Всего новостей: 2300549, выбрано 207 за 0.104 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Экология: Донской Сергей (29)Тарасов Алексей (27)Путин Владимир (12)Вильфанд Роман (9)Пучков Владимир (7)Кульбачевский Антон (7)Бурская Зинаида (6)Гизатулин Ринат (5)Медведев Дмитрий (5)Сидоров Артем (5)Бараникас Илья (4)Кругман Пол (4)Стуруа Мэлор (4)Минеев Александр (4)Титов Евгений (4)Иванов Сергей (4)Фролов Александр (4)Брицкая Татьяна (4)Гурдин Константин (4)Аскаров Тулеген (4) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин

Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Под председательством Владимира Путина в Кремле состоялось заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Обсуждались, в частности, вопросы поддержки несырьевого экспорта и улучшения экологической ситуации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня поговорим о мерах по развитию несырьевого экспорта и улучшению экологической ситуации в стране.

Перед нами стоит задача создать целостный набор долгосрочных механизмов и инструментов, который, по сути, задаст новые рамки совместной работы бизнеса, государства, общественных организаций в области экологии и развития экспорта.

Отмечу, что все меры по этим направлениям должны носить исключительно прикладной характер и принять их нужно как можно быстрее, без так называемой раскачки. Уже по итогам следующего, 2017 года, мы должны иметь действующую, эффективную систему поддержки несырьевого экспорта и экологических программ, увидеть реальные результаты её работы.

В этой связи прошу Правительство уделить особое внимание финансовому обеспечению тех инициатив, которые мы сегодня будем обсуждать, а также всех остальных приоритетных проектов, о которых мы тоже с вами многократно говорили. Прошу Министра финансов в ходе нашего совещания отдельно доложить по этому вопросу.

Теперь по повестке дня. За последние годы в ряде отраслей российской экономики накоплен значительный, большой – причём нереализованный – экспортный потенциал. Прежде всего имею в виду авто- и авиапром, сельскохозяйственное и железнодорожное машиностроение – то, что принято называть производствами с высокой добавленной стоимостью. И развитие этих отраслей может стимулировать целую цепочку смежных производств в тяжёлой, лёгкой промышленности, на транспорте.

Нужно увеличить сбыт российской промышленной продукции, обеспечить широкий выход отечественных предприятий на внешние рынки. Для этого необходима единая система поддержки промышленных экспортёров, которая могла бы гибко подстраиваться под требования покупателей и делать работу на зарубежных направлениях проще и удобней.

Отмечу, что в сентябре на совещании в Туле мы затронули тему гражданского экспорта оборонно-промышленного комплекса. По сравнению с поставками вооружения и военной техники (это около 14,5 миллиарда долларов в 2015 году) экспорт гражданского сегмента ОПК сегодня практически отсутствует или очень мал.

Мы с вами – и в Туле об этом говорили, и сейчас хочу ещё раз напомнить – должны понимать, что такие масштабные заказы со стороны Министерства обороны когда–то, и даже непросто когда–то, а на понятном нам рубеже, в таком объёме закончатся. Производственные мощности будут развиты, оборудование новое закуплено – нужно, чтобы всё не простаивало, а работало.

По итогам той встречи Минпромторгу поручено подготовить целый набор мер по наращиванию гражданского экспорта «оборонки». Эта работа должна быть завершена к 1 декабря. Тем не менее просил бы уже сегодня рассказать, что делается в этой сфере и что мы намерены делать в этой сфере.

Ещё одно перспективное направление экспорта – продукция сельского хозяйства. В прошлом году поставки российского продовольствия на внешнем рынке превысили 16,2 миллиарда долларов. В текущем году, по оценкам экспертов, этот показатель будет около 17 миллиардов долларов, и это при том что объём экспорта вооружений, он у нас практически не снижается, – 14,5 миллиарда долларов, мы сейчас только с Председателем Правительства говорили об этом. Безусловно, это в значительной степени ваша заслуга, заслуга Правительства России.

Нам нужны системные решения, которые позволят российским производителям увеличить объёмы производства и экспорта сельхозпродукции и дальше, обеспечат их необходимой инфраструктурой и информацией. Разумеется, они проделали колоссальную работу, имею в виду селян, но поддержка со стороны Правительства должна быть обеспечена и на среднесрочную перспективу.

И ещё один вопрос, который хотел бы обсудить в рамках экспортной тематики. Опыт ведущих стран мира показывает, что в современной международной торговле всё больший вес приобретают малые и средние предприятия. Мы с вами знаем, какой процент вносят малые и средние предприятия в экономику развитых стран, какой процент – в развивающихся экономиках, какой процент у нас: у нас 21, по–моему, процент, а в других [странах] – до 90, 85–90 процентов – объём малого и среднего бизнеса в экономике. Так что нам ещё есть куда развиваться.

В свою очередь сбыт российской продукции малого и среднего бизнеса, как правило, и ограничен локальными рынками, районами, регионами, а экспортные возможности, даже при выпуске качественного конкурентоспособного товара, крайне малы.

Нужен механизм, который в масштабах всей страны обеспечил бы поиск и продвижение на внешние рынки продукции малого и среднего бизнеса. Действуют сегодня у нас, напомню, 5,8 миллиона субъектов малого и среднего предпринимательства. Рассчитываю услышать сегодня предметные соображения и на эту тему.

Теперь по второму вопросу нашей повестки дня. Речь пойдёт об улучшении экологической ситуации.

Сегодня в России накоплено около 100 миллиардов тонн бытовых и производственных отходов, которые занимают порядка четырёх миллионов гектар. Непростая ситуация и в сфере очистки сточных вод: лишь 13 процентов из них подвергаются нормативной очистке, остальное поступает напрямую в водоёмы.

Напомню, что 2017 год объявлен в России Годом экологии. Понятно, что за год все проблемы в этой сфере, копившиеся десятилетиями, не решить. Однако создать механизм их решения и начать продвигаться к поставленным целям не только возможно, но и крайне необходимо.

В первую очередь нужно разобраться с накопленными отходами, ликвидировать наиболее крупные залежи мусора, которые в прямом смысле слова отравляют людям жизнь. Не менее важно создать карту мусорных свалок, в особенности незаконных, и привлечь к этой работе общественность, сделать так, чтобы каждый желающий мог не только сообщать о незаконной свалке, но и обратиться за проведением соответствующей проверки.

И конечно, нужно создать экономические стимулы для вовлечения отходов в производственный оборот, добиться того, чтобы перерабатывать отходы было выгодней, чем сжигать или закапывать, или где–то просто сваливать.

Предлагаю также обсудить комплексные меры по очистке рек и водоёмов. Их состояние напрямую влияет на качество питьевой воды, а значит, на здоровье людей.

И в целом считаю важным предпринимать все меры для сохранения природы и лучше там, где она сохранилась ещё в первозданном виде, или возвращать её в первозданный вид для будущих поколений, защищать редкие виды животных, уникальные природные объекты. Предлагаю сегодня рассмотреть практические шаги по всем этим направлениям.

И в заключение ещё одна тема, которая получила широкий общественный резонанс, имею в виду обращение с бездомными животными, которые являются неотъемлемой частью экосистемы городов. Отсутствие норм и правил в этой сфере чревато ухудшением санитарной ситуации, а в отдельных вопиющих случаях выливается в жестокое, бесчеловечное отношение к животным. Насколько знаю, законопроект на эту тему прорабатывался в парламенте, однако до сих пор он находится там без движения. Давайте обсудим, как продвинуть и эту инициативу, как оформить цивилизованный порядок обращения с животными.

Слово – Евгению Ивановичу Елину, пожалуйста.

Е.Елин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета!

Проектные предложения, которые представляются вашему вниманию, подготовлены Минэкономразвития совместно с Минпромторгом, Минсельхозом и Российским экспортным центром в рамках приоритетного направления «Международная кооперация и экспорт».

В проектном предложении заложен ориентир на темпы прироста несырьевого, неэнергетического экспорта не менее семи процентов в год. Это значит, что ожидаемый к концу 2018 года рост составит не менее 15 процентов по сравнению с сегодняшним днём, и по итогам второго этапа (это 2025 год) объёмы несырьевого экспорта увеличатся почти вдвое.

Второй показатель проекта характеризует прирост числа отечественных экспортёров. Мы считаем, что создание комфортных, привлекательных условий для осуществления деятельности в этой области позволит нам достичь прироста числа экспортёров не менее чем на 10 процентов ежегодно.

Для достижения заявленных показателей мы выделили три ключевых направления. Во–первых, создание системы поддержки экспорта продукции в тех отраслях, которые уже осуществляют экспортные поставки и имеют значительный потенциал для их расширения. Прежде всего, конечно, мы имеем в виду промышленную продукцию.

Опережающий рост планируется достичь за счёт четырёх приоритетных секторов, которые, Владимир Владимирович, Вы уже назвали: автомобилестроение, авиастроение, железнодорожное машиностроение, сельскохозяйственное машиностроение. Реализация проекта обеспечит в стоимостных объёмах двукратное увеличение экспорта по приоритетным отраслям к концу 2018 года, а к концу 2025 года мы рассчитываем получить пятикратный рост.

Почему мы уверены, что именно в этих секторах сможем существенно нарастить экспорт?

Во–первых, огромные масштабы рынков этих секторов дают основание говорить о реальных возможностях потеснить конкурентов. Достаточно сказать, что объём только рынка автомобилестроения превышает два триллиона долларов в год, а весь российский экспорт не превышает 0,1 процента. То есть у нас есть огромный потенциал для расширения.

Объём рынка авиастроения – 296 миллиардов долларов в год при нашем достаточно скромном в нём участии, поэтому есть все основания считать, что у нас есть серьёзные перспективы.

Во–вторых, поскольку по качеству и по производственным затратам в этих секторах мы абсолютно конкурентны, экспортный потенциал будет определяться способностью снизить ряд издержек и предложить на рынок лучшую цену.

Какие это издержки? Назову наиболее важные из них. Прежде всего это транспортные затраты, в силу нашего географического расположения, до перспективных рынков. Во–вторых, масштаб производства наших производителей не позволяет обеспечить такое же снижение цены, как у наших конкурентов. Третье – стоимость связанного финансирования, которое мы можем предложить партнёрам; пока у нас выше, чем у наших конкурентов. И, наконец, наиболее чувствительные издержки связаны со входом на рынок – преодоление ввозных таможенных пошлин, носящих заградительный характер.

В настоящее время мы наблюдаем нарастание протекционистских настроений. Основным способом разрешения этой задачи является создание различных преференциальных и непреференциальных соглашений, обеспечивающих баланс интересов по доступу продукции обеих договаривающихся стран. У нас уже есть позитивный опыт по соглашению о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом и Вьетнамом. Оно позволит снизить или обнулить совсем ставки ввозных таможенных пошлин на большинство товарных позиций.

В настоящее время нами запущен переговорный процесс по заключению соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, ведётся подготовка к запуску переговоров с Израилем, и к концу текущего года мы ожидаем решения о начале работы над аналогичными проектами с Египтом, Индией и Ираном.

Но просто заключить соглашение недостаточно – надо научиться локализовать производство на чужой территории, поэтому крайне важен и принципиален инфраструктурный проект в Египте, который реализует Минпромторг. Не буду останавливаться на проекте, более подробно о нём расскажет Министр промышленности Денис Валентинович Мантуров. Отмечу только, что по всему комплексу стимулирующих мер Правительством предусмотрено финансирование на 2017 год в объёме 16,5 миллиарда рублей.

Вторым ключевым направлением проекта является реализация экспортного потенциала агропромышленного комплекса. Мы ставим задачу обеспечить прирост объёма экспорта не менее 6,5 процента в стоимостном выражении ежегодно. Мы рассчитываем на экспортный потенциал ряда товарных групп, таких как мясо, мясные субпродукты, масложировая продукция, зерно и продукты переработки, готовые пищевые продукты.

Основной задачей по этому направлению является формирование системы поддержки экспорта продукции АПК, которая обеспечит доступ российской сельхозпродукции на зарубежные рынки. Здесь в первую очередь мы сконцентрируемся на переформатировании работы Россельхознадзора, который, как мы хорошо знаем, в настоящее время успешно решает задачи по обеспечению ограничения доступа импортной продукции на рынок. Теперь мы предполагаем его переориентировать на работу по вскрытию зарубежных рынков, представляющих наибольший интерес для приоритетной продукции.

Для решения этой задачи проектом предусмотрены мероприятия, направленные на организацию работы Минсельхоза и Россельхознадзора в части обеспечения аттестационных инспекций из стран-импортёров, модернизацию информационных систем обеспечения безопасности сельскохозяйственной продукции и продовольствия для осуществления экспорта.

Кроме того, предполагается внедрение специальных мер, учитывающих специфику сектора, направленных на продвижение продукции. Это создание системы комплексного анализа потенциальных зарубежных рынков, это маркетинговая часть, разработка региональных суббрендов, продвижение продукции АПК на зарубежных рынках в рамках знаковых сельскохозяйственных мероприятий. На поддержку экспорта агропромышленной продукции в 2017 году предусмотрено 0,7 миллиарда рублей, поскольку основные меры носят институциональный характер.

Значительные экспортные возможности открываются в связи с появлением принципиально новых рынков. Это плоды грядущей так называемой четвёртой промышленной революции, либо индустриализации 4.0, – по–разному её называют, и одним из таких рынков является рынок электронной коммерции. Поэтому третьим элементом в контур проектного предложения включён проект «Электронная торговля».

Проект заключается в формировании экосистем, обеспечивающих вывод в первую очередь продукции малых и средних предприятий на экспорт. Более подробно этот вопрос также осветит Денис Валентинович в своём выступлении. Только скажу, что реализация проекта обеспечит на первом этапе вывод на глобальный онлайн-рынок 300 компаний, это до 2018 года, и не менее пяти тысяч компаний в 2018–2019 годах.

Ещё одним важным элементом, на котором хочу остановиться, проектного предложения является развитие институтов поддержки экспорта. Это прежде всего укрепление Российского экспортного центра как ключевого института развития. Мы ставим задачу сформировать уже к 2017 году на базе Российского экспортного центра единый центр координации и поддержки экспорта, с участием которого будет поддержано не менее 30 миллиардов долларов США российского экспорта к концу 2018 года и не менее 40 миллиардов долларов США к концу 2025 года. А это значит, поддержку получат порядка 7,5 тысячи компаний-экспортёров к концу 2018 года и не менее 12 тысяч экспортёров к концу 2025 года. Данные показатели сопоставимы с уровнем поддержки экспортными агентствами в развитых странах.

Планируем достичь этого результата следующими путями: это расширение мер финансовой поддержки экспортёров в первую очередь; помимо этого, создание региональной инфраструктуры Российского экспортного центра; расширение присутствия экспортного центра в приоритетных странах и, конечно, развитие регуляторной среды. В целом на реализацию мероприятий предусмотрено 16,5 миллиарда рублей.

Суммируя все направления проектного предложения в целом на реализацию заявленных проектов, в 2017 году потребуется 33,8 миллиарда рублей. В рамках подготовки поправок к проекту федерального закона о бюджете на 2017-й и плановый период 2018–2019 годов учтены предложения по финансированию соответствующих мероприятий в рамках приоритетного направления.

И в заключение. Кроме того, что сказано выше, мы понимаем, что это не исчерпывающий перечень направлений и секторов. Серьёзный экспортный потенциал есть у отдельных видов услуг: это образовательные услуги, туристические, транспортные услуги, услуги в области ИТ. Мы прогнозируем рост экспорта услуг в целом к концу 2018 года не менее чем на 20–25 процентов и к концу 2025 года – в два раза. Соответствующие конкретные предложения мы прорабатываем, они будут представлены на рассмотрение Совета в установленном порядке.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Денис Валентинович, пожалуйста.

Д.Мантуров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По направлению «Международная кооперация и экспорт» Минпромторг выступает заказчиком по проектам развития экспортного потенциала высокотехнологичных отраслей и электронной международной торговли. В части программы поддержки экспорта помимо обозначенных уже отраслей промышленности, на которых планируется сконцентрировать основные усилия, мы ориентируемся на следующий эшелон приоритетов: это радиоэлектронная промышленность, медицинская техника, нефтегазовое, энергетическое машиностроение и ряд других направлений.

Расставляя приоритеты, мы исходили из трёх основных факторов. Первый – это наличие существующих производственных мощностей в отдельной индустрии и способность конкурировать на мировых рынках. Второй – это текущее состояние самих отраслей, а также оценка перспектив роста внутреннего и глобального спроса на эту продукцию. И третий фактор – это мультипликативный эффект для смежных отраслей промышленности.

Хотел бы особо отметить, что все предусмотренные проектом меры поддержки мы планируем распространить в том числе на предприятия оборонно-промышленного комплекса. Это полностью согласуется с Вашим поручением, которое Вы дали в Туле. Мы в этом направлении ведём работу для того, чтобы обеспечить диверсификацию предприятий ОПК. И это будет способствовать наращиванию производства гражданской продукции, продукции двойного назначения примерно по пять процентов ежегодно.

По итогам прошлого года предприятия ОПК реализовали гражданской продукции в общем объёме на внешний периметр на 112 миллиардов рублей, это 14 процентов от общего объёма производства. Треть этой суммы приходится в первую очередь на авиастроение. Только в этом сегменте за счёт реализации проекта поддержки экспорта мы рассчитываем к концу 2018 года увеличить объём поставок иностранным покупателям как минимум в три раза, в том числе за счёт перехода к продаже жизненного цикла продукции и развития системы послепродажного обслуживания.

Это станет основным залогом долгосрочного присутствия на внешних рынках. Сегодня принцип «продал и забыл» в условиях нарастающей глобальной конкуренции, сооружения регуляторных барьеров уже больше не работает. Необходим системный подход, предполагающий локализацию, организацию совместных центров компетенции, работу в периметрах зон свободной торговли для входа на крупнейшие региональные рынки.

Приведу пример. Благодаря подписанному соглашению о зоне свободной торговли с Вьетнамом, как раз сегодня так совпало, уже первая партия автомобилей «Рено», которые произведены на завода «Автофрамос» в Москве, находятся в порту Вьетнама. А со следующего года коллеги будут поставлять уже машинокомплекты не только для рынка Вьетнама, но и для всей Юго-Восточной Азии, где у Вьетнама выстроены возможности по ЗСТ.

Казалось бы, «Рено» – компания иностранная, но данный автомобиль «Рено» – было принято решение полностью снять со всех производственных площадок, которые у них разбросаны по миру, и сконцентрировать в Москве. Локализация – 70 процентов; получается, это российский «Рено». Такой формат мы рассматриваем в качестве стратегического вектора развития несырьевого экспорта.

То же самое могу сказать о создании индустриальных зон на территории иностранных государств. В качестве своего рода обкатки этой модели (то, что Евгений Иванович обозначил) принято решение, как раз с Вами согласованное и Президентом Египта, в части выделения нам в восточной части Порт-Саида на Суэцком канале 80 гектаров индустриальной зоны. В перспективе они готовы расширить эту зону до двух тысяч гектаров. В этой части мы ведём работу над межправительственным соглашением. Рассчитываем, что в первом квартале эта работа завершится. Для чего? Для того, чтобы обеспечить дополнительные преференции и гарантии нашим производителям, которые будут там размещать свои сборочные производства.

Такую практику мы планируем расширять, чтобы двигаться дальше по ключевым страновым хабам. Причём мы к этому процессу привлекаем наших коллег из Евразийского экономического союза (буквально недавно договорился об этом с министрами промышленности Белоруссии, Казахстана, позавчера – с министром экономики Армении; надеюсь, что и киргизские коллеги нас поддержат) для того, чтобы использовать также их потенциал, чтобы вместе выходить на эти рынки. Тогда, собственно, есть возможность выполнения основных задач кооперации со странами ЕАЭС.

Что касается электронной международной торговли, то развитие этого направления позволит вовлечь в экспортные потоки малый и средний бизнес, на котором ставится основной в этой части акцент. Ключевая задача – это обеспечение выхода наших российских поставщиков на крупнейшие мировые площадки электронной коммерции.

Для этого предусмотрены следующие меры. Первое – это формирование единой базы российских производителей из числа МСП.

Во–вторых, создание на глобальных онлайн-площадках своего рода национальных виртуальных павильонов.

В–третьих, это совершенствование регуляторной среды, это касается прежде всего упрощения налогового и таможенного администрирования данной сферы. Реализация этих мер вкупе с консультационной поддержкой предприятий должна обеспечить вывод более пяти тысяч предприятий МСП к концу 2019 года на глобальный онлайн-рынок.

Владимир Владимирович, окончательное утверждение наших предложений обеспечит достижение целевого верхнеуровневого индикатора проекта. Просим поддержать наш проектный подход, который согласован со всеми заинтересованными ведомствами.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Пожалуйста, Пётр Михайлович Фрадков.

П.Фрадков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета! Благодарю за предоставленное слово.

Создание конкурентоспособной системы поддержки несырьевого экспорта является нашей главной задачей. В рамках этого приоритетного направления система должна способствовать как поддержке действующих экспортёров, так и создавать новый экспорт. На экспортном поле России сегодня в основном работают крупные компании.

Мы посмотрели, объём экспорта в России на одного экспортёра в пять-семь раз больше показателя основных наших конкурентов. При этом доля экспортёров в общем числе компаний, конечно, намного меньше. Поэтому мы считаем, что наибольшим потенциалом в развитии объёмов экспорта, изменения его качественной структуры обладают именно компании среднего размера.

Имея в виду задачу вывода на внешние рынки именно компаний сегмента МСП, Российский экспортный центр, который должен стать одним из элементов этой системы, имеет три важные функции, я их коротко перечислю.

Первое – это выполнение роли координатора или штаба приоритетного направления, потому что мы уже, как мне кажется, де-факто стали площадкой межведомственной координации, но, конечно, в практическом смысле этого слова, и представляем интересы российских экспортёров, с одной стороны. С другой стороны, мы как специализированный институт развития в сфере экспорта должны сконцентрироваться на решении конкретных задач по продвижению интересов российских экспортёров за рубежом.

Была отмечена низкая узнаваемость российских товаров за рубежом, российских экспортёров. Поэтому одним из важных направления является формирование внешнеэкономического имиджа нашей страны и активная работа по продвижению брендов наших экспортёров, имея в виду в том числе товары народного потребления. Нам есть что предоставить на внешние рынки, у нас качественные показатели зачастую превосходят показатели наших конкурентов, но наши товары просто не знают. Поэтому мы будем проводить системную работу по присутствию в медиапространстве, интернет-ресурсах зарубежных рынков. Имеем программу по выставочно-ярмарочной деятельности, проведению целевых бизнес-миссий.

Российский экспортный центр уже начал работу по созданию за рубежом сети так называемых торговых домов. Мы хотим обратить внимание, что делаем акцент на практические запросы бизнеса и именно предполагаем финансовое участие того же бизнеса в этих торговых домах, потому что только сам бизнес может комплексно сформировать запрос на экспортные поставки и сформулировать, дать тот уровень качества продукции, который необходим. Здесь рассчитываем на поддержку со стороны деловых объединений, ассоциаций, бизнеса. Это в том числе будет содействовать в нашем понимании решению вопросов продвижения нашей продукции, лоббизма и решения вопросов, связанных с реализацией проектов промышленных зон.

Уже сейчас мы видим, что вовлечение регионов в создание и развитие экспортной среды требуется перевести, наверное, на более значимый уровень. Для субъектов должен появиться отдельный фокус на развитие несырьевого экспорта и как задача, и как ответственность.

Мы практическую задачу Российского экспортного центра видим в синхронизации работы профильных и региональных структур и стандартов их деятельности. Начали уже пилотно с коллегами из Минпромторга переориентировать территориальные органы Минпромторга именно на работу в экспортном направлении и отходим от таких базовых решений по выдаче, скажем, экспортных лицензий. Уже предлагаем систему, которая предполагает получение услуг, в том числе государственных услуг, инструментов по поддержке экспорта именно на местах. Нам очень важно, чтобы каждый конечный потребитель имел возможность получить доступ к тем ресурсам, которые государство уже предоставляет.

Если мы говорим о вовлечении в экспортную деятельность предприятий малых и небольших, то, конечно, наблюдаем, констатируем дефицит экспортных компетенций. Для решения этой задачи мы уже в пилотном режиме запустили так называемый образовательный проект, который в очень детальном режиме рассказывает и проводит, можно сказать, в ручном режиме экспортёров через все этапы экспортной деятельности.

В 2016 году мы отработали 13 пилотных регионов. Это делается совместно с субъектами Российской Федерации. В 2017 году планируем в этот проект вовлечь ещё 30 регионов. Речь идёт об обучении самих предпринимателей в субъектах инфраструктуры, а на каком–то этапе будем работать уже и со студентами высших учебных заведений. Не хотел бы подробно останавливаться на теме, связанной с продвижением электронной коммерции, об этом было подробно сказано, но хотел бы доложить в пилотном режиме.

В 2016 году организовали на одной из интернет-площадок, крупных интернет-площадок, наш национальный павильон, брендированный под знаком «Россия», сформировали перечень номенклатуры, которая пользуется спросом на этом рынке. Буквально за полтора месяца работы мы видим просто кардинальное повышение интереса к продукции из России, миллионы запросов, в десятках тысяч – покупки, и также не забываем про медиаконтент, через интернет-ресурсы этим вопросом занимаемся.

Видим недостаток: аналитическое, скажем так, сопровождение экспортной деятельности для компаний, отдельное решение, – это создание аналитического экспортного центра в рамках нашей организации, который будет предоставлять информацию о состоянии зарубежных рынков, потенциале российской экспортной продукции, торговых барьерах в вопросах регуляторики.

Продолжаем работу по финансовому сопровождению, сформулированы все продукты, необходимые по кредитно-страховой поддержке экспорта, в том числе с использованием специальных программ по субсидированию процентной ставки в целях приведения стоимости наших ресурсов и экспортного предложения в соответствие с международными требованиями и уровнем.

И новый большой запрос: мы сейчас совместно с коллегами из Минэкономразвития и Минпромторга разработали перечень новых функций господдержки, которая требуется и полностью соответствует международной практике. И Российский экспортный центр является агентом в каком–то смысле Правительства по распределению этого функционала. Это и субсидирование различных видов затрат, стратификация, логистика, омологация, помощь в компенсации затрат по патентованию прав интеллектуальной собственности за рубежом и некоторые другие виды работ. К концу года представим на рассмотрение стратегию Российского экспортного центра, которая будет полностью коррелироваться с параметрами и приоритетами данного проекта.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Благодарю Вас.

Коллеги, кто хотел бы по этому вопросу что–то сказать? Пожалуйста, ТПП.

С.Катырин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Несколько мыслей, которые сформулированы предпринимательским сообществом.

Первое – то, что касается экспорта малого и среднего бизнеса. Наибольшая сложность для них, одна, наверное, из наибольших сложностей – это вопрос сертификации продукции на зарубежных рынках. Порой при небольших партиях и широкой номенклатуре это сопоставимо с суммой сделки, на которую претендует то или иное малое предприятие.

Предусмотрено в программе, по–моему, 151 миллион рублей на поддержку сертификации. Но это будет выделяться предприятиям, которые будут обращаться за этим. С тем, чтобы системно решать этот вопрос и чтобы у нас появились лаборатории, сертификаты которых признаются за рубежом (соответственно, они будут выдаваться всем, кто будет обращаться на территории России), России необходимо присоединиться – есть две –к организациям. Одна из них называется Всемирная ассоциация аккредитованных органов по оценке соответствия, и вторая – Международное сотрудничество по аккредитации лабораторий. Тогда бы у нас появился свой орган по сертификации, признанный на Западе, с помощью которого мы могли бы уже тогда продвигать продукцию на эти рынки.

Вторая тема – это тема проведения выставочных мероприятий. Известно, что это один из серьёзных инструментов в продвижении продукции. Тема недешёвая для малого и среднего бизнеса. Мы полагаем, что сделать было бы очень неплохо две вещи. Первая – чтобы появился единый координатор, в принципе он есть, по высокотехнологичной продукции: это Минпромторг, определяющий на целый год перечень выставок, в которых предполагается российское участие, чтобы там появился российский раздел.

И тогда, привлекая малые и средние предприятия, которым можно было бы отчасти финансировать их участие, в значительной части они готовы свои средства вкладывать в участие в таких выставках, определять перечень этих выставок и собирать российский раздел, где могут быть представлены не только крупные компании, но и представители малого и среднего бизнеса.

Для того чтобы этот календарь соответствовал интересам бизнеса, было бы очень неплохо, чтобы был, в данном случае если мы говорим о Минпромторге, координирующий орган, который бы формировал этот календарь с участием бизнес-сообщества, и не только производителей, но и тех, кто является предпринимателями в области организации и проведения выставок. Потому что они лучше всех знают, какие выставки, с какой отдачей работают, какие выставки посещают ради туризма, то есть посмотреть, а какие выставки действительно работают с широким привлечением именно потребителей, и не только на страну, где проводится, но и на регион в целом.

И третье. Исторически так сложилось, что система торгово-промышленных палат с советских времён выполняла ряд функций, которые государство делегировало, по обслуживанию внешнеэкономической деятельности. Это и сертификаты происхождения, карнеты АТА, это признание форс-мажорных обстоятельств, ну и ряд других функций, международное третейское разбирательство, которые до сих пор наши палаты не только в центре, но и во всех регионах выполняют.

Сегодня к нам обращается ряд губернаторов с просьбой представительства РЭЦ, которые сейчас образуются в регионах, расположить на базе торгово-промышленных палат. Мы, естественно, готовы совместно работать с РЭЦ и такую работу ведём, но мы упираемся часто в решение вопросов в том, что не прописана система палат, как и другие объединения предпринимателей, как институты поддержки предпринимательства. Мне кажется, надо в этом плане доработать нормативную базу с тем, чтобы РЭЦ мог использовать все наработанные уже сегодня инструменты, которые существуют в центре, на местах в интересах общего дела.

В.Путин: Да, пожалуйста, можно сделать, легче будет работать.

Александр Николаевич.

А.Ткачёв: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Спасибо, что отметили заслуги агропромышленного комплекса.

На самом деле, действительно, это не было возможным без прецедентной поддержки, которая реализуется в последние годы. По рынку зерна мы отмечаем экспорт порядка 35–40 миллионов тонн. Мы увеличили количество стран, куда мы экспортируем зерно, с 60 (за последние два года) до 100, то есть практически в два раза. Мы практически по всему миру зерно продаём и по хорошей цене, хорошего качества. Если по зерну мы практически ограничены количеством, то по мясу, конечно, у нас огромные перспективы, то, о чём здесь уже говорилось.

Хочу проинформировать, мы только за последний год на 60 процентов увеличили объём экспорта, то есть 150 тысяч тонн, а начинали практически с нуля. Какие страны? Интересная статистика, допустим, по птице и по свинине: Бахрейн, Казахстан, Гонконг, Италия, Сербия; по говядине: Арабские Эмираты, Вьетнам. Переговоры активно ведутся, и практически эти рынки, скорее всего, в 2017 году у нас откроются: это Китай, Индонезия, Иран, Сингапур, Япония, Саудовская Аравия, Нигерия. Вы знаете, что сейчас Шувалов Игорь Иванович находится в Сингапуре, и там мы действительно близки к решению вопроса через Сингапур выходить на другие рынки, в том числе азиатские. Так устроен мир и рынок продаж.

Мы вообще ставим задачу к 2020 году, то есть через пять лет, объём экспорта мяса увеличить до миллиона тонн. А значит, мы сможем в целом и на зерне, и на мясопродуктах получить за счёт экспорта порядка 25 миллиардов долларов, то есть не 15, как сегодня, а уже на 10–11 и больше. Эти перспективы огромны.

Вы знаете, что благодаря национальным проектам и поддержке мы практически по свинине, мясу птицы уже нарастили и снимаем дефицит на 90 процентов. Но раздаются разные голоса: «Хватит, давайте остановимся и перейдём на другие приоритеты в области сельского хозяйства».

Хочу привести пример. Допустим, поголовье в Германии – более 40 миллионов свиней (у нас – 25), то есть половина поголовья сразу выращивается, производится на экспорт заранее – они завозят в страну валюту: это у них как нефть, газ и так далее. Дания: 5 миллионов населения – 20 миллионов поголовье (у нас – 25 миллионов), потому что 90 процентов на экспорт. Это приток валюты, это развитие. И поэтому нам ни в коем случае нельзя останавливаться. Мы должны также поддерживать и свиноводство, увеличивать и до 50 миллионов поголовье. Мы научились на конвейере, как строить свои свинокомплексы, птицекомлексы.

Мы сейчас на совещании у Дмитрия Анатольевича с Денисом Валентиновичем говорили о том, что нам нужно уже производить своё оборудование. Хочу проинформировать вас, что свинокомплекс практически на 80 процентов состоит из импортных деталей, материалов: оборудование, насосы, всевозможные прокладки, резиновые какие–то вещи и так далее. То есть это всё огромный потенциал для промышленности, который можно делать через дорогу, в соседнем городе производить. Дальше молокозаводы, пивзаводы, мясокомбинаты, крупозаводы, винзаводы – это всё оборудование импортное. Поэтому, конечно, огромный потенциал.

Я хочу ещё раз напомнить, мы в Твери с Вами проводили совещание о том, что мешает развивать особенно отрасли свиноводства, вообще мясную отрасль в нашей стране и снижает инвестиционный климат – конечно, очень плохая ветеринарная обстановка. Болезни по ЧС мы практически в десятки раз увеличили по всей стране. И конечно, главная беда – это наши дикие кабаны.

Кстати, надо отдать должное, мы с Минприроды уже нашли консенсус и работаем в этом направлении, но, безусловно, развитие, огромное развитие личных подсобных хозяйств, которое идёт без учёта, без ветеринарного должного контроля, и так далее. Поэтому хочу сказать, что если мы этого не сделаем, то никакой рынок нас не пустит.

Китай говорит: «Пока не победите африканскую чуму, мы не хотим с вами работать», – и так далее, а это огромный рынок, все бьются за него, весь мир работает с Китаем и на этом зарабатывают. Хочу проинформировать всех присутствующих, что мы начинаем огромную работу по Вашему поручению; меры будут, может быть, не очень популярны, но мы должны навести здесь порядок.

В.Путин: Нет, Вы меня здесь не особенно пристёгивайте к отстрелу кабанов, давайте сами занимайтесь и согласовывайте с Минприроды. А бороться с ЧС нужно, это, безусловно.

Пожалуйста.

А.Дворкович: При моей безграничной любви к сельскому хозяйству я всё–таки переменю тему. Буквально несколько нюансов.

Первое. Говорится о поддержке прежде всего несырьевого экспорта, но иногда, с нашей точки зрения и с точки зрения многих коллег, под сырьё завозится очень много разных реально несырьевых товаров. Говорилось о сельском хозяйстве, зерно считается у нас сырьевым экспортом. Боюсь, что и мясо потом будет считаться сырьевым экспортом. Удобрения у нас считаются сырьевым экспортом, хотя это высокотехнологичный продукт. Трубы даже у нас, как выяснилось совсем недавно, считаются сырьевым товаром, сырьевым экспортом, а это влияет сразу на систему мер поддержки, на доступ к инструментам поддержки, на порядок возмещения НДС и на многие другие вопросы. Нам в ближайшие недели предстоит ещё окончательно разобраться, что мы будем подводить под понятие сырьевого экспорта, а что будет всё–таки считаться несырьевым экспортом, который будет получать весь набор механизмов поддержки.

Вторая тема – это работа за рубежом. Кроме работы торгпредств, локализации отдельных производств необходимо понимать, что современные товары и технологии требуют сети обслуживания. Это очень важный вопрос и довольно затратный вопрос. Это то, где мы тоже проигрываем, причём по высокотехнологичной продукции. На это нужно обратить отдельное внимание. Сегодня специальным образом это не было акцентировано, поэтому мне кажется, это важно.

Третье – это система регулирования. У нас кроме создания собственных производств, которые имеют экспортный потенциал, есть хорошие возможности для локализации тех производств, которые сегодня находятся за рубежом, потому что есть определённые преимущества в размещении таких производств. Прежде всего это, конечно, с точки зрения цен и качества тоже. Но зачастую мы предъявляем к этим производствам более высокие требования, чем требуют другие страны, в которые мы собираемся экспортировать. Это иногда нерационально абсолютно. Нужно, наоборот, требования облегчать, делать их такими, чтобы они были минимально необходимыми для увеличения экспортных поставок.

И, наконец, четвёртое – где размещать ориентированные на экспорт производства. При всём желании поддержать уже существующие предприятия, расположенные по разным причинам в разных регионах страны (так была устроена система размещения производства ещё в Советском Союзе), сегодня выгодно размещать производство, которое изначально ориентировано на экспорт, в портах или очень близко к ним.

Необходимо ориентировать нашу поддержку на размещение новых производств рядом с портовой инфраструктурой, чтобы не тратить лишние деньги, в том числе из бюджета, на поддержку экспорта, чтобы доставить железной дорогой или автомобильным транспортом, – именно около портов. Это не значит, что других не надо совсем поддерживать, но рационально нужно подходить.

В.Путин: Терминалы могут быть и рядом с железной дорогой, там, где железная дорога способствует вывозу на экспорт.

А.Дворкович: Хотя бы относительно близко. Потому что сегодня, когда мы везём четыре тысячи километров и более из центральных районов страны и в Европу, и на Дальний Восток, получается, что и железная дорога с этим не всегда справляется. Мы должны тогда поддерживать «РЖД», чтобы они могли окупать свои затраты, и предприятия несут излишние издержки. Нужно везде, выбирая новые проекты для поддержки, учитывать, изначально это ориентировано на экспорт или всё–таки есть потенциал внутреннего рынка, который позволит окупить эти затраты.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Репик Алексей Евгеньевич.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

«Деловая Россия» включилась в работу по стратегическому направлению активно. Здесь есть один системный момент. Я вообще считаю, что формирование общественно-деловых советов в приоритетных направлениях – это очень хороший инструмент получения обратной связи делового сообщества.

Хотел бы обратить внимание на один момент. Крайне важно, что в целом ряде отраслей, особенно высококонкурентных, на первый план выходит не финансовая поддержка экспортёров, а системные меры по улучшению деловой среды, в том числе регуляторной, для экспортёров. Мы вообще уже хорошо научились работать с изменениями в части создания благоприятной деловой среды. Наши настоящие, можно сказать – чемпионские рывки в Doing Business тому подтверждение.

Рейтинг Всемирного банка не вполне отражает потребности экспортёров, поэтому я считаю очень важным то, что Российский экспортный центр вместе с АСИ, «Деловой Россией» и Федеральной таможенной службой сейчас подписал соглашение, где мы проводим скрининг операционной деятельности несырьевых экспортёров: выявляются проблемные точки, подводные камни.

Мне кажется вполне достижимым, чтобы на основе этого анализа решение российской компании экспортировать стало рутинным, простым, не требовало сложных экспортных компетенций, о которых говорил Пётр Михайлович, и, вообще, чтобы решение о выходе на новый рынок было не сложнее, чем принять решение о работе в новой области или в соседнем городе. И тогда мы установим лучшую мировую практику; я считаю, у нас есть для этого все основания.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста.

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы очень плотно работаем с Российским экспортным центром, Минпромторгом, Минэкономразвития, и должен поблагодарить эти ведомства, и Петра Михайловича лично за то, что мы действительно совместно вырабатываем многие схемы и технологии. В частности, дальше готовы над механизмом «одного окна» работать и рядом других проектов. Хотел бы обратить внимание на несколько моментов.

Очень хорошо то, что в понятие несырьевого экспорта включены услуги, и, действительно, экспорт образовательных услуг, услуг здравоохранения, ИТ-услуг – это, на мой взгляд, важное и очень перспективное направление; здесь, безусловно, нужно оценить наши возможности. Но по некоторым направлениям, например электронная коммерция, о которой много говорилось, мне кажется, недостаточно амбициозные задачи стоят. Предполагается, по–моему, 700 с небольшим миллионов рублей потратить за три года, и где–то, по–моему, два миллиона трансакций через три года по этой технологии осуществить.

Напомню, Alibaba (известный Вам, Владимир Владимирович, Джек Ма, неоднократно встречался с Вами) – они 140 тысяч транзакций в минуту проводят. Просто надо посмотреть, надо ли нам свои платформы только использовать либо выходить и на международные электронные торговые площадки. Но, безусловно, здесь перспективы могут быть намного большими.

Хотел бы, Владимир Владимирович, пользуясь случаем, поддержать позицию Аркадия Владимировича Дворковича. Действительно, наши члены РСПП многие ставят вопрос о расширении понятия несырьевого экспорта. Аркадий Владимирович перечислил те виды продукции, которые являются высокотехнологичными, но по традиции относятся к сырьевому экспорту. Было бы правильно посмотреть на этот перечень более внимательно, думаю, это было бы в интересах не только статистики, мы бы улучшили действительно быстро показатель, но по существу это помогло бы высокотехнологичные производства поддерживать. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Во–первых, у Александра Николаевича сегодня день рождения – 65 лет, и мы все Вас сердечно поздравляем. (Аплодисменты.) Спасибо большое.

Во–вторых, что касается электронной торговли, мы занимаемся этим обсуждением сейчас достаточно плотно. Есть поручения соответствующим ведомствам, Правительству в целом. Но нам нужно выстроить работу таким образом, чтобы вот эти электронные системы и площадки не нас использовали, а чтобы мы их использовали, или во всяком случае выстроили такую национальную систему, которая могла бы иметь перспективы развития и сотрудничала, конечно, с коллегами, но в тех рамках, объёмах и в том качестве, которое прежде всего отвечает интересам российского потребителя и развития российской промышленности. Но мы обязательно будем и советоваться с вами, с другими объединениями для того, чтобы принять наиболее оптимальные решения.

Александр Сергеевич Калинин, пожалуйста.

А.Калинин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

«ОПОРА России» вместе с Общественной палатой и с Агентством стратегических инициатив проводит национальный конкурс «Бизнес-успех». И мы фиксируем, что последние два года интерес к экспорту со стороны микробизнеса чрезвычайно растёт. И мы, конечно, благодаря принятию этой программы должны не разочаровать людей как минимум, а как максимум сделать из них успешных бизнесменов.

Во–первых, если говорить о программе, мы считаем, что очень правильно, что появляется новая форма поддержки – это компенсация для бизнес-ассоциаций, бизнес-миссий, потому что рынки находятся достаточно далеко. И то, что сегодня, допустим, по отдельным программам 120 миллионов, а эта программа предусматривает 2,7 миллиарда, – это, конечно, позволит нам более качественно вывозить людей за рубеж и более качественно готовить вот такие бизнес-миссии, тем более там предусмотрено 50 на 50 или около того. То есть мы и свои деньги вкладываем, но получаем по факту компенсацию со стороны государства; это, конечно, мы приветствуем.

Следующий момент, что хотелось бы отметить, – хотелось бы, чтобы была синхронизированная работа этой программы и обустройство пунктов пропусков Росграницей. Вы провели соответствующее совещание в Оренбурге, и там, естественно, вот этот конкретный пункт пропуска будет обустроен. Но ведь таких пунктов пропусков достаточно много, и они прежде всего для микробизнеса. И, если сделать их ревизию и синхронизировать эти программы, это, конечно, логистику резко улучшит, особенно для микробизнеса.

Следующий момент. Здесь говорилось…

В.Путин: Давайте это отметим в сегодняшнем решении обязательно, это правильно абсолютно.

А.Калинин: Благодарю.

И ещё один момент, ведь туризм – это тоже экспорт. У нас помимо Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи есть ещё ряд регионов, которые мы включили в программу по туризму, но там туристический сезон короткий, – к примеру, Хибины или «Моя родина – Южный Урал».

В этот период, если бы была дополнительная компенсация перелётов именно в пределах туристического сезона, то многих наших иностранных коллег, может быть, заинтересовал не только отдых в Москве или Петербурге, они бы с удовольствием полетели ещё в ряд чудесных регионов нашей страны. Но когда цены на внутренние перевозки очень высокие, турист, естественно, ценник считает и отказывается от полётов внутри страны. Тем самым мы дополнительные деньги и в регионы не привлекаем.

В.Путин: Слетайте сначала в Минфин, обсудите этот вопрос по субсидиям.

А.Калинин: И ещё один момент, он касается Дальнего Востока. Вообще вопрос экспорта – это вопрос всего будущего этого региона, пять миллионов людей должны экспортировать. Необходимо начать проработку этой программы на принципах государственно-частного партнёрства, создания логистического центра для продуктов питания.

В одиночку бизнесу это не сделать, а если на принципах ГЧП как минимум в 2017 году спроектировать это, то это бы, конечно, сподвигло очень многих людей, кто занимается культурами, аквакультурами и так далее. Они уже понимают, куда продукцию сначала привезут, а потом будут экспортировать в Китай, в Корею и в другие государства.

В.Путин: Очень хорошая идея, кстати сказать. Нам надо отметить обязательно.

Смотрите, мы сейчас отмечаем, можно сказать, уже с гордостью и с благодарностью селянам за их работу, отмечаем растущий экспорт сельхозпродукции. Он существенный. Но он на чём основан? Он основан на росте производства. Совсем недавно, ещё несколько лет назад, когда у нас урожай был 65, 70, 71 миллион тонн, мы говорили: ой как хорошо, мы даже что–то будем закладывать в резервы. Потом у нас 95, 100, в этом году 117 будет. У нас появился самый большой в мире экспортный потенциал – 25 миллионов тонн, потому что растёт производство.

Мы сегодня с вами обсуждаем вопросы поддержки, по сути, речь идёт о высокотехнологичном экспорте, промышленном экспорте. Но для того, чтобы у нас был экспортный потенциал такой продукции, она должна производиться в необходимых объёмах для внутреннего потребления и для экспорта. Мы совсем недавно встречались с Алексеем Леонидовичем. Он поделился со мной наблюдениями за последние несколько лет.

У нас объём производства высокотехнологичной продукции растёт очень медленно, и одна из причин заключается в том, что очень много до сих пор бюрократических барьеров на пути производства такой продукции. Экономика не восприимчива, к сожалению, до сих пор к высоким технологиям.

Алексей Леонидович, несколько слов скажите, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня рассматриваем очень важные проекты, я поддерживаю эти проекты. Проект по поддержке экспорта считаю одним из ключевых. И если говорить о результатах, то они здесь скорее должны рассматриваться как пилотные проекты. Потенциал проектов, которые сегодня перечисляются, – к 2025 году нарастить примерно на 20 миллиардов долларов ту продукцию, о которой мы сейчас говорим: как промышленную по четырём секторам, так и сельскохозяйственную.

Но, чтобы нам развиваться устойчиво и поднять экономический рост до 4 процентов в год, даже если сделать постепенно в течение пяти-шести лет, то нам нужно, чтобы несырьевой, неэнергетический экспорт рос темпами примерно 6,8 процента в год на протяжении длительного периода. В результате нам нужно примерно за 10 лет удвоить объём неэнергетического, несырьевого экспорта примерно со 116 миллиардов долларов до 230–ти.

При этом за 20 лет нам нужно его довести до примерно 400–450 миллиардов долларов. Только тогда в совокупности всех факторов мы будем иметь достаточно устойчивый экономический рост. То есть большая часть задачи по экспорту лежит вне перечисленных секторов, а за счёт других видов товаров и услуг, которые тоже будут развиваться в силу того, что в этом проекте есть и общие регуляторные меры, как раз уменьшение вот этих барьеров по экспорту – доступ к финансам, кредитная поддержка, гарантийная. В этом смысле этот проект предусматривает эти меры, но мы должны понимать, что большая часть экспорта будет не в перечисленных секторах, а в других секторах. Мы для них должны дать этот толчок.

Последние семь лет, к сожалению, мы утрачивали позиции в несырьевом, неэнергетическом экспорте. Мы достигли некоторого пика в 2012–2013 годах, и затем в силу ряда обстоятельств последних мы потеряли примерно 30 миллиардов долларов этого экспорта. А сейчас мы должны говорить о том, чтобы существенно идти быстрее и накапливать эти возможности.

Должен сказать, что хороший опыт был. У нас в начале нулевых неэнергетический, несырьевой рост – под 20 процентов в год. У нас тогда шёл и энергетический, сырьевой, а он, оказывается, в силу ряда обстоятельств и модернизации, создания лучших условий тянул за собой и остальную часть экономики.

В этом смысле такой опыт есть. Вопрос, чтобы мы сделали этот тренд наращивания достаточно стабильным. Высокотехнологичная продукция в составе всей нашей продукции сейчас составляет всего 6 процентов экспорта продукции, всего 19 миллиардов долларов на прошлый год. Это то, что мы точно можем относить к высокотехнологичной продукции. У нас есть несырьевая продукция низкого, среднего и высокого передела, она больше составляет, конечно, но высокотехнологичная только пока около 19 миллиардов долларов. Это как раз тот сектор, который будет наиболее конкурентоспособным, который мы должны существенно расширить в ближайшие годы. В этом смысле здесь задача у нас очень напряжённая именно в создании условий для этого сектора продукции.

В.Путин: Спасибо.

Давайте мы всё это обобщим сегодня. Попрошу Андрея Рэмовича оформить это соответствующим образом, и будем двигаться дальше. Чем быстрее мы будем реализовывать те планы, о которых мы сегодня говорили, тем больших успехов добьёмся в решении одной из главных задач, которая стоит перед нами, – это диверсификация российской экономики, изменение её структуры.

Давайте ко второму вопросу перейдём. Пожалуйста, Сергей Ефимович Донской.

С.Донской: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Как уже говорилось, одной из самых наболевших экологических проблем в России является рост образования отходов. О цифрах тоже было уже сказано, поэтому я перейду сразу к направлениям по решению этой проблемы.

Прежде всего благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, и многих коллег, которые здесь присутствуют, в 2014 году принят 458-й закон, который установил новую систему регулирования в сфере обращения с отходами, а именно формирование в каждом регионе прозрачного механизма сбора, транспортировки и размещения твёрдых коммунальных отходов. Кроме того, этот закон установил обязанность производителей и импортёров товаров самостоятельно утилизировать товары после утраты ими потребительских свойств или платить за их утилизацию государству.

Данный закон в части твёрдых коммунальных отходов должен был заработать в полной мере с 1 января 2017 года, но, к сожалению, сегодня необходимо дополнительное время для подготовки региона к переходу на новую систему регулирования, а самое главное – необходимо время для мониторинга обоснованности тарифа для населения на вывоз мусора. Учитывая это, Правительством было принято решение о продлении переходного периода до 1 января 2019 года.

Вместе с тем считаем, что эта дата должна быть финальной, поэтому в течение 2017–2018 годов законом должна быть установлена дорожная карта, обеспечивающая к 1 января 2019 года переход всех регионов на новую систему. Те же регионы, которые готовы перейти на новую систему раньше, смогут это сделать уже в 2017 году.

Сейчас мы формируем перечень таких пилотных регионов, где при поддержке Правительства будет осуществлён переход на новую систему сбора, транспортировки, размещения и утилизации мусора.

Кроме того, у нас уже заработала норма закона об ответственности производителей и импортёров за утилизацию товаров после утраты ими потребительских свойств. Пока только по восьми группам товаров установили такую обязанность.

В 2017 году мы планируем собрать более шести миллиардов рублей в бюджет за счёт экологического сбора. Эти средства будут направлены в первую очередь на субсидирование программ в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами по тем регионам, которые перешли на новую систему. Мы также планируем постепенно увеличить группы товаров, подлежащих утилизации, то есть перейти от восьми групп к большему количеству, и также повысить нормативы их утилизации.

В результате в будущем за счёт экологического сбора мы получим значительные средства на субсидирование региональных программ в сфере обращения с ТКО. Также необходимо консолидировать усилия органов экологического надзора, регионов, органов местного самоуправления, граждан и общественных организаций на борьбу с незаконными свалками. Для этого мы в 2017 году планируем ввести в эксплуатацию информационную систему народного контроля за несанкционированными свалками и действиями чиновников всех уровней по их ликвидации.

Важно, что каждое поступившее в систему и подтверждённое сообщение должно завершаться конкретными действиями. Эта система в качестве пилота уже заработает на Байкале и в ряде других регионов. И очевидно, что помимо образующихся нелегальных свалок есть и накопившиеся проблемы: это бесхозные бывшие промышленные промплощадки с опасными отходами, а также полигоны, свалки в границах населённых пунктов, которые оказывают негативное влияние на жизнь более 17 миллионов граждан нашей страны.

На ближайшие 2017–2019 годы мы планируем осуществить работы по ликвидации более 20 объектов накопленного вреда окружающей среды в 20 пилотных регионах. Также мы планируем в течение 2017 года осуществить инвентаризацию и сформировать реестр таких объектов, разделить их по степени воздействия, чтобы начать работать с наиболее опасными. Реализация предполагаемого комплекса мероприятий улучшит экологические условия для проживания 27 миллионов человек и позволит восстановить и ввести в хозяйственный оборот более 1,5 тысячи гектар загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой я тоже хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий.

В.Путин: Извините, в сельхозоборот вернуть?

С.Донской: В хозяйственный оборот.

В.Путин: В хозяйственный оборот – сколько?

С.Донской: Более 1,5 тысячи гектаров загрязнённых земель.

Вторая задача, на которой хочу остановиться отдельно, – это сохранение нетронутых природных территорий, редких видов животных, обитающих на них. Считаем, здесь важно создать возможности для граждан видеть то, что мы сохраняем.

В.Путин: Кабаны у нас скоро будут редкими видами животных.

С.Донской: Мы договорились уже с Минсельхозом, как будем работать в этом направлении.

В.Путин: Как, расскажите нам.

С.Донской: Когда мы у Вас собирались, договорились, что будет определён минимальный уровень количества кабанов по территориям, где находится как раз выпас свиней, где разведение свиней будет. Потом зоны, по которым мы граничим со странами, где достаточно высокая степень АЧС, – мы там устанавливаем карантинную зону, где вообще кабанов не будет. И, в целом, конечно, упор, как уже было сказано, будет делаться на ветеринарные направления.

В.Путин: Хорошо.

С.Донской: В современном мире национальный парк активно вовлекается в сферу развития экологического туризма. Наши нацпарки и заповедники расположены на площади более 62 миллионов гектаров, потенциально способны принять более 20 миллионов человек в год, однако сейчас существующая инфраструктура позволяет привлечь около двух миллионов человек, и при этом только на 12 процентах таких территорий. В потенциале это поле для развития малого, среднего бизнеса, возможность привлечения частных инвестиций и новые рабочие места – всё это вместе работает на формирование широкой поддержки в обществе идей сохранения природы.

Развитие познавательного туризма на особо охраняемых природных территориях потребует прежде всего создания инфраструктуры. Речь идёт об экологических тропах, визит-центрах и кордонах. Мы понимаем, что средств государства здесь пока недостаточно, поэтому в течение 2017 года предлагаем разработать и внедрить механизм привлечения частных средств, в том числе на основе концессионных соглашений и иных механизмов государственно-частного партнёрства.

Внедрение таких механизмов позволит нам в 2018 году реализовать пилотные проекты на особо охраняемых природных территориях: на Байкальской природной территории, на Горном Алтае и на Кавказе. В результате только на этих территориях мы увеличим количество граждан, которые смогут посетить нацпарки и заповедники, до 5 миллионов жителей нашей страны.

Развитие сферы познавательного туризма на ООПТ также даст мультипликативный эффект для развития туризма в соответствующих регионах. Так, реализация пилотных проектов обеспечит создание дополнительных рабочих мест в указанной сфере. Например, на Байкальской природной территории за четыре года будут привлечены к работе в указанной сфере более 37 тысяч человек.

Не могу не остановиться на ещё одной экологической проблеме, о которой тоже уже говорили, – это состояние наших водных объектов. На сегодняшний день 90 процентов стоков, попадающих в водоёмы, не проходит достаточной очистки. В результате в течение многих лет загрязнение водных объектов на территории России, в том числе Волги, Дона, Урала, остаётся стабильно высоким. При этом относительно чистые реки остались только там, где проживает меньшая часть населения страны, – это в Сибири и на Дальнем Востоке.

Для решения этой проблемы необходимо строить и модернизировать очистные сооружения, добиться кратного снижения поступления в водные объекты загрязнений, обеспечить оздоровление водоёмов и адекватную подготовку питьевой воды. Для этого необходим значительный объём государственного финансирования. Считаем, что его источник можно создать за счёт аккумуляции в бюджете в специальном фонде на указанные цели средств в объёме, эквивалентном платежам за сбросы загрязняющих веществ в водные объекты. Уважаемый Владимир Владимирович, прошу поручить нам совместно с Минфином, Минэкономразвития проработать возможное создание такого финансового института.

В заключение хочу остановиться на проблеме, о которой тоже говорили и которая вызывает на протяжении многих лет значительный общественный резонанс, – это проблема бездомных животных. Здесь общественный резонанс приобретают случаи жестокого обращения с бездомными животными. Растёт недовольство населения в связи с использованием негуманных способов регулирования их численности. Основная причина сложившейся ситуации – это отсутствие в России единой государственной политики и нормативно-правовой базы в этой сфере.

Ещё в марте 2011 года в первом чтении был принят соответствующий проект федерального закона об ответственном обращении с животными. Владимир Владимирович, считаем, что необходимо доработать его и принять, а также обеспечить разработку соответствующих нормативно-правовых актов и стандартов по содержанию и регулированию численности животных.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Пожалуйста, кто–то хочет высказаться по этому вопросу? Пожалуйста, Сергей Борисович!

С.Иванов: Уважаемый Владимир Владимирович!

В дополнение к тому, что Сергей Ефимович сейчас говорил, хочу только отметить, что совсем недавно на Вашей встрече с Общероссийским народным фронтом тема экологии очень активно и с болью, я бы сказал, поднималась многими выступающими, приводились ужасные цифры по количеству свалок, накопленных отходов.

Хотел бы напомнить, что, по данным «фронтовиков», в России на сегодняшний день из только посчитанных – 20 тысяч несанкционированных свалок (это из выявленных), что в четыре раза больше, чем сертифицированных полигонов.

Мне совсем недавно пришлось столкнуться с одной из таких свалок и проводить несколько совещаний. Вы знаете, что мы строим сейчас третью взлётно-посадочную полосу в аэропорту Шереметьево. И прямо в створе строительства этой полосы мы натолкнулись на крупную свалку. Сейчас там, конечно, уже давно мусор не выбрасывают, но это накопленный экологический ущерб. И, чтобы убрать только эту одну свалку, требуются средства в объёме 1 миллиард 300 миллионов рублей.

Мы нашли способ, что называется, вскладчину между правительством Московской области, потому что это их земля, Минтрансом и Минприроды – эти деньги нашли, не залезая дополнительно в бюджет. На этом примере я хочу показать, сколько стоит ликвидация только одной крупной несанкционированной свалки.

И Вы вспоминали на встрече с «фронтовиками», как Вам лично приходилось (я тоже помню этот момент) не допускать несанкционированный сброс мусора рядом с аэропортом – какая угроза от этого, я думаю, всем понятно. Кстати, у нас и в Петербурге в Пулково тоже такая угроза остаётся, и в Шереметьево сейчас ликвидируем. Это уже вопрос безопасности.

Вторая тема, связанная с мусором (считаю, одна из самых острых экологических проблем на сегодняшний день), – это строительство новых современных мусороперерабатывающих заводов по самым передовым или наилучшим технологиям, существующим в мире. Насколько я знаю, Правительством только что принято решение о начале строительства в Год экологии, в 2017 году, пяти таких заводов (этим будет заниматься компания «Ростехнологии» на конституционной основе): четыре – в Подмосковье, где самая острая ситуация с мусором, самая острая в стране, потому что одна Москва в год генерируют 20 миллионов тонн твёрдых коммунальных отходов, и один завод мы будем строить в Татарстане.

И третий момент, который хотел бы отметить. Ничего нельзя сделать без привлечения общественности и неравнодушных граждан, многие из которых высказывают пожелания выйти и благоустроить свой двор, свою улицу, в селе навести порядок. Мусора у нас хватает везде, если честно говорить.

Недавно встречался с Общероссийским движением школьников. Они создали экологически ударное, я бы сказал, движение, сделали «Зелёный патруль», который будет следить за лесовосстановлением, особенно за городскими лесами, которые, помните, мы говорили, оказались вне каких–либо законодательных норм: их можно безнаказанно уничтожать под строительство, как правило, крупных супермаркетов, торговых центров в крупных городах и так далее. Их защищать будем в том числе с помощью школьников, которые готовы этим заниматься и восстановлением леса, посадками кустиков, деревьев и так далее.

По сточным водам хочу только одно сказать. Мы на следующей неделе проводим уже второй оргкомитет Года экологии. Первой темой, естественно, мы выносим мусор, а второй – состояние сточных вод. Помимо того, что сказал Сергей Ефимович, огромный урон сейчас состоянию воды наносят моющие и чистящие средства бытовой химии, которые широко распространяются. Ничего плохого, конечно, в этом нет.

Но дело в том, что продаваемые в России чистящие и моющие средства содержат фосфаты, а фосфаты очень плохо влияют на состояние водных ресурсов, потому что очистка от фосфатов даже в тех очистных сооружениях, которые у нас есть, не производится.

При этом в мире, в развитых странах чистящие и моющие средства уже давно производятся без фосфатов. Это можно сделать, мы об этом будем говорить, потому что это один из ключевых моментов состояния воды.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, теперь Силуанов Антон Германович – о финансовом обеспечении приоритетных проектов.

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Бюджетные ассигнования на следующий год формировались с учётом паспортов приоритетных проектов. Хочу сказать, что в бюджете на 2017–2019 годы предусмотрены бюджетные ассигнования на реализацию десяти приоритетных проектов. Ко второму чтению сейчас подготовлены поправки по перераспределению части зарезервированных в бюджете средств в объёме 104 миллиарда рублей на реализацию приоритетных проектов, и общий объём ассигнований, который будет предусмотрен в 2017 году на реализацию этих проектов, составит 178,8 миллиарда рублей.

В последующие годы объём финансирования будет определяться с учётом паспортов утверждённых приоритетных проектов, хода реализации этих проектов. Необходимые ресурсы в бюджете 2018–2019 годов зарезервированы. Поэтому общий объём финансового обеспечения в 2017 году уже будет непосредственно определён по каждому приоритетному проекту, а в 2018–2019-м будем определяться в зависимости от хода их реализации.

В.Путин: Есть ли какие–то вопросы к Антону Германовичу, нет? Всё?

Спасибо большое. Мы продолжим работу с учётом высказанных сегодня замечаний и предложений. Благодарю вас.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 ноября 2016 > № 1981927 Владимир Путин


Россия > Экология > ecolife.ru, 19 ноября 2016 > № 1982966 Сергей Донской

Министр Сергей Донской - о том, почему сортировка отходов задача государственной важности

Переработка отходов, максимальное использование исходного сырья — приоритетное направление государственной политики. Особенно в преддверии будущего, 2017 года, объявленного в нашей стране распоряжением правительства России Годом экологии.

Глубоко убежден, что это станет поворотным событием в области обращения с отходами во всех регионах нашей страны. Ведь за последние три года мы с коллегами из смежных ведомств очень много сделали для того, чтобы законодательные инициативы в этой сфере стали реальностью и начиная со следующего года могли заработать на практике.

Минприроды России подготовило законодательную базу для введения раздельного сбора мусора — в частности, 89 ФЗ «Об отходах производства и потребления» утверждает порядок сбора ТКО, а также транспортировки и переработки отходов. Законом эти функции относятся к компетенции регионов России.

Сейчас регионы завершают подготовку территориальных схем, в соответствии с которыми будут утверждаться региональные программы и строиться новые мощности. Фактически мы дали старт формированию целой отрасли переработки отходов.

В целом мы рассчитываем, что требования законодательства позволят создать современные предприятия, сформировать рыночные условия для активного введения раздельного сбора.

Однако всем нам — и представителям власти и бизнеса, и общественникам, и простым гражданам — следует помнить, что раздельный сбор отходов — это практика, которая не может быть внедрена в одночасье. Для этого потребуется время. Опыт других стран подтверждает этот вывод. Например, в одной из наиболее продвинутых стран с точки зрения технологий и практики переработки отходов — Германии — население привыкало к раздельному сбору отходов 20 лет, и даже сейчас этим правилам следует только 80% населения.

Очевидно, нам тоже придется пройти непростой путь. Но главное, что сегодня мы создали условия для формирования этой практики. В частности, в законодательстве отходы разделены на однородные группы — в связи с экономической целесообразностью данного процесса и соответствующим спросом на полезные компоненты, которые могут быть получены в результате переработки. На это же работает запрет на захоронение ряда отходов, а также возможность сбора отходов торговыми предприятиями, в том числе в рамках инструмента залоговой стоимости.

Меры по организации раздельного сбора будут реализованы через региональные программы и территориальные схемы обращения с твердыми коммунальными отходами.

Мы уверены, что создание современных предприятий, формирование рыночных условий потребуют введения раздельного сбора. Мы обязательно придем к этой практике. Рассчитываем, что к 2020 году до 20% отходов будет проходить сортировку. Очевидно, предстоит проводить большую разъяснительную работу, это происходит уже сегодня в рамках экспериментов в Москве и северной столице.

По данным департамента экологии Москвы, на сегодня уже до 15% образующегося в городе мусора, коммунальных отходов сортируется гражданами и юрлицами. В основном это происходит на юго-западе Москвы, в Таганском районе и Замоскворечье. Если это соотношение будет 36% — мы практически достигнем показателей европейских стран. У лидера в этой сфере, Германии, жителями сортируется до 50% отходов.

Наиболее успешно сбор отходов по их видам осуществляется юридическими лицами в связи с необходимостью вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов.

В то же время к сортировке отходов по их видам постепенно подключаются и граждане. В Минприроды России, например, система раздельного сбора — и в здании, и во дворе министерства — установлена уже несколько лет назад. И ею активно пользуются жители окрестных домов.

Очень рад, что инициативу Минприроды поддерживают и наши коллеги из других ведомств. К примеру, Минздрав, Минфин, Минобороны и МИД осуществляют раздельный сбор отходов по фракциям: крупногабаритный строительный мусор, твердые бытовые отходы, бумага (картон), пищевые отходы и пластик.

Минкультуры планирует предусмотреть эти меры в 2017 году.

Сегодня, к сожалению, у нас есть откровенно проблемные, «горячие» экологические точки. Они просто переполнены отходами, представляющими опасность для здоровья граждан нашей страны. И если мы, образно выражаясь, всем миром не возьмемся за раздельный сбор и грамотную переработку отходов уже сегодня, то завтра такие «черные дыры» будут зиять на всем пространстве нашей огромной страны.

Впереди — большая, я бы даже сказал, гигантская работа. Но если мы хотим жить в чистой стране, то нужно засучить рукава.

Автор — министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Россия > Экология > ecolife.ru, 19 ноября 2016 > № 1982966 Сергей Донской


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 1 ноября 2016 > № 1983965 Вячеслав Дунаев

Вячеслав Дунаев: Наша задача — подтянуть до уровня центральных районные парки

Новый руководитель Мосгорпарка — о новых зелёных зонах, расширении парковочного пространства и создании реестра недобросовестных арендаторов.

В начале октября главой объединённой дирекции «Мосгорпарк» стал Вячеслав Дунаев, который до этого руководил парком Победы на Поклонной горе. На исходе первого месяца руководства столичными зелёными зонами он рассказал в интервью mos.ru о том, как планируется усиливать безопасность в московских парках, для чего нужен реестр недобросовестных арендаторов, а также что ждёт москвичей в новогоднюю ночь в парке Победы.

— Вячеслав Александрович, вы руководили парком Победы на Поклонной горе. Как он изменился за время вашей работы?

— Парк Победы — это не просто парковая территория, а мемориальный комплекс, поэтому вносить изменения нужно очень осторожно. Я руководил парком более двух лет. За это время появилась детская площадка площадью две тысячи квадратных метров, обустроен спортивный городок с теннисными кортами, столами для пинг-понга и воркаут-площадкой. Открылась зона фуд-корта с разнообразными кафе, заработал велопрокат. К Новому году будут установлены четыре медиаэкрана для прямых трансляций праздничных мероприятий с Красной площади и информирования посетителей. А в следующем летнем сезоне откроется верёвочный городок. Уверен, в парке Победы каждый год будут появляться новые сервисы и услуги. Для меня важно, чтобы каждый парк Москвы был живым и востребованным у горожан.

— Расскажите, какие задачи вам как новому руководителю Мосгорпарка необходимо решить в первую очередь?

— Я бы выделил несколько важных направлений. Во-первых, это сохранение качества и разнообразия услуг в парках Москвы. Неважно, какое место для отдыха выбрал горожанин: Парк Горького, «Сокольники» или небольшой парк рядом с домом. Он везде должен получить услуги высокого уровня.

Речь идёт не только об инфраструктуре, но и об уровне мероприятий и регулярных занятий: они должны развлекать и образовывать людей, обогащать их досуг в выходные дни.

Очень большая работа была проделана в отношении центральных парков, теперь наша задача — подтянуть до уровня центральных районные парки. Именно в них горожане бывают каждый день: гуляют мамы с колясками, дети и люди старшего возраста. У них должна быть возможность получить в парках у дома желаемые услуги и развлечения.

Ещё одна наша задача — завершение благоустройства в тех парках, где работы уже начаты или запланированы, а также усиление безопасности.

— А как планируете усиливать безопасность?

— На сегодняшний день в парках установлено более 1500 камер наружного видеонаблюдения, работает около 1000 постов охраны. Проекты комплексного благоустройства новых парков, например «Ходынского поля», зоны отдыха «Левобережный», ландшафтного парка «Митино», включают в себя создание системы видеонаблюдения. В течение следующего года в нескольких парках планируем дополнительно установить более 300 камер.

— Вы упомянули единый высокий уровень услуг во всех парках. А Мосгорпарк может влиять на поставщиков, отказываться от некачественных услуг?

— Сложность влияния на поставщиков услуг и арендаторов заключается в том, что контракты с ними заключаются на год. На этапе конкурсного отбора компании стараются показать себя с наилучшей стороны. Однако бывали случаи, когда в процессе сотрудничества некоторые арендаторы вели себя недобросовестно, посетители оставались недовольны обслуживанием, жаловались. Мы бы хотели усилить контроль и для этого разработать реестр недобросовестных арендаторов. В него будут попадать компании, которые нарушали нормы, установленные законом, как по отношению к клиентам, так и по отношению к парку. Недобросовестная компания не сможет продлевать аренду на наших территориях и участвовать в конкурсах.

— Какие изменения мы увидим в парках в будущем году?

— Мы планируем, к примеру, развивать парковочное пространство. Мы понимаем, что многие горожане приезжают в парки семьями с детьми на своих автомобилях, для них важно иметь возможность припарковать машину неподалёку от места отдыха. Сейчас мы прорабатываем возможность организации дополнительных парковочных мест, собираем информацию о площадках, которые можно использовать под парковку.

— Одним из приоритетных направлений в работе вы назвали завершение благоустройства в парках. На какой стадии эти работы?

— В сентябре открылся парк Олимпийской Деревни, где появились спортивные и детские площадки, лыжно-беговая база, сцена на воде, амфитеатры, верёвочный городок.

В новом летнем сезоне откроются парк «Красногвардейские пруды» и Таганский детский парк. В «Красногвардейских прудах» будут обустроены лодочная станция, деревянные настилы с шезлонгами, сцена на воде. В Таганском детском парке появится несколько площадок, в том числе уникальная водная, на которой дети смогут играть с песком и водой.

На 2017–2018 годы запланированы работы по благоустройству. Ландшафтный парк «Митино» станет площадкой археологической тематики. Во время раскопок на территории парка были обнаружены следы древних поселений, уникальные артефакты, и этот исторический контекст заложен в концепцию благоустройства. В парке появится лаборатория археологии с выставочным залом, школа археологии, археологический экскурсионный маршрут.

Зона отдыха «Левобережный» станет нашим первым парком, где будет разрешено купание в открытом водоёме, будут обустроены пляж и волейбольная площадка.

Парк «Ходынское поле» станет парком авиационной тематики, так как расположен на месте бывшего аэродрома. Он будет разделён на зоны, как секторы в аэропорту. Запланированы зоны тихого отдыха, транзита. Также появится зона активностей на месте бывшей рулёжной дорожки со спортивными и детскими площадками, а также сценой для проведения мероприятий. Навигация стилистически будет похожа на ту, которая используется в аэропортах.

Дорабатываем проекты благоустройства парков 850-летия Москвы и «Терлецкая дубрава». В последнем запланировано создание зоны отдыха у воды с деревянными настилами и лодочной станцией. Будет также беговой маршрут вдоль набережной, протяжённость которого составит 1200 метров, и двухкилометровый веломаршрут.

В парке 850-летия Москвы будет создана современная инфраструктура для занятий спортом. Благоустройство парков будет проходить в две очереди. Часть работ мы сделаем в будущем году, часть — в 2018-м.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 1 ноября 2016 > № 1983965 Вячеслав Дунаев


Россия > Транспорт. Экология > ecoindustry.ru, 27 октября 2016 > № 1955936 Рашид Исмаилов

В РЖД В 2017 ГОДУ РАЗРАБОТАЮТ КАТАЛОГИ «ЗЕЛЕНЫХ» МАТЕРИАЛОВ

Экологическая стратегия, которая принята ОАО «РЖД», получила в последнее время дополнительный импульс для развития. В каком направлении предполагается совершенствовать заботу об окружающей среде – об этом и состоялся наш разговор с членом экспертного совета правительства РФ Рашидом Исмаиловым.

– Рашид Айдынович, с чем связана необходимость дополнительных разработок зеленых стандартов ОАО «РЖД»?

– С тем, что в России принято уже вступило в силу положение об экологической открытости предприятий.

Это некий набор требований, который определяет порядок раскрытия информации для общественности и общения с заинтересованными лицами. Иными словами, как компания должна себя вести с точки зрения экологической ответственности.

Причем, очень важная момент, на который я бы хотел обратить внимание: в правительстве была поставлена задача установить определенные границы, за которые не рекомендуется выходить, чтобы избежать спекулятивной составляющей, в частности, со стороны различных правозащитных организаций. Ведь уже есть примеры, когда экология становится поводом для шантажа для достижения тех или иных целей.

Поэтому и потребовалось разработать четкие требования, создать некий регламент в том случае, если компания хочет проводить открытую экологическую политику. Подчеркну: это дело добровольное, но оно всегда приветствуется. За рубежом, открытая экологическая политика способствует созданию положительного имиджа компаний.

– Но ведь подобная деятельность – составная часть экологической политики. В ОАО «РЖД» она давно разработана. Что тут нового?

– Вы правы: быть экологически ответственным – это один из основных принципов соответствующей политики компании. В данном случае идет речь о дополнении ее новым разделом. Базовые принципы для ОАО «РЖД» в этой сфере остаются. Добавляется порядок действий по обеспечению открытости для общества. То есть за что именно должна брать на себя ответственность компания.

Ранее в этом плане в российском законодательстве был пробел. Теперь появились рекомендации, как его заполнить. В итоге в ОАО «РЖД» смогли выработать свое корпоративное положение об экологической открытости. Оно было недавно утверждено распоряжением старшего вице-президента ОАО «РЖД» Валентином Гапановичем. Его положения намечено внедрять в 2017 году.

Чистые технологии

– Предполагает ли экспертный совет правительства РФ и дальше развивать взаимодействие с ОАО «РЖД»?

– Мы наметили дальнейшие шаги. Это разработка зеленых стандартов ОАО «РЖД», которые будут определять порядок проведения строительства и реконструкции с применением экологически чистых технологий и материалов, обеспечения экологической безопасности, а также реализации проектов снижения ресурсоемкости производственной деятельности.

Создание таких стандартов запланировано на 2017 год. Своего рода дорожная карта должна быть согласована на уровне президента ОАО «РЖД» Олега Белозёрова и министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаилом Абызовым. Мы свое видение подобного проекта уже представили.

В ОАО «РЖД» мы хотим реализовать пилотный проект, на основе которого планируется внедрить аналогичные программы и для других сегментов транспортной отрасли. В частности, зеленые стандарты при строительстве и реконструкции автомобильных дорог намечено внедрить в Росавтодоре.

Особая актуальность инициатива ОАО «РЖД», поддержанная экспертным советом правительства РФ, приобретает с учетом того, что 2017 год в РФ объявлен годом экологии. И в этот период запланировано принять ряд поправок в природоохранное законодательство РФ. На транспорте также предполагается ужесточить надзор и контроль за природоохранной деятельностью, повысить ответственность поставщиков оборудования за его воздействие на окружающую среду.

– Какова основная цель подобных инициатив?

– Они направлены на то, чтобы забота об экологии стимулировала предприятия модернизировать технологии и улучшать систему оборота отходов.

Беседовал Александр Солнцев

Автор: Рашид Исмаилов, член экспертного совета правительства РФ

Россия > Транспорт. Экология > ecoindustry.ru, 27 октября 2016 > № 1955936 Рашид Исмаилов


Россия. Весь мир > Образование, наука. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 26 октября 2016 > № 1975013 Анатолий Чубайс

Чубайс: Россия сделала много для инновационной экономики.

Ведущая: Сегодня в технопарке Сколково начался форум «Открытые инновации». По словам организаторов, это глобальная дискуссионная площадка, посвященная новейшим технологиям и перспективам в области инноваций. Ожидается, что в форуме примут участие 12 тыс. человек. Гости со всего мира. Первый день форума назвали «Пространство прорыва». И сейчас на прямой связи из Сколково мой коллега Антон Борисов. Антон, доброе утро. Вам слово.

Ведущий: Да, Екатерина, доброе утро. И позвольте сразу же представить нашего гостя, это глава корпорации РОСНАНО Анатолий Чубайс. Здравствуйте.

Анатолий Чубайс, председатель правления ООО «УК «РОСНАНО»: Здравствуйте.

Ведущий: Я знаю, что у вас впереди сегодня очень большой, насыщенный день. Вот основная сессия скоро начнется, наш канал будет ее транслировать в прямом эфире. И называется она как раз «Технологии роста». Вот на ваш взгляд, что именно в это непростое время может стать именно технологиями роста в инновационном мире.

Анатолий Чубайс: Знаете, рост в сегодняшней экономике — это такое очень специальное явление. Вот мы раньше считали, что есть наука, а есть производство. Ну и как-то вот достижения науки в это самое производство сопротивляющееся любыми силами внедрить. Но в современном мире, кроме этих двух миров, наука и производство, есть третий, который называется инновационная экономика. По сложности, по глубине, по разнообразию он точно не проще, чем наука, или чем производство. Построить инновационную экономику — это сложнейшего уровня задача, которую на сегодня по-настоящему решили в мире, я думаю, 15–20 стран, не больше. В этом смысле Россия запоздала с началом. Но, с другой стороны, практически 10 лет назад Россия начала строить собственную инновационную экономику. И если отбросить эмоции, с моей точки з рения, за 10 лет в этой сфере сделано много. То, как работает Сколково, как работает институт развития, можно убедиться в этом своими глазами. На мой взгляд, важно, что главного не произошло: пока, с моей точки зрения, по-настоящему в этот самый мир инновационных технологий не включился независимый от государства частный бизнес. Это колоссальный ресурс, который пока еще не задействован. Говоря о технологиях роста, надо думать о том, как сделать так, чтобы для гигантского сектора российского частного бизнеса это стало интересным.

Ведущий: А он боится? Почему не включился? Бюрократия, кризис?

Анатолий Чубайс: В ситуации, переизбыточной административной нагрузки, быстро меняющихся правил игры, до недавнего времени очень высокой инфляции. Это факторы, которые создают фундаментальную нестабильность. Частный бизнес не уверен в том, что его частная собственность будет государством по-настоящему защищена. Это глубинный фактор, над которым нужно работать. Правда, вот я упомянул инфляцию. В этом году мы ожидаем 6% — это рекордный уровень за 25 лет. Я считаю, колоссальный успех и экономического блока правительства, и ЦБ прежде всего.

Ведущий: Вроде обещают еще ниже.

Анатолий Чубайс: А в будущем году обещают 4%. Это просто другая макроэкономическая среда. Это другой горизонт планирования. И что фундаментально важно, это реальная доступность кредитов по существенно менее высоким ставкам, чем сегодня. В этом смысле как раз макроэкономика, если смотреть на 2016–2017 год, на крупномасштабном изменении, которое даст много положительных результатов, и стимул инновационной экономики, это один из важнейших результатов макроэкономической стабилизации.

Ведущий: То есть вы в ближайшее время все-таки ждете определенного рывка в этом плане? Даже несмотря на то, что все говорят о сложности, которая сейчас существует не только в нашей экономике, но и в мировых центрах.

Анатолий Чубайс: Если говорить об экономике в целом, я ожидаю, что улучшение макроэкономической ситуации точно даст существенно позитивный импульс экономике. А если говорить об инновационной экономике, макроэкономика это важный компонент для того, чтобы подтолкнуть частный бизнес. Но ее недостаточно. Нужны еще гораздо более глубинные меры. Уровни институциональных реформ.

Ведущий: Я знаю, что здесь будет уделено довольно много внимания именно вопросам, связанным с влиянием на экологию. Связанное с… ну вот, обратная сторона медали в развитии технологий. То есть вот какие вызовы, по вашему мнению, сейчас существуют, основное, глобальное потепление. Я знаю, что РОСНАНО активно занимается продвижением именно солнечной энергетики, ветроэнергетики. Недавно была открыта первая очередь Бугульчанской станции, солнечные батареи. Это крупнейшая, насколько я понимаю. Она может дать энергию уже даже для города. И вы планируете в дальнейшем запускать. Вот по вашему мнению, какие основные вызовы и как с помощью новых технологий можно помочь…

Анатолий Чубайс: Это очень важный вопрос. Я, может быть, разделил бы его на две части. Одна часть — это собственно, вы упомянули глобальное потепление. Вот лет 15–20 назад к этой теме 90% экспертов относились скептически. С недоверием, если не с презрением некоторым. На сегодня 90% экспертов в мире абсолютно однозначно считают эту угрозу угрозой номер один для земного шара. Так сложилось, что российская общественность как-то очень отделена от этой дискуссии. У нас не очень любят эту тему обсуждать. Но на любом серьезном международном форуме это едва ли не вызов номер один вообще. Фундаментально важно, чтобы человечеству удалось договориться о стратегии смягчения этой проблемы. Собственно, оно называется парижское соглашение. В Париж приезжал президент Путин. Россия официально подписала это соглашение. Но сейчас идет очень непростой спор в бизнесе.

Ведущий: Почему не произошло ратификации?

Анатолий Чубайс: Ратификации не произошло, и ровно об этом идет спор. Фактически все участники дискуссии, а теперь уже в эту дискуссию бизнес влез всерьез, потому что коллегия ощущает, что дело пахнет серьезными последствиями, делится на три группы. Группа номер один — изоляционисты. Те, которые говорят, что ничего Россия не должна. Все мы уже сделали. У нас и так поглощающая способность лесов высокая. Надо немножко там методики подкрутить, доказать, что мы никому ничего не должны. И ничего не платить.

Ведущий: Само рассосется, что ли?

Анатолий Чубайс: Само рассосется. Примерно так. И, к большому сожалению, часть моих коллег и друзей из РСПП ровно эту позицию занимает. И я оказался единственным, проголосовавшим против резолюции РСПП по этому вопросу. Есть противоположная группа таких глобалистов, которые говорят, нет, Россия должна принять на себя все обязательства, под всем подписаться. В полном объеме установить углеродный налог, платить его по полной программе. Это очень опасная штука. Там цена вопроса может оказаться такой, что это будет не просто сдерживать экономический рост. Это просто повлияет на уровень жизни. Есть, как мне кажется, третья группа. Я бы назвал бы ее прогрессистами. Которые говорят, что Россия, конечно же, должна с учетом своих интересов ввести реальные методики учета, связанные с Киотским протоколом, в том числе методики типа учета поглощения лесами СО2. Но при этом Россия не может оторваться от мирового сообщества. Мы должны какую-то часть нагрузки на себя взять. И это наша, если хотите, национальная ответственность. Потому что кроме темы экономики, денег, рублей, налогов, и так далее, есть еще дети, есть еще внуки. Даже у самых крупных олигархов. И об этом, с моей точки зрения, забывать нельзя. Спор между этими тремя лагерями, собственно, сейчас и определит итоговый ответ на вопрос, Думе придется принимать это решение. Ратифицировать или не ратифицировать. В какой срок это произойдет. Спор не простой.

Ведущий: А если нет, то получается, зарубежные страны могут что вот, сделать например, как-то товары наши, какие-то…

Анатолий Чубайс: Ну конечно.

Ведущий: Какие меры воздействия?

Анатолий Чубайс: Вы просто попали в точку. Что произойдет в случае, если Россия демонстративно отвергнет подписанный Россией же протокол. Ну, очень высока вероятность так называемого углеродного протекционизма. На простом уровне, человеческим языком, что это такое. Те страны, которые ввели у себя серьезные налоги за выбросы СО2, по отношению к тем странам, и тем компаниям, которые этого не делают, очень легко введут целый ряд ограничительных мер, и мы по сути дела закроем для себя те рынки, на которые могли бы попасть. Мало того, надо же понимать, что сдерживание выбросов — это одновременно, конечно же, сильнейший стимул собственно для инноваций. Что такое сдерживание выбросов в энергетике? Это энергоэффективность, это солнечная энергетика. Это ветроэнергетика. И в этом смысле отторжение, пытаться себя от мира отделить, в этой теме, это значит, загнать себя в такую технологическую ловушку. Что, с моей точки зрения, для России абсолютно неприемлемо.

Ведущий: Анатолий Борисович, вот по поводу вызовов тоже если продолжить тему. Я тут выписал цитату из вашего выступления в Японии, недавно. Эта мысль, мне кажется, достаточно безумной, чтобы ее обсудить. Имеется в виду то, что, я сразу вспомнил одну известную голливудскую картину. Вы говорили о вызовах, которые связаны с развитием новых технологий. В частности, роботизация. То есть ну вот если говорить просто, зачем нам водитель, если машиной может управлять робот? Зачем нам не знаю, ведущий на телевидении. Если есть робот, который может рассказать новости.

Анатолий Чубайс: Виртуальный.

Ведущий: Ну да. Получается так. Приду на работу, а уже и не надо. Вот как вы считаете, здесь нужно какой-то баланс определенный соблюдать, эти тоже вот вызовы. Вот вы об этом в Японии говорили.

Анатолий Чубайс: Ну, у меня такое немножко безумное было выступление там. Но, тем не менее, на некоторую логику я претендую. Она такая. Сейчас одна из самых жареных и популярных тем — это машина без водителя. Этим занимаются все, от Тойоты до КамАЗа, кстати, довольно успешно. Но что такое водитель? Это же на самом деле человек, принимающий сложнейшее решение с высочайшим уровнем ответственности. Там речь идет о человеческих жизнях. А что такое в этом смысле драйвлес кар — машина без водителя? Это означает ситуацию, когда компьютер не просто помогает водителю, подсказывает водителю. А он заменяет его. Причем заменяет функции сверхответственные и сверхважные. Если это так, а это бесспорно так, давайте мысленно зададимся вопросом — а какая есть еще сфера человеческой деятельности, в которой человек принимает важнейшие решения в сложной среде, с очень большой ответственностью. Я выдвинул безумное предположение. Это менеджмент, управление. В самом широком смысле слова. Если это так, тогда следующим этапом развития информационной и телекоммуникационной революции будет деменеджеризация. Это не означает, что в один день исчезнут все управленцы. Но какие-то категории их, возможно, таможенники, иные категории управленческого персонала, государственного или частного. Не знаю насчет ведущих в телевидении. Сложный вопрос. Тут же важен еще эмоциональный ряд. Это такая сфера специфическая. Хотя не исключаю, что вас тоже может затронуть. По крайней мере, нас, менеджеров, в моем понимании, этап за этапом это потенциально может затронуть.

Ведущий: Вопрос безработицы становится тоже ребром.

Анатолий Чубайс: Я бы сказал, вопрос смены квалификации. Потому что всегда в ходе технического прогресса исчезновение одних потребностей квалификации сопровождается появлением иных — новых.

Ведущий: А вот буквально через несколько метров как раз стенд РОСНАНО, да, и там представлены, как я понимаю, основные разработки компании. Сегодня там тоже был, смотрел. Вот еще одна тема, о которой вы, насколько я знаю, тоже говорили в Японии. Это как раз благодаря нанотехнологиям многие материалы приобретают не то что иные, но улучшенные свойства. Как я понимаю, именно благодаря этому — это вопрос к экологии я вот все клоню. Можно экономить ресурсы, которые все-таки наверно, ограничены. И в нашей безграничной стране. Вот здесь каким образом…

Анатолий Чубайс: Это, безусловно, так. И это такая большая наша тема, с которой мы прорываемся на все мировые площадки. Суть вот в чем. Глобальное потепление все признают, как уже было сказано, важнейшая тема. Основная парадигма решения — это энергетика. Энергоэффективность, альтернативная энергетика, другие способы снижения выбросов СО2 при выработке киловатт-часа энергии. Конечно, это важно. Но мы говорим вот о чем. Но представьте себе на секунду, что мы вдруг оказались способны вот это здание сделать из материала, который вдвое прочнее. Это же означает, даже не будучи профессиональным строителем, что, скорее всего, толщину стен можно сократить в два раза. Скорее всего, объем фундамента можно сократить в два или больше раз. А теперь представьте себе, что для этого потребуется соответственно во столько же раз меньше привезти сюда цемента, инертных материалов. Добыть их на карьере, использовать транспорта для перевозки, потратить дизельного топлива на перевозку. Вся технологическая цепочка последствий такого решения — решения под названием нового материала — колоссальна. Мы провели специальное исследование, которое показало, что потенциальное улучшение свойств базовых материалов, а это цемент, металл и пластик, способно дать эффект по снижению выбросов СО2 больше, чем вся альтернативная энергетика. Это означает, что вместе с темой новая энергия или энергоэффективность, рядом должна быть тема Новые материалы. Или материалоэффективность. Она не менее значима. И мы говорим об этом не просто теоретически. А имея реальный бизнес, который мы считаем крайне перспективным. Россия освоила первое в мире промышленное производство углеродных нанотрубок, добавка которых в алюминий дает ему прочность титана, добавка которых в цемент повышает прочность цемента. В пластик — делает его электропроводным. И так далее. И так далее. Нам кажется, что это направление стратегически может оказаться не менее важным, чем энергоэффективность.

Ведущий: Конечно, сразу, кстати, вспоминаются вопросы переквалификации, наверно. Идет этот грузовик, который нужен меньше, или кто заправляет его топливом может оказаться против, что его меньше используют. Здесь, конечно, вопрос именно этого самого баланса. Я хотел вас спросить по поводу как раз, раз мы про энергетику разговариваем. По поводу ветреной энергетики. Это еще одно направление, которым РОСНАНО занимается активно. Вот есть такая информация, что РОСНАНО создаст 2 международных консорциума по электроэнергетике. Не могли бы вы нам более подробно об этом рассказать. Почему два, когда они появятся?

Анатолий Чубайс: Я считаю, что Россия сделала колоссальные шаги по альтернативной энергетике. И в солнце, и в ветре. Это связано, но немножко разные темы. Вы спрашиваете про ветер. Ветер чуть отстает от солнца. Тем не менее, весь набор предпосылок, которые нужно создать на государственном уровне для запуска реальных бизнес-процессов по ветроэнергетике, создан. По норме законов об электроэнергетике. И норм, и постановлений правительства, и соответствующих решений, управляющих рынком электроэнергии. Дальше слово за бизнесом. Мы, как и некоторые другие российские компании, приняли для себя решение. Ветроэнергетика — один из наших приоритетов. Не просто приоритетов, сам по себе. А мы считаем важным здесь создать не одну, а две отрасли. Одна отрасль – это, собственно, ветрогенерация, выработка электроэнергии с помощью ветростанций. А вторая отрасль — это машиностроение для ветроэнергетики. То есть мы хотели бы, чтобы в России появились производства основных видов оборудования для ветра. Собственно, так и заложено в правительственной схеме. Там итоговое требование 65% локализации можно достичь в несколько лет. Что очень непростая задача. Для того, чтобы ее решить, мы сейчас работаем над созданием двух консорциумов. Консорциум номер 1 — это те производства, которые собственно обеспечат производство. То есть изготовление самой ветростанции и основных ее элементов, крайне непростых. Начиная от лопастей 65-метровой длины. Башня, гондолы и так далее. Это одна история. и один консорциум. А второй консорциум — это энергетический консорциум. Тот, который будет закупать построенные электростанции, монтировать их и осуществлять эксплуатацию. И в той и в другой работе мы хотели бы привлечь лучшие в мире силы в этой сфере. И сейчас идут переговоры. Мы постарались выставить конкурентный ряд поставщиков, которые потенциально хотят это делать. Мы проводим с ними переговоры. Я думаю, что в конце декабря мы объявим и о том, и о другом консорциуме, об их создании. Скажу лишь о том, что в этом смысле очень важен региональный компонент. Где ты собираешься все это строить? Ну, в России очевидно, прорывается вперед Ульяновский регион, Ульяновская область, которая проводила электроизмерения, скопила компетенцию у себя. В этой сфере. И скорее всего, я надеюсь на это, Ульяновский регион будет российским лидером по ветроэнергетике.

Ведущий: Ну да. Да и на Севере — там ветра такие.

Анатолий Чубайс: Колоссальные, конечно.

Ведущий: Ну, вот по поводу солнечной энергетики. Немножко затронули эту тему. Я хотел бы вам еще все-таки задать вопрос. Вот я сказал, что в первую очередь Бугульчанская запущена. Как я понимаю, еще две на подходе. И это далеко не единственный проект, который вы планируете реализовать в России.

Анатолий Чубайс: Да, это правда. Здесь тоже опять же благодаря правильно построенным правительственным мерам поддержки, на наших глазах в России рождается, можно сказать, родилось две отрасли. Одна отрасль — это солнечная энергетика. Выпустили в Башкирии первую российскую солнечную станцию Бирубай. В Оренбургской области еще две станции. И по сути дела, сейчас уже идет конвейер. Я даже точно не помню, сколько мы должны ввести до конца будущего года, потому что мы понимаем, что одна за другой сейчас в стадии строительства. К счастью, с точки зрения монтажа, наладки, пуска солнечная станция существенно проще, чем тепловая станция. Или даже гидростанция. В этом смысле солнечная энергетика как генерация электроэнергии с помощью солнечной энергии в России уже есть, и очевидно развивается. Фундаментально важно, что она развивается на основе российского же оборудования. И с Виктором Вексельбергом мы построили уникальное предприятие Хевел в Чувашии, которое производит солнечные батареи. При том, что сейчас мы на введенном три года назад заводе ведем апгрейд оборудования. На основании разработок российских же ученых. Физтех Академии наук имени Йоффе, где есть наш центр, предложил уникальное решение по специальным гидропанелям с КПД выше 20%. В настоящее время речь уже идет не о научной разработке, а о том, что используя ее на Хевеле, мы модернизируем оборудование в Чувашии. И рассчитываем в будущем году, где-нибудь в середине года, запустить линию, одновременно удвоив мощность производства с 85 до160 мегаватт. Это означает, что в России будет одно из лучших в мире производств оборудования для солнечной энергетики. У России возникает на этом оборудовании своя собственная солнечная энергетика. Ну, и мы всерьез думаем об экспорте. Мы собираемся с этим продуктом идти за рубеж тоже.

Ведущий: Мощность станции, которая уже открыта, она вот как раз, насколько она вот…

Анатолий Чубайс: На сегодняшний день мы ввели 3 станции. Совокупную мощность даже точно вам не скажу. Но это где-то между 15 и 20 мегаваттами. Но повторю еще раз — эти цифры уже не так важны. Потому что это конвейер. Идет строительство станции за станцией. Закончили одну, начали следующую. И не только в Оренбургской области. В Башкирии, уже другие регионы подключаются к этому. Подключается к изолированной энергосистеме, в том числе в Якутии, в Бурятии, в других регионах, где нет единой энергосети, но где делаются станции солнце — дизель. Если есть солнечная энергия, работает солнечная генерация. Если ее нет, работает дизель. Плюс аккумулятор, плюс электроника, управляющая этой комплексной электрической системой.

Ведущий: Вот вы сказали по поводу оборудования. Сразу у меня возникла мысль по поводу того, что, во-первых, а оборудование это многое заграничное, и из-за разницы курса валют сейчас, не самого дружелюбного в нашу сторону, получается дорого это все. И вопрос санкций — он как-то влияет на это?

Анатолий Чубайс: Вот в том-то и дело, что как раз и в солнце, и в ветре мы исходили из того, что оборудование не заграничное, а российское.

Ведущий: Да.

Анатолий Чубайс: Другое дело, что когда мы строили эти заводы, и когда мы будем строить заводы для ветроэнергетики, оборудование, используемое для этих заводов, производящих в лоукостере, производящих гондолы, будет в значительной степени зарубежным. Это, конечно, удорожает проекты, безусловно. Но мы же уже все это просчитали. И сейчас, ведя переговоры, скажем, по ветру с крупнейшими в мире производителями, мы, конечно же, имеем внятный бизнес-план с расчетами стоимости строительства завода. В том числе, импортная компонента с учетом действующих валютных курсов. И мы видим, то, с чего я начал. Мы видим, что те условия, которые создала в целом правительственная система поддержки возобновляемой энергетики, делают и солнечную энергетику, и ветроэнергетику в реальных сегодняшних экономических условиях выгодным бизнесом.

Ведущий: Вот по поводу медицинских технологий и фармацевтики. Тоже могу вас спросить. Вот в Кировской области, я прочитал, что собираются открывать еще одну линию производства на заводе, Нанолек. Вот как я понимаю, там идет речь препаратах для лечения сахарного диабета. Вот здесь это вы наращиваете производство или какие-то новые препараты тоже собираете?

Анатолий Чубайс: Нанолек — это одно из родившихся в чистом поле, как говорят, крупных фармацевтических производств.Я считаю, что оно активно развивалось. Не возник бы этот бизнес, если бы губернатор Никита Белых активно не занимался его поддержкой. Он сыграл очень важную роль в его создании. Ну и сейчас бизнес продолжает развиваться. Вот через буквально 2–3 недели я планирую оказаться в Кирове вместе с руководством региона на пуске нового производства. Важно, что то, что мы строили как российское предприятие, привлекло внимание крупнейших мировых партнеров из большой фармы. Крупные корейские компании заинтересованы в сотрудничестве с заводом, когда они видят, что это современный завод, с современным оборудованием. Ориентированный не только на производство дженериков, то есть существующих препаратов, но и на разработку инновационных препаратов. Что для нас главное… В этом смысле то направление, о котором вы говорите, там есть. Там есть еще и направление, связанное с вакцинацией, с производством вакцин. И это важный результат с моей точки зрения. Помимо этого, буквально вот недавно мы объявили о том, что мы в другой наш проект привлекли крупнейшую в мире компанию в фармацевтике, компания Pfizer. Которая подписала с нами соглашение о вхождении в российскую большую фарму, компанию Новомедика. Здесь мы под Калугой будем строить крупный завод, на котором, собственно говоря, вместе с компанией Pfizer собираемся производить инновационную продукцию как привлеченную из-за рубежа, и прошедшую в России клинические испытания, так и собственные разработки. Кстати говоря, вот здесь на стенде представлена наша лаборатория. Уникальная лаборатория, которая для этого проекта, для Новомедики уже сегодня завершила разработку 5 новых препаратов. Запускаем мы ее в окончательном виде в марте будущего года. И это будет новый спектр российских инновационных препаратов, разработанных в России, который будем производить в Калужской области на российском фармацевтическом предприятии.

Ведущий: Анатолий Борисович, к сожалению, наше время закончилось в прямом эфире. Я благодарю вас за то, что пришли к нам сегодня на наш тоже стенд. И ответили на наши вопросы. Спасибо вам большое.

Анатолий Чубайс: Спасибо, спасибо вам.

Ведущий: Итак, на прямой связи с нами был Анатолий Чубайс, глава РОСНАНО.

Россия. Весь мир > Образование, наука. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 26 октября 2016 > № 1975013 Анатолий Чубайс


Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 3 октября 2016 > № 1939916 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: в бизнесе идет очень сложная дискуссия.

В эксклюзивном интервью ТАСС Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс рассказал о последствиях глобального потепления, сложной дискуссии между бизнесом и правительством РФ по вопросу ратификации Парижского соглашения ООН, предложениях РОСНАНО японской стороне и поделился мнением о состоянии и будущем российской экономики.

— Начиная с прошлого года одной из самых важных тем в экологии является Парижское соглашение. Вы и тогда говорили о том, как это важно, эта тема затрагивалась президентами России, США и другими мировыми лидерами. Насколько велика вероятность ратификации этого соглашения в России?

— Действительно, Россия это соглашение подписала, но еще не ратифицировала. Вице-премьер Хлопонин, официально прибыв в Нью-Йорк, этот документ подписал. На следующей неделе также ожидается, что его ратифицирует Евросоюз, и это означает, что оно вступает в силу.

Там нужно 55% глобальных эмитентов для того, чтобы оно вступило в силу, с Евросоюзом будет 60% — оно официально начнет работать. И вопрос российской ратификации уже не будет носить такого исторического характера в отличие, кстати, от Киотского протокола. Потому что Киотский протокол вступил в силу именно благодаря ратификации России.

Ситуация в этом смысле по политике сильно продвинулась вперед, но по реальностям российским она существенно осложнилась, потому что бизнес осознал, что это — тема серьезная, а не просто абстрактное обсуждение. И что государственное регулирование выбросов СО2 может закончиться какими-то элементами финансовой ответственности, поскольку страна взяла на себя обязательства снизить совокупный объем выбросов на 25% к 2020 году по отношению к 1990-му. Там есть разные сценарии, и при некоторых из них нам придется реально снижать объемы выбросов или по крайней мере замедлять темпы их роста.

— То есть появились противники ратификации Парижского соглашения?

— Да, появились оппоненты. В Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП) была очень сложная дискуссия. РСПП принял документ, с которым я не согласен — и был единственным, проголосовавшим против этого документа. Сейчас начинается серьезная дискуссия в бизнесе о том, как правильно действовать правительству, потому что правительство поручило разработать план действий по исполнению подписанных соглашений. Вот то, что попадет в этот план, — и есть сейчас предмет обсуждения бизнеса и правительства.

Здесь, конечно, не нужен радикализм, подходить к теме нужно взвешенно. И у России есть естественное преимущество, например, состоящее в том, что у нас по естественным причинам — спаду производства в 90-е годы — объем выбросов существенно сократился. Но тем не менее я считаю, что если страна взяла на себя обязательства, то, конечно, она должна их выполнять. И в целом это благородная миссия для человечества — Россия не должна быть в стороне от нее.

— Почему эта тема так важна именно для вас? Вы постоянно поднимаете ее на различных международных крупных мероприятиях — с чем это связано?

— Здесь есть производственный, но есть и личный фактор. Дело в том, что мы в этой теме давно — еще с Киотского протокола, со времен работы в РАО ЕЭС, где был создан первый в России углеродный фонд. Тогда и мы этим занимались, и Герман Греф в министерстве экономики этим занимался всерьез — и верили в это, поддерживали ратификацию. Кстати говоря, Греф и сейчас вовлечен в эту тему. Мы не одни сегодня — вместе с нами Сбербанк, РОСАТОМ, Русал. С точки зрения служебной, Парижское соглашение — это глобальный драйвер технологического обновления, и нам в РОСНАНО есть что предложить по этому поводу.

Но, помимо служебной логики, за этим стоит мое личное глубокое убеждение в двух вещах. Вещь номер один: проблема глобального потепления — это не просто реальность, а катастрофического масштаба вызов для человечества. И вторая: одной из фундаментальных причин глобального потепления является техногенный фактор. Это понятно просто на уровне здравого смысла, даже не на уровне высокой науки. Всего 250–300 лет назад человечество начало постепенно открывать для себя природные ископаемые и начало использовать их массово — сначала уголь, затем нефть, потом газ. А что такое «использование» угля, нефти, газа? Их, как известно, сжигают. В результате чего и образуется СО2. Это не есть отходы, это прямой химический результат горения углеводородов, когда мы получаем нужное нам тепло за счет химической реакции соединения углерода и кислорода.

Есть разные виды экологического загрязнения, мусора — вот это отходы. Фильтр поставил, построил мусоросжигательный завод и сократил их. А вот с СО2 так не получится, поскольку это не отходы, а прямой результат сжигания. Лучшее, над чем сегодня бьется человечество, — это CCS, технология улавливания СО2 и закачки в подземные хранилища: чудовищно дорогая и предельно неэффективная. И поскольку объемы использования нефти, угля и газа можно себе представить, даже не будучи экспертом, это означает, что человек вбрасывает в атмосферу такое гигантское количество СО2, которое никто и никогда на планете не выбрасывал. Поэтому очевидно, что антропогенный фактор здесь не может не сказаться. И если эти две предпосылки — глобальное потепление ведет к тяжелейшим последствиям и антропогенный фактор в нем играет колоссальную роль — верны, то это означает, что человечеству и надо за это браться, надо за это платить.

Есть наивные представления, что для России глобальное потепление означает теплую зиму и более жаркое лето. Но последствия процесса такого масштаба колоссальны. Мы это понимаем, когда слышим про смерч в Смоленске, наводнения в Приморье, град размером с яйцо на Кавказе или ледяной дождь в Подмосковье. Или вдруг на Ямале сибирская язва, которой там не было полвека — откуда она взялась? А потому что там было аномально теплое лето, при котором вечная мерзлота разморозилась на полтора метра — такого никогда не было. И вирус, пролежавший десятилетия у погибших от сибирской язвы оленей, вдруг оживает и приводит к возрождению этого страшного заболевания. Десятки погибших, чуть ли не целый народ эвакуируют из зоны бедствия — последствия драматические. Проблемой занимаются все — от министра здравоохранения до Министерства обороны. Даже не МЧС, а Минобороны!

Так что последствия глобального потепления огромны — начиная от подъема уровня Мирового океана и кончая тяжелыми эпидемиями. Не видеть этого, забывать об этом, ждать, что само рассосется, наивно.

— У нас на правительственном уровне есть осознание того, что существует прямая связь между глобальным потеплением и всеми этими негативными последствиями?

— Конечно. Мне кажется, что у нас на правительственном уровне этого никто не отрицает. Вообще за последние лет 5–7 ситуация в научной элите сильно изменилась. Лет 10 назад 80% ученых считали, что глобальное потепление — это несерьезно. Но сегодня пропорция изменилась в прямо противоположную сторону.

— Как стимулировать бизнес, и особенно противников сокращения выбросов, на то, чтобы он осознал всю важность ситуации?

— Во-первых, у противников есть своя логика, которую надо понять и услышать. Она вовсе не является абсурдной или нелепой. У них есть целый ряд аргументов, которые нужно всерьез анализировать. В том числе касающихся порядка расчета поглощающей способности российских лесов и десятков других специальных вещей. Это первое — их надо услышать.

Второе: надо понимать, что для целого ряда бизнесов исполнение российских обязательств по Парижскому соглашению будет означать дополнительные затраты. И это вещь болезненная.

В-третьих: нужно понять, что для этих видов бизнеса речь идет о необходимости сравнить сценарии краткосрочные и долгосрочные. Да, в короткую перспективу появится необходимость заплатить. Предположим, что вы этого не сделаете — сумеете хитрыми способами доказать, что у вас все хорошо. Но рано или поздно будет создана всемирно признанная система мониторинга — и последствия своих отсталых технологий скрыть не удастся. И совершенно ясно, что мир начнет сам закрываться и вводить платежи для тех продуктов и технологий, которые связаны с высокими выбросами и воздействиями на климат. Это означает, что если вы сейчас сами этого не сделаете, то впоследствии будете просто отсечены от будущих рынков. Поэтому тут есть компонента предопределенности: кажется, что ты не заплатил и выиграл вкороткую, а вдолгую окажется, что ты сам свой бизнес загнал в тупик.

Я абсолютно убежден, что все будет развиваться именно по такому сценарию. Повторюсь, еще 7 лет назад это была позиция меньшинства, но сегодня это совершенно доминирующая позиция.

Последнее, но немаловажное соображение: у бизнесменов, кроме бизнеса и денег, что, конечно, важно, есть дети, а у некоторых и внуки. И о них надо подумать. В ходе сессии (на Международном форуме науки и технологии (STS) в Киото — прим. ТАСС) очень хорошее определение понятия «устойчивое развитие» привел председатель совета Shell — это такое развитие, при котором человечество может удовлетворять свои нужды, не подрывая при этом возможности удовлетворять нужды следующих поколений.

— Вернуться домой и быть в состоянии объяснить внуку, что же будет с миром через 18 лет…

— Совершенно верно — ровно об этом и идет речь. Но тут занять крайнюю позицию — значит своим собственным детям и внукам укорачивать жизнь.

Стоит также особенно отметить, что проблема глобального потепления — это не совсем экология. Есть два вида проблем, которые совершенно разные. Один вид — экологическая проблема, вредные выбросы в окружающую среду, загрязнения мусором и так далее. У них есть много свойств, но одно из них — локальность. Если ты мусор выбросил — вот он у тебя здесь лежит. А глобальное потепление — это история по природе своей другая. Вы можете в Токио или в Москве выбрасывать CO2, но от этого у вас ситуация в Токио и Москве не изменится. Она изменится на земном шаре в целом. То есть коварство и особенность этой проблемы в том, что она вообще не разрешима на локальном уровне. Либо человечество в целом за это берется, и тогда на всех ложится нагрузка, все стонут, все недовольны, но результат есть. Либо все станет только хуже. Но теперь дело дошло до денег, так что теперь все всерьез.

— Раз уж зашел разговор о деньгах — как у РОСНАНО продвигается сотрудничество с японскими инвесторами? Понятно, что санкции Запада остаются, а в некоторых областях даже усиливаются. С другой стороны, с весны этого года на российско-японском фронте наблюдается небывалая активизация.

— В этом отношении на японском направлении мы действуем «по-японски». То есть очень долго, не торопясь, очень настойчиво. Даже в ситуации, когда не видим результатов, все равно продолжаем действовать. Чему вы, кстати, прямой свидетель. Сколько раз от России сюда (на STS форум в Киото — прим. ТАСС) я вообще один приезжал. Сейчас же приезжает вице-премьер Аркадий Дворкович, вот Алексей Репик приехал — а значит, бизнес начинает как-то разворачиваться. Похоже, что настал момент, когда в политике, судя по тому, что говорил премьер-министр Синдзо Абэ во Владивостоке, судя по заявлениям президента Владимира Путина, у нас наметился поворот. Мы очень на это надеемся.

И, конечно же, к этому моменту, к этому «Христову дню» подготовили яичко. У нас есть соответствующие предложения, которые мы прорабатываем. Я обсуждал их сейчас с министром экономики, торговли и промышленности Хиросигэ Сэко, который также занимает пост министра по развитию экономического сотрудничества с Россией.

Надеюсь, что он в ноябре приедет в Москву, там у него будет комиссия с Улюкаевым. Сейчас уже идет обсуждение длинного списка проектов, в том числе и наших проектов — надеемся, что в ноябре мы получим какие-то первые позитивные сигналы.

— Как вы оцениваете действия экономического блока правительства в сложившихся тяжелых условиях — имея в виду западные санкции и резкое падение цен на нефть?

— В целом неплохо — на фоне того, что могло бы быть, на фоне тех внешних шоков, перед которыми встала экономика России. Нефть, санкции, а к тому же, что очень важно, одновременно — такой двойной удар, тяжелый. Рассчитывать на то, что мы, невзирая ни на что, будем расти — нереально.

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что в моем понимании экономические власти ответили здраво и адекватно. Но это только первая часть ответа. Дальше есть два блока действий, которые необходимы. Один из них макроэкономика, а другой — институциональные реформы.

По макроэкономике, где у нас лидирует Центробанк, мы получили важнейший положительный результат. В этом году инфляция в России будет меньше 6%. Это национальный рекорд — за 25 лет в России никогда такого не было. Председатель ЦБ публично заявил, что в будущем году цель — 4%.

Раз такие вещи говорятся публично, значит они говорятся всерьез, значит, за ними целый набор серьезных действий. В этом смысле я считаю, что если в будущем году удастся достичь 4%, то это будет просто колоссальный прорыв. Что такое 4%-я инфляция для России, которая вообще такой низкой инфляции не видела никогда? Это, во-первых, радикальное увеличение доступности кредитов и их удешевление. Причем подчеркиваю, что и то, и другое вместе. Во-вторых — радикальное увеличение горизонта планирования. Сегодня, когда ты не можешь получить четырех-пяти-семилетний кредит, а завтра сможешь — это означает, что ты сможешь видеть свой бизнес в диапазоне 5–7 лет. Это фундаментально важная вещь. Даже для малого бизнеса, а уж для среднего и большого — еще более важная.

В этом смысле я бы сказал так: Центральный банк очень тонко и правильно воспользовался сложной экономической ситуацией. ЦБ сумел из кризиса на фоне стагнации и снижения ВВП извлечь снижение процентных ставок.

Дело за второй частью — институциональной реформой. Она абсолютно необходима. Но я вообще не знаю по мировому опыту стран, которые бы за 1,5 года до президентских выборов начинали реформы. Серьезные реформы всегда рискованны, всегда несут с собой неизбежный негатив. В этом смысле главная развилка — это 2018 год. Там есть точка принятия решений. В этом году никакой катастрофы в экономике я не жду — будет (падение ВВП) 0,7–0,8%, в будущем — рост на 0,5%. Ничего чудовищного в экономике и в будущем году не произойдет. Даже с учетом очень активно обсуждаемой сейчас темы исчерпания стабилизационного фонда. Во-первых, тот факт, что Россия до сих пор живет на «деньги Кудрина», наконец-то начинает осознаваться. Можете себе представить, что было бы, если бы их не было.

— Вы имеете в виду средства, заложенные в стабилизационный фонд в то время, когда Алексей Кудрин занимал пост министра финансов?

— Да, он же создал его. За что его ругали последними словами, объясняли, какие антинародные действия осуществляет министр финансов Кудрин. Что вместо того, чтобы деньги раздать или проинвестировать, он их неизвестно куда прячет, и так далее. Все это — бред, который на сегодня уже жизнью опровергнут. Россия должна сказать спасибо Кудрину за то, что он сделал. Причем это такая вещь, которая сработала и продолжает работать спустя много лет после его отставки с поста министра. Это первая мысль.

Вторая мысль: стабфонд вместе с резервным фондом действительно исчерпаются.

— К какому моменту?

— К 2017–2018 годам.

Что нужно делать? Нужно, конечно же, бюджетную политику под это подстраивать. Рассчитывать на радикальное снижение затрат бюджета не приходится — это мало реалистично. Доходы на фоне отсутствия экономического роста поднять невозможно — ну 0,5% ВВП максимум, ничего серьезного не сделаешь. Дальше есть фундаментальный способ финансирования бюджета, который называется долг. У РФ на сегодня долг — менее 14% ВВП. Один из самых лучших показателей в мире.

В Японии уже под 200%, в США — за 100%. Большинство европейских стран — за 100%. У нас — всего 14%. Конечно не очень приятно, но катастрофы никакой нету. Нужно просто последовательно и спокойно это делать. Если вы заметили, Минфин недавно разместил еврооблигаций на €1,5 млрд — очень правильно сделали. Мы начинаем тестировать внешние рынки, внутренние рынки заимствований, на это придется пойти. И это реалистичный способ удержания бюджетной стабильности. Это неприятно, но никакой катастрофы с обрушением экономики не вызовет.

Россия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены > rusnano.com, 3 октября 2016 > № 1939916 Анатолий Чубайс


Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу

Угрожает ли Казахстану водный кризис и как ему противостоять?

Автор: Жандос Ахметов

В эти дни под эгидой МСХ РК при участии МОН РК на базе Института географии проходит масштабная научно-практическая конференция «Вод­ные ресурсы Центральной Азии и их использование». В ней принимают участие руководители водного сектора экономик пяти центральноазиатских стран, представители МИД Швейцарии, а также авторитетных международных организаций: ЮНЕСКО, ОБСЕ, ЕЭК ООН, Всемирного банка и т.д. О важности данной проблематики, о путях решения существующих проблем мы беседуем с директором Института географии, доктором географических наук, профессором Ахметкалом Медеу.

Фактор национальной безопасности

- На заседании Совета безопасности под председательством президента страны Н. Назарбаева среди прочих рассматривался и вопрос о водных ресурсах Казахстана. Ахметкал Рахметуллаевич, с каких это пор обеспечение населения водой стало вдруг проблемой национальной безопасности?

- До сих пор люди больше всего боялись надвигающегося энергетического голода. Запасы нефти, газа, угля на Земле кончаются, что, естественно, вызывает тревогу за будущее. За всеми конфликтами двух последних десятилетий явно или неявно просматривается борьба за контроль над нефтью и газом. Но, как выяснилось, энергодефицит - не такая уж большая угроза. Углеводородам можно найти замену. Уже сейчас обогреть человека помогает уран. Вовсю идут работы по созданию экологически безопасных установок термоядерного синтеза. В них, кстати, участвует и Казахстан. Вполне реальной и экономически оправданной выглядит даже перспектива снаряжения на Луну экспедиции за гелием. Ста килограммов его будет достаточно для работы ядерного реактора мощностью 1000 мегаватт в течение года. Залежей гелия хватит, по некоторым оценкам, на два-три тысячелетия. Все более активно используются возобновляемые источники энергии. Словом, перспективы выглядят не столь уж мрачно. Без нефти и газа человечество худо-бедно прожить сможет. Чего не скажешь о другом дефиците, угрозу которого люди осознали лишь в последние годы, – о нехватке воды. Ее как источник жизни ничем не заменишь. За ней не полетишь на Луну. Проблему нехватки воды нам придется решать исходя из тех запасов, которыми мы располагаем.

- В этой связи возникает вопрос: какие исследования в данной области проводит конкретно ваш институт?

- Только за последние 10-15 лет были выполнены крупные и весьма важные для республики исследования. Перечислю некоторые из них.

В соответствии с постановлением Правительства РК Институту географии как экспертной организации было поручено научно-прикладное обоснование проектирования и строительства Коксарайского водохранилища. Реализация этого проекта практически исключила ежегодные зимние паводки с подтоплением жилых массивов в низовьях Сырдарьи и позволила повысить устойчивость развития сельского хозяйства в Кызылординской области. Проект был осуществлен по указанию главы государства.

По его же прямому поручению были выполнены крупномасштабные исследования, связанные с проблемой обеспечения водной безопасности страны. Их результаты заслушаны и одобрены на заседании Совета безопасности РК. Такая масштабная работа была проведена впервые за всю историю республики, по ее итогам издана 30-томная монография «Водные ресурсы Казахстана: оценка, прогноз, управление». В этом контексте по решению Совета безопасности и согласно «Стратегии развития Республики Казахстан – 2050» сегодня наш институт выполняет две программы по созданию проблемно ориентированной геопространственной информационной системы «Водные ресурсы Казахстана и их использование» и научному обоснованию «Стратегии водной безопасности РК» с механизмами достижения основных целевых показателей «Стратегии – 2050».

Институт географии является одним из ключевых участников Казахстанско-китайской комиссии по разработке межгосударственного соглашения по совместному использованию рек Иле и Ертис. В целях его обоснования мы выполнили масштабные исследования по оценке состояния и динамике водных и ледниковых ресурсов трансграничных бассейнов.

Институт тесно взаимодействует с мировыми центрами географической науки, участвовал в разработке более 20 международных проектов совместно с учеными Германии, Франции, Швейцарии, Швеции, Финляндии, Италии, Японии, Китая и заслуженно воспринимается в мировом научном сообществе как значимый центр современной географической науки. Неслучайно в соответствии с соглашением, подписанным между правительством РК и ЮНЕСКО, на базе нашего института создается Центральноазиатский региональный гляциологический центр под эгидой ЮНЕСКО, а также «Международный центр оценки воды» (МЦОВ) в качестве региональной структуры ОБСЕ.

Сколько воды нужно человечеству?

- И чем мы располагаем? Можно назвать цифры?

- Конечно. Ученые давно все подсчитали до последней капли и занесли в «амбарные» книги. На первый взгляд, запасы воды на планете огромны – 1386 миллионов кубических километров. Однако 97,5% ее приходится на соленые моря и океаны. Доля же пресных питьевых вод, которые, собственно, нас и интересуют, составляет лишь 2,5%. Причем 70% этих питьевых вод заморожены во льдах Арктики, Антарктики и немного в горных ледниках. Таким образом, главным источником доступной пресной воды в мире остаются реки, ресурсы которых невелики – в распоряжении 7 миллиардов жителей Земли имеется ежегодно на все про все 47 тысяч кубических километров. Столько нам отпустила природа. Несложно посчитать, что на каждого землянина приходится в среднем около 13-14 тысяч кубических метров в год. Если брать только ту, которая доступна для хозяйственного использования, то цифра уменьшится до 2-х тысяч кубических метров в год, или 6-7 кубических метров в сутки – объем средней цистерны для перевозки воды.

- Не так уж и мало. Если у меня есть целая цистерна воды, то, на мой непросвещенный взгляд, никакой дефицит не страшен. Я за целый год столько воды не выпью. Тут скорее нужно говорить о ее избытке.

- К сожалению, «непросвещенный взгляд», часто определяющий наше повседневное поведение и оценки вещей, очень обманчив. Ведь вода нужна не только для утоления жажды и удовлетворения социально-бытовых нужд. Мы должны каждый день что-то есть, мы должны одеться, обуться, съездить на работу на своем автомобиле или на автобусе и т.д. А чтобы вырастить, например, одну тонну риса для каши, необходимо израсходовать 2,5 тысячи тонн воды. Производство одной тонны говядины потребует 15 тысяч тонн воды. На получение хлопка для вашей майки (в расчете на тонну) ее нужно 1,5 тысячи тонн, на получение тонны синтетического волокна - 5 тысяч тонн. И т.д. Если вы суммируете все статьи расходов, то от вашей цистерны не останется и половины.

С учетом всего этого среднее потребление воды составляет 630 кубических метров в год на каждого человека. Из них 420 расходуется в сельском хозяйстве на производство продуктов питания, 125 – на коммунально-бытовые нужды, 65 – на выпуск промышленной продукции.

А теперь еще немного арифметики. Население земного шара при тех же ресурсах питьевой воды быстро растет, и к середине текущего столетия его численность, по прогнозам, достигнет 10-12 миллиардов. Значит, размеры вашей личной цистерны автоматически уменьшатся почти вдвое, а соотношение между имеющимися на Земле ресурсами воды и пусть даже неизменным спросом достигнет критической отметки. Однако рост численности населения будет сопровождаться ростом промышленности и сельского хозяйства, что увеличит водопотребление в развитых странах еще на 20-35, а в развивающихся – на 200-300%. Уже сегодня, по данным ООН, в мире от дефицита воды страдают два миллиарда человек. Обострение гидрологических проблем грозит стать в ближайшее время одной из основных причин политической, социальной, экономической и экологической напряженности на планете, а главным и мучительным для подавляющего большинства жителей планеты станет вопрос: где б водицы нам напиться? Не случайно ООН провозгласила 2005-2015 годы десятилетием международных действий «Вода для жизни».

- Нетрудно догадаться, что ситуация с гидроресурсами в Казахстане, большая часть территории которого находится к тому же в аридной зоне, не сильно отличается от общей довольно-таки мрачной картины. Над нами нависла та же угроза водного дефицита, что и над остальным миром?

- Наша страна имеет в протекающих по ее территории реках чуть больше 91 кубического километра воды в год - в среднем около 6 тысяч кубических метров на одного человека. Это намного меньше, чем во всех сопредельных с нами государствах. Для сравнения: в Киргизии на каждого жителя приходится 12 тысяч кубометров. Того, что есть в Казахстане, пока вроде бы хватает на удовлетворение всех нужд. Суммарный спрос на водные ресурсы с учетом экологических требований, обязательных трансграничных попусков, непроизводственных потерь составляет 87,5 кубокилометра в год. Какой-то запас, хоть и мизерный, у нас еще остается. Но по мере роста населения и роста экономики он быстро растает. В маловодные годы, когда объем речного стока значительно ниже среднего, водный баланс страны становится уже отрицательным, многие районы республики испытывают острый недостаток водных ресурсов. Нам, как и остальным государствам земного шара, сегодня нужно срочно определяться с планом действий на будущее.

- Но у нас есть еще подземные воды. Многие города, и Алматы в том числе, давно используют их для удовлетворения собственных нужд.

- Эксплуатационные запасы пресных подземных вод сравнительно невелики и составляют около 15 кубических километров в год. Некоторая их часть образовалась в далекие геологические эпохи миллионы лет назад и практически относится к невозобновляемым ресурсам. Тратить их сегодня нужно очень осторожно и преимущественно для питьевого водоснабжения. Существует правило, что подземную воду необходимо расходовать столько, насколько она возобновляется, и ее запасы следует рассматривать как стратегический ресурс будущего поколения. Надо научиться рачительно и рационально использовать и подземные, и поверхностные воды. В настоящее время мы достаем из-под земли для хозяйственных нужд около 1 кубокилометра воды.

- Итак, мы выяснили: стране, как и миру в целом, грозит дефицит пресной доброкачественной питьевой воды. В значительной мере он является следствием тотального загрязнения гидросферы Земли. Но кто ее загрязняет? Сам же человек. Если мы не изменим сегодня систему водопользования, то завтра погибнем от жажды...

- Смена ошибочно выбранной когда-то траектории развития потребует астрономических сумм. На то, чтобы сделать это сразу и сейчас, нет средств ни у одного, даже самого богатого государства. Более того, в ближайшие годы, как мне кажется, положение может ухудшиться, несмотря на усилия государства по решению экологических проблем. Дело в том, что нарождающийся малый бизнес совсем не имеет денег на природоохранные мероприятия. Тысячи автомоек, СТО, мелких предприятий сливают в реки отходы производства напрямую без всякой очистки. И их никто не контролирует. Тревогу вызывает загрязнение малых рек, русла которых и овраги завалены бытовым мусором.

Где густо, а где пусто...

- У водного кризиса есть еще один аспект: неравномерная обеспеченность водой разных регионов. В одних районах ее, как говорится, хоть залейся, в других она на вес золота…

- Да, и это подсказывает еще один вариант смягчения существующего дефицита: территориальное перераспределение водных ресурсов. Сегодня суммарный объем перебросок воды в мире составляет почти 500 кубокилометров. Одна Канада перегоняет из водного района в засушливый 140 кубических километров – больше, чем суммарный объем воды, имеющейся в Казахстане. В нашей стране водные ресурсы тоже распределены неравномерно. Более трети их сосредоточено в Ертисском (Иртышском) бассейне. Там на одного человека приходится до 20 тысяч кубических метров воды в год, в то время как в Центральном и Северном Казахстане, где, кстати, расположена и столица страны, этот показатель равен лишь 1-2 тысячам кубометров. Если учесть, что, по прогнозам, через три-четыре года численность населения Астаны достигнет 1,2 млн человек, то нетрудно предположить, что водные проблемы здесь приобретут особую остроту. Для повышения водообеспеченности этих районов наш институт предложил на суд общественности стратегически важный проект переброски туда части стока Ертиса.

- Вы намерены реанимировать старый проект переброски части стока сибирских рек на юг Казахстана?

- Нет. Только в определенной степени. Хотя мы, естественно, учитывали опыт той работы, но предлагаемая нашим институтом трасса самотечного канала разработана на основе собственных изысканий.

- Кстати, как вы относитесь к тому старому советскому проекту, и возможна ли его реанимация в сегодняшних условиях?

- По прошествии четверти века, когда улеглись страсти, стало понятно, что тот проект стал жертвой перестроечной демагогии, и сегодня это признали многие из участников тех баталий. Его заболтали далекие от науки люди, на нем многие заработали себе политический капитал. Ежегодно Обь уносит в Северный ледовитый океан через необжитые болота и тайгу более 400 кубических километров воды. И лишь чуть больше одного процента от этого объема использует редкое в тех местах население. Что случится, если мы заберем 10-20 кубокилометров стока, прямиком уходящего в Ледовитый океан? Даже местные комары не пострадают. Вернуться к идее переброски недавно во время встречи с президентом РФ предлагал глава нашего государства. Лично я считаю, что проект рано или поздно будет реализован. Сейчас это уже не вопрос политики, а вопрос бизнеса. Тем более что мы живем уже в едином экономическом пространстве. На воде можно неплохо зарабатывать. И российским предпринимателям, и казахстанским. И тем, и другим проект будет одинаково выгоден. А деньги и интересы всегда идут впереди политики. И даже определяют ее.

- Но некоторые считают, что торговать водой аморально. Это все равно что торговать воздухом, без которого человек не может жить. Вода и воздух, говорят они, - всеобщее достояние, принадлежат всем.

- Это тоже демагогия чистой воды. Оборот рынка бутилированной воды в мире достиг 1 триллиона долларов. По доходности он мало уступает нефтяному рынку. Вы же не испытываете никаких нравственных терзаний, покупая «Боржоми» или TASSAY в магазине? Вода в канале тоже не может быть бесплатной. Ведь приходится тратить средства на ее перекачку, на строительство и содержание самого канала и т. д.

- Давайте, однако, вернемся к вашему проекту.

- Наш проект чисто внутриказахстанский. Мы предлагаем перебросить на юг страны 5-7 кубических километров ертисской воды. Место водозабора – Шульбинское водохранилище. Далее трасса пройдет по территории Павлодарской, Акмолинской, Северо-Казахстанской, Костанайской, Карагандинской областей. Конечной точкой может быть Нижнешуйское водохранилище (как вариант). Общая протяженность канала - 3100 километров. Чтобы обеспечить самотечный водозабор, придется немного нарастить плотину Шульбинского гидроузла, чтобы довести подпорный уровень водохранилища до 250-260 метров. Для улучшения водоснабжения столицы страны мы предусматриваем строительство 270-километрового Астанинского ответвления канала от Шидертинского водохранилища до реки Есиль, по нему Астана будет получать около одного кубического километра воды в год. Мы пришли к выводу: трансказахстанский канал может стать основой формирования Единой системы водообеспечения страны, объединив все восемь водохозяйственных бассейнов Казахстана, что позволит намного эффективнее использовать ресурсы речного стока.

Нужно договариваться!

- Вы говорите, что проект является внутриказахстанским. Насколько мне известно, Омск, который находится ниже по Ертису, и Омская область уже давно испытывают недостаток воды. Если Казахстан заберет из реки 6-7 кубических километ­ров, ситуация на российском участке реки от этого не улучшится. Значит, так или иначе проект все-таки затрагивает интересы другой страны и требует достижения какого-то консенсуса?

- Еще со времен Советского Союза существовали договора и нормы распределения водных ресурсов. Когда СССР распался, первые документы, которые были подписаны независимыми государствами, касались именно воды. Они оставляли в силе все существовавшие ранее договоренности. В 2010 годы договора были переподписаны с учетом новых реалий. В них по Уралу и Иртышу мы имеем свою долю, которая признается и российской стороной. Если Казахстан возьмет из Иртыша 6-7 кубических километров воды, мы останемся в пределах своей квоты, и у россиян не должно быть никаких возражений.

Но проблема в том, что сегодня в бассейне Черного Иртыша Китай развернул масштабные ирригационные работы. По нашим оценкам, в ближайшие годы КНР может забрать из реки на свои нужды до 5-6 кубокилометров. В связи с этим у нас есть идея, как восполнить сток Иртыша. Она может стать основой общего, взаимовыгодного для Казахстана и России бизнес-проекта. В чем его суть? В российской части Алтая есть река Катунь, которая в районе города Бийска впадает в Обь. В верховьях она очень близко подходит к Иртышу, и есть реальная возможность часть катуньской воды перенаправить в Бухтарминское водохранилище. Что получится? Катуньская вода, попав в Ертис, пойдет на выработку электроэнергии на ГЭС, от которой российская сторона будет иметь свою долю, а затем по территории Казахстана она потечет через Омск в ту же Обь, восполняя существующий у россиян дефицит воды. Объем переброски стока – около 5 кубических километров. Никто ничего не теряет при осуществлении проекта – только приобретает. Мы как раз компенсируем то количество воды, которое заберет Китай.

- Одно из главных возражений критиков строительства канала сводится к тому, что реализация проекта обойдется в астрономическую сумму…

- Если вы имеете в виду прокладку трансказахстанского канала, то мы считаем это стратегическим решением задачи и наиболее оптимальным вариантом. Дорого? Есть расчеты российских ученых, основанные на анализе мировой практики. Они показывают следующее: для получения дополнительных водных ресурсов или экономии 1 кубического километра пресной воды капитальные затраты при опреснении соленых вод составляют 600-1800 миллионов долларов, при очистке сточных вод – 200-1500, реконструкции оросительных систем – 700-900, при территориальном перераспределении речного стока – 100-800 миллионов. Вот и считайте, какой вариант преодоления водного кризиса самый выгодный. Разумеется, я бы не стал по этой причине противопоставлять один вариант другому. Различные способы получения дополнительных водных ресурсов могут оказаться целесообразными и экономически выгодными по физико-географическим условиям и характеру использования воды в конкретном регионе.

- Известно, что большинство рек Казахстана являются трансграничными и почти половина воды поступает к нам с территории соседних государств. Получается, что наша водная безопасность находится в чужих руках. Как быть?

- Договариваться. Никаких других вариантов здесь нет и быть не может. Есть международные правила рационального водопользования, разработанные с участием ООН. В них сформулированы два ключевых принципа, которые должны определять поведение государств в отношении общих водотоков: «справедливое и рациональное использование» и «обязанность не причинять существенного вреда» соседям. Вот этих принципов и следует придерживаться при выработке конкретных рамочных соглашений конкретным странам по каким-то конкретным рекам.

Казахстан. Азия > Экология > camonitor.com, 23 сентября 2016 > № 1911039 Ахметкал Медеу


Россия > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908153 Владимир Пучков

Встреча с главой МЧС Владимиром Пучковым.

Владимир Путин встретился с Министром по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Владимиром Пучковым. Глава государства выразил соболезнования семьям сотрудников МЧС, погибших при тушении крупного пожара на востоке Москвы накануне вечером.

В ликвидации пожара было задействовано 300 пожарных и более 50 единиц техники. Пожару была присвоена 4-я категория сложности, для его тушения понадобилось 14 часов. При тушении погибли восемь пожарных.

* * *

В.Путин: Владимир Андреевич, Вы вчера ночью мне докладывали о пожаре в Москве и высказали опасения о том, что могла возникнуть трагедия, связанная с гибелью Ваших товарищей, сотрудников МЧС при тушении этого пожара. К сожалению, самые худшие опасения подтвердились.

Хочу выразить соболезнование семьям погибших наших товарищей и хочу, чтобы в коллективах знали, что мы сделаем всё для того, чтобы поддержать семьи, но и соответственно трудовые коллективы, боевые расчёты. Уверен, что Вы по своей линии официально всё сделаете.

Что хотел бы в этой связи сказать: своевременное выявление возможных нарушений, связанных с обеспечением безопасности, в том числе в пожароопасных сферах, своевременное выявление и реагирование на эти нарушения, безусловно, должны привести не только к уменьшению трагедий подобного рода, но и чрезвычайных происшествий подобного рода. Прошу Вас на это обратить внимание.

В.Пучков: Есть, товарищ Президент.

В.Путин: Что сейчас там происходит?

В.Пучков: Товарищ Президент Российской Федерации, после возникновения пожара на складе общей площадью 16 тысяч квадратных метров через восемь минут прибыли пожарно-спасательные подразделения московского гарнизона. Вывели и спасли более 100 человек, которые работали на этом предприятии, и предприняли все необходимые меры по минимизации рисков для населения, которое проживает вблизи, потому что на этом складе хранилась пластмассовая продукция, там были химически опасные вещества, которые представляли реальную угрозу.

Оценив все риски, пожарный расчёт вошёл, выполняя задачи, и, к сожалению, восемь наших товарищей погибли, проявив профессионализм, мужество и самоотверженность.

В настоящее время мы завершаем все работы по проливке и недопущению возникновения новых очагов возгорания на этом складе. Работает пожарно-инженерная лаборатория МЧС России совместно с коллегами Следственного комитета в целях выявления причин возникновения пожара.

Этот объект органами госпожнадзора МЧС России за последние три года неоднократно проверялся. Последняя проверка была в марте 2016 года, был выявлен ряд серьёзных нарушений, связанных с отсутствием системы автоматического пожаротушения, дымоудаления и другие замечания.

Должностные лица и предприятие были наказаны, оштрафованы, и было написано предписание по устранению недостатков до 1 ноября 2016 года. К сожалению, мы можем констатировать, что предписания эти не выполнялись, но окончательный результат будет после проведения всех процессуальных действий.

Россия > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908153 Владимир Пучков


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

(Начало от 16 сентября 2016 г.)

Тулеген АСКАРОВ

В случае, если власти Казахстана в канун выставки ЭКСПО-2017, до открытия которой в Астане осталось менее года, и успеют внести радикальные перемены в свою государственную экологическую политику, это станет всего лишь первым шагом в достижении здесь уровня развитых стран мира. Ведь без армии квалифицированных ученых и инженерно-технических работников, разрабатывающих и применяющих на рыночных принципах современные технологии, все планы государства так и останутся на бумаге.

Модернизация тоже бывает «зеленой»

Как выяснилось в ходе недельного информационного тура «Greentech (made) in Germany», первоначальная ставка на подход по принципу «end-of-pipe», то есть удаление вредных веществ на заключительной стадии производственного процесса, обходится весьма дорого, поскольку влечет увеличение затрат на выпуск продукции и очистку отходов. Поэтому сегодня развитые страны делают ставку на подход по принципу «Cleantech» (clean technologies или «чистые» технологии), предусматривающий снижение негативного экологического влияния путем значительного улучшения энергоэффективности производства, максимальной защиты окружающей среды, устойчивого использования ресурсов при одновременной их экономии, улучшении операционных результатов и росте производительности труда.

А этот принцип в свою очередь опирается на теоретическую основу научного направления «экологической модернизации» (ecologic modernization), которая появилась в начале 80-х годов прошлого века. Одним из ярких представителей этой научной школы и ее отцов-основателей является профессор Мартин Йенике, упоминавшийся в первой части специального репортажа «ДК». Ключевая идея подхода эко-модернизаторов заключается в том, что не только общество, но и экономика в целом выигрывают от неуклонного проведения в жизнь жестких требований экологической политики. Естественно, на этом пути не обойтись и без экологической адаптации для политики экономического роста и индустриального развития, чего в Казахстане пока по большому счету не делалось. Более того, в наших условиях эта политика оказалась подчиненной главным образом интересам добывающей отрасли, что влечет за собой не только ухудшение экологической обстановки в стране, но и регулярную девальвацию тенге, снижение уровня жизни населения с неизбежным усилением экстремистских настроений и ростом преступности. В развитии индустрии игнорирование экологических принципов привело к серьезным системным просчетам – к примеру, была сделана ставка на развитие мощностей по сборке легковых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания вместо электромобилей и инфраструктуры по их зарядке.

Поэтому в Казахстане необходимо не только воссоздать государственный орган, отвечающий за выработку и проведение в жизнь экологической политики, но и внести коррективы в развитие современных научных направлений в этой сфере и подготовку инженерно-технических кадров, оказав им необходимую поддержку, в том числе и финансовую. Необходимо также помочь в систематизации отечественных передовых достижений в этой сфере с тем, чтобы все желающие могли иметь доступ к соответствующим разработкам и технологиям. Последним не обязательно заниматься государству, поскольку в Казахстане функционирует разветвленная система Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Если обратиться к опыту Германии, то там большую роль в организации научных разработок играют и профессиональные объединения ученых и организаций. Крупнейшим из них выступает объединение немецких научно-исследовательских центров им. Гельмгольца. В его состав входят 18 таких центров с общим ежегодным бюджетом на уровне 4 млрд евро и численностью сотрудников около 40 тыс. человек. А с работой двух центров, входящих в это общенациональное объединение, – во Фрайбурге и Лейпциге – участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» удалось ознакомиться непосредственно.

Первый из них был основан недавно – в августе 2011 года, и занимается ресурсными технологиями по извлечению минералов и металлов. Финансируется его деятельность в основном федеральным правительством (90% ежегодного бюджета в 10 млн евро) и правительством земли Саксония. Фокус в разработках делается на разработке технологий по извлечению редкоземельных металлов из комплексных первичных и вторичных ресурсов. Среди завершенных и ведущихся сейчас проектов, как пояснил менеджер по инновациям и помощник директоров центра Кристиан Кристесен, – извлечение стратегически важных элементов из вскрышных пород, геофизическая разведка руд металлов с воздуха, переработка комплексных руд, содержащих индий, вольфрам и другие металлы, инновационная биометаллургическая технология восстановления металлов, жидкостная металлургия и другие. А некоторые из реализованных проектов уже действуют самостоятельно в рыночных условиях в качестве вполне жизнеспособных предприятий по извлечению металлов галлия из промышленных стоков и экранов мониторов, а также по покраске пластика без использования хрома.

Центр исследования окружающей среды в Лейпциге гораздо старше – он был основан в 1991 году, то есть сразу же после объединения Германии. Он представляет собой целый городок, в котором трудятся более тысячи сотрудников, не считая посещающих его ежегодно исследователей из других городов и стран. Главная задача центра – максимально способствовать трансферту знаний и технологий в рыночную среду, осуществляя исследования междисциплинарного характера. В его организационную структуру входят 34 отдела, объединенные в 7 подразделений, а территориально, помимо Лейпцига, к нему относятся еще структуры в Галле и Магдебурге. О деятельности центра на встрече с участниками инфотура рассказали его сотрудники Лидия Войтерски, Хайке Штраубер и Бруно Бюлер. Масштабы международного сотрудничества центра охватывают 65 стран, 550 партнерских организаций и 135 проектов. Со слов г-жи Войтерски, приоритетным является тесное взаимодействие с бизнесом – совместно с его представителями проводятся круглые столы, образовательные программы, кроме того, партнерам из центра передаются патенты на результаты исследований. Г-жа Штраубер представила наработки по утилизации биомассы для производства химикатов и энергии. Потенциал использования этого ресурса быстро растет – в 2014 году на него приходилось 7,8% от конечного потребления энергии, тогда как доля ветровых источников составляла 2,2%, а водных – 0,8%. В целом же в Германии в прошлом году функционировало 8 тысяч заводов по производству биогаза с установленной мощностью 4 500 МВт. А г-н Бюлер поделился своим взглядом на будущее солнечной энергетики, заметив, что всего один час солнечного излучения дает объем энергии, потребляемой миром ежегодно. Правда, сейчас эффективность использования этого возобновляемого ресурса невелика – всего лишь 1%. Невысока и эффективность производимых ныне солнечных панелей – лишь 6-20% при мировом рекорде в 44,7%. Эксперт также отметил, что использование солнца для выработки энергии пока не оказывает значимого влияния на изменение климата.

Знание – сила и большие деньги

С журналистской точки зрения, конечно же, было интереснее увидеть, как научно-техническая мысль применяется на практике, принося прибыль бизнесу и улучшая экологию. И такую возможность участникам информационного тура «Greentech (made) in Germany» организаторы предоставили сполна. Сначала исследователи из Берлинского центра компетенции для воды (Kompetenzzentrum Wasser Berlin или Berlin Centre of Competence for Water) Ульф Михе и Кристиан Каббе представили технологии извлечения из сточных вод фосфора наряду с другими ценными элементами и получения энергии из этого возобновляемого ресурса. Как подчеркнул г-н Каббе, в Европе давно сложился дефицит фосфора, так как его месторождение в Старом Свете есть только в Финляндии, но оно закрывает лишь 8% потребности. А крупнейшие месторождения осадочных фосфоритов находятся за пределами Европы – в Марокко, США, Китае, Тунисе и Казахстане.

Уже на следующий день в выгоде от использования этих технологий участники тура смогли убедиться на предприятии «Berliner Wasserbetriebe» (BWB), крупнейшем в Германии среди городских компаний аналогичного профиля. Оно не только снабжает питьевой водой Берлин по трубопроводам общей длиной в 9500 километров, но и перерабатывает сточные воды столицы, а также предоставляет свои услуги населенным пунктам земли Бранденбург. Ежедневно потребителям поставляется в среднем 585 тысяч кубометров питьевой воды, а перерабатывается стоков в объеме примерно 602 тысяч «кубов». А поскольку эти услуги платные для клиентов, то «BWB», со слов инженеров Карстена Людике и Андреаса Ленгеманна, при годовой выручке в 1,1 млрд евро получает вполне приличную прибыль на уровне в 138 млн евро. При этом из-за особенностей местного рельефа давление в водопроводах приходится поддерживать исключительно насосными станциями, а для достижения высокого качества питьевой воды не используются хлор и другие химикаты. Другая особенность Берлина – его питьевая и сточные воды находятся в замкнутом цикле в отличие от других городов Германии. Еще одно направление деятельности «BWB» – очистка воды в Тегельском озере, которая производится до трех раз в год.

Ежегодно на «BWB» получают более 90 тысяч тонн шлама из сточных вод, служащего ценным сырьем для получения фосфорных удобрений, биогаза, который обеспечивает предприятие собственной энергией и служит для него еще и источником тепла. Кроме того, шлам закупают тепловые электростанции, где он смешивается с углем.

Посетили участники инфотура и еще одно берлинское экологическое предприятие – по переработке городского мусора, где из него получают «зеленый» уголь, используемый для получения энергии. Входит это предприятие в группу «Alba», считающуюся одним из мировых лидеров в этой сфере. Как пояснил Карстен Швиден, технический директор «ALBA Environmental Solutions GmbH», топливо из мусора получается с использованием технологии механико-физической стабилизации, а в процессе его изготовления составляющие компоненты сортируются, давая помимо топлива, еще и металлы, пластик и бумагу. «Зеленый» же уголь покупают в основном для тепловых электростанций и цементных заводов. В общей сложности только на этом предприятии перерабатывается за год более 320 тысяч тонн мусора.

А в общей сложности в эко-индустрии Германии трудилось более 2 млн человек в 2014 году, в целом по Европейскому союзу – порядка 20 млн человек. Компании и эксперты, работающие в этой отрасли, участвуют в работе самых разных ассоциаций и объединений. К примеру, перед участниками инфотура выступила Инна Кегенхофф, представляющая «Gernab Water Partnership» – ассоциацию, созданную в 2008 году для поддержки деятельности федеральных министерств по распространению за рубежом германского опыта в водном секторе. А Александр Нойбауэр рассказал о деятельности «VKU» – германской ассоциации экологических предприятий муниципального сектора, объединяющей 105 членов с общим числом сотрудников 246 тысяч человек и суммарным оборотом более 110 млрд евро.

Конечно, переход к «зеленой» экономике – дело недешевое. Однако, как подчеркнул Мартин Йенике, адаптация промышленности Германии к жестким экологическим требованиям усилила конкурентоспособность немецкого экспорта и не сказалась негативно на темпах экономического роста страны, составивших в среднем ежегодные 1%. Понятно, что значительно улучшилось и качество жизни населения. Конечно, не все экологические проблемы можно решить через рыночные механизмы. Но все же вполне очевидно, что экологическая модернизация вполне может сочетаться с ними, принося ощутимую выгоду бизнесу, государству и людям.

Редакция «ДК» выражает искреннюю признательность за помощь в организации информационного тура Мире Толыбаевой, Генеральному консульству ФРГ в Алматы, Зёрену Хафферу и Зарине Бстилер, Ecologic Institute, Берлин.

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 22 сентября 2016 > № 1903832 Тулеген Аскаров


Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров

Все познается в сравнении с «Greentech (made) in Germany»

Хотя до начала выставки «ЭКСПО-2017» осталось не так уж много времени, у обновленного правительства Казахстана есть еще шанс успеть внести важные коррективы в государственную политику в сфере окружающей среды.

Тулеген АСКАРОВ

Это срочно необходимо сделать не только для того, чтобы состояние дел здесь соответствовало высокому статусу принимающей стороны этого важного международного события, – ведь Казахстан еще и стремится войти в «Топ-30» развитых стран мира.

Формально мы в теме

К такому выводу подводят итоги завершившегося в прошлую пятницу недельного информационного тура в Германию «Greentech (made) in Germany», в котором наряду со специальным корреспондентом «ДК» участвовали почти два десятка представителей не только СМИ, но и властных структур, компаний и НПО самых разных государств мира, как развитых, так и развивающихся. Такой состав группы, где среди участников были представители столь весьма отдаленных от евразийского материка стран как Намибия, Панама и Австралия, дал возможность вполне обоснованно оценить положение дел в Казахстане с охраной окружающей среды и в сфере экологии в целом как далеко не соответствующее требованиям времени.

К примеру, в нашей стране с недавних пор отсутствует Министерство охраны окружающей среды, полномочия которого были переданы Министерству энергетики, что обрекает последнее на серьезный конфликт интересов. Формально в его структуре есть департаменты по изменению климата, «зеленой» экономики, экологического мониторинга и информации, по возобновляемым источникам энергии наряду с Комитетом экологического регулирования и контроля. Однако не нужно быть большим специалистом в этих вопросах, чтобы понять – в конечном итоге для министра энергетики гораздо важнее добыча нефти, газа, угля, урана, поскольку именно добывающая отрасль определяет нынешнюю привлекательность Казахстана для иностранных инвесторов, не говоря уже о пополнении казны, Национального фонда и золотовалютных резервов Нацбанка.

Столь же формально наша страна числится на хорошем счету и по части таких основополагающих международных документов в сфере охраны окружающей среды и борьбы с климатическими изменениями как Киотский протокол, Парижское соглашение по климату, повестка дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года и других. Во всяком случае, во время встреч участников тура с высокопоставленными представителями германских федеральных министерств иностранных дел (под его патронажем и проходила поездка), окружающей среды, охраны природы, строительства и ядерной безопасности (BMUB) каких-либо нареканий в адрес конкретных стран в этой части не прозвучало. К тому же целью этих встреч было больше ознакомление с дипломатией ФРГ на экологическом направлении. Своим мнением по этому поводу с участниками тура поделились Томас Мейстер, руководитель подразделения МИД ФРГ по вопросам международного климата, экологической политики и устойчивой экономики, и представитель второго министерства Стефан Контиус, возглавляющий в нем отдел по вопросам ООН, повестки-2030 и сотрудничества с развивающимися и новыми индустриальными странами. Кстати, последний спикер выступал главным переговорщиком от Германии на всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоахннесбурге, прошедшем в 2002 году, и на конференции ООН по этой же теме в Рио-де-Жанейро в 2012 году.

Правда, с учетом высокого уровня спикеров встречи с ними прошли в формате «off the record» и по понятным причинам носили скорее установочный характер. Поэтому отметим лишь развитость направления германской экологической дипломатии (environmental diplomacy) в системе ее государственной внешней политики. К примеру, на встрече были сотрудники МИД, занимающегося вопросами водной дипломатии, которая получает поддержку и в регионе Центральной Азии. Но при этом в Берлине отдают себе отчет в том, что лишь усилиями только государственных органов переломить ситуацию к лучшему не удастся, поскольку должно меняться само общество в целом и именно с общественной позиции и нужно подходить к решению задач по устойчивому развитию, включая и достижение целей по климату и окружающей среде в целом. Естественно, затрагивались на встрече и результаты недавнего саммита группы «G 20», прошедшего в Китае. В частности, речь шла о присоединении Китая к Парижскому соглашении по климату и новой сфере приложения международных усилий – так называемом «зеленом финансировании». Кстати, по общему мнению участников обсуждения, Китай добился значительного прогресса в экологической сфере и становится теперь своего рода эталоном для других стран в части решительных и конкретных действий здесь. Говорилось и об участии немецкого бизнеса в продвижении целей экологической дипломатии, где активная роль принадлежит среднему и малому бизнесу, а не крупнейшим компаниям этой страны.

Помогать ли нефтяникам и металлургам деньгами – вот в чем вопрос!

Кстати, и организатор информационного тура – Ecologic Institute (EI, Экологический институт) – не является даже по казахстанским меркам такой уж крупной исследовательской организацией, поскольку насчитывает порядка 150 сотрудников, включая и вспомогательный персонал. По статусу EI выступает частной, независимой и некоммерческой исследовательской организацией, финансируемой в основном за счет фондов, выделяемых на общественные проекты на конкурентной основе. Такая схема финансирования, в которой большую роль играют и средства от европейских организаций (Еврокомиссия, Европарламент, другие структуры), позволяет EI добиваться успехов в междисциплинарных направлениях и распространять наработки его исследования далеко за пределами Германии. К примеру, основатель и первый директор EI профессор Андреас Кремер давно сотрудничает с американским университетом Дьюка. С его участием прошло обсуждение весьма интересной темы – «Экологическая политика как триггер для инноваций».

Как считает г-н Кремер, Германия сейчас является единственным государством в мире, проходящим фазу реиндустриализации, будучи «страной инженеров», основой экономики которой выступают средние по размеру семейные предприятия. В свое время и здесь экологические проблемы были весьма острыми – как вспоминает г-н Кремер, его матери приходилось идти в магазин, старательно прикрыв нос платком для защиты от загрязненного воздуха. По мнению исследователя, если экологическая политика выстраивается продуманно, то и бизнес, в первую очередь промышленники, будут участвовать в ее выработке и реализации, поскольку это позволит им улучшить качество продукции и получить дополнительное конкурентное преимущество на мировых рынках. Другая интересная точка зрения рассматривает отходы как экономический ресурс, способный создать значительный вторичный рынок. В таком случае нет экономического смысла в экспорте отходов, поскольку их выгоднее перерабатывать на месте. Затронув тему скандала вокруг машин немецкого производства с дизельными двигателями, г-н Кремер предположил, что для этого источника энергии наступает исторический конец, ибо на смену идут электромобили. Столь же плачевны и перспективы угольной энергетики – как утверждает исследователь, в Германии станции, работающие на этом сырье, просто теряют деньги. В целом же г-н Кремер заявляет: «Не давайте денег добывающей отрасли!».

Живую реакцию г-на Кремера и других участников встречи вызвало сообщение представителя «ДК» о том, что в Казахстане нет Министерства охраны окружающей среды. В Германии, к примеру, такое министерство существует почти 30 лет, но экологическая политика проводилась государством и ранее на уровне земель региональными властями при координации со стороны Министерства внутренних дел. Применительно к казахстанской ситуации г-н Кремер предлагает сначала изучить, какие государственные структуры занимаются этими вопросами, а уж затем объединить их каким-то способом вместе под одной крышей. Другой эксперт EI – Кристиан Хадсон, проработавший в системе организаций ЕС и Великобритании, – предложил компромиссный вариант, когда полномочия в сфере экологической политики концентрируются не в отраслевом министерстве, коим у нас выступает Минэнергетики, а в органе, формирующем и проводящем в жизнь национальную экономическую политику. В Казахстане такой госорган есть – это Министерство национальной экономики. И если последнему будут переданы необходимые полномочия от Минэнергетики, то для участников экономики такой сигнал станет очень важным, поскольку экология признается не обузой для нее, а дополнительным ресурсом для инноваций и инвестиций.

О том, что экологическая политика выступает движущей силой для инноваций, говорили участникам информационного тура и Камилла Бауш, директор EI, и профессор Мартин Йенике, основатель и директор центра по ее изучению – «Environmental Policy Research Centre» (FFU). Последний эксперт заметил, что Организация по экономическому сотрудничеству и развитию признала Германию высоко инновационной страной. Здесь, по его мнению, научились извлекать максимальную выгоду от глобализации для решения экологических проблем и развития «зеленой» экономики. Движущей силой от государства является BMUB, активизируется и Министерство экономики. К тому же регулярно проводится оценка состояния дел «зеленой» экономики путем подготовки и публикации регулярных отчетов «Clean Tech Germany». Как пояснил г-н Йенике, доля «зеленой» экономики в ВВП страны поднялась до 13% от ВВП по данным за 2013 год, а в стоимостном выражении достигла 344 млрд евро. При этом наблюдается модернизационный эффект эко-индустрии на всю национальную экономику. Доля возобновимых источников энергии в общем объеме ее выработки должна достигнуть 80% к 2050 году, а в конечном использовании – 60%.

Продолжение следует

Казахстан. Германия > Экология > dknews.kz, 15 сентября 2016 > № 1900787 Тулеген Аскаров


Россия. ДФО > Экология > ras.ru, 8 сентября 2016 > № 1889972 Юрий Журавлев

Академик Юрий Журавлев: « Мы ищем деньги на свои исследования, где только можем...»

Женьшень сделал ноги

Представитель флоры Восточной Азии, занесенный в Международную красную книгу, прославленный своими биологическими свойствами дикий женьшень, похоже, исчез из Приморского края. Если это так, то мы потеряли уникальное преимущество перед своими ближайшими соседями - Китаем и Кореей, каким располагали еще 20 лет назад. В этих странах женьшень давно стал культивируемым растением, не обладающим теми редкими свойствами, какими обладает дикий женьшень, выращенный под пологом леса. По выражению ученых, это обычная морковка.

Как такое могло случиться в крае, где женьшень всегда почитался из-за ограниченности ареала - его нет севернее Амура, был объектом исследований, выращивался для медицинских целей? Об истории женьшеня, о создании коллекций приморского женьшеня, об открытиях, сделанных дальневосточными учеными, и о будущем приморского женьшеня корреспондент деловой газеты «Золотой Рог» беседует с академиком РАН, директором Биолого-почвенного института ДВО РАН Юрием ЖУРАВЛЕВЫМ. Юрий Николаевич посвятил женьшеню две книги, к нему до сих пор идут на консультацию желающие попробовать себя в роли производителя женьшеня в крае. Правда, за последние годы не появилось ни одного сколь-либо серьезного производства. Попытка возродить плантацию женьшеня в Анучинском районе, где он традиционно культивировался в советские годы, ничем не закончилась. По словам одного из сотрудников хозяйства «Женьшень», причин несколько, в том числе человеческий фактор. Женьшенем в районе люди продолжают заниматься понемногу, частным образом. Но серьезного производства нет.

Что такое женьшень?

О женьшене и его свойствах мы наслышаны. Вот как описан дикий женьшень в научных материалах. На сайте Биолого-почвенного института представлены ссылки на исследования разных лет, посвященные этому уникальному растению.

В 1961году исследователь дикорастущего женьшеня И.В. ГРУШВИЦКИЙ сообщал, что его ареал лежит в пределах 40-48° с. ш. и 125-137° в. д. и охватывает площадь примерно в 500 тыс. км2. В то время считалось, что в природе он еще встречается на территории трех стран - России, Китая и Кореи. В Китае его запасы якобы сосредоточены в провинциях Хэйлунцзян, Ляонин и Дзилинь, в Корее женьшень растет на самом севере; в России он распространен до Хабаровска.

- Однако никакой достоверной информации о произрастании дикорастущего женьшеня в Корее не удается получить уже с 1930 года, - говорит академик Журавлев. - Грушвицкий (1961) был свидетелем сбора в лесу в Корее растения женьшеня, но не был уверен в его происхождении. Возможно, это было потомство семян, занесенных птицами с плантации.

В Китае в 30-е годы ежегодные сборы дикорастущего женьшеня составляли около 500 кг, но уже в 1950 г. было заготовлено только 150 кг, а в 90-х существенных заготовок там не производилось, сообщается на сайте. В 1991 г. в горной системе Чон-бай - в главном современном местообитании женьшеня в Китае - было собрано всего 3,5 кг дикорастущего женьшеня, следует из данных Института диких и экономически важных растений и животных. На территории Хабаровского края дикорастущего женьшеня, по-видимому, уже нет, следует из публикации ШЛОТГАУЭРА за 1993 год.

- Таким образом, природный ареал женьшеня настоящего к концу XX века сильно сократился и был представлен лишь двумя основными популяциями. Первая, и самая большая, охватывала южную половину Сихотэ-Алиня, вторая состояла из российской (Надеждинский и Хасанский районы) и китайской (провинции Дзилинь и Хэйлунцзян) частей, - рассказывает Юрий Журавлев. - Синие Горы (Спасский район Приморского края) иногда рассматривались как отдельная зона местообитания женьшеня. Несмотря на свои малые размеры, синегорская популяция тоже сохранилась к тому времени.

В природе женьшень растет одиночно или группами. Растение предпочитает зрелые густые кедровые, кедрово-чернопихтово-широколиственные, грабовые леса и сравнительно богатую, хорошо дренированную почву. В Хасанском районе Приморья, в чернопихтово-широколиственных лесах верхней части бассейна р. Кедровой раньше часто встречались «семьи» по 5-8 (Горовой и др., 1972) и даже 15-30 (Васильев, 1963) растений, а в широколиственных лесах - одиночные экземпляры. Вне ареала женьшень выращивается во многих странах Северного полушария. Есть примеры довольно высокой экологической пластичности женьшеня, утверждают его исследователи.

С целью изучения возможности произрастания женьшеня в нехарактерных для него типах леса в Приморском сельскохозяйственном институте в 80-х, 90-х годах проводились опыты по искусственному посеву семян женьшеня в дубняках, березняках, осинниках, а также в кедровниках, пройденных различного вида выборочными рубками (Гуков и др., 1991). Ученые пришли к выводу, что наибольшая степень сохранности сеянцев (до 40%) приходится на дубняки (нижние части северных и восточных склонов), причем сеянцы в этом случае обладали наибольшей массой корня. На 2-м месте оказались кедровники, пройденные выборочными рубками; здесь сохранилось 25% сеянцев. Практика выращивания женьшеня в дубовых лесах достаточно известна, однако в условиях России дикий женьшень в чистых дубняках не встречается. Зато в Северной Америке пятилистный женьшень, в принципе тяготеющий к широколиственным лесам, встречается и в кленовых, и в дубовых насаждениях. «Это небольшое противоречие, однако, может объясняться достаточно просто, например - большей доступностью приморского женьшеня для сборщиков или частыми у нас пожарами в дубняках», - комментирует Юрий Журавлев.

- Юрий Николаевич, как давно ваш институт занимается женьшенем и что можно сказать об исследованиях последних лет?

- Женьшенем наш институт занимается давно. Это была плановая тематика. В Приморском крае в годы губернаторства Евгения НАЗДРАТЕНКО даже существовала краевая программа восстановления популяции дикого женьшеня. Она должна была завершиться в 2005 году полным успехом. Но, увы, финансирование закончилось. Но за те 3 или 4 года, что нам выделялись средства краевого бюджета, мы успели создать коллекции дикого женьшеня, питомники. Впоследствии это позволило нам провести анализ диких популяций женьшеня в Приморском крае, благодаря чему наш институт стал лидером этого направления в мире. Женьшень произрастает во всех азиатских странах, но что касается сохранности диких популяций, то мы на тот момент оказались лидерами.

- А сейчас какие-то исследования институт продолжает?

- В настоящее время наши возможности сильно ограничены. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) не дает денег на поддержание коллекций. Вы знаете, что финансирование академии наук ежегодно сокращается. 90% всего объема выделяемых нам ФАНО денег идет на выплату заработной платы сотрудникам. Но финансирование заработной платы - это еще не все, для того чтобы наука успешно работала. Надо обеспечить сами исследования. Если взять европейские страны, то там зарплата составляет менее 10% общего финансирования науки, все остальное идет на финансирование исследований.

Перед директорами институтов поставлена задача, чтобы средняя заработная плата научного сотрудника превышала среднюю заработную плату по региону. Это дорожная карта для нас. А как ее выполнить, если средняя заработная плата в крае ежегодно растет, цены растут, а финансирование науки сокращается?

- Может это отразиться на дальнейшем исследовании женьшеня, ведь то, что вы делаете, - фундаментальные исследования, которые ФАНО должно финансировать?

- Да, но кроме женьшеня у нас много других направлений, которые имеют такое же, важное, значение. Мы ищем деньги на свои исследования, где только можем. В настоящее время наш институт преобразуется в федеральный Центр исследования биоразнообразия Восточной Азии. В этой связи мы надеемся, что ситуация с финансированием улучшится. Центр объединит также заповедник «Уссурийский» и Горно-таежную станцию. Он будет заниматься исследованием лесных и не только лесных культур, оценивать возможность производства на их основе биологических препаратов, а также, возможно, их производством. В свое время БПИ получил десятки патентов на технологии производства биологически активных препаратов. Но в стране, где нет медицинской промышленности, они не нашли применения. Сейчас науке позволено создавать малые производства. Будем планировать их на базе создаваемого Центра. Однако ученым надо не только разрешать производство, но и сильно помогать.

- Раз создается такой Центр, то, по идее, на него должны выделяться и деньги. Кстати, эта инициатива идет сверху или снизу?

- Этот тот счастливый случай, когда инициатива идет и сверху, и снизу. В России создается 22 исследовательских центра, в том числе у нас на Дальнем Востоке - два, наш и Центр морской биологии, который объединит Институт биологии моря, Океанариум и Морской заповедник. Они опережают нас примерно на полгода.

А что касается дополнительных денег, то ФАНО вроде получило на все центры 4 млрд руб. на этот год. На всех это немного. Нам в этом году вряд ли что-то достанется. Обещают, что следующий транш будет больше.

- Но вернемся к женьшеню. Что дали последние исследования диких популяций женьшеня?

- Несмотря на прекращение финансирования краевой программы, мы успели обнаружить очень интересную вещь: что коренного женьшеня среди диких находок очень мало! Где-то его 70% от суммы всех находок, а где-то - 40%, остальной женьшень - пересаженный. Мы выделили коренные популяции женьшеня, перенесли их в коллекции.

- Что такое дикий и не дикий женьшень?

- Так называемый дикий женьшень состоит из женьшеня, который сам растет в лесу, и женьшеня, посаженного там людьми. Люди, которые занимались женьшеневым промыслом, найдя корень в период, когда семена зрелые, выкапывали его, а его семена тут же сеяли. Это правильный вариант, до войны поступали так практически всегда.

Позднее, когда в лес стало ходить много людей, ходить по одному и тому же месту, сборщики стали создавать укромные плантации в мало посещаемых местах. Они собирали семена в одном месте и переносили их в эти укромные места. Случалось так, что корень, выкопанный в Надеждинском или Хасанском районе, отвозили в центральную часть Сихотэ-Алиня, в Чугуевку, в Кокшаровку, там хорошие места. Мы и раньше об этом знали, но не знали масштабов такого переселения.

- Как вам удалось отличить дикий женьшень от пересаженного?

- Когда мы стали изучать генетическую изменчивость женьшеня, то нашли маркер, который показывает эти отличия. Мы разработали систему, получили международное признание, распространили ее на другие виды.

- Ваши коллекции поддерживаются и сейчас?

- У нас две коллекции коренных популяций женьшеня. На их месте были созданы стационары, коллекции до недавнего времени постоянно обновлялись. Женьшень в диком виде может расти 50 и 100 лет, а в условиях культивирования вырастает быстро, потом гниет и пропадает, поэтому коллекцию надо постоянно обновлять. Для обновления коллекции редких краснокнижных видов надо получать разрешение. Ежегодно мы запрашивали такие разрешения на сбор молодых корней для пополнения коллекции, всего грамм на 200-300. Но последние годы чиновники Минприроды перестали давать нам такие разрешения. Логика чиновника простая: «вдруг вы будете воровать».

- Как вы считаете, есть экономическая основа для возрождения плантаций женьшеня в Приморье?

- В конце 80-х годов 1 кг сухого дикого женьшеня стоил на международном рынке $250 тыс. Это был стимул к тому, чтобы производить женьшень под пологом леса в диких условиях. Приведу пример Кореи, которая 5% национального бюджета получает за счет выращивания и продажи женьшеня. Эту идею мы давно пытались вложить в головы людей, принимающих решения. Но интерес пропадал, когда они понимали, что хороший женьшень надо выращивать 25 лет. Ну а когда был принят Лесной кодекс, то перспектив у женьшеня просто не осталось. Срубить и продать лес оказалось проще, это быстрая выгода.

Сегодня я уже не могу пойти к губернатору и предложить восстановить производство дикого женьшеня в крае. За последние 20 лет он украден и вывезен к соседям. Китайцы научились его выращивать, и теперь они монополисты на этом рынке. А мы все потеряли. Выкрадены даже старые плантации женьшеня, которые были в заповедниках «Уссурийский» и «Кедровая падь»!

Женьшень задерживают на границе почти ежедневно. И сейчас у меня в холодильнике лежит более 30 корней, отобранных недавно на границе. Мы определили, что это дорощенный женьшень. Посадить обратно мы его не можем. Это вещественное доказательство, он должен лежать до суда. Если его посадить, то он перестанет быть вещественным доказательством. Но до суда он недолежит, он сгниет!

Госдума за последние годы приняла законы, позволяющие грабить все природные ресурсы. Численность охраны заповедников начиная с 1995-1997 годов сократилась в 10 и более раз.

- Т. е. на этом рынке мы уже никак не можем быть представлены?

- Никак. У нас были женьшеневые хозяйства, был совхоз «Женьшень», были частные производители женьшеня. Сейчас перспектива у китайцев. Они придут, арендуют у нас землю и будут выращивать женьшень.

- Женьшень занесен в Красную книгу, это препятствует его сбору?

- Он считается редким и занесен в Международную красную книгу. Но Красная книга не распространяется на искусственные популяции. Если человек вырастит женьшень из семян, которые культивируются давно, раньше такие хозяйства у нас были, то ему не надо брать разрешение на то, чтобы его выкопать. Культивируемый женьшень определяется легко. Разрешение распространяется только на дикий женьшень.

- А где же брать семенной фонд на культивируемый женьшень, если вдруг понадобится?

- У китайцев. Вот почему перспектива за ними. Они привезут сюда свои семена, арендуют землю и будут выращивать. Традиции у них есть, рабочие есть.

- Культивируемый не обязательно выращивать под пологом леса?

- Нет, культивируемый женьшень и нельзя выращивать в лесу. Под пологом можно выращивать только штучные корни. А в больших масштабах - нужно сеять поля, правда под прикрытием. Трактор садит и копает. В России такой техники нет.

- Это правда, что женьшень, выращенный искусственно, не такой ценный, как найденный в лесу?

- Да, его называют морковкой.

- А тот, что вывезли китайцы, тоже выращивается как морковка?

- Нет, они его выращивают в полудиких условиях, под пологом леса, так он сохраняет некоторые полезные качества.

Вывод удручающий. Возможно, есть надежда на программу «Охрана окружающей среды Приморского края на период 2013-2020 годы»…

Вопрос ребром:

- К вам обращается хоть кто-то, кто хотел бы создать производство женьшеня и чему-нибудь научиться у вас? Есть такие желающие?

- Ходил к нам один предприниматель. Я его консультировал. Но начинать не имея опыта очень трудно. Дело в том, что получить высокие урожаи по сравнению с китайскими и корейскими у нас невозможно. Культура производства очень низкая. Нужны большие инвестиции, и первые 3-5 лет они не будут оправданы. У нас холоднее, и женьшень будет расти дольше, у корня больше риск заболеть и пропасть. Цена такого женьшеня будет уже не $250 тыс., и даже не 25 тыс.. И потом, куда его продавать? Здесь его реализовать некуда: в каждой аптеке есть китайский.

Надежда ОКОВИТАЯ. Газета «Золотой Рог», Владивосток.

Россия. ДФО > Экология > ras.ru, 8 сентября 2016 > № 1889972 Юрий Журавлев


Франция. Весь мир. СФО > Экология. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 27 августа 2016 > № 1963511 Николай Вардуль

Стоит ли ратифицировать Парижское соглашение по климату?

Почему закрыта тема «декарбонации» Сибири

Николай Вардуль

17 августа стало известно, что правительство закрыло тему превращения Восточной Сибири в «безуглеродную зону». Идея такой зоны тесно связана с Парижским соглашением по борьбе с глобальным изменением климата, которое Россия в числе 175 стран подписала еще 22 апреля 2016 г. От лица правительства подпись поставил вице-премьер Александр Хлопонин. И вот теперь на повестке дня ратификация Россией Парижского соглашения, а «декарбонация» Сибири закрыта. Что происходит?

Парижское соглашение — это международный документ, определяющий стратегию борьбы с изменением мирового климата. Цель — в перспективе удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения ее роста 1,5 °C. Средство — ограничения выбросов парниковых газов, в том числе СО2. В России есть сторонники и противники ратификации. В чем плюсы, а в чем риски для России?

Изменение климата — глобальная угроза. Хотя есть те, кто отрицает потепление, как есть и те, кто ждет, наоборот, похолодания. Но объективные данные говорят о том, что процесс изменений запущен. Очевидно, что бороться с глобальной угрозой надо на международном уровне.

Рамочная конвенция ООН об изменении климата (РКИК ООН) была подписана еще в 1992 г. Первым соглашением, детально регламентировавшим борьбу с выбросами парниковых газов, стал подписанный в 1997 г. Киотский протокол. Но его цели остались на бумаге. Заявленные обязательства по сокращению парниковых выбросов в атмосферу не выполнили, например, США (лидер по выбросам в 1990 г.), Канада (вышедшая из числа участников протокола), Япония, Австралия. На развивающиеся страны (в отличие от стран с переходной экономикой, к которым принадлежит Россия) никаких обязательств не накладывалось. Россия же стала одним из лидеров по сокращению выбросов парниковых газов в мире: с 1990 г. по 2013 г. выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%, обязательства, принятые при подписании Киотского протокола, были перевыполнены. «Постарался» прежде всего экономический кризис 1990-х гг.

Общий итог тем не менее плачевен: за период действия Киотского протокола выбросы парниковых газов выросли в 1,5 раза.

Как ответ на этот вызов появилось Парижское соглашение. Оно учло фактический провал Киотского протокола и отличается от него меньшей централизованной регламентацией. Соглашение не регламентирует способы выполнения национальных вкладов и не предполагает санкций за их невыполнение. Страны обязуются самостоятельно разработать «определяемые на национальном уровне вклады» по ограничению выбросов парниковых газов.

Тогда в чем же риски Парижского соглашения?

Главный риск — возможность использования радикальных методов реализации соглашения, например введение так называемого углеродного сбора. Его идея в том, что вводится некая плата на традиционную энергетику и добычу углеводородного сырья, которая должна пойти на финансирование альтернативной экологически чистой энергетики, в том числе и на международном уровне — за счет наполнения так называемого Зеленого фонда, поддерживающего неуглеродные энергетические проекты.

Как пишет «Коммерсантъ», проект превращения Восточной Сибири в безуглеродную зону, который в свое время выдвинул полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, как раз и предполагал введение углеродного налога или создание углеродного рынка в регионе, использование налоговых льгот и субсидий (в том числе на применение наилучших доступных технологий), развитие возобновляемых источников энергии и рост лесопосадок.

Идея чиста и зелена. Но, как всегда, есть и оборотная сторона. Углеродный сбор (или налог) — это дополнительное обременение для традиционной энергетики, для добычи углеводородного сырья. Понятно, что сторонники «углеродного сбора» есть прежде всего в большинстве стран ЕС (характерно, что Польша со своими угольными шахтами занимает отдельную позицию). Введение такого сбора не нанесет этим странам вреда: если размер сбора, как предполагается, составит $20 c тонны эквивалента CO2, то выплаты по нему составят менее 0,5% ВВП этих стран.

Против «углеродного сбора» решительно выступают США. В июне 2016 г. Конгресс США утвердил резолюцию, в которой утверждается, что ввод углеродного сбора будет разрушительным для национальной экономики и населения страны. По оценкам Бюджетного офиса Конгресса, ввод сбора с базовой ставкой $20 с тонны углекислого газа приведет к росту цены бензина на 4 цента за литр, а цены электроэнергии на 16%. Наиболее уязвимыми окажутся наименее обеспеченные граждане. Дело дошло до того, что в конце мая республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп прямо пообещал: «Мы намерены отказаться от Парижского соглашения по климату».

Для России введение «углеродного сбора» еще более разрушительно, чем для США. Есть расчеты, по которым сбор с базовой ставкой $15 с тонны углекислого газа потребует ежегодных выплат в размере $42 млрд, что соответствует 2,56–3,29 трлн руб. Объем этих выплат равен 3,2–4,1% ВВП за 2015 г.

Какой вывод? Введение «углеродного сбора» неприемлемо для России, учитывая специфику структуры ее экономики и экспорта. Именно поэтому проект «декарбонации» Сибири и не получил поддержки.

Пока в тексте Парижского соглашения упоминания об этом сборе нет. Правда, до вступления его в силу еще больше трех лет, так или иначе сбор может появиться. Дискуссии на этот счет в последнее время активизировались.

В любом случае Россия должна действовать в строгом соответствии с текстом Парижского соглашения: использовать свободу национального выбора мер его реализации.

Во-первых, развитие «зеленых» технологий должно быть четко вписано в Энергетическую Стратегию России до 2035 г., которая до сих пор не утверждена. Переход на новые стандарты должен в максимальной степени учитывать экономические интересы нашей страны.

Во-вторых, у России большие возможности для снижения выброса парниковых газов за счет снижения энергоемкости ВВП, который, по разным оценкам, более чем в 2 раза выше среднемирового уровня. Есть даже соответствующая государственная программа. Она предусматривает, в частности, внедрение энергосберегающих технологий, начиная от улучшения теплоизоляции зданий и заканчивая внедрением новых материалов и технологий. К сожалению, вопросам энергоэффективности в нашей стране пока все равно придается мало значения, поэтому они нуждаются в повышении приоритета.

В-третьих, важно полностью учитывать поглощающую способность российских лесов, составляющих более 20% от мировых лесных запасов, и биосистем. По мнению руководителя программы «Климат и энергетика» WWF Россия Алексея Кокорина, которым он поделился с «Коммерсантом», сейчас гораздо важнее сосредоточиться на вопросах внедрения углеродной отчетности, на методике поглощения парниковых газов лесами (ее к июню 2017 г. должны разработать Минприроды, Росгидромет и Рослесхоз), решить вопрос учета метановых утечек, а также разработать стратегию низкоуглеродного развития для РФ в целом.

Еще раз. Цели Парижского соглашения по климату имеют большую ценность для всех стран, конечно, включая Россию, и прежде всего для будущих поколений. Но нельзя недооценивать риски, их надо просчитывать до того, как они наступили. Если выяснится, что за ратификацией может последовать введение «углеродного сбора», то России следует выполнять цели Парижского соглашения, не ратифицируя его. Переплачивать — непозволительная роскошь.

Николай Вардуль

ООН об изменении климата (РКИК ООН) была подписана еще в 1992 г. Первым соглашением, детально регламентировавшим борьбу с выбросами парниковых газов, стал подписанный в 1997 г. Киотский протокол. Но его цели остались на бумаге. Заявленные обязательства по сокращению парниковых выбросов в атмосферу не выполнили, например, США (лидер по выбросам в 1990 г.), Канада (вышедшая из числа участников протокола), Япония, Австралия. На развивающиеся страны (в отличие от стран с переходной экономикой, к которым принадлежит Россия) никаких обязательств не накладывалось. Россия же стала одним из лидеров по сокращению выбросов парниковых газов в мире: с 1990 г. по 2013 г. выбросы в абсолютном выражении сократились на 43%, а в расчете на единицу ВВП — на 40%, обязательства, принятые при подписании Киотского протокола, были перевыполнены. «Постарался» прежде всего экономический кризис 1990-х гг.

Общий итог тем не менее плачевен: за период действия Киотского протокола выбросы парниковых газов выросли в 1,5 раза.

Как ответ на этот вызов появилось Парижское соглашение. Оно учло фактический провал Киотского протокола и отличается от него меньшей централизованной регламентацией. Соглашение не регламентирует способы выполнения национальных вкладов и не предполагает санкций за их невыполнение. Страны обязуются самостоятельно разработать «определяемые на национальном уровне вклады» по ограничению выбросов парниковых газов.

Тогда в чем же риски Парижского соглашения?

Главный риск — возможность использования радикальных методов реализации соглашения, например введение так называемого углеродного сбора. Его идея в том, что вводится некая плата на традиционную энергетику и добычу углеводородного сырья, которая должна пойти на финансирование альтернативной экологически чистой энергетики, в том числе и на международном уровне — за счет наполнения так называемого Зеленого фонда, поддерживающего неуглеродные энергетические проекты.

Как пишет «Коммерсантъ», проект превращения Восточной Сибири в безуглеродную зону, который в свое время выдвинул полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, как раз и предполагал введение углеродного налога или создание углеродного рынка в регионе, использование налоговых льгот и субсидий (в том числе на применение наилучших доступных технологий), развитие возобновляемых источников энергии и рост лесопосадок.

Идея чиста и зелена. Но, как всегда, есть и оборотная сторона. Углеродный сбор (или налог) — это дополнительное обременение для традиционной энергетики, для добычи углеводородного сырья. Понятно, что сторонники «углеродного сбора» есть прежде всего в большинстве стран ЕС (характерно, что Польша со своими угольными шахтами занимает отдельную позицию). Введение такого сбора не нанесет этим странам вреда: если размер сбора, как предполагается, составит $20 c тонны эквивалента CO2, то выплаты по нему составят менее 0,5% ВВП этих стран.

Против «углеродного сбора» решительно выступают США. В июне 2016 г. Конгресс США утвердил резолюцию, в которой утверждается, что ввод углеродного сбора будет разрушительным для национальной экономики и населения страны. По оценкам Бюджетного офиса Конгресса, ввод сбора с базовой ставкой $20 с тонны углекислого газа приведет к росту цены бензина на 4 цента за литр, а цены электроэнергии на 16%. Наиболее уязвимыми окажутся наименее обеспеченные граждане. Дело дошло до того, что в конце мая республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп прямо пообещал: «Мы намерены отказаться от Парижского соглашения по климату».

Для России введение «углеродного сбора» еще более разрушительно, чем для США. Есть расчеты, по которым сбор с базовой ставкой $15 с тонны углекислого газа потребует ежегодных выплат в размере $42 млрд, что соответствует 2,56–3,29 трлн руб. Объем этих выплат равен 3,2–4,1% ВВП за 2015 г.

Какой вывод? Введение «углеродного сбора» неприемлемо для России, учитывая специфику структуры ее экономики и экспорта. Именно поэтому проект «декарбонации» Сибири и не получил поддержки.

Пока в тексте Парижского соглашения упоминания об этом сборе нет. Правда, до вступления его в силу еще больше трех лет, так или иначе сбор может появиться. Дискуссии на этот счет в последнее время активизировались.

В любом случае Россия должна действовать в строгом соответствии с текстом Парижского соглашения: использовать свободу национального выбора мер его реализации.

Во-первых, развитие «зеленых» технологий должно быть четко вписано в Энергетическую Стратегию России до 2035 г., которая до сих пор не утверждена. Переход на новые стандарты должен в максимальной степени учитывать экономические интересы нашей страны.

Во-вторых, у России большие возможности для снижения выброса парниковых газов за счет снижения энергоемкости ВВП, который, по разным оценкам, более чем в 2 раза выше среднемирового уровня. Есть даже соответствующая государственная программа. Она предусматривает, в частности, внедрение энергосберегающих технологий, начиная от улучшения теплоизоляции зданий и заканчивая внедрением новых материалов и технологий. К сожалению, вопросам энергоэффективности в нашей стране пока все равно придается мало значения, поэтому они нуждаются в повышении приоритета.

В-третьих, важно полностью учитывать поглощающую способность российских лесов, составляющих более 20% от мировых лесных запасов, и биосистем. По мнению руководителя программы «Климат и энергетика» WWF Россия Алексея Кокорина, которым он поделился с «Коммерсантом», сейчас гораздо важнее сосредоточиться на вопросах внедрения углеродной отчетности, на методике поглощения парниковых газов лесами (ее к июню 2017 г. должны разработать Минприроды, Росгидромет и Рослесхоз), решить вопрос учета метановых утечек, а также разработать стратегию низкоуглеродного развития для РФ в целом.

Еще раз. Цели Парижского соглашения по климату имеют большую ценность для всех стран, конечно, включая Россию, и прежде всего для будущих поколений. Но нельзя недооценивать риски, их надо просчитывать до того, как они наступили. Если выяснится, что за ратификацией может последовать введение «углеродного сбора», то России следует выполнять цели Парижского соглашения, не ратифицируя его. Переплачивать — непозволительная роскошь.

Франция. Весь мир. СФО > Экология. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 27 августа 2016 > № 1963511 Николай Вардуль


Россия > Экология > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873566 Дмитрий Медведев

О расходах федерального бюджета на 2017-2019 годы в сфере природопользования и охраны окружающей среды.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня очередное совещание о расходах федерального бюджета, посвящённое в этот раз расходам в сфере природопользования и охраны окружающей среды. Мы посмотрим все те возможности, которыми располагаем по этому поводу, имея в виду и важность темы, и, с другой стороны, те проблемы, которые в настоящий момент сложились в финансировании отраслей.

В последние несколько лет нам удалось довольно заметно продвинуться в решении ряда экологических вопросов. Конечно, было бы правильным поддержать позитивные сдвиги, найти для этого необходимые средства. Дефицит бюджета, макроэкономика – это для большинства людей вещи довольно абстрактные, а вот качество воды и воздуха, хранение и переработка мусора, возможные опасные природные ситуации, те же самые лесные пожары, которых сейчас много, – это действительно людей очень сильно волнует. Решать эти вопросы нам нужно сейчас, мы не можем их откладывать на потом, имея в виду более благоприятную ситуацию с бюджетом.

Практически в каждом населённом пункте, в каждом регионе есть свои экологические проблемы и связанный с этим риск для здоровья, благополучия людей. Значительным пока остаётся накопленный экологический ущерб. В серьёзной модернизации нуждается переработка и вторичное использование отходов, системы водоснабжения и очистные сооружения.

Ещё одно важное направление – это сохранение природы, редких и исчезающих видов растений и животных, развитие системы национальных парков и особо охраняемых природных территорий. Задача государства (в данном случае я имею в виду государство в широком смысле – и федерального центра, и регионов, и муниципалитетов) – запустить такие инструменты, чтобы промышленным предприятиям было выгодно внедрять природосберегающие, то есть чистые, технологии, безопасные и для работников, и для окружающей среды, создавать условия для более активного привлечения частных инвесторов, которые уже начали работать в этой сфере. И, конечно, нам нужно эти процессы поддерживать, выстраивать систему профессионального и общественного мониторинга и контроля, чтобы люди получали информацию об экологической ситуации в своём населённом пункте.

Всеми этими вопросами необходимо заниматься и системно, и последовательно. Экологическая тематика включена в число приоритетов, которые требуют особого внимания, где необходимо концентрировать финансовые, административные и управленческие ресурсы. Мы будем этим заниматься и в рамках президиума Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Напомню, что следующий год объявлен Годом экологии. По поручению Президента это будет сопровождаться дополнительным финансированием. С административной точки зрения Минприроды работает по трём государственным программам. Предельные объёмы их финансирования на ближайшие три года определены Правительством на заседании 7 июля исходя из реальных возможностей бюджета. Теперь важно рационально эти средства распределить, скорректировать государственные программы таким образом, чтобы направить деньги на наиболее эффективные направления, в том числе те, которые будут отобраны в рамках проектной работы.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 17 августа 2016 > № 1873566 Дмитрий Медведев


Россия. СФО. ДФО > Экология > globalaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850838 Анастасия Лихачева

Вода и мир

Почему не нужно поворачивать сибирские реки, или что такое конкуренция за пресную воду

Анастасия Лихачева – кандидат политических наук, заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Резюме: Обязательным условием эффективного развития водоемких производств в Сибири и на Дальнем Востоке является экспорт в несколько стран АТР – тогда можно говорить об использовании водных ресурсов как стратегического политического ресурса.

В начале мая министр сельского хозяйства Александр Ткачёв и советник президента по экономике Сергей Глазьев с разницей в неделю подняли вопрос об экспорте российской пресной воды. Министр – радикально – предложил экспортировать воду через Казахстан в Китай для развития Синцзяня – за счет излишков алтайских ГЭС. Сергей Глазьев подошел более рыночно – воду «добывать, очищать, готовить к потреблению и экспортировать». Ранее об использовании «водного золота» говорил Юрий Лужков, а в 2013 г. к идее вновь обратилось Минэкономразвития. Сегодня проект реанимировался в несколько ином обличии, но в старой сути – не прилагая никаких особых усилий, получать много денег, продавая сырье, которое нам практически ни во что не обходится.

Глобальная конкуренция за воду действительно нарастает, и страны, обладающие этим ресурсом, будут в выигрышном положении. Но необходимо принять во внимание, что водная проблема перешла из режима локальных кризисов в режим глобального стратегического вызова. И этот переход играет принципиальную роль в том, как разворачивается реальная конкуренция. Сегодня торговля «сырой» водой (по аналогии с нефтью), т.е. реализация проектов по повороту сибирских рек, водопроводу из Байкала в Китай и т.д. – это продажа без добавленной стоимости, с непредсказуемыми экологическими эффектами и потенциально высокой коррупционной составляющей ценнейшего стратегического ресурса, стоимость которого со временем будет только увеличиваться.

Адаптация к глобальному водному вызову: виртуальная вода и квазиколонизация

Долгосрочной проблемой международных отношений уже в ближайшем будущем станут ситуации, когда к изменению распределения воды в бассейне приводят не конкретные действия государств, расположенных выше по течению, а объективные плохо поддающиеся контролю процессы: рост населения, изменение его привычек потребления, урбанизация, рост водозабора в сельском хозяйстве. В подобных случаях у государств не останется выбора кроме коллективной адаптации, поскольку и военными действиями указанные тенденции переломить сложно.

Даже при отсутствии в будущем острых международных конфликтов за гидроресурсы прямые последствия водного дефицита окажут глубинное влияние на все сферы деятельности человека. Уже начавшиеся процессы затрагивают изменение структуры ведущих и развивающихся экономик, провоцируют масштабную миграцию в районы, менее подверженные водному дефициту – по оценкам директора Института водных проблем РАН Виктора Данилова-Данильяна, число «водных беженцев» может достигнуть 500 млн человек  к 2030 г., т. е. всего через 15 лет.

На региональном уровне человечество уже заметно перекроило карту гидроресурсов: в мире действует более 3 тыс. водохранилищ и плотин, ирригационные каналы отводят воду на сотни километров от рек в степи и пустыни. Государства, расположенные ниже по течению, резко реагируют на изменение «верхними» стока в свою пользу. Египет неоднократно заявлял, что готов на любые меры, чтобы не допустить строительства плотины «Возрождение» в Эфиопии, Узбекистан допускает войну с Таджикистаном из-за Рогунской ГЭС, а Сирия вплоть до гражданской войны протестовала против каждой новой плотины на территории Восточной Анатолии в Турции. При этом даже на национальном уровне самих по себе манипуляций с «сырой» водой уже недостаточно для адаптации к глобальному водному вызову.

В отличие от перекрытия рек, что даже теоретически дает преимущества только ограниченному числу стран, эффективное использование пресной воды предоставляет широкие возможности для всего мира. Ресурсы для экстенсивного роста уже исчерпаны во многих государствах. Повсеместно за исключением Бразилии, России и Канады дефицит воды станет главным ресурсным ограничением развития, как экономического, так и социального. И возможностей для перелома тенденций, стимулирующих спрос на воду – демографического бума, перехода на белковое питание, урбанизацию – сегодня де-факто не существует. Речь может идти только об адаптации к процессам и попытке их смягчения. Поэтому единственный стратегический ответ на глобальный водный вызов и международную конкуренцию за воду – повышение эффективности водопользования за счет перераспределения водозабора и новых технологий водопользования. При этом ни первое, ни второе не требуют перераспределения воды между странами.

О физическом перемещении воды как таковой говорить можно только на региональном уровне и в несопоставимых объемах. Аналогия с нефтью имеет смысл разве что в вопросах способов транспортировки, поскольку объем экспортируемой нефти на порядки меньше объема воды, необходимой для производства товаров. В глобальном масштабе перераспределение водозабора – это главным образом перераспределение производства и сбыта не самой воды, а водоемких товаров: продовольствия, энергии, промышленных товаров, биотоплива. Академик Данилов-Данильян приводит очень наглядный пример: на выращивание зерна, импортируемого в страны Северной Африки и Ближнего Востока, уходит объем воды, равный ежегодному стоку Нила. То есть в регионе текут две реки: Нил реальный и виртуальный. Очевидно, что невозможно обеспечить подобные объемы продовольствия без международной торговли виртуальной водой и технологиями.

Виртуальная вода. Концепция «виртуальной воды», предложенная в начале 1990-х гг. Джоном Энтони Алланом, основана на статистике водопотребления, а именно того факта, что большая часть воды используется человеком не напрямую, а как производственный ресурс. Он определил ее какколичество воды, вложенное в производство продуктов питания или иной продукции. Согласно данной концепции, страны, ограниченные в гидроресурсах, могут и должны закупать водоемкую продукцию у стран, где относительная ценность воды ниже. Таким образом достигается наибольшая эффективность использования водных ресурсов.

В этой экономической формуле целый ряд государств уже нашли источник укрепления собственных международных позиций (так, Бразилия и Аргентина стали одними из ведущих поставщиков мяса в мире, выйдя на рынки Азии, Иордания почти полностью перешла на импорт водоемких злаков из США, значительно снизив уровень водного стресса в сельской местности), а развивающиеся азиатские гиганты адаптируют под нее основные направления государственной политики. Данная концепция не зафиксировала новую форму торговли водой как таковой, но оказала важнейшее влияние на политику гидропользования, обеспечив наглядные ответы на принципиальные вопросы: какова относительная ценность воды и как ее можно адекватно учесть в экономике и торговле. Экспортеры виртуальной воды (речь идет о чистом экспорте) – страны Северной Америки, а также Аргентина, Таиланд и Индия. Чистые импортеры: Япония, Южная Корея, Китай, Индонезия и Нидерланды.

Примечательно, что хотя Китай является одним из крупных экспортеров продовольствия, масштабы импорта, в первую очередь мясной продукции, настолько значительны, что количество импортируемой виртуальной воды превышает даже объемы экспорта. Совсем по другой причине в число импортеров попадают Нидерланды. Страна славится высокоэффективным сельским хозяйством и бережным отношением к каждому метру земли. Именно по этой причине она выращивает культуры с низкой добавленной стоимостью, предпочитая закупать в других странах корма для скота и специализироваться на животноводстве и цветоводстве. Таким образом, в количественном выражении Нидерланды действительно чистый импортер, однако в денежном выражении страна получает значительные доходы как экспортер продукции, в которой вода имеет максимальную добавленную стоимость.

Чтобы нагляднее представить себе выгоды от сознательной торговли виртуальной водой, приведем ряд показателей по разным странам на основе базы данных «Водный след» (Water footprint). Так, для производства 1 тонны соевых бобов потребуется 4124 м3 воды в Индии, 2030 – в Индонезии, 1076 – в Бразилии. При этом средний мировой уровень – 1789. Если мы возьмем производство мяса, водная составляющая отличается еще сильнее: на тонну говядины потребуется 11 681 м3 в Нидерландах, 21 028 м3 в России и 37 762 м3 – в Мексике. Среднемировой уровень – 15 497 м3.

Рис и пшеница, основные потребители воды в сельском хозяйстве (доля риса в общем объеме водной составляющей производства зерновых составляет 21%, пшеницы – 12%) также требуют кратно отличающихся объемов воды в разных странах: одна тонна риса в Австралии обойдется в 1022 м3 воды, а в Бразилии – уже в 3082 м3. Водная компонента в тонне пшеницы варьируется от 619 м3 в Нидерландах до 2375 м3 в России. Это объясняется разницей в эффективности сельскохозяйственных технологий, состоянием водного хозяйства и климатическими особенностями. Таким образом, разумное водопользование становится весьма существенным источником конкурентоспособности.

Торговля виртуальной водой – уже сегодня основная площадка для международной конкуренции государств за водные ресурсы. Именно таким образом можно оказывать прямое воздействие на рынки продовольствия, энергии и промышленных товаров других стран и в то же время продавать собственные гидроресурсы с максимальной добавленной стоимостью. И важность этой площадки будет расти по мере относительного удорожания пресной воды. Политическое значение продовольственной проблемы признается всеми, а возможность оказывать прямое влияние на рынки продовольствия через один из главных факторов сельхозпроизводства – водные ресурсы – не вызывает сомнений. Одним из катализаторов «арабской весны» в Египте стало эмбарго на экспорт российского зерна летом 2010 г. и последовавший за этим скачок цен на хлеб. Более того, важна не только торговля, но и просто учет воды как фактора производства. Уже появились исследования, доказывающие, что контроль над источниками пресной воды стал для «Исламского государства» (запрещено в России. – Ред.) ключом к установлению контроля над обширными территориями – и над экономической деятельностью всего региона.

Квазиколонизация. За последние 20 лет десятки миллионов гектаров в развивающихся и особенно наименее развитых странах были проданы или арендованы для выращивания продовольствия, заготовку древесины и производство биотоплива. На практике это привело к появлению термина «квазиколонизация». Данный процесс представляет собой масштабную скупку и аренду земель за рубежом для вывоза произведенных на них товаров, в первую очередь продовольственных, на территорию собственной страны и только затем – для продажи в третьи страны. По оценкам профессора Джона Энтони Аллана, на эти виды деятельности сегодня приходится 90% сделок с землей в Африке и 80% в мире. Все указанные производства отличаются повышенной водоемкостью, а исследования подтверждают, что именно наличие источников пресной воды становится определяющим фактором для аренды и скупки земель за рубежом.

Хотя прямые иностранные инвестиции существовали всегда, сегодня можно говорить о новом феномене – агроколонизации. Так называемые захваты земли (land grabs) стали массовым явлением с начала 2000-х годов. В чем главные отличия «захвата земли» от обычных инвестиций? «Захват» сопровождается несправедливым распределением доходов между местными сообществами и инвестором и ориентацией на вывоз выращиваемых культур в страну происхождения инвестора, а не на местный или мировой рынок. Это объясняет высокую привлекательность для «захватчиков» стран с низкой защитой прав собственности и неустойчивыми политическими режимами. В подобных случаях распределение доходов максимально выгодно инвестору (доля «колонии» состоит в доходах чиновников), становится возможным хищническое природопользование, отсутствуют стимулы к долгосрочной стратегии использования арендованной или даже выкупленной земли. Хотя большинство подобных соглашений предполагают срок аренды от 50 до 99 лет, в условиях неустойчивости режимов в большинстве африканских государств это нельзя расценивать как серьезную основу долгосрочного сотрудничества.

Если с начала 1960-х гг. арендовались сотни или тысячи гектаров, то сегодня речь идет о миллионах: сделки до 10 тыс. га даже не включаются в статистику профильных НКО. Точные данные получить трудно, однако только в Африке минимальная площадь таких «колоний» в 2008 г. оценивалась в 34 млн га, что соответствует территории Финляндии или двум Уругваям. При этом наибольшая концентрация новых сельхозугодий наблюдается к югу от Сахары – в странах, население которых в наибольшей степени подвержено голоду и жажде.

В бассейне крупнейшей африканской реки Нил по предварительно согласованным и анонсированным соглашениям объем иностранной сельскохозяйственной аренды должен увеличиться до 10 млн га в течение ближайших лет. Лидером новой колонизации стала Эфиопия: эфиопское правительство c 2008 г. сдало инвесторам из Индии, Китая, Саудовской Аравии 3,6 млн га под орошаемое земледелие и планирует увеличить эту цифру еще на 7,5 млн га в ближайшие годы. По совокупным объемам ее опережают Судан и Южный Судан: в этих странах 8,3 млн га уже законтрактовано под орошаемое земледелие. Почти 1 млн га намерена дополнительно орошать Уганда. Хотя наличие контрактов не обязывает инвесторов вести хозяйственную деятельность, перспективы полной эксплуатации этих земель минимальны. По оценкам ФАО, ирригационный потенциал Нила не превышает 8 млн га независимо от того, в какие годы будет решено осваивать арендованные земли: очевидно, что даже для пяти стран бассейна (Египта, Судана, Южного Судана, Эфиопии и Уганды), намеренных орошать 8,6 млн га, воды недостаточно – а в бассейне расположено 11 стран. Камерун, Сенегал, Нигер также активно участвуют в конкуренции за иностранных арендаторов. Не отстают и малые страны тропического пояса – всего в масштабную сельхозаренду вовлечено более 40 африканских государств.

Первыми «колонизаторами» стали страны Персидского залива, еще во время нефтяного кризиса 1973 г. оказавшиеся под угрозой зернового эмбарго со стороны США. Однако небольшое население, значительные доходы от экспорта нефти и благоприятная конъюнктура на мировых рынках продовольствия позволяли ограничиться диверсификацией поставщиков. Продовольственный кризис 2008–2010 гг., когда такие крупные экспортеры продовольствия, как Россия, Аргентина, Индия, Вьетнам ввели ограничения на вывоз зерна и других продуктов, обострил вопрос продовольственной безопасности и стал катализатором к масштабной агроэкспансии Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна, Кувейта. Самыми привлекательными для государств Персидского залива оказались страны Африки (в особенности Мозамбик, Судан и ЮАР) и Юго-Восточной Азии (в первую очередь для выращивания риса, фруктов и овощей – Таиланд, Лаос).

Азиатские гиганты, Китай и Индия, пытаясь адаптироваться к растущим запросам своего населения и обостряющемуся дефициту воды, активно включились в колонизацию в 2000-х годах. Хотя обе страны арендуют земли Юго-Восточной Азии, Латинской Америке и даже Восточной Европе, наибольшие по объемам инвестиции направляются именно в Африку: по данным международной организации GRAIN, речь идет о миллиардных проектах. Активно участвуют в новой колонизации Япония, Корея, Сингапур. Однако развитые страны предпочитают иметь дело со странами, где права собственности больше защищены, и арендуют земли преимущественно в государствах БРИКС: Китае, Бразилии, ЮАР.

По оценкам профессора Дэвида Зетланда из Лейденского университета, сегодня в Африке две трети сделок осуществляют крупные агрохолдинги и треть – финансовые инвесторы и суверенные фонды. Необходимо отметить, что развивающиеся и развитые страны преследуют различные цели: первые стремятся гарантировать продовольственную безопасность, вторые – обеспечить высокую доходность своим вкладчикам. Соответственно для инвесторов, нацеленных на максимизацию прибыли, важен рост цен. После продовольственного кризиса 2008–2010 гг. и сопровождавшего его скачка цен на основные торгуемые продовольственные товары все большую роль в этом сегменте играют западные институциональные инвесторы (в особенности пенсионные фонды).

Для тех же, кто заинтересован в продовольственной безопасности собственной страны, решающим фактором становится объем доступного продовольствия. Поэтому издержки на выращивание такого продовольствия могут даже превышать среднерыночные: главным остается контроль над поставками.

Сегодня на продовольственном рынке господствуют всего четыре компании, и все они находятся в юрисдикции западных стран (и владельцы этих компаний входят в число наиболее влиятельных представителей элиты США и Западной Европы): речь идет о компаниях Archer Daniels Midland,Bunge, Cargill и Louis Dreyfus, контролирующих до 70–90% основных торгуемых продовольственных товаров. Продовольственно-территориальная экспансия развивающихся стран наглядно доказывает их стремление к пересмотру системы, сложившейся на глобальных рынках продовольствия, и к укреплению национального продовольственного суверенитета. Но уже не за счет изъятия ценных ресурсов из национальной экономики (земли, воды и энергии), а через выход на сельхозугодия и водные ресурсы бедных стран-производителей.

Некоторые эксперты напрямую связывают прямые инвестиции развивающихся стран, в первую очередь Китая, в аренду и скупку земель в Африке и Латинской Америке с попыткой бросить вызов гегемонии западных держав в торговле виртуальной водой. Экономическая конкуренция перешла в международно-политическую плоскость: контроль над виртуальной водой становится источником силы и влияния.

Виртуальная вода в промышленности и энергетике. В силу особой важности сельского хозяйства для развивающихся и наименее развитых стран они уделяют меньше внимания торговле виртуальной водой в составе промышленной продукции. Однако добавленная стоимость воды в таком случае значительно выше. При этом водоемкость конкретной отрасли может кратно отличаться в разных странах, а при учете воды, потраченной на производство энергии, разрыв становится еще больше. Отрасли-лидеры по гидрозабору: нефтехимия, металлургия, целлюлозно-бумажное производство и энергетика. В результате доступные источники пресной воды становятся для развивающихся и наименее развитых государств важнейшим ограничителем развития водоемких производств даже несмотря на наличие «профильных» ресурсов.

Актуальный пример того, как вода может стать ресурсным ограничением для экономики, связан с развитием сланцевой газодобычи. Данная технология предполагает использование значительных объемов воды, причем без возможности повторного применения. Именно отсутствие свободных ресурсов пресной воды сегодня расценивается как главное ограничение для добычи сланцевого газа в Китае, и, по оценкам целого ряда специалистов, данный фактор стал одним из неформальных аргументов сторон в ходе переговоров по подписанию газового контракта между Россией и Китаем 21 мая 2014 года.

Очевидно, что торговля виртуальной водой в составе продовольственных или промышленных товаров имеет глобальный характер. На региональном же уровне наибольшее значение имеет виртуальная вода в виде вырабатываемой энергии, причем речь идет не только о гидро-, но и о тепловой и атомной энергии. Строительство плотин для развития гидроэнергетики становится одной из наиболее распространенных причин острых международных конфликтов по водным вопросам, и в то же время именно продажа электроэнергии в третьи страны оказывается наилучшим гарантом стабильного режима водопользования в международном водном бассейне.

Нередки случаи, когда экспорт части энергии с ГЭС, строительство которой резко осуждалось другими странами бассейна, позволял либо полностью нивелировать, либо значительно сгладить конфликтную ситуацию. В частности, именно этой стратегии придерживается Китай на реке Меконг, а единственным примером успешного выстраивания водно-энергетического бартера в Центральной Азии служит покупка Казахстаном гидроэнергии Киргизии (на реках Чу и Талас). Эфиопия, формирующая коалицию по пересмотру квот на водозабор из Нила и намеренная построить самую высокую и мощную плотину в Африке, делает возможность экспорта дешевой электроэнергии в другие страны одним из аргументов в переговорах с соседями. Наличие такого обширного потенциала сотрудничества в сфере энергетики связано с тем, что в таком случае и государство, находящееся вверху по течению, и страна-импортер (расположенная ниже по течению) заинтересованы в определении режима сброса воды и квотировании водозабора.

Строительство плотин дает «верхним» государствам значительный политический ресурс, позволяющий шантажировать соседа ограничением поставок и воды, и электричества, что имеет прямое воздействие уже не только на сельское хозяйство, но и на промышленность и инфраструктуру.

Потенциал использования водных ресурсов для международной стратегии России

Россия – вторая в мире страна по возобновляемым гидроресурсам, на ее территории находится Байкал, крупнейшее пресное озеро в мире. В России протекает более 120 тыс. рек длиной более 10 км, их совокупная протяженность составляет 2,3 млн километров. Ежегодный объем возобновляемых водных ресурсов оценивается в 4202 км3. 71% этого стока относится к бассейну Северного Ледовитого океана, 14% – Тихого, 10% приходится на Каспийское море и всего 5% – на Черное, Азовское и Балтийское моря вместе взятые. Из-за границы поступает только 185 км3, или 4,5% всех возобновляемых ресурсов России.

Хотя обеспеченность водой в южных и юго-западных районах на порядки меньше, чем в Сибири (2 тыс. м3 и 120–190 тыс. м3/чел./год, соответственно), все равно она почти в два раза превышает подушевую обеспеченность гидроресурсами в бассейне Меконга (около 1–1,1 тыс. м3), в полтора раза – среднемировой уровень (1370 м3). Водная инфраструктура России считается самой протяженной в мире, по числу плотин страна также остается одним из мировых лидеров: в ХХ веке построено более 300 крупных плотин и свыше 3 тыс. малых и средних.

Такие богатства, безусловно, стратегический актив, которым пока мы пользуемся исключительно тактически. Позиция России в международной водной «повестке» практически отсутствует.

В Таблице 1 приведена секторальная структура для стран с наибольшим ежегодным водозабором. Россия эту десятку замыкает. В тройке стран-лидеров – Индия, Китай и США: спрос предъявляют колоссальное население этих стран, 2,9 млрд человек, и ведущие экономики мира (4-е, 2-е и 1-е место, соответственно).

Таблица 1. Секторальная структура для стран с наибольшим ежегодным 
водозабором, в среднем за 2000–2012 гг., куб. км на человека в год

Страна

Водо-

забор,
км3/год

Доля забора
от возобнов-ляемых ресурсов, %

Водо-

забор,
м3/чел./год

ЖКХ, %

Промыш-ленность, %

С/х,
%

Насе-

ление,
2012 г., млн

$ ВВП/
м3

Индия

661

45,7

575

7

2

91

1148

1,2

Китай

545

19,4

417

10

21

69

1344

4,5

США

477

16,9

1605

13

46

41

312

23,5

Пакистан

176

72,0

1099

4

2

94

177

0,6

Иран

92

71,7

1313

6

1

93

75

1,4

Япония

90

20,9

706

19

18

63

128

55,7

Индонезия

113

5,6

496

12

7

82

242

2,1

Мексика

77

18,9

719

14

9

77

115

8,6

Филиппины

80

16,7

931

8

10

83

95

1,5

Россия

66

1,5

461

20

60

20

143

5,7

Источник: Worldwater.org, databank.worldbank.org, FAO AQUASTAT

Ежегодный водозабор России составляет 66 млн км3, при этом задействуется лишь 1,5% от совокупных возобновляемых ресурсов. Наша страна отличается нестандартной секторальной структурой водозабора: хотя на промышленность приходится 60%, из них почти 80% (30,5 млн км3) остается в энергетике, преимущественно атомной, на сельское хозяйство расходуется только 20% (поскольку в большинстве регионов не применяется орошаемое земледелие и новые технологии) и еще столько же идет на муниципальное водоснабжение – по этому показателю Россия лидирует в десятке главных потребителей воды и опережает даже Японию (у которой 19%).

Если говорить о «доходности» воды в экономике, или сколько долларов ВВП приносит каждый использованный кубометр воды, картина выглядит следующим образом. Японская экономика использует воду наиболее продуктивно: каждый кубометр приносит 55,7 доллара. Второе место принадлежит США (23,5 доллара). Показатели остальных стран колеблются от 0,6 (Пакистан) до 8,6 доллара (Мексика). В России каждый кубометр в 2000-е гг. приносил 5,7 доллара. Доходность воды в Китае лишь незначительно уступает российской (4,5 доллара), притом что объем гидрозабора больше в восемь раз. Однако резервы для повышения эффективности использования воды в российской экономике имеют не только финансовое, но и товарное измерение.

В отношении производительности сельского хозяйства (и, соответственно, воды в сельском хозяйстве) пока существуют значительные возможности роста: по оценкам La Via Campesina,международного фермерского движения, если производительность российских малых частных хозяйств распространить на всю отрасль, то ежегодная производительность сельского хозяйства вырастет в шесть (!) раз. Для сравнения, в Кении такая экстраполяция позволит лишь удвоить выпуск, а в Венгрии – повысить его на 30%. Высокий водозабор в муниципальном секторе связан с неэффективностью устаревших систем и высоким уровнем потерь. Для преодоления такой отсталости с 2009 г. запущен ряд государственных инициатив, направленных на модернизацию систем водоснабжения и водоочистки, однако предложенные программы пока не достигли поставленных целей, хотя и на федеральном, и на региональном уровне работа ведется. Постепенно интерес к отрасли проявляют иностранцы, однако их деятельность в значительной мере ограничена институциональными барьерами, непрозрачностью схемы определения тарифов и неэффективностью управления существующей системой водоканалов.

Парадоксально, но Россия – одна из немногих стран, где водный фактор пока не ощущается обществом как структурный. Как результат – место России на глобальном рынке виртуальной воды непропорционально мало по сравнению с имеющимися возможностями. Если среднегодовой чистый экспорт виртуальной воды России составляет 4,2 млрд м3, то аналогичный показатель Канады, схожей по климатическим и гидрологическим характеристикам, больше в 12,5 раза – 52,5 млрд м3.

Большая часть российского чистого экспорта идет на Ближний Восток и в страны Северной Африки. Только на этих рынках, куда традиционно экспортируется российское зерно, Россия играет заметную роль как гарант продовольственной безопасности региона, а в ряде случаев – и политической. Уже упомянутое эмбарго 2010 г. стало одной из причин «арабской весны» в Египте.

Между тем существуют перспективы получения аналогичного влияния и в странах АТР: в импорте продовольствия заинтересованы Китай, страны АСЕАН (чья зависимость от Китая растет) и развитые страны Азии – Япония, Корея. Запрос на внешние источники продовольственной безопасности существует во всех странах региона: соответствующие меры были приняты в Китае, АСЕАН, Японии, Корее.

В Китае в 2014 г. опубликован так называемый Центральный документ № 1, в котором ЦК КПК провозгласил приоритетом укрепление национальной продовольственной безопасности и поддержку сельского хозяйства в ухудшающейся экологической обстановке. В АСЕАН с 2009 г. действует четырехлетний план обеспечения продовольственной безопасности, существуют Концепция интегрированной продовольственной безопасности АСЕАН и Стратегический план мероприятий по обеспечению продовольственной безопасности в регионе АСЕАН. Японский кабинет министров в 2010 г. принял Новый базовый план по продовольствию, сельскому хозяйству и сельской местности, в котором поставлена цель повышения самостоятельного обеспечения продовольствием с 40 до 50% к 2020 году. Корея, импортирующая более 90% продовольствия, делает ставку на агроколонизацию: страна арендует более 1 млн га, или почти половину пахотных земель Мадагаскара, более 300 тыс. га в Монголии – всего корейские конгломераты, импортирующие продовольствие, действуют в 16 странах.

Однако сегодня Россия выступает как чистый импортер виртуальной воды в виде продовольствия из АТР (импорт превышает экспорт в четыре раза и составляет 5277 млн м3 по девяти крупнейшим торговым партнерам), и даже учет промышленной продукции позволяет компенсировать баланс торговли виртуальной водой только с некоторыми из указанных стран. Так, Россия – чистый импортер виртуальной воды в составе продуктов питания из Китая, Таиланда, Малайзии, Индонезии. Экспортер – для Индии, Японии, Кореи и Филиппин. 

Россия может качественно изменить свое положение в АТР, выступив в роли гаранта продовольственной и водной безопасности региона. За постсоветский период площади орошаемого земледелия сократились более чем на 1/5, а с учетом возможности введения новых территорий под высокотехнологичное сельское хозяйство сегодня можно говорить, что более 30 млн га используются в России нецелевым образом. И это притом что за это же время среднемировая площадь пахотных земель на душу населения сократилась на 50%.

Региональные рынки торговли гидроэнергией пока также относительно мало освоены Россией, хотя именно их развитие может стать площадкой для сотрудничества в международных бассейнах, особенно с Китаем. Речь не идет о реанимации идеи масштабного советско-китайского проекта 1960-х гг. на Амуре, однако наращивание экспорта гидроэнергии в Китай представляется необходимым шагом для эффективного управления общим международным бассейном.

Ограничения для предложенных инициатив очевидны – малая заселенность территорий к востоку от Урала (где и имеет смысл производить экспортные водоемкие товары для азиатского рынка), слаборазвитая инфраструктура, сложная климатическая ситуация (большая часть этих территорий – на Крайнем Севере). Однако для развития высокотехнологичного сельского хозяйства и энергетики достаточно размещения перерабатывающих производств на благоприятных для проживания юге Сибири и Дальнем Востоке. В данном случае целесообразно использование опыта таких стран, как Канада и Австралия, которые, имея большую территорию (2-е и 6-е место в мире) и сравнительно немногочисленное население, сумели построить высокотехнологичные экономики, в основе которых лежит доступ к уникальным природным ресурсам.  

*  *  *

Стратегические возможности России находятся именно на рынке глобальной и региональной торговли водоемкой продукцией, уже в силу того что на фоне усугубляющегося дефицита воды, пахотных земель и энергии как в развитых, так и в развивающихся странах Россия обладает наибольшим потенциалом и в сельском хозяйстве, и в водоемких производствах.

В этой связи целесообразно ориентировать государственную политику на привлечение в отдельные регионы стратегических иностранных инвесторов, способных и готовых внедрять в сельское хозяйство новейшие технологии, а не останавливаться на выращивании первичного сырья для переработки за рубежом. Пока данная схема применяется относительно эффективно только в европейской части России. При этом обязательным условием эффективного развития водоемких производств в Сибири и на Дальнем Востоке является экспорт в несколько стран АТР – тогда можно говорить об использовании водных ресурсов как стратегического политического ресурса. В противном случае это будет примитивный экспорт минимальной степени переработки, в интересах одного покупателя и на невыгодных России условиях.

Россия. СФО. ДФО > Экология > globalaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850838 Анастасия Лихачева


Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский

ГУБЕРНАТОР ПОДЧЕРКНУЛ, ЧТО ПРОЕКТ КОМБИНАТА ДОЛЖЕН БЫТЬ МАКСИМАЛЬНО ЭКОЛОГИЧНЫМ.

На аппаратном совещании губернатор Челябинской области Борис Дубровский заявил, что после ряда публикаций появилось неверное понимание его позиции по проекту Томинского ГОКа. Глава региона подчеркнул, что рекомендации экоаудита должны быть выполнены, и в этом состоит его принципиальная позиция. Борис Дубровский подчеркнул важность мероприятий, которые были озвучены по итогам экологического аудита Томинского ГОКа. Глава региона заявил, что нужно устранить дефекты и минимизировать экологические риски.

— Первое — отказаться от гидрометаллургии. Второе — это использование Коркинского разреза для размещения отходов, что позволит существенно сократить нагрузку на территорию, потому что не нужны будут тысячи гектаров для размещения шламов. Здесь достаточно серьезная сложность, но эту дорогу нужно пройти совместно с федеральным министерством энергетики, совместно с Челябинской угольной компанией, и конечно, Русской медной компанией. Этот путь требует времени, серьезного изменения проекта, это, собственно, непременное условие. Хорошая идея, она мне нравится, я заявляю об этом громко и точно, — сказал Борис Дубровский.

Также губернатор подчеркнул, что нужно использовать экологичные технологии не только в производстве, но и при транспортировке. В частности, к таковым Дубровский отнес применение в работе ретро-приводов, конвейеров, скиперных подъемников для транспортировки горных пород.

— Это значит, что будет снижено количество выхлопных газов от тяжелой техники. Это я и называю лучшими доступными технологиями. Вот, собственно, тот перечень мероприятий, по которым необходимо принять решение и кардинально изменить архитектуру этого проекта. Вот это я поддерживаю. Я обозначил свое мнение по этому поводу, и двигаться вправо-влево, искать какие-то другие компромиссы вокруг этого решения я не буду точно. Считаю очень важным это сказать, — подытожил Борис Дубровский.

Напомним, по итогам экоаудита замгубернатора Олег Климов заявил, что параллельно будут осуществляться две задачи: реализация проекта Томинского ГОКа и рекультивация Коркинского разреза. РМК не может взять на себя рекультивацию в полном объеме, так как она обойдется в 26 миллиардов рублей, поэтому правительство Челябинской области будет искать источники для финансирования. Возможно, будут привлечены средства из федерального бюджета. Также на пресс-конференции по итогам аудита представители РМК заявили, что откажутся от гидрометаллургии на Томинском ГОКе.

Россия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Экология > ecoindustry.ru, 19 июля 2016 > № 1836249 Борис Дубровский


Киргизия > Экология > kg.akipress.org, 15 июля 2016 > № 1825912 Азамат Темиркулов

Предложение по созданию горного леса

Азамат Темиркулов, доктор политических наук

Данный документ является предложением к Национальной стратегии долгосрочного развития Кыргызской Республики. Он предлагает стране свою уникальную модель развития, основанную на особенностях Кыргызстана.

Стратегия долгосрочного развития – это документ, определяющий направления стабильного развития страны, на базе трех взаимосвязанных и взаимодополняющих компонентов: человек, конкурентоспособная экономика и окружающая среда в условиях внутренних и внешних угроз и вызовов.

Предложение к Стратегии долгосрочного развития – это документ, определяющий одно из возможных приоритетных направлений стабильного развития страны, при этом не исключающий наличия также других, не противоречащих ему направлений.

Видение будущего облика страны

Для определения целей долгосрочного развития Кыргызской Республики, необходимо четко представлять, какой мы хотим видеть свою страну в будущем.

1) Кыргызстан - правовое демократическое государство, поддерживающее дружеские и партнерские отношения со всеми членами мирового сообщества.

2) Кыргызстан – страна обеспечивающая достойные условия для самореализации человека в различных социальных сферах: бизнес, культура, наука, государственная служба, и т.д.

3) Кыргызстан – страна, имеющая свой путь социально-экономического развития, свой национальный проект. Этот проект страна должна пытаться совместить с проектами других государств в своих национальных интересах. При отсутствии своего проекта любые попытки подстроиться под проекты других стран не будут иметь смысла.

4) Кыргызстан – страна чистой экологии.

Мировые и региональные тенденции

В 21 веке мир меняется с оглушительной скоростью. Меняются политика, экономика, демография и культурные ценности всех стран мира. Возникают новые общемировые проблемы, такие как усиление конкуренции за природные ресурсы, экологические угрозы, конфликты. Однако следующие мировые тенденции будут особенно актуальными для Кыргызстана и будут предопределять его социально-экономическое развитие.

Деградация природных ресурсов жизнеобеспечения

В 21 веке будут наблюдаться дальнейшее загрязнение воздуха, воды и окружающей среды. По оценке Европейской экономической комиссии ООН, сегодня не имеют доступа к чистой питьевой воде около 120 млн. человек. Уже в 2025 году миллиард человек будут жить в странах с абсолютным дефицитом воды, а к 2050 году число людей, испытывающих нехватку воды, будет намного большим. Также, сохраняется глобальная проблема роста объемов выброса парниковых газов. Ежегодно в мире погибает 12-15 млн. га лесов. В течение последних 50 лет деградировали около 60 процентов экосистемных лесных ресурсов. На фоне деградации окружающей среды увеличивается количество болезней человека. Согласно новым оценкам ВОЗ, в 2012 году примерно 12,6 миллиона человек умерли из-за плохой экологии — это почти каждый четвертый из общего числа умерших в мире. Таким образом, ценность и значение природных ресурсов жизнеобеспечения в будущем будет только расти. Люди всех стран мира, имеющие финансовые возможности будут стремиться проводить больше времени в курортных зонах, чтобы поправить и укрепить свое здоровье.

На этом фоне Кыргызская Республика имеет выгодные преимущества. Воздух и окружающая среда, большей части гор Кыргызстана, не загрязнены вредными выбросами и отходами. В одном кубическом сантиметре воздуха находится 20 тысяч отрицательных ионов, имеющих очень положительное воздействие на здоровье человека.

Кыргызстан в центре наиболее густонаселенного материка

Кыргызстан находится в центре наиболее густонаселенного региона мира общая численность населения которого, согласно экспертам ООН, достигает около 5 миллиардов человек, что составляет около 3/4 населения Земли.

Наиболее густонаселенными регионами Евразии являются и будут ими оставаться в 21 столетии Европа, южная и юго-восточная Азия. Жители стран этих регионов будут нуждаться в проведении большего времени в курортных зонах, чтобы поправить и укрепить свое здоровье. Кыргызстан с его относительно чистой горной экологией находится между этих регионов, что может позволить ему стать центром притяжения туристов из этих стран.

Кыргызстан между двумя центрами деловой активности

Кроме того, по оценкам ОЭСР, мировой ВВП будет расти в среднем на 3,2 процента до 2030 года, при этом драйверами роста будут выступать развивающиеся страны, в первую очередь Китай, Индия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Следовательно, в этих странах станет больше финансово состоятельных людей. Таким образом, Кыргызстан окажется между двумя центрами деловой активности – Европейским и Азиатским, жители которых будут иметь финансовую возможность проводить отдых в отдаленных курортных зонах.

Кыргызстан на «Великом шелковом пути»

Согласно данным Всемирной туристской организации ООН (далее – ВТО) в ближайшие десятилетия туризм останется крупнейшим источником создания новых рабочих мест. В период с 2010 по 2030 годы мировой туристский бизнес будет стабильно возрастать в среднем на 3-4 % в год, несмотря на происходящие время от времени мировые и региональные кризисы. Причем количество прибытий в развивающиеся направления будут увеличиваться на 4,4% в год и увеличит их долю рынка до 57% в 2030 году, то есть более 1 миллиарда прибытий международных туристов.

Согласно прогнозам ЮНЕСКО и Всемирной туристической организации маршрут «Великий шелковый путь» будет одним из наиболее перспективных туристических направлений и составит около 60% въездного туризма. Этот возрожденный в новом воплощении путь соединит 24 страны, в том числе Кыргызстан. Традиционно высоким будет количество выездного туризма из стран Европы и Средиземноморья, в тоже время будет увеличиваться число поездок за границу в странах Юго-Восточной Азии.

Густонаселенность Евразии наряду с ее высокой деловой активностью еще больше повысит востребованность чистых природных ресурсов жизнеобеспечения на фоне общей деградации экологии. Жители густонаселенных городов Юго-Восточной Азии дышащие смогом уже сегодня нуждаются в оздоровительных турах. Пока еще экологически чистый Кыргызстан, находящийся в центре наиболее густонаселенного региона мира, между двумя экономическими полюсами и на «Великом шелковом пути» может стать востребованным в качестве здравницы и места отдыха для жителей, как Европы, так и Азии. Образно говоря Кыргызстан находится в «центре», «между» и «на пути», что является крайне выгодным геополитическим расположением.

Киргизия > Экология > kg.akipress.org, 15 июля 2016 > № 1825912 Азамат Темиркулов


Россия. ДФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 июля 2016 > № 1836084 Юрий Тарасенко

Как в Приморском крае борются за чистоту воды, почвы и воздуха, рассказал в интервью представитель краевого департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды

Следующий год в Российской Федерации будет объявлен Годом экологии. Подготовка тематических мероприятий в рамках государственной программы Приморского края «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013 — 2020 годы уже идёт. Что будет происходить в сфере природоохранной деятельности государственных и общественных организаций, а также крупных компаний, корреспонденту РИА «Восток-Медиа» рассказал начальник отдела стратегического развития, инвестиционной деятельности и бюджетного процесса департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Юрий Тарасенко.

— Юрий Геннадьевич, как в Приморье обстоят дела со строительством и вводом в эксплуатацию очистных сооружений?

— Уже в прошлом году объём сброса недостаточно очищенных сточных вод в крае уменьшился на 2,17 % — то есть почти на 1 миллион кубометров. Это стало возможным благодаря подключению объектов ЖКХ к очистным сооружениям центрального района Владивостока. КГУП «Приморский водоканал» продолжает переключать канализационные выпуски на центральные очистные сооружения приморской столицы. Запущены в эксплуатацию очистные сооружения Южного и Центрального планировочных районов. Выращенных на этих очистных сооружениях микроорганизмов достаточно для переработки отходов и приёмки всех стоков с территории города Владивостока.

— Хватает ли ресурсов для того, чтобы очистные во Владивостоке стали работать, как было задумано изначально?

— Для окончания реализации проекта понадобятся капиталовложения — их объём сейчас рассчитывается. Проводится реконструкция владивостокских канализационных сетей, и уже проведены инженерные изыскания для переключения выпусков из акватории бухты Золотой Рог, Амурского залива, залива Петра Великого. До конца года должны быть подключены выпуски первостепенной важности: «Крыгина», «Эгершельд», «Морвокзал», «Корабельная набережная». Далее наступит очередь выпусков «Киевский», «Калининский» и «Луговской». Сейчас продолжается прокладка коллекторов и строительство насосных станций, по мере надобности приобретаются комплекты оборудования и труб.

— Мы говорим только о Владивостоке. А что происходит с очистными в крае?

— В 2015 году были поставлены на учёт новые очистные сооружения: ООО «Нико Ойл ДВ», АО «Приморнефтепродукт», КГУП «Приморский водоканал», МУП «Кирос». Всего в крае учтено 216 очистных сооружений на сбросе сточных вод, среди них — 92 сооружения биологической очистки, 107 сооружений механической очистки, 17 сооружений физико-химической очистки. При этом есть значительный потенциал к догрузке существующих очистных — суммарная их проектная мощность в три раза превышает фактическую загрузку.

— Как промышленные предприятия решают вопросы со сбросом технических отходов в водоёмы?

— Водный кодекс Российской Федерации запрещает осуществлять сброс в водные объекты сточных вод, не подвергшихся санитарной очистке и обезвреживанию. Одновременно этим документом предусмотрено получение разрешения о предоставлении права пользования водным объектом в целях сброса сточных и дренажных вод при соблюдении определённых условий. Таким условием, например, является соответствие сточных вод допустимым параметрам.

В Приморье большинство водных объектов признаны имеющими рыбохозяйственное значение — а значит, к чистоте водоёмов предъявляются особые требования. Чистой должна быть и вода, используемая для водообеспечения населения. Условия водопользования для сброса сточных вод согласовывают два федеральных органа — Росрыболовство и Роспотребнадзор.

— Откуда берутся деньги на защиту окружающей среды от промышленных загрязнений?

— Организации обязаны инвестировать средства в охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов. В 2015 году на эти цели крупный и средний бизнес направил более полутора миллиардов рублей. При этом доля инвестиций на охрану окружающей среды в сравнении с прочими целевыми тратами выросла за год на 0,6 %. На эти деньги были введены в дей­ствие станции для очистки сточных вод в Находке, Владивостоке, Большом Камне. В Дальнереченске было запущено 2 установки по сбору нефти, мазута, мусора и других жидких и твёр­дых отходов с акваторий рек и водоёмов, а в Лесозаводске — ещё одна. На строительство станций для биологической очистки сточных вод за год было направлено 106,3 миллиона рублей, для механической очистки — 161,6 миллиона, на установки по сбору нефти, мазута, мусора и других жидких и твёрдых отходов с акваторий рек, водоёмов, портов и внутренних морей — 5,9 миллиона, на строительство других сооружений для очистки сточных вод — 364,4 миллиона рублей.

— Краевые власти заботятся не только о сохранении чистоты водоёмов, но и земли, и воздуха?

— Совершенно верно. На охрану и рациональное использование земель в прошлом году было выделено 327 миллионов рублей, около половины всех природоохранных средств. В этих целях были проведены работы по рекультивации земель, в том числе нарушенных торфораз­работками: 7 гектаров в Спасском районе, 5 — в Анучинском, 4 — в Партизанском, 2 — в Пожарском, Шкотовском, Кировском, 1 — в Лесозаводске. В Арсеньеве запустили установку для улавливания и обезвреживания вредных веществ из от­ходящих газов.

— Будет ли в Приморье внедряться раздельный сбор мусора, набирающий популярность в европейской части страны?

— Внедрению раздельного сбора в Приморском крае придаётся приоритетное значение. Первые шаги в этом направлении делаются в городе Владивостоке — в жилом фонде уже можно увидеть специальные контейнеры для сбора пластика и других отходов, экологически ответственные учреждения также начали устанавливать контейнеры для раздельного сбора отходов. В рамках этого направления организована реализация проектов: «Возьми пластик в оборот!», «Утилизируй правильно!», «Принеси пользу своему городу!»

Сейчас Приморский край готовится к кардинальному реформированию системы обращения с твёрдыми отходами. Это означает перераспределение полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также создание новых организационных и экономических механизмов регулирования данной сферы. Нужно создать нормативную правовую базу, разработать территориальную схему обращения с отходами. Должны быть налажены раздельный сбор мусора и его переработка на территории края.

— Как вы считаете, население Приморья воспримет идею о необходимости сортировки мусора?

— Жители края активно поддерживают внедрение раздельного сбора отходов, в последнее время в администрацию края поступают многочисленные обращения жителей с требованием внедрения раздельного сбора отходов. Стоит отметить, что для успешного внедрения раздельного сбора будет очень важен уровень ответственности и экологической культуры населения. Свою роль тут должны сыграть и приморские СМИ.

— В прошлом году РИА «Восток-Медиа» рассказывало о проекте трёхступенчатой системы сбора мусора в Приморье. В какой стадии реализации этот проект?

— Разработанная в прошлом году концепция комплексной системы обращения с бытовыми отходами на территории Приморского края предусматривает создание ряда ключевых элементов инфраструктуры. Это индустриальные парки по переработке отходов, межмуниципальные комплексы ТБО, а также контейнеры для раздельного сбора отходов и площадки временного накопления бытовых отходов. Эта концепция будет учитываться в новой программе по созданию межрайонных полигонов твёрдых бытовых отходов в Приморье. В нынешнем году из краевого бюджета на это выделят 16 миллионов рублей в рамках государственной программы Приморского края «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013 — 2020 годы. Создана специальная рабочая группа, в середине августа она представит губернатору отчёт о проделанной работе. В совещании примут участие и главы всех муниципалитетов. Региональный оператор по обращению с отходами будет выбран на конкурсной основе. Эта организация станет нести основную ответственность за систему обращения с отходами в крае.

— Какие ближайшие масштабные мероприятия намечаются в Приморье в отношении заботы об экологии?

— 20-21 октября 2016 года во Владивостоке пройдёт юбилейный, десятый международный экологический форум «Природа без границ». Подготовка к этому мероприятию уже началась, и администрация Приморского края намерена сделать всё возможное, чтобы этот форум стал действительно запоминающимся событием.

Ещё до форума 18-21 августа во Владивостоке пройдёт очередной международный молодёжный экологический симпозиум регионов стран Северо-Восточной Азии. Он проводится ежегодно с 2004 года, поочередно в одном из регионов стран Северо-Восточной Азии. Мероприятие уже принимали Республика Корея, Китай, Япония и Россия — однако впервые площадкой выбран Владивосток. Главная цель симпозиума — обмен результатами практической деятельности и мнениями в области охраны окружающей среды между школьниками стран региона Северо-Восточной Азии. Педагоги тоже обменяются опытом воспитания экологического сознания за круглым столом.

Кроме этого, в Приморском крае ведётся широкомасштабная работа к подготовке к проведению в Российской Федерации в 2017 году Года экологии. Уже сформирован предварительный план мероприятий, хотя пока ещё новые идеи имеют шанс попасть в этот перечень.

— Насколько активны приморцы в экологических акциях?

— С 1 июня по 30 сентября в Приморье проходит всероссийская экологическая акция «Вода России» по очистке берегов водоёмов от мусора. Это часть федеральной целевой программы по развитию водохозяйственного комплекса. К акции подключились практически все муниципальные образования края. Планируется очистить берега свыше 70 водных объектов края, включая морские побережья. Предположительно в акциях примут участие более 5 000 человек — сотрудники 100 предприятий и учреждений различных сфер — промышленности, сельского хозяйства, образования, культуры, а также органов власти всех уровней.

Также в Приморье продолжается реализация эколого-образовательного и научно-исследовательского проекта «Океан без границ», направленного на охрану морской окружающей среды. «Океан без границ» предполагает мониторинг загрязнённости побережий края морскими отходами и их очистку. В мероприятиях проекта на 19 побережьях приняли участие около 400 человек из 9 муниципальных образований края. В связи с актуальностью и комплексностью решаемых экологических задач проект «Океан без границ» планируется продолжать и расширять.

Также планируются и другие мероприятия по защите окружающей среды, информация о которых регулярно размещается на странице департамента.

— Налажено ли взаимодействие краевого департамента по охране окружающей среды с общественными организациями в сфере экологических мероприятий?

— Конечно. Для реализации мер экологического развития края департамент постоянно взаимодействует с общественными экологическими организациями. Наши давние партнёры и друзья — Амурское отделение Всемирного фонда дикой природы. Департамент готов всегда поддерживать инициативные предложения общественных организаций.

Россия. ДФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 июля 2016 > № 1836084 Юрий Тарасенко


Россия. ЮФО > Экология > portal-kultura.ru, 29 июня 2016 > № 1830373 Владимир Лобойко

Хоть Волгой вой

Андрей САМОХИН, Волгоград

В рамках апрельской «Прямой линии» президента попросили отрегулировать систему Волго-Камских гидросооружений, состояние которой угрожает навигации, рыбоводству, сельскому хозяйству и негативно сказывается на качестве питьевой воды. И вот на днях СК РФ возбудил уголовное дело по статье «мошенничество» в отношении экс-главы ОАО «РусГидро» Евгения Дода. Он подозревается в хищении имущества в особо крупном размере. «Культура» обсудила ситуацию с заслуженным экологом РФ, профессором ВолГАУ и экспертом ОНФ Владимиром ЛОБОЙКО.

культура: Что происходит с великой русской рекой в последние годы?

Лобойко: В целом экосистема с помощью самоочищения пока успешно справляется с хозяйственным загрязнением. За сбросами промышленных предприятий достаточно эффективно следят надзорные органы. Не лишилась Волга и своей природной полноводности — в ней, в отличие от Дона, до сих пор плюсовой баланс.

По логике, великая река — единственный и наиболее стабильный источник воды в нашем засушливом регионе — Волгоградской и Астраханской областях. Однако же, представьте себе, мы испытываем по полгода самый настоящий дефицит Н2О! Причина — неразумная политика водорегулирования. Речь идет о неправильном внутригодовом распределении запасов в водохранилищах, прежде всего у плотины Волжской ГЭС. Никогда в естественных условиях зимнее половодье не могло превысить весеннее. А у нас Росводресурсы как-то делают так, что в первый квартал из запасников выплескивается больше, чем во второй.

культура: Почему?

Лобойко: Когда я спрашивал федеральных чиновников в Москве, то получал зачастую странные ответы. Вроде того, что случилось-де «активное снеготаяние» в бассейне Волги и Камы. Это при минус двадцати-то: мы же следим за погодными сводками. Начальники сменяются, а внятных разъяснений нет годами. В начале нулевых мы в Волгоградской области приняли закон об охране поймы, создали там первый природный парк. Расчитывали, что наши действия усилят экологичность водопользования. Не усилили. Особенно это стало понятно после того, как «РусГидро» возглавил известный эффективный менеджер, ныне арестованный. Он поставил задачу, чтобы всякий кубометр проходил через турбину. Энергетики неким образом договариваются с Росводресурсами, и те дают им порядка 96 процентов от всей потребности воды. Река зимой выходит из берегов, затапливает пойму, выгоняет и губит животных, срезает льдом галерейные леса по берегам. Летом же из-за слабого весеннего половодья пересыхают озера, ильмени, ерики, полои, где размножалась рыба, колодцы у сельских жителей и дачников — нечем поливать посадки. Питьевую воду люди в магазине вынуждены покупать: это у самой Волги-то!.. У птицы нет корма, рыба гибнет, потому что не добирается до нерестилищ и, опять же, кормовая цепочка прервана. Особенно это касается ценных пород: осетровые, сазан, судак, вобла.

По части ущерба, удар получается тройной: сначала ликвидация последствий зимнего многоводья, потом весенний гидродефицит, а к середине лета наступает вообще анекдотическая ситуация. Губернаторы вынуждены тратить областные деньги на то, чтобы закачивать воду в пересохшие ерики электрическими насосными станциями из реки. 87 миллионов рублей в прошлом году на это ухнули в одной Волгоградской области. Электроэнергия для закачки покупается у того же «РусГидро». Прекрасная схема, не так ли?..

Ежегодный ущерб сельскому, рыбному и коммунальному хозяйству исчисляется миллиардами рублей. Все потому, что себестоимость производства киловатт-часа — копейки, а цена реализации — выше в сто раз. Зимой же, естественно, электроэнергии потребляется больше.

культура: То есть все из-за гидроэнергетиков?

Лобойко: Процентов на 90. Допускаю, что оставшаяся доля связана с безграмотностью тех, кто управляет водохранилищами.

культура: Но, может быть, дело в каких-то объектах государственного значения, требующих все новых «кило-мегаватт»?

Лобойко: Что-то не видать в округе строек века. К тому же у нас рядом Ростовская и Нововоронежская АЭС — энергии предостаточно. Электричество, конечно, такой товар, что на склад не положишь, но зато его можно с большой выгодой продать по сетям в другие регионы и страны...

Есть продуманные и выверенные правила эксплуатации волжских гидроузлов, написанные в 1983 году, но откорректированные методиками, составленными в «РусГидро». В 2011-м в Астрахани прошло крупное совещание по Нижней Волге с участием тогдашнего президента Медведева. Дали поручение разработать новые принципы водопользования. Однако этого до сих пор не сделано.

культура: Каковы все же зримые результаты ущерба?

Лобойко: В 2006-м, когда вода из-за мизерного весеннего сброса не вошла в пойму, два с половиной миллиона рублей потратили лишь на подсчет убытков. Трудились три НИИ, подытожив сумму порядка 18 миллиардов. Только за одно несостоявшееся половодье! В 2015-м (даже зная уже, к чему это ведет) «сухой паводок» умудрились повторить в еще более катастрофичной форме. Хотя ресурсов в водохранилище вполне хватало.

Дело до судов доходило — в прошлом году дачники крупнейшего в Европе речного Сарпинского острова посреди Волги остались без воды. Когда они самовольно прокопали лопатами траншею к реке, чтобы наполнить озеро, их Природоохранная прокуратура оштрафовала...

культура: Неужели жители региона за все это время ни разу совместно не протестовали, даже хозяйственники — у вас же пресловутая «рыбная мафия»?

Лобойко: То-то и оно, что и сплоченный хор оказывается бессилен перед всевластием энергетиков. Есть так называемая Межведомственная оперативная группа, давно образованная при Росводресурсах для разруливания подобных неурядиц. И она неоднократно выносила отрицательный вердикт по поводу сложившейся практики. Но, увы, ее решения носят рекомендательный характер...

Похожая ситуация, кстати, и на других бассейнах страны. Скажем, регулярные наводнения последних лет на Дальнем Востоке связаны не только с грубейшими нарушениями гидрологического режима. Водохранилища переполняются из-за опасений: а вдруг гидроэнергетикам не хватит...

Много толкуют о падении уровня воды в Байкале. Между тем для экспертов все ясно: достаточно уменьшить сброс по единственной вытекающей из озера реке — Ангаре. Но нельзя: там стоит Ангарский каскад ГЭС, который наращивает из года в год выработку электроэнергии. Соответствует ли этот процесс реальному развитию промышленности в регионе? Очень сомневаюсь. Так что ж, ради сверхприбыли энергетиков, пусть даже немалая часть из нее пополняет госказну, можно загубить Байкал, Волго-Ахтубинскую пойму, иные природные жемчужины? В нашем же случае речь не только о природе, но и напрямую о качестве жизни людей. Они здесь столетиями питались рыбой, выращивали бахчевые культуры, а их детям пустыню хотят оставить.

культура: Подобное варварское отношение не сегодня родилось. Вспомните борьбу писателей Валентина Распутина и Василия Белова против ЦБК на том же Байкале, против поворота сибирских рек...

Лобойко: Тут есть нюансы. Разделяя в целом пафос движения 70–80-х, хочу подчеркнуть, что не любое человеческое вмешательство в природные гидрологические процессы нужно безусловно клеймить и тормозить. Вот, скажем, для волгоградцев, кроме матушки Волги, и батюшка Дон совсем не чужой: в нашей области берет начало масса ручейков, его питающих. Эти природные «краники» забились, родники не пополняются. Данную картину нельзя просто пассивно наблюдать — реку надо спасать.

Правильно ставить вопрос о новых водных путях: Волго-Донской канал уже не способен пропускать необходимый поток судов. Некоторое время назад муссировалась тема строительства «Евразийского канала» между Черным и Каспийским морями... Слава Богу, от проекта вовремя отказались: Прикаспию грозила бы экологическая катастрофа. Вместе с академиком Кружилиным мы ездили в Москву, отстаивая идею второй — параллельной нитки «Волго-Дона»: от Цимлянского водохранилища. Это все равно, что на одной трассе сделать дорогу с двусторонним движением. Но в Дону, как я сказал ранее, в отличие от Волги, минусовой водный баланс, при этом «батюшка» на 40 метров выше «матушки».

Однако просчитанное решение проблемы есть, и его в начале 80-х уже принялись было воплощать: ирригационный канал «Волго-Дон–2» от поселка Ерзовка на Волгоградском водохранилище, выше ГЭС, по которому донской баланс будет пополняться за волжский счет. Если грамотно провести водообмен, то и сам Дон, и Цимлянское водохранилище на нем будут спасены от пересыхания и, соответственно, от навигационного и рыбного армагеддона.

Кстати говоря, можно в перспективе сохранить и высокую выработку электроэнергии. Для этого нужно достроить Волжскую ГЭС. По проекту, кроме нынешней правобережной, там должна быть еще и левобережная часть. Поскольку к XXII партсъезду не успевали, Хрущев распорядился остановить сооружение второй электростанции. А через нее несложно было бы обводнять напрямую Ахтубу, промыв заодно сильно запескованное русло этого крупного волжского притока, которое сейчас приходится чистить земснарядом. Однако руководство «РусГидро», не отказываясь от идеи, предлагает нелепый (с общегосударственной точки зрения) вариант, при котором новая ГЭС будет сбрасывать воду не весной, а круглогодично через свои турбины, причем в меженный летний период закачивать воду из Ахтубы в ерики через те же пресловутые электронасосы. То есть их интересует лишь гарантированный всесезонный сбыт киловатт...

культура: Просвет в нижневолжской драме намечается?

Лобойко: В этом году весеннее половодье получилось, как никогда, богатым. Сыграл свою роль природный фактор — обилие снегов, из-за которого зимой побоялись спустить такое количество воды, к какому уже привыкли. Но надеюсь также, что наши вопли, наконец, приняли к сведению в президентской администрации, и там начали разбираться в ситуации. Тем более, все эти ужасные факты и цифры мы озвучивали с площадки ОНФ.

Я предложил внести поправку в Водный кодекс России: на реках, где существуют гидроузлы, в период весеннего половодья поддерживать параметры стока, максимально приближенные к средним многолетним, существовавшим до возведения сооружений. Наблюдения ведутся веками, и технически это вполне реально осуществлять. Пока данная поправка не стала законом, нижняя Волга ежегодно будет зависеть от произвола топ-менеджеров. Мы даже не можем подать в арбитражный суд — нет юридического предмета для тяжбы. Это, считайте, наказ нашим депутатам в Госдуме следующего созыва. Кроме того, считаем, что должна быть создана отдельная структура по регулированию водных ресурсов поймы. Ведь единый организм — что в Волгоградской, что в Астраханской области.

культура: На помощь Общероссийского народного фронта рассчитываете?

Лобойко: Когда меня пригласили возглавить экологическое направление в местном отделении ОНФ, я легко согласился, полагаясь на авторитет этой структуры. И действительно вижу, что эффективность обращения «фронтовиков» к президенту по острым темам гораздо выше, чем у других общественных организаций. Здесь же, на мой взгляд, именно тот случай, когда требуется личное участие Владимира Путина. Вот в ходе апрельской «Прямой линии» глава государства признал необходимость особого внимания к проблемам нижней Волги со стороны региональных и федеральных властей, и сразу задышалось как-то легче.

Россия. ЮФО > Экология > portal-kultura.ru, 29 июня 2016 > № 1830373 Владимир Лобойко


Россия > Недвижимость, строительство. Экология > minstroyrf.ru, 24 июня 2016 > № 1827772 Андрей Чибис

Интервью замглавы Минстроя России Андрея Чибиса «РИА-Недвижимость»

Вопрос вывоза и утилизации мусора сегодня один из самых болезненных в России - горящие нелегальные свалки регулярно портят настроение живущим рядом гражданам. Замминистра строительства и ЖКХ Андрей Чибис рассказал в интервью РИА Новости, какие серьезные изменения ждут отрасль уже через полгода, как они отразятся на бизнесе и обычных людях.

- Андрей Владимирович, как сегодня функционирует отрасль сбора и утилизации мусора? Какие на сегодняшний день существуют в ней проблемы, как вы планируете их решать?

— Цепочка утилизации коммунального мусора сегодня такова. Управляющая многоквартирным домом компания заключает договор с транспортной компанией, и та обязуется вывозить накопленные отходы — раз в столько-то дней столько-то бачков. Машины везут мусор на специальный полигон-свалку, где отходы хоронят. Бывает, что в этой схеме появляется сортировочная станция, где из мусора извлекают полезные фракции, утрамбовывают его для компактности и отправляют дальше на полигон.

Важный момент — сегодня транспортная компания получает деньги по факту вывоза мусора с придомовой территории. Цена, которую выставляет управдому перевозчик, складывается из стоимости перевозки мусора до полигона-свалки и тарифа этой свалки на захоронение мусора. Если тариф на захоронение устанавливается властями на региональном уровне, то цена за транспортировку никак не регулируется и отследить ее невозможно — как договорились стороны между собой, так договорились.

Как в этой схеме поступает нечистый на руку перевозчик? Есть ли у него мотивация везти мусор на легальный полигон, да еще и платить там за захоронение? Понятно, что если он вывалит отходы в овраг или повезет их на нелегальную свалку, где заплатит в два раза меньше, то у него останется больше денег, которые он уже получил от управляющей компании.

Поэтому у нас легальных и современных полигонов очень мало. Где-то 80% денег собирают "серые" свалки, которые контролируются криминалитетом, а легальные часто простаивают по той причине, что их услуги захоронения дороже. Уровень переработки мусора находится на низком уровне — он не превышает 7,5%. Подавляющая часть отходов даже не сжигается, а просто захоранивается.

Нелегальные полигоны, в свою очередь, переполнены. Если говорить честно, на большую часть из них мусор возить уже давно нельзя. Они не соответствуют экологическим требованиям, регулярно горят и дымят.

Более того, если в городах мусор хотя бы вывозится (конечно, вопрос — куда?), то в поселках, деревушках и дачных кооперативах мусороперевозчикам нет никакой экономической мотивации работать. Ехать туда далеко, никому это не нужно, поэтому в малых населенных пунктах возникают то тут, то там огромные бесхозные кучи мусора.

Таков текущий статус.

- Кто-нибудь сегодня контролирует деятельность перевозчиков?

— Никто не контролирует, и никаких лицензий в этой сфере раньше не было. Есть ответственность за создание нелегальных свалок, с ними борется Росприроднадзор. Но вы же понимаете, можно как угодно сферу контролировать, хоть со спутника за каждым грузовиком следить. Если есть экономический интерес обходить закон, то серые схемы утилизации мусора никуда не денутся.

И число контролеров здесь ничего не изменит. Более того, высока вероятность, что с увеличением количества проверяющих соответственно вырастет и уровень коррупции в сфере.

- Минприроды готовит законопроект, который должен навести порядок в отрасли. В чем будут заключаться изменения?

— Планировалось регулировать эту сферу либо в рамках СРО, либо на принципах лицензирования. При этом сфера обращения коммунальных отходов оставалась за рамками документа. После того, как был создан Минстрой, мы включились в работу над документом, и доработали эту часть законопроекта.

В чем логика изменений? Каждый регион РФ к сентябрю 2016 года обязан разработать схему обращения с коммунальными отходами. В этой схеме территория субъекта будет поделена на зоны деятельности одного или нескольких региональных операторов, которые будут отвечать за работу всей цепочки сбора и утилизации отходов. Их будут выбирать на конкурсной основе, причем претендовать на победу смогут и муниципальные унитарные предприятия.

С 1 января 2017 года по всей стране регоператоры будут отвечать за всю процедуру обращения с отходами. Это и сбор денег за вывоз мусора с физических лиц и предпринимателей, и оплата услуг транспортных компаний, отбор которых также входит в сферу компетенции регоператора. Теперь мусоровоз будет получать плату за свои услуги только после того, как мусор будет доставлен на легальный полигон или сортировочный завод, где будут извлечены полезные фракции, отходы будут упакованы и утрамбованы.

Таким образом, у транспортных компаний пропадает мотивация сваливать мусор в овраг или возить его на нелегальные валки. Не привез отходы на нужный полигон — денег не получишь.

- А что будет со свалками?

— В региональных схемах будут определены все необходимые точки размещения полигонов и их мощности. Рядом с теми полигонами, лимит которых скоро будет исчерпан, должна быть создана либо новая схема распределения потоков отходов, либо начато строительство нового полигона, который соответствует всем современным требованиям. Для создания новых полигонов власти объявят торги на концессии.

Почему сейчас бизнес неохотно идет в эту сферу? Нет долгосрочных тарифов, и, самое главное, нет гарантии, что мусор поедет на их полигон.

Вот во Владимирской области, например, есть мусороперерабатывающий комплекс, который сейчас находится в тяжелой экономической ситуации. Экономической логики перевозчикам возить туда мусор нет, им выгоднее работать с незаконными свалками. Ну, поймают мусоровоз один раз за сброс отходов неположенном месте. Он откупится и продолжит туда возить.

Или, предположим, построил инвестор полигон, все работает, прибыль хорошая. Потом в области меняется руководство, и новый губернатор региона разрешает рядом с этой свалкой построить еще одну. Все, к инвестору едет в два раза меньше мусора, окупаемость его проекта снижается в два раза.

Новая схема радикально поменяет правила игры. Точно также как в водоснабжении и теплоснабжении, мы дадим инвесторам и концессионерам две гарантии — формулу цены и стабильный поток.

Но это не значит, что все полигоны будут строиться прямо с 1 января 2017 года. Переход к новой системе не будет резким. Резко будут только перекрыты криминальные потоки.

- Какая судьба ждет уже существующие нелегальные свалки?

— Ответственность за появление незаконных свалок на земельном участке сегодня несет собственник земельного участка. Собственником большинства земель у нас являются муниципалитеты, а если это лес, то и вовсе федеральные власти.

То есть Росприроднадзор, обнаружив незаконное захоронение, должен предъявить требование к органам власти убрать свалку. Но пока вся эта процедура запустится, пока пройдут согласования, иски, найдутся деньги в бюджете и будет заключен госконтракт на уборку территории, пройдет много времени. Поэтому у нас свалки годами могут убираться.

Мы приняли решение: если выявляется свалка, то регоператор сначала обязан ее убрать и дальше уже выставить счет собственнику земельного участка или виновному, если их можно найти. Таким образом, у нас появляется удобный экономический инструмент для устранения нелегальных свалок и лицо, которое будет обязано этим заниматься.

- Предусмотрен ли какой-нибудь механизм консервации старых свалок?

— Что касается старых свалок, то мы предусмотрели законодательно, чтобы регион, отбирая оператора, мог в конкурсной документации обязать его рекультивировать старые свалки, чтобы те стали безопасными и экологичными. Либо сам регион за счет бюджета будет постепенно заниматься этим.

Яркий пример того, что можно сделать со свалкой — полигон на берегу моря, который я видел в Токио. Рабочие вывели весь биогаз, образовавшийся из-за гниения, и засадили территорию деревьями, превратив ее в парк. Рядом функционирует новый полигон с мусоросжигательным заводом, а в 50 метрах располагается жилая застройка.

Там, впрочем, тоже возникают проблемы с жителями, потому что люди в принципе против строительства рядом мусоросжигательных заводов. Поэтому руководство полигона специально проводят дни открытых дверей, водят к себе школьников, чтобы жители убедились в чистоте и безопасности проекта.

И у нас такое может появиться, только этим надо заниматься.

- Это вообще рентабельно — рекультивировать свалки?

— Зависит от ситуации. Бывает, что зона деятельности регоператора экономически позволяет возложить на него дополнительную обязанность по консервированию старых полигонов. Все зависит от тарифов.

Но все же в значительной степени это ответственность публичной власти, и скорее всего на рекультивацию придется тратить бюджетные деньги.

- Какой объем инвестиций потребуется, чтобы запустить новую схему?

— Экспертная оценка — около 150 миллиардов рублей в год. Точный объем будет понятен, когда регионы подготовят схемы, тогда появится полная картина в целом по стране.

- Какой объем средств задействован в индустрии, какой у нее оборот в год?

— Можно посчитать. Средний тариф у нас порядка 2,5 рублей с квадратного метра, в стране порядка 3,5 миллиарда квадратных метров жилья — итого примерно 8,75 миллиарда рублей в месяц. А это только деньги населения, без учета предпринимателей и промышленных отходов. А их — подавляющее большинство. То есть рынок огромный.

- Изменится ли плата за сбор мусора для жителей с введением новой схемы?

— По-разному. Квитанция может не измениться, может стать меньше или больше. Все зависит от текущего тарифа и ситуации в конкретном регионе.

Если местному полигону осталось функционировать год, и нужно срочно строить новые мощности, то потребуются инвестиции. А они должны окупаться и, соответственно, региональным властям придется увеличить тариф. Хотя часть инвестиций может быть софинансирована за счет регионального бюджета и за счет экологического сбора.

Надо быть честными. Нельзя сейчас сказать "у вас цена не вырастет". Она может вырасти. Другое дело, что теперь деньги за утилизацию мусора пойдут не в карман различным группировкам, контролирующим нелегальные свалки. Мы будем платить за то, чтобы страна для наших детей и внуков была экологически безопасной.

Новая схема также обяжет владельцев частных домов с 1 января 2017 года заключить договор с регоператором и начать платить ему за вывоз мусора. Если житель многоквартирного дома сейчас за это платит по квитанции примерно 2,5 рублей с квадратного метра, то человек, которое живет в частном секторе, часто вообще не платит, хотя точно также производит мусор.

- Дорога им обойдется услуга?

— Цена, за которую вывозится мусор, будет одинакова как для горожанина, так и для жителя села в зоне деятельности регионального оператора. Это будет условием, в том числе его конкурсного отбора — целевые показатели и цена.

- Сейчас люди платят за квадратный метр, тут что-то изменится?

— Вывоз мусора станет коммунальной услугой, и субъект РФ вправе будет определить, будут люди платить за квадратный метр или по количеству жильцов.

- Планируется ли ввести повсеместно раздельный сбор мусора?

— Сегодня мы в правилах оказания услуг дали возможность субъекту РФ даже на определенных территориях постепенно вводить тот или иной сбор. Дело в том, что есть два подхода к переработке отходов. Один широко развит на Западе, и это собственно раздельный сбор, когда мусор сортирует сам потребитель, а другой который широко развит в РФ. У нас мусор вывозится в одном контейнере, и сортируется уже на заводе, где отделяются полезные фракции.

Конечно, при раздельном сборе эти полезные фракции все-таки становятся чище. Когда все в одном бачке едет на сортировку, процент картона и пластика, который можно использовать для вторичных целей, снижается.

Что удивительно, тему раздельного сбора мусора горячо поддерживает само население. Оно у нас, на самом деле, очень эколого-ориентированное. Как только объявляется, что во дворе будут специальные бачки, домохозяйки сразу начинают раскладывать мусор по разным пакетам.

Но во всем должна быть экономическая логика. Раздельный сбор мусора требует установки нескольких бачков, а это нагрузка на логистику и затраты на дополнительный транспорт. Регоператор должен понять, интереснее ли ему эта история, чем чуть более грязный картон на сортировке. Если затраты не окупаются, значит не надо насильственно вводить раздельный сбор.

Тут надо идти эмпирическим путем. Законодательно такие возможности даны, эксперименты уже проводятся и в Москве и в других городах. И в рамках запускаемой схемы будет экономическая мотивация и для потребителей — раздельный мусор будет вывозиться дешевле.

- Увеличится ли процент переработки мусора после введения новой схемы?

— Конечно. В Германии, например, этот уровень достигает 80%. При этом 22% сырья во внутреннем валовом продукте, из которого производится новая продукция — это переработанный мусор.

И немцы добились этого не так давно. Там тоже была история с нелегальными свалками, и германские власти в девяностых приняли решение и запретили полигоны вообще. При этом запрет вступал в силу только с 2000 года.

В итоге все равно муниципалитеты думали до последнего, что это не произойдет, и только когда наступил "час икс", все забегали. В этом смысле у нас подходы к реализации задачи схожи.

- А у нас стоит запрещать полигоны?

— На мой взгляд, в силу наших больших земельных ресурсов логики запрета полигонов нет. Другое дело, что полигоны должны быть безопасными, экологичными, и туда должен сгружаться только тот мусор, который максимально утрамбован, упакован и отсортирован.

Таково мнение подавляющего числа экспертов. Это же вопрос цены и качества. Запрещаете полигоны — нет проблем, платите за мусор в пять раз больше. Надо ли это нам?

Александр Лексаков / «РИА-Недвижимость»

Россия > Недвижимость, строительство. Экология > minstroyrf.ru, 24 июня 2016 > № 1827772 Андрей Чибис


Россия. Арктика > Экология > mnr.gov.ru, 15 июня 2016 > № 1921787 Сергей Донской

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской в интервью ТАСС рассказал о перспективах геологоразведочных работ на шельфе, инвестиционных ожиданиях и прогнозах по развитию Арктики

Арктическая тема вновь станет одной из ключевых на грядущем Петербургском международном экономическом форуме, в частности на площадке ПМЭФ пройдет конференция по экономическому развитию Арктики. В преддверии форума министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской в интервью ТАСС рассказал о перспективах геологоразведочных работ на шельфе, инвестиционных ожиданиях и прогнозах по развитию территории, а вместе с тем обсудил, как отечественные нефтяники справляются с текущим курсом рубля и процессом импортозамещения.

Сергей Ефимович, расскажите подробнее, какие вопросы планируется обсудить на ПМЭФ? Каких решений ожидать по окончании конференции по экономическому развитию Арктики?

В этом году мы впервые так глубоко погружаемся в арктическую тематику. Целый день 18 июня будет посвящен эффективности управления арктическими территориями и инвестиционной привлекательности Арктики, на этот день запланировано четыре сессии, в которых будет участвовать Министерство. В частности, одна из них будет посвящена инвестиционному потенциалу арктических регионов. Отдельная сессия - Северному морскому пути (СМП), где мы намерены вести диалог, прежде всего, с позиций разбора ошибок по этому проекту.

На каких еще площадках будет представлено Министерство?

Помимо Арктики, в эти три дня мы планируем участвовать в сессиях, посвященных вопросам климата, недропользования, природоохранной повестке. Пройдет также обсуждение подготовки к Госсовету, посвященному экологии, запланированному на конец года. Здесь же, на этой площадке, планируем презентовать проекты Года экологии - 2017. В частности, у нас запланировано подписание нескольких соглашений с компаниями, которые в следующем году собираются инвестировать во внедрение современных природоохранных технологий – "Норникель", "ЕвразХолдинг", Новолипецкий металлургический комбинат, завод им. Свердлова в Нижегородской области, "РУСАЛ Братск".

К вопросу о природоохранных технологиях. Можно ли ожидать, что в краткосрочной перспективе количество заводов по переработке твердых бытовых отходов увеличится? Что будет с полигонами? Какова общая картина в регионах?

В рамках Года экологии мы запланировали увеличение мощностей – это переработка более 40% образующихся отходов I-IV класса опасности в регионах, которые участвуют в выполнении плана. В результате мы сможем рекультивировать 16 объектов накопленного загрязнения, в том числе в Арктике, утилизировать более 7 тыс. тонн высокоопасных отходов.

Что касается общей картины, здесь пока нет единой программы, нет и данных о том, сколько производств будет создано. Единая картина сложится после того, как регионы составят свои программы и территориальные схемы. Часть полигонов будут рекультивировать, а часть будет необходимо реконструировать, переоборудовать, создавая новые мощности и более современные способы захоронения.

Два года назад, в 2014 году, на Россию были наложены экономические санкции. Что изменилось за эти два года? Как проходит процесс импортозамещения? Нашли ли отечественные нефтяники и недропользователи достойную альтернативу импортной продукции?

Учитывая, что отрасль не рухнула, как хотелось нашим "партнерам", и продолжает увеличивать объемы добычи, компании адаптировались к сложившейся ситуации на рынке. С другой стороны, и до введения санкций чувствовался определенный избыток импортного оборудования. Если коснуться шельфа, то мы изначально планировали, что именно он может стать очень мощным драйвером развития отраслей нашей экономики – от машиностроения, транспорта до приборостроения. В сегодняшней ситуации для компаний созданы достаточно хорошие условия работы на шельфе. Конъюнктура, конечно, сегодня для привлечения инвестиций не самая лучшая, но с точки зрения перспективы и того, что спрос на ресурсы будет увеличиваться, уверен, эти проекты будут успешными.

Плюс ко всему обязательства компаний на сегодняшний день предусматривают подход к этим проектам с учетом привлечения российских подрядчиков при строительстве буровых платформ, судов и всего, что требуется для изучения и освоения шельфовых месторождений. На мой взгляд, основные векторы сейчас заданы верно, и нужно просто реализовать тот потенциал в части спроса на отечественное оборудование, который мы имеем.

И мы снова невольно вернулись к теме Арктики.Ранее вы говорили, что в долгосрочной перспективе возможен доступ частных компаний на шельф. Можно ли говорить, что это решенный вопрос?

Это вопрос не решенный, пока еще идет оценка. На сегодняшний день нет такого ажиотажа вокруг этих проектов, как в период высоких цен на нефть. Сегодня компании рассматривают все проекты с точки зрения долгосрочных перспектив. Понятно, что проекты на шельфе наиболее капиталоемкие и рискованные, и первые реализованные проекты сразу же снизят риск для реализации последующих. Государство, вполне возможно, будет привлекать частные компании, и они будут рассматривать эти проекты с меньшей опаской.

То есть частные инвестиции можно ожидать только в дальней перспективе?

Почему? Частные инвестиции уже идут, частные компании продолжают работать на шельфе. Да, сейчас мы предоставляем лицензии только двум госкомпаниям, но до 2008 года ряд частных предприятий уже их получили и сейчас работают – тот же "Лукойл", "Газпром нефть" и ряд других. С другой стороны, именно крупные государственные компании сейчас могут разворачивать работы в большем объеме.

На днях стало известно, что "Газпром" и "Роснефть" переносят сроки геологоразведки и начало добычи на 31 месторождении нефти и газа на шельфе на срок от двух до 12 лет. Как Минприроды относится к этому факту? Согласны ли вы с тем, что перенос сроков ГРР необходим?

Работа по актуализации продолжается постоянно. У нас действительно актуализировано свыше 30 лицензий с 2013 года и сроки по бурению сдвинуты на два-три года – это 11 лицензий у “Газпрома” и около 20 лицензий у “Роснефти”. Имеется в виду не только бурение, в ряде лицензий откорректированы объемы геофизики, сроки начала добычи.

На трех месторождениях скорректирован ввод в разработку месторождений – это Долгинское и Чугорьяхинское месторождения, Штокман. В принципе, это рабочая ситуация, которая позволяет адаптировать разработку к сегодняшним условиям, и в том числе по максимуму привлечь производителей отечественного оборудования. Чтобы компании могли бурить нашим оборудованием, необходимо его здесь произвести. Для этого нужен разбег.

Будет ли Минприроды России настаиватьна выполнении текущих обязательств компаний без переносов сроков выполнения работ по другим заявкам?

Прежде, чем принять решение о переносе сроков, оцениваются причины. В ряде случаев компании в качестве причины называют отсутствие необходимого бурового оборудования. С учетом актуализации у компаний появляется несколько лет для того, чтобы и здесь, в стране, начать его производство на наших верфях, где в свое время строились буровые установки. Сейчас они активно используются, например на Южно-Киринском месторождении.

При этом по поручению Президента мы проводим разовую, то есть однократную, актуализацию до конца 2016 года. Лицензионные требования к компаниям будут приведены к единому формату. В дальнейшем они будут работать в конкурентной среде, без изменений лицензий.

Но, так или иначе, вопрос по заявке будет решен в этом году, верно?

- По заявке “Газпрома” в рамках актуализации, которую мы закончим до конца года, вопрос будет решен. Но не стал бы спешить. Для начала хотел бы послушать, что они хотят предложить и какие вопросы у них возникают.

В продолжение беседы о "Газпроме". Недавно вы сообщали, что "Газпром нефть" обратилась за увеличением периода льгот на шельф после 2032 года. Есть ли решение по данному вопросу? Если нет, то когда его ожидать?

Мы не рассматриваем льготы ради льгот, мы рассматриваем их как поддержку - могут ли они обеспечить стабильную работу компании в долгосрочной перспективе или нет? Совсем недавно мы обсуждали меры стимулирования геологоразведки на шельфе на совещании у двух вице-премьеров - Александра Хлопонина и Аркадия Дворковича. Обсуждали вопросы стимулирования геологоразведки через вычеты из налога на прибыль по проектам на шельфе и на суше. Пока к общему знаменателю пришли в отношении вычетов для проектов на суше - согласовали повышающий коэффициент 1,5 к тем затратам, которые будут вычитаться из налога на прибыль.

Это уже согласованный коэффициент?

Я надеюсь, в протоколе это появится. В конце заседания все участники высказались в поддержку этой позиции, в том числе Министерство финансов. Таким образом, решение о вычетах на суше окончательное, а по шельфу будем еще обосновывать. Там коэффициент повыше, так как и объем инвестиций, и риски выше. "Газпром нефть" предлагает использовать повышающий коэффициент 3,5, увеличивающий затраты, которые можно вычесть. Считаем это предложение обоснованным.

В июне вы сообщили, что работы по проведению аукциона на право разработки крупнейшего в стране золоторудного месторождения Сухой Лог в Иркутской области могут быть ускорены. Каковы ваши прогнозы, можно ли рассчитывать, что аукцион пройдет в 2016 году?

Аукцион, вероятнее всего, будет объявлен до конца лета.

Появились ли новые претенденты, в частности "Алроса"?

Я когда-то говорил, что на это месторождение заявились все компании. И "Алроса" интерес свой проявляла, и другие недропользователи. Понятно, это крупный объект, один из крупнейших в мире. Его можно назвать жемчужиной для любого недропользователя. Но отмечу, что реальные претенденты, как правило, появляются после того, как аукцион объявлен. Пока это по большей части разговоры.

Есть ли у вас информация, что "Ростех" и "Полюс" готовятся создать консорциум для освоения крупнейшего золоторудного месторождения РФ?

Кто с кем будет объединяться и на каких условиях, покажет время. Но в целом о таких намерениях мне известно.

Буквально на минувшей неделе в Министерство поступило письмо главы Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилла Дмитриева с просьбой обязать победителя аукциона по освоению Эргинского месторождения нефти привлечь в проект арабский фонд Mubadala. Изменится ли в этой связи форма проведения торгов?

Действительно, у нас есть поручение по дополнительным условиям на аукцион от правительства РФ. И в этой связи многие интересуются - конкурс будет или аукцион. По закону на месторождения федерального значения проводится только аукцион. Поэтому у нас будет аукцион с обязательствами по срокам ввода месторождения, по добыче, по привлечению инвесторов. Это нормальный режим работы для правительства - выбор наиболее эффективного способа привлечения недропользователя. Сейчас Роснедра дорабатывают условия аукциона.

Когда ожидать итогов рассмотрения этого обращения? И нет ли изменений в составе участников аукциона?

В течение месяца – но не календарного, мы должны его рассмотреть и подготовить необходимые документы. Что касается участников - заинтересованность в получении права пользования Эргинским участком на объявленных условиях уже высказали "Роснефть", "Газпром", "Газпром нефть", "Лукойл", "Сургутнефтегаз", "Новатэк" и "Независимая нефтегазовая компания".

Пожалуй, крайний вопрос об аукционах. 17 июня пройдут торги на право пользования недрами Бинштоковского участка в ХМАО. Кто его проведет и не изменился ли состав участников?

Заявки на право участия в аукционе подали "Газпромнефть-Хантос", "РН-Уватнефтегаз", "КанБайкал" и "Юганский 3", ни один из них на текущий момент не отозвал свою заявку, новых участников тоже нет. Запасы нефти по категории С1 на этом участке составляют почти 2 млн тонн и 11 млн тонн по С2, ресурсы – свыше 20 млн тонн. Что касается самой процедуры – 17 июня аукцион проведут "Уралнедра". Стартовый размер разового платежа составит почти 340 млн рублей.

Сергей Ефимович, давайте к более общим темам. По результатам саммита ОПЕК члены картеля пришли к выводу, что в целом рынок нефти справляется с ситуацией без их активных действий, и сохранили квоту на добычу, действующую с 2011 года. В этой связи каковы ваши прогнозы по росту либо снижению цены на нефть на текущий год и дальнюю перспективу? Как она отразится на объемах инвестиций компаний в геологоразведку?

Что касается сложившейся ситуации на рынке, то здесь бы я в первую очередь подчеркнул, что экономика уже адаптировалась к уровням цен, сложившимся сегодня на рынке, и это немаловажно. Именно стабильные условия позволяют устойчиво реализовывать крупные проекты. И именно нестабильность на рынке не позволяет привлекать инвестиции и делать долгосрочные вложения. Поэтому сложившаяся сегодня рыночная конъюнктура всех устраивает. Это первое. Что касается прогноза – в течение 12 следующих месяцев, на мой взгляд, может быть значительное повышение цены – к 70 долларам за баррель.

Что касается инвестиций в геологоразведку, то, на мой взгляд, сегодняшние цены, безотносительно к моему прогнозу, в принципе позволяют компаниям активнее заниматься ГРР по сравнению с предыдущим годом. Думаю, в этом году ситуация в геологоразведке будет лучше, хотя провала не произошло и в прошлом году – у нас всего на 3% снизились инвестиции компаний.

Каковы ваши прогнозы по темпам развития альтернативной энергетики в России? Как вы оцениваете потенциал этого вида энергетики? Каковы необходимые объемы инвестиций в это направление для его развития?

В России достаточно большой потенциал альтернативной энергетики - ветровой, солнечной, геотермальной. Но ее развитие сейчас в первую очередь закрывает потребности конкретных регионов – там, где не развита инфраструктура традиционной электроэнергетики и где есть экономический потенциал развивать это направление. Здесь можно говорить о геотермальных станциях на Камчатке, солнечной энергетике в Крыму, ветровой - в Калмыкии и так далее. В настоящее время разведано 67 месторождений теплоэнергетических вод с запасами более 470 тыс. кубометров в сутки, на 42 месторождениях ведется промышленная эксплуатация. Недавно построена геотермальная станция мощностью 9 МВт на Ханкальском месторождении в Чеченской Республике - первая станция, которая обеспечивает подъем теплой энергии и ее возврат обратно. Проектов достаточно много, я не буду все их перечислять, но особенность их в том, что они локальные и ориентируются на спрос в конкретных территориях. По данным Минэнерго России, в 2013-2015 годах в развитие альтернативной генерации было привлечено 187 млрд рублей инвестиций, из них 155 млрд – в солнечные станции. При этом запасы геотермальной энергии в России в 10-15 раз превышают запасы традиционного сырья – практически по всей стране есть подобные объекты, пусть и с разными объемами запасов. И именно здесь я вижу очень большой потенциал для развития.

Что касается инвестиций в развитие этого направления – по большей части их объемы зависят от спроса, ведь для того, чтобы не просто построить, но и реализовать выработанную электроэнергию, необходим рынок.

В мае на заседании Федерального экологического совета по проблемам нефтеразливов в Ханты-Мансийске вы заявили, что Минприроды и Ростехнадзор намерены провести проверку технического состояния всех нефтепроводов в РФ. На минувшей неделе руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Артем Сидоров сообщил, что план проверки объектов транспортировки и перекачки нефти уже разрабатывается. Когда ориентировочно начнутся проверки и какие регионы будут проверены в первую очередь?

Основная причина нефтеразливов – это износ трубопроводов, именно поэтому необходима комплексная проверка их состояния. Сейчас речь идет о комплексной проверке в первую очередь в Уральском и Сибирском федеральных округах. В конце июня у нас запланировано совещание с участием Росприроднадзора и Ростехнадзора для определения плана дальнейшего взаимодействия. У нас уже есть документы и административные регламенты по совместной работе – доработаем их, и коллеги выйдут на масштабную проверку уже осенью этого года.

И мы плавно вернулись к теме экологической безопасности. Одним из острых вопросов текущей повестки остается проект строительства трех ГЭС на реке Селенге и ее притоках. В частности, вы заявляли, что ГЭС не будет построена из-за протеста России против ее строительства.

Мы выступали и выступаем против строительства ГЭС. По этому поводу свою позицию высказывали, и не раз. Совсем недавно представители министерства и Росприроднадзора были в Монголии и обсуждали эту тему с уполномоченными лицами монгольского правительства. Договорились о том, что проекты нужно оценивать совместно.

И по итогам достигнута договоренность, что они представят обоснования того, что их действия не повредят экосистеме озера?

Маловероятно, что они представят необходимые доказательства, и это лежит на поверхности: наличие крупного гидротехнического объекта на притоках Байкала не может не сказаться на центральной экологической зоне озера. Но в любом случае мы продолжим с коллегами диалог.

Но как вы намерены контролировать выполнение обещаний, данных монгольской стороной? Можно ли ожидать, что Минприроды России разорвет отношения с Монголией по этому вопросу в случае нарушения обязательств с их стороны?

До этого доводить, конечно, не будем. В октябре-ноябре в Монголии пройдет межправительственная комиссия, я являюсь ее сопредседателем, и мы, конечно, эту тему будем обсуждать. Мы слушаем аргументацию монгольской стороны. Но, поскольку это трехсторонняя история и финансирование предполагается из средств Всемирного банка, мы договорились, что этот финансовый институт никаких принципиальных решений без нашего участия не примет.

А какова в целом ваша оценка экологической ситуации в стране? Можете выделить наиболее проблемные с точки зрения экологии регионы?

В последние годы ситуация имеет положительную динамику, хоть и незначительную. Прежде всего, отмечается снижение выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух. В список городов с наибольшим уровнем загрязнения воздуха в 2015 году включено 11 городов – на 8 городов меньше, чем в 2014 году.

Тем не менее в 147 городах, или 60% крупных городов, средние за год концентрации какого-либо вещества превышают 1 ПДК. В этих городах проживает 50 млн чел. Еще в 44 городах (20%) уровень загрязнения воздуха характеризуется как высокий и очень высокий. В среднем по стране 17% городского населения испытывают воздействие высокого и очень высокого уровня загрязнения воздуха. Города, где загрязнение воздуха характеризуется как высокое и очень высокое, – Норильск, Иркутск, Чита, Дзержинск, Красноярск, Екатеринбург, Челябинск, Магнитогорск. Сюда же я бы включил и Москву. В 54 регионах высокий и очень высокий уровень загрязнения воздуха городов не отмечен.

Уровень загрязнения поверхностных вод за десяток лет существенно не изменился. Улучшилось состояние экосистем ряда водных объектов. Это Казань, Благовещенск, речь идет об Амуре и его притоках, в том числе реке Зее, Зейском водохранилище. Ухудшение поверхностных вод мы регистрируем в Чите, Красноярске, в нижней Волге и отдельных реках Кольского полуострова.

И конечно, у нас в стране сохраняется высокий объем образования отходов – более 5 млрд тонн. При этом за последние пять лет накопленные объемы размещения отходов у нас увеличились где-то в 3 раза.

Что, по вашему мнению, является главной экологической угрозой для России в настоящее время? А какая, наоборот, раздута?

Самая большая угроза – потребительское отношение к природе, прежде всего со стороны компаний, но и граждан тоже.

Если вернуться к статистике, то ключевая проблема – загрязнение атмосферного воздуха, отходы. Если брать все факторы, влияющие на состояние здоровья человека, то четверть из них – экологические, а загрязнение воздуха сказывается на здоровье сильнее всего. Ежегодно на восстановление ухудшившегося из-за загрязнения воздуха здоровья населения тратится от 3% до 6% ВВП.

Наиболее яркий пример преувеличения экологических проблем – намерения перевести заповедник «Столбы» в Красноярском крае в статус национального парка. Это место, где десятилетиями тренируются скалолазы, там отдыхают жители города. И созданная там инфраструктура отлично вписывается в природу, не нарушая ее. Но когда соответствующий законопроект рассматривался, экологические активисты создали ажиотаж, в итоге многие люди, не понимая сути изменений, поддержали эти организации. И теперь мы имеем то, что имеем: ряд заповедников остаются в этом статусе и постоянно обращаются к нам, чтобы решить постоянно возникающие проблемы и находить компромисс.

Беседовали Ирина Мандрыкина, Алиса Веселкова

Россия. Арктика > Экология > mnr.gov.ru, 15 июня 2016 > № 1921787 Сергей Донской


Латвия > СМИ, ИТ. Экология > telegraf.lv, 15 июня 2016 > № 1804758 Айварс Тауриныш

Хранители рижского леса

В этом году предприятие Rīgas meži высадило рекордное количество молодых деревьев — один миллион саженцев сосны, ели, березы и темной ольхи.

Мы можем по праву гордиться тем, что именно Рига по площади принадлежащих ей лесов занимает первое место среди всех европейских столиц. Это огромное хозяйство требует постоянной заботы и внимания — за лесом нужно ухаживать, сохранять его качество и развивать. Обхозяйствованием 62 тысяч гектаров рижских лесов занимается предприятие Rīgas meži. Председатель правления Rīgas meži Айварс ТАУРИНЬШ ответил на вопросы «Телеграфа».

Межапарк: накануне перемен

— В ведении Rīgas meži находится самый большой лесной массив на территории Риги — Межапарк. Скоро здесь начнется масштабная реконструкция Большой эстрады. Как продвигается этот проект?

— Рабочая группа под руководством заведующего Департаментом собственности Рижской думы Олега Бурова уже приступила к работе. Задача группы — скоординировать деятельность всех участвующих в этом проекте сторон. Реконструкция Большой эстрады будет финансироваться за счет кредита Государственной кассы, сейчас идет процесс его оформления. В свою очередь, авторы проекта — архитекторы Юрис Пога и Аустрис Майлитис, готовят документацию для стройуправы. Мы рассчитываем, что в августе будет получено разрешение на строительство в минимальном объеме.

Реконструкция будет проходить в два этапа. Первый этап предполагается завершить к июлю 2018 года — ко времени проведения Праздника песни, посвященного 100-летию Латвийской Республики. Планируется перестроить зрительскую зону, которая будет значительно расширена, а также немного изменить конфигурацию сцены, чтобы она обеспечивала лучшую акустику. Сразу же после Праздника песни начнется реализация второй очереди проекта: Большая эстрада будет демонтирована и на ее месте будет построена новая эстрада, а также новые помещения на трех этажах за сценой. С реализацией этого проекта в жизни Межапарка начнется новый этап.

— В этом году Межапарк отмечает свое 115-летие. Как вы видите главные направления его дальнейшего развития?

— За годы своей истории Межапарк переживал и хорошие, и не слишком хорошие периоды жизни, и подъемы, и спады. Можно сказать, что сейчас мы готовимся к новому подъему. К сожалению, Межапарк потерял многое из того, что было здесь раньше. Люди старшего поколения помнят, что на территории Большой эстрады была открыта Выставка достижений народного хозяйства, что в Межапарке был кинотеатр.

И хороший каток, на котором занимались не только любители, но и спортсмены высочайшего уровня. Так, наша знаменитая конькобежка Ласма Каунисте именно на этом катке готовилась к чемпионату мира 1969 года, на котором она завоевала золотую медаль.

Здесь был очень хороший для своего времени парк аттракционов, вышка для прыжков с парашютом, панорамное колесо на берегу Киш-озера, детская железная дорога. Межапарк предлагал самые разные возможности для отдыха людям всех возрастов. И наша задача — расширить спектр предложений для отдыха и занятий спортом в Межапарке, сделать это место привлекательным для всех рижан.

— Какие конкретные шаги делаются в этом направлении?

— Предприятие Rīgas meži начало обхозяйствование Межапарка более шести лет назад. Нашим первым проектом стало создание первой в Риге трассы BMX. Возможно, ребята, которые сегодня занимаются на этой трассе, когда-нибудь повторят достижения Мариса Штромбергса, дважды становившегося олимпийским чемпионом.

Важнейшим шагом к масштабным изменениям Межапарка стало утверждение в 2013 году локального планирования его территории. И сейчас в соответствии с этим планом мы работаем над отдельными объектами.

Назову некоторые из них. Мы бы очень хотели, чтобы посетители Межапарка могли посмотреть на Ригу с высоты птичьего полета — в настоящее время решается вопрос, будем ли мы строить панорамное колесо или смотровую вышку.

Второй крупный объект — это бывший каток. Мы считаем, что эта территория могла бы стать новыми воротами спортивного Межапарка. Множество людей каждый день занимаются в Межапарке спортом — бегают, катаются на велосипедах и роликах, все более популярной становится и скандинавская ходьба... Я вижу ситуацию так: люди, которые хотят заниматься в Межапарке спортом, приезжают на территорию бывшего катка, оставляют машину, переодеваются в спортивную одежду, если нужно, берут напрокат спортивный инвентарь. И вперед — к здоровью. А после занятий спортом можно привести себя в порядок, зайти в душ, выпить чашечку кофе или пообедать в кафе.

Еще один объект — Зеленый театр, в котором мы уже проводили несколько серьезных мероприятий. Но у этого замечательного театра есть один очень серьезный для нашего климата недостаток — над зрительным залом нет крыши. Но мы решаем эту проблему — проект перекрытия над залом находится в стадии разработки.

Еще одна наша идея — использовать большую поляну, на которой во время Праздника песни паркуются автобусы участников мероприятия, как площадку для катания на роликовых коньках и скейтбордах. Этот проект уже согласован со стройуправой, объявлен конкурс на проектирование, следующим летом должны начаться строительные работы.

Но отмечу и то, что многие интересные мероприятия не требуют дополнительной инфраструктуры. Так, например, в этом году мы провели первый в странах Балтии конкурс рисунков 3D на асфальте. Итогами этого конкурса можно будет любоваться все лето, а для него требуется лишь хороший асфальт и хорошее настроение.

Зеленое ожерелье Риги

— Rīgas meži отвечает и за все рижские сады и парки. Какие тенденции характерны для их развития?

— Я очень рад, что в последние годы набирает силу одна очень позитивная тенденция — увеличивается площадь рижских садов и парков, а их качество повышается. Новым городским парком стала Луцавсала. Территория, считавшаяся нелегальной свалкой, стала прекрасным зеленым оазисом в самом центре города, куда каждый день приезжают отдыхать тысячи горожан. Парк будет расширяться и в другую сторону от Островного моста. И я хотел бы отметить работу отдела Rīgas meži — Rīgas dārzi un parki, сотрудники которого вложили огромный труд в благоустройство Луцавсалы.

Если же мы говорим о повышении качества парков, то следует упомянуть серьезную реконструкцию трех рижских исторических парков — Зиедоньдарзса, Гризинькалнса и сада Миера. Это огромное приобретение для города!

Еще один новый парк создается на месте бывшей свалки на улице А.Деглава. Правда, здесь пока еще нельзя сажать деревья и кустарники, но когда запрет будет снят, это место превратится в фантастический парк.

Мы сажаем новый лес!

— Поддержание лесов, садов и парков в порядке, а тем более реализация новых проектов требуют серьезных денежных вложений. Каковы источники финансирования?

— Ответ на этот вопрос надо начать с того, что Рига занимает первое место по площади принадлежащих ей лесов среди всех европейских столиц. И мы, предприятие Rīgas meži, обхозяйствуем эту уникальную собственность Рижской думы — 62 тысячи гектаров леса. Но в отличие от многих уставных обществ Рижского самоуправления, мы занимаемся не только обхозяйствованием, но и коммерческой деятельностью. Наша главная задача — рационально хозяйствовать, сохранять ценность лесов и зарабатывать средства, необходимые для содержания лесов в порядке, что требует постоянных и серьезных расходов.

Каждый год Rīgas meži заготавливает древесину, вкладывая полученные средства в восстановление леса. В этом году мы посадили более миллиона молодых деревьев, и все они — из нашего лесопитомника в Норупе, неподалеку от Огре. Это посадки высочайшего качества. Мы видим, что за девять лет работы Rīgas meži уже успел вырасти новый красивый лес. Если раньше мы продавали вырубки на аукционах, то теперь с аукциона идет только четвертая часть подлежащих вырубке площадей, остальными вырубками мы занимаемся сами. Примерно четвертую часть древесины мы обрабатываем на своей лесопилке в Норупе, выполняем заказы местных мебельщиков, работаем на экспорт. И все это для того, чтобы вкладывать средства в содержание рижских лесов, садов и парков в порядке и сажать новый лес.

Мы все должны сказать спасибо нашим дедам и прадедам за то, что они сохранили для нас такие лесные угодья, и мы должны передать своим детям и внукам такие же красивые леса, какие сами получили в наследство.

Ина Ошкая

Латвия > СМИ, ИТ. Экология > telegraf.lv, 15 июня 2016 > № 1804758 Айварс Тауриныш


Россия > Экология > premier.gov.ru, 2 июня 2016 > № 1779124 Александр Хлопонин

Брифинг Александра Хлопонина по завершении заседания.

Стенограмма:

А.Хлопонин: В январе 2016 года был подписан Указ Президента Российской Федерации о проведении в 2017 году Года экологии. Задача важнейшая, которая на сегодняшний день является очень актуальной не только в Российской Федерации, но и во всём мире. На основании этого указа был создан оргкомитет, который возглавил Сергей Борисович Иванов. И буквально недавно было проведено первое заседание этого оргкомитета, где как раз рассматривались основные подходы к реализации Года экологии.

Также было дано поручение Правительству сформировать план мероприятий по проведению Года экологии. И сегодня Дмитрий Анатольевич Медведев, Председатель Правительства, этот план утвердил, подписал этот очень важный документ – План мероприятий по проведению Года экологии в 2017 году.

План мероприятий включает в себя большое количество подразделов, задач, к основным из которых относятся и вопросы, связанные с утилизацией твёрдых бытовых отходов. Действительно, проблемы уже назревшие, я бы сказал, перезревшие.

Вы знаете, что с 1 января 2017 года вступают в силу достаточно жёсткие правила по вторичной переработке, хранению, захоронению или утилизации твёрдых бытовых отходов. В соответствии с этим планом планируется начало строительства современных высокотехнологичных заводов по переработке твёрдых бытовых отходов.

Ещё одно из ключевых направлений – это вопросы, связанные с нашим водным хозяйством. Речь идёт об озёрах, реках, водоёмах, речь идёт, конечно, и о строительстве очистных сооружений, которые должны быть построены для того, чтобы наши водные ресурсы не впитывали загрязнения, которые сегодня попадают в них через стоки и так далее.

Особый подраздел в этом плане мероприятий касается нашего озера Байкал. Это важнейшая наша кладовая чистой воды, которой мы очень гордимся. Поэтому по озеру Байкал есть отдельная программа, которая и сегодня уже частично реализовывается, и будет реализовываться также в 2017 году.

Ещё одним важнейшим направлением является переход на современные доступные новейшие технологии. Речь идёт о модернизации наших промышленных предприятий, которые государство готово стимулировать, оказывать им всяческое содействие через меры государственной поддержки и которые будут переходить на современные технологии – экологически чистые, обеспечивающие и безопасность труда, и безопасность окружающей среды.

Очень важное место в плане отведено, безусловно, нашим лесам. Вы знаете, что и ОНФ, и многие эксперты говорят о том, что у нас, к сожалению, идёт выбывание наших лесов. Надо очень серьёзно поставить под контроль это направление. И не только пожары являются тут виновниками, но это и незаконные рубки, и бесхозные территории, на которые мы сегодня должны обратить особое внимание. Поэтому этому подразделу плана тоже уделяется большое внимание.

Несомненно, это и вопросы, связанные с нашей уникальной территорией Арктики, это то, о чём говорил Дмитрий Анатольевич Медведев. Предусмотрен целый набор, план мероприятий по сохранению нашей арктической экокультуры. По вопросу, связанному с очисткой Арктики, – эти средства тоже предусмотрены в программе.

Ещё одним очень важным направлением в пунктах этого плана является, безусловно, сохранение очень редких краснокнижных видов животных. И здесь у нас уже есть хороший опыт по воспроизводству и сохранению популяции нашего дальневосточного леопарда, амурского тигра, ряда других краснокнижных животных. Планируем в этом году и в следующем активизировать работу по переднеазиатскому леопарду, ряду других животных. Впервые, может быть, не только в Российской Федерации, но и вообще в мире будет выпуск переднеазиатского леопарда в дикую природу.

В целом могу сказать, что это не просто план мероприятий и слова, под этим лежат реальные финансовые ресурсы. Планируется израсходовать порядка 194 млрд рублей на реализацию этого плана. Пропорция инвестиций частных (имеются в виду компании, которые будут в этом участвовать) и федеральных – 85 на 15, то есть федеральный бюджет из 194 млрд потратит 15%, остальное – это средства частных инвесторов, компаний, которые принимают в этом активное участие.

Вопрос: Это на один год средства?

А.Хлопонин: Нет, программа не может быть на один год. Это то, что заложено в программах, и то, что планируется реализовывать через федеральный бюджет, через региональные бюджеты и деньги компаний. Но это не значит, что мы на этом остановимся, это только старт для развития всех этих проектов.

Вопрос: Александр Геннадиевич, расскажите, пожалуйста, как идёт работа по утверждению плана мероприятий по реализации Парижского соглашения по снижению выбросов газов.

А.Хлопонин: Мы находимся в графике, который был утверждён в соответствии с подписанным соглашением. На сегодняшний день мы уже приступили к обсуждению национального плана по его реализации. Я думаю, что к сентябрю этот план будет подготовлен, а дальше вынесен на обсуждение в Правительство, и будем работать.

Вопрос: Александр Геннадиевич, по экологии опять же вопрос. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к недавнему предложению Франции, госпожи Руаяль, отказаться от угольной генерации России?

А.Хлопонин: С точки зрения генераций на долю угля у нас приходится не больше 19%. Если говорить об эмитентах, крупнейших мировых эмитентах парниковых газов, то номер один, или самый крупный эмитент, – это Китай, это порядка 20–23% всех парниковых газов, которые выбрасываются. 13% – это Соединённые Штаты Америки, около 9% – это Европейский союз, около 6% – это Индия, и мы лишь на пятом месте с 5% эмиссии парниковых газов. В структуре этой эмиссии в нашей стране, например, на угольную генерацию приходится всего лишь 19%, а, например, в Китае на угольную эмиссию приходится 73%, в Германии – свыше 50%.

Поэтому здесь речь идёт не об угле (ещё раз говорю, для нас это не является столь страшной проблемой), а вообще в целом об эмиссии и вопросах, связанных действительно с изменением климата.

Ещё раз о позиции Российской Федерации: мы точно так же, как и все страны мира, озабочены этой темой и предпринимаем определённые действия, определённые шаги.

Спасибо большое.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 2 июня 2016 > № 1779124 Александр Хлопонин


Монголия. СФО > Экология. Электроэнергетика > newskaz.ru, 25 мая 2016 > № 1779412 Юрий Винокуров

Слухи и споры вокруг падения уровня воды в Байкале не утихают уже несколько лет, сейчас неравнодушные люди "раскручивают" новую идею о том, что, по их мнению, после строительства гидроэлектростанций на впадающей в Байкал реке Селенге, озеро может повторить печальную судьбу исчезнувшего Аральского моря. Бывший директор Института водных и экологических проблем СО РАН, заслуженный эколог РФ Юрий Винокуров комментирует этот слух просто: "Байкал не высохнет никогда".

Ранее газета "Известия" сообщила, что планы Монголии по строительству гидроэлектростанций на впадающей в Байкал реке Селенге грозят привести к высыханию озера, и если не будут предприняты необходимые меры, озеро может повторить печальную судьбу исчезнувшего Аральского моря. Официальный представитель Минприроды России Николай Гудков заявил РИА Новости, что представители России и Монголии обсуждают во вторник на переговорах в Улан-Баторе риски строительства гидроэлектростанций.

Проблемы Байкала

"Я бы разделил ситуацию вокруг этого на две действительно существующие проблемы: Первая – это дефицит осадков, связанный с цикличностью общей увлажненности региона. Вторая проблема – это влияние человеческого фактора на природу в бассейне Байкала", — сказал Винокуров.

По его словам, учеными и практиками рассматривалась возможность снижения критических отметок уровня Байкала на 20, 30 и 60 сантиметров: с одной стороны из-за уменьшения притоков озера, а с другой для форсирования сработки уровня для работы ангарских гидроэлектростанций.

Эколог напомнил, что когда в прошлом веке для спасения Аральского моря, хотели перебросить часть стока сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию, но к счастью, это осуществить не удалось.

"Палеографические исследования в бассейне Аральского моря показали, что сама природа сможет восстановить его в ближайшее историческое время", — уверен эколог.

Монголия и ГЭС

Юрий Винокуров считает, что Монголия имеет право начать строительство ГЭС на реке Селенга, но этот вопрос требует межгосударственного решения.

"Строительство необходимо увязывать с общими проблемами формирования стока Байкала. Необходимо учитывать особенности его системы, сформировать потребности с монгольской стороны и вместе проработать", — считает эколог.

В настоящий момент на единственной реке вытекающие из Байкала — Ангаре работают четыре гидроэлектростанции: Иркутская, Братская, Усть-Илимская, Богучанская.

Чтобы объективно оценить действенность проводимых мероприятий и эффективность вложенных средств, необходимо развивать систему взаимосвязанного экологического и биологического мониторинга озера Байкал, прозрачного для общественности.

Байкал — одно из величайших озер планеты, озеро "превосходных степеней": самое глубокое (1637 метра), самое древнее (около 25 миллионов лет), с самой разнообразной флорой и фауной среди пресных водоемов. Озеро обладает уникальным по объему и качеству запасом пресных вод (23,6 тысячи кубических километров — более 20% мировых запасов). В 1996 году водоем был включен в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО.

Монголия. СФО > Экология. Электроэнергетика > newskaz.ru, 25 мая 2016 > № 1779412 Юрий Винокуров


Россия > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 19 мая 2016 > № 1761105 Елена Краузова

После дождичка в четверг: как алгоритмы меняют метеоданные

Елена Краузова

обозреватель Forbes

Мы зависим от климата больше, чем нам, возможно, кажется. Ежегодно катаклизмы приносят $250-300 млн экономического ущерба. Как только температура поднимается до 23-30°C, производительность труда падает на 9%. Многолетние наблюдения доказывают, что духота, жара и редкие дожди влияют на итоги политических выборов, поведение и рождаемость. Неудивительно, что IT-компании хотят зарабатывать на предсказаниях погоды. В ноябре 2015 года «Яндекс» запустил тестирование своего сервиса прогноза погоды «Метеум», 18 мая он стал работать по всей стране. О том, как метеоданные меняют бизнес-процессы и рождают новые продукты в IT-отрасли, Forbes поговорил с Андреем Усенко, руководителем «Яндекс.Погоды» с технологией «Метеум».

— Почему «Яндекс» решил развивать технологию прогноза погоды?

— «Яндекс.Погода» появилась больше 10 лет назад. Наша задача — отвечать на вопросы, а погода интересует людей даже больше, чем пробки. Во многих городах о проблемах с трафиком и не слышали, а узнать, будет завтра дождь или солнце, нужно всем. Вначале мы только показывали прогноз погоды от партнеров. Потом стало интересно, смогут ли наши технологии дать более точный прогноз. В команду разработчиков вошли метеорологи. После экспериментов мы поняли, что технологии машинного обучения в сочетании с традиционными методами прогнозирования дают результат, который может конкурировать по качеству с другими прогнозами.

— Конечная цель — увеличение трафика?

— У нас в первую очередь технологическая задача. У«Яндекс.Погоды» всегда была хорошая посещаемость. Но мы понимали, что если мы научимся предсказывать погоду лучше, чем коллеги по цеху, и давать прогноз именно для того места, где находится человек, к нам будут заходить чаще.

— После запуска «Метеума» аудитория «Яндекс.Погоды» выросла?

— Растет. До запуска дневная аудитория не превышала 500 000 пользователей. Сейчас у нас 700 000 установок приложений на iOs и Android, веб-версией пользуются 30 млн человек в месяц.

Интерес к погоде меняется в течение года. Например, его подстегивает рост пробок. Снежный и холодный январь в Москве и во всей центральной России дал нам рекордные показатели — больше 40 млн пользователей веб-версии. Вначале люди ждали, когда их перестанет засыпать, потом — когда уйдут морозы. Проверяли прогноз очень часто. Погода в феврале была ровной — посещаемость упала. А в марте, в первые две солнечных недели, она снова пошла вверх. Трафик погодных сервисов всегда растет перед майскими или новогодними праздниками — люди планируют отдых.

— Для вас это еще и канал для привлечения мобильных пользователей?

— Да, и уже сейчас мобильная аудитория растет динамичнее, чем веб. Чем точнее мы будем, тем чаще пользователь будет сверяться с прогнозом. Тот же путь мы прошли с «Яндекс.Навигатором». Раньше человек мог ночью отправиться домой с работы по МКАД, не заглянув в приложение, и встать в пробку из-за аварии. Теперь он на всякий случай проверит дорожную обстановку перед выездом. В «Яндекс.Погоде» та же идея. Чем чаще человек будет пользоваться смартфоном как «термометром» или для сверхкороткого планирования, тем лучше мы сможем детализировать для него прогноз.

Сервис используют как «термометр» уже сегодня, это видно по отзывам. Люди не выглядывают в окно, чтобы оценить погоду, а смотрят в экран компьютера. Это ставит перед нами сложную задачу точнее предсказывать погоду на коротких временных промежутках. Потому что если мы показываем точный прогноз на ближайшие 15 минут и человек сопоставляет прогноз с тем, что видит за окном, — это повышает доверие к нам.

— Как работает «Метеум»?

— Во всем мире есть очень много методик прогнозирования погоды. Они работают с «большими данными» — нужно свести информацию со спутников, данные с метеостанций, результаты радиозондирования атмосферы и проанализировать источники, косвенно указывающие на погодную обстановку.

Для предсказания погоды в России можно использовать несколько традиционных метеомоделей. Обычно погодные сервисы на этом останавливаются. Мы делаем еще один шаг — сопоставляем новые данные с данными о погоде в прошлом. То есть сегодня мы смотрим, что наша модель спрогнозировала вчера и где она ошиблась. Сопоставляя данные прогноза и реальные погодные данные, механизмы машинного обучения выявляют закономерности, чтобы еще точнее скорректировать прогнозы.

— Какие источники данных вы используете?

— У нас несколько источников данных — спутниковые снимки с европейских, американских и российских спутников, информация от Гидрометцентра России, финской компании Foreca. У нас есть и свои данные, например, из «Яндекс.Карт» — о застройках. Из этой разрозненной информации составляются начальные условия для метеомодели. На ее основе мы составляем прогноз и сравниваем с тем, что дают две другие системы — Weather Research and Forecasting и Global Forecast System.

— Неразвитая сеть метеостанций в России стала проблемой?

— В России около 2500 профессиональных станций в сети «Росгидромета». Конечно, чем больше, тем лучше. Но есть альтернативные источники данных наблюдений — например, данные сотовых вышек операторов о силе сигнала, сообщения от пользователей. Любой человек может сообщить нам, насколько мы сейчас точны. Можно отправить жалобу на неправильный прогноз — через форму на сайте «Яндекс.Погоды» или через приложение. Энтузиасты в небольших городах дают нам данные, которые мы не можем получить иначе. Владельцы мобильного приложения помогают еще больше — например, мы планируем использовать данные с барометров в мобильных телефонах. Не исключено, что в будущем пользователи смогут подключать и домашние метеостанции.

Преимущество этих данных в их объеме, в них распознаются «сигналы» — так на языке анализа данных называются факторы, которые могут заметно влиять на точность прогноза. В «сигналах» как раз преимущество технологий работы с «большими данными» — без новых инвестиций в инфраструктуру, анализируя косвенные данные, можно улучшить прогноз только за счет алгоритмов.

— Насколько сложно вовлечь пользователей в улучшение прогноза погоды?

— С первых дней после анонса «Метеума» и до сих пор мы получаем несколько тысяч сообщений ежедневно. В погодных сервисах краудсорсинг работает иначе, чем в картографических. Если человек «разрисует» парк скамейками, то он почти сразу (после быстрой премодерации) увидит результат труда. В погоде так быстро увидеть, как ты «увековечил» себя, не получится. Твои данные вливаются в общий поток фактов, чтобы улучшить алгоритмы. «Награды» в виде какого-то графического доказательства нет.

— Были идеи интегрироваться с уже запущенными социальными сервисами мониторинга погоды? Например, петербургский проект Narodmon уже пять лет позволяет подключать свои датчики и веб-камеры синоптикам-любителям.

— Честно говоря, пока до этого не дошли руки. Для нас сейчас важнее всего вовлечь в работу свою аудиторию.

— Ваше обещание улучшить точность прогноза на 35% многие восприняли как маркетинговый ход.

— Действительно, было много шума. На самом деле эта цифра относится только к такой оценке, как «количество больших ошибок в температурном прогнозе». «Больших» — это значит больше чем на 3-5°C. Вообще такие ошибки редки, серьезные промахи встречаются только в 5-7% случаев. Так вот если сопоставить абсолютное число таких ошибок в 24-часовом прогнозе у нас и у конкурентов, то действительно мы можем быть на 35% точнее. Нужно понимать, что метрик точности прогноза очень много. Кроме точности прогноза температуры важно предсказывать параметры ветра, облачности и осадков.

— Удалось узнать что-то новое о погоде в России?

— Мы как-то ради интереса посмотрели статистику за последние годы. Самыми дождливыми неожиданно оказался не Петербург, а Северо-Курильск и Сочи, а самыми солнечными — Чита и Хабаровск. Это не «Метеум». Тут важно сказать о методике. Мы посмотрели погоду в утреннее и дневное время суток, когда люди наиболее активны. Можно придумать и другие критерии — например, считать по длине солнечного дня, тогда города будут другими.

Для тестирования «Метеума» мы выбрали 36 регионов в Центральной России, потому что нам нужны были регионы с относительно ровным климатом. На юге, например, сложный рельеф, на северо-западе вносит коррективы морской климат. Мы проверили технологию в боевых условиях на них и сейчас готовы запускаться на всю Россию.

— А есть ли какие-то особенности, как в России «потребляют» прогнозы погоды?

— Интересно, что люди в разное время года по-разному следят за осадками, например. Зимой они не особенно всех интересуют — ну, выпал снег, засыпало машину, что делать. Летом стараются заранее узнать обо всех дождливых днях. Другой любопытный факт, что люди ругаются на прогнозы, даже если они быстро корректируются. Например, выходные в середине апреля должны были быть теплыми и солнечными. Потом появились новые данные наблюдений, оказалось, что будет дождь и прохладно. В пятницу вечером откорректированный прогноз был доступен, но люди, спланировав поездку на природу или прогулку по Москве, уже не проверяли его. За эти выходные на нас обрушился поток упреков.

— Где могут использоваться более точные прогнозы погоды?

— Очевидное применение — сельское хозяйство. У нас огромные территории угодий вдали от городов, где обычно погода предсказывается довольно точно. Если фермер распылил удобрения над полем, а через два часа пошел дождь, для него это прямые убытки. Мы работаем как раз над максимально локальными прогнозами.

Энергетики, зная, когда ждать обледенения проводов, могут лучше планировать график работы ремонтных бригад. Для дорожных работников можно рассчитывать, когда температура воздуха на уровне асфальта (а она отличается от температуры воздуха на высоте 2-3 м) перейдет критичную отметку. В сочетании с прогнозом по осадкам это позволит экономно и эффективно использовать антигололедные реагенты.

Ритейл давно использует погодные данные, чтобы планировать завоз тех или иных продуктов. Понятно, что в прохладную погоду лучше рекламировать горячие пирожки, а в жару — мороженое. Реклама сработает, если будет совпадать с погодными условиями, но более точный метеопрогноз позволит также рассчитать, сколько надо привезти на торговую точку пирожков и мороженого. Много потенциальных применений в маркетинге. Я видел на одном горном курорте табло, на котором кофейня показывает высоту снежного покрова на склоне в виде шапки пены на кофе. Прогноз погоды помог бы заведению задавать значения заранее.

— Метеоданные уже используются в других продуктах «Яндекса»?

— Мы даем доступ к прогнозам через «Яндекс для медиа», есть мысль использовать «метеотаргетинг» для контекстной рекламы. Мы планируем работать RTB-системами, где ставки на рекламные показы об отдельных категориях товаров могут варьироваться в зависимости от погоды. И вообще, люди больше покупают в плохую погоду, так что метеоданные могут, скажем, повышать цены на торгах в дождливый выходной и понижать в теплый субботний вечер. Думаю, метеоданные со временем будут учитываться в подаче информации в «Яндекс.Маркете». Они могут использоваться и в «Яндекс.Расписаниях», и в «Яндекс.Авиабилетах» — информация об осадках, например, позволит вовремя предугадать, что рейс задерживается и сообщить об этом пользователю. Мы уже понимаем, что данные о погоде помогут улучшать сообщения о пробках в «Яндекс.Навигаторе», но пока только начинаем эксперименты.

— Сторонним компаниям вы будете отдавать данные по подписке?

— Скорее, с любым заказчиком мы будем начинать с исследования «под ключ». Есть немного кейсов, которые можно предложить бизнесу на основе наших данных для пользователей — под каждую задачу набор метрик нужно адаптировать. В дальнейшем мы можем создавать сервисы на основе нашего API с круглосуточным обновлением данных для заказчиков. Стоимость таких данных во многом будет зависеть от объема дополнительной работы и специфики исследования.

— Уже есть потенциальные партнеры?

— У нас есть несколько экспериментов, но я не могу раскрывать детали. К некоторым компаниям мы приходили сами, потому что нам было интересно поэкспериментировать. Например, разговаривали с некоторыми ритейлерами. Думаю, через один-два года мы уже сможем говорить не об экспериментах, а о стабильной монетизации b2b-направления. Мы не планируем выбирать между рекламной или b2b-моделью, они не каннибализируют друг друга.

— Это встраивается в стратегию «большие данные для бизнеса»?

— Во всем мире компании переносят данные из физической реальности в цифровую, чтобы обрабатывать их огромные массивы и использовать для улучшения бизнес-процессов и жизни обычных людей. И в анализ метеоданных приходят игроки, чья экспертиза изначально была основана на алгоритмах, — например, IBM. Для нас движение в этом направлении тоже было логичным шагом. Мы хотели бы стать в России одной «точкой входа» метеоданных из повседневной реальности в мир алгоритмов.

— В общем, есть шанс, что анекдоты о синоптиках устареют?

— Может быть, но вряд ли они исчезнут. 100-процентная точность в предсказаниях погоды недостижима, но к ней надо стремиться. Даже если мы сможем делать точную детализацию часового прогноза температуры, нас будут корить за отклонения в пределах 15-20 минут. Задача прогнозирования погоды до сих пор настолько сложна, что тут «нет предела совершенству».

Россия > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 19 мая 2016 > № 1761105 Елена Краузова


Франция. Россия. Весь мир > Экология > premier.gov.ru, 13 мая 2016 > № 1750507 Александр Хлопонин

Рабочая встреча Дмитрия Медведева с Александром Хлопониным.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вы не так давно посетили Нью-Йорк в рамках той большой работы, которая велась международным сообществом по подготовке новых соглашений в области климата, защиты экологических стандартов на всей планете. У нас есть свои обязательства в этой сфере, в том числе основанные на общих международных подходах. Я изменил документ, который был ранее принят, – план мероприятий по сокращению объёма выбросов парниковых газов до уровня 75% объёма выбросов в 1990 году. Мы отталкиваемся, как известно, от 1990 года. Но здесь есть целый ряд изменений, касающихся того, как мы будем работать в свете тех обязательств, которые мы взяли на себя. Расскажите, пожалуйста, как будет организована эта работа.

А.Хлопонин: Дмитрий Анатольевич, тот документ, который Вы подписали сегодня, идёт в развитие климатической доктрины, принятой в нашей стране в 2009 году, и указа Президента, который был подписан в сентябре 2013 года, где было дано поручение как раз разработать план мероприятий.

Подписанный Вами сегодня документ вносит в тот план мероприятий два основных изменения.

Одно изменение касается разработки методики определения размеров выбросов не только прямых, но и косвенных, – то, чего у нас не было в предыдущих методиках. Также он предполагает разработку нового федерального закона, который регулировал бы выбросы в части, касающейся в том числе и квалификации самих парниковых газов. Хочу сказать, что по нашей классификации на сегодняшний день из семи парниковых газов к вредным относятся только три, а четыре не относятся. Например, двуокись углерода тоже не относится к вредным выбросам.

Д.Медведев: И сейчас мы эту классификацию будем менять. В результате этих изменений у нас будет более жёсткий, как я понимаю, контроль и за другими видами газов, которые ранее к этой классификации не относились, так?

А.Хлопонин: Безусловно, Дмитрий Анатольевич. В дополнение к этому мы определяем методику учёта поглощающей способности наших бореальных лесов (тех лесов, которые частично поглощают двуокись углерода).

Д.Медведев: А двуокись углерода у нас не относилась к числу опасных газов?

А.Хлопонин: По нашей классификации, по нашей методике – нет.

Д.Медведев: То есть СО2 считался совершенно допустимым?

А.Хлопонин: Да. Также, как Вы отметили, в соответствии с Вашим поручением я принимал участие в подписании Парижского соглашения об изменении климата от имени Российской Федерации на Генеральной Ассамблее ООН. В рамках этого соглашения мы взяли на себя три основных обязательства. Одно обязательство касается того, чтобы не только сократить объём выбросов до 75% уровня 1990 года. Мы более жёсткие обязательства на себя взяли: если 75% – к 2020 году, то к 2030 году уже 70%. Плюс мы взяли на себя обязательства совместно со всеми странами-участницами соглашения удерживать темпы прироста температуры в XXI веке не более 2%. Это достаточно жёсткое обязательство. И третье – участвовать в оказании содействия развивающимся странам в обеспечении их технологиями, а также участвовать в создании международного фонда, направленного на содействие развитию технологий в развивающихся странах. Хочу отметить, что Российская Федерация не является самым большим загрязнителем в мире. Из всех эмитентов атмосферы мы занимаем пятое место, а лидеры у нас в этом плане – Китай (больше 22%), Соединённые Штаты Америки (более 13%), Евросоюз (более 9%), Индия (более 5%), а мы – лишь только на пятом месте – более 4%. Поэтому взятые нами обязательства достаточно жёсткие, и я Ваше поручение выполнил.

Теперь нам предстоит этап ратификации данного соглашения. Для этого мы, во-первых, должны посмотреть, как наши коллеги будут его ратифицировать, на какие условия пойдут. И второе: мы должны разработать и принять два нормативных акта. Один акт касается национальной стратегии низкоуглеродного развития в нашей стране. И второй документ – национальный план адаптации к изменениям климата. Мы сейчас работаем над этими документами. У нас по Вашему поручению срок два года по первому документу, а национальный план адаптации мы должны до конца года Вам представить, это будет сделано.

Мы в ближайшее время планируем проведение совещания и с представителями общественных организаций, и с представителями бизнеса, потому что есть разные точки зрения. Мы проводили совещание в Кемеровской области, где есть определённые опасения у представителей угольной отрасли и металлургических компаний, которые опасаются таких жёстких регулирований. Поэтому мы хотим всесторонне взвесить эти подходы и Вам уже, Дмитрий Анатольевич, всю информацию доложить.

Д.Медведев: Так и нужно поступить. Надо прямо сказать, что экологическая проблематика, и в том числе вопросы изменения климата, может быть, лет 10–15 назад ещё не в такой степени волновала наших людей. Сейчас реально волнует, это те вопросы, которые нам всегда задают. «Что происходит у нас? Посмотрите на атмосферу, которая рядом с нашим городом, выбросы, которые предприятия делают, и так далее». То есть эта тема стала одной из центральных тем общественной повестки дня, и мы обязаны это учитывать при принятии решений, в том числе связанных с известными международными решениями по изменению климата. Но, с другой стороны, эти решения не должны поставить заслон нашему развитию, и это всегда выбор между необходимостью соблюдать экологические стандарты, а с другой стороны, дать возможность развиваться нашей промышленности.

Надеюсь, что вы таким образом организуете работу, чтобы подготовить сбалансированные решения.

Франция. Россия. Весь мир > Экология > premier.gov.ru, 13 мая 2016 > № 1750507 Александр Хлопонин


Россия. СФО. ДФО > Экология > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750519 Владимир Пучков

Совещание по вопросам ликвидации последствий природных пожаров.

Владимир Путин провёл совещание в формате видеоконференции по вопросам ликвидации последствий природных пожаров в ряде регионов страны. На связь с главой государства вышли руководители Амурской области, Забайкальского края и Бурятии, а также представители МЧС России.

В стране в настоящий момент действует несколько десятков лесных пожаров, особо тяжёлая ситуация складывается в Амурской области, Бурятии и Забайкальском крае.

* * *

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Собрал Вас для того сегодня, чтобы поговорить о том, как идёт работа по борьбе со стихийным бедствием – пожарами.

Я когда ещё был на космодроме Восточный, уже тогда с вертолёта было видно, что в некоторых местах дымит. Здесь и природа, конечно, нас испытывает на прочность: ветер большой, температуры большие.

Но, к сожалению, как часто бывает, события подобного рода связаны ещё и с деятельностью человека, носят рукотворный характер, имею в виду пал травы. Мы каждый год об этом говорим. Тем не менее не удаётся предотвратить такого негативного развития, которое мы наблюдаем сегодня.

Амурская область, Бурятия и Забайкальский край страдают особенно – тысячи гектаров леса горят. Давайте сегодня поговорим о том, что делается. Знаю, что созданы и межведомственная рабочая группа, и ведётся космический мониторинг ситуации.

Хотел бы от Вас услышать, что предпринимается конкретно и что планируется сделать в ближайшее время, имея в виду также и наступающий период летних отпусков. И в этом смысле нужно, конечно, особое внимание уделить профилактике пожаров и других возможных негативных природных явлений, с тем чтобы обеспечить нормальную ситуацию в местах отдыха граждан.

Давайте начнём работать.

В.Яцуценко: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

На территории Российской Федерации, по данным Рослесхоза, в 8 субъектах действует 116 очагов природных пожаров. Наибольшее количество из них зафиксировано в Амурской области, Республике Бурятия и в Забайкальской крае, в которых уже сегодня введён режим чрезвычайной ситуации в лесах.

Органы управления и силы МЧС России в данных регионах функционируют в режиме чрезвычайной ситуации, проведено наращивание группировки сил. Дополнительно перебрасываются силы парашютно-десантных подразделений Авиалесохраны и аэромобильной группировки МЧС России. Применяется авиационная группировка в количестве 45 воздушных судов от РСЧС и 24–х – от МЧС России, оборудованных водосливными устройствами для тушения природных пожаров.

Основные усилия сосредоточены на защите населённых пунктов, объектов экономики и инфраструктуры. Эффективное применение самолётов Бе–200ЧС совместно с наземной группировкой пожарно-спасательных подразделений позволили только за прошедшие сутки на территории Российской Федерации не допустить распространения природных очагов на 70 населённых пунктов.

Вместе с тем с начала пожароопасного периода имели место случаи перехода пожара на жилые дома в четырёх населённых пунктах трёх субъектов Российской Федерации. Пожарно-спасательным подразделениям удалось оперативно провести эвакуацию населения и ликвидировать возгорание.

Оказывается адресная помощь и поддержка гражданам, потерявшим жильё, проводится дознание. В настоящий момент одной из причин является несанкционированный пал растительности, в том числе и при неблагоприятных погодных условиях.

На базе Национального центра [управления в кризисных ситуациях МЧС России] организована работа межведомственной рабочей группы по контролю за лесопожарной обстановкой. Информация по термоточкам в кратчайшие сроки доводится в органы исполнительной власти, в том числе и до муниципальных образований.

Только за прошедшие сутки зафиксировано более 700 термоточек. Непрерывно ведётся моделирование обстановки с учётом прогнозов погодных условий по наихудшему сценарию. Органы управления сил и средств функциональных и территориальных подсистем продолжают работу по ликвидации природных пожаров. Обстановка находится на круглосуточном контроле Национального центра.

Доклад закончил. Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Мы потом ещё вернёмся к работе МЧС. Давайте послушаем коллег из регионов.

Марина Владимировна, пожалуйста, Амурская область.

М.Дедюшко: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Губернатор Амурской области уже третьи сутки находится на территории горимых районов. Он встречается с людьми, контролирует работу органов местного самоуправления по обеспечению пострадавших жильём, по обеспечению продуктами питания.

При организации селектора не удалось ликвидировать сбой связи, поэтому позвольте мне приступить к докладу.

В.Путин: Пожалуйста.

М.Дедюшко: В связи со сложной пожароопасной обстановкой на территории области с 7 мая введён режим чрезвычайной ситуации. С начала пожарного сезона на территории Амурской области зарегистрировано 284 лесных пожара на общей площади 138 тысяч гектаров. Это менее одного процента общей площади территории области.

Большая часть возникающих пожаров, именно 75 процентов, ликвидирована в течение первых суток после обнаружения. За прошедшие сутки на время 8 часов утра на территории области зарегистрировано 38 природных пожаров. На сегодняшний вечер остаётся уже 24 лесных пожара.

Из 29 районов области наиболее сложная обстановка на четырёх территориях: в Свободненском, Мазановском, Шимоновском и Зейском районах. Причины – Вы действительно правильно назвали – это высокая температура, до 25 градусов, нехарактерная для этого времени года, почвенная засуха, сильные ветры, которые беспрерывно дули в течение пяти суток, до 16–20 метров в секунду.

Сейчас обстановка находится под контролем, и на настоящий момент в области угроз населённым пунктам нет. Ветер стихает, начались дожди.

На тушении пожаров по области задействовано 968 человек, 184 единицы техники, четыре вертолёта Ми–8, три самолёта Ан–2, два самолёта Бе–200. Дополнительно к имеющейся группировке приведены в готовность 332 единицы техники для подвоза воды, 618 единиц тракторно-бульдозерной техники.

Подготовлены к реагированию 558 подразделений добровольной пожарной охраны общей численностью 2,5 тысячи человек. Имеют они на вооружении 438 единиц техники, дежурят круглосуточно. Из сотрудников охотобществ созданы группы для тушения пожаров общей численность 226 человек.

После проведённого Владимиром Андреевичем Пучковым селекторного совещания группировка Амурской области дополнительно усилена за счёт федерального центра из соседних субъектов в количестве 285 человек.

Хотелось бы выразить огромную благодарность Министру МЧС России за такую поддержку. К нам уже оперативно прибыли десантники федерального резерва Рослесхоза, спасатели Дальневосточного регионального центра МЧС России, лесопожарных служб Хабаровского края и Еврейской автономной области. Просьба губернатора области: оставить эти группировки на территории области до полной стабилизации ситуации.

Наши потери. К сожалению, у нас есть потери: в селе Малиновка сгорело пять жилых домов. Проживает пять семей в количестве 11 человек, в том числе и один ребенок. Пострадавших людей нет. Жителям уже выплачено по 150 тысяч рублей на семью. Жители на проживание размещены у родственников и в малосемейном общежитии, оборудованном спальней, душем и кухней.

И в селе Заречная Слобода Зейского района сгорело 11 жилых домов, в которых проживало 13 семей. Это 32 человека, в том числе четверо детей. Пострадавших тоже нет. Жителям тоже оперативно выплачено 150 тысяч рублей на семью.

Семьи все размещены у родственников или им предоставлено место, 10 человек размещены в общежитии гостиничного типа с обеспечением питанием. Все они, ещё раз повторю, обеспечены продуктами питания, предметами первой необходимости. За ними закреплен автобус.

Уже сегодня на территории работают наши строители, подготовлены необходимые документы для предоставления мер по социальным выплатам на приобретение или строительство жилья из резервного фонда области. И мы гарантируем, что в срок до 1 сентября текущего года пострадавшие будут обеспечены жильём.

Уважаемый Владимир Владимирович, доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Наталья Николаевна, пожалуйста, Забайкальский край.

Н.Жданова: Уважаемый Владимир Владимирович!

На территории Забайкальского края на сегодня действует 37 лесных пожаров на площади 13148 гектаров в 13 районах. За сутки ликвидировано пять пожаров на общей площади 354 гектара и локализовано десять пожаров общей площадью 3600 гектаров.

На тушение пожаров задействовано 1062 человека и 176 единиц техники. Переход огня на населённые пункты не допущен, угрозы населённым пунктам нет.

В сравнении с аналогичным периодом прошлого года удалось сократить количество термоточек на 4800 возгораний и количество природных пожаров на 698 очагов.

Авиамониторинг лесопожарной обстановки проводится 12 воздушными судами региональной подсистемы ликвидации и предупреждения чрезвычайных ситуаций и шестью беспилотными летательными аппаратами МЧС и МВД России. В связи с осложнением лесопожарной обстановки коэффициент кратности авиапатрулирования увеличен в 1,3 раза.

Группировка сил в настоящее время увеличена на 73 сотрудника парашютно-десантной пожарной службы федерального резерва. 10 мая направлено обращение в Россельхоз на выделение ещё ста сотрудников парашютно-десантной пожарной службы. Для тушения лесных пожаров и защиты населённых пунктов привлечена авиация МЧС России: один самолёт Бе–200, два вертолёта Ми–8 и самолёт Ил–76.

Нужно сказать, что все наши обращения за помощью поддерживаются и помощь оказывается своевременно и в полном объёме. В настоящее время на территории края введён особый противопожарный режим. И с 6 мая действует режим чрезвычайной ситуации в лесах.

Продолжается и ещё больше усиливается профилактическая работа. Для её проведения, а также для своевременного обнаружения и тушения ландшафтных пожаров созданы и работают 369 патрульных групп в муниципалитетах, 820 патрульно-маневренных групп в населённых пунктах, 105 маневренных групп в организациях, активно задействуется институт сельских старост.

В выходные и праздничные дни на территории края дополнительно работали межведомственные патрульные группы исполнительных органов государственной власти, все дежурные силы пожарной охраны Федеральной противопожарной службы и Забайкалпожспаса находятся на постах наблюдения на границах населённых пунктов. Всего таких постов на сегодня выставлено 142.

За всё время вынесено 365 постановлений на общую сумму штрафов 226 тысяч рублей. Эти постановления выносились сотрудниками надзорной деятельности МЧС, сотрудниками пожарного надзора в лесах, сотрудниками полиции. Возбуждено уголовное дело по факту поджога сухой растительности.

В настоящее время на территории края установился четвёртый класс пожарной опасности в 23 муниципальных районах. С учётом неблагоприятного метеопрогноза, который обусловлен штормовым предупреждением в связи с усилением ветра, все мероприятия, профилактическая работа усилены, находятся на постоянном контроле. В ежедневном режиме заседает межведомственный оперативный штаб.

Силы и средства есть, есть понимание необходимости локализации ситуации и недопущения распространения огня, особенно с учётом приближения летней оздоровительной кампании, прежде всего наших детей и подростков, и, самое главное, осознание недопущения угрозы пожаров населённым пунктам. Работа ведётся, ситуация на контроле.

Владимир Владимирович, доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Бурятия – пожалуйста, Вячеслав Владимирович.

В.Наговицын: Уважаемый Владимир Владимирович!

Пожароопасный сезон в Республике Бурятия начался 8 апреля, а 6 мая в лесах Республики Бурятия в связи с ухудшением пожароопасной ситуации был введён режим чрезвычайной ситуации.

Республикой при подготовке к пожароопасному сезону 2016 года были учтены все проблемы, с которыми мы столкнулись в 2015 году. Эти проблемы нами многократном обсуждались на уровне Рослесхоза, Министерства природных ресурсов Российской Федерации, Сибирского федерального округа. Я хочу выразить слова глубокой благодарности всем нашим коллегам за глубокое рассмотрение проблем, приятие очень правильных, своевременных решений.

В республике со всеми районными администрациями мы перед пожароопасным сезоном провели учения по порядку развёртывания сил и средств и реагирования на различные лесные ситуации.

В зимнее время у нас прошли обучение специалисты лесничеств по теме «Организация тушения лесных пожаров». Всего 190 руководителей были подготовлены к пожароопасной ситуации.

Увеличена численность республиканской парашютно-десантной патрульной службы до 130 человек. Все десантники прошли тренировочное десантирование.

Разработан и утверждён сводный план тушения лесных пожаров. В рамках этого плана нами заключено 456 договоров на привлечение сторонних организаций для тушения лесных пожаров в 2016 году. Комиссионно проверена работоспособность техники арендаторов и готовность их людей работать в лесу на пожарах.

При поддержке Рослесхоза до начала пожароопасного сезона в республике сформирован федеральный резерв десантников в количестве 50 человек, что сразу же дало результат: при сопоставимых, в общем–то, условиях 2015–2016 годов количество пожаров у нас снизилось по площади в два раза. Таким образом, по инициативе Рослесхоза в Бурятии отработан вопрос по задействованию указанной группировки до наступления режима чрезвычайной ситуации.

Но особый результат этого эксперимента мы увидели 10 мая. У нас 8 мая была относительно благополучная обстановка, количество пожаров не превышало 2,8 тысячи гектаров. А с 9 на 10 мая у нас был шквальный ветер 23 метра в секунду, и это небольшое количество пожаров разбросало на огромные площади. Мы вынуждены были отводить в ночь людей от пожаров, поскольку была реальная опасность и угроза для наших людей.

В настоящее время у нас на контроле находится 33 лесных пожара на площади 20,8 тысячи гектаров, из них уже локализовано шесть пожаров. Все пожары обслуживаются, на всех находится необходимое количество людей и техники.

Непосредственно в тушении лесных пожаров задействовано 1086 человек и 241 единица техники. За прошедшие сутки группировка по людям была увеличена, 10–го числа, более чем в два раза, по технике – в три раза. По состоянию на текущее время угрозы населённым пунктам и объектам экономики нет.

На региональном уровне отлажен механизм взаимодействия с МВД, МЧС и муниципалитетами. В целях стабилизации лесопожарной обстановки в рамках соглашения и взаимодействия с Минприроды России и Рослесхозом, Сибирским федеральным округом в республику дополнительно привлечено 80 человек федерального резерва ФВО «Авиалесоохрана».

В ближайшее время ожидается прибытие дополнительно ещё 82 человек парашютно-десантной службы приволжской группировки из Казани. Для переброски личного состава задействована авиация МЧС России.

С момента введения режима чрезвычайной ситуации в республике запрещён доступ людей в лес. В рамках контроля и профилактики за лесопожарной обстановкой силами республиканского агентства лесного хозяйства, МВД по Республике Бурятия организована работа по патрулированию лесных массивов на территории районов республики.

С начала обострения ситуации принято к рассмотрению 322 протокола об административных правонарушениях за нарушение правил пожарной безопасности в лесах. К административной ответственности привлечено 75 лиц, из них 36 граждан и 37 должностных лиц, одно юридическое лицо.

Сегодня ситуация находится на контроле, угрозы населённым пунктам и объектам экономики нет. Все пожары обслуживаются согласно установленным нормативам по людям и технике. Сил и средств с учётом оказанной республике со стороны Рослесхоза и МЧС помощи достаточно.

В.Путин: Спасибо.

Рядом с вами я вижу руководителя агентства лесного хозяйства. Пожалуйста, Иван Владимирович, Вам слово.

И.Валентик: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

В предыдущих докладах были приведены цифры, характеризующие обстановку с природными пожарами в стране. Их причины весной всегда имеют антропогенный характер, и при этом в весенний период наиболее сложные лесные пожары возникают в основном в результате запрещённых палов сухой травы.

Сегодня среди регионов Российской Федерации с высокими классами пожарной опасности как раз три региона, которые участвуют в селекторном совещании – это Амурская область, Республика Бурятия и Забайкальский край, – находятся в достаточно непростой ситуации, но находящейся под контролем. На долю указанных регионов сегодня приходится 53 процента от общего количества действующих лесных пожаров и 95 процентов их площади.

Осложнение ситуации в значительной степени пришлось, как уже докладывали мои коллеги из регионов, на последние двое суток в связи с резким повышением классов пожарной опасности по условиям погоды, в частности с резким усилением ветровой нагрузки.

Несмотря на введённый Правительством Российской Федерации в ноябре прошлого года запрет на сельхозвыжигания и принимаемые уполномоченными органами меры по обеспечению его соблюдения, население и сельхозтоваропроизводители пока ещё не отказываются от этой порочной практики, хотя определённая динамика здесь уже наблюдается.

В апреле 2015 года на совещании в Абакане, которое Вы, уважаемый Владимир Владимирович, проводили по итогам трагических событий в Республике Хакасия и Забайкальском крае, когда погибли люди и были уничтожены жилые дома, поручали заинтересованным ведомствам выработать и реализовать комплекс мер предупредительного характера, для того чтобы не допустить повторения подобной ситуации в будущем.

И в целях исполнения этого поручения при подготовке к текущему лесопожарному сезону, как раз в целях недопущения негативного развития лесопожарной обстановки на территориях, находящихся в зоне особого риска регионов страны, прежде всего Сибири и Дальнего Востока, мы выстроили и разработали систему упреждающего маневрирования силами федерального резерва ФБУ «Авиалесоохрана».

Федеральный резерв в прошлом сезоне, по мнению регионов, показал достаточно высокую эффективность. Были такие оценки и со стороны независимых общественных организаций, и добровольцев, которые принимали участие в тушении пожаров в Прибайкальском регионе. И в этой связи Правительством Российской Федерации по итогам селекторного совещания, которое в сентябре проводили совместно вице-премьеры Хлопонин и Рогозин, было дано поручение увеличить группировку федерального резерва «Авиалесоохраны» с 700 до 1000 человек.

В настоящее время мы практически закончили решение всех кадровых вопросов, набрали и обучили людей, сделали им необходимые прививки от энцефалита и другие необходимые процедуры. И планируем завершить эти мероприятия по увеличению группировки до 1000 человек в ближайшее время, для того чтобы они были полностью готовы уже к наиболее острому периоду лесопожарного сезона, который традиционно приходится на июль и август.

В рамках формирования системы такого упреждающего маневрирования мы до начала пожароопасного сезона – имею в виду Федеральное агентство лесного хозяйства – с губернаторами 21 наиболее горимого региона Сибири и Дальнего Востока заключили соглашение. При этом два региона вышли инициативно с этим предложением – это Кабардино-Балкария и Республика Коми.

Предложили мы такое соглашение Республике Крым, ввиду того что планируется высокая антропогенная нагрузка, и достаточно высокие классы пожарной опасности прогнозируются как раз в пик, когда туристы из России поедут в Крым, для того чтобы отдыхать там на курортах. Поэтому сейчас это соглашение рассматривается в правительстве Республики Крым. Надеемся, что оно в ближайшее время будет подписано.

Этот механизм позволяет задействовать наших десантников на локализации возгораний на малых площадях, что снижает затраты на тушение пожаров и причиняемый ими ущерб. Подобный механизм превентивного реагирования в 2015 году мы отработали с Республикой Саха (Якутия) – одним из наиболее горимых регионов страны. В результате площадь, пройденная огнём, была значительно снижена.

Необходимо отметить, что в 2016 году субъектами Российской Федерации на реализацию переданных полномочий в области лесного хозяйства выделено более 21 миллиарда рублей, в том числе в полном объёме до начала пожароопасного сезона доведены лимиты на охрану лесов от пожаров – это 4 миллиарда рублей. Проведена ревизия всех сводных планов тушения лесных пожаров с проверкой правоустанавливающих документов, подтверждающих наличие и исправность сил и средств. Введена ответственность руководителей органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций и лиц, использующих леса, за включение в планы тушения лесных пожаров недостоверных сведений.

В связи с осложнением пожароопасной ситуации на территории Забайкальского края, Республики Бурятия и Амурской области, а также с прогнозируемым ухудшением пожароопасной обстановки из–за высокой температуры воздуха и усиления порывов ветра в настоящее время выделены дополнительные средства из нераспределённого резерва субвенций Рослесхоза на тушение лесных пожаров в сумме 175 миллионов рублей. Тем самым мы реализуем принцип упреждающего авансирования мероприятий на профилактику тушения лесных пожаров, а не на компенсацию затрат, которые очень часто выливаются в кредиторскую задолженность.

В Амурскую область, Бурятию и Забайкальский край обеспечена переброска 360 работников федерального резерва «Авиалесоохраны» и ПДПС субъектов Российской Федерации в рамках межрегионального маневрирования. На основании решения правкомиссии по чрезвычайным ситуациям в указанных регионах совместно с МЧС России обеспечено наращивание необходимой группировки сил и средств.

На основании прогноза пожарной опасности в связи с установившейся тёплой погодой на период 11 и 14 мая 2016 года высокий и чрезвычайный классы пожарной опасности, четвёртый и пятый, ожидаются в следующих субъектах Российской Федерации, причём они находятся в разных федеральных округах. На северо-западе это Карелия и Архангельская область. В Центральном федеральном округе это Тверская область и Ярославская область. В Сибирском федеральном округе это Иркутская область, Забайкальский край, Республика Бурятия. И в Дальневосточном федеральном округе это всё ещё Амурская область, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край и Еврейская автономная область.

Учитывая данный прогноз, Минприроды России совместно с Рослесхозом и регионами отработало все необходимые профилактические мероприятия, направленные на эффективное противодействие лесным и природным пожарам.

Доклад окончен. Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Попрошу Министра МЧС обобщить всё, что мы сейчас услышали от коллег из регионов.

Пожалуйста, Владимир Андреевич.

В.Пучков: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Согласно Вашим указаниям и принятым решениям Совета Безопасности Российской Федерации МЧС России совместно с федеральными структурами осуществляет мероприятия по предупреждению и своевременному тушению природных пожаров, защите населённых пунктов и социальной инфраструктуры, а также объектов экономики на территории страны.

Во–первых, организована энергичная работа Национального центра управления кризисных ситуаций совместно с комиссиями по ЧС регионов нашей страны и едиными дежурно-диспетчерскими службами в муниципальных образованиях.

Реализуются во всех субъектах Российской Федерации требования современного законодательства. Планы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, вызванных природными пожарами, выполняются практически в полном объёме, и выполняется положение сводных планов по тушению пожаров. Сформирована мощная группировка сил и средств, которая объединяет федеральную группировку МЧС России, Министерство внутренних дел, Министерство обороны и других федеральных структур, а также все службы регионов нашей страны.

Во–вторых, продолжается энергичная работа контрольно-надзорной и профилактической работы как важнейшего элемента предупреждения пожаров и обеспечения безопасности жизнедеятельности населения.

С начала пожароопасного сезона территориальными органами МЧС России совместно с нашими коллегами организовано более 11,5 тысячи рейдов в составе межведомственных групп, приняты конкретные решения, которые позволили улучшить состояние противопожарной защиты и населённых пунктов, и социальной инфраструктуры, и объектов экономики. Усилена разъяснительная работа по вопросам поведения при угрозе и возникновении природных пожаров, а также правилам соблюдения пожарной безопасности и выполнению всех профилактических мероприятий.

В–третьих, в целях стабилизации обстановки в Сибири и на Дальнем Востоке проводится усиление группировки сил, продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в лесах и режим ЧС в органах управления в 16 субъектах Российской Федерации. Развивается система непрерывного космического мониторинга, привлекается авиация, в том числе беспилотная, которая позволяет нам строить модели и своевременно принимать необходимые решения по переброске сил, средств и техники. Организовано патрулирование населённых пунктов, особенно размещённых в лесной зоне, в целях минимизации рисков распространения огня, а также неукоснительного соблюдения правил пожарной безопасности при ухудшении погодных условий.

МЧС России продолжает наращивать группировку сил и средств, а также переброску резервов для оказания работ по тушению природных пожаров и защиты населённых пунктов. В ряде муниципальных образований мы отмечаем ряд недостатков в организации профилактических мероприятий в лесах, особо охраняемых территориях, землях сельхозназначения. К сожалению, несвоевременно принимались решения на местах по введению особых противопожарных режимов на территории муниципальных образований, на территории отдельных лесхозов. Но вмешательство руководителей субъектов Российской Федерации, координация всех действий позволили принимать необходимые меры, что сегодня обеспечило минимизацию ущерба. К сожалению, в результате палов сельхозтравы, перехода пожаров на растительность сегодня у нас пострадал ряд населённых пунктов в Краснодарском крае, Амурской области, Вологодской области, а также в ряде других регионов. На особом контроле не только работа по ликвидации последствий пожаров, но и оказание адресной помощи пострадавшим, решение вопросов жилья, медицинской поддержки и необходимых мер, чтобы не допустить гибели людей на лесных пожарах.

В соответствии с неблагоприятным прогнозом погоды, а также с учётом маловодности бассейна озера Байкал и других крупных рек в различных регионах нашей страны сохраняется высокая угроза возникновения природных пожаров и потенциальная угроза населённым пунктам, социальной инфраструктуре. При этом органы управления и силы РСЧС осуществляют постоянный мониторинг и выполняют все необходимые профилактические мероприятия по минимизации рисков, а при возникновении лесных природных пожаров – по их тушению в день возникновения, пока площади их незначительны.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

В целом уровень управления силами единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций продолжает целенаправленную работу по снижению рисков возникновения природных пожаров, их тушению и выполнению всего комплекса мер с учётом прогноза развития лесопожарной обстановки.

Что касается подготовки к летнему периоду: на Правительственной комиссии по предупреждению и ликвидации ЧС приняты все конкретные решения, соответствующие мероприятия проведены во всех 85 субъектах Российской Федерации, и реализуется система мер по безопасности отдыха в летний период.

С 15 мая этого года до 15 сентября будет осуществлён целый комплекс мер. Приоритет нашей работы – это, конечно, безопасный отдых детей, не только в детских оздоровительных лагерях, но и во всех местах, где будет организован отдых ребятишек, а также мы осуществляем дополнительные меры по обучению и подготовке родителей в целях безопасности детей, которые будут в летний период дома.

Во–вторых, мы дополнительно осуществляем меры по обеспечению безопасности туризма на черноморском побережье: Сочи, Крым. Также с учётом всех планов развития внутреннего туризма МЧС России во взаимодействии с регионами нашей страны прикрывает нетрадиционные места отдыха: Камчатка, Приморье, Сибирь, Заполярье, Северный Кавказ, а также всё новые и новые маршруты, которые будут открыты в 2016 году.

В целом работа РСЧС на летний период спланирована и будет осуществляться в строгом соответствии с требованиями нормативно-правовых документов.

Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо.

Я на экране вижу ещё Якутск. Егор Афанасьевич, есть что добавить?

Е.Борисов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы все организационные и подготовительные работы провели, поэтому добавить что–то очень сложно. Единственное, у нас погодные условия нехарактерны для Дальнего Востока: сухая погода, весна пришла на десять дней раньше. В связи с этим мы сегодня чувствуем определённые проблемы по паводковой ситуации и проблемы по пожарным делам. Но подготовительные работы и по тому вопросу, и по этому в рамках требований с учётом опыта, который мы имеем, мы все организовали.

У нас только три вопроса из постановочных, если можно, Владимир Владимирович.

Первый вопрос связан с формированием финансирования полномочий, которые передаются субъектам Российской Федерации.

К сожалению, нормативы, которые определены для субъектов Дальнего Востока, кратно меньше, чем нормативы для средней полосы Российской Федерации. То есть Дальний Восток в среднем получает на 1 гектар площади для защиты лесов 9 рублей, Якутия – 3 рубля, а в среднем по Российской Федерации этот показатель равен 25 рублям на 1 гектар.

Поэтому мы хотели бы сегодня не вести разговор о дополнительном выделении средств в тех или иных ситуациях, а просто пересмотреть методику распределения в рамках средневзвешенных показателей в целом по стране. Это первый вопрос.

Второй вопрос. С учётом того что у нас появился очень хороший опыт совместных действий с агентством лесного хозяйства, о чём сегодня Иван Владимирович говорил, – это опережающая организация патрулирования и тушения пожаров…

В этом году у нас было 600 га пожаров, 18 пожаров. Из них два пожара мы потушили в первый день, 15 пожаров на второй день потушили, ещё один пожар – на третий день. В прошлом году такой же методикой мы потушили 75 процентов пожаров в первые двое суток, поэтому площади охвата намного были сокращены.

Эту методику в этом году надо смело распространять. И очень хорошо, что Иван Владимирович это поддержал. Поэтому мы просим этот эксперимент продолжить и в этом году. Эффект ощутимый.

И третий вопрос – это, конечно, обеспечение техникой.

Дальневосточные леса – огромные территории, и дальневосточные субъекты испытывают нехватку техники. Мы сами, насколько возможно, обеспечиваем техникой, тягловой техникой, тракторами, машинами, но не хватает специальной техники для защиты лесов, особенно по минерализации посёлков.

В республике 299 населённых пунктов в зоне лесных пожаров находится. Мы все организовали создание полосы защиты, но их надо каждый год обновлять, а техники не хватает. Поэтому обеспеченность техникой у нас только 50 процентов. Мы просим, насколько возможно, в этом плане поддержать субъекты Российской Федерации, особенно с учётом сегодняшней ситуации дальневосточников.

Вот три вопроса, Владимир Владимирович. Если можно, прошу поддержать.

В.Путин: Спасибо, Егор Афанасьевич.

Правильное замечание по поводу финансирования и по поводу техники. Обращаю вот на что внимание. Почему я вас сегодня собрал? Я вижу, что работа идёт, меры необходимые предпринимаются для тушения пожаров и недопущения разрастания того, что уже есть. Но на что хотел бы обратить внимание? Что я сейчас услышал, за исключением того что сказал Егор Афанасьевич, три проблемы поднял, а так в целом что сейчас мы услышали?

Планы свёрстаны, работа идёт, людей хватает, а пожары–то разрастаются, площадь пожаров увеличивается. Поэтому, видимо, того, что предпринималось, недостаточно для эффективной работы. Сейчас Егор Афанасьевич сказал про практику прошлого года, когда за первые два-три дня практически удавалось справиться с этой опасностью. Но не могу не присоединиться к тому, что если такая практика имела место быть, то, конечно, её нужно распространять и на другие субъекты, разумеется, с учётом местной специфики и особенностей ситуации в каждом конкретном случае.

Прошу Министра по чрезвычайным ситуациям по ходу работы докладывать о том, что делается и что планируется делать в ближайшее время, имея в виду, что пожароопасный сезон по большому счёту в целом по стране ещё и не начался. И нужно, как мы делали в таких случаях ранее, безусловно, в первую очередь обратить внимание на помощь людям, которые оказались без жилья, которые оказались в местах временного размещения. И, вне всякого сомнения, посмотреть ещё раз на места массового пребывания людей в период летних отпусков.

Желаю вам удачи, всего доброго. Прошу вас напряжённо трудиться над купированием той ситуации, которая сложилась в Сибири и на Дальнем Востоке на данный момент времени.

Всего хорошего. Спасибо вам.

Россия. СФО. ДФО > Экология > kremlin.ru, 11 мая 2016 > № 1750519 Владимир Пучков


Россия > Экология > bfm.ru, 23 апреля 2016 > № 1742715 Владимир Мацюк

Мусорный бизнес: «В России более 90% отходов не перерабатывается»

Какие перспективы у бизнеса, основанного на переработке мусора в России. В нашей стране много компаний, которые заняли эту нишу. Но до европейских стандартов еще далеко, и сам рынок освоен всего лишь на 10%

Владимир Мацюк, директор компании «Мегаполисресурс», которой принадлежит первый и пока единственный в стране завод по переработке батареек, рассказал Business FM о своем бизнесе. На данный момент в России, по его словам, перерабатывается всего около 10% того, что кто-то называет отходами, а кто-то сырьем. Через 15 лет хипстеры дожмут.

Проблема переработки мусора. Давайте начнем с твердых бытовых отходов, то, что выбрасывают обычные граждане, насколько остра сегодня проблема переработки? Со стороны складывается ощущение, что все, что мы выкидываем, все идет на свалку, загрязняет окружающую среду, и никто на этом не стремится заработать, а вот в Европе все по-другому, там все молодцы, и это давно превратили в бизнес. Занимаются ли у нас этим бизнесом, если да, то насколько успешно?

Владимир Мацюк: Несколько экономических параметров нужно учитывать, если рассматривать это как бизнес-процесс: уровень доходов населения, структуру отходов. В истории нашей страны в коротком историческом моменте есть примеры, когда могли себе позволить что-то переводить в категорию отходов или мусора, и потом резко изменялась позиция. Цветной телевизор, например, когда-то это предмет, который чуть ли не по наследству можно передавать, был всплеск, примерно лет 15, когда мы могли считать цветной телевизор, которому 10 лет, отходом. Я не уверен, что то, что сейчас у нас продается, именно такую интерпретацию будет иметь через 10 лет. То есть изменилась покупательная способность, соответственно, в структуре отходов телевизоров этих будет меньше, за них народ будет каким-то образом держаться. В разных экономических условиях, в разные времена один и тот же предмет, материал может иметь разную интерпретацию. Истории про ту же самую абрикосовую косточку в скрабах, у многих женщин тюбики под рукой окажутся. Откуда там взялась эта косточка? Это остатки производства абрикоса где-то. А откуда взялись эти антицеллюлитные кремы с виноградной косточкой? Кто в здравом уме будет производить виноградную косточку, чтобы женщин мазать? Нет, это отходы виноделия. Создана интерпретация полезная, антицеллюлитная. Сейчас мы видим индикатив по тому, что тендеры на утилизацию электроники перевалили в тендеры на продажу фактически электроники, это очевидный для экономики сигнал о том, что перестал интерпретироваться как отходы. Значит, там есть та самая внутренняя стоимость, которую предприниматели предполагают как-то монетизировать. Если раньше люди требовали, чтобы им заплатили за то, чтобы они это забрали, то сейчас они готовы это покупать. Интересный пример с другого рынка — ПЭТ-тара, например. Была экологическая локальная катастрофа, когда в Греции после того, как Европа часть дотаций урезала, возникла проблема, что эти отходы перестали перерабатывать, поскольку якобы это экономически нецелесообразно, невозможно. В это же самое время на территории РФ без дотаций, без возвратных платежей существовала и существует экономика по сбору этих бутылок, переработки и выхода в готовую продукцию. То есть на ярлычках одежды, можете посмотреть, написано — один лавсан, полиэстер — это все бутылка, скорее всего, в прошлой жизни.

Много компаний на этом рынке представлено, которые занимаются сбором, как это происходит, весь процесс можно разложить на части от квартиры до вещи в магазине?

Владимир Мацюк: В большинстве случаев выбросили все в контейнер. Дальше зависит от реалий разных ТСЖ, префектур, разные регионы, страны по-разному тут проявляются — либо происходит, либо не происходит изъятие оттуда определенных компонентов, которые можно продать.

В первую очередь, что продается лучше всего: стекло, пластик, картон?

Владимир Мацюк: Влияют два фактора: цена и легкость извлечения. Например, есть такая, что это не байка, что люди, которые скупают выброшенные стиральные машины, в том числе живут надеждой на нахождение ювелирных изделий в фильтре стиральной машины — цепочки, колечки. Поэтому металл, цветные металлы, черные металлы, потому что они тяжелые, массивные, их удобно извлечь, поскольку мы говорим о ручном труде, нужна эффективность, производительность. Пластики реже из-за того, что насыпная плотность пластика, или объемная плотность, ниже на порядок, при ручном труде это крайне неэффективно. Поэтому если рядом есть точка, куда это можно реализовать, монетизировать, либо кто-то приезжает за этим, тогда возникает движение по сортировке пластика. Если нет, тогда это делается там, где этот пластик можно скомпоновать, переработать, запустить еще один передел и сделать из него крошку сортированного пластика. Насыпная плотность становится выше, и это становится товаром.

Сколько стоит килограмм пластика, ПЭТ? Мы покупаем или продаем?

Владимир Мацюк: Давайте с обеих точек рассмотрим. Лето. Региональная цена определяется радиусом эффективной доставки. Дальше 1 000 километров везти неэффективно в целом. Летняя цена на бутылку в виде сортированной по цвету бутылки — от 5 до 15 рублей за килограмм. Понятно, что бесцветная дороже, самая дорогая, самая дешевая — это бутылка из-под пива коричневая. Зима. Бутылки нет, зимние запасы, если кто-то делал, подъели, сейчас цена поднимается на бутылку дробленную — уже за 40 рублей. В пике, я думаю, цена может подскакивать до 55. Это уже не за отходы, это за сырье, которое передробленное, отмытое предварительно.

Кто это делает? Мы уже поняли, что ТСЖ, эти ребята в оранжевых жилетах, они собрали эти пластиковые бутылки, отсортировали. Дальше куда это все идет?

Владимир Мацюк: Дальше они уходят компаниям, которые занимаются переработкой.

Их много в стране?

Владимир Мацюк: Да, очень много. Это компании региональные, они знают местный рынок, история успеха там примерно одинаковая. Если возникает зазор на рынке, некая сверхприбыль, группа товарищей собирается, начинает этим заниматься. При этих условиях формируется некая сверхприбыль, достаточно быстро, поскольку порог входа невысок, они распадаются на две компании, дальше почкование — четыре, и вся история конкуренции это местная.

Для примера, чтобы мы понимали. В Москве есть статистика, сколько таких компаний в Москве, которые занимаются переработкой пластика?

Владимир Мацюк: Сотни.

И их обороты?

Владимир Мацюк: Месячный оборот такой компании в лучшем случае миллион-два в месяц.

Как вы уже отметили, мы часто в одно время называем определенный продукт мусором, отходом, в другое время сырьем и так далее. Самый яркий пример для обывателя — это стеклянная бутылка, которую в советские годы везде принимали, везде их собирали, все их сдавали, потому что это было выгодно и человеку. Сейчас эта история не работает, никто бутылки не сдает, эти пункты куда-то исчезли, означает ли это, что стекло не перерабатывается, это все разбивается и валяется на свалке? Или система продолжает работать, но почему тогда из нее выключили человека, обычного гражданина?

Владимир Мацюк: С одной стороны, если смотреть на рынок тары и упаковки, он вырос со времен СССР, но появились массовые виды упаковки для жидкости — Tetra Pak и пластиковая тара. Поскольку они дешевле в производстве, победил инвестиционный подход, то есть инвесторы вложились в производство такого типа тары, она не требует инфраструктуры по сбору обратному, то есть это короткие деньги, потому создание инфраструктуры по сбору тары в СССР — это не было... Эти 20 копеек за пустую бутылку, это не ее внутренняя стоимость, себестоимость бутылки в тех ценах была порядка копейки, чтобы вы понимали соотношение между цифрами. Эти 20 копеек — это та самая стимулирующая сумма, которая на Западе на сегодня реализована, иногда и для пластиковой тары. Понятно, что возникает инфраструктурные издержки, чтобы это все заработало. Вопрос — кто готов вкладываться в инфраструктуру, если горизонт окупаемости уходит за выборный срок, неважно местного самоуправления или федеральных органов, исполнительной власти, законодательной. Отсюда все проблемы для крупных инвесторов, для длинных проектов, потому что если у вас горизонт планирования 8 лет, и это на обочине сознания законодателя, скорее всего, это будет крайне рискованный проект.

Тем не менее стеклянные бутылки продаются. Что происходит с теми, которые выбрасывают? Их перерабатывают?

Владимир Мацюк: Поскольку в них нет этих дополнительных денег залоговой стоимости, то приходится иметь дело с сырьем, как с сырьем по внутренней его себестоимости, то есть сколько стоит эту бутылку отсортировать. В некоторых регионах дешевле сделать новую бутылку, завезти этот же кварцевый песок, если он в изобилии, на достаточно старом оборудовании изготовить новую бутылку и забыть про сбор старой. Но есть регионы, в которых либо инфраструктура сортировки существует, и там интересно, что синергетический эффект, это странно применять к свалке, но если ты начинаешь сортировать пластик и металл, поставить еще один контейнер для стекла стоит намного дешевле, чем просто собирать стекло. Поэтому там, где эта культура развивается, этот бизнес существует, эффективнее бутылку скупать, ее пускают на переплав в основном. Мало на сегодня примеров, когда ее моют и опять используют как тару, но переплавляют как сырье, в металлургии используют.

Гражданам не предлагается сдавать бутылки, потому что это совсем невыгодно, в советское время просто за это доплачивали?

Владимир Мацюк: Доплачивали сами граждане. И в нынешней России тоже ничего не будет.

Мы к этому придем, чтобы обратно сдавать бутылки?

Владимир Мацюк: Конечно. И нынешние законодательные инициативы к этому ведут.

С учетом вышесказанного мы понимаем, что рынок есть, на нем огромное количество компаний работает успешно, зарабатывают деньги, какая часть пластиковых отходов, стеклянных бутылок и картон так и остаются лежать на свалке? Сколько у нас не перерабатывается самых популярных бытовых отходов?

Владимир Мацюк: Я думаю, что больше чем 90% не перерабатывают.

Сколько могло бы быть переработано, учитывая потребности рынка?

Владимир Мацюк: Результат будет определен обоюдными усилиями, с одной стороны, потребителя, что именно он покупает, как он этим распоряжается. Есть интересный опыт, где потребители экспериментируют с уменьшением количества отходов, которые образуются в домохозяйстве. Иногда поразительные вещи. Обычная семья за год нарабатывает на одно мусорное ведро, условно говоря, это то, что они не знают. Что с этим сделать? Все остальное они либо после сортировки куда-то пристраивают на переработку и так далее. Дешевле всего для общества сделать сортировку на уровне потребителя. Никаких ограничений, органических или физиологических к этому нет, что человек западный, что российский — одинаково сортируют. Причем в России есть этот дискуссия о том, что ничего не происходит, все плохо, никто не сортирует. С другой стороны, есть люди, которые неистово сортируют и давят тем, куда же нам, мы насортировали, скажите, что с этим делать.

Есть еще один момент. Надо либо экономически стимулировать гражданина, предложить ему деньги, либо хотя бы создать максимально комфортные условия, чтобы, куда он привык носить мусор, там же он мог его распределить.

Владимир Мацюк: Вопрос норм поведения социальных. Пока беспокойство вокруг этого вызвано тем, что есть желание соответствовать новой норме поведения, но она не является общепризнанной. Поэтому либо ты такой весь в позе, хипстер, метросексуал в хорошем смысле слова, на дому сортируешь, и ничто тебя не остановит. Таких полно. Они в своей активности неуемной, неугомонной подоткнули нашу компанию к тому, что мы стали перерабатывать батарейки. То есть это не было изначальным проектом, перерабатывали электронику, уходили глубоко в переделы как раз навязчиво вот это — а вы можете переработать батарейки, мы собрали, а куда нам девать, приносить? Хорошо, приносите, мы на уровне лаборатории попробуем это делать. То есть это инициатива людей снизу, им за это никто не платил.

У вас конкурентов на переработки батареек нет?

Владимир Мацюк: Это никому не нужно. Драгметаллов там нет. Если на платах весь процесс окупается продуктами на выходе, то утилизация батареек, по европейским меркам — это затратная часть. У нас это еще более затратная из-за того, что страна большая, нужно их собрать в одном месте. Если бы лежала некая куча батареек, это уникальное сырье, но нужно понести затраты на то, чтобы их укрупнить. IKEA собирает, сетки некоторые собирают. Мы пробовали перерабатывать эти батарейки на оборудовании, которое изначально было создано для переработки электроники, медесодержащих этих групп. И в начале, когда с IKEA обсуждали, с Media Markt обсуждали, какие будут объемы, для них кейс новый, они взяли данные по своим европейским рынкам, где они давно работают, экстраполировали на наше население, умножили на коэффициент пессимизма и получилась некая цифра. Из нее следовало, что нужно строить цех, потому что все, сейчас нас завалят батарейками. В итоге все батарейки, которые собирались в стране, то есть если бы их собрали, одновременно привезли, где-то на неделю. Чуть больше работы — все. Это к разговору о том, почему конкурентов нет. А зачем? Если нет сырья как такового, объема сбора нет. Понятно, что со временем появятся. Когда появится инфраструктура сбора, то есть эти ручейки будут укрупнять.

Не очень удобно под раковиной держать 4 ведра, коллекционировать в одном стекло, в другом — пластик...

Владимир Мацюк: Да, неудобно. Нужно создать инфраструктуру, нужно, чтобы это было легко, чтобы было обратное подкрепление, о том, что это не просто нормально, это правильно. И всякий, кто делает иначе, это обезьяна. Здесь вопрос только в поколении, не переживайте.

Перерабатывается у нас всего около 10% того, что кто-то называет отходами, а кто-то сырьем. Через 15 лет хипстеры дожмут.

Владимир Мацюк: У них подрастут дети.

Которые с молоком матери впитали, что под раковиной должно быть 4 мусорных ведра. И бизнес на переработке отходов делать можно, нужно и очень многие этим занимаются.

Владимир Мацюк: Очень многие занимаются и будут заниматься, когда будут закрываться одни ниши рыночные, это открыто до сих пор во многих позициях.

Иван Медведев

Россия > Экология > bfm.ru, 23 апреля 2016 > № 1742715 Владимир Мацюк


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 22 апреля 2016 > № 1731998 Алексей Алешин

21 апреля 2016 года руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Алексей Алёшин провел пресс-конференцию по итогам работы за 2015 год и планах на текущий год. Недавно в Ростехнадзоре прошла годовая коллегия, о ней рассказал руководитель Службы в начале своего выступления.

«В 2015 году наши специалисты провели свыше 130 тыс. проверок в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В общей сложности было выявлено более 760 тыс. правонарушений. Применено свыше 85 тыс. мер административного воздействия. Общая сумма наложенных административных штрафов превысила 2 млрд. рублей, – отметил Алёшин. – Хочу особо отметить, что целью нашей работы не является сбор штрафов. Главная миссия Ростехнадзора – предупреждать аварии и несчастные случаи на промышленных объектах».

По словам руководителя ведомства, в 2015 году сводные показатели смертельного травматизма на опасных производственных объектах были минимальными за период с 1995 года. Тогда на производстве погибло 609 человек. В прошлом году погибло 193 человека, что на 7 человек меньше, чем в 2014 году. Вместе с тем, количество аварий возросло: в 2015 году произошло 174 аварии, что на 36 аварий больше, чем в 2014 году. Причина большинства аварий, как всегда, – так называемый «человеческий фактор»: низкий уровень технологической дисциплины, недостаточная квалификация персонала, некачественный монтаж, несвоевременный ремонт оборудования.

Говоря о планах на 2016 год, Алёшин рассказал, что Ростехнадзор намерен внедрить систему дистанционного надзора на всех поднадзорных объектах уже в этом году. «Мы провели в прошлом году испытания этой системы в тестовом режиме на одном из объектов ЛУКОЙЛа. Результаты, которые мы планируем получать, интересны не только Ростехнадзору, но и руководителям поднадзорных организаций. Они смогут не просто видеть картинку, что происходит на предприятии в данный момент, но и видеть прогнозные показатели», – рассказал он. Алёшин не исключает возможности внедрения этой системы на шахтах и других промышленных объектах. «Ростехнадзор намерен сделать эту систему обязательной» – пояснил он.

Кроме того, глава ведомства сообщил, что Ростехнадзор к сентябрю 2016 года должен утвердить документ «Основы государственной политики в области промышленной безопасности», который будет определять, как ведомство будет строить свою деятельность до 2025 года. «Такой документ готовится, и осенью мы должны представить его на утверждение правительства. Дальнейшее развитие в нем получит риск-ориентированный метод. И уход от сплошных проверок», – заключил он.

Говоря об угольной отрасли, руководитель Ростехнадзора рассказал, что в 2015 году специалисты ведомства 699 раз приостанавливали работу отдельных участков угольных шахт из-за угроз аварий. «Другими словами, мы предотвратили 699 аварий», – подчеркнул он, напомнив, что в настоящее время в России действует 61 угольная шахта.

По словам Алёшина, итоговое заключение о причинах взрыва на шахте «Северная» в феврале текущего года, в результате которого погибли 36 человек, будет подготовлено в мае.

«Рассматривается несколько версий, основная из них та, что беда пришла от выработанного пространства, почему газ резко попала в лаву, несколько вариантов сейчас просчитываются», – отметил Алёшин.

Ростехнадзор предлагает ввести уголовную ответственность за неоднократные грубые нарушения на шахтах и других опасных производственных объектах. «Сейчас мы будем выходить с предложением все-таки рассмотреть целесообразность введения уголовной ответственности за неоднократное, грубое нарушение правил промышленной безопасности, в первую очередь на объектах первого класса опасности», - сообщил он.

Ростехнадзор сделает максимально открытой информацию о результатах проверок, обстоятельствах и причинах аварий. «Для этого всем территориальным управлениям Службы необходимо усилить профилактическую работу с поднадзорными организациями. В этом нам готова помогать общественность», – рассказал Алёшин. Он добавил, что Правительством РФ поддержан законопроект, предусматривающий введение института внештатных инспекторов в области промышленной безопасности из числа профсоюзных работников и сотрудников эксплуатирующих организаций.

«Во всех крупных поднадзорных объектах появится информация с номерами «телефонов доверия» территориальных управлений, по которым можно будет сообщить о фактах нарушений и произошедших авариях. Мы хотим, чтобы эти номера знали не только сами работники, но и члены их семей», – подчеркнул глава ведомства.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 22 апреля 2016 > № 1731998 Алексей Алешин


Россия. СФО > Недвижимость, строительство. Экология > mirnov.ru, 19 апреля 2016 > № 1727846 Никита Аронов

Будет ли город-лес?

Уничтожение огромных территорий леса отмечено сегодня во многих регионах России - на Алтае, в Московской и Ленинградской областях, в Сибири. Под угрозой массовой застройки оказался и знаменитый Академгородок в Новосибирске, возведенный в свое время посреди леса.

- Идешь в институт и по дороге ягоды собираешь, - Наталья Шамина, доктор биологических наук, специалист по цитоскелету растительной клетки, показывает фотографию огромного лесного малинника прямо посреди Академгородка. - Лес совершенно нетронутый, есть краснокнижные растения, животные и грибы. Бегают зайцы, лоси заходили до самого последнего времени.

В 1957 году здесь целенаправленно строили заповедник для ученых. Впервые в СССР был применен принцип функционального зонирования. Были выделены зона научных институтов, университетский городок, социальный центр (почта, магазины, кино, Дом ученых) и три жилых квартала. Все это разделено участками леса. Причем сделано все так, что дорога пешком из дома на работу получается не больше 1,5 км.

Дворы тут тоже совершенно необычные. Вроде жилье-то самое банальное - типовые хрущевки. Но каждые 4-5 домов организованы в гигантские дворы, в которых свободно растут двухвековые сосны.

ДОМ НЕ СОВСЕМ УЧЕНЫХ

- Летом 2000-го я приехала из Голландии, где работала по гранту, и вижу, что начали рубить лес под первое здание жилого комплекса на проспекте Коптюга.

Сейчас можно увидеть шесть кирпичных домов от 10 до 15 этажей. Между ними и вокруг - пустыня, весь лес вырублен подчистую.

Цены в «симпатичном районе» вполне на уровне московского бизнес-класса: 110-мет­ровая квартира без отделки стоит 16 млн рублей. Почему так дорого? Эксперты рынка недвижимости в один голос твердят: дело в качестве среды, как природной, так и культурной. Конечно, каждая новая стройка эту среду понемногу размывает, но застройщики, как и положено бизнесу, гонятся за прибылью, а государство и академия их в этом не ограничивают. И, кажется, понятно почему.

Квартиры в ЖК на проспекте Коптюга сейчас стоят от 120 до 154 тыс. рублей за квадратный метр. А избранным ученым это жилье передавали в полную собственность по 35 тыс. за «квадрат». Неудивительно, что очень многие тут же его перепродали по рыночной стоимости, а себе взамен купили в том же Академгородке квартиры поскромнее. Что в сухом остатке? Одни нуждающиеся научные сотрудники ничего не получили, зато другим фактически досталось не служебное жилье, а денежная субсидия в несколько миллионов рублей. Кирпичный монстр посреди Академгородка заселили обес­­печенные новосибирцы. Ради этого, выходит, и рубили лес.

УНИВЕРСИТЕТ ВСЕГО

Очередная угроза - строительство новых корпусов Новосибирского университета. Университет всегда был небольшим и готовил кадры для самого Академгородка. Но последнее время НГУ стремительно расширяется. Появились юридический, журналистский и психологический факультеты, куча других вполне коммерческих направлений, платная магистратура.

В старом здании всей публике, конечно, стало тесновато. А тут еще большая программа по обучению китайских студентов. Дошло до того, что университет затребовал себе 90 тыс. кв. метров дополнительной площади и получил большой участок под застройку. В коренном сосновом лесу. Теперь здесь огромный новый корпус, а вокруг почти пустыня. Жидкие деревца, посаженные на газоне, смотрятся откровенной насмешкой. Но НГУ планирует продолжать стройку.

ВСЕ ОТТЕНКИ СЕРОГО

Защитники Академгородка давно поняли, что единственное, что может его спасти, - это придание статуса объекта культурного наследия.

Но проект признания городка культурным объектом федерального значения в 2007 году зарубили в Минкульте. Однако в 2011-м новый министр Александр Авдеев все-таки выделил деньги на историко-культурную экспертизу. Несколько лет спустя уполномоченные эксперты признали: памятник есть, но не федерального, а регионального статуса.

В 2013 году Наталья Шамина сама взялась за альтернативную экспертизу с московскими архитекторами и градозащитниками. Она доказала, что Академгородок - федеральный памятник.

Тем временем с 2011 г. местные власти начали массовую вырубку всего и вся. Были уничтожены старые рябиновые аллеи. Уничтожен подлесок.

- К предмету охраны, подлежащему обязательному сохранению, отнесена площадь зеленых насаждений 651,478 га. Историческая основа научного центра должна быть сохранена, но с возможностью ее развития, - заявили «МН» в администрации Советского района.

Что это за «развитие», недавно рассказал журналистам начальник новосибирского областного управления по охране объектов культурного наследия Александр Кошелев. Старые дома, оказывается, даже сносить можно, а вместо них строить новые, на один-два этажа выше. То есть шесть этажей - пожалуйста, а вот 16 - все-таки пока нет. Еще обязательно будут сохранять цветовые решения. У жилых домов фасады останутся желтыми, красными, синими, зелеными, а научным институтам разрешат все оттенки серого. Похоже, на этом все.

«Госдума приняла серьезные поправки в федеральный закон об охране объектов культурного наследия, где четко прописано, что на территории достопримечательного места (в отличие от памятника или ансамбля) возможно ограниченное строительство. Думаю, что это послужит толчком для развития Академгородка, при этом сохранится первоначальная концепция, которая была заложена при строительстве новосибирского научного центра как экологического поселения», - объяснил Александр Кошелев.

- Такое впечатление, что в стену головой бьешься, а там в верхах люди с большими деньгами все решают, - вздыхает доктор физико-математических наук Александр Пинаев.

По официальным данным, вырублено было 4730 деревьев.

Никита Аронов

Россия. СФО > Недвижимость, строительство. Экология > mirnov.ru, 19 апреля 2016 > № 1727846 Никита Аронов


Россия. СФО. СЗФО > Экология > premier.gov.ru, 18 апреля 2016 > № 1731021 Александр Хлопонин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о ситуации с весенними паводками.

Стенограмма:

Д.Медведев: Завтра Правительство в Государственной Думе отчитывается за 2015 год. Нужно подготовиться как следует. Тем более что год был непростым, масса решений принималась – сложных, важных. Есть и проблемы, есть и хорошие результаты. Сегодня ещё пройдёмся по некоторым темам.

Теперь один из вопросов, который в настоящий момент является также весьма актуальным. У нас начались весенние паводки. Страна большая. Они практически ежегодно случаются, наносят большой ущерб, мешают нормальной жизни. Сегодня тяжёлая обстановка складывается на территории шести регионов Сибирского, Уральского и Северо-Западного федеральных округов. На данный момент очень сложная ситуация в Вологодской области.

В других регионах ситуация пока относительно благополучная. Но паводок продолжается, местные власти должны быть готовы тому, чтобы отвечать на проблемы, готовы к любому развитию событий. Я имею в виду и готовность по линии чрезвычайных ситуаций, и по технике, и по профилактическим мероприятиям, которые вокруг населённых пунктов обычно проводятся, ну и, конечно, на всякий случай нужно иметь резерв денег. Особенно внимательно нужно следить за ситуацией в зонах риска. Они всем руководителям регионов известны, потому что всегда традиционно там есть места, которые больше подтапливает и на которые нужно обращать внимание.

Александр Геннадиевич (Хлопонин), вы этой темой занимаетесь. Какова была подготовительная работа, ну и что сейчас делается, чтобы людям помочь по сложившейся ситуации?

А.Хлопонин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, у нас действительно сложная ситуация сложилась в шести регионах России. Это Тюменская, Омская, Курганская, Вологодская, Свердловская и Томская области. В ряде районов введён режим чрезвычайной ситуации. Наиболее сложная ситуация в Вологодской области, где отмечается за последние полвека самый сильный паводок. В районе Великого Устюга образовались две ледяные пробки, каждая из которых по 20 км. На прошлой неделе уровень воды достигал отметки 964, хочу отметить, что критическая отметка – 960. Но на сегодняшний день, буквально утром я созванивался с территориями, уровень 915 см, то есть ниже критической отметки.

Работы организованы, силы и средства группировки МЧС и других организаций у нас в полном составе. В зоне подтопления находятся 1,35 тыс. домов, в которых проживают около 4,5 тыс. человек. Эвакуировано 330 человек, из них 120 человек находятся в пунктах временного размещения. Пострадавшим оказана вся необходимая помощь, включая еду, одежду, лекарства. Сейчас мы ведём расчёт по выплате компенсаций.

Вторая такая острая территория, за которой мы наблюдаем, – это Тюменская область. Подтоплено 590 домов, эвакуировано 1287 человек. Всем оказывается необходимая помощь. В пунктах временного размещения находятся 239 человек. Но в Тюменской области и в Омской уже начались выплаты компенсаций в размере 50 тыс. рублей.

Также паводок в Тюменской области затронул транспортную инфраструктуру. У нас подтоплено 11 мостов, нарушено сообщение с 13 населёнными пунктами. В области круглосуточно работает группировка МЧС – 120 человек, 155 единиц техники. Ситуация находится под пристальным контролем. Ещё раз хочу повторить, что сил и средств у нас достаточно на сегодняшний день. Субъекты работают достаточно эффективно и оперативно. Также у нас созданы комиссии по Росводресурсам, межведомственные рабочие группы. Они занимаются крупнейшими водохранилищами, которые традиционно принимают на себя удар паводковых вод. Также у нас Ростехнадзор сейчас находится, осуществляет проверку гидротехнических сооружений для пропуска паводковых вод.

В целом ситуация находится под контролем. 28 апреля у нас запланировано всероссийское селекторное совещание, на котором мы заслушаем отчёты о прохождении паводков и посмотрим другие регионы, которые могут оказаться в зоне риска в ближайший период времени. Спасибо.

Д.Медведев: Хорошо. Вы следите тогда вместе с Министерством по чрезвычайным ситуациям. Если необходимость возникает, откликайтесь на обращения губернаторов, потому что не всё они могут сами сделать. Действительно в ряде случаев приходится использовать и федеральные возможности, и федеральные ресурсы. Докладывайте, если что.

Россия. СФО. СЗФО > Экология > premier.gov.ru, 18 апреля 2016 > № 1731021 Александр Хлопонин


Украина. Белоруссия > Экология > inosmi.ru, 13 апреля 2016 > № 1725357 Светлана Алексиевич

Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич рассказывает об аварии на Чернобыльской АЭС

Такаюки Танака (Takayuki Tanaka), Нихон кэйдзай, Япония

Белорусская писательница Светлана Алексиевич известна благодаря произведению «Чернобыльская молитва», в котором она собрала свидетельства пострадавших при аварии на Чернобыльской АЭС. В 2015 году она была удостоена Нобелевской премии. Мы поговорили с ней об изменениях в белорусском общественном сознании и перспективах атомной энергии.

Nikkei: После аварии на Чернобыльской АЭС прошло 30 лет. Как вы сейчас воспринимаете эту трагедию?

Светлана Алексиевич: Чернобыль стал страшной трагедией для человечества. Раньше не случалось ничего подобного. Все события были абсолютно новыми, поэтому прошлые знания никак не пригодились. На ликвидацию последствий аварии были направлены войска, однако для чего было нужно оружие? Многие люди работали на месте аварии без защитной одежды. В результате они умерли в страшных муках. Поразило бессилие в отношении повреждений, вызванных радиацией. Пришлось пересмотреть существовавшие представления о том, что природу можно покорить при помощи научных технологий. То есть пришло осознание того, что на Земле людям не следует быть завоевателями. Возможно, эта авария стала предупреждением: человечеству нужна новая философию для сосуществования с природой.

— Как возникла идея книги «Чернобыльская молитва», в которой собраны свидетельства пострадавших при аварии?

— Чернобыль — это тема, обладающая глубоким смыслом с точки зрения истории человечества. Эта книга стала большим вызовом для меня. Меня интересовала не информация от очевидцев, а фундаментальная проблема сути человеческой жизни. Я встречалась с этими людьми четыре — пять раз и беседовала по несколько часов. В результате на написание книги ушло 11 лет.

— Также вы написали книгу «Цинковые мальчики», в которой собраны истории военнослужащих, участвовавших в боевых действиях в Афганистане в 1980-х годах, и их семей.

— Подобные произведения, в которых собраны отдельные истории, напоминают журналистику, однако отличительная черта моих книг заключается в создании симфонии за счет компиляции этих историй в соответствии с замыслом. Подобные произведения я называю романом голосов, поскольку они рождаются из фактов. Искусство постоянно ищет новые формы высказываний. Литература не исключение. Мои книги — попытка создать новый литературный жанр: я составляю свидетельства очевидцев, осознавая, что у произведения должна быть кульминация и финал. Я хочу, чтобы читатели дочитали произведение до конца и посочувствовали людям, которые оказались в страшных обстоятельствах. Поэтому я уделяю особое внимание читабельности и красоте высказываний. Мир наполнен негативной информацией. Большинство, скорее всего, не станет читать произведения, в которых слишком много рассказывается об ужасах.

— Некоторые отмечают, что люди постепенно забывают о трагедиях.

— Людям свойственно привыкать к новым обстоятельствам. Люди стараются избавиться от плохих воспоминаний. Большинства пострадавших при аварии на Чернобыльской АЭС уже нет в живых. Тем не менее в результате аварии появилась опасная область, в которую нельзя будет заходить еще несколько тысяч лет. Для человека несколько тысяч лет — это бесконечность. В отличие от войн и стихийных бедствий, последствия атомных аварий ощущаются на протяжении долгих лет. Правительство постаралось, чтобы граждане забыли об этой аварии как можно быстрее. Местные власти оказались не настолько цивилизованными, чтобы отнестись к этой аварии со всей серьезностью. Были и примеры преступной халатности: коренным жителям разрешили вернуться в загрязненные районы. После аварии в Белоруссии продавалась сельскохозяйственная продукция из Чернобыля. Почти все, кто покупал эту продукцию, болеют по сей день. Некоторые умерли. Это техногенная катастрофа, которые ученые предсказывали еще за 20 лет до трагедии. Как можно в таких условиях забыть об этой аварии?

— В 2011 году произошла авария на АЭС «Фукусима-1». После этого многие решили отказаться от атомной энергетики.

— Когда я приехала в Японию в 2003 году, представители атомной отрасли говорили, что АЭС не страшны даже крупные землетрясения. Тем не менее авария произошла. Для АЭС опасность представляют не только такие непредсказуемые обстоятельства, как землетрясения и теракты. Возникает серьезная проблема, которая заключается в том, что делать с отработанным топливом. Необходимо стремиться к альтернативным источникам энергии, как это делает северная Европа, однако нереально требовать, чтобы весь мир полностью избавился от АЭС. Скорее всего, переход к безопасным источникам энергии будет постепенным. В этом случае необходимо соответствующее образование, которое пересмотрит существующие социальные ценности. Сейчас в некоторых семьях по четыре машины. В таких условиях не удастся избавиться от атомной энергетики.

— Почему вы поднимаете социальные проблемы?

— Я хотела показать то, что вышло в результате погони за социалистической утопией. Из-за существования мобилизационной системы для постоянной борьбы с внешними врагами люди не могли жить спокойно. В конце концов страна развалилась. Сколько крови было пролито ради того, чтобы считаться великой державой. Для личности и общества крайне опасно бездумно принимать на веру идеологию, спускаемую сверху. После распада СССР мы надеялись на появление свободного общества, но этого не произошло. В попытке перекрасить страну в патриотические тона администрация Путина отводит взгляды людей от внутренних проблем, создавая таких внешних врагов, как США, и навешивает ярлыки на таких, как я, называя нас предателями. Уйдет еще много времени на то, чтобы в России выросло демократическое общество.

— Вы планируете посетить Японию в ближайшее время?

— Такие планы были, но у меня обострилось заболевание тригеминального нерва, которое появилось после аварии на АЭС, поэтому сейчас не могу сказать ничего определенного. В последнее время я находилась на длительном лечении в Израиле, однако современная медицина пока не может справиться с этим заболеванием. Если удастся поехать в Японию, я хочу посетить Фукусиму. Хотелось бы сравнить аварию в Японии с чернобыльской трагедией. В Японии я хотела бы встретиться с писателями и учеными, поговорить с ними не только о прямой ответственности за аварию и причиненном ущербе, но и о сути атомной трагедии. Дело в том, что мир еще не осознал все проблемы, которые были подняты авариями на АЭС в Чернобыле и Фукусиме.

— Какова тема вашей следующей книги?

— Сейчас я пишу книгу о любви, старости и смерти. Старение — это очень интересная тема. В результате развития цивилизации продолжительность жизни человека выросла на 20 — 30 лет, но вопрос состоит в том, как использовать это время. В Японии я хотела бы пообщаться с пожилыми людьми.

Украина. Белоруссия > Экология > inosmi.ru, 13 апреля 2016 > № 1725357 Светлана Алексиевич


США > Нефть, газ, уголь. Экология > ria.ru, 12 апреля 2016 > № 1720972 Дмитрий Косырев

Сдать следствию все документы, электронную переписку, исследовательские работы, наброски и черновики за период с 1997 по 2007 год. Такой приказ поступил от прокурора Виргинских островов (США) исследовательскому центру Competitive Enterprise Institute, который изучает мировую энергетику и ее влияние (а также отсутствие влияния) на перемены климата.

Что происходит? Лоббистская битва невиданного накала, которая просто не может не затрагивать внутреннюю российскую политику. Не убережемся от таких историй — будут и у нас арестовывать документацию исследовательских институтов за то, что они сделали неправильные открытия.

Явки, связи, финансирование

Следствие ищет связи научного центра с Exxon Mobil, одной из крупнейших нефтяных компаний даже не США, а мира. То есть речь о том, не подкупил ли нефтяной гигант ученых, чтобы повлиять на результаты их труда. Если найдут хоть обрывок документа о таких связях — для тех, кто считает, что есть глобальное потепление и виноваты в нем нефтяные, угольные, газовые и прочие компании, будет большая радость. Это примерно как раскрыть троцкистское подполье в СССР году этак в 1937-м.

Консервативное издание Daily Signal, рассказывающее об этой истории, говорит о заговоре судей и прокуроров против всех "отрицателей". То есть отрицать глобальное потепление и особенно то, что в нем виноваты вполне определенные компании, — это в США еще вчера пытались выдать как минимум за признак умственной отсталости и морального уродства. Сейчас такое "отрицание" становится постепенно уголовным преступлением.

А то, что прокурор, выписавший упомянутое постановление, состоит членом "объединения за чистую энергетику", связанного с партией демократов, — это как бы ничего. Если это и прочие объединения и компании финансируют науку, утверждающую, что потепление есть, — это тоже ничего. Это у них нормально. Потому что цель всей этой давней "кампании за спасение планеты" — заставить американцев, а также весь мир платить за "альтернативные" технологии производства энергии гораздо больше, чем они (мы) платим сейчас за обычную энергетику, типа электростанции на мазуте. Два лобби столкнулись в битве.

Масштабы битвы можно себе представить из еще одной подобной истории. Она про то, что теми же методами действует и противоположная сторона.

Созданный в 1950 году и финансируемый из федерального бюджета Национальный фонд науки распределяет гранты на исследования. Комиссия конгресса США (связанная скорее с республиканцами) ведет сейчас расследование насчет того, на какие проекты в последнее время расходуются эти деньги. Дело в том, что деньги поступали на миллионные суммы профессору Джагадишу Шукле — лидеру группы из 20 научных работников США, которые требуют от президента Барака Обамы преследовать тех, кто не верит в потепление, в уголовном порядке. Причем Шукла и его команда хотят, чтобы против ученых был применен акт, разработанный в свое время для борьбы с мафией, акт об организациях, находящихся под коррумпирующим влиянием (RICO).

Итак, два лобби, финансовая база демократов и республиканцев. Если вам непонятен накал страстей в нынешней президентской предвыборной кампании, следите за будущим "арестом троцкистов" в исследовательских центрах: дело-то дошло до крайней стадии. И, кстати, не только по части энергии и климата.

Теперь выводы

Что нам в этой истории важно, какие выводы было бы хорошо сделать? Для начала следует понять, что эколог сегодня — это человек специфической профессии в зоне риска (если, конечно, он касается в своей работе проблемы климата).

Борьба двух лобби идет не просто смертельная, а еще и глобальная. И очень полезно знать, чьи гранты получает та или иная скандальная группировка, работающая в России и "спасающая планету". Нам кажется, что иностранные агенты — это люди, вмешивающиеся в нашу внутреннюю политику. А экология (то есть энергетика) и еще несколько таких идущих в России американских лоббистских кампаний — это не политика. Так вот, это еще худшая политика, чем влияние на исход тех или иных выборов.

Надо учитывать, что в таких кампаниях применяется особо опасное оружие — бешеная и глобальная информационная обработка мозгов. Заметим, что американцы, первые ее жертвы, это уже поняли. Тот же ресурс Daily Signal напоминает, что, согласно последнему исследованию социологической службы Pew Research, 65% американцев не доверяют своим СМИ и переходят на альтернативные источники получения информации. Такого в истории страны еще не было.

И давайте честно скажем, что это вряд ли потому, что в этих СМИ американцам не так рассказывают об Украине, о России, Крыме или Сирии. По крайней мере Daily Signal утверждает, что население страны устало от лоббистской обработки умов по вопросам, более непосредственно затрагивающим повседневную жизнь американца.

Это и экология, и, добавим, борьба с сахаром, табаком и пальмовым маслом (вместо американского соевого), и многое другое. Во всех случаях используются одни и те же приемы психологического давления через СМИ. А именно, "спор на эту тему закончен", "97% ученых считают, что в потеплении виноват человек", и т.д.

И вот сейчас мы видим, что в США бывает с теми, кто пытается говорить очевидное, — что спор только начинается, и что о потеплении и прочем упомянутом на самом деле имеются и другие научные данные. У них тогда арестовывают документацию по статье "отрицатели" и "сомневающиеся". Daily Signal очень убедительно показывает, как ведущие СМИ вводят стандарты того, как положено писать на эти темы, чтобы уберечься от судебных исков.

От этой заразы Россию хорошо бы уберечь. От использования как науки, так и СМИ для обработки умов в пользу только одного из минимум двух конкурирующих лобби.

И последнее — из серии мировой политики. России выгодно, чтобы на президентских выборах победил республиканец (любой) как минимум потому, что все республиканские кандидаты напоминают, что идея насчет "потепления" наукой не доказана. А дальше, в случае прихода к власти республиканца, будет интересная история с тем, насколько быстро миру удастся избавиться от подписанных в прошлом году Парижских соглашений по климату.

Сегодняшняя Washington Post говорит, что эти соглашения (если вообще вступят в силу после ратификации необходимым минимумом государств) удастся демонтировать только в 2020 году. Ведь для того, чтобы это сделать, республиканцам сначала придется долго ограничивать всевластие "климатического" лобби в США. Дональд Трамп, скандальный республиканский кандидат, обещает это сделать, так ведь он много чего обещает.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США > Нефть, газ, уголь. Экология > ria.ru, 12 апреля 2016 > № 1720972 Дмитрий Косырев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > mos.ru, 10 апреля 2016 > № 1718289 Сергей Собянин

Летом в парке «Зарядье» приступят к ландшафтным работам. Сейчас завершается строительство подземной части, где будет большое парковочное пространство. О развитии крупнейшего проекта в центре Москвы в интервью программе «Вести-Москва» телеканала «Россия 1» рассказал Сергей Собянин.

Михаил Зеленский: Сергей Семёнович, в первую очередь вопрос по поводу строительных работ. На каком они этапе сейчас? Я так понимаю, что филармония уже строится, и активно идёт подготовка к строительству «парящего» моста.

Сергей Собянин: Если посмотреть, что делается на территории парка «Зарядье», трудно предположить, что там будет парк, потому что всё здесь в железе и бетоне. Это огромная стройка, она подразумевает под самим парком большое парковочное пространство для автомашин, для туристических автобусов. Эти железобетонные конструкции, которые уже вышли из-под земли, они являются основанием для павильонов самого парка. Также закончили основание и приступили к монтажу филармонии на полторы тысячи мест. Снаружи будет ещё полторы тысячи мест на открытом воздухе.

Приступили к строительству основания моста, набережной. И самое главное, мы в этом году посадим первые деревья. Это уже будет похоже на строительство парка.

Михаил Зеленский: То есть это, можно сказать, ландшафтные работы начнутся?

Сергей Собянин: Во второй половине лета мы приступим к ландшафтным работам. И очень важно сохранить историческую культурную среду — храмы Зарядья. Они практически уже подходят к завершающей стадии реставрации. Надеюсь, летом полностью реставрация храмов будет закончена. Это совместный проект Министерства культуры, патриархии, Правительства Москвы, у каждого есть своя часть работы, всё идёт по плану.

Михаил Зеленский: Если говорить об истории, то здесь идут не только строительные работы, но ещё и археологические раскопки.

Сергей Собянин: Большое количество интересных находок, около трёх тысяч предметов быта москвичей начиная с XII века и заканчивая XVI–XVII веками, крупнейший клад монет серебряных — 43 тысячи единиц. И Улица Великая, которая была построена, по-моему, в XV веке, элементы мостовой сохранились, брус от тех домов, стен тех домов, которые стояли на этой улице. Мы постараемся сделать так, чтобы это никуда не перемещалось, осталось здесь.

Михаил Зеленский: Москвичи смогут увидеть фрагменты?

Сергей Собянин: Да, для этого сделан специальный выставочный комплекс на территории парка «Зарядье», куда поместим все находки, которые были здесь найдены.

Михаил Зеленский: Заповедное посольство, «парящий» мост, стеклянная кора — что скрывается за этими странными словосочетаниями?

Сергей Собянин: Мы ещё не сказали о медиакомплексе, который здесь создаётся. В медиакомплексе будет создана 3D-проекция, с помощью которой можно будет увидеть вообще всю Россию.

Михаил Зеленский: Вы имеете в виду природу?

Сергей Собянин: Не только природу. Наши города, нашу природу, горы, леса, озёра. В ледяной пещере будет поддерживаться минусовая температура, в этих павильонах можно будет показать быт и культуру народов Севера, полярные экспедиции, которые проводились за полярным кругом, на Севере. Я думаю, этот проект мы вместе с Географическим обществом сделаем.

Что касается заповедной зоны, речь идёт о совместном проекте с Министерством природы. Мы хотим показать заповедные места нашей страны, национальные парки, особо охраняемые природные территории.

Михаил Зеленский: А стеклянная кора?

Сергей Собянин: Стеклянная кора — это уникальный технологический проект. Филармонию будет покрывать сверху стеклянная кора, под которой будет создан микроклимат, поддерживаемый и зимой, и летом. Это открытое пространство, по которому можно подниматься, гулять. Зимой там будет поддерживаться тёплая атмосфера за счёт тёплого воздуха из ближайшей станции метро, так что это будет недорого обходиться, с одной стороны, но это будет само по себе уникальным объектом.

Михаил Зеленский: Зарядье уже называют лицом Москвы. Если подбирать какие-то эпитеты, какие бы Вы подобрали эпитеты, каким оно будет, это лицо?

Сергей Собянин: Эпитеты можно разные называть — это и зелёное пространство в центре Москвы, это и комфортное пространство, которое, я надеюсь, будет очень интересно и для москвичей, и для гостей.

Михаил Зеленский: Спасибо большое.

Сергей Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > mos.ru, 10 апреля 2016 > № 1718289 Сергей Собянин


Россия > Экология > ecolife.ru, 9 апреля 2016 > № 1739689 Сергей Иванов

5 января 2016 г. Президент РФ Владимир Путин подписал Указ о проведении в России в 2017 г. Года экологии. В Организационный комитет вошли руководители федеральных органов исполнительной власти, полномочные представители Президента РФ в федеральных округах, главы субъектов РФ, представители научных учреждений и общественных организаций.

Необходимо обратить внимание на работу по уборке Арктики, а также ликвидировать последствия ущерба, который за прошедшие десятилетия был нанесен и природе других регионов России, заявил глава администрации Кремля Сергей Иванов.

«Еще один важный аспект, на который необходимо обратить внимание, это уборка Арктики. Напомню, мы уже начали такую работу на Земле Франца-Иосифа, на острове Врангеля. Нужно ликвидировать последствия ущерба, который в течение прошедших десятилетий был нанесен природе и других регионов нашей страны, не только Арктики», — заявил Иванов в пятницу на первом заседании оргкомитета по подготовке Года экологии в РФ в 2017 году.

Так же, Сергей Иванов призвал губернаторов территорий байкальского бассейна скорее подготовить проектно-сметную документацию, чтобы получить отложенные в федеральном бюджете деньги на очищение прибрежных территорий Байкала.

«Я бы хотел в этой связи обратить внимание губернаторов территорий байкальского бассейна: деньги на строительство очистных сооружений в 2016 году в федеральном бюджете на эти цели выделены, но до тех пор пока нет проектно-сметной документации, эти деньги лежат мертвым грузом. Об этом мне министр природных ресурсов рассказывал. Надо быстрее делать эту проектно-сметную документацию и начинать реальную работу», — заявил Иванов, выступая на первом заседании оргкомитета по проведению в РФ Года экологии.

Одна из существенных экологических проблем — твердые бытовые отходы.

— Сейчас даже десятки, даже сотни миллионов тонн отходов в лучшем случае вывозятся на полигоны или сжигаются на заводах, — обрисовал сложившуюся ситуацию Сергей Иванов. — А в худшем, что греха таить, — они просто вываливаются где попало. Окрестности многих населенных пунктов у нас превратились в гигантские свалки.

Поэтому необходимо приступить к строительству современных мусороперерабатывающих заводов. Но при этом есть еще одна задача: изменить подходы общества, органов власти и бизнеса к утилизации бытовых отходов. Сергей Иванов напомнил известную поговорку: чисто не там, где убираются, а там, где не сорят.

Вкладом в формирование новых принципов поведения, надеется глава президентской администрации, будет и само проведение Года экологии.

— Это будет действительно реальный шаг к формированию новой экологической культуры, когда бережное отношение к природе, ответственность за состояние окружающей среды является нормой поведения для каждого человека, — подчеркнул Сергей Иванов.

Также в числе приоритетов Года экологии — сохранение водных объектов и реконструкция очистных сооружений. Особое внимание будет уделено Байкалу. Планируется и целый комплекс мероприятий по защите леса.

Россия > Экология > ecolife.ru, 9 апреля 2016 > № 1739689 Сергей Иванов


Весь мир > Экология > gazeta.ru, 9 апреля 2016 > № 1717070 Денис Драгунский

В рай не пускают

Денис Драгунский о правах животных и микробов

Защита окружающей среды от загрязнения, заражения и разрушения — беспроигрышная тема. Мы все, особенно жители мегаполисов, а еще сильнее — жители моногородов при каком-нибудь пыхтящем и чадящем заводе уже давно задыхаемся от дыма, выхлопов и прочей промышленной грязи.

Мы тоскуем, глядя на вырубленные леса вокруг городов, вместо которых растут дачные поселки.

Нам страшно читать об истощении почв, отравлении водоемов, а новости о техногенных катастрофах, разлитии нефти, не говоря уже об авариях на атомных объектах, вообще погружают нас в апокалиптический ужас.

И мы готовы кричать: не надо нам всего этого! Не надо заводов, шахт и скважин, автомобилей и сотовой связи (говорят, она разрушает ткани мозга), не надо ТЭЦ, ГЭС и АЭС, и новостроек тоже не надо!

Эти вполне оправданные эмоции завершаются чеканной формулой: если следствием технического прогресса станет гибель человечества в промышленном аду, то нам не нужен такой прогресс. Воссоздадим зеленый экологический рай.

Однако с гибелью человечества от ядовитых фабрично-заводских выделений не все так просто.

«В девятнадцатом веке окружающая среда была гораздо чище, чем теперь. Но теперь люди живут гораздо дольше, чем в девятнадцатом веке. Получается, что загрязнение среды благотворно повлияло на здоровье?» — сказала как-то Маруся Климова, известная петербургская писательница, переводчица и мастерица парадоксов.

А ведь и в самом деле! Отмеченный факт касается не только сравнения XX-XXI веков с XIX веком. В дальней ретроспективе дело обстоит точно так же.

У австралопитеков и синантропов, или как они там, окружающая среда была идеальная. Кругом шумели нетронутые леса, журчали чистейшие ручейки, зеленели луга и на них паслись разные доисторические животные, которые питались естественным растительным кормом. Ни тебе анаболических стероидов, ни генно-модифицированного силоса. Однако древнейшие люди жили очень мало. Средняя продолжительность их жизни была всего около 20–30 лет, потому что из десяти детей умирало девять. Да и те, кто доживал до взрослых лет, умирали довольно скоро от ран, инфекций и голода.

В античную эпоху люди жили уже подольше. В среднем до сорока лет, а в иных регионах — и до пятидесяти. Но в эти золотые века средиземноморской цивилизации люди уже начали распахивать землю, рыть шахты, вырубать леса, плавить металлы, строить каменные дома с водопроводом. То есть начали активно эксплуатировать окружающую среду, порой нанося ей непоправимый вред (знаменитая фраза: «зеленый покров Аттики съели козы»). Надо также отметить, что у античных людей — что у греков, что у римлян — с моралью и духовностью было не очень. Разумеется, если смотреть с нашей колокольни. Сплошной разврат и язычество.

В Cредние века вся эта протоиндустрия рухнула и погребла под собою греко-римское распутство и многобожие. Люди стали ближе к природе и к Единому Богу. И немедленно сократилась средняя продолжительность жизни — опять до тридцати лет, как в каменном веке.

И только в Новое время, когда появились чадящие фабрики, ради которых сначала вырубались вековые европейские леса, а потом вскрывались девственные поля в поисках угля, а особенно когда загрохотали железные дороги и зафырчали вонючие автомобили, да еще вдобавок возникли такие неприятные явления, как распущенность, вседозволенность, атеизм и потребительская идеология, — вот тогда люди стали жить по-настоящему, по-современному долго, в среднем до семидесяти лет.

А также стали жить все более и более сытно, удобно, безопасно и достойно: жилье, водопровод, канализация, отопление, работа, магазин, полиция и, главное, медицина. Плюс к тому право на личный выбор почти во всех сферах жизни.

Так что получается обратная зависимость: чем загрязненнее окружающая среда и чем меньше духовности и строгой морали, тем дольше продолжительность жизни человека, тем ниже детская смертность.

Разумеется, люди стали жить дольше не из-за того, что дышали копотью заводов. И не из-за того, что кто-то стал публично доказывать, что Бога нет и все дозволено.

Люди стали жить дольше и удобнее из-за технического прогресса, из-за развития медицины, и особенно фармакологии, что возможно лишь в условиях личной свободы, свободы мысли и слова.

Фабрики, на которых производят лекарства, — это крупнейшие загрязнители природной среды, особенно это касается стран третьего мира, где природоохранное законодательство не столь строго, как в Европе, или его вовсе нет. ТЭЦ дымят, автомобили пыхтят, жилищное строительство вкупе с транспортом создает огромные нагрузки на природу… дальнейшие примеры, о любезный читатель, ты легко подберешь сам. Такой вот, как говорят экономисты, «отрицательный внешний эффект» усилий по улучшению жизни человека.

Осталось лишь понять, чего нам больше хочется — вечной любви или вечной молодости?

Сторонники первой нежно любят своих престарелых супруг и супругов. Любители второй постоянно разводятся и женятся на молоденьких. Сдается мне, что безоглядные сторонники «зеленого рая» относятся именно ко второй, весьма легкомысленной и лицемерной категории граждан.

Потому что борьба за чистоту окружающей среды как-то не подразумевает отказ от антибиотиков, транспорта, отопления, энергетики и прочих удобств. О возвращении в пещеры или хотя бы в избы никто не говорит. В итоге все превращается в новомодное развлечение для элиты.

Ах, как это мило — жить в «экологически чистом коттеджном поселке» (или даже в «экологически чистом регионе») и питаться «органической пищей», когда большинство людей любой страны и всей планеты живет в загрязненной среде и благодаря этому загрязнению зарабатывает, ест досыта и не замерзает зимой.

«Зеленый рай» незаметно превращается в рай для избранных.

Это мы уже проходили. В таком раю в СССР жили члены Политбюро ЦК КПСС. Но, как говорил Тарас Бульба, «что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

Особо радикальные сторонники невмешательства в природу говорят о «правах природы» (дескать, луг имеет право не быть распаханным, горный хребет — не быть пробитым туннелями, дерево — не быть срубленным).

Другие, не столь остроумные, говорят о «правах животных». Тут я недавно услышал, что в России собираются даже должность такую учредить — уполномоченный по правам животных. Так вот, дорогие друзья и товарищи, леди и гамильтоны: у животных никаких прав нет и быть не может, потому что животные не обладают свободной волей и социальной организацией. Насущно необходимо защищать животных от жестокого обращения!

Это нужно прежде всего самим людям, чтобы не оскотиниться. То есть не превратиться именно в животных, которые пожирают то, что им природа заповедала или внезапная нужда велела пожирать.

Оберегать животных, домашних, сельскохозяйственных, подопытных и диких, от излишней жестокости и ненужных мучительств — долг всякого порядочного человека. Но это не имеет никакого отношения к так называемым правам бессловесной твари. Потому что, если мы доведем идею «прав животных» до логического совершенства, нам придется признать, что антибиотики нарушают права микроорганизмов. У микробов есть данное самой природой право истребить ваши внутренние органы — что же вы вмешиваетесь?

О мыше- и крысоловах я и не говорю, это настолько очевидное нарушение прав домашних грызунов, что хоть сразу беги к звериному омбудсмену. Что же делать? Завести кошку? О нет! Ибо на языке реальной политики это все равно что в ситуации колониального бунта не посылать своих солдат, а натравить на бунтарей соседнее племя. Так сказать, «бестиализация конфликта», то есть пусть животные сами между собой разбираются. Цинизм высшей пробы.

Но оставим шутки и вспомним о так называемой «духовности». Я говорю «так называемая» и ставлю это слово в кавычки, потому что речь в современной политике идет отнюдь не о настоящей духовности. То есть не об индивидуальном мистическом (то есть тайном, таинственном) внутреннем опыте — религиозном, или чисто философском, или психологическом. Речь идет об идеологическом призыве, который в конечном итоге направлен на затягивание поясов, не смирение перед экономическими трудностями или произволом власти.

Ах, как приятно призывать к «духовности», глядя на суетливую и, увы, суетную толпу бедных и закредитованных людей из окна дорогого и, как правило, бронированного автомобиля по пути в загородную резиденцию…

Ничем не отличается от рекламы «экологически чистого коттеджного поселка».

Только технический прогресс (сопровождаемый, увы, загрязнением окружающей среды и «полнейшей бездуховностью и аморализмом потребительского общества») дает людям достойную, безопасную, сытую и, представьте себе, здоровую жизнь. А в перспективе — возможность свободного развития ума и души.

Такова, извините, плата за благополучие. И оно того стоит. Безупречная экология бывает в каменном веке, где люди ютятся в пещерах. Высочайшая духовность бывает в Средние века, где еретиков жгут на кострах.

Так что не будем лицемерить.

Но будем бороться против автомобильных выхлопов и незаконных вырубок и будем говорить людям о прекрасном и высоком. Не впадая при этом в тотальность.

Весь мир > Экология > gazeta.ru, 9 апреля 2016 > № 1717070 Денис Драгунский


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > mos.ru, 6 апреля 2016 > № 1712394 Марина Люльчук

Глава объединённой дирекции «Мосгорпарк» Марина Люльчук — о том, как благоустроят зелёные зоны столицы и в каких парках можно будет искупаться летом.

В этом году в столице благоустроят около 80 зелёных зон — парков, скверов, аллей и пляжей. О том, как изменятся парки культуры и отдыха, в интервью mos.ru рассказала Марина Люльчук, глава объединённой дирекции «Мосгорпарк». В частности, о новом парке, который с нуля создаётся на Ходынском поле, о том, что в центре Москвы появится детский парк, а в Олимпийской Деревне на крышу кафе можно будет заехать на роликах.

— Когда в московских парках открывается летний сезон? Запланированы ли какие-то необычные мероприятия на это время?

— Открыть летний сезон мы планируем 1 мая. Запустится летняя инфраструктура в парках, заработают пункты проката, откроются летние кафе и веранды. Начнутся бесплатные лекции и курсы для посетителей — это и занятия танцами, и уроки иностранных языков, и открытые спортивные тренировки. На некоторые нужно записываться заранее, например на уроки иностранных языков.

Помимо празднования государственных и общегородских праздников — Дня Победы, Дня России, Дня города и других, в этом летнем сезоне Департамент культуры запускает фестиваль «Культурные выходные», в рамках которого по субботам и воскресеньям в парках будут проходить культурные мероприятия: концерты, литературные чтения, театральные представления. В честь Года российского кино будем устраивать бесплатные кинопоказы, встречи с деятелями кино, мастер-классы и лекции.

— В 2016 году в семи парках будут проводить реконструкцию, что это за зелёные зоны?

— Да, в этом году мы запланировали комплексное благоустройство на семи парковых территориях. Это Ходынское поле, Красногвардейские пруды, детский парк имени Н.Н. Прямикова, зона отдыха «Левобережный», ландшафтный парк «Митино», парк 850-летия Москвы и «Терлецкая дубрава». Работы начнутся в 2016 году, что-то успеем завершить за один сезон, часть — в 2017 году.

— Какие парки будут готовы уже в этом году?

— Можно с уверенностью говорить о детском парке имени Н.Н. Прямикова. Это исторический парк, построенный в 30-х годах прошлого века. Его площадь всего четыре гектара, он находится в центре Москвы, в Таганском районе. Наша задача — возродить его как детский парк, поэтому мы обустроим четыре детских площадки, детский клуб и кафе, сцену и амфитеатр для проведения концертов и лекций. Будет воссоздан исторический яблоневый сад, отремонтирована дорожно-тропиночная сеть. В парке появится уникальная детская водная площадка у фонтана. Завершить работы рассчитываем к Дню города.

— Появятся ли у москвичей новые зоны для купания и летнего отдыха у воды после благоустройства парков?

— Новая зона отдыха у воды появится после комплексного благоустройства Красногвардейских прудов в центре Москвы. Предполагается их объединение с парком «Красная Пресня» и создание единой рекреационной зоны. Будет обустроена территория для отдыха у воды с амфитеатрами и настилами для загара. Откроется лодочная станция с прокатом лодок и катамаранов, площадка для танцев и массовых мероприятий, детская и спортивная площадки, велосипедная и беговые дорожки.

Ещё одна зона отдыха у воды будет благоустроена в парке «Терлецкая дубрава». Это огромный лесопарк на востоке Москвы, особо охраняемая территория и объект культурного наследия. В нашем ведении находится небольшой кусочек парка в 11 гектаров, в основном это пруды.

Там тоже появятся зоны отдыха у воды — деревянные настилы по берегам прудов, лодочная станция. Кроме того, в «Терлецкой дубраве» будут обустроены беговые дорожки и круговой беговой маршрут вдоль набережной основного пруда длиной 1200 метров. Появится веломаршрут длиной два километра, пункты проката спортивного инвентаря.

Благоустроенным парком с купанием станет зона отдыха «Левобережный» на Химкинском водохранилище. В парке организуют спортивные площадки: футбольную, волейбольную, бадминтонную, баскетбольную, теннисный корт и воркаут.

Купаться ни в Красногвадейских прудах, ни в прудах «Терлецкой дубравы» нельзя. Однако там можно будет позагорать, покататься на лодках и катамаранах. Благоустройство этих парков завершим в этом году, но полноценно зоны отдыха у воды заработают в летнем сезоне 2017 года.

— А где же разрешат купаться?

— Благоустроенным парком с купанием станет зона отдыха «Левобережный». Она располагается на Химкинском водохранилище. Сейчас это дикие пляжи, без инфраструктуры и сервиса. Мы планируем обустроить зоны для купания по всем стандартам: установить лежаки, навесы, кабинки для переодевания, душевые, обустроить площадку для пляжных видов спорта.

На берегу планируется установить кафе с панорамным видом на водохранилище. Пляжные зоны будут рассчитаны и на маленьких отдыхающих: появится водная детская площадка, где можно будет плескаться и играть с водой, строить фигуры из песка. Благоустройство пляжной зоны завершится в 2017 году.

В общей сложности в парках, подведомственных Департаменту культуры города Москвы, есть 41 зона отдыха у воды. Что касается купания в 2016 году, то в парках «Сокольники», «Фили» и «Северное Тушино» в июне заработают бассейны.

— В этом году начнется благоустройство парка «Ходынское поле». Что там появится?

— Хочется отметить, что на Ходынском поле в Северном округе мы создаём крупный городской парк с нуля, местные жители его очень ждут. Площадь парка составит 24,7 гектара. Работы по благоустройству большей части территории (19,1 гектара) завершим в 2017 году, в 2018-м благоустроим оставшиеся 5,6 гектара.

Парк планируется разделить на пять зон: многофункциональную главную площадь, зону тихого отдыха с городским садом, зону спорта и детских площадок, зону пешеходного бульвара и транзитную зону у новой станции метро (строящаяся станция метро «ЦСКА». — Прим. mos.ru). В парке появятся кафе, пункты проката, туалеты, освещение. Дополнительно будут организованы спортивная зона с батутами и коворкинг.

Спортивная зона включит в себя площадки для волейбола, баскетбола и мини-футбола, воркауты, в том числе для пожилых людей и маломобильных групп населения. Будут установлены раздевалки, обустроены велосипедные и беговые дорожки. В зимнем сезоне в парке планируется обустроить каток площадью три тысячи квадратных метров.

Мы рассчитываем разработать умное техническое оснащение парка — это навигация, Wi-Fi, зональная озвучка, современная система безопасности, архитектурное освещение и подсветка.

Территорию мы засадим деревьями, кустарниками, декоративными злаками и цветущими многолетниками. Это экопарк — так захотели местные жители. Поэтому пункты проката, кафе и спортивные площадки будут организованы в одном месте, чтобы не нарушать ландшафтную целостность парка.

— Ещё один крупный проект благоустройства — ландшафтный парк «Митино». Какие перемены его ждут?

— В парке «Митино» на северо-западе Москвы огромное пространство в 111 гектаров будет реорганизовано и упорядочено. Его разделят на функциональные зоны: зону лаборатории археологии, зону с кафе и лодочной станцией, зону фестивальной площади, спортивную зону с крытыми теннисными кортами и детскую развивающую зону.

Обустроят детские площадки, фестивальную площадь, зону отдыха у воды с лодочной станцией и пляжем для загара. Будет размещён памп-трек (экстремальная трасса для велосипедистов. — Прим. mos.ru) и спортивные площадки. Зимой планируется обустройство катка с искусственным льдом площадью четыре тысячи квадратных метров.

В этом парке раньше велись археологические раскопки, и были обнаружены предметы быта древних поселений. По местам раскопок будут проводить экскурсии и квесты.

Пусть это амбициозное заявление, но мы хотим, чтобы парк «Митино» вошел в число лучших крупных парков столицы наравне с «Сокольниками», Измайловским парком и Парком Горького.

— В план на этот год также включён парк 850-летия Москвы. Что изменится в нём?

— Если говорить о парке 850-летия Москвы, то это зона отдыха площадью 80 гектаров, которая находится на окраине Москвы (территория района Марьино в ЮВАО. — Прим. mos.ru). Там нет современной инфраструктуры, а парк большой и район вокруг густонаселённый. Благоустройство будет проходить в две очереди: часть работ будет выполнена в 2016 году, часть — в 2017-м. Наша задача, помимо введения базовой инфраструктуры, — максимально оснастить парк спортивными объектами: футбольным полем, баскетбольной и волейбольной площадками, теннисными кортами, воркаут-площадкой, памп-треком. В парке появится каток с искусственным покрытием. Для круглогодичных занятий спортом заработают специальные павильоны — «станции спорта». В Марьине много молодёжи, наша задача — чтобы она не сидела по подъездам и дворам, а приходила в парк за активным и здоровым образом жизни.

— В прошлом году вы благоустроили парк Олимпийской Деревни, в этом году откроете его для посетителей. В нём тоже будет сделан упор на спорт?

— Конечно. Этот парк был построен в 1980 году к Олимпиаде, там тренировались спортсмены. В парке уникальная закольцованная конфигурация тропинок и дорожек: она подходит для беговых марафонов и тренировок, катания на роликах и занятий велоспортом. При этом вокруг много зелени, деревьев, пруды и чистый воздух. До сих пор туда специально приезжают тренироваться профессиональные спортсмены и любители тоже.

В парке всё будет ориентировано на активный образ жизни. Для детей 12–16 лет будет установлено уникальное оборудование «Питон» и площадка с сетками и пружинистыми покрытиями, по которой можно лазить, бегать, прыгать, как на батуте, не боясь упасть или споткнуться. Подобных площадок больше нет в Москве.

Ещё один новый уникальный объект — «холмы». Два искусственных холма с настилом из зелени, по которым можно будет забираться наверх, чтобы потом скатываться вниз с семиметровых горок. Кататься на них можно будет и летом, и зимой.

В парке Олимпийской Деревни организовано необычное кафе с функциональной крышей, на которую можно будет заехать на роликах или велосипеде, покататься по ней, посмотреть сверху, как с обзорной площадки, на пруды парка. На крыше установлено специальное ограждение, которое не даст роллерам и велосипедистам по неосторожности упасть с неё.

— А почему в новом благоустройстве парков нет планов по открытию шашлычных площадок?

— Мангальные и шашлычные площадки хороши в меру. Мы столкнулись с негативным опытом их эксплуатации. Бывает, что отдыхающие не убирают за собой, портят площадки, сжигают рядом растущие деревья и даже скамейки. Это редкие случаи, но местные жители выступают против того, чтобы рядом с их районами были пикниковые точки. К тому же мы стараемся минимизировать риск пожаров в городских парках. В наших парках разрешены европейские пикники, можно приходить с корзинкой и бутербродами, расстилать плед на траве и хорошо проводить время.

— Марина Васильевна, а сколько летних кафе будет работать в городских парках?

— У нас около 400 точек общепита. Каких-то радикальных изменений этой сфере не будет. Парки для гурманов — это «Сокольники» и Парк Горького, там работает больше всего кафе.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > mos.ru, 6 апреля 2016 > № 1712394 Марина Люльчук


Казахстан > Экология > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680603 Адольф Арцишевский

Сумеет ли Байбек одолеть смог? Или смог одолеет Байбека?

Автор: Адольф Арцишевский

Надо хотя бы раз в месяц увидеть звездное небо над головой - хотя бы раз в месяц. Чтобы дышать и жить дальше. Чтобы не задохнуться во вселенском одиночестве. Это не каприз, не блажь, это просто необходимость для большинства тех, кто живет с нами бок о бок в предгорьях Алатау. Кто, может быть, и не подозревает, как это жизненно важно - сквозь серую завесу проклятущего смога увидеть проблеск Полярной звезды.

Спасет ли намордник?

В декабре 1949 года над городом (там, где сейчас Казахский ТЮЗ) висел гигантский портрет генералиссимуса Сталина во весь рост. С наступлением сумерек он сиял в лучах прожекторов. А над городом сияли, искрились чистые, ясные звезды, от которых невозможно было оторвать глаз, на них хотелось смотреть и смотреть, затаив дыхание, мечтая о самом высоком, о чем только может мечтать человек в одиннадцать лет.

Между прочим, в тот вечер нас, безудержную орду пацанов из мужской 39-й школы, вели на встречу с девочками 10-й женской школы (учение было раздельным). Мы притаились и притихли от неординарного события и новизны впечатлений. Подробности той встречи забылись, но запомнились декабрьский мороз, россыпь созвездий над головой и волнение, какое бывает, когда вся жизнь впереди.

Те созвездия и сейчас, 67 лет спустя, остались на своих прежних, узаконенных местах, и хоть взгляд наш стал всеохватней, проницательней, но я, коренной алматинец, запрокидывая голову к небу, тех звезд не вижу, их свет не может пробиться к моим глазам сквозь пелену вонючего смога. Близ города денно и нощно изрыгает дымы гигантская труба ТЭЦ-2, пожирая тоннами, вагонами, эшелонами каменный уголь.

Неустанно дымит асфальтовый завод, внося свою губительную лепту в атмосферу города. И частный сектор, не имея возможности перейти на газовое отопление, поскольку и кишка тонка, и тощ карман у среднестатистического алматинца, тоже пованивает печными трубами, даруя нашим легким канцероген и прочие ингредиенты, провоцирующие у нас и у наших детей рак легких, эмфизему и тому подобные прелести.

Плюс дымящие мангалы и т.д. и т.п. Море оптимизма рождается в душе, когда просто физически ощущаешь, как тебе на голову, на плечи, на спину ложится кошма всепроникающего смога. И смотря по телеку на несчастных жителей Пекина, бредущих в намордниках по центру столицы Поднебесной, ты невольно с тревогой шаришь по своим карманам в поисках все того же намордника - лишь в нем спасение.

В чем корень зла и как его извлечь?

Извините за этот скорб­ный погибельный гимн продуктам сгорания твердого топлива, но мы еще не сказали о главном герое этого Дантова ада - о двигателе внутреннего сгорания автомобиля, о ее величестве выхлопной трубе, о смертоносной струйке дыма, которым она отравляет наш город. И не только наш. Но в данном случае речь идет вполне конкретно об Алматы.

Тут, конечно, нужны цифры и факты - как гвозди, заколачиваемые в крышку гроба. Возможно, я скажу общеизвестное и то, что на слуху, а потому, как говорил в таких случаях Аркадий Райкин, я дико извиняюсь, но из этой песни о главном слова не выкинешь. Не я один распеваю ее во весь голос.

Месяц назад на эту тему выступил редактор нашей газеты Бигельды Габдуллин, расставив все акценты, продемонстрировав те самые гвоздочки, от которых у впечатлительных людей волосы на голове если не встают дыбом, то как бы шевелятся. Его горячо поддержал известный политолог Денис Кривошеев. На сайте "Информбюро" он без обиняков сказал то, о чем мы старались как бы умалчивать до выступления Бигельды Габдуллина: Алматы пора присвоить статус района экологического бедствия. Ибо только признав проблему, общество вынуждено будет её решать. Но власти не подтверждают этих опасений, "рисуя в своих отчетах сложную, но все же не критическую ситуацию".

Тем временем в городе появился альтернативный центр, который дает более объективную информацию о состоянии окружающей среды. По его данным, степень загрязненности воздуха микрочастицами превышает норму иногда в 9 и более раз. Впрочем, центр этот постарались как можно быстрее прикрыть "в связи с отправкой оборудования на калибровку". И вообще, в акимате Алматы рекомендации этого центра посчитали некорректными.

Однако еще в мае прошлого года агентство NASA сфотографировало смог, полностью окутавший Алматы. "Унылое серое одеяло накрыло город, тогда как над большей частью региона - чистый прозрачный воздух", - говорится в подписи к фото. Снимки, сделанные с МКС, под сукно не спрячешь. Они корректны или как? Или их тоже надо отправить на калибровку?

Экологи бьют тревогу: смог порой поднимается над нашим городом на три-пять километров, воздушный бассейн Алматы превратился в источник повышенной опасности. Приблизительно таковы же показатели качества воздуха в Пекине: там средний количественный замер сопоставим с нашим, а критическая точка уровня содержания микропыли немногим выше, в пределах 600 микрограмм на кубический метр. Но в Пекине живут и работают более двадцати миллионов человек, в десять раз больше, чем в Алматы, и при этом у двух этих городов несопоставимы деловая активность граждан, эффективность и результативность экономики. В то же время основным источником грязи и там, и тут стали автомобили.

Репортаж с петлей на шее

Что делать? Как подступиться к решению этой почти, казалось бы, неразрешимой проблемы? На эти и на весь круг им сопутствующих вопросов даны предельно ясные и четкие ответы в статье Бигельды Габдуллина. Не сочтите за труд, освежите в памяти основные тезисы этой публикации. Есть опасение, что они долго - очень долго! - не будут терять своей актуальности.

А чтобы окончательно проникнуться тревогой за судьбу южной столицы, найдите в Интернете свое­образный отклик на выступ­ление Бигельды Габдуллина, телерепортаж-обращение Дениса Кривошеева с Чимбулака. За его спиной, в низине, угадывается город, погрязший в непроницаемом смоге. И чтобы не было никаких кривотолков, мы приведем здесь текст этого обращения - текст этого, если хотите, репортажа с петлей на шее:

- Друзья, то, что вы сейчас увидите за моей спиной, не может не вызывать беспокойства. Алматы на самом деле на грани экологической катастрофы. Для того, чтобы понять это, не нужны никакие замеры, не нужны датчики и дополнительные исследования.

Достаточно подняться на "канатке" до Чимбулака и увидеть совершенно ужасающую картину. То, что вы сейчас видите, это не обман зрения, не какая-то специальная съемка, и не то, что может заставить вас обмануться. Это смог, он поднимается выше Медео, он поднимается выше плотины, он поднимается уже выше первой станции на Чимбулаке.

Сейчас мы стоим на второй станции и уже ощущаем этот серый и все убивающий дым. Друзья, это нужно остановить, у нас нет ни единого шанса, чтобы жить в этом городе и растить в нем своих детей здоровыми.

Можно предлагать массу решений, можно привлекать австрийских, немецких, итальянских ученых для того, чтобы разобраться со смогом. А можно действовать очень просто. Нам наверняка нужно признать, что у нас в Алматы - экологическая катастрофа. Как только мы уясним себе это и действительно скажем, что мы убиваем собственный город, мы начнем что-то менять. И здесь уже не имеет значения, стоят многоэтажки за аль-Фараби или нет, нужно принимать совершенно кардинальные меры для изменения ситуации, первая из которых - остановить хотя бы на время движение частного транспорта.

Тогда все мы - и вы, и я, и каждый из нас - попытаемся понять, что же так сильно влияет на город: автомобили или что-то еще? Поэтому предлагаю не останавливаться на достигнутом, не слушать никого, а начинать настоящую бо­рьбу за собственный город, за собственную жизнь. За то, что мы любим и ценим, за самый прекрасный город на земле, за наш Алматы.

Поможет ли Геракл Байбеку?

Готовя этот материал к печати, его автор, насколько это было возможно, выгреб всю информацию по теме из Интернета. Проблема сложная, многоаспектная и многовекторная, таящая омуты и мели, подобно Лерней­ской гидре. Там лишь Геракл сумел посшибать все ее девять смертоносных голов. Но по плечу ли Байбеку второй подвиг Геракла? А ведь это ему, Байбеку, решать проблему смога.

И вроде бы все, намеченное им, верно, не вызывает возражений. Но после пронизанного болью репортажа с Чимбулака, после статьи Габдуллина, где каждая фраза подобна звенящей тетиве натянутого лука, все, намеченное акиматом, выглядит как-то не очень убедительно. Аким Алматы верит, что система "Онай" спасет город от смога.

Он рекомендует алматинцам оставлять свои авто и больше передвигаться общественным транспортом. Так они внесут свой вклад в оздоровление экологии города, считает он. Так-то оно так, но кто же добровольно последует этим рекомендациям?..

По мнению градоначальника, второе направление должно быть таким: перевод автомашин на газ, а также меры по снижению уровня загрязнения воздуха транспортными средствами. Как пояснил Бауыржан Байбек, в Алматы должно быть больше парков и скверов. Внесут свой вклад в решение проблемы и строительство завода по переработке мусора, и появление новых ТЭЦ и т.д.

Все верно и не вызывает возражений, но проблема столь глобальна и безотлагательна, что все вышесказанное блекнет перед необходимостью каких-то иных, радикальных мер. Каких? А вот вам цитата из Бигельды Габдуллина, как бы расставляющая точки над "i":

"Акимат Алматы может приблизиться к ее решению, если на то будет политическая воля самого акима Байбека, если он проявит настойчивость. Без этого никак! С согласия депутатов городского маслихата он вправе выйти с предложением в парламент РК о введении законодательного запрета на…" На въезд в Алматы иногороднего и областного транспорта, на тотальную проверку всех авто на предмет выбросов СО2, на демографическую "разгрузку" задыхающегося мегаполиса... Ну и так далее.

И тем не менее - вся наша надежда теперь на него, на акима, на Бауыржана Байбека. Он наша последняя опора, он луч света в этом царстве смога, он свет в окошке и свет в конце тоннеля. А потому для начала хотелось бы знать:

1. Проблема смога - это всемирная проблема. Каждая страна по-своему борется с ней. В КНР, например, на войну со смогом из казны выделили около 300 млрд долларов США. А у нас?

2. Как будем решать проблему иногороднего транспорта?

3. Что делается для того, чтобы наши АЗС заправляли авто высококачественным горючим, а не суррогатом?

4. Какие инновации для очистки воздушного бассейна намерен использовать акимат?

Что ж, ждем ответа. А пока… Хотя бы раз в месяц я выхожу из дома в пять утра, в зябкую рань. Город спит, погрузившись в утренние сны. А я выискиваю в небе алмазный пояс Ориона и неутомимую Бетельгейзе. Потом ищу и с трудом нахожу Плеяды. А потом, повернувшись на север, разглядываю ковш Большой Медведицы. И, наконец, отыскиваю Полярную звезду. Она тускло светит, с трудом пробившись сквозь кошму плотного смога. И вспоминаю небо моего детства, когда не было смога, когда был виден Млечный путь, а звезды были младенчески ясными, суля большую, счастливую жизнь.

Казахстан > Экология > camonitor.com, 11 марта 2016 > № 1680603 Адольф Арцишевский


Китай > Экология > kitaichina.com, 8 марта 2016 > № 1688237 Ван Вэньбяо

Некоторые люди называют Ван Вэньбяо «глупцом», потому что он вложил так много денег в обуздание пустыни; некоторые считают его «героем», который превратил пустыню в оазис; а другие люди дали ему титул «короля пустыни», который создал огромное царство экологической экономики.

Ван Вэньбяо, сказал, что если бы он не был «глупцом», то не смог бы обнаружить бизнес по обузданию пустыни, благодаря которому он может зарабатывать деньги; и, поскольку он создал «царство экологической экономики» Или, он может стать «героем», давшим возможность местным жителям избавиться от нищеты и идти к достатку.

«Китай»: Как Вы считаете, что самое важное для обуздания пустыни?

Ван: Пустыни часто называют «морем смерти» и «голой, безплодной землей». Я считаю, что самое важное для обуздания пустынь – технологии, особенно надо способствовать применению инновационных технологий.

В ходе обуздания за 20 лет Кузупчи превратилась из пустыни без единого деревца и совершенно лишенной травы в оазис. Сейчас в Кузупчи растут более тысячи видов трав и 200 видов деревьей, появились десятки видов животных. Мы достигли этих успехов, опираясь на инновационные технологии. Например, как заставить лакричник обыкновенный (лекарственное сырье) расти «лежая» на земле, а не расти «стоя», потому что если лакричник сможет расти «лежа» на земле, то площадь озеленения стремительно повысится. Кроме того, в ходе нашего исследования мы обнаружили, что за два или три года лакричник может превратить пески в почву. Мы также изобрели «метод посадки с помощью водно-паровой технологии». Сажать дерево нужно только десять секунд, при этом самое важное, потребление небольшого количества воды, при очень высокой приживаемости.

«Китай»: В процессе обуздания пустыни Кузупчи корпорация Или получила огромную выгоду, уровень жизни местных жителей также значительно повысился. Вы обобщили опыт Или как модель «Сбалансированного развития экологии, бизнеса и народного благосостояния». Можно ли конкретно объяснить данную модель?

Ван: За 30 лет с начала проведения политики реформ и открытости мы достигли высокого уровня роста экономики и создали огромные материальные богатства. Однако мы также словно встретились с «парадоксом» развития экономики: мы развиваем экономику, чтобы улучшить нашу жизнь, но из-за развития экономики мы потеряли основные жизненные условия – чистая вода и воздух уже стали предметами роскоши в нашу эпоху.

Мы управляем предприятиями, и если только заниматься общественными благотворительными делами и не зарабатывать деньги, то предприятия не смогут продолжительно развиваться. Но если мы занимаемся защитой экологии в процессе ведения бизнеса, то наша работа обязательно будет продолжительной. Сейчас мы нашли соответствующую модель в Кузупчи. Во-первых, надо восстановить экологию пустыни. Во-вторых, в процессе обуздания развивать экологическую экономику путем использования инновационных технологий. Например, развивать отрасли новой энергетики в пустыне, такие как солнечная энергия, ветроэнергия и биоэнергия; развивать перерабатывающую отрасль китайской фармацевтики, как например, разводить лакричник обыкновенный; развивать туризм и т.д. В-третьих, в процессе налаживания экологии улучшить уровень жизни местных жителей. Например, ежегодно десятки тысяч крестьян и скотоводов Кузупчи могут получать трудовые доходы в сумме 300 млн юаней, благодаря проектам строительства экологии.

Ныне китайская экономика находится в важном периоде перехода. Некоторые отрасли промышленности встретились с проблемой перепроизводства, и огромные частные капиталы не могут найти инвестиционные каналы. Наверное, «поиск бизнес-шансов в сфере налаживания экологии» будет одной из важных стратегий перехода и повышения уровня предприятий. На мой взгляд, после эпохи интернет-экономики наступит эпоха экологической экономики, которая также станет важной силой будущего развития Китая. Наши предприятия должны обратить внимание на исследование пути соединения бизнеса и воссоздания экологии, а также на исследование моделей развития экологической экономики.

«Китай»: Сейчас «Made in China» уже не в новинку, но выход в мир китайского «экологического бизнеса» – это еще новое явление. В качестве китайского частного предпринимателя и бывшего руководителя Всекитайской ассоциации промышленников и торговцев, каковы ваши мнения о выходе китайских предприятий в мир?

Ван: В последние годы появились многие китайские предприятия, которые пытают выходить за рубеж. И большинство из них достигли успеха, но также были и печальные уроки. Когда наши предприятия намереваются выходить за рубеж, надо прежде всего выяснить, в чем наше преимущество и какая у нас конкурентоспособность. Сейчас модель экологической экономики Кузупчи привлекла внимания мирового сообщества, и я считаю, что китайский экологический бизнес выходит за рубеж – это будет наилучшим брендом Китая, который будет приветствовать весь мир.

В последние дни исполнительный секретарь Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием и засухой (КБО ООН) Моник Барбет посетила пустыню Кузупчи. Она отметила: «Надеюсь, что опыт Кузупчи сможет принести значительным регионам Земли мир, потому что в нашем мире там где есть пустыни, нет мира». Она также надеется, что ученые и представители правительств других стран, например, стран Африки и Монголии, приедут в Кузупчи за опытом, чтобы совместно изучать упорядочение экологии нашей Земли.

Китай > Экология > kitaichina.com, 8 марта 2016 > № 1688237 Ван Вэньбяо


Казахстан > Экология > camonitor.com, 12 февраля 2016 > № 1646485 Бигельды Габдуллин

А слабо Байбеку победить смог?

Несколько лет назад алматинцы хоронили известного и уважаемого академика. Среди тех, кто поднялся на Кенсай для прощания с покойным, были два акима Алматы: действующий - Ахметжан Есимов и бывший - Имангали Тасмагамбетов. Пока шла обычная погребальная процедура, они отошли в сторонку и повели свою житейско-чиновничью беседу. Глядя на них, я невольно подумал: если бы они обратили свои взоры на лежащий внизу и утопающий в смоге Алматы, то воочию увидели бы главную проблему города, ставшего им родным.

Действительно, несмотря на солнечный день, над южной столицей зловеще навис бурый пояс загазованности. А правее по горизонту, над небом нижнего Алматы, вырисовывалась еще более страшная картина: тяжелый черный аркан змеей тянулся над крышами еле виднеющихся домов. И вдруг акимы, словно угадав мои мысли, повернулись в сторону города…

О чем они заговорили при виде такой ужасающей картины конца света, одному Богу известно. Кто знает, может, бывший градоначальник сожалел, что не смог решить главную проблему Алматы, давал какие-то советы преемнику, а второй при этом беспомощно разводил руками… И было отчего.

С тех пор ничего не изменилось. Мало того, как показывает нынешняя зима, экологическая ситуация еще больше осложнилась. Алматинцы почти каждый день видят обычное движение ползущего как змей смога, который с раннего утра обволакивает северную часть города, потом потихоньку накрывает его почти целиком до подножья гор: вроде солнечно, но солнца не видать! Вот ужас, сказал бы мой отец-лесник.

Сегодня южной столицей командует другой аким - Бауржан Байбек.

Сможет ли он победить смог? Что нужно предпринять, чтобы решить главную проблему южной столицы?

Безусловно, эти вопросы волнуют каждого алматинца.

Обратимся к фактам. По уровню загазованности воздушного бассейна Алматы вышел на первое место среди городов Казахстана. На втором месте - Шымкент, на третьем - Усть-Каменогорск.

Журнал Busi­ness Week внес Алматы в число самых неблагоприятных мест проживания в мире, причислив наш город к зоне повышенного риска.

Вот что пишет представитель общественной группы из Facebook "За чистый воздух Алматы": "Пробы воздуха, которые берут алматинские экологические службы, показывают, что в выхлопных газах автомобилей содержится около 200 химических соединений, в том числе канцерогенные полициклические углеводороды.

Накопленные к настоящему времени научные доказательства говорят о том, что наблюдаемое за­грязнение окружающей среды в городе Алматы наносит значительный ущерб здоровью и приводит к росту показателей смертности, сокращению примерно на год ожидаемой продолжительности жизни, увеличению заболеваемости и негативному воздействию на нормальное развитие населения".

Другие сведения не менее пессимистичны.

"Разовые концентрации вредных веществ превышали предельно допустимую концентрацию (ПДК) и составили: в Бостандыкском районе диоксида азота 2,6 ПДК; в Алмалинском районе диоксида азота 3,4 ПДК, оксида углерода 1,5 ПДК; в Ауэзовском районе диоксида азота 2,0 ПДК; в микрорайоне "Тастак-1" диоксида азота 2,7 ПДК; в Жетысуском районе диоксида азота 2,0 ПДК".

"В южной столице за год в атмосфере собирается около 230 тысяч тонн вредных веществ. Три тысячи тонн выбрасывают промышленные предприятия, 16 тысяч тонн подкидывает жилой частный сектор, 23 тысячи тонн - это "подарочки" от ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. А остальные 188000 тонн вредных веществ попадают в воздух из выхлопных труб авто.".

Стоит ли после этого говорить о том, что в городе растет заболеваемость аллергией, бронхитом, раком, больше становится новорожденных детей с высоким внутричерепным давлением?..

Должен заметить, что и эти цифры уже устарели: ситуация в Алматы сегодня стала еще более катастрофичной!

Самой главной, на мой взгляд, является транспортная проблема. Но именно она, если сравнивать с другими причинами возникновения смога, реально решаемая. По крайней мере, она не требует значительных финансовых средств - в отличие от, скажем, передислокации имеющихся ТЭЦ за пределы города или демографической "разгрузки" Алматы.

Акимат Алматы может приблизиться к ее решению, если на то будет политическая воля самого акима Байбека, если он проявит настойчивость. Без этого никак! С согласия депутатов городского маслихата он вправе выйти с предложением в парламент РК о введении законодательного запрета на въезд в Алматы иногороднего и областного транспорта.

Да, это вызовет большой общественный резонанс, недовольство части казахстанцев. Ну а как иначе? Аким же не за себя будет просить, а за двухмиллионный мегаполис, другими словами, почти за восьмую часть граждан Казахстана! Есть резон? Еще какой!

К вышеприведенной цифре количества машин в Алматы следует добавить еще 250 тысяч, ­хозяева которых ежеднев­но приезжают из Алма­тин­ской, Жамбылской, Южно-­Казахстанской и других областей, но при этом ни тиына не платят в бюджет Алматы за незаконный извоз. Ладно, если бы они тихо-мирно занимались извозом.

Но, как правило, приезжие горе-лихачи постоянно нарушают ПДД, ведут себя наг­ло и некультурно, создают конфликтные ситуации, усугубляя тем самым криминогенную обстановку. У них в основном старые машины, они безумно "коптят", увеличивая концентрацию вредных веществ в атмо­сфере и без того задыхающегося мегаполиса.

Для решения проблемы "пробок", а значит, и загазованности, акимат может перенять китай­ский опыт: в Пекине владельцам авто разрешено пользоваться личным транспортом через день в зависимости от того, на четную или нечетную цифру заканчивается номерной знак машины.

Почему бы специальным службам акимата не взять под строгий контроль реализацию бензина (который часто бывает некачественным) на АЗС, устроить тотальную проверку всех авто на предмет выбросов СО2? Тут мне могут возразить: куда, мол, денешь нашу родную коррупцию? Да, ее пока никуда не денешь. Но если будет строгий контроль со стороны власти, то и тут можно навести должный порядок! Было бы желание.

Проблема смога - это всемирная проблема. Каждая страна по-своему борется с ней. В частности нам опять-таки может пригодиться опыт КНР, где на войну со смогом из казны выделили около 300 млрд долларов США.

Инженеры из Поднебесной предлагают самые невероятные проекты. Скажем, можно на высоких зданиях установить разбрызгиватели, которые за короткое время подавят смог и снизят уровень опасных веществ до минимума. Второй способ: запускать в небо гигантские медузы-мембраны, пожирающие кислоту.

Третий способ: использовать дроны-самолеты для поглощения смога. Способ четвертый: выбрасывать в атмосферу жидкий азот - он замораживает вредные элементы, которые потом сами выпадают на землю. Способ пятый: обстреливать облака йодидом серебра, а искусственный дождь очистит воздух…

Словом, способов много, но, на мой взгляд, для нашего города, находящегося в котловине, наиболее оптимальным вариантом может стать создание специальных воздушных коридоров, по которым грязный воздух выгоняется из города. Тем, как это делается, нашим специалистам лучше поинтересоваться у изобретательных соседей.

Проблема смога - актуальнейшая для Алматы. Повторюсь, на кону стоит здоровье почти двух миллионов наших граждан. По плечу ли это Б. Байбеку? Думаю, он вполне осознает, что это и есть его главная миссия на посту градоначальника. Сия задача, наверное, важнее других, даже сугубо политических. В конце концов обязанность политика - это защищать интересы своих граждан. А акиму - сам Бог велел!

Бигельды Габдуллин, главный редактор Сentral Asia Monitor

Казахстан > Экология > camonitor.com, 12 февраля 2016 > № 1646485 Бигельды Габдуллин


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1656086 Сергей Донской

Глава Минприроды России Сергей Донской дал интервью Кириллу Позднякову (НТВ)

Министр рассказал о снижении российскими компаниями расходов на геологоразведку,о заявке России в Комиссию ООН на расширение континентального шельфа в Северном Ледовитом океане, о Байкале, о загрязнении окружающей среды, о создании отрасли по переработке отходов, о балансе между экономикой и экологией.

О снижении российскими компаниями расходов на геологоразведку

Ожидается по итогам (2015) года в районе 10–15%, где-то между этими цифрами будут сокращения по углеводородам. По твердым полезным ископаемым ситуация получше. Снижение на 15% нас отбрасывает по объемам инвестиций где-то в 2013 год.

Понятно, что конъюнктура имеет обыкновение возвращать рост цен. Есть период, когда цены падают, есть период, когда цены растут. Вот к тому моменту, когда цены растут, у нас должны быть подготовлены запасы для того, чтобы можно было их вовлечь в разработку и добывать полезные ископаемые. Здесь ситуация долгосрочного снижения инвестиций в геологоразведку — это достаточно плохой сигнал.

О российских претензиях на арктический шельф

Мы подготовили свою заявку (в ООН), мы объявили о том, что мы претендуем на более миллиона квадратных километров Арктической зоны. На мой взгляд, у нас есть все основания доказать это. Я знаю, что уже некоторые эксперты в комиссии скептически смотрят на эти материалы, которые мы представили. У нас, в принципе, на сегодняшний день хорошо подготовленный материал, с которым можно работать и который можно доказывать. И мы это будем активно делать.

О Байкале

Ни в коем случае мы его не потеряли. Да, на сегодняшний день уровень воды озера Байкал ниже минимального установленного правительством для нормальной водности. Засуха, которая наблюдается сейчас в районе Байкала, была за последние сто лет только два раза. Говорить о том, что все нормально, ни в коем случае нельзя. Уровень падает, и, конечно, на это нужно реагировать.

Плюс ко всему, у нас высокая антропогенная нагрузка на Байкале, потому что опять же, территория развивается, приезжают туристы. Все это имеет не всегда положительное влияние. В ряде случаев то, что мы привлекаем туристов на байкальскую территорию, это очень хорошо. А с точки зрения экологии Байкала — скажем так, нормальных, обустроенных мест для посещения не так много. У нас берега очень часто захламляются, у нас очень мало очистных сооружений на Байкале. Плюс ко всему, у нас идет разрушение берегов. И конечно, нужно быстрее закончить исследования по поводу спирогиры (водоросль, загрязняющая Байкал — Прим.ред.), быстрее выработать меры, как все-таки остановить распространение этой водоросли. Ну, и самое главное, необходимо закончить здесь строительство очистных сооружений и организовать утилизацию отходов.

А для этого в свое время, в 2012 году, была принята федеральная целевая программа, которую мы сейчас начинаем реализовывать. ФЦП по охране озера Байкал и развитию социально-экономическому байкальской территории. Сумма была изначально 57, 58 миллиардов рублей. Сейчас это больше 52 миллиардов. То есть в принципе урезание произошло. Но ресурс большой, и нам необходимо здесь реализовать много всяких проектов, в том числе и по ликвидации прошлого экологического ущерба, потому что на Байкальской территории есть очень много заводов, в том числе всем известный Байкальский бумажный комбинат. Есть другие заводы, где накопилось много техногенных отходов.

О том, кто загрязняет Россию

На сегодняшний день нами выделено 11 тысяч предприятий, которые в целом по стране производят 90% экологических загрязнений. Из них 50% загрязнений в воздух осуществляют 60 предприятий, и 110 предприятий — это загрязнения в воду. То есть, в принципе, не такое большое количество. И вот мы в первую очередь будем нацелены на работу именно с этими предприятиями, то есть 60 по воздуху и 110 по воде.

Для этого разрабатываются справочники по наилучшим технологиям, их всего 28 должно быть создано, совместно с нашими коллегами из Минпромторга это делаем, Минэнерго, Минсельхоза. То есть по всем сферам, где идут загрязнения, там разрабатываются справочники, чтобы специалисты, которые будут разрабатывать программы по модернизации, могли бы из этих справочников взять соответствующие технологические подходы, наилучшие технологии и уже разработать на этой базе программу по модернизации. Это ключевая задача, которую мы перед собой ставим. Это фактически должно начаться с 2017 года.

О переработке промышленных отходов и бытового мусора

Чиновника, на кого больше всего иногда грешат, что вот, коррупцией занимается, мы из этой системы исключаем — в первую очередь за счет того, чтобы именно производитель сам создавал производства по переработке в первую очередь. Или с оператором по переработке отходов создавал какое-то взаимодействие. Ну, в крайнем случае уже государство должно будет создать перерабатывающие производства, заводы по переработке тех или иных видов отходов. И уже сюда будет производитель поставлять свои отходы. Но в этом случае производителю придется платить большие платежи.

Мы стараемся не давить на сознательность, а создавать условия, в том числе и институциональные условия, для того чтобы предприятия были заинтересованы в переработке, сами заинтересованы в переработке отходов.

Граждане, если им создать условия, я думаю, они с удовольствием эти отходы будут сдавать на переработку, а не бросать рядом со своим жилищем. Ну, по крайней мере нормальные граждане именно так себя и ведут.

О балансе между экономикой и экологией

Наша задача — конечно, охранять природу, создавать условия для того, чтобы природа, если использовалась, то без ущерба для состояния, чтобы мы могли и потомкам нашим передать нормальные, уникальные природные объекты. Но это все равно требует от нас в том числе и очень взвешенного отношения при принятии решений, потому что мы не можем запретить хозяйственную деятельность. Регионы должны развиваться. Мы должны привлечь технологии, которые имели бы наименьшее негативное влияние на окружающую среду. Наша задача — дать возможность развиваться предприятиям, но при этом соблюсти экологические интересы уже той территории, где это предприятие развивается. И руководство любого предприятия должно понимать, что в долгосрочной перспективе уничтожать вокруг себя окружающую среду или, скажем так, ее ухудшать — это в том числе и уничтожать свой бизнес.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 8 февраля 2016 > № 1656086 Сергей Донской


Россия > Экология > regnum.ru, 8 февраля 2016 > № 1642814 Владимир Сывороткин

Интервью с доктором геолого-минералогических наук, создателем водородной теории разрушения озонового слоя Владимиром Леонидовичем Сывороткиным.

ИА REGNUM: Владимир Леонидович, публикация ИА REGNUM вашей информации от 29 января 2016 года о сильном разрушении озонового слоя над Евразией вызвала необычайный интерес и мгновенно распространилась в интернете, особенно в Сибири. Однако потом она была раскритикована вашими коллегами — учеными. Так в «Российской газете» сибирские ученые отрицали сам факт наличия озоновой аномалии. В СМИ эти разногласия ученых не остались незамеченными, что привело, можно сказать, к скандальной ситуации. Хотелось бы услышать ваше мнение.

— Очень хорошо, что наша публикация вызвала такой интерес в СМИ, в ученой среде и даже в административных органах. Она того заслуживает. Жаль, конечно, что в центре внимания оказались споры ученых, в то время как сенсационным явилась на самом деле степень разрушения озонового слоя над Сибирью. Она небывалая. В последние дни января (см. карты) в центре отрицательной аномалии общего содержания озона (я позволю себе называть ее «озоновой дырой») потери озона были близки к 50% или даже превышали их.

Близкая степень деструкции озоносферы над Россией наблюдалась только в марте 2011 года. Тогда в целом над Северным полушарием она была рекордной за весь период инструментальных наблюдений.

ИА REGNUM: Владимир Леонидович, скажите немного о вышеприведенных озоновых картах, на основе которых вы делаете свои выводы.

— С удовольствием. В своей работе я использую карты, построенные по данным Всемирного центра данных по озону и ультрафиолетовому излучение ВМО. Этот центр расположен в Канаде. Основой для построения таких карт является мировая сеть озонометрических станций. Их чуть более 150, в том числе и 27 российских. Все они регулярно передают информацию в Канаду. Для характеристики озоносферы тех районов планеты, где сеть станций редка, для построения карт используются данные спутниковой озонометрии.

Карты, о которых я говорю, общедоступны. Они расположены на сайте Select Ozone Maps по адресу http://exp-studies.tor.ec.gc.ca/cgi-bin/selectMap. На приведенных нами картах показано в процентах отклонение общего содержания озона от средней многолетней нормы, за которую взят интервал за 1978−1988 годы. Цифры в поле карты — отклонения ОСО от нормы на конкретных станциях.

Я давно выдвигаю лозунг — «Каждый культурный человек должен начинать свой день с просмотра озоновых карт». Еще лучше, если бы Центральное телевидение показывало и комментировало ежедневно эти карты и извещало бы население об ультрафиолетовой обстановке, а также о концентрации приземного озона.

ИА REGNUM: Если Вы использовали первоисточник мирового уровня, почему вашу информацию попытались опровергнуть в Сибири?

— Для меня это загадка. Полагаю, что это крах научной репутации моих сибирских коллег. Не только «проморгать» сильнейшее разрушение озонового слоя, но и опровергать этот факт в «Российской газете» — печатном органе Правительства РФ! Если подходить серьезно, то это полная профессиональная непригодность, граничащая с должностным преступлением.

Поясню свою суровую оценку. Состояние озонового слоя и связанный с этим фактором поток ультрафиолета — важнейший экологический показатель окружающей среды, серьезнейшим образом, влияющий на здоровье населения. Исказить его — значит подвергнуть угрозе здоровье миллионов людей.

ИА REGNUM: А как вы ответите на критику вашего коллеги из МГУ профессора Кислова, который 30.01.2016 в публикации «Ученый: над Россией нет никакой озоновой дыры» заявил: «О возникновении озоновой дыры можно говорить в том случае, если содержание озона в приземных слоях атмосферы будет ниже нормы в течение месяца, а пока никакой дыры нет»?

— Александр Викторович не просто профессор, он — заведующий кафедрой метеорологии и климатологии географического факультета МГУ. Он известный специалист в области климатологии, но его работ по озоновому слою я не знаю. Полагаю, что он не является специалистом в этой области. Поэтому в ответах корреспонденту он ограничился формальными замечаниями в мой адрес. Замечания не очень удачные. Главное, они сделаны не по существу. Мы предупреждали жителей России о возможной угрозе для глаз. В зимних условиях это «снежная слепота», то есть поражение глаз ультрафиолетом, которое развивается в течение нескольких часов. А профессор Кислов предлагает нам подождать еще месяц, и, если аномалия не исчезнет, назвать ее озоновой дырой, и тогда начинать волноваться.

В современных моделях потеря 1% озона в атмосфере приравнивается к приближению к экватору на 150 км или подъему в горы на 100 метров. Подсчитайте, как трансформируется потеря озона в 50%, и поймете, что ультрафиолетовая угроза реальна. Опираясь на данные Центральной аэрологической обсерватории, скажу, что превышение УФ-Б облученности данной территории над климатической нормой достигало 28 января 350%, 31 января — 280%! Хорошо, что зимой низкое солнце и короткий день, поэтому значения УФ-индекса в эти дни в пределах аномалий были незначительны — от 0,5 до 1.0.

ИА REGNUM: Ну, а как же все-таки с названием? Дыра или не дыра?

— Я считаю термин «озоновая дыра» термином свободного пользования, очень удобным для обозначения локальных областей с явно выраженным дефицитом озона. Особенно удобным для использования в СМИ. Мы с вами хотели предупредить население о сильном разрушении озонового слоя в Сибири. Для этой цели термин самый подходящий. Все слышали про озоновые дыры, но мало кто — про отрицательные аномалии общего содержания озона.

Нагрузить «вольный» термин «озоновая дыра» формальными параметрами и дать ему генетическую окраску пытаются сторонники динамических моделей разрушения озонового слоя (я их называю «динамиками»), к которым относятся большинство российских озоноведов, в том числе и сотрудники Центральной аэрологической обсерватории (ЦАО). В этих моделях ведущим фактором изменения озонового слоя являются динамические процессы в атмосфере.

Под давлением властных структур «динамики» «сдали» антарктические озоновые аномалии сторонникам фреоновой гипотезы, которая изначально была адаптирована для объяснения разрушения озонового слоя именно в Антарктиде. Здесь же впервые и был употреблен этот термин. С этих позиций озоновыми дырами корректно называть только антарктические аномалии, возникшие под воздействием фреонов. Зато все остальные озоновые аномалии имеют иное (динамическое) происхождение. Вот источник терминологических замечаний.

Я же считаю, что все озоновые отрицательные аномалии образуются под воздействием выбросов глубинного водорода, и меня свободное использование обсуждаемого термина вполне устраивает.

ИА REGNUM: Вернемся к нашей публикации. Вы говорили, что разрушение озона приводит к аномалиям погоды. Это ваш тезис подтвердился за прошедшее время?

— Несомненно. И не только за прошедшую неделю. О соответствии озоновых и погодных аномалий я пишу с 2006 года. С 2010 года — в журнале «Пространство и Время», где получил возможность сопровождать описания погодных аномалий синхронными цветными озоновыми картами.

Озонно-погодный алгоритм кратко описывается так. Под положительными аномалиями ОСО атмосфера выхолаживается. Под отрицательными — нагревается. Здесь же падает давление, поэтому дальнейшие события разворачиваются по-разному. Если вблизи нашей аномалии, допустим, расположенной в Центральной России, существуют антициклоны, то они начнут смещаться в область пониженного давления, то есть под озоновую аномалию. Если это южные горячие антициклоны, например Азорский, в средние широты придет аномальная жара. Если это северный антициклон, например Скандинавский — придет холод. Самый суровый случай, если озоновая аномалия в Европейской России затягивает Сибирский антициклон. Эта ситуация приносит самые сильные морозы. В зоне контакта разнознаковых аномалий ОСО формируются опасные метеорологические явления: ливневые осадки, вихри, ураганы, зимние грозы, ледяные дожди.

Не знаю, почему синоптики не используют этот алгоритм в своих прогнозах. Уверен, они (и прогнозы, и синоптики) стали бы точнее. Недавний пример, — 22 января нам был обещан 30-градусный мороз на 27 января. В этот день я читал лекцию в Московском планетарии, и прогноз меня обеспокоил, так как возвращаться домой в Звенигород, пришлось бы очень поздно. Однако в означенный день шел дождь, температура была +2ºС! Почему? Возникла озоновая аномалия, о которой мы и сообщили 29 января.

Алгоритм построен на эмпирических наблюдениях, требующих еще теоретического осмысления. Главное, что он описывает весь ансамбль погодных катаклизмов, которые, повторяясь и усиливаясь на протяжении последних 25−30 лет, привели к климатическим изменениям. Вывод отсюда очень важный — если обнаружена реальная причина погодных и климатических аномалий (изменение концентрации озона в атмосфере), то нападки на углекислый газ можно и нужно прекратить. Можно уверенно заканчивать политические игры с Киотским и Монреальским протоколами.

ИА REGNUM: Владимир Леонидович, вы только что упомянули Монреальский протокол. Как вы относитесь к его теоретическому обоснованию — техногенно-фреоновой гипотезе разрушения озонового слоя, отмеченной Нобелевской премией 1995 года.

— Я ее противник. Давний и непримиримый. 25 лет назад я предложил водородную теорию разрушения озонового слоя, о судьбе которой ИА REGNUM недавно писал. Так вот, с позиций этой теории, если хлор из фреонов действительно появляется в стратосфере, то он способствует сохранению озонового слоя, так как будет сначала взаимодействовать с более обильным водородом, выводя его из системы в виде НCl. Но, думаю, что вряд ли фреоны способны добраться до стратосферы в значимом количестве — слишком велики факторы разрушения фреонов в приземных слоях атмосферы.

В заключение же хочу вернуться еще к одному замечанию А.В. Кислова, с которым я согласен. В процессе публикации приложенная нами карта аномалий ОСО на 27 января 2016 года утратила атрибутику, за что мы конечно должны принести извинения читателям. Поэтому мы исправили эту ошибку, и повторно публикуем карту аномалий ОСО в Северном полушарии за 27 января 2016 года со всеми атрибутами.

Россия > Экология > regnum.ru, 8 февраля 2016 > № 1642814 Владимир Сывороткин


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 29 декабря 2015 > № 1630406 Ринат Гизатулин

Заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ Ринат Гизатулин дал интервью МИА «Россия сегодня»

Р. Гизатулин подвел итоги своей работы в Минприроды России и рассказал о планах на будущее.

«Бизнес понял, что с экологией надо считаться»

Заместитель министра природных ресурсов и экологии Ринат Гизатулин, который переходит в компанию АЛРОСА, рассказал в интервью РИА Новости об итогах своей деятельности в Минприроды и планах на будущем месте работы.

Недавно стало известно, что заместитель министра природных ресурсов и экологии Ринат Гизатулин, отвечавший с 2011 года за природоохранное направление, переходит в компанию АЛРОСА — крупнейший в России производитель алмазов. В интервью РИА Новости он рассказал о будущем месте работы, об итогах своей деятельности в Минприроды и о том, как министерство заложило основу отрасли управления отходами производства.

— Стало известно, что вы покидаете Минприроды России. Прежде всего, с чем связано ваше решение о переходе на другое место работы?

— Я проработал на государственной службе 12 лет — это достаточно большой срок. За это время я прошел в министерстве все ступени — от руководителя пресс-службы ведомства до заместителя министра, курирующего вопросы охраны окружающей среды. Сейчас настало время применить накопленный опыт в сфере экологической политики и реализовать все ранее принятые законодательные инициативы в бизнес-структуре.

— И все-таки, почему вы уходите именно в индустрию добычи и переработки алмазов?

— Да, действительно в планах продолжение работы в ПАО "АЛРОСА" в должности вице-президента. Уверен, что мне будет интересно работать на этом месте. Безусловно, у этой компании огромный нереализованный потенциал как с точки зрения повышения своей экологической эффективности, так и в других сферах, в том числе в повышении рентабельности, социальной ориентированности бизнеса по переработке сырья на российском рынке. Несомненно, компании есть куда развиваться внутри страны. Мы можем стать локомотивом для появления десятков и сотен новых производств в России. Я уверен, что новой команде во главе с Андреем Жарковым (президент компании с апреля 2015 года — ред.) все это удастся реализовать.

— Как вы можете оценить итоги вашей работы в Минприроды России?

— Прежде всего — кардинально изменилось законодательство в области нормирования негативного воздействия на окружающую среду. Мы, без преувеличения, совершили небольшую революцию в этой сфере, преодолев серьезное лобби промышленных компаний. И, несомненно, я связываю этот успех с тем, что мы смогли доказать коллегам в правительстве, главе кабинета, руководству страны, что ужесточение экологических требований, повышение прозрачности в этой сфере — это мощнейший инструмент для модернизации российской промышленности.

Нельзя не упомянуть о сфере управления отходами. В 2014-2015 годах мы добились революционных изменений — заложили фундамент для формирования бизнеса с оборотом свыше 90 миллиардов рублей в год и рабочими местами — более 100 тысяч человек. Введены механизмы, расширяющие ответственность производителей-импортеров товаров, утилизационный сбор, институт региональных операторов. Все это еще предстоит внедрить в 2016-2018 годах, но уже сейчас мы видим появление нового сектора экономики, которого раньше просто не было. Уверен, это приведет к ликвидации многочисленных свалок и нелегальных полигонов отходов, использованию вторичного сырья в экономике.

Очень важное направление — это охрана водных объектов. Нормы, которые нам удалось ввести в законодательство о водоснабжении и водоотведении, о шельфе, сегодня принуждают компании к строительству локальных очистных сооружений на предприятиях, разработке планов ликвидации аварийных разливов, использованию институтов экострахования. Все это позволило улучшить ситуацию по загрязнениям водных объектов и почв загрязненными стоками.

— А с точки зрения охраны биоразнообразия?

— Считаю, главное, что нам удалось сделать, это привлечь внимание самой широкой общественности к проблеме охраны редких и исчезающих видов животных. Тигр, леопард, сайгак, белый медведь, серые киты — все эти и многие другие виды защищены не только жесткими нормами законодательства, но имеют и собственные программы охраны, обеспеченные как средствами федерального бюджета, так и институтами общественной поддержки.

Здесь также важно сказать о развитии особоохраняемых природных территорий (ООПТ). С 2008 года мы создали порядка десяти новых ООПТ, в том числе заповедник "Шайтан-Тау" в Оренбургской области, национальные парки "Русская Арктика", "Шантарские острова", "Чикой" и "Бикин". Расширены территории существующих заповедников и национальных парков. Мы изменили закон "Об ООПТ", сделав его современным, нацеленным на развитие познавательного туризма, который за пять лет увеличился вдвое до 10 миллионов посещений в год. Мы в два раза увеличили финансирование особоохраняемых природных территорий. И это, несомненно, придало новый импульс заповедному делу в Российской Федерации.

Если говорить о международном направлении, которое я также курировал, то здесь стоит назвать подписание Минаматской конвенции о ртути, реализацию плана деятельности по ХЕЛКОМ, ратификацию Стокгольмской конвенции.

— Достаточно много критики звучало в адрес службы по надзору в сфере природопользования. Вы курировали это направление, как вы оцениваете эту работу?

— Соглашусь, что изначально в этой работе было много недостатков. Они и сейчас остаются. Тем не менее в последние годы нам удалось повысить эффективность работы Росприроднадзора, служба обеспечена всей необходимой нормативно-правовой базой, регламентирующей ее работу. Мы ушли от излишних проверок предприятий малого и среднего бизнеса и перевели работу на рискоориентированный подход.

С 2016 года Росприроднадзор будет проверять те субъекты хозяйственной деятельности, которые потенциально создают риски загрязнения окружающей среды, а не всех без разбора.

Несомненно, мы повысили прозрачность проведения государственной экологической экспертизы, оперативность и качество работы. И здесь стоит сказать, что с 2019 года институт государственной экологической экспертизы будет восстановлен для всех объектов I категории, то есть опасных с экологической точки зрения предприятий.

Сегодня у службы новый руководитель, которому предстоит много сделать, но с учетом его опыта, инициатив и системного подхода мы уже видим первые положительные результаты.

Главное, что удалось — проблема охраны окружающей среды стала звучать на самом высоком уровне, бизнес понял, что с экологией надо считаться. Она не только затратная статья, но реальный инструмент повышения энергетической и экономической эффективности, мощнейший фактор роста.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 29 декабря 2015 > № 1630406 Ринат Гизатулин


Россия > Экология > ria.ru, 29 декабря 2015 > № 1598622 Ринат Гизатулин

Недавно стало известно, что заместитель министра природных ресурсов и экологии Ринат Гизатулин, отвечавший с 2011 года за природоохранное направление, переходит в компанию АЛРОСА — крупнейший в России производитель алмазов. В интервью РИА Новости он рассказал о будущем месте работы, об итогах своей деятельности в Минприроды и о том, как министерство заложило основу отрасли управления отходами производства.

— Стало известно, что вы покидаете Минприроды России. Прежде всего, с чем связано ваше решение о переходе на другое место работы?

— Я проработал на государственной службе 12 лет — это достаточно большой срок. За это время я прошел в министерстве все ступени — от руководителя пресс-службы ведомства до заместителя министра, курирующего вопросы охраны окружающей среды. Сейчас настало время применить накопленный опыт в сфере экологической политики и реализовать все ранее принятые законодательные инициативы в бизнес-структуре.

— И все-таки, почему вы уходите именно в индустрию добычи и переработки алмазов?

— Да, действительно в планах продолжение работы в ПАО "АЛРОСА" в должности вице-президента. Уверен, что мне будет интересно работать на этом месте. Безусловно, у этой компании огромный нереализованный потенциал как с точки зрения повышения своей экологической эффективности, так и в других сферах, в том числе в повышении рентабельности, социальной ориентированности бизнеса по переработке сырья на российском рынке. Несомненно, компании есть куда развиваться внутри страны. Мы можем стать локомотивом для появления десятков и сотен новых производств в России. Я уверен, что новой команде во главе с Андреем Жарковым (президент компании с апреля 2015 года — ред.) все это удастся реализовать.

— Как вы можете оценить итоги вашей работы в Минприроды России?

— Прежде всего — кардинально изменилось законодательство в области нормирования негативного воздействия на окружающую среду. Мы, без преувеличения, совершили небольшую революцию в этой сфере, преодолев серьезное лобби промышленных компаний. И, несомненно, я связываю этот успех с тем, что мы смогли доказать коллегам в правительстве, главе кабинета, руководству страны, что ужесточение экологических требований, повышение прозрачности в этой сфере — это мощнейший инструмент для модернизации российской промышленности.

Нельзя не упомянуть о сфере управления отходами. В 2014-2015 годах мы добились революционных изменений — заложили фундамент для формирования бизнеса с оборотом свыше 90 миллиардов рублей в год и рабочими местами — более 100 тысяч человек. Введены механизмы, расширяющие ответственность производителей-импортеров товаров, утилизационный сбор, институт региональных операторов. Все это еще предстоит внедрить в 2016-2018 годах, но уже сейчас мы видим появление нового сектора экономики, которого раньше просто не было. Уверен, это приведет к ликвидации многочисленных свалок и нелегальных полигонов отходов, использованию вторичного сырья в экономике.

Очень важное направление — это охрана водных объектов. Нормы, которые нам удалось ввести в законодательство о водоснабжении и водоотведении, о шельфе, сегодня принуждают компании к строительству локальных очистных сооружений на предприятиях, разработке планов ликвидации аварийных разливов, использованию институтов экострахования. Все это позволило улучшить ситуацию по загрязнениям водных объектов и почв загрязненными стоками.

— А с точки зрения охраны биоразнообразия?

— Считаю, главное, что нам удалось сделать, это привлечь внимание самой широкой общественности к проблеме охраны редких и исчезающих видов животных. Тигр, леопард, сайгак, белый медведь, серые киты — все эти и многие другие виды защищены не только жесткими нормами законодательства, но имеют и собственные программы охраны, обеспеченные как средствами федерального бюджета, так и институтами общественной поддержки.

Здесь также важно сказать о развитии особоохраняемых природных территорий (ООПТ). С 2008 года мы создали порядка десяти новых ООПТ, в том числе заповедник "Шайтан-Тау" в Оренбургской области, национальные парки "Русская Арктика", "Шантарские острова", "Чикой" и "Бикин". Расширены территории существующих заповедников и национальных парков. Мы изменили закон "Об ООПТ", сделав его современным, нацеленным на развитие познавательного туризма, который за пять лет увеличился вдвое до 10 миллионов посещений в год. Мы в два раза увеличили финансирование особоохраняемых природных территорий. И это, несомненно, придало новый импульс заповедному делу в Российской Федерации.

Если говорить о международном направлении, которое я также курировал, то здесь стоит назвать подписание Минаматской конвенции о ртути, реализацию плана деятельности по ХЕЛКОМ, ратификацию Стокгольмской конвенции.

— Достаточно много критики звучало в адрес службы по надзору в сфере природопользования. Вы курировали это направление, как вы оцениваете эту работу?

— Соглашусь, что изначально в этой работе было много недостатков. Они и сейчас остаются. Тем не менее в последние годы нам удалось повысить эффективность работы Росприроднадзора, служба обеспечена всей необходимой нормативно-правовой базой, регламентирующей ее работу. Мы ушли от излишних проверок предприятий малого и среднего бизнеса и перевели работу на рискоориентированный подход.

С 2016 года Росприроднадзор будет проверять те субъекты хозяйственной деятельности, которые потенциально создают риски загрязнения окружающей среды, а не всех без разбора.

Несомненно, мы повысили прозрачность проведения государственной экологической экспертизы, оперативность и качество работы. И здесь стоит сказать, что с 2019 года институт государственной экологической экспертизы будет восстановлен для всех объектов I категории, то есть опасных с экологической точки зрения предприятий.

Сегодня у службы новый руководитель, которому предстоит много сделать, но с учетом его опыта, инициатив и системного подхода мы уже видим первые положительные результаты.

Главное, что удалось — проблема охраны окружающей среды стала звучать на самом высоком уровне, бизнес понял, что с экологией надо считаться. Она не только затратная статья, но реальный инструмент повышения энергетической и экономической эффективности, мощнейший фактор роста.

Россия > Экология > ria.ru, 29 декабря 2015 > № 1598622 Ринат Гизатулин


Таджикистан > Экология > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575478 Собит Негматуллаев

Собит Негматуллаев: «Ничего аномального не произошло»

Лилия ГАЙСИНА

Землетрясение в начале этой недели серьезно напугало всех таджикистанцев, и не только их: очаг стихии оказался в 22 километрах от Сарезского озера.

О том, есть ли повод тревожиться за Сарез из-за произошедших подземных толчков и не часто ли Таджикистан трясет в последнее время, «АП» спросила у ведущего сейсмолога страны, академика Собита НЕГМАТУЛЛАЕВА.

ЭПИЦЕНТР землетрясения, произошедшего 7 декабря около часа дня, находился в 22 километрах от Сарезского озера; его магнитуда составила 7,2. Как сообщила Геофизическая служба Академии наук РТ, интенсивность толчков в эпицентре составила 7-8 баллов по двенадцатибалльной шкале (МСК). В Душанбе ощущались толчки силой 3-4 балла.

Сразу после землетрясения мы связались с нашей коллегой Рамзией Мирзобековой, которая сейчас проживает в Хороге. По ее словам, среди населения города наблюдалась паника, люди покинули помещения и боялись возвращаться в здания, пропала сотовая связь, но серьезных разрушений в Хороге, к счастью, не произошло.

Основной удар стихии пришелся на горные кишлаки Рушанского района. Здесь полностью оказались разрушенными 214 домов, 205 домов получили частичные повреждения. Пострадали и социальные объекты. На заседании правительства страны, которое состоялось 9 декабря и было посвящено вопросам ликвидации последствий землетрясения в ГБАО, премьер-министр страны Кохир Расулзода заверил президента Таджикистана, что все жители, дома которых были полностью разрушены, размещены в местах временного проживания и обеспечены продовольствием, одеждой и другими необходимыми вещами.

К. Расулзода сообщил, что в районе бедствия продолжаются работы по расчистке дорог от камнепадов, вызванных землетрясением. Все дороги будут расчищены в течение трех дней, пообещал он. Правительство поручило местным властям определить участки в безопасных местах для строительства новых жилых домов для пострадавшего населения, чтобы люди весной - летом следующего года могли приступить к возведению домов.

В свою очередь, Эмомали Рахмон призвал чиновников делать запасы продовольствия, горючего и других необходимых материалов для обеспечения ежедневных нужд Горного Бадахшана.

«Авиация, в частности вертолеты, должна быть готова для оказания оперативной помощи населению, переселения людей в безопасные места», - подчеркнул президент в ходе заседания.

Между тем, как сообщает русская служба Би-би-си, в результате землетрясения в Рушанском районе погибли два человека и по меньшей мере пятнадцать получили ранения.

«Я не представляю, как мы сможем пережить новое испытание. Столько разрушений. Мы едва концы с концами сводили. Мои дети работают в России, и мы много лет жили за счет средств, которые они присылали. Но теперь и там кризис, денег нет, и что делать, как жить, представить сложно», - рассказала в интервью Би-би-си Пайваста Шакармамадова, жительница Бартанга.

Ежегодно в Таджикистане происходит до 20 тысяч землетрясений

НЕСМОТРЯ на то, что сила подземных толчков в Душанбе в понедельник составила 3-4 балла, это землетрясение вызвало панику и среди душанбинцев. После октябрьской стихии, когда жители столицы ощутили на себе силу 6 баллов, а в Афганистане и Пакистане погибли 385 человек, в этот раз горожан напугала даже относительно слабое землетрясение. В Сети поползли всевозможные неприятные слухи. За подробной информацией мы отправились в Геофизическую службу АН РТ.

Несмотря на то, что рабочий день уже закончился, сотрудницы службы оставались на местах. В небольшом помещении бывшей душанбинской сейсмологической станции за компьютерами трудятся четыре человека – две Татьяны, Зухра и Любовь. Вечером 8 декабря они продолжали обрабатывать информацию о случившемся накануне землетрясении.

«Дата - 07 декабря, время - 14:00, а у меня обработано уже более 200 землетрясений, - рассказывает Зухра. - Когда происходит сильное землетрясение, оно провоцирует множество других, меньшей интенсивности, все их нужно обработать. Так что в такие дни у нас и минуты свободного времени нет».

Информацию о землетрясениях наша Геофизическая служба получает в режиме реального времени. Семь автоматических цифровых станций, которые работают на территории Таджикистана, фиксируют колебания в очаге, передают полученную информацию на спутник, со спутника она попадает на сервер Геофизической службы, и начинается ее обработка. Дело в том, что по спутнику передается информация только о магнитуде землетрясения и его эпицентре, интенсивность подземных толчков и прочие параметры сотрудники службы рассчитывают сами. Балльность землетрясения правительство, соответствующие службы и СМИ узнают непосредственно от них.

По словам руководителя Геофизической службы академика Собита Негматуллаева, два последних, серьезно ощутимых землетрясения (26 октября и 7 декабря) хоть и взаимосвязаны между собой, но не являются экстраординарными явлениями. Серьезную озабоченность за сохранность Сареза последние подземные толчки у академика также не вызвали.

«По нашим данным, в районе Усойского завала (естественная плотина Сарезского озера на реке Мургаб высотой 567 метров, массой 6 млрд тонн, образовавшаяся в результате землетрясения 1911 года, – прим. ред.) интенсивность подземных толчков достигала пяти баллов, это не угрожает плотине», - отметил С.Негматуллаев.

Что касается взаимосвязи между октябрьским и декабрьским землетрясениями, то, по мнению академика, это стандартное явление.

«Землетрясение, случившееся 26 октября, спровоцировало последующие подземные толчки, в том числе и 7 декабря. Так происходит всегда, - объясняет он. - Необычного увеличения активности землетрясений я не вижу, люди просто забыли о прошлых подобных случаях».

Собит Хабибуллаевич показывает нам статистику существенных землетрясений, произошедших в Таджикистане за последние 50 лет:

«14 марта 1965 года – землетрясение магнитудой 7,5;

30 июля 1974 года – 7,3;

30 декабря 1983 года – 7,1;

9 августа 1993 года – 6,3;

3 марта 2002 года – 7».

26 октября магнитуда землетрясения составила 7,5; 7 декабря – 7,2.

«То есть в среднем каждые десять лет происходят землетрясения такой силы, - говорит С.Негматуллаев. - Так что ничего аномального не произошло».

По данным академика, в прошлом году на территории Таджикистана произошло 16444 землетрясения, 22 из них - ощутимые. Только 26 октября этого года Геофизическая служба обработала 556 землетрясений, большая часть из них была вызвана именно теми подземные толчками, которые всполошили весь Таджикистан и привели к гибели людей в соседнем Афганистане.

Все это количество землетрясений обрабатывают 5 человек, включая самого С.Негматуллаева.

«Людей нам катастрофически не хватает, - признается он. - В год мы должны обработать до 20 тысяч землетрясений, причем при существенных подземных толчках от оперативности обработки зависит жизнь людей, т.к. КЧС ориентируется на наши сводки. Чем быстрее мы дадим им информацию об интенсивности, тем быстрее спасатели примут меры».

Учитывая всю ответственность, которая лежит на Геофизической службе, по логике, работать она должна круглосуточно. Увы, в таком режиме работать они не могут. Пять человек службы трудятся у своих мониторов семь дней в неделю, часто до поздней ночи, но вот оставаться до утра физически не в состоянии. Если стихия происходит в ночное время суток, то сотрудники бегут сюда и тотчас садятся за обработку. Иначе никак.

«Признаться, я всегда поражаюсь своим коллегам: несмотря на серьезные нагрузки и маленькие оклады, они продолжают качественно выполнять свою работу», - говорит С.Негматуллаев.

Следует отметить, что в советские годы сейсмологическая служба Таджикистана являлась одной из ведущих в мире.

Таджикистан > Экология > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575478 Собит Негматуллаев


Казахстан. Франция. Весь мир > Экология > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571821 Денис Кривошеев

Экология и экономия

А также непонятные прибыли на загрязнениях

Денис КРИВОШЕЕВ

Климатическая конференция ООН начала свою работу 30 ноября. В день и час, когда президент Казахстана обращался к нации с очередным посланием. Важнейшее событие года. Никакая война в Сирии или конфликт России с Украиной, ни какое иное событие, даже юбилейная конференция ООН не может даже встать на один уровень с тем, что происходит сегодня в Париже. Результатом работы 150 глав государств и правительств должен стать документ, который придет на смену Киотскому протоколу. Это будет жесткая декларация, суть которой - прописать правила, способные предотвратить экологическую катастрофу, которая, судя по всему, близко. Глобальное потепление превращает землю в пустыню, и это уже очевидно. Например, в Казахстане, аномальная жара и аномальный холод никого не пугает. Высыхающие реки и озера стали привычными. Арал спасти так и не получается. Как не удается по-настоящему справиться с последствиями ядерных испытаний, захоронения биологических и химических отходов да вновь построенные предприятия не добавляют радужных перспектив.

Таким образом, у человечества появилась задача минимум - удержать рост среднегодовой температуры планеты в пределах 2 градусов Цельсия; задача максимум - очистить атмосферу земли от парниковых газов. Парижский документ – это, как модно сейчас говорить, дорожная карта, которая должна привести человечество к намеченной цели. И этот документ будет принят, и, возможно, некоторые пункты сделают еще более жесткими, даже несмотря на просьбы некоторых стран не делать «необдуманных шагов» и написать щадящий протокол, иначе он может поставить экономики развивающихся стран под угрозу.

При этом мировое сообщество уже давно определилось с главными врагами экологии - уголь, нефть и газ. Именно их сжигание - причина образования 65% всех парниковых газов. При этом появления в атмосфере метана и оксида азота обусловлено применением индустриальных методов в сельском хозяйстве. И, конечно, много вопросов к промышленности. Если оставить все как есть, то к 2100 году среднегодовая температура на Земле поднимется почти на пять градусов, что приведет к катастрофе. Ледники растают. Европа будет затоплена, а в России будут расти пальмы, Казахстан же, как и прочие страны, находящиеся ниже 60 параллели, должен будет превратиться в безжизненную пустыню. Однако еще можно добиться того, чтобы этот показатель не превышал 2 градуса. Времени, правда, не много, всего лет двадцать. Цивилизация уже идет к поставленной цели, правда, не вся. Третья часть. Развивающиеся и бедные страны даже думать не хотят о возобновляемой энергии, а ведь солнце становится самым дешевым источником энергии. Цены на солнечные батареи за последние пять лет упали почти на 80%. В Германии стоимость экологически чистой энергии уже сопоставима с традиционной - около 21 тенге, в других европейских странах с большим количеством солнечных дней киловатт обходится в 15 тенге. Ветер имеет даже более выигрышные показатели. При этом мир учится хранить энергию, полученную от природы. Появляются все новые и новые изоляционные материалы, сохраняющие тепловую энергию. Появляются энергосберегающие технологии для электроники, автомобильного и общественного транспорта. В общем, мир не стоит на месте.

Понятно, что ущемляются интересы определенных групп лиц, но в цивилизованных странах это никого не волнует, тогда как в мире развивающихся стран эта проблема выходит на первое место. Не будем далеко ходить – Казахстан. Один из самых показательных примеров. Известно, что Казахстан присоединился к Рамочной конвенции ООН по изменению климата в 1995 году, а в 1999 году подписал Киотский протокол, при этом не вошел в приложение «Б», в котором регулируются количественные обязательства по сокращению выбросов в атмосферу. Ситуацию поправили в 2012 году в Дохе, но, как оказалось, эти изменения бессмысленны. Действие первого зачетного периода Киотского протокола было уже завершено, да и регламент принятия поправок был нарушен. Так что Казахстан, без всяких международных обязательств, ограничивает себя, обещая на пятнадцать процентов снизить выбросы парниковых газов к 2020 году и на четверть к 2050. Точкой отсчета служит 1990 год. На первый взгляд получается, что мы крайне сознательные граждане и так беспокоимся об окружающей среде, что без надобности начинаем себя ограничивать, но нет. Тут все интереснее.

Страна не использовала ни одно из преимуществ Киотского протокола. Не продавала излишки квот, хотя в свое время чиновники говорили о миллиардах долларов прибыли. Не создавала условий для снижения выбросов в атмосферу. Зато появилась нацио-нальная система торговли выбросами. Неизвестные авторы разработали и защитили на всех уровнях законодательную базу. В Экологическом кодексе появилась специальная глава 9-1 «Государственное регулирование в сфере выбросов и поглощений парниковых газов», согласно которой все природопользователи разделены на два лагеря: сектор квотирования и сектор администрирования. Квотируемый сектор представлен предприятиями, нефтегазовой, энергетической, горно-металлургической, химической отраслях экономики, в сельском хозяйстве и транспорте, выбросы парниковых газов превышают эквивалент двадцати тысяч тонн двуокиси углерода в год. Им запрещено работать без получения соответствующих квот на выбросы парниковых газов, но есть оговорка. Если компания превышает минимальный, установленный государством, объем, то может пополнить его на свободном рынке. Считается, что это будет стимулировать снижение объемов выбросов, но, на самом деле, только подстегнуло их рост. За два года, с 2012-го по 2014-й, объем торгов вырос с 182,2 до 700 миллионов. Изменилась и средняя цена за квоту. Кстати, в 2015 году объем проданных квот также рос и составил уже более 1,1 миллиона, объем рынка превысил 750 миллионов тенге. Из них на долю имеющих свободные квоты предприятий пришлось 6,4%, а вот брокеры взяли банк – 93,6%.

Кто продавал, и за сколько? «Казахмыс Энерджи», «Шахтинск теплоэнерго», «Костанайская теплоэнергетическая компания», «Казфосфат», «Корпорация Казахмыс». Средняя цена покупки брокерским компаниям составила 43,5 тенге, а вот те в свою очередь уже перепродали их по 846 тенге. В некоторых случаях цена квоты превышала 1600 тенге. В частности, по такой цене купило их АО «Эмбамунайгаз», а АО «Евразийский» купило квоты на открытом рынке по 1400 тенге. Основными же продавцами стали несколько игроков: «Евразийский Торговый брокер», TITECO, «Береке-Эко», Broker International, «Каз- ЭкоГруппа», INVECON. При этом некоторые компании так и не предоставили данные, где они взяли такой выгодный товар.

Таким образом, видно, что благие намерения спасти планету на самом деле превратились в банальный источник заработка очень ограниченного круга лиц. Так что появление нового протокола взамен Киотского, жесткого, бескомпромиссного – это единственный путь спасти планету, иначе ее просто уничтожат. Жаль, что люди, зарабатывающие на экологии, не понимают, что в конечном итоге деньги эти никому не понадобятся, если жизнь на земле умрет.

Казахстан. Франция. Весь мир > Экология > dn.kz, 4 декабря 2015 > № 1571821 Денис Кривошеев


Россия. УФО > Экология > ecoindustry.ru, 3 декабря 2015 > № 1602147 Сергей Антипов

Главный эколог города — о жалобах на неприятный запах, о свалке и озеленении

Челябинск является одним из крупнейших промышленных центров, и основное влияние на окружающую среду города оказывает деятельность промышленных предприятий. О том, почему важно строительство нового полигона, каких успехов удалось добиться в борьбе с аварийными деревьями и почему автотранспорт доставляет все меньше неудобств, еженедельнику «МК-Урал» рассказал начальник городского управления экологии и природопользования Сергей АНТИПОВ.

Город больше не стоит!

— Сергей Васильевич, давайте начнем с общей экологической ситуации в Челябинске. Какова она сейчас и как город выглядит в сравнении с соседями?

— Хотелось бы уточнить, что уровень загрязнения атмосферного воздуха в городе формируется под влиянием выбросов предприятий черной и цветной металлургии, энергетики, машиностроения, стройиндустрии и автотранспорта. При этом пик приходится на периоды неблагоприятных метеорологических условий, которые способствуют скоплению вредных примесей в приземном слое и районах, подверженных влиянию крупных промышленных предприятий.

По данным Федеральной службы государственной статистики, в прошлом году выбросы в атмосферу от стационарных источников остались на прежнем уровне — 140,2 тысячи тонн загрязняющих веществ. К слову, по Магнитогорску этот показатель составил 227,7 тысячи тонн.

— Могли бы назвать основные источники выбросов?

— Они всем хорошо известны. Это предприятия, расположенные на промплощадках ОАО «ЧМК», которые дают 46 процентов от общегородских выбросов загрязняющих веществ. Следом идут «Фортум» (14%), ЧЭМК (6%) и Челябинский цинковый завод (3%).

Данные предприятия являются объектами федерального государственного экологического надзора, однако администрация города осуществляет взаимодействие с ними. Три года назад были заключены долгосрочные соглашения с рядом компаний об установке приборов непрерывного контроля на основных источниках выбросов загрязняющих веществ. Теперь на сайте МУП «ГорЭкоЦентр» в разделе «Мониторинг» в онлайн-режиме можно посмотреть показания приборов постоянного контроля уровня выбросов.

— Одним из значительных источников загрязнения считается автотранспорт. Какие меры принимаются для устранения проблемы?

— Здесь большую роль играет оптимизация улично-дорожной сети, строительство транспортных развязок, расширение проезжих частей. Подобные меры обеспечивают перераспределение транспортных потоков и снижают транспортную нагрузку.

Наиболее значимыми по экологическому эффекту стали мероприятия по обеспечению безостановочного движения транспортных средств за счет строительства отнесенных правых поворотов — так называемых «рукавов».

Кроме того, в городе запрещено движение грузового автотранспорта в спальных районах. Исключение составляют территории, где ведутся массовые работы по застройке.

Также у нас реализуется программа, касающаяся повышения безопасности дорожного движения. Нам удалось увеличить пропускную способность улично-дорожной сети на 15 — 20 процентов, снизить количество заторных ситуаций, что повлекло за собой снижение количества автомобильных выбросов на девять процентов. А система маршрутного ориентирования — установка указателей — позволила сократить поток транзитного транспорта, загруженность городских улиц. Это также повлияло на уменьшение загазованности.

Дополнительно в этом году в дни длительного действия НМУ было введено временное ограничение движения транспортных средств грузоподъемностью более 3,5 тонны по автомобильным дорогам общего пользования в черте города.

Существенную роль в решении данной проблемы, на мой взгляд, сыграет развитие городского электротранспорта, перевод автобусного парка на газомоторное топливо. Сейчас прорабатывается вопрос строительства газовой заправочной станции на территории МУП «Челябавтотранс».

Свалка себя исчерпала

— В какой стадии находится проект нового полигона?

— Этот вопрос, пожалуй, волнует каждого из нас. Городская свалка, которая является единственным местом размещения ТБО, была образована в 1949 году. Ориентировочный объем отходов, накопленных за весь период ее существования, превышает 11 миллионов тонн. Несмотря на то что ее эксплуатация ведется с соблюдением требований законодательства, она исчерпала свои возможности. После введения в строй нового объекта захоронения ТБО свалка будет закрыта и рекультивирована.

Территориальной схемой обращения с ТБО для Челябинска, разработку которой ведет министерство экологии Челябинской области, предусмотрено создание новых объектов санитарной очистки, в том числе трех мусороперегрузочных станций с мусоросортировочными комплексами для предварительной сортировки ТБО и брикетирования неутилизируемого остатка, направляемого на полигон, и полигона для захоронения ТБО за чертой города, отвечающего современным экологическим и санитарным требованиям. Проектирование полигона ТБО в Красноармейском районе уже ведется. Рассматривается возможность размещения полигона ТБО в других районах Челябинской области. Строительство этих объектов будет осуществляться за счет средств инвесторов.

— Уже известно, где разместятся данные станции?

— Да, выбор земельных участков завершен. Один разместится на улице Автодорожной, другой — на улице Героев Танкограда, а третий — на улице Енисейской. Отмечу, что все площадки имеют километровую санитарно-защитную зону.

— Так и не решено, где появится новый полигон?

— Работа по выбору возможных мест размещения полигона ТБО для Челябинска еще не завершена.

Прекратить эксплуатацию городской свалки в настоящее время не представляется возможным, так как в пределах транспортной доступности отсутствуют полигоны ТБО, отвечающие действующим санитарным и экологическим нормам и способные принять весь объем ТБО, образующихся на территории города, — около 650 тысяч тонн в год.

Вместе с тем в бюджете 2016 года преду­смотрены средства на разработку проекта рекультивации городской свалки, которая может быть проведена не ранее введения в строй нового полигона.

Деревья не вырубают, а омолаживают

— Не секрет, что огромное влияние на окружающую среду имеют зеленые насаждения. Участились случаи, когда горожане бьют тревогу, заявляя, что в их дворах вырубают деревья.

— Действительно, переживаний по этому поводу огромное множество. Однако хочу успокоить: в городе общая площадь зеленых насаждений составляет 12 215 га. Получается, что на одного жителя в среднем приходится 104,2 кв. м зелени.

Кроме того, для сохранения и развития зеленого фонда подготовлены предложения по внесению изменений в правила землепользования и застройки города в части перевода земельных участков общей площадью около 880 га, находящихся в различных территориальных зонах, в зоны зеленых насаждений. На данных участках планируется организовать скверы, парки и бульвары.

Также администрацией ведется работа по постановке на кадастровый учет земельных участков, занятых зелеными насаждениями для придания им статуса «городские леса».

Для их обслуживания и охраны необходимо создание городского лесхоза. Специалисты учреждения могли бы не только охранять и содержать вновь образованные лесные участки, но и следить за другими озелененными территориями.

— Отслеживаете ли вы, сколько деревьев и где было посажено?

— Безусловно. В текущем году в городе было высажено более 9,5 тысячи деревьев и 438 кустарников, а также обустроено свыше 40,1 тысячи кв. м газонов. При этом посадка деревьев осуществлена с учетом имеющихся подземных коммуникаций и их охранных зон.

Только в водоохранной зоне питьевого источника города — Шершневского водохранилища — было высажено порядка пяти тысяч деревьев. Также большая работа проделана в Ленинском районе. Там в Семейном сквере появилось более 200 штук деревьев декоративных пород, в том числе липы, клены, дубы и рябины.

— Насколько критична ситуация с аварийными деревьями?

— Судите сами: в городе произрастает свыше 50 тысяч опасных деревьев. Речь идет о тополях, вязах, кленах и ивах. Все жилые зоны застройки периода 30 — 70-х годов озеленены деревьями этих малоценных быстрорастущих пород. В городских условиях срок их активной жизни существенно сокращается: к 40 — 50 годам деревья имеют очень хрупкую древесину, широкую крону и большую высоту. Омолаживающая обрезка деревьев является единственным методом, обеспечивающим устранение аварийных ситуаций и сохранение площади зеленых насаждений.

В уходящем году в целях реконструкции зеленых насаждений и снижения риска возникновения аварийных ситуаций при падении старовозрастных деревьев на территории города проведены работы по омолаживающей и санитарной обрезке 4470 аварийно-опасных деревьев.

Треть года — на НМУ

— Сергей Васильевич, зачастую жители города жалуются на выбросы и смог. Реально ли привести воздух в Челябинске в норму?

— Накоплению загрязняющих веществ в приземном слое атмосферного воздуха способствуют неблагоприятные метеорологические условия. Наступление неблагоприятных метеорологических условий обусловлено географическим местоположением города. В этом году, по информации Челябинского гидрометцентра, был зафиксирован 101 день с НМУ.

Мы со своей стороны передаем всю необходимую информацию о наступлении неблагоприятных дней предприятиям. Те в свою очередь должны выполнять мероприятия по сокращению выбросов в атмосферу. Например, при НМУ первой степени предприятия обязаны снизить выбросы вредных загрязняющих веществ до 15 процентов, при НМУ второй степени — до 20 — 40 процентов, а при НМУ третьей степени — до 40 — 60 процентов, а в некоторых особо опасных условиях и полностью остановить производство.

— А куда сообщать о неприятном запахе, который также довольно часто ощущается?

— К сожалению, сегодня в нашей стране отсутствует система нормирования запаха в целом в атмосферном воздухе. Это не позволяет природоохранным органам воздействовать на предприятия и требовать проведения мероприятий по снижению выбросов пахучих веществ. Владельцам предприятий, как мы считаем, необходимо проявить социальную ответственность и предусмотреть установку оборудования, уничтожающего неприятные запахи.

Анастасия Хивинцева

Россия. УФО > Экология > ecoindustry.ru, 3 декабря 2015 > № 1602147 Сергей Антипов


Казахстан. Франция. Весь мир > Экология > dknews.kz, 3 декабря 2015 > № 1570171 Тулеген Аскаров

Вообще-то Париж стоит мессы…

В то время как глава государства выступал в минувший понедельник с Посланием к народу Казахстана, пользователи социальных сетей лихорадочно выясняли, почему спикер находится в Астане, а не в Париже на саммите в рамках климатической конференции ООН, и по какой причине в слушавшей его выступление аудитории отсутствовал премьер-министр Карим Масимов.

Тулеген АСКАРОВ

И он там был, мед-пиво пил

Ведь в октябре официальные СМИ сообщали о предстоящем выступлении президента Казахстана во французской столице. Однако уже к середине его спича с посланием удалось выяснить, что Карим Масимов еще в воскресенье вместо главы государства благополучно прибыл в Париж и значится в списке представителей 150 государств мира, заявленных к выступлению в первый день саммита, пришедшийся на все тот же понедельник. Его определили в зал «Loire», где среди участников также значились турецкий президент Реджеп Эрдоган, украинский лидер Петр Порошенко. А самый «крутой» состав оказался в зале «Seine», которому достались американский президент Барак Обама, китайский лидер Си Цзиньпинь, немецкий канцлер Ангела Меркель и российский президент Владимир Путин.

Кстати, от стран СНГ в списке оказалось не так уж и много руководителей – помимо г-д Масимова, Путина и Порошенко там были заявлены кыргызский президент Алмазбек Атамбаев и таджикский Эмомали Рахмон. Может, по этой причине наш лидер и воздержался от участия в саммите, раз уж там не собралась в полном составе компания его коллег от СНГ или хотя бы от ЕАЭС. К тому же в Париже, положа руку на сердце, лидерам мира было не до климата, – ведь на первый план в глобальной повестке дня сейчас выдвинулось российско-турецкое противостояние, чреватое непредсказуемыми последствиями, не говоря уже о ситуации в Сирии и возросшей террористической угрозе. Напомним и о том, что президент Казахстана недавно побывал в Париже с визитом.

А отсутствие какой-либо официальной информации о поездке г-на Масимова в Париж можно легко объяснить нежеланием премьера появляться в информационной повестке дня, отведенной по определению целиком Посланию президента. Видимо, по этой причине ни на сайтах правительства или самого премьера, ни в официальных СМИ эта тема и не фигурировала в дни саммита в Париже. Как бы то ни было, с нашей точки зрения и для международного имиджа страны, и особенно для продвижения выставки «Астана ЭКСПО-2017», которая посвящена энергии будущего, участие руководства Казахстана в этом саммите на самом высоком уровне было бы весьма кстати. На днях, кстати, в Париже на Генеральной ассамблее Бюро международных выставок (МБВ) заслушали отчет казахстанской делегации о подготовке к ЭКСПО-2017.

Сама же климатическая конференция, официально именуемая как «Paris 2015 United Nations Climate Change Conference» (COP 21 – CMP 11), продлится и по завершении саммита до 11 декабря. 21-й по счету она стала в рамках Конвенции ООН по климатическим изменениям, а 11-й – согласно графику совещания сторон по Киотскому протоколу. Помимо руководителей примерно 150 государств и ООН в ней принимают участие и лидеры глобального бизнеса – Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Джек Ма, Джефф

Безос и другие. Последние объединились в «Breakthrough Energy Coalition» с тем, чтобы инвестировать в продвижение новых технологий «чистой энергии» по всему миру. Кстати, о чистоте – по совпадению, как раз в дни саммита мировые СМИ сообщали о смоге, окутавшем китайскую и индийскую столицы. В Пекине властям пришлось даже остановить уличное движение, строительные работы и рекомендовать жителям не выходить из дома. В целом же развитые страны намерены аккумулировать ежегодно по $100 млрд, начиная с 2020 года, для финансирования помощи по борьбе с изменениями климата. В идеале ставится цель подписания в Париже международного соглашения с тем, чтобы не допустить увеличения средней температуры планеты на более чем 2 градуса.

Вроде бы мы шагаем в ногу

Вернемся к нашему премьеру. Поиск в интернете информации о том, с чем он поехал в Париж, дал лишь несколько ссылок. По одной из них выяснилось, что французский посол в Казахстане Франсис Этьен анонсировал участие г-на Масимова в климатической конференции, где последний намеревался рассказать о национальном плане, предусматривающем сокращение выбросов парниковых газов и о подходах к развитию национальной экономики в новых климатических условиях и адаптации условий жизни населения. При этом в соответствии с решениями, принятыми на предыдущих аналогичных конференциях, в каждой стране должен стать достоянием общественности ее вклад в борьбу с климатическими изменениями с публикацией соответствующей программы на онлайн-ресурсе ООН. Реализация национальных планов предусмотрена до 2030 года.

В принципе, власти Казахстана продвигаются здесь довольно планомерно, проводя регулярные обсуждения своих планов по сокращению выбросов парниковых газов с общественностью. Киотский протокол был ратифицирован еще в 2009 году, после чего он вступил в силу для нашей страны. Правительство взяло на себя добровольные обязательства по снижению выбросов на 15% к 2020 году и 25% – к 2050 году. В октябре в Астане прошел семинар «Национальные обязательства Республики Казахстан по сокращению выбросов парниковых газов на 2021-2030 годы», где были приняты рекомендации Министерству энергетики РК и другим госорганам по этому поводу для разработки соответствующей стратегии. Она опирается на внедрение низкоуглеродных технологий во всех отраслях экономики, развитие внутреннего углеродного рынка, повышение адаптивной емкости лесов и другие стратегические направления.

С прошлого года действует национальный план распределения квот на выбросы парниковых газов на 2014-2015 годы, утвержденный правительством в последний день 2013 года. Они распределены по отраслям экономики и для природопользователей. Общий объем квоты был установлен на прошлый год в 154 млн 883,2 тысячи тонн двуокиси углерода, на этот – 152 млн 559,8 тысячи. Наибольшие квоты, естественно, приходятся на энергетическую отрасль. А среди ее компаний по их объему лидируют «Евроазиатская энергетическая корпорация», «Алюминий Казахстана», «Экибастузская ГРЭС-1 имени Булата Нуржанова» и «Kazakhmys Energy». В перерабатывающей промышленности по объему квот доминирует стальной департамент «АрселорМиттал Темиртау».

Чуда не будет

Увы, из данных статистиков следует, что по итогам прошлого года в целом по Казахстану выбросы загрязняющих веществ, отходящих от стационарных источников загрязнения атмосферного воздуха, хотя и снизились по сравнению с 2013 годом на 1,1% до 2 млн 256,7 тысячи тонн, но все же превысили уровень 2010 года – минимальный за последнее десятилетие – на 1,3%. При этом выброс газообразных и жидких веществ увеличился по сравнению с 2010 годом на 11,0% до 1 млн 762,5 тыс. тонн, тогда как по твердым веществам произошло снижение на 22,7% до 494,2 тыс. тонн.

Но это в целом по стране, тогда как статистики сообщают, что в Алматы уровень выбросов вредных веществ в атмосферный воздух от стационарных источников вырос за прошлый год в 3,5 раза до 43,5 тыс. тонн! Объясняют они эту драматическую ситуацию довольно просто – присоединением территорий Алматинской области к городу, в результате чего в его черте оказалась ТЭЦ-2, работающая на угле. А наибольший удельный вес загрязняющих веществ был сформирован на территориях Алатауского (76,4% от общего объема выбросов), Жетысуского (7,5%) и Алмалинского (5,3%) районов.

И, хотя статистики утверждают, что из общего количества загрязняющих веществ, отходящих от всех стационарных источников загрязнения в Алматы, уловлено и обезврежено 95,3% вредных веществ и только 1,2% выброшено без очистки, легче от этого горожанам не становится. Ведь основную часть выбросов составили сернистый ангидрид (19,7 тыс. тонн), окислы азота (10,3 тыс. тонн), окись углерода (4,8 тыс. тонн), пыль неорганическая (6,2 тыс. тонн). При этом пользователи социальных сетей, установившие себе на смартфоны приложение «Almaty Urban Air», показывающее степень загрязнения воздуха, бьют тревогу, поскольку превышение допустимых норм идет в разы.

Впрочем, даже невооруженным глазом без данных статистиков и гаджетов всем видно, насколько тревожная ситуация сложилась в Алматы с экологией. Плотный смог, окутывающий город, запах дыма, вызывающий першение в носоглотке сразу же по прибытии в алматинский аэропорт, мусор, откровенная антисанитария, дымящие автомобили и даже слегка подкопченные лица многих горожан ясно указывают на то, что по уровню экологии нам далеко до развитых стран мира. И это при том, что объемы финансирования мероприятий по улучшению экологической обстановки постоянно растут, а за состоянием экологии в Алматы внимательно следят не только городские власти, но и в Акорде. В 2013 году в южной столице был объявлен год развития общественного транспорта, по итогам которого подвижной состав был обновлен более чем на треть, правда, на заемные деньги, которые еще нужно вернуть кредиторам. Запущено и развивается метро, по городу курсируют новые автобусы на газе и троллейбусы.

Но в последнее время городским властям пришлось свернуть троллейбусные маршруты, чтобы хоть как-то разгрузить улицы, и приостановить эксплуатацию трамваев из-за высокой их аварийности. Никак не удается решить давно поставленную задачу строительства автовокзалов на главных въездных магистралях Алматы с паркингами для иногородних автомобилей и проложить линии для легкорельсового транспорта. Хотя по официальным данным уровень газификации города достиг 95%, во многих его частях по-прежнему дома отапливаются углем, а то и старыми автопокрышками. И уж вполне очевидно, что обновление «зеленых легких» города явно отстает от темпов старения и вырубки деревьев.

И, похоже, что какие бы прогрессивные по своей сути соглашения ни заключались на климатических саммитах и конференциях самого высокого уровня, подобных проходящей сейчас в Париже, ждать особого улучшения экологии у нас в ближайшие десятилетия не приходится. Как бы ни ужесточались правила регистрации машин и их эксплуатации, сколько бы ни штрафовали власти автомобилистов за несоответствующие стандартам выхлопы, а предпринимателей за выбросы в атмосферу, сама наша экономическая система будет по-прежнему вынуждать жертвовать экологией и здоровьем нации. Ведь «чистое» топливо и другие современные новшества большинству казахстанцев просто не по карману. Поэтому они по-прежнему будут покупать «левый» бензин и солярку низкого качества, ездить на старых машинах и продолжать топить печки плохим дешевым углем и старыми автопокрышками. Богатые же соотечественники вряд ли пожертвуют своими понтами и деньгами во имя общественного блага, подавая добрый пример подобно Биллу Гейтсу, Марку Цукербергу и другим миллиардерам-инноваторам, – ведь у нас, увы, по-прежнему встречают людей по одежке. Поэтому дорогие лимузины и джипы с их мощными двигателями внутреннего сгорания не исчезнут с наших дорог в ближайшем будущем, а роскошные особняки будут все так же обогреваться газом или соляркой вместо солнечных батарей. Изрядно же обедневшему после девальвации среднему классу в разгар зимней стужи придется вновь открывать форточки, чтобы охладить изрядно перетопленные квартиры, а с утра надевать маски, чтобы не травиться ядовитым воздухом.

Казахстан. Франция. Весь мир > Экология > dknews.kz, 3 декабря 2015 > № 1570171 Тулеген Аскаров


Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 2 декабря 2015 > № 1602137 Антон Кульбачевский

Руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы - о качестве столичного воздуха, о конце эры "москвофобии" и красноухих черепахах

В Москве подготовлен проект экологической стратегии до 2030 года. В его создании приняли участие как эксперты в области охраны окружающей среды, так и жители столицы. Специальный краудсорсинговый опрос прошли более 4,6 тыс. человек в возрасте от 16 до 87 лет. Эксперты отобрали около 1,3 тыс. идей. О том, что ждет горожан в области защиты природы в ближайшее время, рассказал в интервью ТАСС глава столичного департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский.

- Охарактеризуйте, пожалуйста, нынешнее состояние экологии Москвы?

- За последние пять лет в городе удалось преломить тенденцию к ухудшению состояния окружающей среды. Если в 2010 году в Москве общее количество выбросов в атмосферу в год составляло 1 млн тонн, то в 2015 - уже менее 900 тыс. тонн. При этом в городе ежегодно парк машин увеличивается на 200-400 тыс. То есть практически 10% мы уже отвоевали у главного загрязнителя - автотранспорта. Ну а если очищается атмосферный воздух, очищаются и все остальные среды - и вода, и почва.

- Что было сделано в области природоохраны за последние пять лет?

- Первое - мы усовершенствовали законодательство. Второе - убрали мусор на наших природных территориях. Это было сделано в 2011-2012 годы.

Если говорить об озеленении Москвы, то стартовала акция "Миллион деревьев" по посадке деревьев и кустарников во дворах, также мы начали озеленять пешеходные пространства, территории социальных объектов.

Если говорить о работе с промышленными предприятиями, то были закрыты элеватор в Печатниках, завод "Эколог", против которых активно выступали жители. Началась тотальная реконструкция тех производств и объектов, которые оказывают локальное негативное влияние на жилую застройку, в основном, на юге, юго-востоке и востоке города. Московский нефтеперерабатывающий завод, Курьяновские и Люберецкие очистные сооружения начали реконструкцию. Сейчас, по истечению пяти лет, уже есть результат - негативное воздействие на жилые районы Юго-Восточного округа уменьшилось, это подтверждается данными "Мосэкомониторинга".

Мы постоянно активно развиваем систему экомониторинга, переоснащаем ее. Она у нас одна из самых современных в мире. Считаю, что также большая работа была проделана по улучшению имиджа Москвы в международном сообществе. Мы начали представлять данные для разных экологических рейтингов, выяснили, наконец, свое место среди крупных мегаполисов мира.

До этого была какая-то "москвофобия", нам не доверяли западные партнеры. Они говорили о том, что мы все скрываем и нам нечем похвастаться, но это совершенно не так. По количеству зеленых насаждений мы занимаем практически первое место среди мегаполисов - у нас 54,5% территории старой Москвы занято зелеными насаждениями. Больше ни один мегаполис мира не может этим похвастаться. По состоянию воздуха сопоставимы с такими городами как Париж, Лондон, Нью-Йорк, не уступаем им по качеству атмосферы. Вода тоже у нас довольно чистая.

С каждым годом мы становимся все более открытыми - активно работает горячая линия 777-77-77, которая теперь стала общегородской. На нее поступает большое количество обращений граждан. По всем коммуникациям есть обмен информацией с жителями, с общественными организациями, с политическими партиями. Можно высказать свою позицию через портал "Активный гражданин" или оставить жалобу на нарушение природоохранного законодательства на портале "Наш город". Мы ничего не скрываем: экологическая информация в городе доступна, ее можно получить как через интернет, так и в СМИ.

Мы обсуждаем с экспертами-экологами и учеными наиболее злободневные вопросы и проблемы на круглых столах в рамках Гражданского форума. Экорезиденцию волонтеров и городских активистов проводим второй год подряд, Общественный совет при департаменте природопользования периодически собирается. Как пример – подготовка проекта экологической стратегии Москвы до 2030 года. Можно сказать, что это народный документ, поскольку в его подготовке участвовали все заинтересованные стороны – и органы власти, и эксперты – члены Общественного совета, и сами жители в рамках краудсорсиногового проекта.

- Проект стратегии еще не утвержден. Будут ли вноситься в него изменения, когда планируется утвердить документ?

- Скорее всего, в следующем году он будет принят правительством Москвы. Сейчас этот документ практически со всеми согласован. В рамках краудсорсингового проекта было подано более 5 тыс. идей, многие из которых мы уже учли в тексте документа.

- Одной из основных задач экологической стратегии города является сокращение риска здоровью москвичей в целом по городу на 10 %. Каким образом планируется этого достичь?

- Медики считают, что экология влияет на здоровье человека на 20-30%, 70% - это другие факторы. Поэтому наша основная задача - улучшение параметров окружающей среды. Мы продолжаем работать с медицинской статисткой, сейчас просматриваем определенные локусы распространения некоторых болезней.

Например, в Печатниках, до закрытия цементного элеватора было много обращений по детским легочным заболеваниям. Понятно, пыль оседает на бронхах, практически их цементирует. Поэтому там астматиков очень много было. После закрытия элеватора в 2012 году, по данным медиков, ситуация начала выправляться. Это один из примеров. Но здесь и загрязнитель известен, и понятно, на что влияет, все просчитать легко. А бывает сразу несколько источников.

Например, на Юго-Востоке столицы сосредоточено большое количество промышленных предприятий - МНПЗ, Курьяновские очистные сооружения и т.д., но рядом еще и МКАД проходит. Таким образом, бывает сложно определить, какой именно источник оказывает воздействие. Но хуже всего запахи, которые мы не чувствуем. Они, в основном, в выбросах от автотранспорта.

- В стратегии говорится, что в области работы с населением приоритетной является разработка наглядного показателя загрязнения атмосферного воздуха, отражающего уровень его опасности для здоровья, и соответствующих рекомендаций для населения. Как планируется оповещать людей о загрязнениях?

- У нас много каналов информирования: это и СМИ, интернет-сообщения, различные электронные сервисы, например, сайт "Мосэкомониторинга". Все желающие могут зайти и снять информацию о состоянии воздуха практически в любой точке города. В настоящее время мы информируем граждан, например, о неблагоприятных метеоусловиях.

Также на сайте "Мосэкомониторинга" ежедневно публикуется информация о том, каковы условия рассеивания выбросов на данную дату, что за концентрации основных загрязняющих веществ в воздухе.

Сегодня основное информирование идет через интернет. Кроме того, публикуются и итоговые ежегодные доклады о состоянии окружающей среды. В дальнейшем, возможно расширение каналов получения данных о состоянии воздуха. Это сообщения в новостных сюжетах на телевидении, специальные приложения для мобильных устройств, электронные табло на улицах города. Мы будем использовать все доступные возможности для распространения экологической информации.

- Как ведется экологический мониторинг?

- В каждом округе, где это необходимо, есть автоматические станции для наблюдения за качеством воздуха, несколько станций были созданы в 2014-2015 годы, последняя из них недавно установлена рядом с МКАД. Сейчас их уже 55 и в ближайшее время планируется установить еще одну.

Есть также три мобильные станции, которые выезжают по жалобам жителей. "Лигетт-Дукатт", например. Были жалобы жителей, станция полтора месяца дежурила возле предприятия, в том числе, по ночам, и смотрели, как ветер меняется, куда табачная пыль попадает. Эта работа довольно скрупулезная. Недавно также по жалобам жителей мы установили передвижную станцию на улице Окская недалеко от промзоны Грайвороново.

Кроме того, проводится экологический мониторинг водных объектов, почвы, зеленых насаждений. Например, в столице организованы режимные наблюдения за качеством поверхностных водных объектов, в том числе реки Москвы и ее притоков.

Общее количество створов наблюдений с учетом Новой Москвы - 66. Из них на Москве-реке предусмотрено 13 контрольных створов, в устьях малых рек - 14 створов, 18 створов расположены на крупных притоках, 14 - на присоединенных территориях. Отбор проб осуществляется ежемесячно в течение всего года по 40 показателям, включающим в себя биогенные вещества, металлы, нефтепродукты, токсичность и др.

- На сайте "Мосэкомониторинга" информация о состоянии воздуха транслируется онлайн. СМИ сообщают о загрязнении атмосферы, ссылаясь на эти данные, которые потом департамент не подтверждает. Эта информация неверна?

- Система создавалась давно, и мы сейчас хотим усовершенствовать ее. Для обычного потребителя - не профессионала - она довольно тяжело читается. Росгидромет, например, делает замеры четыре раза в сутки, а мы - каждые 20 минут, поэтому их средний показатель будет отличаться от нашего. У нас этих показателей масса и нас, как специалистов, интересует среднесуточные данные.

Например, в час-пик на МКАД стоят автомобили - конечно же, фиксируется превышение концентрации загрязняющих веществ вблизи автотрасс. Мы понимаем, что такое превышение есть всегда и не надо этого бояться. Эту информацию надо тоже читать профессионально. Если на станции показано превышение, допустим, рядом с Капотней, то это вовсе не значит, что в вашем доме в этом же районе, но за километр от этого места, будут такие же показатели. Если ветер дует в противоположную сторону, вы этого вообще не заметите.

Поэтому мы сейчас хотим детализировать информацию, и подавать ее так, чтобы обывателю было все понятно. У нас слишком специализированный сайт и многие люди, когда на него заходят, в том числе и журналисты, просто запутываются. Но считаю, что они имеют право на ошибку, потому что мы не даем разъяснений, перевода информации с профессионального языка на простой, доступный любому жителю.

- Возле Московского НПЗ установили табло, на котором в онлайн режиме выводятся данные о состоянии воздуха в этом районе. Появятся ли подобные экраны возле других предприятий или вдоль вылетных магистралей, например, МКАД?

- Это первый подобный пилотный проект в городе, инициатива поступила от МНПЗ. Основная идея, конечно, это открытость предприятий, которые остались в черте города. Жители сейчас могут увидеть реальное состояние воздуха в районе МНПЗ. На мой взгляд, эту практику надо внедрять и на других объектах.

Пусть поработает хотя бы год - полтора для того, чтобы понять, насколько это будет востребовано. Получим отзывы: сколько людей этой информацией воспользовались, в каком ключе, что бы они хотели поменять. Если москвичам это будет необходимо, мы будем рекомендовать другим предприятиям установить такие табло.

- МНПЗ уже установил датчики, передающие данные о загрязнении. Как обстоят дела с другими предприятиями? Сколько на данный момент в Москве заводов, не оборудованных подобными датчиками?

- В Москве более 80 предприятий, которые имеют источники выбросов в атмосферу и сбросов в водные объекты. Из них 58 предприятий, в том числе МНПЗ, "Лигетт-Дукат", оборудованы датчиками, осталось еще около 20 предприятий.

Я думаю, что половина из них работать точно не будет: либо модернизируют производство, либо перепрофилируются, либо в ближайшее время свернут свою деятельность в городе. Нам осталось, наверное, 12-13 предприятий как-то убедить в необходимости установить такие датчики, так как это происходит пока только на добровольных началах. Поэтому мы можем только вести диалог.

Предприятия эти датчики покупает за свой счет. МНПЗ и "Мосводоканал" могут себе это позволить, а организация, которая занималась производством на уровне малого бизнеса, вряд ли сможет поставить датчик за 20 млн рублей. Или, например, табачная фабрика "Лигетт-Дукат" хочет перепрофилировать свои мощности: не совсем рентабельно в таком городе, как Москва, содержать это производство. Они хотят его перенести в Подмосковье, а здесь сделать что-то другое.

- В стратегии также упоминается о введении норм "евро" для водного транспорта…

- Сейчас Москва-река из транспортной артерии превращается больше в туристско-рекреационную зону. В теплый сезон здесь много желающих заняться водными видами спорта, по реке ходят гидроциклы, катера.

Участники нашего краудсорсингового проекта заметили, что суда также являются загрязнителями водной среды. Сейчас на уровне Федерации есть определенные требования к топливу, которым заправляют водный транспорт. Мы тоже работаем в этом направлении, и будем повышать требования к качеству горючего.

Еще есть проблема размытия берегов, но это уже вопрос скорости судов. Если она превышает разрешенную, то образуется сильная волна, которая может размывать берег, уменьшать площадь, в том числе и особо охраняемых природных территорий. Такая проблема существует, и мы над ней совместно с МЧС тоже работаем, ограничиваем скорость судов, чтобы волна была меньше.

- Когда в Москве-реке можно будет купаться без опаски?

- Если мы говорим о северо-западе и севере, где река впадает в город, то там она вполне чистая и купаться в ней можно. В центре, конечно, пока еще нельзя, в основном, из-за автотранспорта, потому что очень много пыли оседает на воду, минуя очистные сооружения. Мы уже в центральной части замечаем тяжелые металлы, нефтепродукты - как раз то, что является результатом движения машин по улицам.

Кроме того, есть еще показания Роспотребнадзора, который может не разрешить купаться в определенных местах из-за несоответствия санитарно-эпидемиологическим требованиям. Но, надеюсь, наступит время, когда можно будет купаться в Москве-реке и в центральной части города.

- Сообщалось, что в Москве-реке можно поймать тропических рыб, крабов. Каких необычных обитателей можно сейчас встретить в реке и лесопарках города?

- Случаев много - и тропических рыб кто-то выбрасывает, в том числе, и в канализацию выпускает. В Яузе, например, нашли красноухих черепах, хотя они американские, в России не водятся. Черепашки поселились около завода, где температура воды всегда плюс 18.

Был случай у нас с крокодилом. Но он не жил в реке, его просто выбросили хозяева, видно устали кормить - он уже большой стал, где-то под два метра. Мы его подобрали и пристроили в хорошие руки.

Кроме того, Москва-река судоходная, поэтому суда могут привезти в столицу необычных для наших широт водных обитателей, которые прилипают к днищу. Если есть условия - они и размножаются, потому что любой вид выживает, мутирует при изменении окружающей среды, температурного режима - в этом ничего удивительного нет. Мы это, конечно, отслеживаем. Но в Москве это не проблема.

- А борщевик в Москве победили?

- На сегодняшний день он встречается, в основном, в Новой Москве. В старых границах города, на особо охраняемых природных территориях, его уже практически нет.

Думаю, в течение пяти лет борщевик и в ТиНАО сведем до минимума так, чтобы он не оказывал вредного воздействия. Победить борщевик полностью, я думаю, невозможно.

- Как в городе проходит программа замены тополей, аварийных деревьев?

- В плановом режиме. Вот уже пять лет пушащей разновидности тополей нет в городском озеленении. Даже по программе "Миллион деревьев" на тополь было совсем небольшое количество заявок. В любом случае, мы эту проблему решим.

Просим москвичей отнестись с пониманием - невозможно 100 тыс. тополей вырубить за один год, мы просто оголим город. Кроме того, не нужно забывать, что тополь для мегаполиса - оптимальное дерево, потому что является самым лучшим экологическим фильтром. Что касается аварийных, сухостойных, наклоненных деревьев, то их тоже удаляем и заменяем на новые.

Понятно, что город, в любом случае, оказывает влияние на зеленые насаждения, на их качество. Поэтому у нас есть деревья и кустарники, которые рекомендованы для московского озеленения, это те породы, которые наиболее устойчивы в условиях мегаполиса и характерны для наших широт. Мы разработали специальный буклет, куда внесли полный перечень этих деревьев и кустарников с их подробным описанием, и по программе "Миллион деревьев" предлагаем жителям выбирать из данного перечня.

- Ранее неоднократно озвучивались планы по озеленению крыш, фасадов зданий. Хотели украшать стены мхом, а крыши - деревьями. Также есть планы по озеленению шумозащитных экранов. Насколько это вообще реально сделать в Москве?

- Планы такие есть, но озеленить мы можем только жилой фонд, который находится на балансе города. Кроме того, мы стимулируем различных собственников зданий и сооружений, чтобы они эти технологии применяли. Мы должны создать условия и популяризировать это направление, чем и занимаемся.

Как правило, такие зеленые технологии дорогие и в создании и в содержании. Естественно, должна быть какая-то отдача. Зеленые зоны для отдыха, релакса и тишины на крышах, зимние сады под крышей - это дополнительные опции, которые мы приветствуем, поощряем. Наверное, если бы не было кризиса, это могло бы повысить стоимость аренды. Пока же у нас эта опция ничего не дает, поэтому это больше психологический вопрос, им надо заниматься ежедневно, "бить в одну точку", чтобы был прорыв. У нас такого прорыва пока еще не произошло.

Да, мы знаем, что такие технологии есть, есть единичные объекты, которые в Москве можно показать, в том числе, иностранцам, но сказать, что это массово - пока нет. Например, в Гамбурге это узаконено - все балконы и все плоскости должны быть озеленены и у собственника здания не стоит вопрос озеленять или нет - он обязан это делать. Но мы пока до этого не дошли. Конечно, потихоньку процесс идет, мы ведем переговоры, ищем энтузиастов в этом деле, т.к. за бюджет вряд ли будем этим заниматься, город и так реализует много программ по озеленению.

- Возможно ли озеленять крыши, козырьки подъездов во время программы капремонта многоэтажек, которая проходит в городе?

- Мне кажется, жители сами должны объединяться и через свои ТСЖ, управляющие компании включать какие-то мероприятия по озеленению и цветочному оформлению в программу капремонта.

В основном это, конечно, гидроизоляция крыш, то есть подготовка плоских поверхностей к озеленению. Это не так дорого, как кажется - пленочку постелить, сделать дренаж. Тоже определенные затраты, но, на мой взгляд, вполне можно проводить такие работы в рамках капремонта.

- Как проходит эксперимент по раздельному сбору мусора? Как вы считаете, приживется он в нашем городе?

- Эксперимент по раздельному сбору отходов проходит вполне успешно - москвичи активно в нем участвуют, реагируют положительно, на мой взгляд. Поэтому сказать, что московское сообщество и москвичи не готовы разделять отходы, было бы неправильно.

Все наши социальные опросы и краудсорсинговые проекты, акция "Разделяй и используй", которую мы второй год проводим, говорят о том, что москвичи довольно сознательны в этом вопросе. Особенно дети и молодежь. Значит, мы не зря работаем в школах и детских садах.

Согласно проекту Экологической стратегии до 2030 года планируем к этому времени довести до 40% долю раздельно собранных и отправляемых на вторичную переработку отходов.

- Могут появиться на улицах Москвы, к примеру, специальные контейнеры для старой одежды, тряпок, батареек, бумаги, покрышек, старых автозапчастей. Будет организована работа по сбору таких отходов?

- У нас еще не достаточно развита индустрия вторичной переработки, поэтому потребителей того или иного вторсырья в регионе очень мало. Мы традиционно имеем мощности по переработке макулатуры и металлолома.

Сейчас основная задача не только внедрить раздельный сбор - это не сложно, а начать перерабатывать отходы. Тогда в этом будет какая-то экономика, пока же процесс довольно убыточный. Поэтому, я надеюсь на то, что у нас в будущем появятся специальные контейнеры и для старой одежды.

Надеемся, что уже в 2016 году в Московском регионе появятся мощности по переработке батареек. Пока что в России только одно предприятие по переработке батареек - в Челябинске. Но у нас уже есть партнеры, которые сейчас занимаются бестоксичным хранением батареек, поэтому пока собранные батарейки направляются сначала туда, а затем уже в Челябинск.

- Участники краудсорсингового проекта также предложили проводить ежегодную акцию "Час тишины". В чем заключается эта идея?

- Если во время акции "Час Земли" мы пропагандируем отключать все электрические осветительные приборы, то в "Час тишины" можно выключить все шумное, и не только электрическое. Например, остановить на 60 минут стройки, или прекратить погрузо-разгрузочные работы.

По задумке людей, которые предлагают провести эту акцию, город должен погрузиться не во тьму, а в тишину. Наверное, идея заключается в том, чтобы в час пик достигнуть ночной тишины, чтобы люди могли ее послушать. Вполне реально такую акцию провести, попробуем. Основной шум у нас от авиа, железнодорожного и автотранспорта. Конечно, отменить полеты и расписание поездов нельзя, но некоторые шумные работы приостановить на час возможно.

- Стратегия предполагает и создание акустической карты Москвы.

- Такая карта уже давно есть. 70% территории города подвержено влиянию сверхнормативного шума. Эта проблема известна и мы над ней работаем. В некоторых районах есть успехи за счет установки шумопоглощающих экранов, пластиковых окон, различных покрытий, замены автопарка.

Отдельно работаем с авиаузлами, отдельно- с железнодорожниками. Есть строительные технологии и архитектурные решения, которые уменьшают уровень шума и все это применяется в комплексе.

- За последние годы "Красная книга Москвы" стала толще или наоборот, некоторые виды фауны и флоры исчезли с ее страниц?

- "Красная книга Москвы" ранее издавалась один раз в 10 лет. Первое издание вышло в 2001 году, второе – в 2011. В Красную книгу, изданную в 2011 году, вошло 480 видов животных, растений и грибов.

Специалисты отмечают, что за прошедшее десятилетие с момента издания первой книги ситуация с редкими и уязвимыми видами животных и растений в Москве оставалась относительно стабильной. Об этом свидетельствует тот факт, что 64 вида были переведены в более низкую категорию редкости или в связи с общим увеличением численности, или в связи с выявлением ранее неизвестных мест их обитания. При этом 12 из этих видов, в основном растения, переведены в категорию восстановившихся. Но также можно отметить, что некоторые потери понесла так называемая энтомофауна – то есть насекомые.

В 2013 году было принято постановление правительства Москвы №79-ПП "О Красной книге г. Москвы", которым утверждено новое положение о Красной книге столицы и на основании которого теперь Красная книга должна издаваться один раз в 5-7 лет. Планируется, что новое издание выйдет в 2017 году. В 2015 году проводились исследования, в 2016 году материалы будут дорабатываться, обобщаться и анализироваться.

Также сейчас мы очень активно проводим квесты, когда на той или иной природной территории надо обнаружить редкую птицу или животное. Это востребованная тема среди москвичей, они нам помогают составлять Красную книгу.

Красная книга для нас – это как некая лакмусовая бумажка. Если какие-то виды исчезают, то мы начинаем изучать и анализировать, почему это происходит.

- Часто ли в Новой Москве орудуют браконьеры? Город как-то это контролирует?

- Не могу сказать, что часто, но есть случаи браконьерства. Мы это контролируем совместно с органами полиции: у нас есть специальное подразделение, которое взаимодействует с ветеринарной службой, с управлением полиции в ТиНАО. Поймать удается не многих. В основном, мы бьем по инфраструктуре, патрулируем территории.

Сейчас поставили сеть видеоловушек в тех местах, где охотятся браконьеры. Мы их просто фотографируем. Я думаю, со следующего года будем вывешивать фотографии этих людей. Мне кажется, эта информация должна стать публичной, тогда этот вопрос изживем.

Конечно, проблема есть, но остро не стоит. Охота тоже привязана к инфраструктуре. Мы это отслеживаем, лабазы ломаем, засидки, вышки, смотрим подкормочные площадки. С этой стороны мы уже изучили всю территорию, многое знаем, и за последние полтора года количество случаев браконьерства уменьшилось.

- А действительно в национальном парке "Лосиный остров" живут всего семь лосей?

- Да, в московской части приблизительно такая цифра. Сейчас работаем над восстановлением популяции.

Мы четко понимаем, что без помощи человека лосям на московской части национального парка приходится трудно: кормовой базы уже мало. Поэтому есть идеи создать здесь вольерный комплекс.

- Этот год практически завершился. Какие планы на следующий? Чем он будет отличаться от 2015-го?

- Следующий год будет напряженным в политическом смысле: пройдут выборы в Госдуму. Как правило, кампания проходит ярко, живо, и экологические проблемы, даже старые и уже решенные городской властью, будут всплывать, подниматься и в пиар-пространстве, и в политической жизни.

Для нас предвыборный год - всегда дополнительная нагрузка, потому что зачастую многие политические партии начинают раздувать экологические темы. Вот в обычный год - все в порядке, никто не возмущается, в городе идет обычная жизнь. Как только начинается предвыборный период, сразу поднимается шум. Некоторые партии пытаются построить на экологических проблемах свою предвыборную программу. Я не против. Это хорошо, конечно - когда проблемы реальные, а не надуманные, и когда люди предлагают пути их решения, а не просто скандалят.

Поэтому я уверен в том, что в следующем году нам надо будет еще больше общаться с москвичами, в том числе, и с избирателями, которые будут голосовать за депутатов Госдумы, чтобы объяснять и показывать, что у нас в городе происходит на самом деле, чего удалось добиться и какие задачи ставим на перспективу. Думаю, в этом смысле 2016 год будет годом общественного согласия. Надеюсь, что в следующем году будет принята и вступит в силу наша экологическая стратегия.

Надеюсь, что многие планы, в том числе, проект по созданию общественного пространства на набережных Москвы-реки, уже начнет реализовываться. От этого река только выиграет. Продолжим охранять природные территории, создавать условия для отдыха москвичей, причем, стараемся учитывать общественное мнение.

У нас своя специфика: не индустрия развлечений, а больше общение с лесом. Там, где возможно, - с животными. Для того чтобы городской житель отдыхал именно в черте города, никуда не выезжал.

Будем продолжать программу "Миллион деревьев", озеленять город, будем стараться внедрять новые технологии - озеленение крыш, вертикальное озеленение, рокарии, альпинарии, экограффити. В следующем году планируем принять закон об охране животного мира, закон о недрах. В сфере обращения с отходами планируется много изменений. Все это необходимо для движения вперед.

Беседовала Нино Иосебадзе

Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 2 декабря 2015 > № 1602137 Антон Кульбачевский


Франция. Россия. Весь мир > Экология > rusnano.com, 2 декабря 2015 > № 1576517 Сергей Калюжный

О каких нанотрубках рассказывал Путин в Париже.

Россия застолбила лидирующие позиции на новом высокотехнологичном рынке объемом $70 млрд в год.

Авторитет России зиждется не только на баллистических ракетах. Из выступления президента Путина на конференции по климату в Париже многие с удивлением узнали, что наша страна обладает уникальной нанотехнологией, которая способна произвести настоящую революцию не только в промышленности и в экологии. По словам главы государства, благодаря этому ноу-хау только в России к 2030 году выбросы вредных парниковых газов снизится на 160–180 млн тонн. Что это за чудо-технология? Об этом мы попросили рассказать главного ученого РОСНАНО, доктора химических наук Сергея Калюжного.

— Речь идет об углеродных нанотрубках, — говорит Сергей Владимирович. — По-сути, это свернутый в трубку лист графена (это самый тонкий материал в мире, его толщина один атом и за его открытие физики Андрей Гейм и Константин Новоселов получили Нобелевскую премию 2010 — ред.) Диаметр такой трубки около одного нанометра это одна миллиардная часть метра. Но они обладают уникальными характеристиками по прочности и электропроводности. Незначительная добавка углеродных нанотрубок в самые популярные и распространенные материалы значительно улучшает их свойства. Знаете, чем легированная сталь отличается от обычной? Вот и здесь мы можем говорить о нанолегировании разных материалов.

— Например?

— Если мы добавим в алюминий менее одного процента нанотрубок, то его прочность и пластичность увеличатся на десятки процентов! Добавка в бетон так же увеличивает его прочность. Добавка в электродные материалы, например для аккумуляторов, увеличивает количество циклов зарядки. Всего в мире зарегистрировано более 20 тысяч международных патентов на применение углеродных нанотрубок.

— А как это повлияет на выброс вредных веществ?

— Тут очень простая цепочка. Если вы увеличиваете прочность алюминия, то вам уже не требуется такое количество металла. В масштабах алюминиевой ложки это не так заметно, а вот если вы строите самолет, то это очень хорошая экономия. Соответственно снижается производство материала, меньше тратится энергии на его выплавку и меньше выбросов парниковых газов. Вот этот механизм и имел ввиду президент.

— Это наше ноу-хау?

— Углеродные нанотрубки, в принципе, известны лет 30. Вопрос был в коммерческом применении и промышленном производстве. И вот у нас в Новосибирске разработали способ синтеза одностенных углеродных нанотрубок, себестоимость которого в десятки раз дешевле мировых аналогов. (Чтобы иметь представление: за рубежом сейчас 1 грамм нанотрубок стоит $100. Наша российская компания готова продавать свой продукт примерно за $500 за килограмм. А потенциальный объем нового рынка оценивается в $70 млрд! — ред.) Так что это действительно большой прорыв. И мы в этом отношении впереди планеты всей.

— Как создавалась эта технология?

— Путь от идеи до завода прошли за 5–6 лет. Это была разработка члена-корреспондента российской Академии наук Михаила Предтеченского. Мы вошли в проект, когда основные изобретательские вещи уже были сделаны. У Предтеченского уже были инвесторы, но понадобились новые вложения. Они обратились в РОСНАНО и после ряда экспертиз мы стали совместными усилиями развивать этот проект. Для нас это был венчурное, то есть рискованный инвестиционное предприятие. Ведь конкуренты за рубежом могли разработать более дешевую технологию и захватить рынок. Но риск оправдался, мы успешно перетащили ноу-хау из лаборатории в производство. Сейчас, компания запустила пилотное производство мощностью до 5 тонн в год. А в проекте — новый завод мощностью в 50 тонн. Технология оказалась востребована во всем мире. Сейчас ее тестированием занимаются 350 компаний из 27 стран.

Что еще сказал Президент. Россия на год отодвинула глобальное потепление

Наша страна перевыполнила свои обязательства по Киотскому протоколу. В период с 1991 по 2012 годы Россия не только не допустила роста выбросов парниковых газов, но значительно их уменьшила. Благодаря этому в атмосферу не попало в общей сложности около 40 млрд тонн углекислого газа. Для сравнения в 2012 году все страны мира сбросили в атмосферу 46 млрд тонн парниковых газов. «То есть можно сказать, что усилия России позволили затормозить глобальное потепление почти на год», — подытожил президент.

Франция. Россия. Весь мир > Экология > rusnano.com, 2 декабря 2015 > № 1576517 Сергей Калюжный


Франция. США. Весь мир. РФ > Экология > rosbalt.ru, 2 декабря 2015 > № 1569316 Сергей Лесков

В Париже прошел саммит ООН по климату. Приехали лидеры 138 государств, всего 1000 делегатов. В первый день с пространными докладами о проблемах окружающей среды и климата выступили представители всех ведущих стран. Но не покидало недоумение. Мир скатывается в пропасть тотального кровопролития, радикалы бесчинствуют, полиция конвульсивно и, вечно опаздывая, пытается противостоять терроризму. А в Париже, который еще не снял траурных одежд, — доклады на абстрактную тему.

Накануне революции царь Николай стрелял в парке ворон. Не уподобляются ли нынешние президенты безмятежному русскому царю, теряя время на рассуждения о климате и составление экологических программ? Тема глобального потепления в последние 20 лет стала чрезвычайно модной среди политиков любого калибра. Это самый легкий способ удовлетворения собственного тщеславия путем наукообразных рассуждений о судьбах планеты и цивилизации. Никто не стал бы слушать речи эфемерного премьера из богом забытой страны, но когда затронуты парниковые выбросы и таяние льдов, дипломатический этикет требует внимания. Все бубнят одно и то же, но входят в пантеон бессмертных начинаний.

Если же без спекуляций, то колебания климата сопровождают все историю Земли. Еще не было ни заводов, ни автомобилей, а колебания уже были. Геологические эры сменяли друг друга, вымирали динозавры и прочие сказочные твари, но вовсе не по той причине, что вредные выбросы наполняли их грудь своей отравой.

Климатические колебания сформировали историю человечества. Засухи в Сахаре погубили процветавшее древнеегипетское Среднее царство. В Древней Греции климат был более суровый, чем в современной Греции, и ахейцы, согласно Гомеру, мерзли, как бобики при осаде Трои. Босфор покрывался льдом, Тибр замерзал. Конные скифы гарцевали на льду Черного моря.

Через много столетий уже из-за похолодания в Северной Африке слоны, на которых Ганнибал пришел покорять Рим, вымерли, не успев попасть в Красную книгу. Расцвет Римской империи с эпохи Октавиана Августа до нашествия варваров совпал с Римским климатическим оптимумом.

Потепление в IX-XII веках помогло колонизовать Исландию и Ирландию, викинги проникли в широты, о которых раньше человек не помышлял. В Европе, благодаря подъему сельского хозяйства, произошел экономический взрыв, давший начало Возрождению, Средняя Азия вступила в эпоху своего наивысшего культурного расцвета.

Природа человека такова, что он любит щекотать себе нервы. Особенно мы полюбили это занятие, когда создали комфортную среду обитания. Фильмы ужасов, страшные предсказания, приближение комет-убийц, чудовищные инфекции. Глобальное потепление – из разряда этой чуши. Если конец света не наступает, его надо выдумать. Не случайно обещания неминуемой климатической катастрофы расцвели буйным цветом в 1980-е годы, когда захлебнулась "холодная война" и стало ясно, что ядерной катастрофы не будет.

Зато осталась техногенная деятельность человека. В ход идут наукообразные построения. Выброс в атмосферу углекислого газа создает парниковый эффект, который уже в ХХI веке будто бы грозит тотальным (на два страшных градуса) потеплением климата. Действительно, за двести лет концентрация углекислого газа в воздухе возросла на треть. Трепещите: последствия для человечества совпадут с глобальным (вот он опять!) ядерным конфликтом. Или, если хотите, с мощной астероидной бомбардировкой, которая изменила климат и на корню истребила могучих динозавров. Хотя динозавры вымерли по другой причине, но это значения не имеет.

По мнению серьезных климатологов, которым безразличны финансовые комбинации хитрого Киотского протокола, эти псевдонаучные схемы примитивны, поскольку учитывают лишь антропогенный фактор. Грубая схематизация и недобросовестность. Климат определяется сочетанием многих факторов – атмосферная и океаническая циркуляция, космическое излучение, магнитные поля, солнечная активность и колебания орбиты Земли, вулканическая деятельность и техногенное влияние человека. На отрезке одного столетия доминирует антропогенный фактор. Но в масштабах десятилетия куда важнее вулканическая активность (основной фактор, повлиявший на климат в 1990-х годах, — извержение вулкана Пинатубо на Филиппинах) и колебания океанических течений.

Содержание углекислого газа в атмосфере сейчас на треть выше, чем в экологически девственном 1750 году, когда индустриализация еще путалась в пеленках. Из этого делается вывод, что углекислый газ представляет жуткую угрозу для человечества, усилия которого должны быть брошены на борьбу с ним. Однако бывший президент Национальной академии наук США и бывший президент Рокфеллеровского университета Фредерик Зейтц считает: "Экспериментальные данные не показывают вредного влияния на климат сжигания углеводородов. Наоборот, имеются веские факты того, что увеличение содержания углекислого газа является полезным, влияет на прирост растений и животных".

Серьезные расчеты показывают: в масштабах тысячелетия техногенный фактор намного уступает суммарному воздействию природных факторов. Мало того, строго доказано, что потепление за последнее столетие не меняет того неоспоримого факта, что мы живем в эпоху похолодания, которое имеет более длительную амплитуду. В XXI веке климат будет становиться теплее вне зависимости от того, что предпримет человек. В XX веке средняя температура на планете поднялась на 0,7 градуса. За этот век – еще на градус. Дальнейшего потепления не будет.

В итоге установится очень хороший климат. Такой уже был на Земле – за 50 веков до нашей эры. Возникли комфортные условия, в которых начала победное шествие наша цивилизация. А сейчас – ничего хорошего. ХIХ век был самым холодным за две тысячи лет, ХХ век – чуть теплее. Холодные зимы ушли, весна приходит раньше, лето стало прохладнее. В Москве и Санкт-Петербурге за сто лет стало на полтора градуса теплее, если не исключать "городской" эффект – даже на три градуса.

В России эффект глобального потепления скажется в 2-2,5 раза сильнее, чем в среднем по планете. Это связано с тем, что Россия утопает в снегах. Повсеместное их таяние изменит отражательную способность земли и вызовет дополнительный прогрев. За Уралом потеплеет сильнее, чем в европейской части. Не исключено, что в Новосибирске будут выращивать пшеницу, в Санкт-Петербурге – арбузы, в Москве станет тепло, как в Вашингтоне, и вместо елок зашелестят дубравы. Но эта радость может быть омрачена таянием вечной мерзлоты, что разрушит города Крайнего Севера и сметет трубопроводы, на которых стоит наша экономика.

Сергей Лесков

Франция. США. Весь мир. РФ > Экология > rosbalt.ru, 2 декабря 2015 > № 1569316 Сергей Лесков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter