Всего новостей: 2524424, выбрано 1494 за 0.199 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Финансы, банки: Аскаров Тулеген (83)Вардуль Николай (34)Греф Герман (31)Ормоцадзе Маргарита (30)Костин Андрей (29)Аксаков Анатолий (28)Набиуллина Эльвира (25)Акишев Данияр (24)Задорнов Михаил (23)Полухин Алексей (23)Иноземцев Владислав (18)Улюкаев Алексей (18)Бараникас Илья (16)Кричевский Никита (16)Силуанов Антон (16)Воротилов Александр (15)Тосунян Гарегин (15)Шаяхметова Умут (15)Волков Михаил (14)Горьков Сергей (14) далее...по алфавиту
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Образование, наука > forbes.ru, 16 июня 2018 > № 2644621 Сергей Макаров

Дивный новый мир: почему молодежь не хочет копить на пенсию

Сергей Макаров

заместитель директора Национального центра финансовой грамотности

Миллениалы не горят желанием отдавать свои накопления государству, чтобы обеспечить пенсиями представителей старших поколений. И проблема вовсе не в инфантильности молодежи, а в самой пенсионной системе

Мой младший брат родился в 1986 году, а дочь — в 1997-м. Они оба, как следует из классификации, относятся к поколению «Y», или миллениалам. Это люди родившиеся с 1985-го по 2003 год.

Именно они становятся основой трудоспособного населения, и именно на них Банк России в своем докладе о развитии финансовых рынков на 2019-2021 годы возложил ответственность за подрыв устойчивости существующей модели пенсионной системы в среднесрочной перспективе.

Однако на деле все далеко не так. Миллениалы не угрожают имеющейся системе, а наоборот, пенсионная система угрожает жизни людей после 60 лет.

Что не так

По традиции, почти каждое явление в России упирается минимум в две проблемы. И пенсионная система — не исключение.

Первая ее проблема состоит в том, что растет число потенциальных пенсионеров, поскольку на пенсию почти вышло послевоенное поколение «бэби-бумеров» (1943-1963 годов рождения). Оно приходит на смену немногочисленному поколению тех, кто родился в военные и довоенные годы.

«Бэби-бумеры» трудолюбивы и несмотря на то, что многие из них уже вышли на пенсию, продолжают работать. Хотя, стоит отметить, дело тут не только в трудолюбии, но еще и в необходимости поддерживать уровень дохода.

На пятки «бэби-бумерам» наступают «иксы», то есть те, кто родился с 1963-го по 1984 год. Они предпочитают заниматься самообразованием и познанием мира и не слишком нацелены на общественное благо.

Это во многом поколение одиночек, ценящее индивидуальный успех. Они перестали видеть в государстве пенсионного гаранта для себя, да и обеспечивать других через распределительную систему уже не готовы.

Вторая проблема состоит в том, что снижается количество тех, кто будет обеспечивать обязательные отчисления в пенсионную систему на нужды тех самых новых пенсионеров. И речь здесь как раз о миллениалах.

Более того, по утверждению Банка России, они слишком стремятся «к контролю над своей судьбой» и вкладывают деньги «в получение качественных впечатлений, по своей мотивации не всегда ориентированных на перспективу».

Легкомысленное поколение

Для поколения «Y» владение собственностью, будь то квартира или автомобиль, уже не является однозначной ценностью. Для них важнее цифровые технологии и свобода (тот самый контроль над своей жизнью, который смущает коллег из ЦБ).

При этом они рациональны: если дешевле в силу свободы выбора «иметь доступ вместо того, чтобы владеть», то миллениалы так и сделают — ведь разумнее временно пользоваться, чем приобретать насовсем.

«Игреки» живут сегодняшним днем и не строят планы надолго. Им нужно все и желательно сразу: мир меняется слишком быстро. Они взрослели в период, когда SPOD-мир сменился VUCA-миром. SPOD-мир — это устойчивый (steady), предсказуемый (predictable), простой (ordinary) и определенный (definite) мир. И он закончился. Теперь мы в реалиях мира, в котором прогнозирование невозможно. Это мир нестабильности (volatility), неопределенности (uncertainty), сложности (complexity) и неоднозначности (ambiguity). И миллениалы, как никто другой, чувствуют новое время.

Но несмотря на кажущуюся легкомысленность, наши «игреки» вполне финансово грамотны. По статистике, которую приводит Анна Зеленцова, стратегический координатор проекта Минфина «Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в Российской Федерации», Россия заняла 9 место среди стран G20 по результатам международного сравнительного исследования финансовой грамотности взрослого (18+ лет) населения.

Средняя оценка финансовой грамотности по странам G20 — 12,7 баллов из максимальных 21. Россия получила 12,2 балла, что немного ниже среднего показателя.

Уровень финансовой грамотности российских учащихся 15-летнего возраста в 2015 году уже превысил средний уровень 10 стран и экономик ОЭСР, участвовавших в исследовании в рамках международной программы PISA-2015. И в этом в том числе заслуга различных государственных инициатив.

ЦБ не прав

Я провожу достаточно много времени, общаясь с миллениалами в ходе обучения, и вижу, что они способны копить деньги и делают это, ищут разумные стратегии, отвечающие реалиям нашего изменчивого мира. Молодежь копит в том числе и для обеспечения собственного будущего. Только вот показывать свои накопления «стабильным» пенсионным фондам они не спешат.

Больше половины (57%) «игреков» рассматривают возможность открыть свое дело в будущем, а у 11% уже есть собственный бизнес, свидетельствуют результаты исследования Hays в России. Молодые люди хотят не просто зарабатывать деньги, но и получать удовлетворение, фанатеть от того, что делают.

Их модель получения дохода — зарабатывай на том, что нравится. Если дать им возможности для этого, то они обеспечат будущее не только себе, но и следующему поколению.

Ну а как будет вести себя подрастающее поколение «Z» (родившиеся после 2004) — предсказать вообще невозможно. Не исключено, что они будут жить больше 100 лет и расплачиваться за услуги силой мысли. Какими должны быть финансовая и пенсионная система в этом случае? Будет ли вообще идти речь о пенсии в текущем понимании этого слова? Вряд ли.

Менять систему, а не людей

Молодежь всегда журили за то, что она живет не так, как старшее поколение. И это нормально. Да и в целом многим из нас, вне зависимости от года рождения, не свойственно думать о старости и «пенсии» лет до 40. Так что ничего удивительного в поведении «игреков» нет. Да, они по-другому используют деньги, тратят совсем не на то, что их предшественники и, скорее всего, будут жить дольше.

ЦБ в том самом документе заявляет, что «в центре стратегии Банка России находится человек. Способность российского финансового рынка делать лучше жизнь людей, бизнеса и государства, отвечать на их запросы честно, понятно, удобно и экономически эффективно стоит на первом месте».

То есть парадигма мышления должна измениться: не люди угрожают устойчивости системы, а существующая пенсионная система угрожает стабильности жизни людей после 60 лет. Именно поэтому пенсионная система безусловно должна подстраиваться под реалии жизни, трансформироваться.

И дело не столько в поведении миллениалов, сколько в демографии. По прогнозам к 2020 году в России будет 2 работника на одного пенсионера, что довольно мало. Простая арифметика: если взять коэффициент замещения 50%, то каждый из работников должен отдавать минимум 25% от своего дохода только на обеспечение межпоколенческого трансфера.

Решить эту проблему на государственном уровне предельно сложно. Это значит, что для нас — представителей поколений, на которых заканчиваются буквы английского алфавита (X, Y и Z), заканчивается и понятие государственной пенсии. Начинается время личной ответственности за собственный серебряный возраст и золотые годы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Образование, наука > forbes.ru, 16 июня 2018 > № 2644621 Сергей Макаров


Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644268 Михаил Хазин

Это не борьба за рынки, это схватка за власть!

резюме: что произошло и почему

Михаил Хазин

До того момента, как Трамп отказался подписывать совместное коммюнике G7 можно было утешать себя мыслью, что «милые бранятся — только тешатся». Сейчас всем стало понятно, что дело серьезно, а потому, очень кратко, базовые тезисы, что произошло и почему

Первое. G7 создана как институт согласования валютной политики между базовыми странами «Западного» глобального проекта, в рамках развития Бреттон-Вудской системы после отказа США от «золотого стандарта» и их дефолта от 15 августа 1971 года.

Второе. Приход к власти Трампа в 2017 году стал результатом острой схватки внутри США элементов «Западного» глобального проекта и остатков элиты проекта «Капиталистического». Схватка эта приобрела политические масштабы после начала кризиса 2008 года, когда стало понятно, что ресурсы «Западного» проекта по стимулированию экономического роста в США и в мире исчерпаны и необходимо искать совершенно новые модели развития.

Третье. Сама схватка содержала в себе несколько знаковых этапов. Вначале транснациональная элита «Западного» проекта попыталась перехватить контроль над эмиссией мировой резервной валюты и потерпела первое за много десятилетий поражение в виде «дела Стросс-Кана». Затем Обама в середине 2014 года остановил эмиссионные процессы (после «дела Стросс-Кана» руководство ФРС стало значительно более чувствительно к мнению «Белого дома», чем до того), чем вызвал кризис ликвидности у крупнейших долларовых финансовых институтов. Затем промежуточные выборы 4 ноября 2016 года, закончившиеся феерической победой Республиканской партии, показали, что представители Капиталистического, индустриального проекта, могут прийти к власти в США легальным путём.

Четвёртое. Приход к власти представителя индустриализма и сторонника «справедливой» мировой торговли материальными ресурсами показывает, что у противников элиты «Западного» проекта в США нет никакой новой модели выхода из кризиса. Они хотят вернуться в прежние времена, не очень понимая масштаб негативных последствий такого перехода. Впрочем, нужно понимать, что элиты это волнует очень относительно, поскольку непосредственно их это просто не затронет, для них вопрос идёт только о власти.

Пятое. В отличие от США, государственный аппарат которых сохранял систему стратегического прогнозирования (в том числе за счёт национального контроля над ФРС и военной машины), страны Западной Европы такую систему уже давно полностью утратили и их управленческие и политические элиты находятся в парадигме «Западного» глобального проекта. Дело не только в том, что они боятся выступать против элиты этого проекта (они точно знают, что любой из них может быть ликвидирован как государственный или политический деятель в течение нескольких дней, если будет обнародована информация, которая хранится под контролем этой элиты), но и в том, что их образ мысли, представления о ценностях и о будущем полностью описывается в рамках базовой парадигмы «Западного» проекта. Или, по-другому, они не видят мир иначе как под контролем мировой финансовой элиты.

Шестое. Как следствие, они вступили с Трампом в жесточайшее противоречие, сравнимое с тем, в рамках которого была схватка «Красного» и «Западного» проектов во второй половине ХХ века. Это уже не борьба за рынки или торговый баланс, это схватка за власть! Поскольку победа Трампа означает разрушение всей экономической базы «Западного» проекта и, как следствие, уход всех региональных элит, связанных с этим проектом, с политической сцены! Лично Меркель, может быть и наплевать (хотя мы не знаем, нет ли у нее каких-нибудь скелетов в шкафу, из-за которых ее и посадить могут), но уж Макрону, Мэй и Трюдо точно не наплевать! Для них борьба с Трампом становится борьбой за собственное благополучие. Для самого Трампа и стоящих за ним элит ситуация симметричная.

Седьмое. Схватка на саммите G7 означает, что базовые институты «Западного» глобального проекта утрачивают даже свою тактическую эффективность (стратегически она уже утрачена, в связи с объективной невозможностью стимулировать экономический рост). Это в ближайшем будущем создаст ситуацию «полипроектности» (Капиталистический проект в США, «Западный», «Красный» проект в Китае, Исламский проект), что, с одной стороны, резко увеличит неопределенность в мире, с другой — создаст возможности для новых идей, пусть в начале и на региональном уровне.

Восьмое. Быстрое разрушение институтов управления мировой экономической системой (бреттон-вудских институтов) приведет к острой необходимости повышения самодостаточности региональных экономик. Для России это может создать как серьезные проблемы, так и стать источником быстрого экономического развития на ближайшие пару десятилетий.

Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644268 Михаил Хазин


Россия. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644199 Александр Домрин

ЛИКВИДАЦИЯ

Блокирован миллиард Вексельберга, Дерипаска передаёт Западу контроль над акциями

Ликвидация - прекращение деятельности какого-нибудь торгового предприятия, связанное с подведением финансовых итогов и распределением остающегося имущества. Ликвидация треста. Ликвидация банка. Уничтожение, прекращение существования кого-чего-нибудь. Ликвидация царского режима. Ликвидация кулачества как класса на основе сплошной коллективизации. Ликвидация неграмотности.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

4 июня швейцарские банки заблокировали на личных счетах председателя совета директоров группы компаний Renova Виктора Вексельберга около миллиарда франков (это больше миллиарда долларов).

Также 4 июня Олег Дерипаска обратился во франко-британский инвестиционный банк Rothschild с тем, чтобы этот банк занялся продажей западным бизнесменам части акций Дерипаски в принадлежащих ему компании En+, куда входит и «Русал» – а это, между прочим, практически вся алюминиевая промышленность России. Возникла потребность в таких действиях потому, что Дерипаска несколько недель назад получил прямое указание от министерства финансов США снизить свою долю акций на уровень, значительно меньший 50%. Как бы российский предприниматель Дерипаска взял под козырёк и активно выполняет распоряжение иностранного правительства, что автоматически превращает его «Русал», ГАЗ, «Евросибэнерго» в даже номинально не российские предприятия, а откровенно в западные.

При этом негражданин (или гражданин не только) России Дерипаска просит правительство Российской Федерации о помощи, о льготах. Например, о льготах на энергорынке и повышении энерготарифов для российского населения (!).

Напомним: «у нас нет олигархов, а есть социально-ответственные российские предприниматели». Сначала это гениальное определение запустил в оборот Дворкович, а потом повторил пресс-секретарь Песков.

Иллюстрация Майка Дэвиса.

Экспертные оценки

Александр Домрин

Утрата российских активов — очень больной вопрос для всех нас. Когда арестовывают, замораживают счета наших жирных котов (случай с Вексельбергом — не первый и не последний), когда выводят предприятия из юрисдикции РФ, радоваться тут нечему, потому что арестовывают активы, которые были украдены у нас, у граждан Российской Федерации. То есть это удар не просто по жирным котам, по олигархам — это удар по всем россиянам, у которых активы были украдены этими самыми олигархами.

Что касается юридической стороны вопроса. Навязанная России в 1993 году Конституция абсолютно колониальная. В 15-й статье, части четвёртой Конституции говорится, что в случае коллизии между международным правом и национальным приоритет у международного права. В США, например, это не так, и в Англии не так. А у кого это так — у такого рода стран, которым конституции были навязаны. У стран колониальных, у стран, которые потерпели сокрушительное геостратегическое поражение в XX веке. У Германии, например, Конституция 1948 года, у нас Конституция 1993-го, продавленная после распада великого Советского Союза, после расстрела российского парламента. То есть с точки зрения права, на самом деле, к швейцарцам и американцам не подкопаться. Нам наши геостратегические противники (или «партнёры», как их до сих пор непонятно почему называют в российском МИДе) говорят — «у вас есть собственная Конституция, вы её приняли, так вы её и соблюдайте».

Что касается персонажей, которые, с одной стороны, становятся гражданами чужих стран, свои активы размещают за пределами Российской Федерации, но у РФ просят санации их банков, поддержки их бизнеса, которые на самом деле России больше не принадлежат. Для этого случая у меня есть главный комментарий.

Какая разница между периодом 90-х, режимом Ельцина — и режимом 2000-ми? Режим Ельцина был ликвидационным режимом. Есть корова, корова называется Россия, и пришли звери — ликвидационный режим, — которые решили эту корову съесть. Это прямой символ того, что происходило в 90-е годы. Что происходит после прихода Путина — не сразу, кстати, но где-то начиная с 2004 года? Как я понимаю, была договорённость, что первый срок Путина будет третьим сроком Ельцина, когда нельзя было никого трогать — ни Волошина, ни Касьянова, ни прочих ельциноидных персонажей. Но позже, особенно в период богатый, период больших денег за нефтегазовые ресурсы, это был уже режим не ликвидационный, а оккупационный. Что значит — оккупационный? Оккупационный режим означает: зачем корову-то есть, зачем нужно её грызть, чтобы, доев, затем бежать куда-то в Лондон или в Израиль? Давайте будем её доить, она всё равно наша. Оккупационный режим предполагает некоторую форму заботы об этой стране и об этой корове.

Самое печальное, что сейчас происходит отказ даже от такой заботы, особенно после выборов. Были надежды (у меня не было, но у некоторой части российского населения были)на то, что будет новое правительство. Ничего нового мы так до сих и не видим, видим всё тех же на букву «м» — сплошное правительство «Медведев-Мутко». Мы видим, что оккупационный режим, который предполагал некоторую форму защиты народа и заботы о нём, опять перерождается в ликвидационный режим. Причём перерождается исключительно быстро. Посмотрите, выборы были всего лишь в марте — и что за процессы, которые происходят за последние два месяца? Преобразование, преображение, трансформация, возвращение режима оккупационного в режим ликвидационный.

О суверенитете и нейтралитете. Вексельбергу заблокировали миллиард такие швейцарские банки, как UBS, Credit Suisse и Julius Baer. Вспоминаются «17 мгновений весны», где показано, что швейцарские банки даже в годы Второй мировой войны продолжали оставаться формально и фактически независимыми. Сегодня по окрику из Штатов они совершают подобного рода действия — новые гитлеры опаснее прежних? Кстати, тут можно вспомнить и блокировку в Швейцарии средств «Газпрома» по запросу Нафтогаза. То есть в финансовой части международное право перестало действовать, а действует вашингтонский окрик?

Справедливо и совершенно правильно провести параллель со Второй мировой войной. Понятно, что «швейцарские гномы» в швейцарских банках в значительной степени обогатились за счёт тех стран, которые участвовали во Второй мировой войне, за счёт тех людей, которые вкладывали свои деньги в швейцарские банки и которые потом погибли из-за того, что происходило в Европе. Некоторые мои коллеги меня осуждают за то, что я говорю, что у нас сегодня не 5 июня 2018 года, а 21 июня 1941 года. С моей точки зрения, надо абсолютно всерьёз относиться к тому, что сейчас происходит. Пусть я буду «алармист», пусть я буду человеком, который более пессимистично смотрит на то, что сейчас происходит в Европе и мире, чем это на самом деле. Пусть я окажусь неправ — буду только счастлив. Но я говорю, что сегодня у нас 21 июня 1941 года. Что мы сейчас видим? Даже страны, которые оставались нейтральными в ходе Второй мировой войны (это не только Швейцария, а, например и Швеция), сейчас просто встали на сторону нашего геостратегического противника. Они действительно утратили собственный суверенитет, входят они в Евросоюз или не входят, как та же самая Швейцария. Они выступают единым фронтом — это самое главное — против нас, против России. Это должно кого-то насторожить или нет? Не только нас с вами, но и некоторых иных людей, которые находятся в Кремле?

Единственная надежда — это потенциальная нормализация отношений между Россией и США. Понятно, что без окрика из вашингтонского обкома европейцы никогда бы не пошли на такого рода мерзости в отношении России. Но надежды именно на нормализацию российско-американских отношений у меня не остаётся. Надежды в отношении нормализации отношений между Россией и Европой — никакой, потому что Европа не является суверенным актором, который сам что-то может делать.

Что касается «наших» олигархов и высших чиновников, совершенно понятно, что для глобалистской элиты (а глобалистская элита включает этих персонажей) нет такого понятия «Родина». Родина для глобалистской элиты, куда вписалась наша элитка — зелёная, по цвету доллара. Была надежда в 2000-х годах, что можно нуворишей несколько нагнуть, чтобы они что-то отщипывали от того, что украли и продолжают красть в России, в интересах россиян. Но те же самые «яйца Вексельберга» (яйца Фаберже, выкупленные Вексельбергом) уж настолько объёмный смысл имеют... Сейчас, в условиях ослабления России из-за давления Запада, эта россиянская элита показывает, что она не принадлежит России. Это становится всё более очевидно не только для экспертов, но и для рядовых россиян.

С юридической точки зрения, конечно, напрашивается вопрос. Если на Дерипаску было оказано такое давление, что он стал выполнять напрямую, откровенно и беззастенчиво приказ министерства финансов США, нужно было попрощаться с Дерипаской и национализировать его предприятия, которые играют огромную системообразующую роль в российском хозяйстве. Этого не было сделано. Так вот, этого нельзя было сделать юридически — или можно? Не было воли — или не было возможности?

Естественно, возможности были и остаются. Российское законодательство достаточно запутанное, его можно повернуть в любую сторону. Собственно, как оно и было применено в отношении Ходорковского. Меня всегда это, кстати, забавляло: почему только одного криминального олигарха в лице Ходорковского взяли за те нарушения, которые можно было найти и которые можно найти и сейчас у всех остальных? Возможность возврата государству активов Дерипаски, с точки зрения права — есть. Нет политической воли, особенно сейчас.

Почему меня это настораживает? Для того, чтобы Путин не повторил судьбу Саддама Хусейна или Муаммара Каддафи, для того, чтобы он сохранил собственную жизнь, обеспечил безопасность свою и своей семьи, ему нужно сохранять страну под названием Россия. Если чувство самосохранения у президента России перестаёт работать, то неизбежны большие проблемы не только для него самого, но и для нашей страны. Почему же чувство самосохранения у президента России перестаёт работать? Мне это кажется крайне странным.

На это может быть и такой ответ — когда рушится страна, есть не только путь Хусейна, Каддафи и Милошевича, а есть и путь Горбачёва. И боюсь, что где-то в подкорке у нашей властвующей элиты пример Горбачёва тлеет маячком, а иногда даже разгорается ослепительным пламенем. Думаю, что эта аналогия совершенно справедливая. Путь Горбачёва… Кто его знает, может быть Ким Чен Ын пытается сейчас повторить этот путь? Не уверен, абсолютно не уверен. Но как один из вариантов ответа на вопрос — почему происходит неожиданная нормализация отношений между Америкой и КНДР? — вполне допускаю, что Ким Чен Ын может стать корейским Михаилом Сергеевичем. Ему это и несложно сделать — поначалу Запад будет рукоплескать. Но нынешнему президенту России повторить путь Горбачёва крайне сложно. Горбачёву нужно было совершить значительно меньше предательств для того, чтобы стать Горбачёвым, чтобы праздновать своё 80-летие в Лондоне, в Royal Albert Hall, а не в России, где его ненавидят. Какого же рода предательство потенциально нужно совершить нынешнему президенту, чтобы его приняли на Западе, чтобы горбачёвское предательство казалось просто шуткой? Будем надеяться, что этот антиутопический сценарий невероятен.

Пока что мы видим, что на фоне антизападной риторики происходит то, что происходит — с компаниями Дерипаски, с миллиардами Вексельберга, с налоговыми резидентствами подавляющего большинства других крупных олигархов. Всё это, наверное, и есть элементы вот той конструкции, по которой наша элитка рассчитывают на прощение от Запада? Вполне это допускаю, именно поэтому в самом начале нашего разговора сказал о том, что оккупационный режим возвращается в ситуацию ликвидационного. Это уже не дойка коровы, это отрезание кусков от коровы. А корова — это мы с вами.

Ну, конечно, Америка может к нам нормально относиться только тогда, когда Россия является банановой республикой, когда Россия является подстилкой у двери, о которую можно вытирать ноги и говорить — «какие же вы замечательные!» Или когда президент России (я имею в виду Ельцина), выступая в Конгрессе США в 1992 году, заявлял: «Боже, храни Америку!» И уже после того, как американцы зааплодировали стоя, что-то там пробубнил: «И, Боже, храни Россию». Только в этом случае Америка нас «простит». К этому нужно относиться совершенно спокойно, как к медицинскому факту. Когда мы не являемся банановой республикой, к нам относятся крайне негативно.

Власть, как мне кажется, держала удар в нулевые годы и в начале этого десятилетия. Нынешняя власть, нынешнее правительство — тем более нынешнее правительство Медведева-Мутко — этот удар держать перестаёт. Прощения не будет. Возможно только дальнейшее встраивание в глобалистскую элиту под руководством США, когда какие-то отдельные персонажи в лице «наших» олигархов или российского правительства будут прощены за то, что они были американскими шестёрками. Никому другому прощения не будет.

Россия. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644199 Александр Домрин


Россия > Финансы, банки. Транспорт > forbes.ru, 13 июня 2018 > № 2642041 Павел Самиев

Коридор для водителя. Почему на этот раз реформа ОСАГО может сработать

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Кризис в системе ОСАГО довел ситуацию на рынке до того, что Банк России решился на кардинальные перемены. Что же изменится с появлением новых категорий водителей и свободных тарифов?

ОСАГО — самый массовый страховой продукт в стране после ОМC, им пользуется больше 45 млн россиян. При этом более 80% всех жалоб на страховщиков приходится именно на ОСАГО — клиенты недовольны качеством обслуживания, степенью доступности и размерами выплат.

Однако текущая ситуация в системе автострахования вызывает негодование и у самих страховых компаний, которые терпят большие убытки, а также у регулятора вместе с чиновниками, которые неоднократно поднимали вопрос доступности и качества услуги, и у правозащитников, бунтующих по поводу размеров выплат и необоснованных отказов.

С 2003 года стоимость полиса ОСАГО устанавливалась, исходя из территории использования и свойств автомобиля, а не навыков безаварийной езды водителя. После того как в 2011 году был запущен инструмент бонус-малус, позволяющий учитывать аварийный и безаварийный стаж, ситуация с привязкой стоимости полиса к опыту водителя немного изменилась, но не кардинально.

Проблема с корректной тарификацией обусловлена в том числе привязкой страховой истории к договору, а не к конкретному водителю. То есть если вы владели машиной и у вас в полис ОСАГО были вписаны ваши супруга и сын, то стоимость страховки рассчитывалась из параметров самого «слабого и неопытного» из водителей. А если кто-то из водителей попадал в ДТП — ухудшались показатели всех троих.

Ситуация меняется

В мае произошло невероятное — впервые за много лет регулятор финансового рынка четко и внятно озвучил свои планы по урегулированию ситуации на рынке ОСАГО. Одна из важных инноваций, предложенных Банком России, — это увеличение страховых сегментов по возрасту и водительскому стажу. Теперь вместо 13 будет 50 сегментов водителей.

Средний тариф ЦБ фиксирует на старом уровне, но при этом раздвигает стоимость полиса ОСАГО на 20% в каждую сторону. Расширенный тарифный коридор вместе с более точной таблицей коэффициента бонус-малус и привязкой истории страхования не к текущему договору, а к истории конкретного водителя позволит страховщикам перейти к более точному учету рисков каждого конкретного покупателя ОСАГО.

Это позволит рассчитывать справедливую цену для каждого водителя. К тому же у автомобилиста вместо одного полиса на машину и множества водителей, привязанных к нему, будет персональный полис, в который можно будет включить несколько автомобилей.

Скорее всего для клиентов это поначалу обернется повышением стоимости страхования автогражданки. Ведь сложно представить, что страховщики возьмут и разом решат отказаться от денег, — с высокой долей вероятности мы сперва увидим, что рынок начнет работать по верхней планке тарифа, как минимум в тех регионах, где либо зашкаливает стоимость запчастей в силу сложной логистики, либо активно «работают» мошенники.

Но вместе с тем это поможет сбалансировать текущую убыточность по ОСАГО, а значит, на следующем этапе страховщики начнут не только платить лучше, но и оказывать более качественные услуги.

Избавление от лихачей

Как показывает опыт, на рынке всегда найдутся страховщики, которые захотят заработать побольше за счет низких цен, но вероятнее всего не рассчитают свои силы и покинут рынок.

Оставшимся страховщикам в битве за хорошего клиента придется жестко конкурировать. И уже здесь свою роль сыграет и широкий тарифный коридор, и наличие хорошего сервиса, и мобильные приложения, которые должны будут помогать водителям самостоятельно фиксировать ДТП.

В целом же наметившаяся тенденция крайне положительна. Отрадно, что идеи, которые страховой рынок озвучивал на протяжение более 15 лет, наконец нашли свое отражение в документах регулятора.

Если осенью ЦБ удастся инициировать и провести через Госдуму поправки в закон об ОСАГО, разрешающие переход на индивидуальный тариф для каждого водителя, то вполне вероятно, что уже к следующей осени тарифный коридор может увеличиться не на 20% в обе стороны, а на 40% или даже 60%.

Через год-полтора страховым компаниям и дорожной полиции удастся совсем невероятное — за счет по-настоящему высоких тарифов «выдавить» с дорог водителей, являющихся нарушителями общественного спокойствия и порядка на дорогах.

Достичь этого можно будет с помощью введения в тариф учета штрафов каждого водителя путем соединения баз РСА по выданным полисам с системами видеоконтроля нарушений ПДД. Вот тогда мы, вероятно, избавимся от любителей похвастаться количеством «лошадей» под капотом и своим «мастерством» на дороге, не имеющих в своих системах ценностей таких понятий, как соблюдение закона и обеспечение безопасности окружающих.

Россия > Финансы, банки. Транспорт > forbes.ru, 13 июня 2018 > № 2642041 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 июня 2018 > № 2641373 Евгений Хохлов

Евгений Хохлов, ПрограмБанк: «Наше решение позволяет банкам видеть, сочетание каких факторов уменьшает их потери и увеличивает прибыль»

Евгений Хохлов, генеральный директор компании «ПрограмБанк»

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

О том, как изменится жизнь банков с момента введения требований МСФО 9 и как кредитным организациям надо перенастраивать свои системы с 1 января 2019 года, порталу Bankir.Ru рассказал генеральный директор компании «ПрограмБанк» Евгений Хохлов.

— Что для банков означает переход на МСФО-9 и как вы, как вендор, готовите клиентов к этому переходу?

— Регулятор нашего финансового рынка в последнее время кидает очень много «гранат» в подведомственное ему болото. Тем более, что и границы этого болота существенно расширились за последнее время. Введен новый план счетов, активно внедряется стандарт отчетности XBRL.

При этом надо отметить, что собственно банковскому рынку в отчетности пока достается меньше новаций от регулятора. ЦБ пока экспериментирует на других участниках рынка: тот же стандарт отчетности XBRL обкатывается на страховщиках. Наша экономика больше зависит от банковского рынка, чем от тех же микрофинансовых организаций.

А вот введение требований МСФО 9 - инициатива ЦБ, которая однозначно касается банков, и нас, как производителей программного обеспечения.

При этом ситуация складывается забавная. Формально МСФО 9 – это требования отчетности, которые применимы ко всей индустрии финансового рынка. Однако банкиры ждут, когда какой-то большой банк, например, Сбербанк, уговорит ЦБ на применение какой-то своей методики расчета резервов, которая создана банком и исходит от банка, а не от регулятора. Но важно быть таким банком, который эту методику разработает и от которого ЦБ эту методику примет!

— А зачем это нужно банкам - продвигать свою методику?

— По оценке международных консалтеров, собственная методика банка, которую может принять ЦБ, позволит сократить уровень резервирования – совершенно корректно рассчитанный уровень - на 10%. У крупных банков резервы по кредитам составляют порядка десятков миллиардов рублей. Поэтому снижение нормы резервирования на 10% - это факт, знаете ли, из серии «нам есть за что бороться».

Поэтому МСФО 9 – одна из наиболее актуальных задач для наших клиентов. Проблема минимизации резервов – не только задача банков, это проблема и крупнейших страховых компаний и МФО.

В каждом сегменте финансового рынка у нас есть что предложить финансовому сообществу. Поэтому, возвращаясь к проблеме МСФО 9, я хотел бы поставить вопрос иначе – что мне, как ИТ-компании, будет с автоматизации этой отчетности?

— И чем, с вашей точки зрения, стандарт, задаваемый МСФО-9, интересен ИТ-бизнесу?

— Справедливая оценка активов интересна всем участникам финансового рынка. Стандарт МСФО 9 призывает их справедливо оценивать свои активы. Потому что неверная оценка – завышенная – создает банку проблемы в кризисных условиях. А мы-то с вами живем в условиях непрерывного кризиса.

Справедливая и прозрачная оценка риска – то, что нужно и банку, и его клиенту.

Для этого банку необходимо правильно оценить состояние как клиентской базы, так и других активов – ценных бумаг, векселей, производных инструментов.

Более того, оценка риска по МСФО 9 позволяет банку понять, что может влиять на будущую кредитную историю его клиентов. И он будет анализировать влияющие на риск параметры еще до того, как банк примет решение дать клиенту деньги.

В этом смысле для банка как никогда имеет смысл собирать нетривиальную информацию о клиенте! А наша задача – эту систему сбора и анализа создать и автоматизировать.

— Чем может помочь банку, например, база сведений о кредитных договорах, сроки исполнения которых уже истекли?

— Но вы же можете эту базу данных проанализировать, а результаты – обобщить! Почерпнуть из базы уже истекших договоров информацию о текущих тоже можно, если они пересекаются.

Например, информация о том, кто из этих клиентов знает английский язык – это знание что вам дает?

— Да практически ничего.

— Верно! На первый взгляд, практически ничего. Само по себе знание языка – малозначимый факт для оценки риска. Но если мы из всей базы заемщиков выделим молодых людей, до 30 лет, которые брали потребительский кредит, то мы поймем: в случае потери работы у молодежи до 30 лет, знающей английский язык, больше шансов быстро найти новую работу. То есть просрочка по кредиту в случае потери работы у такого заемщика будет минимальной.

Видите? Это хороший фактор для скоринга. Или приведу такой пример: вы – микрофинансовая компания, которая кредитует людей, физических лиц. Имеет ли для вас значение уровень мировых цен на алюминий?

— Правда, не знаю.

— Не имеет, конечно. Но если ваши заемщики работают на алюминиевом заводе, то при резком падении цен растет вероятность, что они потеряют работу. Вы должны это учитывать при расчете резервов.

Таких перекрестков во внешне ничем не связанных данных очень много. В мире вообще и в финансах в частности. Эти знания отнюдь не бесполезны, если вы умеете с ними работать. Сейчас мы думаем над созданием специализированного хранилища таких данных – как по уже истекшим кредитным договорам, так и по договорам текущим, находящимся у банка на обслуживании.

Работая с нашими клиентами – банками, мы уже сами видим, какие данные для банка важны, и какие из них не видны, если в работу не подключен фронт-офис. Например, мы проверяем для банка, не терял ли работу созаемщик - в том случае, если речь идет о выдаче большого и длинного кредита. Фронт-офис банка все равно собирает эти данные с клиента, они складываются, и потом поступают в массив информации о кредитах, который принято называть «кредитными кладбищами». И вот мы помогаем банкам видеть, при наличии каких факторов и – что важно – при каком сочетании этих факторов люди возвращают кредиты, а какие сочетания говорят о том, что этот человек будет, видимо, плохим клиентом.

Видно все – насколько аккуратно проводились платежи по кредитам, выставлял ли банк клиенту штрафы и пени, как они уплачивались, имела ли место реструктуризация.

— Вы можете назвать самый экзотический параметр, который вам приходилось встречать?

— Был у нас клиент – не банк, а ипотечная компания. И эта компания отслеживала такой фактор в отношении отказников – обращались ли потом за ипотечным кредитом родственники человека, которому было отказано в кредите. Ведь человеку не просто так отказали в кредите, были на то причины. А раз родственники начали пытаться взять кредит – это уже дополнительный минус. Такие пересечения – это потенциально проблемное место.

Есть и очень интересные сочетания факторов в скоринге. Например, если человек довольно молод, но уже состоит в браке, это плюс для одобрения кредита – он уже серьезный человек, у него есть семья. То есть его отношение к заемным средствам априори не будет разгильдяйским. А если человек постарше, но при этом у него есть несовершеннолетние дети – это уже минус для скоринга, так как у человека есть иждивенцы. Это очень хорошая иллюстрация того, что даже при анализе простых, на первый взгляд, вещей срабатывает именно сочетание этих простых факторов.

— Какую еще актуальную информацию можно почерпнуть из кредитных кладбищ?

— Вся статистика, все данные из так называемых кредитных кладбищ представлены в период действия договора. Как кредит живет по отношению к календарному времени – это никому не интересно. Кредит погашается в определенные периоды времени – и в периоды действия договора. И это хороший фактор.

Но вот резервы надо считать в понятиях календарного времени. Одно и то же количество плановых событий при одном и том же количестве договоров может в реальности означать очень разные вещи с точки зрения оценки будущих потерь. В итоге мы строим очень нестандартные модели.

У нас есть клиент – одна из крупнейших МФК, использующий методику, при которой события интерпретируются не столько по конкретным договорам, а рассматриваются, как один поток событий. То есть берутся все договора сразу и вычленяется то, что с ними произошло за сегодня – например, произошло 250 событий. Любых. Клиент погасил займ полностью, погасил частично, попросил рассрочку, вышел в дефолт. Компания стоит граф движения этих событий и по графу делает оценки.

За счет использования большого количества событий оценки получаются достаточно качественные, объективные, с понятными доверительными интервалами. А значит, и расчет резервов становится более объективным. Так считать – тоже можно.

— Возможна ли единая методика расчета резервов по МСФО 9 - для конкретного типа активов?

— На самом деле должен быть выбор из нескольких моделей, в которых можно учитывать как текущее состояние банка, так и его длинную историю.

И еще один момент. Для оценки разных типов активов стандарт предусматривает несколько разных типов методик расчета справедливой стоимости: по амортизированной стоимости (это кредиты и часть ценных бумаг), по справедливой стоимости через прибыль и убытки, по справедливой стоимости через прочие доходы и расходы. Но это – «крупными мазками». На самом деле даже в пределах одного типа активов приходится учитывать различные тонкости и особенности, что приводит к необходимости делать разные варианты моделей расчета справедливой стоимости.

Могу привести пример. Наш крупнейший клиент «Национальный клиринговый центр», обслуживающий расчеты на Московской бирже, работает с множеством видов активов: от «простых акций» до свопов на пару рубль/доллар. Так вот, только описание методики расчета справедливой стоимости по этим свопам – это 12 страниц текста и формул!

— А что делать небольшим банкам, которым тоже придется внедрять требования МСФО 9?

— Небольшие банки – это большинство банков нашей страны. Крупный банк может нанять аналитика – математика, который что-то посчитает руками, а вот малые банки себе такой роскоши позволить не могут. Поэтому им и надо делать автоматизацию всего процесса. Причем такую автоматизацию, которая сама проверит 10 моделей подсчета – и выберет оптимальную для этого банка модель по заданному критерию.

— И вы можете такую автоматизацию банкам предложить?

— Если модель написана – то, конечно, можем! Все нейросети и искусственный интеллект – это варианты прецедентного анализа, давно созданного в нашей стране. Программа, в основе которой лежит этот анализ, ловит на Московской бирже имитаторов сделок. И если в нашу систему, создаваемую для банков по учету требований МСФО 9, понадобится добавить прецедентный анализ, мы сможем это сделать.

Я еще раз хочу подчеркнуть, что мы стараемся сделать такой инструментарий, который снял бы интеллектуальную часть работы с аналитика в банке. Пусть аналитик знает, где нужно поставить галочки, а программа сама рассчитывает ему ту или иную вероятность.

— Дорого ли для банка будет стоить такое ваше решение?

— Важно, что стандарты МСФО 9 вынуждают банки пересчитывать кредитный убыток и справедливую стоимость активов ежедневно. И российские стандарты тоже требуют ежедневного пересчета. Да еще и по нескольким моделям. Это достаточно серьезная расчетная нагрузка. Поэтому расчет резервов оптимально проводить на Хранилище.

Кроме того, можно загрузить в хранилище самые разные данные по кредитным договорам, о чем мы говорили выше.

К сожалению, чаше всего хранилище – это индивидуальное решение для каждого банка. Оно дорого как в самой своей реализации, так и в поддержке.

Год назад мы для решения этой задачи разработали тиражное хранилище – систему «ПрограмБанк. Отчетность». Разработали в первую очередь для регламентированной отчетности, но резервы по МСФО 9 для малых и средних банков – схожая задача.

«ПрограмБанк. Отчетность» - это тиражируемое прикладное хранилище банка. Хранилище с архитектурной, технологической точек зрения, но уже настроенное на готовую модель данных. Это позволяет тиражировать обслуживание такой системы. В результате стоимость приобретения и сопровождения «ПрограмБанк. Отчетность» значительно ниже, чем ценовые параметры для индивидуального Хранилища.

«ПрограмБанк. Отчетность» сейчас используют две категории банков. Во-первых, это наши клиенты, у которых в ИТ-ландшафте есть не только наши решения. Например, у банка есть отдельная система для работы с пластиковыми картами.

Во-вторых, банки, которые не используют нашу АБС. Они загружают в Хранилище данные из продуктов разных вендоров. Основная цель использования «ПрограмБанк. Отчетность» – снизить стоимость сопровождения.

«ПрограмБанк. Отчетность», по нашим оценкам, будет оптимальным решением для большинства российских банков. Там, где МСФО 9 является в первую очередь требованием регулятора, стоимость играет не последнюю роль в выборе решения.

— А для МФО такое решение подойдет?

— Подавляющее большинство микрофинансовых компаний – это микрокредитные организации, выдающие займы на срок меньше года. В этом случае Банк России позволяет использовать упрощенные методы расчета резервов.

Для микрокредитных организаций создание общей модели расчета резервов берут на себя СРО (саморегулируемые организации) в партнерстве с разработчиком. Большинство МКК имеют единственного бухгалтера. Им нужна готовая методика расчета резервов, которую они не должны обосновывать перед регулятором.

В настоящее время СРО «Единство» совместно с компанией «ПрограмБанк» разработали модель расчета резервов, согласованную с налоговым учетом. Сейчас идет процесс согласования и уточнения общей модели между СРО и ЦБ.

— Подведем итоги…

— Очевидно, будет три кластера наших решений для поддержки МСФО 9. Вариант «А» для МФО – стандартная модель, созданная совместно с СРО. Вариант «B» для небольших банков, где будут использоваться данные из АБС банка и тиражируемое хранилище. И третий вариант – «С», где для расчета резервов уже будут использоваться факты из фронт-офиса банка. Это позволит не только точнее рассчитать резервы, но и улучшить банковский скоринг.

Есть еще и вариант «D». Это индивидуальные решения для крупных организаций, таких, как упомянутый выше «Национальный клиринговый центр».

У таких организаций уже разработана собственная политика рисков, учитывающая специфику конкретного бизнеса. Это требует уже индивидуальной разработки на основе Хранилища, тиражным продуктом здесь не обойтись.

Для таких крупных финансовых организаций стоимость создания и сопровождения решения не является определяющим фактором.

— Когда вы ожидаете активный выход вашего предложения с тиражируемым хранилищем на рынок?

— В октябре, потому что требования МСФО 9 вступают в строй с 1 января 2019 года. Потому что к тому моменту банки поймут, сколько будут стоить нетиражируемые решения, созданные конкретно под одного клиента. И это будет очень дорого. Поэтому мы с нашими клиентами уже начали эту работу. И к октябрю у нас уже будут абсолютно отлаженные в аналитическом аспекте решения. То есть МФО уже у нас работают в решении «A», а с 1 января 2019 года большинство банков стартуют, используя решение «B». А дальше - жизнь покажет …

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 июня 2018 > № 2641373 Евгений Хохлов


Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639853 Леонид Бершидский

Постепенная национализация российских банков

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Центробанк России сообщает, что доля государства в банковском секторе не увеличилась, хотя на протяжении всего прошлого года он захватывал и закрывал частные банки. Российская банковская система в настоящий момент движется в направлении практически полной национализации, и Центральный банк России руководит этим процессом.

В основе заявления Центробанка об изменениях в банковском секторе в 2017 году лежит одна хитрость, касающаяся отчетности. Центробанк проанализировал банки по характеру собственности, но при этом вывел кредитные организации, находящиеся под внешним управлением, в отдельную категорию, которой прежде не существовало. Хотя сам Центробанк и государственное Агентство по страхованию вкладов получили контроль над некоторыми из этих финансовых институтов, якобы находящихся в тяжелом положении, они не были включены в число банков, принадлежащих правительству. Именно это и позволяет Центробанку утверждать, что государственная доля в банковском секторе увеличилась крайне незначительно — до 58,5% с 58,3% в 2016 году.

На самом же деле оказавшиеся в трудном финансовом положении банки, попавшие под государственный контроль — в 2017 году в их числе оказались пять учреждений из первой двадцатки крупнейших по величине активов российских банков — должны быть добавлены к списку кредитных организаций, принадлежащих государству. В таком случае доля государства в банковском секторе должна быть увеличена до 70,7% — это самая высокая доля в постсоветской истории России.

В прошлом году в контролируемых государством банках, включая банки, нуждавшиеся в помощи, находилось почти 55% частных вкладов, и на их долю приходилось 78% всех займов, выданных компаниям вне банковского сектора, а также 72% займов, выданных частным лицам. Если говорить о крупных странах, то такие уровни можно наблюдать только в Китае и Индии, где в банковских системах с самого начала господствовало государство. В России была иная ситуация: российская банковская система была создана в 1990-х годах таким образом, чтобы способствовать конкуренции и свободному участию в ней иностранных и частных банков.

Согласно материалам рабочего документа Всемирного банка, который был опубликован в январе, по нынешнему уровню национализации банков Россия выделяется среди других капиталистических экономик, несмотря на глобальную волну национализаций, прокатившуюся в период глобального банковского кризиса.

В этом документе Роберт Калл (Robert Cull), Мария Соледад Мартинес Периа (Maria Soledad Martinez Peria) и Жан Верье (Jeanne Verrier) написали следующее:

В целом мало что указывает на то, что государственное владение банками обеспечивает какими-либо существенными преимуществами (в сравнении с другими формами собственности) сам банковский сектор, экономику или пользователей банковских услуг, особенно в развивающихся странах. Хотя в последнее время стали появляться свидетельства того, что государственные банки могут помочь в стабилизации роста кредитования в периоды кризиса, в целом они оказывают негативное влияние на конкуренцию и показатели банковского сектора, а их успехи в расширении доступа к кредитам являются в лучшем случае смешанными.

Это одна из причин, по которой Центробанк России не хочет афишировать факт сокращения числа частных банков. Другая причина, возможно, заключается в том, что в прошлом году во время своей ежегодной пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что в банковском секторе национализация не проводится. «Это не так, — сказал он, отметив, что в России насчитывается более 500 банков. — Если он [Центробанк] что-то и забирает даже под себя — с целью последующей приватизации».

Звучит вполне логично. По данным Центрального банка России, в прошлом году вливания капитала в ослабевшие банки, перешедшие в государственное управление, стали главным источником дополнительной ликвидности для российской банковской системы. Возможно, однажды эти деньги будут возвращены новыми частными владельцами этих рекапитализированных банков. Однако в реальности уже очень давно ни один крупный российский банк не переходил в руки к частному покупателю. На рынке присутствуют только контролируемые государством субъекты. Ожидается, что в течение следующих нескольких дней государственный банк ВТБ объявит о покупке банка «Возрождение», занимающего 40-е место среди российских банков по величине активов. Центробанк заставляет его основного акционера Дмитрия Ананьева продать банк. Прежде Ананьев был владельцем одного из крупнейших российских банков, оказавшихся в тяжелом положении — «Промсвязьбанка». В прошлом году, когда регулятор получил контроль над этим банком, Ананьев уехал из России, вероятно, чтобы избежать новых проблем.

В то же время Центральный банк России предупреждает оставшиеся частные банки о том, что они могут столкнуться с трудностями. В отчете за 2017 год содержатся общие результаты стресс-теста, призванного проверить готовность российских банков к падению мировых цен на нефть до $25 за баррель (сейчас нефть марки Brent стоит $76 за баррель) и к снижению ВВП России на 3,9%. Проверка показала, что в таких условиях 127 кредитных организаций из 561 столкнутся с кризисом ликвидности. На их долю приходится 40,9% российских банковских активов. Среди них, вероятнее всего, окажутся не только банки, находящиеся под внешним управлением, но и те финансовые институты, которые до сих пор находятся в частных руках. Как показал стресс-тест, Центробанк считает, что они окажутся под угрозой в случае экономического спада.

В определенном смысле национализация делает российскую банковскую систему более защищенной. Довольно трудно представить себе, что правительство или Центробанк позволят какому-нибудь государственному банку обанкротиться. В то же время чиновникам Центробанка удобнее управлять банками, нежели пытаться регулировать их деятельность. Таким образом они могут уменьшить вероятность крахов крупных банков, способных спровоцировать гнев Путина.

Однако для российского нефинансового сектора эта продолжающаяся национализация банков будет означать увеличение зависимости от государства, которое монополизирует кредитные ресурсы.

Путин поставил довольно амбициозные экономические цели на свой четвертый президентский срок: рост российской экономики должен превысить уровень роста глобальной экономики, уровень бедности в России должен уменьшиться наполовину, Россия должна занять пятое место в списке крупнейших экономик мира (в прошлом году Россия была 11-й). Но контролируемая государством банковская система вряд ли будет способствовать достижению хотя бы одной из этих целей. Если только внезапно не появятся инвесторы, готовые купить те банки, которые сейчас находятся в процессе реструктуризации, национализация банковского сектора приведет к замедлению роста и внесет вклад в формирование такого климата, в котором единственным значимым игроком будет государство.

Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639853 Леонид Бершидский


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 8 июня 2018 > № 2637697 Алексей Моисеев

Интервью заместителя Министра финансов Алексея Моисеева агентству ТАСС

Моисеев Алексей Владимирович

Заместитель Министра

Расширение тарифного коридора базового тарифа по полисам обязательного страхования автогражданской ответственности (ОСАГО) на 20% как вверх, так и вниз, планируемое летом 2018 года, а также другие изменения в тарификации ОСАГО могут принести страховщикам дополнительные суммы сборов. О том, можно ли полностью либерализовать ОСАГО, в интервью ТАСС рассказал заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

— Алексей Владимирович, ЦБ представил свой проект либерализации тарифа ОСАГО: тарифный коридор расширится на 20% вверх и вниз, будут уточнены коэффициенты по возрасту и стажу. У Минфина пару лет назад был свой, более радикальный вариант реформы: разделить полисы на три вида с лимитами 500 тыс., 1 млн, 2 млн рублей, ввести новые коэффициенты. Как относится Минфин к предложениям ЦБ? Коррелирует ли он с вашим вариантом?

— У нас общая стратегия, и она уже утверждена правительством — это "Стратегия развития страхового рынка". Поэтому разногласий между нами нет, и в целом вариант, предложенный Центральным банком, повторяет наши предложения. Еще на этапе обсуждения стратегии мы договаривались, что сначала проведем подготовку и решим все вопросы — с "Росгосстрахом", с законом о санации и так далее. Время настало, и Минфин сейчас стал двигаться в направлении либерализации. Центральный банк также идет в этом направлении.

— Будет ли Минфин настаивать на разделении полисов на три вида, на системе коэффициентов — за количество нарушений ПДД, за пьянство за рулем и т.д.? Может быть, делать другие дополнения к предложениям ЦБ?

— Законопроект, предложенный ЦБ, содержит не все аспекты, которые ранее предлагал Минфин. Но и это уже большой шаг вперед. Самое главное, что та работа, которая сейчас ведется, — это шаг в направлении полной либерализации ОСАГО. Как я уже говорил, все проблемы на этом рынке уйдут только тогда, когда он будет полностью либерализован.

— Почему нельзя перейти к полной либерализации рынка ОСАГО уже сегодня?

— Во-первых, есть обоснованные опасения, что появятся недобросовестные страховые компании, которые будут демпинговать. Во-вторых (и это главный вопрос), может получиться так, что для некоторых категорий людей ОСАГО окажется запредельно дорогим, даже бессмысленно дорогим. Я был поражен, когда в 90-е годы приехал учиться в США, купил себе машину условно за $1000 и с удивлением выяснил, что страховка на этот автомобиль будет стоить для меня $1300. $1000 — это ведь все, что у меня, студента, было. И оказалось, что даже больше этой суммы я должен заплатить за страховку. Такие эксцессы также существуют на полностью либерализованном рынке.

Важно, чтобы не получилось так, что отдельные категории людей не смогут позволить себе страховку только потому, что живут в регионе с высоким уровнем мошенничества, с высоким процентом случаев поддельных аварий с европротоколом и поддельных претензий. Страховые компании в ответ защищаются более высокими тарифами, снижают свои риски. Именно поэтому в свое время было принято решение о создании Единого агента, который по сути сам является страховой компанией. В случае полной либерализации есть риск, что по региональному признаку полис будет стоить в два или три раза дороже. Этого надо избежать, поэтому мы будем действовать поэтапно, осторожно, чтобы такого рода эксцессов у нас не было. Нужно постепенно приучать рынок к все большей свободе.

— Какой тогда будет следующий этап? Сейчас произошло расширение коридора на 20% и уточнение коэффициентов, что последует за этими мерами? И сколько всего этапов?

— У нас общая стратегия, и она уже утверждена правительством — это "Стратегия развития страхового рынка". Поэтому разногласий между нами нет, и в целом вариант, предложенный Центральным банком, повторяет наши предложения. Еще на этапе обсуждения стратегии мы договаривались, что сначала проведем подготовку и решим все вопросы — с "Росгосстрахом", с законом о санации и так далее. Время настало, и Минфин сейчас стал двигаться в направлении либерализации. Центральный банк также идет в этом направлении.

— Будет ли Минфин настаивать на разделении полисов на три вида, на системе коэффициентов — за количество нарушений ПДД, за пьянство за рулем и т.д.? Может быть, делать другие дополнения к предложениям ЦБ?

— Законопроект, предложенный ЦБ, содержит не все аспекты, которые ранее предлагал Минфин. Но и это уже большой шаг вперед. Самое главное, что та работа, которая сейчас ведется, — это шаг в направлении полной либерализации ОСАГО. Как я уже говорил, все проблемы на этом рынке уйдут только тогда, когда он будет полностью либерализован.

— Почему нельзя перейти к полной либерализации рынка ОСАГО уже сегодня?

— Во-первых, есть обоснованные опасения, что появятся недобросовестные страховые компании, которые будут демпинговать. Во-вторых (и это главный вопрос), может получиться так, что для некоторых категорий людей ОСАГО окажется запредельно дорогим, даже бессмысленно дорогим. Я был поражен, когда в 90-е годы приехал учиться в США, купил себе машину условно за $1000 и с удивлением выяснил, что страховка на этот автомобиль будет стоить для меня $1300. $1000 — это ведь все, что у меня, студента, было. И оказалось, что даже больше этой суммы я должен заплатить за страховку. Такие эксцессы также существуют на полностью либерализованном рынке.

Важно, чтобы не получилось так, что отдельные категории людей не смогут позволить себе страховку только потому, что живут в регионе с высоким уровнем мошенничества, с высоким процентом случаев поддельных аварий с европротоколом и поддельных претензий. Страховые компании в ответ защищаются более высокими тарифами, снижают свои риски. Именно поэтому в свое время было принято решение о создании Единого агента, который по сути сам является страховой компанией. В случае полной либерализации есть риск, что по региональному признаку полис будет стоить в два или три раза дороже. Этого надо избежать, поэтому мы будем действовать поэтапно, осторожно, чтобы такого рода эксцессов у нас не было. Нужно постепенно приучать рынок к все большей свободе.

— Какой тогда будет следующий этап? Сейчас произошло расширение коридора на 20% и уточнение коэффициентов, что последует за этими мерами? И сколько всего этапов?

— Следующий этап — это либерализация коэффициентов. В законопроекте ЦБ элементы либерализации коэффициентов уже заложены. Страховые компании, конечно, должны иметь большую свободу в определении коэффициентов исходя из собственной актуарной практики. Мы понимаем, что некоторые коэффициенты не имеют смысла, к примеру, справедливость применения коэффициента мощности не подтверждается практикой. МВД говорит нам, что нет никакой связи между мощностью автомобиля и количеством аварий. Этот коэффициент надо отменять. Еще один коэффициент, который мы предлагаем отменить, — это разделение по субъектам страны. Сегодня автомобиль можно зарегистрировать в любом регионе, и тогда в разделении просто нет смысла.

— Обозначенные меры уже включены в предложение ЦБ?

— Нет, по вопросам конкретных коэффициентов еще будет дискуссия с сообществом. Ситуация будет обсуждаться с ВСС, и их предложения, конечно же, будут учитываться. Но в целом надо уже отходить от фиксированных коэффициентов, можно оставить один-два. Активно обсуждается судьба коэффициента бонус-малус. Моя точка зрения — он нужен, но ведь есть и другие мнения, это тоже предмет дискуссии. Думаю, что в итоге мы выйдем на небольшой набор обязательных коэффициентов, наверное, их будет совсем мало. Остальные коэффициенты компании смогут использовать в известных рамках, оставаясь пока в пределах определенного коридора.

— Как должен выглядеть рынок, чтобы вы понимали, что переход к полной либерализации уже возможен? Когда, по вашим оценкам, этот переход может произойти?

— Это дорога, которую мы должны пройти шаг за шагом, и все зависит от того, насколько быстро сможем идти. Данный законопроект предусматривает отмену нескольких обязательных коэффициентов, в то же время мы введем пару добровольных коэффициентов, расширим коридор. Следующим шагом может быть их значительная либерализация. Также можно будет вернуться к идее трех типов полисов с разными лимитами выплат. Где-то год будем оценивать результаты работы первого этапа. Может быть, через два-три года после этого мы сможем либерализовать рынок. Надеюсь, что в 2023–2025 годах уже сможем выйти на полную либерализацию.

— Вопрос практического плана: что будет мотивировать компании при расширении коридора на 20% вниз и вверх снижать тариф?

— Конкуренция. Тот же фактор, который вынуждает некоторые банки предлагать клиентам более высокие ставки по депозитам. Есть компании, которые держат продукт, не определяя его как основной. Они могут выставить на него достаточно высокую цену, так как не нацелены на массовые продажи. Другие компании, которые расценивают ОСАГО как свой основной продукт, будут конкурировать и следить за тарифами, чтобы наращивать свою долю рынка. Ничего лучше рынка нет. Задача регулятора — сделать так, чтобы ему приходилось следить только за чистотой рынка, чтобы не было мошенничества, демпинга и так далее.

— Когда будет все же рассмотрен во втором чтении законопроект о страховании жилья? Он должен был рассматриваться в июне, но пока о нем ничего не слышно. В чем загвоздка?

— Основная загвоздка в том, что есть риск возникновения неравенства субъектов Российской Федерации. Например, один субъект будет субсидировать 90% тарифа, а другой — 0% тарифа. И граждане из разных субъектов окажутся в неравном положении. Второй аргумент против введения законопроекта основан на том, что фактически мы вынуждаем людей страховать жилье. Изначально у нас было поручение ввести обязательное страхование жилья. Наш вариант все же мягче. Вокруг законопроекта есть много популистских разговоров, есть и ряд технических юридических вопросов, которые необходимо решить. Я очень надеюсь, что мы все-таки доработаем этот вопрос. Сохраняется надежда, что законопроект будет рассмотрен в эту сессию: осталось еще полтора месяца до завершения работы Госдумы.

— Не пугает ли Минфин бурный рост рынка страхования жизни?

— Долгое время наш KPI в страховании не выполнялся только в одном сегменте — в части рынка страхования жизни. Поэтому мы рады, что он растет очень быстро. У страхования жизни есть целый ряд преимуществ, которые люди раньше не осознавали на фоне высоких ставок по банковским депозитам. Деньги, вложенные в страхование жизни, в отличие от депозитов, не делятся между супругами при разводе, не изымаются по суду и так далее. Еще плюс такого вложения средств — можно оформить налоговый вычет. Кроме этого, присутствует страховой элемент, то есть при потере трудоспособности у вас включается страховка. Конечно, за эти бонусы приходится платить более низкой ставкой. Но когда ставки по банковским вкладам значительно снизились и, соответственно, уменьшилась разница в ожидаемой доходности между страхованием жизни и депозитом, люди закономерно стали интересоваться альтернативными инструментами. Это очень хорошо, и Минфин эту тенденцию поддерживает. Я считаю, что низкий уровень страхования жизни был большой проблемой российского финансового рынка.

— Что дает рынку развитие страхования жизни?

— Международный опыт учит, что самый длинный источник инвестиций — это даже не пенсионные накопления, а рынок страхования жизни. Пенсионные фонды должны каждый год показывать доходность, страховые компании тоже, но у них иная доходность. Хотя мы и сняли с пенсионных фондов обязанность ежегодно показывать "плюс", каждый менеджер понимает, что он должен ежегодно приносить деньги клиенту и вынужден соревноваться с другими фондами. Клиенты страховой компании в меньшей степени нацелены на получение какого-то ежегодного процентного дохода.

Проблема только в том, что мы начинаем с очень низкого старта. До того момента, когда объемы этих длинных страховых денег станут значимыми в масштабах экономики, нам еще расти и расти. Пока объем этих денег в десятки раз меньше, чем сумма банковских депозитов или вложений в НПФ.

— В 2021 году рынок РФ откроется для филиалов иностранных компаний. Какие требования Минфин предлагает к ним ввести, как регулировать?

— У нас есть три вида таких компаний — полностью лицензированная компания, филиал и представительство. Несмотря на то что филиал и представительство ограничены в правах, они несут определенную регуляторную нагрузку и должны выполнять ряд требований. Это наше обязательство в рамках ВТО. Конкретные требования у нас пока не готовы, но надеемся завершить над ними работу к концу года. Это довольно тяжелый переговорный процесс.

Текст: Дарья Карамышева и Елена Петешова

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 8 июня 2018 > № 2637697 Алексей Моисеев


Украина. США. МВФ > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642227 Мари Йованович

Принятие согласованного с МВФ закона "Об Антикоррупционном суде" является предпосылкой для построения демократической Украины – посол США

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" посла США в Украине Мари Йованович

Какими будут последствия принятия закона об антикоррупционном суде в варианте, который не был согласован с МВФ? Информировало ли посольство США об этих последствиях депутатские группы и фракции Верховной Рады?

Необходимость этого суда понятна: создание действительно независимого и эффективного антикоррупционного суда является важнейшим ближайшим шагом, который правительство может сделать для свертывания коррупции, которая продолжает угрожать национальной безопасности, процветанию и демократическому развитию Украины. И мы поддерживаем соображения МВФ относительно того, как создать надежный, независимый и эффективный суд, включая ведущую роль международных экспертов для обеспечения выбора квалифицированных судей.

Последствия принятия закона, не согласованного с МВФ, также понятны: если не будет принят законопроект, который будет отвечать требованиям МВФ, способность Украины бороться с коррупцией будет подорвана, Украина не получит миллиарды долларов помощи, экономика дестабилизируется. Поступить здесь правильно - это абсолютная предпосылка для построения крепкой, процветающей и демократической Украины.

Продолжение украинской программы МВФ необходимо для получения дальнейшей, так нужной Украине, помощи. Это сигнал миру, включая финансовые рынки, на которые будет выходить Украина. Но еще важнее: украинский народ требует Антикоррупционного суда, чтобы искоренить коррупцию, которая душит экономический рост, уничтожает рабочие места, вредит национальной безопасности и консервирует бедность. Стране необходим эффективный антикоррупционный суд, если она собирается утвердить верховенство права, где никто не стоит выше закона, и быть такой страной, которую заслуживает украинский народ.

Я уверена, что это в полной мере осознают ключевые должностные лица в украинском правительстве и депутаты Верховной Рады, а также украинский народ. Я не думаю, что кто-то в Украине не знает, что это ключевой момент и ключевое решение.

Представители каких организаций, с Вашей точки зрения, должны сформировать Совет международных экспертов? Должна ли быть точка зрения Совета экспертов решающей при отборе кандидатов на должности судей Антикоррупционного суда?

Мы поддерживаем оценку МВФ относительно соответствия законопроекта об антикоррупционном суде требованиям, и это касается также состава Совета экспертов. Если Совет настоящих экспертов, выбранных авторитетными международными организациями, признает кандидата неприемлемым для служения в антикоррупционном суде, это решение должно иметь вес. Мнение такого Совета нельзя легко отбрасывать или ветировать. Эта функция отфильтровывания плохих кандидатов должна играть центральную роль в процессе назначения. С чего бы Украине хотеть процесса, который приводит к назначению плохих кандидатов вместо хороших? Такой Совет - это способ помочь Украине и украинцам построить суд менее уязвимый к коррупции.

По Вашему мнению, затягивание процесса создания антикоррупционного суда может быть доказательством того, что власть не заинтересована в борьбе с коррупцией в Украине?

Понятно, что сейчас наступил момент создания действительно независимого и эффективного антикоррупционного суда. Он завершит систему независимых антикоррупционных институций, способных расследовать, преследовать и судить чиновников высокого уровня за правонарушения, связанные с коррупцией.

Украинцы страдают от коррупции и хотят судебной системы которая будет вершить правосудие. Если именно этого хочет украинский народ, то именно таким является способ сделать это, и теперь настало именно то время.

Довольны ли Вы работой уже существующих антикоррупционных органов в Украине?

Украинское правительство заслуживает признания за создание независимых антикоррупционных институций после Революции достоинства, в частности НАБУ и САП. Эти институты должны иметь возможность выполнять свою работу без препятствий или давления.

Однако Украина должна также смотреть вперед. Прогресс является неполным. Украина нуждается в антикоррупционном суде, так чтобы должностные лица, замешанные в коррупции, не только становились объектом расследования, не только получали выдвинутые против них обвинения, но и получали судебные приговоры и отправлялись бы в тюрьму. С антикоррупционным судом Украина может двигаться к лучшему будущему.

Украина. США. МВФ > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642227 Мари Йованович


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642226 Денис Ястреб

Законопроект о работе небанковского финрынка должен лечь в основу регулирования и надзора, не важно кем он будет производиться – член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба

Зарегистрированный 25 мая в Верховной Раде законопроект о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно государственного регулирования рынков финансовых услуг, стал неожиданностью для участников рынка, что послужило причиной его создания?

- Идея законопроекта возникла в 2015 году, как только новый состав Нацкомфинуслуг приступил к работе. Руководствуясь опытом работы в страховой компании было понимание, что необходимо получить от регулятора. Первое это – понятность. Он должен быть понятным, какая будет его реакция на определенную ситуацию и к чему надо готовиться участникам рынка. Второе: очень хотелось в лице регулятора видеть не только карательную инстанцию, но и тот орган, который может помочь, либо подсказать. Не будет "рубить с плеча шашкой", а может отработать проблемные вопросы на этапе, когда только есть признаки. Т.е. элемент надзора на основе рисков. Придя в комиссию, мы поняли, что все действующее законодательство говорит о том, что необходимо делать, когда событие уже произошло.

В Европе и на других рынках, связанных с аккумулированием средств, в первую очередь, управляют рисками, не допуская кризисных явлений, нарушений законодательства, неплатежеспособности и банкротства. У нас же, сегодняшними действующими методами, этого достичь не реально .Сегодня государство может реагировать, когда все случилось.

Небанковский рынок разнообразный, есть крупные компании с миллиардными оборотами, есть совсем мелкие, возможен ли к ним единый подход?

- Мы должны понимать, что одни и те же меры воздействия по-разному влияют на компании, находящиеся на разном цикле жизни в разном платежеспособном состоянии. Так компании, которые успешно развивается, соблюдают законодательство, стремятся быть платежеспособными, хорошо реагируют на замечания и рекомендации регулятора. У компаний, находящихся в состоянии какой-то проблемности, моменты улучшения отходят на второй план, основная задача спасать бизнес любым доступным способом, в том числе путем нарушением прав потребителей, какими-то манипуляциями. Для таких компаний стандартные наказания, такие как штраф или устранение нарушений не работают. Поэтому в законопроекте мы попытались описать, что компании, в зависимости от состояния, должны иметь свое регулирование, свой надзор и свои меры воздействия, которые будут эффективными именно для них.

Третья категория компаний это те, которым помочь уже невозможно. Это неплатежеспособные компании и единственный способ работы с ними - их ликвидация. Сейчас никакого порядка ликвидации не существует. Компания, которая сдала лицензию, освобождается от обязательств.

Четвертый пласт рынка - фиктивные компании, которые работают не для того, чтобы предоставлять финансовые услуги, а прикрывать какие-то сферы бизнеса. Активы которых в будущем могут быть проданы или использованы для покрытия каких-то обязательств.

Поэтому в этом законопроекте мы поделили рынок на четыре категории: успешные, проблемные, неплатежеспособные и фиктивные. В каждом сегменте будет свой метод надзора и свой метод влияния.

Это означает, что будет изменен процесс проверок?

- Да. Сейчас закон предполагает, что есть плановые и внеплановые проверки, на которые мы можем выйти по определенным параметрам. Плановые остаются без изменения, а вот внеплановые проверки будут иметь более широкий характер. Они будут не только для выявления нарушений, но и для изучения компании путем проведения аудита. Например, при передаче портфеля компании оцениваем ее состояние, предполагаемые изменения после завершения этого процесса, хватит ли средств, какие условия сделки, будут ли передаваться активы.

Т.е. цель проверок не выявить нарушение, а понять финансовое состояние компании. И исходя из результатов проверки мы принимаем решение, разрешаем что-то делать или нет . Цель - недопущение в будущем негативных последствии для компании.

Процесс проверок очень подробно прописан в этом законопроекте. То,что они бывают плановые и неплановые, выездные и невыездные. Какие документы при этом оформляются, какие есть критерии рисковости и т.д.

Мы хотели бы сохранить действующий механизм – выездные и невыездные проверки, он является легким вариантом контроля и, в основном, будет использоваться для двух целей - это пруденциальный надзор, анализ отчетности. И вторая - защита прав потребителей. Т.е. для того чтобы не выходить на проверки каждый раз и не отягощать субъекта свои присутствием, когда к нам обращается один конкретный человек, мы будем просто запрашивать документы. Если это будут какие-то кризисные большие явления, например, лавина жалоб, тогда будет осуществлена выездная проверка.

Почему так подробно все прописано в законопроекте? Мне бы не очень хотелось, чтобы право назначать проверки, их цель, виды, сроки принадлежало только одному органу. Это наш посыл на нашу прозрачность и нашу вменяемость. Те основные принципы, которые должны быть соблюдены каждым, в том числе и регулятором. Они очень подобны той ситуации, которая сейчас есть, просто доработаны с точки зрения специфики наших рынков, и мы должны это понимать. Нельзя написать одно правило, которое бы подходило всем . Мы немного отличаемся, у нас немного другие задачи, поэтому немного другие правила.

А что касается мер воздействия, их тоже предполагается изменить или все останется как и раньше?

- Стандартные устранения нарушений, созыв собрания акционеров, введение временных администраций, аннулирование лицензии и т.д. тоже пересмотрены.

Для хороших компаний останется самый распространенный метод воздействия - устранение нарушений. При этом мы сможем дать рекомендации или указать способ утсранения нарушения. Мы полностью предлагаем отказаться от такой меры воздействия, как аннулирование лицензии вследствие нарушения законодательства. Регулятор аннулировать лицензию не будет.

Лицензия - это не просто право заключать договора. Лицензия - это обязанность компании выполнять все требования, установленные законодательством . Если компания имеет обязательства перед человеком, она должна выполнять их согласно закону полностью. И не должно это зависеть от воли компании, от того, что она сдала лицензию и больше ни перед кем не отвечает. Лицензию можно сдать только в том случае, если бизнес уже не работает, нет никаких незавершенных договоров. Можно передать портфель в ноль и тогда сдать.

Сейчас, например, узнав, что будет проверка, можно аннулировать лицензию и через месяц быть свободным, и потом получить новую.

Еще одной отдельной мерой пресечения будут рекомендации, которые регулятор будет давать, если увидит рисковую деятельность. Они не обязательны для выполнения. Единственное, что если компания не захочет их выполнять, она для нас становится более рисковой. Это означает, что в ней будут чаще проходить плановые проверки. Законопроектом не предполагается ежегодная проверка всех участников рынка. Останется периодичность два-три-четыре года, все зависит от присужденной категории рисковости.

В законопроекте особое внимание уделено проблемности компаний, что под этим подразумевается?

- Проблемность компаний, платежеспособность - это те категории, которые будут присущи компаниям, которые привлекают денежные средства тем или иным способом. Сюда могут входить страховые компании, кредитные союзы, фонды финансирования и т.д. Если говорить о проблемности неплатежеспособности, то это компании, которые аккумулируют деньги и у которых может возникнуть долг перед человеком.

Проблемой является нарушение нормативов компанией . Если есть такие признаки, то у нас есть только один путь - это оздоровление. Это индивидуальный план, который разрабатывается комиссией, участником рынка, ее акционерами, и предполагает, что в короткий период времени компания может восстановить свои нормативы и стать платежеспособной. Т.е. на сегодняшний день, если провести аналогию, такой план необходим компаниям, у которых, анализируя отчетность, мы обнаружили, что какие-то нормативы немного не совпадают, при этом нет жалоб. Можно сказать, что это хорошая компания, у которой вроде бы все нормально с деньгами.

Если компания проходит план оздоровления, и мы видим его выполнение, то все "ОК". Она попадает опять, условно говоря, в "зеленую зону" и спокойно работает. Если компания не сможет выполнить план и ее показатели не улучшатся к концу действия плана, то мы говорим о принудительной ликвидации.

Хотелось также сказать, что на этапе проблемности у компании будет куратор - представитель комиссии, который будет следить за выполнением плана. Он может присутствовать в самой компании, смотреть на операции и контролировать некоторые из крупных. У него будут полномочия для припятсвования выводу денег.

В законопроекте описывается процесс принудительной ликвидации, что он включает?

Принудительная ликвидация применяется к неплатежеспособным компаниям, которые нарушают нормативы и имеют долги. Долги только перед потребителями. В этом законопроекте потребители четко определены - это только физические лица. Если у компании есть долги, нет покрытия нормативов, если она не смогла пройти или отказалась от плана оздоровления, мы говорим о принудительной ликвидации. Это ряд мер, которые приводят к банкротству. Т.е. сразу вводится временный администратор , отстраняется от руководства правление, набсовет. Администратор имеет две функции. Первое, это поддерживать компанию на минимальных уровнях работы, т.е. это увольнение сотрудников, выплата заработных плат тем, которые остались, сохранение активов. И вторая, главная функция, - это инвентаризация .После завершения процесса компания передается в суд для процедуры банкротства. Единственное, что не может произойти при этой процедуре банкротства, это санация т.к. она уже была.

Что касается аннулирования лицензии, это происходит тогда, когда принято решение о ликвидации компании.

Кто из участников рынка может попасть под определение "фиктивные компании"?

- Компания становится фиктивной в тот момент, когда она не осуществляет деятельность, которая является целью ее создания. Если говорить о более глубоком анализе, то путем сравнения рыночных компаний по 5-8 характеристикам можно увидеть, что у рыночных компаний все это присутствует, у компаний, которые занимаются киптивным бизнесом , часть параметров будет отличаться, но основная масса будет. У компаний, которые являются фиктивными, расхождения по этим параметрам будут составлять от 70% и выше. Проверяли уже на страховщиках.

А не планируется в законопроекте закрепить предельную норму перестрахования?

- Нет. Мы обсуждали этот вопрос с ассоциациями страховщиков, и пришли к выводу, что в законе это "зацементировать" невозможно, поскольку рынок постоянно меняется. У нас очень много разных видов услуг . Выписать можно принципы, но конкретику тяжело. Потому, что выписав сегодня конкретику, завтра мы будем иметь компании, которые будут соблюдать какие-то требования, чтобы не попасть под эту категорию.

Возможно, что-то изменится ко второму чтению, но это жестокая позиция. Мы понимаем, что фиктивный бизнес здесь быть не может, и его последствием будет исключение из реестра и аннулирование лицензии.

У нас сейчас есть пул компаний, которые просто не отчитываются. Есть пул компаний, которые отчитываются, но с нуля. Либо пул, которые отчитываются, и мы не можем понять каким видом деятельности они занимаются, потому что те параметры, которые есть в отчетности не подаются здравому смыслу. Формально все правильно. Но, по сути…

Какие новшества еще есть в этом законопроекте?

- В этом законопроекте есть много мелких улучшений, связанных с заключением договоров в электронном виде, с уточнением некоторых терминов. Он предполагает частичный выход из под закона о лицензировании. Т.е. комиссия будет иметь свой порядок выдачи и аннулирования лицензий и контроля.

Он предполагает выход из под действия закона о надзоре и контроле. Этот законопроект, когда будет принят, позволит нам, оставаясь в рамка системы лицензирования, учитывая специфику рынка более качественно осуществлять допуск к рынку и вывод с него. Мы уже набили шишки законом о лицензировании, мы понимаем, что те изменения, которые происходят не учитывают специфику. Например, сегодня часть наших субъектов стоит на пороге аннулирования лицензий потому, что имеют два нарушения. Мы говорим о неадекватности, когда за два либо пять дней должны провести проверку большой компании и через 10 дней принять решение о выдаче лицензии для работы на рынке.

Фактически, мы взяли сегодняшний день таким, как мы его видим, и описали в этом законопроекте. Отработали стандарты надзора по страховщикам, кредитным союзам, и попытались прописать принципы таким образом, чтобы в свою систему надзора внести те принципы, которые есть в Европе.

Как вы оцениваете реальность прохождения и принятия этого законопроекта?

- Этот законопроект давний и он частично уже анализировался в профильном комитете парламента во время доработки закона о страховании, он частично был в сплите. Это работа двух с половной лет. Это комплексный документ, который дает одну картину как изменится рынок.

Я считаю, что документ является приоритетным и пусть в нем написано о Нацкомфинпослуг, но он должен быть необходимым для любого регулятора. Этот документ должен лечь в основу того, как будет регулироваться и осуществляться надзор для небанковского финансового рынка, а кем - не важно. Мы хотели сказать, что даем систему координат, в которой может работать кто угодно. Это не ручное управление, мы видели его минусы до 2014 года и не хотим их повторить. Поэтому, если заменить Нацкомфинуслуслуг на любое другое название, этот документ подойдет любому органу. У этого законопроекта есть достаточно широкая поддержка.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 6 июня 2018 > № 2642226 Денис Ястреб


Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634511 Михаил Хазин

Почему в стране бензиновый кризис

о совпадениях и реальных причинах

Так получилось, что история с чудесно воскресшим персонажем (имя которого я до того ни разу не слышал) затмило некоторые, куда более важные события, случившиеся в том числе, не побоюсь этого слова, на Санкт-Петербургском экономическом Форуме. Меня это, кстати, очень удивило: ну ладно западная пресса, которая многие годы делала вид, что нынешняя Украина вообще и ее пресса в частности — респектабельные явления. Но у нас-то никаких иллюзий не было, так что копья ломать. Это западные журналисты были в шоке, и то потому, что скрыть это дерьмо в очередной раз не удалось, так что пришлось изображать удивление. Но нам-то зачем? А теперь вернемся к главному моменту.

Итак, в стране бензиновый кризис. Почему?

Довольно подробно эта тема обсуждалась на Вести-24. Отметим, кстати, что у либерального лагеря есть своя версия, которую озвучил глава ФАС Артемьев: виновата Роснефть! Ну, это естественно, тут даже можно не удивляться, но я обращу внимание на описание ситуации с «налоговым маневром», которую описал Миша Делягин в упомянутой передаче.

Есть два варианта налогов на бензин. Либо высокий акциз и низкие пошлины на экспорт, либо — низкий акциз и высокие пошлины. Во втором случае цены на бензин в стране низкие и есть стимул для роста, но экспорт ограничен. В первом — цены высокие (поскольку большая часть стоимости бензина это как раз акциз), но зато стимулируется экспорт. И пресловутый «налоговый маневр» — это как раз переход от второго варианта к первому. Спрашивается зачем?

А очень просто. Вспомним, что я много раз писал про политику МВФ.

Его задача, обеспечить, чтобы Россия своими капиталами поддерживала ликвидность мировой долларовой системы. То есть — обеспечить максимальный отток капитала. Низкая цена на топливо — это поддержка национальной экономики, – если в ней все хорошо, то на фоне мирового спада капиталы пойдут в Россию, а не из нее. Значит, необходимо обеспечить у нас высокие цены на топливо. Ну и, заодно, пусть российский бензин сбивает мировые цены. И — правительство устраивает свой «налоговый маневр. Что из этого вышло? А вот что! Так что ничего личного, только бизнес.

Но может быть, это у меня такие злые и ничем не подтвержденные фантазии?

А вот тут маленький фрагмент пресловутого форума. Видный либерал Кудрин намекает, что для поддержания бюджета можно было бы изменить «цену отсечения», то есть увеличить долю нефтяных доходов, которая идет на поддержание экономики России, не вывозится из страны в виде долларов. Обратите внимание на реакцию главы МВФ Кристин Лагард:

Тут-то картина становится совершенно ясной и четкой.

Задача МВФ и находящихся под его контролем (с точки зрения определения финансовой и экономической политики) либералами становится четкой и ясной: Россия не должна оттягивать ресурсы от поддержки мировой долларовой системы, даже если это стоит для нее серьезных политических и репутационных потерь – в том числе в виде личного рейтинга Президента Путина – и приводит к затяжному экономическому спаду. Если кто-то из либералов (в нашем случае Кудрин) по локальным политическим причинам пытается только намекнуть, что можно бы от этой линии отступить, немедленно следует жесткий окрик.

И есть очень простой вывод, который из всего этого следует: нет у нас в стране проблем с бензином, инвестициями и кредитом. Все эти проблемы можно быстро и четко разрешить, но есть группа, которая (пока) определяет экономическую и финансовую политику, которая это делать не дает. В том числе потому что ее внутренние позиции сохраняются только за счет поддержки мировых финансистов, чью программу они, собственно, и реализуют.

И это не есть конспирология или пустые фантазии и приведенные выше ролики это внятно демонстрируют. Ну а более низкие функционеры либеральной команды, которые в политику не играют, делают проще, во всех бедах они винят врагов своей команды, что в свою очередь хорошо видно на примере Артемьева. Который не анализирует ошибки своих либеральных боссов, а просто перекладывает вину с больной головы на здоровую («Роснефть», кстати, чуть ли не единственная компания, которая за последние месяцы не увеличила экспорт бензина из России).

А результаты могут быть очень нехорошие. Сейчас правительство попытается подержать цены на бензин административными методами, а потом он просто исчезнет… И начнется коллапс, который очень быстро примет политические формы, как это было в конце 80-х годов (все помнят?) А в МВФ будут радостно потирать руки, поскольку, как понятно, это еще более ускорит отток капитала из России.

В общем, я считаю, что последняя неделя дала крайне много информации о том, что и как в реальности происходит в мире. Если, конечно, не отвлекаться на разный зайчиков, который умирают и оживают, как в известной песенке...

Михаил Хазин

Россия > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > zavtra.ru, 6 июня 2018 > № 2634511 Михаил Хазин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 6 июня 2018 > № 2633273 Александр Аузан

Денежный портал. Как достать российские миллиарды из «черных дыр»

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

О «черных дырах», в которых исчезают миллиарды, налоговых гаванях и конкуренции между новыми финансовыми центрами, в интервью Forbes рассказал декан экономфака МГУ Александр Аузан

Пятого июля в Астане состоится официальное открытие Международного финансового центра «Астана» (МФЦА), который, как предполагается, станет ядром финансовой инфраструктуры Казахстана, а в дальнейшем — финансовым хабом для всего Евразийского региона. Астане понадобилось всего три года, чтобы реализовать проект, который задумывался российским правительством в 2008 году и предполагал превращение Москвы в финансовый центр для СНГ в 2010 году и выход на сравнимый с Мумбаи и Шанхаем уровень уже в 2012 году. Новые возможности для государств — участников ЕАЭС в связи Международным финансовым центром «Астана» обсуждали эксперты на экономическом факультете МГУ. Итог обсуждения подвел декан Экономического факультета МГУ профессор Александр Аузан.

За какие капиталы идет борьба между финансовыми центрами?

В мировой экономике кроме государств, применяющих различные режимы регулирования бизнеса и обеспечения инвестиционного климата, есть еще и анклавы, существующие вне этих государств или внутри них, но с автономным статусом, которые играют немалую и особенную роль. Их можно было бы сравнить с «черными дырами» мировой экономики, поскольку в некоторые из этих анклавов проваливаются и исчезают без остатка миллиарды долларов, а затем они появляются в неожиданных местах и точках мировой экономики. Ведущие государства мира то вместе, то по врозь, в порядке борьбы друг с другом такие черные дыры пытаются перекрывать. Как мы знаем, в ХХI веке выражение «панамский скандал», которое до этого относилось к XIX веку, опять обрело смысл.

Означает ли это, что анклавы в современной экономике не нужны? С моей точки зрения, это не так, потому что большие инерционные институциональные системы современных государств не всегда могут достаточно гибко и быстро формировать условия для трансформации и движения средств между экономиками. Задача же состоит в том, чтобы вместо «черных дыр» создавать «белые дыры», обладающие достаточной прозрачностью. В частности, теперь эта идея формирования разного рода анклавов бродит по пространствам Евразийского союза. Свои представления об этом возникают в Беларуси, России, Казахстане. Я думаю, это не случайно, потому что объем средств, которые ушел, например, из богатых сырьем России и Казахстана за последние десятилетия и был поглощены «черными дырами», скажем мягко, астрономический.

Можно ли возвратить эти капиталы?

Конечно, хотелось бы хоть часть этих средств вернуть (особенно потому, что российским капиталам в некоторых регионах мира становится жить некомфортно), и уж по крайней мере не допустить ухода новых капиталов Евразийского союза в чужие «дыры». А для этого надо бы формировать свои анклавы на пространстве Евразийского экономического союза.

На мой взгляд, принципиальный лидер этого процесса — Международный финансовый центр «Астана» — по одной простой причине: в Казахстане создали свою юрисдикцию — то, чего не удавалось сделать пока ни одному потенциальному анклаву в евразийском пространстве. Внесли изменение в Конституцию Казахстана, приняли конституционный закон, и вот на территории города Астана возникает особый режим регулирования, реальность которого подтверждается формированием суда на основе общего права и приглашением 12 английских судей с хорошим послужным списком для осуществления этих функций.

Астане удалось форсировать запуск МФЦ, в отличие от Москвы, где из-за кризиса и бюрократических согласований проект забуксовал. Это дает преимущества Астане по перетягиванию российских капиталов?

Принципиально опережая остальных, Международный финансовый центр «Астана» пока стоит перед определенными развилками. В ходе обсуждений формулу этих развилок была очень точно обозначил Сергей Афонцев, заведующий кафедрой мировой экономики нашего факультета: «хаб, а не гавань». Первое, что приходит в голову, когда пытаются сформировать условия, притягивающее капиталы — это идеи налоговой гавани (естественно, с пониженными налогами), тихой гавани (естественно, не подверженной волатильности мировых рынков), гавани для средств сомнительного происхождения, способных приютить «сироток». Так вот весь этот комплекс свойств вряд ли хорош для развития международного финансового центра. Напротив, желательно, чтобы центр был не закрытым водоемом, который будет неизбежно заболачиваться и зацветать по примеру уже упоминавшейся Панамы, а хабом, через которое инвестиционные деньги проходят на территории стран Евразийского союза. Такой портал-вход может оказаться привлекательным для разного рода инвесторов. Портал может работать не только между с внешними инвесторами и Евразийским союзом, но и внутри него.

Именно идея портала, а не гавани — одна из центральных идей нашего обсуждения, хотя справедливо и суждение, высказанное главой центра налоговой политики экономического факультета МГУ и партнером PWC Кириллом Никитиным, что налоговые льготы не следует воспринимать как вычет для государств, расположенных рядом с анклавом. Если капиталы будут уходить не в чужие «дыры», а свой анклав, построенный по транпарентным правилам — это хорошо. Хорошо также то, что этот анклав может формировать и пробовать на себе систему правил, которые потом могут распространятся на Казахстан и другие страны, показывая примеры новых технологий и бизнес-практик, которые трудно развить в плотных институциональных средах стран с длинной историей, отягощенной «эффектами колеи».

На каких инвесторов рассчитаны условия, которые могут быть сформированы в виде прогрессивного институционального режима в анклаве?

Несомненно, это хорошо для республики Казахстан, которая всегда была озабочена своим имиджем и сейчас повторяет опыт Дубая, причем с гораздо большей скоростью выстраивая то, что удачно построила эта мусульманская страна десять лет тому назад. В перспективе это хорошо для инвесторов, которые могут прийти из Китая, Европы, Америки или арабского Востока. Думаю, что все может начаться с прихода российских капиталов, в частности, тех капиталов, которым придется возвращаться. Это важно и для других инвесторов, которые расположены в Евразийском союзе, поскольку трансграничные движения — не всегда самый близкий путь. Иногда хорошо проходить через информационные и финансово-технические возможности порталов ХХI века.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > forbes.ru, 6 июня 2018 > № 2633273 Александр Аузан


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2018 > № 2633249 Андрей Романенко

Первобытный страх. Почему предприниматели не пользуются онлайн-кассами

Андрей Романенко

Основатель и генеральный директор компании "Эвотор"

Малый бизнес получил ряд поблажек, поощряющих установку онлайн-касс. Почему же предприниматели остаются недовольны?

Закон 54-ФЗ о применении контрольно-кассовой техники обязал весь российский ретейл до середины 2019 года начать пользоваться онлайн-кассами, которые передают данные обо всех операциях в ФНС. Крупные сети перешли на новый порядок в прошлом году. Не без проблем — был дефицит оборудования и непонимание, как с ним работать, но в итоге во всем разобрались. Налоговики были лояльны, а законодатели поняли, что следующим участникам — малому бизнесу — нужны поблажки, иначе придется нелегко. В качестве материальной поддержки был введен налоговый вычет: устанавливаешь онлайн-кассу — возвращаешь вложенные в нее средства. Да и сам рынок в течение года настолько преобразился, что теперь не только дефицит устройств не грозит предпринимателям, а напротив, им нужно сделать непростой выбор из множества предложений.

Вовлекая малый бизнес в реформу, государство решает несколько задач. Во-первых, просто его посчитать. Так как сегодня точного понимания, какое количество малых предприятий работает в России, нет. Во-вторых, сделать работу малых точек более прозрачной и повысить собираемость налогов. И третье — как ни странно прозвучит, — помочь бизнесу развиваться, чтобы в целом его доля в экономике выросла и стала сопоставима с Европой и Америкой.

Минимум, который сейчас обязан сделать малый бизнес, — это привести свою деятельность в соответствие с законом. То есть заменить кассу старого образца, а чаще просто калькулятор, на онлайн-кассу. Максимум — попытаться извлечь из этого выгоду, повысить эффективность и заработать больше за счет открывающегося доступа к технологиям. Но пока предприниматели по «кривой изменений» остановились на этапе сопротивления. Большинство вопросов и комментариев, которые мы получаем от них, окрашены негативно.

Какие основные проблемы видят предприниматели в связи с переходом на онлайн-кассы и как их решать?

Матрешка отбивает инвестиции

Первое — это, конечно, необходимость изымать деньги из оборота и инвестировать в новое оборудование. По данным недавнего исследования Аналитического центра НАФИ, для 36% участников второго этапа реформы основным критерием при выборе кассы является цена. При этом половина опрошенных никогда не слышала о возможности получения налогового вычета (для ИП на ЕНВД и патенте). То есть вполне вероятно, что знай предприниматели о вычете на 18 000 рублей, при выборе онлайн-кассы они обращали бы больше внимания на ее возможности, а не на цену. Как еще можно сократить расходы на приобретение нового оборудования? Можно взять кассу в аренду или купить в рассрочку.

Но стоит задуматься не о том, как сэкономить, а о том, как больше заработать. Например, подключив к кассе эквайринг. Наша аналитика показывает, что средний чек по картам выше в 1,8 раза, чем средний чек наличными, а среднее количество чеков в месяц на точках, которые принимают карты, в 4,5 раза выше, чем на точках, где можно расплатиться только наличными. Еще один способ — скачать на кассу специальное приложение и принимать оплату мобильных телефонов и ЖКХ. Или повысить лояльность покупателей с помощью акций и скидок, которые также можно реализовать через приложения, тогда люди приходят чаще, и также растет средний чек. Можно даже привлекать китайских туристов, установив приложение Alipay, потому что китайский турист скорее купит матрешку там, где он может расплатиться привычным для себя способом.

Кнопка или смарт?

Простота эксплуатации в уже упомянутом исследовании НАФИ названа в качестве второго по важности критерия при выборе онлайн-кассы (22% опрошенных). С учетом того, что многие небольшие магазины и кафе раньше работали вообще без кассы и выписывали чеки от руки (закон не запрещал этого), опасение понять можно. Скорее всего владельцы бизнеса будут выбирать между обычными кнопочными кассами (автономками) и смарт-терминалами. Есть еще третий вид оборудования, и в крупных сетях чаще всего встречается именно он, — это фискальные регистраторы, сложная конструкция из кассового аппарата и компьютера или POS-системы, через который касса управляется. Но для малых точек это оборудование и слишком дорогое, и слишком громоздкое. Делать выбор между кнопочной кассой и смарт-терминалом — то же самое, что выбирать между кнопочным телефоном и смартфоном. И тем, и другим все давно научились пользоваться, функционал и возможности понятны, интерфейс смарт-терминала — это тот же привычный Android, так что управлять кассой не сложнее, чем телефоном.

Восстание машин

Еще одно опасение предпринимателей — сбой техники, в случае которого бизнес встанет, и бизнесмен попадет на штрафы. Многие предприниматели спрашивают, как работать с онлайн-кассой, если нестабилен интернет. При выборе кассы нужно убедиться, что она умеет подключаться к интернету и через провод, и через Wi-Fi, и через сим-карту. Все сразу отключиться не может — хоть один канал связи, да будет работать. Но даже если это случилось, предпринимателю все равно не стоит переживать, так как касса сама будет накапливать всю информацию о проведенных платежах, а в конце дня, когда можно будет переместить ее на место с более стабильной связью (например, вы весь день торговали с машины в дачном поселке, а вечером вернулись в город), все данные одномоментно будут переданы в ФНС. И даже если сама касса просто сломалась — и это не проблема: после того как ее починят, можно будет пробить чек коррекции, включив в него все данные о платежах без кассы.

Сбой техники беспокоит бизнес после событий декабря прошлого года, когда из-за проблем в работе касс на несколько часов остановилась торговля в ряде крупных магазинов. Но магазины пострадали не от самого сбоя, а от того, что растерялись, — они приостановили торговлю, тогда как можно было ее продолжать; налоговая отнеслась к инциденту с пониманием и никого не наказывала, а наоборот, разрешила сдать отчетность с задержкой. Это был первый опыт и для ретейла, и для производителей, и для налоговиков, и когда-то это должно было случиться; теперь все поняли, как с этим бороться и как себя вести.

Против обеления

«Мы не хотим становиться белыми — нас задушат налогами», — говорят представители малого и среднего бизнеса. Предпринимателю всегда важно считать, что выгоднее и где именно эта выгода находится. Выгодно ли уходить от налогов? Малый бизнес в значительной своей части уверен, что да. «Если я буду платить налоги, мне будет нечем платить зарплату своим сотрудникам» — эту жалобу тоже часто можно услышать от владельцев магазинов или кафе. И многие из нас как потребители сталкивались вот с этим: «Извините, в конце месяца карточки не принимаем». В еще большей степени это касается ИП без сотрудников и самозанятых, которые попадают в третью волну реформы.

Осталось убедить бизнес в том, что работать вбелую более выгодно. И это тоже можно увидеть на фактах. Во-первых, взаимодействие с налоговой существенно упрощается и становится менее заметным для самого предпринимателя. Саму онлайн-кассу можно зарегистрировать через личный кабинет на сайте ФНС без посещения инспекции, данные о работе точки автоматически поступают в ФНС, и система анализирует «баллы риска». ФНС, отчитываясь по первому этапу кассовой реформы, констатировала, что количество проверок сократилось в 10 раз. Налоговая будет приходить только тогда, когда картинка по вашему бизнесу будет отличаться от нормальной. А иначе зачем?

Во-вторых, развивается честная конкуренция. Если все кафе или продуктовые магазины в микрорайоне платят налоги и находятся в равных условиях, выигрывает тот, у кого более интересное предложение, лучше сервис или более приветливые продавцы. А в будущем у таких торговых точек появится еще больше возможностей наводить порядок на своем рынке, предлагая различные бонусы тем покупателям, которые проверяют, например, подлинность чеков в магазинчиках и кафе, по сути следя за тем, честно ли те работают.

И можно пойти еще дальше: если бы у меня было свое кафе или магазин, я бы доплачивал кассирам, чтобы они предлагали посетителям получить чек по почте или по телефону и таким образом собирали бы базу контактов, с которой мой маркетинг потом мог бы работать.

Бизнес vs государство

Государство заявляет, что хочет помочь бизнесу. И в этом есть резон: сегодня средний срок жизни малого предприятия — всего 1,5-3 года, такой короткий период проходит бизнес от идеи до закрытия. Эту проблему видят и на уровне правительства, на прошедшем в мае ПМЭФ положение малого бизнеса обсуждали целых два дня. При этом, по словам самих предпринимателей, чаще всего что-то идет не так не из-за сложностей с финансированием или каких-то препятствий со стороны проверяющих органов, а из-за проблем с продвижением продукции и высокой конкуренции за клиента, в том числе со стороны крупного бизнеса. А эту задачу точно можно решить с помощью автоматизации.

С другой стороны, перемены продолжаются. С 1 июля, к примеру, это введение системы маркировки продукции животного происхождения «Меркурий», дальше будут духи, шины, пальто, детское питание, макароны, чай, кофе, бытовая химия, постельное белье и др. Соответственно, небольшим магазинам, которые все это продают, нужна какая-то система, чтобы привести свою торговлю в соответствие со все новыми и новыми правилами, не переустанавливая оборудование с нуля, а просто скачав приложение на смарт-кассу. Учитывая это, вполне можно считать, что малому бизнесу сейчас хоть и навязали, но очень нужный технологический инструмент, который поможет решать самые разные вопросы.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2018 > № 2633249 Андрей Романенко


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 4 июня 2018 > № 2630828 Томаш Фиал

Глава "Драгон Капитал" Томаш Фиала: угроза дефолта Украины вновь может стать реальной без поддержки МВФ

Эксклюзивное интервью генерального директора "Драгон Капитал" Томаша Фиалы агентству "Интерфакс-Украина"

- "Драгон Капитал" с 2016 года - безусловный лидер по количеству сделок слияния/поглощения (M&A). "Чумак", три бизнес-центра в Киеве и один в Запорожье, ТРЦ в Киеве ("Пирамида") и Львове (Victoria Gardens), склады под Киевом, супермаркеты "Край", "Чумак" – что объединяет все эти сделки?

- "Край" мы не купили, а только получили разрешение Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) на эту сделку.

Объединяет все эти сделки убеждение, что худшее позади, экономика, хоть и медленно, но восстанавливается, и по низким ценам можно осторожно покупать активы. При этом низкие цены объясняются самым низким рейтингом страны с 2001 года, не считая кризисных 2014-2015 гг., все еще низкими резервами, слабым экономическим ростом, который отстает от темпов всех наших западных и южных соседей, а также очень медленным улучшением инвестклимата: в рейтинге Doing Business Всемирного банка (ВБ) после Революции достоинства мы сдвинулись только на семь ступеней - на 76 с 83 места.

- Кто выступает покупателем: непосредственно "Драгон" или находящиеся под вашим управлением фонды?

- В некоторых случаях "Драгон Капитал", но в большинстве - фонды под нашим управлением, где "Драгон Капитал" является также крупнейшим инвестором. Последнее нас отличает от других управляющих и дает инвесторам дополнительный комфорт.

- Какова общая сумма сделок?

- За последние три года мы совместно с партнерами инвестировали более $250 млн.

- И сколько у вас осталось свободных средств?

- Потолка нет. Все зависит, в первую очередь, от темпов структурных реформ и улучшения инвестиционного климата в стране. Например, устранение коррупции из правоохранительных органов и судов, а также создание Службы финансовых расследований, которая будет соответствовать представлениям бизнеса. Хочу отметить: законопроект о Национальном бюро финансовой безопасности, зарегистрированный в Верховной Раде (зарегистрированный главой парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Ниной Южаниной законопроект №8157 – ИУ), к сожалению, этим представлениям не соответствует и лучше в таком варианте за него не голосовать; если обещания, данные президентом Украины в сентябре прошлого года нескольким сотням крупнейших инвесторов в стране согласовать с ними и создать этот новый орган вместо существующих, карательных, не будут выполнены, то лучше дождаться прихода новых политиков после выборов.

- Планируются новые фонды?

- Да.

- Каковы средние цены сделок (в EBITDA, в долларах за 1 кв. м), какова ожидаемая доходность?

- Мультипликаторы очень зависят от конкретной компании, ее позиции на рынке, перспектив роста, качества менеджмента, активов и других факторов.

В целом из-за более высоких суверенных рисков, низкого кредитного рейтинга и процентных ставок, которые в разы выше, чем у наших западных соседей, наши мультипликаторы сейчас в два-три раза ниже, чем у них.

То же касается недвижимости. В соседних странах можно приобрести коммерческую недвижимость, которая приносит доходность 5-6% годовых, и при этом на 60-75% сделки привлечь кредит под 2-3% годовых в той же валюте, в которой получаете арендный доход.

В Украине вообще очень сложно получить кредит под покупку недвижимости, так как из-за коррупции в судах и полной импотентности правоохранительных органов банки в этом сегменте после кризиса и девальвации в 2008-2009 гг. и позже - в 2014-2015 гг. - потеряли сумасшедшие деньги. Именно поэтому - из-за отсутствия верховенства права, тотальной коррумпированности судов и правоохранительных органов - уровень проблемных кредитов банков превысил 50%, и это установленный Украиной мировой рекорд. Если вам банк предоставит кредит, это будет максимум на 50% сделки и стоимость в долларах составит около 9% годовых, а в гривне - около 17% годовых. Учитывая стоимость денег и рисков девальвации гривни, например, в случае неполучения следующего транша от Международного валютного фонда (МВФ), недвижимость имеет смысл покупать только с доходностью 13-15% годовых.

- Тогда почему так много сделок в недвижимости? Многие скептически относятся к этому сектору, и показатели DUPD (фонд инвестиций в украинскую недвижимость Dragon Ukrainian Properties and Development Plc, о. Мэн) также являются весьма скромными.

- Все наши последние инвестиции - это только покупка готовой и сданной в аренду недвижимости. Предложений в этом сегменте сейчас более чем достаточно, есть из чего выбрать. То есть, не нужно брать на себя риски девелопмента с нуля.

Что касается DUPD, то он был создан в 2007 году, когда готовой недвижимости было очень мало, она была очень дорогой. Приходилось инвестировать в девелопмент с нуля. Инвесторы хотели, чтобы все средства фонда были вложены максимально быстро, а, значит, в 2007-2008 гг. на пике рынка, буквально перед кризисом. Затем последовали девальвация и падение покупательной способности, что очень сильно ударило по стоимости недвижимости.

С другой стороны, все относительно, и DUPD - самый успешный инвестор из тех, кто начинал вместе с нами перед 2008 годом. Мы выплатили десятки миллионов долларов в дивидендах и провели частичный обратный выкуп акций. В этом году мы уже дважды выплачивали дивиденды на общую сумму $10 млн.

- Среди множества ваших покупок в сфере недвижимости можно выделить отдельную группу - складская недвижимость в окрестностях Киева. Участники рынка еще в начале года говорили, что "Драгон Капитал" становится крупнейшим игроком на киевском рынке складской логистики, а после недавних сообщений АМКУ они вообще опасаются монополии. Каковы ваши планы в этом секторе?

- Не думаю, что мы крупнейшие. Скорее, одни из ТОП-3 или ТОП-5 инвесторов на этом рынке с долей до 15%. В этом секторе мы видим для себя еще одну-две сделки среднего размера и на этом остановимся.

В будущем, если экономика будет расти в ближайшие два-три года, повысится спрос на склады и стоимость банковского финансирования существенно снизится, нам интересно будет строительство новых логистических и, возможно, индустриальных объектов под конкретных арендаторов.

- Раз вы коснулись экономики, могли бы вы уточнить, каков ваш макроэкономический прогноз по Украине на 2018-2019гг?

- Ожидаем, что экономика будет расти приблизительно на 3% в год за счет восстановления внутреннего спроса (в основном потребительского) и постепенного оживления реального экспорта. Также прогнозируем замедление инфляции до менее 10% г/г к концу года.

Ситуация с платежным балансом выглядит относительно стабильной. Благодаря значительно возросшим перечислениям из-за рубежа от трудовых мигрантов, по нашим оценкам, дефицит текущего счета составит около 2,5-2,7% ВВП, несмотря на более существенное расширение внешнеторгового дефицита.

Приток капитала в частный сектор и активные внешние заимствования правительства позволят Нацбанку нарастить резервы до $21,5 млрд к концу 2018 года, что соответствует почти четырем месяцам импорта.

- Соответствующие ожидания зависят от сотрудничества с МВФ и другими международными финансовыми организациями (МФО), от мировой конъюнктуры, военной ситуации на Донбассе или предстоящих в 2019 году выборов?

- Украинская экономика, особенно ситуация во внешнем секторе, остается очень неустойчивой и зависит от динамик мировых товарных рынков (сталь, руда, нефть), сельхозурожая и способности властей справиться с растущими выплатами по внешнему долгу.

Да, наш прогноз базируется на нескольких важных предположениях. В частности, Украина получит следующий транш Фонда и связанное с ним финансирование от других официальных кредиторов, условия торговли существенно не ухудшатся, а конфликт на востоке страны не войдет в более активную фазу.

Если одно из этих предположений нарушится, это негативно отразится на экономике и, в первую очередь, на валютном рынке. Тем более, что предвыборный период и так связан с повышенной неопределенностью и нестабильностью.

Хочу подчеркнуть: продолжение сотрудничества с МВФ - критически важный фактор. Чтобы справиться с внешними выплатами до конца выборного цикла, правительству в ближайшее время нужно занять не менее $5 млрд. Еще до недавнего времени можно было надеяться, что властям удастся как-то "пропетлять" без Фонда, заняв побольше денег на внешних рынках под обещания. Вместе с тем в начале мая ситуация на долговых рынках резко ухудшилась и кредитовать Украину без четкого сигнала от МВФ никто не будет. Таким образом, угроза дефолта вновь может стать реальной и это негативно отразится на курсе гривни и экономике в целом.

Что касается ситуации на глобальных товарных рынках, то она пока соответствует нашим предположениям. В то же время риски увеличиваются из-за недавнего роста цен на нефть и газ: повышение среднегодовой цены на нефть на $10 за баррель с пропорциональным ростом цен на газ приведет к ухудшению дефицита текущего счета Украины на 1 процентный пункт (п.п.) от ВВП. В деньгах - это $1,3 млрд. Для сравнения: в 2017 году НБУ выкупил с валютного рынка примерно такую же сумму. То есть, относительно небольшой рост цен на энергоносители может лишить наш валютный рынок избытка иностранной валюты. А если при этом ухудшатся валютные ожидания, то сегодняшний избыток валюты на межбанке быстро превратится в дефицит.

- Как оцениваете деятельность Нацбанка, в частности, его достаточно жесткую монетарную политику?

- Очень правильное решение. НБУ радует своим профессионализмом. Снижение инфляции является основным приоритетом для любого центробанка, а жесткая монетарная политика — основным инструментом.

- Угрожает ли это темпам экономического роста?

- Да, высокие ставки замедляют экономический рост. Вместе с тем рост при высокой инфляции является временным. Более важно сначала снизить инфляцию, тогда придут инвестиции, которые обеспечат долгосрочный, устойчивый и быстрый рост ВВП.

- Если оправдаются опасения относительно неполучения очередного транша МВФ, какова вероятность очередной реструктуризации госдолга Украины?

- Вероятность реструктуризации госдолга очень низкая, так как в этом нет никакого экономического смысла. Потенциальная экономия будет в разы ниже, чем ущерб, который дефолт может нанести экономике.

В этой ситуации более важно, что несколько структурных реформ, необходимых для улучшения инвестклимата, могут открыть Украине доступ к привлечению более $10 млрд очень дешевого - ниже 3% годовых - и длинного финансирования от МВФ, ВБ, Европейского союза и других официальных кредиторов. Предоставление такого финансирования также существенно снижает риски инвестирования в страну и удешевляет его как для бюджета, так и для частных заемщиков.

- Есть ли у Минфина шансы разместить евробонды для привлечения необходимого финансирования?

- За последние два месяца еврооблигации Украины существенно упали в цене. Этому есть как внутренние причины – указанное ранее промедление с МВФ, так и внешние - ставки растут во всем мире, укрепляется доллар США. Таким образом, размещенные в сентябре 2017 года ценные бумаги в настоящее время торгуются по 92% от номинала, что соответствует доходности 8,35% годовых. Напомню: размещались они с доходностью 7,375% годовых. Кроме того, напомню, что во время роад-шоу этих евробондов инвесторам было обещано получение транша МВФ до конца 2017 года. Они поверили, купили новые облигации, но транша до сих пор нет. Это еще раз подтверждает, что без поддержки МВФ привлечь деньги невозможно вообще: рынок сейчас для Украины закрыт и, к сожалению, как следствие промедления властей в сотрудничестве с Фондом он закрылся и для частных компаний, и госбанков.

- Уточню, то есть вы не ожидаете к концу года новых корпоративных размещений?

- "Окно" для частных заемщиков сейчас, надеюсь временно, закрылось. Вместе с падением суверенных евробондов упали цены и на корпоративные. Поэтому придется подождать.

- Тогда вернемся к госдолгу. Как насчет альтернативы привлечения средств от размещения облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), которые вновь стали интересны нерезидентам?

- Нерезиденты за последние два месяца снизили свои вложения в ОВГЗ, в основном, из-за неуверенности в желании президента и его команды поддержать закон об Антикоррупционном суде в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии.

Более того, до настоящего времени отсутствует компромисс по приведению тарифов на газ к рыночным, доходы бюджета - хуже запланированных. Увеличение доходов и расходов бюджета на 40 млрд грн перед вторым чтением проекта госбюджета 2018-го оказалось неоправданно оптимистичным. В случае неполучения $2 млрд от МВФ и примерно $1 млрд от Евросоюза и ВБ летом Украина определенно не будет иметь достаточную "подушку" резервов, чтобы пройти предстоящий год выборов без девальвации.

- Хорошо, а каковы ваши ожидания от приватизации в 2018-2019 гг.?

- Минимальные.

- Тогда перейдем к инвестициям "Драгон Капитал". Ваше мнение о возможности ренессанса украинского рынка акций?

- Возможность есть, но это не произойдет быстро.

- Тем не менее, это направление остается интересным для "Драгон Капитал"?

- Да.

- Вы крупнейший акционер "Украинской биржи" (УБ). Собственный капитал фондовой площадки по итогам 9 мес.-2017 опустился ниже норматива. Обсуждался ли этот вопрос с другими акционерами? Готова ли компания докапитализировать биржу?

- "Драгон Капитал" планирует и в дальнейшем поддерживать развитие УБ, в том числе путем внесения дополнительных инвестиций в капитал.

Мы заинтересованы в эффективной работе биржи и как брокер с наибольшей долей оборота на рынке акций.

- Каким видит ее дальнейшее развитие?

- Стратегической группой разработан план поэтапного развития, направленный на построение современной инфраструктуры, предлагающей инвесторам эффективный доступ к различным сегментам рынка – акциям, облигациям, сырьевым контрактам, а также к фьючерсам, которые могут включать не только ценные бумаги, индексы, валюты или ценные металлы.

Приоритетным направлением в настоящее время является построение товарной биржи на платформе УБ.

Вместе с этим рынок приветствует принятие закона №6141 ("О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно содействия привлечению иностранных инвестиций" или о "номинальном держателе" – ИФ). Он упростит вход зарубежных инвесторов на рынок Украины, увеличит обращение локальных ценных бумаг между иностранными инвесторами благодаря признанию института номинальных собственников и упрощенной процедуре идентификации инвесторов. Это будет позитивно для всех инвесторов и рынка в целом. Поэтому параллельно с развитием инфраструктуры планируется также улучшить техническое и клиентское обслуживание.

- Возможен ли возврат в ближайшее время украинских компаний на рынок IPO (initial public offering)?

- Нет. В лучшем случае, выход компаний на рынок IPO возможен в 2020 году, если выборы пройдут удачно с точки зрения инвесторов и страны.

- Помимо внутреннего рынка, "Драгон Капитал" предлагает украинцам какие-либо услуги по инвестированию за рубеж?

- У украинских клиентов-физлиц на сегодня существует возможность инвестировать в ценные бумаги за рубежом благодаря постановлению НБУ, согласно которому они могут получить разовую электронную лицензию (э-лицензию) на вывод средств за рубеж с лимитом $50 тыс. в год, если эти средства представляют собой официальный доход, с которого уплачены налоги. Коммерческие банки, через которые происходит получение э-лицензии и вывод средств, проводят проверку документов и осуществляют перевод.

"Драгон Капитал" помогает клиенту с оформлением документов при открытии инвестиционного счета у иностранного брокера, при дальнейшем инвестировании в ценные бумаги (акции и облигации), которые имеют листинг за рубежом. Клиенты самостоятельно переводят денежные средства на свой инвестиционный счет у иностранного брокера – или напрямую из украинского банка, или со своего зарубежного банковского счета.

Помимо этого, мы предоставляем аналитическую поддержку по ценным бумагам украинских эмитентов, акции и облигации которых имеют зарубежный листинг, в том числе в Лондоне (London Stock Exchange – ИФ) и Варшаве (Warsaw Stock Exchange – ИФ).

- Как насчет ваших инвестиций в медиа: это только финансовые инвестиции или нечто большее?

- Это корпоративная социальная ответственность.

- Каково ваше отношение к криптовалютам?

- Наблюдаю, но не пользуюсь. Деньги используются как средство платежа или сбережения. Пока для этих целей стандартные валюты мне подходят больше.

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 4 июня 2018 > № 2630828 Томаш Фиал


Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > bankir.ru, 4 июня 2018 > № 2630286 Кайрат Келимбетов

Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана»: «Мы создали для бизнеса стран Евразии финансовую инфраструктуру мирового уровня»

Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана»

Беседовал: Николай Зайцев, корреспондент

Развитие Евразийского экономического союза, китайского инфраструктурного проекта «Пояс и Путь» требует наличия в евразийском регионе современного финансового центра. Такой проект реализуют в Астане – международный финансовый центр «Астана» (МФЦА) начал принимать резидентов в начале этого года.

30 апреля в Москве состоялась презентация МФЦА, созданного для привлечения “длинных” инвестиций не только в Казахстан, но и в экономику всего евразийского региона. Управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов рассказал Банкир.ру, каким образом новый центр намерен привлекать инвесторов в экономику страны и региона.

— Как родилась идея создать финансовый центр в Астане и почему именно сейчас?

— Создать финансовый центр для всего евразийского региона в Астане президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил глобальному сообществу впервые еще в 2015 году. Создание МФЦА - это часть программы «100 конкретных шагов». Реформы, прописанные в этой программе, направлены в том числе на развитие экономики Казахстана и всего евразийского региона. МФЦА, с его английским правом и льготной налоговой средой, станет той финансовой экосистемой, которая решит задачу привлечения инвестиций в регион.

— Чем, по вашему мнению, Астана привлечет глобальных инвесторов?

— Для начала подчеркну, что здесь не идет речи о конкуренции с другими финансовыми центрами. У каждого финцентра есть своя ниша, наша – это постсоветское пространство.

Успех МФЦА я связываю с несколькими факторами. Во-первых, с тем, что до настоящего момента в регионе не было своего финансового центра. Во-вторых, сейчас в Евразии активно развиваются глобальные инфраструктурные и интеграционные проекты, здесь я говорю про китайскую инициативу «Пояс и Путь», а также про ЕАЭС. Эти проекты потребуют развитой финансовой инфраструктуры, которую мы и предоставим. Ближе нас - как физически, так и экономически - к этим проектам никого нет.

В-третьих, Казахстан проводит масштабную приватизацию крупнейших госактивов – AirAstana, Казатомпром, Казмунайгаз, КазакстанТемирЖолы, СамрукЭнерго, Казтелеком выйдут на IPO на бирже МФЦА. Думаю, сложно выбрать наиболее удачный момент для создания финцентра в Астане.

— Глобальную геополитическую ситуацию сегодня можно охарактеризовать как нестабильную – напряженность в отношениях между крупнейшими державами, обмен санкциями, выход США из ряда международных соглашений. Как такая сложная ситуация, сложившаяся в мире, может повлиять на развитие финансового центра в Астане?

— Я считаю, что любые ограничения всегда открывают новые возможности. Многие крупные российские компании, особенно занимающиеся трейдинговым бизнесом, имеют офисы в Европе – в Бельгии или Швейцарии, например. Но санкционная ситуация, конечно, не вселяет уверенности в инвесторов в безоблачном будущем их европейских подразделений. К тому же, затраты на их содержание со скачками курса постоянно растут. На наш взгляд, такие компании могли бы рассмотреть МФЦА как новый базис для своего трейдингового бизнеса в регионе Евразии, чему, опять же, будут способствовать принципы британского права, на основе которых у нас будут заключаться все сделки.

— Вы рассчитываете привлечь в Астану бизнес не только из стран ЕАЭС, но и из стран азиатского региона?

— Да, в первую очередь ждем инвесторов из стран ЕАЭС и Азии. Один из наших ключевых партнеров в Азии – Шанхайская биржа. Также мы нацелены на партнерство и с Фондом Шелкового пути, который аккумулирует огромный поток капитала – по оценкам Китая, это триллион долларов - направленный на этот проект. Участие в этой инициативе открывает как для нас, так и для инвесторов из России хороший доступ к ликвидности из Китая, что более чем актуально в условиях традиционно недешевых китайских кредитов, получаемых напрямую.

— Одно из важных направлений работы МФЦА – развитие новых финансовых технологий. Почему большое внимание уделяется развитию финтех-стартапов?

— Развитие новых финансовых технологий - очень важный для нас вопрос. Цифровизация всех сфер жизни и, в первую очередь, финансового сектора - это глобальный тренд, игнорировать который при создании столь крупной финансовой структуры просто невозможно. Но здесь очевидно, что нельзя просто брать и копировать чужие технологии, иначе мы окажемся в хвосте этого тренда. Нужно создавать свои новые финансовые технологии. Поэтому мы приняли решение создать центр компетенций новых финансовых технологий здесь, в Казахстане, и начать привлекать в Астану молодых предпринимателей, работающих в этом направлении. Я думаю, что с учетом выстроенной нами правовой системы защиты интеллектуальной, да и в принципе любой собственности, нам это скоро удастся.

Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > bankir.ru, 4 июня 2018 > № 2630286 Кайрат Келимбетов


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 1 июня 2018 > № 2636388 Роман Петруца

Роман Петруца: в России много институтов развития — просто многие о них не знают

Директор Фонда развития промышленности побеседовал с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем в кулуарах Петербургского экономического форума

Есть ли у невысокотехнологичных предприятий шанс получить финансирование Фонда развития промышленности и каким проектам приходится отказывать? На эти и другие вопросы ответил директор фонда Роман Петруца в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в кулуарах Петербургского международного экономического форума, который прошел 24-26 мая.

Фонд функционирует в рамках министерства промышленности и торговли, является одним из самых серьезных инструментов поддержки промышленных проектов. По крайней мере, такие оценки я слышал в РСПП от предпринимателей и так далее. Это краткая преамбула. Самое главное, что делает фонд, — он дает гораздо более дешевые кредиты, чем они существуют на рынке. Естественно, дает не всем. Поэтому хотелось бы узнать — кому?

Роман Петруца: Промышленным предприятиям, кому еще?

Их много.

Роман Петруца: В нашем портфеле совершенно разные производства: есть и индивидуальные предприниматели, есть и крупные проекты. Но по нашей статистике, средний чек 250 проектов, профинансированных на сегодняшний день, чуть больше 200 млн рублей, сумма займов фонда. Бюджет проекта — менее полумиллиарда. Некоторое время назад, на рубеже 200-го проекта, мы сделали для самих себя некий анализ — посмотрели профиль клиента и получили очень важный статистический показатель, совершенно простой: 60% наших заемщиков входили в официальный реестр Федеральной налоговой службы субъектов малого и среднего предпринимательства.

Какие самые главные критерии? Кому вы должны давать деньги, кому должны помогать?

Роман Петруца: Наш профиль клиента — это уже стоящее на ногах предприятие, уже что-то производящее, имеющее достаточно стабильную выручку. Есть исключения, когда это создаваемый бизнес уже крупным предприятиям, решившим создать какую-то отдельную SPV (компания специального назначения — Business FM), и под поручительство этого крупного бизнеса дается заем. Но это устойчивый проект, это команда, которая понимает, что она собирается делать. И очень важный момент — что есть рынок сбыта того продукта, который собираются производить.

Опять же от коллег в РСПП я слышал, что они высоко оценивают сам механизм, что он очень нужный, но все равно никогда не закончатся дискуссии о том, кому в действительности нужно помогать более дешевым кредитом. Можно помогать тем, кто занимается импортозамещением, можно помогать тем, кто занимается цифровой революцией. А есть предложение помогать тем, у кого бизнес растет, неважно, в какой сфере они находятся — в наукоемкой, в простой, но если на рынке доказано, что они растут, и главным критерием сделать темпы роста — они растут и готовы брать деньги, чтобы развиваться еще больше — вот им и давать.

Роман Петруца: Это наш клиент совершенно точно.

Я перечислил опции, как может быть, а как в действительности?

Роман Петруца: В нашем мандате это финансирование проектов в целях импортозамещения или внедрения наилучших доступных технологий. Мы сейчас расширяем его на проекты в целях продвижения на экспорт, повышения производительности труда и цифровизации.

То есть все-таки в мандате заложены определенные направления, надо вписаться в них.

Роман Петруца: Да, безусловно.

А если я не импортозамещение — импортозамещением можно все что угодно назвать — и не цифровизация. Может, я просто лучше всех, очень эффективно делаю дверные ручки. Я научился делать такие дверные ручки, которые востребованы рынком, и мой бизнес может расти. Не пройдет?

Роман Петруца: Ничего сверхтехнологичного в производстве ручек нет.

Это как посмотреть.

Роман Петруца: Тут вопрос конкуренции. Если на российском рынке большая часть такой продукции — дверные ручки — импортируется...

Под дверной ручкой я, конечно, имею в виду нечто, что может быть интересно и идет на рынке, но не вписывается в указанное прокрустово ложе.

Роман Петруца: Я просто приведу очень простой пример, на языке для домохозяек, что в том числе можно считать импортозамещением. Один из наших проектов — кстати, здесь недалеко, мы сейчас в Петербурге находимся, в Ленобласти — это деревообрабатывающее производство, но глубокой переработки. До недавнего времени IKEA привозила сотнями тысяч простую мебель из Польши и Китая. Сейчас эта мебель производится в Ленинградской области, созданы рабочие места, платятся налоги. Я уверен, что стулья и табуретки не входят в планы импортозамещения Минпромторга, но кто поспорит, что импортозамещение в данном случае состоялось? Это наш клиент.

Подошло.

Роман Петруца: Подошло, совершенно точно. Мы профинансировали этот проект, но это простая вещь, как и дверная ручка, как вы привели. Но в то же время в нашем портфеле есть очень высокотехнологичный проект — это компания «Хевел», солнечные панели. Опять же в Петербурге, в центре города, есть производство ЦНИИ «Электроприбор» — роторные системы для нефтегазодобычи, роторные управляемые системы. Мы финансируем проекты из 20 промышленных ОКВЭДов (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) Минпромторга, большая часть их из сферы машиностроения, несколько десятков проектов — это фарма, кстати, наверное, самый успешный проект на сегодняшний день в нашем портфеле.

По-моему, три или четыре года, как механизм запущен. Сколько ему лет?

Роман Петруца: Три года, как фонд профинансировал первый проект.

Результаты по этим компаниям однозначно положительные или...?

Роман Петруца: 250 проектов на сегодняшний день профинансированы. 50 из них уже запустили те производства, которые они нам приносили в качестве проекта, они перерезали красную ленточку. Есть и с нуля созданные заводы за три года, есть и проекты, где мы давали деньги на завершающую стадию производства, закупку последней линии. Вот результат.

Цель фонда — через некоторое время обеспечить возврат денег? Хотя полноценного возврата быть не может, потому что вы фактически субсидируете процентную ставку и не можете обеспечить полный возврат.

Роман Петруца: Я вас сейчас сильно удивлю. В том соглашении, которое у нас подписано с министерством промышленной торговли, есть целевые показатели. За счет займов фонда должны создаваться рабочие места, вкладываться инвестиции, платиться налоги в бюджет РФ. И есть еще один «замечательный» показатель — обеспечить возвратность выданных займов, там стоит 100%.

100% — это...?

Роман Петруца: Должны все вернуться и выдаться вновь другим проектам. И на сегодняшний день они возвращаются.

100% — это, как говорится, без процентов. Это основной...

Роман Петруца: Модель фонда предполагает, что первые три года заемщик не платит основной долг, а только ежеквартальный процент. Это еще одно преимущество, которое мы имеем относительно банковской системы. Редко какой банк откажется от платежей по основному долгу. Мы даем этот льготный период, даем заемщику нормально построить производство, даем вздохнуть, начать выпускать серийно ту продукцию, которую он заявлял, и с выручки от этой продукции уже платить нам основной долг. В этом году начинаются первые существенные возвраты основного долга. Вместе с процентами в этом году ожидаем 5 млрд рублей, а в 2019-м — более 15 млрд рублей.

Это как-то будет приводить к тому, что сама программа будет расширяться, что все больше и больше ресурсов будет для того, чтобы охватить большее количество предприятий?

Роман Петруца: Здесь очень важный момент — это количество проектов. Мы сейчас видим достаточно устойчивый спрос на продукт фонда, и он продолжается. Еженедельно мы получаем восемь-десять заявок на 1,5-2 млрд рублей от новых предприятий. Конверсия их в работу в дальнейшем — примерно 30-40%. Она зависит от того, насколько проект готов со стороны заявителя: есть ли у них бизнес-план, есть ли у них техническое задание, есть ли у них финансовая модель. Когда ты ввязываешься в пятилетний проект — а в проектном финансировании речь идет о серьезных инвестициях — понятно, что все эти документы должны быть проработаны. К сожалению, далеко не все заявители имеют в момент подачи заявки в фонд эти документы и уходят их готовить. Но 30-40% поступают к нам в работу. Раз в две недели экспертный совет рассматривает в среднем десять проектов, и 75% из них, по статистике за три года, получают одобрение.

Когда процентная ставка снизится? Ведь пока что механизм именно в том, что ставка льготная. Вроде инфляция низкая, политика ЦБ меняется. Тогда ваш фонд как инструмент развития будет уже не нужен?

Роман Петруца: Я думаю, к большому сожалению, если немножко абстрагироваться от того, что я директор этого фонда, было бы здорово, чтобы российская экономика позволяла привлекать инвестиционные деньги по низким ставкам. Да, сейчас есть тенденция к снижению этих ставок, но по-прежнему только для крупных предприятий кредитные ресурсы доступны под 6-8% годовых. Но, говоря про наши ставки, да, наша базовая программа предполагает финансирование под 5% годовых. Но у фонда шесть программ, и по половине из них у нас уже 1% годовых: по программе «Лизинг» — на все пять лет, по программам «Комплектующие» и «Конверсия» — 1% годовых на первые три года, на четвертый-пятый — 5% годовых. И даже по нашей базовой программе «Проекты развития» мы снизили ставку для тех проектов, которые нам приносят в качестве обеспечения банковскую гарантию, с 5% до 3% годовых. Мы готовы поделиться этими 2% с заемщиком, чтобы он отнес их в банк и предоставил нам высоколиквидное обеспечение. Это сильно упрощает процедуру экспертизы проекта, сильно облегчает принятие решения по этому проекту, потому что фонд, как я уже сказал, должен обеспечить 100-процентную возвратность всех выданных займов. Банк с гарантией — это идеальное обеспечение в нашем случае.

Какой проект вы назвали бы самым интересным, самым ярким, самым важным из тех, что были?

Роман Петруца: Я не буду такой проект называть. Знаете, 250 проектов уже на сегодняшний день профинансировано, одобрено больше 300 проектов, а число рассмотренных на экспертном совете приближается уже к цифре 500.

Спрошу про другое. Есть то предприятие, которому вы не смогли дать кредит по тем или иным причинам, но вы жалеете об этом?

Роман Петруца: Безусловно, есть. Это предприятия не нашего мандата. В России достаточное количество институтов развития — просто многие о них не знают, а их десятки. И я сейчас жалею о проектах из разряда венчурного финансирования, когда ребята приходят с горящими глазами, с уникальной идеей, с каким-то продвижением, с серьезным скачком в развитии инноваций, но они пока собой ничего не представляют. У них есть идея — и никаких основных средств, порой даже нет софинансирования на своей стороне. Это не наш мандат. Есть венчурные институты, есть венчурные фонды — мы им рекомендуем обратиться туда. Кстати, это очень важная часть, Фонд развития промышленности консультирует промышленные предприятия через консультационный центр по мерам поддержки не только фонда, а министерства промышленности и торговли, а их десятки. По мерам поддержки на достаточно верхнем уровне, но мы направляем в другие институты развития. Еще раз повторю, для венчурных проектов есть свои институты развития.

Спасибо.

Илья Копелевич

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 1 июня 2018 > № 2636388 Роман Петруца


Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 1 июня 2018 > № 2629896 Корней Биждов

Корней Биждов: «Нестабильность субсидирования тормозит агрострахование»

Президент Национального союза агростраховщиков Корней Биждов в интервью РБК Краснодар о последствиях введения единой субсидии, развитии индексного страхования на Кубани и спорах с Минсельхозом по защите сельхозпроизводителей

— Какие значимые перемены произошли, на ваш взгляд, в сфере агрострахования за последний год?

— К сожалению, кардинальных прорывов в отрасли не произошло. Особенно это касается сферы субсидирования агрострахования с господдержкой. Связано это с двумя ключевыми факторами прошедшего года. Первый фактор — это введение консолидированной субсидии. Если раньше субсидии на страхование сельхозотрасли прописывали отдельной строкой, и регионы, как правило, не имели права направлять их на другие виды господдержки, то сейчас регионы получили полное право субсидировать те виды производственной деятельности, которые они сами считают приоритетными.

Для региональных властей (в т.ч. для Краснодарского края) это хорошо: в соответствии с целевыми показателями появляется возможность маневрировать в вопросах финансирования, исходя из интересов субъекта федерации. Однако в то же время при таком раскладе страхование уходит на второй план, и о возможных ЧС природного характера и их влиянии на будущий урожай мало кто задумывается.

Второй фактор — это принятие нормативной базы по определению страховой стоимости. Это подзаконный акт, который выходит ежегодно и принимается он, как правило, не позже марта. В 2017 году был принят только в декабре. Это прямая недоработка федерального Минсельхоза: она тормозила даже те регионы, которые запланировали субсидирование агрострахования.

— В этом году удалось достичь какого-то прогресса в этом вопросе?

— Прорыва, как я уже говорил нет, но позитивные перемены заключаются уже в том, что в большинстве заинтересованных структур — Банк России, органы федеральной исполнительной власти, Госдума РФ, Совет Федерации, союзы аграриев — понимают ошибочность включения поддержки агрострахования в единую субсидию.

НСА выступил инициатором законодательных изменений в ФЗ-260 «О господдержке в сфере сельхозстрахования», предложив поправки, которые бы предоставили возможность выбора страховых программ и страховых продуктов как регионам, так и аграриям. На сегодняшний день закон этого не позволяет, так как в нем слишком жестко прописаны условия страхования с господдержкой. Мы согласовали основные изменения с Минсельхозом, Минфином и Банком России. Надеялись, что их примут уже этой весной, однако, скорее всего, их рассмотрят во время осенней сессии Госдумы.

Отмечу, что администрация Краснодарского края тоже понимает эту проблему. В апреле в Краснодаре состоялось совещание, на котором рассматривались вопросы страхового рынка Кубани. Речь шла и об агроростраховании, что закономерно: Краснодарский край — один из крупнейших сельскохозяйственных регионов России, инвестирующий в АПК миллиарды рублей.

В резолюции, принятой по итогам совещания, администрация Краснодарского края рекомендовала региональному министерству сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности рассмотреть возможность выделения господдержки сельхозстрахования из «единой» субсидии в отдельное направление. Или в качестве переходной меры придать этим расходам защищенный статус в рамках «единой» субсидии.

В целом, на наш взгляд, защита рисков сельхозпроизводителей — это даже не региональная задача, а федеральная. Это единственный вид субсидий, которому посвящен отдельный федеральный закон. Все остальные регулируются подзаконными актами. Мы неоднократно направляли свои предложения в Минсельхоз. В частности, мы предлагали изъять из единой субсидии поддержку агрострахования, либо придать этому направлению в рамках субсидии защищенный статус.

— Как повлияло на показатели 2017 года введение единой субсидии?

— Лучше всего об этом скажут цифры. Если в 2016 году объемы агрострахования с господдержкой составляли 8,5 млрд рублей, без господдержки — 1,2 млрд рублей, а в сумме — 9,7 млрд рублей, то в 2017 году — это только 3,9 млрд рублей. Из этой суммы страхование с господдержкой —2,4 млрд рублей.

В Краснодарском крае объем рынка агрострахования сократился на 81%. Если в 2016 году это было 1,6 млрд рублей, то в прошлом году — только 299,3 млн рублей, причем 287,9 млн рублей из этой суммы составила доля добровольного страхования агрорисков. На страхование с господдержкой пришлось всего 11,4 млн рублей.

НСА предупреждал, что такой подход с введением единой субсидии неизменно обрушит сферу агрострахования, потому что произошло еще и сокращения объема субсидий. Но это не главное. Главная сложность заключается в том, что этот вид поддержки поставили наряду с теми видами, которые напрямую относятся к производственной деятельности.

Допустим, органы АПК Кубани вынуждены выбирать между страхованием и, например, субсидированием племенного животноводства. Что они выберут? Очевидно, что второе. Потому что еще система штрафов существенно влияет на это решение, так как невыполнение показателей по производственной деятельности накладывает определенные взыскания на регион.

Вот эта картина четко показывает, к каким последствиям привела единая субсидия

— Можно ли сказать, что федеральные власти вас не слышат?

— Я так не скажу: проблемы сельхозстрахования реально находятся в центре внимания правительства России и Центрального Банка, который недавно выпустил консультативный доклад по анализу ситуации в сельхозстраховании. Серьезную исследовательскую работу в этом направлении провели Минфин и Минсельхоз. В конце марта в Минсельхозе РФ прошло специальное совещание по вопросам развития агрострахования с участием региональных органов власти, занимающихся вопросами агропромышленного комплекса, и страхового сообщества. Такое мероприятие прошло впервые за последний год.

Кроме того, вопрос агрострахования был первым на Совете Законодателей в Санкт-Петербурге, состоявшемся в конце апреля. Поэтому я не был бы таким категоричным.

— Вы активно популяризируете необходимость страхования среди сельхозпроизводителей. Стали ли больше аграрии интересоваться этим вопросом?

— Во-первых, мы обязаны это делать. Одно из функциональных назначений нашего союза — это информирование, разъяснительная работа с аграриями. Во-вторых, точно так же поступают агростраховые союзы во всем мире.

Замечу, что не только агрострахование — вообще никакой вид страхования не вызывает нигде в мире ажиотажного спроса.

Поэтому очень важна работа НСА в этом направлении, а также разъяснения аграриям — особенно в части порядка заключения договора, оформления документов, получения страховых выплат. Такая системная работа позволяет добиться прямого контакта с фермерами и знать их реальные потребности.

Мы точно понимаем, что у большинства крупных аграрных холдингов агрострахование является обязательным элементом их бизнеса. К примеру, в конце марта агрохолдинг «Кубань» получил 145 млн рублей в качестве страховых выплат за потерю части урожая.

— Насколько показательным или прецедентным можно назвать этот пример?

— Обычно такие новости сначала делают много шума среди аграриев, но затем они о них быстро забывают. К сожалению, подобные новости не часто находят освещение в СМИ, хотя прецедентов возникает немало. К примеру, в Липецкой области были крупные выплаты из-за вспышки африканской чумы свиней — там речь шла о единовременной выплате в 200 млн рублей. Были крупные выплаты сельхозпроизводителям после масштабного наводнения на Дальнем Востоке в 2013 году.

Когда страдают крупные хозяйства, особенно, когда речь идет о таких рисках, как АЧС — это, как ни странно, положительно влияет на отрасль агрострахования. Например, Союз свиноводов стал одним из наших союзников в продвижении вопроса о выведении агрострахования из единой субсидии. Такого же мнения придерживаются в Белгородской области.

Ситуации, аналогичные «Кубани», случаются довольно часто. Конечно, крупные выплаты мы всегда стараемся освещать. И это тоже один из способов убедить аграриев, что они реально защищены.

— Какие направления сейчас страхуются чаще всего?

— Падение в сфере агрострахования в прошлом году произошло только в растениеводстве, страхование животных осталось и даже немного приросло. Это произошло потому, что страхование сельхозживотных легче обслуживать — в части заключения договоров и затрат на оформление выплаты. Кроме того, резкий спрос на страхование начался после вспышек АЧС: у нас были регионы, в которых поголовье застрахованных сельхозживотных достигало 90% — например, Брянская и Тамбовская области.

Почему? Потому что там крупные аграрные холдинги, связанные, прежде всего, с выращиванием скота. И они, естественно, страхуют свои финансовые риски, так как без страховой защиты они не могут обслуживать свои кредиты. Но главное, что они сами понимают, что без надежной страховой защиты развивать инвестпроекты нельзя.

Несмотря на то, что 2017 году наиболее востребованным оказалось страхование животных, уверен, что растениеводство тоже не должно выпадать из поля страхового покрытия. В прошлом году был рекордный урожай, и все же в 32 регионах объявили локальные чрезвычайные ситуации из-за погодных условий, в связи с чем многие хозяйства оказались на грани разорения.

— Кубань станет пилотным регионом для внедрения индексного страхования АПК. Расскажите подробнее об этом проекте.

— Изменения в ФЗ-260, инициированные Национальным союзом агростраховщиков, как раз направлены на то, чтобы внедрить максимальное разнообразие страховых программ для аграриев. И одно из этих направлений — так называемое индексное страхование. Чем оно привлекательно для аграриев? Это минимальный подготовительный период для заключения договора и минимальные сроки возмещения страховых выплат.

Но там есть одна особенность. Методология этого вида страхования построена таким образом, что от сельхозпроизводителя требуются серьезные статистические данные. Причем, в этом случае обойтись статистикой за три года нельзя — должна быть история урожайности, если это индекс урожайности, а также история изменения климатических условий, если это индекс погоды.

В этом смысле Краснодарский край — очень благоприятный регион, поэтому его и выбрали для апробации этой программы. На Кубани развита система дистанционного зондирования, хорошо постановлена система прогнозирования, поэтому мы обязательно будем тестировать здесь индексное страхование.

Полагаю, что вторая половина 2019 год — это срок для того, чтобы запустить эту программу как пилотный проект.

— Какие прогнозы на 2018 год?

— В 2012- 2016 годах в Краснодарском крае было заключено более 3500 договоров по сельхозстрахованию. Страховые выплаты аграриям составили почти 3 млрд рублей. В 2017 году премии были всего лишь 287 млн рублей, при этом выплаты составили 236 млн рублей. 52% — выплаты по атмосферной засухе, 21% — выплаты в связи с заморозками.

На основании данных НСА и Центра «Антистихия» мы провели ранжирование регионов, и Краснодарский край в этом году попал во вторую группу риска по ЧС для АПК. Этот рейтинг составляется, исходя из трех основных факторов риска, — наличие ЧС в прошлом году, вероятность ЧС в текущем году и размер страховых выплат. Потом мы отправляем эти прогнозы в региональные минсельхозы.

В Краснодарском крае присутствуют два фактора из трех. В Ростовской области и на Ставрополье — три из трех, поэтому они попали в первую группу. По данным на февраль, наиболее проблемные зоны в Краснодарском крае — это Тимашевский, Выселковский и Тихорецкий районы — здесь состояние озимых вызывало серьезную озабоченность, но это не означает, что будет катастрофа — в течение вегетационного периода ситуация может измениться.

В целом, каких-то серьезных чрезвычайных ситуаций пока не прогнозируется, но я напомню, что локальные чрезвычайные ситуации в 2017 году объявлялись в 32 регионах. Например, сильный град, который не затронул территорию всего региона, но одновременно стал катастрофическим для конкретного сельхозпроизводителя, как это было на Ставрополье.

Россия. ЮФО > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 1 июня 2018 > № 2629896 Корней Биждов


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 31 мая 2018 > № 2637692 Леонид Горнин

Интервью Первого заместителя Министра финансов Леонида Горнина журналу "Финансы"

Об итогах 2017 года и перспективах развития межбюджетных отношений

Горнин Леонид Владимирович

Первый заместитель Министра

По просьбе редакции итоги 2017 года и перспективы развития межбюджетных отношений прокомментировал заместитель Министра финансов Российской Федерации Л.В. Горнин.

- Как сейчас складывается ситуация в сфере межбюджетных отношений? Каковы главные результаты 2017 года?

- Вопросы повышения эффективности межбюджетных отношений и обеспечения устойчивого регионального развития остаются одними из приоритетных направлений деятельности Правительства РФ и включают комплекс мер по совершенствованию межбюджетных отношений на федеральном, региональном и муниципальном уровнях.

В 2017 г. проведена большая работа по обеспечению сбалансированности региональных бюджетов.

Например, в рамках снижения долговой нагрузки на бюджеты была проведена реструктуризация задолженности для 73 регионов. Бюджетный эффект в виде снижения объема необходимых к возврату бюджетных кредитов субъектов РФ в 2018–2019 гг. составит 417,6 млрд рублей.

Нельзя не отметить, что по итогам 2017 г. впервые сократился номинальный объем государственного долга субъектов РФ на 1,6% и составил на 1 января 2018 г. 2315,4 млрд руб., или 30,5% объема налоговых и неналоговых поступлений. В том числе объем государственного долга субъектов РФ по рыночным заимствованиям за 2017 г. сократился на 50,5 млрд руб., или на 4,0%, и составил на 1 января 2018 г. 1215,5 млрд рублей.

Кроме того, был сделан большой шаг по повышению прозрачности и предсказуемости формирования бюджетов субъектов РФ: до начала финансового года впервые было распределено 100% межбюджетных субсидий, что позволит минимизировать риски неопределенности и расширить горизонты планирования. Напомню, что еще совсем недавно в – 2016 г. – законом о бюджете распределялось только 36% таких субсидий.

В 2017 г. также проводилась инвентаризация федеральных законов и иных нормативых правовых актов РФ, устанавливающих требования к осуществлению собственных полномочий субъектов РФ и муниципальных образований

в отраслях экономики и социальной сферы, в результате которой была начата работа по отмене неэффективных нормативных правовых актов.

- Какие, с Вашей точки зрения, необходимы решения для стимулирования субъектов к наращиванию доходной базы?

- В межбюджетных отношениях мы предусмотрели помимо методики распределения дотаций на выравнивание элементы стимулирующего характера.

К таким элементам относится предоставление грантов высших показателей по росту экономического и налогового потенциала, что уже закреплено в бюджете на трехлетний период. Безусловно, это реальный инструмент, который будет стимулировать регионы к достижению более высоких темпов экономического роста.

Не могу не упомянуть о тех решениях, которые были приняты в последние месяцы уходящего 2017 г. За счет прироста налога на прибыль был создан резерв в 37 млрд руб., предназначенный для того, чтобы простимулировать те субъекты РФ, которые показали наилучшие результаты по приросту налога на прибыль. Уверен, что это будет положительно сказываться на инвестиционных процессах на региональном уровне.

- Какие задачи, по Вашему мнению, стоят перед финансовыми органами всех уровней?

- Одна из основных задач, стоящих перед регионами на 2018 г., – принять исчерпывающие меры для того, чтобы выполнить все соглашения по реструктуризации. В фокус внимания данного маневра по реструктуризации попал ряд показателей, связанных в том числе с государственным долгом, дефицитом бюджета, разработкой программ по повышению эффективности бюджетных расходов, осуществлению непростых, но нужных мероприятий по определению и отмене неэффективных налоговых льгот в субъектах РФ. Все эти документы должны быть разработаны в этом году.

Напомню, что Президент Российской Федерации в своем обращении к Федеральному Собранию РФ подчеркнул, что финансовая дисциплина, финансовая ответственность высших должностных лиц субъектов РФ должна быть поднята на более высокий уровень. Это, безусловно, относится и к исполнению тех обязательств, которые зафиксированы в соответствующих соглашениях. Поэтому наряду с основными задачами Минфином России будет на регулярной основе осуществляться мониторинг исполнения обязательств, которые зафиксированы в соглашениях по предоставлению дотаций и по реструктуризации кредитов.

В ближайшие месяцы станут видны контуры налоговых реформ. Мы будем, безусловно, внимательно изучать, как изменения налогового законодательства начнут воздействовать на сбалансированность региональных и муниципальных бюджетов. В прессе уже обсуждаются некоторые подходы, и видно, что определенные положения влияют на регулировку межбюджетных отношений между муниципальным и региональным уровнями. Все эти операции мы будем обсуждать с субъектами РФ.

Еще одной важной задачей, поставленной Правительством РФ, является обсуждение проблемы расходных полномочий. Мы открыты к обсуждению вопросов, связанных с изменением расходных полномочий между федеральной властью и регионами, которые позволят повысить эффективность их администрирования. У нас есть все возможности, чтобы уже в 2019 г. воплотить в жизнь соответствующие предложения.

Разработка программы по отмене неэффективных налоговых льгот – еще одна задача. Минфин также активно работает в этом направлении. В текущем году мы должны окончательно определиться с методикой оценки эффективности налоговых льгот. В случае их неэффективности придется отказаться от данного инструмента, перейти к прямому субсидированию соответствующих налогоплательщиков, стимулируя их к экономическому развитию, или по тем льготам, где есть возможность, уточнить перечень определенных категорий налогоплательщиков и повысить их ответственность перед бюджетной и налоговой системами. Мы должны реализовать это уже в этом году.

В среднесрочной перспективе деятельность по разработке и реализации мер, направленных на стабилизацию финансового состояния регионов и стимулирования их экономического и социального развития, также будет одним из

приоритетов для Минфина России. Но эффективной эта работа может быть только при условии активного взаимодействия с региональными властями.

Оригинал публикации: Журнал "Финансы", Замминистра финансов РФ Л.В. Горнин: О некоторых мерах по стабилизации финансового положения регионов

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 31 мая 2018 > № 2637692 Леонид Горнин


Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин

«Правда сильнее доллара»

Интервью главы ВТБ Андрея Костина телеканалу CNBC

Чем обернутся введенные против него санкции для банка, как Москва относится к «грязным деньгам» российских бизнесменов, осевших в Лондоне, и почему России не стоит принимать меры «зуб за зуб», в интервью CNBC рассказал глава банка ВТБ Андрей Костин.

О личных санкциях в отношении себя

Сейчас никаких особых проблем я не вижу. Некоторые говорят, что в список я попал, потому что раздавал слишком много интервью ведущим американским телеканалам, таким как ваш. Конечно, это несправедливо. К примеру, в списке меня называют высокопоставленным государственным должностным лицом, каковым я, конечно же, не являюсь. Я председатель правления одного из ведущих коммерческих банков, акции которого торгуются на международных биржах. Разумеется, не имею отношения к упоминаемым «злонамеренным действиям», которые касаются Украины, хакерских атак, Сирии или подрыва американской демократии. Всё мировое банковское сообщество знает меня как банкира и, полагаю, относится ко мне с уважением. Я работаю в этой должности более 20 лет.

Но что произошло, то произошло. С момента введения санкций прошло чуть больше месяца, и это, наверное, недостаточно долгий срок, чтобы судить о том, какие последствия они будут иметь. Возможно, это обернётся ограничениями для американских банкиров или их представителей, желающих вести бизнес со мной. Что касается остальных, то я думаю, что это будут обычные деловые отношения.

О бизнесе ВТБ с санкционными компаниями

Наш бизнес с компаниями, которые недавно попали под санкции, составляет менее 2% наших активов. Конечно, это окажет определённое воздействие, но посмотрим, как вообще будут обстоять дела с санкциями, потому что ведутся дискуссии о том, что с некоторых компаний, включая «РУСАЛ», их могут снять. Поживём — увидим. Но на данный момент большой проблемы для нас это не представляет.

О заявлении Комитета британской Палаты общин по международным делам о том, что в экономике Великобритании циркулируют «грязные российские деньги».

В определённой степени я бы согласился с комитетом, но мне кажется, он выбрал не те объекты для критики. Были упомянуты компании, которые, к примеру, выходят на Лондонскую фондовую биржу и привлекают финансирование путем первичного размещения акций (IPO) или выпуска еврооблигаций. Это, пожалуй, самые чистые деньги, какие можно себе представить, ведь по ним проводится тщательная проверка с указанием всей необходимой информации - это международно-признанная процедура.

Да, «грязные деньги» в Лондоне есть, и должен сказать, некоторые люди, покинув Россию с «грязными деньгами», сейчас наслаждаются жизнью в Лондоне. В этом плане, наверное, необходимо расширять сотрудничество между Лондоном и Москвой с целью выявления этих денег. В России, например, никогда не было офшорных зон. Деньги уходили на Запад, и это было проблемой для российской экономики. Если британское правительство хочет пресекать такую практику, это можно лишь приветствовать. Но речь, конечно, идёт не о той области, о которой говорил комитет.

Об отношении на Западе к российским предпринимателям

Российские предприниматели всегда были своего рода связующим звеном между Россией и Западом, например, я считаю, они сделали много хорошего, как Абрамович, который приобрёл «Челси» и вывел команду на новый уровень. В Англии так много фанатов «Челси». А что будет, если завтра Абрамович скажет: «Визу мне не дают, так что «Челси» я закрываю», — что тогда будет? Британцы были бы очень разочарованы.

Если же Запад начнёт специально чинить препятствия российскому бизнесу, это решение негативно отразится на обеих сторонах. Таково моё личное мнение.

Ситуация такая, какая она есть. Нужно больше фокусироваться на России, как это сделали, к примеру, мы в ВТБ. Когда международная атмосфера стала неблагоприятной, мы начали активнее работать на внутреннем рынке. И, наверное, поэтому наши результаты стали лучше.

Об Олеге Дерипаске

Насколько я понимаю, господину Дерипаске в интересах компании нужно перестать быть основным акционером. Казначейство США заявило, что санкции не направлены против самой компании. Так что будем надеяться, что этот вопрос удастся решить, и «РУСАЛ», всемирно известная международная компания со значительной долей на рынке алюминия, продолжит свою работу. От этого выиграют все. Вы видели, как подорожал алюминий в сложившейся ситуации, а это плохо для потребителя.

Безусловно, мы не выдаём ему новые кредиты и не проводим каких-либо операций с «РУСАЛом» и другими его компаниями. Нам следует дождаться решения Управления Минфина США по контролю за иностранными активами. При этом мы очень надеемся, что проблема будет решена. Наш банк является крупным кредитором его компаний, и мы должны найти способ вернуть наши деньги.

О Трампе и США

Трамп сейчас подвергается большому давлению. Каждый день выясняются какие-то новые обстоятельства, и возникают новые проблемы. Спецпрокурор Роберт Мюллер обещал завершить так называемое «расследование по России» к первому сентября. Если оно действительно закончится к этому сроку, то, возможно, у Трампа возрастёт уверенность в собственных силах, и он сможет вести более конструктивную политику в отношении России. А возможно, и нет. Неизвестно. Мы не знаем, о чем он думает. Я с вами согласен: и Трамп, и посол США в Москве заявляли, что Трамп заинтересован в налаживании более конструктивных отношений с Россией. С другой стороны, в них нарастает напряжённость, и это касается не только экономических санкций, но и вопросов разоружения и других сфер.

Об угрозах миру

Сильнее экономических санкций меня тревожит то, что впервые, наверное, со времён Карибского кризиса люди - по крайней мере, в России, а возможно, и в Америке - начали сильнее ощущать угрозу Третьей мировой войны. По итогам соцопроса, недавно проведённого в России, 55% россиян считают, эта угроза реальна, причём из-за агрессивной политики США. Подобных настроений не было на протяжении нескольких десятилетий. Вопрос очень серьёзный, в чём-то это отражает нынешнее состояние международных отношений. В мире стало гораздо опаснее, и это вызывает большие опасения.

С другой стороны, санкции, может, и ослабили российскую экономику, но определённо укрепили единство и дух россиян — и, к сожалению, способствовали всплеску антиамериканских настроений в российском обществе. Россияне твёрдо убеждены: «Правда на нашей стороне. А правда сильнее доллара».

О правительстве и министрах

Они, на самом деле, продуктивно работают, если посмотреть на таких людей, как министр экономики, министр финансов. Это либерально мыслящие люди. На мой взгляд, за последние годы правительство проделало весьма хорошую работу.

О будущем санкций

Давайте подождём и посмотрим, что будет с санкциями. Я считаю, мы должны остановить санкции, мы должны повернуть этот процесс вспять. Вот почему у меня нет никакого желания мстить. Если быть откровенным, я советую своему правительству не принимать мер по принципу «зуб за зуб». Потому что я считаю, в какой-то момент мы должны остановиться, «зуб за зуб» — это нехорошо. Конечно, я не вижу сейчас развитие ситуации в таком благоприятном ключе, но я верю, что однажды американская элита, американский истеблишмент поймёт, что Россия совсем не враг Америке. И только путём сотрудничества мы можем сделать мир лучше для наших народов. Так что я надеюсь на это.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин


Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626810 Анатолий Аксаков

«Офшоры перестали быть тихой гаванью»

Аксаков: Госдеп хочет вытеснить Россию из Европы

Наталия Еремина

Что будет с офшорами через несколько лет, действительно ли США хотят бороться с отмыванием капитала, а также по какому пути должна идти пенсионная реформа, в интервью «Газете.Ru» рассказал глава финансового комитета Госдумы Анатолий Аксаков.

— По подсчетам экспертов, за счет возврата капитала, в частности, из офшоров российская экономика может вырасти на 1%. На ваш взгляд, ощущается ли уже возврат денег в Россию?

— Судить о том, что возврат капитала действительно идет, я могу лишь по косвенным признакам: в частности, приток капитала больше, чем обычно, а отток капитала меньше, чем обычно. Глава Сбербанка Герман Греф, который как раз на «финансовом хозяйстве сидит», сказал о том, что формирование вкладов из-за рубежа в его банке достаточно существенно увеличилось. Это признак того, что «некие лица начинают возвращать свои капиталы». В будущем мы почувствуем более существенный рост возврата капитала.

Закон об амнистии капитала начал действовать с 1 марта. Кроме того, действия наших зарубежных партнеров из других стран способствуют такому возврату, потому что начинают создавать проблемы российскому бизнесу. Также постоянно звучат заявления о возможной конфискации имущества и капиталов и о блокировке счетов. Конечно, это не радует тех, кто там держит имущество либо счета. И, очевидно, они ищут такие тихие гавани, где разместить средства, а лучшая гавань — это родина. Поэтому я рассчитываю на то, что довольно существенный возврат капиталов произойдет.

— Вы действительно считаете, что лучшая гавань — это родина? Во многих странах, в последнее время в Латвии и в Англии, серьезно ужесточили меры по раскрытию бенефициаров. Но не переориентируются ли россияне на другие офшоры?

— Сейчас уже многие страны, которые назывались офшорами, подписали соглашение с другими странами, в том числе и с Россией, о взаимной передаче информации о нерезидентах, которые имеют соответствующие счета в этих странах. В частности, Кипр, Лихтенштейн, Люксембург уже согласись раскрыться. Кстати, с Великобританией было подписано соглашение о том, что мы должны взаимно передавать соответствующую информацию. Поэтому говорить о том, что офшоры до сих пор остаются такой тихой гаванью, уже не приходится. И этот процесс будет продолжаться.

Я допускаю, что офшоры как анонимная сфера работы бизнесменов исчезнут.

Они просто будут предоставлять льготы налоговые и так далее. Но анонимность будет уходить. Поэтому все равно смысл теряется в них размещать средства. Одновременно и нам надо создавать реальные налоговые льготы, такие финансовые, экономические и юридические условия, которые бы создавали комфортные условия для работы в России.

— Какие это могут быть условия?

— Прежде всего, это стабильность правового режима: и налогового, и инвестиционного, и имущественного, и поменьше действий со стороны проверяющих, в том числе силовиков, которые пугают бизнес и выталкивают его из нашей страны.

— А если говорить о раскрытии юрисдикций, которые предоставляют нам информацию, то будет ли их количество в ближайшее время увеличиваться? За счет каких стран?

— В целом, уже больше чем 70 стран подписали с нами соглашения. Соответственно, ведущие страны практически все подписали эти меры. Соответственно, вопросы, связанные с офшорами в этих юрисдикциях, тоже уйдут в небытие. Такой процесс постоянно идет.

И я вижу только проблемы с Соединенными Штатами. Мы с ними фактически уже договорились о таком обмене. Но в последний момент американцы из-за своей санкционной политики отказались подписывать документ, они вообще не присоединились к многостороннему соглашению об обмене информацией.

Хотя сами везде шумят, кричат, призывают, что надо бороться с отмыванием капиталов, полученных преступным путем. Однако реальными действиями, к сожалению, не способствуют этому.

— Как вы считаете, в нынешних условиях с США вообще не удастся договориться?

— Действия американского истеблишмента не способствуют работе российского бизнеса на территории США. Скажем, принятие санкционных решений, в том числе и против такого крупного бизнеса, как у Виктора Вексельберга и Олега Дерипаски, дают сигнал к тому, что лучше российскому бизнесу не работать в США. Тем самым они фактически выталкивают наш бизнес из своей страны. И мы даже нуждаться в такой информации особенно и не будем.

— На прошедшем Петербурге форуме присутствовали американский посол и много представителей американского бизнеса. Сможет бизнес выстроить диалог? Какое у вас сложилось впечатление?

— Насколько я знаю, посол США Джон Хантсман ориентирован на конструктивное налаживание отношений между Россией и США. Я получал сигнал о том, что он хотел бы способствовать взаимоотношениям российского и американского бизнеса. Он человек популярный в Америке, известный, был кандидатом в президенты, конгрессменом, и, соответственно, к нему прислушиваются. Но не все в его власти.

Госдеп, к сожалению, пока действует по принципу чем хуже — тем лучше.

На мой взгляд, это как раз, в том числе, результат этой риторики антироссийской, которая после выборов раскрутилась.

Американский Госдеп хочет вытеснить Россию из Европы и создать ей экономические проблемы. Это стратегия продвижения американских экономических интересов, продажа энергоресурсов Европе, создание зон реализации американских товаров. Тем самым они считают, что решают свои экономические задачи.

Санкционная политика является не орудием политической борьбы уже, а орудием продвижения своих экономических интересов. И это больше всего беспокоит.

Потому что в долгосрочном плане, это, конечно, вредит самой Америке.

Если посмотреть, что происходит в нашей экономике в последнее время, то можно говорить и о пользе таких решений. Мы видим, что быстро начало развиваться импортозамещение, сельское хозяйство превращается в экспортера и мясной, и растениеводческой продукции. У нас появляются машиностроительные предприятия, которые были разрушены или полуразрушены в 90-е и 2000-е годы. То есть развивается и машиностроение, и производство оборудования и станков.

Цифровизация экономики — это тоже ответ на санкции. Потому что цифровизация помогает преодолеть все эти ограничения. Кстати, по Telegram мы видим, что очень трудно противостоять современным технологиям административными мерами. И очевидно, что, благодаря цифровым технологиям, которые быстро будут у нас развиваться в ближайшее время, мы сможем выйти на очень высокий качественный уровень экономики и при этом преодолеть все санкционные решения.

— Если вернуться к теме возврата капиталов на родину, то ряд российских инвесторов в ICO предпочитают размещаться не в России, потому что, по их словам, у нас не очень «положительное отношение» к ICO. Не получается ли, что мы сами выдавливает капитал из России?

— Я бы не сказал, что у нас отрицательное отношение к ICO. У нас либо никакое отношение, либо хорошее на самом деле. А плохое — оно у чиновников и просто связано с тем, что на ICO многие обжигаются, поскольку идет обман инвесторов. Ну, и самая главная причина такого восприятия — у нас нет законодательства. В июле я надеюсь, что мы примем законы о цифровых активах. Они начнут действовать, соответственно, со второй половины текущего года. Ну, и тема ICO сразу станет у нас одной из самых интересных.

Я просто ожидаю взрывного роста привлечения инвестиций через процедуру ICO в стартаповские проекты, проекты малого и среднего бизнеса. Причем в том же Крыму.

Крым, кстати, может благодаря ICO показать успешный опыт преодоления санкционных решений. Поскольку при ICO используются криптотехнологии, то многие анонимы смогут инвестировать в проекты, размещаемые через ICO на крымской инвестиционной платформе.

— Хотелось бы спросить вас как главу финансового комитета, каких судьбоносных законопроектов мы можем дождаться от комитета в этом году?

— Мы недавно приняли в первом чтении законопроект, который предусматривает снижение требований и количества проверок, проводимых в отношении бизнеса. То есть административные барьеры должны будут существенно снизиться. Одновременно идет работа по верификации, то есть по определению тех требований, которые зачастую являются излишними. Сократив количество требований, количество проверяющих, установив рискориентированный надзор, мы сможем смягчить административное бремя. А это будет такой стимул для того, чтобы бизнес активно работал, в том числе иностранный, в России.

Также мы запускаем реализацию идеи индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Пенсионные накопления — источник для решения социальных проблем человека, когда он выходит на пенсию. У нас, к сожалению, эта тема плохо работает.

— Разговор об ИПК очень давно откладывается…

— Он откладывался в том числе из-за выборов, потому что мы боялись разворачивания спекуляций на эту тему перед выборами. И вместо конструктивного разговора могла произойти политизация этого спора. Сейчас мы уже фактически запустили дискуссию. 14-го июня будут большие парламентские слушания, посвященные этой теме. Я рассчитываю, что

до конца года мы примем закон, который введет индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). И в результате у людей появится, с одной стороны, источник для решения проблем, когда они выйдут на пенсию, почувствуют себя социально благополучно, а с другой стороны, экономика получит длинный инвестиционный ресурс для реализации проектов.

— Если уж мы затронули тему ИПК, не могу не спросить, как вы относитесь к идее о повышении пенсионного возраста россиян?

— Я во фракции «Справедливая Россия». У нас достаточно жесткая позиция, касающаяся повышения пенсионного возраста. Я думаю, что эта тема приводит к очень серьезной дискуссии и непониманию, решит ли это проблему. Проблемы пенсионера могут быть решены не с помощью повышения возраста, а с помощью повышения производительности труда и роста доходов бюджета. Если не решим ключевые задачи, то до 100 лет что ли будем пенсионный возраст повышать?

Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626810 Анатолий Аксаков


Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 28 мая 2018 > № 2636350 Лев Хасис

«Подойти к банкомату и просто попросить». Лев Хасис — о ближайшем будущем банковских технологий

Первый заместитель председателя правления Сбербанка побеседовал с главным редактором Business FM Ильей Копелевичем в кулуарах Петербургского экономического форума

Сможет ли совместный проект Сбербанка и «Яндекс.Маркета» обойти AliExpress, выживут ли российские компании без американских интернет-технологий и когда у банкоматов не станет очередей? На эти и другие вопросы в студии Business FM на Петербургском международном экономическом форуме ответил первый заместитель председателя правления Сбербанка Лев Хасис. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Лев Хасис знаком нашей студии еще с X5 Retail Group. Но сейчас совсем другие масштабы. Перечень ваших полномочий и направлений в Сбербанке очень большой, в их числе такая уже ключевая для имиджа Сбербанка вещь, как развитие цифровых технологий. Насколько я представляю, Сбербанк — крупнейшая сейчас IT-компания в стране. По-моему, в структуре работают больше 10 тысяч IT-специалистов.

Лев Хасис: Вы хорошо осведомлены.

Эта цифра, в общем-то, гуляет. Самый яркий интернет-проект, о котором сейчас все говорят, это Сбербанк с «Яндекс.Маркетом». У него уже есть русское название — «Беру», уже произнесено, что он является русским Amazon или Alibaba. Поэтому самый первый и главный вопрос: какие цели, какие сроки и, вообще, планируете ли вы догнать безусловного лидера — AliExpress? Как быстро будет развиваться «Яндекс.Маркет» под названием «Беру» и как быстро, как вы думаете, он отберет долю?

Лев Хасис: Во-первых, наш самый большой цифровой проект — это все-таки сам Сбербанк. Здесь мы имеем и огромные перспективы для дальнейшего развития, и определенные достижения. То, что сегодня почти все люди в стране имеют возможность мгновенно перевести деньги своим друзьям, знакомым, родственникам за долю секунды в Сбербанке и десятки миллионов людей это делают каждый день, это и есть наш самый большой цифровой проект.

На втором месте — такой же проект, но только для компаний. Более трех миллионов российских юридических лиц используют наши сервисы, при этом больше 95% всех транзакций происходит удаленно, без того, чтобы приходить в наше отделение. Поэтому проект наш совместный с «Яндекс.Маркетом», о котором вы говорите, пока во всей структуре наших цифровых проектов имеет очень небольшую долю. Но у него есть гигантский потенциал, здесь я с вами согласен.

Возвращаясь к вашему вопросу: «Яндекс.Маркет», в котором мы теперь акционеры вместе с «Яндексом», будет развивать три направления бизнеса. Один уже существует у «Яндекс.Маркета» — это поиск товаров, сравнение цен. В прошлом году этот бизнес уже смог сгенерировать общий товарооборот порядка 140 млрд рублей. Второе направление, которое было запущено в тестовом режиме буквально несколько дней назад, — это маркетплейс «Беру». Это не компания, это просто один из брендов, одно из направлений деятельности компании, причем это пока тестовый режим и тестовое название. Мы все это будем проверять, и ассортимент сейчас пока достаточно маленький. Цель — отработать все механизмы, чтобы все это работало, и только в конце осени мы будем запускать его в публичный доступ. Он и сейчас доступен публично — можно его загрузить и им пользоваться, но это тестовый режим, и можно ожидать, как у любого тестового сервиса, извините за выражение, какие-то глюки. Поэтому цель — в ближайшие несколько месяцев все это расчистить, и в конце лета, может быть, в начале осени он будет публичным.

И третье направление, которое компания будет развивать, — это кросс-граничный маркетплейс. На сегодняшний день, если говорить об основных участниках рынка, вы упомянули AliExpress, но AliExpress лидирует на рынке как раз кросс-граничной торговли, когда они продают товары, сделанные в Китае, от имени китайских компаний напрямую российским потребителям. В силу особенностей российского регуляторного режима эти товары поступают в Россию без уплаты таможенных пошлин, без уплаты НДС и за счет этого являются существенно более дешевыми, чем те товары, которые продаются в магазинах. Очевидно, что значительная часть того роста, который есть у AliExpress и других подобных компаний (AliExpress не единственная компания, которая сейчас работает в области кросс-граничной торговли), связана именно с этим регуляторным арбитражем. Поэтому мы понимаем, что в любом случае государство постепенно будет вводить дополнительные регуляторные нормы, которые будут способствовать тому, чтобы выравнивать условия ведения бизнеса между российскими юридическими лицами и нероссийскими. Тем не менее это кросс-граничное направление все равно имеет потенциал, поэтому наша совместная с «Яндексом» компания тоже будет его развивать.

Национальный же маркетплейс, который мы строим, одно из направлений деятельности компании «Яндекс.Маркет», будет способствовать тому, чтобы компании, которые находятся в российском правовом поле, могли продавать товары клиентам. И в этом смысле мы отличаемся от некоторых наших конкурентов, которые пытаются инвестировать в одну конкретную компанию. Мы не хотим быть одним из игроков рынка с тем, чтобы конкурировать с нашими клиентами. Мы очень дорожим нашими клиентами. Мы хотим не конкурировать с ними, а создать платформу, механизм, чтобы помочь нашим клиентам организовать свой бизнес, нарастить продажи, находить правильных клиентов, правильных партнеров и так далее. Этому и служит идея маркетплейса.

«Мы хотим помочь больше продавать»

Вы опередили мой вопрос. Я хотел сказать, что ВТБ участвует в обычном ритейлере, а вы интернет-ритейл создаете. Собственно, ответ отчасти прозвучал.

Лев Хасис: Не совсем. Интернет-ритейл — это магазин, который что-то продает. Мы строим маркетплейс, на котором интернет-ритейлеры, причем неограниченный круг интернет-ритейлеров, могут продавать свои товары. Например, уже на сегодняшний день «Яндекс.Маркет» сотрудничает примерно с 25 тысячами интернет-ритейлеров, и мы думаем, что со временем партнерами нашего маркетплейса будут сотни тысяч российских компаний. В этом мы видим дополнительную синергию с нашим основным бизнесом, который будет позволять компаниям, которые обслуживаются в Сбербанке, любым российским компаниям быстрее находить правильных клиентов, растить объем своих продаж, увеличивать свой бизнес. Это и есть синергия. Если вы спросите любого предпринимателя, о чем у него больше всего болит голова, я думаю, что в первую очередь он вам скажет: «Хочу больше продавать». Вот мы хотим им помочь больше продавать.

А сервис доставки в этой системе будет на чьей стороне?

Лев Хасис: Мы должны обеспечить сервис доставки. Опять-таки на сегодняшний день в России уже есть довольно много компаний, которые занимаются логистикой, доставляют товары, и мы должны снять эту головную боль с тех, кто продает, будь то продавец или производитель товара, с клиентов и сделать максимально хороший клиентский опыт, чтобы потребитель мог заказать товар, гарантированно его получить, не потерять деньги и, если ему этот товар не нравится, вернуть этот товар и получить деньги обратно.

Это будет система, которая будет вовлекать существующие логистические компании вплоть до «Почты России» или же это будет построение собственной delivery?

Лев Хасис: Здесь никакого противоречия — будет и то и другое. Мы будем работать как с существующими логистическими операторами, так, возможно, будем сами инвестировать в логистическую инфраструктуру, чтобы заполнить те белые пятна, которые могут быть на этом поле логистических сервисов.

Дальше возникают вопросы о складской инфраструктуре, как только начинаются большие объемы и дальние расстояния. Это все в планах Сбербанка?

Лев Хасис: В планах «Яндекс.Маркета».

«В очень ближайшее время человек сам будет удостоверителем своей личности»

Сбербанк теперь партнер, и не случайный партнер, потому что, как говорят сейчас, для банка главное — создать цифровую платформу, которая предоставляет все новые и новые, уже совершенно не связанные с банковскими сервисами услуги.

Лев Хасис: И нашим партнером является «Яндекс» — безусловный лидер из технологических компаний России, компания, которая очень много инвестирует в поиск. Посмотрите, даже Google при всем своем могуществе, к сожалению, пока не имеет возможности сильно увеличить свою рыночную долю на рынке поиска. Поэтому «Яндекс» для нас очень интересный партнер, но наша стратегия в целом предусматривает сейчас все больше и больше партнерств. Поэтому точно так же, как мы пытаемся найти какое-то партнерство с «Яндексом», например в области электронной коммерции, с другими компаниями мы создаем партнерство в других видах сервисов. Например, у нас с АФК «Система» есть совместный проект, который называется VisionLabs. Он является абсолютным лидером в области face recognition (распознавание лица. — Business FM).

Биометрия, так или иначе. Это следующая тема, о которой мы сейчас должны с вами обязательно поговорить.

Лев Хасис: Это не вся биометрия, это пока только распознавание лиц. Они даже по мировым тестам являются одним из лидеров, и мы сейчас очень активно развиваем эту технологию. Даже можно уже сейчас на нашем стенде на форуме посмотреть, как это работает. Наш тестовый пилот вместе с правительством Москвы в московском метро на ограниченном количестве станций позволил буквально за полтора месяца органам правопорядка задержать около 50 человек, которые находились в розыске.

Это VisionLabs.

Лев Хасис: Да. И я думаю, что они сейчас уже закончили тестирование нового своего продукта, который называется «очки дополненной реальности», когда, например, сотрудник правоохранительных органов, находясь даже в толпе людей, в этих очках может, как только появляется какой-то человек, который находится в розыске, сразу же получить...

В базе данных этих очков...

Лев Хасис: Сами очки не являются носителем данных, но, как только будет какой-то человек, который находился в базе данных, или он в розыске, или потенциальный террорист и так далее, они позволят существенно повысить уровень безопасности. В целом, если говорить о будущем, то возможность очень точно распознавать лицо человека со временем, думаю, позволит нам отказаться от любых физических носителей.

От паспорта в кармане.

Лев Хасис: Не только от паспорта в кармане, но и от кредитной карточки, и даже, может быть, от смартфона. Я все время привожу пример советского мультфильма «Трое из Простоквашино», когда Кот Матроскин сказал замечательную фразу: «Какие документы? Лапы, хвост, усы — это и есть мои документы». Со временем, и это будет в очень ближайшее время, человек сам будет удостоверителем своей личности.

Это время начинается с 1 июля, потому что уже вступает в силу закон о применении биометрических данных. И основным производителем в действие этого закона будут именно банки. Вы и будете предлагать клиентам сдать свои биометрические показатели: лицо, усы, лапы, хвост — у кого что есть и кто что умеет зафиксировать. Что Сбербанк будет делать?

Лев Хасис: Поскольку эта деятельность регулируется государством, то мы будем работать так же, как и другие банки.

Но сервисы-то предлагает каждый банк, может быть, по-своему. Как это будет происходить?

Лев Хасис: Есть то, что будет регулироваться, и в рамках регулируемой деятельности все будут выполнять одну и ту же функцию, которая будет установлена государством и позволит людям как раз идентифицироваться, в том числе удаленно. Вам не нужно будет идти в отделение банка, чтобы получить кредит, и, возможно, даже подойдя к банкомату, вы не будете ничего в него вставлять, а нужно будет просто попросить денег — и он даст, потому что он вас узнает, тут же сверит с остатком вашего счета.

Просто сказать.

Лев Хасис: Просто сказать — это уже двухфакторная идентификация.

А как он узнает, что я хочу? Меня-то он узнал, удостоверил, но он же должен понять, чего я хочу.

Лев Хасис: Идентификация и по лицу, и по голосу. Вы голосом скажете, что вы хотите, и он должен будет понять, перевести ваш русский язык на язык своих алгоритмов, которые позволят ему совершить правильное действие.

В магазине так тоже может работать?

Лев Хасис: Первые пилоты с биометрическими платежами Сбербанк начал еще год или два назад с сетью «Азбука вкуса». Уже тогда можно было делать платежи просто по отпечатку пальцев: прикладываешь палец и делаешь платеж. Я думаю, что со временем, и это не очень далекое время, такая возможность будет в магазинах.

«У России сейчас есть очень хорошая возможность, чтобы в новом витке технологического развития, связанного с искусственным интеллектом, занять достаточно серьезные позиции»

Я уже сказал, что вы самая крупная IT-компания в стране, у вас собственные разработки во всех этих и не только этих — еще, наверное, можно долго продолжать различные IT-проекты, которые находятся в экосистеме Сбербанка. У нас, как известно, очень непростые отношения с западными странами. Импортозамещение, с одной стороны, угроза санкций — с другой стороны. Ведется ли работа в ту сторону, чтобы мы гипотетически могли обходиться или минимально быть зависимыми от критических импортных, американских интернет-технологий? Да, мы многое делаем сами, но можем ли мы отказаться от Oracle, Cisco, от этих базовых систем, пытаемся ли мы это сделать или даже не пытаемся?

Лев Хасис: Я думаю, что мы пытаемся это делать, и достаточно давно многие российские компании начали смотреть на альтернативных поставщиков так называемого hardware, что называется у айтишников «железки». К счастью, сейчас есть довольно серьезные производители hardware в Китае — та же компания Huawei, которая предлагает многое из того, что производят американские компании, при этом уже достаточно хорошего качества и по вполне приемлемым ценам. Наше сотрудничество с Huawei началось несколько лет назад, и сегодня это один из наших ключевых поставщиков. Мы подписали с ними сегодня очередное соглашение о развитии сотрудничества. Поэтому в части hardware Китай может в значительной части заместить те технологии, которые получаются из Америки. С точки зрения software ситуация намного сложнее, потому что мы все пользуемся даже смартфонами либо на основе Android, либо на основе iOS, и если представить, что вдруг в стране такой возможности не стало, то я не знаю, можем мы без этого обойтись или нет. Не очень уверен.

Всем гражданам, рядовым покупателям пока даже в самых страшных снах не приходит в голову, что это может случиться, а вот таким банкам, как Сбербанк, гипотетически все может грозить.

Лев Хасис: Мы очень надеемся, что такой сценарий не случится, и очень надеемся, что в геополитике начнется какая-то разрядка напряженности и потепление отношений. Безусловно, наши IT-службы прорабатывают разные сценарии, в том числе и самые драматические, мы проводим стресс-тесты. Я очень надеюсь, что не только мы, но и другие организации готовы работать в разных условиях.

Не хотелось бы быть квасным патриотом, но, с другой стороны, хотелось бы представить себе, что мы можем. Если оценивать реалистично, не только можем, более того, мы можем завоевывать свой рынок, может быть, со временем выходить на другие рынки, ведь вроде бы у нас хорошие специалисты, как все говорят, великолепная математическая школа, наши люди востребованы. Ведь все-таки IT-отрасль — это сейчас в первую очередь мозги и подготовка кадров. Я хочу философски вас об этом спросить не в плане опасности и рисков, а в плане возможности — есть ли она?

Лев Хасис: Очень важный вопрос. Поскольку сейчас весь мир переживает AI-трансформацию — Artificial intelligence, искусственный интеллект — очень интересная вещь, что именно из-за того, что в России традиционно очень сильная математика, сейчас появляется шанс, что Россия может в этом AI-процессе занять лидирующую позицию. Даже тот пример, который я приводил по компании VisionLabs, это же тоже чистой воды AI-компания, работающая с алгоритмами, которые позволяют считывать человеческое лицо, определять его с очень высокой точностью и так далее. Это просто один из примеров, и они делают это лучше, чем большинство компаний в мире. Это говорит о том, что в России сейчас есть очень хорошая возможность, чтобы в этом новом витке технологического развития, связанного с искусственным интеллектом, занять достаточно серьезные позиции.

Это интересные технологические, но отраслевые вещи. А когда я говорил про эти базовые системы, будь то Microsoft Windows, а для больших финансовых, промышленных систем это Oracle, Cisco, SAP, на них наши и другие программисты строят свои приложения, решения, пользуются этой критической инфраструктурной вещью. О чем мой философский вопрос: есть ли такая интенция — создавать свою базу?

Лев Хасис: Например, есть компания «1С». Несмотря на все эти мегабренды, о которых вы говорите, компания «1С» является российским мегабрендом в области, например, автоматизации производственного учета.

Это партнер Сбербанка?

Лев Хасис: Я думаю, что сегодня практически невозможно найти какую-то серьезную IT-компанию в России, которая не была бы партнером Сбербанка. Это тоже одна из наших больших социальных ролей — быть драйвером не только того, что происходит внутри нас, но мы за собой тянем, как нам кажется, таких разработчиков.

Я помню, лет десять назад правилом хорошего тона было сказать, что мы очень много заказали у Oracle, это была хорошая визитная карточка — объем заказа у Oracle, Cisco и так далее. Сейчас как-то по-другому?

Лев Хасис: У нас объем сотрудничества с такими с компаниями, как Oracle, IBM, SAP, Cisco и так далее, все еще очень большой, и мы видим много потенциала для развития этого сотрудничества. Но появляются новые игроки, такие как Huawei, и мы очень много работаем с российскими компаниями. Это не только «1С». Сегодня мы подписали соглашение с российским разработчиком операционной системы для мобильных устройств Sailfish — это чисто российская разработка, она сертифицирована в России. Мы посмотрим, как можно использовать их возможности для наших сервисов. Мы запустили наш собственный проект SberCloud. Это облачные сервисы Сбербанка, чтобы предоставлять не только самим себе, но и нашим клиентам, юрлицам облачные сервисы на базе той IT-инфраструктуры, которая есть в России. Поэтому мы не стоим на месте, мир не стоит на месте, все довольно быстро меняется.

Борис Нуралиев, директор и создатель «1С», был сегодня в этой студии, и я его спросил: что бы вы хотели сказать властям, что в наибольшей степени сдерживает развитие отрасли? Он, ни на секунду не задумываясь, сказал: дефицит кадров, мы пока, несмотря на все слова, очень мало готовим. Что бы вы сказали об этом?

Лев Хасис: Поскольку мы с Борисом много общаемся, я думаю, что у всех нас одни и те же проблемы. Мы ведь не только сетуем на то, что нам не хватает кадров и так далее. Сегодня Герман Греф подписал соглашение об открытии в Москве нашей собственной школы подготовки IT-специалистов. Есть такая школа «42» во Франции, которая знаменита тем, что это школа не для детей, а для взрослых — от 18 до 30 лет. Люди приходят, и их бесплатно обучают искусству быть IT-специалистом. Там есть 21 уровень. Когда человек достигает 21-го уровня, он уже может быть архитектором IT-системы и так далее. Мы запускаем нашу собственную школу, она будет называться «Школа 21», XXI век. В этом году уже будет первый набор, и она будет готовить сотни очень квалифицированных IT-специалистов.

Мы с вами говорим об очень интересных, подвинутых вещах. Многие обязательно вспомнят две вещи: о том, что в Сбербанке около банкоматов стоят очереди и, помимо очередей, стоит еще человек, который помогает клиентам Сбербанка (пенсионерам, людям старшего поколения) пока что пользоваться банкоматом. И еще один из ваших коллег, один из зампредов, сказал на днях фразу, которая многих зацепила: очередь около Сбербанка — это хорошо, это наша ценность. Он, естественно, пояснил свою мысль, но я думаю, что пояснение никогда не доходит, а вот слово «очередь» в любом случае запоминается. Нет ли огромного разрыва между тем, о чем мы говорим, и тем, что люди видят у банкоматов?

Лев Хасис: Первое: мы просим наших консультантов быть рядом с нашими клиентами, и это не только их помощь в работе с банкоматами. Скажем, для пенсионеров и людей старшего поколения это еще и возможность им рассказать, как работает наш мобильный банк, и объяснить, что 90% того, что они хотят сделать, придя в отделение банка, они могут сделать дома, сидя на диване, и никуда ходить не нужно.

Этот процесс обучения сказывается? Вы же видите всю статистику?

Лев Хасис: Мы видим. У нас стремительно растет количество клиентов, которые делают транзакции, различные операции, не приходя в банк. И мы сейчас видим, что очень мало людей не имеют какого-то счета в Сбербанке, потому что это просто страшно удобно, когда ты за одну секунду можешь любому человеку отправить деньги.

Вторая вещь: к сожалению, действительно у нас кое-где еще бывает ситуация, когда есть очередь, особенно в час пик, потому что часто бывает так, что в течение дневных часов никого нет, а закончился рабочий день, пусть там стоит даже десять банкоматов, но если пришли 50 человек, то будет очередь. Поэтому мы делаем все, от нас зависящее, чтобы бороться с очередями. У нас есть целая программа, которая называется «Очередей.Нет!». Я думаю, все, что от нас зависит, мы сделаем, чтобы нашим клиентам было максимально комфортно с нашими сервисами. Довольный клиент — это наша цель. Поэтому я заранее хочу извиниться, если кто-то вдруг случайно видит такую ситуацию, она для нас неприемлема, и мы будем делать все, от нас зависящее, чтобы люди получали сервисы в максимально удобной для себя форме, а именно без физического визита в наши отделения.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 28 мая 2018 > № 2636350 Лев Хасис


Россия > Финансы, банки. Агропром > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636426 Юрий Соловьев

Первый зампред ВТБ: «Нам очень комфортно быть именно кредитором в истории с «Магнитом»

В интервью Business FM первый зампред группы «ВТБ» Юрий Соловьев прокомментировал решение банка уменьшить долю в «Магните»

Первый зампред группы «ВТБ» Юрий Соловьев и главный редактор Business FM Илья Копелевич в рамках международного Петербургского экономического форума обсудили продажу доли «Магнита», сделку с СОГАЗом, а также ситуацию на глобальном рынке.

В нашей студии Юрий Соловьев, первый зампред группы «ВТБ», банка ВТБ. Сначала о сделках. Они крупные и заметные, поэтому интересные. Ну, конечно, история с «Магнитом». Буквально в феврале нас всех ошарашили такой покупкой — крупнейшей доли у Галицкого. Речь шла о том, что ВТБ также заключает соглашение о стратегическом партнерстве с «Почтой России», у которой есть «Почта банк». У «Почты», как нам рассказывали, есть дефицит логистических возможностей, которые необходимы для обслуживания интернет-торговли. И вот синергия «Магнита» как большой логистической системы, «Почты» и ВТБ как связующего некоего звена, в том числе финансового. Вот это некая конструкция. Но сейчас вы очень неожиданно половину почти что своей доли продали. Почему?

Юрий Соловьев: Очень многогранный вопрос. Начнем, наверное, с покупки достаточно крупного пакета у Сергея Николаевича Галицкого в феврале. Мы покупали, преследуя несколько целей. Первое — он хотел продать достаточно большой пакет, поэтому мы купили то, что он продавал в тот момент. Нам очень нравилась сама компания, нам очень она нравится и сейчас. И мы купили ее в первую очередь как инвестиционный банк в надежде на то, что компания сможет найти новую стратегию и быть значительно переоцененной рынками, что, собственно говоря, сейчас и происходит. Это только начало, мы считаем, что в капитализации компании есть достаточно большой апсайд, и это будет продолжаться достаточно значительное время. Второе — мы действительно самый первый контракт, который мы подписали, — это было партнерство между «Почтой России», компанией «Магнит» и ВТБ, в котором ВТБ выступает финансовым партнером, и это совместное предприятие должно было реализовать развитие бизнеса в нескольких направлениях. Логистику вы упомянули. Можно считать комплементарными, например, парки грузовиков — 17 500 грузовиков у «Почты», 6500 у «Магнита». Совместным усилием покрывается большая часть страны. Большая синергия с логистической точки зрения в постройке логистических и распределительных центров существует. Это направление уже сейчас достаточно сильно изучается, и менеджмент обеих компаний пишет достаточно подробный бизнес-план. Мы его, я думаю, опубликуем достаточно скоро. С другой стороны, «Магнит» уже в июне запустит первые магазины на почтах, в которых в более маленьких населенных пунктах будет 400 SKU (англ. Stock Keeping Unit. — Business FM), так называемых товарных единиц, в более крупных — 600, в том числе они будут открыты и в Москве уже, по-моему, 16 июня. «Почта», и об этом не так много людей знает, уже занимается продажей многих единиц товаров. Сейчас мы это упорядочиваем. Естественно, вводим туда возможности реализации этих дисконтов и умного управления товарной базой. Как они должны располагаться на полках и так далее. И «Магнит» эту экспертизу внутри «Почты» даст. Для «Магнита» это сразу огромное расширение покрытия. Для «Почты» это возможности делать это более профессионально и с гораздо большей маржей.

В начале такого развития в общем интересного проекта зачем же уменьшать долю, когда он еще не раскрылся в полной мере?

Юрий Соловьев: Здесь мы приходим назад к нашей банковской деятельности. Дело в том, что внутри банка существуют определенные рисковые характеристики, и мы придерживаемся определенных стандартов риск-менеджмента, по которым для себя определили, что при данной волатильности этого актива и общем лимите инвестиций от группы «ВТБ» в Asset Class так называемый, вид активов акций, и частные, и публичные акции, что наш лимит не должен превышать на настоящий момент 20% доли в капитале «Магнита». Это абсолютно четко совпадает с нашим обычным подходом в то, что мы делаем. Если вы посмотрите, в Tele2 мы владеем 27,5% — это наш экономический интерес. В «Бургер Кинге» мы, например, снизились тоже до 20%. И в большом количестве наших частных или публичных инвестиций мы придерживаемся вот этой суммы. Она может меняться. Сейчас она 17%.

Ну там-то было всего чуть-чуть больше 29,7, да?

Юрий Соловьев: Ну, если вы посмотрите на то, из какого пакета мы вышли, он сегодня стоит на рынке больше миллиарда долларов, поэтому для компании даже нашего размера это значительная сумма.

Звучало, что вы же, по крайней мере отчасти, и кредитовали покупателя. Так что не то чтобы прямо «окешелись».

Юрий Соловьев: Мы «окешелись». Это обычная банковская транзакция. Коллеги положили достаточно большую сумму своих собственных денег — несколько сотен миллионов долларов. И нам очень комфортно быть именно кредитором в этой истории. Оставляя достаточно большой пакет, мы остаемся хотя и миноритарным владельцем, но самым большим акционером.

Старшим партнером в этом партнерстве?

Юрий Соловьев: У нас нет партнерства, мы не старший партнер. Мы участвуем в совете директоров, как и любой другой инвестор. Должен сказать, к нашей большой радости, процесс формирования совета директоров закончился. Он возглавляется независимым директором Чарли Райаном. Все акционеры поддержали наше предложение. Получился очень профессиональный состав людей, имеющих огромный опыт работы в ритейле. И компания дальше будет управляться советом директоров от лица акционеров. Очень многие люди путают, мы не являемся владельцем компании. Наша основная деятельность — это банковская деятельность. Соответственно, дальше компания управляется, как и любая другая компания в нашем портфеле, профессиональным советом директоров. И мы как один из акционеров, у которого в моменте 17% компании.

Теперь тоже крупная сделка. Вы купили пакет СОГАЗа. Это как бы немножко другая большая группа — «Газпром», «Газпром банк». Что означает эта сделка, к чему она ведет?

Юрий Соловьев: Там немножко произошло наоборот: СОГАЗ купил у группы «ВТБ» «ВТБ Страхование», и мы получаем в виде платежа за нашу компанию 10% акций объединенной компании и значительную денежную выплату, которая приведет к прибыли группы «ВТБ» в несколько десятков миллиардов рублей в этом году.

Извините, СОГАЗ, раз он становится управляющим акционером, он сохранит бренд «ВТБ Страхование»? Все-таки он связан с группой «ВТБ».

Юрий Соловьев: Нет, это будет объединенная компания «СОГАЗ». Как она будет называться в будущем, будут решать, наверное, акционеры. Но в данном случае СОГАЗ — это компания, которая приобретает «ВТБ Страхование». За это мы получаем как группа 10% акций объединенной компании и значительную денежную выплату.

Насколько я помню, у СОГАЗа много активов в пенсионных фондах, связанных с «Газпромом», или нет?

Юрий Соловьев: Там достаточно сложная структура. Насколько я понимаю, часть этих пенсионных активов будет действительно включена в сделку. И то, чем СОГАЗ владеет. Это внутри общей компании будет, да.

А ваши пенсионные фонды?

Юрий Соловьев: Наши пенсионные фонды останутся, по крайней мере пока...

За периметром этого?

Юрий Соловьев: Это не обсуждалось. Это не обсуждается пока никак. И для чего мы это сделали? Создается национальный чемпион. Суммы премий годовых, которые вообще собирают компании, это 280 млрд рублей, а общая сумма активов под управлением этой компании — 550 млрд рублей.

Тогда я уточню. Все-таки страховой-то бизнес для банка — это почти профильный, а вы тут выходите в такого портфельного инвестора.

Юрий Соловьев: Да, но в самую большую компанию, мы считаем. Нам нравится словосочетание «национальный чемпион», мы выходим в самую крупную с нашей точки зрения, самую профессиональную компанию на этом рынке. Поэтому мы остаемся в страховом бизнесе. Остаемся просто через долю в компании с нашими партнерами. Все основные виды bank insurance (англ. банковское страхование. — Business FM) группа будет продолжать. Наш банк будет также распространять страховые продукты, как распространял продукты «ВТБ Страхования», только теперь для группы «СОГАЗ».

Теперь немного про макроэкономику. Два основных фактора — рост санкционных рисков, не просто рисков, а по ряду компаний они уже состоялись. И, с другой стороны, очень высокие цены на нефть, неожиданно. Как бы вы охарактеризовали конъюнктуру, в которой мы сейчас находимся? И, соответственно, как она на рынке отражается? Что рынок говорит? Как он оценивает это, так сказать? Жадность или страх, что здесь сейчас побеждает?

Юрий Соловьев: Они всегда работают в комбинации. Сначала я хотел бы коснуться нормализации уровня валютных ставок, того, что сейчас происходит. Если посмотрим за прошлый год, с того момента, когда мы прошлый раз встречались, Libor (англ. лондонская межбанковская ставка предложения. — Business FM) долларовый трехмесячный вырос от 1,2% до 2,3%. Доходность десятилетних облигаций казначейства США в мае 2017 года составляла 2,3%, а сегодня выросла выше 3%. Это значительное повышение ставок, которое привело к значительному ослаблению валют многих развивающихся стран, а также к значительному падению цен на долговые инструменты развивающихся стран. Это поднятие является серьезным тестом устойчивости бюджетных конструкций, рациональности структуры долга компаний различных стран.

И здесь же, конечно, мне кажется, в значительной степени кроется ответ на вопрос, почему при цене 80 долларов за баррель рубль незначительно укрепляется. Ну то есть имеется там ряд факторов, но и этот тоже.

Юрий Соловьев: Первое — существует так называемое бюджетное правило...

Но есть еще как бы и психологическое давление рынка. Это важный фактор.

Юрий Соловьев: Есть психологическое давление. То, что происходит на мировых рынках, те страны, которые менее устойчивы или более подвержены рискам, такие как Турция, Индонезия, Аргентина, были просто, грубо говоря, разрушены. Местные рынки просто пришли в такое свободное падение. Но Россия на этом фоне смотрится очень хорошо. Чем это поддерживается, кроме нефти? Это в первую очередь макроэкономическая стабильность. И очень четкой политикой — и монетарной, и фискальной. Во-вторых, вы правы, нефть находится на достаточно высоком уровне. Более долгосрочная перспектива сделки ОПЕК сейчас, наверное, определяется. С нашей точки зрения будут несколько ослаблены ограничения. Вы знаете, что Россия принимала на себя сокращение 300 тысяч баррелей в день, и ОПЕК продолжит сделку, но продолжит ее на более смягченных уровнях для того, чтобы не доводить цены на «черное золото» до экстремального уровня. По отношению к октябрю 2016 года цена нефти марки Urals выросла на 60%. Достаточно значительный рост для того, чтобы страны — экспортеры нефти здесь приняли некую паузу, поэтому мы считаем, что, скорее всего, это произойдет.

Третья вещь, которая добавила, наверно, в поведение наших долговых валютных инструментов и инструментов, привязанных к акциям, — это волатильная международная политическая конъюнктура. Мы очень открыты как экономика, и мы воспринимаем достаточно чувствительно новости про торговые войны и новости про те геополитические ограничения, которые на нас накладывают США и их союзники. С другой стороны, если мы подойдем несколько научно и посмотрим, что же получилось, например, на валютном рынке, с начала апреля валютный курс рубля по отношению к доллару ослабился с 58 долларов до 62 на сегодня. Это ослабление порядка 6,5%.

Юрий Соловьев: У нас в проекте бюджета на этот год — 62, так что мы точно попали.

Пока, по крайней мере, да. Если вы посмотрите на индекс валют развивающихся стран, он снизился где-то порядка 5-5,5%. То есть, на самом деле, та разница, которую мы можем направить на объяснение именно санкционной составляющей, — это в районе 1%, что, наверное, показывает, что наша экономика или, по крайней мере, валюта относительно устойчива против таких геополитических ограничений, что нас очень радует, потому что стабильность валюты — это стабильность инфляционного режима и так далее.

Юрий Соловьев: В большей степени все-таки да, она зависит в том числе от нас, а не только от внешнеполитических факторов. Таков вывод, я понимаю.

Абсолютно.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки. Агропром > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636426 Юрий Соловьев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636425 Анатолий Печатников

«Добровольная биометрия» входит в банковскую жизнь

Заместитель президента — председателя банка «ВТБ» Анатолий Печатников рассказал Business FM об интеллектуальных приложениях и о бесконтактных технологиях

На Петербургском экономическом форуме интервью Business FM дал заместитель президента — председателя банка «ВТБ» Анатолий Печатников. Он рассказал о новых технологиях в банковской сфере и о том, как с этим работать самим клиентам.

Ранее сообщалось, что банки уже используют системы биометрического контроля. Однако, по словам Печатникова, с 1 июля «стартует общегосударственная программа по сбору биометрических слепков».

Самая интересная, не вполне осознанная еще всеми клиентами банков история — это биометрия, которая входит в банковскую жизнь, начинает входить с 1 июля. Расскажите, что вы делаете?

Анатолий Печатников: Я бы не сказал, что не вполне осознанная. Мы же с вами уже в практической жизни палец прикладываем к iPhone, и все считают, что это нормально, хотя это тоже биометрия.

Это у кого есть iPhone.

Анатолий Печатников: Мы голосовые слепки собираем и действительно идентифицируем клиентов, которые звонят в кол-центр уже. Но вы хорошо заметили, что с 1 июля у нас такая общегосударственная программа стартует по сбору биометрических слепков. Это изображение лица и голос. Это добровольная процедура, граждане не обязаны это делать. Но те граждане, которые согласятся пройти эту процедуру передачи своего фотоизображения и голоса в общую государственную систему, получат огромное количество выгод впоследствии.

Как им это делать, зачем? Какие могут быть мотивы, которые должны остановить, допустим?

Анатолий Печатников: Давайте с самого простого: как это делать? С 1 июля во всех отделениях ВТБ человеку вполне можно согласиться, потому что мы будем предлагать всем клиентам, которые будут заходить в наши отделения, пройти эту процедуру, дать письменное согласие. После этого вы будете сфотографированы, вам будет предложено прочитать три заданные фразы. Это тоже любопытные фразы, не многие наши радиослушатели, наверно, знают, там слепок голоса берется, исходя из трех строчек, и в каждой строчке надо несколько цифр произнести в разном порядке в микрофон. Вас запишут, потом все эти данные будут переданы в единое государственное хранилище, и они там будут храниться. Это делается для того, чтобы, если потом гражданин захочет воспользоваться какой-то государственной услугой или коммерческой услугой без личного посещения отделения, офиса, приемной государственной, предъявления паспорта, он это может сделать дистанционно, воспользовавшись интернетом или своим мобильным телефоном.

Как это будет работать? Допустим, надо прислать фотографию в подтверждение, что это я?

Анатолий Печатников: Нет, не надо.

А если я просто лежу без сознания, меня сфотографировали и отправили фотографию, а в ответ деньги пошли куда-то?

Анатолий Печатников: Нет, вы сидите у себя дома за компьютером. Надо, чтобы компьютер имел микрофон и камеру. Войдя в какой-то государственный интернет-сервис, вы можете нажать кнопочку «идентифицировать меня», и машина вас сама идентифицирует. Система поймет, что это вы, и откроет доступ вам к вашим персональным данным. Либо вы таким образом можете еще, используя электронную подпись, сразу заключить контракт.

А при чем здесь розничный банк? Я все-таки думал, что это про пользование своими деньгами в первую очередь.

Анатолий Печатников: Эта биометрическая идентификация нужна не только банкам. Банкам она, безусловно, нужна, потому что это позволяет клиентам пользоваться банковскими услугами, не посещая отделений. В чем сейчас сложность? Чтобы стать полноценным клиентом банка, вы должны обязательно прийти в отделение. Вы должны показать паспорт, соответственно, сотрудник банка должен его увидеть, сделать ряд обязательных действий, которые нам предписывает Банк России, проверить достоверность вашего паспорта и подписаться, что я, сотрудник банка, проверил, вот человек — это тот человек, вот его документы, вручить ему мобильный телефон с нашим мобильным приложением, дать ему коды доступа. Все, и тогда он может пользоваться услугами, и то, кстати говоря, не всеми. Потому что ряд сделок (с недвижимостью, кредитные сделки, крупные депозитные сделки, сделки с ценными бумагами) все равно требует пока явки в офис или явки в Росреестр. А здесь вы, имея такой слепок в едином государственном хранилище, можете не посещать ни Росреестр, ни биржу. Может быть, через какое-то время мы и границу будем пересекать без паспорта, просто...

«Предъявив лицо».

Анатолий Печатников: Да. «Добрый вечер, пограничник. Я — Петр Петрович». Вам скажут: «Замечательно, Петр Петрович. Рады вас видеть на родине».

Это все-таки футурология. Все-таки применительно к банку что будет происходить, кроме того, что именно там надо сфотографироваться?

Анатолий Печатников: Для банка выгода и для клиентов в том, что они действительно могут открывать счета и пользоваться банковскими услугами, любыми банками, не заходя в офис.

Это и сейчас возможно по очень многим направлениям. Элементарно мы платим в интернете с помощью карты, получая от банка SMS с кодом, который нужно ввести, без биометрии.

Анатолий Печатников: Да, конечно, часть простых, элементарных операций расчетных, ежедневных вы можете осуществлять, не заходя в офис, но что-то более сложное — квартиру купить, ипотеку заключить, ценную бумагу купить — вам придется зайти в офис.

Понятно. Не могу себе представить, чтобы в будущем я купил квартиру, не зайдя никуда, но, может быть, это славное время настанет. Пока верится с трудом. Еще из цифровых вещей: сегодня как раз здесь ВТБ подписал соглашение с Петербургом об участии в программе «Карты петербуржца». Как я понимаю, это мультисервисная карта, которая одновременно банковская, одновременно социальная, одновременно еще с большим количеством функций, информации и так далее. Можно подробнее?

Анатолий Печатников: Это тоже пример одного из очень интересных цифровых проектов. И мы очень признательны администрации города, которая наш банк выбрала партнером. Этот проект — открытая платформа, которая позволяет к ней присоединяться любому кредитному учреждению, которое работает в России. Мы рады тем обстоятельствам, что мы участники разработки этой технологии, мы инвесторы в эту технологию, и я надеюсь, мы будем одним из первых банков, кто такую карту здесь, в Санкт-Петербурге, выпустит. Что это такое? С физической точки зрения это обычная пластиковая карта «Мир», это тоже пример импортозамещения. Самое новаторство там будет состоять в технологии чипа, он новый, емкий и очень многослойный, отечественный, кстати говоря, чип, и он позволяет в него записать не только банковское приложение, но и прежде всего, наверное, то, что имеет большую ценность — это электронная цифровая подпись. Чтобы пользоваться, надо иметь картридер, подключенный к компьютеру, вы вставляете и подписываете, и тогда официально считается, что вы подписали эти документы. Это нужно для подачи деклараций, для запросов на сайте госуслуг, много где нужна электронная цифровая подпись. Это компонент биометрии, которая тоже вам позволяет дистанционно заключать сделки и делать платежи. Следующее — это транспортное приложение, то есть проезд в общественном транспорте и пригородном будет доступен, просто бесконтактные технологии: прикладываете к считывателю, которые сейчас установлены практически во всех автобусах, троллейбусах, трамваях, в электричках, и совершенно спокойно платите. Интеллектуальность транспортного приложения в том, что вы можете покупать еще единые билеты, потому что разовые поездки стоят дороже, а если ты покупаешь абонемент, тебе это выходит дешевле. Вот транспортное приложение позволяет покупать эти проездные билеты на тот период, который вы считаете нужным, и действительно оплачивать.

В общем, ты заранее должен сбросить деньги, как на приложение «Парковка» примерно.

Анатолий Печатников: Примерно да.

А потом их уже использовать. Если ты этого не делаешь, то в режиме просто карты это работает. Абонемент осуществляется путем того, что я заранее деньги задепонировал на услугу.

Анатолий Печатников: Второе, то, что там понятно и доступно, это все школьные и учебные дела. Это пропуск в школу, пропуск в вуз, даже необязательно в учебное заведение. В любой офис организации, в которой вы работаете, можно положить компоненту, которая будет открывать вам дверь. Но для школьников это еще питание, дотации и субсидии государственные на обеспечение питанием в детских учебных заведениях. Для студентов это зачетная книжка, расписание...

В общем, все, что бывает на карте, может оказаться на одной карте. А для банка экономика этого проекта в чем? Вы выпускаете платформу и обеспечиваете функции государства, предприятия, если речь идет о пропуске на территорию, и ряда других субъктов. Была бы ваша просто карта, и все, какая вам разница, чем они пользуются еще?

Анатолий Печатников: Нельзя стоять на месте. Мир растет, удовлетворенность клиентов требует постоянного развития, предложения новых сервисов, новых услуг.

Это борьба за клиента для банка.

Анатолий Печатников: Это даже не столько борьба за нового клиента, хотя в некотором смысле это в основном борьба с оттоком, борьба за то, чтобы клиенты более эмоционально и технологически привязывались к тому банку, с которым они сотрудничают.

Понятно, то есть это все делает банк, государство просто перекладывает часть своих технологических функций на него. Я правильно понимаю?

Анатолий Печатников: Совершенно верно.

Слава богу, государство экономит. Два слова о клиентах розничных, о населении. Цифры такие приятные: Росстат говорит, что к апрелю прошлого года рост доходов, зарплат — 7%. Вы перечисляете зарплаты, все видите. Как примерно обстоят дела с доходами населения в сегменте клиентов ВТБ?

Анатолий Печатников: Доходы населения объективно выросли. Если сравнивать доходы населения в I квартале с прошлым, наверное, рост порядка 7%. И это очень хорошая новость не только для граждан, но и для меня как для банкира, потому что чем больше денег у моих клиентов, тем больше я зарабатываю комиссионных. Это подтверждается цифрами. Когда мы входили в этот год, мы кредитные рынки видели — прирост порядка 12-13%. Сегодня уже четыре месяца у нас прошло, мы отработали в формате объединенного банка — и мы видим как минимум плюс 3% кредитные рынки прирастут, то есть они станут 15-16% все целиком. Ипотека — лидер, как всегда, то есть сейчас активно идет спрос на ипотеку на жилье, дешевые ставки, много программ субсидирования, детская ипотека начала работать. Действительно, она интересно сконструирована, потому что нужно, чтобы два события одновременно произошло: вы должны решить купить квартиру, и у вас должен родиться ребенок. Пока немного людей, у которых два таких события совпало, но уже есть. Приятно то, что, боюсь соврать, но сто тысяч, наверное, заявок мы уже одобрили, это говорит о том, что, раз люди подали заявки на детскую ипотеку, значит, они планируют ребенка в своей семье, и это приятно. Я думаю, что государство как раз эту цель и преследовало, то есть я могу уже цифру сказать, сколько в этом году детей родится.

Ну, мы не Господь Бог.

Анатолий Печатников: Кредитные рынки ведут себя намного лучше наших ожиданий, причем во всех сегментах. Автомобили, кстати говоря, в апреле тоже порядка 16%, если к апрелю складывать, продажа новых автомобилей выросла, то есть и в этом сегменте мы видим явно рост потребительского спроса, и это как раз именно из-за того, что доходы населения подросли. И в депозитном бизнесе, бизнесе сбережений люди разные модели банковского поведения демонстрируют. Кто-то действительно такую потребительскую модель, которая нуждается в кредитных финансовых продуктах, поддержке спроса, а кто-то, наоборот, в сберегательных. Так и в сберегательной модели тоже. То есть мы входили в рынок с ожиданием где-то восьмипроцентного прироста, сейчас уже не так масштабно, как в кредитном, но 9-10% там уже явно просматриваются.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636425 Анатолий Печатников


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636372 Андрей Костин

Андрей Костин о санкциях: «План «Б» и «В» у нас есть, а «Г» — пока нет»

Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин, который лично попал под санкции США, успокоил клиентов банка: «Если наступит кризисный вариант, то у нас, конечно, есть план, как защитить наших вкладчиков»

Какой логики придерживаются Соединенные Штаты, когда вводят персональные санкции и санкции против компаний? Как от них защититься и к чему быть готовым в будущем? На эти и другие вопросы главному редактору Business FM Илье Копелевичу ответил президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин. Беседа состоялась в рамках Петербургского международного экономического форума.

Андрей Леонидович, вы уже под санкциями. Мы с вами много раз это обсуждали, и, мне кажется, вы давно к этому готовились.

Андрей Костин: Да, я четыре года готов к этому.

Но теперь чуть шире. Все-таки это одна из самых важных тем, во всяком случае банковского и финансового сектора. Предусматривает ли ВТБ в своем риск-менеджменте возможность, даже гипотетическую, запрета на операции в долларах? Приходится об этом думать?

Андрей Костин: Об этом приходится думать, конечно. Я все-таки считаю, что такой вариант пока, скажем, не самый вероятный. Мы все-таки надеемся, что спираль санкций будет применяться все-таки осторожно. Хотя последние события в отношении наших коллег из «Русала» показывают, что какую-то красную черту, на мой взгляд, американская сторона уже перешла. Вы знаете, вчера на одном из мероприятий присутствовал известный наш музыкант Игорь Бутман. С ним был сынишка девяти лет. И вот он у меня спросил: «А у вас план «Б» есть? Я говорю: «Есть». Он опять: «А план «В»?» Я говорю: «Есть». «А план «Г»?» — не сдается ребенок. Я говорю, что плана «Г» у меня пока нет. Значит, рановато. Но план «Б», план «В» у нас есть, безусловно, на эти случаи. Но, повторяю, мы пока исходим из того, что наша перспектива все-таки состоит из того, что банк будет работать в том же режиме, в котором есть. Ну а если наступит такой кризисный вариант, то у нас есть, конечно, план, как защитить наших вкладчиков, наших клиентов. Такой план у нас есть. Он проработан детально с Центральным банком, с правительством. Так что есть все основания считать, что он будет действительно очень эффективный.

Вы же, наверное, догадываетесь, почему музыкант Бутман вас спрашивает об этом? Потому что доллар как валюта — это один из инструментов, которыми все пользуются. И компании, и люди, и все уже понимаем, что гипотетически риск существует, поэтому, если вы хотя бы чуть-чуть обрисуете, какие могут быть варианты, это бы всех успокоило. И что бы вы посоветовали — уйти из доллара? Но в долларе все-таки есть доходность сейчас, а в евро нет. Рубль мы любим, знаем, но это одна часть.

Андрей Костин: Вы знаете, я бы сказал следующее. Я вот давно уже настойчиво на всех уровнях говорил, и говорю, и буду говорить о том, что в наших расчетах с нашими зарубежными партнерами мы должны уходить от доллара. У нас есть все возможности осуществлять расчеты в рублях, юанях, в евро, наконец, но не в долларе. И это можно делать и в отношении экспорта газа, и в отношении экспорта нефти, и в отношении экспорта других ресурсных товаров. Требуется время. Но и возможности, в том числе финансовые, такие есть. У нас есть вполне отлаженная система, допустим, у группы «ВТБ» расчетов с Китаем, с другими некоторыми странами. Есть банки во Вьетнаме, еще в некоторых странах, в которых можно работать. И, конечно, рубль. Это, во-первых, даст приток бизнеса российским банкам, что будет хорошо. И, во-вторых, в разы сократит, да в какие разы, в десятки раз сократит опасность такой ситуации, какая возникла, допустим, с «Русалом». Вторая мера — нам надо переводить активы наших компаний частных — безусловно, речь о государственных не идет — в юрисдикцию России. Вот я думаю, что опять же ситуация с «Русалом» показывает, что это не просто потеря расчетов, это еще потеря управляемости компании, потому что она парализована ввиду этих санкций — корпоративное управление невозможно, директора все увольняются и так далее. Надо этим заниматься, это надо делать. Причем это надо делать сейчас очень настойчиво. И тогда мы существенно все поменяем. Вообще, мне кажется, американцы зря это все начали, потому что это действительно, на мой взгляд, приведет все равно к разрушению той системы, которая сложилась. Ну, по крайней мере, к существенному изменению в господстве доллара в финансовой системе, потому что ведь сейчас европейцы понимают — уже против них санкции начинают выдвигаться. И это тоже от того, что они работают в долларе. Безусловно, сегодня Америка — крупнейшая экономика мира. Безусловно, она все равно будет иметь огромное влияние, но существенно снизить зависимость от этого, я думаю, мы все должны. Россия в первую очередь сегодня, находясь в таком тяжелом положении, должна это сделать. Что касается клиентов банка, для них, в общем, рисков больших нет. При любом развитии ситуации они получат свои деньги назад. И есть механизмы, значит, рубли, доллары.

Объясните, людям будет интересно это понять, потому что есть, конечно, объем наличных долларов внутри страны.

Андрей Костин: Я бы не стал сейчас это объяснять, потому что это некое ноу-хау, которое лучше сейчас не раскрывать. Но абсолютно понятно. Во-первых, у банка существуют очень большие резервы сегодня по наличным долларам. Мы специально подготовили. И, конечно, есть схемы, при которых наши клиенты смогут перейти в другие банки, если возникает необходимость. Рубли могут получать здесь, доллары могут получать в других банках. В общем, небольшая трагедия будет, не будет очень больших проблем у наших клиентов по этой части. Деньги они свои получат, безусловно, и смогут их либо держать в ВТБ, либо перевести в другой банк.

Понятно. Это, значит, планы «Б», «В», «Г» и пока не «Ц». Про отношения с «Русалом» вы уже в интервью с CNBC сказали, что, пока не прояснится ситуация с американским режимом в отношении этой компании, вы будете вынуждены свернуть сотрудничество с этой компанией. А каков ваш прогноз?

Андрей Костин: Мне кажется, что я бы сделал такой прогноз — более 50% на то, что «Русалу» и другим компаниям, входящим в группу, таким как ГАЗ прежде всего, — это важное предприятие, причем работающее на внутренний рынок, все-таки удастся, мне кажется, договориться, потому что главный акционер господин Дерипаска, насколько я знаю, он готов пойти на личные жертвы. В том плане он готов отказаться от статуса доминирующего акционера, он готов выйти из управления, он готов на включение независимых директоров, которые будут реально управлять компанией, а не просто числиться, то есть осуществить реальные меры, которые показали бы в данном случае американской власти, что это реальные изменения того, на чем они настаивают. Потому что он, конечно, хочет спасти компанию, потому что компания играет важную роль в экономике страны. Компания играет важную роль, потому что там работают десятки тысяч людей, которые получают там зарплату, поэтому я думаю, что, по крайней мере с российской стороны, эти требования будут выполняться. Ну, надеемся, что американская сторона тоже выполнит свои, по крайней мере, если не обещания, то заявления, которые были сделаны публично. В том числе и министром финансов Соединенных Штатов.

Заявления американской стороны на эту тему весьма противоречивы и, главное, постоянно меняются. И четких критериев они не объявляли. Но у них есть еще другая сторона. Допустим, самое главное, будет ли Европа следовать односторонним американским санкциям? Разговаривали ли вы на эту тему с коллегами из европейского бизнеса и каковы их предположения на этот счет? Тем более что сейчас на иранском фоне этот вопрос и для них тоже актуален.

Андрей Костин: Я думаю, что нет. Я думаю, что Европа, поскольку требуются согласованные, совместные действия, а в Европе есть разные движения, да, но есть понятная группа Балтийских стран, может быть, Польша, Швеция, которые более агрессивно настроены. Но есть, конечно, группа крупнейших европейских стран, которые занимают не только более умеренную позицию, но и хотят даже, в общем, развернуть те санкции, которые уже приняты. Мы это знаем. И поэтому я не думаю, что Европа сможет согласовать и захочет даже согласовать какие-то новые санкции. Да и, собственно, повода для этого нет, потому что американцы, в общем, выдумывают какие-то поводы, как подрыв американской демократии, хакерство. А все-таки европейские санкции вводились в основном в отношении Донбасса, а там каких-то сильно негативных развитий нет.

Не считая заявлений нидерландского следствия, которые, конечно, в канун июньского саммита ЕС тоже могут сыграть свою роль.

Андрей Костин: Вы понимаете, они, на мой взгляд, ничего нового не добавляют, потому что именно после того, как был сбит этот самолет, и были введены наиболее жесткие санкции, то есть они априори уже тогда признали вину России. Поэтому здесь я не думаю, что это может что-то добавить. Поэтому я не ожидаю, что европейцы пойдут на это. Тем более что вы сами отметили: европейцы сейчас, конечно, где-то напряжены тем, что американцы могут быть негативно настроены и в отношении европейских компаний. Другое дело, что с марта следующего года Великобритания выходит из Европейского союза и до марта не будет предпринимать отдельных каких-то санкций. А вот после марта следующего года англичане могут предпринять новые санкции. Особенно если не рассосется нынешняя ситуация, которая вызвана «делом Скрипалей». И вообще, сегодня наблюдается очень сильное нагнетание обстановки в Великобритании. Просто это иногда выходит за рамки моего понимания, но, с другой стороны, британцы тоже европейцы, им жить в одном доме с нами здесь. И, в общем-то, британцы всегда были очень здравомыслящие с точки зрения своей политики, поэтому посмотрим. Я бы однозначно не сказал, что Великобритания выйдет и сразу начнет санкции против России применять. Я думаю, что нет. Очень важен диалог, конечно. Одна из проблем — то, что у нас сегодня буксует диалог с Великобританией. Вот здесь сегодня на форуме, я бы сказал, уникальное представительство — и Макрон приехал, и японский премьер приехал, и Лагард приехала. И это, конечно, показывает все-таки, что очень многие страны крупнейшие заинтересованы в развитии диалога с Россией, о чем сегодня Макрон очень пламенно говорил. Он говорил о том, что надо общаться, говорить и решать вопросы, поэтому здесь, конечно, надежды больше. А вот, знаете, Меркель недавно была в Сочи. Тоже диалог есть. Вот с англичанами диалог не очень в последнее время получается, но все-таки надеюсь, что, может быть, нам до марта удастся наладить и его в какой-то степени.

Поговорим о внутренней реакция на санкции, про пресловутый закон об уголовной ответственности за соблюдение иностранных санкций на территории России. Вы знаете, даже среди предпринимателей, кстати говоря, нередко услышишь: слушайте, мы у американцев покупаем совершенно спокойно дорогостоящую продукцию, они нам продают, а наши банки закрывают нам счета. Конечно, это однобокий взгляд, но такой вопрос возникает. Мне кажется, это надо объяснить.

Андрей Костин: Это объяснить очень просто. Вы же сами только что меня пугали возможными отлучениями от доллара банка «ВТБ» и так далее. Ведь наша задача не угробить российские банки, не поставить их в ситуацию, когда меня даже на собрании, когда стали спрашивать про это, я говорю: «Коллеги, ну вот вы же сами все счета держите — долларовые, евро. Вы хотите, чтобы крупнейшие российские банки были отключены от этого. Ну, значит, тогда вы не получите ни доллары, ни евро. Не копите эти деньги. Давайте только в рублях рассчитываться тогда и, вообще, жить только в рублевой зоне, и тогда будет все нормально». Но, к сожалению, на сегодня, вот я говорил о том, что и в расчетах, и в поставках, и в торговле, в экспорте, в импорте у нас доминируют расчеты в долларах, поэтому банки обязаны, значит, чтобы сохранить экономику страны, эти операции выполнять. А если начнется какой-то жесткий иранский вариант, то, к сожалению, нам придется жить в системе достаточно серьезной изоляции. Только из-за этого. Есть вторичные санкции, и их нельзя не учитывать. Можно, вы понимаете, конечно, политизировать тему и сказать, что наплевать нам, мы в своей стране живем. Живя в своей стране, мы рассчитываемся долларами, к сожалению. Вот в чем проблема. И американцы говорят, доллар — это наша территория. Раз попал на доллар, значит, мы вправе регулировать эти вопросы. Это, к сожалению, так. И, к сожалению, мы много лет уже могли бы ситуацию частично поправить. Мы что-то сделали за последние четыре года. Мы, скажем, сделали карточку «Мир», да. Значит, даже сегодня человек, который, как я, попавший под санкции, который не имеет возможности пользоваться Visa или Mastercard, потому что это американские компании, но он может как современный человек жить с кредитной картой «Мир». Мы сделали внутреннюю систему расчетов на базе Центрального банка, поэтому мы можем рассчитываться сегодня внутри страны без системы SWIFT тоже, значит, нет угрозы в этом плане. Мы создали сегодня инфраструктуру на нашем фондовом рынке. У нас есть своя биржа, у нас есть свой депозитарий, и это позволяет нам размещать ценные бумаги и работать в рублевой зоне, в рублях или в долларах даже достаточно комфортно, не выходя на ту же Лондонскую, Нью-Йоркскую биржу. То есть мы кое-что сделали, но, к сожалению, часть определенных расчетов мы, во-первых, сделали не так много, а во-вторых, здесь, конечно, возможности ограниченны, потому что все равно придется рассчитываться в иностранной валюте, скорее всего, хотя рубль тоже должен более активно использоваться. И евро, все-таки мы сейчас говорим о том, что европейцы все-таки не так агрессивно, и, в общем-то, новые санкции вряд ли, на мой взгляд, сейчас готовы применить, поэтому можно подумать, конечно, серьезно о переходе многих расчетов там, где нельзя на рубль, перейти на евро.

Ну пока, значит, депутаты грозят уголовной ответственностью, правительство на самом деле давным-давно делает совсем другое, а именно создает «параллельный сектор» для того, чтобы именно там существовали компании, попадающие под санкции.

Андрей Костин: Извините, я вас перебью. Все-таки мы говорили с депутатами, я имею в виду бизнес-сообщество, и с правительством. И я думаю, что вот базовый закон по санкциям, он нормальный абсолютно. Он дает мандат правительству, как применять контрсанкции.

Он рамочный. Он ни к чему не ведет конкретно.

Андрей Костин: Но он дает полномочия и возможности. Да, это примерно ответ на закон, который был принят в конгрессе в августе прошлого года. А, конечно, закон об ответственности уголовной, это прежде всего удар...

...прямого действия...

Андрей Костин: ...по иностранному бизнесу, работающему здесь. Я получил много звонков и от крупнейших иностранных банкиров, и от крупнейших иностранных предпринимателей. Они говорят: послушайте, вы нас ставите в ситуацию, когда мы не можем уйти полностью от решения наших собственных правительств. А это, говорю, наиболее такая лояльная часть бизнеса, которая работала, работает и хочет работать в России. Ну и, во-вторых, мы уже говорили о банках, не только о банках и других компаниях. Поэтому тут надо просто немножко быть умнее, хитрее, может быть, и подходить к этому вопросу. Вот вы сейчас к следующему вопросу переходите правильно. Это же правительство придумало этот вопрос о создании военного банка, а не банки. Не мы.

Конечно.

Андрей Костин: А Центральный банк и правительство, чтобы снять вот наиболее такую рисковую зону, оно предложило специально создать военный банк.

Это сильно повлияет, потому что Сбербанк и ВТБ, они были все-таки главными кредиторами и вели расчетно-кассовое обслуживание счетов оборонного комплекса. Значит, вы теряете все-таки очень значительную клиентскую базу.

Андрей Костин: Теряем, безусловно.

Как переформатируется бизнес? В цифрах, может быть?

Андрей Костин: Я думаю, что у нас до полутриллиона может быть рублей кредитных ресурсов сейчас, которые, наверное, мы потеряем. Может быть, не сразу, но потеряем. И это, конечно, серьезный бизнес, тем более что оборонный комплекс был всегда достаточно надежным. Там предприятия в равной степени эффективности работают, но всегда в крайнем случае приходит на помощь государство, потому что это государственный оборонный заказ выполняется. Но вот опять же говорю, что Центральный банк был инициатором того, чтобы защитить банки от работы с предприятиями оборонного комплекса. Они придумали эту вещь. И я считаю, что это идея неплохая.

Лучше, чем уголовная ответственность, гораздо лучше.

Андрей Костин: Это лучше уголовной ответственности, но и потом это все-таки такая палочка-выручалочка, может быть, для банков. И, в общем-то, удобная вещь для самих клиентов.

Вы общались с депутатами. Я возвращаюсь к этому закону об уголовных статьях. Довели до них точку зрения, собственно, иностранного бизнеса, который работает в России и который, не дай Бог, он приедет, мы его посадим.

Андрей Костин: И свою тоже, да.

Было ли это услышано?

Андрей Костин: Было.

Ждете ли вы, что вот эти, мягко говоря, перегибы не дойдут до...

Андрей Костин: Я думаю, что есть компромисс. Там есть часть, допустим, в законе, который говорит о подстрекательстве, о содействии санкциям, об их расширении. Там, безусловно, может быть уголовная ответственность. То есть те люди, которые сегодня внутри страны работают против страны, с точки зрения науськивания или еще каких-то вещей, каких-то списков составления — это одна тема. А там, где есть добросовестные компании, которые в силу каких-то ограничительных мер не могут, я думаю, что не должны. Я думаю, что нас услышат. Я надеюсь. Я не знаю, будет ли административная ответственность за это, я считаю, что тоже не должна быть, но какой-то компромисс будет найден, который, может быть, не будет столь пугающим ни для наших зарубежных партнеров, ни для нас самих.

Теперь немножко о рынке. Тоже вопрос в связи с санкциями. После 6 апреля бонды ВТБ, а это очень популярные инструменты для физических лиц и для компаний, они, конечно, прыгнули вниз, но сейчас отыграли. По вашей оценке, какая динамика? Все это как бы на фоне, естественно, вот этих политических, санкционных рисков. Вот динамика восприятия рынком этих рисков, на ваш взгляд, какова она после 6 апреля? Она явно снизилась после каких-то колебаний по «Русалу». Каков ваш прогноз?

Андрей Костин: Вы правильно отмечаете, что всегда, когда происходят такие неожиданные события, потому что мало кто ожидал, что такие меры будут приняты и в отношении «Русала» или компании «Ренова». Но потом происходит отскок, потому что первый испуг сменяется более рациональным подходом. Конечно, сегодня вообще на рынок, безусловно, давит пресс санкций, геополитики. Если бы не это, российские компании стоили бы дороже. Вопроса здесь нет. Но, с другой стороны, вы знаете, я сторонник того, что надо работать. Допустим, в этом году мы удвоили не только дивиденды. Мы утроили дивиденды, но мы удвоили прибыль. По I кварталу очень высокая прибыль — 55,5 млрд рублей. Значит, это возврат на капитал 15,6%. Я думаю, что в мире трудно найти такие банки. У нас, у «Сбера» выше только. И я не знаю еще, у каких могут быть… Это очень высокий возврат на капитал. Это очень высокая эффективность работы банка. Я думаю, что если мы так будем работать, то в конечном итоге это, конечно, и инвесторов привлечет в большей степени. Но, повторяю, конечно, международные, внешнеполитические риски будут тоже действовать на динамику. Ну а дальше динамика определяется целым рядом дальнейших обстоятельств: состоянием российской экономики, конечно, ценами на нефть. Многие факторы, которые влияют на нашу экономику, поэтому я думаю все-таки, что, пока ситуация с санкциями каким-то образом не остановится, не достигнет предела, это, конечно, будет такой навес негативный. Он всегда будет поддавливать. Тем более, я повторяю, что выбор американцами объектов санкций, в общем, говорит о том, что какой-то большой, мне кажется, системности и логики в этом нет.

Нельзя угадать.

Андрей Костин: Любая, наверное, из 200 ведущих компаний может оказаться там по причинам, о которых они гадают. Они думают, а чем же они таким навредили Америке, что вот именно их наказали? Мои друзья говорят, что я слишком много выступал на американском телевидении с критикой политики Соединенных Штатов, что я действительно регулярно делал, что это была главная причина. Ну Бог его знает, я даже не пытаюсь проанализировать этот вопрос.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 25 мая 2018 > № 2636372 Андрей Костин


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 23 мая 2018 > № 2630785 Игорь Мазепа

Глава "Конкорд Кэпитал" Игорь Мазепа: Украине нужен частный иностранный инвестор, но он придет только при наличии реальных реформ

Эксклюзивное интервью основателя и главы инвесткомпании "Конкорд Кэпитал" Игоря Мазепы агентству "Интерфакс-Украина" (I часть)

- Как инвесторы реагируют на приближение предстоящих в 2019 году выборов президента и парламента? Считают ли они, что риски Украины растут?

- Украина уже сама по себе риск.

Знать и понимать эти риски - это, скорее, моя задача, как и объяснять инвесторам, какие риски и возможности существуют на нашем рынке.

В целом инвесторов сегодня больше интересуют вопросы долговых платежей, реформ и коррупции - то, что реально на слуху. По этим вопросам я получаю от инвесторов абсолютно разные комментарии.

Единственное, в чем они все сходятся, это в том, что на их отношение к Украине будет очень сильно влиять позиция Международного валютного фонда (МВФ). А Фонд четко дал понять, чего именно он ждет от Украины. Во-первых: антикоррупционный суд. Это - краеугольный камень: о нем говорят и активисты, и западные дипломаты, и МВФ, и все остальные. Этого также ждут и иностранные инвесторы.

Во-вторых: это вопрос газа. Когда МВФ год назад выдавал Украине четвертый транш кредита EFF в $1 млрд, вопрос газа выглядел уже решенным: правительство должно было только технически его реализовать, и это решение очевидно ожидалось до начала отопительного сезона. Причем, насколько мне известно, от инсайдеров в МВФ и дипломатических кругах, в Фонде с большим удивлением и сожалением узнали, что повышения цен на газ не будет, и узнали не напрямую, а как все мы, из телеэфира. Думаю, у них после этого сложилось более чем просто неприятное впечатление.

Мы, в "Конкорде", даже прорабатывали в рамках модели развития дальнейших событий сценарий отзыва Фондом последнего транша, поскольку вопрос газовых тарифов был строгим предварительным условием. Если условие не выполнено, то у кредитора есть все основания потребовать финансирование обратно и по нашей оценке вероятность выставления такого требования была очень высокой.

То есть, до решения этих вопросов, о новых деньгах или новых программах не может быть и речи, и, насколько я понимаю, эти вопросы уже переходят в политическую плоскость. Теперь все зависит од того, как поведет себя премьер - как политик или технократ… Очевидно, что в руках президента принятие решения об антикоррупционном суде, а в руках премьера - по ценам на газ.

- Как долго инвесторы готовы ждать этих решений?

- Сразу отмечу, что инвесторы довольно таки положительно реагируют на изменения, которые происходят в стране: на "Осень реформ", которая была, на появление абсолютно рабочего и независимого Национального банка, на изменения внутри "Нафтогаза". Напомню, что "Нафтогаз" всегда был "черной дырой", в которой прятались сотни миллиардов гривень. Долгие годы аналитики к дефициту бюджета Украины добавляли дефицит Пенсионного фонда и дефицит "Нафтогаза". Благодаря усилиям нового менеджмента дефицит "Нафтогаза" сменился профицитом. Пенсионный дефицит, к сожалению, по-прежнему, остается, из-за отсутствия желания что-то менять.

Я вижу категоричное настроение премьера Владимира Гройсмана исправить эту ситуацию, но, я также понимаю, премьер по многим вопросам связан по рукам и ногам. Мы даже с нашим руководителем аналитического департамента Александром Паращием обсуждали: Гройсман - хороший или плохой? Пришли к мнению, что он - супер-премьер, но только связан по рукам и ногам.

- С учетом такой ситуации, какой у "Конкорд Кэпитал" макропрогноз на текущий год?

- Мы считаем, что Украина будет расти. Наш прогноз находится на одном уровне с ожиданиями Всемирного банка (ВБ) и МВФ - 3,0-3,5%. Основным фактором является внутреннее потребление, триггером или первоначальным толчком в котором послужило повышение минимальной заработной платы в начале 2017 года. И этот фактор еще не исчерпался, зарплаты продолжат расти на фоне катастрофической ситуации на рынке труда.

Кстати, думаю, что рынок труда будет и самым большим риском для экономики - в меньшей степени курс гривни к доллару, и в большей именно рынок труда, поскольку миллионы украинцев продолжают уезжать либо в Восточную Европу, либо в Россию. Бизнесу уже трудно нанять малоквалифицированного рабочего на зарплату ниже 10 тыс. грн, он уже просто вынужден платить высокие зарплаты даже без решения правительства. Это, в свою очередь, сказывается на маржинальности и многих бизнесменов "скашивает", тем более, что далеко не все еще выбрались из ситуации делевереджа (снижения долговой нагрузки - ИФ) 2008 и 2014 годов.

С другой стороны это и неплохо, так как действительно повышает благосостояние украинцев и сказывается на росте экономики.

Позитивные ожидания относительно макроэкономики поддерживают и внешние рынки: цены на основные биржевые украинские товары или стабильны, или понемногу растут, производство тоже растет.

Курс гривни - не самый большой риск и не самый весомый фактор. Да и девальвация до 30 грн/$1, на мой взгляд, это неплохо.

- Такой макросценарий - это с учетом продолжения сотрудничества с МВФ или без него?

- Экономический рост возможен в 2018 году и без МВФ.

Но МВФ, конечно, очень важен. Во-первых, это около $2 млрд финансирования. От решения Фонда также зависит судьба европейских денег, кредиты ВБ, гранты - это по нашим оценкам еще порядка $1,5-2 млрд.

Но, что самое главное, МВФ может и должен стать триггером для привлечения частных денег. Политически мотивированные кредиты - это небольшое достижение, важно успешно конкурировать за деньги частных инвесторов, которые очень мобильны и эффективны. Могу для примера привести Нигерию, где в чем-то аналогичная ситуация. Мы интересовались выпусками долговых инструментов в местной валюте, где до принципиального решения иностранных кредиторов размер рынка был эквивалентен $800 млн. Причем Нигерия – это огромная страна и это очень немного для нее. Всего за шесть недель после позитивного прогноза для западных кредиторов этот рынок вырос до $10 млрд: правительство и частные компании вышли и получили возможность привлечь такое невероятное количество денег буквально за считанные недели!

Частный иностранный инвестор - это то, что нужно Украине. Но он придет, если МВФ увидит реальные действия по реформированию страны.

- Вы допускаете выход Украины на рынок внешних займов до получения очередного транша МВФ?

- Наверное, у правительства сейчас действительно есть опция привлечь финансирование через евробонды. Но я боюсь, что это может ослепить умы наших чиновников. Почему-то все сейчас придерживаются мнения, что МВФ нам не нужен, мы лучше без всяких обязательств возьмем "недорогие" деньги. Но, во-первых, они будут дорогие. А, во-вторых, это может привести к полному замораживанию реформ. Сейчас хотя бы МВФ является стимулом каких-то действий, а если и этот драйвер пропадет, то вообще беда. Сегодня очевидно, что для того чтобы реформировать "систему", правительству можно давать кредиты только под реформы. Внутреннего желания у чиновничьего аппарата менять что-то самостоятельно, пока нет.

Кроме того, я бы очень не хотел, чтобы страна повторила ситуацию, как с президентом Виктором Януковичем, который в один момент решил отказаться от поддержки Фонда и других кредиторов, посчитав, что Украина в состоянии привлекать финансирование через евробонды, в России или еще где-то, и таким образом как-то "пропетлять".

- Так вы верите в транш от МВФ в этом году или нет?

- Думаю, что его вероятность 50% на 50%.

- А без него Украина пройдет долговой пик 2019-2020 годов?

- Грубо говоря, присутствие МВФ и западных политически мотивированных денег (суммарно около $4 млрд) потенциально могло бы перерасти еще в $10 млрд частных денег. Внешние выплаты до конца следующего года - $10 млрд. Плюс дефицит текущего счета, по всей видимости, к концу следующего года составит $15 млрд. Стремненькая ситуация.

- То есть, вы продаете сейчас евробонды Украины?

- Мы зарабатываем на комиссии (смеется). Это, во-первых. Какая наша рекомендация? У нас нет рекомендации "продавать". Надо увидеть решение МВФ, которое может быть принято до конца лета или отсутствие такого решения. А то ты сейчас выйдешь с рекомендацией "продавать", а тут вдруг стороны договорятся: вероятность 50%, но все-таки она есть. До середины лета станет очевидно.

- А когда на полную силу включится политический фактор: кто следующий президент, какая будет Рада?

- Знаете, инвесторы, и даже западные, уже давно привыкли, что оппозиция всегда ругает власть, а власть никогда или очень редко выполняет свои обещания. Так уж оно происходит. Например, отношение к Юлии Тимошенко неоднозначное - не резко положительное, но и не резко отрицательное. Мы проанализировали все меморандумы, которые подписывали все премьер-министры: "Азировы", Тимошенко, Ющенко - всегда стоял вопрос земельной реформы и всегда под этим подписывались. И Тимошенко в том числе. Цены на газ - то же самое. Но дальше вступала внутренняя политическая целесообразность.

Проблема всегда упиралась в отсутствие желания или способности "продать" это народу. Коболев (глава правления "Нафтогаза" Андрей Коболев - ИФ) и Яценюк (экс-премьер Арсений Яценюк - ИФ) один раз "продали" эту историю народу, объяснив, каким образом будет компенсироваться повышение цен на газ. А сейчас снова все говорят, что повышение цен на газ повысит нагрузку на бюджет, и никто не хочет задуматься, как на бюджет влияет заниженная цена на газ. Ведь при рыночной цене госкомпания платит деньги в бюджет как дивиденды или как налоги, а при заниженной - субсидирует покупку газа, в том числе и тому, кто может и должен за него заплатить рыночную цену, а бюджет в результате - недополучает. Очевидные же вещи. Выйди ты как политик - президент, премьер, оппозиционер Тимошенко или кто-то другой - выйди и объясни народу общие механизмы. Но людям вдолбили, что повышение цены на газ значит, что они что-то потеряют.

То же касается и земельной реформы, от которой люди только выиграют. Сегодня ты - люмпен, который не может продать свой клочок земли, и помрешь таким крепостным. А ведь мог бы жить с земли и обеспечить и себя, и своих потомков.

- Чтобы завершить с темой политики: есть ли персональные планы пойти на выборы, как в 2014 году?

- Нет, спасибо, это мне не интересно.

- Может не персонально, а поставить кого-то в списки?

- В 2014 году - это был опыт по касательной. Нет, сегодня никаких таких планов нет.

- Тогда ближе к бизнесу. При текущей ситуации, на ваш взгляд, активы в Украине недооценены или переоценены? Зависит ли это от отрасли?

- Давайте начнем с того, куда смотрят иностранцы, поскольку большие деньги - это только иностранный капитал. Почему центральная часть Лондона или Парижа такая дорогая? Потому, что она уникальная. Ее предложение очень ограничено в мире - какими-то кварталами, поэтому она так дорого стоит. Все, что является чем-то уникальным у нас в Украине, в принципе, имеет интерес, в том числе для иностранцев. Какой-нибудь порт, клочок железной дороги (если он когда-то станет доступным), полезные ископаемые, газ, сельское хозяйство (которое тоже к ресурсам отношу) - вот те вещи, которые являются ограниченным в мире предложением. На них есть цена, которую можно быстро понять, взвесить все политические риски, взять ставку дисконтирования - но не 5-7% как на западе, а 15-20%, а то и 30% - и заходить. На такие активы реально есть спрос. А если аналогичный завод можно построить в Словакии, во Вьетнаме или Бангладеш, то лучше там, чем в Украине.

- В Украине все еще есть такие активы, которые с учетом начальной цены могут приносить доходность 15-30% годовых?

- За сколько сейчас инвестор ожидает окупить инвестицию? - Три года, пять - это максимум. Вот и выходит ставка 20%.

- Наши готовы продавать по таким ценам? Если не брать в учет продажи Фонда гарантирования вкладов, где такие цены есть, но это цены на проблемные активы.

- Это вопрос плохих долгов, правильно я понимаю? Плохие долги не влияют на денежный поток, но в представлении инвестора они могут быть или дешевыми, или дорогими в зависимости от контекста и понимания ситуации. Например, если агроактив дает денежный поток в $100, то, наверное, он стоит $500. Точно дешевле я его не продам.

С другой стороны, ты, как покупатель, можешь думать, что это дорого, что есть какая-то сезонность, риск потери урожая… - обычные операционные риски. Но это уже твое дело. На мой взгляд, 20% - это хорошее вложение денег.

- Наверно иностранным инвесторам были бы интересны и литиевые месторождения в Украине, которые также являются ограниченными, но туда уже пришли малоизвестные украинские инвесторы.

- Надо понимать, как работает иностранный инвестор, например, в Нью-Йорке, у которого подвижность денег очень высокая. Сегодня он инвестирует в Бангладеш, завтра - в Перу, а послезавтра - в Канаду. Чтобы добраться до него с украинским литием, надо постараться.

Посмотрите, как проходили приватизационные процессы в Польше, Румынии: печатались широкополосные объявления в FT, делались громкие заявления, нанимались первоклассные банкиры - внутренние и внешние. И тогда инвестор уже замечает, что там что-то продается, и раз об этом так громко говорят, то, наверное, стоит посмотреть. Тогда он отвлечет на какое-то время свое внимание от Бангладеш, Перу и Канады и потратит его на Украину. А если у нас кто-то что-то "втихаря пилит" - литий, газ, или землю, и никто об этом не знает (даже я об этом не знаю, а из ваших новостей прочел постфактум), то, о каком иностранце и его интересе может идти речь? Если бы это был публичный и прозрачный тендер - тогда он мог бы быть интересным.

- У вас с иностранцами есть сейчас какие-то проекты - действующие или планируемые - в прямых инвестициях в Украине?

- К сожалению, у нас с ними очень много проектов на выход (смеется).

- Но вот "Драгон Капитал" же покупает: складскую, офисную и торговую недвижимость, агроактивы…

- Недвижимость - это четкая и понятная модель, которая работает одинаково в Киеве, Лондоне и Париже… Скорее всего, недвижимость будет первым сектором, в который будут заходить иностранцы, когда появятся первые признаки оживления и восстановления экономики.

Они уже начинают появляться, но вопрос цены и, соответственно, уровня доходности. 15% годовых - это так себе. Даже в России Москва и Санкт-Петербург торгуются ниже 10%. А каждый процент этой ставки - это десятки миллионов долларов стоимости актива. У нас есть несколько мандатов на продажу, так там 1 процентный пункт доходности по ставке - это изменение цены на $10 млн.

Многие иностранцы, как я вижу, нацелены на выход: кто-то купил участок земли, но тут его обманули местные власти, или правоохранительные органы "забежали" и потребовали взятку, или же еще что-то такое произошло - это накладывает очень серьезный отпечаток на восприятие Украины. А ведь в мире есть много других интересных мест для инвестиций, менее "непредсказуемых".

- Они купили еще до 2014 года или уже после?

- Это те, кто давно купили - еще в 2007, 2009 годах, в 2011-2012 годах.

Хотя, справедливости ради, должен отметить, что присутствие иностранцев в недвижимости остается.

Что касается потребительского рынка, который когда-то привлекал иностранных инвесторов в Украину, то теперь он, к сожалению, уже слабый аргумент. Тому есть две причины: покупательная способность снизилась, население существенно сократилось, в том числе из-за оккупации Крыма, Донбасса и уехавших за границу. Думаю, не ошибусь, если предположу, что количество населения уменьшилось на десяток миллионов.

- Кабмин на днях обсуждал перепись в 2020 году. Последняя была в 2001 году.

- Вот я и не удивлюсь, если насчитают 32-35 млн.

Те, кто только работает за границей, все равно не потребляют: не ходят в клубы, не заправляются бензином и не покупают еду. А это самая экономически активная прослойка населения. Остаются тунеядцы и пенсионеры.

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 23 мая 2018 > № 2630785 Игорь Мазепа


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 23 мая 2018 > № 2630763 Игорь Мазепа

Глава "Конкорд Кэпитал" Игорь Мазепа: в 2020 году стоит ожидать открытия внешнего публичного рынка для украинских компаний

Эксклюзивное интервью основателя и главы инвесткомпании "Конкорд Кэпитал" Игоря Мазепы агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

- Вы сказали, что у вас есть мандаты на продажу. Кому же вы тогда надеетесь продать?

- Иностранцам.

- То есть, все-таки есть иностранцы, готовые покупать?

- Конечно. Если в сфере потребления я вижу иностранцев на выход, то в той же недвижимости есть иностранцы, как на выход, так и на вход. А в инфраструктурных вещах мы видим существенный интерес на вход.

Еще растет медицина. И коммерция растет - там огромное количество местных инвесторов… Хочу отметить, что у нас за последние два-три года образовалась прослойка такого крепкого местного инвестора. Мы сейчас в процессе закрытия нескольких сделок с привлечением денег в капитал местных компаний, где продается миноритарная доля - такое квази-частное размещение, то, что мы начинали делать еще 2004-2005 годах.

- Какова динамика по сравнению с прошлым годом: в pipeline (портфель сопровождаемых сделок - ИФ) у вас больше сделок, или меньше?

- Разрываемся! Взяли в команду людей - новых, свежих, заточенных под реалии нынешнего рынка. Это говорит о том, что активность летит вверх. Я это вижу по своей занятости. Мы в "Конкорде" удвоили департамент IB (инвестиционный банкинг - ИФ), трейдинга. Юристы зашиваются с due diligence (оценка объекта инвестирования – ИФ).

Кстати, из людей, приходивших пять-восемь лет назад, многие оказались немного не в рынке, поскольку он очень быстро меняется: и потребности клиентов, и потребности иностранных инвесторов, и обстоятельства внутри бизнесов, например, долговая нагрузка. Все это очень сильно влияет на подходы и способы оценки. Поэтому, мы очень активно модернизируем команду под сигналы рынка.

- А трейдинг, чем именно торгует?

- Евробондами, плюс пару частных размещений.

- В Украине или за рубежом?

- Мы продаем и здесь, и там.

- Вот недавно, в начале года, Horizon Capital вывел на IPO (первичное публичное размещение акций – ИФ) молдавского производителя вин - Purcari Wineries. Это, наверное, первая сделка в этом регионе за последние несколько лет.

- У нас идет к завершению сделка в е-коммерсе. Чуть позже смогу подробнее об этом рассказать.

Помимо этого, точно что-то будем делать с "Добробутом", поскольку компания, как ожидается, будет расти и, скорее всего, необходимо будет привлекать финансирование.

- В прошлом году медсеть "Синево" вышла с IPO на Стокгольмскую биржу. Она позиционировалась как часть большого холдинга "Медикавер", но, так или иначе, это первый медицинский проект, подтверждающий, что и к медицине есть интерес.

- Для нас более показателен пример грузинской компании Georgian Healthcare Group, осуществившей IPO в Лондоне в конце 2015 года. Тогда капитализация компании составила 218 млн фунтов стерлингов. В середине прошлого года ее капитализация уже превышала полмиллиарда фунтов стерлингов.

Медицина - очень капиталоемкий сектор. Там нужны десятки и даже сотни миллионов долларов, поэтому, там точно стоит ожидать сделки.

В целом, чтобы подытожить, быстрорастущие, динамичные компании, всегда имеют шанс привлечь финансирование, даже инвестиции в акционерный капитал. Это хороший знак того, что в 2020 году, после выборов, стоит ожидать открытия публичного рынка для украинских компаний.

- Этот прогноз как-либо зависит од ожидаемой пенсионной реформы?

- Внутренних денег, по-прежнему, нет, или мало, и я на них особо не рассчитываю.

Я ожидаю, что в перспективе двух лет многие сделки, как это было в 2005-2006 годах, будут осуществляться в Лондоне, в Варшаве и на других зарубежных фондовых площадках.

- Тогда перейдем к вашим конкретным проектам. Мы уже коснулись "Добробута". Уточните, пожалуйста, какая у вас там сейчас доля?

- У меня там под 33%.

- У вас, и других собственников, есть планы по его дальнейшему развитию?

- Да, конечно. Ведь "Добробут" растет, на 60-70% в год. Это точно крупнейшая частная медицинская компания, с отрывом от ближайших конкурентов в разы.

- Даже при том, что другие тоже растут? Например, "Обериг", "Инто-Сана"… "Борис" как-то остановились на одном уровне, но так или иначе, частная медицина растет.

- Ну да. Рынок перспективный и каждый ищет под него правильную модель.

- Наверно все ожидают медреформу?

- К сожалению, я не могу назвать реформой то, что происходит сейчас. В моем понимании это просто способ перераспределения государственных денег.

То, что было сделано, это никоим образом не привлечет больше инвестиций в сектор, не сделает услугу дешевле и конкурентоспособней. Это просто давно назревшее изменение порядка распределения государственных денег, тогда как рынок медицинских услуг как был около $5 млрд, так, скорее всего, таким и останется.

Если бы это была реформа, было бы понятно: условно говоря, в этом году объем рынка $5 млрд, в следующем году он $7 млрд, а в 2020 году он $10 млрд. Вот это я бы назвал реформой.

- То есть для вас наличие страховой медицины было бы лучше?

- Весь мир так работает.

Я, кстати, интересовался, сколько стоит медицинская страховка в Украине на одного человека. В "Конкорде" она стоит около 10-13 тыс. грн в год. То есть порядка $500 на человека. Аналогичная страховка в Америке, Западной Европе стоила бы $3-4 тыс., или даже $5 тыс. То есть, я, работая в "Конкорде", недострахован в десяток раз по сравнению с моими коллегами на западе.

И это мы говорим о "Конкорде". А что говорить о тех, кто работает на заводах, или в шахтах? Там $90 на человека и это вообще ничто.

Так вот, к сожалению, эта реформа не отвечает на этот вопрос: как в первый год повысить уровень страхового покрытия с $90 до $120 на человека, а во второй год - до $150, а в третий год - до $200.

Поэтому, я нейтрально отношусь к медицинской реформе. Это действительно правильный шаг. Но его ни в коем случае нельзя назвать реформой.

- Тогда перейдем к направлению FinTech. В СМИ одно время вас даже называли главным посредником при перечислении денег из России.

- Там и Бориса Ложкина называли (экс-глава администрации президента - ИФ), и Порошенко (президент Украины Петр Порошенко - ИФ). По-моему, это был Дубинский (креативный продюсер департамента журналистских расследований телеканала "1+1", редактор телепрограммы "Гроші" Александр Дубинский - ИФ). В принципе это и отвечает на все вопросы.

В направлении FinTech действительно все развивается, но с единственной оговоркой - там нет никакой России. Там вообще доля иностранных переводов несущественная. Основное - это внутренние переводы, объем которых возрос после того, как наша компания начала активно работать с "Новой Почтой". "Новая Почта" является крупнейшим оператором почтовых пересылок, а почтовые пересылки это и онлайн торговля, одно связано с другим. Вот те миллиардные объемы перечислений, которые показаны в статистике, они, в том числе, объясняются тем, что они, хотя и фигурируют в нашей отчетности, реально проходят через наших партнеров, например, через "Новую Почту" или ПриватБанк.

То есть FinTech интересен. Тем более, после того, что произошло с ПриватБанком: после национализации команда менеджмента, которая активно ставила на денежные переводы ушла, и этот рынок стал еще более перспективным. Хотя и конкурентным.

- Так вы планируете еще куда-то расширяться, в другие направления FinTech (финансовые технологии – ИФ), или пока остаетесь в этой компании?

- Я остаюсь в этой компании, где у меня миноритарная доля. Если у кого-либо возникнет к ней интерес, я с удовольствием продам. Вопрос цены.

- Вы верите в развитие рынка криптовалют, сами занимаетесь торговлей ими?

- Верю, но не занимаюсь. Точнее, я не верю в криптовалюту как средство сбережения ввиду ее высокой волатильности, но верю, что со временем все финансовые потоки перейдут на технологию блокчейн. Правительства могут бесконечно пытаться бороться с этим, но история с Telegram, когда Роскомнадзор не может его заблокировать, делает такие попытки смешными. То же самое будет и с криптовалютой - вряд ли кто-то сможет что-то изменить. Это как в начале 2000-х отрицать повсеместный интернет. Я думаю, что лучшее, на что способны правительства - это возглавить это процесс. Но для этого должно возникнуть доверие к правительствам как к хорошим регуляторам. Технология определенно прогрессивная.

- А ваши инвестиции в недвижимость, в частности проект GoodLife Park? Как обстоят дела с ними?

- GoodLife Park сейчас наш главный проект. Мы докупаем соседний участок площадью около 10 га и рассчитываем, что чистый денежный поток по проекту, таким образом, возрастет на $15 млн в течение следующих трех лет.

- Какие другие инвестиционные направления вам интересны?

- Вот недавно мы инвестировали в строительство картонного завода. Проект чисто оппортунистический. Основная ставка - картон хороший индикатор восстановления потребительского рынка и он растет в течение последних трех лет на 15-20% ежегодно.

- Интересно. Картон это такой классический продукт, что, казалось бы, этот рынок уже давно распределен. В Украине еще есть ниша для картона?

- Конечно. Во-первых, какие-то заводы остались на оккупированной территории. Во-вторых, длительное время простаивал Жидачевский целлюлозно-бумажный комбинат, так как его акционеры - Бродский (бизнесмен Михаил Бродский – ИФ) и Коломойский (бизнесмен Игорь Коломойский – ИФ) - не могли разобраться между собой. Помимо этого постоянно какие-то конфликты были на Рубежанском картонно-тарном комбинате. Вот поэтому подвернулась такая непрофильная инвестиция.

- Вы единственный инвестор в этом проекте?

- Нет, мы реализуем его с соинвесторами, партнерами. Ближе к запуску проекта мы сообщим все детали.

- А где будет располагаться производство и как быстро оно будет запущено?

- В Хмельницкой области. Я думаю, в сентябре мы уже выпустим первую продукцию.

- Кроме этого, чем еще вы занимаетесь?

- Мы участвуем в реструктуризациях долговых обязательств.

- Говорят, что "Конкорд Кэпитал", в том числе, задействован в реструктуризации долгов "Укрлэндфарминга"?

- У нас нет каких-либо деловых отношений, контрактов или договоренностей с Бахматюком (владелец агрохолдинга Олег Бахматюк - ИФ) и "Укрлэндфармингом". По-моему, аналитическая команда Александра Паращия - первая, которая поняла и вскрыла всю тяжесть долговой ситуации компании, поэтому мы их всегда очень сильно ругаем.

Олег Бахматюк - очень харизматичная личность. По части привлечь деньги Бахматюк - это украинский Илон Маск (глава американской Tesla Inc – ИФ). Даже круче, так как Маск привлекает на космические проекты, а Бахматюк - на вполне земные, в буквальном смысле. Но по части освоения привлеченных денег Бахматюк все же не Уоррен Баффет (инвестор-миллиардер – ИФ). Скорее всего, именно та легкость, с которой он привлекал деньги, помешала ему эффективно ими распорядиться. Но я вижу его публичное желание достойно выйти из долговой ситуации. Думаю, у него это получится. Опыт Дональда Трампа, пережившего шесть корпоративных банкротств, в этом смысле показателен.

Если вы спросите, хотим ли мы принять участие в разрешении долговой проблемы "Укрлэндфарминга", я, конечно же, отвечу "да". Но пока мы для себя еще не приняли решение, на чьей стороне мы предпочли бы участвовать.

- Относительно еврооблигаций ПриватБанка, обязательства по которым были списаны: в настоящее время их держатели пытаются через Лондонский арбитраж вернуть свои потери. Ранее "Конкорд" коммуницировал с некоторыми владельцами евробондов? Вы как-то задействованы в процессе возврата средств какой-либо из сторон?

- Держатели облигаций сформировали комитет и обратились в Лондонский суд. Есть очень большая вероятность того, что банку придется заплатить по облигациям, вопрос только, как надолго они смогут отсрочить эти обязательства.

- "Конкорд Капитал" ведь является миноритарием латвийского ПриватБанка?

- Да, у нас там 9,23%.

- И какие у вас планы на этот пакет?

- Если государство не продаст свою долю, то он будет оценен в ноль, потому что регулятор просто заберет лицензию. Если государство будет продавать, и никто не купит, то все так же будет оценено в ноль. Если государство будет продавать за разумную цену, то, наверное, там будет какой-то интерес со стороны инвесторов.

- То есть, оптимальным для вас был бы вариант грамотно организованного аукциона по продаже?

- Насколько мне известно, подготовкой к продаже занимаются Ротшильды. Соответственно, я убежден, что все будет организовано грамотно, и все будут разговаривать на понятном языке. А дальше посмотрим.

- Недавний скандал в банковском секторе Латвии и последовавшее ужесточение регулирования как-то отразится на этой продаже?

- Да. Там уже сейчас все сжалось. Вот недавно стали публичными намерения правительства ограничить нерезидентский бизнес, то есть неевропейский, который преимущественно русскоговорящий, 5%. То есть, снизить его с 90% до 5%!

- Но вы же являетесь акционером банка как кипрский инвестор? То есть, вас подобные намерения должны меньше затрагивать?

- Речь идет не о собственности, а о клиентской базе, то есть и активах, и пассивах.

- Какие еще зарубежные инвестиции у вас есть?

- Пока никаких. Но я постоянно присматриваюсь.

- То есть, Украина интересней?

- Здесь то, что мы понимаем и любим: мы знаем здешние стрессовые ситуации, любим в них покопошиться, разобраться, попытаться исправить такую ситуацию. Вот, кстати, мы очень активно работаем и общаемся с кредиторами - держателями долгов других компаний, будь то коммерческие банки, Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) или еще кто-либо.

- А в аукционах ФГВФЛ по продаже активов неплатежеспособных банков вы участвуете?

- Да, время от времени что-то покупаем. Но мы для себя точно ничего не берем. Из последнего – недавно купили права требования по кредиту одной украинской компании. Там была стрессовая ситуация и мы просто помогаем собственнику решить ее, найти какого-то добропорядочного покупателя на его обязательства. Мы, таким образом, освобождаем людей от стресса и тут же получаем мандат на сделку.

- А как насчет вашего интереса к приватизации госимущества? Вы принимали участие в аукционе по продаже Фондом госимущества (ФГИ) блокирующих пакетов "ДТЭК Днипрооблэнерго" и "ДТЭК Захидэнерго", претендовали на покупку "Сумыоблэнерго".

- Инвесторы очень осторожно смотрят на украинские энергокомпании, в первую очередь из-за их структуры собственности и зарегулированности. Но иногда попадаются активы просто по бросовым ценам, когда даже осторожным иностранцам понятно, что на этом можно заработать. Речь идет о прошлогодней распродаже активов, подконтрольных ДТЭК, где мы не смогли удержаться от участия.

Что касается "Сумыоблэнерго", у нас был иностранный инвестор, который подавал заявку на "ДТЭК Днипроблэнерго" и потом по инерции на "Сумыоблэнерго", но мы его тогда отговорили. Нам заявленная ФГИ цена показалась необъяснимой.

- Тем не менее, интерес к приватизации сохраняется?

- Конечно. У меня сейчас есть пул инвесторов, интересующиеся "Центрэнерго". То есть, если будет приватизация, я точно буду подавать свои ценовые предложения.

- Сейчас вновь модны инвестиции в агросектор, альтернативную энергетику. Вы интересуетесь этими направлениями?

- Да, возвращаясь к тому, что популярно и интересно, это однозначно солнечная и в целом возобновляемая энергетика. Мы посчитали внутреннюю норму доходности инвестиций в гелиоэлектростанции: если финансировать из собственных средств, без привлечения долгового капитала, то она составляет около 18-19%. Если привлекать 70% долга, в зависимости от его стоимости, норма доходности растет до 30%, если такая цена в пределах разумного. То есть, очевидно, что спрос на подобные проекты есть, в том числе со стороны иностранных инвесторов. Мы уже участвовали в ряде крупных сделок и рассчитываем провести еще несколько.

- Вы оценивали, каков общий объем этого рынка?

- Да, по известным нам проектам, которые находятся на той или иной стадии реализации, и где реально инвестированы средства - это около 2,4 гВт, то есть приблизительно два атомных блока. Но есть проблема - от этого страдает потребитель, в первую очередь промышленность. Все эти цифры - гигаватты, их можно увеличить до бесконечности, но кто захочет покупать такую электроэнергию, учитывая ее стоимость? Вот сейчас нам необходимо запускать предприятие, а у нас там будет тариф 10 центов на электроэнергию. Соответственно, важно понимать, достаточный ли у нас запас маржинальности, чтобы позволить себе такой тариф. Если говорить о картоне, там маржа позволяет, а если говорить о чем-то другом, массовом, то нет. А это значит, что не будут открываться новые заводы и предприятия, будут закрываться старые, и в целом предпринимательство будет сокращаться. Поэтому, здесь двоякая ситуация: нетрадиционная электроэнергия с тарифом производителя 15-25 евроцентов - это хорошо для нормы доходности, но это точно не рыночный тариф и когда-то должно прийти время, когда это прекратится.

Лет 10 назад, мы писали в наших инвестиционных обзорах: в числе конкурентных преимущества Украины - дешевая образованная рабочая сила, дешевые ресурсы, электроэнергия - все дешевое. А сейчас рабочей силы нет, а та, которая есть, часто неквалифицированная, если судить по критерию эффективности. То есть, дешевая рабочая сила уже не аргумент, цена электричества также не аргумент, и что остается?..

- Еще мы нашли, что у вас есть компания "Кальвера", которая, согласно регистрации, занимается мобильным питанием и заявленными видами деятельности.

-- У нас есть такая компания. Но она будет заниматься другими проектами, в частности в сфере недвижимости.

- Ведь у многих есть подобные активы: например, у Ставницера (совладелец и генеральный директор порта ТИС Андрей Ставницер - ИФ) есть ресторан. Поэтому и заинтересовало – может, и у вас есть что-то подобное, для души?

- Ресторан для души - это не наша история. Для души я лучше схожу в ресторан.

Я очень серьезно отношусь к инвестициям в развлечения и рестораны, и обычно думаю об этом как о бизнесе. Лучше съесть вкусное блюдо в чужом ресторане, чем сидеть в своем и каждый раз думать, как это будет продаваться. Это уже ресторанная профдеформация.

- У вас ранее была валютная лицензия, интересен ли вам сейчас валютный рынок на фоне ожидаемой либерализации?

- Валютная лицензия нам нужна, чтобы торговать инструментами в валюте с иностранцами. Это не значит торговать валютой как таковой. Это, в том числе, может быть торговля гривневыми инструментами, чем мы не менее активно занимаемся. Для этих целей у нас еще есть кипрская компания, которая лицензирована и регулируется на Кипре, через которую мы привлекаем западные деньги и торгуем на западных рынках.

Что касается валютной либерализации, то надеюсь, что когда-то это произойдет.

- Это "когда-то", следует понимать так, что вы не ожидаете подобного в ближайшее время?

- Я думаю, что если Украина продолжит сотрудничество с МВФ, то валютная либерализация будет проходить быстрее. В противном случае Нацбанк будет более аккуратно к этому относиться, особенно после того как они поиграли с учетной ставкой и опустили ее до 12,5% годовых, а тут раз - и выстрелила инфляция. То же самое можно сделать с валютной либерализацией, но как только возникнет давление на курс, центробанку придется вновь ужесточать регулирование. То есть, как я вижу, НБУ до определения ситуации с МВФ будет более аккуратно относиться к таким вещам.

- Говорили, у вас есть мандат на организацию выпуска облигаций "Нафтогаза Украины"?

- Нет. Мы знаем, что "Нафтогаз" сейчас разослал RFP (англ. Request for Proposal, запрос предложения - ИФ) по банкам. Но мандаты пока не распределены ни по евробондам, ни по внутренним облигациям.

- А вообще, занимаетесь подобными сделками?

- Да, у нас сейчас есть мандат на выпуск облигаций "Укрзалицныци" на 2 млрд грн (ООО "Конкорд Кэпитал" выступает андеррайтером размещения четырех серий облигаций ПАО "Укрзализныця" на сумму 2 млрд грн - ИФ).

Если говорить в целом о гривневых облигациях, то сейчас это исключительно вопрос цены. Можно разместить ценные бумаги под 18% годовых, но готова ли компания взять такой пассив?

- Не менее важно также как это воспримет прокурор...

- 18-19% годовых - это сейчас чисто рыночная ставка. Если суверенные облигации размещаются под 17% годовых, то здесь добавляется 100-150 базисных пунктов за дополнительный риск. То есть, рынок на квазисуверенные облигации - это 18-19% годовых.

Я не исключаю, что в подобные гривневые выпуски с радостью вошли бы иностранные инвесторы. Доходность еврооблигаций Украины сейчас находится на уровне 6-8% годовых в зависимости от длины, тогда как доходность гривневых ценных бумаг - 17% годовых. Вот разница в 10 процентных пунктов - это то, что должно перекрыть риск девальвации, так как риск дефолта инструмента один и тот же, или даже меньше для гривневых облигаций.

Будет ли в текущем году девальвация в 10%? Мы предполагаем, что не будет. Если к концу года гривня опустится до 28 грн/$1, то это предполагает девальвацию на уровне 5-6%. В таком случае дополнительный заработок иностранного инвестора составит 4-5% сверх ставки по еврооблигациям. Это высокий доход, он почти удваивает ожидания от долларового актива того же самого эмитента. Поэтому иностранцы точно готовы вложить средства.

Другой вопрос - кто готов разместить ценные бумаги под 18-19% годовых? Есть ли у "Нафтогаза Украины" такой бизнес, где они могут позволить себе заплатить такую высокую ставку?

- Вы уже упоминали о том, что в 2020 году на публичный рынок Украины могут вернуться иностранцы. Вопрос об инфраструктуре рынка - какое сейчас к ней отношение? Это актуально для нашего рынка, и для вашего бизнеса в частности?

- Честно говоря, я утратил интерес ко всем этим вещам лет пять назад, и считаю, что не сильно ошибся с точки зрения перспектив. То есть, если у тебя много других задач и возможностей, то от чего-то необходимо отказываться, чтобы сфокусироваться на необходимом.

Другие люди, наверное, не утратили. Я думаю, что и они не ошиблись, поскольку в долгосрочной перспективе инфраструктура всегда будет иметь определенную стоимость. Вопрос только, когда она будет востребована. При нынешней ситуации на горизонте трех-пяти лет я не вижу перспектив для оживления интереса к биржевой инфраструктуре.

- То есть у Нацкомиссии, грубо говоря, есть еще три-пять лет, чтобы подготовить инфраструктуру к приходу иностранцев?

- Нет, нет у них трех-пяти лет. Они там уже три года сидят. Да, они много чего сделали, но с точки зрения биржевой инфраструктуры они не сделали ничего. Поэтому нет у них больше времени. Следуя этой логике, можно говорить и о 10-ти годах. А потом встанет вопрос, что является первичным - яйцо или курица: нет инвестиций из-за того, что нет инфраструктуры, или нет инфраструктуры, поскольку нет инвестиций и рынка.

Я считаю, что вопрос инфраструктуры не может стоять отдельно от вопроса рынка. Он также не может стоять отдельно от вопроса реформы пенсионной системы. Если не будет пенсионных денег, то не будет необходимости и в инфраструктуре, а не будет инфраструктуры, то не появятся иностранцы. Вот такой замкнутый круг.

- А то, что они начинают с инфраструктуры, это правильно или нет?

- Комиссия уже три года что-то делает, вопрос, где эти изменения в инфраструктуре? Я очень ценю их усилия по расчистке рынка. Действительно, ушли "левые" эмитенты, через которых осуществлялось "перекачивание" денег, отмывание средств и другие сомнительные операции. Они также предприняли правильные шаги с точки зрения очистки рынка от неработающих операторов. Ведь было около 900 лицензий, а осталось менее 500, хотя реальных участников единицы.

Было много разговоров об интересе к инфраструктуре Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), создании единого биржевого холдинга… Как по мне, все это никому не нужно. Три года прошло и ничего не произошло.

- А как вы оцениваете инициативу со сквиз-аутом? Вы на чьей стороне - эмитентов или акционеров?

- А эмитенты что говорят?

- Вот, все обсуждают, что "Метинвест" или ДТЭК дешево выкупают. Цена устанавливается оценщиком. Самый яркий комментарий по этому поводу был у Оксанича (президент компании "КИНТО" Сергей Оксанич - ИФ).

- Это все такой "привет" из прошлого! "Азвосталь", 70 коп. за акцию, Оксанич… Мы этим занимались более 10 лет назад…

Я не слышал, чтобы наши клиенты понесли какие-либо потери. Скорее всего, они давно все эти инвестиции либо продали, либо списали. А если списали, для них любое предложение это плюс, поскольку они не видели по ним никакой ликвидности уже 5-10 лет.

Сквиз-аут - факт свершившийся. Как активный участник украинского фондового рынка я готов подписывать коллективные петиции против "произвола эмитентов". Но нужно объективно смотреть на вещи: украинский фондовый рынок родился через задний проход и неизменно возвращается к своему истоку. По-настоящему публичных компаний, получивших позитивный опыт от общения с фондовым рынком, у нас практически нет. Могу лишь вспомнить "Мотор Сич", АвтоКрАЗ, горстку банков да еще горстку промышленных компаний с труднопроизносимыми названиями даже для славян.

Опыт подавляющего большинства так называемых украинских публичных компаний от общения с фондовым рынком - скорее отрицательный. Ведь на заре фондового рынка именно мы, брокеры, были костью в горле для олигархов, желающих по дешевке скупить акции своих компаний. Мы с ними конкурировали, взвинчивая цены скупки. Этого они нам не простили. И при первой возможности показывают, кто в доме хозяин. Их можно за это критиковать, но в чем-то обвинять я бы не стал. Закон на их стороне. Быть публичной компанией затратно, и если от этой публичности нет никакого выхлопа, не нужно мучить ни себя, ни других. Я понимаю, что эта процедура упростит жизнь и собственникам и топ-менеджменту компаний: решения будут приниматься быстрее, затраты будут меньше.

- Вы недавно вошли в состав набсовета Альфа-Банк Украина, также состоите в набсовете Укрсоцбанка. Можете прокомментировать, для чего это?

- В Укрсоцбанке и в Альфа-Банке Украина я являюсь независимым членом набсовета. Меня пригласил Авен (совладелец Альфа-Банк Украина и Укрсоцбанка Петр Авен - ИФ). Для них важна экспертиза в местной специфике, а для меня каждое заседание набсовета и работа помимо заседаний набсовета - это новый опыт, новые знания, расширение кругозора. Всегда рад помочь. Кроме того, мы с Альфа-Банком Украина (вместе с Укрсоцбанком входит в ABH Holding - ИФ) зарабатываем и будем зарабатывать вместе. Это определенно выигрышная ситуация для обеих сторон.

Ранее я также состоял в набсовете Укрэксимбанка, но как только понял, что из-за этого я оказался PEP-ом (от англ. politically exposed persons, политически значимые лица - ИФ), еще до всяких деклараций быстро подал заявление с просьбой освободить меня от обязанностей, и это заняло у меня около девяти месяцев. Как я уже говорил, политика – не моя тема.

- "Конкорд Кэпитал" ранее также занимался управлением активами. Вы пока не планируете вернуться к этой деятельности?

- Мы будем это делать на Кипре.

- И есть спрос на такие услуги?

- Да, конечно. Но нам больше интересна Украина, где есть интересные активы и отрасли, осталось провести реформы и победить коррупцию. Это крутой вызов.

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 23 мая 2018 > № 2630763 Игорь Мазепа


Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло

Дмитрий Забелло: Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать

Венера Гайфутдинова

обозреватель Forbes.kz

Глава ВТБ рассказал в эксклюзивном интервью о том, как банк будет бороться за хороших заёмщиков

В начале 2018 произошло крупнейшее в истории российской экономики объединение банков под единым брендом: ВТБ24 присоединился к ВТБ. Обозреватель Forbes.kz встретилась с председателем правления ДО АО «Банк ВТБ (Казахстан)» Дмитрием Забелло, чтобы узнать, как изменения в материнской компании повлияют на казахстанскую дочку. Кроме того, у самого Банка ВТБ (Казахстан) много интересных новостей, которые хотелось обсудить с его руководителем.

Мы встречаемся в головном офисе Банка ВТБ (Казахстан) в Алматы в кабинете Дмитрия Забелло, стены которого выкрашены в невероятно нежный голубой цвет.

- Интересный выбор, - не могла не сказать я, отметив, что выбранный цвет сочетается с цветом глаз моего собеседника.

- Это корпоративный стандарт, цвет из брендбука ВТБ, - объяснил Дмитрий Забелло.

На небольшом столике у руководителя Банка ВТБ (Казахстан) фотографии маленькой дочери, которой сейчас уже 21 год. В остальном кабинет Дмитрия Забелло мало отличается от кабинетов руководителей, возможно, потому что он человек очень системный - наверное, даёт о себе знать первая профессия – программист.

F: Дмитрий Александрович, материнский банк в России объединил под одним брендом все дочерние компании. Как это отразится на Банке ВТБ (Казахстан)?

- Для нас принципиально ничего не поменялось, но эффект объединения мы уже ощущаем. Слияние ВТБ 24, Банка Москвы и ВТБ позволило объединить весь розничный бизнес под единым брендом. В нашем дочернем банке и до этого все бизнес-линии: розница, МСБ и крупный, инвестиционный бизнес - работали под единым брендом. С другой стороны, объединение ВТБ 24 и ВТБ позволило консолидировать весь опыт. Этим опытом и продуктами, апробированными на других рынках, мы как дочерняя компания пользуемся. Более того, благодаря слиянию ВТБ24 и ВТБ было оптимизировано значительное количество издержек. Сэкономленные средства будут направлены на развитие. В частности, ВТБ продолжит инвестировать в IT.

Изменение фирменного стиля – это внешнее подтверждение тех перемен, которые на протяжении уже достаточно большого периода времени идут в группе и в нашем банке в частности. Весь период рестайлинга в группе идёт под слоганом «Время меняться!», и здесь важно отметить два направления.

Первое - настало время перемен, и эти перемены должны носить созидательный характер для клиентов, сотрудников и компании в целом. Второе - мир ускоряется, изменения уже перестали быть этапами, они постоянны, и важны уже не сами знания, а навыки их применения.

Изменения создают возможности, но только для тех, кто способен ими воспользоваться. У нас есть стратегические цели – это повышение рентабельности бизнеса и улучшение благосостояния наших клиентов. И мы поступательно к ним движемся. Но мы понимаем: чтобы прийти к этой цели, мы должны оперативно трансформироваться согласно постоянно меняющимся требованиям рынка, видеть возможности - именно в этом заключается суть нашей стратегии развития.

F: S&P Global Ratings повысило рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» с «BB» до «BB+» и подтвердило его краткосрочный рейтинг на уровне «B». Прогноз изменения рейтинга — «стабильный». Аналитики рейтингового агентства отмечают, что рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» повышен в связи с повышением рейтинга материнского Банк ВТБ (Россия). Вы согласны с таким заключением S&P?

- У нас в этом вопросе никаких иллюзий нет. Кредитный рейтинг – это независимая оценка способности банка выполнять свои финансовые обязательства, то есть один из самых важных показателей его надёжности, который помогает нам привлекать недорогие пассивы и, как следствие, делать максимально выгодные предложения нашим клиентам.

Банк ВТБ (Казахстан) является частью международного финансового холдинга ВТБ. Естественно, что от общего состояния группы зависит и состояние дочерних организаций. В обосновании к повышению рейтинга агентство S&P указало, что Банк ВТБ (Казахстан) имеет «очень высокую стратегическую значимость» для материнской структуры, и мы всегда чувствуем это отношение со стороны группы ВТБ. Мы получаем от международного холдинга не только финансовую поддержку, но и выверенные бизнес-модели, которые позволяют предлагать казахстанскому рынку одни из лучших банковских продуктов и услуг, а также активно развиваться. За последний год, например, после принятия новой стратегии развития и внедрения разработанной группой ВТБ модели продаж, нам удалось увеличить продажи и сгенерировать прибыль.

F: У Банка ВТБ (Казахстан) действительно нет проблем, но и банк не был особо активен на рынке. Складывалось впечатление, что Казахстан не слишком интересный рынок для ВТБ. Сейчас эта ситуация изменилась?

- Докапитализация Банка ВТБ (Казахстан), которую в ближайшее время проведёт материнская компания, говорит о самых серьёзных намерениях группы на рынке РК. Хочу отметить, что намерения у ВТБ в Казахстане всегда были серьёзными; скорее, вопросы были к текущей ситуации на рынке республики.

В 2014 у Банка ВТБ (Казахстан) был пик развития в республике. Мы начали активное развертывание сети. Только мы развернули сеть, как начался кризис ликвидности. Все риски реализовались практически сразу после нашего выхода на рынок Казахстана. В 2015 наш акционер подтвердил свои намерения на казахстанском рынке и провел докапитализацию. 2016 год проходил под девизом разгребания всех проблем и поиска точек роста. После серьёзной корректировки мы провели второй старт бизнеса в 2017.

F: Согласно неаудированной отчётности, по состоянию на 1 января 2018 чистый доход Банка ВТБ (Казахстан) составил 1,8 млрд тенге. Судя по этому показателю, вы нашли точки роста. Как вам удалось выйти в прибыль в 2017, после того как банк два года подряд фиксировал убытки?

- Крупный бизнес был для нас локомотивом в 2017, что позволило закрыть прошлый год с прибылью 1,8 млрд тенге, согласно неаудированной отчетности. Первый квартал 2018 мы закрыли почти с такой же прибылью, как за весь прошлый год – 1,5 млрд тенге. Это лишь подтверждает, что выбранная нами тактика оправдана.

Мы выделили глобальные бизнес-линии в отдельные блоки – крупный бизнес, МСБ, розница. Первым стартанул крупный, сейчас выходит на заданные параметры средний и малый бизнес, и следом мы должны сделать очень эффективную розницу. Это достаточно сложная и амбициозная задача, но мы знаем, что розница идет в фарватере корпоратов, и поэтому изначально основной акцент был на крупном бизнесе. В этом году все бизнес-линии должны генерировать прибыль. Это амбициозная задача, потому как розница для любого банка - это 2/3 расходов, она требует большой сети, много персонала. Мы активно в этом направлении движемся. Рост портфеля уже начался, может, он не такой активный, но расти быстрее рынка - дело опасное. Перед нами стоит задача войти в десятку банков по активам, но задача номер один - это быть эффективным банком. Однако мало выйти на прибыль - нам нужно зарабатывать столько, сколько хочет акционер.

F: Много хочет заработать акционер?

- Нет, стандартное видение – 15% на капитал - вполне устраивает. В прошлом году мы достигли 13% по этому показателю. В целом у нашей группы этот показатель равен 9%. Основной вопрос, который стоит перед нами: через какие инструменты мы будем достигать поставленные задачи?

F: Действительно интересно, как вы будете решать поставленные задачи, учитывая, что сейчас на рынке у БВУ нет проблем с ликвидностью, но нет и хороших заёмщиков…

- Мы видим, что компании адаптировались к новой экономической реальности, переработали накопленные проблемы. Мы понимаем, с какими компаниями пойдём дальше. В этом году мы основной акцент сделаем на рост кредитного портфеля.

F: Вы понимаете, с какими компаниями пойдёте дальше, но что вы делаете, чтобы эти компании поняли, что они пойдут дальше с вами?

- Мы готовы поступиться ценой и интересным для нас клиентам давать очень низкие ценовые предложения по процентным ставкам, стоимости обслуживания. Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать. Нам важно получить клиента, расширяя объемы сотрудничества, а не увеличивая стоимость одного продукта. Предлагать различные продукты. Нам важно начать взаимодействие, а потом его расширять.

У нас есть уникальные предложения для клиентов. Крупный бизнес у нас вообще уникален. В крупном бизнесе мы себя уже очень комфортно чувствуем. Наша задача - стать таким же игроком и в других сегментах.

Мы максимально прилагаем усилия, чтобы для лучших клиентов были доступны лучшие продукты, которые мы наработали по всему миру. Наша задача, чтобы клиенты получили самые свежие продукты, самые востребованные, те, которые необходимы им для получения прибыли. Когда клиент будет зарабатывать, мы тоже будем зарабатывать.

Вся команда старается быть экспертами для наших клиентов. Если мы что-то не знаем, то привлекаем наших коллег. Рынок уже мог оценить экспертизу группы ВТБ. В декабре 2017 мы провели экспертное мероприятие с крупным бизнесом, в этом году сделали ещё одно, куда пришло ещё больше наших клиентов. На этих мероприятиях выступают специалисты из «ВТБ Капитал», которые дают экспертную оценку основным трендам. Они дают бизнесменам инструмент, который помогает в принятии решений. Мы видим, что эта экспертиза необходима рынку, и это наше главное преимущество на рынке.

F: В 2017 вы приняли трехлетнюю стратегию развития. Не считаете ли вы стратегии развития, рассчитанные на несколько лет, неактуальными в условиях, когда всё развивается очень быстро?

- Наша стратегия - это не догма. Прямо сейчас мы с коллегами ее корректируем, особенно в области розничного кредитования. Мы отказываемся от определённого перечня продуктов, доходность которых нас не устраивает. Вместе с тем мы нащупали целый сектор продуктов по рознице – комиссионная компонента и медицинское страхование.

Мы стараемся как можно быстрее получить обратную связь и по итогам вносим изменения в свою работу. Эта адаптивность достаточно трудно даётся, так как требует усилий от команды – компетенции должны быть высокими во всех направлениях.

Но при этом у нас главная стратегическая цель не меняется – повышение рентабельности бизнеса. Мы должны быть эффективны вне зависимости от того, что происходит на рынке. А вот дальше всё очень живое, вы даже не представляете, до какой степени. Смысл стратегии сегодня не в её детализации, а в сосредоточенности на цели. Всё зависит от скорости реакции команды на внутренние и внешние события. Это основное, что перестроено внутри банка – скорость реакции очень большая, она выражается в скорости смены команды в случае необходимости.

F: Готовы ли люди работать в условиях, когда все быстро меняется?

- Это действительно непросто, но мы очень активно развивали тему работы с переменами. Я считаю, что на сегодня команда четко понимает, что перемены не просто неизбежны - они необходимы. Это основной инструмент движения вперед. Если раньше перемены нужно было пережить, то сейчас мы их ищем. Сейчас вся команда настроена на поиски того, как и что изменить. Мы еженедельно делаем корректировки. Я не вижу дискомфорта у команды.

Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс

Заехали в тупик. Как ОСАГО стало убыточным для страховых компаний

Игорь Юргенс

Президент Всероссийского союза страховщиков/Российского союза автостраховщиков (РСА)

Недостаточные тарифы, злоупотребления и случаи прямого мошенничества стали причиной того, что в прошлом году страховые компании ушли в глубокий минус. Многим пришлось покинуть рынок, оставшиеся сознательно снижают свою долю

Минувший год стал сложным для автостраховщиков. Все внимание компаний, оставшихся на рынке ОСАГО (их уже всего 59, хотя 14 лет назад насчитывалось 240), сосредоточено сейчас на выправлении ситуации с автогражданкой. ОСАГО уже давно тормозит из-за хронической недостаточности тарифа, но в прошлом году страховщики впервые ушли в глубокий минус.

Сборы страховщиков по ОСАГО снизились на 3% за год, а суммы выплат выросли с утроенной скоростью (9% в 2017 году). При этом пени, штрафы, неустойки и накладные расходы в структуре выплат по суду уже превысили 50%. Средняя выплата в ОСАГО в 2017 году увеличилась на 10% с 69 000 до 75 800 рублей, а средняя премия упала на 4% — с 6032 рублей до 5800 рублей.

Многие из тех, кто остался на рынке, сознательно снижают свою долю. Показателен пример прежнего лидера, компании «Росгосстрах»: несколько лет назад она контролировала треть рынка ОСАГО, сейчас доля компании едва превышает 10%. Бедствие, которое терпит этот некогда серьезнейший игрок, сказалось на всем рынке, и, конечно, первая в современной истории национализация страховщика не прошла безболезненно.

Преступные автоюристы

К 2018 году мегарегулятор страховой отрасли, Министерство финансов России, признал, что ОСАГО сдерживается не рыночными методами, а по социальным основаниям. Были разговоры, что после выборов нужно будет как-то это исправить. По словам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, стратегическая задача состоит в уходе от предвыборной зависимости ОСАГО в ближайшие три-четыре года. Необходимо поставить ОСАГО на рыночные рельсы, чтобы рынок нашел равновесную цену, а ОСАГО стало базовым каско и приносило благо автовладельцу, не будучи убыточным для страховщика.

Одно из важнейших событий прошлого года — поправки в закон об ОСАГО, касающиеся натурального возмещения. Когда мы выходили с инициативой этого закона, то рассчитывали, что изменения сыграют положительную роль в выравнивании ситуации, что таким образом удастся побороть «черных автоюристов». Это движение началось массово после того, как в 2012 году на страхование распространили закон о защите прав потребителей, а затем в 2014 году увеличилась максимальная выплата по ОСАГО.

Когда максимум, что можно получить с одной аварии, — 100 000 рублей, это не особо интересно злоумышленникам. Преступлений в этой сфере было 10-15%. Сейчас, когда можно «накрутить» 400 000 рублей за «железо» плюс 500 тысяч рублей за ущерб жизни и здоровью (и это не считая штрафов и пеней), извлечение денег из аварий стало бизнесом. Люди заинтересовались, сгруппировались, привлекли профессиональных юристов и поставили все на поток. Получились целые банды. Мы надеялись, что с принятием закона о натуральном возмещении недобросовестные автоюристы успокоятся, но этого не случилось.

В процессе согласования закона столько было введено ограничений, что многое из задуманного просто не работает. Сервисное техобслуживание не укладывается в отведенное законом время, так как многие запчасти нужно заказывать, а детали просто не приходят вовремя. Ограничение в 50 км до станций техобслуживания в некоторых регионах абсурдно. Например, Волгоград растянут на 100 км: как тут уложиться?

В итоге закон не смог «перекрыть кислород» мошенникам: те же самые недобросовестные автоюристы нашли новые способы затаскивать страховщиков в суд по натуральному возмещению. При этом доля урегулирований в натуральной форме у некоторых крупных компаний доходит до 40% в ряде регионов. Используя лазейки в законодательстве, недобросовестные посредники без малейших угрызений совести подрывают основы рынка страхования, призванного защитить всех, кто ездит по дорогам страны. И эти люди даже не считают себя преступниками.

В итоге такого компромиссного текста закона страховщики получили рост выплат, в том числе за счет обязательности ремонта новыми запчастями. Это примерно на 30% увеличивает затраты. В то же время страховые компании не смогли избавиться от дополнительной нагрузки нестраховых выплат в судах.

Есть и еще один нюанс действия натурального ОСАГО. Автовладелец по соглашению со страховщиком может отказаться от ремонта. В этом случае он подписывает бумагу, что согласен с той выплатой, которую ему рассчитали в страховой компании.

Мошенничество с электронными полисами

В 2017 году были запущены обязательные продажи электронного ОСАГО, что дало возможность по большей части решить проблемы доступности полисов в проблемных регионах. Часть регионов России получили такой статус из-за того, что страховщики просто отказывались там работать из-за запредельных убытков. К концу года через интернет продавалось уже более 34% полисов ОСАГО.

Не сразу удалось наладить всю систему — на первом этапе отмечалось большое количество сбоев в работе сайтов страховых компаний и базе данных РСА, которая в силу чрезмерной нагрузки не всегда справлялась. Мы всерьез начали работу по созданию новой базы с совершенно другими техническими параметрами: когда создавалась нынешняя, о таких нагрузках никто не мог и подумать.

Важным моментом в увеличении доступности ОСАГО стало создание Российским союзом автостраховщиков системы гарантирования возможности заключения договора ОСАГО в электронном виде — системы «e-ОСАГО Гарант», которая позволяет совершить покупку через сайт РСА. Эта функция подключается при наличии сбоев на сайте компании, в которую обратился клиент, либо если у этой компании закончились «электронные бланки», то есть номера полисов.

По мере роста доступности мы стали отмечать появление новых форм мошенничества: подделку электронных документов и фальсификацию данных в заявлениях на заключение договоров ОСАГО, заполняемых при оформлении через интернет. Активизировались и недобросовестные посредники, которые якобы помогают автовладельцам заполнить форму заявки, а на деле вводят их в заблуждение относительно стоимости полиса и зарабатывают на этом.

Мошенники начали массово регистрировать в интернете сайты по продаже ОСАГО, копирующие сайты страховщиков. Для борьбы с этим явлением РСА заключил договор со специализированными компаниями по борьбе с кибермошенничеством. За девять месяцев 2017 года было выявлено и заблокировано более 700 таких сайтов.

Сейчас ситуация с мошенничеством и злоупотреблением правом перешла все мыслимые пределы. Страховщики потеряли около 40 млрд рублей из-за мошенничества в сфере ОСАГО. В 2017 году РСА совместно Банком России провел серию межведомственных совещаний в регионах, чтобы донести мысль о том, что проблемы в ОСАГО чреваты ростом социальной напряженности.

Мы проехали почти по всем федеральным округам (на 2018 год оставили относительно благополучные Центральный и Северо-Западный), провели межведомственные совещания с МВД и Генпрокуратурой, довели до сведения местных властей, насколько катастрофическая ситуация складывается у них под носом. Местные власти должны понимать, что ситуация с мошенничеством по ОСАГО напрямую влияет на его доступность, а следовательно — на социальную напряженность в регионе.

Итогом совещаний стала системная работа всех сторон, активизация следствия и доведение дел до суда. В целом правоохранители обратили больше внимания на страховое мошенничество. По итогам этой работы в органы правопорядка направлено более 8100 заявлений по выявленным фактам страхового мошенничества в страховании в целом. По ним возбуждено 1565 уголовных дел. Большинство заявлений и возбужденных дел касается ОСАГО. Мы надеемся, что впоследствии сможем сказать: «2017 год стал переломным в борьбе со страховыми мошенниками». Впрочем, сейчас мы только в начале трудного и долгого пути.

Проблемы ОСАГО стали системными, и решать их необходимо комплексно — постепенно «отпуская» тарифы, давая возможность страховщикам поощрять добросовестных водителей пониженными коэффициентами и наказывая рублем разного рода нарушителей. Установление справедливого тарифа поможет устранить возникшие перекосы и пресечет практику, когда «плохих» водителей дотируют добропорядочные автовладельцы.

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > forbes.ru, 23 апреля 2018 > № 2580997 Игорь Юргенс


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 23 апреля 2018 > № 2580938 Александр Шустов

Займы МФО для малого бизнеса: услуга для «отказников» или полноценный инструмент?

АЛЕКСАНДР ШУСТОВ

генеральный директор МФК «Мани Фанни Онлайн»

Микрофинансовые организации имеют все шансы стать выгодными и надежными источниками финансирования для индивидуальных предпринимателей, малого и среднего бизнеса. Спрос на займы со стороны клиентов этого сегмента растет высокими темпами, но главное даже не это. Важно, что регулятор, заявив в минувшем году о намерениях стимулировать МФО кредитовать МСБ, держит свое слово.

Согласно данным ЦБ, в третьем квартале прошлого года доля субъектов малого и среднего предпринимательства в совокупном портфеле микрозаймов составила 20,9%. Регулятор подчеркнул, что в микрофинансировании предпринимательства отмечен рост: объем микрозаймов, выданных МФО юридическим лицам, за год увеличился на 40,4%, индивидуальным предпринимателям - на 38,4%.

Спрос на займы от малого бизнеса видим и мы в своей работе: ежедневно получаем порядка 50 заявок от предпринимателей из различных отраслей бизнеса. Особенно их интересует краткосрочное финансирование без предоставления залога.

А как же банки? В области кредитования предпринимателей у них не все так радужно: за 2017 год объем ссудной задолженности предприятий МСБ перед кредитными организациями увеличился лишь на 10%. На этот год эксперты прогнозируют рост выдачи на уровне в 10-13%. В том числе, за счет программ господдержки. Однако эта динамика не идет ни в какое сравнение с той, которую показывают микрофинансовые организации.

Безусловно, крупные банки все чаще стали заявлять, что, как говорится, повернулись лицом к малому бизнесу. Появляются новые технологии, инновационные продукты. Однако, несмотря на это, индивидуальные предприниматели, малый и средний бизнес по-прежнему остается не самым привлекательным клиентом. Чтобы соблюдать жесткие требования регулятора, не нарушать нормативы и требования по резервированию, действовать в рамках ПОД/ФТ, кредитным организациям приходится предъявлять к бизнесу весьма суровые требования. В итоге любой «предпринимательский» кредит обходится банку очень дорого. Стоит ли тогда вообще мучиться с этим клиентским сегментом?

Предпринимателя тоже не всегда устроит сотрудничество с банком, в том числе в части кредитования. Обилие запрашиваемой документации, проверки, часто требования к оборотам, непрозрачные причины отказа в предоставлении финансирования и множество других проблем встают Великой Китайской стеной между бизнесменом и кредитными средствами. А ведь зачастую деньги нужны срочно, в течение нескольких часов. И за такую срочность предприниматель готов платить повышенной процентной ставкой. Поэтому он идет в МФО: вероятность получения займа выше, а скорость предоставления средств - значительно быстрее.

Если говорить о рынке микрофинансирования, то, несмотря на некоторое сокращение количества его участников (согласно статистике ЦБ, с конца сентября 2016 года по конец сентября 2017-го число МФО в реестре уменьшилось более чем на четверть, что было связано с работой регулятора по очистке рынка от недобросовестных игроков), все больше игроков начинают работать с малым бизнесом. Уже сейчас и те, и другие начинают понимать, что их бизнес-интерес друг к другу взаимен.

Во-первых, в связи с активным отзывом ЦБ лицензий на банковском рынке, в сектор МФО перешли работать большое количество профессионалов с большим опытом, прекрасным финансовым образованием, знанием рисков, передовых финансовых технологий, инструментов и - что самое важное - своих клиентов. Такие микрофинансисты точно знают, что именно нужно тому или иному предпринимателю, как оперативно и без лишних затрат поверить его кредитоспособность. Микрофинансовая отрасль за несколько последних лет сделала колоссальный прорыв как в части выхода из «серой зоны» в «белый бизнес», так и в части технологий и управления. Разумеется, заемщику, в свою очередь, важно, чтобы кредитор понимал все его нужды и потребности.

Мы, например, не стали ограничиваться стандартными однотипными микрозаймами для малого бизнеса, а сделали целую продуктовую линейку, которая ориентирована как раз на решение срочных финансовых задач: пополнение оборотных средств, обеспечение и исполнение госконтрактов и так далее. Систему оценки рисков мы отстроили очень тщательно, каналы привлечения клиентов используем грамотно и постоянно их анализируем. Все это позволило нам добиться весьма высокого уровня одобрения: мы финансируем около 30% от поступивших заявок.

Во-вторых, из-за политики регулятора МФО сейчас вынуждены снижать процентные ставки по всем своим продуктам для всех категорий клиентов. В результате финансирование становится все более доступным. Кроме того, микрофинансовые организации практически всегда проявляют гибкость и индивидуальный подход к заемщикам из категории МСБ, чего банки себе, конечно, позволить не могут.

В-третьих, сам Центробанк своей политикой показывает участникам рынка МФО, что поддерживает и будет поддерживать их работу с малым и средним бизнесом. Например, в прошлом году регулятор ввел новые требования к формированию резервов МФО на возможные потери по займам, стимулирующие кредитовать малый бизнес. На кредиты МСБ требуются минимальные резервы: например, стопроцентное резервирование необходимо только при просрочке по займу свыше года. Для сравнения - по займам «до зарплаты» для физлиц стопроцентное резервирование необходимо начислять уже с 91 дня просрочки выплаты. «То, чем мы занимались и будем заниматься, - стимулирование финансирования субъектов малого и среднего предпринимательства. Пока мы сделали это через резервы», - говорил на Международном финансовом конгрессе в прошлом году директор департамента микрофинансового рынка ЦБ Илья Кочетков.

Недавняя инициатива депутатов также направлена на поддержку малых и средних предприятий микрофинансовыми организациями. В конце марта комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал нижней палате парламента принять в первом чтении законопроект об увеличении предельного размера микрозайма от МФО для малого и среднего бизнеса с 3 млн до 5 млн рублей. Это важная и полезная инициатива как для предпринимателей, так и для микрофинансовых организаций. Требования к банкам при кредитовании МСБ со стороны Центробанка жесткие, да и сами кредитные организации предпочитают предоставлять финансирование на более крупные суммы. По программам господдержки МСБ кредиты предоставляются в размере от 5 млн рублей. А МФО ограничены «потолком» в 3 млн рублей. Если предельный размер микрозайма будет увеличен, это даст бизнесу дополнительный доступ к нужному финансированию в необходимом объеме. А участники микрофинансового рынка получат возможность увеличить свои портфели и клиентскую базу.

При последовательной политике Центробанка и поддержке властей займы МФО имеют все шансы стать полноценным инструментом финансирования для малого и среднего бизнеса. Согласно нашим прогнозам, структура рынка МФО постепенно будет меняться и через три года доля займов МСБ займет не менее половины всего ссудного портфеля мирофинансового рынка.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 23 апреля 2018 > № 2580938 Александр Шустов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575648 Станислав Кузнецов

Воры на доверии: как научиться технике финансовой безопасности

Станислав Кузнецов

заместитель председателя правления «Сбербанка»

Технологии упрощают денежные переводы, но этим пользуются и злоумышленники. Какая роль у финансовых организаций и пользователей в современном соревновании технологий

В мире персональных финансов произошла техническая революция, в результате которой стало возможным управлять своими деньгами с телефона в любом месте, где есть интернет — например, сделать моментальный денежный перевод. Люди получили в свое распоряжение удобные технологии, но для того, чтобы использовать их безопасно и не потерять свои деньги, им необходимы новые навыки. И с приобретением этих новых привычек наблюдаются проблемы. Тем временем преступность становится все более технологичной, и беспечность при использовании современных финансовых инструментов порождает все новые риски для кошелька.

Эволюция мошенничества в финансовой сфере

Еще в начале 2010-х годов более 90% преступлений составляли банальные физические кражи и скимминг (кража данных банковской карты при помощи специального считывающего устройства на банкомате). К середине нашего десятилетия мошенники вышли на новый уровень и освоились в киберпространстве: появились высокоорганизованные преступные группы, которые делали ставки на вредоносное программное обеспечение. А с 2016 года мошенники практически полностью переместились в киберсреду — согласно нашим исследованиям, сейчас 98% преступлений в банковской сфере проводятся через интернет.

При этом главную опасность представляют не хакеры и не компьютерные вирусы. Ключевой угрозой стала социальная инженерия, которая взламывает не машины, а людей, пользуясь их неосведомленностью и наивностью.

Именно этот вид киберпреступности в последние годы вышел на первом место. Мы фиксируем тысячи попыток в неделю, которые предпринимают «социальные инженеры», чтобы завладеть деньгами наших клиентов. По нашим данным, на социальную инженерию сегодня приходится более 80% мошенничества.

В 2017 году служба кибербезопасности нашего банка пресекла более 300 000 попыток хищения средств наших клиентов как с помощью методов социальной инженерии, так и с помощью вирусного ПО. Предотвращен ущерб на сумму более 20 млрд рублей. Для сравнения: за 2016 год объем предотвращенных хищений был на 20% меньше — 16 млрд рублей.

Основные сценарии социальной инженерии

Сценарии однотипны и отличаются лишь деталями: мошенник под видом работника госоргана (или сотрудника банка, или покупателя с сайта объявлений) узнает у клиента паспортные данные, номер карты и одноразовый SMS-пароль. Этих данных достаточно, чтобы получить доступ к средствам на счете через личный кабинет интернет-банка или мобильного приложения.

Есть и более экзотические схемы, на первый взгляд примитивные, но как показывает практика, весьма эффективные. Одна из таких схем — «Романтическое знакомство». Люди, которые ищут свою единственную и неповторимую любовь в интернете, склонны верить в чудо. И когда это чудо, на их взгляд, происходит, они теряют бдительность. А между тем их партнеры по романтической интернет-переписке зачастую являются тривиальными мошенниками, которые стремятся выведать данные для доступа к их счетам.

Одним из самых популярных инструментов социальной инженерии остается фишинг. Это уже давно известный вид мошенничества, и казалось бы, о фишинговых письмах знает каждый пользователь. К сожалению, это не так, и на практике 30% получателей их открывает, а 20% открывают вложения таких писем. Эта проблема на массовом уровне решается только повышением киберкультуры.

Кроме того, в последнее время распространились фишинговые сайты-ловушки, которые предлагают «супервыгодное предложение» или «подарок» якобы от имени банка. В остальном схема похожа на описанную выше: введенные номер карты и пароль мошенники используют для регистрации в интернет-банке и вывода денег со счета. Подделывают и другие сайты, например, для перевода с карты на карту или для покупки билетов.

ИИ против мошенников

Банки отвечают на вызовы киберпреступников в целом и «социальных инженеров» в частности тем, что совершенствуют свои системы фрод-мониторинга: анализа, выявления и предотвращения мошенничества. Несколько лет назад весь процесс проводился вручную. Хотя такая система помогала сдерживать мошенников, серьезно изменить ситуацию она не могла — злоумышленники быстро адаптировались и находили способы обойти новые правила. А выявлять новые тренды и угрозы «ручной» фрод-мониторинг не мог, система включала в себя ограниченное число алгоритмов, созданных человеком, поэтому она работала только с известными типами и схемами мошенничества.

У такой системы были и другие недостатки. Она не позволяла эффективно отслеживать и сопоставлять подозрительные действия в разных каналах обслуживания: в интернет-банке, мобильных приложениях, SMS-банке, банкоматах, контактном центре. Поддержка растущего числа правил требовала все больше ресурсов и сложно масштабировалась. Одним из ее главных недостатков было, конечно, неудобство для клиента: в систему был «зашит» ряд ограничений, из-за которых клиенты должны были производить множество дополнительных действий.

Современные системы фрод-мониторинга используют искусственный интеллект и выявляют подавляющее большинство всех попыток мошенничества. Модель, выполняющая скоринг операций, вместо статичных правил строит динамические на основе анализа больших данных. Подобные системы в автоматическом режиме не только отслеживают подозрительные операции и оповещают клиентов, но и предостерегают их от действий, совершаемых под влиянием мошенников.

Укрепить слабое звено

Важно понимать, что любая новая технология может быть использована не только во благо, но и во вред. Тот же искусственный интеллект сегодня служит хакерам инструментом, с помощью которого они генерируют новые вирусы. Таким образом, гонка между киберпреступниками и специалистами по кибербезопасности продолжается: первые ищут уязвимые места и атакуют их, вторые пытаются не просто отбиваться, но и играть на опережение.

А что же с простыми пользователями? Очевидно, что они остаются самым слабым звеном для мошенников. Но научиться элементарным правилам кибергигиены вполне реально для каждого. Убежден, что именно обучение граждан, повышение их осведомленности, выработка практических навыков противостояния мошенникам — залог успеха.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 апреля 2018 > № 2575648 Станислав Кузнецов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573329 Павел Самиев

Детокс от регулятора. Можно ли из плохого банка сделать хороший

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

ЦБ давно вынашивал идею создания банка плохих долгов. Сейчас она, наконец, близка к своей реализации, ведь регулятору нужно оздоровить сразу три крупных частных банка. Сыграли свою роль и последние санкции, из-за которых объем токсичных банковских активов может существенно вырасти

Поводом к появлению в России банка плохих долгов стали отнюдь не санкции, а накопившиеся проблемы в банковском секторе. В этом наша страна совсем не одинока. Так, на излете президентства Джорджа Буша — младшего правительство США объявило о запуске программы помощи по освобождению от проблемных активов (TARP). Это случилось осенью памятного 2008 года, уже после краха Lehman Brothers, но еще до начала самых масштабных со времен Великой депрессии трудностей в экономике. Выкупать предложили токсичные активы, связанные с ипотечный кредитованием.

Позднее власти США начали стимулировать потребительский спрос через TARP — например, выкупать инструменты, связанные с автомобильным рынком. К концу 2014 года программа была признана выполненной и ее свернули — деньги вернулись, хотя экономисты до сих пор спорят, стоило ли спасать тех, кто «слишком большой, чтобы упасть».

Ранее, в 1987 году, в США был создан хрестоматийный банк плохих долгов — Grant Street National Bank (GSNB), куда передали некачественные ссуды из Mellon Bank. Специалистам из GSNB тогда удалось из $1 млрд токсичных активов получить $525 млн живых. Это стало возможным благодаря тесному сотрудничеству с коллекторской компанией Collection Service по схеме «издержки плюс 3% от вырученных средств».

Успешным опытом может похвастаться и Швеция, где банки к концу 1992 года также накопили большой объем необслуживаемых долгов. Шведы тогда создали государственные структуры, которым были переданы проблемные долговые обязательства. Уже к 1997 году задача по расчистке токсичных банковских балансов была решена.

Впрочем, если у американцев и шведов все получилось хорошо, то вот у китайцев, например, не очень. Власти КНР пытались разобраться с плохими долгами кредитных учреждений страны после Азиатского кризиса 1997 года, но тогда удалось вернуть лишь 1% от стоимости токсичных активов. Успех США обусловлен развитым финансовым рынком, что позволило привлечь к программе большое количество инвесторов, включая специализированные хедж-фонды, имеющие большой опыт работы с так называемыми мусорными бондами — очень рискованными, но сверхдоходными долговыми обязательствами.

Европейцы не раз собирались повторить опыт США, однако пока так и не запустили свою программу. Возможно, все еще впереди, а пока перед ними стоит задача закончить программу Европейского ЦБ по количественному смягчению.

Российский опыт

В России разговоры о создании банка плохих долгов не прекращаются со времен мирового кризиса 2008 года. Наиболее близки к реализации идеи мы были в 2015 году — после начала санкционных войн. Но и тогда ни власти, ни бизнес не придумали, как это сделать. Зато после старта в 2017 году масштабной санации крупнейших частных банков — «ФК Открытие», Бинбанка и Промсвязьбанка — план, наконец, созрел.

Стоит отметить, что санация частных банков стала лишь поводом. По данным Национального рейтингового агентства (НРА), доля стрессовых активов в банковской системе уже превышает 15%. К слову, даже уровень в 10% по международным меркам свидетельствует о системном кризисе.

В настоящее время уже известен банк, который займется расчисткой авгиевых конюшен, — это «Траст». Впрочем, слово «банк» скоро перестанет относиться к этой кредитной организации — зампред ЦБ Василий Поздышев уже объявил, что в течение этого года «Траст» сдаст банковскую лицензию. То, что останется, будет представлять собой либо инвестиционный фонд, либо управляющую компанию. Некоторые эксперты уже успели окрестить этот институт специализированным государственным коллекторским агентством, куда пригласят соответствующих специалистов, которые займутся хотя бы частичной монетизацией проблемных активов.

Вопрос о статусе этой организации — принципиальный. Ведь требования регулятора к инвестиционному фонду куда либеральнее. Например, ему не нужно будет создавать резервы. Если плохой кредит в классическом банке постоянно давит на капитал, то в фонде он есть не просит.

Не нужно забывать, что не все плохие долги одинаково токсичны. И вчерашний плохо обслуживаемый кредит может «воскреснуть» при изменении внешней или внутренней конъюнктуры. Но и инвестор должен уметь ждать, а для этого нужно не спекулятивное, а стратегическое мышление. Значительная часть плохих активов, которыми будет заниматься специализированный институт, — это как раз активы, которые могут быть «хорошими» при одной конъюнктуре рынка и «плохими» — при изменении условий.

Побочный груз

Отдельная тема — непрофильные активы. Речь идет не только о кредитах компаниям, которые связаны с собственниками. Это могут быть и инвестиции в недвижимость, в зпифы и т. д. Словом, неликвидные или малоликвидные активы. По оценкам НРА, стоимость такого неликвида для всей банковской системы составляет более 2 трлн рублей. Банкиры с удовольствием расстались бы с частью этого груза — вопрос только в цене.

Какие активы и в каком порядке будут переданы в «Траст», пока неизвестно. ЦБ даст «Трасту» в долг 1,1 трлн рублей по ставке 0,5% сроком на год и с возможностью дальнейшей пролонгации еще на два года. Цифра в 1,1 трлн рублей примерно соответствует уже потраченной сумме на расшивку проблемных кредитов между «ФК Открытие», Рост-банком, Бинбанком и «Трастом». Не исключено, что «Траст» в дальнейшем получит сложные долги от Промсвязьбанка, поскольку из последнего делают специализированный банк для оборонного заказа.

Таким образом, ЦБ сделал серьезный первый шаг к тому, чтобы объединить «ФК Открытие» и Бинбанк, освободить новую структуру от груза необслуживаемых ссуд и предложить кредитную организацию рынку на выкуп. Регулятор уже поставил перед «Трастом» задачу вернуть 40-60% от стоимости передаваемых ему проблемных активов. Удастся это или нет — вопрос открытый, ведь специфика российских плохих долгов в том, что большая часть из них оформлялась на бывших бенефициаров банков. А это сигнал того, что шансы на возврат 40-60% не так велики.

От успеха перепрофилированного «Траста» будет зависеть многое. В случае дальнейшего ухудшения внешней конъюнктуры эксперты предсказывают быстрый рост токсичных активов — ведь при скачке курса рубля к доллару на 20% просрочка по долгам, номинированным в иностранной валюте, может вырасти в разы.

Если санкционная спираль продолжит раскручиваться, то проблемные активы будут множиться, и тогда речь пойдет уже о других суммах. Но будем надеяться на лучшее. Ведь если схема работы с плохими долгами заработает, регулятору, возможно, придется куда реже отзывать банковские лицензии.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 апреля 2018 > № 2573329 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 апреля 2018 > № 2571875 Павел Самиев

Малый бизнес: от кредитов к краудфандингу

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Банки по-прежнему неохотно кредитуют малый и средний бизнес. Государственные программы поддержки МСБ пока не так эффективны, как хотелось бы. Поэтому в последнее время этот сегмент начинает активно пользоваться альтернативными источниками финансирования: от факторинга до краудфандинга.

Малый и средний бизнес продолжает оставаться в нашей экономике самым слабым звеном. У МСБ обычно нет хороших залогов, такие компании зачастую непрозрачны, оценивать их платежеспособность банкирам дорого, а маржа в итоге оказывается невеликой. Куда проще заниматься потребительским кредитованием или работать с крупными предприятиями. В идеале — с государственными. Помните, сколько шуму несколько лет назад наделало знаменитое заявление главы ВТБ Андрея Костина про малый бизнес? Он, напомним, сказал, что не стоит искусственно накачивать сектор МСБ деньгами, а банки должны идти за спросом, за потреблением. Это были, конечно, трудные экономические времена. Однако позиция Костина была хотя и жесткой, но, будем честны, справедливой.

С тех пор макроэкономика улучшилась: спрос стал расти, хотя и медленно. Восстановление экономики и снижение ставок немедленно отразилось на объемах кредитования МСБ — впервые за последние несколько лет в прошлом году банки нарастили выдачу кредитов на 15,4%. Впрочем, общий портфель кредитов сектору сократился почти на 7%. Это связано с низкой срочностью выдач предыдущих кредитов. Доля кредитов сроком до одного года уже превышает 62% в общих выдачах этому сектору. Как следствие, доля кредитов МСБ в общем банковском портфеле неуклонно снижается уже несколько лет. Если в 2011 году она превышала 18%, то теперь балансирует на уровне 10%.

При этом ставки по кредитам для малых компаний хотя и медленно, но снижаются. Кредит сроком до года подешевел в 2017 году до 12,6%, на более длительные сроки — до 11% годовых.

В прошлом году вступили в игру государственные программы по обеспечению гарантий, что оказало некоторую поддержку сектору. Например, в прошлом году Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы прогарантировал кредиты московским компаниям на сумму 20 млрд рублей. Но даже в масштабах Москвы размеры помощи пока невелики: гарантии покрыли примерно 4% от кредитного банковского портфеля в регионе. Схема работы таких гарантийных фондов выглядит следующим образом. Заемщик идет в банк из сети партнеров и в случае, если ему не хватает залогового обеспечения, обращается в фонд за помощью. Фонд выдает поручительство по кредиту, при этом гарантийное покрытие может достигать 70% от требуемого банками залогового обеспечения.

И банки с этим справляются — однако не все. Наиболее успешно освоили новый механизм работы с малым бизнесом крупные и государственные банки, что привело к росту концентрации в сегменте кредитования МСБ на крупнейших кредитных организациях. Им удалось, с одной стороны, существенно нарастить объемы кредитования, а с другой — снизить просрочку. Но в целом по рынку просрочка растет — с конца 2015 года доля «плохих» долгов выросла до 14,9%. При этом доля «плохих» долгов, например, населению и крупному бизнесу все это время снижается.

Безусловным лидером по выдаче кредитов МСБ в прошлом году стал Сбербанк. Выдача выросла на 60% — до 1,3 трлн рублей. Хорошие показатели продемонстрировали Промсвязьбанк, «Возрождение», Бинбанк, а также Инвестторгбанк, банки «Уралсиб» и «Санкт-Петербург». Однако в связи с санацией некоторых кредитных организаций непонятно, сохранят ли они лидерство в дальнейшем или пойдут по пути сокращения кредитования сектора МСБ.

Достойные результаты показывают и некоторые частные региональные игроки. Самым результативным среди региональных банков в прошлом году оказался банк «Ак Барс». В течение последних семи лет он наращивал объемы выдачи кредитов МСБ, и по итогам 2017 года банк уверенно ворвался в топ-10 кредиторов этого сегмента, заняв сразу седьмое место, согласно данным рейтингового агентства «Эксперт РА». «Ак Барсу» удалось к началу 2018 года довести портфель кредитов МСБ до 50 млрд рублей. В топ-20 по объемам выдачи среди регионалов вошли КБ «Кубань Кредит», КБ «Центр-инвест» и СКБ Приморья «Примсоцбанк».

К счастью, у малого бизнеса в последние годы появились альтернативы традиционным кредитам. МСБ взамен прямого кредитования ищет варианты через лизинг, факторинг, нередко прибегает к микрофинансам — чтобы закрыть кассовые разрывы. А в прошлом году громко заявил о себе новый вид привлечения финансирования — краудфандинг. Это онлайн-платформы, позволяющие инвесторам, в том числе розничным (порог входа на некоторых сервисах начинается даже от 25 тыс. рублей), напрямую кредитовать небольшой бизнес.

Ставки по таким кредитам привлекательны, как правило, предпринимателю удается привлечь фондирование примерно под 2—3% в месяц. Но и отбор там строгий. Краудфандинговые сервисы стремятся конкурировать с банками, а значит, должны показывать куда меньший уровень дефолтов. И это им удается. За счет постоянного совершенствования скоринговых систем просрочка по обслуживанию своих обязательств там на порядок ниже, чем у банков. Государство, кстати, идет таким сервисам навстречу, и нынешним летом увидит свет специальный закон о краудфандинге.

Документ писала та же самая группа депутатов, что писала закон «О цифровых финансовых активах». Получившийся в итоге документ пока рамочный и скорее призван легализовать краудфандинг в России, нежели наложить на него ограничения. По этой причине законодатели решили отказаться от того, чтобы прописать в законе лимиты для инвесторов и для самих малых компаний. Эти лимиты предстоит установить Банку России, и будем надеяться, что они окажутся разумными — в полном соответствии с рыночными запросами.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 апреля 2018 > № 2571875 Павел Самиев


США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 апреля 2018 > № 2571800 Стив Форбс

Пророки блокчейна: в США снимут антиутопию о криптовалютном будущем

Стив Форбс

Главный редактор Forbes USA

Главный редактор американского Forbes рассказал о влиянии блокчейна на судьбу телевидения и кинематографа, а также об утрате влияния крупных киностудий

Сегодня о курсе биткоина говорят абсолютно все. Он взлетает, и любой таксист советует вложиться; стоит курсу упасть, как СМИ вовсю трубят, что биткоин в прошлом. Но все эти разговоры о волатильности — лишь вершина айсберга. Криптовалютная революция стала причиной серьезных изменений во всем финансовом секторе: благодаря ей появились новые механизмы инвестирования и новый класс криптонуворишей, готовых вложить в многообещающие проекты все свое состояние. Более того, как только принцип новой системы поймет широкая публика, в сфере станут крутиться гораздо бóльшие деньги, нежели сейчас.

Что это означает для тех, кто пытается привлечь средства к своим проектам? Только одно: финансовый ландшафт изменился. В 2017 году технологии блокчейна и криптовалют смогли в совокупности собрать $200 млн. Первичные размещения монет (ICO) стали обычным делом для привлечения инвестиций через токены и помогли стартапам привлечь в общей сложности $3,8 млрд. Благодаря новым технологиям рынок стал более свободным и независимым, а это, в свою очередь, подстегнуло рост инвестиций во всей отрасли на $3,6 млрд. Такие изменения произошли во всех отраслях экономики, но по-настоящему серьезной движущей силой криптофинансирование может стать для сферы развлечений.

Не секрет, что развлекательная индустрия становится более демократичной и Голливуд уже не правит бал единолично. Наверняка все слышали о набирающих популярность независимых киностудиях и новых онлайн-платформах вроде Netflix или Hulu. Они возникают из ниоткуда и, предлагая свою собственную кинопродукцию, становятся фаворитами зрителей. Тем временем люди, казавшиеся неуязвимыми, призываются к ответу за недостойное поведение. Любое подобное изменение оказывает огромное влияние на процесс производства телевизионной и кинематографической продукции. В результате крупные и именитые киностудии уже не могут диктовать всем свои правила.

Участник кинематографического фестиваля «Сандэнс» Даг Карр — режиссер нового сериала «Хардфорк», который повествует об антиутопическом будущем, где все построено на криптовалютах и дополненной реальности. По сюжету группа изгоев при помощи технологий блокчейна взламывает правительственные системы и делает централизованное управление невозможным. Раньше подобных сериалов для широкой аудитории никто не снимал. Тем более в их производство не вкладывали миллионы долларов. Между тем «Хардфорк» может оказаться пророческой картиной и достоверно изобразить будущее блокчейна в общем и криптовалют в частности. Разумеется, средства на выпуск многосерийного фильма собираются исключительно в криптовалюте.

Карр увидел большой потенциал в криптофинансировании своих проектов одним из первых. «Хардфорк» — первый в своем роде проект, поддерживаемый по новой модели. Для изначального финансирования и продвижения нашей затеи очевидным выбором стала платформа Steemit, именно здесь мы собрали первичные средства для запуска кампании», — заявил Карр.

Steemit — это криптовалютная интернет-площадка, где создатели различного рода контента могут зарабатывать на своем творчестве. В этой социальной сети коллектив режиссера и собрал первые $30 000 на производство анонса. В ноябре видеоролик показали на ежегодной конференции Steemit в Лиссабоне, и зрители были в полном в восторге.

«В Лиссабоне мы познакомились с людьми, которые следят за развитием проекта уже несколько месяцев и которые ждут выхода первых серий с таким же нетерпением, как мы сами. Новый способ привлечения средств позволил нам не только получить деньги на развитие проекта, но также одновременно собрать вокруг себя целевую аудиторию. А это главная мечта каждой компании-прокатчика: чтобы на фильмы по умолчанию был свой зритель. Поэтому нам успех сопутствовал бы в любом случае», — объяснил Карр.

Поиски зрителя очень важны для дела, и создатели «Хардфорка» продолжают искать поддержку в различных криптосообществах. В декабре команда Карра обратилась с предложением к пользователям криптовалюты DASH, которые выделяют значительную долю намайненных за месяц токенов на развитие проектов, связанных с криптовалютами и блокчейном. Эта затея принесла свои плоды: пользователи DASH вложили в «Хардфорк» около $1 млн, благодаря чему начальная стадия для сериала завершилась и проект перешел в фазу активной подготовки к запуску. Карр очень воодушевлен происходящим: «С таким стимулом начать нам было проще простого, а я никогда еще не делал первые шаги настолько скоро. Киностудии обычно тормозят процесс, но криптосообщество движется вперед с головокружительной скоростью».

Вдобавок к сериалу предвидится и игровая составляющая — на базе технологий дополненной реальности. Некоторые считают, что «Хардфорк» является скорее исключением, чем правилом, и что другие проекты, применяющие такую модель финансирования, не вызовут особого энтузиазма у пользователей криптовалют. Создатели сериала с этим не согласны. Эрик Вэнс Уолтон, соавтор идеи сериала считает: «Нет никаких оснований сомневаться в эффективности такого подхода для любого творческого начинания, будь то музыка, полнометражная кинокартина или даже театральная постановка. Наверное, главной преградой на пути к такому решению является недостаточное понимание сути. «Хардфорк» покажет остальным, как это делается, и позволит узнать больше о технологическом прогрессе в данной сфере. К тому же мы просвещаем зрителя интересным и увлекательным способом».

Коллектив создателей сериала состоит из экспертов в области блокчейна, аналитиков криптовалютного рынка, участников кинофестиваля «Сандэнс» и голливудских актеров. Все они объединились для создания высококлассного научно-фантастического триллера, который можно будет посмотреть как на привычных сервисах потокового видео типа Netflix и Amazon Prime, так и на децентрализованных площадках. Если подобная модель производства себя оправдает, появление других подобных новинок станет вопросом времени.

Перевод Антона Бундина

США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 апреля 2018 > № 2571800 Стив Форбс


Казахстан. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 апреля 2018 > № 2569288 Айгуль Ибраева

Как новые санкции США отразились на казахстанском фондовом рынке?

Айгуль ИБРАЕВА

Несмотря на нарастающее напряжение в отношениях между Россией и США, индекс казахстанской фондовой биржи не отреагировал на падение основных индексов ближайшего соседа, пишет Finprom.kz. Более того, в день публикации дополнительного пакета санкций против России, индекс KASE вырос на 2,4%. В то же время, обвал курса акций российских банков потянул за собой наиболее ликвидные акции и казахстанских банков.

Объем торгов на KASE в марте 2018 года составил 10,1 трлн тенге, что на 26,6% меньше, чем годом ранее - 13,8 трлн тенге.

Наибольшее падение объемов произошло на денежном рынке - до 9,3 трлн тенге, против 12,9 трлн тенге прошлого года. Объем торгов иностранной валютой также показал спад. За март было совершено сделок купли-продажи инвалюты на 765,2 млрд тенге, что на 14,7% меньше, чем годом ранее.

Рост объемов торгов был зафиксирован только на рынке ценных бумаг - 111,9 млрд тенге (годом ранее - 24,7 млрд тенге).

За первые три месяца 2018 года совокупный объем сделок на KASE составил 33,8 трлн тенге (годом ранее - 38,5 трлн тенге).

Основной объем торгов сконцентрирован на денежном рынке - 91,4% от совокупного объема сделок купли-продажи на KASE. Следом идет секция торгов иностранными валютами - 7,5%, Удельный вес рынка ценных бумаг - всего 1,1%.

Несмотря на нарастающее напряжение в отношениях между Россией и США, индекс казахстанской фондовой биржи не отреагировал на падение основных индексов ближайшего соседа. Более того, в день публикации дополнительного пакета санкций против России, индекс KASE вырос на 2,4%. А с начала года - на 11,9%, обновив годовой максимум на уровне 2505,59 пунктов.

Обновленный список санкций минфина США может стать поводом для национализации ряда крупнейших российских компаний. Что касается казахстанских компаний, то ситуация с ними совершенно противоположная - уверенными темпами идет вторая волна приватизации крупнейших нацкомпаний и гособъектов.

На этом санкции США против России не заканчиваются: в конгрессе США готовится пакет санкций против госдолга и госбанков России. Законопроект полностью запрещает американским гражданам проводить какие-либо операции с госдолгом РФ. Также под санкции попали любые операции с облигациями и активами госбанков, два из которых торгуются на KASE - Сбербанк и ВТБ. Акции этих банков рухнули за текущую неделю на 23,3% и 13,3%, потянув за собой наиболее ликвидные акции казахстанских банков.

Акции крупнейшего банка страны - Народного - с начала недели упали на 3,8% со 113,42 до 109,14 тенге. Бумаги БКЦ просели на 2,6%. Aкции Банка Астаны потеряли в цене 2,1%.

Суммарно рыночная капитализация трех банков за три дня сократилась на 64 млрд тенге или 4,8%.

Распродажа ценных бумаг банковского сектора на KASE пока не отразилась на ценах акций компаний из других секторов.

Казахстан. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 апреля 2018 > № 2569288 Айгуль Ибраева


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 12 апреля 2018 > № 2568965 Тулеген Аскаров

Кредитный негатив нарастает

Февральское сокращение общего объема ссудного портфеля банковского сектора стало вполне закономерным негативом в нынешних непростых условиях его деятельности.

Тулеген АСКАРОВ

Конечно, такая ситуация выглядит довольно парадоксальной на фоне вполне приличных темпов экономического роста, когда, казалось бы, автоматически должен увеличиваться спрос на заемные ресурсы. Но в реальности объем совокупного ссудного портфеля банковского сектора за последний месяц зимы в очередной раз сократился, правда, незначительно – всего лишь на 1,8 млрд тенге до 13 трлн 221,4 млрд тенге. В принципе, это можно даже считать статистическим позитивом, поскольку в январе общие потери составили 367,3 млрд тенге.

К тому же в «плюс» вышел и лидирующий по объему ссудного портфеля Народный банк Казахстана, нарастивший его за февраль на 0,4% до 2 трлн 632,4 млрд тенге, тогда как месяцем ранее сложилось снижение на 1%. Прирост показал и занимающий второе место Цеснабанк – 0,3% до до 1 трлн 687,8 млрд тенге. У идущего третьим Казкоммерцбанка произошло сокращение на 3% до 1 трлн 412,8 млрд тенге, а еще один член группы «триллионеров» по этому показателю – дочерний Сбербанк России – нарастил свой ссудный портфель в феврале на 1,3% до 1 трлн 154,4 млрд тенге.

Немного приблизился к этой группе Kaspi Bank, увеличивший объем кредитования на 0,4% до 956,1 млрд тенге, в то время как следующий за ним Банк ЦентрКредит, напротив, отодвинулся от нее после снижения на 0,6% до 902,5 млрд тенге. Замкнули же первую десятку по размеру ссудного портфеля АТФБанк с февральской прибавкой на 1,2% до 796,6 млрдтенге, Евразийский банк со снижением на 1,7% до 602,2 млрд тенге, ForteBank (2,2% до 555,2 млрд тенге) и Жилстройсбербанк Казахстана (0,1% до 474,5 млрд тенге). Неважно шли дела и у Bank RBK, занимающего здесь 11-е место, – ссудный портфель этого участника рынка полегчал за февраль на 2,8% до 231,2 млрд тенге.

Сохранилась в банковском секторе и другая негативная тенденция – увеличение совокупного объема проблемных займов с просрочкой платежей по ним свыше 90 дней. В феврале значение этого показателя выросло еще на 1,3% до 1 трлн 315,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 17 млрд тенге. Лидирует здесь Казкоммерцбанк с 435,7 млрд тенге на начало весны, однако при этом за последний месяц зимы ему удалось добиться весьма заметного снижения «плохих» кредитов на 6,6% после январского сокращения на 1,5%. Зато у контролирующего его Народного банка Казахстана тенденция к росту таких займов явно нарастает – в феврале он прибавил здесь еще 7,1% до 221,2 млрд тенге, тогда как в январе прирост был на 3,2%. Таким образом, до полного поглощения своего былого конкурента Народному придется каким-то образом избавиться от бремени «плохих» кредитов – ведь на долю этого тандема приходится почти половина от их общего объема! А у других участников рынка этот показатель не превышает планку в 100 млрд тенге.

Что касается доли проблемных займов в ссудном портфеле, то в целом по банковскому сектору она увеличилась за последний месяц зимы с 9,82% до 9,95%. Среди ведущих его участников здесь также лидирует Казкоммерцбанк с 30,84%. Выше среднего уровня доля таких кредитов оказалась также у Bank RBK (17,14%) и Qazaq Banki (15,14%), а среди меньших по размеру банков – у Capital Bank Kazakhstan (12,42%) и местной «дочки» Национального банка Казахстана (32,46%).

Продолжился в феврале и рост совокупного объема просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение по ним. После январского увеличения на 6,2% в этот раз она возросла еще на 5,6% до 1 трлн 758,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 92,9 млрд тенге. Казкоммерцбанк доминирует и здесь почти с 613 млрд тенге, хотя за февраль у него произошло значительное снижение «просрочки» на 6,5%. Вторым также идет Народный банк Казахстана – 242,9 млрд тенге, однако у него сложился прирост на 1,6%. Третье место занимает АТФБанк, выделившийся скачкообразным ростом этого показателя за последний месяц зимы, – в 1,7 раза до 199,3 млрд тенге! Еще одним участником рынка, превысившим 100-миллиардную планку здесь, оказался Банк ЦентрКредит, у которого объем «просрочки» увеличился на 38,9% до 112,4 млрд тенге. А Евразийский банк вплотную приблизился к этой отметке после того, как в феврале у него произошел прирост на 4,7% до 97,6 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 12 апреля 2018 > № 2568965 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 12 апреля 2018 > № 2568963 Тулеген Аскаров

«Пенсионка» идет за рубеж

Вопреки заметному укреплению обменного курса тенге к доллару за минувшую зиму Нацбанк, управляющий пенсионными активами ЕНПФ, значительно нарастил в этом году портфель инвестиций в ценные бумаги иностранных эмитентов и вклады в зарубежных банках.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что со средневзвешенного уровня по итогам утренней сессии KASE 3 января в 333,08 тенге к началу весны доллар ослабел до 320,25 тенге на торгах 1 марта, или на 3,9%. Но при этом инвестиции пенсионных накоплений в ГЦБ иностранных государств выросли за январь-февраль на 14,5% до 1 трлн 86,4 млрд тенге, акции и депозитарные расписки иностранных эмитентов – 10,1% до 26,1 млрд тенге, а вклады в зарубежных банках – на 9,5% до 303,6 млрд тенге. Для сравнения: объем пенсионных активов ЕНПФ, вложенных в ГЦБ Минфина и Нацбанка, снизился с начала года на 3,3% до 3 трлн 468,4 млрд тенге, облигации отечественных банков – 1,9% до 1 трлн 222,7 млрд тенге, акции и депозитарные расписки казахстанских эмитентов – 13,9% до 158,5 млрд тенге. Небольшой прирост сложился по вкладам в местных банках (0,4% до 327,3 млрд тенге), корпоративным облигациям отечественных компаний (4,4% до 60,9 млрд тенге), а инвестиции в бонды квазигосударственных организаций РК незначительно уменьшились на 0,1% до 791,2 млрд тенге.

А поскольку общий объем пенсионных активов увеличился к началу весны на 1,5% до 7 трлн, то нетрудно понять, как меняется теперь баланс в инвестиционном портфеле ЕНПФ в пользу зарубежных инвестиций и финансовых инструментов, номинированных в долларах. Кстати, долларовая часть этого портфеля с начала года выросла почти на 12% до 2 трлн 362,4 млрд тенге, тогда как объем тенговых инструментов по текущей стоимости увеличился лишь на 2,5% до 5 трлн 477,3 млрд тенге. В принципе, если учесть, что в перспективе пенсионные активы ЕНПФ будут объединяться с деньгами Национального фонда, основная часть которых вложена в долларовые инструменты, то финансовая логика в таком инвестиционном маневре, конечно же, есть. С другой стороны, рост долларовой части при укреплении тенге автоматически влечет за собой убыток ЕНПФ от курсовой разницы – в этом году он составил 75,1 млрд тенге. Для сравнения: доходы ЕНПФ в виде вознаграждения по ценным бумагам, в том числе по размещенным вкладам и операциям «обратное репо», составили 87,6 млрд тенге. Итоговый финансовый результат от инвестиционного управления пенсионными накоплениями мог бы выглядеть довольно плачевно, если бы не доходы от рыночной переоценки ценных бумаг в 27,1 млрд тенге.

В целом же начисленный инвестиционный доход по пенсионным активам ЕНПФ составил к началу весны 36,9 млрд тенге, «чистый» (за вычетом комиссионных вознаграждений) – 29,4 млрд тенге. А доходность пенсионных активов, распределенная на счета вкладчиков (получателей) с начала текущего года, составила довольно скромные 0,37%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 12 апреля 2018 > № 2568963 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > dknews.kz, 11 апреля 2018 > № 2564588 Даулет Абжанов

Могут ли забрать за долги единственное жилье должника?

Если коротко, то да, могут. Точнее, на жилище должника (даже если оно является его единственным) может быть обращено взыскание по его долгам, будь то по кредиту перед банком, по возмещению причиненного вреда, по алиментам или по какому-либо другому обязательству.

Действующее казахстанское законодательство не содержит в себе ограничений в части обращения взыскания на единственное жилье; оно не включено в состав имущества, на которое нельзя обратить взыскание.

Единственная поблажка для должников, относящихся к социально уязвимым слоям населения - их нельзя выселять в отопительный сезон (пункт 3-1 статьи 29 Закона РК “О жилищных отношениях”).

Однако ситуация может измениться. Дело в том, что Минфин разработал законопроект о банкротстве физических лиц - документ, несомненно, нужный и ожидаемый с нетерпением многими должниками. Так вот, одна из норм законопроекта допускает при определенных обстоятельствах обращать взыскание на единственное жилье должника.

Согласно представленной его редакции взыскание не может обращено на единственное жилье должника, если одновременно:

оно не является предметом залога;

размер его полезной площади не превышает установленных нормативов на одного проживающего должника и лиц, находящихся у него на иждивении (сейчас это 18 квадратных метров на одного проживающего);

размер выплаченной суммы основного долга по договору займа составил более 50% на дату открытия процесса восстановления платежеспособности.

К примеру, заемщик купил на кредитные деньги квартиру, оформив ее же в залог банку. По квадратуре квартира небольшая и не превышает норматива. При сумме основного долга 16 млн тенге заемщику достаточно оплатить в банк более 8 млн тенге - и квартиру уже не заберут.

Банковский сектор уже заявил о несогласии с предлагаемым законопроектом в этой части, указав, что его принятие в таком виде неизбежно исключит кредитование под залог небольшого по площади жилища: принимать такой залог станет для них высокорискованным. Банкиры предупреждают, что под угрозой может оказаться ипотечная программа “7-20-25”, нацеленная, в первую очередь, на кредитование такого жилья. Соблюдение такого принципа кредитования, как возвратность займов, ставится под сомнение.

Надо отметить, что вопрос о возможности, грубо говоря, отбирать единственное жилье за долги всегда являлся достаточно спорным и болезненным, причем, не только для нас.

Подход законодателей в разных странах в решении этой проблемы различен. В одних странах закон по умолчанию допускает обращение взыскание на единственное жилье (Великобритания, Франция, Испания, Италия, Швейцария, Эстония, Латвия), в других устанавливает запрет на это, хотя и с некоторыми исключениями (Российская Федерация, Бразилия, Белоруссия, Туркменистан, Узбекистан, Швеция, Португалия), в третьих допускает, но с сохранением права пользования должником жилищем (Австрия, Бельгия, Германия, Лихтенштейн).

Что ж, вопрос, действительно, непростой. Даже если отбросить в сторону эмоциональную риторику, правовой аспект этой проблемы тоже достаточно сложный.

Во-первых, интересы кредитора требуют отсутствия в законе каких-либо препятствий для обращения взыскания на единственное жилье должника. Кредитор резонно вправе требовать полного удовлетворения своего требования с должника. Если последний должен - пусть отвечает перед кредитором всем своим имуществом, включая жилье. Это следует из правовых принципов обеспечения восстановления нарушенных прав и добросовестного исполнения обязательств (статьи 2, 8 Гражданского кодекса).

Во-вторых, невозможность взыскания на единственное жилье фактически означает невозможность полного исполнения судебного акта о взыскании в пользу кредитора по гражданско-правовому обязательству: решение суда о взыскании долга с должника есть, но его нельзя исполнить из-за указанного ограничения. Тем самым, подрываются конституционное право каждого на судебную защиту и конституционный принцип обязательности судебных актов на территории республики (статья 76 Конституции).

В-третьих, подобного рода исключения подрывают стабильность имущественного оборота, поскольку его участники теряют уверенность в надлежащем исполнении контрагентами своих обязательств и возможностях защиты своих нарушенных имущественных прав и интересов. Подобного рода исключения ответственности должников могут служить демотиватором для надлежащего исполнения ими своих обязательств, способствуя недобросовестным должникам в игнорировании законных требований кредиторов.

Однако, с другой стороны, Конституция говорит о том, что “в Республике Казахстан создаются условия для обеспечения граждан жильем” (пункт 2 статьи 25). Обратим внимание на то, что наша Конституция, в отличие от российской, не гарантирует право каждого на жилище. Но даже в такой редакции сторонники могут узреть основания конституционного ограничения на лишение единственного жилья: раз государство создает условия для обеспечения граждан жильем, следовательно, оно должно создать условия, не допускающие лишения граждан жилья.

Кроме того, человек является высшей ценностью для государства, его достоинство неприкосновенно (статьи 1, 17 Конституции). Лишение же единственного жилья едва ли согласуется с международно признанным правом каждого на достойный жизненный уровень, провозглашенным статьей 25 Всеобщей декларацией прав человека и статьей 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.

Как видно, поднятый вопрос с единственным жильем далеко неоднозначен с позиции права. Обе изложенные выше точки зрения имеют свое обоснование. Как всегда, важен поиск баланса, той “золотой середины”, которая позволила бы учесть интересы кредитора и должника с позиции справедливости.

У юристов есть такой тезис: “Собственность обязывает”. Это означает, что право собственности - это не только право каждого на владение, пользование и распоряжение имуществом; это и обязанность (способность) отвечать им по своим обязательствам, в том числе всем своим имуществом. Собственность должна порождать ответственное отношение граждан к осуществлению ими своих гражданских прав и обязанностей. Непонимание этой стороны собственности, потакание избежанию ответственности по своим долгам - все это ведет к взращиванию иждивенческих настроений в обществе, патернализму (веру в то, что государство решит все проблемы гражданина).

Любопытно, что в Российской Федерации, в отличие от нас, поначалу не решились на то, чтобы разрешить обращение взыскания на единственное жилье (исключение - жилье, приобретенное по ипотеке). Почему? Потому что посчитали, что люди не отошли еще от совкового сознания, не готовы отвечать полностью по своим долгам. Но в последнее время российское общество приходит к пониманию того, что так долго продолжаться не может, что нужно приучать людей отвечать по своим долгам. Появляются законопроекты, которые призваны расширить список случаев, когда у должника могут отобрать жилье (даже единственное) за долги (по коммунальным услугам, алиментам и пр.). Сопротивление таким инициативам колоссально. Но, тем не менее, они движутся в этом направлении.

Мы же, собираясь отменить возможность обращения на единственное жилье, движемся, как ни странно, в обратном направлении.

Конечно, помня о необходимости соблюдения баланса интересов кредиторов и должников, можно допустить ситуации, когда не следует лишать должника того или иного имущества. Но следует ли относить к нему жилье - большой вопрос.

Даулет Абжанов, к.ю.н.

Казахстан > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > dknews.kz, 11 апреля 2018 > № 2564588 Даулет Абжанов


Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 апреля 2018 > № 2564505 Данияр Акишев

Мажилисмены требуют усилить защиту вкладчиков

Депутаты считают, что акционеры и банкиры должны перестать «баловаться»

Национальный банк расширит критерии привлечения банкиров к уголовной ответственности за доведения банка до неплатежеспособности. Такая норма предусмотрена законопроектом «О валютном регулировании и валютном контроле». Об этом на рассмотрении законопроекта в мажилисе рассказал глава регулятора Данияр Акишев, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Так, депутат Анар Жаилганова поинтересовалась у председателя Нацбанка, будет ли в дальнейшем такой показатель как «снижение капитала банка ниже установленного финрегулятором уровня» служить основанием для привлечения топ-менеджеров к уголовной ответственности.

«Это не просто расчетный показатель (капитал ниже установленного уровня — Ред), это по сути означает, что банк „проел“ все деньги, ему расплачиваться нечем. Понятно, что не всегда за этим следует отзыв лицензии, но нам нужен этот критерий, чтобы норма (о привлечении к уголовной ответственности — Ред) заработала», — отметил Данияр Акишев.

Спикер палаты Нурлан Нигматулин обратился к главе финрегулятора с требованием быть решительнее в этом вопросе и ужесточить ответственность банкиров за финансовую безопасность своих вкладчиков.

«Вы же сейчас сами говорите, что это не просто коэффициент „снижения уровня собственного капитала“, что это может быть умышленно допущено. В жизни такое бывает, банкиры должны за это отвечать, так давайте отдельно эту норму и вынесем! Тогда она у вас будет, что называется, через запятую, а вы ее спрятали внутри 193 статьи», — подчеркнул Нурлан Нигматулин.

В свою очередь Данияр Акишев сообщил, что у этой нормы закона тогда появится и «другая сторона». «К сожалению, как только появится такая прямая норма, то я тогда могу очень много менеджмента коммерческих банков напрямую привлечь к уголовной ответственности», — высказал свою позицию глава финрегулятора.

«Что вы и должны делать. Вам об этом сказал глава государства, что акционеры и банкиры должны перестать „баловаться“… Мы, депутатский корпус, вас поддерживаем. Пора наводить порядок. Давайте введем эту норму напрямую (привлечение к ответственности за снижение капитала банка — Ред)! — высказался Нурлан Нигматулин. — В конце концов, вам нужно определиться. Мы вас готовы поддержать в этом. Определитесь, пожалуйста».

Отметим, что основная цель нового законопроекта «О валютном регулировании и валютном контроле в РК» — плановые изменения валютного законодательства в условиях динамично развивающихся рынков, в том числе с учетом вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию и создания Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». Основной задачей законопроекта является расширение охвата статистического мониторинга валютных операций и сокращение использования иностранной валюты в расчетах на территории Казахстана. Реализация предлагаемых норм позволит расширить охват информации о валютных операциях, повысить эффективность валютного контроля, в том числе для противодействия выводу денег из страны.

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 апреля 2018 > № 2564505 Данияр Акишев


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 11 апреля 2018 > № 2564014 Альберт Кошкаров

Конец финансовой стабильности?

Начинается ли в России «новый 2014 год»?

Россияне могут оживить финансовые ощущения декабря 2014 года

Новые санкции привели к массовому выходу инвесторов из рублевых активов, что спровоцировало рекордный с декабря 2014 года обвал рубля. Российские финансовые рынки, которые два года прожили почти без потрясений, вновь лихорадит. Сумеют ли денежные власти остановить бурю или спокойствию пришел конец?

Последние два года россияне жили в непривычных для себя условиях финансовой стабильности. Курс рубля не делал резких скачков, инфляция постепенно снижалась, достигнув рекордно низких отметок. ЦБ три года регулярно снижал ключевую ставку — с максимального значения 17% в середине декабря 2014 года к настоящему моменту она упала более чем вдвое, до 7,25%.

После того как новые антироссийские санкции привели к распродаже ценных бумаг российских компаний, вслед за фондовым рынком залихорадило и валютный. Во вторник, 10 апреля, рубль продолжил дешеветь по отношению к доллару и евро в ходе торгов на Московской бирже. Курс доллара превысил 63 рубля впервые с декабря 2016 года, курс евро поднялся выше 78 рублей впервые с апреля 2016-го. За 9 и 10 апреля рубль потерял к доллару и евро порядка 10% — таких обвалов в России не было последние три года.

Финансовые власти обещают, что экономика справится с новыми шоками, а эксперты предполагают, что, если начнется новый виток санкционного противостояния, Россию ждут девальвация, дефолты и финансовая дестабилизация.

«Это тест для российской экономики»

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина, выступая 10 апреля на Биржевом форуме, заявила, что экономика адаптируется к новым условиям. Если же будут риски для финансовой стабильности, то у регулятора есть набор инструментов, чтобы их нейтрализовать. «Те события, которые произошли в пятницу (новые американские санкции. — Прим. Банки.ру), естественно, вызывают коррекцию рынка, мы ее наблюдаем. Как в таких случаях бывает, в первые дни после события наблюдается повышенная волатильность, потому что здесь еще много неопределенности. Для инвесторов, для участников рынка не совсем понятны последствия и границы этих последствий, идет осмысление всего этого. На наш взгляд, нужно некоторое время для адаптации финансовой сферы экономики к этим изменившимся внешним условиям, и я уверена, что экономика и финансовая сфера к этому адаптируются», — сказала Набиуллина.

«У Центрального банка есть широкий набор инструментов для того, чтобы действовать в разных ситуациях, если возникнут риски для финансовой стабильности. На наш взгляд, сейчас таких рисков нет, нет необходимости применять какие-то системные меры», — указала она.

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин считает, что новые санкции стали «хорошим тестом» для российской конструкции макроэкономики, финансовые рынки эти санкции точно выдержат. «Произошедшие события — хороший тест для макроэкономической конструкции, которую правительство и Центральный банк выстраивают последние несколько лет... Есть волатильность, и это нормально. Плавающий валютный курс абсорбирует те шоки и те изменения баланса спроса и предложения, которые происходят», — сказал он. «Макроэкономика и финансовые рынки, конечно, выдержат, можно не сомневаться», — добавил Орешкин.

Есть волатильность, и это нормально. Плавающий валютный курс абсорбирует те шоки и те изменения баланса спроса и предложения, которые происходят.

Экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин уже предположил, что Банк России не будет снижать ключевую ставку в ближайшие полгода. (До новых американских санкций эксперты практически единодушно утверждали, что снижение ключевой ставки продолжится.) «В связи с тем, что ослабевший рубль окажет поддержку экспорту, на рынке может появиться избыток ликвидности. А это окажет влияние на инфляцию. В связи с этим регулятору надо обращать повышенное внимание на этот вопрос. Поэтому ждать снижения ключевой ставки в ближайшие полгода, я думаю, не стоит», — сказал Кудрин.

Выступая в кулуарах Апрельской международной научной конференции Высшей школы экономики, первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов не исключил, что для поддержания финансовой стабильности регулятор может прибегнуть к валютным интервенциям, а также снова запустить операции валютного РЕПО. «Валютное РЕПО никто не сворачивал. Если будет необходимость, этот инструмент всегда есть у нас в запасе», — заверил он.

«Страшно всем, и нам, и иностранцам»

Главная угроза стабильности финансовой системы России не санкции в отношении госдолга, а возможное обострение военного конфликта в Сирии, считают финансисты, опрошенные Банки.ру в кулуарах Биржевого форума. «Предсказать последствия, если вдруг столкнутся вооруженные силы США и России, я даже не берусь. Но это страшно. Страшно всем, и нам, и иностранцам», — поделился руководитель крупной инвестиционной компании. Топ-менеджер другой компании рассказал, что сейчас часть нерезидентов фиксирует прибыль, ожидая, что следующей санкционной мишенью Запада может стать Сбербанк. «Это наиболее вероятная цель, чтобы обрушить фондовый рынок. Поэтому с точки зрения инвесторов, которые уже неплохо заработали на росте его акций, сейчас лучше перестраховаться. Тем более что на примере «Русала» видно, сколько может потерять буквально за день-два даже крупная российская компания», — поясняет он.

«Паника должна сойти на нет при условии хотя бы стабилизации ситуации, это даст возможность рынкам начать восстанавливаться. Обострение конфликта в Сирии или усиление давления на РФ может привести к гораздо более сильному падению. Пока же в сложившемся уравнении слишком много неизвестных, поэтому мы рекомендуем подождать прояснения ситуации и купить пусть и дороже, зато с большей уверенностью в перспективах», — написал в своем комментарии начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал» Владимир Веденеев.

Инвесторы избавляются от русских облигаций

Между тем в конгресс США внесен закон о новом пакете финансовых санкций против России, который радикально ужесточит действующий санкционный режим. В случае принятия соответствующего законопроекта американским физическим и юридическим лицам будут запрещены любые операции с российским госдолгом. Под санкции, согласно документу, попадают долговые бумаги, выпущенные Минфином России, Центробанком или от имени Фонда национального благосостояния, которые имеют срок обращения больше 14 дней. Он также распространяется на облигации семи госбанков, которые приравниваются к суверенному долгу: Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Банка Москвы, Россельхозбанка, Промсвязьбанка и ВЭБа.

Документ также требует ужесточения санкций против самих российских госбанков: блокируются любые операции с каждой из семи кредитных организаций, включенных в черный список.

Опасаясь введения санкций на суверенный долг, инвесторы продолжили продавать облигации. С пятницы, 6 апреля, стоимость кредитно-дефолтных свопов (CDS) поднялась более чем на 30 пунктов, до 154 базисных пунктов. Индекс гособлигаций RGBITR к 15:00 мск 10 апреля потерял 1,5%. «Распродажи коснулись всего спектра бумаг, поскольку инвесторы переоценили риски на Россию. Есть опасения, что рубль продолжит быть волатильным, а ЦБ РФ возьмет паузу в цикле снижения ключевой ставки», — говорит портфельный управляющий УК «Капиталъ» Дмитрий Постоленко. Распродажи на долговом рынке привели к росту доходности облигаций в среднем на 30—50 б. п. По некоторым выпускам доходность выросла до 0,6 процентного пункта.

Нас ожидает повторение декабря 2014 года?

На фоне продаж иностранцами ОФЗ Минфин был вынужден отменить очередной аукцион (обычно они проходят по средам). На прошлом аукционе госбондов (4 апреля) Минфину удалось продать бумаги на 20 млрд рублей при спросе на 138 млрд рублей. Правда, как позже сообщило ведомство, 75% нового выпуска купили пенсионные фонды и УК.

Аналитики не исключают, что если США решатся ввести санкции в отношении суверенного долга России, это приведет к дальнейшему росту доходностей. «Нас ожидает повторение декабря 2014 года, но в более мягком варианте, поскольку сейчас компании менее зависимы от валютных долгов, а в арсенале у ЦБ достаточно инструментов, чтобы стабилизировать ситуацию», — рассуждает трейдер крупной инвесткомпании. В крайнем случае, отмечает он, регулятор может прибегнуть и к повышению ключевой ставки.

«В качестве основного сценария в случае принятия в США законопроекта (о новых санкциях против России. — Прим. Банки.ру) стоит рассматривать выход значительной части нерезидентов, в первую очередь инвесторов, связанных с США, из российского госдолга, — говорит аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов. — Сейчас нерезиденты аккумулируют чуть менее 30% ОФЗ с различными сроками погашения, так что вполне можно ожидать падения котировок в пределах 20% и роста доходности до 400 базисных пунктов. Такие изменения в теории позволят повысить привлекательность инструмента для азиатских инвесторов, которые могут частично заместить европейских и американских. В остальном спрос на ОФЗ будет формироваться за счет резидентов, в первую очередь банковского сектора, в отношении которого также могут быть расширены санкции».

Нас ожидает повторение декабря 2014 года, но в более мягком варианте, поскольку сейчас компании менее зависимы от валютных долгов, а в арсенале у ЦБ достаточно инструментов, чтобы стабилизировать ситуацию.

Ослабление рубля может привести к дисбалансу всей финансовой системы

По словам аналитика «Открытие Брокер» Андрея Кочеткова, если будут введены санкции против госдолга РФ и бондов российских банков, это сильно осложнит возможности для заимствования на внешних рынках. «В таких условиях немедленно пострадает курс национальной валюты, который может потерять еще 10—15% своей стоимости. В целом при таких ограничениях возникает рост вероятности национализации как банков, так и прочих корпораций, что говорит уже о частичном переходе на мобилизационную форму экономики», — прогнозирует он.

Директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг не видит угрозы финансовой стабильности в случае принятия новых американских санкций. «Запрет на инвестиции в российский долг будет иметь умеренно негативные последствия. Дополнительный рост ставок по бондам вряд ли превысит несколько десятков пунктов. Ликвидности в банковской системе достаточно, чтобы поддержать среднесрочные ставки на уровне, близком к ключевой ставке, и «переварить» размещаемые Минфином выпуски», — комментирует он.

Кроме того, по словам Вайсберга, поскольку новый санкционный законопроект предусматривает запрет на инвестиции только в новый российский долг, правительство может некоторое время обходиться доразмещениями.

Управляющий активами General Invest Денис Горев, напротив, уверен, что последствия введения новых санкций могут быть крайне негативными. «По сути, все инвесторы в данные инструменты (в ОФЗ. — Прим. Банки.ру) могут начать выводить средства, что может крайне негативно повлиять на курс рубля», — заявил он. Управляющий не исключает более сильной коррекции рубля. «Многое будет зависеть от того, насколько удастся снизить градус политической напряженности между Россией и внешним миром (особенно США) — пока что многое говорит о том, что это сделать не сильно получается. Следовательно, есть риск продолжения давления на Россию через санкции», — говорит Горев.

А вот старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб считает принятие санкций по отношению ко всему новому российскому госдолгу, включая облигации крупнейших госбанков, крайне маловероятным событием. «Вся практика принятия антироссийских санкций, начиная с 2014 года, показывает, что они носят точечный или растянутый по времени характер. Санкции могут бить по отдельным персонам, компаниям, их акционерам. Но наиболее жесткие варианты, наподобие отключения от SWIFT, никогда не проходили», — поясняет он. К тому же, напоминает аналитик, в начале года в США уже давали оценку полному запрету иметь дело с российским госдолгом и заявили, что подобные меры не в интересах Америки. «Что касается последних санкций, принятых в минувшую пятницу, весь негатив от них уже отыгран рынком. Дальнейшего падения фондового рынка и рубля под их воздействием ожидать не стоит», — отмечает Иосуб.

Альберт КОШКАРОВ, Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 11 апреля 2018 > № 2564014 Альберт Кошкаров


Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 10 апреля 2018 > № 2564558 Катарина Матернова

Директор ЕК Матернова: Украине необходимо повысить эффективность генерации и реализации инвестиционных проектов

Украине необходимо повысить эффективность генерации и реализации инвестиционных проектов – директор ЕК Матернова

Блиц-интервью руководителя Главного директората Еврокомиссии по вопросам политики соседства и расширения Катарины Матерновой агентству "Интерфакс-Украина"

- В последнее время все чаще звучат заявления о необходимости запуска некоего европейского инвестиционного плана для Украины. Во время инвестиционной конференции Dragon Capital (1 марта – ИФ) вы также анонсировали открытие нашей стране новой микрофинансовой программы. Могли бы вы детализировать, как работают эти проекты, могут ли они функционировать вместе?

- Это, действительно, два разных проекта.

Макрофинансовая помощь направлена на поддержку страны во время ухудшения платежного баланса, она предоставляется в рамках определенных правил, условий и при выполнении страной-получателем ряда требований. Основной целью программы является устранение макроэкономических дисбалансов и повышение гибкости экономики за счет реализации структурных реформ.

План внешних инвестиций (External Investment Plan, EIP), инициированный Европейским Союзом, преследует другие цели – он направлен на мобилизацию частных инвестиций для поддержки экономического развития страны. EIP охватывает страны Африки, Восточной и Южной Европы. Украина также может претендовать на соответствующие инвестиции.

В то же время хочу добавить, что в портфеле ЕС есть и много других проектов поддержки Украины, в том числе реализуемых через Европейский инструмент соседства (European Neighborhood Instrument), не говоря уже о предоставляемой ЕС гуманитарной помощи для граждан, пострадавших в результате конфликта на востоке Украины.

- Расскажите более детально, на каком этапе находится запуск EIP и как скоро Украина сможет обратиться за финансированием в рамках этого плана?

- Мы не реализуем План внешних инвестиций напрямую. Он работает через механизм финансирования Европейского фонда устойчивого развития (EFSD), который будет предоставлять гарантии по инвестиционным предложениям наших партнеров - международных финансовых организаций и институтов развития (МФО).

Мы уже получили 28 таких предложений, каждое из которых включает портфель частных проектов. Ряд предложений включает и проекты из Украины. Это весьма оптимистичное начало.

Сейчас мы приступили к оценке этих предложений и рассчитываем, что первые частные гарантии фонда EFSD будут предоставлены в конце лета – начале осени. После этого МФО смогут открыть программы финансирования частных проектов.

Поэтому процесс стартовал, и первые проекты в Украине могут быть запущены уже к концу текущего года.

- Уточните, пожалуйста, какие именно структуры могут выступать в качестве партнера, и кому необходимо будет подавать заявку на финансирование проекта?

- Мы очень плотно работаем с европейскими международными финансовыми организациями и национальными банками развития стран ЕС. Например, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), Kreditanstalt für Wiederaufbau (KfW) и прочие.

Наши партнеры могут предоставлять гарантии местным банкам, чтобы те, в свою очередь, могли кредитовать более рисковые операции, чем это предполагает их обычная деятельность.

Помимо этого, они могут инвестировать в фонды акций, входить в капитал частных предприятиях или гарантировать инвестиции в корпоративный сектор.

- В июле запланирована конференция в Дании, где будет обсуждаться ход и успехи реформ в Украине. По моим сведениям, в рамках конференции будет анонсировано создание некоего специального агентства координации финансовых программ в Украине. Не могли бы вы подтвердить или опровергнуть эту информацию?

- Я знаю о конференции и обязательно буду в ней участвовать. Дания является давним другом Украины и оказывает стране существенную поддержку.

Да, нам интересны идеи, касающиеся улучшения координации предоставляемой Украине международным сообществом финансовой помощи. В то же время вопрос, будет ли создание нового агентства или структуры координации финансовых программы лучшим способом повышения эффективности освоения таких программ, требует детальной оценки.

В настоящее время в Украине ряд институтов выполняют соответствующую функцию и, возможно, было бы более целесообразно усилить их функционал.

- Об идее создания такого агентства часто высказывались МФО, которые время от времени указывают на низкую эффективность осваивания предоставляемой Украине финпомощи.

- Безусловно, Украине необходимо повысить эффективность генерации и реализации проектов. В этом нет никаких сомнений. В то же время, есть разные способы достижения этой цели. С моей точки зрения, усиление существующих институтов выглядит наиболее оптимальным подходом.

Украина. Евросоюз > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > interfax.com.ua, 10 апреля 2018 > № 2564558 Катарина Матернова


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564132 Виталий Портников

Виталий Портников: «черный понедельник» доказал, что Запад может больше

Виталий Портников, Еспресо, Украина

«Черный понедельник» на российских биржах продемонстрировал: настоящие санкции Запада способны обвалить «путиномику» без всякого колебания нефтяных цен

Падал рубль, падали акции ведущих компаний, бежали инвесторы — а нефтяные цены даже росли. При этом стоит заметить, что от самоуверенности российских руководителей не осталось и следа.

Премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал помочь пострадавшим — очевидно, за средства государственного бюджета. А пресс- секретарь Путина Дмитрий Песков назвал санкции «вопиющим попранием всего и вся». Возникает вопрос — а почему же именно эти санкции? А предыдущие не были попранием?

А потому, что это — настоящие санкции против настоящих олигархов.

Против той системы, которая выстроена Борисом Ельциным и сохранена Владимиром Путиным — системы мафиозно-олигархического государства. У этого государства есть свои «авторитеты» — такие, как Дерипаска или Вексельберг. И свои государственнообразующие компании. Американские санкции затронули именно их. И ясно, что процесс может быть продолжен, его фигурантами станут другие олигархи и компании.

И в этом случае Российское государство лишится своей главной функции — защитника олигархических интересов.

Можно, конечно, сказать, что Путин больше не хочет защищать эти интересы, что он как раз заинтересован в том, чтобы деньги толстосумов вернулись в Россию. Но, с другой стороны, зять Путина Кирилл Шамалов (его считают распорядителем путинских ресурсов) — тоже фигурант санкционного списка. И он — олигарх, а не сотрудник прокуратуры или Следственного комитета.

И сам Путин, по сути — тоже олигарх. И тоже заинтересован в сохранении существующей системы. Системы, которая сводится к простой формуле: воруем в России, вкладываем и живем на Западе. Для Путина и других чиновников, конечно, жить на Западе — не главное. Но главное — вкладывать, хранить и приумножать. Россия для этого явно не приспособлена.

Американские санкции оказались ударом по этой системе. Можно, конечно, создавать новую, герметически закрытую. Но будет ли она эффективна, прокормит ли население. И главное — а зачем такая система нужна олигархам — тем, чьи интересы защищают государство и Путин?

В Кремле не исключают, что Путин встретится с пострадавшими и объяснит, зачем. Но пока что Роман Абрамович отправился не в Россию, а в США. И это тоже о многом говорит.

Возможно, если бы Запад действовал также решительно сразу же после аннексии Крыма, многое удалось бы предотвратить. Политика умиротворения агрессора никогда не приводила к положительным результатам — не привела и на этот раз.

Но обсуждать, что было бы, если бы в Вашингтоне вовремя поняли, что нападение на Украину — не какой-то там внутренний конфликт на постсоветском пространстве, а удар по всему Западу, сейчас уже бессмысленно. Главное, что путинский режим после новых американских санкций явственно обнаружил свое уязвимое место, ту самую «ахиллесову пяту», по которой и следует бить вплоть до краха режима или, по крайней мере, до его полного укрощения.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564132 Виталий Портников


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 10 апреля 2018 > № 2563905 Альберт Кошкаров

Новый черный понедельник

Какие выводы должны сделать частные инвесторы из обвала фондового рынка в России 9 апреля

В результате обвала российский фондовый рынок потерял за один день более 820 млрд рублей

Очередная порция санкций против России привела к масштабным распродажам на отечественном фондовом рынке. В понедельник, 9 апреля, индекс Мосбиржи рухнул более чем на 8%, а индекс гособлигаций упал на 0,7%. Насколько затяжным может оказаться падение рынка и как в этой ситуации вести себя инвесторам?

Тотальная распродажа

О новых санкциях в отношении российских бизнесменов, приближенных к Кремлю, было объявлено в конце прошлой недели. Санкции были введены против нескольких российских предпринимателей, подконтрольных им компаний и ряда высокопоставленных чиновников. В частности, в списке оказались глава ВТБ Андрей Костин, глава «Газпрома» Алексей Миллер, а также Олег Дерипаска (ему подконтрольны En+ Group, группа «ГАЗ», «Базовый элемент» и «Русал»). Активы физических и юридических лиц из санкционного списка подлежат блокировке в американской юрисдикции, гражданам и компаниям США нельзя вести с ними бизнес.

Это привело к обвальному падению котировок бумаг этих компаний: в пятницу, 6 апреля, цена расписок En+ Group рухнула на 20% на Лондонской фондовой бирже, а акции «Русала» на Московской бирже подешевели более чем на 20%. С утра в понедельник, 9 апреля, расписки «Русала» в Гонконге подешевели еще на 50%. Представители компании заявили о возможности дефолта по кредитным обязательствам. Все это стало отправной точкой для глобальной распродажи российских акций и облигаций. Масла в огонь добавила новость о том, что в Вашингтоне обсуждают новый пакет санкций из-за химической атаки в Сирии, в которой Госдеп США обвинил официальные сирийские власти и поддерживающую их Россию.

С утра биржевые индексы падали более чем на 11%, к концу торговой сессии индекс Мосбиржи потерял 8,34% и опустился до 2 090,88 пункта, а РТС — 11,44%, до 1 094,98 пункта. В числе наиболее пострадавших металлурги («Мечел», «Норильский никель», «Полюс»), а также финансовый сектор. Хедлайнер отечественного фондового рынка Сбербанк за день потерял свыше 17%, его капитализация снизилась до 4,59 трлн рублей. Акции «Газпрома» просели на 4,59%, бумаги ВТБ потеряли в цене более 9%, акции «Роснефти» снизились на 6,29%. «Очень похоже, что западные фонды решили больше не питать иллюзий и начали выходить из всех российских активов. Поскольку дальше Россию на внешней арене будут давить еще больше, нет смысла долгосрочным инвесторам удерживать такой риск в своих портфелях», — написал в своем обзоре эксперт «Финама» Василий Олейник.

«Сначала распродажи носили достаточно умеренный характер, но продолжающееся падение стало затрагивать и маржинальные позиции, что, естественно, привело к их принудительному закрытию. Особенностью применения закона «О противодействии врагам Америки» является то, что можно получить «черную метку», даже если твое имя отсутствует в непосредственном списке. Достаточно сотрудничества или финансирования компании либо лица из санкционного списка. Поэтому продажи на российском рынке носят широкий характер», — поясняет аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

Чтобы приостановить обвал, Мосбиржа была вынуждена ввести дискретные аукционы по акциям некоторых эмитентов. Однако падение рынка это не приостановило. Распродажи коснулись и долгового рынка. 9 апреля котировки большинства выпусков российских еврооблигаций заметно снизились. Доходность ОФЗ выросла на 10—12 базисных пунктов, а их цены в среднем снизились на 1—1,5 процентного пункта.

По мнению начальника отдела трейдинга ИГ «Универ Капитал» Павла Корышева, единственное рациональное объяснение происходящему — страх. «Возможно, обвинения насчет Сирии еще больше подтолкнули рынок к такому падению. То, что мы сейчас видим, — это ликвидация позиций иностранцами и закрытие маржинальных позиций по рынку в целом. Участники рынка сейчас очень напуганы и не понимают, что происходит… Да, думаю, что это будет еще продолжаться, но в ближайшее время рынок должен успокоиться», — написал он в своем обзоре.

Аналитики отмечают достаточно стабильное поведение рубля, курс которого на биржевых торгах снизился лишь на несколько процентов. Доллар к концу дня вырос до 60,16 рубля, а евро ушел за 74 рубля, в моменте превышая 75. Российскую валюту поддерживает рост цен на нефть: в понедельник баррель Brent прибавил свыше 25, поднявшись почти до 68,5 доллара. Кроме того, указывают участники рынка, продажа экспортной выручки крупными компаниями также стабилизирует курс рубля.

Что дальше?

Несмотря на риски дальнейшего усиления санкций, многие участники рынка, опрошенные Банки.ру, не исключают технической коррекции на рынке. «Если в ближайшие дни не появится новых негативных поводов (санкции и прочее), то рынок, скорее всего, начнет восстанавливаться», — считает начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал» Владимир Веденеев. По его словам, с учетом высокой цены на нефть рубль также должен замедлить падение.

«У рубля пока еще высокий запас прочности. До тех пор, пока курс не достигнет 66 рублей за доллар, массовый отток керри-трейдеров не произойдет», — уверен начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Однако он не исключает, что ослабление рубля может продолжаться несколько дней или даже недель, пока не пройдет паника. Аналитики Нордеа Банка указывают, что «общий фон для валют развивающихся стран остается напряженным». В частности, негативным фактором остается риск дальнейшего повышения ставки ФРС, а также обострение торговой войны между США и Китаем.

«Помимо санкций, мы имеем дело со значительным ухудшением внешнего фона для всех рынков: растет угроза расширения торговых войн, падают цены на сырье. Так что, даже если в области санкций и геополитики дальнейшего ухудшения ситуации не будет, российский рынок и рубль могут оказаться под давлением из-за других факторов», — поясняет главный экономист «БКС Глобал Маркетс» Владимир Тихомиров.

Помимо санкций, мы имеем дело со значительным ухудшением внешнего фона для всех рынков: растет угроза расширения торговых войн, падают цены на сырье.

Кроме того, есть риск, что государству придется оказать поддержку компаниям, попавшим под санкции. Это означает, что ЦБ придется включить печатный станок и рубль окажется под давлением.

Тем не менее, как полагает заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова, падение рынка в ближайшее время замедлится. Однако она не исключает, что перед «отскоком вверх» индексы могут обновить очередные минимумы. «Возможно, что индекс РТС продавят чуть ниже 1 000 пунктов, а индекс Мосбиржи остановится на уровне около 2 000 пунктов. Действуют уже не фундаментальные факторы, а страх и инстинкт толпы», — говорит аналитик.

«Вероятно, самая острая часть снижения завершится в течение 2—3 дней, однако далее инвесторы будут оценивать вероятность появления новых списков компаний и их акционеров», — считает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин. Он допускает, что стоимость российских бумаг продолжит снижаться. Однако, по словам управляющего, в целом отечественный фондовый рынок остается достаточно привлекательным по фундаментальным показателям, особенно в свете ослабления рубля. По мнению Тихомирова, рынок может стабилизироваться и немного скорректироваться вверх в течение ближайших нескольких дней. Рубль в этом случае снова окажется у отметки 58—58,5 за доллар.

По оценке старшего аналитика ИК «Церих Капитал Менеджмент» Виктора Маркова, российский рынок выглядит существенно перепроданным, в дальнейшем можно ожидать отскока индекса Мосбиржи к отметке 2 200 пунктов.

Купить валюту и ждать

Вопрос, который беспокоит сейчас всех: что будет, если в списке санкций окажутся новые российские эмитенты и чем ответит Россия? И то и другое одинаково плохо для рынка. Ведь, если, скажем, российские власти введут эмбарго на выплату обязательств, это может привести к новому витку распродаж на рынке гособлигаций. Иностранцы, по данным ЦБ, держат примерно треть российских ОФЗ (по данным на 1 февраля, доля нерезидентов составляла 33,9%), а, по оценкам экспертов, в некоторых выпусках их доля превышает 50—70%. Это нанесет удар по рублю.

С другой стороны, спор между США и Китаем рискует перерасти в новую фазу. В частности, в СМИ появились новости о том, что китайские власти якобы обсуждают введение эмбарго на импорт нефти из США, ослабление курса юаня к доллару и продажу казначейских бумаг. Что из этого сбудется, пока неясно, однако в торговой войне между странами пострадают и развивающиеся рынки. Поэтому большинство опрошенных Банки.ру финансистов пока советуют воздержаться от покупки бумаг.

«Принято считать, что паника — идеальная точка для входа в рынок и подобная стратегия может принести большие прибыли. Но для инвесторов, которые не готовы рисковать, мы бы рекомендовали выждать прояснения ситуации и купить пусть и дороже, зато с большей уверенностью в перспективах», — говорит Веденеев из УК «Райффайзен Капитал». Ващенко также считает, что консервативным инвесторам стоит занять выжидательную позицию. «Самое неправильное, что сейчас можно сделать, — это покупать упавшие акции», — отмечает он. Поскольку, по словам финансиста, не исключено, что падение рынка окажется затяжным. «Если падение продлится более двух месяцев, то возникновение медвежьего тренда на рынке очень вероятно», — добавляет эксперт.

Наталья Мильчакова из «Альпари» советует после того, как уляжется паника, присмотреться к «дивидендным» бумагам, в том числе к привилегированным акциям «голубых фишек». «Евро остается наиболее привлекательной валютой, на наш взгляд», — говорит она. А директор по инвестиционному консультированию УК «Система Капитал» Искандер Луцко рекомендует для вложения «госкомпании», такие как Сбербанк, Россетти, «Аэрофлот».

Кроме того, советует управляющий активами General Invest Денис Горев, инвесторам, возможно, стоит увеличить долю валютных активов. «Учитывая панику на рынке, возможно плавное ослабление рубля. Велика вероятность того, что доллар закрепится выше 60 рублей за доллар», — предполагает он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 10 апреля 2018 > № 2563905 Альберт Кошкаров


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2564015 Максим Артемьев

Страна муравейников. Почему ипотека в России не решает квартирный вопрос

Максим Артемьев

Историк, журналист

Россиянам пора пересмотреть отношение к аренде квартир. Ипотека должна быть всего лишь одним из вариантов получения жилья

В СМИ в последнее время особенно активно обсуждается проблема ипотечного кредитования. Снижение средней ставки до 9,75% годовых по итогам февраля (вслед за последовательным снижением ставки рефинансирования Центробанка) подтолкнула экспертов к самым разным выводам и гипотезам.

Кто-то говорит о неминуемом и скором крахе «ипотечного пузыря», кто-то, напротив, о расширении доступа к ипотеке и увеличении числа людей, которые улучшат свои жилищные условия. Одни видят в удешевлении ипотеки угрозу для макроэкономической стабильности, другие — драйвер экономического роста и увеличения ВВП. Но, как представляется, разговор о процентах и пузырях уводит от главного — от содержательного обсуждения настоящего и будущего жилищной политики в России.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, обратимся к мартовскому посланию президента Владимира Путина, в котором проблеме ипотеки было уделено немалое внимание. Вот несколько цитат из него: «За пять лет свыше полумиллиона семей с детьми смогут улучшить свои жилищные условия с помощью льготной ипотеки… Вижу три ключевых фактора повышения доступности жилья. Первый — это рост доходов граждан. Об этом я говорил, мы должны это обеспечить. Снижение ставок ипотечного кредитования и, конечно, увеличение предложения на жилищном рынке».

Путин напомнил, что в 2001 году по всей России было выдано 4000 ипотечных кредитов. «Ставка доходила до 30%, в том числе в валюте. Более половины кредитов, кстати, и выдано было в валюте. Воспользоваться ипотекой могли единицы. В прошлом году выдано около миллиона ипотечных кредитов. В декабре средняя ставка в рублях впервые опустилась ниже 10%. Но стремиться нужно, безусловно, к 7%, это уж точно. За предстоящие шесть лет ипотека должна стать доступной для большинства российских семей, для большинства работающих граждан, для молодых специалистов».

Вроде бы все звучит очень убедительно, по крайней мере не вызывает особенных вопросов. Тезисы президента вполне укладываются в привычную идеологему: решение проблем с жильем — дело рук самих граждан, нужна квартира — обращайся к банку за ипотекой. А дело государства — вести дело к снижению процента по ней через макроэкономическую политику. Ну и о чем президент также сказал: снижать налог на имущество физических лиц и кадастровую стоимость. И все. Ни о каких других вариантах получения крыши над головой в послании упомянуто не было. А они, как показывает мировой опыт, есть.

Опыт других стран

В России после 1991 года произошла ловкая подмена понятий. В области жилищной политики все свелось к перекладыванию на плечи самих граждан заботы об обеспечении себя жильем, государство самоустранилось из этой сферы. Мол, таковы, рыночные реалии.

Однако на самом деле разговоры об ипотеке затуманивают суть обязанностей государства в лице и федерального правительства, и региональной власти, и местного самоуправления о предоставлении в пользование (не в собственность!) жилья своим гражданам. Во всем развитом мире государственные органы активно выступают в том числе в качестве застройщика и арендодателя. Строительство и эксплуатация так называемого «социального жилья» (Public housing) является там важнейшей функцией власти на всех уровнях.

Возьмем, к примеру, Францию, дома-HLM («жилье с умеренной арендной платой» в дословном переводе) составляют там 16% всего жилья, в четырех миллионах квартир проживает, по разным оценкам, от 10 млн до 13 млн человек. При этом HLM имеются как частные, так и государственные. Главное в них не форма собственности, а принцип предоставления недвижимости: квартирами пользуются семьи с недостаточными доходами либо те, кто не желает тратиться на покупку жилья в собственность. С 1998 года закон обязывает каждый город с населением больше 3500 человек иметь не меньше 20% домов-HLM. Помимо HLM во Франции имеются и другие виды социального жилья, а также несубсидированных домов, предназначенных для аренды.

И только в России у правительства не болит об этом голова, оно умыло руки и наблюдает как бы со стороны за происходящим, отводя себе роль опосредованного контролера и установителя правил игры на рынке недвижимости. Сразу обозначу свой тезис: ипотека должна быть всего лишь одним из вариантов получения жилья (не в собственность, это важно).

История вопроса

Проблема была заложена в начале девяностых, когда была принята программа приватизации жилья («Закон о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»). Из всех видов приватизации того времени жилищная была, возможно, хуже всего продумана и организована. Главным ее итогом стало создание, как их называет эксперт по жилищной политике Владимир Самошин, «домов-конгломератов» — уникальной формы владения, которой больше нет нигде в мире.

Дома приватизировались не как единое целое, а поквартирно. Кто-то становился владельцем собственного жилья, кто-то продолжал жить в неприватизированной квартире — и все это в одном здании! Более того, чердаки, подвалы, прочие общие помещения, лифты, земля под домом и т. д. так и оставались «ничьими». Это можно сравнить с тем, как если бы при приватизации завода рабочим раздали по станку и сказали, что они теперь их владельцы. Управлять имуществом такого дома невозможно, нельзя даже провести полноценное собрание жильцов: кто-то владелец, кто-то не владелец квартиры; но даже те, кто имеет собственность, могут там не жить, а если и живут, то невозможно их заставить принять участие в общем собрании и управлении.

В итоге при всей формальной смене собственности все равно следят за состоянием домов власти — теперь уже через управляющие компании.

В мире же есть три основных вида многоквартирного жилья: кондоминиум, доходный дом и социальное жилье. В кондоминиуме все являются совладельцами не только квартиры, но и остальных помещений и собственности, невладельцев там быть не может юридически, и все принимают участие в управлении. В доходных домах один владелец — частный собственник или компания, а жильцы арендуют квартиры. Цель понятна — извлечение прибыли. В социальном жилье собственник — государство либо частное лицо, которому бюджет доплачивает, чтобы оно не поднимало арендную плату выше определенных пределов. Тут цель — предоставление людям недорого жилья. Конгломератов по-российски нет больше нигде в мире. Именно они — мина замедленного действия.

Проблемы ипотеки

Что самое опасное в современных ипотечных программах? Они консервируют и ухудшают ситуацию с конгломератами. Ибо то жилье, которое предлагается по ним, включает в себя, как правило, так называемых муниципалов, то есть людей, которым государство предоставляет квартиры (по разным программам, в том числе по социальному найму). Конгломераты воспроизводятся и воспроизводятся — уже в зданиях, построенных спустя почти 30 лет после кончины советской власти. И никакая московская реновация ничего не меняет, ибо по ней те люди, которые лишаются неприватизированных квартир в сносимых домах, неизбежно получат их во вновь построенных. То же самое касается собственности на землю под домом, общих площадей и так далее.

Я живу в доме-ТСЖ 1999 года постройки. Тем не менее в нем немало квартир до сих пор не приватизированных (люди получили их как работники соответствующего ведомства), а купив квартиру в нем, я с удивлением узнал, что не стал автоматически членом ТСЖ. Надо было писать для этого заявление. Вот вам и кондоминиум (ТСЖ же стремится к этому варианту) по-российски — два абсурда сразу.

Вторая проблема, которую ипотека никоим образом не решает и решить не может, — качество жилья. В той же Франции 72% домов-HLM (а из построенных после 2000 года — 95%) представляют собой малоквартирные дома, не выше 3-4 этажей. В Великобритании и Нидерландах 60% жилья — так называемые двухквартирные дома (semi-detached houses) плюс отдельно стоящие и «дома в линию» (terrace houses). На долю многоквартирных домов приходится сравнительно небольшой процент. Напомним, что эти страны в 31 и 48 раз по плотности населения превосходят Россию, соответственно.

В России же, самой большой по территории стране мира (даже с учетом Сибири и Крайнего Севера), при ее низкой плотности населения практически вся ипотека — это многоэтажки (остроумно называемые архитекторами «крольчатниками» или «муравейниками»), как при СССР, только еще выше и плотнее друг к другу прижатые. Парадокс: в рыночное время продолжаются худшие традиции советского строительства.

Ипотека в постсоветском исполнении не повлекла за собой серьезных изменений в градостроительстве, не породила спрос на действительно качественное жилье и комфортную среду обитания.

Достаточно взглянуть на новостройки Подмосковья — прежние дачные районы застраиваются уродливыми домами-гигантами. И подобное происходит по всей стране.

Путь к цивилизации

Если в области торговли челночно-рыночные времена остались, в целом, позади и она перешла к цивилизованным форматам, то по части аренды жилья царит такое же варварство, как и 30 лет назад. Подавляющее большинство арендодателей не профессионалы рынка, для которых это основное занятие, а люди, имеющие лишнюю квартиру и желающие подзаработать на ней, а то и сдающую комнату в своей единственной. Нет ни частных доходных домов, которые были основной застройкой Санкт-Петербурга и Москвы последние 50 лет перед революцией и до сих пор радуют глаз своей архитектурой, ни соответствующего муниципального жилья. И нет желания государства хоть как-то изменить ситуацию на рынке аренды жилой недвижимости.

Многое в этой ситуации упирается в законодательство и менталитет населения. Непродуманная приватизация жилья помимо прочего закрепила стереотип в сознании россиян: «У человека обязательно должно быть жилье в собственности». Под это же «заточено» и действующее право, в частности, ежегодное продление возможности приватизации жилплощади, которое, как отмечает тот же Самошин, развращает население — не столько самим фактом даровой его раздачи, сколько закреплением конгломератов. «Обеспечить человека жильем» в постсоветской реальности почти всегда означает дать его в собственность. Но нуждающимся социальным категориям передавать квартиры в частное владение категорически недопустимо. Это препятствует созданию класса ответственных владельцев недвижимости и приводит к постоянному вымыванию и без того скудного фонда государственного жилья.

В Москве в собственных квартирах проживает 85% населения, в Берлине — только 14%. Но можно ли сказать, что ситуация в Германии, где в целом процент владельцев жилья колеблется в районе 50%, более печальна, чем в России? Ориентация на покупку жилья любой ценой (а в российских условиях это в подавляющем большинстве случаев означает — ценой ипотеки) разрушает жизнь многих семей, деформирует их систему ценностей, лишает их удовольствия от жизни здесь и сейчас. В то время как многие их европейские сверстники наслаждаются жизнью, путешествуют, тратят деньги на что-то еще, проживая в арендном жилье (государственном и частном) и вовсе не считают себя неудачниками, наши семьи вынуждены отказывать себе порой в самом необходимом ради выплат процентов по ипотеке.

Что делать

Необходимо пересмотреть как отношение населения к аренде жилья, так и государственную политику и законодательство. В первую очередь это касается защиты прав арендатора, которые так и будут оставаться пустым звуком, пока большая часть аренды у нас будет предлагаться собственниками 1-2 квартир, которые в любой момент могут сослаться на то, что им самим жить негде. В идеале речь должна идти о практически гарантированной пожизненной аренде жилья — по европейскому образцу.

Слова героя булгаковского романа о том, что людей испортил квартирный вопрос, остаются в силе. В СССР строилось мало жилья. Несколько поколений выросло в коммуналках и бараках, мечтая о приватном угле. В начале 1990-х казалось, что их мечта сбылась в результате жилищной приватизации — вызывавшей меньше всего споров и нареканий по сравнению с ваучерной или земельной. Но дьявол крылся в деталях, которые сегодня проступают все нагляднее. Во-первых, новые поколения лишились иных возможностей улучшить свои жилищные условия кроме как с помощью ипотеки; во-вторых, Россия все больше напоминает Гонконг с его безликими и уродливыми многоэтажками. Но Гонконг — одно из самых маленьких государств мира, а Россия — самое большое. Московская реновация обещает нам очередное повышение этажности столицы вместо выведения населения в Новую Москву, неизвестно для чего присоединенную.

Пример с реновацией показывает, что у власти нет долгосрочного плана действий, преобладает ментальность временщика — заработать здесь и сейчас. Но этот же пример показывает, что и население пока еще мало обожглось на приватизации жилья в 1990-е и готово сыграть с государством еще раз в схожую игру.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2564015 Максим Артемьев


Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 5 апреля 2018 > № 2560678 Данияр Акишев

Данияр Акишев о девальвации, ипотеке и латинице

О подходах к валютному регулированию, отношении регулятора к криптовалютам, трудностях перехода на латиницу и последствиях девальвации национальной валюты в интервью РИА Новости рассказал председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев. Беседовали Людмила Кузьмич и Вероника Буклей.

— В России идет дискуссия о регулировании криптовалют, уже подготовлен соответствующий законопроект. Как вы планируете регулировать эту сферу?

— В Казахстане Национальный банк очень консервативно относится к этому вопросу, приветствуя только жесткие ограничения. То есть мы хотим запретить покупку-продажу криптовалют за национальную валюту, мы хотим запретить деятельность бирж в этом сегменте и любые виды майнинга. На наш взгляд, здесь все-таки очень много вопросов и проблем.

Первый вопрос — это защита прав потребителей и сможем ли мы ее обеспечить. Второй — минимизация рисков, связанных с национальным рынком. Наверняка ни у одного ЦБ нет полного функционала для администрирования этого рынка на трансграничном пространстве. Поэтому как минимум мы должны купировать этот риск для национальной валюты.

Третий большой проблемный вопрос, на который нет сейчас ответа, — противодействие отмыванию доходов. Криптовалюты — идеальный инструмент для отмывания денег и для ухода от налогообложения.

При обсуждении с государственными органами мы выразили свою позицию, и они нас поддержали. Поправки в законодательство, которые должны привести к этому ужесточению, мы подготовили.

— В прошлом году "Казахстанские железные дороги" успешно провели размещение на Московской бирже, а Банк Астаны стал первым казахским банком, чьи акции были допущены к торгам на ней. С чем, на ваш взгляд, связан такой интерес к российскому рынку и как вы относитесь к этому?

— Выход казахстанских компаний на российский рынок фондирования — это цена более позднего перехода на свободное плавание обменного курса в Казахстане, чем в России. Инфляция в Казахстане в конце 2016 года составила почти 18%. Очевидно, что в таких условиях фондироваться в национальной валюте невозможно. Нет рентабельных проектов, которые способны были бы обеспечить покрытие таких издержек. Россия, пройдя шоки переноса девальвации на инфляцию раньше, имеет благоприятный тренд по инфляции и может обеспечить более дешевое фондирование в рублях. Естественно, в этих условиях компании выбирают те рынки, где это можно сделать дешевле.

Рубль с тенге находятся в одной фазе как валюты экономик, зависимых от сырьевых ресурсов. Но ставки по рублю сейчас ниже и, конечно, лучше привлекаться в рублях. Поэтому такое движение есть, и мы этому не препятствуем. В любом случае эти компании берут валютный риск, так как финансируют свои затраты в тенге. Поэтому нам важно создать собственные благоприятные условия для местного рынка.

Мы обеспечили перезапуск денежного рынка, восстановили кривую доходности. Два года назад рынок не знал, сколько стоит тенге. Сейчас мы быстро движемся в процессе восстановления, потому в перспективе занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане, станет невыгодным. Мы работаем и живем в тенге, мы должны создавать правильные условия для этого.

— Россия принимает шаги к либерализации валютного контроля. Власти считают, что это тоже будет способствовать развитию торговли в нацвалютах. Согласны ли вы с этим?

— Бизнесу важно получить объективную стоимость товара или услуг, которая будет отражать его ожидания по покрытию затрат, по маржинальности и рентабельности. Если какая-то валюта этому удовлетворяет — не имеет значения, какая — он будет использовать именно ее. Я полагаю, рубль сейчас отвечает этим условиям, так же как и тенге. Главное — это понятный финансовый рынок и механизм хеджирования возможных рисков. Рублевый рынок это предлагает. Мы движемся к этому и с тенге. Соответственно, доля других валют в двусторонней торговле будет снижаться.

Если говорить о законодательстве в валютном регулировании, мы приветствуем любые шаги по либерализации. Мы с Россией в 2007 году синхронно перешли к существующей либерализации. В России идет дискуссия о дальнейших шагах, даже используются такие понятия, как архаичный валютный контроль. Мы представляем страны с развивающимися экономиками, и наши валюты относятся к развивающимся. Те подходы, которые реализованы в развитых странах, Россия и Казахстан пока не могут себе позволить в полном объеме, поэтому, думаю, существующее валютное регулирование и валютный контроль отражают текущую ситуацию.

Репатриация валютной выручки и в Казахстане, и в России основана на контрактных условиях — никаких временных ограничений в законодательстве не содержится. В Казахстане отдельные нормы более либеральны, чем в России. Но все-таки пока наша валюта подвержена воздействию внешних шоков, и этот канал является одним из источников воздействия на другие индикаторы, такие как размер инфляции. Мы должны понимать источники рисков и стараться их минимизировать.

— В России звучали предложения о создании рейтингового агентства на уровне ЕАЭС или единой рейтинговой шкалы, которая бы признавалась всеми странами ЕАЭС. Как вы считаете, есть ли в этом необходимость?

— Каждая страна выбирает собственный путь, и мы с большим уважением относимся к решению других государств. В России создано национальное агентство, внедрена национальная шкала, идет переориентация регулятора на использование системы местных агентств. Мы понимаем причины, лежащие в основе этих решений, но в Казахстане мы выбрали другой путь.

Никаких ограничений для работы международных рейтинговых агентств у нас нет: S&P, Fitch, Moody's нормально работают и присваивают рейтинги. Возможности применить эти решения по всему периметру ЕАЭС и работать только с национальными агентствами — мы такую опцию не рассматриваем. Это должен решать рынок с точки зрения конкурентных преимуществ.

— А видите ли вы перспективы создания единой перестраховочной емкости на рынке ЕАЭС?

— При перестраховании часть национального капитала уходит за рубеж, а это вопрос оттока капитала. Мы знаем опыт Белоруссии. Сейчас этот опыт реализуется в какой-то степени в России. Понятно, что каждый регулятор стремится оставить резервы внутри страны и не отдавать их третьим странам. Мы считаем такой опыт интересным и изучаем его.

— Интересен опыт создания собственного перестраховщика? Или общего — на уровне ЕАЭС?

— В Казахстане крупные компании используют возможности иностранных перестраховочных компаний. Тем более рынок Казахстана не очень большой, и создавать отдельную емкость для покрытия рисков не очень выгодно. Также пока не обсуждаются меры в этом направлении на уровне пяти стран-участниц. Но тот опыт, который реализовала Россия, для нас интересен.

— Российская РНПК уже принимает казахстанский риск…

— Для меня российский рынок кажется более прозрачным, учитывая статус перестраховочной компании, которая создана в России. Ее основной акционер — ЦБ РФ, менеджмент высококвалифицирован. Если будет возможность администрировать денежные потоки через российскую компанию, то этот опыт нам будет очень интересен.

— В России три года назад произошла девальвация рубля, позже за этим последовала и девальвация казахстанского тенге. Сейчас в России это по-разному оценивается: одни говорят о преимуществах, которые получила промышленность — конкурентоспособность товаров выросла. Другие критикуют и даже называют этот шаг позором для властей, поскольку это привело к резкому падению доходов граждан. Как вы оцениваете этот шаг для вашей страны спустя три года, чего вы видите больше — плюсов или минусов слабого тенге?

— Как и в России, в Казахстане подобного рода дискуссии происходят даже с большей интенсивностью. Исторически тенге был более жестко привязан к доллару, чем российский рубль. А общество быстро привыкает к мнимой стабильности отсутствия изменений обменного курса. Но Казахстан — это открытая и малая экономика. В этих условиях невозможно обеспечить фиксированный обменный курс, не обеспечивая протекционистских мер в отношении торговли и ограничения движения капитала. В этих условиях надо либо закрываться, что в условиях интеграции вряд ли возможно, либо отказываться от фиксированного курса.

Дополнительным фактором стало подписание договора о Евразийском экономическом союзе. Мы институционализировали те режимы свободной торговли — без пошлин, без таможенных границ, — которые существует между нами, и стали еще более открытой экономикой. В этих условиях Казахстан стал больше зависеть от колебаний и конъюнктуры мировых рынков и самое главное — от ситуации у соседей.

В 2014 году началась постепенная девальвация российского рубля, которая к концу 2014 года достигла критических значений. В Казахстане в тот период тенге был стабилен. Не потому, что в Казахстане были сбалансированные торговые потоки, а потому что ЦБ защищал курс и тратил золотовалютные резервы. Мы, по сути, оплачивали возросший объем импорта.

В условиях отсутствия таможенных границ не всегда возможно точно оценить импорт. Например, в тот момент пытались понять объем импорта легковых автомобилей из России в Казахстан. По нашим оценкам, за пять месяцев он составил 170 тысяч штук при том, что годовая потребность Казахстана в автомобилях не превышала 60 тысяч. Эти покупки совершались за иностранную валюту и увеличивали отток капитала. В таких условиях у нас просто не было иной альтернативы.

Была широкая дискуссия о том, что надо делать и какие последствия будут у разных решений. Мы пришли к тому, что правильно перейти и в теории, и на практике к настоящему плаванию тенге по отношению к другим валютам. Это означало, что ЦБ должен минимизировать свое участие на валютном рынке и создать иные механизмы воздействия на курсовые ожидания и на обменный курс через процентную политику, в первую очередь операции на денежном рынке.

— Сейчас вы уже увидели преимущества этого решения?

— Во второй половине 2014 года произошло резкое ухудшение текущего счета. До этого Казахстан имел профицит. Но произошел масштабный сдвиг в зону дефицита, который, к сожалению, только сейчас, к концу 2017 года мы постепенно преодолеваем. Если бы мы не перешли к свободному курсу тогда, мы все равно сделали бы это позже. Потратили бы резервы и вряд ли бы смогли предотвратить широкомасштабный кризис на валютном и финансовом рынке и в банковской системе.

Сейчас дискуссия на тему денежно-кредитной политики продолжается. Есть сторонники, которые говорят, что надо вернуться к фиксированному курсу. Однако никто не может гарантировать, какой будет цена на нефть, условия торговли, курс рубля. Поэтому сейчас тенге находится в свободном плавании и ежедневно реагирует на перечисленные факторы. Мы достаточно похожи с рублем и выровняли конкурентоспособность.

Общество тяжело привыкает к новому режиму. Боязнь будущей девальвации до сих пор иногда присутствует. Девальвационные ожидания снижаются, но для полноценной адаптации общества и экономических субъектов к свободному курсу потребуется больше времени, чем прошедшие три года.

— Считаете ли вы нынешний курс тенге равновесным?

— Мы оцениваем его через степень вмешательства ЦБ на валютном рынке — оно равно нулю. Курс формируется без участия ЦБ на основе баланса спроса и предложения. Мы также оцениваем реальный эффективный обменный курс и видим значительную недооцененность тенге — это говорит больше о потенциале укрепления курса, нежели ослабления. Но это зависит от платежного баланса и от того, как он будет складываться в перспективе. Сейчас курс тенге отвечает текущим макроэкономическим индикаторам.

— Насколько велика сейчас зависимость курса тенге и экономики в целом от динамики цен на нефть?

— Зависимость есть. Экономика Казахстана зависит от нефти, и остается высокой доля нефтяного экспорта. Зависимость от экспорта нефти, нефтегазового конденсата и металлов, наверное, даже выше, чем в России, — около 85%.

В России есть бюджетное правило. В Казахстане немного иной механизм сглаживания. У нас существует Национальный фонд, куда поступают все доходы от нефти, а уже из него фиксированная сумма направляется в бюджет. Это позволяет защититься как от падения цен на нефть, так и от их роста.

Сейчас мы видим, что тенге имеет потенциал к укреплению. Однако мы не препятствуем этому и не наращиваем резервы. У нас свободный курс, мы стараемся не покупать валюту даже в случае избыточного предложения. В прошлом году было участие ЦБ в виде продажи валюты. В течение трех месяцев сглаживали шоки. Это связано с тем, что восприимчивость населения к негативной информации остается острой.

Население пытается привязаться к каким-то временным событиям, полагая, что денежные власти сдерживают ситуацию на валютном рынке, чтобы это временное событие прошло успешно. Такую политику мы не проводим.

Сейчас курс стабилен. Оснований, что курс может значительно измениться, нет. Но мы зависим от ценовой конъюнктуры и понимаем, что если цены на нефть резко снизятся и устойчивое время будут находиться на низких значениях, курс тенге отреагирует. Думаю, также отреагирует и курс рубля.

Однако сейчас мы не наблюдаем крупных рисков для нефтяного рынка. Оценивая все консенсус-прогнозы и ситуацию спроса и предложения на этом рынке, мы полагаем, что действующие цены объективно отражают экономическую реальность, и здесь не заложен пузырь, который вот-вот должен лопнуть. Соответственно, мы не видим высоких рисков для нашей валюты.

— Почему это так?

— В первую очередь это связано с волатильностью тенге. Любые долгосрочные отношения означают, что контрагенты стремятся минимизировать валютные риски, и, как правило, именно в торговле с Китаем по долгосрочным контрактам преимущественно используется доллар. С Россией мы видим долгосрочную миграцию в отношении рубля, но по Китаю пока большое влияние имеет доллар.

— В 2025 году Казахстан должен окончательно перейти на латинский алфавит. Может ли это создать какие-либо сложности для финансовой сферы, для Нацбанка?

— Очевидно, это процесс сложный, он требует длительного времени. У нас в этом плане есть еще достаточное количество времени. 2025 год, я считаю, достаточный срок для того, чтобы поэтапно и комплексно эту работу реализовать. Указ о переходе на латиницу был принят недавно, и мы только начинаем приступать к имплементации этих норм в финансовом секторе, понимая, что нужно там делать, чтобы этот процесс произошел удобно для финансового рынка, для нас и для инфраструктуры.

Казахстан > Финансы, банки > camonitor.com, 5 апреля 2018 > № 2560678 Данияр Акишев


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки > dknews.kz, 5 апреля 2018 > № 2560607 Данияр Акишев

О политике Нацбанка в условиях ЕАЭС рассказал Акишев российскому СМИ

Председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев в интервью РИА Новости рассказал, о политике финрегулятора, а также о том, почему невыгодно занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане.

- В России три года назад произошла девальвация рубля, позже за этим последовала и девальвация казахстанского тенге. Сейчас в России это по-разному оценивается: одни говорят о преимуществах, которые получила промышленность — конкурентоспособность товаров выросла. Другие критикуют и даже называют этот шаг позором для властей, поскольку это привело к резкому падению доходов граждан. Как вы оцениваете этот шаг для вашей страны спустя три года, чего вы видите больше — плюсов или минусов слабого тенге?

- Как и в России, в Казахстане подобного рода дискуссии происходят даже с большей интенсивностью. Исторически тенге был более жестко привязан к доллару, чем российский рубль. А общество быстро привыкает к мнимой стабильности отсутствия изменений обменного курса. Но Казахстан — это открытая и малая экономика. В этих условиях невозможно обеспечить фиксированный обменный курс, не обеспечивая протекционистских мер в отношении торговли и ограничения движения капитала. В этих условиях надо либо закрываться, что в условиях интеграции вряд ли возможно, либо отказываться от фиксированного курса.

Дополнительным фактором стало подписание договора о Евразийском экономическом союзе. Мы институционализировали те режимы свободной торговли — без пошлин, без таможенных границ, — которые существует между нами, и стали еще более открытой экономикой. В этих условиях Казахстан стал больше зависеть от колебаний и конъюнктуры мировых рынков и самое главное — от ситуации у соседей.

В 2014 году началась постепенная девальвация российского рубля, которая к концу 2014 года достигла критических значений. В Казахстане в тот период тенге был стабилен. Не потому, что в Казахстане были сбалансированные торговые потоки, а потому что ЦБ защищал курс и тратил золотовалютные резервы. Мы, по сути, оплачивали возросший объем импорта.

В условиях отсутствия таможенных границ не всегда возможно точно оценить импорт. Например, в тот момент пытались понять объем импорта легковых автомобилей из России в Казахстан. По нашим оценкам, за пять месяцев он составил 170 тысяч штук при том, что годовая потребность Казахстана в автомобилях не превышала 60 тысяч. Эти покупки совершались за иностранную валюту и увеличивали отток капитала. В таких условиях у нас просто не было иной альтернативы.

Была широкая дискуссия о том, что надо делать и какие последствия будут у разных решений. Мы пришли к тому, что правильно перейти и в теории, и на практике к настоящему плаванию тенге по отношению к другим валютам. Это означало, что ЦБ должен минимизировать свое участие на валютном рынке и создать иные механизмы воздействия на курсовые ожидания и на обменный курс через процентную политику, в первую очередь операции на денежном рынке.

- Сейчас вы уже увидели преимущества этого решения?

- Во второй половине 2014 года произошло резкое ухудшение текущего счета. До этого Казахстан имел профицит. Но произошел масштабный сдвиг в зону дефицита, который, к сожалению, только сейчас, к концу 2017 года мы постепенно преодолеваем. Если бы мы не перешли к свободному курсу тогда, мы все равно сделали бы это позже. Потратили бы резервы и вряд ли бы смогли предотвратить широкомасштабный кризис на валютном и финансовом рынке и в банковской системе.

Сейчас дискуссия на тему денежно-кредитной политики продолжается. Есть сторонники, которые говорят, что надо вернуться к фиксированному курсу. Однако никто не может гарантировать, какой будет цена на нефть, условия торговли, курс рубля. Поэтому сейчас тенге находится в свободном плавании и ежедневно реагирует на перечисленные факторы.

Мы достаточно похожи с рублем и выровняли конкурентоспособность.

Общество тяжело привыкает к новому режиму. Боязнь будущей девальвации до сих пор иногда присутствует. Девальвационные ожидания снижаются, но для полноценной адаптации общества и экономических субъектов к свободному курсу потребуется больше времени, чем прошедшие три года.

- Считаете ли вы нынешний курс тенге равновесным?

- Мы оцениваем его через степень вмешательства ЦБ на валютном рынке — оно равно нулю. Курс формируется без участия ЦБ на основе баланса спроса и предложения. Мы также оцениваем реальный эффективный обменный курс и видим значительную недооцененность тенге — это говорит больше о потенциале укрепления курса, нежели ослабления. Но это зависит от платежного баланса и от того, как он будет складываться в перспективе. Сейчас курс тенге отвечает текущим макроэкономическим индикаторам.

- Насколько велика сейчас зависимость курса тенге и экономики в целом от динамики цен на нефть?

- Зависимость есть. Экономика Казахстана зависит от нефти, и остается высокой доля нефтяного экспорта. Зависимость от экспорта нефти, нефтегазового конденсата и металлов, наверное, даже выше, чем в России, — около 85%.

В России есть бюджетное правило. В Казахстане немного иной механизм сглаживания. У нас существует Национальный фонд, куда поступают все доходы от нефти, а уже из него фиксированная сумма направляется в бюджет. Это позволяет защититься как от падения цен на нефть, так и от их роста.

Сейчас мы видим, что тенге имеет потенциал к укреплению. Однако мы не препятствуем этому и не наращиваем резервы. У нас свободный курс, мы стараемся не покупать валюту даже в случае избыточного предложения. В прошлом году было участие ЦБ в виде продажи валюты. В течение трех месяцев сглаживали шоки. Это связано с тем, что восприимчивость населения к негативной информации остается острой.

Население пытается привязаться к каким-то временным событиям, полагая, что денежные власти сдерживают ситуацию на валютном рынке, чтобы это временное событие прошло успешно. Такую политику мы не проводим.

Сейчас курс стабилен. Оснований, что курс может значительно измениться, нет. Но мы зависим от ценовой конъюнктуры и понимаем, что если цены на нефть резко снизятся и устойчивое время будут находиться на низких значениях, курс тенге отреагирует. Думаю, также отреагирует и курс рубля.

Однако сейчас мы не наблюдаем крупных рисков для нефтяного рынка. Оценивая все консенсус-прогнозы и ситуацию спроса и предложения на этом рынке, мы полагаем, что действующие цены объективно отражают экономическую реальность, и здесь не заложен пузырь, который вот-вот должен лопнуть. Соответственно, мы не видим высоких рисков для нашей валюты.

- Почему это так?

- В первую очередь это связано с волатильностью тенге. Любые долгосрочные отношения означают, что контрагенты стремятся минимизировать валютные риски, и, как правило, именно в торговле с Китаем по долгосрочным контрактам преимущественно используется доллар. С Россией мы видим долгосрочную миграцию в отношении рубля, но по Китаю пока большое влияние имеет доллар.

- В прошлом году "Казахстанские железные дороги" успешно провели размещение на Московской бирже, а Банк Астаны стал первым казахским банком, чьи акции были допущены к торгам на ней. С чем, на ваш взгляд, связан такой интерес к российскому рынку и как вы относитесь к этому?

- Выход казахстанских компаний на российский рынок фондирования — это цена более позднего перехода на свободное плавание обменного курса в Казахстане, чем в России. Инфляция в Казахстане в конце 2016 года составила почти 18%. Очевидно, что в таких условиях фондироваться в национальной валюте невозможно. Нет рентабельных проектов, которые способны были бы обеспечить покрытие таких издержек. Россия, пройдя шоки переноса девальвации на инфляцию раньше, имеет благоприятный тренд по инфляции и может обеспечить более дешевое фондирование в рублях. Естественно, в этих условиях компании выбирают те рынки, где это можно сделать дешевле.

Рубль с тенге находятся в одной фазе как валюты экономик, зависимых от сырьевых ресурсов. Но ставки по рублю сейчас ниже и, конечно, лучше привлекаться в рублях. Поэтому такое движение есть, и мы этому не препятствуем. В любом случае эти компании берут валютный риск, так как финансируют свои затраты в тенге. Поэтому нам важно создать собственные благоприятные условия для местного рынка.

Мы обеспечили перезапуск денежного рынка, восстановили кривую доходности. Два года назад рынок не знал, сколько стоит тенге. Сейчас мы быстро движемся в процессе восстановления, потому в перспективе занимать деньги в России, чтобы финансировать проекты в Казахстане, станет невыгодным. Мы работаем и живем в тенге, мы должны создавать правильные условия для этого.

- Видите ли вы перспективы создания единой перестраховочной емкости на рынке ЕАЭС?

- При перестраховании часть национального капитала уходит за рубеж, а это вопрос оттока капитала. Мы знаем опыт Белоруссии. Сейчас этот опыт реализуется в какой-то степени в России. Понятно, что каждый регулятор стремится оставить резервы внутри страны и не отдавать их третьим странам. Мы считаем такой опыт интересным и изучаем его.

- Интересен опыт создания собственного перестраховщика? Или общего — на уровне ЕАЭС?

- В Казахстане крупные компании используют возможности иностранных перестраховочных компаний. Тем более рынок Казахстана не очень большой, и создавать отдельную емкость для покрытия рисков не очень выгодно. Также пока не обсуждаются меры в этом направлении на уровне пяти стран-участниц. Но тот опыт, который реализовала Россия, для нас интересен.

- Российская РНПК уже принимает казахстанский риск…

- Для меня российский рынок кажется более прозрачным, учитывая статус перестраховочной компании, которая создана в России. Ее основной акционер — ЦБ РФ, менеджмент высококвалифицирован. Если будет возможность администрировать денежные потоки через российскую компанию, то этот опыт нам будет очень интересен.

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки > dknews.kz, 5 апреля 2018 > № 2560607 Данияр Акишев


Россия > Финансы, банки. Образование, наука > forbes.ru, 5 апреля 2018 > № 2559345 Сергей Мясоедов

Плохому танцору: почему российские бизнес-школы не считаются лучшими

Сергей Мясоедов

проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС

Можно говорить о неправильной методологии, создавать свои рейтинги бизнес-школ или довольствоваться участием в рейтингах стран третьего мира. Но если мы хотим войти в круг лучших, надо играть по определенным правилам

Для начала давайте определимся, о каких рэнкингах мы говорим. Ведущих международных рейтингов бизнес-школ три: Financial Times, Wall Street Journal, U.S. News & World Report. Для Европы, к которой относится Россия, определяющим является рэнкинг Financial Times. Участие в остальных непринципиально.

Чтобы попасть в рэнкинги Financial Times или Wall Street Journal, необходимо выполнить определенное количество формальных требований. Первое неписаное правило: «Если у вашей бизнес-школы нет хотя бы одной из двух ведущих институциональных аккредитаций — аккредитации ААCSB International, как самой громкой, сложной и престижной, или в крайнем случае институциональной аккредитации EQUIS Европейского фонда развития менеджмента (EFMD), — то вашу школу в этот рэнкинг просто не возьмут».

Существует еще так называемая аккредитация Тройной короны (Triple Crown accreditation) — получение бизнес-школой одновременно трех аккредитаций: AACSB, EFMD и AMBA International. Triple Crown немедленно выводит вашу школу в клуб суперэлиты. Ибо из 17 000 бизнес-школ мира аккредитацию Тройной короны имеют только 84, включая великий Гарвард, Стэнфорд, IMD (Lausanne), INSEAD и другие. Если школе удалось пробиться в высшую лигу, у нее появляется реальный шанс не только попасть в престижный международный рэнкинг, но и занять в нем достойное место.

Это техника вопроса. Мы можем с ней соглашаться или не соглашаться. Мы можем поступить, как некоторые наши очень уважаемые университеты, заявляя «а судьи кто?», можем создавать собственные рэнкинги, можем довольствоваться участием в рэнкингах стран третьего мира, заявляя, что они и есть самые важные. Это вопрос выбора. Но если мы хотим войти в круг лучших, надо играть хорошо и по правилам. А это долго, дорого и трудозатратно. И далеко не все к этому готовы.

Бизнес-образование в России

На сегодняшний день в Российскую ассоциацию бизнес образования (РАБО) входит около сотни бизнес-школ, образовательных бизнес-центров, тренинговых, коучинговых, консалтинговых центров и т. д. Но из всего этого многообразия имеют право пройти институциональную аккредитацию в лучшем случае полтора десятка.

По классификации Ассоциации Тройной короны бизнес-школа, которая встроена в структуру университета, имеет право называться бизнес-школой, если у нее есть свой бренд, сайт, собственная команда преподавателей, отличная от команды преподавателей университета, своя маркетинговая политика, свой портфель программ, который школа имеет право утверждать самостоятельно, свой бюджет и своя ценовая политика, которая может отличаться от ценовой политики университета. При отсутствии одного из этих элементов бизнес-школа не рассматривается как самостоятельный игрок, к аккредитации не допускается и фактически остается одним из университетских факультетов, который может «поиграть» в бизнес-образование, но не более того.

Между тем бизнес-школы, существующие в системе российских университетов, зачастую оказываются в положении «золушки»: в них видят не более чем удобный инструмент для зарабатывания «коротких» денег. Об их самостоятельности говорить не приходится. Это в лучшем случае переименованный факультет экономики или менеджмента. А бывает, что и отделение факультета.

Почему это происходит? Прежде всего потому, что те, кто принимает решения, обычно не имеют представления о бизнес-образовании. Испытывая гордость за свой университет, они считают, что их профессора, их большой бренд, их ценовая политика, их программы должны оставаться одними из лучших и без бизнес-школы. А между тем университетские преподаватели часто не могут работать со слушателями взрослых программ бизнес-школы. Там задача преподавателя — вытянуть из взрослых, состоявшихся руководителей, которые к ним пришли, накопленный ими опыт, и на основании этого опыта дать им знания. Такой преподавательский процесс требует специальной подготовки и совсем не похож на преподавание студентам университетов. Нашим чиновникам необходимо понять, что бизнес и управленческое образование — направление особое.

Поэтому очень важно, чтобы понятия «бизнес-образование» и «бизнес-школа» были бы уже зафиксированы в российском законодательстве. А профессию управленца надо выводить в число наиболее уважаемых. Потому что именно управленцы организуют победы и в производстве, и в создании сферы услуг, и в финансовой деятельности, и в прорывных технологиях, и где угодно.

Когда на форуме «Россия — страна возможностей» 2018 года подводились итоги конкурса для студентов по разным направлениям, первыми награждались победители в области экономики, математики, физики, искусственного интеллекта, IT и робототехники, а последними — «люди, человеческий фактор, человеческий капитал». И в эту номинацию наряду с врачами-стоматологами попали менеджеры. Менеджер, который оказывается в конце списка, — это, что называется, «оговорка по Фрейду». Физика, экономика, аналитическая математика, робототехника, IT-технологии — все это прекрасно и должно развиваться. Только развивать это могут и должны люди, и именно они являются двигателями всего.

И вот эта-то «оговорка по Фрейду» и дает главный ответ на вопрос, почему на сегодняшний день всего несколько российских бизнес-школ имеют возможность задуматься об участии в супераккредитациях и суперрейтингах, имеют желание и ресурсы этим заниматься. А остальные либо не могут, либо не хотят.

Россия > Финансы, банки. Образование, наука > forbes.ru, 5 апреля 2018 > № 2559345 Сергей Мясоедов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559294 Павел Самиев

Дефицит вливания. Как повлияет воздействие государства на банковский сектор

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Как распознать проблемные активы и где банки будут искать финансирование в условиях растущего влияния государства

Банковскому рынку по-прежнему требуется докапитализация. Даже при условии низких темпов роста, близких к стагнации, масштаб необходимых вливаний можно оценить в 2–2,5 трлн рублей, а если рынок начнет показывать чуть более активную динамику, то еще больше. Главная проблема не в том, что у акционеров и инвесторов нет таких ресурсов. Просто мотивация докапитализировать банки и инвестиционная привлекательность рынка едва ли не минимальные за всю историю.

Банки нуждаются в докапитализации по разным причинам: это и регулятивные требования, и рост проблемных активов, и сохранение старых проблем в портфелях от прошлых кризисов, а также необходимость увеличить капитал под рост нового портфеля. Впрочем, именно потребность банков в дополнительном капитале обусловлена значительной долей стрессовых активов, которые до сих пор не были адекватно и консервативно оценены. Проблема характерна в большей степени для корпоративных банков, особенно с узкой полукэптивной клиентской базой. При этом ряд розничных и универсальных банков, в том числе региональных, нуждаются в финансовых вливаниях не меньше, причем не только для роста, но и для выживания.

Существует множество индикаторов наличия проблемных активов. Самый очевидный — это уровень просрочки, но он же наименее адекватный. Согласно РСБУ, уровень просроченной задолженности в корпоративном портфеле российских банков уже несколько лет стабилен, порядка 7%. Между тем просрочка по кредитам малому и среднему бизнесу выросла с 7,1% в 2013 году до более 15% в конце 2017-го, побив даже рекордные показатели времен кризиса 2008–2010 годов.

Уровень просрочки в розничном кредитовании зависит от его сегмента. Самый низкий показатель у ипотечных кредитов, он уже несколько лет на уровне около 2%. В сегментах потребительского кредитования просрочка стабильно превышает 10%. Однако корректнее было бы оценивать объем проблемных активов с учетом не только фактически просроченной задолженности, но и долей активов 4-й и 5-й категорий качества.

На балансах банков велика доля непрофильных активов — более 2 трлн рублей, часть из них представляет собой неликвид в виде вложений в связанные с акционерами предприятия или паи ЗПИФ. Разумеется, это тоже требует адекватного покрытия капиталом. В настоящее время даже среди крупных банков порядка 50% капитала приходится на неликвидные активы, недвижимость и паи.

Формальные нормативы

Разные отрасли дают разную картину качества кредитного портфеля. Строительный сектор, например, показал за последние два года взлет уровня просрочки с 11% до 23%, а доля проблемных кредитов в этой отрасли, по оценкам Национального рейтингового агентства, приближается к 40%. С другой стороны, сельское хозяйство, которое всегда было одним из лидеров по просрочке и числу проблемных заемщиков, демонстрирует удивительную стабильность — уровень дефолтных кредитов колеблется около 10–12%. Нефтегазовый сектор, добыча полезных ископаемых, энергетика — лидеры по минимальной доле проблемной задолженности, она в разы ниже среднерыночной — 2–4%.

Оценка проблем с учетом вынужденных пролонгаций и реструктуризаций займов, а также кредитов, которые могут распределяться банком в третью группу качества, наглядно показывает, что общая сумма стрессовых и проблемных активов вдвое выше просрочки и составляет порядка 14–16%. И это еще выглядит относительно оптимистично. В случае ухудшения внешней конъюнктуры может наблюдаться быстрый рост доли таких активов. Например, при изменении курса доллара более чем на 20% за месяц платежная дисциплина валютных заемщиков может существенно ухудшиться, в этом случае просрочка за короткий период способна подскочить в разы.

Тем не менее у большинства банков нормативы достаточности капитала выполняются с запасом. По нашим оценкам, в банках из топ-100 запас по абсорбированию убытков составляет около 4,5% совокупного кредитного портфеля. Это означает, что резкое обесценение такой доли кредитного портфеля может привести к нарушению нормативов достаточности. По мировым меркам это приемлемый запас, однако для российских банков это всего лишь формальная оценка. Реальное качество активов гарантирует как минимум удвоение рисковой нагрузки на капитал.

За 2017 год остаток резервов под возможные потери по ссудам увеличился на 27%. В январе этого года уровень резервов вырос еще на 2,1%, до 7,1 трлн рублей, то есть тенденция к росту показателя продолжается и опережает любые другие индикаторы отрасли. Это оказывает давление и на финансовый результат, и на капитал. Оценка качества кредитного портфеля постепенно ужесточается. По всей видимости, даже формально запас абсорбирования убытков по портфелю такими темпами снизится за ближайшие полгода до 3–3,5%.

Давление на капитал банков оказывают и новые нормы отчетности, например, недавно введенный показатель МСФО 9 — стандарт, который оценивает ожидаемые убытки в последующие 12 месяцев. Однако этот эффект не столь значителен — просадка составляет не более 1 процентного пункта в среднем для банков.

«Уставшие» акционеры

Конечно, у банков есть и внутренние источники роста капитала — прибыль банковского сектора. Внешне ситуация с прибыльностью выглядит неплохо. В 2017 году показатель оказался меньше, чем в 2016-м, 790 млрд рублей против 930 млрд рублей, но в значительной степени этому способствовали убытки трех крупных банков, попавших на санацию через ФКБС. Чистая процентная маржа немного снизилась — с 4,5% в 2016-м до 4,4% в 2017 году. Однако банки прогнозировали более жесткое сокращение доходов и готовились к худшему.

Если мы вычтем из прибыли и показателей рентабельности цифры Сбербанка (674 млрд рублей) и ВТБ (104 млрд рублей), то картина меняется кардинально. Прибыль сектора без лидеров вдвое меньше, чистая процентная маржа едва достигает 3,5% — ведь в 2017 году отрицательный финансовый результат в сумме 722 млрд рублей показали 140 банков. Прибыль сектора еще более сконцентрирована на крупных банках, чем другие параметры. В этом свете прибыль точно не сможет полностью обеспечить докапитализацию банков.

В этом году Центробанк, по оценкам агентства S&P, может направить на докапитализацию санируемых банков до 1 трлн рублей. Частный банковский сектор также должен направить на эти цели не менее 1 трлн рублей, притом что его прибыль без учета госбанков вряд ли превысит треть от этой суммы.

Главное опасение вызывают низкая мотивация банкиров и отсутствие интереса инвесторов. Иностранных инвесторов уже и не рассматривают в качестве источника финансирования. Доля банков с участием нерезидентов в капитале за последние 10 лет упала вдвое и сейчас составляет чуть более 3% от совокупных активов банковского сектора. Число иностранных банков в топ-30 сократилось, их осталось всего четыре. Когда-то российские банки и регулятор всерьез опасались, что крупные мировые финансовые холдинги и банки «захватят» российский рынок. Вводились квоты и ограничения. Теперь опасаться надо еще большего сокращения присутствия иностранных банков в России, что не лучшим образом скажется на качестве конкуренции.

Российские инвесторы видят банковский рынок как нестабильный, низкорентабельный, имеющий множество скрытых внутренних угроз. Часто акционеры банков думают не о том, как их докапитализировать, а скорее как найти удачный вариант для продажи.

Синдром «уставших банкиров», о котором в прошлом году заговорил регулятор, будет сдерживать докапитализацию рынка. Государство, в том числе в лице Фонда консолидации банковского сектора, разумеется, будет докапитализировать свои банки. Частные акционеры будут помогать банкам в меньших масштабах. В результате рынок будет иметь высокий уровень рисков, недостаточно покрытый капиталом, а госсектор продолжит расти и впредь может достигнуть объема в 75% рынка.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559294 Павел Самиев


США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559292 Игорь Клюшнев

Эхо торговой войны. Как долго будет падать фондовый рынок США

Игорь Клюшнев

начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс»

На первой торговой сессии в апреле индекс S&P 500 потерял более 2%. Какой будет дальнейшая динамика американского рынка

Американский индекс широкого рынка S&P 500 продемонстрировал худший старт квартала с 1929 года, опустившись 2 апреля на 2,2%. Падение индекса было вызвано несколькими негативными новостями, которые появились в течение последней недели марта. Среди них возможная торговая война с Китаем, проблемы с защитой данных пользователей Facebook и расследование деятельности соцсети Федеральной торговой комиссией, негативное отношение Дональда Трампа к онлайн-гипермаркету Amazon и риск регуляторного воздействия на компанию. Связанные с этим угрозы посеяли среди инвесторов сомнения в среднесрочной перспективе роста котировок американских эмитентов.

По нашим оценкам, в результате торговой войны между США и Китаем крупнейшие экономики мира могут потерять до $132 млрд на импортных пошлинах и тарифах. Обвинения в адрес компаний, образующих FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google), снизили их совокупную капитализацию на $78,7 млрд за основную торговую сессию 2 апреля. Правда, за прошлый год портфель, состоящий из FAANG в равных пропорциях, принес своим инвесторам около 50% доходности, заметно обогнав в этом отношении индекс S&P 500. Даже сейчас, теряя в последнее время больше широкого рынка, портфель технологических гигантов по-прежнему выглядит лучше него.

По итогам дня S&P 500 закрылся ниже 200-дневной скользящей средней, что является негативной ситуацией, однако технический уровень еще может устоять, если возвращение индикатора к уровню выше этой отметки будет быстрым. Вернуться в восходящий тренд индексу могли бы помочь фундаментально благоприятные новости.

Вероятность торговой войны США с Китаем, по нашим оценкам, составляет примерно 20%. Восстановление фондовых индексов может произойти в ближайшее время, как только угроза таможенного противостояния будет снята. Сильное падение дает хорошую возможность для покупки американских активов, ведь фундаментально экономическая ситуация в США по-прежнему стабильна. Ее характеризуют умеренная инфляция, низкая безработица и продолжающийся рост ВВП.

Таким образом, торговая война выглядит не более чем рыночной спекуляцией. Вероятность ее отсутствия оценивается нами в 80%, из которых 60% отражают возможность сокращения торгового дефицита между США и Китаем на $50–70 млрд. Достижение этой цели станет очевидной победой Дональда Трампа и американского бизнеса, поскольку сокращение дефицита произойдет из-за увеличения импорта из США в Китай. Это вызовет резкий рост рынков — возможно, мы увидим что-то похожее на январское ралли, когда индекс S&P 500 вырос более чем на 5%.

Сегодня фьючерсы на S&P 500 прибавляют около 0,5%, что говорит о наличии покупателей на текущих уровнях. Также стоит учитывать роль «медведей», которые заработали на вчерашнем падении котировок FAANG более $1 млрд. Они будут стремиться откупить свои позиции, поэтому велика вероятность, что S&P 500 завершит неделю в нуле, на уровне 2650 пунктов. В дальнейшем позитивная динамика продолжится, поскольку на следующей неделе начинается сезон отчетов. Рост выручки и прибыли американских корпораций с высокой долей вероятности продолжит показывать рекордную динамику. Таким образом, инвесторы активизируются уже к концу текущей недели и продолжат покупать подешевевшие активы до середины мая.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559292 Игорь Клюшнев


Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 апреля 2018 > № 2558974 Ольга Романова

Магомедовы в парадигме Толстого. В чем смысл репрессий четвертого срока Путина

Ольга Романова

На наших глазах произошел запуск нового механизма по возврату денег. Люди, ставшие богатыми на госконтрактах или при работе чиновниками, теперь и вкладывать эти деньги должны на территории РФ. Братьев посадили, чтобы мотивировать вернуть значительную часть средств в Россию. И мотивировать этим примером других

У каждого срока Путина, включая тот срок, когда его замещал Медведев, был свой смысл. Никто его не скрывал, его транслировали силовики urbi et orbi едва ли не по буквам. Поначалу не все могли поверить и привыкнуть, что теперь будет так. Занятно, что и на девятнадцатом году Путина его отчетливые сигналы требуется расшифровывать. Впрочем, для кого это было жизненно важно – уловили. А кто недопонял, украшает сейчас собой спецблок в Матросской Тишине.

Дело братьев Магомедовых еще может быть развернуто в обратную сторону по удачному для силовиков старому сценарию имени В.А. Гусинского: НТВ в обмен на свободу по протоколу №6. Здесь в обмен на свободу предлагается вернуть что-то другое. Не думаю, что порт.

Полагаю, что сейчас обе высокие стороны работают над этим. Закон, конечно, никто попирать не будет – кому он вообще сдался, но при определенных условиях с братьев снимут тяжелейшую статью 210 УК (организация преступного сообщества), и там останутся только экономические обвинения. Тоже довольно тяжелого свойства, но вполне предполагающие домашний арест. А дальше – по сценарию Гусинского, творчески доработанному В.П. Евтушенковым. Не договорятся – сценарий будет жестче.

Смыслы

На всякий случай напомню репрессивную логику сроков Путина.

2000–2004 – ЮКОС и Ходорковский. Равноудаление в действии.

2004–2008 – раскулачивание бизнеса, огосударствление всего.

2008–2012 – либерализация УК Медведевым как подготовка (неудавшаяся) жесткого правового регулирования крупного и среднего бизнеса.

2012–2018 – третий срок начался с мощного «болотного дела», потом пошли репостники и всех мастей экстремисты, а закончился сроком для Улюкаева и Белых: оппозиция разгромлена, пошли сигналы «своим».

2018–20… – братья Магомедовы: пора возвращать деньги от госконтрактов в Россию.

Собственно на смысле четвертого срока и остановимся подробно. Смысл сформулирован арестом братьев Магомедовых, но ими не исчерпывается.

Во многих СМИ главенствует как само собой идея, что бизнес братьев Магомедовых связан исключительно с Медведевым и маленькой группой вокруг него: Аркадием Дворковичем и мужем пресс-секретаря Медведева Александром Будбергом.

Это иллюзия, которая не дает заметить важные вещи. Если посмотреть на то, как складывалось состояние братьев, мы увидим, что вклад «группы ДАМ» существенный, но не основной. Кто-то, конечно, помогал братьям стать королями госзаказов. Они смогли установить операционный контроль над Объединенной зерновой компанией, но на этом, пожалуй, крупные победы и заканчиваются.

Свои первые большие деньги братья Магомедовы заработали в девяностые, будучи акционерами КБ «Диамант». КБ был известен как один из крупнейших игроков на рынке обналичивания. Этот бизнес всегда контролировался силовиками, правда, разными – сначала МВД, потом, после разгрома экономического блока в МВД и группы генералов Сугробова – Колесникова, контроль перешел к ФСБ. То есть уже тогда братья не могли не обрасти соответствующими связями.

Понятно, что банк занимался не только обналичиванием: он инвестировал в недвижимость, в частности в компанию «ДОН-строй». Чуть позже братья стали заниматься нефтетрейдингом, их совместная с Ахмедом Билаловым (двоюродный брат) компания «Интерфинанс» управляла в том числе активами госкомпании «Зарубежнефть».

Нефть

Это важно. Госкомпания «Зарубежнефть» контролируется силовиками, прежде всего ФСБ. Причина проста и понятна: крупнейшие активы компании «Зарубежнефть» находятся за пределами России – такие, например, как «Вьетсовпетро». Официально оформленное управление активами такой госкомпании не могло сложиться без хороших отношений в ФСБ образца конца 1990-х – начала 2000-х. Именно тогда братья Магомедовы стали управлять активами «Зарубежнефти».

Управление активами «Зарубежнефти» – потрясающий успех, но лиха беда начало. Братья Магомедовы подружились с трубопроводным монополистом, «Транснефтью». В начале 2000-х, когда в Приморске (Выборгский район Ленинградской области) компания «Транснефть» стала строить торговый порт, то она стала его строить на земле, которая незадолго до этого была приобретена братьями Магомедовыми. Бывают в жизни счастливые случайности.

Перепродать землю братьям Магомедовым никто не предложил, потому что все опять сложилось счастливо: была создана совместная компания, ООО «Приморский торговый порт», которая управляла деятельностью порта и принадлежала «Транснефти» и братьям Магомедовым 50 на 50. При этом тогда административное влияние и вес братьев были гораздо меньше нынешних – любой олигарх мечтал бы получить такой кусок бизнеса, но не получил.

Около города Приморска заканчивается труба БТС (Балтийская трубопроводная система), и треть всего экспорта нефти шла через этот порт. Трудно представить, что подобная инвестиция могла быть сделана без ведома высших чинов ФСБ.

В 2011 году братья Магомедовы смогли прекрасно распорядиться своей долей в этом порту – это уже был президентский срок Медведева. В начале 2011 года была заключена сделка, по которой компания «Транснефть» одновременно с компанией «Сумма» (снова в паритете 50–50) покупали у трех бывших владельцев Новороссийский торговый порт.

Кто эти три бывших владельца? Александр Пономаренко (позже станет известен как «покупатель виллы Путина» в Геленджике), Александр Скоробогатько (партнер Пономаренко в Русском генеральном банке) и Аркадий Ротенберг. Ни один из этих акционеров не имел и не имеет никакого отношения к «группе около Медведева». Братья при этой сделке сразу получили больше миллиарда долларов и Новороссийский порт. Подобные сделки без силовиков не заключаются. В конце концов, «Транснефть» много лет возглавляет Николай Токарев, служивший с Путиным в Дрездене. Понятно, что прямые указания Токареву Медведев тоже дать не мог.

Братьями была создана сложная схема по продаже неучтенной нефти – в чем их сейчас в том числе и обвиняют, – а часть выручки находилась в сфере интересов высокопоставленных чинов из ФСБ. Но и это не все. Главную компанию братьев Магомедовых – компанию «Сумма» – много лет возглавлял Александр Винокуров, зять министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Часть контрактов датирована 2010–2013 годами, это как раз время Винокурова.

Объединенная зерновая компания, дела которой стали важным пунктом обвинения, тоже покупалась тогда. А сейчас у Александра Винокурова фармацевтический бизнес – совместный с компанией «Ростех».

После «Транснефти» братья Магомедовы попали в число королей госзаказов. На них посыпалось все: Большой театр и стадионы к мундиалю, аэропорты и объекты энергетики. А потом случился 2014 год.

После 2014 года и резкого ухудшения инвестиционного климата в России российские бизнесмены, и без того предпочитавшие хранить средства в иностранной валюте за пределами РФ, приняли решение вкладывать деньги в проекты за рубежом для диверсификации рисков.

Но деньги бывают разные. Есть деньги рыночные, а есть государевы. Например, «Альфа-групп» создала LetterOne в Люксембурге и начала активно инвестировать в нефтегазовый сектор в Европе и в медицину в США. Начали активно инвестировать за рубежом (то есть выводить деньги) и братья. Как все.

В результате российская власть столкнулась с нехваткой инвестиций внутри страны. Крупные бизнесмены предпочитали не рисковать своими деньгами. И власть начала формулировать четкую позицию на понятийном уровне: если ты получаешь значительную часть своего дохода от российского государства, то желательно, чтобы ты и деньги вкладывал на территории РФ. Теперь «желательно» заменено на «обязательно». Это главная мысль четвертого срока.

Как это будет

К Михаилу Фридману и его LetterOne претензий у российской власти пока нет – он не король господряда и никогда не был им. У него, хоть и не без греха, рыночная история. В отличие от братьев Магомедовых.

На примере братьев Магомедовых можно предсказать развитие событий и у других крупных персонажей российского бизнеса. Кто это? Опишем их через их связи. Это люди, которые много лет душа в душу работали с руководством Службы экономической безопасности ФСБ – управление, которое курирует весь российский бизнес. Ключевыми фигурами там были два генерала – генерал Яковлев и генерал Воронин. После их отставки в группу риска попали примерно все, кто знал их слишком тесно. Само собой, без них никакого бизнеса у Магомедовых не было бы. И не только у них.

Генерал Юрий Яковлев руководил Службой экономической безопасности ФСБ. После ареста генералов МВД Сугробова и Колесникова ФСБ полностью взяла под контроль рынок обналичивания и рынок перевода средств за рубеж. Генерал Виктор Воронин курировал управление «К» в ФСБ, которое занималось в том числе коммерческими банками. В период, когда Приморским портом в Ленинградской области ведали братья Магомедовы, полпредом президента в округе был Виктор Черкесов – с 1992 года он возглавлял УФСБ по Санкт-Петербургу, а генерал Воронин там как раз служил. Без полпреда никакие братья никогда не стали бы партнерами «Транснефти» в Ленинградской области.

Но тогда были другие правила игры, бизнес спокойно выводил деньги до 2014 года. Хотя и тогда не все поняли последствия кризиса, санкций и падения цен на нефть. В 2016 году руководство СЭБ ФСБ полностью поменялось. И многие договоренности, которые были у большого числа людей, входивших в список Forbes, могли обнулиться.

ФСБ (то есть обновленное руководство СЭБ ФСБ) сейчас занимается активной разработкой ряда крупных российских предпринимателей на предмет вывода ими значительной части средств из России. В первую очередь полученных от контракта с госструктурами.

Дело братьев Магомедовых – это первая ласточка. Смысл этого дела – показать, что правила игры изменились.

Похоже, что неформальный размер претензий к братьям Магомедовым – а им наверняка это было предъявлено – составляет порядка $1 млрд. Суть официальных обвинений – это только первый уровень претензий. Чтобы отобрать у братьев Новороссийский морской порт и другие активы, не обязательно было их сажать. Подконтрольность судебных органов такова, что судебная вертикаль сейчас работает только оформителем решений, когда речь идет об интересах государства.

Братьев посадили, чтобы мотивировать их вернуть значительную часть средств в Россию. И мотивировать этим примером других.

Русские деньги неясного происхождения ищут в Германии, ищут в Америке, ищут во Франции, но главное – их ищут в Великобритании после отравления Скрипаля. А ведь Путин по-доброму посылал в Лондон эмиссара, бизнес-омбудсмена Титова уговаривать богатых уехавших россиян вернуться или хотя бы вернуть деньги. Потом – совсем с других позиций – к увлекательному процессу поиска денег подключилась премьер-министр Тереза Мэй. А теперь пример братьев Магомедовых показал, что будет с теми, кто не хочет возвращать деньги добровольно и с песней.

Люди, ставшие богатыми на госконтрактах или при работе чиновниками, не вняли предупреждениям. Как сказал классик, «кто не понял, тот поймет». Братья Магомедовы стали идеальной мишенью для проведения большого показательного процесса – у них сейчас нет достаточно влиятельных друзей, их друзьям не до них, любое неосторожное движение – и ты больше не в правительстве, и как бы не хуже. А то, что им предъявили при аресте, при желании тянет и на пожизненное. Все всерьез. Впрочем, пока им не предъявили трупы, статья 210 УК отваливается так же легко, как и вваливается. Они знают об этом.

На наших глазах произошел запуск нового механизма по возврату денег. Сейчас происходит его отладка. Это очень важный момент: если братья Магомедовы не найдут способ исправить свою ошибку, по лекалам этого дела возникнут десятки подобных дел – как это было после дела ЮКОСа, закончившегося раскулачиванием бизнеса девяностых с использованием лекал, разработанных именно на этом деле.

А если они найдут выход и окажутся на свободе (как Гусинский или Евтушенков), их опыт тоже сильно пригодится – уже предпринимателям из зоны риска. Но тут нужно помнить, что опыта посадок в России гораздо больше, чем опыта более или менее счастливо закончившихся внесудебных сделок. Перефразируя Толстого, можно сказать, что каждый бизнес несчастлив по-своему, а счастлив одинаково. Отдай и уходи.

Россия > Финансы, банки. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 апреля 2018 > № 2558974 Ольга Романова


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 3 апреля 2018 > № 2560959 Татьяна Ушкова

Татьяна Ушкова: «Все трансформации — это хорошо подготовленный операционный план, иначе трансформации могут превратиться в революцию»

Председатель правления Абсолют банка Татьяна Ушкова в интервью Business FM рассказала о том, почему кредитная организация решила изменить стратегию развития, в каких направлениях она будет двигаться и за счет чего банк топ-30 может конкурировать в банковском секторе

Совет директоров Абсолют банка рекомендовал вас на пост председателя правления, сейчас идет процесс согласования в ЦБ. Поэтому поздравляем, в нашем банковском секторе женщина во главе банка — это пока редкость.

Татьяна Ушкова: Я считаю, что меня пригласили не потому, что я представитель прекрасной половины человечества, а потому, что стратегия, которую выбрал Абсолют банк, является для меня профессиональным вызовом, который я точно могу реализовать. Год назад началась трансформация банка: мы перестаем быть универсальным банком и фокусируемся на определенных нишах, которые мы выбрали для развития. В них мы претендуем на технологическое и экспертное лидерство.

Большая часть вашей карьеры прошла в уральском СКБ банке, где вы возглавляли розничный бизнес. Давайте поговорим о вашем опыте: как он привел вас в эти ниши?

Татьяна Ушкова: Действительно, 15 лет моей банковской карьеры прошли в Екатеринбурге в СКБ банке. Именно там я приобретала опыт лидера по технологиям и лидера-продуктовика в рознице. В 2013 году я присоединилась к команде Абсолют банка, где мне также доверили руководить розницей, региональной сетью, но уже в федеральном банке.

Вы уже сказали, что в Абсолют банке выбраны определенные направления, в которых надо быть лидером. Что это за направления?

Татьяна Ушкова: Это залоговое кредитование физлиц. Мы выбрали две ниши: ипотека и авто. Это товары длительного пользования, которые приобретаются в том же темпе, несмотря на кризисные явления, которые происходят в нашей стране. Также это малый и средний бизнес, но только та ниша, которая обслуживает госкорпорации: я считаю, что государство поддерживает именно этот сегмент развития, и мы сейчас понимаем, какие продукты этому сегменту нужны. Все эти три направления будут развиваться только в цифре, но не с точки зрения создания технологии, а с точки зрения клиентского пользования: чтобы клиент с момента входа в продукт, в процессе обслуживания и в момент выхода получал услугу в диджитале.

Давайте начнем с ипотеки, где доминируют Сбербанк и ВТБ, которые имеют ресурсы и возможности снижать ставку, увеличивая свою долю. Каким образом Абсолют банк может конкурировать с ними за потребителя по ставке?

Татьяна Ушкова: Абсолют банк входит в топ-30 крупнейших банков России, а по ипотеке — в топ-7. Мы уже сейчас занимаем седьмую строчку по выдаче ипотеки. На самом деле, увеличения доли госбанков в секторе ипотечного кредитования не происходит. Они уже на протяжении последних трех лет стабильно сохраняют свою долю в 75%. Остальные 25% принадлежат другим участникам рынка, поэтому коммерческие банки совершенно спокойно присутствуют и конкурируют с монополистами скоростью коммуникации с партнерами и клиентами, а также технологиями.

Но самое главное — это все же ставка. Как по этому показателю частным банкам на равных конкурировать с гигантами?

Татьяна Ушкова: Психологическая отметка по ставке менее 10% пройдена: сейчас на рынке все ставки менее 10%. После этого физлицо уже не за ставку борется, а за условия сделки. Если продолжится снижение ключевой ставки, ставка по ипотеке через полтора года может быть снижена до 7-8%. Маржинальность в этом бизнесе зависит от того, за сколько ты деньги привлекаешь и за сколько размещаешь. Но сейчас самое главное — управлять операционными расходами и риском. Операционные расходы — это технология, которую ты внедряешь. И те банки, которые не задумались о вложениях в технологии, будут уходить с рынка. Маржинальность банковского бизнеса снижается, и мы сейчас можем управлять только операционными расходами и рисками. И вот здесь выходят вперед технологии.

Сейчас под цифрой понимают отсутствие необходимости ходить в офис: все онлайн.

Татьяна Ушкова: Клиенту не надо теперь даже заходить на сайт банка, потому что за квартирами и автомобилями он приходит к партнеру. Поэтому мы должны сделать продукт, который не физическому лицу важен, мы должны сделать продукт, который удобен нашему партнеру: застройщику, агентству недвижимости, автосалону. Потому что сделки скоро уйдут в момент покупки квартиры: это новые преобразования банковского рынка, вы приходите смотреть квартиру и там же совершаете кредитную сделку.

Сейчас должна произойти грандиозная трансформация на рынке недвижимости, когда вместо 214-ФЗ появится 218-ФЗ: вместо долевого строительства — ипотечное кредитование. Как это повлияет на стратегию ипотеки, ее развитие и взаимоотношения банков с девелоперами?

Татьяна Ушкова: Этот закон назрел, и он направлен на то, чтобы сделать строительную отрасль более прозрачной, после того, как было подсчитано, сколько в долевом строительстве находится неконтролируемых денег.

Как говорил один банкир, строительные компании превратились в банки, только без банковского регулирования. Они собирают деньги, строят финансовую схему…

Татьяна Ушкова: На самом деле регулирование банковского рынка тоже видоизменялось, подстраивалось, и мы становились более зрелыми. Сейчас это дошло до строительной отрасли, что совершенно правильно. Для клиента все станет легче, а строительным компаниям надо перестроиться: они станут очень сильно зарегулированными, практически как мы.

Я подвожу к мысли, что в строительном бизнесе очень нужны долгосрочные и надежные партнеры, потому что именно там будет точка коммуникации с клиентом.

Татьяна Ушкова: Именно так. Абсолют банк уже около 15 лет находится на ипотечном рынке, так что построенная за это время партнерская сеть — наша гордость. Когда я в первый раз сказала, что мы будем делать продукт номер один не для физлиц, а для партнеров, это вызвало удивление. Но потом мы поняли, что это правильно и продукт, который мы в цифре запустили, удобен для партнеров.

Многие воспринимают грядущее сокращение числа банков в России, грубо говоря, до сотни, как некоторую аксиому. Рано или поздно мы к этой цифре придем, сейчас у нас банков пока в три раза больше.

Татьяна Ушкова: В этом вопросе в каждой стране свои традиции. Например, в Канаде и Австралии всего четыре банка отраслевых, а есть Германия, где большое количество банков. Я за хорошую конкуренцию. При этом банки делятся и на региональные, которые очень хорошо знают специфику своих регионов, и жаль, что они будут уходить. Потому что глобальные компании не заточены под уникальность каждой территории. И мне кажется, что уход региональных игроков, которые знают своих клиентов, это не очень хорошо.

Как вы думаете, мы дойдем до сотни или останется несколько сотен банков?

Татьяна Ушкова: Я думаю, несколько сотен. Очистка банковской системы произошла, глобально она закончена, поэтому уходить будут те банки, где акционеры решили, что в банковский бизнес вкладываться неинтересно. Маржинальность падает, акционеры принимают решение, нужно ли им банк докапитализировать, потому что сейчас банковская длительность требует вливания от акционера: прибыли может не хватить на то, чтобы банк существовал, развивался и наращивал объемы. Мне кажется, банки будут уходить не потому, что продолжится зачистка, а потому что какие-то акционеры примут решение, что дальнейшее развитие банка им неинтересно. Так что можно ожидать слияния и поглощения или сдачи лицензии.

Некоторые могут назвать ваш банк квази-квази-квази государственным. Потому что ваш акционер — НПФ «Благосостояние», который принадлежит РЖД, РЖД на большую часть принадлежит государству. Что в этом хорошего и что плохого?

Татьяна Ушкова: Сейчас акционер в виде крупнейшей государственной корпорации, даже через четыре поколения, для клиентов, для регулятора, для коллектива — это надежность. При этом согласование стратегий, процедур — это серьезно зарегламентированные вещи, но сегодня, когда надежность выходит на первое место, такой акционер — это звучит круто.

Одним из ключевых направлений Абсолют банка будет малый и средний бизнес, причем связанный с госкомпаниями. Логично предположить, что поставщики РЖД могут стать вашими клиентами. Есть такой отраслевой плюс, связанный с аффилированностью с РЖД?

Татьяна Ушкова: РЖД смотрит на нас как на рыночного игрока, но основные банки-партнеры для компании — это глобальные игроки, потому что РЖД — это покрытие всей страны. У нас есть стратегия работы с РЖД, согласованная с акционером, у нас есть несколько направлений, которые мы развиваем. Это малый и средний бизнес, который обслуживает РЖД, мы для них сделали хорошую продуктовую линейку. У нас есть программа интеграционных вещей с электронной площадкой РЖД. Но там несколько банков допущены, и мы один из них. У нас внутри банка есть девиз: «Один быстрый съедает двух умных», я думаю, что мы будем быстрее, чем другие игроки.

Что поменяет Абсолют банк в ближайшее время?

Татьяна Ушкова: Все трансформации — это хорошо подготовленный операционный план, иначе трансформации могут превратиться в революцию. Стратегия нашей трансформации была согласована полтора года назад, мы очень серьезно технологически готовились, и сейчас мы идем по очень хорошему операционному плану. В конце 2018 года вы увидите, что мы сохраняем позиции топ 5-7 в ипотеке, топ 5-7 в автокредитовании, долю рынка в малом и среднем бизнесе и в гарантийном бизнесе. То есть в нишах, которые мы выбрали в стратегии. Будем потихоньку отвоевывать долю рынка.

Про автокредитование мы пока ничего не сказали: продавцы, дилеры и производители в России уже повысили цены. Как это влияет на спрос на автокредит?

Татьяна Ушкова: Да, цены поднялись, но это нисколько не умерило пыл физлиц купить новые машины и продать свои трехлетние, потому что все жители России поделились на две категории: которые раз в три года пересаживаются на новый автомобиль, как только заканчивается гарантия, и тех, кто как раз покупает эти автомобили. Львиная доля продаж осуществляется в диапазоне от 700 тысяч до миллиона рублей

А кто больше берет в кредит: те, кто покупает новые авто или трехлетние?

Татьяна Ушкова: Конечно те, кто покупает трехлетние — это совершенно разные сегменты физлиц. Те, кто покупают новые, имеют первоначальный взнос в виде средств от продажи своего автомобиля. Те, кто покупает на вторичном рынке, обычно берут кредит почти на всю сумму. Но физлица, которые покупают товары длительного пользования — это уже хорошие заемщики. В России физлица пережили два серьезных кризиса: 2008-го и 2014 годов, когда уже кредитная история сформирована. Банкам сейчас очень просто собрать информацию о физлице: и налоги, и как вы оплачиваете коммунальные платежи, как вы оплачиваете кредиты, и какие визы у вас в паспорте.

Илья Копелевич

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 3 апреля 2018 > № 2560959 Татьяна Ушкова


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 3 апреля 2018 > № 2560846 Андрей Бокарев

Интервью Директора Департамента международных финансовых отношений Андрея Бокарева "Российской газете"

Об обучении студентов и школьников основам финансовой грамотности

Бокарев Андрей Андреевич

Директор Департамента международных финансовых отношений

Минфин хочет сделать основы финансовой грамотности обязательным элементом таких предметов, как математика, история, литература, право в школах и вузах. Учить детей попробуют на ошибках таких героев, как Раскольников и Чичиков.

Об этом "Российской газете" сообщил директор проекта Минфина России и Всемирного банка "Содействие повышению уровня финансовой грамотности населения и развитию финансового образования в РФ" Андрей Бокарев, также возглавляющий в министерстве департамент международных финансовых отношений.

По его словам, проект продлили до конца 2020 года, а сейчас идет работа над расширением региональной базы учебно-методических центров, которые будут готовить преподавателей финансовой грамотности для школ. До конца этого года такие центры будут охватывать половину страны.

Андрей Андреевич, в каком формате сейчас преподают в школах основы финансовой грамотности? Это факультатив или обязательный предмет?

Андрей Бокарев: Есть несколько подходов. Первый - вводить ее в качестве отдельного предмета, что пока не совсем оптимально, так как часто ведутся разговоры о перегруженности детей и чрезвычайной насыщенности школьной программы. Поэтому мы выбрали два других варианта.

Федеральный закон об образовании позволяет школам самостоятельно выбирать курсы и программы для внеурочной деятельности и факультативов. Это дает возможность вводить основы финансовой грамотности, но за рамками обязательной программы. Каждая школа, регион, город вправе это решить сами.

Помимо девяти регионов, где у нас проект идет на протяжении нескольких лет (Татарстан, Алтайский, Краснодарский и Ставропольский края, Архангельская, Саратовская, Калининградская, Томская и Волгоградская области, Москва. - Прим. ред.), ряд других субъектов Федерации и школ используют наши наработки и методические материалы и внедряют преподавание основ финансовой грамотности по своему усмотрению.

"85 процентов школьников копят деньги, больше 70 - делают покупки в Интернете"

Мы работаем над тем, чтобы отдельные аспекты, связанные с финграмотностью, включили в обязательные к преподаванию курсы в школе. В первую очередь, это математика, обществознание, основы экономики, география, история, ОБЖ и литература.

Кстати, в начале апреля в рамках недели финграмотности для детей и молодежи на базе экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова состоится конференция "Учимся финансовой грамоте на ошибках и успехах литературных героев". Школьники 7-11-го классов представят результаты исследований на основе, например, "Мертвых душ" Н. Гоголя, "Преступления и наказания" Ф. Достоевского и других писателей.

Когда элементы основ финансовой грамотности в школах и вузах станут обязательными?

Андрей Бокарев: Работа идет по нескольким направлениям с точки зрения расширения или уточнения федеральных государственных образовательных стандартов, в частности, в области обществознания. Это означает, что теперь уже во всех учебных пособиях, которые станут по этому предмету выпускать, будет присутствовать аспект финансовой грамотности.

В дисциплине "право" есть раздел "гражданское право", и мы предлагаем, например, в рамках этой темы рассматривать аспекты, связанные с заключением договоров между кредитором и заемщиком, или с защитой прав потребителей финансовых услуг. Здесь мы ведем работу с Банком России и даем предложения минобрнауки.

Проект Минфина и Всемирного банка заканчивается в 2019 году, но до 2023 года действует национальная стратегия в этой области. Для школ, желающих участвовать в проекте, что-то изменится?

Андрей Бокарев: Сейчас мы работаем над расширением региональной базы учебно-методических центров, которые будут готовить преподавателей финансовой грамотности для школ. До конца этого года такие центры охватят половину страны (более 40 регионов). Кроме того, мы стали активно использовать возможности и практику постоянных участников проекта, чтобы они делились опытом с другими регионами. Например, в Томской области есть региональный центр финансовой грамотности, который предоставляет возможность обучения представителям соседних регионов. К ним приезжают коллеги, чтобы каждый раз не обращаться в Москву. То есть, по сути, мы переходим на упрощенную схему работы.

Также мы приняли решение продлить проект до конца 2020 года для того, чтобы обеспечить максимально широкое распространение уже созданных в его рамках продуктов и материалов по всей стране.

Недавно при поддержке Минфина для взрослого населения были сняты видеоролики о финансовых услугах на примере работы девушки в банке. Причем авторы касались не только темы защиты прав потребителей финансовых услуг, но и банальной порядочности, воспитания. Планируете снимать ролики для школьников?

Андрей Бокарев: Мы над этим работаем. Очевидно, что такая форма подачи очень востребована. Мы снимаем не только видео, но и делаем инфографику, а в этом году запустили "Азбуку финансовой грамотности" со "Смешариками". Первые серии мультфильмов опубликованы на официальном youtube-канале "Смешариков". Регионы и все учебные заведения имеют возможность использовать эти материалы на семинарах, фестивалях. В случае проявления заинтересованности мы стараемся оказать техническую поддержку в организации мероприятий.

По вашему мнению, насколько сегодня смышленое подрастающее поколение?

Андрей Бокарев: Исследования демонстрируют, что школьники по всему миру становятся все более активными пользователями финансовых услуг. Если говорить о России, то 85 процентов подростков копят деньги из разных источников, больше 70 процентов делают покупки через Интернет, каждый второй оформлял страховой полис на разные случаи. Цифры говорят сами за себя.

Начиная с 2012 года мы участвуем в оценках, проводимых Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) - в Международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Сейчас методология предусматривает оценку уровня знаний 15-летних школьников мира. В 2015 году мы поднялись на четвертое место с десятого в 2012-м. Позади остались, например, Австралия, Нидерланды. За это время можно говорить о существенном прогрессе российских школьников. Причем важно обратить внимание, что исследование ОЭСР применительно к России проводилось в 42 регионах, то есть оно репрезентативно.

Немалую роль в повышении уровня финансовой грамотности наших школьников сыграли мероприятия Минфина. К следующему году число подготовленных педагогов, получивших сертификаты методических центров на обучение школьников, достигнет 30 тысяч по стране, включая учителей сельских школ. Это в два раза больше, чем в начале этого года. Правда, сюда входит часть тех преподавателей, которые пройдут повышение квалификации заново.

Родители могут проверить сертификаты на подлинность? Где гарантия, что тот, кто учит ребенка, сам разбирается в предмете?

Андрей Бокарев: Конечно, сертификат можно проверить. Все преподаватели, кто официально проходит эти курсы обучения, получают сертификат установленного образца, который подтверждает, что они прослушали определенный курс. Кроме того, существует система тестирования оценки знания, поэтому ситуация, когда на выходе будет стоять галочка за участие и присутствие, исключена. Только в случае успешной сдачи теста педагог получает сертификат.

Как обучить ребенка финансовой грамоте

Андрей Бокарев: Начните включать ребенка в обсуждение семейных вопросов в части финансов, спрашивать его мнение. К сожалению, более чем 70 процентов российских семей, имеющих детей до 16 лет, о финансах с детьми вообще не говорят. Безусловно, это не значит, что мы должны детально, до малейших подробностей обсуждать с детьми бюджет семьи, но они должны быть причастны к этой теме, понимать, что у них тоже есть право голоса и они могут высказать пожелания. Это позволит им лучше понимать объем семейного бюджета, уровень доходов, что на данном этапе семья себе может позволить, а что - нет. В этом случае снижается риск, что ребенок будет просить от родителей больше, чем они могут себе позволить.

Все-таки стоит предоставить ребенку возможность принимать самостоятельные решения по распоряжению деньгами. Пусть это будут небольшие суммы - карманные деньги, которые выдают на завтраки или еще какие-то цели, но у него должна быть возможность самому попытаться принять финансовое решение. Всегда можно и нужно иметь возможность помочь советом, но если ребенок будет понимать, что он сам выбрал игрушку или книгу, то через такие шаги начнет воспитывать в себе соответствующее отношение к деньгам. Можно вместе спланировать покупку, потом проанализировать ее с ребенком, ответив на вопросы: "насколько тебе это было нужно", "какие задачи ты решил, купив эту вещь", "действительно ли это то, что ты хотел". Если у ребенка проявляется интерес к финансам, то его лучше поддерживать, чтобы дать возможность узнать что-то новое.

Сейчас, с учетом тех продуктов, которые созданы в рамках проекта Минфина, с учетом того, что большинство из них в открытом доступе, можно просто дать ребенку что-то прочитать, посмотреть образовательные мультфильмы и так далее. И самое главное - надо начинать с себя. Подавайте собственному ребенку пример путем ответственного финансового поведения. Если он будет видеть, что родители уделяют этому аспекту внимание, обсуждают в семье бюджет, принимают взвешенные решения и так далее, то, естественно, ребенок будет воспринимать это как пример для подражания, и такая модель поведения будет постепенно формироваться и у него.

Текст: Александра Воздвиженская

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 3 апреля 2018 > № 2560846 Андрей Бокарев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter