курировать развитие фундаментальной науки, он обязан стать государственной фигурой, активно включиться в решение проблем страны. Закончился период вежливого выслушивания. Президент РАН не должен молчать, он должен представить научную концепцию развития производительных сил страны, возглавить разработку стратегию социально-экономического развития России. Почему этим сейчас занимается только Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным?"

Панченко Владислав Яковлевич – 70 лет, заведующий кафедрой медицинской физики Физического факультета МГУ, научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "РАН должна вернуть себе роль интеллектуального центра российской науки, обеспечивающего генерацию новых знаний и компетентную экспертизу. Необходимо принципиально изменить формат взаимодействия между РАН и Федеральным агентством научных организаций. От формальных, бюрократических взаимоотношений надо перейти к конструктивному взаимодействию, при котором во главе угла будет поставлена научная деятельность и ее поддержка. ФАНО должно не усложнять жизнь российских ученых, а стать их главным помощником в работе".

Сергеев Александр Михайлович – 62 года, директор Института прикладной физики РАН в Нижнем Новгороде, доктор физико-математических наук, профессор: "Только ученый может действительно понимать, что происходит в его области, никто из чиновников с этим не справится. Поэтому следует отдать финансирование на уровне понимания под инициативные проекты ученым и не командовать ими".

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вы просили слово. И позвольте сразу тогда вопрос. Наверное, вы обратили внимание в ходе этого сюжета… Да, понимаю, долгий сюжет, но нужно было посмотреть и кандидатуры, и выдержки из программ. Все, в принципе, говорят о том, что что-то нужно менять – нужно менять и статус по реформе 2013 года, и возвращать роль интеллектуального центра Российской академии наук. Что-то неладно, видимо, в Академии, да?

Борис Салтыков: Я хотел бы сделать замечание, касающееся… Откуда возникла проблема ФАНО, вообще откуда она появилась? В 2006 году, по-моему, впервые провели указ президента… Нет, указ был принят Академией наук. Впервые было сказано, что избранный президент Академии потом утверждается президентом страны. Это называлось "модельный устав". И была тоже дикая дискуссия в СМИ и внутри Академии. И я присутствовал как эксперт уже на этих заседаниях. Министром был Фурсенко, а замом у него был Ливанов, тогда он был замминистра. И когда посыпались такие обвинения… Все, приняли этот устав модельный, то есть теперь президент Академии наук утверждался президентом страны, но он не имел права предложить свою кандидатуру (так же, как и сейчас).

Ливанов, который… Мы вышли, и я говорю: "Я не очень понимаю, а куда денутся институты?" – "Как куда? – говорит. – Мы их передаем в министерство". Я тогда говорил, что я категорически против, потому что я знаю, что такое министерства тех времен. Это не то, где доктора, кандидаты и членкоры были, а совсем другое. Эти люди говорят иногда на двух-трех языках, но предмета не знают. И тогда Ливанов мне говорит: "У меня есть еще один проект по типу американской академии. Экспертное сообщество – мы им увеличиваем в три раза стипендию. Они замолчат, конечно. И все институты переходят в ведение министерства". Я сказал: "Категорически против!" И возникло вместо министерства еще и ФАНО. Я по этому поводу… Где набрать специалистов такого класса?

Дмитрий Лысков: Чтобы они управляли недвижимостью.

Борис Салтыков: Чтобы они знали… Нет, не только. Они, может, знают и недвижимость, но они не понимают, что это объект научный, особый, так же как медицинский, и так далее.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, ну хорошо, с ФАНО-то все понятно. Реформа, как мы уже слышали, тоже прошла, что называется, не на пустом месте. Мы услышали вот сейчас, что "вернуть роль интеллектуального центра Российской академии наук". С вашей точки зрения как человека, который занимается, в принципе, и медийными технологиями, и общественным мнением, сейчас РАН утратила такую роль?

Артем Космарский: Интеллектуального центра?

Дмитрий Лысков: Да. Если речь идет о том, чтобы вернуть.

Артем Космарский: Я далеко не уверен, что она… А что такое интеллектуальный центр? Надо конкретизировать этот вопрос.

Я бы сказать вот о чем. Тут много говорится о власти, о министерстве, о чиновниках и так далее. Но важно иметь в виду, что власть неоднородна, это не одна какая-то злая или добрая сила, у которой четкая программа действий. Действительно, говорить о науке и обществе – ну, тут более или менее понятно. В принципе, не надо изобретать колесо. С властью все, конечно, сложнее.

Но я хочу сказать, что я далеко не уверен, что у нашего государства есть четкая программа развития науки, РАН и даже есть четкая программа развития страны. Тут есть много сил, много идей, начиная просто от жесткого секвестирования, срезания, экономии и так далее и заканчивая выстраиванием военной какой-то сверхдержавы. И РАН должна именно на уровне формальных и неформальных переговоров с этими силами четко доказывать важность науки, и важность науки для развития страны в частности. Вот в этом смысле РАН может стать интеллектуальным центром.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, ну а у науки-то есть четкий план развития науки в стране?

Анатолий Миронов: У науки появилась "Стратегия научно-технологического развития страны". И в этой стратегии, на мой взгляд (ну, не только на мой взгляд, но и коллег), в общем-то, довольно слабо отражена на самом деле роль Академии наук. Даже под эту стратегию…

Дмитрий Лысков: Подождите. А кто же тогда ее разработал? Академия наук? Вы сказали, что в науке разработана.

Анатолий Миронов: Ее разрабатывала комиссия, по сути дела. Там участвовали и ученые из Академии, действительно. Но документ куцый получился. Во-первых, непонятно – наука для какой страны? В какой стране мы должны жить? Это первый вопрос и главный, который отложен, как было объявлено, на президентские выборы. А без этого вопроса дело стратегии…

Дмитрий Лысков: Ну, понятно, что без этого принципиального вопроса дальнейшую стратегию, в общем-то, можно оставлять сразу на обочине.

Анатолий Миронов: Поэтому эта стратегия получилась как вода. Там какие-то хорошие фразы есть, правильные фразы есть, но конкретная постановка цели, выделение ресурса, определение ответственных и конкретные результаты выполнения этой стратегии – это все как-то…

Дмитрий Лысков: То есть из ваших слов я понимаю, что такой стратегии развития науки в стране у науки нет тоже. Юрий Сергеевич.

Юрий Пивоваров: Мы все время говорим – РАН, РАН. А с 2013 года нет никакой РАН. Что такое РАН? Это президиум, как Виктор Иванович говорит, закрытый, и это 2 тысячи академиков, которые раз в год собираются. Все. А чем была РАН или Академия наук СССР, Российская академия наук, императорская до этого? Она была прежде всего совокупностью институтов – сотни институтов с запада на восток и с севера на юг. И там работали ученые. И ими руководили вот эти академики, члены-корреспонденты, президиум.

Теперь нас разорвали. И Академией наук в нынешнем виде может быть все что угодно, но пока институты подчинены ФАНО… Ни отделение, в котором я состою, ни президиум не могут влиять на деятельность моего института, а только чиновники ФАНО. Это надо иметь в виду. И надо выйти из этой ситуации пагубной. Вторая проблема…

Дмитрий Лысков: А какие пути выхода из этой пагубной ситуации существуют вообще?

Юрий Пивоваров: Ну, здесь идеальный путь – ликвидировать ФАНО или менее "идеальным" сделать ФАНО.

Дмитрий Лысков: Отменить реформу 2013 года?

Юрий Пивоваров: Если угодно – да. А что, умный правитель может и признаться в своих ошибках. Проблема денег – ключевая проблема.

Виктор Данилов-Данильян: Можно передать ФАНО в состав Академии наук в качестве подразделения, ведающего собственностью.

Юрий Пивоваров: Пожалуйста, можно и так, да, но только под руководством Академии наук. Деньги. В моем институте ИНИОН средняя заработная плата – 22 тысячи людей. Талантливая молодежь никуда не пойдет, старики помирают и так далее.

Дальше. Интеллектуальный ли центр Академия наук? Ну, разумеется да. Где работают лучшие историки России? В Институте российской истории, в Институте всеобщей истории, этнологии и так далее. И я уверен, что так же у физиков, химиков и так далее. Не обижаю Московский университет…

Дмитрий Лысков: Вы знаете, справедливости ради… Это к вопросу об авторитете Академии наук. Буквально на днях… Ну, как на днях? Несколько недель назад по радио слушал выступление академика Российской академии наук (кстати говоря, Виктор Иванович, вашего коллеги), специалиста по воде, который на протяжении часа рассказывал слушателям о том, что такое структурированная вода, как она структурируется разнообразными волновыми воздействиями, что у нее есть время релаксации и оно зависит от того, какое волновое воздействие на нее оказано, что волновое воздействие бывает…

Виктор Данилов-Данильян: Ну, это не академик Российской академии наук.

Дмитрий Лысков: Это академик Российской академии наук.

Виктор Данилов-Данильян: Может быть, естественных наук?

Дмитрий Лысков: Нет! Российская академия наук. Он пришел из РАМН после слияния.

Виктор Данилов-Данильян: А-а-а!

Дмитрий Лысков: Он специалист по структурированной воде и всю жизнь именно этим и занимался. Я специально проверил. Извините, после этого, после этой программы, когда я час слушал про структурированную воду от имени академики Российской академии наук, я специально потом пошел и проверил. Да, это действительно действующий академик Российской академии наук. Авторитет Академии наук в моих глазах, конечно, рухнул, извините, ниже плинтуса. Это моя реплика.

Юрий Пивоваров: Почему? Из-за одного идиота?

Дмитрий Лысков: Да. Потому что он имеет статус действующего академика Российской академии наук.

Юрий Пивоваров: Ну, мало ли как бывает.

Дмитрий Лысков: Если Академия наук не может навести порядок в своих рядах, то я не знаю, как быть в этой ситуации.

Виктор Данилов-Данильян: Юрий Сергеевич, я согласен с нашим ведущим. Ну, как бы вы реагировали, если бы кто-нибудь начал рассказывать, что Вторая мировая война началась в 1935 году, а кончилась…

Юрий Пивоваров: Ну, я бы сказал, что он дурак, в школе не учился. Вот что я бы сказал.

Дмитрий Лысков: А если он при этом имеет статус академика Российской академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, значит, мы идиоты, что такого избрали, если вот в нашем отделении истории. Но у нас таких нет.

Дмитрий Лысков: Вот в этом и странность. Алексей Ремович, может быть, как-то Академии наук самой задуматься, извините за такое слово, над чистотой рядов?

Юрий Пивоваров: Как и всем остальным организациям.

Дмитрий Лысков: Несомненно, несомненно. Но для того чтобы вернуть роль интеллектуального центра, наверное, имеет смысл об этом подумать. Нет?

Алексей Хохлов: Конечно да. И в моей программе собственно об этом и говорилось: нужно изменить систему выборов в Российской академии наук, начиная с системы объявления вакансий. Не надо объявлять вакансии в тех случаях, когда просто кто-то уходит в мир иной. Наука меняется, возникают новые направления. Надо объявлять вакансии, когда есть достаточное количество хороших ученых, работающих в данном направлении. Надо после объявления вакансий широко и подробно освещать и показывать обществу достижения данного ученого. После того как отделение сделало свой выбор и кто-то был выбран, не надо сразу утверждать этого человека на общем собрании, а надо дать какой-то период, временной люфт, чтобы коллеги посмотрели, кто был утвержден отделением, и высказали какое-то свое мнение. И тогда не будет…

Дмитрий Лысков: Вы говорите о будущем. А что делать с настоящим?

Алексей Хохлов: Подождите, подождите…

Дмитрий Лысков: Переаттестацию проводить? Ну, как?

Алексей Хохлов: Кто избран – тот уже избран.

Дмитрий Лысков: Такие мнения ведь тоже звучат. Я почему и спрашиваю.

Алексей Хохлов: Мы знаем, что гомеопатия… один из гомеопатов был избран на последних выборах в Российскую академию наук, был избран. Один математик обратил на это внимание.

Дмитрий Лысков: Так гомеопатия юридически является сферой медицинской науки.

Алексей Хохлов: Один из математиков обратил на это внимание. Понимаете, нам раздают эти объективки в тот же день, и утром они еще не готовы. Это даже, наверное, специально сделано, чтобы мы не посмотрели, кого там отделения навыбирали.

И я еще хотел сказать следующее. Я в такой странной роли. Вроде Правительство меня не утвердило, но я хотел бы все-таки защитить Правительство. Тут вы все критикуете и критикуете. "Стратегия научно-технологического развития" – в ее разработке принимали участие очень много академиков Российской академии наук.

Я считаю, что документ вполне нормальный, хороший. Он говорит о том, что наука для того, чтобы быть полезной обществу, она должна продемонстрировать, что она отвечает на большие вызовы так называемые. Там разработан механизм, как это делается, советы по приоритетным направлениям. И в рамках этих советов будут представлены и Российская академия наук, и институты, подведомственные Федеральному агентству научных организаций, и вузы. И решение о финансировании той или другой разработки будет приниматься с учетом мнений этих людей на межведомственном уровне. Министерство не будет вот эту "гравицапу" больше… "Гравицапа" в ваше время финансировалось. Ведь финансировалось?

Дмитрий Лысков: Это же непрерывный конфликт интересов – то ли Правительство должно определять направления развития науки, то ли наука должна определять.

Анатолий Степанович, каковы шансы, что кто-то из существующих, текущих, действующих кандидатов на пост президента Академии наук займется решением вот этих намеченных сейчас нами острых вопросов? Первое – взаимодействие Академии наук и ФАНО (и возможно, даже переподчинение ФАНО обратно Академии наук). Второй вопрос – это чистота рядов опять же. Ну, извините, вот как-то так оно звучит. Оценка деятельности институтов и распределение полномочий. Вот есть шансы, что эти вопросы начнут решаться?

Анатолий Миронов: Ну, гадать, кто лучше, кто хуже, в общем-то, профсоюзу не с руки, поэтому позиция наша такая профсоюзная: кто бы ни был избран, мы будем работать и сотрудничать, и будем предлагать свои те находки, которые мы видим. То, что нужно для страны, то, что нужно для науки – вот это в комплексе должно быть решено с любым из тех кандидатов, которые сегодня фигурируют на эту должность. Мы хотим выходить на мировой уровень, мы хотим поддерживать этот уровень. Но где у нас материальная база эксперимента? Потому что, сидя у компьютера, не многие научные открытия можно сделать, далеко не многие. И основная сила – это все-таки экспериментальная база, работа с материалами, архивами, животными и так далее. И вот на это все должно быть ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Так это же опять вопрос финансирования. Виктор Иванович, вы прокомментируйте…

Анатолий Миронов: Ну, нас-то ругают.

Дмитрий Лысков: При таком количестве нерешенных проблем мы все время переходим к вопросу финансирования. Но ведь я понимаю государственного чиновника. Когда государственному чиновнику, который видит эти проблемы, я думаю, не хуже, чем я, журналист, говорят: "Нет, вы нам денег дайте, а дальше мы сами разберемся", – ну, любой государственный чиновник не даст денег.

Юрий Пивоваров: А какие они проблемы видят? Они что, в науке понимают?

Виктор Данилов-Данильян: Я как раз, между прочим…

Дмитрий Лысков: Когда выступают деятели…

Виктор Данилов-Данильян: Проблемы реформы науки нельзя сводить к взаимоотношениям между Академией наук и ФАНО ни в коем случае. Нужно говорить о взаимоотношениях науки и общества, науки и государства. Надо, чтобы государство относилось к науке не так, как оно сейчас к ней относится.

Дмитрий Лысков: А как?

Виктор Данилов-Данильян: Потому что научные результаты, нужные государству научные результаты остаются сплошь и рядом просто невостребованными по совершенно разным причинам, между прочим. Опять-таки из моей собственной области: многие наши результаты остаются невостребованными, потому что в бассейновых водных управлениях нет людей, которые способны работать с математическими моделями на компьютерах. Ну, просто никого нет! А это абсолютно необходимо.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, подождите. Президент Академии наук присутствует на заседаниях Правительства, он присутствует на совещаниях…

Юрий Пивоваров: Член Совета Безопасности.

Дмитрий Лысков: Член Совета Безопасности. На совещаниях Совета Федерации.

Виктор Данилов-Данильян: И молчит. И всегда молчит.

Дмитрий Лысков: А почему молчит-то?

Виктор Данилов-Данильян: У него спросить надо.

Борис Салтыков: Вот этот вопрос бы Осипову задать. Я думаю, это одна из причин, почему его сменили. Его называли "молчащий президент".

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, есть ли шанс, что новый президент не будет молчать?

Юрий Пивоваров: Я согласен с Виктором Ивановичем в том, что эта проблема государственная. Если мы не нужны государству и обществу – ну, значит, не нужны. А если нужны, то тогда нужно другое отношение.

Дмитрий Лысков: Нет, подождите. Президент Академии наук молчит, но проблема государственная?

Юрий Пивоваров: Во-первых, президент Академии наук Осипов уже давно не президент Академии наук. Хотя я согласен, что это был "молчащий президент". С другой стороны, Фортов, насколько мне известно, был более говорящий президент, хотя мы ждали большей активности от него. Посмотрим, кто будет сейчас. Во всяком случае, все то, что говорилось здесь, то, что говорил Алексей Ремович, – все это очень симпатично, кстати говоря. Но дадут ли ему возможность это делать? Ну и что, что он член Правительства? Он что, решает эти вопросы? Он может их поставить.

Дмитрий Лысков: Он их может хотя бы озвучить, поставить, заявить.

Юрий Пивоваров: А откуда мы с вами знаем, озвучивали ли, как вы говорите, эти президенты или не озвучивали?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук. Сейчас, кстати говоря, я прочитал, что вы предложили поддержать академика Александра Сергеева. Это действительно так, да?

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: Ну, пока все-таки ваша кандидатура. Как вы планировали строить взаимодействие с органами власти? Вот были бы вы на заседании Правительства – и молчали бы?

Алексей Хохлов: Нет конечно.

Дмитрий Лысков: А что бы вы говорили?

Алексей Хохлов: Все, кто меня знают, знают, что я не молчу.

Дмитрий Лысков: Что бы говорили?

Алексей Хохлов: Что надо, я говорю. Ну, как? Очень многие вещи нужно решать вместе… Вот проблема статуса, проблема изменения 253-го закона – это проблема, которая не может быть решена внутри Академии наук. Надо четко поставить эту проблему и ее решить.

О чем еще можно говорить на заседаниях Правительства? Надо формулировать (и у меня это было написано) проекты, под которые можно получить финансирование. Не ждать, что финансирование свалится откуда-то, а формулировать проекты. Вот мы считаем, что, например, проект кадрового роста молодых российских ученых, когда им дается самостоятельная лаборатория, если у них возраст, так скажем, до 45–50 лет, под эту программу можно было бы получить дополнительное финансирование. И в принципе, такие вещи я уже даже предлагал, будучи председателем Совета по науке при Минобрнауки. В общем, это все воспринималось все достаточно хорошо.

Программа интеграции. Не знаю, при вас она начиналась? Ну, это же программа, когда усилия институтов Академии наук и вузов объединяются для подготовки…

Борис Салтыков: Называлась "Научно-образовательные центры".

Алексей Хохлов: Да.

Юрий Пивоваров: Алексей Ремович, а сейчас по-другому – ФАНО против этого. Вот я преподаю…

Алексей Хохлов: Так вот, надо убеждать Правительство, что в ФАНО люди не понимают, что эту программу нужно возродить. Это же очевидно.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а это реально, с вашей точки зрения – убедить Правительство, продавить эти идеи?

Алексей Хохлов: Реально. Понимаете, у меня гораздо меньше было возможностей на посту председателя Совета по науке при Минобрнауки. Многие вещи нам удалось сделать и довести до конца, начиная от некой либерализации сферы закупок научного оборудования (а она совсем была ужасная, когда мы начинали пять лет назад, сейчас она тоже плохая, но все-таки получше) и кончая вещами, связанными с диссертационными работами, чисткой определенных экспертных советов ВАК и так далее, и так далее. Вот это, безусловно.

Вот вы упомянули, что я поддержал Александра Михайловича Сергеева. Ну, у нас на прошлой неделе состоялось с ним несколько разговоров. И я понял, что, в общем, мы достаточно комплементарны, что это человек, который обладает вкусом к новому. Он прекрасный ученый. Он работает в самой передовой области науки – в лазерной физике. Кстати, в той области, в которой…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, резюмируйте. У нас просто уже времени совсем мало, и я бы хотел перейти…

Алексей Хохлов: Да. И я уверен, что он справится. И я поддерживаю его кандидатуру. И мы решили объединиться.

Дмитрий Лысков: Я с вашего позволения перейду к финальному вопросу, хочу задать каждому из вас. Ну, буквально в режиме блица, по возможности коротко, в двух-трех предложениях попрошу ответить вас на очень простой вопрос. По историческим меркам совсем уже скоро, в общем-то, будет 300-летний юбилей Российской академии наук. И вопрос очень простой. Доживет ли Академия наук до этого юбилея? И в каком виде и что будет с Академией наук в недалеком будущем? Юрий Сергеевич, ваше мнение.

Юрий Пивоваров: Ну, я не знаю, я не пророк. Был такой писатель…

Дмитрий Лысков: Вы ученый.

Юрий Пивоваров: Был писатель Замятин, который говорил: "У меня есть такое ощущение, что будущее русской литературы в ее прошлом". Вот у меня примерно такое же сейчас ощущение. Может быть, как "клуб пожилых ученых" кто-то и доживет. А восстановится ли эта система институтов, совершенно потрясающая и эффективная? Не убежден. Здесь многое зависит от власти и от самих академиков.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Борис Георгиевич, ваше мнение.

Борис Салтыков: Я считаю, что после (ненавистное слово) реформы Академии наук, о которой говорили и члены Академии, и мы, конечно, доживет. Вопрос – куда деть институты Академии наук? Ну, тут надо посадить умных людей и разбираться точечно.

Дмитрий Лысков: Надо разбираться. Спасибо, спасибо. Это блиц. Артем Анатольевич, ваше мнение.

Артем Космарский: Я тоже согласен с коллегами, что до юбилея, безусловно, доживет. Думаю, что будут какие-то сокращения и перестановки, но потом, возможно, из этого начнет расти что-то вообще новое, чего мы пока вообще себе не представляем.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Виктор Иванович, ваша позиция.

Виктор Данилов-Данильян: Я думаю, что доживет Академия и, может быть, даже будет выглядеть немножко лучше, чем сейчас. Хотя у нас катастрофический провал в возрасте от 40 до 55 лет – ну, просто никого нет!

Но я хочу сказать, что не нужно преувеличивать роль президента Академии наук. У нас сейчас такой разговор шел, будто от президента вообще все зависит – живы мы или уже на кладбище. Да ничего подобного! Президент силен, если в Академии демократическая обстановка, если в президиуме открытые обсуждения, если ученых слушают, слушают и директоров, и не только директоров. И я очень надеюсь на то, что будущий президент сумеет создать такую обстановку.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Анатолий Степанович, так доживет ли и в каком виде?

Анатолий Миронов: Я поддерживаю Виктора Ивановича, прежде всего, и считаю, что губительным будет продолжение разделения отделений выдающихся ученых от институтов. Это должен быть все-таки единый организм. И обязательно вот это все должно быть продумано, о чем я тоже сегодня сказал. Это ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Алексей Ремович, ваше мнение.

Алексей Хохлов: Мне кажется… Как Мартин Лютер Кинг говорил: "У меня есть мечта". Так вот, у меня есть мечта, чтобы Академия наук к своему юбилею подошла сильной и независимой организацией, которая определяет все научные вопросы в институтах Российской академии наук – и не только в них, но и в вузах, и в государственных научных центрах. Ну а управляются, с точки зрения имущественного комплекса и каких-то хозяйственных вопросов, эти институты соответствующими ведомствами, в частности Федеральным агентством научных организаций.

Дмитрий Лысков: Спасибо. На этой оптимистической ноте мы заканчиваем наш разговор о Российской академии наук, в которой, конечно, немало проблем, но надеюсь, что к юбилею они будут разрешены. Спасибо уважаемым экспертам за эту содержательную дискуссию!

ОТР

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры и предсказывать потенциальные внештатные ситуации»

Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» рассказал «Гудку» о наиболее перспективных направлениях работы IT-сектора в компании и новых возможностях которые холдинг предлагает пассажирам, операторам и грузоотправителям

– Евгений Игоревич, что собой представляет сегодня IT-комплекс ОАО «РЖД» и какие задачи перед ним стоят?

– Начнём с того, что своеобразным стержнем IT-комплекса компании является Департамент информатизации (ЦКИ). Он аккумулирует вокруг себя всю работу в компании, связанную с внедрением IT-технологий и информатизацией. Он состоит из нескольких отделов, каждый из которых отвечает за своё функциональное направление: это отделы систем управления грузовыми перевозками, систем управления пассажирскими перевозками, систем управления инфраструктуры и подвижным составом. Есть в структуре департамента и отдел, отвечающий за системы управления финансами, экономикой и персоналом. То есть подразделениями Департамента информатизации охвачены все основные функциональные направления деятельности холдинга «РЖД».

В IT-блок в качестве филиалов также входят Главный вычислительный центр, Центральная станция связи, Проектно-конструкторское техническое бюро ОАО «РЖД» и «Трансинформ». Плюс аналоги этих структур на всех дорогах. Кроме того, внутри холдинга существует ряд дочерних структур, таких как Отраслевой центр разработки и внедрения информационных систем (ОЦРВ), Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт информатизации, автоматизации и связи на железнодорожном транспорте (НИИАС), АО «Компания ТрансТелеКом», Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта (ВНИИЖТ).

– Каково функционально-ролевое разделение между структурами, входящими в IT-блок?

– Департамент информатизации является в РЖД своеобразной службой заказчика для всех задач в сфере IT-технологий. Он постоянно взаимодействует с нашими функциональными партнёрами на предмет определения и формирования их потребностей, а затем трансформирует их в формат технического задания для исполнителей. Далее к работе приступает проектно-конструкторское техническое бюро ЦКИ, которое занимается техническими разработками и отвечает за управление портфелями IT-проектов и корпоративной IT-архитектурой в рамках её программного обеспечения. Оно, в частности, определяет, исходя из возможностей корпоративной IT-архитектуры, в какой системе заданные технические требования лучше будет реализовать с точки зрения экономической и функциональной целесообразности, трудоёмкости и затратности.

В итоге формируется техническое задание, которое поступает на оценку в «Трансинформ», где производятся расчёты, в какую сумму обойдётся его реализация. Исходя из этого формируется технико-экономическое обоснование, и весь этот пакет, включающий техническое задание, IT-архитектуру, технико-экономическое обоснование, все финансовые и коммерческие составляющие, выносится на рассмотрение архитектурного комитета, который и принимает окончательное решение по реализации данной задачи. А уже готовый проект поступает для дальнейшей практической эксплуатации в ГВЦ. Вот и вся цепочка.

Но, подчеркну, цель IT-комплекса компании состоит не только в том, чтобы обслуживать технологические потребности заказчиков. Мы берём на себя более глобальную задачу – определение технологических потребностей клиентов и предложение им принципиально новых технических решений для реализации этих потребностей, о которых сам клиент, возможно, до этого и не догадывался в силу своей сосредоточенности на конкретных задачах.

– Из ваших слов следует, что цифровые технологии всё шире используются на железнодорожном транспорте. В связи с этим возникает вопрос: насколько уже «оцифрована» сегодня деятельность ОАО «РЖД»?

– Степень цифровизации РЖД достаточно высокая. С точки зрения информационных технологий и технологий автоматизации производственного процесса холдинг «РЖД» сейчас по ключевым показателям в IT-секторе превосходит многих своих зарубежных партнёров. В компании реализовано достаточно много пилотных проектов, которые можно считать прорывными. Но они функционируют пока лишь в локальных масштабах. Встаёт вопрос их тиражирования на всю сеть. И здесь мы должны учитывать, что есть базовые принципы, на основе которых и должна развиваться IT-инфраструктура в РЖД: это снижение стоимости технологий и оборудования, повышение уровня информационной безопасности, снижение рисков. Когда мы говорим об удешевлении процессов, то подразумеваем в первую очередь существенное снижение количества информационных систем. Ведь эти системы у нас сплошь и рядом просто дублируют друг друга. Потому нашими специалистами была тщательно проанализирована и переработана целевая IT-архитектура компании «РЖД», прежде всего с точки зрения прикладного программного обеспечения. В ней и очерчен тот целевой ландшафт, к которому мы должны в результате прийти, чтобы из полутора тысяч различных информационных систем оставить соразмерный реальным задачам минимум. Соответствующие акценты обозначены и в новой IT-стратегии ОАО «РЖД», которую одобрило правление ОАО «РЖД» в конце прошлого года.

– Одной из главных составляющих в реализации этой стратегии является создание «Цифровой железной дороги». В чём особенности этого глобального проекта?

– «Цифровая железная дорога» – это целый комплекс различных инициатив и проектов, он охватывает все аспекты деятельности железнодорожной отрасли, включая управление перевозочным процессом. Но «Цифровая железная дорога» – это больше, чем просто проект. Это та стадия развития компании, когда информационные технологии становятся не просто частью технологических процессов, а привносят туда дополнительную сущность, таким образом выводя их на новый, качественный уровень.

– В новой IT-стратегии акцент сделан на собственные разработки и отечественные программные продукты, по-видимому, в связи с задачей импортозамещения?

– Вопрос импортозамещения для сферы информационных технологий является весьма тонким. С одной стороны, до 80% тех решений, которые сейчас используются в холдинге, являются отечественными, поскольку разрабатывались либо внутри компании «РЖД», либо специально для неё. Но, с другой стороны, мы хорошо понимаем, что в определённой степени это лукавство. Потому что речь пока идёт о базовых низовых технологиях, к коим относятся базы данных и системное программное обеспечение. Наша главная цель – полностью избежать зависимости от западного программного обеспечения и перейти на отечественные разработки, особенно в части низового программного обеспечения и систем управления базами данных. Но, как верно отметил президент компании Олег Белозёров, наша задача состоит не только в том, чтобы успешно реализовать программу импортозамещения, но и в том, чтобы по возможности не платить за неё дважды. То есть такой роскоши, как замена не отработавшего свой ресурс зарубежного оборудования на аналогичное отечественное только ради выполнения программы, мы не можем себе позволить. А вот закрыть проблемные места, как, например, обновить низовое программное обеспечение и системы управления базами данных, мы можем и должны. И эта работа сейчас ведётся силами Департамента информатизации. Отмечу, что именно на этом, низовом, уровне как раз и можно достичь быстрого экономического эффекта.

А вот в том, что касается программного обеспечения верхнего уровня, то есть прикладного программного обеспечения, с которым работают непосредственно пользователи, – здесь нужно быть очень аккуратными. То же самое касается и IT-инфраструктуры, то есть действующего оборудования. Заменять его на отечественное нужно по мере естественного выбытия его из эксплуатации ввиду морального и физического старения. Словом, к процессу импортозамещения мы стараемся подходить системно и вдумчиво.

– Будет ли востребован собственный интеллектуальный потенциал?

– На наш взгляд, внутри компании целесообразно держать лишь тех специалистов, которые обладают компетенциями, уникальными для отрасли, и от которых мы постоянно зависим. Поэтому в нынешней IT-стратегии отдельным звеном стоит сервисная стратегия, определяющая, какой персонал целесообразно иметь внутри компании, а какой – вне её. И в этой связи, считаю, нам имеет смысл прирастать прежде всего программистами-технологами. Люди, которые, кроме знания информационных технологий, хорошо ориентируются в технологиях железнодорожных перевозок и долгое время проработали в отрасли, представляют для нас наибольшую ценность. В этом и состоит самая большая проблема. Ведь сегодня такие специалисты в основном подходят к «критичному» возрасту. Поэтому мы стараемся активно сотрудничать с РУТ (МИИТ), у нас есть студенты целевого набора, которых мы ведём от поступления в вуз и до выпуска.

– Интересно узнать, как продвигается автоматизация ключевых составляющих перевозочного процесса? Над чем здесь идёт работа?

– Процесс автоматизации осуществляется планово и системно. Перед нами сейчас стоит задача выстроить чёткую вертикаль между автоматизированной системой организации управления перевозками (АСОУП) и информационной системой управления железнодорожным транспортом (системой ИСУЖТ). Это необходимо для того, чтобы в соответствии с принятой ещё два года назад схемой IT-архитектуры компании иметь возможность производить анализ и контроль информации. Всё это позволит избавиться от прямых связей между различными низовыми информационными системами, что облегчит вопросы их интеграции. Для той же АСОУП актуальным остаётся вопрос перехода на новую платформу, чтобы получить возможность обрабатывать всё больше и больше объёмов данных. Если смотреть дальше, возникает вопрос о создании систем управления пассажирскими перевозками нового поколения, включая развитие системы «Экспресс». Сегодня она пока ещё справляется с возросшим потоком продаж билетов, в том числе через сеть Интернет. Но при этом уже сейчас нужно прогнозировать – как изменится ситуация за ближайшие полтора-два года и как в связи с этим должна совершенствоваться система. На повестке дня и задача объединения систем, управляющих различными элементами инфраструктуры в рамках единого комплекса ЕКАСУИ.

– Раз речь зашла об инфраструктурном комплексе, то как цифровизация, на ваш взгляд, может повлиять на инфраструктуру железнодорожного транспорта в будущем?

– Сегодня IT-сектор компании «РЖД» занимается внедрением технологий, которые в перспективе могут перевести железнодорожный транспорт нашей страны фактически на новую ступень развития. Выделю два наиболее важных направления. Во-первых, строительство ВСМ, которое требует внедрения принципиально новых технологий, в том числе и информационных, на всех этапах жизненного цикла, от проектирования до эксплуатации, включая организацию управления движением. Это сейчас главная тенденция, которая уже через несколько лет может в корне преобразить нашу железнодорожную сеть.

Во-вторых, технологии Интернета вещей и обработки «больших данных» позволяют реально перейти к управлению содержанием объектов инфраструктуры по их фактическому состоянию. В этом случае обслуживание и ремонт будут выполняться не в соответствии с регламентом, как это делается сейчас, а по фактическому состоянию объекта. То есть когда параметры тех или иных объектов начинают только приближаться к критическим значениям – например, потреблять больше тока, перегреваться, – это и будет сигналом для того, чтобы приступить к обслуживанию и профилактике данного объекта. Главное – вовремя определить, в какое время и какой объём работ на этом объекте необходимо произвести.

В компании уже разработана программа создания интеллектуальной системы управления эксплуатацией инфраструктуры. Мы успешно интегрируем в неё средства диагностики, применяем технологии Интернета вещей, обработки больших данных и машинное обучение. Уже сейчас можно в онлайн-режиме снимать большое количество данных о состоянии инфраструктуры и, исходя из этого, предотвращать отказы. В перспективе хотелось бы добиться устойчивого баланса между обслуживанием инфраструктуры по нормативам и по состоянию. В идеале на выходе мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры, когда все сигналы визуализируются в рамках 3D-модели. Тогда можно будет видеть все проблемы и предсказывать потенциальные внештатные ситуации.

Ещё одно важное направление – это управление жизненным циклом инфраструктуры. Мы начинаем внедрять технологию BIM – Building Information Modeling (информационное моделирование сооружений. – Ред.). Она позволит повысить производительность и снизить затраты. Пилотным проектом станет высокоскоростная магистраль Москва – Казань. В рамках этого проекта планируется выработать стандарт и внедрить технологическую оболочку для технологии BIM. Затем то же самое будет реализовано на всей сети.

Кроме того, на повестку дня выходят малолюдные технологии. И в качестве примеров здесь уместно привести систему управления маневровой работой на станции Лужская, а также разрабатываемые технологии автоматического обмена данными между поездными информационно-управляющими системами, вырабатывающими решения, которые могут влиять на процесс движение поездов без участия человека. А в перспективе цифровые технологии в управляющих системах будут распространяться по всем сегментам инфраструктуры и другим функциональным сферам железнодорожного транспорта. За ними – будущее.

– Но кроме перевозочного процесса ведётся цифровизация и таких сфер деятельности ОАО «РЖД», как финансы, экономика, управление персоналом?

– Здесь вопрос упирается прежде всего в систему SAP. Анализ возможностей перехода на отечественный продукт пока ещё только ведётся. В связи с этим возникает закономерный вопрос к отечественным производителям: готовы ли они к этому? Ведь на сегодня инсталляция SAP в РЖД чуть ли не самая большая в Европе – по числу пользователей, количеству задействованного персонала, по сложности самой системы. Пока ещё не доказана возможность реализации аналогичной отечественной системы. Но мы работаем над этим вместе с ведущими производителями отечественных программных продуктов, таких как 1С, «Галактика», «Парус». Но пока какие-либо выводы делать преждевременно.

– В связи с недавними кибератаками на информационные системы многих российских компаний не могу не спросить: какие меры предпринимаются по киберзащите?

– Разработана долгосрочная программа мероприятий, направленных на повышение уровня киберзащищённости и надёжности IТ-инфраструктуры компании. Помимо обычных в таких случаях технических мер, она предусматривает и такие мероприятия, как повышение уровня осведомлённости персонала в вопросах информационной безопасности и, соответственно, грамотных их действий при кибератаках. Мы также планируем обеспечивать корпоративных пользователей современными удобными средствами, существенно облегчающими их работу с информационными ресурсами. Ведь не секрет, что наиболее частый вектор атаки – через брешь, которую открывает сам пользователь, пытаясь самостоятельно организовать хранение файлов или перенос данных через флеш-накопитель.

Уже сейчас, когда реализованы только первоочередные шаги в этом направлении, можно утверждать, что киберзащищённость значительно повысилась.

– Какими ещё перспективными проектами занимается сегодня IT-сектор компании?

– Мы занимаемся в первую очередь развитием клиентских сервисов. До конца 2017 года все фирменные поезда будут обеспечены Wi-Fi. Сегодня из них уже 109 пар оборудованы такими системами. В этой связи нельзя забывать и о необходимости оснащения подобными системами и вокзальных комплексов, прежде всего для осуществления внутренней навигации.

Для пассажиров мы начали реализовывать проект, который называется «Инновационная мобильность». Наша концепция очень простая: сделать так, чтобы во время путешествия по железным дорогам у пассажира была привычная среда – Интернет, сервисы электронной коммерции и мультимедийные сервисы. В рамках этого проекта в поездах внедряется «Попутчик». Это портал для пассажиров, где будет постоянный доступ к мультимедийному контенту, а значит, будет возможность чётко спланировать свою поездку, приобрести товары в пути, заказать туристические услуги и получить всю необходимую информацию о пути следования. Но всё это невозможно без качественной телекоммуникационной инфраструктуры. А это пока является проблемой, поскольку сигнал, который передаётся на борт состава, берётся с вышек сотовых операторов, а у них есть сложности с качественным покрытием. Сейчас запущен проект модернизации оборудования на поездах «Сапсан». Это позволит предоставить клиентам качественную связь на большей скорости. Замечу, что на линии Москва – Санкт-Петербург модернизация внутрипоездного оборудования проходит параллельно с модернизацией технических средств операторами мобильной связи по предварительной договорённости с ними, поэтому особых проблем там быть не должно.

Для грузоотправителей в этом году мы запустили в действие новую платформу «Электронная торговая площадка «Грузовые перевозки», которая даёт им возможность самим заказать перевозку в подвижном составе любого типа из любой точки, где есть доступ к Интернету, и оплатить её с единого лицевого счёта или банковским платежом. Кроме того, в отношении грузоотправителей мы начали применять концепцию «больших данных», то есть обрабатываем всю информацию о клиенте и историю его взаимодействия с ОАО «РЖД» с целью подготовки для него персонифицированных предложений, в том числе и по глобальным сервисам. Ведётся активная работа и с другими перевозчиками – для того чтобы предложить грузоотправителю перевозку «от двери до двери». То есть наша задача сегодня состоит в том, чтобы знать потребности нашего клиента лучше, чем он сам.

Завершая большой разговор о цифровизации компании, хочу подчеркнуть, что для нас это не просто красивые слова – это условие повышения конкурентоспособности российских железных дорог в долгосрочной перспективе.

Сергей Евсеев

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин


Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос

ЕС не одобрит геостратегических проектов Греции с Евразийским союзом – греческий эксперт

В сентябре в греческих Салониках прошел деловой форум «ЕАЭС – Греция», что стало очередным шагом укрепления отношений двух сторон. Ранее в июне была подписана Совместная декларация о сотрудничестве Евразийской экономической комиссии и правительства Греческой республики. Афины стараются занять нишу моста между Западом и Востоком Европы. Однако стране может помешать плачевная ситуация в экономике, которой грозит катастрофа без новых кредитов МВФ и ЕС. Не боится ли Греция, все больше поворачивающаяся в сторону ЕАЭС, неодобрения со стороны Евросоюза? И несколько серьезны риски исключения страны из еврозоны? Своим видением ситуации с «Евразия.Эксперт» поделился греческий политолог, научный сотрудник Средиземноморского центра стратегического анализа и информации Иоаннис Михалетос.

- Господин Михалетос, 11 сентября в Салониках состоялся деловой форум «ЕАЭС – Греция». Как вы оцениваете итоги форума?

- Этот конкретный форум не породил каких-либо из ряда вон выходящих решений. Однако, если принять во внимание, что за последние несколько лет Россия довольно много инвестировала в Грецию, плюс имели место оперативные обсуждения крупных проектов, таких как «Турецкий поток», то можно сказать, что этот форум сыграл свою роль в укреплении отношений.

- На форуме предприниматели обеих сторон обсудили переход к сотрудничеству в высокотехнологических отраслях и создании совместных предприятий. Что может Греция предложить ЕАЭС в высокотехнологических отраслях?

- У греческой экономики есть определенные преимущества. Во-первых, это большое количество квалифицированного персонала и ученых с опытом работы за рубежом в данных отраслях. Довольно много греческих компаний заняли свою нишу в мире в области высоких технологий. В то же время внутренний рынок нуждается в модернизации своей высокотехнологичной инфраструктуры, чтобы достичь уровня остальных стран ЕС. В этой сфере существует множество проектов, рассчитанных на ближайшие годы.

Из совместных проектов большой интерес представляют агротехнические (высокотехнологичное животноводство), проекты по переработке отходов с использованием высоких технологий, а также основанные на интернет-технологиях проекты, связанные с онлайн-торговлей и туризмом.

Для примера представим, что интернет-платформа с сотнями миллионов активных пользователей наподобие vk.com запустила проект, направленный на греческий туристический рынок. Например, краткосрочная онлайн-аренда жилья для туристов из стран ЕАЭС. В перспективе это могло бы стать выгодным для обеих сторон бизнесом, если суметь связать его с другими платформами – онлайн-банкингом, онлайн-сервисами бронирования, телекоммуникаций и т.д.

- На ваш взгляд, может ли усилиться давление ряда европейских стран на Грецию из-за ее желания более тесно сотрудничать с ЕАЭС?

- В отношении крупных геостратегических проектов дипломатическое и политическое давление со стороны ЕС возможно. Но в вопросах повседневных торговых сделок мы можем не беспокоиться. Деньги границ не знают, и все страны ЕС участвуют в более или менее крупных бизнес-проектах со странами ЕАЭС.

Более того, большинство стран ЕС (Италия, Германия, Австрия, Финляндия, Чехия, Венгрия) связаны своего рода стратегическими отношениями в сфере энергетики с Россией и обсуждают будущие совместные проекты.

Поэтому нет нужды осторожничать в вопросе двусторонних инвестиций между Грецией и странами-членами Евразийского экономического союза.

- На ваш взгляд, какие европейские страны могли бы перенять опыт Греции в плане сотрудничества с ЕАЭС?

- В той или иной мере в этом ключе можно говорить обо всех странах ЕС. У некоторых стран есть долгосрочные интересы, совпадающие с интересами ЕАЭС. Это – Германия (особенно в области энергетики, сырьевых товаров и транспорта), Австрия (энергетика, финансы, логистика), Венгрия (энергетика, сельское хозяйство, логистика), Италия (энергетика, туризм, недвижимость), Нидерланды (энергетика, торговля, сырьевые товары, финансы), Болгария (энергетика, туризм, недвижимость, сельское хозяйство).

Вообще, если учесть, что ЕАЭС – это идеальное связующее звено между Европой и Китаем и развивающимися экономиками Восточной Азии, то можно говорить о долгосрочных стратегических проектах стоимостью в миллиарды долларов. Они могли бы способствовать планомерному развитию торговли между всеми участвующими странами, а также геополитической стабилизации, которая станет залогом мира и процветания для примерно 3,5 млрд человек.

- Как вы знаете, еще летом 2015 г. Греция и Евросоюз договорились о программе выхода из долгового кризиса. Афины получат 86 млрд евро в течение трех лет. Как Греция собирается возвращать долги?

- На данный момент греческое правительство отказалось от реформ и привлечения инвестиций и взамен решило обложить чрезмерным налогом частный сектор. ЕС неохотно согласился с этим решением, но в сущности оно убило перспективы восстановления греческой экономики.

Я думаю, нам предстоит стать свидетелями серьезных экономических трудностей, поскольку частный сектор рушится, а государственный, сохранивший все свои привилегии, расширяется и занимает все большую долю на рынке, взамен не обеспечивая отдачи для общества.

ЕС сейчас держится довольно тихо. Однако другие страны, например, Германия разрабатывают проект [будущих реформ] Евросоюза, который будет состоять из ядра, второго яруса (в который войдет Греция) и третьего яруса. Он будет включать страны, не входящие в еврозону. Таким образом, нам следует ждать больших изменений в ближайший год или около того.

- Программа финансовой помощи Греции, которую ей оказывают Международный валютный фонд и страны Евросоюза, должна завершиться в августе 2018 г. Положительно ли сказывается на экономике Греции эта финансовая помощь?

- Если не произойдет финансовое чудо, Греция не сможет обеспечить свои нужды после августа 2018 г. без очередного вливания финансовой помощи в виде комплексных кредитов. Что касается второго вопроса, деньги, поступающие в Грецию, выдаются под процент, который гораздо выше ставки Европейского Центробанка или облигационных займов других стран. То, что получает Греция – это не «легкие деньги», а кредит, который надо будет отдать с процентами.

В результате государственный долг растет – и быстро. В 2010 г., когда началась выдача займов со стороны МВФ и ЕС, долг составлял 118%. Теперь же – 178%. Плюс 30% ВВП было потеряно, а экономика – разрушена.

В данной ситуации можно говорить о финансовой катастрофе. К тому же, сменяющие одно другое правительства Греции не могут и не хотят сокращать огромный бюрократический сектор и неэффективный государственный сектор. У них отсутствует видение будущего, и они неспособны привлечь в страну сколько-нибудь значительные иностранные инвестиции. Это опасная смесь, которая может привести греческую экономику к окончательному краху и даже в будущем стать причиной исключения страны из еврозоны.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос


Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев

Александр Князев: «Сценарий Мьянмы может быть применен и против стран ЕАЭС»

Мировая политика демонстрирует новые сюжеты. Ближний Восток ждет решающих битв с ИГИЛ* в Сирии. Россия направила в ООН проект резолюции о введении миротворцев в Донбасс. Северная Корея демонстрирует мускулы США и их партнерам. Мьянма может стать новой горячей точкой на карте мира. События в этой малоизвестной стране вызвали достаточно бурную реакцию у мусульман постсоветского пространства. Прозвучали мнения о возможности «экспорта радикализма» на евразийское пространство. Известный востоковед, доктор исторических наук, профессор Александр Князев поделился с порталом «Евразия. Эксперт» своим мнением по этому поводу.

– Александр Алексеевич, по вашему мнению, события в Мьянме – логическое «звено в цепи» после Балкан, Грузии, Украины, стран Ближнего Востока, или они не имеют отношения к геополитическому соперничеству?

– Эти события – один из элементов геополитической конкуренции, направленной, в данном случае, против Китая. Уместно вспомнить о том, что нападения террористической экстремистской группировки народности рохинджа «ARSA» на военные и пограничные посты начались после того, как китайская компания CNPC объявила о завершении строительства глубоководного нефтеналивного порта Ситуэ на территории анклава рохинджа в Мьянме. Через этот порт нефть из Персидского залива пойдет по трубе в Китай.

И сразу после этого начинается активизация риторики о притеснениях по религиозному принципу. Вполне предсказуемый и не раз обкатанный сценарий. По моему мнению, он до боли напоминает то, что происходило в Сербии, когда защита одной этнической и конфессиональной группы населения переросла в массовое переселение ее представителей в соседние страны.

В случае Югославии албанцы переселялись в Сербию. В текущей ситуации рохинджа переселились из Бангладеш в Мьянму. Постепенно эта группа начинает претендовать на права если не этнического большинства, то большой национальной общины, с которой следует считаться. Тут же встает вопрос о соблюдении прав человека, далее следует референдум об отделении, возникновение нового государства и т.д. Повторюсь, что сценарий опробован неоднократно и не исключено, что в Мьянме все так и пойдет.

– Стоит ли странам ЕАЭС волноваться из-за событий в Мьянме, или они несут угрозу лишь китайскому проекту «Один пояс – один путь»?

– С одной стороны, Мьянма далеко. Страны ЕАЭС и вместе, и по отдельности не имеют с ней никаких особых отношений. Конечно, у России есть военно-техническое сотрудничество, но это в данном случае неважно.

С другой стороны, события в Мьянме важны для стран Евразийского союза с той точки зрения, что необходимо понимать сущность тех технологий, с помощью которых раскачивается ситуация в этой стране, поскольку эти же сценарии могут быть применены против любой из стран, входящих в ЕАЭС.

– Если мы вспомним реакцию на эти события в Москве, то она настораживающая. Масса людей одной конфессиональной принадлежности организованно собирается в центре Москвы, заранее сформулированы тезисы, заготовлены плакаты и прочая агитационная продукция. Вопрос такой: могут ли события в Мьянме запустить процесс радикализации мусульманской уммы стран ЕАЭС?

– Сама по себе Мьянма – вряд ли. Московский митинг собрал несколько сотен человек, но благодаря информационному резонансу выглядел весьма масштабным и более значимым, чем само событие. Собственно так все, видимо, и задумывалось.

Я не думаю, что сами по себе события в Мьянме способны раскачать мусульманские регионы России. Но как один из элементов, один из кирпичиков общей раскачки, они вполне встраиваются в схему «в ЕАЭС тоже не все хорошо с правами мусульман». То есть их надо рассматривать как некий элемент, поддерживающий актуальность темы защиты прав мусульман. И в этом плане события в Мьянме уже использованы.

– Образно говоря, угроза пантюркизма и исламизма «пролезла в форточки» стран Центральной Азии. Поэтому хотелось бы пробежаться по странам региона. Начнем с Казахстана. Угроза из разряда гипотетических перешла в разряд реальных. Год назад один человек с автоматом Калашникова парализовал город. Сложилась специфическая религиозная ситуация на западе страны. Налицо другие попытки создать очаг напряжения в Казахстане. Гипотетически, могут ли «невидимые дирижеры» использовать ресурс «исламской солидарности» для провоцирования нестабильности в стране и регионе?

– Мне кажется, что если попытаться, говоря о ситуации в Казахстане, сопоставить те группы населения, которые могут «повестись» на радикальные лозунги и консолидироваться вокруг этих идей, и другую часть населения, которая индифферентно относится к этим призывам, то доля вторых окажется значительно больше.

Попытки спровоцировать нестабильность могут повториться, но в условиях Казахстана маловероятно, что это будут скоординированные действия, запущенные синхронно в разных регионах, так, чтобы у государства возник дефицит ресурсов для их нейтрализации.

Взглянем на события, которые уже происходили. Например, трагедию в Жанаозене в 2011 г. Она, конечно, не имела религиозной окраски, но ее дестабилизирующий ресурс был довольно высоким. Я наблюдал за этими событиями, и мне показалось, что во всех остальных регионах Казахстана они не вызвали особого отклика. Ну, конечно, в Алматы и в Астане собрались несколько «профессиональных представителей гражданского общества», но на этих тусовках было гораздо больше журналистов и сотрудников спецслужб.

Вообще у казахстанских властей много возможностей контролировать такого рода эксцессы. На руку играет и географический фактор – большая страна, большие расстояния. У государства в любом случае больше ресурсов, чем у радикальных группировок. Начнись что-нибудь в условном Мангистау, власти легче перебросить туда силовые структуры для локализации радикалов, чем соратникам последних прибыть туда для поддержки своих единомышленников из других регионов.

– Возьмем чуть южнее – Кыргызстан. Пару десятков лет назад в системе образования и молодежной среде КР активно действовали религиозные фонды «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и «Сулеймания», а в обществе в целом «Таблиги Джамаат» (ТД). Насколько они активны сейчас? Могут ли они организовать граждан на деструктивные действия?

– Два первые фонда турецкого происхождения. Они не единственные, но самые крупные. Сферой их деятельности являются учебные заведения. При их участии выросло новое поколение людей, в том числе входящих в нынешнюю политическую элиту страны, воспитанное на ценностях, чуждых национальным интересам Кыргызстана.

– Это пантюркистские ценности?

– Это, скорее, некий синтез пантюркистских и панисламистских ценностей. В центре этих ценностей идея пантюркизма, одетая в религиозную оболочку. Определенный риск эти структуры для Кыргызстана, конечно, представляют, но его степень не самая большая.

Попадая на должности в госаппарате, работая в СМИ, бизнесе, образовании, их адепты могут оказывать влияние на политические решения на местном уровне, расширять число сторонников. Но каких-либо планов дестабилизирующего характера пока не просматривается.

А вот с «Таблиги Джамаат» (ТД) ситуация иная. Надо сказать, что во всех странах ЦАР [Центрально-азиатского региона – прим. «ЕЭ»], кроме Кыргызстана, это движение официально запрещено как экстремистское. Несмотря на это, ряд киргизских экспертов и политиков апеллируют к тому, что ТД – это мирная и не деструктивная форма распространения ислама в массах. Мол, совершают люди даават – ходят по домам и по учреждениям с проповедями, разъясняют религиозные людям религиозные моменты.

Это, конечно, так, но ТД – это «форма», а содержание идей, которые они пропагандируют, вызывает вопросы, поскольку в киргизской практике они содержат те же призывы, что и идеология запрещенной везде партии «Хизбут-Тахрир»* – халифат, джихад и прочие сопутствующие элементы.

И это очень опасная ситуация. Когда в конце 90-х годов XX в. происходил процесс запрета ТД в ЦАР, достаточно большое число активистов этой организации получило поддержку в Кыргызстане, кое-кто перебрался туда и из Кыргызстана пытается воздействовать на своих сторонников в странах региона.

Для современного Кыргызстана норма, когда члены ТД работают в государственных структурах. Особенно сильны их позиции в силовом блоке и спецслужбах. Я знаю примеры, когда активисты ТД занимают должности начальников районных управлений внутренних дел и ГКНБ (Государственный комитет национальной безопасности КР - прим. ЕЭ). И при этом, что, на первый взгляд, парадоксально, структуры ТД очень тесно переплетаются с криминалитетом.

Все это, конечно, представляет потенциальную угрозу. Но пока все прогнозы по радикализации религиозных структур и их активному вовлечению в политические процессы не состоялись. Если говорить конкретно о текущем моменте, то я не думаю, что у радикалов есть возможность и ресурсы для того, чтобы серьезно расшатать ситуацию. Но уровень опасности религиозной радикализации в Кыргызстане значительно выше, чем в Казахстане.

– Посмотрим на север. Поскольку большое видится на расстоянии, хочется узнать ваше мнение о ситуации с радикальным исламом в России. Северный Кавказ, Поволжье, а теперь и Крым. Ситуация в исламских регионах России схожа или в каждом случае есть своя специфика? Насколько велика вероятность, что раскачивать Россию начнут оттуда?

– Ситуация в этих регионах отличается. В Татарстане автохтонное население не доминирует, элиты удовлетворены теми полномочиями, которые им дает федеральный центр. С Крымом ситуация сложнее. Он лишь недавно в составе России и сам процесс практического вхождения проходит непросто. Крымско-татарская община всегда была сильна связями в Турции. Сегодня эти связи ограниченны, они контролируются. Я думаю, что религиозный фактор в Поволжье и Крыму не представляет серьезных рисков.

Чечня вызывает гораздо больше беспокойства. Сейчас она умиротворена финансовыми вливаниями со стороны федерального центра, но если будут ограничены возможности, в том числе и теневые, для зарабатывания денег, то градус конфликтности может существенно повыситься.

– Раз уж разговор зашел о Чечне. Массовый митинг в защиту мусульман Мьянмы в Грозном и несколько фрондерское заявление лидера Чечни – насколько это серьезно и о чем это говорит вдумчивому наблюдателю?

– Мне кажется, что лидер Чечни в случае с митингом и с заявлениями несколько переиграл и перегнул палку. Будучи должностным лицом Российской Федерации, он должен был учесть действия России по Мьянме в том же СБ ООН, или подать в отставку и тогда делать заявления. Это не внутренние дела, это официальная внешнеполитическая позиция страны.

Продолжение следует

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*ИГИЛ, Хизбут-Тахрир – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков

Толебай Рахыпбеков: Откладывая ОСМС, мы потеряем здравоохранение

Сегодня в эпицентре дискуссии будущее всеобщего медицинского страхования в стране, будет ли отложен полномасштабный запуск реформы и какие последствия могут быть у такого решения? Председатель Совета Директоров АО «Медицинский университет Астана», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент НАН РК; PhD Толебай Рахыпбеков в интервью корреспонденту Zakon.kz поделился своим мнением.

- Сегодня одним из самых актуальных вопросов в здравоохранении является необходимость внедрения обязательного социального медицинского страхования. В 1996-1998 годах в Казахстане такой опыт уже был, как вы считаете, не повторится ли ситуация сейчас?

- Когда вводился ФОМС в 90-х годах, была сложная экономическая ситуация в стране. В то время долг по зарплате врачей и медсестер составлял 1,5-2 года. На всё здравоохранение в бюджете выделялось всего 49 миллиардов тенге. К банкротству ФОМС привели объективные обстоятельства. Например, акимы областей за страхование неработающего населения платили всего от 4 до 17% от запланированного. Администрировал страховые взносы сам ФОМС, отвечал за сбор, реализацию страховых полюсов. Были даже случаи, что в приемных покоях продавали страховые полисы, дешевле в 10 раз реальной стоимости лечения, это все – неправильный менеджмент. Сейчас в новом проекте, в законе, все эти риски учтены и проработаны. Фонд социального медстрахования будет определен в качестве единого плательщика услуг, ответственность за администрирование возложена на налоговые органы, поэтому система должна эффективно работать.

Поэтому неудачный опыт внедрения ФОМС в начале 90-х не может служить отрицанием новой системы обязательного социального медицинского страхования.

- В обществе активно обсуждается вопрос, что ОСМС - это новый вид налогообложения. Что вы думаете по этому поводу?

- Я помню, как все это начиналось. Была идея мотивировать людей к бережливому отношению к своему здоровью. Создали рабочую группу с участием иностранных экспертов и других лиц, обсуждали реально возможность введения сооплаты медицинских услуг. Но в конце концов, изучая опыт зарубежных государств, где уже была введена сооплата, пришли к выводу, что очень трудно администрировать подобные проекты, и это может вызвать некоторую социальную напряжённость в обществе. И было принято решение вводить обязательное социальное медицинское страхование, т.е. когда мы говорим о том, налог это или не налог, надо понимать, что это специальные деньги для здоровья самого народа, как бы они не назывались. Они направлены на социальную защиту народа. Что означает слово солидарная ответственность? Государство берет на себя часть расходов, часть покрывает пациент и часть работодатель. Поступают платежи из бюджета или другими способами, методы изъятия налогов бывают разные: корпоративный, подоходный налог, земельный, НДС, и т.д., или же оно берётся с фонда заработной платы. Название не имеет никакого значения, самое главное надо помнить, что финансирование здравоохранения является не финансированием лечебно-профилактических учреждений, а социальной защитой населения.

У казахского народа всегда существовала взаимопомощь, в особо трудных жизненных ситуациях люди складывались кто чем может, это называется «жылу», или были кассы взаимопомощи. В страховании самое главное – это закон больших чисел, таким образом здоровый платит за больного, богатый за бедного, и таким образом вот эти средства будут служить для социальной защиты всего народа.

Согласно 102-й Конвенции Международной Организации Труда, государство должно обеспечить социальную защиту своих граждан на случай болезни, травм и отравлений, беременности и родов. Это форма социальной защиты населения, и поэтому не имеет смысла спорить на эту тему.

Так как внедрение ОСМС необходимо для социальной защиты населения и для того, чтобы повысить мотивацию людей к ответственности за свое здоровье, а систему здравоохранения к улучшению качества медицинской помощи. Другой вопрос, что ФСМС должен быть прозрачным, чтобы в распределении ограниченных ресурсов участвовали как сторона пациентов, т.е застрахованных, так и страхователь, чем больше гражданское общество будет принимать участие, тем более прозрачным будет распределение.

- Национальная палата предпринимателей считает, что ОСМС невыгодно предпринимателям и ведет к дополнительным нагрузкам на бизнес, как вы на это смотрите?

- Я думаю, что президент сделал за многие годы столько важного для развития предпринимательства, и у нас низкие налоги для бизнеса. И я не представляю, как целевые взносы от заработной платы послужат тормозом к развитию предпринимательства, тем более эти целевые деньги направлены на здоровье каждого конкретного человека. И нужно правильно понять это, я думаю, и предприниматели не будут против.

- Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, говоря в начале сентября о системе ОСМС, заявил, что около 2,7 миллиона самозанятых граждан останутся "за бортом" медстрахования. Он призвал разобраться в сложившейся ситуации и принять совместное решение, каким вы видите это решение?

- Статус самозанятого населения конечно определен, но в преддверии подготовки к данной статье мы провели среди них исследование. Кто такой самозанятый человек? Например, беседа с таксистом, который работает через компанию и оплачивает этой компании 14-15 000 тенге, показала, что им (таксистам) пенсионные взносы не перечисляют, они налогов не платят, по их доходам сказать, что они еле выживают – невозможно, врачи получают намного меньше. Общение с людьми, которые например убираются в квартирах, ведут домашнее хозяйство, показало, что они тоже никуда не платят налоги. Министерство социальной защиты занимается вопросом безработицы сейчас очень активно. У них есть проект «Өрлеу», он распространяется на страну, очень хороший проект. Самозанятое население нужно структурировать, это не все 2,7 млн. человек. Среди них есть люди с хорошим доходом, есть претенденты на статус безработного, и как в любом обществе, есть тунеядцы. Этим контингентом надо заниматься, опрошенные готовы платить за медицинское страхование, при получении гарантий на предоставление качественной медицинской помощи. Из-за этого откладывать внедрение ОСМС не стоит. По ходу внедрения, до 2020 года надо будет разбираться, тем более есть поручение президента, и надо помнить, что никогда 100% сбора средств не будет.

К примеру, помогая своим детям старше 25 лет, мы их делаем инфантильными, неспособными к жизни, здоровыми инвалидами.

- Как вы считаете, действительно ли есть реальная необходимость откладывать переход к ОСМС?

- Как я уже сказал, самозанятое население не причина для откладывания, во-вторых я считаю, что внедрение ОСМС не должно быть затянуто, система уже начала работать, уже начали собирать взносы. У нас должно быть движение к 5,5% от ВВП и солидарной ответственности. Возникает вопрос, что делать с сегодняшними больными, они же 2 года не будут ждать качественной медицинской помощи? Начинающий врач получает 46 тысяч тенге, он будет 2 года ждать повышения заработной платы? Мы останемся без врачей. Они итак уходят в другие сферы. Сколько бы мы не готовили новые кадры, все время есть дефицит. Поэтому откладывать внедрение очень опасно для тех, кто сегодня болеет, для тех, кто преждевременно умирает.

- Какой вы представляете себе будущею систему здравоохранения?

- Если мы сегодня не повернемся лицом к персонифицированной медицине, мы отстанем от мира на 50 лет. Я приведу простой пример: всем известная голливудская кинозвезда Анжелина Джоли, сделав генетический анализ и обнаружив гены высокого риска развития рака молочной железы, сделала операцию по удалению молочной железы, вот что такое персонифицированная медицина.

Таким образом, на основе генотипа человека можно сделать персонифицированную карту профилактики еще в самом раннем возрасте. Вот на что в ближайшее время должно потратить средства государство.

И государство, я думаю, если пойдет на затраты по обеспечению регионов генетическими лабораториями, внедрению генетических паспортов, тогда на их основе будут разработаны индивидуальные программы предупреждения болезней. Я вижу систему здравоохранения будущего так: у каждого гражданина с рождения будет генетический паспорт, будет составлена индивидуальная программа профилактики заболеваний. А все это требует личной ответственности за здоровье здоровых, государства, гражданина и работодателя, а это невозможно без внедрения системы обязательного социального медицинского страхования.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 19 сентября 2017 > № 2315837 Бакытжан Базарбек

Как решить проблему изъятия земель для госнужд

Эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают

«Вопрос изъятия земель для государственных нужд — возможно, самый проблемный после вопроса предоставления 10 соток под ИЖС», — говорит Бакытжан Базарбек, международный эксперт по земельному и экологическому праву. Земли изымаются во всех регионах республики, но наиболее актуален этот вопрос для Алматы и Астаны, а также для городов, где планируется активное строительство — Шымкента и Атырау.

В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают, почему доля вины за недополученную компенсацию лежит на самих собственниках и какие изменения в законодательство по этому вопросу планируется внести.

— В каких случаях земли могут изыматься для государственных нужд по закону?

— Согласно Земельному кодексу РК, есть так называемые исключительные случаи, когда акиматы вправе изъять участок для государственных нужд. Во-первых, это международные обязательства, которые вытекают из международных договоров. То есть ваш участок могут изъять по международным обязательствам Казахстана (!). Во-вторых, необходимость предоставления земель для нужд обороны и национальной безопасности, под особо охраняемые природные территории, для создания СЭЗ. В-третьих, если у вас на участке обнаружили месторождение полезных ископаемых и требуется его разработка. В-четвертых, строительство транспортной, энергетической инфраструктуры, автомобильных и железных дорог, аэропортов, аэродромов, тоннелей, метро, линий связи, НПЗ, объектов космоса и множества других стратегических сооружений и строений. И наконец, в-пятых, участок могут изъять для реализации Генерального плана.

Я считаю, что исключительных случаев не должно быть много. А у нас их пять, притом что каждый из перечисленных выше пунктов содержит в себе множество мелких оснований.

— Какие проблемы законодательного характера при изъятии земель существуют в Казахстане?

— Проблема в том, что в Земельный кодекс, Закон РК «О государственном имуществе» и другие нормативные акты заведомо либо под давлением различных обстоятельств (градостроительная политика, бюджетные интересы, лоббирование узких интересов крупных участников этой «игры» — застройщиков, независимых оценщиков) включили нормы, которые ухудшают положение граждан. Но нужно понимать, что каждая нестыковка и несогласованность норм в законах — это судьба человека.

У нас получается так, что интересы гражданина — собственника земельного участка не защищены. Повсеместно региональные акиматы и земельные органы нарушают процедурные требования изъятия земель — на стадии подачи уведомления, на согласительных процедурах, при независимой оценке и пр.

Если государству очень нужна земля, пусть выкупает ее у собственника и дает равноценную компенсацию.

— Вот в этом как раз и есть проблема — зачастую денежное возмещение, предлагаемое государством, не соответствует рыночной стоимости земли…

— Да, самой острой проблемой изъятия земли является равноценное возмещение. У меня как у юриста много претензий к статье 67 Закона РК «О государственном имуществе».

В статье 27 Конституции указано, что принудительное отчуждение имущества допускается в исключительных случаях, с равноценным возмещением потерь. Но равноценное возмещение потерь по Конституции это совсем не то, что указано в статье 67 Закона «О государственном имуществе» — сумма, указанная в договоре купли-продажи. Если человек купил земельный участок в конце 1990-х, когда еще «живой» тенге хоть как-то показывал характер доллару, стоимость земельного участка, указанная в договоре, была привязана к конъюнктуре цен на недвижимое имущество — по состоянию конца 90-х. И что сейчас? Акимат будет возмещать стоимость земли по ценам того времени? Естественно, та стоимость не будет превышать рыночную стоимость.

А если в договоре стоимость не указана, то все определяется по кадастровой стоимости. Ее по указанию акиматов и земельных органов высчитывают НПЦземы. Но они ни разу не посчитали в пользу собственника.

Равноценное возмещение по Конституции не предусматривает многие нюансы. Допустим, человек купил 20 лет назад участок земли, на котором не было ничего, построил дом, хозпостройки, разместил детскую площадку, провел коммуникации, обустроил территорию, вырастил деревья и зеленый газон, — все это его расходы. И все они должны быть возмещены. Но не по той цене, по которой покупались саженцы и кирпичи, а по нынешней их стоимости, с применением зональных особенностей территории. Вот это и называется равноценное возмещение.

Существуют и другие проблемы. Например, в тех случаях, когда в качестве компенсации предусматривается равноценный земельный участок (по статье 85 Земельного кодекса), то акиматы зачастую ссылаются на то, что в спецземельном фонде и резерве свободных земель нет.

То же самое — когда в качестве компенсации должна быть предоставлена благоустроенная квартира или жилой дом (пункт 2 статьи 29 Закона РК «О жилищных отношениях») — как правило, жилой фонд не имеет свободных квартир. Получается, равноценного земельного участка дать не могут, квартиру или равноценный жилой дом дать не могут, остается денежная компенсация, сумма которой настолько смешная, что на нее лишенные собственности люди способны только на год арендовать квартиру.

— Возможно, проблема еще и в самой оценке недвижимого имущества…

— Статья 67 Закона РК «О государственном имуществе» регламентирует: рыночная стоимость земельного участка и недвижимого имущества, изымаемого для государственных нужд, определяется независимым оценщиком. Закон не предусматривает добровольной оценки, которую собственники могут заказать сами. Это понятно, есть недоверие к результатам такой оценки. Но и у людей возникает такое же недоверие к этой независимой оценке. При этом, мы же понимаем, что независимая оценка не совсем независима. Поэтому если работать дальше над совершенствованием законодательства, то нужно это делать в первую очередь в части оценочной деятельности.

Но хочу поделиться хорошей новостью. Нас услышали. Минюст подготовил законопроект по внесению изменений и дополнений в некоторые законы по вопросам защиты собственности, где предусматриваются «революционные» поправки. В частности, ту самую статью 67 Закона РК «О государственном имуществе» наконец-то меняют. Собственникам будет предлагаться компенсация за земельный участок, которая определена в размере рыночной стоимости. При этом мы знаем, что рыночная стоимость земельного участка на рынке и рыночная стоимость земельного участка, устанавливаемая государством, — это разные вещи. Этот вопрос необходимо проработать министерству юстиции и правительству.

— Какая-то ответственность в вопросе неравноценных компенсаций лежит на собственниках?

— Конечно! Бывает, при изъятии земельного участка выясняется, что домостроение построено без разрешения, без архитектурно-планировочного задания, без проектной документации, не введено в эксплуатацию или же, например, пристройки были сделаны без разрешительных документов, дома застроены на территории, где строительство запрещено. Когда спрашиваешь у хозяев документы на дом, показывают технический паспорт. Техпаспорт — это не правоустанавливающий документ, это идентификационный технический документ о характеристиках домостроения.

Некоторые акиматы в регионах оценивают домостроения по техпаспорту, это неправильно. Конечно, я понимаю, что люди без разрешения построили, и требовать с них то, чего нет, нелогично, тем более это влияет на сумму получаемой денежной компенсации. Но это юридически неправильно! Думаю, акиматам нужно заниматься повышением правовой сознательности населения.

- Как вы предлагаете изменить систему изъятия земель для госнужд в Казахстане, чтобы она была эффективной и не ущемляла права граждан?

- Знаете, на этот вопрос, думаю, мало кто может ответить. Вот сейчас мы отметили позитивные подвижки в этом направлении. Минюст предлагает в рамках усиления защиты права собственности и арбитража внести в Закон РК «О государственном имуществе» новые статьи — 62−1 и 62−2, дающие понятийный аппарат термину «равноценное возмещение». Также определены способы равноценного возмещения и условия предоставления равноценного земельного участка. Это неплохая новость.

Но поправка не отвечает на вопрос: как быть, если законом предусмотрен равноценный земельный участок, а свободных земель в спецземельном фонде нет, предусмотрена квартира, а в жилом фонде города свободных квартир нет. Почему дополнение в закон не регламентирует обязательства акимата предоставить собственнику равноценный участок, то есть обеспечить его гарантией выбора возмещения в натуральной форме. Ведь это право закреплено Земельным кодексом! Если есть законодательно закрепленный выбор собственника земли отказаться от денежной компенсации и выбрать возмещение в натуральной форме, но ни Земельный кодекс, ни Закон РК «О государственном имуществе» не создают предпосылки, гарантирующие реализацию этого права гражданином, то что в итоге решают эти дополнения?

Очевидно, необходимо совершенствовать Закон РК «О государственном имуществе», в котором подробно расписано предоставление денежного возмещения, а вопрос предоставления равноценного земельного участка — нет. Получается, с собственником земли начинают играть в футбол. Нужен равноценный участок — ссылаются на Земельный кодекс, а там акиматы и отделы земельных отношений разводят руками. Нужна квартира — ссылаются на Закон РК «О жилищных отношениях». Почему бы все формы возмещения, будь то квартира, жилой дом или равноценный земельный участок, не прописать в одном законе?

Радует другое. Согласно планируемым поправкам, статья 63 Закона РК «О государственном имуществе» дополняется новым пунктом, который, по сути, обязывает акиматы согласовывать проект решения с общественным советом. Меня как юриста это радует, потому что до сих пор акиматы не учитывали нужды собственников земель. Теперь же при согласовании решения об изъятии появляется возможность спросить, предусмотрены ли в спецземельном фонде и резерве акимата свободные земли для натурального возмещения и в жилом фонде — свободные квартиры. Конечно, если в будущем общественный совет не справится со своей задачей, то ничего не изменится. Если же акиматы будут создавать соответствующие условия для реализации гражданином права выбора формы возмещения, это будет однозначно прорывом. Я здесь ожидаю, что в регионах начнут создавать общественные советы — «своих» включать, «критиков», «общественников» убирать.

Нам нужно, чтобы собственник, чей земельный участок изымается, не страдал. Необходимо привести в порядок все законодательство. Посмотрите на наши законы. Земельный и Гражданский кодексы, Закон РК «О государственном имуществе», Закон РК «О жилищных отношениях» — мы увидим массу нестыковок и противоречий. Все это нужно устранять.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 19 сентября 2017 > № 2315837 Бакытжан Базарбек


Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков

Встреча Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Глава республики доложил Председателю Правительства о работе по ликвидации последствий схода селя в горах Кабардино-Балкарии в августе текущего года. Обсуждались также меры по предупреждению подобных чрезвычайных происшествий в будущем.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Александрович, у Вас на территории республики в августе произошло чрезвычайное происшествие, даже несколько – я имею в виду сход селя. Какие меры сейчас принимаются для ликвидации последствий этого ЧП и какие решения необходимо ещё принять, в том числе по федеральной линии?

Ю.Коков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы держите ситуацию на контроле, на сегодняшний момент она выглядит следующим образом.

Во-первых, общими усилиями, прежде всего с помощью Правительства, федеральных министерств и ведомств, нам удалось очень активно и целенаправленно поработать в первые дни, что дало нам возможность в кратчайшие сроки восстановить электроснабжение, дорогу и газ. Газ сейчас – около 4 км по временной схеме, тем не менее он даёт нам возможность спокойно отапливать помещения, и проблем нет.

Очень активно мы взаимодействовали в рамках правительственной комиссии с МЧС, с Министерством обороны – 58-я армия нам очень серьёзно помогла, временные мосты доставили очень оперативно. Всё это ускорило процесс ликвидации самых главных проблем.

Нам удалось сделать воздушный коридор, почти 1,5 тыс. человек мы эвакуировали. В самом же Приэльбрусье жизнедеятельность не прекращалась.

И сегодня можно с удовлетворением отметить, что люди возвращаются в Приэльбрусье, там идёт обычная, размеренная жизнь.

Что касается федеральной трассы (дороги, которая на восьми участках была снесена), сейчас идёт очень активная работа с Росавтодором в рамках поручений, которые Вы давали. Мы сейчас работаем с газовыми корпорациями. Уже готово всё полностью для того, чтобы стационарно поставить все газовые коммуникации – эти 4 км с лишним. С дорожниками уже согласовали и в ближайшее время всё будет сделано. Мы, кстати, и временную газовую линию решили оставить пока, и сделать стационарную.

Там как раз попало и на 1 сентября. Мы не останавливали учебный процесс в школах, всё там было обеспечено – продукты, питание. Поэтому я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить. Очень слаженно поработали. Надеюсь, что мы в таком же темпе завершим эту работу.

Второй вопрос, который Вы поставили: что делать дальше, какие предложения? Совместно с МЧС, Минтрансом мы сейчас очень активно работаем над программой. В последний раз такой слив двух этих озёр на высоте почти 4000 м произошёл в 1960 году. И с учётом последних климатических изменений в мире там ситуация непростая, она нас будет постоянно беспокоить, если мы сейчас по-настоящему не сделаем. Если бы в 2003 году не было сделано селевого лотка – он фактически спас ситуацию. Город Тырныауз, а там 20 тыс. население… В 2000 году, когда тоже было большое ЧП и фактически до третьего этажа весь город был затоплен, было принято на федеральном уровне решение построить этот селевой лоток (1,5 км, 7 м глубиной). Он фактически сейчас и сработал. Поэтому нам надо тоже на упреждение работать.

Д.Медведев: Давайте об этом сейчас и поговорим, чтобы сработать на упреждение и постараться в максимальной степени предотвратить возможные проблемы.

Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович

Чего ждать России от немецких выборов

Станислав Климович

От того, кто станет новым партнером Меркель по правящей коалиции, не приходится ожидать резкого изменения статус-кво в отношении России – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того

До выборов в немецкий Бундестаг осталось еще несколько дней, но мало кто сомневается, что победит на них опять Христианско-демократический союз во главе с действующим канцлером Ангелой Меркель. Правда, абсолютного большинства мест в парламенте она, скорее всего, не наберет, а значит, придется создавать коалицию. Собственно, главная интрига нынешних немецких выборов и состоит в том, кто станет партнерами Меркель по правящей коалиции. Этот выбор может серьезно повлиять на политику нового правительства Германии, особенно на российском направлении, где позиции потенциальных союзников ХДС заметно расходятся.

Коалиционная классика

Традиционно федеральные правящие коалиции в Германии состоят из двух партий, в немецкой политической традиции соображать на троих не принято. Только во времена отца-основателя новой Германии Конрада Аденауэра создавались многопартийные союзы, но тогда политические институты еще не устоялись и в парламент попадало много самых разных объединений. С тех пор коалиции были двухпартийными и минимальными выигрышными – такими, чтобы голосов просто хватило для устойчивого большинства в парламенте. Считается, что так проще договориться и выработать общий политический курс.

Cложилась прочная система двух идеологических блоков: право- и левоцентристского, где каждая из больших «народных» партий (ХДС и СДПГ) обладала комфортным союзником. Христианские демократы стремились создать правительства вместе со Свободной демократической партией (СвДП), а их вечные оппоненты – социал-демократы – с Зелеными.

Когда для таких удобных коалиций с обеих сторон не хватало мест, как это было в 2005 и 2013 годах, ХДС и СДПГ договаривались о новом правительстве между собой и вступали в своеобразный брак по расчету (нем. Zwangsehe) – большую коалицию. При первой же возможности, то есть после очередных выборов, этот брак распадался в пользу идеологически близкого варианта. Так, в 2009 году ХДС сформировал коалицию с либеральными свободными демократами, оставив социал-демократов в оппозиции. Сегодня вторая большая коалиция доживает последние дни перед выборами. И канцлеру Меркель вскоре предстоит сделать выбор между чувствами, расчетом и поиском новых ощущений.

Брак по любви: ХДС и СвДП

Если по результатам выборов христианские демократы и либералы вплотную приблизятся к отметке 50% голосов, дорога к правоцентристской коалиции будет свободна. Перераспределение голосов, поданных за партии, которые не прошли в парламент, сможет сыграть в пользу ХДС и СвДП, создав для них большинство в пару-тройку мест.

Правда, лидеры СвДП оговариваются, что арифметическая возможность черно-желтой (по цветам партий) коалиции не предполагает ее автоматического создания, но это скорее демонстрирует стремление либералов обстоятельно поторговаться со старшим партнером как в вопросе распределения министерских постов, так и при определении политического курса нового правительства. Они хорошо помнят, как в спешке договорились с ХДС о коалиции в 2009 году, не смогли отстоять свою повестку, растворились в составе правительства и в результате на следующих выборах вылетели из Бундестага. В этот раз СвДП собирается действовать по-другому: например, продвинуть свою технологическую повестку и добиться создания на федеральном уровне министерства цифровизации.

В вопросах внешней политики либералы, ориентирующиеся на немецкий бизнес, стремятся к конструктивному диалогу с Россией. В своей программе они выступают за поэтапное смягчение санкций вплоть до их отмены (при деэскалации конфликта на Украине) и указывают на то, что наши страны крепко связаны – экономически, культурно и политически.

Лидер СвДП Кристиан Линднер вообще недавно отметился нетипичным для представителя германского истеблишмента заявлением, что присоединение Крыма к России, которое его собственная партия в своей программе считает оккупацией, является «долгосрочным временным состоянием» (нем. Dauerhaftes Provisorium). Таким образом, Линднер предлагает заморозить текущий статус Крыма, снять его с повестки и в переговорах с Россией сконцентрироваться на достижении взаимопонимания по другим вопросам. Это заявление ожидаемо вызвало бурю эмоций: от восторженной поддержки со стороны левых и правых популистов, сдержанного сочувствия социал-демократов до резкой критики из рядов ХДС и особенно Зеленых.

Пока голосов для черно-желтой коалиции не хватает, но либералы четко обозначили, что готовы бороться за министерские портфели только при условии их наполнения соответствующим политическим курсом. Они заранее заготовили виртуальную «таблицу противоречий» с ХДС, чтобы пункт за пунктом отстаивать свои интересы, и вопрос отношения к России занимает довольно высокое место в этом списке.

Брак по расчету: ХДС и СДПГ

Однако запрос на перемены в немецком обществе может оказаться настолько слабым, что его не хватит даже для того, чтобы сменить второго участника правящей коалиции. Принцип «лучшее – враг хорошего» в этом смысле очень немецкий. Ответом на такое поведение избирателей может стать политический курс «дальше в том же духе» (нем. Weiter-so-Politik), когда впервые в истории после выборов может быть продолжена работа большой коалиции. У этой опции есть немало сторонников в обеих партиях, правление расширенного центра сегодня многими воспринимается как безальтернативное.

Декларативно СДПГ, разумеется, выступает за смену правительства, за новый политический курс. Но серьезность таких заявлений социал-демократов с трудом выдерживает критику: опросы дают им 23–24% голосов, а с таким активом получить возможность сформировать правительство можно только в фантастическом фильме, которых немцы практически не снимают. На деле СДПГ очень рассчитывает на то, что при итоговом распределении мест арифметически создание правоцентристской коалиции окажется невозможным и Меркель будет вынуждена опять пригласить их на переговоры. При этом сама канцлер, по-видимому, также намерена оставить эту опцию открытой, для чего совсем недавно публично хвалила «большую» коалицию и отмечала ее достижения.

СДПГ в ходе предвыборной кампании разыгрывает карту «партии мира» на фоне ястребов из ХДС. Их программа пропитана политикой разрядки, социал-демократы стремятся к политическому диалогу и поэтапной отмене антироссийских санкций. Они убеждены, что мир и безопасность в Европе невозможно представить без России и уж тем более в противостоянии с ней.

За такую позицию СДПГ активно критикуют их давние соратники по левоцентристскому политическому лагерю – Зеленые. Лидер этой партии Джем Оздемир прямо обвиняет социал-демократов в «политике обнимашек» (нем. Kuschelkurs) по отношению к России. За социал-демократами прочно закрепился ярлык «ферштееров», то есть политиков, активно продвигающих повестку более плотного сотрудничества с Россией, отказ от санкций и переход к стратегическому партнерству.

Но, учитывая, что в рамках действующего правительства эту повестку социал-демократы отстоять не смогли, вероятность серьезного изменения курса в отношении Росссии при продолжении большой коалиции крайне мала. Ведь политика «дальше в том же духе» распространяется на всю программу потенциального правительства, в том числе и на ее внешнеполитическую часть.

Ямайский эксперимент: ХДС, СвДП и Зеленые

Третий возможный вариант будущего правительства самый интересный и необычный. На федеральном уровне такого состава коалиции еще не было. Зеленые длительное время были слишком левыми, чтобы оказаться в одной лодке сразу с двумя правыми партиями – христианскими демократами и либералами. Но идеологические изменения последнего десятилетия привели к тому, что вся немецкая политика сместилась чуть влево, а Зеленые, наоборот, – чуть вправо. В результате программная и ценностная дистанция между непримиримыми в прошлом политическими лагерями сократилась, а пространство для переговоров и компромиссов увеличилось.

В 2008 году в Гамбурге была создана первая в истории коалиция ХДС и Зеленых на региональном уровне. В 2013 году этот опыт повторили в Гессене. Полноценная «Ямайка» (коалиция ХДС, СвДП и Зеленых, как ее называют по партийным цветам, похожим на флаг этой страны) состоялась в 2009 году в Сааре – маленькой земле на западе Германии. Последняя репетиция перед федеральными выборами этим летом – выборы в ландтаг Шлезвиг-Гольштейна – завершилась еще одним успешным формированием «Ямайки», что стало лишним доказательством принципиальной готовности и партий, и общества к такой коалиции.

Сегодня в публичном поле звучат самые разные коалиционные сигналы: пока представители ХДС все активнее говорят о возможности такого союза, согласия среди либералов и Зеленых нет. Премьер-министр Шлезвига Даниэль Гюнтер заявил, что его земля может послужить примером для строительства коалиции на федеральном уровне. Зампреды СвДП говорят прямо противоположные вещи: Катя Зундинг считает, что «Ямайка» в Берлине может получиться; ее коллега Вольфганг Кубики парирует, что успех в Шлезвиге и успех в Берлине – это «две большие разницы».

Джему Оздемиру, лидеру Зеленых, «не хватает фантазии», чтобы представить себе тройственную коалицию после выборов в Бундестаг, а Ангела Меркель, напротив, «позитивно настроена» относительно возможной коалиции с либералами и Зелеными. В конце июня она сделала явный шаг навстречу: не стала препятствовать легализации в Германии однополых браков. Учитывая, что «брак для всех» был обязательным условием со стороны СвДП и Зеленых для потенциального участия в будущем правительстве, Меркель таким образом устранила важный барьер на пути возможных переговоров с этими партиями после выборов.

Что касается внешнеполитической повестки, в таком тройственном союзе позиции хардлайнеров в отношении России могут быть существенно усилены именно за счет Зеленых. Вдобавок к Крыму и Украине они ставят в вину российскому руководству еще и поддержку режима Башара Асада в Сирии. В своих программных документах Зеленые признают целенаправленные санкции эффективным методом внешней политики, которым они намерены пользоваться и дальше. Этот подход радикально отличается от того, что предлагают либералы. При этом лидер старшего партнера по потенциальной коалиции Меркель осторожно говорит о необходимости укрепления контактов с российским руководством, признавая, что обеспечение безопасности в Европе невозможно без России.

Право первой ночи

По традиции победившая на выборах партия получает преимущественное право на проведение переговоров и может приглашать потенциальных партнеров для консультаций. Сразу после объявления итогов начинается политический спид-дейтинг – партии проходят через серию встреч (нем. Sondierungsgespräche), на которых стараются прощупать своих визави на предмет совместимости интересов.

Вероятность того, что в случае победы Меркель решит зондировать сразу все опции, очень высока. Постепенно начнут отсеиваться неудобные варианты, а партии перейдут к конкретным переговорам. Весь переговорный процесс занимает около месяца, когда партии близки идеологически (ХДС + СвДП), и около двух – когда есть существенные расхождения (ХДС + СДПГ и ХДС + СвДП + Зеленые). Поэтому в любом случае к декабрю у Германии должно появиться новое правительство.

Любой из обозначенных вариантов будущей коалиции предполагает, что выбор остается за Меркель. Наличие ясной альтернативы – ее главный козырь на переговорах: оппонент знает, что если договориться не получится, то она запросто хлопнет дверью и уйдет к другому.

Какая опция наиболее вероятна? В принципе, если земли воспринимаются как пространство для эксперимента (16 немецких земель сейчас управляются 13 разными видами коалиций), то на федеральном уровне классика все же выглядит предпочтительнее. Больше всего будет зависеть от того, набирает ли союз ХДС и СвДП большинство. Возможно, если этого не произойдет, Меркель решится на глубокое изменение политического курса и попытается убедить либералов и Зеленых войти в состав правительства. А если переговоры зайдут в тупик, у нее всегда есть запасной аэродром в виде большой коалиции с социал-демократами.

Сообразит Меркель на троих или нет, резкого изменения статус-кво в отношении России ожидать не приходится – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС строго придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции (хардлайнера или ферштеера) она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того. Поэтому тем, кто требует радикальных перемен, остается надеяться только на сюрприз от немецких избирателей, хотя они к неожиданностям не особенно склонны.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев

Данияр Акишев: о курсе, интервенциях, золоте и криптовалюте

В Нацбанке объяснили, почему курс тенге может падать при повышении цен на нефть

Национальный банк РК продолжает проводить политику открытости. На днях председатель Нацбанка Данияр Акишев в очередной раз встретился с главными редакторами печатных и телевизионных СМИ, чтобы ответить на все интересующие вопросы.

Про паритет тенге к рублю

«В сентябре курс тенге к рублю пробил отметку в 5,94. Прокомментируйте этот скачек. Можно ли говорить о том, что паритет тенге к рублю в 5,9 можно считать новым паритетом? Есть ли у тенге шансы вернуться к паритету 5,5 к рублю?» — поинтересовался журналист у Данияра Акишева.

«Курс тенге плавающий, Нацбанк практически не вмешивается в него. Те значения по курсу рубля к тенге, которые возникли, — это абсолютно рыночная ситуация, обусловленная уровнем развития внешнеэкономических отношений между Казахстаном и Россией. Ослабление стоимости тенге к рублю означает более высокий спрос на российский рубль. Иными словами, спрос на рубль вырос, соответственно рубль подорожал в Казахстане. Происходит рост импорта в Казахстан из России и, соответственно, возрастает спрос на российский рубль, который, естественно, в этих условиях начинает дорожать. Я бы здесь не стал говорить о каких-то паритетах. Какой-то паритет между рублем или тенге не таргетируется Нацбанком», — заметил Данияр Акишев.

При этом финрегулятор уточнил, что «переход на тенге» займет некоторое время. «Я недавно встречался с экс-председателем Новозеландского суверенного фонда, какое-то время он был заместителем председателя Нацбанка Новой Зеландии. В начале 90-х годов эта страна перешла на свободно плавающий курс национальной валюты. Это маленькая страна, которая очень сильно зависела от Австралии и Китая по импорту. Так вот, он мне рассказал, что у Новой Зеландии ушло около 15 лет на то, чтобы привыкнуть к плавающему курсу. Мы же спустя два года после введения плавающего курса пытаемся подвести итоги. Это правильно, но пока не нужно делать выводов. По всей видимости, потребуется больше времени, чем мы ожидали, на то, чтобы привыкнуть к такого рода колебаниям на валютном рынке», — подчеркнул Данияр Акишев.

Об интервенциях

Также регулятор прокомментировал, есть ли у Нацбанка потолок по валютным интервенциям.

В Нацбанке напомнили, что в июне объем нетто-интервенций составил около 100 млн долларов, в августе — 70 млн долларов. Но одновременно Данияр Акишев уточнил, что если посмотреть на объем валютных торгов в июне и августе, который составил более 2 млрд долларов, то «объем интервенций Нацбанка можно считать небольшим».

«Между тем, конечно, наши интервенции так или иначе влияют на курс в конкретный момент времени. Бывают ситуации, когда при девальвационных ожиданиях банков и населения вообще нет продавцов иностранной валюты, на рынке только 10 покупателей инвалюты, которым нужно обслуживать свои импортные контракты. При этом нужно иметь в виду, что валютный рынок узкий. И в этот момент времени предложение валюты в моменте равно нулю. В этих условиях курс может быть вообще любым. А, исходя из тех правил торгов, которые есть на валютной бирже, курс формируется из средневзвешенной цены сделки, которая происходит в моменте. Соответственно, если в этот момент времени нет никакого предложения валюты, то те, кто хочет купить валюту, начинают поднимать цену по курсу. В этом случае курс может быть любым. В этих условиях, так как валютный рынок узкий, Нацбанк оставляет за собой право иногда вмешиваться в курс. Как правило, это происходит очень редко. Финрегулятор вмешивается в курс либо при значительном обострении ситуации, либо при ощутимых изменениях параметров на внешнем рынке. Никакой очевидной формулы, по которой вы сможете подсчитать, когда и в каком объеме вероятны интервенции, нет, и ее даже не может быть. Тратить на это время в условиях свободно плавающего курса мы считаем бессмысленным. Курс должен формироваться сам при какой-то неизменности параметров: к примеру, когда на рынке 10 продавцов валюты и 10 покупателей. А вот когда происходит какая-то стрессовая ситуация на рынке, Нацбанк оставляет за собой право вмешиваться в курс», — сообщил Данияр Акишев.

В Нацбанке уточнили, что не идут против тренда. «Если мы видим устойчивый тренд на укрепление тенге, мы не препятствуем этому тренду. Часто на устах населения и в СМИ речь идет о том, что Нацбанк сдерживает курс из-за каких-то событий. Например, говорят, что мы сдерживаем курс, потому что скоро начнется учебный год, или День Конституции, или потому, что третья неделя августа солнечного затмения, ЭКСПО… Но мы серьезный госорган, и мы не отслеживаем эти события для привязки их к курсу. Многие думают, что мы получаем какие-то там месседжеры из органов власти по курсу, которые нам говорят, что, мол, сегодня курс будет такой. Это абсолютно исключено, это невозможно. Нацбанк не имеет каких-то временных таргетов, целей, что вот до этого времени курс должен быть таким, завтра таким», — отметил главный банкир страны.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре

Иракский Курдистан — «гарант стабильности Ирана, Турции и Сирии»

На вопросы ИА REGNUM отвечает кандидат исторических наук Икбаль Дюрре

25 сентября в Иракском Курдистане состоится референдум о независимости края. По преданию 25 сентября считается днём сотворения мира. О каком новом мире идёт речь? Что ожидает курдский народ после референдума?

Икбаль Дюрре: 25 сентября — не день независимости, а просто референдум, где народ будет голосовать по вопросу независимости, хочет он её или нет. Скорее всего, результат будет положительным. В этом случае начнётся процесс, подобный Brexit.Я не думаю, что на следующий день президент Масуд Барзани объявит о независимости, поскольку он неоднократно говорил о необходимости решения всех вопросов с Багдадом исключительно мирным путём.

Одновременно Эрбиль начнёт активную дипломатическую работу с Турцией и Ираном, чтобы их убедить в следующем — Иракский Курдистан не является «головной болью» региона, это страна, которая хочет добрососедских отношений со своими соседями. Почему президент Барзани на это идёт?

Курдистан — федеративная республика в составе Ирака. У данной системы отношений были свои правила и законы. По конституции Ирака каждая сторона должна была выполнять определенные условия, чтобы страна оставалась единой. Багдад, со своей стороны, неоднократно нарушал конституцию. Самый яркий пример — пять лет назад было прекращено финансирование Курдистана. Потом Багдад отказался провести референдумы в районах, которые оспаривались между ним и Эрбилем.

Есть и психологический аспект. За последние тридцать лет жизнь курдов в составе Ирака не была простой. Я имею в виду трагедию в Халабдже 1988 года (применение иракской армией химического оружия в отношении гражданского населения —С.Ц.), политику Саддама Хусейна, так называемую «анфаль», в результате которой погибли почти 200 тысяч курдов. Конечно, подобные события оставляют отпечаток в сознании народа. Так что психологически курды уже давно себя отделяют от арабской части Ирака. Раздел основан на политических, культурных и социальных отличиях.

Эти два общества имеют разное понимание жизни. Например, если попасть из курдской части Ирака в арабскую, вы сразу обнаружите разницу. Во-первых, у арабов разрешено многоженство. Во-вторых, им нельзя употреблять алкоголь. Я не говорю, что это плохо, такова их традиция. А в Курдистане всё по-другому. За выпивку тебя никто не накажет, многоженство запрещено. И таких различий множество. Не могут курды и арабы больше находиться вместе в составе единого государства, я так понимаю.

ИА REGNUM Однако подлинная независимость Курдистана без выхода к Средиземному морю невозможна. Пока же выход к морю обеспечивает только Турция, которая не поддерживает референдум. Получается, что единственной альтернативой турецкому маршруту служит Сирия. Вы согласны с такой постановкой проблемы?

Икбаль Дюрре: Нет. Во-первых, есть много государств, которые не имеют выхода к морю. Так что Иракский Курдистан будет далеко не первой страной, у которой отсутствует морское побережье. Во-вторых, Турция ещё ни разу не грозилась перекрыть трубопровод. Обратите внимание на сделку Эрбиля с «Роснефтью». Речь идёт о крупной сделке, вся нефть по которой пойдёт через турецкую трубу.

ИА REGNUM В таком случае Курдистан усиливает свою зависимость от Анкары…

Икбаль Дюрре: Да, но здесь зависимость обоюдная. Ведь Турция тоже деньги зарабатывает. Второй момент: официальный товарооборот между Турцией и Иракским Курдистаном составляет $12 млрд; у России же товарооборот с Турцией составляет $27 млрд, превышает более чем в два раза. Для Анкары регион имеет особое экономическое значение. Курдистан богат нефтью и газом, а у Турции, как известно, запасов углеводородов нет.

Уже говорят о наличии пятидесятилетнего контракта между Анкарой и Эрбилем на поставки углеводородов в Турцию и через Турцию. Поэтому после референдума Турции придётся смириться с курдской независимостью. Есть основания думать таким образом, особенно если проследить отношение Турции к семье Барзани. Сначала их турецкая пресса всячески оскорбляла, обвиняла в терроризме. Сейчас же, когда президент Барзани приезжает в Анкару, его принимают со всеми почестями, курдский флаг соседствует с турецким. Поэтому руководство Турции должно объяснить своему населению природу отношений с Курдистаном.

Я считаю, что соседи Иракского Курдистана не могут сразу отказаться от политики, которая столетиями была направлена на непредоставление курдам особого статуса и независимости. Никто не ожидает, что завтра Турция и Иран будут аплодировать независимости Иракского Курдистана. Просто есть реалии, с которыми в течение определенного времени придётся смириться. Я так это вижу.

Конечно, всегда остаётся риск того, что внутриполитические процессы в Турции могут заставить Эрдогана принять жесткие меры в отношении Иракского Курдистана сразу после референдума, но они не будут носить долгосрочного характера. Не надо забывать, что Эрдогана ждут нелегкие выборы, а электорат, на который он рассчитывает, очень националистически настроен. И он не может этот фактор не учитывать. Заставит ли этот фактор его предпринять радикальные меры в отношении Барзани или нет? Всё зависит от предстоящей встречи Эрдогана с Трампом.

ИА REGNUM Израиль поддерживает независимость Иракского Курдистана. Сенсации здесь нет. Об этом премьер-министр Биньямин Нетаньяху говорил ещё в 2014 году. Интересует другое. Тель-Авив считает боевиков Рабочей партии Курдистана террористами, что Анкару явно устраивает. Что будет тогда с Киркуком? Ведь Турция по-прежнему на него претендует.

Икбаль Дюрре: Мулла Мустафа Барзани, отец нынешнего лидера Иракского Курдистана, в своё время говорил, то Киркук — «сердце» Курдистана. Без Киркука независимый Курдистан можно было создать ещё десять лет назад. Вся проблема состоит в нём. Мы знаем стратегическую и экономическую значимость этого района. В Киркуке живут разные народы, в том числе арабы, туркоманы и другие этносы. Поэтому не исключено, что Иракский Курдистан будет федеративным государством. И Киркук может войти в состав нового объединения на правах автономии. Об этом говорили многие высокопоставленные чиновники. В любом случае Киркук будет в составе Иракского Курдистана. Сейчас город находится под контролем курдских вооруженных сил.

Президент Барзани на днях четко заявил, что «все курды готовы умереть ради Киркука». Из-за Киркука уже возникают проблемы: 14 сентября с.г. парламент Ирака освободил от занимаемой должности губернатора края. Так что Ваш вопрос совершенно справедлив. Киркук становится «яблоком раздора». Но для курдов этот вопрос уже решен. Курды Киркук не уступят.

ИА REGNUM Теперь взглянем на восточную границу Иракского Курдистана, на Иран. Тегеран договорился о поставках газа в Иракский Курдистан, строит железную дорогу к Сенендеджу, подводя коммуникации к Иранскому Курдистану. Президент Хасан Рухани говорит о железной дороге из Ирана в Иракский Курдистан, откуда путь должен пройти к сирийской Латакии. Понятно, что без Киркука здесь также не обойтись. Как Вы оцениваете перспективы данного проекта?

Икбаль Дюрре: Отношения с Ираном у нас особые. Если будет независимый Иракский Курдистан, который станет фактором стабильности железной дороги и ее оператором, тогда перспективы у проекта вполне реальные. Иран — серьезное государство, с которым нельзя не считаться. Тегеран ведёт прагматичную политику. В своё время Иран несколько раз отказывался признавать Азербайджан в Генеральной Ассамблее ООН. Но в конце концов он его признал. Я в отношении Курдистана ожидаю такого же эффекта.

Естественно, ситуацию осложняют израильско-иранские отношения. Израиль настороженно относится к росту влияния шиитского Ирана. В лице курдов Тель-Авив видит противовес Тегерану и «Хезболле», которая подбирается к его границам. Поэтому Израиль поддерживает Курдистан. Однако следует помнить, что в самом Иране живет в два раза больше курдов, чем в Ираке. И президент Барзани в этом смысле проводит разумную политику, призывая иранских курдов вести себя спокойно, быть лояльными Ирану. Если Тегеран с пониманием отнесется к независимости Курдистана, то Эрбиль это непременно учтёт. Ведь независимый Курдистан может стать стабилизирующим фактором для самого Ирана.

Более того, курдский вопрос следует решить в Иране, Турции и Сирии. Сегодня никто не говорит о том, что будет создан Большой Курдистан. Это нереально. Почему мы говорим об Иракском Курдистане? Потому что как такового Багдада нет. У курдов за сотни лет накопилась огромная энергия, многомиллионный народ нуждается в собственном государстве.

Правительствам Ирана, Турции и Сирии будет проще решать внутренние проблемы после фактического признания ими независимости Иракского Курдистана, поскольку таким образом они не будут противопоставлять себя курдскому народу. А их право на защиту собственной территории и на борьбу с экстремистами Эрбиль отрицать не собирается. Далее они сами урегулируют проблемы с курдами, предоставив им право на автономию или же на культурную автономию. Таким образом курдский вопрос будет решен на десятилетия вперед.

ИА REGNUM Эксперты часто рассуждают о противоречиях между иракскими и турецкими курдами. Это межклановая борьба или нечто большее?

Икбаль Дюрре: Если речь идёт об Иракском Курдистане, то там можно говорить о клановых противоречиях. Если же говорить о противоречиях между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Барзани, то налицо идеологические разногласия. В РПК доминируют социалистические идеи. А для Барзани коммунистическая идеология не имеет значения. Более того, насколько мне известно, РПК не имеет цели создать независимое курдское государство.

ИА REGNUM То есть РПК стремится сохранить нынешнюю Турцию?

Икбаль Дюрре: Не только Турцию, но и нынешнюю Сирию. У них следующие лозунги — «Мы хотим демократическую Турцию»; «Мы хотим демократическую Сирию». С другой стороны, Барзани не претендует на Турецкий Курдистан. Его цель более локальная — создать независимый Иракский Курдистан. Проблемы между турецкими и иракскими курдами есть. Для курдов важно, чтобы они не переросли в вооруженный конфликт. Впрочем, сами разногласия являются естественными, поскольку курды — многомиллионный народ, в рамках которого все не могут думать одинаково.

ИА REGNUM Каким Вы видите Иракский Курдистан в контексте изменений на Ближнем Востоке?

Икбаль Дюрре: Курды создают государственность на собственной земле. На чужие территории они не претендуют. Подход курдов к государственному строительству следующий: это будет демократическое, светское государство, которые стремится решать вопросы с соседними странами исключительно переговорным путём. Курды хотят жить спокойно на землях, которые им даны Богом, нападать на кого-либо курды не собираются.

Однако надо понимать, что события на Ближнем Востоке зависят не только от курдов. В мире всё меняется. Мы неоднократно говорили об этом в том числе и с Вами. Ближний Восток уже не будет прежним. И начались данные изменения не с Курдистана. Давайте вспомним процессы в африканских странах, что произошло, например, с Суданом. Показательны также события в Йемене. Мы понимаем, что могло бы произойти с Сирией, если бы Россия не вмешалась в ситуацию. На этом фоне роль независимого Курдистана будет исключительно положительной, поскольку в нём живут представители разных народов и конфессий.

Саркис Цатурян

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре


КНДР. Япония > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314506 Синдзо Абэ

Солидарность перед лицом северокорейской угрозы

Синдзо Абэ | The New York Times

"Весь мир столкнулся с беспрецедентной, серьезной, безотлагательной угрозой, которая исходит от Северной Кореи", - пишет в статье, опубликованной в The New York Times, премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Он называет важным шагом новые санкции СБ ООН, принятые 11 сентября, но подчеркивает: "Официальный Пхеньян неуклонно игнорировал предыдущие резолюции. Международное сообщество должно сохранять единство и добиваться соблюдения санкций".

Абэ отмечает, что все надеются на мирное урегулирование северокорейского кризиса. Но, считает он, дальнейший диалог с Северной Кореей - тупиковый путь: "Пхеньян воспринял бы новые переговоры как доказательство того, что другие страны пошли на уступки под давлением успешных северокорейских ракетных пусков и ядерных испытаний. Пришло время оказать на Северную Корею максимальное давление. Никаких отсрочек больше не должно быть".

Абэ вопрошает, каким образом Северная Корея, несмотря на санкции, получает сырье, компоненты и двигатели. И отвечает: "Статистика демонстрирует, что некоторые страны, преимущественно страны Азии, продолжают торговать с Северной Кореей". "По данным ООН, в баллистических ракетах Северной Кореи использовались компоненты зарубежного производства. Некоторые страны покупают северокорейские товары, платят за услуги этой страны или принимают рабочих из нее. Подставные фирмы, зарегистрированные в Азии, обеспечивают Северной Корее доступ к иностранным валютам", - поясняет японский премьер.

Абэ сообщает, что Япония в ответ еще более упрочила альянс с США и координирует свои действия с США и Южной Кореей. "Я твердо поддерживаю позицию США, которая гласит, что рассматриваются все варианты действий", - пишет японский премьер.

Абэ призывает "добиться досконального выполнения всей череды резолюций [СБ ООН], чтобы не позволить Северной Корее приобрести товары, технологии, деньги и кадровые ресурсы для дальнейшего развития ее ракетной и ядерной программ".

По словам Абэ, необходимо как можно скорее "добиться, чтобы Северная Корея прекратила провокации, отказалась от разработок ядерного оружия и баллистических ракет и вернула похищенных лиц на родину".

КНДР. Япония > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314506 Синдзо Абэ


Украина. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314502 Анна Немцова

Президент Украины Петр Порошенко осудил агрессию Путина в недвусмысленных выражениях

Анна Немцова | The Daily Beast

"Украинский президент Петр Порошенко четко и осторожно произносил английские слова, выступая перед иностранными участниками на форуме "Ялтинская европейская стратегия" (Yalta European Strategy - YES), теперь ставшем ежегодным событием на Украине", - рассказывает Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. Как отмечает журналистка, "голос Порошенко звучал как никогда самоуверенно - а порой и угрожающе, - в то время как он назвал Москву "агрессором", обвинив Кремль в поддержке "незаконно украденных" территорий на востоке Украины".

"Через несколько дней Порошенко отправится в Нью-Йорк, чтобы объяснить Генассамблее ООН, какую миротворческую миссию Украина надеется увидеть на пострадавших от войны территориях Донбасса вдоль российской границы, - говорится в статье. - Киев хочет окончания разрушительной войны и одобряет миротворцев ООН, но только если российские войска будут исключены из миссии". Находясь в Штатах, Порошенко также планирует достичь сделки с администрацией президента Дональда Трампа касательно смертоносного оружия, которое, по заявлениям Москвы, только ухудшит конфликт, добавляет Немцова.

"Позднее критики заявили, что речь Порошенко звучала слишком милитаристски и в ней недоставало доводов по внутренним вопросам: ошеломляющей коррупции, несправедливости и давлению на свободу слова", - пишет автор.

"В обращении в прошлом году к участникам YES президент сказал, что наш главный и самый опасный враг - это коррупция; в этом году крупнейшие внутренние вопросы не упоминались", - заявил изданию Григорий Немыря, председатель комитета по правам человека в Верховной Раде. Как передает журналистка, после того как в пятницу Порошенко окончил свою речь и пришло время вопросов, он испытывал трудности при объяснении того, почему усилия страны по проведению реформ по-прежнему далеки от успеха.

"Порошенко нравится все контролировать как главнокомандующему, генеральному прокурору, главе МИД, суду и полиции; порой его правление может казаться авторитарным, - отметил в беседе с изданием телевизионный журналист Евгений Киселев, работающий в Киеве. - Порошенко воспринимает все очень серьезно и на свой счет, например, когда он лишил Саакашвили украинского гражданства, многие сказали, что это было личным наказанием президента для оппонента".

Как отмечает Немцова в завершение, "Украина и ее президент сталкиваются с ловушками каждодневно, но мир не отказался от этой страны на восточной границе ЕС. Месседж участников Киеву в первый день форума YES можно сформулировать в одном предложении: Украины, у тебя много проблем, ты терпишь неудачу в реформах, но мы по-прежнему остаемся в твоем лагере, потому что думаем, что Путин ждет, что ты распадешься, и мы не собираемся этого допустить".

Однако остается понять, насколько администрация Трампа поддержит эту точку зрения, когда Порошенко посетит ООН, заключает автор.

Украина. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314502 Анна Немцова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер

Вольфганг Ишингер: "Пока что Путину сопутствует успех, но в перспективе он этого темпа не выдержит"

Герхард Гнаук | Die Welt

Глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер считает, что Россия гораздо слабее, чем кажется. В интервью Die Welt он говорит о шансах в украинском конфликте и хвалит Дональда Трампа за позицию по Северной Корее.

"Россия действительно демонстрирует изменения своей позиции (по Украине), - замечает Ишингер, комментируя готовность президента Путина разместить на Донбассе "голубые каски" ООН. - Тут надо в любом случае все детально проверить, получится ли из этого что-то сделать? И, возможно, не только для Донбасса, но и для взаимоотношений между Востоком и Западом в целом, для выстраивания доверия между Западом и Россией. Это было бы правильной дипломатией. Неправильной, ошибочной дипломатией было бы отметать российскую инициативу, изначально считая ее трюком или уловкой".

По мнению собеседника издания, "было бы хорошо, если бы миссия состояла не из представителей стран - постоянных членов Совбеза ООН. Предпочтительнее страны, не втянутые в политическом смысле в события в регионе. Например, Индия или другие азиатские государства".

Комментируя причины, которые могли толкнуть Москву на подобные перемены, руководитель Мюнхенской конференции по безопасности указывает на то, что, возможно, "Москва хочет скинуть немного балласта на фоне (...) застоя в российско-американских отношениях. Возможно, это происходит и из-за новых американских санкций, которые в этот раз задели Москву сильнее. Кроме того, Вашингтон взвешивает возможность поставок противотанковых вооружений для украинской армии - Россия определенно хочет этого избежать. Что касается Донбасса, Москва, вполне вероятно, все больше понимает, что из этих квазигосударств, в которых происходит и много незаконного, ничего не получается и что вся эта ситуация стоит России и денег, и репутации".

"Валовой национальный продукт России меньше итальянского. Тем не менее, Россия пытается вести себя как великая мировая держава и несет в связи с этим значительные политические убытки - в том числе в Сирии и на Украине. Внутри страны Москва вынуждена чудовищно напрягаться, чтобы продемонстрировать хотя бы минимальный рост. В итоге: энергичная внешняя политика России пока что выглядит успешной, но в перспективе страна такого темпа не выдержит", - уверен Ишингер.

Останавливаясь на антироссийских санкциях, Ишингер говорит о том, что "не стоит переоценивать их эффективность".

По словам главы Мюнхенской конференции по безопасности, было бы неплохо, если бы ЕС был задействован в переговорах по Северной Корее, если им суждено состояться - причем в соответствии с показавшей себя успешной "иранской моделью". "В Сирии ЕС отодвинули на задний план, на переговорах по Украине ЕС вообще не представлен: это неправильно. ЕС представляет 500 млн европейцев и должен уверенно заявлять об интересах стран Евросоюза на подобных переговорах. Это касается и ситуации вокруг Северной Кореи".

"Весьма необычная внешняя политика Дональда Трампа впервые привела здесь к успеху. (...) Именно благодаря США удалось достичь консенсуса в Совбезе ООН относительно новых санкций против Северной Кореи. (...) Но что, если режим в Пхеньяне продолжит как ни в чем не бывало проводить свои испытания? Военная интервенция США исключена, поскольку в таком случае не обойтись без гигантского числа человеческих жертв. И что тогда? Если ядерное устрашение и сдерживание показали свою эффективность в эпоху холодной войны в отношении СССР, почему они не должны сработать и в отношении Северной Кореи? Мировые политические кризисы редко имеют идеальное решение", - констатирует собеседник Die Welt.

"На фоне "тихой" дипломатии могут открыться новые каналы для переговоров с Северной Кореей, - замечает Ишингер. - Центральную роль при этом должен взять на себя Китай. Можно предположить, что первым шагом станет двойная заморозка: северокорейская сторона замораживает свои испытания, а США и Южная Корея не проводят учений. (...) Позитивным стимулом могут стать и программы экономической поддержки. Северная Корея также должна получить весомые гарантии того, что никто, в том числе и США, не намеревается начать военную операцию с целью свержения режима".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер


США. КНДР. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314498 Дмитрий Тренин

Лучший вариант для США в условиях северокорейского кризиса? Сотрудничество с Россией

Дмитрий Тренин | The New York Times

Обычно считается, что Россия играет сравнительно малозначительную роль в большинстве дискуссий о северокорейском кризисе, пишет в статье для The New York Times Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги. "Однако Россия находится в уникальном положении - именно она может помочь с деэскалацией этого кризиса", и у России есть веские резоны этим заняться, считает автор.

По мнению Тренина, возможности Пекина в том, что касается воздействия на Северную Корею, ограничены. Китайская сторона "опасается негативных последствий, которые обрушатся на нее, если в Северной Корее произойдет коллапс, она также хочет сохранить некий буфер между своей территорией и силами США, размещенными в Южной Корее", - пишет он.

Почему же Россия может стать эффективным посредником? Это ядерная держава, постоянный член СБ ООН, страна, которая граничит с Северной Кореей и имеет с ней прочные каналы связи.

Россия не относится к числу стран, по которым непосредственно или остро бьют ядерные амбиции Северной Кореи, считает автор. Россия никогда не была "имперской властью" на Корейском полуострове. "Возможно, Москва не так сильно, как Пекин, влияет на Пхеньян напрямую, но она вызывает у северных корейцев гораздо меньше подозрений и не ассоциируется с националистической обидой на прошлое", - говорится в статье.

Тренин указывает, что Россия однозначно заинтересована в урегулировании нынешнего кризиса: "Любая авария или другие сбои при ядерных испытаниях или запусках ракет в Северной Корее могут вылиться в загрязнение российской территории". Вдобавок российское правительство стремится воспрепятствовать размещению дополнительных систем ПРО США в Южной Корее и Японии.

По мнению Тренина, Северная Корея рано или поздно обзаведется примитивным ядерным оружием, пригодным для ударов по территории США, и санкции этому не помешают, поскольку Пхеньян считает ядерную и ракетную программы залогом своего выживания.

Полная блокада Северной Кореи могла бы этому помешать, но блокада может подтолкнуть Северную Корею к развязыванию войны или спровоцировать ее коллапс.

"Итак, остается только одна реалистичная стратегия - убедить северокорейское руководство, что оно уже обладает необходимыми ему силами сдерживания, а двигаться дальше - разрабатывать новые ядерные вооружения и более дальнобойные ракеты - было бы контрпродуктивно", - пишет автор. По его мнению, Россия могла бы подтолкнуть Пхеньян к стратегической сдержанности и разрядить напряженность, предложив ему новые экономические перспективы.

"В конечном итоге Вашингтону и Пхеньяну придется возобновить прямые переговоры. Поскольку ни одна из сторон к этому пока не готова, вначале понадобится организовать тайные контакты в сторонних государствах. Тем временем на повестке дня стоит деэскалация, и Россия - один из неожиданных посредников, которые могут ее организовать", - заключает автор.

США. КНДР. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314498 Дмитрий Тренин


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов

Что действительно интересует Россию на выборах в немецкий Бундестаг

Федор Лукьянов | Frankfurter Allgemeine

Если верить определенным людям в Германии, то "Россия (...) собирается участвовать в предвыборной кампании в Германии. Целая армия хакеров только и ждет команды "фас" от Владимира Путина, чтобы наконец-то вмешаться и сделать Александра Гауланда канцлером Германии, а Сару Вагенкнехт - главой немецкого МИДа", пишет главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов в статье для немецкой газеты Frankfurter Allgemeine.

"Возможно, я плохой патриот, но я, как, впрочем, и подавляющее большинство россиян, не в состоянии поверить в подобную мощь моей страны, - отмечает автор. - Да, на Западе уже более года считают аксиомой, будто Путин фальсифицирует выборы во всем мире и хочет подорвать западную демократию. Но в самой России эта версия вызывает отчуждение и вопрос: "А можем ли мы действительно все это сделать?" "Так, если у нас и вправду есть такие высококвалифицированные специалисты, то почему мы не видим никаких следов их таланта внутри самой России, где ничего не работает так, как должно, и где чиновники ставят рекорды в бумажных войнах и неэффективности?" - подчеркивает Лукьянов.

"Тем не менее, выборы в Германии все же представляют огромный интерес для России", - продолжает Лукьянов. Во-первых, в России верят в то, что "Европейский союз - это, по большей части, Германия. (...) Отсюда и убеждение, что вопрос санкций зависит от позиции канцлера или ее преемника". Во-вторых, для многих русских сама по себе интересна роль Ангелы Меркель: "В России, как известно, смена политиков происходит довольно проблематично. И потому тот факт, что Меркель, которая и так находится у власти почти 12 лет, останется еще на четыре года, сыграет на руку тем, кто полагает, что России не нужна смена власти". "И, разумеется, многих в России интересует, продолжится ли после выборов отход Германии от США", - отмечает Лукьянов.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов


Великобритания > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314486 Ольга Волкова

Расставание на удачу: как англичанка Аиша Вардаг построила бракоразводную империю

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Рожденная в Оксфорде и окончившая Кембридж Аиша Вардаг зарабатывает деньги на чужих разводах. Благодаря кому процветает ее бизнес в Лондоне и на Ближнем Востоке?

Год 2000-й выдался не самым удачным для финансового юриста британской компании Linklaters Аиши Вардаг. Она разводилась с отцом двух ее сыновей. Чтобы снизить издержки на адвокатов, Вардаг много работала над разводом сама. Когда процесс наконец подошел к концу, представлявший Вардаг в суде Рэймонд Тут, старший партнер фирмы Sears Tooth Solicitors (он, кстати, позже был советником Ирины Абрамович во время ее развода с олигархом), пригласил Аишу на ужин и предложил ей работу.

С тех пор Вардаг переквалифицировалась из финансового юриста в специалиста по семейному праву, ушла из компании Тута, основала собственную и заслужила прозвище «дива разводов» вместе с самым высоким прайсом за час работы. Forbes Woman расспросил Вардаг о ее конкурентных преимуществах, особенностях британского семейного права и о том, какую часть совместно нажитого имущества может получить при разводе домохозяйка.

Vardags: начало

Через несколько лет после развода Вардаг родила третьего ребенка, дочь, и решила оставить карьеру практикующего юриста, чтобы преподавать семейное право в Лондонском университете королевы Марии. Правда, к концу второго учебного года стало ясно, что заработной платы преподавателя, пусть и в престижном вузе (входит в 50 лучших европейских университетов по версии Times Higher Education), на все нужды человека с тремя детьми хватает с трудом. Нужно было, чтобы работа приносила финансовую стабильность или хотя бы позволяла спокойно выплачивать ипотеку и оставляла возможность заботиться о детях.

Свою фирму Вардаг создала в 2005 году в единственной свободной комнате собственного дома: она постаралась максимально строго ее обставить, сделав похожей на офис. Наняла ассистента, и довольно долго штат ее конторы двумя сотрудниками и ограничивался. Вардаг проводила всю юридическую работу и даже успевала искать новых клиентов, на сон оставалось 3–4 часа в сутки. «Было тяжело, — признается она, — но это был очень захватывающий период».

С первой клиенткой Вардаг познакомилась еще до регистрации своей фирмы, на родительской викторине в школе сыновей. Женщина рассказала о бракоразводном процессе и пожаловалась на своего представителя. Вардаг дала ей несколько советов, а позже стала ее адвокатом. Дело рассматривалось в Высоком суде Лондона и стало, по словам Вардаг, хорошим стартом для привлечения следующих клиентов.

Опыт работы финансовым юристом стал конкурентным преимуществом Вардаг в области семейного права. «В Сити ты работаешь очень быстро, сидишь в офисе допоздна, — рассказывает Вардаг в интервью Forbes Woman. — Ты всегда фокусируешься на положительном исходе, добиваешься нужного результата, даже если дело сложное. Ты готов к длительным переговорам и хочешь прийти к соглашению, а не бросить другой стороне: «Увидимся в суде!» Сарафанное радио до сих пор приносит значительную долю клиентской базы Вардаг, хотя сегодня на привлечение клиентов работает и громкая репутация Vardags.

Ну и дела

История развода немецкой наследницы £100-миллионного состояния Катрин Радмахер и бывшего банкира Николя Гарантино в 2009–2010 годах была во всех британских газетах. Согласно брачному соглашению, которое супруги подписали в 1998 году в Германии, в случае семейной неудачи Гарантино не претендовал на состояние жены. Через 10 лет он, однако, передумал: со времени заключения договора Гарантино отказался от работы в банке, перешел на позицию исследователя в Оксфорде и полагал, что брачное соглашение справедливым уже считать нельзя.

Для Вардаг этот процесс стал звездным. Верховный суд Великобритании признал брачный договор решающим фактором в деле. Вардаг рассказывает, что это стало победой не только для немецкой наследницы.

Дело в том, что в отличие от других стран подобные решения не были в Великобритании стандартной практикой. Зачастую в таких делах на женщин смотрели как на слабые создания, которые при малейшей возможности вступить в брак теряют способность трезво мыслить и готовы подписать что угодно — так что нельзя требовать от них исполнения заключенных договоров. «Сегодня женщины требуют равных прав, свобод, возможностей, так что логично ожидать и равных обязательств», — рассуждает Вардаг. Наконец, это просто история о том, что пары должны иметь возможность делать самостоятельный выбор без вмешательства судей.

Дива разводов

Свое звучное прозвище Вардаг получила с легкой руки авторов журнала Easy Living. На вопрос о хобби адвокат рассказала, как занималась оперным пением. Статья вышла под заголовком «Дива разводов», и прозвище прижилось. «Знаете, мне оно нравится: в нем есть ощущение яркости, превосходства в своей профессии, а еще требовательности и твердости», — говорит юрист.

Вардаг сложно не назвать яркой. Это, вероятно, одна из причин, по которым ее так любит пресса. Первое время, рассказывает она, ее привлекали в качестве эксперта, чтобы комментировать известные бракоразводные процессы. В эфире многие коллеги Вардаг ведут себя слишком «юридически». Она же в свое время редактировала студенческую газету в Кембриджском университете, играла в студенческом театре — для любого телеканала она идеальный спикер.

В 2015 году Vardags впервые вошла в рейтинг 100 самых быстрорастущих компаний Fast Track 100 от Sunday Times, став там единственной юридической фирмой. Среднегодовой рост продаж компании Вардаг эксперты оценили в 63% (46-я строчка рейтинга), объем продаж за 2015 финансовый год — в £6,5 млн. Для сравнения: по данным исследовательской компании IBISWorld, с 2011 по 2016 год рынок услуг семейных юристов ежегодно рос всего на 0,1%.

При этом число разводов в Великобритании в последние 10 лет стабильно снижается: по данным Национальной статистической службы Великобритании, в 2005 году (когда Вардаг только начинала свою практику) в Англии и Уэльсе было зарегистрировано более 141 000 разводов, в 2010 году — около 120 000, в 2015-м — уже 101 000 случаев расторжения брака.

Сегодня, на 13-м году существования, в Vardags порядка 75 сотрудников и пять офисов в Великобритании. Основательница компании говорит, что бизнес стабильно растет, выручка этого года, по ее прогнозам, превысит £12 млн.

Большая часть выручки Vardags пока приходится на бракоразводные процессы. Однако многие ее клиенты — владельцы бизнеса, и им необходим широкий спектр юридических услуг. В 2016 году в фирме появились департаменты, отвечающие за трасты, завещания, уголовно-правовую защиту и арбитражные споры. Пока это небольшая доля бизнеса, говорит Вардаг, но она активно развивается.

Прочно заняв позицию лидера по разводам на родине, основательница Vardags переключила свое внимание на Ближний Восток. Подразделения компании там пока нет, но в регионе есть состоятельные клиенты.

«Дива разводов» ведет дела только самых богатых клиентов: час ее работы сейчас стоит £795, поэтому ее участие в процессах, где речь не идет о больших состояниях, не очень оправданно. Британские газеты называют Вардаг самым дорогим юристом по разводам. Тем не менее она все еще выступает консультантом по многим делам, даже если сама их не ведет, — одновременно таких может быть 30 или даже 40.

Поддержать женщин

То, как Вардаг запустила бизнес, воспитывая троих детей, повлияло на политику ее компании: «Мы говорим сотрудникам, которые ухаживают за маленькими детьми: «Выходи, как только сможешь: на полдня или на один день в неделю». Так они постепенно возвращаются в рабочий процесс, не делая выбора между семьей и работой». Сотрудникам высшего звена Vardags оплачивает услуги по уходу за детьми в то время, когда они на работе. Получается, что юристы, несмотря на рождение детей, могут сохранять за собой самые сложные дела, не терять в профессиональной узнаваемости и карьерном росте.

Среди 17 позиций уровня директоров Vardags девять занимают женщины. Вардаг говорит, что не верит в разницу в способностях мужчин и женщин и сотрудников компания нанимает исключительно на основании их профессиональных качеств. Впрочем, в некоторых отношениях женщины-адвокаты действительно пользуются популярностью: клиентки, проходящие через бракоразводный процесс, часто чувствуют себя раненными мужчинами и их избегают; мужчинам же, в свою очередь, иногда кажется, что будет легче, если жесткие заявления от их лица сделает женщина.

Грустная пьеса

Своих клиентов Вардаг готовит к «серии битв» и «долгой кампании». «Нужно сохранять холодный рассудок. Клиенты часто стремятся к драматичным поступкам, но из-за них они хуже выглядят в суде», — объясняет она.

Вардаг сравнивает бракоразводный процесс с пьесой в трех актах: в первом проходит слушание по организационным вопросам, во втором стороны пытаются прийти к соглашению — в большинстве случаев на этом этапе процесс удается завершить, в третьем акте драма достигает кульминации: стороны идут в суд и представляют доказательства.

Иногда люди судятся из-за безумных вещей: кофеварки или зеркала, которое, если его снять со стены, оставит пустоту, и на нее будет больно смотреть. Они готовы к изнуряющим разбирательствам из-за домашних животных. Однажды пара так долго судилась из-за кролика, что он за это время умер — и воевать было уже не из-за чего.

Драться люди готовы, конечно, из-за детей. Вторым номером идут деньги, но, уточняет Вардаг, нужно понимать, что речь не идет о жадности: для многих это момент, когда они могут обеспечить себе и детям определенный уровень жизни и получить компенсацию за свой вклад в брак, даже если он не удался.

В 2017 году после нескольких лет судебных тяжб английский суд назначил компенсацию в £64 млн бывшей «Мисс Малайзия», 70-летней Полин Чай, интересы которой представляла Вардаг. После 43 лет совместной жизни и имея 5 общих детей, Чай разводилась с 78-летним Кху Кай Пенгом, владельцем контрольного пакета сети магазинов Laura Ashley. В 2015 году Пенг вошел в список 50 самых богатых людей Малайзии по версии Forbes с оценкой состояния в $300 млн. Судебные издержки пары составили £6 млн. Дело было важным не только из-за впечатляющих сумм, объясняет Вардаг: суд оценил вклад супругов как одинаковый, то есть уравнял «домохозяйку» с «кормильцем». Хотя принцип равенства в таких случаях был установлен еще в 2000 году, многие предпринимали попытки его ослабить.

Отвечая на вопрос Forbes Woman о русских клиентах, Вардаг говорит о стабильном спросе на услуги ее фирмы со стороны россиян, в том числе очень состоятельных. Адвокат объясняет это как устоявшейся репутацией фирмы, так и тем, что в свое время, еще будучи представителем Linklaters, она работала в Москве (юрист даже родила здесь второго сына) и немного говорит по-русски. Имена клиентов Вардаг не раскрыла.

Права и договоры

Хотя бизнес Вардаг процветает благодаря бракоразводным процессам, она активно пропагандирует брачные соглашения. Адвокат и сама заключила такой договор с нынешним мужем Стивеном Бенсом. Он тоже работает в Vardags, где возглавляет подразделение финансовых расследований. «Очень многие браки заканчиваются разводом — 40%. Это не какая-то отдаленная возможность, а довольно высокая вероятность, — рассуждает Вардаг. — Как покупка страховки: вы, конечно, надеетесь, что ваш дом не сгорит, но хотите быть защищены на случай, если это все-таки произойдет».

Кроме того, по мнению Вардаг, в британском законодательстве должна появиться норма о разводе «без вины». В этой стране до сих пор нельзя просто взять и развестись по обоюдному согласию: нужно ждать два года или доказывать вину одного из супругов. «Отношения заканчиваются. Иногда никто не виноват, иногда все виноваты. Что необходимо, так это обойтись без излишней враждебности, которая вредит супругам и их детям», — говорит адвокат. Пока такой закон не принимается — по словам Вардаг, потому, что лишь только какая-то политическая партия заикнется о введении новой нормы, оппоненты немедленно клеймят ее как «антисемейную». /

Великобритания > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314486 Ольга Волкова


Россия > Химпром > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314477 Александр Левинский

Дела офшорные. Британский суд принял многомиллионный иск бывшего менеджера «Фосагро» к акционерам холдинга

Александр Левинский

Обозреватель Forbes

Высокий суд Лондона принял к рассмотрению иск бывшего менеджера «Фосагро» Игоря Сычева. Сама компания считает все его претензии надуманными и необоснованными

Иск бывшего менеджера «Фосагро» Игоря Сычева к холдингу, его основному владельцу Андрею Гурьеву F 26 и миноритарию компании Игорю Антошину принят к рассмотрению Высоким судом Лондона. Согласно имеющимся в распоряжении Forbes копии иска и другим документам, дело ведет судья Морского и коммерческого суда Отделения Королевской скамьи Найджел Тиэр. Истцами выступают Сычев и его белизский офшор Verlox International, ответчиками — Гурьев, Антошин, «Фосагро», а также связанные с ними сейшельский офшор Parmas Corporation и белизский офшор Avec Ltd. Сычев требует передать ему 1% акций компании или выплатить их стоимость ($55,8 млн на 15 сентября на Лондонской бирже) и $8 млн наличными за оказанные «Фосагро» услуги по урегулированию налоговых споров.

По словам Сычева, его адвокаты уведомили его, что «[судом] дано разрешение вручить иск всем [упомянутым] ответчикам». «Теперь придется побегать за ними, чтобы вручить повестки», — говорит он. В Отделении Королевской скамьи суда подтвердили, что «работа по делу начата, и суд принял документы [от истца]». По словам клерка суда Лиэнн Осборн, «[обычно,] как только дело принято, вручить иски ответчикам должен истец».

Если в России извещать участников процесса должен суд, то в Соединенном Королевстве это обязанность истца, и пока не представлены доказательства, что ответчик уведомлен, производство по делу останется без движения (многие помнят рассказ Бориса Березовского, как он застал Абрамовича в лондонском бутике и бросил ему под ноги пакет с судебными документами).

В «Фосагро» сообщили, что «компании ничего не известно об иске Сычева». «С текстом иска мы не знакомы и поэтому комментировать не можем, — заявил представитель компании. — Тем не менее, как мы и раньше заявляли, компания «Фосагро» считала и считает все претензии Сычева надуманными и необоснованными».

История спора

Конфликт Сычева с акционерами «Фосагро» тянется уже несколько лет. С 2002 по 2013 год он был руководителем налогового департамента «РБЦ Фосагро», занимаясь, среди прочего, судебным спором входящего в холдинг комбината «Апатит» на 17 млрд рублей. Комбинат этот спор выиграл, и, как пишет в иске Сычев, Игорь Антошин от себя лично и от лица основного владельца заключил с ним устное соглашение о вознаграждении — 1% акций «Фосагро» и $13 млн. Однако в 2013 году Антошин, по словам Сычева, потребовал от него уволиться.

После многих обращений в различные инстанции и длительных переговоров, объясняет Сычев, сторона ответчиков согласилась выплатить требуемую сумму и для этого предложила создать офшор, на который будут перечисляться средства. К маю 2014 года от офшоров ответчиков на счет офшора Сычева несколькими траншами поступило $4,987 млн.

В 2016 году Сычев неожиданно узнал, что офшоры ответчиков требуют вернуть средства как выданные в долг. Директор его офшора подтвердил, что он действительно заключал с офшорами ответчиков договоры займа, но юристы этих офшоров объясняли, что договоры были нужны как подтверждение для банков законности платежей. Договоры содержали оговорку, что в случае непреодолимых разногласий споры решаются по британскому праву, и потому Сычев, исчерпав другие средства, обратился в Высокий суд Лондона.

Примерно в то же время, как офшоры-заимодавцы требовали у Сычева возврата кредитов, сотрудники Следственного комитета Санкт-Петербурга провели обыск в квартире Сычева в Москве. Выяснилось, что еще в сентябре 2015 года Василеостровский суд Санкт-Петербурга возбудил против него уголовное дело о вымогательстве у Антошина обещанных средств. Как утверждает Сычев, основанием стало письмо, якобы подброшенное в почтовый ящик Антошина. В конверте содержалась часть официальной претензии, отправленной руководству «Фосагро», но с отрезанной частью, указывавшей на адресатов и обстоятельства дела.

Когда Сычев перестал приходить на заседания судов, он был объявлен в федеральный розыск. В марте 2016 года он выехал на Украину, а в мае — в Великобританию. С сентября 2016 года Сычев проживает в Латвии, где имеет временный вид на жительство и добивается статуса беженца.

Россия > Химпром > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314477 Александр Левинский


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314474 Ангелина Кречетова

Не просто мессенджер: почему оценка сервиса Slack превысила $5 млрд

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Slack получил новую инвестицию, хотя еще не потратил предыдущие вложения. При этом его оценка выросла на $1,3 млрд по сравнению с предыдущей. Этот прогресс стартапа укладывается в крупную тенденцию последнего года: крупные компании стремятся создать полноценные платформы для поддержки бизнеса на базе мессенджеров. Forbes выяснил, почему они избрали такую стратегию

Сервис для корпоративной переписки Slack в ходе последнего раунда финансирования привлек $250 млн. Большую часть полученных инвестиций внес фонд Vision Fund японской группы SoftBank. В ходе раунда сервис оценили в $5,1 млрд, таким образом, его оценка с прошлого раунда финансирования, который состоялся в апреле, компания подняла свою оценку на $ 1,3 млрд.

«Сейчас Slack представляет собой платформу с огромным количеством сервисов, на которой уже работают больше 1 млн пользователей. В перспективе это может превратиться в аналог AppleStore для b2b-пользователей, а это уже совсем другие деньги и рынки», — объяснил Forbes интерес к стартапу со стороны инвесторов управляющий портфелем ФРИИ Сергей Негодяев.

Исполнительный директор Slack Стюарт Баттерфилд по итогам сделки отметил, что именно японский фонд планировал инвестировать большую сумму и, возможно, останется инвестором сервиса для бизнес-переписки в будущем. «Странный мир. Если бы это было 10 лет назад, мы бы вышли на IPO», — отметил Баттерфилд и уточнил, что в будущем сервис Slack и нацелен на IPO. В то же время, по его словам, это произойдет не ранее, чем в 2018 году. Сегодня сервисом Slack пользуются около 5 млн пользователей в сутки по всему миру. Из них у 1,5 млн человек оформлена платная подписка на использование сервиса.

Представители основанного в Сан-Франциско стартапа отмечают, что полученные средства предназначены для «оперативной гибкости», а не для конкретной цели. В Slack добавили, что по-прежнему имеют на балансе большую часть из $591 млн, привлеченных ранее. Компания ранее объявила о расширении своего сервиса – теперь он доступен для работы на немецком, французском, испанском и японском языках.

Конкуренция с глобальными и российскими компаниями

Slack идет по пути глобального расширения, поскольку вынуждена конкурировать с командами Microsoft и сервисом HipChat от Atlassian для корпоративных клиентов. Очередной раунд финансирования одного из самых дорогостоящих софтверных стартапов в сфере бизнеса (за все время Slack привлек $841 млн) состоялся на фоне запуска мессенджера от Microsoft — Teams, который намерен потеснить Slack, отмечает Financial Times. У Microsoft по-прежнему есть Skype, в котором также присутствуют решения для бизнеса.

«Мы видим, что необходимость использования подобных [Microsoft Teams] сервисов возникает как в крупных компаниях, так и у предприятий среднего и малого бизнеса. Согласно нашему совместному с SuperJob исследованию, бизнес сообщил о важности создавать системы коммуникаций нового типа, внедряя мобильные средства и элементы совместной работы», — объяснила Forbes популярность сервисов совместной работы пресс-секретарь российского представительства Microsoft Кристина Давыдова. Она отметила, что по результатам исследования 78% руководителей компаний согласны, что технологии мобильной и совместной работы нужны для улучшения бизнес-показателей. В случае с Teams она отметила возможность подключать сотрудников компании и специалистов из других проектов, а также обеспечение безопасности сервиса: «Данные постоянно проходят шифрование, многофакторную аутентификацию…».

До этого о запуске собственных решений для корпоративного сектора, включающих мессенджеры заявляли разные компании, в том числе Google, Facebook и российские «Яндекс», Mail.ru Group, Facebook и другие. Так, Mail.Ru Group в декабре 2016 года объединила свои корпоративные сервисы на единой платформе для бизнеса на базе проекта «Mail.Ru для бизнеса». «Яндекс» в апреле показал собственный сервис для управления проектами с корпоративным мессенджером «Яндекс.Коннект». В этот поезд давно стремится Facebook: компания в октябре прошлого года представила версию соцсети для корпоративных пользователей под названием Workplace.

Большое количество конкурирующих проектов Негодяев объясняет размахом бизнеса: «Размер рынка и его география позволит успешно сосуществовать нескольким продуктам, а привычка пользоваться уже выбранным продуктом позволит удерживать пользователей и зарабатывать на них дополнительные деньги, продавая в них как собственные, так и партнерские продукты».

Время мессенджеров для бизнеса

Генеральный партнер международного венчурного фонда Target Global Михаил Лобанов в беседе с Forbes отмечает, что такие сервисы — это гораздо больше, чем мессенджеры для бизнеса. «Сам по себе мессенджер не имеет такой большой ценности — для бизнеса можно пользоваться и рядом чатов в Telegram. То, что действительно имеет ценность — это данные — информация о том кому и когда повысили зарплату, о том у кого родились дети, кто кем руководит и так далее», — подчеркивает он.

Все это, по мнению собеседника Forbes, позволит перечисленным сервисам продавать дополнительные сервисы своим клиентам, и за счет этого сильно увеличивать выручку. «Этот софт — это эффективный способ добраться до большого количества малого бизнеса. Получить таких клиентов прямой рекламой почти невозможно — затраты на это никогда не окупятся. Таких клиентов можно получить только создавая для них ценность — продукт, которым они будут пользоваться ежедневно. Дальше через эту платформу можно продавать этим бизнесам другие продукты и услуги», — объясняет партнер фонда.

Использование мессенджеров в основе построения сервисов для ведения бизнеса директор по маркетингу западного направления «Битрикс24» Дмитрий Давыдов объясняет стремлением организаций к минимизации задержек при принятии решений: «Многие компании и корпорации, а особенно транснациональные «монстры», понимают — скорость внутренних коммуникаций и время принятия решения чрезвычайно важны. В 2017 году это фактор, который напрямую влияет на развитие, прибыль и рентабельность бизнеса». Давыдов считает, что эти факторы заставляют компании отказаться от внутрикорпоративной «утомительной переписки» по e-mail и перейти на новые форматы.

Чат особенно зарекомендовал себя как крайне важный инструмент совместной работы в маленьких группах, считает Давыдов, но добавляет, что в целом на рынке сейчас идет борьба нескольких моделей: «Несколько лет назад разработчики Yammer считали, что совместную работу надо строить вокруг внутренней социальной сети. Slack полагает, что оптимально делать это вокруг чата. Box и Dropbox строят отношения сотрудников вокруг системы документооборота. Asana и Wrike уверены, что центральная точка — управление задачами».

Он добавляет, что есть и альтернативные точки зрения: «Есть и такие игроки, как «Битрикс24», которые не верят в «золотую пулю». И делают ставку на универсальность продукта. Философия таких сервисом состоит в том, что победит тот, кто создаст лучший комплект инструментов для совместной работы «в режиме одного окна», а не будет уговаривать людей бросить e-mail, чатиться по каждому поводу или превращать все в задачи».

«Чья модель окажется правильной, сможет претендовать на миллиарды долларов, которые сейчас тратятся на решения типа SharePoint или Lotus Notes», — определяет главный стимул вложений в Slack и подобные проекты Давыдов. Он добавляет, что хотя некоторые инвесторы считают, что именно американский стартап нашел правильное решение, но предупреждает: «Огромные средства — не гарантия долголетия и тотального доминирования на рынке. Примеры с накачиванием деньгами того же Yammer, SugarCRM, Evernote, Google +, Google Wave [перечисленные проекты были перезапущены, стагнируют или закрыты — Forbes] это подтверждают».

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314474 Ангелина Кречетова


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314420 Михаил Задорнов

Михаил Задорнов: «К сожалению, в России комплаенс строится не так, как на Западе»

Михаил Задорнов, Президент-председатель правления "ВТБ 24"

Беседовала: Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Впервые за 4 года объемы портфелей кредитов малому бизнесу начали расти. При этом, как заявил в своем выступлении на форуме «Банки России - XXI век» в Сочи глава ВТБ24 Михаил Задорнов, сегодня фининституты в руках регуляторов и государства оказались основным инструментом борьбы с отмыванием денег и серыми схемами. «Последние полгода мы отклоняем треть заявок на открытие расчетного счета», - заявил он. В интервью Bankir.Ru Михаил Задорнов рассказал, в чем причина такой придирчивости банков.

— В своем выступлении на форуме вы говорили о том, что в этом году впервые за несколько лет начал расти портфель кредитов малому бизнесу. В будущем, по вашим прогнозам, рост продолжится, и это будет «здоровый» рост. Некоторые эксперты вообще склонны предполагать, что в недалеком будущем малый бизнес может стать новой точкой роста для российской экономики. Вы согласны с этим?

—С точки зрения банка или группы, которая имеет очень большую долю на рынке обслуживания МСБ, я могу сказать, что это очень прибыльно. Мы и еще, может быть, пара игроков смогли построить очень доходный бизнес с точки зрения обслуживания клиентов малого бизнеса.

Мы изменили модель. Мы уже не кредитуем малый бизнес. Вот что такое раньше был малый бизнес? Тогда рассматривалось только кредитование. Мы полностью за последние три года ушли от этой модели, поняв, что она неправильная. Мы идем от потребности клиента. Что ему нужно? Ему нужно, прежде всего, качественное банковское обслуживание, ему нужно дистанционное обслуживание. И поэтому мы уже четыре года бросаем основные инвестиции в дистанционные каналы, в онлайн-банкинг, в объединение банковской платформы с целым рядом других маркетинговых платформ – с Google, с биржами, где проходят торги государственными гарантиями, с 1С, с бухгалтерскими программами, с аутсорсингом некоторых услуг.

Мы фактически создаем на базе своих банковских платформ такую, если так можно сказать, мультиплатформу - для того, чтобы малые предприятия получали не только банковские, но и все другие услуги, причем онлайн. И это движение очень важно и для малого бизнеса, и, не скрою, дает нам дополнительный комиссионный доход.

Малые предприятия начали верить в то, что их бизнес будет расти. А если их бизнес будет расти, будет расти и экономика

Наша клиентская база ежегодно прирастает примерно на 15-20%. Значит, услуги для малого бизнеса востребованы. Кредитуется же не более 20%. Сейчас наш кредитный портфель – не более 20% от общего числа наших клиентов. Поэтому сейчас у нас совершенно другая модель обслуживания. Но – что важно - впервые за четыре года кредитный портфель стал расти. Это говорит о том, что есть спрос, есть потребность в кредитовании. А, значит, малые предприятия начали верить в то, что их бизнес будет расти. А если их бизнес будет расти, будет расти и экономика. И я рискну сказать, что наши доходы будут расти, как растут наши доходы от кредитования физических лиц.

— Банки сейчас развернули настоящую конкурентную борьбу за малый бизнес…

—Так же, как и за частного вкладчика и частного заемщика.

— Но это очевидно – чуть ли не каждый день тот или иной банк объявляет об улучшении условий по тому или иному продукту для малого бизнеса.

—Так это же хорошо для клиента!

— Это сейчас настолько конкурентный сектор для банков? Потому что он очень прибыльный, как вы сказали?

Все сейчас конкурируют за хорошего клиента. Но надо этого клиента привлечь и оставить у себя. А клиент разборчив

— Не только потому, что прибыльный, но и потому, что вообще банковская сфера очень конкурентна. Мы ищем сферы активного приложения и денег, и сферы пассивов – откуда привлечь пассивы. Все сейчас конкурируют за хорошего клиента. Но надо этого клиента привлечь и оставить у себя. А клиент разборчив.

То есть, это хорошая ситуация – борьба за клиента.

— Вы сегодня говорили о том, что отказываете в открытии счетов по трети заявок от малого бизнеса. Глава Сбербанка Герман Греф недавно тоже заявил, что очень часто предприятия малого бизнеса – это «прачечные» для отмывания денег.

—По сути это не предприятия малого бизнеса. Это различного рода схемы. Это предприятия – элементы в цепочках либо по обналичиванию денег, либо по отправлению этих денег за границу, либо просто по зачислению их на счета других компаний. И, поскольку ЦБ уделяет этому большое внимание, мы также делаем на этом серьезный акцент.

— Предприниматели, в свою очередь, жалуются…

— Говорят, что правила ужесточились?

— Да. И они часто не понимают, что случилось, по какой причине им отказали в открытии счета или в обслуживании. При этом они предполагают, что, возможно, крупным банкам невыгодно возиться и тщательно разбираться с каждым клиентом.

— Они ошибаются. К сожалению, действительно - само ужесточение правил всегда влечет за собой какие-то такие перегибы с точки зрения их применения. Но мы, к примеру, у себя создали специальные рабочие группы. То есть, не комплаенс принимает окончательное решение, а рабочая группа, где как раз с каждым конкретным клиентом работают бизнес-подразделения. По сути, внутри банка есть арбитраж. Мы не сразу отказываем в открытии счета или, наоборот, закрытии счета. Мы разбираемся с каждым клиентом. Кстати, значительная часть клиентов, от трети до половины, вновь к нам возвращается на обслуживание - когда мы разблокируем операции.

Обращайтесь к своим менеджерам, настойчиво показывайте документых. Давайте ту информацию, которую запрашивает банк

Что я посоветовал бы клиентам – не только нашего банка, но нашего прежде всего. Обращайтесь к своим менеджерам, настойчиво показывайте документы – о своей реальной регистрации, об оборотах, об уплаченных налогах. Давайте ту информацию, которую запрашивает банк. Если клиент не предоставляет никакой информации, он с высокой степенью не сможет у нас обслуживаться.

Нужно работать, понимая, что в России комплаенс строится не так, как на Западе. На Западе комплаенс на входе. Клиент очень тщательно проверяется, и потом уже работает, ну, до какого-то момента. В России, в основном, комплаенс работал по факту проведения тех или иных операций. Сейчас постепенно система будет сдвигаться к комплаенсу на входе в банк.

— В следующем году кредитным организациям придется разделиться на банки с универсальной и базовой лицензией. И предполагалось, и ЦБ заявлял об этом, что банки с базовой лицензией выберут для себя приоритет в работе – это обслуживание малого бизнеса.

—Ну, это так предполагалось. Может быть, не обязательно малый бизнес. Это могут быть региональные банки, это могут быть какие-то ниши. Например, рыболовецкая отрасль. То есть, те ниши, где банк является специалистом и может дать какой-то уникальный продукт или сервис.

— Сейчас малый бизнес пытается идти на обслуживание в крупные банки, считая их более надежными?

В России реально работает 4,5 миллиона малых предприятий и ИП. Это большое число, и они обслуживаются в совершенно разных банках

— Малый бизнес идет и в небольшие банки. Здесь нет какого-то общего поведения. Как и у физических лиц. Вы знаете, в России реально работает 4,5 миллиона малых предприятий и ИП. Это большое число, и они обслуживаются в совершенно разных банках. И не концентрируются где-то в одном сегменте.

— Ощущает ли группа ВТБ и банк ВТБ24 приток клиентов из сегмента малого бизнеса в этом году, после отзывов лицензий у таких крупных банков как Татфондбанк, «Югра», после истории с «Открытием»?

—Мы не ощущаем. Мы ежемесячно открывали до 12 тысяч счетов. С ужесточением комплаенс сейчас в месяц мы открываем 7,5-9 тысяч новых счетов. Как правило, не менее 15-20% - переход из других банков. Мы внимательно это отслеживаем – переходы из Сбербанка, из Альфа-банка. Мы имеем всю эту картинку. И всегда где-то 10-15% – это клиенты из банков, которые в той или иной степени либо уже испытали отзыв лицензии, либо находятся под риском. Это абсолютно нормальная работа, она как была в 2016 и в 2015 годах, так есть и сейчас. За последние месяцы у нас нет никаких всплесков в доле таких переходов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314420 Михаил Задорнов


Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук

Рубль пока не воспринимает всерьез страшные сказки дяди Сэма

РОМАН ТКАЧУК

старший аналитик группы компаний «Альпари»

Как известно, финансовыми рынками правят страх и жадность. Неудивительно, что там периодически появляются мифы, подталкивающие граждан к резким и необдуманным решениям. На мой взгляд, страшилка о новых санкциях США в отношении российского госдолга именно из этой серии.

Безусловно, в этом мире ничего исключать нельзя, но всё же такой сценарий – инициатива, исходящая от Госдепа США в адрес международных инвесторов, запрещающая покупку госдолга России - выглядит маловероятным. США может трясти оружием в направлении Северной Кореи и грозить принять санкции в отношении всех, кто имеет торговые отношения с этой страной. Но с Россией такой фокус не пройдёт. Россия тесно интегрирована в мировую финансовую систему, а Европа и вовсе зависит от поставок российской нефти и газа. В ближайшие годы избавиться от этой зависимости европейским странам даже при всём желании не представляется возможным. И США помочь в этом вопросе не могут. А, значит, не стоит ждать и запрета на покупку российских энергоносителей.

Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы

Аналогично не стоит ждать запрета на покупку российского долга. Даже если США введут его, инвесторы найдут способ обойти. Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы. Smart money найдут лазейки в погоне за более высокой доходностью. Как говорится: мухи – отдельно, котлеты – отдельно. То есть политика политикой, а бизнес бизнесом. А раз так, то смысла в запрете на покупку российских облигаций, кроме ещё большего ухудшения отношений, нет.

Если это всё же произойдёт, то спрос на российские облигации немного снизится, а рубль окажется под давлением, но в любом случае о девальвации речи не идёт. Российская экономика адаптировалась к санкциям и давлению со стороны западных стран, а российские власти готовы к различным сценариям.

Показательно, что рубль пока не воспринимает всерьёз угрозу запрета покупки российского госдолга. Показателен высокий спрос на российские облигации. Индекс ОФЗ RGBI (Russian Government Bond Index) даже рос на 1,5% за до 140 пунктов, что являлось очень сильным движением для облигаций и пятилетним максимумом. Последнее размещение ОФЗ Минфином вызвало небывалый ажиотаж, спрос превысил предложение в три раза.

Рис.1 Индекс российских облигаций RGBI – на пятилетних максимумах

После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса

На прошлой неделе рынком российского долга двигали другие факторы. Прежде всего – это растущие нефтяные цены и ожидание снижения ставки на заседании Центробанка России, которое произошло 15 сентября. У регулятора были все карты на руках, чтобы смягчить денежно-кредитную политику – инфляция замедлилась, рубль крепок, экономический рост нужно стимулировать. Впрочем, на наш взгляд, середина сентября может стать разворотной точкой для рубля. После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса. Да и непростые отношения с западными державами не стоит сбрасывать со счетов. Я считаю, что девальвации рубля ждать не стоит, но прикупить немного валюты вполне разумно.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук


Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй

Китай и Россия совместными усилиями в течение двух последних лет достигли очевидных успехов в сотрудничестве по сопряжению "Экономического пояса Шелкового пути" с ЕАЭС. Об этом заявил сегодня посол Китая в России Ли Хуэй.

"Благодаря совместным усилиям Китая и России, в течение двух последних лет были достигнуты очевидные успехи в сотрудничестве по сопряжению национальных стратегий развития, которые касаются нескольких ключевых аспектов", -- сказал Ли Хуэй, выступая на открытии российско-китайского форума "Москва-Пекин: торгово-экономическое и культурное сотрудничество на Шелковом пути".

Среди перечисленных послом сфер -- торгово-экономическое и энергетическое сотрудничество, инфраструктурная взаимосвязанность, реализация крупных проектов, финансово-инвестиционное взаимодействие и гуманитарные обмены.

По словам Ли Хуэя, значительно вырос товарооборот между КНР и РФ. "За первые 7 месяцев 2017 года он достиг 46,626 млрд долларов, что на 24,96 проц больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Китай на протяжении 7 лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России", -- отметил дипломат.

"Идет успешная реализация проекта китайско-российского газопровода по восточному маршруту. Китай и Россия запустили совместное строительство Амурского газоперерабатывающего завода", -- заявил посол, говоря об энергетическом сотрудничестве. Он добавил, что уже в нынешнем году будет завершена работа над первой очередью проекта "Ямал СПГ"

Среди выделенных Ли Хуэем инфраструктурных проектов -- строительство трансграничного железнодорожного моста, соединяющего северо-восток Китая и Дальний Восток России, и крупных транспортных коридоров "Приморье-1" и "Приморье-2".

По словам посла, стороны достигли новых сдвигов в сельскохозяйственном сотрудничестве, трансграничной интернет-коммерции и сфере высоких технологий. "Эти успехи имеют большое значение для расширения торгово-экономического сотрудничества, улучшения его структуры, содействия продолжительному развитию и координации двусторонней торговли", -- подчеркнул Ли Хуэй.

"В будущем Китай и Россия развернут более интенсивное сотрудничество в реализации инициативы "Пояс и путь", чтобы превратить его в новый канал укрепления традиционной дружбы, чтобы еще быстрее, лучше и больше работать на благо народов двух стран, а также внести новый вклад в достижение мира, стабильности и продолжительного развития в Евразии", -- заявил посол.

Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов

Капитанам следует помнить о полноте и качестве документов.

Андрей ФИЛИМОНОВ, Заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю.

Значительная часть нарушений в области рыболовства допускается из-за недостаточного знания требований в этой сфере, отмечает заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, контр-адмирал Андрей Филимонов. В интервью Fishnews он рассказал также о борьбе с незаконным промыслом, которые осуществляют «подфлажники», и ответил на вопросы об аквакультуре.

- Как вы оцениваете ситуацию с браконьерством в зоне деятельности пограничного управления по сравнению с предыдущими годами?

- Комплекс мероприятий, которые пограничные органы проводят по противодействию ННН-промыслу, в значительной степени повлиял на снижение активности браконьеров, работающих под «удобными» флагами.

Согласно межправительственным соглашениям о противодействии ННН-промыслу, таким судам запрещены заходы для сдачи морепродукции в южнокорейские и японские порты. В результате значительная часть недобросовестных добытчиков водных биоресурсов Дальнего Востока отказалась от использования судов-«подфлажников», вывела их из регистра третьих стран. Кроме того, благодаря работе пограничников по защите водных биоресурсов, которая осуществляется в тесном взаимодействии с правоохранительными ведомствами, за последние десять лет в подзоне Приморье восстановлена до промышленных объемов популяция краба-стригуна опилио. Сейчас добыча этого объекта разрешена.

Вместе с тем тенденция незаконного лова, который ведут в российской экономзоне иностранные граждане, сохраняется.

Существенным фактором, негативно влияющим на обстановку в морском пограничном пространстве, остаются заходы судов КНР и КНДР в территориальное море и исключительную экономзону России для незаконного лова биоресурсов – кальмара, краба.

Чтобы бороться с такими нарушениями, сотрудники нашего пограничного управления постоянно проводят профилактические мероприятия, в том числе с использованием дипломатических каналов.

- Изменились ли браконьеры – их тактика, оснащение, юридическая защита?

- Тактика браконьеров, которые специализируются на добыче ценных видов водных биоресурсов с использованием «подфлажников», за последнее время сильно не поменялась. Они стремятся действовать скрытно. Поэтому в большинстве случаев стараются установить на суда современное дорогое оборудование, на плавсредства, которые применяются на прибрежном направлении, устанавливают мощные подвесные моторы.

Если говорить о юридической защите компаний-владельцев «подфлажников», то стоит отметить, что, несмотря на многочисленные ухищрения капитанов по сокрытию улик, уйти от ответственности чаще всего не удается.

- Предприниматели, которые занимаются марикультурой в Приморье, жалуются на российских браконьеров, похищающих значительную часть урожая. Можно ли с этим что-то сделать?

- Согласно федеральному закону от 2 июля 2013 г. № 148, аквакультура – это вид предпринимательской деятельности, относящийся к сельскохозяйственному производству.

В соответствии с федеральным законодательством, объекты аквакультуры, ее продукция, рыбоводные участки, объекты рыбоводной инфраструктуры являются объектами гражданских прав, а рыбоводные хозяйства – это собственники объектов аквакультуры. Законодательство четко определяет, что организация охраны рыбоводных хозяйств – вопрос частный, он находится вне компетенции пограничников.

- На какие требования законодательства вы хотели бы обратить внимание рыболовецких компаний?

- Как показывает статистика, значительная доля нарушений в области рыболовства происходит из-за недостаточных знаний требований в этой сфере. Капитанам рыбопромысловых судов следует обратить внимание на полноту и качество ведения регламентируемого перечня документации. При подготовке судовых суточных донесений значения показателей и реквизитов должны строго соответствовать судовому, промысловому и технологическому журналам. На борту судна должен быть документ, который подтверждает соответствие судовладельца требованиям Международного кодекса по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращением загрязнений, а также свидетельство об управлении безопасностью для судов. Нужно помнить о том, что запрещается вести учет и представлять сведения о вылове водных биоресурсов с искажением фактических размеров улова, его видового состава, используемых орудий промысла, сроков, а также районов добычи.

Александр ИВАНОВ, Fishnews

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер

«У Путина непродолжительный успех, но он перенапрягается»

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Die Welt, Германия

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) почти десять лет руководит влиятельной Мюнхенской конференцией по безопасности. Опытный дипломат и госсекретарь по вопросам внешней политики, он является глубоким знатоком глобальных конфликтов. На киевском форуме YES 2017 71-летний политик выступил по поводу российско-украинского конфликта. В нем в последнее время наблюдается некоторое движение.

DIE WELT: Украина давно требовала введения «голубых касок» ООН в Донбасс. Сейчас президент России Путин впервые заявил о готовности к этому и ссылается при этом даже на позицию Ангелы Меркель. Что это — шанс или уловка?

Вольфганг Ишингер: Российская позиция действительно изменилась. Здесь в любом случае следует тщательно проверить: может ли из этого что-то получиться? И, если возможно, то не только для Донбасса, а в конечном итоге вообще для отношений между Западом и Востоком, для создания доверия между Западом и Россией. Это хорошая дипломатия. Совершенно неправильной, плохой дипломатией было бы просто отмахнуться от этого российского предложения без дальнейшей проверки, не является ли это предложение обманом или уловкой.

— Какие страны должны будут посылать солдат «голубых касок»? Например, сама Россия?

— Было бы хорошо, если бы постоянные члены Совета безопасности ООН не принимали в этом участия. Лучше было бы, если бы это были страны, которые не задействованы в этом регионе политически. Например, Индия или другие азиатские государства.

— Почему Россия выступила сейчас с этим предложением?

— Возможно, Россия хочет из-за нынешнего, а также из-за ожидаемого в ближайшем будущем застоя в российско-американских отношениях сбросить некий балласт. Также и из-за недавно объявленных санкций США, которые заденут Москву сильнее, чем предыдущие. Кроме того, в Вашингтоне планируют поставлять на Украину противотанковое оружие. Россия, конечно, хочет этого избежать. Что касается Донбасса, то в Москве, пожалуй, все больше замечают, что с этими так называемыми государствами, в которых происходит много криминального, ничего не получится и что все это стоит России только много денег и авторитета.

— Политик США Ньют Гингрич (Newt Gingrich) сказал на конференции YES 2017 здесь в Киеве, что последняя экспансия российской власти из-за «изнеможения» в среднесрочной перспективе снова закончится. Как и к 1989-му году в случае с Советским Союзом.

— Российский ВВП — немного меньше, чем ВВП Италии. Несмотря на это, Россия пытается представить себя как великую или мировую державу и платит за это высокую цену своей политики, в том числе в Сирии и на Украине. В самой стране Москве приходится сильно напрягаться, чтобы добиться хотя бы малого роста. Короче: активистская внешняя политика России на ближайшую перспективу кажется успешной, но в долгосрочной перспективе страна не рассчитывает свои силы. В этом Гингрич не так уж неправ.

— Сыграли ли прежние санкции Запада из-за кризиса на Украине большую роль в переосмыслении в России? По оценкам, они обошлись России всего в один процент ее ВВП.

— Эта цифра, пожалуй, реалистична, но один процент — это и есть один процент. И кроме того, есть еще санкции, направленные против отдельных лиц. Однако российские политики неоднократно спрашивали меня: господин Ишингер, можете ли Вы объяснить мне, почему я не состою в санкционных списках? Очевидно, они полагают, что тот, кто состоит в этих списках, считается на Западе более важным. В любом случае нам не следует переоценивать действие таких санкций.

— Какой видится Вам роль ЕС в кризисе с Северной Кореей?

— Предпринимаемые с 90-х годов попытки провести переговоры, чтобы заставить Северную Корею отказаться от ядерного курса, каждый раз заканчивались провалом, по разным причинам. Кстати, ЕС еще в 90-е годы участвовал в этом. Поэтому хорошо, что канцлер ФРГ сейчас вновь заявила о готовности принять участие. Однако я не вижу здесь какой-либо специальной немецкой роли. Лучше всего было бы, если бы ЕС как таковой принимал участие во всевозможных переговорах, по примеру удачной модели переговоров с Ираном. В Сирии ЕС вытеснили на обочину, в переговорах по Украине он вообще не сидит за столом переговоров: это неправильно. ЕС представляет интересы 500 миллионов европейцев и должен уверенно отстаивать интересы ЕС на таких переговорах. Это касается также и конфликта с Северной Кореей.

— Кое-что говорит о том, Россия помогла своему соседу Северной Корее в осуществлении ее ракетной программы.

— Если это так, то русские должны сейчас глубоко сожалеть об этом. У России не может быть заинтересованности в Северной Корее с ядерными ракетами.

— Ваш прогноз по поводу этого конфликта?

— Очень нетрадиционная внешняя политика Дональда Трампа здесь впервые привела к успеху, надо отдать ему должное. В Совете безопасности ООН удалось по поводу новых санкций против Северной Кореи достичь консенсуса благодаря США. Здесь я должен сказать: снимаю шляпу! Но что, если Северная Корея будет и дальше спокойно проводить свои испытания? Военная интервенция США отпадает, потому что в таком случае опасаются слишком большого количества жертв среди мирного населения. Но что же тогда? Если по отношению к Советскому Союзу ядерное устрашение и сдерживание в холодной войне в течение десятилетий подействовали, то почему это не может сработать в случае с Северной Кореей? Идеальные решения в мировых политических кризисах являются редкостью.

— Как могло бы выглядеть решение?

— Путем тихой дипломатии, возможно, удалось бы создать новый переговорный канал с Северной Кореей. При этом центральную роль должен играть Китай. Тогда двойное замораживание могло бы стать, вероятно, первым шагом. Северокорейская сторона замораживает свои испытания, США и Южная Корея отказываются от военных учений. Это могло бы стать началом. Экономические программы по поддержке могли бы создать положительные стимулы. И Северную Корею надо правдоподобно заверить в том, что никто, в том числе и США, не планирует интервенцию с целью смены режима. Так это видят и некоторые американские коллеги.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский

Вместо Путина может прийти только другой Путин

Беседа с Михаилом Ходорковским.

Марис Антоневичс (Māris Antonevičs), Latvijas Avize, Латвия

Существует мнение, что именно Михаила Ходорковского президент России Владимир Путин считает своим самым серьезным политическим оппонентом. Один из богатейших в свое время людей в мире, владелец нефтекомпании «ЮКОС» примерно в 2003 году начал демонстрировать политические амбиции, критикуя кремлевскую власть и поддерживая российскую либеральную оппозицию. Вскоре последовал ответ: Ходорковского арестовали и обвинили в мошенничестве. Пока другие российские олигархи в это время друг за другом находили убежище за границей, у владельца «ЮКОСа» не только отобрали бизнес, но и посадили в тюрьму на 10 лет. Возможно, этот срок был бы еще дольше, если бы не стечение обстоятельств. В 2013 году Путин накануне Олимпийских игр в Сочи хотел улучшить свой международный имидж и подписал акт о помиловании.

После освобождения Ходорковский сразу же покинул Россию, вначале направился в Германию, затем — в Швейцарию, сейчас живет в Лондоне. Путь в Россию для него в данное время закрыт, потому что там, по всей вероятности, снова ожидает тюрьма. Несмотря на пережитое, Ходорковский не расстается с желанием изменить российскую политику, к тому же, считает, что перемены должны быть радикальными.

С Ходорковским мы беседовали в Таллине, куда он прибыл, чтобы принять участие в совещании группы Европейского парламента «Европейская народная партия» и разъяснить депутатам европейских стран, чего можно ожидать от современной России.

LA: На мероприятии вы были представлены как российский «оппозиционный активист». А как вы шире охарактеризуете свою нынешнюю позицию?

Михаил Ходорковский: Хотя я живу за границей, по-прежнему являюсь гражданином России. Свое занятие могу охарактеризовать как общественную деятельность, потому что я не борюсь ни за какой политический пост. Сейчас в России политикой считают все, что каким-то образом связано с критикой власти. Хорошо, допустим, я занимаюсь общественно-политической деятельностью… Я основатель движения «Открытая Россия». Наша цель — смена режима в России. Речь не только об уходе Путина, что, разумеется, важно. Но задача шире — исправить ошибку, которая была допущена в 1993 году, когда изменили Конституцию России, и президент получил очень большую единоличную власть. Мы должны вернуться к модели парламентской республики и к реальному федерализму. Государство большое, регионы развиваются по-разному, и довольно глупо пытаться все унифицировать из Москвы.

— Но готов ли к этому русский народ? В истории России фактически не было периода без явного лидера во главе государства.

— Действительно, за последние 300 лет не было периода, когда отсутствовал какой-либо персонифицированный символ власти. Но если посмотрим в еще более давнее прошлое, то найдем достаточно много примеров, когда Россия развивалась, скорее, как парламентская республика. Скажем, северо-западная Русь в 12-м — 15-м веках, в которую входили Новгород и Псков, боярская дума… И если посмотрим историю новейших времен, то увидим, что не всегда руководители государства были сильными лидерами. К примеру, Брежнев не был сильным лидером, он, возможно, был «лицом» Политбюро КПСС, но не тем человеком, кто реально принимал решения. И царь Николай II или руководитель Временного правительства Керенский в 1917 году не были сильными лидерами. Это не высечено в камне, что у России только авторитарный путь развития.

— Российская экономика переживает довольно тяжелые времена, и внешнее давление усиливается, однако очень большая часть общества выражает доверие президенту Путину. Почему?

— Если верить социологическим опросам (но это не всегда обязательно нужно делать), то я большую поддержку Путину объясняю тем, что он выдавливает с политического поля все более-менее серьезные альтернативы. Люди, может быть, и хотели бы другого лидера, но им такой выбор не предлагается. Каждый, кто пытается вступить в политическую борьбу, незамедлительно сталкивается с огромным давлением пропаганды. Но главная проблема в том, что российскому обществу навязана парадигма: или Путин, или какой-то другой лидер. Каждый, кто придет на место Путина, вскоре начнет вести себя так же, как Путин, если не будет изменена система. Мне хочется вырвать людей из этой парадигмы, сказать, что не обязательно менять Путина на какого-то Шмутина…

— Самым сильным кандидатом оппозиции обычно называют Алексея Навального…

— Нет, нет, у него нет никаких шансов стать президентом при такой парадигме. Там может быть только какая-то рокировка, аналогичная рокировке «Путин-Медведев-Путин». Может быть, (министр обороны) Шойгу или даже (нефтяной бизнесмен) Сечин, но не Навальный.

Но не нужно сейчас говорить о кандидатах в президенты и рассуждать, кто будет лучше. Если у человека диабет, то неправильно обсуждать, какой торт ему следует съесть — шоколадный, бисквитный или какой-то другой. Все торты будут плохими для его здоровья.

Во главе государства должен быть не президент, а правительство, которое формирует сотрудничество между регионами, чтобы от этого была большая польза для общества. Россия большая, и между регионами имеются существенные различия, нельзя всеми управлять по одной модели, поэтому регионы должны быть достаточно самостоятельными.

— Как вы намерены добиться таких изменений системы?

— Убеждая людей, образовывая их. Люди не должны думать, кого выбрать «царем горы», а больше должны думать о том, какое представительство выбрать в парламент от своего региона.

— Коль скоро речь зашла о самостоятельных регионах, нельзя не упомянуть Чечню, где сейчас фактически свой режим.

— Чечня не такая, как нам пытается преподнести Кадыров. Многие люди там считают себя частью России. Они учат детей русскому языку, собирают деньги, чтобы отправить их в вузы России. Там, конечно, есть «золотая молодежь», дети элиты, для которых это не проблема, но большая часть жителей бедные, и им приходится прилагать много усилий. Однако власть на этой территории принадлежит банде — примерно 15-20 тысячам человек, которые все контролируют и определяют. Это ответственность Путина, что он отдал чеченцев в рабство это средневековой феодальной банде. Это просто предательство. Может ли ситуация измениться? Могут ли чеченцы выбрать выход из Российской Федерации, когда избавятся от этой банды? Мне это сложно представить. Чеченцы знают, что они тесно — экономически и культурно — связаны с Россией, там живут их родственники и друзья. Но, естественно, демократическая Чечня, как и демократическая Шотландия, могут инициировать референдум о независимости. И если на референдуме большинство проголосует за это, то такое решение нужно будет уважать.

— Вы допускаете, что упомянутая банда может отступить без насильственной борьбы?

— Суверенные государства для того и существуют, чтобы ни одна банда не могла диктовать гражданам, как жить. Наверное, будут столкновения, придется разрешать конфликт, искать мирный выход, если кто-то не согласится, может быть, нужно будет воевать…

— Значит, будет третья чеченская война…

— Нет, это будет не третья чеченская война, это будет война с бандитами. Нужно объяснить чеченцам, что никто их не собирается колониальными методами держать в составе России, а при принятии решений необходимо соблюдать демократические процедуры. Пусть они подумают, примут решение. Лично я считаю, что чеченцы проголосуют за то, чтобы остаться в составе России. Может быть, я ошибаюсь. Но каким бы ни было решение, оно не должно быть принято под дулами автоматов.

— Считаете ли вы, что в будущем в России возможно рассмотрение вопроса о возврате Крыма Украине?

— Мне сложно представить, что демократически избранный парламент России может получить такой мандат от российского общества. Есть много причин, почему русские считают Крым своей национальной территорией. И то общество, которое сейчас живет в Крыму, считает себя частью России. К примеру, сложно представить, что Украина начала бы обсуждать вопрос о возврате Львова Польше, хотя с исторической точки рения об этом можно было бы говорить. Однако уже сама постановка такого вопроса вызовет резкую контрреакцию. Я думаю, что и в России таким образом вопрос Крыма не удастся обсудить. Но дискуссию можно начать иначе. Россия так же, как и Украина, стремится и будет стремиться в Европу, даже если русские временами пытаются это отрицать. Даже географически — 128 миллионов человек живут к западу от Урала и только 20 миллионов по другую сторону. То есть: подавляющее большинство — это часть Европы. Вот, именно сближаясь с Европой, можно начать поиск возможностей урегулирования конфликта.

— Страны Балтии уже привыкли к тому, что России нужно остерегаться. Например, сейчас обеспокоенность вызывают военные учения «Запад-2017». Но является ли военная угроза самой опасной для нашего региона?

— Вероятность того, что Кремль может напасть на страны Балтии, я оцениваю, как очень низкую. Путин не очень любит применять такие прямые методы, он больше ищет различные гибридные формы, как это теперь обозначают. Самое опасное для Балтии — это информационное влияние, при помощи которого может быть разрушен внутриполитический консенсус. Если еще точнее — конституционный и национальный консенсус — это самое важное, потому что относится к суверенитету государства. По другим политическим вопросам точки зрения могут различаться. С этой угрозой надо бороться.

Что касается внешнеполитических целей Путина, то неверно воспринимать его как империалиста, который только и мечтает захватить новые территории. Его главная цель — обеспечить себе полную свободу действий в России. Но это не причина расслабляться. В случае Крыма главную роль сыграли не борьба за новую территорию или противодействие присутствию НАТО на полуострове. Это была борьба за рейтинг. Популярность Путина в конце 2013 года резко упала, и аннексия Крыма позволила эту ситуацию переломить. В ближайшее время в России не ожидается экономического расцвета. У Путина еще не раз может возникнуть соблазн решить внутренние проблемы при помощи какой-либо внешнеполитической авантюры. У Европы есть несколько слабых сторон, и самая важная из них — энергетическая зависимость. В среднем ситуация нормальная, доля России на европейском энергетическом рынке составляет 20-30%, но в отдельных государствах ситуация довольно драматична.

Еще одна угроза — Путин нащупал слабые места Запада на информационном поле, что ловко использует, но пока ни Европа, ни США не нашли на это надлежащий ответ.

— Вы время от времени встречаетесь с западными политиками. Как вам кажется, насколько хорошо они понимают Россию?

— Могу сказать, что политики стран Балтии Россию понимают очень хорошо. Даже несмотря на то, что более 25 лет мы развивались в параллельных реальностях, опыт и знания не исчезли. Я не могу сказать, что, к примеру, в Германии такое же глубокое понимание о России. Там много мифов. На Западе, разумеется, есть эксперты по России, но со времен холодной войны их стало меньше, что мешает полноценно понять российские реалии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313411 Роберт Гейтс

Экс-глава Минобороны США: Проблема в том, что санкции против России — навсегда

Сергей Сидоренко, Українська правда, Украина

Роберт Гейтс — незаурядная личность в американской политике. Он был одним из самых влиятельных людей в стране при нескольких президентах-республиканцах. В начале 1990-х, при президенте Буше-старшем, Гейтс работал заместителем советника президента по вопросам нацбезопасности, затем — возглавил ЦРУ. В 2006 году, уже при Буше-младшем — стал главой Пентагона.

Сейчас 73-летний политик — вне активной политики, но его мнение до сих пор имеет значение в Вашингтоне. Это особенно важно для нас с учетом того, что Гейтса считают специалистом по России.

В конце прошлой недели он выступил на конференции Yalta European Strategy, раскритиковав решение Конгресса США закрепить законом санкции против РФ. Своим мнением по этому вопросу, а также позицией по Украине и Грузии Роберт Гейтс поделился с «Европейской правдой» в беседе на полях YES.

— Начнем с вашего заявления о санкциях. Почему вы считаете, что санкционное решение Конгресса было ошибкой?

— Во-первых, хочу подчеркнуть, что я полностью поддерживаю сами санкции, утвержденные Конгрессом. Ограничения, введенные против России, обоснованны. Единственное мое замечание касается того, что до сих пор в санкционном законодательстве в отношении всех стран — речь идет не только о России — была норма о том, что президент имеет право снять санкции, если такое снятие — в интересах Соединенных Штатов.

Однако решение Конгресса лишило президента возможности торговаться с россиянами, убеждать их изменить политику в обмен на снятие санкций.

Так что меня беспокоят не собственно санкции — я их полностью поддерживаю. Но я считаю, что у президента должна быть возможность корректировать их.

— Вы верите, что отношения с Россией могут улучшиться так резко, что возникнет необходимость снять санкции?

— Но проблема в том, что эти санкции — они навсегда!

— Почему же навсегда? Любой закон можно изменить, и санкционный тоже.

— Это вроде бы так. Но можете ли вы себе представить, чтобы Конгресс США поддержал снятие санкций с России, пока Крым останется оккупированным?

А это значит, что на протяжении многих лет эти санкции останутся в силе.

— Может, это и правильно? Россия продолжает нарушать международное право — значит, она должна быть наказана.

— А представьте, если президент решит договорится о частичном снятии санкции, об их ослаблении, и следствием этого будет освобождение Крыма? Теперь это невозможно.

— Странно, что во второй половине XX века, когда действовали ограничения в отношении СССР, когда действовала поправка Джексона-Вэника, не было слышно аналогичных призывов — мол, почему бы не снять санкции с Союза.

— Так именно это давнее решение США и является моим аргументом! В 1974 году, когда принимали поправку Джексона-Вэника, я работал в Белом доме (Гейтс был сотрудником Национального совета безопасности в период, когда президенты Никсон и Форд взяли курс на потепление с Москвой, а в Конгрессе преобладало противоположное мнение. — ЕП).

Тогда санкции были наложены на Советский Союз и, по логике, их следовало снять, как только СССР исчез с карты мира. Но Союза нет уже более 25 лет, а эти санкции до сих пор в силе! (Формально поправка Джексона-Вэника была отменена в 2012 году, с принятием более жесткого «акта Магнитского», но ограничения действительно до сих пор действуют. — ЕП).

Это — наглядная иллюстрация того, как сложно снять санкции, введенные решением Конгресса.

Поэтому я хочу подчеркнуть: я полностью поддерживаю введенные против России санкции. Я считаю, что Россия должна платить цену. Но я не считаю полезным то, что Конгресс не оставил президенту никакого пространства для гибкости и нивелировал роль санкций как рычага давления на Москву.

— В 2008 году, когда Россия напала на Грузию, вы были шефом Пентагона. Рассматривалась ли тогда возможность военной помощи Грузии со стороны США?

— Нет, администрация Буша никогда не рассматривала возможность военного вмешательства. Что мы сделали — так это обеспечили возвращение домой грузинской бригады, которая была в то время в Ираке. Мы предоставили свой военный самолет, чтобы они вернулись в Тбилиси.

— Вы не думаете, что такая позиция США дала Москве четкий сигнал, что они могут делать что угодно?

— Что ж, народ Америки не хотел участвовать в этой войне.

— Кроме участия американских войск, есть множество других типов помощи — вы могли, например, предоставить Грузии оружие.

— Мы оказывали Грузии немало военной помощи. Оружие мы не предоставляли, но поддержка была.

— То самое же, что и сейчас с Украиной — Штаты оказывают помощь, но нам нужно вооружение.

— Что касается Украины, то я прежде всего хочу подчеркнуть, что каждая страна имеет право на оборону, может просить США о помощи оружием. И если вы будете просить, то в конце концов это оружие будет предоставлено. Но я бы рекомендовал Киеву просчитывать на два-три шага вперед.

Россия гораздо ближе к вашим границам, чем мы. Более того, российские военные уже есть внутри ваших границ. Поэтому у Путина есть невероятная способность к эскалации конфликта на Востоке Украины, если США предоставят вам оружие. Поэтому подумайте, хотите ли вы идти этим путем.

— Многие в Украине с вами не согласятся. Напротив, предоставление высокоточного оружия поможет в деэскалации, поскольку будет сдерживать агрессора.

— Что ж, решение и оценка — за вами.

— В 2008 году, после российско-грузинской войны, вы говорили в интервью, что США потратили более 40 лет на постепенную нормализацию отношений с РФ, и не время все разрушать. Сейчас вы такого же мнения?

— Я, конечно, не припомню в деталях все интервью, которые я давал девять лет назад, но моя позиция была и остается следующей: США должны быть чрезвычайно осторожными и очень мудрыми, выбирая для себя битву.

Штаты должны быть крайне осторожными с решением бросить вызов большой стране, особенно — ядерному государству.

Тогда, в 2008 году, у России было превосходство над Грузией во всем — военное, географическое. Наша возможность военным путем противостоять России в Грузии была крайне ограниченной! Даже если бы мы выбрали возможность военного вмешательства,

Этой позиции я придерживаюсь и сейчас: США должны быть особенно осторожными, когда решают вопрос о поддержке (другой стороны) в конфликте с таким мощным противником, как Россия.

— Где та красная линия, после которой США будут участвовать? Это граница НАТО?

— Абсолютно верно!

Поэтому США продолжают подчеркивать и подтверждать, что положения статьи 5 договора НАТО (о коллективной обороне) являются абсолютными, несомненными. И я думаю, что Путин это понимает.

— Значит, Россия может безнаказанно делать что угодно — если только она не пересечет границы НАТО?

— Не безнаказанно. Действия России имеют свою цену для нее, и дальнейшие действия будут нести дополнительную цену.

— Не думаете ли вы, что Украина заслуживает большего в отношениях с НАТО? Я говорю, в частности, о возможности предоставления нам ПДЧ.

— НАТО уже поставил Украину на путь к обретению членства, в соответствии с решением 2008 года. Но чтобы говорить о членстве, Украине нужно выполнить условия, это — прежде всего!

Я помню, как посещал Украину в 2008 году, когда был министром обороны США. Украина — огромная страна, по площади почти как Техас. Но в те годы Украина тратила на оборону лишь 1 миллиард долларов.

Итак, перед Украиной еще очень много работы. Вы должны изменить свою военную структуру, чтобы у вас была возможность претендовать на будущее в составе НАТО.

Как быстро это будет сделано — зависит от Украины.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313411 Роберт Гейтс


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов

Москва преподнесла Путину неприятную неожиданность: влияние его оппонентов растет

Максим Трудолюбов, Newsweek, США

Выборы, которые прошли во многих российских областях в воскресенье, 10 сентября, оказались одновременно скучными и многообещающими. Эти выборы, в ходе которых граждане выбирали в основном глав органов местного самоуправления, во многих областях были лишены соревновательного компонента и служили лишь для того, чтобы узаконить позиции назначенцев Кремля, сделав их избранными чиновниками.

Интересная ситуация сложилась в Москве. То, что там произошло, не смогло поколебать позиции правящей партии, однако оно все же смогло нарушить сонный ритм излишне предсказуемых российских выборов.

На выборах мэра в 2013 году Алексей Навальный стал воплощением народной альтернативы той тактике проведения предвыборной кампании «сверху-вниз», которой обычно пользуется Кремль. На этот раз группа предприимчивых политтехнологов, которые, как и Навальный, не относятся к тем политическим кругам, где господствует Кремль, нашли способ сделать предвыборные кампании кандидатов из народа более успешными.

Примерно год назад 37-летний Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной Думы, и 33-летний Максим Кац, бывший член муниципального совета одного из московских округов, решили попытать счастья на выборах в муниципальные советы в Москве. Члены местных советов, в сущности, не имеют никакой власти, но Гудков и Кац все равно решили помочь независимо мыслящим москвичам получить несколько из этих мандатов.

И их протеже, многие из которых — это довольно молодые люди, действительно получили как минимум 266 мандатов, что составляет немногим более 15% мест в советах Москвы. Правящая партия «Единая Россия» получила 1 154 места.

Это не слишком много. Получить достаточное количество мест в советах очень важно. Если получить места во всех 110 избирательных округах, это позволит пройти сквозь региональный избирательных фильтр. Чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах губернатора, нужно набрать определенное количество голосов сторонников из числа членов муниципальных советов.

Кампания оппозиции в этом смысле оказалась не слишком успешной. Число выигранных мест не позволяет кандидату от оппозиции принять участие в выборах губернатора Московской области в 2018 году. Таким образом, те законодательные препятствия, которые были созданы для того, чтобы помешать аутсайдерам участвовать в выборах губернатора, сделали свое дело.

Однако результаты все равно впечатляют из-за новизны подхода. Лидеры этого проекта создали единую платформу, открытую для кандидатов от большинства движений, независимых от правящей партии. Она стала своего рода инкубатором — благоприятной почвой для политических кампаний, а не для бизнеса.

Гудкову и Кацу помогал Виталий Шкляров, политтехнолог, который живет в США и который работал в предвыборных штабах Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders), а также на некоторых кандидатов на губернаторских выборах в США.

По словам Шклярова, выборы в муниципальные советы Москвы 2017 года, вероятно, стали одной из его самых эффективных кампаний. Было более тысячи кандидатов, и 267 из них одержали победу каждый в своей маленькой битве. Эта кампания привлекла около 50 миллионов рублей, и это был бюджет на всю тысячу кандидатов. «Мы тратили примерно по 2 доллара на каждого кандидата в день», — с гордостью сообщил Шкляров.

Правительство тоже сыграло свою роль. Московские власти могли с легкостью помешать независимым кандидатам принять участие в выборах, но решили этого не делать. Места в муниципальных советах почти никак не влияют на работу правительства города, но их приятно занимать.

Муниципальные власти не стали рекламировать предстоящие выборы и сделали ставку на низкую явку избирателей. Очевидно, план состоял в том, что пенсионеры и работники бюджетных организаций, как всегда, явятся на избирательные участки и проголосуют за нужных депутатов.

Явка избирателей (15%) действительно оказалась очень низкой, однако все сработало не совсем так, как было рассчитано. В районах с высокой долей избирателей, придерживающихся оппозиционных взглядов, такая низкая явка сработала против действующих чиновников.

Претенденты на места в муниципальных советах проводили агитационную работу в социальных сетях и мобилизовали свой оппозиционно настроенный электорат. Так произошло в центральном и юго-западном округах Москвы. В социальных сетях также много внимания было уделено тому факту, что на избирательном участке к югу от Садового кольца, где в качестве избирателя зарегистрирован президент России Владимир Путин, была представлена только оппозиция.

Разумеется, все это ниже уровня правления Путина. Возможно, он даже не обратил внимания на результаты. Мало кто обратил на них внимание. Большинство вообще не стало голосовать. Это всего лишь символический переворот, а не настоящий. Однако результаты этой кампании имеют значение.

Кремлевские политтехнологи и оппозиционные группы в других регионах проанализируют ноу-хау Гудкова. Тысячи молодых людей, которые приняли участие в этой кампании в качестве кандидатов, менеджеров и добровольцев запомнят этот свой опыт и будут отталкиваться от него в будущем.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших голосованию, они выстраивали стратегии, планировали и координировали сотни маленьких, но вполне реальных кампаний своих сверстников. Это было похоже на игру, однако это одновременно было курсом прикладной политики.

Своими собственными глазами они увидели, что претендовать на государственную должность в рамках рестриктивной политической системы, такой как Россия, — это вполне реально. Гудков также продемонстрировал, что оппозиция не сидит сложа руки, что она способна выступить единым фронтом и что она не ограничивается Алексеем Навальным.

Тем не менее, проект Навального пока остается самым динамичным проектом, способным генерировать свою собственную политическую программу.

Та «поквартирная» предвыборная кампания, которую пропагандируют Навальный и Гудков, возможно, в будущем станет новым стандартом. Москвичи неоднократно демонстрировали, что ничто в их культуре не может помешать им принять участие в конкурентных выборах.

Между тем опыт Москвы 2017 года может оказаться всего лишь эпизодом. Давайте не будем забывать о том, что символический успех оппозиции на выборах в прошлое воскресенье во многом объясняется крайне низкой явкой. На избирательные участки пришли только самые активные и независимо мыслящие люди. Даже в таком богатом и разностороннем городе, как Москва, типичный избиратель поддерживает линию Кремля.

«Оппозиции необходимо заручиться сочувствием медианного избирателя повестке постепенной демократизации региональной политической жизни», — написал в своей статье известный политический комментатор Кирилл Рогов.

Предвыборные кампании, подобные тем, которые проводят Гудков и Шкляров, должны быть официальными, то есть они должны соответствовать множеству требований. Они также должны уметь противостоять прихотям администрации. Кремль руководит ходом выборов, регулируя доступ к участию в них.

Исход большинства выборов определяется уже в момент регистрации кандидатов, потому что уже в этот момент становится понятно, что голосовать можно только за одного конкретного кандидата. Это значит, что власти регионального и федерального уровней могут с легкостью предотвратить любые новые неожиданности, подобные тем, которые неделю назад произошли в Москве.

Максим Трудолюбов — старший научный сотрудник Института Кеннана, главный редактор независимой деловой газеты «Ведомости».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312858 Виктория Абрамченко

«С мошенниками разберемся, не выселяя собственников»

Росреестр: миллионы участков не используются по назначению

Евгения Петрова

Росреестр создал в Москве отдел по работе с важными соцпроектами, который уже завершил работу в парке «Зарядье» и дальше займется программой реновации. С чем связан рост числа жалоб на кадастровую оценку, почему не все земельные участки многоквартирных домов имеют границы и какие новые законопроекты планируется внести в осеннюю сессию в Госдуму, в интервью «Газете.Ru» рассказала глава Росреестра Виктория Абрамченко.

— Виктория Валериевна, в весеннюю сессию в Госдуме был принят закон о «лесной амнистии». Кого и почему нужно «амнистировать», и как изменения могут улучшить ситуацию?

— Еще на стадии разработки в СМИ начали называть этот документ «законом о лесной амнистии». Однако он вовсе не об амнистии. Данные нормы направлены на защиту прав добросовестных владельцев недвижимости, которые могут пострадать в связи с наличием противоречий между сведениями двух государственных реестров. Я говорю о Едином государственном реестре недвижимости, за ведение которого отвечает Росреестр, и о лесном реестре, за который отвечает Рослесхоз.

Закон о том, что делать правообладателю – обычному гражданину, у которого есть подтвержденное государством, зарегистрированное право собственности на объект недвижимости, но по сведениям лесного реестра этот объект недвижимости пересекается с лесным участком. Но когда участок приобретался, на него регистрировались права, не было никаких пересечений.

Мы насчитываем десятки тысяч исков по всей стране, когда федеральные власти в лице Росимущества и Рослесхоза начинают оспаривать право гражданина на земельный участок.

И в этом случае закон отвечает на вопрос, каким образом без участия заявителя, опираясь на документы, которые были представлены в свое время для регистрации права собственности, устранить ошибки в записях в пользу добросовестных собственников.

Очень важно, что закон помогает избежать подобных ошибок в будущем — установлен запрет на внесение сведений о лесных участках в реестр недвижимости, если их границы не установлены с необходимой точностью или они пересекают границы других земельных участков.

— Стоит ли опасаться гражданам за свою собственность, если вдруг они владеют участками или частью участков, в таких зонах?

— Теперь бояться не стоит. В законе дан ответ, каким образом восстанавливаются записи и исправляются ошибки в отношении категорий земель и права собственности. Мы наблюдаем, что большое количество обращений по таким вопросам поступает от жителей Иркутской области, Республики Бурятия и Московской области.

— Впереди осенняя сессия. Какие законопроекты будут вынесены на рассмотрение, в том числе по вопросам, которые находятся в ведении Росреестра?

— У нас активная повестка на эту осеннюю сессию в Государственной думе. Есть несколько важных инициатив.

В частности, законопроект, исключающий дублирующую административную ответственность в отношении правообладателей земельных участков, предоставленных для жилищного строительства, но по каким-либо причинам не используемых по назначению.

Сейчас к таким нарушителям применяются и повышенные коэффициенты к ставке земельного налога, и налагается административный штраф, исчисляемый в процентах от кадастровой стоимости участка.

Предлагается исключить административную ответственность, сохранив повышенный земельный налог в таких случаях.

Сегодня порядка 5 млн участков не используются по назначению для жилищного строительства. В рамках государственного земельного надзора мы можем проверить не больше 5 тыс. таких участков в год. Привлечь к ответственности удается еще меньше. В итоге эффективность земельного надзора по стимулированию застройки этих участков крайне низкая. При этом налогоплательщиками являются все правообладатели земельных участков, за редким исключением.

Следовательно, повышенный размер земельного налога является более действенной мерой, побуждающей к использованию участков по назначению либо, если собственник участка не планирует его застройку, – к его продаже.

— Минэкономразвития собирается внести изменения в законодательство и защитить права добросовестных покупателей жилья. Почему возникла такая необходимость, и как вы предлагаете решить проблему?

— Необходимость защитить добросовестных покупателей жилья от возможных проблем, связанных с оспариванием сделок по приватизации, назрела давно. Соответствующий законопроект, разработанный Минэкономразвития России, внесен в Госдуму.

Законопроект вносит изменения в статью 302 Гражданского кодекса. Публичному собственнику, будь это Российская Федерация, субъекты или муниципалитеты, запрещается истребовать у добросовестного приобретателя жилое помещение. При этом не делается оговорка, как было в предыдущих редакциях этого законопроекта, единственное это жилье или нет.

Есть случаи, когда органы государственной власти или органы местного самоуправления устанавливают факты нарушений процедуры приватизации жилых помещений. Однако лица, причастные к таким незаконным действиям, уже перепродали квартиру ни в чем не повинным собственникам, которые и являются добросовестными приобретателями этого жилья.

Органы власти не должны выселять законного собственника, приобретателя квартиры, невзирая на возможные мошеннические действия в начале цепочки транзакций с объектом недвижимости. С мошенниками нужно разбираться отдельно, не выселяя законных собственников.

— Есть еще какие-то инициативы?

— Проект закона, который мы готовим вместе с Минстроем и АИЖК, и он уже внесен в Госдуму.

Речь идет об электронной закладной. Мы надеемся, что ее введение станет стимулом развития электронных услуг, а также позволит снизить стоимость хранения закладных и сократить издержки и риски от потери таких данных. Планируется, что все законы будут приняты в осеннюю сессию.

— Недавно принят закон о реновации жилого фонда Москвы. Как Росреестр готовится к реновации? Есть все необходимые ресурсы?

— В целях реализации закона я дала поручение нашему территориальному управлению по Москве создать отдельное структурное подразделение – отдел по работе с важными социальными проектами.

Мы договорились об этом с мэром Москвы Сергеем Семеновичем Собяниным. Этот отдел в преддверии Дня города завершил учетно-регистрационные действия по объектам недвижимости в парковой зоне «Зарядье».

Сейчас идет заключительный этап по объектам спортивного комплекса «Лужники». Эти же сотрудники – их 25 человек – будут заниматься и проектом по реновации.

— Этим людям необходима какая-то дополнительная подготовка?

— Нет. Это действующие государственные регистраторы прав.

— Во время обсуждения проекта закона о реновации депутат Госдумы Галина Хованская призывала москвичей ставить на учет земельные участки под пятиэтажками. Как получилось, что в Москве не у всех земель под домами есть границы?

— Я начну с истории. Закон о введении в действие Жилищного кодекса в том виде, в котором мы к нему привыкли, действует с 1 марта 2005 года. До этого момента у нас было другое законодательство. Дома, которые попали в реновацию, были построены в советское время. В то время земельные участки не предоставлялись собственникам квартир в домах.

Норма о том, что участок под многоквартирным домом является общим имуществом, принадлежащим на правах общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме, вступила в силу в 2005 году.

Сейчас реновация выступает действительно мощным стимулом, чтобы определить границы участков.

Но ведь такая необходимость есть не только в Москве, но и в Саратове, и в Санкт-Петербурге, и в любом другом городе. Нужно понимать, с какой площади убирать снег, какая площадь подлежит благоустройству. Все собственники должны понимать границы своих участков.

Почему этот процесс идет медленно? Потому что жилищное, градостроительное и земельное законодательство предусматривают, что сформировать участок можно при условии, что есть градостроительная документация – проект планировки и проект межевания территории. Оформление таких документов требует значительного времени и финансовых затрат.

Не могу сказать, какая часть участков занята многоквартирными домами, поскольку такой статистики нет. Но в целом по России 50% ранее учтенных участков сегодня не имеют границ.

— Есть ли какие-то государственные механизмы для решения проблем неточных границ?

— Для решения проблемы нужны комплексные кадастровые работы. Работы, которые заказывают местные власти, а проводятся они в отношении участков любой формы собственности с неустановленными или неточными границами.

В федеральном бюджете до 2020 года заложены средства на поддержку регионов по вопросам уточнения границ земельных участков.

— Ранее вы говорили о трех пилотных регионах, которые с этого года начинают проведение подобных работ. Сегодня регионы уже приступили?

— У нас есть большая надежда на результаты проектов в трех регионах – Республике Тыве, Астраханской и Белгородской областях. К концу года мы хотим настроить методологию этих работ, внедрить в практику выполнения комплексных кадастровых работ современные технологии, в том числе с использованием беспилотных летательных аппаратов.

Сейчас работаем в этом направлении с подрядчиками, чтобы снизить стоимость выполнения комплексных кадастровых работ. Это уникальная возможность – уточнить границы всех объектов недвижимости на определенной территории одновременно. Такую возможность регионам нельзя упустить.

— Изменения в закон о кадастровой оценке предполагают введение института государственных оценщиков и передачу полномочий по определению кадастровой стоимости государственным бюджетным учреждениям. Это означает, что частному бизнесу оценщиков придет конец или все специалисты смогут занять места в госучреждениях?

— Определение кадастровой стоимости — лишь одно из направлений в оценочной деятельности, причем далеко не самое крупное. Основным же является определение рыночной стоимости методом индивидуальной оценки.

Также необходимо учитывать и разнообразие оцениваемых объектов, и тот факт, что оценивается не только недвижимость. Кроме того, услуги рыночного оценщика востребованы желающими уточнить кадастровую стоимость путем ее установления в размере рыночной. И такое право в новом законе сохранено.

Поэтому говорить о какой-либо угрозе для частного бизнеса оценщиков, равно как и о создании питательной среды для коррупционных проявлений, не приходится.

Если обратиться к статистике, региональные власти активно работают над реализацией требований закона. Так, соответствующие бюджетные учреждения функционируют уже в 52 субъектах.

В полной мере по новым правилам все регионы обязаны заработать с 2020 года, а в 2018-2019 годах переход — право региональных властей. Таким правом в 2018 году уже решили воспользоваться 9 субъектов.

— Сколько жалоб на кадастровую оценку поступает в Росреестр?

— По кадастровой оценке, к сожалению, есть рост. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в комиссию по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости обратилось на 60% больше заявителей в рамках досудебного оспаривания. Решение в пользу заявителя было принято по 55% жалоб.

Вывод здесь неутешительный. Действующая система кадастровой оценки дает сбои. Есть проблемы в методологии оценки. Не всегда учитываются результаты оспаривания стоимости при новом туре массовой оценки.

Обращаю внимание, так как бытует миф на этот счет, Росреестр не проводит оценку. Наше ведомство только организует работу комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости.

— Когда в прошлом году вы возглавили Росреестр, перед вами стояла задача ввести в действие Единый государственный реестр недвижимости. При этом в Подмосковье и Ленинградской области были задержки по услугам Росреестра. Сегодня решены проблемы?

— С 1 января 2017 года мы приступили к реализации федерального закона «О государственной регистрации недвижимости». Сначала мы оказывали услуги, принимая документы от заявителей в офисах МФЦ и Кадастровой палаты. При этом электронные сервисы для получения услуг вводились покомпонентно.

Этому есть объяснение – масштабность Единого реестра недвижимости, который объединил реестр прав и кадастр недвижимости, а это более чем 160 млн сведений об объектах недвижимости и свыше 170 млн записей о правах. В марте все наиболее востребованные услуги Росреестра стали доступны в электронном виде.

Два названных вами региона имели нарушения сроков оказания услуг по предоставлению сведений и осуществлению учета и регистрации прав.

В Ленинградской области проблемы были связаны со Всеволожским районом, где активно развивается многоквартирное строительство, а численность регистраторов прав была неадекватна нагрузке. Там сейчас ситуация выровнялась полностью.

В Московской области ситуация в начале года обострилась из-за налаживания информационного взаимодействия с МФЦ. Сейчас все услуги оказываются в сроки, установленные законом. В Московской области, кроме того, реализуется проект «регистрационная фабрика», где регистрация прав по пакетам, направленным в электронной форме, занимает не больше трех дней.

— Предполагалось, что введение единого реестра поможет сократить сроки регистрации прав на новостройки. Удалось это сделать?

— Мы сейчас это делаем в рамках пилотных проектов в ряде регионов. Шесть субъектов показывают активную динамику на строительном рынке: Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Краснодарский край, Ленинградская и Новосибирская области.

На этих территориях, в первую очередь, мы переориентировали застройщиков на то, чтобы они сдавали нам документы в электронном виде. Электронное взаимодействие позволяет на треть сократить нагрузку на регистраторов прав.

Но на сроки рассмотрения влияет не только форма, бумажная или электронная, но и качество таких документов. По качеству остаются большие вопросы к кадастровым инженерам.

— Кстати, для граждан есть возможность получить дисконт до 30%. Ведется ли сейчас какая-то работа по изменению условий для застройщиков при подаче заявлений на регистрацию через портал ведомства?

— Действительно, для граждан предусмотрено снижение размера государственной пошлины при получении ими услуг в электронном виде на 30%. У юридических лиц такой возможности нет. По физлицам это тоже определенный эксперимент.

Эта норма будет применяться до 2019 года. Она вводилась не потому, что нужно было установить «скидку», а для того, чтобы простимулировать людей, чтобы они поверили в электронные услуги и начали ими активно пользоваться.

Мы прорабатывали с Минфином стимулирование перехода юридических лиц на получение государственных услуг в электронной форме через уменьшенный размер государственной пошлины. В итоге Министерство финансов на это не согласилось.

Сейчас мы продумываем меры стимулирования юридических лиц, в первую очередь, застройщиков к получению услуг через интернет.

— К концу года планируется закрыть все офисы приема кадастровых палат. Ранее вы говорили, что за оказание услуг через МФЦ в прошлом году в региональные бюджеты поступило порядка 11 млрд руб. Сколько удалось направить в бюджеты субъектов РФ?

— Закрывая наши офисы, часть услуг начинает оказываться в МФЦ – учреждениях, которые получают средства от региональных бюджетов. Для того чтобы выровнять бюджетную обеспеченность, было принято решение о расщеплении пошлин. В частности, от услуг Росреестра пошлина расщепляется в пропорции 50% на 50%.

В результате этого бюджеты субъектов РФ за прошедшие полгода уже получили 7,4 млрд руб.

Передача приема и выдачи документов в МФЦ соответствует нашей стратегии по развитию «бесконтактных технологий», когда исключается контакт заявителя с чиновником при оказании услуг.

При этом закрытие каждого офиса кадастровой палаты в обязательном порядке согласовывается с региональными органами власти.

Специально созданные в субъектах комиссии оценивают возможность многофункциональных центров справиться с нагрузкой по приему-выдаче документов на оказание услуг Росреестра в случае закрытия нашего офиса.

Ориентиром для нас является показатель доступности для граждан подачи заявлений в МФЦ: если мы понимаем, что в каком-то населенном пункте МФЦ не справится с предоставлением услуг Росреестра, наш офис продолжает работать. Удобство заявителей является для нас приоритетом.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312858 Виктория Абрамченко


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312796 Георгий Бовт

Миротворцы без мира

Георгий Бовт о том, «сдаст» ли Россия Донбасс

Донбасс «сдают», а «русскую весну» окончательно хоронят. Поскольку «денег нет, но вы держитесь». Так можно было подумать, прочитав на днях «утечки» в ряде российских СМИ: якобы правительство намерено отказаться от «гуманитарной поддержки отдельных территорий» в пользу финансирования проектов в Крыму и Калининграде (речь идет примерно о 165 млрд рублей на три года). «Отдельные территории» — это как раз Донбасс и есть.

Публикации появились на фоне обсуждения перспектив ввода на юго-восток Украины миротворцев ООН. Вопрос впервые встал года два назад, однако Россия неизменно была против такого варианта. А тут вдруг сам президент РФ недавно предложил миротворцев ввести. Но разместив их лишь на линии разграничения ЛНР и ДНР и украинских войск, для выполнения узкой функции охраны наблюдателей ОБСЕ и только с легким вооружением.

Предложение после первоначальной вроде бы сдержанно-положительной реакции (видимо, от удивления и неожиданности) позже была встречена резко в штыки и отвергнута Украиной и Америкой. Ясно, что вторая в таком виде наложит вето на проект резолюции в СБ ООН, требуя расширенного мандата для миротворцев ООН, которые в этом случае должны взять под контроль всю территорию ЛНР и ДНР, включая соответствующий участок российско-украинской границы. Но на такой проект резолюции вето наложит уже Россия.

Передача под контроль границы, что обозначено в Минских соглашениях пунктом последним, после выполнения всех прочих, означало бы в нынешних условиях действительно полную «сдачу Донбасса».

Тем не менее Владимир Путин в телефонном разговоре с Ангелой Меркель идет на новые уступки – соглашаясь с тем, чтобы функция «охраны наблюдателей ОБСЕ» распространялась не только на непосредственно линию фронта, но и на другие районы самопровозглашенных республик. Означает ли такая гибкость, что Россия все же начинает отступление?

Что касается так называемой гуманитарной помощи, а на самом деле поддержки всей системы жизнеобеспечения ЛНР и ДНР, то слухи/сливы в прессе опроверг пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он заявил, что «Россия не откажется от гуманитарной помощи Донбассу ни сейчас, ни в будущем… Россия продолжит заботиться об этих людях, которые были отторгнуты в результате гражданской войны из своей собственной страны».

Если бы он на этом поставил точку, то вопрос можно было на текущий момент считать исчерпанным. Однако он добавил: «Там идет определенное перераспределение… речь идет просто об упорядочении». И это вдобавок к тому, что ряд правительственных чиновников, включая пресс-секретаря премьера-министра, отказались комментировать информацию о сокращении помощи, якобы прозвучавшую на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака. А сам Песков отказался назвать объем такой помощи, — он, дескать, не владеет цифрами.

Термин «упорядочение» не имеет четкого толкования — в смысле «увеличение» это или «уменьшение».

В советское время «упорядочение цен» означало их повышение, а в нынешние времена «упорядочение» социальных программ означает их урезание.

В современном контексте термин «упорядочение» для Донбасса скорее тревожный. Означая эволюцию позиции Москвы по отношению к самопровозглашенным республикам и к перспективам урегулирования кризиса на юго-востоке Украины. Вопрос в том, сколь далеко может зайти эволюция? Есть ощущение, что некие «подвижки» по украинскому кризису могут произойти в ближайшие полгода.

Реперные точки просматриваются следующие.

1. Принятие Верховной радой закона о реинтеграции Донбасса — ориентировочно октябрь. Где, помимо того, что Россия будет названа «страной-агрессором», состоится фактически отказ Киева от Минских соглашений по целому ряду важных пунктов.

2. Возможное принятие (хотят пока это кажется маловероятным) в каком-то формате СБ ООН решения об отправке миротворцев на Украину — до конца текущего года.

3. Доклад Минфина США о целесообразности масштабных финансовых санкций против России (январь 2018 года), в случае принятия которых начнется также тотальная охота за активами представителей российской элиты по всему миру. Теоретически такая угроза может использоваться как средство давления на Москву.

4. Использование «фактора «Новороссии» в контексте президентской предвыборной кампании в России и непосредственно после нее, на «четвертом сроке» – в плане конструирования некоей «новой идеологической реальности». Отзвуки чего уже можно услышать как в «деле Серебренникова», так и в истерике охранителей (за которой просматривается вполне определенная борьба внутривластных группировок) вокруг не вышедшего фильма «Матильда», так и в предстоящих довольно масштабных действиях по блокировке VPN и анонимайзеров в интернете, соответственно, по более эффективной блокировке неугодного контента.

В этих условиях Москве придется проявить чудеса гибкости и упорства в принципиальных вопросах одновременно, имея ввиду, что именно поражение в Донбассе не только неприемлемо по целому ряду внешнеполитических причин, но и внутренних тоже.

Сначала о том, сколь «тяжел чемодан без ручки» — помощь Донбассу. Во многих других странах объем подобной помощи, выделяемой в том числе из госбюджета, а также косвенно за счет ряда российских компаний (закладывающих это в издержки внутри страны) давно бы стал объектом, скажем, парламентского внимания, а также внимания широкой общественности. Что, конечно, правильно.

«Проект Новороссия» изначально пользовался поддержкой части общества, а сама гуманитарная составляющая в донбасской истории очевидна. Более того — бесспорна.

Особенно на фоне разошедшегося на нынешней Украине дурного национализма и огульной травли и разгрома всего, что связано с «треклятыми москалями». Злорадствовать по последнему поводу, как и по поводу насильственной украинизации, включая запреты на русский язык (на преподавание на нем) неуместно.

А ничего зазорного в том, чтобы русское общество знало, почем нам выходит Донбасс, не было и нет.

Если уж оно знает, почем обошелся, скажем, парк «Зарядье» или обойдется мост в Крым. Как в других странах, к примеру, знают, почем стоят США разные гуманитарные программы, а также помощь египетской армии или Израилю.

Но мы – не «другие страны». У нас почти все – секрет. Есть лишь разрозненные данные из разных источников. Есть данные МЧС, которое поставило в Донбасс 68 автоколонн с более 70 тысяч тонн грузов. Однако эти грузы якобы не оплачивались непосредственно из бюджета МЧС. А из какого бюджета – неизвестно.

В Совете нацбезопасности и обороны Украины оценивают помощь ЛНР и ДНР примерно в $3 млрд в год (якобы не считая «военных расходов»), но насколько можно верить этим цифрам? По другим украинским оценкам, расходы по «гражданским статьям» составляют €1 млрд в год. В начале года агентство Bloomberg со ссылкой на источники в ЛНР и ДНР сообщало, что ежемесячные перечисления из России на юго-восток Украины составляют не менее 2,5 млрд рублей только на пенсии, что было опровергнуто Минфином России. Близкие цифры, правда, приводила немецкая газета «Бильд», учитывая общее число пенсионеров в двух республиках около 700 тыс. человек.

Со своей стороны, Украина, вопреки все тем же Минским договоренностям, прекратила выплаты пенсий по крайней мере 407 тыс. пенсионерам на юго-востоке на том основании, что они не проходят «регулярной верификации» каждые полгода, а также при внезапных проверках (согласно постановлению кабмина №365 от июня 2016 года) на основной территории страны. То есть не платят всем, кто не выехал с юго-востока окончательно.

Это происходит, подчеркнем, потому, что Киев не выполняет свою часть Минских соглашений, отказавшись от всех форм социальной поддержки населения этой части Украины. При полном попустительстве Германии и Франции как гарантов Нормандского формата.

В одной из версий готовящегося в Раде законопроекта об интеграции Донбасса так и вовсе сказано об «ответственности» именно России за эти территории до их «освобождения».

С начала этого года Киев ввел полную экономическую блокаду ЛНР и ДНР. Прекращены закупки угля, теперь его везут аж из США. Трамп тем самым, как и обещал, «поднимает с колен» какую-нибудь угольную Западную Вирджинию. Пусть Киеву это дороже обходится, но зато «назло москалям». Объем производства угля в ДНР был в 2016 году примерно 12 млн тонн, основным потребителем была Украина.

Прекращены поставки воды, газа и электроэнергии на эти территории. «Газпром» поставляет газ туда бесплатно (объем можно оценить примерно в $1 млрд в год). Электричество в ЛНР (на 2-4 млрд руб. в год, в ДНР вроде есть свое) тоже идет бесплатно, но не за счет российского бюджета, а за счет производителей.

Кто-то с готовностью подскажет тут же «простое решение»: перестать тащить «чемодан без ручки», и дело с концом. Однако не всегда в международной политике самые «экономные решения» бывают самыми удачными.

Сэкономив, потом можно много дороже заплатить по другим счетам.

«Экономам» можно напомнить эпизод с блокадой Западного Берлина в 1948-1949 годах. Если бы тогда западные союзники не организовали, сэкономив, весьма дорогостоящий «воздушный мост», история Германии, да и всей Европы, возможно, пошла бы совсем по другом пути. В этом смысле в геополитике — сколько ни плати, не переплатишь.

Нынешняя осень может стать переломным моментом в кризисе в Донбассе и по причине внутриполитической ситуации на Украине.

Положение Порошенко осложнено периодическими вспышками внтуриэлитных разборок. Нынешний фантасмагорический казус Саакашвили, отправившегося в «наполеоновский поход» по стране — одно из таких проявлений. И Порошенко не может в таких условиях «проявить слабость»: ни признать «особый статус» юго-востока, ни амнистировать тамошних «ополченцев». В этой части Минские соглашения для Киева политически невыполнимы.

Зато после некоторого периода неуверенности в действиях новой администрации США теперь Киев увидел, что она будет с Москвой пожестче, чем Обама. Порошенко рассчитывает на поставки вооружений (а в перспективе и на поддержку военного варианта решения проблемы Донбасса), на усиление давления на Москву. Прежде всего – в части пересмотра Минских соглашений.

Важную роль в этом могут как раз сыграть миротворцы ООН. Их широкий самостоятельный мандат будет означать для Москвы фактически «сдачу Донбасса». По аналогии, как в свое время именно под прикрытием «голубых касок» произошло отделение Косово от Сербии, причем без всякого референдума. Но Запад, что нельзя исключать полностью, может пойти на их ввод сначала и при «ограниченном мандате», а уже потом начать расширять его непосредственно на месте по факту.

Одно дело, когда «ополченцы» будут лишь разграничены с ВС Украины миротворцами по линии фронта, а другое — когда те перекроют границу с Россией и закроют затем глаза на неизбежные жесткие «чистки» «освобождаемых территорий» силами ВСУ. После чего, а также после проведения «местных выборов» под руководством украинского ЦИК и с участием всех украинских партий и СМИ и в свете неизбежного в этом случае «ухода» России из Донбасса, можно «развить успех» и интегрировать Украину в НАТО.

Угроза втягивания Украины в НАТО, напомним, изначально была одной из главных причин вмешательства Москвы в украинский кризис и продолжает оставаться для российского правящего класса экзистенциальной угрозой. Это именно то, что называется «загнать в угол».

Четкие гарантии о нейтральном статусе Украины – это тот рубеж, за которым начинается состояние, выражаемое лозунгом «Отступать некуда, позади Москва!»

Можно много рассуждать о надуманности такой угрозы, однако Кремль воспринимает ее серьезно. А уроки той же Северной Кореи, с одной стороны, и Ливии при Каддафи, с другой, лишь подтверждают бытующее в Кремле убеждение: будешь слабым – тебя сожрут, а труп правителя выставят в музее на всеобщее обозрение. Тем более, что история России богата столкновениями не на жизнь, а на смерть с теми, кто назывался «цивилизованными просвещенными народами».

В этом смысле лучше быть «всемирным хулиганом», но «вечно живым», как Ким из Пхеньяна, чем прогнуться до смерти, как Каддафи.

Сколь серьезна угроза в этой связи ужесточения санкций со стороны США в начале 2018 года, когда нынешняя свара вокруг консульств покажется невинной забавой? Она воспринимается как достаточно серьезная для того, чтобы попытаться, проявив некоторую гибкость, сдвинуться в урегулировании на Украине, но она все равно не заставит Кремль пойти на капитуляцию. Которая при определенных условиях будет означать движение в направлении «сноса» нынешнего режима.

Если бы мы были небольшой латиноамериканской страной, то часть нынешнего истеблишмента уже вела бы переговоры об условиях «сдачи и замены» действующего президента. Однако таковых «дезертиров», готовых выйти из строя, пока не наблюдается.

Также «капитуляция» в Донбассе будет воспринята консервативно-патриотической частью правящего класса, включая силовиков, примерно так же, как в свое время была воспринята «сдача» Восточной Европы Горбачевым. И тогда действия разных поклонских со стрелковыми точно покажутся невинными детскими шалостями по сравнению с теми, кто может выйти на новые крестные ходы «во имя великой России».

В силу всех этих обстоятельств мы уже в ближайшие месяцы, не исключено, можем увидеть на юго-востоке Украины не столько установление мира, сколько новую полномасштабную войну.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312796 Георгий Бовт


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили

Сага Саакашвили: о причинах возвращения и намерениях экс-президента Грузии

Михаил Саакашвили хочет вернуться в большую политику, а власть видит в нем угрозу.

Инна Жолобович, 24 Телеканал Новин, Украина

Пересечение границы Украины Михаилом Саакашвили, которое превратилось в силовой прорыв, стало топ-темой не только отечественных СМИ. С другой стороны, удивляет чрезмерное внимание к событию, которое могло остаться вообще незамеченным. Почему приезд Саакашвили вызвал такой ажиотаж, и как ситуация будет развиваться дальше, — в материале сайта «24».

Законно-незаконный переход

Мнения относительно того, правильно ли сделал Михаил Саакашвили, пересекая весьма «нестандартным» способом польско-украинскую границу, как положено, разделились. По крайней мере, эксперты считают, что независимо от того, законно или нет экс-губернатора Одесской области лишили гражданства, надо было обжаловать это решение в судах. А уже потом ехать на Украину. В то же время, как замечает директор аналитического центра «Политика» Николай Давидюк, Саакашвили с точки зрения политики все делает правильно, но исключительно для себя.

Юрист Анна Маляр считает, что Саакашвили, безусловно, совершил правонарушение, еще и оказывал сопротивление пограничникам и правоохранителям. Поэтому есть все основания задержать его и лиц, которые вместе с ним незаконно пересекали границу. Хотя, отмечает юрист, есть одно «но».

«Мы не знаем, какое будет решение суда относительно законности/незаконности прекращения украинского гражданства Саакашвили. Если такой иск будет подан. Пока один из адвокатов Саакашвили говорил лишь о намерении обратились в суд», — отмечает Анна Маляр в Facebook.

То есть, если Саакашвили удастся выиграть суд, то тогда можно будет утверждать, что он на законных основаниях пересекал границу. В общем, вопрос о законности действий экс-президента Грузии можно считать открытым до момента вынесения судебного решения.

Скандал с Саакашвили заметили даже в США. Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер считает, что бывший глава Одесской ОГА имеет право на публичное судебное рассмотрение вопроса об утрате украинского гражданства.

Хотя есть еще один нюанс. Похищение у Саакашвили паспорта. По его словам, это спланированная акция, и его паспорт находится в администрации президента. При этом, отмечает председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, если у Саакашвили не было паспорта перед тем, как пересекать границу, как он собирался попасть на Украину?

«Саакашвили не собирался пересекать границу законно или не очень надеялся на то, что это удастся? Или была ставка на силовой сценарий. И неизвестно точно, паспорт изъяли или он якобы потерялся», — замечает политолог.

Сценарий власти: от жесткого до осторожного

По словам Владимира Фесенко, во власти есть разные сценарии относительно Саакашвили. Как в пословице: и хочется, и колется. Был, говорит эксперт, вариант пропустить его без скандала, забрать паспорт, дать справку, а дальше — до удобного случая. Если будет слишком негативно действовать — отдать грузинам. Но выбрали жесткий вариант — не пускать.

По мнению политолога, сценарий, который предусматривал не пускать Михаила Саакашвили на Украину, почти сработал. Но в пункте перехода «Шегини» оказалось уязвимое место, где пограничники не были готовы к такому прорыву.

«Сейчас Порошенко предлагают разные подходы и варианты. Один из них — мягкий, осторожный: сделать паузу, чтобы ситуация успокоилась. Можно объявить подозрение Саакашвили, но не делать резких действий, пока есть эмоциональная волна. Потому что у Саакашвили и группы его поддержки сейчас эйфория. Нужно, чтобы она прошла, национальная волна спала, а потом применять какие-то действия», — говорит эксперт. Но, считает политолог, в вопросе возвращения гражданства власть на уступки не пойдет.

Сейчас правоохранители ограничились вручением Саакашвили административного протокола о совершенном им нарушении. Правда, это обернулось очередным скандалом и часовым брифингом экс-губернатора Одесской области. Также правоохранители хотят допросить ряд активистов и пять народных депутатов, среди которых и Юлия Тимошенко, относительно прорыва границы.

При этом Владимир Фесенко считает, что с государственной точки зрения все правильно. Ведь, по его мнению, любые нарушения закона должны наказываться. Иначе начнется распад в политическом смысле и с точки зрения деятельности государственных институтов, то есть анархия.

Задерживать Михаила Саакашвили, похоже, пока не спешат. По крайней мере, в Министерстве юстиции достаточно завуалировано отметили, что анализируют, есть ли для этого основания. Хотя понятно, что если бы не громкий резонанс, и если бы это был бы обычный нелегал — его давно бы арестовали.

Главный козырь власти — экстрадиция Саакашвили в Грузию, на что уже есть соответствующий запрос из Тбилиси. В определенном смысле — это крайняя мера. Выдача Саакашвили Грузии если и вызовет волну протеста на Украине, то не слишком сильную. Но репутацию Порошенко точно испортит, добавив к ней признаки авторитаризма. Незадолго до начала президентских выборов это вряд ли будет способствовать росту популярности главы государства.

Кстати, интересный момент. Как отмечает Анна Маляр, хотелось бы знать, почему Грузия запрос о выдаче Саакашвили не направила в Польшу?

А директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко убежден, что грузинским властям вообще не выгодна экстрадиция Саакашвили. Власти Грузии, замечает эксперт, не хотят его видеть у себя.

«Если у Саакашвили на Украине 1,5% поддержки населения, то в Грузии — 15%, есть своя партия, СМИ. Поэтому властям Грузии он не надо, она не готова к политическому кризису. Другой вопрос, что в процессе депортации, пока посольство США спит, самолет будет пролетать над зоной АТО. А у русских большой опыт сбития самолетов. Но его не депортируют», — говорит Небоженко. Собственно, в Минюсте уже заявили, что Украина может не выдавать Саакашвили, пока нет решения грузинского суда по уголовному делу политика.

Сценарий Саакашвили: новый майдан и постепенная волна протеста

Власть своими попытками не позволить Михеилу Саакашвили въехать на территорию Украины, во-первых, способствовала повышению к нему внимания украинцев и, соответственно, увеличению симпатий, хотя рейтинги партии «Движение новых сил» находились в пределах статистической погрешности. По словам Виктора Небоженко, из Саакашвили не надо делать национального лидера. Но населению уже настолько надоела нынешняя власть, что оно использует любой повод, чтобы выразить свой протест. На Украине эта вспышка протеста продлится, потому что, говорит он, мы недооцениваем степень политической наглости власти.

«Если завтра в прокуратуру или полицию начнут вызывать журналистов, депутатов, активистов, то тем самым вместо того, чтобы изолировать Саакашвили, власть будет увеличивать группу протеста и его влияние», — считает политолог.

Во-вторых, Саакашвили получил фору. В ближайшее время все, что будет делаться против Саакашвили или его соратников, будет восприниматься как политическое преследование. Таким образом, у экс-президента Грузии в определенной степени развязаны руки. Даже для организации еще одного майдана. По словам Владимира Фесенко, Саакашвили сознательно пошел на риск с прорывом границы. Это, считает эксперт, связано с его политической психологией — он не видит для себя спокойной жизни политического пенсионера. Для Саакашвили, по его мнению, это последний шанс вернуться в большую политику на Украине.

В то же время, отмечает Фесенко, исключать сценарий нового Майдана нельзя. Но на данный момент Саакашвили и Юлия Тимошенко финансово и организационно не готовы к Майдану.

«Саакашвили и другим надо было действовать сразу же. С границы ехать в Киев и на эмоциональной волне организовывать акцию протеста. Сейчас потерян темп, эмоции, внимание постепенно будут снижаться. Хотя во время следующей парламентской пленарной недели может быть попытка организовать акцию протеста с участием Саакашвили в Киеве. Дальше, как получится, и она получит массовую поддержку. К серьезному Майдану нужно тщательно подготовиться», — подчеркивает Фесенко.

Михаил Саакашвили решил пойти другим путем — провести большое турне по Украине (кстати, похожую акцию, причем довольно успешную, в свое время проводил Виктор Ющенко во время президентской избирательной кампании, — прим. ред.). Говорить об успехе турне Саакашвили рано. Но, как отмечает Фесенко, достаточно четко появились очертания условно антипорошенковской коалиции. Причем вторую (на самом деле первую) скрипку играет всегда протестная Юлия Тимошенко, которая, считает Николай Давидюк, перехватила лидерство у Саакашвили.

Миссия, которую озвучивал Саакашвили — новое поколение при власти. Ребята-девушки, которые ехали его поддерживать, поверили, надеялись на то, что придут к власти новые люди. Но что мы видим на самом деле: Тимошенко снова, снова те же лица, говорит Давидюк.

Действительно, Юлия Тимошенко начала активную фазу предвыборной президентской гонки благодаря Саакашвили. Экс-президент Грузии, вернут ему гражданство или нет, все равно баллотироваться ни в президенты, ни в парламент в 2019 году не сможет. Но Тимошенко на этой растущей волне протеста с подачи Саакашвили имеет шансы существенно увеличить свои рейтинги. Фактически — имеем опять дело с популистами, которые играют на протестных настроениях населения.

С другой стороны, скандальное пересечение границы Саакашвили не настолько привлекло бы внимание украинцев, если бы они понимали, что это политические игры между властью и оппозицией. Вопрос не в том, что наши сограждане живут довольно в трудных условиях. А в том, что они видят, что руководство страны выбрало направление не к развитию и процветанию государства, а к обогащению высшего властного эшелона. И каждый политик, даже самый откровенный популист, который выступает против, будет поддержан украинцами.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313403 Леонид Кожара

Леонид Кожара: «В Украине создаются настоящие левые»

Леонид Кожара, Еженедельник 2000, Украина

Сложно найти хоть одно подтверждение, что националистическая модель государства и общества в Украине сработала. За 26 лет независимости Украина превратилась из потенциального мирового экономического лидера в отсталую агонизирующую страну с разрушенной экономикой, потерей суверенитета над громадными территориями, затяжным кровавым вооруженным конфликтом и катастрофической депопуляцией, которая в последнее время достигла чудовищных темпов — около 1 млн. человек в год.

В конце 80-х годов прошлого века 52-миллионная Украина как самостоятельная единица в составе СССР входила в десятку самых развитых экономик мира с ВВП около 410 млрд. долл., что тогда превышало ВВП всего Китая.

Нынешней власти должно быть исключительно стыдно за то, что с 2014 г. наша страна установила абсолютный для Европы рекорд падения экономики, социальных стандартов и уровня жизни граждан. В 2016 г. Украина «провалилась» в шестую десятку экономик мира, и весь наш сегодняшний экономический потенциал приблизительно равен потенциалу очень маленькой, но процветающий Словакии. А по доходам на душу населения украинцы заняли 131-е место в разряде беднейших государств, которые и полноценными государствами назвать-то сложно.

Руль вправо заклинило

Конечно, главная причина такой деградации государства — бездарность, неспособность и нежелание наших правителей за все годы независимости сформулировать основные приоритеты и ориентиры развития страны и общества, о чем мы, социалисты, уже неоднократно говорили и писали.

Но не менее важным является и то, что украинская политическая система по своей сути антинародна и безнадежно больна. Это касается и основных ветвей власти — законодательной, исполнительной и судебной, и политических партий, и самого гражданского общества, и общего состояния демократических институтов и правопорядка.

К сожалению, в процессе «незалежной» эволюции украинская политическая система мимикрировала только в одном направлении — обеспечить стабильное обогащение и безопасность нескольких семей и бизнес-кланов, которым удалось правдами и неправдами захватить основную часть народного богатства в процессе «дикой» антинародной приватизации в 90-х годах прошлого века. Именно тогда извращенное представление олигархов и прочих нуворишей о мире, государстве и обществе стало определять основные направления развития Украины. Каждый государственный или общественный институт, каждый закон и даже решение местных органов власти созданы и функционируют в интересах не всего народа, а десятка «кровопийц» на теле Украины.

В этой системе координат наивно полагать, что может прийти такая власть, которой будет интересно заботиться об установлении прочного мира и согласия в Украине, об увеличении ее населения, повышении стандартов жизни обычных граждан и просто о счастливой жизни каждого украинца. Именно в этой системе координат и приняты законы о выборах в стране, по которым сколько б раз ни проводили выборы, все равно победит какая-нибудь из партий власти. Все дело в политической системе: она, как сито, пропускает только партии олигархов, то есть правые.

То, во что превратилась Украина за 26 лет независимости, и есть не что иное, как классическая «Олигархия» по Платону и Аристотелю — абсолютная власть кучки миллиардеров над государством, обществом и жизнью каждого украинца. И нынешний режим ничего не сделает для установления мира в Украине, улучшения жизни каждого из нас, потому что это противоречит их сущности и угрожает их капиталам. И этим капиталам нужны сторожевые псы, роль которых выполняют олигархические партии, продажные СМИ и радикальные организации. Правые партии на страже сверхдоходов меньшинства и бедности большинства.

Все это в полной мере касается и важнейшего элемента политической системы — политических партий, которые являются идеологической основой для формулирования национальных интересов и в процессе выборов различного уровня участвуют в формировании соответственно государственных и самоуправленческих институтов.

Приходится констатировать, что в стране практически нет настоящих политических партий, которые сформировались бы на основе идеологии и широкого народного представительства. К сожалению, настоящие идеологические, истинно народные партии сегодня сталкиваются с определенными трудностями на политическом рынке в силу коррумпированности самой политической и избирательной систем, а также из-за отсутствия собственных финансовых средств и материальной поддержки государства.

Совершенно очевидно, что в нынешней Верховной Раде VIII созыва нет ни единой фракции, созданной на основе идеологических партий. Вследствие этого сам парламент стал абсолютным импотентом, не может полноценно работать и решать злободневные проблемы внутреннего и внешнего развития страны. Что у этой Верховной Рады получается неплохо — так это сведение счетов между олигархами и передел их богатств.

Собственно, сама идеология, фундаментальные взгляды на основы человеческого развития стали игрушкой в руках популистов и коррумпированных политиков. И смех и грех, но олигархи в Верховной Раде вполне серьезно обещают увеличение пенсий, боевики — установление мира в стране, а откровенные бандиты — правопорядок. Прямо «Страна лжецов» какая-то из известной сказки Джанни Родари. Как раз в этом и есть одна из главных проблем нашего сегодняшнего развития. Мы живем во лжи и двоемыслии.

Без людей страны не будет

Сегодня бедной, разоренной войной, запутавшейся в геополитических ориентирах Украине необходимо встать на путь четких гуманистических, социальных и демократических ориентиров, предложить которые может только социально ориентированная левая политическая партия.

Почему левая партия? Почему не сторонники либерального рынка или консерваторы, или оголтелые националисты? Потому что главная задача ныне — остановить катастрофическое сокращение населения страны, сохранить каждого человека, а не только успешных бизнесменов. Потому что без людей не будет и Украины, а людской потенциал и есть основа всего дальнейшего развития общества. Потому что не будут сторонники либерального рынка заботиться о пенсионерах, о народном здравоохранении и всеобщем образовании. Потому что в условиях предельной ограниченности финансовых и инвестиционных ресурсов только левые могут предложить планово-рыночные модели и государственные нерыночные методы поддержки стратегических направлений развития. Потому что только гуманистическая партия общенационального примирения, а не агрессивная «партия войны» может установить мир и согласие в стране, вернуть единство.

Настоящая левая социально ориентированная идеологическая партия нужна, потому что этого хотят миллионы граждан Украины.

Политическая мимикрия

Власть олигархов тоже хорошо понимает, за кем будущее и кто угрожает ее существованию. Именно поэтому она нанесла главный удар по левым политическим силам. Старые традиционные силы (КПУ, СПУ, ПСПУ) подлежат разгрому, вместо них появляются провластные силы под левыми флагами. Украинские олигархи создают бутафорские «левые» политические проекты, основная задача которых — компрометация всего левого движения. Поэтому и возникли соответствующие политические проекты, возглавляемые боевиком И. Кивой и другом Порошенко С. Каплиным.

Именно поэтому мы и создаем политическую партию «Социалисты» как новую, левую, объединяющую, идеологическую, оппозиционную политическую силу.

Чем мы отличаемся от других левых партий

Мы — новая партия, и нам не нужно «доказывать, кто нес бревно». Другие левые партии погрязли в выяснении — кто «самый правильный социалист», «кто участвовал в съезде в 1991 г.», «кто тайно прятал печать» и т. д. Мы честно говорим, что созданы в 2015 г., лишены негативного груза левого движения независимой Украины.

Мы ничем не обязаны ни одному олигарху — ни в Украине, ни за рубежом. Нынешние псевдосоциалисты, которые на слуху, — это порождение олигархата. Кива и Каплин — это по сути проекты Авакова и Порошенко, и борьба между двумя наиболее интегрированными во власть олигархами. Так же можно охарактеризовать и все парламентские партии, и большинство партий в стране вообще.

Мы же смотрим в будущее, и наша цель — не участвовать во внутренних разборках власти, а сменить власть в интересах граждан Украины. Изменить страну в интересах каждого, а не найти свое место в существующей политической системе страны — вот наша задача.

Мы — самая проукраинская партия. Мы — партия не лидерского типа, а партия идеологическая. Именно идеологичность партии позволяет наиболее эффективно и быстро изменить ситуацию в стране к лучшему. Новая, идеологическая, оппозиционная партия, объединяющая вокруг себя всех сторонников левых взглядов, — вот наше конкурентное преимущество.

Мы в наибольшей степени соответствуем международным критериям социалистических и социал-демократических партий. Партия, которая в полной мере использует мировой опыт, имеет серьезных международных партнеров, ставит целью членство в Партии европейских социалистов (ПЕС) и Социнтерне.

И последнее. Кого больше всего прессует с помощью праворадикалов власть? Нас. Значит, она нас боится. Она боится новых принципов, новой политики, новых лиц в руководстве. Все это несет наша партия — «Социалисты» — Украине.

Задача партии «Социалисты» — не пристроиться к властному корыту, а изменить политическую ситуацию в корне. Мы понимаем, что Украина шла по ложным ориентирам, и именно это привело к тому плачевному состоянию, в котором она оказалась. Теперь мы собираем силы для того, чтобы строить страну для простых граждан, а не для верхушки кукловодов. И мы будем рады помощи от каждого неравнодушного человека.

Леонид Кожара — украинский политический и государственный деятель, дипломат. Председатель партии «Социалисты». Депутат Верховной рады Украины нескольких созывов. Министр иностранных дел Украины с 24 декабря 2012 до 23 февраля 2014, бывший председатель ОБСЕ и ОЧЭС.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313403 Леонид Кожара


Германия. Швейцария. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 сентября 2017 > № 2312734 Сергей Недорослев

«Вы не станкостроители, а кружок юных пионеров»

Сергей Недорослев об импорте станков и потребностях ОПК

Михаил Ходаренок

«Газета.Ru» поговорила с президентом компании «СТАН» Сергеем Недорослевым о том, какие станки нужны оборонно-промышленному комплексу, в чем разница между немецкими и тайваньскими аппаратами, а также что происходит в отрасли в настоящее время.

— Как бы вы охарактеризовали отношения мировой индустрии станкостроения с компаниями, производящими продукцию оборонного назначения?

— Начну немного издалека. Любой инженер-механик или разработчик, который ищет сложных и интересных задач, мечтает работать в оборонной индустрии, в какой бы стране он ни жил. Почему? В ОПК зачастую самые сложные и продвинутые разработки. Поставленная задача — на первом месте, и чтобы она была выполнена, востребованы лучшие инженерные решения, пусть дорогие, только придумывай.

Рентабельность технологий, которые разрабатываются с целью обороны от средств поражения потенциального противника, не так уже и важна, так как цель всегда намного дороже, а ущерб, который она может причинить, огромен.

Поэтому инженеры в своем творчестве в ОПК меньше ограничены, чем их коллеги из других отраслей. Главное в ОПК — сделать механизм, способный надежно выполнить миссию, и крылья тут особо никто не подрезает. Поэтому такие производства везде в мире, и у нас в том числе, нуждаются во все более умном, точном и быстром металлообрабатывающем оборудовании, и это сильно продвигает станкостроение вперед.

— Наш станочный парк устарел?

— Здесь можно ответить и да, и нет. С одной стороны, если в станке есть компьютер, то надо предполагать, что он и его программное обеспечение очень быстро устаревают. И это действительно так. С другой стороны, большая часть станка — это все-таки металл, который должен себя хорошо вести при разных обстоятельствах и температурах, быть жестким, держать геометрию, чтобы обеспечить точность обработки изделий. Казалось бы, на любом станкостроительном предприятии априори вы должны ожидать самое лучшее оборудование, потому что странно было бы, если бы самые современные станки строили на устаревшем оборудовании.

Однако, зайдя на практически любой из станкостроительных заводов мира, если он не вчера построен, вы с удивлением обнаружите там станки и 25-летней, и 30-летней давности, очень много немецких, швейцарских, итальянских станков — отличных, но преклонного возраста. И, что любопытно, значительная часть из них и сегодня отвечает требованиям по точности обработки, и на них делаются уникальные вещи. Поэтому в некоторых сегментах иногда и нет необходимости в кардинальном обновлении станочного парка.

— То есть возраст для станка не всегда критичен?

— Именно так — не всегда критичен. Однако на рынке есть разные концепции. Как правило, швейцарские или немецкие станки очень хорошо сделаны, могут работать десятилетиями. Похоже, что другая концепция у китайских и тайваньских производителей. Они зачастую в короткие сроки делают станки, которые недорого стоят и быстро выходят из строя, или у них деградируют основные параметры.

И сейчас, и 25 лет назад швейцарцы, немцы и японцы поставляли очень хорошие станки. За этот период во многих отраслях промышленности произошел просто гигантский скачок, но станкостроение — более консервативная отрасль. Да, изменились скорости, значительно усовершенствовалось программное обеспечение, но основа осталась.

Эта консервативность и сослужила нам хорошую службу — станкостроительная школа в целом сохранилась, и это дало нам шанс вернуться в этот бизнес.

Надо прямо сказать, во многом это произошло благодаря помощи государства. Правительство совершенно четко сказало: мы защитим инвестиции тех, кто будет вкладывать в отечественное станкостроение, мы введем ограничения на закупку импортного оборудования, если вы сделаете необходимого качества станок, который нужен российскому рынку, ОПК.

— Почему именно для ОПК?

— По одной простой причине -- оборонно-промышленный комплекс закупает оборудование за бюджетные деньги, а, значит, он должен приобретать только отечественный станок.

Импортный станок закупается только в том случае, если в России нет соответствующего аналога.

— Что бы вы могли сказать о нашей школе станкостроения?

— Являясь больше аграрной страной, у нас своей школы станкостроения до определенного момента не было в принципе. Ее фундамент во многом создан специалистами из Германии, Англии еще до Первой мировой войны. Немцы — великолепные инженеры. Они, как и швейцарцы, во многих странах создавали основу национального станкостроения. Получается, что в России — немецко-швейцарская школа, на основе которой позже возникла и отечественная, советская школа станкостроения.

Считается, что вы станкостроитель только в том случае, если вы придумываете и конструируете станок. Если в стране есть компетенция разработки, конструирования станков, технология его производства, значит, страна станкостроительная. При этом что-то вы, конечно, можете сделать и по кооперации, например, заказать кому-то обработку деталей станка для вас. В данном случае это не так важно, главное, что вы идеолог, разработчик станка. Если же у вас нет опыта в разработке конструкции, то вас, конечно, «партнеры» могут научить собирать станки из деталей, но вы никогда даже не догадаетесь, как спроектировать этот станок и разобраться во всех тонкостях, в «ноу-хау».

Не имея этих компетенций и школы, с нуля это сделать невозможно. Нужны огромные вложения и собственная конструкторская школа. Иначе, если ваши «партнеры» уйдут, вы останетесь, как ребенок, с набором деталей, с красивым зданием, а что делать дальше и у кого спросить — непонятно.

Так что нужно развивать любой ценой свою, отечественную школу станкостроения. Как? Да просто поощрять компании, которые сами станки разрабатывают. Сделать так, чтобы торговать чужими и собирать чужие станки было экономически невыгодно.

— То есть станкостроителей в России не так уж и много?

— В настоящее время у нас в стране сборкой станков занимается, наверное, компаний 20, а то и 50, и почти все утверждают, что они станкостроители. Раньше большинство из них торговало импортными станками, хорошо зарабатывали. Вкладывать деньги ни во что не надо было — ни в конструкторов, ни в производство. Нужен был офис в Москве, продавцы и «инженеры по ремонту и наладке». И как раз ВПК взялся техперевооружаться, были выделены огромные деньги на станки и оборудование, и началось!

К 2010 году общими усилиями этих продавцов довели долю импортного оборудования на российском рынке до 95%.

Торговать было выгоднее, чем производить. Но потом Минпром, правительство выпустили запрет на покупку станков «нероссийского происхождения» за счет бюджета, и тогда продавцы вдруг стали отечественными станкостроителями — арендовали помещения, шоурумы и стали собирать импортные станки в России.

Что тут можно сказать? Спросите любого станкостроителя старше 50 лет с опытом разработки и производства станков. Он ответит, нет, ребята, вы не станкостроители, а кружок на станции юных пионеров с учителем-наставником из-за границы. Что вы будете делать, когда руководитель кружка уедет? Вам кажется, что всему научились, видели, как собирает станок руководитель. А смогут ли они создать, разработать с нуля под конкретные сложные задачи станок без него? Ответ однозначный — нет.

Вот почему нужно сохранять и беречь собственную компетенцию и станкостроительную школу. У нас это Стерлитамак, Коломна, Рязань, Азов, Иваново — традиционные места, где станкостроительной школе 50 лет. Это ведь было очень непросто — советская власть потратила огромные деньги на развитие станкостроения, чтобы мы сами могли задумать станок под свои задачи, сконструировать, отработать с технологами, запустить в производство. Вот это самое сложное. Нам эта школа очень тяжело далась: мы выпускали станков больше всех в мире, ошибались больше всех в мире, потратили, я думаю, тоже больше всех в мире.

— В России сегодня делаются конкурентоспособные станки?

— Да, разрабатываются и производятся. И довольно оригинальные, вот только продавать их непросто. Трудно конкурировать с мировыми гигантами, у которых и денег огромное количество, и маркетинг мощнейший, и огромный опыт продаж. Отечественным же станкостроителям почти невозможно найти деньги, профинансировать производство, даже когда найдешь заказ. Спросите наших коллег во Владимире, Липецке, Уфе и многих других местах, у них у всех одинаковые сложности.

— А почему иностранные компании проявили подобный интерес к этой сфере?

— Все очень просто. Когда было объявлено, что выделено 20 трлн рублей на реформу армии и ОПК, все сразу задали вопрос: а будет ли осуществлено техперевооружение компаний? Было публично заявлено, что на техперевооружение выделят 3,8 трлн рублей. Деньги немалые. И вот тут сразу появились иностранные компании в промышленном масштабе и стали массово поставлять станки, и, конечно, отечественным производителям реально просто невозможно было конкурировать.

— Но им же были поставлены какие-то условия?

— Сначала условий не было никаких, только позже, увидев, как импорт сметает отечественное станкостроение с рынка, правительство решило — вы ничего поставлять не будете, если не сделаете здесь заводы и не локализуете производство своих станков.

Компании посчитали, сколько они заработают на поставке. Получилось, что строительство завода и 10% не стоит от возможной прибыли, нужно просто организовывать сборку и пообещать изготовление деталей для станка в будущем. И начали собирать.

Это намного дешевле, чем содержать целое конструкторское бюро, технологов, производство. Рано или поздно они освоят все деньги, которые правительство заложило на техперевооружение, и усилят на них же станкостроение в своей стране.

Лет на двадцать поставят нас в зависимость от своих запчастей, потому что если станок собран, и он работает, то рано или поздно придется закупать запчасти. Вот какая чисто коммерческая задача была у иностранцев. И здесь нет никакого хитрого замысла. И никакие они нам не враги, наоборот, относятся дружески. Но KPI-то их менеджерам никто не отменял: им нужно мало вкладывать и много зарабатывать. Это элементарный коммерческий расчет.

— И не более того?

— А вы думаете, у них задача — строить у нас станки дешевле и потом по всему миру продавать? Нет, самые толковые специалисты находятся там, где создается вся добавочная стоимость. На операции сборки особой прибыли нет. Сборка — это, конечно, очень важный процесс, мелочей в станкостроении нет, но там нет прибыли. Нет прибыли и в изготовлении деталей, и в изготовлении самого станка.

Вся прибыль заключается в разработке станка и маркетинге, и если этого нет, то в конечном итоге не останется ничего.

Если завтра в Ульяновске, к примеру, откажутся точить детали, то разработчики закажут их в сотне других мест — от Индонезии до Мексики.

Германия. Швейцария. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 сентября 2017 > № 2312734 Сергей Недорослев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 15 сентября 2017 > № 2314467 Даниил Гранин

Последний прижизненный двухтомник Даниила Гранина представлен в Петербурге

В него вошли произведения, объединенные темой науки, научных изысканий и нравственного поиска.

Двухтомник произведений почетного гражданина Санкт-Петербурга писателя Даниила Гранина (1919-2017) представлен в пятницу в петербургском Доме журналиста. Писатель сам планировал принять участие в презентации этого издания, однако не дожил до этого события чуть больше месяца, поэтому его последнее прижизненное издание стало первым посмертным.

В двухтомник, выпущенный издательским холдингом "Эксмо-АСТ", вошли его произведения, объединенные темой науки, научных изысканий и нравственного поиска - роман "Искатели" и повесть "Эта странная жизнь" о выдающемся биологе Александре Любищеве, культовый роман начала 1960-х "Иду на грозу" и повесть "Зубр" об ученом-биологе Николае Тимофееве-Ресовском, чье имя долго было под запретом.

О поколении искателей

"Даниил Гранин ушел из этой жизни, но не от нас, и поэтому смело можно сказать, что презентация проходит вместе с Даниилом Александровичем, потому что человек жив, пока мы его помним, тем более великий русский советский писатель", - сказал президент Российского книжного союза Сергей Степашин, написавший предисловие к этому изданию. Много лет он лично знал Даниила Гранина, входящего, по его признанию, в число его "моральных авторитетов, людей с удивительным внутренним миром".

По словам Степашина, Гранин сам выбрал для двухтомника именно произведения о времени поколения искателей. Эти книги и в наше время звучат обращением к поколению молодых. Напомнив, что в 2019 году исполнится 100 лет со дня рождения писателя, Сергей Степашин предложил крупным издательствам объединить свои усилия в подготовке полного собрания сочинений Даниила Гранина.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Александр Говорунов сообщил на презентации, что городские власти приняли решение учредить Литературную премию имени Даниила Гранина с номинациями, отмечающими высокое мастерство, честность в профессии, гражданское мужество, те качества, которые на протяжении десятилетий олицетворял своей жизнью и творчеством Даниил Гранин.

"Я надеюсь, москвичи нас поддержат", - сказал вице-губернатор.

Заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) Владимир Григорьев, который молодым редактором познакомился с Граниным и многие годы поддерживал с ним "литературные отношения", особо выделил в творчестве писателя волновавшую его тему морали.

"В последние годы Гранин вынашивал замысел книги о чудесах в своей жизни: на каждом повороте его судьбы - и на войне, и в мирные дни - было какое-то чудо. Чудом было и его редкое творческое долголетие", - рассказал Григорьев.

"Самая высокая награда для человека, а тем более, для писателя - это память о нем. Даниил Александрович Гранин - это человек-эпоха, совесть нашей нации. На его книгах выросли многие поколения советских людей. Выдающийся литературный талант и глубочайшее сопереживание человеческим судьбам сделали его признанным классиком отечественной литературы", - сказал председатель Законодательного собрания Петербурга Вячеслав Макаров.

Библиотека имени Гранина

"Я хочу этой книге пожелать быть нужной", - напутствовала новое издание дочь писателя Марина Чернышова-Гранина. Она рассказала, что помнит, как радовался отец изданию каждой своей книги, как ждал выхода этого двухтомника.

Гранин живо интересовался судьбами библиотек. Многие годы он возглавлял Общество друзей Российской национальной библиотеки. А когда в 2016 году библиотека в Невском районе города выступила с инициативой носить имя Гранина, Даниил Александрович с благодарностью дал на это свое согласие.

Эта библиотека скоро откроется в доме номер 6 по Дальневосточному проспекту.

Презентация была организована Роспечатью, Российским книжным союзом, Союзом журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Фондом имени Дмитрия Лихачева.

Этапы большого пути

Даниил Гранин, продолжавший работать до конца своих дней, являл собой пример редкого творческого долголетия (98 лет). Он прошел в действующей армии фронтами Великой Отечественной войны, начинал трудовой путь инженером-электриком на заводе, а с 1949 года избрал делом своей жизни литературу.

Многие его книги посвящены судьбам людей науки. Одно из самых известных его произведений - "Блокадная книга", написанная в соавторстве с Алесем Адамовичем.

Ряд книг Гранина экранизирован. Последняя картина в этом ряду - "Петр Первый. Завещание" режиссера Владимира Бортко по мотивам романа Даниила Гранина "Вечера с Петром Великим". Не раз писатель обращался к военной теме. Его произведения переведены на многие языки народов мира, отмечены международными и национальными премиями.

Как общественный деятель он выступил инициатором создания общества "Милосердие".

Именем писателя названа малая планета Солнечной системы номер 3120.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 15 сентября 2017 > № 2314467 Даниил Гранин


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 сентября 2017 > № 2312646 Николай Подгузов

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором «Почты России» Николаем Подгузовым.

Обсуждались перспективы развития логистической инфраструктуры, превращения «Почты России» в современную цифровую компанию.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы, надеюсь, полностью вошли в рабочий ритм. Организация, которую Вы возглавляете, это действительно крупнейшая российская государственная компания, которая решает важнейшие задачи, связанные с обеспечением услуг связи. Компания сложная, развивающаяся, в то же время, естественно, за её деятельностью пристально следит огромное количество наших граждан, которые пользуются услугами «Почты России», – это и почтовые отправления, и некоторые другие виды услуг, которые оказываются почтой и в городах, и в сельских населённых пунктах. И нередко высказываются претензии, связанные с качеством услуг по доставке почтовой и посылочной корреспонденции. Именно просрочки в доставке или какие-либо утраты, которые тоже случаются, – всё это известно, всё это становится достоянием гласности, люди пишут об этом, обращаются, уверен, и к вам, и в Правительство. Что Вы как новый руководитель компании, нашего крупнейшего оператора почтовой связи, собираетесь сделать для улучшения, как принято это называть, логистических возможностей «Почты России», а проще говоря, чтобы все почтовые отправления (все посылки, другие виды почтовых отправлений) вовремя и в надлежащем состоянии получали те, кому они направлены?

Н.Подгузов: Дмитрий Анатольевич, действительно, последние два месяца активно вхожу в курс дел, вошёл. Более десяти региональных поездок, встречи с губернаторами, с директорами филиалов «Почты России», с простыми почтальонами и операторами. Люди в «Почте России» в подавляющем большинстве – люди неравнодушные и болеющие за результаты. Это очень важно. 2017 год характеризуется растущим объёмом почтовых отправлений с товарными вложениями. В этом году мы готовимся обработать около 620 млн такого рода отправлений против 475 млн в прошлом году.

Сейчас активно вводим в строй новые сортировочные мощности, модернизируем старые, закупили более тысячи отечественных автомобилей – это «УАЗ», «Лада», «ГАЗ» – для доставки отправлений. Задачи перед нами стоят сложные, но мы, безусловно, справимся, и это задачи операционного характера. Но, конечно, нам надо думать о развитии, о превращении «Почты России» в современную цифровую компанию. И здесь речь идёт о построении умной цифровой логистической и IT- экосистемы. Без этого, на мой взгляд, невозможно качественно выполнить задачи обеспечения почтовой связи на всей территории нашей страны, осуществить повышение производительности труда и через это обеспечить высокий или достойный уровень оплаты труда работников предприятия. Вот именно на развитии логистической инфраструктуры я бы хотел подробнее сегодня остановиться.

Д.Медведев: Понятно, почта в любой стране, а в России в особенности, играет очень важную роль. И если в небольших странах здесь обеспечивается конкуренция, разные компании участвуют в решении этих задач, то в силу масштабов нашей страны в целый ряд населённых пунктов ваши потенциальные конкуренты (хотя конкуренция – это неплохо, конечно) даже добраться не могут. И поэтому эта особая миссия почты, связанная с доставкой почтово-телеграфной корреспонденции, отправлений почтовых, всё равно в исторической перспективе сохранится. Даже несмотря на цифровизацию услуг, несмотря на то, что люди очень многие покупки, например, делают, не выходя из дома, – доставить это кто-то должен до адресата. Я это к тому говорю, что задачи, о которых Вы сказали, действительно являются на перспективу очень важными и от их успешного решения будут зависеть, конечно, и оценки, которые в этом случае даются деятельности всего многотысячного коллектива вашей организации. А коллектив действительно здесь большой и очень слаженный.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 сентября 2017 > № 2312646 Николай Подгузов


Россия > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 15 сентября 2017 > № 2312635 Андрей Свинаренко

Андрей Свинаренко: Высококвалифицированных специалистов тоже необходимо оценивать.

О том, как вырастить современных высококвалифицированных специалистов, РБК+ рассказал генеральный директор Фонда инфраструктурных и образовательных программ (Группа РОСНАНО) Андрей Свинаренко.

— Как развитие новых отраслей инновационной экономики будет влиять на рынок труда, что нужно менять в системе подготовки кадров?

— Противоречия между новыми наукоемкими и традиционными технологиями меняют квалификационную структуру различных секторов экономики. Растет потребность в мультипрофессиональных специалистах, обладающих междисциплинарными и межотраслевыми знаниями и навыками. Например, уже сейчас востребованы сотрудники, умеющие работать с роботизированными системами и способные производить анализ больших данных или осуществлять программирование на продвинутом уровне. Дальнейшая роботизация и цифровизация рабочих процессов освободит целый ряд привычных профессий.

По данным Всемирного экономического форума, в среднесрочной перспективе около 5 млн рабочих мест исчезнут, а новые будут требовать принципиально иных навыков и знаний. Исследования в этой области показывают, что до 2020 года изменятся почти 35% базовых профессиональных навыков во всех отраслях и профессиях.

Нельзя перейти к цифровой экономике, не имея описания производственной архитектуры традиционных и новых рынков. Первым шагом должна стать стандартизация профессиональной деятельности. Надо четко понимать, какие знания и навыки требуются от специалиста в каждом сегменте рынка труда. Это позволит изменить структуру подготовки кадров в вузах, будет способствовать формированию новых профессий.

В России формируется национальная система профессиональных квалификаций. Созданы отраслевые советы, которые, по сути, участвуют в создании нового рынка — рынка квалификаций. Наш фонд достаточно давно институционально и содержательно встроен в этот процесс. Мы, в частности, поддерживаем Межотраслевое объединение наноиндустрии, на базе которого функционирует Совет по профессиональным квалификациям в наноиндустрии.

— Как адаптироваться к изменениям рынка труда самому сотруднику, человеку?

— Прошло то время, когда полученный однажды диплом гарантировал успешную карьеру. Сегодня, чтобы быть конкурентоспособным на рынке труда, требуется регулярно подтверждать свою квалификацию, повышать ее, постоянно сверять свои знания и умения с новыми экономическими вызовами.

Основными драйверами и катализаторами цифровой экономики станут разработчики высоких технологий и технопредприниматели. Поэтому необходимо вовлечь значительную часть населения в предпринимательскую и инновационную деятельность. Такой подход может решать две задачи: трудоустройство высвобождаемых в результате роботизации и цифровизации сотрудников и стимулирование инновационного развития экономики. При этом важно не только создавать качественно нового специалиста, что в принципе у нас получается неплохо, но и создавать условия для его развития и самореализации.

Если человек не обновляет в течение трудовой жизни свою квалификацию, он теряет свой производительный потенциал. По данным НИУ ВШЭ, в России доля занятых, вовлеченных в процесс переобучения составляет лишь около 13%, а в частном секторе она еще ниже. Расходы предприятий на эти цели составляют около 0,3% общих затрат на рабочую силу. Обучение является выборочным и в первую очередь ориентировано на квалифицированных работников, занятых на крупных предприятиях, обладателей высшего образования. Таким образом, те, кто в наибольшей степени нуждается в переобучении, — рабочие и специалисты среднего звена — оказываются вне доступа к нему. И здесь есть своя закономерность — чем выше образование и квалификация, тем больше человек занимается обучением и переобучением.

— В начале года вступил в силу закон «О независимой оценке квалификации», позволяющий подтверждать квалификацию сотрудника в специальных центрах. Это подстегнет работников развиваться профессионально или станет дополнительной нагрузкой для человека и для бизнеса?

— Для бизнеса это скорее станет возможностью сокращения издержек. Система оценки квалификации дает работодателю возможность объективно оценить профессиональный уровень работника, быстро понять, пригоден ли он для работы на его предприятии, а самому сотруднику — определить свои перспективы на рынке труда.

К тому же законом предусмотрена и материальная мотивация — налоговые преференции и для соискателя, и для работодателя. Если стоимость прохождения профессионального экзамена, например, составляет 10 тыс. руб., то соискатель получит в виде налогового вычета 8,7 тыс. руб. Что касается работодателя, то расходы на проведение независимой оценки квалификации работников учитываются в затратах при расчете налогооблагаемой базы.

Важно, чтобы система оценки квалификации не только подтверждала знания и умения специалистов, но и мотивировала повышать их. В этом случае стоимость прохождения независимой оценки квалификации может рассматриваться работником как инвестиция в свое развитие и карьерный потенциал. Поэтому необходимы дополнительные меры стимулирования людей, успешно прошедших профессиональный экзамен: преимущества при приеме на работу, карьерный рост, повышение заработной платы и др.

— Профессиональные стандарты обязательны для целого ряда работодателей, включая госслужбу, а для остальных могут вводиться на основе рекомендаций законодательства. Готовы ли выпускники вузов к тому, что при трудоустройстве работодатель может запросить подтверждение их квалификации?

— Образовательные программы вузов зачастую не в полной мере учитывают реальный запрос рынка труда. Результаты нашего прошлогоднего опроса выпускников по нанотехнологическому профилю показали, что наличие диплома об образовании является подтверждением его квалификации только у 41% молодых людей, а на вопрос: достаточно ли иметь диплом об образовании для трудоустройства по профилю образования? — утвердительно ответили только 14% респондентов. Судя по этим цифрам, современные студенты понимают, что полученные в вузе знания и умения не всегда и часто далеко не в полной мере отвечают запросам реального производства.

Поэтому до них очень важно донести информацию о том, где и как они могут подтвердить свою квалификацию. И этим вопросом мы занимаемся на различных площадках, которые организует фонд.

— Насколько актуальна оценка квалификации для наноиндустрии и какова роль фонда в этой работе?

— Скорость изменений при переходе на новый технологический уклад огромна и требует постоянного наращивания знаний и навыков специалиста. Поэтому оценивать высококвалифицированных специалистов тоже необходимо.

Совместными усилиями профессионального сообщества сегодня создано около 70 новых профессий в области наноэлектроники, нанофотоники, наноматериалов и стандартизации инновационной продукции. По ряду из них специалисты компаний наноиндустрии уже сейчас могут подтвердить свои профессиональные навыки в одном из четырех профильных центров оценки квалификаций, созданных в Москве, Санкт-Петербурге и Казани при поддержке фонда. Данные по каждому соискателю вносятся в национальный реестр сведений о проведении независимой оценки квалификации.

Россия > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 15 сентября 2017 > № 2312635 Андрей Свинаренко


Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311486 Марс Газизуллин

Подарок столице.

В День города у стен Кремля открыт уникальный Природно-ландшафтный парк.

История создания парка на территории Зарядья началась в 2012 году, когда Владимир Путин, тогда премьер-министр страны, предложил мэру Москвы Сергею Собянину создать на месте снесенной гостиницы «Россия» зеленую зону. Архитектурно-художественную концепцию будущего парка выбирали в ходе международного конкурса, на участие в котором поступило свыше четырехсот заявок. Победителем стал консорциум во главе с американским архитектурным бюро Diller Scofidio + Renfro, предложивший положить в основу концепции принцип «природного урбанизма» (wild urbanism), то есть, сочетания природной и городской среды. О том, каким получился новый столичный парк, накануне его открытия рассказал генеральный директор управляющей компании по реализации проекта парка «Зарядье» — АО «Мосинжпроект» — Марс ГАЗИЗУЛЛИН.

«СГ»: Марс Мулланурович, в парке воссозданы основные природноландшафтные зоны России — лес, степь, заливные луга и северные ландшафты. Как организованы эти зоны?

Марс Газизуллин: Ближе к Москве-реке расположена зона заливных лугов с двумя прудами и деревянными мостками, по которым смогут прогуливаться посетители парка. Немного выше — смешанный лес с преобладанием лиственных пород деревьев: березы, клены, дубы, осины, черемухи, яблони, рябины. Лиственные деревья перемешаны с хвойными — соснами, елями. А выше смешанного леса, на холме, высажено больше хвойных и меньше лиственных деревьев. Однако четкого разделения на природные зоны нет, переход получился естественным. Замечу, что по вопросу подбора растений мы работали в тесном контакте со специалистами Ботанического сада МГУ, Центрального Ботанического сада и столичного Департамента природопользования.

«СГ»: Первые деревья были высажены в парке около года назад. Как они себя чувствуют сегодня?

М.Г.: Действительно, зону смешанного леса — березы, ели, сосны — в «Зарядье» высадили в конце ноября прошлого года, и все деревья прекрасно прижились и перенесли зиму. Уже в этом году, весной, начали сажать дубы, осины, клены, березы. Это — деревья-крупномеры высотой до восьмидесяти и даже двенадцати метров, они выращивались в питомниках по 15-20 лет. Под сосны, ели и другие прихотливые растения парка почвоведы из Ботанического сада МГУ подбирали специальные грунтовые смеси, подходящие только для них. Уверен, эти растения также хорошо приживутся. Напомню, что всего в парке высажено 760 крупномерных деревьев и семь тысяч кустарников, и 860 тысяч многолетних растений.

«СГ»: Как москвичи смогут попасть в парк, можно ли будет подъехать к нему на автомобиле? И какие принимаются меры по обеспечению безопасности посетителей?

М.Г.: Москвичи и гости будут заходить в парк беспрепятственно — в «Зарядье» не будет ни заборов, ни рамок — и свободно по нему передвигаться. Для автовладельцев построен подземный паркинг на 430 машиномест. В него можно попасть со стороны Москворецкой улицы или со стороны Китайгородского проезда. Здесь посетители оставят свои машины под охраной — и спокойно пойдут гулять в парк. А для обеспечения безопасности в парке установлены современные системы, в том числе — видеонаблюдение по всему периметру.

«СГ»: Особенностью «Зарядья» является то, что в ландшафт парка «встроены» различные образовательные и развлекательные объекты. Что представляют из себя павильоны парка «Медиацентр» и «Ледяная пещера» с «Заповедным посольством»?

М.Г.: В павильоне «Медиацентр» посетители смогут увидеть видовые фильмы «Полет над Россией» и «Полет над Москвой». За восемь минут зрители как будто в вертолете пролетят над столицей, а воссозданные эффекты окружающей атмосферы — легкий ветер, влажность, ароматы, звуки живой природы — добавят «полету» реалистичности. А к Новому году здесь можно будет совершить более масштабный «полет» над всей Россией — от Калининграда до Камчатки.

Павильон «Ледяная пещера» разделен на две части. В одной части разместилась непосредственно сама «пещера», центральным объектом которой стала заснеженная артинсталляция. В другой части павильона — научно-познавательном центре «Заповедное посольство» — учебные классы и залы для проведения лекций и мастер классов, а холл украсил флорариум — уникальная оранжерея под стеклянной светопроницаемой крышей, имеющая форму воронки. Все объекты парка — надземно-подземные, Вписать их в ландшафт, создать «изогнутую» форму помогло использование современных композитных материалов, таких, например, как стеклофибробетон.

«СГ»: Частью проекта стала реконструкция Москворецкой набережной. Что здесь увидят москвичи и туристы?

М.Г.: В результате реконструкции набережная понижена до уровня воды, создана пешеходная зона с небольшими кафе и магазинами, где посетители смогут насладиться видом на Москвуреку с нового ракурса. Территорию парка и набережную свяжет подземный пешеходный переход, который тоже является частью выставочного пространства «Зарядья». Там представлена необычная музейная экспозиция. Главным ее объектом стал фрагмент древней Китайгородской стены из белого известняка — памятник фортификационного искусства XVI века, который был обнаружен во время строительства парка при прокладке подземной галереи. Здесь же посетители увидят и другие находки, найденные в ходе археологических раскопок.

«СГ»: Много разговоров об уникальном «парящем мосте» над Москвой-рекой. Что это такое?

М.Г.: «Парящий мост» длиной 244,4 м — это смотровая площадка, которая представляет собой конструкцию в виде латинской буквы «V». Вылет консольной части составляет 70 м, а высота в центральной точке над гладью воды — 15 м.

Две опоры моста расположены у основания на территории парка, консольная же часть конструкции не имеет опор. Несущая конструкция моста выполнена из предварительно напряженного бетона, декоративные элементы из металла, а сам настил прогулочной зоны — из дерева.

Прочность ее испытали неоднократно. Заключения экспертных организаций свидетельствуют: смотровая площадка сможет выдержать вес более 240 тонн — это около 34 тыс. человек единовременно. Ожидается, что объект станет одной из самых посещаемых смотровых площадок столицы — отсюда открываются прекрасные виды на Москву-реку, Замоскворечье, собор Василия Блаженного, Кремль...

«СГ»: Ну и, конечно, нельзя не спросить о крупнейшем в городе концертном зале. Когда он будет готов?

М.Г.: Строительство концертного зала мы планируем завершить в следующем году, как изначально и предусмотрено проектом. В настоящее время на объекте полностью завершены монолитные работы, монтаж металлоконструкций и остекление фасадов. Продолжается монтаж внутренних инженерных сетей, черновые отделочные работы и монтаж сценического оборудования, в том числе элементов трансформируемой сцены. Отмечу, что в зале можно будет проводить любые концерты и мероприятия. Звучание в зале будет идеальным, над акустикой работают специалисты из компании NAGATA ACOUSTICS America Inc. Всего в концертном комплексе «Зарядья» предусмотрены два зала: большой — на 1560 мест и малый для репетиций и небольших постановок — на 400 мест. Сверху здание накрыто светопрозрачной конструкцией — «стеклянной корой» площадью 8,5 тыс. кв. м, под которой на крыше мы посадили разнообразные растения и создали еще одну прогулочную зону парка. Со стороны парка фасад здания вмонтирован в холм, который стал частью открытого амфитеатра на 1,6 тыс. зрителей, а «открытая часть» с Китайгородского проезда — стеклянная во всю высоту здания. После завершения всех строительных и отделочных работ в концертном зале начнется установка органа.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 15 сентября 2017 > № 2311486 Марс Газизуллин


Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская

Амбиции и просчеты. Куда завела Турцию ее политика на Ближнем Востоке

Екатерина Чулковская

Несмотря на первоначальные успехи, неоосманский курс Турции на Ближнем Востоке принес ей целый ряд болезненных неудач и привел к почти полной потере союзников в регионе. Однако Анкара по-прежнему не теряет надежды стать региональным лидером, выстраивая особые отношения с Катаром, сотрудничая с Ираном и борясь за симпатии простых мусульман

Когда речь заходит о внешней политике Анкары на Ближнем Востоке, то критики турецкого режима сходятся в одном – политика Турции в регионе потерпела полный крах. Они говорят, что срочно требуется ее перезагрузка, иначе у Турции в регионе не останется не только союзников, а даже тех, кто к ней относится хотя бы нейтрально.

Такие обвинения в адрес Анкары вполне обоснованны: турецкая модель демократии, про которую было столько разговоров, так и не стала образцом для новых правительств на Ближнем Востоке после «арабской весны»; поддерживаемые Турцией «Братья-мусульмане» в Египте были отстранены от власти в ходе военного переворота; ненавистный режим Башара Асада, в свержение которого турецкое руководство вложило немало сил, продолжает оставаться у власти в соседней Сирии, а тут еще иракские курды надумали провести референдум о независимости, из-за чего у турецких границ может появиться курдское государство.

Возвращение в регион

Вину за ближневосточные проблемы в Турции принято возлагать на бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу, который в мае прошлого года покинул свой пост. С его уходом, по мнению турецких экспертов, закончился период ближневосточных авантюр Турции.

Советник Эрдогана по внешней политике, затем министр иностранных дел и премьер-министр, Давутоглу был главным архитектором внешней политики Турции начиная с 2002 года, когда исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в стране. Особое внимание он уделял развитию отношений Турции со странами Ближнего Востока. По мнению Давутоглу, которое разделяли многие однопартийцы, Турция долгое время уделяла слишком много внимания странам Запада, при этом игнорируя Ближний Восток, как и свои восточные корни, османское прошлое и мусульманскую идентичность.

Именно при ПСР Анкара решила наверстать упущенное и стала активно развивать отношения с регионом. Политика Турции была весьма идеологизированная. Так называемый неоосманизм стал своего рода неофициальной идеологией новых властей, прославляющих былую имперскую мощь и славу Турции. Анкара решила вернуться на Ближний Восток, хотя переговоров о вступлении в ЕС это возвращение не отменяло.

Новое турецкое руководство начало с нормализации отношений с Сирией и Ираком, следуя предложенной Давутоглу концепции «ноль проблем с соседями». Турции удалось установить дружеские отношения с Иракским Курдистаном, что с симпатией было встречено турецкими курдами. Также Анкара стала активно развивать экономическое сотрудничество со странами Персидского залива.

Наконец, волна протестов «арабской весны» стала шансом для Турции заявить о себе как о влиятельной региональной державе. Анкара поддержала требующих перемен арабов и стала претендовать на то, чтобы стать моделью демократии для будущих арабских правительств. На некоторое время (до военного переворота в Египте в 2013 году) что-то похожее получалось в отношении Туниса и Египта, где к власти пришли «Братья-мусульмане», идеологически близкие правящей в Турции ПСР.

Сирийский просчет

Анкара хотела добиться того же и в Сирии. С самого начала кризиса турецкие власти объявили сирийские события «внутренней проблемой» Турции. Они стали поддерживать сирийскую оппозицию, организовывать встречи оппозиции в Стамбуле, принимать сирийских беженцев, которых в Турции сейчас порядка миллиона. Турецкие спецслужбы даже были замечены в переправке оружия сирийской оппозиции, согласно расследованию газеты «Джумхурийет».

В идеале Турция хотела немедленного ухода Асада, установления в Сирии протурецкого режима – желательно прихода к власти «Братьев-мусульман». Но в реальности ситуация в Сирии гораздо сложнее и запутаннее: с помощью России и Ирана Асаду удалось удержать власть; поддерживаемая Турцией оппозиция оказалась слабой и была либо физически уничтожена, либо перешла на сторону радикальных группировок; Сирия стала причиной глубокого кризиса в отношениях с Россией в ноябре 2015 года, когда Анкара сбила российский истребитель над сирийской границей.

Однако самым большим раздражителем для турок стали сирийские курды. Благодаря своим успехам в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России) они заручились поддержкой США и стали претендовать на автономию в послевоенной Сирии. В августе прошлого года Анкара даже начала военную операцию «Щит Евфрата», чтобы очистить приграничные районы от отрядов сирийских курдов.

Для руководства Турции было крайне важно не допустить создания подконтрольных курдам районов у себя на границе. Анкара полагает, что отряды сирийских курдов из Демократического союза являются частью Рабочей партии Курдистана (РПК), курдской сепаратистской организации, признанной террористической в Турции, США и странах ЕС. Если сирийским курдам удастся создать свою автономию в Сирии, то это станет плацдармом для РПК и укрепит позиции группировки.

Теперь сирийские проблемы действительно стали внутренними проблемами Турции – беженцы, обострение курдского вопроса, терроризм. Сейчас Анкара, конечно, пытается как-то спасти лицо – участвует в трехсторонних переговорах по урегулированию сирийского кризиса вместе с Москвой и Тегераном, усилила контроль на границе, даже стала допускать сохранение режима Асада на время переходного периода в послевоенной Сирии. Тем не менее сирийская политика Турции очевидно потерпела крах – Анкара просчиталась по-крупному, став заложницей своих имперских амбиций.

База в Катаре и дружба с Ираном

Сейчас единственным союзником Турции на Ближнем Востоке остается Катар. По многим региональным вопросам Анкара и Доха придерживаются схожих взглядов. Это сирийский кризис, военный переворот в Египте, отношения с Ираном и так далее. Обе страны поддерживают движения «Братья-мусульмане» и ХАМАС, которые во многих странах региона признаны террористическими.

Для экономики Турции особенно важны прямые катарские инвестиции, которые только за последние два года составили более $700 млн. Начиная с 2015 года Катар приобрел в Турции несколько крупных компаний и банков – например, ONB Finansbank, Abank, Digitürk, BMC и Boyer. В свою очередь, турецкие компании в Катаре занимаются реализацией около 130 проектов, в том числе строят метро в Дохе, стоимость которого составляет $4,4 млрд.

Когда в начале июня многие арабские страны во главе с Саудовской Аравией объявили блокаду Катара, турецкое руководство сразу же встало на защиту эмирата. «Мы не оставим наших катарских братьев», – заявил тогда президент Эрдоган. Более того, спустя два дня после объявления Катара региональным изгоем турецкий парламент ратифицировал два соглашения с Дохой, согласно которым турецкие войска будут направлены в Катар, чтобы обучать местных военных. Это первая и единственная военная база Турции на Ближнем Востоке. Соглашение о размещении турецких войск в Катаре обе страны подписали три года назад, в 2014 году. Согласно договору, на базе в Катаре может быть размещено порядка пяти тысяч турецких военных.

В отличие от Катара Иран нельзя назвать союзником Турции на Ближнем Востоке. Скорее их отношения больше похожи на сдержанное соперничество за влияние в регионе. Две страны придерживаются очень разных взглядов на ситуацию в Сирии, но тем не менее участвуют в одном переговорном формате по урегулированию кризиса. Тегеран и Анкару объединяют схожие взгляды на курдскую проблему – никто из них не хочет создания курдской автономии в послевоенной Сирии и независимого курдского государства в Ираке.

Пятнадцатого августа Турцию посетил начальник Генштаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Хосейн Багери. Он встретился с президентом Эрдоганом и начальником Генштаба Турции Хулуси Акаром. Этот визит примечателен тем, что впервые после исламской революции 1979 года Турцию посетил иранский глава Генштаба. По данным открытых источников, стороны договорились обмениваться разведывательными данными и сотрудничать в борьбе с терроризмом. Но можно предположить, что главной темой закрытых переговоров стал курдский вопрос в Сирии и Ираке.

Надежды на лидерство

Несмотря на болезненные неудачи и почти полное отсутствие союзников в регионе, за исключением изолированного Катара, руководство Турции по-прежнему не теряет надежды однажды стать лидером Ближнего Востока. Анкара открыла военную базу в Катаре, продолжает выстраивать особые отношения с Ираном, турецкий бизнес активен по всему арабскому миру. Кроме того, Турция открывает новые арабоязычные СМИ и уже не первый год успешно демонстрирует ближневосточной аудитории турецкий образ жизни в своих сериалах.

Эрдоган все чаще позиционирует себя как защитника всех мусульман, повышая свою популярность на Ближнем Востоке. Начиная со словесной перепалки с президентом Израиля Шимоном Пересом на форуме в Давосе в 2010 году турецкий лидер не упускает возможности обрушиться с критикой на власти Израиля, страны ЕС, США и многих других. Он выступает против притеснения мусульман, роста исламофобии и так далее.

Сейчас Эрдоган активно заступается за мусульман Мьянмы. Анкара по линии своего Агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) направила гуманитарную помощь для мусульманских беженцев. Сам турецкий лидер практически ежедневно публично выражает беспокойство по поводу положения мусульман в Мьянме, призывая международное сообщество к действиям. Такая активность нравится жителям Ближнего Востока и, несомненно, добавляет симпатии к президенту Турции. Но эта симпатия существует уже не один год, и у турецкого руководства пока не очень получается конвертировать ее в более конкретные достижения.

Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская


Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310808 Жорес Алферов

Жорес Алферов: «Наука начнет развиваться, когда будет востребована экономикой»

Жорес Алферов не нуждается в отдельном представлении, разговор с лауреатом Нобелевской премии по физике не требует информационного повода. А список званий, наград, публикаций и достижений выдающегося советского и российского ученого не уместился бы и на целой газетной полосе. «Культура» встретилась с Жоресом Ивановичем, чтобы поговорить о прошлом, настоящем и будущем.

культура: Сегодня СМИ часто пишут об угрозе, которую представляет для человечества искусственный интеллект. Если смотреть шире — реально ли создать что-то, что превзойдет наш собственный разум?

Алферов: Я в последнее время много думал об образовании и идеях, связанных с нанотехнологией и наноэлектроникой. Любой компьютер состоит из программного обеспечения, которое очень бурно развилось, и материальной базы, то есть кремниевых чипов и гетероструктур. Напомню, что Нобелевская премия по физике была присуждена в 2000 году за развитие информационных технологий: Джек Килби получил награду за кремниевые чипы, а мы с Гербертом Крёмером — за гетероструктуры. О последних я хотел бы сказать отдельно. На самом деле, гетероструктуры работают как возможность путем изменения химического состава электронных компонент создавать принципиально любые иные компоненты.

Японский физик Лео Эсаки, мой старый товарищ и в чем-то конкурент, который получил Нобелевскую премию за туннельный эффект в полупроводниках, как-то сказал, что есть кристаллы, созданные Богом (кремний, например), и кристаллы, сделанные человеком, то есть гетероструктуры. Бог их не создавал, и они гораздо лучше естественных.

Можем ли мы сотворить нечто выше того, что дано природой? Думаю, да.

культура: В продолжение темы хотел спросить — квантовые компьютеры будут?

Алферов: В том, что будут, я не сомневаюсь, а вот какую роль они станут играть, не берусь сказать. Идеология квантового компьютера вполне реализуема, конечно. Но время покажет, какие новые возможности мы получим, пока рано судить.

культура: В связи с развитием технологий особенно важным кажется вопрос об общественном устройстве. Говорят, что капитализм будет меняться...

Алферов: В свое время меня поразила опубликованная в мае 1949 года статья Альберта Эйнштейна «Почему социализм?». Великий физик очень четко обосновал, почему будущее — за социализмом. Он показал, каким кошмаром является капиталистическая система, которая обязательно ведет к власти олигархов и олигархии. Одной из самых страшных вещей он считает деформацию системы образования: люди со школы привыкают к тому, что главное быть победителем. В капиталистической системе люди отнимают друг у друга собственность и воюют друг с другом на совершенно законных основаниях. И это — не бандиты на большой дороге.

культура: Разве не в природе человека заложено быть победителем?

Алферов: В природе человека — соревноваться, выигрывать, но быть первым, не подавляя других. Вопрос цены. Эйнштейн видел выход в социалистической системе и плановом ведении хозяйства.

культура: Эти идеи актуальны и сейчас?

Алферов: Что, с моей точки зрения, изменилось сегодня? Один из дефектов нашего советского планирования, Госплана, состоял в том, что оно в какой-то момент стало слишком детальным: расписывалось по всем мелочам вручную. Развитие компьютеров снимает эту проблему. Сегодня, если вы начали какое-то производство, то можете пропланировать все, причем быстро и просто. Но встает проблема стратегии.

Все-таки нужно понимать то, на что у нас мало обращают внимания. Капитализм — это частная собственность на орудия и средства производства, такова его главная черта. Она мешает стратегическим крупномасштабным планам. Поэтому Эйнштейн прав в том, что социализм придет на смену капитализму, который замедляет развитие из-за кризисов и отсутствия планирования.

культура: Какой должна быть собственность? Чьей?

Алферов: Общественной, государственной. Частной она может быть в сфере обслуживания, в мелком и среднем бизнесе и, я хотел бы подчеркнуть, в стартап-компаниях. Придумал что-то, создал фирму — заработай! Но если это перерастает в крупномасштабное производство, здесь частная собственность недопустима.

культура: Сложный переход. Кто же крупное производство из частных рук отдаст?

Алферов: Простите, это же было реализовано. Советский Союз с общественной собственностью на орудия и средства производства, со многими следствиями этого (с бесплатной медициной, образованием, развитием науки) был очень удачным экспериментом. Бертран Рассел сначала относился к СССР и Ленину крайне отрицательно, но потом изменил свою точку зрения. У него есть фраза о том, что Альберт Эйнштейн был гением мысли, а Владимир Ленин был гением действия. То, что Владимир Ильич смог, это было уникально. Вспомним, что многие большевики после Февраля считали, что вот она — революция и ничего, дальше будем жить в буржуазно-демократической системе. А Ленин заявил: «Нет, мы перейдем к социализму сразу» (эта мысль изложена в его «Апрельских тезисах»). Он понял, что возникла уникальная ситуация: братание на фронте, ужасное положение в стране в целом... Партия большевиков насчитывала где-то 30 тысяч человек, после Февраля выросла до 200 тысяч, она была немногочисленной, в период Февральской революции добрая половина ее членов вообще была в Сибири. И как эта крохотная организация смогла взять власть в свои руки? Я помню, мы еще в школе учили, параграф в учебнике истории назывался «Триумфальное шествие Советской власти»: за короткий период времени Советская власть установилась во всей стране, и если бы не интервенция, то не было бы и Гражданской войны.

культура: Гражданская война не из-за раскола общества и страны случилась, а из-за интервенции?

Алферов: Белые, конечно, теряли много, но без очень активной помощи из-за рубежа, с высадкой десанта, отправкой войсковых соединений, никакого долгого сопротивления они бы не оказали.

культура: Советский Союз был успешен? Сегодня СССР часто ругают. Правда, уже без той злобы, что была в 90-е...

Алферов: Мы смогли в Отечественную войну выстоять! Но дело не только в этом. Приведу слова лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Хекмана, профессора Чикагского университета. Он во время круглого стола нобелевских лауреатов, проводимого ВВС, сказал такую фразу, я люблю ее цитировать: «Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось». Это не мои слова, а профессора экономики из Чикаго.

культура: Но соревнование же закончилось еще до распада Советского Союза?

Алферов: Ничего подобного! Оно закончилось, когда мы ликвидировали свою промышленность, уничтожили первую десятку оборонных промышленных предприятий, которые производили 60 процентов высокотехнологичной гражданской продукции. Есть люди, которые положительно относятся к Ельцину, — я этого не понимаю! Мы сегодня говорим: Крым вернули — да, достижение. А человек отдал половину территории страны, половину! Я до сих пор удивляюсь, как Съезд народных депутатов РСФСР в 90-м году мог проголосовать за суверенитет РСФСР от Советского Союза! Из почти тысячи депутатов только 13 выступили против. Кем нужно быть, чтобы взять и проголосовать за то, что нам не нужен Советский Союз: мол, мы республики кормим. Как это мы их кормим? Как можно жить без Украины, без Белоруссии, без Казахстана? Да половина Средмаша было в Казахстане. Уникальные золотые разработки — в Узбекистане. На Украине какая мощнейшая промышленность: «Южмаш», сельское хозяйство. Лишь Белоруссия, благодаря Лукашенко, смогла возродить свою технологическую базу.

А мы взяли и ликвидировали нашу промышленность, высокотехнологичные отрасли, выбросили в приватизацию. Мы действительно определяли — прав был Джеймс Хекман — научно-технический прогресс всего мира, мы раньше всех сделали светодиоды, полупроводниковые лазеры, СВЧ-транзисторы, у нас было уже опытное производство. Его взяли и уничтожили в начале 90-х, разгромив всю электронную промышленность Советского Союза.

культура: Что-то же мы просто копировали?

Алферов: Да, Зеленоград практически не имел ни одного патента, а просто копировал кремниевые чипы. Но в области кремниевой микроэлектроники, занимаясь копированием, мы были на том же уровне, что и Запад. У нас в Минске предприятие «Планар» занималось тем, что создавало аппаратуру, степперы, которые переносили изображение интегральной схемы на кремниевую пластину. Каким было предприятие «Планар»? Чистые комнаты на глубине восемь метров под землей, чтобы развязаться от метро, трамваев. Степперы производили три страны — СССР, США и Голландия, они определяли технологический уровень кремниевой микроэлектроники, и пока у нас работал «Планар», мы были на одном уровне.

Ошибка была в том, что существовал слишком большой военный флюс: у нас часто не понимали, что микроэлектроника, а позже возникшая наноэлектроника — это двигатель развития промышленных технологий. Но наша электронная промышленность — три миллиона человек, три тысячи предприятий, 400 КБ и институтов во всех 15 республиках. А сегодня она осталась в Белоруссии и в России, да и у нас в стране — 20% от того, что было в советское время, во всех остальных республиках просто ничего уже нет, нужно снова воссоздавать.

культура: Воссоздавать из какой точки? Насколько все плохо?

Алферов: Отраслевая наука у нас практически погибла (за исключением военной) при ликвидации промышленности. Вузовская тоже, поскольку она жила за счет хоздоговоров с предприятиями, что-то сохранилось в Академии наук, с потерями, но все же. Новым законом РАН превращена в клуб ученых, так что мы нанесли почти смертельный удар по академической науке. Я хочу сказать следующее: науку в России возродить указами, программами, проектами совершенно невозможно. Есть один путь: поднять промышленность. Наука может развиваться только при одном условии — когда она нужна. А она нужна при наличии могучей, высокотехнологичной промышленности. И вот если мы возродим ее, мы возродим и науку.

культура: Уже, видимо, речь идет о цифровой промышленности.

Алферов: Мы сегодня много говорим о цифровой экономике, микро- и наноэлектронике. Но, простите, чтоб была цифровизация промышленности и экономики, должна быть промышленность! А что мы цифровизировать будем?

культура: Если мы вступаем в эпоху цифровой экономики как человечество в целом — общество же должно меняться в связи с переходом?

Алферов: А оно уже изменилось. Информационные технологии стали влиять на социальный облик общества, это произошло. С одной стороны, технологически в промышленном производстве мы стали многое быстрее делать. С другой стороны, молодежь из-за смартфонов потеряла интерес к литературе, к языку.

культура: При этом количество информации все время увеличивается и как-то надо ее обрабатывать.

Алферов: Я думаю, что нельзя переоценить роль школ и учителей. Информационные технологии, конечно, все помогают найти быстрее, актуализировать информацию. Но проблема в другом — а как смотреть на эту информацию? Вот тут огромно влияние школы. Хорошие ребята учатся в нашем лицее «Физико-техническая школа» Академического университета, но хорошие-то они прежде всего потому, что мы воспитываем прекрасных учителей. Нашему лучшему учителю математики, Валерию Адольфовичу Рыжику, 80 лет. Я часто прихожу к нему в класс, а урок он отдает вести своему ученику. Вот это воспитание совершенно необходимо.

К сожалению, одна из современных бед, причем практически везде: люди стремятся заработать, быстро получить деньги и положить в карман, забыв обо всем остальном. Очень редко даже ученые думают, как развивать то или иное научное направление, на что это повлияет. Неприлично много развелось специалистов, мастеров по грантам: человек одно и то же исследование продает 4-5 раз, имеет 4 гранта. Это стало массовым явлением. Я думаю, система финансирования науки, которая была у нас раньше, в значительной степени более прогрессивная. Вы финансируете научное учреждение — и хорошо... Гранты стоит давать в первую очередь молодежи, чтобы талантливые люди проявлялись. А когда вы стараетесь перевести бюджетное финансирование в грантовое, вы уничтожаете научное учреждение.

культура: А какая идеальная система? Учреждению выдаются деньги, и оно что-то делает, а государство спрашивает потом?

Алферов: Научные учреждения имеют бюджет, они могут получать дополнительные средства, когда эти деньги выдаются промышленностью. В системе чисто научной мы имели программы Академии наук, но когда развели большое количество контор, которые выдают гранты (при этом люди, которые этим занимаются, не являются специалистами), то у нас, естественно, все пошло не туда. Сразу рождаются мастера по выигрыванию грантов. Российский фонд фундаментальных исследований был при своем рождении положительным явлением, но когда таких фондов появилось много, начались проблемы. Но наука у нас будет развиваться тогда, когда она будет востребована экономикой. Мой знакомый, покойный уже Джордж Портер (был одно время президентом Лондонского Королевского общества), замечательную фразу сказал: «Наука вся прикладная, разница только в том, что отдельные приложения реализуются быстро, а некоторые через столетия».

культура: Хотел уточнить о Вашей депутатской деятельности. Вы не возглавляете комитет по образованию и науке?

Алферов: Я не могу и не хочу. Возраст, много других задач — никакой комитет я не возглавлю. При председателе Госдумы Вячеславе Володине создается Научный совет, который сможет влиять на науку и образование, — надеюсь поработать там. Мне жаль, что в состав парламента не вошел Валерий Александрович Черешнев, которого лидер «Справедливой России» Миронов задвинул в свое время в середину списка. Это большая потеря.

культура: В западных журналах сейчас много критики такого рода: в свое время был большой научный рывок, а сейчас все топчутся на месте и воспроизводят, что было в 60–70–80-е годы, все работает на старой базе, и прорывов нет. Вы с этим согласны?

Алферов: Сказать, что совсем прорывов нет? Нет, я с этим, конечно, не согласен. Но опять же, возвращаясь к тому, о чем мы говорили. Было соревнование двух систем и двух великих стран, и побеждать можно было не с помощью финансовых махинаций, а с помощью научно-технических прорывов. Уничтожение Советского Союза повлияло на прогресс в мире, западным странам не с кем стало соревноваться. И потому все вылилось в гонку за прибылью. От распада СССР проиграли все.

Тем не менее в областях, которые могут дать непосредственный результат через столетия, — например, в астрофизике, в исследовании «черных дыр», «темной энергии», появились совершенно новые вещи, интересные, важные. Наука все равно развивается.

культура: Где сейчас прорывные направления? Какие направления науки будут развиваться быстрее и определять будущее?

Алферов: Я могу сказать, исходя из самых общих соображений, мы находимся на ранней, начальной стадии понимания биологических процессов. То есть осознания того, как формируется живое. Здесь дальнейшее развитие даст нам очень много, в том числе и для технологических прорывов в биомедицине, в нанобиотехнологии. К этому сегодня нужно очень внимательно относиться, мы можем вживлять чипы в человеческое тело, и из этого следует масса интересных, отдельных сюжетов. Нанобиотехнология — вот область, где уже есть — и будут еще — большие прорывы.

Источник: Культура

Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310808 Жорес Алферов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 сентября 2017 > № 2310758 Данияр Акишев

Данияр Акишев: У Нацбанка нет пока четкой позиции в отношении криптовалют

Динара ШУМАЕВА

Глава Национального Банка Данияр Акишев считает, что прежде чем регулировать рынок криптовалют в Казахстане необходимо накопить определенные знания и опыт в этой сфере. Об этом он заявил во время встречи с журналистами в Алматы, 15 сентября. По его словам, работа в этом направлении уже ведется, однако каких-либо конкретных законодательных инициатив пока не называется.

«К сожалению, я не могу пока дать всеобъемлющую оценку всех процессов, которые происходят сейчас на этом рынке (криптовалют – ред. Къ). Мы сейчас занимаем позицию больше наблюдателя, чем проактивного игрока. Мы изучаем эту ситуацию. Вопросы регулирования и ограничения чего-либо требуют изучения», - сказал он.

По его словам, чтобы ограничивать операции по криптовалютам, которые уже существуют в мире, нужно понимать, есть ли для этого соответствующие механизмы администрирования.

«Если вы играете в казино в Казахстане, я могу это регулировать. Если вы играете в казино за рубежом, никаких рычагов чтобы воздействовать на вас у меня нет. Если вы участвуете в каких-то финансовых пирамидах за пределами Казахстана, я тоже не могу это администрировать. Поэтому в отношении тех криптовалют, которые уже существуют, мы сейчас изучаем вопрос – достаточно ли у нас инструментов администрирования, чтобы наши граждане от этого рынка были каким-то образом отсечены. Хватит ли у нас таких возможностей?

В условиях открытой валютной либерализации вы можете делать денежные переводы в любую страну мира без каких-либо ограничений. И если завтра вы также будете покупать эту криптовалюту не на казахстанском рынке, а на соседнем, наверное, регулировать этот процесс будет сложно», - пояснил глава Нацбанка.

Он добавил: «Другой вопрос, связанный с отношением самого Нацбанка как Центрального банка и эмитента национальной валюты к выпуску тех или иных инструментов, которые выстроены на платформе блокчейн и какие-то криптовалюты, которые мы можем использовать с точки зрения каких-то своих национальных интересов. Это отдельный вопрос. Это отдельный вектор развития и здесь мы также изучаем, смотрим, потому что у меня сейчас нет четкой позиции, что какая-то определенная криптовалюта Нацбанку не нужна – такой позиции у меня нет. Поэтому еще раз говорю, мы изучаем».

По его словам, сегодня многие люди не всегда понимают то, что некоторыми Центральными банками анонсируется.

«Когда говорят о том, что какая-то страна признала криптовалюту, то речь скорее всего идет о достаточно узком правовом поле, в котором эта криптовалюта может использоваться для определенного рода операций или группы лиц, обладающей квалифицированными навыками. Это скорее всего только для каких-то расчетов внутри страны. Да, такие страны есть.

Есть страны, которые достаточно негативно относятся таким валютам и идут по пути запретов. Единого стандарта в этом отношении в мире пока нет.

Я склоняюсь к тому, что нужно накопить больше знаний. Более того, мы живем в правовом государстве и права наших граждан, компаний регулируются законом. Для того чтобы ввести какое-либо ограничение, требуются изменения в законодательстве. Соответственно, процедура изменения закона достаточно длинная, даже если выйти сейчас с какой-то инициативой на это потребуется как минимум год», - говорит Данияр Акишев.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 сентября 2017 > № 2310758 Данияр Акишев


Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен

Министр обороны Германии: "Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе"

Корреспондент | Bild

Глава Минобороны Германии Урсула фон дер Ляйен прокомментировала в интервью Bild начавшиеся российско-белорусские учения "Запад-2017".

Численность солдат на учениях, повторила свое мнение министр, превосходит официально указанную. "Точную численность знают только в Москве и в Минске. На прошлой неделе я была в Прибалтике. И страны, граничащие с Россией, а также многие партнеры по НАТО исходят их того, что истинное количество войск на российской и белорусской стороне превышает указанные 12,7 тыс. человек в несколько раз", - сказала фон дер Ляйен.

По поводу маневров "Запад-2017" министр сказала, что Германия ничего не опасается, но "я понимаю те серьезные опасения, которые испытывают наши союзники". "У них был опыт с Россией, и теперь им приходится сталкиваться со столь крупной концентрацией войск у своих границ. Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе", - заявила она.

"НАТО очень хорошо реагирует на эти крупномасштабные военные учения: разумно, с прохладной головой, но и настороженно, - считает фон дер Ляйен. - Очень важно, чтобы наши союзники из стран Балтии и поляки почувствовали солидарность альянса".

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter