Всего новостей: 2229249, выбрано 188 за 0.099 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Экология: Донской Сергей (28)Тарасов Алексей (26)Путин Владимир (12)Вильфанд Роман (8)Пучков Владимир (7)Кульбачевский Антон (7)Бурская Зинаида (6)Медведев Дмитрий (5)Сидоров Артем (5)Гизатулин Ринат (5)Минеев Александр (4)Кругман Пол (4)Стуруа Мэлор (4)Иванов Сергей (4)Титов Евгений (4)Фролов Александр (4)Аскаров Тулеген (4)Бараникас Илья (4)Гурдин Константин (4)Брицкая Татьяна (4) далее...по алфавиту
Россия. Арктика > Экология > mnr.gov.ru, 28 марта 2017 > № 2127489 Сергей Донской

Сергей Донской в интервью журналу «Огонёк» рассказал об издержках и выгодах освоения Арктики

На этой неделе Архангельск станет столицей Арктики. Международный арктический форум соберет в этом древнем российском городе представителей полутора десятка стран, которых интересуют перспективы освоения региона. Как ни странно, среди них полно "неарктических": Север, как выясняется, манит Японию, Германию, Индию, Южную Корею, Китай, Сингапур... Но, конечно, главный сюжет — отечественный. Как распорядиться вековым опытом российского освоения Арктики, в котором сплавлены удачи и неудачи? Что такое вообще сегодня Арктика для нас с вами, когда бизнес-подход, по идее, должен заменить героизм? О том, как подходить к освоению богатейшей полярной кладовой планеты в новом тысячелетии, "Огонек" расспрашивал и министра природных ресурсов, и экспертов

Что такое Арктика для России: экономический ресурс, который нужно быстро освоить, уникальный заповедник, который надо сберечь, или вечная головная боль, подаренная географией? "Огонек" искал ответы на эти вопросы у министра природных ресурсов и экологии России Сергея Донского

— Сергей Ефимович, ключевой темой форума станет не добыча природных богатств или дележ континентального шельфа, а "человек в Арктике". Почему?

— А кому нужен шельф и природные богатства, если не человеку? Для человека и ведется добыча, идет развитие. Человек в Арктике — по-своему уникальное явление. Арктика по сложности условий и задач — это образно космическая одиссея homo sapiens. Казалось бы, она ближе, и сегодня попасть туда технически проще, но условия жизни на этой территории на грани экстремальных: перепады температур до 80 градусов — с минус 50 до плюс 30, долгая полярная ночь, пространства, которые подчас невозможно преодолеть по земле и даже по воздуху. Арктика — это вызов для человека, своего рода особое измерение. Недаром в советские времена отношение к полярникам было как к уникальным людям А сегодня героическое стало обыденным — и в космосе, и в Арктике, хотя героизма в обоих случаях меньше не стало. И без Арктики человек по-прежнему не может до конца раскрыть и осмыслить многообразие этого мира. Недавно прочел одну гипотезу — о том, то прародиной homo sapiens была не Африка, а именно Арктика. И это не удивляет: в Арктике как раз без труда и усилий не выжить....

— Но человек приносит Арктике больше вреда, чем пользы, или наоборот?

— Я бы здесь ответил словами известного французского зоолога Жана Дорста: "В глазах биологов появление человека в истории земного шара — крупнейший катаклизм в масштабах геологического времени".

И биологи говорят так не напрасно, всем известно, что в связи с деятельностью человека сегодня мы навсегда потеряли таких пернатых, как дронта, эндемика острова Маврикий, бескрылую гагарку, странствующего голубя, а также сумчатого волка в Австралии и другие виды. Но это все примеры безусловного воздействия на природу, а человек еще отличается от других существ тем, что воздействует на нее разумно — он добывает и использует природные ресурсы. Иначе он не может, и весь вопрос в том, какими методами он будет это делать. Если как раньше — от экологического разнообразия Арктики немного что останется. Одна из версий исчезновения мамонта и шерстистого носорога в этом регионе — деятельность человека, который, как выяснили в прошлом году якутские ученые, поселился в Арктике 45 тысяч лет назад. А ведь к творению рук человеческих сегодня присоединяется и сама природа — глобальное потепление, последствия которого на полюсах особо заметны. Не скажу, что все совсем печально: мы фиксируем не только исчезновение, но и появление новых видов существ — например, в районе Земли Франца-Иосифа (ЗФИ) обнаружили полярную акулу, которая живет (не поверите!) 400 лет.

— Холода способствуют долголетию...

— С холодом как раз проблема: то есть морозы в Арктике по-прежнему зашкаливают каждую зиму за минус 50 градусов, но вместе с тем площади полярных льдов сокращаются год от года. Для акул это, возможно, и к лучшему, а вот популяция белых медведей, по оценкам ученых, под угрозой. Из-за изменения климата в Арктике Россия теряет не только представителей арктической флоры и фауны, но и территории — уходят под воду целые острова.

Средняя скорость отступания берегов морей Лаптевых и Восточно-Сибирского составляет 1 м/год, максимальная — 20 м/год.

— Что же тогда Россия делит с Западом?!

— Звучит несколько провокационно, не делим, а в рамках международного права разграничиваем Арктический континентальный шельф. Процесс это небыстрый — соответствующую заявку мы подавали давно, даже успели ее переписать, пару лет назад я представлял ее в Комиссии ООН в Нью-Йорке, но процедура рассмотрения может занять еще лет пять-шесть. А вот нашу заявку на расширение шельфа в Охотском море в ООН удовлетворили еще весной 2014 года.

— Что на кону?

— Богатейшая кладовая, но с очень сложным замком (смеется). В Арктике сосредоточены колоссальные запасы природных ископаемых — не только углеводородов, но и металлов, золота.

— По прогнозу футуролога Яна Пирса, чьи предсказания сбываются на 85 процентов, уже к 2030 году человечество забудет про нефть и газ...

— Полвека назад обещали, что закончится эра угля. Закончилась? По данным Мирового энергетического совета, на угольные станции в США и Германии приходится около половины вырабатываемой электроэнергии, а в Австралии, Индии и Китае эта доля подтягивается к 80 процентам или даже превышает ее. Евросоюз восстанавливает свою угольную генерацию, несмотря на растущий процент альтернативной генерации. И сегодня, и завтра будут востребованы экономически приемлемые ресурсы: где-то это будет уголь, где-то — солнечная энергия, где-то — нефть или газ. Главное — баланс между экономикой и экологией.

— Вам это удается? У Минприроды может рано или поздно возникнуть когнитивный диссонанс: вы ответственны и за освоение природных богатств, и за сохранение природы...

— Мы за золотую середину: активно продвигаем внедрение экологически чистых технологий, которые при этом экономически доступны, мы стремимся создать условия для обеспечения баланса между экологией и экономикой, в том числе полностью защитить территории от негативного воздействия. За последние годы мы создали немало национальных парков и заповедников в Арктике.

— Представляю, как вы встречаетесь с Сечиным, и он вам говорит: или наполнение бюджета, или тюлени...

— Не тот пример. Вообще, у "Роснефти" действительно целый блок экологических проектов — есть и программы сохранение белого медведя, моржа в районах перспективного освоения углеводородов. Недавно мы обсуждали с компаниями, как объединить отдельные проекты в единую программу по улучшению биоразнообразия Арктики. Чтобы, например, не десяток проектов по разведению рыбы, а одна масштабная программа. Освободившиеся же в этом случае средства можно было бы направить на решение других экологических задач — их в Арктике немало.

Вообще, за пару десятков лет наши соседи дошли до того, что природной популяции рыбы и не осталось: сегодня они вынуждены ее выращивать, а это иное качество продукта. "Племенное стадо" многих промысловых рыб осталось сегодня только в России.

— Но с экологией у них получше?

— Я бы так не сказал. Проблема мусорных свалок — общемировая и актуальна для всех стран. Но Арктика, конечно, особая статья, согласен. Первым о необходимости проведения там "генеральной уборки" заявил еще в 2011 году президент. Мы провели инвентаризацию — что, где и сколько у нас лежит — и начали работу... За 5 лет вывезли порядка 40 тысяч тонн "железа" и мусора, рекультивировали 270 гектаров территории. Сегодня пришли практически к завершению очистки острова Врангеля, архипелага Шпицберген, Земли Франца-Иосифа и Александры, поселка Амдерма в Ненецком автономном округе, начали чистить свалку судов вдоль побережья Кольского залива (Мурманская область). На реализацию проекта выделено пока 50 млн рублей. Минобороны тоже подключился — вывезли 10 тысяч тонн военного лома. Я недавно летал в те места, видел, как выглядит Арктика без ржавого железа и пятен солярки — красота! Мы пошли дальше: с прошлого года Росприроднадзор стал брать на учет объекты, оказывающие негативное воздействие на среду, таковых в Российской Арктике 228 штук (4 процента от общего числа по стране). Но уборка уборкой, а нужно сделать так, чтобы мусор не появлялся вновь. Чтобы наладить высокотехнологичную переработку мусора, потребуется время, деньги и помощь бизнеса. Сегодня на Западе много говорят об "экономике замкнутого цикла", это когда мусора почти не остается — все уходит в переработку. Мы ставим такие же приоритеты — увеличивать срок службы, эксплуатации товаров, снижать объем природных ресурсов на единицу продукции. Мы можем быть лидерами в этой сфере. Что касается Арктики, то здесь главное — покончить с мусором, хотя кое-что, естественно, останется.

— Белым медведям?

— Нет, туристам. Для них — материальные свидетельства эпохи освоения Арктики XIX-XX веков — машины, трактора, самолеты, оставшиеся в одном-двух экземплярах на планете. Это артефакты — фактически экспонаты для развития туризма. Сегодня для туризма работают уникальная сезонная станция Борнео (для посещения полюса), рейсы атомных ледоколов из Мурманска к полюсу. В 2015 году на архипелаге Земля Франца-Иосифа был создан специальный пункт пропуска морских пассажирских судов через границу России, что позволило сократить на трое суток путь круизных рейсов, стартующих со Шпицбергена на ЗФИ, уменьшило стоимость таких вояжей и сэкономило время в дороге, что с учетом короткого "туристического сезона" в Заполярье немаловажно. Этим летом планируются уже три таких рейса.

— А еще куда турист стремится?

— Пользуются популярностью туры по посещению Соловков, Архангельска, Нарьян-Мара, Мурманска. Наиболее доступна для посещения западная часть Арктики, в первую очередь — акватория Баренцева моря: там благодаря Гольфстриму более длительная летне-осенняя навигация, не требующая использование ледоколов. Привлекательны для туристов и фьорды западного побережья Новой Земли, со сползающими в море ледниками, а также арктическая тундра с колониями гнездящихся пернатых, термоабразионные (разрушающиеся под действием тепла и волн) берега северного побережья острова Колгуев (там можно наблюдать дислоцированные погребенные льды древних ледников), капище ненцев на горе Болванская на острове Вайгач и лежбища гренландского моржа на западном побережье того же острова и у острова Долгий... Словом, романтика Арктики никуда не делась. Понятно, что такие туры дороги и сложны, но от желающих нет отбоя, хотя мы и ратуем за то, чтобы россиян в регион приезжало больше, чем иностранцев.

— А на деле?

— Больше всего китайцев, есть норвежцы (особенно много их на Шпицбергене), но из европейцев больше всего немцев. Но дальнейшее развитие круизного туризма уже потребует упрощения процедуры пересечения границы, для чего может быть использован принцип безвизового посещения наших территорий на какой-то срок, как это было сделано, например, в Санкт-Петербурге.

— Если человек так засоряет Арктику, то, может, расширять его присутствие там не следует?

— В том-то и отличие Российской Арктики от норвежской или какой-либо другой, что у нас большая территория суши, а не только моря, и она давно заселена. У наших соседей люди в Арктике появляются или на научных станциях, или работая вахтенным методом. В 90-е годы мы рассматривали опыт Канады именно в части формата присутствия на территории, у России есть выбор — ставить поселения или организовывать вахты. Единого решения, в каком направлении двигаться, пока нет. И наверное, и не будет — решение будет приниматься для каждого конкретного случая или проекта.

— Например?

— Вспомните, как возводился Норильский горно-металлургический комбинат в 1935 году... Это был подвиг порой ценой жизни — самый северный город и завод строились силами заключенных Норильлага, переброшенных туда с Соловков. За годы его существования погиб каждый четвертый заключенный. Сегодня такое даже представить себе жутко. Сейчас технологии позволяют производить блоки будущего завода на Большой земле, а потом привозить их в Арктику и собирать, как конструктор Lego — так строится, например, завод по проекту "Ямал СПГ". И все это так быстро!.. Я был на Ямале до начала реализации проекта — льды, тундра, комары... Прилетел совсем недавно: слева строится завод, справа — настоящий город, в заливе — портовая инфраструктура, урбанизация. И высокий экологический контроль.

— Сколько может стоить гуманизация Арктики?

— Трудно сказать... Это не посчитать заранее, как и, например, затраты на освоение космоса — слишком масштабные и долговременные проекты. На сегодняшний день гуманизация Арктики — скорее далекая перспектива. Конечно, планы строятся, затраты считаются, но в отношении каждого конкретного проекта. Пока каждый из них штучный "товар" — и сложно, и дорого (десятки миллиардов рублей). Но вкладывать их надо уже сейчас, так как ключ от "арктической кладовой" потребуется очень скоро — лет через пять-десять самое позднее. Так что полным ходом идет расширение уже запущенных проектов, решаются инфраструктурные, прежде всего транспортные, задачи.

— Вы о Северморпути?

— Не только. Хотя сегодня по нему ежегодно проходят до 8 млн тонн грузов. В прошлом году по Северморпути прошли почти 80 рейсов: все же он — самая короткая дорога из Европы в Азию. Китайцы весьма активно интересуются ею, но вопрос активизации маршрута упирается в его экономическую целесообразность — сначала пусть вырастет спрос на перевозки. Последний раз такое было связано с реализацией ямальских проектов.

— Кстати, о шельфе... У России достаточно технологий для его освоения?

— Не без проблем, конечно, но вопрос решаем. СССР стал первым в мире добывать арктические газ и нефть, но на суше. В море, на шельфе Запад нас опередил. Технологический разрыв особенно увеличился в 90-е годы, когда России было не до шельфа. Но все меняется: сегодня мы активно наверстываем упущенное. И заметьте: Запад любит говорить о трудности и дороговизне добычи в Арктике, задаваться вопросом, а целесообразно ли это делать, но одновременно, вводя санкции против России, первым делом ограничивает поступление шельфовых технологий для арктических проектов. О чем это говорит? О том, что они всеми силами пытаются затормозить глобальную конкуренцию, и о том, что они сами крайне заинтересованы в перспективах региона. И недавние открытия месторождений на Аляске только разожгли аппетиты.

— Санкции нам сильно помешали?

— Наши нефтегазовые компании объективно решают проблему. Находятся и технологии, и техника. Другое дело, что упустили время и поэтому сроки реализации проектов увеличились. Запад просчет понял: иностранцы сегодня весьма охотно идут на сотрудничество, если их приглашают, конечно,— те же американцы, итальянцы, недавно обсуждали тему привлечения индийских, французских и китайских компаний.

— Но почему освоение Русской Арктики идет так медленно?

— Не соглашусь. Арктика уже сегодня обеспечивает добычу 85 процентов газа нашей страны, 11 процентов нефти, не говоря уже о многих металлах. Арктика — это важный, но дополнительный источник целого ряда минеральных ресурсов к уже имеющимся освоенным регионам. Подчеркну — мы не начинаем, а продолжаем освоение Арктического региона, выходим на новые территории и акватории. Его дальнейшее освоение будет происходить при благоприятных экономических условиях. Когда в 2014 году цены на нефть упали, изменилась экономика целого ряда арктических проектов. На мой взгляд, это временные трудности: без углеводородов человечество еще долго не сможет обходиться, а Арктический регион — это ожидаемый источник минерального сырья для многих поколений. Но вскрыть замок арктической кладовой будет непросто — без усилий в этих широтах ничего сделать нельзя. Впрочем, последнее, как ни странно, и привлекает сюда исследователей, ученых и бизнес со всего мира. Как века назад, так и сегодня.

Сергей Донской, министр природных ресурсов и экологии России: Арктика — богатейшая кладовая, но с очень сложным замком. И ключ от "арктической кладовой" потребуется скоро — лет через пять-десять самое позднее.

Беседовала Светлана Сухова

Россия. Арктика > Экология > mnr.gov.ru, 28 марта 2017 > № 2127489 Сергей Донской


Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук

Мария Герменчук о новой союзной программе по гидрометеорологии: Мы работаем на общий результат.

В Союзном государстве утверждена новая программа «Развитие системы гидрометеорологической безопасности Союзного государства» на 2017-2020 годы. Начальник Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Минприроды Мария Герменчук рассказала корреспонденту портала www.soyuz.by о практическом применении результатов предыдущих программ Союзного государства, работе над новой программой, а также сотрудничестве с Россией по другим направлениям.

– В этом году была утверждена новая союзная программа. Над чем белорусские и российские специалисты будут работать на протяжении четырех лет?

– В течение длительного времени программа Союзного государства в области гидрометеорологии находилась в стадии разработки и утверждения. За это время мы уточнили наши позиции, выработали мероприятия, которые сегодня являются наиболее важными и знаковыми для обеспечения гидрометеорологической безопасности Союзного государства.

Новая союзная программа имеет небольшое финансирование – 122 млн российских рублей. В рамках реализации программы работа будет идти по нескольким направлениям: совершенствование прогнозов в условиях изменяющего климата, оценка загрязнения окружающей среды в трансграничном контексте, обеспечение отраслей экономики климатической информацией и сведениями о погоде, научные исследования по унификации нормативно-методической базы, а также изучение засух и воздействия климатических изменений на сельское хозяйство и на экономику в целом, обеспечение радиационной безопасности.

– Как будет идти работа: какую-то часть программы будут выполнять белорусы, а какую-то россияне. Возможно, какие-то мероприятия будут выполняться совместно?

– Взаимодействие идет таким образом, что каждая из сторон выполняет часть работы, на которую у нее есть средства, возможности и специалисты. То есть мы разделили работу так, что каждый выполняет свою часть, но когда мы объединим то, что есть, получится результат гораздо больший, чем, если бы мы выполнили сначала одну часть, а затем другую. Мы всегда помним, что работаем на общий результат.

– Программа Союзного государства по гидрометеорологии не реализовывалась три года. Как Вы сотрудничали с Росгидрометом все это время?

– Действительно три года — это большой период, но есть тактика, а есть стратегия. С точки зрения тактики, мы постоянно работаем по плану оперативного взаимодействия, обмениваемся информацией между Росгидрометом и Гидрометцентром Беларуси. Такой обмен информацией идет в режиме реального времени, а точнее каждые три часа. Подобные соглашения также существуют у нас с Латвией, Литвой, Польшей и Украиной. В рамках же союзной программы мы решаем стратегические задачи на годы вперед.

– Если говорить о предыдущих четырех программах Союзного государства в области гидрометеорологии, то как на практике сегодня применяются полученные разработки?

– Наши разработки используются в повседневной деятельности для прогнозирования и оценки. Например, в феврале мы дополнительно усовершенствовали программу по гидрологическим расчетам водного баланса, которую выполнили в рамках предыдущей союзной программы. Сейчас в рамках оперативного взаимодействия мы ее дорабатывали и на данный момент имеем программный комплекс, который позволяет быстро оценивать гидрологические изменения в долгосрочном масштабе для изучения водного баланса в стране.

– В Союзном государстве также в рамках одной из программ был выпущен Атлас современных и прогнозных аспектов последствий аварии на ЧАЭС. Как он используется сегодня?

– Союзных программ существует достаточно много и Гидрометцентр участвует в двух – это программа гидрометеорологическая и программа минимизации последствий чернобыльских загрязнений. Так, в рамах Чернобыльской программы была выполнена работа по созданию Атласа ретроспективных и перспективных изменений радиационной обстановки после аварии на Чернобыльской АЭС на территории Союзного государства. Данный атлас важен тем, что в нем зафиксированы все результаты исследования, которые были выполнены в течение нескольких десятилетий. Данный атлас не просто констатирует, что было и стало, но дает возможность увидеть: как будет меняться радиационная обстановка на территории Беларуси и России в последующие периоды.

– С учетом того, что в Беларуси строится собственная атомная электростанция, планируете ли совместно с российскими коллегами проводить мониторинг окружающей среды?

– Да, взаимодействие с Россией по радиационному мониторингу при строительстве БелАЭС будет осуществляться в рамках пятой программы. Планируются совместные работы по совершенствованию методик ведения радиационного мониторинга в зоне потенциально опасных радиационных объектов.

У Беларуси большой опыт работы в зоне загрязнения, а также есть хороший опыт работы по оценке радиационной обстановки и ее контролю в зонах Чернобыльской, Галинской, Ровенской, Смоленской станций. Теперь, когда появляется собственный источник, мы обязаны организовать радиационный контроль в зоне строительства БелАЭС таким образом, чтобы он соответствовал современным мировым требованиям, поэтому мы используем как собственный национальный, так и российский опыт.

Белоруссия. Россия > Экология > agronews.ru, 27 марта 2017 > № 2117304 Мария Герменчук


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке моногородов; о развитии особо охраняемых природных территорий; об изменениях в правилах дорожного движения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: В начале совещания скажу несколько слов по документам, которые подписаны. Мы продолжаем работу по поддержке моногородов, где сложилась непростая социально-экономическая ситуация. У нас, к сожалению, много этих городов. Для этого мы используем разные механизмы, в том числе и создание территорий опережающего развития.

Я подписал ещё два документа: о создании территории «Каспийск» в Дагестане и территории «Чусовой» в Пермском крае. У этих территорий опережающего развития не будет узкой специализации, там будут открываться предприятия разной направленности – от производства пищевых продуктов, мебели, машин, оборудования, целлюлозы, добавок в бензин до тепличного хозяйства, гостиничного, оздоровительного комплексов. Это позволит диверсифицировать экономику города Каспийска и Чусовского городского поселения, создать тысячи постоянных рабочих мест и, надеюсь, привлечь инвестиции. Это два документа по территориям.

Теперь ещё один комплекс задач, актуальный особенно в этом году – не потому, что эта работа идёт лишь в течение этого года, а потому, что этот год у нас объявлен Годом экологии. Мы стараемся решать эти задачи совместными усилиями государства и общества, и, чтобы привлечь внимание людей к этим проблемам, как раз проводится Год экологии и Год особо охраняемых природных территорий. Отмечу, что 100 лет назад в нашей стране появился первый государственный заповедник. 100 лет назад! И сегодня мы последовательно эту систему особо охраняемых природных территорий развиваем. Принято решение создать ещё один национальный парк – «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области, я подписал соответствующее постановление Правительства. Общая площадь парка – около 44 тыс. гектаров. Здесь, в Среднем Поволжье, есть своя уникальная специфика, неповторимые лесные, степные природные комплексы, естественно, встречаются редкие виды растений и животных. Кроме того, эта территория интересна и с историко-археологической точки зрения. Рассчитываю, что режим национального парка позволит сохранить эти уникальные места. Работа в рамках Года экологии и Года особо охраняемых природных территорий только началась, и мы к ней будем возвращаться.

И ещё одна тема, весьма резонансная и важная, касается изменений в Правила дорожного движения. Мы этот документ постоянно совершенствуем, поскольку возникают новые потребности, различного рода толкования документа, нестыковки, которые, может быть, изначально не были видны. И необходимо просто отрегулировать те или иные вопросы несколько более подробно – с прицелом на конкретный контингент водителей или, наоборот, конкретный набор нарушений.

Игорь Иванович, расскажите о последних изменениях в Правила дорожного движения, которые я утвердил.

И.Шувалов: Совсем недавно Правительство приняло решение о введении определения «опасное вождение». На заседании Правительства был одобрен законопроект, вводящий соответствующую санкцию, он направлен в Государственную Думу, где этот документ сейчас рассматривается. Мы рассчитываем на то, что до конца работы весенней сессии Государственная Дума примет решение по штрафам за опасное вождение.

В то же время, когда мы готовили эти изменения, был большой запрос на то, чтобы в Правилах дорожного движения появились особенные нормы для начинающих водителей. Так сложилось во многих странах ОЭСР, Европейского союза: когда молодые люди получают права, они ограничены в том, какое транспортное средство использовать, можно ли возить пассажиров, заниматься буксировкой, существуют и определённые скоростные ограничения. По решению, которое сейчас опубликовано Правительством, молодой водитель, до двух лет стажа, должен будет обеспечить транспортное средство специальным знаком – это жёлтый квадрат и на его фоне восклицательный знак. Молодым водителям будет запрещено заниматься буксировкой и возить пассажиров на мотоцикле. Мы посмотрим, как это будет работать. Мы не пошли по самому жёсткому сценарию, как это работает в других странах, пока обошлись такого рода ограничениями.

Я также приведу статистику, которая у нас есть, по безопасности дорожного движения за последний год. Вы постоянно по этому поводу даёте поручения, совсем недавно этот вопрос рассматривался Президентом на Государственном совете в Ярославле. Мы на протяжении ряда лет серьёзно работаем по программе обеспечения безопасности дорожного движения. За 2016 год в целом дорожно-транспортных происшествий произошло на 5,6% меньше, чем в 2015 году, – всего 173 694 происшествия. Раненых стало на 4,3% меньше – всего 221 140 человек. Погибших на 12% меньше, но цифра по-прежнему большая – это 20 308 человек. На 17% стала ниже смертность на пешеходных переходах. Дорожно-транспортные происшествия с участием детей – цифра также ниже, почти на 2%. Погибших детей стало на 3,7% меньше, к сожалению, погибло в прошлом году 710 детей. Цифры огромные, но каждый год уже несколько лет подряд количество раненых и погибших в дорожно-транспортных происшествиях становится всё меньше.

Д.Медведев: Эти цифры всё равно очень печальные, они говорят о том, что мы ещё очень многое можем предпринять для того, чтобы снизить количество дорожно-транспортных происшествий, тем более с причинением увечий и смерти людям. Надо посмотреть, как эти изменения в Правила дорожного движения, которые мы приняли, будут работать. Их смысл заключается именно в том, чтобы оградить молодых, не очень опытных водителей от тех проблем, которые могут возникнуть в связи с выполнением сложных видов перевозок или перевозок людей. Похожие правила действовали когда-то в советский период, когда молодые водители имели некоторый набор ограничений, связанных с осуществлением вождения. Такие ограничения существуют и в других странах, но нам нужно найти свой путь. С одной стороны, помочь молодым водителям научиться как следует управлять транспортным средством, а с другой стороны, конечно, не связать их по рукам и ногам, чтобы они вообще не могли ездить и транспортное средство стояло бы просто на приколе. То есть нужно будет ещё посмотреть, проанализировать практику применения этих норм Правил дорожного движения. Но в целом они, конечно, направлены на обеспечение лучшей безопасности на дорогах.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев


Россия > Экология > ecolife.ru, 21 марта 2017 > № 2164336 Александр Фролов

Глобальное потепление ставит задачи - экономические, организационные, информационные / Активные воздействия, качество воздуха и воды в водоемах, доверие населения/ Александр Фролов - интервью на полях коллегии Росгидромета

5 марта состоялась «весенняя» коллеги Росгидромета, на полях которой журналистам удалось задать руководителю Росгидромета ряд вопросов, в том числе — по вопросам, вынесенным на рассмотрение коллегии. В материалах коллегии значится целый ряд направлений по активному воздействию на метеорологические и другие геофизические процессы, в частности — создание новых и более эффективных технологий искусственного регулирования осадков и рассеивания облаков и туманов и воздействий на грозо/градовые процессы. Ecolife ранее не раз писал о том, что в Китае более 30% орошения осуществляется путем искусственно вызванных осадков, и в этом году коллегия обнадежила — наконец и в России займутся всерьез этой темой! Крайне интересным был и факт того, что в вопросах коллегии — реализация плана ВМО и ИКАО по созданию глобальной системы обеспечения авиаперевозок информацией о космической погоде, о которой Ecolife раньше сообщал почти как о зарубежной науке (см. интервью Марии Кузнецовой, тогда как российские исследователи, занимались скорее теоретическими аспектами — см. статью Льва Пустильника и интервью — Льва Зеленого). Однако коллегия показала, что исследования накоенц пришли к практическому приложению — мы об это еще расскажем. Совокупный ущерд от всех стихийных явлений — включая цунами, ледяние дожи и магнитные бури оценивается в 1% ВВП:

Предлагаем вниманию читателю сессию вопросов и ответов с руководителем Росгидромета Александром Фроловым:

Вопрос. Хотелось бы обсудить экономическую статистику и глобальное потепление. Если потепление будет идти примерно тем же темпом, что и сейчас, то северные страны (скандинавские, Россия, Канада) согласно статистическому прогнозу экономического роста получают очень серьезный потенциал преимущества. Исследователи подсчитали, что до 2100 года подъем ВВП с ожидается на уровне 400%. Но как его можно будет использовать, на чем можно сделать вот этот рост ВВП?

Этот плод сам не упадет спелым. Нужно его культивировать. И для этого правительство поднимает эту проблему. Есть поручение: до середины 2018 года разработать национальный план адаптации России к изменению климата. В том числе, конечно, прежде всего, к неблагоприятным изменениям. Это понятно. Защитные меры, дамбы, орошения, волны тепла. Кстати, в сочетании изменений климата с загрязнением атмосферы будет тоже значительный более сильный эффект влияния на здоровье.

А вот выгоды получить – ну, все не так однозначно. С одной стороны, например, действительно отопительный период сократится. Но вы знаете, что в крупных городах сейчас мы все больше используем кондиционирование. Это меньше, конечно, но все равно расходы возрастут. Сельское хозяйство может получить, потому что ведь углекислый газ – это еще ресурс для сельского хозяйства. Если вспомнить каменно-угольный период – все эти леса мощные, они возникли при огромной концентрации углекислого газа.

Почему эти все-таки выгоды глобального потеплния трудно получить? Возьмем пример тех же оленей. Совершенно конкретный пример. Олени должны мигрировать на север весной. И они переходят по льду реки и идут дальше туда, где мох. Потому что весь мох они выедают зимой. Они должны идти туда, где есть пастбища. Однако сейчас реки стали вскрываться раньше – и стали меняться пути миграции оленей. Это одна проблема. Причем, когда олени начинают маленьких детенышей выводить, то выясняется, что может быть недостаточно корма. Вторая тема – это появляются заразные болезни, которые были не свойственны им. И это вызывает по сути эпидемии, массовый падеж. Даже не говоря уже о сибирской язве, которая вновь прорывалась в прошлом году — в связи с тем, что могильники в вечной мерзлоте оттаяли, а олени их еще копытами разбили. Начался падеж, но, с к счастью, вовремя приняли меры..

Поэтому, чтобы использовать выгоды – придется позаботиться о том, как нейтрализовать негативные последствия.

Теперь о сельском хозяйстве, где тоже надо, безусловно, использовать выгоды потепления. Если мы знаем, что при том, что водность рек будет больше, для нас хорошо. Но это преимущественно будет в азиатской части. А население сконцентрировано в европейской. У нас уже сейчас есть региональные дефициты воды: и питьевой, и для нужд. Уж я про Крым не говорю. Понятно. И даже на Кавказе дефицит воды. Поэтому нужно очень экономно и эффективно использовать воду. Возвратное водопользование применять, орошение капельное и менять культуры. Картофель будет уходить на север, в Архангельскую область. Зато мы можем кукурузу выращивать. Но это меры, которые должны планироваться и которые должны государством контролироваться. Вот именно поэтому главный тезис: мы, как специалисты, обладаем информацией – где и в каком регионе что происходит.

Еще, кстати, пример. Дамбы, которые построены на главных наших реках, они были на основании данных за 50-е годы, в основном. Сейчас климат с 50-х годов все-таки уже дрейфовал в другую сторону, в другие уровни. Мы видим экстремальные уровни наводнений были на Тереке в 2002 году, на Амуре в 2013 году. То есть были достигнуты максимальные уровни за весь период наблюдения. Это означает, что все гидротехнические сооружения будут находиться под другим напором – они под ударом! И их запас прочности надо пересматривать.

То есть выгоды от потепления безусловно существуют. Для нашей огромной страны, в том числе, люди могут переехать. И вообще для нас тепло, конечно, хорошо. Но есть одна основная проблема — все это происходит слишком быстро.

Эта скорость создает и проблемы для природы, поэтому страдает биоразнообразие. Именно животный и растительный мир находится под ударом, поскольку они не успевают адаптироваться. Поэтому мы должны, видимо, им тоже помочь.

Вопрос. Просьба раскрыть смысл, вкладываемый в поняие активного решения климатических проблем.

Смысл в двух частях. Мы должны от имени Российской Федерации представить большое количество информации, в том числе, сводной. Например, национальные доклады, национальные сообщения, которые в этом году выпускаем. Ежегодные доклады о кадастрах мы выпускаем, на основании которых оценивается соблюдение взятых на себя обязательств. Сначала по Киотскому протоколу, а далее будет по Парижскому соглашению. Это одна история.

Но главное для нас направление гораздо более широкое. Взаимодействовать с отраслями экономики, с экономистами, со строителями, с энергетиками. С тем, чтобы они могли более эффективно использовать новые данные о климате, которые сейчас есть. Это и для перспективного планирования территорий и для адаптации конкретных отраслей. Например, сельское хозяйство или водные ресурсы и, кстати, медицина. И мы действительно с ними работаем. У нас практически со всеми ведомствами заключены двусторонние соглашения. И мы очень активно работаем в этом направлении.

То есть можно сказать, что Гидромет будет практиковать договорную работу, участвовать в тендерах?

Поскольку бюджеты везде сокращаются и у нас тоже, то мы должны быть конкурентоспособны, чтобы на конкурсной основе участвовать вот в работах, которые будут запущены в большом количестве. Министерства и ведомства должны проводить работу с тем, чтобы мы могли в наши институты предоставлять наиболее эффективную информацию. Работаем с Академией наук, с отраслевыми институтами других министерств и ведомств.

На ваш вопрос я очень быстро пролистаю карту. Видите, территория Российской Федерации. Мы пытаемся оценить риски пожарной опасности по условиям погоды. Это природный риск, связанный с метеоусловиями. Но сюда же включается информация, которую Россельхоз нам предоставил о состоянии лесов в отдельных регионах. Если, допустим, старый пересушенный лес, то пороги возгорания у него будут другие в регионе. Вот на основании этой информации мы выпускаем прогноз на пять классов пожарной опасности, причем 4-й и 5-й сейчас считаются критическими, когда принимаются специальные меры, водится запрет на посещение лесов — вплоть до объявления чрезвычайной ситуации, если там реально возникают пожары. В наших картах обозначены не реальные пожары, а места, где угроза может быть. Это угроза выражена в количестве дней в течении месяца с классами пожароопасности, зашкаливающими в 4-й и 5-й класс. Вот природная пожарная опасность начинается в апреле. И даже, в основном, во второй половине апреля. Особенность в том, что, как правило, переход происходит быстро. А в этом году на европейской территории весна на 20-25 дней, т.е. почти на месяц опережает обычные сроки.. У нас очень ранняя «пора загорания».

И в этом виновато глобальное потепление?

В том числе и оно. Вообще, оценивать каждое конкретное событие очень трудно с позиции глобального потепления. Потому что это ряды, статистика, вероятности. Каждое конкретное событие уникально. И если посмотреть, почему это сейчас происходит, ответ будет такой, что это теплая Арктика. У нас очень теплая Арктика. Она теплеет на 6-8 градусов за год. Эта вот ситуация приводит к тому, что мы имеем на европейской территории более раннее потепление.

В общем-то, относительно спокойная ситуация в апреле. Но у нас, во-первых, Пасха 16 апреля. Люди выйдут в леса. И пожары очевидно начнутся. И потом у нас майские праздники. Стоит задача, несмотря на слабую пожарную опасность, к этому подготовиться, быть во всеоружии..

Почему степи были выделены, как пожароопасные? Оренбургская область. Там же лесов практически нет.

Леса там где-то есть. Пусть они разного назначения. Действительно, в основном, степи. Но мы их выделяем, потому что, ну, и степи горят. И, кстати, пожары со степей переходят. У нас в Калмыкии уже пожары начались в этом году. Только кратковременно потеплел — и уже пожары начались. Пожары начались в Приморье в этом году. Хотя там вообще были отрицательные температуры. То есть это не связано так уж напрямую с пожарной опасностью, а связано, что люди выходят, несмотря на запреты, начинают противоправной деятельностью заниматься.

Сейчас – ранней весной — почва очень насыщена влагой. Если сейчас начнется развитие растительного покрова, то он быстро пройдя через период вегетации, он не будет так сильно гореть.

На середину лета наш прогноз показывает, что Сибирь и Дальний восток, и Якутия, и Камчатка, в общем, достаточно много регионов приобретают индекс высокой пожарной опасности. В том числе уральский регион, юг уральского региона. Вот, допустим, Южный федеральный округ. Лесов там немного. Пожарная опасность высокая. А дальше уже работает Рослесхоз — берут реальные площади лесов и ориентируясь на прогнозы, они уже объемы финансирования сил и средств планируют. Самый пик¸ конечно, это июль. И начинает угроза сползать выше к севру. И так продолжается вся вторая половина лета. Вот Европа у нас тоже потенциально с высоким классом пожарной опасности. А в Сибири угроза становится меньше и достаточно быстро в связи с изменением температурного режима, допустим, Якутия. Там конец августа уже отрицательные температуры возникают. Но ее раз повторю: все это связано исключительно с природной опасностью. А вот человеческая опасность, которая сюда, человеческое воздействие, оно может очень сильно изменить реальную ситуацию с пожарами. Ну, и вот в октябре вы увидите. Это вы на сайте можете взять эти карты хорошего качества. И там же, кстати, более подробный и четкий текст есть

По прошлому году была информация, что помимо человеческого фактора, грозы очень сильно работают на пожарную опасность. Может быть, это связано с тем, что раньше информации о грозах было меньше?

Это уже органы МВД, МЧС отслеживают, субъекты, какие причины. Все-таки, конечно, подавляющее большинство связано с людьми. Но очень трудно оценить сухие грозы. Вот по европейской территории мы сейчас имеем очень полную систему. Это каждые 10 минут ситуация по грозам у нас есть. Если специально заняться этой темой, можно оценить вклад, конечно, более достоверно. Но пока, это данные не наши, по данным, которые сообщают на ответственной комиссии по чрезвычайным ситуациям, где-то 80 на 20, что 80 – это человеческий фактор, причина пожаров.

Еще один очень важный фактор НМУ (неблагоприятные метеорологические условия). Особенно они важны для жителей столичных мегаполисов — потому что мы начинаем буквально задыхаться в какой-то момент. Какие изменения происходят в этом направлении, что делается?

Я упомянул о том, что разработана концепция, которая была рассмотрена на федеральном экологическом совете при министерстве в Ялте. Получила одобрение. Эта концепция предполагает объединение данных всех источников. Это федеральный уровень, то есть наши данные наблюдений, данные субъектов Российской Федерации в крупных городах, прежде всего, таких развернутые, как Москва, Петербург, Казань, Челябинск, Красноярск. И, собственно, те, кто промышленной деятельностью занимается и загрязняет атмосферу в городах. Для того, чтобы получить возможность сделать совокупные оценки всех источников загрязнения.

Когда у нас исторически выдавались разрешения на строительство тех или иных предприятий, то оценивалось влияние этого предприятия на окружающую среду. Предположение, что оно одно это предприятие, а остальные не оказывают влияния. И поэтому у нас во многих городах, например, в Челябинске, количество предприятий и уровни загрязнения просто напросто зашкаливают. И что выясняется. Например, по городу Челябинску конкретно. Это одна из очень острых тем. Что те нормативы, которые им официально выданы на загрязнение, так высоки, оказывается, суммарно, что при наступлении неблагоприятных метеорологических условий, а мы провели анализ-за прошлый год, в Челябинске 182 дня были неблагоприятные метеорологические условия, которые способствовали накоплению. То есть каждый второй день был с превышением ПДК по тем или иным показателям. Поэтому отсюда это, прежде всего, было решение экологического совета, который президент Российской Федерации проводил в декабре, сделать сводные расчеты, сделать нормативную базу, легитимизировать сводные расчеты, которые бы учитывали вклад в загрязнение всех объектов.

И методы для этого есть.

В частности, для этого используется многоинструментальное наблюдение, данные моделирования — чтобы одновременно и совокупно оценить загрязнение. Тогда, например, как в случае Челябинска, мы можем выяснить, что строить новые промышленные объекты там уже нельзя. А, наоборот, существующие объекты надо очень внимательно смотреть, там происходит наложение выбросов разных предприятий, поэтому необходимо, чтобы внедрялись наилучшие доступные технологии, какие-то другие принимались меры. И делать это надо либо административным путем, либо путем использования рыночных механизмов, если эти квоты использовать и Правительство захочет в масштабах страны такой рынок создать. Т.е. например, если мы не можем сократить выбросы, но работа предприятия очень важна, то тогда придется вложиться в какое-то озеленение города или еще куда-то. Вот такие механизмы должны действовать. И вот это, мне кажется, стратегическое направление.

И второе очень важное действие – нам надо размещать больше информации. Мы – федеральная сеть, ориентированы на фоновые долгосрочные тенденции, в государственные доклады помещаем эту информацию, мы знаем, где и кто исторически загрязняет и можно политику применять. Но реагировать на НМУ – для этого надо оперативные данные по источникам. Этих данных должно быть много. Это должны быть предприятия-собственники в зоне воздействия открывать пункты наблюдений и информировать нас, население, органы власти, что если, допустим, у них какая-то авария или что-то случилось, что там растут выбросы. И это все должно быть видно в интернете.

Известно, что налаженная схема работает по радиационному загрязнению — в системе Росатома в ближней зоне АЭС проводит наблюдения, мы проводим наблюдения, автоматические станции есть. Но нам эту работу предстоит расширить — см Рис.:

Вы можете выйти на сайт Тайфуна. Но возможно, вы даже обратили внимание, что практически перестали в СМИ появляться сообщения, что есть угроза радиационного загрязнения от какого-то объекта атомного. Потому что каждый человек может выйти на сайт и проверить. Например он живет там, где Ленинградская атомная станция. Но у него там все благополучно. Они доверяют нашим данным.

Просматривается долгосрочная программа, затратная, что мы должны продвигаться по качеству воздуха. И потенциально еще по качеству питьевой воды, качество воды в реках.

Вот поэтапно надо эти задачи решать через метод сводных расчетов и через дополнительное внедрение экологических мер.

Кто отвечает за качество пресной воды в реках?

Есть Санэпидемнадзор, если питьевая вода. А вместе с Росводоресурсами мы ведем мониторинг водных объектов.

В низовье реки Лены все равно кто-то пробы забирает?

Конечно. Там, как правило, росгидрометовские станции. У нас во всех главных реках замеряются замыкающие створы и мы там обязательно делаем измерения.

Есть ли прогноз по изменению глубины промерзания почв? Это принципиально важно для строителей. Это касается, соответственно, глубины фундамента.

Вот такого специального прогноза нет. Это оценки. Вообще, слово «прогноз», оно в климате не используется, а используется в проекции климата. Потому что прогноз – это все-таки более-менее надежная величина. А эта вероятностная обязательно.

Я бы посоветовал вам выйти. У нас есть климатический центр на базе главной клинической обсерватории. У них очень хороший сайт. И очень много они публикуют материала, в том числе, они сейчас выпустили книгу «Риски для территории Российской федерации» для строителей. И там почти наверняка эта информация будет. Там и по гололедным явлениям и по несущей способности мерзлоты и, думаю, что и по глубине промерзания тоже.

Но вот у нас на европейской территории в этом году глубина промерзания от 5 до 40 сантиметров. Только на юго-востоке 60-100 сантиметров. Это в разы меньше, чем обычно. Но это не значит, что надо фундаменты надо делать ниже глубины промерзания. Иначе рано или поздно при экстремальном событии может дом или сооружение не выдержать.

Вы говорили о том, что у нас меняются изотермы, уходят на север. И соответственно, уходит ли зона риска у земледелия из центральной полосы России?

Наверное, стратегически да. Действительно у нас для сельского хозяйства условия становятся лучше. И в том числе вот эти урожаи, которые мы получаем – это, конечно, большая работа сельхоз-товаропроизводителей, селян. Но и элемент потепления климата есть. Вот сейчас мы провели анализ перезимовки озимых зерновых культур, которые очень важны. Они дают основной вклад в урожай. Но у нас всего 3% потерь. Прекрасно перезимовали озимые. И обычно 8-10% бывает потерь. То есть это все-таки мягче и за счет мягче климатических условий. Но при этом появляются дополнительные риски. Если, например, в Заволжье у нас каждые 4-5 лет были засухи. А засухи – вспомните 2010 год, когда большая потеря урожая была на нашей территории. То теперь они будут каждые 2-3 года. Поэтому вот где-то лучше, где-то хуже.

Вот именно поэтому надо заниматься адаптацией. Надо мелиорацию развивать. Ведь у нас бассейн Кубани – это же специально созданная сеть для орошения. Она должна быть в отличном состоянии и эффективно использоваться.

Простите, но как мелиорацию развивать без лесов – это связанные системы: вода и лес. А сейчас леса на сельскохозяqственных землях очень сложно себя чувствуют. Это практически не леса – во всяком случае их никто не охраняет.

На лесных землях 800 тысяч гектар восстанавливается ежегодно у нас. И, в общем, это неплохая величина. Сейчас в год экологии, по-моему, ставится задача миллион сделать восстановление. То есть этой теме уделяется большое внимание.

Проблема еще с чем связана. У нас сейчас хорошие леса по сравнению с западной Европой даже. Они еще достаточно молодые. Но если не принимать меры, не заниматься борьбой с вредителями, а с потеплением идут вредители, вот эти все тепографы, шелкопряды, которые сейчас нам реально угрожают. Это новое бедствие, связанное с потеплением. Пожары. Вот нужны превентивные меры. Конечно, надо лес, развивая природу. Лес – это же не только водные ресурсы, это национальное достояние по сути. Конечно, там это все: и зоны отдыха, и дачные участки, и урожай, который лесозащитные полосы. Правительство очень много сейчас этой темой занимается.

Может быть, рост ВВП можно просчитать через выгоду от поворота рек в Казахстан и так далее?

Эти расчеты были сделаны еще в 80-е годы. Такие расчеты есть. Наш гидрологический институт занимался. Есть плюсы и выгоды. Я бы высказал такое частное мнение, что надо внимательно посмотреть затраты и выгоды. Если эту воду экономически продавать, ну, если бы это были высокоразвитые страны, кому продавать, то вообще не исключено, что это выгодный проект, который надо делать.

Все-таки потепление рукотворное или природное?

Наша климатическая система – это развёртывающийся на наших глазах единственный эксперимент. Если бы мы могли бы в аэродинамической трубе провести испытания с разными начальными данными, с аналогичными метеоусловиями условиями, повторять эксперименты, то знаний было бы больше, но с нашей Землей это не получается. Мы можем только ретроспективно смотреть причины, которые влияли на изменение климата, допустим, в 20-м столетии. И если такой ретроспективный анализ провести с помощью климатической модели, то оказывается, что вы можете воспроизвести правильно тенденции и изменения, которые произошли, только если:

1) вы учитываете выбросы и увеличение концентрации парниковых газов, 2) вы также учитываете выбросы аэрозолей и влияние промышленности.

Характерно, что эти факторы работают в противоположном направлении – аэрозоли, как правило поднимаются в высокие слои атмосферы и ее охлаждают, а парниковые газы атмосферу нагревают.

Если бы этого эффекта не было — было бы еще теплее, поэтому аэрозольные выбросы предприятий несколько смягчают климатические изменения. Но самое главное — именно на основании этих влияний, с вероятностью 90% главный вклад вносит все-таки человеческая деятельность. Это сжигание топлива, сельское хозяйство, изменение природопользования и так далее.

10 тысяч лет назад температура росла чуть ли не быстрее и было гораздо жарче, чем сегодня. Но тогда промышленности не было.

Это темы циклов до примерно уже 800 тысяч лет назад. Все циклы восстановлены. По данным Керна в Антарктиде, в Гренландии, по морским отложениям. Морские геологи по колебанию уровня могут это сделать. И ответ такой, что с такой скоростью климат никогда не менялся. Амплитуда превышала нынешнюю в разы. Но это были медленные на тысячи, десятки тысяч лет изменения. Столь быстрых изменений не было.

Изменения параметров земной орбиты, другие геофизические факторы, взаимодействие океана с атмосферой, обледенение земли и так далее – все это работает, но при этом, самый сильный, самый быстрый эффект – это, оказывается, именно антропогенное воздействие в наше время. Это точка зрения принята всеми странами, которые подписали Парижское соглашение.

Риски, остаются в размере 10%. Но с рисками службы прогноза работают всегда! Это особенность нашей работы. Вот, скажем, на Соединенные Штаты выходит тайфун. Они эвакуируют несколько миллионов людей с побережья. Выдается прогноз, что с определенной вероятностью, будет 400 километров берега захвачено. Но эвакуируют в несколько раз больше населения. Потому что, если погибнет большое количество людей, никакой президент не сможет объяснить, почему не предпринял превентивные меры. Вот в отношении климата действует вот этот превентивный принцип. Большее количество факторов, косвенных фактов: повышение уровня, уменьшение ледовитости, увеличение числа стихийных бедствий – это все подтверждает гипотезу изменения климата. Мы можем продолжать считать, ее гипотезой, конечно, но не можем не действовать.

Растет ли доверие людей к метеопрогнозам? Вы сообщили статистику, согласно которой доверие растет — наверное, оно неспроста улучшилось. Увеличилась ли достоверность самих прогнозов и за счет чего?

Да. Я думаю, во-первых, мы достаточно надежно прогнозируем краткосрочные прогнозы. В основном, конечно, речь идет об этих прогнозах на каждый день, которые по телевидению и в средствах массовой информации. Они стабильны. Можно сказать, что мы достигли здесь существенного прогресса… Наш уровень, сравним с международным, и по ряду показателей превышает зарубежный – сравнении с ведущими центрами. Например, осадки мы лучше прогнозируем.

Мы ждем улучшения этих показателей в связи с тем, что планируем приобрести очень мощный суперкомпьютер. И развитие прогноза будет связано с этим. Это одна наша часть. И вторая часть – мы улучшили возможность прогнозировать быстроразвивающиеся атмосферные явления, особенно летние процессы. Их больше всего, где мы хуже предсказываем. Это грозы, ливни, шквалы, сильные дожди, которые вызывают наводнения, дождевые паводки, особенно в горных районах. Здесь достаточно вспомнить наводнения – Крымск (в 2012 году), например, или Амур (в 2015). Это связано с большими дождями. Вот в этой части мы существенно продвинулись за счет развития сети метеорологических радиолокаторов, более эффективного использования спутниковой информации. Мы сейчас принимаем с семи российских спутников и семнадцати зарубежных информацию. У нас самая большая территориально распределенная сеть в мире. И одна из самых больших систем спутникового мониторинга. У нас 1300 компьютеров объединены в сеть по стране, которые заняты этой работой. Поэтому это дает возможность и своевременно обнаруживать очаги зарождения пожаров.

Сейчас вместе с Институтом космических исследований мы работаем над улучшением системы мониторинга засух и над космическим мониторингом вместе с Рослесхозом. И предоставляем информацию для оценки площадей, которые подверглись поражению огнем. Так что, в основном, за счет вот этих вот показателей.

Но и для меня даже тоже, честно, все-таки рост доверия такой значительный. У нас сейчас более 90% доверия — квалификационное большинство, как говорится если бы мы были в Государственной думе. Это, конечно, я считаю, что это аванс. Получается так, что много шуток всегда. Но шутки оказываются доброжелательными. Люди нам доверяют.

Мы еще недостаточно хорошо представлены в средствах массовой информации, особенно в медийной среде. Но мы очень хотим использовать все средства доставки информации в удобной форме через мобильные телефоны, через интернет, через телевидение — чтобы все больше и больше информационных сервисов в электронном виде было доступно. Вот тогда мы закрепимся точно прочно вот на этом уровне высокого доверия. Мы должны показывать и данные радиолокации, и численные прогнозы погоды, их анимацию. И я думаю, что на этом пути предоставления услуг мы добьемся результатов.

Есть хороший опыт в Приморье, в Apple Store, можно загрузить приложение, которое называется «Реки Приморья». Это бесплатный продукт. Оно показывает данные постов наблюдения в режиме реального времени. Сейчас только один пост дает небольшое превышение, поскольку там спокойная обстановка, но вот в сентябре прошлого года половина из них была красным, даже не оранжевым.

Какую информацию можно там получить?

Это информация о гидрологической обстановке на реках Приморья. 72 гидрологических поста в реальном масштабе времени передают сюда информацию, и вы можете увидеть. Вот общий уровень. Сказано так: затопления поймы нет, одна река, один пост дает неблагоприятные явления, и опасности для населенных пунктов нет. Но, в принципе, можно для каждого пункта вывести, в том числе, запись во времени этой кривой. Это очень важно. Когда идет тайфун, есть штормовое предупреждение. Люди, находящиеся в конкретных населенных пунктах, могут по ближайшим постам оценить, непосредственно какая угроза есть или нет. Дополнительно к тем официальным сообщениям, которые передает местная власть и наши местные службы.

Вот в этом направлении надо двигаться. Надо как можно больше людям предоставить информации. Хочу еще сказать. В докладе хотел, но из-за недостатка времени не стал. Это очень важно в этой сфере присутствовать. Потому что деятельность по предоставлению информации открыта для всех зарубежных стран. И в этом смысле мы не можем санкции, как на турецкие помидоры, какие-то ограничения наложить. Вся информация, СНН, ведущих служб, крупных корпораций, Гугла, сейчас Яндекс делает сервис «метиум». Есть другие компании, которые присутствуют на этом рынке. Чтобы быть конкурентоспособным, мы должны предоставлять вот эту информацию в очень удобном виде. Вот такой развернутый ответ – это очень важное направление. Главное, чтобы люди понимали, что деньги, которые они платят, как налоги, Гидрометслужба отрабатывает.

Вы хотите запустить приложение для малой авиации?

Сайт Метавиа-2 уже существует – он раздает метео-информацию для авиации, в том числе – для малой. А приложение – это как правило региональные данные, как «Реки приморья». Если вы пилот, то вы должны зарегистрироваться по установленным правилам на сайте и вам еще больше будет информации. Но вот даже тот объем, который я показал, он доступен всем. Это очень важно, потому что каждую неделю какое-то авиационное происшествие случается. Поэтому мы должны обеспечить авиацию максимальным объемом информации. Учитывая, что страна огромная, наблюдательная сеть для этой авиации все еще недостаточна и мы в максимальной степени используем модели. И на основании этих моделей делаем прогнозы и другие специализированные программные продукты.

Россия > Экология > ecolife.ru, 21 марта 2017 > № 2164336 Александр Фролов


Россия > Экология > kremlin.ru, 20 марта 2017 > № 2111763 Сергей Донской

Рабочая встреча с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским.

С.Донской доложил Президенту о мерах по повышению эффективности недропользования, развитию системы особо охраняемых природных территорий, поддержке экологического туризма.

В.Путин: Сергей Ефимович, мы с Вами многократно обсуждали вопросы эффективности недропользования. Я знаю, что Министерством был приготовлен целый набор инструментов, в том числе работа с лицензиями, давайте об этом сейчас и поговорим.

С.Донской: Да, Владимир Владимирович.

Я хотел бы начать с того, что 25 лет назад с принятием закона о недрах началось формирование новой системы недропользования. И за это время недропользователи получили, были распределены, практически все разведанные месторождения полезных ископаемых. Сейчас доля нераспределённого фонда недр составляет по разным видам полезных ископаемых от 3 процентов: по алмазам – 3 процента, по природному газу – около 5 процентов, по нефти – 6 процентов, медь – 6,9–7 процентов. На самом деле фактически меняются акценты. Мы изменяем акценты от распределения недр к обеспечению эффективности недропользования.

И я хотел бы сказать, что мы сделали за это время, чтобы решить этот вопрос. Первое, в целях рационального недропользования была обновлена, фактически выстроена новая система подготовки и согласования технических проектов, введена новая классификация по нефти и газу, которая соответствует рамочной классификации ООН. Мы осенью прошлого года подписали с ООН соответствующий документ, который сопрягает эти две классификации. Установлены новые правила оборота геологической информации, фактически повышена доступность и оперативность геоинформации. Проведена по Вашему поручению, я уже докладывал, актуализация лицензий, мы закончили эту разовую актуализацию. У нас проведена работа по 5326 лицензиям. Фактически 70 процентов всех лицензий были актуализированы, остальные 30 процентов по разным причинам недропользователи не стали актуализировать. Соответственно, эти 30 процентов сейчас у нас под особым контролем.

Кстати, ещё хотел бы отметить, что актуализация позволила включить чёткие обязательства недропользователей в лицензии, тем самым повысилась эффективность контроля, то есть сейчас у нас прописаны сроки проведения геологоразведки практически во всех лицензиях, предоставление геологической информации и многое, многое другое.

В.Путин: Они стали более конкретными.

С.Донской: Да, более конкретными, чёткими, и, соответственно, здесь уже можно продолжать работу по повышению качества контроля в сфере недропользования.

В то же время приняли несколько законов, которые, во-первых, позволили нам сейчас реализовать принцип предоставления на геологоизучение по заявительному принципу недропользователям участков недр. И когда во всём мире объёмы инвестиций в геологоразведку падали (по нашим оценкам, где-то в 2,8 раза инвестиции в геологоразведку в мире упали), у нас инвестиции стабилизировались, а это немаловажно, – в том числе, мы считаем, за счёт тех мер, которые мы предприняли. Объём инвестиций, которые мы сейчас привлекаем в рамках заявительного принципа, составляет около 28 миллиардов, он в принципе сопоставим с государственным финансированием.

Плюс ко всему увеличены сроки геологоизучения. В труднодоступных, сложных территориях, там, где потребуется больше времени для того, чтобы провести геологоизучение, мы увеличили сроки. На суше где-то на 40 процентов, то есть с пяти до семи лет, на шельфе сейчас фактически предоставлено право проведения геологоизучения на 10 лет.

Введены также меры экономического стимулирования, в том числе за счёт снятия излишних издержек, снятия административных барьеров. Установлена возможность исправления технической ошибки в лицензиях и изменения границ лицензионных участков. Отменена дублирующая государственная экспертиза проектов скважин. Введена возможность добычи попутных полезных компонентов (пока только для государственных компаний, но в целом по мере того, как мы будем набирать темп в этой сфере, мы планируем также расширить это уже на более широкий спектр компаний). Установлена возможность изъятия земельных и лесных участков для целей недропользования.

В целом считаем, что предпринятые меры как раз и позволили сделать работу независимой от внешних вызовов, что, в принципе, в какой-то мере показали последние годы.

Теперь, когда завершилась работа по совершенствованию в этой сфере, проведена очистка лицензионного фонда от неактуальных обязательств, тех, которые в принципе устарели или не соответствуют текущей конъюнктуре, мы считаем, сложились условия для перехода к отраслевому оздоровлению. Что мы имеем в виду. Во-первых, необходимо наведение порядка в сфере недропользования через ужесточение контроля. В случае необходимости также мы рассматриваем и возможность изъятия лицензий у недропользователей, которые не выполняют условия. У нас сейчас, как я уже сказал, конкретные условия в лицензии прописаны. То есть это более чёткая форма принятия решения.

Также система экономических стимулов. Что мы имеем в виду. В прошлом году было принято решение и законом установлены вычеты затрат на геологоразведку из налога на прибыль с учётом повышающих коэффициентов. Но это мы сделали пока только для шельфа. Мы считаем, что, в принципе (этот механизм в мире тоже очень часто используется, и мы с Минфином уже ведём переговоры), мы можем распространить его и на сушу, – на отдельных территориях, там, где мы хотим стимулировать.

То есть там, где мы хотим стимулировать, этот механизм может заработать. Но здесь же мы хотим развивать уже механизм другого рода. Сейчас недропользователь платит «ренталс» – это платежи за площади, на которых он проводит геологоразведку. Мы хотим поднять эти платежи для тех недропользователей, которые не выполняют работы и выходят за сроки геологоразведки. Тем самым – стимулировать их выполнять всё в сроки, с теми объёмами, которые прописаны в лицензии, чтобы своего рода мотивировка появилась у компаний.

Плюс ко всему мы также рассматриваем возможность развития новых технологий поиска и добычи полезных ископаемых на технологических полигонах. Соответствующий законопроект, который позволяет развивать технологические полигоны на разных территориях, специально под разные виды трудноизвлекаемых запасов, под разные виды технологий, – такой законопроект мы надеемся в этом году принять. В принципе он уже готов, сейчас идёт согласование.

И создание новых форм участия государства в масштабных проектах по поиску – такая работа тоже ведётся. В частности, сейчас как раз акцент делаем в том числе на развитии государственно-частного партнёрства в этой сфере.

В целом такая картина на сегодняшний день нами подготовлена для повышения эффективности в этой сфере.

В.Путин: Сколько времени вы работали над этими мерами?

С.Донской: Что касается этих мер, с 2012 года мы активно начали ими заниматься. Единственное, конечно, над новой классификацией работало очень много людей, старая, 1983 года, уже не соответствовала сегодняшним реалиям, мы переходили на новую, которая бы позволила и экономические факторы учесть, и многие современные подходы, в том числе и технологические, – там целая большая работа велась, она начиналась в 2005 году. Но акцент мы сделали именно в 2012-м, и закончили как раз за этот период. Плюс международных экспертов привлекали, для того чтобы мы могли международные аспекты национальной классификации здесь рассмотреть и сделать так, чтобы это было в определённой степени сопоставимо.

В.Путин: Что, по Вашему мнению, подлежит дополнительному закреплению в нормативно-правовой базе?

С.Донской: Нам необходимо на сегодняшний день акцент сделать на меры экономического стимулирования именно в сфере геологоразведки, чтобы был точечно направленный инструментарий на новые территории, там, где мы планируем развивать геологоразведку, новые открытия делать. Это первое. Плюс ко всему, конечно, стимулирование недропользователей к выполнению тех правил, обязательств, которые в лицензиях прописаны. Мы считаем, что сейчас это одна из ключевых задач, чтобы выданные лицензии давали эффект. С одной стороны, как доход недропользователям, но в первую очередь, конечно, это эффект для развития страны. Потому что это хорошая база для того, чтобы регионы могли развиваться.

В.Путин: Это вы в самих лицензиях прописываете. А я спросил, что, по Вашему мнению, подлежит дополнительному закреплению в нормативно-правовой базе, в каких-то нормативных актах Правительства, в законодательной базе. По Вашему мнению, нужно что-то дополнительно?

С.Донской: Первое, о чём я говорил, потребует в том числе изменения законодательства. Конечно же, потребуют изменения в закон о недрах меры, связанные со стимулированием разработки трудноизвлекаемых месторождений. И, как я уже говорил, создание полигонов позволит привлекать сюда компании, которые могли бы развивать инновации, – это малый, средний бизнес, который развивает и инноватику. А дальше это будет использоваться нашими крупными компаниями уже для своей работы.

Тема, связанная с государственно-частным партнёрством: здесь возможно развитие и юниорного бизнеса, стимулирование малых компаний, которые работают на ранних стадиях, реализуя свои идеи по геологоразведке. Плюс ко всему возможно создание государственно-частных фондов для стимулирования.

В.Путин: В какие сроки вы предполагаете это сделать?

С.Донской: Всё сейчас, на данный момент, находится на стадии согласования, мы надеемся в этом году ещё дополнительные меры в этой сфере реализовать, приняв эти изменения в закон.

В.Путин: Когда в Думу вы собираетесь вносить закон?

С.Донской: Осенью, мы надеемся, все эти новации будут в Государственной Думе, и мы должны их принять.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Вы хотели рассказать ещё об особо охраняемых природных территориях?

С.Донской: Да. У нас в этом году особая ситуация. Мы в соответствии с Вашими указами реализуем мероприятия и по Году экологии, и по Году особо охраняемых природных территорий, которым в этом году исполняется 100 лет. В 1917 году в царской России был создан первый Баргузинский заповедник специально для восстановления популяции соболей.

В.Путин: В 1917 году?

С.Донской: В 1917 году по новому стилю, тогда это был декабрь 1916 года, но с учётом нового стиля сейчас дата приходится на январь 2017 года. В связи с этим в рамках реализации мероприятий Года ООПТ – особо охраняемых природных территорий – первое мероприятие, которое проводили, было на Байкале, в байкальском заповеднике: открывали там визит-центр – один из лучших визит-центров, который на сегодняшний день сделан и куда мы приглашаем всех посмотреть и увидеть все красоты Байкала.

Что касается современных ООПТ, сразу хотел бы подчеркнуть, у нас на данный момент более 200 различных заповедников и национальных парков, и в этом году планируем создать ещё семь различных ООПТ: опять же и заповедники, и национальные парки. Около 10 миллионов гектаров будет вовлечено в систему охраны. Здесь я тоже хотел бы сказать, что и по оценке международных экспертов, и по оценке наших специалистов, система ООПТ (заповедник, национальный парк) – одна из лучших форм сохранности территорий, которые могут подвергаться антропогенному воздействию с точки зрения охраны территорий, на которых находится практически от 50 до 80 процентов редких видов животных.

Осенью прошлого года Вы были в Оренбургском заповеднике, где мы реализуем проект по реинтродукции лошадей Пржевальского. Мы осенью завезли ещё десяток лошадей из Венгрии. И планируем в этом же году, в сентябре, ещё 10 лошадей из Венгрии привезти. Таким образом, у нас состоится проект, и мы создадим здесь хорошее ядро лошадей Пржевальского для дальнейшего развития. В этом же году, летом, планируем начать и проекты по развитию там экологического туризма, приглашать людей, которые смогут увидеть лошадей в дикой природе и дальше уже приобщиться к этой очень важной и, на мой взгляд, очень ранимой сфере.

И самое главное, я хотел бы тоже это подчеркнуть, по оценке специалистов, наши национальные парки могут привлечь в сфере экологического туризма до 20 миллионов человек. На сегодняшний день это только 2 миллиона. Мы, конечно, акцент в этом году делаем на том, чтобы можно было строить в национальных парках инфраструктуру, связанную с развитием экологического туризма. Мы планируем и изменения в законодательство, и продолжение проектов по строительству инфраструктуры.

И, наверное, самый яркий или самый эффективный способ привлечения внимания к экологическому туризму, к нашим объектам, красотам, – это Ваша поддержка, Владимир Владимирович. В качестве предложения у нас подготовлены три объекта. «Русская Арктика» – это архипелаг Франца-Иосифа, это Байкальский заповедник и плато Путорана. Достаточно красивые, интересные объекты. Если бы Вы согласились посетить, это был бы очень заметный, важный вклад в развитие экологического туризма на наших особо охраняемых природных территориях.

В.Путин: Спасибо. Обязательно. Мы с Вами выберем места и посмотрим, где посещение принесёт больший эффект в данный момент времени.

С.Донской: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо.

Россия > Экология > kremlin.ru, 20 марта 2017 > № 2111763 Сергей Донской


Казахстан > Экология > kapital.kz, 10 марта 2017 > № 2120377 Айбек Рахимов

Почему завод по сортировке мусора в Алматы еще не построен?

Об этом рассказал председатель правления компании «Тартып» Айбек Рахимов

Проект по строительству мусоросортировочного комплекса (МСК) в Алматы в рамках новой стратегии управления ТБО по г. Алматы, разработанной городским акиматом совместно с АО «Тартып», был представлен акиму города Бауыржану Байбеку летом 2016 года. Инвестировать средства в комплекс намерена частная компания Green Recyclе, которая вслед за перерабатывающим комплексом планирует построить и мусороперерабатывающий завод. МСК предполагается запустить в 2017 году. Изначально проект требовал инвестиций в размере 5−6 млрд тенге, но позже оказалось, что нужны будут дополнительные вложения. Камнем преткновения стал пресловутый «земельный вопрос». О том, как планируется решить проблемы с земельным участком, изменятся ли тарифы на вывоз ТБО и почему в Алматы по-прежнему не развит раздельный сбор мусора в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал председатель правления мусоровывозящей компании АО «Тартып» Айбек Рахимов.

— Айбек Амиртаевич, в прошлом году комплекс по сортировке мусора в Алматы был презентован в акимате. Не могли бы вы подробнее рассказать о проекте?

— Комплекс по сортировке мусора планируется построить в Алатауском районе у золоотвала ТЭЦ-2. Под строительство комплекса был выкуплен земельный участок площадью 7 гектаров, непосредственно под мусоросортировочный комплекс планируется задействовать около 3 гектаров, оставшиеся 4 гектара мы намерены отвести под мусороперерабатывающий завод. Для начала мы будем налаживать сортировку 14 видов вторсырья: пластика, металла, бумаги, полиэтилена и так далее. Оставшиеся органические отсевы и «хвосты» после сортировки будут спрессовываться и отдельно располагаться на полигоне для дальнейшей переработки и утилизации. В строительство мусоросортировочного комплекса инвестирует частная компания Green Recyclе, акимат не будет каким-то образом финансировать этот проект. Участие акимата заключается в подведении к объекту всей необходимой инфраструктуры — электроэнергии, воды, газа, тепла, ремонта дороги к комплексу.

— А как насчет завода по мусоропереработке? Можете обозначить какие-то сроки?

— После того как мы поймем морфологию мусора, сколько того или иного вторсырья будет образовываться, можно будет приступать к строительству мусороперерабатывающего завода. Мощности перерабатывающего производства будут рассчитаны исходя из количества образующегося вторсырья. Дополнительного приобретения и завоза вторсырья не планируется.

Ориентировочно строительство мусороперерабатывающего завода — это 2018 год.

— Налажено ли у вас уже сотрудничество с какими-то компаниями, которые будут на начальном этапе перерабатывать отсортированный вами мусор?

— Да, уже достигнуты предварительные договоренности по переработке картона и бумаги с ТОО «Kagazy Recycling». По переработке стекла, и соответственно стеклобоя, мы намерены работать с АО «САФ». К тому же, нужно иметь в виду, что в Алматы достаточно много небольших компаний, которые занимаются переработкой полиэтиленовой тары (ПЭТа), картона, пластика, целлофана и другого сырья. Перед тем как выстраивать взаимоотношения с партнерами по переработке мы заранее изучили их потребности в сырье, структуру и потенциал рынка переработки.

— Будут ли как-то перерабатываться органические отходы?

— Есть несколько способов переработки пищевых отходов. Первый — при помощи сети трубопроводов, можно собирать биогаз на полигоне и использовать его для генерирования электроэнергии. Второй подход — из пищевых отходов можно производить компост, который является органическим удобрением.

Реализация обеих технологий очень затратна. Поэтому для окупаемости подобных проектов необходимо создать определенные условия. Так, например, технология выработки биогаза и производства электроэнергии активно применяется в Прибалтике. Но тут есть нюанс, который необходимо учитывать. Электроэнергия, которая в итоге получается за счет переработки органического сырья, покупается государством по европейским тарифам. То есть в Европе «зеленые» тарифы намного выше казахстанских.

— Насколько выше?

— Примерно в три раза. В Европе такие тарифы субсидируются государством, в Казахстане пока размер «зеленого» тарифа не позволяет выйти на самоокупаемость подобным предприятиям.

Дополнительно при работе газогенераторов, вырабатывающих электроэнергию, образуется тепло, которое европейские производители используют в теплицах. Овощи и фрукты, выращенные в таких теплицах, имеют довольно низкую себестоимость, но производители имеют возможность их реализации по высокой цене. Например в Риге, выращенные помидоры реализуют по цене 5 евро в летнее время (около 1666 тенге), пользуясь тем что средняя цена на рынке примерно ей соответствует. Таким образом производители дополнительно могут существенно пополнить свой бюджет.

Для сравнения, на рынках Алматы в летнее время килограмм помидор можно купить за 150−200 тенге. То есть овощи из теплицы на биогазе в Европе возможно реализовать в 8 раз дороже, чем у нас. Поэтому у нас получить дивиденды от подобного бизнеса тоже проблематично.

— А если говорить про компост…

— Когда мы были в России, там мы видели заводы стоимостью 90 млн евро. Эти заводы были приобретены в рамках какой-то государственной программы, завезенное оборудование так и не было смонтировано и запущено в эксплуатацию. Это связано с тем, что когда владельцы этих заводов подсчитали себестоимость выработки компоста и исследовали рынки сбыта, то их надежды не оправдались. Как оказалось, нет рынка сбыта и соответственно цен на компост, на которые можно ориентироваться. И даже те цены, которые есть на фосфорные, калийные удобрения, оказались ниже, чем себестоимость производства компоста.

Впрочем, в России есть заводы, которые смонтировали оборудование и стали налаживать выпуск компоста. Но, к сожалению, их бизнес не пошел. Тысячи тонн органического сырья залеживается у них на объектах. Владельцы этих заводов стали обращаться к нам, чтобы мы приобрели у них это залежавшееся сырье хоть по какой цене. Повторюсь, что без участия государства в секторе биоэнергетики и выработки компоста не обойтись.

— Можете рассказать про мировой опыт… Есть ли другие методы мотивации «зеленой» переработки мусора, помимо субсидирования?

— В Японии и Китае государство на законодательном уровне обязывает аграриев приобретать компост, который вырабатывается за счет переработки органики. То есть если, к примеру, в растениеводстве используется одна тонна фосфорных удобрений, то одна тонна должна приходиться на компост.

— Как вы считаете, можно ли эту модель по компосту использовать в Казахстане?

— На все воля государства… Ни одна компания в одиночку не сможет решить этот вопрос.

— Ведутся ли какие-то дискуссии на эту тему?

— Конечно, мы доводим эту информацию. Нужно понимать, что у нас управление твердо-бытовыми отходами курирует Министерство энергетики РК. Между тем, удобрения и деятельность аграриев координирует Министерство сельского хозяйства РК. Неплохо было бы, если бы между этими ведомствами был какой-то орган, который бы координировал их работу по ТБО.

— Давайте вернемся к мусоросортировочному заводу… Какова его стоимость?

— По нашим подсчетам на строительство мусоросортировочного комплекса потребуется 5−6 млрд тенге. Но это не окончательная стоимость проекта. В настоящее время строительство мусоросортировочного комплекса «тормозит» земельный вопрос. Но мы надеемся, что он со временем будет решен. Спустя несколько месяцев после того, как мы приобрели участок под завод площадью 7 гектаров за ТЭЦ-2, перед нами был поставлен вопрос по изменению целевого назначения этого участка «под мусоросортировку». Как оказалось, в проект потребуется дополнительно вложить еще 300 млн тенге. То есть происходит удорожание проекта — в бюджете Green Recyclе не были предусмотрены такие расходы. Получается, что в земельном законодательстве существует некоторая недосказанность для стимулирования социально значимых проектов данного направления.

— Как вы намерены решать возникший «земельный вопрос»?

— В настоящее время мы ведем переговоры с Управлением земельных отношений г. Алматы, чтобы норму «по целевому назначению земли» как-то откорректировали. Возможно, в законодательстве можно предусмотреть какие-то исключительные случаи. Экология — это вопрос государственной важности, завод поможет улучшить экологическую ситуацию в Алматы. Еще раз уточню, что наш мусоросортировочный комплекс мы намерены возвести вне жилого массива — за золоотвалом ТЭЦ-2, то есть на участке, не имеющем экономической привлекательности. Какой смысл платить за него такую высокую цену?

В аппарате городского акима есть полное понимание существующей проблемы, желание помочь, но, к сожалению, не все зависит от акимата. Поэтому сдвинуть вопрос с мертвой точки пока не получается.

— То есть, получается, что строительство мусоросортировочного комплекса находится на «нулевой стадии»…

— Пока не будет решен вопрос с землей, мы не можем приступить к строительству. Но мы не сидим на месте. Сейчас мы уже определись по поставщикам оборудования, с его перевозчиком, заключили контракт с проектировщиком, уже выполнен эскизный проект, определены монтажные организации.

— Насколько мне известно, проект по сортировочному комплексу обсуждался несколько месяцев. Неужели нельзя было заранее решить вопрос по земле?

— Не все так просто. Мы, совместно с акиматом, достаточно долго искали участок, оценивали перспективу каждой локации. Для того, чтобы получить разрешение на строительство мусоросортировочного комплекса нужно было соответствовать многим санитарным нормам. Например, земельный участок должен был быть удален от населенных пунктов, водохранилищ. Нужно отметить, что существующие в Казахстане санитарные нормы размещения подобных предприятий излишне жесткие. В Европе многие сортировочные комплексы успешно работают в центре города.

— Есть ли еще какие-то трудности, которые препятствуют развитию рынка по сортировке и переработке мусора?

— В прошлом году в Экологический кодекс РК в Статью 301 была внесена поправка, согласно которой ничего из ТБО нельзя захоранивать, только на период до трех лет. По истечении трех лет мы должны будем изъять все это размещенное на полигоне сырье и переработать его. Но если посмотреть состав остатков мусора после сортировки, так называемых «хвостов», то можно увидеть, что после извлечения пластика, пленок, металлов, вредных компонентов, они состоят из инертных и быстро биоразлагаемых материалов. Это сырье не нужно перерабатывать, это природные составляющие. Например, листва, она же часть грунта, ее не нужно перерабатывать. Когда утверждалась Статья 301 Экологического кодекса, отсутствие четких стандартов на компоненты ТБО не позволило правильно сформулировать понятие «хвостов» сортировки, подлежащих захоронению. Нам кажется, правильнее было бы написать так «нельзя захоранивать все то, что является вторичным сырьем, а все остальное утилизируется через захоронение». То есть на рынке по переработке и сортировке мусора пока не сформировались определенные стандарты. Мы со своей стороны инициировали стандарты, в которых говорится, «какое сырье можно не перерабатывать, то есть что не является вторсырьем». Камни, листва, смет с улиц, песок — не являются вторсырьем, это часть грунта, они должны быть захоронены. А уже ПЭТ, пластмасса, целофан — это вторсырье, которое требует сортировки, переработки.

— Окупаемость проекта просчитывали?

— У многих на постсоветском пространстве складывается мнение, что мусор — это золото. На самом деле, сортировочный завод требует огромных вложений — миллиарды тенге. Кроме того, на сортировке у нас будет задействовано 600 человек, им всем нужно платить зарплату, есть еще и налоги, затраты на энергоносители.

— Есть ли у вас уже какие-то расчеты, какой объем мусора сможет сортировать ваш завод?

— Наш завод рассчитан на сортировку 1500 тонн мусора в сутки, 70% из него в настоящее время вывозит АО «Тартып». Начнем работать — поймем морфологию мусора. Например, объем и морфология ПЭТа зависит от сезона. Летом население больше пьет воду, за счет этого в летнее время больше образуется пластмассовых и стеклянных бутылок. Соответственно, летом ПЭТа больше, чем зимой. В зимнее время больше стекла. Как минимум, потребуется год для того, чтобы понять, какими объемами вторсырья может оперировать наш мусоросортировочный комплекс.

— Где вы приобретаете оборудование по сортировке мусора?

— В Италии, это оборудование европейского качества. Причем, мы покупаем новые модели, которые были разработаны по самым инновационным технологиям. Конечно, можно было бы и приобрести более дешевое оборудование в Китае, но его качество не сравнимо с итальянским. Итальянская компания будет нас сопровождать в течение трех лет, она будет производить монтаж и гарантийное обслуживание комплекса.

— Сейчас Казком продает заложенное ранее испанское оборудование мусороперерабатывающего завода, который торжественно был открыт в Алматы в 2007 году. Цена вопроса — чуть более 1,6 млрд тенге. Проект по переработке мусора оказался провальным, завод так и не был запущен. Вы не думали приобрести это испанское оборудование? Ведь, насколько мне известно, оно практически новое…

— Конечно, мы вели переговоры насчет этого испанского оборудования. Многие говорят, что это оборудование новое и нам можно было его использовать, но тут есть нюансы. Во-первых, залоговое оборудование Казкома основано на технологии десятилетней давности, оно практически не опробовалось. Во-вторых, за время простоя оборудования какие-то механизмы были разобраны, какие-то его части могли заржаветь. Особенно ценные и дорогостоящие части оборудования, насколько мне известно, были «вырваны». Даже если бы мы приобрели это морально устаревшее испанское оборудование, то нам бы пришлось провести «дефектовку», что-то докупить. Сопоставив все факторы: цену реализации испанского оборудования, необходимые затраты на его восстановление, мы пришли к выводу, что выгоднее приобрести высокотехнологичное новое оборудование из Италии. Да, оно оказалось дороже с логистикой, но оно более технологично, современнее.

— Как повлияет запуск мусоросортировочного завода на тарифы? Сейчас тариф за вывоз ТБО на одного прописанного в квартире человека — 341 тенге.

— Безусловно затраты на сортировку ТБО войдут в тариф, но насколько он поднимется пока сложно сказать. Его будет утверждать маслихат. Сразу же хочу обратить внимание, что у нас сверхприбылей за счет повышения тарифа не будет. Конечно, тарифы — это острый социальный вопрос, к нему нужно подходить обдуманно. Но, с другой стороны, плохая экология бьет по здоровью казахстанцев. Чтобы улучшить ситуацию, нужно повышать тарифы. Я готов доплачивать за здоровье своих детей, мне кажется, казахстанцы тоже.

— Насколько тариф в 341 тенге окупает все ваши затраты?

— Мы не пересматривали этот тариф с 2011 года, а с тех пор было несколько девальваций, каждый год наблюдается инфляция. К тому же, текущий тариф на вывоз ТБО не учитывает многих наших затрат. Нужно учитывать, что АО «Тартып» не только вывозит мусор, но и в целом очищает город от стихийных свалок. К примеру, помимо мусоровозов мы вынуждены содержать целый парк самосвалов и другой спецтехники. На Западе самосвалы не нужны мусоровывозящим компаниям, потому что в Европе никто мимо контейнера мусор не выбрасывает, в арыки тоже мусор не выбрасывается. У нас, в Казахстане все иначе. Для того, чтобы нам очистить контейнерные площадки и прилегающую к ним территорию от мусора, помимо самосвалов нам необходимы и машины с ковшами и отдельные рабочие. Вот эти затраты тариф не учитывает. По сути, мы по тендеру должны заниматься вывозом только твердобытовых отходов, а в контейнеры алматинцы выбрасывают и крупногабаритный мусор, и строительный мусор. Это уже не ТБО. Но нам приходится работать и с таким мусором. Строительный мусор выводит из строя гидравлику наших машин при его прессовании, ведь наша гидравлика рассчитана только на ТБО — легко сжимаемое сырье. Сломанная гидравлика приводит к дополнительным затратам, которые в тарифе не учитываются. К тому же, все запасные части на технику мы приобретаем за границей, у нас на казахстанском рынке нет таких деталей. Соответственно, на нас ложатся валютные риски.

— Если сравнить казахстанские тарифы на вывоз ТБО и, к примеру, в Германии. Насколько тарифы сопоставимы?

— В Германии тарифы на вывоз ТБО в разы выше казахстанских. Это связано с тем, что в немецкие тарифы заложены и сортировка и переработка и вывоз твердобытовых отходов. Эти платежи обязательны к уплате для жителей Германии. Таким образом, инвестор вкладывая миллионы евро в сортировку, переработку мусора в Европе уверен, что его затраты окупятся, к примеру через 10−15 лет. То есть, есть четкие «правила игры» на рынке, есть определенные гарантии. Если мы хотим, чтобы у нас было также чисто как в Германии, мы и должны платить так же, как и в Германии: и за сбор, и за сортировку, и за переработку.

— В Алматы не развита инфраструктура по раздельному сбору мусора. Во многих дворах еще задействованы старые баки, они не предназначены для конкретного вида мусора: органики, картона, стекла и так далее. Но и нужно признать, что зачастую алматинцы выбрасывают мусор мимо контейнера, а где нужно его разделять по бакам — не сортируют. Как вы считаете, как можно решить эти проблемы?

— В Германии все эти вопросы решались десятилетиями. Во-первых, с нашей стороны, со стороны СМИ должна проводиться какая-то просветительская работа. Мы должно доносить до людей, что экология отчасти в их руках. Во-вторых, для сортировки мусора должна быть создана соответствующая инфраструктура. Раздельная сортировка мусора начинается с квартир, частных домов. Каждый казахстанец должен начинать распределять разные виды мусора у себя дома по пакетам — сейчас мало кто это делает.

Действительно, во многих дворах можно увидеть цветные контейнеры, в каждый из которых нужно выбрасывать определенный мусор: отдельно бумагу, органику, стекло, металл и так далее. Но представьте среднестатистическую казахстанскую семью, которая живет в небольшой квартире с тремя детьми. Допустим, эта семья решила распределять разные виды отходов по пяти пакетам. И тут встает вопрос: где они будут хранить эти пакеты? Большинство же немцев живут в коттеджах, где достаточно места для сортировки мусора по пяти разным пакетам. Можно сказать, что у нас в Казахстане практически нет условий для раздельного сбора мусора в квартирах. Хорошо, предположим, что у казахстанцев есть все условия для раздельного сбора мусора, но у нас пока не развита инфраструктура.

Например, в каких-то дворах, конечно, есть контейнерные площадки с 4−5 баками, но таких площадок очень мало. Кстати, даже пяти контейнеров может оказаться мало, потому что пищевые отходы составляют одну треть общего объема мусора. На «пищевку» может потребоваться ни один, а два контейнера. Все эти моменты по объему и структуре мусора нужно просчитывать.

Давайте все-таки представим, что все контейнерные площадки перестроены, на каждой по 7−10 баков. Этого будет недостаточно. Работа мусоровывозящих компаний также должна будет измениться, им уже потребуется больше мусоровозов, для каждого из видов вторсырья отдельный. Это потребует дополнительных затрат от мусоровывозящих компаний.

Но, можно начать с малого, можно для начала собирать мусор по двум пакетам: пищевые отходы и все остальное. В этом случае на первом этапе будет достаточно иметь два вида контейнеров. Органическое сырье в одном контейнере, остальное сухое сырье — в другом. Из сухих отходов легче отсортировывать вторичное сырье. Мы намерены двигаться в этом направлении. Думаю, большинство казахстанцев сможет себе позволить держать дома два пакета с разными видами мусора (пищевые отходы и остальное), а не пять. Дорожная карта уже разработана, там расписан механизм, как именно мы будем внедрять эту систему.

— А что делать с пакетами из-под пищевых отходов?

— Желательно, конечно, пищевые отходы не выбрасывать вместе с пакетами. Пакеты — нужно выбрасывать во второй контейнер.

— Как вы считаете, через какой период времени можно будет запустить двухконтейнерную систему?

— По «Дорожной карте внедрения раздельного сбора мусора» начало — 2018 год.

— По вашим оценкам, сколько заводов по переработке, сортировке мусора функционирует в Казахстане?

— Этот рынок очень сложно оценить, какие-то заводы запускаются, какие-то приостанавливают свою деятельность.

— Вам известны какие-либо проекты по переработке или сортировке мусора, которые планируется запустить в Алматы?

— Пока у нас нет такой информации, этот бизнес требует господдержки. К тому же, как я говорил ранее, строительство мусоросортировочного комплекса потребует несколько миллиардов тенге — это большие инвестиции для частной компании.

Думаю, в рамках одного города должен быть один мусоросортировочный комплекс для обеспечения единого для всех вывозящих компаний порядка вывоза мусора, мусороперерабатывающих же производств может быть несколько.

Казахстан > Экология > kapital.kz, 10 марта 2017 > № 2120377 Айбек Рахимов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в работе круглого стола «"Зелёная" экономика как вектор развития».

Круглый стол состоялся в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: По поводу зелёной темы, зелёного тарифа, зелёных облигаций. Ещё, наверное, лет десять назад мне казалось, что всё это общие разговоры: в условиях глобализации, в условиях очень жёсткой конкуренции, а с другой стороны, протекционизма, свойственного любой стране, это работать не будет. Хотя на всех саммитах (я их немало посетил), на всех форумах всегда на эту тему дежурно «отмечались».

Но за последние десять лет оказалось, что это реально работающая история. Во многих странах и тарифы действуют вовсю, и всякого рода инструменты выпускаются, включая эти самые зелёные облигации. Причём общий объём этих облигаций огромный.

Другой вопрос, что называть этими зелёными облигациями, потому что их, конечно, никто так не маркирует, они просто направлены на определённые цели. Тем не менее очевидно, что они преследуют экологические цели, они помогают бережному отношению к природе, использованию самых современных экологически чистых технологий.

Поэтому вся тема зелёной экономики переместилась из разряда обсуждаемых в экспертных кругах в бизнес. И это, мне кажется, главное, о чём мы должны сегодня думать. Эта тема стала реально работающей коммерческой историей. А раз так, значит, государство должно каким-то образом на это реагировать, выпуская определённые правила. Это касается самых разных направлений, включая и зелёный тариф.

Меня спросили, когда он у нас будет. Но по целому ряду позиций он уже есть. Мы его используем, и надо просто посмотреть, во что это выльется. Но мы будем расширять количество тем, где используется специальный экологический тариф, естественно, не в ущерб экономическому содержанию.

По поводу НДТ и темы, связанной с использованием наилучших доступных технологий в бизнесе. Конечно, нужно сделать всё, чтобы, во-первых, бизнес понимал, чего от него хотят, чтобы бизнес был готов к внедрению наилучших технологий, чтобы это не было для него неожиданностью или непосильным бременем, но, с другой стороны, мы не должны отступать назад. Если мы для себя поставили эту временную планку – 2019 год, я думаю, что нам вполне по силам (и бизнес это подтверждает) принять все необходимые решения, договориться по ключевым условиям сотрудничества и всё-таки перейти к НДТ с 2019 года. Но мы будем, естественно, этот процесс максимально тщательно контролировать, мониторить.

И последнее, о чём коллеги здесь говорили и что перекликается с тем, о чём я говорил на пленарном заседании, – это всякого рода стандарты. Мы много в последнее время уделяли этому внимания. И считать, что наши стандарты остались незыблемыми, такими же, как были, допустим, в советский период, что техническое регулирование не изменилось, было бы нечестно. Но очевидно, что очень много проблем всё равно остаётся. Именно поэтому на пленарном заседании я сказал, что нужно ещё раз проанализировать, где мы достигли успеха в техническом регулировании, в использовании всякого рода стандартов, новых стандартов, в переходе к современным подходам, а где у нас движение весьма и весьма слабое. Потому что это регулирование выглядит по-разному, в зависимости от отраслей и от органов, которые эти решения принимают.

В любом случае мы обязательно этим будем заниматься, потому что реформу технического регулирования, реформу в целом стандартизации в нашей стране точно нельзя считать завершённой. Мы к этому обязательно вернёмся, в том числе по итогам сегодняшнего форума.

Вопрос: Я бы хотела Дениса Валентиновича Мантурова спросить по поводу новых стандартов регулирования. Всё ли здесь готово? Как выпускаются те самые справочники, чтобы бизнес, промышленность понимали, по каким правилам надо будет играть с 2019 года?

Д.Мантуров: Что касается справочников. 23 справочника утверждены, по 51 справочнику в этом году работа завершается. И то, что, как Александр Николаевич (Шохин) сказал, с 2019 года бизнес будет готов перейти на НДТ, тому подтверждение. Сложности, связанные с желанием или нежеланием, возникают только в одном случае. Естественно, это деньги. Это модернизация текущих производств или создание новых. Что касается новых, то абсолютно все стройки уже изначально закладывают новые подходы и в части экологии, и в части энергоэффективности. А при модернизации, мы посчитали, потребуется в общей сложности порядка 8,5 трлн рублей. Да, цифра большая, но это не за один год.

Это постепенная работа, которая планово закладывается в бизнес-планы предприятий. У нас закладывался инструмент, для того чтобы оказывать содействие предприятиям по переходу на НДТ. Собственно, для этого создавался Фонд развития промышленности. Но в определённый момент мы временно переключили механизмы на импортозамещение, а сейчас постепенно к этому возвращаемся и будем таким образом помогать предприятиям.

Д.Медведев: Ещё очень важны прямые коммуникации, чтобы мы все понимали, о чём мы говорим. Вот я только что сказал о том, что мы считаем правильным, как и коллеги из бизнеса, начать переход на НДТ с 2019 года, исходя из разумного предположения о том, что все знают: НДТ – это наилучшие доступные технологии.

Вопрос: Я хотела спросить Российский фонд прямых инвестиций о доступных технологиях. Вы привлекаете сюда иностранных инвесторов. Где их технологии? Почему они не пришли к нам со своими заводами по утилизации мусора? Где эти инвесторы из Азии, арабских стран? Что им мешает к нам прийти?

К.Дмитриев: Во-первых, мы уже начали инвестировать в зелёную энергетику. Например, проект по малым гидроэлектростанциям в Карелии проинвестировали суверенный фонд Эмиратов, Саудовской Аравии и китайские инвесторы. Такие проекты есть. Мы также начинаем смотреть на ветряную энергетику. Там наши партнёры – «Росатом» и ведущий инвестор ветряной энергетики в мире «Масдар». Поэтому они заинтересованы в том, чтобы приходить к нам с инвестициями. Безусловно, для них важен тот посыл, который мы услышали сегодня: инвестиции в зелёную энергетику – это бизнес, а российское государство создаст такую систему, чтобы там можно было получать привлекательную доходность.

Вопрос: Правильно ли я Вас понимаю, что пока у нас не очень привлекательные условия для иностранных инвесторов в сфере зелёных технологий?

К.Дмитриев: Наоборот. Например, проект снижения потерь в «Россетях» на 20% проинвестировали арабские инвесторы в то время, когда была очень большая волатильность рубля. Они заинтересованы, и мы уверены, что таких проектов будет больше.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, как Вы считаете, нам всё-таки важно смотреть на опыт тех, кто уже давно занимается зелёными технологиями, у кого экономика уже зелёная? Ведь в Европе давно умеют перерабатывать мусор, и в Азии умеют, и в арабских странах. Те же самые возобновляемые источники энергии. Нам эти наилучшие доступные технологии надо брать на Западе или, может быть, на Востоке, или своих Кулибиных воспитывать и готовить свои технологии в первую очередь? И успеем ли мы тогда к 2019 году?

Д.Медведев: Конечно, нам не нужно придумывать деревянный велосипед. Во многих странах использование такого рода технологий достигло совершенно фантастического уровня. Это вызывает огромное уважение. Они применяются везде, в том числе при строительстве зданий. Кстати сказать, те здания, где у нас форум проходит, тоже весьма неплохие с экологической точки зрения. Именно потому, что их создавали совсем недавно по более совершенным проектам и в соответствии с современными требованиями. Поэтому нужно максимально использовать международный опыт. В ряде случаев, конечно, с учётом специфики страны, нужно и свои решения применять.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев


Белоруссия > Леспром. Экология > wood.ru, 22 февраля 2017 > № 2088165 Николай Юревич

Минлесхоз Беларуси провёл "прямую телефонную линию" по изменениям в Лесном кодексе

Зимой он обогревает, летом и осенью кормит грибами и ягодами. А еще предоставляет место для отдыха, в сезон заготовок помогает подзаработать - на сдаче той же черники или лисичек. Одним словом, с лесом жизнь сельчан связана неразрывно. И хоть пущи, ельники, дубравы, рощи и боры - наше общее богатство, - бездумно относиться к ним нельзя. Потому есть и соответствующее законодательство, которое помогает разобраться, что можно делать в лесу, а что нельзя. Самый главный документ - Лесной кодекс. С 1 января начала действовать его обновленная версия. Что изменилось? В каких объемах можно беспрепятственно собирать ягоды и грибы? Какие документы требуются для вырубки деревьев? На эти и другие вопросы во время "прямой линии" ответил начальник управления лесного хозяйства Минлесхоза Николай Юревич.

- Николай Николаевич, здравствуйте! Знаю, что новый Лесной кодекс накладывает немало запретов. Например, нельзя в лесу устраивать летние лагеря для сельскохозяйственных животных, мыть автомобиль. А разрешен ли выпас домашнего скота или установка ульев? (Мария Светлова, Сморгонский район)

- Такая деятельность под запрет не подпадает, но необходимо обратиться в лесничество, где вам выдадут бесплатный лесной билет. При его наличии можно в лесу устанавливать ульи или пасти скот.

- Звоню из агрогородка Головичполье. У меня конкретное предложение: на непригодных для сельского хозяйства землях с низкой балльностью посадить деревья! Прямо возле моего дома в 60-х годах был хороший лес, затем его вырубили и участок отдали хозяйству. Каждый год сердце кровью обливается - столько удобрений в землю вкладывают, столько тратят денег, а результата практически никакого. Земля тут бедная - хорошего урожая не дает. Почему бы не занять эту территорию лесом? (Георгий Белко, Щучинский район)

- Министерство лесного хозяйства такую инициативу поддерживает: чтобы неплодородные земли, пригодные для лесовыращивания, были переведены в лесной фонд. Лучше пускай там растут деревья, которые в дальнейшем принесут выгоду, чем территория пустует. При этом нужно понимать, как сейчас все устроено: согласно земельному законодательству все земли должны быть зарегистрированы. В этой связи пользователь, который инициирует передачу земель в состав лесного фонда, должен сначала произвести их государственную регистрацию, затем начинать процедуру по передаче лесохозяйственным учреждениям. Кстати, все земли лесного фонда Минлесхоза зарегистрированы. Эта работа лесхозами была проведена еще в 2015 году. Мы не можем прийти на территорию сельхозпредприятия и посадить там деревья. Просто потому, что она нам не принадлежит. Но если вы знаете о таких участках, которые пустуют или используются неэффективно, то сообщайте местным органам власти, чтобы принимались дальнейшие действия. К земле нужно относиться по-хозяйски.

- Вас беспокоят с предприятия "Глубокская ПМК мелиоводхоз". На территории нашего района работает иностранное предприятие-резидент РБ: они разрабатывают торфоучасток, а мы выполняем подрядные работы. Земли лесного фонда иностранной фирме были переданы для пользования на 32 года. До вступления в силу нового Лесного кодекса получали лесорубочные билеты в нашем Глубокском лесхозе. Сейчас же их выдавать отказались. Наверное, в документе этот вопрос остался неурегулированным. С 1 января мы не можем работать, поскольку не понимаем, где теперь брать разрешающие документы... (Татьяна Николаевна, Глубокский район)

- На самом деле никакого правового вакуума нет. Дело в том, что проведение таких рубок больше не относится к лесному законодательству, как это было раньше. Все нюансы регулирует Закон о растительном мире, новая редакция которого также вступила в силу с начала года. В частности, необходимо обратить внимание на 37-ю статью этого документа. В райисполкоме и облисполкоме есть структуры Минприроды, которые разъяснят вам всю цепочку действий по получению разрешающих документов. Однозначно скажу, что лесорубочный билет для проведения таких рубок больше не требуется.

- Все чаще слышу, сколько заготовлено древесины в стране, о загрузке деревообрабатывающей отрасли, о поставках древесины на экспорт. В связи с этим у меня возник вопрос: не останутся ли в чистом поле наши правнуки? (Николай Абраменков, Слонимский район)

- Практически ежегодно мы сажаем деревьев больше, нежели вырубаем. Нехарактерным в этом отношении стал разве что прошлый год. Коррективы внесла погода - было много бурелома. А вот если взять, к примеру, 2015-й, то сплошные рубки проведены на территории 30,1 тысячи гектаров, а восстановлен лес на 39 тысячах гектаров. Посмотрим и более позднюю статистику: в 2008 году засажено деревьями 47,1 тысячи гектаров, вырублено с территории 26 тысяч. Как видите, правнуки без леса не останутся.

- Николай Николаевич, добрый день. Почему у нас такое бесхозяйственное отношение к лесу? Зайти страшно. Наблюдаю, как работают частники в лесу недалеко от поселка Дружба, в котором проживаю. Сухостой не убирают, мусор оставляют. Срезают, что им нужно, - и погнали кругляк за границу, а деньги себе в карман. Это же людское богатство, а не частников! И президент на недавнем совещании говорил, что нельзя вывозить круглый лес... (Антон Заяц, Мозырский район)

- Спасибо вам за бдительность и бережное отношение к лесу. Такая деятельность, когда отрезают только комлевую часть, - недопустима. На указанной вами территории сотрудниками Мозырского лесхоза будет проведена проверка. (Материалы расследования прилагаются. Работы будут продолжены лесхозом в дальнейшем. - Прим. авт.).

- Участок, на котором стоит наш дом, расположен рядом с лесом. Можем ли мы вырубить несколько старых деревьев или для этого нужны какие-либо документы? (Юлия Ашуйко, Воложинский район)

- В первую очередь необходимо обратиться в сельский Совет, чтобы понять, где проходит граница участка. Если деревья относятся к лесному фонду, то без разрешительных документов вырубать их вы не имеете права. Нужно написать заявление в лесхоз с просьбой исследовать деревья на предмет опасности. Если комиссия примет решение, что они действительно представляют угрозу вашей жизни или сохранности имущества, то будет составлен соответствующий акт, на основании которого выпишут лесорубочный билет на вырубку.

- А если деревья будут вырублены без такого документа?

- Заплатите штраф. Если были повреждены деревья, которые росли, например, в лесах первой группы, то это от пяти до пятидесяти базовых величин. Если такую работу провел индивидуальный предприниматель - от двадцати до двухсот базовых, для юридического лица - от пятидесяти до трехсот.

- Будет ли считаться нарушением заготовка ивовых прутьев для лозоплетения у рек, озер, в лесу? Недавно окончила курсы и хочу заниматься таким ремеслом, лоза нужна в немаленьких объемах. Требуются ли специальные разрешающие документы? (Анна Дешко, Пинский район)

- Стоит обратиться в местное лесничество для того, чтобы вам показали подходящие участки. Там же выдадут и разрешительный документ.

- То есть без него нельзя?

- Законом это не запрещено для удовлетворения собственных нужд. Вопрос другой: по незнанию вы можете заготавливать лозу, например, на охраняемой территории, где есть ограничения или запреты на такой вид лесопользования. А это уже нарушение. Чтобы избежать недоразумений, лучше обратиться в лесничество.

- Хотим на второй день после свадьбы выехать на пикник в лес. Компания предполагается немаленькая - около 30 человек, будем на автомобилях. Разрешается ли проводить такое торжество в лесу на площадке, которая нам понравилась? Или для этого подходят только специальные места, выделенные для отдыха? (Татьяна Ковальчук, Минский район)

- Ограничений на посещение жителями леса нет. Но, конечно, лучше провести такой пикник на обустроенном для отдыха месте, где уже организовано кострище, построены беседки и скамейки, установлены мусорные контейнеры. В Минском лесхозе, например, есть хороший охотничий комплекс в живописном месте в деревне Новоселье. Там для отдыха продумана вся инфраструктура.

- Николай Николаевич, звоню из грибного края - Ивацевичского района. Зовут меня Татьяна. В лес у нас ходят все - от мала до велика. Прошел такой слух, что по новому законодательству за сбор грибов и ягод необходимо платить сбор. Правда ли это? Мы уже думаем, что пора лес делить на участки, пока не поздно...

- Делить лес не нужно - как вы ходили за грибами и ягодами, так и будете ходить. В новом кодексе в этом отношении ничего не изменилось - жители для собственных нужд могут бесплатно собирать ягоды, грибы, орехи, опавшие листья и так далее. А сбор необходимо уплачивать только в том случае, если вы хотите заниматься коммерческой деятельностью. Тогда же нужно будет брать и разрешительные документы. Но самое главное, чтобы после посещения в лесу не оставался мусор.

По вопросу проводимых рубок возле поселка Дружба Мозырского района ГОЛХУ "Мозырский опытный лесхоз" сообщает: земли государственного лесного фонда переданы для реконструкции линии электропередачи и расширения просек. Комплекс работ по заготовке древесины проводился подрядной организацией - государственным предприятием "Мозырская передвижная механизированная колонна 27". Срок окончания заготовки по лесорубочному билету - 31 декабря 2016 года. Все работы по заготовке древесины проведены в 2016-м. Вывозилась лесопродукция в прошлом и частично в этом году. По состоянию на 31 января 2017-го на просеке ликвидная древесина отсутствует, порубочные остатки складированы в кучи, кое-где требуется доочистка, что, по заверению подрядчика, будет сделано после схода снежного покрова.

 Наталья Борисовец, "Сельская газета". Министерство лесного хозяйства Республики Беларусь

Белоруссия > Леспром. Экология > wood.ru, 22 февраля 2017 > № 2088165 Николай Юревич


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082697 Антон Кульбачевский

Антон Кульбачевский: Для нас каждый год — это год экологии

Глава Департамента природопользования и охраны окружающей среды — о том, как влияет изменение климата на жизнь городов и чего ждать Москве от Года экологии.

2017 год объявлен в России Годом экологии. Это значит, что по всей стране особое внимание будут уделять проблемам окружающей среды, сохранению заповедников, совершенствованию природоохранного законодательства. В Москве уже этой весной высадят тысячи новых деревьев и кустарников, летом презентуют новый сорт розы «москвичка» и проведут первый Климатический форум, а к сентябрю откроют три уникальных природных музея. Руководитель столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский рассказал в интервью mos.ru, где можно будет понаблюдать за жизнью пчелиного роя, когда в «Лосином острове» горожане увидят, как проходят реабилитацию дикие животные, зачем экзотическим зверям регистрация в Москве и какие меры принимаются для улучшения экологической обстановки в столице.

— Какие просветительские проекты для горожан будут проводить в Москве в Год экологии?

— Постараемся охватить практически все московские школы экологическими уроками. Традиционно в Москве в этом году пройдут акции, посвящённые раздельному сбору мусора: «Разделяй и используй» — все округа города будут объезжать маркированные передвижные пункты по раздельному сбору мусора; «Батарейки, сдавайтесь!» — акция по сбору и утилизации разрядившихся батареек проводится в марте в образовательных учреждениях города; «Бумажный бум» — акция по сбору макулатуры, проводится среди образовательных, социальных учреждений, учреждений культуры. Также мы готовимся провести традиционные экологические акции и праздники, такие как «Час Земли» (в последнюю субботу марта в разных странах мира выключают свет на один час для сохранения энергоресурсов планеты — с 20:30 до 21:30 по московскому времени. — Прим. mos.ru), «День эколога» (отмечается 5 июня. — Прим. mos.ru) и «День без автомобиля» (отмечается 22 сентября. — Прим. mos.ru). Надеюсь, что горожане нас ещё активнее поддержат.

Особо хотел бы отметить День эколога (отмечается 5 июня. — Прим. mos.ru) в этом году. На празднике мы планируем презентовать новый сорт розы под названием «москвичка». Сорт уже выведен и сейчас проходит регистрацию. Это кустовая роза, которая адаптирована к городским условиям. «Москвичка» украсит розарий Ботанического сада. В день презентации мы также планируем дарить эти розы горожанам на улицах. В будущем, я надеюсь, этот сорт будет применяться в озеленении улиц, площадей, скверов и бульваров.

Для нас каждый год — это год экологии. Поэтому столичный Департамент природопользования и охраны окружающей среды будет продолжать заниматься своей повседневной работой. Но при этом основной упор мы сделаем на экологическом просвещении москвичей, воспитании экологической культуры у подрастающего поколения.

— Планируется, что в Год экологии в Москве появятся два новых экомузея: музей леса в парке «Лосиный остров» и музей Москвы-реки на базе судна «Московский эколог». Когда они начнут работать?

— И музей леса, и музей Москвы-реки мы планируем открыть к 1 сентября. Судно «Эколог» с музеем на борту будет курсировать по Москве-реке до окончания навигации в ноябре. А потом мы снова запустим его с началом навигации в апреле — мае 2018 года.

Остановки плавучий музей будет делать на причалах и там же будет принимать на борт посетителей. В ближайшее время мы заключим так называемый договор причаливания с ГБУ «Гормост» и планируем, что плавучий музей будет останавливаться в Центральном, Южном, Юго-Восточном, Северном и Северо-Западном округах Москвы. Зимняя стоянка музея Москвы-реки планируется в «Серебряном бору».

В этом музее будут интерактивные залы с информационными панелями, где можно будет узнать всё об истории Москвы-реки, о том, как менялись её русло и водоток. Также посетители смогут сделать заборы воды на разных участках реки и исследовать её качество в научной лаборатории музея, сравнить разные образцы под руководством экскурсоводов-экологов.

— А каким будет музей леса?

— Он тоже будет наполнен интерактивными экспонатами. Но если у музея Москвы-реки тематика будет скорее научная, то музей леса в национальном парке «Лосиный остров» будет ориентирован в первую очередь на детей. Не хотелось бы преждевременно раскрывать подробности всей экскурсионной программы, могу лишь сказать, что об экологии, о защите леса там будут рассказывать через русский фольклор и сказочных персонажей.

— Антон Олегович, а какова судьба павильона «Пчеловодство» на ВДНХ, его тоже превратят в экомузей?

— Да, в этом году в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ появится музей пчелы. Его планируем открыть уже в июле. Это наш совместный проект с Союзом пчеловодов России, который раньше занимал этот павильон. В российских городах есть музеи, посвящённые пчёлам, но подобный появится впервые. За стеклом мы хотим показать жизнь целого улья — все её процессы, от появления пчёл на свет до производства мёда. В природе всё это скрыто от глаз человека. Однако в музее будет построен большой улей из стекла. В него пчеловоды заселят пчёл. Будут выбраны отечественные породы пчёл, прекрасно адаптированные к городской среде в средней полосе России.

В тёплое время года пчёлы будут свободно перемещаться по территории ВДНХ и возвращаться в улей в павильоне «Пчеловодство». Зимой они будут жить только в пределах помещения музея. Площадь павильона составляет 200 квадратных метров, улей и музейная экспозиция займут большую её часть.

— Почему именно пчёлы? Зачем мегаполису музей пчелы?

— Пчёлы одни из самых древних обитателей Земли. Их жизнь социальна, подчинена определённым законам и правилам, каждый обитатель пчелиного сообщества выполняет свою важную функцию, ульи и муравейники часто сравнивают и с человеческим обществом. У посетителей музея пчелы будет возможность внимательно изучить жизнь улья, узнать поближе этих удивительных и полезных существ. Можно сказать, что вместе с музеем пчелы в Году экологии в столице появятся три уникальных природных музея.

— А как же мёд — его дадут попробовать гостям музея?

— Прежде чем понять, можно ли есть мёд, добытый в городской среде, его надо проанализировать. Как правило, московский мёд не продаётся, его не едят. Но в музее пчелы посетителям расскажут, как отличать натуральный, хороший мёд от подделок; что такое перга, прополис, мумиё; как используют мёд и его субстанции в медицине.

— Расскажите, насколько масштабно продолжится программа «Миллион деревьев» в этом году.

— Акция «Миллион деревьев» проводится четвёртый год. Мы высадили уже более полутора миллионов деревьев и кустарников в московских дворах. Озеленение прошло в трети московских дворов, две трети ещё только предстоит украсить деревьями и кустарниками.

С 2015 года по этой программе мы стали озеленять ещё и учреждения социальной сферы: дворы школ, больниц, поликлиник, детских садов.

Кроме того, у «Миллиона деревьев» есть подпрограмма «Лунка в лунку». Мы заменяем сухостойные, аварийные, либо утраченные из-за погодных условий деревья практически на всей территории города. Например, в прошлом году в июле был ураганный ветер, столица потеряла шесть тысяч деревьев. Вот эти шесть тысяч деревьев были осенью высажены на тех же местах.

Нынешней весной мы планируем высадить в рамках программы более 4800 деревьев и более 165 тысяч кустарников. Среди самых популярных пород деревьев — липа, клён, рябина, берёза, а среди кустарников — спирея, кизильник, лапчатка, сирень. Самые массовые высадки будут приурочены к 1 Мая и 9 Мая. Вторая волна высадки деревьев у нас запланирована на осень; жители определят, какое количество растений будет высажено в осеннем сезоне.

— Как вы боретесь с воровством саженцев? Не раз сообщалось, что некоторые особо предприимчивые люди выкапывают их и забирают себе на дачу.

— Эти случаи в Москве единичны. Деревья не похищают, жертвами вандалов становятся кустарники — сирень, чубушник, жасмин. Во дворах новые растения будут находиться под присмотром камер видеонаблюдения, доступ к которым имеют контролирующие органы. Участковые тоже предупреждены о рисках и станут следить за сохранностью саженцев во время обходов территории.

— Антон Олегович, в Москве в Год экологии проведут Климатический форум. Расскажите, что там будут обсуждать, смогут ли посетить его не только эксперты, но и обычные горожане?

— Конечно, москвичи смогут посетить его, чтобы узнать больше о климате в столичном регионе. Это первый Климатический форум, который пройдёт в нашем городе. Мы пригласим специалистов и экспертов-экологов из разных городов и стран для обсуждения проблем изменения климата. Прежде всего, нам интересен обмен опытом с теми городами, у которых есть программы устойчивого развития в условиях меняющегося климата, программы адаптации к изменениям климата.

В Москве такая программа есть, мы готовы делиться с российскими городами опытом. Ждём также гостей из Лондона и Парижа с их решениями. Мы не будем акцентировать внимание на антропогенных причинах изменения климата — об этом и так много и часто говорят. На форуме мы постараемся уделить внимание естественным причинам, просчитать, как изменится климат в Московском регионе через десятки лет, и, возможно, выработать универсальные сценарии для развития городов при изменениях климата. Форум состоится 21–22 августа.

— А как изменился климат Москвы за последние годы? Это отразилось на жизни города?

— В последние десятилетия в Москве наблюдалась тенденция к потеплению климата. Это не значит, что каждая зима стала теплее, а каждое лето жарче. Потепление климата приводит к тому, что изменяется количество и распределение атмосферных осадков, погода становится переменчивой, всё чаще мы замечаем проявления, которые прежде не наблюдались в регионе или наблюдались очень редко. В качестве примеров можно привести и ледяные дожди зимой, и ливни, которые идут несколько дней в летнее время, или жару и засуху, приводящие к смогу и пожарам в лесах.

Как это влияет на городскую среду? Вот простой пример. В зимнее время у нас участилось количество переходов температуры через нуль. Это приводит к гололедице. Ещё 20 лет назад городская система коммунального хозяйства не была готова к тому, что зимой температура скачет от нуля до минус 20 и обратно к нулю в течение одной недели. И сопровождают всё это снегопады, изморось или ледяные дожди. А сейчас городские службы ЖКХ выстраивают свой режим работы, предусматривая в том числе и такие погодные сценарии. Глобальное потепление влияет на города сильнее, чем кажется. Очень важно учиться учитывать климатические перемены, прогнозировать их воздействие на природу и городскую среду, на жизнь общества в будущем.

— Расскажите, а какова судьба «Экологической стратегии Москвы», какие из её положений вы считаете наиболее важными?

— Проект «Экологическая стратегия Москвы» прошёл все согласования с общественниками, он доработан, и я надеюсь, что в самое ближайшее время будет принят. Это план по улучшению экологии города, который определяет направление нашей работы до 2030 года. Наиболее важными я считаю положения по улучшению качества воздуха на 30 процентов возле автомобильных трасс и на 20 процентов — в районе жилой застройки к 2030 году. Также к 2030 году стратегия ставит перед нами задачи: перерабатывать до 40 процентов отходов и увеличить площадь зелёных насаждений с 54,5 процента до 61 процента (в границах Москвы до 2012 года). Некоторые меры для выполнения этих положений принимаются уже сегодня.

Конечно, самая главная проблема для любого мегаполиса — это загрязнение атмосферы, которое негативно отражается на воде, почве, растениях и здоровье жителей.

С московской промышленностью мы уже разобрались, часть вредных производств в предыдущие годы были выведены за пределы города. Те предприятия, которые работают в городской черте, выполняют программу модернизации, в том числе экологической. Они совершенствуют производство, делают более высокотехнологичными свои очистные сооружения.

Однако самый главный источник загрязнения окружающей среды — это автомобили. Когда машины стоят в пробках, мы получаем в эти часы самое большое количество загрязняющих веществ, поступающих в атмосферу. И город сейчас решает эту проблему. Градостроительная программа, транспортная программа — всё это косвенно или напрямую связано с тем, чтобы разгрузить автомагистрали, чтобы автомобили меньше стояли в пробках, меньше загрязняли окружающую среду.

Помимо того, что появляются новые развязки, сейчас идёт строительство Северо-Западной, Северо-Восточной хорд, которые призваны снизить нагрузку автопотока на МКАД. Рассредоточение автомобилей и снижения числа пробок на МКАД существенно улучшит качество воздуха в районах, граничащих с Кольцевой автодорогой.

— Антон Олегович, год назад для снижения загазованности воздуха от автомобильных выхлопов в Москве было введено требование к качеству моторного топлива автомобилей — использовать в городской черте бензин класса не ниже «Евро-5». Это требование соблюдается?

— Да, такое требование к моторному топливу для автомобилей в Москве действует с 1 января прошлого года. Самые распространённые нарушения связаны с продажей автомобилистам контрафактов, который на АЗС выдают за топливо класса «Евро-5», хотя оно таковым не является.

Мы вправе проводить плановые проверки АЗС один раз в три года, а также реагируем на жалобы, которые поступают к нам на горячую линию. Автомобилисты очень быстро понимают, что им продали низкокачественное топливо: двигатель начинает «чихать», машина плохо заводится. Больше всего нареканий вызывают несетевые АЗС, которые расположены не в центральной части города, а на окраинах, особенно в ТиНАО. Проверки проводим совместно с природоохранной прокуратурой, делаем контрольные закупки и исследуем качество топлива. В 2016 году было проверено более 30 АЗС по жалобам на горячую линию, также было проведено 12 плановых и внеплановых проверок. По итогам инспекций АЗС были оштрафованы более чем на три миллиона рублей. В чёрном списке, опубликованном на сайте Департамента, на сегодняшний день находятся 26 АЗС.

Что касается частного автопарка в Москве, то с каждым годом он становится всё более экологичным. В 2012 году у нас всего порядка шести процентов автомобилей имели класс двигателя «Евро-5», а сейчас доля таких автомобилей в городе — около 20 процентов.

— Для неэкологичных грузовиков в этом году ограничен въезд в центральную часть города. Как следят за тем, чтобы «грязные» грузовые авто не нарушали ограничения?

— С 1 января 2017 года грузовики с двигателями класса ниже «Евро-3» не могут въезжать на Третье транспортное кольцо (ТТК) и в его пределы, а грузовики с двигателем класса ниже «Евро-2» — на Московскую кольцевую автомобильную дорогу (МКАД) и в её пределы.

Порядка 30 процентов выхлопных газов, загрязняющих воздух в районе автомобильных трасс, выбрасывают грузовики. Ограничения должны стимулировать транспортные компании обновить автопарк.

Въезд грузовиков на ТТК и МКАД фиксируют видеокамеры, операторы по паспорту транспортного средства в базах ГИБДД видят экологический класс двигателя каждого из них. Если грузовик с неподходящим классом двигателя въедет в центральную часть города, то его владелец получит штраф. Для этого инспекторам ГИБДД не надо бегать за нарушителями, всё фиксируют камеры.

Мы ожидаем, что ограничение на въезд грузового транспорта в центральную часть города снизит загазованность воздуха на два-три процента, а это существенно для такого мегаполиса, как Москва. Думаю, в конце 2017 года мы уже сможем оценить эффективность этой меры.

— Антон Олегович, в Москве применяют «зелёные» стандарты для строительства?

— Мы можем лишь рекомендовать строительным компаниям и девелоперам придерживаться хотя бы отчасти «зелёных» стандартов в жилой и офисной застройке. Но скоро в Москве появится достойный образец экодома. Первым зданием, возведённым полностью по «зелёным» стандартам, станет дом Всемирного фонда дикой природы (WWF) с солнечной батареей на крыше.

— А много ли в Москве уголков экобаланса, где ничего приводить в порядок не надо, а только беречь и сохранять?

— Конечно. У нас есть особоохраняемые природные территории, на них есть и заповедные участки. Это наша гордость, это ядра московской природы, которые мы охраняем, изучаем, показываем школьникам и студентам в образовательных целях. Особоохраняемые природные территории, такие как памятник природы «Серебряный бор», национальный парк «Лосиный остров», природно-исторические парки «Измайлово», «Битцевский лес» и другие, — это жемчужины нашего города. Не в каждом мегаполисе, отъехав восемь километров от центра, можно повстречать лося, лису, зайца. А в Москве это реально.

Но и на центральных улицах города появляются более экологичные уголки. После первых этапов реализации программы «Моя улица» мы видим много озеленённых комфортных общественных пространств. Это не может не радовать.

— Появится ли на территории парка «Лосиный остров» центр реабилитации животных от Московского зоопарка? Это же ваш совместный проект?

— В парке «Лосиный остров» уже готовы вольеры для содержания животных. Задачей реабилитационного центра станет помощь пострадавшим и ослабленным диким животным, которых передают зоопарку. После реабилитации часть из них будут возвращать в дикую природу. Сейчас мы решаем юридические вопросы — как передать имущество Московскому зоопарку. Далее останется завезти туда животных, организовать экскурсионную программу. А так, в принципе, всё готово.

Ещё у нас с Московским зоопарком есть план по созданию парка с полувольным содержанием животных в ТиНАО. Сейчас ищем земельный участок, и параллельно идёт поиск инвесторов для этого проекта.

Мне не нравится название «сафари-парк», ведь сафари — это изначально термин, обозначающий охоту. Мы же выступаем за то, чтобы фотоохота вытесняла охоту в нашем обществе, чтобы главным для человека стало общение с природой, а не её уничтожение ради трофеев. Кстати, в феврале экскурсии с фотоохотой по местам обитания белок, дятлов, бобров пройдут в «Серебряном бору». Думаю, что подобные мероприятия мы сможем проводить и на других природных территориях.

— Антон Олегович, а что касается закона по содержанию диких животных в домашних условиях, какова его судьба?

— Пока этот закон не принят, рассмотрение законопроекта запланировано на март. В Москве с каждым годом увеличивается спрос на экзотических животных. Это животные, которые не водятся на территории Российской Федерации, их завозят, естественно, в основном контрабандными каналами. При этом нарушается ветеринарное, таможенное законодательство.

В Москве о том, что диких животных содержат дома, и содержат плохо, мы узнаём только тогда, когда случается что-то экстраординарное: питомец убегает, или жалуются соседи, или владелец бросает питомца.

— Много таких случаев?

— На нашу горячую линию еженедельно поступает семь-восемь обращений от горожан о диких животных, попавших в беду, в том числе и об экзотических животных. Мы в проект закона ввели требования к содержанию диких животных в неволе частными лицами. Содержать у себя дома можно и рысь, и игуану, и черепаху. Главное условие — оформить для него регистрацию. Это значит, что у владельца должны быть документы, доказывающие легальность происхождения животного, что его не ввезли контрабандой. А в доме должны соблюдаться все условия для комфортного содержания — должен быть просторный вольер, аквариум или террариум, питомца должны кормить подходящей ему пищей.

Владелец будет обязан обеспечить доступ наших специалистов к питомцу для оформления регистрации. Запрет на домашнее содержание будет прописан только для крупных диких кошек, хищников, крупных животных, таких как слоны или жираф, для ядовитых змей.

— Расскажите, а как часто пресекаются попытки нелегальных поставок диких животных?

— В 2016 году в столичных аэропортах у контрабандистов были конфискованы десятки особей. Перевозили их часто тайно, в ужасных условиях. Это и обезьяны лапундеры, и детёныши тонких лори, и краснокнижные черепахи, и змеи, в том числе ядовитая куфия. В прошлом году в Домодедове в багаже у пассажира, вылетавшего в Арабские Эмираты, нашли 30 соколов. Скорее всего, он вёз их на продажу — для столь популярной в ОАЭ соколиной охоты. Всех животных и птиц мы отправляли в центр передержки животных под Яхромой.

Многие животные, птицы и рептилии, которых ввозили в страну незаконно контрабандисты или выбрасывали на улицу хозяева, оказываются после центра передержки в Московском зоопарке, также мы передаём зверей в Ярославский зоопарк, налаживаем контакты с другими зоопарками страны.

В наших планах — передавать спасённых диких экзотических животных в лицеи, школы и другие образовательные учреждения с экологическим уклоном для их живых уголков. Главное, чтобы о них заботились неравнодушные люди, которые понимают, как это нужно делать.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082697 Антон Кульбачевский


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Экология > oilru.com, 18 февраля 2017 > № 2085149 Владимир Полеванов

Золотые яйца в смятку.

О продолжающейся в РФ распродаже народного добра, климатологических мифах и наживающихся на них дельцах рассказывает в интервью Галине Платовой известный государственный деятель, доктор геолого-минералогических наук, академик РАЕН, бывший председатель Госкомитета РФ по имуществу, бывший зампред правительства РФ В.П. Полеванов.

- Владимир Павлович, вы - непримиримый критик приватизации по Чубайсу. Однако начатое в лихие 90-е продолжается и поныне. В ближайших планах правительства Медведева - распродажа акций самых ценных государственных активов: банка ВТБ, компаний "Совкомфлот", РЖД, предприятий, связанных с оборонной промышленностью. Ожесточенные споры вызвала продажа 19,5% акций "Роснефти". Есть даже "пострадавшие" - олигарх Евтушенков, владелец холдинга "Системы", он отсидел несколько месяцев под домашним арестом, и министр Улюкаев, попавшийся на взятке. Его тоже упекли под домашний арест, где он и мотает срок.

- Остановлюсь на "Роснефти", так это наше всё. Очень смущает то, что 19,5% акций компании проданы нашему стратегическому противнику - Катару. Мы же воюем с Катаром, он вооружает исламистов, которых мы выбивали из Алеппо и которых еще предстоит выбить из Сирии. Для чего было нашему противнику продавать почти 20% нашей стратегической нефтяной компании? Это равносильно тому, если бы во время войны Советский Союз продал Маннергейму или Гудериану танковый завод в Челябинске.

Катар участвовал и, думаю, будет участвовать во всех революциях в Африке, приложил руку к уничтожению Ливии, Каддафи, к войне в Йемене. И вдруг ему достаются акции нашей крупнейшей нефтяной компании. Неясно...

- Все делается под предлогом спасения нашего тощего бюджета...

- Нам так говорят. Но что получил бюджет? Акции проданы за 10,2 млрд евро, а стоили они 10,6 млрд евро, почти на 200 млн евро дороже. Бюджет недополучил эту сумму. Теперь мы вынуждены отдавать 40 млн тонн нефти в год покупателю акций, недоброжелателю России.

Думаю, когда Сечин уйдет в отставку или куда-то в другое место, можно будет выяснить детали сделки, которая проведена путано и малопрозрачно.

Такая приватизация нефтяных активов свидетельствует о полном крахе экспортной модели экономики. Продажа части "Роснефти" - попытка поддержать систему, которая не развивается, как говорят, прогнила. Поддержать систему на плаву хоть какое-то время, а там что-нибудь да произойдет. Как у Ходжи Насреддина. Главная концепция нынешней власти - показать народу, что "всё хорошо, прекрасная маркиза".

Не ради развития, а во имя сохранения никчемной социально-экономической модели идет плавная распродажа и других государственных активов. Что абсолютно недопустимо.

Единственный плюс - взятие под домашний арест Улюкаева. Он прогнозировал, что до 2030 года роста экономики в РФ не будет. Он давал прогнозы уничтожения России. На Западе его признавали лучшим министром.

- Кудрин признавался лучшим министром финансов...

- Сейчас и Набиуллина признана лучшим банкиром. Мой совет всем "лучшим": чемодан - вокзал - Лондон. Как только Запад признает кого-то "лучшим", его мгновенно надо увольнять из органов власти. Он - худший для России.

- Но "лучшие" продолжают руководить.

- К сожалению. Набиуллина игнорирует все разумные программы, которые предлагает советник президента С. Глазьев, другие авторитетные экономисты.

- Что они предлагают?

- Предлагают выйти из вашингтонского консенсуса, оторваться от доллара, дать льготные кредиты промышленности, использовать опыт правительства Примакова-Маслюкова, которое вытащило экономику после дефолта 1998 года. Меры роста расписаны Глазьевым по пунктам, доведены до президента письменно и устно. В программах оппозиции есть дельные предложения, в частности в программе КПРФ "Десять шагов к достойной жизни". Надо совместно находить выход из тупика, тогда получим нужный результат.

- Но ничего разумного не делается.

- "Лучшие" министры бездействуют. Приватизация стратегических долей экономики перечеркивает надежды на развитие страны.

- В чем выход?

- Пора задуматься не о приватизации, а о национализации, о государственном контроле в ряде отраслей. В стране десятки тысяч людей отравляются суррогатным алкоголем. Надо национализировать эту отрасль, что принесет в бюджет страны живые мгновенные деньги.

Почему не вводится прогрессивный налог на богатых? Во всем мире они платят налоги до 40-50% от доходов. А у нас что нищий учитель платит 13% от своей мизерной зарплаты, что Абрамович с Дерипаской - от миллионов долларов. Прогрессивный налог дал бы экономике необходимые деньги, и не нужно было бы распродавать госсобственность.

А наше руководство распродает акции "Роснефти" всего за 10 млрд, евро почти за 20%. Причем лет 6 назад РФ выкупила примерно такую же долю нашей компании у "Бритиш Петролеум", но за 30 млрд евро. Сейчас продаем за 10 млрд евро.

- Безумно и бесхозяйственно...

- Даже либеральные экономисты разводят руками. Все понимают, что продаются последние ценности. Так бывает в обнищавшей семье из-за мужа-алкоголика, когда на продажу идет последнее - обручальное кольцо жены. У нас этим обручальным кольцом являются нефтяные активы. Мы всё проедаем, вместо того чтобы развиваться.

Я против такой приватизации, против приватизации ОПК. Очень надеюсь, что у власти хватит ума не приватизировать важнейшие госактивы дальше и будет принята разумная программа либо Глазьева, либо программа КПРФ, либо наших экономистов.

- Наступивший год объявлен Годом экологии. И тут замаячило Парижское соглашение, пугающее людей жуткими последствиями потепления климата, наступающего якобы из-за промышленных выбросов парниковых газов. Вы - геолог, посвящены в тайны климатических перемен. Что скажете об этом соглашении?

- Что это очередная международная авантюра, требующая солидного финансирования, но не имеющая никакого обоснования. Соглашение является продолжением прежних такого же рода документов - Монреальского и Киотского протоколов, придуманных псевдоэкологами.

Монреальский протокол призывал бороться с озоноразрушающими веществами (ОРВ), требуя от государств ограничить производство и распространение фреона. А началось все с запрета полетов самолетов. Сегодня об этом мало кто помнит. Американская печать обрушила вал критики на самолеты неамериканского производства. Якобы летающие в небе "чужаки" сжигают много озона, ухудшают климат на земле, пробивают озоновые дыры. Нужно, чтобы летали только американские самолеты.

Это была вторая половина 80-х годов прошлого века, времена горбачевщины, когда мнение Запада считалось почти законом. Горбачевское руководство тупо согласилось. Впоследствии у нас была практически уничтожена авиация. До сих пор мы почти не строим свои самолеты. А "борцы" за сохранение озонового слоя разрешили строить самолеты, США - боинги и Европейскому сообществу - эйрбасы. А их конкурентов фактически устранили.

Свою выгоду извлек из Монреальского протокола Дюпон, американский холодильный магнат. Он растиражировал выводы двух средней руки ученых, которым показалось, что холодильники выпускают в воздух много фреона, разрушающего озоновый слой, и поэтому с такими выбросами надо прекращать. Ученым дали Нобеля. А Дюпон тут же объявил о создании своего, "качественного", фреона - холодильного газа СВ34А и получил преимущество в производстве холодильников, холодильных и морозильных установок.

Что получилось? Наша страна, подписавшая Монреальский протокол, уничтожила свою холодильную промышленность, с конца 80-х у нас одномоментно исчезли наши холодильники, десятилетиями работавшие безотказно. Мы потеряли холодильное производство не только бытового, но и военного назначения. Потеряли 50 тыс. рабочих мест и теряем прибыль порядка 40-50 млрд долларов в год. А Дюпон на монреальской авантюре сказочно обогатился. Избавившись от конкурентов, он только в Америке заработал около 200 млрд долларов.

Позже выяснится, что дюпоновский газ значительно более опасен, чем прежний фреон, он может взрываться, а работающие на СВ34А холодильники на 10-15% больше потребляют электроэнергии. Но это уже не имеет никакого значения для Дюпона.

В аналитическом докладе Института естественных монополий наши ученые пишут: "Дюпон стал не только монопольным поставщиком... но и обеспечил сбыт более дорогой и маржинальной продукции, гарантировал спрос на нее на долгие годы за счет замены "неэкологичных" холодильников и кондиционеров во всем мире. Монреальский протокол с изначально спорным обоснованием ... привел к переделу рынка в отдельно взятой отрасли в интересах конкретных бенефициаров. Монреальский протокол продолжает действовать. Но оценка последствий его реализации для российской экономики официально не проводилась. Наша страна уже более 20 лет практически полностью зависит от импортных поставок "озонобезопасных" фреонов, а совокупные потери экономики от этой зависимости исчисляются миллиардами долларов".

- А как же с влиянием на климат, на появление озоновых дыр?

- Человек и фреон абсолютно никакого влияния не оказывают ни на климат, ни на озон. Вулканы, например, за одно извержение выбрасывают фреона больше, чем человечество способно выбросить его за сто лет. В природе озон уничтожается, а потом образуется за счет выбросов водорода. Земля дышит водородом. Это доказано наукой, подтверждено данными спутников - наших и американских. Ученый Владимир Леонидович Сывороткин доказал, что фреон, распыленный из баллончиков с аэрозольными дезодорантами или испарившийся из морозильной камеры, не влияет на озоновые аномалии, они имеют геологическое происхождение. Тем не менее бред, запущенный хитроумными ловкачами, жаждущими извлечь прибыль, действует до сих пор. Мы так и не вышли из этого Монреальского протокола.

- Потом последовал Киотский протокол, и даже был образован Фонд по защите климата от парниковых выбросов?

- Он появился в 1997 году. Это была очередная авантюра, проспонсированная Альбертом Гором. Проиграв на президентских выборах Бушу-младшему, Гор стал главным борцом с потеплением климата. Он лично заставлял колеблющиеся страны подписывать этот протокол. Россия присоединилась к протоколу, возникшему на надуманной проблеме. Под нее были установлены квоты, и, по сути, началась торговля воздухом. Есть фантастический роман Александра Беляева "Продавец воздуха". В начале XX века, когда он появился, никто не верил, что такое возможно. Киотский протокол начала XXI века - первый в истории человечества документ о торговле воздухом. За ним нет ни малейшего научного обоснования.

Протокол утверждал, что угарный газ СО2 является основным загрязнителем воздуха и влияет на изменение климата, вызывая потепление. Однако изучение изменений климата за последние 500 млн лет показывает, что дело не в СО2. Вначале повышается температура, т.е. наступает потепление, начинается таяние мерзлоты, и только потом увеличивается в воздухе количество СО2. Но не наоборот. Опять же, СО2 - мизерная часть парникового газа, всего 5%. Главная составляющая часть парниковых газов 70% - это вода. Так что же, будем бороться с водой? На втором месте - метан - 30%. И все это вместе взятое ни малейшего отношения к изменениям климата не имеет.

- Климатом управляет природа?

- Природа сама меняет климат, действуя по своим законам. В истории Земли происходили огромные выбросы СО2, например в мезозое, несколько миллионов лет назад, - 7 тыс. ППМ (грамм на тонну воздуха), и Земля уцелела. Есть многочисленные графики и за 100 лет, за тысячу лет, за 12 тыс. лет, за 6 млн лет. На них видно, что температура - сама по себе, углекислый газ - сам по себе.

Но далекий от науки Киотский протокол получил жизнь и дал возможность развитым странам, которые к нему присоединились, диктовать свои "экологические" условия России, бедным странам, запрещать им развивать свою промышленность. Была запущена мощнейшая пиар-кампания, создана международная бюрократия, прозванная климатократией, которая ничего не производит, но за большие деньги диктует свои условия участникам протокола. Гор, убедивший многие страны присоединиться к нему, получил Нобелевскую премию.

- Торговля воздухом принесла инициаторам большие барыши?

- И еще больше разожгла непомерные аппетиты климатократов, что выразилось в появлении Парижского соглашения. Подписано оно в декабре 2015-го в Париже. Соглашение, как было заявлено, продолжает тему Киотского протокола, будет "определять характер международной климатической политики на десятилетия вперед". Задача соглашения - "борьба с потеплением климата", для чего странам придется сократить выбросы парниковых газов, другими словами, - остановить промышленность. Ученые уже назвали Парижское соглашение вершиной плутовства глобальной климатократии.

- Чем грозит соглашение России?

- В аналитическом докладе, подготовленном в 2016 году Институтом проблем естественных монополий России, дан всесторонний анализ последствий для нашей страны реализации этого соглашения. Если будем выполнять его положения, то потеряем часть ВВП, до 25% дохода бюджета, на 5-10% увеличим безработицу. Резко вздорожает электричество, для населения цена на электричество повысится на 45%, для коммерческих предприятий - на 49%. Нас обяжут выплачивать миллионы долларов за выбрасываемый СО2, платить миллиарды углеродного сбора за добычу нефти и газа, за потребленные внутри страны бензин, мазут, нефтепродукты, газ. И мы получим "эффект" в виде полной потери конкурентоспособности по всем направлениям.

Доклад подготовлен нашими учеными по заданию правительства, но его не оглашают. Надеюсь, что 200-тысячный тираж "Советской России" позволит донести до людей, что собой представляет Парижское соглашение.

У нас и так жизнь не самая лучшая. А с выплатами, к которым нас обяжет это соглашение, если будет ратифицировано нашим парламентом, мы увеличим на 10% количество нищих, потеряем независимость, и "торговцы воздухом" будут командовать нашей электроэнергетикой и даже сельским хозяйством.

- В чем "вина" сельского хозяйства?

- Авторы соглашения договорились до того, что нужно коров ликвидировать, так как коровьи отходы тоже выбрасывают угарный газ, сероводород, которые вызывают потепление климата. Смешно? Но в соглашении подобные обоснования излагаются на полном серьезе. Целая глава посвящена коровам, правительства призывают к сокращению поголовья крупного рогатого скота.

- Бред?..

- Да, и его навязывают человечеству. А правда в том, что климат на Земле зависит не от выбросов углерода, а от силы солнечных лучей, от возникновения на солнце пятен, от явлений, происходящих в космосе. Потепление климата на пару градусов никакими катаклизмами для землян не грозит. Наоборот, улучшаются условия для сельского хозяйства, для роста лесов, пшеницы, созревания арбузов, мандаринов. А "климатическое" жулье продолжает запугивать людей надуманными страхами с целью извлечения для себя доходов. Вот и всё.

Пока Парижское соглашение не ратифицировано в РФ, считаю своим долгом рассказать о его сущности общественности, депутатам Госдумы, КПРФ. Ответственно заявляю - его ратификация станет последним гвоздем, вколоченным в Россию.

- Полагаете, его могут скоро внести в Госдуму?

- Вашингтонский "консенсус" все еще в силе, поэтому вполне возможно, что Парижское соглашение попытаются внести под какой-нибудь шумок, например перед думскими каникулами, как было с законом о "реформировании" РАН или с соглашением о присоединении к ВТО. Это ж известная практика. Очень надеюсь, что депутаты не дадут свершиться этому деянию против России. Если надо, я готов выступить в Госдуме. На правительство надежды нет, оно доказало свою недееспособность.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Экология > oilru.com, 18 февраля 2017 > № 2085149 Владимир Полеванов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2070735 Дмитрий Козак, Александр Хлопонин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о субсидиях регионам на формирование современной городской среды; об охране лесов от пожаров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Хочу сообщить, что утвердил правила предоставления субсидий регионам на формирование современной городской среды. Тема благоустройства городской среды возникла некоторое время назад. Она довольно активно обсуждалась в ходе предвыборной кампании, в послании Президента содержатся поручения на эту тему. Тема очень важная, волнует огромное количество людей.

В этом году на эти цели из бюджета выделяется 20 млрд рублей. Создание комфортной среды – одно из приоритетных направлений нашей работы. Мы хотим, чтобы в наших городах и городских поселениях было удобное общественное пространство. Причём нужно развивать не только городскую среду в целом – современные парки, торговые улицы, красивые набережные, инфраструктуру, но и заниматься дворами и придомовыми территориями, которые находятся в непосредственной близости от людей, чтобы они были современными, благоустроенными, хорошо освещёнными, чтобы там были места для парковок личного транспорта. По решению жильцов – потому что такие вопросы всегда нужно решать совместно, это должна быть не только инициатива местных властей, органов местного самоуправления – там должны быть спортивные площадки, детские площадки, места для общего отдыха и досуга жителей микрорайона, ближайших домов.

Конечно, 20 млрд рублей – только старт этой работы. Более того, это полномочия, которые относятся к числу региональных и муниципальных. Но мы приняли решение выделить и федеральное финансирование, чтобы вся эта программа заработала и совместными усилиями навести там порядок. В том числе с использованием метода софинансирования, когда должны соединяться деньги федеральные, региональные, муниципальные и, в случае необходимости, деньги граждан, если они посчитают это целесообразным.

Дмитрий Николаевич (Козак), пожалуйста, расскажите подробнее, как эта работа будет вестись в регионах и муниципальных образованиях.

Д.Козак: Цель этого проекта – не просто в 2017 году выполнить на 30 млрд рублей работы по благоустройству с учётом уровня финансирования из региональных и муниципальных бюджетов. 2017 год должен стать годом запуска в масштабах всей страны постоянно действующего механизма обеспечения комфортной среды во всех местах постоянного проживания граждан нашей страны.

Почему мы с федерального уровня начали этим заниматься? Сегодня вопросы благоустройства, формирования архитектурно-планировочной структуры, архитектурного облика городских и сельских поселений являются вопросами местного значения, то есть зоной ответственности органов местного самоуправления. К их полномочиям относятся также озеленение на территории общего пользования, правовое урегулирование требований к содержанию и внешнему облику объектов недвижимости, земельных участков, которые находятся в частном владении. Но, к сожалению, в силу различных причин, в том числе финансовых проблем, эти задачи не всегда в приоритете у органов местного самоуправления.

В силу исторических причин институт частной собственности на землю и объекты недвижимости у нас относительно молодой. Поэтому принцип, что собственность обязывает, который был известен ещё Древнему Риму, древнеримскому праву, не является повсеместным правилом для всех собственников – ни для бизнеса, ни для многих граждан нашей страны. И из-за расплывчатого федерального регулирования по этим вопросам возникает много споров между органами местного самоуправления, гражданами, предпринимателями. Судебная практика обычно шла по пути защиты прав частной собственности, исходя из того, что эстетический вид, архитектурный облик зданий, земельных участков – это исключительно частное дело, хотя это и противоречит мировой практике. Очевидно, что внешний архитектурный облик зданий, сооружений – во всяком случае той части, которая обращена к общественному пространству, – представляет общественный интерес.

В силу этого было принято решение реализовать такой масштабный проект, запустить этот механизм. В настоящее время в соответствии с постановлением, которое было утверждено Правительством Российской Федерации, установлены условия получения субсидий из федерального бюджета, тех самых 20 млрд рублей, на условиях софинансирования из федерального бюджета муниципальных программ. Это сложный механизм, мы через два уровня бюджетной системы должны довести деньги до муниципальных образований и поселений и добиться выполнения тех условий, на которых предоставляются субсидии. В соответствии с этими условиями муниципалитеты, субъекты Российской Федерации должны организовать работу таким образом, чтобы все муниципалитеты с численностью жителей свыше тысячи человек утвердили пятилетние программы, которые должны предусматривать в период до 2022 года благоустройство всех территорий общего пользования, всего общественного пространства, а также дворовых территорий всех многоквартирных жилых домов.

Также органы местного самоуправления должны утвердить обновлённые актуализированные правила благоустройства. Нам ещё раз придётся, наверное, подправить федеральное законодательство, с тем чтобы более чётко определить полномочия органов местного самоуправления. Должны быть утверждены правила благоустройства, которые выдвигают прежде требования к частным собственникам объектов недвижимости, земельных участков по их надлежащему содержанию. В этот период (также согласно условиям предоставления этой субсидии) органы местного самоуправления должны заключить соглашения со всеми юридическими лицами – владельцами частной собственности, с тем чтобы те взяли на себя обязательства выполнить соответствующие правила благоустройства до 2020 года и благоустроить свои земельные участки, здания, сооружения, которыми они владеют.

Наконец, очень важно, что согласно условиям предоставления субсидий проекты благоустройства общественных пространств подлежат обязательному обсуждению с жителями прилегающих территорий, а также с юридическими лицами, заинтересованными в благоустройстве этих территорий.

Должны быть обсуждены и решения о проекте благоустройства. Проект благоустройства должен быть принят и утверждён только с учётом этого обсуждения. Кроме того, все дворовые территории подлежат включению в адресный перечень, который предусмотрен программой, исключительно по решению заинтересованных лиц – это собственники жилых помещений в многоквартирных домах и иные собственники (часто дворовые территории образуют не только многоквартирные дома, но и фабрики, заводы, другие общественные, деловые здания). Все должны принять участие в обсуждении проекта благоустройства дворовой территории, принять решение о выполнении при необходимости не только обязательных работ – это ремонт дворовых проездов, освещение, установка урн, скамеек, но и дополнительных работ: спортивные площадки, стоянки автомобилей, детские площадки.

Это те элементы благоустройства, которые могут быть созданы при долевом участии граждан, заинтересованных лиц и местных бюджетов. Этот процесс необходимо мониторить – как пойдёт реализация этой программы в 2017 году. Если это пойдёт эффективно, то в бюджете на 2018–2020 годы необходимо будет предусмотреть дополнительные средства, чтобы поддержать муниципалитеты в реализации этих задач.

Д.Медведев: Я считаю, что этот проект по дворам с точки зрения социальной значимости не менее важный и резонансный, чем, например, строительство детских садов или школ, потому что это и есть среда обитания. Люди каждый день приходят во двор, общаются, встречаются, гуляют, и поэтому нужно всё, что запланировано, сделать. Что же касается необходимости консультаций с общественностью, с самими жильцами, то это тоже очень важный элемент этой работы. Нужно, чтобы региональные руководители обязательно обращали на это внимание. Нам не нужна ситуация, когда что-то делают, а люди потом недовольны, говорят: мы и не хотели ничего подобного, взяли, деньги истратили, и никто этим не пользуется. Поэтому это должен быть постоянный процесс консультаций между региональными властями, органами местного самоуправления и представителями жильцов, самими жильцами, которые в этих домах живут. Эту работу нужно обязательно наладить.

И ещё один вопрос, он связан с охраной лесов от пожаров. Мною подписано два постановления, для того чтобы повысить управляемость ситуацией с пожарами, тем более что они для нашей страны не редкость, каждый год так или иначе это происходит.

Первый документ предусматривает создание координационных штабов по тушению. Формируется штаб на федеральном уровне, штабы в округах, куда входят уполномоченные структуры и заседания которых проводятся регулярно, не менее одного раза в неделю. И целый ряд других координационных структур устанавливается.

И второе постановление предусматривает единую форму сводного плана по такой работе, включая учёт имеющейся спецтехники. Как правило, самая сложная задача – быстро перебросить специальную технику из одного места в другое с учётом масштаба нашей страны, чтобы принять меры, пока бедствие ещё не приобрело межрегиональный характер.

Александр Геннадьевич (Хлопонин), как эти документы будут работать?

А.Хлопонин: На сегодняшний день подготовка к пожароопасному сезону уже началась и идёт полным ходом. Два постановления, которые Вы подписали, позволяют повысить эффективность тех мероприятий, которые мы проводим в части подготовки к тушению лесных пожаров.

На территории Российской Федерации около 1 млрд 184 млн га земель лесного фонда. По итогам 2016 года было 10,9 тыс. пожаров, которые затронули 2 млн 400 тыс. га лесов.

Первое постановление позволяет усилить координацию. Создаётся так называемый федеральный штаб на уровне федерального центра, а также федеральные штабы на уровне округов и региональные штабы.

У нас пожароопасный сезон начинается с апреля и заканчивается в октябре. В этот период штабы на уровне федерального центра и округов, а также регионов должны собираться на реже одного раза в неделю, а при необходимости и каждый день, в случае возникновения пожароопасной ситуации, и решать оперативные задачи по переброске техники и координации деятельности и региональных властей, и на уровне округов.

Самые пожароопасные территории по прошлому году были Сибирь и Дальний Восток, и, к сожалению, зачастую возникает ситуация, когда пожары перебрасываются с одного субъекта Российской Федерации на другой. Здесь требуется очень серьёзная координация и взаимодействие всех необходимых структур. Сегодня как минимум четыре федеральных ведомства в той или иной степени имеют полномочия в части тушения пожаров: Рослесхоз, МЧС, Министерство обороны и Минприроды. Создание таких штабов и оперативная координация по действиям позволит нам значительно улучшить систему взаимодействия и переброски техники.

Что касается второго постановления, оно очень важно с точки зрения установления единой формы сводных планов, или, как это ещё называется, паспортов готовности. Не каждый субъект в самостоятельном порядке будет принимать форму этого сводного плана и заполнять его как они считают нужным, а будет единая форма, установленная в электронном виде. Также мы будем чётко определять количество техники, необходимой для проведения оперативных мероприятий. Плюс к этому в текущем году мы будем устанавливать систему «ГЛОНАСС» на всю технику, которая будет задействована в мероприятиях по тушению пожаров. Это позволит нам ещё лучше работать в этот пожароопасный период, с апреля по октябрь.

С 1 марта 2017 года вступает в силу ещё одно постановление Правительства – об изменении правил пожарной безопасности и правил противопожарного режима. Мы фактически этим постановлением максимально расширили круг лиц, которые будут отвечать за противопожарное состояние прилегающих к лесу земель. В него вошли собственники, арендаторы, юридические и физические лица – все они будут нести ответственность за 10-метровую зону, прилегающую к лесам, и приведение её в соответствие с теми стандартами, которые будут установлены в том числе согласно этому сводному плану. Поэтому надеюсь, что это в значительной степени облегчит нашу работу в этом году.

Д.Медведев: Но никакие планы не заменят постоянной готовности. Надо, чтобы руководители регионов, руководители муниципальных образований чётко понимали, что и как делать при возникновении подобного рода ситуаций, от которых, естественно, никто не застрахован. Нужно, чтобы они все в тонусе были. Следите за этим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2070735 Дмитрий Козак, Александр Хлопонин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > minpromtorg.gov.ru, 10 февраля 2017 > № 2079527 Денис Мантуров

Министр Денис Мантуров — о том, как снизить вредное воздействие промышленности на окружающую среду.

Наступивший год, объявленный президентом Годом экологии, напрямую касается промышленности. Это дополнительный толчок для экологической модернизации российской индустрии — в ближайшие несколько лет предприятия сделают конкретные шаги, нацеленные на снижение вредного воздействия на окружающую среду. Но мы прекрасно понимаем, что и государство также должно идти навстречу бизнесу, чтобы новые экологические требования не «закошмарили» индустрию и не привели к закрытию предприятий.

Первые шаги уже сделаны. В начале года открыт Центр экологической промышленной политики (ЦЭПП), который будет выполнять функции бюро наилучших доступных технологий.

Уверен, что именно этот центр свяжет интересы промышленников и экологов. Раньше их коммуникация проходила только на площадке Минприроды, но с момента принятия федерального закона о технологическом нормировании окружающей среды нам удалось существенно усилить позиции Минпромторга в этом диалоге. Создание ЦЭПП позволит активизировать работу в том числе в развитии международного сотрудничества в сфере обращения химических веществ и продукции.

Еще одна важная задача центра — подготовка и публикация справочников по доступным технологиям в промышленности (НДТ). В этом направлении уже проделана колоссальная работа — половина справочников готова, а именно 23, и эта работа будет продолжена.

Процесс перехода на НДТ предусматривает два этапа: в период с 2015 по 2025 год и с горизонтом планирования по 2035 год. Для начала Минприроды выделит 300 предприятий наивысшей первой категории опасности, которые оказывают до 60% негативного воздействия на окружающую среду.

С 2019 года они будут обязаны получить комплексные экологические разрешения в трехлетний срок, остальные объекты первой категории перейдут на новую систему к 2025 году.

При этом уже к 2018 году предприятия первой категории должны быть оснащены системами автоматического контроля. Нам известно, что ряд предприятий выказывают недовольство, связанное со столь сжатыми сроками установки датчиков контроля. Мы понимаем их переживания, поэтому уже сегодня рассматриваем возможность переноса срока с 2018 года. При этом хочу подчеркнуть, что сам процесс перехода на НДТ должен произойти вовремя, прошу промышленников не надеяться на поблажки и уже сейчас начать подготовку, а не откладывать всё в долгий ящик.

Вместе с тем мы понимаем, что для реализации этой масштабной задачи предприятиям потребуются значительные инвестиции. Для многих предприятий такие суммы могут оказаться неподъемными, поэтому мы предусмотрели различные льготы и меры экономического стимулирования. К этой работе уже активно подключился Фонд развития промышленности, осуществляя поддержку проектов в рамках двух блоков: импортозамещение и НДТ.

Сегодня, я считаю, нам удалось главное — убедить компании в том, что реформирование необходимо, ведь оно приведет к балансу интересов как промышленников, так и экологов, а не просто к ужесточению экологического регулирования. Комплексное экологическое заключение, вводимое в рамках реформирования, должно стать единым документом, который не станет двадцать первой папкой к имеющимся двадцати, а заменит их. Министерство в этом году продолжит активно участвовать в создании нормативно-правовой среды, так как много регулирующих документов еще предстоит принять.

В заключение хочется подчеркнуть, что наша задача — не заставлять и принуждать, а стимулировать предприятия переходить на новые технологии. Ведь, таким образом, мы будем развивать спрос на технологические решения, которые могут удовлетворять отечественные производители. Уже сейчас очевидно, что новые нормы приведут к росту в машиностроительной отрасли, поэтому при грамотном подходе экологическое перевооружение будет в итоге выгодно всем.

Автор — глава Министерства промышленности и торговли России

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > minpromtorg.gov.ru, 10 февраля 2017 > № 2079527 Денис Мантуров


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2060633 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской в интервью интернет-газете «Лента.ру»: «Нужно предотвращать появление «концлагерей» для животных»

Законопроект "Об ответственном обращении с животными" был внесен в Госдуму в далеком 2011 году, но дальше первого чтения дело не пошло - документ вызвал многочисленные споры. Однако после резонансных историй с хабаровскими живодерками и последовавшей реакции общества президент России Владимир Путин поторопил депутатов с рассмотрением закона. Правда, за пять потерянных лет спорных моментов в нем меньше не стало. Какие правила установит новый закон, как ужесточится наказание за живодерство и чем Россия похожа на солнечный Неаполь, "Лента.ру" поговорила с главой Минприроды Сергеем Донским.

В поисках компромиссов

"Лента.ру": Неужели должна была произойти эта шокирующая история, чтобы Госдума наконец вернулась к законопроекту об ужесточении наказания для живодеров? И где все эти годы было министерство?

Донской: Тема действительно очень сложная и вызывает много споров. Все это время не прекращалось обсуждение основных развилок документа. Слава богу, мы вернулись к работе над законопроектом. Теперь важно добиться его принятия.

Что нового будет в документе?

В нем будут определены ключевые понятия, в том числе и "жестокое обращение с животным". Нужно понимать, что граница, отделяющая его от гуманного обращения, может быть очень тонкой.

Предлагается установить общие требования к обращению с животными. При этом следует понимать, что животные могут использоваться в разных целях, для чего прописаны отдельные их категории (безнадзорные; домашние; служебные; лабораторные; животные, используемые в культурно-зрелищных целях). Также определяются специализированные термины, необходимые для полноценного регулирования правовых отношений.

Сейчас документ проходит стадию обсуждения, его концепция формируется. Наша задача - найти компромиссы, которые устроили бы и зоозащитников, и общество в целом. И, конечно, приоритетной задачей является, собственно, защита животных.

Слабого, как известно, обидеть может каждый.

Хочу сказать, что это разговор не только о защите слабого, но и о здоровье общества. Жестокость к животным потом выливается в жестокость к людям. Отношение к братьям нашим меньшим - это фактически показатель нашего отношения друг к другу. Такие вещи особенно тяжело воспринимать тем, кто вырос рядом с животными.

У меня в детстве было несколько собак. Сегодня, честно говоря, я не могу себе позволить содержать домашнего питомца, но понимаю, какое отношение должно быть к собаке в семье. Несмотря на все просьбы детей, сдерживаю их. Первый вопрос, который возникает: "Дорогие мои, а кто в пять утра будет вставать и гулять с собакой?"

Неужели у министра природных ресурсов и экологии нет дома животных?

Я мало бываю дома, жена на работе, дети загружены учебой. Если животное будет находиться круглые сутки в одиночестве - это как раз и будет примером негуманного отношения.

Наказание - строже, штрафы - выше

В будущем будет создан реестр животных, каждое из них чипировано - звучит как утопия. Сможем ли мы в России создать такую систему?

Следует отметить, что идентификация и учет животных, в том числе кошек и собак, уже предусмотрена ветеринарным законодательством. Эти данные должны размещаться в государственной информационной системе в области ветеринарии. Ее создает Минсельхоз. Мы вместе с коллегами сейчас прорабатываем вопрос о целесообразности регистрации всех животных в этой системе.

Что касается чипирования: да, законопроект предусматривает такую возможность по желанию владельца и за его счет. Введение обязательной процедуры, очевидно, потребует отдельной проработки, в том числе на предмет финансовых затрат для собственников животных.

Просьбы зоозащитников об ужесточении наказания за издевательства над животными наконец нашли отражение в законе?

Не только наказание стало строже, но и список действий, за которые наступает ответственность, расширился. По новому закону полиция обязана возбуждать административные дела за истязание голодом и жаждой, за побои и неоказание помощи пострадавшему животному - за все это граждан будут штрафовать на сумму до 15 тысяч рублей, а компаниям грозит штраф до 150 тысяч. Также предлагается установить административную ответственность за пропаганду жестокого обращения с животными и соответствующие призывы.

В новой версии законопроекта есть, в частности, понятие "бой животных": "схватка двух и более животных, возникшая в результате натравливания животных друг на друга при намеренном бездействии по ее прекращению со стороны ответственных лиц". За организацию боев отдельным индивидуумам грозит штраф до 30 тысяч рублей, компаниям - до 800 тысяч.

У зоозащитников появятся официальные права

Самый главный вопрос: кто будет контролировать исполнение закона? Кто, например, проследит за хозяевами, которые выбросили животное на улицу?

Законопроект разделяет ответственность между федеральными органами власти и субъектами, вводит государственный надзор в области обращения с животными с привлечением общественных инспекторов. Последнее очень важно, это можно назвать ключевым моментом.

Общественный инспектор - это зоозащитник?

Да. И закон дает ему официальные права и возможности, в том числе фиксировать правонарушения в приютах. Примеров того, что приюты превращаются в фабрики смерти, немало - нужно быстро реагировать, закрывать их, а также заранее отрегулировать вопрос, куда перемещать животных в таких случаях.

Директор московского приюта "Эко Вешняки", ставшего такой фабрикой смерти, год за годом выигрывала госконтракты. Кто будет контролировать таких людей?

Мы очень надеемся на привлечение общественности. В законе будут прописаны условия содержания в приютах. Что касается того, частный это приют или созданный на государственные деньги, мы готовы поддержать и первые, и вторые. Частные центры передержки и приюты бывают не хуже государственных, им тоже нужно создавать условия для работы. И, конечно, предотвращать появление "концлагерей" для животных.

Приютить или отпустить

Московская областная дума в 2014 году запретила безвозвратный отлов бездомных собак и ввела методику "Отлов - стерилизация - вакцинация - возврат". По какому пути мы пойдем: помещение в приют или возвращение в городскую среду?

Есть разные подходы, и точка в этом вопросе не поставлена. Мы хотим выработать гибкие механизмы, чтобы их могли реализовать города, обладающие разными возможностями. Например, столица финансово может строить приюты, чего не скажешь о провинции: в глубинке не найдется ни денег для создания таких помещений, ни работников для них.

Поэтому в одних регионах будут строить приюты, в других будет действовать система стерилизации и возврата в городскую среду. Но, конечно, надо стараться, чтобы люди разбирали животных из приютов, ведь в столице миллионы жителей - думаю, многие готовы взять питомца.

В Якутске, например, здоровых животных усыпляют в приюте на 10-й день. Они это называют "утилизацией". Их просто не успевают пристроить. И вряд ли в этот короткий срок животных содержат в нормальных условиях.

Хочу подчеркнуть, что законопроектом запрещено регулирование численности животных путем умерщвления, за исключением случаев необходимости прекращения страданий нежизнеспособного животного, если они не могут быть прекращены иным способом либо если животное больно бешенством. Если гибель или вред для здоровья животного неизбежны, должны приниматься меры для снижения продолжительности и интенсивности страданий животного.

"Судьям нужно идти на принцип"

"Лента.ру" рассказывала, как в одной из подмосковных притравочных станций устраивают кровавое шоу: псы разрывают скованного цепью медведя, после чего один из работников станции добивает животное и тут же освежевывает. Все происходит на глазах у зрителей - собачников, их друзей и родственников. На потеху. Работа таких заведений оговаривается в новом законе?

Случаями таких кровавых расправ нужно правоохранительным органам заниматься, потому что на такие действия есть соответствующая уголовная статья. И знаете, судьям нужно, что называется, идти на принцип: все такие случаи заслуживают наказания в виде серьезных штрафов и принудительных работ, а общественное порицание - спасибо вам за это - дополнительный элемент ответственности живодеров.

Что касается притравочных станций, пока мы в этом вопросе не пришли к решению - комментировать его рано. Но в любом случае необходимо усилить контроль за ветеринарно-санитарными условиями содержания животных. Также надо упорядочить деятельность океанариумов, передвижных цирков и зоопарков. Нужно разработать порядок оборота диких животных на территории России и правила их содержания в неволе и нормы контроля за выполнением этих правил.

Летом и осенью на совещаниях с президентом несколько раз звучали предложения уничтожить диких кабанов в Центральной России. Это объяснялось угрозой распространения африканской чумы свиней (АЧС). Дословно говорилось так: "Кабаны должны встречаться реже, чем слоны и леопарды". Что-то в итоге решили?

Во-первых, хочу заметить, что роль кабана как главного виновника в распространении вируса африканской чумы свиней на территории России сильно преувеличена. Человек тоже может быть переносчиком АЧС. Не заболев сам, он разнесет это по всему свиноводческому комплексу. Мы неоднократно этот вопрос обсуждали, и могу сказать, что основным фактором распространения болезни являются инфицированные объекты - в частности, пищевые отходы, вывозимые хозяевами ферм и свинокомплексов на свалки и в лесополосы. Иными словами, безответственные действия людей. Кроме того, надо понимать, что зараженный кабан далеко не побежит, он очень быстро погибает.

Значит, истреблять мы их не будем?

Нет. У нас выработана рекомендация по регулированию численности, уже согласованная с Минсельхозом. Создаем буферные зоны на границе со странами-соседями, которые безуспешно борются с АЧС. В зоне сельскохозяйственного производства доводим до минимума численность кабанов.

"Крестные отцы" свалок

В ноябре Владимир Путин рассказал, что ему лично пришлось отдавать приказ и задействовать внутренние войска, чтобы разобраться с криминальными свалками мусора. Создается ощущение, что у нас, как в Неаполе, процветает "мусорная мафия".

Многие в молодости смотрели "Крестного отца", и кто-то эту романтику перенял, ассоциируя себя с героями романов Марио Пьюзо. Действительно, эта отрасль считается очень криминализированной, поскольку прибыли от нелегального захоронения очень высоки. Только в прошлом году, по предоставленным Росприроднадзором в правоохранительные органы материалам, выявлены десятки случаев незаконной деятельности в области утилизации отходов.

То есть все-таки мафия действует?

Мафия не мафия, но по большей части полигоны имеют "серый" статус, полулегальные условия функционирования. Имеют право принимать один вид отходов, а принимают другой. Все это завозится по ночам, закапывается. Или, например, устраивают свалку на закрытых военных территориях, куда, кроме военных, заходить никто не может, и гонят туда КамАЗы с мусором. Бывает, закрываем полигон, а мусор все равно свозится, и милиция не всегда способна проконтролировать. Поэтому единственный источник информации о нарушениях - местные жители.

В Год экологии вашему министерству дали карт-бланш для наведения порядка?

С криминальными элементами у нас разбирается МВД и Росгвардия. Мы, со своей стороны, регламентировали деятельность в области обращения с отходами и разработали нормативную базу по управлению отходами. Возникли сложности с переходом на новую систему во всех регионах, дали им еще два года на подготовку. Из 85 субъектов более 15 готовы запускать все механизмы в этом году, в том числе все прибайкальские регионы.

Сегодня вокруг Байкала вся территория подвержена антропогенному воздействую. Людей становится все больше, а инфраструктуры по сбору и утилизации мусора нет. Отсутствует даже концепция ее развития. И нам нужно все это сдвинуть с места.

А раньше, 10-15 лет назад, некому было сдвигать с места?

По большей части это упиралось в отсутствие денег, в отсутствие правил, в непонимание серьезности проблемы. А сейчас появились ресурсы, изменилось законодательство, и чиновники наконец осознали масштабы проблемы. Теперь главное - планомерно продолжать работу в этом направлении.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2060633 Сергей Донской


Россия. Весь мир > Экология > ecolife.ru, 23 января 2017 > № 2048340 Георгий Сафонов

Эксперт Георгий Сафонов - о том, чем грозит человечеству глобальное потепление

Глобальное изменение климата является одной из важнейших экологических проблем человечества в XXI столетии. Она затрагивает все страны и народы, отрасли экономики и экосистемы планеты. Научные данные свидетельствуют: климат уже меняется, и гораздо быстрее, чем ожидалось еще несколько лет назад. Растет температура воздуха, меняются режимы выпадения осадков, опасные природные явления (наводнения, засухи и др.) происходят с большей частотой и масштабами бедствия, растет уровень океана — затапливаются прибрежные территории на тысячи квадратных километров и многое другое.

Почему это происходит? Ответ, который дают эксперты международной группы по климату при ООН, — беспрецедентный рост концентрации углекислого газа (СО2) в атмосфере. Начиная с 1850 года уровень СО2 в приземном слое воздуха вырос почти на 50%: с 270 до 400 частиц на миллион. Такой концентрации, как сейчас, на планете не было по меньшей мере последние 400 тыс. лет (это достоверно известно из анализа воздуха, содержащегося в разных слоях льда в Антарктике). А главная причина — сжигание огромных объемов ископаемого топлива (угля, нефти, газа) и уничтожение лесов — поглотителей СО2 из атмосферы.

В результате накопления огромных объемов СО2 в атмосфере происходит усиление парникового эффекта, что и приводит к разбалансировке климатической системы. Не просто погода начинает «шалить» от года к году, но и ее долгосрочное состояние меняется, причем необязательно только в сторону потепления. Например, в случае замедления теплого течения Гольфстрим похолодает во многих районах Западной Европы.

К сожалению, прогнозы климатологов крайне тревожны. К 2100 году средняя температура на планете вырастет от 2 до 6 градусов Цельсия, если ничего не предпринимать. При этом в странах и регионах северных широт (более 90% территории России) среднегодовая температура вырастет значительно сильнее — до 10 градусов Цельсия и больше.

От изменения климата уже страдают экосистемы, люди, хозяйственная инфраструктура. Практически неизбежна гибель коралловых атоллов, они очень чувствительны к потеплению воды океана. Волны жары (как в 2010 году в Москве, в 2003 году в Париже, унесшие десятки тысяч жизней), загрязнение воздуха от лесных и торфяных пожаров, распространение нетипичных инфекций (вспышка сибирской язвы от оттаявших могильников в Якутии в 2016 году) и заболеваний (энцефалитного клеща, малярийных комаров и др.) — всё это крайне опасно для здоровья человека. Разрушение дорог, зданий, трубопроводов и другой инфраструктуры из-за протаивания вечной мерзлоты также несет огромные потери.

Ошибочно считать, что Россия выиграет от потепления, например, в сельском хозяйстве. Несмотря на рост урожайности зерновых за последние годы, мы уже столкнулись с опасными погодными явлениями — засуха 2010 года унесла 30%, а 2012 года — 25% урожая зерновых. Ежегодные лесные пожары уже не являются яркой новостью, однако масштабы ущерба впечатляют — в 2016 году только в Якутии сгорело более 2 млн га леса. Наводнение на Амуре в 2013 году нанесло невосполнимый ущерб для тысяч домохозяйств.

По оценкам научной группы профессора Николаса Стерна, ежегодный ущерб от изменения климата может достигнуть 20% глобального ВВП, если не предпринять решительных мер уже сегодня. Для России такой ущерб пока не рассчитан, но не зря исследовательский центр МЧС уже много лет подряд доказывает, что изменение климата несет большие риски и является приоритетной проблемой для страны.

Согласно данным соцопроса, проведенного в 2013 году по инициативе администрации президента РФ, 90% населения страны в той или иной степени знают о проблеме изменения климата. Многие уверены, что необходимы срочные меры по снижению выбросов СО2 в атмосферу и адаптации к происходящим изменениям. Росгидромет опубликовал в 2014 году уже второй оценочный доклад, где четко описаны главные опасности и риски, связанные с глобальным потеплением для России.

Россия и другие страны мира понимают необходимость активных действий по борьбе с климатическими изменениями. В декабре 2015 года более 185 стран приняли Парижское соглашение под эгидой ООН, в котором определены цели по снижению выбросов парниковых газов, механизмы сотрудничества между странами в обмене технологиями, адаптации, помощи наименее развитым и уязвимым странам. Соглашение уже вступило в силу, Россия рассматривает вопрос о ратификации этого документа.

Одна из ключевых целей Парижского соглашения — удержание роста температуры «существенно ниже 2 градусов Цельсия» и снижение выбросов парниковых газов практически до нуля во второй половине XXI века. Такая цель на первый взгляд — слишком «климатическая», но за этим стоит гораздо больше — страны и компании вкладывают огромные ресурсы в низкоуглеродные технологии, солнечную и ветровую энергетику, фонды отказываются покупать акции угольных и нефтегазовых компаний и перекладывают инвестиции в «чистые» производства, происходит бум в развитии экологичного транспорта и домостроения. Речь идет о триллионах долларов ежегодных вложений. Масштабы этих экономических изменений поистине глобальны — их по праву можно считать новой технологической революцией XXI века. Вопрос в том, сможет ли Россия использовать свои преимущества в новой «экологически дружелюбной» экономике мира или отстанет от конкурентов? Нам есть что предложить — научный потенциал, прорывные изобретения и технологии, уникальный природный потенциал возобновляемых источников энергии.

Хотелось бы поспорить с крылатой фразой Вольтера: «Люди обсуждают. Природа действует», и дополнить: «А умные люди — действуют, обсудив».

Автор — директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ Высшей школы экономики

Россия. Весь мир > Экология > ecolife.ru, 23 января 2017 > № 2048340 Георгий Сафонов


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 20 января 2017 > № 2044578 Сергей Евсеев

Металлургия может быть зеленой

2017 год Указом Президента России Владимира Путина объявлен годом экологии. Most.tv беседует с начальником управления промышленной экологии НЛМК Сергеем Евсеевым.

— НЛМК — мировая металлургическая компания. Липецк традиционно называют городом металлургов. При этом в сознании многих липчан сформировался стереотип, что предприятие виновато во всех экологических проблемах. Так ли это?

— Это уже далеко не так! По данным Росгидромета уровень загрязнения атмосферного воздуха в Липецке за последние 15 лет сократился более чем в 7 раз и сегодня соответствует городам, не имеющим промышленных предприятий. Комплексный индекс загрязнения атмосферы, который рассчитывает Росгидромет, снизился с 25 ед. (очень высокий) в 2000 году до 2-3 ед. (низкий). Он самый низкий за всю историю наблюдений, начиная с 1991 года. По итогам 2015 года Липецк признан самым чистым металлургическим городом России. В 2016 году в городе среднегодовые концентрации загрязняющих веществ в атмосферном воздухе были значительно ниже ПДК.

Вместе с тем, одними только усилиями НЛМК сделать Липецк более чистым не удастся. Причины на поверхности. Многие липчане сталкиваются с загазованностью улиц от транспорта. Думаете, вклад автомобилей в загрязнение атмосферы незначителен? Если так, то напрасно — в прошлом году вклад автотранспорта в суммарный выброс загрязняющих веществ в регионе составил около 29%. Не решены пока и проблемы со стихийными свалками. Не все предприятия, как НЛМК, перешли на замкнутый водооборотный цикл, от чего страдает река Воронеж.

— Как Вам кажется, металлургия может быть безопасной для окружающих?

— Я твердо убежден, что современная металлургия может и должна быть максимально дружелюбной для окружающей среды, и мы к этому стремимся. НЛМК добился беспрецедентных успехов в снижении воздействия на окружающую среду. За последние 15 лет в природоохранные проекты инвестировали около 28 млрд рублей. Это позволило снизить удельные выбросы в атмосферу в 2 раза.

Выбросы в атмосферу снизились до исторического максимума. При этом выпуск стали увеличился.

Мы первыми среди крупных металлургических предприятий провели инвентаризацию источников производственного шума. Выявили около 7 тыс. таких источников, установили специальные шумозащитные экраны, глушители и шумоизоляцию на 27 объектах. Итоги этой большой работы оценила независимая аккредитованная лаборатория. На границе санзоны комбината и рядом с жилыми районами она провела более 700 замеров. По их результатам можно с уверенностью сказать, что превышения нормативов уровня шума в жилых районах от наших источников теперь нет.

— Как вам удается отследить эффективность ваших экологических проектов?

— У нас действует современная аккредитованная экологическая лаборатория, которую мы непрерывно улучшаем. Так, в 2015 году закупили новую передвижную экологическую лабораторию, которая позволяет исследовать в отобранных пробах более 40 загрязняющих веществ. Это уже вторая по счету передвижная экологическая лаборатория. Недавно приобрели новое стационарное оборудование. Спектрофотометр нового поколения позволяет определять содержание в различных средах тяжелых металлов: железа, меди, свинца, марганца, цинка, хрома, никеля, кадмия, кобальта. Для обеспечения большей объективности мы также привлекаем сторонние специализированные аккредитованные лаборатории.

Наши оценки состояния окружающей среды часто подтверждаются в ходе проверок надзорных органов. На предприятии ежегодно проводит проверки Липецкая межрайонная природоохранная прокуратура, привлекая широкий круг специалистов экологов из управлений Росприроднадзора, Ростехнадзора и Роспотребнадзора, Центра гигиены и эпидемиологии в Липецкой области. Кстати, мы регулярно проводим пресс-туры для ваших коллег. Все можно увидеть наглядно.

— 2017 год объявлен в России Годом экологии. Какие мероприятия запланированы в связи с этим?

— Если честно, НЛМК начал готовится к Году экологии задолго до 2017 года. Сейчас на липецкой площадке реализуем ряд крупных природоохранных проектов, связанных со снижением выбросов пыли и специфических веществ, общей стоимостью около 6 млрд рублей. Причем, эти проекты разработаны и реализуются не только потому, что в России объявлен Год экологии. На предприятии уже много лет действует масштабная экологическая программа. Ее цель — существенно снизить влияние производства на окружающую среду. В частности, снизить удельные выбросы российских предприятий Группы НЛМК с 22,6 до 19,4 кг на тонну выплавленной стали — это соответствует уровню наилучших доступных технологий мировой металлургической отрасли.

— Когда едешь по территории Новолипецкого комбината, видишь повсюду деревья и кустарники. Весной сирень цветет, я уже не говорю о «Лебедином озере» в центре металлургического производства.

— Сегодня почти четверть всей территории Новолипецкого комбината засажена деревьями и кустарниками. Это выше среднего показателя для предприятий аналогичного класса. У нас стало традицией проводить субботники. В прошлом сентябре третий год подряд мы принимали участие в акции «Посади дерево» и около «Лебединого озера» высадили около двухсот кустов можжевельника. Также наши работники поддержали всероссийский экологический субботник «Зеленая Весна».

Всего за последние десять лет на территории НЛМК высажено около 160 тысяч деревьев и кустарников, восстановлена природная среда на 40 га территории, в том числе и на тех площадках, где раньше были размещены промышленные отходы. На территории санитарно-защитной зоны комбината ремонтируем дороги и тротуары, сажаем деревья, разбиваем газоны. На все эти работы было потрачено около 30 миллионов рублей.

Кстати, мы занимаемся благоустройством не только своего предприятия. В рамках проекта «Любимый город» благотворительный фонд НЛМК «Милосердие» выделил средства на благоустройство дворовых территорий, разбивку газонов, реконструкцию пешеходных дорожек. За последний год в Октябрьском районе города появилось несколько новых детских игровых городков, лавочки и скамейки.

— НЛМК не раз участвовал в различных конкурсах экологической тематики. Расскажите об этом.

— Новолипецкий металлургический комбинат награжден дипломом Международного проекта «Экологическая культура. Мир и согласие» в номинации «Экологическая культура в промышленности и энергетике». Жюри проекта отметили компанию за повышение экологической компетентности персонала. Также НЛМК победил в номинации «Экология города» всероссийского конкурса «Национальная экологическая премия имени В.И. Вернадского». Эксперты высоко оценили проект успешного внедрения на липецкой площадке природоохранной технологии безводного охлаждения доменного шлака. Это позволило более чем в 8 раз снизить концентрацию сероводорода в выбросах, образующихся при данном процессе. Ранее проект безводного охлаждения был отмечен серебряной медалью на 21-й международной промышленной выставке «Металл-Экспо». НЛМК стал лауреатом конкурса «Сто лучших организаций России. Экология и экологический менеджмент».

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > metalinfo.ru, 20 января 2017 > № 2044578 Сергей Евсеев


Швейцария. США. Россия. Весь мир > Экология. Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > bfm.ru, 19 января 2017 > № 2042298 Анатолий Чубайс

Чубайс: «Мир перевернулся. Такой ужас в Давосе я припомню только раз»

«Самое точное описание нынешнего Давоса — это ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы», — заявил председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс. В интервью Business FM он также выразил свое мнение по главным темам Давоса: глобальное потепление и Трамп

О чем говорят на полях Давосского форума и в кулуарах, как банкиры относятся к Трампу, что ожидает Россию в плане «санкционных шагов»? Эти вопросы главный редактор Business FM Илья Копелевич задал председателю правления ООО «УК «Роснано» Анатолию Чубайсу.

Анатолий Борисович, все происходит у нас под знаком завтрашней инаугурации Трампа, и я скажу так: читая привычные нам западные издания — от CNN до Financial Times, Wall Street Journal — мы видим, что Трампа критикуют от лица прогрессивной элиты. Ваши впечатления? Его учат тому, что протекционизм — плохо, что с глобальным потеплением надо бороться, что будущее не за индустриальной экономикой, а все-таки за новыми технологиями и так далее. Его всему этому учат. Вот такое впечатление, если смотреть за этой прессой. По вашему впечатлению, Давос так же критикует Трампа, или там на это смотрят по-другому?

Анатолий Чубайс: Я думаю, что тема Трампа — это, конечно, принципиально важная вещь, с учетом завтрашней инаугурации. Но мне, честно говоря, он важен не столько сам по себе, сколько как отражение общей картинки, даже не отражение, а, может быть, концентрированное выражение этой общей картинки. Поэтому, если можно, я чуть-чуть шире отвечу на ваш вопрос, посмотрев на этот Давос в целом. Я бы начал с того, что такого ужаса, какой я ощущаю сейчас в Давосе у абсолютного большинства участников, я за все мои годы участия в Давосе припомню только один раз. А поскольку в Давосе я давно — я с ужасом посчитал, что оказывается, я 25 раз уже здесь, то, соответственно, есть длинный исторический период, в котором, пожалуй, был только один Давос с таким же ощущением ужаса. Это был Давос 2009 года, когда разворачивался глобальный мировой финансовый кризис, у всех на устах был вопрос: что это такое, это кризис в системе или кризис системы в целом? Оказалось, что это все-таки кризис в системе, а не системы в целом. Мы его как-то пережили. Так вот, степень ужаса сейчас, в 2017 году, равна степени ужаса в 2009 году. Все это выражается формулами: мир, построенный после Второй мировой войны, рушится, его больше нет. Вот, собственно, простая иллюстрация, очень хорошая: посмотрите, Давос открывал генеральный секретарь Компартии Китая — господин Си Цзиньпин речью, которая просто была великолепной, одой рыночной экономике с яркими призывами о необходимости отменять межстрановые торговые барьеры, снижать пошлины, и еще в завершение с заявлением о том, что Китай открывает целый ряд рынков, которые раньше были закрыты. То есть такая суперлиберальная речь, построенная в лучших традициях чикагской школы. Это произошло два дня назад, и практически в это же время Трамп в своем интервью заявляет, что Америку все обижают, что он будет повышать импортные пошлины, и что если немецкие или другие автомобильные концерны построят заводы в Мексике, то им придется платить гигантскую импортную пошлину, которую он введет в Америке. Мир перевернулся. Еще одна-две иллюстрации тому, что такое Трамп. Как сказала одна из крупнейших американских участниц, у Трампа-президента есть только две опции: либо он откажется от всего того, что он сказал до сих пор, либо он приведет нас всех к катастрофе. И еще одна любопытная деталь — изменение даже не просто тональности, а изменение терминологии. Авторитетнейшие мировые лидеры, аналитики, журналисты используют в описании всей нынешней ситуации термины, которые вообще запрещены были в публичной речи: «идиотское решение», «решение, сделанное идиотами», «дебилы» и так далее. Вот, пожалуй, самое точное описание нынешнего Давоса — это ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы. Причем, заметьте, по экономике ничего катастрофического не происходит, глобальная экономика росла в прошлом году, в 2017 году ожидается рост — 3-4%, поэтому вся эта нынешняя катастрофа — это чисто политическое явление, что, пожалуй, впервые за 25 лет.

Какое у вас лично отношение к этой теме? Вы тоже воспринимаете это как катастрофу, или, может быть, это просто эффект неожиданности, испуг, и мы привыкнем и все осмыслим — не так все страшно?

Анатолий Чубайс: Я попробую очень сжато описать свою позицию. Если говорить коротко, то мы говорим с вами о глобальном историческом процессе. Сейчас не поймешь, что происходит. В историческом процессе, в котором 1970-1980 годы прошлого века были апогеем либерализма, крах коммунистической системы, «тэтчеризм», «рейганомика», а поверх этого соответствующие идеологические работы, в том числе Фрэнсис Фукуяма с книжкой «Конец истории», смысл которой в том, что история закончилась, либерализм победил везде, и больше ничего не будет. После этого, как мы видим, происходит прямо противоположное. Вместо фундаментальных ценностей либерализма, таких как глобализация, демократия, мультикультурализм и другие, им на смену приходят прямо противоположные: ценности национальной идентичности, ценности страновых национальных интересов, приоритета национальной культуры и так далее. Тут сейчас как раз у меня была горячая дискуссия, на большой сессии один из участников напал на Россию, на Путина за то, что Путин строит новый мир, который основан на национальных интересах. На что я сказал, что, может быть, вы и правы, но, в принципе, он делает это не один, у него есть хорошие партнеры, например, народ Великобритании. Я это к тому, что это, конечно же, большой цикл, и во всем нынешнем глобальном кризисе либерализма можно усматривать либо его конец, как многим бы хотелось, либо, наоборот, старт для его обновления. Я как раз считаю, что мир однозначно демонстрирует необходимость обновления фундаментальных либеральных ценностей. Это, кстати говоря, требование не только к глобальному либерализму, но и к российскому либерализму, который прошел очень похожую историю за те же самые 25 лет. Я глубоко убежден в том, что, во-первых, у либералов сейчас при всей тяжести ситуации открывается очевидный вызов, очевидный запрос, очевидная необходимость на переоценку фундаментальных либеральных ценностей. Я считаю, что если либералы в мире, и российские в том числе, окажутся адекватны этому вызову, они смогут переосмыслить что-то из догм, которые не работают, тогда весь этот негатив обернется в позитив. Тем более надо понимать, что, помимо всех этих идеологических, культурных процессов, конечно же, важнейшее значение имеют технологии, которые на наших глазах глобализуют весь мир. Мы с вами говорим по телефону из Давоса в Москву, что даже 20 лет назад было сделать не так просто. И в этом смысле все равно технологии делают мир ближе, и речь, как мне кажется, скорее, идет не о катастрофе либерализма, а о кризисе либерализма. А это разные вещи. И в этом смысле, если либералы сумеют сделать правильные для себя выводы, это означает, что они сумеют не просто из нее выбраться, а сумеют оседлать и возглавить новую волну.

Парижское соглашение, глобальное потепление — тема для вас, как для главы «Роснано», важная во всех отношениях. В России, в Новосибирске, то ли уже развернуто, то ли разворачивается очень крупное производство нанотрубок, которое, я технически не очень понимаю, будет иметь большое значение в процессе понижения выбросов, причем это, с международной точки зрения, глобальный проект, который может иметь спрос по всему миру. Если он будет, естественно, в случае выполнения Парижского соглашения. Это преамбула, а в остальном я хочу вам дать слово за подробностями.

Анатолий Чубайс: Действительно, здесь, в Давосе, тематика Парижского соглашения и глобального потепления является одной из центральных, даже на фоне всех тех политических страстей, про которые я рассказал. Буквально вчера были обнародованы данные, что, по данным НАСА, прошлый год, 2016-й, на земном шаре в истории климатических наблюдений является самым жарким. И я еще сам помню, 10-15 лет назад это было дискуссионно: кто-то был «за», а кто-то был «против». На моих глазах ситуация радикально изменилась. Сегодня среди серьезных ученых, серьезных политиков, бизнесменов — нет таких в мире, кто считал бы, что этой проблемы не существует. К сожалению, в России ситуация другая, в России эта проблема общественностью вообще не поднимается, и не осознанно, в том числе и демократической общественностью так называемой. И это очень обидно, потому что я вчера сидел на сессии, на которой премьер-министр Бангладеш заявляет, что мы очень бедная страна, но мы сделаем все, что возможно и невозможно, чтобы внести вклад в борьбу с глобальным потеплением, вот наши действия по строительству альтернативной солнечной энергетики, вот наши другие действия.

Просто в Бангладеш жарко, а у нас холодно, поэтому у нас общественность, вы знаете, думает, потеплеет, станет только лучше.

Анатолий Чубайс: Да, это правда. Вот вы сейчас на полуслове поймали. А ей вторит премьер-министр не очень южной страны, которая называется Норвегия, который заявляет, что Норвегия, благосостояние которой основано на экспорте нефти и газа, будет не просто развивать альтернативную энергетику, а считает, что ее национальный вклад в борьбу с глобальным потеплением является одним из приоритетов действующего правительства. В том-то и дело, что это диапазон — от Норвегии до Бангладеш. И в этом диапазоне у России не просто есть свое место, а у России есть своя миссия. Миссия эта, как мне кажется, все более и более ясно прочерчивается, особенно с учетом того, что Россия все-таки решила подписать Парижское соглашение, и президент Путин приезжал в Париж, что крайне важно было политически. В чем оно может состоять? Укрупненно говоря, все, что делает человечество для противостояния глобальному потеплению, делится на две части. Часть номер один — энергоэффективность и альтернативная энергетика. В этой части Россия тоже начала сдвигать ситуацию с мертвой точки. Национальный стартап возобновляемой энергетики в России развивается. Это хорошо, но мы не будем здесь лидерами. Мы здесь, скорее всего, перенимаем технологии, чем создаем новые. Есть вторая половина дела, не менее важная, чем энергетика и альтернативная энергетика, — это новые материалы. Даже на уровне здравого смысла, не будучи большим специалистом, понятно, что если человечество сумеет изобрести новые материалы с прочностными свойствами, превышающие нынешние, это будет означать снижение воздействия на окружающая среду, потому что автомобили можно будет делать легче, потому что дома можно будет делать легче, фундаменты можно делать меньше, меньше тратить материалов и энергии на их производство. Мы провели специальное исследование, которое показало, что наномодифицированные материалы способны внести вклад в борьбу с выбросами СО2 больше, чем вся альтернативная энергетика на земном шаре. И именно в этом, втором направлении, направлении материалоэффективности, если можно так сказать, мы действительно бурно продвигаемся вперед. И один из наших флагманских проектов — производство углеродных нанотрубок. Мы считаем, что созданная новосибирскими учеными промышленная технология является лучшей в мире. Мы считаем, что мы обогнали всех конкурентов минимум на три-четыре года, мы уже четвертый год ежегодно утраиваем объем производства. Мы произвели в прошлом году больше трех тонн, а в этом году произведем больше семи тонн и через год пустим новую установку — реактор мощностью 50 тонн. Ничего подобного на земном шаре не существует. И мы считаем, что в этой части борьбы с глобальным потеплением Россия может предъявить миру свой собственный вклад и всячески содействовать его распространению.

Вот эти углеродные нанотрубки, что это такое?

Анатолий Чубайс: Тут все просто. Нас в школе учили, что углерод может быть в форме графита, это один из кристаллов, которым мы пишем, когда пользуемся карандашом, а может быть и в другой — кристаллической решетке, и тогда он становится алмазом сверхпрочным. Так меня учили в школе.

А сейчас еще есть графен, тоже нам знакомое слово.

Анатолий Чубайс: Совершенно верно, вы как раз забежали вперед. А в 1990 годы выяснилось, что кроме этих двух форм, есть еще несколько кристаллических форм углерода. Одна из них — это углеродные нанотрубки, их открыл японский профессор, а другая — это как раз графен, за создание которого российские ученые, живущие в Лондоне, Гейм и Новоселов получили Нобелевскую премию. Так вот, и углеродные нанотрубки, и графен обладают уникальными свойствами прочностными, механическими, такими, что их добавка в основные материалы в долях процента радикально изменяет свойства основных материалов. Тут важно, что речь идет не о каких-то сверхуникальных материалах, каких-нибудь жаропрочных материалах для защиты спускаемого аппарата корабля при входе в плотные слои атмосферы. Речь идет о базовых материалах. Добавка в алюминий делает его прочнее, чем титан, добавка в пластик не только упрочняет пластик, но делает его электропроводным, причем речь идет о добавках в долях процента.

А в миллиардах долларов как бы вы оценили потенциал этого созданного в России производства, о котором люди должны знать?

Анатолий Чубайс: Я думаю, что если у нас будет ситуация развиваться в соответствии с нашими планами, то примерно к 2025 году капитализация компании будет измеряться несколькими миллиардами долларов, а к 2030 годам она может оказаться крупнейшей компанией в России и превысить по рыночной капитализации «Газпром», и еще может стать крупнейшим экспортером из России, но для этого нужна еще очень большая работа.

Вы могли бы назвать имена людей, чей научный и технологический вклад стал решающим?

Анатолий Чубайс: Да, конечно. Это Юрий Коропачинский, предприниматель сибирский, очень сильный и профессиональный, и Михаил Предтеченский, которого можно поздравить с тем, что на последних выборах Академии наук его избрали академиком Российской академии.

Илья Копелевич

Швейцария. США. Россия. Весь мир > Экология. Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > bfm.ru, 19 января 2017 > № 2042298 Анатолий Чубайс


Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Экология > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041302 Тулеген Аскаров

Каспий ждет своего статуса

Год Петуха просто обречен стать историческим для международного имиджа нашей страны.

Тулеген АСКАРОВ

Ведь уже через неделю с небольшим в Алматы откроется зимняя Универсиада, а через четыре месяца после ее завершения посетителей примет в столице специализированная международная выставка ЭКСПО-2017. С первого рабочего дня начавшегося года Казахстан вступил в полномочия непостоянного члена Совета безопасности ООН сроком на два года, а через несколько дней в Астане стартуют переговоры по Сирии. Уже этого неполного перечня больших международных дел и событий хватит для того, чтобы ощутить растущую глобальную роль нашей страны. Но есть в нем еще один важный исторический пункт, стоящий особняком, так как имеет непреходящее значение – это окончательное определение правового статуса Каспийского моря.

Озерно-морской ребус

Много чего перевидал на своем веку седой Каспий, упоминавшийся географами еще в античные времена, включая и провозглашение независимости бывшими советскими республиками, входившими в развалившийся СССР. Собственно говоря, с появлением новых субъектов международного права – Казахстана, Азербайджана и Туркменистана – и возник еще в 90-х годах прошлого века вопрос определения правового статуса Каспийского моря и его разграничения между пятью прикаспийскими государствами. До этого там действовали советско-иранские договоры, определявшие равные и исключительные права двух существовавших тогда прикаспийских государств – СССР и Ирана, которые не устанавливали границ на Каспии и не разграничивали территориальные воды, хотя условная морская граница все же существовала. Уже в те времена началась и морская добыча нефти на Каспии за пределами 10-мильной рыболовной зоны. Статус Каспия как внутреннего водоема признавался международным сообществом.

Ну, а после развала СССР возникла та самая юридическая головоломка, над которой уже более двух десятков лет ломают головы дипломаты и правоведы пяти прикаспийских государств, чтобы найти компромиссное решение, приемлемое и выгодное для всех. Всплыл тут и старый спор о том, представляет ли Каспий собой море или озеро, в зависимости от чего его статус регулируется разными положениями международного права. Если следовать формально Конвенции ООН по морскому праву, то Каспий, не сообщающийся с мировым океаном через естественные проходы, является все же озером, хотя никто не может объяснить, почему его вода соленая, в то время как в него впадают реки с пресной водой. С другой стороны, при согласии всех прибрежных государств Каспий может получить статус даже не замкнутого или полузамкнутого, а открытого моря с доступом к нему и для других государств мира. Вполне легально должны появиться на нем в таком случае и экономические зоны, территориальные воды, шельфы. А если Каспий останется в статусе озера, каковым он и является на самом деле, то его воды будут считаться внутренними и на них международный режим открытости моря никак не распространится. Суверенитет отдельных государств на морское дно, водную толщу и воздушное пространство над ним будет неполным.

Понятно и то, что в новой геополитической ситуации у каждого из пяти прикаспийских государств теперь на Каспии свои цели. К примеру, для России это море недавно стало плацдармом для нанесения ракетных ударов по позициям оппозиционных сил в Сирии, для Казахстана и Азербайджана Каспий служит ключевым ресурсом в добыче углеводородов. В Ашхабаде занимают особую позицию по вопросу о прокладке транскаспийских трубопроводов, к тому же у Туркменистана с Азербайджаном спор по пограничному месторождению «Сердар – Кяпаз». А Иран, по праву считающий себя законным правопреемником советско-иранских договоров по Каспию, не согласен с разделом моря по принципу так называемой срединной модифицированной линии, равноудаленной от двух его берегов. Именно по этому принципу были подписаны соответствующие соглашения между Казахстаном, Азербайджаном и Россией в 1998-2003 годах, а в 2014 году – и между Казахстаном и Туркменистаном.

Тяжек труд дипломатов

Казахстанская позиция в этом историческом вопросе давно и ясно определена. При желании можно ознакомиться с ней на сайте нашего МИДа. Там говорится о применении к Каспию отдельных положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, касающихся режимов и ширины различных участков моря, на основе которых могут быть установлены внешние границы территориального моря, рыболовные зоны и общее водное пространство. Можно узнать там же и о том, что переговоры по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря проводятся в рамках Специальной рабочей группы на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств (СРГ), а также в режиме двух- и трехсторонних консультациях. Есть уже и результаты переговоров. В августе 2007 года вступила в силу Рамочная конвенция по защите морской среды Каспия. Затем были подписаны протоколы к этой конвенции о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью, по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников и в результате осуществления на суше деятельности, о сохранении биологического разнообразия.

Состоялось четыре саммита президентов прикаспийских государств. На втором саммите в Тегеране в 2007 году была принята Декларация, закрепившая на политическом уровне договоренности по основным вопросам правового статуса Каспийского моря, безопасности и стабильности на море, а также вопросам, связанным с позицией прикаспийских государств по отдельным аспектам международных отношений (укрепления роли ООН, МАГАТЭ, нераспространения ядерного оружия, международного терроризма).

На третьем саммите в Баку в 2010 году было подписано совместное заявление президентов и соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии. А четвертый саммит, прошедший в 2014 году в Астрахани, увенчался подписанием совместного заявления президентов, закрепившего широкий перечень принципов, в соответствии с которыми будет осуществляться деятельность прибрежных государств на этом море.

Ожидалось, что пятый и по сути главный в этом процессе саммит пройдет в Астане до конца минувшего года с принятием на нем Конвенции о статусе Каспия. Однако на июльской встрече министров иностранных дел прикаспийских государств в Астане выяснилось, что окончательного соглашения на тот момент не предвидится, а стало быть, и откладывается на будущее саммит. Как заявил тогдашний глава нашего МИДа Ерлан Идрисов, необходимо было найти решение по четырем вопросам, включая прокладку коммуникаций по дну Каспийского моря, навигацию, транзит и определение методики разграничения дна. Для этого дипломаты запланировали серию рабочих встреч, после чего необходимо будет собраться министрам иностранных дел, чтобы назначить дату пятого саммита.

Большие надежды возлагались также на августовскую встречу президентов Ирана, Азербайджана и России в Баку. Там, как пояснил г-н Лавров на совместной пресс-конференции, они подписали совместную Декларацию, в которой, с его слов, отражен весь спектр возможностей для долгосрочного сотрудничества. Тогда же президенты этих трех стран подробно обсудили положение дел на Каспии с учетом итогов прошедшего в июле совещания министров иностранных дел прикаспийских государств, подчеркнув важность скорейшего завершения согласования Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Для этого было решено активизировать подготовку пятого Каспийского саммита, который пройдет в Казахстане, и даны соответствующие поручения МИДам.

В октябре в Тегеране прошло заседание специальной рабочей группы на уровне заместителей министров иностранных дел прикаспийских государств. Там министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф призвал эти страны ускорить процесс согласования положений проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря и завершить подготовку документа в ближайшее время. Спустя несколько дней он подтвердил свое заявление на встрече с российским коллегой в Москве. А уже в ноябре после встречи с президентом Ирана спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко заявила о готовности Тегерана завершить к этому году работу по подготовке и подписанию конвенции о правовом статусе Каспия.

И вот теперь многолетние дипломатические усилия выходят на финишную прямую. Специальной рабочей группе осталось провести несколько заседаний, одно из которых должно пройти буквально в эти дни в Ашхабаде или Баку.

С мечтой о море

Для рядовых казахстанцев окончательное определение статуса Каспия, несомненно, будет иметь историческое значение и вполне реально может сказаться на их жизни в лучшую сторону. Речь при этом не идет исключительно об углеводородных богатствах шельфа этого моря, включая и Кашаган, притоке иностранных инвестиций для их разведки добычи и дополнительных миллиардах нефтедолларов валютной выручки от экспорта «черного золота». Ведь даже неспециалистам известно, что этих богатств хватит лишь на несколько десятилетий, а к тому времени наверняка невозобновляемые энергоресурсы будут вытеснены источниками «чистой» энергии.

Ценность Каспия для нас и будущих поколений жителей страны заключается в нем самом как бесценном даре природы, в его соленой воде, богатой флоре и фауне, песчаных пляжах и исторических достопримечательностях прибрежных стран. Ведь, положа руку на сердце, нужно признать, что слетать на отдых в Турцию, Эмираты, Мальдивы, Таиланд или Малайзию к их теплым морям и океанам по карману лишь малой части казахстанцев. Большинство же из них за свою жизнь видят море разве что по телевизору да на постерах туристических фирм. И это при том, что у Казахстана на Каспии самая длинная береговая линия протяженностью более 2300 километров!

Правда, в отличие от южной части моря с ее субтропическим климатом нам досталась более суровая по погоде его доля, да и добираться до казахстанского курорта Кендерли не так уж и легко для жителей других регионов страны. Но, учитывая, какими темпами сопрягается сейчас китайская инициатива «пояса и пути» с отечественной госпрограммой «Нурлы жол», можно смело предположить, что уже вскоре туда проложат новые авиа- и железнодорожные маршруты с автобанами, не говоря уже о развитии морских портов Актау, Курык и Баутино. А уж оттуда желающие могут отправляться на белых теплоходах в круизы по курортам Азербайджана, Ирана, Туркменистана с их более теплым климатом, пляжами, минеральными водами и лечебными грязями, историческими достопримечательностями, включая знаменитые кварталы старого Баку, где снималась незабвенная комедия «Бриллиантовая рука».

Конечно, кто-то вспомнит о том, что стоило бы восстановить работу легендарного предприятия «Атыраубалык», дабы на наших дастарханах появились по доступным ценам осетрина и черная икра. Кому-то наверняка покажется заманчивой идея сделать Актау достойным конкурентом Баку, заметно похорошевшего за последние годы, либо вообще создать на море архипелаг искусственных островов, подобный знаменитым «Пальмам» в Дубае. Мечтать, как известно, не вредно и даже полезно, если накоплен опыт реализации мечты и есть деньги на это. Но в любом случае очевидно, что спортивные игры и выставки уйдут в прошлое, закончится наше членство в Совбезе ООН, а в многострадальной Сирии рано или поздно установится мир. А вот Каспий с нами останется навечно, как, впрочем, и с соседями Казахстана по этому морю!

Казахстан. Иран. Азербайджан. РФ > Экология > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041302 Тулеген Аскаров


Азербайджан. Казахстан. Китай. РФ > Экология. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 17 января 2017 > № 2058899 Рашид Исмаилов

Рашид Исмаилов: «Благоприятная атмосфера притягивает инвесторов, туристов и деньги»

Беседовала Дарья Мелехова

Гость программы «Трибуна» директор Центра зеленых стандартов, член Экспертного совета при правительстве Российской Федерации Рашид Исмаилов. Продолжение. Начало см. Рашид Исмаилов: "Здоровье человека сложно монетизировать".

- Рашид Айдынович, вы активно продвигаете идеи и ценности зеленой дипломатии. С какими странами у России есть перспективные проекты в области защиты окружающей среды?

- Зеленая дипломатия - это то, над чем каждое государство должно работать на всех уровнях. Нужно договариваться об общих проблемах, которые касаются всех, и приходить к общему знаменателю, особенно если это природоохранные трансграничные проблемы - общая вода, общая земля, общий воздух. Зеленая дипломатия, на мой взгляд, имеет большой потенциал. Он сегодня недооценен, потому мы - экологи можем сглаживать даже политические противоречия, насыщать межгосударственные диалоги позитивной повесткой - вносить в повестку межгосударственных отношений экологическую составляющую, которая дает возможность договариваться. Интересы у всех одни - чистый воздух, чистая вода, чистая почва.

Мы активно работаем по охране окружающей среды с Китаем – и в рамках ШОС, и в рамках БРИКС. У них большие проблемы с воздухом, особенно в Пекине, с экологизацией промышленности. У нас уже реформируется законодательство, чтобы заставить предприятия промышленности переходить на экологические технологии, а в Китае с этим проблема. Игнорирование природоохранных требований, природоохранного законодательства для многих предприятий Китая, к сожалению, сегодня является нормой. Власти КНР это признают, ужесточают законодательство. У них очень жесткие требования в уголовном плане. Порядка 10 тыс. человек в прошлом году было привлечено к реальным срокам наказания за преступления в экологической сфере. Применяется в Китае и высшая мера наказания за ущерб окружающей среде, например, когда предприниматели сбрасывают ядохимикаты в реки. К сожалению, это не останавливает остальных, которые повторяют те же ошибки.

- Как идет сотрудничество с прикаспийскими странами?

- Ваше агентство тоже уделяет этому большое внимание. За это вам больше спасибо от экологов, которые следят за этой повесткой. Экология Каспия - огромная проблема. Как раз это тот случай, когда мы зависим от политиков. Они не могут договориться о правовом статусе Каспия, а из-за этого экологи не могут решить проблемы, связанные с мониторингом состояния Каспия, с оценкой ущерба, который причинен Каспию, а ущерб огромный. По разным оценкам, порядка 120 тысяч тонн грязи ежегодно сбрасывается от нефтепереработки, от нефтедобычи, от транспортировки нефти в Каспий. Есть еще цифра, которая меня тоже сильно возмутила, это порядка 200 тонн тяжелых металлов. Все это оседает, находится в Каспии, влияет на биоразнобразие, качество жизни людей.

Подписана Тегеранская конвенция по охране окружающей среды Каспия, были протоколы к этой конвенции, но до практической реализации природоохранных мероприятий так и не дошло. Мы как общественную инициативу предложили такой инструмент как зеленый стандарт Каспия. Это универсальный инструмент, пакет мер, и каждое предприятие, подписавшись под этим стандартом и приняв добровольные обязательства на себя, могло бы себя позиционировать как экологически ответственное. Мы этот проект начали обсуждать на российско-азербайджанской межпарламентской комиссии. Инициатива была поддержана и нашими сенаторами, и депутатами Милли Меджлиса. Я побывал с официальным визитом в Баку, где рассказал о нашей работе. Я рассказал об этой инициативе и в Иране, но пока реакции иранских коллег не последовало. Сейчас прорабатываю этот вопрос в Казахстане. Надеемся, все начнут работать с зеленым стандартом. Эта общественная инициатива могла бы сдвинуть с мертвой точки ситуацию. Каждая страна заинтересована в том, чтобы воды, которые омывают берега государств, были чистыми, воздух был чистым, люди жили в благоприятном климате. Шаг за шагом мы к этому идем.

- Какова экологическая повестка Азербайджана?

- Я не очень погружен во внутреннюю природоохранную повестку в Азербайджане, но знаю, что отношение к зеленой экономике в там на высоком уровне. Это современный тренд экологизации бизнеса, а в Азербайджане много зарубежных инвесторов. Здания там строятся в соответствии с современными требованиями. Это посыл для бизнеса, для предпринимателей. Зеленый стандарт, с которым приходит зарубежный бизнес, может быть ориентиром для рынка, для отрасли. Продвигая экологический подход к строительству и эксплуатации недвижимости, бизнес несет миссию просвещения, потому что экология – конкурентное преимущество. Ты построил бизнес центр, который соответствует повышенным экологическим требованиям, там арендаторы лучше себя чувствуют, тогда мы можешь экологическую составляющую учитывать при расчете арендной ставки или при продаже этой недвижимости. Экология и экономика - две связанные между собой вещи. Надо просто правильно все посчитать и посмотреть в будущее.

- Каковы в целом ваши впечатления от Азербайджана?

- Я часто бываю в последнее время в Баку. У меня там много родственников, друзей. Город стал шикарным, роскошным с точки зрения и туризма, сохранив особою бакинскую атмосферу доброжелательности, мультикультурализма, толерантного отношения к любому вероисповеданию, к любым национальностям. Баку - жемчужина у моря, которая достойна внимания, достойна того, чтобы туда шли инвестиции. Это все взаимосвязано. Создай благоприятную атмосферу – к тебе потянутся инвесторы, туристы, а это деньги. Власти Азербайджана очень хорошо это поняли и просчитали.

- Каковы перспективы развития экотуризма в России?

- У России огромный нереализованный потенциал. У нас гигантские территории, занятые национальными парками, природоохранными территориями, особо охраняемыми природными территориями, но недостаточно развита инфраструктура. Сейчас закладываются механизмы, которые позволят усовершенствовать систему особо охраняемых природных территорий, сделать ее более доступной, привлекательной для туристов. А богатства России всем известны. Есть места, которые уникальны по своей климатической составляющей, но туда очень сложно попасть, и людей это останавливает. Здесь есть над чем поработать.

- Как вы оцениваете Северный Кавказ с точки зрения туризма?

- Сейчас вопрос безопасности уже не стоит. Условия, которые там создаются, конкурентоспособные курорты для зимнего отдыха свидетельствуют о том, что идет подъем этой индустрии. Главное, чтобы туда шил инвесторы. Будут инвестиции - будет создана инфраструктура, будут созданы благоприятные условия и туристы проедут на Северный Кавказ.

Азербайджан. Казахстан. Китай. РФ > Экология. Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 17 января 2017 > № 2058899 Рашид Исмаилов


Россия. УФО > Экология. Леспром > wood.ru, 17 января 2017 > № 2056817 Олег Сандаков

В Год экологии в Свердловской области будут проведены различные мероприятия

Президент Российской Федерации Владимир Путин объявил 2017 год "Годом экологии". О том, какие мероприятия департамента лесного хозяйства Свердловской области вошли в региональный план, рассказал директор департамента Олегом Сандаковым.

- Олег Николаевич, каким направлениям работы планируется уделить повышенное внимание в год экологии?

- Хочу отметить, что для нас каждый год является годом экологии, поскольку все мероприятия, которые я сейчас назову, выполняются специалистами лесного хозяйства ежегодно. В 2017 году предусмотрены меры по усилению внимания к соблюдению лесного законодательства, проведение крупномасштабных общественных акций по посадке леса и уборке леса от мусора, а также проведение своевременных плановых мероприятий по посадке леса. Считаю важным также активизировать работу по противопожарной агитации и пропаганде. Это проведение акций "Антипал", различных конкурсов для детей и для взрослых.

- Объемы планового лесовосстановление будут больше?

- Восстановление лесов в области ежегодно осуществляется на площади 24-26 тысяч гектаров при ежегодной сплошной рубке леса на площади 23-25 тысяч гектаров. 2017 год не станет выдающимся по объемам лесовосстановления. Просто постараемся уделить больше внимания своевременности выполнения лесопосадочных работ.

- А о каких массовых мероприятиях вы говорили?

- Это традиционные наши мероприятия: "Всероссийский день посадки леса" и "Живи, лес!". День посадки леса пройдет под лозунгом "Всероссийский день посадки леса - в поддержку Года экологии в России". Лесничества подготовят посадочные площадки для проведения работ, обеспечат участников необходимым посадочным материалом и инструментами. Основная посадочная площадка будет располагаться на территории городского округа Екатеринбург. Как всегда, к посадке леса будут привлечены школьники и студенты, предприятия и организации, арендаторы лесных участков и общественные организации. На основную площадку, по традиции, мы пригласим членов правительства Свердловской области, представителей федеральной и областной власти Свердловской области. Также лесничества будут помогать с посадочным материалом муниципалитетам, если такая помощь им потребуется. Надеемся, что в Год экологии акция наберет достойное число участников.

В сентябре-октябре запланирован массовая акция "Живи, лес!", в рамках которой жители Екатеринбурга и Свердловской области прибирают наши леса от мусора и захламленности. В этом году, например, в ходе акции удалось прибрать от мусора и захламления около 100 гектаров наших лесов.

- Для сохранения леса надо поднимать на новый уровень противопожарную агитацию. Год экологии для этого как раз очень хороший повод.

- Размещением противопожарной пропаганды и проведением противопожарных акций успешно занимается подведомственное Департаменту учреждение "Уральская база авиационной охраны лесов". В 2017 году в плановом порядке будут размещены на телевидении и радио противопожарные социальные ролики, обновлены аншлаги в лесу. Кроме этого, запланирован конкурс детского рисунка "Сохраним леса от пожаров!". Рисунки-победители конкурса обычно тиражируются в виде противопожарных листовок, аншлагов и баннеров. Листовки распространяют ребята из наших школьных лесничеств, они же обычно проводят уроки противопожарной безопасности в лесу не только в младших классах своей школы, но и в соседних школах, а также в детских дошкольных учреждениях. Есть задумка провести конкурс любительских противопожарных видеороликов среди неравнодушных и творческих жителей нашей области.

- Что вы имели в виду, когда говорили об усилении внимания к соблюдению лесного законодательства?

- Собственно говоря, имеется в виду, что департамент, как и всегда, будет уделять большое внимание обращениям граждан и проверять любой факт обнаруженных нарушений. Кроме этого, очень надеемся, что в год экологии у нас будут все возможности для того, чтобы решить вопрос по ликвидации несанкционированных свалок твердых коммунальных отходов на землях лесного фонда. Это наболевший вопрос очистки лесов, который необходимо срочно как-то решать. Сегодня отсутствует соответствующая нормативная база и не предусмотрено бюджетное финансирование мероприятий по ликвидации свалок в лесном фонде силами работников лесного хозяйства.

Россия. УФО > Экология. Леспром > wood.ru, 17 января 2017 > № 2056817 Олег Сандаков


Андорра > Экология > all-andorra.com, 14 января 2017 > № 2038316 Сильвия Кальво

“Защита окружающей среды и борьба с изменением климата – приоритеты правительства Андорры ”, – заявила министр окружающей среды Андорры Сильвия Кальво

Министр окружающей среды, сельского хозяйства и устойчивого развития княжества Андорры Сильвия Кальво (Silvia Calvó) рассказала all-andorra.com об основных программах правительства в области защиты окружающей среды:

Каковы основные экологические проблемы, над которыми сейчас работает правительство Андорры?

Я не стала бы говорить об экологических проблемах, а обратила бы внимание на стратегии правительства Андорры, направленные на постоянное улучшение окружающей среды и условий жизни граждан княжества и туристов, которые приезжают к нам в гости. Наше правительство работает над осуществлением двух основных стратегий: стратегией по борьбе с изменением климата, которая предполагает изменения нашей энергетической модели, и стратегией улучшения национального ландшафта нашей страны, в частности, её промышленных зон. Как известно, Андорра – это страна международного туризма, и природный пейзаж – это наш весомый актив. Мы работаем с муниципальными властями – администрациями 7 приходов Андорры – по всем этим вопросам, стараясь использовать только современные материалы, чтобы урбанистический пейзаж был “хорошо вписан” в экологическую систему.

Что конкретно уже сделано?

Андорра – одно из первых государств, которое сделало свой национальный вклад в борьбу с изменением климата на международном уровне. Парламент Княжества ратифицировал Парижское соглашение — соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению углекислого газа в атмосфере. Соглашение пришло на смену Киотскому протоколу, и было принято в декабре 2015 года на конференции ООН, когда все страны-участницы форума договорились ограничить рост средней температуры на планете в пределах 2 градусов по Цельсию по сравнению с так называемым “доиндустриальным периодом”. Вклад каждого государства представляет собой обязательство принимать меры для борьбы с изменением климата. Андорра, в частности, обязуется к 2030 году сократить выбросы парниковых газов на 37%.

Правительство Андорры запустило программу Engega, стимулирующую покупку электромобилей. Бюджет программы – 1 млн. евро в год в течение трёх лет.

Правительство княжества активно участвует в мероприятиях по борьбе с изменениями климата международного масштаба. В этом году я впервые имела честь представлять Андорру на конференции ООН по изменению климата в Марракеше. В рамках мероприятия Андорра инициировала проведение семинара по борьбе с изменениями климата в горных регионах. Это особая тема, и было очень важно услышать мнение коллег из других стран, расположенных в горах.

У нас также есть правительственная программа поддержки общественного транспорта, использующего альтернативные виды топлива. Кроме того, у нас есть программа, стимулирующая использование в княжестве электрических велосипедов. Мы также реализуем программу поддержки использования солнечной энергии через программу грантов. Это совместная программа Энергетической компании Андорры (Forces Elèctriques d’Andorra, FEDA) и правительства Андорры, цель которой – мотивировать установку панелей на крышах зданий. Программа позволяет приобретать энергию, произведенную с помощью фотоэлектрических панелей, по более выгодным ценам. В настоящее время производство электроэнергии с помощью солнечных батарей составляет 600 Мвт, что соответствует примерно потребление энергии 260 семей.

И, наконец, у нас есть программа “РЕНОВА” (“RENOVA”) с бюджетом 1 млн. евро, предназначенная на модернизацию систем теплоизоляции и систем отопления частных домов (правительство Андорры финансирует часть общей стоимости затрат). Это позволяет экономить потребление электроэнергии, ведь дома с хорошей теплоизоляцией потребляют гораздо меньше тепловой энергии. За помощью государства могут обратиться все желающие владельцы зданий, запросы будут удовлетворены согласно данной программе.

Каков бюджет финансирования программ защиты окружающей среды?

Общий бюджет княжества – 20 млн. евро. Важно отметить, что у нас также есть отдельная программа, которая называется “3E” (eficiència, energètica, escola), что означает энергоэффективность школ. Это совместный проект с Министерством образования и Министерством территориального развития. Мы уделяем пристальное внимание вопросам повышения энергоэффективности в школах. Защита окружающей среды, энергосбережение и образование детей – смежные понятия. Гораздо проще воспитать молодёжь, чем изменить поведение взрослых людей. Поэтому мы объясняем детям в школах почему важно экономить энергию. В одной из школ Андорры мы установили сенсорные датчики, которые наглядно демонстрируют объём потребления энергии при разных режимах использования. Вы забыли выключить свет или оставили включённым на ночь компьютер? Теперь посмотрите, сколько энергии вы потратили вхолостую.

Как изменится бюджет в 2017 году?

Бюджет на эти цели вырастет примерно на 5%.

Как менялся климат в Андорре за последние годы?

За последние 30 лет наблюдается тенденция роста температуры воздуха на 0.2-0.3 градуса Цельсия (с 1986 по 2015).

Есть ли в Андорре неблагоприятные зоны с точки зрения экологии?

Иногда возникают проблемы, связанные с загрязнением поверхности воды или территорий. Мы проводим регулярные инспецкии на предмет выявления тёмных пятен на поверхности воды наших рек и озёр, а также такие токсичные отходы, как шины или покрышки, оставленные в лесах или полях. И мы приветствуем помощь граждан. На сайте правительства Андорры есть специальный раздел, где можно в оперативном режиме оставить информацию об обнаружении той или иной экологической проблемой. Это позволяет нам устранять проблему, связанную с загрязнением окружающей среды, незамедлительно.

Есть ли какие-то интерактивные интернет программы для туристов, чтобы они также были вовлечены в этот процесс? На каких языках работают эти системы?

В настоящее время речь идёт только о каталанском языке, но мы работаем над расширением возможностей применения подобных программ.

Такая интерактивная связь практикуется давно?

Да, в течение нескольких лет, и очень важно, что граждане активно участвуют в такого рода мероприятиях.

Как Андорра решает проблему по переработке мусора?

Как во многих других странах, мы делим наши отходы на отходы из стекла, бумаги и картона, а также бытовые отходы. Это обязательно. Весь перерабатываемый мусор экспортируется в Каталонию на заводы, ближе всего расположенные к Андорре (недалеко от Барселоны). Бытовые отходы также делятся на алюминий, пластик и прочие отходы и тоже экспортируются в Каталонию. В Андорре нет завода по переработке мусора. Несмотря на то, что ежегодно мы тратим около 1 млн. евро на утилизацию отходов, строительство такого завода в Андорре не рентабельно. Вместе с тем, в нашей стране есть большой центр сортировки отходов, а также семь местных центров сортировки и утилизаций отходов, расположенных в каждом приходе княжества.

Каковы основные приоритеты Андорры в развитии сельского хозяйства?

Диверсификация сельского хозяйства – один из приоритетов Андорры. Нужно селекционировать такие виды сельхозпродукции, которые могут произрастать в горных районах. У нас не самый оптимальный климат для возделывания сельскохозяйственных культур, и почва далеко не идеальная. Мы продолжаем исследования в отношении выращивания таких культур, как картофель и трюфели, лекарственных трав. Мы также занимаемся культивированием винограда для производства вина. В настоящее время запущен проект по изучению возможности выращивания в Андорре голубики. Наше министерство по-прежнему работает в тесном контакте с APRA (Ассоциация фермеров и скотоводов, Андорра), чтобы продолжать развитие сельского хозяйства и животноводства в Андорре, сохраняя биоразнообразие и ландшафт княжества.

Что Вы можете сказать о качестве продуктов в Андорре, включая мясо и птицу?

Мясо крупного рогатого скота, выращиваемого в Андорре, является признанным на европейском уровне и имеет сертификат качества IGP (Indication Géographie Protégée). Налитие такого сертификата гарантирует, что все параметры традиционного производства мясной продукции на нашей территории соблюдены. В прошлом году правительство разработало сертификат качества для вина, произведенного в Андорра. Если вино соответствует стандартам качества, на этикетке можно найти маркировку: «Vi qualitat controlada d’Andorra».

Планируется ли увеличить количество площадей национальных парков Андорры?

Наши национальные парки, такие, как Сортени (Sorteny) или Кома Педроса (Coma Pedrosa), а также остальные парки управляются администрациями семи паррокий Андорры. Мы на правительственном уровне можем поддержать подобные проекты, но это должна быть инициатива глав администраций.

Существует ли в Андорре программа по защите диких животных?

В этом году мы приняли новый закон, регулирующий вопрос охоты на диких животных. Новый закон полностью соответствует Бернской конвенции. Это международное соглашение об охране дикой фауны и флоры и природных сред обитания в Европе, которое содержит положения об охране как мест обитания, так и самих видов флоры и фауны, подлежащих охране, и о методах охоты и орудиях лова, которые должны быть запрещены. Конвенция была разработана и утверждена Советом Европы. Этот документ позволяет нам решать на каких животных можно охотиться, а на каких нет. Но всегда исходя из того, что защита дикой природы должна быть приоритетом.

Какие типы животных, занесённых в “Красную книгу”, обитают в Андорре?

У нас нет такого понятия, как “Красная книга”. Есть виды птиц и животных, которые находятся под охраной. Среди птиц – это бородач, одна из самых редких хищных птиц в Европе. Андорра сотрудничает с Европейской ассоциацией по охране природы по вопросам изучения и защиты этого вида птиц. Среди животных – это серны, косули, кабаны, муфлоны.

С Вашей точки зрения нужно ли запретить охоту на диких животных?

Нужно правильно управлять популяцией диких животных. Новый закон нам это позволяет. Здесь в Андорре нет хищников, таких, как волки или медведи. Слишком большая популяция диких животных создаст угрозу для других животных, а также нарушит баланс с точки зрения потребления сельскохозяйственных культур. Поэтому важно соблюдать компромисс. Но всегда ставить в приоритет вопросы сохранения и охраны природы.

Андорра > Экология > all-andorra.com, 14 января 2017 > № 2038316 Сильвия Кальво


Россия > Экология > vestikavkaza.ru, 11 января 2017 > № 2036631 Рашид Исмаилов

Рашид Исмаилов: "Здоровье человека сложно монетизировать"

Гость программы «Трибуна» директор Центра зеленых стандартов, член Экспертного совета при правительстве Российской Федерации Рашид Исмаилов.

- Рашид Айдынович, 2017 год объявлен в России годом экологии, соответствующее направление как приоритетное заложено в недавно утвержденную стратегию научно-технологического развития России. Какие проблемы в сфере экологии вы считаете самыми острыми для России?

- Год экологии определен указом президента РФ. Указ был издан еще в начале 2016 года. Это очень значимое событие не только для всех экологов, но и для всего общества. и на федеральном, и на региональном уровне. В Год экологии все проблемы не решатся. Он, надеюсь, он поможет обратить внимание на эту проблематику, сконцентрировать усилия всего общества, органов власти, бизнеса, финансовые ресурсы. Есть целый план основных мероприятий, который утвержден правительством РФ.

Одна из главных проблем – твердые коммунальные отходы, это отходы нашего производства, потребления и промышленные отходы. Правительство тоже сделало акцент на эту проблему, посчитав ее приоритетной. Утвержден приоритетный проект "Чистая страна", в котором прописано создание мусороперерабатывающей инфраструктуры. Речь идет о создании отходоперерабатывающей индустрии. В рамках этой программы будет построено несколько мусоросжигающих заводов, причем с самыми современными технологиями. Это обязательное условие, без которого сейчас ни одно производство, ни одно предприятие не может работать.

Есть проблемы, связанные с загрязнением воды, с водоочисткой, с водоподготовкой. Президент неоднократно выделял среди прочих вопрос с чистотой наших основных рек, таких как Волга, которая, кстати, впадает в Каспийское море, и это тоже значимый фактор.

Есть еще проблема с загрязнением воздуха, но она больше относится к городам и связана с автотранспортом. Мы этого не видим, но на самом деле это большая беда, потому что от этого зависит и здоровье, и уровень смертности населения. Во всем мире загрязнение воздуха считается одной из самых основных причин, по которым люди болеют и умирают раньше времени. Порядка двухсот химических соединений оседают на наших дорогах. Это то, чем мы с вами дышим.

- Где ситуация наиболее критическая?

- Есть города, где расположены крупные предприятия, которые являются основными загрязнителями. Это добывающие предприятия, где уровень негативного воздействия на окружающую среду очень высок, уровень заболеваемости и смертности таки тоже очень высокий.

Главное, что есть политическая воля для решения таких проблем. Реформируется природоохранное законодательство, и один из векторов - внедрение наилучших доступных технологий на предприятиях промышленности. Все производства, которые будут игнорировать природоохранные требования и не станут внедрять у себя зеленые технологии, будут подвергаться воздействию контрольно-надзорных органов в природоохранной сфере. Будут повышаться штрафы за негативное воздействие. Таким образом органы власти будут воздействовать на бизнес, на эти промышленные предприятия.

- Не так давно в Совете муфтиев России появилась комиссия по вопросам экологического развития. Чем она занимается?

- Это новый тренд, связанный с концепцией эко-халяль. Ничего нового мы не открыли. Это исламская экологическая этика - подход, который основан на Коране, основан на хадисах. Для каждого мусульманина он должен быть нормой. Получается, что Коран можно назвать одним из самых древнейших экологических кодексов поведения мусульманина, человека, ведь в Коране нет разделения на мусульманин/немусульманин. Каждый человек должен охранять природу, должен соблюдать чистоту в месте, где он живет, чистоту дома, чистоту своей территории, чистоту себя самого, своих помыслов. Это тоже экология. Экологическое мышление, экологически ответственный образ жизни. Причем это во всем проявляется - и делах, и в бизнесе. Бизнес, который так или иначе связан с исламом, или те мусульмане, которые этот бизнес ведут, каждый предприниматель должен понимать, что он несет ответственность, получая прибыль, развивая свой бизнес. Естественно бизнес должен быть прибыльным, но нужно оглядываться на то, какой след ты оставляешь на той земле и на той территории, которую Всевышний всем нам дал и возложил на нас ответственность за нее.

Комиссию с благословения председателя Совета муфтиев России, шейха Гайнутдина мы создали, ваш покорный слуга ее возглавил, у нас есть план работы. Получилось так, что мы с этой инициативой выступили, и она нашла отражение у коллег в администрации президента РФ. Общество должно непосредственно участвовать в реализации государственной политики. Никакие законы, стратегии не будут работать, если не будет отклика и обратной связи.

Мусульман в России порядка 25 миллионов. Мы намерены донести до каждого мусульманина необходимость соблюдать природоохранные законы, требования. На мероприятия религиозного характера собирается огромное количество народа. Мы говорим о духовности, имам рассказывает, как правильно себя вести в жизни, соблюдать заповеди, но люди уходят, оставляя бумажки и пластиковые бутылки. Мы хотим, чтобы этого не было. Как это сделать? Донести до каждого мусульманина, что для мусора есть соответствующие места, а он донесет это до своих детей. Казалось бы, элементарные вещи, но с них все начинается.

- Вы признанный эксперт в области экологических стандартов. На какой стадии сейчас находится развитие зеленых стандартов в России?

- Мы начали развивать зеленые стандарты, когда об этом в нашей стране никто не знал. Эта тема связана с началом олимпийской стройки. Есть международное требование, чтобы все объекты олимпийского строительства были построены в соответствии с зелеными стандартами. Мы начали изучать зарубежный опыт и пришли к тому, что не нужно нам ничего зарубежного, нам нужно делать свое. Работой руководил Юрий Петрович Трутнев, сейчас он - полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, а тогда был главой Минприроды РФ. Мы создали свою нормативную базу по зеленым стандартам. Экологические стандарты - повышенные экологические требования. Создали свою базу, провели Олимпиаду. Не все получилось так, как хотелось, но это естественный процесс. Процесс эволюции всегда связан с тем, что есть и негативный опыт. Мы весь этот опыт, в том числе негативный, учли, и сейчас зеленые стандарты развиваем в нескольких направлениях. Это и строительство спортивных объектов для Чемпионата мира по футболу, который сейчас у нас усиленно готовится. Все стадионы практически готовы, в течение этого года они будут достроены и сданы в эксплуатацию. Мы по поручению правительства сделали зеленый стандарт для футбольных стадионов, который предполагает применение повышенных экологических требований, в частности ресурсосбережение, сбережение энергии, сбережение тепла, воды, создание благоприятных условий для посетителей стадионов, для снижения негативного воздействия на окружающую среду. Причем не просто в момент строительства, но и в процессе эксплуатации.

Процесс эксплуатации - ключевой отрезок жизненного цикла любого объекта недвижимости, любого дома. В этом и смысл зеленых стандартов. Мы закладываем основные экологические требования в самом начале строительства. Но вся ценность зеленых стандартов появляется при эксплуатации, потому что экономятся ресурсы, снижается нагрузка на окружающую среду, выбросы снижаются, повышается уровень экологической безопасности для людей, все это в совокупности дает и экономический эффект, потому что снижаются затраты на коммунальные услуги. Это такой ключевой момент, где экология пересекается с экономикой. Этот принцип должен быть заложен в любых природоохранных мероприятиях. Зеленые инвестиции должны приносить отдачу. Все измеряется деньгами, в том числе в экологии. Кстати, есть очень любопытная цифра: ВВП РФ снижается ежегодно на 4-6% из-за ущерба, который доставляется окружающей среде. Это огромные деньги. В Китае, правда, это больше - до 10% ВВП.

- За счет чего в процессе эксплуатации можно снизить расходы воды, электроэнергии?

- Все заложено в тех технологиях, которые применяются на объекте. Энергосберегающее освещение, технологии связанные со сбережением тепла, с управлением системами тепла, со сбережением воды. Все это в совокупности дает эффект. Не забывайте, что здоровье человека сложно монетизировать. Хотя есть четкие формулы, по которым можно оценить ущерб, который причиняется здоровью человека. Живя в доме, построенном по зеленым стандартам, человек меньше болеет. Меньше болеет - больше работает. А если больше работает, значит от него отдача, польза больше. На него государство тратит меньше средств из фондов медицинского обеспечения. Есть такие конкретные, в денежном выражении понятные вещи, которые говорят о том, что экология напрямую влияет на экономику.

Продолжение следует

Беседовала Дарья Мелехова

Россия > Экология > vestikavkaza.ru, 11 января 2017 > № 2036631 Рашид Исмаилов


Украина > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031386 Татьяна Адаменко

В Украине меняется климат: аграрии переходят на рис и томаты - Татьяна Адаменко

О глобальном потеплении говорят уже несколько десятилетий. Какие конкретные практические последствия от него уже почувствовало сельское хозяйство Украины и что еще ожидать рассказывает самый авторитетный в Украине ученый в области агрометеорологии, заведующая отделом агрометеорологии Гидрометцентра Украины Татьяна Адаменко.

- Татьяна Ивановна, мне вспоминается зима во время первого Майдана, когда оттепель длилась с начала декабря до конца января - ее только ленивый не называл ярким примером глобального потепления. Следующей зимой на Крещение ударили морозы под -30 °С. Итак, насколько обоснованы разговоры о глобальном потеплении прежде всего в Украине?

- Основным индикатором глобального потепления является среднегодовая температура. С 1991 года она в Северном полушарии повысилась на 0,74 ?С. 1991-й взят за точку отсчета не потому, что Украина тогда провозгласила независимость, а потому что именно тогда начался очередной 30-летний период метеорологических наблюдений. Такие циклы, согласно рекомендациям Всемирной метеорологической организации, выделяют с целью выявления тенденций изменения климата. При этом за нормы определены средние данные за предыдущий 30-летний период - с 1961 по 1990 годы.

Относительно периодических сильных холодов ... Эксперты ИРРС - международной организации, объединяющей ученых-экспертов по глобальным изменениям климата, - говорят, что глобальное потепление - это не автоматическое повышение температуры на столько-то градусов: бывают периоды, когда температура стабилизируется и даже снижается. Так, в Украине после 1991 года было 2 или 3 года, когда среднегодовая температура находилась в пределах нормы или даже ниже. Но остальные годы наблюдалось превышение нормы на 1-2°. Поэтому общая тенденция к потеплению - вне всяких сомнений.

- Как именно она проявляется в Украине?

- Начнем с того, что в Украине потепление проявляется еще сильнее, чем в мире в целом: по сравнению с 1991 годом оно превысило 1°. Чем континентальнее и чем севернее территория - тем выше показатели роста среднегодовой температуры. Это прослеживается даже в пределах Украины: если в Херсоне она выросла на 1 ?С, то в Житомире на 2 ?С.

Началось резкое повышение температур в Украине еще в 1989 году, который стал самым теплым за всю историю метеорологических наблюдений, которые ведутся на 20 украинских метеостанциях более 100 лет, например в Киеве за погодой наблюдают еще с ХІХ века. Сейчас все эти рекорды уже побиты. Наглядный пример - в 2010 году в Луганске впервые в Украине была зафиксирована температура +42 ?С в тени.

Продолжительность зимы в естественном понятии этого слова сократилась, например, в Черниговской области, с 120-140 до 80-90 суток. В метеорологическом смысле этого слова (длительный период со среднесуточной температурой ниже 0 ?С. - Ред.) Зима как таковая в Украине стала исключением - этот период редко длится более 30 дней. А в 2000 году на юге Украины среднесуточная температура круглый год держалась выше 0 ?С. Существует классификация зим по строгости в зависимости от накопленных за зиму отрицательных температур, согласно которой погоде, установившейся в зимние месяцы, там вообще нет соответствия - зимы в метеорологическом смысле в Украине уже нет. В зимние месяцы большая часть времени приходится на оттепели. Напомню, в метеорологии оттепелью называется период, когда температура хоть раз в сутки (на метеостанциях она измеряется каждые 3:00) достигла или превысила 0 °.

Также следует сказать о выравнивании погодных условий по всей территории Украины. Так, в настоящее время абсолютный максимум температуры как для Херсона, так и для Чернигова одинаков - +41 ?С. Соответственно, выросли суммы эффективных температур - на 200-400 ?С, в меньшей степени на Западе, больше на Севере и Востоке.

- Одинаково ли изменились температуры в течение года?

- Нет. Сначала, в 1989 году, началось резкое повышение температуры именно зимой, и в первую очередь в январе. Январь стал теплее декабря и февраля. Затем аналогичные тенденции стали наблюдаться и в феврале. На сегодня средняя температура января-февраля выросла на 1,5-2,5 ?С. Если нормой для Киева считалась средняя температура января - 6 ?С, то за последние 25 лет среднее значение этого показателя выросло до -3,5 ... -3,6 ?С. Дело в том, что стандартная для Украины погода в январе формировалась под влиянием Сибирского антициклона. Он сместился, по некоторым оценкам, на 20? на юг и в Украине уже не влияет. Поэтому погода в Украине зимой стала формироваться под влиянием воздушных масс с северной Атлантики.

С 2000 года проявилась тенденция к повышению температур в июле-августе, и с начала века она составила в эти месяцы почти 2 ?С.

- Вместе с жарой, как отмечают аграрии, пришли и засухи. Почему?

- Количество осадков в Украине существенно не изменилась. Но из-за повышения температур, особенно в летние месяцы, возросло испарение влаги. Поэтому в 2015 году уровень водоемов - рек, озер, прудов - был самым низким за все время гидрологических наблюдений, то есть с 1927 года. Малые реки полностью пересохли в дополнение к снижению уровня грунтовых вод, что привело к пересыханию колодцев.

Есть метеостанции, где не наблюдалось за все лето ни одного дождя - например, в Нижних Серогозах на Херсонщине. У меня нет однозначного ответа произошло это из-за глобального потепления или из-за локальных экологических бедствий (вырубка лесополос, уничтожение плавней и т.д.).

Даже на Львовщине, где вероятность засухи в эталонное 30-летие составляла менее 10%, она выросла сейчас до 30%. Полесье тогда вообще не знало, что такое засуха, а за последнее десятилетие Житомирщина страдала от нее уже дважды.

- Изменилось ли распределение осадков в течение года?

- Пока нельзя выделить какой-то устойчивой тенденции к сезонному распределению. Был период (лет 5-7), когда зимних осадков было на 10-15% меньше нормы. Однако увеличилось их количество в октябре-ноябре. Несколько лет подряд были подряд сухими сентябрь, август и даже 2-я половина июля, когда происходит накопление влаги под посев озимых.

Так же переворачивается с головы на ноги в отдельные сезоны региональное распределение осадков. Например, случается, что меньше осадков получает Тернопольщина. Или на севере Одесской области наблюдается засуха, а на юге региона - парадоксальное переувлажнение.

- Какие последствия имело глобальное потепление для сельского хозяйства Украины?

- Благодаря смягчению зим улучшились условия перезимовки озимых. Если в период, который был определен за стандарт, ежегодно вымерзало 25-27 и даже до 30% площадей, то за последние 25 лет в среднем - 10-12%. Этот показатель образовался за счет нескольких сезонов, когда опять-таки из-за глобального потепления не сформировался снежный покров. Обычно теперь в Украине вымерзает всего 3-5% озимых.

Поскольку зимы стали теплее, то уменьшилась глубина промерзания почвы, возросло усвоение влаги почвой и увеличились ее запасы весной. В результате в XXI веке было всего 2 весенних засухи (из-за низкого количества осадков зимой), которые привели к существенной потере урожая.

Опять напомню о выравнивании погодных условий по всей стране. Так, если 20 лет назад подсолнечник хорошо родил только в юго-восточной части страны, то сейчас - и в Черновицкой, Житомирской, Киевской, Черниговской областях, то есть на Полесье. Если когда-то на Полесье кукурузу выращивали в больших хозяйствах только на силос, поскольку она не вызревала, то сейчас она и там гарантированно обеспечивает 3-4 т / га зерна. Конечно, для Полесья следует подбирать ранние сорта. Так же хорошие условия по всей территории страны складываются для томатов, сои и ряда других теплолюбивых культур.

Потепление в Степи и Лесостепи позволило аграриям выращивать здесь поздние сорта кукурузы. Именно благодаря потеплению средняя урожайность этой культуры в Украине так резко увеличилась в последнее время. Вспомните, урожайность поздних сортов кукурузы примерно вдвое выше, чем ранних - 5-6 и 12-14 т/га соответственно.

Более того, в Украине появилась новая природная зона - сухие субтропики. Ведь сейчас сумма активных температур на материковой части страны достигает 3800 ?С, а в степном Крыму - 3900 ?С, тогда как в стандартное 30-летие она нигде не превышала 3400 ?С. Все это позволяет получать стабильные урожаи таких культур, как рис или хлопок. С хлопком когда экспериментировали на Херсонщине, но после нескольких подряд прохладных лет это дело забросили. Потепление открыло значительные возможности для расширения ассортимента выращиваемых сельхозкультур в Украине.

- Интересно, можно ли будет в Украине успешно выращивать цитрусовые?

- Если нынешняя тенденция сохранится, то лет через 10 наступит время для экспериментов.

- Таким образом, климатические условия Украины существенно изменились за последние 25 лет. Между тем учебники, по которым обучают агрономов, справочная литература, обычно не отражают этих изменений, а повторяют информацию из изданий 80-90-х годов ХХ века. Где найти современную, актуальную информацию о климате?

- В Гидрометцентре - центральном и областных. Например, сумму эффективных температур считает каждая государственная метеостанция, а их по несколько в каждой области. Поэтому, советую агрономам запросить у них данные за последние 5 или 10 лет - это будет точная информация о климате данной местности.

- Что Украину ждет дальше?

- Учеными-метеорологами мира разработано немало сценариев дальнейшего изменения климата. Наиболее реалистичные предусматривают повышение среднегодовой температуры еще на 2-2,5 ?С. В Украине это повышение будет не меньшим. Это произойдет, конечно, не завтра, но лет через 10 - запросто.

Однако есть сценарии, которые предусматривают повышение мировой температуры на 6 ?С. Вот это уже будет полной катастрофой для Украины. Ведь испарения возрастут слишком резко и усилится засушливость климата. Обратите внимание, в Украине уже сейчас 70% территории - зона недостаточного или неустойчивого увлажнения.

Все сценарии предполагают, что дальнейший рост среднегодовой температуры будет наблюдаться еще как минимум 50-60 лет - столько времени понадобится, чтобы принесли результаты уже предпринятые мировым сообществом усилия для остановки глобального потепления.

Как бы то ни было, следующие 10-20 лет глобальное потепление будет оказывать все же в основном положительный эффект на сельское хозяйство Украины за счет улучшения условий для перезимовки, повышения сумм эффективных температур, расширения перечня культур, которые можно успешно выращивать.+

- Думаете, следует по всей территории Украины внедрять орошение, строить водохранилища, восстанавливать пруды, как было когда-то в каждом селе?

- Именно так. Вопрос только в том, где найти столько средств.

- Напоследок хотелось бы спросить, есть ли какие-то прогнозы на 2017-й год?

- И у нас, и в мире порог предсказуемости погоды составляет пока 12-15 дней. Заглянуть дальше метеорологическая наука технически все еще не в состоянии.

- А как же многочисленные народные приметы?

- Они не имеют под собой никакой научной основы. Все совпадения - абсолютно случайны.

Украина > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031386 Татьяна Адаменко


США > Нефть, газ, уголь. Экология > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038366 Константин Ранкс

Угольный президент. Насколько Трамп опасен для экологии

Константин Ранкс

Неcомненно, уголь – это грязное топливо, которое стоит заменить на более чистое. Но неясно, как это сделать, чтобы не обрушить здание современной цивилизации. Ведь экология в широком смысле – это не только ограничение выбросов, но и такая организация планеты, которая обеспечила бы достойную жизнь для всех ее жителей, в том числе и тех, о ком так часто забывают, строя планы зеленого будущего

Успех Дональда Трампа на президентских выборах в США взволновал не только политиков либерального толка, но и зеленых. Заявления избранного президента об отмене ограничений на добычу нефти, газа и угля разворачивают на 180 градусов курс уходящего президента Барака Обамы на безуглеродную экономику. Однако такая паника кажется преждевременной: если внимательнее прислушаться к экологическим заявлениям, то во многих случаях новый президент скорее просто предпочитает зло возможное злу неминуемому.

Время индустриалов

Разумеется, считать американского миллиардера другом экологов и защитником окружающей среды не приходится – он прямо отказывается бороться с глобальным потеплением. Однако он совсем не одинок в своем скептицизме относительно роли антропогенного фактора в повышении средней глобальной температуры. Сторонники этих взглядов не отрицают, что климат на планете действительно меняется, средние температуры растут, но с тем, что это результат именно человеческой деятельности, а не естественный процесс, они не согласны. И надо признать, такого рода представления можно встретить не только среди чудаковатых маргиналов или одержимых прибылью капиталистов, но и в научной среде.

Отношение к проблеме глобального потепления сильно дифференцировано у разных слоев общества. Среди высокооплачиваемых гуманитариев, представителей IT-индустрии, изрядного числа ученых превалирует уверенность в значительном влиянии человека на окружающую среду, включая эмиссию парниковых газов. А вот среди людей, связанных с тяжелой индустрией, горнодобывающей промышленностью, нефте- и газодобычей, таких гораздо меньше. Но самое главное, что многие представители второй категории возражают против нынешних форматов борьбы с глобальным потеплением не из мракобесия или жадности. Они просто опасаются (и не без оснований), что в погоне за новым, чистым миром для богатых их личное настоящее и будущее будет принесено в жертву. И Дональд Трамп тут почувствовал огромный протестный потенциал этой довольно многочисленной категории людей.

В начале XIХ века французский философ, один из утопических социалистов граф де Сен-Симон предположил концепцию существования класса «индустриалов», то есть всех людей, связанных с промышленностью, включая как промышленников и предпринимателей, так и наемных работников. И тем и другим нужна возможность вести производство, поэтому их интересы не всегда и не во всем, но во многом совпадают.

Все они, хоть и в разной степени, страдают, когда из-за изменения рыночной конъюнктуры или государственных ограничений существовавшее производство становится неконкурентоспособным и закрывается. Когда это происходит, деньги теряют не только промышленники. На улице оказываются и рабочие, они не могут больше платить в пабах и ходить в магазины. Местный средний и мелкий бизнес также или умирает, или перебирается в другие регионы, если есть такая возможность.

В Соединенных Штатах примеров таких ситуаций хватает – скажем, шахтерские регионы Западной Вирджинии. В этом штате Трамп набрал 69% голосов, а Хиллари Клинтон – всего 26%. Это и неудивительно – накануне выборов местные жители прямо говорили журналистам, что их привлекает в Трампе его готовность вновь разрешить добычу угля. А дальше добыча угля вернет рабочих на шахты, железную дорогу, малый бизнес и так далее, то есть вновь запустит всю огромную систему индустриальной жизни.

Обещания невозможного

Еще весной 2016 года Дональд Трамп вовсю обещал американским работникам и предпринимателям, связанным с угольной и нефтегазовой промышленностью, все и сразу. Одним из самых ярких его выступлений была майская речь в городе Бисмарк, штат Северная Дакота, в которой он подробно изложил свой энергетический план.

Самым радикальным его пунктом можно считать обещание отказаться от ограничений, налагаемых на США климатическим соглашением, известным как Парижский договор 2015 года. Трамп уверял американцев, что этот договор отдаст власть над экологической и энергетической политикой США в руки международной бюрократии. Мало того, он пообещал прекратить финансирование международных программ, связанных с борьбой с глобальным потеплением, чтобы сохранить эти средства для создания рабочих мест в США.

Более конкретным и более понятным для сотен тысяч американцев было его отрицательное отношение к принятым администрацией президента Обамы ограничениям на работу угольных тепловых электростанций. Трамп пообещал кардинально пересмотреть их уже в течение первых ста дней своего президентства.

Одновременно с обещаниями вновь запустить работу в угольных шахтах Трамп сулил лучшее будущее нефтяной и газовой отрасли США, поддерживая идею энергетической независимости страны, которая предполагает рост добычи сланцевого газа и нефти. Трамп пообещал возродить строительство трубопровода Keystone XL, который должен транспортировать нефть канадских нефтеносных песков к заводам на побережье Мексиканского залива. Еще он хочет вновь начать добычу нефти и газа на шельфе, в том числе на шельфе Арктики.

Все эти проекты не только критикуются экологами, но и не особенно совместимы между собой. Потому что именно рост предложения сланцевого газа и падение цены на газ на внутреннем рынке вызвало падение спроса на уголь и угледобывающие компании сократили тысячи шахтеров. Однако простые работники все равно верят в то, что Трамп может найти способы вернуть им рабочие места.

Хиллари Клинтон тоже активно выступала по этой проблеме. Ее команда подготовила план санации угольной промышленности на $30 млрд. Эти деньги должны были помочь шахтерам с пенсионным и медицинским обеспечением, профессиональной переподготовкой, а также в целом поддержать экономическую жизнь в шахтерских регионах.

Однако, как и во многих других вопросах, Хиллари Клинтон не смогла доступным языком изложить и продвинуть свою идею. Например, на встрече со сторонниками в штате Огайо она умудрилась построить фразу так, что ее можно было понять не как вопрос, за которым следует отрицание, а как утверждение: вслед за словами «Because we're going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right, Tim?» она собиралась говорить о том, что это не так. Эту оплошность тут же подхватила команда Трампа.

А вот Трамп обошелся более простыми словами – он не обещал какую-то туманную новую работу взамен старой. Он просто предлагал людям вновь заняться тем делом, которое они умеют делать прямо сейчас, – добывать уголь. Именно эта работа, именно в этой форме, при таких технологиях нужна этому региону. Разумеется, не навечно, но настолько, чтобы люди успели приспособиться к изменениям, дать детям новое, востребованное образование и профессии и накопить себе на достойную старость. Как Трамп будет это делать, пока не очень ясно, но варианты, конечно же, есть.

Грани экологии

Неcомненно, уголь – это достаточно грязное топливо, которое стоило бы заменить на более чистое. Хотя бы на природный газ, а там, где возможно, на возобновляемые источники энергии. В более отдаленной перспективе стоит отходить и от нефтяной энергетики. Но проблема заключается в том, что совсем неясно, как сделать, чтобы в процессе перехода не обрушить все здание современной цивилизации.

К сожалению, многие городские работники офисов весьма слабо представляют, какой путь проходит до них металл проводов в смартфонах, из чего сделаны самолеты, на которых они летают, как поставляется вода на их кухни. Продвигается идея близкого будущего, в котором не будет огромных металлорежущих станков, прессов, труб и роторов турбин, – все, что нужно человеку, как они представляют, можно будет напечатать на 3D-принтерах.

За изящными гаджетами и электромобилями они не видят ядовитые отвалы и озера химических отходов, людей, пораженных продуктами производства чистых технологий, которые зачастую живут на других материках. Так же, как и не думают о миллионах людей, в одночасье лишающихся средств к существованию из-за очередного зеленого закона.

За последнюю четверть века в развитых странах произошло своего рода опьянение от технологических успехов. Возникла убежденность, что экологические проблемы можно решить путем стремительного внедрения новых технологий. Однако не стоит забывать, что экология в широком смысле – это не только ограничение выбросов, но и такая организация планеты, которая обеспечила бы достойную жизнь для всех ее жителей, в том числе и тех, о ком так часто высокомерно забывают, строя планы зеленого и чистого будущего.

США > Нефть, газ, уголь. Экология > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038366 Константин Ранкс


Россия > Экология > kremlin.ru, 28 декабря 2016 > № 2021680 Сергей Донской

Встреча с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским.

Обсуждались планы по реализации мероприятий в рамках Года экологии. Министр также информировал Президента о ходе работы по актуализации лицензий в сфере недропользования.

В.Путин: Сергей Ефимович, следующий год объявлен в России Годом экологии. Всё это в известной степени условно, потому что так же, как литературой, культурой, экологией нельзя заниматься один год, а потом всё бросить. Но всё-таки это даёт нам возможность сосредоточить внимание на наиболее острых вопросах и проблемах. Как Ваше ведомство, как профильное министерство, планирует организовать эту работу?

С.Донской: Владимир Владимирович, до середины этого года Правительством был утверждён план проведения Года экологии, куда вошло около 600 мероприятий на различных уровнях. Мы как раз сейчас активно готовимся к реализации этих мероприятий. Все эти мероприятия в целом нами оцениваются в сумму около 350 миллиардов рублей.

Большая часть, конечно, это внебюджетные деньги в первую очередь, потому что там прописаны мероприятия по модернизации и частных компаний, предприятий. И регионы, которые проводят совместно с инвесторами мероприятия, связанные с оборотом отходов, организацией всей системы отходов. Как раз в 2017 году – несмотря на то что мы немножко сдвинули сроки по началу реализации этой реформы, – всё равно ряд регионов готов и уже начнёт реализовывать эту схему.

Плюс ко всему у нас стоит задача принятия в следующем году соответствующих решений Правительства по созданию новых особо охраняемых природных территорий – национальные парки, заповедники. Для этого как раз в этом году были проведены все необходимые мероприятия.

На вопросах, связанных с лесовосстановлением, с водоочисткой, в следующем году мы тоже делаем акцент.

В целом весь план по Году экологии нами разбит на восемь крупных блоков. Сюда входят Байкал, крупные проекты, связанные с дикой природой, реинтродукцией животных, восстановлением краснокнижных животных. Проект очень масштабный.

Мы на этот период, для того чтобы обеспечить контроль реализации этих мероприятий, заключаем с предприятиями соглашения, чтобы у нас появился действенный инструмент контроля за реализацией этих мероприятий, реализацией планов компаний в следующем году.

В целом, конечно, мы хотели бы, чтобы всё, что мы планируем сделать в рамках Года экологии, стало масштабным, действенным и значимым для людей, для всех, кто у нас заинтересован в чистой экологии, в чистой природе.

В.Путин: Думаю, что незаинтересованных просто нет.

С.Донской: Да, абсолютно верно.

В.Путин: Хорошо. Есть что-то, что Вы хотели ещё сказать?

С.Донской: Да, я ещё хотел доложить по тем мероприятиям, которые мы проводим по Вашему поручению. Речь идёт о разовой актуализации лицензий в сфере недропользования.

В 2015 году было поручение. В течение двух лет мы проводим разовую актуализацию. Основная задача – это приведение всех лицензий, которые находятся сейчас у недропользователей, в соответствие с действующим законодательством.

Во многие лицензии, которые были выданы еще в 1992 году и позже, естественно, не вносились изменения. Мы сейчас, актуализируя, во-первых, устанавливаем единую форму по этим лицензиям, приводим их к определённой форме. Плюс те показатели, данные, которые прописаны в проектных документах, мы, соответственно, тоже актуализируем. И у нас получается, что все лицензии, которые прошли актуализацию, формально единого вида. Те показатели, которые требуют актуализации, актуализируются и в проектных документах. У нас получилось, что на 1 декабря более 4 тысяч лицензий, точнее 4467 лицензий, актуализированы, из них 84 процента – по углеводородам (это 2380 лицензий), и 2087 лицензий – по твёрдым полезным ископаемым. Это фактически все сто процентов лицензий, которые мы должны были актуализировать.

Хотел бы сказать, что разовая актуализация позволила нам, во-первых, увеличить объём обязательств, которые прописаны в лицензиях. Мы прописали в лицензиях проектные обязательства из новых подготовленных проектов. Фактически объём обязательств по лицензиям увеличился на 25–30 процентов.

Плюс ко всему у нас наметилась тенденция: раньше недропользователи сдерживали геологическую информацию, считая, что геологическая информация – это коммерческая задача. Но, учитывая, что всё-таки лицензию и право пользования недрами мы выдаём недропользователям, но недра принадлежат государству, – геологическая информация тоже должна поступать государству.

Тенденция по сдаче геоинформации, с учётом того, что все хотят актуализироваться, увеличилась, потому что без проведения работ по сдаче геоинформации государству, без проведения работ по геологическому изучению и в случаях, если по лицензиям есть задолженность по платежам, мы такую актуализацию не проводим. В соответствии с Вашим поручением именно такие условия поставлены.

Хотел бы сказать, что в целом у нас по этой системе лицензии становятся более прозрачными и более понятными, и инвестор заинтересован, чтобы у него эта лицензия в таком виде была. Плюс государству это тоже удобно с точки зрения проверки и с точки зрения проведения в том числе всех взаимоотношений с недропользователями. На наш взгляд, актуализация ещё позволила в том числе и стабилизировать в какой-то мере объём геологических инвестиций за этот период, учитывая, что в мире – существенная тенденция по снижению (с учётом конъюнктуры) затрат на геологоразведку.

Хотел бы подчеркнуть, что уже на протяжении трёх лет у нас идёт как минимум простое воспроизводство в сфере углеводородов. Мы на сегодняшний момент фиксируем уже 575 миллионов тонн прироста запасов.

У нас прирост запасов по газу. При объёме добычи 572 миллиарда кубометров мы собираемся прирастить 701 миллиард кубических метров газа. Существенно выросли запасы полезных ископаемых по углю. Здесь прирост 502 тысячи тонн при добыче 387 тысяч тонн.

По золоту – 1194 тонны при добыче 293 тонны, то есть существенно выше, чем объём добычи. По серебру – 5818 тонн при добыче 2440 тонн. Фактически в два раза больше объём прироста запасов по отношению к добыче.

Сейчас, чтобы перейти на более системную работу, занимаемся подготовкой закона по актуализации лицензий. Эта работа будет уже не разовая, а системная, с определённым периодом, чтобы у нас постоянно происходила актуализация и, соответственно, выравнивание системы взаимоотношений государства и инвесторов.

В.Путин: Сергей Ефимович, видимо, без актуализации не обойтись. По сути, это продление действия лицензий.

С.Донской: Где-то продление, а где-то мы даже просто фиксируем обязательства, которых не было в лицензии. В 1992 году мы давали лицензии, где даже не было обязательств по проведению работ.

В.Путин: Вот это, конечно, нужно сделать, и нужно, чтобы недропользователи понимали, что это не может продолжаться бесконечно. Если лицензию взяли, то нужно работать, вкладывать ресурсы, организовывать производство. Если этого не происходит, к сожалению для них, нужно лицензии забирать. Думаю, что это дисциплинирует тех, кто останется и действительно будет работать.

С.Донской: Владимир Владимирович, то же хотел сказать. В рамках актуализации мы уже изъяли более 140 лицензий, как раз где есть невыполнение условий и видно, что никакая актуализация здесь ничем не поможет.

Плюс мы не всё актуализировали по тем условиям, о которых я сказал. Где не проводятся работы, где не сдаётся геоинформация, – а в случае если не проводятся работы, геоинформация не может быть сдана, – где задолженности по налогам, по платежам, мы такие лицензии тоже не актуализируем.

Соответственно, заканчивая разовую актуализацию сейчас, коллеги, если они не успели, выходят на режим, когда к ним приходит уже Росприроднадзор, и дальше уже, если они не делают никаких шагов по активизации работ, то, соответственно, как Вы сказали, режим изъятия лицензий автоматически должен наступить.

Россия > Экология > kremlin.ru, 28 декабря 2016 > № 2021680 Сергей Донской


Россия > Экология > ecolife.ru, 27 декабря 2016 > № 2091132 Борис Дубровский

Квоты на выбросы - ответы или вопросы? /Дубровский о вредных выбросах и идеях доклада/ Госсовет по экологии в Кремле

Среди других идей (общий текст выступления здесь) Дубровский отметил:

мы исчерпали возможности действующей модели управления качеством атмосферного воздуха, – и надо искать новые инструменты.

Такие инструменты и суть их мы видим в следующем. Предлагается оценивать совокупное воздействие всех источников загрязнения в городе, проводить сводный расчёт предельно допустимых выбросов и на его основании определять допустимый вклад каждого источника в формирование нормативного качества воздуха в жилой зоне. Этот вклад, квота станет основой для принятия предприятиями конкретных программ и технологических решений. Их результатом должен стать темп уменьшения загрязнения в городской черте.

Одновременно квота определяется для транспортных потоков. Ответственность за её обеспечение ляжет на муниципалитеты и региональные власти. Они должны определить свои инструменты влияния, а это, прежде всего, направление развития общественного транспорта, переход на экологически безопасные транспортные средства, современные градостроительные решения для регулирования мощности транспортных потоков.

Комментарий Ecolife:

Редакция Ecollife не раз обсусуждала вопрос о создании биржи выбросов (последний раз — совсем недавно — в 11-12 выпуске Дайджеста Ecolife Российская биржа парниковых газов — быть или не быть?/ В преддверии Года Экологии-2017 и к 110-летия Столыпинской реформы). Однако в данном случае речь идет о вредных выбросах, которые надо отличать от выбросов парниковых газов. Тем не менее наше предложение — создать биржу, считаем верным и своевременным. Однако речь должна идти о бирже экологических услуг. Однако штрафы — за вред и за бездействие - это совершенно другой механизм, механизм надзорно-контрольный. И как его организовать — так, чтобы не остановить развития экономики — это вопрос, который нельзя решать в отрыве от таких вещей как трансформация промышленного производства. В общем создается впечатление, что вопросов в своем выступлении Дуброский оставил больше, чем дал ответов.

Полный текст выступления Б.Дубровского — по материалам kremlin.ru

Б.Дубровский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены Госсовета, коллеги!

Тема Госсовета «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений» вызвала живой интерес и в научно-экспертном сообществе, и в самых широких кругах. На этапе подготовки доклада был дан анализ степени влияния глобальных экологических проблем на развитие России и сформирован перечень внутренних экологических проблем и вызовов. В докладе мы обосновали необходимость перехода к «зелёному», экологически устойчивому развитию в качестве национального стратегического приоритета.

Достойное существование нынешних и будущих поколений сможет обеспечить только эффективное использование природного капитала. Идея сама по себе не новая, и, как отметил в своём выступлении Владимир Владимирович, родилась она в России. Именно наш великий соотечественник академик Вернадский почти столетие назад первым ввёл в научный оборот термин «устойчивое развитие». Суть идеи проста и понятна: нельзя противопоставлять природу и человека, который сам является неотъемлемой частью природы. При этом нужно честно признать, ни сегодня, ни в обозримом будущем мы не сможем отказаться от использования природных ресурсов, но мы должны ясно представлять себе механизмы и процессы измерения природного капитала. Поиск новой шкалы измерений идёт сейчас во всём мире, и Россия, я уверен, должна опередить всех в этом процессе.

Со времён Адама Смита природные ресурсы оцениваются по степени их вовлечённости в хозяйственный оборот. Даже зная об экологических пределах роста, мы продолжаем оценивать уровень развития типовыми показателями. Ключевым из них считается рост валового внутреннего продукта: он лишь фактически иллюстрирует скорость перевода природного капитала в физический без комплексного учёта социальных и экологических результатов. Они могут быть, коллеги, отрицательные. Думаю, здесь будет уместно вспомнить принцип двойной записи, которая с XV века используется в бухгалтерском учёте. Применительно к нашей тематике это выглядит следующим образом. У человечества есть пассивы (это наши природные ресурсы, наш природный капитал) и есть активы (человеческий капитал). Наша задача – перевести пассивы в активы с минимальными потерями, то есть использовать природные ресурсы для наращивания человеческого капитала.

В докладе мы обосновали необходимость дополнения показателя валового внутреннего продукта новыми индикаторами, которые будут количественно отражать устойчивость развития. Потребуется сформировать систему национальных счетов, которая оценивает состояние окружающей среды и стоимость экологических благ. Это должно учитываться в документах стратегического планирования и позволит нам реально управлять процессами. Мы уверены, результат построения такой системы планирования усилит роль России в решении глобальных экологических проблем, о чём Вы, уважаемый Владимир Владимирович, говорили в своём выступлении.

Уважаемые коллеги, в ходе работы над докладом нам было полезно подняться на академический уровень, чтобы увидеть большое на расстоянии. Это помогло нам с коллегами системно сфокусироваться на конкретных вопросах, которые волнуют большинство людей уже сегодня, в порядке актуальности: это качество атмосферного воздуха и потребляемой питьевой воды, ситуация с бытовыми отходами, ликвидация нанесённого вреда природе, сохранение привычных природных ландшафтов.

В статье 42 Конституции России закреплено право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии, на возмещение ущерба, причинённого его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Мы видим три основных составляющих, каждая из которых требует работы. Авторы доклада предложили блок решений для реализации этой комплексной задачи в средней и в долгосрочной перспективе. В него входят изменения и дополнения в действующее законодательство в сфере природопользования и охраны окружающей среды, многоуровневая система мотиваций, создание чистых производств, в том числе через введение специальных рыночных инструментов, комплекс мероприятий по развитию возобновляемых источников энергии, новые требования к экологическому просвещению и эффективные механизмы взаимодействия с гражданским обществом. Предлагаемые меры масштабны, во многом взаимоувязаны, поэтому не могут уложиться в так называемые простые решения.

Алгоритм реализации предлагаемых мер достаточно подробно изложен в докладе. Коротко остановлюсь на ключевых вопросах.

Во-первых, управление качеством атмосферного воздуха. После 2000 года практически не наблюдается ощутимого снижения загрязнения атмосферы промышленных городов. Это говорит о том, что мы исчерпали возможности действующей модели управления качеством атмосферного воздуха, – и надо искать новые инструменты.

Такие инструменты и суть их мы видим в следующем. Предлагается оценивать совокупное воздействие всех источников загрязнения в городе, проводить сводный расчёт предельно допустимых выбросов и на его основании определять допустимый вклад каждого источника в формирование нормативного качества воздуха в жилой зоне. Этот вклад, квота станет основой для принятия предприятиями конкретных программ и технологических решений. Их результатом должен стать темп уменьшения загрязнения в городской черте.

Одновременно квота определяется для транспортных потоков. Ответственность за её обеспечение ляжет на муниципалитеты и региональные власти. Они должны определить свои инструменты влияния, а это, прежде всего, направление развития общественного транспорта, переход на экологически безопасные транспортные средства, современные градостроительные решения для регулирования мощности транспортных потоков.

Эффективность такого управления легко определяется по тому, насколько снижается концентрация вредных веществ в воздухе жилых зон. Необходимые данные для управленческих решений дадут уже существующие системы мониторинга Росгидромета и Роспотребнадзора. Основным показателем результативности этой совместной деятельности станет степень удовлетворения общественного запроса на чистый воздух, а это уже можно считать индикатором устойчивого развития.

В докладе предлагается включить эти инструменты, а именно, перечислю их, сводный расчёт загрязнения, квоты концентрации загрязняющих веществ, мониторинг в жилых зонах – как основу управленческих решений в действующие законодательные и нормативно-правовые акты. Это даст возможность максимально предметно ставить задачи перед органами власти и промышленными предприятиями. Предлагаю определить пилотные регионы для отработки предложенных мер и сразу скажу, что Челябинская область готова стать таким регионом. При этом мы ожидаем, что это придаст новый импульс нашему развитию.

В своей практике мы также нередко сталкиваемся с ростом общественных и экологических рисков в ходе реализации крупных инвестиционных проектов. Мы считаем, что комплексная оценка экологических последствий таких проектов на начальном этапе их реализации позволит сбалансировать интересы бизнеса и общества. Этому должны способствовать чёткие и прозрачные механизмы государственной экологической экспертизы.

Следующая проблема – уменьшение площади земель, которые должны обеспечивать потребности нынешних и будущих поколений. Уже сейчас на планете безвозвратно утрачена треть плодородных почв. В России этот показатель составляет 7 процентов. Но мы все понимаем, что это не повод для самоуспокоения. Процесс утраты земель ускоряется, из оборота постоянно выводятся новые площади, причём не только под производство, но и под его отходы и свалки.

Как Вы, Владимир Владимирович, отметили, вызывает особую тревогу неконтролируемое обращение отходов высоких (первого и второго) классов опасностей, которые по факту можно рассматривать как химическое оружие. Их обращение должно регулироваться специальными требованиями безопасности для защиты населения, предотвращения возможных террористических угроз. Мы считаем, что именно здесь должны в первую очередь внедряться высокотехнологичные механизмы контроля при транспортировке и наилучшие доступные технологии в переработке. Надеюсь, Сергей Ефимович коснётся этой темы более подробно.

Очень коротко скажу о проблеме коммунальных отходов, решение которой невозможно более откладывать. При этом регионы оказались в разной степени готовности к построению новой системы обращения с отходами.

Уважаемые коллеги, степень остроты этой проблемы у всех в регионах разная. Принятое решение предоставить регионам право самостоятельно определить срок внедрения новой системы в течение определённого переходного периода соответствует интересам «зелёной» экономики и вполне реалистично. Граждане к введению такой системы должны быть подготовлены, и это уже работа региональных властей.

Ещё одна чрезвычайно важная, на наш взгляд, тема – экологическое просвещение. Важно сформировать у каждого гражданина чёткую позицию в отношениях с природой, чтобы он понимал, как его бытовое поведение влияет на глобальные природные процессы. Замечу, что отсутствие необходимого уровня экологической грамотности, неготовность объективно оценить соответствующую информацию способствуют росту уровня экологического нигилизма, а значит, отрицанию любого развития. Мы с этим сталкиваемся. На этом фоне многие наши сограждане утрачивают способность критично воспринимать поступающую из разных источников экологически значимую информацию.

Экология – это прежде всего знание. И мы считаем, что это знание наша система образования должна давать не факультативно, а в качестве базовой дисциплины. Экологический компонент должен присутствовать во всех образовательных программах начиная с детского сада. Только тогда на уровне сознания станет нормой понимание личной ответственности каждого за будущее, где человечество, ставшее уже сегодня геологической силой, может уверенно продолжать своё развитие.

Уважаемые коллеги, в своём выступлении я конспективно и где-то , наверное, эмоционально изложил итоги нашей почти полугодовой работы. Надеюсь, что мне и моим коллегам удалось сформулировать принципы, которые помогут нам обеспечить дальнейшее устойчивое развитие России в интересах нынешнего и будущих поколений. В этой связи не удержусь и процитирую Владимира Ивановича Вернадского, который почти век назад, когда издержки индустриальной эпохи ещё носили контурный характер, писал: «Перед человеком открывается огромное будущее, если он поймёт это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление».

Искренне надеюсь, что в Год экологии мы войдём с общим пониманием задач и подходов к их решению, чтобы совместно реализовать задуманное. В заключение я хотел бы поблагодарить всех участников рабочей группы за их вклад в результаты нашей работы и, пользуясь случаем, поздравить всех с наступающим Новым годом. Здоровья, благополучия и чистого неба над головой! Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Россия > Экология > ecolife.ru, 27 декабря 2016 > № 2091132 Борис Дубровский


Россия > Экология > kremlin.ru, 27 декабря 2016 > № 2021682 Владимир Путин, Сергей Донской

Заседание Государственного совета по вопросу об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений.

Президент провёл в Кремле заседание Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений».

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

В нашей сегодняшней повестке – задачи поэтапного перехода России к модели устойчивого развития, и не просто к модели устойчивого развития, а экологически устойчивого развития. Я хочу это подчеркнуть, мы говорим о развитии экономики страны, но с упором на решение экологических проблем.

Вопрос исключительно важный для повышения эффективности прежде всего всей национальной экономики, с одной стороны, и в то же время для улучшения качества жизни наших людей, для раскрытия потенциала наших регионов – с другой.

Напомню, что наступающий, 2017 год объявлен Годом экологии, а экологическое направление как приоритетное заложено в недавно утверждённую Стратегию научно-технологического развития России.

Понятно, что работа предстоит долгосрочная – на 20, на 30 лет и более. Но если не начинать масштабные мероприятия по этому направлению, то мы будем вечно топтаться на месте, ссылаясь на то, что денег не хватает на решение текущих задач, – это не даст нам перейти к решению задач стратегического характера. «На потом» откладывать уже невозможно.

Хочу подчеркнуть, гигантский, именно гигантский ресурсный потенциал России, безусловно, имеет планетарное значение. Наша страна располагает колоссальными запасами пресной воды, лесных ресурсов, огромным биоразнообразием и выступает как экологический донор мира, обеспечивая ему почти 10 процентов биосферной устойчивости.

Ещё в начале ХХ века Владимир Иванович Вернадский предупреждал, что наступит время, когда людям придётся взять на себя ответственность за развитие и человека, и природы. И такое время, безусловно, наступило. Человечество уже накопило огромное количество экологических долгов и продолжает испытывать природу на прочность. Это отражается и на самих людях. Не хочется говорить, но не сказать об этом тоже нельзя: каждый год в мире умирает только 7–8 миллионов человек в результате загрязнения атмосферного воздуха и воздуха помещений. Очень тяжёлые и тревожные цифры. Это имеет прямое отношение и к нашей стране. По ряду направлений нагрузка на природу достигла критических значений. В итоге ежегодный экономический ущерб доходит до 6 процентов ВВП, а с учётом последствий для здоровья людей – и до 15 процентов.

Обозначу самые острые экологические проблемы, которые требуют приоритетного решения. Ключевой вопрос – достижение кардинального снижения выбросов вредных веществ в атмосферу, их сбросов в водоёмы и в почву прежде всего за счёт технологического перевооружения промышленности, внедрения наилучших доступных технологий. Ряд крупных компаний уже реализуют свои программы по охране окружающей среды, но мы знаем, что далеко не все предприятия уделяют этим вопросам должное внимание.

Конечно, как я уже сказал в самом начале, это требует вложения средств, но нужно понимать, что экологически чистые технологии – это не только приоритет, это в конечном итоге приводит и к серьёзному экономическому выигрышу. Полагаю, что бизнес услышит меня, требования о внедрении таких технологий не будут откладываться. Мы уже не можем спускать всё на тормозах; принято решение отложить некоторые мероприятия, я ещё об этом скажу, но дальше уже переносить ничего не будем. Добавлю, что наилучшие доступные технологии – это мощный ресурс повышения эффективности и конкурентоспособности отечественных компаний, всей российской экономики.

Обращаюсь также и к министерствам, к ведомствам, ответственным за выпуск нормативных актов по таким технологиям: необходимо обеспечить их своевременную подготовку и учесть, что предприятиям нужно, конечно, разумное время для внедрения технологий, а значит, нужно своевременно готовить и нормативную базу. Но, повторю, бесконечно затягивать вопрос тоже невозможно.

Ситуация с вредными выбросами остаётся крайне неблагополучной. Половина городского населения живёт в условиях высокого уровня загрязнения воздуха. Вклад автотранспорта: и личного, и общественного – составляет от 50 до 90 процентов. Значительная часть поверхностных вод оценивается сегодня как «грязные» и «экстремально грязные». Семь процентов жителей не обеспечены качественной питьевой водой. Практически во всех регионах сохраняется тенденция к ухудшению состояния почв и земель. Если мы и дальше будем обходиться полумерами и ссылаться на более важные задачи, то к 2050 году выбросы загрязняющих веществ и парниковых газов достигнут критического предела, а это значит – мы с вами прекрасно понимаем, что это значит, – это значит, что будущим поколениям мы оставим среду, непригодную для жизни. Поэтому необходимо как минимум в два раза сократить загрязнения и выбросы.

Важное направление – совершенствование системы экологической информации. Кстати, само это понятие пока не закреплено в законе. Данные о загрязнении окружающей среды фрагментарны и оседают в разных ведомствах, а так называемые сводные расчёты загрязнения воздуха проводятся в крупных городах всего лишь 12 регионов Российской Федерации. Всё это осложняет оценку состояния окружающей среды в целом по стране, не говоря уже о возможности долгосрочных прогнозов. Конечно, хотелось бы сегодня услышать, что нужно сделать, по вашему мнению, для исправления такой ситуации.

Ещё одна важная задача – обезвреживание отходов производства и потребления. Их общее количество составляет сейчас свыше 30 миллиардов тонн. Мусор выбрасывают где придётся и как придётся, и такие свалки занимают почти 48 тысяч гектаров. Вы знаете, что законодательно уже введены жёсткие нормы утилизации и обезвреживания коммунальных отходов, но вступление в силу этих норм мы тоже пока сдвигаем вправо. Хотел бы услышать, как идёт разработка необходимых документов и что уже сделано, что граждане знают об этих нововведениях.

Прошу также докладчиков особое внимание уделить вопросам обращения с отходами повышенной опасности.

Далее – это постоянно звучит в выступлениях на эту тему, в Послании этого года тоже об этом говорилось, – активная вовлечённость граждан, общественных организаций в различные социальные проекты, в том числе в решение экологических проблем. Уже говорил: не нужно прятаться от людей в своих кабинетах. Люди, безусловно, хотят знать и имеют право знать, и имеют право участвовать в экологических, просветительских акциях, в конкретных делах по улучшению качества жизни, по благоустройству домовых территорий, парков, скверов. Я просто убеждён: доверие к инициативам граждан, диалог и партнёрство с общественными движениями – очень важное условие формирования высокой экологической культуры в стране.

Прошу Сергея Борисовича Иванова, председателя оргкомитета по проведению Года экологии, взять под свой патронат экологические проекты с участием волонтёров, в том числе по линии Русского географического общества и других объединений.

Уважаемые коллеги!

Я обозначил только некоторые, далеко не все вопросы, требующие нашего внимания, – полагаю, что они прозвучат в докладах и в выступлениях: это решение проблем энергосбережения, сохранение лесов, почв, водного пространства, уникальных природных объектов, редких видов животных и растений. Необходимо также обеспечить реализацию программ сбережения и экологического оздоровления таких наших общенациональных объектов, как Волга, Байкал, Телецкое озеро на Алтае.

И прошу выступающих сконцентрироваться на мерах и предложениях по улучшению ситуации, на мерах и предложениях, которые мы можем и должны в самое ближайшее время реализовать.

Пожалуйста, слово Борису Александровичу Дубровскому.

Б.Дубровский: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Госсовета, коллеги!

Тема Госсовета «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений» вызвала живой интерес и в научно-экспертном сообществе, и в самых широких кругах. На этапе подготовки доклада был дан анализ степени влияния глобальных экологических проблем на развитие России и сформирован перечень внутренних экологических проблем и вызовов. В докладе мы обосновали необходимость перехода к «зелёному», экологически устойчивому развитию в качестве национального стратегического приоритета.

Достойное существование нынешних и будущих поколений сможет обеспечить только эффективное использование природного капитала. Идея сама по себе не новая, и, как отметил в своём выступлении Владимир Владимирович, родилась она в России. Именно наш великий соотечественник академик Вернадский почти столетие назад первым ввёл в научный оборот термин «устойчивое развитие». Суть идеи проста и понятна: нельзя противопоставлять природу и человека, который сам является неотъемлемой частью природы. При этом нужно честно признать: ни сегодня, ни в обозримом будущем мы не сможем отказаться от использования природных ресурсов, но мы должны ясно представлять себе механизмы и процессы измерения природного капитала. Поиск новой шкалы измерений идёт сейчас во всём мире, и Россия, я уверен, должна опередить всех в этом процессе.

Со времён Адама Смита природные ресурсы оцениваются по степени их вовлечённости в хозяйственный оборот. Даже зная об экологических пределах роста, мы продолжаем оценивать уровень развития типовыми показателями. Ключевым из них считается рост валового внутреннего продукта: он лишь фактически иллюстрирует скорость перевода природного капитала в физический без комплексного учёта социальных и экологических результатов. Они могут быть, коллеги, отрицательные. Думаю, здесь будет уместно вспомнить принцип двойной записи, которая с XV века используется в бухгалтерском учёте. Применительно к нашей тематике это выглядит следующим образом. У человечества есть пассивы – это наши природные ресурсы, наш природный капитал, и есть активы – человеческий капитал. Наша задача – перевести пассивы в активы с минимальными потерями, то есть использовать природные ресурсы для наращивания человеческого капитала.

В докладе мы обосновали необходимость дополнения показателя валового внутреннего продукта новыми индикаторами, которые будут количественно отражать устойчивость развития. Потребуется сформировать систему национальных счетов, которая оценивает состояние окружающей среды и стоимость экологических благ. Это должно учитываться в документах стратегического планирования и позволит нам реально управлять процессами. Мы уверены, результат построения такой системы планирования усилит роль России в решении глобальных экологических проблем, о чём Вы, уважаемый Владимир Владимирович, говорили в своём выступлении.

Уважаемые коллеги!

В ходе работы над докладом нам было полезно подняться на академический уровень, чтобы увидеть большое на расстоянии. Это помогло нам с коллегами системно сфокусироваться на конкретных вопросах, которые волнуют большинство людей уже сегодня, в порядке актуальности: это качество атмосферного воздуха и потребляемой питьевой воды, ситуация с бытовыми отходами, ликвидация нанесённого вреда природе, сохранение привычных природных ландшафтов.

В статье 42 Конституции России закреплено право каждого на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о её состоянии, на возмещение ущерба, причинённого его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Мы видим три основные составляющие, каждая из которых требует работы. Авторы доклада предложили блок решений для реализации этой комплексной задачи в средней и в долгосрочной перспективе. В него входят изменения и дополнения в действующее законодательство в сфере природопользования и охраны окружающей среды, многоуровневая система мотиваций, создание чистых производств, в том числе через введение специальных рыночных инструментов, комплекс мероприятий по развитию возобновляемых источников энергии, новые требования к экологическому просвещению и эффективные механизмы взаимодействия с гражданским обществом. Предлагаемые меры масштабны, во многом взаимоувязаны, поэтому не могут уложиться в так называемые простые решения.

Алгоритм реализации предлагаемых мер достаточно подробно изложен в докладе. Коротко остановлюсь на ключевых вопросах.

Во–первых, управление качеством атмосферного воздуха. После 2000 года практически не наблюдается ощутимого снижения загрязнения атмосферы промышленных городов. Это говорит о том, что мы исчерпали возможности действующей модели управления качеством атмосферного воздуха, и надо искать новые инструменты.

Такие инструменты и суть их мы видим в следующем. Предлагается оценивать совокупное воздействие всех источников загрязнения в городе, проводить сводный расчёт предельно допустимых выбросов и на его основании определять допустимый вклад каждого источника в формирование нормативного качества воздуха в жилой зоне. Этот вклад, квота станет основой для принятия предприятиями конкретных программ и технологических решений. Их результатом должен стать темп уменьшения загрязнения в городской черте.

Одновременно квота определяется для транспортных потоков. Ответственность за её обеспечение ляжет на муниципалитеты и региональные власти. Они должны определить свои инструменты влияния, а это прежде всего направление развития общественного транспорта, переход на экологически безопасные транспортные средства, современные градостроительные решения для регулирования мощности транспортных потоков.

Эффективность такого управления легко определяется по тому, насколько снижается концентрация вредных веществ в воздухе жилых зон. Необходимые данные для управленческих решений дадут уже существующие системы мониторинга Росгидромета и Роспотребнадзора. Основным показателем результативности этой совместной деятельности станет степень удовлетворения общественного запроса на чистый воздух, а это уже можно считать индикатором устойчивого развития.

В докладе предлагается включить эти инструменты, а именно, перечислю их: сводный расчёт загрязнения, квоты концентрации загрязняющих веществ, мониторинг в жилых зонах – как основу управленческих решений в действующие законодательные и нормативно-правовые акты. Это даст возможность максимально предметно ставить задачи перед органами власти и промышленными предприятиями. Предлагаю определить пилотные регионы для отработки предложенных мер и сразу скажу, что Челябинская область готова стать таким регионом. При этом мы ожидаем, что это придаст новый импульс нашему развитию.

В своей практике мы также нередко сталкиваемся с ростом общественных и экологических рисков в ходе реализации крупных инвестиционных проектов. Мы считаем, что комплексная оценка экологических последствий таких проектов на начальном этапе их реализации позволит сбалансировать интересы бизнеса и общества. Этому должны способствовать чёткие и прозрачные механизмы государственной экологической экспертизы.

Следующая проблема – уменьшение площади земель, которые должны обеспечивать потребности нынешних и будущих поколений. Уже сейчас на планете безвозвратно утрачена треть плодородных почв. В России этот показатель составляет 7 процентов. Но мы все понимаем, что это не повод для самоуспокоения. Процесс утраты земель ускоряется, из оборота постоянно выводятся новые площади, причём не только под производство, но и под его отходы и свалки.

Как Вы, Владимир Владимирович, отметили, вызывает особую тревогу неконтролируемое обращение отходов высоких – первого и второго – классов опасности, которые по факту можно рассматривать как химическое оружие. Их обращение должно регулироваться специальными требованиями безопасности для защиты населения, предотвращения возможных террористических угроз. Мы считаем, что именно здесь должны в первую очередь внедряться высокотехнологичные механизмы контроля при транспортировке и наилучшие доступные технологии в переработке. Надеюсь, Сергей Ефимович коснётся этой темы более подробно.

Очень коротко скажу о проблеме коммунальных отходов, решение которой невозможно более откладывать. При этом регионы оказались в разной степени готовности к построению новой системы обращения с отходами.

Уважаемые коллеги, степень остроты этой проблемы у всех в регионах разная. Принятое решение предоставить регионам право самостоятельно определить срок внедрения новой системы в течение определённого переходного периода соответствует интересам «зелёной» экономики и вполне реалистично. Граждане к введению такой системы должны быть подготовлены, и это уже работа региональных властей.

Ещё одна чрезвычайно важная, на наш взгляд, тема – экологическое просвещение. Важно сформировать у каждого гражданина чёткую позицию в отношениях с природой, чтобы он понимал, как его бытовое поведение влияет на глобальные природные процессы. Замечу, что отсутствие необходимого уровня экологической грамотности, неготовность объективно оценить соответствующую информацию способствуют росту уровня экологического нигилизма, а значит, отрицанию любого развития. Мы с этим сталкиваемся. На этом фоне многие наши сограждане утрачивают способность критично воспринимать поступающую из разных источников экологически значимую информацию.

Экология – это прежде всего знание. И мы считаем, что это знание наша система образования должна давать не факультативно, а в качестве базовой дисциплины. Экологический компонент должен присутствовать во всех образовательных программах начиная с детского сада. Только тогда на уровне сознания станет нормой понимание личной ответственности каждого за будущее, где человечество, ставшее уже сегодня геологической силой, может уверенно продолжать своё развитие.

Уважаемые коллеги!

В своём выступлении я конспективно и где–то, наверное, эмоционально изложил итоги нашей почти полугодовой работы. Надеюсь, что мне и моим коллегам удалось сформулировать принципы, которые помогут нам обеспечить дальнейшее устойчивое развитие России в интересах нынешнего и будущих поколений. В этой связи не удержусь и процитирую Владимира Ивановича Вернадского, который почти век назад, когда издержки индустриальной эпохи ещё носили контурный характер, писал: «Перед человеком открывается огромное будущее, если он поймёт это и не будет употреблять свой разум и свой труд на самоистребление».

Искренне надеюсь, что в Год экологии мы войдём с общим пониманием задач и подходов к их решению, чтобы совместно реализовать задуманное.

В заключение я хотел бы поблагодарить всех участников рабочей группы за их вклад в результаты нашей работы и, пользуясь случаем, поздравить всех с наступающим Новым годом. Здоровья, благополучия и чистого неба над головой!

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Сергей Ефимович Донской продолжит, пожалуйста.

С.Донской: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотел бы начать с результата всероссийского опроса общественного мнения, который буквально на днях завершил ВЦИОМ. Согласно оценке социологов, почти 45 процентов респондентов называют отходы основной угрозой для окружающей среды, поэтому именно с мусорной тематики я и начну.

Два года назад был принят закон, который направлен на решение этого вопроса. Он предусматривает несколько ключевых механизмов. Первое – это формирование в каждом регионе прозрачной системы оборота твёрдых коммунальных отходов. С этой целью регионы должны утвердить терсхемы. Этот документ предусматривает объективную оценку объёмов образования отходов, порядок управления их трафиком. В соответствии также с законом региональные власти выбирают на конкурсной основе регионального оператора.

Мы понимаем, что сейчас регионы находятся в разной степени готовности, и их переход к новой системе можно осуществить только при полной поддержке федеральной власти. Как пример приведу процесс подготовки региональных терсхем. В настоящее время эти документы согласованы с Росприроднадзором в 82 регионах, 69 их утвердили. Хочу сказать, что такие результаты связаны с тем, что Росприроднадзор буквально в ежедневном режиме работал с каждым регионом в отдельности.

На следующем этапе должны быть выбраны региональные операторы, установлены тарифы. Считаю, такая работа регионами должна быть проведена при адресной поддержке и контроле со стороны наших коллег из профильных федеральных органов исполнительной власти. Решено переходить на новую систему регулирования поэтапно, но, понятно, эта тема не откладывается. Во–первых, сегодня уже 12 регионов подтвердили свою готовность в 2017 году начать работать на основе новой системы регулирования, они в первую очередь нуждаются в нашей поддержке. Во–вторых, в полном объёме заработал второй ключевой механизм принятого закона: сегодня производители и импортёры обязаны либо самостоятельно утилизировать товары после утраты ими потребительских свойств, либо заплатить за это государству экологический сбор. В 2017 году мы планируем собрать более 6 миллиардов рублей экологического сбора, эти средства будут направлены в виде субсидий пионерным регионам.

Мы также планируем постепенно увеличить группы товаров, подлежащих утилизации, – сейчас их только восемь, – а также повысить нормативы их утилизации. Это позволит получать ежегодно значительные суммы: это 300 миллиардов рублей; эти средства будут направлены на субсидирование региональных программ в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами.

Очевидно, эти меры будут успешными только при условии создания необходимых мусороперерабатывающих мощностей. Первым решением в этом направлении будет запуск в следующем году пилотных проектов по строительству пяти мусороперерабатывающих заводов. При этом, чтобы сделать мусоропереработку экологически безопасной, необходим раздельный сбор и сортировка отходов, и как раз в этой сфере мы видим направление для привлечения малого и среднего бизнеса.

К сожалению, сегодня помимо реформы управления вновь образующимися отходами мы вынуждены бороться и с накопленными проблемами в этой сфере. И, чтобы поставить заслон нелегальному размещению отходов, мы упорядочили систему лицензирования по всей цепочке оборота отходов. Выдано 12 тысяч лицензий, ведётся лицензионный контроль. Также планируется введение дополнительных средств автоматизированного контроля транспортировки отходов независимо от классов опасности – включая использование системы ГЛОНАСС. Ну и вместе с общественными организациями в 2017 году мы вводим в эксплуатацию публичную информационную систему по выявлению и контролю за ликвидацией свалок, своеобразную систему народного контроля.

А теперь о накопленных промышленных отходах. По результатам работы за последние четыре года нами убрано 4 миллиона тонн мусора в арктической зоне России, Сибири, Дальнем Востоке, Кавказе, Поволжье, а также на Байкальской природной территории. Однако с учётом масштабов проблемы мы понимаем, что необходимо её системное решение. Мы приняли соответствующий закон, который предусматривает внедрение новой системы: выявление таких объектов и категорирование их по степени опасности для окружающей среды. В результате уже в следующем году мы расширяем объёмы деятельности, запланирована очистка ещё 25 загрязнённых территорий в 20 регионах.

Общий объём бюджетного финансирования работ в этой сфере в период до 2019 года составит более 7 миллиардов рублей. Однако одних бюджетных средств недостаточно. Необходимо стимулирование частных инвесторов к выполнению таких работ. В качестве возможных мер можно рассматривать льготное предоставление освобождённых от полигонов и свалок земельных участков, а также проведение таких работ в счёт возмещения вреда, причинённого окружающей среде.

Реализация всех перечисленных мер позволит существенно повысить уровень переработки, по нашей оценке. Сейчас уровень утилизации твёрдых коммунальных отходов – 8 процентов. К 2025 году этот уровень составит около 40 процентов. Также, конечно, это предотвратит появление незаконных свалок.

Перейду ко второму направлению природоохранной реформы – технологическому нормированию через закон о наилучших доступных технологиях [НДТ]. Закон носит комплексный характер, направлен на совершенствование экологического надзора и контроля, экологической экспертизы, экологического нормирования, стимулирования деятельности в сферах охраны окружающей среды. Каждый из этих элементов реализуется поэтапно в период с 2015 по 2025 годы с горизонтом планирования по 2035 год.

Для реализации первого, самого главного, этапа необходимо выделить 300 предприятий наивысшей, первой, категории экологической опасности, оказывающих до 60 процентов негативного воздействия на компоненты окружающей среды. Эти предприятия за три года начиная с 2019 года будут обязаны реализовывать программу модернизации. Остальные объекты первой категории должны будут перейти на новую систему к 2025 году. Для этого сегодня мы ставим предприятия на государственный учёт, выделяем из них наиболее грязные и с 2018 года оснащаем их системами автоматического контроля, а также внедряем экологическую экспертизу в отношении строительства и реконструкции таких объектов. В результате информация о суммарных выбросах, сбросах, об объёмах размещения отходов будет доступна широкой общественности.

Также для обеспечения перехода на НДТ в 2017 году будет завершена разработка всех справочников для реализации различных отраслей экономики. Сегодня утверждена половина таких справочников: это 24 справочника.

Чтобы повысить эффективность этих мер и упростить их реализацию, считаем необходимым предусмотреть поэтапное оснащение предприятий приборами автоматического контроля выбросов и выдачу комплексных экологических разрешений для новых предприятий осуществлять до начала их строительства. А проведение государственной экологической экспертизы инвестиционных проектов мы предлагаем перенести на этап выбора места размещения промышленных предприятий.

Вместе с тем мы понимаем, что для реализации этой масштабной задачи предприятиям потребуются значительные инвестиции: по предварительным оценкам, порядка 1,5 процента ВВП, – поэтому в законе предусмотрены различные льготы и меры экономического стимулирования. Кроме того, Российским фондом технологического развития за счёт средств федерального бюджета осуществляется поддержка развития предприятий, тоже внедряющих НДТ. При этом для предприятий, отказавшихся внедрять НДТ, с 2020 года плата за выбросы и сбросы, осуществляемые с превышением установленных нормативов, увеличивается в четыре раза.

Эффективность данного механизма подтверждена в рамках внедрённого в 2013 году опыта регулирования ответственности за сжигание на факельных установках попутного нефтяного газа. Применение этого механизма позволило повысить уровень утилизации ПНГ с 77 процентов в 2012 году до 90 в текущем году. При этом объём вложений, инвестиций составил более 200 миллиардов рублей.

Хочу особо отметить, что, несмотря на то что основные механизмы по внедрению НДТ заработают только с 2019 года, уже сейчас многие крупные предприятия включились в работу. В частности, совместно с Росприроднадзором мы заключили 55 соглашений с предприятиями, и ожидаемый объём природоохранных инвестиций составит свыше 130 миллиардов рублей.

Кроме того, в целях очистки сточных вод Министерством обеспечивается поддержка реализации 59 инвестпроектов по строительству и модернизации очистных сооружений с общим объёмом частных инвестиций свыше 125 миллиардов рублей. Их завершение обеспечит сокращение объёма сброса в водные объекты загрязнённых сточных вод почти на 2 кубокилометра в год.

В перспективе переход на НДТ обеспечит не только рост качества жизни населения, но и стимулирует, конечно, машиностроение к выпуску современного технологического оборудования, задаст вектор импортозамещения и локализации производств, в конечном счёте приведёт к повышению конкурентоспособности российской экономики.

Теперь о сохранении природных объектов. Одним из самых эффективных способов сбережения дикой природы для будущих поколений является развитие системы охраняемых природных территорий и сохранение биоразнообразия. Поэтому первой задачей мы здесь видим расширение режима ООПТ с учётом социального и экономического развития тех регионов, где они будут находиться. За последние четыре года мы увеличили площадь ООПТ на 14 процентов, она достигла более 62 миллионов гектаров. На этом мы не останавливаемся и планируем создать только в следующем году 10 новых ООПТ.

В современном мире особо охраняемые природные территории активно вовлекаются в сферу экологического туризма. Потенциально наши парки и заповедники способны принять около 20 миллионов человек в год, однако существующая инфраструктура позволяет привлечь здесь 2 миллиона человек. Для создания соответствующей инфраструктуры средств государства недостаточно, поэтому в следующем году мы предлагаем внедрить механизм привлечения частных средств к созданию такой инфраструктуры, в том числе через концессионные соглашения. Такие механизмы позволят нам в 2018 году начать реализацию пилотных проектов по развитию экологического туризма на Байкальской природной территории, Горном Алтае, на Кавказе и к 2025 году увеличить посещаемость национальных парков жителями нашей страны в три раза.

По всем исчезающим видам животных: амурскому тигру, переднеазиатскому и дальневосточному леопардам, белому медведю, зубру, лошади Пржевальского – реализуются целевые программы по стабилизации и увеличению их популяции. Мы планируем запуск новых программ по другим редким видам животных, в частности по аргали, снежному барсу, сайгаку. В следующем году, безусловно, продолжим работу в направлении расширения перечня таких программ, в том числе с участием бизнеса.

В завершение хотел бы привести ещё один результат исследования ВЦИОМа, с которого начал. Отвечая на вопрос о факторах положительного влияния на окружающую среду, наши граждане на первое место поставили государственный экологический надзор, затем наказание нарушителей природоохранного законодательства. И, пользуясь тем, что большинство глав регионов находятся сегодня в этом зале, хочу попросить вас, тем более учитывая наши планы по Году экологии, воспринять общественный запрос и исходить из неотвратимости наказания за нарушение природоохранного законодательства. Прошу именно таким образом относиться к планам на Год экологии.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Сергей Борисович Иванов, пожалуйста.

С.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Охрана окружающей среды и ответственное природопользование становятся всё более важными задачами государственной политики. Собственно, об этом уже Президент только что говорил. Без их эффективного решения невозможно нормальное социально-экономическое развитие страны и повышение качества жизни людей. Без сомнения, это важное решение, мобилизующее все уровни власти, а также общество и бизнес на совместные действия, направленные на то, чтобы воздух и вода были чистыми, чтобы сохранились леса, растения и животные, чтобы окружающие нас пейзажи не портили уродливые свалки бытовых и промышленных отходов.

Хотел бы также обратить внимание на то, что мы должны работать не только в интересах будущих поколений, но и заботиться о здоровье и благополучии ныне живущих граждан нашей страны. О соответствующих цифрах уже было только что сказано.

Очевидно, проблем в экологической сфере у нас накопилось очень много, и год от года их число растёт, ухудшая не только общую ситуацию, но и повышая цену, которую нам в итоге всё равно придётся платить за возрождение окружающей среды. Здесь как с болезнью: если запустить её и вовремя не заняться лечением, то на восстановление уходит гораздо больше времени, сил и ресурсов.

Вообще, здоровье человека, как известно, прочно связано с экологией, так же, впрочем, как и состояние окружающей среды напрямую зависит от уровня антропогенного воздействия на неё. Всё это взаимосвязано между собой. Поэтому перед началом реализации каждого крупного проекта необходимо объективно оценивать риски причинения вреда как здоровью человека, так и окружающей среде.

Хочу подчеркнуть, что сложная финансово-экономическая ситуация, неблагоприятная конъюнктура на мировых рынках, обострение конкуренции среди поставщиков сырьевых и энергетических ресурсов не могут служить поводом для того, чтобы в очередной раз откладывать модернизацию грязных производств. Это всё отговорки. Достижение таких стандартов по выбросам, сбросам и образованию отходов, которые надёжно бы обеспечили экологическую безопасность на конкретных территориях, – вот то, что нам на самом деле нужно.

Недавно на заседании оргкомитета Года экологии, который я возглавляю, обсуждалась тема современных заводов по термической переработке отходов. Во всём мире применяются уже подобные технологии, и давно доказано, что они абсолютно безопасны, потому что такие заводы в ряде стран расположены в центре мегаполисов и никакого вреда окружающей среде не наносят. У нас на сегодняшний день при поддержке одного из лидеров в данной сфере в мире – это японская компания «Хитачи», планируется построить заводы силами госкорпорации «Ростех». Для начала четыре, об этом сегодня говорилось, четыре в Московской области и один в Татарстане.

Хотелось бы также, Владимир Владимирович, обратить внимание на Крым. Там скопилось огромное количество отходов. И с учётом всё возрастающего – и это хорошо – потока туристов, на мой взгляд, созрела уже необходимость аналогичный завод строить и в Крыму, по крайней мере на южном побережье Крыма, в районе Ялты. Нынешний так называемый Гаспринский полигон, когда на него смотришь с моря, а это в окрестностях Ай–Петри, очень красивой местности в Крыму, производит ужасающее впечатление. Я с Сергеем Валерьевичем уже говорил на этот счёт, он тоже готов приступить к планированию строительства именно такого завода на южном берегу Крыма.

Если же говорить в целом об отрасли обращения с отходами, включая регулирование, контроль и надзор, то в той или иной степени этим занимаются – внимание! – 15 федеральных министерств и 14 федеральных служб и агентств. Такое их количество, безусловно, усложняет выработку комплексных решений. Как говорится, у семи нянек дитя без глаза.

Следующий аспект, который хорошо известен, – это несоблюдение экологического и санитарного законодательства, а также пробелы в госрегулировании. Буквально на слуху вопрос использования фосфатов в различных чистящих и моющих веществах. По оценкам специалистов, именно такая бытовая химия составляет немалую, если не большую долю загрязнения водоёмов. При этом она не только значительно усложняет процесс очистки воды для нужд человека, но и является катализатором неудержимого роста некоторых видов водорослей, которые заполняют наши реки и озёра. Даже наша жемчужина Байкал находится под угрозой.

В Европе фосфорнокислые соединения давно находятся под запретом. Крупнейшие мировые производители успешно используют безопасные рецептуры. У нас же до сих пор работают по старинке. Как оказалось, для исправления ситуации, мы это обсуждали на оргкомитете, нужно всего лишь внести небольшое изменение в один из документов, который утверждается комиссией Таможенного союза. При этом сами компании – изготовители этих чистящих и моющих средств давно готовы быстро переориентировать своё производство.

Теперь что касается обращения с высокоопасными отходами. Владимир Владимирович, очевидно, что в этой сфере нужно максимально ужесточить контроль, привлекать для этого, если необходимо, правоохранительные органы и прокуратуру. Сегодня уже прозвучало сравнение таких особо опасных веществ с химическим оружием, и это правомерно, ведь такие отходы – это прямая угроза не только здоровью, но и жизни людей.

Я также считаю, что все транспортные средства, перевозящие опасные грузы, отходы и мусор, в обязательном порядке должны быть оснащены приёмниками ГЛОНАСС. Причём не в каждом регионе по отдельности, потому что те же мусоровозы ездят из одного региона в другой, – мы должны видеть это всё на централизованном уровне: куда едет опасный груз, как он едет, куда везутся отходы и так далее.

Теперь несколько слов о разрабатываемом законопроекте об ответственном обращении с животными, об этом сейчас много говорят. По моему глубокому убеждению, во–первых, нельзя делить наших братьев меньших на диких и домашних, а нужно выстраивать действенную систему по недопущению того, чтобы люди выбрасывали своих питомцев на улицу как надоевшую игрушку. Причём выбрасывают не только собак и кошек: наши СМИ в последнее время часто дают сообщения о так называемых бесхозных медведях, тиграх и даже крокодилах. Разумеется, необходимо поддерживать сеть приютов и центров передержки животных.

Во–вторых, ужесточения, на мой взгляд, требует законодательство в отношении различных передвижных цирков, дельфинариев и зоопарков, где зачастую животные содержатся в невыносимых условиях, а также в отношении граждан, которые используют животных для зарабатывания денег – фотографирования с ними туристов и так далее. Вы все это хорошо знаете.

Ещё одна проблема – это правоприменительная практика. Наши эксперты неоднократно отмечали, что экологическое законодательство в силу его комплексности по–разному применяется судами. Думаю, что будет целесообразным обобщить всю подобную практику и на этой основе унифицировать применение норм в сфере охраны окружающей среды. В проекте поручения такая норма записана.

И в завершение хочу заверить, что ни один из экологических вопросов, которые тревожат граждан нашей страны, а тревожат они очень серьёзно, как сегодня уже, по данным социологии, было заявлено, не останется без внимания оргкомитета Года экологии. Гражданские экологические инициативы мы будем всесторонне поддерживать и, собственно, уже начали поддерживать в лице Общероссийского народного фронта, Русского географического общества, Общероссийского движения школьников, различных волонтёрских организаций. И, пользуясь случаем, я прошу губернаторов также оказывать всестороннюю поддержку таким волонтёрским движениям. Без них экологическую ситуацию мы никогда, чиновники, не улучшим. Нам надо максимально привлекать гражданское общество.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо, Сергей Борисович.

Шохин Александр Николаевич, прошу Вас.

А.Шохин: Спасибо, Владимир Владимирович.

В своём выступлении, Владимир Владимирович, Вы высказали пожелание – конечно, хотелось бы, чтобы это было уверенностью, – что российские компании не будут уклоняться от работы по улучшению экологии, окружающей среды. Должен сказать, что для компаний – членов РСПП да и для всех ведущих компаний России снижение негативного воздействия на окружающую среду является неотъемлемой частью программ модернизации, инвестиционных программ.

Борису Александровичу Дубровскому неудобно было, наверное, хвалить Магнитогорский металлургический комбинат, как бывшему генеральному директору, но должен сказать, что за последние пять лет он выделял на природоохранную деятельность от 3,5 до 4 миллиардов рублей. Новолипецкий металлургический комбинат только в этом году инвестировал 4 миллиарда рублей в эту работу. Одним из самых крупных экологических инвесторов является «Норникель»: за четыре года он выделил и будет выделять до 2020 года порядка 300 миллиардов рублей. Примеров достаточно много, я сошлюсь на выступление Сергея Ефимовича Донского, который сказал, что 55 предприятий уже заключили соглашения с Минприроды. Я думаю, что в Год экологии численность таких предприятий будет многократно больше.

В течение многих лет РСПП проводит активную работу по развитию так называемой ответственной деловой практики, которая направлена прежде всего на повышение прозрачности экологической информации, которая раскрывается промышленными предприятиями. Мы разработали инструменты, которые способствуют добровольной отчётности об устойчивом развитии. На нашем сайте в открытом доступе размещается база данных Национального реестра нефинансовых отчётов компаний. Нефинансовый отчёт – это прежде всего экологическая отчётность компаний, она подготовлена с учётом международных стандартов и лучших отечественных практик. И мы хотели бы, чтобы это распространялось, тиражировалось практикой, использовалось в масштабе всех отраслей российской экономики. Прежде всего мы пытаемся вместе, в том числе с Московской биржей, внедрять это в качестве добровольной части публичных акционерных компаний, которые размещаются на Московской бирже. Всё это, безусловно, должно дать свои плоды и даёт уже свои плоды. Минприроды фиксирует, что выбросы и сбросы загрязняющих веществ из года в год всё-таки снижаются, несмотря на те цифры, которые уже назывались.

Российский бизнес поддерживает начавшийся в 2014 году процесс перехода на экологическое технологическое нормирование и регулирование, основанное на принципах наилучших доступных технологий. Более того, мы вместе с Правительством и с Администрацией Президента активно участвовали в подготовке этого законодательства.

Мы считаем, что экологическое регулирование, НДТ вместе с законом о промышленной политике, который создаёт ряд стимулов для инвестиционной деятельности компаний, и начавшийся процесс реформирования контрольно-надзорной деятельности создают новые возможности для дальнейшего повышения эффективности всей природоохранной деятельности в масштабах страны и в масштабах российских компаний.

Вместе с тем мы хотели бы, чтобы новое законодательство эффективно работало, чтобы не надо было, как говорят в бюрократических кругах, сдвигать вправо введение тех или иных норм. Поэтому было бы желательно оценить работоспособность тех или иных положений существующего законодательства и внести определённые коррективы, которые позволят в том числе и в сроки реализовать его.

Я хотел бы, пользуясь случаем, назвать несколько направлений такого совершенствования.

Первое – это нормативы качества окружающей среды. Для перехода на НДТ это, безусловно, важнейший вопрос. Разработка данных нормативов, на наш взгляд, должна осуществляться, безусловно, с учётом оценки рисков причинения вреда здоровью человека на основе санитарных норм и правил, также и целевого назначения территорий, а также необходимости нормирования качества отдельных компонентов природной среды с учётом природного фонового состояния территорий и акваторий.

Второе. По новым требованиям законодательства до 1 января 2018 года источники выбросов и сбросов на объектах НДТ должны быть оснащены приборами автоматического мониторинга и передачи данных в государственные органы. По графику Правительства все справочники НДТ, где должны указываться вещества, подлежащие мониторингу, будут утверждены до конца 2017 года. А нормативы, соблюдение которых следует контролировать, планируется установить к середине 2018 года. Порядок же выдачи и условия новых комплексных разрешений на выбросы и сбросы, где должны быть указаны требования к автоматическому мониторингу, ещё не разработаны, а сами эти разрешения будут получаться компаниями с 2019 по 2025 год. То есть у нас, на наш взгляд, есть некоторое согласование вот этих всех процессов. И в этой связи предлагается внести в законодательство изменения, обеспечивающие поэтапность оснащения источников выбросов загрязняющих веществ приборами автоматического контроля в рамках программ создания систем производственного экологического контроля на предприятиях.

Сергей Ефимович Донской упоминал о том, что такая поэтапность предусмотрена, и по 300 предприятиям первой категории опасности это в первоочередном порядке будет вводиться; надо бы и применительно к приборам автоматического контроля также, на наш взгляд, предусмотреть именно эту этапность.

Третье. По требованиям законодательства с 1 января 2019 года экологической экспертизе подлежат материалы обоснования получения новых комплексных разрешений на выбросы и сбросы действующими предприятиями, которые переходят на НДТ. По нашему мнению, государственная экологическая экспертиза должна проводиться однократно на этапе определения места размещения объекта намечаемой хозяйственной деятельности – здесь мы поддерживаем Минприроды, о чём говорил Министр, – но также необходимо внести в закон изменения, которые исключали бы в проведении государственной экологической экспертизы материалов комплексных экологических разрешений уже работающих объектов, работающих предприятий. Безусловно, важно также и сокращение сроков проведения государственных экологических экспертиз по объектам невысокой категории опасности. Это соответствует общему подходу в рамках реформы контрольно-надзорной деятельности, рискориентированного подхода, его здесь можно было бы реализовать.

Четвёртое. Ещё одним административным барьером, который увеличивает нагрузку на компании, является двойная классификация отходов. По действующему законодательству каждый из более 4 тысяч видов отходов должен быть классифицирован дважды: один раз согласно нормам природоохранного законодательства – это пять классов опасности, второй раз – согласно нормам законодательства о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения – четыре класса. В этой связи мы предлагаем рассмотреть возможность формирования единой системы классификации, которая не только была бы гармонизирована по двум видам законодательства, но также и с требованиями Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением, которая ратифицирована Россией более 20 лет назад.

Пятое – это вскрышные и вмещающие породы при добыче твёрдых полезных ископаемых. Вопрос давно обсуждается, но до сих пор не решён. По сути дела, вскрышные и вмещающие породы – это пустые породы, покрывающие залежи руды и извлекаемые на поверхность до начала добычи. Как правило, они не опасны для окружающей среды. При этом данные породы составляют, по нашим оценкам, до 90 процентов всех отходов. Отсюда и страшные цифры про миллиарды тонн отходов, которые образуются в стране ежегодно. Поэтому мы считаем возможным исключить требования по отнесению к отходам производства инертных неопасных материалов, таких как вскрышные и вмещающие породы, которые образуются при добыче рудных и нерудных полезных ископаемых, а также хвостов обогащения.

В заключение я хотел бы сказать, что РСПП активно участвовал в подготовке к заседанию Государственного совета. Мы провели серию обсуждений с Минприроды, другими федеральными ведомствами, с рабочей группой. Многие наши предложения были приняты к рассмотрению, частично учтены. Мы просили бы в окончательном варианте поручения Президента по итогам Госсовета учесть озвученные, в частности, предложения. Готовы включиться в их реализацию.

Кроме того, хотел бы сказать, что в рамках Года экологии мы готовы провести целую серию публичных мероприятий. В частности, в рамках Недели российского бизнеса в марте этого года мы будем проводить специальную конференцию по экологии. Также в соответствии с приоритетным проектом реформы надзорно-контрольной деятельности мы планируем представить консолидированные предложения бизнеса по систематизации, сокращению количества и актуализации обязательных требований в сфере экологии.

Поэтому ещё раз хотел бы выразить уверенность в том, что российские компании включатся в эту работу и в течение года покажут дополнительные позитивные результаты.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы что–то добавить? Владимир Вольфович, пожалуйста.

В.Жириновский: Я не услышал от основного докладчика, что, по мнению учёных всего мира, мы вступили в новую геологическую эру, и ей дано название «антропоцен». То есть впервые… В истории нашей Земли все изменения происходили под влиянием каких-то событий – падение метеорита, и сейчас мы перешли в новую эпоху – под влиянием человека. Впервые. Поэтому назвали её «антропоцен». И сколько тысяч лет мы проживём в этой системе?

И демографический переворот произошёл. Тоже докладчики почему–то не захотели сказать, что городское население планеты превысило сельское. Кто же нас будет кормить? И кто будет заниматься экологическими проблемами?

Конечно, про мусор можно много говорить, но нужно переходить от «мусорной» экономики к «зелёной» экономике. И в органах власти надо вводить принципиально новую, современную систему экоуправления. У нас вообще этого нет. У нас мусорная свалка, отходы отвезли – построили завод. Должна быть система в масштабах всей страны. И основная доктрина должна быть, что человек не должен жить среди небоскрёбов, он от этого чахнет, озлобляется и перестаёт размножаться. Никакая медицина не поможет.

Русский язык, экология нашего образования. Нас сейчас слушают миллионы людей, ребёнок спрашивает: «Папа, о чём они говорят?» Экология – что это такое? Мы в советское время говорили, что экология – чуть ли не буржуазное какое–то учение, течение, доктрина, нам это не надо. По-русски – это дом, жилище, удобный дом, чтобы там жилось хорошо. Если бы мы в Кремле обсуждали проблемы удобства проживания наших граждан, они бы лучше нас поняли. А у нас постоянно везде иностранные слова, и это тоже даёт определённый минус.

Не прозвучало: а где самый лучший опыт решения проблемы мусора? Швеция. Там не только всё решено – им уже не хватает своего мусора для переработки, и они завозят мусор: единственная в мире страна, которая импортирует мусор. Давайте и мы, может, направим? Санкт-Петербург ближе всего. Но это же достижение. Почему наши ответственные чиновники об этом не говорят, что есть страна, которая вышла вперёд в этом вопросе?

Чтобы наши губернаторы и мэры городов могли влиять на решение важных проблем, я считаю – это доктрина ЛДПР, – надо сделать вертикаль власти ещё более жёсткой, опустить её до главы поселения. Выборы мешают. Где права губернатора? Он вышел из своего кабинета – всё, у него никаких прав нет. Город не его – там мэр, поехал в область – там избранные главы районов. Кто ему подчиняется? Никто. А ответственность есть. Давайте добавим к ответственности больше прав.

Я считаю, что все должностные лица должны назначаться, тогда они будут бояться, что их снимут с работы через 15 минут после выявления крупных недостатков. А избранные – у них пять лет или сколько ещё? Ведь при царе было так, я ничего не выдумываю, и при советской власти: была жёсткая вертикаль. Мы 25 лет пытаемся создать модель: у них самоуправление – пускай у нас будет. То, что у них, нам не подходит: у нас другой климат, другие условия, другие традиции. И почему нам брать пример с кого–то? Нам же нужны успехи. Вот результаты будут при жёсткой вертикали власти.

Роспотребнадзор – главная структура, мы немножко убрали её полномочия для контроля. Мы правильно убрали дополнительные проверки малого бизнеса. Но там, где касается здоровья людей, надо восстановить права Роспотребнадзора. На всех рынках, во всех торговых сетях 70 процентов продукции продаётся с превышением нитратов, то есть мы травим наших людей. Никакой Минздрав их не вылечит. Я говорю Роспотребнадзору: проверяйте. Они говорят: не имеем права, нас лишили такого права. Я хожу и по всей стране проверяю. Что я один сделаю? Меня боятся, я ушёл – снова эти товары на прилавок положили. В этом смысле надо восстановить права, это должна быть мощная структура: это наше здоровье.

Потом возьмите, кто нас заставлял пить воду из–под крана? 300 миллионов 70 лет пили воду из–под крана, считалось, что она очищенная. Да, очищенная, но хлорированная. Сегодня вся страна с гастритом. Пусть нам доложат, сколько хронических заболеваний гастритом выявлено, это же ущерб здоровью. Где те чиновники, которые принимали такое решение, что можно пить воду? Весь мир – из бутылочек: родниковая нейтральная вода, природная. Только в Советском Союзе и некоторое время в новой России пили воду из–под крана. Это же тоже решение каких–то чиновников, они решили, что можно.

И последнее. Все доклады хорошие, но когда монотонное чтение и без конкретных примеров, то это плохо усваивается. Я с удовольствием слушаю, чтобы посмотреть интеллект докладчика, но мы же должны, чтобы это поняло всё население. Мы должны преподавать экологию в школах. Но нам снова скажет Министр образования: а кто будет преподавать? Некому. Это нужно обязательно делать, хотя школа перегружена, но с детства это должно быть.

И конкретный пример. Вот шикарный зал, красивый пол, но это же лак, он извергает вредные вещества, формальдегид или стирол. Белая краска хорошая, красивая на столах, всё отлично, но лак, краска и клей извергают формальдегид. Вся страна дома и в офисах дышит этой гадостью. И нормы есть. Значит, надо запретить, видимо, нам, чтобы в строительных материалах не было материалов, которые вредны для здоровья человека. Вот посмотрите, я сделал свой кабинет, он самый экологически чистый в Европе. Ну и что, кто-то мне сказал спасибо или взял за образец? Я не понимаю. Давайте проверим, на чём сидят наши сенаторы, министры. В их кабинетах замерьте воздух, они радуются, приходя на работу каждый день, а уходят с больной головой. Это же превышение норм везде.

Что нужно сделать? Только сосна, русская сосна – и ни капли клея, краски и лака. Все чиновники должны сидеть вот в таких кабинетах, а они закупают итальянскую мебель. Это лишние расходы и удар по здоровью. Поэтому, если не хотят меня прославлять, что я единственный в мире сделал нормальный, экологически чистый кабинет, использовал русские материалы и дешевле, надо тогда ввести как норму, а не тратить огромные деньги, чтобы из отравленных материалов состояла офисная мебель всех чиновников, которые должны принимать важные решения.

Поэтому экология – каждый день, на каждом шагу, но начать с того, чтобы по-русски говорить, тогда у нас будет больше порядка.

В.Путин: Спасибо, Владимир Вольфович.

Г.Зюганов: Сложный и очень важный год мы завершаем исключительно интересной темой, связанной с экологией. Сегодня на планете каждому третьему-четвёртому не хватает стакана чистой воды и куска свежего хлеба. Нам от предков досталась страна, которая в состоянии прокормить не только своё население, но и ещё 500 миллионов человек отборными продуктами, если мы к этому подойдём по-хозяйски и максимально используем данные нам возможности.

Уже сегодня на парижском рынке тонна чистой пресной воды гораздо дороже отборного бензина, и она будет удваиваться в цене каждые пять лет. Хочу вам напомнить, что 50 лет тому назад после начала космической эры в Вашингтоне собрался самый уникальный форум. Он рассмотрел перспективы развития человечества. Обязались, что к 2000 году решат многие проблемы: избавятся от голода, болезней, каждый получит коттедж, будет восьмичасовой рабочий день для всех на полгода, а дальше будут отдыхать, путешествовать, и на 1999 год уже намечали всемирный фейерверк в связи с уничтожением последних запасов ядерного оружия. Но когда сессия ООН в 2000 году собралась, то они увидели десять угроз, которые встали перед человечеством ещё более грозно: бедность, инфекционные болезни, третье место заняла деградация окружающей среды, терроризм тогда был на девятом месте. В прошлом году рассматривали – всё стало хуже, терроризм ворвался в тройку главных опасностей, с точки зрения экологии всё ушло в минус.

В этой связи мы считаем, что у нашей страны есть возможность исторического прорыва. К слову сказать, и Государственная Дума, Владимир Владимирович, за последнее время приняла около 40 законов, которые позволяют решать многие из этих проблем при условии иного финансово-экономического курса и наполнения бюджета.

Принят закон об экологических нормативах. Если его выполнить, то это будет совершенно иное современное производство с суперсовременными технологиями, развитой наукой и многими другими решениями.

Принят закон о переработке мусора. Но его откладывают в который раз, потому что оказались не готовы к решению этой проблемы, а уже под мусором миллион гектаров территории страны, представляете? Целый миллион гектаров неиспользованных земель!

Принят очень интересный закон об обороте леса. При нормальной переработке леса без ущерба для природы мы могли бы получать 100 миллиардов долларов чистого дохода в год, но для этого надо построить полторы сотни суперсовременных предприятий. Они есть, но эта программа должна лечь в основу нашей работы воспроизводства лесов. Кстати, леса, в том числе и в европейской территории, сейчас страдают от многих вещей. И серьёзной подвижки в этом отношении пока, к сожалению, нет.

Хочу вам напомнить, что одним из самых великих творений Всевышнего является женщина, она под сердцем вынесла всё человечество, цветы, которые прорастают новыми всходами и дают плоды, и пчела – она является главным экологом планеты. Если пчелу убрать, 80 процентов продовольствия у вас исчезнет со стола сразу. К слову сказать, тревогу не бьём, но в Южном полушарии уже исчезла половина пчёл. Американцы провели десять огромных сложных встреч и крайне обеспокоены. У нас было в своё время 10 миллионов пчелосемей, сейчас осталось меньше трёх. Ситуация продолжает усугубляться. Когда я готовил закон по этой теме – пока его не приняли, 20 регионов приняли, надо отдать должное, на местах, – то был поражён: в 1919 году идёт гражданская война, а Ленин издаёт указ о защите пчеловодов и развитии этого хозяйства, прекрасно понимая, что останемся без продовольствия. У нас с вами уникальный опыт на сей счёт, и мы можем получить великолепную продукцию и для лечения, и для детей. К слову сказать, японцы уже 20 лет подряд во всех детских садах дают драже с маточным молочком и стали по продолжительности жизни самой первой страной на планете: 85 лет – средний возраст жизни.

Мне представляется, если бы мы реализовали, а мы с Вами, Владимир Владимирович, не раз обсуждали проблему земли, у нас 41 миллион гектаров гуляет, можно было давно пустить их в оборот, там растёт бурьян, который превращается в сухостой, а потом полыхают пожары, можно было и по переработке леса включиться. И, кстати, многие регионы готовы. Готова наша Иркутская область, она в этом году всё сделала для того, чтобы взять под контроль «чёрных» лесорубов, и только по этой строчке прибавила почти 40 процентов, 6 процентов в промышленности прибавила – занимается всерьёз этой темой.

Можно было бы решить проблемы, связанные с водой. В одном Байкале четверть запасов мировой чистой пресной воды. Если все реки мира направить в Байкал, то они его заполнят только через год. Более уникального резервуара нет, а потребность будет возрастать колоссально. Благодарю Президента, он принял жёсткое решение, уже три года: ликвидировали тот комбинат, который загрязнял. Ситуация на глазах меняется к лучшему.

Владимир Владимирович, мы с Вами обсуждали, Вы подписали, приняли меры. На стыке Волги и Оки у нас «атомная бомба» – Дзержинск. Там чёрная дыра: это место, куда сбрасывали отвратительные химотходы, все отравляющие вещества. Белое море – 5 миллионов тонн, Игумново – почти 50 миллионов тонн, вторая по объёму в Европе свалка. Деньги выделены – в основном разворовали; двоих посадили, а воз и ныне там. Надо подогнать, потому что сейчас бывают затяжные дожди, и, если они переполнят этот резервуар, мы отравим Волгу, и всё вниз по Волге. Это будет катастрофа мирового масштаба. Нам срочно надо принять меры.

И очень важно подумать о чистоте души, помыслов: чистый двор, чистый дом, чистый посёлок – это облагораживает, и в этом отношении исключительно важно подумать о высокой чистоте нашей духовности.

Краснознамённый гениальный ансамбль, известный на всю планету, который потерял половину состава, – мы должны не только высказать соболезнования вместе, но и всё сделать, чтобы его восполнить. Каждый регион, каждый народный хор, каждый коллектив – у нас немало институтов культуры – мог бы поработать на это.

Я был вчера в ансамбле, они просили к Вам обратиться. У них расписан был график по всей Европе, они недавно выступали во всех столицах – ни одного места свободного на стадионах. Он пользовался колоссальной поддержкой. Но он будет такой же нашей визитной карточкой патриотической, военной, народной, советской песни, если там будут мастера, как они были, экстракласса. Давайте вместе подумаем и поможем, потому что легко отказаться, а у них расписано на весь следующий, экологический, год выступать и в Европе, и в Азии, и в Китае. Если мы поможем, коллектив быстро восстановится, это будет и нашим общим памятником этому светлому, талантливому коллективу.

И хотел бы вам всем напомнить слова Фёдора Достоевского, который как–то сказал: «Кто не любит природы, тот не любит человека, тот не гражданин». У нас есть возможность в Год экологии, тем более после таких интересных докладов, многое сделать и для людей, и для детей, и в целом для страны.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Сергей Михайлович, пожалуйста.

С.Миронов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Кратко и по делу хочу остановиться на четырёх проблемах.

Первое – проблема повседневной жизни наших граждан, прежде всего питания наших граждан, качества продуктов питания. Всемирная организация здравоохранения фиксирует, что 70 процентов всех смертей сегодня на планете напрямую связаны с вредным питанием, в частности с химическими компонентами современной еды и пищевыми фальсификациями. Причина половины смертей в нашей стране – онкологические и сердечно-сосудистые заболевания, и один из главных факторов – это качество питания, выбор продуктов питания. Органические продукты, или, как обычно их называют, экологически чистые продукты, сегодня в мире в целом составляют всего лишь 5 процентов, иными словами – ниша свободна. И именно наша страна, как никакая другая, обладающая такими мощными запасами пашни, могла бы здесь составить мощную конкуренцию и стать крупнейшим производителем экологически чистой продукции. Однако без государственной помощи, без соответствующих законов, без поддержки научных разработок, в частности микробиологической рекультивации почв, и многих других государственных шагов, включая контроль движения продукции с любой фермы, с любого поля до прилавка, до покупателя, конечно, мы ничего сделать не можем. Хотел бы обратить внимание, что Минсельхозом подготовлен специальный законопроект о производстве и обороте органической продукции, но до сих пор он пока не внесён в Государственную Думу.

Мы успешно решаем продовольственную безопасность нашей страны, но нужно думать уже о безопасности самих продуктов питания. Это не потребует больших затрат, поскольку проблема не столько финансовая, сколько организационная.

Второе – отсутствие системы раздельного сбора твёрдых бытовых отходов. Сегодня об этом уже говорилось. Основные препятствия: отсутствие предприятий по сортировке потока отходов и его переработки, монополизированная и непрозрачная система управления отходами, неподготовленность людей к раздельному сбору твёрдых бытовых отходов – может быть, это одна из самых главных причин, с которой и нужно начинать. Для того чтобы налаживать эту работу, необходимо разъяснять населению, для чего это нужно, нужно устанавливать контейнеры для раздельного сбора отходов.

В нашем с Вами родном городе – Петербурге, в пригороде, в Пушкине, уже действует по инициативе общественности замечательная инициатива. И миф о том, что люди не будут выносить раздельно, – это миф. Люди, когда видят и понимают, для чего они делают, чётко, очень аккуратно раскладывают стекло к стеклу и так далее. Конечно, нужно этим серьёзно заниматься. Обязательно нужно наладить раздельный сбор таких отходов во всех официальных учебных заведениях: медицинских, фастфудах и так далее.

Организовать систему, наладить вывоз твёрдых бытовых отходов. Министр докладывал, здесь движение идёт. Надеюсь, что скоро соответствующие решения будут приняты, в том числе по назначению специальных ответственных за такие процессы в регионах.

Конечно, нужно ужесточать санкции и штрафы за несанкционированный выброс мусора. Обязательно людям нужно разъяснять, что даже раздельный сбор отходов ни в коем случае не повлечёт повышения тарифов за вывоз мусора.

Третье. Сергей Борисович уже об этом говорил, тоже должен высказать озабоченность ситуацией с экологией в Крыму. То, что сегодня разрушается уникальная система особо охраняемых природных территорий Республики Крым, вызывает очень большую тревогу. Кроме тех факторов, о которых говорил Сергей Борисович, хочу сказать, что очень большие проблемы со степной фауной и флорой, с отдельной степной экосистемой в Крыму. Несанкционированная застройка уничтожает десятками краснокнижные и растения, и животный мир, и экосистему. Ну и, конечно, проблема границ объектов природно-заповедного фонда, потому что они не зафиксированы, и здесь очень большие нарушения.

Четвёртое. Много лет наша партия «Справедливая Россия» сотрудничает с таким общественным экологическим движением, как «Зелёный патруль». Наверняка многие коллеги-губернаторы знают, что они проводят очень интересный мониторинг экологического состояния в регионах. Губернаторы справедливо волнуются, я знаю, как регион будет отмечен в этом рейтинге, потому что это очень важная составляющая. Мы поддерживаем предложения о создании проекта «Зелёный патруль школьников» в рамках всероссийского движения школьников. Знаю, что Сергей Борисович Иванов эту идею поддерживает. Думаю, что это очень хорошее начинание.

Отвлекусь буквально на одну минуту. Я не могу не высказать от десятков миллионов наших граждан страны, которые очень озабочены проблемой братьев наших меньших. Хочу высказать от их имени, Сергей Борисович, Вам благодарность за то, что Вы сейчас чётко высказали свою позицию по многострадальному закону об ответственном отношении к животным.

Я напомню, коллеги: пять лет – закон принят в первом чтении, 400 поправок принято, споры идут очень большие. И вот одна из проблем, которая мешает продвижению закона, что он должен регулировать: только домашних животных или всех? Конечно же всех, нельзя разделять. И то, что Сергей Борисович высказал здесь очень чёткую позицию, за это Вам, Сергей Борисович, большое спасибо.

И последнее. Уважаемый Владимир Владимирович, в будущем году в Москве пройдёт Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Программа предварительно будет называться «Культура и глобализация». Мы предлагаем в рамках этого международного фестиваля молодёжи и студентов организовать самостоятельную дискуссионную площадку «Экологическая культура молодёжи».

Спасибо за внимание.

Думаю, что в завершающемся году, накануне Года экологии Госсовет, посвящённый этой проблеме, – это очень важно и своевременно. За это отдельное спасибо Вам, уважаемый Владимир Владимирович.

Спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хочет добавить что–то ещё? Пожалуйста.

С.Орлова: Я очень коротко, с учётом того, что уже многие темы были озвучены.

Первое, очень важное и главное, Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, то, что органы власти – региональные, муниципальные, поселенческие – не просто стали заниматься этими вопросами, а стали заниматься серьёзно.

Второе. Хочу сказать, что уже очень много школьников и студентов могут дать фору даже нам, взрослым, потому что по многим вопросам экологическое воспитание, которое проходит в школах и вузах, и добровольческие отряды, которые начинают работать в этом направлении, дают свои результаты.

Третье. Владимир Владимирович, сейчас мы можем на базе наших предприятий – я тоже за «Хитачи», я тоже за новейшие технологии, но мы с Сергеем Викторовичем Чемезовым на нашем заводе в Коврове уже начали подготовку по заводу по переработке мусора. У нас тоже много хороших специалистов. И вот здесь можно посмотреть тот же Фонд развития промышленности, который сегодня работает очень эффективно, многие сидящие в этом зале мои коллеги прошли уже через этот фонд. Благодаря импортозамещению мы уже начинаем делать продукцию, которая будет не хуже, тогда будет большой интерес для нашей промышленности. Это очень важный фактор.

Четвёртый момент. Попросила бы всё-таки программу очистки рек, Владимир Владимирович, ни в коем случае не останавливать. Программа очистки рек заставляет на региональном и муниципальном уровне начинать чистить малые реки и чистить озёра. И народ, гражданское общество начинает в этом вопросе объединяться.

Пятая позиция. Нам нужен постоянно действующий хороший экологический форум, такой форум проводит Совет Федерации. Можно расширить ряд позиций. Любая выставка показывает, что уже в этих технологиях мы не хуже по мировым позициям. Этот форум может привлечь очень много мировой общественности. Почему? Мы должны понимать, что, если не займёмся экологией, никакой продолжительности жизни не будет, и можно об этом забыть. Поэтому мы серьёзно этим вопросом занимаемся.

Теперь по переработке мусора. Владимир Владимирович, я тоже с Вами согласна, Вы говорили на пресс–конференции, эта тема в некоторой степени и криминальная: и перевозка мусора, и полигоны. Конечно, на 2019 год мы перенесли, но нужно очень грамотно отработать именно работу операторов.

Теперь у нас три территории: Москва, Московская область и Владимирская область. Конечно, по большому счёту одна Москва и Московская область не разрешат эту проблему, даже если они по десять заводов поставят. Но есть опасность, что если мы будем принимать мусор из Москвы и Московской области, то не примут граждане Владимирской области. Конечно, к этому нужен очень грамотный, серьёзный, профессиональный подход.

И последнее. Владимир Владимирович, я хотела от всех наших коллег поздравить Вас с наступающим Новым годом. 2016 год был непростой, но у нас сохранился мир, стабильность, мы растём потихонечку, мы развиваемся. Мы делаем новые проекты, мы строим хорошую инфраструктуру.

Спасибо Вам большое, здоровья Вам, удачи, успехов, и будьте всегда с нами!

В.Путин: Большое спасибо.

С.Чернин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Чернин Сергей Яковлевич, председатель комиссии Общественной палаты по экологии и охране окружающей среды.

Опираясь на опыт работы комиссии по экологии Общественной палаты, считаю целесообразным в первую очередь сосредоточиться на следующем.

Первое. Выработать конкретные экономические механизмы и обеспечить переход крупнейших природопользователей на наилучшие доступные технологии в установленные законом сроки, не допустив их срыва. С 2018 года безотлагательно внедрить автоматические методы контроля с выводом результатов измерений в режиме онлайн на сайтах надзорных органов и Общественной палаты.

Несмотря на лоббирование некоторыми силами переноса сроков этой обязанности на 2023 год, могу сказать, что уже сегодня имеется положительный опыт подтверждения реальности установленных сроков. Так, в ноябре 2014 года после происшедшего выброса сероводорода в воздух города Москвы Общественная палата и правительство Москвы в лице департамента экологии всего за полтора месяца оборудовали один из объектов энергетики автоматическими приборами учёта с выводом информации полностью в режиме онлайн на сайт Общественной палаты и другие сайты.

Второе. Предусмотреть меры поддержки российских компаний, внедряющих гармонизированные с международными стандартами практики устойчивого экологического развития, и установить критерии оценки их эффективности. Данная норма позволит российским компаниям сохранить конкурентоспособность на внешних рынках в случае чрезмерной активности декарбонизации европейской экономики.

Третье. Ускорить темпы ликвидации объектов накопленного экологического вреда включая наиболее приоритетные объекты – Байкальский ЦБК, полигон «Красный Бор» и объекты накопленного экологического вреда, о которых говорил Геннадий Андреевич, в Нижегородской области – кстати, там сменился подрядчик в 2016 году, и всё идёт с опережением сроков на полгода фактически сейчас.

Четвёртое. Несмотря на конкретную работу нового руководства Росприроднадзора на повышение результативности государственного экологического надзора, существующий механизм проведения проверок, в частности отсутствие принципа внезапности, не позволяет эффективно реализовать надзорные функции в области охраны окружающей среды. Поэтому считаю необходимым проработать механизм повышения эффективности экологического надзора, предусмотрев постоянный экологический надзор в первую очередь в отношении крупнейших загрязнителей, особенно в период неблагоприятных метеоусловий. Это очень заметно и в таких городах, как Челябинск, Красноярск и других.

Пятое. Анализ содержания схемы обращения с отходами показывает, что основным видом удаления отходов в регионах является захоронение. Территориальные схемы не предусматривают возможности глубокой переработки отходов. Региональным органам власти необходимо обеспечить увеличение доли отходов, в том числе твёрдых коммунальных, направленных на повторное использование.

Полагаю, что разработанные Общественной палатой предложения позволят наиболее эффективно решить поставленные высшим руководством страны задачи по улучшению качества окружающей среды для миллионов россиян.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Считаю, что реализация всех запланированных мероприятий не должна ограничиться только Годом экологии. Уже сейчас есть шанс, что в дальнейшем масштаб и динамика мероприятий, ориентированных на снижение негативного воздействия, будут только расти. Уверен, это будет происходить не только в результате регулирования государством, а в первую очередь опираясь на осознание всеми важности и необходимости сохранения окружающей среды будущим поколениям.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо.

В заключение я вот что хотел бы сказать. Тема, которую мы с вами сегодня рассматриваем, не просто политически выгодная и модная – она действительно чрезвычайно важна: важна и с точки зрения сохранения здоровья граждан, и с точки зрения экономического развития страны.

Да, вкладываться в современное оборудование, которое обеспечивает высокие экологические стандарты, – это всегда затратно на первом этапе, но вы хорошо знаете, что внедрение современного оборудования, экологически чистого, если можно так сказать, в конечном итоге должно вести и к повышению производительности труда, поскольку это современное высокотехнологичное оборудование, а это и есть основной тренд развития нашей промышленности и нашей экономики.

В этой связи я бы хотел отметить и ответственность государства, и ответственность бизнеса. Ведь не должно быть так, что решения, необходимые для движения по обсуждаемому нами сегодня пути, зависят от людей, которые сами и воду чистую пьют, и живут в хороших экологических условиях, а огромные трудовые коллективы и всё, что вокруг движется и живёт, живёт и движется в условиях неблагоприятной экологической ситуации. Вот эта ситуация недопустима абсолютно. Обращаю внимание на это и представителей бизнеса, и представителей региональных властей, и федеральных.

Безусловно, мы должны действовать очень аккуратно, чтобы не разрушать экономику, не действовать как слон в посудной лавке, не требовать невозможного. Но все решения должны быть тщательно продуманы, а приниматься – своевременно. И двигаться нужно по этому пути без всяких рывков, но стабильно, – и двигаться вперёд. Если мы этого с вами не сделаем, то будет то, о чём я сказал в своём вступительном слове: к 2050 году у нас наступят серьёзные труднообратимые, а в некоторых местах и необратимые последствия.

Я хочу всех вас и всех нас настроить на эту совместную, чрезвычайно важную и нужную для нашей страны работу. Большое вам спасибо за участие в сегодняшней встрече и за те усилия, которые были приложены рабочей группой для подготовки сегодняшнего заседания.

Спасибо большое.

Россия > Экология > kremlin.ru, 27 декабря 2016 > № 2021682 Владимир Путин, Сергей Донской


Россия > Экология > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016490 Сергей Донской

Брифинг Сергея Донского по итогам заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Из стенограммы:

С.Донской: Сначала расскажу о приоритетном проекте «Чистая страна». Подходы к этому проекту мы предварительно рассматривали в августе. Сегодня был утверждён паспорт этого проекта. Этот проект базируется на трёх группах мероприятий. Первая – это создание мусороперерабатывающей отрасли, и первые шаги здесь мы делаем, строя пять заводов по термической обработке отходов: четыре завода в Подмосковье и один завод в Казани, в Татарстане. Эти заводы являются как раз такими ключевыми способами утилизации отходов. Потому что надо признать, что сегодня отрасль фактически работает с минимальным уровнем эффективности. Утилизация отходов около 8% – это минимальный уровень даже со времен Советского Союза. Повышение эффективности работы этой отрасли, а фактически создание новой отрасли – это ключевая задача которую мы рассматриваем, реализуя этот приоритетный проект. Начали с этих заводов, с создания мусороперерабатывающих мощностей.

Вторая группа мероприятий акцентируется на задачах, связанных с ликвидацией прошлого экологического ущерба. В 20 регионах планируется проведение работ по ликвидации старых полигонов по захоронению отходов, накопленных промышленных отходов. Все объекты прошлого экологического ущерба в следующем году в соответствии с законодательством будут размещены в реестре. То есть мы хотим, кроме проведения конкретных работ, ещё и запустить всю процедуру, связанную с подсчётом или оценкой прошлого экологического ущерба, который накопился за всё это время у нас в России.

И последняя тема – это ликвидация незаконных свалок, которые возникли за последние годы. Оценки разные. Более 20 тыс. незаконных свалок было зафиксировано за последние пять лет, когда мы начали активно этим заниматься. В 2014 году был принят новый закон об отходах, который определяет ответственность тех, кто занимается незаконными, несанкционированными свалками и создаёт условия для образования источника финансирования подобных мероприятий. Этот закон позволяет нам сейчас масштабно развернуть уборку таких свалок. Вокруг городов, в лесах несанкционированных свалок достаточно много.

Один из элементов общей системы обнаружения и контроля работы по ликвидации этих свалок – это создание общественной информационной системы, где каждый человек сможет сообщить об обнаруженной свалке, а потом проследить и зафиксировать, что её убрали. Такую общественную информационную систему мы собираемся в следующем году ввести в эксплуатацию. Она уже фактически создана, надо будет отработать и регламентировать порядок её работы и получения информации от населения. Это третья группа мероприятий, которая включена в проект «Чистая страна».

Исходя из объёма планируемой работы в рамках приоритетного проекта и количества людей, которое проживает на территориях, затронутых мероприятиями, можно сказать, что через уборку и утилизацию отходов снижение негативного воздействия на окружающую среду затронет около 33 млн человек. Этот проект при его удачной реализации даст хороший эффект для решения проблем, связанных с качеством жизни, окружающей средой и конкретно с оборотом отходов.

Данный приоритетный проект является ключевой задачей в рамках реализации перехода всех регионов на новую систему оборота отходов. Несмотря на то что планируется некоторая корректировка по срокам введения в действие ряда мер (в Госдуму внесён и рассматривается закон), некоторые пилотные регионы собираются переходить на новую систему. Приоритетный проект является основным элементом, который поможет этим пилотным регионам перейти на новую систему. Мы стараемся это взаимоувязать.

Вопрос: Какие средства из бюджета будут выделены на мусоросжигательные заводы?

С.Донской: Из бюджета средства не выделяются. На строительство заводов будут потрачены исключительно частные инвестиции. Есть привлечённые средства банков, инвестора. Ключевая задача – сделать систему окупаемой с учётом новых тарифов. Планируется, что оператором всех пяти проектов будет «Ростех», который потратит на все проекты около 30 млрд рублей. Всё остальное – привлечённые средства.

Инициативу проявили регионы, они выступили с предложениями построить у себя и отрегулировать всю систему обработки отходов. Плюс ко всему учитывались возможности наиболее эффективно реализовать этот проект с точки зрения создания самих заводов по переработке. Машиностроительные мощности находятся ближе к Московской области. Исходя из этого «Ростех» выбирал территории.

Вопрос: Вы сказали, что на пять проектов «Ростех» выделит 30 млрд рублей. Какая общая стоимость всех пяти проектов?

С.Донской: Пока цифра – 150 млрд. Но эта цифра предварительная и ещё будут проходить разные экспертизы, цифры будут уточняться и скорее всего снижаться. А пока прошла только общая оценка.

Вопрос: Сергей Ефимович, получается, что проект «Чистая страна» – это как раз реализация поручений, содержащихся в Послании Президента, потому что он говорил в том числе про необходимость ликвидировать свалки.

С.Донской: Это в том числе. У нас кроме этого проекта рассматривались и подходы по другим направлениям. Речь идёт, в частности, о водном хозяйстве, и здесь акцент мы делаем на Волгу. У нас есть поручение отработки схемы финансирования всех мероприятий по волжскому проекту с Минфином. Речь идёт о том, что для реализации задачи по очистке Волги, приведения её в благоприятное состояние, потребуется (предварительная оценка) от 150 до 200 млрд рублей. Сумма огромная. С другой стороны, конечно, это не в один год должно выделяться. Это распределяется на достаточно длительный период, когда надо будет и очистные строить, и разные мероприятия проводить. Исходя из этого, для того чтобы эту сумму можно было бы собрать и направить на конкретные мероприятия, у нас есть поручение провести согласительные, подготовительные работы с Минфином, выработать механизм финансирования.

Мы, естественно, затронули тему, связанную с Байкалом, эта тема и в прошлый раз, в августе, звучала. Речь идёт о подготовке приоритетного проекта по Байкалу. К апрелю мы должны сделать все необходимые шаги в части подготовки проекта, включая мероприятия, связанные с экологической реабилитацией, развитием экологического туризма и так далее.

Также рассматривался наш приоритетный проект «Дикая страна. Сохранить и увидеть». В качестве приоритета мы здесь ставили создание условий для расширения экологического туризма на особо охраняемых природных территориях, в национальных парках. Сейчас, по оценкам министерства, около 2 млн человек – исходя из той инфраструктуры, которая есть – могут посетить наши уникальные уголки природы. А потенциал здесь в 10 раз больше, около 20 млн человек. И мы взяли на себя обязательства в рамках подготовки приоритетного проекта отработать механизм концессионных соглашений на территории ООПТ, тем самым привлекая частных инвесторов для строительства такой инфраструктуры. На самом деле здесь очень большое поле деятельности и интерес у инвесторов достаточно большой. Такие уникальные объекты и с туристической, и рекреационной точки зрения очень интересны. Для того, чтобы их создать, чтобы они негативно не влияли на нацпарки и позволяли людям бывать в таких местах, мы как раз такие изменения в законодательстве и планируем.

В рамках проектов мы поставили задачу, связанную с созданием новых национальных парков и заповедников: у нас в Год экологии их запланировано больше восьми. Рассматривалась и тема по животным. В Послании Президента эта тема также прозвучала, что необходимо завершить подготовку законодательства, касающегося бездомных животных. Наша задача – подготовить все основания для того, чтобы весной можно было этот закон принять. А паспорт проекта мы собираемся разработать и утвердить после закона.

Вопрос: Вы встречались с коллегами из Норвегии. Обсуждали ли шельф? И каковы итоги заседания комиссии ООН по заявке?

С.Донской: Что касается Норвегии, была очень позитивная встреча. Мы возобновили работу межправкомиссии. Кроме встреч с министром экологии и климата и министром нефти и энергетики состоялась встреча с моей коллегой, которая возглавляет межправкомиссию со стороны Норвегии. Мы обсудили планы, и ожидается, что весной заседание межправкомиссии будет проведено. Мы не встречались с 2014 года.

Планируем до заседания комиссии в апреле подписать соглашение по обмену информацией и проведению геологоразведки в бывшей спорной, серой зоне. Сейчас там все интересы определились. Сейчас задача – подписать подобное соглашение. Об этом договорились с министром нефти и энергетики.

Звучала и климатическая тема. Мы рассказали о проведении у нас Года экологии и пригласили коллег участвовать в мероприятиях, в частности в «Экотехе». Эта встреча показала, что Норвегия готова начать активную деятельность в рамках межправкомиссии.

По ООН ситуация следующая. Эта встреча в какой-то мере является продолжением августовской встречи. Мы дополнительно предоставили информацию, дали четыре презентации по исследованиям, которые были проведены. В том числе выразили своё отношение к датской заявке. Договорились, что следующая встреча состоится весной.

Мы поставили вопрос о необходимости увеличения времени работы комиссии в отношении нашей заявки. Комиссия должна это рассмотреть и дать ответ. Пока ответа мы не получили. Мы настаиваем на том, чтобы максимально отработать нашу заявку до изменения состава комиссии по рассмотрению заявок стран о внешних границах континентального шельфа, которое произойдет летом этого года.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016490 Сергей Донской


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016488 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О паспортах приоритетной программы по основному направлению стратегического развития «Реформа контрольной и надзорной деятельности» и приоритетного проекта по основному направлению стратегического развития «Экология».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы завершаем рассмотрение приоритетных проектов и паспортов. Но прежде чем к этому перейти, хочу сообщить о принятых решениях. Подписано три постановления, которые направлены на формирование в нашей стране национальной системы поддержки экспорта – прежде всего это высокотехнологичные товары. Российские производители смогут компенсировать часть затрат, которые связаны с регистрацией на внешних рынках объектов интеллектуальной собственности и сертификацией высокотехнологичной продукции, а также тех расходов, которые неизбежны при адаптации наших товаров к стандартам и требованиям внешних рынков.

Кроме того, мы увеличиваем уставной капитал Российского экспортного центра. 732 млн рублей пойдут на создание региональной инфраструктуры поддержки экспорта, торговых домов за рубежом и на продвижение товаров и их популяризацию на иностранных рынках.

В следующем году в рамках проекта по экспорту существенно нарастим объёмы поддержки по этим и другим направлениям.

Теперь – к запланированным вопросам. Мы завершаем формирование пилотного портфеля приоритетных проектов, утвердим ещё два паспорта.

Первый касается запуска реформы контрольно-надзорной деятельности. Это, без преувеличения, один из наиболее сложных и масштабных проектов. По сути, мы должны обновить идеологию работы всей системы контроля и надзора в нашем государстве, чтобы одновременно с сокращением рисков для жизни и здоровья людей перейти к современной модели контроля, которую принято называть партнёрской, сервисной. Одним из основных показателей станет не количество проверок, а развитие бизнеса. Это полностью соответствует идеям Послания Президента. Проектные предложения мы уже рассматривали, обсудили цели и задачи реформы, одобрили целый ряд базовых подходов, определили органы, которые должны будут заниматься реализацией этого проекта в первоочередном порядке.

В рамках реформы планируется внедрение риск-ориентированного подхода, чтобы не было вопросов, почему одни объекты проверяют слишком часто, а другие реже. Будут установлены классы опасности, исходя из них сформирован график проверок. Внимание инспекторов будет сосредоточено на тех объектах, которые отнесены к категориям чрезвычайного, высокого и значительного риска.

Особое значение также будет уделено информатизации, которая позволит усовершенствовать работу единого реестра проверок, развить систему личных кабинетов, повысить прозрачность, электронную доступность обязательных требований и оперативно обмениваться результатами, чтобы исключить дублирование и потерю времени и сил. Там должны использоваться и современные технологии, в том числе связанные с обработкой больших массивов данных, и целый ряд других.

Отдельно хочу подчеркнуть запланированную работу по системному пересмотру обязательных требований. Задача сложная, массив требований очень большой, но нужно разбирать завалы по отдельным секторам и видам деятельности, менять правила принятия новых требований. При этом имеется в виду и необходимость отмены существующих требований, если они поглощаются вводимым новым требованием.

Отдельный блок программы посвящён совершенствованию контроля на региональном уровне, внедрению лучших региональных практик. Посмотрим, как это будет работать.

Второй проект получил название «Чистая страна». Он позволит создать в России эффективную модель переработки твёрдых коммунальных отходов и попутно сформировать новую отрасль, которая не только поможет расчистить наши города от бытового мусора, но и даст довольно значительные дополнительные объёмы электроэнергии и новые рабочие места. Также будет сформирован спрос на профильное оборудование, инфраструктуру, на строительные услуги на значительные суммы – это десятки миллиардов рублей. И, конечно, самое главное, что улучшатся экологические условия для жизни миллионов людей. В рамках программы будет запущен пилотный проект по строительству пяти объектов термической обработки таких отходов – четыре объекта в Московской области и один в Татарстане. Кроме того, будет предотвращено возникновение довольно значительных объёмов вредных выбросов, в частности это диоксины, парниковые газы. Это тоже, естественно, будет способствовать оздоровлению экологической ситуации.

Определимся также с подходами к реализации проекта по другим направлениям, включая развитие Байкальской природной территории.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2016488 Дмитрий Медведев


США. Франция. Весь мир > Экология > fingazeta.ru, 16 декабря 2016 > № 2020926 Николай Вардуль

Надо ли зеленеть энергетике?

Политический расклад сил вокруг Парижского соглашения по климату кардинально изменился.

Николай Вардуль

ТРАМП ПРОТИВ

Дональд Трамп объявил о том, что новым Госсекретарем США станет Рекс Тиллерсон — глава крупнейшей частной нефтяной компании мира ExxonMobil. Советником по энергетике Трампа станет Харольд Хамм, основатель Continental Resources, одного из крупнейших в США производителей сланцевой нефти. А главой Агентства по охране окружающей среды США будет назначен яростный критик «зеленой энергетики» Скотт Прюитт, называвший «глобальное потепление мистификацией», и призывавший отменить Парижское соглашение по климату.

Еще как кандидат в президенты, Трамп заявлял, что теория об антропогенном глобальном потеплении — вымысел. Меры по борьбе с изменением климата он считал «очень-очень затратной формой налогообложения». Трамп не раз обращал внимание на то, что: «изменения климата являются далеко не самым насущным вопросом национальной безопасности. Это триумф экстремизма над разумом, и Конгресс должен остановить это. Мы отвергаем программы и Киотского протокола, и Парижского соглашения, которые представляют собой только личные обязательства тех, кто их подписывал».

Конечно, что говорит кандидат в президенты и как действует президент, не всегда совпадает, даже если речь идет об одном и том же человеке. Но в свою команду Трамп призвал противников всемерной поддержки зеленой энергетики, а это уже шаг реальной политики.

Расклад политических сил вокруг Парижского соглашения кардинально изменился.

ПАРИЖСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Суть соглашения — объединение международных усилий для «борьбы с изменением климата». Цель — удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения ее роста 1,5 °C. Средство — ограничения выбросов парниковых газов, в том числе СО2.

Это не первая попытка. Вначале был Киотский протокол, подписанный в 1997 г. Он провалился. Заявленные обязательства по сокращению парниковых выбросов в атмосферу не выполнили, например США (лидер по выбросам в 1990 г.), Канада (вышедшая из числа участников протокола), Япония, Австралия. На развивающиеся страны (в отличие от стран с переходной экономикой, к которым принадлежит Россия) никаких обязательств не накладывалось. Россия же стала одним из лидеров по сокращению выбросов парниковых газов в мире: с 1990 по 2013 гг. выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%, обязательства, принятые при подписании Киотского протокола, были перевыполнены, конечно, «постарался» прежде всего экономический кризис 1990-х гг.

Общий итог: за период действия Киотского протокола выбросы парниковых газов выросли в 1,5 раза.

Парижское соглашение в отличие от Киотского протокола не регламентирует способы выполнения национальных вкладов и пока не предполагает санкций за их невыполнение. Страны обязуются самостоятельно разработать «определяемые на национальном уровне вклады» по ограничению выбросов парниковых газов.

Тогда почему Парижское соглашение вызывает такой резонанс? Сегодня главный риск — возможность использования радикальных методов реализации соглашения, например, введение, т.н. углеродного сбора. Его идея в том, что вводится некая плата на традиционную энергетику и добычу углеводородного сырья, которая должна пойти на финансирование альтернативной экологически чистой энергетики, в том числе и на международном уровне — за счет наполнения так называемого Зеленого фонда, поддерживающего неуглеродные энергетические проекты.

ПОЛИТИКА И ЭНЕРГЕТИКА

Именно этот риск вызывает бурную реакцию США. Там, и не только там, напоминают, что научное обоснование Парижского соглашения хромает. Ответственность именно человека за изменение климата вызывает сомнения. За последние 2000 лет наблюдались чередующиеся периоды потепления и похолодания, ни один из которых не был вызван деятельностью человека (Римский теплый период — похолодание раннего Средневековья — Средневековый теплый период — Малый ледниковый период — постепенное 300-летнее потепление до настоящего времени). Температура и уровень СО2 не проявляют четкой взаимосвязи.

С 1860 г. вплоть до сего дня температура на поверхности Земли повысилась лишь на 0,6°C, что никак не соотносится с возрастанием потребления твердого топлива. Более половины суммарного роста температуры приходится на период до 1940 г., между тем именно с 1940 по 1980 гг. Земля, наоборот, охладилась на 0,1°C. На территории США, которые являются крупным «сжигателем» твердого топлива, после 1930 г. наблюдалось куда большее похолодание, чем в других частях земного шара, а потепление там происходило только до тридцатых годов.

Данные, ставящие под сомнение антропогенную природу глобального потепления, можно приводить и дальше.

Остается исходить из того, что наука не пришла к консенсусу. А это значит, что фактически в Киотском протоколе и Парижском соглашении речь идет о политике вытеснения с рынка традиционной энергетики под «зеленым» прикрытием. Неслучайно главные лоббисты такой политики европейцы, не располагающие за редким исключением развитой традиционной энергетикой. Еще один бенефициар Китай, который давно стал мастерской мира и прекрасно понимает, что весь мир зависит от его продукции — и поэтому риски, связанные с климатическими соглашениями, его мало волнуют. Если нужно, Китай просто переключится на выпуск солнечных панелей.

В США об этом говорят прямо. И мириться с этим не собираются. По словам Дональда Трампа, «теория глобального потепления придумана Китаем, чтобы сделать производство США неконкурентным. Мы не можем продолжать уничтожать конкурентоспособность наших заводов и производств, чтобы сражаться с мифическим глобальным потеплением! Китай не делает ничего для борьбы с изменением климата. Они сжигают все, что может гореть, и им наплевать»

Россия так же должна защищать свои национальные интересы. Как?

Во-первых, возникает новое поле для сотрудничества с администрацией США. Эту возможность не стоит упускать с любой точки зрения.

Во-вторых, надо активно, вплоть до выхода из Парижского соглашения, препятствовать попыткам введения углеродного сбора или реализации других подобных инициатив.

В-третьих, Россия имеет возможность действовать в строгом соответствии с текстом Парижского соглашения: использовать свободу национального выбора мер его реализации. А это значит прежде всего добиваться результата в решении давно поставленной задачи снижения энергоемкости ВВП.

В-четвертых, защита национальных интересов, связанных с традиционной энергетикой, не означает недооценки новых технологий, используемых в «зеленой» или нетрадиционной энергетике. Россия не может допустить отставания в технологическом развитии.

США. Франция. Весь мир > Экология > fingazeta.ru, 16 декабря 2016 > № 2020926 Николай Вардуль


Грузия > Экология. Образование, наука > portal-kultura.ru, 15 декабря 2016 > № 2013313 Ясон Бадридзе

Средь серых хищников — матерых и щенков

Нильс ИОГАНСЕН

Всю свою жизнь он посвятил изучению волков, несколько лет даже «квартировал» в сообществе серых хищников на правах «друга семьи». И с изумлением обнаружил, что совсем рядом с нами существует очень сложный и уникальный лесной социум, о котором мы практически ничего не знаем.

Устоявшиеся мифы и стереотипы в отношении волков в беседе с «Культурой» развенчивал доктор биологических наук, сотрудник Государственного университета им. Ильи Чавчавадзе Грузии, профессор Ясон БАДРИДЗЕ.

культура: Дикие животные в представлении людей за века обросли собственными очеловеченными образами. Медведь — смешной и добрый Топтыгин, тигр или лев — мудрый и сильный, лиса — хитрая и находчивая, а волк — всегда злой, тупой и жестокий. Почему такая несправедливость?

Бадридзе: Дело в тотемах — каждое племя, каждый народ выбирали себе в древности животное-родоначальника. В России любят медведя. Современные инфантильные представления про мишку косолапого и прочих «добрых зверей» имеют именно подобные корни. Но у многих народов и волки в большом почете. Например, у нас: в древности Грузию называли Гюрджистаном, что в переводе с турецкого дословно — «страна волков». Это животное было местным тотемом, его очень уважали и злым-жестоким не считали. Умным и смелым — это да. Для воина сравнение с волком было наивысшей похвалой, признанием его доблести. До сих пор наши горцы почитают этого зверя, да и древние сравнения отважных людей с «серыми» у них тоже еще в ходу. Детей называют волчатами, чтобы те выросли отважными и умелыми.

культура: Но как же древнеримское «человек человеку — волк»?

Бадридзе: Это одна из негативных граней человеческой психики. Люди в силу своей душевной неполноценности, наличия массы комплексов и пороков, издревле пытались от них откреститься — переложить на животный мир. Как будто бы звери — жестокие, ненасытные, кровожадные, подлые, лживые и коварные, а homo sapiens изначально «белый и пушистый». Вот и очеловечивали представителей фауны, причем совершенно незаслуженно.

Не только волков — всех. Между тем звери всегда искренни в своих чувствах, будь то любовь, привязанность, злоба или ненависть, они никогда не обманут, не предадут, не продадут. В отличие от человека...

культура: Тем не менее именно волки лидируют по количеству негатива. Быть может, потому что они, как и люди, социальные существа — конфликт двух обществ?

Бадридзе: Не думаю, что дело тут в социальности, скорее, причина — банальная конкуренция в рамках одной пищевой ниши. Это что касается древности. А нынешнее положение вещей — следствие той политики, которая проводилась в СССР, и не только. Кто-то почему-то посчитал, что надо поубивать всех волков, и тогда сразу наступит продуктовое изобилие. Впрочем, кого только не уничтожали — и ворон, и воробьев, и лис...

50 рублей за голову — для Советского Союза это были более чем приличные деньги. Во всяком случае в Грузинской ССР платили именно столько. Помню, один охотник принес волчицу, но предварительно выковырял из нее 16 эмбрионов — чтобы за каждого получить кровавые рубли. Ради быстрых и легких заработков они специально караулили логова, дожидались, когда волчицы будут беременными, и убивали матерей. Потом сами для себя выдумывали оправдания, что они-де истребляют злых волков, нападающих на людей, ворующих скот и все прочее.

Хотя все было как раз наоборот — люди вторгались в дома волков, сеяли там смерть и горе.

культура: Вы рассуждаете о них как о совершенно разумных существах, ничем не уступающих людям...

Бадридзе: А как иначе, если все именно так. Они, как и мы, любят, горюют, радуются и плачут, смеются, злятся, растят потомство, строят планы...

культура: Допустим фантастическую ситуацию — люди куда-то исчезли с планеты Земля. Разумные волки могут построить свою цивилизацию?

Бадридзе: Через какое-то время — вполне возможно, ума им на это хватит. Но то будет другая цивилизация, гораздо более гуманная, в том числе к окружающей природе. Ведь что бы ни говорили, хищники никогда не убивают просто так, ради спортивного интереса, это — прерогатива человека. Больше, чем могут съесть, волки никогда не забьют, они же не дураки — соображают, что в противном случае уничтожат свою кормовую базу. Напротив, так называемая «вершина эволюции» — человек разумный — этого почему-то осознать не в состоянии.

А волки понимают. Более того, используют знания на практике. Если численность оленей или какой-либо иной дичи в их угодьях в силу тех или иных причин снижается до определенного уровня, они прекращают охотиться на данный вид копытных. И переключаются, скажем, на кабанов или там лосей. Действуют как опытные лесничие — рачительные хозяева леса. Причем это не только мои наблюдения, в научной среде сей факт довольно известен.

Человек, наоборот, — это «инвазивный вид», то есть тот, что уничтожает все вокруг себя. И самим своим существованием угрожает Природе. Думаю, за примерами ходить далеко не надо, список истребленных людьми животных, в том числе совершенно безобидных, просто ужасает. Проистекает это от недостатка ума. Так кто в этом случае наиболее разумный, кто вершина эволюции? Мы только учимся поддерживать природное равновесие, а они давно и очень хорошо это умеют делать.

культура: В обществе волков наблюдается некая эволюция, биологическая или социальная?

Бадридзе: Эволюция — процесс не постоянный, он начинается лишь в том случае, если резервы организма, и в первую очередь мозга, исчерпаны. А в настоящий момент волкам вполне хватает того серого вещества, что у них есть. Поверьте, это очень интеллектуально развитые существа, ничуть не глупее нас с вами. Только мыслят они немного на иной волне.

культура: То есть они способны учиться, анализировать ситуацию и потом передавать накопленные знания?

Бадридзе: Бесспорно, и данный факт неоднократно был подтвержден экспериментально. Вот простой пример: одна семья, которая более сотни лет наблюдается учеными, всегда загоняла дичь вверх по определенному склону. Хотя традиционно волки гонят добычу вниз, ей так тяжелее сохранять равновесие. Но в той местности есть очень удобный обрывчик, именно к нему серые направляют косуль и баранов. Животное вынуждено либо сдаваться, либо прыгать с кручи и разбиваться насмерть. Уже десятки поколений волков этим там пользуются. Очень эффективно, не нужно долго бегать, загнали к обрыву и все — можно обедать. Рационализация, так сказать, изобретательство и передовой опыт.

Они на многое способны, как и люди. Видят ситуацию в развитии, могут прогнозировать, рассматривать вероятные перспективы того или иного события. То есть это и многовариантность мышления, и очень мощный интеллект. Полученные на практике знания волки передают своим сородичам, прежде всего потомству.

культура: Каким образом это происходит? Как они учат детей? Воем?

Бадридзе: Волчий вой — один из способов коммуникации. Это звуковой ряд с очень сложной частотной модуляцией, при помощи него организуется «трансляция»: передача некой информации на расстояние, для большого количества получателей — во время охоты, каких-то иных коллективных мероприятий. Так у них организована «дальняя связь».

Но только модулированным звуком, понятное дело, большие массивы данных не передать. Да и «в быту» они не воют. Значит, есть и иной способ, более эффективный, тихий. Я неоднократно проводил эксперименты и установил, что имеет место беззвучная передача информации. Например, обучаю отдельно взятого волка чему-то, а потом подсаживаю к нему другого. И тот уже через пару дней демонстрирует те же самые навыки. Хотя никто не выл, оба молчали.

На мой взгляд, это какое-то подобие телепатии. Скорее всего, идет обмен информацией при помощи неких мыслеобразов или чего-то в этом роде, как раз подобный механизм, теоретически, дает возможность транслировать огромные массивы данных. Причем способности эти врожденные, и волчата понимают взрослых особей вне зависимости от породы.

культура: А когда вырастают? Как там у волков с «национальным вопросом»?

Бадридзе: Потом они обучаются присущему данной местности диалекту и «говорят» на нем. Особенно это касается воя: у каждой породы своя особенная модуляция и тональность. «Трансляцию» заокеанских волков наши звери не поймут, я это тоже проверял опытным путем. Но на ментальном уровне всегда смогут договориться. А вообще с «национальным вопросом» у них все хорошо — его нет. Не стоит распространять на животных человеческие пороки. Поменьше стереотипов в отношении волков. По большей части они неверные.

культура: Лично Вы по-волчьи разумеете?

Бадридзе: Отчасти. Вой понимаю, точнее, отдельные его смысловые элементы. Это очень сложно — для полноценного изучения языка нужны большие средства, прежде всего на оборудование для записи «переговоров», их анализ и дешифровку. Да и времени подобные исследования займут прилично. Про ментальную сферу даже не говорю, тут все еще сложнее и непонятнее.

Но можно и наоборот. Бывало, я вводил свои элементы воя и обучал им дружественных мне волков. Самостоятельно придумывал некие звуковые конструкции, фантазировал. Так вот, они запоминали, как именно я выл, когда звал их на кормежку. А потом, когда вдруг прекратил давать им пищу, они сами вставили эту звуковую модуляцию в обращение ко мне. Попросили.

Но, повторюсь, для детального исследования данной темы необходима долговременная и планомерная работа большого коллектива ученых.

культура: Почему Вы стали исследовать именно волков?

Бадридзе: По специализации я физиолог, решил заниматься аспектами инстинктивного поведения животных. Хотя в 70-х этология (полевая дисциплина зоологии, изучающая генетически обусловленное поведение зверей. — «Культура») находилась практически под запретом... Тем не менее начал искать объект исследования. Собаки — не то, я уже знал, что многие элементы их поведения рудиментарны. Так и пришел к волкам. Быстро понял, что собираюсь изучать то, чего никто не знает в принципе.

Конечно, вскоре я попытался как-то воздействовать на общество, дабы изменить отношение людей к волкам. Это в наших же интересах. Пробовал добиться запрета на их уничтожение, но быстро уперся в стену непонимания.

культура: Однако ведь известно, что таскают у людей домашний скот. Или не таскают?

Бадридзе: Нормальные волки, коих большинство, — нет. Дело в том, что каждая семья занимает определенную территорию, все пространство поделено, а между угодьями кланов есть пограничная зона. Условно говоря, это некая сетка с широкими продольными и поперечными полосами. Волки охотятся только внутри своей вотчины, в нейтральных зонах это запрещено. И копытные в курсе: именно там они кормятся и размножаются — рожают и выращивают потомство.

Вы, конечно же, спросите, а как волки в этом случае выживают? Ведь все спрячутся в такие «заповедники», и некого будет кушать. Но среди травоядных тоже есть мощная конкуренция, слабых вытесняют из безопасных угодий, вот они и становятся добычей волков. Система очень сбалансированная, устоявшаяся. Если, конечно, в нее не вторгается человек.

В том случае, когда люди начинают отстрел матерых волков, оставшаяся без присмотра молодежь пускается искать пропитание где попало, подростки забредают и к человеческому жилью, нападают на скот. Потому что их просто не научили нормально охотиться — наставники застрелены. Но кушать хочется, а овец и коров добывать легко. Вот они ими и питаются.

Более того, в результате подобных контактов появляются волкособаки. А эти существа уже очень опасны для людей. Если волки на человека не нападают, они к нам нейтральны, то гибриды ненавидят людей на генетическом уровне. Иными словами, мы сами во всем виноваты.

культура: Вы никогда не произносите слова «стая», хотя это расхожий термин. Почему именно семья?

Бадридзе: Потому что нет в природе никаких таких «волчьих стай». Есть семьи, кланы, если хотите, — там совместно живет несколько поколений животных. Они ведут общее хозяйство, растят-воспитывают детей, присматривают за подростками и уже взрослыми членами сообщества.

культура: Как устроена семья, кто главный — старший волк или его жена?

Бадридзе: Там вообще все очень грамотно организовано. Размножаются только доминантные самец и самка, у всех остальных эти функции блокированы на гормональном уровне. То есть перенаселения не возникнет в любом случае. Молодежь учат, более того, в процессе детских игр идет и некий «профессиональный отбор». Самые умные потом занимаются «аналитикой» и планированием, быстрые становятся загонщиками, сильные — боевыми единицами, которые забивают добычу. Главный в семье доминантный самец, его власть непререкаема.

культура: Но ведь замкнутость сообщества неизбежно ведет к вырождению генофонда. Это аксиома биологии.

Бадридзе: А я ничего не говорил про замкнутость. Из большой успешной семьи происходит переток «граждан» в те фамилии, где по тем или иным причинам наблюдается недостаток населения. Между прочим, как раз с точки зрения выживания сильнейших (и умнейших) все очень логично. Потомки мудрого вождя, стоящего во главе многочисленной семьи, пополняют соседские «дома», улучшают их генофонд. Иными словами, процесс идет в полном соответствии с законами эволюции. Однако при этом не происходит вырождения, «свежая кровь» всегда присутствует.

культура: А если «Акела промахнулся» — тогда что бывает?

Бадридзе: Наверное, по-всякому случается. Но я не раз был свидетелем того, как волки ухаживали за своими стариками. В одной семье жил вожак, он уже с трудом ходил, все время лежал на небольшом пригорке и руководил своим кланом. Ему приносили еду, и никто его не пытался «свергнуть». Потом он поднялся и просто ушел умирать, как это у них принято. И у фамилии появился новый вождь.

культура: Как происходит процесс выборов, волки грызутся за власть?

Бадридзе: Вожаком становится самый авторитетный. Не самый сильный, а в совокупности — и сильный, и умный. Излишнюю агрессивность семья блокирует, злобных особей либо пытаются перевоспитать, либо, если это невозможно, изгоняют или даже убивают. Ведь подобные индивидуумы обществу только вредят, вот оно и купирует агрессию. Волки, конечно же, порой грызутся — не без того. Однако авторитет зарабатывается не силой. Потенциальный вожак должен постоянно поддерживать свое реноме, при этом не прямо посягая на авторитет правящего главы семьи. Как видите, все непросто, но вполне справедливо.

культура: Такое впечатление, что Вы рассказываете не о волках, а про какое-то идеальное человеческое общество, примерно так его любят изображать фантасты...

Бадридзе: Да, нам есть чему у них поучиться. Доброте, как ни удивительно, справедливости и честности.

культура: Маугли — человеческий детеныш в семье волков. Это совсем сказка или не совсем?

Бадридзе: Такие случаи были, и не раз. У волков очень сильный материнский инстинкт, даже если они не способны к размножению (я об этом говорил), уже в годовалом возрасте у них появляется тяга к заботе о потомстве. Когда мои дети были маленькие и я приводил их к волкам, те буквально с ума сходили — старались как-то приголубить.

культура: Человек и волк — могут жить вместе, дружить?

Бадридзе: Им стоит жить раздельно, но дружно — не ссориться. У каждого свой социум, свои законы. Нужно только их уважать, причем со стороны волков с этим все нормально. Если вы их не беспокоите, не вредите, то и отношение будет соответствующее. Когда я жил с волками, то сразу обозначил свой статус — стороннего наблюдателя, который ни во что не вмешивается. То есть в семью, в ее иерархию, в «личную жизнь» я не лезу. И они меня приняли, мы подружились.

Волк в своей естественной среде обитания никогда первым не проявляет к человеку агрессию, ему это просто не надо. Он постарается избежать контакта, уйти. Семья этих хищников спокойно может поселиться недалеко от людей, и никто никому не помешает. Более того, мы их будем очень редко видеть. Так что пусть не дружба, но такое вот мирное сосуществование — лучший вариант и для нас, и для них.

Грузия > Экология. Образование, наука > portal-kultura.ru, 15 декабря 2016 > № 2013313 Ясон Бадридзе


Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Экология > zavtra.ru, 2 декабря 2016 > № 1990151 Алексей Анпилогов

 Опасные ошибки

Нововоронежская АЭС: происшествие или катастрофа?

Алексей Анпилогов

15 ноября 2016 года на Нововоронежской АЭС состоялось заседание оперативного штаба по сооружению энергоблоков №6 и №7 с участием представителей концерна "Росэнергоатом" и подрядных организаций. Помимо вопросов достройки блоков №6 и №7, возводимых по инновационному проекту АЭС-2006 с новым реактором ВВЭР-1200, отдельно был рассмотрен вопрос неплановой остановки запущенного в августе 2016 года энергоблока №6. На новом блоке НВАЭС, в ночь на 10 ноября 2016, в ходе проведения испытаний произошёл отказ электрического генератора, что привело к отключению энергоблока, работавшего под полной нагрузкой, от общей энергосистемы. Об этом говорится в сообщении пресс-службы станции.

Инцидент на новой российской атомной станции сразу же привлёк пристальное внимание как мировых СМИ, так и различных экологических организаций. Такое внимание именно к НВАЭС весьма ожидаемо: энергоблоки №6 и №7 являются первыми в мире реакторами так называемого "поколения 3+", в конструкции которых учтены все самые жёсткие требования к радиационной и технической безопасности. Фактически, эти реакторы могут самостоятельно перейти в безопасное заглушенное состояние, что происходит даже при отказе всех штатных систем и обеспечивается пассивными системами безопасности.

Сложность произошедшей аварии заключалась как раз в том, что блок №6 фактически лишь немного "не дошёл" до стадии включения этих во многом "одноразовых" систем защиты реактора, которые должны удержать и охладить раскалённое ядерное топливо внутри корпуса реактора. Согласно сообщениям социальных сетей, авария основного электрического генератора сопровождалась кратковременной потерей питания собственных нужд блока. Это означает, что не произошло штатное переключение питания охлаждающих насосов блока №6 на резервный трансформатор, запитанный от общей сети, после того как блок потерял питание от собственного, вышедшего из строя, основного электрогенератора.

Ситуацию спасли резервные дизель-генераторы, которые удержали необходимую для штатной остановки блока нагрузку и обеспечили охлаждение реактора атомной станции. Согласно предварительной оценке, итоговые отклонения в результате аварии составили "ноль" по международной шкале ядерных событий INES — это значит, что авария является несущественной для безопасности станции и персонала.

Такова максимально жёсткая оценка происшествия на НВАЭС на сегодняшний день. Конечно, бессмысленно отрицать сам факт происшествия, как и ряд недочётов в проектировании и строительстве станции, которые привели к отказам или несвоевременному включению таких важных компонентов станции, как электрогенератор и резервный трансформатор для питания аварийных систем. Однако анализ последствий аварии на Нововоронежской АЭС должен учитывать и контекст произошедшего.

Во-первых, электрогенератор. Электрогенератор на 1200 МВт электрической мощности — это первый промышленный образец такой мощности, произведённый в России. Фактически эта машина, как и реактор ВВЭР-1200, находится в режиме опытно-промышленной эксплуатации, который учитывает и такого рода инциденты. Не исключено, что при сборке такого нового и уникального агрегата был допущен производственный брак. В настоящее время принято решение об использовании в вышедшем из строя генераторе блока №6 нового статора, который будет взят с генератора строящегося блока №7 НВАЭС. Вышедший же из строя статор генератора блока №6, в котором, судя по всему, произошло короткое замыкание, будет подвергнут всестороннему анализу — на предмет выявления технологического брака или возможных ошибок в проекте.

Во-вторых, ошибка в проектировании системы аварийного переключения питания. Это, с одной стороны, гораздо более простой вопрос, нежели неисправность в новом уникальном генераторе инновационной АЭС, но, с другой стороны — и гораздо более важный с точки зрения будущего проекта реакторов "поколения 3+" и, в частности, АЭС-2006. Фактически, речь идёт о том, что в процессе опытно-промышленной эксплуатации была сымитирована МПА (максимальная проектная авария), когда, кроме отказа основных систем, произошло и отключение штатных систем безопасности. Произошедшая авария реально выявила ошибки в установках и алгоритмах работы автоматики, причём — ошибки, реально влияющие на живучесть блока. Фактически стандартная ситуация с отключением нагрузки реактора привела к задействованию "предпоследней линии обороны" — дизель-генераторного оборудования. В случае же её отказа, как было сказано, в дело включились бы уже одноразовые системы защиты блока, которые во многом были "билетом в один конец", так как при их пуске пришлось бы впоследствии, как минимум, пересобирать активную зону реактора.

Ну и, в-третьих, — о хорошем. Россия — единственная страна в мире, в которой реактор "поколения 3+" не просто создан, но уже находится в стадии опытно-промышленной эксплуатации, в отличие от США и ЕС, в которых "3+" пока не выбрались из бетона и арматуры строительных площадок. И это даёт нам надежду, что "на ошибках учатся" и новая российская АЭС, переболев всеми "детскими болезнями", сможет обеспечить надёжную генерацию электроэнергии на все 60 лет своего эксплуатационного срока.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Экология > zavtra.ru, 2 декабря 2016 > № 1990151 Алексей Анпилогов


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Обсуждались, в частности, вопросы поддержки несырьевого экспорта и улучшения экологической ситуации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня поговорим о мерах по развитию несырьевого экспорта и улучшению экологической ситуации в стране.

Перед нами стоит задача создать целостный набор долгосрочных механизмов и инструментов, который, по сути, задаст новые рамки совместной работы бизнеса, государства, общественных организаций в области экологии и развития экспорта.

Отмечу, что все меры по этим направлениям должны носить исключительно прикладной характер и принять их нужно как можно быстрее, без так называемой раскачки. Уже по итогам следующего, 2017 года, мы должны иметь действующую, эффективную систему поддержки несырьевого экспорта и экологических программ, увидеть реальные результаты её работы.

В этой связи прошу Правительство уделить особое внимание финансовому обеспечению тех инициатив, которые мы сегодня будем обсуждать, а также всех остальных приоритетных проектов, о которых мы тоже с вами многократно говорили. Прошу Министра финансов в ходе нашего совещания отдельно доложить по этому вопросу.

Теперь по повестке дня. За последние годы в ряде отраслей российской экономики накоплен значительный, большой – причём нереализованный – экспортный потенциал. Прежде всего имею в виду авто- и авиапром, сельскохозяйственное и железнодорожное машиностроение – то, что принято называть производствами с высокой добавленной стоимостью. И развитие этих отраслей может стимулировать целую цепочку смежных производств в тяжёлой, лёгкой промышленности, на транспорте.

Нужно увеличить сбыт российской промышленной продукции, обеспечить широкий выход отечественных предприятий на внешние рынки. Для этого необходима единая система поддержки промышленных экспортёров, которая могла бы гибко подстраиваться под требования покупателей и делать работу на зарубежных направлениях проще и удобней.

Отмечу, что в сентябре на совещании в Туле мы затронули тему гражданского экспорта оборонно-промышленного комплекса. По сравнению с поставками вооружения и военной техники (это около 14,5 миллиарда долларов в 2015 году) экспорт гражданского сегмента ОПК сегодня практически отсутствует или очень мал.

Мы с вами – и в Туле об этом говорили, и сейчас хочу ещё раз напомнить – должны понимать, что такие масштабные заказы со стороны Министерства обороны когда–то, и даже непросто когда–то, а на понятном нам рубеже, в таком объёме закончатся. Производственные мощности будут развиты, оборудование новое закуплено – нужно, чтобы всё не простаивало, а работало.

По итогам той встречи Минпромторгу поручено подготовить целый набор мер по наращиванию гражданского экспорта «оборонки». Эта работа должна быть завершена к 1 декабря. Тем не менее просил бы уже сегодня рассказать, что делается в этой сфере и что мы намерены делать в этой сфере.

Ещё одно перспективное направление экспорта – продукция сельского хозяйства. В прошлом году поставки российского продовольствия на внешнем рынке превысили 16,2 миллиарда долларов. В текущем году, по оценкам экспертов, этот показатель будет около 17 миллиардов долларов, и это при том что объём экспорта вооружений, он у нас практически не снижается, – 14,5 миллиарда долларов, мы сейчас только с Председателем Правительства говорили об этом. Безусловно, это в значительной степени ваша заслуга, заслуга Правительства России.

Нам нужны системные решения, которые позволят российским производителям увеличить объёмы производства и экспорта сельхозпродукции и дальше, обеспечат их необходимой инфраструктурой и информацией. Разумеется, они проделали колоссальную работу, имею в виду селян, но поддержка со стороны Правительства должна быть обеспечена и на среднесрочную перспективу.

И ещё один вопрос, который хотел бы обсудить в рамках экспортной тематики. Опыт ведущих стран мира показывает, что в современной международной торговле всё больший вес приобретают малые и средние предприятия. Мы с вами знаем, какой процент вносят малые и средние предприятия в экономику развитых стран, какой процент – в развивающихся экономиках, какой процент у нас: у нас 21, по–моему, процент, а в других [странах] – до 90, 85–90 процентов – объём малого и среднего бизнеса в экономике. Так что нам ещё есть куда развиваться.

В свою очередь сбыт российской продукции малого и среднего бизнеса, как правило, и ограничен локальными рынками, районами, регионами, а экспортные возможности, даже при выпуске качественного конкурентоспособного товара, крайне малы.

Нужен механизм, который в масштабах всей страны обеспечил бы поиск и продвижение на внешние рынки продукции малого и среднего бизнеса. Действуют сегодня у нас, напомню, 5,8 миллиона субъектов малого и среднего предпринимательства. Рассчитываю услышать сегодня предметные соображения и на эту тему.

Теперь по второму вопросу нашей повестки дня. Речь пойдёт об улучшении экологической ситуации.

Сегодня в России накоплено около 100 миллиардов тонн бытовых и производственных отходов, которые занимают порядка четырёх миллионов гектар. Непростая ситуация и в сфере очистки сточных вод: лишь 13 процентов из них подвергаются нормативной очистке, остальное поступает напрямую в водоёмы.

Напомню, что 2017 год объявлен в России Годом экологии. Понятно, что за год все проблемы в этой сфере, копившиеся десятилетиями, не решить. Однако создать механизм их решения и начать продвигаться к поставленным целям не только возможно, но и крайне необходимо.

В первую очередь нужно разобраться с накопленными отходами, ликвидировать наиболее крупные залежи мусора, которые в прямом смысле слова отравляют людям жизнь. Не менее важно создать карту мусорных свалок, в особенности незаконных, и привлечь к этой работе общественность, сделать так, чтобы каждый желающий мог не только сообщать о незаконной свалке, но и обратиться за проведением соответствующей проверки.

И конечно, нужно создать экономические стимулы для вовлечения отходов в производственный оборот, добиться того, чтобы перерабатывать отходы было выгодней, чем сжигать или закапывать, или где–то просто сваливать.

Предлагаю также обсудить комплексные меры по очистке рек и водоёмов. Их состояние напрямую влияет на качество питьевой воды, а значит, на здоровье людей.

И в целом считаю важным предпринимать все меры для сохранения природы и лучше там, где она сохранилась ещё в первозданном виде, или возвращать её в первозданный вид для будущих поколений, защищать редкие виды животных, уникальные природные объекты. Предлагаю сегодня рассмотреть практические шаги по всем этим направлениям.

И в заключение ещё одна тема, которая получила широкий общественный резонанс, имею в виду обращение с бездомными животными, которые являются неотъемлемой частью экосистемы городов. Отсутствие норм и правил в этой сфере чревато ухудшением санитарной ситуации, а в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое, бесчеловечное отношение к животным. Насколько знаю, законопроект на эту тему прорабатывался в парламенте, однако до сих пор он находится там без движения. Давайте обсудим, как продвинуть и эту инициативу, как оформить цивилизованный порядок обращения с животными.

Слово – Евгению Ивановичу Елину, пожалуйста.

Е.Елин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Проектные предложения, которые представляются вашему вниманию, подготовлены Минэкономразвития совместно с Минпромторгом, Минсельхозом и Российским экспортным центром в рамках приоритетного направления «Международная кооперация и экспорт».

В проектном предложении заложен ориентир на темпы прироста несырьевого, неэнергетического экспорта не менее семи процентов в год. Это значит, что ожидаемый к концу 2018 года рост составит не менее 15 процентов по сравнению с сегодняшним днём, и по итогам второго этапа (это 2025 год) объёмы несырьевого экспорта увеличатся почти вдвое.

Второй показатель проекта характеризует прирост числа отечественных экспортёров. Мы считаем, что создание комфортных, привлекательных условий для осуществления деятельности в этой области позволит нам достичь прироста числа экспортёров не менее чем на 10 процентов ежегодно.

Для достижения заявленных показателей мы выделили три ключевых направления. Во–первых, создание системы поддержки экспорта продукции в тех отраслях, которые уже осуществляют экспортные поставки и имеют значительный потенциал для их расширения. Прежде всего, конечно, мы имеем в виду промышленную продукцию.

Опережающий рост планируется достичь за счёт четырёх приоритетных секторов, которые, Владимир Владимирович, Вы уже назвали: автомобилестроение, авиастроение, железнодорожное машиностроение, сельскохозяйственное машиностроение. Реализация проекта обеспечит в стоимостных объёмах двукратное увеличение экспорта по приоритетным отраслям к концу 2018 года, а к концу 2025 года мы рассчитываем получить пятикратный рост.

Почему мы уверены, что именно в этих секторах сможем существенно нарастить экспорт?

Во–первых, огромные масштабы рынков этих секторов дают основание говорить о реальных возможностях потеснить конкурентов. Достаточно сказать, что объём только рынка автомобилестроения превышает два триллиона долларов в год, а весь российский экспорт не превышает 0,1 процента. То есть у нас есть огромный потенциал для расширения.

Объём рынка авиастроения – 296 миллиардов долларов в год при нашем достаточно скромном в нём участии, поэтому есть все основания считать, что у нас есть серьёзные перспективы.

Во–вторых, поскольку по качеству и по производственным затратам в этих секторах мы абсолютно конкурентны, экспортный потенциал будет определяться способностью снизить ряд издержек и предложить на рынок лучшую цену.

Какие это издержки? Назову наиболее важные из них. Прежде всего это транспортные затраты, в силу нашего географического расположения, до перспективных рынков. Во–вторых, масштаб производства наших производителей не позволяет обеспечить такое же снижение цены, как у наших конкурентов. Третье – стоимость связанного финансирования, которое мы можем предложить партнёрам; пока у нас выше, чем у наших конкурентов. И, наконец, наиболее чувствительные издержки связаны со входом на рынок – преодоление ввозных таможенных пошлин, носящих заградительный характер.

В настоящее время мы наблюдаем нарастание протекционистских настроений. Основным способом разрешения этой задачи является создание различных преференциальных и непреференциальных соглашений, обеспечивающих баланс интересов по доступу продукции обеих договаривающихся стран. У нас уже есть позитивный опыт по соглашению о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом. Оно позволит снизить или обнулить совсем ставки ввозных таможенных пошлин на большинство товарных позиций.

В настоящее время нами запущен переговорный процесс по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, ведётся подготовка к запуску переговоров с Израилем, и к концу текущего года мы ожидаем решения о начале работы над аналогичными проектами с Египтом, Индией и Ираном.

Но просто заключить соглашение недостаточно – надо научиться локализовать производство на чужой территории, поэтому крайне важен и принципиален инфраструктурный проект в Египте, который реализует Минпромторг. Не буду останавливаться на проекте, более подробно о нём расскажет Министр промышленности Денис Валентинович Мантуров. Отмечу только, что по всему комплексу стимулирующих мер Правительством предусмотрено финансирование на 2017 год в объёме 16,5 миллиарда рублей.

Вторым ключевым направлением проекта является реализация экспортного потенциала агропромышленного комплекса. Мы ставим задачу обеспечить прирост объёма экспорта не менее 6,5 процента в стоимостном выражении ежегодно. Мы рассчитываем на экспортный потенциал ряда товарных групп, таких как мясо, мясные субпродукты, масложировая продукция, зерно и продукты переработки, готовые пищевые продукты.

Основной задачей по этому направлению является формирование системы поддержки экспорта продукции АПК, которая обеспечит доступ российской сельхозпродукции на зарубежные рынки. Здесь в первую очередь мы сконцентрируемся на переформатировании работы Россельхознадзора, который, как мы хорошо знаем, в настоящее время успешно решает задачи по обеспечению ограничения доступа импортной продукции на рынок. Теперь мы предполагаем его переориентировать на работу по вскрытию зарубежных рынков, представляющих наибольший интерес для приоритетной продукции.

Для решения этой задачи проектом предусмотрены мероприятия, направленные на организацию работы Минсельхоза и Россельхознадзора в части обеспечения аттестационных инспекций из стран-импортёров, модернизацию информационных систем обеспечения безопасности сельскохозяйственной продукции и продовольствия для осуществления экспорта.

Кроме того, предполагается внедрение специальных мер, учитывающих специфику сектора, направленных на продвижение продукции. Это создание системы комплексного анализа потенциальных зарубежных рынков, это маркетинговая часть, разработка региональных суббрендов, продвижение продукции АПК на зарубежных рынках в рамках знаковых сельскохозяйственных мероприятий. На поддержку экспорта агропромышленной продукции в 2017 году предусмотрено 0,7 миллиарда рублей, поскольку основные меры носят институциональный характер.

Значительные экспортные возможности открываются в связи с появлением принципиально новых рынков. Это плоды грядущей так называемой четвёртой промышленной революции, либо индустриализации 4.0, – по–разному её называют, и одним из таких рынков является рынок электронной коммерции. Поэтому третьим элементом в контур проектного предложения включён проект «Электронная торговля».

Проект заключается в формировании экосистем, обеспечивающих вывод в первую очередь продукции малых и средних предприятий на экспорт. Более подробно этот вопрос также осветит Денис Валентинович в своём выступлении. Только скажу, что реализация проекта обеспечит на первом этапе вывод на глобальный онлайн-рынок 300 компаний, это до 2018 года, и не менее пяти тысяч компаний в 2018–2019 годах.

Ещё одним важным элементом, на котором хочу остановиться, проектного предложения является развитие институтов поддержки экспорта. Это прежде всего укрепление Российского экспортного центра как ключевого института развития. Мы ставим задачу сформировать уже к 2017 году на базе Российского экспортного центра единый центр координации и поддержки экспорта, с участием которого будет поддержано не менее 30 миллиардов долларов США российского экспорта к концу 2018 года и не менее 40 миллиардов долларов США к концу 2025 года. А это значит, поддержку получат порядка 7,5 тысячи компаний-экспортёров к концу 2018 года и не менее 12 тысяч экспортёров к концу 2025 года. Данные показатели сопоставимы с уровнем поддержки экспортными агентствами в развитых странах.

Планируем достичь этого результата следующими путями: это расширение мер финансовой поддержки экспортёров в первую очередь; помимо этого, создание региональной инфраструктуры Российского экспортного центра; расширение присутствия экспортного центра в приоритетных странах и, конечно, развитие регуляторной среды. В целом на реализацию мероприятий предусмотрено 16,5 миллиарда рублей.

Суммируя все направления проектного предложения в целом на реализацию заявленных проектов, в 2017 году потребуется 33,8 миллиарда рублей. В рамках подготовки поправок к проекту федерального закона о бюджете на 2017-й и плановый период 2018–2019 годов учтены предложения по финансированию соответствующих мероприятий в рамках приоритетного направления.

И в заключение. Кроме того, что сказано выше, мы понимаем, что это не исчерпывающий перечень направлений и секторов. Серьёзный экспортный потенциал есть у отдельных видов услуг: это образовательные услуги, туристические, транспортные услуги, услуги в области ИТ. Мы прогнозируем рост экспорта услуг в целом к концу 2018 года не менее чем на 20–25 процентов и к концу 2025 года – в два раза. Соответствующие конкретные предложения мы прорабатываем, они будут представлены на рассмотрение Совета в установленном порядке.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Денис Валентинович, пожалуйста.

Д.Мантуров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По направлению «Международная кооперация и экспорт» Минпромторг выступает заказчиком по проектам развития экспортного потенциала высокотехнологичных отраслей и электронной международной торговли. В части программы поддержки экспорта помимо обозначенных уже отраслей промышленности, на которых планируется сконцентрировать основные усилия, мы ориентируемся на следующий эшелон приоритетов: это радиоэлектронная промышленность, медицинская техника, нефтегазовое, энергетическое машиностроение и ряд других направлений.

Расставляя приоритеты, мы исходили из трёх основных факторов. Первый – это наличие существующих производственных мощностей в отдельной индустрии и способность конкурировать на мировых рынках. Второй – это текущее состояние самих отраслей, а также оценка перспектив роста внутреннего и глобального спроса на эту продукцию. И третий фактор – это мультипликативный эффект для смежных отраслей промышленности.

Хотел бы особо отметить, что все предусмотренные проектом меры поддержки мы планируем распространить в том числе на предприятия оборонно-промышленного комплекса. Это полностью согласуется с Вашим поручением, которое Вы дали в Туле. Мы в этом направлении ведём работу для того, чтобы обеспечить диверсификацию предприятий ОПК. И это будет способствовать наращиванию производства гражданской продукции, продукции двойного назначения примерно по пять процентов ежегодно.

По итогам прошлого года предприятия ОПК реализовали гражданской продукции в общем объёме на внешний периметр на 112 миллиардов рублей, это 14 процентов от общего объёма производства. Треть этой суммы приходится в первую очередь на авиастроение. Только в этом сегменте за счёт реализации проекта поддержки экспорта мы рассчитываем к концу 2018 года увеличить объём поставок иностранным покупателям как минимум в три раза, в том числе за счёт перехода к продаже жизненного цикла продукции и развития системы послепродажного обслуживания.

Это станет основным залогом долгосрочного присутствия на внешних рынках. Сегодня принцип «продал и забыл» в условиях нарастающей глобальной конкуренции, сооружения регуляторных барьеров уже больше не работает. Необходим системный подход, предполагающий локализацию, организацию совместных центров компетенции, работу в периметрах зон свободной торговли для входа на крупнейшие региональные рынки.

Приведу пример. Благодаря подписанному соглашению о зоне свободной торговли с Вьетнамом, как раз сегодня так совпало, уже первая партия автомобилей «Рено», которые произведены на завода «Автофрамос» в Москве, находятся в порту Вьетнама. А со следующего года коллеги будут поставлять уже машинокомплекты не только для рынка Вьетнама, но и для всей Юго-Восточной Азии, где у Вьетнама выстроены возможности по ЗСТ.

Казалось бы, «Рено» – компания иностранная, но данный автомобиль «Рено» – было принято решение полностью снять со всех производственных площадок, которые у них разбросаны по миру, и сконцентрировать в Москве. Локализация – 70 процентов; получается, это российский «Рено». Такой формат мы рассматриваем в качестве стратегического вектора развития несырьевого экспорта.

То же самое могу сказать о создании индустриальных зон на территории иностранных государств. В качестве своего рода обкатки этой модели (то, что Евгений Иванович обозначил) принято решение, как раз с Вами согласованное и Президентом Египта, в части выделения нам в восточной части Порт-Саида на Суэцком канале 80 гектаров индустриальной зоны. В перспективе они готовы расширить эту зону до двух тысяч гектаров. В этой части мы ведём работу над межправительственным соглашением. Рассчитываем, что в первом квартале эта работа завершится. Для чего? Для того, чтобы обеспечить дополнительные преференции и гарантии нашим производителям, которые будут там размещать свои сборочные производства.

Такую практику мы планируем расширять, чтобы двигаться дальше по ключевым страновым хабам. Причём мы к этому процессу привлекаем наших коллег из Евразийского экономического союза (буквально недавно договорился об этом с министрами промышленности Белоруссии, Казахстана, позавчера – с министром экономики Армении; надеюсь, что и киргизские коллеги нас поддержат) для того, чтобы использовать также их потенциал, чтобы вместе выходить на эти рынки. Тогда, собственно, есть возможность выполнения основных задач кооперации со странами ЕАЭС.

Что касается электронной международной торговли, то развитие этого направления позволит вовлечь в экспортные потоки малый и средний бизнес, на котором ставится основной в этой части акцент. Ключевая задача – это обеспечение выхода наших российских поставщиков на крупнейшие мировые площадки электронной коммерции.

Для этого предусмотрены следующие меры. Первое – это формирование единой базы российских производителей из числа МСП.

Во–вторых, создание на глобальных онлайн-площадках своего рода национальных виртуальных павильонов.

В–третьих, это совершенствование регуляторной среды, это касается прежде всего упрощения налогового и таможенного администрирования данной сферы. Реализация этих мер вкупе с консультационной поддержкой предприятий должна обеспечить вывод более пяти тысяч предприятий МСП к концу 2019 года на глобальный онлайн-рынок.

Владимир Владимирович, окончательное утверждение наших предложений обеспечит достижение целевого верхнеуровневого индикатора проекта. Просим поддержать наш проектный подход, который согласован со всеми заинтересованными ведомствами.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Пожалуйста, Пётр Михайлович Фрадков.

П.Фрадков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета! Благодарю за предоставленное слово.

Создание конкурентоспособной системы поддержки несырьевого экспорта является нашей главной задачей. В рамках этого приоритетного направления система должна способствовать как поддержке действующих экспортёров, так и создавать новый экспорт. На экспортном поле России сегодня в основном работают крупные компании.

Мы посмотрели, объём экспорта в России на одного экспортёра в пять-семь раз больше показателя основных наших конкурентов. При этом доля экспортёров в общем числе компаний, конечно, намного меньше. Поэтому мы считаем, что наибольшим потенциалом в развитии объёмов экспорта, изменения его качественной структуры обладают именно компании среднего размера.

Имея в виду задачу вывода на внешние рынки именно компаний сегмента МСП, Российский экспортный центр, который должен стать одним из элементов этой системы, имеет три важные функции, я их коротко перечислю.

Первое – это выполнение роли координатора или штаба приоритетного направления, потому что мы уже, как мне кажется, де-факто стали площадкой межведомственной координации, но, конечно, в практическом смысле этого слова, и представляем интересы российских экспортёров, с одной стороны. С другой стороны, мы как специализированный институт развития в сфере экспорта должны сконцентрироваться на решении конкретных задач по продвижению интересов российских экспортёров за рубежом.

Была отмечена низкая узнаваемость российских товаров за рубежом, российских экспортёров. Поэтому одним из важных направления является формирование внешнеэкономического имиджа нашей страны и активная работа по продвижению брендов наших экспортёров, имея в виду в том числе товары народного потребления. Нам есть что предоставить на внешние рынки, у нас качественные показатели зачастую превосходят показатели наших конкурентов, но наши товары просто не знают. Поэтому мы будем проводить системную работу по присутствию в медиапространстве, интернет-ресурсах зарубежных рынков. Имеем программу по выставочно-ярмарочной деятельности, проведению целевых бизнес-миссий.

Российский экспортный центр уже начал работу по созданию за рубежом сети так называемых торговых домов. Мы хотим обратить внимание, что делаем акцент на практические запросы бизнеса и именно предполагаем финансовое участие того же бизнеса в этих торговых домах, потому что только сам бизнес может комплексно сформировать запрос на экспортные поставки и сформулировать, дать тот уровень качества продукции, который необходим. Здесь рассчитываем на поддержку со стороны деловых объединений, ассоциаций, бизнеса. Это в том числе будет содействовать в нашем понимании решению вопросов продвижения нашей продукции, лоббизма и решения вопросов, связанных с реализацией проектов промышленных зон.

Уже сейчас мы видим, что вовлечение регионов в создание и развитие экспортной среды требуется перевести, наверное, на более значимый уровень. Для субъектов должен появиться отдельный фокус на развитие несырьевого экспорта и как задача, и как ответственность.

Мы практическую задачу Российского экспортного центра видим в синхронизации работы профильных и региональных структур и стандартов их деятельности. Начали уже пилотно с коллегами из Минпромторга переориентировать территориальные органы Минпромторга именно на работу в экспортном направлении и отходим от таких базовых решений по выдаче, скажем, экспортных лицензий. Уже предлагаем систему, которая предполагает получение услуг, в том числе государственных услуг, инструментов по поддержке экспорта именно на местах. Нам очень важно, чтобы каждый конечный потребитель имел возможность получить доступ к тем ресурсам, которые государство уже предоставляет.

Если мы говорим о вовлечении в экспортную деятельность предприятий малых и небольших, то, конечно, наблюдаем, констатируем дефицит экспортных компетенций. Для решения этой задачи мы уже в пилотном режиме запустили так называемый образовательный проект, который в очень детальном режиме рассказывает и проводит, можно сказать, в ручном режиме экспортёров через все этапы экспортной деятельности.

В 2016 году мы отработали 13 пилотных регионов. Это делается совместно с субъектами Российской Федерации. В 2017 году планируем в этот проект вовлечь ещё 30 регионов. Речь идёт об обучении самих предпринимателей в субъектах инфраструктуры, а на каком–то этапе будем работать уже и со студентами высших учебных заведений. Не хотел бы подробно останавливаться на теме, связанной с продвижением электронной коммерции, об этом было подробно сказано, но хотел бы доложить в пилотном режиме.

В 2016 году организовали на одной из интернет-площадок, крупных интернет-площадок, наш национальный павильон, брендированный под знаком «Россия», сформировали перечень номенклатуры, которая пользуется спросом на этом рынке. Буквально за полтора месяца работы мы видим просто кардинальное повышение интереса к продукции из России, миллионы запросов, в десятках тысяч – покупки, и также не забываем про медиаконтент, через интернет-ресурсы этим вопросом занимаемся.

Видим недостаток: аналитическое, скажем так, сопровождение экспортной деятельности для компаний, отдельное решение, – это создание аналитического экспортного центра в рамках нашей организации, который будет предоставлять информацию о состоянии зарубежных рынков, потенциале российской экспортной продукции, торговых барьерах в вопросах регуляторики.

Продолжаем работу по финансовому сопровождению, сформулированы все продукты, необходимые по кредитно-страховой поддержке экспорта, в том числе с использованием специальных программ по субсидированию процентной ставки в целях приведения стоимости наших ресурсов и экспортного предложения в соответствие с международными требованиями и уровнем.

И новый большой запрос: мы сейчас совместно с коллегами из Минэкономразвития и Минпромторга разработали перечень новых функций господдержки, которая требуется и полностью соответствует международной практике. И Российский экспортный центр является агентом в каком–то смысле Правительства по распределению этого функционала. Это и субсидирование различных видов затрат, стратификация, логистика, омологация, помощь в компенсации затрат по патентованию прав интеллектуальной собственности за рубежом и некоторые другие виды работ. К концу года представим на рассмотрение стратегию Российского экспортного центра, которая будет полностью коррелироваться с параметрами и приоритетами данного проекта.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хотел бы по этому вопросу что–то сказать? Пожалуйста, ТПП.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Несколько мыслей, которые сформулированы предпринимательским сообществом.

Первое – то, что касается экспорта малого и среднего бизнеса. Наибольшая сложность для них, одна, наверное, из наибольших сложностей – это вопрос сертификации продукции на зарубежных рынках. Порой при небольших партиях и широкой номенклатуре это сопоставимо с суммой сделки, на которую претендует то или иное малое предприятие.

Предусмотрено в программе, по–моему, 151 миллион рублей на поддержку сертификации. Но это будет выделяться предприятиям, которые будут обращаться за этим. С тем, чтобы системно решать этот вопрос и чтобы у нас появились лаборатории, сертификаты которых признаются за рубежом (соответственно, они будут выдаваться всем, кто будет обращаться на территории России), России необходимо присоединиться – есть две –к организациям. Одна из них называется Всемирная ассоциация аккредитованных органов по оценке соответствия, и вторая – Международное сотрудничество по аккредитации лабораторий. Тогда бы у нас появился свой орган по сертификации, признанный на Западе, с помощью которого мы могли бы уже тогда продвигать продукцию на эти рынки.

Вторая тема – это тема проведения выставочных мероприятий. Известно, что это один из серьёзных инструментов в продвижении продукции. Тема недешёвая для малого и среднего бизнеса. Мы полагаем, что сделать было бы очень неплохо две вещи. Первая – чтобы появился единый координатор, в принципе он есть, по высокотехнологичной продукции: это Минпромторг, определяющий на целый год перечень выставок, в которых предполагается российское участие, чтобы там появился российский раздел.

И тогда, привлекая малые и средние предприятия, которым можно было бы отчасти финансировать их участие, в значительной части они готовы свои средства вкладывать в участие в таких выставках, определять перечень этих выставок и собирать российский раздел, где могут быть представлены не только крупные компании, но и представители малого и среднего бизнеса.

Для того чтобы этот календарь соответствовал интересам бизнеса, было бы очень неплохо, чтобы был, в данном случае если мы говорим о Минпромторге, координирующий орган, который бы формировал этот календарь с участием бизнес-сообщества, и не только производителей, но и тех, кто является предпринимателями в области организации и проведения выставок. Потому что они лучше всех знают, какие выставки, с какой отдачей работают, какие выставки посещают ради туризма, то есть посмотреть, а какие выставки действительно работают с широким привлечением именно потребителей, и не только на страну, где проводится, но и на регион в целом.

И третье. Исторически так сложилось, что система торгово-промышленных палат с советских времён выполняла ряд функций, которые государство делегировало, по обслуживанию внешнеэкономической деятельности. Это и сертификаты происхождения, карнеты АТА, это признание форс-мажорных обстоятельств, ну и ряд других функций, международное третейское разбирательство, которые до сих пор наши палаты не только в центре, но и во всех регионах выполняют.

Сегодня к нам обращается ряд губернаторов с просьбой представительства РЭЦ, которые сейчас образуются в регионах, расположить на базе торгово-промышленных палат. Мы, естественно, готовы совместно работать с РЭЦ и такую работу ведём, но мы упираемся часто в решение вопросов в том, что не прописана система палат, как и другие объединения предпринимателей, как институты поддержки предпринимательства. Мне кажется, надо в этом плане доработать нормативную базу с тем, чтобы РЭЦ мог использовать все наработанные уже сегодня инструменты, которые существуют в центре, на местах в интересах общего дела.

В.Путин: Да, пожалуйста, можно сделать, легче будет работать.

Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Спасибо, что отметили заслуги агропромышленного комплекса.

На самом деле, действительно, это не было возможным без прецедентной поддержки, которая реализуется в последние годы. По рынку зерна мы отмечаем экспорт порядка 35–40 миллионов тонн. Мы увеличили количество стран, куда мы экспортируем зерно, с 60 (за последние два года) до 100, то есть практически в два раза. Мы практически по всему миру зерно продаём и по хорошей цене, хорошего качества. Если по зерну мы практически ограничены количеством, то по мясу, конечно, у нас огромные перспективы, то, о чём здесь уже говорилось.

Хочу проинформировать, мы только за последний год на 60 процентов увеличили объём экспорта, то есть 150 тысяч тонн, а начинали практически с нуля. Какие страны? Интересная статистика, допустим, по птице и по свинине: Бахрейн, Казахстан, Гонконг, Италия, Сербия; по говядине: Арабские Эмираты, Вьетнам. Переговоры активно ведутся, и практически эти рынки, скорее всего, в 2017 году у нас откроются: это Китай, Индонезия, Иран, Сингапур, Япония, Саудовская Аравия, Нигерия. Вы знаете, что сейчас Шувалов Игорь Иванович находится в Сингапуре, и там мы действительно близки к решению вопроса через Сингапур выходить на другие рынки, в том числе азиатские. Так устроен мир и рынок продаж.

Мы вообще ставим задачу к 2020 году, то есть через пять лет, объём экспорта мяса увеличить до миллиона тонн. А значит, мы сможем в целом и на зерне, и на мясопродуктах получить за счёт экспорта порядка 25 миллиардов долларов, то есть не 15, как сегодня, а уже на 10–11 и больше. Эти перспективы огромны.

Вы знаете, что благодаря национальным проектам и поддержке мы практически по свинине, мясу птицы уже нарастили и снимаем дефицит на 90 процентов. Но раздаются разные голоса: «Хватит, давайте остановимся и перейдём на другие приоритеты в области сельского хозяйства».

Хочу привести пример. Допустим, поголовье в Германии – более 40 миллионов свиней (у нас – 25), то есть половина поголовья сразу выращивается, производится на экспорт заранее – они завозят в страну валюту: это у них как нефть, газ и так далее. Дания: 5 миллионов населения – 20 миллионов поголовье (у нас – 25 миллионов), потому что 90 процентов на экспорт. Это приток валюты, это развитие. И поэтому нам ни в коем случае нельзя останавливаться. Мы должны также поддерживать и свиноводство, увеличивать и до 50 миллионов поголовье. Мы научились на конвейере, как строить свои свинокомплексы, птицекомлексы.

Мы сейчас на совещании у Дмитрия Анатольевича с Денисом Валентиновичем говорили о том, что нам нужно уже производить своё оборудование. Хочу проинформировать вас, что свинокомплекс практически на 80 процентов состоит из импортных деталей, материалов: оборудование, насосы, всевозможные прокладки, резиновые какие–то вещи и так далее. То есть это всё огромный потенциал для промышленности, который можно делать через дорогу, в соседнем городе производить. Дальше молокозаводы, пивзаводы, мясокомбинаты, крупозаводы, винзаводы – это всё оборудование импортное. Поэтому, конечно, огромный потенциал.

Я хочу ещё раз напомнить, мы в Твери с Вами проводили совещание о том, что мешает развивать особенно отрасли свиноводства, вообще мясную отрасль в нашей стране и снижает инвестиционный климат – конечно, очень плохая ветеринарная обстановка. Болезни по ЧС мы практически в десятки раз увеличили по всей стране. И конечно, главная беда – это наши дикие кабаны.

Кстати, надо отдать должное, мы с Минприроды уже нашли консенсус и работаем в этом направлении, но, безусловно, развитие, огромное развитие личных подсобных хозяйств, которое идёт без учёта, без ветеринарного должного контроля, и так далее. Поэтому хочу сказать, что если мы этого не сделаем, то никакой рынок нас не пустит.

Китай говорит: «Пока не победите африканскую чуму, мы не хотим с вами работать», – и так далее, а это огромный рынок, все бьются за него, весь мир работает с Китаем и на этом зарабатывают. Хочу проинформировать всех присутствующих, что мы начинаем огромную работу по Вашему поручению; меры будут, может быть, не очень популярны, но мы должны навести здесь порядок.

В.Путин: Нет, Вы меня здесь не особенно пристёгивайте к отстрелу кабанов, давайте сами занимайтесь и согласовывайте с Минприроды. А бороться с ЧС нужно, это, безусловно.

Пожалуйста.

А.Дворкович: При моей безграничной любви к сельскому хозяйству я всё–таки переменю тему. Буквально несколько нюансов.

Первое. Говорится о поддержке прежде всего несырьевого экспорта, но иногда, с нашей точки зрения и с точки зрения многих коллег, под сырьё завозится очень много разных реально несырьевых товаров. Говорилось о сельском хозяйстве, зерно считается у нас сырьевым экспортом. Боюсь, что и мясо потом будет считаться сырьевым экспортом. Удобрения у нас считаются сырьевым экспортом, хотя это высокотехнологичный продукт. Трубы даже у нас, как выяснилось совсем недавно, считаются сырьевым товаром, сырьевым экспортом, а это влияет сразу на систему мер поддержки, на доступ к инструментам поддержки, на порядок возмещения НДС и на многие другие вопросы. Нам в ближайшие недели предстоит ещё окончательно разобраться, что мы будем подводить под понятие сырьевого экспорта, а что будет всё–таки считаться несырьевым экспортом, который будет получать весь набор механизмов поддержки.

Вторая тема – это работа за рубежом. Кроме работы торгпредств, локализации отдельных производств необходимо понимать, что современные товары и технологии требуют сети обслуживания. Это очень важный вопрос и довольно затратный вопрос. Это то, где мы тоже проигрываем, причём по высокотехнологичной продукции. На это нужно обратить отдельное внимание. Сегодня специальным образом это не было акцентировано, поэтому мне кажется, это важно.

Третье – это система регулирования. У нас кроме создания собственных производств, которые имеют экспортный потенциал, есть хорошие возможности для локализации тех производств, которые сегодня находятся за рубежом, потому что есть определённые преимущества в размещении таких производств. Прежде всего это, конечно, с точки зрения цен и качества тоже. Но зачастую мы предъявляем к этим производствам более высокие требования, чем требуют другие страны, в которые мы собираемся экспортировать. Это иногда нерационально абсолютно. Нужно, наоборот, требования облегчать, делать их такими, чтобы они были минимально необходимыми для увеличения экспортных поставок.

И, наконец, четвёртое – где размещать ориентированные на экспорт производства. При всём желании поддержать уже существующие предприятия, расположенные по разным причинам в разных регионах страны (так была устроена система размещения производства ещё в Советском Союзе), сегодня выгодно размещать производство, которое изначально ориентировано на экспорт, в портах или очень близко к ним.

Необходимо ориентировать нашу поддержку на размещение новых производств рядом с портовой инфраструктурой, чтобы не тратить лишние деньги, в том числе из бюджета, на поддержку экспорта, чтобы доставить железной дорогой или автомобильным транспортом, – именно около портов. Это не значит, что других не надо совсем поддерживать, но рационально нужно подходить.

В.Путин: Терминалы могут быть и рядом с железной дорогой, там, где железная дорога способствует вывозу на экспорт.

А.Дворкович: Хотя бы относительно близко. Потому что сегодня, когда мы везём четыре тысячи километров и более из центральных районов страны и в Европу, и на Дальний Восток, получается, что и железная дорога с этим не всегда справляется. Мы должны тогда поддерживать «РЖД», чтобы они могли окупать свои затраты, и предприятия несут излишние издержки. Нужно везде, выбирая новые проекты для поддержки, учитывать, изначально это ориентировано на экспорт или всё–таки есть потенциал внутреннего рынка, который позволит окупить эти затраты.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Репик Алексей Евгеньевич.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

«Деловая Россия» включилась в работу по стратегическому направлению активно. Здесь есть один системный момент. Я вообще считаю, что формирование общественно-деловых советов в приоритетных направлениях – это очень хороший инструмент получения обратной связи делового сообщества.

Хотел бы обратить внимание на один момент. Крайне важно, что в целом ряде отраслей, особенно высококонкурентных, на первый план выходит не финансовая поддержка экспортёров, а системные меры по улучшению деловой среды, в том числе регуляторной, для экспортёров. Мы вообще уже хорошо научились работать с изменениями в части создания благоприятной деловой среды. Наши настоящие, можно сказать – чемпионские рывки в Doing Business тому подтверждение.

Рейтинг Всемирного банка не вполне отражает потребности экспортёров, поэтому я считаю очень важным то, что Российский экспортный центр вместе с АСИ, «Деловой Россией» и Федеральной таможенной службой сейчас подписал соглашение, где мы проводим скрининг операционной деятельности несырьевых экспортёров: выявляются проблемные точки, подводные камни.

Мне кажется вполне достижимым, чтобы на основе этого анализа решение российской компании экспортировать стало рутинным, простым, не требовало сложных экспортных компетенций, о которых говорил Пётр Михайлович, и, вообще, чтобы решение о выходе на новый рынок было не сложнее, чем принять решение о работе в новой области или в соседнем городе. И тогда мы установим лучшую мировую практику; я считаю, у нас есть для этого все основания.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы очень плотно работаем с Российским экспортным центром, Минпромторгом, Минэкономразвития, и должен поблагодарить эти ведомства, и Петра Михайловича лично за то, что мы действительно совместно вырабатываем многие схемы и технологии. В частности, дальше готовы над механизмом «одного окна» работать и рядом других проектов. Хотел бы обратить внимание на несколько моментов.

Очень хорошо то, что в понятие несырьевого экспорта включены услуги, и, действительно, экспорт образовательных услуг, услуг здравоохранения, ИТ-услуг – это, на мой взгляд, важное и очень перспективное направление; здесь, безусловно, нужно оценить наши возможности. Но по некоторым направлениям, например электронная коммерция, о которой много говорилось, мне кажется, недостаточно амбициозные задачи стоят. Предполагается, по–моему, 700 с небольшим миллионов рублей потратить за три года, и где–то, по–моему, два миллиона трансакций через три года по этой технологии осуществить.

Напомню, Alibaba (известный Вам, Владимир Владимирович, Джек Ма, неоднократно встречался с Вами) – они 140 тысяч транзакций в минуту проводят. Просто надо посмотреть, надо ли нам свои платформы только использовать либо выходить и на международные электронные торговые площадки. Но, безусловно, здесь перспективы могут быть намного большими.

Хотел бы, Владимир Владимирович, пользуясь случаем, поддержать позицию Аркадия Владимировича Дворковича. Действительно, наши члены РСПП многие ставят вопрос о расширении понятия несырьевого экспорта. Аркадий Владимирович перечислил те виды продукции, которые являются высокотехнологичными, но по традиции относятся к сырьевому экспорту. Было бы правильно посмотреть на этот перечень более внимательно, думаю, это было бы в интересах не только статистики, мы бы улучшили действительно быстро показатель, но по существу это помогло бы высокотехнологичные производства поддерживать. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Во–первых, у Александра Николаевича сегодня день рождения – 65 лет, и мы все Вас сердечно поздравляем. (Аплодисменты.) Спасибо большое.

Во–вторых, что касается электронной торговли, мы занимаемся этим обсуждением сейчас достаточно плотно. Есть поручения соответствующим ведомствам, Правительству в целом. Но нам нужно выстроить работу таким образом, чтобы вот эти электронные системы и площадки не нас использовали, а чтобы мы их использовали, или во всяком случае выстроили такую национальную систему, которая могла бы иметь перспективы развития и сотрудничала, конечно, с коллегами, но в тех рамках, объёмах и в том качестве, которое прежде всего отвечает интересам российского потребителя и развития российской промышленности. Но мы обязательно будем и советоваться с вами, с другими объединениями для того, чтобы принять наиболее оптимальные решения.

Александр Сергеевич Калинин, пожалуйста.

А.Калинин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

«ОПОРА России» вместе с Общественной палатой и с Агентством стратегических инициатив проводит национальный конкурс «Бизнес-успех». И мы фиксируем, что последние два года интерес к экспорту со стороны микробизнеса чрезвычайно растёт. И мы, конечно, благодаря принятию этой программы должны не разочаровать людей как минимум, а как максимум сделать из них успешных бизнесменов.

Во–первых, если говорить о программе, мы считаем, что очень правильно, что появляется новая форма поддержки – это компенсация для бизнес-ассоциаций, бизнес-миссий, потому что рынки находятся достаточно далеко. И то, что сегодня, допустим, по отдельным программам 120 миллионов, а эта программа предусматривает 2,7 миллиарда, – это, конечно, позволит нам более качественно вывозить людей за рубеж и более качественно готовить вот такие бизнес-миссии, тем более там предусмотрено 50 на 50 или около того. То есть мы и свои деньги вкладываем, но получаем по факту компенсацию со стороны государства; это, конечно, мы приветствуем.

Следующий момент, что хотелось бы отметить, – хотелось бы, чтобы была синхронизированная работа этой программы и обустройство пунктов пропусков Росграницей. Вы провели соответствующее совещание в Оренбурге, и там, естественно, вот этот конкретный пункт пропуска будет обустроен. Но ведь таких пунктов пропусков достаточно много, и они прежде всего для микробизнеса. И, если сделать их ревизию и синхронизировать эти программы, это, конечно, логистику резко улучшит, особенно для микробизнеса.

Следующий момент. Здесь говорилось…

В.Путин: Давайте это отметим в сегодняшнем решении обязательно, это правильно абсолютно.

А.Калинин: Благодарю.

И ещё один момент, ведь туризм – это тоже экспорт. У нас помимо Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи есть ещё ряд регионов, которые мы включили в программу по туризму, но там туристический сезон короткий, – к примеру, Хибины или «Моя родина – Южный Урал».

В этот период, если бы была дополнительная компенсация перелётов именно в пределах туристического сезона, то многих наших иностранных коллег, может быть, заинтересовал не только отдых в Москве или Петербурге, они бы с удовольствием полетели ещё в ряд чудесных регионов нашей страны. Но когда цены на внутренние перевозки очень высокие, турист, естественно, ценник считает и отказывается от полётов внутри страны. Тем самым мы дополнительные деньги и в регионы не привлекаем.

В.Путин: Слетайте сначала в Минфин, обсудите этот вопрос по субсидиям.

А.Калинин: И ещё один момент, он касается Дальнего Востока. Вообще вопрос экспорта – это вопрос всего будущего этого региона, пять миллионов людей должны экспортировать. Необходимо начать проработку этой программы на принципах государственно-частного партнёрства, создания логистического центра для продуктов питания.

В одиночку бизнесу это не сделать, а если на принципах ГЧП как минимум в 2017 году спроектировать это, то это бы, конечно, сподвигло очень многих людей, кто занимается культурами, аквакультурами и так далее. Они уже понимают, куда продукцию сначала привезут, а потом будут экспортировать в Китай, в Корею и в другие государства.

В.Путин: Очень хорошая идея, кстати сказать. Нам надо отметить обязательно.

Смотрите, мы сейчас отмечаем, можно сказать, уже с гордостью и с благодарностью селянам за их работу, отмечаем растущий экспорт сельхозпродукции. Он существенный. Но он на чём основан? Он основан на росте производства. Совсем недавно, ещё несколько лет назад, когда у нас урожай был 65, 70, 71 миллион тонн, мы говорили: ой как хорошо, мы даже что–то будем закладывать в резервы. Потом у нас 95, 100, в этом году 117 будет. У нас появился самый большой в мире экспортный потенциал – 25 миллионов тонн, потому что растёт производство.

Мы сегодня с вами обсуждаем вопросы поддержки, по сути, речь идёт о высокотехнологичном экспорте, промышленном экспорте. Но для того, чтобы у нас был экспортный потенциал такой продукции, она должна производиться в необходимых объёмах для внутреннего потребления и для экспорта. Мы совсем недавно встречались с Алексеем Леонидовичем. Он поделился со мной наблюдениями за последние несколько лет.

У нас объём производства высокотехнологичной продукции растёт очень медленно, и одна из причин заключается в том, что очень много до сих пор бюрократических барьеров на пути производства такой продукции. Экономика не восприимчива, к сожалению, до сих пор к высоким технологиям.

Алексей Леонидович, несколько слов скажите, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня рассматриваем очень важные проекты, я поддерживаю эти проекты. Проект по поддержке экспорта считаю одним из ключевых. И если говорить о результатах, то они здесь скорее должны рассматриваться как пилотные проекты. Потенциал проектов, которые сегодня перечисляются, – к 2025 году нарастить примерно на 20 миллиардов долларов ту продукцию, о которой мы сейчас говорим: как промышленную по четырём секторам, так и сельскохозяйственную.

Но, чтобы нам развиваться устойчиво и поднять экономический рост до 4 процентов в год, даже если сделать постепенно в течение пяти-шести лет, то нам нужно, чтобы несырьевой, неэнергетический экспорт рос темпами примерно 6,8 процента в год на протяжении длительного периода. В результате нам нужно примерно за 10 лет удвоить объём неэнергетического, несырьевого экспорта примерно со 116 миллиардов долларов до 230–ти.

При этом за 20 лет нам нужно его довести до примерно 400–450 миллиардов долларов. Только тогда в совокупности всех факторов мы будем иметь достаточно устойчивый экономический рост. То есть большая часть задачи по экспорту лежит вне перечисленных секторов, а за счёт других видов товаров и услуг, которые тоже будут развиваться в силу того, что в этом проекте есть и общие регуляторные меры, как раз уменьшение вот этих барьеров по экспорту – доступ к финансам, кредитная поддержка, гарантийная. В этом смысле этот проект предусматривает эти меры, но мы должны понимать, что большая часть экспорта будет не в перечисленных секторах, а в других секторах. Мы для них должны дать этот толчок.

Последние семь лет, к сожалению, мы утрачивали позиции в несырьевом, неэнергетическом экспорте. Мы достигли некоторого пика в 2012–2013 годах, и затем в силу ряда обстоятельств последних мы потеряли примерно 30 миллиардов долларов этого экспорта. А сейчас мы должны говорить о том, чтобы существенно идти быстрее и накапливать эти возможности.

Должен сказать, что хороший опыт был. У нас в начале нулевых неэнергетический, несырьевой рост – под 20 процентов в год. У нас тогда шёл и энергетический, сырьевой, а он, оказывается, в силу ряда обстоятельств и модернизации, создания лучших условий тянул за собой и остальную часть экономики.

В этом смысле такой опыт есть. Вопрос, чтобы мы сделали этот тренд наращивания достаточно стабильным. Высокотехнологичная продукция в составе всей нашей продукции сейчас составляет всего 6 процентов экспорта продукции, всего 19 миллиардов долларов на прошлый год. Это то, что мы точно можем относить к высокотехнологичной продукции. У нас есть несырьевая продукция низкого, среднего и высокого передела, она больше составляет, конечно, но высокотехнологичная только пока около 19 миллиардов долларов. Это как раз тот сектор, который будет наиболее конкурентоспособным, который мы должны существенно расширить в ближайшие годы. В этом смысле здесь задача у нас очень напряжённая именно в создании условий для этого сектора продукции.

В.Путин: Спасибо.

Давайте мы всё это обобщим сегодня. Попрошу Андрея Рэмовича оформить это соответствующим образом, и будем двигаться дальше. Чем быстрее мы будем реализовывать те планы, о которых мы сегодня говорили, тем больших успехов добьёмся в решении одной из главных задач, которая стоит перед нами, – это диверсификация российской экономики, изменение её структуры.

Давайте ко второму вопросу перейдём. Пожалуйста, Сергей Ефимович Донской.

С.Донской: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как уже говорилось, одной из самых наболевших экологических проблем в России является рост образования отходов. О цифрах тоже было уже сказано, поэтому я перейду сразу к направлениям по решению этой проблемы.

Прежде всего благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, и многих коллег, которые здесь присутствуют, в 2014 году принят 458-й закон, который установил новую систему регулирования в сфере обращения с отходами, а именно формирование в каждом регионе прозрачного механизма сбора, транспортировки и размещения твёрдых коммунальных отходов. Кроме того, этот закон установил обязанность производителей и импортёров товаров самостоятельно утилизировать товары после утраты ими потребительских свойств или платить за их утилизацию государству.

Данный закон в части твёрдых коммунальных отходов должен был заработать в полной мере с 1 января 2017 года, но, к сожалению, сегодня необходимо дополнительное время для подготовки региона к переходу на новую систему регулирования, а самое главное – необходимо время для мониторинга обоснованности тарифа для населения на вывоз мусора. Учитывая это, Правительством было принято решение о продлении переходного периода до 1 января 2019 года.

Вместе с тем считаем, что эта дата должна быть финальной, поэтому в течение 2017–2018 годов законом должна быть установлена дорожная карта, обеспечивающая к 1 января 2019 года переход всех регионов на новую систему. Те же регионы, которые готовы перейти на новую систему раньше, смогут это сделать уже в 2017 году.

Сейчас мы формируем перечень таких пилотных регионов, где при поддержке Правительства будет осуществлён переход на новую систему сбора, транспортировки, размещения и утилизации мусора.

Кроме того, у нас уже заработала норма закона об ответственности производителей и импортёров за утилизацию товаров после утраты ими потребительских свойств. Пока только по восьми группам товаров установили такую обязанность.

В 2017 году мы планируем собрать более шести миллиардов рублей в бюджет за счёт экологического сбора. Эти средства будут направлены в первую очередь на субсидирование программ в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами по тем регионам, которые перешли на новую систему. Мы также планируем постепенно увеличить группы товаров, подлежащих утилизации, то есть перейти от восьми групп к большему количеству, и также повысить нормативы их утилизации.

В результате в будущем за счёт экологического сбора мы получим значительные средства на субсидирование региональных программ в сфере обращения с ТКО. Также необходимо консолидировать усилия органов экологического надзора, регионов, органов местного самоуправления, граждан и общественных организаций на борьбу с незаконными свалками. Для этого мы в 2017 году планируем ввести в эксплуатацию информационную систему народного контроля за несанкционированными свалками и действиями чиновников всех уровней по их ликвидации.

Важно, что каждое поступившее в систему и подтверждённое сообщение должно завершаться конкретными действиями. Эта система в качестве пилота уже заработает на Байкале и в ряде других регионов. И очевидно, что помимо образующихся нелегальных свалок есть и накопившиеся проблемы: это бесхозные бывшие промышленные промплощадки с опасными отходами, а также полигоны, свалки в границах населённых пунктов, которые оказывают негативное влияние на жизнь более 17 миллионов граждан нашей страны.

На ближайшие 2017–2019 годы мы планируем осуществить работы по ликвидации более 20 объектов накопленного вреда окружающей среды в 20 пилотных регионах. Также мы планируем в течение 2017 года осуществить инвентаризацию и сформировать реестр таких объектов, разделить их по степени воздействия, чтобы начать работать с наиболее опасными. Реализация предполагаемого комплекса мероприятий улучшит экологические условия для проживания 27 миллионов человек и позволит восстановить и ввести в хозяйственный оборот более 1,5 тысячи гектар загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой я тоже хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий.

В.Путин: Извините, в сельхозоборот вернуть?

С.Донской: В хозяйственный оборот.

В.Путин: В хозяйственный оборот – сколько?

С.Донской: Более 1,5 тысячи гектаров загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий, редких видов животных, обитающих на них. Считаем, здесь важно создать возможности для граждан видеть то, что мы сохраняем.

В.Путин: Кабаны у нас скоро будут редкими видами животных.

С.Донской: Мы договорились уже с Минсельхозом, как будем работать в этом направлении.

В.Путин: Как, расскажите нам.

С.Донской: Когда мы у Вас собирались, договорились, что будет определён минимальный уровень количества кабанов по территориям, где находится как раз выпас свиней, где разведение свиней будет. Потом зоны, по которым мы граничим со странами, где достаточно высокая степень АЧС, – мы там устанавливаем карантинную зону, где вообще кабанов не будет. И, в целом, конечно, упор, как уже было сказано, будет делаться на ветеринарные направления.

В.Путин: Хорошо.

С.Донской: В современном мире национальный парк активно вовлекается в сферу развития экологического туризма. Наши нацпарки и заповедники расположены на площади более 62 миллионов гектаров, потенциально способны принять более 20 миллионов человек в год, однако сейчас существующая инфраструктура позволяет привлечь около двух миллионов человек, и при этом только на 12 процентах таких территорий. В потенциале это поле для развития малого, среднего бизнеса, возможность привлечения частных инвестиций и новые рабочие места – всё это вместе работает на формирование широкой поддержки в обществе идей сохранения природы.

Развитие познавательного туризма на особо охраняемых природных территориях потребует прежде всего создания инфраструктуры. Речь идёт об экологических тропах, визит-центрах и кордонах. Мы понимаем, что средств государства здесь пока недостаточно, поэтому в течение 2017 года предлагаем разработать и внедрить механизм привлечения частных средств, в том числе на основе концессионных соглашений и иных механизмов государственно-частного партнёрства.

Внедрение таких механизмов позволит нам в 2018 году реализовать пилотные проекты на особо охраняемых природных территориях: на Байкальской природной территории, на Горном Алтае и на Кавказе. В результате только на этих территориях мы увеличим количество граждан, которые смогут посетить нацпарки и заповедники, до 5 миллионов жителей нашей страны.

Развитие сферы познавательного туризма на ООПТ также даст мультипликативный эффект для развития туризма в соответствующих регионах. Так, реализация пилотных проектов обеспечит создание дополнительных рабочих мест в указанной сфере. Например, на Байкальской природной территории за четыре года будут привлечены к работе в указанной сфере более 37 тысяч человек.

Не могу не остановиться на ещё одной экологической проблеме, о которой тоже уже говорили, – это состояние наших водных объектов. На сегодняшний день 90 процентов стоков, попадающих в водоёмы, не проходит достаточной очистки. В результате в течение многих лет загрязнение водных объектов на территории России, в том числе Волги, Дона, Урала, остаётся стабильно высоким. При этом относительно чистые реки остались только там, где проживает меньшая часть населения страны, – это в Сибири и на Дальнем Востоке.

Для решения этой проблемы необходимо строить и модернизировать очистные сооружения, добиться кратного снижения поступления в водные объекты загрязнений, обеспечить оздоровление водоёмов и адекватную подготовку питьевой воды. Для этого необходим значительный объём государственного финансирования. Считаем, что его источник можно создать за счёт аккумуляции в бюджете в специальном фонде на указанные цели средств в объёме, эквивалентном платежам за сбросы загрязняющих веществ в водные объекты. Уважаемый Владимир Владимирович, прошу поручить нам совместно с Минфином, Минэкономразвития проработать возможное создание такого финансового института.

В заключение хочу остановиться на проблеме, о которой тоже говорили и которая вызывает на протяжении многих лет значительный общественный резонанс, – это проблема бездомных животных. Здесь общественный резонанс приобретают случаи жестокого обращения с бездомными животными. Растёт недовольство населения в связи с использованием негуманных способов регулирования их численности. Основная причина сложившейся ситуации – это отсутствие в России единой государственной политики и нормативно-правовой базы в этой сфере.

Ещё в марте 2011 года в первом чтении был принят соответствующий проект федерального закона об ответственном обращении с животными. Владимир Владимирович, считаем, что необходимо доработать его и принять, а также обеспечить разработку соответствующих нормативно-правовых актов и стандартов по содержанию и регулированию численности животных.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Пожалуйста, кто–то хочет высказаться по этому вопросу? Пожалуйста, Сергей Борисович!

С.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович!

В дополнение к тому, что Сергей Ефимович сейчас говорил, хочу только отметить, что совсем недавно на Вашей встрече с Общероссийским народным фронтом тема экологии очень активно и с болью, я бы сказал, поднималась многими выступающими, приводились ужасные цифры по количеству свалок, накопленных отходов.

Хотел бы напомнить, что, по данным «фронтовиков», в России на сегодняшний день из только посчитанных – 20 тысяч несанкционированных свалок (это из выявленных), что в четыре раза больше, чем сертифицированных полигонов.

Мне совсем недавно пришлось столкнуться с одной из таких свалок и проводить несколько совещаний. Вы знаете, что мы строим сейчас третью взлётно-посадочную полосу в аэропорту Шереметьево. И прямо в створе строительства этой полосы мы натолкнулись на крупную свалку. Сейчас там, конечно, уже давно мусор не выбрасывают, но это накопленный экологический ущерб. И, чтобы убрать только эту одну свалку, требуются средства в объёме 1 миллиард 300 миллионов рублей.

Мы нашли способ, что называется, вскладчину между правительством Московской области, потому что это их земля, Минтрансом и Минприроды – эти деньги нашли, не залезая дополнительно в бюджет. На этом примере я хочу показать, сколько стоит ликвидация только одной крупной несанкционированной свалки.

И Вы вспоминали на встрече с «фронтовиками», как Вам лично приходилось (я тоже помню этот момент) не допускать несанкционированный сброс мусора рядом с аэропортом – какая угроза от этого, я думаю, всем понятно. Кстати, у нас и в Петербурге в Пулково тоже такая угроза остаётся, и в Шереметьево сейчас ликвидируем. Это уже вопрос безопасности.

Вторая тема, связанная с мусором (считаю, одна из самых острых экологических проблем на сегодняшний день), – это строительство новых современных мусороперерабатывающих заводов по самым передовым или наилучшим технологиям, существующим в мире. Насколько я знаю, Правительством только что принято решение о начале строительства в Год экологии, в 2017 году, пяти таких заводов (этим будет заниматься компания «Ростехнологии» на конституционной основе): четыре – в Подмосковье, где самая острая ситуация с мусором, самая острая в стране, потому что одна Москва в год генерируют 20 миллионов тонн твёрдых коммунальных отходов, и один завод мы будем строить в Татарстане.

И третий момент, который хотел бы отметить. Ничего нельзя сделать без привлечения общественности и неравнодушных граждан, многие из которых высказывают пожелания выйти и благоустроить свой двор, свою улицу, в селе навести порядок. Мусора у нас хватает везде, если честно говорить.

Недавно встречался с Общероссийским движением школьников. Они создали экологически ударное, я бы сказал, движение, сделали «Зелёный патруль», который будет следить за лесовосстановлением, особенно за городскими лесами, которые, помните, мы говорили, оказались вне каких–либо законодательных норм: их можно безнаказанно уничтожать под строительство, как правило, крупных супермаркетов, торговых центров в крупных городах и так далее. Их защищать будем в том числе с помощью школьников, которые готовы этим заниматься и восстановлением леса, посадками кустиков, деревьев и так далее.

По сточным водам хочу только одно сказать. Мы на следующей неделе проводим уже второй оргкомитет Года экологии. Первой темой, естественно, мы выносим мусор, а второй – состояние сточных вод. Помимо того, что сказал Сергей Ефимович, огромный урон сейчас состоянию воды наносят моющие и чистящие средства бытовой химии, которые широко распространяются. Ничего плохого, конечно, в этом нет.

Но дело в том, что продаваемые в России чистящие и моющие средства содержат фосфаты, а фосфаты очень плохо влияют на состояние водных ресурсов, потому что очистка от фосфатов даже в тех очистных сооружениях, которые у нас есть, не производится.

При этом в мире, в развитых странах чистящие и моющие средства уже давно производятся без фосфатов. Это можно сделать, мы об этом будем говорить, потому что это один из ключевых моментов состояния воды.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, теперь Силуанов Антон Германович – о финансовом обеспечении приоритетных проектов.

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Бюджетные ассигнования на следующий год формировались с учётом паспортов приоритетных проектов. Хочу сказать, что в бюджете на 2017–2019 годы предусмотрены бюджетные ассигнования на реализацию десяти приоритетных проектов. Ко второму чтению сейчас подготовлены поправки по перераспределению части зарезервированных в бюджете средств в объёме 104 миллиарда рублей на реализацию приоритетных проектов, и общий объём ассигнований, который будет предусмотрен в 2017 году на реализацию этих проектов, составит 178,8 миллиарда рублей.

В последующие годы объём финансирования будет определяться с учётом паспортов утверждённых приоритетных проектов, хода реализации этих проектов. Необходимые ресурсы в бюджете 2018–2019 годов зарезервированы. Поэтому общий объём финансового обеспечения в 2017 году уже будет непосредственно определён по каждому приоритетному проекту, а в 2018–2019-м будем определяться в зависимости от хода их реализации.

В.Путин: Есть ли какие–то вопросы к Антону Германовичу, нет? Всё?

Спасибо большое. Мы продолжим работу с учётом высказанных сегодня замечаний и предложений. Благодарю вас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин


Россия > Экология > ecolife.ru, 19 ноября 2016 > № 1982966 Сергей Донской

Министр Сергей Донской - о том, почему сортировка отходов задача государственной важности

Переработка отходов, максимальное использование исходного сырья — приоритетное направление государственной политики. Особенно в преддверии будущего, 2017 года, объявленного в нашей стране распоряжением правительства России Годом экологии.

Глубоко убежден, что это станет поворотным событием в области обращения с отходами во всех регионах нашей страны. Ведь за последние три года мы с коллегами из смежных ведомств очень много сделали для того, чтобы законодательные инициативы в этой сфере стали реальностью и начиная со следующего года могли заработать на практике.

Минприроды России подготовило законодательную базу для введения раздельного сбора мусора — в частности, 89 ФЗ «Об отходах производства и потребления» утверждает порядок сбора ТКО, а также транспортировки и переработки отходов. Законом эти функции относятся к компетенции регионов России.

Сейчас регионы завершают подготовку территориальных схем, в соответствии с которыми будут утверждаться региональные программы и строиться новые мощности. Фактически мы дали старт формированию целой отрасли переработки отходов.

В целом мы рассчитываем, что требования законодательства позволят создать современные предприятия, сформировать рыночные условия для активного введения раздельного сбора.

Однако всем нам — и представителям власти и бизнеса, и общественникам, и простым гражданам — следует помнить, что раздельный сбор отходов — это практика, которая не может быть внедрена в одночасье. Для этого потребуется время. Опыт других стран подтверждает этот вывод. Например, в одной из наиболее продвинутых стран с точки зрения технологий и практики переработки отходов — Германии — население привыкало к раздельному сбору отходов 20 лет, и даже сейчас этим правилам следует только 80% населения.

Очевидно, нам тоже придется пройти непростой путь. Но главное, что сегодня мы создали условия для формирования этой практики. В частности, в законодательстве отходы разделены на однородные группы — в связи с экономической целесообразностью данного процесса и соответствующим спросом на полезные компоненты, которые могут быть получены в результате переработки. На это же работает запрет на захоронение ряда отходов, а также возможность сбора отходов торговыми предприятиями, в том числе в рамках инструмента залоговой стоимости.

Меры по организации раздельного сбора будут реализованы через региональные программы и территориальные схемы обращения с твердыми коммунальными отходами.

Мы уверены, что создание современных предприятий, формирование рыночных условий потребуют введения раздельного сбора. Мы обязательно придем к этой практике. Рассчитываем, что к 2020 году до 20% отходов будет проходить сортировку. Очевидно, предстоит проводить большую разъяснительную работу, это происходит уже сегодня в рамках экспериментов в Москве и северной столице.

По данным департамента экологии Москвы, на сегодня уже до 15% образующегося в городе мусора, коммунальных отходов сортируется гражданами и юрлицами. В основном это происходит на юго-западе Москвы, в Таганском районе и Замоскворечье. Если это соотношение будет 36% — мы практически достигнем показателей европейских стран. У лидера в этой сфере, Германии, жителями сортируется до 50% отходов.

Наиболее успешно сбор отходов по их видам осуществляется юридическими лицами в связи с необходимостью вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов.

В то же время к сортировке отходов по их видам постепенно подключаются и граждане. В Минприроды России, например, система раздельного сбора — и в здании, и во дворе министерства — установлена уже несколько лет назад. И ею активно пользуются жители окрестных домов.

Очень рад, что инициативу Минприроды поддерживают и наши коллеги из других ведомств. К примеру, Минздрав, Минфин, Минобороны и МИД осуществляют раздельный сбор отходов по фракциям: крупногабаритный строительный мусор, твердые бытовые отходы, бумага (картон), пищевые отходы и пластик.

Минкультуры планирует предусмотреть эти меры в 2017 году.

Сегодня, к сожалению, у нас есть откровенно проблемные, «горячие» экологические точки. Они просто переполнены отходами, представляющими опасность для здоровья граждан нашей страны. И если мы, образно выражаясь, всем миром не возьмемся за раздельный сбор и грамотную переработку отходов уже сегодня, то завтра такие «черные дыры» будут зиять на всем пространстве нашей огромной страны.

Впереди — большая, я бы даже сказал, гигантская работа. Но если мы хотим жить в чистой стране, то нужно засучить рукава.

Автор — министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Россия > Экология > ecolife.ru, 19 ноября 2016 > № 1982966 Сергей Донской


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 1 ноября 2016 > № 1983965 Вячеслав Дунаев

Вячеслав Дунаев: Наша задача — подтянуть до уровня центральных районные парки

Новый руководитель Мосгорпарка — о новых зелёных зонах, расширении парковочного пространства и создании реестра недобросовестных арендаторов.

В начале октября главой объединённой дирекции «Мосгорпарк» стал Вячеслав Дунаев, который до этого руководил парком Победы на Поклонной горе. На исходе первого месяца руководства столичными зелёными зонами он рассказал в интервью mos.ru о том, как планируется усиливать безопасность в московских парках, для чего нужен реестр недобросовестных арендаторов, а также что ждёт москвичей в новогоднюю ночь в парке Победы.

— Вячеслав Александрович, вы руководили парком Победы на Поклонной горе. Как он изменился за время вашей работы?

— Парк Победы — это не просто парковая территория, а мемориальный комплекс, поэтому вносить изменения нужно очень осторожно. Я руководил парком более двух лет. За это время появилась детская площадка площадью две тысячи квадратных метров, обустроен спортивный городок с теннисными кортами, столами для пинг-понга и воркаут-площадкой. Открылась зона фуд-корта с разнообразными кафе, заработал велопрокат. К Новому году будут установлены четыре медиаэкрана для прямых трансляций праздничных мероприятий с Красной площади и информирования посетителей. А в следующем летнем сезоне откроется верёвочный городок. Уверен, в парке Победы каждый год будут появляться новые сервисы и услуги. Для меня важно, чтобы каждый парк Москвы был живым и востребованным у горожан.

— Расскажите, какие задачи вам как новому руководителю Мосгорпарка необходимо решить в первую очередь?

— Я бы выделил несколько важных направлений. Во-первых, это сохранение качества и разнообразия услуг в парках Москвы. Неважно, какое место для отдыха выбрал горожанин: Парк Горького, «Сокольники» или небольшой парк рядом с домом. Он везде должен получить услуги высокого уровня.

Речь идёт не только об инфраструктуре, но и об уровне мероприятий и регулярных занятий: они должны развлекать и образовывать людей, обогащать их досуг в выходные дни.

Очень большая работа была проделана в отношении центральных парков, теперь наша задача — подтянуть до уровня центральных районные парки. Именно в них горожане бывают каждый день: гуляют мамы с колясками, дети и люди старшего возраста. У них должна быть возможность получить в парках у дома желаемые услуги и развлечения.

Ещё одна наша задача — завершение благоустройства в тех парках, где работы уже начаты или запланированы, а также усиление безопасности.

— А как планируете усиливать безопасность?

— На сегодняшний день в парках установлено более 1500 камер наружного видеонаблюдения, работает около 1000 постов охраны. Проекты комплексного благоустройства новых парков, например «Ходынского поля», зоны отдыха «Левобережный», ландшафтного парка «Митино», включают в себя создание системы видеонаблюдения. В течение следующего года в нескольких парках планируем дополнительно установить более 300 камер.

— Вы упомянули единый высокий уровень услуг во всех парках. А Мосгорпарк может влиять на поставщиков, отказываться от некачественных услуг?

— Сложность влияния на поставщиков услуг и арендаторов заключается в том, что контракты с ними заключаются на год. На этапе конкурсного отбора компании стараются показать себя с наилучшей стороны. Однако бывали случаи, когда в процессе сотрудничества некоторые арендаторы вели себя недобросовестно, посетители оставались недовольны обслуживанием, жаловались. Мы бы хотели усилить контроль и для этого разработать реестр недобросовестных арендаторов. В него будут попадать компании, которые нарушали нормы, установленные законом, как по отношению к клиентам, так и по отношению к парку. Недобросовестная компания не сможет продлевать аренду на наших территориях и участвовать в конкурсах.

— Какие изменения мы увидим в парках в будущем году?

— Мы планируем, к примеру, развивать парковочное пространство. Мы понимаем, что многие горожане приезжают в парки семьями с детьми на своих автомобилях, для них важно иметь возможность припарковать машину неподалёку от места отдыха. Сейчас мы прорабатываем возможность организации дополнительных парковочных мест, собираем информацию о площадках, которые можно использовать под парковку.

— Одним из приоритетных направлений в работе вы назвали завершение благоустройства в парках. На какой стадии эти работы?

— В сентябре открылся парк Олимпийской Деревни, где появились спортивные и детские площадки, лыжно-беговая база, сцена на воде, амфитеатры, верёвочный городок.

В новом летнем сезоне откроются парк «Красногвардейские пруды» и Таганский детский парк. В «Красногвардейских прудах» будут обустроены лодочная станция, деревянные настилы с шезлонгами, сцена на воде. В Таганском детском парке появится несколько площадок, в том числе уникальная водная, на которой дети смогут играть с песком и водой.

На 2017–2018 годы запланированы работы по благоустройству. Ландшафтный парк «Митино» станет площадкой археологической тематики. Во время раскопок на территории парка были обнаружены следы древних поселений, уникальные артефакты, и этот исторический контекст заложен в концепцию благоустройства. В парке появится лаборатория археологии с выставочным залом, школа археологии, археологический экскурсионный маршрут.

Зона отдыха «Левобережный» станет нашим первым парком, где будет разрешено купание в открытом водоёме, будут обустроены пляж и волейбольная площадка.

Парк «Ходынское поле» станет парком авиационной тематики, так как расположен на месте бывшего аэродрома. Он будет разделён на зоны, как секторы в аэропорту. Запланированы зоны тихого отдыха, транзита. Также появится зона активностей на месте бывшей рулёжной дорожки со спортивными и детскими площадками, а также сценой для проведения мероприятий. Навигация стилистически будет похожа на ту, которая используется в аэропортах.

Дорабатываем проекты благоустройства парков 850-летия Москвы и «Терлецкая дубрава». В последнем запланировано создание зоны отдыха у воды с деревянными настилами и лодочной станцией. Будет также беговой маршрут вдоль набережной, протяжённость которого составит 1200 метров, и двухкилометровый веломаршрут.

В парке 850-летия Москвы будет создана современная инфраструктура для занятий спортом. Благоустройство парков будет проходить в две очереди. Часть работ мы сделаем в будущем году, часть — в 2018-м.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 1 ноября 2016 > № 1983965 Вячеслав Дунаев


Россия > Транспорт. Экология > ecoindustry.ru, 27 октября 2016 > № 1955936 Рашид Исмаилов

В РЖД В 2017 ГОДУ РАЗРАБОТАЮТ КАТАЛОГИ «ЗЕЛЕНЫХ» МАТЕРИАЛОВ

Экологическая стратегия, которая принята ОАО «РЖД», получила в последнее время дополнительный импульс для развития. В каком направлении предполагается совершенствовать заботу об окружающей среде – об этом и состоялся наш разговор с членом экспертного совета правительства РФ Рашидом Исмаиловым.

– Рашид Айдынович, с чем связана необходимость дополнительных разработок зеленых стандартов ОАО «РЖД»?

– С тем, что в России принято уже вступило в силу положение об экологической открытости предприятий.

Это некий набор требований, который определяет порядок раскрытия информации для общественности и общения с заинтересованными лицами. Иными словами, как компания должна себя вести с точки зрения экологической ответственности.

Причем, очень важная момент, на который я бы хотел обратить внимание: в правительстве была поставлена задача установить определенные границы, за которые не рекомендуется выходить, чтобы избежать спекулятивной составляющей, в частности, со стороны различных правозащитных организаций. Ведь уже есть примеры, когда экология становится поводом для шантажа для достижения тех или иных целей.

Поэтому и потребовалось разработать четкие требования, создать некий регламент в том случае, если компания хочет проводить открытую экологическую политику. Подчеркну: это дело добровольное, но оно всегда приветствуется. За рубежом, открытая экологическая политика способствует созданию положительного имиджа компаний.

– Но ведь подобная деятельность – составная часть экологической политики. В ОАО «РЖД» она давно разработана. Что тут нового?

– Вы правы: быть экологически ответственным – это один из основных принципов соответствующей политики компании. В данном случае идет речь о дополнении ее новым разделом. Базовые принципы для ОАО «РЖД» в этой сфере остаются. Добавляется порядок действий по обеспечению открытости для общества. То есть за что именно должна брать на себя ответственность компания.

Ранее в этом плане в российском законодательстве был пробел. Теперь появились рекомендации, как его заполнить. В итоге в ОАО «РЖД» смогли выработать свое корпоративное положение об экологической открытости. Оно было недавно утверждено распоряжением старшего вице-президента ОАО «РЖД» Валентином Гапановичем. Его положения намечено внедрять в 2017 году.

Чистые технологии

– Предполагает ли экспертный совет правительства РФ и дальше развивать взаимодействие с ОАО «РЖД»?

– Мы наметили дальнейшие шаги. Это разработка зеленых стандартов ОАО «РЖД», которые будут определять порядок проведения строительства и реконструкции с применением экологически чистых технологий и материалов, обеспечения экологической безопасности, а также реализации проектов снижения ресурсоемкости производственной деятельности.

Создание таких стандартов запланировано на 2017 год. Своего рода дорожная карта должна быть согласована на уровне президента ОАО «РЖД» Олега Белозёрова и министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаилом Абызовым. Мы свое видение подобного проекта уже представили.

В ОАО «РЖД» мы хотим реализовать пилотный проект, на основе которого планируется внедрить аналогичные программы и для других сегментов транспортной отрасли. В частности, зеленые стандарты при строительстве и реконструкции автомобильных дорог намечено внедрить в Росавтодоре.

Особая актуальность инициатива ОАО «РЖД», поддержанная экспертным советом правительства РФ, приобретает с учетом того, что 2017 год в РФ объявлен годом экологии. И в этот период запланировано принять ряд поправок в природоохранное законодательство РФ. На транспорте также предполагается ужесточить надзор и контроль за природоохранной деятельностью, повысить ответственность поставщиков оборудования за его воздействие на окружающую среду.

– Какова основная цель подобных инициатив?

– Они направлены на то, чтобы забота об экологии стимулировала предприятия модернизировать технологии и улучшать систему оборота отходов.

Беседовал Александр Солнцев

Автор: Рашид Исмаилов, член экспертного совета правительства РФ

Россия > Транспорт. Экология > ecoindustry.ru, 27 октября 2016 > № 1955936 Рашид Исмаилов


Россия. Весь мир > Образование, наука. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 26 октября 2016 > № 1975013 Анатолий Чубайс

Чубайс: Россия сделала много для инновационной экономики.

Ведущая: Сегодня в технопарке Сколково начался форум «Открытые инновации». По словам организаторов, это глобальная дискуссионная площадка, посвященная новейшим технологиям и перспективам в области инноваций. Ожидается, что в форуме примут участие 12 тыс. человек. Гости со всего мира. Первый день форума назвали «Пространство прорыва». И сейчас на прямой связи из Сколково мой коллега Антон Борисов. Антон, доброе утро. Вам слово.

Ведущий: Да, Екатерина, доброе утро. И позвольте сразу же представить нашего гостя, это глава корпорации РОСНАНО Анатолий Чубайс. Здравствуйте.

Анатолий Чубайс, председатель правления ООО «УК «РОСНАНО»: Здравствуйте.

Ведущий: Я знаю, что у вас впереди сегодня очень большой, насыщенный день. Вот основная сессия скоро начнется, наш канал будет ее транслировать в прямом эфире. И называется она как раз «Технологии роста». Вот на ваш взгляд, что именно в это непростое время может стать именно технологиями роста в инновационном мире.

Анатолий Чубайс: Знаете, рост в сегодняшней экономике — это такое очень специальное явление. Вот мы раньше считали, что есть наука, а есть производство. Ну и как-то вот достижения науки в это самое производство сопротивляющееся любыми силами внедрить. Но в современном мире, кроме этих двух миров, наука и производство, есть третий, который называется инновационная экономика. По сложности, по глубине, по разнообразию он точно не проще, чем наука, или чем производство. Построить инновационную экономику — это сложнейшего уровня задача, которую на сегодня по-настоящему решили в мире, я думаю, 15–20 стран, не больше. В этом смысле Россия запоздала с началом. Но, с другой стороны, практически 10 лет назад Россия начала строить собственную инновационную экономику. И если отбросить эмоции, с моей точки з рения, за 10 лет в этой сфере сделано много. То, как работает Сколково, как работает институт развития, можно убедиться в этом своими глазами. На мой взгляд, важно, что главного не произошло: пока, с моей точки зрения, по-настоящему в этот самый мир инновационных технологий не включился независимый от государства частный бизнес. Это колоссальный ресурс, который пока еще не задействован. Говоря о технологиях роста, надо думать о том, как сделать так, чтобы для гигантского сектора российского частного бизнеса это стало интересным.

Ведущий: А он боится? Почему не включился? Бюрократия, кризис?

Анатолий Чубайс: В ситуации, переизбыточной административной нагрузки, быстро меняющихся правил игры, до недавнего времени очень высокой инфляции. Это факторы, которые создают фундаментальную нестабильность. Частный бизнес не уверен в том, что его частная собственность будет государством по-настоящему защищена. Это глубинный фактор, над которым нужно работать. Правда, вот я упомянул инфляцию. В этом году мы ожидаем 6% — это рекордный уровень за 25 лет. Я считаю, колоссальный успех и экономического блока правительства, и ЦБ прежде всего.

Ведущий: Вроде обещают еще ниже.

Анатолий Чубайс: А в будущем году обещают 4%. Это просто другая макроэкономическая среда. Это другой горизонт планирования. И что фундаментально важно, это реальная доступность кредитов по существенно менее высоким ставкам, чем сегодня. В этом смысле как раз макроэкономика, если смотреть на 2016–2017 год, на крупномасштабном изменении, которое даст много положительных результатов, и стимул инновационной экономики, это один из важнейших результатов макроэкономической стабилизации.

Ведущий: То есть вы в ближайшее время все-таки ждете определенного рывка в этом плане? Даже несмотря на то, что все говорят о сложности, которая сейчас существует не только в нашей экономике, но и в мировых центрах.

Анатолий Чубайс: Если говорить об экономике в целом, я ожидаю, что улучшение макроэкономической ситуации точно даст существенно позитивный импульс экономике. А если говорить об инновационной экономике, макроэкономика это важный компонент для того, чтобы подтолкнуть частный бизнес. Но ее недостаточно. Нужны еще гораздо более глубинные меры. Уровни институциональных реформ.

Ведущий: Я знаю, что здесь будет уделено довольно много внимания именно вопросам, связанным с влиянием на экологию. Связанное с… ну вот, обратная сторона медали в развитии технологий. То есть вот какие вызовы, по вашему мнению, сейчас существуют, основное, глобальное потепление. Я знаю, что РОСНАНО активно занимается продвижением именно солнечной энергетики, ветроэнергетики. Недавно была открыта первая очередь Бугульчанской станции, солнечные батареи. Это крупнейшая, насколько я понимаю. Она может дать энергию уже даже для города. И вы планируете в дальнейшем запускать. Вот по вашему мнению, какие основные вызовы и как с помощью новых технологий можно помочь…

Анатолий Чубайс: Это очень важный вопрос. Я, может быть, разделил бы его на две части. Одна часть — это собственно, вы упомянули глобальное потепление. Вот лет 15–20 назад к этой теме 90% экспертов относились скептически. С недоверием, если не с презрением некоторым. На сегодня 90% экспертов в мире абсолютно однозначно считают эту угрозу угрозой номер один для земного шара. Так сложилось, что российская общественность как-то очень отделена от этой дискуссии. У нас не очень любят эту тему обсуждать. Но на любом серьезном международном форуме это едва ли не вызов номер один вообще. Фундаментально важно, чтобы человечеству удалось договориться о стратегии смягчения этой проблемы. Собственно, оно называется парижское соглашение. В Париж приезжал президент Путин. Россия официально подписала это соглашение. Но сейчас идет очень непростой спор в бизнесе.

Ведущий: Почему не произошло ратификации?

Анатолий Чубайс: Ратификации не произошло, и ровно об этом идет спор. Фактически все участники дискуссии, а теперь уже в эту дискуссию бизнес влез всерьез, потому что коллегия ощущает, что дело пахнет серьезными последствиями, делится на три группы. Группа номер один — изоляционисты. Те, которые говорят, что ничего Россия не должна. Все мы уже сделали. У нас и так поглощающая способность лесов высокая. Надо немножко там методики подкрутить, доказать, что мы никому ничего не должны. И ничего не платить.

Ведущий: Само рассосется, что ли?

Анатолий Чубайс: Само рассосется. Примерно так. И, к большому сожалению, часть моих коллег и друзей из РСПП ровно эту позицию занимает. И я оказался единственным, проголосовавшим против резолюции РСПП по этому вопросу. Есть противоположная группа таких глобалистов, которые говорят, нет, Россия должна принять на себя все обязательства, под всем подписаться. В полном объеме установить углеродный налог, платить его по полной программе. Это очень опасная штука. Там цена вопроса может оказаться такой, что это будет не просто сдерживать экономический рост. Это просто повлияет на уровень жизни. Есть, как мне кажется, третья группа. Я бы назвал бы ее прогрессистами. Которые говорят, что Россия, конечно же, должна с учетом своих интересов ввести реальные методики учета, связанные с Киотским протоколом, в том числе методики типа учета поглощения лесами СО2. Но при этом Россия не может оторваться от мирового сообщества. Мы должны какую-то часть нагрузки на себя взять. И это наша, если хотите, национальная ответственность. Потому что кроме темы экономики, денег, рублей, налогов, и так далее, есть еще дети, есть еще внуки. Даже у самых крупных олигархов. И об этом, с моей точки зрения, забывать нельзя. Спор между этими тремя лагерями, собственно, сейчас и определит итоговый ответ на вопрос, Думе придется принимать это решение. Ратифицировать или не ратифицировать. В какой срок это произойдет. Спор не простой.

Ведущий: А если нет, то получается, зарубежные страны могут что вот, сделать например, как-то товары наши, какие-то…

Анатолий Чубайс: Ну конечно.

Ведущий: Какие меры воздействия?

Анатолий Чубайс: Вы просто попали в точку. Что произойдет в случае, если Россия демонстративно отвергнет подписанный Россией же протокол. Ну, очень высока вероятность так называемого углеродного протекционизма. На простом уровне, человеческим языком, что это такое. Те страны, которые ввели у себя серьезные налоги за выбросы СО2, по отношению к тем странам, и тем компаниям, которые этого не делают, очень легко введут целый ряд ограничительных мер, и мы по сути дела закроем для себя те рынки, на которые могли бы попасть. Мало того, надо же понимать, что сдерживание выбросов — это одновременно, конечно же, сильнейший стимул собственно для инноваций. Что такое сдерживание выбросов в энергетике? Это энергоэффективность, это солнечная энергетика. Это ветроэнергетика. И в этом смысле отторжение, пытаться себя от мира отделить, в этой теме, это значит, загнать себя в такую технологическую ловушку. Что, с моей точки зрения, для России абсолютно неприемлемо.

Ведущий: Анатолий Борисович, вот по поводу вызовов тоже если продолжить тему. Я тут выписал цитату из вашего выступления в Японии, недавно. Эта мысль, мне кажется, достаточно безумной, чтобы ее обсудить. Имеется в виду то, что, я сразу вспомнил одну известную голливудскую картину. Вы говорили о вызовах, которые связаны с развитием новых технологий. В частности, роботизация. То есть ну вот если говорить просто, зачем нам водитель, если машиной может управлять робот? Зачем нам не знаю, ведущий на телевидении. Если есть робот, который может рассказать новости.

Анатолий Чубайс: Виртуальный.

Ведущий: Ну да. Получается так. Приду на работу, а уже и не надо. Вот как вы считаете, здесь нужно какой-то баланс определенный соблюдать, эти тоже вот вызовы. Вот вы об этом в Японии говорили.

Анатолий Чубайс: Ну, у меня такое немножко безумное было выступление там. Но, тем не менее, на некоторую логику я претендую. Она такая. Сейчас одна из самых жареных и популярных тем — это машина без водителя. Этим занимаются все, от Тойоты до КамАЗа, кстати, довольно успешно. Но что такое водитель? Это же на самом деле человек, принимающий сложнейшее решение с высочайшим уровнем ответственности. Там речь идет о человеческих жизнях. А что такое в этом смысле драйвлес кар — машина без водителя? Это означает ситуацию, когда компьютер не просто помогает водителю, подсказывает водителю. А он заменяет его. Причем заменяет функции сверхответственные и сверхважные. Если это так, а это бесспорно так, давайте мысленно зададимся вопросом — а какая есть еще сфера человеческой деятельности, в которой человек принимает важнейшие решения в сложной среде, с очень большой ответственностью. Я выдвинул безумное предположение. Это менеджмент, управление. В самом широком смысле слова. Если это так, тогда следующим этапом развития информационной и телекоммуникационной революции будет деменеджеризация. Это не означает, что в один день исчезнут все управленцы. Но какие-то категории их, возможно, таможенники, иные категории управленческого персонала, государственного или частного. Не знаю насчет ведущих в телевидении. Сложный вопрос. Тут же важен еще эмоциональный ряд. Это такая сфера специфическая. Хотя не исключаю, что вас тоже может затронуть. По крайней мере, нас, менеджеров, в моем понимании, этап за этапом это потенциально может затронуть.

Ведущий: Вопрос безработицы становится тоже ребром.

Анатолий Чубайс: Я бы сказал, вопрос смены квалификации. Потому что всегда в ходе технического прогресса исчезновение одних потребностей квалификации сопровождается появлением иных — новых.

Ведущий: А вот буквально через несколько метров как раз стенд РОСНАНО, да, и там представлены, как я понимаю, основные разработки компании. Сегодня там тоже был, смотрел. Вот еще одна тема, о которой вы, насколько я знаю, тоже говорили в Японии. Это как раз благодаря нанотехнологиям многие материалы приобретают не то что иные, но улучшенные свойства. Как я понимаю, именно благодаря этому — это вопрос к экологии я вот все клоню. Можно экономить ресурсы, которые все-таки наверно, ограничены. И в нашей безграничной стране. Вот здесь каким образом…

Анатолий Чубайс: Это, безусловно, так. И это такая большая наша тема, с которой мы прорываемся на все мировые площадки. Суть вот в чем. Глобальное потепление все признают, как уже было сказано, важнейшая тема. Основная парадигма решения — это энергетика. Энергоэффективность, альтернативная энергетика, другие способы снижения выбросов СО2 при выработке киловатт-часа энергии. Конечно, это важно. Но мы говорим вот о чем. Но представьте себе на секунду, что мы вдруг оказались способны вот это здание сделать из материала, который вдвое прочнее. Это же означает, даже не будучи профессиональным строителем, что, скорее всего, толщину стен можно сократить в два раза. Скорее всего, объем фундамента можно сократить в два или больше раз. А теперь представьте себе, что для этого потребуется соответственно во столько же раз меньше привезти сюда цемента, инертных материалов. Добыть их на карьере, использовать транспорта для перевозки, потратить дизельного топлива на перевозку. Вся технологическая цепочка последствий такого решения — решения под названием нового материала — колоссальна. Мы провели специальное исследование, которое показало, что потенциальное улучшение свойств базовых материалов, а это цемент, металл и пластик, способно дать эффект по снижению выбросов СО2 больше, чем вся альтернативная энергетика. Это означает, что вместе с темой новая энергия или энергоэффективность, рядом должна быть тема Новые материалы. Или материалоэффективность. Она не менее значима. И мы говорим об этом не просто теоретически. А имея реальный бизнес, который мы считаем крайне перспективным. Россия освоила первое в мире промышленное производство углеродных нанотрубок, добавка которых в алюминий дает ему прочность титана, добавка которых в цемент повышает прочность цемента. В пластик — делает его электропроводным. И так далее. И так далее. Нам кажется, что это направление стратегически может оказаться не менее важным, чем энергоэффективность.

Ведущий: Конечно, сразу, кстати, вспоминаются вопросы переквалификации, наверно. Идет этот грузовик, который нужен меньше, или кто заправляет его топливом может оказаться против, что его меньше используют. Здесь, конечно, вопрос именно этого самого баланса. Я хотел вас спросить по поводу как раз, раз мы про энергетику разговариваем. По поводу ветреной энергетики. Это еще одно направление, которым РОСНАНО занимается активно. Вот есть такая информация, что РОСНАНО создаст 2 международных консорциума по электроэнергетике. Не могли бы вы нам более подробно об этом рассказать. Почему два, когда они появятся?

Анатолий Чубайс: Я считаю, что Россия сделала колоссальные шаги по альтернативной энергетике. И в солнце, и в ветре. Это связано, но немножко разные темы. Вы спрашиваете про ветер. Ветер чуть отстает от солнца. Тем не менее, весь набор предпосылок, которые нужно создать на государственном уровне для запуска реальных бизнес-процессов по ветроэнергетике, создан. По норме законов об электроэнергетике. И норм, и постановлений правительства, и соответствующих решений, управляющих рынком электроэнергии. Дальше слово за бизнесом. Мы, как и некоторые другие российские компании, приняли для себя решение. Ветроэнергетика — один из наших приоритетов. Не просто приоритетов, сам по себе. А мы считаем важным здесь создать не одну, а две отрасли. Одна отрасль – это, собственно, ветрогенерация, выработка электроэнергии с помощью ветростанций. А вторая отрасль — это машиностроение для ветроэнергетики. То есть мы хотели бы, чтобы в России появились производства основных видов оборудования для ветра. Собственно, так и заложено в правительственной схеме. Там итоговое требование 65% локализации можно достичь в несколько лет. Что очень непростая задача. Для того, чтобы ее решить, мы сейчас работаем над созданием двух консорциумов. Консорциум номер 1 — это те производства, которые собственно обеспечат производство. То есть изготовление самой ветростанции и основных ее элементов, крайне непростых. Начиная от лопастей 65-метровой длины. Башня, гондолы и так далее. Это одна история. и один консорциум. А второй консорциум — это энергетический консорциум. Тот, который будет закупать построенные электростанции, монтировать их и осуществлять эксплуатацию. И в той и в другой работе мы хотели бы привлечь лучшие в мире силы в этой сфере. И сейчас идут переговоры. Мы постарались выставить конкурентный ряд поставщиков, которые потенциально хотят это делать. Мы проводим с ними переговоры. Я думаю, что в конце декабря мы объявим и о том, и о другом консорциуме, об их создании. Скажу лишь о том, что в этом смысле очень важен региональный компонент. Где ты собираешься все это строить? Ну, в России очевидно, прорывается вперед Ульяновский регион, Ульяновская область, которая проводила электроизмерения, скопила компетенцию у себя. В этой сфере. И скорее всего, я надеюсь на это, Ульяновский регион будет российским лидером по ветроэнергетике.

Ведущий: Ну да. Да и на Севере — там ветра такие.

Анатолий Чубайс: Колоссальные, конечно.

Ведущий: Ну, вот по поводу солнечной энергетики. Немножко затронули эту тему. Я хотел бы вам еще все-таки задать вопрос. Вот я сказал, что в первую очередь Бугульчанская запущена. Как я понимаю, еще две на подходе. И это далеко не единственный проект, который вы планируете реализовать в России.

Анатолий Чубайс: Да, это правда. Здесь тоже опять же благодаря правильно построенным правительственным мерам поддержки, на наших глазах в России рождается, можно сказать, родилось две отрасли. Одна отрасль — это солнечная энергетика. Выпустили в Башкирии первую российскую солнечную станцию Бирубай. В Оренбургской области еще две станции. И по сути дела, сейчас уже идет конвейер. Я даже точно не помню, сколько мы должны ввести до конца будущего года, потому что мы понимаем, что одна за другой сейчас в стадии строительства. К счастью, с точки зрения монтажа, наладки, пуска солнечная станция существенно проще, чем тепловая станция. Или даже гидростанция. В этом смысле солнечная энергетика как генерация электроэнергии с помощью солнечной энергии в России уже есть, и очевидно развивается. Фундаментально важно, что она развивается на основе российского же оборудования. И с Виктором Вексельбергом мы построили уникальное предприятие Хевел в Чувашии, которое производит солнечные батареи. При том, что сейчас мы на введенном три года назад заводе ведем апгрейд оборудования. На основании разработок российских же ученых. Физтех Академии наук имени Йоффе, где есть наш центр, предложил уникальное решение по специальным гидропанелям с КПД выше 20%. В настоящее время речь уже идет не о научной разработке, а о том, что используя ее на Хевеле, мы модернизируем оборудование в Чувашии. И рассчитываем в будущем году, где-нибудь в середине года, запустить линию, одновременно удвоив мощность производства с 85 до160 мегаватт. Это означает, что в России будет одно из лучших в мире производств оборудования для солнечной энергетики. У России возникает на этом оборудовании своя собственная солнечная энергетика. Ну, и мы всерьез думаем об экспорте. Мы собираемся с этим продуктом идти за рубеж тоже.

Ведущий: Мощность станции, которая уже открыта, она вот как раз, насколько она вот…

Анатолий Чубайс: На сегодняшний день мы ввели 3 станции. Совокупную мощность даже точно вам не скажу. Но это где-то между 15 и 20 мегаваттами. Но повторю еще раз — эти цифры уже не так важны. Потому что это конвейер. Идет строительство станции за станцией. Закончили одну, начали следующую. И не только в Оренбургской области. В Башкирии, уже другие регионы подключаются к этому. Подключается к изолированной энергосистеме, в том числе в Якутии, в Бурятии, в других регионах, где нет единой энергосети, но где делаются станции солнце — дизель. Если есть солнечная энергия, работает солнечная генерация. Если ее нет, работает дизель. Плюс аккумулятор, плюс электроника, управляющая этой комплексной электрической системой.

Ведущий: Вот вы сказали по поводу оборудования. Сразу у меня возникла мысль по поводу того, что, во-первых, а оборудование это многое заграничное, и из-за разницы курса валют сейчас, не самого дружелюбного в нашу сторону, получается дорого это все. И вопрос санкций — он как-то влияет на это?

Анатолий Чубайс: Вот в том-то и дело, что как раз и в солнце, и в ветре мы исходили из того, что оборудование не заграничное, а российское.

Ведущий: Да.

Анатолий Чубайс: Другое дело, что когда мы строили эти заводы, и когда мы будем строить заводы для ветроэнергетики, оборудование, используемое для этих заводов, производящих в лоукостере, производящих гондолы, будет в значительной степени зарубежным. Это, конечно, удорожает проекты, безусловно. Но мы же уже все это просчитали. И сейчас, ведя переговоры, скажем, по ветру с крупнейшими в мире производителями, мы, конечно же, имеем внятный бизнес-план с расчетами стоимости строительства завода. В том числе, импортная компонента с учетом действующих валютных курсов. И мы видим, то, с чего я начал. Мы видим, что те условия, которые создала в целом правительственная система поддержки возобновляемой энергетики, делают и солнечную энергетику, и ветроэнергетику в реальных сегодняшних экономических условиях выгодным бизнесом.

Ведущий: Вот по поводу медицинских технологий и фармацевтики. Тоже могу вас спросить. Вот в Кировской области, я прочитал, что собираются открывать еще одну линию производства на заводе, Нанолек. Вот как я понимаю, там идет речь препаратах для лечения сахарного диабета. Вот здесь это вы наращиваете производство или какие-то новые препараты тоже собираете?

Анатолий Чубайс: Нанолек — это одно из родившихся в чистом поле, как говорят, крупных фармацевтических производств.Я считаю, что оно активно развивалось. Не возник бы этот бизнес, если бы губернатор Никита Белых активно не занимался его поддержкой. Он сыграл очень важную роль в его создании. Ну и сейчас бизнес продолжает развиваться. Вот через буквально 2–3 недели я планирую оказаться в Кирове вместе с руководством региона на пуске нового производства. Важно, что то, что мы строили как российское предприятие, привлекло внимание крупнейших мировых партнеров из большой фармы. Крупные корейские компании заинтересованы в сотрудничестве с заводом, когда они видят, что это современный завод, с современным оборудованием. Ориентированный не только на производство дженериков, то есть существующих препаратов, но и на разработку инновационных препаратов. Что для нас главное… В этом смысле то направление, о котором вы говорите, там есть. Там есть еще и направление, связанное с вакцинацией, с производством вакцин. И это важный результат с моей точки зрения. Помимо этого, буквально вот недавно мы объявили о том, что мы в другой наш проект привлекли крупнейшую в мире компанию в фармацевтике, компания Pfizer. Которая подписала с нами соглашение о вхождении в российскую большую фарму, компанию Новомедика. Здесь мы под Калугой будем строить крупный завод, на котором, собственно говоря, вместе с компанией Pfizer собираемся производить инновационную продукцию как привлеченную из-за рубежа, и прошедшую в России клинические испытания, так и собственные разработки. Кстати говоря, вот здесь на стенде представлена наша лаборатория. Уникальная лаборатория, которая для этого проекта, для Новомедики уже сегодня завершила разработку 5 новых препаратов. Запускаем мы ее в окончательном виде в марте будущего года. И это будет новый спектр российских инновационных препаратов, разработанных в России, который будем производить в Калужской области на российском фармацевтическом предприятии.

Ведущий: Анатолий Борисович, к сожалению, наше время закончилось в прямом эфире. Я благодарю вас за то, что пришли к нам сегодня на наш тоже стенд. И ответили на наши вопросы. Спасибо вам большое.

Анатолий Чубайс: Спасибо, спасибо вам.

Ведущий: Итак, на прямой связи с нами был Анатолий Чубайс, глава РОСНАНО.

Россия. Весь мир > Образование, наука. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 26 октября 2016 > № 1975013 Анатолий Чубайс


Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 3 октября 2016 > № 1939916 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: в бизнесе идет очень сложная дискуссия.

В эксклюзивном интервью ТАСС Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс рассказал о последствиях глобального потепления, сложной дискуссии между бизнесом и правительством РФ по вопросу ратификации Парижского соглашения ООН, предложениях РОСНАНО японской стороне и поделился мнением о состоянии и будущем российской экономики.

— Начиная с прошлого года одной из самых важных тем в экологии является Парижское соглашение. Вы и тогда говорили о том, как это важно, эта тема затрагивалась президентами России, США и другими мировыми лидерами. Насколько велика вероятность ратификации этого соглашения в России?

— Действительно, Россия это соглашение подписала, но еще не ратифицировала. Вице-премьер Хлопонин, официально прибыв в Нью-Йорк, этот документ подписал. На следующей неделе также ожидается, что его ратифицирует Евросоюз, и это означает, что оно вступает в силу.

Там нужно 55% глобальных эмитентов для того, чтобы оно вступило в силу, с Евросоюзом будет 60% — оно официально начнет работать. И вопрос российской ратификации уже не будет носить такого исторического характера в отличие, кстати, от Киотского протокола. Потому что Киотский протокол вступил в силу именно благодаря ратификации России.

Ситуация в этом смысле по политике сильно продвинулась вперед, но по реальностям российским она существенно осложнилась, потому что бизнес осознал, что это — тема серьезная, а не просто абстрактное обсуждение. И что государственное регулирование выбросов СО2 может закончиться какими-то элементами финансовой ответственности, поскольку страна взяла на себя обязательства снизить совокупный объем выбросов на 25% к 2020 году по отношению к 1990-му. Там есть разные сценарии, и при некоторых из них нам придется реально снижать объемы выбросов или по крайней мере замедлять темпы их роста.

— То есть появились противники ратификации Парижского соглашения?

— Да, появились оппоненты. В Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) была очень сложная дискуссия. РСПП принял документ, с которым я не согласен — и был единственным, проголосовавшим против этого документа. Сейчас начинается серьезная дискуссия в бизнесе о том, как правильно действовать правительству, потому что правительство поручило разработать план действий по исполнению подписанных соглашений. Вот то, что попадет в этот план, — и есть сейчас предмет обсуждения бизнеса и правительства.

Здесь, конечно, не нужен радикализм, подходить к теме нужно взвешенно. И у России есть естественное преимущество, например, состоящее в том, что у нас по естественным причинам — спаду производства в 90-е годы — объем выбросов существенно сократился. Но тем не менее я считаю, что если страна взяла на себя обязательства, то, конечно, она должна их выполнять. И в целом это благородная миссия для человечества — Россия не должна быть в стороне от нее.

— Почему эта тема так важна именно для вас? Вы постоянно поднимаете ее на различных международных крупных мероприятиях — с чем это связано?

— Здесь есть производственный, но есть и личный фактор. Дело в том, что мы в этой теме давно — еще с Киотского протокола, со времен работы в РАО ЕЭС, где был создан первый в России углеродный фонд. Тогда и мы этим занимались, и Герман Греф в министерстве экономики этим занимался всерьез — и верили в это, поддерживали ратификацию. Кстати говоря, Греф и сейчас вовлечен в эту тему. Мы не одни сегодня — вместе с нами Сбербанк, РОСАТОМ, Русал. С точки зрения служебной, Парижское соглашение — это глобальный драйвер технологического обновления, и нам в РОСНАНО есть что предложить по этому поводу.

Но, помимо служебной логики, за этим стоит мое личное глубокое убеждение в двух вещах. Вещь номер один: проблема глобального потепления — это не просто реальность, а катастрофического масштаба вызов для человечества. И вторая: одной из фундаментальных причин глобального потепления является техногенный фактор. Это понятно просто на уровне здравого смысла, даже не на уровне высокой науки. Всего 250–300 лет назад человечество начало постепенно открывать для себя природные ископаемые и начало использовать их массово — сначала уголь, затем нефть, потом газ. А что такое «использование» угля, нефти, газа? Их, как известно, сжигают. В результате чего и образуется СО2. Это не есть отходы, это прямой химический результат горения углеводородов, когда мы получаем нужное нам тепло за счет химической реакции соединения углерода и кислорода.

Есть разные виды экологического загрязнения, мусора — вот это отходы. Фильтр поставил, построил мусоросжигательный завод и сократил их. А вот с СО2 так не получится, поскольку это не отходы, а прямой результат сжигания. Лучшее, над чем сегодня бьется человечество, — это CCS, технология улавливания СО2 и закачки в подземные хранилища: чудовищно дорогая и предельно неэффективная. И поскольку объемы использования нефти, угля и газа можно себе представить, даже не будучи экспертом, это означает, что человек вбрасывает в атмосферу такое гигантское количество СО2, которое никто и никогда на планете не выбрасывал. Поэтому очевидно, что антропогенный фактор здесь не может не сказаться. И если эти две предпосылки — глобальное потепление ведет к тяжелейшим последствиям и антропогенный фактор в нем играет колоссальную роль — верны, то это означает, что человечеству и надо за это браться, надо за это платить.

Есть наивные представления, что для России глобальное потепление означает теплую зиму и более жаркое лето. Но последствия процесса такого масштаба колоссальны. Мы это понимаем, когда слышим про смерч в Смоленске, наводнения в Приморье, град размером с яйцо на Кавказе или ледяной дождь в Подмосковье. Или вдруг на Ямале сибирская язва, которой там не было полвека — откуда она взялась? А потому что там было аномально теплое лето, при котором вечная мерзлота разморозилась на полтора метра — такого никогда не было. И вирус, пролежавший десятилетия у погибших от сибирской язвы оленей, вдруг оживает и приводит к возрождению этого страшного заболевания. Десятки погибших, чуть ли не целый народ эвакуируют из зоны бедствия — последствия драматические. Проблемой занимаются все — от министра здравоохранения до Министерства обороны. Даже не МЧС, а Минобороны!

Так что последствия глобального потепления огромны — начиная от подъема уровня Мирового океана и кончая тяжелыми эпидемиями. Не видеть этого, забывать об этом, ждать, что само рассосется, наивно.

— У нас на правительственном уровне есть осознание того, что существует прямая связь между глобальным потеплением и всеми этими негативными последствиями?

— Конечно. Мне кажется, что у нас на правительственном уровне этого никто не отрицает. Вообще за последние лет 5–7 ситуация в научной элите сильно изменилась. Лет 10 назад 80% ученых считали, что глобальное потепление — это несерьезно. Но сегодня пропорция изменилась в прямо противоположную сторону.

— Как стимулировать бизнес, и особенно противников сокращения выбросов, на то, чтобы он осознал всю важность ситуации?

— Во-первых, у противников есть своя логика, которую надо понять и услышать. Она вовсе не является абсурдной или нелепой. У них есть целый ряд аргументов, которые нужно всерьез анализировать. В том числе касающихся порядка расчета поглощающей способности российских лесов и десятков других специальных вещей. Это первое — их надо услышать.

Второе: надо понимать, что для целого ряда бизнесов исполнение российских обязательств по Парижскому соглашению будет означать дополнительные затраты. И это вещь болезненная.

В-третьих: нужно понять, что для этих видов бизнеса речь идет о необходимости сравнить сценарии краткосрочные и долгосрочные. Да, в короткую перспективу появится необходимость заплатить. Предположим, что вы этого не сделаете — сумеете хитрыми способами доказать, что у вас все хорошо. Но рано или поздно будет создана всемирно признанная система мониторинга — и последствия своих отсталых технологий скрыть не удастся. И совершенно ясно, что мир начнет сам закрываться и вводить платежи для тех продуктов и технологий, которые связаны с высокими выбросами и воздействиями на климат. Это означает, что если вы сейчас сами этого не сделаете, то впоследствии будете просто отсечены от будущих рынков. Поэтому тут есть компонента предопределенности: кажется, что ты не заплатил и выиграл вкороткую, а вдолгую окажется, что ты сам свой бизнес загнал в тупик.

Я абсолютно убежден, что все будет развиваться именно по такому сценарию. Повторюсь, еще 7 лет назад это была позиция меньшинства, но сегодня это совершенно доминирующая позиция.

Последнее, но немаловажное соображение: у бизнесменов, кроме бизнеса и денег, что, конечно, важно, есть дети, а у некоторых и внуки. И о них надо подумать. В ходе сессии (на Международном форуме науки и технологии (STS) в Киото — прим. ТАСС) очень хорошее определение понятия «устойчивое развитие» привел председатель совета Shell — это такое развитие, при котором человечество может удовлетворять свои нужды, не подрывая при этом возможности удовлетворять нужды следующих поколений.

— Вернуться домой и быть в состоянии объяснить внуку, что же будет с миром через 18 лет…

— Совершенно верно — ровно об этом и идет речь. Но тут занять крайнюю позицию — значит своим собственным детям и внукам укорачивать жизнь.

Стоит также особенно отметить, что проблема глобального потепления — это не совсем экология. Есть два вида проблем, которые совершенно разные. Один вид — экологическая проблема, вредные выбросы в окружающую среду, загрязнения мусором и так далее. У них есть много свойств, но одно из них — локальность. Если ты мусор выбросил — вот он у тебя здесь лежит. А глобальное потепление — это история по природе своей другая. Вы можете в Токио или в Москве выбрасывать CO2, но от этого у вас ситуация в Токио и Москве не изменится. Она изменится на земном шаре в целом. То есть коварство и особенность этой проблемы в том, что она вообще не разрешима на локальном уровне. Либо человечество в целом за это берется, и тогда на всех ложится нагрузка, все стонут, все недовольны, но результат есть. Либо все станет только хуже. Но теперь дело дошло до денег, так что теперь все всерьез.

— Раз уж зашел разговор о деньгах — как у РОСНАНО продвигается сотрудничество с японскими инвесторами? Понятно, что санкции Запада остаются, а в некоторых областях даже усиливаются. С другой стороны, с весны этого года на российско-японском фронте наблюдается небывалая активизация.

— В этом отношении на японском направлении мы действуем «по-японски». То есть очень долго, не торопясь, очень настойчиво. Даже в ситуации, когда не видим результатов, все равно продолжаем действовать. Чему вы, кстати, прямой свидетель. Сколько раз от России сюда (на STS форум в Киото — прим. ТАСС) я вообще один приезжал. Сейчас же приезжает вице-премьер Аркадий Дворкович, вот Алексей Репик приехал — а значит, бизнес начинает как-то разворачиваться. Похоже, что настал момент, когда в политике, судя по тому, что говорил премьер-министр Синдзо Абэ во Владивостоке, судя по заявлениям президента Владимира Путина, у нас наметился поворот. Мы очень на это надеемся.

И, конечно же, к этому моменту, к этому «Христову дню» подготовили яичко. У нас есть соответствующие предложения, которые мы прорабатываем. Я обсуждал их сейчас с министром экономики, торговли и промышленности Хиросигэ Сэко, который также занимает пост министра по развитию экономического сотрудничества с Россией.

Надеюсь, что он в ноябре приедет в Москву, там у него будет комиссия с Улюкаевым. Сейчас уже идет обсуждение длинного списка проектов, в том числе и наших проектов — надеемся, что в ноябре мы получим какие-то первые позитивные сигналы.

— Как вы оцениваете действия экономического блока правительства в сложившихся тяжелых условиях — имея в виду западные санкции и резкое падение цен на нефть?

— В целом неплохо — на фоне того, что могло бы быть, на фоне тех внешних шоков, перед которыми встала экономика России. Нефть, санкции, а к тому же, что очень важно, одновременно — такой двойной удар, тяжелый. Рассчитывать на то, что мы, невзирая ни на что, будем расти — нереально.

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что в моем понимании экономические власти ответили здраво и адекватно. Но это только первая часть ответа. Дальше есть два блока действий, которые необходимы. Один из них макроэкономика, а другой — институциональные реформы.

По макроэкономике, где у нас лидирует Центробанк, мы получили важнейший положительный результат. В этом году инфляция в России будет меньше 6%. Это национальный рекорд — за 25 лет в России никогда такого не было. Председатель ЦБ публично заявил, что в будущем году цель — 4%.

Раз такие вещи говорятся публично, значит они говорятся всерьез, значит, за ними целый набор серьезных действий. В этом смысле я считаю, что если в будущем году удастся достичь 4%, то это будет просто колоссальный прорыв. Что такое 4%-я инфляция для России, которая вообще такой низкой инфляции не видела никогда? Это, во-первых, радикальное увеличение доступности кредитов и их удешевление. Причем подчеркиваю, что и то, и другое вместе. Во-вторых — радикальное увеличение горизонта планирования. Сегодня, когда ты не можешь получить четырех-пяти-семилетний кредит, а завтра сможешь — это означает, что ты сможешь видеть свой бизнес в диапазоне 5–7 лет. Это фундаментально важная вещь. Даже для малого бизнеса, а уж для среднего и большого — еще более важная.

В этом смысле я бы сказал так: Центральный банк очень тонко и правильно воспользовался сложной экономической ситуацией. ЦБ сумел из кризиса на фоне стагнации и снижения ВВП извлечь снижение процентных ставок.

Дело за второй частью — институциональной реформой. Она абсолютно необходима. Но я вообще не знаю по мировому опыту стран, которые бы за 1,5 года до президентских выборов начинали реформы. Серьезные реформы всегда рискованны, всегда несут с собой неизбежный негатив. В этом смысле главная развилка — это 2018 год. Там есть точка принятия решений. В этом году никакой катастрофы в экономике я не жду — будет (падение ВВП) 0,7–0,8%, в будущем — рост на 0,5%. Ничего чудовищного в экономике и в будущем году не произойдет. Даже с учетом очень активно обсуждаемой сейчас темы исчерпания стабилизационного фонда. Во-первых, тот факт, что Россия до сих пор живет на «деньги Кудрина», наконец-то начинает осознаваться. Можете себе представить, что было бы, если бы их не было.

— Вы имеете в виду средства, заложенные в стабилизационный фонд в то время, когда Алексей Кудрин занимал пост министра финансов?

— Да, он же создал его. За что его ругали последними словами, объясняли, какие антинародные действия осуществляет министр финансов Кудрин. Что вместо того, чтобы деньги раздать или проинвестировать, он их неизвестно куда прячет, и так далее. Все это — бред, который на сегодня уже жизнью опровергнут. Россия должна сказать спасибо Кудрину за то, что он сделал. Причем это такая вещь, которая сработала и продолжает работать спустя много лет после его отставки с поста министра. Это первая мысль.

Вторая мысль: стабфонд вместе с резервным фондом действительно исчерпаются.

— К какому моменту?

— К 2017–2018 годам.

Что нужно делать? Нужно, конечно же, бюджетную политику под это подстраивать. Рассчитывать на радикальное снижение затрат бюджета не приходится — это мало реалистично. Доходы на фоне отсутствия экономического роста поднять невозможно — ну 0,5% ВВП максимум, ничего серьезного не сделаешь. Дальше есть фундаментальный способ финансирования бюджета, который называется долг. У РФ на сегодня долг — менее 14% ВВП. Один из самых лучших показателей в мире.

В Японии уже под 200%, в США — за 100%. Большинство европейских стран — за 100%. У нас — всего 14%. Конечно не очень приятно, но катастрофы никакой нету. Нужно просто последовательно и спокойно это делать. Если вы заметили, Минфин недавно разместил еврооблигаций на €1,5 млрд — очень правильно сделали. Мы начинаем тестировать внешние рынки, внутренние рынки заимствований, на это придется пойти. И это реалистичный способ удержания бюджетной стабильности. Это неприятно, но никакой катастрофы с обрушением экономики не вызовет.

Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 3 октября 2016 > № 1939916 Анатолий Чубайс


Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу

Угрожает ли Казахстану водный кризис и как ему противостоять?

Автор: Жандос Ахметов

В эти дни под эгидой МСХ РК при участии МОН РК на базе Института географии проходит масштабная научно-практическая конференция «Вод­ные ресурсы Центральной Азии и их использование». В ней принимают участие руководители водного сектора экономик пяти центральноазиатских стран, представители МИД Швейцарии, а также авторитетных международных организаций: ЮНЕСКО, ОБСЕ, ЕЭК ООН, Всемирного банка и т.д. О важности данной проблематики, о путях решения существующих проблем мы беседуем с директором Института географии, доктором географических наук, профессором Ахметкалом Медеу.

Фактор национальной безопасности

- На заседании Совета безопасности под председательством президента страны Н. Назарбаева среди прочих рассматривался и вопрос о водных ресурсах Казахстана. Ахметкал Рахметуллаевич, с каких это пор обеспечение населения водой стало вдруг проблемой национальной безопасности?

- До сих пор люди больше всего боялись надвигающегося энергетического голода. Запасы нефти, газа, угля на Земле кончаются, что, естественно, вызывает тревогу за будущее. За всеми конфликтами двух последних десятилетий явно или неявно просматривается борьба за контроль над нефтью и газом. Но, как выяснилось, энергодефицит - не такая уж большая угроза. Углеводородам можно найти замену. Уже сейчас обогреть человека помогает уран. Вовсю идут работы по созданию экологически безопасных установок термоядерного синтеза. В них, кстати, участвует и Казахстан. Вполне реальной и экономически оправданной выглядит даже перспектива снаряжения на Луну экспедиции за гелием. Ста килограммов его будет достаточно для работы ядерного реактора мощностью 1000 мегаватт в течение года. Залежей гелия хватит, по некоторым оценкам, на два-три тысячелетия. Все более активно используются возобновляемые источники энергии. Словом, перспективы выглядят не столь уж мрачно. Без нефти и газа человечество худо-бедно прожить сможет. Чего не скажешь о другом дефиците, угрозу которого люди осознали лишь в последние годы, – о нехватке воды. Ее как источник жизни ничем не заменишь. За ней не полетишь на Луну. Проблему нехватки воды нам придется решать исходя из тех запасов, которыми мы располагаем.

- В этой связи возникает вопрос: какие исследования в данной области проводит конкретно ваш институт?

- Только за последние 10-15 лет были выполнены крупные и весьма важные для республики исследования. Перечислю некоторые из них.

В соответствии с постановлением Правительства РК Институту географии как экспертной организации было поручено научно-прикладное обоснование проектирования и строительства Коксарайского водохранилища. Реализация этого проекта практически исключила ежегодные зимние паводки с подтоплением жилых массивов в низовьях Сырдарьи и позволила повысить устойчивость развития сельского хозяйства в Кызылординской области. Проект был осуществлен по указанию главы государства.

По его же прямому поручению были выполнены крупномасштабные исследования, связанные с проблемой обеспечения водной безопасности страны. Их результаты заслушаны и одобрены на заседании Совета безопасности РК. Такая масштабная работа была проведена впервые за всю историю республики, по ее итогам издана 30-томная монография «Водные ресурсы Казахстана: оценка, прогноз, управление». В этом контексте по решению Совета безопасности и согласно «Стратегии развития Республики Казахстан – 2050» сегодня наш институт выполняет две программы по созданию проблемно ориентированной геопространственной информационной системы «Водные ресурсы Казахстана и их использование» и научному обоснованию «Стратегии водной безопасности РК» с механизмами достижения основных целевых показателей «Стратегии – 2050».

Институт географии является одним из ключевых участников Казахстанско-китайской комиссии по разработке межгосударственного соглашения по совместному использованию рек Иле и Ертис. В целях его обоснования мы выполнили масштабные исследования по оценке состояния и динамике водных и ледниковых ресурсов трансграничных бассейнов.

Институт тесно взаимодействует с мировыми центрами географической науки, участвовал в разработке более 20 международных проектов совместно с учеными Германии, Франции, Швейцарии, Швеции, Финляндии, Италии, Японии, Китая и заслуженно воспринимается в мировом научном сообществе как значимый центр современной географической науки. Неслучайно в соответствии с соглашением, подписанным между правительством РК и ЮНЕСКО, на базе нашего института создается Центральноазиатский региональный гляциологический центр под эгидой ЮНЕСКО, а также «Международный центр оценки воды» (МЦОВ) в качестве региональной структуры ОБСЕ.

Сколько воды нужно человечеству?

- И чем мы располагаем? Можно назвать цифры?

- Конечно. Ученые давно все подсчитали до последней капли и занесли в «амбарные» книги. На первый взгляд, запасы воды на планете огромны – 1386 миллионов кубических километров. Однако 97,5% ее приходится на соленые моря и океаны. Доля же пресных питьевых вод, которые, собственно, нас и интересуют, составляет лишь 2,5%. Причем 70% этих питьевых вод заморожены во льдах Арктики, Антарктики и немного в горных ледниках. Таким образом, главным источником доступной пресной воды в мире остаются реки, ресурсы которых невелики – в распоряжении 7 миллиардов жителей Земли имеется ежегодно на все про все 47 тысяч кубических километров. Столько нам отпустила природа. Несложно посчитать, что на каждого землянина приходится в среднем около 13-14 тысяч кубических метров в год. Если брать только ту, которая доступна для хозяйственного использования, то цифра уменьшится до 2-х тысяч кубических метров в год, или 6-7 кубических метров в сутки – объем средней цистерны для перевозки воды.

- Не так уж и мало. Если у меня есть целая цистерна воды, то, на мой непросвещенный взгляд, никакой дефицит не страшен. Я за целый год столько воды не выпью. Тут скорее нужно говорить о ее избытке.

- К сожалению, «непросвещенный взгляд», часто определяющий наше повседневное поведение и оценки вещей, очень обманчив. Ведь вода нужна не только для утоления жажды и удовлетворения социально-бытовых нужд. Мы должны каждый день что-то есть, мы должны одеться, обуться, съездить на работу на своем автомобиле или на автобусе и т.д. А чтобы вырастить, например, одну тонну риса для каши, необходимо израсходовать 2,5 тысячи тонн воды. Производство одной тонны говядины потребует 15 тысяч тонн воды. На получение хлопка для вашей майки (в расчете на тонну) ее нужно 1,5 тысячи тонн, на получение тонны синтетического волокна - 5 тысяч тонн. И т.д. Если вы суммируете все статьи расходов, то от вашей цистерны не останется и половины.

С учетом всего этого среднее потребление воды составляет 630 кубических метров в год на каждого человека. Из них 420 расходуется в сельском хозяйстве на производство продуктов питания, 125 – на коммунально-бытовые нужды, 65 – на выпуск промышленной продукции.

А теперь еще немного арифметики. Население земного шара при тех же ресурсах питьевой воды быстро растет, и к середине текущего столетия его численность, по прогнозам, достигнет 10-12 миллиардов. Значит, размеры вашей личной цистерны автоматически уменьшатся почти вдвое, а соотношение между имеющимися на Земле ресурсами воды и пусть даже неизменным спросом достигнет критической отметки. Однако рост численности населения будет сопровождаться ростом промышленности и сельского хозяйства, что увеличит водопотребление в развитых странах еще на 20-35, а в развивающихся – на 200-300%. Уже сегодня, по данным ООН, в мире от дефицита воды страдают два миллиарда человек. Обострение гидрологических проблем грозит стать в ближайшее время одной из основных причин политической, социальной, экономической и экологической напряженности на планете, а главным и мучительным для подавляющего большинства жителей планеты станет вопрос: где б водицы нам напиться? Не случайно ООН провозгласила 2005-2015 годы десятилетием международных действий «Вода для жизни».

- Нетрудно догадаться, что ситуация с гидроресурсами в Казахстане, большая часть территории которого находится к тому же в аридной зоне, не сильно отличается от общей довольно-таки мрачной картины. Над нами нависла та же угроза водного дефицита, что и над остальным миром?

- Наша страна имеет в протекающих по ее территории реках чуть больше 91 кубического километра воды в год - в среднем около 6 тысяч кубических метров на одного человека. Это намного меньше, чем во всех сопредельных с нами государствах. Для сравнения: в Киргизии на каждого жителя приходится 12 тысяч кубометров. Того, что есть в Казахстане, пока вроде бы хватает на удовлетворение всех нужд. Суммарный спрос на водные ресурсы с учетом экологических требований, обязательных трансграничных попусков, непроизводственных потерь составляет 87,5 кубокилометра в год. Какой-то запас, хоть и мизерный, у нас еще остается. Но по мере роста населения и роста экономики он быстро растает. В маловодные годы, когда объем речного стока значительно ниже среднего, водный баланс страны становится уже отрицательным, многие районы республики испытывают острый недостаток водных ресурсов. Нам, как и остальным государствам земного шара, сегодня нужно срочно определяться с планом действий на будущее.

- Но у нас есть еще подземные воды. Многие города, и Алматы в том числе, давно используют их для удовлетворения собственных нужд.

- Эксплуатационные запасы пресных подземных вод сравнительно невелики и составляют около 15 кубических километров в год. Некоторая их часть образовалась в далекие геологические эпохи миллионы лет назад и практически относится к невозобновляемым ресурсам. Тратить их сегодня нужно очень осторожно и преимущественно для питьевого водоснабжения. Существует правило, что подземную воду необходимо расходовать столько, насколько она возобновляется, и ее запасы следует рассматривать как стратегический ресурс будущего поколения. Надо научиться рачительно и рационально использовать и подземные, и поверхностные воды. В настоящее время мы достаем из-под земли для хозяйственных нужд около 1 кубокилометра воды.

- Итак, мы выяснили: стране, как и миру в целом, грозит дефицит пресной доброкачественной питьевой воды. В значительной мере он является следствием тотального загрязнения гидросферы Земли. Но кто ее загрязняет? Сам же человек. Если мы не изменим сегодня систему водопользования, то завтра погибнем от жажды...

- Смена ошибочно выбранной когда-то траектории развития потребует астрономических сумм. На то, чтобы сделать это сразу и сейчас, нет средств ни у одного, даже самого богатого государства. Более того, в ближайшие годы, как мне кажется, положение может ухудшиться, несмотря на усилия государства по решению экологических проблем. Дело в том, что нарождающийся малый бизнес совсем не имеет денег на природоохранные мероприятия. Тысячи автомоек, СТО, мелких предприятий сливают в реки отходы производства напрямую без всякой очистки. И их никто не контролирует. Тревогу вызывает загрязнение малых рек, русла которых и овраги завалены бытовым мусором.

Где густо, а где пусто...

- У водного кризиса есть еще один аспект: неравномерная обеспеченность водой разных регионов. В одних районах ее, как говорится, хоть залейся, в других она на вес золота…

- Да, и это подсказывает еще один вариант смягчения существующего дефицита: территориальное перераспределение водных ресурсов. Сегодня суммарный объем перебросок воды в мире составляет почти 500 кубокилометров. Одна Канада перегоняет из водного района в засушливый 140 кубических километров – больше, чем суммарный объем воды, имеющейся в Казахстане. В нашей стране водные ресурсы тоже распределены неравномерно. Более трети их сосредоточено в Ертисском (Иртышском) бассейне. Там на одного человека приходится до 20 тысяч кубических метров воды в год, в то время как в Центральном и Северном Казахстане, где, кстати, расположена и столица страны, этот показатель равен лишь 1-2 тысячам кубометров. Если учесть, что, по прогнозам, через три-четыре года численность населения Астаны достигнет 1,2 млн человек, то нетрудно предположить, что водные проблемы здесь приобретут особую остроту. Для повышения водообеспеченности этих районов наш институт предложил на суд общественности стратегически важный проект переброски туда части стока Ертиса.

- Вы намерены реанимировать старый проект переброски части стока сибирских рек на юг Казахстана?

- Нет. Только в определенной степени. Хотя мы, естественно, учитывали опыт той работы, но предлагаемая нашим институтом трасса самотечного канала разработана на основе собственных изысканий.

- Кстати, как вы относитесь к тому старому советскому проекту, и возможна ли его реанимация в сегодняшних условиях?

- По прошествии четверти века, когда улеглись страсти, стало понятно, что тот проект стал жертвой перестроечной демагогии, и сегодня это признали многие из участников тех баталий. Его заболтали далекие от науки люди, на нем многие заработали себе политический капитал. Ежегодно Обь уносит в Северный ледовитый океан через необжитые болота и тайгу более 400 кубических километров воды. И лишь чуть больше одного процента от этого объема использует редкое в тех местах население. Что случится, если мы заберем 10-20 кубокилометров стока, прямиком уходящего в Ледовитый океан? Даже местные комары не пострадают. Вернуться к идее переброски недавно во время встречи с президентом РФ предлагал глава нашего государства. Лично я считаю, что проект рано или поздно будет реализован. Сейчас это уже не вопрос политики, а вопрос бизнеса. Тем более что мы живем уже в едином экономическом пространстве. На воде можно неплохо зарабатывать. И российским предпринимателям, и казахстанским. И тем, и другим проект будет одинаково выгоден. А деньги и интересы всегда идут впереди политики. И даже определяют ее.

- Но некоторые считают, что торговать водой аморально. Это все равно что торговать воздухом, без которого человек не может жить. Вода и воздух, говорят они, - всеобщее достояние, принадлежат всем.

- Это тоже демагогия чистой воды. Оборот рынка бутилированной воды в мире достиг 1 триллиона долларов. По доходности он мало уступает нефтяному рынку. Вы же не испытываете никаких нравственных терзаний, покупая «Боржоми» или TASSAY в магазине? Вода в канале тоже не может быть бесплатной. Ведь приходится тратить средства на ее перекачку, на строительство и содержание самого канала и т. д.

- Давайте, однако, вернемся к вашему проекту.

- Наш проект чисто внутриказахстанский. Мы предлагаем перебросить на юг страны 5-7 кубических километров ертисской воды. Место водозабора – Шульбинское водохранилище. Далее трасса пройдет по территории Павлодарской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Карагандинской областей. Конечной точкой может быть Нижнешуйское водохранилище (как вариант). Общая протяженность канала - 3100 километров. Чтобы обеспечить самотечный водозабор, придется немного нарастить плотину Шульбинского гидроузла, чтобы довести подпорный уровень водохранилища до 250-260 метров. Для улучшения водоснабжения столицы страны мы предусматриваем строительство 270-километрового Астанинского ответвления канала от Шидертинского водохранилища до реки Есиль, по нему Астана будет получать около одного кубического километра воды в год. Мы пришли к выводу: трансказахстанский канал может стать основой формирования Единой системы водообеспечения страны, объединив все восемь водохозяйственных бассейнов Казахстана, что позволит намного эффективнее использовать ресурсы речного стока.

Нужно договариваться!

- Вы говорите, что проект является внутриказахстанским. Насколько мне известно, Омск, который находится ниже по Ертису, и Омская область уже давно испытывают недостаток воды. Если Казахстан заберет из реки 6-7 кубических километ­ров, ситуация на российском участке реки от этого не улучшится. Значит, так или иначе проект все-таки затрагивает интересы другой страны и требует достижения какого-то консенсуса?

- Еще со времен Советского Союза существовали договора и нормы распределения водных ресурсов. Когда СССР распался, первые документы, которые были подписаны независимыми государствами, касались именно воды. Они оставляли в силе все существовавшие ранее договоренности. В 2010 годы договора были переподписаны с учетом новых реалий. В них по Уралу и Иртышу мы имеем свою долю, которая признается и российской стороной. Если Казахстан возьмет из Иртыша 6-7 кубических километров воды, мы останемся в пределах своей квоты, и у россиян не должно быть никаких возражений.

Но проблема в том, что сегодня в бассейне Черного Иртыша Китай развернул масштабные ирригационные работы. По нашим оценкам, в ближайшие годы КНР может забрать из реки на свои нужды до 5-6 кубокилометров. В связи с этим у нас есть идея, как восполнить сток Иртыша. Она может стать основой общего, взаимовыгодного для Казахстана и России бизнес-проекта. В чем его суть? В российской части Алтая есть река Катунь, которая в районе города Бийска впадает в Обь. В верховьях она очень близко подходит к Иртышу, и есть реальная возможность часть катуньской воды перенаправить в Бухтарминское водохранилище. Что получится? Катуньская вода, попав в Ертис, пойдет на выработку электроэнергии на ГЭС, от которой российская сторона будет иметь свою долю, а затем по территории Казахстана она потечет через Омск в ту же Обь, восполняя существующий у россиян дефицит воды. Объем переброски стока – около 5 кубических километров. Никто ничего не теряет при осуществлении проекта – только приобретает. Мы как раз компенсируем то количество воды, которое заберет Китай.

- Одно из главных возражений критиков строительства канала сводится к тому, что реализация проекта обойдется в астрономическую сумму…

- Если вы имеете в виду прокладку трансказахстанского канала, то мы считаем это стратегическим решением задачи и наиболее оптимальным вариантом. Дорого? Есть расчеты российских ученых, основанные на анализе мировой практики. Они показывают следующее: для получения дополнительных водных ресурсов или экономии 1 кубического километра пресной воды капитальные затраты при опреснении соленых вод составляют 600-1800 миллионов долларов, при очистке сточных вод – 200-1500, реконструкции оросительных систем – 700-900, при территориальном перераспределении речного стока – 100-800 миллионов. Вот и считайте, какой вариант преодоления водного кризиса самый выгодный. Разумеется, я бы не стал по этой причине противопоставлять один вариант другому. Различные способы получения дополнительных водных ресурсов могут оказаться целесообразными и экономически выгодными по физико-географическим условиям и характеру использования воды в конкретном регионе.

- Известно, что большинство рек Казахстана являются трансграничными и почти половина воды поступает к нам с территории соседних государств. Получается, что наша водная безопасность находится в чужих руках. Как быть?

- Договариваться. Никаких других вариантов здесь нет и быть не может. Есть международные правила рационального водопользования, разработанные с участием ООН. В них сформулированы два ключевых принципа, которые должны определять поведение государств в отношении общих водотоков: «справедливое и рациональное использование» и «обязанность не причинять существенного вреда» соседям. Вот этих принципов и следует придерживаться при выработке конкретных рамочных соглашений конкретным странам по каким-то конкретным рекам.

Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу


Россия > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908153 Владимир Пучков

Встреча с главой МЧС Владимиром Пучковым.

Владимир Путин встретился с Министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Владимиром Пучковым. Глава государства выразил соболезнования семьям сотрудников МЧС, погибших при тушении крупного пожара на востоке Москвы накануне вечером.

В ликвидации пожара было задействовано 300 пожарных и более 50 единиц техники. Пожару была присвоена 4-я категория сложности, для его тушения понадобилось 14 часов. При тушении погибли восемь пожарных.

* * *

В.Путин: Владимир Андреевич, Вы вчера ночью мне докладывали о пожаре в Москве и высказали опасения о том, что могла возникнуть трагедия, связанная с гибелью Ваших товарищей, сотрудников МЧС при тушении этого пожара. К сожалению, самые худшие опасения подтвердились.

Хочу выразить соболезнование семьям погибших наших товарищей и хочу, чтобы в коллективах знали, что мы сделаем всё для того, чтобы поддержать семьи, но и соответственно трудовые коллективы, боевые расчёты. Уверен, что Вы по своей линии официально всё сделаете.

Что хотел бы в этой связи сказать: своевременное выявление возможных нарушений, связанных с обеспечением безопасности, в том числе в пожароопасных сферах, своевременное выявление и реагирование на эти нарушения, безусловно, должны привести не только к уменьшению трагедий подобного рода, но и чрезвычайных происшествий подобного рода. Прошу Вас на это обратить внимание.

В.Пучков: Есть, товарищ Президент.

В.Путин: Что сейчас там происходит?

В.Пучков: Товарищ Президент Российской Федерации, после возникновения пожара на складе общей площадью 16 тысяч квадратных метров через восемь минут прибыли пожарно-спасательные подразделения московского гарнизона. Вывели и спасли более 100 человек, которые работали на этом предприятии, и предприняли все необходимые меры по минимизации рисков для населения, которое проживает вблизи, потому что на этом складе хранилась пластмассовая продукция, там были химически опасные вещества, которые представляли реальную угрозу.

Оценив все риски, пожарный расчёт вошёл, выполняя задачи, и, к сожалению, восемь наших товарищей погибли, проявив профессионализм, мужество и самоотверженность.

В настоящее время мы завершаем все работы по проливке и недопущению возникновения новых очагов возгорания на этом складе. Работает пожарно-инженерная лаборатория МЧС России совместно с коллегами Следственного комитета в целях выявления причин возникновения пожара.

Этот объект органами госпожнадзора МЧС России за последние три года неоднократно проверялся. Последняя проверка была в марте 2016 года, был выявлен ряд серьёзных нарушений, связанных с отсутствием системы автоматического пожаротушения, дымоудаления и другие замечания.

Должностные лица и предприятие были наказаны, оштрафованы, и было написано предписание по устранению недостатков до 1 ноября 2016 года. К сожалению, мы можем констатировать, что предписания эти не выполнялись, но окончательный результат будет после проведения всех процессуальных действий.

Россия > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908153 Владимир Пучков


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

(Начало от 16 сентября 2016 г.)

Тулеген АСКАРОВ

В случае, если власти Казахстана в канун выставки ЭКСПО-2017, до открытия которой в Астане осталось менее года, и успеют внести радикальные перемены в свою государственную экологическую политику, это станет всего лишь первым шагом в достижении здесь уровня развитых стран мира. Ведь без армии квалифицированных ученых и инженерно-технических работников, разрабатывающих и применяющих на рыночных принципах современные технологии, все планы государства так и останутся на бумаге.

Модернизация тоже бывает «зеленой»

Как выяснилось в ходе недельного информационного тура «Greentech (made) in Germany», первоначальная ставка на подход по принципу «end-of-pipe», то есть удаление вредных веществ на заключительной стадии производственного процесса, обходится весьма дорого, поскольку влечет увеличение затрат на выпуск продукции и очистку отходов. Поэтому сегодня развитые страны делают ставку на подход по принципу «Cleantech» (clean technologies или «чистые» технологии), предусматривающий снижение негативного экологического влияния путем значительного улучшения энергоэффективности производства, максимальной защиты окружающей среды, устойчивого использования ресурсов при одновременной их экономии, улучшении операционных результатов и росте производительности труда.

А этот принцип в свою очередь опирается на теоретическую основу научного направления «экологической модернизации» (ecologic modernization), которая появилась в начале 80-х годов прошлого века. Одним из ярких представителей этой научной школы и ее отцов-основателей является профессор Мартин Йенике, упоминавшийся в первой части специального репортажа «ДК». Ключевая идея подхода эко-модернизаторов заключается в том, что не только общество, но и экономика в целом выигрывают от неуклонного проведения в жизнь жестких требований экологической политики. Естественно, на этом пути не обойтись и без экологической адаптации для политики экономического роста и индустриального развития, чего в Казахстане пока по большому счету не делалось. Более того, в наших условиях эта политика оказалась подчиненной главным образом интересам добывающей отрасли, что влечет за собой не только ухудшение экологической обстановки в стране, но и регулярную девальвацию тенге, снижение уровня жизни населения с неизбежным усилением экстремистских настроений и ростом преступности. В развитии индустрии игнорирование экологических принципов привело к серьезным системным просчетам – к примеру, была сделана ставка на развитие мощностей по сборке легковых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания вместо электромобилей и инфраструктуры по их зарядке.

Поэтому в Казахстане необходимо не только воссоздать государственный орган, отвечающий за выработку и проведение в жизнь экологической политики, но и внести коррективы в развитие современных научных направлений в этой сфере и подготовку инженерно-технических кадров, оказав им необходимую поддержку, в том числе и финансовую. Необходимо также помочь в систематизации отечественных передовых достижений в этой сфере с тем, чтобы все желающие могли иметь доступ к соответствующим разработкам и технологиям. Последним не обязательно заниматься государству, поскольку в Казахстане функционирует разветвленная система Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Если обратиться к опыту Германии, то там большую роль в организации научных разработок играют и профессиональные объединения ученых и организаций. Крупнейшим из них выступает объединение немецких научно-исследовательских центров им. Гельмгольца. В его состав входят 18 таких центров с общим ежегодным бюджетом на уровне 4 млрд евро и численностью сотрудников около 40 тыс. человек. А с работой двух центров, входящих в это общенациональное объединение, – во Фрайбурге и Лейпциге – участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» удалось ознакомиться непосредственно.

Первый из них был основан недавно – в августе 2011 года, и занимается ресурсными технологиями по извлечению минералов и металлов. Финансируется его деятельность в основном федеральным правительством (90% ежегодного бюджета в 10 млн евро) и правительством земли Саксония. Фокус в разработках делается на разработке технологий по извлечению редкоземельных металлов из комплексных первичных и вторичных ресурсов. Среди завершенных и ведущихся сейчас проектов, как пояснил менеджер по инновациям и помощник директоров центра Кристиан Кристесен, – извлечение стратегически важных элементов из вскрышных пород, геофизическая разведка руд металлов с воздуха, переработка комплексных руд, содержащих индий, вольфрам и другие металлы, инновационная биометаллургическая технология восстановления металлов, жидкостная металлургия и другие. А некоторые из реализованных проектов уже действуют самостоятельно в рыночных условиях в качестве вполне жизнеспособных предприятий по извлечению металлов галлия из промышленных стоков и экранов мониторов, а также по покраске пластика без использования хрома.

Центр исследования окружающей среды в Лейпциге гораздо старше – он был основан в 1991 году, то есть сразу же после объединения Германии. Он представляет собой целый городок, в котором трудятся более тысячи сотрудников, не считая посещающих его ежегодно исследователей из других городов и стран. Главная задача центра – максимально способствовать трансферту знаний и технологий в рыночную среду, осуществляя исследования междисциплинарного характера. В его организационную структуру входят 34 отдела, объединенные в 7 подразделений, а территориально, помимо Лейпцига, к нему относятся еще структуры в Галле и Магдебурге. О деятельности центра на встрече с участниками инфотура рассказали его сотрудники Лидия Войтерски, Хайке Штраубер и Бруно Бюлер. Масштабы международного сотрудничества центра охватывают 65 стран, 550 партнерских организаций и 135 проектов. Со слов г-жи Войтерски, приоритетным является тесное взаимодействие с бизнесом – совместно с его представителями проводятся круглые столы, образовательные программы, кроме того, партнерам из центра передаются патенты на результаты исследований. Г-жа Штраубер представила наработки по утилизации биомассы для производства химикатов и энергии. Потенциал использования этого ресурса быстро растет – в 2014 году на него приходилось 7,8% от конечного потребления энергии, тогда как доля ветровых источников составляла 2,2%, а водных – 0,8%. В целом же в Германии в прошлом году функционировало 8 тысяч заводов по производству биогаза с установленной мощностью 4 500 МВт. А г-н Бюлер поделился своим взглядом на будущее солнечной энергетики, заметив, что всего один час солнечного излучения дает объем энергии, потребляемой миром ежегодно. Правда, сейчас эффективность использования этого возобновляемого ресурса невелика – всего лишь 1%. Невысока и эффективность производимых ныне солнечных панелей – лишь 6-20% при мировом рекорде в 44,7%. Эксперт также отметил, что использование солнца для выработки энергии пока не оказывает значимого влияния на изменение климата.

Знание – сила и большие деньги

С журналистской точки зрения, конечно же, было интереснее увидеть, как научно-техническая мысль применяется на практике, принося прибыль бизнесу и улучшая экологию. И такую возможность участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» организаторы предоставили сполна. Сначала исследователи из Берлинского центра компетенции для воды (Kompetenzzentrum Wasser Berlin или Berlin Centre of Competence for Water) Ульф Михе и Кристиан Каббе представили технологии извлечения из сточных вод фосфора наряду с другими ценными элементами и получения энергии из этого возобновляемого ресурса. Как подчеркнул г-н Каббе, в Европе давно сложился дефицит фосфора, так как его месторождение в Старом Свете есть только в Финляндии, но оно закрывает лишь 8% потребности. А крупнейшие месторождения осадочных фосфоритов находятся за пределами Европы – в Марокко, США, Китае, Тунисе и Казахстане.

Уже на следующий день в выгоде от использования этих технологий участники тура смогли убедиться на предприятии «Berliner Wasserbetriebe» (BWB), крупнейшем в Германии среди городских компаний аналогичного профиля. Оно не только снабжает питьевой водой Берлин по трубопроводам общей длиной в 9500 километров, но и перерабатывает сточные воды столицы, а также предоставляет свои услуги населенным пунктам земли Бранденбург. Ежедневно потребителям поставляется в среднем 585 тысяч кубометров питьевой воды, а перерабатывается стоков в объеме примерно 602 тысяч «кубов». А поскольку эти услуги платные для клиентов, то «BWB», со слов инженеров Карстена Людике и Андреаса Ленгеманна, при годовой выручке в 1,1 млрд евро получает вполне приличную прибыль на уровне в 138 млн евро. При этом из-за особенностей местного рельефа давление в водопроводах приходится поддерживать исключительно насосными станциями, а для достижения высокого качества питьевой воды не используются хлор и другие химикаты. Другая особенность Берлина – его питьевая и сточные воды находятся в замкнутом цикле в отличие от других городов Германии. Еще одно направление деятельности «BWB» – очистка воды в Тегельском озере, которая производится до трех раз в год.

Ежегодно на «BWB» получают более 90 тысяч тонн шлама из сточных вод, служащего ценным сырьем для получения фосфорных удобрений, биогаза, который обеспечивает предприятие собственной энергией и служит для него еще и источником тепла. Кроме того, шлам закупают тепловые электростанции, где он смешивается с углем.

Посетили участники инфотура и еще одно берлинское экологическое предприятие – по переработке городского мусора, где из него получают «зеленый» уголь, используемый для получения энергии. Входит это предприятие в группу «Alba», считающуюся одним из мировых лидеров в этой сфере. Как пояснил Карстен Швиден, технический директор «ALBA Environmental Solutions GmbH», топливо из мусора получается с использованием технологии механико-физической стабилизации, а в процессе его изготовления составляющие компоненты сортируются, давая помимо топлива, еще и металлы, пластик и бумагу. «Зеленый» же уголь покупают в основном для тепловых электростанций и цементных заводов. В общей сложности только на этом предприятии перерабатывается за год более 320 тысяч тонн мусора.

А в общей сложности в эко-индустрии Германии трудилось более 2 млн человек в 2014 году, в целом по Европейскому союзу – порядка 20 млн человек. Компании и эксперты, работающие в этой отрасли, участвуют в работе самых разных ассоциаций и объединений. К примеру, перед участниками инфотура выступила Инна Кегенхофф, представляющая «Gernab Water Partnership» – ассоциацию, созданную в 2008 году для поддержки деятельности федеральных министерств по распространению за рубежом германского опыта в водном секторе. А Александр Нойбауэр рассказал о деятельности «VKU» – германской ассоциации экологических предприятий муниципального сектора, объединяющей 105 членов с общим числом сотрудников 246 тысяч человек и суммарным оборотом более 110 млрд евро.

Конечно, переход к «зеленой» экономике – дело недешевое. Однако, как подчеркнул Мартин Йенике, адаптация промышленности Германии к жестким экологическим требованиям усилила конкурентоспособность немецкого экспорта и не сказалась негативно на темпах экономического роста страны, составивших в среднем ежегодные 1%. Понятно, что значительно улучшилось и качество жизни населения. Конечно, не все экологические проблемы можно решить через рыночные механизмы. Но все же вполне очевидно, что экологическая модернизация вполне может сочетаться с ними, принося ощутимую выгоду бизнесу, государству и людям.

Редакция «ДК» выражает искреннюю признательность за помощь в организации информационного тура Мире Толыбаевой, Генеральному консульству ФРГ в Алматы, Зёрену Хафферу и Зарине Бстилер, Ecologic Institute, Берлин.

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

Хотя до начала выставки «ЭКСПО-2017» осталось не так уж много времени, у обновленного правительства Казахстана есть еще шанс успеть внести важные коррективы в государственную политику в сфере окружающей среды.

Тулеген АСКАРОВ

Это срочно необходимо сделать не только для того, чтобы состояние дел здесь соответствовало высокому статусу принимающей стороны этого важного международного события, – ведь Казахстан еще и стремится войти в «Топ-30» развитых стран мира.

Формально мы в теме

К такому выводу подводят итоги завершившегося в прошлую пятницу недельного информационного тура в Германию «Greentech (made) in Germany», в котором наряду со специальным корреспондентом «ДК» участвовали почти два десятка представителей не только СМИ, но и властных структур, компаний и НПО самых разных государств мира, как развитых, так и развивающихся. Такой состав группы, где среди участников были представители столь весьма отдаленных от евразийского материка стран как Намибия, Панама и Австралия, дал возможность вполне обоснованно оценить положение дел в Казахстане с охраной окружающей среды и в сфере экологии в целом как далеко не соответствующее требованиям времени.

К примеру, в нашей стране с недавних пор отсутствует Министерство охраны окружающей среды, полномочия которого были переданы Министерству энергетики, что обрекает последнее на серьезный конфликт интересов. Формально в его структуре есть департаменты по изменению климата, «зеленой» экономики, экологического мониторинга и информации, по возобновляемым источникам энергии наряду с Комитетом экологического регулирования и контроля. Однако не нужно быть большим специалистом в этих вопросах, чтобы понять – в конечном итоге для министра энергетики гораздо важнее добыча нефти, газа, угля, урана, поскольку именно добывающая отрасль определяет нынешнюю привлекательность Казахстана для иностранных инвесторов, не говоря уже о пополнении казны, Национального фонда и золотовалютных резервов Нацбанка.

Столь же формально наша страна числится на хорошем счету и по части таких основополагающих международных документов в сфере охраны окружающей среды и борьбы с климатическими изменениями как Киотский протокол, Парижское соглашение по климату, повестка дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года и других. Во всяком случае, во время встреч участников тура с высокопоставленными представителями германских федеральных министерств иностранных дел (под его патронажем и проходила поездка), окружающей среды, охраны природы, строительства и ядерной безопасности (BMUB) каких-либо нареканий в адрес конкретных стран в этой части не прозвучало. К тому же целью этих встреч было больше ознакомление с дипломатией ФРГ на экологическом направлении. Своим мнением по этому поводу с участниками тура поделились Томас Мейстер, руководитель подразделения МИД ФРГ по вопросам международного климата, экологической политики и устойчивой экономики, и представитель второго министерства Стефан Контиус, возглавляющий в нем отдел по вопросам ООН, повестки-2030 и сотрудничества с развивающимися и новыми индустриальными странами. Кстати, последний спикер выступал главным переговорщиком от Германии на всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоахннесбурге, прошедшем в 2002 году, и на конференции ООН по этой же теме в Рио-де-Жанейро в 2012 году.

Правда, с учетом высокого уровня спикеров встречи с ними прошли в формате «off the record» и по понятным причинам носили скорее установочный характер. Поэтому отметим лишь развитость направления германской экологической дипломатии (environmental diplomacy) в системе ее государственной внешней политики. К примеру, на встрече были сотрудники МИД, занимающегося вопросами водной дипломатии, которая получает поддержку и в регионе Центральной Азии. Но при этом в Берлине отдают себе отчет в том, что лишь усилиями только государственных органов переломить ситуацию к лучшему не удастся, поскольку должно меняться само общество в целом и именно с общественной позиции и нужно подходить к решению задач по устойчивому развитию, включая и достижение целей по климату и окружающей среде в целом. Естественно, затрагивались на встрече и результаты недавнего саммита группы «G 20», прошедшего в Китае. В частности, речь шла о присоединении Китая к Парижскому соглашении по климату и новой сфере приложения международных усилий – так называемом «зеленом финансировании». Кстати, по общему мнению участников обсуждения, Китай добился значительного прогресса в экологической сфере и становится теперь своего рода эталоном для других стран в части решительных и конкретных действий здесь. Говорилось и об участии немецкого бизнеса в продвижении целей экологической дипломатии, где активная роль принадлежит среднему и малому бизнесу, а не крупнейшим компаниям этой страны.

Помогать ли нефтяникам и металлургам деньгами – вот в чем вопрос!

Кстати, и организатор информационного тура – Ecologic Institute (EI, Экологический институт) – не является даже по казахстанским меркам такой уж крупной исследовательской организацией, поскольку насчитывает порядка 150 сотрудников, включая и вспомогательный персонал. По статусу EI выступает частной, независимой и некоммерческой исследовательской организацией, финансируемой в основном за счет фондов, выделяемых на общественные проекты на конкурентной основе. Такая схема финансирования, в которой большую роль играют и средства от европейских организаций (Еврокомиссия, Европарламент, другие структуры), позволяет EI добиваться успехов в междисциплинарных направлениях и распространять наработки его исследования далеко за пределами Германии. К примеру, основатель и первый директор EI профессор Андреас Кремер давно сотрудничает с американским университетом Дьюка. С его участием прошло обсуждение весьма интересной темы – «Экологическая политика как триггер для инноваций».

Как считает г-н Кремер, Германия сейчас является единственным государством в мире, проходящим фазу реиндустриализации, будучи «страной инженеров», основой экономики которой выступают средние по размеру семейные предприятия. В свое время и здесь экологические проблемы были весьма острыми – как вспоминает г-н Кремер, его матери приходилось идти в магазин, старательно прикрыв нос платком для защиты от загрязненного воздуха. По мнению исследователя, если экологическая политика выстраивается продуманно, то и бизнес, в первую очередь промышленники, будут участвовать в ее выработке и реализации, поскольку это позволит им улучшить качество продукции и получить дополнительное конкурентное преимущество на мировых рынках. Другая интересная точка зрения рассматривает отходы как экономический ресурс, способный создать значительный вторичный рынок. В таком случае нет экономического смысла в экспорте отходов, поскольку их выгоднее перерабатывать на месте. Затронув тему скандала вокруг машин немецкого производства с дизельными двигателями, г-н Кремер предположил, что для этого источника энергии наступает исторический конец, ибо на смену идут электромобили. Столь же плачевны и перспективы угольной энергетики – как утверждает исследователь, в Германии станции, работающие на этом сырье, просто теряют деньги. В целом же г-н Кремер заявляет: «Не давайте денег добывающей отрасли!».

Живую реакцию г-на Кремера и других участников встречи вызвало сообщение представителя «ДК» о том, что в Казахстане нет Министерства охраны окружающей среды. В Германии, к примеру, такое министерство существует почти 30 лет, но экологическая политика проводилась государством и ранее на уровне земель региональными властями при координации со стороны Министерства внутренних дел. Применительно к казахстанской ситуации г-н Кремер предлагает сначала изучить, какие государственные структуры занимаются этими вопросами, а уж затем объединить их каким-то способом вместе под одной крышей. Другой эксперт EI – Кристиан Хадсон, проработавший в системе организаций ЕС и Великобритании, – предложил компромиссный вариант, когда полномочия в сфере экологической политики концентрируются не в отраслевом министерстве, коим у нас выступает Минэнергетики, а в органе, формирующем и проводящем в жизнь национальную экономическую политику. В Казахстане такой госорган есть – это Министерство национальной экономики. И если последнему будут переданы необходимые полномочия от Минэнергетики, то для участников экономики такой сигнал станет очень важным, поскольку экология признается не обузой для нее, а дополнительным ресурсом для инноваций и инвестиций.

О том, что экологическая политика выступает движущей силой для инноваций, говорили участникам информационного тура и Камилла Бауш, директор EI, и профессор Мартин Йенике, основатель и директор центра по ее изучению – «Environmental Policy Research Centre» (FFU). Последний эксперт заметил, что Организация по экономическому сотрудничеству и развитию признала Германию высоко инновационной страной. Здесь, по его мнению, научились извлекать максимальную выгоду от глобализации для решения экологических проблем и развития «зеленой» экономики. Движущей силой от государства является BMUB, активизируется и Министерство экономики. К тому же регулярно проводится оценка состояния дел «зеленой» экономики путем подготовки и публикации регулярных отчетов «Clean Tech Germany». Как пояснил г-н Йенике, доля «зеленой» экономики в ВВП страны поднялась до 13% от ВВП по данным за 2013 год, а в стоимостном выражении достигла 344 млрд евро. При этом наблюдается модернизационный эффект эко-индустрии на всю национальную экономику. Доля возобновимых источников энергии в общем объеме ее выработки должна достигнуть 80% к 2050 году, а в конечном использовании – 60%.

Продолжение следует

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров


Россия. ДФО > Экология > ras.ru, 8 сентября 2016 > № 1889972 Юрий Журавлев

Академик Юрий Журавлев: « Мы ищем деньги на свои исследования, где только можем...»

Женьшень сделал ноги

Представитель флоры Восточной Азии, занесенный в Международную красную книгу, прославленный своими биологическими свойствами дикий женьшень, похоже, исчез из Приморского края. Если это так, то мы потеряли уникальное преимущество перед своими ближайшими соседями - Китаем и Кореей, каким располагали еще 20 лет назад. В этих странах женьшень давно стал культивируемым растением, не обладающим теми редкими свойствами, какими обладает дикий женьшень, выращенный под пологом леса. По выражению ученых, это обычная морковка.

Как такое могло случиться в крае, где женьшень всегда почитался из-за ограниченности ареала - его нет севернее Амура, был объектом исследований, выращивался для медицинских целей? Об истории женьшеня, о создании коллекций приморского женьшеня, об открытиях, сделанных дальневосточными учеными, и о будущем приморского женьшеня корреспондент деловой газеты «Золотой Рог» беседует с академиком РАН, директором Биолого-почвенного института ДВО РАН Юрием ЖУРАВЛЕВЫМ. Юрий Николаевич посвятил женьшеню две книги, к нему до сих пор идут на консультацию желающие попробовать себя в роли производителя женьшеня в крае. Правда, за последние годы не появилось ни одного сколь-либо серьезного производства. Попытка возродить плантацию женьшеня в Анучинском районе, где он традиционно культивировался в советские годы, ничем не закончилась. По словам одного из сотрудников хозяйства «Женьшень», причин несколько, в том числе человеческий фактор. Женьшенем в районе люди продолжают заниматься понемногу, частным образом. Но серьезного производства нет.

Что такое женьшень?

О женьшене и его свойствах мы наслышаны. Вот как описан дикий женьшень в научных материалах. На сайте Биолого-почвенного института представлены ссылки на исследования разных лет, посвященные этому уникальному растению.

В 1961году исследователь дикорастущего женьшеня И.В. ГРУШВИЦКИЙ сообщал, что его ареал лежит в пределах 40-48° с. ш. и 125-137° в. д. и охватывает площадь примерно в 500 тыс. км2. В то время считалось, что в природе он еще встречается на территории трех стран - России, Китая и Кореи. В Китае его запасы якобы сосредоточены в провинциях Хэйлунцзян, Ляонин и Дзилинь, в Корее женьшень растет на самом севере; в России он распространен до Хабаровска.

- Однако никакой достоверной информации о произрастании дикорастущего женьшеня в Корее не удается получить уже с 1930 года, - говорит академик Журавлев. - Грушвицкий (1961) был свидетелем сбора в лесу в Корее растения женьшеня, но не был уверен в его происхождении. Возможно, это было потомство семян, занесенных птицами с плантации.

В Китае в 30-е годы ежегодные сборы дикорастущего женьшеня составляли около 500 кг, но уже в 1950 г. было заготовлено только 150 кг, а в 90-х существенных заготовок там не производилось, сообщается на сайте. В 1991 г. в горной системе Чон-бай - в главном современном местообитании женьшеня в Китае - было собрано всего 3,5 кг дикорастущего женьшеня, следует из данных Института диких и экономически важных растений и животных. На территории Хабаровского края дикорастущего женьшеня, по-видимому, уже нет, следует из публикации ШЛОТГАУЭРА за 1993 год.

- Таким образом, природный ареал женьшеня настоящего к концу XX века сильно сократился и был представлен лишь двумя основными популяциями. Первая, и самая большая, охватывала южную половину Сихотэ-Алиня, вторая состояла из российской (Надеждинский и Хасанский районы) и китайской (провинции Дзилинь и Хэйлунцзян) частей, - рассказывает Юрий Журавлев. - Синие Горы (Спасский район Приморского края) иногда рассматривались как отдельная зона местообитания женьшеня. Несмотря на свои малые размеры, синегорская популяция тоже сохранилась к тому времени.

В природе женьшень растет одиночно или группами. Растение предпочитает зрелые густые кедровые, кедрово-чернопихтово-широколиственные, грабовые леса и сравнительно богатую, хорошо дренированную почву. В Хасанском районе Приморья, в чернопихтово-широколиственных лесах верхней части бассейна р. Кедровой раньше часто встречались «семьи» по 5-8 (Горовой и др., 1972) и даже 15-30 (Васильев, 1963) растений, а в широколиственных лесах - одиночные экземпляры. Вне ареала женьшень выращивается во многих странах Северного полушария. Есть примеры довольно высокой экологической пластичности женьшеня, утверждают его исследователи.

С целью изучения возможности произрастания женьшеня в нехарактерных для него типах леса в Приморском сельскохозяйственном институте в 80-х, 90-х годах проводились опыты по искусственному посеву семян женьшеня в дубняках, березняках, осинниках, а также в кедровниках, пройденных различного вида выборочными рубками (Гуков и др., 1991). Ученые пришли к выводу, что наибольшая степень сохранности сеянцев (до 40%) приходится на дубняки (нижние части северных и восточных склонов), причем сеянцы в этом случае обладали наибольшей массой корня. На 2-м месте оказались кедровники, пройденные выборочными рубками; здесь сохранилось 25% сеянцев. Практика выращивания женьшеня в дубовых лесах достаточно известна, однако в условиях России дикий женьшень в чистых дубняках не встречается. Зато в Северной Америке пятилистный женьшень, в принципе тяготеющий к широколиственным лесам, встречается и в кленовых, и в дубовых насаждениях. «Это небольшое противоречие, однако, может объясняться достаточно просто, например - большей доступностью приморского женьшеня для сборщиков или частыми у нас пожарами в дубняках», - комментирует Юрий Журавлев.

- Юрий Николаевич, как давно ваш институт занимается женьшенем и что можно сказать об исследованиях последних лет?

- Женьшенем наш институт занимается давно. Это была плановая тематика. В Приморском крае в годы губернаторства Евгения НАЗДРАТЕНКО даже существовала краевая программа восстановления популяции дикого женьшеня. Она должна была завершиться в 2005 году полным успехом. Но, увы, финансирование закончилось. Но за те 3 или 4 года, что нам выделялись средства краевого бюджета, мы успели создать коллекции дикого женьшеня, питомники. Впоследствии это позволило нам провести анализ диких популяций женьшеня в Приморском крае, благодаря чему наш институт стал лидером этого направления в мире. Женьшень произрастает во всех азиатских странах, но что касается сохранности диких популяций, то мы на тот момент оказались лидерами.

- А сейчас какие-то исследования институт продолжает?

- В настоящее время наши возможности сильно ограничены. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) не дает денег на поддержание коллекций. Вы знаете, что финансирование академии наук ежегодно сокращается. 90% всего объема выделяемых нам ФАНО денег идет на выплату заработной платы сотрудникам. Но финансирование заработной платы - это еще не все, для того чтобы наука успешно работала. Надо обеспечить сами исследования. Если взять европейские страны, то там зарплата составляет менее 10% общего финансирования науки, все остальное идет на финансирование исследований.

Перед директорами институтов поставлена задача, чтобы средняя заработная плата научного сотрудника превышала среднюю заработную плату по региону. Это дорожная карта для нас. А как ее выполнить, если средняя заработная плата в крае ежегодно растет, цены растут, а финансирование науки сокращается?

- Может это отразиться на дальнейшем исследовании женьшеня, ведь то, что вы делаете, - фундаментальные исследования, которые ФАНО должно финансировать?

- Да, но кроме женьшеня у нас много других направлений, которые имеют такое же, важное, значение. Мы ищем деньги на свои исследования, где только можем. В настоящее время наш институт преобразуется в федеральный Центр исследования биоразнообразия Восточной Азии. В этой связи мы надеемся, что ситуация с финансированием улучшится. Центр объединит также заповедник «Уссурийский» и Горно-таежную станцию. Он будет заниматься исследованием лесных и не только лесных культур, оценивать возможность производства на их основе биологических препаратов, а также, возможно, их производством. В свое время БПИ получил десятки патентов на технологии производства биологически активных препаратов. Но в стране, где нет медицинской промышленности, они не нашли применения. Сейчас науке позволено создавать малые производства. Будем планировать их на базе создаваемого Центра. Однако ученым надо не только разрешать производство, но и сильно помогать.

- Раз создается такой Центр, то, по идее, на него должны выделяться и деньги. Кстати, эта инициатива идет сверху или снизу?

- Этот тот счастливый случай, когда инициатива идет и сверху, и снизу. В России создается 22 исследовательских центра, в том числе у нас на Дальнем Востоке - два, наш и Центр морской биологии, который объединит Институт биологии моря, Океанариум и Морской заповедник. Они опережают нас примерно на полгода.

А что касается дополнительных денег, то ФАНО вроде получило на все центры 4 млрд руб. на этот год. На всех это немного. Нам в этом году вряд ли что-то достанется. Обещают, что следующий транш будет больше.

- Но вернемся к женьшеню. Что дали последние исследования диких популяций женьшеня?

- Несмотря на прекращение финансирования краевой программы, мы успели обнаружить очень интересную вещь: что коренного женьшеня среди диких находок очень мало! Где-то его 70% от суммы всех находок, а где-то - 40%, остальной женьшень - пересаженный. Мы выделили коренные популяции женьшеня, перенесли их в коллекции.

- Что такое дикий и не дикий женьшень?

- Так называемый дикий женьшень состоит из женьшеня, который сам растет в лесу, и женьшеня, посаженного там людьми. Люди, которые занимались женьшеневым промыслом, найдя корень в период, когда семена зрелые, выкапывали его, а его семена тут же сеяли. Это правильный вариант, до войны поступали так практически всегда.

Позднее, когда в лес стало ходить много людей, ходить по одному и тому же месту, сборщики стали создавать укромные плантации в мало посещаемых местах. Они собирали семена в одном месте и переносили их в эти укромные места. Случалось так, что корень, выкопанный в Надеждинском или Хасанском районе, отвозили в центральную часть Сихотэ-Алиня, в Чугуевку, в Кокшаровку, там хорошие места. Мы и раньше об этом знали, но не знали масштабов такого переселения.

- Как вам удалось отличить дикий женьшень от пересаженного?

- Когда мы стали изучать генетическую изменчивость женьшеня, то нашли маркер, который показывает эти отличия. Мы разработали систему, получили международное признание, распространили ее на другие виды.

- Ваши коллекции поддерживаются и сейчас?

- У нас две коллекции коренных популяций женьшеня. На их месте были созданы стационары, коллекции до недавнего времени постоянно обновлялись. Женьшень в диком виде может расти 50 и 100 лет, а в условиях культивирования вырастает быстро, потом гниет и пропадает, поэтому коллекцию надо постоянно обновлять. Для обновления коллекции редких краснокнижных видов надо получать разрешение. Ежегодно мы запрашивали такие разрешения на сбор молодых корней для пополнения коллекции, всего грамм на 200-300. Но последние годы чиновники Минприроды перестали давать нам такие разрешения. Логика чиновника простая: «вдруг вы будете воровать».

- Как вы считаете, есть экономическая основа для возрождения плантаций женьшеня в Приморье?

- В конце 80-х годов 1 кг сухого дикого женьшеня стоил на международном рынке $250 тыс. Это был стимул к тому, чтобы производить женьшень под пологом леса в диких условиях. Приведу пример Кореи, которая 5% национального бюджета получает за счет выращивания и продажи женьшеня. Эту идею мы давно пытались вложить в головы людей, принимающих решения. Но интерес пропадал, когда они понимали, что хороший женьшень надо выращивать 25 лет. Ну а когда был принят Лесной кодекс, то перспектив у женьшеня просто не осталось. Срубить и продать лес оказалось проще, это быстрая выгода.

Сегодня я уже не могу пойти к губернатору и предложить восстановить производство дикого женьшеня в крае. За последние 20 лет он украден и вывезен к соседям. Китайцы научились его выращивать, и теперь они монополисты на этом рынке. А мы все потеряли. Выкрадены даже старые плантации женьшеня, которые были в заповедниках «Уссурийский» и «Кедровая падь»!

Женьшень задерживают на границе почти ежедневно. И сейчас у меня в холодильнике лежит более 30 корней, отобранных недавно на границе. Мы определили, что это дорощенный женьшень. Посадить обратно мы его не можем. Это вещественное доказательство, он должен лежать до суда. Если его посадить, то он перестанет быть вещественным доказательством. Но до суда он недолежит, он сгниет!

Госдума за последние годы приняла законы, позволяющие грабить все природные ресурсы. Численность охраны заповедников начиная с 1995-1997 годов сократилась в 10 и более раз.

- Т. е. на этом рынке мы уже никак не можем быть представлены?

- Никак. У нас были женьшеневые хозяйства, был совхоз «Женьшень», были частные производители женьшеня. Сейчас перспектива у китайцев. Они придут, арендуют у нас землю и будут выращивать женьшень.

- Женьшень занесен в Красную книгу, это препятствует его сбору?

- Он считается редким и занесен в Международную красную книгу. Но Красная книга не распространяется на искусственные популяции. Если человек вырастит женьшень из семян, которые культивируются давно, раньше такие хозяйства у нас были, то ему не надо брать разрешение на то, чтобы его выкопать. Культивируемый женьшень определяется легко. Разрешение распространяется только на дикий женьшень.

- А где же брать семенной фонд на культивируемый женьшень, если вдруг понадобится?

- У китайцев. Вот почему перспектива за ними. Они привезут сюда свои семена, арендуют землю и будут выращивать. Традиции у них есть, рабочие есть.

- Культивируемый не обязательно выращивать под пологом леса?

- Нет, культивируемый женьшень и нельзя выращивать в лесу. Под пологом можно выращивать только штучные корни. А в больших масштабах - нужно сеять поля, правда под прикрытием. Трактор садит и копает. В России такой техники нет.

- Это правда, что женьшень, выращенный искусственно, не такой ценный, как найденный в лесу?

- Да, его называют морковкой.

- А тот, что вывезли китайцы, тоже выращивается как морковка?

- Нет, они его выращивают в полудиких условиях, под пологом леса, так он сохраняет некоторые полезные качества.

Вывод удручающий. Возможно, есть надежда на программу «Охрана окружающей среды Приморского края на период 2013-2020 годы»…

Вопрос ребром:

- К вам обращается хоть кто-то, кто хотел бы создать производство женьшеня и чему-нибудь научиться у вас? Есть такие желающие?

- Ходил к нам один предприниматель. Я его консультировал. Но начинать не имея опыта очень трудно. Дело в том, что получить высокие урожаи по сравнению с китайскими и корейскими у нас невозможно. Культура производства очень низкая. Нужны большие инвестиции, и первые 3-5 лет они не будут оправданы. У нас холоднее, и женьшень будет расти дольше, у корня больше риск заболеть и пропасть. Цена такого женьшеня будет уже не $250 тыс., и даже не 25 тыс.. И потом, куда его продавать? Здесь его реализовать некуда: в каждой аптеке есть китайский.

Надежда ОКОВИТАЯ. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Россия. ДФО > Экология > ras.ru, 8 сентября 2016 > № 1889972 Юрий Журавлев


Франция. Весь мир. СФО > Экология. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 27 августа 2016 > № 1963511 Николай Вардуль

Стоит ли ратифицировать Парижское соглашение по климату?

Почему закрыта тема «декарбонации» Сибири

Николай Вардуль

17 августа стало известно, что правительство закрыло тему превращения Восточной Сибири в «безуглеродную зону». Идея такой зоны тесно связана с Парижским соглашением по борьбе с глобальным изменением климата, которое Россия в числе 175 стран подписала еще 22 апреля 2016 г. От лица правительства подпись поставил вице-премьер Александр Хлопонин. И вот теперь на повестке дня ратификация Россией Парижского соглашения, а «декарбонация» Сибири закрыта. Что происходит?

Парижское соглашение — это международный документ, определяющий стратегию борьбы с изменением мирового климата. Цель — в перспективе удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения ее роста 1,5 °C. Средство — ограничения выбросов парниковых газов, в том числе СО2. В России есть сторонники и противники ратификации. В чем плюсы, а в чем риски для России?

Изменение климата — глобальная угроза. Хотя есть те, кто отрицает потепление, как есть и те, кто ждет, наоборот, похолодания. Но объективные данные говорят о том, что процесс изменений запущен. Очевидно, что бороться с глобальной угрозой надо на международном уровне.

Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК ООН) была подписана еще в 1992 г. Первым соглашением, детально регламентировавшим борьбу с выбросами парниковых газов, стал подписанный в 1997 г. Киотский протокол. Но его цели остались на бумаге. Заявленные обязательства по сокращению парниковых выбросов в атмосферу не выполнили, например, США (лидер по выбросам в 1990 г.), Канада (вышедшая из числа участников протокола), Япония, Австралия. На развивающиеся страны (в отличие от стран с переходной экономикой, к которым принадлежит Россия) никаких обязательств не накладывалось. Россия же стала одним из лидеров по сокращению выбросов парниковых газов в мире: с 1990 г. по 2013 г. выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%, обязательства, принятые при подписании Киотского протокола, были перевыполнены. «Постарался» прежде всего экономический кризис 1990-х гг.

Общий итог тем не менее плачевен: за период действия Киотского протокола выбросы парниковых газов выросли в 1,5 раза.

Как ответ на этот вызов появилось Парижское соглашение. Оно учло фактический провал Киотского протокола и отличается от него меньшей централизованной регламентацией. Соглашение не регламентирует способы выполнения национальных вкладов и не предполагает санкций за их невыполнение. Страны обязуются самостоятельно разработать «определяемые на национальном уровне вклады» по ограничению выбросов парниковых газов.

Тогда в чем же риски Парижского соглашения?

Главный риск — возможность использования радикальных методов реализации соглашения, например введение так называемого углеродного сбора. Его идея в том, что вводится некая плата на традиционную энергетику и добычу углеводородного сырья, которая должна пойти на финансирование альтернативной экологически чистой энергетики, в том числе и на международном уровне — за счет наполнения так называемого Зеленого фонда, поддерживающего неуглеродные энергетические проекты.

Как пишет «Коммерсантъ», проект превращения Восточной Сибири в безуглеродную зону, который в свое время выдвинул полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, как раз и предполагал введение углеродного налога или создание углеродного рынка в регионе, использование налоговых льгот и субсидий (в том числе на применение наилучших доступных технологий), развитие возобновляемых источников энергии и рост лесопосадок.

Идея чиста и зелена. Но, как всегда, есть и оборотная сторона. Углеродный сбор (или налог) — это дополнительное обременение для традиционной энергетики, для добычи углеводородного сырья. Понятно, что сторонники «углеродного сбора» есть прежде всего в большинстве стран ЕС (характерно, что Польша со своими угольными шахтами занимает отдельную позицию). Введение такого сбора не нанесет этим странам вреда: если размер сбора, как предполагается, составит $20 c тонны эквивалента CO2, то выплаты по нему составят менее 0,5% ВВП этих стран.

Против «углеродного сбора» решительно выступают США. В июне 2016 г. Конгресс США утвердил резолюцию, в которой утверждается, что ввод углеродного сбора будет разрушительным для национальной экономики и населения страны. По оценкам Бюджетного офиса Конгресса, ввод сбора с базовой ставкой $20 с тонны углекислого газа приведет к росту цены бензина на 4 цента за литр, а цены электроэнергии на 16%. Наиболее уязвимыми окажутся наименее обеспеченные граждане. Дело дошло до того, что в конце мая республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп прямо пообещал: «Мы намерены отказаться от Парижского соглашения по климату».

Для России введение «углеродного сбора» еще более разрушительно, чем для США. Есть расчеты, по которым сбор с базовой ставкой $15 с тонны углекислого газа потребует ежегодных выплат в размере $42 млрд, что соответствует 2,56–3,29 трлн руб. Объем этих выплат равен 3,2–4,1% ВВП за 2015 г.

Какой вывод? Введение «углеродного сбора» неприемлемо для России, учитывая специфику структуры ее экономики и экспорта. Именно поэтому проект «декарбонации» Сибири и не получил поддержки.

Пока в тексте Парижского соглашения упоминания об этом сборе нет. Правда, до вступления его в силу еще больше трех лет, так или иначе сбор может появиться. Дискуссии на этот счет в последнее время активизировались.

В любом случае Россия должна действовать в строгом соответствии с текстом Парижского соглашения: использовать свободу национального выбора мер его реализации.

Во-первых, развитие «зеленых» технологий должно быть четко вписано в Энергетическую Стратегию России до 2035 г., которая до сих пор не утверждена. Переход на новые стандарты должен в максимальной степени учитывать экономические интересы нашей страны.

Во-вторых, у России большие возможности для снижения выброса парниковых газов за счет снижения энергоемкости ВВП, который, по разным оценкам, более чем в 2 раза выше среднемирового уровня. Есть даже соответствующая государственная программа. Она предусматривает, в частности, внедрение энергосберегающих технологий, начиная от улучшения теплоизоляции зданий и заканчивая внедрением новых материалов и технологий. К сожалению, вопросам энергоэффективности в нашей стране пока все равно придается мало значения, поэтому они нуждаются в повышении приоритета.

В-третьих, важно полностью учитывать поглощающую способность российских лесов, составляющих более 20% от мировых лесных запасов, и биосистем. По мнению руководителя программы «Климат и энергетика» WWF Россия Алексея Кокорина, которым он поделился с «Коммерсантом», сейчас гораздо важнее сосредоточиться на вопросах внедрения углеродной отчетности, на методике поглощения парниковых газов лесами (ее к июню 2017 г. должны разработать Минприроды, Росгидромет и Рослесхоз), решить вопрос учета метановых утечек, а также разработать стратегию низкоуглеродного развития для РФ в целом.

Еще раз. Цели Парижского соглашения по климату имеют большую ценность для всех стран, конечно, включая Россию, и прежде всего для будущих поколений. Но нельзя недооценивать риски, их надо просчитывать до того, как они наступили. Если выяснится, что за ратификацией может последовать введение «углеродного сбора», то России следует выполнять цели Парижского соглашения, не ратифицируя его. Переплачивать — непозволительная роскошь.

Николай Вардуль

ООН об изменении климата (РКИК ООН) была подписана еще в 1992 г. Первым соглашением, детально регламентировавшим борьбу с выбросами парниковых газов, стал подписанный в 1997 г. Киотский протокол. Но его цели остались на бумаге. Заявленные обязательства по сокращению парниковых выбросов в атмосферу не выполнили, например, США (лидер по выбросам в 1990 г.), Канада (вышедшая из числа участников протокола), Япония, Австралия. На развивающиеся страны (в отличие от стран с переходной экономикой, к которым принадлежит Россия) никаких обязательств не накладывалось. Россия же стала одним из лидеров по сокращению выбросов парниковых газов в мире: с 1990 г. по 2013 г. выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%, обязательства, принятые при подписании Киотского протокола, были перевыполнены. «Постарался» прежде всего экономический кризис 1990-х гг.

Общий итог тем не менее плачевен: за период действия Киотского протокола выбросы парниковых газов выросли в 1,5 раза.

Как ответ на этот вызов появилось Парижское соглашение. Оно учло фактический провал Киотского протокола и отличается от него меньшей централизованной регламентацией. Соглашение не регламентирует способы выполнения национальных вкладов и не предполагает санкций за их невыполнение. Страны обязуются самостоятельно разработать «определяемые на национальном уровне вклады» по ограничению выбросов парниковых газов.

Тогда в чем же риски Парижского соглашения?

Главный риск — возможность использования радикальных методов реализации соглашения, например введение так называемого углеродного сбора. Его идея в том, что вводится некая плата на традиционную энергетику и добычу углеводородного сырья, которая должна пойти на финансирование альтернативной экологически чистой энергетики, в том числе и на международном уровне — за счет наполнения так называемого Зеленого фонда, поддерживающего неуглеродные энергетические проекты.

Как пишет «Коммерсантъ», проект превращения Восточной Сибири в безуглеродную зону, который в свое время выдвинул полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, как раз и предполагал введение углеродного налога или создание углеродного рынка в регионе, использование налоговых льгот и субсидий (в том числе на применение наилучших доступных технологий), развитие возобновляемых источников энергии и рост лесопосадок.

Идея чиста и зелена. Но, как всегда, есть и оборотная сторона. Углеродный сбор (или налог) — это дополнительное обременение для традиционной энергетики, для добычи углеводородного сырья. Понятно, что сторонники «углеродного сбора» есть прежде всего в большинстве стран ЕС (характерно, что Польша со своими угольными шахтами занимает отдельную позицию). Введение такого сбора не нанесет этим странам вреда: если размер сбора, как предполагается, составит $20 c тонны эквивалента CO2, то выплаты по нему составят менее 0,5% ВВП этих стран.

Против «углеродного сбора» решительно выступают США. В июне 2016 г. Конгресс США утвердил резолюцию, в которой утверждается, что ввод углеродного сбора будет разрушительным для национальной экономики и населения страны. По оценкам Бюджетного офиса Конгресса, ввод сбора с базовой ставкой $20 с тонны углекислого газа приведет к росту цены бензина на 4 цента за литр, а цены электроэнергии на 16%. Наиболее уязвимыми окажутся наименее обеспеченные граждане. Дело дошло до того, что в конце мая республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп прямо пообещал: «Мы намерены отказаться от Парижского соглашения по климату».

Для России введение «углеродного сбора» еще более разрушительно, чем для США. Есть расчеты, по которым сбор с базовой ставкой $15 с тонны углекислого газа потребует ежегодных выплат в размере $42 млрд, что соответствует 2,56–3,29 трлн руб. Объем этих выплат равен 3,2–4,1% ВВП за 2015 г.

Какой вывод? Введение «углеродного сбора» неприемлемо для России, учитывая специфику структуры ее экономики и экспорта. Именно поэтому проект «декарбонации» Сибири и не получил поддержки.

Пока в тексте Парижского соглашения упоминания об этом сборе нет. Правда, до вступления его в силу еще больше трех лет, так или иначе сбор может появиться. Дискуссии на этот счет в последнее время активизировались.

В любом случае Россия должна действовать в строгом соответствии с текстом Парижского соглашения: использовать свободу национального выбора мер его реализации.

Во-первых, развитие «зеленых» технологий должно быть четко вписано в Энергетическую Стратегию России до 2035 г., которая до сих пор не утверждена. Переход на новые стандарты должен в максимальной степени учитывать экономические интересы нашей страны.

Во-вторых, у России большие возможности для снижения выброса парниковых газов за счет снижения энергоемкости ВВП, который, по разным оценкам, более чем в 2 раза выше среднемирового уровня. Есть даже соответствующая государственная программа. Она предусматривает, в частности, внедрение энергосберегающих технологий, начиная от улучшения теплоизоляции зданий и заканчивая внедрением новых материалов и технологий. К сожалению, вопросам энергоэффективности в нашей стране пока все равно придается мало значения, поэтому они нуждаются в повышении приоритета.

В-третьих, важно полностью учитывать поглощающую способность российских лесов, составляющих более 20% от мировых лесных запасов, и биосистем. По мнению руководителя программы «Климат и энергетика» WWF Россия Алексея Кокорина, которым он поделился с «Коммерсантом», сейчас гораздо важнее сосредоточиться на вопросах внедрения углеродной отчетности, на методике поглощения парниковых газов лесами (ее к июню 2017 г. должны разработать Минприроды, Росгидромет и Рослесхоз), решить вопрос учета метановых утечек, а также разработать стратегию низкоуглеродного развития для РФ в целом.

Еще раз. Цели Парижского соглашения по климату имеют большую ценность для всех стран, конечно, включая Россию, и прежде всего для будущих поколений. Но нельзя недооценивать риски, их надо просчитывать до того, как они наступили. Если выяснится, что за ратификацией может последовать введение «углеродного сбора», то России следует выполнять цели Парижского соглашения, не ратифицируя его. Переплачивать — непозволительная роскошь.

Франция. Весь мир. СФО > Экология. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 27 августа 2016 > № 1963511 Николай Вардуль


Россия > Экология > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873566 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2017-2019 годы в сфере природопользования и охраны окружающей среды.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня очередное совещание о расходах федерального бюджета, посвящённое в этот раз расходам в сфере природопользования и охраны окружающей среды. Мы посмотрим все те возможности, которыми располагаем по этому поводу, имея в виду и важность темы, и, с другой стороны, те проблемы, которые в настоящий момент сложились в финансировании отраслей.

В последние несколько лет нам удалось довольно заметно продвинуться в решении ряда экологических вопросов. Конечно, было бы правильным поддержать позитивные сдвиги, найти для этого необходимые средства. Дефицит бюджета, макроэкономика – это для большинства людей вещи довольно абстрактные, а вот качество воды и воздуха, хранение и переработка мусора, возможные опасные природные ситуации, те же самые лесные пожары, которых сейчас много, – это действительно людей очень сильно волнует. Решать эти вопросы нам нужно сейчас, мы не можем их откладывать на потом, имея в виду более благоприятную ситуацию с бюджетом.

Практически в каждом населённом пункте, в каждом регионе есть свои экологические проблемы и связанный с этим риск для здоровья, благополучия людей. Значительным пока остаётся накопленный экологический ущерб. В серьёзной модернизации нуждается переработка и вторичное использование отходов, системы водоснабжения и очистные сооружения.

Ещё одно важное направление – это сохранение природы, редких и исчезающих видов растений и животных, развитие системы национальных парков и особо охраняемых природных территорий. Задача государства (в данном случае я имею в виду государство в широком смысле – и федерального центра, и регионов, и муниципалитетов) – запустить такие инструменты, чтобы промышленным предприятиям было выгодно внедрять природосберегающие, то есть чистые, технологии, безопасные и для работников, и для окружающей среды, создавать условия для более активного привлечения частных инвесторов, которые уже начали работать в этой сфере. И, конечно, нам нужно эти процессы поддерживать, выстраивать систему профессионального и общественного мониторинга и контроля, чтобы люди получали информацию об экологической ситуации в своём населённом пункте.

Всеми этими вопросами необходимо заниматься и системно, и последовательно. Экологическая тематика включена в число приоритетов, которые требуют особого внимания, где необходимо концентрировать финансовые, административные и управленческие ресурсы. Мы будем этим заниматься и в рамках президиума Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Напомню, что следующий год объявлен Годом экологии. По поручению Президента это будет сопровождаться дополнительным финансированием. С административной точки зрения Минприроды работает по трём государственным программам. Предельные объёмы их финансирования на ближайшие три года определены Правительством на заседании 7 июля исходя из реальных возможностей бюджета. Теперь важно рационально эти средства распределить, скорректировать государственные программы таким образом, чтобы направить деньги на наиболее эффективные направления, в том числе те, которые будут отобраны в рамках проектной работы.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873566 Дмитрий Медведев


Россия. СФО. ДФО > Экология > globalaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850838 Анастасия Лихачева

Вода и мир

Почему не нужно поворачивать сибирские реки, или что такое конкуренция за пресную воду

Анастасия Лихачева – кандидат политических наук, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Резюме: Обязательным условием эффективного развития водоемких производств в Сибири и на Дальнем Востоке является экспорт в несколько стран АТР – тогда можно говорить об использовании водных ресурсов как стратегического политического ресурса.

В начале мая министр сельского хозяйства Александр Ткачёв и советник президента по экономике Сергей Глазьев с разницей в неделю подняли вопрос об экспорте российской пресной воды. Министр – радикально – предложил экспортировать воду через Казахстан в Китай для развития Синцзяня – за счет излишков алтайских ГЭС. Сергей Глазьев подошел более рыночно – воду «добывать, очищать, готовить к потреблению и экспортировать». Ранее об использовании «водного золота» говорил Юрий Лужков, а в 2013 г. к идее вновь обратилось Минэкономразвития. Сегодня проект реанимировался в несколько ином обличии, но в старой сути – не прилагая никаких особых усилий, получать много денег, продавая сырье, которое нам практически ни во что не обходится.

Глобальная конкуренция за воду действительно нарастает, и страны, обладающие этим ресурсом, будут в выигрышном положении. Но необходимо принять во внимание, что водная проблема перешла из режима локальных кризисов в режим глобального стратегического вызова. И этот переход играет принципиальную роль в том, как разворачивается реальная конкуренция. Сегодня торговля «сырой» водой (по аналогии с нефтью), т.е. реализация проектов по повороту сибирских рек, водопроводу из Байкала в Китай и т.д. – это продажа без добавленной стоимости, с непредсказуемыми экологическими эффектами и потенциально высокой коррупционной составляющей ценнейшего стратегического ресурса, стоимость которого со временем будет только увеличиваться.

Адаптация к глобальному водному вызову: виртуальная вода и квазиколонизация

Долгосрочной проблемой международных отношений уже в ближайшем будущем станут ситуации, когда к изменению распределения воды в бассейне приводят не конкретные действия государств, расположенных выше по течению, а объективные плохо поддающиеся контролю процессы: рост населения, изменение его привычек потребления, урбанизация, рост водозабора в сельском хозяйстве. В подобных случаях у государств не останется выбора кроме коллективной адаптации, поскольку и военными действиями указанные тенденции переломить сложно.

Даже при отсутствии в будущем острых международных конфликтов за гидроресурсы прямые последствия водного дефицита окажут глубинное влияние на все сферы деятельности человека. Уже начавшиеся процессы затрагивают изменение структуры ведущих и развивающихся экономик, провоцируют масштабную миграцию в районы, менее подверженные водному дефициту – по оценкам директора Института водных проблем РАН Виктора Данилова-Данильяна, число «водных беженцев» может достигнуть 500 млн человек  к 2030 г., т. е. всего через 15 лет.

На региональном уровне человечество уже заметно перекроило карту гидроресурсов: в мире действует более 3 тыс. водохранилищ и плотин, ирригационные каналы отводят воду на сотни километров от рек в степи и пустыни. Государства, расположенные ниже по течению, резко реагируют на изменение «верхними» стока в свою пользу. Египет неоднократно заявлял, что готов на любые меры, чтобы не допустить строительства плотины «Возрождение» в Эфиопии, Узбекистан допускает войну с Таджикистаном из-за Рогунской ГЭС, а Сирия вплоть до гражданской войны протестовала против каждой новой плотины на территории Восточной Анатолии в Турции. При этом даже на национальном уровне самих по себе манипуляций с «сырой» водой уже недостаточно для адаптации к глобальному водному вызову.

В отличие от перекрытия рек, что даже теоретически дает преимущества только ограниченному числу стран, эффективное использование пресной воды предоставляет широкие возможности для всего мира. Ресурсы для экстенсивного роста уже исчерпаны во многих государствах. Повсеместно за исключением Бразилии, России и Канады дефицит воды станет главным ресурсным ограничением развития, как экономического, так и социального. И возможностей для перелома тенденций, стимулирующих спрос на воду – демографического бума, перехода на белковое питание, урбанизацию – сегодня де-факто не существует. Речь может идти только об адаптации к процессам и попытке их смягчения. Поэтому единственный стратегический ответ на глобальный водный вызов и международную конкуренцию за воду – повышение эффективности водопользования за счет перераспределения водозабора и новых технологий водопользования. При этом ни первое, ни второе не требуют перераспределения воды между странами.

О физическом перемещении воды как таковой говорить можно только на региональном уровне и в несопоставимых объемах. Аналогия с нефтью имеет смысл разве что в вопросах способов транспортировки, поскольку объем экспортируемой нефти на порядки меньше объема воды, необходимой для производства товаров. В глобальном масштабе перераспределение водозабора – это главным образом перераспределение производства и сбыта не самой воды, а водоемких товаров: продовольствия, энергии, промышленных товаров, биотоплива. Академик Данилов-Данильян приводит очень наглядный пример: на выращивание зерна, импортируемого в страны Северной Африки и Ближнего Востока, уходит объем воды, равный ежегодному стоку Нила. То есть в регионе текут две реки: Нил реальный и виртуальный. Очевидно, что невозможно обеспечить подобные объемы продовольствия без международной торговли виртуальной водой и технологиями.

Виртуальная вода. Концепция «виртуальной воды», предложенная в начале 1990-х гг. Джоном Энтони Алланом, основана на статистике водопотребления, а именно того факта, что большая часть воды используется человеком не напрямую, а как производственный ресурс. Он определил ее какколичество воды, вложенное в производство продуктов питания или иной продукции. Согласно данной концепции, страны, ограниченные в гидроресурсах, могут и должны закупать водоемкую продукцию у стран, где относительная ценность воды ниже. Таким образом достигается наибольшая эффективность использования водных ресурсов.

В этой экономической формуле целый ряд государств уже нашли источник укрепления собственных международных позиций (так, Бразилия и Аргентина стали одними из ведущих поставщиков мяса в мире, выйдя на рынки Азии, Иордания почти полностью перешла на импорт водоемких злаков из США, значительно снизив уровень водного стресса в сельской местности), а развивающиеся азиатские гиганты адаптируют под нее основные направления государственной политики. Данная концепция не зафиксировала новую форму торговли водой как таковой, но оказала важнейшее влияние на политику гидропользования, обеспечив наглядные ответы на принципиальные вопросы: какова относительная ценность воды и как ее можно адекватно учесть в экономике и торговле. Экспортеры виртуальной воды (речь идет о чистом экспорте) – страны Северной Америки, а также Аргентина, Таиланд и Индия. Чистые импортеры: Япония, Южная Корея, Китай, Индонезия и Нидерланды.

Примечательно, что хотя Китай является одним из крупных экспортеров продовольствия, масштабы импорта, в первую очередь мясной продукции, настолько значительны, что количество импортируемой виртуальной воды превышает даже объемы экспорта. Совсем по другой причине в число импортеров попадают Нидерланды. Страна славится высокоэффективным сельским хозяйством и бережным отношением к каждому метру земли. Именно по этой причине она выращивает культуры с низкой добавленной стоимостью, предпочитая закупать в других странах корма для скота и специализироваться на животноводстве и цветоводстве. Таким образом, в количественном выражении Нидерланды действительно чистый импортер, однако в денежном выражении страна получает значительные доходы как экспортер продукции, в которой вода имеет максимальную добавленную стоимость.

Чтобы нагляднее представить себе выгоды от сознательной торговли виртуальной водой, приведем ряд показателей по разным странам на основе базы данных «Водный след» (Water footprint). Так, для производства 1 тонны соевых бобов потребуется 4124 м3 воды в Индии, 2030 – в Индонезии, 1076 – в Бразилии. При этом средний мировой уровень – 1789. Если мы возьмем производство мяса, водная составляющая отличается еще сильнее: на тонну говядины потребуется 11 681 м3 в Нидерландах, 21 028 м3 в России и 37 762 м3 – в Мексике. Среднемировой уровень – 15 497 м3.

Рис и пшеница, основные потребители воды в сельском хозяйстве (доля риса в общем объеме водной составляющей производства зерновых составляет 21%, пшеницы – 12%) также требуют кратно отличающихся объемов воды в разных странах: одна тонна риса в Австралии обойдется в 1022 м3 воды, а в Бразилии – уже в 3082 м3. Водная компонента в тонне пшеницы варьируется от 619 м3 в Нидерландах до 2375 м3 в России. Это объясняется разницей в эффективности сельскохозяйственных технологий, состоянием водного хозяйства и климатическими особенностями. Таким образом, разумное водопользование становится весьма существенным источником конкурентоспособности.

Торговля виртуальной водой – уже сегодня основная площадка для международной конкуренции государств за водные ресурсы. Именно таким образом можно оказывать прямое воздействие на рынки продовольствия, энергии и промышленных товаров других стран и в то же время продавать собственные гидроресурсы с максимальной добавленной стоимостью. И важность этой площадки будет расти по мере относительного удорожания пресной воды. Политическое значение продовольственной проблемы признается всеми, а возможность оказывать прямое влияние на рынки продовольствия через один из главных факторов сельхозпроизводства – водные ресурсы – не вызывает сомнений. Одним из катализаторов «арабской весны» в Египте стало эмбарго на экспорт российского зерна летом 2010 г. и последовавший за этим скачок цен на хлеб. Более того, важна не только торговля, но и просто учет воды как фактора производства. Уже появились исследования, доказывающие, что контроль над источниками пресной воды стал для «Исламского государства» (запрещено в России. – Ред.) ключом к установлению контроля над обширными территориями – и над экономической деятельностью всего региона.

Квазиколонизация. За последние 20 лет десятки миллионов гектаров в развивающихся и особенно наименее развитых странах были проданы или арендованы для выращивания продовольствия, заготовку древесины и производство биотоплива. На практике это привело к появлению термина «квазиколонизация». Данный процесс представляет собой масштабную скупку и аренду земель за рубежом для вывоза произведенных на них товаров, в первую очередь продовольственных, на территорию собственной страны и только затем – для продажи в третьи страны. По оценкам профессора Джона Энтони Аллана, на эти виды деятельности сегодня приходится 90% сделок с землей в Африке и 80% в мире. Все указанные производства отличаются повышенной водоемкостью, а исследования подтверждают, что именно наличие источников пресной воды становится определяющим фактором для аренды и скупки земель за рубежом.

Хотя прямые иностранные инвестиции существовали всегда, сегодня можно говорить о новом феномене – агроколонизации. Так называемые захваты земли (land grabs) стали массовым явлением с начала 2000-х годов. В чем главные отличия «захвата земли» от обычных инвестиций? «Захват» сопровождается несправедливым распределением доходов между местными сообществами и инвестором и ориентацией на вывоз выращиваемых культур в страну происхождения инвестора, а не на местный или мировой рынок. Это объясняет высокую привлекательность для «захватчиков» стран с низкой защитой прав собственности и неустойчивыми политическими режимами. В подобных случаях распределение доходов максимально выгодно инвестору (доля «колонии» состоит в доходах чиновников), становится возможным хищническое природопользование, отсутствуют стимулы к долгосрочной стратегии использования арендованной или даже выкупленной земли. Хотя большинство подобных соглашений предполагают срок аренды от 50 до 99 лет, в условиях неустойчивости режимов в большинстве африканских государств это нельзя расценивать как серьезную основу долгосрочного сотрудничества.

Если с начала 1960-х гг. арендовались сотни или тысячи гектаров, то сегодня речь идет о миллионах: сделки до 10 тыс. га даже не включаются в статистику профильных НКО. Точные данные получить трудно, однако только в Африке минимальная площадь таких «колоний» в 2008 г. оценивалась в 34 млн га, что соответствует территории Финляндии или двум Уругваям. При этом наибольшая концентрация новых сельхозугодий наблюдается к югу от Сахары – в странах, население которых в наибольшей степени подвержено голоду и жажде.

В бассейне крупнейшей африканской реки Нил по предварительно согласованным и анонсированным соглашениям объем иностранной сельскохозяйственной аренды должен увеличиться до 10 млн га в течение ближайших лет. Лидером новой колонизации стала Эфиопия: эфиопское правительство c 2008 г. сдало инвесторам из Индии, Китая, Саудовской Аравии 3,6 млн га под орошаемое земледелие и планирует увеличить эту цифру еще на 7,5 млн га в ближайшие годы. По совокупным объемам ее опережают Судан и Южный Судан: в этих странах 8,3 млн га уже законтрактовано под орошаемое земледелие. Почти 1 млн га намерена дополнительно орошать Уганда. Хотя наличие контрактов не обязывает инвесторов вести хозяйственную деятельность, перспективы полной эксплуатации этих земель минимальны. По оценкам ФАО, ирригационный потенциал Нила не превышает 8 млн га независимо от того, в какие годы будет решено осваивать арендованные земли: очевидно, что даже для пяти стран бассейна (Египта, Судана, Южного Судана, Эфиопии и Уганды), намеренных орошать 8,6 млн га, воды недостаточно – а в бассейне расположено 11 стран. Камерун, Сенегал, Нигер также активно участвуют в конкуренции за иностранных арендаторов. Не отстают и малые страны тропического пояса – всего в масштабную сельхозаренду вовлечено более 40 африканских государств.

Первыми «колонизаторами» стали страны Персидского залива, еще во время нефтяного кризиса 1973 г. оказавшиеся под угрозой зернового эмбарго со стороны США. Однако небольшое население, значительные доходы от экспорта нефти и благоприятная конъюнктура на мировых рынках продовольствия позволяли ограничиться диверсификацией поставщиков. Продовольственный кризис 2008–2010 гг., когда такие крупные экспортеры продовольствия, как Россия, Аргентина, Индия, Вьетнам ввели ограничения на вывоз зерна и других продуктов, обострил вопрос продовольственной безопасности и стал катализатором к масштабной агроэкспансии Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна, Кувейта. Самыми привлекательными для государств Персидского залива оказались страны Африки (в особенности Мозамбик, Судан и ЮАР) и Юго-Восточной Азии (в первую очередь для выращивания риса, фруктов и овощей – Таиланд, Лаос).

Азиатские гиганты, Китай и Индия, пытаясь адаптироваться к растущим запросам своего населения и обостряющемуся дефициту воды, активно включились в колонизацию в 2000-х годах. Хотя обе страны арендуют земли Юго-Восточной Азии, Латинской Америке и даже Восточной Европе, наибольшие по объемам инвестиции направляются именно в Африку: по данным международной организации GRAIN, речь идет о миллиардных проектах. Активно участвуют в новой колонизации Япония, Корея, Сингапур. Однако развитые страны предпочитают иметь дело со странами, где права собственности больше защищены, и арендуют земли преимущественно в государствах БРИКС: Китае, Бразилии, ЮАР.

По оценкам профессора Дэвида Зетланда из Лейденского университета, сегодня в Африке две трети сделок осуществляют крупные агрохолдинги и треть – финансовые инвесторы и суверенные фонды. Необходимо отметить, что развивающиеся и развитые страны преследуют различные цели: первые стремятся гарантировать продовольственную безопасность, вторые – обеспечить высокую доходность своим вкладчикам. Соответственно для инвесторов, нацеленных на максимизацию прибыли, важен рост цен. После продовольственного кризиса 2008–2010 гг. и сопровождавшего его скачка цен на основные торгуемые продовольственные товары все большую роль в этом сегменте играют западные институциональные инвесторы (в особенности пенсионные фонды).

Для тех же, кто заинтересован в продовольственной безопасности собственной страны, решающим фактором становится объем доступного продовольствия. Поэтому издержки на выращивание такого продовольствия могут даже превышать среднерыночные: главным остается контроль над поставками.

Сегодня на продовольственном рынке господствуют всего четыре компании, и все они находятся в юрисдикции западных стран (и владельцы этих компаний входят в число наиболее влиятельных представителей элиты США и Западной Европы): речь идет о компаниях Archer Daniels Midland,Bunge, Cargill и Louis Dreyfus, контролирующих до 70–90% основных торгуемых продовольственных товаров. Продовольственно-территориальная экспансия развивающихся стран наглядно доказывает их стремление к пересмотру системы, сложившейся на глобальных рынках продовольствия, и к укреплению национального продовольственного суверенитета. Но уже не за счет изъятия ценных ресурсов из национальной экономики (земли, воды и энергии), а через выход на сельхозугодия и водные ресурсы бедных стран-производителей.

Некоторые эксперты напрямую связывают прямые инвестиции развивающихся стран, в первую очередь Китая, в аренду и скупку земель в Африке и Латинской Америке с попыткой бросить вызов гегемонии западных держав в торговле виртуальной водой. Экономическая конкуренция перешла в международно-политическую плоскость: контроль над виртуальной водой становится источником силы и влияния.

Виртуальная вода в промышленности и энергетике. В силу особой важности сельского хозяйства для развивающихся и наименее развитых стран они уделяют меньше внимания торговле виртуальной водой в составе промышленной продукции. Однако добавленная стоимость воды в таком случае значительно выше. При этом водоемкость конкретной отрасли может кратно отличаться в разных странах, а при учете воды, потраченной на производство энергии, разрыв становится еще больше. Отрасли-лидеры по гидрозабору: нефтехимия, металлургия, целлюлозно-бумажное производство и энергетика. В результате доступные источники пресной воды становятся для развивающихся и наименее развитых государств важнейшим ограничителем развития водоемких производств даже несмотря на наличие «профильных» ресурсов.

Актуальный пример того, как вода может стать ресурсным ограничением для экономики, связан с развитием сланцевой газодобычи. Данная технология предполагает использование значительных объемов воды, причем без возможности повторного применения. Именно отсутствие свободных ресурсов пресной воды сегодня расценивается как главное ограничение для добычи сланцевого газа в Китае, и, по оценкам целого ряда специалистов, данный фактор стал одним из неформальных аргументов сторон в ходе переговоров по подписанию газового контракта между Россией и Китаем 21 мая 2014 года.

Очевидно, что торговля виртуальной водой в составе продовольственных или промышленных товаров имеет глобальный характер. На региональном же уровне наибольшее значение имеет виртуальная вода в виде вырабатываемой энергии, причем речь идет не только о гидро-, но и о тепловой и атомной энергии. Строительство плотин для развития гидроэнергетики становится одной из наиболее распространенных причин острых международных конфликтов по водным вопросам, и в то же время именно продажа электроэнергии в третьи страны оказывается наилучшим гарантом стабильного режима водопользования в международном водном бассейне.

Нередки случаи, когда экспорт части энергии с ГЭС, строительство которой резко осуждалось другими странами бассейна, позволял либо полностью нивелировать, либо значительно сгладить конфликтную ситуацию. В частности, именно этой стратегии придерживается Китай на реке Меконг, а единственным примером успешного выстраивания водно-энергетического бартера в Центральной Азии служит покупка Казахстаном гидроэнергии Киргизии (на реках Чу и Талас). Эфиопия, формирующая коалицию по пересмотру квот на водозабор из Нила и намеренная построить самую высокую и мощную плотину в Африке, делает возможность экспорта дешевой электроэнергии в другие страны одним из аргументов в переговорах с соседями. Наличие такого обширного потенциала сотрудничества в сфере энергетики связано с тем, что в таком случае и государство, находящееся вверху по течению, и страна-импортер (расположенная ниже по течению) заинтересованы в определении режима сброса воды и квотировании водозабора.

Строительство плотин дает «верхним» государствам значительный политический ресурс, позволяющий шантажировать соседа ограничением поставок и воды, и электричества, что имеет прямое воздействие уже не только на сельское хозяйство, но и на промышленность и инфраструктуру.

Потенциал использования водных ресурсов для международной стратегии России

Россия – вторая в мире страна по возобновляемым гидроресурсам, на ее территории находится Байкал, крупнейшее пресное озеро в мире. В России протекает более 120 тыс. рек длиной более 10 км, их совокупная протяженность составляет 2,3 млн километров. Ежегодный объем возобновляемых водных ресурсов оценивается в 4202 км3. 71% этого стока относится к бассейну Северного Ледовитого океана, 14% – Тихого, 10% приходится на Каспийское море и всего 5% – на Черное, Азовское и Балтийское моря вместе взятые. Из-за границы поступает только 185 км3, или 4,5% всех возобновляемых ресурсов России.

Хотя обеспеченность водой в южных и юго-западных районах на порядки меньше, чем в Сибири (2 тыс. м3 и 120–190 тыс. м3/чел./год, соответственно), все равно она почти в два раза превышает подушевую обеспеченность гидроресурсами в бассейне Меконга (около 1–1,1 тыс. м3), в полтора раза – среднемировой уровень (1370 м3). Водная инфраструктура России считается самой протяженной в мире, по числу плотин страна также остается одним из мировых лидеров: в ХХ веке построено более 300 крупных плотин и свыше 3 тыс. малых и средних.

Такие богатства, безусловно, стратегический актив, которым пока мы пользуемся исключительно тактически. Позиция России в международной водной «повестке» практически отсутствует.

В Таблице 1 приведена секторальная структура для стран с наибольшим ежегодным водозабором. Россия эту десятку замыкает. В тройке стран-лидеров – Индия, Китай и США: спрос предъявляют колоссальное население этих стран, 2,9 млрд человек, и ведущие экономики мира (4-е, 2-е и 1-е место, соответственно).

Таблица 1. Секторальная структура для стран с наибольшим ежегодным 
водозабором, в среднем за 2000–2012 гг., куб. км на человека в год

Страна

Водо-

забор,
км3/год

Доля забора
от возобнов-ляемых ресурсов, %

Водо-

забор,
м3/чел./год

ЖКХ, %

Промыш-ленность, %

С/х,
%

Насе-

ление,
2012 г., млн

$ ВВП/
м3

Индия

661

45,7

575

7

2

91

1148

1,2

Китай

545

19,4

417

10

21

69

1344

4,5

США

477

16,9

1605

13

46

41

312

23,5

Пакистан

176

72,0

1099

4

2

94

177

0,6

Иран

92

71,7

1313

6

1

93

75

1,4

Япония

90

20,9

706

19

18

63

128

55,7

Индонезия

113

5,6

496

12

7

82

242

2,1

Мексика

77

18,9

719

14

9

77

115

8,6

Филиппины

80

16,7

931

8

10

83

95

1,5

Россия

66

1,5

461

20

60

20

143

5,7

Источник: Worldwater.org, databank.worldbank.org, FAO AQUASTAT

Ежегодный водозабор России составляет 66 млн км3, при этом задействуется лишь 1,5% от совокупных возобновляемых ресурсов. Наша страна отличается нестандартной секторальной структурой водозабора: хотя на промышленность приходится 60%, из них почти 80% (30,5 млн км3) остается в энергетике, преимущественно атомной, на сельское хозяйство расходуется только 20% (поскольку в большинстве регионов не применяется орошаемое земледелие и новые технологии) и еще столько же идет на муниципальное водоснабжение – по этому показателю Россия лидирует в десятке главных потребителей воды и опережает даже Японию (у которой 19%).

Если говорить о «доходности» воды в экономике, или сколько долларов ВВП приносит каждый использованный кубометр воды, картина выглядит следующим образом. Японская экономика использует воду наиболее продуктивно: каждый кубометр приносит 55,7 доллара. Второе место принадлежит США (23,5 доллара). Показатели остальных стран колеблются от 0,6 (Пакистан) до 8,6 доллара (Мексика). В России каждый кубометр в 2000-е гг. приносил 5,7 доллара. Доходность воды в Китае лишь незначительно уступает российской (4,5 доллара), притом что объем гидрозабора больше в восемь раз. Однако резервы для повышения эффективности использования воды в российской экономике имеют не только финансовое, но и товарное измерение.

В отношении производительности сельского хозяйства (и, соответственно, воды в сельском хозяйстве) пока существуют значительные возможности роста: по оценкам La Via Campesina,международного фермерского движения, если производительность российских малых частных хозяйств распространить на всю отрасль, то ежегодная производительность сельского хозяйства вырастет в шесть (!) раз. Для сравнения, в Кении такая экстраполяция позволит лишь удвоить выпуск, а в Венгрии – повысить его на 30%. Высокий водозабор в муниципальном секторе связан с неэффективностью устаревших систем и высоким уровнем потерь. Для преодоления такой отсталости с 2009 г. запущен ряд государственных инициатив, направленных на модернизацию систем водоснабжения и водоочистки, однако предложенные программы пока не достигли поставленных целей, хотя и на федеральном, и на региональном уровне работа ведется. Постепенно интерес к отрасли проявляют иностранцы, однако их деятельность в значительной мере ограничена институциональными барьерами, непрозрачностью схемы определения тарифов и неэффективностью управления существующей системой водоканалов.

Парадоксально, но Россия – одна из немногих стран, где водный фактор пока не ощущается обществом как структурный. Как результат – место России на глобальном рынке виртуальной воды непропорционально мало по сравнению с имеющимися возможностями. Если среднегодовой чистый экспорт виртуальной воды России составляет 4,2 млрд м3, то аналогичный показатель Канады, схожей по климатическим и гидрологическим характеристикам, больше в 12,5 раза – 52,5 млрд м3.

Большая часть российского чистого экспорта идет на Ближний Восток и в страны Северной Африки. Только на этих рынках, куда традиционно экспортируется российское зерно, Россия играет заметную роль как гарант продовольственной безопасности региона, а в ряде случаев – и политической. Уже упомянутое эмбарго 2010 г. стало одной из причин «арабской весны» в Египте.

Между тем существуют перспективы получения аналогичного влияния и в странах АТР: в импорте продовольствия заинтересованы Китай, страны АСЕАН (чья зависимость от Китая растет) и развитые страны Азии – Япония, Корея. Запрос на внешние источники продовольственной безопасности существует во всех странах региона: соответствующие меры были приняты в Китае, АСЕАН, Японии, Корее.

В Китае в 2014 г. опубликован так называемый Центральный документ № 1, в котором ЦК КПК провозгласил приоритетом укрепление национальной продовольственной безопасности и поддержку сельского хозяйства в ухудшающейся экологической обстановке. В АСЕАН с 2009 г. действует четырехлетний план обеспечения продовольственной безопасности, существуют Концепция интегрированной продовольственной безопасности АСЕАН и Стратегический план мероприятий по обеспечению продовольственной безопасности в регионе АСЕАН. Японский кабинет министров в 2010 г. принял Новый базовый план по продовольствию, сельскому хозяйству и сельской местности, в котором поставлена цель повышения самостоятельного обеспечения продовольствием с 40 до 50% к 2020 году. Корея, импортирующая более 90% продовольствия, делает ставку на агроколонизацию: страна арендует более 1 млн га, или почти половину пахотных земель Мадагаскара, более 300 тыс. га в Монголии – всего корейские конгломераты, импортирующие продовольствие, действуют в 16 странах.

Однако сегодня Россия выступает как чистый импортер виртуальной воды в виде продовольствия из АТР (импорт превышает экспорт в четыре раза и составляет 5277 млн м3 по девяти крупнейшим торговым партнерам), и даже учет промышленной продукции позволяет компенсировать баланс торговли виртуальной водой только с некоторыми из указанных стран. Так, Россия – чистый импортер виртуальной воды в составе продуктов питания из Китая, Таиланда, Малайзии, Индонезии. Экспортер – для Индии, Японии, Кореи и Филиппин. 

Россия может качественно изменить свое положение в АТР, выступив в роли гаранта продовольственной и водной безопасности региона. За постсоветский период площади орошаемого земледелия сократились более чем на 1/5, а с учетом возможности введения новых территорий под высокотехнологичное сельское хозяйство сегодня можно говорить, что более 30 млн га используются в России нецелевым образом. И это притом что за это же время среднемировая площадь пахотных земель на душу населения сократилась на 50%.

Региональные рынки торговли гидроэнергией пока также относительно мало освоены Россией, хотя именно их развитие может стать площадкой для сотрудничества в международных бассейнах, особенно с Китаем. Речь не идет о реанимации идеи масштабного советско-китайского проекта 1960-х гг. на Амуре, однако наращивание экспорта гидроэнергии в Китай представляется необходимым шагом для эффективного управления общим международным бассейном.

Ограничения для предложенных инициатив очевидны – малая заселенность территорий к востоку от Урала (где и имеет смысл производить экспортные водоемкие товары для азиатского рынка), слаборазвитая инфраструктура, сложная климатическая ситуация (большая часть этих территорий – на Крайнем Севере). Однако для развития высокотехнологичного сельского хозяйства и энергетики достаточно размещения перерабатывающих производств на благоприятных для проживания юге Сибири и Дальнем Востоке. В данном случае целесообразно использование опыта таких стран, как Канада и Австралия, которые, имея большую территорию (2-е и 6-е место в мире) и сравнительно немногочисленное население, сумели построить высокотехнологичные экономики, в основе которых лежит доступ к уникальным природным ресурсам.  

*  *  *

Стратегические возможности России находятся именно на рынке глобальной и региональной торговли водоемкой продукцией, уже в силу того что на фоне усугубляющегося дефицита воды, пахотных земель и энергии как в развитых, так и в развивающихся странах Россия обладает наибольшим потенциалом и в сельском хозяйстве, и в водоемких производствах.

В этой связи целесообразно ориентировать государственную политику на привлечение в отдельные регионы стратегических иностранных инвесторов, способных и готовых внедрять в сельское хозяйство новейшие технологии, а не останавливаться на выращивании первичного сырья для переработки за рубежом. Пока данная схема применяется относительно эффективно только в европейской части России. При этом обязательным условием эффективного развития водоемких производств в Сибири и на Дальнем Востоке является экспорт в несколько стран АТР – тогда можно говорить об использовании водных ресурсов как стратегического политического ресурса. В противном случае это будет примитивный экспорт минимальной степени переработки, в интересах одного покупателя и на невыгодных России условиях.

Россия. СФО. ДФО > Экология > globalaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850838 Анастасия Лихачева


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский

ГУБЕРНАТОР ПОДЧЕРКНУЛ, ЧТО ПРОЕКТ КОМБИНАТА ДОЛЖЕН БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ЭКОЛОГИЧНЫМ.

На аппаратном совещании губернатор Челябинской области Борис Дубровский заявил, что после ряда публикаций появилось неверное понимание его позиции по проекту Томинского ГОКа. Глава региона подчеркнул, что рекомендации экоаудита должны быть выполнены, и в этом состоит его принципиальная позиция. Борис Дубровский подчеркнул важность мероприятий, которые были озвучены по итогам экологического аудита Томинского ГОКа. Глава региона заявил, что нужно устранить дефекты и минимизировать экологические риски.

— Первое — отказаться от гидрометаллургии. Второе — это использование Коркинского разреза для размещения отходов, что позволит существенно сократить нагрузку на территорию, потому что не нужны будут тысячи гектаров для размещения шламов. Здесь достаточно серьезная сложность, но эту дорогу нужно пройти совместно с федеральным министерством энергетики, совместно с Челябинской угольной компанией, и конечно, Русской медной компанией. Этот путь требует времени, серьезного изменения проекта, это, собственно, непременное условие. Хорошая идея, она мне нравится, я заявляю об этом громко и точно, — сказал Борис Дубровский.

Также губернатор подчеркнул, что нужно использовать экологичные технологии не только в производстве, но и при транспортировке. В частности, к таковым Дубровский отнес применение в работе ретро-приводов, конвейеров, скиперных подъемников для транспортировки горных пород.

— Это значит, что будет снижено количество выхлопных газов от тяжелой техники. Это я и называю лучшими доступными технологиями. Вот, собственно, тот перечень мероприятий, по которым необходимо принять решение и кардинально изменить архитектуру этого проекта. Вот это я поддерживаю. Я обозначил свое мнение по этому поводу, и двигаться вправо-влево, искать какие-то другие компромиссы вокруг этого решения я не буду точно. Считаю очень важным это сказать, — подытожил Борис Дубровский.

Напомним, по итогам экоаудита замгубернатора Олег Климов заявил, что параллельно будут осуществляться две задачи: реализация проекта Томинского ГОКа и рекультивация Коркинского разреза. РМК не может взять на себя рекультивацию в полном объеме, так как она обойдется в 26 миллиардов рублей, поэтому правительство Челябинской области будет искать источники для финансирования. Возможно, будут привлечены средства из федерального бюджета. Также на пресс-конференции по итогам аудита представители РМК заявили, что откажутся от гидрометаллургии на Томинском ГОКе.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский


Киргизия > Экология > kg.akipress.org, 15 июля 2016 > № 1825912 Азамат Темиркулов

Предложение по созданию горного леса

Азамат Темиркулов, доктор политических наук

Данный документ является предложением к Национальной стратегии долгосрочного развития Кыргызской Республики. Он предлагает стране свою уникальную модель развития, основанную на особенностях Кыргызстана.

Стратегия долгосрочного развития – это документ, определяющий направления стабильного развития страны, на базе трех взаимосвязанных и взаимодополняющих компонентов: человек, конкурентоспособная экономика и окружающая среда в условиях внутренних и внешних угроз и вызовов.

Предложение к Стратегии долгосрочного развития – это документ, определяющий одно из возможных приоритетных направлений стабильного развития страны, при этом не исключающий наличия также других, не противоречащих ему направлений.

Видение будущего облика страны

Для определения целей долгосрочного развития Кыргызской Республики, необходимо четко представлять, какой мы хотим видеть свою страну в будущем.

1) Кыргызстан - правовое демократическое государство, поддерживающее дружеские и партнерские отношения со всеми членами мирового сообщества.

2) Кыргызстан – страна обеспечивающая достойные условия для самореализации человека в различных социальных сферах: бизнес, культура, наука, государственная служба, и т.д.

3) Кыргызстан – страна, имеющая свой путь социально-экономического развития, свой национальный проект. Этот проект страна должна пытаться совместить с проектами других государств в своих национальных интересах. При отсутствии своего проекта любые попытки подстроиться под проекты других стран не будут иметь смысла.

4) Кыргызстан – страна чистой экологии.

Мировые и региональные тенденции

В 21 веке мир меняется с оглушительной скоростью. Меняются политика, экономика, демография и культурные ценности всех стран мира. Возникают новые общемировые проблемы, такие как усиление конкуренции за природные ресурсы, экологические угрозы, конфликты. Однако следующие мировые тенденции будут особенно актуальными для Кыргызстана и будут предопределять его социально-экономическое развитие.

Деградация природных ресурсов жизнеобеспечения

В 21 веке будут наблюдаться дальнейшее загрязнение воздуха, воды и окружающей среды. По оценке Европейской экономической комиссии ООН, сегодня не имеют доступа к чистой питьевой воде около 120 млн. человек. Уже в 2025 году миллиард человек будут жить в странах с абсолютным дефицитом воды, а к 2050 году число людей, испытывающих нехватку воды, будет намного большим. Также, сохраняется глобальная проблема роста объемов выброса парниковых газов. Ежегодно в мире погибает 12-15 млн. га лесов. В течение последних 50 лет деградировали около 60 процентов экосистемных лесных ресурсов. На фоне деградации окружающей среды увеличивается количество болезней человека. Согласно новым оценкам ВОЗ, в 2012 году примерно 12,6 миллиона человек умерли из-за плохой экологии — это почти каждый четвертый из общего числа умерших в мире. Таким образом, ценность и значение природных ресурсов жизнеобеспечения в будущем будет только расти. Люди всех стран мира, имеющие финансовые возможности будут стремиться проводить больше времени в курортных зонах, чтобы поправить и укрепить свое здоровье.

На этом фоне Кыргызская Республика имеет выгодные преимущества. Воздух и окружающая среда, большей части гор Кыргызстана, не загрязнены вредными выбросами и отходами. В одном кубическом сантиметре воздуха находится 20 тысяч отрицательных ионов, имеющих очень положительное воздействие на здоровье человека.

Кыргызстан в центре наиболее густонаселенного материка

Кыргызстан находится в центре наиболее густонаселенного региона мира общая численность населения которого, согласно экспертам ООН, достигает около 5 миллиардов человек, что составляет около 3/4 населения Земли.

Наиболее густонаселенными регионами Евразии являются и будут ими оставаться в 21 столетии Европа, южная и юго-восточная Азия. Жители стран этих регионов будут нуждаться в проведении большего времени в курортных зонах, чтобы поправить и укрепить свое здоровье. Кыргызстан с его относительно чистой горной экологией находится между этих регионов, что может позволить ему стать центром притяжения туристов из этих стран.

Кыргызстан между двумя центрами деловой активности

Кроме того, по оценкам ОЭСР, мировой ВВП будет расти в среднем на 3,2 процента до 2030 года, при этом драйверами роста будут выступать развивающиеся страны, в первую очередь Китай, Индия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Следовательно, в этих странах станет больше финансово состоятельных людей. Таким образом, Кыргызстан окажется между двумя центрами деловой активности – Европейским и Азиатским, жители которых будут иметь финансовую возможность проводить отдых в отдаленных курортных зонах.

Кыргызстан на «Великом шелковом пути»

Согласно данным Всемирной туристской организации ООН (далее – ВТО) в ближайшие десятилетия туризм останется крупнейшим источником создания новых рабочих мест. В период с 2010 по 2030 годы мировой туристский бизнес будет стабильно возрастать в среднем на 3-4 % в год, несмотря на происходящие время от времени мировые и региональные кризисы. Причем количество прибытий в развивающиеся направления будут увеличиваться на 4,4% в год и увеличит их долю рынка до 57% в 2030 году, то есть более 1 миллиарда прибытий международных туристов.

Согласно прогнозам ЮНЕСКО и Всемирной туристической организации маршрут «Великий шелковый путь» будет одним из наиболее перспективных туристических направлений и составит около 60% въездного туризма. Этот возрожденный в новом воплощении путь соединит 24 страны, в том числе Кыргызстан. Традиционно высоким будет количество выездного туризма из стран Европы и Средиземноморья, в тоже время будет увеличиваться число поездок за границу в странах Юго-Восточной Азии.

Густонаселенность Евразии наряду с ее высокой деловой активностью еще больше повысит востребованность чистых природных ресурсов жизнеобеспечения на фоне общей деградации экологии. Жители густонаселенных городов Юго-Восточной Азии дышащие смогом уже сегодня нуждаются в оздоровительных турах. Пока еще экологически чистый Кыргызстан, находящийся в центре наиболее густонаселенного региона мира, между двумя экономическими полюсами и на «Великом шелковом пути» может стать востребованным в качестве здравницы и места отдыха для жителей, как Европы, так и Азии. Образно говоря Кыргызстан находится в «центре», «между» и «на пути», что является крайне выгодным геополитическим расположением.

Киргизия > Экология > kg.akipress.org, 15 июля 2016 > № 1825912 Азамат Темиркулов


Россия. ДФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 июля 2016 > № 1836084 Юрий Тарасенко

Как в Приморском крае борются за чистоту воды, почвы и воздуха, рассказал в интервью представитель краевого департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды

Следующий год в Российской Федерации будет объявлен Годом экологии. Подготовка тематических мероприятий в рамках государственной программы Приморского края «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013 — 2020 годы уже идёт. Что будет происходить в сфере природоохранной деятельности государственных и общественных организаций, а также крупных компаний, корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказал начальник отдела стратегического развития, инвестиционной деятельности и бюджетного процесса департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Юрий Тарасенко.

— Юрий Геннадьевич, как в Приморье обстоят дела со строительством и вводом в эксплуатацию очистных сооружений?

— Уже в прошлом году объём сброса недостаточно очищенных сточных вод в крае уменьшился на 2,17 % — то есть почти на 1 миллион кубометров. Это стало возможным благодаря подключению объектов ЖКХ к очистным сооружениям центрального района Владивостока. КГУП «Приморский водоканал» продолжает переключать канализационные выпуски на центральные очистные сооружения приморской столицы. Запущены в эксплуатацию очистные сооружения Южного и Центрального планировочных районов. Выращенных на этих очистных сооружениях микроорганизмов достаточно для переработки отходов и приёмки всех стоков с территории города Владивостока.

— Хватает ли ресурсов для того, чтобы очистные во Владивостоке стали работать, как было задумано изначально?

— Для окончания реализации проекта понадобятся капиталовложения — их объём сейчас рассчитывается. Проводится реконструкция владивостокских канализационных сетей, и уже проведены инженерные изыскания для переключения выпусков из акватории бухты Золотой Рог, Амурского залива, залива Петра Великого. До конца года должны быть подключены выпуски первостепенной важности: «Крыгина», «Эгершельд», «Морвокзал», «Корабельная набережная». Далее наступит очередь выпусков «Киевский», «Калининский» и «Луговской». Сейчас продолжается прокладка коллекторов и строительство насосных станций, по мере надобности приобретаются комплекты оборудования и труб.

— Мы говорим только о Владивостоке. А что происходит с очистными в крае?

— В 2015 году были поставлены на учёт новые очистные сооружения: ООО «Нико Ойл ДВ», АО «Приморнефтепродукт», КГУП «Приморский водоканал», МУП «Кирос». Всего в крае учтено 216 очистных сооружений на сбросе сточных вод, среди них — 92 сооружения биологической очистки, 107 сооружений механической очистки, 17 сооружений физико-химической очистки. При этом есть значительный потенциал к догрузке существующих очистных — суммарная их проектная мощность в три раза превышает фактическую загрузку.

— Как промышленные предприятия решают вопросы со сбросом технических отходов в водоёмы?

— Водный кодекс Российской Федерации запрещает осуществлять сброс в водные объекты сточных вод, не подвергшихся санитарной очистке и обезвреживанию. Одновременно этим документом предусмотрено получение разрешения о предоставлении права пользования водным объектом в целях сброса сточных и дренажных вод при соблюдении определённых условий. Таким условием, например, является соответствие сточных вод допустимым параметрам.

В Приморье большинство водных объектов признаны имеющими рыбохозяйственное значение — а значит, к чистоте водоёмов предъявляются особые требования. Чистой должна быть и вода, используемая для водообеспечения населения. Условия водопользования для сброса сточных вод согласовывают два федеральных органа — Росрыболовство и Роспотребнадзор.

— Откуда берутся деньги на защиту окружающей среды от промышленных загрязнений?

— Организации обязаны инвестировать средства в охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов. В 2015 году на эти цели крупный и средний бизнес направил более полутора миллиардов рублей. При этом доля инвестиций на охрану окружающей среды в сравнении с прочими целевыми тратами выросла за год на 0,6 %. На эти деньги были введены в дей­ствие станции для очистки сточных вод в Находке, Владивостоке, Большом Камне. В Дальнереченске было запущено 2 установки по сбору нефти, мазута, мусора и других жидких и твёр­дых отходов с акваторий рек и водоёмов, а в Лесозаводске — ещё одна. На строительство станций для биологической очистки сточных вод за год было направлено 106,3 миллиона рублей, для механической очистки — 161,6 миллиона, на установки по сбору нефти, мазута, мусора и других жидких и твёрдых отходов с акваторий рек, водоёмов, портов и внутренних морей — 5,9 миллиона, на строительство других сооружений для очистки сточных вод — 364,4 миллиона рублей.

— Краевые власти заботятся не только о сохранении чистоты водоёмов, но и земли, и воздуха?

— Совершенно верно. На охрану и рациональное использование земель в прошлом году было выделено 327 миллионов рублей, около половины всех природоохранных средств. В этих целях были проведены работы по рекультивации земель, в том числе нарушенных торфораз­работками: 7 гектаров в Спасском районе, 5 — в Анучинском, 4 — в Партизанском, 2 — в Пожарском, Шкотовском, Кировском, 1 — в Лесозаводске. В Арсеньеве запустили установку для улавливания и обезвреживания вредных веществ из от­ходящих газов.

— Будет ли в Приморье внедряться раздельный сбор мусора, набирающий популярность в европейской части страны?

— Внедрению раздельного сбора в Приморском крае придаётся приоритетное значение. Первые шаги в этом направлении делаются в городе Владивостоке — в жилом фонде уже можно увидеть специальные контейнеры для сбора пластика и других отходов, экологически ответственные учреждения также начали устанавливать контейнеры для раздельного сбора отходов. В рамках этого направления организована реализация проектов: «Возьми пластик в оборот!», «Утилизируй правильно!», «Принеси пользу своему городу!»

Сейчас Приморский край готовится к кардинальному реформированию системы обращения с твёрдыми отходами. Это означает перераспределение полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также создание новых организационных и экономических механизмов регулирования данной сферы. Нужно создать нормативную правовую базу, разработать территориальную схему обращения с отходами. Должны быть налажены раздельный сбор мусора и его переработка на территории края.

— Как вы считаете, население Приморья воспримет идею о необходимости сортировки мусора?

— Жители края активно поддерживают внедрение раздельного сбора отходов, в последнее время в администрацию края поступают многочисленные обращения жителей с требованием внедрения раздельного сбора отходов. Стоит отметить, что для успешного внедрения раздельного сбора будет очень важен уровень ответственности и экологической культуры населения. Свою роль тут должны сыграть и приморские СМИ.

— В прошлом году РИА «Восток-Медиа» рассказывало о проекте трёхступенчатой системы сбора мусора в Приморье. В какой стадии реализации этот проект?

— Разработанная в прошлом году концепция комплексной системы обращения с бытовыми отходами на территории Приморского края предусматривает создание ряда ключевых элементов инфраструктуры. Это индустриальные парки по переработке отходов, межмуниципальные комплексы ТБО, а также контейнеры для раздельного сбора отходов и площадки временного накопления бытовых отходов. Эта концепция будет учитываться в новой программе по созданию межрайонных полигонов твёрдых бытовых отходов в Приморье. В нынешнем году из краевого бюджета на это выделят 16 миллионов рублей в рамках государственной программы Приморского края «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013 — 2020 годы. Создана специальная рабочая группа, в середине августа она представит губернатору отчёт о проделанной работе. В совещании примут участие и главы всех муниципалитетов. Региональный оператор по обращению с отходами будет выбран на конкурсной основе. Эта организация станет нести основную ответственность за систему обращения с отходами в крае.

— Какие ближайшие масштабные мероприятия намечаются в Приморье в отношении заботы об экологии?

— 20-21 октября 2016 года во Владивостоке пройдёт юбилейный, десятый международный экологический форум «Природа без границ». Подготовка к этому мероприятию уже началась, и администрация Приморского края намерена сделать всё возможное, чтобы этот форум стал действительно запоминающимся событием.

Ещё до форума 18-21 августа во Владивостоке пройдёт очередной международный молодёжный экологический симпозиум регионов стран Северо-Восточной Азии. Он проводится ежегодно с 2004 года, поочередно в одном из регионов стран Северо-Восточной Азии. Мероприятие уже принимали Республика Корея, Китай, Япония и Россия — однако впервые площадкой выбран Владивосток. Главная цель симпозиума — обмен результатами практической деятельности и мнениями в области охраны окружающей среды между школьниками стран региона Северо-Восточной Азии. Педагоги тоже обменяются опытом воспитания экологического сознания за круглым столом.

Кроме этого, в Приморском крае ведётся широкомасштабная работа к подготовке к проведению в Российской Федерации в 2017 году Года экологии. Уже сформирован предварительный план мероприятий, хотя пока ещё новые идеи имеют шанс попасть в этот перечень.

— Насколько активны приморцы в экологических акциях?

— С 1 июня по 30 сентября в Приморье проходит всероссийская экологическая акция «Вода России» по очистке берегов водоёмов от мусора. Это часть федеральной целевой программы по развитию водохозяйственного комплекса. К акции подключились практически все муниципальные образования края. Планируется очистить берега свыше 70 водных объектов края, включая морские побережья. Предположительно в акциях примут участие более 5 000 человек — сотрудники 100 предприятий и учреждений различных сфер — промышленности, сельского хозяйства, образования, культуры, а также органов власти всех уровней.

Также в Приморье продолжается реализация эколого-образовательного и научно-исследовательского проекта «Океан без границ», направленного на охрану морской окружающей среды. «Океан без границ» предполагает мониторинг загрязнённости побережий края морскими отходами и их очистку. В мероприятиях проекта на 19 побережьях приняли участие около 400 человек из 9 муниципальных образований края. В связи с актуальностью и комплексностью решаемых экологических задач проект «Океан без границ» планируется продолжать и расширять.

Также планируются и другие мероприятия по защите окружающей среды, информация о которых регулярно размещается на странице департамента.

— Налажено ли взаимодействие краевого департамента по охране окружающей среды с общественными организациями в сфере экологических мероприятий?

— Конечно. Для реализации мер экологического развития края департамент постоянно взаимодействует с общественными экологическими организациями. Наши давние партнёры и друзья — Амурское отделение Всемирного фонда дикой природы. Департамент готов всегда поддерживать инициативные предложения общественных организаций.

Россия. ДФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 июля 2016 > № 1836084 Юрий Тарасенко


Россия. ЮФО > Экология > portal-kultura.ru, 29 июня 2016 > № 1830373 Владимир Лобойко

Хоть Волгой вой

Андрей САМОХИН, Волгоград

В рамках апрельской «Прямой линии» президента попросили отрегулировать систему Волго-Камских гидросооружений, состояние которой угрожает навигации, рыбоводству, сельскому хозяйству и негативно сказывается на качестве питьевой воды. И вот на днях СК РФ возбудил уголовное дело по статье «мошенничество» в отношении экс-главы ОАО «РусГидро» Евгения Дода. Он подозревается в хищении имущества в особо крупном размере. «Культура» обсудила ситуацию с заслуженным экологом РФ, профессором ВолГАУ и экспертом ОНФ Владимиром ЛОБОЙКО.

культура: Что происходит с великой русской рекой в последние годы?

Лобойко: В целом экосистема с помощью самоочищения пока успешно справляется с хозяйственным загрязнением. За сбросами промышленных предприятий достаточно эффективно следят надзорные органы. Не лишилась Волга и своей природной полноводности — в ней, в отличие от Дона, до сих пор плюсовой баланс.

По логике, великая река — единственный и наиболее стабильный источник воды в нашем засушливом регионе — Волгоградской и Астраханской областях. Однако же, представьте себе, мы испытываем по полгода самый настоящий дефицит Н2О! Причина — неразумная политика водорегулирования. Речь идет о неправильном внутригодовом распределении запасов в водохранилищах, прежде всего у плотины Волжской ГЭС. Никогда в естественных условиях зимнее половодье не могло превысить весеннее. А у нас Росводресурсы как-то делают так, что в первый квартал из запасников выплескивается больше, чем во второй.

культура: Почему?

Лобойко: Когда я спрашивал федеральных чиновников в Москве, то получал зачастую странные ответы. Вроде того, что случилось-де «активное снеготаяние» в бассейне Волги и Камы. Это при минус двадцати-то: мы же следим за погодными сводками. Начальники сменяются, а внятных разъяснений нет годами. В начале нулевых мы в Волгоградской области приняли закон об охране поймы, создали там первый природный парк. Расчитывали, что наши действия усилят экологичность водопользования. Не усилили. Особенно это стало понятно после того, как «РусГидро» возглавил известный эффективный менеджер, ныне арестованный. Он поставил задачу, чтобы всякий кубометр проходил через турбину. Энергетики неким образом договариваются с Росводресурсами, и те дают им порядка 96 процентов от всей потребности воды. Река зимой выходит из берегов, затапливает пойму, выгоняет и губит животных, срезает льдом галерейные леса по берегам. Летом же из-за слабого весеннего половодья пересыхают озера, ильмени, ерики, полои, где размножалась рыба, колодцы у сельских жителей и дачников — нечем поливать посадки. Питьевую воду люди в магазине вынуждены покупать: это у самой Волги-то!.. У птицы нет корма, рыба гибнет, потому что не добирается до нерестилищ и, опять же, кормовая цепочка прервана. Особенно это касается ценных пород: осетровые, сазан, судак, вобла.

По части ущерба, удар получается тройной: сначала ликвидация последствий зимнего многоводья, потом весенний гидродефицит, а к середине лета наступает вообще анекдотическая ситуация. Губернаторы вынуждены тратить областные деньги на то, чтобы закачивать воду в пересохшие ерики электрическими насосными станциями из реки. 87 миллионов рублей в прошлом году на это ухнули в одной Волгоградской области. Электроэнергия для закачки покупается у того же «РусГидро». Прекрасная схема, не так ли?..

Ежегодный ущерб сельскому, рыбному и коммунальному хозяйству исчисляется миллиардами рублей. Все потому, что себестоимость производства киловатт-часа — копейки, а цена реализации — выше в сто раз. Зимой же, естественно, электроэнергии потребляется больше.

культура: То есть все из-за гидроэнергетиков?

Лобойко: Процентов на 90. Допускаю, что оставшаяся доля связана с безграмотностью тех, кто управляет водохранилищами.

культура: Но, может быть, дело в каких-то объектах государственного значения, требующих все новых «кило-мегаватт»?

Лобойко: Что-то не видать в округе строек века. К тому же у нас рядом Ростовская и Нововоронежская АЭС — энергии предостаточно. Электричество, конечно, такой товар, что на склад не положишь, но зато его можно с большой выгодой продать по сетям в другие регионы и страны...

Есть продуманные и выверенные правила эксплуатации волжских гидроузлов, написанные в 1983 году, но откорректированные методиками, составленными в «РусГидро». В 2011-м в Астрахани прошло крупное совещание по Нижней Волге с участием тогдашнего президента Медведева. Дали поручение разработать новые принципы водопользования. Однако этого до сих пор не сделано.

культура: Каковы все же зримые результаты ущерба?

Лобойко: В 2006-м, когда вода из-за мизерного весеннего сброса не вошла в пойму, два с половиной миллиона рублей потратили лишь на подсчет убытков. Трудились три НИИ, подытожив сумму порядка 18 миллиардов. Только за одно несостоявшееся половодье! В 2015-м (даже зная уже, к чему это ведет) «сухой паводок» умудрились повторить в еще более катастрофичной форме. Хотя ресурсов в водохранилище вполне хватало.

Дело до судов доходило — в прошлом году дачники крупнейшего в Европе речного Сарпинского острова посреди Волги остались без воды. Когда они самовольно прокопали лопатами траншею к реке, чтобы наполнить озеро, их Природоохранная прокуратура оштрафовала...

культура: Неужели жители региона за все это время ни разу совместно не протестовали, даже хозяйственники — у вас же пресловутая «рыбная мафия»?

Лобойко: То-то и оно, что и сплоченный хор оказывается бессилен перед всевластием энергетиков. Есть так называемая Межведомственная оперативная группа, давно образованная при Росводресурсах для разруливания подобных неурядиц. И она неоднократно выносила отрицательный вердикт по поводу сложившейся практики. Но, увы, ее решения носят рекомендательный характер...

Похожая ситуация, кстати, и на других бассейнах страны. Скажем, регулярные наводнения последних лет на Дальнем Востоке связаны не только с грубейшими нарушениями гидрологического режима. Водохранилища переполняются из-за опасений: а вдруг гидроэнергетикам не хватит...

Много толкуют о падении уровня воды в Байкале. Между тем для экспертов все ясно: достаточно уменьшить сброс по единственной вытекающей из озера реке — Ангаре. Но нельзя: там стоит Ангарский каскад ГЭС, который наращивает из года в год выработку электроэнергии. Соответствует ли этот процесс реальному развитию промышленности в регионе? Очень сомневаюсь. Так что ж, ради сверхприбыли энергетиков, пусть даже немалая часть из нее пополняет госказну, можно загубить Байкал, Волго-Ахтубинскую пойму, иные природные жемчужины? В нашем же случае речь не только о природе, но и напрямую о качестве жизни людей. Они здесь столетиями питались рыбой, выращивали бахчевые культуры, а их детям пустыню хотят оставить.

культура: Подобное варварское отношение не сегодня родилось. Вспомните борьбу писателей Валентина Распутина и Василия Белова против ЦБК на том же Байкале, против поворота сибирских рек...

Лобойко: Тут есть нюансы. Разделяя в целом пафос движения 70–80-х, хочу подчеркнуть, что не любое человеческое вмешательство в природные гидрологические процессы нужно безусловно клеймить и тормозить. Вот, скажем, для волгоградцев, кроме матушки Волги, и батюшка Дон совсем не чужой: в нашей области берет начало масса ручейков, его питающих. Эти природные «краники» забились, родники не пополняются. Данную картину нельзя просто пассивно наблюдать — реку надо спасать.

Правильно ставить вопрос о новых водных путях: Волго-Донской канал уже не способен пропускать необходимый поток судов. Некоторое время назад муссировалась тема строительства «Евразийского канала» между Черным и Каспийским морями... Слава Богу, от проекта вовремя отказались: Прикаспию грозила бы экологическая катастрофа. Вместе с академиком Кружилиным мы ездили в Москву, отстаивая идею второй — параллельной нитки «Волго-Дона»: от Цимлянского водохранилища. Это все равно, что на одной трассе сделать дорогу с двусторонним движением. Но в Дону, как я сказал ранее, в отличие от Волги, минусовой водный баланс, при этом «батюшка» на 40 метров выше «матушки».

Однако просчитанное решение проблемы есть, и его в начале 80-х уже принялись было воплощать: ирригационный канал «Волго-Дон–2» от поселка Ерзовка на Волгоградском водохранилище, выше ГЭС, по которому донской баланс будет пополняться за волжский счет. Если грамотно провести водообмен, то и сам Дон, и Цимлянское водохранилище на нем будут спасены от пересыхания и, соответственно, от навигационного и рыбного армагеддона.

Кстати говоря, можно в перспективе сохранить и высокую выработку электроэнергии. Для этого нужно достроить Волжскую ГЭС. По проекту, кроме нынешней правобережной, там должна быть еще и левобережная часть. Поскольку к XXII партсъезду не успевали, Хрущев распорядился остановить сооружение второй электростанции. А через нее несложно было бы обводнять напрямую Ахтубу, промыв заодно сильно запескованное русло этого крупного волжского притока, которое сейчас приходится чистить земснарядом. Однако руководство «РусГидро», не отказываясь от идеи, предлагает нелепый (с общегосударственной точки зрения) вариант, при котором новая ГЭС будет сбрасывать воду не весной, а круглогодично через свои турбины, причем в меженный летний период закачивать воду из Ахтубы в ерики через те же пресловутые электронасосы. То есть их интересует лишь гарантированный всесезонный сбыт киловатт...

культура: Просвет в нижневолжской драме намечается?

Лобойко: В этом году весеннее половодье получилось, как никогда, богатым. Сыграл свою роль природный фактор — обилие снегов, из-за которого зимой побоялись спустить такое количество воды, к какому уже привыкли. Но надеюсь также, что наши вопли, наконец, приняли к сведению в президентской администрации, и там начали разбираться в ситуации. Тем более, все эти ужасные факты и цифры мы озвучивали с площадки ОНФ.

Я предложил внести поправку в Водный кодекс России: на реках, где существуют гидроузлы, в период весеннего половодья поддерживать параметры стока, максимально приближенные к средним многолетним, существовавшим до возведения сооружений. Наблюдения ведутся веками, и технически это вполне реально осуществлять. Пока данная поправка не стала законом, нижняя Волга ежегодно будет зависеть от произвола топ-менеджеров. Мы даже не можем подать в арбитражный суд — нет юридического предмета для тяжбы. Это, считайте, наказ нашим депутатам в Госдуме следующего созыва. Кроме того, считаем, что должна быть создана отдельная структура по регулированию водных ресурсов поймы. Ведь единый организм — что в Волгоградской, что в Астраханской области.

культура: На помощь Общероссийского народного фронта рассчитываете?

Лобойко: Когда меня пригласили возглавить экологическое направление в местном отделении ОНФ, я легко согласился, полагаясь на авторитет этой структуры. И действительно вижу, что эффективность обращения «фронтовиков» к президенту по острым темам гораздо выше, чем у других общественных организаций. Здесь же, на мой взгляд, именно тот случай, когда требуется личное участие Владимира Путина. Вот в ходе апрельской «Прямой линии» глава государства признал необходимость особого внимания к проблемам нижней Волги со стороны региональных и федеральных властей, и сразу задышалось как-то легче.

Россия. ЮФО > Экология > portal-kultura.ru, 29 июня 2016 > № 1830373 Владимир Лобойко


Россия > Недвижимость, строительство. Экология > minstroyrf.ru, 24 июня 2016 > № 1827772 Андрей Чибис

Интервью замглавы Минстроя России Андрея Чибиса «РИА-Недвижимость»

Вопрос вывоза и утилизации мусора сегодня один из самых болезненных в России - горящие нелегальные свалки регулярно портят настроение живущим рядом гражданам. Замминистра строительства и ЖКХ Андрей Чибис рассказал в интервью РИА Новости, какие серьезные изменения ждут отрасль уже через полгода, как они отразятся на бизнесе и обычных людях.

- Андрей Владимирович, как сегодня функционирует отрасль сбора и утилизации мусора? Какие на сегодняшний день существуют в ней проблемы, как вы планируете их решать?

— Цепочка утилизации коммунального мусора сегодня такова. Управляющая многоквартирным домом компания заключает договор с транспортной компанией, и та обязуется вывозить накопленные отходы — раз в столько-то дней столько-то бачков. Машины везут мусор на специальный полигон-свалку, где отходы хоронят. Бывает, что в этой схеме появляется сортировочная станция, где из мусора извлекают полезные фракции, утрамбовывают его для компактности и отправляют дальше на полигон.

Важный момент — сегодня транспортная компания получает деньги по факту вывоза мусора с придомовой территории. Цена, которую выставляет управдому перевозчик, складывается из стоимости перевозки мусора до полигона-свалки и тарифа этой свалки на захоронение мусора. Если тариф на захоронение устанавливается властями на региональном уровне, то цена за транспортировку никак не регулируется и отследить ее невозможно — как договорились стороны между собой, так договорились.

Как в этой схеме поступает нечистый на руку перевозчик? Есть ли у него мотивация везти мусор на легальный полигон, да еще и платить там за захоронение? Понятно, что если он вывалит отходы в овраг или повезет их на нелегальную свалку, где заплатит в два раза меньше, то у него останется больше денег, которые он уже получил от управляющей компании.

Поэтому у нас легальных и современных полигонов очень мало. Где-то 80% денег собирают "серые" свалки, которые контролируются криминалитетом, а легальные часто простаивают по той причине, что их услуги захоронения дороже. Уровень переработки мусора находится на низком уровне — он не превышает 7,5%. Подавляющая часть отходов даже не сжигается, а просто захоранивается.

Нелегальные полигоны, в свою очередь, переполнены. Если говорить честно, на большую часть из них мусор возить уже давно нельзя. Они не соответствуют экологическим требованиям, регулярно горят и дымят.

Более того, если в городах мусор хотя бы вывозится (конечно, вопрос — куда?), то в поселках, деревушках и дачных кооперативах мусороперевозчикам нет никакой экономической мотивации работать. Ехать туда далеко, никому это не нужно, поэтому в малых населенных пунктах возникают то тут, то там огромные бесхозные кучи мусора.

Таков текущий статус.

- Кто-нибудь сегодня контролирует деятельность перевозчиков?

— Никто не контролирует, и никаких лицензий в этой сфере раньше не было. Есть ответственность за создание нелегальных свалок, с ними борется Росприроднадзор. Но вы же понимаете, можно как угодно сферу контролировать, хоть со спутника за каждым грузовиком следить. Если есть экономический интерес обходить закон, то серые схемы утилизации мусора никуда не денутся.

И число контролеров здесь ничего не изменит. Более того, высока вероятность, что с увеличением количества проверяющих соответственно вырастет и уровень коррупции в сфере.

- Минприроды готовит законопроект, который должен навести порядок в отрасли. В чем будут заключаться изменения?

— Планировалось регулировать эту сферу либо в рамках СРО, либо на принципах лицензирования. При этом сфера обращения коммунальных отходов оставалась за рамками документа. После того, как был создан Минстрой, мы включились в работу над документом, и доработали эту часть законопроекта.

В чем логика изменений? Каждый регион РФ к сентябрю 2016 года обязан разработать схему обращения с коммунальными отходами. В этой схеме территория субъекта будет поделена на зоны деятельности одного или нескольких региональных операторов, которые будут отвечать за работу всей цепочки сбора и утилизации отходов. Их будут выбирать на конкурсной основе, причем претендовать на победу смогут и муниципальные унитарные предприятия.

С 1 января 2017 года по всей стране регоператоры будут отвечать за всю процедуру обращения с отходами. Это и сбор денег за вывоз мусора с физических лиц и предпринимателей, и оплата услуг транспортных компаний, отбор которых также входит в сферу компетенции регоператора. Теперь мусоровоз будет получать плату за свои услуги только после того, как мусор будет доставлен на легальный полигон или сортировочный завод, где будут извлечены полезные фракции, отходы будут упакованы и утрамбованы.

Таким образом, у транспортных компаний пропадает мотивация сваливать мусор в овраг или возить его на нелегальные валки. Не привез отходы на нужный полигон — денег не получишь.

- А что будет со свалками?

— В региональных схемах будут определены все необходимые точки размещения полигонов и их мощности. Рядом с теми полигонами, лимит которых скоро будет исчерпан, должна быть создана либо новая схема распределения потоков отходов, либо начато строительство нового полигона, который соответствует всем современным требованиям. Для создания новых полигонов власти объявят торги на концессии.

Почему сейчас бизнес неохотно идет в эту сферу? Нет долгосрочных тарифов, и, самое главное, нет гарантии, что мусор поедет на их полигон.

Вот во Владимирской области, например, есть мусороперерабатывающий комплекс, который сейчас находится в тяжелой экономической ситуации. Экономической логики перевозчикам возить туда мусор нет, им выгоднее работать с незаконными свалками. Ну, поймают мусоровоз один раз за сброс отходов неположенном месте. Он откупится и продолжит туда возить.

Или, предположим, построил инвестор полигон, все работает, прибыль хорошая. Потом в области меняется руководство, и новый губернатор региона разрешает рядом с этой свалкой построить еще одну. Все, к инвестору едет в два раза меньше мусора, окупаемость его проекта снижается в два раза.

Новая схема радикально поменяет правила игры. Точно также как в водоснабжении и теплоснабжении, мы дадим инвесторам и концессионерам две гарантии — формулу цены и стабильный поток.

Но это не значит, что все полигоны будут строиться прямо с 1 января 2017 года. Переход к новой системе не будет резким. Резко будут только перекрыты криминальные потоки.

- Какая судьба ждет уже существующие нелегальные свалки?

— Ответственность за появление незаконных свалок на земельном участке сегодня несет собственник земельного участка. Собственником большинства земель у нас являются муниципалитеты, а если это лес, то и вовсе федеральные власти.

То есть Росприроднадзор, обнаружив незаконное захоронение, должен предъявить требование к органам власти убрать свалку. Но пока вся эта процедура запустится, пока пройдут согласования, иски, найдутся деньги в бюджете и будет заключен госконтракт на уборку территории, пройдет много времени. Поэтому у нас свалки годами могут убираться.

Мы приняли решение: если выявляется свалка, то регоператор сначала обязан ее убрать и дальше уже выставить счет собственнику земельного участка или виновному, если их можно найти. Таким образом, у нас появляется удобный экономический инструмент для устранения нелегальных свалок и лицо, которое будет обязано этим заниматься.

- Предусмотрен ли какой-нибудь механизм консервации старых свалок?

— Что касается старых свалок, то мы предусмотрели законодательно, чтобы регион, отбирая оператора, мог в конкурсной документации обязать его рекультивировать старые свалки, чтобы те стали безопасными и экологичными. Либо сам регион за счет бюджета будет постепенно заниматься этим.

Яркий пример того, что можно сделать со свалкой — полигон на берегу моря, который я видел в Токио. Рабочие вывели весь биогаз, образовавшийся из-за гниения, и засадили территорию деревьями, превратив ее в парк. Рядом функционирует новый полигон с мусоросжигательным заводом, а в 50 метрах располагается жилая застройка.

Там, впрочем, тоже возникают проблемы с жителями, потому что люди в принципе против строительства рядом мусоросжигательных заводов. Поэтому руководство полигона специально проводят дни открытых дверей, водят к себе школьников, чтобы жители убедились в чистоте и безопасности проекта.

И у нас такое может появиться, только этим надо заниматься.

- Это вообще рентабельно — рекультивировать свалки?

— Зависит от ситуации. Бывает, что зона деятельности регоператора экономически позволяет возложить на него дополнительную обязанность по консервированию старых полигонов. Все зависит от тарифов.

Но все же в значительной степени это ответственность публичной власти, и скорее всего на рекультивацию придется тратить бюджетные деньги.

- Какой объем инвестиций потребуется, чтобы запустить новую схему?

— Экспертная оценка — около 150 миллиардов рублей в год. Точный объем будет понятен, когда регионы подготовят схемы, тогда появится полная картина в целом по стране.

- Какой объем средств задействован в индустрии, какой у нее оборот в год?

— Можно посчитать. Средний тариф у нас порядка 2,5 рублей с квадратного метра, в стране порядка 3,5 миллиарда квадратных метров жилья — итого примерно 8,75 миллиарда рублей в месяц. А это только деньги населения, без учета предпринимателей и промышленных отходов. А их — подавляющее большинство. То есть рынок огромный.

- Изменится ли плата за сбор мусора для жителей с введением новой схемы?

— По-разному. Квитанция может не измениться, может стать меньше или больше. Все зависит от текущего тарифа и ситуации в конкретном регионе.

Если местному полигону осталось функционировать год, и нужно срочно строить новые мощности, то потребуются инвестиции. А они должны окупаться и, соответственно, региональным властям придется увеличить тариф. Хотя часть инвестиций может быть софинансирована за счет регионального бюджета и за счет экологического сбора.

Надо быть честными. Нельзя сейчас сказать "у вас цена не вырастет". Она может вырасти. Другое дело, что теперь деньги за утилизацию мусора пойдут не в карман различным группировкам, контролирующим нелегальные свалки. Мы будем платить за то, чтобы страна для наших детей и внуков была экологически безопасной.

Новая схема также обяжет владельцев частных домов с 1 января 2017 года заключить договор с регоператором и начать платить ему за вывоз мусора. Если житель многоквартирного дома сейчас за это платит по квитанции примерно 2,5 рублей с квадратного метра, то человек, которое живет в частном секторе, часто вообще не платит, хотя точно также производит мусор.

- Дорога им обойдется услуга?

— Цена, за которую вывозится мусор, будет одинакова как для горожанина, так и для жителя села в зоне деятельности регионального оператора. Это будет условием, в том числе его конкурсного отбора — целевые показатели и цена.

- Сейчас люди платят за квадратный метр, тут что-то изменится?

— Вывоз мусора станет коммунальной услугой, и субъект РФ вправе будет определить, будут люди платить за квадратный метр или по количеству жильцов.

- Планируется ли ввести повсеместно раздельный сбор мусора?

— Сегодня мы в правилах оказания услуг дали возможность субъекту РФ даже на определенных территориях постепенно вводить тот или иной сбор. Дело в том, что есть два подхода к переработке отходов. Один широко развит на Западе, и это собственно раздельный сбор, когда мусор сортирует сам потребитель, а другой который широко развит в РФ. У нас мусор вывозится в одном контейнере, и сортируется уже на заводе, где отделяются полезные фракции.

Конечно, при раздельном сборе эти полезные фракции все-таки становятся чище. Когда все в одном бачке едет на сортировку, процент картона и пластика, который можно использовать для вторичных целей, снижается.

Что удивительно, тему раздельного сбора мусора горячо поддерживает само население. Оно у нас, на самом деле, очень эколого-ориентированное. Как только объявляется, что во дворе будут специальные бачки, домохозяйки сразу начинают раскладывать мусор по разным пакетам.

Но во всем должна быть экономическая логика. Раздельный сбор мусора требует установки нескольких бачков, а это нагрузка на логистику и затраты на дополнительный транспорт. Регоператор должен понять, интереснее ли ему эта история, чем чуть более грязный картон на сортировке. Если затраты не окупаются, значит не надо насильственно вводить раздельный сбор.

Тут надо идти эмпирическим путем. Законодательно такие возможности даны, эксперименты уже проводятся и в Москве и в других городах. И в рамках запускаемой схемы будет экономическая мотивация и для потребителей — раздельный мусор будет вывозиться дешевле.

- Увеличится ли процент переработки мусора после введения новой схемы?

— Конечно. В Германии, например, этот уровень достигает 80%. При этом 22% сырья во внутреннем валовом продукте, из которого производится новая продукция — это переработанный мусор.

И немцы добились этого не так давно. Там тоже была история с нелегальными свалками, и германские власти в девяностых приняли решение и запретили полигоны вообще. При этом запрет вступал в силу только с 2000 года.

В итоге все равно муниципалитеты думали до последнего, что это не произойдет, и только когда наступил "час икс", все забегали. В этом смысле у нас подходы к реализации задачи схожи.

- А у нас стоит запрещать полигоны?

— На мой взгляд, в силу наших больших земельных ресурсов логики запрета полигонов нет. Другое дело, что полигоны должны быть безопасными, экологичными, и туда должен сгружаться только тот мусор, который максимально утрамбован, упакован и отсортирован.

Таково мнение подавляющего числа экспертов. Это же вопрос цены и качества. Запрещаете полигоны — нет проблем, платите за мусор в пять раз больше. Надо ли это нам?

Александр Лексаков / «РИА-Недвижимость»

Россия > Недвижимость, строительство. Экология > minstroyrf.ru, 24 июня 2016 > № 1827772 Андрей Чибис


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter