Всего новостей: 2297980, выбрано 1198 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Финансы, банки: Аскаров Тулеген (77)Вардуль Николай (34)Греф Герман (30)Ормоцадзе Маргарита (30)Костин Андрей (27)Аксаков Анатолий (23)Полухин Алексей (23)Задорнов Михаил (20)Набиуллина Эльвира (20)Акишев Данияр (19)Улюкаев Алексей (18)Бараникас Илья (16)Иноземцев Владислав (16)Тосунян Гарегин (15)Кричевский Никита (14)Панкин Дмитрий (14)Шаяхметова Умут (14)Силуанов Антон (13)Соловьев Юрий (13)Воротилов Александр (12) далее...по алфавиту
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395506 Вячеслав Локшин

Страна банкротов: почему топ-менеджеры вынуждены платить миллиарды

Вячеслав Локшин

Арбитражный управляющий, эксперт государственных компаний и правоохранительных органов по преступлениям, которые связаны с вопросами банкротства

Отвечать за долги компании приходится все более широкому кругу сотрудников

Общая нестабильность экономики, высокие ставки по кредитам и трудности с финансированием приводят к росту числа банкротств компаний. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, по итогам 2016 года число банкротств в экономике снизилось на 3% относительно 2015 года, но тренд нельзя назвать позитивным: количество банкротств еще на 15% больше, чем в докризисном 2013 году.

В этом году динамика банкротств остается высокой и, скорее всего, их количество будет выше, чем в прошлом году: оно обещает перевалить 12 000. Более того, количество банкротств в сентябре всего лишь на 2,1% ниже исторического максимума октябре 2009 года.

Чаще всего сталкиваются с банкротствами строительные компании — несостоятельность в этом бизнесе на максимуме нескольких лет. Часто оказываются банкротами компании сферы торговли, пищевой промышленности и машиностроительного комплекса. Достаточно часто возникают и преднамеренные банкротства крупного бизнеса.

Бремя ведения бизнеса в России теперь несет много новых рисков для любых управленцев и бенефициаров компаний. Дело в том, что в последние несколько лет произошли фундаментальные изменения в законодательстве о банкротстве. В первую очередь речь идет о субсидиарной ответственности. Такие изменения сыграли значительную положительную роль для кредиторов, особенно, для банков. Кредиторы могут объявить фирму банкротом при наличии крупной задолженности по зарплате, невозможности рассчитаться с долгами более трех месяцев, проблемным юрлицо считается после того, как его долг достигнет 300 000 рублей.

Если говорить упрощенно, то теперь невыплаченный долг компании можно переложить на любого, кто причастен к его возникновению или получил от этого выгоду, и не важно, причастен ли он к деятельности компании в нынешний момент или уже нет. Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллиард, то его можно попытаться взыскать в полном объеме с лиц, которые реально за ней стоят.

Как арбитражный управляющий, сталкиваюсь с неготовностью бизнесменов к таким значительным изменениям в законодательстве: многие продолжают вести бизнес «по старинке», как всегда, считают, что «это не про них». Последние обращения ко мне, как к специалисту по сложным банкротствам, и на привлечение к субсидиарной ответственности, и на защиту от нее – на сегодняшний день является все возрастающим и зачастую связано с личной трагедией участников бизнеса, до сих пор чувствовавших себя в безопасности.

Список тех, кто рискует отвечать за долги компании очень широк, и это не только бенефициары и директор, но и главбух, финдиректор и даже представитель по доверенности (зачастую это простые юристы компании).

Тем не менее, кредиторам нужно приложить усилия, чтобы доказать, что к финансовой несостоятельности компанию привели действия конкретных лиц. И для этого у них много инструментов — список нарушений, за которые можно привлечь бенефициаров и сотрудников компаний очень обширен и связан с любыми сделками, которые могли нанести ущерб компании, также наказывается и бездействие сотрудников. Чтобы уйти от ответственности, менеджменту компании нужно доказать, что их действия были связаны с требованиями собственника.

Если для кого-то кажется, что подобные подходы в России малоприменимы, то это опровергается уже формирующейся практикой. В апреле 2015 года Арбитражный суд Москвы по заявлению Агентства по страхованию вкладов привлек владельца Межпромбанка Сергея Пугачева и трех его топ-менеджеров к субсидиарной ответственности, так как их действия способствовали банкротству банка, суд постановил взыскать с Пугачева 75,6 млрд рублей. Около 68,5 млрд в солидарном порядке с предправления Мариной Илларионовой, а порядка 7,2 млрд – солидарно с двумя другими бывшими руководителями Александром Диденко и Алексеем Злобиным. Сумма взысканий различаются, так как судья посчитал, что вина в банкротстве тех или иных лиц из руководства банка различалась. Если у них не окажется подобных средств, то скорее всего они лишатся нажитого имущества. Усугубляет ситуацию, то, что такой долг не списывается за счет личного банкротства гражданина.

Но миллиардные долги возникают не только в громких банкротствах — со значительными взысканиями сталкиваются менеджеры малоизвестных компаний по всей стране. Например, в этом году экс-директора УК «Илан» (Красноярский край) привлекли к субсидиарной ответственности на 1,3 млрд рублей, экс-директора строительной фирмы СУ-13 (Томск) — на 2 млрд рублей, а бывшего руководителя Енисейского ЦБК — на 800 млн рублей.

Еще одна возможность для кредиторов, которую дает новое законодательство о банкротстве и субсидиарной ответственности, — возможность привлечь к ответственности истинных бенефициаров компании. В сентябре этого года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти продлил конкурсное производство в «Группе Джей эф си» на три месяца. Это было связано с необходимостью привлечь к субсидиарной ответственности Владимира Кехмана. Сбербанк настаивает на привлечении Кехмана к субсидиарной ответственности, а конкурсный управляющий обнаружил у «Группы Джей эф си» невыгодные сделки с российскими и иностранными юрлицами, в результате которых кредиторы понесли убыток в размере около 4 млрд рублей.

Законодательство и дальше будет ужесточаться и станет еще более «прокредиторским». Крупнейший кредитор страны – ФНС – постоянно лоббирует дополнительные поправки (часть из них отражена в Постановлении пленума Верховного суда РФ, которое появится в декабре 2017 года).

Благодаря новым поправкам, к субсидиарной ответственности можно будет привлекать все больше групп лиц и все более изощренным путем. Новые критерии позволят привлекать лиц, которые извлекли выгоду от неправомерного поведения должника даже через цепочку юрлиц или фирм-однодневок. Причем это не будет зависеть от того, входил ли этот выгодоприобретатель в список контролирующих или аффилированных лиц должника. Список теперь может быть дополнен на усмотрение суда, а арест может быть наложен на компании привлекаемого к субсидиарной ответственности, в которых ему принадлежит более 50% уставного капитала.

Покупателю активов нужно доказать, что он не является контролирующим лицом должника и его действия не выходили за пределы обычного делового риска. Но против него будет выстроен механизм «принуждения к сотрудничеству» номинальных владельцев и директоров, которые могут быть освобождены от ответственности, если укажут на фактического руководителя.

К чему это все приведет? Такие доказательства очень трудоемки и скорее всего увеличат спрос на различного рода экспертные услуги по выявлению аффилированности и связанных сделок, оценки ущерба. Само по себе изменение законодательства – это сигнал для бизнесменов и менеджеров, что безнаказанно уклоняться от долгов больше не получится, даже если бизнес скрыт за номинальными владельцами и офшорами.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395506 Вячеслав Локшин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395457 Ирина Лебедева

Банки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты?

Ирина Лебедева

старший аналитик банка «Уралсиб»

Объем свободных средств у банков достиг исторических уровней— теперь финансовые организации могут обходиться без поддержки ЦБ и Казначейства. Это значит, что ставки по депозитам поплывут вниз, а по кредитам они будут снижаться только для качественных заемщиков

Денежный рынок достиг определенной вехи — сейчас уровень ликвидности банковского сектора находится на таком уровне, что банки могли бы полностью отказаться от фондирования, предоставляемого со стороны ЦБ и Казначейства, и при этом выполнять требования нормативов по обязательным резервам. Сейчас на корсчетах у ЦБ размещено 2 трлн рублей, хотя для выполнения обязательных резервных требований банкам достаточно разместить 1,9 трлн рублей.

Приток ликвидности в банковском секторе растет с начала этой осени, несмотря на существенное сокращение дефицита бюджета с начала года — по итогам 10 месяцев его значение составило менее 300 млрд рублей против 1,5 трлн рублей год назад. Этот дефицит был полностью профинансирован за счет внутренних заимствований и не требовал использования средств Резервного фонда, поэтому приток ликвидности был ограничен вплоть до августа. С сентября же картина существенно изменилась.

В результате разница между корсчетами и депозитами банков в ЦБ и купонными облигацими Банка России (КОБР) в обращении с одной стороны и задолженностью банковского сектора перед ЦБ и Федеральным Казначейством — с другой в сентябре–октябре резко выросла.

Увеличение навеса избыточной ликвидности заставит Центробанк прилагать еще больше усилий по ее стерилизации, чтобы предотвратить значительное падение ставок на межбанковском рынке.

Почему у банков станет еще больше денег

Причин, которые спровоцировали усиление притока ликвидности, сразу несколько. Во-первых, постепенно накопился эффект от интервенций, проводимых Минфином в целях конвертации дополнительных нефтяных доходов бюджета. Во-вторых, с сентября на покрытие дефицита Пенсионного фонда тратятся средства ФНБ. В третьих, ЦБ в этом году активно наращивал объем золота в международных резервах. Все эти факторы обеспечили с начала года приток ликвидности в банковскую систему в объеме свыше 1 трлн рублей.

Мало шансов, что на горизонте одного–двух лет ситуация с ликвидностью может кардинально измениться: дефицит федерального бюджета хоть и будет сокращаться, но, согласно планам Минфина, в следующие три года он останется значительным, причем в 2018 году также предвидятся значительные траты средств суверенных фондов на покрытие дефицита бюджета.

ЦБ в случае заметного ослабления рубля вряд ли будет проводить массированные интервенции, продавая валюту. И даже действие нового бюджетного правила не приведет к оттоку ликвидности из банковской системы. В этом заключается его важное отличие от правила, которое действовало в 2004–2008 годы, когда при формировании Стабилизационного фонда (в феврале 2008 года он был разделен на Резервный фонд и ФНБ) Минфин стерилизовал ликвидность, изымая из банковской системы часть дополнительных нефтяных доходов.

Нынешнее же правило предполагает, что сверхдоходы бюджета конвертируются в иностранную валюту на рынке. Несмотря на то, что эти средства не идут на финансирование расходной части бюджета, они возвращаются в банковскую систему через интервенции.

Теоретически возникновение дефицита ликвидности просматривается лишь в случае существенного и затяжного падения цен на нефть (намного ниже уровня $40 за баррель). Тогда, согласно бюджетному правилу, Минфин будет продавать валюту на открытом рынке для финансирования выпадающих доходов бюджета. Однако в реальности эта схема может не сработать. Например, сейчас средства в валюте из суверенных фондов, которые используются для покрытия дефицита бюджета, конвертируются в ЦБ напрямую, а не через рынок, так что оттока ликвидности из банковской системы не происходит.

Также дефицит ликвидности в долгосрочной перспективе может возникнуть из-за роста кредитования на фоне отсутствия притока средств в банковскую систему, но это маловероятно даже на горизонте в несколько лет. Более реальным пока представляется сохранение и даже рост навеса избыточной ликвидности.

Станут ли доступнее кредиты?

В ситуации, когда ЦБ проводит умеренно жесткую монетарную политику, рост избыточной ликвидности в банковской системе ведет к смягчению денежно-кредитных условий безотносительно уровня ключевой ставки. В частности, снижается стоимость фондирования: задолженность банков по репо с ЦБ (один из самых дорогих видов краткосрочного фондирования) резко сократилась. В последнее время банки снижают задолженность и перед Федеральным Казначейством. Постепенно пойдут вниз и ставки по депозитам нефинансового сектора.

Тем не менее рост навеса избыточной ликвидности вряд ли приведет к резкому росту кредитования нефинансового сектора. Маловероятно и то, что банки пойдут на смягчение требований к заемщикам — это связано как с регуляторными требованиями, так и с нежеланием брать на себя избыточный риск в условиях медленных темпов роста экономики. Также следует отметить, что срок размещения депозитов и прочих счетов нефинансового сектора, на которые уже сейчас приходится свыше 60% всех пассивов банков (и эта доля в пассивах продолжит расти), редко превышает три года, так что этот фактор тоже станет препятствием для роста долгосрочных кредитов.

Единственное, на что может повлиять снижение стоимости фондирования для банков, — это на снижение ставок по кредитам для первоклассных заемщиков по долгосрочным займам свыше трех лет.

В качестве индикатора уровня долгосрочной безрисковой ставки можно рассматривать кривую ОФЗ, где ставки на срок 5–10 лет находятся в диапазоне 7,5–7,8%. Уже сейчас мы видели размещение облигаций корпоративного сектора по ставкам с премией к кривой ОФЗ менее 50 б.п. Например, в ходе недавнего размещения облигаций МТС ставка купона составила 7,7% годовых.

Следует отметить, что с начала года ставки по долгосрочным кредитам для компаний нефинансового сектора активно снижались. Так, по кредитам на срок свыше трех лет это снижение составило почти 3 п.п., и в следующем году ставки должны продолжить падение.

Что касается корпоративных кредитов в целом, то мы ждем, что увеличение их объема в следующем году составит не более 6% после трехпроцентного роста в этом году. В розничном сегменте прогноз по росту несколько выше, но и его нельзя назвать агрессивным — 12% и 10% год к году в 2017 и 2018 годах соответственно.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395457 Ирина Лебедева


Россия > Транспорт. Финансы, банки > gudok.ru, 21 ноября 2017 > № 2394164 Максим Агаджанов

Максим Агаджанов: «Финансируя обновление парка электричек, мы должны учитывать риск субъекта РФ»

Генеральный директор компании «Газпромбанк Лизинг» Максим Агаджанов в интервью Cudok.ru рассказал о планах компании в сегменте лизинга железнодорожной техники, о специфике потенциальных сделок с пригородными пассажирскими компаниями и инструментах господдержки для лизинговых операторов

- Как «Газпромбанк Лизинг» оценивает сегодняшнее состояние рынка вагонов?

- Сегодня в наибольшем дефиците находятся полувагоны, рынок очень активный. Но мы стараемся трезво оценивать текущую конъюнктуру, смотреть немножко за горизонт: оцениваем количество списаний, объём производства. По нашим оценкам, в 2018-2019 годах наступит если не стагнация ставок, то по крайней мере некое равновесие. То есть дефицит парка начнет сменяться профицитом.

- Каковы планы «Газпромбанк Лизинга» в связи с прогнозами на 2018 год на рынке железнодорожных грузовых перевозок и конкуренцией в лизинговом бизнесе?

- Мы являемся одним из крупнейших поставщиков подвижного состава. На транспортную отрасль у нас приходится более 85% всех сделок, а суммарный портфель по железнодорожному сегменту составляет порядка 38 млрд. рублей. То есть мы чувствуем себя довольно уверенно на этом рынке. Сегодня мы видим, что многие наши клиенты нацелены приобретать новый парк и, конечно, эти объемы будут распределены по крупнейшим лизинговым компаниям. Поэтому не исключено, что в следующем году мы сможем приобрести несколько тысяч вагонов, и наш железнодорожный портфель даже вырастет.

- Уже ведутся какие-то переговоры?

- О конкретных планах говорить пока рано, ведь все будет зависеть от запросов клиентов. Мы в первую очередь работаем, что называется, от лизингополучателя: смотрим на его отчетность, на грузовую базу, как он планирует эксплуатировать вагоны, что он будет возить. Если оценки нашего клиента нас устраивают, значит, мы оказываем услугу. Для грузовладельцев и грузооператоров мы применяем разные критерии оценки. Например, когда ставки резко упали, некоторые небольшие компании выкупили вагоны, кто-то попросил реструктуризацию. Но наши крупнейшие клиенты никуда не делись. На сегодняшний день все хорошо - ни один вагон не пострадал.

- В каких случаях операторам подвижного состава эффективно применять лизинг железнодорожных вагонов?

- Если сравнить получение вагонов в кредит и в лизинг, то в кредит можно брать этапами в рамках графика оплаты поставщику. Но вы можете столкнуться с тем, что вам потребуется инвестиционный или льготный период, когда вагоны еще не начали генерировать достаточный денежный поток, то есть попросту ещё не начали зарабатывать.

Лизинг же является более гибким инструментом, он может учитывать множество факторов, например, сезонность. Объясню на примере «бочек» - цистерн для перевозки нефти и бензина. На этом рынке традиционно весной, когда открывается судоходство, ставка на цистерны снижается, так как большая часть грузопотока перевозится в этот период по воде. Но с октября «бочки» опять вырастают в цене. В лизинговом договоре можно учесть эту специфику и варьировать размер лизингового платежа: платить меньше в «низкий» сезон, а в «высокий» увеличивать выплаты. С кредитом подобный график платежей будет выстроить сложнее.

Кроме того, лизинговый договор может учитывать не только стоимость самой техники, но и услуги по доставке, монтажу, страхованию и даже обучению сотрудников. То есть лизинговая компания, в отличие от банка, выступает не просто кредитором, а может предоставлять полный спектр работ «под ключ», необходимых для того, чтобы ввести технику в эксплуатацию. Кроме того, на имущество, приобретённое в лизинг, распространяется ряд преференций, например, право применения коэффициента ускоренной амортизации. Все эти факторы в совокупности позволяют получить больше выгод лизингополучателю в конце срока действия договора.

- Есть ли отличие лизинга грузовых и пассажирских вагонов с точки зрения бизнеса?

- Безусловно. Мы в первую очередь исходим из ликвидности. Грузовые вагоны сейчас более востребованный товар, чем пассажирские.

- Возможно ли участие лизинговых компаний в обновлении парка электропоездов пригородных пассажирских компаний?

- Пригородные пассажирские компании – это дотационные компании. Если им поставить новые вагоны с достаточно высокой первоначальной стоимостью, то нагрузка на операторов пригородных перевозок будет еще более существенной, даже с учетом возможного субсидирования со стороны государства. Мы понимаем, что финансируя обновление парка в том или ином регионе, мы должны учитывать риск субъекта Российской Федерации. Например, пригородная компания рассчитывает взять вагоны на 15 лет, а бюджеты регионов планируются на один-три года. И это существенно сдерживает развитие рынка и обновление парка.

- Как вы считаете, необходима ли докапитализация лизинговых компаний с государственным участием для развития транспортного машиностроения?

- В капитале шести компаний участвует государство, но глобально уполномочено заниматься развитием транспортной составляющей только дна - Государственная транспортно-лизинговая компания. В целом, мы выступаем за то, чтобы была конкурентная борьба между компаниями. Возможно, нужно оказывать помощь через механизм субсидирования.

Сейчас есть программа Фонда развития промышленности. ФРП финансирует проекты лизингополучателей под 1% годовых в виде займа на аванс в сторону лизинговой компании 27% от стоимости предмета лизинга. Но есть ограничение: размер займа не должен превышать 500 млн рублей по каждому проекту. Отмечу, что займы выдаются на проекты, а не на компанию. То есть одна компания может получить субсидии по нескольким проектам. И это возвратные деньги. Таким образом, на круг мы получаем эффективную ставку в пределах 7-8%. Это доступная ставка даже для пассажирских перевозок. Если ведомство, например, Минтранс РФ, для поддержки отрасли выйдет с инициативой создать некую программу помощи, то участники рынка будут только приветствовать такое решение.

Николай Логинов

Россия > Транспорт. Финансы, банки > gudok.ru, 21 ноября 2017 > № 2394164 Максим Агаджанов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль

МТС Банк: почему мы живем в облаке

ОКСАНА СМИРНОВА-КРЕЛЛЬ

член Правления, вице-президент, руководитель Информационно-технологического блока МТС банк

Для нас облака – это и технология продаж продуктов банка, и возможность быстрого развития.

Мы живем в век четвертой промышленной революции. Сейчас клиент проводит много времени в социальных сетях, привык пользоваться мобильным приложением для вызова такси, покупает товары в Интернете и не хочет приходить в отделения банка. Задача банка в этих условиях – обеспечить обслуживание в том месте и в то время, где это удобно именно клиенту, а не банку, как это было еще до недавнего времени. Для этого нам всем необходимо развивать технологии «банкинг как сервис» (BaaS – Banking as a Service).

За последние полтора года МТС Банк в дополнение к привычному банковскому обслуживанию предложил клиентам технологию оплаты услуг и товаров прямо в розничных сетях и онлайн. Так, наш банк запустил онлайн-кредитование в интернет-магазине МТС с возможностью оформить кредитную заявку и получить решение от банка в течение нескольких минут. Мы одними из первых дали клиентам возможность оплачивать покупки и услуги с помощью Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. Совместно с МТС запустили «Кошелек МТС Деньги». Это сервис дистанционного банковского обслуживания и продаж в партнерском канале − банк через приложение МТС дает доступ к своим продуктам.

Мы развиваем технологии, позволяющие нам встраиваться в чужие облака и чужие порталы, а также продавать услуги, подстраиваясь под конкретного клиента.

Что мы выбрали – IaaS, PaaS или SaaS? Всё! Мы используем все три класса сервисов. Мы начинали со строительства своего частного облака, но на сегодняшний день используем облако МТС, на базе которого строим гибридное: частно-публичное. Разумеется, без сегментации сети и разделения продуктовых тестовых сред это было бы невозможно.

В этом году банк перенес всю свою структуру разработки (девелоперские среды и тестовые нагрузки) в облако МТС. При этом одновременно мы встраиваем в свои сервисы чужие услуги и делаем это незаметно для наших клиентов – без остановки и сбоев в работе. Банк использует для клиентской аналитики чужие вычислительные среды для работы с большими данными и внедряет в собственные продукты успешные решения других компаний-партнеров.

Почему мы это делаем? Облачные сервисы – это удобно и быстро. Согласно новой стратегии, в 2017 году банк одновременно запустил порядка 20 новых проектов: доставку карточных продуктов клиентам, развитие бизнеса POS-кредитования, автоматизацию операционного блока, рост скорости и качества разработки, новый интернет- и мобильный банк для физических лиц, а также ДБО для юридических лиц, мобильный кредит, сайт 2.0.

Поэтому возможность получить быстрый доступ к облачной инфраструктуре для развертывания большого числа проектов является одним из ключевых факторов развития. Безусловно, успех любого проекта в современном банковском бизнесе зависит не только от инфраструктуры, но и от своевременной доступности ресурсов аналитики, разработки, тестирования и внедрения.

Уменьшает ли использование облаков расходы на IT? Да. Мы начали переходить на технологию PaaS, движемся в сторону интеграции с коллегами из МТС. Вновь создаваемые и запускаемые сервисы, рассчитанные на доступность банковских продуктов для клиентов в режиме 24/7/365, требуют обеспечения такого же уровня поддержки этих решений. Она должна быть способна устранить любые неисправности в кратчайшие сроки.

Преимущества собственного облака в том, что компания сама управляет своей инфраструктурой, а затраченные бюджеты амортизируются в течение пяти лет. Тем не менее если сравнивать затраты на создание и поддержку частного облака (или ЦОД) в целом против использования публичных облаков, выигрывают последние.

Мы живем в облаке. Это значит, что мы живем как сервисная компания, встраиваем свои бизнес-сервисы в чужие бизнес-приложения, а также активно используем облачные сервисы и инфраструктуру наших партнеров.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 ноября 2017 > № 2393635 Альберт Кошкаров

Семь бед российского рубля

Стоит ли россиянам запасаться иностранной валютой перед новогодними праздниками

У доллара в обозримом будущем больше шансов укрепиться к рублю, чем ослабеть

Ноябрь стал временем нового испытания рубля на прочность. Стоимость доллара на Московской бирже устремилась к 60 рублям, а курс евро преодолел планку в 70 рублей. Что ожидает российскую валюту к концу года и стоит ли уже сейчас бежать в обменник, Банки.ру спросил у финансистов.

Долларовый дефицит

На минувшей неделе курс валют заставил понервничать граждан, собирающихся на новогодние каникулы за рубеж. На максимуме доллар поднимался до 60,92 рубля, а его европейский собрат достигал 75,57 рубля. Так низко рубль в этом году еще не падал.

Российская национальная валюта последовательно движется по нисходящей с середины октября. За это время рубль подешевел, даже несмотря на стабильно высокую нефть, которая поднялась в цене более чем на 5%. По словам старшего аналитика «Альпари» Романа Ткачука, когда нефть приблизилась к 65 долларам за баррель, а рубль стоял на месте, это не могло не насторожить рынок. «Стоимость нефти за две недели (с 24 октября по 7 ноября) выросла на 15%. Затем цена стабилизировалась, и это немедленно отразилось на валютных курсах», — констатирует он.

«Цена барреля Brent в рублях превышает 3 700 рублей, что больше оказывает рублю поддержку, чем ослабляет его», — говорит аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. В то же время, по его словам, на курс рубля давят ЦБ и Минфин. ЦБ — потому, что последовательно снижает ключевую ставку, провоцируя иностранцев продавать ОФЗ. А Минфин существенно увеличил покупку валюты с рынка. Иначе говоря, долларов на всех не хватает даже при растущей нефти. Недаром многие банки с осени начали повышать ставки по валютным вкладам. Так, крупнейший банк страны 17 октября повысил доходность по вкладам в долларах. Ставка по ним у Сбербанка взлетела до 1,35% годовых. Вслед за лидером рынка подтянулись другие игроки.

Поддержать банки решил Минфин. На прошлой неделе он разместил на банковских депозитах 700 млн долларов по ставке 1% годовых. Как следует из материалов Федерального казначейства, заявка поступила от одного участника. Аналитики полагают, что именно это остановило дальнейший обвал рубля. С 16 ноября курс доллара снизился почти на рубль.

В ближайшее время аналитики прогнозируют стабилизацию на рынке валюты: большинство полагают, что доллар будет торговаться в районе 59—60 рублей. Поддержку рублю может оказать приближающийся налоговый период. По мнению руководителя аналитического отдела Grand Capital Сергея Козловского, небольшое укрепление рубля, которое наблюдалось с 15 ноября, могло быть связано с продажами экспортерами части своей валютной выручки. Первыми выплачиваются страховые взносы, а ближе к концу месяца — основные налоги: НДПИ, НДС, акцизы и налог на прибыль. В ноябре пик налоговых платежей приходится на 27—28 ноября. Таким образом, у рубля есть шансы укрепиться еще сильнее.

Однако весь список факторов, которые сейчас могут повлиять на валютный рынок, значительно больше. К ослаблению или укреплению рубля способны привести как минимум семь причин.

Курс для спекулянта

Снижение стоимости нефти по прежнему остается одним из главных рисков для валют развивающихся стран. Любая информация о росте запасов нефти в США, повышении объемов добычи сланцевой нефти или итогах совещания стран — участников ОПЕК влияет на настроения глобальных инвесторов. Сейчас они ждут очередного заседания ОПЕК, которое пройдет в конце ноября. Основная повестка дня — сокращение добычи, которое, как ожидается, поддержат Саудовская Аравия, Россия и Венесуэла. Если участники договорятся, это может подстегнуть рост нефтяных котировок.

Впрочем, на краткосрочный курс рубля колебания стоимости нефти могут и не оказать непосредственного влияния. «Уже нет такого, что небольшие колебания цен на нефтяном рынке немедленно отражаются на рубле. Но в среднесрочной перспективе это оказывает влияние. Если нефтяные котировки уйдут ниже 45—50 рублей за баррель, то, конечно, это отразится на валютах», — поясняет главный стратег, начальник центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. В то же время, подчеркивает эксперт, в декабре в Россию поступят деньги, вырученные от продажи нефти при цене выше 60 долларов за баррель. Это увеличит поступление валюты в страну и позитивно отразится на состоянии текущего платежного баланса, что может отчасти нивелировать другие негативные факторы для рубля.

Введение новых санкций против России становится все более реальной угрозой для российского фондового рынка. Для инвесторов большой неприятностью может стать ограничение на покупку российского госдолга. Поручение изучить, как введение таких санкций повлияет на экономику России, американский сенат дал Минфину в первой половине года.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина не исключает, что если санкции введут, это может привести к росту доходностей ОФЗ, но больших проблем не создаст. Нивелировать эффект распродаж российских бондов поможет внутренний инвестор — банки, считает регулятор. Тем не менее одним из главных факторов, влияющих сейчас на курс рубля, многие эксперты считают как раз начавшиеся распродажи ОФЗ иностранцами. «Снижение спроса иностранных инвесторов на национальную валюту является одним из ключевых факторов, что подтверждается ростом доходности десятилетних ОФЗ до 7,71%», — отмечает аналитик УК «Альфа-Капитал» Артем Копылов.

Видимо, неслучайно в другом российском ведомстве — Минфине решили подстраховаться. На днях заместитель министра финансов Сергей Сторчак не исключил, что в случае ужесточения санкций придется больше занимать у населения через «народные» облигации. А чтобы повысить интерес, в Минфине хотят снять ограничения. В частности, сейчас купить или продать «народные» ОФЗ можно только в отделениях Сбербанка и ВТБ, их нельзя продавать без потери дохода, максимальная сумма вложений не может превышать 15 млн рублей.

Среди других внешних факторов, способных еще сильнее «надавить» на рубль, аналитики также называют ужесточение политики ФРС. Представитель Федрезерва Джон Уильямс на прошлой неделе заявил, что повышение ставки федеральных фондов в декабре текущего года и еще три повышения в 2018 году — вполне ожидаемый сценарий. Это означает, что постепенно привлекательность активов на развитых рынках будет расти и капитал инвесторов начнет утекать с развивающихся рынков. «Изменение доходности базовых активов и реакция локальных госбондов стран EM в условиях цикла повышения ставок ФРС оказывает первостепенное влияние на динамику валют развивающихся экономик», — говорит управляющий по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Александр Полютов. А директор инвестиционного департамента УК «Атон Менеджмент» Евгений Малыхин отмечает, что за последние месяцы относительно доллара подешевели и бразильские реалы, и индийские рупии, и турецкие лиры.

ЦБ и Минфин против рубля

Снижение ставки ЦБ и отток иностранного капитала многие эксперты напрямую связывают друг с другом. Суть в том, что каждое решение регулятора о снижении ставки оказывает влияние на рынок рублевых облигаций, повышая их доходность и делая невыгодными спекулятивные операции carry trade. С начала года ЦБ уже опустил ставку на 1,75 процентного пункта, до 8,25%. За это время индекс гособлигаций Московской биржи вырос на 3,85%, а доходность государственных бондов упала в среднем до 7,5%.

Рост индекса государственных облигаций с начала 2017 года

Очередное заседание совета директоров ЦБ по ключевой ставке пройдет 15 декабря. Большинство экспертов ожидают, что ее снизят еще на 0,25 п. п. По словам портфельного управляющего УК «КапиталЪ» Дмитрия Постоленко, это не окажет влияния на долговой рынок. «Плавное снижение ключевой ставки уже заложено в текущих доходностях облигаций», — поясняет он. А вот снижение ее на более значительную величину может привести к новому росту цен на ОФЗ и фиксации прибыли частью инвесторов. Особенно чувствительны к таким изменениям иностранцы, доля которых в гособлигациях, по последней статистике ЦБ, в сентябре превысила 33%. «Это стало определенной неожиданностью для инвесторов, поскольку торговая активность иностранцев в этот период казалась невысокой. Кроме того, это повышает чувствительность ОФЗ и курса рубля к резкому ухудшению настроя на рынке», — отмечают в своем обзоре аналитики Sberbank CIB Том Левинсон и Юрий Попов.

По оценке начальника управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александра Головцова, приток «горячих» денег в ОФЗ сократился со 122 млрд в августе до 14 млрд в октябре. «А сейчас, вероятно, вообще происходит отток», — считает он.

Еще один фактор, играющий против рубля, — грядущее увеличение расходов на выплату внешнего долга: по данным ЦБ, чистые выплаты в IV квартале без учета внутригрупповых платежей оцениваются в 23,6 млрд долларов, а в I квартале следующего года предстоит выплатить еще 15,9 млрд долларов. Такие рекордно высокие платежи потребуют от банков и компаний дополнительной покупки долларов и евро. «Повышенный спрос на валюту продолжит толкать ее курс вверх», — констатирует Ткачук из «Альпари». По мнению начальника аналитического отдела «Русс-Инвест» Дмитрия Беденкова, до конца года давление на рубль, скорее всего, продолжится, но рост цен на нефть может компенсировать этот негативный фактор.

Кроме того, свою лепту в дефицит долларов и евро вносит Минфин, покупающий валюту для пополнения Резервного фонда. С начала осени финансовое ведомство стало наращивать объемы своих операций. Если летом оно направляло на покупку валюты от 1 млрд до 47 млрд рублей, то уже в сентябре этот показатель превысил отметку 70 млрд, в октябре достиг 76 млрд, а в ноябре должен вырасти до 123 млрд рублей.

Со следующего года покупать валюту Минфин будет, если стоимость барреля нефти марки Urals будет выше 40 долларов. Участники рынка опасаются, что это может увеличить спрос на валюту. «Интервенции Минфина в начале 2018 года могут увеличиться еще более чем в полтора раза в связи с изменением бюджетного правила», — предполагает Головцов.

И последняя угроза для рубля, уже традиционный рост расходов бюджета в конце года. Это приводит к образованию избыточной ликвидности и повышению спроса на доллары и евро как со стороны банков и компаний, так и со стороны граждан. По оценкам Александра Головцова, в этом году бюджетные расходы могут вырасти на полтора триллиона рублей по сравнению со средним уровнем января — октября. «Вместе с декабрьским скачком выплат по внешнему долгу это обычно приводит к ускоренному ослаблению рубля: в ноябре и декабре он теряет в среднем по два с лишним процента, а в январе — более 3%», — указывает аналитик.

Покупать или не покупать?

Если верить прогнозам наших чиновников, то даже сейчас не поздно бежать в обменный пункт и покупать доллары и евро. Так, министр экономического развития Максим Орешкин заявлял в октябре, что ждет доллар на уровне 63 рублей в декабре 2017 года. По прогнозам Минфина, он будет стоить 63,9 рубля, а в следующем году доберется до 65,7 рубля.

Однако участники рынка, опрошенные Банки.ру, советуют пока не торопиться: вполне возможно, курс доллара и евро может опуститься еще ниже. «Высокие цены на нефть будут давить на котировки американской валюты и могут привести к ее снижению и уходу в район 56—57,5 рубля. В такой ситуации, на мой взгляд, смысла в накоплении валютной ликвидности перед праздниками нет, так как есть существенная вероятность, что появится возможность купить доллар ниже текущих значений», — полагает старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич.

Главный экономист «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин советует держать накопления в разных валютах. Если в будущем предстоят большие траты на товары или услуги в иностранной валюте, то ее тоже лучше покупать постепенно, а не в один день. «В целом рубль еще может немного ослабнуть, но затем укрепиться в феврале — марте следующего года», — прогнозирует он.

Покупать валюту по текущему курсу эксперты рекомендуют, только если вы уже купили авиабилеты за рубеж или вам потребуется за что-то платить в конце года. Однако если речь идет об увеличении накоплений, то подобные операции стоило проводить в первой половине года, когда курс евро был вблизи 60 рублей, а доллар и вовсе стоил 56 рублей. Покупая доллары и евро у банков сейчас, вы рискуете не только не заработать, но и потерять, ведь обычно в моменты волатильности валютного рынка спреды в обменниках стремительно растут. Например, в Сбербанке разница между покупкой и продажей доллара составляла больше 3 рублей (данные на 17 ноября 2017 года). Не исключено, что возможность купить валюту подешевле представится в будущем году. «Если нефть останется вблизи достигнутых уровней или даже продолжит рост, то приток валюты в страну постепенно начнет укреплять рубль», — надеется Андрей Кочетков из «Открытие Брокер».

С другой стороны, не исключено, что уже сейчас стоит купить валюту по текущему курсу, если вы планируете держать ее минимум год-два. Прогнозы инвесткомпаний и банков выглядят достаточно пессимистично: к концу следующего года доллар может стоить уже больше 63—65 рублей. По мнению Головцова из УК «Уралсиб», по совокупности факторов получается, что дальнейшая девальвация более вероятна, чем укрепление рубля. «К следующей осени мы можем выйти к отметке 65 рублей за доллар», — считает он. Так что покупка американской валюты в районе 60 рублей может быть вполне оправданна.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 ноября 2017 > № 2393635 Альберт Кошкаров


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков

«Ингосстраху» — 70 лет.

О том, с какими достижениями и успехами лидер российской страховой индустрии подходит к юбилею, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков.

«Ингосстраху» — 70 лет. К сожалению, формат нашего интервью не позволяет нам рассказать подробно о всей истории компании, но давайте тезисно отметим, с чем «Ингосстрах» подошел к этому юбилею.

Михаил Волков: За 70 лет вместе со страной пережито несколько эпох. И сегодня «Ингосстрах» один из лидеров российской страховой индустрии, один из самых финансово устойчивых игроков на этом рынке. Для страховой компании это самое важное. И, конечно, мы уверены в том, что делаем все, что только можно, для обеспечения надежности и устойчивости наших клиентов. Наши клиенты опять-таки — это самое дорогое, самое важное, что у нас есть. А пару лет назад мы сформулировали миссию компании, в которой звучат слова «Мы делаем мир лучше». Нам кажется, что наш бизнес позволяет этого добиваться. На протяжении всех 70 лет мы не только прислушивались к потребностям наших клиентов и пытались максимально их реализовывать, но и занимали проактивную позицию, мы обучали, рассказывали нашим клиентам, как правильно управлять рисками. Например, для корпоративных клиентов у нас есть специальное подразделение консультантов, они выезжают на предприятия и дают свои рекомендации о том, как правильно управлять рисками, как правильно страховать риски. Тем самым через наш бизнес мы стараемся сделать мир лучше.

В этом году «Ингосстрах» представил новую стратегию. Расскажите, пожалуйста, что в ней нового. И почему вообще возникла необходимость вносить какие-то коррективы?

Михаил Волков: Мир стремительно меняется. Сегодня стратегия любой компании должна постоянно обновляться. Это не та классическая стратегия, которая пишется на многих сотнях страниц, а потом ложится куда-то на полку. Это некий стратегический диалог, в котором мы сейчас постоянно находимся. Мы постоянно обновляем свои цели и задачи. И, конечно, в сегодняшних реалиях цифровое будущее всем очевидно. В нашей стратегии к таким классическим вещам, как эффективность производства, эффективность ведения деятельности, прибавился очень большой блок, связанный с дигитализацией.

Большинство тех проектов, которые сегодня реализуются в компании и позволяют нам оставаться лидерами на этом рынке, связаны с цифровыми технологиями. Зайдите ради интереса на наш сайт — мы уверены в том, что это один из самых интересных и профессионально организованных сайтов не только в России, но и в мире среди страховых компаний.

Блокчейн?

Михаил Волков: Блокчейн — красивое слово, которое, как мы теперь знаем, может увеличить капитализацию компании просто за счет самого названия. Конечно, мы эти слова тоже обсуждаем, мы очень серьезно думаем, как правильно применить эти технологии. Один блокчейн нам не поможет, это я точно вам могу сказать. Серьезность взаимоотношений с клиентами для нас намного важнее, чем красивые слова, тем не менее всеми современными технологиями, которые сегодня существуют на рынке, в «Ингосстрахе» мы уже пользуемся и будем их внедрять дальше.

Наличие стратегии подразумевает наличие прогнозов по развитию рынка в целом. Каким рынок в ближайшие пять лет видит «Ингосстрах»?

Михаил Волков: Конечно, ведь мы заложники макроэкономики. Сегодня не самый лучший период для российского страхового рынка. У нас очередной кризис, связанный со сферой ОСАГО.

Недавно в прессе промелькнула фраза про десятикратное увеличение тарифов по ОСАГО. Насколько эта цифра вообще адекватна?

Михаил Волков: Десятикратным увеличением точно пугать никого не надо. То, что тарифы сегодня в среднем занижены, это тоже всем очевидно. К сожалению, сегодня те, кто хорошо ездит, переплачивают, те, кто ездит плохо, недоплачивают. Понятно, что в этом есть некая социальная забота о гражданах, но я думаю, что все будет идти к большей справедливости для каждого индивидуально. На пути к либерализации тарифов постепенно, а именно это сейчас обсуждается, мы сможем давать более справедливые тарифы для каждого индивидуально. И те, кто хорошо водит, будут платить меньше, те, кто часто попадает в аварии, они должны платить больше.

А если ОСАГО, если уже можно так выражаться, вечная проблема страхового рынка? Все страховщики жалуются на то, что этот рынок едва ли не убыточен, а многие говорят, что убыточен.

Михаил Волков: Он однозначно убыточен на сегодня.

Зачем страховые компании остаются в этом бизнесе, если рынок убыточен, и почему вы продолжаете этим заниматься и не сдаете лицензию по этому виду страхования?

Михаил Волков: Потому что мы уверены, что выйдем из этого кризиса. И это произойдет в ближайшее время.

Выйдем из кризиса с чем? Что тянет вверх? Какие есть точки роста на страховом рынке сегодня?

Михаил Волков: Более или менее хорошо развивается страхование жизни. Продолжает развиваться инвестиционное страхование жизни. Если говорить о совсем новых видах страхования, то, конечно, и в корпоративных видах бизнеса, и в розничном мы все больше и больше задумываемся о новых продуктах, связанных с киберрисками, которые сейчас реализуются и активизируются постоянно.

А спрос есть? К вам уже приходят и просят: «Застрахуйте, пожалуйста, от кибератаки»?

Михаил Волков: Спрос есть. Он пока что неявно выраженный. В начале интервью я говорил о том, что по ряду вопросов мы занимаем проактивную позицию. Мы рассказываем нашим клиентам о том, какие риски у них есть, о которых они, может быть, еще не знают, тем самым тоже стараясь делать мир лучше.

Планы «Ингосстраха» на ближайший год. Какие-то целевые показатели, которых вы намерены достичь.

Михаил Волков: Вы знаете, ничего экстраординарного. Как я и говорил, рынок сейчас развивается спокойными темпами. Мы планируем продолжать находиться среди лидеров рынка по объемам, ну и, конечно, наращивать свою финансовую устойчивость.

Ну и в ваш день рождения, в ваш юбилей чего бы вы пожелали своим партнерам и клиентам?

Михаил Волков: Как страховщики, конечно, мы желаем спокойствия, уверенности, надежности, здоровья, что очень немаловажно. Обо всем остальном позаботится «Ингосстрах».

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов

Анвар Сайденов о достижениях и неудачах в денежно-кредитной политике

Экс-глава Нацбанка также высказал мнение о том, что банки во многом строились «феодальным» образом

В связи с отмечаемым на этой неделе Днем финансиста «Капитал.kz» обратился к Анвару Сайденову, возглавлявшему Национальный банк РК с 2004 года по январь 2009 года, за оценками побед и поражений казахстанской банковской системы.

— Анвар Галимуллаевич, каковы, по-вашему, главные достижения и неудачи в денежно-кредитной политике и регулировании за годы суверенитета?

— Думаю, что хотя сейчас распространено критическое отношение к «лучшей финансовой системе СНГ», все равно был период — вторая половина 90-х — начало двухтысячных, — когда было чем гордиться на самом деле. Это и внедрение международных стандартов, и активное привлечение иностранных игроков на наш финансовый рынок. Ну и болезненное сокращение количества банков с более чем 200 до 50, затем до 30. Если говорить о Нацбанке как о регуляторе, эти достижения нельзя перечеркивать. Другое дело, что целый ряд субъективных и объективных факторов привел к тому, что наша банковская система находится в том состоянии, в каком мы ее видим сейчас.

Выделение надзора в отдельное агентство в свое время было серьезным структурным изменением. Опять же какие-то недоработки самого АФН привели к тому, что оно было возвращено в лоно Национального банка. Для этого были субъективные предпосылки, но возникший вследствие этого конфликт налицо, в виде, например, того конфликта интересов, с которым сталкивается Нацбанк, будучи регулятором и одновременно крупным игроком на финансовом рынке. Есть более локальные достижения, о которых можно упомянуть, например, то, что построенная платежная система в свое время также признавалась лучшей на постсоветском пространстве. Важным было и внедрение различных механизмов и институтов финансового сектора, той же системы гарантирования депозитов, жилстройсбережений.

Говорить о денежно-кредитной политике, конечно, сложнее, поскольку в курсовой политике других важных «центробанковских» направлений мало чем можно похвастаться. Хотя можно отметить достаточно серьезный переход к инфляционному таргетированию, как бы его ни критиковали сейчас. Определенные шаги в данном направлении предпринимались. Отметил бы еще создание Национального фонда как очень важный шаг — это, конечно, достижение не только Нацбанка, но и руководства страны и экономического блока в целом. Думаю, что это было очень значимое решение, существование Национального фонда и его роль в тяжелые времена нельзя недооценить. Прорывом стало и создание накопительной пенсионной системы. Эта реформа также прошла очень тернистый путь шараханий из крайности в крайность, но мы ее внедрили опять же первыми в СНГ по достаточно прогрессивным моделям — это была очень серьезная подвижка. Наши реалии привели к тому, что пенсионная система была под таким грузом проблем, что пришлось делать кардинальные изменения. Насколько они были правильными — отдельный большой вопрос. В какой-то степени можно говорить о достижении определенного статуса Национального банка. Больше, конечно, о временах, когда его возглавляли Даулет Хамитович Сембаев, Ораз Жандосов, Григорий Марченко. Тогда авторитет института был очень высок, и к нему прислушивались не только наш истеблишмент и руководство страны, но и население в целом. Думаю, это было очень важно.

Неудачи — это как раз те девальвации, которые происходили. Среди них были крайне необходимые, например, переход к свободно плавающему обменному курсу 1999 года. Это был взвешенный шаг, хотя, по некоторым оценкам, возможно, осуществленный с небольшим опозданием. Если оценивать последние девальвации, то механизмы реализации, влияние на экономику и конкурентоспособность наших предпринимателей были далеки от идеала. И, вспоминая неудачи, нельзя не упомянуть о росте внешнего долга банковского сектора накануне кризиса 2008−2009 годов. Наверное, в этом все же была доля вины регулятора и надзора. Последствия тех ударов, которые получила банковская система, не преодолены до сих пор, банки и сейчас не вышли из той ситуации. То, в каком состоянии находится ряд секторов — строительство, рынок недвижимости, — все это следствие упомянутых просчетов.

- Какие ваши решения ретроспективно кажутся наиболее удачными и что хотелось бы изменить, будь такая возможность?

— Наверное, правильнее говорить не о каких-то личных решениях, принимаемых в период руководства Нацбанком, а о тех событиях, в которых участвовал. Могу вспомнить про получение Казахстаном первого инвестиционного рейтинга и размещение первых еврооблигаций в 1996 году. Тогда, хоть и на последнем этапе, подключился к этому процессу. Это был знаковый момент, мы это сделали раньше России, ненамного, но все-таки. Еще могу упомянуть, что принимал участие в выделении Агентства финансового надзора из Нацбанка. Это и большой опыт, и в целом я до сих пор оцениваю это решение как правильное. Тогда я курировал надзор как заместитель председателя Нацбанка, а Елена Бахмутова была директором департамента финансового надзора, общего для всего финансового рынка. Мы как раз работали над тем, на каких принципах должно выделяться агентство, как оно должно финансироваться, какой будет структура и в конечном итоге даже в какое подразделение пойдет каждый сотрудник. Считаю, что создание АФН нельзя назвать однозначной удачей, но это было важное событие, в котором также довелось принимать участие. Есть еще одно достижение, может быть, моя личная роль там была больше, но, с другой стороны, реакция людей и освещение в СМИ были смешанными — это ввод новых тенге 2006 года. По-прежнему очень люблю этот банкнотный ряд. Был вовлечен в этот процесс с нашим дизайнером и банкнотной фабрикой очень сильно, хотя это, может быть, не совсем правильно. Уважаемый Ораз Жандосов меня за это критиковал, считая, что председатель Нацбанка не должен так погружаться в процесс печатания банкнот. Какие-то изобразительные решения, быть может, не были идеальными, но считаю, это был удачный шаг Национального банка, получивший признание. Десятитысячная банкнота тогда была признана лучшей на проводившемся впервые конкурсе, в котором участвовало все международное банкнотное сообщество. То, что мы стали первыми чемпионами, вызывает большое удовлетворение.

Что хотелось бы изменить? Если говорить о чем-то совсем уж личном, то серьезно бы подумал, идти ли мне в БТА после Национального банка в 2009 году. Это была очень тяжелая и, признаюсь, неблагодарная работа. Не могу сказать, что она полностью завершилась успехом, хотя две реструктуризации, которые удалось провести, были достаточно жесткими для кредиторов. Для банка это тоже был успех, но сама проблема БТА Банка присутствует до сих пор и полностью не решена. И, конечно, в 2009 году никто не представлял масштабы и сложности тех задач, которые все еще существуют.

И, возвращаясь к кризису 2007−2009 годов, я в Нацбанке, а также руководство АФН видели какие-то риски и предпринимали промежуточные шаги, чтобы дестимулировать внешние заимствования. Нацбанк повышал минимальные резервные требования, АФН вводило требования по открытой валютной позиции и ограничения по заимствованиям. Но барьеры для дешевых ресурсов фондирования, которые поступали, а потом неэффективно вкладывались, преимущественно в недвижимость, создать не удалось. Не знаю, можно ли даже с имеющимся нынешним знанием вернуться в ту ситуацию и как-то все предотвратить. На последнем Конгрессе финансистов, который состоялся в 2006 году, шли очень бурные обсуждения по этому поводу. С одной стороны, была точка зрения регулятора, а с другой — крупнейших банков, которые считали, что с помощью этих заимствований и вложений в конкретные секторы поддерживается экономический рост. По итогам той давней дискуссии не было принято однозначных решений.

— Что сейчас происходит в банковском секторе, на ваш взгляд, — кризис, стагнация или устойчивый рост? Почему одни игроки чувствуют себя очень хорошо, а другие — очень плохо. И почему обострение ситуации с банками началось именно сейчас (Казинвестбанк, Delta Bank, Казком, Bank RBK)?

— Все это, наверное, последствия 2008−2009 годов, хотя, думаю, во многом то, что произошло с нашими банками в 2008—2009 годах, и то, что они расхлебывают до сих пор, это было связано с тем, как выстраивалась наша банковская система. И тот кризис высветил все ее слабые места. Назвал бы сегодняшнее состояние попыткой преодоления кризисных явлений, которые все равно продолжают присутствовать. Возьмем такой очень важный вопрос: принципы корпоративного управления — взаимоотношения акционеров, советов директоров и менеджмента в банковском секторе. Еще по итогам кризиса 2008 и 2009 годов на примере БТА озвучивался тезис о том, что не были совершенны процедуры корпоративного управления, не было «стены» между менеджерами и акционерами. Думаю, это во многом связано с тем, что в наш банковский сектор акционеры приходят не для того, чтобы получать просто дивиденды от банковской деятельности. Последние события как раз подтверждают: у собственников интерес к банкам связан с финансированием своих собственных проектов. Пример очень многих институтов это доказывает. Сам по себе банковский сектор с точки зрения зарабатывания дивидендов в наших условиях не слишком привлекателен. Наши банки, даже крупные, во многом строились таким «феодальным» образом. Институт должен работать на «хозяина», а все остальное практически является побочной функцией. Крайне важно также вспомнить, на каких ресурсах росли наши банки. Зависимость от государства всегда была очень велика. В определенные периоды дешевых внешних заимствований, высоких рейтингов страны она снижалась. После 2008−2009 годов у нас произошло заметное огосударствление экономики, и основное фондирование стало происходить через нацкомпании, госхолдинги, государственные программы, и доступ к этим ресурсам превратился в очень важный источник благосостояния наших банков. Депозиты физических лиц, конечно, играли определенную роль, но не главную. Если говорить о тех банках, которые перечислены, то общей чертой как раз является то, что любой ценой, правдами и неправдами, привлекались средства государственного и квазигосударственного секторов. Когда возникло противоречие с точки зрения целей собственников банков и тем, как происходило фондирование, как раз и возникали проблемы, и «феодализм» в очередной раз показывал свой «оскал». Понятно, что это происходило в основном с банками второго эшелона. Казком — это отдельная история. Он нес на себе груз БТА, и того, как была структурирована сделка по его приобретению.

Какого-либо шокового обострения в секторе в последние годы ведь и не происходило. Просто проблемы, которые никуда не исчезали, высвечиваются в одном или в другом банке, когда под влиянием объективных и субъективных причин то обостряется ситуация с ликвидностью, то проблемный кредитный портфель переходит определенные разумные пределы управляемой ситуации.

— Теперь и с точки зрения фондирования на сектор будет оказываться давление в сторону укрупнения?

— Укрупнение само по себе также не является панацеей. Говорить, что какие-то банки очень хорошо себя чувствуют, сложно. Наверное, кто-то более или менее спокоен. Если исключить «дочек» глобальных игроков или российские банки, у которых специфическая бизнес-модель и доступ к ресурсам, то, конечно, «Халык» выделяется. Но в то же время большую часть своей прибыли он заработал в прошлом году не за счет кредитования, а за счет доходности своего портфеля госбумаг. То есть проблемы связаны как с тем, что коренится внутри самих наших банков, так и с нашей экономикой, не создающей благоприятных предпосылок для оздоровления банковского сектора. В каждом из этих банков можно найти и какие-то специфические сложности, допустим, в Delta, ситуацию в зерновом бизнесе. Поэтому считаю, что посткризисное тяжелое состояние не преодолено.

Как кредитор последней инстанции и обладатель ресурсов ликвидности Нацбанк в рамках программы обеспечения финансовой стабильности предпринимает правильные шаги. Другой вопрос, что у многих возникает впечатление, что в капитал банков вливаются бюджетные средства, но, во- первых, они возвратные, а, во-вторых, Национальный банк с точки зрения эмиссии денег играет особую роль, которой должен периодически пользоваться. Ситуация в банковском секторе, конечно, непростая, и как долго продлится этот период, сложно предсказать.

— Извлечены ли в полной мере банковским сектором уроки из кризисов?

— Думаю, наши банкиры — достаточно профессиональные финансисты, умные люди. Проблемы довольно большому количеству людей были ясны еще тогда, в 2008—2009 годах. С этой точки зрения вынесение уроков, наверное, произошло. Но полномасштабно завершить работу над ошибками не удалось. Это очень трудно сделать, потому что рамки, в которых существуют наши банки, — это прежде всего структура экономики, и каналы, по которым поступают ресурсы, поменялись не очень сильно. Вера в то, что государство протянет руку помощи и через денежные каналы, другие способы, окажет поддержку бизнесу и банкам, очень велика. Надеяться на то, что все сделает сам рынок, опрометчиво, поскольку этого свободного рынка давно уже нет даже в старых рыночных экономиках. Поэтому ответ — и да, и нет. Но это всегда так, даже если выводы сделаны, самое сложное — реализация. Наша экономика все равно является транзитной, нет истории институтов и рыночных сил, которые бы могли изменить ситуацию. Оптимизм все равно присутствует, сам сталкиваюсь с поколением молодых, очень образованных финансистов. Примерно то же происходит на государственной службе.

Как бы грустно это не было, себя приходится относить к другому поколению, которому остается уже только советовать. Хотя, наверное, в любом возрасте люди способны на реализацию самых фантастических проектов.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров

«Плохие» кредиты давят на банковский сектор

Резкий рост объема проблемных займов у терпящего бедствие Bank RBK – до 600 млрд тенге с 46 млрд тенге по состоянию на 1 октября – вполне логично привлек внимание к соответствующим данным оперативной отчетности регулятора.

Тулеген АСКАРОВ

Как отмечалось «ДК» в предыдущем банковском обзоре, после завершения масштабной сделки по спасению Казкоммерцбанка и приобретению его Народным банком Казахстана вопреки ожиданиям совокупный объем «плохих» займов заметно увеличился. При этом произошел его рост не только в абсолютном выражении, – поднялась и доля таких кредитов в совокупном ссудном портфеле банковского сектора. По осени эта негативная тенденция сохранилась, и в сентябре объем займов с просрочкой платежей свыше 90 дней вырос еще на 0,9% до 1 трлн 772,3 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 16,2 млрд тенге.

Среди участников рынка лидером по этому показателю по-прежнему оставался Казкоммерцбанк с 570,7 млрд тенге по состоянию на 1 октября. При этом за первый месяц осени объем «плохих» займов у него вырос значительно – почти на 6%. Вторым шел Delta Bank с 314,8 млрд тенге, а третьим – Народный банк Казахстана (223,1 млрд тенге). На долю этого трио приходилось 62,5% от общего их объема. 100-миллиардную отметку здесь к началу октября превысил еще и дочерний Сбербанк России.

По доле «плохих» кредитов в ссудном портфеле впереди шел Delta Bank с 99,73%. Но после отзыва лицензии у него печальное лидерство переходит к Казкоммерцбанку – 40,28%, тогда как месяцем ранее было 35,83%. За ним следует дочерний Национальный банк Пакистана в Казахстане – 33,36%. Среди других участников рынка 10%-ную планку на начало октября превысили также АТФБанк (10,37%) и дочерний Банк ВТБ (Казахстан) (14,01%). У Bank RBK значение этого показателя было на уровне в 6,41%. Общая же доля проблемных займов в совокупном ссудном портфеле банков второго уровня за сентябрь слегка уменьшилась – с 12,77% до 12,75%.

Немного снизилась за первый месяц осени и сумма просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, – на 0,1% до 2 трлн 1,5 млрд тенге. Позитивный тон задал здесь Казкоммерцбанк, лидирующий и по этому показателю, – у него произошло снижение «просрочки» на 4,8% до 649,5 млрд тенге. В этом же тренде двигался и занимающий второе место Народный банк Казахстана, сокративший ее на 2,8% до 237,6 млрд тенге. Но у других участников рынка с объемом «просрочки» более 100 млрд тенге она за сентябрь выросла, причем весьма прилично: у АТФБанка – на 7,7% до 141,6 млрд тенге, Евразийского банка – 8,4% до 138,6 млрд тенге. Вплотную к этой планке придвинулся и Банк ЦентрКредит после впечатляющего прироста на 15,6% до 91,1 млрд тенге.

А совокупный ссудный портфель банковского сектора за первый месяц осени увеличился на 1,1% до 13 трлн 902,9 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 154,6 млрд тенге. Идущий впереди по объему выданных кредитов Народный банк Казахстана нарастил свой портфель на вполне приличные 4,2% до 2 трлн 507,9 млрд тенге. Прибавку показал и идущий вторым Цеснабанк (1% до 1 трлн 708,8 млрд тенге), тогда как у Казкоммерцбанка произошло снижение на 5,8% до 1 трлн 417,4 млрд тенге. Замкнувший группу «триллионеров» по этому показателю дочерний Сбербанк России завершил первый месяц осени приростом на 4,2% до 1 трлн 147,4 млрд тенге. А вот Kaspi Bank, идущий пятым, отодвинулся от этой группы после снижения на 0,8% до 896,9 млрд тенге. Теперь его позициям вполне реально угрожает Банк ЦентрКредит, прибавивший 2,4% до 891,4 млрд тенге. Замкнули же первую десятку банковского сектора по объему ссудного портфеля АТФБанк (2,3% до 815,1 млрд тенге), Bank RBK, у которого произошло снижение на 0,7% до 717,8 млрд тенге, Евразийский банк с приростом на 0,9% до 636,3 млрд тенге и ForteBank (1,4% до 580,4 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров

Нацфонд тревоги нашей

Хотя мировые цены на «черное золото» держатся на вполне приличном уровне выше $60 за баррель, нефтяная «кубышка» Казахстана по осени заметно пустеет как в тенговом, так и в долларовом эквивалентах.

Тулеген АСКАРОВ

Как следует из данных Министерства финансов, опубликованных на его сайте, с 23 трлн 865,6 млрд тенге на начало этого года средства Национального фонда сократились за 10 месяцев текущего года до 21 трлн 332,3 млрд тенге. В абсолютном выражении деньги этой виртуальной структуры на счету Минфина в Нацбанке уменьшились к началу ноября на 2 трлн 533,3 млрд тенге, а в относительном – на 10,6%.

Ключевыми источниками этого негатива стали гарантированные трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет, объем которых за январь-октябрь достиг 2 трлн 680,0 млрд тенге, а также целевые трансферты, объем которых составил 1 трлн 434,9 млрд тенге. Еще 6,1 млрд тенге были потрачены на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом (им занимаются Нацбанк вместе с внешними управляющими), и проведение его ежегодного аудита. Общая же сумма средств Нацфонда, использованных за 10 месяцев, составила 4 трлн 121,1 млрд тенге.

Поступило же денег в Нацфонд в этом году гораздо меньше – в 2,6 раза, а в абсолютном выражении – 1 трлн 587,7 млрд тенге. Львиная доля поступлений пришлась на налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 1 трлн 421,0 млрд тенге. Надо сказать, что рост цен на нефть благотворно сказался на поступлениях от добывающих ее компаний, так как в прошлом году на начало ноября их объем составил 1 трлн 169,2 млрд тенге. Следующая по величине статья прихода в Нацфонд – инвестиционные доходы от управления его активами, составившие за первое полугодие 125,5 млрд тенге. Далее следуют другие поступления от операций, осуществляемых организациями нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты), – 31,3 млрд тенге. Среди них наибольшая часть приходится на средства, полученные от недропользователей по искам о возмещении вреда организациями нефтяного сектора, – 27,2 млрд тенге. Из республиканского бюджета в Нацфонд были возвращены средства целевого трансферта в объеме 9,1 млрд тенге. Относительно небольшие суммы составили поступления от приватизации республиканской собственности (0,4 млрд тенге) и от продажи земельных участников сельскохозяйственного назначения (0,3 млрд тенге).

В долларовом эквиваленте активы Нацфонда также сократились в этом году весьма заметно. С начала года они уменьшились на 8,14% до $56 млрд 237 млн, в абсолютном выражении – на $4 млрд 981 млн. Для сравнения: за весь прошлый год, когда нефтяные цены были ниже, деньги Нацфонда сократились на 3,43%, или $2 млрд 174 млн. И, как следует из заявления председателя Нацбанка Данияра Акишева, до конца года снижение валютных активов фонда продолжится. Ведь из него необходимо продать почти $1 млрд для конвертации в тенговую сумму, которая необходима для перечисления трансферта в бюджет.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов

Экономим честно: как оптимизировать налоги малому бизнесу

Александр Тарасов, адвокат, управляющий партнер юридической компании «АВТ Консалтинг»

Ведение бизнеса и уплата налогов неразрывно связаны между собой. Поэтому на практике вопрос выбора режима налогообложения является первостепенным. Плательщик должен четко понимать, какими будут последствия от применения различных схем и способов оптимизации налогов. И каких финансовых потерь можно ожидать после их применения.

Для субъектов малого бизнеса, помимо общей системы налогообложения, законодательством предусмотрены «льготные» режимы, позволяющие работать в щадящих условиях.

Общая система налогообложения (ОСН)

Эта система обладает самыми невыгодными налоговыми издержками. Поэтому данный режим налогообложения субъекты малого предпринимательства используют довольно редко. В ОСН отсутствуют какие-либо исключения и ограничения, поэтому такой режим применяется автоматически в случае отсутствия заявлений от налогоплательщика о переходе на другой режим.

ОСН предполагает полное ведение бухгалтерского учета и максимальные платежи в бюджет.

Вычет НДС

Оптимизация налога на добавленную стоимость является одной из самых сложных задач и вызывает много вопросов у налогоплательщиков в связи с тем, что составляет большую долю налоговой нагрузки большинства предприятий.

Для максимального снижения НДС необходимо, чтобы контрагенты, с которыми ваша компания работает, также являлись плательщиками НДС. В таком случае суммы НДС контрагента-поставщика возможно принять к вычету.

Особенно пристальное внимание следует обратить на оформление первичной документации, поскольку налоговые органы крайне внимательны к такого рода сделкам и тщательно проверяют сопроводительные документы.

Также важным моментом является вопрос распределения или учета НДС. Учитывая, что данный вид налога уже заложен в цену товара, а в бюджет необходимо перечислить именно разницу между полученной и оплаченной суммами налога, то если при закупках заплатить больше, а при продажах меньше, таким образом можно скорректировать необходимые перечисления в бюджет.

Упрощенная система налогообложения (УСН) – льготный режим, который может быть применим практически для всех направлений деятельности. Разница в том, что предприятиям, имеющим высокую затратность бизнеса, выгоднее будут условия при налоговой ставке 15% – с объектом налогообложения «доходы минус расходы», а во всех остальных случаях более выгодным будет УСН со ставкой 6% и объектом «доходы».

Важным ограничением является то, что данная система налогообложения не может применяться совместно с ОСН.

Способы оптимизации

Компании, применяющие УСН, уменьшают налог путем уменьшения налогооблагаемой базы на сумму обязательных платежей в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и Пенсионный фонд РФ.

Региональные льготы по УСН

Кроме того, компаниями применяются региональные льготные ставки. Так, для объекта «доходы» ставка налога в конкретном регионе определяется законом этого субъекта РФ в диапазоне от 1% до 6%. В случае если ставка субъектом не установлена, компании вынуждены применять максимальную ставку – 6%. Для объекта «доходы минус расходы» ставка налога по УСН также устанавливается на региональном уровне, но в диапазоне от 5% до 15%. В случае отсутствия установленной региональной ставки применяется также максимальная ставка – 15%.

Существует так называемый льготный период – налоговые каникулы, в период которых ставка налога по УСН для всех объектов равна 0% на протяжении двух лет.

Применение УСН подходит малому бизнесу с малым среднегодовым оборотом. Данный режим эффективен при продаже работ и товаров либо физическим лицам, либо предприятиям малого бизнеса, которые также применяют льготный режим.

Основной риск состоит в том, что при утрате по тем или иным причинам специального режима восстановить учет придется с момента его утраты по ОСН с доначислением НДС. Это негативно скажется на налоговой нагрузке предприятия.

Кроме того, всегда есть риск снижения конкурентности на рынке при работе с предприятиями, применяющими ОСН и являющимися плательщиками НДС.

Единый налог на вмененный доход (ЕНВД) – еще один льготный режим для малого бизнеса, особенностью которого является то, что его можно использовать в ограниченных видах деятельности.

Отчисления в бюджет при использовании данного режима зависят не от фактических результатов деятельности, а определяются путем расчетов, основываясь на установленных показателях деятельности предприятия.

Существенным плюсом данного режима для организации является отсутствие необходимости уплаты НДС, налога на прибыль, налога на имущество, а также уменьшение суммы ЕНВД на сумму произведенных страховых взносов. Вместо вышеперечисленных налогов уплачивается единый налог.

Кроме того, у малого бизнеса есть возможность использовать корректирующие коэффициенты, которые дают возможность налогоплательщику учесть различные внешние факторы, влияющие на размер получаемого дохода, и исходя из этого снизить размер налоговой базы.

Еще одним плюсом данного режима является отсутствие каких-либо ограничений по доходам.

Однако имеются и существенные недостатки использования ЕНВД. Прежде всего это базовая доходность, установленная в отношении различных видов деятельности, которая зачастую не имеет экономического обоснования. При расчете базовой доходности законодателями не учтены особенности по видам деятельности налогоплательщиков.

Кроме того, предприятие, использующее режим ЕНВД, является невыгодным для тех компаний, которые уплачивают НДС.

Также к минусам ЕНВД можно отнести тот факт, что величина налога не зависит ни от доходов, ни от убытков.

Патентная система налогообложения (ПСН)

Является удобным и востребованным режимом для малого бизнеса, но предназначена только для индивидуальных предпринимателей и ограничена перечнем видов предпринимательской деятельности, при ведении которой можно использовать патент, и штатной численностью сотрудников до 15 человек.

Чтобы индивидуальный предприниматель мог работать по патенту, ему необходимо лишь выбрать вид деятельности из перечня и купить патент, который приобретается на год. Это очень удобно для предпринимателей, так как снижаются риски, связанные, например, с началом ведения бизнеса. В случае неудачи потери можно сделать минимальными.

Базовая ставка по патенту составляет 6% от базовой доходности.

Какие налоги заменяет ПСН

ПСН предусматривает освобождение предпринимателя от НДС, НДФЛ, налога на имущество физических лиц.

Для работающих на патенте налоговый орган рассчитывает налог исходя из потенциально возможного к получению дохода, который устанавливается региональными властями индивидуально.

Однако, применяя ПСН, предприниматели должны помнить не только об ограничении штатной численности, но и о пределе доходов, установленном в размере 60 млн рублей.

Налогоплательщики, применяющие ПСН, имеют право не вести бухгалтерский учет и не предоставлять бухгалтерскую и налоговую отчетность. Достаточно лишь ведения книги доходов и расходов.

Как и в любом другом режиме, в ПСН имеются минусы. К ним прежде всего относятся ограничение по видам деятельности и количеству наемных работников, ежегодное посещение налогового органа для подтверждения права на патентный режим и его «продление».

Несмотря на очевидные плюсы данного режима налогообложения, у индивидуальных предпринимателей, использующих ПСН, существуют и налоговые риски. В частности, возможность утраты права на применение патента по основаниям несоответствия критериям по доходности и штатной численности с последующей уплатой всех налогов по общему режиму налогообложения, а также двойное налогообложение. Если предприниматель ведет деятельность в нескольких регионах, то патент ему необходимо приобретать в каждом регионе отдельно.

Помимо налогового планирования как одной из первостепенных задач в вопросе оптимизации налоговой нагрузки, налогоплательщики применяют и другие способы ее снижения.

Планирование НДС

Одним из способов оптимизации налоговой нагрузки по НДС является ее планирование – ежемесячный анализ планируемых закупок основного сырья, материалов, оборудования, работ, услуг и прочего в зависимости от деятельности предприятия, стоимости договоров и сроков их оплаты. Также анализируются данные о реализации и сроках поступления выручки на предприятие.

Сочетание УСН с ЕНВД

Иногда оптимизация налогов организации выражается в сочетании нескольких «удобных» систем налогообложения. Так, к примеру, организация, которая работает по УСН, может создать отдельное подразделение, которое будет использовать ЕНВД. Это позволит в случае увеличения объема продаж сэкономить на налогах, так как уплата единого налога не зависит от дохода.

Завышение расходов

Как известно, объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций ее сумма равна доходам, уменьшенным на величину произведенных расходов, перечень которых установлен в главе 25 Налогового кодекса. Расширить этот список, очевидно, не представляется возможным, но законные способы завышения расходов существуют и активно применяются компаниями.

Например, самым распространенным методом завышения расходов компаний является завышение затрат по аренде помещения, а также затрат, сопровождающих текущую деятельность организации. Такие затраты подпадают под перечень, установленный законодательством, и могут быть отнесены к расходам.

Кроме того, возможно списать расходы на подготовку и переподготовку кадров в составе прочих расходов. Стоит обратить внимание на то, что учесть такие расходы можно только в отношении сотрудника, работающего по трудовому договору.

Таким образом, у компаний есть различные способы искусственного увеличения затрат, которые были понесены в действительности, а также в отношении дружественного контрагента или осуществлены лишь на бумаге.

Предприниматель на ПСН

Одним из способов увеличения налоговой экономии для субъектов малого бизнеса является как раз использование «дружественных» предпринимателей, работающих на патенте.

Налоговая оптимизация заключается в том, что, используя предпринимателя на данной системе налогообложения, предприятие получает возможность перевести часть прибыли, уменьшая тем самым ее у себя. А предприниматель уплачивает в бюджет фиксированную сумму налога, не отчитываясь перед налоговым органом.

Выплата дивидендов

Работник организации получает в качестве дивидендов от компании, которая находится на ОСН либо УСН, часть заработной платы. Целью данного способа является уменьшение НДФЛ и взносов в социальные фонды.

Работники учреждают компанию либо вводят в состав участников уже существующей компании. После чего компания получает прибыль и распределяет ее между участниками в виде дивидендов. Таким образом, вместо налога в размере 13% уплачивается налог размером 9%.

Очевидным минусом данной схемы является то, что дивиденды выплачиваются лишь по итогам года либо квартала. А также то, что есть ситуации, при которых дивиденды выплачивать нельзя.

Кроме того, у налогового органа может вызвать подозрение, если у работника низкий уровень заработной платы и большие выплаты в виде дивидендов.

Также можно ожидать усиленного контроля со стороны инспекции на предмет получения необоснованной налоговой выгоды в результате экономии на взносах в ПФР и фонды социального страхования.

Стоит упомянуть еще об одном способе, который пользуется популярностью у субъектов малого предпринимательства. Оптимизация налогов через создание фирм-однодневок – знакомая схема для налоговых работников. Данный способ хотя и достаточно распространен, но не является законным. Налоговая инспекция крайне внимательна к сделкам, вызывающим у нее подозрение в своей реальности. Если доказать обоснованность расходов не получится, то и налоговые вычеты получить не удастся, а налог на добавленную стоимость будет доначислен.

Таким образом, когда используется схема минимизации налогообложения, нужно оценивать риски и осознавать возможные последствия.

Предпринимателям необходимо руководствоваться определенными принципами, которые помогут оптимизировать налоги, не вызывая подозрения у контролирующих органов.

1. Заключаемые сделки не должны иметь притворный характер, необходимо наличие формирования деловой цели.

2. Необходимо обоснование используемой ценовой политики.

3. Любая сделка должна укладываться в общую схему бизнес-процесса.

4. Уделяйте особое внимание оформлению первичных документов.

5. Избегайте взаимозависимости участников сделок.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388805

Индикатор для инвестора

За какими биржевыми индексами необходимо следить частному трейдеру

Влияние иностранных инвесторов на российский фондовый рынок продолжает расти

Внимание инвесторов на этой неделе было приковано к очередному пересмотру индекса MSCI Russia. В него были включены акции ММК и «Полюса», а бумаги АФК «Система» и «Ростелекома», напротив, выбыли. Почему важно следить за биржевыми индексами? И стоит ли принимать решение на основании их изменений?

Рост на MSCI

Акции компании «Полюс» с начала недели выросли почти на 3%, обновив исторический максимум. На пике стоимости во вторник ,14 ноября, бумаги компании на Московской бирже торговались по 5 209 рублей. Максимумы обновили и акции Магнитогорского металлургического комбината (ММК): во вторник их котировки доходили до 47,33 рубля, поднявшись в цене на 3,1%. Правда, уже на следующий день и «Полюс», и ММК завершили торговую сессию с «минусом».

Драйвером роста для котировок обеих компаний в начале недели стало их включение в расчетную базу индексов MSCI Russia и EM Standard. Решение об этом принял индексный провайдер MSCI. Оно вступит в силу с 1 декабря. Объем свободно торгуемых бумаг (free float) ММК превысил 15% после продажи доли в металлургическом комбинате структурой его основного бенефициара Виктора Рашникова, а рыночные обороты «Полюса» увеличились, после того как в июне компания провела SPO.

Это вызвало дополнительный приток денег инвесторов в акции обеих компаний. По оценкам аналитиков инвестбанка Sberbank CIB Коула Эйксона и Андрея Кузнецова, приток капитала в ММК из биржевых фондов мог составить 32 млн долларов. Это, как указывается в обзоре инвестбанка, более чем в три раза превышает среднесуточный оборот торгов акциями компании за последние 30 торговых сессий. Приток капитала в акции «Полюса» аналитики оценили в 41 млн долларов.

В «ВТБ Капитале» ожидают приток в акции ММК на уровне 144 млн долларов, а в бумаги «Полюса» — 186 млн долларов. По мнению аналитика «КИТ Финанс Брокер» Анны Устиновой, включение ММК в индекс MSCI — позитивный сигнал. Для тех инвесторов, кто держит бумаги в портфеле, она рекомендует фиксировать позиции по факту вступления изменений в силу, то есть до 30 ноября.

Большие и популярные

В индексе MSCI Russia на 30 октября было 22 российские компании, на долю которых приходилось до 85% капитализации всего отечественного фондового рынка. Почти половина в нем приходится на Сбербанк, «Газпром» и «ЛУКОЙЛ». Другой индекс, в котором участвуют российские эмитенты, MSCI EM Europe (в него включены бумаги 85 компаний из стран Восточной Европы) также в основном представлен нашими «тяжеловесами». А вот в более популярном у глобальных фондов индексе развивающихся рынков, MSCI EM, доля России более чем скромная. В основном здесь компании из Китая, Южной Кореи, Тайваня, Индии и Бразилии.

Однако даже при этом участие или «неучастие» российских эмитентов в индексах является своеобразным сигналом для инвесторов. В частности, для индексных фондов это необходимый критерий, чтобы включить компанию в свой портфель. Кроме того, MSCI — базис для расчета опционов, фьючерсных контрактов, поэтому участники этих сегментов фондового рынка также реагируют на любые новости о ребалансировке индексов.

«Индекс MSCI служит ориентиром для международных инвесторов. Составители индексов стараются пересматривать веса бумаг в индексе, выделяя наиболее перспективные, на их взгляд, акции и сокращая присутствие бумаг, ликвидность которых сильно сократилась», — комментирует начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко.

Так, в результате последней ребалансировки индексов MSCI Russia и EM Standard из них были исключены расписки (GDR) АФК «Система» и акции «Ростелекома». Это вызвало отток средств инвесторов из бумаг и падение их котировок. Капитализация АФК «Система» с начала недели уменьшилась до 112,9 млрд рублей из-за снижения акций на 10% (в среду бумаги АФК потеряли больше 5%), а «Ростелеком» «подешевел» на 4,6%. Бумаги телекоммуникационной компании сейчас стоят ниже 69 рублей за акцию, с начала года их цена упала почти на 20%. В БКС называют исключение бумаг «Ростелекома» из индексов большим сюрпризом. «Можно ожидать давления на котировки компании до вступления изменений в силу», — говорится в обзоре инвесткомпании.

Непредсказуемые индексы

Индекс — это ориентир для инвесторов, по которому можно достаточно адекватно оценить степень риска своих вложений, состояние отрасли. Однако, как отмечает начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал» Владимир Веденеев, это отнюдь не означает, что инвестор должен строить свою стратегию только на основе индекса. «С вероятностью 90% включение компании в индексы приводит к росту ее акций, но если в это время какой-то крупный инвестор продает бумаги, то котировки могут стоять на месте», — говорит он. Тем не менее, как правило, по словам управляющего, в ожидании включения бумаги в индекс ее цена может расти достаточно продолжительное время.

Как пример, акции «Северстали». На прошлой неделе агентство MSCI объявило о повышении коэффициента free float компании. По оценке аналитиков Sberbank CIB, это приведет к притоку средств пассивных фондов в акции «Северстали» в размере примерно 13 млн долларов. С начала недели котировки «металлурга» подросли на 2%.

Впрочем, как указывает главный стратег БКС Вячеслав Смольянинов, участие в индексе служит только дополнительным катализатором для движения котировок. «Необходимо учитывать и более фундаментальные вещи, оценку компании рынком, отчетность, внешние факторы», — обращает внимание эксперт. Та же «Северсталь», акции которой взлетели с июня на 26%, показала такой прирост благодаря повышенному спросу на металлы и щедрым дивидендам. В октябре стало известно, что компания готова направить на выплаты акционерам 100% свободного денежного потока.

Ващенко подчеркивает, что если инвестор хочет составить более рискованный портфель, ориентированный на более высокую доходность, то в него обычно включаются бумаги, динамика которых сильно отличается от индекса.

Старший портфельный управляющий УК «Капиталъ» Вадим Бит-Аврагим говорит, что факторы, которые влияют на решение, включать или нет акцию в индекс (капитализация, free float, крупные акционеры), могут быть очень непредсказуемыми, поэтому строить долгосрочные прогнозы на основании этого критерия не стоит. «Самое непредсказуемое — это капитализация, которая может резко меняться из-за каких-то рыночных событий», — поясняет он. В качестве примера финансист приводит историю с акциями «Аэрофлота», который рассматривался как один из главных претендентов на включение в индекс MSCI. Однако финансовые показатели компании разочаровали инвесторов, и стоимость ее акций упала, что привело к снижению капитализации. В результате в индекс российский авиаперевозчик так и не попал.

ММВБ и РТС против иностранцев

Вячеслав Смольянинов из БКС говорит, что индексы MSCI, безусловно, наиболее важны для российского рынка акций, ведь за ними стоят миллиарды долларов. Сейчас компания MSCI Inc. (Morgan Stanley Capital International) является одним из крупнейших мировых провайдеров фондовых индексов. Она рассчитывает около 160 тыс. индексов, охватывающих фондовые рынки всего мира. Поэтому, по словам финансиста, любые изменения их состава всегда отражаются на котировках эмитентов. Скажем, объем активов фондов, портфели которых составлены на основе MSCI Emerging Markets, оценивается в 1,3 трлн долларов.

«Для нас, безусловно, наиболее важны индексы семейства MSCI, а также мы смотрим за индексом британской фондовой биржи FTSE Russia, в который включены депозитарные расписки российских эмитентов», — рассказывает Бит-Аврагим. Сейчас в этом индексе 15 крупнейших и наиболее ликвидных российских компаний, торгующихся на LSE. Индекс был запущен в 2006 году и служит индикатором интереса иностранных инвесторов к активам в России.

Еще один индекс, который отслеживают управляющие, — Market Vector Russia Index. На его основе выстроен инвестиционный портфель крупнейшего индексного фонда, инвестирующего в российские акции, RSX (VanEck Vectors Russia ETF). Его активы превышают 2 млрд долларов. А вот отечественные РТС и ММВБ не так актуальны, следует из комментариев участников рынка, опрошенных Банки.ру. «Мы не видим такой реакции котировок компаний в случае ребалансировки российских индексов. Это логично, потому что активы наших индексных ПИФов несопоставимы с западными ETF, которые при любом изменении MSCI или FTSE приводят в соответствие индексам свои портфели и сдвигают стоимость бумаг», — говорит Веденеев из УК «Райффайзен Капитал». По данным НЛУ, сейчас в индексных фондах находится всего 2,59 млрд рублей (около 43 млн долларов). Суммарные активы иностранных фондов, вкладывающих в российские компании, по словам управляющего, превышают 250 млрд долларов.

К сожалению, последние годы доля институциональных инвесторов в России не росла, констатирует Веденеев. Поэтому зависимость нашего рынка от нерезидентов сильно увеличилась. Влияние иностранцев трудно переоценить, ведь, по данным Московской биржи, сейчас доля их операций на рынке достигает 48%. За пять последних лет влияние иностранцев на фондовый рынок России только росло, несмотря на санкции и девальвацию рубля.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388805


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова

Отдам в плохие руки

Страховщики активно используют договор цессии, чтобы снять с себя ответственность перед клиентом за ремонт пострадавших автомобилей

Страховщики пытаются снять с себя ответственность за ремонт автомобиля с помощью посредников

Разгул «автоюристов», на которых не устают жаловаться страховщики, теоретически должно было пресечь натуральное возмещение в ОСАГО. Но договор цессии, на котором строится бизнес «автоюристов», плавно перекочевал из денежной формы в натуральную. Об этом свидетельствуют жалобы клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру и проведенное нами расследование.

«Машина стоит на улице вся грязная, внутри спит кот»

Сразу несколько клиентов страховщиков пожаловались в «Народном рейтинге» Банки.ру на то, что «независимые» эксперты, к которым их направили страховщики, фактически вынудили пострадавших автовладельцев заключить договор переуступки права требования (цессии) с некоей ассистанской компанией или напрямую с сервисом. Качество и сроки ремонта, полученного в результате такого договора, вызвали негодование клиентов. А страховая при попытке жаловаться туда всячески открещивалась, ссылаясь на договор цессии. В результате человек не понимает, когда и в каком состоянии получит машину назад, кто виноват в этой ситуации и что делать.

«В конце июня мой автомобиль был разбит вашим клиентом, ваша страховая компания предложила денежную компенсацию (которой не хватало, чтобы покрыть сумму ремонта), либо сам ремонт соответственно, — пишет на сайте Банки.ру Полина, обращаясь к страховщику. — Выбрала ремонт, подписала договор цессии. Сначала в течение месяца сервис «АвтоМакс» не принимал автомобиль, говорили, что ждут перечислений от страховой и закупают запчасти <…> При сдаче автомобиля были озвучены сроки ремонта: 2—3 недели максимально». (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов отзывов сохранены.) На первый взгляд, все в рамках закона: сроки в пределах месяца, даже предложили выбор между натуральной и денежной формой.

(Поясним в скобках, что приоритет ремонта перед денежным возмещением действует только в том случае, если виновник аварии купил полис после 28 апреля 2017 года — дня вступления в силу поправок к закону об ОСАГО. В противном случае пострадавший в ДТП клиент страховой компании волен сам выбрать между деньгами и ремонтом.)

Однако дальше все пошло не по плану. «Спустя 3 недели связались с сервисом и нам сообщили, что придется подождать еще 10 дней, очень сложный ремонт. Спустя 10 дней позвонили и опять то же самое, в итоге 3 раза срок сдвигался на 10 дней, 13.09.17 поехали в сервис, машина стоит на улице, вся грязная, внутри спит кот! С нее лишь сняли передний и задний бамперы. Такой ремонт машины произвели за 6 недель!!!» — пишет пострадавшая клиентка страховой компании.

Эпопея продолжалась еще не один день: директор сервиса обещал, что машину вот-вот начнут ремонтировать, по телефону подтверждал, что ею уже занимаются. А когда клиент приезжал в сервис, находил автомобиль все в том же состоянии, разве что кота внутри уже не было. Звонок в страховую результата не дал: компания ответственности не несет, все претензии — к сервису.

Похожая ситуация была у другого клиента крупного страховщика. «У виновника ДТП полис оказался оформлен после 28 апреля, поэтому мне выдали направление на ремонт. Вместе с направлением на ремонт был подписан договор цессии с компанией Автолот, т. к. ремонт без посредников, по словам оценщика, невозможен. Договор цессии пришлось отфотографировать на телефон, т. к. бумажной копии от оценщика не получил», — пишет автовладелец из города Видное. Спустя почти два месяца после первого обращения в страховую компанию клиент написал: «До сих пор не могу получить информацию о том, где находится в пути заказанная деталь и когда автомобиль будет принят в ремонт. В процессе общения с сотрудником компании <…> удалось услышать, что компания все обязательства передо мной выполнила и дело у них закрыто».

Самое интересное, что формально страховщик прав: клиент передал свои права требования возмещения (в данном случае ремонта) посреднику, который взамен обещал ему быстрое и качественное восстановление автомобиля. «После цессии перед клиентом отвечает не страховая компания, а цессионарий, то есть компания, у которой появилось право требования к страховщику вместо пострадавшего в ДТП», — комментирует юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев.

Неправ в данном случае посредник, заявивший, что без цессии ремонт автомобиля невозможен, — он сознательно неверно информировал клиента и нарушил закон.

Неправ, конечно, и сервис, затянувший с ремонтом и пустивший кота внутрь автомобиля, но мы сейчас не об этом. Банки.ру решил разобраться, почему страховщики работают с такими автосервисами (ведь в конечном итоге страдает их репутация) и откуда вообще берется идея переуступки прав требования при натуральном возмещении — выгода посредника здесь неочевидна, в отличие от деятельности «автоюристов», живущих на маржу между тем, что они платят автовладельцу сразу, и тем, что получают через суд от страховой компании.

Ремонт, да не тот

На первый взгляд, при цессии в натуральном возмещении схема такая же, как и при денежной выплате: клиент получает свою часть сразу, а посредник («авторист» или при натуральном возмещении автоассистанс) требует свое от страховщика. В классическом «автоюризме» посредник идет в суд и выставляет дополнительные иски, а затем получает существенно большую сумму, чем заплатил пострадавшему автовладельцу. Отсюда и растущие убытки автостраховщиков — суммы выплат по судебным решениям зашкаливают, существенно превышая среднюю выплату по несудебным делам. От такого злоупотребления правом страдают в первую очередь страховые компании, ну и немного — сам подписавший договор цессии застрахованный. Последний не только недополучает денег по страховому возмещению, но еще и платит подоходный налог с той суммы, которую «автоюрист» получит за него в суде.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания. Вместо этого страховые компании просто выплачивают денежное вознаграждение посреднику — ассистанской компании, которая приобретает у клиента право требования. Как пояснил Банки.ру источник на страховом рынке, знакомый с этой схемой, формально страховщик не связан договорными отношениями ни с ассистансом, ни с сервисом — разве что у него есть договор на оказание услуг по оценке ущерба с некоей третьей компанией, в которой и числится «регулировщик», уговаривающий клиентов на цессию. Доводы бывают разные. Кто-то прямо заявляет, что без цессии ремонта не будет (как в вышеописанном случае с посетителем Банки.ру). Кто-то говорит: мол, денег будете ждать до Судного дня, а ремонт получите быстро и качественно.

«Клиента вводят в заблуждение с целью минимизации риска увеличения суммы страховой выплаты в случае, если первоначально выделенных на ремонт денежных средств не хватит», — поясняет Шалаев. Согласился на ремонт — получи ремонт. Неважно, что совсем не тот, о котором договаривались, и спустя 3—4 месяца. Новые требования по срокам и качеству ремонта при натуральном возмещении, введенные поправками к закону об ОСАГО, на ассистанскую компанию и станцию техобслуживания, увы, не распространяются.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания.

Схема эта активно применялась несколькими страховщиками еще в 2015 году — примерно тогда же, когда начался расцвет классического «автоюризма». При нормальных отношениях с автосервисом и посредником страховщику оплата ремонта обойдется дешевле, чем денежная выплата страхователю, утверждает источник Банки.ру. Поэтому страховые компании заинтересованы в продвижении такой схемы. Естественно, все происходит без формального участия страховой. Формально страховщик остается чист — перед законом, но не перед людьми, которые в итоге все равно винят страховую компанию.

Справедливости ради стоит сказать, что страховщики, выявившие злостные нарушения со стороны ассистанских компаний, отказались от работы с ними. Как пояснил источник Банки.ру, как минимум два страховщика ОСАГО из топ-15 (один из них к настоящему моменту добровольно сдал лицензию на этот вид страхования) внесли в черный список компанию «АвтоЛот», регулярно срывавшую сроки ремонта и отправлявшую клиентов на сервисы ненадлежащего уровня.

Сайт компании «АвтоЛот» между тем гордо сообщает, что у нее в партнерах 32 страховые компании, включая всех лидеров рынка, а также тех, кто... давно остался без лицензии на ОСАГО. «Нам можно доверять. В этом убедились следующие компании» — гласит надпись перед списком, в котором фигурирует, например, компания «Россия», свернувшая деятельность еще в 2014 году после отзыва лицензии. В списке также СК «Русская казна», «Транснефть Страхование», СГ «УралСиб», «ВТБ Страхование», Национальная страховая группа и ЖАСО, у которых лицензии на ОСАГО были отозваны в последние несколько лет. Компании «Зетта Страхование» и «Либерти» в списке фигурируют под старыми названиями — Zurich и «КИТ Финанс Страхование» соответственно.

Все страховые компании из топ-10 по ОСАГО, обозначенные на сайте «АвтоЛота» как партнеры, заявили Банки.ру, что урегулируют убытки только напрямую, не привлекая посредников.

Однако, судя по жалобам клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру, схема неформального перенаправления клиентов к посредникам через подписание договора цессии продолжает работать. При этом реклама «АвтоЛота» распространяется на профильных мероприятиях страховщиков. Так что компания, очевидно, продолжает вербовать новых партнеров взамен ушедших с рынка или отказавшихся от сотрудничества.

Юристы, опрошенные Банки.ру, в случае навязывания договора цессии со стороны «независимых» экспертов рекомендуют тщательно взвесить все за и против. Главное, имейте в виду, что его подписание не является обязательным условием ремонта. Если вы уже подписали договор переуступки прав и не получили качественный ремонт в срок, Владимир Шалаев рекомендует обратиться с официальной претензией в страховую компанию. А если она не отреагирует — подать заявление в суд. «Велика вероятность, что суд встанет на сторону заявителя», — считает юрист.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 ноября 2017 > № 2388748 Дмитрий Красюков

«Искусственный интеллект – это «бомба» для банковского бизнеса»

Дмитрий Красюков, заместитель генерального директора SAP СНГ

Беседовала: Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

О том, зачем банкам выходить за рамки профильного бизнеса, возможностях, которые дают маркетплейсы, и влиянии искусственного интеллекта на будущие сервисы в интервью Bankir.Ru рассказал заместитель генерального директора SAP СНГ Дмитрий Красюков.

— Какие технологические тренды характерны для российского рынка – на что есть спрос у российских банков?

— В России и СНГ более 70 клиентов SAP – представители финансовой сферы. Мы наблюдаем два очевидных тренда. Во-первых, банки сейчас активно пользуются «облачными» сервисами. Здесь, правда, речь идет о неосновных видах деятельности. Например, об управлении закупками или персоналом. В таком случае нет необходимости разворачивать у себя IT-инфраструктуру – можно пользоваться решением со стандартными возможностями вендора.

Второй тренд – увеличение количества проектов real-timе-банкинга. Это когда в реальном времени формируется целостная картина работы банка по всем направлениям деятельности и филиалам. Это удобный инструмент для топ-менеджмента, который понимает, что происходит в банке на всех уровнях и какие шаги нужно сделать, чтобы поменять ситуацию.

— Сейчас много говорится о том, что компании должны либо тансформироваться, либо умереть. Насколько это категоричное утверждение применимо к банкам?

— Банки должны трансформироваться – этот факт не вызывает сомнений. С одной стороны, потому что сейчас часть их функций берут на себя игроки других сервисных отраслей. Один из примеров – Tele2, который совместно с QIWI запустил сервис, позволяющий абонентам совершать платежи с телефона. Сегодня делать денежные переводы можно даже «Вконтакте». С другой стороны, подрастает поколение, которое не любит рутинные операции и все хочет получать из «единого окна». Да и нам с вами уже сложно представить, что за выпиской по счету нужно идти в физическое отделение.

Банк для русского человека – гарант стабильности и надежности. Я не буду утверждать, что те, кто не уйдут в «цифру», умрут. Но коммерческим банкам, которые стремятся специализироваться на какой-то нише, трансформация необходима в первую очередь.

— Давайте определимся с понятиями. Что подразумевается под трансформацией?

— Для многих трансформация банков – это переход на цифровые каналы обслуживания: онлайн и мобильные приложения. В России много банков, которые работают с клиентами дистанционно, но вот интересный момент: в ряде случаев у этих банков не выросло ни количество клиентов, ни число операций. То есть клиенты совершают те же операции, что и в отделениях. Почему так происходит? Потому что модель работы банков не меняется, она просто переносится из офлайна в онлайн. А для того, чтобы добиться главной цели – продать клиенту большее количество продуктов или услуг на большую сумму, надо искать другие инструменты.

— И что это за инструменты, на ваш взгляд?

— Сначала немного истории. Все начиналось с СМС. Помните, когда банки начали стремиться к кросс-продажам и рассылать раздражающие СМС? Например, я выплачиваю ипотеку, а мне предлагают открыть депозит. Это происходило из-за отсутствия персонифицированного подхода.

Затем банки начали собирать информацию о своих клиентах, анализировать ее и на основе этого анализа предлагать клиенту то, что ему действительно нужно. Яркий пример – польский mBank, который одним из первых начал использовать big data, следить за тем, что покупают клиенты, где они это делают, а потом делать им специальные предложения. В результате отклик на предложения банка повысился на 400%.

Еще один инструмент, с которым сейчас активно работают банки, – геолокация. Важную роль в продаже банковских услуг играет понимание того, где именно находится клиент. На мой взгляд, банки, которые создают сейчас своих виртуальных мобильных операторов, делают это как раз для понимания местоположения своих потребителей. Как это может работать? Например, я прихожу в магазин, а банк мне присылает интересное кредитное предложение по карте. Возможных сценариев много, «пилотов» – пока мало, хотя тема очень перспективная.

— А как еще банки могут привлекать клиентов?

— Важно понимать, что каждый человек существует в своем контексте и микромоменте. И сервисным индустриям, банковской в том числе, нужно уметь встраиваться в этот контекст. Например, в рамках тематического маркетплейса, как это сделал один из крупных банков Казахстана. Банк осознал, что клиенту нужен не кредит, а товар в первую очередь, и создал свой интернет-магазин непродовольственных товаров, в котором можно делать покупки в кредит, не тратя время на заявку и одобрение. Как результат, средний чек – 300 долларов, в год совершается около 500 тыс. покупок.

В США у нас есть проект с Purchasing Power. Компания создает площадки, на которых работники той или иной организации могут покупать различные товары в онлайн-магазине своего работодателя. Особенность такого маркетплейса в том, что вы, как сотрудник, можете приобрести товары по привлекательной цене и с возможностью рассрочки на несколько месяцев. И еще один приятный бонус: сумма рассрочки будет вычитаться из вашей зарплаты. Для сотрудников это дополнительная мотивация, для банка – возможность персональных предложений на основании детальной информации о зарплате клиентов.

Успеха сегодня достигают те банки, которые выходят за границы своего бизнеса и запускают проекты на стыке отраслей – розницы, телекома. SAP сейчас активно развивает концепцию B2me – «бизнес для меня». Суть концепции – удовлетворить конечную потребность человека. Расскажу, как это может работать в отрасли, на примере банка Центральной Америки – Credomatic. Руководство банка пришло к пониманию того, что конечному клиенту нужен не просто продукт, но развитие бизнеса. И, помимо своих финансовых услуг, банк предоставил своим клиентам из малого и среднего бизнеса возможность пользоваться системой управления предприятием и бухгалтерией.

— Как изменится структура издержек банковского бизнеса в связи с цифровизацией?

— Сегодня у банка две основные статьи расходов: стоимость площадей и люди. Если банк активно развивает мобильное приложение, то на отделениях, например, можно сэкономить. Но качество работы с клиентами не должно страдать, поэтому здесь, вероятнее всего, придется содержать огромный кол-центр.

На мой взгляд, ключевые технологии, которые изменят структуру издержек в будущем, – машинное обучение и искусственный интеллект. Например, в Тинькофф Банке уже 10% всех заявок обрабатываются с помощью роботов.

В скором времени произойдет отказ от использования человека в задачах, связанных с операциями, не требующими творческих способностей. Все простые операции, трудоемкие и повторяющиеся процессы будут выполняться машиной. Мы в SAP сейчас разрабатываем различные сценарии на базе искусственного интеллекта, применимые в том числе и в банковской отрасли.

— По-вашему, чат-бот или робот смогут вникнуть в нюансы потребностей клиента, как это делают сотрудники-люди?

— Большая проблема кол-центров – текучесть кадров. Во-первых, людей нужно постоянно нанимать и обучать. Во-вторых, человек, в отличие от машины, не может проанализировать сотни тысяч ответов, чтобы выбрать лучший. Искусственный интеллект, в свою очередь, может бесконечно накапливать знания, самообучаться и качественно отвечать на самые разные вопросы клиента. Говоря простым языком, искусственный интеллект – это «бомба», которая изменит банковский бизнес. В будущем человек не сравнится с ним по качеству обслуживания.

Когда ИИ будет развит на высоком уровне, структура банковских издержек изменится. Исчезнут статьи расходов, связанные с трудом большого количества людей. Однако появятся затраты, направленные на техническое обслуживание этого интеллекта.

— А какие еще задачи в отрасли могут быть решены с помощью искусственного интеллекта?

— Речь идет о целом пласте задач, которые не могли быть автоматизированы ранее, так как не существует возможности их четко алгоритмизировать. Например, помощь в принятии решений. Для больших банковских сетей с помощью искусственного интеллекта можно найти наиболее выгодное расположение новой точки продаж или отделения банка. Или, как вариант, подсказать, как правильно работать с клиентом, удержать его в сфере влияния. Также отмечу функцию контроля. Применение систем ИИ для поиска закономерностей – отличный инструмент для выявления случаев мошенничества и различных злоупотреблений. Как пример – одно из популярных направлений – видеоконтроль, который позволяет понять, правильные ли действия выполнил сотрудник, все ли необходимые операции он произвел.

— Есть ли в банковской отрасли сегменты, которые невозможно цифровизировать?

— Безусловно. В корпоративном сегменте, например, или инвестиционном банкинге часто возникают уникальные ситуации, в которых сможет разобраться только человек. Области, в которых необходимо решение сложных задач, в меньшей мере поддаются цифровизации. Здесь всегда будет востребована помощь специалиста.

— Надо полагать, банки без отделений не станут мейнстримом?

— Есть две крайности: банки без цифровых каналов обслуживания и банки без отделений. На мой взгляд, оптимальная модель – посередине.

Все-таки людям очень важно иногда зайти к другим людям за советом.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 ноября 2017 > № 2388748 Дмитрий Красюков


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков

«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа

Николай Усков, Дмитрий Яковенко

Председатель ВЭБа Сергей Горьков рассказал Forbes о проблемах банка, его новой стратегии, игре в Го и джиу-джитсу, а также о роли Германа Грефа в своей судьбе

Каким был ВЭБ, когда вы пришли?

Это назначение было для меня неожиданным, если честно. За три недели до этого я вообще не мог представить, что буду назначен на такую должность, я никогда не думал, что окажусь в государственной организации. Я считал, что это не моя стихия. Конечно, я привык менять какие-то организации советского типа. Но все равно Сбербанк находится в коммерческом поле, и это мне более понятно. Тем не менее судьба сложилась так, как сложилась. Итак, когда я здесь появился, первое ощущение, что это pure «совок». Здание 1980-х годов, здесь сидели разные министерства и ведомства, перестроить его очень трудно. Мы вот сейчас переделываем крылья под open space, но само здание фундаментально изменить невозможно. В вестибюле стояли такие темные «стаканы», было ощущение, что ты приходишь в склеп. Председателю полагался отдельный лифт, на этаже сидел милиционер, столовой не было. И люди, и подходы, и ценности, и запахи, и атмосфера — какой-то атавизм 1980-х. Здесь даже не было мобильной связи, я уже про вай-фай не говорю.

А вас уговаривали три недели?

Вы знаете, меня, наверное, не надо было уговаривать, потому что я такой человек — принимаю вызовы. Вызов для меня сам по себе является мотивацией. Мне интересно в жизни что-то создать, сформировать, запустить что-то новое. Это был очень серьезный вызов, потому что банк находился на грани дефолта, из шести ковенантов пять было на грани пробития, поначалу невозможно было даже оценить, каков реальный масштаб проблем. Я пришел в банк, попросил посмотреть мгновенную ликвидность, а мне говорят: можно, но через неделю. Я говорю: как через неделю? Мгновенная ликвидность — это прямо на момент, на сегодняшние сутки. А они мне отвечают, что у них нет таких механизмов.

Вас называют человеком Германа Грефа.

Я очень уважаю Германа Оскаровича, он как реформатор, как макроэкономист очень многому меня научил.

А вы давно знакомы?

Мы пересекались, но близко не были знакомы до того момента, пока я не начал работать в Сбере.

Это он рекомендовал вас в ВЭБ?

Ну да, он рекомендовал меня.

Вам сам президент позвонил?

У меня была встреча с президентом, перед этим с премьер-министром. Видимо, было несколько кандидатов. И вот на нескольких встречах меня спрашивали, какая у меня мотивация, и я сказал, что меня мотивирует вызов. ВЭБ — это институт развития страны, во мне живет желание развивать страну.

На самом деле президент, на тот момент премьер-министр, Путин создавал Банк развития и говорил все те же слова про институт развития, которые произносите сегодня и вы. Что тогда пошло не так?

Ошибка банка была в том, что у нас не было фокуса. В этом особенность русской модели управления, у нас никогда не бывает фокуса, мы все время раскидываемся на многое — все надо делать, все очень быстро, все побежали и так далее. Здесь было то же самое. ВЭБ — институт развития, значит нужно развивать все: и сельское хозяйство, и любые отрасли промышленности. Но нельзя охватить необъятное. Все-таки это не гигантский банк, который, знаете, мог себе позволить иметь неограниченный капитал и неограниченное фондирование. Произошло распыление портфеля. Плюс, учтите, в то время была хорошая конъюнктура, можно было взять деньги на Западе, а размещать здесь. Внешэкономбанк привлекал средства на мировых рынках капитала по относительно низкой ставке, что позволяло развивать долгосрочные проекты в России, наращивать кредитный портфель.

Двадцать миллиардов долларов на момент вашего прихода.

Да. С 2008 года фактически изменилось все. После того как фундаментально изменилась банковская система в Америке, фундаментально изменилась и эффективность вложений в России. А прежняя модель продолжала существовать. Есть еще один нюанс. Коммерческие банки кредитуют более короткие проекты, в основном с риском на саму компанию. А в ВЭБе кредитовались проекты на SPV (special purpose vehicle). На то, чтобы их построить и запустить, нужно было где-то пять-семь лет. Это более длинные проекты с большим риском. Действующая модель этого не учитывала, а ориентировалась на опыт коммерческих банков. Взять деньги, разместить, без учета длительных сроков, плюс заемное финансирование по факту оказалось непомерно дорогим. Эти обстоятельства всю эту модель и обрушили. Наверное, система рисков в целом не была отлажена. Есть хорошие заводы, но недооценены риски. Продукция некоторых заводов не нужна ни в России, ни за границей, изменился рынок. Например, у нас есть СТЭС во Владимире, предприятие, которое производит утеплитель. И вроде бы потребителю он нужен, но на самом деле это полуфабрикат. На рынке востребован не утеплитель как таковой, а кожух с утеплителем на трубу. Другой пример — мебельная фабрика «Мекран», там установлено новейшее оборудование, лучше любой итальянской фабрики. Но она рассчитана на дорогой сегмент. Считалось, что надо замещать дорогую итальянскую мебель. Пока шла подготовка к Олимпиаде, строились гостиницы, в этом была потребность, потом рынок скукожился и оказалось, что такого продукта не требуется. И вот такой большой завод дорогой мебели оказался ненужным, мы сейчас его переформатируем в другой сегмент. То есть это стечение обстоятельств. И качество проектов, и то, что они длинные, и ситуация на рынке, и санкции — все это вместе сыграло.

ВЭБ в прежнем виде напоминал такую кубышку правительства, откуда брали деньги на что угодно.

Ну в прямом смысле все-таки нет. Кубышка — это когда там деньги есть. Дело в отсутствии фокуса, как я уже сказал. Существовали отдельные проекты, поручения, которые давались ВЭБу. Среди них встречались и неплохие. «Мираторг», кстати, был сформирован по поручению. Разве это плохой проект? Тогда в стране вообще не было отрасли по производству говядины. Это была совершенно новая идея — привезти в Брянск этих ковбоев с новой технологией. Никто в это не верил, а в результате мы имеем теперь первоклассного игрока, все полностью профинансировал ВЭБ по поручению. Но поскольку в целом фокуса не было, ВЭБ со временем перестал играть предназначенную ему роль института развития.

Какую стратегию ВЭБ выбрал для работы со старым портфелем, в первую очередь с проблемными активами?

Весь кредитный портфель ВЭБа составляет порядка 2,2 трлн рублей. Когда мы только начинали работать в прошлом году, в «черной» зоне находилось примерно 1,5 трлн рублей, из них на сегодняшний день удалось принять решение по проектам стоимостью около 1 трлн рублей.

С начала 2017 года мы реализовали только четыре актива, которые принесли нам 4 млрд рублей прибыли. По всем остальным проектам, какими бы сложными они ни были, мы приняли другую стратегию, так называемый подход turn around. Смысл в том, чтобы сначала запустить каждый из проектов и увеличить его стоимость. Потому что если предприятия не работают, продать их можно только по остаточной стоимости, а это для нас прямой убыток. Так мы сделали по целому ряду предприятий в деревообработке, сельском хозяйстве, запустили несколько промышленных площадок, например в Оренбургской области. Все они сегодня приносят доход, большинство вышло на операционную прибыль.

Тем не менее в начале октября вы начали подготовку к банкротству концерна «Тракторные заводы» (КТЗ).

Некоторые активы, действительно, не получилось запустить, по ним пришлось принять дефолтную стратегию. Это два крупных объекта, которые долго «висели» на плечах ВЭБа и требовали жесткого, но правильного и понятного решения.

Первый — как раз КТЗ. В декабре прошлого годы мы предложили его собственникам план реструктуризации, чтобы вложить дополнительно 5 млрд рублей и вытащить концерн из дефолта. Но текущие собственники КТЗ не совершили действий, установленных планом, поэтому на последнем наблюдательном совете была принята дефолтная стратегия. Это большой актив, в концерне работает порядка 20 000 человек, поэтому мы предусматриваем план, который позволит не допустить остановки предприятия.

Второй актив — «Чек-Су», проект добычи марганцевых руд в Хакасии. Еще в советское время они были определены как трудноизвлекаемые. Почти год мы вместе с ведущими российскими и международными экспертами пытались понять, можно ли с новыми технологиями разрабатывать эти месторождения. В итоге пришли к выводу, что на сегодняшнем этапе это невозможно.

Есть и другой пример — производитель индейки «Евродон». В прошлом году мы сделали реструктуризацию, но зимой случился форс-мажор, болезнь унесла 30% поголовья птицы. Мы еще раз рассмотрели этот кейс и вместе с совладельцем и гендиректором «Евродона» Вадимом Ванеевым разработали программу реструктуризации, чтобы провести очистку зараженных птичников, загрузить их и позволить компании выйти на плановые показатели — теперь уже не по заселению птичников, а по выпуску продукции.

Что сейчас происходит с олимпийскими объектами ВЭБа?

В прошлом году была принята большая реструктуризационная программа для всех объектов. Мы продлили кредиты на 25 лет по ставке 2,5% годовых. Реструктуризация позволила нормально существовать всему морскому кластеру, который сейчас работает с положительной EBITDA, несмотря на то что год оказался сложным для Сочи — большую часть турпотока забрала Турция.

По горному кластеру немного другая ситуация, по этим объектам было сделано больше капитальных вложений. Возможно, потребуются дополнительные решения, но они будут уже фрагментарными. Основной шаг сделан — на таких коротких трехлетних кредитах, какие были у олимпийских объектов, инфраструктурные проекты не делаются.

Что происходит с проектом застройки завода «Слава»?

У нас был в свое время план по застройке этой территории. Проект разрабатывался до 2014 года, когда были совсем другие цены на коммерческую недвижимость, он предполагал высокую аренду при небольшом предложении площадей. Сегодня такая модель не работает. Поэтому мы с иностранными инвесторами изучаем возможность реализовать совсем другой проект, с другой бизнес-логикой.

Как вы решили проблему с фондированием, после того как для ВЭБа фактически закрылись западные рынки капитала?

В прошлом году у нас была острая — порядка 300 млрд рублей — нехватка ликвидности. Сегодня у нас около 300 млрд рублей профицита.

Мы активно работали на российском рынке капитала, кроме того, заключены соглашения о привлечении финансирования в юанях в Китае, эквивалентного $3,5 млрд.

Но нам как институту развития нужно фондирование по ставкам ниже рыночных. Наш наблюдательный совет определил 26 отраслей, которые мы должны финансировать. Проекты в этих отраслях безубыточные и важные для экономики, но при этом не высокодоходные, в которые не заходят коммерческие банки. Сейчас у нас есть около 300 проектов, с которыми можно работать в будущем, но для этого нам нужны длинные — как минимум десятилетние — и дешевые деньги. Для этого совместно с Минэкономразвития мы реализуем фабрику проектного финансирования. Ее суть заключается в предоставлении финансирования через три транша. Есть транш, который предоставляет ВЭБ, при этом ВЭБ свою ставку субсидирует. Есть транш, под который выделяется гарантия Минфина, чтобы была возможность привлекать деньги пенсионных фондов. И есть транш, предназначенный для коммерческих банков. Зачем это надо? Банки часто говорят, что у них есть деньги, но нет проектов. Почему? Потому что риски высоки. Фабрика позволяет сделать для них приемлемой часть риска — через гарантии Минфина и субсидии. Планируем, что первые сделки можно будет заключить уже в феврале следующего года, а совокупный объем финансирования от ВЭБа через фабрику достигнет 200 млрд рублей.

В России почти сорок институтов развития. В чем вы видите уникальность ВЭБа?

В том, что он самый большой. ВЭБ — это банк, не все институты являются банками. Тем не менее ВЭБ не подотчетен ЦБ. У нас есть фактически агентская функция, которую мы выполняем для Минфина, есть экспертная история и фонд управления активами, есть задача поддержки экспорта — все вместе. Большинство институтов развития — это, как правило, фонды, инвестирующие деньги как портфельные инвестиции.

А вам не кажется, что институтов развития больше, чем самого развития?

Очень важно обратить внимание на координацию различных институтов развития. Много раков, много лебедей и много щук, тянущих в разные стороны телегу. Сорок — это много, все таки их должно быть меньше, они должны быть более сфокусированными и действовать скоординированно.

А кто, по-вашему, должен координировать, Минэкономики?

Наверное, это будет правильно. Минэкономики в связи с приходом сейчас нового, молодого, амбициозного, активного министра находится в стадии изменений. Я думаю, что для него тоже очень важно определить фокус. Мне кажется, Максим Станиславович [Орешкин] в этом смысле талантливый человек и точно сможет дать дополнительный импульс. Но всегда нужно определиться с фокусом. В ВЭБе мы с целями определились. И если ко мне сейчас обращаются с сельскохозяйственными проектами, я отправляю в Россельхозбанк, это тоже институт развития, целый банк с большими полномочиями. Конечно, те проекты, которые у нас были, мы не бросим. Но новыми проектами должен заниматься институт, специально для этого созданный. То же касается поддержки малого и среднего бизнеса. Мы им не занимаемся. Вот сейчас у нас есть 26 отраслей, и на 26 отраслей я могу составить качественную экспертизу, но я не могу сформировать ее на сто пятьдесят. Это просто невозможно. Фокусировка позволяет увеличить глубину проработки. Это принцип Парето, который работает всегда: 20% вашей активности дает 80% результата. Мы сфокусировались на том, что важно для экономики страны.

А что важно?

Мы должны сфокусироваться на прорывных технологиях, потому что догоняющие технологии важны, но в будущем они не будут определять экономику в мире. Мы считаем, что нужно строить новую экономику высоких переделов, поскольку мы сидим на низких переделах, это плохо. Если мы уже производим нефть, то сам Бог велел финансировать химию, нефтехимию и глубокую химию. Например, в Саудовской Аравии глубина переделов в нефтехимии значительно выше, чем у нас, а изначально, 30 лет назад, у них вообще не было химической промышленности.

Если мы говорим про деревообработку, ну уж точно нам нужно не просто заниматься кругляком. Мы должны идти на более высокий передел, связанный с целлюлозой, с какими-то новыми продуктами деревообработки. И да, пока мы не очень умеем делать мебель. Или бумагу. Вот у нас есть лесопилка в Красноярске. Очень пил много, качественная распилка, качество просто сумасшедшее, но разве задача России делать только это? Мы запустили этот завод, потому что до этого он стоял без дела, завод стал приносить прибыль, но мы разворачиваем второй передел. Создали свое экспертное подразделение по деревообработке и решили строить ЦБК впервые за 30 лет. Сегодня это не только бумага, сейчас древесина используется и в тканях. Этот рынок очень быстро растет. Мы думаем, что, возможно, и ткань будем производить. Нестандартная история, потому что ЦБК в мире заканчивается на четырех основных видах конечной продукции. Дальше уже подключаются текстильные предприятия. Но почему бы и нет? Для принятия окончательного решения нам нужны очень серьезные эксперты.

Едва ли такая задача под силу просто банковским служащим.

Конечно. Надо понимать глубину этой технологии. И поэтому мы сейчас в банке сформировали особое подразделение — Business Solutions. Мы прямо сказали, что до конца года по всем нашим направлениям мы соберем экспертов. Но всякое экспертное мнение сейчас быстро устаревает, слишком велики объем информации и скорость изменений. Поэтому к такому эксперту мы добавляем сетевую панель по образцу McKinsey. У них есть такая панель на 50 000 экспертов.

Особенно когда приходится работать на глобальном рынке.

Особенно на глобальном рынке, правильно. Поэтому мы берем эксперта и к нему привязываем панель. Чего раньше, в общем-то, не было здесь. Потому что коммерческий банк оценивает риски и выдает кредиты, а нам нужно оценить более широкую технологическую, рыночную составляющую и перспективу, особенно технологическую.

Вот смотрите, сейчас появились компании, которые за два-три года становятся крупными и тут же умирают. Посмотрите, сколько крупных компаний поднимается и умирает за пять лет. И вроде бизнес-модель новая, все красиво, стартуют, поднимают капитализацию и тут же падают. Почему? Потому что технологии существенно меняют в том числе и рынок. И происходит это все быстрее и быстрее. А у вас только стройка на пять лет. Только через 15 лет проект начнет отдавать. За это время может два цикла поменяться, поэтому нужна глобальная экспертиза.

У нас скоро будет лекция, которая называется: «Мультимодальные стратегии, китайская философия и игра Го». Китайцы столкнулись с этим приблизительно в I тысячелетии до н. э., в эпоху Сражающихся царств. Семь княжеств, или царств, находились в постоянном противостоянии, мир был очень подвижен, и китайцы задумались над тем, как эту мультимодальность описать. Так возникла игра Го. Первый китайский император хотел как-то подготовить своего сына к выживанию в сложном, постоянно меняющемся контексте. Фактически тогда был разработан, как я считаю, первый компьютер, который позволяет моделировать множество стратегий. В шахматах разворачивается одна игра, одно сражение. В Го множество сражений, и главная задача — понимать, как одно сражение может повлиять на другое. В свое время император запрещал людям ниже определенного уровня играть в Го и распространять информацию, как играть, потому что игра считалась стратегической, в нее должны были играть только высшие сановники. Мао Цзэдун, кстати, играл очень хорошо.

Долго учиться?

До высокого уровня — да, а так можно за месяц. Но, конечно, так быстро, как в шахматы, нельзя, нужно время. Шахматы — про атаку, победу, поражение и быстрый расчет, здесь расчет тоже есть, просто он как бы на порядок больше, поэтому компьютер только недавно смог выиграть в Го у чемпиона мира. В следующем году состоится новый поединок. Эта игра про мультимодальность, и сейчас мультимодальность в силу скорости изменений становится все более существенным фактором. Раньше все-таки были более длинные сроки.

В русском прижилось японское название игры.

Да, в Китае Го называют Вэйци. В Россию игра попала через Японию. Там, кстати, Го — главное интеллектуальное увлечение. Хотя корейцы сейчас занимают первые места, что объясняется агрессивностью их игры. Китай вводит Го в университетские курсы как основу логического мышления. Но среди руководителей китайских компаний, признаюсь, мало кто играет. Говорят, очень сложно.

В Го любая ситуация может быть обращена к победе?

У мастеров игра может идти пять-шесть часов. Конечно, есть проигрышные ситуации, но Го хороша тем, что это постоянная мультистратегия. Раньше как в бизнес-школах учили: разработайте хороший и плохой сценарий. А мир устроен по-другому. Между хорошим и плохим существует куча других сценариев, и кто вообще сказал, что плохо, а что хорошо. Мир всегда меняется. Ситуация в ВЭБе напоминает мне Го: много активов, много историй, по-разному влияющих на портфель, конечно, нужно выбирать главное, но ты не можешь не понимать, что маленькое влияет на большое.

Го не единственное ваше китайское увлечение. Я слышал еще про джиу-джитсу.

На джиу-джитсу подсадил сын Николай. Он начал в шесть, пять лет уже занимается. Сейчас у него, наверное, до 30 медалей, российских, американских, европейских. Его мечта — выиграть чемпионат мира. К сожалению, в прошлом году он проиграл финал, но готовимся к следующему году. А когда-то мы поехали с ним на кубок Европы в Швецию, и у нас заболел тренер. Я как отец сел секундантом. В детстве я занимался вольной борьбой. Но джиу-джитсу сильно отличается от вольной борьбы, и я в какой то момент понял, что кроме «давай-давай», ничего не могу сказать. А что «давай», непонятно. Там, кстати, и «давать» не всегда нужно, чаще нужно использовать ошибку противника. И когда я вернулся, то попросил тренера объяснить хотя бы базовые вещи, чтобы я давал ребенку дельные советы. И он сказал: «Ну выходи на татами!» И я вышел на татами. С тех пор я уже участвовал в трех кубках Европы — сам. Для меня это тоже был вызов — первый раз выйти.

А это когда было?

В первый раз я вышел в 2015 году в Будапеште. Теперь у меня все занимаются джиу-джитсу, кроме жены и младшей дочки, потому что младшей дочке год, и она еще просто не в состоянии. Всего у меня четверо детей. Мой старший сын, которому двадцать, был совершенно не про спорт, но вдруг тоже начал тренироваться, и моя старшая дочь, которой пятнадцать, на кубках Европы и России уже взяла серебро.

Получается, джиу-джитсу и ВЭБ начались в вашей жизни примерно в одно время?

Джиу-джитсу немного раньше. Это тоже был очень большой вызов. Мне 48 лет, а это «мастер три», я обычно выхожу на татами с соперниками на 10 лет младше, потому что редко есть идиоты, кто в таком возрасте, как я, соревнуется на реальных соревнованиях. Вот я был на кубке Европы, там максимум можно встретить три-четыре человека моего возраста в разных весовых категориях, и у тебя всегда группа на 10 лет младше. Конечно, это не футбол. Потому что в футболе можно сачкануть. На татами ты один и надеяться не на кого. Первым делом нужно оценить противника, чтобы применить ту или иную практику. Надо понять, откуда противник. Если человек больше дзюдо занимался — одна техника, если тхэквондо или ушу — другая.

Награды имеете?

В апреле на кубке Европы в Швеции взял серебро, но проиграл финал.

Наверное, еще и бегаете, как все.

Да, длинные дистанции. В этом году пробежал полумарафон. В следующем году хочу пробежать Венский марафон, готовлюсь. Полумарафон я нормально бегу, но марафон — это большие нагрузки на суставы. Я считаю, что спорт должен быть с вызовом, но все-таки про здоровье.

Ну это же элемент соревнования с самим собой, потому что однажды больше не с кем соревноваться.

Наверное, один раз в жизни надо. А так у меня в режиме дважды в неделю пробежать 10 км, и я к этому отношусь очень позитивно. Я всегда шучу, что я лучший бегун из джиу-джитсеров (а джиу-джитсеры не любят бегать) и лучший джиу-джитсер среди бегунов. Я занимаюсь и тем и тем, ищу баланс.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков


Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев: Ситуация с RBK — экзамен на политическую вменяемость госаппарата

Продолжение интервью с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии Данияром Ашимбаевым о ситуации с банком RBK.

Первая часть:

Ашимбаев: Концентрация VIP-персон в банке RBK парализовало управленческую волю всего финансового руководства страны

- Данияр Рахманович, что вы скажете о нередко озвучиваемом сегодня предположении, что проблемы некоторых банков связаны с намерением оттеснить от управления финансовыми ресурсами некоторых высокопоставленных персон и тем самым ослабить их позиции? Достаточно вспомнить ситуацию с Казкомом, после слияния которого с Народным банком бывший вице-премьер Имангали Тасмагамбетов фактически утратил ценный ресурс в финансовой сфере. Можно быть, схожие процессы происходят и в RBK, где, как вы заметили, высока концентрация VIP-персон?

- В последнее время мы в целом наблюдаем процесс выбытия фигур из казахстанского истеблишмента. Тасмагамбетов уехал послом в Москву. Нуртая Абыкаева вывели из сената. Масимова демонстративно исключили из политсовета «Нур Отана», хотя по законодательству он утратил это место автоматически еще в прошлом году, когда перешел на правоохранительную службу. Одновременно начались судебные слушания по делу бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Также на слуху ряд других коррупционных скандалов, связанных с высокопоставленными фигурами.

Все это свидетельствует о том, что, с одной стороны, градус напряженности в казахстанском истеблишменте растет, с другой — сценария дальнейшего развития событий ни у кого нет. Мы не видим государственной стратегии в этой сфере, лишь наблюдаем отдельные тактические шаги — взлеты и падения отдельных персон — наблюдаем расширение конфликтного поля в элите и массу проблем, по которым практически никто не в состоянии принять решение — многие процессы оказались пущенными на самотек.

Процессы концентрации, которые особенно характерны для банковской сферы, что ярко иллюстрирует коалиция VIP-чинов вокруг двух в принципе небольших по объему банквов — RBK и Qazaq Banki — привела к тому, что финансовый регулятор, правительство и шире — исполнительная власть — не в состоянии принять какое-либо решение.

Возможно, причины проблем в RBK были объективными, но сейчас, вероятно, кто-то пытается разыграть на основе этой ситуации политическую карту.

- Данияр Рахманович, а как вы бы оценили меры по оздоровлению банка — выведение всех проблемных кредитов в отдельную компанию и выделение средств в размере 240 млрд тенге в рамках Программы по повышению финансовой устойчивости банковского сектора? Не считаете ли вы, что таким образом в очередной раз происходит «национализация убытков»?

- Это абсолютно не новость, эта модель была выработана еще в 90-е годы во время первой волы приватизации. Тогда проблемные долги предприятий либо списывались, либо вешались на государство.

Очевидно, что государство заигралось с поддержкой крупных финансовых структур, собственники которых связаны с политической элитой. И поэтому в случае возникновения проблем просто не в состоянии предложить другой метод решения проблемы. Ситуация с RBK в какой-то степени экзамен на политическую вменяемость государственного управленческого аппарата.

Ведь что получается: когда бюджет полон, когда доходы от экспорта идут гигантские, никто не обращает внимания на проблемы с управлением. Заметьте как только была запущена Программа по повышению финансовой устойчивости банковского сектора в ней четыре казахстанских банка тотчас объявили о своем участии в ней. Причем сделали это в таких выражениях, как будто это повод для пиара, хотя речь по сути идет о признании серьезных проблем.

Нельзя также не упомянуть ситуацию вокруг БТА. Недавно была обнародована информация о том, что бизнесмен Муратхан Токмади признал свою вину в убийстве Ержана Татишева по заказу Мухтара Аблязова. В сущности, это факт, который в последнее десятилетие никто под сомнение и не ставил. Возникает вопрос: смерть Татишева вызывала массу вопросов еще в 2004 году, почему не было решения даже о непредумышленном убийстве? Ведь кто-то эту ситуацию «разруливал»? И явно это был не уровень следователя или судьи. И Аблязова вернули в БТА не просто так. И то, что ему дали беспрепятственно уехать за границу несмотря на огромные проблемы в банке, говорит о том, что в ситуации с БТА тоже не все так прозрачно. Либо Аблязов отмывал деньги больших людей, и эти деньги успел им отдать перед тем, как уехать. Либо стоит вопрос о том, то в государственном аппарате некоторые сферы откровенно криминализированы.

И сейчас та самая знаменитая, лучшая на постсоветском пространстве финансовая система, которой мы гордились на протяжение многих лет, как выясняется, продолжает подтверждать свою «замечательность», извлекая деньги из Нацфонда и бюджетных средств. Ценой политических конфликтов, по сути, угрожая в какой-то степени социальной стабильности.

Жанар Тулиндинова

Источник - ИАЦ

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева

Esentay AGRO приобрел треть акций Товарной биржи ЕТС

Айгуль ИБРАЕВА

Товарная биржа «Евразийская Торговая Система» информирует об изменениях в структуре акционерного капитала. Согласно пресс-службе компании, в рамках госпрограммы приватизации 27 октября 2017 года завершилась сделка по приобретению 37,66% государственного пакета акций акционерного общества.

По итогам проведенных аукционных торгов № 70931 от 31 августа 2017 года указанный пакет акций АО «Товарная биржа «Евразийская Торговая Система», принадлежавший ЮЛ ГУ «Комитет государственного имущества и приватизации» и находящийся в доверительном управлении Министерства национальной экономики Республики Казахстан, был реализован новому владельцу - ТОО «Esentay AGRO».

Председатель правления Биржи ЕТС Курмет Оразаев отметил: «В первую очередь мы ожидаем, что вхождение нового инвестора в капитал биржи усилит динамику развития нашего проекта и в целом положительно скажется на развитии биржевой инфраструктуры в стране».

Одновременно предправления выразил признательность прежнему акционеру – Министерству национальной экономики РК, благодаря которому Биржа ЕТС стала системообразующей структурой организованного товарного рынка Казахстана. А также уверенность в том, что министерство и дальше будет продолжать активную работу по регулированию и развитию товарного рынка страны.

«Наша компания заинтересована в развитии аграрного сектора и мы считаем, что технологии биржи ЕТС предоставляют востребованные инструменты для внутренних конкурентных торгов и для расширения торговых отношений на внешнем рынке», - прокомментировал директор ТОО «Esentay AGRO» Мухамед Конебаев от лица нового акционера Биржи ЕТС.

Cправка

АО "Товарная биржа "Евразийская Торговая Система" (Товарная биржа «ЕТС») учреждено в 2008 году. Первые торги состоялись в марте 2009 года. Товарная биржа «ЕТС» ориентирована на проведение спотовых торгов биржевыми товарами. Участники торгов - казахстанские и международные биржевые брокеры, дилеры. Биржа создана в целях совершенствования механизма государственного регулирования в сфере внутренней и внешней торговли, повышения прозрачности торговых операций, развития организованного оптового рынка в стране путем исключения посреднических звеньев. На бирже работают четыре секции спотовой торговли: сельхозпродукции, нефтепродуктов, металлов и промышленных товаров, специализированных товаров. Акционеры Товарной биржи «ЕТС» - ПАО Московская Биржа (60,8%), ТОО «Esentay AGRO» (37,7%), миноритарии – 1,5%.

ТОО «Esentay AGRO» является ритейлером смешанного ассортимента. Офис компании расположен в городе Алматы. Компания была создана в 2012 году.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов

МФО начали обгонять банки: финансисты соревнуются в сегменте малого бизнеса

Александр Шустов

генеральный директор ГК «Мани Фанни»

Драйвером развития микрофинансования могут стать займы для малого бизнеса. Регулятор стимулирует данное направление деятельности МФО, при этом со стороны предпринимателей отмечается высокий спрос на ссуды

Микрофинансирование в 2017 году продолжает обгонять банковское кредитование по темпам прироста. Согласно статистике ЦБ, за первый квартал 2017 года, задолженность по микрозаймам выросла на 9,4% по сравнению с концом 2016 года и составила 96,4 млрд рублей, а число действующих заемщиков МФО за этот же период увеличилось на 14,6% и почти достигло 6 млн. Для сравнения по данным по тому же периоду: активы банковской системы снизились на 1,1%, кредитный портфель сократился на 2,1%, в том числе, корпоративный портфель на 3,1%. Кредиты физлицам выросли всего на 0,6%.

Рынок микрофинансовых организаций последние годы переживает трансформацию: ЦБ занимается очищением и повышением прозрачности данного сегмента финансового рынка, а компании привыкают к ведению бизнеса в новых реалиях. При этом с рынка как уходят отдельные игроки, так и приходят новые компании. За первый квартал 2017 года, например, за нарушения были исключены из реестра 184 МФО (собственно, последствия «чистки»), еще 78 отказались самостоятельно от ведения деятельности, при этом появилось новых 140 МФО. В первом квартале 2017 года МФО заработали 3,3 млрд рублей прибыли, что почти в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Рынок микрофинансирования демонстрирует гораздо более активную динамику, чем банковское кредитование, и прирост портфеля ускоряется: 9,4% за первый квартал 2017 года против 3,1% за предыдущий квартал, а в первом квартале 2016 году портфель и вовсе «просел» на 1,9%.

В общей сложности, по подсчетам Российского центра малого и среднего предпринимательства, на сегмент МСБ приходится 33% микроссуд. В первом квартале объем микрозаймов для малого бизнеса вырос по сравнению с первым кварталом 2016 года на 31,3% и составил 4,9 млрд рублей. На рост рынка МФО и, в частности, сегмента кредитования МСБ влияло несколько важных факторов. Во-первых, несмотря на некоторый разворот банковского сектора в сторону малого бизнеса, для кредитных организаций этот сегмент по-прежнему является аутсайдером. Немногие банки готовы активно выдавать ссуды предпринимателям и небольшим фирмам. Микрофинансовые организации же относятся гораздо более либерально к данной категории заемщиков. При этом у МФО нет требований по залогам к МСБ, чем они заметно упрощают процедуру оформления займа.

Во-вторых, МФО снижают ставки по всем продуктам. Статистика ЦБ это подтверждает: среднерыночная ставка по «коротким» займам на срок до одного месяца на сумму до 30 000 рублей снизилось на 14,3 процентных пункта, а по более долгосрочным (1-2 месяца) – на 7,1%.

В-третьих, положительным моментом является стимулирование активности МФО в сегменте МСБ на уровне регулятора. Так, ЦБ расширил максимальный лимит микрозайма для ИП и юрлиц. Кроме того, регулятор ввел новые требования резервирования, в рамках которых по ссудам для малого и среднего бизнеса действуют льготные нормы резервирования. Это позволит МФО нарастить объем выданных ссуд МСБ и станет важным вектором роста бизнеса микрофинансовых организаций.

Кроме того, росту объемов рынка способствовало внесение поправок в закон «О Микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», согласно которым был увеличен максимально допустимый размер микрозайма для юридических лиц и предпринимателей с 1 до 3 млн рублей. Заключенных договоров, согласно статистике ЦБ, стало меньше, а вот средний размер микрозайма вырос. Для юрлиц этот показатель составил 743700 рублей (рост на 26,5%), для ИП – 658 400 рублей (рост на 12,1%).

По нашим оценкам, рынок микрофинансирования продолжит демонстрировать положительную динамику – и в связи с высоким спросом на микроссуды со стороны малого бизнеса, и в связи с экономической ситуацией и возможным дальнейшим снижением ставки ЦБ. В то же время, есть и ряд факторов, неоднозначно влияющих на развитие рынка. Например, законодательная инициатива по ограничению предельной ставки по микрозаймам для населения в 150%. Цель данного изменения – повышение прозрачности продуктов МФО для конечного потребителя, и на заемщиках МФО оно отразится однозначно положительно. В то же время, это нововведение резко понизит маржинальность бизнеса и может привести к сжатию рынка. Микрофинансирование – потому и привлекательная отрасль для возникновения новых компаний, что она характеризуется более высокой доходностью, чем банковские кредиты. При этом микрофинансовые компании, получая высокую доходность, несут и серьезные риски невозврата ссуд. Как следствие, отрасль традиционно характеризуется более высокой просрочкой, чем банковская. В результате введения ограничения по ставке, по разным оценкам, до четверти МФО могут стать убыточными и покинут рынок. В то же время, это нововведение может стимулировать МФО переориентировать бизнес в сторону малого бизнеса.

Прирост микрофинансирования в 2017 году составит около 10%, а при более активном развитии микрокредитования малого бизнеса – 12-15%. Дальнейшая динамика зависит от регулятивных изменений в отрасли. При введении ограничений по ставкам и снижении маржинальности бизнеса отрасль может сбавить темпы прироста до 3-5%. А при поддержке микрокредитования малого бизнеса государством сегмент МСБ станет точкой роста всего рынка и МФО сохранят темпы прироста на уровне 10-15% в ближайшие 2-3 года. При этом структура рынка будет постепенно меняться в сторону микрокредитования малого бизнеса: в 3-летней перспективе на долю ссуд МСБ будет приходится порядка 50% всего портфеля МФО.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин

Индустрия 4.0: почему всем финансовым учреждениям нужно трансформироваться в финтех

Сергей Солонин, генеральный директор Ассоциации «ФинТех»

Сегодня весь мир находится в стадии глобальной трансформации экономики. Лидирующее положение в новой экономике займут не те страны, которые обладают выгодным географическим положением или богатыми природными ресурсами, а те, которые создадут лучшую среду для инноваций и образования.

Мировой тренд настоящего – цифровизация экономики. Это не что иное, как технологическая революция – индустрия 4.0. История показывает, что все технологические и промышленные прорывы были совершены в период кризисов через отрицание, неизбежность и только потом – принятие. Те, кто смог сразу работать в новых формациях, выиграли и время, и возможности. В конечном итоге это определило дальнейшее лидирующее положение нового бизнеса в развитии и становлении рынков и отраслей всего мира.

Мы знаем, что Россия всегда была сырьевой страной, ее бюджет формировался преимущественно из экспорта природных ресурсов. В условиях сложной внешнеполитической повестки с Европой и США вектор начал меняться, что, безусловно, является положительным развитием событий. Однако мгновенного изменения источников формирования бюджета страны ждать не стоит. При этом объем цифровой экономики в России с 2011 по 2015 год увеличился на 59% – на 1,2 триллиона рублей в ценах 2015 года. То есть на цифровую экономику за пять лет пришлось 24% общего прироста ВВП России.

Появление Ассоциации «ФинТех», созданной банками и регулятором для объединения финансового рынка, тоже определенный показатель успеха – значит, как минимум все стороны готовы к диалогу, а это основополагающий фактор для принятия успешных решений. Централизованное взаимодействие позволит в разы ускорить применение инновационных, высокотехнологичных решений не только в бизнесе, но и в государственной сфере. Это повысит доверие и прозрачность работы многих отраслей и структур – медицины, образования, ретейла, страхования и, конечно, всего финансового блока, включая биржи. Улучшение инвестиционного климата, которое неизбежно в рамках развитого и экономически успешного рынка, повлияет на уровень жизни населения. А это, в свою очередь, означает развитие финансово грамотного социума. По-настоящему асимметричным ответом России на современные вызовы могло бы быть упрощение регуляторных норм на всех новых и сложных направлениях, чтобы привлечь в страну молодых и грамотных специалистов финтеха со всего мира. Именно так я вижу новую мировую экономику будущего: упрощение налогообложения, разрешение на эксперименты любого рода.

В условиях санкционных ограничений мы можем развиваться очень быстро и играть на более рискованном поле. В условиях искусственных ограничений на привлечение капитала в Россию нам необходимо всеми возможными средствами удержать и поддержать развитие ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов), чтобы насытить рынок необходимым количеством инвестиций. Что, в свою очередь, положительно отразится на общеэкономических показателях и позволит рынку развиваться. И только после этого решать, какой налоговой моделью облагать данный инструмент, как его контролировать и защищать от мошеннических действий. На данный момент, с начала 2017 года, общий объем привлеченных средств через ICO уже составил более 1 миллиарда долларов. Учитывая, что венчурное финансирование у нас развито не так хорошо, как на зарубежном рынке, ICO позволило бы упростить поиск инвесторов, условия инвестиций и сняло бы ограничения по сумме – то есть проекты смогли бы получать именно ту сумму, которая им необходима, даже если она мала, что для венчурных фондов попросту неинтересно.

У нас молодая и технологически продвинутая инфраструктура. У нее огромный потенциал для развития масштабных и передовых решений. Но без необходимого сотрудничества и взаимодействия со всеми заинтересованными участниками рынка полноценно воспользоваться и раскрыть уже сложившиеся конкурентные преимущества не удастся.

Огромным плюсом является то, что мы находимся в уникальной для России ситуации, когда курс государства совпадает с тем, чего хочет бизнес, рынок и отрасль финансовых технологий. В частности, мы видим, что регулятор полностью открыт к взаимодействию с рынком, а также активно реализует задачи, поставленные правительством РФ. Насколько успешно будут реализованы в будущем проекты, не в последнюю очередь зависит от диалога между государством и бизнесом. Поэтому нам суждено становиться стратегическими партнерами друг для друга, действовать сообща.

Однако не стоит питать иллюзий и забывать о международных партнерах. В будущем тенденция международного партнерства будет только усиливаться, особенно в вопросах кибербезопасности. Локальные риски отходят на задний план, все больше начинают преобладать киберриски, которые носят международный характер. Такое направление сотрудничества видится одним из самых важных на ближайшие годы, ведь безопасность оказания финансовых услуг будет являться приоритетной.

К сожалению, сейчас объем инвестиций, полученных российским финтехом, небольшой, около 0,1% за девять месяцев 2016 года от всего мирового объема. Но давайте начистоту: молодые финтех-компании растут в инкубаторе крупных финансовых учреждений, и один из приоритетов нашей ассоциации – сформировать необходимую экосистему, которая окажет стимулирующий эффект для развития независимых финтех-проектов. Я верю именно в такой подход: он позволит ускорить развитие цифровых финансов.

Инфраструктура – ключ к цифровизации общества. Наличие передовой инфраструктуры, высокого уровня проникновения Интернета и финансовой доступности к нему, а также к мобильной связи (в том числе к мобильному Интернету) помогает не только цифровизации экономики, но и в целом трансформации финансовых услуг. Сейчас уже многие люди не могут представить свою жизнь без смартфона. Жизненные процессы все сильнее погружены в онлайн. Это, безусловно, является толчком для финансовых организаций пересматривать свои бизнес-модели и подстраиваться под потребителя, что приведет к инвестированию в соответствующую инфраструктуру.

Сейчас сохраняется провал по доступности ряда инновационных технологий в регионах, но из года в год я вижу положительную динамику. Нужно понимать, что регионы оказались, возможно, в более выигрышном положении. Дело в том, что там, где была инфраструктура, теперь ее предстоит обновлять, перестраиваться и адаптировать под технологические решения, а это всегда дорого. Зато в некоторых регионах инфраструктуры не было вовсе, поэтому зачастую мы наблюдаем, что регионы оказываются более технологически подкованными, чем жители Центрального федерального округа.

Мы должны быть прагматичны. Россия очень большая страна, мы – не Швеция, где возможно развернуть все необходимые технические решения достаточно оперативно. Однако Россия, несмотря на географический масштаб, не отстает. Но, несмотря на то что прогресс виден, работы предстоит много. И тут критически важен конструктивный диалог государства и бизнеса, а также их совместные усилия по выстраиванию необходимых «сетей».

Тренд развития и расширения инфраструктуры будет сохраняться еще долго. Для предоставления качественных финансовых услуг необходимы соответствующие мощности для их доставки. А с появлением еще более технологичных решений вчерашняя инфраструктура окажется устаревшей. Поэтому такой ход событий, на мой взгляд, будет постоянным и вряд ли потеряет свою актуальность и в 2035, и в 2055 году.

Не надо сидеть и смотреть, какие решения применяют другие страны, думая, что, имплементировав лучший, на чей-то взгляд, опыт, мы будем успешно развиваться. Нам необходимо разрабатывать и применять свои решения, не ориентироваться на других. Мы находимся в других условиях, и из этого нам нужно извлекать свой «профит», использовать предоставленные возможности, мыслить шире и не бояться экспериментировать во всем.

За последние годы и банки, и другой бизнес поняли, что с финтех-компаниями нужно дружить или покупать их. Такие компании позволяют оперативно развернуть необходимые технологические решения. Я не думаю, что традиционный банкинг к 2035 году уйдет в прошлое. Да, он изменится достаточно сильно – наиболее логичным видится его трансформация в цифровой вид. Более того, я полагаю, часть его функций отойдет финтех-компаниям. Первые кандидаты на выбывание из иерархии банковских услуг – платежи и переводы.

В той или иной степени все финансовые учреждения будут трансформироваться в финтех – все идет к тому, что все аспекты нашей повседневной жизни перейдут в цифровую плоскость. На первый план выйдут цифровые активы, которые станут востребованными и дорогими. Банки, финансовые компании должны начать следовать новым, «цифровым» правилам – иначе их ждет крах. Сейчас об этом задумываются многие и тратят большие деньги, чтобы успеть изменить бизнес-модель и бизнес-процессы. Смогут ли они это сделать, вопрос открытый.

Диджитализация развивается так быстро, что невозможно предсказать, как будет выглядеть общая финансовая и экономическая система, скажем, через 15–20 лет. Могу сказать точно: нам сейчас нужно уделить особое внимание образованию, потому что мы закладываем фундамент для развития, а по-настоящему грандиозные вещи будет создавать новое поколение.

Для действительно более динамичного развития нашего рынка очень важно создать особые условия, облегчающие регулятивную составляющую для сложных и инновационных направлений, способствующих привлечению высококлассных специалистов. Именно это и есть новая мировая экономика. Особое внимание нужно уделить упрощению налогообложения для инновационной и финтех-отрасли. А также содействовать проведению экспериментов, пилотированию решений в данной отрасли. Только так мы сможем построить конкурентный и привлекательный рынок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390966 Олег Смоляков

Контроль над банками ужесточится

Предпринимаемые правительством и финансовым регулятором меры по поддержке банковского сектора приведут к сокращению его неработающих активов на сумму более 1 трлн тенге в течение пяти лет. Это в итоге окажет мультипликативный эффект на развитие экономики страны в целом за счет обеспечения капитализации, списания, прощения и других мер по улучшению качества активов.

Алевтина ДОНСКИХ

Тема устойчивости банков второго уровня из чисто теоретической и профессиональной сферы вошла в плоскость потребительского интереса, если не сказать потребительского беспокойства. В «топе тревог» оказались сразу три отечественных банка – Delta Bank, Bank RBK и АО «Казкоммерцбанк». Каждый оказался в этом «антирейтинге» по разным причинам. И надо отдать должное финансовому регулятору – комментарии по ним были сделаны незамедлительно и четко, а также приняты меры, исходя из конкретной ситуации в каждом из банков.

Как представляется, черту под разговорами подвел глава НБ РК Данияр Акишев, выступив на заседании правительства, он представил конкретный план действий по двум из трех банков и отмел слухи по третьему.

Напомним, по Delta Bank было принято решение – лишить его лицензии и со 2 ноября 2017 года ввести временную администрацию, к которой перешли полномочия всех органов управления этого банка. Администрация будет действовать до назначения судом ликвидационной комиссии. В банке по состоянию на 1 октября т.г. займы с просроченной задолженностью составили 99,7% от его ссудного портфеля – 314,8 млрд тенге.

Также, по заявлению Д. Акишева, «на момент принятия решения о лишении банка лицензии остатки денег на корреспондентских счетах и в кассе составили 215,1 млн тенге. В то время как сумма просроченных обязательств перед депозиторами и кредиторами составила порядка 79,8 млрд тенге».

В рамках надзора на протяжении длительного периода времени регулятор вел открытый диалог с менеджментом и акционерами банка по улучшению ситуации. Тем не менее адекватная финансовая поддержка банка со стороны крупного акционера не была осуществлена. Что касается его влияния на ситуацию в банковском секторе в целом, то, по словам Д. Акишева, ввиду низкой доли активов и обязательств банка в совокупных активах и обязательствах банковского сектора (1%), лишение его лицензии не несет рисков для других финансовых организаций.

По Bank RBK, как известно, НБ РК совместно с правительством и потенциальным инвестором – ТОО «Корпорация Казахмыс» – выработали комплекс мер по его оздоровлению. Банк испытывает затруднения с обеспечением достаточного уровня ликвидности, что ограничило осуществление им клиентских платежей. Модель оздоровления предполагает капитализацию банка за счет средств инвесторов на сумму 160 млрд тенге, а также передачу в специальную финансовую компанию его проблемного портфеля на сумму порядка 600 млрд тенге.

Что касается Казкома, то глава НБ РК однозначно заявил, что сведения об ухудшении его финансовой ситуации, распространяемые среди пользователей WhatsАpp, не соответствуют действительности. «Банк работает в обычном режиме. Никаких ограничений по снятию наличности с карточных, лицевых и депозитных счетов нет, – сказал он. – В составе группы Халык и при ее финансовой поддержке Казкоммерцбанк работает, как самостоятельный финансовый институт, соблюдая основные нормативы НБ РК по достаточности капитала и ликвидности».

Для полноты картины по этим трем финансовым институтам мы обратились за комментарием к заместителю председателя Национального банка Олегу СМОЛЯКОВУ, поскольку остаются детали, вопросы, которые важны для клиентов этих банков.

DELTA BANK

– Олег Александрович, с 3 ноября текущего года прекращены все операции по банковским счетам клиентов Delta Bank. Наших читателей – клиентов банка интересует, какое время займут процедуры до возврата их средств, что им необходимо сейчас делать?

– В соответствии с Законом «О банках и банковской деятельности в РК», с даты лишения банка лицензии на проведение банковских операций прекращаются все операции по банковским счетам клиентов и самого банка. За исключением случаев, связанных с расходами, предусмотренными нормативными правовыми актами уполномоченного органа, зачислением поступающих в банк денег, а также проведением операции по одновременной передаче активов и обязательств банка другому банку, предусмотренной статьей 61-2 настоящего закона.

Временная администрация в течение десяти рабочих дней с даты лишения банка лицензии принимает решение о проведении этой операции и обращается в Национальный банк для ее согласования. НБ РК в срок не более десяти рабочих дней согласовывает проведение временной администрацией банка операции (срок проведения законодательством не регламентирован).

После ее проведения либо в случае непринятия решения о проведении операции Национальный банк обращается в суд с заявлением о принудительном прекращении деятельности (ликвидации) банка. Решение о лишении лицензий на проведение банковских операций может быть обжаловано его акционерами в судебном порядке в 10-дневный срок.

Временная администрация банка осуществляет деятельность в период до назначения регулятором ликвидационной комиссии банка, которая продолжит осуществление полномочий по управлению имуществом и делами банка в ходе процедуры ликвидации в целях завершения его дел и обеспечения расчетов с его кредиторами. Срок проведения ликвидационных процедур банка по времени не ограничен.

В соответствии с Законом «Об обязательном гарантировании депозитов, размещенных в банках второго уровня РК», организация, осуществляющая обязательное гарантирование депозитов (АО «КФГД»), в течение четырнадцати рабочих дней со дня вступления в законную силу решения суда о принудительной ликвидации банка-участника информирует об этом вкладчиков. Она дает публикации в периодических печатных изданиях о принудительной ликвидации банка-участника и начале выплаты гарантийного возмещения с указанием наименования банка-агента (либо национального оператора почты в случае невозможности выбора банка-агента), осуществляющего выплату гарантийного возмещения. А также – о периоде и местах выплаты либо об отсрочке начала выплаты гарантийного возмещения в случае, предусмотренном настоящим законом. Указанную информацию депозитор вправе получить непосредственно у Казахстанского фонда гарантирования депозитов. Согласно закону о банках, требования кредиторов к банку могут быть предъявлены только в ликвидационном производстве.

В соответствии с Правилами принудительной ликвидации банков в РК №40, юридические лица (за исключением организации по гарантированию); физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, чьи имущественные права и законные интересы нарушены в результате принятия судом решения о принудительной ликвидации банка, в целях непосредственного урегулирования спора с банком обращаются к его ликвидационной комиссии с письменным заявлением.

Срок для предъявления заявлений исчисляется со дня опубликования в печати объявления о принудительной ликвидации банка и составляет не менее двух месяцев. Очередность удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого банка установлена статьей 74-2 закона о банках.

BANK RBK

– В отношении Bank RBK прозвучало определение «воровство». Данияр Акишев сообщил, что Национальный банк проанализирует деятельность уполномоченных органов банка в части реализации им кредитной политики, которая привела к текущим убыткам, после чего соответствующие материалы будут направляться в правоохранительные органы для дальнейшего принятия мер. Что уже выявил аудит и какова сегодня ситуация в банке?

– Как уже сообщалось, Национальный банк совместно с правительством и потенциальным инвестором выработали комплекс мер оздоровления этого банка. Модель оздоровления предполагает капитализацию банка за счет средств инвесторов на сумму 160 млрд тенге и дальнейшее совершенствование инвесторами бизнес-модели банка в целях обеспечения его устойчивого развития.

Кроме того, комплекс мер подразумевает передачу в отдельную специальную финансовую компанию проблемного портфеля на сумму порядка 600 млрд тенге, которые были выданы акционерам и другим связанным лицам. В ближайшее время правление Национального банка рассмотрит заявку Bank RBK на сумму порядка 240 млрд тенге в рамках участия в программе по повышению финансовой устойчивости банковского сектора страны.

В результате реализации вышеуказанных мероприятий ожидается стабилизация ситуации в банке. И по мере поступления ликвидности в ближайшее время банк начнет осуществлять исполнение обязательств по социально значимым платежам, а также по депозитам мелких и средних вкладчиков.

Национальным банком сейчас действительно проводится анализ деятельности уполномоченных органов Bank RBK в части реализации им кредитной политики, которая привела к текущим убыткам. Сейчас еще рано говорить о результатах, но по окончании этой работы соответствующие материалы будут направлены в правоохранительные органы для дальнейшего принятия мер.

АТФ, ЕВРАЗИЙСКИЙ, ЦЕСНАБАНК, БЦК

– Правление НБ РК одобрило участие в Программе повышения финансовой устойчивости четырех банков – АТФ, Евразийский, Цеснабанк и БЦК. Какие меры предполагает эта программа?

– Заявки на участие в программе необходимо было представить в срок до 30 сентября т.г. В сентябре-октябре текущего года правлением НБ РК было одобрено участие в ней четырех названных вами банков на общую сумму 410 миллиардов тенге. Банками и их крупными акционерами представлены планы мероприятий по повышению финансовой устойчивости, по недопущению ухудшения финансового положения и увеличения рисков в будущем, а также письменные обязательства по докапитализации банка, улучшению качества активов и снижению уровня неработающих кредитов.

После согласования с Национальным банком планов мероприятий по повышению финансовой устойчивости банков АО «Казахстанский фонд устойчивости» приобретет субординированные облигации указанных банков на следующих условиях: срок погашения 15 лет, ставка вознаграждения 4% годовых, выплата купонного вознаграждения ежегодно.

Заявки других банков – RBK Bank, Qazaq Banki, Нурбанк – на участие в программе будут вынесены на рассмотрение правления Национального банка после согласования их финансовых моделей и выполнения менеджментом и акционерами требований регулятора. Сумма государственной поддержки банков будет определяться индивидуально в зависимости от масштабов убытков банков.

По результатам программы ожидается увеличение совокупного собственного капитала банковского сектора на сумму более 1 трлн тенге, что усилит его финансовую стабильность и устойчивость к возможным новым неблагоприятным внешним факторам. Меры по поддержке банковского сектора приведут к сокращению неработающих активов банковского сектора на сумму более 1 трлн тенге в течение пяти лет. Это окажет мультипликативный эффект на развитие экономики страны в целом за счет обеспечения капитализации, списания, прощения и других мер по улучшению качества активов.

Увеличение собственного капитала банков вместе со снижением их неработающих активов поддержит кредитование банками реального сектора экономики. Программа будет способствовать дальнейшему развитию смежных отраслей экономики, что в свою очередь будет способствовать оздоровлению финансового состояния конечных заемщиков-предприятий реального сектора экономики.

Рост собственного капитала и снижение неработающих кредитов приведут к пересмотру и оптимизации действующих стратегий и бизнес-моделей банков, в результате которых ожидается повышение активности банков в кредитовании, в расширении и развитии новых и эффективных видов банковских услуг.

КАЗКОММЕРЦБАНК

– Очередная волна слухов о Казкоме также добавляет нервозности рынку. Как обстоят дела с банком, справляется ли с его проблемами новый акционер?

– В настоящее время АО «Казкоммерцбанк» не испытывает давления на капитал и ликвидность, выполняет все обязательства перед клиентами. Операционная деятельность Казкома стабильна, работа осуществляется в обычном режиме. Пруденциальные нормативы соблюдаются.

В рамках оздоровления проведена очистка ссудного портфеля Казкома от проблемного займа на БТА Банк и корректировка чистой стоимости активов Какома на общую сумму 542,7 млрд тенге. В результате ссудный портфель Казкома спровизирован на 66,1%. Новым акционером – АО «Народный сберегательный банк Казахстана» – проведена капитализация Казкома на сумму 185 млрд тенге.

На 1 октября 2017 года активы Казкома составили 3 434 млрд тенге, из них высоколиквидные активы – 2 036 млрд тенге (60% от активов). Обязательства Казкома составляют 3 218 млрд тенге. Из них обязательства перед государственными и квазигосударственными организациями и ЕНПФ – 1 287 млрд тенге (40% от совокупных обязательств).

Вклады физических лиц составили ­­ 1377 млрд тенге (43% от обязательств). С момента завершения сделки наблюдается рост объема вкладов физических лиц (80 млрд тенге, или 6,2%), что свидетельствует о восстановлении доверия к банку со стороны населения.

НАЦБАНК УСИЛИВАЕТ СВОИ ПОЛНОМОЧИЯ

– Учитывая сложившуюся ситуацию с обсуждаемыми финансовыми институтами, планируется ли ужесточение контроля регулятором за банками второго уровня?

– В настоящее время Национальным банком планируется усиление своих полномочий. Мы намерены внести законодательные поправки, предусматривающие:

– усиление требований по оперативному контролю и применению риск-ориентированного надзора;

– повышение ответственности аудиторских организаций и оценочных компаний;

– совершенствование урегулирования несостоятельности банков.

Названные поправки будут реализованы при помощи внедрения в надзорную практику международных подходов риск-ориентированного надзора, направленных на превентивное предупреждение кризисных явлений. То есть, не дожидаясь возникновения проблем и реализации риска. Риск-ориентированный надзор будет предусматривать введение надзорного суждения и качественное изменение системы надзорного реагирования с акцентом на превентивные действия.

Помимо этого, будут ужесточены подходы к оценке сделок банков со связанными лицами и сделок на льготных условиях. Будет усилена ответственность аудиторов и оценщиков за сокрытие информации об ухудшении финансового состояния банка, вплоть до запрета на осуществление деятельности на финансовом рынке.

Также будут усовершенствованы методы урегулирования (реструктуризации) проблемных банков и механизм Национального банка по предоставлению займов в качестве заимодателя последней инстанции. Урегулирование несостоятельных банков должно осуществляться с минимизацией потерь для государства.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390966 Олег Смоляков


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390919 Тулеген Аскаров

По осени банковскому сектору потребовалась «хирургия»

Отзыв лицензии у давно терпящего бедствие Delta Bank наряду с проблемами вкладчиков и клиентов Bank RBK, а также экстренное выделение огромных средств Нацбанком нескольким крупным участникам рынка лишь подтвердили недавний вывод «ДК» о том, что «лечение» этого сегмента финансовой системы продлится еще довольно долго.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним и о том, что аналитики регулятора и рейтинговых агентств уже давно держали Delta Bank на плохом счету, поскольку его ссудный портфель практически весь состоял из «плохих» займов, рейтинг давно опустился до дефолтного уровня, да и у Нацбанка он давно числится в нарушителях пруденциальных нормативов. Так что «хирургическое вмешательство» в виде отзыва лицензии здесь давно назрело. Добавим также, что такое решение регулятора в конце года становится традицией. Ведь аналогичный шаг был предпринят им и в отношении Казинвестбанка в декабре прошлого года! Ну, а вторым нарушителем пруденциальных нормативов к началу октября оказался Bank RBK, попавший в этот список еще весной и оставшийся к тому же без финансовой поддержки Нацбанка, которую уже получили Цеснабанк, АТФБанк, Евразийский банк и Банк ЦентрКредит на общую сумму в 410 млрд тенге.

Тем не менее, вопреки пессимистическим ожиданиям, банковскому сектору за первый месяц осени удалось показать положительную динамику по ключевым показателям деятельности, правда, в определенной степени за счет положительной курсовой разницы из-за девальвации тенге к доллару. Так, его совокупные активы увеличились в сентябре на 1,5% до 24 трлн 443,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 354,8 млрд тенге, то есть более $1 млрд. Правда, группу «триллионеров» по этому показателю вслед за Евразийским банком, вышедшим из нее в августе, покинул еще и Bank RBK. У последнего активы сократились за сентябрь на 4,6% до 970,7 млрд тенге, тогда как «Евразийский» сумел прибавить 1,3% до 958,4 млрд тенге. Лидирует же здесь Народный банк Казахстана с активами в 4 трлн 814,5 млрд тенге на начало второго месяца осени, показавший сентябрьский их прирост на 2,1%. Вторым идет подконтрольный лидеру Казкоммерцбанк, но у него произошло снижение на 1,0% до 3 трлн 434,5 млрд тенге. Далее расположились Цеснабанк с увеличением на 4,1% до 2 трлн 239,8 млрд тенге, дочерний Сбербанк России (4,1% до 1 трлн 639,6 млрд тенге), ForteBank (1,9% до 1 трлн 395,2 млрд тенге), Kaspi Bank (1,1% до 1 трлн 375,3 млрд тенге), Банк ЦентрКредит (2,3% до 1 трлн 320,9 млрд тенге) и АТФБанк, потерявший за первый месяц осени 1,4% до 1 трлн 216,8 млрд тенге.

Продолжился в сентябре и рост депозитной базы банковского сектора. Совокупный объем вкладов населения увеличился еще на 1,0% до 8 трлн 218,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 53,9 млрд тенге. И здесь безоговорочно доминирует на рынке группа «Халык». В возглавляющем ее «Народном банке Казахстана» за первый месяц осени сложился прирост на 1,2% до 1 трлн 697,4 млрд тенге, а в идущем вторым Казкоммерцбанке – на 1,5% до 1 трлн 376,8 млрд тенге. На почтительном расстоянии от этого тандема держится Kaspi Bank с 845,6 млрд тенге, прибавивший по вкладам населения 3,2%, за ним следуют Цеснабанк (0,2% до 698,3 млрд тенге) и дочерний Сбербанк России (0,7% до 675,5 млрд тенге). Замкнули же первую десятку по этому показателю Банк ЦентрКредит с оттоком вкладов на 1,6% до 510,8 млрд тенге, Жилстройсбербанк Казахстана с приростом на 0,7% до 481,9 млрд тенге, ForteBank (1,7% до 448,5 млрд тенге), АТФБанк, потерявший 1,5% до 355,5 млрд тенге, и «Евразийский банк», прибавивший 0,8% до 346,2 млрд тенге. Что касается Delta Bank, то его вкладчикам не стоит волноваться из-за незначительного объема депозитов физических лиц в нем, составившего немногим более 0,1 млрд тенге. Такую сумму вполне по силам выплатить «Казахстанскому фонду гарантирования депозитов». С Bank RBK ситуация выглядит совсем иначе, так как на начало октября объем вкладов населения был на уровне в 194,1 млрд тенге.

Если перейти к депозитам юридических лиц, которые не гарантируются государством, то у Delta Bank их объем составил на начало октября вполне приличные 92,7 млрд тенге, а у Bank RBK – 368,8 млрд тенге. Как раз последний и замыкает первую десятку банковского сектора по этому показателю. А возглавляют эту группу по-прежнему Народный банк Казахстана и Казкоммерцбанк. Правда, у первого в сентябре сложился прирост на 3,7% до 1 трлн 777,2 млрд тенге, тогда как у второго произошло снижение на 4,4% до 1 трлн 237,7 млрд тенге. Между тем к Казкоммерцбанку постепенно приближается Цеснабанк, ставший третьим членом группы «триллионеров» по объему депозитов корпоративных клиентов. В сентябре этот участник рынка прибавил еще 2,3% до 1 трлн 4,9 млрд тенге. Другим банкам до этого трио весьма далеко. Так, идущий четвертым ForteBank имел таких депозитов на 584,4 млрд тенге, увеличив их объем за первый месяц осени почти на 3%. За ним плотным строем шли дочерний Ситибанк Казахстан, сумевший за счет мощного рывка на 8,8% до 536,3 млрд тенге обойти АТФБанк, потерявший 4,1% до 515,2 млрд тенге. Теперь позициям последнего вполне реально угрожает дочерний Сбербанк России, где в сентябре произошел впечатляющий приток депозитов «корпов» на 14,9% до 514,0 млрд тенге. В конце первой десятки по этому показателю на 1 октября оказались Банк ЦентрКредит (5,8% до 473,0 млрд тенге) и Евразийский банк, обошедший Bank RBK за счет прироста на 1,7% почти до 379 млрд тенге. Совокупный же объем вкладов юридических лиц увеличился за сентябрь на 1,7% до 9 трлн 91,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 155,4 млрд тенге.

Вполне благополучная динамика сложилась и по совокупному собственному капиталу банков второго уровня, выросшему за первый месяц осени на 1,3% до 2 трлн 872,5 млрд тенге. Доминирует на рынке по этому показателю Народный банк Казахстана, прибавивший в «весе» еще 2,2% до 741,6 млрд тенге. Идущему и тут вторым Казкоммерцбанку, у которого на начало октября собственный капитал составлял 216,0 млрд тенге с приростом на 3,9%, конечно же, довольно далеко до материнского банка. Кроме этого дуэта, выше 100-миллиардной планки по-прежнему держатся еще 7 участников рынка – ForteBank (0,1% до 182,3 млрд тенге), Цеснабанк (0,8% до 181,8 млрд тенге), дочерний Сбербанк России (0,6% до 161,6 млрд тенге), Kaspi Bank, потерявший 4,8% до 145,5 млрд тенге, Жилстройсбербанк Казахстана, нарастивший капитал на 4,5% до 140,8 млрд тенге, Ситибанк Казахстан (1,5% до 128,2 млрд тенге) и Банк ЦентрКредит, сбросивший в «весе» 0,3% до 106,2 млрд тенге.

На фоне этого позитива контрастом выглядит значительный совокупный убыток банковского сектора на 1 октября в минус 122,7 млрд тенге. Главным же источником по-прежнему остается Казкоммерцбанк с убытком в минус 397,1 млрд тенге, увеличившимся за первый месяц осени на 0,1%. Кроме него, отрицательный финансовый результат показали Евразийский банк (минус 9,2 млрд тенге), Delta Bank (минус 6,0 млрд тенге), Capital Bank Kazakhstan (минус 0,3 млрд тенге) и дочерний Национальный банк Пакистана в Казахстане (минус 0,1 млрд тенге).

По объему же полученной прибыли (превышению текущих доходов над расходами после уплаты подоходного налога) уверенно лидирует Народный банк Казахстана – 111,6 млрд тенге с весьма солидным ее приростом за сентябрь на 12,1%. Понятно, что при таком финансовом результате головному банку группы «Халык» вполне по силам оказать поддержку Казкоммерцбанку. В качестве позитива отметим также, что за первый месяц осени 10-миллиардную планку по прибыли сумел преодолеть АТФБанк, увеличивший ее на 12,6% до 10,6 млрд тенге. Кроме него, в этой же группе идут Kaspi Bank (27,8% до 39,3 млрд тенге), Жилстройсбербанк Казахстана (13,8% до 19,5 млрд тенге), Ситибанк Казахстан (11,5% до 18,8 млрд тенге) и Банк Хоум Кредит (12,2% до 16,5 млрд тенге). Добавим также, что прибыль показал и Bank RBK – 3,1 млрд тенге, причем она выросла у него за первый месяц осени на весьма приличные 26,1%.

О том, какие изменения произошли за сентябрь в ссудных портфелях ведущих банков, «ДК» расскажет в следующем номере.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390919 Тулеген Аскаров


Казахстан. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380742 Тулеген Аскаров

На блокчейновом распутье...

В отличие от прошлых лет в канун предстоящего Дня национальной валюты Казахстана ныне никак не обойтись без обсуждения темы ее высокотехнологичного будущего.

Тулеген АСКАРОВ

Насколько готов тенге принять цифровой облик, превратившись в криптовалюту, или ему лучше оставаться старшим братом, пусть и весьма консервативным, по отношению к быстро завоевывающим популярность бит- и прочим «коинам»?

ВСЕ СПЕШАТ, ВСЕ БЕГУТ

«Цифровое золото», к которому ранее скептически относились в центральных банках и других финансовых институтах, теперь быстро растет в цене, хотя биткоин (bitcoin) еще даже не достиг юношеского возраста. И если недавно прогнозы о быстром росте цены биткоина казались фантастическими, как и его цена в $500-600, то теперь мало кто удивляется тому, что за него дают более $7000! И, скорее всего, рост продолжится, поскольку мировой оператор фьючерсных бирж «CME Group» заявил о намерении запустить торги фьючерсами на этот финансовый инструмент, да и власти многих стран, в том числе соседних с Казахстаном, на глазах меняют свое отношение к достижениям финтеха.

К примеру, в России под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова сформирована рабочая группа по применению технологии блокчейн в государственном и корпоративном управлении. Он даже высказался за создание крипторубля, подчеркнув, что новые цифровые валюты не получится «закрыть в сундук и спрятать под замок».

Банк России еще в прошлом году объявил о разработке собственной блокчейн-платформы «ФинТех» на основе Ethereum или эфириума (вторая по капитализации криптовалюта после биткоин) для нужд финансового сектора этой страны под брендом «Мастерчейн». В консорциум вошли крупнейшие российские банки наряду с Национальной системой платежных карт и другими участниками. Показательно, что главу «ФинТеха» Сергея Солонина принял российский президент Владимир Путин.

Действуют рабочие группы по использованию блокчейна и в крупнейших российских банках. Неудивительно, что в учебные программы ведущих российских вузов уже включено изучение основ блокчейна и криптовалют, а спрос на работников с такой квалификацией постоянно растет.

Примечательно, что в качестве ближайшего географического ориентира для России в этой сфере г-н Шувалов указал на Швецию и Грузию. Шведы практически отказались от использования наличных, а банкиры и эксперты говорят там о неминуемом переходе к централизованной криптовалюте – «еКроне». Правда, централизация противоречит принципам технологии, на которой базируются биткоины и другие криптовалюты, – ведь в ней стержнем выступает как раз децентрализованность! В Грузии же и в самом деле замахнулись на строительство самого большого в мире дата-центра для майнинга биткоинов, причем среди участников этого проекта числились «дочка» казахстанской компании «КазТрансОйл» – «Industrial Holdings Limited», и миллиардер Александр Машкевич, один из владельцев «Eurasian Resources Group».

Центр (кстати, третий по счету в Грузии у ведущей майнинговой компании «BitFury»!) заработал в конце 2015 года на территории свободной экономической зоны Тбилиси благодаря наличию дешевой электроэнергии, минимальным регуляторным требованиям и оптимальному климату. А в целом крупные майнинговые фермы работают практически во всех городах Грузии, причем создаются и новые, а биткоины принимаются к оплате за самые разные услуги.

Добавим еще, что одним из мировых лидеров по части внедрения технологий блокчейн среди постсоветских республик выступает Эстония, где власти также всерьез задумались о создании собственной криптовалюты – «эсткоина» (estcoin). И дело не только в благоприятных условиях для развития бизнес там наряду с развитыми коммуникациями. Важным достоинством является программа электронного резидентства, позволяющая любому человеку получить электронное гражданство с удаленным доступом к публичным и частным сервисам, включая открытие компаний и управление ими из-за рубежа.

Как и в России, в Эстонии планируют создать эсткоин на основе эфириума. Однако у этого интересного проекта есть большое препятствие в виде Европейского центрального банка и единой европейской валюты – ведь ни одному из государств – участников еврозоны нельзя вводить собственную валюту. А Эстония, в отличие от Швеции или Грузии, как раз является членом этой зоны и Европейского союза.

Напомним читателям «ДК» и о том, что признанным лидером в майнинге криптовалют выступает соседний с нами Китай, где производятся специальные чипы и есть дешевое электричество. Кстати, хотя центральный банк этой страны признал незаконным проведение ICO (Initial Coin Offering, сбор денег инвесторов с использованием криптовалют) и потребовал вернуть полученные средства обратно инвесторам, подготовка к запуску цифрового юаня идет там полным ходом. А на днях директор института исследования цифровых валют при центральном банке Поднебесной Яо Цянь вполне ясно заявил в Пекине о необходимости выпуска собственной китайской криптовалюты в кратчайшие сроки.

Сильные позиции среди азиатских государств в этой сфере занимают также Индия, Пакистан, Южная Корея. Большие шансы стать одним из лидеров рынка криптовалют есть у России, активно развивается эта отрасль в Украине и Белоруссии. И это неудивительно – при нынешней динамике рынка криптовалют хватит на многих участников. К примеру, капитализация биткоина уже вполне сравнима с денежной массой многих стран или стоимостью крупных компаний, поскольку находится у отметки в $100 млрд. После биткоина по капитализации идет эфириум (Ethereum). К тому же количество криптовалют постоянно растет – ведь в принципе их может создавать любой человек, располагающий соответствующими компьютерными мощностями.

ПОКА ВСЯ НАДЕЖДА НА МФЦА

На фоне динамично развивающегося мирового рынка блокчейна и криптовалют наша страна пока выглядит аутсайдером. Тем не менее эта отрасль развивается и в Казахстане – работают криптообменники, совершаются сделки по купле-продаже биткоина, завозится оборудование для майнинга и продаются готовые фермы. В интернете легко найти и тенговые котировки биткоина – в начале этой недели курс его продажи был на уровне в 2,4 млн покупки, продажи – 2,3 млн тенге. Сделки совершаются на сайтах криптообменников, при этом тенговые суммы проходят через банковские карты, а криптовалюта зачисляется на биткоин-кошелек. По сведениям редакции «ДК», счастливые обладатели этой криптовалюты есть и в Алматы. Правда, поскольку нет законодательного регулирования этого рынка, то и гарантий покупателям и продавцам никто дать не может.

Судя по всему, Нацбанк и правительство сейчас не готовы предложить такие законодательные нормы. Как заявил недавно председатель Нацбанка Данияр Акишев, сейчас лишь разрабатывается отечественный подход к выпуску и обращению криптовалют. Его личная позиция по этому вопросу вполне предсказуема: «Я не очень понимаю, что такое криптовалюта, до сих пор, с точки зрения даже профессиональной оценки. Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, который не имеет единого централизованного органа, и, скорее всего, он не подкреплен ничем. Его стоимость исключительно основана на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, которые люди инвестируют или хотят инвестировать в подобного рода криптовалюты, как биткоин, сейчас не берется никто».

С его слов, Нацбанк предлагает ввести запрет на расчеты за криптовалюту в тенге и на деятельность компаний, генерирующих такие валюты. Г-ну Акишеву вторит и Умут Шаяхметова, глава Народного банка Казахстана: «Мое мнение – это достаточно рискованно и в Казахстане запрещено. Те люди, которые покупают криптовалюты – они покупают, наверное, МММ. Эти валюты сегодня не подтверждены никакими активами, и есть большая вероятность потери капитала. Волатильность на этом рынке очень высокая и дефолты по ним – из 9 валют выживает только одна, поэтому я бы рекомендовала населению воздержаться пока от инвестиций в криптовалюты».

С другой стороны, Международный финансовый центр Астаны объявил о соглашении с швейцарской компанией «5EL SA» по совместной разработке и эксплуатации центра блокчейн-инноваций в Казахстане. Непосредственно с МФЦА будет сотрудничать «дочка» швейцарцев – «5EL Blockchain Lab», которая разместится в столице. При этом казахстанская сторона намерена использовать блокчейн не только в финансовых потоках внутри нашей страны, но и на глобальных рынках. Так что, похоже, что от слов по созданию криптогавани в Астане переходят к конкретным делам. Более того, в столице уже говорят и о появлении на свет в ближайшие годы криптотенге!

Что ж, пока государство определяется в этом непростом вопросе, жизнь, как говорится, бьет ключом, причем иногда по головам банковских клиентов и вкладчиков. По осени в полную силу идет «банкопад» с отзывом лицензии у Delta Bank, опустошенным Bank RBK, проблемами которого пришлось даже заняться главе государств. Регулятору пришлось оказать экстренную помощь для капитализации ведущих участников рынка – Цеснабанка, АТФБанка, Евразийского банка, Банка ЦентрКредит, принадлежащих, между прочим, весьма богатым олигархам!

Понятно, что в таких непростых условиях людям приходится искать новые возможности для сохранности и приумножения своих сбережений. К тому же ставки вознаграждения по долларовым депозитам теперь снизились до 1% годовых, а держать дома даже небольшую инвалютную наличность сейчас опасно из-за роста преступности. Депутаты же и вовсе требуют отобрать у Нацбанка контроль за валютным рынком с передачей его Минфину!

Конечно, криптовалюты для большинства людей выглядят сейчас весьма экзотично и пугающе. Но можно вспомнить, сколько опасений вызывала когда-то единая европейская валюта, появившаяся на свет в начале этого века и сменившая привычные марки, франки, лиры, песеты и прочие национальные деньги Старого Света. На самом высоком уровне у нас предлагалось ввести алтын и акметал вместо нынешнего «дефектала» с его «семикратным генетическим дефектом». На слуху сейчас у многих алтынкоины и евразианкоины, по-прежнему обсуждается проект введения исламского золотого динара. Алматинские старожилы вспоминают еще, что когда-то в подвалах большевистского Госбанка в тогдашнем Верном хранился огромный запас опиума, которым обеспечивались деньги, печатавшиеся здесь после революции. Их так и называли – «опиумные» деньги города Верного. Помнят старожилы и о бескрайних маковых полях в южных районах Казахстана и в Кыргызстане вдоль побережья озера Иссык-Куль – ведь до 1987 года в СССР выращивание опийного мака и конопли было вполне легальным занятием.

Были в нашей истории и ПИКи – приватизационные инвестиционные купоны, которыми наделялись все жители нашей страны для последующего использования в приватизации госимущества. Довелось многим из нас видеть и гибель казавшегося нерушимым советского рубля, а потом – и перипетии его российского «потомка», не говоря уже о стремительном обесценении нашего тенге с радикальным изменением первоначального дизайна купюр казахстанской валюты и исчезновении тиынов.

Казахстан. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380742 Тулеген Аскаров


Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова

ИПС под IT-контролем

Диалектика развития: то, что вчера казалось сложным и научным, сегодня – практика жизни. И привыкаем мы к этому очень быстро. А новые разделы экономики, сфер общественной жизни, нашей ежедневной практики наполняются словами, действиями, операциями, о которых ранее мы и представления не имели. Самое наглядное – цифровые технологии, которые, едва появившись, становятся обыденностью, поскольку упрощают жизнь, экономят время, обеспечивают точность, позволяют держать на контроле самые важные вопросы деловой и повседневной жизни.

Алевтина ДОНСКИХ

Открывая рубрику «Цифровой Казахстан», мы хотим рассказать о том, как цифра меняет жизнь к лучшему. Не исключено, кому-то наши материалы помогут лучше освоиться в цифровом мире. В разных сферах, в том числе и такой важной для каждого, как пенсионная система. Ведь сегодня считается правильным держать в курсе все движения по пенсионному счету, отслеживать добросовестность и аккуратность перечислений работодателем наших пенсионных средств. Но современные технологии позволили ЕНПФ значительно расширить эту опцию. И мы сегодня расскажем, какие возможности по управлению своим индивидуальным пенсионным счетом есть у каждого вкладчика.

Поможет нам в этом управляющий директор Единого накопительного пенсионного фонда Жанара Тулегенова.

– Жанара Корганбековна, многие вкладчики, уже не дожидаясь ежегодного письма по почте из ЕНПФ, самостоятельно и регулярно проверяют свои счета. Я начала этим сервисом пользоваться, еще будучи в частном фонде, и могу сказать, что чисто психологически это повысило уверенность в самой системе. Я видела, насколько добросовестны мои работодатели, какие пени им приходится платить в случае просрочек, каков мой инвестиционный доход. Контроль счета в удаленном режиме позволил относительно спокойно пережить и фазу объединения частных фондов в ЕНПФ. По крайней мере, конечную сумму на счете НПФ и стартовую в ЕНПФ я точно проконтролировала. А какие цифровые сервисы доступны вкладчикам и получателям ЕНПФ?

– Для ЕНПФ все то, о чем вы говорите, – важный аспект деятельности. Информационные технологии для нас это и более широкое понятие, поскольку они обеспечивают бесперебойную работу автоматизированных систем по обработке поступивших пенсионных взносов, учету пенсионных накоплений, взаимодействию с информационными системами госорганов, надежность и непрерывность работы ИТ-инфраструктуры фонда. И здесь есть, куда развиваться, поэтому приоритетными задачами для нас являются разработка и внедрение новых электронных услуг.

Если говорить о спектре услуг, то на сайте enpf.kz в разделе «Электронные сервисы» или в «Личном кабинете» можно воспользоваться следующими услугами:

• подать заявление об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• получить выписку с ИПС;

• подать заявление о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживать статус исполнения заявления на выплату и (или) перевод;

• вносить изменения и (или) дополнения в реквизиты вкладчика (получателя), в т.ч. способ информирования – через Интернет;

• самостоятельно отправлять выписку с ИПС на электронный адрес;

• есть также пенсионный калькулятор, с помощью которого можно самостоятельно сделать прогнозный расчет своей будущей пенсии.

Кроме того, с 2014 года у нас запущено мобильное приложение ЕНПФ, доступное для всех типов платформ. Готовится к запуску сеть терминалов самообслуживания. Иными словами – фонд развивает и совершенствует свои услуги, предоставляя возможность своим вкладчикам управлять своим пенсионным счетом без посещения офисов филиалов.

– Одно дело предлагать электронные услуги и сервисы, другое – приучить ими пользоваться вкладчиков и получателей пенсий. Насколько люди быстро осваивают их, что говорят ваши цифры, например, по выбранным способам получения выписок?

– Как известно, информацию о состоянии ИПС можно получить несколькими способами. Можно лично обратиться в ближайший офис ЕНПФ. Их на сегодняшний день 231 по Казахстану. Можно воспользоваться способом информирования по электронной почте, и тогда выписка будет периодически высылаться на электронный адрес вкладчика (получателя), указанный в заявлении об открытии ИПС либо при подписании в ЕНПФ соглашения об изменении способа информирования.

Еще одну возможность предоставляет «Личный кабинет» на сайте www.enpf.kz – способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». Чтобы войти в «Личный кабинет» необходим либо ИИН и пароль, либо ЭЦП. Также данный способ информирования позволяет воспользоваться мобильным приложением ENPF, которое доступно в AppStore, Google Play, Microsoft Store. Приложение можно установить на всех популярных видах смартфонов и планшетов.

Еще один вариант получения выписки с ИПС – через портал электронного правительства egov.kz. Услуга доступна на портале www.egov.kz в категории «Граждане» – рубрика «Социальное обеспечение» – раздел «Пенсионное обеспечение». Для получения этой услуги требуется ЭЦП и регистрация на портале egov.kz.

Ну и конечно – самый первый вариант: информация может быть направлена на почтовой адрес, указанный в договоре о пенсионном обеспечении или в заявлении об открытии пенсионного счета, либо в соглашении об изменении способа информирования.

Сейчас наиболее популярным является способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». На начало ноября 2017 года этот вид получения информации выбрали 3 797 898 человек. Это более чем вдвое превышает количество вкладчиков и получателей, ожидающих традиционное ежегодное информирование по почте (1 854 358 человек).

Выписки по электронной почте получают 795 512 человек. Мобильное приложение ЕНПФ с момента запуска на 1 ноября 2017 года было скачано более 1 млн раз. За 9 месяцев текущего года через «Личный кабинет» было получено порядка 5,5 млн электронных выписок по запросу порядка 976 тыс. вкладчиков. На электронные адреса вкладчиков(получателей) за три квартала было направлено более 3,5 млн выписок.

– Какова динамика роста интереса к цифровым услугам, как увеличилось количество вкладчиков, выбравших интернет-информирование с начала года?

– Отмечу, что количество пользователей электронными способами получения информации значительно увеличилось в текущем году. Так, количество вкладчиков и получателей, выбравших способ информирования «посредством Интернета», увеличилось на 1 136 912 человек (порядка 43%).

– А как часто люди получают выписку через e-gov?

– Информацию о состоянии ИПС через портал e-gov с начала года электронным способом запросили 88 946 раз.

– Какие новые электронные услуги предложил ЕНПФ своим клиентам?

– В июне 2017 года ЕНПФ предложил следующие электронные услуги на web-сайте enpf.kz:

• подача заявления об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• подача заявления о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживание статуса исполнения заявления на выплату и (или) перевод.

Услуги доступны на web-сайте enpf.kz в «Личном кабинете» и разделе «Электронные сервисы». Чтобы подать заявление об открытии ИПС по учету обязательных пенсионных взносов, достаточно иметь актуальный ключ электронной цифровой подписи (ЭЦП).

При подаче электронного заявления о назначении пенсионных выплат с помощью ЭЦП необходимо указать сведения о 20-значном банковском счете (так называемый IBAN счета), открытом в банке второго уровня или в АО «Казпочта» на территории Казахстана в тенге, и реквизиты самого БВУ. При этом ЕНПФ сообщит получателю об исполнении заявления на выплату, направив SMS-уведомление.

Кроме того, вкладчики (получатели), вновь подавшие заявление о назначении пенсионных выплат или переводе пенсионных накоплений либо уже получающие выплаты по графику из ЕНПФ, имеют возможность отслеживать статус исполнения заявления о назначении пенсионных выплат или их переводе также на web-сайте ЕНПФ. Получать сведения о статусе выплаты или перевода накоплений можно в «Личном кабинете», вход в который осуществляется также с помощью ЭЦП или ИИН и пароля после их регистрации на сайте.

В целях соблюдения конфиденциальности о движении денежных средств на ИПС вкладчика (получателя) зарегистрировать ИИН и пароль можно только при условии выбора способа информирования о состоянии пенсионных накоплений «посредством Интернета». Для этого нужно обратиться в офис ЕНПФ, имея при себе оригинал документа, удостоверяющего личность. Для тех, кто ранее сделал это при оформлении заявления об открытии ИПС, договора о пенсионном обеспечении или в дополнительном соглашении, в обращении в офис нет необходимости.

В третьем квартале 2017 года ЕНПФ внедрил еще одну электронную услугу – внесение изменений/дополнений в дополнительные реквизиты вкладчика (получателя), указанные в базе данных ЕНПФ, к которым относятся данные документа, удостоверяющего личность (вид, номер, дата и орган выдачи), почтовый и (или) электронный адреса, номера телефонов (домашний, рабочий, мобильный). Кроме того, имея ЭЦП, можно изменить способ информирования без посещения офиса ЕНПФ.

Новыми электронными услугами ЕНПФ по состоянию на ноябрь текущего года воспользовались более 800 человек.

– Для тех, кто в скором времени собирается на пенсию, есть очень удобная опция – «Пенсионный калькулятор». Благодаря ему можно достаточно точно высчитать ежемесячные выплаты, причем по всем нынешним видам пенсии. Насколько он популярен у казахстанцев?

– Этот продукт разработан актуарным центром ЕНПФ. И он представлен на сайте в двух версиях. «Пенсионный калькулятор 2» предназначен для тех, кто планирует отправиться на заслуженный отдых в ближайшее время. После ввода даты рождения и суммы накоплений можно узнать примерную сумму выплат из ЕНПФ в соответствии с действующим законодательством.

«Пенсионный калькулятор 1» дает возможность сделать прогнозный расчет на более длительный период. Для этого необходимо указать в соответствующих полях «Пенсионного калькулятора 1» данные о трудовом стаже (с самого начала трудовой деятельности), сумму пенсионных накоплений и сумму заработной платы. По результатам расчета можно увидеть, какие выплаты ожидаются после выхода на пенсию.

Инструмент достаточно популярен: за весь период функционирования пенсионного калькулятора зафиксировано 135 292 просмотра пенсионного калькулятора. С начала 2017 года – 92 069 просмотров.

– Не секрет, что люди не всегда воспринимают написанные, скажем так, специфические тексты и необходим живой, персональный комментарий. Увеличилось ли число таких онлайн-консультаций?

– Да, их немало. Через сайт фонда с помощью онлайн-консультанта было проведено 91 816 консультаций.

– Вопрос защиты персональной информации сегодня остро стоит во многих сферах жизни. И особенно в финансовой. Как новые технологии позволяют защищать информацию о пенсионных накоплениях казахстанцев?

– Безусловно, для работы системы и запуска новых проектов необходимо уделять особое внимание вопросам информационной безопасности. Обеспечение защиты конфиденциальных данных вкладчиков является приоритетной и важнейшей задачей ЕНПФ. В фонде функционирует комплекс систем по реализации требований информационной безопасности, выполнения политик разделения и распределения прав доступа к персональным данным вкладчиков, контроля за совершаемыми операциями и логирования действий пользователей.

Одним из важнейших моментов в работе стало успешное прохождение фондом государственной аттестации на соответствие стандартам безопасности Республики Казахстан. На основании аттестата фонд получил возможность подключиться к шлюзу электронного правительства для предоставления своих услуг через электронное правительство и центры обслуживания населения.

ЕНПФ успешно прошел международную сертификацию Британским Институтом Стандартов на соответствие стандарту по информационной безопасности ISO/IEC 27001:2013. Наряду с этим налаживаются взаимодействия с соответствующими государственными органами по выявлению и пресечению киберугроз в отношении информационно-коммуникационной инфраструктуры и электронных информационных ресурсов.

Фондом планируется подтверждение государственной аттестации на соответствие информационных систем действующим требованиям по информационной безопасности в РК, помимо этого – внедрение методик и рекомендаций в целях соответствия своей политики информационной безопасности требованиям международных стандартов ISO.

Какие задачи на будущее ставит ЕНПФ в вопросе развития цифровых технологий?

– Одна из главных целей развития информационных систем фонда – совершенствование своих дистанционных сервисов и предоставление возможности вкладчикам взаимодействовать со своим пенсионным счетом «on-line». Фонд планирует в конце года запустить в регионах собственные терминалы самообслуживания и видеотерминалы(так называемых VTM). Через них вкладчики получат еще одну возможность доступа к сведениям о состоянии своего пенсионного счета.

В следующем году будет завершена разработка единой платформы для интеграции с трансферагентами, что позволит ЕНПФ предоставлять вкладчикам свои услуги в «глубинке», в небольших населенных пунктах по стране, внося свой определенный вклад в преодоление цифрового неравенства в Казахстане.

Кроме того, в настоящее время разрабатывается проект «Электронный архив», в результате которого будут обеспечены сохранность выплатных документов получателей пенсионных выплат, а также доступ к архивной информации в режиме on-line по запросу.

В целях взаимодействия с вкладчиками ЕНПФ использует следующие каналы коммуникаций:

• Call-центр с коротким номером 1418, принимающий 64% от общего количества обращений через обратную связь;

• блог-платформа председателя правления ЕНПФ с целью обеспечения свободного доступа пользователей к интересующей его информации о деятельности фонда;

• консультативная площадка «Общественная приемная», позволяющая каждому желающему задать вопрос лично руководству ЕНПФ, как в составе группы, так и индивидуально;

• социальные сети – Facebook, ВКонтакте, Твиттер, Одноклассники, Инстаграмм;

• информационные киоски, позволяющие узнать о состоянии своих пенсионных накоплений, будущей пенсии, скачать мобильное приложение ЕНПФ.

В ближайших планах – запуск нового канала для обращений клиентов через популярные мессенджеры, такие как WhatsApp, Telegram. Это обеспечит новый уровень обслуживания наших Вкладчиков, предоставив им еще один способ оперативного взаимодействия с Фондом по удобным для них каналам связи.

Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 8 ноября 2017 > № 2379819 Павел Самиев

Без катастрофы: спасение «Открытия» и Бинбанка помогло избежать эффекта домино

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Критике санаций банков посвящены десятки, если не сотни статей и аналитических обзоров. Но если бы акционеры проблемных банков не начали переговоры с регулятором, а ЦБ быстро не поддержал эти банки ликвидностью и не передал на санацию, то потери для всего рынка были бы на порядок масштабнее.

Первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин заявил, что регулятор «не исключает возможности дальнейшего применения нового механизма оздоровления, он создавался как системное решение для будущих проблем, признаки которых могут быть сейчас, а могут обнаружиться позднее». Если большие санации могут быть еще – важно четко определить, зачем они нужны и каков их главный эффект для экономики и банковской системы.

Санации «Открытия» и «Бинбанка», конечно, требуют больших ресурсов. Поддержание ликвидности этих двух банков в сумме составило более 1 трлн руб; оба банка должны быть докапитализированы, и это тоже немалая сумма. Другая сторона — опасения роста доли госсектора на банковском рынке тоже связаны с новой моделью санаций. Большие ресурсы нужны для поддержания работы санируемых банков. Можно найти много минусов и у старой, и у новой модели санаций; но ведь санации – это априори механизм, который требуется именно для решения проблем, то есть он предполагает «некомфортную» ситуацию. Это не очень приятная, но необходимая процедура, поэтому стоит поставить вопрос по-другому: какая ключевая задача санаций и решается ли она реально?

Цель санации, как ни странно может показаться, не заключается в спасении санируемого банка. Точнее это является главной задачей, не ради этого банки передают на санацию. Главная цель – не допустить «эффекта домино» и разрастания кризиса на банковском рынке. Именно эта задача превалирует над всеми другими; и если есть выбор между сценариями быстрой санации и «погашения» паники и отсутствием реакции и потенциальным продолжением нагнетания информационного фона – выбор очевиден в пользу первого сценария (хотя при старой модели были случаи небольших региональных банков, которые были санированы по каким-то другим причинам).

Здесь очень важны три момента. Первое: кооперация с бывшими акционерами банков и своевременное обращение акционеров в ЦБ. Летом этого года события разворачивались достаточно быстро, но и акционеры «Открытия» и «Бинбанка», надо отдать им должное, начали переговоры с регулятором быстро. Второй момент: регулятор помимо старта процедуры санации сразу же выделил большие ресурсы на поддержание ликвидности; именно этот фактор крайне важен в точке перехода в новый статус – санируемого банка, без такой поддержки теряется смысл дальнейших действий и самой процедуры оздоровления.

Любой сбой с исполнением обязательств перед вкладчиками и кредиторами (оставим пока за скобками суборды) в этот переходный момент мог бы разрушить все дальнейшие планы и породить новый виток паники и оттоков уже по всему рынку. Пресловутый 1 трлн рублей выделенной ликвидности превратился бы в необходимость выделить уже в разы больше, причем с непредсказуемым эффектом. И если в рамках санации этот триллион – это возвратный кредит, часть из которого (350 млрд рублей) уже в сентябре была возвращена, то потенциальные издержки рынка и экономики при сценарии «падения» банков – это потери мертвого груза, эти деньги невозможно было бы вернуть.

Наконец, третье: регулятор должен давать рынку информацию о том, что происходит, каков план санации; на что и как выделяются средства, какая часть из них является короткими ресурсами (ликвидность), какая – докапитализация (в том числе закрытие «дыр»). Четкая информационная политика, транспарентность очень важны для процедуры санации. Надо отметить, что информационная открытость в текущей процедуре может быть выше, хотя конечно рынок получает определенный объем сведений.

Так что мы могли получить гораздо больше проблем, если бы акционеры не обратились к регулятору, а тот быстро не запустил программу поддержки и механизм санации. Вслед за «Открытием» и Бинбанком могли бы последовать и другие крупные организации, если бы паника вкладчиков на рынке продолжилась и приняла критическую форму. Оперативные меры регулятора позволили избежать масштабного банковского кризиса, который мог случиться в 2017 году. Мог бы — но не случился. Я не призываю считать новый механизм санации отличным, эффективным (тем более, что еще ранее оценивать его результаты). Но первую – и главную – свою задачу он уже решил.

Часто противопоставляют «незрелый» российский банкинг и банковский бизнес на развитых рынках. Но, в принципе, в России спасение банков происходит примерно так же и с той же целью, как и в странах Евросоюза и США. Вот только несколько аналогий: ФРС также спасало банки из категории too big to fail, вливая в них государственные деньги. Так, в 2007-2010 гг. подобные расходы составили более $16 трлн, в частности, Citigroup — $2,5 трлн, Morgan Stanley — $2 трлн, Merrill Lynch — немногим меньше $2 трлн, Bank of America — $1,3 трлн, Barclays — $868 млрд, Bear Sterns — $853 млрд, Goldman Sachs — $814 млрд, JP Morgan Chase — $391 млрд, Lehman Brothers — $183 млрд, Wells Fargo — $159 млрд

Сложившаяся в США практика такова, что ФРС, в основном, не берет проблемные банки на баланс, но находит инвесторов на такие активы. Например, JP Morgan выступил таким инвестором для Bear Sterns в 2008 году. Схема работы такова. ФРС продает банк условно за $1, списывает капитал и наблюдает за выправлением ситуации в банке под руководством инвестора. В случае ухудшения ситуации с качеством активов, ФРС покрывает убытки. Огосударствление банков, в принципе, тоже имело место на рынках США и Европы. Банк Англии национализировал Northern Rock; в некоторых странах, в том числе в Европе после кризиса 2008 года число госбанков выросло за счет как раз санируемых через национализацию.

Перефразируя известную фразу насчет демократии, можно сказать так: санации – это худшая форма спасения банковского рынка, но ничего лучше пока не придумали.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 8 ноября 2017 > № 2379819 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378698 Андрей Нечаев

Аналитика или политический ход: что стоит за отчетом Сбербанка о «Роснефти»

Андрей Нечаев

Бывший министр экономики России

Мы живем в век информационных технологий, когда скрыть документы, рассылаемые даже десяткам клиентов практически невозможно. Встает вопрос — какую цель преследовало распространение отчета аналитиков Sberbank CIB о финансовом положении «Роснефти»?

Похоже, в России появляется новый жанр информационных сенсаций, а, возможно, конкурентной и даже политической борьбы. Это материалы инвестиционных аналитиков. Первый нашумевший случай — письмо аналитика «Альфа-капитала» своим клиентам о сложном финансовом положении четырех крупнейших российских частных банков. Он закончился скандалом и серьезным оттоком клиентских средств из упомянутых в отчете банков. Многие обвинили тогда «Альфу» в недобросовестной конкуренции.

И вот новый случай — отчет инвестиционных аналитиков Sberbank CIB относительно плохого финансового положения «Роснефти» и неэффективности политики крупнейшей компании России. Сбербанк трудно подозревать в конкурентной борьбе с «Роснефтью». Соответственно, неизбежно возникают два вопроса: отражает ли отчет реальное положение дел в нефтяной компании и почему этот отчет вообще появился?

Правда ли, что в «Роснефти» не все благополучно?

Итак, первый вопрос — не оклеветали ли аналитики Сбербанка «Роснефть»? У этой статьи нет задачи углубленного анализа финансового положения и стратегии «Роснефти», поэтому ограничусь несколькими наблюдениями.

«Роснефть», начиная с дела «Юкоса», проводит агрессивную экспансионистскую политику. Вот далеко не полный перечень ее крупнейших приобретений лишь в самой России: активы «Юкоса», ТНК-ВР, «Башнефть». Уже в последние месяцы к ним добавились новые покупки активов в российской добыче и переработке, на газовом рынке Египта, а также НПЗ в Индии, своповые операции в Германии и существенные инвестиции в Венесуэле (скорее всего, вложенные в режим Мадуро $6 млрд будут потеряны). После 2013 года инвестиции «Роснефти» на приобретение активов составили $22 млрд. Инвестпрограмма компании в текущем году вырастет на треть и составит до 1,1 трлн рублей, а в 2018 — 1,3 трлн рублей.

Надо иметь в виду, что к моменту начала бурной экспансии «Роснефть» была далеко не крупнейшей российской нефтяной компанией со скромными финансовым потоком и свободной ликвидностью (в отличие, например, от «Сургутнефтегаза»). Почти все ее приобретения делались за счет кредитов, включая западные. По итогам первого полугодия 2017 года краткосрочный чистый долг «Роснефти» по данным самой компании вырос на 17% и превысил 2 трлн рублей. Долговая нагрузка составила 1,7 EBITDA. Если учесть стоимость заложенной добычи, чистый (не покрытый денежным резервами) долг «Роснефти» к концу 1 квартала 2017 был лишь немного ниже $80 млрд или 4,6 трлн рублей, что является новым историческим рекордом для компании. За январь-март капитальные вложения компании на $1 млрд превысили прибыль от операционной деятельности. «Роснефть» третий квартал подряд тратит больше, чем зарабатывает, прожигая денежные запасы в банках и увеличивая долговую нагрузку, констатирует Sberbank CIB.

Более того, есть ощущение, что в инвестициях компании отсутствует стратегическая линия, а покупки делаются по принципу «берем все, что дают». Так, недавно «Роснефть» через дочернюю компанию приобрела аэропорт в Кубинке, который явно не относится к профильным активам.

Ситуация резко усугубляется тем, что «Роснефть» попала под санкции и западный рынок капитала для нее практически закрылся. Аналитики хорошо помнят, как лихорадило валютный рынок России в конце 2014 года, когда рынок ждал прихода более 600 млрд рублей от «Роснефти» на покупку валюты для расчета по краткосрочным внешним долгам.

Естественно, негативные последствия для финансов компании имело падение цен на нефть. Положение усугубляется тем, что «Роснефть» заложила под зарубежные займы значительную часть добычи, включая будущую, и вынуждена давать покупателям-кредиторам значительные скидки, продавая им свою нефть на $4-6 дешевле и так упавшей рыночной цены.

Казалось бы при таком развитии событий, компании следует притормозить с новыми приобретениями, постаравшись нормализовать свои финансовые потоки и обязательства. Но, как пишут аналитики Sberbank CIB, «избегать дальнейшей экспансии для снижения долга не подходит главе «Роснефти». Это уже прямой «наезд» на президента «Роснефти» Игоря Сечина. Логично встает вопрос — какую цель преследовало распространение такого материала?

Аналитика или сигнал участникам рынка?

Версия, что отчет не предназначался для широкой публики, явно не проходит, поскольку мы живем в век информационных технологий, когда скрыть документы, рассылаемые даже десяткам клиентов практически невозможно. В исправленном отчете не изменились базовые оценки, лишь исчезли наиболее задиристые фразы и личностные характеристики. Но «слово не воробей».

Разумеется, мы можем лишь гадать, в какой связи появился этот материал и получил ли он благословение руководства Сбербанка. Вполне допускаю, что эксперты банка готовили чисто аналитическую справку и лишь объективности ради указали на роль Игоря Сечина в принятии стратегических решений, вызывающих у них серьезные вопросы.

Но могут быть и другие причины. Не секрет, что Сечин тесно связан с так называемыми «силовиками». Многим влиятельным представителям правящей элиты не нравится несомненное усиление его позиций и стиль его действий. Знаковым свидетельством этого стиля стала история с делом бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева. Исключительно в порядке предположения могу допустить, что аргументированная критика деятельности Сечина во вверенной ему компании преследует цель умерить его политические аппетиты и остановить укрепление влияния. Своего рода встречный хуг либеральной части окружения президента, включая Германа Грефа. В таком случае внешне рядовой аналитический отчет предназначался не только клиентам Сбербанка, но и президенту Путину. В оправдание этой гипотезы могу добавить, что «война кремлевских башен» и все более жесткое противостояние «силовой» и «технократической» частей окружения президента давно секретом не являются. Уже скоро в связи с выборами президента нас явно ждут серьезные кадровые решения. Тогда и узнаем финал этой борьбы.

От редакции.

Официальный комментарий Сбербанка, поступивший в Forbes: «Текст обзора по нефтегазовому сектору Sberbank Investment Research , который распространился и обсуждается в соцсетях, не соответствует актуальной версии отчета. Обсуждаемая в СМИ и социальных сетях редакция текста отчета была выпущена с нарушением принятых стандартов качества аналитики Sberbank CIB. Несоответствия этим стандартам были обнаружены в Sberbank Investment Research самостоятельно, после чего была выпущена скорректированная версия. Актуальный отчет является продуктом для квалифицированных инвесторов, клиентов Sberbank CIB и в открытом доступе не предоставляется».

Комментарий пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева РБК: «Аналитики Sberbank CIB традиционно питают необъяснимое и маниакальное пристрастие к нашей компании, что очевидно любому стороннему наблюдателю. Но мании, как правило, склонны к развитию. В данном случае они вышли за рамки своей компетенции, перейдя на личности и геополитику, которой они не уполномочены заниматься. Есть ощущение, что составлявшие отчет люди находятся на грани патологии. Очень хотелось бы, чтобы руководство системообразующего банка России оказало им посильную помощь».

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378698 Андрей Нечаев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 ноября 2017 > № 2378285 Анна Кокорева

Отпущенный: три года назад рубль отправили в свободное плавание

Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари»

В ноябре исполняется три года с того момента, как ЦБ РФ отказался от валютной поддержки курса рубля и перешел к политике таргетирования инфляции. Иными словами, регулятор прекратил поддерживать стабильность курса с помощью масштабных продаж валюты на внутреннем рынке и, как тогда говорили, отпустил отечественную валюту в свободное плавание.

Денежно-кредитная политика Банка России изменилась и стала ближе к концепции, которой придерживаются Европейский центральный банк и ФРС США, где во главе угла – инфляция, темпы экономического роста и безработица.

До кризиса 2014 года Центробанк поддерживал стабильность валютного курса, осуществляя интервенции, опираясь на границы бивалютной корзины. Проще говоря, продавал или покупал валюту из имеющихся резервов, если курс выходил за границы валютного коридора. Поскольку волатильность на валютном рынке на тот момент была низкая, резко негативные факторы отсутствовали, траты на поддержание курса были невелики. Например, осенью 2013 года регулятор тратил на поддержание курса всего 3–4 млрд долларов. Но уже в марте 2014-го, чтобы удержать рубль от падения, Центробанку пришлось продать около 20 млрд долларов США из резервов.

По мере введения санкций и падения мировых цен на нефть давление на рубль возрастало, и интервенции в размере 20 млрд долларов стали нормой. В октябре 2014 года банк вновь продал огромное количество валюты. Сдержать напор спекулянтов и панику было очень сложно. Фактически интервенции помогали на очень короткое время, они были нерезультативными. И тогда Банк России принял важное и мудрое решение, поняв, что при усугублении кризиса и резервах в 550 млрд долларов США осуществлять подобные действия крайне неэффективно. Так уже через год можно остаться без валютных резервов.

С 10 ноября 2014 года Банк России упразднил действовавший механизм курсовой политики, отменив интервал допустимых значений стоимости бивалютной корзины и регулярные интервенции на границах указанного интервала и за его пределами. Тогда решение банка было подвергнуто критике рядом экспертов рынка, предпринимателей, политических деятелей, СМИ и населением. Ведь после упразднения действовавшего механизма курс за ноябрь 2014 года упал с 42 до 72 рублей за доллар. Тем не менее падение курса рубля после перехода к новой денежно-кредитной политике было предсказуемым. Спекулянты прорвали плотину, которую до этого поддерживал Центробанк, и котировки по рублевым парам поползли вверх. Однако уже в феврале 2015 года ажиотаж спал, и дальнейшее формирование курса происходило на основе текущей конъюнктуры рынка. Оглядываясь назад, мы можем четко отследить, как курсовые изменения коррелировали с происходящими, в основном внешнеполитическими событиями. Существенным образом на формировании курса отразилась цена на нефть.

Резкие скачки курса после 10 ноября 2014 года привели к повышению ключевой ставки, что негативно отразилось на банках и заемщиках. Однако сегодня мы видим, что валютный курс стабилизировался и далек от своих пиковых отметок. Негативное влияние на банки оказал не только рост ключевой ставки, но и рекомендации Центробанка относительно валютных кредитов и депозитов в валюте. Ставки по валютным депозитам резко пошли вниз: была задача сделать валюту непривлекательным для населения средством хранения сбережений, а получить кредит в валюте физическому лицу стало практически невозможно. Таким образом, комиссионная прибыль банков от сделок с валютой снизилась. Сегодня регулятор продолжает контролировать потоки валютной ликвидности, но не столь навязчиво.

С упразднением курсовой политики возросли риски по валютным операциям. Если раньше частные финансовые институты не закладывали существенные изменения курса, рассчитывая риски при совершении тех или иных сделок в валюте, то в конце 2014 года ситуация изменилась. Прогнозировать динамику рубля стало сложнее.

В результате улучшения ситуации внутри страны и за ее пределами валютный курс стабилизировался. Даже несмотря на то, что мировые цены на нефть пока так и не восстановились

Переняв опыт иностранных коллег, регулятор стал осуществлять денежно-кредитную политику, опираясь на макростатистические показатели. Спустя три года, глядя на статистику и валютный курс, мы можем сказать, что решение Центробанка, принятое 10 ноября, оказалось верным. Геополитический накал страстей снизился, экономика страны начала восстанавливаться. Росстат практически каждый месяц фиксирует рост ВВП и снижение инфляции. Необходимо отметить, что инфляции 3% годовых в России со времен распада СССР не было никогда. В результате улучшения ситуации внутри страны и за ее пределами валютный курс стабилизировался. Даже несмотря на то, что мировые цены на нефть пока так и не восстановились.

Вероятно, для кого-то (компании, частные лица) решение Банка России стало роковым и привело к серьезным потерям. Но в масштабе всей страны, в масштабе ее экономики оно обернулось благом. Россия не лишилась резервов в результате дальнейшей поддержки курса. Зато, находясь в сложных экономических и политических условиях, смогла добиться улучшения макроэкономических показателей и стабильности рубля.

Если бы не бюджетное правило, продиктованное дефицитом бюджета, и открытая позиция финансовых ведомств, которая заключается в том, что крепкий рубль пока не выгоден экономике, курс рубля к доллару мог быть еще ниже текущих отметок.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 ноября 2017 > № 2378285 Анна Кокорева


Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376577 Валентин Катасонов

ЦБ России — орган государственной власти или коммерческая организация?

В законодательстве о ЦБ РФ заложен конфликт интересов

Я уже писал о том, что Центральный банк Российской Федерации, согласно статье 75 Конституции Российской Федерации, является органом государственной власти. Дополнительное подтверждение этому можно найти в статье 1 Федерального закона о Центробанке. Хотя формулировки обоих документов достаточно «мутные», но статус Центробанка именно таков.

Как известно, совмещение в рамках одной организации функций органа государственного управления и функций, связанных с осуществлением хозяйственной, финансовой и коммерческой деятельности, создает ситуацию, которую принято называть «конфликтом интересов». Проще говоря, возникает питательная почва для коррупции и злоупотреблений, снижается эффективность выполнения органом государственной власти возложенных на него функций и задач.

А признаки такого «раздвоения» или «конфликта интересов» в деятельности Банка России просматриваются. Особенно учитывая, что он, помимо выпуска денег (денежной эмиссии), осуществляет большое количество других функций. Банк России, как известно, является институтом, который в нашей стране выполняет функции банковского надзора. И в этом качестве он должен быть непредвзятым и неподкупным надсмотрщиком, следящим за всеми коммерческими банками в стране.

Статья 8 Закона о Центробанке вроде бы предупреждает возможный конфликт интересов в сфере банковского надзора: «Банк России не вправе участвовать в капиталах кредитных организаций, если иное не установлено федеральными законами». В той же статье говорится: «Банк России не вправе участвовать в капиталах или являться членом иных коммерческих или некоммерческих организаций, если они не обеспечивают деятельность Банка России, его учреждений, организаций и служащих, за исключением случаев, установленных федеральными законами».

Но именно в этой сфере мы видим вопиющий «конфликт интересов». Оказывается, Банк России является материнской компанией, которая владеет дочерним банком. Думаю, читатели догадываются: речь идет о Сберегательном банке. Для него в статье 8 Закона о Центральном банке сделано исключение: «Действие части первой настоящей статьи не распространяется на участие Банка России в капитале Сберегательного банка Российской Федерации (далее — Сбербанк). Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, не приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется Банком России по согласованию с Правительством Российской Федерации. Уменьшение или отчуждение доли участия Банка России в уставном капитале Сбербанка, приводящее к сокращению указанной доли участия до уровня менее 50 процентов плюс одна голосующая акция, осуществляется на основании федерального закона».

Внятного объяснения того, почему для Сберегательного банка было сделано исключение, какими высшими соображениями продиктовано участие Банка России в капитале этого коммерческого банка, я нигде не встречал.

На данный момент Банк России является главным акционером в Сбербанке, владея 50 процентами капитала + одна акция. Многие по привычке называют Сберегательный банк государственным. Это как посмотреть. Ведь он — «дочка» Банка России, а, следовательно, многие положения Закона о Центробанке распространяются и на «дочку». Вот, например, статья 2 гласит: «Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства». Некоторые наивно думают, что российское государство в «случае чего» (если Сбербанк зашатается) будет спасать клиентов Сберегательного банка. Наверное, такой ход мыслей навеян воспоминаниями о советских «Сберегательных кассах», которые входили в систему Минфина СССР. А нынешний Сберегательный банк к государству не имеет ни малейшего отношения. При необходимости люди из правительства вспомнят статью 2 Закона о Центробанке и скажут: спасайтесь сами (или пусть вас «мама» спасает).

Но главное даже не в этом, а в том, что Банк России как орган банковского надзора не может не иметь особого благорасположения по отношению к своей «дочке». Помню, в мае 2010 года разгорелся скандал. Тогдашний заместитель председателя Центрального банка РФ Сергей Голубев на встрече со студентами в Санкт-Петербурге весной указанного года сделал два совершенно неожиданных заявления.

Первое: «Сберегательный банк достаточно много допускает нарушений, и мы [ЦБ] ничего не можем сделать». Второе: «Пора уходить из Сберегательного банка. Председатель Центрального банка является председателем наблюдательного совета Сбербанка. Это конфликт интересов. Неполноценным становится надзор за таким банком».

После возвращения в Москву господину Голубеву как правдолюбцу на Неглинке (адрес центрального офиса Банка России) устроили взбучку. А Центробанк немедленно выпустил пресс-релиз, в котором разъяснялось, как хорошо организован надзор за Сберегательным банком. Но в своем кругу российские банкиры говорят, что надзор за «Сбером» никакой.

Летом нынешнего 2017 года произошло одно знаковое событие в жизни Центробанка. Он принял решение о санации коммерческого банка «Открытие». Причем впервые применил новую схему санации. Если раньше помощь тонущим банкам осуществлялась в виде кредитов Банка России или по линии Агентства страхования вкладов (АСВ), то в случае с «Открытием» финансовые вливания были осуществлены в форму участия в капитале указанного банка. В конце августа Центробанком было принято решение о том, что он входит в капитал банка «Открытие» с долей в 75%, а за предыдущими собственниками останется доля в 25%. А вслед за «Открытием» последует БИН-банк (пока доля Центробанка в капитале указанного коммерческого банка еще не определена). А там, глядишь, появятся и другие.

В начале этого года в Закон о Центробанке были внесены изменения, согласно которым был учрежден специальный инвестиционный фонд для финансового оздоровления несостоятельных банков. Фонд не является юридическим лицом, и его имущество обособлено от остального имущества Банка России. Фонд находится под управлением специальной управляющей компании. Фондом и производятся вливания в капитал «Открытие». Но от создания фонда конфликт интересов никуда не исчез. Можно ожидать, что банк «Открытие», как и «Сбербанк», будет тем самым «Юпитером», о котором в латинской поговорке сказано: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Таких «Юпитеров» не будет очень много. Но все они будут «бессмертными богами». А остальным банкам придется быть в роли «смертных быков». Или «козлов отпущения», определенных на заклание.

Возникает вопрос: а нельзя ли было как-то иначе в России построить отношения Центробанка с коммерческими банками? Конечно же, можно. Далеко за примерами ходить не надо. Посмотрим на китайский опыт. Там есть Народный банк Китая (НБК), который является центробанком. Его основная задача — обеспечивать китайскую экономику деньгами. Согласно закону о НБК, на него возложены функции денежной эмиссии, организации денежного обращения, разработки и реализации совместно с минфином и другими министерствами и правительственными организациями государственной денежно-кредитной политики.

Ни выдачей и отзывом банковских лицензий, ни банковским надзором НБК не занимается. Для этого имеется специальный орган, который называется Комиссией по регулированию банковской деятельности Китая (англ. China Banking Regulatory Commission — CBRC). Она, как и НБК, входит в исполнительную ветвь государственной власти и подчиняется Госсовету. НБК, конечно, также присматривает за банками, но он в тандеме банковского надзора «пристяжной», а CBRC — «коренной».

Кстати, есть немало других стран, где функции банковского надзора возлагаются не на центральный банк, а на специальные организации (банковские регуляторы). Среди таких стран — Канада, Дания, Швеция, Норвегия. Есть страны, в которых банковский надзор осуществляется совместно центральными банками и специально уполномоченными регуляторами. Это Швейцария, Франция, Германия, США. Есть, конечно, страны, где банковский надзор осуществляется только центробанком. Это, например, Австралия, Исландия, Ирландия, Италия, Португалия.

Но я лично не знаю ни одной крупной страны, где бы, подобно России, центральный банк одновременно занимался выдачей кредитов коммерческим банкам, участвовал в капитале коммерческих банков и при этом монопольно выполнял функции банковского надзора. Трудно придумать более «питательную основу» для коррупции и злоупотреблений. Но кому-то и такого совмещения показалось мало. С 2013 года Банк России функционирует как финансовый мегарегулятор, распространяя свои щупальца на всю экономику. Таких центробанков-осьминогов, занимающихся регулированием всего и вся (финансовые рынки, страховые компании, аудиторские фирмы и т.п.), в мире очень немного. Это в основном центробанки на постсоветском пространстве (Армения, Грузия, Казахстан, Литва, Чехия, Эстония и некоторые другие). Но даже там центробанки не участвуют в капиталах коммерческих банков.

Модель банковской и финансовой системы, которая сложилась к настоящему времени в России, порождает чудовищные «искажения стимулов» (как обычно пишут в учебниках по рыночной экономике). А говоря проще, она порождает чудовищную коррупцию. И дело не в отдельных руководителях (та же Набиуллина или любой другой человек на месте председателя Банка России). Никто из них не способен эффективно бороться с «издержками» функционирования указанной модели. Необходимо срочно отказаться от этой порочной модели. Что предложить взамен? — Да хотя бы китайскую модель, которая предельно проста, понятна и исключает «конфликты интересов».

В заключение хочу обратить внимание на статью 3 федерального закона о Центробанке России. В ней записано, что получение прибыли не является целью деятельности Банка России. В статье 11 говорится о том, как определяется прибыль Банка России, а в статье 26 определяется порядок использования прибыли.

В момент принятия закона эта статья выглядела следующим образом: «После утверждения годовой финансовой отчетности Банка России Советом директоров Банк России перечисляет в федеральный бюджет 50 процентов фактически полученной им по итогам года прибыли, остающейся после уплаты налогов и сборов в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации. Оставшаяся прибыль Банка России направляется Советом директоров в резервы и фонды различного назначения».

Позднее в закон была внесена поправка, устанавливающая, что в бюджет перечисляется 75% прибыли. Наконец, в 2016 году был принят закон, устанавливавший перечисление 90 процентов прибыли Банка России в государственную казну.

Формулировка статьи 26 закона предрасполагает Банк России к тому, что получение прибыли всё-таки может являться де-факто целью деятельности Центробанка. Вопреки декларации статьи 3 о том, что прибыль не является таковою целью. Каков бы ни был процент прибыли, остающийся по закону в распоряжении Банка России, в абсолютном выражении он будет зависеть от общих объемов прибыли. Чем больше прибыль, тем больше, в частности, премии, которые выплачиваются руководителям и сотрудникам Банка России из фонда, формирующегося за счет прибыли.

В лихие 90-е годы, как мне говорили бывшие работники Центробанка, премии были основной частью вознаграждения, которая выплачивалась сотрудникам Банка России. Особенно велика была премиальная составляющая у руководителей высшего звена. Кстати, вопросы оплаты труда работников (включая премии) решает сам Банк России (решения совета директоров), Минфин России в эту сферу деятельности Центробанка вмешиваться не имеет права. Вроде бы в последнее время пропорция между заработной платой и премиями в Банке России сдвигается всё более в пользу заработной платы. Но мотив максимизации прибыли Центробанком подспудно присутствует. Это недопустимо.

А как же исправить ситуацию? Опять же, обратимся к зарубежному опыту. Например, к законодательству США, регламентирующему функционирование Федеральной резервной системы (центробанка США). ФРС США ежегодно получает прибыль, измеряемую многими десятками миллиардов долларов. Как она используется? — За счет прибыли происходит формирование годового операционного бюджета ФРС; основная часть этого бюджета приходится на оплату труда сотрудников всех уровней (при этом закон определяет уровни оплаты для разных категорий). Кроме того, из прибыли выплачиваются дивиденды акционерам ФРС (таковыми являются банки, получающие фиксированные дивиденды в размере 6% независимо от прибыли ФРС). Остальное — перечисляется в федеральный бюджет. Приведу пример распределения прибыли ФРС за 2010 год. Общий ее объем составил 81,69 млрд. долл. Из этой суммы 1,58 млрд. долл. было выплачено в качестве дивидендов акционерам, в доходную часть операционного бюджета ФРС поступило 0,88 млрд. долл. Выплаты казначейству США составили 79,27 млрд. долл.

Примерно так же выглядит схема распределения прибыли у Народного банка Китая (НБК). Этому посвящена глава 6 «Финансовая отчетность» (статьи 37—39) Закона о НБК. Там также прописано, что за счет прибыли центробанка осуществляется покрытие всех текущих расходов НБК и формирование необходимых резервных фондов, а все оставшееся перечисляется в государственную казну. Примечательно, что в законе предусмотрен даже случай, если финансовый результат деятельности НБК окажется отрицательным. В этом случае убытки центробанка должны покрываться из государственного бюджета.

Такой вариант в законе предусмотрен не случайно. Ведь конечной задачей НБК, согласно статье 3 указанного закона, является «содействие экономическому росту». А такое содействие может предполагать выдачу центробанком кредитов под низкий процент, что может, в конечном счете, приводить к отрицательному финансовому результату для НБК. Тщательно выверенные формулировки закона о НБК действительно исключают возможность функционирования китайского центробанка как коммерческой организации.

Федеральный закон о Центробанке России нуждается в серьезных доработках и исправлениях по многим направлениям. В том числе в доработках, призванных исключить возможность возникновения конфликта интересов на почве совмещения Банком России государственного управления и коммерческой деятельности.

Валентин Катасонов

Россия > Финансы, банки > regnum.ru, 5 ноября 2017 > № 2376577 Валентин Катасонов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380961 Айгуль Ибраева

Рэнкинг: Почему показатели банковского сектора ухудшились за III квартал?

Айгуль ИБРАЕВА

Банковский сектор Казахстана переживает тяжелые времена. Убыток БВУ за девять месяцев текущего года обозначился в размере 122,75 млрд тенге, заметно сократился кредитный портфель банков. Ко всему прочему значительно ухудшилось качество совокупного ссудного портфеля, эксперты связывают это с признанием некоторых банков токсичных кредитов, которые ранее не учитывались как NPL.

Баланс

Согласно данным Национального банка РК, по итогам III квартала 2017 года активы банковского сектора Казахстана составили 24,44 трлн тенге, что на 2,8% меньше по сравнению с итогами II квартала. За август-сентябрь 2017 года у 9 банков второго уровня из 33 наблюдалось сокращение активов. Банковский сектор за это время сжался на 698,09 млрд тенге, основанием которого послужило сокращение нетто ссудного портфеля Казкоммерцбанка в связи с созданием резервов по проблемным кредитам по условиям сделки с Народным банком, отмечает кредитный аналитик S&P Global Ratings Аннетт Эсс.

Так, по состоянию на 1 октября 2017 года активы банка составили 3,43 трлн тенге, за три месяца показатель уменьшился на 25,3% или 1,16 трлн тенге, доля ККБ в совокупном объеме активов сектора сократилась с 18,3% до 14,1%. Несмотря на это Казкоммерцбанк остается вторым по счету крупнейшим банком в Казахстане.

«В июле 2017 года Народный банк приобрёл 96,81% простых акций Казкоммерцбанка. Этой сделке предшествовало подписание Рамочного Соглашения между ККБ, регулятором и заинтересованными сторонами. Выполняя условия этого соглашения, ККБ скорректировал балансовую стоимость определенных активов в сторону уменьшения – на 550 млрд тенге вследствие пересмотра сумм и сроков ожидаемых денежных потоков по указанным активам, а также своих инвестиционных планов по действующим и незавершенным проектам», - пояснили в Казкоме.

Лидерство по объему активов среди БВУ сохранилось за Народным банком Казахстана. По итогам III квартала активы банка составили 4,81 трлн тенге, в течение года показатель оставался относительно стабильным – по сравнению с итогами за II квартал активы выросли на 2,2% (102,11 млрд тенге), с начала года сократились 1,5%. Значительное влияние на изменение баланса банка в III квартале 2017 года оказал рост курса доллара США на 18,92 тенге (с 322,27 на 30 июня 2017 года до 341,19 на 30 сентября 2017 года), пояснили в Народном банке.

Тройку замыкает Цеснабанк, по состоянию на 1 октября 2017 года активы компании достигли 2,24 трлн тенге (9,2% от совокупного объема активов БВУ). С начала года показатель вырос на 7,6%, за III квартал рост составит 68,85 млрд тенге или 3,2% относительно ко второму кварталу.

За июль-сентябрь текущего года, кроме Народного банка, объем активов удалось нарастить АО "Ситибанк Казахстан" на 94,41 млрд тенге до 711,22 млрд тенге и Банку ЦентрКредит на 93,46 млрд тенге относительно итогов второго квартала до 1,32 трлн тенге. В последнем рост активов произошел, в основном, за счет увеличения ликвидных активов на 69 млрд тенге и роста ссудного портфеля на 17 млрд тенге.

В то же время, за III квартал текущего года активы АТФБанка полегчали на 84,52 млрд тенге до 1,22 трлн тенге, Евразийского Банка – на 76,27 млрд тенге до 958,38 млрд тенге.

Почти у половины банков с начала года наблюдается сокращение баланса. Среди тех, кому удалось нарастить объем активов, можно отметить ForteBank – рост 176,83 млрд тенге или 14,5% за девять месяцев, Kaspi Bank –175,12 млрд тенге или 14,6%. Высокий темп роста активов с начала года наблюдается у АО "ТПБ Китая в г.Алматы" – 72,0%, АО "Tengri Bank" – 57,9% и ДБ АО "Банк Хоум Кредит" – 29,8%.

За 9 месяцев с начала года совокупный убыток участников банковской системы составил 122,75 млрд тенге. Для сравнения: за аналогичный период 2016 года прибыль сектора составила 318,35 млрд тенге. Согласно аналитикам S&P Global Ratings, это связано с созданием больших резервов Казкоммецбанком, в результате чего убыток в банке по итогам трех кварталов составил 397,11 млрд тенге. По сообщениям пресс-службы банка, банк признал финансовый убыток за рассматриваемый период в результате обесценения ряда активов, включая процентные, предназначенные для продажи и активы, включающие изъятое залоговое имущество.

Доходность

Наибольший объем прибыли за три квартала текущего года показал Народный банк Казахстана – 111,60 млрд тенге, за тот же период предыдущего года прибыль банка равнялась 90,70 млрд тенге, рост составил 23,0%.

Kaspi Bank заработал 39,27 млрд тенге, в прошлом году – 17,49 млрд тенге, по сравнению с предыдущим годом показатель вырос в 2,2 раза. В Kaspi за данный период отмечают рост спроса на кредитные продукты, и, соответственно, рост процентного дохода. На положительную динамику по прибыли также повлияло и улучшение качества кредитного портфеля и, как результат, снижение затрат на кредитный риск, считают аналитики банка. Основная доля в приросте кредитного портфеля приходится на повторных клиентов с проверенной и хорошей репутацией, что находит отражение в качестве кредитного портфеля. Увеличение количества транзакций и рост активности клиентов банка в использовании разных продуктов экосистемы Kaspi стали причиной роста комиссионных доходов, отметили в пресс-службе.

Третьим банком по прибыльности стал Жилстройсбербанк Казахстана, который заработал 19,47 млрд тенге, в соответствующем периоде 2015 года прибыль банка была определена в размере 18,27 млрд тенге – рост 6,6%, при этом темп роста показателя несколько замедлился в текущем году, который за предыдущие три года был в среднем на уровне на 61,9%.

Эффективность использования активов (ROA) сектора по итогам трех кварталов составила -0,65% против 1,74% за тот же период предыдущего года. Два из первой тройки наиболее эффективных компаний сектора – исламские банки.

Коэффициент эффективности использования активов АО «ИБ «Заман-Банк» за 9 месяцев составил 16,8%. Банк при среднем объеме активов в размере 15,39 млрд тенге (32 место) сумел заработать 1,94 млрд тенге. Год назад ROA финансового института составил 10,0%. Рост показателя в банке связывают с возвратом провизий по займам.

ДБ АО "Банк Хоум Кредит" показал эффективность использования активами в 13,3% за три квартала текущего года. Средний объем активов за анализируемый период составил всего 166,07 млрд тенге (19-место), при том что банк заработал 16,55 млрд тенге за 9 месяцев.

На третьем месте с показателем ROA в 4,2% находится АО "Исламский Банк "Al Hilal". Являясь небольшим банком, со средними активами за три квартала текущего года в размере 21,96 млрд тенге (30-место), банк сгенерировал прибыль в 691,32 млн тенге. Специалисты банка отмечают, что на протяжении 2017 года уровень прибыльности и доходности банка, как и в прошлом году, показывает положительную динамику, однако большого роста не ожидается ввиду крупных инвестиций в связи с выходом на розничный рынок. Напомним, что в августе текущего года здесь были запущены депозитные, карточные продукты.

«В начале 2018 года планируется запуск продуктов по финансированию – кредитные карты, ипотека, автофинансирование. В перспективе ожидается, что розничный сектор составит значительную долю бизнеса в портфеле банка», - поделились в ИБ "Al Hilal".

Кредитование

Уровень кредитования за 3 месяца сократился на 10,5%. По итогам III квартала совокупный объем ссудного портфеля сектора составил 13,90 трлн тенге против 15,53 трлн в конце II квартала.

Среди участников рынка, кто больше остальных нарастил объем кредитования выделились Народный Банк Казахстана, Сбербанк и Цеснабанк. В первом за июль-сентябрь 2017 года наблюдается прирост в 117,83 млрд тенге, в том числе за счет изменения курсов валют на 1,6% или на 37,1 млрд тенге, без учета влияния изменения курсов валют ссудный портфель вырос на 3,9% или 80,7 млрд тенге. Во втором и третьем рост показателя за три месяца составил 87,30 млрд тенге и в 57,42 млрд тенге соответственно.

Рост объема кредитования относительно второго квартала текущего года наблюдался у банков среднего звена, как АО "Tengri Bank" (46,7%), АО "Исламский Банк "Al Hilal" (43,4%) и ДБ АО "Банк Хоум Кредит" (18,8%). Основным фактором, обусловившим рост показателей за этот период, стало увеличение активности финансирования нефтегазового, транспортного и сельскохозяйственного секторов, указывают специалисты ИБ "Al Hilal".

В Казкоммерцбанке кредитный портфель за три месяца сократился на рекордную сумму – 2,07 трлн тенге, что соответствует 59,5% от объема портфеля к концу предыдущего квартала. В итоге по состоянию на 1 октября 2017 года объем кредитования в банке сократился до 1,42 трлн тенге. Напомним, что в июле текущего в АО "Казкоммерцбанк" заявили о полном погашении долга в 2,4 трлн тенге со стороны "БТА банка". По остатку задолженности в размере 64,8 млрд тенге банком было произведено списание за счёт сформированных провизий.

Некоторое сокращение ссудного портфеля наблюдается и у Евразийского Банка – на 32,89 млрд тенге (4,9%) до 636,28 млрд тенге и Банка "Bank RBK" – на 19,49 млрд или 2,6% тенге до 717,79 млрд тенге.

Доля токсичных кредитов (кредитов с просрочкой более 90 дней) в банках за девять месяцев текущего года увеличилась в два раза – в январе 2017 года NPL сектора равнялся 6,72%, а по состоянию на 1 октября показатель достиг уже 12,75%. Причиной этого Аннетт Эсс видит в том, что некоторые банки, в особенности Казком, признали кредиты, которые раньше не учитывались как NPL, однако не обслуживались банком.

У троих казахстанских банков токсичные кредиты занимают более трети всех выданных кредитов. Наибольшая доля NPL у ныне печально известного АО "Delta Bank" – 99,73% или 314,83 млрд тенге при совокупном ссудном портфеле 315,69 млрд тенге. В начале 2017 года показатель составлял лишь 0,31%.

На втором месте по доле неработающих кредитов оказался Казкоммерцбанк. За III квартал уровень NPL в банке вырос с 14,0% до 40,3%, за три месяца объем кредитов с просрочкой более 90 дней увеличился на 81,73 млрд тенге до 570,87 млрд тенге.

Согласно аналитикам банка, а Казкоме за рассматриваемый период объем кредитов с просрочкой остался практически неизменным, однако прирост доли NPL сложился в результате снижения общего размера кредитного портфеля за счет погашения займа БТА Банком. Как было сказано выше, это произошло вследствие выполнения банком условий сделки по продаже простых акций банка новому акционеру.

В АО ДБ "НБ Пакистана" в Казахстане доля токсичных кредитов по состоянию на 1 октября 2017 года составила 33,4% или 1,41 млрд тенге. В течение года уровень плохих кредитов в банке остается неизменным. К примеру, в начале года показатель составлял 32,84%, к концу второго квартала – 33,19%.

Тем не менее, ряд банков за последний квартал провел работу по улучшению кредитного портфеля. К примеру, в Цеснабанке за III квартал текущего года объем кредитов с просрочкой более 90 дней сократился на 9,8%, с 77,82 млрд (4,7% от общего объема кредитов) тенге до 70,17 млрд тенге (4,1%). В Сбербанке объем токсичных кредитов к концу сентября текущего года составил 112,20 млрд тенге что соответствует 9,8% от общего объема кредитов против 118,15 млрд тенге или 11,1% в конце II квартала.

Существенное сокращение неработающих кредитов наблюдается и в АО "Capital Bank Kazakhstan". В III квартале уровень NPL в банке сократился до 6,38% при максимально допустимом объеме НБ РК в 10,0%. Объем токсичных кредитов за три месяца уменьшился с 6,61 млрд тенге до 4,15 млрд тенге.

Вклады

Несмотря на спад в кредитовании, вклады физических и юридических лиц в банках второго уровня за III квартал выросли. По словам аналитиков S&P, это связано как с физическим ростом депозитов, так и ростом курса доллара к тенге. Так, около 50% валютных депозитов были переоценены за рассматриваемый период по более высокому курсу.

Депозиты физических лиц в БВУ за три месяца подросли на 4,2% и определились в размере 8,22 трлн тенге. Со второго квартала текущего года уровень депозитов физических лиц демонстрирует стабильный рост.

Наибольший прирост вкладов населения за третий квартал наблюдается, как ни странно, в Казкоммерцбанке – за три месяца показатель вырос на 6,2% или 80,48 млрд до 1,38 трлн тенге. В Народном банке Казахстана вклады за III квартал увеличились на 3,5% или 58,19 млрд тенге до 1,70 трлн тенге. Третьим по наращиванию вкладов населения оказался Kaspi Bank – рост показателя составил 52,68 млрд тенге. По состоянию на 1 октября депозиты в финансовом учреждении достигли 845,61 млрд тенге, с начала года их объем увеличился на 14,5%.

Среди тех банков, у кого наблюдается снижение вкладов физических лиц в III квартале отметились АО "Qazaq Banki" (-18,0% или 18,85 млрд тенге), АО "АТФБанк" (-1,5% или 5,52 млрд тенге) и ДО АО Банк ВТБ (Казахстан) (-4,2% или 1,54 млрд тенге).

В Qazaq Banki рассказали, что на уменьшение депозитного портфеля физических лиц в этот период влияет несколько факторов: сезонность некоторых работ, к примеру, самозанятое население (в том числе предприниматели) использует собственные средства для бизнес-целей, не прибегая к банковским займам; привлекательная стоимость жилых и коммерческих объектов на текущем рынке недвижимости, а также успешная реализация государственных ипотечных программ влияют на частичное использование сбережений на приобретение активов и/или в качестве первоначальных взносов на приобретение недвижимости. Также нельзя отрицать и определенное влияние сложившейся ситуации вокруг некоторых банков на рынке РК, отмечают аналитики банка.

Здесь стоит отметить ИБ «Заман-Банк», где к концу III квартала объем учитываемый НБ РК вкладов сократился на 98,8% до 17,25 млн тенге. В текущем году Заман-Банк был переименован в Исламский Банк «Заман-Банк» в связи с получением лицензии Исламского банка, и, по данным пресс-службы банка, фактического оттока вкладов за рассматриваемый период не было, так как депозиты в банке являются инвестиционными.

Согласно методологии учета исламских инвестиционных депозитов НБРК, счета инвестиционных депозитов и операции инвестирования по ним ведутся на внебалансовом учете. Кредиты в исламском банке выдаются не за счет собственных средств банка, а за счет инвестиционных депозитов, а сами депозиты находятся вне баланса банка, пояснили в АО «ИБ «Заман-Банк».

По состоянию на 1 октября 2017 года объем вкладов юридических лиц по сектору составил 9,09 трлн тенге. Нисходящий тренд динамики объема депозитов компаний наблюдавшийся с начала года развернулся в III квартале. За три месяца депозиты в банках подросли на 1,8% или 159,97 млрд тенге.

Больше всех нарастить объем депозитов удалось Цеснабанку – на 18,3% или 155,48 млрд тенге за три месяца. Причем основной рост за 2017 год пришелся как раз на третий квартал. Этот факт свидетельствует о сильных конкурентных преимуществах банка, его устойчивом развитии и доверии клиентов, уверены в Цеснабанке. Аналитики банка отметили, что Правительство и Национальный банк РК предпринимают меры по дедолларизации экономики и повышению доверия к национальной валюте, что отмечается и на примере Цеснабанка. Если на конец 2015 года доля валютных депозитов в банковском секторе РК была более 75%, то по итогам третьего квартала текущего года данный показатель составил менее 50%.

В АО "Ситибанк Казахстан" объем вкладов юридических лиц за этот же период увеличился на 82,18 млрд тенге, что больше чем во втором квартале на 18,1%.

Отличился также Банк ЦентрКредит, здесь показатель подрос на 15,0% или 61,72 млрд тенге за июль-сентябрь 2017 года. На взгляд специалистов банка, рост вкладов произошел, вследствие гибкой тарифной политики, а также высокой степени доверия вкладчиков ввиду стабильности и финансовой устойчивости банка.

Среди аутсайдеров по наращиванию объема вкладов юридических лиц оказались Казкоммерцбанк, АТФБанк и АО ДБ "Банк Китая в Казахстане". В Казкоме за III квартал объем депозитов сократился на 99,94 млрд тенге или 7,5% до 1,24 трлн тенге. В АТФБанке отток депозитов составил 88,63 млрд тенге (14,7%), в Банке Китая в Казахстане за три месяца объем вкладов сократился на 27,8% или 53,01 млрд тенге.

Знаменательной новостью для банковского сектора в III квартале текущего года стало принятие правлением Национального банка Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора РК. Уже в октябре в Нацбанке одобрили заявки четырех банков на участие в программе – АТФ, Евразийский банк, Цеснабанк и Банк ЦентрКредит на сумму 410 млрд тенге. А недавно и Delta Bank выявил желание учувствовать в данной программе.

«Реализация Программы позволит повысить устойчивость банковской системы Казахстана и даст мощный толчок в развитии национальной экономики в долгосрочной перспективе. Результатом Программы будет увеличение кредитования реального сектора экономики, создание новых рабочих мест, увеличение объемов производства и налоговых поступлений в госбюджет», - считают в Цеснабанке.

Ограничение ответственности

Kursiv Research обращает внимание на то, что приведенный выше материал носит исключительно информационный характер и не является предложением или рекомендацией совершать какие-либо сделки с ценными бумагами и иными активами указанных организаций.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380961 Айгуль Ибраева


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков

ЦБ как стартапер. Почему в России стоит легализовать криптовалюты и ICO

Алексей Чекунков

генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона

У России появился редкий шанс стать лидером в ключевой технологии, которая изменит мир. Чтобы его использовать, нужно принять риски и действовать как стартап

Только за последние несколько месяцев в мире было выпущено более 1 тыc. новых приложений на блокчейне, в которые анонимные энтузиасты вложили $1,3 млрд. Перспективы захватывают дух и порождают азарт — стоимость родоначальника блокчейна, криптовалюты биткоин, выросла за 5 лет в 400 раз. Последний раз подобный ажиотаж наблюдался двадцать лет назад на бирже NASDAQ — в связи с тем, что человечество осознало перспективы интернета. Революция блокчейн происходит еще быстрее, и принцип «победитель получает все» в ее случае работает на все 100%.

По оценкам Всемирного экономического форума, проекты на блокчейне смогут обеспечить до 10% мирового ВВП уже в 2025 году — это почти $10 трлн. Стандарты и технологии, на основе которых будет построена новая реальность, создаются прямо сейчас. Уникальность этой ситуации для России заключается в том, что многие блокчейн- и криптотехнологии созданы россиянами, либо имеют связь со страной — наиболее известным примером является разработчик Ethereum Виталик Бутерин.

Спустя 60 лет после того, что в США до сих пор называют Sputnik Moment, имея в виду шок американского общества от запуска СССР первого искусственного спутника Земли, у России появился шанс выступить не в роли догоняющих, а в роли лидера в прорывной технологии. Сможет ли страна использовать редкий шанс? Ответ на этот вопрос лежит в плоскости диалога между инноваторами и регуляторами.

Страх регулятора

На последнем витке технологического прогресса, когда мир погружался в интернет, отношения государства и бизнеса в новой сфере в целом складывались ровно. Воровство фильмов и музыки, порнография и новые виды медиа хоть и вызывали раздражение ряда стран (наиболее выразительно в Китае), но не подрывали основ государственности.

Блокчейн, криптовалюты и ICO спровоцировали куда более сильные эмоции. Спецслужбы, центральные банки и финансовые регуляторы мира увидели в новом явлении риски фундаментального характера: отмывания преступных доходов, финансирования терроризма, возникновения финансовых пирамид, эрозии национальной денежно-кредитной политики. Эти опасения не являются пустыми, и их действительно стоит проанализировать.

Однако аргумент, что криптовалюты анонимны и используются в противоправных целях, довольно слаб. Электронные записи создаются на реальных компьютерах, и каждый бит при желании можно отследить. Правильно говорить о том, что криптовалюты более анонимны по сравнению с банковскими счетами. Но наличные бумажные деньги являются гораздо более «грязными». Прогрессивные страны от Кении до Швеции прилагают усилия к увеличению доли электронных платежей, двигаясь к полной отмене банкнот. Отказ от бумажных денег на повестке дня даже в стране, где их изобрели: глава центрального банка Китая заявил, что КНР откажется от наличных к 2026 году.

Бум ICO породил много нечестных проектов, собравших деньги с доверчивых инвесторов. Это утверждение похоже на правду. На заре ICO незнакомцы начали доверять незнакомцам раньше, чем появились умные контракты, призванные защитить одних от других. По оценке Народного банка Китая, 90% совершенных ICO не выполнят свои обещания. Однако не стоит недооценивать человеческий разум и силу рынка. Стоимость первых токенов взлетела из-за того, что криптоденег, на которые их покупали, было на $100 млрд, а самих ICO — единицы.

Сегодня капитализация криптовалют около $180 млрд, при этом готовятся десятки тысяч ICO. На рынок выходят умные серьезные игроки. Покупатели быстро научатся отделять «мух от котлет», глупые проекты перестанут получать поддержку рынка и проблемы роста будут решены.

Однако главная причина жесткого отношения регуляторов к криптовалютам заключается в том, что деньги, по их мнению, не могут быть частными — их должно выпускать государство. В книге «Валютные войны» Джеймса Рикардса есть история о том, как в Пентагоне отыгрывали военную ситуацию, при которой Россия и Китай создали совместный банк, перевели туда свои золотые запасы и этот банк выпустил новые деньги, которые стали единственным расчетным средством за российский и китайский экспорт. Долларовая гегемония рухнула.

Благодаря блокчейну эта игра Пентагона приблизилась к реальности: собственные электронные деньги может выпустить любой студент. Пока что биткоин является медленным, неудобным и волатильным средством платежа. Но отсутствие единого центра эмиссии, анонимность и возможность свободно передавать друг другу (без посредничества банков-корреспондентов) сделали десятки криптовалют популярными у миллионов людей. Можно предположить, что как только появится быстрый «суперкоин» со стабильной стоимостью многие национальные валюты ожидает судьба телефонных будок.

Такое будущее, естественно, не нравится центральным банкам, но оно все же не означает конец эры суверенных государств: развитая Европа уже скоро 20 лет как живет без национальных денег, валюты ряда развивающихся стран привязаны к американскому доллару, курс рубля де-факто сильно зависит от цены на Brent.

Гонка на блокчейне

В современном мире целые нации оказались в положении стартапов и вынуждены принимать решения на лету. Япония — третья крупнейшая экономика мира и технологическая сверхдержава — признала криптовалюты средством платежа и выдала лицензии 11 биржам, ведущим торги криптоактивами. Китай, на который когда-то приходилось до 90% от оборота торгов биткоинами, так же резко дал команду «стоп», опасаясь лавинообразного роста вывода денег из страны в обход валютных ограничений.

Швейцария и Сингапур пошли по пути создания регуляторных «песочниц» — экспериментальных режимов при которых инновационные компании получают возможность вести деятельность в отсутствие регулирования, в то время как государственные органы изучают результаты в динамике и формируют нормативно-правовую базу с учетом практического опыта.

Подход «песочницы» как тестового полигона для обкатки технических и регуляторных подходов подошел бы и России. Пока все активность российских участников рынка криптовалют происходит за пределами страны и с чистым минусом для российской экономики.

Сейчас ежедневный оборот сделок с криптовалютами, которые заключают российские инвесторы на зарубежных площадках, составляет около $40 млн. По нашим оценкам, отток капитала из России на иностранные криптобиржи составляет около $1 млрд в год. Мы можем противопоставить ему кратно больший приток капитала в российскую экономику, если решимся на активную конкуренцию на рынке криптовалют и ICO.

В России регуляторы ищут баланс между потенциалом технологии и мгновенными рисками. Например, существует идея, что стоит заниматься блокчейном, но избегать криптовалют. Но ведь именно криптовалюты являются главным приложением на блокчейне, как когда-то браузер стал главным приложением для технологии интернета. Двадцать лет назад могли запретить браузер — там много нехорошего увидеть можно. Тогда у нас не было бы интернет-магазинов, поисковиков, социальных сетей и даже биткоина. Публика в интернете капризная — и пользователи, и креативные умы, которые создают новую реальность, стремятся туда, где вся энергия и деньги, и вряд ли поверят в выхолощенный стерильный «госблокчейн» в отсутствие главных «игрушек».

Кроме того, уже упомянутая технология «умных контрактов» может снять многие вопросы к рынку ICO. Этот инструмент решает проблему недоверия, устанавливая не условные, а механические правила исполнения сделок. Вкупе с искусственным интеллектом и анализом больших данных блокчейн станет тем самым «большим братом», который сделает возможными сделки между незнакомцами в течение секунд. Регистрация бизнеса будет занимать секунды, оформление кредита — секунды, купля или продажа квартиры — секунды. Взыскать долг с недобросовестного контрагента — тоже секунды, хотя в невероятном новом мире быть недобросовестным станет почти невозможно.

Через считанные годы в мире заработают приложения, которые на одном смартфоне почти бесплатно заменят банк, суд, нотариуса, регистратора, депозитарий и аудитора. В создании этой новой умной инфраструктуры примут участие российские специалисты. От принятых сегодня решений зависит, будут ли эти ребята работать в российских или зарубежных компаниях, станет ли блокчейн, как когда-то атом, космос и балет, нашим товаром на экспорт, или мы будем обменивать доступ к всемирной блокчейн-инфраструктуре на нефть и газ.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 ноября 2017 > № 2378283 Дмитрий Шевченко

Uber’ите человека: почему алгоритмы в финансовой сфере надежнее людей

ДМИТРИЙ ШЕВЧЕНКО

исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний

Люди все портят. Они допускают ошибки, грубят друг другу и неожиданно уходят в декреты. Еще они пытаются обмануть, взломать систему или коррумпировать себе подобных. Если человек – вершина эволюции, давайте освободим его от функций, выполнение которых ведет к скатыванию человека с этой вершины. Ударим по люциферизации – уберизацией!

Действительно, возьмем пример такси. Вспомним одноименный сериал, который шел с 1978 по 1983 год в США и весь был построен на человеческом факторе – взаимодействии диспетчеров и водителей и на комедийных ситуациях между ними и их клиентами.

В 2009 году компания из Сан-Франциско заменила диспетчера компьютерным алгоритмом заказа такси. Сегодня она работает в 80 странах, и в каждой из них клиенты жалуются на таксистов (которые справедливости ради совсем не таксисты), а чиновники требуют контроля: «Нам нужен договор на перевозку в письменной форме с уплатой всех налогов!»

В 2017 году автопроизводители соревнуются друг с другом в том, кто быстрее заменит водителя самообучающейся компьютерной программой. Пока российские мужчины продолжают возить биты и «травматы» в салонах, автомобили уже научили их жен парковаться, не касаясь руля. Беспилотные грузовики уже гоняют по пустыням Аризоны. Интервенция их легковыми аналогами городских улиц – вопрос нескольких лет.

Если согласиться с тезисом о том, что 90% информации в мире появились за последние два года, то следующим тезисом должна быть констатация факта: среднестатистический человек не способен обработать растущий поток информации.

Зайдите на любой форум специалистов в области закупок. Обсуждения там – лучшее свидетельство того, что мы живем в мире VUCA, где Volatility (нестабильность), Uncertainty (неопределенность), Complexity (сложность) и Ambiguity (неоднозначность). И этот мир питается федеральным законом № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», тремя сотнями подзаконных актов к нему и регламентом Единой информационной системы закупок (zakupki.gov.ru).

Чтобы выполнить свою трудовую функцию, специалистам по закупкам элементарно не хватает ресурсов процессора в голове. Потому что только высокопроизводительный процессор способен рассчитать НМЦК (начальная максимальная цена контракта. ­ Прим. ред.) по отсутствующей номенклатуре из плана закупок на IV квартал следующего года, проверить соответствие процедур сотням приказов Минфина, постановлений и распоряжений правительства РФ, письмам-разъяснениям Федерального казначейства и Федеральной налоговой службы. И также только процессор способен провести big data mining, чтобы ненароком не применить какой-то нормативный акт, утрачивающий силу через сутки после объявления конкурса. Или аукциона. Или одного из десятков способов закупки, который также надо выбрать.

В финансовой сфере эти вопросы успешно решены: алгоритмы скоринга, расчеты полной стоимости кредита, генерация платежных документов и отчетности для регулятора – лишь наиболее явные процессы, из которых исключен человек. Вернее, помещен туда, где ему и надлежит находиться, следуя гуманистической концепции эволюции, – на вершину принятия решения: нажать кнопку «отправить» сейчас или подождать цифр 17:59 на часах.

Однако компьютерная эволюция – ее темпы и направление ­ говорит о том, что человека пора помещать на природу с бокалом сока, а не в правление банка или муниципальную закупочную комиссию. Потому что он все портит и только питает энтропию своими решениями. Принимать осознанное управленческое решение человек должен на основе знания и понимания всей цепочки расчетов, как говорят в ретейле, «от поля до прилавка». Куда это нас привело? К QR-коду на кассовом чеке, который через две-три секунды после покупки отправляется в мусорную корзину супермаркета (суперсапиенсов, увлекающихся подсчетом спичек в коробке, не рассматриваем).

Где же выход? Как выбраться из потока растущей по экспоненте информации, не упуская сути и продолжая принимать невредные решения, до тех пор пока роль не подхватит какая-нибудь нейронная сеть?

На примере отдельно взятого рынка факторинга решение видится в исключении человека из общения двух электронных реестров: товаров, работ, услуг с одной стороны и денег – с другой.

Цифровизация денег (или их криптоаналогов) – уже свершившийся факт. Кеш в российском факторинге не используется минимум лет десять.

Товары, работы, услуги стремительно оцифровываются налоговой службой. Она постепенно становится монополистом информации о движении товаров. На этой же стороне – системы закупок, маркетплейсы и биржи, которых всего только надо научить общаться между собой на одном из компьютерных языков. На «стороне денег» системы идентификации и базы данных поведения рыночных субъектов, включая людей: от справок о судимости директора до графика платежей за канцтовары «дочками» естественной монополии.

Два потока цифровой информации будут сходиться в электронный договор, где решения принимают не юридические лица, а их компьютеры-представители, просчитывающие риски своим искусственным интеллектом, подбирающие существенные условия договора под алгоритм предмета сделки. Они же определят цену. Они же акцептуют уступку. Без участия человека.

Да, такой факторинг теряет многое. Вместо комиссии за «административное управление дебиторской задолженностью» и «премии за риск» клиент будет оплачивать счет за электроэнергию. Вместо отключки на новогодних корпоративах команды электро-факторов будут отключаться на новогоднюю профилактику серверов…

Но это будущее, кажется, лучше настоящего, в котором аналоговый фактор вынужден писать жалобу в Верховный суд из-за того, что водитель десятитонной фуры выпил бутылку кефира из палеты, едущей в распределительный центр «Магнита».

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 ноября 2017 > № 2378283 Дмитрий Шевченко


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 ноября 2017 > № 2378282 Олег Сирота

Наш выбор: Россельхозбанк понимает проблемы фермеров

ОЛЕГ СИРОТА

российский сыровар

Я – сельский труженик. Варю сыры, делаю наш российский пармезан. Сейчас мы запускаем молочную ферму, так как в производстве сыра главное – иметь качественное молоко. Его должно быть много и оно всегда должно быть под рукой. А решение этой проблемы – иметь свое стадо коров и свою молочную ферму, чтобы не быть зависимым от поставщиков.

Надеюсь, что к концу следующего, 2018 года ферма заработает в полную силу, и сыроварня будет перерабатывать 30 тонн молока в день. Из него мы будем делать три тонны сыра ежедневно.

Обслуживаюсь я в Россельхозбанке, потому что только этот банк реально кредитует сельское производство. Перед тем, как открыть свое дело, я много ходил по банкам с бизнес-планом производства сыра и строительства фермы. И надо мной временами даже смеялись. «Завтра снимут с России санкци, и ты же прогоришь!» – так мне говорили. А для других банков коровник – это сарай с навозом, простите. И да – в результате хождения меня все отправляли с моими идеями в Россельхозбанк. Туда я и пошел.

В РСХБ меня очень хорошо приняли. Правда, с самого начала денег в том объеме, который я просил на реализацию своих идей, мне не дали. Указали на слабые места проекта, за что я сейчас очень признателен! Зато вовремя дали кредит на пополнение оборотных средств под 16% годовых. Но банк в вопросах кредитования фермеров очень прогрессивен – в этом году я получил кредит в размере 6 миллионов рублей под 5% годовых! Это связанные деньги, я не могу потратить их ни на что другое, кроме производства молока. Сельхозпроизводители могут получить в банке кредиты на семена, на сезонные работы – и это большой плюс банка. И самое главное: там обычно понимают - зачем нам всё это нужно.

В банке много плюсов. Первый – в том, что мне дают средства на развитие моего хозяйства. В банке нет очередей, как, например, в других госбанках, в том же Сбербанке. И конечно, меня устраивает тот факт, что у РСХБ не отзовут лицензию - ведь это госбанк.

Из минусов - у РСХБ ужасно неудобный онлайн-банк, но, вроде бы, над его совершенствованием банк сейчас работает. Мне (как бывшему IT-специалисту) иногда кажется, что платежи в банке очень долго идут, но бухгалтер говорит, что все очень даже нормально. В том же Сбере платеж может и два дня идти, а у нас все происходит в течение дня.

В отделение банка я езжу примерно раз в месяц. Вот недавно ездил оформлять кредитную карту и возил необходимые документы для большого инвестиционного кредита. Для личных целей я пользуюсь Сбербанком и тем же РСХБ. У меня две карты РСХБ и две карты Сбербанка. Но сейчас я хочу отказаться от Сбербанка. Понимаете, в сельском хозяйстве очень важно, когда ты – или тебе – могут быстро оказать помощь. Деньгами. И да, мы, фермеры, используем карты для того, чтобы поддержать друг друга в трудную минуту, даем друг другу деньги в долг. Как даем? Да переводим с карты – с моей, например, на карту другого человека. Мне также помогают. В последнее время Сбербанк стал блокировать такие переводы. А для разблокировки платежа Сбербанк требовать объяснения, зачем я коллеге в долг дал 100 тысяч рублей. Уж не кредитованием ли я занимаюсь? Нет, я просто подставляю плечо помощи тому, кому это сегодня нужно. В следующий раз этот фермер поможет мне.

У вас свой успешный бизнес, но банк не помогает его развивать? Вы устали от постоянных отказов банкиров? Вы не знаете, как правильно построить работу с банком?

Расскажите нам свою историю, и банк вас услышит. Проверено журналистами Банкир.ру.

В случае интереса пишите личное сообщение в группу или на адрес redaktor@bankir.ru.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 ноября 2017 > № 2378282 Олег Сирота


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372573 Екатерина Кравченко

ЦБ страшнее: банкиры боятся роста доли госучастия на рынке больше западных санкций

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

Рост доли государства в банковском секторе продолжится, считают участники конференции S&P. Главный риск в ближайшие пять лет — это ужесточение конкуренции, предупредил зампред ЦБ

Ключевым риском для банковского сектора в ближайшие 12 месяцев участники ежегодной конференции S&P «Экономика и банковской сектор России» назвали рост государственного участия (32,3% опрошенных). На втором месте - низкий уровень доверия клиентов к частным банкам (28,1%), на третьем — высокую концентрацию на отдельных сегментах (27,1%). Санкции считают серьезным риском лишь 12,5% опрошенных.

По расчетам S&P, cейчас государство контролирует более 55% совокупных банковских активов, а размер финансирования, предоставленного Банком России для санации банков и расходов на выплаты, связанные со страхованием вкладов, за последние несколько лет превысил 2% ВВП.

Ситуация в банковском секторе может принести среднесрочные риски для бюджета, считают в S&P. Несмотря на то, что новый механизм санации через Фонд консолидации банковского сектора не предусматривает прямого использования бюджетных средств, в долгосрочной перспективе использование этого механизма может привести к падению доходов бюджетной системы и возникновению рисков дополнительных расходов на поддержку финансовых институтов, которые, возможно станут собственниками двух банков, которые сейчас взял под контроль Банк России, предупредил директор группы «Суверенные рейтинги» S&P Карен Вартапетов. В августе ЦБ объявил о санации «ФК Открытие», в сентябре - Бинбанка. Однако замминистра финансов Владимир Колычев убежден, что санирование банков среднесрочных фискальных рисков не несет. По его словам, собственники банков и связанные стороны, которые участвовали в финансово-промышленных группах, несут убытки, связанные с потерей активов, однако в результате произойдет оздоровление кредитного цикла в целом. «Практики кредитования связанных сторон будут все меньше и меньше ретранслироваться в фискальные риски», — считает он.

Зампред ЦБ Василий Поздышев одним из основных рисков для банковского сектора в ближайшие пять лет назвал ужесточение конкуренции, которое будет происходить в период снижения ставок. Банки должны быть готовы к новому поведению клиентов: сейчас не все игроки готовы конкурировать и выигрывать конкуренцию за клиентов с точки зрения активов и пассивов, но по мере снижения ставок расслоение клиентов на хороших и проблемных продолжится, считает Поздышев. Другой риск - это просроченная задолженность. По словам Поздышева, уровень просроченных займов в корпоративном сегменте составляет около 7%, среди физлиц, включая ипотеку – менее 8%.

По оценке S&P, ситуация в банковском секторе остается неустойчивой: объем аккумулированных проблемных активов в финансовом секторе превышает 20% совокупных кредитов, а невысокие темпы экономического роста продолжают сдерживать спрос на кредиты. По прогнозу S&P, российская экономика в 2017 году вырастет на 1,8%, но в 2018 году темпы замедлятся до 1,6%. У Минэкономразвития – более оптимистичный прогноз: темпы роста в 2017 году составят 2,1%.

Импульс и тормоз для роста

Среди драйверов роста для российской экономики участники конференции S&P назвали улучшение внешней конъюнктуры. Темпы роста мировой торговли в этом году увеличились до 5% по сравнению с 1,5% в 2016 году, в глобальной экономике в целом наблюдается оживление – и в странах Азии, и в Европе, и в Латинской Америке, отметила старший экономист по России S&P Global Ratings Татьяна Лысенко. Россия может поучаствовать в глобальном циклическом подъеме, и это может стать толчком для инвестиций в российскую экономику, были солидарны выступавшие.

Одним из главных ограничителей экономической активности многие участники конференции назвали жесткую кредитно-денежную политику ЦБ. Монетарная политика ограничивает инвестиции, считает ведущий экономист по России Всемирного банка Апурва Санги. Реальная ставка в России сейчас составляет около 5,5%, это один из самых высоких уровней в мире, заметила Лысенко.

Нефть и банки

Недостаток капитала в банковской системе на случай реализации стрессового макроэкономического сценария (при цене нефти $25 за баррель) составит около 200 млрд рублей, отметил Поздышев. «Такой сценарий маловероятен в ближайшие 12 месяцев», — указал он. По его словам, ЦБ не устраивает общий подход к оценке банковского сектора, поэтому для крупнейших банков предусмотрены индивидуальные стресс-тесты, и это направление регулятор намерен развивать.

В отношении макроэкономической ситуации заявления чиновников на конференции звучали довольно оптимистично. Колычев пообещал, что российское правительство еще удивит инвесторов позитивными преобразованиями в экономике и «причин, чтобы удерживать наш рейтинг ниже инвестиционного уровня, будет все меньше и меньше».

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372573 Екатерина Кравченко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372557 Юрий Грибанов

Вслед за «Совестью» и «Халвой». Что будет с картами беспроцентной рассрочки

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

Рынок карт беспроцентной рассрочки продолжает расти. Проблема в том, что при этом он рискует далеко отойти от первоначальной идеи

Весной мы уже рассматривали первые карты рассрочки, вышедшие на российский рынок — «Совесть» и «Халва». Теперь появился повод вернуться к этой теме: в начале октября банк «Хоум Кредит» начал активную рекламную кампанию аналогичного продукта — карты рассрочки Home Credit Bank. По планам кредитной организации, эта карта должна составить конкуренцию «Совести» и «Халве». Каковы главные отличия этих трех игроков рынка беспроцентной рассрочки?

Не все рассрочки одинаковы

Карта рассрочки Хоум Кредит Банка в пилотном режиме была выпущена в середине лета и изначально работала иначе, чем продукты «Совесть» и «Халва». По этой карте клиентам была доступна только трехмесячная рассрочка, тогда как «Совесть» и «Халва» предлагали рассрочки до 12 месяцев.

Однако трехмесячная рассрочка по карте Хоум Кредит доступна в любом магазине, где принимают карты Visa. Расплатиться же «Совестью» и «Халвой» можно только у партнеров, с которыми эмитенты карт заключили соответствующие соглашения. Другими словами, Хоум Кредит Банк реализовал отличную от «Совести» и «Халвы» бизнес-модель:

рассрочка по картам «Совесть» и «Халва» финансируются магазином, продающим товар, то есть банк не перекладывает на клиента расходы на предоставление кредита;

трехмесячная рассрочка по карте Хоум Кредит финансировалась самим банком, что является переосмысленной формой длительного grace-периода (мы ее назвали grace-рассрочкой).

Следует отметить, что в октябре Хоум Кредит Банк сделал обновление карты. Его клиентам, в дополнение к базовой трехмесячной grace-рассрочке, стали доступны также рассрочки до 12 месяцев от партнеров. Правда, партнерская сеть банка пока не очень велика. На середину октября 2017 года она насчитывала 17,5 тыс. магазинов (1,5 тыс. компаний-партнеров). Для сравнения: партнерская сеть «Совести» охватывает 20 тыс. магазинов, а «Халвы» — 65 тыс. магазинов (15 тыс. компаний-партнеров).

Реакция на просрочку

Сочетание рассрочек от партнеров и grace-рассрочки от банка — не единственное отличие карты Хоум Кредит от «Совести» и «Халвы». По-разному карты ведут себя и в сценарии, когда клиент нарушает график платежей по карте.

Так, «Совесть» за каждый факт пропуска платежа взимает штраф в 290 рублей. По окончании периода рассрочки банк начисляет 10% на остаток непогашенного долга. «Халва» при просрочке дает клиентам 5-дневный льготный период (shadow period): если владелец карты успеет за это время погасить платеж, то не будет ни штрафа, ни записи о просрочке в бюро кредитных историй. С шестого дня за несвоевременное погашение банк начисляет штраф в размере 0,1% от просроченной задолженности за каждый календарный день просрочки. В пересчете на годовую ставку получится около 36%.

Если же владелец карты Хоум Кредита не может заплатить очередной платеж по рассрочке, то карта начинает вести себя как обычная кредитка с минимальным платежом. То есть достаточно заплатить 7% задолженности плюс проценты по кредиту (что существенно меньше платежа по трехмесячной рассрочке в 33%), чтобы не допустить просрочку и не получить негативную запись в бюро кредитных историй. При этом ставка 29,9% начисляется на сумму всех ранее совершенных рассрочек.

Впрочем, руководители всех трех проектов утверждают, что не планируют зарабатывать на недисциплинированных клиентах: их бизнес-модель построена так, чтобы мотивировать людей пользоваться именно возможностью рассрочки без дополнительных затрат.

Эволюция или кризис?

Итак, с учетом всего сказанного можно сделать вывод, что продукт от Хоум Кредит Банка выходит за рамки канонического определения карт рассрочки и представляет собой гибрид классической карты такого рода и «кредитки» с grace-периодом. Подобная универсальность несет две угрозы:

Самому продукту банка. Магия классических карт рассрочки в простоте условий — «выполняй и не плати ни копейки». Включение в эту формулу дополнительных возможностей может запутать клиента и вынудить его отложить принятие решение об использовании карты. Иногда большой выбор затрудняет для клиента покупку (этот феномен описан, к примеру, в книге Барри Шварца «Парадокс выбора. Почему «больше» значит «меньше»).

Самой продуктовой категории. Если идея карт рассрочки выродится в массовое переосмысление длинного grace-периода участниками рынка, то это может навредить самому рыночному сегменту. В борьбе за финансовый результат у банков может появиться соблазн мотивировать клиентов выходить за рамки grace-рассрочки (самый эффективный для этого инструмент — высокие кредитные лимиты). Это может разрушить «магию» бесплатного продукта, разочарует и подорвет доверие клиентов к индустрии.

У карт рассрочки большой потенциал, что доказывает успех этого продукта на рынках Белоруссии, Бразилии, Армении и Турции. Однако на раннем этапе развития сегмента, когда клиенты только учатся пользоваться новым продуктом, а участники рынка адаптируются к новой бизнес-модели, есть риск загубить все предприятие. Остается надеяться, что у банков хватит мудрости и профессионализма вырастить карты рассрочки в большой устойчивый бизнес.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372557 Юрий Грибанов


Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 октября 2017 > № 2372526 Наталья Коржова

Наталья Коржова: "Странам ЕАЭС необходимо создать единый финансовый рынок"

Мадия ТОРЕБАЕВА

В Москве продолжает работу XII международная конференция «Евразийская интеграция», организованная Евразийским банком развития. Участники мероприятия обсудили возможности использования российского рубля, как единой валюты для торговых операций стран ЕАЭС. По мнению президента Финансовой Академии Министерства финансов РК Натальи Коржовой странам евразийского экономического пространства необходимо создавать единый финансовый рынок и сделать ставку на образование молодого поколения. С подробностями «Къ».

«Сегодня практически все спикеры говорили о глобальной цифровизации, экономических процессах в наших странах. Безусловно, в этих условиях должно меняться очень многое. В первую очередь мышление, модернизация сознания. И здесь более чем очевидно, что многое зависит от образования в наших странах. Кроме того, я считаю, что нам просто необходимо создать единый финансовый рынок», - отметила в своем выступлении Наталья Коржова.

При этом она уточнила, что многие страны ЕАЭС имеют свои финансовые центры, которые могут быть вспомогательными системами для единого финансового рынка. «Речь идет о том, что у нас будет единый финансовый рынок. Центры – это точки роста, а нужен единый финансовый рынок», - пояснила г-жа Коржова.

Интересный способ интеграции

Кроме того, по ее словам, сегодня в странах-участницах ЕАЭС разный уровень образования и везде наблюдается кадровый голод. Свою негативную роль, мешающую развитию глобальной интеграции, играют и разные подходы каждой из стран-участниц к решению проблем. «Спасает лишь то, что финсектор работает по международным стандартам. Мы должны мобилизоваться, чтобы подойти к единому финансовому рынку. В этой связи отмечу, что первый шаг уже сделан. В июне 2017 года в Санкт-Петербурге на Международном финансовом конгрессе было подписано соглашение о создании Сетевого финансового института. Идею создать эту структуру поддержали представители Армении, Белоруссии, Кыргызстана, Казахстана и России. Созданный институт стал уникальным образованием», - говорит г-жа Коржова.

Спикер напомнила, что соглашение по созданию Сетевого финансового института подписали 6 вузов стран ЕАЭС: Российско-Армянский университет (Республика Армения); Белорусский государственный экономический университет (Республика Беларусь); Кыргызско-Российский Славянский университет им. Б.Н. Ельцина (Кыргызская Республика); АО «Финансовая академия» (Республика Казахстан); Финансовый университет при Правительстве РФ и Санкт-Петербургский государственный экономический университет (РФ).

«Сетевой финансовый институт является первым пилотным структурным объединением, сформированным в рамках Евразийского сетевого университета и открыт для присоединения к нему других образовательных и научных организаций, банков и финансово-кредитных организаций стран ЕАЭС. Основой для его создания выступил Евразийский сетевой университет, меморандум о котором был подписан 12 апреля 2016 года в рамках Евразийской ассоциации университетов», - уточнила спикер.

По ее словам, странам ЕАЭС необходимо и есть куда двигаться дальше: стремиться к экономической мобильности, обмениваться знаниями и опытом и даже профессиональными педагогами. «Не надо терять время, надо просто взаимодействовать. Необходим симбиоз науки и практики. Тогда мы добьемся больше успеха», - резюмировала г-жа Коржова.

Аналогичной точки зрения придерживается и замминистра Министерства иностранных дел РФ Александр Панкин. Размышляя о цифровизации, как важнейшего процесса на пути глобализации, спикер заметил, что на деле сегодня все страны «хотят выйти на уровень драйвера». «Цифровизация – это обеспечение определённого рывка. Железо и интеллектуальные ресурсы у нас есть. Я думаю, что интеграция – это все равно процесс движения. Вопрос лишь в упорядочении наших отношений и связей. …Не стоит задача закрыться от мира. Задача быть открытым. Ведь конкуренцию с другими странами никто не отменял. Главное есть куда двигаться», - отметил Панкин.

Единая валюта расчетов?

Вместе с тем, обсудили участники конференции и вопрос единой валюты расчетов между странами ЕАЭС. По мнению председателя совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрина, проблема заключается в том, что кроме российского рубля, остальные валюты стран ЕАЭС не конвертируемы. «Конечно, рубль пока не имеет тот объем, который определяет его судьбу как резервной валюты, которую можно использовать для существенного обмена в торговых отношениях. В этой связи доллар и евро пока удобны для обмена валюты. Чтобы рубль стал такой валютой, нужны уменьшение зависимости от нефти, от той конъюнктуры, которые могут опрокинуть нашу валюту. Это, кстати, актуально не только для РФ, но и для Казахстана. Поэтому мы должны от этого (сырьевой зависимости – «Къ») отказываться. Но важно то, что не просто решение: давайте рассчитываться в рублях. Это эволюционный путь в решении вопросов нашей взаимной торговли», - считает г-н Кудрин.

В свою очередь первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева пояснила, что для использования национальных валют при межторговых операциях, необходимо решение сразу нескольких аспектов. «Прежде всего нужна низкая инфляция. То ее снижение, которое происходит в РФ – это первый шаг в данном направлении. Если мы не обеспечим низкую инфляцию, то использование нормальных национальных систем не будет. Второй вопрос – это использование национальных валют. Данный процесс должен быть выгодный для всех его участников. Но, повторюсь, все зависит от трех важных моментов: доверия к нацвалюте, от инфляции и макроэкономических показателей», - резюмировала г-жа Юдаева.

В заключение отметим, в рамках конференции были подписаны: Меморандум о сотрудничестве между Евразийский банк развития и АО "Финансовая Академия" Министерства финансов РК; Меморандум о сотрудничестве в области проведения мероприятий по евразийской интеграции между Евразийским банком развития и Санкт-Петербургским государственным экономическим университетом и Меморандум о сотрудничестве между Евразийским банком развития и Сетевым финансовым институтом.

Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 октября 2017 > № 2372526 Наталья Коржова


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372473 Александр Локтаев

Огонь, вода и кражи. Как застраховать свой магазин

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

Пожар в торговом центре «Синдика» в Подмосковье может стать крупнейшим страховым случаем на российском рынке. Для предпринимателей это серьезный повод задуматься о финансовой защите и своевременно застраховать свой бизнес

Увы, но страховые случаи в торговом бизнесе происходят достаточно часто. Пожар в ТЦ «Синдика», случившийся в октябре, может служить по-настоящему ярким примером — торговый центр площадью 150 тыс. кв. сгорел полностью, что стало серьезным ударом как по бизнесу владельцев, так и арендаторов — а здесь работало почти 900 магазинов.

То, что центр был застрахован — безусловно, положительный момент. Всероссийский союз страховщиков предварительно оценивал сумму ущерба в 5 млрд рублей. Однако не стоит забывать и про потери арендаторов, которые могут даже превысить озвученную сумму.

Экспертиза этого страхового случая может занять от полугода и более. Страховщик наверняка инициирует собственное расследование с привлечением независимых специалистов, так как, отталкиваясь от предварительной суммы ущерба, можно уверенно говорить о том, что риск был перестрахован с привлечением западных компаний.

Последним будет необходим не только исчерпывающий отчет о произошедшем, но и детальная калькуляция причерченного ущерба для исполнения свои обязанностей и выплаты перестраховочного возмещения российскому страховщику.

Получат ли в итоге арендаторы выплаты, мы не знаем, поскольку не знакомы с деталями договора. Тем не менее стоит помнить, что страхование может покрывать как риски собственника, так и отдельно взятых юридических лиц, арендующих помещения.

Страховка от всех бед

Страховые компании уже давно предлагают программы для ретейлеров. Прежде всего, это страхование самой торговой точки и товаров, а также гражданской ответственности перед третьими лицами. Владелец всего центра страхует свое имущество, а арендаторы могут застраховать свое.

Самые актуальные риски, с которыми может столкнуться ретейлер — это огонь, вода, стихийные бедствия и кражи. Пожар может случиться как в самом магазине, так и на складе, а также в соседнем помещении. Даже если товары при этом уцелеют — они с высокой долей вероятности утратят товарный вид. Статистика по заливам не менее утешительная. Чаще всего из строя выходят системы отопления и водоснабжения. При этом может сложиться ситуация, когда по вине страхователя пострадают соседние арендаторы. Если вина первого в таком инциденте очевидна и доказана, то, в соответствии с законодательством, ему придется возместить причиненный вред. Счет может оказаться весьма внушительным.

Если говорить о пожаре у одного из арендаторов, то в большинстве договоров страхования этот риск покрывается с формулировкой «пожар по любой причине». Другой вопрос, что, согласно гражданскому законодательству, после выплаты возмещения у страховщика возникает право регресса к виновной стороне. Таким образом, если вина третьей стороны, не являющейся участником договора страхования, будет доказана, страховщик может требовать компенсацию выплаченного возмещения.

В большинстве случаев ретейлеры страхуют риски отдельно, заключая несколько договоров. Однако если прибегнуть к комплексному страхованию, то можно существенно снизить расходы. Экономия достигает порядка 10-20% — чем больше объем страхования, тем меньше тариф. Такой договор помогает обеспечить финансовую защиту любому торговому бизнесу. Он покрывает большинство рисков, с которыми может столкнуться ретейлер: товары, находящиеся в торговых залах магазинов, здания и помещения, отделка и комплекс торгового оборудования и, наконец, ответственность арендатора торговых помещений.

Также в зависимости от программы страхования покрывается возможный ущерб жизни, здоровью и имуществу посетителей торгового центра, причиненный по вине арендаторов. В рамках такой комплексной программы выплата при наступлении страхового случая будет производиться в пределах установленного лимита в размере фактического ущерба. Если же говорить об ответственности, то клиент сам выбирает, на какую сумму страховаться.

Комплексная защита

Схем приобретения «комплексной программы» может быть несколько. Страховщик в договоре аренды с арендатором предусматривает требование наличия страхового покрытия. В этом документе предметно расписываются риски, от которых необходимо застраховать имущество, аккредитованные страховые компании, максимально допустимые франшизы и т. д.

Как правило, эти требования распространяются на страхование конструктивных элементов и «неотделимых улучшений отделки». Требовать от арендатора страховать торговое оборудование и товары арендодатель не вправе в силу отсутствия у него страхового интереса в сохранении этого имущества. Арендатор делает это уже на свое усмотрение. Соответственно, без наличия подобного страхования договор аренды просто не будет заключен.

Аналогичным образом обстоят дела со страхованием ответственности. Арендодатель имеет право потребовать наличие подобного покрытия с указанными лимитами в аккредитованных страховых компаниях. Как правило, ответственность страхуется и арендатором, и арендодателем, поскольку сценарии инцидентов, которые могут произойти по вине каждого из них, вполне реальны.

Другой вариант — арендодатель сам страхует весь конструктив и коммуникации здания и впоследствии закладывает расходы на страхование в арендные платежи. И в том, и в другом случаях страхование товаров и торгового оборудования остается делом добровольным.

Стоит признать, что сегодня торговые центры, молы и склады все чаще самостоятельно прибегают к страхованию, и это говорит о растущей страховой культуре. Встречаются даже арендодатели, которые просят арендаторов показать полис как гарантию, что с помещением точно ничего не случится.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372473 Александр Локтаев


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко

Президент УФС: Мы стоим на пороге перерождения страхового рынка

Эксклюзивное интервью президента Украинской федерации страхования, первого вице-президента компании "АХА Страхование" Андрея Перетяжко агентству "Интерфакс-Украина"

Вы много лет работаете в международной страховой компании и возглавляете страховое объединение, часто общаетесь с зарубежными коллегами. Изменилось ли у них за последние годы отношение к украинскому страховому рынку?

- Сегодня главный вопрос у партнеров: "Когда Украина начнет реализовывать свой огромный потенциал в страховом секторе?" Уровень проникновения страхования у нас - менее 1% ВВП в сравнении с 3-4% в Восточной Европе и около 7% в Западной Европе. Возможности на этом рынке огромные: все-таки около 40 миллионов людей, разнообразная индустрия, большой ритейловый рынок, экспорт и транзитный поток. У нас практически не страхуют имущество, профессиональную ответственность, ничтожно мал рынок агрострахования, огромный неиспользованный потенциал на рынке страхования жизни, медицинского страхования, полностью отсутствует пенсионное страхование. В связи с этим главный открытый вопрос, который возникает у зарубежных партнеров - реализация этого потенциала.

Кроме улучшения политической и экономической ситуации, профессиональные страховые инвесторы ожидают увидеть четкое представление развития рынка страховых услуг со стороны государства, которое могло бы дать уверенность в том, что этот рынок будет развиваться с опережением темпов развития экономики страны, как это было во многих странах Восточной Европы. К примеру, если 10 лет назад в Польше после реформ рост ВВП составлял 4-5%, то рынок страхования рос на 15-20%. Похоже, сейчас наступил момент, когда мы стоим на пороге перерождения страхового рынка. Как только инвесторы получат сигнал о начале реальных реформ в страховом секторе, появится и интерес к рынку с их стороны.

Сколько они еще согласны ждать, и есть ли такие, кому это уже надоело?

- Большинство зарубежных компаний оценивает работу своих дочек в Украине по трем основным параметрам. Первое - компания завоевала доверие клиентов, что выражается в достаточно большой доле в рынке, второе - демонстрирует профессиональный подход к управлению, и третье - компания генерирует прибыль и не требует серьезных вливаний для поддержания деятельности на этом этапе.

Как правило, для крупных международных компаний суммы инвестиций в Украину – это несущественные цифры, и продажа украинской "дочки" никак не повлияет на финансовый результат. Если в долгосрочной перспективе акционеры видят Украину интересной для себя, и если вышеизложенные условия выполняются, они готовы ждать и начинать инвестировать, когда появятся четкие сигналы.

Регулятор постоянно ужесточает требования к страховым компаниям, но, как видим, особых изменений на рынке нет. Почему?

- Регулятор действительно демонстрирует желание сделать рынок более прозрачным, прогнозируемым, платежеспособным, таким, который выполняет свои обязательства перед клиентами. Но тех действий, которые были предприняты за последние два года, однозначно недостаточно, чтобы считать эти требования достаточно жесткими, а рынок – очищенным от неплатежеспособных игроков. У нас по-прежнему около 300 компаний, большинство из которых не занимаются реальным страхованием.

Главные инструменты для очистки рынка - всегда экономические. Все начинается с акционеров, с собственников бизнеса, которые должны понимать и принимать новые правила игры, существующие на цивилизованном рынке. Если взять банковский рынок, то именно те реформы, которые были проведены НБУ, в первую очередь, отталкивались от понимания ситуации, от мотивации собственников. Так были решены проблемы, связанные с раскрытием информации о собственниках, с ответственностью менеджмента и акционеров за искусственное доведение до банкротства. НБУ также перекрыл операции со связанными лицами и инсайдерские кредиты, увеличил требования к минимальному размеру уставного капитала, усилил ответственность за качество отчетности и аудита, внес изменения в политику резервирования и так далее. Одновременно с рынка были выведены неплатежеспособные банки и банки, которые фактически занимались нелегальными операциями. Поэтому мы увидели так называемый "банкопад", и вопрос заключался не только в новых требованиях по минимальному размеру уставного капитала, а в новых, единых для всех и прозрачных условиях игры, которые не устроили собственников многих банков.

Для страхового рынка нужно как можно скорее строить такой же подход, с акцентом на платежеспособность, ликвидность и минимальный капитал, который будет основой для выполнения обязательств даже в кризисной ситуации. Это очень сильно изменит мотивацию существующих собственников, для которых качественное управление компанией и прибыльность операций будут эквивалентны вопросу заработать или потерять свои деньги, вложенные в страховую компанию. Так что страховому рынку в ближайшем будущем предстоит пройти этот сложный путь изменений и обновления.

Как быстро это может произойти? Сколько еще необходимо времени, чтобы украинскому рынку стали доверять все?

- К сожалению, этот процесс не может быть быстрым, даже если мы пойдем по пути банковского сектора. На это у них ушло более двух лет, но при этом каждая задача решалась в рамках отдельного проекта, с привлечением лучших специалистов регулятора, международных доноров и представителей рынка. При этом даже сейчас, когда рынок очищен, доверие к банковскому сектору возвращается очень медленно. Поэтому чем быстрее мы начнем работу по очищению страхового рынка, тем быстрее у нас будет шанс увидеть позитивную динамику. В любом случае, это процесс поэтапный, и только на обновление регулятора и изменение законодательства уйдет несколько лет. Как только произойдет возврат доверия, это позволит рынку побороться за передачу части социальных функций от государства к страховщикам. Мы говорим о медицинском и пенсионном страховании, о страховании профессиональной ответственности. Например, страхование профответственности предпринимателей, с одной стороны, позволит защитить потребителей от ошибок исполнителей, а с другой стороны, поможет государству отказаться от многих контролирующих органов и многочисленных проверок бизнеса, таких как пожарная инспекция. Еще один пример – предоставление возможности предприятиям самостоятельно выбирать частного страховщика для страхования от несчастных случаев на производстве вместо государственного фонда.

Почему страховщики не могут объединиться и выйти с единой позицией, каждое из трех объединений лоббирует свои интересы?

- Как у коллег, у нас нет противоречий и мы очень часто находим общий язык, когда речь идет о профессиональных вопросах, связанных со страхованием - актуарных расчетах, вопросах резервирования, урегулирования убытков и многих других. Позиции разнятся только по поводу того, как быстро и в какой последовательности должна происходить очистка рынка, и когда игроки смогут соответствовать минимальным требованиям платежеспособности.

И вопрос даже не в том, двигаться ли нам в сторону европейских стандартов. Основная проблема в том, как должен выглядеть переходный период, чтобы дать шанс многим компаниям остаться на рынке и продолжать работать. Как только закончится этот этап, и рынок будет работать на единых правилах, вопрос объединения страховщиков решится сам собой.

Как вы оцениваете деятельность Моторного бюро, в частности, по пятибалльной шкале?

- После шоковой ситуации, в которой мы оказались с 2012-го по 2014 год, когда страховщики были практически отстранены от участия в управлении Моторным бюро, последние три года можно оценить на "5" по пятибалльной шкале. За это время было сделано очень многое. Мы вернулись к основам Моторного бюро: это саморегулирующееся объединение страховщиков, которое занимается развитием рынка ОСАГО. Среди ключевых изменений – перестройка оргструктуры Бюро, привлечение международного аудита, переход к прозрачному освещению всей финансовой информации, открытая инвестиционная политика, усиление ответственности за скорость и качество отчетности, запуск прямого урегулирования и многое другое.

У нас в работе по-прежнему много проектов, но цифры показывают качественные сдвиги во многих направлениях. Уже работает электронный европротокол, а проект по внедрению электронного полиса готов к запуску. Сказать, что мы выполнили всю дорожную карту, и все хорошо, конечно, нельзя. Мы понимаем, что в МТСБУ 55 компаний, среди которых есть очень устойчивые, клиентоориентированные компании; компании, которые стремятся быть такими; и откровенные временщики, которые все равно уйдут с этого рынка. Наша задача – вместе с регулятором выстроить такие условия, чтобы третья группа компаний исчезла, и чтобы на рынке больше не возникало новых пирамид.

И как это можно сделать?

- Основная роль в этом процессе лежит на регуляторе, который должен эффективно следить за платежеспособностью компаний. Если компания формирует достаточные резервы под будущие обязательства – все становится на свои места. Обеспечить этот подход – главная задача сегодня для этого рынка. Но кроме этого существуют и другие инструменты. Например, для того, чтобы рынок стал более прозрачным, однозначно нужно перейти к онлайн-полису. Сегодня около 10% полисов автогражданской ответственности - поддельные. К тому же. компании иногда уходят "по-английски" и не сдают полисы, которые затем вращаются по всему рынку. Страховщики часто не следят за своими агентами и не получают вовремя информацию о проданных полисах, либо получают ее с большим опозданием. Если будет введена система онлайн-регистрации полиса, когда он выдается автоматически с номером из ЦБД, мы сразу получим доступ к онлайн-отчетности по каждому игроку и по всему рынку в режиме реального времени.

Второй инструмент - это прямое урегулирование. Как только появится 100%-ное прямое урегулирование с участием всех членов Моторного бюро в этом процессе, сразу появится борьба за качество обслуживания клиентов и появится возможность экономически влиять на компанию. Если компания не может погасить долги в течение двух месяцев, значит, возникает вопрос о ее членстве в Моторном бюро. Это опять-таки заставило бы страховщиков правильно относиться к формированию резервов, аквизиционным расходам, ценообразованию и пр. Сейчас только 50% рынка участвует и менее 20% всех страховых событий урегулируется в этом режиме. Опыт двух кварталов показал, что все работает практически идеально, поэтому вопросов к этой модели, позаимствованной в Бельгии, нет. Нужно просто увеличить количество игроков, работающих по данной технологии, чтобы сработал эффект масштаба, и клиенты почувствовали существенное улучшение сервиса. Мы уже сегодня видим, что при прямом урегулировании клиенты получают возмещение в три раза быстрее, чем в стандартном процессе.

Я очень надеюсь, что позитивный опыт участников добровольного пула по прямому урегулированию будет привлекать все больше участников. Думаю, в ближайшее время в МТСБУ будет принято решение, что 100% компаний присоединятся к прямому урегулированию. Это в свою очередь, резко улучшит имидж данной услуги и отрасли в целом.

Как вы относитесь к нашумевшим действиям регулятора по проверке сроков внесения членами бюро информации о полисе ОСАГО в ЦБД и выполнила ли "АХА Страхование" его предписание?

- Такие встряски иногда нужны, полученный посыл от регулятора улучшил сроки внесения информации в базу примерно на четверть только за один месяц. В то же время, целевые показатели должны быть более реалистичными. Сегодня практически ни одна компания не в состоянии вносить данные в ЦБД в течение двух рабочих дней. В любом случае, если мы, как большинство стран, перейдем на онлайн-полис в среднесрочной перспективе, то эта проблема будет автоматически решена.

Можете озвучить краткий прогноз по страховому рынку Украины?

- Хорошие новости состоят в том, что рынок перестал падать и наконец-то демонстрирует положительную динамику. Классический рынок страхования в 2017 году вырастет примерно на 12-15%. С другой стороны, с учетом инфляции, этот рост недостаточный, чтобы нагнать упущенные за кризисные годы объемы. Без сильного регулятора, без дополнительных инвестиций в улучшение имиджа отрасли ожидать серьезного роста очень сложно.

На рынке остается, пожалуй, две заметные проблемы. Во-первых, если говорить о рисковом страховании, - это обязательное страхование автогражданской ответственности. Это более 7 млн автовладельцев, это обязательный вид страхования, и качество работы страховщиков в этом виде очень сильно влияет на имидж рынка. В ОСАГО не работает сугубо рыночный механизм, потому что сама конструкция этого вида страхования строится по другим мотивам, чем, например, в КАСКО, когда клиент ориентируется в первую очередь на надежность компании.

Есть второй рынок, тоже очень чувствительный, пусть и меньший по объему - накопительное страхование жизни. Тут как раз больше задействован механизм, схожий с банковским и имеющий те же проблемы, когда компании уходят, а люди теряют накопления по долгосрочным программам.

Все остальное, за исключением нескольких обязательных видов, которые не сильно влияют на общие цифры, это настоящий рынок, который регулируется простым способом - соотношение цена/качество и положительный опыт клиентов. И здесь все в порядке, здесь мы зависим только от экономики. Будет расти экономика, страхование последует за этим трендом опережающими темпами.

И последний вопрос: в чем залог работы успешной компании?

Когда 10 лет назад я пришел в компанию "АХА Страхование", то был приятно удивлен, прочитав ее философию и стратегию. Она полностью совпадала с той, которую я для себя вывел как "формулу счастливого менеджера". В стратегии АХА написано, что компания должна быть лучшей для своих акционеров, клиентов, сотрудников, партнеров и общества. Это означает, что акционеры должны получать прибыль, на которую они рассчитывают, инвестируя в акции, клиенты должны быть довольны самым высоким уровнем обслуживания, сотрудники должны быть вовлечены и лояльны, партнеры должны доверять компании на 100%. Компания должна быть социально ответственна, платить налоги и активно участвовать в развитии рынка.

Поэтому любой менеджер счастлив, если он видит, что по всем этим позициям ему удается правильно балансировать и достигать хороших результатов. Если показатели для всех участников находятся в "зеленой" зоне, то менеджер может считать себя счастливым руководителем, а компанию – успешной.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 27 октября 2017 > № 2368118 Эльвира Набиуллина

Встреча с Председателем Центрального банка Эльвирой Набиуллиной.

Э.Набиуллина информировала Президента о ситуации в банковской сфере, текущей работе Центробанка.

В.Путин: Эльвира Сахипзадовна, вначале я хотел бы, конечно, услышать Вашу оценку состояния банковской системы страны, финансовой системы. Потом, я знаю, Вы хотели мне рассказать о новых технологиях, о других составляющих текущей работы. Пожалуйста.

Э.Набиуллина: Банковская система и в целом финансовая система чувствуют себя стабильно. По основным показателям прибыльности и устойчивости вышли на уровень 2014 года, после достаточно сложных 2015–2016 годов.

Потихоньку растёт кредитование. Кредитование физических лиц показывает уже хорошие темпы роста, и начинается рост кредитования нефинансовых организаций, реального сектора экономики.

Банки накопили прибыль, а это есть источник капитала. Капитал как раз нужен банкам для того, чтобы развивать кредитование. И мы рассчитываем, и наши прогнозы показывают, что кредитование должно начать устойчиво расти.

Мы видим новые тенденции на банковском рынке. Я как раз хотела рассказать про финансовые технологии. Как везде технологическое развитие важно, оно важно также и в финансовой сфере. И мы видим уже, что это серьёзно меняет и бизнес-модель банков, и их отношения с клиентами.

Многие финансовые услуги стали представляться дистанционно. Мы видим, что за два года дистанционные платежи выросли в 1,8 раза. Например, платежи с использованием мобильных телефонов за прошлый год выросли на 90 процентов.

Растёт интернет-торговля. И по показателю развития финансовых технологий Россия не отстаёт от других стран, а по некоторым показателям мы даже превосходим. Например, мобильные банковские приложения, по оценкам, в полтора-два раза по функционалу выше, чем у наших европейских коллег.

Конечно, развитие финансовых технологий ставит несколько задач перед Центральным банком, перед регулятором. Первое – это развитие инфраструктуры. Второе – это защита прав граждан при использовании финансовых технологий. И третье – это, конечно, защита от кибератак.

По финансовой инфраструктуре хотела сказать, потому что сейчас много обсуждается и законодательных инициатив. На наш взгляд, это очень важно, чтобы мы не попали в ситуацию, в которой оказались три года назад, когда был ограничен доступ к финансовым рынкам, и мы срочно создавали и национальную систему платёжных карт, и перестраховочную компанию, развивали свои рейтинговые индустрии.

В финансовых технологиях мы также должны выстроить национальную инфраструктуру, которая позволит нам развиваться на собственной базе. Это, прежде всего, касается удалённой системы идентификации, сейчас идут поправки в законодательство. На наш взгляд, это очень важно, потому что люди действительно хотят уже получать услуги вне зависимости от того, где они находятся, в любое время суток, не приходя в офисы. Должна быть удалённая система идентификации, в том числе на основе биометрических данных. Мы видим, что некоторые банки начинают развивать эту систему. Но, на наш взгляд, она должна быть единая государственная, с уровнем защиты этих персональных данных, с возможностью обмена информацией, чтобы все могли развивать эти технологии, не только большие банки, большие участники, но и более мелкие участники.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 27 октября 2017 > № 2368118 Эльвира Набиуллина


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2367416 Жамиля Баттакова

Веление времени

Времена не выбирают, в них живут. Причем стараются жить полноценной, яркой жизнью, а это возможно лишь в том случае, если человек здоров. Ну а здоровье наше во многом зависит и от уровня медицины, то есть от того, насколько лечебные учреждения соответствуют велению времени, и от степени ответственности каждого человека за собственное здоровье. Именно эта солидарная ответственность как раз и положена в основу обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), внедрение которого и стоит сейчас на повестке дня. Ситуацию комментирует директор Национального центра проблем формирования здорового образа жизни Минздрава РК Жамиля Баттакова.

– Почему вдруг возникла необходимость в ОСМС?

– Обязательное социальное медицинское страхование внедряется с целью обеспечения финансовой устойчивости системы здравоохранения, развития конкуренции среди лечебных учреждений, повышения качества медицинской помощи. Система ОСМС разработана с учетом передового международного опыта и основана, как вы верно заметили, на солидарной ответственности государства, работодателя и каждого человека. При этом взносы за экономически неактивное население (есть у нас и такая категория граждан) будет делать государство, за наемных работников – работодатели. А вот самозанятые граждане и работники, зарегистрированные в налоговых органах, будут платить сами за себя. Вообще-то необходимость внедрения системы медицинского страхования назрела давно.

– Почему это произошло именно сейчас?

– Основная причина – увеличение затрат на здравоохранение. Произошло это потому, что возросла численность населения вследствие улучшения основных демографических показателей. Это рост рождаемости на 10 процентов, снижение смертности на 27 процентов, увеличение средней продолжительности жизни до 72-х лет. К слову сказать, средний возраст казахстанца на сегодняшний день составляет примерно 32 года. Но при этом больше стало неинфекционных заболеваний, прежде всего сердечнососудистых и онкологических. Учтем также инфляцию и удорожание стоимости лекарств, нового оборудования.

– С введением ОСМС будут ли оказываться медуслуги в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи?

– Конечно, будут. Но поймите правильно: гарантированный объем медицинской помощи порождает у большинства населения убеждение в том, что за их здоровье отвечает государство. На практике же здоровье граждан лишь на 20 процентов зависит от медицины, а в остальном – от образа жизни, влияния окружающей среды, генетики и т.д. Все эти проблемы в совокупности породили критическое отношение общества к существующей системе здравоохранения. А потому сложившаяся ситуация требует кардинального изменения подходов к финансированию и организации медицинской помощи. Проще говоря, реформы.

– А можно чуть подробнее о гарантированном объеме бесплатной медицинской помощи?

– Государство сохраняет за собой обеспечение граждан гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи. Это работа скорой помощи и санитарной авиации. Это медицинская помощь при социально-значимых заболеваниях и в экстренных случаях, а также профилактические прививки. Сверх того – амбулаторно-поликлиническая помощь с амбулаторно-лекарственным обеспечением для непродуктивно самозанятого населения. К тому же в рамках ОСМС казахстанцам будет предоставлена амбулаторно-поликлиническая, стационарная и стационарно-замещающая помощь (за исключением социально-значимых заболеваний), а также лечение и медицинская реабилитация, сестринский уход, паллиативная и высокотехнологичная помощь.

Принципиальное отличие медстрахования заключается в том, что благодаря фиксированным взносам соответствующий фонд будет иметь и фиксированный финансовый доход. А это позволит создать специальный резерв для непредвиденных затрат в случае чрезвычайных ситуаций, когда резко и незапланированно возрастает количество госпитализаций и обращений граждан за медицинской помощью. Кроме того, с внедрением ОСМС будет действовать система стратегических закупок медуслуг, и фонд уже на этапе заключения договоров будет ставить клиникам условия, касающиеся предоставления услуг, – условия, которые должны неукоснительно соблюдаться.

– И все-таки, в чем преимущества ОСМС?

– Во-первых, медицинскую помощь вы сможете получать в любой клинике по вашему выбору, если эта клиника заключила контракт с Фондом социального медицинского страхования (ФСМС). В этом случае ее расходы на оказание всего спектра медицинских услуг в рамках системы обязательного социального медицинского страхования будут полностью покрыты фондом.

Во-вторых, вы будете освобождены от всех видов дополнительных платежей за услуги, предусмотренные гарантированным объемом бесплатной медицинской помощи и ОСМС.

В-третьих, вы получите полный доступ к расширенному и улучшенному по составу перечню лекарственных средств, которые предоставят вам в любой аптеке, зарегистрированной фондом как поставщик фармацевтических услуг.

В-четвертых, вы сможете получать информацию о взносах, перечисленных в вашу пользу в ФСМС, и услугах, полученных вами в медицинских организациях.

В-пятых, фонд гарантирует защиту прав и интересов застрахованных граждан в случае некачественного обслуживания.

Таким образом, с введением ОСМС значительно повысится уровень оказания медицинской помощи в стране и появится возможность увеличить зарплату врачам, а больницы смогут приобретать высококлассное оборудование и дорогие медикаменты. ОСМС позволит человеку пройти обследование и в случае необходимости получить лечение, не выделяя на эти цели наличные средства из своего кармана.

– Итак, что мы получаем с внедрением ОСМС?

– Мы получаем, прежде всего, доступность качественной медицинской помощи. Далее, мы получаем систему здравоохранения, способную отвечать возросшим потребностям населения. Как результат – улучшение здоровья, увеличение продолжительности жизни. Кроме того – расширение амбулаторно-лекарственного обеспечения и снижение уровня неформальных платежей на здравоохранение.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Финансы, банки > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2367416 Жамиля Баттакова


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 26 октября 2017 > № 2367001 Леонид Шнейдман

Интервью изданию РБК+ Директора Департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Леонида Шнейдмана

Об изменениях на аудиторском рынке

Шнейдман Леонид Зиновьевич

Директор Департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности

О грядущих изменениях на аудиторском рынке РБК+ рассказал директор департамента регулирования бухгалтерского учета, финансовой отчетности и аудиторской деятельности Минфина РФ Леонид Шнейдман.

— По официальной статистике Минфина, продолжает уменьшаться число аудиторов и аудиторских организаций. На начало 2014 года аудиторов было 23 тыс., аудиторских организаций — 4,7 тыс., на начало 2017-го — 19,6 тыс. и 4,4 тыс. соответственно. Причем в 2016 году количество аудиторов уменьшилось почти на 2 тыс. — это почти втрое больше, чем в 2015-м. Как вы объясните такую динамику?

— Вы называете количество лиц, имеющих право вести аудиторскую деятельность. Но совсем не обязательно, что все эти люди и организации действительно оказывают аудиторские услуги. Количество фактически оказывающих аудиторские услуги всегда меньше, чем количество имеющих на это право. Если же смотреть на количество именно работающих аудиторов и аудиторских организаций — оно почти не меняется на протяжении достаточно долгого времени; для нас это более важный показатель, свидетельствующий, если хотите, о стабильности ситуации в отрасли.

— А остальные, те, кто имеет право, но не пользуется, — получается, они просто платят взносы в саморегулируемые организации, ничего не получая взамен?

— Платят или не платят — это вопрос взаимоотношений СРО со своими членами. Относительно же мотивации, есть очень много причин иметь действующий квалификационный аттестат. Самая очевидная — наличие профессионального аттестата повышает стоимость специалиста на рынке труда в смежных областях; так, многие главные бухгалтеры имеют аттестат аудитора, не занимаясь собственно аудитом и используя этот аттестат как признаваемое бизнесом и государством подтверждение квалификации. Специалисты, занятые во внутреннем контроле в организациях, имеют аттестаты аудитора — это тоже рассматривается как подтверждение профессионализма.

— Давайте тогда о статистике по организациям. В 2015 году очень резко выросла доля организаций, которым менее одного года от роду, в 2016-м она тоже была на высоком уровне — 7,2 и 6,1% соответственно в сравнении с 3,5% в 2013 году. И это на фоне общей стагнации рынка. Это что — фирмы-однодневки усилили присутствие?

— Не думаю. С нашей точки зрения, важнее другой показатель — доля аудиторских организаций, которые работают на рынке более пяти лет. Эта доля устойчиво растет — в 2016-м таких компаний было 79,3 против 77,4% в 2013-м. Что касается роста доли новых компаний в 2015 году — это во многом итоги 2014-го, то есть до начала усиления регулирования и надзора на аудиторском рынке. Сейчас, по нашим ощущениям, ситуация уже иная.

— Вы сказали об ужесточении регулирования — что конкретно произошло?

— В 2016 году это прежде всего укрупнение саморегулируемых организаций аудиторов. В этом году меры, направленные на усиление надзора на аудиторском рынке, вовлечение в эту деятельность Банка России. Эти новации сказываются на количестве тех, кто рассматривает возможность выхода на рынок аудита.

— Не очень понятно. Укрупнение СРО было сопряжено с необходимостью переманивания новых членов — логично предположить, что это сопровождалось не усилением, а ослаблением контроля…

— Давайте разделим этапы преобразования саморегулируемых организаций и обычной их работы. Конечно, на этапе, когда СРО надо было выполнять численные критерии, могло быть ослабление контроля качества. Но даже тогда существенного снижения уровня требований СРО к своим членам мы не наблюдали. Укрупнение саморегулируемых организаций позволит, с нашей точки зрения, повысить требовательность к аудиторам. — А процесс укрупнения СРО — он закончен? Число аудиторов, аудиторских организаций сокращается по одной-две сотни в год. Есть ли опасность, что в некий момент не найдется места даже для двух СРО, способных выполнить требования законодательства по числу членов?

Наша позиция по данному вопросу не изменилась: в интересах аудиторской профессии — единая сильная саморегулируемая организация, оснований для множественности СРО на данном рынке мы не видим. А что реально будет происходить с саморегулируемыми организациями — дело профессии. В аудите в отличие от многих иных сфер эти институты не насаждались извне, они исторически возникли из потребностей самой профессии. Другое дело, что на определенном этапе государство призвало профессию к тому, чтобы это были крупные институты, чтобы прекратилось совершенно неоправданное соревнование между ними. Так что сама аудиторская профессия должна решить, что дальше будет с СРО.

— А что происходит в части государственного надзора? На смену упраздненному Росфиннадзору пришло казначейство, оно проводит проверки работы аудиторов общественно значимых организаций. По вашему ощущению, этот госконтроль повышает качество работы аудиторов? Какова динамика числа выявленных нарушений?

— Практически с первого года существования такого независимого от аудиторской профессии надзора стало очевидно, что он оказывает очень дисциплинирующее влияние на аудиторов. Это отмечают и независимые эксперты, и мы видим по некоторым признакам, порой косвенным. Пока мы находимся все еще на этапе становления внешнего надзора за аудиторскими организациями. По-прежнему во многом это формальный контроль, при котором проверяется соблюдение буквы аудиторских стандартов — наличие предусмотренных документов, соблюдение всех установленных процедур. Однако постепенно проверяющие начинают рассматривать действия аудитора по существу — каким образом оценивались те или иные факты аудитором, соблюдались ли принципы, которые установлены аудиторскими стандартами, при оценке того или иного события, сделки, факта хозяйственной жизни клиента. Проверяющие высказывают собственные суждения, подчас отличные от тех, которые высказал аудитор. Возникает дискуссия между аудитором и проверяющим, в этой дискуссии выявляется, как это действительно должно было быть оценено. Мы рассматриваем такой подход как очень положительное явление.

— Введение международных стандартов аудита с этого года какую роль играет в этих процессах?

— Пока рано делать выводы. Мы официально перешли к применению международных стандартов аудита с 1 января 2017 года. Но по контрактам, заключенным в прошлом году, аудиторам была предоставлена возможность работать в рамках прежнего регулирования, чтобы не менять условия договоров и сам процесс подготовки аудиторских заключений. Думаю, что самые предварительные выводы можно будет сделать только по итогам 2017 года, а серьезно проанализировать влияние перехода на МСА — по результатам аудиторских сезонов 2019–2020 годов.

— Но все-таки, по ощущениям, у тех, кто работает по международным стандартам, больше ли процент модифицированных заключений, например?

— Это не совсем корректная постановка вопроса. От того, какими стандартами вы пользуетесь, не зависит количество выданных модифицированных заключений. Что ясно уже сегодня — при работе по МСА повышается информативность аудиторских заключений. В особенности в отношении тех организаций, чьи ценные бумаги обращаются на организованных рынках, потому что для них международными стандартами предусмотрено применение расширенной формы аудиторского заключения.

— Вы упомянули публичные компании, чьи ценные бумаги обращаются на биржах. Что для них изменится в связи с появлением на рынке еще одного регулятора — Банка России?

— Подключение Центрального банка к надзору на аудиторском рынке планируется не только в отношении аудиторских организаций, обслуживающих публичные компании, но всех общественно значимых организаций. Это все те клиенты, деятельность которых имеет существенное значение для экономики России, чья отчетность представляет общественный интерес.

— Какой дополнительный функционал будет задействован в надзоре, зачем понадобилось привлекать ЦБ в качестве дополнительного регулятора?

— Дополнительного, двойного надзора не будет. Предполагается, что надзор за аудиторами общественно значимых организаций будет осуществлять в полной мере Банк России. Такого, что два органа надзирают за одними и теми же аудиторскими организациями, не будет. В системе Банка России сконцентрированы большие объемы информации, позволяющие более глубоко подходить к оценке работы аудиторских организаций, проверяющих общественно значимые компании. Центробанк осуществляет надзор за банками и некредитными финансовыми организациями, регулирует деятельность публичных компаний — эмитентов на фондовом рынке. Это дает возможность посмотреть на данные компании с иной стороны и сравнить данные регулятора с мнением независимых аудиторов.

— Не очень понятно тогда, о какой независимости аудиторских заключений может идти речь. ЦБ задает правила игры, осуществляет надзор за участниками рынка, а вдобавок еще за теми, кто дает независимую оценку их отчетности…

— Такая проблема действительно существует. Задача заключается в том, чтобы найти приемлемые механизмы, которые обеспечат реальную независимость аудиторов. Если же такие механизмы не будут найдены, то, на наш взгляд, стоит еще раз оценить предлагаемые новации.

— Сейчас обсуждается возможность изменения законодательства в части требований к обязательному аудиту — в частности, поднятие минимальных требований к финансовым показателям предприятий, для которых аудит обязателен. В чем идея новаций, каково отношение к ним Минфина?

— В Госдуму внесен законопроект, который предусматривает пересмотр сферы обязательного аудита. Ничего революционного в этом нет, о таком пересмотре речь шла довольно давно — например, в прошлом году, когда работали над концепцией дальнейшего развития аудиторской деятельности в стране. Корректировка сферы обязательного аудита была названа одним из направлений работы. Предпринята попытка более точно определить круг реальных пользователей результатов аудита, тех, для кого действительно важна деятельность аудитора. В тех случаях, когда ясно, что заинтересованных лиц нет или им требуется не столько аудит отчетности, сколько иная услуга аудитора, от обязательного аудита предложено отказаться. Сейчас эти предложения будут обсуждаться в Государственной думе. Я думаю, что по результатам обсуждений будет выработана более точная модель обязательного аудита в отношении круга организаций, на которые распространяется данная процедура.

— Кого освободят от повинности, если в общих чертах?

— Прежде всего, это должно коснуться ряда предприятий малого бизнеса.

— По официальной классификации малый бизнес у нас — до 800 млн руб. годовой выручки, а обязательный аудит — с 400 млн. Выпадение из сферы обязательного аудита предприятий с выручкой 400–800 млн руб. сильно скажется на рынке аудиторских услуг?

— Если законодатель установит именно такие критерии — да, это затронет значительную часть аудиторского рынка.

— Всего, по данным Минфина, доля обязательного аудита — примерно 90% рынка аудиторских услуг, а сегмент предприятий с выручкой 400–800 млн — это сколько?

— Доля аудиторских клиентов с выручкой менее 400 млн руб. составляет порядка 65% общего числа клиентов, с выручкой от 400 млн до 1 млрд руб. — еще 16%. Однако, обсуждая эти инициативы, по нашему мнению, надо ориентироваться на интересы экономики в целом, а не только на интересы отдельной ее сферы. Для многих малых предприятий, особенно стартапов, обязательный аудит действительно выглядит неоправданной обузой.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 26 октября 2017 > № 2367001 Леонид Шнейдман


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 октября 2017 > № 2365875 Данияр Акишев

Три вопроса Данияру Акишеву

Жесткая политика НБ РК, пенсионная реформа и отношение к криптовалютам

Вчера глава Нацбанка Данияр Акишев, выступая на пресс-конференции в Астане, ответил на вопросы «Капитал.kz» по денежно-кредитной политике финансового регулятора, пенсионной реформе и отношении к криптовалютам, в частности к биткоину.

Так, комментируя ситуацию вокруг перманентных обвинений в адрес Национального банка, что, он дескать, суров и проводит такую же суровую политику по отношению к участникам рынка, глава Нацбанка несказанно удивился.

«Насчет жесткой денежно-кредитной политики, я не знаю, кто такое определение дает. Когда Национальный банк снижает за полтора года свою базовую ставку с 17% до 10,25%, спросите у любого экономиста, — это жесткая денежно-кредитная политика или нет. А между тем Нацбанк снизил ставку почти в два раза. Поэтому, я думаю, что здесь не совсем правильная терминология используется отдельными людьми и все начинают подхватывать это как некую истину в последней инстанции», — ответил на наш вопрос Данияр Акишев.

Председатель НБ РК убежден, что финрегулятор как раз-таки ослабляет денежно-кредитную политику.

«Вот если бы мы поднимали ставки, вот тогда бы речь шла о том, что Нацбанк что-то ужесточает», — парировал Данияр Акишев.

Тем не менее он обратил внимание на то, что в условиях низких ставок на фоне того уровня инфляции, который сегодня имеется в Казахстане, мы все равно видим, что переток денег в реальный сектор экономики происходит далеко не всегда.

«Но проблема здесь не в ставках, а в том кредитном риске, который находится в реальном секторе экономики», — заверил глава НБ РК.

Он разъяснил свою позицию, приведя в качестве примера программу оздоровления банковского сектора. Например, чтобы кредитовать экономику, каждый банк должен обладать неким капиталом — буфером, чтобы брать на себя риск кредитования. Но оно сейчас не растет, ведь, оценивая риски, банки понимают, что не в состоянии расширять кредитование реального сектора. Для этого вначале нужно решить проблему капитала.

Причем уже сейчас Нацбанк одобрил вхождение в программу 4 БВУ: деньги на докапитализацию «четверки» уже находятся в процессе оформления. Притом что сам характер и схема выделения государственных денег на помощь банкам тем более не дают оснований заподозрить Нацбанк в излишней жесткости и суровости.

Таким образом, финрегулятор на возвратной основе войдет в капитал второго уровня коммерческих банков в виде субординированных облигаций. Это означает, что, действительно, капитал банков улучшается и это дает им возможность признать их убытки, которые накопились в последнее время. Акционеры банков в ответ берут на себя обязательства — они должны в течение пяти лет половину той суммы, которую предоставило государство, влить в виде денежных инвестиций в свои банки. А это достаточно серьезные суммы.

«К тому же банки обязаны по плану надзорных мероприятий обеспечить ту политику, которую мы считаем наиболее правильной и наиболее ответственной. Не должно быть кредитов, выдаваемых связанным сторонам, не должно быть кредитов без залогов и т. д. Банки согласились с этим. Но если вдруг какой-то из банков не выполнит эти требования, у этих субординированных облигаций, которые Нацбанк приобретает у них, имеются свойства — перевернуться в капитал первого уровня, что по сути будет означать, что эти банки перейдут под контроль государству. Но, я не думаю, что акционеры этих банков испытывают желание потерять свой бизнес. Я полагаю, что они начнут выполнять все обязательства регулятора и работать над восстановлением кредитования экономики», — разъяснил ситуацию Данияр Акишев.

Что касается Bank RBK, то председатель Нацбанка не пролил свет на его дальнейшую судьбу, ограничившись лишь сухим комментарием о продолжающихся переговорах между акционерами, кредиторами и самим финансовым регулятором.

В то же время, отвечая на наш вопрос о перспективах допуска к управлению вкладами в Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ) частных управляющих компаний, Данияр Акишев назвал эту идею не только правильной и полезной, но и весьма своевременной. По его словам, ЕНПФ может оставаться единым учетным центром, единым окном для всех вкладчиков, но одновременно использовать те опции, которые были при предыдущей модели пенсионной системы, когда в Казахстане действовал конкурентный рынок между накопительными пенсионными фондами.

«Я считаю, что этот микс с учетом тех ошибок, которые были сделаны, позволит создать нормальную систему. Поэтому мы все эти предложения направили в правительство Казахстана, там сейчас на площадке Совета по экономической политике мы ведем интенсивное обсуждение оптимальной модели будущего управления ЕНПФ», — прокомментировал Данияр Акишев.

Интересно, что наряду с разнообразием в управлении ЕНПФ, глава Нацбанка предложил допустить и определенное микширование денежных пенсионных средств по принципу мультивалютных корзин. То есть часть пенсионных накоплений хранить в иностранной валюте, часть — в национальной. Более того, несвоевременный перевод части пенсионных сбережений граждан в иностранную валюту Данияр Акишев посчитал оплошностью, которая требует своего исправления.

«Должен сохраняться баланс. Мы считаем, что если треть пенсионных активов граждан будет инвестирована в иностранную валюту, то мы сможем защитить пенсионные накопления от любых будущих рисков. К сожалению, это не было сделано раньше, но мы делаем это сейчас, для того чтобы пенсионные активы были в сохранности и никакие риски на них не влияли», — сказал он.

Напоследок, отвечая на вопрос «Капитал.kz» об обновлении исторического максимума биткоина на уровне более $6,1 тыс. и чем рынок криптовалют может грозить экономике Казахстана, Данияр Акишев честно признался, что он до сих пор не совсем понимает, что такое криптовалюта.

«Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, не имеет единого централизованного органа и, скорее всего, он не подкреплен ничем. Его стоимость основана на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, которые люди инвестируют или хотят инвестировать в подобного рода криптовалюты, как биткоин, сейчас не берется никто. И если вдруг произойдет сдувание этого пузыря, то что будет происходить с теми людьми, которые инвестировали деньги в биткоин?! Я догадываюсь, что они могут прийти к государству и спросить: почему вы нас вовремя не предупредили. Поэтому я сейчас предупреждаю: эти операции несут большой риск», — ответил глава Нацбанка.

Более того, по признанию Данияра Акишева, Нацбанк уже отправил свои предложения в кабмин: финрегулятор требует запретить рассчитываться за криптовалюту в тенге и закрыть компании, которые генерируют биткоин или другие криптовалюты.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 октября 2017 > № 2365875 Данияр Акишев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 25 октября 2017 > № 2364499 Умут Шаяхметова

Умут Шаяхметова прокомментировала программу оздоровления банков РК

Ирина ЛЕДОВСКИХ

«Если у банка интересная бизнес-модель, то, конечно, эта программа поможет. Но если у банка нет живой модели развития, то им помогать бесполезно», такое мнение высказала глава группы Halyk Умут Шаяхметова, отвечая на вопрос о новой программе по повышению финансовой устойчивости банков РК.

«В целом, программа положительная, позитивно к ней отношусь. Другой вопрос - применение ее к тому или иному банку. Мне кажется, некоторым банкам программа реально поможет, потому что требуется одноразовая поддержка для формирования больших провизий, капитала. Если у банка есть хорошая бизнес-модель и он четко понимает, где, на каких продуктах, клиентах, рынках в будущем будет зарабатывать, то это однозначно помогает.

Другими словами, если все-таки фундаментально банк «живой» в плане бизнеса и доходов, то эффект будет. В то же время в стране есть банки, у которых нет «живой» бизнес-модели, есть нюансы по их сегодняшней деятельности. Для них, наверное, программа будет бесполезна, к тому же может быть потеря денег», - сказала Умут Шаяхметова.

На пресс-конференции в среду топ-менеджеры Halyk банка и ККБ анонсировали запуск продукта, который позволит совершать платежи с помощью QR-кода.

«Теперь любой предприниматель сможет принимать безналичные средства при нулевых инвестициях с его стороны в платежную инфраструктуру. Аналогичным образом любой владелец смартфона и карты Qazkom сможет легко и безопасно оплачивать покупки практически в любой торговой точке по Казахстану, – с гордостью рассказал о новой услуге управляющий директор Qazkom Нурлан Жагипаров. – Эта технология впервые применяется не только в Казахстане, но и на пространстве СНГ».

На пресс-конференции присутствовали представители популярных интернет-магазинов, компаний сектора телеком, и им, безусловно, новинка понравилась, а банкиры пообещали «высокотехнологичным казахстанцам» уже на следующей неделе запустить инновацию на рынок безналичных платежей.

Но журналисты ожидали иного – представителей четвертой власти, как всегда, увлекают только «скандалы-интриги-расследования», поэтому пресс-служба в самом начале брифинга запретила задавать вопросы «не по теме». В итоге больше часа журналисты томились, выслушивая вопросы профессионалов рынка и ожидая хоть какого-то негатива. «Ну, а недостатки есть у вашей системы?» – не удержались журналисты. В ответ представитель компании Visa в регионе стран СНГ и Юго-Восточной Европы довольно пространно рассказал о преимуществах нового продукта.

Как только закончилась пресс-конференция, журналисты выстроились в очередь за комментариями к главе Народного Банка, и у всех в глазах читалось «ну не зря же я пришел (-ла) сюда, не рекламу же бесплатно делать».

Но в этот раз председатель правления АО «Народный банк Казахстана» Умут Шаяхметова была суха и немногословна. И лишь в ответ на вопрос «Къ» об интеграции Qazkom и Halyk она не удержалась от интриги: «Все идет своим чередом, команды нашли общий язык, мы хорошо работаем, но обо всем расскажем чуть позже на отдельной пресс-конференции».

Что касается нового Налогового кодекса, то на вопрос «Къ», позволит ли он банкирам списывать просроченные займы, г-жа Шаяхметова заметила: «Это всем банкам поможет, но самую большую пользу от новых поправок получат физические лица и предприниматели. Ведь сейчас, списывая долги бизнеса, мы платим 10% в качестве налога. Мы давно ждали этих изменений, очень им рады. Я думаю, что по Qazkom и Halyk будут списаны долги в миллиардах тенге».

При этом Умут Шаяхметова категорически отказалась комментировать ситуацию в АО Bank RBK.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 25 октября 2017 > № 2364499 Умут Шаяхметова


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364452 Ангелина Кречетова

Проверка на прочность: зачем создатели вируса BadRabbit атаковали СМИ и банки

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Финансовая выгода от подобных WannaCry и NotPetya атак в сравнении со сложностью их проведения крайне мала, считают опрошенные Forbes эксперты.

Вирус-шифровальщик Bad Rabbit, атаке которого накануне подверглись российские СМИ, пытался атаковать и российские банки из топ-20, рассказали Forbes в Group-IB, которая занимается расследованием и предотвращением киберпреступлений. Уточнить подробности об атаках на кредитные организации представитель компании отказался, пояснив, что Group-IB не раскрывает информацию о клиентах, использующих ее систему обнаружения вторжений.

По данным специалистов по кибербезопасности, попытки заражения вирусом инфраструктур российских банков происходили 24 октября с 13:00 до 15:00 мск. В Group-IB считают, что кибератаки продемонстрировали более качественную защиту банков по сравнению с компаниями небанковского сектора. Ранее в компании сообщили, что новый вирус-шифровальщик, вероятно, связанный с июньской эпидемией шифровальщика NotPetya (на это указывают совпадения в коде), атаковал российские СМИ. Речь шла об информационных системах агентства «Интерфакс», а также серверах петербургского новостного портала «Фонтанка». Кроме того, вирус ударил по системам Киевского метрополитена, министерства инфраструктуры Украины, Международного аэропорта «Одесса». NotPetya летом поразил энергетические, телекоммуникационные и финансовые компании преимущественно на Украине. За расшифровку файлов, зараженных вирусом BadRabbit, злоумышленники требуют 0,05 биткойна, что по текущему курсу примерно эквивалентно $283 или 15 700 рублям.

В «Лаборатории Касперского» уточнили, что в этот раз большинство жертв хакеры выбрали в России. Однако похожие атаки в компании зафиксировали на Украине, Турции и Германии, но «в значительно меньшем количестве». «Все признаки указывают на то, что это целенаправленная атака на корпоративные сети. Используются методы, похожие на те, что мы наблюдали в атаке ExPetr, однако связь с ExPetr мы подтвердить не можем», — сообщил представитель компании. Собеседник Forbes добавил, что все продукты «Лаборатории Касперского» «детектируют эти вредоносные файлы как UDS:DangerousObject.Multi.Generic».

Как защититься?

В целях защиты от этой атаки в «Лаборатории Касперского» рекомендовали использовать антивирус с включенным KSN и модулем «Мониторинг системы». «Если не установлено защитное решение «Лаборатории Касперского», мы рекомендуем запретить исполнение файлов с названиями c:\windows\infpub.dat и C:\Windows\cscc.dat с помощью инструментов системного администрирования», — посоветовал руководитель отдела антивирусных исследований «Лаборатории Касперского» Вячеслав Закоржевский.

В Group-IB отмечают, чтобы вирус не смог зашифровать файлы, «необходимо создать файл C:\windows\infpub.dat и поставить ему права «только для чтения». После этого даже в случае заражения файлы не будут зашифрованы, говорится в сообщении компании. В то же время нужно оперативно изолировать компьютеры, которые были замечены в пересылке подобных вредоносных файлов, чтобы избежать масштабного заражения других компьютеров, подключенных к сети. После этого пользователям необходимо убедиться в актуальности и целостности резервных копий ключевых сетевых узлов.

Когда первичные действия выполнены, пользователю советуют обновить операционные системы и системы безопасности, параллельно заблокировав IP-адреса и доменные имена, с которых происходило распространение вредоносных файлов. Group-IB рекомендует сменить все пароли на более сложные и поставить блокировку всплывающих окон, а также запретить хранение паролей в LSA Dump в открытом виде.

Кто стоит за атакой BadRabbit

В 2017 году уже было зафиксировано две крупнейших эпидемии шифровальщиков — WannaCry (атаковал 200 000 компьютеров в 150 странах мира) и ExPetr. Последний — Petya и одновременно NotPetya, отмечают в «Лаборатории Касперского». Теперь, по мнению компании, «начинается третья». Имя нового вируса-шифровальщика Bad Rabbit «написано на странице в даркнете, на которую его создатели отправляют за выяснением деталей», уточняют в компании. В Group-IB полагают, что Bad Rabbit является модифицированной версией NotPetya с исправленными ошибками в алгоритме шифрования. В частности, код Bad Rabbit включает в себя блоки, полностью повторяющие NotPetya.

В ESET Russia соглашаются, что использовавшееся в атаке вредоносное ПО «Win32/Diskcoder.D» – модифицированная версия «Win32/Diskcoder.C», более известного как Petya/NotPetya. Как уточнил Виталий Земских, руководитель поддержки продаж ESET Russia, в беседе с Forbes, статистика атак по странам «в значительной степени соответствует географическому распределению сайтов, содержащих вредоносный JavaScript». Таким образом, большая часть заражений пришлась на Россию (65%), следом идут Украина (12,2%), Болгария (10,2%), Турция (6,4%) и Япония (3,8%).

Заражение вирусом Bad Rabbit происходило после захода на взломанные сайты. На скомпрометированные ресурсы в HTML-код хакеры загрузили JavaScript-инжект, который показывал посетителям поддельное окно, предлагающее установить обновление Adobe Flash плеера. Если пользователь соглашался на обновление, то на компьютер устанавливался вредоносный файл с именем «install_flash_player.exe». «Заразив рабочую станцию в организации, шифратор может распространяться внутри корпоративной сети через протокол SMB. В отличие от своего предшественника Petya/NotPetya, Bad Rabbit не использует эксплойт EthernalBlue – вместо этого он сканирует сеть на предмет открытых сетевых ресурсов», — говорит Земских. Следом на зараженной машине запускается инструмент Mimikatz для сбора учетных данных. Кроме того, предусмотрен жестко закодированный список логинов и паролей.

Информации о том, кто организовал хакерские атаки пока нет. В то же время, по мнению Group-IB, похожие по характеру массовые атаки WannaCry и NotPetya могли быть связаны с хакерскими группировками, финансируемыми государствами. Специалисты делают такой вывод на основании того, что финансовая выгода от подобных атак в сравнении со сложностью их проведения «ничтожна». «Скорее всего это были не попытки заработать, а проверить уровень защиты сетей критической инфраструктуры предприятий, госведомств и частных компаний», — заключают эксперты. Представитель Group-IB подтвердил Forbes, что последний вирус — Bad Rabbit – может оказаться проверкой защиты инфраструктур госведомств и бизнеса. «Да, это не исключено. Учитывая, что атаки велись точечно — по объектам критической инфраструктуры — аэропорт, метрополитен, госучреждения», — поясняет собеседник Forbes.

Отвечая на вопрос о виновных в последней атаке, в ESET Russia подчеркивают, что используя только инструменты антивирусной компании, провести качественное расследование и установить причастных невозможно, это задача специалистов другого профиля. «Мы как антивирусная компания выявляем методы и цели атак, вредоносные инструменты атакующих, уязвимости и эксплойты. Поиск виновных, их мотивов, государственной принадлежности и прочее – не наша сфера ответственности», — заявил представитель компании, пообещав сделать выводы о назначении Bad Rabbit по итогам расследования. «К сожалению, в ближайшей перспективе мы увидим немало подобных инцидентов – вектор и сценарий данной атаки показали высокую эффективность», — делают прогнозы в ESET Russia. Собеседник Forbes напоминает, что на 2017 год компания прогнозировала рост числа целевых атак на корпоративный сектор, прежде всего, на финансовые организации (более чем на 50%, по предварительным оценкам). «В настоящее время эти прогнозы сбываются, мы наблюдаем рост числа атак в сочетании с увеличением ущерба пострадавших компаний», — признает он.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364452 Ангелина Кречетова


Казахстан. США. Сингапур > Финансы, банки. СМИ, ИТ > inform.kz, 25 октября 2017 > № 2363772 Данияр Акишев

Я до сих пор не очень понимаю, что такое криптовалюты - глава Нацбанка

Председатель Национального банка Казахстана Данияр Акишев высказался о таком понятии, как криптовалюта, передаёт корреспондент МИА «Казинформ». «Я не очень понимаю, что такое криптовалюты до сих пор, с точки зрения даже профессиональной оценки. Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, который не имеет единого централизованного органа. Скорее всего, не подкреплен ничем, и его стоимость основана исключительно на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, в которые люди инвестируют или хотят инвестировать, сейчас не берется никто. Если вдруг произойдет «сдувание этого пузыря», то, что будет происходить с людьми, которые инвестируют?!

Я догадываюсь, что они могут прийти к государству и сказать: «Почему вы нас вовремя не предупредили об этом?» - поделился он в ходе пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций.

Глава Нацбанка предупредил казахстанцев, что такие операции рискованные. Он напомнил о предложении финрегулятора в Правительство ввести ряд ужесточений, в том числе запретить рассчитываться за криптовалюты нацвалютой, запретить деятельность компаний, которые генерируют эту криптовалюту.

При этом международный финансовый центр «Астана» планирует превратить территорию выставки «ЭКСПО-2017» в криптодолину.

«Одни центральные банки поддерживают это направление, другие - внимательно присматриваются. В США и Сингапуре деятельность криптоэкономики хотят приравнять к обычной деятельности в финансовой сфере. В Швейцарии это направление поощряют сильно, в Японии поддерживают некоторые криптовалюты как платежное средство. Мы в этом направлении хотели сказать, что МФЦА как раз будет находиться на «острие бритвы» с точки зрения понимания тех процессов, которые происходят. Но с другой стороны мы отвечаем за вопросы финансовой стабильности, регулирования тех или иных финансовых институтов», - сказал управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов на пресс-конференции в Правительстве 20 сентября.

Казахстан. США. Сингапур > Финансы, банки. СМИ, ИТ > inform.kz, 25 октября 2017 > № 2363772 Данияр Акишев


Италия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 25 октября 2017 > № 2363633 Антонио Фаллико

Антонио Фаллико: «Я не вижу другого применения криптовалюты, кроме как для спекуляций»

Антонио Фаллико, председатель совета директоров итальянского банка «Интеза»

Беседовала: Милена Бахвалова, редактор Банки.Ру

Аккредитив, работающий на платформе блокчейна — мгновенный и очень дешевый — может появиться на рынке уже в следующем году. Правда, не в России. О том, как один из крупнейших европейских банков пытается применить блокчейн, о возможной замене SWIFT и «огосударствлении» криптовалюты в интервью Банкир.ру рассказал председатель совета директоров итальянского банка «Интеза» Антонио Фаллико.

— Intesa San Paolo входит в консорциум R3(занимается разработкой и применением технологий блокчейн в финансовой сфере - Прим.Ред), как вы оцениваете этот проект и каковы результаты этого сотрудничества?

— В рамках Консорциума R3 мы хотели посмотреть, можно ли сделать с финансовые продукты более надёжными, более прозрачными и более дешёвыми с помощью блокчейн.

Продукт, который получил наибольший успех в ходе этих экспериментов — это аккредитив. Аккредитив всегда сопровождается огромным количеством документов, а технология блокчейн как раз и способна сделать этот инструмент более простым и безопасным.

Допустим, вы продаете моему клиенту некий товар. Чтобы вы могли получить деньги от моего клиента, то есть, чтобы я разблокировал аккредитив, и, как банк моего клиента, перевел эти деньги в ваш банк, вы должны предоставить мне свидетельство о грузе, таможенные справки, анализ качества товара (который обычно делает известный международный игрок). А также множество другой информации. На доставку и проверку документов уйдет месяц. То есть, вы теряете 30 дней. С помощью блокчейн пересылку и проверку документов можно сделать мгновенно. Проблемы с таможней тоже решаются почти мгновенно.

Это определенно технология будущего. Такой продукт, который мы готовы продавать хоть завтра. Он уже разработан и протестирован.

— Насколько этот продукт окажется дешевле трационных аккредитивов?

— Радикально дешевле. Сложно говорить о конкретных цифрах, но речь идет о разнице на порядки.

— Когда такой аккредитив появится на рынке?

— У нас есть договоренность внутри Консорциума R3, что все участники выводят его на рынок одновременно.

— И что мешает сделаеть это сейчас?

— Есть некоторая задержка с регулированием. Международные аккредитивы – это очень стандартизированный продукт, который регулируется Международной торговой палатой в Париже. Но люди, работающие там, никогда раньше не занимались технологией блокчейн. Надо дождаться, пока они разберутся во всех деталях. Этот инструмент не может появиться всего лишь у 10 или 30 банков. Он должен быть принят всеми банками, стать поистине универсальным. И, значит, нам надо ждать вердикта регулятора — Международной торговой палаты.

—И все же, когда это может произойти? Мы говорим о нескольких месяцах или годах?

— Уверен, что о годах речи не идет, но несколько месяцев еще точно придется подождать. Думаю, мы вполне можем увидеть такой блокчейн-аккредитив на рынке уже в следующем году.

— На российском рынке он появится одновременно с зарубежными?

— Нет, мы говорим не о российском рынке. Не понимаю, почему так получается, но пока диалог между российским и глобальными банками не складывается. У Сбербанка и ВЭБа есть серьезные разработки в рамках блокчейна, однако на Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре 2017 года представитель ВЭБа сказал, что они хотели войти в Консорциум R3, но получили отказ. Как и Сбербанк. Это странно: европейские банки заинтересованы в российском рынке.

— На днях Сбербанк заявил, что присоединяется к другому альянсу – Enterprise Ethereum Allance…

— Это логично. Так или иначе, если мы говорим о доступности такого продукта на российском рынке, это невозможно сделать без согласия регулятора. Надо будет дождаться или вступления российских банков в консорциум R3, или покупки подписки.

— Какие еще проекты в сфере блокчейн будут перспективны, на ваш взгляд?

— Мы заканчиваем работу в проекте SWIFT Global Payment Innovation. В нем участвуют 22 крупнейших банка из разных стран, в том числе, «ДжиПиМорган», «Сосьете Женераль», «Дойче банк», «РабоБанк», «Сумитомо Мицуи Бэнкинг». Задача участников проекта – тестировать технологию DLT (distributed ledger) для проведения трансграничных платежей, их мониторинга и управления международными счетами.

Эта технология может оставить SWIFT далеко позади. Но говорить конкретно я пока не готов. В отличие от предыдущего проектов здесь каждый банк работает самостоятельно. В ближайшие недели мы предоставим наши результаты в Еврокомиссию и Европейский центральный банк. Посмотрим, какая будет реакция ЕЦБ. После подведения общих итогов можно будет говорить более предметно. Мы не торопимся, это серьезный проект: если мы говорим о технологии, которая превзойдет SWIFT, мы должны быть очень осторожны.

— Какой информации ждет от вас ЕЦБ?

— В первую очередь, регулятор хочет убедиться, что эти операции не нанесут вреда пользователям. «Добро» от регулятора — не ограничение бизнеса, это гарантия для наших клиентов, да и для нас самих. Поэтому я спокойно отношусь к их желанию тщательно разобраться в блокчейн.

К тому же важно, что отношение к технологии меняется. Например, у той же SWIFT. Наглядный пример - недавнее решение SWIFT открыть доступ к KYC Registry(это платформа для обмена документами и данными клиентов) любым регулируемым финансовым организациям, а не только клиентам SWIFT.

— Какие риски, на ваш взгляд, несет блокчейн для регулятора?

— Риски регулирования мне видятся как очень серьёзные. Международная организация по стандартизации (ISO) создала комитет для разработки стандарта технологии блокчейн только в прошлом году. Эта работа находится в самом начале. Только на уровне Евросоюза необходимо согласование различными органами из 27 стран. Иной раз, кажется, что на это могут уйти годы.

Посмотрите, как развивается регулирование сегодня. Усиливаются требования по линии комплаенс, антиотмывочного, антитеррористического законодательства. Правительства борются за повышение фискальной дисциплины, ужесточают борьбу с оффшорами. По этой причине нерегулируемое использование технологии блокчейн и криптовалют становится высоко рискованным.

Кстати, обратите внимание, как об этом говорят в России. Есть основатель Ethereum Виталик Бутерин. Он представляет блокчейн-сообщество, говорит об идеях децентрализации, анонимности, отсутствия финансовых посредников, регуляторного давления и контроля. Остальные же игроки выступают от имени правительства, регулятора, государственных и системных банков, компаний, которые сами находятся под жёстким регулированием.

— А если говорить именно о криптовалюте, какие риски создает она?

— Я вижу противоречие между тем, что закладывал в 2008 году Сатоси Накамото (кто бы ни скрывался под этим псевдонимом создателя биткоина), и тем, как этот процесс развивается сейчас. Готовы ли регуляторы сменить парадигму и перейти на децентрализованную модель управления, признать криптовалюты в качестве финансового актива или платёжного средства? Мой ответ, скорее, отрицательный.

— Непосредственно в Intesa San Paolo вы рассматриваете перспективы криптовалюты?

— Нет, как только заходит речь о криптовалютах, мы притормаживаем. Наш банк не работает и пока не планирует работать с криптовалютами. Не понятно, как регулировать этот рынок, а где нет регулирования, нет уверенности в праве.

Я не вижу другого применения криптовалюты, кроме как для спекуляций. Кстати, до сих пор ни один центральный банк, ни одно государство не предприняло попыток ввести криптовалюту. Политики крайне осторожны в том, чтобы поощрять криптовалюты. В этом отношении я разделяю позицию вашего президента.

— Какую именно?

— Что, говоря о криптовалюте, надо быть очень осторожными, чтобы не поощрять финансовый бандитизм.

— Ну знаете ли... У нас финансового бандитизма достаточно и без криповалюты!

— А, представьте, какой размах это может приобрести с криптовалютой.

— В каких областях еще сейчас начинают применять блокчейн?

— Существует множество традиционных финансовых продуктов, которые можно было существенно удешевить, если перевести их на платформу блокчейн. Плюс, сейчас появляются новые технологии в сфере платежей, Р2Р-кредитования, торговли валютой, управления инвестициями.

Блокчейн-системы сырьевых трейдеров Trafigura и Mercuria охватывают добывающие, транспортные и стивидорные компании и банки. Тот факт, что документооборот существенно ускоряется, сокращает потребность трейдеров в оборотном капитале, а, значит, и их издержки. И в итоге — стоимость сырья для потребителей.

Кроме того, в Италии, например, есть рабочие группы в страховании, в торговле энергоресурсами. Идут работы по применению этих технологий, чтобы отслеживать производство продовольственных товаров. Но пока всё это имеет больше теоретический аспект. Серийное производство еще не налажено.

— Насколько блокчейн может изменить региональную и мировую экономику?

— Примерно настолько, насколько изменил ее компьютер, придя на смену пишущей машинке. И особенно заметно это будет в Евразии. Смотрите. С одной стороны, Азиатско-Тихоокеанский регион — это центр мирового экономического роста. Колоссальный рост промышленности, движение сырья и товаров между странами, развитие китайского проекта «Один пояс – один путь» подразумевают участие огромного числа игроков и в процессе производства, и международной торговле.

С другой стороны, именно в этом регионе состедоточено от двух третей до трёх четвертей мощностей по майнингу криптовалют. Это означает, что есть все предпоссылки для активного участия регуляторов в развитии и распространении там технологии блокчейн. Экономическая выгода и огромные перспективные рынки будут стимулировать страны региона внедрять согласованные стандарты.

Электронная маркировка товаров, смарт-контракты, фискальный и таможенный контроль, защита легальных производителей – вот лишь несколько сфер, где будут востребованы цифровые технологии на базе блокчейн. И как сторонник интеграции, я расчитываю, что экономический эффект распространится на всю большую Евразию – вплоть до Лиссабона.

Италия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 25 октября 2017 > № 2363633 Антонио Фаллико


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 24 октября 2017 > № 2381373 Евгений Капинус

Госсекретарь Минфина Евгений Капинус: Верификация выявила почти 56 тыс. умерших получателей субсидий

Эксклюзивное интервью госсекретаря Министерства финансов Евгения Капинуса агентству "Интерфакс-Украина"

Что означает для экономики бюджет на 2018 год: это увеличение перераспределения ВВП через бюджет, уменьшение или все же сохранение существующего уровня? Ряд экспертов уже заявили об увеличении давления на экономику…

Сейчас мы меняем саму логику подходов к бюджетному процессу. В Украине много говорили о необходимости вводить среднесрочное планирование. В то же время только мы начали делать первые шаги в этом направлении: разработали Бюджетную резолюцию, предусматривающую трехлетнее планирование. Документ, кроме трехлетней перспективы, показывает также значительную детализацию по каждому распорядителю. Таким образом, при подготовке Бюджетной резолюции распорядители могли видеть основные показатели.

Мы дискутировали с каждым распорядителем в рамках существующих лимитов. И каждый мог видеть показатели в том или ином направлении. Соответственно, когда бюджет еще только готовился, он уже был в значительной степени оговорен с главными распорядителями. Важно, что распорядители получили перспективу на три года.

Мы однозначно поддерживаем уменьшение перераспределения ВВП. Но надо учитывать нынешние реалии, в том числе необходимость выделения средств на социальную поддержку, оборону. Вы видели, что у нас предполагается увеличение финансирования на реформу образования, медицины. Думаю, главное – сохранить баланс. Мы определяли приоритеты согласно Программе действий правительства, поэтому нужно должным образом обеспечить их финансирование. Заложили средства для проведения реформ.

Во-вторых, бюджет сбалансирован, так как его планирование начинали с определения доходной части бюджета, проговаривали ее со всеми экспертами – как внутренними, так и международными, чтобы они признали, что она реалистична. И уже после этого формировали расходную часть. Это дало возможность говорить, что заложенные показатели обеспечены финансовыми ресурсами.

Но если по цифрам, есть ли у вас информация, сколько процентов ВВП будут перераспределены через бюджет в следующем году?

По цифрам нужно смотреть после одобрения бюджета. В Верховной Раде предстоит еще большая дискуссия. И эти показатели могут измениться. Сегодня мы де-факто не выходим за те показатели, которые заложили в 2017 году. В бюджете на 2018 год предусмотрено перераспределение ВВП на уровне 34,4%.

Говорите, что вы подробно все проговаривали с распорядителями. Однако есть и у распорядителей вопросы, есть и у тех, кто обеспечивает доходную часть. Например, Государственная фискальная служба считает, что заложенный вами прогноз таможенных платежей завышен.

В этом году видим значительное перевыполнение по импортному НДС. В следующем году этот показатель будет учитывать нынешний рост. Возможно, в ГФС есть определенные сомнения, но мы получили поддержку по этим показателям от отечественных макроэкономистов и экспертов Международного валютного фонда. Уже по результатам 9 месяцев есть почти 20 млрд грн перевыполнения.

Имеют также сомнения представители табачной отрасли в отношении повышения акцизов...

Я с вами вовсе не соглашусь. Мы проводили много встреч с представителями табачной отрасли. Этот вопрос в большинстве с ними согласован. Правительство внесло законопроект, который предусматривает выполнение наших обязательств по Соглашению об ассоциации - поэтапное повышение акциза до 2025 года до минимального европейского уровня. Этот вопрос неоднократно поднимался производителями: они хотят видеть перспективу этого повышения, чтобы планировать свою деятельность. По ставкам также была большая дискуссия. Ставка у нас заложена 16,7% плюс инфляция на 2018 год и по 20% на последующий период. Во время дискуссии мы не слышали от производителей категорическое "нет". Единственное, с чем они не совсем соглашаются, это то, что ставки заложены в евро. Однако это обусловлено тем, что наши обязательства в рамках соглашения заключаются в приведении показателей к определенному уровню в евро. И если мы хотим заложить долговременную динамику, должны привязываться к показателю в евро. Если производители хотят увидеть долгосрочную динамику и не возвращаться каждый год к этому показателю, то правильно его заложить в этих единицах.

Вы стоите на своем: такое повышение отрасль выдержит и уровень контрабанды не повысится?

По поводу процентов повышения производители в целом поддерживают. Нет согласия в том, что заложено не в гривне, а в евро. Мы пытались предоставить свои аргументы. Что касается контрабанды, мы последовательно отслеживаем акцизы в соседних странах. И Беларусь, и Российская Федерация будут повышать акцизы. Будем в балансе и не получим значительного теневого притока сигарет.

Руководитель Фонда госимущества Виталий Трубаров сказал, что к концу года государство может получить от приватизации максимум еще 200-300 млн грн. Выйдем на 4 млрд грн при плане 17,5 млрд грн. На следующий год ожидания правительства – 22,5 млрд грн. Чем при этом руководствовались?

Правительство пытается изменить подходы к приватизации. Надеемся, удастся сделать приватизацию более прозрачной и более понятной для международных инвесторов. В связи с этим правительство разработало законопроект. Будем привлекать советников, призванных помочь в подготовке и организации открытой и прозрачной приватизации.

Какой перечень объектов принимался при расчетах? "Турбоатом", "Центрэнерго", Одесский припортовый завод, что-то еще?

Перечень ежегодно утверждает Кабинет министров. Вы знаете, есть энергетические объекты, которые, надеемся, будут приватизированы. Надеемся, в следующем году приватизация ОПЗ завершится успешно. Полагаем, что ряд таких объектов обеспечит необходимые поступления в следующем году.

Бюджет на 2018 год активно критикуют местные органы власти. Больше всего – Киев. В очередной раз звучат заявления, что за счет столицы многое финансируется. Говорят о дисбалансе государственного и местных бюджетов. Другие местные органы власти также выражают несогласие. Что можете ответить на упреки, что в очередной раз передаются полномочия - по медицине, образованию, но они вновь не обеспечены доходами?

Децентрализацию считаю одной из самых успешных реформ. Она предусматривает передачу не только поступлений, но и обязательств. Потому что регионы должны иметь полномочия и возможность их профинансировать. Мы последовательно движемся в этом направлении.

Но местные бюджеты говорят, что вы последовательно движетесь в противоположном направлении.

Давайте посмотрим на рост доходов местных бюджетов, остатках на их счетах. Мы стараемся учитывать все показатели.

Чем ближе к выборам, тем больше говорят о возможном политическом давлении на механизм выделения субвенций. Что об этом говорит ваше трехлетнее планирование и непосредственно этот бюджет, изменения в Бюджетный кодекс?

Заложенные механизмы дают возможность местным бюджетам быть более самодостаточными.

То есть, эти изменения вызваны только тем, что у вас накопилась определенная база, которая позволяет говорить о том, что раньше формула была не совсем справедливой, а эта - более честная?

Система работает без ручного управления. Наши изменения направлены только на то, чтобы получить самодостаточные местные бюджеты с должным финансовым ресурсом на реализацию своих функций.

На субсидии в бюджете-2018 заложено 55 млрд грн, как и в нынешнем. Не придется ли вновь дополнительно выделять средства на субсидии, как в этом году?

Не все запланированные мероприятия были должным образом реализованы, и это вызвало необходимость выделения дополнительного ресурса. Я убежден, что ситуация в 2018 году значительно улучшится. Здесь нужно двигаться не в сторону возрастания субсидий, а в сторону увеличения доходов населения.

Какие эффекты ожидаются от монетизации, верификации?

Разработанные проекты по монетизации позволят детально увидеть реальную картину по потребителям. Раньше мы искали проблемы в назначенных субсидиях. Сегодня работаем над тем, чтобы сотрудники органов, назначающих эти выплаты, могли видеть информацию о том или ином потенциального получателе в момент назначения ему субсидии. Это значительно усовершенствует систему, снизит количество ошибочных решений.

Сейчас Минфин активно проводит верификацию субсидий. Например, по ее результатам была предоставлена информация о том, что почти 700 тыс. домохозяйств получает субсидии в нескольких местах одновременно. 55,957 тыс. получателей теми или иными органами считаются умершими. Минфин также регулярно дает рекомендации для устранения несоответствий и ошибок в базах данных и реестров, что, в свою очередь, значительно усовершенствует работу органов социальной защиты, а в будущем позволит уменьшить количество ошибок при назначении той или иной выплаты.

У вас имеется оценка, как изменится количество получателей субсидий в 2018 году? МЭРТ прогнозирует повышение в следующем году тарифов за жилищно-коммунальные услуги и энергоносители в среднем на 20%, а в бюджете заложен прошлогодний показатель по финансированию субсидий.

Объем финансирования такой же, как и в 2017 году. В следующем году минимальная заработная плата повысится. К сожалению, в предыдущие годы имело место существенное падение доходов, поэтому многие люди претендовали на получение субсидий.

Какие резервы и, с другой стороны, так называемые "черные лебеди" Минфин держит в голове. По доходам это может быть конкурс 4G и спецконфискация? По рас ходам -- докапитализация банков?

Показатели по доходной части формировались максимально открыто. Мы не закладывали показатели по спецконфискации. Приватизация и спецконфискация - это не доходная часть бюджета, а покрытие дефицита. Мы же движемся к уменьшению дефицита. На следующий год закладывается 2,4% ВВП.

Какие предохранители от инфляции, курсовых скачков имеет в своем распоряжении Минфин в связи с рекордными остатками на счетах Госказначейства? Можно ли как-то плавно распределить эти деньги на год?

Расходная часть распределена. В основном, речь идет о средствах местных бюджетов. Там действительно нужно более эффективно использовать эти средства.

Недавно правительство утвердило законопроект о налоге на выведенный капитал. До сих пор остается вероятность его введения в 2018 году?

В правительственном законопроекте заложено введение этого налога с 1 января 2018 года. Для такого срока остается мало времени на подготовку. В то же время ряд экспертов отмечает, что положительный эффект для бизнеса аккумулирует больше ресурсов, чем даст негативное воздействие. Кабинет министров принял решение направить в Национальный совет реформ, где еще будет обсуждение.

Какова позиция наших международных партнеров, МВФ по этому поводу?

Реакция международных экспертов сдержанная. На сегодня этот налог не получил широкого распространения, поэтому сформулировать четкое "за" или "против" сложно. Был положительный опыт в балтийских странах, в Грузии.

Когда видишь, как решается проблема "еврономеров", начинаешь сомневаться в нашей готовности к таким современным, построенным на доверии налоговым механизмам.

Но мы к этому должны идти. Как государство, так и бизнес, должны учиться доверять. Если посмотреть на практику введения реестра возмещения налога на добавленную стоимость, это тоже какой-то определенный уровень доверия.

У вас уже есть понимание того, кто эта группа недовольных, которые пытаются противодействовать системе автоматического возмещения НДС?

Когда в прошлом году разрабатывали эти механизмы, все отмечали необходимость исправить ситуацию с возмещением налога на добавленную стоимость. В связи с этим - ввести несколько новых подходов, в частности, реестр возмещения НДС, уход от ответственности налогоплательщиков за действия третьих лиц. Введенный Минфином единый реестр НДС дал положительную динамику. Если в прошлом году за 30 дней возмещалось около 40% НДС, то на сегодня - более 90%. В то же время все прекрасно понимали: механизм автоматического возмещения НДС невозможен при "скрутках" и других уклонениях от уплаты этого налога. Тогда и появился механизм, который без чрезмерного человеческого вмешательства исключил возможность "вброса" НДС. Именно тогда было принято решение о введении системы автоматической приостановки налоговых накладных. Думаю, это один из самых сложных механизмов, который внедрялся в налоговой сфере. Система должна учитывать особенности всех видов деятельности. При этом нужно минимизировать влияние этого механизма на количество предприятий, которые проходят через этот механизм. Из-за множества видов деятельности сложно было запустить с самого начала идеальный механизм. Однако мы постарались максимально минимизировать его влияние на бизнес. В последние месяцы количество заблокированных налоговых накладных сократилась до 0,3% с 1,3%. За последний месяц под блокировку попало всего 300 новых субъектов. В основном, речь идет о сельском хозяйстве и оптовой торговле.

Мы пытались усовершенствовать критерии и минимизировать воздействие на указанные секторы. Подготовленные изменения уже утверждены и вступили в силу. Производителям, чья налоговая накладная заблокирована, разрешено подать таблицу, которую рассмотрит комиссия. Если ее вывод будет положительным, то такие накладные в дальнейшем не будут блокироваться. Для аграриев, имеющих в собственности или аренде определенный земельный участок и показывающие определенные объемы сельскохозяйственной продукции, мы разработали особые условия: их карточки будут регистрировать автоматически, причем не нужно ждать блокирования накладной. Мы также расширили этот механизм на другие виды хозяйствования. Будут приниматься карты автоматически по плательщикам, по которым 2% нагрузки и объем поставок с 01.01.2007 года составляет 25% от общего объема поставок. ГФС будет высчитывать нагрузку автоматически до 10 числа каждого месяца, и плательщик сможет просматривать эту информацию в "электронном кабинете".

Кроме этого, правительство приняло законопроект об использовании принципа "молчаливое согласие", если комиссия не успевает в предусмотренный 5-дневный срок рассмотреть документы.

Значительное количество проблем мы постарались снять. Когда звучит критика системы, в основном происходит нагнетание ситуации в медиапространстве. А когда мы пытаемся увидеть тех же конечных субъектов хозяйствования, которые столкнулись с определенными проблемами, это оказывается невозможным. То есть, они работают в не совсем открытом поле.

Как оцениваете состояние внедрения всех электронных сервисов ГФС? Провели ли вы аудит электронной базы ГФС?

У нас были некоторые временные ограничения по проведению аудита. К сожалению, до указанного срока успели провести только предварительный аудит и попросили Кабмин продлить срок. Сейчас его завершили. Проходит согласование между членами рабочей группы отчета по результатам аудита. Увидели много проблемных вопросов. Совершенствование IТ-составляющей ГФС будет мощным толчком к улучшению работы ведомства.

В этом году пытались убрать контролирующие функции на районном уровне и сделать районные службы исключительно сервисными. Основной массив обращений должен проходить не через офисы, а через электронные сети. Есть недостатки в работе "электронного кабинета". Его следует усовершенствовать - расширить функционал, сервисные возможности, переукомплектовать оборудование.

В этом году Минфин совместно с ГФС и Госказначейством разработал законопроект о возможности оплаты через "электронный кабинет" большинства налогов и сборов, чтобы плательщик через свой "электронный кабинет" мог видеть суммы к уплате, иметь возможность платить без регулярного указания номеров счетов. Эти сервисы позволят упростить процедуры и сократить время и финансовый ресурс на эти процедуры. Законопроект прошел Кабмин, ждем голосования в Раде.

О каких выявленных аудитом проблемах идет речь?

Все мы в этом году столкнулись с проблемой кибербезопасности. Оборудование госорганов нуждается в улучшении. Речь идет не только о ГФС или Минфине. Что же касается ГФС, то в проекте госбюджета на 2018 год для ведомства предусмотрены средства на переоборудование, наращивание мощностей в IТ-сфере и киберзащите. Кроме этого, необходимо усовершенствовать программное обеспечение, которое бы позволило предоставлять больше админуслуг.

Каковым видите решение проблемы долга переплаты по налогу на прибыль?

С тех пор, как была отменены авансовые платежи, ситуация значительно улучшилась. Долг сократился с 29,3 млрд грн на 01.04.2016 года до 15,9 млрд грн. Сегодня субъекты хозяйствования подают корректирующие отчеты и могут уменьшать задолженность. Кроме того, мы сокращаем задолженность.

Но спецмеханизмов не будет?

Видим четкую тенденцию уменьшенного долга за счет корректировок и выплат. При расчетах прогнозов налога на прибыль мы учитываем возможность ГФС проводить соответствующие операции. Сумма закладывается как сальдо. То есть, получаем доходную часть с учетом погашения переплат.

Бизнес говорит, что утверждают не всю сумму, которую он дает на корректировку.

Насколько мне известно, у нас таких ситуаций нет.

Минфин поддерживает депутатскую инициативу по увеличению требований к предпринимателям, которые пользуются упрощенной системой налогообложения, предполагает расширение круга использования кассовых аппаратов?

Кассовые аппараты должны использоваться максимально во всех сферах бизнеса. Но пользование ими следует упростить. Минфин работает над упрощением требований при использовании кассовых аппаратов. ГФС в качестве эксперимента разрешила использование альтернативного кассового аппарата - устройства в виде флэшки, который при подсоединении к планшету, мобильному телефону, другому гаджету будет выполнять функции обычного кассового аппарата. Но стимулировать предпринимателей использовать кассовые аппараты должно не только государство, но и сам покупатель, поскольку кассовый чек - это единственное средство, позволяющее ему защитить свои потребительские права при покупке некачественного товара (услуги).

Какие ожидаются прорывы в трансфертном ценообразовании? Следует ли ожидать налоговой амнистии и декларирования или все это откладывается?

Надеемся, что будем двигаться в рамках наших обязательств по BEPS. Сейчас дорабатываем соответствующие законопроекты, которые должны внедрять указанные механизмы. Работаем над Соглашением о многостороннем инструменте (MLI), что позволит одновременно внести изменения в действующие договора об избежании двойного налогообложения. Этот инструмент будет распространяться на все страны, присоединившиеся к MLI, которые имеют соглашения с Украиной. Сейчас ведем активную работу по пересмотру этих соглашений со всеми странами, а на сегодня это - 71 страна, и не прекращаем диалог о подписании двусторонних соглашений. Заключение двусторонних соглашений позволит комплексно решить этот вопрос.

Надеемся присоединиться к механизму обмена информацией с другими странами с целью контроля над субъектами хозяйствования. Планируем ввести дополнительную отчетность для международных компаний, работающих за границей, по их доходам в других странах. Реализовать некоторые из этих мероприятий планируем в текущем году.

А далеко ли все-таки от внедрения BEPS до идеи налоговой амнистии и всеобщего декларирования? Национальный банк же открыто предлагает налоговую, валютную амнистию как начало "новой жизни"… Без такой амнистии такие инициативы, кажется, не пройдут через парламент, не будут восприняты бизнесом.

Я бы ни привязывал BEPS к амнистии. Этот вопрос нуждается в проработке. В других странах видим как положительные, так и негативные примеры.

С налогом на выведенный капитал не боитесь рисков, хотя там также неоднозначный международный опыт?

С идеей этого налога работаем не один год. Была рабочая группа, мы привлекли к ней максимум участников. Здесь также необходимо рассмотреть вопрос взвешенно, выработать механизм, который даст максимальный эффект, а затем уже принимать решение.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 24 октября 2017 > № 2381373 Евгений Капинус


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 24 октября 2017 > № 2367003 Антон Силуанов

Выступление Министра финансов Антона Силуанова на форуме «Россия зовет!»

Силуанов Антон Германович

Министр финансов Российской Федерации

В предыдущем году [на форуме] мы ставили задачи относительно того, как обеспечить темпы роста экономики, как обеспечить восстановление динамики промышленного производства, инвестиций. Обсудили те планы, которые были намечены. Много зависит от сегодняшней программы, которая у нас сейчас должна быть сформулирована, с тем, чтобы на следующем форуме уже пожинать плоды тех решений, которые мы сегодня примем.

Что касается вопроса жёсткости денежно-кредитной политики – надо ли её смягчать или надо дальше проводить. Денежно-кредитная политика и бюджетная политика связаны между собой. Поэтому мы с Центральным банком идём совместно в реализации этих политик. И задача Министерства финансов заключается в том, чтобы у Центрального банка, наоборот, были большие возможности для смягчения денежно-кредитной политики. Потому что мы проводим достаточно умеренно жёсткую бюджетную политику, снижаем дефицит, дисбаланс бюджета, снижаем объем перераспределения ресурсов через всю бюджетную систему, меньше тратим средств резервных фондов из года в год (а начиная с 2019 года вообще откажемся).

Какие это даёт возможности? Это даёт возможность Центральному банку проводить более мягкую денежно-кредитную политику, снижать ставки. И мы это видим – последнее заседание Совета директоров Центрального банка: ставки снижались. Надеемся, что такой процесс продлится и дальше. Поскольку вопрос жёсткости бюджетной политики даёт, ещё раз повторюсь, больше манёвра Центральному банку.

Что происходит в этих условиях – в условиях смягчения денежно-кредитной политики, ужесточения бюджетной политики? Несмотря на достаточно консервативный подход Центрального банка к смягчению денежно-кредитной политики, тем не менее, инфляция устойчиво снижается. Мы так же ожидаем, что в этом году будет (как мы говорим уже в последние 2 года) на историческом минимуме уровень инфляции – это около 3%. Ожидания наши были около 4% и наш таргет примерно находится вокруг этой цифры.

Снижаются процентные ставки, снижается стоимость наших бумаг, которые Министерство финансов выпускает – сейчас она уже где-то 7,5%, год назад это было где-то 8,5-9%. Снижаются и риск-премии за вложение в Россию. Мы видим, в основном, позитивные реакции на те решения и ту политику, которую проводят денежные власти.

С другой стороны снижение инфляции создаёт риски, особенно для финансовых институтов, в том числе и для банков. Потому что здесь приходится больше уделять внимания эффективности деятельности, больше уделять внимания именно управленческим решениям в финансовом секторе – это с одной стороны.

С другой стороны, снижение ставок, безусловно, снижение инфляции даёт больше возможностей для экономики привлекать ресурсы, проявлять кредитную активность, больше внимания уделять инвестициям. Мы видим, что инвестиции сейчас растут, основной капитал, и рост инвестиций прогнозируется и на следующий год – 4-5%. То есть это хороший задел на будущее.

Считаю, что проводимая денежными властями, Правительством Российской Федерации бюджетная и денежно-кредитная политика позволяет создавать условия. Условия для того, чтобы росли частные инвестиции, для того, чтобы была прогнозируемость экономической политики, для того, чтобы курс рубля в том числе для тех, кто занимается экспортом, импортом, был стабильным и прогнозируемым. Это всё следствие тех решений, которые принимаются и Правительством Российской Федерации и Центральным банком.

<…>

Будет ли Центральный банк смягчать дальше денежно-кредитную политику – я думаю, всё будет зависеть от тех действий, которые мы будем принимать в области бюджета. А поскольку мы бюджет приняли на 3 года, ещё достаточно умеренно консервативный, умеренно жёсткий, при консервативном подходе к цене на нефть, то у Центрального банка появляются достаточно широкие возможности, для того, чтобы дальше продолжать смягчать денежно-кредитную политику, что приведёт к снижению ставок в экономике и, соответственно, будет стимулировать инвестиционную активность.

Так что, считаю, что здесь две политики абсолютно взаимоувязаны и проводятся скоординировано.

<…>

Все задают вопрос: «Бюджетные правила… Вы ограничиваете расходы, не даёте возможность профинансировать важные проекты, программы, инфраструктурные мероприятия и так далее». На самом деле, бюджетное правило, помимо того, что обеспечивает общую сбалансированность бюджета при сегодняшних ограничениях, во многом является и таким макроэкономическим инструментом. Почему? Потому что мы изымаем из экономики часть нефтедолларов, в соответствии с бюджетными правилами, и влияем на прогнозируемость курса.

Что получается? Приняв бюджетное правило, ограничив определённой планкой бюджетные расходы, соответственно, все дополнительные нефтегазовые доходы изымаются, и мы совместно с Центральным банком покупаем за счёт этих нефтедолларов валютные средства, и тем самым сглаживаем колебания валюты, которая во многом ранее была подвижна из-за цен на нефть, движений капитала и так далее.

Поэтому бюджетное правило – это залог прогнозируемости валютного курса, с одной стороны. Бюджетное правило – это залог того, что в условиях роста цен на нефть, который, как Андрей Леонидович [Костин] сказал, произошёл за последнее время – мы не увидели резких колебаний курса рубля.

И если мы в этом году, по примерным оценкам, изымали сверх тех дополнительных нефтегазовых доходов чуть больше 40%, то в следующем году уровень изъятия нефтегазовых доходов через бюджетные правила будет выше (порядка 67-70%), что позволит также обеспечить нашим участникам экономической деятельности, инвесторам прогнозируемость курса, с одной стороны. И это даёт условия для планирования или прогнозирования своих валютных операций, своего бизнеса, что очень важно для участников экономической деятельности – с другой стороны.

Ну а с третьей стороны, конечно бюджетное правило позволяет нам осуществлять в этот непростой для бюджета, для экономики период накопление наших резервов. Мы, с одной стороны, их тратим, с другой стороны, накапливаем. А с 2019 года будем только накапливать, эти резервы, и создавать устойчивую основу для выполнения бюджетных обязательств, что так же важно для России, поскольку мы по-прежнему ещё зависим от цен на нефть. У нас сейчас доходы формируются примерно на 40% от цен на нефть. Тем не менее, хоть этот показатель снизился, но он достаточно значительный. И нам нужно иметь определённый запас прочности на случай, если внешние условия будут волатильны. Да и различные внешние ограничения также влияют в целом на экономику, на бюджетную систему. Мы не можем здесь не учитывать и этот факт.

Бюджет с учётом бюджетного правила отвечает на те риски, которые сегодня есть. Такую политику мы будем продолжать дальше.

<…>

Наши налогоплательщики – это часть государства: наши граждане, наши компании. Поэтому, конечно, мы заинтересованы в том, чтобы наш бюджет был менее зависим от цен на нефть, от внешних всяких факторов. И, собственно говоря, мы это и делаем: если посмотреть наши трёхлетние планы на 2018-2020 годы, то у нас существенно снижается зависимость бюджета от нефти и газа.

Собственно говоря, мы возвращаемся в ситуации с бюджетом в период ещё до кризиса 2008 года. Тогда ситуация была достаточно устойчивая, когда не нефтегазовый дефицит составлял 5-6% ВВП. И мы планируем такие же показатели к 2019-2020 году.

Мы создаём инструмент, бюджет, который бы менее зависел от каких-то внешних колебаний, от различных внешних условий. И нам теперь не нужно будет угадывать цену на нефть, нам не нужно будет прогнозировать, будут ли новые ограничения вводиться или не будут и так далее. Мы будем проводить свою чёткую финансовую политику, бюджетную политику, исходя из тех планов, которые предусмотрело Правительство на очередную трёхлетку. И эти планы будут реализовываться вне зависимости от внешних условий.

Я считаю, что это залог успеха и для инвестора: от бюджета много что зависит – это и курс, и инфляция, и ставки. Поэтому такая бюджетная политика, коллеги, я считаю, даёт уверенность в проводимой государством экономической и финансовой политике.

<…>

Я хочу сказать, насколько правильно бюджетная стратегия осуществляется Министерством финансов, у нас Максим Станиславович [Орешкин] перешел в Министерство экономического развития, и после этого сразу темпы экономики начали повышаться. И надеемся в наших бюджетных прогнозах на то, что действительно после такого кадрового изменения начнется экономический рост. <…>

Наша задача заключается в следующем – чтобы больше средств оставалось в экономике, чтобы больше ресурсов работало не через государственный сектор, через бюджет, а именно через экономических агентов, через экономических субъектов предпринимательства, которые эти деньги лучше [использовали], производили добавленную стоимость, эффективнее вкладывались в инвестиции. Поэтому мы закладываем сейчас снижение доли средств, перераспределяем их в экономике через бюджетную систему в целом.

Если помните, некоторое время назад через бюджетную систему (имеется в виду и федеральный бюджет, и региональные, и бюджетные фонды) перераспределялось 37-38% ВВП. В последние годы чуть снизилось, 36%. А сейчас мы планируем на следующий трехлетний период около 33%. То есть больше ресурсов остается в экономике, больше ресурсов остается у бизнеса. И это, кстати, позитивно, потому что мы считаем, что, несмотря на все меры, которые мы принимаем по повышению эффективности расходов, все-таки частные деньги более эффективно создают дополнительный валовый национальный продукт.

Что касается денег, учтено или не учтено. Основные позиции, которые здесь назывались – это новый инструментарий для роста. Это фабрики проектного финансирования. Государство учло необходимый объем гарантий – около 300 миллиардов рублей. Зонтичные гарантии будут организованы для действия этого механизма. Учтены также ресурсы под субсидирование процентных ставок. Хотя я считаю, что это направление расходов нужно будет постепенно снижать в целом по всем направлениям субсидирования, поскольку снижаются ставки в экономике, это основная наша задача. Мы начали субсидировать процентные ставки, когда они поднялись, когда инфляция была высокая. А сейчас уже экономика вступает в нормальный уровень ставки, нормальный уровень инфляции, и поддержка из бюджета, субсидирование – наверное, это уже не самая первоочередная задача.

Проектный подход. Абсолютно согласен, мы пять пилотных программ в следующем году запускаем, переструктурированные пилотные программы. И вообще необходимо действительно заниматься более эффективным распределением средств бюджета, то есть повышать эффективность бюджетных ресурсов. Для этого мы предусматриваем осуществление так называемых «бюджетных обзоров», которые будут осуществляться в том числе и с экспертами. И исходя из этих бюджетных обзоров, мы будем готовить предложения в Правительство Российской Федерации по структуре бюджетных трат с тем, чтобы эти траты осуществлялись в первую очередь и были направлены на продолжение роста экономики. И на более точечную адресную поддержку тех наших социальных, может быть, малозащищенных граждан, которым государство должно помогать. Вот две основные цели, которые планируем при изменении структуры расходов.

Цифровая экономика. Мы считаем, что те деньги, которые сегодня тратятся из бюджета, как федерального, так и регионального, а это около 200 миллиардов рублей, можно более эффективно использовать, перенаправить в те отрасли, которые дают более высокую отдачу. (Кстати, большие деньги тратятся и через коллегу, которая работает в «Ростелекоме».)

Поэтому считаю, что здесь есть еще возможность, есть ресурсы для более эффективного использования тех источников, которые есть у государства. И за счет этого можно добиться более высоких темпов роста, которые заложены в прогнозе, который подготовило Министерство экономического развития.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 24 октября 2017 > № 2367003 Антон Силуанов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 24 октября 2017 > № 2361604 Энтони Эспина

Энтони Эспина: "Для банковской индустрии наступает очень интересное время"

Динара ШУМАЕВА

18 октября Национальный банк одобрил участие АТФБанка в Программе по повышению финансовой устойчивости банковского сектора РК. Для участия в Программе банк выпустил субординированные облигации на сумму 100 млрд тенге под 4% годовых, выкупленные регулятором. Председатель правления АТФБанка Энтони Эспина рассказал о том, как Программа по оздоровлению банков повлияет на развитие АТФБанка в ближайшие годы.

Согласно условиям Программы, на полученные средства в размере 100 млрд тенге менеджмент банка обязан приобрети ноты Нацбанка под 8,7193% годовых, что и было сделано в тот же день. Акционер АТФБанка также до 31 декабря 2022 года пополнит собственный капитал банка на 50 млрд тенге, а менеджмент банка погасит субординированные облигации по истечении 15 лет, то есть вернет все средства государству.

По словам председателя правления АТФБанка Энтони Эспина, по условиям этой программы у Банка будет возможность конвертировать ноты Нацбанка в наличность в течение последующих трех лет и то, что банк будет делать с ними дальше, будет зависеть от того, как будет вести себя экономика Казахстана.

«Наша стратегия заключается в том, чтобы расти параллельно с экономикой Казахстана. Поэтому если экономика РК за это время покажет существенный рост, то мы воспользуемся этими деньгами чтобы финансировать наших клиентов. В то же время мы не должны забывать про резервы, которые необходимо формировать, чтобы погасить эту сумму своевременно», - говорит г-н Эспина.

На вопрос о том, что будет делать банк, если роста экономики не будет, глава АТФБанка ответил, что будет продолжать хранить ликвидность в нотах Нацбанка или национальных компаний. По его словам, на сегодняшний день помимо средств, полученных в рамках Программы оздоровления, банк ежедневно размещает в нотах НБ около 100 млрд тенге. То есть в банке проблем с ликвидностью нет, с учетом выделенных средств, у банка имеется около 200 млрд тенге ликвидности.

«Минимальный коэффициент достаточности капитала, который нам необходимо удерживать составляет 8%, – говорит Энтони Эспина. - Это означает, что кредитовать можно до 12,5 кратного размера от вашего капитала. Нам нужно соответствовать данному уровню капитала. За счет этой суммы в 100 млрд тенге у нас есть возможность увеличить кредитование экономики в 12,5 раз. Понимаете, что 12,5 умножить на 100 млрд – это огромная сумма! И профинансировать экономику на такую сумму будет достаточно сложно. Поэтому с кредитованием нужно быть очень осторожным. Нужно понимать, кого мы кредитуем. Но сейчас у нас есть возможность это сделать», - говорит глава АТФБанка.

Таким образом, Энтони Эспина поясняет, что данная Программа не окажет существенного влияния на кредитование экономики, однако значительно повысит финансовую устойчивость казахстанских банков.

Дело в том, что с 1 октября 2017 года в силу вступили новые правила Национального Банка по формированию в коммерческих банках так называемых «регуляторных провизий». Кроме того, с 1 января 2018 года банки обязаны применять международные стандарты финансовой отчетности (МСФО 9). По словам г-на Эспина, два этих события окажут существенное влияние на развитие банковской индустрии в ближайшее время.

«Все зависит от того, как аудиторы будут оценивать реализацию и внедрение МСФО 9. А вот «регуляторные провизии» создадут в краткосрочном периоде некоторые сложности банкам. В чем разница между МСФО 9 и «регуляторными провизиями»? По регуляторным провизиям – если я являюсь строительной компанией и собираюсь построить что-то для нацкомпании, то эта стройка, которой я буду заниматься, может быть предложена банку в качестве залога», - объясняет Энтони Эспина.

«Однако, если я передам работу по строительству кому-то другому, и у нас будут разные контракты, то контракт между компанией и посредником (субподрядчиком) не может быть предоставлен в качестве залога в банк. Именно в этом заключается разница между МСФО 9 и регуляторными провизиями. И это очень сильно повлияет на банковскую систему РК. Потому что мы знаем, что большая доля правительственных контрактов передается в итоге субподрядчикам, которые впоследствии выполняют работу», - продолжает спикер.

Таким образом, с введением данных регуляторных требований политика Национального банка в части регулирования банков ужесточается. Это означает, что банкам теперь нужно будет пересмотреть свою залоговую структуру и запросить в случае необходимости дополнительные залоги от клиентов.

«По сути, ничего не изменилось. Но до 1 октября одна часть залогов считалась как залог, после 1 октября – она перестает быть залогом. То есть система риск-менеджмента в банках автоматически ужесточается. Банкам будет сложнее работать. За короткое время нам нужно успеть создать провизии, пока мы не восстановим необходимую залоговую структуру, не приведем ее в нужное состояние», - поясняет г-н Эспина.

Вот еще один пример. Если банк выдает кредит компании, то может в качестве залога получить ее акции. Это допустимо по МСФО 9, но по регуляторным провизиям – нет. Компания должна иметь листинг. Только в этом случае ее акции могут считаться залогом.

«Вопрос – как это исправить? Во-первых, нам нужно создать новые провизии, чтобы соответствовать регуляторным провизиям. Причем, мы уже начали отрабатывать эти вопросы со своими клиентами, мы уже начали просить их предоставить дополнительные залоги. В некоторых случаях я могу попросить у клиентов акции в качестве залога и попросить их выйти на KASE и получить листинг, но на это может уйти не один год. В течение всего этого времени мне нужны будут провизии по этому кредиту», - уточняет спикер.

По словам Энтони Эспина, это время будет для банковской индустрии очень интересным. «Если посмотреть на работу председателя Нацбанка – он проделал большую работу. Во-первых, он стабилизировал ситуацию на денежном и валютном рынках. Во-вторых, за счет внедрения этих регуляторных провизий он дисциплинирует банковский сектор. Для самого банковского сектора это создает краткосрочные сложности, потому что нам теперь предстоит перейти от МСФО к регуляторным провизиям. И если говорить о третьей большой задаче, которую ему удалось решить – это программа оздоровления банков.

«Принимая наши субординированные облигации, Нацбанк позволяет нам увеличить наш капитал. Таким образом увеличивается наша возможность кредитования, также увеличивается возможность соответствовать регуляторным провизиям. В то же время это мотивирует акционера банка дополнительно вливать деньги в капитал банка. Я думаю, это хорошее дело», - заявил Энтони Эспина.

По словам управляющего директора - финансового директора АТФБанка Анар Ахимбековой, 60% от текущего ссудного портфеля банка занимает корпоративный сектор, остальную часть – малый средний бизнес и розница (последние два года банк активно рос в этом сегменте). Согласно своей Стратегии, банк будет продолжать наращивать долю в секторе МСБ и розницы и более умеренно развивать корпоративный сектор.

Как сказал управляющий директор АТФБанка Антон Ли, программа оздоровления пока не отразилась на прогнозах роста банка, поскольку она не предоставляет какого-то дешевого финансирования, которое банк мог бы использовать сразу. Она помогает с точки зрения капитала, которого, в принципе, у банка на сегодняшний день достаточно.

«Мы свой прогноз по росту закладывали исходя из нашей текущей ситуации и прогнозов по росту экономики. Соответственно, мы планируем небольшой рост кредитного портфеля по корпоративному блоку также на уровне 7-8%. Основной упор мы как обычно делаем на увеличение доходности с точки зрения некредитных операций – операционного обслуживания клиентов, увеличение клиентской базы и органический рост по мере роста экономики. Это наши основные направления», - заявил Антон Ли, курирующий развитие корпоративного сектора в банке.

Он подчеркнул, что в текущем году кредитный портфель АТФБанка в корпоративном секторе вырос на 8%, основные индустрии роста – это обрабатывающая отрасль и производство. Банк тесно поработал в части госпрограмм, поддержки экономики.

«Стратегия развития на 2018 год остается такой же, мы будет постепенно расти наращивать свой кредитный портфель, преимущественно выбирая себе лучших клиентов. У нас нет цели захватить рынок, стать самым большим банком, мы формируем качественную клиентскую базу и растем. Конечно, у нас будут проекты и в рамках торговли и других сегментов, но фокус, в любом случае, на производстве», - добавил он.

В целом, учитывая все особенности программы, участие в ней АТФБанка в программе подтверждает важность этого финансового института для экономики Казахстана.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 24 октября 2017 > № 2361604 Энтони Эспина


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 24 октября 2017 > № 2361603 Айгуль Ибраева

Народный банк предоставит АО "Mega Center Management" кредитную линию в размере 9,78 млрд тенге

Айгуль ИБРАЕВА

АО "Mega Center Management" (Мега Центр Менеджмент) сообщило KASE о внесении дополнения в повестку дня внеочередного общего собрания акционеров, назначенного на 14 ноября 2017 года. Заключение сделки с АО «Народный банк Казахстана» на предоставление кредитной линии будет основным вопросом собрания.

Повестка дня указанного собрания, ранее сформированная советом директоров «10» октября 2017 года и опубликованная обществом «13» октября 2017 года на корпоративном интернет-сайте общества и сайте фондовой биржи KASE, в листинге которой находятся акции общества, с учетом дополнения:

- О заключении сделки с АО «Народный банк Казахстана», а именно соглашения на основании которого акционерному обществу «Mega Center Management» будет предоставлена кредитная линия в размере 9 780 000 000 (девять миллиардов семьсот восемьдесят миллионов) тенге.

- Об изменениях решения общего собрания акционеров АО «Mega Center Management», принятого 25 августа 2017 года по третьему вопросу повестки дня («Об определении порядка распределения чистого дохода Общества за 2016 год и размера дивиденда в расчете на одну простую акцию общества»), а именно об уменьшении подлежащего распределению между акционерами чистого дохода общества за 2016 год и уменьшении размера дивиденда в расчете на одну простую акцию общества.

Напомним, что ранее президент компании Astana Group Нурлан Смагулов сообщил, что уже в ближайшее время вернет заем, который был взят на строительство ТРЦ Mega SilkWay. Данные денежные средства были заимствованы у БРК, который привлек их с ЕНПФ.

Справка

Astana Group объединяет компании, которые работают в самых конкурентных сегментах экономики Казахстана - авторитэйле и рынке коммерческой недвижимости, в том числе сеть ТРЦ MEGA.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 24 октября 2017 > № 2361603 Айгуль Ибраева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361546 Михаил Козырев

На выход с деньгами: как складывается судьба российских бизнес-эмигрантов

Михаил Козырев

Журналист

Рябушинские, Березовский, ВТБ и бывший строитель Алабяно-Балтийского тоннеля. Что общего?

Каждому в Москве, у кого есть машина, известно это место: Алабяно-Балтийский тоннель под «ленинградкой» в районе метро Сокол. Гораздо меньшее количество людей знает, что строила его компания НПО «Космос». И уж совсем немногие в курсе того, что принадлежала она в тот момент предпринимателю Андрею Чернякову. На прошлой неделе, 19 октября, Высокий суд Лондона приговорил Чернякова к двум года тюремного заключения. За неуважение. Истец по делу — российский государственный банк ВТБ.

Суть дела в том, что НПО «Космос», один из крупнейших подрядчиков в столичных инфраструктурных проектах времен Лужкова, активно кредитовался в «Банке Москвы». Под личные гарантии Чернякова банк, на тот момент уже входивший группу ВТБ, предоставил «Космосу» 14,5 млрд рублей на достройку того самого Алабяно-Балтийского тоннеля. Деньги по этому и еще нескольким другим займам компания не вернула и в 2015 году перешла под внешнее управление кредиторов. Черняков с семьей покинул Россию. C тех пор ВТБ пытается получить свои деньги назад.

Пока в зарубежных инстанциях госбанку удалось взыскать около 300 000 фунтов стерлингов. Лондонский суд рассматривает законность продажи Черняковым яхты и личных самолетов суммарно более чем на €30 млн. Судья подозревает, что обвиняемый таким образом скрывает от кредиторов средства, которые бы могли пойти на уплату долгов. Причем делает это, как говорится в последнем судебном решении, «бессовестно и упорно». В частности, отказываясь участвовать в судебных разбирательствах. На повестки Лондонских судей Черняков не реагирует, судебные заседания посещать отказывается. Результат — московского строителя приговорили к двум годам тюрьмы за неуважение к суду и объявили в международный розыск.

«Коммерсант» пишет, что вроде бы Черняков в настоящее время находится в Германии. Ранее предприниматель через своих адвокатов обвинял ВТБ в рейдерстве. Дескать, кредит под личное поручительство ему навязали. Он согласился, рассчитывая на будущие заказы от городских властей. Однако команда мэра Сергея Собянина «Космос» к новым большим проектам не пустила, соответственно, финансировать возврат средств оказалось нечем.

Как бы то ни было, история Андрея Чернякова отнюдь не уникальна. От Владимира Гусинского до Елены Батуриной, от акционеров ЮКОСа до бывшего главы «Стройтрансгаза» Арнольда Беккера — в последние десятилетия многие действительно заметные в российском масштабе предприниматели были вынуждены покинуть страну. Бывший глава и владелец Межпромбанка Сергей Пугачев, экс-глава Банка Москвы (еще до включения его в группу ВТБ) Андрей Бородин, бывший хозяин «Евросети» Евгений Чичваркин... Список можно продолжать еще долго.

Часть бизнесменов уехали из России по политическими причинами. Часть эти причины лишь выдает за политические. Очевидно, тем не менее, что бизнес-эмиграция из России имеет действительно массовый характер. При этом о выдающихся деловых успехах беглецов сведений практически не поступает. А вот чего хоть отбавляй, так это новостей об участии эмигрантов в разного рода судебных разбирательствах.

В лучшем случае предпринимателям удается сохранить заработанное (и вывезенное) из России. А в худшем… Достаточно вспомнить трагический финал жизни Бориса Березовского и вызвавшие пару недель назад большой резонанс фотографии неухоженной могилы бывшего главного российского олигарха.

Таким образом, можно сказать, что история повторяется.

«Многие из бывших промышленников, к нашему глубокому сожалению, если и производят что-либо, то только займы. Если торгуют, то только с лотка. И те, кто совершал когда-то крупные сделки, совершают их теперь с собственной совестью, ибо нужда заставляет не всегда разбираться», — написал в июле 1921 года в Константинополе Михаил Бахрушин, один из хозяев известной в дореволюционной России кожевенной и суконной империи.

Тогда, в первые годы после революции, в вынужденной эмиграции оказались миллионы беженцев, в том числе тысячи предпринимателей. Преуспеть в бизнесе, повторив за рубежом свой успех, удалось единицам.

Показательна история Рябушинских — одного из богатейших кланов дореволюционной России, владевших текстильными фабриками, банками, машиностроительными заводами и пр. К началу жизни в эмиграции семейство располагало суммой в 500 000 фунтов стерлингов, что по довоенному курсу превышало 5 млн золотых рублей. Спустя несколько лет после отъезда из России Степан Рябушинский в письме брату пишет: «Дела созданы, а что и как работать, не знаем. После ряда неудачных попыток, убытков в большинстве случаев, начинаем с января 1922 работать по оптовой продаже и розничной торговле суконными товарами. Постепенно натаскивая состав, учась, делая ошибки, сначала дело идет очень тихо, потом постепенно лучше».

Но уже к 1924 году семейный капитал сдулся до 84 000 фунтов. Рябушинские вынуждены сворачивать бизнес. Полное разорение наступило к концу 1920-х годов. Когда в 1936 году во Франции умер Сергей Рябушинский, один из основателей автомобильного завода АМО в Москве, хоронить его было не на что.

В Национальном архиве Франции сохранился любопытный документ — рукописные записи Петра Бурышкина, некогда удачливого российского предпринимателя. В эмиграции Бурышкин подвизался на ниве возврата собственникам средств, замороженных на счетах предприятий, национализированных большевиками. Не новый бизнес, запущенный уже в эмиграции, а доступ к деньгам, что сохранились со времен, когда дела в России процветали, — вот что стало целью для большинства эмигрантов. Дело это было непростое, свои деньги бывшим хозяевам фабрик и заводов приходилось выбивать через суды.

Как пишет Бурышкин, исход дела во многом зависел от того, в какой из национальных юрисдикций оно рассматривалось. Хуже всего ситуация складывалась в новых странах — «лимитрофах» — Польше и государствах Балтии. Суды обычно удовлетворяли претензии местных граждан, игнорируя права русских эмигрантов. В Швейцарии акционерные общества, имущество которых было национализировано, просто ликвидировались.

В Германии, в 1920-х годах наладившей тесное сотрудничество с Советской Россией, решения были как в пользу, так и против интересов акционеров русских обществ. Получше ситуация складывалась во Франции, Великобритании и США. Но и там дела по возврату средств шли со скрипом. Особенно с того момента, как западные страны начали признавать СССР.

«Теперь, после 17 лет прибытия эмигрантов за границу... значительные суммы русских обществ почти полностью улетучились», — пишет Бурышкин. Всего, по его данным, в судебной практике Франции, Англии и США в разное время находилось около 600 дел по «русским обществам». Дела эти были чрезвычайно запутанными, собственники сталкивались со случаями мошенничества со стороны управляющих. Акционеры и пайщики смертельно враждовали между собой.

Валютный счет «Товарищества Тверской мануфактуры», к примеру, оставался блокированным в одном из британских банков вплоть до 1928 года. Поделить 300 000 фунтов стерлингов мешали дрязги, имевшие истоки еще в «прежней», дореволюционной жизни. Крупная пайщица «Тверской мануфактуры» Н. А. Коншина, пишет Бурышкин, была «исходом данного дела совершенно не заинтересована... оно нужно ей лишь для сведения своих старых счетов с семьей Морозовых. В особенности ясно проступала ее ненависть к покойному Ивану Абрамовичу и к его вдове Е. С. Морозовой».

Кому из эмигрантов удалось удержаться на поверхности? Тем, у кого за рубежом в критический момент оказалось достаточно активов и «кеша». Один из таких примеров — бизнес семейства Высоцких — Гоц, владевших в дореволюционной России крупнейшей чайной компанией. В каком-то смысле, можно сказать, им повезло. Торговля чаем требовала значительного финансирования операций за пределами Российской Империи, и эти средства находились на счетах в зарубежных банках. Компания также имела офисы в крупных европейских городах и чайные плантации на Цейлоне. В 1917 году семейство вывело и легализовало свои капиталы в Англии, оставив в Москве лишь несколько особняков и объекты искусства.

В межвоенный период бизнес Высоцких процветал. Однако во время Второй мировой войны операции в Европе пришлось свернуть. Многие члены семейства стали жертвами холокоста. А в 1950 году, после гибели в автокатастрофе тогдашнего главы торгового дома, была ликвидирована и азиатская часть бизнеса. Впрочем, еще в 1936 году некоторые из членов клана успели перебраться в Палестину, где продолжили торговать чаем. Сегодня группа Wissotzky контролирует около 70% рынка чая в Израиле, занимается поставками оливкового масла и деликатесов.

В целом же, как и сегодня, русские предприниматели из числа эмигрантов больше давали материалов для судебных хроник, чем отличались успехами в строительстве своих корпораций. «Русский» бизнес так и не утвердился за рубежом», — пишет Михаил Шацилло в своей монографии «Российская буржуазия в период гражданской войны и первые годы эмиграции. 1917 — начало 1920-х гг.» Причины? Неблагоприятная политическая ситуация, незнание конъюнктуры западных рынков, отсутствие корпоративной солидарности. А также, как отдельно указывает Шацилло, стремление части «деловых людей» к сотрудничеству с советской властью.

Вернемся к тем же Высоцким. Для обслуживания своего бизнеса в 1921 году семья учредила «Парижскую банковскую и меняльную контору». В том же году она была преобразована в Коммерческий банк для Северной Европы (Banque commerciale de la Europe Du nord). В 1925-м клан решил банк продать. Благо, к тому времени Франция признала СССР, торговля и деловые операции между двумя странами были легализованы, и в связи с этим у предприимчивых людей образовались неплохие возможности для заработка.

Через посредников Высоцкие вышли на представителя советского Промбанка Шарова. Тот до революции был высокопоставленным сотрудником фирмы «Вогау и К°», конкурента Высоцких на чайном рынке. Общий язык был найден быстро, стороны ударили по рукам. Всего чаеторговцы получили за свой банк около 15 млн франков. Сделка с большевиками была, мягко говоря, плохо воспринята в эмигрантских кругах. Высоцких даже исключили из «Торгпрома», главной на тот момент общественной организации русской бизнес-эмиграции. Но вырученные за банк деньги оказались нелишними в условиях надвигающегося мирового кризиса.

Со временем Коммерческий банк для Северной Европы (известный также под названием Евробанк) приобрел важное значение для СССР. Через него Советский Союз финансировал как внешнеторговые операции, так и политические проекты (выдавал, к примеру, кредиты структурам, связанным с компартией Франции). После распада СССР банк остался в системе российского ЦБ, затем был переименован в ВТБ Банк (Франция), а еще позже — преобразован в дочерний банк ВТБ Банк (Европа).

Того самого государственного ВТБ, напомним, который сегодня судится в лондонском суде с Андреем Черняковым, строителем Алабяно-Балтийского тоннеля, эмигрировавшим из России. Мир, что ни говори, чертовски тесен…

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361546 Михаил Козырев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361541 Константин Корищенко

Государство — это я: почему растет интерес к криптовалютам

Константин Корищенко

Зампред ЦБ в 2002-2008 гг., профессор, завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС

И почему государство решило взять под контроль выпуск и обращение криптовалют

Любое современное государство – российское, американское или японское – имеет длинный список властных полномочий, проявление которых мы встречаем в нашей повседневной жизни. Среди них ключевыми являются оборона, денежное обращение, соблюдение законов.

Сегодня государственная монополия, как минимум, по одному из этих прав – эмиссии денег – находится под угрозой. Эта угроза возникла 6-7 лет назад и исходит от криптовалют — явления, которое вызревало последние два десятилетия, но их популярность достигла неимоверного накала последние пару лет.

В основе практически любой криптовалюты лежит технология распределенного реестра (DLT) или блокчейн. И во многом благодаря использованию этой технологии стало возможным завоевать доверие людей, готовых тратить время, компьютерные ресурсы и электроэнергию на производство («майнинг») криптовалют и с удовольствием приобретающих биткойны по цене, выросшей с нескольких десятков до более $5000 всего за четыре года.

Что же такого содержится в этой технологии, что создает угрозу самим основам современного государства?

Попробуем разобраться по порядку.

В конце 2000-х годов многие страны (США, Япония, Великобритания, государства континентальной Европы), оказавшись в ситуации самого серьезного экономического кризиса за последние 80 лет, прибегли к так называемой нетрадиционной денежно-кредитной кредитной политике – количественному смягчению. Проще говоря, опустили кредитные ставки до нуля и даже ниже, а также нарастили количество денег в экономике до невиданных ранее размеров. Одних только «свежих» денег центральные банки развитых стран добавили за последние 10 лет в размере почти $20 трлн (для сравнения, это в полтора раза больше, чем масса всех денег в США). К этому следует добавить резко ужесточившуюся фискальную политику этих государств, связанную с ростом государственных долгов.

Для обычного человека сберегать деньги и управлять собственными налогами в таких условиях стало весьма сложно, а держать деньги в банках оказывается не только не выгодно, а даже накладно и рискованно. Население и компании ответили на такую политику «уходом в кэш», увеличением доли наличных на руках. Хотя и не везде. В странах северной Европы доля безналичных платежей резко выросла, а в Дании даже приняли закон, фактически «выдавливающий» наличные кроны из оборота. Но, в целом, использование наличных в Германии, Швейцарии, Японии и США находится на весьма высоком уровне.

В сложившейся ситуации резко активизировались практические эксперименты и научные дискуссии о том, как создать «новые деньги», которые бы совместили быстроту и удобство электронных платежей, анонимность, как у наличных денег, способность сохранять стоимость, как у золота.

Практическим результатом этих усилий стал биткойн, созданный то ли реальным, то ли анонимным автором, но весьма точно угадавшим насущный запрос современного человека.

В чем же он состоит? Как выясняется, в мире криптовалюты есть несколько основных принципов, дающим им право называться «новыми деньгами»:

независимость от какого-либо государства;

самоуправление на базе «непрерывного голосования»;

открытость программного кода, лежащего в основе (как правило);

свободная конкуренция множества разных валют;

«реальность» затрат на майнинг (производство валюты).

Государства, увидев, что тенденция набирает обороты и методами регулирования/запрета ее не остановить, решили «возглавить процесс», предложив собственные альтернативы «государственных» криптовалют – FEDcoin (США), CADcoin (Канада), eKrona (Швеция) и т.д.

Не вдаваясь в большие технические подробности, можно утверждать, что практически все эти проекты имеют много общего:

подразумевают открытие в Центральном банке непосредственных счетов клиентам (банкам, компаниям или населению);

привязывают государственные криптовалюты к национальным деньгам;

организовывают обращение государственной криптовалюты в блокчейне или централизовано, но, в любом случае, по правилам, установленным государством;

обеспечивают обмен криптовалюты на обычные деньги по фиксированному курсу и через назначенных агентов.

Даже беглое сравнение тех принципов, которые заложены в «независимых» и «государственных» криптовалютах, позволяет сделать вывод о том, что их принципы построения очень сильно разнятся. Если же попытаться найти одно, главное отличие, им безусловно будет принцип самоуправления, который, в свою очередь, непосредственно связан с использованием технологий блокчейн и программирования в открытом коде.

Есть разные прогнозы по поводу того, выживет ли биткойн, эфир и иже с ними. Но в случае успешного распространение криптовалют в мировой экономике это не только даст многим людям заработать, но, и это куда важнее, подтвердит жизнеспособность модели самоуправления (блокчейна).

И вот уже на горизонте «маячат» вопросы, которые сложно игнорировать, так как они ставят под сомнение неизменность основных функций государственной власти:

Денежное обращение. Не вытеснит ли в практическом обороте криптовалюта национальную валюту (наличную и безналичную), поставив вопрос о необходимости Центрального банка и коммерческих банков?

Гражданство. Не приведет ли внедрение технологии блокчейн в системе учета и хранения персональных данных граждан к тому, что целый ряд государственных ведомств окажется без работы?

Избирательная система. Не приведет ли использовании технологии блокчейн в процессах голосования к существенному упрощению самой процедуры и повышению ее надежности? Это, в свою очередь, может ли привести к «швейцарскому феномену» — переходу к постоянным референдумам по ключевым вопросам жизни государства?

Законодательная и судебная система. Не приведет ли применение технологии блокчейн в законодательном регулировании к «написанию/программированию законов» по принципу «открытого кода» и голосованию по ним большинством населения, а не депутатов?

Вооруженные силы. Не приведет ли использование технологии блокчейн в сфере воинской обязанности к возможности управлять путем голосования сроками призыва, местом прохождения службы, обменом обязательств/освобождений по прохождению по службы между призывниками и государством?

В этих вопросах нет ничего того, что противоречило бы задачам построения современного государства — все вышеприведенное находится в русле демократизации и повышения роли каждого сознательного гражданина в управлении.

Понятно, что некоторые из поставленных вопросов – далеки от реальности, но часть из них являются вполне насущными. Понятно, что блокчейн не защитит от грабителей, не позволит добывать существенно больше нефти и многое другое, и, конечно, не отменит в обозримом будущем централизованное государственное управление.

Однако, появляется все больше и больше новых проектов, основанных на блокчейне. Многие из них построены на блокчейне Ethereum, который дает возможность использовать механизм смарт-контрактов. Это говорит о том, что сила самоуправления и системы подтверждения прав собственности, независимой от государства, заложенная в блокчейне, все больше и больше захватывает умы (и кошельки) той части населения, которой близки идеи свободного рынка. Причем неважно, происходит это стихийно или осознанно.

Можно, конечно, как в Китае, запретить практически все, что связано с криптовалютами. Правда остается открытым вопрос – если закрыть глаза, исчезнет ли то, что они видят?

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361541 Константин Корищенко


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360356 Герман Греф

Футуристы в бизнесе. Как формируется публичный образ Германа Грефа

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

В последние годы репутация российского банкира «номер один» формируется вокруг визионерской оси

Герман Греф на прошлой неделе сообщил еще об одной уходящей профессии. «Программисты нам не нужны, мы с ними боремся», — цитирует РИА Новости главу Сбербанка. Что стоит за этой фразой, пока не ясно. Возможно, констатация того, что молодое поколение обучается программированию как второму иностранному, в массовом порядке. Возможно, речь идет о развитии искусственного интеллекта, который, в духе последнего романа Виктора Пелевина «iPhuck 10», будет сам воспроизводить программные решения. Ранее Греф уже отмечал, что вскоре не нужны станут юристы — их функции начинают выполнять роботы. Отпадет нужда и в самих банкирах: банк, по его мнению, превратится в уберизированную интернет-платформу.

Не будем гадать, как отреагируют программисты Сбербанка на слова своего руководителя, не объявят ли они встречную партизанскую войну — у айтишников для этого много возможностей. Но в публичном пространстве встречные реакции на футуристический подход Грефа уже не кажутся однозначно позитивными. Сетевые сообщества любят обращать внимание на заметные разрывы, которые возникают между публичным образом банкира-визионера и некоторыми особенностями его структуры. При всем прогрессе, который сделал за последние годы банк, в ряде аудиторий доминирует стереотип об архаичности его процессов. Разумеется, это уже далеко не «Почта России». Однако регулярное заглядывание Грефа в будущее рождает у скептиков подозрение в некотором отрыве от реальности. Происходит феномен избыточного опережения, при котором понятия «Греф» и «Сбербанк» начинают отслаиваться друг от друга.

Из этих разрывов возникает, к примеру, активная трансляция мемов типа «в каком отделении карточку брали, в такое и обращайтесь», которые воспроизводятся при очередном футуристическом высказывании главы Сбербанка (хотя на деле вопрос с отделениями уже решен). По мысли клиентов, видеть дальнюю перспективу, конечно, хорошо, но при этом важно не потерять область близкого, непосредственного опыта. Регулярно в дискуссиях появляется версия, что Грефу уже скучно, неинтересно в банковской сфере, что ему хочется вернуться к государственному управлению. В среде политологов распространена версия о том, что косвенно такое возвращение происходит. Например, Греф оказывает большое влияние на методики подготовки нового управленческого состава, который сейчас рекрутируется в органы власти. Так называемая «библиотека Грефа» (собрание коучинговых книг, очень неровное по своему качеству, но отобранное самим банкиром) предлагается во время управленческих тренингов в структурах власти как ориентир для дальнейшего самообразования.

Действительно, в последние годы репутация российского банкира «номер один« формируется вокруг визионерской оси. Блокчейн, банковская уберизация, вытеснение физического персонала машинным кодом — описывая эти тренды, Греф наполняет и свой персональный образ дыханием дальней перспективы. Как будто те самые «кентавры» Иосифа Бродского звенят в его тезисах («они выбегают из будущего и прокричав: «напрасно», — тотчас в него возвращаются; вы слышите их чечетку...»). Такая динамика образа дала хороший результат и стала влиять на восприятие банка в целом, позволив выглядеть гораздо конкурентней и современней ближайшего конкурента — ВТБ. Можно сказать, что репутация Грефа отлично сыграла на модернизацию «Сбербанка» и оказала прямое влияние на его капитализацию. Уверенность в том, что удалось ухватить будущее, стало поднимать стоимость настоящего. Однако вместе с успехом стали проявляться и ограничения для такой публичной стратегии.

Банкир уверенно поймал тренд, особенно заметный в России в 2015-2016 годы, когда актуализировались разговоры о потерянном образе будущего. С одной стороны, тогда накопилась усталость от ретроспективности российской идеологии, культивирования деяний прошлого. С другой, обсуждение близкой перспективы заходило в тупик — полемика неизбежно упиралась в вопросы о качестве институтов и необходимости конкретной смены управленческой модели. Поэтому для ряда интеллектуалов отдушиной стала дальняя футурология — уход за горизонт. Греф, впрочем, выбивается из ряда мечтателей. Работая над программой для ЦСР, он регулярно ставил вопрос о серьезных институциональных реформах. Уровнем общественной критики он порою не уступал по жесткости известным оппозиционерам — при сохранении позиции главы государственной структуры. Все это подтверждало версию, что Греф, как и Кудрин, обладают прерогативой свободной публичной дискуссии, отнесены к разряду игроков, которые могут стать агентами изменений системы изнутри. Его визионерство не уходило совсем в фантазийную плоскость — оно подпиралось как опытом практической работы, так и участием в разработке экономических стратегий государства. Однако и человеком, слитым со своей корпорацией, его тоже не назовешь.

В российской практике есть еще несколько примеров разрыва, при котором персональный образ выпадает за границы корпоративного кокона: Сечин и «Роснефть», Чубайс и «Роснано». В каждом из случаев бизнес-лидер пришел в корпорацию из политического класса, привнеся в бизнес характерные для политики черты: харизматичность (в своей внутренней среде), увлеченность дальней стратегией, апеллирование к общественным интересам, публичность. Происходит как бы игра двух смысловых пространств, их взаимная проекция. В каждом персональном случае такое пересечение воспринимается по-разному. Возможно, Греф показал пример наиболее удачной трансформации образа политика в образ предпринимателя, без существенных публичных издержек. Вернее, этот переход произошел более органично, чем для Чубайса и Сечина. Однако полностью вынести за скобки побочные следствия такой трансформации, разумеется, невозможно. (Кстати, можно отметить, что обратная логика перехода — из бизнеса в политику — также создает свои трудности, но это не тема данного материала.)

Возможно, один из источников проблем — слишком большая централизация коммуникационной политики на первом лице, свойственная для российского бизнеса в целом. Сбербанку было бы полезно иметь более широкий круг публичных спикеров, хорошо раскрученных в информационном пространстве; при этом даже не обязательно, чтобы все они были штатными сотрудниками организации. Они смогли бы заполнить смысловое пространство между дальней стратегической точкой, заданной Грефом, и текущим положением. Однако пока в российской корпоративной практике не удается создавать пул корпоративных «евангелистов» — такие подходы вступают в конфликт с централизованными иерархичными моделями. В той перспективе, о которой говорит Греф, нужны не только роботизированные алгоритмы, но и новые принципы организации информационной среды.

Что можно сказать о сегодняшнем моменте? Мода на визионерство проходит, коммуникационное поле насытилось им; оно делает время слишком рыхлым, растянутым, неопределенным. При этом задача построения убедительной картины будущего, уходящей своей основой в настоящее и вызывающей эмоциональное сопереживание современников, не решена: нет даже эскизных прорисовок такой картины. Ни блокчейн, ни роботизация не рождают эмоций. Будущее Грефа выполнено в холодных тонах, не мобилизует на движение к нему. Его текущая репутационная стратегия дала свой результат, но требует обновления. При этом идет своеобразное уплотнение времени, нарастает ожидание развязок и решений. Очевиден запрос на конкретные шаги, на создание ощущения реальной динамики. Важно, чтобы Греф не загнал себя в колею прежнего концепта, чувствовал возникающие развилки.

Разумеется, очень трудно менять системные принципы с позиций государственного менеджера, со всеми ограничениями для этой позиции. Однако какие-то секторальные решения здесь возможны. У Грефа есть прекрасные возможности: его слышат глава государства и целый блок чиновников. Даже наметилось особое сближение — после сообщения вице-премьера Игоря Шувалова о том, что Путин «заболел» цифровой экономикой. На банкира может ориентироваться либеральное крыло в бизнесе и целый пласт либеральной общественности. Но вместе с тем есть и риски, связанные с фокусным вниманием других башен, идеологической конкуренцией и борьбой за влияние внутри Кремля. Поэтому маневры этого неординарного руководителя могут быть очень интересны, а его успехи или неудачи — служить одним из индикаторов дальнейшего развития.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360356 Герман Греф


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter