Всего новостей: 2362452, выбрано 1282 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Финансы, банки: Аскаров Тулеген (81)Вардуль Николай (34)Греф Герман (30)Ормоцадзе Маргарита (30)Костин Андрей (27)Аксаков Анатолий (26)Акишев Данияр (23)Набиуллина Эльвира (23)Полухин Алексей (23)Задорнов Михаил (21)Улюкаев Алексей (18)Бараникас Илья (16)Иноземцев Владислав (16)Силуанов Антон (16)Воротилов Александр (15)Тосунян Гарегин (15)Шаяхметова Умут (15)Кричевский Никита (14)Панкин Дмитрий (14)Волков Михаил (13) далее...по алфавиту
Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 18 декабря 2017 > № 2427649 Альберт Кошкаров

Будущие пенсии: правила перевода

Как пенсионные накопления граждан защитят от мошенников

При переходе из одного пенсионного фонда в другой соблюдайте правила движения

Депутаты вместе с Банком России решили бороться с незаконными переводами пенсионных накоплений, предоставив гражданам возможность выбирать НПФ через портал госуслуг. Как это будет работать и действительно ли будущие пенсии россиян в безопасности, разбирался Банки.ру.

Госуслуга для каждого

В следующем году гражданам обещают дать возможность распорядиться своими пенсионными накоплениями с помощью портала госуслуг. Законопроект об этом планируется рассмотреть в весеннюю сессию, сообщил Банки.ру глава комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолий Аксаков. «Мы точно примем закон, чтобы граждане уже в 2018 году смогли воспользоваться сервисом, чтобы перевести свои пенсионные накопления», — заверил он. По словам депутата, сейчас документ находится на стадии согласования с заинтересованными ведомствами.

На днях представители регулятора рассказали, как будут работать новые правила перевода накоплений. Чтобы распорядиться своими пенсионными деньгами, гражданин должен будет зарегистрироваться на портале www.gosuslugi.ru. Затем ему необходимо будет заполнить заявление, выбрав смену НПФ либо перевод накоплений из ПФР в НПФ или обратно из частного фонда в государственный. Заявление через систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ) поступит сразу по трем адресам: в ПФР (он выполняет функции администратора), а также текущему страховщику и еще в выбранный будущим пенсионером фонд. Организация, в которой на данный момент находятся накопления, будет обязана сообщить о том, сколько может потерять их клиент, если заберет свою пенсию. Напомним, что по закону с 2014 года переводить свои пенсионные накопления без потерь можно раз в пять лет. В противном случае НПФ ил ПФР имеют право оставить заработанное себе.

«Перевести свои накопления гражданин сможет только после того, как увидит, теряет он инвестиционный доход или нет. Только после этого он примет окончательное решение», — поясняет Анатолий Аксаков. Если пользователь портала подтверждает свой выбор, то ПФР обязан внести соответствующие изменения в реестр. Правда, будущий пенсионер имеет право передумать: в течение 30 дней после подачи заявления человек может подать через «Госуслуги» уведомление о его отмене. Заявление о выборе НПФ можно подавать сколько угодно раз — ПФР будет учитывать последнее по времени.

«Мы считаем, что возможность пользоваться этим сервисом должны получить все без исключения граждане, у которых есть накопительный счет в рамках обязательной пенсионной системы. В том числе и «молчуны», — говорит глава Национальной ассоциации пенсионных фондов (НАПФ) Константин Угрюмов. По его словам, важно, чтобы будущие пенсионеры знали, сколько они теряют при досрочном переходе, поэтому они должны получать соответствующую информацию в полном объеме от текущего страховщика.

О том, что граждане, меняющие НПФ, часто забывают о потерях, свидетельствует статистика ПФР. В 2015 году около миллиона граждан, сменивших НПФ, понесли потери из-за недополученного инвестиционного дохода. Их общие потери, по данным Пенсионного фонда, составили 4 млрд рублей. В прошлом году потери граждан оценивались существенно выше — 40 млрд рублей. Эти данные на парламентских слушаниях в Госдуме привел депутат Аксаков. Он добавил, что в связи с этим есть предложение прописать в законодательстве ответственность НПФ, которые активно привлекают клиентов, при этом не сообщая о возможной потере инвестиционного дохода.

Перевести свои накопления гражданин сможет только после того, как увидит, теряет он инвестиционный доход или нет.

Такой документ в Госдуме, впрочем, уже есть. В начале года член совета Федерации Николай Журавлев внес на рассмотрение парламента законопроект, предписывающий фондам уведомлять клиентов о потерях. Правда, для этого сам застрахованный должен был предупредить НПФ, что он намерен забрать свои накопления. Для нарушителей сенатор также предложил ввести штрафы — до 500 тыс. рублей. Минфин законопроект поддержал, но предложил, чтобы о возможных потерях гражданам сообщал ПФР, писала газета «Ведомости».

«Сейчас застрахованное лицо является заложником ситуации, при которой источником информации для него становится агент, то есть представитель только одной стороны — нового НПФ», — говорит исполнительный директор НПФ «Сафмар» Евгений Якушев. При этом, по его словам, агенту выгодно заключить сделку, ведь его комиссионные зависят от числа привлеченных клиентов. «Получается, что у агента нет заинтересованности предоставить клиенту подробную объективную информацию о финансовых последствиях досрочного перевода. Такая модель нарушает право застрахованных лиц на объективную информацию», — констатирует Якушев.

Право на переход

Другая проблема, решить которую регулятор намерен с помощью новой системы перевода пенсионных накоплений, — это борьба с недобросовестными агентами НПФ. В ЦБ считают, что такая мера предотвратит недобросовестные практики, когда фонды переманивают клиентов друг от друга. А также снимет риск того, что фонды смогут удерживать средства клиента у себя. «Мы обсуждаем это с рынком. У нас есть ощущение, что все НПФ уже устали и у всех есть понимание, что нужно что-то менять», — рассказал директор департамента коллективных инвестиций ЦБ Филипп Габуния в кулуарах Уральской конференции НАУФОР. Он уточнил, что вменять НПФ в обязанность информировать граждан о смене фонда регулятор пока не планирует.

Справиться с мошенниками, которые без ведома клиентов НПФ переводят их деньги из фонда в фонд, не могут уже многие годы. Не защищены ни простые граждане, ни сами финансисты. В частности, в 2011 году на волне рекордных переходов из фонда в фонд аферисты «увели» пенсию у брата бывшего владельца «Росгосстраха» Даниила Хачатурова — Сергея Хачатурова. Последний тогда занимал пост исполнительного директора страховой компании и являлся акционером Русь-Банка (сейчас РГС-Банк). Пострадали и несколько топ-менеджеров управляющих компаний.

По сути, и сейчас никто из клиентов НПФ не застрахован от того, что их накопления могут оказаться где угодно. Или напротив, что решение будущего пенсионера сменить фонд будет аннулировано без ведома заявителя. Проблема в том, что исполняющий роль администратора пенсионных накоплений ПФР учитывает последнее по времени заявление, поданное гражданином. И если оно оказывается неверным, с ошибкой или затем выясняется, что договор с указанным в нем фондом клиент не заключал, то заявление «выбраковывают». В таких случаях пенсионные накопления остаются в прежнем фонде.

В прошлом году именно этой лазейкой в пенсионном законодательстве и воспользовались аферисты: по данным ПФР, из 12 млн заявлений о переводе пенсионных накоплений приняли только половину. Причем 2,9 млн было «забраковано» потому, что в течение года Пенсионный фонд получил от клиента НПФ несколько заявлений. Последнее по времени было написано либо с ошибкой, либо в фонд, с которым у клиента не был заключен договор. Чтобы подделать заявления, аферисты воспользовались электронными подписями граждан.

По итогам прошедшей в 2016 году кампании в ЦБ поступило несколько тысяч жалоб. Только с середины апреля по конец ноября регулятор получил около 7,9 тыс. жалоб, из которых 3,3 тыс. было связано с незаконным переводом пенсионных накоплений, более 2 тыс. заявителей пожаловались на отказ переводить накопления из одного фонда в другой. Жаловались люди и на то, что фонды незаконно удержали пенсионные накопления под управлением. Ряд НПФ получили предписания регулятора, кроме того, ЦБ обратился с запросом в Генпрокуратуру.

В этом году, по информации ПФР, на 1 ноября граждане уже подали почти 5 млн заявлений о переводе накоплений. Из них 2,8 млн человек решили забрать деньги у государственной управляющей компании — ВЭБа и доверить их частным фондам, еще 2 млн граждан намерены сменить НПФ. Сколько из этих заявлений окажется «с браком», будет известно только в следующем году.

Всего этого не случилось бы, если бы ПФР при приеме заявлений требовал уведомление о том, что будущий пенсионер действительно заключил договор с выбранным фондом, считают в НАПФ. Если выясняется, что договор с НПФ, который указан в заявлении, не заключался, то оно остается без рассмотрения. «Мы предлагаем «привязать» эти два документа: то есть необходимо, чтобы в ПФР принимали только те заявления, по которым у человека есть договор с НПФ. И предлагаем отказаться от практики, когда каждое последующее заявление «убивает» предыдущее. Пусть человек перед подачей заявления каждый раз заключает договор с конкретным фондом. В этом случае он действительно подтвердит, что это его выбор», — поясняет Константин Угрюмов. Свои предложения НАПФ уже направила регулятору.

Защита для СНИЛС

Воспользоваться порталом госуслуг, чтобы распорядиться своими пенсионными деньгами, россияне могут и сейчас. Достаточно в разделе «Органы власти» выбрать ПФР, а затем в списке электронных услуг перейти в раздел «Управление средствами пенсионных накоплений». Если выбрать смену НПФ досрочно, то придется «автоматом» подтвердить, что вы в курсе возможных потерь. Соответствующий пункт содержится в форме заявления, которое необходимо заполнить и подписать. Выяснять сумму возможных потерь пользователь должен будет отдельно, ПФР может дать только справку о состоянии лицевого счета и о текущем страховщике.

«Если человек формирует свои пенсионные накопления через ПФР, то их сумма в личном кабинете отображается с учетом результата инвестирования», — пояснил Банки.ру представитель Пенсионного фонда России. Выяснять, сколько доходов заработал конкретный НПФ, его клиенту придется непосредственно там.

В новой системе подачи заявлений, которую предлагают ЦБ и Минфин, клиенты НПФ смогут узнать о возможных потерях инвестиционного дохода и прочих условиях смены страховщика, указывает генеральный директор НПФ Сбербанка Галина Морозова. Кроме того, по ее словам, дополнительный плюс для граждан — если они будут также через портал госуслуг заключать договор и с НПФ, одновременно с подачей заявления в ПФР. «Автоматическое заполнение данных клиента исключит «человеческий фактор» и возможность ошибки как в данных клиента, так и в наименовании текущего страховщика», — поясняет Морозова.

Однако не все представители НПФ согласны с такой точкой зрения. Первый заместитель генерального директора НПФ «Газфонд Пенсионные накопления» Антон Шпилев признает, что одновременное поступление заявления к новому и текущему страховщику решает задачу своевременного получения информации о желании застрахованного лица сменить НПФ. «В заявлении о переходе указываются актуальные данные, и это решает проблему, если у фонда, в котором сейчас находятся накопления, нет такой информации о клиенте. Но при этом по-прежнему остается недосказанность в отношении информирования застрахованного лица о размере теряемого дохода», — считает он. По мнению Шпилева, наиболее эффективным было бы обращение клиента к текущему страховщику, аналогично практикам на других финансовых рынках. «Если клиент хочет перевести вклад или поменять страховую компанию, он сначала обращается за расторжением договора, а потом уже за заключением нового», — напоминает финансист.

Как считает директор по рейтингам страховых и инвестиционных компаний «Эксперт РА» Ольга Скуратова, подача заявлений через портал госуслуг исключит возможность манипуляций. «Клиент при заполнении заявления на перевод средств в личном кабинете сможет увидеть накопленный инвестиционный доход, который он потеряет при переходе, и уже самостоятельно принять решение без какого-либо внешнего воздействия», — говорит она. Сдерживающим фактором, по мнению эксперта, является то, что не у всех граждан есть доступ к «Госуслугам».

Однако представители пенсионной индустрии настроены более оптимистично. В середине этого года порядка 50 млн россиян были зарегистрированы на сайте госуслуг, и эта цифра растет, приводит данные Минкомсвязи руководитель аналитической службы АНПФ Евгений Биезбардис. Число граждан, у которых есть пенсионные накопления, составляет около 70 миллионов человек. «Можно быть уверенным, что покрытие госуслугами вполне достаточное», — уверен эксперт. А для тех, кто не зарегистрирован на портале НПФ, предлагают помощь. «Сейчас это можно сделать во всех наших офисах. Клиент заключает с НПФ договор, и если он не зарегистрирован на «Госуслугах», то мы консультируем его, как это можно сделать», — рассказала генеральный директор «ВТБ Пенсионный фонд» Лариса Горчаковская.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > banki.ru, 18 декабря 2017 > № 2427649 Альберт Кошкаров


Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков

9-этажный 180-квартирный жилой дом в поселке Зачаганск был построен по госпрограмме «Нұрлы жер», передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

С новосельем жителей области поздравил аким ЗКО Алтай Кульгинов и директор филиала АО «Жилстройсбербанк» Айгуль Наурзалиева.

«В этом году в нашем регионе в рамках «Нұрлы жер» новоселье отметит около тысячи вкладчиков «Жилстройсбербанка», - пояснила А. Наурзалиева.

По словам одной из новоселов Жадры Тулеушевой, в банке она смогла накопить 30% первоначального взноса.

«Депозит я открыла в 2012 году, за весь период смогла накопить 1,8 миллиона тенге. Открыв счет, я сразу перечислила 300 тысяч тенге, чтобы к концу года получить 20% государственную премию. Мы старались регулярно откладывать ежемесячные взносы, конечно, где-то приходилось экономить, но это того стоило, - сообщила Жадра Тулеушева. - Узнав о приеме заявлений в пул покупателей, я сразу подала заявку на однокомнатную квартиру и попала в список на получение квартиры».

Стоит отметить, что к 1 декабря в поселке Зачаганск сдали в эксплуатацию еще один жилой дом.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков


Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева

Интервью Заместителя директора Департамента финансовой политики Веры Балакиревой журналу "Современные страховые технологии"

Об изменениях в законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами

Балакирева Вера Юрьевна

Заместитель директора Департамента финансовой политики

Законодательство, регулирующее ответственность перевозчика перед пассажирами, решено усовершенствовать. Что изменится уже с начала следующего года, рассказала заместитель директора Департамента финансовой политики Министерства финансов Российской Федерации Вера Балакирева.

Современные страховые технологии: С января 2018 года система страхования ответственности перевозчиков в России обновится – вступят в силу изменения закона, регулирующего данную сферу. Какие задачи решаются этими изменениями?

— Совершенствование системы страхования ответственности перевозчика осуществлено по результатам анализа правоприменительной практики за несколько лет. Изменения носят плановый характер и направлены на реализацию «дорожной карты» «Стратегии развития страховой деятельности в Российской Федерации до 2020 года».

Основные вопросы регулирования:

• обеспечение страховой защитой детей, перевозимых бесплатно или по льготному тарифу с предоставлением или без предоставления отдельного места в транспортном средстве

• увеличение мотивации перевозчиков к обеспечению безопасности перевозок посредством совершенствования применения тарифного коридора страховщиком, уточнения оснований для регрессных требований страховщика к перевозчику, причинившему возмещенный страховщиком вред

• исключение случаев двойного страхования для перевозчиков, осуществляющих международные перевозки и страхующие свои имущественные интересы в соответствии с требованиями международных договоров Российской Федерации, национальными требованиями иных государств или их союзов, являющимися условием осуществления деятельности по перевозкам пассажиров при условии, что страховые суммы будут установлены в размере не менее указанных в законодательстве об обязательном страховании ответственности перевозчика

• определение особенностей и порядка расторжения, изменения или прекращения договора обязательного страхования

• уточнение положений о ежегодном мониторинге предельных значений страховых тарифов, проводимом Банком России, – предусматривается разработка методических рекомендаций по проведению мониторинга страховых тарифов

Каком образом обеспечивается сегодня ответственность перевозчиков за жизнь и здоровье пассажиров при некоммерческих перевозках – в школьных автобусах, при перевозках персонала предприятий? Что может быть предпринято для ее повышения?

— Вопрос касается перевозчиков, осуществляющих перевозки детей школьными автобусами, перевозки по заказам либо некоммерческие перевозки для собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя. Он решается путем повышения и установления ответственности как за вред, причиненный при перевозке, так и за отсутствие договора обязательного страхования – в размере, в котором должно быть выплачено страховое возмещение при надлежащем страховании.

Понятия перевозчика распространяется на лицо, осуществляющее перевозку, вне зависимости от того обстоятельства, является ли он перевозчиком по договору перевозки или только фактически осуществляет перевозку пассажиров. Дети, перевозимые транспортными средствами, наделяются статусом пассажира вне зависимости от наличия в отношении них договора перевозки.

Лакуна в защите пассажиров такси уже вызывает общественные дискуссии. Возможно ли, на ваш взгляд, включение такси в систему страхования перевозчиков, основанную на законе №67-ФЗ? Возможно ли введение страхования ответственности агрегаторов такси, предлагаемое сейчас в Госдуме?

— Законодательством Российской Федерации предусмотрено регулирование деятельности по перевозке пассажиров легковыми такси, что позволяет рассматривать вопрос о распространении на такие перевозки законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика.

Вместе с тем, предложение по распространению страхования в обязательной форме на перевозчиков, осуществляющих перевозки пассажиров и багажа легковыми такси, требует решения ряда вопросов. Они связаны с отсутствием достаточного регулирования ответственности лица, осуществляющего перевозки пассажиров легковым такси, контролем за осуществлением ими обязательного страхования, расчетом страховой премии и тарифа в отношении таких перевозок, согласованием условий и норм такого страхования с законом об ОСАГО.

Вопрос введения страхования ответственности систем – агрегаторов такси можно рассматривать после установления соответствующего регулирования их деятельности, в том числе определением их гражданско-правовой ответственности перед пассажирами.

В новой редакции закона №67-ФЗ изменен порядок заключения договора обязательного страхования перевозчика. Если раньше порядок и форма договора должны были соответствовать только нормам Гражданского кодекса РФ, то теперь уточнено, что договор страхования «заключается в письменной форме на основании письменного или устного заявления страхователя в двух экземплярах, один из которых вручается (направляется) страховщиком страхователю». Не приведет ли к росту злоупотреблений со стороны страхователей возможность не документировать обращение к страховщику – с учетом того, что перевозчику, например, нужно передать страховщику перечень своих транспортных средств?

— Оформление договора страхования на основании письменного или устного заявления страхователя соответствует требованиям гражданского законодательства, при этом такой договор составляется в письменной форме в двух экземплярах для каждой стороны.

Страхователь, при обращении к страховщику в целях определения размера страховой премии, должен представить информацию о количестве перевозимых пассажиров, что предполагает указание информации о транспортных средствах, в которых такие пассажиры перевозятся.

Следует отметить, что если страховой случай наступил, и страхователь не уведомил страховщика об увеличении страхового риска по договору обязательного страхования до наступления страхового случая, страховщик вправе предъявить регрессное требование к страхователю в размере выплаченного страхового возмещения за вычетом уплаченной страхователем страховой премии.

В страховании перевозчиков сегодня применяется схема «назначения» фиксированной суммы выплат, характерной скорее для личного страхования. Согласно действующим правилам, страховая выплата должна рассчитываться, исходя из расчета 600 рублей за 1 кг багажа и 11 тыс. рублей за ручную кладь в случае, если стоимость утраченного имущества – не выше этой суммы. Не нарушает ли эта норма основы страхования имущественных рисков, согласно которым компенсация должна быть в пределах понесенного вреда?

— Расчет размера страхового возмещения при причинении вреда имуществу пассажира соответствует положениям транспортных уставов и кодексов и не ограничивает в правах выгодоприобретателей, так как они имеют право доказывать, что вред причинен в большем размере.

По мнению ряда экспертов, трагедия под Владимиром 6 октября 2017 года – столкновение поезда с автобусом из Казахстана – показала необходимость согласования систем страхования ответственности пассажиров в рамках ЕАЭС. Возможно ли принятие конкретных мер в этом направлении в рамках запланированной гармонизации финансового законодательства в ЕАЭС?

— В настоящее время государствами – членами ЕАЭС обсуждается проект Концепции формирования общего финансового рынка Евразийского экономического союза, который предусматривает детальный анализ социально-экономического положения государств – членов ЕАЭС с целью выявления уровня развития их финансовых рынков и факторов, препятствующих созданию общего финансового рынка, оценки возможного уровня гармонизации законодательства государств-членов ЕАЭС в финансовой сфере.

В пункте 23 Протокола по финансовым услугам (Приложение № 17 к Договору о ЕАЭС) отсутствует положение о гармонизации обязательных видов страхования, так как невозможно унифицировать размеры и виды компенсационных выплат из-за существующих различий в социально-экономическом развитии государств – членов ЕАЭС (стоимости медицинского обслуживания, прожиточный минимум и т.д.), а также из-за различных подходов к регулированию обязательных видов страхования. Причем существенно различаются не только подходы к регулированию, но также субъекты и объемы страховой защиты.

Поэтому стоит вести речь не о гармонизации законодательства об обязательных видах страхования, а о его совершенствовании в каждом государстве – члене ЕАЭС с целью устранения существующих пробелов в страховой защите. Например, согласно пункту 5 Закона Республики Казахстан № 444 –II ЗРК от 01 июля 2003 года «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности перевозчика перед пассажирами» обязательное страхование действует только на территории Республики Казахстан. Действие российского законодательства об обязательном страховании ответственности перевозчика не распространяется на иностранных перевозчиков, въезжающих на территорию Российской Федерации.

Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 14 декабря 2017 > № 2426771 Вера Балакирева


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев

Комментарий. Академик Ушачев уверен – нельзя полностью отдавать распределение субсидий в регионы.

Вопрос о распределении субсидий аграрным производителям в нашей стране стоит остро. И не только потому, что эти субсидии небольшие. Оказывается, их большая часть распределяется среди крупных агрохолдингов, у которых и так есть ресурсы и которым значительно легче получить кредит, чем рядовому фермеру. Почему так происходит и что с этим делать? Эти вопросы стали центральными в беседе издателя портала «Крестьянские ведомости», ведущего программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцента Тимирязевской академии Игоря АБАКУМОВА с академиком РАН, научным руководителем Федерального центра аграрной экономики и развития сельских территорий Иваном УШАЧЕВЫМ.

— Иван Григорьевич, фермеры и руководители крупных хозяйств, особенно из Сибири, спрашивают: «Правда ли, что аграрный бюджет распределяется среди нескольких агрохолдингов в основном?» Это так или нет? «Молчание было ему ответом». Ведь вы знаете ответ, я знаю.

— В общем, конечно, к огромному сожалению, государственная поддержка распределяется не совсем равномерно. И следовало бы все же ограничить объем средств одному получателю.

— То есть аппетиты некоторых нужно ограничить? Я понимаю, как вам тяжело говорить. Вы государственное научное учреждение.

— Ну, государственное, но все-таки научное. А наука должна быть объективной, вне зависимости…

— Понимаю, что вам непросто об этом говорить, но тем не менее. Год заканчивается, Иван Григорьевич. С чем мы его заканчиваем? Каковы итоги так называемого импортозамещения? Почему я говорю «так называемого». Потому что уже слишком многие говорят, что слово «импортозамещение» лишнее в нашей жизни, а нам нужно слово «экспорт» больше произносить. И у нас для этого есть все основания.

— Действительно, год заканчивается. И несмотря на то, что по своим природно-климатическим условиям он был далеко не благоприятным, вместе с тем результаты агропромышленного производства у нас вполне удовлетворительные, положительные. И мы этим очень довольны. Радует и то, о чем уже было сказано сотни раз — мы получили много зерна, почти 140 миллионов тонн.

— Сейчас все по этому поводу переживают очень сильно.

— Да, теперь уже сильно переживают. Получили 17 миллионов тонн масличных культур, а это база для переработки на масло.

— И тоже закупочные цены упали.

— И тоже упали закупочные цены. Сахар, сахарная свекла – получен довольно неплохой урожай, перестали закупать сахар-сырец. Ну и картофеля тоже получили довольно высокий объем – где-то 41 миллион тонн. Это все, в общем-то, положительное явление, и прежде всего потому, что у нас сокращается импорт. Это нас радует.

— Прямо-таки сокращается?

— Сейчас объясню. Проблемы импортозамещения вы знаете, мы давно об этом говорим. Но последние три года, нужно отдать должное, от разговоров перешли к делу, поэтому все-таки результат налицо. И за три года мы с 36% доли импорта довели этот показатель до 21%. Это очень положительное явление. И если в 2011 году мы закупали на 40 миллиардов долларов, то теперь на 20. Это тоже очень большой плюс. И с экспортом неплохо. В этом году он ожидается на хорошем уровне. Уже есть 14 миллиардов, а министр обещает довести экспорт до 20 миллиардов.

— Ну, в Соединенных Штатах, я слышал, сегодня более 140 миллиардов составляет аграрный экспорт. Ничего не хочу сказать, просто для сравнения.

— Нужно отдать должное и Правительству, и Министерству сельского хозяйства. Существенная поддержка агропромышленного производства все-таки есть. Но прежде всего спасибо огромное нашим людям, труженикам во всех отраслях агропромышленного производства. Так вот, как раз о тружениках мы должны больше говорить, потому что имеется очень много нерешенных системных экономических проблем, несмотря на то, что у нас улучшается ситуация с импортозамещением. Какая же первая системная проблема? Все-таки по отдельным продовольственным подкомплексам у нас происходит не очень бурное развитие, не интенсивное.

— Например?

— Ну, например, по крупному рогатому скоту, по говядине импорт составляет еще 40%. А импорт молока составляет…

— Иван Григорьевич, один из крупных агрохолдингов — производителей говядины как раз является одним из самых крупнейших получателей субсидий.

— Приведу цифры по распределению наших субсидий. Действительно, в этом году субсидии получат до 40% средних сельхозорганизаций, малые формы хозяйствования получат всего лишь 20%. А фермеров, которые получат субсидированные заемные средства, наберется только 10%. Это, конечно, результат дисбаланса, диспропорций в распределении субсидий, государственной поддержки.

— У вас не возникает ощущения, что государственные органы играют в монополизм? Они создают монополистов на местах, сами в этом заинтересованы, видимо (я так думаю, мне так кажется, это мое оценочное мнение), и поддерживают из скудных средств тех, кого они действительно могут поддержать. Почему бы не порадеть родному человечку – правда? – сыну, свату, брату… А остальные – извините, выживайте как хотите. А вы как считаете?

— Думаю, что распределяются субсидии не по родству, бесспорно. Просто для наших банков намного легче иметь дело с крупными формированиями, нежели возиться с документами, с этими фермерами. Зачем они им нужны?

А это колоссальнейшая ошибка наших государственных структур, что они слабо регулируют это распределение помощи. Потому что в итоге получается двойной минус. Минус для мелкого сельхозтоваропроизводителя, потому что он не может напрямую выйти на рынок — только через посредника, и то с огромным трудом. Кроме этого, без должной поддержки он пользуется отсталыми технологиями. О каком технологическом обновлении он может вести речь?

— И у него нет денег на обновление технологий.

— У него нет денег на обновление техники, жалкой техники, которую он имеет. Это, с одной стороны.

С другой стороны, и крупные холдинги представляют проблему. Для них тоже должен существовать какой-то предел в том, что касается субсидирования, ибо потом они становятся неуправляемыми. Такие крупные холдинги существуют только в нашей стране, в Казахстане и на Украине. Да, на Западе мы имеем примеры очень крупных латифундий, но там принцип работы совершенно другой – у них контрактный принцип. Они поставляют семена, удобрения, племенной скот фермерству. Так сосуществуют две формы – и крупные, и мелкие товаропроизводители. А у нас все не так, и в этом я вижу ошибку. Думаю, что правительство должно все-таки исправить это положение и не отдавать полностью распределение субсидий в субъекты федерации. Все-таки приоритеты должны быть в руках Министерства сельского хозяйства.

— Иван Григорьевич, вот есть реестровые фермеры, которые занесены в реестр Министерства сельского хозяйства. Есть хозяйства, которые известны по списку, их возможности известны. Почему бы, минуя банки, минуя местные администрации, прямо через федеральные казначейства не отправлять им эти субсидии? Это же государственные деньги. Зачем банковские проценты тратить? Зачем вводить в соблазн местные администрации областей, районов, федеральных округов? Они же все в соблазнах сидят.

— Сейчас введены новые правила на получение льготного кредита, 5-процентного. Они более или менее упростили их получение, но вместе с тем…

— Да, но получают эти кредиты единицы, Иван Григорьевич.

— Согласен, их получают действительно единицы. А происходит именно так потому, что у нас в стране принята 41 государственная программа. Из этого количества с селом связаны 22 программы, но ни в одной из них нет конкретных показателей по селу.

— То есть нет четких цифр?

— Верно. Нет четких цифр, все только в общих чертах. Программу выполняют, но касается ли это села – вопрос. Плюс министерства подняли проблему оптимизации нашей социальной инфраструктуры. Это вообще ни в какие ворота не лезет. И получилось, что все оптимизировали. Результат: расстояние до школы — 18 километров, до больницы – 85 километров, на этом же расстоянии тот же клуб, и так далее.

— То есть до больницы сейчас ехать 85 километров в среднем по России?

— В среднем по России — да. Существует у нас утвержденная и очень хорошая Стратегия устойчивого развития сельских территорий до 2030 года, но ее надо выполнять. Она должна превратиться в программу конкретную. Да, сейчас на эти три года по бюджету увеличили на социальную поддержку, на эту программу социального развития села где-то примерно 219–220 миллиардов рублей. Но, по нашим подсчетам, нужно минимум в пять раз увеличить эту цифру для того, чтобы был какой-то настоящий сдвиг, иначе с социальной инфраструктурой у нас просто катастрофа, и прежде всего с жильем. И сейчас количество вводимого жилья у нас сокращается из года в год.

— Мне не дает покоя цифра, которую назвал мэр Москвы Собянин, что у нас в селе 15 миллионов лишних людей, которых нечем занять, им там делать нечего, вроде как. Он же не аналитик, так ведь? Он хорошо занимается Москвой, красиво все, плиточку укладывают, мэр хозяйственник, но он же не аналитик. Откуда у него эта цифра? Кто ее генерирует, эту цифру? Кто ее ему подсунул?

— Наверное, его советники. Я назову другую цифру: Москва расходует на плитку десятки миллиардов рублей. А на село сколько выделяется?

— Примерно столько же, Иван Григорьевич.

— Сопоставимая цифра. Поэтому ему легко говорить об этих вещах.

Но мне хотелось бы еще одну вещь сказать, Игорь Борисович, по налоговой нагрузке. Вот мы подсчитали: наши сельхозорганизации платят в бюджет, в пенсионные фонды, в Фонд обязательного медицинского страхования и так далее примерно 250 миллиардов рублей. А госпрограммой у нас предусмотрена поддержка – 222 плюс 20 добавили – 242 миллиарда. Поэтому нам нужно все же – несмотря на то, что мы имеем льготы, казалось бы, по налогообложению – все-таки смягчить налоговую нагрузку. Она у нас намного выше, чем в Белоруссии. Она у нас в три раза выше, чем в Казахстане.

Что мы предлагаем в этом плане? Сейчас ставка по единому сельскохозяйственному налогу – это на разницу между доходами и расходами, зафиксирована на уровне 6%. Мы же говорим, что регионы должны устанавливать эту процентную ставку в пределах от 0 до 6%. В некоторых субъектах вообще должна быть нулевая, а в некоторых она может быть действительно 6%. Это первое предложение.

Второе предложение – все-таки снизить страховую поддержку. У нас раньше было 20%, а сейчас 30% – увеличили. И это особенно важно для малых форм хозяйствования, для малого бизнеса. Это было бы очень здорово.

И третье – например, было бы неплохо, если мы бы взяли каникулы налоговые для тех, которые начинают, и особенно если начинают вести инвестиционный проект. У них должны быть каникулы как минимум на пять лет. Тогда малый бизнес как-то немного вздохнет.

— Нескоординированность действий в Правительстве, среди его «крыльев», среди его министерств, как раз и приводит к тому, что у нас все плывет, как живая нитка. Знаете, ткань все время рвется, а мы пытаемся ее шить, шить, шить – и ничего не сшивается, поскольку, во-первых, нитка сама короткая, и ткань, извините за выражение, гнилая.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > agronews.ru, 14 декабря 2017 > № 2426552 Иван Ушачев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев

Провал по капиталу: система ИПК без автоподписки обречена

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Пенсионный рынок находится в преддверии очередной реформы. Участники рынка ожидают введения системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК). До сих пор не все детали реформы определены. Например, еще обсуждается порядок вступления в ИПК – автоподписка или авторегистрация?

Автоподписка – единственный эффективный вариант реализации реформы. При авторегистрации, в рамках которой россиянам придется совершать дополнительные действия, пенсионная система лишится большого объема накоплений.

Участники пенсионного рынка ожидают введения ИПК в 2019 году: очередная пенсионная реформа призвана «разморозить» пенсионный рынок и стать точкой его роста. При этом ключевые параметры концепции ИПК вызывают столь бурные споры, что пока правительство решило отложить ее обсуждение на год. В распоряжении правительства от 6 декабря 2017 года об изменениях в план-график подготовки законопроектов по реализации «Стратегии развития пенсионной системы» сказано, что законопроект об ИПК должен быть внесен на рассмотрение в правительство только в декабре 2018 года. Основной предмет дискуссий – порядок включения россиян в систему ИПК.

Согласно концепции, разработанной Минфином и ЦБ, ИПК будет формироваться с помощью добровольных отчислений россиян с зарплаты в негосударственные пенсионные фонды. Изначально основой ИПК должна была стать автоподписка: то есть граждане вступали в ИПК по умолчанию с возможностью отказаться. Позже стали появляться идеи об авторегистрации: в таком случае, чтобы стать участником ИПК, человеку нужно будет подписать специальный документ, выражающий его согласие. ИПК призван перезагрузить рынок пенсионного обеспечения, стимулируя к стабильному развитию. При этом участники рынка опасаются, что изменение правил игры с автоподпиской приведет к гораздо более слабому эффекту.

В рамках новой системы с помощью добровольных взносов граждан начнется эволюция рынка пенсионного обеспечения. В то же время без автоподписки система не сможет работать в полную силу. Несмотря на рост финансовой культуры россиян, уровень мотивации для формирования пенсионных накоплений остается минимальным. Работодатели также не стимулируют своих сотрудников участвовать в создании пенсии. Поэтому в России максимальный охват населения системой ИПК возможен только при автоподписке. Отказ и замена автоподписки на любую другую форму многократно снизит вовлечение населения в ИПК.

По данным Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, подключение в ИПК через подписание дополнений к трудовому договору, как это предложил ЦБ, снижает количество потенциальных участников с 10 млн человек (в случае автоподписки по закону) до 100 тыс. Недавно АКРА также провело исследование пенсионного рынка и пришло к аналогичному выводу, что изменения в концепции ИПК существенно ограничивают массовость его применения, особенно на первоначальном этапе, когда большое число людей даже не разберется в нововведении. По оценкам АКРА, использование автоподписки только в течение первого года внедрения ИПК стимулирует приток в НПФ 30–50 млрд рублей. Авторегистрация существенно уменьшит эту сумму: необходимость получения согласия работника на участие в ИПК отрицательно скажется на поступлениях средств в НПФ, а также УК и в целом на рынке коллективных инвестиций, включающем пенсионный сегмент.

В новой версии предложения автоподписка была заменена авторегистрацией, в частности, из-за критики Минтруда. Аргументы министерства: концепция автоподписки нарушает нормы Гражданского кодекса РФ. Однако, по оценкам юристов, такого нарушения нет. С точки зрения экономической сущности автоматическое включение россиян в систему ИПК аналогично оплате услуг ЖКХ, включаемой по умолчанию в платежки за коммунальные услуги, или плате за страховку квартиры. С этими «автоплатежами» никто из ведомств не спорит.

Кроме того, автоподписка применяется на многих развитых рынках, положительный опыт которых и был позаимствован при разработке концепции в России. К примеру, в Великобритании, Новой Зеландии, США внедрение автоподписки помогло переломить многолетнюю тенденцию уменьшения охвата в системе частного пенсионного обеспечения. Систему автоподписки в США разработал нобелевский лауреат по экономике 2017 года Ричард Талер. В результате ее введения доля участников программы увеличилась до 90%. Для сравнения: до введения автоподписки 50% работников доходили до работодателей с заявлениями о прикреплении к пенсионному счету, после — лишь 10% писали заявление о выходе из системы.

Еще один аргумент в пользу автоподписки: при сценарии с авторегистрацией ИПК не будет, по сути, отличаться от программ негосударственного пенсионного обеспечения (НПО), действующих в настоящее время. Их формируют около 6 млн человек, в подавляющем большинстве случаев — это участники корпоративных программ (менеджеры с высокими зарплатами, то есть не самый незащищенный слой населения). Программы НПО предусматривают те же льготы и вычеты для работодателей и граждан.

Массовость участия населения в системе ИПК пока гарантируется системой обязательного пенсионного страхования (ОПС) — пенсионные накопления, которые в настоящее время формируют в НПФ более 34 млн человек, станут основой индивидуальных капиталов. Но без автоподписки число участников и объем средств будут даже не в разы, а в десятки раз меньше.

В связи с переносом обсуждения концепции ИПК на следующий год пока есть время обратиться еще раз к обсуждению реформы. В частности, к вопросу автоподписки.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423370 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов

Наш выбор: Сбербанк. Но лучше бы сберовские менеджеры не бегали за призрачным хайпом

МИХАИЛ ПОПОВ

основатель цифрового банка Talkbank

Мы доверили ведение счетов компании Сбербанку. Выбор был автоматический, потому что, согласно нашему корпоративному соглашению с акционерами, было требование иметь расчетный счет в Сбербанке.

Лучший банк – это тот, которым пользуешься и не замечаешь. А деньги используешь так, как ты хочешь. Если мы замечаем банк, значит, он плохо работает – есть какие-то ограничения, какие-то вопросы и ненужные дерганья. Мы на это наталкиваемся, и нас это раздражает.

В Сбербанке мы пользуемся в основном функционалом платежей. Основные траты связаны с заработной платой и оплатой услуг подрядчиков. Мы используем «Банк – клиент», и, на мой взгляд, сделан он неудобно. Неудобны многие вещи, которыми мы пользуемся: по аналитике, по выгрузкам все время какие-то нелепые истории происходят.

Например, у нас стоит вопрос управления депозитами. Потому что у нас есть денежные средства, которые мы получили от инвесторов, и, соответственно, расходуем их не все. Мы ими управляем. Управление депозитами сделано вообще неудобно.

Далее, периодически, когда приезжаешь в отделение – а иногда зачем-то надо туда ехать, выясняется, что я уже не могу лично получить какую-то справку на месте. Я должен был предварительно заказать ее в «Банк – клиенте». Это полная глупость: если банк имеет отделения, то они должны быть полнофункциональными. Если ты приехал в отделение, то можешь получить там все услуги. А если ты открыл мобильный банк, то можешь сделать там всё – в идеале. И уж точно не должно быть наоборот: приехал в отделение, а там идет разговор, что мы должны были заказать ту или иную справку в интернет-банке. А мы ее не заказали, естественно, потому что приехали в отделение, думая, что там будет оперативнее. Это всегда удивляет – непонятно, для чего это сделано.

Самые востребованные нами услуги банка – это платежи и депозиты. Платежи по заработной плате, за рекламу, подрядчикам.

В обслуживании в Сбербанке я бы переделал программу «Банк – клиента», потому что она никуда не годится. Плюс открыл бы API какой-то. Мы, на самом деле, используем собственную технологию по интеграции со «Сбером» – получаем выписки и так далее в автоматическом режиме. Но само развитие интерфейса «Банк – клиента», на мой взгляд, не задача Сбербанка. Им нужно было отдать эту задачу на сторону. Устроили бы конкуренцию между несколькими подрядчиками. А вообще, предприниматель всегда старается сократить взаимодействие с теми процессами, которые не приносят никакой прибыли. Поэтому, исходя из тех пунктов, которые нам нужны, мы видим, что все можно было делать удаленно и никуда не ездить. А некоторые функции можно было оптимизировать. Например, те же депозиты мы каждый раз вручную продлеваем, хотя они могли бы давно нам предложить какое-то автоматическое продление.

Периодически мне надо ехать в отделение банка: какие-то бумаги получаю, справки. Не то чтобы часто, но в этом году, например, была потребность раз десять туда заехать. Примерно раз в месяц за чем-то туда заезжаешь. Но на самом деле все вопросы, которые мы там решали лично, можно было решить удаленно.

Лично для себя использую много банков. Я клиент восьми банков. Операционно использую три. Все основные платежи делаю только через Talkbank. Какие-то моменты, связанные с ЖКХ, – через Альфа-Банк. Платные подписки в Интернете и сервисы я пока не перенес и использую для них «Сити». Сбербанком я не пользуюсь, и давно, но, естественно, слежу за отзывами в соцсетях на клиентский опыт и сравниваю с нашими подходами в Talkbank. Иногда у меня складывается впечатление, что сберовские менеджеры не сфокусированы на простых процессах – они «cфокусированы» на AR, VR, обслуживают людей в костюмах «инвалидов». Они далеки от реальности, от того, что происходит каждый день в их отделениях, в мобильном банке. Они бегут за каким-то хайпом. Хотя, на мой взгляд, при таких масштабах и колоссальной клиентской базе задача у Сбербанка другая: сделать свои сервисы простыми и понятными, с минимальной комиссией.

Клиенту должно быть просто и удобно по возможности бесплатно использовать свои деньги там, где он хочет.

Мы участвуем в разделе «Идея на миллион» – это шоу Внешэкономбанка.

Пока мы все средства компании храним в рублях. Здесь мы опять не совсем гибки с учетом акционерных соглашений при использовании всех финансовых инструментов.

Команда компании Talkbank является разработчиком первого цифрового банка, который использует мессенджеры, чат-ботов и «искусственный интеллект» при работе с клиентами и является финансовым помощником. Цель – сделать банкинг простым и удобным, без скрытых комиссий и запутанных интерфейсов. Создать банк, который может проконсультировать по финансовым вопросам и помочь наладить финансовую жизнь своих клиентов. Банк, в котором приобрести криптовалюту еще проще, чем иностранную в любом другом.

У вас свой успешный бизнес, но банк не помогает его развивать? Вы устали от постоянных отказов банкиров? Вы не знаете, как правильно построить работу с банком?

Расскажите нам свою историю, и банк вас услышит. Проверено журналистами Банкир.Ру.

В случае интереса пишите личное сообщение в группу или на адрес: redaktor@bankir.ru

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 14 декабря 2017 > № 2423369 Михаил Попов


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков

Брифинг председателя Внешэкономбанка Сергея Горькова по завершении заседания.

Из стенограммы:

С.Горьков: Завершилось заседание Наблюдательного совета. Это последнее заседание в этом году. Основные результаты Наблюдательного совета: мы утвердили финансовый план на следующий год и впервые в истории ВЭБа утвердили КПЭ, то есть коэффициенты, показатели нашей эффективности. Поэтому мы входим в новый год уже с понятным бизнес-планом, понятным бюджетом и понятными показателями, что очень важно.

Второе для нас важное событие – сегодня в целом Наблюдательный совет утвердил сделок на 80 млрд рублей. Это тоже, наверное, самый большой по объёму портфель по сделкам в этом году. Таким образом, мы будем заканчивать год с новым портфелем сделок больше 160 млрд рублей. Это означает, что показатели, которые мы перед собой ставили в начале прошлого года, хотя они казались кому-то, может быть, несбыточными,– мы выполнили. И могу сказать, что часть этих сделок уже сформирована для того, чтобы они могли пойти на фабрику проектного финансирования, которая будет запущена в I квартале следующего года. Мы ожидаем, что первое подписание – уже в середине февраля 2018 года. Поэтому для нас это, безусловно, очень важное событие.

Кроме прочего, принят ещё ряд решений, направленных на работу банка в целом. Поэтому мы считаем, что это был очень хороший Наблюдательный совет. Ещё раз: он определил план, бюджет и достаточно большой объём сделок.

Вопрос: По Тайшету. Общая сумма финансирования участия доли ВЭБа в проекте?

С.Горьков: Мы одобрили сегодня эту сделку. Да, Тайшет для нас важная сделка. В целом её размер около 1 млрд долларов. Эта сделка будет происходить в форме синдикации совместно с другими крупными российскими коммерческими банками, и в этой сделке ВЭБ впервые выступает организатором синдиката, что, в общем, является тоже новостью для ВЭБа как финансового института, не как института развития. Могу сказать, что у нас сегодня очень важное событие: во втором чтении были приняты законы – о банке развития и о синдикации. У нас есть надежда, что до конца года они будут приняты в третьем чтении. И в следующем году фабрика проектного финансирования с февраля начинает работать. Поэтому для нас это очень важное событие.

Вопрос: А по Красноярскому заводу одобрена сделка?

С.Горьков: По Красноярскому заводу мы также одобрили сделку с определённым отлагательным условием, нам немного нужно будет её доработать, но в целом это такой технический параметр. Я думаю, что мы его тоже доработаем и до конца года сможем эту сделку уже подписать.

Вопрос: Участники синдицированного кредита потенциальные не изменились – это по-прежнему ВЭБ, Газпромбанк и Сбербанк (по Тайшету)?

С.Горьков: Я не готов сейчас раскрывать, так как это коммерческая информация, но могу сказать, что у нас достаточное количество участников. В принципе даже больше, чем нам необходимо. Все условия подтверждены, поэтому мы в этой сделке ни в коей мере не сомневаемся. Общий объем проекта – 1 млрд долларов, ВЭБ финансирует 30% и является организатором синдиката.

Вопрос: Вы сказали, что КПЭ определёны. Будет ли в следующем году у ВЭБа прибыль?

С.Горьков: Понятно, что наш бюджет и план зависят от многих обстоятельств, в том числе внешнего характера. В целом мы планируем, что в следующем году выйдем на прибыль.

Вопрос: А порядок цифр сможете сейчас назвать?

С.Горьков: Мы не сможем сейчас сказать чёткие параметры, но в целом это уже событие. Мы, кстати, когда готовили стратегию, говорили, что в 2018 году ВЭБ выходит на прибыль. Мы сейчас утвердили бюджет, утвердили наш бизнес-план, он предполагает прибыль.

Вопрос: Вы не договорились с Правительством и Минфином по поводу возможной замены урезанного объёма финансирования депозитами?

С.Горьков: Договорились, да. Принято решение по объёму депозитов. И мы сейчас говорим как раз не про капитал, мы говорим про депозиты в размере нескольких сотен миллиардов рублей. Это платные депозиты. Но они позволяют нам решить определённые проблемы с ликвидностью.

Вопрос: Они не субординированные будут?

С.Горьков: Не субординированные, это обычные депозиты, платные, ещё раз повторю, но условия, которые мы надеемся до конца года подписать с Минфином, позволят нам закрыть проблему с ликвидностью.

Вопрос: Они долгосрочные?

С.Горьков: Они по характеру долгосрочные, по форме будут краткосрочные, потому что юридически нет возможности сделать долгосрочные. Но по характеру, по сути, они будут долгосрочные.

Вопрос: Они будут из ФНБ предоставляться?

С.Горьков: Нет, не из ФНБ. Откуда – это вопрос к Минфину.

Вопрос: Несколько дней назад появилась информация о том, что якобы украинский бизнесмен Ярославский покупает Проминвестбанк.

С.Горьков: Господин Ярославский действительно с нами вёл переговоры в начале – середине этого года. До финальной сделки мы с ним не дошли, и никакого согласия о том, что он представит на согласование документ в НБУ, мы не давали. Поэтому Вы лучше у господина Ярославского спросите, почему он считает, что покупает Проминвестбанк. Нам об этом ничего не известно. Сделки нет. Да, мы вели переговоры, но они ничем не закончились.

Вопрос: Была информация, что планируется создать отдельный банк по финансированию гособоронзаказа и рассматривается в том числе Связь-банк.

С.Горьков: Пока решения нет. Насколько я понимаю, рассматривается несколько банков. В том числе и наш банк. Пока мы никакого решения не получали.

Вопрос: Сергей Николаевич, по итогам девяти месяцев вы получили убыток. По итогам 2017 года вы ожидаете рост этого убытка или всё-таки будет в IV квартале положительный результат?

С.Горьков: Давайте говорить по РСБУ. По РСБУ у нас прибыль. Но мы говорили: у нас идёт сделка по Проминвестбанку, и, когда она совершится, нам придётся зафиксировать определённые убытки. И ещё, наверное, по ряду объектов, но в первую очередь – продажа банка. Поэтому в целом мы ожидаем, что 2017 год мы с прибылью не закончим по РСБУ, хотя де-факто у нас достаточно приличная прибыль по итогам девяти месяцев. И по итогам 11 месяцев мы показываем такую же устойчивую в целом прибыль. По факту продажи нам придётся, конечно, зафиксировать убытки, но мы, кстати, и не планировали в стратегии в 2017 году прибыль, мы планировали прибыль в 2018 году. Но что я могу вам с уверенностью сказать: результаты 2017 года будут значительно лучше, чем мы планировали изначально. Я сейчас не могу назвать цифру, потому что мы ещё не закрыли год и имеем право сделать это только после окончания года. Но в целом результаты будут значительно лучше, чем мы ожидали.

Вопрос: А если говорить про украинскую «дочку», переговоры идут?

С.Горьков: Конечно, идут переговоры, мы не стоим на месте, мы работаем. Очевидно, что и сам банк работает. Он находится в достаточно устойчивом состоянии по ликвидности. Конечно, для нас важно выйти из украинского рынка, но просто этот шум, который был в целом вокруг Ярославского, не соответствует действительности.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2422660 Сергей Горьков


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова

...Пример заразителен

Спасение страховщиков пойдет по пути, проторенному «Открытием» и Бинбанком

Банк России готовится расширить фронт работ по санации

13 декабря Госдума приняла в первом чтении законопроект о санации страховщиков. Он «срисован» с механизма санации банков, уже опробованного на «Открытии» и Бинбанке. Принят документ единогласно, но с оговоркой: ко второму чтению ЦБ должен конкретизировать, кого и за что будут санировать.

«По аналогии с банками»

Законопроект вносит поправки в законы «Об организации страхового дела», «О Центральном банке» и «О банкротстве», касающиеся санации страховых организаций. И, по сути, дает в руки Центробанку целый арсенал инструментов, позволяющий вмешиваться в жизнь коммерческих организаций — страховщиков «при наличии признаков нестабильной финансовой ситуации», риска банкротства или ухода компании с рынка, а также угрозы стабильности на финансовом рынке.

Как подчеркнул заместитель главы профильного комитета Госдумы Юрий Олейников во время пленарного заседания Госдумы, до этого момента Банк России мог только ограничить, приостановить или отозвать лицензию у страховщика. Если же законопроект будет принят, то регулятор сможет «изучать активы и пассивы» компании, жестко регламентировать размещение страховых активов, запрещать определенного размера сделки и т. п.

«Для стабилизации страховой деятельности (регулятор. — Прим. Банки.ру) наделяется правом вводить временное управление в те страховые компании, которые вызывают тревогу. После специальных проверок группы профессионалов могут сделать вывод о том, что надвигается банкротство или ликвидация страховой компании, которая может повлечь за собой серьезные социальные проблемы», — подчеркнул Олейников в своем докладе на заседании Госдумы. Он также отметил, что законопроект вводит обязанность страховщиков инвестировать свободные средства на условиях диверсификации, ликвидности, возвратности и доходности, а также возникает запрет на рискованные операции. Уже есть наработки в банковской сфере, которые будут использованы. Сформулированы уже и «матрицы требований к страховщикам» — по аналогии с банками, отметил Юрий Олейников.

В числе мер по предупреждению банкротства страховой организации предусматривается и ее дофинансирование до необходимого для финансовой устойчивости уровня из средств Фонда консолидации — того же, что и для банковской системы с той же управляющей командой. Как ранее отмечал заместитель председателя ЦБ Владимир Чистюхин, отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций. Временная администрация может вводиться на срок до года, на анализ финансового положения отводится 55 календарных дней.

Отличие механизма санации страховщиков от аналогичной процедуры для банков состоит в том, что у страховщиков предусмотрена актуарная оценка перед принятием решения о передаче компании на санацию, которой нет у кредитных организаций.

Ранее Владимир Чистюхин также заявлял, что санация наиболее актуальна для «чувствительных сегментов рынка: ОСАГО и страхование застройщиков». При этом зампред ЦБ не исключал участия в процедуре санатора без государственного участия — если такой найдется.

Для предупреждения банкротства ЦБ сможет выдавать санатору (если вдруг им станет сторонняя организация) кредиты без обеспечения сроком до десяти лет или оказывать финансовую помощь напрямую страховой компании — при условии консолидации 75% их акций в своей собственности. Санация, как и обещал ЦБ, не затронет выплат гражданам, но физические лица и МСП не смогут расторгнуть договор и вернуть премии в ходе санации. Это положение нынешней версии законопроекта вызывает недовольство Минфина, который, по всей видимости, разработает и внесет ко второму чтению свои поправки.

Заключительным этапом процедуры санации страховой организации после ее докапитализации должна стать продажа новому владельцу. При этом Банк России наделяется правом осуществлять продажу акций (долей в уставном капитале) страховых организаций, в том числе по цене ниже цены их приобретения регулятором, — как и для кредитных организаций.

Кого казнить, кого санировать?

Проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части санации страховых организаций» был внесен 10 ноября 2017 года и довольно быстро — уже 7 декабря — одобрен профильным комитетом, несмотря на весьма сдержанное отношение страхового сообщества. Поначалу законопроект вызвал легкий шок у участников рынка: смущала непрозрачность критериев применения механизма санации и возможность для санатора чрезмерно вмешиваться в деятельность коммерческих организаций — страховщиков. Страховщики считают полномочия ЦБ, которые он получает, входя в компанию, которую предполагается санировать, слишком «большими и жесткими».

При этом Всероссийский союз страховщиков (ВСС) в целом поддерживает введение механизма санации, считает его необходимым. «Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать», — отмечает президент ВСС Игорь Юргенс. В то же время он полагает, что внесенный в Госдуму законопроект нуждается в доработке, так как оставляет некоторое количество вопросов.

«В законопроекте отсутствует прозрачность механизмов, которые предполагается применять к компаниям. Так, в частности, нет критериев, что такое системная значимость компании. Системная значимость компаний может меняться день ото дня, поэтому нужны четкие критерии выбора компании для санации, — комментирует Юргенс. — Другой вопрос связан с применением механизма мотивированного суждения теми сотрудниками, которые будут заниматься санацией. Здесь тоже мы не видим прозрачности и ясности, как будет приниматься решение о санации компании, о том, что она является финансово неустойчивой. Ведь санацией будет заниматься не один человек, поэтому не отработанные критерии — это потенциальная угроза для будущего».

Санация — нужный механизм, особенно в момент, когда экономика переживает не лучшие времена. Если системообразующая компания с большим количеством клиентов, которые вложились на много лет по страхованию жизни, например, становится проблемной, то, конечно, надо санировать.

К первому чтению в Госдуме вопрос, как будет определяться, кого санировать, а кого нет, кто и на каком основании будет принимать решение, есть ли «признаки финансовой неустойчивости», так и не был решен. Кто и на каком основании попадет в список системно значимых страховщиков, также пока остается неясным. Ранее представители ЦБ признавались, что такой список готовится, но в детали вдаваться отказывались.

Авторы законопроекта должны разрешить этот вопрос ко второму чтению и подготовить проект нормативного документа, регламентирующего эти моменты. «Без этого мы не будем принимать закон во втором чтении, — подчеркнул глава думского комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Обязательно детали будут соответствующим образом прописаны, а мы будем требовать от ЦБ этого».

Глава комитета по финансовому рынку также отметил, что законодатели стремятся системно решать проблемы, возникающие на финансовых рынках. В частности, 14 декабря будет рассматриваться законопроект об аудиторской деятельности, подразумевающий повышение ответственности аудиторов за то, что они не сигнализируют регулятору об обнаруженных нарушениях.

«Росгосстрах» — первый кандидат

«У нас перед глазами нет страховых компаний, которые могли бы подвергнуться этой процедуре, — отметил Анатолий Аксаков, — но нам важно дать Центробанку возможность применить эту процедуру, если вдруг страховые компании столкнутся с какими-то проблемами».

Интересно, что сами страховщики в большинстве своем убеждены, что весьма оперативная разработка и принятие закона о санации страховщиков имеет целью спасение одной-единственной страховой компании — «Росгосстраха», терпящего бедствие флагмана индустрии. По итогам 2016 года компания показала убыток до налогообложения в сумме 20,6 млрд рублей. А по итогам девяти месяцев 2017 года «Росгосстрах» получил чистый убыток по РСБУ в размере 35,32 млрд рублей, что на 60% больше чистого убытка за аналогичный период прошлого года. За 2017 год компания всеми правдами и неправдами втрое сократила присутствие на рынке ОСАГО, убыточность которого и привела в итоге к ее финансовым проблемам.

В августе 2017 года «Росгосстрах» фактически перешел под контроль ЦБ, будучи приобретенным холдингом «Открытие» незадолго до того, как сам банк «Открытие» попал под санацию. Причем регулятор, одобряя сделку, прекрасно понимал, что и покупатель, и продавец находятся не в лучшем положении, — в этом признавалась глава ЦБ Эльвира Набиуллина. И в итоге, видимо, решил санировать обоих одних махом. В конце прошлой недели стало известно, что Центробанк потратит на докапитализацию санируемого банка «ФК Открытие» 456,2 млрд рублей, причем значительная часть пойдет на поддержку «Росгосстраха».

25 ноября компания «Росгосстрах» полностью обновила состав совета директоров, куда вошел в том числе и Михаил Задорнов, который с нового года возглавит «ФК Открытие». По словам директора департамента страхового рынка Банка России Игоря Жука, «Росгосстрах» продолжает работать в штатном режиме, ЦБ пока изучает ситуацию.

Между тем в начале октября «Росгосстрах» получил от своего акционера (читай: от ЦБ) около 10 млрд рублей. Эти средства, по заверению страховщика, пойдут на увеличение чистых активов «Росгосстраха», что позволит соответствовать регуляторным нормативам и иметь существенный запас по капиталу. «В «Росгосстрахе» с первой половины 2017 года реализуется антикризисная стратегия, направленная на борьбу с убыточностью в ОСАГО, которая уже дает первые результаты. И в следующем году мы ждем принципиального улучшения ситуации», — сообщил тогда генеральный директор компании Николаус Фрай.

Похоже, несмотря на заверения Анатолия Аксакова, фактическая санация «Росгосстраха» началась еще до того, как был написан и принят закон. Чем применение нового механизма оздоровления рынка обернется для страховщика и его акционера — «ФК Открытие», пока неясно — не только рынку, но, кажется, и самому регулятору.

А между тем поправки к закону о санации страховщиков должны быть внесены в Госдуму до 12 января 2018 года...

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 14 декабря 2017 > № 2422111 Ольга Кучерова


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 декабря 2017 > № 2431124 Сергей Седов

Занять кредитору. Зачем МФО привлекают средства частных инвесторов

Сергей Седов

основатель сервиса Zaymer

Микрофинансовые организации делают ставку на привлечение фондирования от частных игроков. В чем интерес обеих сторон?

С 2015 года микрофинансовый рынок растет в основном благодаря микрозаймам физлицам. Если в первом квартале 2015 года количество договоров о займе составило 2,88 млн, то за два года оно выросло двукратно, до 5,66 млн договоров во втором квартале текущего года. При этом на частных лиц в общем портфеле МФО приходится 5,65 млн договоров.

Такая динамика связана с возросшим спросом населения на заемные средства в связи с отсутствием роста реальных доходов и ужесточением кредитной политики банков после бума розничного кредитования в 2011-2012 годах.

Но микрофинансовый рынок мог бы показать и более внушительную динамику, если бы не дефицит свободных средств, необходимых для полноценного удовлетворения спроса клиентов. Благоприятной ситуация была в 2015 году, когда в МФО приток сторонних источников фондирования— от граждан и компаний — превышал 50%. Сейчас же этот показатель составляет не более 26,6%. Все остальное фондирование — это собственные средства, полученные МФО за счет прибыли.

При этом оборачиваемость средств на микрофинансовом рынке, которая дает компаниям возможность вкладывать вернувшиеся от заемщиков средства в новые займы, не стала качественно лучше. С 2015 года уровень просроченной задолженности у МФО не претерпел существенных изменений. Так, например, участники опроса агентства «Эксперт РА» в 2015 году оценили объем просроченных кредитов свыше 90 дней в 39%, а в 2016 году — в 35%. Таким образом, дефицит дополнительных источников финансирования деятельности МФО все более очевиден.

Деньги от друзей

Варианты стороннего фондирования у МФО крайне ограничены — это дополнительные средства учредителей, банковские кредиты и частные инвестиции.

Средства учредителей (членов, участников, акционеров) — это их личные деньги. Также они могут быть предоставлены «дружескими» юридическими структурами. Например, это может быть организация, входящая в один холдинг с МФО. Если участие «дружественных» компаний в бизнесе МФО официально проследить трудно, то на учредителей-физлиц приходится уже до 4,74% (как во втором квартале текущего года) в объеме выданных кредитов. Но средства учредителей не безграничны, и уже в этом году можно ожидать существенного снижения значимости этого канала фондирования.

Аналогичный вывод напрашивается и в отношении финансирования МФО через «дружественные» структуры. Сейчас это лидирующий вид фондирования — он составил 14,5% по итогам второго квартала 2017 года. Однако не стоит забывать, что в эту категорию могут входить не только аффилированные с МФО компании, но и, например, инвестиционные фонды или специально созданные для привлечения средств субъекты — в частности, P2P-сервисы.

Остроту проблемы фондирования, по идее, должно было бы снять доступное кредитование российскими банками. Однако сейчас банки придерживается «политики сдерживания» по отношению к МФО, поясняя такой подход рискованностью микрофинансового бизнеса и нежеланием сотрудничать с косвенными конкурентами. Масштаб участия банков в жизни МФО невелик — по итогам второго квартала 2017 года доля кредитов составила в объеме займов лишь 2,76%.

Другие способы привлечения средств — например, выпуск облигаций или мезонинный кредит — единичны и в общей структуре фондирования МФО несущественны.

Время выбора

Основным каналом притока средств, на который сейчас делают ставку МФО, остаются средства частных инвесторов. Сейчас их доля невелика — 4,57% от всего объема фондирования по итогам второго квартала 2017 года. Однако этот сегмент может существенно вырасти за счет расширения базы инвесторов и укрупнения игроков.

Доля крупнейших активных игроков неуклонно растет: с начала 2015 года она увеличилась на 14,7 п.п. до 53,2% (в отношении 20 самых больших МФО). Также с 2014 года число МФО, принимающих инвестиции от населения, снижается. Сейчас таких организаций всего 30 по сравнению с 231 в 2014 году. Однако этот спад никоим образом не должен проявиться в снижении удельного веса этого канала фондирования в общерыночном масштабе.

Статус, масштаб и опыт МФО станут дополнительным стимулом для вложений, обеспечивая гарантию их надежности. Основной же стимул — величина процентной ставки, которая сегодня выглядит не менее привлекательно, чем в недавнем прошлом — 14-30% годовых.

Другой немаловажный фактор — это расширение аудитории инвесторов. При наличии 15,2% населения страны, имевших вклады в банках, лишь 0,3% инвестировали в МФО, свидетельствуют данные ЦБ. Это всего 3 тысячи человек. Главным образом, это пенсионеры или работающие по найму в возрасте 45-59 лет из трех федеральных округов — Сибирский, Северо-Западный и Приволжский.

До последнего времени «вклады» в МФО действительно были скорее «несистемным» фактором, учитывая не лучшую репутацию микрофинансового бизнеса, новизну и подобного рода вложений. Сейчас же МФО привлекают внимание как серьезных инвесторов, так и остальных граждан, обладающих свободным капиталом.

Сказанное, прежде всего, относится к жителям крупных городов, где финансы традиционно аккумулируются более охотно, нежели в «глубинке». Одним из частных проявлений такой ситуации должно стать смещение инвестиционных предпочтений этой аудитории от недвижимости в сторону микрофинансов. Легко подсчитать, что среднестатистическая стоимость сдачи жилья в аренду даже в Москве уступает по доходности предлагаемому МФО уровню процентной ставки.

Таким образом, уже к концу текущего года инвестиции частных инвесторов должны заметно повысить свою значимость на общем фоне, как минимум, на несколько процентов. Тем самым, острота проблемы фондирования, по крайней мере, для крупнейших игроков, будет частично снята, и рынок продолжит развиваться в более свободном и естественном режиме.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 декабря 2017 > № 2431124 Сергей Седов


Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 11 декабря 2017 > № 2420932 Альберт Кошкаров

Покупаем Америку

Почему российские инвесторы делают ставку на американский рынок

Американские компании останутся привлекательными для российских инвесторов и в 2018 году

В погоне за высокой доходностью все больше клиентов российских брокеров выбирают акции компаний США. Стоит ли пытаться заработать на них непрофессиональному инвестору и о чем нужно помнить, Банки.ру спросил у профессиональных участников фондового рынка.

Как инвестировать

Еще несколько лет назад инвестиции в американские или европейские компании были исключительно уделом состоятельных граждан, которые для этого открывали валютные счета в иностранных юрисдикциях, например на Кипре. Сейчас попытаться заработать на акциях Facebook или Apple может даже непрофессионал с тысячей долларов. Достаточно открыть брокерский счет или ИИС у отечественного брокера — и можно торговать.

Правда, список потенциальных кандидатов на покупку ограничен исключительно российскими фондовыми площадками — Московской и Санкт-Петербургской биржами. Но это уже более 500 эмитентов. В основном акции американских компаний — если говорить об акциях, — котировки бумаг которых выставляются в Питере. Для сравнения: число компаний, акции которых торгуются на Московской бирже, — немногим более 200. «На российском рынке есть акции и облигации, которые могут показывать хорошую доходность на горизонте в один-два года, но разнообразие зарубежных инструментов в любом случае дает новые, зачастую более интересные возможности для инвестиций», — говорит начальник отдела анализа рынков «Открытие Брокер» Константин Бушуев.

ФИНАНСОВЫЙ СУПЕРМАРКЕТ НА БАНКИ.РУ

Единственное условие — все сделки проводятся в долларах, ведь мы имеем дело с иностранными акциями. Если вы открыли брокерский счет, то можно перевести на него валюту, например, через интернет-банк. В случае ИИС придется вносить рубли, а затем конвертировать их по биржевому курсу в доллары. Минимальный лот — 1 тыс. долларов, плюс придется заплатить комиссию брокеру за сделку. Но все равно курс покупки выгоднее, чем в обменнике банка.

Все инвестиционные доходы начисляются также в валюте. Поэтому с точки зрения диверсификации инвестиций иностранные акции подходят как нельзя лучше. Однако нужно помнить, что за прибыль с иностранных инвестиций придется заплатить налог. Риск заключается в том, что если к моменту выплаты налогов курс рубля к доллару упадет, то придется еще заплатить налог, связанный с доходом от переоценки валюты.

«В этом году рынок США растет явно лучше российского»

В отличие от волатильного российского рынка, фондовый рынок США стабильно растет. С начала года индекс S&P 500 (отражает котировки крупнейших по капитализации компаний США) вырос почти на 18%, промышленный индекс Dow Jones поднялся на 22%. «Среднегодовой прирост американского рынка акций S&P 500 за 100 лет составляет 7% — в два раза выше среднегодовой доходности облигаций, недвижимости и других активов», — говорит начальник управления инвестиционных стратегий «БКС Брокер» Юрий Скоркин.

По словам управляющего директора компании «Атон» Андрея Ревенко, если коррекция на рынке США и будет, то скорее незначительная. Начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев согласен, что американский фондовый рынок не является безрисковым: он может как расти, так и снижаться. «Но в последние годы он растет стабильнее и спокойнее, чем рынки в Европе или Азии», — отмечает эксперт. Он указывает, что технологический сектор США в этом году уже вырос на 25%. «Лидер индекса DJ-30, компания Boeing подорожала примерно на 80%, акции Apple выросли на 45%, зато Ford прибавил всего около 3%. Все неравномерно, но в этом году рынок США растет явно лучше российского», — заключает Клюшнев.

Действительно, если посмотреть на кривую российского фондового индекса, то окажется, что с начала года рынок пережил серьезное падение (индекс Мосбиржи упал на 17%), в середине года он торговался в пределах 1 880—1 900 пунктов. В целом за год потери российского рынка акций составили 6%. Это отразилось на динамике стоимости индексных ПИФов, убытки которых, по данным НЛУ, с января в среднем составили 3,73% (правда, за три года они заработали свыше 80%). Неплохие результаты показали фонды акций, некоторые управляющие заработали для клиентов 15—20% доходности. В среднем доходность ПИФов акций с начала года была в пределах 9%.

Какую стратегию выбрать

Опрошенные Банки.ру управляющие и брокеры отмечают, что главная сложность для непрофессионального инвестора при выборе иностранных компаний заключается в его слабой информированности. Кроме общеизвестных брендов вроде Amazon или Disney, российским частным инвесторам в общем-то известно не так много американских компаний. О деятельности большинства американских компаний наши инвесторы имеют смутные представления. В отличие от тех же российских эмитентов, о которых ежедневно в Интернете выходят десятки аналитических обзоров, комментариев в СМИ. «Вряд ли частному инвестору стоит заниматься самостоятельным выбором отдельных ценных бумаг, особенно на западных площадках, поскольку их там огромное множество. Проанализировать финансовую отчетность даже 1% торгуемых компаний очень сложно», — подчеркивает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин.

Управляющий директор по инвестициям «ТКБ Инвестмент Партнерс» Владимир Цупров советует начинающим инвесторам присмотреться к иностранным индексным фондам ETF либо доверить средства квалифицированному управляющему. «Многие любят также покупать западные акции «от фонаря», типа портфеля акций IT-компаний или фармакологии. С нашей точки зрения это крайне неэффективная стратегия», — предупреждает управляющий.

Финансисты предлагают несколько вариантов инвестирования. Например, можно купить акции одного-двух эмитентов на долгий срок, на 5—10 лет, и попытаться заработать на их росте. Ориентироваться при этом, по словам Андрея Ревенко из «Атона», стоит на компании, которые являются лидерами в своем секторе. Игорь Клюшнев уверен, что инвестировать в американские акции можно и 100% капитала, так как на рынке реально найти и очень надежные компании, акции которых торгуются на бирже более 100 лет, — General Electric, IBM и др.

Другой подход — покупать в портфель большое число эмитентов, акции которых слабо коррелируют друг с другом, и периодически проводить «ребалансировку», чтобы доля одной бумаги не сильно превышала долю других. Это существенно снизит риск волатильности. Однако, напоминает Эдуард Харин, инвестору придется потратиться на комиссии брокеру. «При покупке ETF фондов клиент обычно платит низкие комиссии за управление, однако на другой чаше весов — отсутствие управления, а ребалансировки внутри индекса часто носят сугубо технический характер», — поясняет он. Активно управляемые фонды, по словам Харина, имеют более высокие комиссии, но предоставляют инвестору возможность получить доходность выше индекса.

Что покупать

Как и в этом году, многие участники рынка ожидают дальнейшего роста бумаг IT-компаний, а также компаний финансового сектора. «Сектор технологий был самым доходным по итогам нескольких последних сезонов отчетов и является лидером роста 2017 года. В следующем году также жду, что они будут среди лидеров роста», — говорит Игорь Клюшнев из ИК «Фридом Финанс». Юрий Скоркин из «БКС Брокер» приводит в пример несколько инвестиционных идей: в частности, по его словам, дальнейший рост акций может показать Amazon, которая постоянно направляет большую часть выручки на разработку новых технологий, сервисов. Еще один вариант — акции производителя полупроводников для мобильных гаджетов Lamresearch. Компания также делает станки для производства чипов для мобильных устройств. «Рост мобильных гаджетов повышает спрос на потребление контента: фильмы, мультфильмы, видеоигры», — указывает Скоркин. На американском рынке есть огромные корпорации, занимающиеся производством видеоигр, контента. Это Electronic Arts, Disney, Netflix. Все эти компании, считает эксперт, будут оставаться привлекательными с ростом покупательной способности молодого поколения.

По словам опрошенных Банки.ру аналитиков, финансовый сектор может также стать лидером роста в 2018 году под влиянием налоговой реформы, дерегулирования, которое обещает новый глава ФРС Джером Пауэлл. Положительный эффект также окажет повышение ставки рефинансирования. «Стабильную прибыль всегда генерируют акции платежных систем. Они уже многие годы показывают стабильный рост», — приводит пример заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева. Например, по ее словам, акции Mastercard демонстрируют стабильный рост, только в этом году они выросли на 40%.

На волне роста рынка криптовалют аналитик также советует присмотреться к производителям видеокарт, например NVidia. «Видеокарты этого производителя идут нарасхват у желающих майнить биткоины, и пока это сильный драйвер для роста акций компании», — говорит Кокорева.

Константин Бушуев из «Открытие Брокер», помимо IT-компаний, рекомендует обратить внимание на компании в секторе драгоценных металлов, энергетическом секторе и сегменте новых финансовых технологий. «С учетом ожиданий по росту глобальной экономики можно рассчитывать на горизонт инвестиций в несколько лет», — считает он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия. США > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 11 декабря 2017 > № 2420932 Альберт Кошкаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров

Страховщики «цыплят» уже посчитали

В отличие от банковского сектора и накопительной пенсионной системы, преподнесших по осени неприятные сюрпризы, на страховом рынке уже можно подводить итоги года, ибо на нем по-прежнему царит относительная стабильность.

Тулеген АСКАРОВ

Правда, и здесь по ряду ключевых показателей за второй месяц осени сложились негативные тренды. К примеру, совокупная прибыль (точнее, нераспределенный доход) страховщиков уменьшилась в октябре на 12,8% до 48,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 7,1 млрд тенге. Главным источником этого негатива стал лидер рынка – «Евразия», у которой потери составили драматические 39,1%, или 8,1 млрд тенге, до 12,6 млрд тенге. Тем не менее, ее позициям здесь конкуренты всерьез не угрожают. К примеру, идущая на втором месте «Kaspi Страхование» хотя и увеличила прибыль за второй месяц осени на 11,0%, но показала только 5,4 млрд тенге. А другие участники рынка и вовсе не сумели преодолеть 5-миллиардную планку по этому показателю. Убытки же в отчетности Нацбанка по состоянию на 1 ноября оказались у пяти страховщиков – «КСЖ «Азия-Life» (минус 0,1 млрд тенге), «Интертич» (минус 0,04 млрд тенге), «Нурполис» (минус 0,04 млрд тенге), «ТрансОйл» (минус 0,2 млрд тенге) и «Альянс-Полис» (минус 0,2 млрд тенге).

Аналогичная ситуация сложилась и по собственному капиталу, сократившемуся у лидирующей и по его размеру «Евразии» за октябрь на 6,7% до 108,7 млрд тенге, тогда как совокупный его объем по страховому сектору уменьшился на 1,6% до 419,5 млрд тенге. Здесь также вполне очевидно, кому достанется лидерская «корона» по итогам года, поскольку занимающая второе место «Виктория» располагала собственным капиталом на начало ноября в 75,9 млрд тенге, потеряв 0,1%. Кстати, на этот тандем приходится 44,0% совокупного собственного капитала страхового сектора, что говорит о высокой концентрации этого сегмента финансового рынка. Планку же в 10 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели еще «KazakhExport» с приростом на 0,4% до 41,9 млрд тенге, «Халык-Казахинстрах» (2,4% до 31,0 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (0,9% до 23,6 млрд тенге), Kaspi Страхование» со снижением на 3,5% до 12 млрд тенге и «Халык-Life», прибавившая в «весе» 7,0% до 10,2 млрд тенге.

Совокупный объем активов страховщиков уменьшился в октябре незначительно – на 0,3% до 921,5 млрд тенге, в том числе и за счет укрепления тенге к доллару, повлекшего отрицательную курсовую разницу. Лидер и здесь определился давно – это все та же «Евразия», у которой активы снизились на 0,7% до 216,8 млрд тенге. Как и по другим вышеперечисленным позициям, отрыв конкурентов от нее настолько велик, что за два месяц до конца года им вряд ли удастся догнать эту компанию. Судя по всему, особо не изменится и состав первой десятки страхового сектора по этому показателю, куда вошли компании, пересекшие рубеж в 30 млрд тенге. В эту группу вошли помимо лидера «Виктория» с приростом на 2% до 83,4 млрд тенге, «Номад Life» (1,1% до 64,9 млрд тенге), «Халык-Life» (0,5% до 62,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (0,9% до 60,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (снижение на 1,1% до 52,8 млрд тенге), «KazakhExport» (увеличение на 1,1% до 45,8 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (снижение на 2,2% до 43,4 млрд тенге), «Государственная аннуитетная компания» (прирост на 0,1% до 32,7 млрд тенге), сумевшая обойти страховую компанию «Казахмыс», выделившуюся потерями активов в 9,4% до 31,3 млрд тенге. Отметим также, что если сложить активы тех из перечисленных выше страховщиков, которые входят в группу Народного банка Казахстана после приобретения им Казкоммерцбанка, то получится порядка 218,5 млрд тенге – больше, чем у «Евразии».

Перейдем теперь к позитиву. Совокупный объем собранных страховых премий вырос за второй месяц осени на 10,8% до 334,1 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 24 млрд тенге. Впереди и по этому показателю идет «Евразия», прибавившая 6,7% до 46,5 млрд тенге, тогда как у ближайшего ее конкурента – «Казахмыса» – прирост составил лишь 0,5% до 38,5 млрд тенге. Планку в 20 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели также «Халык-Life» (9,7% до 31,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (3,8% до 22,9 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (2,9% до 21,5 млрд тенге). Сложив данные по последнему трио, получим 75,5 млрд тенге, что фактически выводит группу Народного в лидеры и здесь.

Страховые выплаты росли в октябре меньшими темпами – их совокупный объем увеличился на 9,6% до 70,9 млрд тенге. У лидирующей и здесь «Евразии» эти выплаты увеличились на 7,3% до 10,6 млрд тенге, вторым идет «Халык-Казахинстрах» (7,5% до 7,3 млрд тенге). Концентрация рынка и по этому показателю высока, поскольку 5-миллиардный рубеж смог пересечь лишь еще один страховщик – «Казкоммерц-Полис» (6,4% до 5,7 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров


Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев

Господдержка во спасение: что сделает доступнее кредиты для малого бизнеса

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Высокие риски и отсутствие залогов – банальные причины низкой доступности кредитов для малых предпринимателей. Банки будут готовы кредитовать МСП, только разделив эти риски с государством – под поручительства и гарантии. И это сейчас единственный драйвер роста рынка.

Число фирм и предпринимателей, относящихся к малому и среднему бизнесу (МСП), постепенно растет. По данным Счетной палаты, с 2010 по 2016 год их количество увеличилось почти на треть – с 4,6 млн до 5,8 млн (на 28%). Самые высокие темпы роста за последний год – в Москве и Санкт-Петербурге: на 5,2% и 3,8% соответственно.

При этом вопросы привлечения финансирования в малый бизнес остаются злободневными. С одной стороны, предпринимателям сегодня вроде бы доступен довольно широкий перечень инструментов финансирования МСП. С другой – их развитие является неоднородным. Кредитование малого и среднего бизнеса, несмотря на относительную стабилизацию экономической ситуации, по-прежнему стагнирует (несколько лет подряд – сокращалось). По расчетам Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы, в 2016 году объем предоставленных кредитов МСП сократился на 3% (до 5,3 трлн рублей). С начала 2017 года рынок кредитования МСБ показывает рост после падения за последние пару лет. При этом доля кредитов МСБ в рыночном портфеле продолжает оставаться низкой – 9% по Москве и 14% по России.

Восстановление рынка более заметно идет в Москве и в первую очередь – в банках топ-30, которые за девять месяцев выдали в столице кредиты МСБ в объеме 668 млрд рублей, что в 2,1 раза больше, чем за три квартала 2016 года.

Проблемы в сегменте МСП все те же – высокие риски кредитования, финансовая неустойчивость предпринимателей, большая просрочка. Поэтому требования к заемщикам по-прежнему очень жесткие. По Москве просрочка достигла максимума в сентябре – 19,8%, годом ранее – 14,1%, риски этого сектора остаются высокими. В целом по России просрочка по МСБ была на уровне 14–15%.

Господдержка сегодня значительно улучшает ситуацию. Напомню, что в России работает Национальная гарантийная система, которую возглавляет Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства (Корпорация МСП), в структуру также входят МСП Банк и региональные гарантийные фонды. В Европе субъекты МСП так же, как и в России, могут получить комплексную финансовую поддержку – начиная от грантов на создание бизнеса и заканчивая гарантиями и субсидиями для успешно развивающегося бизнеса. В Великобритании, например, с 2009 года работает программа субсидирования кредитных ставок для фирм из сегмента МСП. В Германии есть KfW, аналог МСП Банка, который предоставляет малому бизнесу дешевые кредиты и гарантии на финансирование и стимулирование инвестиционных проектов для целей пополнения оборотных средств. Также в Германии существуют специализированные банки, покрывающие часть рисков невозврата ссуд МСП.

Основная задача гарантийной поддержки российского малого бизнеса состоит в решении проблемы нехватки обеспечения у предпринимателей. Это типичная ситуация, когда бизнес развивается, появляется необходимость в запуске или расширении производства, закупке нового оборудования, но у заемщиков этой категории недостаточно активов, которые бы кредитор принял в качестве залога. Гарантийные фонды как раз и могут помочь предпринимателям с обеспечением, а для банков закрывается существенная доля рисков. Поручительства гарантийных фондов в регионах относятся ко второй категории кредитного качества и воспринимаются финансовыми организациями как высококачественное обеспечение.

Некоторое время система господдержки малого бизнеса в России только набирала обороты: на кредиты с госгарантиями приходились доли процента от общего портфеля банков. Ситуация стала меняться в 2017 году.

Крупнейшие банки, стремясь снизить риски этого сектора, активно включились в работу программ господдержки, что уже принесло свои плоды. Так, в Москве за девять месяцев 2017 года было выдано в 3,3 раза больше поручительств, чем за аналогичный период 2016-го. С учетом данных за октябрь в 2017 году уже выданы поручительства в объеме 9 млрд рублей, а МСП привлекли в банках около 16 млрд рублей кредитов и гарантий. Доля новых сделок с господдержкой в Москве у банков топ-30 достигла в сентябре максимальных 4,5%.

Заявок предпринимателей действительно стало больше. В гарантийных фондах увеличился поток заявок от банков, также стали поступать напрямую заявки от предпринимателей. Только в Москве количество договоров выросло в 1,7 раза, объем поручительств увеличился в 3,3 раза, финансирование МСП при господдержке выросло в 2,9 раза по итогам трех кварталов 2017 года (по отношению к аналогичному периоду 2016-го). Количество заявок обычно на 10–15% больше, чем количество договоров, так как некоторым предпринимателям гарантийные фонды отказывают из-за слабого финансового состояния, недостоверных данных, сокрытия каких-то негативных моментов. Но сам факт роста спроса налицо.

В рамках господдержки предприниматели могут получить поручительства по кредитам и банковским гарантиям до 70% от суммы долга (до 100 млн рублей) по ставке 0,75% годовых. Поручительства выступают смягчающим инструментом по требованиям банков к заемщикам. Иногда благодаря поручительству кредитор снижает ставку, а порой даже может пойти частично на так называемую бланковую часть. Конечно, это на усмотрение банка, но так как сделка при господдержке более обеспеченная, по ней ниже резервы, и кредитная организация предлагает заемщику-предпринимателю ставку на 0,5–1 процентный пункт ниже, чем в общем случае.

Развитие кредитования МСП с помощью господдержки позитивно отразится и на развитии малого бизнеса, и на экономике страны в целом, и на региональных экономиках. К примеру, при введении дополнительного инструмента поддержки – компенсации процентной ставки – заметно вырастут налоговые поступления в бюджет. В Москве это позволит увеличить налоговые отчисления заемщиков более чем на 100 млн рублей, а также нарастить объем кредитования компаний и предпринимателей из сферы МСП на 10–15% (суммарно 1–1,5 млрд рублей в год). Если масштабировать эти цифры на всю страну, эффект получится впечатляющий.

Россия. ЦФО > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 6 декабря 2017 > № 2414320 Павел Самиев


Россия > Финансы, банки. Транспорт > gudok.ru, 6 декабря 2017 > № 2414150 Антон Борисевич

Антон Борисевич: «Мы понимаем, как меняется экономика пригородных пассажирских компаний при лизинговой нагрузке»

Каковы состояние и перспективы развития рынка лизинга железнодорожной техники, при каких условиях возможно обновление парка пригородных электропоездов, что будет с доходностью грузоперевозок? Об этом сайту Gudok.ru рассказал в интервью первый заместитель генерального директора ПАО «Государственная транспортная лизинговая компания» Антон Борисевич.

- В 2016 году ГТЛК и ОАО «Российские железные дороги» подписали соглашение о сотрудничестве. Расскажите, пожалуйста, как реализуется это соглашение?

- Идет активная работа по поиску наилучшего решения. РЖД имеют одни из лучших условий по привлечению средств и активно этим пользуются. Мы прекрасно понимаем, что переплачивать компания не хочет, не может и не собирается. При этом, я надеюсь, что работа, которую мы начали в 2016 году, в 2018 году приведет к первым сделкам. ГТЛК также сотрудничает с «Федеральной пассажирской компанией» по поиску оптимального решения по обновлению пассажирского парка. Мы обсуждаем с коллегами большую программу, которая будет включать в себя множество сделок и которая будет рассчитана не на один год. Она позволит обновлять любой парк, который потребуется - будь то двухэтажные или любые другие вагоны. Кроме того, мы сотрудничаем с Минтрансом в части финансирования обновления парка электричек операторов пригородных перевозок.

- Возможно ли, что государство будет решать задачу обновления пригородного подвижного состава через ГТЛК?

- На слушаниях по вопросу организации пригородных перевозок в Совете Федерации ГТЛК предложила вариант того, как можно было бы запустить программу обновления подвижного состава с использованием механизма лизинга. Мы представили разные механизмы финансирования, которые ранее уже обсуждались с Минтрансом. У ГТЛК есть опыт реализации таких проектов. Наша компания уже выполняла функцию проводника и реализации господдержки в обеспечении санитарных авиационных перевозок на всей территории Российской Федерации. Мы понимаем, как это делать. По пригородным перевозкам существуют разные предложения: как закупать, каким образом финансировать, на чьем балансе держать парк и инфраструктуру - в собственности ОАО «РЖД» или регионов. ГТЛК считает, что программа обновления парка пригородных электропоездов должна базироваться на том, что у пригородных пассажирских компаний будут деньги на новые электрички. В то же время очевидно, что пассажиропоток у операторов разный. Мы 2 года реализуем программу с наиболее успешной компанией в этом сегменте – ЦППК, являемся их крупнейшим партнером по финансированию приобретения подвижного состава. Хорошо изучили экономику ЦППК с учетом того, что подвижной состав в основном арендуется у ОАО «РЖД», понимаем, как будет меняться экономика пригородных пассажирских компаний при лизинговой нагрузке. Важно понять, сколько потребуется денег. Потому что если денег не будет, то невозможно обновить парк электричек. И в этом случае для приобретения новых вагонов для всех пригородных компаний потребуется государственное субсидирование.

- Помимо будущей госпрограммы, возможно ли сотрудничество ГТЛК с пригородными компаниями в ближайшее время?

- Да. В этом году мы планируем принять участие в конкурсах, объявленных Свердловской, Северо-Западной и Московско-Тверской компаниями.

- ГТЛК постепенно сокращает долю лизингового портфель в сегменте подвижного состава - с 54% в 2012 году до 27% в 2016. Эта тенденция продолжится по итогам 2017 года и в 2018 году?

- На долю подвижного состава оказывает существенное влияние наша активность в других сферах. Мы можем покупать очень много вагонов, но, если мы будем гораздо большими темпами покупать самолеты, вертолеты, строить корабли и осуществлять иные инвестиции в транспортную инфраструктуру, доля может не меняться, а даже падать. На сегодняшний день тенденция изменилась. Доля подвижного состава с 27%, которая была на конец прошлого года, выросла. В 2016 и 2017 годах мы были сконцентрированы на приобретении нового подвижного состава и отдавали предпочтение инновационному парку, приобретя порядка трети всех произведенных инновационных вагонов. Но на рынке есть потребности в разных видах продукции. Мы стараемся покупать новый парк, но учитываем, что востребовано клиентом. Возвращаясь к доле подвижного состава - она будет расти. Мы вообще стараемся балансировать, чтобы наши основные отраслевые группы - самолеты, грузовые и пассажирские вагоны, грузовые и, возможно, в будущем, пассажирские суда - балансировали между собой. Конечно, хотелось бы иметь идеальную картину. У нас есть еще активы в секторе программ энергоэффективности на транспорте. Мы изучаем и другие отрасли, которые могли бы быть интересны для нас. Например, энергетику.

- А железнодорожная инфраструктура присутствует в поле зрения ГТЛК?

- И на железнодорожную инфраструктуру смотрим. Также это касается и тягового состава. Мы стремимся к балансу. Но ситуация и экономическая, и технологическая в каждом сегменте своя. В каждом сегменте идет свой цикл выбытия старых транспортных средств. В результате темпы роста не одинаковые. Последние три года у нас активно развивался авиационный бизнес. Его темпы были самые высокие, хотя они не всегда соответствовали лизинговому рынку в целом.

- Какой будет доля железнодорожного лизинга в будущем?

- Думаю, что железнодорожный сегмент в целом в рынке лизинга уже не вернется на колоссальное доминирование, которое было в 2012 году. И это будет правильно, потому что это не монорынок. Могу сказать точно, что для ГТЛК железнодорожный сегмент является одним из ключевых. Мы считаем, что он один из наименее рисковых, потому что вагон не требует сложного технического обслуживания, сеть депо достаточно развита. Для того, чтобы содержать вагон в должном техническом состоянии, всего лишь нужно желание и деньги. Клиенты, с которыми мы работаем, успешно справляются с этими задачами.

- В 2017 году были заключены сделки по приобретению грузовых вагонов на рекордные суммы. О чем говорит этот факт? Что изменилось на рынке и в целом в макроэкономике?

- Действительно, на рынке прекратились негативные тенденции, выросла ставка доходности операторов грузового подвижного состава. Чтобы объяснить, почему изменилась тенденция, необходимо напомнить прежнюю ситуацию. Кризис уровня доходности в оперировании грузовым подвижным составом начался еще до общеэкономического спада. Суточная норма доходности начала снижаться в 2012 году под влиянием двух узкопрофильных факторов: перепроизводства вагонов и демпинга операторов, обладающих парком с низкой стоимостью. В результате в 2014 году и в начале 2015 года ставки аренды находись на уровне себестоимости эксплуатации парка. Хотел бы также отметить роль финансовых институтов. В последнее время их активно критиковали за то, что якобы они и создали пузырь новых вагонов. Могу сказать, что в большинстве случаев крупные сделки были оправданы – финансировались конкретные контракты на перевозку грузов. В конце 2015 года вышел приказ Минтранса о запрете с 1 января 2016 года эксплуатации вагонов с продленным сроком службы, и в течение двух лет вышло из обращения большое количество полувагонов. Этот процесс будет длиться еще 2-3 года. В 2016 году начался рост объема перевозок, в том числе основного груза для полувагонов - угля. Появилась большая потребность в вагонах. К тому же сказался отложенный спрос. И сейчас мы видим, как восполняется образовавшийся дефицит. Это касается прежде всего полувагонов, зерновозов и платформ. В целом инвесторы получили возможность компенсировать те потери, которые они понесли в период падения ставки.

- Что позволило компаниям заключать долгосрочные сделки в 2017 году?

- Лизинг вагонов стартовал с пятилетних сделок. Потом рынку стало понятно, что это инвестиции в актив с длительным жизненным циклом - исходя из уровня доходности за 5 лет вагон невозможно окупить. Такого уровня маржи в этом бизнесе нет. Поэтому достаточно быстро рынок перешел к стандарту 10 лет. Сейчас наша компания использует 15-летний стандарт. Мы понимаем, что за это время вагон должен окупаться. Его остаточная стоимость на конец 15 года должна составлять не больше 25%. У инновационного вагона остается еще 17 лет эксплуатации. У классического полувагона - 7 лет. Но это только одна сторона бизнес-процесса - потребность со стороны компаний-операторов. С другой стороны, изменились условия работы лизинговых компаний. Появилась возможность занимать деньги на более длительные сроки. На сегодняшний день мы имеем сделки, которые финансируют лизинговые проекты на весь срок действия. Кроме того, за прошедшие годы укрепилось доверие к крупным финансовым компаниям. Если говорить о ГТЛК, то за это время она сильно изменилась и стала крупнейшей в России. Компания смогла получить рейтинги на ступеньку ниже суверенного рейтинга России. ГТЛК является активным эмитентом публичного долга. Мы можем привлекать заемный капитал на срок 15 лет.

- На эту возможность повлияли не только изменения в грузоперевозках, но и в макроэкономике?

- Мы видим, что экономика восстанавливается. Также произошли изменения на финансовых рынках. Это достаточно серьезное снижение ключевой ставки. Она упала более чем в 2 раза с максимума в размере 17% годовых на рубеже 2014 – 2015 годов. Сейчас она снизилась даже ниже уровня, на котором была до повышения.

- Можно ли ждать новых долгосрочных контрактов в 2018 году и с кем?

- Безусловно, в 2018 году ГТЛК планирует заключать долгосрочные контракты. Такие сделки мы заключаем, когда видим, что это не спот, что у клиента есть экономически обоснованная грузовая база. Это говорит о том, что грузовой оператор хорошо планирует действия. С другой стороны, долгосрочные контракты дают стабильную загрузку транспортного машиностроения. В этой части мы, государственная компания, реализуем свою функцию по поддержке отечественного машиностроения на длительный период.

- Может ли повториться ситуация со значительным профицитом парка?

- Мы видим взвешенную позицию вагоностроителей. Они видят и понимают, какую цену им пришлось заплатить за рекорды, поставленные в 2012 году. Они не наращивают объемы так, как могли бы нарастить. Более того, они в своих прогнозах закладывают падение спроса на вагон.

- И закладывают этот риск в нынешнюю цену?

- Цена формируется не только спросом. Сегодня трудно заставить клиента купить что-то, что ему не выгодно. И себестоимость продукции здесь не имеет никакого значения. Понятно, что завод, чтобы произвести вагон, должен совершить затраты. Дальше, чтобы окупить цену, которую платит лизинговая компания или оператор, приобретая вагон, он должен иметь доходность. Я могу сказать, что те операторы, с которыми мы работаем, закладывают в одном из сценариев прогноза возможное снижение ставок. Прежде всего, в тех сегментах, где ставка сильно выросла. Это полувагоны и хопры-зерновозы. С другой стороны, есть сегменты, где ставка в ближайшее время только начнет расти – хопры-цементовозы и крытые вагоны. Финансовые институты, скорее всего, также будут продолжать ответственно подходить к инвестированию новых заказов. Все основные игроки следят за показателем потребного парка. У каждого есть свои оценки, но все понимают, что, инвестиции могут пострадать из-за финансирования переизбытка вагонов. Мы ожидаем, что такие рискованные решения не будут приниматься ни лизинговыми компаниями, ни банками.

- Думаю, читателей интересуют ваши прогнозы развития рынка. Могли бы ими поделиться?

- Прогнозы, прежде всего, базируются на насыщении рынка, на том, что в моменты пика сезона ажиотажный спрос на подвижной состав будет удовлетворен. И, соответственно, не будет такого предложения, при котором грузоотправители будут готовы брать вагон по любой цене. Это может случиться уже в 2019 году. Хотя, с другой стороны, это будет зависеть от объемов грузоперевозок и той маржи от продажи груза, которую будет получать грузовладелец. Если цены на основные группы товаров, которые перевозятся полувагонами, не будут падать, а объемы перевозки будут расти, то владельцы грузов будут готовы платить премию и дальше. Потому что, не вывозя свой товар, они не имеют возможности его реализовывать.

- Это наиболее вероятный сценарий?

- Есть разные сценарии. Есть сценарий, который предусматривает падение доходности по ряду групп, прежде всего полувагонов, уже в 2018 году. Но мы думаем, что в 2018 году ставка скорее имеет шансы стабилизироваться, нежели снижаться. В 2019 году может начаться ее снижение. Пока, исходя из действий основных игроков, мы не предполагаем обвала ставок.

- Что произойдет через 2-3 года, когда завершится процесс списания устаревшего парка?

- За горизонтом 2 лет для поддержки и роста объемов нужно развивать экспорт наших вагонов. Сегодня стоимость российского инновационного парка очень конкурентна на внешних рынках, но надо понимать, что на любом рынке чужаков не ждут с распростертыми руками. Это серьезная конкурентная борьба.

- Задача поддержки экспорта стоит в повестке дня ГТЛК?

- Для ГТЛК это направление интересно. Уже сейчас с точки зрения клиентской базы ГТЛК - это международная компания. Мы активно работаем с иностранными лизингополучателями, например, в авиации. Что нам позволяет выйти на международный уровень? Прежде всего, это продукт, качественное транспортное средство.

- По итогам 2016 года ГТЛК была лидером по показателю объема нового бизнеса в российском железнодорожном сегменте с долей в 34%. Сохранит ли компания первое место по итогам 2017 года?

- Не думаю, что мы перестанем быть лидерами в 2018 году. Наши коллеги, также владея достаточно большим парком, не так активно инвестируют. Тем не менее, на рынке есть конкуренция, есть разные финансовые возможности, есть просто предпочтения, сложившаяся история взаимоотношений. У ГТЛК не было задачи быть компанией номер один в каком-либо из сегментов. Мы решаем государственную задачу транспортного и инфраструктурного развития.

- Сейчас разрабатываются поправки в федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)». Как вы оцениваете возможное влияние этих поправок на рынок?

- Идею регулирования мы поддерживаем, но очень важно разобраться, что, как и посредством чего регулируем. Регулирование должно решать свои главные задачи - получение позитивного экономического эффекта, то есть рост валового продукта, производимого на этом рынке в реальном секторе экономики, снижение безработицы и, как следствие, социальной напряженности, увеличение поступлений в бюджет, повышение производительности труда, недопущение злоупотреблений. Так как рынок финансового лизинга является неотъемлемой частью экономики страны и направлен на обновление и расширение производственного потенциала страны, то и цель реформы должна определяться государственными экономическими позитивными результатами именно этой предметной области.

- Какие неопределенности остаются, по вашему мнению?

- На текущий момент для транспортной отрасли лизинг является гибким и комплексным инструментом, который, с одной стороны, позволяет продвигать новую продукцию железнодорожного машиностроения, авиационной и автомобильной промышленности, как на российском, так и на зарубежных рынках, а с другой, обеспечивает устойчивый и понятный канал инвестирования в реальный сектор экономики, направленный на обновление производственных фондов, генерирующих валовый продукт. И очень важно при разработке каких-либо мероприятий, способных существенно повлиять на рынок лизинга, просчитать эффект от реализации этих мероприятий, чтобы не потерять уже налаженные механизмы, дающие положительные результаты в масштабах страны, особенно на фоне заявленной политики импортозамещения. Основной риск текущей версии законопроекта связан с неопределенностью в причинах, способах и критериях регулирования. С ситуацией, когда ГТЛК и иные участники лизинговой деятельности, находясь в уже заключенных длительных контрактах сроком более 10 лет и не имея никаких возможностей для маневра, при непредсказуемом изменении в нормативном регулировании не смогут прогнозировать свое финансовое положение. В процессе общения ГТЛК с иностранными инвесторами в рамках подготовки к размещению выпуска евробондов, а также с иностранными рейтинговыми агентствами все чаще задаются вопросы о сути и последствиях для лизингового рынка проводимой реформы. И мы чувствуем определенный дискомфорт у инвесторов, когда речь идет о длинных инвестициях. В этой связи принятие закона, который фактически лишь анонсируют реформу, не раскрывая всей ее сути, может на долгий срок остановить приток инвестиций в лизинг, которые на сегодняшний день составляют сотни миллиардов рублей ежегодно.

Николай Логинов

Россия > Финансы, банки. Транспорт > gudok.ru, 6 декабря 2017 > № 2414150 Антон Борисевич


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев

Встреча с главой РФПИ Кириллом Дмитриевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кириллом Дмитриевым. Глава фонда информировал о результатах работы за текущий год.

В.Путин: Кирилл Александрович, мы с Вами достаточно часто встречаемся, тем не менее знаю, что Вы подготовили отчёт о результатах почти за год.

К.Дмитриев: Да, за 11 месяцев…

В.Путин: Слушаю Вас.

К.Дмитриев: Владимир Владимирович, за 11 месяцев мы с партнёрами проинвестировали более 250 миллиардов рублей в экономику России, и, как Вы знаете, мы фокусируемся на инвестициях в инфраструктурные проекты со значимым мультипликативным эффектом для других секторов экономики, а также в региональные проекты, которые повышают доходность региональных бюджетов, в проекты по диверсификации экономики России, в том числе активно стали фокусироваться на технологических проектах.

И буквально с июня этого года мы уже профинансировали дублёр Кутузовского проспекта, начали финансирование. Финансировали третью секцию ЦКАД, аэропорт Пулково, два онкологических центра в Московской области, транспортную компанию «ГлобалТрак» и ряд других проектов.

И созданный благодаря Вашей поддержке российско-японский фонд стал активно функционировать и очень быстро осуществил первые три инвестиции, в том числе инвестиции в компанию «Транснефть». И мы считаем, что это очень важная инвестиция наших японских партнёров, и благодарим Вас за поддержку российско-японского фонда.

В.Путин: Что за проект там конкретно?

К.Дмитриев: Они инвестируют в развитие, соответственно, компании и верят в рост капитализации компании «Транснефть».

Мы также активно работаем над расширением инвестиций в технологический сектор и создали нашу структуру «РФПИ Технологии». И подобрали ведущих партнёров из Китая, Японии, Сингапура, Европы, Объединённых Арабских Эмиратов, которые вместе с нами будут инвестировать в технологические проекты в рамках Вашей инициативы по цифровой экономике.

В том числе мы объявим в ближайшее время инвестиции в компанию «Яндекс.Такси», также инвестиции в ряд наших интернет-порталов с целью расширения их деятельности за рубежом, и также инвестиции с компанией Alibaba в логистическую инфраструктуру интернета в России.

В.Путин: Молодцы, хорошо.

К.Дмитриев: И в завершение – с Эмиратами уже более 40 проектов, с Китаем – более 20; Саудовская Аравия проинвестировала с нами уже более 1,2 миллиарда долларов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418339 Кирилл Дмитриев


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413040 Наталия Орлова

Не до реформ: у правительства наступил предвыборный режим тишины

Наталия Орлова

главный экономист «Альфа-Банка»

Первое полугодие радовало положительными ожиданиями: рецессия заканчивалась, ЦБ переходил к более активному снижению ставки, на горизонте маячило если не смягчение санкций, то хотя бы их замораживание в состоянии статуса-кво. К концу года от позитивных настроений остались, в основном, только воспоминания: перспективы 2018 года, скорее, тревожат. Цена неправильных решений возрастает.

В первую очередь следует отметить, что восстановление экономики идет по плохо прогнозируемой траектории: если в первом полугодии экономика росла на 0,5% в годовом исчислении, то во II квартале рост ускорился до 2,5%, а затем последовало его замедление в III квартале до 1,8%.

Строить линейный прогноз на основе таких данных крайне сложно, особенно когда основные макроиндикаторы дают разнонаправленные сигналы, и данные серьезно пересматриваются. Например, относительно небольшое замедление темпов роста ВВП в III квартале сочеталось со значительным замедлением роста промышленности – с 3,8% в годовом исчислении во II квартале до 1,4% в III-м, а в октябре промышленность и вовсе перестала расти. Это заставляет задаться вопросом об устойчивости роста экономики, тем более что динамика такого важного сектора, как строительство, была недавно пересмотрена Росстатом и серьезно ухудшена — теперь по итогам трех кварталов объемы строительства сократились на 2% в годовом исчислении. В розничном сегменте дело также обстоит неоднозначно. С одной стороны, потребление домохозяйств выросло на 3,5% за первое полугодие, и реальные зарплаты выросли на 3% в годовом исчислении за III квартал 2017 года; но, с другой стороны, показатель оборота розничной торговли до последнего времени показывал ее снижение, и реальные доходы населения также не растут. Это серьезно усложняет формирование прогнозов – на какие показатели следует ориентироваться, непонятно.

Есть и косвенные причины, вызывающие беспокойство по поводу роста. Грянувшие в августе-сентябре проблемы в нескольких крупных частных банках не совместимы с историей экономического восстановления – обычно в период выхода экономики из рецессии финансовое положение заемщиков, и соответственно, банков улучшается, что снижает риски нестабильности в банковском секторе. То, что с проблемами столкнулись крупнейшие частные банки, косвенно свидетельствует о том, экономика не настолько сильна, как это кажется при взгляде на макроэкономическую статистику.

Возможности роста в значительной степени определяются не только ощущением от текущих трендов, но и ожиданиями. К сожалению, 2018 год не выглядит вполне предсказуемым. В частности, похоже что правительство уже с лета вступило в «период тишины» перед выборами, что привело к полному вакууму в обсуждении экономической политики 2018 года. Если в первом полугодии этого года речь шла о структурных реформах, предложенных к реализации ЦСР во главе с Алексеем Кудриным, то чем дальше, тем сильнее ощущение что под экономическими реформами понимается оптимизация бюджетной политики. К слову, Кудрин уже выступил с предложением повысить уровень учитываемой для нового бюджетного правила цены на нефть до $45 за баррель с изначально предложенного уровня в $40 за баррель – изменение вроде небольшое, но вызывающее жаркие дискуссии. Возможное смягчение правила вызывает логичный вопрос по поводу компенсаторных мер — но вот про перспективы повышения налогов как раз с лета 2017 года ничего не слышно; по всей видимости, эта тема настолько непопулярна, что раньше лета 2018 года к ней вряд ли вернутся, что сохранит огромную неопределенность для бизнеса.

Кроме того, перспективы 2018 года омрачены и ожиданиями новых санкций. По сути ситуация может развиваться в двух направлениях – либо речь будет идти о новых корпоративных или персональных санкциях, что в значительной степени будет расширением уже существующего санкционного режима, либо новый раунд усиления санкций пройдет с применением суверенных санкций, то есть ограничений на вложения в облигации правительства РФ. Второй вариант, безусловно, опасен, так как может вызвать ответные меры и новый раунд усиления напряженности, что опять-таки ничего, кроме неопределенности для экономики, не принесет.

В любом случае парадокс нынешнего посткризисного роста заключается в том, что далеко не все сектора могут в равной степени им воспользоваться. Если до 2014 года рост экономической активности был более равномерным в географическом и секторальном аспектах, то сейчас он становится более точечным. Например, 90% роста инвестиций в 2017 приходится только на три региона – Москву, Крым и Дальний Восток. В основном он определяется финансированием инфраструктурных госпроектов. В секторальном аспекте за последние годы рост был только в добыче полезных ископаемых и в сельском хозяйстве, а ряд секторов, таких как строительство и торговля, сильно сжались в прошлые годы и медленно выходят из кризиса. Легкого роста, к которому привыкли в начале 2000х, уже нет – это значит, что цена неправильных решений возрастает, а огромная неопределенность не позволяет понять, как правильно действовать. Выжидание представляется наиболее оправданным в данных условиях. Поэтому неудивительно, что и перспективы роста выглядят ограниченными, и, похоже, это уже никого не удивляет.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413040 Наталия Орлова


Россия > Финансы, банки > kursiv.kz, 4 декабря 2017 > № 2412247 Эльдар Сарсенов

Эльдар Сарсенов: «Я выбрал тактику личного примера»

Динара ШУМАЕВА

30 ноября исполнилось ровно 5 лет как в топ-менеджменте Нурбанка произошли существенные изменения: в состав руководства вошел представитель крупного акционера Эльдар Сарсенов. В интервью «Къ» председатель правления банка рассказал о том, как финансовый институт выходил из кризиса, какие изменения произошли в стратегии развития компании и зачем Нурбанк подал заявку на участие в программе оздоровления банковской системы.

- Эльдар Рашитович, 5 лет назад, по итогам 2012 года, финансовое состояние Нурбанка было сложным: убыток составил более 1 млрд тенге, уровень NPL достигал 27% от кредитного портфеля, вклады физических лиц сократились за год на 13,7%, юридических – на 5,2%, ссудный портфель на 12,4%. Как вы выходили из кризиса? Что вы чувствовали, когда Вы пришли 5 лет назад в банк и нужно было решать эти проблемы?

- Ощущения были, что банк проходит некую транзитную стадию, так сказать трансформацию. В мае 2010 года мы вошли в состав акционеров, приобретя 75% акций банка. Проанализировав финансовое состояние банка, мы пришли к выводу, что кризис 2008 года сказался на его устойчивости, в связи с чем мы приняли решение увеличить уставный капитал на 96 млрд тенге.

В первую очередь, что бросалось в глаза и было самым сложным – это высокая доля проблемных займов. 27% NPL – это только на поверхности, на самом деле там было почти в два раза больше и эти «авгиевы конюшни» мы разгребаем до сих пор. Значительная часть от всего нашего нынешнего проблемного портфеля – это наши старые клиенты, которые оформили у нас займы до наступления мирового финансового кризиса. Но тем не менее мы приняли обязательства, и продолжаем с ними работать.

Вторая проблема – это культура корпоративного банка: более 60% ссудного портфеля занимал крупный корпоративный бизнес, но это еще после того, как прошла какая-то работа с 2010 года над тем, чтобы эту долю снизить.

В дальнейшем были проведены еще дополнительные вливания. Итого более 100 млрд тенге мы влили в банк после того, как купили его. То есть ситуация была не из простых.

Как мы выходили из кризиса? Мы определили приоритеты: первое – это, конечно же, работа с нашим проблемным портфелем. Проводится большой комплекс мероприятий по его оздоровлению через реструктуризацию, пролонгацию и изменению графиков погашения, а также постоянная работа с нашими заемщиками.

Второе – работа со специальными компаниями и коллекторами. Вы знаете, что банк не имеет права напрямую помогать заемщикам и вмешиваться в операционную деятельность компаний, поэтому была создана специальная компания – Организация по управлению стрессовыми активами (ОУСА), с помощью которой мы помогаем нашим партнерам и клиентам оздоровить их бизнес. Мы заинтересованы в том, чтобы клиент был на плаву, более того, чтобы он вышел из своей трудной ситуации и начал нормально работать.

И третье – были пересмотрены ориентиры в кредитовании. Уже тогда мы начали подготовку к тому, чтобы увеличить свое присутствие в розничном сегменте. В 2013 году мы запустили наш продукт – товарное кредитование. Тогда это было в тренде, и мы были последним банком, который зашел на этот рынок до того, как в апреле 2014 года было введено ограничение на ежегодный прирост портфеля беззалоговых займов не более 30%. Таким образом, было наложено некое вето на резкое увеличение беззалоговых займов в ссудном портфеле банков.

С 2014 года этот закон был введен в силу, и мы были последним банком, который зашел на этот рынок и закрыл за собой дверь.

Также мы активизировались в сегменте малого и среднего бизнеса. Если в 2014 году мы работали только по трем госпрограммам по поддержке МСБ, сейчас их у нас 17. На сегодня наш ссудный портфель по МСБ составляет 34,7 млрд, из них более 57% - это проекты, профинансированные в рамках государственных программ.

- В результате этих реформ каких показателей добился банк сегодня?

- Самое главное – это рост ссудного портфеля: с 2012 года он вырос на 48% или 52 млрд тенге, со 109 млрд тенге до 161 млрд тенге. По корпоративному бизнесу он вырос на 45%, на 34% выросло кредитование МСБ. Розничный портфель вырос на 78%.

Нарастили депозитный портфель на 71,5% или 106 млрд, со 149 млрд тенге до 255 млрд тенге.

Мы очень сдержанно подошли к увеличению наших отделений и очень точечно размещались по отдаленным точкам. Количество отделений за 5 лет выросло с 55 до 89. Мы открыли отделения в таких удаленных регионах Казахстана как: поселок Бахты, находящийся в 500 км от г. Семей, г.Сарыагаш, г. Аксукент и г. Жетисай Южно-Казахстанской области, г. Кульсары, находящемся на расстоянии 240 км от г. Атырау, в г.Жана-Озен Мангистауской области и г.Экибастуз Павлодарской области.

Снизили уровень NPL с 27% до 6,6%. Мы сейчас более чем гордимся им. На сегодня мы входим в число лучших показателей на рынке.

Как я говорил, мы увеличили свое присутствие в товарном кредитовании – оно занимает сейчас 17% от нашего общего розничного портфеля. С учетом того, что изначально мы позиционировали себя как корпоративный банк и стали универсальным – это хорошее значение.

- Стоит признать, что Вы достаточно хорошо поработали над имиджем банка. Расскажите пожалуйста об этом.

- Когда перед тобой такой большой пласт работы, самое лучшее что можно сделать – это сконцентрироваться на небольших делах и решать проблемы по мере возникновения.. Нам предлагали сделать ребрендинг, полностью поменять название банка и начать жизнь как говорится «с чистого листа».

Но учитывая, что ребрендинг не всегда срабатывает (как правило, мы знаем только успешные примеры и не знаем о десятках неудач других), мы подошли к этому просто – мы решили сделать ребрендинг изнутри. Как? Первое – это изменить ассоциативный ряд при мысли о нас. Мы начали с небольшой рекламной кампании с Иваном Охлобыстиным. Это был 2014 год, он тогда был очень популярным благодаря известному сериалу, и так, играючи, представили себя. Основная работа, конечно, шла вне софитов – это работа с клиентами. Как здесь можно было исправить ситуацию? Только через личное общение.

Мы небольшой банк, поэтому с каждым клиентом от среднего предпринимателя до крупной компании решили общаться лично.

С розницей немного проще, здесь важны просто хорошие условия – скорость обслуживания, дешевизна продуктов, высокий сервис, интернет-банкинг и т.д.

- Как Вы формировали команду, когда пришли в банк? Как решаете проблему кадров и в целом, какой у Вас подход в менеджменте?

- Во-первых, я старался удержать тех, кто есть, что было достаточно сложно с учетом того, что у нас одни из самых низких зарплат на рынке среди топ-менеджеров. У нас за 5 лет, что я здесь, не было никаких бонусов топ-менеджерам и повышение заработных плат тоже.

У нас достаточно сдержанные заработные платы по всему банку, мы стараемся это компенсировать мотивационными программами (KPI).

Во-вторых – это постановка KPI, построение системы мотивации, вознаграждений и т.д.

Далее идет более тонкая настройка. Я для себя выбрал тактику личного примера. Пользуясь тем что у нас банк небольшой – около 2 000 сотрудников, порядка 600 работает в головном офисе, здесь идет упор на мораль и на дух.

Во всех наших мероприятиях я стараюсь быть и инициатором, и участником, и примером для подражания. Каждый месяц у нас проходят какие-либо культурные мероприятия. Весной у нас субботники, мы чистим территорию, летом – походы в горы, спартакиады, участие в марафонах.

Если я говорю коллеге, что нужно быть готовым к 9 часам к работе, я не могу прийти в 9.30

Если я говорю, что нужно лично встречаться с клиентами, разговаривать с ними и находить компромисс, следовательно, сначала я сам еду и встречаюсь с более чем 100 клиентами за один год.

Если я говорю, что на кредитном комитете нужно вникать в каждую деталь, каждую цифру и знать ее, я делаю это в первую очередь и ожидаю того же от наших коллег.

Тем не менее, текучка у нас имеется, как и у всех, но если 5 лет назад это было на уровне 40%, сегодня – не более 20%. Мы понимаем, что в банке всю жизнь не поработаешь. Средняя продолжительность работы в банке – 3-5 лет. И текучка, как правило, наблюдается на начальной стадии карьерной лестницы в банке – кассиров, кредитных менеджеров и т.д.

- Как сильно поменялись источники фондирования за 5 лет? Вы говорили, что сейчас стали больше работать с государственными программами…

- Да, но это не фондирование само по себе, условно говоря, мы берем 100 тенге от фонда Даму и направляем эти же 100 тенге предпринимателям. Это фондирование в условном понимании.

В отсутствии живого фондового рынка для банков есть несколько источников фондирования: во-первых, депозитная база – сегодня это основной источник ликвидности большинства банков. Во-вторых, акционерный капитал: нераспределенная прибыль плюс уставный капитал.

Во времена существования частной накопительной системы можно было размещать облигации у пенсионных фондов. Тогда рынок был очень активный, можно было легко привлечь деньги и даже больше, чем нужно.

Сегодня у всего рынка, к сожалению, до сих пор есть проблемы с ликвидностью. Достаточно сложно привлечь более чем на 1 год и то почти все депозиты – это деньги до востребования, то есть они могут быть изъяты в любой момент.

Поэтому мы, в первую очередь, опираемся на свою репутацию, на доверие клиентов, то есть на депозиты. И второй источник – это государственные деньги, которые по-прежнему остаются основным драйвером в банковской системе.

Изменилось ли фондирование? Да, изменилось, мы больше стали участвовать в госпрограммах, но ликвидности это нам не прибавило. Ликвидность нам прибавляют наши клиенты.

- На долговом рынке вы не привлекаете деньги, почему?

- Нет, потому что очень сложно предлагать инвесторам купонное вознаграждение менее чем 13%. Для нас это дорого. Когда крупный бизнес просит кредиты под ставку вознаграждения, а банк привлекает ресурсы на долговом рынке (это еще без учета административных расходов), то смысла в привлечении таких ресурсов нет. Поэтому облигации могут себе позволить только те банки, которые могут продавать свои кредиты дорого, например розничные банки.

- Недавно стало известно, что Нурбанк подал заявку в Нацбанк на участие в программе оздоровления банков. Для чего это нужно вашему банку? Могли бы вы обойтись без этой программы?

- На фоне постоянных мировых финансовых кризисов и вхождения Казахстана в ВТО стало очевидным: наша финансовая система нуждается в усилении конкурентоспособности. Поэтому президентом были поставлены перед НБ РК четкие задачи по оздоровлению и улучшению качества нашей банковской системы. Для этого НБ РК разработал собственные требования по созданию регуляторных провизии, то есть резервов, которые направлены на полное очищение балансов банков от токсичных и проблемных активов.

Так, с 1 октября 2017 года Национальный банк ужесточил требования по достаточности капитала. Если раньше на размер капитала влияли провизии, формируемые по требованию международных стандартов, то теперь на капитал дополнительно влияют провизии, которые разработал регулятор. При этом требования регулятора достаточно жесткие. Несмотря на то, что мы вели консервативную политику при кредитовании, соблюдали все требования по нормативам, достаточно обеспечили себя «подушкой» ликвидности влияние регуляторных провизий в последующие годы окажет давление на размер собственного капитала.

Поглощение этого влияния возможно за счет капитализации банка или за счет прибыли. Получается, что влияние регуляторных провизий уже сейчас оказывает давление, а банк заработать прибыль в таком же размере сейчас не может, так как получение высокой прибыли за короткий срок несет в себе скрытые риски в дальнейшем.

Учитывая, что наш банк никогда не вел агрессивную политику и всегда исполнял все свои обязательства, то для исключения высоких рисков банк решил обратиться за помощью к государству. Тем самым банк продолжит свою консервативную политику в кредитовании, а получаемые доходы в течение 5 лет будет планомерно направляться на поглощение регуляторных провизий. Следует отметить, что помощь государства не является безвозмездной. В течение 15 лет банк должен вернуть долг с процентами. Но, я думаю, мы закончим намного раньше.

- По условиям программы акционеры должны будут докапитализировать банк на определенную сумму. Вы к этому готовы?

- Да. Там условие идет 1 к 3, то есть на каждые 2 тенге государственных денег, акционер должен докапитализировать банк на 1 тенге.

- Какие новые продукты появились у банка в течение 5 лет?

- За это время мы сделали продуктовую сетку проще и понятнее. Для физических лиц организовали четыре простых продукта, названия которых говорят сами за себя – залоговый, беззалоговый, образовательный и автокредиты, запустили ипотеку и автокредит.

Открыли новые продукты и услуги – ГОНС, кредит «Образовательный», карточки ИП, Instant, Icard и WEB-карточки, сервис денежных переводов nurpay.kz, бесплатная доставка карточек с индивидуальным дизайном в городах Алматы и Астана.

Мы одни из первых запустили в Казахстане услугу P to A – это возможность перевода денег с карты на карту и с карты на счет через интернет.

Установили более 200 платежных терминалов по Казахстану, где клиенты могут оплатить кредит, пополнить свой кошелек, оплатить коммунальные услуги.

Изменили интерфейс и функционал сайта www.nurbank.kz, интернет-банкинга Nurbank24.kz и создали мобильное приложение Nurbank Mobile Banking.

Мы запустили социальный проект республиканского уровня «Путевка в жизнь», который обеспечивает выпускников детских домов высшим образованием и работой. Открыли во Французском доме, по адресу: г. Алматы, пр. Фурманова 187а, музей предметов народно-прикладного искусства 18-20 веков и стали участниками Дорожной карты туризма г. Алматы.

- Что ждать клиентам и потенциальным клиентам Нурбанка в 2018 году?

- Только самого хорошего (смеется). Само собой – это выгодных условий. Есть несколько парадигм как работать с клиентами – кто-то начисляет проценты на остатки счетов, кто-то изобретает новые продукты и т.д.

У нас просто – мы делаем акцент на ставки. Но в чем наша особенность, я считаю, что у нас самые честные ставки. В том смысле, что у нас никогда эффективная ставка не имеет большой разрыв с номинальной.

Когда приходит человек на консультацию, мы всегда озвучиваем свои комиссии наперед и не вшиваем их в кредит, как это делают другие банки.

Мы всегда идем на компромисс и на диалог. Весь наш топ-менеджмент почти в лицо знает всех наших клиентов. В прошлом году я объездил весь Казахстан, у меня было 124 встречи. Ровно 32 дня я был в командировке, 16 филиалов по 2 дня в каждом. У меня было примерно 5 клиентов в день. Я пожал 124 руки, посмотрел на производство, предприятия, как они работают и примерно такую же работу делает каждый топ-менеджер в нашем банке.

Поэтому наши условия на сегодня одни из самых лучших. Мы посмотрели, что из всей массы клиентов только 13% уходит в другие банки (рефинансируются). Все остальные закрывают кредит у нас. Это очень хороший показатель по рынку, означающий, что у нас условия настолько комфортные, что, как правило, клиент не мечется.

Возможно, мы где-то недополучаем сверхприбыль, но наши клиенты с нами остаются.

Россия > Финансы, банки > kursiv.kz, 4 декабря 2017 > № 2412247 Эльдар Сарсенов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова

Встреча с председателем Счётной палаты Татьяной Голиковой.

Обсуждались итоги работы Счётной палаты Российской Федерации в 2017 году.

В.Путин: Татьяна Алексеевна, добрый день!

Поговорим по результатам работы. Пожалуйста.

Т.Голикова: Мы медленно движемся к окончанию года и, естественно, в режиме онлайн подводим итоги.

Сейчас прошло уже 11 месяцев, и, безусловно, как в количественном, так и в цифровом выражении результат наших мероприятий свидетельствует о том, что, к сожалению, пока, на данном этапе времени, количество нарушений у нас возрастает. Если в прошлом году их было 3855 на сумму 965 миллиардов рублей, то сейчас за 11 месяцев года – это уже 3980 на сумму 1 триллион 556 миллиардов. Но, может быть, этой цифры не нужно бояться, потому что структурно многое поменялось.

Мы, во–первых, стали на федеральном уровне выстраивать свою работу на предварительный контроль. И такой предварительный контроль позволяет в последующем избегать серьёзных финансовых нарушений, серьёзных финансовых последствий. Из этой суммы приблизительно две трети – нарушения, которые впоследствии могли бы привести к финансовым нарушениям, и одна треть – финансовые нарушения.

Косвенным признаком того, как структурируются финансовые нарушения, является наша текущая работа по возбуждению административных дел, у нас есть такие полномочия, в таких случаях, когда мы это при проверке объекта фиксируем. В случае с 2017 годом это уже по принятым судами решениям 243 административных дела, которые завершены, по которым назначены соответствующие административные штрафы. Если сравнивать 11 месяцев этого года с прошлым годом, полным, то это где–то 7,5 процента роста. Структура такая приблизительно: нарушения бюджетного законодательства в части формирования государственных заданий для федеральных учреждений, это нарушения порядков предоставления субсидий, межбюджетных трансфертов в субъектах Российской Федерации и так далее.

В этом смысле я хотела сказать о том, что если на федеральном уровне у нас работа наладилась более-менее и мы достаточно тесно работаем с министерствами и ведомствами, то дальше следующий – второй, третий, четвёртый уровень, – их работа пока ещё оставляет желать лучшего. К сожалению, сегодня эта многоуровневость государственного управления порождает и большое количество финансовых недоработок, нарушений.

Для меня это тоже было удивлением, мы проводили определённые исследования – и я уже как–то некоторые его результаты затрагивала. Сейчас могу сказать, что у нас за последние пять лет, то есть с 2012 года по 1 января 2017 года, на 24,5 процента возросло количество бюджетных учреждений в тех органах исполнительной власти, которые подчиняются Правительству, не Президенту, то есть классическая исполнительная власть. Их количество у нас уже 3066, но самое неприятное, что за этот же период времени в два раза, до 4829, возросло количество филиалов правительственных учреждений. Они плодятся, а нормативная база, которая регулировала бы, когда они могут создаваться, когда нет, отсутствует. Это порождает очень серьёзные проблемы, которые связаны с управлением процессами использования финансовых ресурсов.

Но с учётом того, что Вы в числе приоритетов поставили сбалансированность бюджетов регионов, то мы частично свои проверки в 2017 году нацеливали на то, как эффективно используют регионы свои средства и средства, которые мы им как раз передаём в форме субсидий или межбюджетных трансфертов.

Должна сказать, что, к сожалению, по ряду проектов мы видим очень серьёзные недоработки со стороны региональных властей. Я даже позволила себе принести некоторые фотографии. Речь идёт о проверочном мероприятии, которое было реализовано нами по Вашему поручению по туристско-рекреационным зонам, когда тратятся финансовые ресурсы.

Скажем, случай с Липецкой областью, туристско-рекреационная зона «Елец». 18,2 миллиона бюджетных денег потрачено, половина приблизительно – федеральный бюджет. Надземный переход построен в никуда. Здесь должен быть торговый центр, торгового центра нет. Соответственно, деньги – их не украли, они просто использованы неэффективно.

В.Путин: Переход есть, но идти некуда.

Т.Голикова: То же самое касается Тункинской долины в Республике Бурятия. Построили водозаборные сооружения и сети водоснабжения. 172 миллиона рублей, федеральный бюджет – почти 162. Не эксплуатируются почти два года в связи с отсутствием разрешительных документов.

То же самое касается Якутии. Здесь тоже газовые сети и ряд других, тоже истрачены соответствующие деньги, но тоже всё не введено в эксплуатацию. К сожалению, таких примеров очень много.

Когда Вы нам давали поручение заняться проблемой того, как используются деньги для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, мы работали не только в текущих условиях, мы смотрели и то, как организована в принципе работа в субъектах Российской Федерации по предотвращению чрезвычайных ситуаций. Вот совсем свежая, недавняя проверка, в Хабаровском крае. В период 2014–2015–2016 годов разрабатывалась проектно-сметная документация на десять гидротехнических сооружений, строительство которых должно способствовать предотвращению чрезвычайных ситуаций. Проектно-сметная документация разработана на 262,5 миллиона рублей, но она не вошла ни в какую региональную программу, то есть фактически она осталась на бумаге, осталась нереализованной. Потом мы с высокой долей вероятности будем получать известный результат по тем территориям, которые, как правило, страдают либо от наводнений… Кстати, то же самое касается пожаров.

Я начала сегодняшний с Вами разговор с того, что мы сами ориентируемся больше на предварительный контроль, а также с точки зрения финансирования многих расходов можно было бы избежать, если бы наша работа была нацелена на предотвращение и профилактику. В этом смысле, конечно, заслуживает внимания тема, которая связана с тем, что нужно немножко переструктурировать приоритеты в расходах, особенно в таких социально чувствительных сферах, которые всё время, каждый год страдают от пожаров либо от наводнений, либо ещё каких–то вещей, с этим связанных.

Поэтому мы, безусловно, достаточно плотно работаем с Правительством. Наверное, по роду своей деятельности мы в большей степени работаем с Министерством финансов, продвигаемся, может быть, не такими быстрыми шагами, как нам хотелось бы, по усилению нормативного регулирования тех зон, где мы видим явные пробелы. И здесь я очень надеюсь, что мы всё–таки как можно меньше будем ежегодно фиксировать средств, которые используются с нарушением законодательства.

В.Путин: Хорошо. Давайте поподробнее поговорим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kremlin.ru, 4 декабря 2017 > № 2411033 Татьяна Голикова


Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик

Слишком дорог: в СНГ падает спрос на доллары

Ярослав Лисоволик

Главный экономист Евразийского банка развития

Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 года), а минимальный — в России (41,1%).

В 2017 году экономики государств – участников Евразийского банка развития (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Таджикистан) стали демонстрировать улучшение макроэкономических показателей. К концу году ожидается, что все страны ЕАБР покажут позитивные темпы экономического роста. В текущем году можно отметить достижение низких уровней инфляции, восстановление уровня золотовалютных резервов, снижение ключевых ставок центральными банками и относительную стабилизацию обменных курсов. На этом фоне во всех странах ЕАБР наметился отчетливый тренд в сторону дедолларизации экономик.

Высокий уровень долларизации является характерной особенностью для стран региона на протяжении последних десятилетий. В 2014-2016 годах в условиях стремительного обесценения национальных валют отмечался рост доли депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы во всех странах ЕАБР. Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 г.), а минимальный в России – 41,1%.

Внешние шоки 2014–2015 годов способствовали тому, что монетарные власти некоторых стран региона вынуждены были изменить подходы к денежно-кредитной политике. В частности, о переходе к плавающему обменному курсу и режиму инфляционного таргетирования заявили центральные банки России (в конце 2014 года) и Казахстана (в середине 2015 года).

Национальный банк Республики Беларусь в начале 2015 г. перешел к монетарному таргетированию, позволив обменному курсу свободно формироваться под воздействием рыночных факторов. Центробанки Армении, Киргизии и Таджикистана сохранили прежние подходы к денежно-кредитной политике, однако стремились ограничить волатильность обменного курса доступными инструментами.

Проведение политики гибкого обменного курса и реализация мер, направленных на снижение волатильности и стабилизацию инфляции относительно целевого уровня, явились главным фактором снижения уровня долларизации в регионе. Среди стран – участниц ЕАБР наиболее существенное снижение этого показателя, измеряемого как доля депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы, продемонстрировали Белоруссия, Казахстан и Киргизия. В частности, в Белоруссии уровень долларизации снизился с 71% в январе 2016 года до 58,7% в сентябре 2017 года, в Казахстане — с 51,6% в январе 2016 года до 31,3% в сентябре 2017 года, а в Киргизии — с 50,0% в январе 2016 г. до 26,8% в сентябре 2017 года.

Среди дополнительных активных мер по дедолларизации для большинства стран региона в рассматриваемый период можно выделить: повышение дифференциации нормативов обязательного резервирования; усиление дифференциации требований пруденциального надзора и содействие переводу валютных требований в национальную валюту; организацию широкомасштабной кампании по переходу к повсеместному использованию национальной валюты в качестве средства обращения и платежа.

Несмотря на отмеченные позитивные тенденции, потенциал снижения уровня долларизации экономик стран региона остается большим, что требует продолжения работы в направлении стабилизации инфляции. В противном случае велика вероятность роста уровня долларизации, что будет ограничивать эффективность денежно-кредитной и фискальной политики и увеличит риски финансовой стабильности стран региона.

Почему долларизация является проблемой? Главный недостаток заключается в том, что она уменьшает эффективность денежно-кредитной политики. В условиях высокого уровня долларизации изменение ключевой ставки центрального банка почти не влияет на ставки валютных кредитов и депозитов, что затрудняет функционирование каналов трансмиссии денежно-кредитной политики. С учетом того, что центральный банк не может выступать в качестве кредитора последней инстанции при предоставлении ликвидности в иностранной валюте, долларизация повышает риски ликвидности и платежеспособности финансовой системы.

Таким образом, проблема дедолларизации остается актуальной для экономик региона и требует дальнейшего совершенствования макроэкономической среды – достижения низкой и стабильной инфляции и дальнейшего постепенного повышения гибкости обменного курса.

Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик


ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко

Идея единой валюты в ЕАЭС выглядит не столь перспективной как раньше – эксперт ЕАБР

После падения цен на энергоносители экономический кризис затронул все страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Видя влияние рассогласованности макроэкономических политик на общую экономическую ситуацию в регионе, страны начали активнее работать над их координацией. Заместитель директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Михаил Демиденко рассказал корреспонденту «Евразия.Эксперт» о барьерах на пути осуществления согласованных макроэкономических политик и об отказе от доллара при расчетах между странами ЕАЭС, а также ответил, готовы ли страны к введению единой валюты на пространстве Союза.

- Михаил Витальевич, говоря о евразийской интеграции часто можно услышать о необходимости координации макроэкономической политики. Расскажите, пожалуйста, какие направления предполагает эта координация?

- Основные направления координации макроэкономических политик определены Договором о ЕАЭС. Там несколько сфер, но самое главное – это то, что страны ЕАЭС должны соблюдать условия макроэкономической устойчивости. Они касаются инфляции, которая не должна более чем на пять процентов превышать соответствующий показатель в стране с наименьшим уровнем инфляции в ЕАЭС.

Надо сразу заметить, что этот критерий достаточно спорный, потому что, например, в 2016 г. в Армении была дефляция. В том же году Россия, достигнув приемлемого уровня инфляции, приблизилась к своей цели по инфляции в четыре процента. Вместе с тем РФ, получается, нарушила параметры макроэкономической устойчивости в указанном году, что, по сути, отражает несовершенство данного критерия.

Второе – это условие по государственному долгу, который не должен превышать 50% ВВП. И третье условие – по дефициту бюджета, который не должен быть больше 3% ВВП. В том случае, если страны нарушают эти критерии, есть определенные процедуры в рамках Евразийской экономической комиссии, которые нацелены на разрешение этой ситуации.

По нашему мнению, очень важным является направление координации денежно-кредитных политик. Центр интеграционных исследований на эту тему выпустил доклад «Колебания валютных курсов в 2014-2015 гг.». Мы видим, что Россия и Беларусь достаточно быстро отреагировали на изменившиеся цены на нефть. Россия перешла к плавающему курсу в конце 2014 г., Беларусь – с начала 2015 г., что сэкономило золотовалютные резервы этих стран.

Казахстан оттягивал изменения курсовой политики до августа 2015 г. Естественно, из-за того, что тенге сильно укрепился по отношению к российскому рублю и белорусскому рублю, условия торговли были не в пользу Казахстана. Начались проблемы во взаимной торговле, были даже призывы начать непозволительные, с точки зрения единого таможенного пространства, ограничительные меры в торговле. Хорошо, что до этого не дошло.

Вывод заключается в том, что нашим странам необходимо координировать денежно-кредитную политику. Оптимальным, по нашему мнению, является система плавающих курсов для стран ЕАЭС, а также режим инфляционного таргетирования.

В этом плане страны сделали уже кое-какие шаги навстречу друг другу. Например, в странах ЕАЭС достаточно близкие цели по инфляции – около 4%. Некоторые страны успешно перешли на инфляционное таргетирование. У России, например, в этом году наименьшая инфляция за всю постсоветскую историю.

Некоторые страны, например, Казахстан, находятся в процессе перехода к режиму ИТ, пытаясь достаточно успешно имплементировать этот режим. Беларусь заявляет, что в среднесрочной перспективе уйдет от монетарного таргетирования, которое тяжело реализовать, когда уровень инфляции достаточно низок, и тоже перейдет к инфляционному таргетированию. То есть мы видим, что в плане подходов к денежно-кредитной политике в наших странах есть общие тенденции.

В плане налогово-бюджетной политики тоже все неплохо.

Одна из главных проблем, которую показал кризис нефтяных цен и, соответственно, макроэкономический кризис наших стран – это сильная зависимость валютных курсов России и Казахстана от цен на нефть из-за существенной доли энергоресурсов в экспорте этих стран. В целом, абсолютно понятен механизм, по которому можно уйти от этой зависимости – это ввести работающее бюджетное правило.

В Казахстане есть свое бюджетное правило (другое дело, что в кризисные годы оно, скорее, не работало). Россия хочет перейти к бюджетному правилу к 2020 г. и фактически жить в условиях, когда цены на нефть для России будут всегда $40 за баррель. Доходы сверх этой цены будут накапливаться в специальных фондах, а если цена упадет ниже $40 за баррель, средства из фондов будут расходоваться.

Таким образом, если бюджетные правила успешно заработают, главная причина волатильности курсов российского рубля и казахского тенге будет устранена, что стабилизирует ситуацию с валютными курсами и с бюджетами в наших странах. Здесь есть определенные перспективы и понимание, к чему надо стремиться.

- Вы сказали, что, когда была девальвация рубля, некоторые страны даже высказывали предложения ввести ограничения в торговле. Извлекаются ли сейчас уроки из той ситуации, чтобы избежать рассогласованности политик в будущем?

- Да, они, безусловно, извлекаются, например, в монетарной политике, но, скорее, де-факто, чем де-юре. Какова оптимальная архитектура денежно-кредитных политик для наших стран ЕАЭС? Россия проводит политику инфляционного таргетирования, и ее курс является плавающим. Остальные страны также проводят политику инфляционного таргетирования, которая ориентируется в первую очередь на стабилизацию внутренних макроэкономических параметров (инфляция, экономический рост) относительно понятных целевых уровней. И в то же время страны «краем глаза» посматривают на курс российского рубля для того, чтобы взаимные курсы валют в ЕАЭС были стабильнее по отношению к российскому рублю. Безусловно, это стабилизирует торговлю.

Мы наблюдаем за монетарной политикой в Беларуси и видим, что после 2015 г., когда Национальный банк возглавил Павел Каллаур, многое достаточно грамотно реализуется. С одной стороны, стабилизируется инфляция, с другой стороны, колебания курса белорусского рубля относительно российского рубля не столь существенны, как были раньше. Поэтому можно сказать, что выводы сделаны.

- Беларусь сотрудничает с Россией не только в рамках Евразийского экономического союза, но и Союзного государства. На ваш взгляд, могут ли российско-белорусские отношения получить дополнительные возможности в макроэкономической политике по линии Союзного государства?

- Я не уверен, что можно об этом говорить в плане координации макроэкономических политик, потому что наши регулирующие органы, главы центральных банков встречаются и в рамках СНГ. Все-таки Союзное государство дает больше в социальном и культурном плане. Это и возможности просто устроиться на работу для трудовых мигрантов в наших странах, это сотрудничество в медицине, образовании, культуре и т.д. Все это упрощено для граждан Беларуси в России и, соответственно, для граждан России в Беларуси.

В начале 2000-х гг. обсуждалась идея создания валютного союза между Россией и Беларусью, но эта идея повисла в воздухе и не была реализована.

- Валютный союз предполагал какую-то единую валюту?

- Тогда говорили о введении российского рубля или общей валюты. Но в тот момент наши страны не были готовы к введению единой валюты скорее политически, чем экономически.

- На ваш взгляд, в ближайшие годы Евразийский союз готов был бы к введению единой валюты?

- В ближайшие годы – точно нет. Более того, эта идея сейчас выглядит не настолько перспективной, как казалась раньше. Технологии, в том числе банковские, цифровые, шагают настолько сильно вперед, что есть другие цели и задачи по организации финансовой сферы в ЕАЭС.

Сейчас очень важно организовать работу общего финансового рынка, чтобы он, помимо понятной прозрачной регуляторной составляющей, имел бы и самые передовые цифровые технологии. Это принесет больше пользы, чем разговоры о введении единой валюты.

Все-таки наши экономики еще не настолько адаптированы друг к другу, чтобы говорить сейчас о благоприятном моменте для введения единой валюты.

- Насколько перспективным и реальным было бы использование национальных валют при взаиморасчетах и отказ от доллара?

- Конечно, доллар – все еще валюта номер один в мире, но постепенно его доля сокращается. Все больше стран говорит о том, чтобы рассчитываться между собой в национальных валютах, и не только в рамках ЕАЭС. Россия и Китай, Россия и Турция, Китай со своими торговыми партнерами.

Мы видим последние инициативы Китая по запуску торговли нефтью у себя на бирже за юани. Была попытка запуска торгов нефтью за рубли на Российской Санкт-Петербургской бирже, и она еще не потеряла своей актуальности.

Но глобально доллар все равно в ближайшей и даже в среднесрочной перспективе будет валютой номер один. Валютой номер два будет евро, Китай будет набирать свою долю. При взаимодействии в рамках региональных организаций, таких как ЕАЭС, конечно, желательно увеличивать долю расчетов между субъектами хозяйств в национальных валютах. Это вопрос безопасности в условиях серьезных геополитических рисков. Вместе с тем здесь нельзя действовать административным путем.

При этом между Россией и Беларусью все неплохо: около 80% товаров и услуг оплачиваются в российских рублях между нашими субъектами хозяйствования.

Вопрос в том, что делать с капитальным счетом, то есть кредиты идут в основном в долларах и евро. Нам необходимо работать с капитальным счетом, увеличивать долю наших валют. Это перспективное направление.

- Недавно Алексей Кудрин заявил, что новые санкции США в отношении России могут повлиять на то, что в Евразийском союзе будут быстрее переходить на расчеты в нацвалютах. Как Вы это прокомментируете?

- Я не очень понимаю, о каких санкциях идет речь, но общая тенденция такова, что есть геополитические риски, которые могут проецироваться и в финансовую сферу. Соединенные Штаты обладают исключительной мощью именно в финансовом секторе. Безусловно, подстраховываться и переходить на расчеты в национальных валютах – это понятная и здравая стратегия.

Еще очень важно, чтобы волатильность этих валют относительно друг друга была меньше. Поэтому мы и говорим о необходимости большей координации в макроэкономической политике, и в первую очередь – в денежно-кредитной политике.

Здесь самое важное – это макроэкономическая стабильность, в первую очередь стабильность инфляции, прозрачная макроэкономическая политика, к которой есть доверие. Как только субъекты экономики поймут, что низкая инфляция в наших странах и стабильность курсов – это не случайные вещи, а результат целенаправленной работы и той финансовой архитектуры, которая складывается между нашими странами, тогда, безусловно, будет проще работать в национальных валютах.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 30 ноября 2017 > № 2411369 Михаил Демиденко


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов

Анонимный пузырь. Почему криптовалюта может уйти в прошлое

Михаил Константинов

Эксперт

Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика?

В ноябре 2017 года произошел поучительный случай в мире криптовалют. В результате ранее неизвестной уязвимости в исходном коде Ethereum-кошелька британского разработчика программного обеспечения Parity Technologies были заморожены около 280 млн долларов на счетах клиентов. Программист-новичок экспериментировал с публичным API (Application Programming Interface — интерфейсом для программирования приложений) и, как утверждает компания, случайно, из-за ошибки в коде, навсегда заблокировал кошельки других пользователей.

Здесь раскрывается потенциальная проблема технологий на блокчейне: в обычных банках такую ситуацию можно выправить вручную, тогда как в блокчейне контракты и их логика неизменяемы. Во всяком случае, такая возможность не предусмотрена явно. Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика? Разберем главные вопросы к криптовалютам.

Блокировка — это навсегда

Когда речь идет валюте любого государства, контроль за ней ведет само государство: контролирует эмиссию, степени защиты, отвечает за эти деньги золотовалютными резервами, долговыми обязательствами и т. д. В случае криптовалюты ситуация в корне другая – коины не выпускаются государством, они присваиваются пользователю международной нерегулируемой системой за вычислительную работу. Представим ситуацию: вы обменяли вычислительные мощности на криптовалюту, а криптовалюту — на товар. Позже оказалось, что купленный вами товар украден. Однако блок о фактах передачи товара и денег записан, изменить его невозможно. Возможна только следующая транзакция: передать коин обратно, но на сугубо добровольной основе. Потому что по постановлению суда это сделать в принципе невозможно!

Рассмотрим другую ситуацию. Как может отреагировать система, которая присвоила человеку коин, на все последующие транзакции, если первая показалась ей подозрительной? Первое правильное действие, пришедшее из банковской системы — заблокировать транзакцию. Однако если система заблокировала первую транзакцию, блокируются и все последующие, которые от нее произошли. Что делать дальше — не ясно. У банков есть технология разблокировки по решению суда. Кто примет такое решение в распределенной системе? Там нет решающих, она специально сделана как технология «все не доверяют всем». И если произошла блокировка, то это навсегда.

Ни один из участников системы не может принять решение о блокировке, это может сделать только сама система. Однако система написана людьми, у которых может быть злой умысел: они находятся в серой зоне, условно нерегулируемой, куда пользователи добровольно принесли деньги и обменяли их на коины. Хозяин системы может забрать деньги и не вернуть их пользователям в виде криптовалюты. Или случайно обнулить счета. Считается, что система абсолютно честная и у нее нет возможности для мошенничества. Однако мы не знаем, какие возможности для хозяин системы оставил для себя в ее коде. Первый раз оставил возможность позаимствовать чужие средства легальным путем, переведя себе, и мы помним эту историю. Второй раз – оставил для себя возможность заблокировать участника системы. Сколько еще прецедентов понадобится, чтобы проиллюстрировать ненадежность криптовалюты?

Предположим, что возможности для мошенничества есть. А вот механизмов регулирования и самого регулятора — нет. И нет людей, которые могли бы разбираться в преступлениях в этой системе. Мы можем обратиться в полицию с заявлением о нарушениях со стороны системы, но следственных действий не будет. Почему? Потому что когда условное государство Швамбрания выпустила коин, он является национальной валютой, и его подделка, фальсификация, незаконные операции с ним караются уголовным кодексом Швамбрании. Когда речь идет о международная распределенной системе, в которой принимают участие граждане любого государства, не существует такой экономической полиции, в которую можно обратиться.

Кто вы, маска?

В ситуации с криптовалютой доказать, кому принадлежит кошелек, почти невозможно. Главный постулат крипловалютных систем — анонимность владельца кошелька. Если вы потеряли ключ к кошельку, восстановить его невозможно — у системы нет администраторов, некому отправить запрос на восстановление пароля.

Однако анонимность и абсолютное недоверие между участниками системы уже подразумевают, что это не бизнес-среда. Не бывает анонимной бизнес-среды. Покупатель изучает своего поставщика: что он производит, какого качества, оценивает способность поставщика произвести нужное количество изделий и поставить в указанный срок. При выборе поставщика доверие неизбежно, ведь если нет доверия и нет механизма контроля, контракт имеет большие риски. Таким образом, для коммерции в любой отрасли промышленности криптовалюта идеологически не создана.

Для расчетов физических лиц и приобретения товаров она подходит больше. Однако в этой ситуации вопрос к качеству товара с помощью распределенного реестра тоже не снимается. Реестр надежно обеспечивает половину сделки — гарантию, что деньги дошли. Вторая половина сделки — дошел ли товар? Можно подтвердить факт отправки, факт перевалки товара на разных этапах транспорта учитывать в распределенном реестре и ставить его против платежей. Можно сделать так, чтобы в этот реестр записывалась, например, таможенная рамка, которая просканировала контейнер, считала бирку. Эта бирка – не этот товар, заметьте, а бирка, которая соответствует товару — проехала такие-то ворота на таком-то этапе транспортировки. Но какого качества товар лежит в коробке с биркой, которую поставляет вам анонимный поставщик?

Вы исследуете поставщика, если занимаетесь реальным бизнесом. Но вы исследуете поставщика и как физлицо, когда заказываете пиццу по телефону. Вы знаете, кто ее делает, знаете, что неделю, месяц назад пицца была хорошая. Если в этот раз принесут плохую, вы попросите вернуть деньги и больше здесь пиццу не закажете. Фактически, мы выставляем запрос на возврат средств. Где в криптовалюте запрос на возврат средств? Где технология возврата? Да, это можно сделать встречной транзакцией: А перевел В, В отдал А. Но это уже другая транзакция, она не привязана к первоначальной, нигде не указано, что это возврат средств.

С ICO ситуация попроще: эмиссия происходит на территории конкретной страны, производится от имени компании — юридического лица, являющегося налоговым резидентом конкретной страны. Обвинить ее, например, в мошенничестве, как это было недавно сделано, можно сделать по законам этой страны. И при этом компания может быть мошенником и на IPO, и на ICO, и просто привлекая в режиме корпоративного займа деньги у инвесторов. Добропорядочный инвестор всегда пойдет в суд защищать свои права и с вероятностью у него это получится, потому что ICO не анонимно.

При этом распределенный реестр вполне может использоваться для неттинга в рамках внутрикорпоративных рассчетов. Что я имею в виду? Есть международная корпорация, и у нее в разных юрисдикциях находятся компании, оказывающие друг другу сервисные услуги В итоге появляется множество пар встречных обязательств. Здесь и пригодится и блокчейн, и коины: не понадобится отвлекать ликвидность, которая вернется обратно, пройдя по цепочке взаимных задолженностей. Но это уже другая история.

Заплати налоги и живи… неспокойно

Криптовалюта быстро растет в цене: вы купили коин за 100 рублей, через месяц он стоит уже 1000 рублей. Вы заработали 900 рублей, и 13% надо отдать государству. Но владелец-то кошелька неизвестен! Скорее всего, в ближайшие годы ФНС предпримет крестовый поход против самой системы и анонимных кошельков, запретит их на уровне закона. Сегодня все финансовые институты в стране — агенты ФНС. Можно отработать регистрацию кошельков с криптовалютой через банки, через мобильные телефоны, электронную почту. Вы можете платить налоги через мобильное приложение своего банка или сайт госуслуг.

Но дальше возникает казус. Вы зарегистрированы, вы больше не аноним. Но вот вы переводите деньги кому-то, кто все еще аноним. И ФНС непременно спросит у вас, кому вы переводите деньги. Может быть, таким образом вы переводите зарплату сотрудником, уходя от налогов? Вы должны будете рассказать, кому и за что переводите деньги, или же понести санкции: например, получить доначисления на сумму, которую налоговая сочтет справедливой.

Именно поэтому все разговоры о том, что в будущем мы будем пользоваться только лишь криптовалютой и кроме смартфона, нам ничего не будет нужно – это утопия. Криптовалюта станет одним из инструментов, которым будет довольно сложно пользоваться из-за многочисленных вопросов госорганов.

Не удивлюсь, если где-нибудь в Китае, Сингапуре или США такой закон против криптовалют уже написан. Возможно, о таком законе объявят, когда пузырь криптовалют станет очень большим. Как только криптопузырь достигнет максимального размера, он будет схлопнут. Ведь ни одно государство никогда не гарантировало надежность столь высокорисковой инвестиции, как криптовалюта.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко

Нулевая доходность. Охладеют ли инвесторы к инвестиционному страхованию жизни

Алексей Руденко

генеральный директор ООО СК «Сбербанк страхование жизни»

В конце года сотни владельцев полисов инвестиционного страхования жизни обнаружат, что за пять-семь лет они почти ничего не заработали. После этого может последовать «определенное разочарование и остановка рынка» ИСЖ, опасаются в Центробанке

Любой управляющий знает, что инвесторы воспринимают как должное хорошие результаты и всегда ругают за провалы. Это нормальная практика: люди, передавшие деньги в управление, рассчитывают на рост инвестиционного портфеля. Поэтому можно понять клиентов, которые, получив выплаты по полисам инвестиционного страхования жизни на ту же сумму, что они инвестировали пять лет назад, спросят у управляющих: как же так вышло?

В чем причина

Рынок инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) начал формироваться в 2010-2011 годах — тогда некоторые страховые компании начали предлагать этот продукт своим клиентам. ИСЖ, оставаясь по форме страховым полисом, по своей сути является инвестиционным инструментом. Единовременный взнос клиента инвестируется на фондовом рынке, а у страхователя есть возможность выбрать стратегию управления. Договоры заключаются на 3-7 лет, и расторгнуть их досрочно без потери части взноса, как правило, невозможно. Страховщик же гарантирует только возврат суммы взноса.

Когда продукт только появился, в 2011 — 2012 годах, средства клиентов, купивших договоры ИСЖ, инвестировались во фьючерсы на индекс РТС и золото. Почему был сделан такой выбор? Дело в том, что опционов на 5-7 лет на тот момент на рынке просто не было. Возможности выйти на зарубежный рынок также были ограничены. Пришлось работать с инструментами, доступными на российском рынке, то есть с индексом РТС и золотом. Тогда эти активы были весьма привлекательными — только завершился кризис, и все видели потенциал восстановления индикатора РТС с 1500 пунктов до прежних значений — более 2500 пунктов. Золото, которое традиционно считают защитным инструментом на время кризиса, также показывало хорошую динамику.

Однако из-за последующего кризиса 2014-2015 годов эти активы утратили около 30-40% своей стоимости. Падение котировок привело к тому, что доходность по договорам ИСЖ, заключенным в 2011 — 2012 годах, «на выходе» в 2017 году оказалась близка к нулевой.

Наступит ли разочарование

Некоторые любят сравнивать полисы инвестиционного страхования жизни с депозитами и подсчитывать упущенную выгоду по ним. Но договор ИСЖ — это всего лишь переходный этап от депозитов к прямым вложениям в фондовый рынок, и многие клиенты это понимают.

ИСЖ можно считать универсальным инструментом, который, с одной стороны, не дает инвестору проиграть — все средства будут возвращены в полном объеме, а с другой — позволяет войти в рынок, разнообразив свой портфель. Средний покупатель ИСЖ осознает, что эффективнее не размещать все средства на депозитах, а выбрать путь диверсификации. При этом он еще не готов открыть брокерский счет и принимать активное участие в управлении своими деньгами на фондовом рынке.

Мы провели несколько личных бесед с клиентами, которые по итогам 5 лет получили назад свой вклад без прибыли. Что интересно — все они говорят не об убытках, а о том, что спасли свой капитал, инвестировав его в ИСЖ. «Если бы я эти деньги сам инвестировал на фондовом рынке, то мог потерять 40%», — утверждают клиенты.

Также не стоит забывать, что количество людей, которые приобретали полисы 5-7 лет назад, довольно мало. Сейчас оформлено около 700 тыс. договоров ИСЖ, и большинство из них заключались, начиная с конца 2013 года. Тех, кто вошел на этот рынок раньше, — не более тысячи человек.

Как не упустить прибыль

Рынок ИСЖ прошел все этапы становления, и с увеличением его объемов расширился перечень инвестиционных инструментов. Теперь в ИСЖ можно составить практически любой портфель, включив в него инвестиционные стратегии, которые делают ставку на высокие технологии и акции компаний, занимающиеся производством товаров потребительского сектора. Сейчас доходность по отдельным портфелям составляет 30-35% годовых.

Но тут возникает естественный вопрос: как уберечь свои потенциально доходные инвестиции от нового всплеска волатильности?

Есть несколько правил, которые помогут сохранить будущую прибыль. Во-первых, можно присоединить заработанную сумму к «телу» вклада и зафиксировать накопленный инвестиционный доход. В этом случае на потенциальный доход будут также распространяться обязательства по возврату.

Во-вторых, можно установить автоматическую фиксацию дохода в случае достижения целевого уровня (по аналогии с take profit на фондовом рынке) или при снижении его до определенного минимального значения (stop loss).

В-третьих, у инвесторов ИСЖ есть право сменить стратегию. Правда, делать это нудно осторожно и только посоветовавшись с консультантом. Не стоит идти на такой шаг с целью «убежать» из падающих активов — менять стратегию лучше после стадии роста.

Рынок альтернативных инвестиций в России еще развивается. Сейчас объем вложений в ПИФы, по договорам доверительного управления, в полисы ИСЖ и другие инструменты составляет около 3 трлн рублей (физлица и юрлица)— это 15% от объема депозитов. В развитых странах совсем другие пропорции: доля депозитов, как правило, не превышает 35%. На фоне падения процентных ставок, мы видим все возрастающий интерес альтернативным инструментам. Поэтому тренд на развитие таких инвестиций в ближайшее время точно не будет переломлен.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 ноября 2017 > № 2406018 Алексей Руденко


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков

Apple для пенсионера. Почему стоит разрешить НПФ инвестировать в зарубежные активы

Сергей Беляков

президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замминистра экономического развития РФ

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств говорят о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Россия пока не входит в их число, но в скором времени все может измениться

Банк России рассмотрит предложение о возможности инвестировать средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в иностранные финансовые инструменты. Об этом недавно сообщил первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Хотя он оговорился, что к пенсионным накоплениям принято относиться как к некоему внутреннему ресурсу, который способствует развитию российской экономики, сама идея вполне логична. Ведь пенсионные средства нужно подстраховывать от страновых рисков, а также при возможности размещать их с большей доходностью.

Для того чтобы добиться нужного уровня диверсификации для сглаживания циклов национальной экономики, естественно, необходимо больше инструментов, чем сегодня предлагает российский рынок. Несмотря на то что этому вопросу будет сопутствовать сложная дискуссия, основной накал которой придется на будущий год, готовность ЦБ всерьез подумать над предложением об инвестировании средств пенсионных накоплений в иностранные активы — это позитивный сигнал для всей отрасли.

Зачем это нужно

Во-первых, это страховка от цикличности национальной экономики. Если кризис разгорается в европейских странах, то можно уйти в американские бумаги или бумаги развивающихся государств. В любом случае хеджирование от страновых рисков — обычная мировая практика. Практически все зарубежные пенсионные фонды, которые управляют большим количеством средств, демонстрируют стабильную и высокую доходность, имеют возможность инвестировать в ценные бумаги, торгующиеся на международных фондовых рынках. У НПФ в России, увы, такой опции пока нет.

Во-вторых, многие инвестиционные гуру говорят сейчас о том, что пенсионные деньги имеет смысл вкладывать в ценные бумаги стран, где хорошо обстоят дела с демографией. Это поможет компенсировать демографические риски, характерные для всех развитых государств.

В-третьих, состояние российского фондового рынка сейчас не позволяет считать активы, доступные на нем, самыми привлекательными в мире. Да и капитализация российских индексов не идет ни в какое сравнение с глобальными индикаторами. К примеру, если капитализация фондового рынка в России составляет менее 50 трлн рублей, то стоимость акций компаний, размещенных только на Нью-Йоркской фондовой бирже, уже превышает $22 трлн, причем потенциал для роста и динамика там очень хорошие.

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств свидетельствуют о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Например, фонды Нидерландов — самого активного игрока на этом поле — в прошлом году продемонстрировали реальную доходность в 7,2%. Показатели России куда скромнее — 5,4%. Самую же высокую реальную доходность показали фонды Армении (9%), Польши (8,3%) и Хорватии (7,6%), которые также имеют возможность инвестировать за рубеж.

Еще один важный момент — летом этого года вступило в силу положение ЦБ, которое ограничивает для НПФ инвестиции в бумаги одного эмитента или группы связанных лиц. При этом в России большая часть капитализации рынка приходится на небольшое количество компаний. Всего шесть эмитентов (главным образом из сырьевого сектора) формируют более 40% стоимости фондового рынка. Из этого следует, что выбор у пенсионных фондов небольшой.

Соответственно, есть как минимум две причины, по которым НПФ могут быть интересны зарубежные активы: повышение доходности за счет получения доступа к большему объему капитала и снижение рисков, связанных с качеством активов. Расширение возможностей для НПФ в части инвестиции способно оказать положительное воздействие и на российскую экономику с точки зрения снижения ее зависимости от нефтегазового сектора.

Каковы риски

Чаще всего возникает вопрос, могут ли у НПФ в случае появления возможности инвестирования в зарубежные активы возникнуть проблемы из-за санкций США и стран ЕС. Важно отметить, что, естественно, никаких разрушений существующих парадигм не будет. Расширение возможностей для НПФ не означает, что все средства пенсионных накоплений сразу же устремятся на иностранные площадки.

Большая часть средств все равно будет вкладываться в бумаги, обращающиеся на российском фондовом рынке, по одной простой причине — никто не позволит, да и потребность в пенсионных деньгах есть и в российской финансовой индустрии.

Если же говорить о рисках, связанных с санкциями и не слишком теплыми отношениями с некоторыми странами, — следует помнить, что большая часть российских международных резервов, а это средства и ЦБ, и суверенных фондов, вложена в бумаги США и Европы. Эти же государства и регионы лидируют в списке эмитентов, в чьи бумаги вкладываются пенсионные фонды всего мира.

Такие инвестиции вряд ли можно считать рискованными, поскольку попытка государств-эмитентов как-то воздействовать на них может обернуться против них самих. Если риски и существуют, то это традиционные инвестиционные риски. Но они есть везде, и против них не существует стопроцентной страховки.

Актуальность инвестиций НПФ в зарубежные активы возрастает в связи с планами финансовых властей по введению ИПК (индивидуального пенсионного капитала), а это шаг к развитию добровольного пенсионного страхования. Люди будут сами осуществлять взносы в систему, и, естественно, им придется более внимательно относиться к доходности инвестирования. Если эти вложения будут еще и застрахованы от странового риска, то это повысит доверие к такой форме накоплений.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев

Под защитой полиса. Почему россияне стали активнее страховать свое имущество

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

В 2017 году число заключенных договоров страхования имущества выросло на 30%. Среди причин — ипотечный бум, страховки с фиксированными условиями и, конечно, желание граждан сохранить свое состояние

С начала 2017 года количество заключенных договоров в розничном сегменте страхования имущества выросло примерно на 30%, до 20 млн, сообщает Всероссийский союз страховщиков (ВСС). Эти цифры также учитывают и залоговое страхование имущества, прежде всего — приобретаемой в кредит недвижимости.

Оживление на ипотечном рынке в последние годы способствует росту объемов страхования имущества. У многих крупных страховщиков, работающих в этом сегменте, доля страхования залоговых квартир в рамках ипотечных программ превышает 30%.

Конечно, рост в залоговом кредитовании граждан — не самый лучший повод для гордости страховщиков. Страхование приобретаемой в кредит квартиры — дело обязательное, тут не отвертеться. Однако появился спрос и со стороны владельце неипотечных квартир. В основном он связан с недорогими полисами с фиксированными условиями и лимитами возвращения, или так называемыми коробочными продуктами. В крупных городах спрос на такие предложения держится на уровне 30% ежегодно. Это постепенно меняет структуру рынка.

Страхование в пакете

Рост продаж коробочных продуктов провоцируют в том числе и посредники — в первую очередь, банки. На фоне снижения своей рентабельности они стараются увеличивать долю доходов от некредитного бизнеса, отсюда и интерес к активной продаже страховок. Так, по данным агентства «Эксперт РА», доля банковских продаж в общем объеме страхового рынка в прошлом году показала рекордный рост — на 7,3 п. п., до 28,1%. Бок о бок с ними работают ретейлеры, которым тоже нужна высокая маржа. Через банковские и ритейловые сети страховщики активно предлагают недорогие продукты по страхованию банковских карт, мобильной и бытовой техники и иного личного имущества.

Начинает приносить результаты и долгая работа страховых компаний с агентскими сетями по продвижению имущественного страхования. На фоне стагнирующего каско страховщики стараются продвинуть продукты, спрос на которые выше. Здесь на первый план выходят полисы страхования недвижимости.

Однако при общем увеличении количества проданных полисов, премии страховщиков не показывают аналогичной динамики. За первое полугодия 2017 года рынок страхования имущества граждан в целом по России вырос на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Средняя же премия на договор снизилась на 16% до 1600 рублей.

Очевидно, что граждане не хотят отказываться от страхования, но стараются оптимизировать эти расходы. Чтобы сократить бюджет, они чаще прибегают к сужению покрытия: от полного пакета рисков переходят на частичное страхование, обеспечивая защиту только от огня и/или воды, уменьшают количество страхуемых объектов. Например, если речь идет о загородном доме, то страхуется только основное здание, недорогие хозяйственные постройки исключаются из покрытия.

Культура безопасности

Как бы там ни было, рост страховок говорит о повышении общей страховой культуры населения. Сегодня в Москве и Санкт-Петербурге доля застрахованного жилья приближается уже к 30%. Понимая, что страховой полис доступен по цене и прост в приобретении, владельцы квартир и домов все чаще самостоятельно его покупают. А купив однажды, снова возвращаются к страховщику.

Пожары и другие стихийные бедствия тоже понемногу «воспитывают» граждан. Трагедия в Ижевске, где недавно от взрыва газа рухнула часть многоэтажного дома, вновь заставила думать о страховании не только собственников жилья, но и государство, которое на протяжении многих лет размышляет о необходимости обязательного страхования жилья от чрезвычайных ситуаций.

В корпоративном сегменте, к сожалению, продолжается обратная тенденция — здесь снижаются и премии, и количество заключенных договоров. Такая ситуация наблюдается на рынке уже не первый год. Добровольно сегодня защищают имущество в основном западные компании, либо очень крупные российские корпорации, имеющие многолетнюю практику страхования. Конкуренция за таких клиентов просто невероятная, и страховщикам приходится демпинговать и усложнять страховые программы.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 27 ноября 2017 > № 2403631 Александр Локтаев


Россия > Химпром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 23 ноября 2017 > № 2428967 Олег Киселев

Олег Киселев: Между жадностью и страхом ужасно хочется заработать.

Быть инвестором в России — рискованное предприятие. Руководитель инвестиционного дивизиона УК «РОСНАНО» Олег Киселев для проекта «Люди расчета и риска» рассказал «Снобу», как решиться на инвестиции, когда стоит выходить из бизнеса, почему в обществе не любят бизнесменов и что в конце концов спасет российскую экономику.

Инвестируя, вы фактически находитесь на условной передовой — границе вчера и завтра. Насколько важно быть в теме трендов?

В области технологий в публичной сфере очень много шумов, сенсационных материалов, которые, по большому счету, не являются правдой и не представляют тренд. Реагировать на них в барабанном стиле: тебя ударили — ты тут же издаешь звук, — в этой части неправильно. Например, Илон Маск заявил, что он пошлет ракету на Марс и вернет ее. И что, мы тут же побежали инвестировать в какие-то теории, проекты, связанные с полетом на Марс? Конечно же нет.

Как распознать тренд?

Здесь есть два подхода. Одни компании опережают рынок: они придумывают новые продукты и материалы и навязывают их рынку. Другие за рынком тянутся. Пример —– компания Apple. Они же по сути не придумывают почти ничего нового, а доводят до совершенства то, что уже изобрели их конкуренты. Вот тренд, который выбрала Apple, и в этом тренде она побеждает. Недавно Тима Кука спросили, когда выйдут очки дополненной реальности. И хотя Google такие уже выпустил, он ответил: «В ближайшее время не выйдут». Потому что еще нет таких технологий, которые смогли бы сделать эти очки настолько совершенными, чтобы человек чувствовал себя в них абсолютно комфортно. И в этом смысле нам не надо додумывать, что будет завтра. За нас это нащупает условная Apple. А потом мы придем к тем производителям, к которым обратился этот разработчик, и скажем: «Слушай, тебе же для выполнения заказа нужно расширить производство, нужно купить станки, нанять новых людей, тебе же деньги нужны. Тебе нужно помочь». И дадим поддержку — финансовую, административную, иногда управленческую, поможем двигаться вперед. Мы ведь не производители, мы — инвесторы. Наша задача — выбрать те технологии, которые будут активно развиваться, на которые будет спрос.

Как вы организовали кастинг проектов в портфель РОСНАНО?

Есть два способа поиска проектов — реактивный и проактивный. Реактивный — это когда есть поток заявок на финансирование, и мы выбираем из них. В первые годы нашего существования был огромный поток. Сейчас он снизился, и мы давно уже перешли на проактивный способ. «Забрасываем сети» — наши агенты ездят по стране, общаются с людьми, смотрят на проекты с инновационными технологиями, нуждающиеся в коммерциализации. Так они появляются в поле нашего зрения. Далее действует сложная система отбора — так называемая «воронка». Какие-то проекты отсеиваются на ранней стадии, поскольку не соответствуют нашему мандату. Какие-то — на этапе различных сложных экспертиз. В конечном итоге оставшиеся проекты приходят в «мозговой центр» — в инвестиционный комитет. Это либо комитет УК «РОСНАНО», либо комитет одного из наших фондов. Я лично стараюсь пропустить все проекты через УК, поскольку компетентность участников этой команды очень высокая — большинство ее членов в этом бизнесе уже десять лет. По большому счету, выбор из проектов, прошедших через «воронку», — это уже искусство. Играют роль такие аргументы членов комитета, как «чувствую», «верю», «понимаю», «имею к этому аппетит». Описать это невозможно. Возьмите режиссера, снимающего фильм. Конечно, он учился, он владеет техническими приемами. Но есть и озарения. Когда они выстреливают, фильм получается хорошим. Но бывают, к сожалению, и плохие фильмы.

Есть такая пословица: «Если лошадь сдохла — слезь». Бывает, что вы даете деньги «умирающей лошади»?

Да, у нас были такие ошибки. На заре нашей деятельности мы поставили на лошадь, не зная, что рядом подрастают жеребцы. Мы проинвестировали в реконструкцию, а фактически — в строительство завода для производства поликристаллического кремния в Сибири, а потом выяснилось, что в это же время в Китае при господдержке строятся десятки подобных заводов. Цена на поликристаллический кремний в результате упала настолько, что производство стало нерентабельным, и цена этой «лошадки» снизилась в десять раз.

Чему вас это научило?

Прежде чем инвестировать, посмотри вокруг. И если тебе кажется, что на рынке пока наблюдается недостаток того или иного продукта, это совсем не значит, что другие еще не рванули в эту область. Не всегда стоит строить предприятие или готовиться к выпуску продукта, когда он находится на пике спроса. Например, популярная нынче история: биткойны. Вот вы сейчас пойдете покупать биткойны?

Конечно. И я в продуктовом магазине, у «интеллигентных цыган» возьму. Как все нормальные люди.

Шутки шутками, а биткойн ведь постоянно бьет рекорд цены.

Что очень нервирует и влечет как-то поучаствовать.

На этом и построено понимание экономических процессов: на жадности и на страхе. Два стимула, которые руководят людьми. А между жадностью и страхом ужасно хочется заработать. Но вот я, например, при всей своей любви к риску, не буду покупать биткойн за $5 тысяч.

Есть такие продукты, в которые я никогда не буду инвестировать, и есть принцип: если я не могу простым языком объяснить, например, своей жене, в чем заключается суть инвестиции, эту инвестицию я делать не буду. Я хочу разбираться в том бизнесе, куда инвестирую. Например, в области электроники или интернета я бы не взялся предсказывать будущее на ближайшие 20–30 лет.

В некотором смысле это проще, чем предсказать события ближайших пяти лет, — там либо эмир помрет, либо ишак.

Некоторые предсказывают такое развитие медицины и биотехнологий, что ни эмир, ни ишак не помрут.

Но для инвестора важно быть не столько специалистом в технике и технологии, сколько разбираться в человеческих душах. Вот вчера у меня была встреча с одним парнем, который делает на Алтае биодобавки. Я, конечно, с ним не о биодобавках говорил, потому что я в них ничего не понимаю. Но я увидел перед собой такого 40-летнего крепкого сибиряка, жесткого, понимающего, что он делает, готового преодолевать препятствия. И после двухчасового довольно интересного разговора о жизни я сказал, что мы будем делать этот проект. Потому что в данном случае речь идет об инвестировании в человека, который понимает рынок. И у него железная стойкость, он вытянет этот бизнес. Все-таки в бизнесе надо иметь не только желание и видение, нужны еще железные нервы, здоровье и характер.

Сколько людей должно быть в команде проекта, который вы готовы поддержать? Один человек может в какой-то момент перегореть.

Без сомнения, партнерство более эффективно. Люди дополняют друг друга. Но деловое партнерство — это больше и сложнее, чем супружество. При этом особенно неустойчивы партнерства из двух человек, хотя на старте и при переходе в зрелость они удивительно эффективны. В начале у них совпадает видение мира, терминология, видение базовых ценностей, а потом они растут и вдруг понимают, что их ценности изменились, а если они не совпадают — партнерство невозможно. При этом они построили бизнес — это их дитя. Как его делить? Три партнера — более устойчивая конструкция.

В чем особенность управления инвестфондом, оперирующим госсредствами?

В РОСНАНО я с самого начала выступал за то, что наша главная ценность — не государственные деньги, а знания и умения управляющих директоров. В первом инвестиционном цикле мы финансировали проекты с баланса компании, а во втором — делаем фонды из заработанных и привлеченных средств, реинвестируем в них. В этих фондах работают наши управляющие, которые принимают инвестиционные решения. РОСНАНО не холдинг, который держит пакеты акций. Наша основная функция — эффективные технологические инвестиции и последующие выходы из проектов. И наиболее удобная форма для такого бизнеса — это private equities фонды. Для реализации этой модели необходимо отделить собственность от управленческой функции. Поэтому мы создали управляющую компанию, которая и управляет активами АО «РОСНАНО». Что это дает? Помимо средств, которые выделило государство, такая конструкция позволяет привлекать средства частных инвесторов, суверенных фондов — кого угодно. И это важнейшая функция. На том направлении, за которое мы отвечаем, мы можем сосредоточить больше средств, не залезая в бюджетный карман.

На ваш взгляд, венчур в России смог сформироваться как институция?

Если мы говорим о классическом венчурном рынке или о классическом private equity рынке, то, на мой взгляд, он в России пока не сложился. Я считаю, есть нации традиционалистские, а есть новаторские — их жизнь к этому сподвигла. Например, американцы: изначально это небольшая группа ирландских бедняков, покинувших родину в поисках лучшей жизни. Потери, поражения они не рассматривают как катастрофу, они готовы начать заново. Такая же страна — Израиль.

В России на венчурном рынке, которого как институции пока вроде бы нет, стало больше денег?

Качество венчурного рынка определяется наличием идей и амбиций. С точки зрения идей у нас не так плохо. Со второй частью сложнее. В мире вообще не так много людей, которые готовы рисковать, — а именно их называют предпринимателями — всего 4–5%. Все остальные готовы работать по найму и не брать на себя головную боль.

Деньги — это топливо. Их нет и они одновременно есть, скажем так. Более того, когда их переизбыток — это плохо. Я на самом деле глубоко убежден, что лучше всего финансировать развитие ровно на ту сумму, которая необходима. Отношу себя к той формации отцов, которые скажут: ребенка лучше недокормить. И я считаю, что проинвестированные компании — это школа скаутов, это жесткая история. Вы должны их недокормить, сильно погонять, и на выходе они должны быть такими злобными, поджарыми волчатами.

РОСНАНО тоже прошел через эту системную ошибку — заливали деньгами проекты?

На начальном этапе мы несколько перефинансировали ряд предприятий, и они, к сожалению, или умерли, или умирают. Нас тогда как институт развития наш акционер оценивал не по доходности, а по количеству запущенных предприятий. Но сейчас мы стремимся зарабатывать, а не поддерживать производство независимо от его востребованности.

Фактически РОСНАНО инвестирует в проекты на той стадии, когда есть не только продукт, но и перспективы, и понятна динамика продаж. Почему вы подключаетесь на этом этапе? Так проще показать результат?

Это та ниша, которую мы должны были занять в системе институтов развития. Инвестиции на ранних стадиях — это фонд Бортника, РВК, Сколково и другие фонды. РОСНАНО помогает масштабировать продукт или технологию, желательно, конечно, на международный рынок. Возможность конкурировать на внешнем рынке — это лучший показатель качества, потому что там вы сталкиваетесь с реальной конкуренцией. Как только ты выходишь на внешний рынок, тебе уже никому не надо доказывать, что ты хороший, жизнь это уже сделала за тебя.

Как фонд «прямых инвестиций», вы должны выходить из проектов. Однако выходить — куда? Кто покупатель?

В мире есть три базовых способа выхода — продажа стратегическому или финансовому инвестору, выкуп менеджментом и IPO. Но выход на публичный рынок — это всегда сложная и далеко не всегда успешная история. При этом пока имеются в виду только западные рынки. Российский слишком мал. Наши проекты по объему таковы, что я с трудом представляю себе размещение тут. Да, ММВБ хотят выстроить «русский NASDAQ», мы им в этом помогаем и поддерживаем. И может быть, со временем там действительно что-то появится. Сейчас же проблема в том, что в России пока нет внутреннего спроса на акции технологических компаний. Если бы был инвестиционный спрос, уверяю вас, и предложение бы появилось.

Как вы понимаете, когда наступает удачный момент для выхода?

В значительной степени это зависит от управляющего директора. У меня, например, аппетит к проектам в более поздней стадии. Я стараюсь входить, когда уже есть продукт, который доказал свою жизнеспособность, и его фактически надо продвинуть на рынок. Или когда требуется масштабировать бизнес. Раньше это называлось «внедрять». Это тяжелейшая работа. Вы берете продукт, который доказал какие-то свои уникальные качества, видите, где можете его применить. Но дальше вы сталкиваетесь с огромным объемом проблем, которые надо решать. Начиная с проблемы под названием «государственное регулирование», ГОСТов, стандартов, и заканчивая такой, как интересы крупных игроков. Попробуйте сейчас наступить на пятки нефтяникам и, скажем, массово внедрить электромобиль или даже биодизель. С выходом история такая же — важно «не недосидеть и не пересидеть». Одним словом, готовых рецептов нет — кто-то любит al dente, а кто-то хорошо «проваренный» продукт.

Россия > Химпром. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 23 ноября 2017 > № 2428967 Олег Киселев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Айгуль ИБРАЕВА

Капитализация страхового сектора продолжает расти. За III квартал текущего года рынок увеличился на 3,2%, причиной чему послужило увеличение собственного капитала компаний. При этом наибольший рост активов наблюдается у компаний по страхованию жизни. Тенденция восстановления доходности рынка после упадка, наблюдавшегося в начале года, продолжилась. Эффективность использования активов страховщиков выросла до 8,3% годовых, а прибыль сектора достигла показателей прошлого года.

Баланс

Совокупные активы страхового сектора Республики Казахстан по итогам III квартала 2017 года обозначились в размере 923,75 млрд тенге, что на 3,2% больше по сравнению с показателем за предыдущий квартал, с начала года показатель подрос на 7,8%.

Крупнейшая страховая компания в Казахстане СК «Евразия» по итогам девяти месяцев нарастила объем активов до 218,21 млрд тенге, что соответствует 23,6% всего страхового рынка. За июль-сентябрь 2017 года баланс компании увеличился на 11,67 млрд тенге, или 5,5%, с начала года показатель подрос на 16,05 млрд тенге, или 7,9%. Следом идет СК «Виктория», объем активов которой почти в три раза меньше лидера сектора. На 1 октября текущего года он составил 81,82 млрд тенге. Показатель несколько сократился в течение текущего года, в частности, за первое полугодие активы страховщика уменьшились на 9,7%, с 86,39 млрд тенге до 78,76 млрд тенге, в III квартале показатель вновь подрос на 3,9%.

Компания по страхованию жизни «НОМАД LIFE» вошла в тройку крупнейших страховщиков Казахстана, увеличив объем активов за девять месяцев с начала года на 12,8%, или 7,27 млрд тенге, причем за III квартал объем активов компании подрос на 6,5%, или 3,91 млрд тенге.

За III квартал больше всех объем активов сократился у дочерней компании Народного банка СК «Халык-Казахинстрах» — на 5,32 млрд тенге (9,1%), в «Kaspi Страхование» объем активов уменьшился на 2,31 млрд тенге (8,9%). В СК «Казахсмыс» показатель сократился на 2,02 млрд тенге, или 5,5% от объема активов, на что существенно повлияло сокращение объемов операций «обратное РЕПО» (на 78%), активов перестрахования по незаработанным премиям (за вычетом резервов на обесценение) (на 9%) и страховых премий к получению от страхователей (перестрахователей) и посредников (за вычетом резервов на обесценение) (на 56%).

Высокие темпы роста активов за июль-сентябрь текущего года показали преимущественно компании по страхованию жизни. Так, другая дочка Народного банка Казахстана СК «Халык-Life» за три месяца нарастила объем активов на 11,5%, до 61,90 млрд тенге, с начала года компания подросла почти на треть. СК «Standard» за рассматриваемый период увеличила объем активов на 10,5%, или 1,04 млрд тенге, КСЖ «Азия-Life» — на 10,3%, или 0,86 млрд тенге. За III квартал 2017 года объем активов СК «Казкоммерц-полис» увеличился на 9%, до 44,3 млрд тенге, в основном за счет операций с ценными бумагами и перестраховочной деятельности с международными партнерами.

Значительное сокращение активов в относительном выражении за III квартал текущего года можно было наблюдать у мелких компаний сектора с долей не более 1%. В страховой компании «Kompetenz» активы за три месяца уменьшились на 17,7%, до 6,47 млрд тенге, с начала года компания потеряла 1,71 млрд тенге, или 20,9% объема. Сокращение баланса за рассматриваемый период наблюдалось и у СК «Trust Insurance» — на 10,7% и АО «СК «Amanat» — на 9,6%, где объем активов уменьшился за счет снижения активов перестрахования (доля перестраховщика в резервах) и снижения денежной массы, которая пошла на погашение кредиторской задолженности.

Председатель правления страховой компании «Коммеск-Өмір» Олег Ханин связывает рост активов страховых компаний с сезонными особенностями рынка. К примеру, на 1 октября 2017 года активы СК «Коммеск-Өмір» достигли 15 млрд тенге, за III квартал активы возросли на 7%, или 1 млрд тенге.

«Это связано с ростом ликвидных активов компании — ценных бумаг и депозитов, который произошел по нескольким причинам: во-первых, все свободные средства компания инвестирует в финансовые инструменты, для покрытия страховых резервов, во-вторых, в III квартале традиционно наблюдается рост деловой активности на финансовых рынках, что благоприятно отражается на стоимости инвестиций», — отметил руководитель компании.

Собственный капитал

Совокупный объем собственного капитала страховых компаний на 1 октября 2017 года зафиксировался в размере 426,21 млрд тенге, некоторое уменьшение показателя в первой половине текущего года было компенсировано с излишком в III квартале, рост за три месяца составил 6,8%, или 27,07 млрд тенге.

СК «Евразия» за III квартал произвела докапитализацию на 9,39 млрд тенге, тем самым собственный капитал компании подрос на 8,8%, СК «Виктория» инвестировала за данный период в баланс предприятия 4,63 млрд тенге, КСЖ «Казкоммерц-Life» — 1,40 млрд тенге.

Лидерами по темпу роста собственного капитала стали небольшие компании сектора, здесь сыграл свою роль эффект низкой базы. К примеру, в СК «Альянс-Полис» собственный капитал увеличился на 26,5%, до 0,95 млрд тенге. В АО «Нефтяная страховая компания» и КСЖ «Европейская страховая компания» собственный капитал за квартал подрос на 22,1% и 18,5% соответственно.

Высокими темпами наращивания собственного капитала с начала года отличились Экспортная страховая компания «KazakhExport» — 61,2%, или 15,83 млрд тенге, СК «Салем» — 49,8%, или 1,07 млрд тенге и СК «Kompetenz» — 49,1%, или 842,96 млн тенге. У последней, несмотря на наращивание собственного капитала, наблюдается сокращение активов на 20,9%, или 1,71 млрд тенге за девять месяцев текущего года.

Прибыль

Доходность страховых компаний несколько выросла в III квартале после спада, наблюдавшегося в начале года. Так, по итогам девяти месяцев 2017 года лишь у четырех компаний сектора наблюдается отрицательный результат финансовой деятельности против 13 компаний в I квартале. За три квартала совокупная прибыль страхового сектора сложилась в размере 55,69 млрд тенге против 58,93 млрд тенге за тот же период 2016 года (-5,5%).

Наибольший финансовый результат за анализируемый период показала СК «Евразия», которая за девять месяцев заработала 20,67 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года прибыль компании выросла на 4,39 млрд тенге, или 27%. На втором месте по размеру прибыли идет АО «Kaspi Страхование», которое заработало с начала года 4,85 млрд тенге, стоит отметить, что за тот же период предыдущего года прибыль компании была несколько выше — 7,30 млрд тенге. Тройку замыкает СК «Виктория», компания сгенерировала за январь-сентябрь текущего года 4,76 млрд тенге, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель вырос на 31,1%.

Высокий темп роста прибыли по итогам девяти месяцев 2017 года показала компания «KazakhExport», показатель доходности которой по сравнению с аналогичным периодом 2016 года вырос в 10 раз — с 17,49 млн тенге до 1,73 млрд тенге. Отличилась и СК «Amanat», которая смогла заработать 337,04 млн тенге против 40,27 млн тенге в прошлом году. Прирост связан со снижением убыточности страхового портфеля и ростом инвестиционной доходности в 2017 году.

В СК «Цесна-Гарант» прибыль за девять месяцев 2017 года увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года в три раза, по словам главного бухгалтера компании Елены Казутиной, рост показателя был обеспечен за счет проведенной работы по оптимизации постоянных расходов и сокращения объема страховых выплат.

Отрицательный результат доходности за анализируемый период показали четыре компании, в том числе СК «ТрансОйл» (-158,56 млн тенге), СК «Альянс-Полис» (-148,34 млн тенге), КСЖ «Азия-Life» (-93,31 млн тенге) и АО «КК ЗиМС «Интертич» (-51,85 млн тенге). Причем последние две компании в прошлом году демонстрировали положительный финансовый результат.

Двум компаниям, которые за январь-сентябрь 2016 года показали убыток, удалось выйти в прибыль в текущем году. Так, прибыль КСЖ «Standard Life» за девять месяцев 2017 года составила 700,27 млн тенге, тогда как за аналогичный период 2016 года у компании был зафиксирован убыток в 636,99 млн тенге, сформированный согласно правилам формирования бухгалтерского баланса в результате осуществления выплаты дивидендов в 2016 году. По факту, по данным страховщика, за девять месяцев 2016 года компания имела прибыль в размере 863,02 млн тенге.

«В целом 2016 год стал для компании знаковым: пришли новые акционеры, произошли изменения в топ-менеджменте, была принята долгосрочная стратегия развития. В соответствии с ней деятельность компании в текущем году была в основном направлена на укрепление позиций на рынке, а также на автоматизацию бизнес-процессов, развитие риск-менеджмента», — рассказали в КСЖ «Standard Life».

Второй компанией, сгенерировавшей прибыль против убытка в прошлом году, стала СК «Салем», где по итогам трех кварталов чистый доход сложился в размере 684,29 млн тенге против отрицательного 521,74 млн тенге в предыдущем году.

Сокращение прибыли относительно предыдущего года наблюдается у КСЖ «Европейская Страховая Компания» (с 4,20 млрд тенге до 1,36 млрд тенге) и СК «НОМАД Иншуранс» (с 3,07 млрд тенге до 769,89 млн тенге). В НОМАД Иншуранс сокращение прибыли объясняют ростом чистых страховых резервов на 1,70 млрд тенге. Это связано с увеличением объема страховых премий, принятым по договорам страхования и перестрахования, на 3,26 млрд тенге, а также увеличение сборов чистых страховых премий на 1,74 млрд тенге по сравнению с 9 месяцами 2016 года.

Эффективность использования активов сектора по итогам девяти месяцев увеличилась до 8,3% с 0,63% за I квартал текущего года. Для справки: по итогам трех кварталов предыдущего года ROA страховщиков был на уровне 7%.

Наиболее эффективной за III квартал 2017 года стала самая маленькая по объему активов компания сектора СК «Trust Insurance» с коэффициентом ROA в 25,7% годовых. При этом компания занимает всего 0,2% рынка страхования. При среднем объеме активов 2,14 млрд тенге компания заработала за девять месяцев 413,86 млн тенге. Вторым по этому показателю оказалось АО «Kaspi Страхование» с коэффициентом эффективности использования активов 25,4% годовых, заработавшее 4,85 млрд тенге при среднем объеме активов за полугодие 25,42 млрд тенге. Замыкает тройку КСЖ «Европейская страховая компания», которая при среднем объеме активов в 12,41 млрд тенге заработала за рассматриваемый период 1,72 млрд тенге (ROA — 18,5% годовых).

Страховые премии

За девять месяцев 2017 года совокупный объем страховых премий обозначился в размере 310,14 млрд тенге. Это на 7,5% больше, чем за тот же период предыдущего года. Рост показателя обеспечило добровольное личное страхование. По данному сегменту за три квартала было собрано 76,18 млрд тенге премий, что на 19,8% больше, чем годом ранее. Тем не менее, добровольное страхование жизни и здоровья в Казахстане занимает лишь четверть всего страхового рынка.

Наибольший объем страховых премий — 43,63 млрд тенге собрала СК «Евразия» 43,63 млрд тенге, что на 2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Страховые премии СК «Казахмыс» обозначились в объеме 38,32 млрд тенге, показатель компании сократился на 1,9% по сравнению с результатом за три квартала 2016 года. «Объем собранных страховых премий сократился за счет снижения объемов страховых премий по классу ОГПО ВТС в связи с пересмотром страхового портфеля компании», — разъяснила начальник управления экономики и финансов Гулназ Укибаева.

Значительный рост объема собранных страховых премий показала компания «Халык-Life». По сравнению с результатом прошлого года страховые премии СК увеличились на 10,10 млрд тенге, или 55,2%, и обозначились в размере 28,39 млрд тенге, что позволило компании войти в первую тройку списка.

Кроме «Халык-Life» ощутимый рост страховых премий можно было наблюдать у СК «Казкоммерц-Полис», где за девять месяцев 2017 года объем собранных компанией страховых премий вырос на 59,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 20 млрд тенге. Такой значительный рост в страховой компании связывают с усилением позиций по отдельным классам добровольного страхования.

Выплаты

Объем страховых выплат сектора за первое полугодие текущего года составил 64,68 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень страховых премий сократился на 12,9%, или 9,60 млрд тенге. По добровольному личному страхованию компании за девять месяцев выплатили клиентам 24,85 млрд тенге, по обязательному страхованию 22,73 млрд тенге. По добровольному имущественному страхованию — 17,11 млрд тенге, по данной категории страховщики выплатили клиентам на 41%, или 11,89 млрд тенге меньше относительно того же периода предыдущего года.

Лидером по объему как страховых премий, так и страховых выплат стала СК «Евразия». За девять месяцев компания выплатила своим клиентам 9,92 млрд тенге, за тот же период 2016 года она произвела выплаты на 18,18 млрд тенге, показатель сократился почти в два раза. Следом идет «Халык-Казахинстрах» с объемом страховых выплат 6,80 млрд тенге, что соответствует показателю за аналогичный период предыдущего года.

Тройку лидеров по страховым выплатам замыкает страховая компания «Казкоммерц-Полис», которая возместила клиентам за шесть месяцев текущего года 5,36 млрд тенге, что на 126,7% больше, чем годом ранее. Принимая во внимание значительное увеличение объемов продаж страховых полисов и прирост клиентской базы, в указанный период произошел и рост страховых выплат, что также связано с наличием у СК партнерских соглашений о перестраховании рисков, отметили в компании.

По итогам трех кварталов 2017 года страховые выплаты двух компаний превысили объем премий, собранных за рассматриваемый период. Так, согласно данным НБ РК, расходы по осуществлению страховых выплат АО «ЭСК «KazakhExport» по итогам девяти месяцев текущего года составили 1,29 млрд тенге (за тот же период 2016 года — 65,64 млн тенге) при объеме страховых премий 1,02 млрд тенге. В итоге за первое полугодие текущего года объем страховых выплат компании превысил объем премий на 268,83 млн тенге.

АО «СК «Альянс-Полис» за первое полугодие выплатило клиентам 197,47 млн тенге, тогда как объем страховых премий, собранных компанией за шесть месяцев, достиг лишь 4,21 млн тенге. В итоге за первое полугодие текущего года превышение страховых выплат составило 193,27 млн тенге. Нацбанк неоднократно прерывал лицензию компании по осуществлению страховой (перестраховочной) деятельности за несоблюдение требований пруденциальных нормативов и иных обязательных к соблюдению норм и лимитов, установленных законодательством Республики Казахстан. На сегодня страховой портфель компании передан СК «Standard».

Источник данных — официальный интернет-ресурс Народного банка Республики Казахстан.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева


Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер

Управляющий директор CFA Institute в регионе EMEA: любой актив может получить инвестиции при наличии доверия в системе

Эксклюзивное интервью управляющего директора CFA Institute в регионе EMEA Гари Бейкера агентству "Интерфакс-Украина"

- Сейчас все чаще идут разговоры о роботизации инвестиционной и в целом финансовой деятельности. CFA Institute недавно решил дополнить свой экзамен на звание дипломированного финансового аналитика (Chartered Financial Analyst) вопросами об искусственном интеллекте, роботизированном консалтинге (robo advisers). Как вы полагаете, можно ли ожидать полного вытеснения человека из сферы банковских/финансовых услуг?

- Реалии процесса действительно соответствует заявлениям, и нет никаких сомнений, что технологии являются частью будущего. CFA Institute добавил некоторые вопросы, касающиеся финансовых технологий (FinTech) и искусственного интеллекта, поскольку мы постоянно следим за тем, как сохранить актуальность программы CFA, как обеспечить востребованность в будущем того, что мы пытаемся научить студентов.

Стоит ли ожидать вытеснения роботами людей из финансовой деятельности? Возможно! Предположительно замещение может происходить в рамках коммерциализация продуктов (вывода продуктов на широкий рынок). Ведь что, по сути, делают роботы-консультанты? Они, например, позволяют в режиме онлайн оценить степень вашей готовности к риску.

Как только этот параметр определен, тогда дальнейшее управление вашими средствами будет формально строиться на степени рисковости инвестиций в те или иные активы - высокий, средний или низкий у них риск.

Другой вопрос, действительно ли это более эффективно, нежели прямой диалог между мной и вами, когда я непосредственно могу видеть, как вы отвечаете на вопросы, где вы проявляете неуверенность? Кроме того, если я, например, предложу своей матери заполнить форму в интернете, она будет много возмущаться, что она не уверена в том или ином ответе, переспрашивать, что они подразумевают в том или другом вопросе.

Сам процесс, посредством которого роботы-консультанты принимают решения, почти не отличается от такого при традиционном подходе управления активами.

Вместе с тем с роботами-консультантами потенциально теряется контекст, в котором люди заполняют формы. Соответственно, если ваш вопрос будет неправильно понят, система управления будет строиться на недостоверных входящих данных, и вы неизбежно получите нежелательные результаты.

Я полагаю, что роль человека остается неотъемлемой даже в рамках роботизации индустрии.

Используя свой уникальный опыт, интуицию, а также в целом будучи нацеленным на построение более эффективного процесса управления инвестициями, человек должен следить за тем, какие данные вводятся в систему.

Таким образом, включение в экзаменационные тесты CFA Institute вопросов о новых технологиях является важным, но не снижает актуальности других вопросов. Это лишь дополнение к тому, на что мы обращаем внимание наших студентов, расширяет их навыки, опыт, и понимание каким образом это можно наилучшим образом применить в жизни.

- В исследовании CFA также отмечается, что с ростом пенсионных активов в управлении возрастает и спрос на управляющих пенсионными фондами. Стоит ли ожидать, что этот спрос будет заполняться роботами-консультантами или хотя бы частично заполняться – например, публичные фонды будут управляться роботами, тогда как частные – людьми?

- Пока сложно говорить однозначно.

Я считаю, что подход при управлении как частными, так и публичными пенсионными фондами должен быть одинаковым. Оба вида пенсионных активов являются одинаково важными. Применение роботов-консультантов следует рассматривать в контексте общей системы управления пенсионными активами.

Будут ли роботы удовлетворять спрос на управляющих, многое зависят от того, какие навыки инвестиционного менеджера применяются в процессе управления активами. Это могут быть глубокие знания о компаниях-эмитентах или о том, как лучше распределить активы, уникальный опыт или умение брать интервью у руководства компаний и понимать, что оно говорит и что делает. Это также может быть способность сочетать различные, не связанные между собой, экономические или политические события и внезапно находить между ними связь. Определенно, пока инвестиционные менеджеры могут доказать свою ценность в процессе управления активами, они будут оставаться неотъемлемой частью этого процесса. Если же они не добавляют никакой ценности, то неизбежно учредители фондов будут искать иные способы управления их сбережениями, и применение роботов-консультантов может быть частью альтернативного решения.

Еще важный момент, касающийся применения роботов-консультантов - они не обязательно должны заменить инвестиционных менеджеров, а могут занять свою нишу в рамках процесса управления активами. Такая ниша может заключаться в анализе больших массивов данных. В частности, роботы могут применяться в качестве искусственного интеллекта при распознавании определенных ситуаций, помогать в управлении огромным количеством источников информации и применении полученных данных. В свою очередь менеджеры должны будут использовать свои навыки, чтобы систематизировать все это в рамках процесса достижения определенного результата.

Что мне определенно не нравится, это системы, которые строятся на детерминированном алгоритме, где вся обработка выполняется в таком себе "черном ящике", который ускоряет получение определенного результата, но вы абсолютно не знаете, что происходит внутри этого механизма обработки данных. Необходимо очень осторожно относиться к применению таких технологий.

- Все более популярными становятся технология блокчейн и криптовалюты, которые стирают границы для частного капитала. Каково мнение CFA Institute по этому поводу? Считаете ли вы, что государствам необходимо предпринять какие-то действия по урегулированию использования этих технологий?

- Да, это актуальные вопросы, особенно - последний.

Прежде всего, хочу разграничить понятия "блокчейн" и "криптовалюта".

Криптовалюты, как я считаю, хотя являются легальной инвестиционной альтернативой, в настоящее время это чисто спекулятивный актив. Не думаю, что вы можете оценить, чем определяется их реальная стоимость. Вы можете попытаться найти аргументы того, что является фундаментальной ценностью биткойна. Но на самом деле необходимо гораздо больше энергии на то, чтобы найти ответ, нежели чтобы сгенерировать сам биткойн. Именно поэтому мы сейчас видим массовое возникновение в Китае и других странах фабрик биткойнов, которые используют разные источники энергии для создания такого рода результатов. Поэтому я склонен рассматривать это как своего рода спекуляцию.

Тем не менее я продолжаю поощрять людей оставаться открытыми к этим идеям, поскольку базовая технология, на основе которой функционируют криптовалюты - технология блокчейн, принципиально важна. Полагаю, что это то направление, в котором будет развиваться вся информационная система в ближайшие 10-20 лет, и нам еще предстоит увидеть, каким будет реальное ее применение. Некоторые эксперты сравнивают блокчейн с интернетом 20-25 лет тому назад. Тогда было довольно сложно объяснить кому-либо, что такое протокол TCP/IP, что такое интернет, как все это работает, какие технологии используются в системе и прочее. Все те вещи, которые мы пытались объяснить тогда, теперь больше не вызывают вопросов. Интернет - это просто то, с чем мы живем в настоящее время, и я подозреваю, что будущее блокчейна будет аналогичным. Более того, это станет фундаментально важным элементом многих бизнес-процессов, особенно тех, где речь идет о коммерциализации продуктов. Поэтому я действительно призываю больше интересоваться этой технологией и пытаться понять, в чем заключается ее основная идея.

- Какие вызовы, кроме новых технологий, стоят перед специалистами по инвестициям? В исследовании CFA Institute упоминается снижение доходности активов и доверия к финансовой системе.

- Если говорить о снижении доходности, то есть два аспекта. Один из них - сам рынок, который ее определяет. Наличие низкой доходности может быть обусловлено вливанием центральными банками в систему огромного объема ликвидности, что снижает стоимость денежных ресурсов. Это одна интерпретация. Другая заключается в том, что сейчас в мире накопился огромный объем сбережений, тогда как возможности для инвестирования этих средств ограничены, соответственно, доходность находится там, где она есть.

Второй аспект - это доверие к системе. Я изучал возможности инвестирования в Украине и предлагаемая доходность фантастически привлекательна для некоторых инвесторов, но отсутствует этот второй элемент, который, в конечном счете, является основой всего рынка.

Очень трудно убедить людей в том, что 20% годовых - это разумная доходность, если они не понимают или не доверяют системе, в которой определена такая доходность, в которой они могут истребовать свои средства в случае проблем с должником или его дефолта. Инвестировать легко, сложно вернуть свои инвестиции. Вот почему я считаю: пока международные инвесторы не будут уверены, что они могут легально вернуть свои средства, вряд ли стоит рассчитывать, что они заинтересуются высокой доходностью.

Конечно, всегда найдутся инвесторы, которые готовы рискнуть. Но если говорить о привлечении внимания крупных инвестиционных фондов международного уровня, тогда, безусловно, нужны доверие к финансовой системе, верховенство закона, должная защита права собственности как на акции, так и на другие активы. Как только эти вопросы будут решены, доходность в Украине неизбежно упадет, поскольку сейчас в ней учитывается множество рисков - риск ликвидности, валютный, регуляторный и прочие.

- Вы длительное время работали в инвестиционном банке Merrill Lynch, занимались стратегией инвестиций в европейском регионе. Принимая во внимание то, что у нас остается слабое доверие к системе, есть ли в Украине активы, которые все еще могли бы быть привлекательными для клиентов этой компании?

- Конечно, отсутствие желаемого уровня доверия не отсекает все возможности для инвестиций. Но, как я сказал, если будет установлено верховенство права, должная защита имущественных прав, тогда любой актив будет привлекательным для инвестиций.

Обычно начальной точкой для вхождения капитала служат инструменты с фиксированной доходностью. Как только на рынок выходит суверен, вслед за ним долговые ценные бумаги выпускают и корпоративные заемщики. Кроме того, обращение облигаций, как правило, лучше урегулировано, поэтому на них всегда более высокий аппетит.

В то же время, принимая во внимание фундаментальные показатели Украины - демографию, запасы сырья, экономическую ситуацию, акции выглядят не менее привлекательным активом, если не более. Аналогична ситуация с прямыми инвестициями, инвестициями в инфраструктурные объекты, сырьевые товары. Сомневаюсь, что есть классы активов, в которые международным инвесторам нельзя вкладывать средства. Но мы вновь возвращаемся к проблеме доверия к системе. Прозрачность и доверие - основополагающие элементы, определяющие все операции в рамках системы.

- В рамках недавнего Украинского Инвестиционного Форума в Киеве вы участвовали в дискуссии, стоит ли в Украине развивать собственный рынок ценных бумаг или же эффективнее просто либерализовать движение капитала. Какой позиции вы придерживаетесь в этом вопросе?

- Считаю важным наличие доступа к обоим источникам финансирования. Вряд ли возможна зависимость исключительно от международного рынка капитала.

Более того, если выполняются условия для успешного размещения ценных бумаг среди международных инвесторов, то соответствующие условия должны выполняться и в отношении внутренних инвесторов. Прозрачность деятельности и структуры активов эмитента, регулярное раскрытие отчетности одинаково важно как международным, так и внутренним инвесторам. Не вижу каких-либо оснований в том, почему в одном случае это должно работать, а во втором - нет.

Поэтому развитие внутреннего рынка важно. Это будет не скоро. Обычно этот процесс занимает много времени. Тем не менее рассчитывать исключительно на внешний рынок не стоит - вы должны каким-то образом мобилизировать внутреннюю базу инвесторов. Более того, не все внутренние инвесторы имеют возможность вкладывать средства на международном уровне, они должны иметь возможность для сохранения и приумножения капитала внутри страны.

Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 22 ноября 2017 > № 2400834 Татьяна Ушкова

Жилье под вопросом. Подорожает ли ипотека из-за новых требований ЦБ

Татьяна Ушкова

член правления Абсолют Банка

ЦБ ужесточает требования к банкам, которые выдают ипотеку с низким первоначальным взносом. Как это отразится на рынке ипотечного кредитования и стоимости ипотеки?

Новость о том, что с 2018 года могут ужесточиться требования ЦБ к ипотеке с небольшим первоначальным взносом, будоражат финансовый рынок и клиентов банков. Возник вопрос, как нововведение регулятора отразится на доступности ипотеки и на положении лидеров ипотечного кредитования. Для начала обратимся к первоисточнику — проекту указания ЦБ «О внесении изменений в Инструкцию Банка России от 28 июня 2017 года № 180-И «Об обязательных нормативах банков». Из документа ясно следует, что регулятор планирует ввести повышенные коэффициенты риска по ипотеке с низким первоначальным взносом при расчете нормативов достаточности капитала.

Первые две категории, подпадающие под изменения, — это кредиты на покупку готового жилья и займы на покупку жилья в строящихся объектах по договорам долевого участия с первоначальным взносом менее 20%. По ним коэффициент риска планируется увеличить до 150% вне зависимости от суммы кредита. Третья категория — ипотечные кредиты с первоначальным взносом менее 10%, по которым коэффициент риска предполагается установить в размере 300%.

Напомним, что в настоящее время по кредитам с первоначальным взносом от 10 до 20% действует коэффициент 100% при сумме кредита менее 50 млн рублей. А по кредитам с первоначальным взносом 10%, как и при кредите в размере более 50 млн рублей с первоначальным взносом 20%, коэффициент равен 150%.

В новых требования ЦБ важно то, что коснутся они только новых сделок по ипотечным кредитам, выданным после 1 января 2018 года. То есть по действующей ипотеке резервы досоздавать не придется, а значит, у банков не возникнет давления на капитал. А что же после «часа икс»? Изменив свои подходы к кредитованию, банки смогут избежать повышенных коэффициентов при расчете нормативов достаточности капитала.

Что изменится

Новые требования Центробанка к ипотеке пока находятся в стадии проекта. Если документ будет утверждён в нынешнем виде, то банки, скорее всего, довольно быстро скорректируют условия кредитования. Вряд ли кто-то из игроков рынка решится сохранить предложения с низким первоначальным взносом и тем самым увеличить ставку. По оценке большинства экспертов, более реалистичный сценарий — это повышение порога минимального первоначального взноса до 20%.

При этом, по нашим оценкам, не только для банков, которые давно работают в этом сегменте, но и для заемщиков такие изменения не станут критичными, несмотря на увеличение процентов в коэффициенте риска. Как показывает практика, большинство из тех, кто оформляют ипотеку, приходят в банк, когда накопят первоначальный взнос в размере больше 20%, то есть вписываются в новые параметры надежности, которые регламентирует регулятор. Это, впрочем, соответствует общей картине по ипотечным банкам из топ-10.

Стремление заемщиков вложить в покупку квартиры максимальный объем собственных средств вполне оправданно: чем больше первоначальный взнос — тем меньше сумма кредита, и, соответственно, меньше будет долговая нагрузка и размер итоговой переплаты по кредиту.

Кроме того, у некоторых игроков еще сохраняется дифференцированная процентная ставка по ипотеке, когда проценты по кредиту зависят от размера первоначального взноса и срока кредитования. Соответственно, при большем размере собственных средств клиент имеет возможность получить лучшие условия по кредиту.

Безусловно, есть определенное количество клиентов, которым придется на время отложить покупку квартиры, чтобы накопить не 15%, а 20% суммы на первоначальный взнос. Но это не та разница, которая вынудит большой пул заемщиков отказаться от идеи приобрести недвижимость.

Сейчас у большинства банков установлен размер минимального первоначального взноса по ипотечным программам на уровне 15% от стоимости приобретаемого объекта. При этом лидеры рынка ипотечного кредитования разделяют позицию Центробанка, что первоначальный взнос — важное подтверждение наличия у заемщика финансовой дисциплины и взвешенности его решения. Кроме того, благодаря тому, что сумма кредита меньше стоимости объекта, участники сделки защищены от снижения цен на рынке недвижимости: в случае необходимой реализации залога заемщик, скорее всего, сможет рассчитаться полностью по своим кредитным обязательствам.

Тем не менее тренд на снижение требований к первоначальному взносу на фоне возросшей конкуренции в этом сегменте никто не отменял. Некоторые банки делают спецпредложения с пониженным первоначальным взносом в рамках партнерских программ или для отдельных категорий заемщиков, например зарплатных клиентов. Недавно появились и предложения с нулевым первоначальным взносом — в основном от банков, которые пытаются быстро зайти в эту нишу и занять место под солнцем. По таким программам, как правило, устанавливается повышенная ставка, поэтому объем предоставленных по ним кредитов невелик. Подобные продукты часто выполняют преимущественно рекламную функцию — привлекают внимание клиента, а потому погоду на рынке не делают.

Прививка от риска

Высказывания о том, что требования к резервированию ужесточаются по причине надувания ипотечного пузыря, на наш взгляд, сильно преувеличены относительно существующей ситуации на рынке.

Сравнивать российский рынок с США, где такой пузырь в свое время лопнул, ошибочно. В России объем ипотечных кредитов к ВВП составляет около 6-8%, то есть на уровне развивающихся стран, да и объемы выдачи ипотеки не столь значительны— за год в этом сегменте насчитывается чуть более 1 млн заемщиков (не столь впечатляющая цифра для страны с населением 145 млн человек). В США доля ипотеки к ВВП составляет около 50%. Это несопоставимые показатели. Особо стоит отметить, что российский рынок сейчас отличается стабильными ценами на недвижимость, хорошим качеством ипотечного портфеля, а также высокими требованиями банков к заемщикам.

Учитывая нынешнее положение дел с ипотекой, регулятор, скорее всего, стремится сейчас «зафиксировать» позитивную картину и поэтому принимает превентивные меры для того, чтобы в дальнейшем не допустить ухудшения качества портфеля и высокого уровня закредитованности населения, о котором все чаще говорят эксперты. И в этих действиях есть понятная рынку логика, которая позволит ипотеке оставаться драйвером розничного рынка на ближайшие десять лет.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 22 ноября 2017 > № 2400834 Татьяна Ушкова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 21 ноября 2017 > № 2400948

Заместитель Министра финансов Илья Трунин принял участие в заседании расширенной коллегии ФНС России

Трунин Илья Вячеславович

Заместитель Министра

21 ноября, в День работника налоговых органов, Заместитель Министра финансов Илья Трунин принял участие в заседании расширенной коллегии ФНС России об итогах работы налоговых органов за 10 месяцев 2017 года и основных задачах, которые службе предстоит решить до конца года.

В консолидированный бюджет за десять месяцев 2017 года поступило 14,3 трлн рублей, что на 19%, или на 2,3 трлн рублей, больше соответствующего периода 2016 года. В федеральный бюджет поступило 7,5 трлн рублей, что на 1,7 трлн рублей, или на 30% больше, заявил руководитель ФНС России Михаил Мишустин. При этом пятая часть в структуре прироста поступлений (286 млрд рублей) обеспечены за счет более качественного налогового администрирования.

Все выступающие также отметили эффективное взаимодействие Налоговой службы с другими ведомствами. Например, за девять месяцев 2017 года по проверкам с использованием информации ФТС России дополнительно начислено 60 млрд рублей налогов.

«Сейчас идет выстраивание сквозных механизмов взаимодействия налоговых и таможенных органов, что повышает эффективность деятельности служб. Также практически завершено согласование проекта Соглашения о механизме прослеживаемости товаров в рамках Евразийского экономического союза. Речь идет о создании механизма прослеживаемости по документам товаров происходящих из третьих стран. В соглашении определены основные принципы механизма информационного взаимодействия и электронного документооборота», - рассказал журналистам Илья Трунин по итогам мероприятия

В коллегии приняли участие Первый заместитель председателя Правительства РФ И.И. Шувалов, руководитель ФНС России М.В. Мишустин, председатель Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы Российской Федерации А.М. Макаров, Председатель счетной палаты Российской Федерации Т.А. Голикова, мэр Москвы С.С. Собянин, представители федеральных органов власти, территориальных налоговых органов и центрального аппарата ФНС России.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minfin.ru, 21 ноября 2017 > № 2400948


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395506 Вячеслав Локшин

Страна банкротов: почему топ-менеджеры вынуждены платить миллиарды

Вячеслав Локшин

Арбитражный управляющий, эксперт государственных компаний и правоохранительных органов по преступлениям, которые связаны с вопросами банкротства

Отвечать за долги компании приходится все более широкому кругу сотрудников

Общая нестабильность экономики, высокие ставки по кредитам и трудности с финансированием приводят к росту числа банкротств компаний. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, по итогам 2016 года число банкротств в экономике снизилось на 3% относительно 2015 года, но тренд нельзя назвать позитивным: количество банкротств еще на 15% больше, чем в докризисном 2013 году.

В этом году динамика банкротств остается высокой и, скорее всего, их количество будет выше, чем в прошлом году: оно обещает перевалить 12 000. Более того, количество банкротств в сентябре всего лишь на 2,1% ниже исторического максимума октябре 2009 года.

Чаще всего сталкиваются с банкротствами строительные компании — несостоятельность в этом бизнесе на максимуме нескольких лет. Часто оказываются банкротами компании сферы торговли, пищевой промышленности и машиностроительного комплекса. Достаточно часто возникают и преднамеренные банкротства крупного бизнеса.

Бремя ведения бизнеса в России теперь несет много новых рисков для любых управленцев и бенефициаров компаний. Дело в том, что в последние несколько лет произошли фундаментальные изменения в законодательстве о банкротстве. В первую очередь речь идет о субсидиарной ответственности. Такие изменения сыграли значительную положительную роль для кредиторов, особенно, для банков. Кредиторы могут объявить фирму банкротом при наличии крупной задолженности по зарплате, невозможности рассчитаться с долгами более трех месяцев, проблемным юрлицо считается после того, как его долг достигнет 300 000 рублей.

Если говорить упрощенно, то теперь невыплаченный долг компании можно переложить на любого, кто причастен к его возникновению или получил от этого выгоду, и не важно, причастен ли он к деятельности компании в нынешний момент или уже нет. Субсидиарная ответственность не ограничена размером уставного капитала, а равна размеру долга перед кредиторами. То есть, если фирма-банкрот должна миллиард, то его можно попытаться взыскать в полном объеме с лиц, которые реально за ней стоят.

Как арбитражный управляющий, сталкиваюсь с неготовностью бизнесменов к таким значительным изменениям в законодательстве: многие продолжают вести бизнес «по старинке», как всегда, считают, что «это не про них». Последние обращения ко мне, как к специалисту по сложным банкротствам, и на привлечение к субсидиарной ответственности, и на защиту от нее – на сегодняшний день является все возрастающим и зачастую связано с личной трагедией участников бизнеса, до сих пор чувствовавших себя в безопасности.

Список тех, кто рискует отвечать за долги компании очень широк, и это не только бенефициары и директор, но и главбух, финдиректор и даже представитель по доверенности (зачастую это простые юристы компании).

Тем не менее, кредиторам нужно приложить усилия, чтобы доказать, что к финансовой несостоятельности компанию привели действия конкретных лиц. И для этого у них много инструментов — список нарушений, за которые можно привлечь бенефициаров и сотрудников компаний очень обширен и связан с любыми сделками, которые могли нанести ущерб компании, также наказывается и бездействие сотрудников. Чтобы уйти от ответственности, менеджменту компании нужно доказать, что их действия были связаны с требованиями собственника.

Если для кого-то кажется, что подобные подходы в России малоприменимы, то это опровергается уже формирующейся практикой. В апреле 2015 года Арбитражный суд Москвы по заявлению Агентства по страхованию вкладов привлек владельца Межпромбанка Сергея Пугачева и трех его топ-менеджеров к субсидиарной ответственности, так как их действия способствовали банкротству банка, суд постановил взыскать с Пугачева 75,6 млрд рублей. Около 68,5 млрд в солидарном порядке с предправления Мариной Илларионовой, а порядка 7,2 млрд – солидарно с двумя другими бывшими руководителями Александром Диденко и Алексеем Злобиным. Сумма взысканий различаются, так как судья посчитал, что вина в банкротстве тех или иных лиц из руководства банка различалась. Если у них не окажется подобных средств, то скорее всего они лишатся нажитого имущества. Усугубляет ситуацию, то, что такой долг не списывается за счет личного банкротства гражданина.

Но миллиардные долги возникают не только в громких банкротствах — со значительными взысканиями сталкиваются менеджеры малоизвестных компаний по всей стране. Например, в этом году экс-директора УК «Илан» (Красноярский край) привлекли к субсидиарной ответственности на 1,3 млрд рублей, экс-директора строительной фирмы СУ-13 (Томск) — на 2 млрд рублей, а бывшего руководителя Енисейского ЦБК — на 800 млн рублей.

Еще одна возможность для кредиторов, которую дает новое законодательство о банкротстве и субсидиарной ответственности, — возможность привлечь к ответственности истинных бенефициаров компании. В сентябре этого года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти продлил конкурсное производство в «Группе Джей эф си» на три месяца. Это было связано с необходимостью привлечь к субсидиарной ответственности Владимира Кехмана. Сбербанк настаивает на привлечении Кехмана к субсидиарной ответственности, а конкурсный управляющий обнаружил у «Группы Джей эф си» невыгодные сделки с российскими и иностранными юрлицами, в результате которых кредиторы понесли убыток в размере около 4 млрд рублей.

Законодательство и дальше будет ужесточаться и станет еще более «прокредиторским». Крупнейший кредитор страны – ФНС – постоянно лоббирует дополнительные поправки (часть из них отражена в Постановлении пленума Верховного суда РФ, которое появится в декабре 2017 года).

Благодаря новым поправкам, к субсидиарной ответственности можно будет привлекать все больше групп лиц и все более изощренным путем. Новые критерии позволят привлекать лиц, которые извлекли выгоду от неправомерного поведения должника даже через цепочку юрлиц или фирм-однодневок. Причем это не будет зависеть от того, входил ли этот выгодоприобретатель в список контролирующих или аффилированных лиц должника. Список теперь может быть дополнен на усмотрение суда, а арест может быть наложен на компании привлекаемого к субсидиарной ответственности, в которых ему принадлежит более 50% уставного капитала.

Покупателю активов нужно доказать, что он не является контролирующим лицом должника и его действия не выходили за пределы обычного делового риска. Но против него будет выстроен механизм «принуждения к сотрудничеству» номинальных владельцев и директоров, которые могут быть освобождены от ответственности, если укажут на фактического руководителя.

К чему это все приведет? Такие доказательства очень трудоемки и скорее всего увеличат спрос на различного рода экспертные услуги по выявлению аффилированности и связанных сделок, оценки ущерба. Само по себе изменение законодательства – это сигнал для бизнесменов и менеджеров, что безнаказанно уклоняться от долгов больше не получится, даже если бизнес скрыт за номинальными владельцами и офшорами.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395506 Вячеслав Локшин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395457 Ирина Лебедева

Банки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты?

Ирина Лебедева

старший аналитик банка «Уралсиб»

Объем свободных средств у банков достиг исторических уровней— теперь финансовые организации могут обходиться без поддержки ЦБ и Казначейства. Это значит, что ставки по депозитам поплывут вниз, а по кредитам они будут снижаться только для качественных заемщиков

Денежный рынок достиг определенной вехи — сейчас уровень ликвидности банковского сектора находится на таком уровне, что банки могли бы полностью отказаться от фондирования, предоставляемого со стороны ЦБ и Казначейства, и при этом выполнять требования нормативов по обязательным резервам. Сейчас на корсчетах у ЦБ размещено 2 трлн рублей, хотя для выполнения обязательных резервных требований банкам достаточно разместить 1,9 трлн рублей.

Приток ликвидности в банковском секторе растет с начала этой осени, несмотря на существенное сокращение дефицита бюджета с начала года — по итогам 10 месяцев его значение составило менее 300 млрд рублей против 1,5 трлн рублей год назад. Этот дефицит был полностью профинансирован за счет внутренних заимствований и не требовал использования средств Резервного фонда, поэтому приток ликвидности был ограничен вплоть до августа. С сентября же картина существенно изменилась.

В результате разница между корсчетами и депозитами банков в ЦБ и купонными облигацими Банка России (КОБР) в обращении с одной стороны и задолженностью банковского сектора перед ЦБ и Федеральным Казначейством — с другой в сентябре–октябре резко выросла.

Увеличение навеса избыточной ликвидности заставит Центробанк прилагать еще больше усилий по ее стерилизации, чтобы предотвратить значительное падение ставок на межбанковском рынке.

Почему у банков станет еще больше денег

Причин, которые спровоцировали усиление притока ликвидности, сразу несколько. Во-первых, постепенно накопился эффект от интервенций, проводимых Минфином в целях конвертации дополнительных нефтяных доходов бюджета. Во-вторых, с сентября на покрытие дефицита Пенсионного фонда тратятся средства ФНБ. В третьих, ЦБ в этом году активно наращивал объем золота в международных резервах. Все эти факторы обеспечили с начала года приток ликвидности в банковскую систему в объеме свыше 1 трлн рублей.

Мало шансов, что на горизонте одного–двух лет ситуация с ликвидностью может кардинально измениться: дефицит федерального бюджета хоть и будет сокращаться, но, согласно планам Минфина, в следующие три года он останется значительным, причем в 2018 году также предвидятся значительные траты средств суверенных фондов на покрытие дефицита бюджета.

ЦБ в случае заметного ослабления рубля вряд ли будет проводить массированные интервенции, продавая валюту. И даже действие нового бюджетного правила не приведет к оттоку ликвидности из банковской системы. В этом заключается его важное отличие от правила, которое действовало в 2004–2008 годы, когда при формировании Стабилизационного фонда (в феврале 2008 года он был разделен на Резервный фонд и ФНБ) Минфин стерилизовал ликвидность, изымая из банковской системы часть дополнительных нефтяных доходов.

Нынешнее же правило предполагает, что сверхдоходы бюджета конвертируются в иностранную валюту на рынке. Несмотря на то, что эти средства не идут на финансирование расходной части бюджета, они возвращаются в банковскую систему через интервенции.

Теоретически возникновение дефицита ликвидности просматривается лишь в случае существенного и затяжного падения цен на нефть (намного ниже уровня $40 за баррель). Тогда, согласно бюджетному правилу, Минфин будет продавать валюту на открытом рынке для финансирования выпадающих доходов бюджета. Однако в реальности эта схема может не сработать. Например, сейчас средства в валюте из суверенных фондов, которые используются для покрытия дефицита бюджета, конвертируются в ЦБ напрямую, а не через рынок, так что оттока ликвидности из банковской системы не происходит.

Также дефицит ликвидности в долгосрочной перспективе может возникнуть из-за роста кредитования на фоне отсутствия притока средств в банковскую систему, но это маловероятно даже на горизонте в несколько лет. Более реальным пока представляется сохранение и даже рост навеса избыточной ликвидности.

Станут ли доступнее кредиты?

В ситуации, когда ЦБ проводит умеренно жесткую монетарную политику, рост избыточной ликвидности в банковской системе ведет к смягчению денежно-кредитных условий безотносительно уровня ключевой ставки. В частности, снижается стоимость фондирования: задолженность банков по репо с ЦБ (один из самых дорогих видов краткосрочного фондирования) резко сократилась. В последнее время банки снижают задолженность и перед Федеральным Казначейством. Постепенно пойдут вниз и ставки по депозитам нефинансового сектора.

Тем не менее рост навеса избыточной ликвидности вряд ли приведет к резкому росту кредитования нефинансового сектора. Маловероятно и то, что банки пойдут на смягчение требований к заемщикам — это связано как с регуляторными требованиями, так и с нежеланием брать на себя избыточный риск в условиях медленных темпов роста экономики. Также следует отметить, что срок размещения депозитов и прочих счетов нефинансового сектора, на которые уже сейчас приходится свыше 60% всех пассивов банков (и эта доля в пассивах продолжит расти), редко превышает три года, так что этот фактор тоже станет препятствием для роста долгосрочных кредитов.

Единственное, на что может повлиять снижение стоимости фондирования для банков, — это на снижение ставок по кредитам для первоклассных заемщиков по долгосрочным займам свыше трех лет.

В качестве индикатора уровня долгосрочной безрисковой ставки можно рассматривать кривую ОФЗ, где ставки на срок 5–10 лет находятся в диапазоне 7,5–7,8%. Уже сейчас мы видели размещение облигаций корпоративного сектора по ставкам с премией к кривой ОФЗ менее 50 б.п. Например, в ходе недавнего размещения облигаций МТС ставка купона составила 7,7% годовых.

Следует отметить, что с начала года ставки по долгосрочным кредитам для компаний нефинансового сектора активно снижались. Так, по кредитам на срок свыше трех лет это снижение составило почти 3 п.п., и в следующем году ставки должны продолжить падение.

Что касается корпоративных кредитов в целом, то мы ждем, что увеличение их объема в следующем году составит не более 6% после трехпроцентного роста в этом году. В розничном сегменте прогноз по росту несколько выше, но и его нельзя назвать агрессивным — 12% и 10% год к году в 2017 и 2018 годах соответственно.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395457 Ирина Лебедева


Россия > Транспорт. Финансы, банки > gudok.ru, 21 ноября 2017 > № 2394164 Максим Агаджанов

Максим Агаджанов: «Финансируя обновление парка электричек, мы должны учитывать риск субъекта РФ»

Генеральный директор компании «Газпромбанк Лизинг» Максим Агаджанов в интервью Cudok.ru рассказал о планах компании в сегменте лизинга железнодорожной техники, о специфике потенциальных сделок с пригородными пассажирскими компаниями и инструментах господдержки для лизинговых операторов

- Как «Газпромбанк Лизинг» оценивает сегодняшнее состояние рынка вагонов?

- Сегодня в наибольшем дефиците находятся полувагоны, рынок очень активный. Но мы стараемся трезво оценивать текущую конъюнктуру, смотреть немножко за горизонт: оцениваем количество списаний, объём производства. По нашим оценкам, в 2018-2019 годах наступит если не стагнация ставок, то по крайней мере некое равновесие. То есть дефицит парка начнет сменяться профицитом.

- Каковы планы «Газпромбанк Лизинга» в связи с прогнозами на 2018 год на рынке железнодорожных грузовых перевозок и конкуренцией в лизинговом бизнесе?

- Мы являемся одним из крупнейших поставщиков подвижного состава. На транспортную отрасль у нас приходится более 85% всех сделок, а суммарный портфель по железнодорожному сегменту составляет порядка 38 млрд. рублей. То есть мы чувствуем себя довольно уверенно на этом рынке. Сегодня мы видим, что многие наши клиенты нацелены приобретать новый парк и, конечно, эти объемы будут распределены по крупнейшим лизинговым компаниям. Поэтому не исключено, что в следующем году мы сможем приобрести несколько тысяч вагонов, и наш железнодорожный портфель даже вырастет.

- Уже ведутся какие-то переговоры?

- О конкретных планах говорить пока рано, ведь все будет зависеть от запросов клиентов. Мы в первую очередь работаем, что называется, от лизингополучателя: смотрим на его отчетность, на грузовую базу, как он планирует эксплуатировать вагоны, что он будет возить. Если оценки нашего клиента нас устраивают, значит, мы оказываем услугу. Для грузовладельцев и грузооператоров мы применяем разные критерии оценки. Например, когда ставки резко упали, некоторые небольшие компании выкупили вагоны, кто-то попросил реструктуризацию. Но наши крупнейшие клиенты никуда не делись. На сегодняшний день все хорошо - ни один вагон не пострадал.

- В каких случаях операторам подвижного состава эффективно применять лизинг железнодорожных вагонов?

- Если сравнить получение вагонов в кредит и в лизинг, то в кредит можно брать этапами в рамках графика оплаты поставщику. Но вы можете столкнуться с тем, что вам потребуется инвестиционный или льготный период, когда вагоны еще не начали генерировать достаточный денежный поток, то есть попросту ещё не начали зарабатывать.

Лизинг же является более гибким инструментом, он может учитывать множество факторов, например, сезонность. Объясню на примере «бочек» - цистерн для перевозки нефти и бензина. На этом рынке традиционно весной, когда открывается судоходство, ставка на цистерны снижается, так как большая часть грузопотока перевозится в этот период по воде. Но с октября «бочки» опять вырастают в цене. В лизинговом договоре можно учесть эту специфику и варьировать размер лизингового платежа: платить меньше в «низкий» сезон, а в «высокий» увеличивать выплаты. С кредитом подобный график платежей будет выстроить сложнее.

Кроме того, лизинговый договор может учитывать не только стоимость самой техники, но и услуги по доставке, монтажу, страхованию и даже обучению сотрудников. То есть лизинговая компания, в отличие от банка, выступает не просто кредитором, а может предоставлять полный спектр работ «под ключ», необходимых для того, чтобы ввести технику в эксплуатацию. Кроме того, на имущество, приобретённое в лизинг, распространяется ряд преференций, например, право применения коэффициента ускоренной амортизации. Все эти факторы в совокупности позволяют получить больше выгод лизингополучателю в конце срока действия договора.

- Есть ли отличие лизинга грузовых и пассажирских вагонов с точки зрения бизнеса?

- Безусловно. Мы в первую очередь исходим из ликвидности. Грузовые вагоны сейчас более востребованный товар, чем пассажирские.

- Возможно ли участие лизинговых компаний в обновлении парка электропоездов пригородных пассажирских компаний?

- Пригородные пассажирские компании – это дотационные компании. Если им поставить новые вагоны с достаточно высокой первоначальной стоимостью, то нагрузка на операторов пригородных перевозок будет еще более существенной, даже с учетом возможного субсидирования со стороны государства. Мы понимаем, что финансируя обновление парка в том или ином регионе, мы должны учитывать риск субъекта Российской Федерации. Например, пригородная компания рассчитывает взять вагоны на 15 лет, а бюджеты регионов планируются на один-три года. И это существенно сдерживает развитие рынка и обновление парка.

- Как вы считаете, необходима ли докапитализация лизинговых компаний с государственным участием для развития транспортного машиностроения?

- В капитале шести компаний участвует государство, но глобально уполномочено заниматься развитием транспортной составляющей только дна - Государственная транспортно-лизинговая компания. В целом, мы выступаем за то, чтобы была конкурентная борьба между компаниями. Возможно, нужно оказывать помощь через механизм субсидирования.

Сейчас есть программа Фонда развития промышленности. ФРП финансирует проекты лизингополучателей под 1% годовых в виде займа на аванс в сторону лизинговой компании 27% от стоимости предмета лизинга. Но есть ограничение: размер займа не должен превышать 500 млн рублей по каждому проекту. Отмечу, что займы выдаются на проекты, а не на компанию. То есть одна компания может получить субсидии по нескольким проектам. И это возвратные деньги. Таким образом, на круг мы получаем эффективную ставку в пределах 7-8%. Это доступная ставка даже для пассажирских перевозок. Если ведомство, например, Минтранс РФ, для поддержки отрасли выйдет с инициативой создать некую программу помощи, то участники рынка будут только приветствовать такое решение.

Николай Логинов

Россия > Транспорт. Финансы, банки > gudok.ru, 21 ноября 2017 > № 2394164 Максим Агаджанов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль

МТС Банк: почему мы живем в облаке

ОКСАНА СМИРНОВА-КРЕЛЛЬ

член Правления, вице-президент, руководитель Информационно-технологического блока МТС банк

Для нас облака – это и технология продаж продуктов банка, и возможность быстрого развития.

Мы живем в век четвертой промышленной революции. Сейчас клиент проводит много времени в социальных сетях, привык пользоваться мобильным приложением для вызова такси, покупает товары в Интернете и не хочет приходить в отделения банка. Задача банка в этих условиях – обеспечить обслуживание в том месте и в то время, где это удобно именно клиенту, а не банку, как это было еще до недавнего времени. Для этого нам всем необходимо развивать технологии «банкинг как сервис» (BaaS – Banking as a Service).

За последние полтора года МТС Банк в дополнение к привычному банковскому обслуживанию предложил клиентам технологию оплаты услуг и товаров прямо в розничных сетях и онлайн. Так, наш банк запустил онлайн-кредитование в интернет-магазине МТС с возможностью оформить кредитную заявку и получить решение от банка в течение нескольких минут. Мы одними из первых дали клиентам возможность оплачивать покупки и услуги с помощью Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. Совместно с МТС запустили «Кошелек МТС Деньги». Это сервис дистанционного банковского обслуживания и продаж в партнерском канале − банк через приложение МТС дает доступ к своим продуктам.

Мы развиваем технологии, позволяющие нам встраиваться в чужие облака и чужие порталы, а также продавать услуги, подстраиваясь под конкретного клиента.

Что мы выбрали – IaaS, PaaS или SaaS? Всё! Мы используем все три класса сервисов. Мы начинали со строительства своего частного облака, но на сегодняшний день используем облако МТС, на базе которого строим гибридное: частно-публичное. Разумеется, без сегментации сети и разделения продуктовых тестовых сред это было бы невозможно.

В этом году банк перенес всю свою структуру разработки (девелоперские среды и тестовые нагрузки) в облако МТС. При этом одновременно мы встраиваем в свои сервисы чужие услуги и делаем это незаметно для наших клиентов – без остановки и сбоев в работе. Банк использует для клиентской аналитики чужие вычислительные среды для работы с большими данными и внедряет в собственные продукты успешные решения других компаний-партнеров.

Почему мы это делаем? Облачные сервисы – это удобно и быстро. Согласно новой стратегии, в 2017 году банк одновременно запустил порядка 20 новых проектов: доставку карточных продуктов клиентам, развитие бизнеса POS-кредитования, автоматизацию операционного блока, рост скорости и качества разработки, новый интернет- и мобильный банк для физических лиц, а также ДБО для юридических лиц, мобильный кредит, сайт 2.0.

Поэтому возможность получить быстрый доступ к облачной инфраструктуре для развертывания большого числа проектов является одним из ключевых факторов развития. Безусловно, успех любого проекта в современном банковском бизнесе зависит не только от инфраструктуры, но и от своевременной доступности ресурсов аналитики, разработки, тестирования и внедрения.

Уменьшает ли использование облаков расходы на IT? Да. Мы начали переходить на технологию PaaS, движемся в сторону интеграции с коллегами из МТС. Вновь создаваемые и запускаемые сервисы, рассчитанные на доступность банковских продуктов для клиентов в режиме 24/7/365, требуют обеспечения такого же уровня поддержки этих решений. Она должна быть способна устранить любые неисправности в кратчайшие сроки.

Преимущества собственного облака в том, что компания сама управляет своей инфраструктурой, а затраченные бюджеты амортизируются в течение пяти лет. Тем не менее если сравнивать затраты на создание и поддержку частного облака (или ЦОД) в целом против использования публичных облаков, выигрывают последние.

Мы живем в облаке. Это значит, что мы живем как сервисная компания, встраиваем свои бизнес-сервисы в чужие бизнес-приложения, а также активно используем облачные сервисы и инфраструктуру наших партнеров.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 ноября 2017 > № 2393635 Альберт Кошкаров

Семь бед российского рубля

Стоит ли россиянам запасаться иностранной валютой перед новогодними праздниками

У доллара в обозримом будущем больше шансов укрепиться к рублю, чем ослабеть

Ноябрь стал временем нового испытания рубля на прочность. Стоимость доллара на Московской бирже устремилась к 60 рублям, а курс евро преодолел планку в 70 рублей. Что ожидает российскую валюту к концу года и стоит ли уже сейчас бежать в обменник, Банки.ру спросил у финансистов.

Долларовый дефицит

На минувшей неделе курс валют заставил понервничать граждан, собирающихся на новогодние каникулы за рубеж. На максимуме доллар поднимался до 60,92 рубля, а его европейский собрат достигал 75,57 рубля. Так низко рубль в этом году еще не падал.

Российская национальная валюта последовательно движется по нисходящей с середины октября. За это время рубль подешевел, даже несмотря на стабильно высокую нефть, которая поднялась в цене более чем на 5%. По словам старшего аналитика «Альпари» Романа Ткачука, когда нефть приблизилась к 65 долларам за баррель, а рубль стоял на месте, это не могло не насторожить рынок. «Стоимость нефти за две недели (с 24 октября по 7 ноября) выросла на 15%. Затем цена стабилизировалась, и это немедленно отразилось на валютных курсах», — констатирует он.

«Цена барреля Brent в рублях превышает 3 700 рублей, что больше оказывает рублю поддержку, чем ослабляет его», — говорит аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков. В то же время, по его словам, на курс рубля давят ЦБ и Минфин. ЦБ — потому, что последовательно снижает ключевую ставку, провоцируя иностранцев продавать ОФЗ. А Минфин существенно увеличил покупку валюты с рынка. Иначе говоря, долларов на всех не хватает даже при растущей нефти. Недаром многие банки с осени начали повышать ставки по валютным вкладам. Так, крупнейший банк страны 17 октября повысил доходность по вкладам в долларах. Ставка по ним у Сбербанка взлетела до 1,35% годовых. Вслед за лидером рынка подтянулись другие игроки.

Поддержать банки решил Минфин. На прошлой неделе он разместил на банковских депозитах 700 млн долларов по ставке 1% годовых. Как следует из материалов Федерального казначейства, заявка поступила от одного участника. Аналитики полагают, что именно это остановило дальнейший обвал рубля. С 16 ноября курс доллара снизился почти на рубль.

В ближайшее время аналитики прогнозируют стабилизацию на рынке валюты: большинство полагают, что доллар будет торговаться в районе 59—60 рублей. Поддержку рублю может оказать приближающийся налоговый период. По мнению руководителя аналитического отдела Grand Capital Сергея Козловского, небольшое укрепление рубля, которое наблюдалось с 15 ноября, могло быть связано с продажами экспортерами части своей валютной выручки. Первыми выплачиваются страховые взносы, а ближе к концу месяца — основные налоги: НДПИ, НДС, акцизы и налог на прибыль. В ноябре пик налоговых платежей приходится на 27—28 ноября. Таким образом, у рубля есть шансы укрепиться еще сильнее.

Однако весь список факторов, которые сейчас могут повлиять на валютный рынок, значительно больше. К ослаблению или укреплению рубля способны привести как минимум семь причин.

Курс для спекулянта

Снижение стоимости нефти по прежнему остается одним из главных рисков для валют развивающихся стран. Любая информация о росте запасов нефти в США, повышении объемов добычи сланцевой нефти или итогах совещания стран — участников ОПЕК влияет на настроения глобальных инвесторов. Сейчас они ждут очередного заседания ОПЕК, которое пройдет в конце ноября. Основная повестка дня — сокращение добычи, которое, как ожидается, поддержат Саудовская Аравия, Россия и Венесуэла. Если участники договорятся, это может подстегнуть рост нефтяных котировок.

Впрочем, на краткосрочный курс рубля колебания стоимости нефти могут и не оказать непосредственного влияния. «Уже нет такого, что небольшие колебания цен на нефтяном рынке немедленно отражаются на рубле. Но в среднесрочной перспективе это оказывает влияние. Если нефтяные котировки уйдут ниже 45—50 рублей за баррель, то, конечно, это отразится на валютах», — поясняет главный стратег, начальник центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. В то же время, подчеркивает эксперт, в декабре в Россию поступят деньги, вырученные от продажи нефти при цене выше 60 долларов за баррель. Это увеличит поступление валюты в страну и позитивно отразится на состоянии текущего платежного баланса, что может отчасти нивелировать другие негативные факторы для рубля.

Введение новых санкций против России становится все более реальной угрозой для российского фондового рынка. Для инвесторов большой неприятностью может стать ограничение на покупку российского госдолга. Поручение изучить, как введение таких санкций повлияет на экономику России, американский сенат дал Минфину в первой половине года.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина не исключает, что если санкции введут, это может привести к росту доходностей ОФЗ, но больших проблем не создаст. Нивелировать эффект распродаж российских бондов поможет внутренний инвестор — банки, считает регулятор. Тем не менее одним из главных факторов, влияющих сейчас на курс рубля, многие эксперты считают как раз начавшиеся распродажи ОФЗ иностранцами. «Снижение спроса иностранных инвесторов на национальную валюту является одним из ключевых факторов, что подтверждается ростом доходности десятилетних ОФЗ до 7,71%», — отмечает аналитик УК «Альфа-Капитал» Артем Копылов.

Видимо, неслучайно в другом российском ведомстве — Минфине решили подстраховаться. На днях заместитель министра финансов Сергей Сторчак не исключил, что в случае ужесточения санкций придется больше занимать у населения через «народные» облигации. А чтобы повысить интерес, в Минфине хотят снять ограничения. В частности, сейчас купить или продать «народные» ОФЗ можно только в отделениях Сбербанка и ВТБ, их нельзя продавать без потери дохода, максимальная сумма вложений не может превышать 15 млн рублей.

Среди других внешних факторов, способных еще сильнее «надавить» на рубль, аналитики также называют ужесточение политики ФРС. Представитель Федрезерва Джон Уильямс на прошлой неделе заявил, что повышение ставки федеральных фондов в декабре текущего года и еще три повышения в 2018 году — вполне ожидаемый сценарий. Это означает, что постепенно привлекательность активов на развитых рынках будет расти и капитал инвесторов начнет утекать с развивающихся рынков. «Изменение доходности базовых активов и реакция локальных госбондов стран EM в условиях цикла повышения ставок ФРС оказывает первостепенное влияние на динамику валют развивающихся экономик», — говорит управляющий по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Александр Полютов. А директор инвестиционного департамента УК «Атон Менеджмент» Евгений Малыхин отмечает, что за последние месяцы относительно доллара подешевели и бразильские реалы, и индийские рупии, и турецкие лиры.

ЦБ и Минфин против рубля

Снижение ставки ЦБ и отток иностранного капитала многие эксперты напрямую связывают друг с другом. Суть в том, что каждое решение регулятора о снижении ставки оказывает влияние на рынок рублевых облигаций, повышая их доходность и делая невыгодными спекулятивные операции carry trade. С начала года ЦБ уже опустил ставку на 1,75 процентного пункта, до 8,25%. За это время индекс гособлигаций Московской биржи вырос на 3,85%, а доходность государственных бондов упала в среднем до 7,5%.

Рост индекса государственных облигаций с начала 2017 года

Очередное заседание совета директоров ЦБ по ключевой ставке пройдет 15 декабря. Большинство экспертов ожидают, что ее снизят еще на 0,25 п. п. По словам портфельного управляющего УК «КапиталЪ» Дмитрия Постоленко, это не окажет влияния на долговой рынок. «Плавное снижение ключевой ставки уже заложено в текущих доходностях облигаций», — поясняет он. А вот снижение ее на более значительную величину может привести к новому росту цен на ОФЗ и фиксации прибыли частью инвесторов. Особенно чувствительны к таким изменениям иностранцы, доля которых в гособлигациях, по последней статистике ЦБ, в сентябре превысила 33%. «Это стало определенной неожиданностью для инвесторов, поскольку торговая активность иностранцев в этот период казалась невысокой. Кроме того, это повышает чувствительность ОФЗ и курса рубля к резкому ухудшению настроя на рынке», — отмечают в своем обзоре аналитики Sberbank CIB Том Левинсон и Юрий Попов.

По оценке начальника управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александра Головцова, приток «горячих» денег в ОФЗ сократился со 122 млрд в августе до 14 млрд в октябре. «А сейчас, вероятно, вообще происходит отток», — считает он.

Еще один фактор, играющий против рубля, — грядущее увеличение расходов на выплату внешнего долга: по данным ЦБ, чистые выплаты в IV квартале без учета внутригрупповых платежей оцениваются в 23,6 млрд долларов, а в I квартале следующего года предстоит выплатить еще 15,9 млрд долларов. Такие рекордно высокие платежи потребуют от банков и компаний дополнительной покупки долларов и евро. «Повышенный спрос на валюту продолжит толкать ее курс вверх», — констатирует Ткачук из «Альпари». По мнению начальника аналитического отдела «Русс-Инвест» Дмитрия Беденкова, до конца года давление на рубль, скорее всего, продолжится, но рост цен на нефть может компенсировать этот негативный фактор.

Кроме того, свою лепту в дефицит долларов и евро вносит Минфин, покупающий валюту для пополнения Резервного фонда. С начала осени финансовое ведомство стало наращивать объемы своих операций. Если летом оно направляло на покупку валюты от 1 млрд до 47 млрд рублей, то уже в сентябре этот показатель превысил отметку 70 млрд, в октябре достиг 76 млрд, а в ноябре должен вырасти до 123 млрд рублей.

Со следующего года покупать валюту Минфин будет, если стоимость барреля нефти марки Urals будет выше 40 долларов. Участники рынка опасаются, что это может увеличить спрос на валюту. «Интервенции Минфина в начале 2018 года могут увеличиться еще более чем в полтора раза в связи с изменением бюджетного правила», — предполагает Головцов.

И последняя угроза для рубля, уже традиционный рост расходов бюджета в конце года. Это приводит к образованию избыточной ликвидности и повышению спроса на доллары и евро как со стороны банков и компаний, так и со стороны граждан. По оценкам Александра Головцова, в этом году бюджетные расходы могут вырасти на полтора триллиона рублей по сравнению со средним уровнем января — октября. «Вместе с декабрьским скачком выплат по внешнему долгу это обычно приводит к ускоренному ослаблению рубля: в ноябре и декабре он теряет в среднем по два с лишним процента, а в январе — более 3%», — указывает аналитик.

Покупать или не покупать?

Если верить прогнозам наших чиновников, то даже сейчас не поздно бежать в обменный пункт и покупать доллары и евро. Так, министр экономического развития Максим Орешкин заявлял в октябре, что ждет доллар на уровне 63 рублей в декабре 2017 года. По прогнозам Минфина, он будет стоить 63,9 рубля, а в следующем году доберется до 65,7 рубля.

Однако участники рынка, опрошенные Банки.ру, советуют пока не торопиться: вполне возможно, курс доллара и евро может опуститься еще ниже. «Высокие цены на нефть будут давить на котировки американской валюты и могут привести к ее снижению и уходу в район 56—57,5 рубля. В такой ситуации, на мой взгляд, смысла в накоплении валютной ликвидности перед праздниками нет, так как есть существенная вероятность, что появится возможность купить доллар ниже текущих значений», — полагает старший аналитик ИК «Фридом Финанс» Богдан Зварич.

Главный экономист «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин советует держать накопления в разных валютах. Если в будущем предстоят большие траты на товары или услуги в иностранной валюте, то ее тоже лучше покупать постепенно, а не в один день. «В целом рубль еще может немного ослабнуть, но затем укрепиться в феврале — марте следующего года», — прогнозирует он.

Покупать валюту по текущему курсу эксперты рекомендуют, только если вы уже купили авиабилеты за рубеж или вам потребуется за что-то платить в конце года. Однако если речь идет об увеличении накоплений, то подобные операции стоило проводить в первой половине года, когда курс евро был вблизи 60 рублей, а доллар и вовсе стоил 56 рублей. Покупая доллары и евро у банков сейчас, вы рискуете не только не заработать, но и потерять, ведь обычно в моменты волатильности валютного рынка спреды в обменниках стремительно растут. Например, в Сбербанке разница между покупкой и продажей доллара составляла больше 3 рублей (данные на 17 ноября 2017 года). Не исключено, что возможность купить валюту подешевле представится в будущем году. «Если нефть останется вблизи достигнутых уровней или даже продолжит рост, то приток валюты в страну постепенно начнет укреплять рубль», — надеется Андрей Кочетков из «Открытие Брокер».

С другой стороны, не исключено, что уже сейчас стоит купить валюту по текущему курсу, если вы планируете держать ее минимум год-два. Прогнозы инвесткомпаний и банков выглядят достаточно пессимистично: к концу следующего года доллар может стоить уже больше 63—65 рублей. По мнению Головцова из УК «Уралсиб», по совокупности факторов получается, что дальнейшая девальвация более вероятна, чем укрепление рубля. «К следующей осени мы можем выйти к отметке 65 рублей за доллар», — считает он. Так что покупка американской валюты в районе 60 рублей может быть вполне оправданна.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 ноября 2017 > № 2393635 Альберт Кошкаров


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков

«Ингосстраху» — 70 лет.

О том, с какими достижениями и успехами лидер российской страховой индустрии подходит к юбилею, Business FM рассказал глава «Ингосстраха» Михаил Волков.

«Ингосстраху» — 70 лет. К сожалению, формат нашего интервью не позволяет нам рассказать подробно о всей истории компании, но давайте тезисно отметим, с чем «Ингосстрах» подошел к этому юбилею.

Михаил Волков: За 70 лет вместе со страной пережито несколько эпох. И сегодня «Ингосстрах» один из лидеров российской страховой индустрии, один из самых финансово устойчивых игроков на этом рынке. Для страховой компании это самое важное. И, конечно, мы уверены в том, что делаем все, что только можно, для обеспечения надежности и устойчивости наших клиентов. Наши клиенты опять-таки — это самое дорогое, самое важное, что у нас есть. А пару лет назад мы сформулировали миссию компании, в которой звучат слова «Мы делаем мир лучше». Нам кажется, что наш бизнес позволяет этого добиваться. На протяжении всех 70 лет мы не только прислушивались к потребностям наших клиентов и пытались максимально их реализовывать, но и занимали проактивную позицию, мы обучали, рассказывали нашим клиентам, как правильно управлять рисками. Например, для корпоративных клиентов у нас есть специальное подразделение консультантов, они выезжают на предприятия и дают свои рекомендации о том, как правильно управлять рисками, как правильно страховать риски. Тем самым через наш бизнес мы стараемся сделать мир лучше.

В этом году «Ингосстрах» представил новую стратегию. Расскажите, пожалуйста, что в ней нового. И почему вообще возникла необходимость вносить какие-то коррективы?

Михаил Волков: Мир стремительно меняется. Сегодня стратегия любой компании должна постоянно обновляться. Это не та классическая стратегия, которая пишется на многих сотнях страниц, а потом ложится куда-то на полку. Это некий стратегический диалог, в котором мы сейчас постоянно находимся. Мы постоянно обновляем свои цели и задачи. И, конечно, в сегодняшних реалиях цифровое будущее всем очевидно. В нашей стратегии к таким классическим вещам, как эффективность производства, эффективность ведения деятельности, прибавился очень большой блок, связанный с дигитализацией.

Большинство тех проектов, которые сегодня реализуются в компании и позволяют нам оставаться лидерами на этом рынке, связаны с цифровыми технологиями. Зайдите ради интереса на наш сайт — мы уверены в том, что это один из самых интересных и профессионально организованных сайтов не только в России, но и в мире среди страховых компаний.

Блокчейн?

Михаил Волков: Блокчейн — красивое слово, которое, как мы теперь знаем, может увеличить капитализацию компании просто за счет самого названия. Конечно, мы эти слова тоже обсуждаем, мы очень серьезно думаем, как правильно применить эти технологии. Один блокчейн нам не поможет, это я точно вам могу сказать. Серьезность взаимоотношений с клиентами для нас намного важнее, чем красивые слова, тем не менее всеми современными технологиями, которые сегодня существуют на рынке, в «Ингосстрахе» мы уже пользуемся и будем их внедрять дальше.

Наличие стратегии подразумевает наличие прогнозов по развитию рынка в целом. Каким рынок в ближайшие пять лет видит «Ингосстрах»?

Михаил Волков: Конечно, ведь мы заложники макроэкономики. Сегодня не самый лучший период для российского страхового рынка. У нас очередной кризис, связанный со сферой ОСАГО.

Недавно в прессе промелькнула фраза про десятикратное увеличение тарифов по ОСАГО. Насколько эта цифра вообще адекватна?

Михаил Волков: Десятикратным увеличением точно пугать никого не надо. То, что тарифы сегодня в среднем занижены, это тоже всем очевидно. К сожалению, сегодня те, кто хорошо ездит, переплачивают, те, кто ездит плохо, недоплачивают. Понятно, что в этом есть некая социальная забота о гражданах, но я думаю, что все будет идти к большей справедливости для каждого индивидуально. На пути к либерализации тарифов постепенно, а именно это сейчас обсуждается, мы сможем давать более справедливые тарифы для каждого индивидуально. И те, кто хорошо водит, будут платить меньше, те, кто часто попадает в аварии, они должны платить больше.

А если ОСАГО, если уже можно так выражаться, вечная проблема страхового рынка? Все страховщики жалуются на то, что этот рынок едва ли не убыточен, а многие говорят, что убыточен.

Михаил Волков: Он однозначно убыточен на сегодня.

Зачем страховые компании остаются в этом бизнесе, если рынок убыточен, и почему вы продолжаете этим заниматься и не сдаете лицензию по этому виду страхования?

Михаил Волков: Потому что мы уверены, что выйдем из этого кризиса. И это произойдет в ближайшее время.

Выйдем из кризиса с чем? Что тянет вверх? Какие есть точки роста на страховом рынке сегодня?

Михаил Волков: Более или менее хорошо развивается страхование жизни. Продолжает развиваться инвестиционное страхование жизни. Если говорить о совсем новых видах страхования, то, конечно, и в корпоративных видах бизнеса, и в розничном мы все больше и больше задумываемся о новых продуктах, связанных с киберрисками, которые сейчас реализуются и активизируются постоянно.

А спрос есть? К вам уже приходят и просят: «Застрахуйте, пожалуйста, от кибератаки»?

Михаил Волков: Спрос есть. Он пока что неявно выраженный. В начале интервью я говорил о том, что по ряду вопросов мы занимаем проактивную позицию. Мы рассказываем нашим клиентам о том, какие риски у них есть, о которых они, может быть, еще не знают, тем самым тоже стараясь делать мир лучше.

Планы «Ингосстраха» на ближайший год. Какие-то целевые показатели, которых вы намерены достичь.

Михаил Волков: Вы знаете, ничего экстраординарного. Как я и говорил, рынок сейчас развивается спокойными темпами. Мы планируем продолжать находиться среди лидеров рынка по объемам, ну и, конечно, наращивать свою финансовую устойчивость.

Ну и в ваш день рождения, в ваш юбилей чего бы вы пожелали своим партнерам и клиентам?

Михаил Волков: Как страховщики, конечно, мы желаем спокойствия, уверенности, надежности, здоровья, что очень немаловажно. Обо всем остальном позаботится «Ингосстрах».

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 17 ноября 2017 > № 2395873 Михаил Волков


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов

Анвар Сайденов о достижениях и неудачах в денежно-кредитной политике

Экс-глава Нацбанка также высказал мнение о том, что банки во многом строились «феодальным» образом

В связи с отмечаемым на этой неделе Днем финансиста «Капитал.kz» обратился к Анвару Сайденову, возглавлявшему Национальный банк РК с 2004 года по январь 2009 года, за оценками побед и поражений казахстанской банковской системы.

— Анвар Галимуллаевич, каковы, по-вашему, главные достижения и неудачи в денежно-кредитной политике и регулировании за годы суверенитета?

— Думаю, что хотя сейчас распространено критическое отношение к «лучшей финансовой системе СНГ», все равно был период — вторая половина 90-х — начало двухтысячных, — когда было чем гордиться на самом деле. Это и внедрение международных стандартов, и активное привлечение иностранных игроков на наш финансовый рынок. Ну и болезненное сокращение количества банков с более чем 200 до 50, затем до 30. Если говорить о Нацбанке как о регуляторе, эти достижения нельзя перечеркивать. Другое дело, что целый ряд субъективных и объективных факторов привел к тому, что наша банковская система находится в том состоянии, в каком мы ее видим сейчас.

Выделение надзора в отдельное агентство в свое время было серьезным структурным изменением. Опять же какие-то недоработки самого АФН привели к тому, что оно было возвращено в лоно Национального банка. Для этого были субъективные предпосылки, но возникший вследствие этого конфликт налицо, в виде, например, того конфликта интересов, с которым сталкивается Нацбанк, будучи регулятором и одновременно крупным игроком на финансовом рынке. Есть более локальные достижения, о которых можно упомянуть, например, то, что построенная платежная система в свое время также признавалась лучшей на постсоветском пространстве. Важным было и внедрение различных механизмов и институтов финансового сектора, той же системы гарантирования депозитов, жилстройсбережений.

Говорить о денежно-кредитной политике, конечно, сложнее, поскольку в курсовой политике других важных «центробанковских» направлений мало чем можно похвастаться. Хотя можно отметить достаточно серьезный переход к инфляционному таргетированию, как бы его ни критиковали сейчас. Определенные шаги в данном направлении предпринимались. Отметил бы еще создание Национального фонда как очень важный шаг — это, конечно, достижение не только Нацбанка, но и руководства страны и экономического блока в целом. Думаю, что это было очень значимое решение, существование Национального фонда и его роль в тяжелые времена нельзя недооценить. Прорывом стало и создание накопительной пенсионной системы. Эта реформа также прошла очень тернистый путь шараханий из крайности в крайность, но мы ее внедрили опять же первыми в СНГ по достаточно прогрессивным моделям — это была очень серьезная подвижка. Наши реалии привели к тому, что пенсионная система была под таким грузом проблем, что пришлось делать кардинальные изменения. Насколько они были правильными — отдельный большой вопрос. В какой-то степени можно говорить о достижении определенного статуса Национального банка. Больше, конечно, о временах, когда его возглавляли Даулет Хамитович Сембаев, Ораз Жандосов, Григорий Марченко. Тогда авторитет института был очень высок, и к нему прислушивались не только наш истеблишмент и руководство страны, но и население в целом. Думаю, это было очень важно.

Неудачи — это как раз те девальвации, которые происходили. Среди них были крайне необходимые, например, переход к свободно плавающему обменному курсу 1999 года. Это был взвешенный шаг, хотя, по некоторым оценкам, возможно, осуществленный с небольшим опозданием. Если оценивать последние девальвации, то механизмы реализации, влияние на экономику и конкурентоспособность наших предпринимателей были далеки от идеала. И, вспоминая неудачи, нельзя не упомянуть о росте внешнего долга банковского сектора накануне кризиса 2008−2009 годов. Наверное, в этом все же была доля вины регулятора и надзора. Последствия тех ударов, которые получила банковская система, не преодолены до сих пор, банки и сейчас не вышли из той ситуации. То, в каком состоянии находится ряд секторов — строительство, рынок недвижимости, — все это следствие упомянутых просчетов.

- Какие ваши решения ретроспективно кажутся наиболее удачными и что хотелось бы изменить, будь такая возможность?

— Наверное, правильнее говорить не о каких-то личных решениях, принимаемых в период руководства Нацбанком, а о тех событиях, в которых участвовал. Могу вспомнить про получение Казахстаном первого инвестиционного рейтинга и размещение первых еврооблигаций в 1996 году. Тогда, хоть и на последнем этапе, подключился к этому процессу. Это был знаковый момент, мы это сделали раньше России, ненамного, но все-таки. Еще могу упомянуть, что принимал участие в выделении Агентства финансового надзора из Нацбанка. Это и большой опыт, и в целом я до сих пор оцениваю это решение как правильное. Тогда я курировал надзор как заместитель председателя Нацбанка, а Елена Бахмутова была директором департамента финансового надзора, общего для всего финансового рынка. Мы как раз работали над тем, на каких принципах должно выделяться агентство, как оно должно финансироваться, какой будет структура и в конечном итоге даже в какое подразделение пойдет каждый сотрудник. Считаю, что создание АФН нельзя назвать однозначной удачей, но это было важное событие, в котором также довелось принимать участие. Есть еще одно достижение, может быть, моя личная роль там была больше, но, с другой стороны, реакция людей и освещение в СМИ были смешанными — это ввод новых тенге 2006 года. По-прежнему очень люблю этот банкнотный ряд. Был вовлечен в этот процесс с нашим дизайнером и банкнотной фабрикой очень сильно, хотя это, может быть, не совсем правильно. Уважаемый Ораз Жандосов меня за это критиковал, считая, что председатель Нацбанка не должен так погружаться в процесс печатания банкнот. Какие-то изобразительные решения, быть может, не были идеальными, но считаю, это был удачный шаг Национального банка, получивший признание. Десятитысячная банкнота тогда была признана лучшей на проводившемся впервые конкурсе, в котором участвовало все международное банкнотное сообщество. То, что мы стали первыми чемпионами, вызывает большое удовлетворение.

Что хотелось бы изменить? Если говорить о чем-то совсем уж личном, то серьезно бы подумал, идти ли мне в БТА после Национального банка в 2009 году. Это была очень тяжелая и, признаюсь, неблагодарная работа. Не могу сказать, что она полностью завершилась успехом, хотя две реструктуризации, которые удалось провести, были достаточно жесткими для кредиторов. Для банка это тоже был успех, но сама проблема БТА Банка присутствует до сих пор и полностью не решена. И, конечно, в 2009 году никто не представлял масштабы и сложности тех задач, которые все еще существуют.

И, возвращаясь к кризису 2007−2009 годов, я в Нацбанке, а также руководство АФН видели какие-то риски и предпринимали промежуточные шаги, чтобы дестимулировать внешние заимствования. Нацбанк повышал минимальные резервные требования, АФН вводило требования по открытой валютной позиции и ограничения по заимствованиям. Но барьеры для дешевых ресурсов фондирования, которые поступали, а потом неэффективно вкладывались, преимущественно в недвижимость, создать не удалось. Не знаю, можно ли даже с имеющимся нынешним знанием вернуться в ту ситуацию и как-то все предотвратить. На последнем Конгрессе финансистов, который состоялся в 2006 году, шли очень бурные обсуждения по этому поводу. С одной стороны, была точка зрения регулятора, а с другой — крупнейших банков, которые считали, что с помощью этих заимствований и вложений в конкретные секторы поддерживается экономический рост. По итогам той давней дискуссии не было принято однозначных решений.

— Что сейчас происходит в банковском секторе, на ваш взгляд, — кризис, стагнация или устойчивый рост? Почему одни игроки чувствуют себя очень хорошо, а другие — очень плохо. И почему обострение ситуации с банками началось именно сейчас (Казинвестбанк, Delta Bank, Казком, Bank RBK)?

— Все это, наверное, последствия 2008−2009 годов, хотя, думаю, во многом то, что произошло с нашими банками в 2008—2009 годах, и то, что они расхлебывают до сих пор, это было связано с тем, как выстраивалась наша банковская система. И тот кризис высветил все ее слабые места. Назвал бы сегодняшнее состояние попыткой преодоления кризисных явлений, которые все равно продолжают присутствовать. Возьмем такой очень важный вопрос: принципы корпоративного управления — взаимоотношения акционеров, советов директоров и менеджмента в банковском секторе. Еще по итогам кризиса 2008 и 2009 годов на примере БТА озвучивался тезис о том, что не были совершенны процедуры корпоративного управления, не было «стены» между менеджерами и акционерами. Думаю, это во многом связано с тем, что в наш банковский сектор акционеры приходят не для того, чтобы получать просто дивиденды от банковской деятельности. Последние события как раз подтверждают: у собственников интерес к банкам связан с финансированием своих собственных проектов. Пример очень многих институтов это доказывает. Сам по себе банковский сектор с точки зрения зарабатывания дивидендов в наших условиях не слишком привлекателен. Наши банки, даже крупные, во многом строились таким «феодальным» образом. Институт должен работать на «хозяина», а все остальное практически является побочной функцией. Крайне важно также вспомнить, на каких ресурсах росли наши банки. Зависимость от государства всегда была очень велика. В определенные периоды дешевых внешних заимствований, высоких рейтингов страны она снижалась. После 2008−2009 годов у нас произошло заметное огосударствление экономики, и основное фондирование стало происходить через нацкомпании, госхолдинги, государственные программы, и доступ к этим ресурсам превратился в очень важный источник благосостояния наших банков. Депозиты физических лиц, конечно, играли определенную роль, но не главную. Если говорить о тех банках, которые перечислены, то общей чертой как раз является то, что любой ценой, правдами и неправдами, привлекались средства государственного и квазигосударственного секторов. Когда возникло противоречие с точки зрения целей собственников банков и тем, как происходило фондирование, как раз и возникали проблемы, и «феодализм» в очередной раз показывал свой «оскал». Понятно, что это происходило в основном с банками второго эшелона. Казком — это отдельная история. Он нес на себе груз БТА, и того, как была структурирована сделка по его приобретению.

Какого-либо шокового обострения в секторе в последние годы ведь и не происходило. Просто проблемы, которые никуда не исчезали, высвечиваются в одном или в другом банке, когда под влиянием объективных и субъективных причин то обостряется ситуация с ликвидностью, то проблемный кредитный портфель переходит определенные разумные пределы управляемой ситуации.

— Теперь и с точки зрения фондирования на сектор будет оказываться давление в сторону укрупнения?

— Укрупнение само по себе также не является панацеей. Говорить, что какие-то банки очень хорошо себя чувствуют, сложно. Наверное, кто-то более или менее спокоен. Если исключить «дочек» глобальных игроков или российские банки, у которых специфическая бизнес-модель и доступ к ресурсам, то, конечно, «Халык» выделяется. Но в то же время большую часть своей прибыли он заработал в прошлом году не за счет кредитования, а за счет доходности своего портфеля госбумаг. То есть проблемы связаны как с тем, что коренится внутри самих наших банков, так и с нашей экономикой, не создающей благоприятных предпосылок для оздоровления банковского сектора. В каждом из этих банков можно найти и какие-то специфические сложности, допустим, в Delta, ситуацию в зерновом бизнесе. Поэтому считаю, что посткризисное тяжелое состояние не преодолено.

Как кредитор последней инстанции и обладатель ресурсов ликвидности Нацбанк в рамках программы обеспечения финансовой стабильности предпринимает правильные шаги. Другой вопрос, что у многих возникает впечатление, что в капитал банков вливаются бюджетные средства, но, во- первых, они возвратные, а, во-вторых, Национальный банк с точки зрения эмиссии денег играет особую роль, которой должен периодически пользоваться. Ситуация в банковском секторе, конечно, непростая, и как долго продлится этот период, сложно предсказать.

— Извлечены ли в полной мере банковским сектором уроки из кризисов?

— Думаю, наши банкиры — достаточно профессиональные финансисты, умные люди. Проблемы довольно большому количеству людей были ясны еще тогда, в 2008—2009 годах. С этой точки зрения вынесение уроков, наверное, произошло. Но полномасштабно завершить работу над ошибками не удалось. Это очень трудно сделать, потому что рамки, в которых существуют наши банки, — это прежде всего структура экономики, и каналы, по которым поступают ресурсы, поменялись не очень сильно. Вера в то, что государство протянет руку помощи и через денежные каналы, другие способы, окажет поддержку бизнесу и банкам, очень велика. Надеяться на то, что все сделает сам рынок, опрометчиво, поскольку этого свободного рынка давно уже нет даже в старых рыночных экономиках. Поэтому ответ — и да, и нет. Но это всегда так, даже если выводы сделаны, самое сложное — реализация. Наша экономика все равно является транзитной, нет истории институтов и рыночных сил, которые бы могли изменить ситуацию. Оптимизм все равно присутствует, сам сталкиваюсь с поколением молодых, очень образованных финансистов. Примерно то же происходит на государственной службе.

Как бы грустно это не было, себя приходится относить к другому поколению, которому остается уже только советовать. Хотя, наверное, в любом возрасте люди способны на реализацию самых фантастических проектов.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров

«Плохие» кредиты давят на банковский сектор

Резкий рост объема проблемных займов у терпящего бедствие Bank RBK – до 600 млрд тенге с 46 млрд тенге по состоянию на 1 октября – вполне логично привлек внимание к соответствующим данным оперативной отчетности регулятора.

Тулеген АСКАРОВ

Как отмечалось «ДК» в предыдущем банковском обзоре, после завершения масштабной сделки по спасению Казкоммерцбанка и приобретению его Народным банком Казахстана вопреки ожиданиям совокупный объем «плохих» займов заметно увеличился. При этом произошел его рост не только в абсолютном выражении, – поднялась и доля таких кредитов в совокупном ссудном портфеле банковского сектора. По осени эта негативная тенденция сохранилась, и в сентябре объем займов с просрочкой платежей свыше 90 дней вырос еще на 0,9% до 1 трлн 772,3 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 16,2 млрд тенге.

Среди участников рынка лидером по этому показателю по-прежнему оставался Казкоммерцбанк с 570,7 млрд тенге по состоянию на 1 октября. При этом за первый месяц осени объем «плохих» займов у него вырос значительно – почти на 6%. Вторым шел Delta Bank с 314,8 млрд тенге, а третьим – Народный банк Казахстана (223,1 млрд тенге). На долю этого трио приходилось 62,5% от общего их объема. 100-миллиардную отметку здесь к началу октября превысил еще и дочерний Сбербанк России.

По доле «плохих» кредитов в ссудном портфеле впереди шел Delta Bank с 99,73%. Но после отзыва лицензии у него печальное лидерство переходит к Казкоммерцбанку – 40,28%, тогда как месяцем ранее было 35,83%. За ним следует дочерний Национальный банк Пакистана в Казахстане – 33,36%. Среди других участников рынка 10%-ную планку на начало октября превысили также АТФБанк (10,37%) и дочерний Банк ВТБ (Казахстан) (14,01%). У Bank RBK значение этого показателя было на уровне в 6,41%. Общая же доля проблемных займов в совокупном ссудном портфеле банков второго уровня за сентябрь слегка уменьшилась – с 12,77% до 12,75%.

Немного снизилась за первый месяц осени и сумма просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, – на 0,1% до 2 трлн 1,5 млрд тенге. Позитивный тон задал здесь Казкоммерцбанк, лидирующий и по этому показателю, – у него произошло снижение «просрочки» на 4,8% до 649,5 млрд тенге. В этом же тренде двигался и занимающий второе место Народный банк Казахстана, сокративший ее на 2,8% до 237,6 млрд тенге. Но у других участников рынка с объемом «просрочки» более 100 млрд тенге она за сентябрь выросла, причем весьма прилично: у АТФБанка – на 7,7% до 141,6 млрд тенге, Евразийского банка – 8,4% до 138,6 млрд тенге. Вплотную к этой планке придвинулся и Банк ЦентрКредит после впечатляющего прироста на 15,6% до 91,1 млрд тенге.

А совокупный ссудный портфель банковского сектора за первый месяц осени увеличился на 1,1% до 13 трлн 902,9 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 154,6 млрд тенге. Идущий впереди по объему выданных кредитов Народный банк Казахстана нарастил свой портфель на вполне приличные 4,2% до 2 трлн 507,9 млрд тенге. Прибавку показал и идущий вторым Цеснабанк (1% до 1 трлн 708,8 млрд тенге), тогда как у Казкоммерцбанка произошло снижение на 5,8% до 1 трлн 417,4 млрд тенге. Замкнувший группу «триллионеров» по этому показателю дочерний Сбербанк России завершил первый месяц осени приростом на 4,2% до 1 трлн 147,4 млрд тенге. А вот Kaspi Bank, идущий пятым, отодвинулся от этой группы после снижения на 0,8% до 896,9 млрд тенге. Теперь его позициям вполне реально угрожает Банк ЦентрКредит, прибавивший 2,4% до 891,4 млрд тенге. Замкнули же первую десятку банковского сектора по объему ссудного портфеля АТФБанк (2,3% до 815,1 млрд тенге), Bank RBK, у которого произошло снижение на 0,7% до 717,8 млрд тенге, Евразийский банк с приростом на 0,9% до 636,3 млрд тенге и ForteBank (1,4% до 580,4 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров

Нацфонд тревоги нашей

Хотя мировые цены на «черное золото» держатся на вполне приличном уровне выше $60 за баррель, нефтяная «кубышка» Казахстана по осени заметно пустеет как в тенговом, так и в долларовом эквивалентах.

Тулеген АСКАРОВ

Как следует из данных Министерства финансов, опубликованных на его сайте, с 23 трлн 865,6 млрд тенге на начало этого года средства Национального фонда сократились за 10 месяцев текущего года до 21 трлн 332,3 млрд тенге. В абсолютном выражении деньги этой виртуальной структуры на счету Минфина в Нацбанке уменьшились к началу ноября на 2 трлн 533,3 млрд тенге, а в относительном – на 10,6%.

Ключевыми источниками этого негатива стали гарантированные трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет, объем которых за январь-октябрь достиг 2 трлн 680,0 млрд тенге, а также целевые трансферты, объем которых составил 1 трлн 434,9 млрд тенге. Еще 6,1 млрд тенге были потрачены на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом (им занимаются Нацбанк вместе с внешними управляющими), и проведение его ежегодного аудита. Общая же сумма средств Нацфонда, использованных за 10 месяцев, составила 4 трлн 121,1 млрд тенге.

Поступило же денег в Нацфонд в этом году гораздо меньше – в 2,6 раза, а в абсолютном выражении – 1 трлн 587,7 млрд тенге. Львиная доля поступлений пришлась на налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 1 трлн 421,0 млрд тенге. Надо сказать, что рост цен на нефть благотворно сказался на поступлениях от добывающих ее компаний, так как в прошлом году на начало ноября их объем составил 1 трлн 169,2 млрд тенге. Следующая по величине статья прихода в Нацфонд – инвестиционные доходы от управления его активами, составившие за первое полугодие 125,5 млрд тенге. Далее следуют другие поступления от операций, осуществляемых организациями нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты), – 31,3 млрд тенге. Среди них наибольшая часть приходится на средства, полученные от недропользователей по искам о возмещении вреда организациями нефтяного сектора, – 27,2 млрд тенге. Из республиканского бюджета в Нацфонд были возвращены средства целевого трансферта в объеме 9,1 млрд тенге. Относительно небольшие суммы составили поступления от приватизации республиканской собственности (0,4 млрд тенге) и от продажи земельных участников сельскохозяйственного назначения (0,3 млрд тенге).

В долларовом эквиваленте активы Нацфонда также сократились в этом году весьма заметно. С начала года они уменьшились на 8,14% до $56 млрд 237 млн, в абсолютном выражении – на $4 млрд 981 млн. Для сравнения: за весь прошлый год, когда нефтяные цены были ниже, деньги Нацфонда сократились на 3,43%, или $2 млрд 174 млн. И, как следует из заявления председателя Нацбанка Данияра Акишева, до конца года снижение валютных активов фонда продолжится. Ведь из него необходимо продать почти $1 млрд для конвертации в тенговую сумму, которая необходима для перечисления трансферта в бюджет.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов

Экономим честно: как оптимизировать налоги малому бизнесу

Александр Тарасов, адвокат, управляющий партнер юридической компании «АВТ Консалтинг»

Ведение бизнеса и уплата налогов неразрывно связаны между собой. Поэтому на практике вопрос выбора режима налогообложения является первостепенным. Плательщик должен четко понимать, какими будут последствия от применения различных схем и способов оптимизации налогов. И каких финансовых потерь можно ожидать после их применения.

Для субъектов малого бизнеса, помимо общей системы налогообложения, законодательством предусмотрены «льготные» режимы, позволяющие работать в щадящих условиях.

Общая система налогообложения (ОСН)

Эта система обладает самыми невыгодными налоговыми издержками. Поэтому данный режим налогообложения субъекты малого предпринимательства используют довольно редко. В ОСН отсутствуют какие-либо исключения и ограничения, поэтому такой режим применяется автоматически в случае отсутствия заявлений от налогоплательщика о переходе на другой режим.

ОСН предполагает полное ведение бухгалтерского учета и максимальные платежи в бюджет.

Вычет НДС

Оптимизация налога на добавленную стоимость является одной из самых сложных задач и вызывает много вопросов у налогоплательщиков в связи с тем, что составляет большую долю налоговой нагрузки большинства предприятий.

Для максимального снижения НДС необходимо, чтобы контрагенты, с которыми ваша компания работает, также являлись плательщиками НДС. В таком случае суммы НДС контрагента-поставщика возможно принять к вычету.

Особенно пристальное внимание следует обратить на оформление первичной документации, поскольку налоговые органы крайне внимательны к такого рода сделкам и тщательно проверяют сопроводительные документы.

Также важным моментом является вопрос распределения или учета НДС. Учитывая, что данный вид налога уже заложен в цену товара, а в бюджет необходимо перечислить именно разницу между полученной и оплаченной суммами налога, то если при закупках заплатить больше, а при продажах меньше, таким образом можно скорректировать необходимые перечисления в бюджет.

Упрощенная система налогообложения (УСН) – льготный режим, который может быть применим практически для всех направлений деятельности. Разница в том, что предприятиям, имеющим высокую затратность бизнеса, выгоднее будут условия при налоговой ставке 15% – с объектом налогообложения «доходы минус расходы», а во всех остальных случаях более выгодным будет УСН со ставкой 6% и объектом «доходы».

Важным ограничением является то, что данная система налогообложения не может применяться совместно с ОСН.

Способы оптимизации

Компании, применяющие УСН, уменьшают налог путем уменьшения налогооблагаемой базы на сумму обязательных платежей в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и Пенсионный фонд РФ.

Региональные льготы по УСН

Кроме того, компаниями применяются региональные льготные ставки. Так, для объекта «доходы» ставка налога в конкретном регионе определяется законом этого субъекта РФ в диапазоне от 1% до 6%. В случае если ставка субъектом не установлена, компании вынуждены применять максимальную ставку – 6%. Для объекта «доходы минус расходы» ставка налога по УСН также устанавливается на региональном уровне, но в диапазоне от 5% до 15%. В случае отсутствия установленной региональной ставки применяется также максимальная ставка – 15%.

Существует так называемый льготный период – налоговые каникулы, в период которых ставка налога по УСН для всех объектов равна 0% на протяжении двух лет.

Применение УСН подходит малому бизнесу с малым среднегодовым оборотом. Данный режим эффективен при продаже работ и товаров либо физическим лицам, либо предприятиям малого бизнеса, которые также применяют льготный режим.

Основной риск состоит в том, что при утрате по тем или иным причинам специального режима восстановить учет придется с момента его утраты по ОСН с доначислением НДС. Это негативно скажется на налоговой нагрузке предприятия.

Кроме того, всегда есть риск снижения конкурентности на рынке при работе с предприятиями, применяющими ОСН и являющимися плательщиками НДС.

Единый налог на вмененный доход (ЕНВД) – еще один льготный режим для малого бизнеса, особенностью которого является то, что его можно использовать в ограниченных видах деятельности.

Отчисления в бюджет при использовании данного режима зависят не от фактических результатов деятельности, а определяются путем расчетов, основываясь на установленных показателях деятельности предприятия.

Существенным плюсом данного режима для организации является отсутствие необходимости уплаты НДС, налога на прибыль, налога на имущество, а также уменьшение суммы ЕНВД на сумму произведенных страховых взносов. Вместо вышеперечисленных налогов уплачивается единый налог.

Кроме того, у малого бизнеса есть возможность использовать корректирующие коэффициенты, которые дают возможность налогоплательщику учесть различные внешние факторы, влияющие на размер получаемого дохода, и исходя из этого снизить размер налоговой базы.

Еще одним плюсом данного режима является отсутствие каких-либо ограничений по доходам.

Однако имеются и существенные недостатки использования ЕНВД. Прежде всего это базовая доходность, установленная в отношении различных видов деятельности, которая зачастую не имеет экономического обоснования. При расчете базовой доходности законодателями не учтены особенности по видам деятельности налогоплательщиков.

Кроме того, предприятие, использующее режим ЕНВД, является невыгодным для тех компаний, которые уплачивают НДС.

Также к минусам ЕНВД можно отнести тот факт, что величина налога не зависит ни от доходов, ни от убытков.

Патентная система налогообложения (ПСН)

Является удобным и востребованным режимом для малого бизнеса, но предназначена только для индивидуальных предпринимателей и ограничена перечнем видов предпринимательской деятельности, при ведении которой можно использовать патент, и штатной численностью сотрудников до 15 человек.

Чтобы индивидуальный предприниматель мог работать по патенту, ему необходимо лишь выбрать вид деятельности из перечня и купить патент, который приобретается на год. Это очень удобно для предпринимателей, так как снижаются риски, связанные, например, с началом ведения бизнеса. В случае неудачи потери можно сделать минимальными.

Базовая ставка по патенту составляет 6% от базовой доходности.

Какие налоги заменяет ПСН

ПСН предусматривает освобождение предпринимателя от НДС, НДФЛ, налога на имущество физических лиц.

Для работающих на патенте налоговый орган рассчитывает налог исходя из потенциально возможного к получению дохода, который устанавливается региональными властями индивидуально.

Однако, применяя ПСН, предприниматели должны помнить не только об ограничении штатной численности, но и о пределе доходов, установленном в размере 60 млн рублей.

Налогоплательщики, применяющие ПСН, имеют право не вести бухгалтерский учет и не предоставлять бухгалтерскую и налоговую отчетность. Достаточно лишь ведения книги доходов и расходов.

Как и в любом другом режиме, в ПСН имеются минусы. К ним прежде всего относятся ограничение по видам деятельности и количеству наемных работников, ежегодное посещение налогового органа для подтверждения права на патентный режим и его «продление».

Несмотря на очевидные плюсы данного режима налогообложения, у индивидуальных предпринимателей, использующих ПСН, существуют и налоговые риски. В частности, возможность утраты права на применение патента по основаниям несоответствия критериям по доходности и штатной численности с последующей уплатой всех налогов по общему режиму налогообложения, а также двойное налогообложение. Если предприниматель ведет деятельность в нескольких регионах, то патент ему необходимо приобретать в каждом регионе отдельно.

Помимо налогового планирования как одной из первостепенных задач в вопросе оптимизации налоговой нагрузки, налогоплательщики применяют и другие способы ее снижения.

Планирование НДС

Одним из способов оптимизации налоговой нагрузки по НДС является ее планирование – ежемесячный анализ планируемых закупок основного сырья, материалов, оборудования, работ, услуг и прочего в зависимости от деятельности предприятия, стоимости договоров и сроков их оплаты. Также анализируются данные о реализации и сроках поступления выручки на предприятие.

Сочетание УСН с ЕНВД

Иногда оптимизация налогов организации выражается в сочетании нескольких «удобных» систем налогообложения. Так, к примеру, организация, которая работает по УСН, может создать отдельное подразделение, которое будет использовать ЕНВД. Это позволит в случае увеличения объема продаж сэкономить на налогах, так как уплата единого налога не зависит от дохода.

Завышение расходов

Как известно, объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций ее сумма равна доходам, уменьшенным на величину произведенных расходов, перечень которых установлен в главе 25 Налогового кодекса. Расширить этот список, очевидно, не представляется возможным, но законные способы завышения расходов существуют и активно применяются компаниями.

Например, самым распространенным методом завышения расходов компаний является завышение затрат по аренде помещения, а также затрат, сопровождающих текущую деятельность организации. Такие затраты подпадают под перечень, установленный законодательством, и могут быть отнесены к расходам.

Кроме того, возможно списать расходы на подготовку и переподготовку кадров в составе прочих расходов. Стоит обратить внимание на то, что учесть такие расходы можно только в отношении сотрудника, работающего по трудовому договору.

Таким образом, у компаний есть различные способы искусственного увеличения затрат, которые были понесены в действительности, а также в отношении дружественного контрагента или осуществлены лишь на бумаге.

Предприниматель на ПСН

Одним из способов увеличения налоговой экономии для субъектов малого бизнеса является как раз использование «дружественных» предпринимателей, работающих на патенте.

Налоговая оптимизация заключается в том, что, используя предпринимателя на данной системе налогообложения, предприятие получает возможность перевести часть прибыли, уменьшая тем самым ее у себя. А предприниматель уплачивает в бюджет фиксированную сумму налога, не отчитываясь перед налоговым органом.

Выплата дивидендов

Работник организации получает в качестве дивидендов от компании, которая находится на ОСН либо УСН, часть заработной платы. Целью данного способа является уменьшение НДФЛ и взносов в социальные фонды.

Работники учреждают компанию либо вводят в состав участников уже существующей компании. После чего компания получает прибыль и распределяет ее между участниками в виде дивидендов. Таким образом, вместо налога в размере 13% уплачивается налог размером 9%.

Очевидным минусом данной схемы является то, что дивиденды выплачиваются лишь по итогам года либо квартала. А также то, что есть ситуации, при которых дивиденды выплачивать нельзя.

Кроме того, у налогового органа может вызвать подозрение, если у работника низкий уровень заработной платы и большие выплаты в виде дивидендов.

Также можно ожидать усиленного контроля со стороны инспекции на предмет получения необоснованной налоговой выгоды в результате экономии на взносах в ПФР и фонды социального страхования.

Стоит упомянуть еще об одном способе, который пользуется популярностью у субъектов малого предпринимательства. Оптимизация налогов через создание фирм-однодневок – знакомая схема для налоговых работников. Данный способ хотя и достаточно распространен, но не является законным. Налоговая инспекция крайне внимательна к сделкам, вызывающим у нее подозрение в своей реальности. Если доказать обоснованность расходов не получится, то и налоговые вычеты получить не удастся, а налог на добавленную стоимость будет доначислен.

Таким образом, когда используется схема минимизации налогообложения, нужно оценивать риски и осознавать возможные последствия.

Предпринимателям необходимо руководствоваться определенными принципами, которые помогут оптимизировать налоги, не вызывая подозрения у контролирующих органов.

1. Заключаемые сделки не должны иметь притворный характер, необходимо наличие формирования деловой цели.

2. Необходимо обоснование используемой ценовой политики.

3. Любая сделка должна укладываться в общую схему бизнес-процесса.

4. Уделяйте особое внимание оформлению первичных документов.

5. Избегайте взаимозависимости участников сделок.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 ноября 2017 > № 2390406 Александр Тарасов


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388805

Индикатор для инвестора

За какими биржевыми индексами необходимо следить частному трейдеру

Влияние иностранных инвесторов на российский фондовый рынок продолжает расти

Внимание инвесторов на этой неделе было приковано к очередному пересмотру индекса MSCI Russia. В него были включены акции ММК и «Полюса», а бумаги АФК «Система» и «Ростелекома», напротив, выбыли. Почему важно следить за биржевыми индексами? И стоит ли принимать решение на основании их изменений?

Рост на MSCI

Акции компании «Полюс» с начала недели выросли почти на 3%, обновив исторический максимум. На пике стоимости во вторник ,14 ноября, бумаги компании на Московской бирже торговались по 5 209 рублей. Максимумы обновили и акции Магнитогорского металлургического комбината (ММК): во вторник их котировки доходили до 47,33 рубля, поднявшись в цене на 3,1%. Правда, уже на следующий день и «Полюс», и ММК завершили торговую сессию с «минусом».

Драйвером роста для котировок обеих компаний в начале недели стало их включение в расчетную базу индексов MSCI Russia и EM Standard. Решение об этом принял индексный провайдер MSCI. Оно вступит в силу с 1 декабря. Объем свободно торгуемых бумаг (free float) ММК превысил 15% после продажи доли в металлургическом комбинате структурой его основного бенефициара Виктора Рашникова, а рыночные обороты «Полюса» увеличились, после того как в июне компания провела SPO.

Это вызвало дополнительный приток денег инвесторов в акции обеих компаний. По оценкам аналитиков инвестбанка Sberbank CIB Коула Эйксона и Андрея Кузнецова, приток капитала в ММК из биржевых фондов мог составить 32 млн долларов. Это, как указывается в обзоре инвестбанка, более чем в три раза превышает среднесуточный оборот торгов акциями компании за последние 30 торговых сессий. Приток капитала в акции «Полюса» аналитики оценили в 41 млн долларов.

В «ВТБ Капитале» ожидают приток в акции ММК на уровне 144 млн долларов, а в бумаги «Полюса» — 186 млн долларов. По мнению аналитика «КИТ Финанс Брокер» Анны Устиновой, включение ММК в индекс MSCI — позитивный сигнал. Для тех инвесторов, кто держит бумаги в портфеле, она рекомендует фиксировать позиции по факту вступления изменений в силу, то есть до 30 ноября.

Большие и популярные

В индексе MSCI Russia на 30 октября было 22 российские компании, на долю которых приходилось до 85% капитализации всего отечественного фондового рынка. Почти половина в нем приходится на Сбербанк, «Газпром» и «ЛУКОЙЛ». Другой индекс, в котором участвуют российские эмитенты, MSCI EM Europe (в него включены бумаги 85 компаний из стран Восточной Европы) также в основном представлен нашими «тяжеловесами». А вот в более популярном у глобальных фондов индексе развивающихся рынков, MSCI EM, доля России более чем скромная. В основном здесь компании из Китая, Южной Кореи, Тайваня, Индии и Бразилии.

Однако даже при этом участие или «неучастие» российских эмитентов в индексах является своеобразным сигналом для инвесторов. В частности, для индексных фондов это необходимый критерий, чтобы включить компанию в свой портфель. Кроме того, MSCI — базис для расчета опционов, фьючерсных контрактов, поэтому участники этих сегментов фондового рынка также реагируют на любые новости о ребалансировке индексов.

«Индекс MSCI служит ориентиром для международных инвесторов. Составители индексов стараются пересматривать веса бумаг в индексе, выделяя наиболее перспективные, на их взгляд, акции и сокращая присутствие бумаг, ликвидность которых сильно сократилась», — комментирует начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко.

Так, в результате последней ребалансировки индексов MSCI Russia и EM Standard из них были исключены расписки (GDR) АФК «Система» и акции «Ростелекома». Это вызвало отток средств инвесторов из бумаг и падение их котировок. Капитализация АФК «Система» с начала недели уменьшилась до 112,9 млрд рублей из-за снижения акций на 10% (в среду бумаги АФК потеряли больше 5%), а «Ростелеком» «подешевел» на 4,6%. Бумаги телекоммуникационной компании сейчас стоят ниже 69 рублей за акцию, с начала года их цена упала почти на 20%. В БКС называют исключение бумаг «Ростелекома» из индексов большим сюрпризом. «Можно ожидать давления на котировки компании до вступления изменений в силу», — говорится в обзоре инвесткомпании.

Непредсказуемые индексы

Индекс — это ориентир для инвесторов, по которому можно достаточно адекватно оценить степень риска своих вложений, состояние отрасли. Однако, как отмечает начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал» Владимир Веденеев, это отнюдь не означает, что инвестор должен строить свою стратегию только на основе индекса. «С вероятностью 90% включение компании в индексы приводит к росту ее акций, но если в это время какой-то крупный инвестор продает бумаги, то котировки могут стоять на месте», — говорит он. Тем не менее, как правило, по словам управляющего, в ожидании включения бумаги в индекс ее цена может расти достаточно продолжительное время.

Как пример, акции «Северстали». На прошлой неделе агентство MSCI объявило о повышении коэффициента free float компании. По оценке аналитиков Sberbank CIB, это приведет к притоку средств пассивных фондов в акции «Северстали» в размере примерно 13 млн долларов. С начала недели котировки «металлурга» подросли на 2%.

Впрочем, как указывает главный стратег БКС Вячеслав Смольянинов, участие в индексе служит только дополнительным катализатором для движения котировок. «Необходимо учитывать и более фундаментальные вещи, оценку компании рынком, отчетность, внешние факторы», — обращает внимание эксперт. Та же «Северсталь», акции которой взлетели с июня на 26%, показала такой прирост благодаря повышенному спросу на металлы и щедрым дивидендам. В октябре стало известно, что компания готова направить на выплаты акционерам 100% свободного денежного потока.

Ващенко подчеркивает, что если инвестор хочет составить более рискованный портфель, ориентированный на более высокую доходность, то в него обычно включаются бумаги, динамика которых сильно отличается от индекса.

Старший портфельный управляющий УК «Капиталъ» Вадим Бит-Аврагим говорит, что факторы, которые влияют на решение, включать или нет акцию в индекс (капитализация, free float, крупные акционеры), могут быть очень непредсказуемыми, поэтому строить долгосрочные прогнозы на основании этого критерия не стоит. «Самое непредсказуемое — это капитализация, которая может резко меняться из-за каких-то рыночных событий», — поясняет он. В качестве примера финансист приводит историю с акциями «Аэрофлота», который рассматривался как один из главных претендентов на включение в индекс MSCI. Однако финансовые показатели компании разочаровали инвесторов, и стоимость ее акций упала, что привело к снижению капитализации. В результате в индекс российский авиаперевозчик так и не попал.

ММВБ и РТС против иностранцев

Вячеслав Смольянинов из БКС говорит, что индексы MSCI, безусловно, наиболее важны для российского рынка акций, ведь за ними стоят миллиарды долларов. Сейчас компания MSCI Inc. (Morgan Stanley Capital International) является одним из крупнейших мировых провайдеров фондовых индексов. Она рассчитывает около 160 тыс. индексов, охватывающих фондовые рынки всего мира. Поэтому, по словам финансиста, любые изменения их состава всегда отражаются на котировках эмитентов. Скажем, объем активов фондов, портфели которых составлены на основе MSCI Emerging Markets, оценивается в 1,3 трлн долларов.

«Для нас, безусловно, наиболее важны индексы семейства MSCI, а также мы смотрим за индексом британской фондовой биржи FTSE Russia, в который включены депозитарные расписки российских эмитентов», — рассказывает Бит-Аврагим. Сейчас в этом индексе 15 крупнейших и наиболее ликвидных российских компаний, торгующихся на LSE. Индекс был запущен в 2006 году и служит индикатором интереса иностранных инвесторов к активам в России.

Еще один индекс, который отслеживают управляющие, — Market Vector Russia Index. На его основе выстроен инвестиционный портфель крупнейшего индексного фонда, инвестирующего в российские акции, RSX (VanEck Vectors Russia ETF). Его активы превышают 2 млрд долларов. А вот отечественные РТС и ММВБ не так актуальны, следует из комментариев участников рынка, опрошенных Банки.ру. «Мы не видим такой реакции котировок компаний в случае ребалансировки российских индексов. Это логично, потому что активы наших индексных ПИФов несопоставимы с западными ETF, которые при любом изменении MSCI или FTSE приводят в соответствие индексам свои портфели и сдвигают стоимость бумаг», — говорит Веденеев из УК «Райффайзен Капитал». По данным НЛУ, сейчас в индексных фондах находится всего 2,59 млрд рублей (около 43 млн долларов). Суммарные активы иностранных фондов, вкладывающих в российские компании, по словам управляющего, превышают 250 млрд долларов.

К сожалению, последние годы доля институциональных инвесторов в России не росла, констатирует Веденеев. Поэтому зависимость нашего рынка от нерезидентов сильно увеличилась. Влияние иностранцев трудно переоценить, ведь, по данным Московской биржи, сейчас доля их операций на рынке достигает 48%. За пять последних лет влияние иностранцев на фондовый рынок России только росло, несмотря на санкции и девальвацию рубля.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388805


Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова

Отдам в плохие руки

Страховщики активно используют договор цессии, чтобы снять с себя ответственность перед клиентом за ремонт пострадавших автомобилей

Страховщики пытаются снять с себя ответственность за ремонт автомобиля с помощью посредников

Разгул «автоюристов», на которых не устают жаловаться страховщики, теоретически должно было пресечь натуральное возмещение в ОСАГО. Но договор цессии, на котором строится бизнес «автоюристов», плавно перекочевал из денежной формы в натуральную. Об этом свидетельствуют жалобы клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру и проведенное нами расследование.

«Машина стоит на улице вся грязная, внутри спит кот»

Сразу несколько клиентов страховщиков пожаловались в «Народном рейтинге» Банки.ру на то, что «независимые» эксперты, к которым их направили страховщики, фактически вынудили пострадавших автовладельцев заключить договор переуступки права требования (цессии) с некоей ассистанской компанией или напрямую с сервисом. Качество и сроки ремонта, полученного в результате такого договора, вызвали негодование клиентов. А страховая при попытке жаловаться туда всячески открещивалась, ссылаясь на договор цессии. В результате человек не понимает, когда и в каком состоянии получит машину назад, кто виноват в этой ситуации и что делать.

«В конце июня мой автомобиль был разбит вашим клиентом, ваша страховая компания предложила денежную компенсацию (которой не хватало, чтобы покрыть сумму ремонта), либо сам ремонт соответственно, — пишет на сайте Банки.ру Полина, обращаясь к страховщику. — Выбрала ремонт, подписала договор цессии. Сначала в течение месяца сервис «АвтоМакс» не принимал автомобиль, говорили, что ждут перечислений от страховой и закупают запчасти <…> При сдаче автомобиля были озвучены сроки ремонта: 2—3 недели максимально». (Здесь и далее орфография и пунктуация авторов отзывов сохранены.) На первый взгляд, все в рамках закона: сроки в пределах месяца, даже предложили выбор между натуральной и денежной формой.

(Поясним в скобках, что приоритет ремонта перед денежным возмещением действует только в том случае, если виновник аварии купил полис после 28 апреля 2017 года — дня вступления в силу поправок к закону об ОСАГО. В противном случае пострадавший в ДТП клиент страховой компании волен сам выбрать между деньгами и ремонтом.)

Однако дальше все пошло не по плану. «Спустя 3 недели связались с сервисом и нам сообщили, что придется подождать еще 10 дней, очень сложный ремонт. Спустя 10 дней позвонили и опять то же самое, в итоге 3 раза срок сдвигался на 10 дней, 13.09.17 поехали в сервис, машина стоит на улице, вся грязная, внутри спит кот! С нее лишь сняли передний и задний бамперы. Такой ремонт машины произвели за 6 недель!!!» — пишет пострадавшая клиентка страховой компании.

Эпопея продолжалась еще не один день: директор сервиса обещал, что машину вот-вот начнут ремонтировать, по телефону подтверждал, что ею уже занимаются. А когда клиент приезжал в сервис, находил автомобиль все в том же состоянии, разве что кота внутри уже не было. Звонок в страховую результата не дал: компания ответственности не несет, все претензии — к сервису.

Похожая ситуация была у другого клиента крупного страховщика. «У виновника ДТП полис оказался оформлен после 28 апреля, поэтому мне выдали направление на ремонт. Вместе с направлением на ремонт был подписан договор цессии с компанией Автолот, т. к. ремонт без посредников, по словам оценщика, невозможен. Договор цессии пришлось отфотографировать на телефон, т. к. бумажной копии от оценщика не получил», — пишет автовладелец из города Видное. Спустя почти два месяца после первого обращения в страховую компанию клиент написал: «До сих пор не могу получить информацию о том, где находится в пути заказанная деталь и когда автомобиль будет принят в ремонт. В процессе общения с сотрудником компании <…> удалось услышать, что компания все обязательства передо мной выполнила и дело у них закрыто».

Самое интересное, что формально страховщик прав: клиент передал свои права требования возмещения (в данном случае ремонта) посреднику, который взамен обещал ему быстрое и качественное восстановление автомобиля. «После цессии перед клиентом отвечает не страховая компания, а цессионарий, то есть компания, у которой появилось право требования к страховщику вместо пострадавшего в ДТП», — комментирует юрист BMS Law Firm Владимир Шалаев.

Неправ в данном случае посредник, заявивший, что без цессии ремонт автомобиля невозможен, — он сознательно неверно информировал клиента и нарушил закон.

Неправ, конечно, и сервис, затянувший с ремонтом и пустивший кота внутрь автомобиля, но мы сейчас не об этом. Банки.ру решил разобраться, почему страховщики работают с такими автосервисами (ведь в конечном итоге страдает их репутация) и откуда вообще берется идея переуступки прав требования при натуральном возмещении — выгода посредника здесь неочевидна, в отличие от деятельности «автоюристов», живущих на маржу между тем, что они платят автовладельцу сразу, и тем, что получают через суд от страховой компании.

Ремонт, да не тот

На первый взгляд, при цессии в натуральном возмещении схема такая же, как и при денежной выплате: клиент получает свою часть сразу, а посредник («авторист» или при натуральном возмещении автоассистанс) требует свое от страховщика. В классическом «автоюризме» посредник идет в суд и выставляет дополнительные иски, а затем получает существенно большую сумму, чем заплатил пострадавшему автовладельцу. Отсюда и растущие убытки автостраховщиков — суммы выплат по судебным решениям зашкаливают, существенно превышая среднюю выплату по несудебным делам. От такого злоупотребления правом страдают в первую очередь страховые компании, ну и немного — сам подписавший договор цессии застрахованный. Последний не только недополучает денег по страховому возмещению, но еще и платит подоходный налог с той суммы, которую «автоюрист» получит за него в суде.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания. Вместо этого страховые компании просто выплачивают денежное вознаграждение посреднику — ассистанской компании, которая приобретает у клиента право требования. Как пояснил Банки.ру источник на страховом рынке, знакомый с этой схемой, формально страховщик не связан договорными отношениями ни с ассистансом, ни с сервисом — разве что у него есть договор на оказание услуг по оценке ущерба с некоей третьей компанией, в которой и числится «регулировщик», уговаривающий клиентов на цессию. Доводы бывают разные. Кто-то прямо заявляет, что без цессии ремонта не будет (как в вышеописанном случае с посетителем Банки.ру). Кто-то говорит: мол, денег будете ждать до Судного дня, а ремонт получите быстро и качественно.

«Клиента вводят в заблуждение с целью минимизации риска увеличения суммы страховой выплаты в случае, если первоначально выделенных на ремонт денежных средств не хватит», — поясняет Шалаев. Согласился на ремонт — получи ремонт. Неважно, что совсем не тот, о котором договаривались, и спустя 3—4 месяца. Новые требования по срокам и качеству ремонта при натуральном возмещении, введенные поправками к закону об ОСАГО, на ассистанскую компанию и станцию техобслуживания, увы, не распространяются.

Цессия при ремонте, напротив, выгодна страховщикам: они снимают с себя ответственность за качество ремонта и вообще никак не соприкасаются с работниками станции техобслуживания.

Схема эта активно применялась несколькими страховщиками еще в 2015 году — примерно тогда же, когда начался расцвет классического «автоюризма». При нормальных отношениях с автосервисом и посредником страховщику оплата ремонта обойдется дешевле, чем денежная выплата страхователю, утверждает источник Банки.ру. Поэтому страховые компании заинтересованы в продвижении такой схемы. Естественно, все происходит без формального участия страховой. Формально страховщик остается чист — перед законом, но не перед людьми, которые в итоге все равно винят страховую компанию.

Справедливости ради стоит сказать, что страховщики, выявившие злостные нарушения со стороны ассистанских компаний, отказались от работы с ними. Как пояснил источник Банки.ру, как минимум два страховщика ОСАГО из топ-15 (один из них к настоящему моменту добровольно сдал лицензию на этот вид страхования) внесли в черный список компанию «АвтоЛот», регулярно срывавшую сроки ремонта и отправлявшую клиентов на сервисы ненадлежащего уровня.

Сайт компании «АвтоЛот» между тем гордо сообщает, что у нее в партнерах 32 страховые компании, включая всех лидеров рынка, а также тех, кто... давно остался без лицензии на ОСАГО. «Нам можно доверять. В этом убедились следующие компании» — гласит надпись перед списком, в котором фигурирует, например, компания «Россия», свернувшая деятельность еще в 2014 году после отзыва лицензии. В списке также СК «Русская казна», «Транснефть Страхование», СГ «УралСиб», «ВТБ Страхование», Национальная страховая группа и ЖАСО, у которых лицензии на ОСАГО были отозваны в последние несколько лет. Компании «Зетта Страхование» и «Либерти» в списке фигурируют под старыми названиями — Zurich и «КИТ Финанс Страхование» соответственно.

Все страховые компании из топ-10 по ОСАГО, обозначенные на сайте «АвтоЛота» как партнеры, заявили Банки.ру, что урегулируют убытки только напрямую, не привлекая посредников.

Однако, судя по жалобам клиентов страховщиков в «Народном рейтинге» Банки.ру, схема неформального перенаправления клиентов к посредникам через подписание договора цессии продолжает работать. При этом реклама «АвтоЛота» распространяется на профильных мероприятиях страховщиков. Так что компания, очевидно, продолжает вербовать новых партнеров взамен ушедших с рынка или отказавшихся от сотрудничества.

Юристы, опрошенные Банки.ру, в случае навязывания договора цессии со стороны «независимых» экспертов рекомендуют тщательно взвесить все за и против. Главное, имейте в виду, что его подписание не является обязательным условием ремонта. Если вы уже подписали договор переуступки прав и не получили качественный ремонт в срок, Владимир Шалаев рекомендует обратиться с официальной претензией в страховую компанию. А если она не отреагирует — подать заявление в суд. «Велика вероятность, что суд встанет на сторону заявителя», — считает юрист.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Авиапром, автопром > banki.ru, 16 ноября 2017 > № 2388804 Ольга Кучерова


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 ноября 2017 > № 2388748 Дмитрий Красюков

«Искусственный интеллект – это «бомба» для банковского бизнеса»

Дмитрий Красюков, заместитель генерального директора SAP СНГ

Беседовала: Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

О том, зачем банкам выходить за рамки профильного бизнеса, возможностях, которые дают маркетплейсы, и влиянии искусственного интеллекта на будущие сервисы в интервью Bankir.Ru рассказал заместитель генерального директора SAP СНГ Дмитрий Красюков.

— Какие технологические тренды характерны для российского рынка – на что есть спрос у российских банков?

— В России и СНГ более 70 клиентов SAP – представители финансовой сферы. Мы наблюдаем два очевидных тренда. Во-первых, банки сейчас активно пользуются «облачными» сервисами. Здесь, правда, речь идет о неосновных видах деятельности. Например, об управлении закупками или персоналом. В таком случае нет необходимости разворачивать у себя IT-инфраструктуру – можно пользоваться решением со стандартными возможностями вендора.

Второй тренд – увеличение количества проектов real-timе-банкинга. Это когда в реальном времени формируется целостная картина работы банка по всем направлениям деятельности и филиалам. Это удобный инструмент для топ-менеджмента, который понимает, что происходит в банке на всех уровнях и какие шаги нужно сделать, чтобы поменять ситуацию.

— Сейчас много говорится о том, что компании должны либо тансформироваться, либо умереть. Насколько это категоричное утверждение применимо к банкам?

— Банки должны трансформироваться – этот факт не вызывает сомнений. С одной стороны, потому что сейчас часть их функций берут на себя игроки других сервисных отраслей. Один из примеров – Tele2, который совместно с QIWI запустил сервис, позволяющий абонентам совершать платежи с телефона. Сегодня делать денежные переводы можно даже «Вконтакте». С другой стороны, подрастает поколение, которое не любит рутинные операции и все хочет получать из «единого окна». Да и нам с вами уже сложно представить, что за выпиской по счету нужно идти в физическое отделение.

Банк для русского человека – гарант стабильности и надежности. Я не буду утверждать, что те, кто не уйдут в «цифру», умрут. Но коммерческим банкам, которые стремятся специализироваться на какой-то нише, трансформация необходима в первую очередь.

— Давайте определимся с понятиями. Что подразумевается под трансформацией?

— Для многих трансформация банков – это переход на цифровые каналы обслуживания: онлайн и мобильные приложения. В России много банков, которые работают с клиентами дистанционно, но вот интересный момент: в ряде случаев у этих банков не выросло ни количество клиентов, ни число операций. То есть клиенты совершают те же операции, что и в отделениях. Почему так происходит? Потому что модель работы банков не меняется, она просто переносится из офлайна в онлайн. А для того, чтобы добиться главной цели – продать клиенту большее количество продуктов или услуг на большую сумму, надо искать другие инструменты.

— И что это за инструменты, на ваш взгляд?

— Сначала немного истории. Все начиналось с СМС. Помните, когда банки начали стремиться к кросс-продажам и рассылать раздражающие СМС? Например, я выплачиваю ипотеку, а мне предлагают открыть депозит. Это происходило из-за отсутствия персонифицированного подхода.

Затем банки начали собирать информацию о своих клиентах, анализировать ее и на основе этого анализа предлагать клиенту то, что ему действительно нужно. Яркий пример – польский mBank, который одним из первых начал использовать big data, следить за тем, что покупают клиенты, где они это делают, а потом делать им специальные предложения. В результате отклик на предложения банка повысился на 400%.

Еще один инструмент, с которым сейчас активно работают банки, – геолокация. Важную роль в продаже банковских услуг играет понимание того, где именно находится клиент. На мой взгляд, банки, которые создают сейчас своих виртуальных мобильных операторов, делают это как раз для понимания местоположения своих потребителей. Как это может работать? Например, я прихожу в магазин, а банк мне присылает интересное кредитное предложение по карте. Возможных сценариев много, «пилотов» – пока мало, хотя тема очень перспективная.

— А как еще банки могут привлекать клиентов?

— Важно понимать, что каждый человек существует в своем контексте и микромоменте. И сервисным индустриям, банковской в том числе, нужно уметь встраиваться в этот контекст. Например, в рамках тематического маркетплейса, как это сделал один из крупных банков Казахстана. Банк осознал, что клиенту нужен не кредит, а товар в первую очередь, и создал свой интернет-магазин непродовольственных товаров, в котором можно делать покупки в кредит, не тратя время на заявку и одобрение. Как результат, средний чек – 300 долларов, в год совершается около 500 тыс. покупок.

В США у нас есть проект с Purchasing Power. Компания создает площадки, на которых работники той или иной организации могут покупать различные товары в онлайн-магазине своего работодателя. Особенность такого маркетплейса в том, что вы, как сотрудник, можете приобрести товары по привлекательной цене и с возможностью рассрочки на несколько месяцев. И еще один приятный бонус: сумма рассрочки будет вычитаться из вашей зарплаты. Для сотрудников это дополнительная мотивация, для банка – возможность персональных предложений на основании детальной информации о зарплате клиентов.

Успеха сегодня достигают те банки, которые выходят за границы своего бизнеса и запускают проекты на стыке отраслей – розницы, телекома. SAP сейчас активно развивает концепцию B2me – «бизнес для меня». Суть концепции – удовлетворить конечную потребность человека. Расскажу, как это может работать в отрасли, на примере банка Центральной Америки – Credomatic. Руководство банка пришло к пониманию того, что конечному клиенту нужен не просто продукт, но развитие бизнеса. И, помимо своих финансовых услуг, банк предоставил своим клиентам из малого и среднего бизнеса возможность пользоваться системой управления предприятием и бухгалтерией.

— Как изменится структура издержек банковского бизнеса в связи с цифровизацией?

— Сегодня у банка две основные статьи расходов: стоимость площадей и люди. Если банк активно развивает мобильное приложение, то на отделениях, например, можно сэкономить. Но качество работы с клиентами не должно страдать, поэтому здесь, вероятнее всего, придется содержать огромный кол-центр.

На мой взгляд, ключевые технологии, которые изменят структуру издержек в будущем, – машинное обучение и искусственный интеллект. Например, в Тинькофф Банке уже 10% всех заявок обрабатываются с помощью роботов.

В скором времени произойдет отказ от использования человека в задачах, связанных с операциями, не требующими творческих способностей. Все простые операции, трудоемкие и повторяющиеся процессы будут выполняться машиной. Мы в SAP сейчас разрабатываем различные сценарии на базе искусственного интеллекта, применимые в том числе и в банковской отрасли.

— По-вашему, чат-бот или робот смогут вникнуть в нюансы потребностей клиента, как это делают сотрудники-люди?

— Большая проблема кол-центров – текучесть кадров. Во-первых, людей нужно постоянно нанимать и обучать. Во-вторых, человек, в отличие от машины, не может проанализировать сотни тысяч ответов, чтобы выбрать лучший. Искусственный интеллект, в свою очередь, может бесконечно накапливать знания, самообучаться и качественно отвечать на самые разные вопросы клиента. Говоря простым языком, искусственный интеллект – это «бомба», которая изменит банковский бизнес. В будущем человек не сравнится с ним по качеству обслуживания.

Когда ИИ будет развит на высоком уровне, структура банковских издержек изменится. Исчезнут статьи расходов, связанные с трудом большого количества людей. Однако появятся затраты, направленные на техническое обслуживание этого интеллекта.

— А какие еще задачи в отрасли могут быть решены с помощью искусственного интеллекта?

— Речь идет о целом пласте задач, которые не могли быть автоматизированы ранее, так как не существует возможности их четко алгоритмизировать. Например, помощь в принятии решений. Для больших банковских сетей с помощью искусственного интеллекта можно найти наиболее выгодное расположение новой точки продаж или отделения банка. Или, как вариант, подсказать, как правильно работать с клиентом, удержать его в сфере влияния. Также отмечу функцию контроля. Применение систем ИИ для поиска закономерностей – отличный инструмент для выявления случаев мошенничества и различных злоупотреблений. Как пример – одно из популярных направлений – видеоконтроль, который позволяет понять, правильные ли действия выполнил сотрудник, все ли необходимые операции он произвел.

— Есть ли в банковской отрасли сегменты, которые невозможно цифровизировать?

— Безусловно. В корпоративном сегменте, например, или инвестиционном банкинге часто возникают уникальные ситуации, в которых сможет разобраться только человек. Области, в которых необходимо решение сложных задач, в меньшей мере поддаются цифровизации. Здесь всегда будет востребована помощь специалиста.

— Надо полагать, банки без отделений не станут мейнстримом?

— Есть две крайности: банки без цифровых каналов обслуживания и банки без отделений. На мой взгляд, оптимальная модель – посередине.

Все-таки людям очень важно иногда зайти к другим людям за советом.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 15 ноября 2017 > № 2388748 Дмитрий Красюков


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков

«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа

Николай Усков, Дмитрий Яковенко

Председатель ВЭБа Сергей Горьков рассказал Forbes о проблемах банка, его новой стратегии, игре в Го и джиу-джитсу, а также о роли Германа Грефа в своей судьбе

Каким был ВЭБ, когда вы пришли?

Это назначение было для меня неожиданным, если честно. За три недели до этого я вообще не мог представить, что буду назначен на такую должность, я никогда не думал, что окажусь в государственной организации. Я считал, что это не моя стихия. Конечно, я привык менять какие-то организации советского типа. Но все равно Сбербанк находится в коммерческом поле, и это мне более понятно. Тем не менее судьба сложилась так, как сложилась. Итак, когда я здесь появился, первое ощущение, что это pure «совок». Здание 1980-х годов, здесь сидели разные министерства и ведомства, перестроить его очень трудно. Мы вот сейчас переделываем крылья под open space, но само здание фундаментально изменить невозможно. В вестибюле стояли такие темные «стаканы», было ощущение, что ты приходишь в склеп. Председателю полагался отдельный лифт, на этаже сидел милиционер, столовой не было. И люди, и подходы, и ценности, и запахи, и атмосфера — какой-то атавизм 1980-х. Здесь даже не было мобильной связи, я уже про вай-фай не говорю.

А вас уговаривали три недели?

Вы знаете, меня, наверное, не надо было уговаривать, потому что я такой человек — принимаю вызовы. Вызов для меня сам по себе является мотивацией. Мне интересно в жизни что-то создать, сформировать, запустить что-то новое. Это был очень серьезный вызов, потому что банк находился на грани дефолта, из шести ковенантов пять было на грани пробития, поначалу невозможно было даже оценить, каков реальный масштаб проблем. Я пришел в банк, попросил посмотреть мгновенную ликвидность, а мне говорят: можно, но через неделю. Я говорю: как через неделю? Мгновенная ликвидность — это прямо на момент, на сегодняшние сутки. А они мне отвечают, что у них нет таких механизмов.

Вас называют человеком Германа Грефа.

Я очень уважаю Германа Оскаровича, он как реформатор, как макроэкономист очень многому меня научил.

А вы давно знакомы?

Мы пересекались, но близко не были знакомы до того момента, пока я не начал работать в Сбере.

Это он рекомендовал вас в ВЭБ?

Ну да, он рекомендовал меня.

Вам сам президент позвонил?

У меня была встреча с президентом, перед этим с премьер-министром. Видимо, было несколько кандидатов. И вот на нескольких встречах меня спрашивали, какая у меня мотивация, и я сказал, что меня мотивирует вызов. ВЭБ — это институт развития страны, во мне живет желание развивать страну.

На самом деле президент, на тот момент премьер-министр, Путин создавал Банк развития и говорил все те же слова про институт развития, которые произносите сегодня и вы. Что тогда пошло не так?

Ошибка банка была в том, что у нас не было фокуса. В этом особенность русской модели управления, у нас никогда не бывает фокуса, мы все время раскидываемся на многое — все надо делать, все очень быстро, все побежали и так далее. Здесь было то же самое. ВЭБ — институт развития, значит нужно развивать все: и сельское хозяйство, и любые отрасли промышленности. Но нельзя охватить необъятное. Все-таки это не гигантский банк, который, знаете, мог себе позволить иметь неограниченный капитал и неограниченное фондирование. Произошло распыление портфеля. Плюс, учтите, в то время была хорошая конъюнктура, можно было взять деньги на Западе, а размещать здесь. Внешэкономбанк привлекал средства на мировых рынках капитала по относительно низкой ставке, что позволяло развивать долгосрочные проекты в России, наращивать кредитный портфель.

Двадцать миллиардов долларов на момент вашего прихода.

Да. С 2008 года фактически изменилось все. После того как фундаментально изменилась банковская система в Америке, фундаментально изменилась и эффективность вложений в России. А прежняя модель продолжала существовать. Есть еще один нюанс. Коммерческие банки кредитуют более короткие проекты, в основном с риском на саму компанию. А в ВЭБе кредитовались проекты на SPV (special purpose vehicle). На то, чтобы их построить и запустить, нужно было где-то пять-семь лет. Это более длинные проекты с большим риском. Действующая модель этого не учитывала, а ориентировалась на опыт коммерческих банков. Взять деньги, разместить, без учета длительных сроков, плюс заемное финансирование по факту оказалось непомерно дорогим. Эти обстоятельства всю эту модель и обрушили. Наверное, система рисков в целом не была отлажена. Есть хорошие заводы, но недооценены риски. Продукция некоторых заводов не нужна ни в России, ни за границей, изменился рынок. Например, у нас есть СТЭС во Владимире, предприятие, которое производит утеплитель. И вроде бы потребителю он нужен, но на самом деле это полуфабрикат. На рынке востребован не утеплитель как таковой, а кожух с утеплителем на трубу. Другой пример — мебельная фабрика «Мекран», там установлено новейшее оборудование, лучше любой итальянской фабрики. Но она рассчитана на дорогой сегмент. Считалось, что надо замещать дорогую итальянскую мебель. Пока шла подготовка к Олимпиаде, строились гостиницы, в этом была потребность, потом рынок скукожился и оказалось, что такого продукта не требуется. И вот такой большой завод дорогой мебели оказался ненужным, мы сейчас его переформатируем в другой сегмент. То есть это стечение обстоятельств. И качество проектов, и то, что они длинные, и ситуация на рынке, и санкции — все это вместе сыграло.

ВЭБ в прежнем виде напоминал такую кубышку правительства, откуда брали деньги на что угодно.

Ну в прямом смысле все-таки нет. Кубышка — это когда там деньги есть. Дело в отсутствии фокуса, как я уже сказал. Существовали отдельные проекты, поручения, которые давались ВЭБу. Среди них встречались и неплохие. «Мираторг», кстати, был сформирован по поручению. Разве это плохой проект? Тогда в стране вообще не было отрасли по производству говядины. Это была совершенно новая идея — привезти в Брянск этих ковбоев с новой технологией. Никто в это не верил, а в результате мы имеем теперь первоклассного игрока, все полностью профинансировал ВЭБ по поручению. Но поскольку в целом фокуса не было, ВЭБ со временем перестал играть предназначенную ему роль института развития.

Какую стратегию ВЭБ выбрал для работы со старым портфелем, в первую очередь с проблемными активами?

Весь кредитный портфель ВЭБа составляет порядка 2,2 трлн рублей. Когда мы только начинали работать в прошлом году, в «черной» зоне находилось примерно 1,5 трлн рублей, из них на сегодняшний день удалось принять решение по проектам стоимостью около 1 трлн рублей.

С начала 2017 года мы реализовали только четыре актива, которые принесли нам 4 млрд рублей прибыли. По всем остальным проектам, какими бы сложными они ни были, мы приняли другую стратегию, так называемый подход turn around. Смысл в том, чтобы сначала запустить каждый из проектов и увеличить его стоимость. Потому что если предприятия не работают, продать их можно только по остаточной стоимости, а это для нас прямой убыток. Так мы сделали по целому ряду предприятий в деревообработке, сельском хозяйстве, запустили несколько промышленных площадок, например в Оренбургской области. Все они сегодня приносят доход, большинство вышло на операционную прибыль.

Тем не менее в начале октября вы начали подготовку к банкротству концерна «Тракторные заводы» (КТЗ).

Некоторые активы, действительно, не получилось запустить, по ним пришлось принять дефолтную стратегию. Это два крупных объекта, которые долго «висели» на плечах ВЭБа и требовали жесткого, но правильного и понятного решения.

Первый — как раз КТЗ. В декабре прошлого годы мы предложили его собственникам план реструктуризации, чтобы вложить дополнительно 5 млрд рублей и вытащить концерн из дефолта. Но текущие собственники КТЗ не совершили действий, установленных планом, поэтому на последнем наблюдательном совете была принята дефолтная стратегия. Это большой актив, в концерне работает порядка 20 000 человек, поэтому мы предусматриваем план, который позволит не допустить остановки предприятия.

Второй актив — «Чек-Су», проект добычи марганцевых руд в Хакасии. Еще в советское время они были определены как трудноизвлекаемые. Почти год мы вместе с ведущими российскими и международными экспертами пытались понять, можно ли с новыми технологиями разрабатывать эти месторождения. В итоге пришли к выводу, что на сегодняшнем этапе это невозможно.

Есть и другой пример — производитель индейки «Евродон». В прошлом году мы сделали реструктуризацию, но зимой случился форс-мажор, болезнь унесла 30% поголовья птицы. Мы еще раз рассмотрели этот кейс и вместе с совладельцем и гендиректором «Евродона» Вадимом Ванеевым разработали программу реструктуризации, чтобы провести очистку зараженных птичников, загрузить их и позволить компании выйти на плановые показатели — теперь уже не по заселению птичников, а по выпуску продукции.

Что сейчас происходит с олимпийскими объектами ВЭБа?

В прошлом году была принята большая реструктуризационная программа для всех объектов. Мы продлили кредиты на 25 лет по ставке 2,5% годовых. Реструктуризация позволила нормально существовать всему морскому кластеру, который сейчас работает с положительной EBITDA, несмотря на то что год оказался сложным для Сочи — большую часть турпотока забрала Турция.

По горному кластеру немного другая ситуация, по этим объектам было сделано больше капитальных вложений. Возможно, потребуются дополнительные решения, но они будут уже фрагментарными. Основной шаг сделан — на таких коротких трехлетних кредитах, какие были у олимпийских объектов, инфраструктурные проекты не делаются.

Что происходит с проектом застройки завода «Слава»?

У нас был в свое время план по застройке этой территории. Проект разрабатывался до 2014 года, когда были совсем другие цены на коммерческую недвижимость, он предполагал высокую аренду при небольшом предложении площадей. Сегодня такая модель не работает. Поэтому мы с иностранными инвесторами изучаем возможность реализовать совсем другой проект, с другой бизнес-логикой.

Как вы решили проблему с фондированием, после того как для ВЭБа фактически закрылись западные рынки капитала?

В прошлом году у нас была острая — порядка 300 млрд рублей — нехватка ликвидности. Сегодня у нас около 300 млрд рублей профицита.

Мы активно работали на российском рынке капитала, кроме того, заключены соглашения о привлечении финансирования в юанях в Китае, эквивалентного $3,5 млрд.

Но нам как институту развития нужно фондирование по ставкам ниже рыночных. Наш наблюдательный совет определил 26 отраслей, которые мы должны финансировать. Проекты в этих отраслях безубыточные и важные для экономики, но при этом не высокодоходные, в которые не заходят коммерческие банки. Сейчас у нас есть около 300 проектов, с которыми можно работать в будущем, но для этого нам нужны длинные — как минимум десятилетние — и дешевые деньги. Для этого совместно с Минэкономразвития мы реализуем фабрику проектного финансирования. Ее суть заключается в предоставлении финансирования через три транша. Есть транш, который предоставляет ВЭБ, при этом ВЭБ свою ставку субсидирует. Есть транш, под который выделяется гарантия Минфина, чтобы была возможность привлекать деньги пенсионных фондов. И есть транш, предназначенный для коммерческих банков. Зачем это надо? Банки часто говорят, что у них есть деньги, но нет проектов. Почему? Потому что риски высоки. Фабрика позволяет сделать для них приемлемой часть риска — через гарантии Минфина и субсидии. Планируем, что первые сделки можно будет заключить уже в феврале следующего года, а совокупный объем финансирования от ВЭБа через фабрику достигнет 200 млрд рублей.

В России почти сорок институтов развития. В чем вы видите уникальность ВЭБа?

В том, что он самый большой. ВЭБ — это банк, не все институты являются банками. Тем не менее ВЭБ не подотчетен ЦБ. У нас есть фактически агентская функция, которую мы выполняем для Минфина, есть экспертная история и фонд управления активами, есть задача поддержки экспорта — все вместе. Большинство институтов развития — это, как правило, фонды, инвестирующие деньги как портфельные инвестиции.

А вам не кажется, что институтов развития больше, чем самого развития?

Очень важно обратить внимание на координацию различных институтов развития. Много раков, много лебедей и много щук, тянущих в разные стороны телегу. Сорок — это много, все таки их должно быть меньше, они должны быть более сфокусированными и действовать скоординированно.

А кто, по-вашему, должен координировать, Минэкономики?

Наверное, это будет правильно. Минэкономики в связи с приходом сейчас нового, молодого, амбициозного, активного министра находится в стадии изменений. Я думаю, что для него тоже очень важно определить фокус. Мне кажется, Максим Станиславович [Орешкин] в этом смысле талантливый человек и точно сможет дать дополнительный импульс. Но всегда нужно определиться с фокусом. В ВЭБе мы с целями определились. И если ко мне сейчас обращаются с сельскохозяйственными проектами, я отправляю в Россельхозбанк, это тоже институт развития, целый банк с большими полномочиями. Конечно, те проекты, которые у нас были, мы не бросим. Но новыми проектами должен заниматься институт, специально для этого созданный. То же касается поддержки малого и среднего бизнеса. Мы им не занимаемся. Вот сейчас у нас есть 26 отраслей, и на 26 отраслей я могу составить качественную экспертизу, но я не могу сформировать ее на сто пятьдесят. Это просто невозможно. Фокусировка позволяет увеличить глубину проработки. Это принцип Парето, который работает всегда: 20% вашей активности дает 80% результата. Мы сфокусировались на том, что важно для экономики страны.

А что важно?

Мы должны сфокусироваться на прорывных технологиях, потому что догоняющие технологии важны, но в будущем они не будут определять экономику в мире. Мы считаем, что нужно строить новую экономику высоких переделов, поскольку мы сидим на низких переделах, это плохо. Если мы уже производим нефть, то сам Бог велел финансировать химию, нефтехимию и глубокую химию. Например, в Саудовской Аравии глубина переделов в нефтехимии значительно выше, чем у нас, а изначально, 30 лет назад, у них вообще не было химической промышленности.

Если мы говорим про деревообработку, ну уж точно нам нужно не просто заниматься кругляком. Мы должны идти на более высокий передел, связанный с целлюлозой, с какими-то новыми продуктами деревообработки. И да, пока мы не очень умеем делать мебель. Или бумагу. Вот у нас есть лесопилка в Красноярске. Очень пил много, качественная распилка, качество просто сумасшедшее, но разве задача России делать только это? Мы запустили этот завод, потому что до этого он стоял без дела, завод стал приносить прибыль, но мы разворачиваем второй передел. Создали свое экспертное подразделение по деревообработке и решили строить ЦБК впервые за 30 лет. Сегодня это не только бумага, сейчас древесина используется и в тканях. Этот рынок очень быстро растет. Мы думаем, что, возможно, и ткань будем производить. Нестандартная история, потому что ЦБК в мире заканчивается на четырех основных видах конечной продукции. Дальше уже подключаются текстильные предприятия. Но почему бы и нет? Для принятия окончательного решения нам нужны очень серьезные эксперты.

Едва ли такая задача под силу просто банковским служащим.

Конечно. Надо понимать глубину этой технологии. И поэтому мы сейчас в банке сформировали особое подразделение — Business Solutions. Мы прямо сказали, что до конца года по всем нашим направлениям мы соберем экспертов. Но всякое экспертное мнение сейчас быстро устаревает, слишком велики объем информации и скорость изменений. Поэтому к такому эксперту мы добавляем сетевую панель по образцу McKinsey. У них есть такая панель на 50 000 экспертов.

Особенно когда приходится работать на глобальном рынке.

Особенно на глобальном рынке, правильно. Поэтому мы берем эксперта и к нему привязываем панель. Чего раньше, в общем-то, не было здесь. Потому что коммерческий банк оценивает риски и выдает кредиты, а нам нужно оценить более широкую технологическую, рыночную составляющую и перспективу, особенно технологическую.

Вот смотрите, сейчас появились компании, которые за два-три года становятся крупными и тут же умирают. Посмотрите, сколько крупных компаний поднимается и умирает за пять лет. И вроде бизнес-модель новая, все красиво, стартуют, поднимают капитализацию и тут же падают. Почему? Потому что технологии существенно меняют в том числе и рынок. И происходит это все быстрее и быстрее. А у вас только стройка на пять лет. Только через 15 лет проект начнет отдавать. За это время может два цикла поменяться, поэтому нужна глобальная экспертиза.

У нас скоро будет лекция, которая называется: «Мультимодальные стратегии, китайская философия и игра Го». Китайцы столкнулись с этим приблизительно в I тысячелетии до н. э., в эпоху Сражающихся царств. Семь княжеств, или царств, находились в постоянном противостоянии, мир был очень подвижен, и китайцы задумались над тем, как эту мультимодальность описать. Так возникла игра Го. Первый китайский император хотел как-то подготовить своего сына к выживанию в сложном, постоянно меняющемся контексте. Фактически тогда был разработан, как я считаю, первый компьютер, который позволяет моделировать множество стратегий. В шахматах разворачивается одна игра, одно сражение. В Го множество сражений, и главная задача — понимать, как одно сражение может повлиять на другое. В свое время император запрещал людям ниже определенного уровня играть в Го и распространять информацию, как играть, потому что игра считалась стратегической, в нее должны были играть только высшие сановники. Мао Цзэдун, кстати, играл очень хорошо.

Долго учиться?

До высокого уровня — да, а так можно за месяц. Но, конечно, так быстро, как в шахматы, нельзя, нужно время. Шахматы — про атаку, победу, поражение и быстрый расчет, здесь расчет тоже есть, просто он как бы на порядок больше, поэтому компьютер только недавно смог выиграть в Го у чемпиона мира. В следующем году состоится новый поединок. Эта игра про мультимодальность, и сейчас мультимодальность в силу скорости изменений становится все более существенным фактором. Раньше все-таки были более длинные сроки.

В русском прижилось японское название игры.

Да, в Китае Го называют Вэйци. В Россию игра попала через Японию. Там, кстати, Го — главное интеллектуальное увлечение. Хотя корейцы сейчас занимают первые места, что объясняется агрессивностью их игры. Китай вводит Го в университетские курсы как основу логического мышления. Но среди руководителей китайских компаний, признаюсь, мало кто играет. Говорят, очень сложно.

В Го любая ситуация может быть обращена к победе?

У мастеров игра может идти пять-шесть часов. Конечно, есть проигрышные ситуации, но Го хороша тем, что это постоянная мультистратегия. Раньше как в бизнес-школах учили: разработайте хороший и плохой сценарий. А мир устроен по-другому. Между хорошим и плохим существует куча других сценариев, и кто вообще сказал, что плохо, а что хорошо. Мир всегда меняется. Ситуация в ВЭБе напоминает мне Го: много активов, много историй, по-разному влияющих на портфель, конечно, нужно выбирать главное, но ты не можешь не понимать, что маленькое влияет на большое.

Го не единственное ваше китайское увлечение. Я слышал еще про джиу-джитсу.

На джиу-джитсу подсадил сын Николай. Он начал в шесть, пять лет уже занимается. Сейчас у него, наверное, до 30 медалей, российских, американских, европейских. Его мечта — выиграть чемпионат мира. К сожалению, в прошлом году он проиграл финал, но готовимся к следующему году. А когда-то мы поехали с ним на кубок Европы в Швецию, и у нас заболел тренер. Я как отец сел секундантом. В детстве я занимался вольной борьбой. Но джиу-джитсу сильно отличается от вольной борьбы, и я в какой то момент понял, что кроме «давай-давай», ничего не могу сказать. А что «давай», непонятно. Там, кстати, и «давать» не всегда нужно, чаще нужно использовать ошибку противника. И когда я вернулся, то попросил тренера объяснить хотя бы базовые вещи, чтобы я давал ребенку дельные советы. И он сказал: «Ну выходи на татами!» И я вышел на татами. С тех пор я уже участвовал в трех кубках Европы — сам. Для меня это тоже был вызов — первый раз выйти.

А это когда было?

В первый раз я вышел в 2015 году в Будапеште. Теперь у меня все занимаются джиу-джитсу, кроме жены и младшей дочки, потому что младшей дочке год, и она еще просто не в состоянии. Всего у меня четверо детей. Мой старший сын, которому двадцать, был совершенно не про спорт, но вдруг тоже начал тренироваться, и моя старшая дочь, которой пятнадцать, на кубках Европы и России уже взяла серебро.

Получается, джиу-джитсу и ВЭБ начались в вашей жизни примерно в одно время?

Джиу-джитсу немного раньше. Это тоже был очень большой вызов. Мне 48 лет, а это «мастер три», я обычно выхожу на татами с соперниками на 10 лет младше, потому что редко есть идиоты, кто в таком возрасте, как я, соревнуется на реальных соревнованиях. Вот я был на кубке Европы, там максимум можно встретить три-четыре человека моего возраста в разных весовых категориях, и у тебя всегда группа на 10 лет младше. Конечно, это не футбол. Потому что в футболе можно сачкануть. На татами ты один и надеяться не на кого. Первым делом нужно оценить противника, чтобы применить ту или иную практику. Надо понять, откуда противник. Если человек больше дзюдо занимался — одна техника, если тхэквондо или ушу — другая.

Награды имеете?

В апреле на кубке Европы в Швеции взял серебро, но проиграл финал.

Наверное, еще и бегаете, как все.

Да, длинные дистанции. В этом году пробежал полумарафон. В следующем году хочу пробежать Венский марафон, готовлюсь. Полумарафон я нормально бегу, но марафон — это большие нагрузки на суставы. Я считаю, что спорт должен быть с вызовом, но все-таки про здоровье.

Ну это же элемент соревнования с самим собой, потому что однажды больше не с кем соревноваться.

Наверное, один раз в жизни надо. А так у меня в режиме дважды в неделю пробежать 10 км, и я к этому отношусь очень позитивно. Я всегда шучу, что я лучший бегун из джиу-джитсеров (а джиу-джитсеры не любят бегать) и лучший джиу-джитсер среди бегунов. Я занимаюсь и тем и тем, ищу баланс.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443625 Олег Пономарев

Распродажа Украины

Официальный Киев готовит к приватизации последние ценные активы страны.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Нехватка внутренних ресурсов при полном отсутствие финансовой помощи извне, резкая девальвация гривны, разваленная промышленность и стремительный регресс в экономике, нежелание МВФ и далее вливать немалые средства в «бездонную бочку» вынуждают власти Украины пойти на крайние меры — распродать то последнее, что еще осталось ценного в стране. Но как показывает ситуация, осталось у Украины абсолютно немного. 9 ноября Верховная рада приняла закон о приватизации и планирует выручить на распродаже 22 миллиарда гривен, что составляет порядка 840 миллионов рублей. В масштабах 40-миллионной страны — это ничто и ситуацию уж точно не исправят. Скорее, на какое-то время продлят «агонию умирающего». А что дальше? Порошенко и его команда сейчас об этом старается не думать. Будет день, будет и пища. Но не факт, что будет. Из самого ценного на Украине остались люди и земля. Но первых давно уже продали и перепродали, за вторым дело явно не станет.

Задача №1 — все продать за полгода

9 ноября 2017 г. с подачи премьер-министра Украины Владимира Гройсмана Верховная рада 258 голосами «за» приняла в первом чтении законопроект №7066 о приватизации государственного имущества. По словам премьера, 3,5 тысячи предприятий являются убыточными и давят на бюджет. Более того, их продажа являлась главным требованием МВФ.

В. Гройсман также отметил, что этот законопроект позволит привлечь инвесторов на убыточные государственные предприятия, а также снизить коррупцию.

«3,5 тысячи госпредприятий генерируют убытки государству и прибыль тем, кто кормится возле них. Прошу поддержать законопроект и открыть возможность для формирования качественного законодательства», — отметил Гройсман.

В пояснительной записке к законопроекту отмечено, что принятие закона позволит унифицировать и оптимизировать законодательство по вопросам приватизации, усовершенствовать механизмы и процедуры приватизации, ускорить процессы приватизации, повысить экономическую эффективность продаж объектов и увеличить поступления в бюджет.

«В данном законопроекте предлагается консолидировать нормы 7 законодательных актов в один закон, который унормирует вопросы приватизации. Основной целью законопроекта является упрощение процесса приватизации за счет упрощения классификации объектов приватизации — раздел на объекты малой и большой приватизации. Предусматривается расширение перечня объектов, которые могут выставляться на продажу, сокращение сроков выставление на продажу, возможность оформления банковской гарантии, унификация способов продажи госимущества. Также — обеспечение конкуренции покупателей путем расширения перечня инвесторов, защита их прав, ограничение до 3 лет обжалования приватизации», — заявил временно исполняющий обязанности председателя Фонда государственного имущества Виталий Трубаров.

Согласно законопроекту, по словам депутата, внедряется новый подход к большой и малой приватизации. Так, в случае большой приватизации будут привлекаться международные советники, а малая приватизация будет проходить на электронных торгах. В группу малой приватизации попадают объекты недвижимости, небольшие предприятия, а в группу большой приватизации входят объекты, активы которых больше 250 миллионов гривен. Также, законопроект сокращает сроки подготовки к продаже с нынешних 9-12 месяцев до 4-5 месяцев и увеличивает срок для подачи заявок потенциальных покупателей с 20-45 дней до 20-180 дней.

Что решили продать?

План приватизации на Украине не выполнялся в течение трех лет, но власти уверены, что принятием соответствующего законопроекта откроет путь к продаже около 3,5 тысячи госпредприятий. На сегодняшний день госбюджетом доходы от приватизации запланированы на уровне 17,1 миллиарда гривен. В проекте госбюджета на 2018 г. план приватизации предусматривает прибыль в размере 22 миллиардов гривен (840 миллионов долларов).

По данным Фонда госимущества, на завершающем этапе подготовки находится более 30 отечественных предприятий, которые в начале декабря должны быть выставлены на продажу. Так, государством планируется продать по 25% акций предприятий Донбассэнерго, Сумыоблэнерго, Одессаоблэнерго, Укрнефтепродукт, Укрхудожпром, Белоцерковский завод резиновых технических изделий, научно-производственное предприятие «Система», Стебницкое горно-химическое предприятие «Полиминерал», Тернопольское объединение «Текстерно», Индустриальная стекольная компани» и другие объекты малой приватизации.

В ближайшее время Фонд госимущества ожидает передачи еще 893 предприятий, определенных Минэкономразвития, для начала процедуры приватизации. Балансовая стоимость их активов составляет более 189 млрд. грн. В частности, объявлено о планах продажи государственных пакетов акций Николаевской (99,9%), Днепровской (99,9%) и Херсонской (99,8%) ТЭЦ, Запорожьеоблэнерго (60%), Николаевоблэнерго (70%), Тернопольоблэнерго (50,9%), Харьковоблэнерго (65%), Хмельницкоблэнерго (70%) и Черкассыоблэнерго (46%).

Планом приватизации на 2018 г. предусматривается также возможная продажа Одесского припортового завода, Центрэнерго, Турбоатома, Аграрного фонда, Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины и ряда объектов малой приватизации.

«Фонд государственного имущества Украины в начале декабря выставит на биржевые торги, блокирующие пакеты акций, так называемые двадцатьпятки — Донбассэнерго, Сумыоблэнерго, Одессаоблэнерго и еще 13 предприятий», — заявил Трубаров.

По его словам, до конца года Украина также выставит на продажу Укрнефтепродукт, Укрхудожпром, Белоцерковский завод резиновых технических изделий, Научно-производственное предприятие «Система», Стебницкое горно-химическое предприятие «Полиминерал», Тернопольское объединение «Текстерно», Индустриальную стекольную компанию и другие объекты малой приватизации.

Несколькими месяцами ранее, а именно 16-31 августа 2017 г. ФГИУ продпл по 25% акций Киевэнерго, ДТЭК Западэнерго, ДТЭК Днепроэнерго и ДТЭК Днепрооблэнерго. Все эти активы выкупила компания Ornex, которая входит в состав группы «Систем Кэпитал Менеджмент», управляющей активами украинского олигарха №1 — Рината Ахметова.

В начале октября 2017 г. ФГИУ попытался снова продать по 25% государственных пакетов акций Одессаоблэнерго, Сумыоблэнерго и Донбассэнерго, но желающих приобрести их не оказалось. Фонд планирует снова выставить эти активы на продажу, но уже после их переоценки.

Кто все купит в конечном итоге?

Во время принятия данного законопроекта особенно подчеркивалось, что в условиях «войны» с Россией страна-«агрессор» не сможет принимать участие в торгах. И как стало известно журналистам, ставка делается на арабские страны и США. Во время своего недавнего арабского турне президент Украины Петр Порошенко пригласил компании из Саудовской Аравии принять участие в украинской приватизации, ранее, с таким же предложением он обратился и к компаниям «HorizonCapital» и «Western NIS Enterprise Fund». Обе компании успешно работают на Украине уже более 10 лет и представляют на Украине государственные и международные финансовые учреждения, пенсионные фонды, семейные бюро и инвесторов с общим капиталом свыше 350 миллиардов долларов. А три фонда, которыми управляет НС, уже инвестировали в более чем 140 компаний и привлекли в них 1,5 миллиарда долларов, создав более 45 тысяч рабочих мест. Но, что самое интересное, эти структуры имеют полную поддержку со стороны…Госдепартамента США. Первой же компанией и вовсе руководила экс-министров финансов Украины с американским гражданством — Наталья Яресько.

Естественно, что на Украина нашлось немало противников приватизации даже среди тех, кого уж никак не назовешь не «патриотом».

«Я считаю, что это подготовка очередного дерибана и это недопустимо. Мы сегодня должны стабилизировать ситуацию в стране, стабилизировать доходы граждан, должен быть мир в стране и только после этого мы можем говорить о продаже какой-то части государственного имущества», — заявил народный депутат Нестор Шуфрич.

По его словам, украинская власть намеренно доводит ранее прибыльные предприятия до такого состояния, что бы их можно было продать за бесценок:

«У нас почему-то перед приватизацией предприятие, которое два года назад было мегаприбыльным, вдруг стало убыточным, вдруг обременено долгами», — добавил он.

Согласен с ним, и народный депутат Украины Дмитрий Добродомов, считающий, что данная волна приватизации готовится под конкретных покупателей и условия приватизации будут для них выписаны наиболее выгодные:

«Нужно было видеть, как основные политические бенефициары радовались принятию этого законопроекта. Это люди, которые непосредственно связанны с бизнесом, которые непосредственно готовят почву для выкупа этих предприятий, или государственных монополий. Где гарантия, что во время этой приватизации, опять-таки, конечными бенефициарами не окажется российский капитал? Такой гарантии нет», — сказал депутат.

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443625 Олег Пономарев


Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев: Ситуация с RBK — экзамен на политическую вменяемость госаппарата

Продолжение интервью с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии Данияром Ашимбаевым о ситуации с банком RBK.

Первая часть:

Ашимбаев: Концентрация VIP-персон в банке RBK парализовало управленческую волю всего финансового руководства страны

- Данияр Рахманович, что вы скажете о нередко озвучиваемом сегодня предположении, что проблемы некоторых банков связаны с намерением оттеснить от управления финансовыми ресурсами некоторых высокопоставленных персон и тем самым ослабить их позиции? Достаточно вспомнить ситуацию с Казкомом, после слияния которого с Народным банком бывший вице-премьер Имангали Тасмагамбетов фактически утратил ценный ресурс в финансовой сфере. Можно быть, схожие процессы происходят и в RBK, где, как вы заметили, высока концентрация VIP-персон?

- В последнее время мы в целом наблюдаем процесс выбытия фигур из казахстанского истеблишмента. Тасмагамбетов уехал послом в Москву. Нуртая Абыкаева вывели из сената. Масимова демонстративно исключили из политсовета «Нур Отана», хотя по законодательству он утратил это место автоматически еще в прошлом году, когда перешел на правоохранительную службу. Одновременно начались судебные слушания по делу бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Также на слуху ряд других коррупционных скандалов, связанных с высокопоставленными фигурами.

Все это свидетельствует о том, что, с одной стороны, градус напряженности в казахстанском истеблишменте растет, с другой — сценария дальнейшего развития событий ни у кого нет. Мы не видим государственной стратегии в этой сфере, лишь наблюдаем отдельные тактические шаги — взлеты и падения отдельных персон — наблюдаем расширение конфликтного поля в элите и массу проблем, по которым практически никто не в состоянии принять решение — многие процессы оказались пущенными на самотек.

Процессы концентрации, которые особенно характерны для банковской сферы, что ярко иллюстрирует коалиция VIP-чинов вокруг двух в принципе небольших по объему банквов — RBK и Qazaq Banki — привела к тому, что финансовый регулятор, правительство и шире — исполнительная власть — не в состоянии принять какое-либо решение.

Возможно, причины проблем в RBK были объективными, но сейчас, вероятно, кто-то пытается разыграть на основе этой ситуации политическую карту.

- Данияр Рахманович, а как вы бы оценили меры по оздоровлению банка — выведение всех проблемных кредитов в отдельную компанию и выделение средств в размере 240 млрд тенге в рамках Программы по повышению финансовой устойчивости банковского сектора? Не считаете ли вы, что таким образом в очередной раз происходит «национализация убытков»?

- Это абсолютно не новость, эта модель была выработана еще в 90-е годы во время первой волы приватизации. Тогда проблемные долги предприятий либо списывались, либо вешались на государство.

Очевидно, что государство заигралось с поддержкой крупных финансовых структур, собственники которых связаны с политической элитой. И поэтому в случае возникновения проблем просто не в состоянии предложить другой метод решения проблемы. Ситуация с RBK в какой-то степени экзамен на политическую вменяемость государственного управленческого аппарата.

Ведь что получается: когда бюджет полон, когда доходы от экспорта идут гигантские, никто не обращает внимания на проблемы с управлением. Заметьте как только была запущена Программа по повышению финансовой устойчивости банковского сектора в ней четыре казахстанских банка тотчас объявили о своем участии в ней. Причем сделали это в таких выражениях, как будто это повод для пиара, хотя речь по сути идет о признании серьезных проблем.

Нельзя также не упомянуть ситуацию вокруг БТА. Недавно была обнародована информация о том, что бизнесмен Муратхан Токмади признал свою вину в убийстве Ержана Татишева по заказу Мухтара Аблязова. В сущности, это факт, который в последнее десятилетие никто под сомнение и не ставил. Возникает вопрос: смерть Татишева вызывала массу вопросов еще в 2004 году, почему не было решения даже о непредумышленном убийстве? Ведь кто-то эту ситуацию «разруливал»? И явно это был не уровень следователя или судьи. И Аблязова вернули в БТА не просто так. И то, что ему дали беспрепятственно уехать за границу несмотря на огромные проблемы в банке, говорит о том, что в ситуации с БТА тоже не все так прозрачно. Либо Аблязов отмывал деньги больших людей, и эти деньги успел им отдать перед тем, как уехать. Либо стоит вопрос о том, то в государственном аппарате некоторые сферы откровенно криминализированы.

И сейчас та самая знаменитая, лучшая на постсоветском пространстве финансовая система, которой мы гордились на протяжение многих лет, как выясняется, продолжает подтверждать свою «замечательность», извлекая деньги из Нацфонда и бюджетных средств. Ценой политических конфликтов, по сути, угрожая в какой-то степени социальной стабильности.

Жанар Тулиндинова

Источник - ИАЦ

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева

Esentay AGRO приобрел треть акций Товарной биржи ЕТС

Айгуль ИБРАЕВА

Товарная биржа «Евразийская Торговая Система» информирует об изменениях в структуре акционерного капитала. Согласно пресс-службе компании, в рамках госпрограммы приватизации 27 октября 2017 года завершилась сделка по приобретению 37,66% государственного пакета акций акционерного общества.

По итогам проведенных аукционных торгов № 70931 от 31 августа 2017 года указанный пакет акций АО «Товарная биржа «Евразийская Торговая Система», принадлежавший ЮЛ ГУ «Комитет государственного имущества и приватизации» и находящийся в доверительном управлении Министерства национальной экономики Республики Казахстан, был реализован новому владельцу - ТОО «Esentay AGRO».

Председатель правления Биржи ЕТС Курмет Оразаев отметил: «В первую очередь мы ожидаем, что вхождение нового инвестора в капитал биржи усилит динамику развития нашего проекта и в целом положительно скажется на развитии биржевой инфраструктуры в стране».

Одновременно предправления выразил признательность прежнему акционеру – Министерству национальной экономики РК, благодаря которому Биржа ЕТС стала системообразующей структурой организованного товарного рынка Казахстана. А также уверенность в том, что министерство и дальше будет продолжать активную работу по регулированию и развитию товарного рынка страны.

«Наша компания заинтересована в развитии аграрного сектора и мы считаем, что технологии биржи ЕТС предоставляют востребованные инструменты для внутренних конкурентных торгов и для расширения торговых отношений на внешнем рынке», - прокомментировал директор ТОО «Esentay AGRO» Мухамед Конебаев от лица нового акционера Биржи ЕТС.

Cправка

АО "Товарная биржа "Евразийская Торговая Система" (Товарная биржа «ЕТС») учреждено в 2008 году. Первые торги состоялись в марте 2009 года. Товарная биржа «ЕТС» ориентирована на проведение спотовых торгов биржевыми товарами. Участники торгов - казахстанские и международные биржевые брокеры, дилеры. Биржа создана в целях совершенствования механизма государственного регулирования в сфере внутренней и внешней торговли, повышения прозрачности торговых операций, развития организованного оптового рынка в стране путем исключения посреднических звеньев. На бирже работают четыре секции спотовой торговли: сельхозпродукции, нефтепродуктов, металлов и промышленных товаров, специализированных товаров. Акционеры Товарной биржи «ЕТС» - ПАО Московская Биржа (60,8%), ТОО «Esentay AGRO» (37,7%), миноритарии – 1,5%.

ТОО «Esentay AGRO» является ритейлером смешанного ассортимента. Офис компании расположен в городе Алматы. Компания была создана в 2012 году.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов

МФО начали обгонять банки: финансисты соревнуются в сегменте малого бизнеса

Александр Шустов

генеральный директор ГК «Мани Фанни»

Драйвером развития микрофинансования могут стать займы для малого бизнеса. Регулятор стимулирует данное направление деятельности МФО, при этом со стороны предпринимателей отмечается высокий спрос на ссуды

Микрофинансирование в 2017 году продолжает обгонять банковское кредитование по темпам прироста. Согласно статистике ЦБ, за первый квартал 2017 года, задолженность по микрозаймам выросла на 9,4% по сравнению с концом 2016 года и составила 96,4 млрд рублей, а число действующих заемщиков МФО за этот же период увеличилось на 14,6% и почти достигло 6 млн. Для сравнения по данным по тому же периоду: активы банковской системы снизились на 1,1%, кредитный портфель сократился на 2,1%, в том числе, корпоративный портфель на 3,1%. Кредиты физлицам выросли всего на 0,6%.

Рынок микрофинансовых организаций последние годы переживает трансформацию: ЦБ занимается очищением и повышением прозрачности данного сегмента финансового рынка, а компании привыкают к ведению бизнеса в новых реалиях. При этом с рынка как уходят отдельные игроки, так и приходят новые компании. За первый квартал 2017 года, например, за нарушения были исключены из реестра 184 МФО (собственно, последствия «чистки»), еще 78 отказались самостоятельно от ведения деятельности, при этом появилось новых 140 МФО. В первом квартале 2017 года МФО заработали 3,3 млрд рублей прибыли, что почти в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Рынок микрофинансирования демонстрирует гораздо более активную динамику, чем банковское кредитование, и прирост портфеля ускоряется: 9,4% за первый квартал 2017 года против 3,1% за предыдущий квартал, а в первом квартале 2016 году портфель и вовсе «просел» на 1,9%.

В общей сложности, по подсчетам Российского центра малого и среднего предпринимательства, на сегмент МСБ приходится 33% микроссуд. В первом квартале объем микрозаймов для малого бизнеса вырос по сравнению с первым кварталом 2016 года на 31,3% и составил 4,9 млрд рублей. На рост рынка МФО и, в частности, сегмента кредитования МСБ влияло несколько важных факторов. Во-первых, несмотря на некоторый разворот банковского сектора в сторону малого бизнеса, для кредитных организаций этот сегмент по-прежнему является аутсайдером. Немногие банки готовы активно выдавать ссуды предпринимателям и небольшим фирмам. Микрофинансовые организации же относятся гораздо более либерально к данной категории заемщиков. При этом у МФО нет требований по залогам к МСБ, чем они заметно упрощают процедуру оформления займа.

Во-вторых, МФО снижают ставки по всем продуктам. Статистика ЦБ это подтверждает: среднерыночная ставка по «коротким» займам на срок до одного месяца на сумму до 30 000 рублей снизилось на 14,3 процентных пункта, а по более долгосрочным (1-2 месяца) – на 7,1%.

В-третьих, положительным моментом является стимулирование активности МФО в сегменте МСБ на уровне регулятора. Так, ЦБ расширил максимальный лимит микрозайма для ИП и юрлиц. Кроме того, регулятор ввел новые требования резервирования, в рамках которых по ссудам для малого и среднего бизнеса действуют льготные нормы резервирования. Это позволит МФО нарастить объем выданных ссуд МСБ и станет важным вектором роста бизнеса микрофинансовых организаций.

Кроме того, росту объемов рынка способствовало внесение поправок в закон «О Микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», согласно которым был увеличен максимально допустимый размер микрозайма для юридических лиц и предпринимателей с 1 до 3 млн рублей. Заключенных договоров, согласно статистике ЦБ, стало меньше, а вот средний размер микрозайма вырос. Для юрлиц этот показатель составил 743700 рублей (рост на 26,5%), для ИП – 658 400 рублей (рост на 12,1%).

По нашим оценкам, рынок микрофинансирования продолжит демонстрировать положительную динамику – и в связи с высоким спросом на микроссуды со стороны малого бизнеса, и в связи с экономической ситуацией и возможным дальнейшим снижением ставки ЦБ. В то же время, есть и ряд факторов, неоднозначно влияющих на развитие рынка. Например, законодательная инициатива по ограничению предельной ставки по микрозаймам для населения в 150%. Цель данного изменения – повышение прозрачности продуктов МФО для конечного потребителя, и на заемщиках МФО оно отразится однозначно положительно. В то же время, это нововведение резко понизит маржинальность бизнеса и может привести к сжатию рынка. Микрофинансирование – потому и привлекательная отрасль для возникновения новых компаний, что она характеризуется более высокой доходностью, чем банковские кредиты. При этом микрофинансовые компании, получая высокую доходность, несут и серьезные риски невозврата ссуд. Как следствие, отрасль традиционно характеризуется более высокой просрочкой, чем банковская. В результате введения ограничения по ставке, по разным оценкам, до четверти МФО могут стать убыточными и покинут рынок. В то же время, это нововведение может стимулировать МФО переориентировать бизнес в сторону малого бизнеса.

Прирост микрофинансирования в 2017 году составит около 10%, а при более активном развитии микрокредитования малого бизнеса – 12-15%. Дальнейшая динамика зависит от регулятивных изменений в отрасли. При введении ограничений по ставкам и снижении маржинальности бизнеса отрасль может сбавить темпы прироста до 3-5%. А при поддержке микрокредитования малого бизнеса государством сегмент МСБ станет точкой роста всего рынка и МФО сохранят темпы прироста на уровне 10-15% в ближайшие 2-3 года. При этом структура рынка будет постепенно меняться в сторону микрокредитования малого бизнеса: в 3-летней перспективе на долю ссуд МСБ будет приходится порядка 50% всего портфеля МФО.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин

Индустрия 4.0: почему всем финансовым учреждениям нужно трансформироваться в финтех

Сергей Солонин, генеральный директор Ассоциации «ФинТех»

Сегодня весь мир находится в стадии глобальной трансформации экономики. Лидирующее положение в новой экономике займут не те страны, которые обладают выгодным географическим положением или богатыми природными ресурсами, а те, которые создадут лучшую среду для инноваций и образования.

Мировой тренд настоящего – цифровизация экономики. Это не что иное, как технологическая революция – индустрия 4.0. История показывает, что все технологические и промышленные прорывы были совершены в период кризисов через отрицание, неизбежность и только потом – принятие. Те, кто смог сразу работать в новых формациях, выиграли и время, и возможности. В конечном итоге это определило дальнейшее лидирующее положение нового бизнеса в развитии и становлении рынков и отраслей всего мира.

Мы знаем, что Россия всегда была сырьевой страной, ее бюджет формировался преимущественно из экспорта природных ресурсов. В условиях сложной внешнеполитической повестки с Европой и США вектор начал меняться, что, безусловно, является положительным развитием событий. Однако мгновенного изменения источников формирования бюджета страны ждать не стоит. При этом объем цифровой экономики в России с 2011 по 2015 год увеличился на 59% – на 1,2 триллиона рублей в ценах 2015 года. То есть на цифровую экономику за пять лет пришлось 24% общего прироста ВВП России.

Появление Ассоциации «ФинТех», созданной банками и регулятором для объединения финансового рынка, тоже определенный показатель успеха – значит, как минимум все стороны готовы к диалогу, а это основополагающий фактор для принятия успешных решений. Централизованное взаимодействие позволит в разы ускорить применение инновационных, высокотехнологичных решений не только в бизнесе, но и в государственной сфере. Это повысит доверие и прозрачность работы многих отраслей и структур – медицины, образования, ретейла, страхования и, конечно, всего финансового блока, включая биржи. Улучшение инвестиционного климата, которое неизбежно в рамках развитого и экономически успешного рынка, повлияет на уровень жизни населения. А это, в свою очередь, означает развитие финансово грамотного социума. По-настоящему асимметричным ответом России на современные вызовы могло бы быть упрощение регуляторных норм на всех новых и сложных направлениях, чтобы привлечь в страну молодых и грамотных специалистов финтеха со всего мира. Именно так я вижу новую мировую экономику будущего: упрощение налогообложения, разрешение на эксперименты любого рода.

В условиях санкционных ограничений мы можем развиваться очень быстро и играть на более рискованном поле. В условиях искусственных ограничений на привлечение капитала в Россию нам необходимо всеми возможными средствами удержать и поддержать развитие ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов), чтобы насытить рынок необходимым количеством инвестиций. Что, в свою очередь, положительно отразится на общеэкономических показателях и позволит рынку развиваться. И только после этого решать, какой налоговой моделью облагать данный инструмент, как его контролировать и защищать от мошеннических действий. На данный момент, с начала 2017 года, общий объем привлеченных средств через ICO уже составил более 1 миллиарда долларов. Учитывая, что венчурное финансирование у нас развито не так хорошо, как на зарубежном рынке, ICO позволило бы упростить поиск инвесторов, условия инвестиций и сняло бы ограничения по сумме – то есть проекты смогли бы получать именно ту сумму, которая им необходима, даже если она мала, что для венчурных фондов попросту неинтересно.

У нас молодая и технологически продвинутая инфраструктура. У нее огромный потенциал для развития масштабных и передовых решений. Но без необходимого сотрудничества и взаимодействия со всеми заинтересованными участниками рынка полноценно воспользоваться и раскрыть уже сложившиеся конкурентные преимущества не удастся.

Огромным плюсом является то, что мы находимся в уникальной для России ситуации, когда курс государства совпадает с тем, чего хочет бизнес, рынок и отрасль финансовых технологий. В частности, мы видим, что регулятор полностью открыт к взаимодействию с рынком, а также активно реализует задачи, поставленные правительством РФ. Насколько успешно будут реализованы в будущем проекты, не в последнюю очередь зависит от диалога между государством и бизнесом. Поэтому нам суждено становиться стратегическими партнерами друг для друга, действовать сообща.

Однако не стоит питать иллюзий и забывать о международных партнерах. В будущем тенденция международного партнерства будет только усиливаться, особенно в вопросах кибербезопасности. Локальные риски отходят на задний план, все больше начинают преобладать киберриски, которые носят международный характер. Такое направление сотрудничества видится одним из самых важных на ближайшие годы, ведь безопасность оказания финансовых услуг будет являться приоритетной.

К сожалению, сейчас объем инвестиций, полученных российским финтехом, небольшой, около 0,1% за девять месяцев 2016 года от всего мирового объема. Но давайте начистоту: молодые финтех-компании растут в инкубаторе крупных финансовых учреждений, и один из приоритетов нашей ассоциации – сформировать необходимую экосистему, которая окажет стимулирующий эффект для развития независимых финтех-проектов. Я верю именно в такой подход: он позволит ускорить развитие цифровых финансов.

Инфраструктура – ключ к цифровизации общества. Наличие передовой инфраструктуры, высокого уровня проникновения Интернета и финансовой доступности к нему, а также к мобильной связи (в том числе к мобильному Интернету) помогает не только цифровизации экономики, но и в целом трансформации финансовых услуг. Сейчас уже многие люди не могут представить свою жизнь без смартфона. Жизненные процессы все сильнее погружены в онлайн. Это, безусловно, является толчком для финансовых организаций пересматривать свои бизнес-модели и подстраиваться под потребителя, что приведет к инвестированию в соответствующую инфраструктуру.

Сейчас сохраняется провал по доступности ряда инновационных технологий в регионах, но из года в год я вижу положительную динамику. Нужно понимать, что регионы оказались, возможно, в более выигрышном положении. Дело в том, что там, где была инфраструктура, теперь ее предстоит обновлять, перестраиваться и адаптировать под технологические решения, а это всегда дорого. Зато в некоторых регионах инфраструктуры не было вовсе, поэтому зачастую мы наблюдаем, что регионы оказываются более технологически подкованными, чем жители Центрального федерального округа.

Мы должны быть прагматичны. Россия очень большая страна, мы – не Швеция, где возможно развернуть все необходимые технические решения достаточно оперативно. Однако Россия, несмотря на географический масштаб, не отстает. Но, несмотря на то что прогресс виден, работы предстоит много. И тут критически важен конструктивный диалог государства и бизнеса, а также их совместные усилия по выстраиванию необходимых «сетей».

Тренд развития и расширения инфраструктуры будет сохраняться еще долго. Для предоставления качественных финансовых услуг необходимы соответствующие мощности для их доставки. А с появлением еще более технологичных решений вчерашняя инфраструктура окажется устаревшей. Поэтому такой ход событий, на мой взгляд, будет постоянным и вряд ли потеряет свою актуальность и в 2035, и в 2055 году.

Не надо сидеть и смотреть, какие решения применяют другие страны, думая, что, имплементировав лучший, на чей-то взгляд, опыт, мы будем успешно развиваться. Нам необходимо разрабатывать и применять свои решения, не ориентироваться на других. Мы находимся в других условиях, и из этого нам нужно извлекать свой «профит», использовать предоставленные возможности, мыслить шире и не бояться экспериментировать во всем.

За последние годы и банки, и другой бизнес поняли, что с финтех-компаниями нужно дружить или покупать их. Такие компании позволяют оперативно развернуть необходимые технологические решения. Я не думаю, что традиционный банкинг к 2035 году уйдет в прошлое. Да, он изменится достаточно сильно – наиболее логичным видится его трансформация в цифровой вид. Более того, я полагаю, часть его функций отойдет финтех-компаниям. Первые кандидаты на выбывание из иерархии банковских услуг – платежи и переводы.

В той или иной степени все финансовые учреждения будут трансформироваться в финтех – все идет к тому, что все аспекты нашей повседневной жизни перейдут в цифровую плоскость. На первый план выйдут цифровые активы, которые станут востребованными и дорогими. Банки, финансовые компании должны начать следовать новым, «цифровым» правилам – иначе их ждет крах. Сейчас об этом задумываются многие и тратят большие деньги, чтобы успеть изменить бизнес-модель и бизнес-процессы. Смогут ли они это сделать, вопрос открытый.

Диджитализация развивается так быстро, что невозможно предсказать, как будет выглядеть общая финансовая и экономическая система, скажем, через 15–20 лет. Могу сказать точно: нам сейчас нужно уделить особое внимание образованию, потому что мы закладываем фундамент для развития, а по-настоящему грандиозные вещи будет создавать новое поколение.

Для действительно более динамичного развития нашего рынка очень важно создать особые условия, облегчающие регулятивную составляющую для сложных и инновационных направлений, способствующих привлечению высококлассных специалистов. Именно это и есть новая мировая экономика. Особое внимание нужно уделить упрощению налогообложения для инновационной и финтех-отрасли. А также содействовать проведению экспериментов, пилотированию решений в данной отрасли. Только так мы сможем построить конкурентный и привлекательный рынок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390966 Олег Смоляков

Контроль над банками ужесточится

Предпринимаемые правительством и финансовым регулятором меры по поддержке банковского сектора приведут к сокращению его неработающих активов на сумму более 1 трлн тенге в течение пяти лет. Это в итоге окажет мультипликативный эффект на развитие экономики страны в целом за счет обеспечения капитализации, списания, прощения и других мер по улучшению качества активов.

Алевтина ДОНСКИХ

Тема устойчивости банков второго уровня из чисто теоретической и профессиональной сферы вошла в плоскость потребительского интереса, если не сказать потребительского беспокойства. В «топе тревог» оказались сразу три отечественных банка – Delta Bank, Bank RBK и АО «Казкоммерцбанк». Каждый оказался в этом «антирейтинге» по разным причинам. И надо отдать должное финансовому регулятору – комментарии по ним были сделаны незамедлительно и четко, а также приняты меры, исходя из конкретной ситуации в каждом из банков.

Как представляется, черту под разговорами подвел глава НБ РК Данияр Акишев, выступив на заседании правительства, он представил конкретный план действий по двум из трех банков и отмел слухи по третьему.

Напомним, по Delta Bank было принято решение – лишить его лицензии и со 2 ноября 2017 года ввести временную администрацию, к которой перешли полномочия всех органов управления этого банка. Администрация будет действовать до назначения судом ликвидационной комиссии. В банке по состоянию на 1 октября т.г. займы с просроченной задолженностью составили 99,7% от его ссудного портфеля – 314,8 млрд тенге.

Также, по заявлению Д. Акишева, «на момент принятия решения о лишении банка лицензии остатки денег на корреспондентских счетах и в кассе составили 215,1 млн тенге. В то время как сумма просроченных обязательств перед депозиторами и кредиторами составила порядка 79,8 млрд тенге».

В рамках надзора на протяжении длительного периода времени регулятор вел открытый диалог с менеджментом и акционерами банка по улучшению ситуации. Тем не менее адекватная финансовая поддержка банка со стороны крупного акционера не была осуществлена. Что касается его влияния на ситуацию в банковском секторе в целом, то, по словам Д. Акишева, ввиду низкой доли активов и обязательств банка в совокупных активах и обязательствах банковского сектора (1%), лишение его лицензии не несет рисков для других финансовых организаций.

По Bank RBK, как известно, НБ РК совместно с правительством и потенциальным инвестором – ТОО «Корпорация Казахмыс» – выработали комплекс мер по его оздоровлению. Банк испытывает затруднения с обеспечением достаточного уровня ликвидности, что ограничило осуществление им клиентских платежей. Модель оздоровления предполагает капитализацию банка за счет средств инвесторов на сумму 160 млрд тенге, а также передачу в специальную финансовую компанию его проблемного портфеля на сумму порядка 600 млрд тенге.

Что касается Казкома, то глава НБ РК однозначно заявил, что сведения об ухудшении его финансовой ситуации, распространяемые среди пользователей WhatsАpp, не соответствуют действительности. «Банк работает в обычном режиме. Никаких ограничений по снятию наличности с карточных, лицевых и депозитных счетов нет, – сказал он. – В составе группы Халык и при ее финансовой поддержке Казкоммерцбанк работает, как самостоятельный финансовый институт, соблюдая основные нормативы НБ РК по достаточности капитала и ликвидности».

Для полноты картины по этим трем финансовым институтам мы обратились за комментарием к заместителю председателя Национального банка Олегу СМОЛЯКОВУ, поскольку остаются детали, вопросы, которые важны для клиентов этих банков.

DELTA BANK

– Олег Александрович, с 3 ноября текущего года прекращены все операции по банковским счетам клиентов Delta Bank. Наших читателей – клиентов банка интересует, какое время займут процедуры до возврата их средств, что им необходимо сейчас делать?

– В соответствии с Законом «О банках и банковской деятельности в РК», с даты лишения банка лицензии на проведение банковских операций прекращаются все операции по банковским счетам клиентов и самого банка. За исключением случаев, связанных с расходами, предусмотренными нормативными правовыми актами уполномоченного органа, зачислением поступающих в банк денег, а также проведением операции по одновременной передаче активов и обязательств банка другому банку, предусмотренной статьей 61-2 настоящего закона.

Временная администрация в течение десяти рабочих дней с даты лишения банка лицензии принимает решение о проведении этой операции и обращается в Национальный банк для ее согласования. НБ РК в срок не более десяти рабочих дней согласовывает проведение временной администрацией банка операции (срок проведения законодательством не регламентирован).

После ее проведения либо в случае непринятия решения о проведении операции Национальный банк обращается в суд с заявлением о принудительном прекращении деятельности (ликвидации) банка. Решение о лишении лицензий на проведение банковских операций может быть обжаловано его акционерами в судебном порядке в 10-дневный срок.

Временная администрация банка осуществляет деятельность в период до назначения регулятором ликвидационной комиссии банка, которая продолжит осуществление полномочий по управлению имуществом и делами банка в ходе процедуры ликвидации в целях завершения его дел и обеспечения расчетов с его кредиторами. Срок проведения ликвидационных процедур банка по времени не ограничен.

В соответствии с Законом «Об обязательном гарантировании депозитов, размещенных в банках второго уровня РК», организация, осуществляющая обязательное гарантирование депозитов (АО «КФГД»), в течение четырнадцати рабочих дней со дня вступления в законную силу решения суда о принудительной ликвидации банка-участника информирует об этом вкладчиков. Она дает публикации в периодических печатных изданиях о принудительной ликвидации банка-участника и начале выплаты гарантийного возмещения с указанием наименования банка-агента (либо национального оператора почты в случае невозможности выбора банка-агента), осуществляющего выплату гарантийного возмещения. А также – о периоде и местах выплаты либо об отсрочке начала выплаты гарантийного возмещения в случае, предусмотренном настоящим законом. Указанную информацию депозитор вправе получить непосредственно у Казахстанского фонда гарантирования депозитов. Согласно закону о банках, требования кредиторов к банку могут быть предъявлены только в ликвидационном производстве.

В соответствии с Правилами принудительной ликвидации банков в РК №40, юридические лица (за исключением организации по гарантированию); физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, чьи имущественные права и законные интересы нарушены в результате принятия судом решения о принудительной ликвидации банка, в целях непосредственного урегулирования спора с банком обращаются к его ликвидационной комиссии с письменным заявлением.

Срок для предъявления заявлений исчисляется со дня опубликования в печати объявления о принудительной ликвидации банка и составляет не менее двух месяцев. Очередность удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого банка установлена статьей 74-2 закона о банках.

BANK RBK

– В отношении Bank RBK прозвучало определение «воровство». Данияр Акишев сообщил, что Национальный банк проанализирует деятельность уполномоченных органов банка в части реализации им кредитной политики, которая привела к текущим убыткам, после чего соответствующие материалы будут направляться в правоохранительные органы для дальнейшего принятия мер. Что уже выявил аудит и какова сегодня ситуация в банке?

– Как уже сообщалось, Национальный банк совместно с правительством и потенциальным инвестором выработали комплекс мер оздоровления этого банка. Модель оздоровления предполагает капитализацию банка за счет средств инвесторов на сумму 160 млрд тенге и дальнейшее совершенствование инвесторами бизнес-модели банка в целях обеспечения его устойчивого развития.

Кроме того, комплекс мер подразумевает передачу в отдельную специальную финансовую компанию проблемного портфеля на сумму порядка 600 млрд тенге, которые были выданы акционерам и другим связанным лицам. В ближайшее время правление Национального банка рассмотрит заявку Bank RBK на сумму порядка 240 млрд тенге в рамках участия в программе по повышению финансовой устойчивости банковского сектора страны.

В результате реализации вышеуказанных мероприятий ожидается стабилизация ситуации в банке. И по мере поступления ликвидности в ближайшее время банк начнет осуществлять исполнение обязательств по социально значимым платежам, а также по депозитам мелких и средних вкладчиков.

Национальным банком сейчас действительно проводится анализ деятельности уполномоченных органов Bank RBK в части реализации им кредитной политики, которая привела к текущим убыткам. Сейчас еще рано говорить о результатах, но по окончании этой работы соответствующие материалы будут направлены в правоохранительные органы для дальнейшего принятия мер.

АТФ, ЕВРАЗИЙСКИЙ, ЦЕСНАБАНК, БЦК

– Правление НБ РК одобрило участие в Программе повышения финансовой устойчивости четырех банков – АТФ, Евразийский, Цеснабанк и БЦК. Какие меры предполагает эта программа?

– Заявки на участие в программе необходимо было представить в срок до 30 сентября т.г. В сентябре-октябре текущего года правлением НБ РК было одобрено участие в ней четырех названных вами банков на общую сумму 410 миллиардов тенге. Банками и их крупными акционерами представлены планы мероприятий по повышению финансовой устойчивости, по недопущению ухудшения финансового положения и увеличения рисков в будущем, а также письменные обязательства по докапитализации банка, улучшению качества активов и снижению уровня неработающих кредитов.

После согласования с Национальным банком планов мероприятий по повышению финансовой устойчивости банков АО «Казахстанский фонд устойчивости» приобретет субординированные облигации указанных банков на следующих условиях: срок погашения 15 лет, ставка вознаграждения 4% годовых, выплата купонного вознаграждения ежегодно.

Заявки других банков – RBK Bank, Qazaq Banki, Нурбанк – на участие в программе будут вынесены на рассмотрение правления Национального банка после согласования их финансовых моделей и выполнения менеджментом и акционерами требований регулятора. Сумма государственной поддержки банков будет определяться индивидуально в зависимости от масштабов убытков банков.

По результатам программы ожидается увеличение совокупного собственного капитала банковского сектора на сумму более 1 трлн тенге, что усилит его финансовую стабильность и устойчивость к возможным новым неблагоприятным внешним факторам. Меры по поддержке банковского сектора приведут к сокращению неработающих активов банковского сектора на сумму более 1 трлн тенге в течение пяти лет. Это окажет мультипликативный эффект на развитие экономики страны в целом за счет обеспечения капитализации, списания, прощения и других мер по улучшению качества активов.

Увеличение собственного капитала банков вместе со снижением их неработающих активов поддержит кредитование банками реального сектора экономики. Программа будет способствовать дальнейшему развитию смежных отраслей экономики, что в свою очередь будет способствовать оздоровлению финансового состояния конечных заемщиков-предприятий реального сектора экономики.

Рост собственного капитала и снижение неработающих кредитов приведут к пересмотру и оптимизации действующих стратегий и бизнес-моделей банков, в результате которых ожидается повышение активности банков в кредитовании, в расширении и развитии новых и эффективных видов банковских услуг.

КАЗКОММЕРЦБАНК

– Очередная волна слухов о Казкоме также добавляет нервозности рынку. Как обстоят дела с банком, справляется ли с его проблемами новый акционер?

– В настоящее время АО «Казкоммерцбанк» не испытывает давления на капитал и ликвидность, выполняет все обязательства перед клиентами. Операционная деятельность Казкома стабильна, работа осуществляется в обычном режиме. Пруденциальные нормативы соблюдаются.

В рамках оздоровления проведена очистка ссудного портфеля Казкома от проблемного займа на БТА Банк и корректировка чистой стоимости активов Какома на общую сумму 542,7 млрд тенге. В результате ссудный портфель Казкома спровизирован на 66,1%. Новым акционером – АО «Народный сберегательный банк Казахстана» – проведена капитализация Казкома на сумму 185 млрд тенге.

На 1 октября 2017 года активы Казкома составили 3 434 млрд тенге, из них высоколиквидные активы – 2 036 млрд тенге (60% от активов). Обязательства Казкома составляют 3 218 млрд тенге. Из них обязательства перед государственными и квазигосударственными организациями и ЕНПФ – 1 287 млрд тенге (40% от совокупных обязательств).

Вклады физических лиц составили ­­ 1377 млрд тенге (43% от обязательств). С момента завершения сделки наблюдается рост объема вкладов физических лиц (80 млрд тенге, или 6,2%), что свидетельствует о восстановлении доверия к банку со стороны населения.

НАЦБАНК УСИЛИВАЕТ СВОИ ПОЛНОМОЧИЯ

– Учитывая сложившуюся ситуацию с обсуждаемыми финансовыми институтами, планируется ли ужесточение контроля регулятором за банками второго уровня?

– В настоящее время Национальным банком планируется усиление своих полномочий. Мы намерены внести законодательные поправки, предусматривающие:

– усиление требований по оперативному контролю и применению риск-ориентированного надзора;

– повышение ответственности аудиторских организаций и оценочных компаний;

– совершенствование урегулирования несостоятельности банков.

Названные поправки будут реализованы при помощи внедрения в надзорную практику международных подходов риск-ориентированного надзора, направленных на превентивное предупреждение кризисных явлений. То есть, не дожидаясь возникновения проблем и реализации риска. Риск-ориентированный надзор будет предусматривать введение надзорного суждения и качественное изменение системы надзорного реагирования с акцентом на превентивные действия.

Помимо этого, будут ужесточены подходы к оценке сделок банков со связанными лицами и сделок на льготных условиях. Будет усилена ответственность аудиторов и оценщиков за сокрытие информации об ухудшении финансового состояния банка, вплоть до запрета на осуществление деятельности на финансовом рынке.

Также будут усовершенствованы методы урегулирования (реструктуризации) проблемных банков и механизм Национального банка по предоставлению займов в качестве заимодателя последней инстанции. Урегулирование несостоятельных банков должно осуществляться с минимизацией потерь для государства.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390966 Олег Смоляков


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390919 Тулеген Аскаров

По осени банковскому сектору потребовалась «хирургия»

Отзыв лицензии у давно терпящего бедствие Delta Bank наряду с проблемами вкладчиков и клиентов Bank RBK, а также экстренное выделение огромных средств Нацбанком нескольким крупным участникам рынка лишь подтвердили недавний вывод «ДК» о том, что «лечение» этого сегмента финансовой системы продлится еще довольно долго.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним и о том, что аналитики регулятора и рейтинговых агентств уже давно держали Delta Bank на плохом счету, поскольку его ссудный портфель практически весь состоял из «плохих» займов, рейтинг давно опустился до дефолтного уровня, да и у Нацбанка он давно числится в нарушителях пруденциальных нормативов. Так что «хирургическое вмешательство» в виде отзыва лицензии здесь давно назрело. Добавим также, что такое решение регулятора в конце года становится традицией. Ведь аналогичный шаг был предпринят им и в отношении Казинвестбанка в декабре прошлого года! Ну, а вторым нарушителем пруденциальных нормативов к началу октября оказался Bank RBK, попавший в этот список еще весной и оставшийся к тому же без финансовой поддержки Нацбанка, которую уже получили Цеснабанк, АТФБанк, Евразийский банк и Банк ЦентрКредит на общую сумму в 410 млрд тенге.

Тем не менее, вопреки пессимистическим ожиданиям, банковскому сектору за первый месяц осени удалось показать положительную динамику по ключевым показателям деятельности, правда, в определенной степени за счет положительной курсовой разницы из-за девальвации тенге к доллару. Так, его совокупные активы увеличились в сентябре на 1,5% до 24 трлн 443,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 354,8 млрд тенге, то есть более $1 млрд. Правда, группу «триллионеров» по этому показателю вслед за Евразийским банком, вышедшим из нее в августе, покинул еще и Bank RBK. У последнего активы сократились за сентябрь на 4,6% до 970,7 млрд тенге, тогда как «Евразийский» сумел прибавить 1,3% до 958,4 млрд тенге. Лидирует же здесь Народный банк Казахстана с активами в 4 трлн 814,5 млрд тенге на начало второго месяца осени, показавший сентябрьский их прирост на 2,1%. Вторым идет подконтрольный лидеру Казкоммерцбанк, но у него произошло снижение на 1,0% до 3 трлн 434,5 млрд тенге. Далее расположились Цеснабанк с увеличением на 4,1% до 2 трлн 239,8 млрд тенге, дочерний Сбербанк России (4,1% до 1 трлн 639,6 млрд тенге), ForteBank (1,9% до 1 трлн 395,2 млрд тенге), Kaspi Bank (1,1% до 1 трлн 375,3 млрд тенге), Банк ЦентрКредит (2,3% до 1 трлн 320,9 млрд тенге) и АТФБанк, потерявший за первый месяц осени 1,4% до 1 трлн 216,8 млрд тенге.

Продолжился в сентябре и рост депозитной базы банковского сектора. Совокупный объем вкладов населения увеличился еще на 1,0% до 8 трлн 218,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 53,9 млрд тенге. И здесь безоговорочно доминирует на рынке группа «Халык». В возглавляющем ее «Народном банке Казахстана» за первый месяц осени сложился прирост на 1,2% до 1 трлн 697,4 млрд тенге, а в идущем вторым Казкоммерцбанке – на 1,5% до 1 трлн 376,8 млрд тенге. На почтительном расстоянии от этого тандема держится Kaspi Bank с 845,6 млрд тенге, прибавивший по вкладам населения 3,2%, за ним следуют Цеснабанк (0,2% до 698,3 млрд тенге) и дочерний Сбербанк России (0,7% до 675,5 млрд тенге). Замкнули же первую десятку по этому показателю Банк ЦентрКредит с оттоком вкладов на 1,6% до 510,8 млрд тенге, Жилстройсбербанк Казахстана с приростом на 0,7% до 481,9 млрд тенге, ForteBank (1,7% до 448,5 млрд тенге), АТФБанк, потерявший 1,5% до 355,5 млрд тенге, и «Евразийский банк», прибавивший 0,8% до 346,2 млрд тенге. Что касается Delta Bank, то его вкладчикам не стоит волноваться из-за незначительного объема депозитов физических лиц в нем, составившего немногим более 0,1 млрд тенге. Такую сумму вполне по силам выплатить «Казахстанскому фонду гарантирования депозитов». С Bank RBK ситуация выглядит совсем иначе, так как на начало октября объем вкладов населения был на уровне в 194,1 млрд тенге.

Если перейти к депозитам юридических лиц, которые не гарантируются государством, то у Delta Bank их объем составил на начало октября вполне приличные 92,7 млрд тенге, а у Bank RBK – 368,8 млрд тенге. Как раз последний и замыкает первую десятку банковского сектора по этому показателю. А возглавляют эту группу по-прежнему Народный банк Казахстана и Казкоммерцбанк. Правда, у первого в сентябре сложился прирост на 3,7% до 1 трлн 777,2 млрд тенге, тогда как у второго произошло снижение на 4,4% до 1 трлн 237,7 млрд тенге. Между тем к Казкоммерцбанку постепенно приближается Цеснабанк, ставший третьим членом группы «триллионеров» по объему депозитов корпоративных клиентов. В сентябре этот участник рынка прибавил еще 2,3% до 1 трлн 4,9 млрд тенге. Другим банкам до этого трио весьма далеко. Так, идущий четвертым ForteBank имел таких депозитов на 584,4 млрд тенге, увеличив их объем за первый месяц осени почти на 3%. За ним плотным строем шли дочерний Ситибанк Казахстан, сумевший за счет мощного рывка на 8,8% до 536,3 млрд тенге обойти АТФБанк, потерявший 4,1% до 515,2 млрд тенге. Теперь позициям последнего вполне реально угрожает дочерний Сбербанк России, где в сентябре произошел впечатляющий приток депозитов «корпов» на 14,9% до 514,0 млрд тенге. В конце первой десятки по этому показателю на 1 октября оказались Банк ЦентрКредит (5,8% до 473,0 млрд тенге) и Евразийский банк, обошедший Bank RBK за счет прироста на 1,7% почти до 379 млрд тенге. Совокупный же объем вкладов юридических лиц увеличился за сентябрь на 1,7% до 9 трлн 91,5 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 155,4 млрд тенге.

Вполне благополучная динамика сложилась и по совокупному собственному капиталу банков второго уровня, выросшему за первый месяц осени на 1,3% до 2 трлн 872,5 млрд тенге. Доминирует на рынке по этому показателю Народный банк Казахстана, прибавивший в «весе» еще 2,2% до 741,6 млрд тенге. Идущему и тут вторым Казкоммерцбанку, у которого на начало октября собственный капитал составлял 216,0 млрд тенге с приростом на 3,9%, конечно же, довольно далеко до материнского банка. Кроме этого дуэта, выше 100-миллиардной планки по-прежнему держатся еще 7 участников рынка – ForteBank (0,1% до 182,3 млрд тенге), Цеснабанк (0,8% до 181,8 млрд тенге), дочерний Сбербанк России (0,6% до 161,6 млрд тенге), Kaspi Bank, потерявший 4,8% до 145,5 млрд тенге, Жилстройсбербанк Казахстана, нарастивший капитал на 4,5% до 140,8 млрд тенге, Ситибанк Казахстан (1,5% до 128,2 млрд тенге) и Банк ЦентрКредит, сбросивший в «весе» 0,3% до 106,2 млрд тенге.

На фоне этого позитива контрастом выглядит значительный совокупный убыток банковского сектора на 1 октября в минус 122,7 млрд тенге. Главным же источником по-прежнему остается Казкоммерцбанк с убытком в минус 397,1 млрд тенге, увеличившимся за первый месяц осени на 0,1%. Кроме него, отрицательный финансовый результат показали Евразийский банк (минус 9,2 млрд тенге), Delta Bank (минус 6,0 млрд тенге), Capital Bank Kazakhstan (минус 0,3 млрд тенге) и дочерний Национальный банк Пакистана в Казахстане (минус 0,1 млрд тенге).

По объему же полученной прибыли (превышению текущих доходов над расходами после уплаты подоходного налога) уверенно лидирует Народный банк Казахстана – 111,6 млрд тенге с весьма солидным ее приростом за сентябрь на 12,1%. Понятно, что при таком финансовом результате головному банку группы «Халык» вполне по силам оказать поддержку Казкоммерцбанку. В качестве позитива отметим также, что за первый месяц осени 10-миллиардную планку по прибыли сумел преодолеть АТФБанк, увеличивший ее на 12,6% до 10,6 млрд тенге. Кроме него, в этой же группе идут Kaspi Bank (27,8% до 39,3 млрд тенге), Жилстройсбербанк Казахстана (13,8% до 19,5 млрд тенге), Ситибанк Казахстан (11,5% до 18,8 млрд тенге) и Банк Хоум Кредит (12,2% до 16,5 млрд тенге). Добавим также, что прибыль показал и Bank RBK – 3,1 млрд тенге, причем она выросла у него за первый месяц осени на весьма приличные 26,1%.

О том, какие изменения произошли за сентябрь в ссудных портфелях ведущих банков, «ДК» расскажет в следующем номере.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390919 Тулеген Аскаров


Казахстан. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380742 Тулеген Аскаров

На блокчейновом распутье...

В отличие от прошлых лет в канун предстоящего Дня национальной валюты Казахстана ныне никак не обойтись без обсуждения темы ее высокотехнологичного будущего.

Тулеген АСКАРОВ

Насколько готов тенге принять цифровой облик, превратившись в криптовалюту, или ему лучше оставаться старшим братом, пусть и весьма консервативным, по отношению к быстро завоевывающим популярность бит- и прочим «коинам»?

ВСЕ СПЕШАТ, ВСЕ БЕГУТ

«Цифровое золото», к которому ранее скептически относились в центральных банках и других финансовых институтах, теперь быстро растет в цене, хотя биткоин (bitcoin) еще даже не достиг юношеского возраста. И если недавно прогнозы о быстром росте цены биткоина казались фантастическими, как и его цена в $500-600, то теперь мало кто удивляется тому, что за него дают более $7000! И, скорее всего, рост продолжится, поскольку мировой оператор фьючерсных бирж «CME Group» заявил о намерении запустить торги фьючерсами на этот финансовый инструмент, да и власти многих стран, в том числе соседних с Казахстаном, на глазах меняют свое отношение к достижениям финтеха.

К примеру, в России под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова сформирована рабочая группа по применению технологии блокчейн в государственном и корпоративном управлении. Он даже высказался за создание крипторубля, подчеркнув, что новые цифровые валюты не получится «закрыть в сундук и спрятать под замок».

Банк России еще в прошлом году объявил о разработке собственной блокчейн-платформы «ФинТех» на основе Ethereum или эфириума (вторая по капитализации криптовалюта после биткоин) для нужд финансового сектора этой страны под брендом «Мастерчейн». В консорциум вошли крупнейшие российские банки наряду с Национальной системой платежных карт и другими участниками. Показательно, что главу «ФинТеха» Сергея Солонина принял российский президент Владимир Путин.

Действуют рабочие группы по использованию блокчейна и в крупнейших российских банках. Неудивительно, что в учебные программы ведущих российских вузов уже включено изучение основ блокчейна и криптовалют, а спрос на работников с такой квалификацией постоянно растет.

Примечательно, что в качестве ближайшего географического ориентира для России в этой сфере г-н Шувалов указал на Швецию и Грузию. Шведы практически отказались от использования наличных, а банкиры и эксперты говорят там о неминуемом переходе к централизованной криптовалюте – «еКроне». Правда, централизация противоречит принципам технологии, на которой базируются биткоины и другие криптовалюты, – ведь в ней стержнем выступает как раз децентрализованность! В Грузии же и в самом деле замахнулись на строительство самого большого в мире дата-центра для майнинга биткоинов, причем среди участников этого проекта числились «дочка» казахстанской компании «КазТрансОйл» – «Industrial Holdings Limited», и миллиардер Александр Машкевич, один из владельцев «Eurasian Resources Group».

Центр (кстати, третий по счету в Грузии у ведущей майнинговой компании «BitFury»!) заработал в конце 2015 года на территории свободной экономической зоны Тбилиси благодаря наличию дешевой электроэнергии, минимальным регуляторным требованиям и оптимальному климату. А в целом крупные майнинговые фермы работают практически во всех городах Грузии, причем создаются и новые, а биткоины принимаются к оплате за самые разные услуги.

Добавим еще, что одним из мировых лидеров по части внедрения технологий блокчейн среди постсоветских республик выступает Эстония, где власти также всерьез задумались о создании собственной криптовалюты – «эсткоина» (estcoin). И дело не только в благоприятных условиях для развития бизнес там наряду с развитыми коммуникациями. Важным достоинством является программа электронного резидентства, позволяющая любому человеку получить электронное гражданство с удаленным доступом к публичным и частным сервисам, включая открытие компаний и управление ими из-за рубежа.

Как и в России, в Эстонии планируют создать эсткоин на основе эфириума. Однако у этого интересного проекта есть большое препятствие в виде Европейского центрального банка и единой европейской валюты – ведь ни одному из государств – участников еврозоны нельзя вводить собственную валюту. А Эстония, в отличие от Швеции или Грузии, как раз является членом этой зоны и Европейского союза.

Напомним читателям «ДК» и о том, что признанным лидером в майнинге криптовалют выступает соседний с нами Китай, где производятся специальные чипы и есть дешевое электричество. Кстати, хотя центральный банк этой страны признал незаконным проведение ICO (Initial Coin Offering, сбор денег инвесторов с использованием криптовалют) и потребовал вернуть полученные средства обратно инвесторам, подготовка к запуску цифрового юаня идет там полным ходом. А на днях директор института исследования цифровых валют при центральном банке Поднебесной Яо Цянь вполне ясно заявил в Пекине о необходимости выпуска собственной китайской криптовалюты в кратчайшие сроки.

Сильные позиции среди азиатских государств в этой сфере занимают также Индия, Пакистан, Южная Корея. Большие шансы стать одним из лидеров рынка криптовалют есть у России, активно развивается эта отрасль в Украине и Белоруссии. И это неудивительно – при нынешней динамике рынка криптовалют хватит на многих участников. К примеру, капитализация биткоина уже вполне сравнима с денежной массой многих стран или стоимостью крупных компаний, поскольку находится у отметки в $100 млрд. После биткоина по капитализации идет эфириум (Ethereum). К тому же количество криптовалют постоянно растет – ведь в принципе их может создавать любой человек, располагающий соответствующими компьютерными мощностями.

ПОКА ВСЯ НАДЕЖДА НА МФЦА

На фоне динамично развивающегося мирового рынка блокчейна и криптовалют наша страна пока выглядит аутсайдером. Тем не менее эта отрасль развивается и в Казахстане – работают криптообменники, совершаются сделки по купле-продаже биткоина, завозится оборудование для майнинга и продаются готовые фермы. В интернете легко найти и тенговые котировки биткоина – в начале этой недели курс его продажи был на уровне в 2,4 млн покупки, продажи – 2,3 млн тенге. Сделки совершаются на сайтах криптообменников, при этом тенговые суммы проходят через банковские карты, а криптовалюта зачисляется на биткоин-кошелек. По сведениям редакции «ДК», счастливые обладатели этой криптовалюты есть и в Алматы. Правда, поскольку нет законодательного регулирования этого рынка, то и гарантий покупателям и продавцам никто дать не может.

Судя по всему, Нацбанк и правительство сейчас не готовы предложить такие законодательные нормы. Как заявил недавно председатель Нацбанка Данияр Акишев, сейчас лишь разрабатывается отечественный подход к выпуску и обращению криптовалют. Его личная позиция по этому вопросу вполне предсказуема: «Я не очень понимаю, что такое криптовалюта, до сих пор, с точки зрения даже профессиональной оценки. Это инструмент, который не имеет нормального эмитента, который не имеет единого централизованного органа, и, скорее всего, он не подкреплен ничем. Его стоимость исключительно основана на спекулятивных операциях. Поэтому обеспечить дальнейшую сохранность тех активов, которые люди инвестируют или хотят инвестировать в подобного рода криптовалюты, как биткоин, сейчас не берется никто».

С его слов, Нацбанк предлагает ввести запрет на расчеты за криптовалюту в тенге и на деятельность компаний, генерирующих такие валюты. Г-ну Акишеву вторит и Умут Шаяхметова, глава Народного банка Казахстана: «Мое мнение – это достаточно рискованно и в Казахстане запрещено. Те люди, которые покупают криптовалюты – они покупают, наверное, МММ. Эти валюты сегодня не подтверждены никакими активами, и есть большая вероятность потери капитала. Волатильность на этом рынке очень высокая и дефолты по ним – из 9 валют выживает только одна, поэтому я бы рекомендовала населению воздержаться пока от инвестиций в криптовалюты».

С другой стороны, Международный финансовый центр Астаны объявил о соглашении с швейцарской компанией «5EL SA» по совместной разработке и эксплуатации центра блокчейн-инноваций в Казахстане. Непосредственно с МФЦА будет сотрудничать «дочка» швейцарцев – «5EL Blockchain Lab», которая разместится в столице. При этом казахстанская сторона намерена использовать блокчейн не только в финансовых потоках внутри нашей страны, но и на глобальных рынках. Так что, похоже, что от слов по созданию криптогавани в Астане переходят к конкретным делам. Более того, в столице уже говорят и о появлении на свет в ближайшие годы криптотенге!

Что ж, пока государство определяется в этом непростом вопросе, жизнь, как говорится, бьет ключом, причем иногда по головам банковских клиентов и вкладчиков. По осени в полную силу идет «банкопад» с отзывом лицензии у Delta Bank, опустошенным Bank RBK, проблемами которого пришлось даже заняться главе государств. Регулятору пришлось оказать экстренную помощь для капитализации ведущих участников рынка – Цеснабанка, АТФБанка, Евразийского банка, Банка ЦентрКредит, принадлежащих, между прочим, весьма богатым олигархам!

Понятно, что в таких непростых условиях людям приходится искать новые возможности для сохранности и приумножения своих сбережений. К тому же ставки вознаграждения по долларовым депозитам теперь снизились до 1% годовых, а держать дома даже небольшую инвалютную наличность сейчас опасно из-за роста преступности. Депутаты же и вовсе требуют отобрать у Нацбанка контроль за валютным рынком с передачей его Минфину!

Конечно, криптовалюты для большинства людей выглядят сейчас весьма экзотично и пугающе. Но можно вспомнить, сколько опасений вызывала когда-то единая европейская валюта, появившаяся на свет в начале этого века и сменившая привычные марки, франки, лиры, песеты и прочие национальные деньги Старого Света. На самом высоком уровне у нас предлагалось ввести алтын и акметал вместо нынешнего «дефектала» с его «семикратным генетическим дефектом». На слуху сейчас у многих алтынкоины и евразианкоины, по-прежнему обсуждается проект введения исламского золотого динара. Алматинские старожилы вспоминают еще, что когда-то в подвалах большевистского Госбанка в тогдашнем Верном хранился огромный запас опиума, которым обеспечивались деньги, печатавшиеся здесь после революции. Их так и называли – «опиумные» деньги города Верного. Помнят старожилы и о бескрайних маковых полях в южных районах Казахстана и в Кыргызстане вдоль побережья озера Иссык-Куль – ведь до 1987 года в СССР выращивание опийного мака и конопли было вполне легальным занятием.

Были в нашей истории и ПИКи – приватизационные инвестиционные купоны, которыми наделялись все жители нашей страны для последующего использования в приватизации госимущества. Довелось многим из нас видеть и гибель казавшегося нерушимым советского рубля, а потом – и перипетии его российского «потомка», не говоря уже о стремительном обесценении нашего тенге с радикальным изменением первоначального дизайна купюр казахстанской валюты и исчезновении тиынов.

Казахстан. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380742 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter