Всего новостей: 2229249, выбрано 188 за 0.099 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Экология: Донской Сергей (28)Тарасов Алексей (26)Путин Владимир (12)Вильфанд Роман (8)Пучков Владимир (7)Кульбачевский Антон (7)Бурская Зинаида (6)Медведев Дмитрий (5)Сидоров Артем (5)Гизатулин Ринат (5)Минеев Александр (4)Кругман Пол (4)Стуруа Мэлор (4)Иванов Сергей (4)Титов Евгений (4)Фролов Александр (4)Аскаров Тулеген (4)Бараникас Илья (4)Гурдин Константин (4)Брицкая Татьяна (4) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир > Экология > fishnews.ru, 28 апреля 2015 > № 1358318 Константин Згуровский

Богатствам морей нужна системная защита

По оценке Всемирного фонда дикой природы, стоимость ресурсов Мирового океана превышает 24 трлн. долларов. Устойчивое использование ВБР и сохранение среды их обитания должны иметь приоритет над добычей минерального сырья, полагают в WWF.

Всемирный фонд дикой природы подсчитал стоимость ресурсов Мирового океана. WWF оценил их в 24,2 трлн. долларов, отметив, что эта цифра занижена, поскольку многие ресурсы невозможно перевести в денежный эквивалент.

Как сообщили Fishnews в пресс-службе WWF России, по расчетам примерная стоимость товаров и услуг, «поставляемых» каждый год Мировым океаном человечеству, равна 2,5 трлн. долларов. Если принять эту цифру за ВВП Мирового океана, то он является седьмой экономикой в мире после США, Китая, Японии, Германии, Франции и Великобритании.

Будущее человечества во многом зависит от состояния морских ресурсов и необходимо сделать многое, чтобы их сохранить, полагают в фонде. Сейчас здоровье океана находится в критическом состоянии из-за загрязнения, перелова, разрушения среды обитания многих рыб и животных, а также из-за повышения температуры и кислотности океана.

«Повышение кислотности приводит к разрушению скелетов не только кораллов и мидий, но и мельчайших организмов планктона – основы всей морской пищевой цепи», – говорит Константин Згуровский, руководитель морской программы WWF России. При современном темпе роста температуры океана, коралловые рифы, например, полностью исчезнут уже к 2050 г.

В настоящее время 90% мировых рыбных ресурсов либо эксплуатируются на пределе их возможностей восстановления (61%), либо уже переловлены (29%). Например, численность тихоокеанского синеперого тунца сократилась на 96% с начала промысла этого вида. За период с 1970 по 2010 гг. морской индекс «живой планеты», являющийся индикатором состояния биоразнообразия океана, снизился на 39%. Этот показатель рассчитывается исходя из состояния более 900 видов морских млекопитающих, рыб, птиц и рептилий.

Россия зависит от состояния морских ресурсов больше многих других стран, поскольку под юрисдикцией нашей страны находится пятая часть всего Мирового океана. Баренцево, Берингово и Охотское моря относятся к наиболее продуктивным в мире, а продуктивность Западно-Камчатского шельфа – наивысшая в мире и составляет около 20 тонн рыбы на квадратный километр.

В дальневосточных морях России сосредоточены запасы промысловых видов, имеющих мировое значение: минтай, тихоокеанские лососи, камчатский краб. В арктических и тихоокеанских водах сохранились большие запасы трески. В нашей стране самое высокое разнообразие осетровых и лососевых рыб.

«Природа российских морей подвергается мощному воздействию человека. Особенно пострадали Черное и Каспийское моря: за последние десятилетия их экосистемы почти полностью изменились. Поэтому WWF предлагает комплексный подход к управлению морскими ресурсами, их устойчивое использование должно иметь приоритет над добычей минерального сырья. Добыча морских биоресурсов должна вестись на экосистемной основе, а места воспроизводства и миграций должны быть надежно защищены системой охраняемых территорий», – подчеркивает Константин Згуровский.

Россия. Весь мир > Экология > fishnews.ru, 28 апреля 2015 > № 1358318 Константин Згуровский


Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 апреля 2015 > № 1352753 Ирина Богомолова

ИРИНА БОГОМОЛОВА: "ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР: ДОВЕРИЕ – НАШЕ ПРЕИМУЩЕСТВО!"

2 апреля в Липецке с большим успехом прошёл семинар «Проблемы и практика применения законодательства в области экологии и природопользования в 2015-2016 гг.», организованный крупнейшей в ЦФО инжиниринговой компанией – Экологическим центром

Конференц-зал премиум-отеля «Лагуна», выбранный для проведения мероприятия, с трудом вместил всех желающих узнать о грядущих и уже вступивших в силу изменениях экологического законодательства.

О том, что сейчас актуально в сфере промышленной экологии, какие вопросы беспокоят представителей основного сектора экономики, мы попросили рассказать директора Экологического центра – Ирину Богомолову.

– Ирина, расскажите об Экологическом центре. Давно ли организация занимается проведением экологических семинаров?

– Экологический центр занимается многими направлениями, связанными с экологией и природопользованием. В первую очередь это различные виды проектных работ. Например, разработкой проектов предельно допустимых выбросов в атмосферу (ПДВ), проектов нормативов образования отходов и лимитов на их размещение (ПНООЛР). Также профильными для нас видами деятельности являются лабораторные исследования в области промышленной экологии, проведение курсов повышения квалификации для экологов, разработка программных средств. В определённый момент мы поняли, что природопользователи не успевают следить за динамикой изменений экологического законодательства. И если все экологические проблемы предприятий и организаций, с которыми мы работали, наши специалисты брали на себя, то для многих других предприятий, зачастую, незнание нормативной базы становилось источником серьёзных неприятностей. Систематизировав подобные вопросы, мы решили проводить семинары, чтобы организовать некий мост между представителями органов надзора и бизнеса. Именно такой диалог имеет первостепенную важность – он не только позволяет найти решение наиболее сложных проблем, но и повышает доверие бизнеса к органам власти. Экологический центр проводит семинары уже более 10 лет. За этот период мы выработали оптимальный формат их проведения.

– Вы могли предположить, что семинар в Липецке в этом году станет таким резонансным?

– Признаюсь, рассчитывали. Природоохранное законодательство за прошедший и наступивший год сильно изменилось, и это уже оказало достаточно сильное влияние на хозяйственную деятельность юридических лиц. Принимая во внимание промышленный статус Липецкой области, мы, конечно, ожидали большого интереса к анонсированному семинару. Тем более что мероприятия подобного уровня для Липецка редки. В конце прошлого года мы проводили семинар в Москве, собравший руководителей и ответственных специалистов более 200 крупнейших предприятий. В формате диалога обсуждали пути решения возникающих сложностей, трактовки принятых нормативных документов. И вот теперь, с началом 2015 года, когда вопросы применения законодательных норм приняли ещё более острую форму, проведение семинара оказалось просто необходимым.

– В чём отличие семинара в Липецке от семинара в Москве?

– Московский семинар отличался более активным и эмоциональным обсуждением непосредственно в рамках мероприятия. Липецкий формат был более спокойным, однако всю неделю после форума в нашем офисе не смолкали телефонные звонки. Представители предприятий и организаций, участвовавшие в семинаре, систематизировав полученную информацию, обращаются в наш офис в частном порядке. Безусловно, мы обрабатываем каждое обращение, подключая специалистов профильных отделов. В составе Экологического центра более 150 специалистов различных направлений, собственная аккредитованная лаборатория, так что с уверенностью могу сказать, что мы помогаем всем.

– Но, вероятно, вам, крупной организации, не очень интересно работать с малым бизнесом?

– На самом деле это миф. Причём миф достаточно распространённый, сознательно культивируемый отдельными представителями бизнес-сообщества. Это уже стало своего рода элементом конкурентной борьбы.

Да, действительно, Экологический центр является на сегодняшний день крупнейшей межрегиональной организацией Центрального федерального округа, работающей в сфере промышленной экологии. В числе наших заказчиков – предприятия общероссийского значения, сложные высокотехнологичные производства. Но хочу обратить внимание – у нас на абонентском обслуживании тысячи организаций малого предпринимательства, а также организаций непроизводственного сектора. И если они нас сейчас читают, хочу сказать: не верьте таким разговорам! Смело обращайтесь в Экологический центр. Мы в состоянии решить любую экологическую задачу. Могу на личном опыте сказать, что и у малых предприятий бывают серьёзные экологические проблемы.

– Вы упомянули, что работаете и с организациями непроизводственного сектора. Но разве и таким организациям нужны какие-то экологические работы?

– Да, нужны. И немало. Множество организаций непроизводственного сектора, например больницы, образовательные учреждения, не ведут никакой экологической документации, не сдают никаких отчётов до той поры, пока к ним не приедет проверка и не выпишет крупные штрафы. Если коротко, то любая организация должна быть поставлена на учёт в Росприроднадзоре и как минимум ежеквартально вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду, заполнять и сдавать соответствующие годовые формы статотчётности. Обязательно должны быть разработаны паспорта опасных отходов. Ответственного исполнителя необходимо обучить на право обращения с опасными отходами. Кроме того, для предприятий, не относящихся к категории малого и среднего предпринимательства, необходима разработка проекта нормативов образования отходов и лимитов на их размещение. Для каждой организации перечень необходимой документации свой, для получения исчерпывающих сведений лучше, конечно, обратиться к нам в офис.

– Если я правильно поняла, то перечень необходимых природоохранных документов довольно обширный. Что делать тем организациям, которые не посещали семинар, а самостоятельно разобраться в экологии не получается?

– Вы правы, экологических документов юридическим лицам при осуществлении любой хозяйственной деятельности требуется много. При этом мы поговорили только об организациях непроизводственного направления. Для промышленных предприятий требуются уже десятки документов. За их отсутствие штрафуют – суммы существенные, и даже могут приостановить деятельность на срок до 90 суток.

Есть два выхода. Самый простой, на первый взгляд, – взять в штат организации грамотного эколога. Почему на первый взгляд? Потому что таких специалистов на самом деле очень мало. И после длительных, часто безрезультатных поисков руководитель поручает экологические вопросы человеку, совершенно ничего в них не понимающему. Например, бухгалтеру. Или инженеру по охране труда. В надежде, что тот разберётся, ну, или, по крайней мере, постарается разобраться. Всё это может привести к весьма печальным последствиям. Прежде всего, для самой организации. «Зыбкий баланс» сохраняется до первой проверки надзорных органов. Поверьте, таких примеров в моей практике масса.

– Но вы говорили, что существует и второй выход?

– Да. Анализируя потребности заказчиков, мы пришли к выводу, что оптимальная помощь со стороны профильной экологической организации, какой, собственно, и является Экологический центр, может выражаться только в комплексном подходе. И уже много лет мы предоставляем услуги так называемого абонентского обслуживания, или, иными словами, комплексного экологического сопровождения предприятий и организаций. Суть этой услуги такова: из состава нашей организации, исходя из сложности предприятия, выделяется эколог или группа экологов высокой квалификации, и они полностью закрывают для заказчика все вопросы по экологии. Это очень удобная форма сотрудничества. Как для предприятий, так и для нас. Первым не нужно содержать дополнительную штатную единицу – эколога, платить социальные отчисления, проводить обучение этого специалиста, сохранять рабочее место, оборудование. А нам, конечно, удобнее работать с предприятием сразу по всем экологическим вопросам. Ведь так появляется возможность не только выполнить требуемые задачи, но и оптимизировать экологический менеджмент, уменьшить потенциальные риски, минимизировать обязательные платежи заказчика. И, конечно, в рамках абонентского обслуживания мы предоставляем не только практическую, но и юридическую помощь.

– Да, преимуществ много, но наверняка читателям интересна стоимость. Не является ли она недостатком, перечёркивающим все перечисленные достоинства?

– Если мы говорим об абонентском обслуживании как об альтернативе наличия штатного эколога, было бы весьма странно с нашей стороны ставить заказчикам заведомо невыгодные условия. Стоимость абонентского обслуживания невелика – от 2000 рублей в месяц. Но при этом перечень работ, которые могут быть включены в данную услугу, практически неограничен. Например, сейчас мы предлагаем вариант абонентского обслуживания с компенсацией рисков штрафных санкций. Это значит, если в период действия договора при проверке на предприятие будет наложен штраф в области экологии, то выплачивать его будем мы. Как крупная и финансово состоятельная организация мы можем себе это позволить.

– Какие штрафы накладываются на юридических лиц наиболее часто?

– Отвечая на этот вопрос, есть смысл вспомнить об изменениях в области обращения с отходами, которые произошли в августе прошлого года. В этот период вступили в силу два очень важных нормативных акта. Первый документ ввёл в действие новый федеральный классификационный каталог отходов (ФККО), отменив старый, действующий более 10 лет. Второй документ изменил порядок паспортизации опасных отходов. Наверное, нет смысла акцентировать внимание на том, что большинство штрафов теперь связаны именно с соблюдением требований этих документов. Самое неожиданное для природопользователей кроется в том, что с введением нового порядка паспортизации старые, ранее разработанные паспорта отходов, с точки зрения нового законодательства, стали недействительными. И это даёт основание для применения штрафных санкций.

Помимо перечисленного, на протяжении многих лет одним из самых частых остаётся штраф за отсутствие разрешения на выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух. Одна из причин наложения штрафа – слишком позднее обращение предприятий за разработкой проекта предельно допустимых выбросов в атмосферу. Разработка такого проекта и проведение последующего согласования – это достаточно длительные процедуры. Если ответственные лица предприятия начинают об этом задумываться за неделю до окончания действия разрешения на выбор, можно не сомневаться в том, что это предприятие будет нести перерасход по затратам на экологию.

– Ожидаются ли в ближайшее время какие-нибудь ещё изменения в сфере экологии, о которых стоит знать представителям бизнеса?

– В ближайшее время вступят в силу изменения в порядке лицензирования деятельности по обращению с отходами производства и потребления. Изменения достаточно серьёзные, и коснутся они всех без исключения предприятий и организаций. Помимо этого, введён порядок разработки проектов нормативов допустимых сбросов в централизованные сети канализации. И уже совсем скоро за отсутствие такого проекта и соответствующего разрешения тоже начнут налагать штрафные санкции. Большое число наших клиентов уже обращаются по этому вопросу. И это правильно – лучше заниматься всем своевременно, чем в последний момент.

– При подготовке к интервью я просматривала публикации в прессе и обратила внимание, что Экологический центр не очень активен в рекламе своей деятельности.

– Для начала стоит попытаться понять, что же всё-таки является первичным. Реклама или добросовестная, качественно выполненная работа? По роду своей деятельности я, безусловно, слежу за публикациями в липецкой прессе и с интересом наблюдаю, как многие небольшие и даже совсем с профессиональной точки зрения слабые организации, работающие в сфере экологии, навязчиво и настойчиво заявляют о себе. Комментируют все происходящие в области события и придумывают их сами, в общем, делают всё что угодно, лишь бы название организации хоть как-то прозвучало. Мне кажется, что в такого рода навязчивой рекламе явно читается только один тезис: «Пожалуйста, не забывайте нас!»

Экологический центр работает в области экологии уже 17 лет. У нас десятки тысяч различных экологических работ, выполненных по всем регионам России. Поверьте, в экологии, как и в любом, наверное, направлении нашей сегодняшней жизни, лучшая реклама – это доверие. Доверие, которое и формирует имидж Экологического центра как честной, надёжной, ответственной организации. И вот этого невозможно добиться ничем другим, даже самой лучшей и эффективной рекламой.

– Вы хотите сказать, что к навязчивой рекламе подталкивают кризисные явления? Интересная трактовка.

– И не только к рекламе. Экология – очень специфическая область, в которой человеку со стороны достаточно сложно разобраться. И поэтому тут в ход идёт всё, включая манипуляцию понятиями.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, к примеру, одна из последних липецких тенденций подобного рода – заявления организаций о наличии собственной лаборатории для выполнения экологических замеров. На практике зачастую оказывается, что лаборатория есть, но аккредитована, к примеру, только на замеры пяти веществ в атмосферном воздухе. По всем остальным замерам такие организации вынуждены привлекать субподрядчиков. Вообще вопрос аккредитации лабораторий – отдельная тема. Недостаточно купить приборы, даже самые хорошие. И даже наличие опытных специалистов – это не всё. Говорить о рабочей лаборатории можно только при наличии аккредитации, это очень сложная и дорогостоящая процедура. Без аккредитации результаты изменений не будут приняты ни одним органом надзора. Заявляю это совершенно ответственно. Тем более что к нам нередко обращаются такие вот «горе-организации с лабораториями» с просьбой помочь выполнить замеры. А их заказчики тем временем пребывают в полной уверенности, что заключили прямой договор с лабораторией.

– Не самый рациональный путь выполнения работы.

– Об этом я и говорю! Тем более что такие договоры заключаются полностью без учёта реальных сроков выполнения замеров. Ну а о том, что со стороны заказчиков будет идти переплата – об этом я даже и упоминать не буду.

– А что насчёт государственных заказчиков? Разве тендерная система, которая сейчас действует повсеместно, не помогает оградить от таких ситуаций?

– К сожалению, действующая тендерная система скорее способствует этому. Правовое регулирование создавалось таким образом, чтобы максимально снизить количество ограничений для доступа поставщиков к государственным закупкам. Но в части нашей работы, что называется, перестарались. И теперь в торгах участвует большое количество фирм-однодневок, не имеющих ни ресурсов, ни оборудования, ни опыта для выполнения работ. Главная их задача – во что бы то ни стало заключить договор. Страдают от таких поставщиков прежде всего сами государственные заказчики, которые ничего не могут с этим поделать. И приводит это к тому, что тендеры на экологические работы в Липецке может вы­играть компания из любого региона России, например из Уфы. Дошло до того, что многие специализированные организации экологического профиля просто не хотят участвовать в тендерных процедурах, потому что знают, что если работу удастся получить, то только по стоимости, которая ниже предела рентабельности. Усугубляет эту ситуацию неумение государственных заказчиков грамотно составить технические задания к торгам в силу отсутствия специальных знаний и большой специфики экологической терминологии.

– Экологический центр участвует в тендерных торгах?

– Да, мы ведём активную работу в этом направлении. Накоплен значительный опыт, которым мы с удовольствием можем поделиться с заказчиками. Кстати, техническое задание для тендерных торгов, сметы – всё это мы можем помочь подготовить. В составе Экологического центра действует специальный отдел, специализирующийся на закупочных процедурах. Можно оставить заявку по электронному адресу lipetsk@eco-c.ru. Или же обратиться непосредственно в офис, адреса и телефоны можно найти на нашем сайте – www.eco-c.ru.

– Сейчас много говорят о финансовом кризисе. Есть ли у Экологического центра, как сейчас говорят, антикризисные предложения для бизнеса?

– Большое количество разговоров о кризисе заставило представителей бизнеса внимательно следить за расходованием средств, и это, на мой взгляд, в любом случае положительный эффект. В качестве антикризисного, как вы выразились, предложения Экологический центр может предложить бесплатный первоначальный аудит природоохранной документации для всех категорий предприятий.

– Бесплатный аудит? Это что-то новое для липецкого рынка. А в чём он заключается?

– В ходе первоначального аудита производится анализ природоохранной документации предприятия на предмет соответствия экологическому законодательству. По результатам такого анализа выдаётся заключение, на основании которого руководство организации может принять соответствующие меры, направленные на минимизацию вероятности штрафных санкций. При необходимости на предприятие выезжает аудиторская группа. Данные сотрудники проходили профильное обучение в Москве, имеют соответствующие сертификаты, подтверждающие квалификацию.

– Ирина, спасибо вам за интересную беседу. Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

– Учитывая, что 12 апреля началась Пасхальная неделя, я желаю всем радости, света, добра. И пусть эти слова останутся не просто пожеланиями, но и найдут отражение в помыслах, в делах.

А с вопросами экологии мы вам обязательно поможем.

Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 13 апреля 2015 > № 1352753 Ирина Богомолова


Россия > Экология > regnum.ru, 8 апреля 2015 > № 1337553 Сергей Гапликов

Федеральную службу по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) может возглавить экс-президент ликвидированной в марте государственной корпорации «Олимпстрой» Сергей Гапликов, пишет «Коммерсант». Должность главы ведомства остаётся вакантной с ноября прошлого года.

В пользу кандидатуры бывшего главы «Олимпстроя» говорит тот факт, что с экологическими проблемами в ходе олимпийских строек он сталкивался вплотную, при этом не раз заявляя о внедрении «экологических инноваций и зеленых стандартов» в Сочи. Между тем эксперты отмечают, что Гапликов непрофессионал в области охраны окружающей среды, что вряд ли позволит провести глубокую реформу ведомства.

Примечательно, что карьерные перспективы господина Гапликова сейчас активно обсуждают и в Чувашии в качестве одного из возможных претендентов на выборах губернатора в сентябре 2015 года, отмечает издание. Однако сам он о своих планах не высказывался.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, Сергей Гапликов до «Олимпстроя» работал заместителем главы аппарата правительства РФ, а до этого почти шесть лет возглавлял правительство Чувашии. Эксперты не исключают, что он может стать одним из кандидатов на должность главы Чувашской Республики. «Будет ли участвовать в выборах президент „ГК Олимпстрой“ Сергей Гапликов? Возможно. Но вероятность представляется не очень большой. Сам претендент не высказывался на этот счёт, а в Кремле пока не определились», — предположил ранее в беседе с корреспондентом ИА REGNUM профессор, заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РЭУ имени Г.В.Плеханова Руслан Абрамов.

Россия > Экология > regnum.ru, 8 апреля 2015 > № 1337553 Сергей Гапликов


Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 4 апреля 2015 > № 1334729 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев вручил правительственные награды участникам ликвидации последствий наводнения на Дальнем Востоке.

Выступление Дмитрия Медведева:

Мы собрались для того, чтобы ещё раз вспомнить события недавнего прошлого, 2013 год, и вновь поблагодарить людей, принимавших участие в ликвидации последствий наводнения, которое случилось в тот период, всех, кто участвовал и в восстановлении, и в строительстве. И мне доставляет большое удовольствие сегодня это сделать.

События тех дней до сих пор остаются в памяти – и не только тех, кто живёт здесь, на Дальнем Востоке, в Хабаровском крае, в других сопредельных регионах, но и всей страны. Я помню это время, оно отличалось очень консолидированной работой и в то же время весьма угрожающим характером того, что происходило. Казалось, что последствия будут ощущаться ещё очень долго, но благодаря труду большого количества людей эти последствия были ликвидированы в достаточно короткое время. Работали все, кто здесь живёт, на помощь пришла, по сути, вся страна: работали спасатели, работали врачи, сотрудники правоохранительных органов, добровольцы из различных регионов нашей страны, шла благотворительная помощь. Конечно, была общая цель – спасти людей, свести последствия наводнения к минимуму, восстановить всё, что разрушила стихия. И это было сделано.

Хочу вас сердечно за всё, что было сделано во время и после разрушительного наводнения, поблагодарить. Наши регионы, наши города вернулись к нормальной жизни, и это результат вашей работы.

А теперь хотел бы вручить Правительственные награды в знак признания ваших заслуг и благодарности за ваш труд.

Ещё раз вас сердечно поздравляю, и давайте перейдём к самой церемонии награждения.

Россия. ДФО > Экология > premier.gov.ru, 4 апреля 2015 > № 1334729 Дмитрий Медведев


Россия > Экология > kremlin.ru, 30 декабря 2014 > № 1262358 Сергей Донской

Рабочая встреча с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским.

В.ПУТИН: Сергей Ефимович, у нас большой фронт работ. Но начать хотелось бы с экологических стандартов. Мы знаем, насколько это важно и для экологии, и для экономики. Здесь нужны выверенные, взвешенные решения. Мы давно это обсуждаем, дискутируем. В каком состоянии сейчас вопрос находится?

С.ДОНСКОЙ: Да, Владимир Владимирович. Вот в последнем Послании Федеральному Собранию Вы как раз упомянули, что в этом году принято новое законодательство, как раз новые экологические стандарты и меры по стимулированию внедрения наилучших доступных технологий. Эта тема обсуждалась достаточно давно. Благодарим, нас поддержали, закон принят, и уже со следующего года он начинает внедряться.

Фактически это затронет 26 отраслей и большую часть подотраслей. Со следующего года мы начинаем масштабную подготовку справочников по наилучшим технологиям. У нас 2015–2017 годы – это подготовка большого перечня справочников, больше сорока шести. Совместно с Минпромторгом, Минсельхозом, то есть все министерства будут задействованы.

На базе этих справочников уже будут готовиться планы по модернизации предприятий. С 2019 года они все должны уже потихонечку начать приступать к этой работе. При этом мы выделили 160 предприятий, которые являются 60 процентами загрязнителей по стране. Сюда входит и «Норильский никель», и Магнитогорский металлургический комбинат, и ряд предприятий цветной металлургии в Красноярске, водоканалы ряда городов, там, где, конечно, необходимо создавать масштабные очистные сооружения.

Это всё, я ещё раз повторю, с 2019 года должно уже войти в режим реализации планов. Мы надеемся, что как раз этот закон позволит нам провести эту масштабную модернизацию и перейти на современные экологические стандарты. На самом деле для этого фактически всё готово. И со следующего года мы планируем уже начать реализовывать этот закон.

В.ПУТИН: Хорошо.

Вы в контакте с представителями объединений предпринимателей?

С.ДОНСКОЙ: Да, конечно. И с РСПП, и с другими нашими объединениями.

В.ПУТИН: Они понимают, о чём идёт речь? В курсе?

С.ДОНСКОЙ: Они понимают.

В.ПУТИН: Должны готовиться.

С.ДОНСКОЙ: Абсолютно верно. Конечно, многие высказывают определённую озабоченность, потому что это, конечно, масштабное мероприятие. Но в любом случае мы наметили основные целевые направления, и к ним надо двигаться, потому что весь мир к этому идёт, мы тоже должны не отставать. Это важно и с точки зрения конкурентоспособности наших предприятий.

В.ПУТИН: Ясно.

Пожалуйста, что бы Вы хотели ещё доложить?

С.ДОНСКОЙ: Я ещё хотел, Владимир Владимирович, доложить о ситуации в геологической отрасли.

Несмотря на сложную ситуацию, всё-таки хотел бы отфиксировать, что геологическая отрасль в этом году сохранила темпы развития. В частности, если говорить о результатах этого года, то, по оперативному предварительному учёту, у нас до конца года и в начале I квартала будет ещё дополнительное уточнение, мы имеем по нефти 550 миллионов тонн прироста запасов, по газу – 900 миллиардов кубометров.

В.ПУТИН: С Бованенковским месторождением?

С.ДОНСКОЙ: В том числе. И по газовому конденсату 100 миллионов тонн. В принципе это как раз позволит, во-первых, восполнить ту добычу, которая в этом году сложится, в общем, по концу года, конечно, там будут уточняться все цифры. Но окончательно уже то, что будет поставлено в баланс и уже утверждено, в следующем году мы уже отфиксируем в I квартале следующего года.

То же самое могу констатировать и по твёрдым полезным ископаемым: это касается алмазов, угля, поваренной соли и ещё многих основных наших твёрдых полезных ископаемых. Здесь тоже у нас простое воспроизводство будет обеспечено, где-то будет расширено.

Ещё хотел бы тоже отфиксировать, что российские геологи в этом году открыли 33 месторождения углеводородов, 53 месторождения твёрдых полезных ископаемых. При этом некоторые мирового уровня, я бы сказал вот так. Вам уже докладывали наверняка по нашему арктическому месторождению «Победа», это одна из масштабных побед и с точки зрения уровня проведённых работ, и с точки зрения арктических перспектив, где ещё раз подтвердили, что очень хорошие перспективы, хорошее направление, которое сейчас развивается.

Плюс ко всему я хотел бы отметить и открытие новых месторождений в Западной Сибири. Казалось бы, настолько изученная территория, но реально в этих нефтегазоперспективных зонах открываются месторождения. Речь идёт об Уринском месторождении, это 33, ну практически 34 миллиона тонн. На самом деле для мирового уровня, мы смотрели, входит в шестёрку крупнейших открытых в этом году месторождений. Это ещё и суша, в основном сейчас все открытия в мире на [морском] шельфе происходят. Есть ещё ряд открытий.

По приросту запасов тоже хотел бы отметить. «Газпром» в рамках своей деятельности на двух месторождениях – Астраханском и Южно-Киринском прирастил запасов на 716 миллиардов кубометров. Тоже цифра достаточно масштабная. То есть мы говорим о том, что, даже несмотря на все сложности, работа идёт, естественно, мы будем и дальше поддерживать эти темпы.

При этом мы хотели бы здесь особый акцент сделать. Понятно, что сокращается бюджетное финансирование, есть определённая оптимизация, и мы сейчас упор делаем на задачи, связанные со снятием административных барьеров и подстёгиванием, или, скажем так, стимулированием, частных инвесторов.

Что касается частных инвесторов, в этом году запустили так называемый заявительный принцип, то есть мы выделяем участки, проводим все согласования, а уже на самих участках предлагаем всем заявившимся, геологам, тем, кто готов вложить деньги, готов рискнуть, брать эти участки. Это низкие категории, где пока никаких открытий нет, но инвесторы готовы идти.

На самом деле даже в сегодняшней ситуации мы наблюдаем практически десятикратный рост заявок на подобные проекты по сравнению с прошлым годом. Казалось бы, прошлый год, когда всё было без санкций, – а в этом году ситуация существенно лучше. Этот механизм достаточно эффективный, мы считаем, что и дальше будем его развивать.

Также мы сейчас в третьем чтении приняли законопроект, который снимает лишние экспертизы при строительстве скважин. Это как раз, по нашим оценкам, должно сократить сроки подготовки к строительству скважин, и сама процедура упрощается.

Ещё один, скажем так, элемент стимулирования. Мы сейчас дорабатываем механизм, по которому по трудноизвлекаемым запасам мы хотим упростить процедуру выдачи участков. Это фактически тоже своего рода заявительный принцип. Мы снимаем все обязательства, кроме, единственное, отработки технологий.

То есть мы хотим запустить здесь механизм инноватики, потому что это очень важно с точки зрения дальнесрочной перспективы и с точки зрения того, чтобы у нас своего рода импортозамещение здесь происходило, нам нужно трудноизвлекаемые запасы тоже отрабатывать. Это позволит в том числе прирастить запасы уже на тех территориях, где сейчас компании не работают.

Ещё хотел бы доложить, Владимир Владимирович, по одной теме. В 2010 году участвовали в тигрином саммите, если помните. Большое, масштабное мероприятие, и на нём как раз было принято решение, что зимой 2014–2015 годов будем проводить учёт амурского тигра.

Мы, планируем в этот зимний период провести учёт на площади 150 тысяч квадратных километров. Там фактически 1500 маршрутов определено, задействовано будет около двух тысяч различных специалистов как федерального, так и регионального уровня. Хотим как раз, проведя этот учёт, подтвердить наличие на нашей территории 550 особей амурского тигра.

В.ПУТИН: Мы считали тогда: где-то 450.

С.ДОНСКОЙ: Да. Мы надеемся, конечно, [на прирост], но учёт покажет. Мы планируем за два с половиной месяца провести все необходимые мероприятия, и в мае месяце будет готова вся первичная информация, ДНК, будут проведены все экспертизы, анализ. Где-то в середине года следующего мы планируем Вам доложить о результатах этого учёта.

В.ПУТИН: Хорошо, я буду ждать этого доклада.

Спасибо большое.

Россия > Экология > kremlin.ru, 30 декабря 2014 > № 1262358 Сергей Донской


Россия. ДФО > Экология > amurmedia.ru, 23 декабря 2014 > № 1265202 Александр Кулаков

Федеральное государственное унитарное предприятие "Предприятие по обращению с радиоактивными отходами "РосРАО" - специализированная организация, профессионально занимающаяся обращением с радиоактивными отходами в масштабах страны. О том, на чем строит свою деятельность сегодня отделение РосРАО в Хабаровске, в интервью ИА AmurMedia рассказал его руководитель Александр Кулаков.

Александр Юрьевич, как давно образовано ваше предприятие?

Как таковое, предприятие было основано 50 лет назад. С началом развития атомной промышленности в нашей стране встал вопрос безопасного обращения с радиоактивными веществами и радиоактивными отходами. В связи с этим было принято решение о создании в ряде городов Советского Союза, в том числе и в Хабаровске, специализированных комбинатов радиационной безопасности "Радон". В 2008 году предприятия "Радон" объединились в ФГУП "Предприятие по обращению с радиоактивными отходами "РосРАО", которое вошло в состав Госкорпорации "Росатом". Сегодня отделение РосРАО в Хабаровске работает в составе филиала "Сибирский территориальный округ".

Какие основные направления деятельности у предприятия?

Основное направление – сбор, транспортирование и хранение радиоактивных отходов.

У нас имеется собственная база транспортных средств и транспортно-упаковочных комплектов, а также сооружения для хранения отходов – пункт хранения радиоактивных отходов (ПХРО). Отходы мы собираем со всех предприятий Дальнего Востока, в чьей деятельности используются радиоактивные вещества либо источники ионизированного излучения

. Это предприятия тяжелой промышленности, авиастроения, судостроения, военно-промышленного комплекса, а также медицина, геология, МЧС и вооруженные силы. Дополнительное направление нашей деятельности – обследование общественных, производственных и жилых зданий, территорий, автотранспорта, строительных материалов на соответствие санитарным нормам и правилам радиационной безопасности.

Каким образом происходит сбор и хранение радиоактивных отходов?

Предприятия, использующие в работе радиоактивные вещества либо источники ионизирующего излучения по истечении срока их использования обязаны перевести их в радиоактивные отходы и сдать на временное хранение в специализированное предприятие, то есть нам. Радиоактивные отходы, включая отработавшие источники, транспортируются на ПХРО, где сортируются и упаковываются в специальные сертифицированные контейнеры, которые определяются на хранение в железобетонные отсеки специальных хранилищ.

Александр Юрьевич, расскажите, пожалуйста, что представляет собой пункт хранения отходов?

Пункт хранения радиоактивных отходов – это целая инфраструктура. Помимо самих хранилищ радиоактивных отходов, там находится комплекс зданий и сооружений специального и вспомогательного назначения (пункт дезактивации, санпропускник, лаборатория радиационного контроля, комплекс по перегрузке источников ионизирующего излучения, гараж спецтехники и другие).

Радиационная обстановка на территории объекта и на рабочих местах контролируется ведомственной службой. Пункт хранения радиоактивных отходов расположен удачно в географическом и геологическом плане – слагающие площадку грунты представлены тугопластичными глинами, которые имеют низкую фильтрационную способность, а уровень грунтовых вод расположен значительно ниже дна хранилищ.

Даже если бы вдруг, вследствие каких-то глобальных природных катаклизмов, произошло разрушение хранилищ, то распространения радионуклидов в окружающую среду были бы незначительны.

Некоторое время назад в информационном поле гуляла "страшилка" о том, что радиоактивные отходы со всей страны будут складироваться у нас, на Дальнем Востоке. Насколько это правда?

Как вы верно отметили, это всего лишь "страшилка". Ничего общего с действительностью она не имеет. Мы утилизируем радиоактивные отходы только предприятий Дальнего Востока. К тому же, Дальний Восток у нас промышленно развит слабо, нет предприятий атомной промышленности и соответственно радиоактивных отходов мало.. Основные поставщики –это крупные заводы, такие как Амурметалл, КНААПО, судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре. С недавнего времени мы начали активно работать с воинскими частями Дальнего Востока.

Россия. ДФО > Экология > amurmedia.ru, 23 декабря 2014 > № 1265202 Александр Кулаков


Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 23 декабря 2014 > № 1259279 Антон Кульбачевский

АНТОН КУЛЬБАЧЕВСКИЙ: НЕПРИЯТНЫЕ ЗАПАХИ В МОСКОВСКОМ ВОЗДУХЕ ИСЧЕЗНУТ К 2018 ГОДУ

Глава столичного департамента природопользования рассказал о тенденциях в московской экологиии и о том, что будет делаться для улучшения экологической обстановки.

За последние месяцы проблемы экологии несколько раз вызывали беспокойство москвичей: 10 ноября горожане практически во всех районах столицы ощущали запах сероводорода, превышение показателей которого с тех пор отмечалось еще несколько раз.

О том, какие тенденции сложились в московской экологии в текущем году, что будет делаться для дальнейшего улучшения экологической обстановки и с какими проблемами сталкивается департамент природопользования в преддверии новогодних праздников рассказал в эксклюзивном интервью "Интерфаксу" руководитель столичного департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский.

- Антон Олегович, давайте начнем с общих вещей, про рейтинг. Какие позиции в настоящее время занимает Москва в экологических рейтингах?

- Москва участвует в нескольких рейтингах. В частности Минприроды России совместно с агентством Ernst&Young сравнивают города-столицы субъектов РФ. Москва тоже в этом рейтинге участвует: в прошлом году мы заняли второе место, в этом - четвертое. В любом случае, сравнивать Москву с Воронежем, Курском, Липецком, Норильском, Новосибирском - с губернскими городами, наверное, не совсем правильно, потому что мы, все-таки, мегаполис.

Конечно, нас больше интересуют рейтинги крупных мегаполисов. Москва активно участвует в ассоциации городов C40 наряду с Нью-Йорком, Парижем, Лондоном, Сиднеем. Это объединение городов, которые совместно решают проблемы изменения климата. Мы предоставляем информацию о состоянии воздуха, воды, количестве и качестве зеленых насаждений. По количеству зеленых насаждений мы находимся в первой тройке крупных мегаполисов. По состоянию атмосферного воздуха - где-то в середине, то есть наш воздух вполне сопоставим с парижским, лондонским, пражским или берлинским и намного лучше, чем, например, в Гонконге. По качеству почв и водных объектов мы тоже находимся в первой десятке городов мира. То есть, по динамике улучшения состояния окружающей среды Москва - позитивный город.

Еще несколько лет назад, особенно в западных СМИ, существовала фобия, что Москва – неблагополучный с точки зрения экологии город. Дело в том, что раньше Москва просто не предоставляла данных в международные рейтинговые агентства, поэтому оказывалась на последних строчках рейтингов. В последние четыре года мы стали более открытыми, не боимся предоставлять информацию о состоянии окружающей среды, и заняли в этих рейтингах достойное место. Конечно, нам еще есть над чем работать, мы далеки от совершенства, как и все другие крупные мегаполисы мира. Например, основной объем выбросов приходится на автотранспорт, но правительство Москвы принимает целый ряд комплексных мер для решения этой проблемы и уже есть положительный результат. Таким образом, на сегодняшний день мы, во-первых, открыты, во-вторых, те же западные рейтинговые агентства стали о нас больше знать. Мы учимся у других крупных городов и сами делимся опытом. На сотрудничество между мегаполисами не распространяется политика, все эти ограничения и санкции. Ведь у нас общие цели, и проблемы одни и те же.

- Какие районы Москвы являются наиболее благополучными с точки зрения экологии, а какие - наименее? И есть ли динамика?

- Мы заказали научно-исследовательскую работу по составлению рейтинга районов Москвы. Когда он будет готов, мы его озвучим. В любом случае, необходимо понимать, что Москва развивалась неоднородно. Там, где большое количество промзон: Юго-Восток, Восток, - там, конечно, похуже экологическая ситуация. В спальных районах на Западе, Северо-Западе столицы, где традиционно намного меньше промзон, большое количество зеленых насаждений - экологический фон получше. Что касается Центрального округа Москвы, то здесь основная проблема – недостаток зеленых насаждений.

- Получается, что планы правительства Москвы отказываться от промзон и перепрофилировать их под другие цели могут изменить ситуацию?

- Однозначно. Как только начнется реорганизация промзон, на этих территориях будут появляться и озелененные территории. Не на всех, конечно, но, по крайней мере, те проекты, которые уже начали рассматривать, там зеленых насаждений, как правило, около 40%. Для нас это потенциал для увеличения зеленых зон. На Юге, Юго-Востоке и Востоке - в тех районах, где расположены крупные предприятия, конечно, еще есть проблемы, но они решаются городом.

- А если говорить про существующие особо охраняемые природные территории (ООПТ), есть ли какие-то проблемные зоны, где предстоит благоустройство? В частности, в интернете можно найти публикации о Мневниковской пойме.

- Проблемные зоны есть, и по нашим данным, существуют территории, - их минимум 6 тыс. га, - которым статус ООПТ был когда-то присвоен совершенно необдуманно и "с бухты-барахты". Сейчас мы пытаемся эти ошибки исправить, но, ни в коем случае, не нарушая московское законодательство. Площадь особо охраняемых природных территорий не может быть уменьшена – мы, в любом случае, ее компенсируем. Таким образом, будет восстановлена справедливость, потому что невозможно, когда на гаражный кооператив или промзону наложен природоохранный статус. Общая площадь ООПТ как была, так и останется 17 тыс. га, метр в метр.

- Это за счет тех же самых промзон будет делаться?

- Нет. Помимо ООПТ у нас есть природные комплексы. Из этих резервов мы выберем участки, которые заслуживают статуса ООПТ. Это будет более детальный и профессиональный подход. Например, если говорить о Хорошево-Мневниках, площадь поймы более 350 га. Компенсации подлежит около 150 га. То есть 200 га остаются ООПТ, потому что там нет отходов и незаконных сторонних пользователей. Например, будут сохранены водно-болотные угодья, которые действительно имеют природную ценность. А что касается нарушенных земель, где десятилетиями, я подчеркиваю, десятилетиями накапливался мусор (на Мневниковской пойме еще с прошлого века накоплено около 800 тысяч куб.м отходов) или были возведены незаконные объекты, то, по-моему, вполне логично, что эти земли уже не являются ООПТ. Поэтому данные территории планируется рекультивировать и построить здесь Парламентский центр, спортивные объекты, станции метро. И тогда Мневниковская пойма из той небезопасной и замусоренной территории, которой она является сейчас, превратится в нормальный благоустроенный район. Надеюсь, это все же произойдет, например, 16 декабря на публичных слушаниях по проекту планировки Мневниковской поймы многие жители района поддержали этот проект.

- А как идет борьба с нехорошими людьми, которые организуют незаконные свалки на ООПТ?

- В целом по городу серьезные промышленные завалы, может быть, остались в природно-историческом парке "Тушинский". Всё остальное мы уже практически разгребли. Только за первые два года нашей работы мы вывезли с ООПТ более 300 тысяч тонн отходов.

Бывают, конечно, нерадивые подрядчики, которые пытаются что-то на ООПТ свалить, но все эти частные случаи наши инспекторы совместно с природоохранной прокуратурой и полицией пресекают.

- А если говорить про вредные производства, кто у нас сейчас является основными загрязнителями?

- Практически все производства, оставшиеся с советских времен, уже либо были закрыты, либо перепрофилированы, либо выведены за территорию города. На наш век пришелся вывод элеватора в Печатниках, закрытие завода "Эколог" в этом году. В городе осталось около 88 предприятий, которые выводить нецелесообразно, нужно их модернизировать.

- То есть больше предприятия из города не будут выводиться?

- Да. Поэтому, в основном, работаем с предприятиями над реорганизацией, реконструкцией, экологической реабилитацией, чтобы они применяли новые технологии. По такому пути многие предприятия идут, в том числе, и Московский НПЗ, наконец-то, в последние три года активно занимается реконструкцией. До этого были только обещания. Это позитивный процесс. Опять же, как пример, предприятия Мосэнерго, МОЭКа, энергетические предприятия, очистные сооружения - Курьяновские и Люберецкие. Все предприятия, на которые чаще всего жалуются москвичи нам на "горячую линию", находятся в стадии реконструкции, которую планируется завершить в 2017 - 2018 годах. Я надеюсь, промышленность, которая останется в городе к 2018 году, будет оказывать минимальное воздействие на окружающую среду.

Неприятные запахи на Курьяновских очистных сооружениях, согласно обещаниям Мосводоканала, исчезнут к 2016 году, на Люберецких - к 2018.

- А кризис не повлияет на планы реконструкции предприятий?

- Нет, там же процесс запущен. Реконструкцию можно было бы осуществить за полгода, но на это время пришлось бы полностью остановить очистные сооружения. Это невозможно. Поэтому они по 5% выводят из эксплуатации, реконструируют, потом идут дальше. Это не вопрос денег, это вопрос технологических подходов.

- Вчера, кстати, опять поступали жалобы по поводу сероводорода…

- Виной тому неблагоприятные погодные условия: туман, направление ветра со стороны вышеперечисленных предприятий. К сожалению, пока реконструкция не завершится, неприятные запахи периодически будут появляться. Но, когда это небольшие концентрации, то это не опасно для здоровья, а просто дискомфортно.

- Мой любимый вопрос, про фабрику "Лигетт-Дукат". В прошлый раз Вы сказали, что пытаетесь договориться с руководством. Сдерживает ли оно свои обещания?

- "Мосэкомониторинг" уже около девяти месяцев делает замеры воздуха в районе данного предприятия и в ночном режиме, и в дневном: еще ни одного превышения не было. Получается, что они свои обязательства сдерживают. Ну у нас с ними еще есть ряд проблемных вопросов по плану природоохранных мероприятий. Тем не менее, сейчас я бы не сказал, что у нас есть какая-то острота в отношениях. Предприятие нас услышало и проблему запаха и наличия в атмосфере табачной пыли стало потихоньку решать.

- Что можно сказать о состоянии воздуха в столице, такой насущный вопрос опять?

- По данным Мосэкомониторинга, в 2013 году нам удалось сломать тенденцию. В 2009 - 2011 годах у нас выбросы в атмосферу стабилизировались на определенной цифре - около 1 млн тонн. Сейчас, при увеличении автопарка в среднем на 200 - 300 тыс. автомобилей в год, у нас отмечается тенденция к снижению. По некоторым вредным веществам, которые в том числе оказывают воздействие на здоровье человека, у нас есть успехи. Способствовал этому ряд мер: это решение транспортной проблемы, обновление автопарка города, строительство перехватывающих паркингов, пересадочных узлов, развитие и увеличение площади улично-дорожной сети, введение разделительных полос и платных парковок - это тоже мера, которая улучшила качество атмосферного воздуха. Ограничение въезда, в том числе и по экологическим классам двигателей. Кроме того, мы ниже Евро-4, Евро-5 ни бензин, ни дизельное топливо не продаем. Москва - единственный субъект Российской Федерации, который ввел такие требования на своих АЗС с 2013 года. Ну и не надо забывать, что автопарк тоже меняется: москвичи покупают новые автомобили, которые, как правило, соответствуют классу двигателя Евро-4, Евро-5. Кроме того, в Москве обновляется парк городского общественного транспорта автобусами 5 экологического класса – на конец 2013 года в ГУП "Мосгортранс" около 50% парка уже составляли автобусы 4 и 5 экологических классов. А ведь основная доля воздействия на атмосферный воздух приходится именно на автотранспорт.

- Это качественное обновление. А количественное? На прошедшем недавно Урбанфоруме глава департамента транспорта Максим Ликсутов заявлял, что к 2020 году собираются построить 700 км дорог, и количество автомобилей увеличится на 1,5 млн. Это нанесет ущерб экологии, или он будет компенсироваться?

- Во-первых, компенсация будет за счет качественных показателей. К тому же, в основном автомобили загрязняют воздух в часы пик, когда пробки. Если средняя скорость по городу будет хотя бы 30 - 40 км/час и машины не будут стоять в пробках, у нас как таковой выхлоп будет отсутствовать. Потом, не надо забывать, что сейчас очень много появляется гибридных автомобилей. Мы активно работаем над популяризацией электромобилей, улучшаем качество городского транспорта. Город, в любом случае, будет решать транспортную проблему и продолжит эту политику. Хотя она не всегда будет популярна, другого пути у нашего мегаполиса просто нет.

- А какие меры принимаются для популяризации электротранспорта?

- Электромобили экологичны для мегаполиса, хотя с этим не всегда согласны специалисты. Будет увеличено количество заправочных станций. Уже сейчас есть льготы для владельцев электромобилей, отмена таможенных пошлин. Транспортный налог на электромобили практически отсутствует, и парковка в центре для них бесплатна. Город будет двигаться в этом направлении дальше.

- А если о зеленых насаждениях говорить? Будут какие-то компенсационные посадки делать?

- Слава богу, 54,5% территории "старой" Москвы у нас покрыто зелеными насаждениями. И, наверное, потому что транспортная проблема в прежние годы у нас не решалась, количество дорог в два раза меньше, чем по европейским нормативам. Улично-дорожная сеть будет расширяться, в основном, за счет строительства эстакад и подобных надстроек над дорогой, поэтому сказать, что это будет делаться за счет зеленых насаждений, нельзя. Кроме того, предусмотрена компенсация, и площадная, и количественная. Есть закон о защите зеленых насаждений, который не позволяет уменьшать их количество.

- А что можно сказать о качестве воды в московских водоемах?

- За счет повышения качества воды в малых реках, расчистки водоохранной зоны Москва-реки и совершенствования очистных сооружений качество воды в Москва-реке с каждым годом улучшается. Стало меньше нефтепродуктов и тяжелых металлов. Меньше органики, опять же, за счет реконструкции очистных сооружений. Например, по итогам 2012 года среднегодовая концентрация нефтепродуктов в центральной части города стала минимальной за последние пять лет наблюдений. Среднегодовая концентрация железа и марганца в устьях большинства малых рек впервые за последние пять лет наблюдений соответствовала нормативам культурно-бытового водопользования. Из находящихся под контролем малых рек уже 7 имеют класс качества "условно чистая", тогда как, например, в 2008 году их было только две. Это хорошая тенденция. Есть диалог с предприятиями, которые осуществляют сброс в Москва-реку: это и частично Московский НПЗ, и Мосводосток, и Мосводоканал. Сказать, что у нас есть какие-то намеки на ухудшение, нельзя. Я даже надеюсь на то, что пройдет еще лет пять - десять, и у нас будет больше мест на Москва-реке для купания москвичей.

- Как в Москве обстоят дела с утилизацией мусора?

- В городе сейчас три мусоросжигательных завода, около десяти мусоросортировочных станций. Основная масса отходов поступает на полигоны в области, пока эта проблема решается: город чистый, всё работает. Сказать, что существуют какие-то проблемы, нельзя. Хотя совместно с Московской областью сейчас, в любом случае, прорабатывается концепция утилизации отходов. Есть уверенность, что в ближайшее время на территории Подмосковья будут созданы цивилизованные объекты, на которых будут утилизироваться и перерабатываться отходы.

Сейчас в Москве действует экспериментальная схема единого оператора на округ по вывозу отходов. Она неплохо себя зарекомендовала, в 2015 году фактически все округа будут обслуживаться такими операторами.

- А что делается для сбора батареек?

- Контейнеры для сбора батареек уже существуют в жилой застройке в Зеленограде. Есть они и в крупных торговых сетях, в разных ВУЗах. Мощности по переработке уже появились не только в Челябинске, но и в Рязани. Думаю, в 2015 году количество контейнеров для сбора батареек будет увеличиваться.

- Какие законодательные проблемы у нас остались?

- Если честно сказать, мы уже много лет работаем в условиях несовершенного экологического законодательства, оно устарело. В условиях развивающейся экономики экологические законы и экологические требования, на мой взгляд, должны быть соизмеримы с задачами.

Но чего нам сильно не хватает - это методики определения размера ущерба атмосферному воздуху при выбросах. В Москве была своя методика, но Минюcт поручил привести ее в соответствие с федеральной. В итоге нашу методику отменили, а новую методику федералы нам еще не дали. Поэтому и получается, что посчитать ущерб от выброса в атмосферу мы не в состоянии, и это плохо. Вот, наверно, это основная проблема на сегодняшний день. Что касается других направлений, то сейчас ведется активная работа как на региональном, так и на федеральном уровнях по совершенствованию природоохранного законодательства.

- А что департамент делает для экологического образования и просвещения?

- Московское экологическое образование занимает одно из ведущих мест в России и в мире, к нам из-за рубежа приезжают люди поучиться. В Москве реализуется комплексная программа непрерывного экологического образования и просвещения для всех звеньев воспитательно-образовательной системы: от дошкольного до вузовского.

Мы за год в рамках дополнительного профессионального образования обучаем около 200 педагогов, которые, в том числе, потом могут преподавать в школах различные предметы, связанные с природой. Мероприятия различные проводим, конкурсы, викторины, мастер-классы, выездные лагеря. В столице ежегодно проводятся масштабные экологические акции, в которых принимают участие от 1 до 5 тысяч москвичей. Это такие акции, как "Час Земли", "День Земли", "День эколога", "Экофест" и "День без автомобиля". Мы активно взаимодействуем с общественными организациями и волонтерами, с их помощью также стараемся взаимодействовать с населением, "сеять" ростки экологических идей. Уже традиционной стала научно-практическая конференция по экологическим проблемам московского региона, в этом году мы впервые провели Эко-резиденцию волонтеров. Также у нас на особо охраняемых природных территориях работают Экоцентры, специалистами ГПБУ "Мосприрода" проводятся экскурсии по экотропам.

- А сколько появилось новых экотроп и экоцентров и какие планы на ближайшее будущее?

- На особо охраняемых природных территориях Москвы в последние годы обустроено девять экологических троп и маршрутов, общей протяженностью более 20 км (Памятник природы "Серебряный бор" - экологические тропы "У озера Бездонного" и "В гармонии с природой", ландшафтный заказник "Теплый Стан" - экотропа "У истоков рек", природный заказник "Воробьевы горы" - экотропа "На склонах Воробьевых гор", экотропы в природно-исторических парках "Покровское-Стрешнево", "Битцевский лес", в Крюковском лесопарке (Зеленоград), на территории ландшафтного заказника "Тропаревский" - тропа "К лесному ручью".

Все экотропы оборудованы информационными стендами, рассказывающими о природных особенностях территорий, в т.ч. часть из них сопровождается шрифтом Брайля для слабовидящих людей. По экотропам можно путешествовать как самостоятельно, так и в составе экскурсионных групп под руководством сотрудников "Мосприроды". В ходе обзорных и тематических экскурсий по экотропам посетители могут познакомиться с животным и растительным миром ООПТ, с историческими достопримечательностями.

Кроме экотроп у нас есть также шесть экоцентров - "Воробьевы горы", "Царская пасека", "Конный двор", "Битцевский лес", "Скворечник", "Кузьминки-Люблино". Каждый из них обладает своей уникальной спецификой, всего в 2014 году в экоцентрах было проведено 1300 экскурсий и более 300 тематических занятий.

В 2015 году мы планируем открыть еще один экоцентр – в "Кусково". А в Крылатском в будущем году появится современный конгресс-холл, где будут проводиться интересные мероприятия по экологическому просвещению – выставки, конференции, конкурсы и многое другое.

- Традиционный, наверное, вопрос про противогололедные реагенты: насколько они наносят вред окружающей среде и есть ли какая-то динамика по улучшению этой ситуации?

- Любая химия оказывает влияние на окружающую среду, но в Москве, с нашим климатом и снежными заносами, реагенты необходимы. Претензий по качеству у нас нет, экспертиза реагентов проводится на федеральном уровне. А вот непосредственно к подрядчикам, которые применяют реагенты, у нас претензии есть: где-то перерасход, где-то не соблюдается технология зимней уборки. За это существует административная ответственность, и мы каждый год штрафуем подрядчиков, которые применяют реагенты неправильно.

- Суммы есть какие-нибудь конкретные?

- В прошлом году мы наложили штрафов на сумму около 20 млн рублей, для города серьезная сумма. Штрафуем в основном за неправильное складирование, неправильное применение, перерасход. Порой реагенты применяются на тех территориях, где они не должны применяться, либо где-то, опять же, по халатности управляющих компаний, на газоне складируется снег, смешанный с реагентами, хотя он должен в обязательном порядке вывозиться на снегоплавильные пункты.

- За этот год уже отмечены такие нарушения?

- Снег в этом году пошел поздно, но уже где-то около 50 жалоб от жителей на применение ПГР у нас есть, сейчас проходят проверки. Мы возбудили административные дела. Но окончательные итоги будут подводиться в конце зимнего сезона.

- Расскажите, пожалуйста, про краснокнижных животных и растения. Можно ли что-то сказать про динамику в этом ключе?

- Москва - один из немногих мегаполисов мира, а может быть, и единственный, в котором ведется Красная книга. Мы отслеживаем состояние объектов животного мира, на предмет, исчезают ли какие-то виды, либо популяция восстанавливается. Для нас это как лакмусовая бумажка, как некий индикатор. Если какая-то популяция того или иного вида начинает уменьшаться, мы начинаем искать причины, подключаем ученых, чтобы понять, что у нас поменялось в экологии города и как мы на это можем повлиять.

Красная книга Москвы издается один раз в 10 лет. Первое издание вышло в 2001 году, второе – в 2011. В Красную книгу, изданную в 2011 году вошло 480 видов животных, растений и грибов. Специалисты отмечают, что за прошедшее десятилетие с момента издания первой книги ситуация с редкими и уязвимыми видами животных и растений в Москве оставалась относительно стабильной. Об этом свидетельствует тот факт, что 64 вида были переведены в более низкую категорию редкости или в связи с общим увеличением численности или в связи с выявлением ранее неизвестных мест их обитания. При этом 12 из этих видов (в основном растения) переведены в категорию восстановившихся. Но также можно отметить, что некоторые потери понесла так называемая энтомофауна – то есть насекомые.

- В преддверии Нового года актуальная тема - елки. Гринпис советует москвичам покупать специально выращенные живые, а не искусственные елки. Экологи объясняют, что искусственные вредны - при их производстве наносят больший ущерб окружающей среде. Власти Москвы гарантируют, что елочные базары торгуют "легальными елками”?

- Я тоже за специально выращенные живые елки. Их сейчас много продается в горшках: такую елку можно нарядить дома на Новый год, а потом куда-то высадить: на дачу, либо куда-то еще. Спиленные елки можно покупать, если они специально выращены в питомниках. А вот в лесах и парках я бы не советовал пилить елку: ответственность серьезная. Незаконная вырубка деревьев является преступлением, ответственность за которое устанавливается ст. 260 Уголовного кодекса РФ. Данная статья устанавливает штраф за незаконную вырубку деревьев от 200 тысяч рублей. Помимо ответственности в виде штрафа, лицу, совершившему вырубку, предъявляется ущерб, сумма которого в десятки, а иногда и в сотни раз превышает стоимость елки, которую можно купить на елочном базаре.

В преддверии новогодних праздников у нас совместно с полицией проводится операция "Ель". Полиция, в частности, дежурит на въездах в город, чтобы предотвратить ввоз незаконно срубленных елок из Подмосковья. А наши инспекторы, в первую очередь, переходят на усиленный режим патрулирования особо охраняемых природных территорий, в том числе, в вечерние часы. В этом году операция "Ель" стартовала 20 декабря. Но практика последних лет показывает, что нарушений не так много: один-два случая за новогодние праздники - это практически ничто для Москвы, с ее 12 млн жителей. И, в основном, не москвичи этим занимаются. Как правило, это приезжие из стран ближайшего зарубежья.

- То есть в основном в Москве легальные елки, которые можно спокойно покупать?

- Да. Естественно, на елочных базарах в основном торгуют легальными елками.

- Летом 2013 года один из сотрудников "Интерфакса" обнаружил в своей ванной змею - маисового полоза. Еще раз хотелось бы поблагодарить департамент за то, что быстро отреагировали на проблему и забрали змею в Центр передержки диких животных. С тех пор на нашей ленте еще несколько раз появлялись сообщения о подобных случаях. Были ли такие обращения в департамент в последнее время?

- Подобных сигналов много. Практически каждый день поступают звонки на "горячую линию". Например, лето и осень в этом году прошли под эгидой змей. Специалисты это связывают с тем, что предыдущий 2013 год был "годом змеи" - многие москвичи дарили друг другу на Новый год змей, что привело к тому, что уже где-то к лету хозяева устали их содержать, либо разъехались в отпуска, и змеи стали потихоньку из террариумов выползать. Таких случаев было много. Зимой ситуация поменялась. В основном к нам на "горячую линию" идут звонки по поводу водоплавающих и хищных птиц - уток, соколов, сов. На самом деле соколы, в том числе, на московских высотках живут, здесь очень неплохая кормовая база - это воробьи, голуби. Для хищника это клондайк. Например, на МИДе живет семья сокола-сапсана. Хищники живут и на Университете, и на других сталинских высотках.

- И заключительный вопрос. Что Вы считаете основными достижениями департамента в этом году и какие планы на следующий?

- В этом году, наверное, самое главное наше достижение - то, что в июне Правительством Москвы были утверждены основы новой экологической политики нашего города, которые заложены в основу Экологической стратегии столицы до 2030 года. Проект Стратегии мы обсудили с экологами-экспертами и внутри Правительства Москвы. А в начале 2015 года планируем обсудить его и с жителями..

Еще одно важное событие для экологии - осенью 2014 года был закрыт завод по сжиганию опасных биологических отходов "Эколог" в районе Некрасовка. Жители собрали подписи за закрытие завода, и Мэр Москвы принял такое решение. Также было принято решение по рекультивации свалки в районе Некрасовка. Мы в этом году также продолжили акцию "Миллион деревьев". Она приобретает все большую популярность у жителей. Если осенью 2013 года, когда мы только объявили эту акцию, было озеленено 368 дворов, то уже в 2014 году акция набрала свои обороты, и за весенний и осенний сезоны мы озеленили около 4 тыс. дворов. Всего в рамках акции мы уже высадили около 23 тысяч деревьев и более 360 тысяч кустарников. А на весну 2015 года уже поступили заявки от жителей на озеленение более 2800 дворов. В том числе, на портале "Активный гражданин" за озеленение дворов весной будущего года проголосовали уже около 300 тысяч человек. Это говорит о том, что акция, рассчитанная на 10 лет, может завершиться, уже года через два - три. Но мы останавливаться не будем. Может быть, поменяем название акции, либо сделаем следующий миллион деревьев.

Надеемся, все-таки, что поменяется законодательство в сфере экологии и охраны окружающей среды, что тоже для нас немаловажно. В частности, в декабре 2013 года было подписано соглашение между Правительством Москвы и Росприроднадзором о передаче части полномочий субъекту РФ. В Москве переданные полномочия с мая 2014 года начал осуществлять наш Департамент. Соглашение с Росприроднадзором предусматривает передачу следующих полномочий: выдача разрешений на выбросы в атмосферный воздух, сбросы загрязняющих веществ в водные объекты; администрирование платы за негативное воздействие на окружающую среду. Считаю, что сосредоточение полномочий в области охраны окружающей среды на региональном уровне позволит повысить эффективность управления городским хозяйством и поступление денежных средств в бюджет, улучшить экологическую ситуацию в столице.

Стоит также сказать и об общих тенденциях: за последние три - четыре года улучшилось состояние рек и воздуха в Москве. Будем продолжать работать в этом направлении, чтобы окружающая среда становилась более чистой, а жизнь москвичей более комфортной.

- Спасибо Вам большое за интервью!

Россия. ЦФО > Экология > ecoindustry.ru, 23 декабря 2014 > № 1259279 Антон Кульбачевский


Россия. Весь мир > Экология > minenergo.gov.ru, 21 ноября 2014 > № 1237876 Александр Новак

Стенограмма выступления Министра Александра Новака в первый день форума ENES.

Форум ENES стал уже традиционной площадкой общения, приобрел статус международного. Хочу поблагодарить всех участников, которые проявили интерес к этому мероприятию. В этом году зарегистрировалось 7,5 тыс человек, для сравнения, в прошлом – 4,5 тысячи, что является свидетельством того, что все больше человек вовлечено в мероприятия по энергоэффективности. Хотел бы также поблагодарить всех, кто принимает участие в панельных дискуссиях, кто вложил средства в выставки, чтобы презентовать свои проекты, участников сегодняшней дискуссии, Сергея Семеновича Собянина. В Москве реализуется очень много проектов по энергоэффективности, будет интересно послушать, как город решает эти задачи. Герман Оскарович, большое вам спасибо за то, знаю, что в Сбербанке даже есть соответствующее подразделение, это крайне важно, что самый крупный банк занимается вопросами, которым посвящена сегодняшняя дискуссия. Хочу также поблагодарить Сергея Степашина, который как бывший руководитель Счетной Палаты, конечно, все знает про энергоэффективность. Сегодня он возглавляет Совет содействия развитию ЖКХ. Большое спасибо нашим иностранным коллегам, господину Хьюзу из компании Schneider Electric.

11 ноября был праздник, кто не знает, в 2008 году по инициативе Международной экологической сети был учрежден день энергосбережения. Хочу вас также всех поздравить.

Уважаемый Максим, вопрос, который вы мне задали, [«Должна ли Россия стремиться перегнать сегодняшних стран лидеров по энергоэффективности, имея такие колоссальные энергоресурсы»] с одной стороны, простой, с другой – довольно сложный. Однозначно могу сказать, что нам нужно быть лидерами среди промышленных стран, мы должны стремиться к этому, это вопрос, касающийся конкурентоспособности нашей экономики, роста ВВП. В целом, сегодня весь мир занимается энергосбережением. На всех наших международных мероприятиях эти вопросы – одни из самых обсуждаемых. Основная задача, конечно, заключается в том, как сделать энергосбережение всеобщей идеей, которой было бы охвачено и государство: и малый, и средний бизнес, каждый гражданин, госслужащий, в субъекте РФ, на уровне муниципалитета, госкомпании, которые сегодня работают в различных отраслях. Это сложный и комплексный вопрос, думаю, все со мной согласятся, что за последние 5 лет теме энергосбережения уделяется огромное внимание. Мы сегодня прошли по выставке, и те результаты, которые мы видим в субъектах, впечатляют. В немалой степени этому способствует создание нормативно-правовой базы: вышел федеральный закон, утверждена госпрограмма, подготовлены необходимые нормативно-правовые документы, касающиеся энергосервисных контрактов, изменены документы правительственного уровня, действуют программы в субъектах РФ, выделяются субсидии.

С 2000 года энергоемкость ВВП снизилась на 34%, в среднем, ежегодное сокращение составляет от 1,5 до 2%. В принципе, лед тронулся, но мы считаем, что еще недостаточно энергоэффективны, необходимо дальше совершенствовать технологии. Мы сегодня в два раза больше потребляем энергоресурсов в ЖКХ, чем в Канаде, в три раза, чем в США. У нас большой потенциал практически в каждой отрасли. В энергетике потенциал снижения энергоемкости 40%, в автотранспорте – от 25 до 30%, не менее значимым может быть сокращение в других отраслях: в сельском хозяйстве, в промышленности. Нам нужно продолжать двигаться, применять административные меры, те инструменты, которые помогут изыскать новые необходимые резервы для развития наилучших технологий энергосбережения, для достижения показателей развитых в области энергоемкости стран.

Мы все обсуждаем два инструмента: стимулирующие меры, которые включают в себя субсидии, налоговые льготы, гранты, кредиты. Есть также экономические методы, тарифная политика, административные меры. В каждой отрасли эти стимулы применяются по отдельности, или в комплексе. В нефтегазовой отрасли, благодаря стимулированию модернизации НПЗ, коэффициент переработки увеличился до 72%, до 2020 года планируется увеличение до 92%. Происходит масштабная модернизация на 33 крупнейших НПЗ с внедрением самых современных технологий. К числу мер административного и, в тоже время, стимулирующего характера, относятся технические требования по утилизации попутного нефтяного газа. По техническому регламенту, с 1 января 2015 года все компании должны утилизировать не менее 95% ПНГ. Те, кто с этой задачей не справится, будут платить штрафы. Это тоже стимулирует наши компании вкладывать инвестиции в развитие новых производственных мощностей.

Также хочу отметить переход на газомоторное топливо – это также одна из мер, которая используется во всех странах. Было разработано требование о том, что к 2020 году города свыше 1 миллиона жителей должны 50% своей автомобильной техники перевести на более экологичное газомоторное топливо. Города с населением ниже 1 миллиона – 30%. Такие программы созданы повсеместно. В «Газпроме» функционирует дочерняя компания, которая активно занимается строительством инфраструктуры для того, чтобы могла заправляться соответствующая техника.

В электроэнергетике есть и проблемы, и положительные моменты. Созданы рынок электроэнергии, рынок мощности. С другой стороны, этот рынок сегодня не стимулирует модернизацию мощностей. Мы, как министерство, видим задачу по совершенствованию модели рынка для вывода неэффективных мощностей с низким КПД и КИУМ. Это задача, которой мы сегодня занимаемся. Рынок тепла: тема связана с энергетикой, с ЖКХ, и здесь огромный потенциал по снижению энергоемкости, потерь, которые достигают 30-40-50%. В этом направлении тоже идет работа. Сегодня нам нужно довольно серьезно реформировать рынок тепла, чтобы создать стимул для привлечения инвестиций. Это создание ЕТО, тарифа долгосрочного ценообразования, тарифа альтернативной котельной. Необходимая дорожная карта принята на уровне Правительства. На данный момент рассматриваются изменения для внесения в нормативно-правовую базу. Думаю, это станет важнейшим стимулом для качественного скачка по энергосбережению.

В бюджетном секторе также имеется огромный потенциал по снижению энергозатрат. Административно принято снижение затрат на 3% ежегодно, мера есть, но стимулы, к сожалению, пока не работают. Это отдельная задача – стимулировать бюджетные учреждения заниматься энергосервисными контрактами, снижением потребления тепла, электроэнергии. То есть речь идет о том, чтобы те деньги, которые получает учреждение, оставались в нем. Необходимо совершенствовать эту практику.

В ЖКХ также многое делается, внедрены приборы учета, ими оснащено более 98% зданий, по теплу – около 50%, но и здесь еще куда стремиться.

Что касается энергосервисных контрактов, хотелось бы отметить, что они заработали. Создана нормативно-правовая база, внесены изменения в закон об энергосбережении и энергоэффективности, выпущены необходимые постановления Правительства. Тем не менее, всего по стране, по нашим данным, около 1000 контрактов. Это очень маленький показатель. Конечно, здесь есть проблемы, которые сегодня в рамках реализации энергосервисных контрактов мы мониторим, видим. В частности, во взаимоотношениях заказчика и исполнителя, в части механизмов гарантирования финансового обеспечения: сегодня эти контракты относятся к категории высокорискованных и предусматривают 100% резервирование банками, это уменьшает возможности для финансирования таких проектов в ЖКХ и промышленности. Сокращение резервов - одно из предложений, которые сегодня активно обсуждается.

Еще одно направление работы – внедрение стандартов наилучших доступных технологий по каждой отрасли. Буквально недавно прошло соответствующее совещание у Д.А. Медведева, было дано поручение по каждой области подготовить соответствующие справочники наилучших доступных технологий. Считаю, что нужно вернуться к вопросу внедрения социальной нормы. В России эта тема непопулярная, но она применяется во всем мире. Субъекты, которые ее внедрили, сегодня отмечают более эффективное использование ресурсов. Нужно более внимательно рассмотреть вопрос о стимулировании в виде субсидирования, соответствующих налоговых льготах по аналогии с международной практикой. Мы изучили опыт всех наилучших методов регулирования в странах, которые внедрили самые современные технологии. Многие из них активно инвестируют в проведение энергостимулирующих мероприятий по всем направлениям: ЖКХ, строительство, даже при покупке автомобилей субсидируются те, которые потребляют меньше топлива, выбрасывают меньше газов. Например, Австрия ежегодно тратит 3 млрд. евро на мероприятия в сфере энергоэффективности. В этой части мы очень малое внимание уделяем мотивации через бюджеты всех уровней, хотя эти меры приносят свои результаты.

Напоследок хотел бы сказать, что все эти меры, конечно же, очень важны, но одно из важнейших направлений – изменение идеологии в целом, поведения каждого гражданина в отдельности: на предприятии, в домашнем хозяйстве. Очень важно охватить идеей энергосбережения всех. Это, по сути, образ жизни. Сегодняшнее мероприятие - прекрасная возможность популяризировать эту тему. На мой взгляд, пока она недостаточно овладела массами. Тем не менее, за последние три года значительно увеличилось количество сообщений по энергоэффективности в СМИ, в среднем, порядка 500 ежедневно.

Возможно, мы не должны ставить перед собой цели «обогнать и перегнать» нынешних лидеров по энергосбережению, но задача перенимать все лучшие технологии не подлежит сомнению. Это основа последующего развития страны, ее конкурентособности, улучшения качества жизни.

Россия. Весь мир > Экология > minenergo.gov.ru, 21 ноября 2014 > № 1237876 Александр Новак


Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 7 ноября 2014 > № 1220001 Владимир Путин

XV съезд Русского географического общества.

Владимир Путин принял участие в работе XV съезда Русского географического общества.

Владимир Путин, являющийся председателем попечительского совета РГО, вручил награды Общества за вклад в развитие мировой географии, выдающиеся путешествия и исследования.

Золотой медали имени И.П.Бородина удостоена Татьяна Калихман. Награда присуждена за участие в создании федеральных законов об особо охраняемых природных территориях, а также руководство подготовкой серии обоснований для организации заповедников.

Золотая медаль имени Н.Н.Миклухо-Маклая вручена Фёдору Конюхову за осуществление одиночного перехода через Тихий океан на весельной лодке от берегов Чили до побережья Австралии по уникальному маршруту и другие многочисленные выдающиеся путешествия в России и за рубежом.

Виктор Фукс награжден Золотой медалью имени Ф.П.Литке за цикл новых и важных результативных исследований, посвященных крупномасштабным волновым процессам в Мировом океане, опубликованных в виде атласов, монографий и научных статей.

* * *

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые друзья!

Приветствую в Москве участников XV съезда Русского географического общества. Прежде всего хочу поблагодарить наших коллег, которые были избраны в различные управленческие структуры РГО, за предыдущую их работу и пожелать им успехов. И конечно, в том числе и Сергея Кужугетовича Шойгу, который стоял у истоков воссоздания Русского географического общества и, конечно, очень многое сделал за предыдущие годы. А эти годы, вне всякого сомнения, войдут в историю Русского географического общества как период возрождения, время, когда его славные традиции снова стали востребованы и получили развитие, а деятельность обрела новую динамику и новое содержание.

В 2009 году здесь, в Москве, состоялся внеочередной съезд РГО. Сегодня у общества появилась разветвлённая сеть отделений во всех 85 регионах Российской Федерации. Штаб-квартира в Санкт-Петербурге вернула свой исторический облик. Буквально спасены богатейшие архивы, библиотека, коллекции РГО. Более того, они стали доступны людям. И, что особенно важно, они постоянно пополняются, в том числе и прежде всего благодаря, конечно, многим из здесь присутствующих, за что вам огромное отдельное спасибо.

По сути, второе рождение получили исследовательская и экспедиционная работа. Интенсивность здесь, пожалуй, вполне сопоставима с самым плодотворным периодом жизни РГО – конца XIX – начала XX века. Восстановлены не только ключевые комиссии, этнографическая и природоохранительная, но и созданы новые. Общество возобновило обширную издательскую деятельность, одновременно задействовав все возможности современных информационных ресурсов, которые позволяют ему вести огромную просветительскую работу – прежде всего, она, конечно, адресована подрастающему поколению. В целом обновлённое РГО многое делает для восстановления своих традиций и подготовки достойной смены. Достаточно упомянуть создание молодёжного движения и сотни проектов, реализуемых для детей и, собственно говоря, самими детьми.

Сегодня хотел бы особо поблагодарить тех, кто пять лет назад начал трудный путь возрождения Русского географического общества, кто выстраивал его работу, участвовал в проектах. Особые слова признательности – нашим уважаемым попечителям.

Уважаемые друзья. У всех нас много своих текущих проблем, сложные задачи. Мы сталкиваемся по жизни со многими препятствиями, которые преодолеваем каждый в своей области. Но то, что вы делаете для возрождения Русского географического общества, действительно заслуживает особого внимания и особой благодарности. Как и ваши предшественники, вы и сегодня активно содействуете созидательным инициативам РГО.

Также благодарю членов медиасовета. Они ведут большую информационную работу, помогают людям узнать, чем живёт общество и в значительной степени – чем богата наша страна.

Насколько РГО, его проекты стали популярными, востребованными, ярко показал и прошедший фестиваль [Русского географического общества]. За неделю его посетили десятки тысяч человек, и этот фестиваль оказался интересен и детям, и взрослым. Важно, что многие приходили не просто посмотреть, что само по себе уже неплохо, но и предложить свои идеи, помощь в проектах, что ещё лучше, конечно. Мы всегда открыты для тех, кто намерен подключиться к работе общества, готовы оказать им содействие. Очередной грантовый конкурс РГО уже стартовал, и уверен, что многое из задуманного получится выполнить уже в предстоящем году.

Мне также хотелось бы обратиться к вам с рядом предложений. Мы так или иначе уже о некоторых вещах говорили раньше, но полагаю, что реализация этих обсуждавшихся ранее идей сможет повысить у людей интерес не только к географии, но и к своему Отечеству в самом широком смысле этого слова.

Речь идёт, например, о запуске «Всероссийского географического диктанта» – аналога «Тотального диктанта» по русскому языку, который проводится уже несколько лет и успешно себя зарекомендовал. Такая форма добровольного общенационального тестирования привлекает всё больше участников и, очевидно, должна охватить новые направления. Не сомневаюсь, региональные отделения РГО, учителя географии с готовностью поддержат эту тему и эту идею (собственно говоря, многие из них её и высказывали ранее), так же как и разработку единого географического стандарта с последующим созданием линейки новых учебников географии для средней школы. Знаю, что у учителей есть нарекания к современным пособиям и по подаче материала, и, главное, по содержанию.

География, без всякого сомнения, и мы с вами тоже неоднократно об этом говорили, может и должна стать одним из самых увлекательных школьных предметов. При этом важно сделать особые акценты на изучении природного наследия России, вопросах экологии, рационального природопользования, охране редких видов животных и растений.

Кстати, в части природоохраны замечу, что экологические проекты РГО охватывают, главным образом, Дальний Восток и Арктику, что, собственно говоря, понятно. На этих территориях расположено много уникальных ландшафтных комплексов, которым нет аналогов в мире. Кроме того, в этих регионах есть и масштабные планы хозяйственной деятельности, а приступить к реализации этих планов, об этом мы тоже упоминали неоднократно, можно лишь внимательно просчитав все экологические риски.

Однако не меньшего внимания заслуживает и Центральная Россия. Здесь также важно создавать заповедники и восстанавливать популяции животных, развивать систему общественных акций по очистке лесов и водоёмов, по борьбе с незаконными свалками и вырубками, охране и восстановлению природных, культурных объектов, причём не только признанных национальными символами нашей страны, но и тех, с которыми связаны истории малых городов и посёлков.

Скверы, парки, небольшие лесные массивы – всё это тоже неотъемлемая часть России, наше наследие. Мы обязаны хранить его, приумножать и передавать, разумеется, будущим поколениям. Собственно, этим принципом всегда руководствовалось Русское географическое общество.

Я искренне желаю делегатам и гостям съезда, всем членам нашего общества больших, значимых успехов, интересной работы на благо Отечества.

Спасибо большое.

Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 7 ноября 2014 > № 1220001 Владимир Путин


Украина > Экология > ugmk.info, 23 октября 2014 > № 1213462 Алексей Капустин

Алексей Капустин: «Плохая экология сегодня выгодна государству»

В предвыборной повестке дня на первом месте значатся, безусловно, вопросы войны и мира. Однако в промышленных регионах так или иначе, как обычно «под выборы», возникают и привычные проблемы экологии. Не исключение и Мариуполь, где в рядах кандидатов в народные депутаты можно заметить сразу нескольких городских активистов, которые надеются реанимировать волну народной поддержки и, оседлав ее, получить заветный мандат.

В предвыборной повестке дня на первом месте значатся, безусловно, вопросы войны и мира. Однако в промышленных регионах так или иначе, как обычно «под выборы», возникают и привычные проблемы экологии. Не исключение и Мариуполь, где в рядах кандидатов в народные депутаты можно заметить сразу нескольких городских активистов, которые надеются реанимировать волну народной поддержки и, оседлав ее, получить заветный мандат.

Что с экологией Мариуполя сегодня? На вопросы UGMK.INFO ответил председатель Общественного совета экологической безопасности Мариуполя Алексей Капустин – один из тех общественников, которые сегодня не баллотируются в Верховную Раду.

- Алексей Евгеньевич, чувствуется ли какая-то динамика в оздоровлении Мариуполя за последние годы?

- Да, чувствуется, и положительные изменения значительны. Давайте по порядку.

Природоохранная деятельность в Мариуполе выполняется, прежде всего, в соответствии с городской экологической программой. Кроме того, все крупные предприятия имеют свои программы, которые корректируются ежегодно, что позволяет оперативно решать вопросы охраны окружающей среды.

Текущая городская программа начала действовать с 2012 г. и, конечно, за прошедшее время мы можем отметить выполнение целого ряда значительных экологических мероприятий, которые позволили улучшить обстановку в нашем городе.

Программу приняли, и достижения появились сразу же. На протяжении многих лет Мариуполь удерживал пальму первенства по загрязненности воздуха, уровень загрязненности оценивался как крайне высокий, и наш город находился на первом непочетном месте в Украине. Уже в 2012 г. город вышел из пятерки наиболее загрязненных городов и сейчас находится на 7 месте. Это не предел наших стремлений, но это очевидные результаты нашей природоохранной деятельности.

Стоит отметить, что в соответствии с бюджетным кодексом Украины, который вступил в силу в 2011 г., произошло постепенное уменьшение обязательных экологических отчислений в специальный фонд местных бюджетов – с 70% в 2011 г. до 35% в 2014 г. Тем не менее, предприятия города стабильно финансируют экологические проекты – независимо от доли отчислений.

У нас есть основания надеяться, что, несмотря на тяжелейшую экономическую ситуацию, вызванную военными действиями, улучшение экологической обстановки в городе будет продолжаться. Количество выбросов загрязняющих веществ, начиная с 2012 года, каждый год сокращается. Об этом говорит официальная статистика, и это чувствуют жители.

Улучшение экологической обстановки в Мариуполе идет по многим направлениям.

Кроме промышленных предприятий, о них мы поговорим отдельно, значительным источником загрязнений является автомобильный транспорт. Особой опасностью автомобильных выхлопов является то, что опасные вещества не рассеиваются в атмосфере, а появляются у нас «под носом», как прямом, так и в переносном смыслах, прямо из автомобиля в наши легкие. Решение этой проблемы может быть в существенном увеличении городского электротранспорта. В 2012 г. благодаря спонсорам было приобретено для Мариуполя два трамвая и четыре троллейбуса, в 2013 г. – два троллейбуса, в 2014 г. – восемь. Благодаря этим действиям, количество выбросов от автомобильного транспорта сокращается ежегодно примерно на 3 тыс. т.

Другим мероприятием, снижающим воздействие автотранспорта, является его замена транспортом железнодорожным. С 20 мая 2013 г. металлургические предприятия города осуществляют перевозку металлопродукции в порт железнодорожным транспортом; жители улиц, по которым раньше ездили металловозы, вздохнули с облегчением. Да и асфальт на некоторых перекрестках перестал быть волнообразным.

Для улучшения качества воды в море ведется строительство водовода от проспекта Нахимова по Кленовой балке. В июле 2012 г. введена в эксплуатацию станция очистки ливневых стоков с механической и химической очисткой. В ходе строительства очистных сооружений осуществлен перехват ливневых стоков от поселков Гавань и Слободка и через перекачивающий колодец направлены через очистные сооружения.

Следующим значимым объектом является строительство полигона твердых бытовых отходов в Орджоникидзевском районе. В 2012 г. введена первая очередь полигона с применением новых технологий и отвечает всем экологическим и санитарным требованиям.

С целью уменьшения объема мусорных свалок активно внедряется система раздельного сбора мусора, для этого в городе установлено 155 специальных контейнеров, благодаря чему за год собрано 32 т стекла и 10 т пластика. В текущем году планируется приобретение еще 60 контейнеров.

- Как бы Вы охарактеризовали отношение к экологии со стороны основных загрязнителей? Что им удается, чего не хватает?

- Очевидно, вы под термином «основные загрязнители» подразумеваете наши промышленные предприятия? Действительно, общее количество выбросов, сбросов и отходов, попадающее в окружающую среду, например, на металлургическом предприятии, куда больше, чем на каком-нибудь «левом» шиномонтаже. Но во всем мире загрязнителей ранжируют не по абсолютным показателям, а по количеству выбросов, сбросов или отходов на единицу произведенной продукции. К сожалению, у нас такое сравнение не проводится, иначе мы увидели бы очень непривычный список «основных загрязнителей». К тому же, чем крупнее предприятие, тем чаще и строже контролируется его деятельность, тем прозрачнее пути движения отходов по предприятию и за его пределами. Задайте, например, директору комбината вопрос о том, куда складируется его шлак, ответ получите сразу же. А вот куда деваются снятые старые покрышки с автомобилей – идут ли они на переработку, или выбрасываются на свалку? Хорошо, если не в посадку вдоль дороги.

Если же говорить об отношении к экологии со стороны наших металлургических гигантов, то и здесь имеется явный рывок в сторону усиления природоохранной деятельности.

Из самых глобальных мероприятий, выполненных за период действия программы, следует отметить вывод из эксплуатации цеха агломерации на «Азовстали», что позволило уменьшить количество выбросов на 33 тыс. т в год. И, конечно, вывод из эксплуатации и демонтаж коксовых батарей 5, 6 и 7, что позволило снизить выбросы еще на 6 тыс. т в год. Хотя, следует признаться, я относился к этому с изрядной долей скепсиса и считал, что на месте снесенных батарей необходимо построить новые современные коксовые батареи, отвечающие всем экологическим требованиям.

Огромным благом для Азовского моря стала проведенная в течение двух последних лет очистка шламонакопителя, с переработкой на комбинате «Ильича» более 450 тыс. т шламов. Освобождение шламонакопителя позволило предотвратить попадание загрязняющих веществ в море.

На комбинате им. Ильича выведены из эксплуатации мартеновские печи 1 и 2, и в настоящее время ни одна из мартеновских печей не эксплуатируется.

Для предотвращения гибели рыб на комбинате им. Ильича было выполнено оснащение водозабора из реки Кальмиус системой градиентной рыбозащиты. Система построена и введена в эксплуатацию, сейчас проводятся ихтиологические исследования.

Количество работ металлургических предприятий по улучшению экологической обстановки в городе постоянно растет. Среди начатых проектов наиболее важным является проект реконструкции аглофабрики на комбинате им. Ильича, самой крупной аглофабрики в Европе. Эта работа включает в себя реконструкцию газоочистных установок с утилизацией агломерационных газов, в том числе, реконструкцию газоочисток зон охлаждения агломерационных машин 7-12 и аспирационных систем В-6, В-7; реконструкцию газоочисток зон спекания агломерационных машин 1-12; реконструкцию локальных аспирационных систем; капитальный ремонт газоочистных установок агломерационных машин 5 и 7; а также технологические мероприятия по улучшению качества сырья, основности агломерата, режима спекания. Сейчас уже выполнен капитальный ремонт газоочисток агломерационной машины 7, заключен договор на реконструкцию систем очистки газоочисток агломерационных машин 1-12. Разработано технико-экономическое обоснование проекта. Окончание разработки проекта предполагается в декабре 2014 г., а само строительство начнется с 2015 г.

Из более мелких, но не менее важных, мероприятий следует упомянуть аспирацию отделения десульфурации чугуна, реконструкцию системы газоочистки конверторов, реконструкцию цеха сероочистки, ликвидацию накопителя химических отходов и др. (Азовсталь); реконструкцию газоочисток конвертеров 1 и 3 с внедрением дожига оксида углерода; реконструкцию очистных сооружений на выпусках 1 и 2 в реку Кальчик; строительство каскада фекальных насосных станций аглофабрики и стана 1700 и др. (Ильич).

Особенно хочется отметить начало активных действий металлургических комбинатов по решению многолетних проблем санитарно-защитных зон. Будем надеяться, что и эти проблемы удастся-таки решить.

И еще. В последние годы наши комбинаты стали куда более открытыми. Постоянно и регулярно организуются рабочие встречи с экологами-активистами, руководители комбинатов отчитываются перед жителями нашего города о работе вверенных им предприятий, о выполнении экологических планов и программ.

- Некоторые мариупольские экологи ощутимо поменяли направление своей работы, и теперь гораздо чаще критикуют экологическую политику государства, чем заводы. А Ваша позиция какова?

- Мне кажется, что основная этому причина – очередные выборы в нашем государстве. Каждый раз, когда подходят выборы, будь то президента, или в Верховную Раду, или местные, всегда самые разные партии берут на вооружение вопросы экологии. Нет лучшей темы, чтобы пиариться во время предвыборной компании.

На мой взгляд, борьба за чистоту нашего окружающего мира должна происходить непрерывно, вне зависимости от ситуации в стране или в регионе. Можно ли критиковать правительство, чиновников, руководителей предприятий за загрязнение природы – не только можно, но и должно.

У меня есть претензии к нашему правительству, я во многом не согласен с проводимой политикой в области охраны окружающей среды. Мои претензии касаются и взимания экологических налогов, и их распределения, и платы за пользование недрами.

У меня есть претензии к нашим предприятиям, которые занимаются больше ремонтами природоохранного оборудования, чем внедрением новых технологий, при которых это оборудование и не понадобится.

У меня есть претензии и к контролирующим органам – многие выявленные ими нарушения природоохранного законодательства вызывают улыбку, а наложенные штрафы – разочарование.

Вместе с тем, нельзя опускать руки, даже если получаешь на свои обращения формальную отписку. Я убежден, что постоянное будирование вопросов защиты природы обязательно приведет положительным сдвигам, к решению наболевших проблем. Главное – не молчать и не ждать, пока кто-то это сделает за тебя. И вообще, экология – это дело рук каждого. Каждый может выйти во двор и посадить дерево, убрать мусор, научить ребенка беречь дерево под окном, не бросать бумажки на пляже.

- Какие примеры международного сотрудничества в сфере экологии кажутся вам сегодня полезными и перспективными?

- В качестве примера международного сотрудничества с европейскими странами можно привести проект «Чистый воздух для Мариуполя». Этот проект завершился, на выходе - практические рекомендации, которые полезны для оздоровления окружающей среды Мариуполя.

Пилотный проект «Чистый воздух для Мариуполя» был начат осенью 2011 г. по инициативе Генерального консульства Германии в Донецке в сотрудничестве с холдингом «Метинвест» и экологическими службами Мариуполя. Была создана экспертная группа, куда вошли украинские эксперты, были определены объекты исследования – загрязнение почв, загрязнение поверхностных вод и вод Азовского моря, но главный аспект работы – воздух.

Основным заданием было определение наиболее «горячих» экологических точек на территории нашего города, оценка их влияние на экологию с точки зрения как украинского, так и немецкого природоохранного законодательства. На международной конференции по охране труда, промышленной безопасности и защите окружающей среды, которая проходила в Донецке в конце 2012 г., были доложены результаты работы экспертной группы.

В феврале 2013 г. эксперты под руководством профессора М. Шмидта из Бранденбургского технического университета (Германия) представили отчет о проведенной работе по сбору данных и оценке экологической ситуации. Отметив несомненный прогресс в природоохранной работе, международное экспертное сообщество рекомендовало усилить и систематизировать мониторинг состояния окружающей среды в Мариуполе. Были высказаны и более узкие практические рекомендации. Кстати, уже на стадии работы над проектом мы получили ряд очень ценных советов наших немецких коллег, в частности, касающихся полигона ТБО в Орджоникидзевском районе.

«Чистый воздух для Мариуполя» является первым подобным проектом на Украине и уже в процессе его выполнения он привлек к себе внимание и многих промышленных городов, и промышленных предприятий. Этот проект уникален не только составом участников, но и тем что, в отличие от многих подобных «долгоиграющих» начинаний, он доведен до логического конца. Не сомневаюсь, что финиш этого проекта в Мариуполе станет стартом таких же проектов в других промышленных городах и регионах Украины.

Еще одним примером международного сотрудничества является запланированная реконструкция ильичевской аглофабрики, в рамках которой Метинвест планирует инвестировать не менее $220 млн. в реконструкцию систем газоочистки, благодаря чему выбросы в атмосферу должны снизиться на 90%. Основная цель – достижение передовых международных экологических стандартов. Для достижения такой амбициозной цели была найдена уникальная технология итальянской компанией Termokimik, благодаря которой снижение выбросов от зоны спекания составит 85%, а от зоны охлаждения – 90%.

Важно отметить, что при выборе технологии был прозрачным не только для специалистов, но и для общественности города. Более того, до начала собственно работ по реконструкции аглофабрики планируется ознакомление общественности города с уже существующими подобными системами очистки на действующих предприятиях.

- Какой вам видится евроинтеграция Украины в части экологических проблем? Что надо предпринять бизнесу и государству, чтобы прийти к экологическим евростандартам?

- На мой взгляд, интеграция природоохранного законодательства, как и всего законодательства, с европейскими нормами и законами, является частью общего процесса глобализации, в который включена и наша страна.

Тут я выскажу, может, и непопулярные мысли, но мне кажется, что в этом процессе самое главное – не спешить. Напомню, что когда Великобритания в очередной раз собиралась перейти на правостороннее движение, был популярен такой анекдот. Поскольку после долгого обсуждения в парламенте мнения, по какой стороне ездить, разделились примерно поровну, было принято абсолютно толерантное решение – каждый водитель может ездить по той стороне дороге, которую он сам себе выберет.

А если серьезно, то для перехода с одного стандарта на другой требуется много усилий и много времени. Если вы знаете, сейчас промышленность США переходит на метрическую систему. Период времени, за который это должно произойти, тоже определен – 50 лет. Такой длинный период выбран, главным образом, потому, что требуется адаптация специалистов к новым реалиям. Если я вам скажу, что у меня квартира 75 кв. м, а машина потребляет 8 л на 100 км, вы сразу можете оценить эти величины. А квартира в 750 кв. футов – это больше или меньше? И сколько «кушает» моя машина в галлонах на 100 миль?

Переход на европейские стандарты в области охраны окружающей среды неоднократно обсуждался на самых различных уровнях. Наш общественный экологический совет летом 2013 г. проводил специальный семинар, посвященный имплементации европейских норм в украинское законодательство, с представителями министерства экологии и европейскими экспертами. Очень интересно было сравнить мнение наших металлургов-практиков с европейскими экспертами-теоретиками. Они не слишком совпадали, но именно в таких дискуссиях и рождается понимание того, что в мире происходит унификация, ничего с этим не поделаешь.

Кстати, не надо думать, что наше законодательство в области охраны окружающей среды значительно мягче, и нам надо «ужаться» под жеткие европейские нормы. Работая над проектом «Чистый воздух», о котором сказано выше, мы обнаружили, что во многих случаях наши нормы более суровы, чем немецкие. То есть, при одних и тех же концентрациях загрязняющих веществ, критериальные оценки различны.

Ну, например, качество воды в реке Кальмиус по немецким критериям соответствует критерию «умеренно загрязненная», что означает, что в ней можно и купаться, и рыбу ловить, а вот по нашим нормам вода «сильно загрязненная», и рекреационная активность запрещена. Есть и противоположные примеры, например, о качестве песка в детской песочнице, тут жестче немецкие стандарты.

- Видите ли Вы какие-либо угрозы для экологии в связи с боевыми действиями на Донбассе?

- Конечно, во время войны самое страшное – это гибель мирных жителей, смерть стариков, женщин и детей. Мир – это самое главное, никакая проблема несравнима с гибелью близкого человека, с потерей жилья, с работы, благополучия. Все теряет смысл, если рядом гибнут люди. Надо сделать все возможное и невозможное, чтобы остановить эту чудовищную войну.

Ну и конечно, нет сомнения, что военные действия приводят к катастрофе не только предприятий и систем жизнедеятельности, но и приносят огромный вред и природе, и здоровью населения.

Там, где прокатилась война, остались не только руины городов, минные поля, уничтоженная инфраструктура. Никто не может сейчас сказать, какие опасные вещества попали в воздух при пожаре на коксохиме или ТЭС, какие вещества попали в питьевую воду после обстрела накопителя химических отходов, сколько людей «наглотались» ядовитых веществ в результате пожарищ.

Да и горящие покрышки, эти современные «костры протеста», выбросили в воздух за этот год куда больше диоксинов, фуранов и другой гадости, чем все промышленные предприятия страны, вместе взятые.

Так что, наступит мир, и нам еще предстоит огромная работа по обеззараживанию почв и воды от отравляющих веществ. Главное – чтобы мир наступил как можно быстрее.

- Каких действий от президента, Верховной Рады в сфере экологии вы ждете больше всего?

- Жители нашего города, как никто другой, заинтересованы в улучшении окружающей среды. А на это нужны деньги, деньги и еще раз деньги. Системы защиты окружающей среды стоят очень недешево. И если промышленные предприятия тратят на защиту окружающей среды десятки миллионов долларов, а хотелось бы и больше, то у городских властей таких денег нет, и в ближайшем будущем не предвидится.

Решить этот вопрос можно лишь на самом высоком уровне, с участием президента и Верховной Рады.

Сейчас предприятия за загрязнение окружающей среды платят экологические налоги, которые поступают в государственный бюджет, а затем расходуются на латание всевозможных финансовых дыр, которыми так богато наше государство. И получается, что государству выгодно загрязнение окружающей среды – чем больше у предприятия выбросов, тем больше оно платит денег в бюджет, тем больше возможностей их распила.

А должно быть наоборот, государство должно стимулировать создание природоохранных сооружений и технологий. Для этого сборы за загрязнение окружающей среды должны оставаться в распоряжении города, с обязательным расходованием только на природоохранные мероприятия. А можно вернуться и к успешному эксперименту в горно-металлургическом комплексе, когда львиная доля платежей возвращалась для решения экологических проблем. В любом случае, возвращение денег в город позволило бы решить массу проблем не только с экологией, но и со здравоохранением, и с озеленением, и с благоустройством.

Украина > Экология > ugmk.info, 23 октября 2014 > № 1213462 Алексей Капустин


Россия. СЗФО > Экология > bumprom.ru, 23 октября 2014 > № 1206321 Андрей Шестаков

16 октября в министерстве топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Архангельской области по инициативе Соломбальского ЦБК состоялось заседание рабочей группы по проблемам очистки сточных вод города Архангельска. С докладом о сложившейся критической ситуации выступил директор СЦБК Андрей Шестаков.

Андрей Шестаков, директор Соломбальского ЦБК:

Уважаемые коллеги! Сегодня мы бы хотели проинформировать вас о критической ситуации, которая сложилась в области очистки сточных города Архангельска и на очистных сооружениях муниципальных сточных вод в частности, и предложить пути выхода из нее.

На очистные сооружения в 2013 году поступило сточных вод в два раза меньше, чем в 1990-1991годах. При этом объём забранной воды остаётся практически неизменным. Значит, более 50 % сточных вод города без очистки попадают в Северную Двину. Население же, как известно, платит за водоотведение по количеству забранной или потреблённой питьевой воды.

Тариф на водоотведение включает составной частью затраты на очистку сточных вод. Эту часть тарифа Водоканал должен перечислять Соломбальскому ЦБК за оказанные услуги по очистке стоков

Обратите внимание: в настоящее время «Водоканал» производит оплату счета, выставленного за услуги по очистке, оказанные в августе 2013 года. За услуги, оказанные с сентября 2013 года по настоящее время еще не поступило ни копейки. Задолженность за услуги по очистке стоков составляет 14 месяцев.

Именно неплатежи «Водоканала» являются причиной кризисной ситуации, которая сложилась сегодня. Раньше, когда на Соломбальском ЦБК действовало производство целлюлозы, комбинат фактически кредитовал очистку городских стоков. В то время «Водоканал» оплачивал услуги с задержкой на два-три месяца. Однако в дальнейшем задолженность начала расти - с 80 миллионов в начале 2013 года до 174 миллионов рублей в настоящее время.

Эта сумма уже превышает годовой бюджет затрат на финансирование очистных сооружений. Весь последний год мы решали проблемы острого недофинансирования за счет внутренних резервов. Сегодня такой возможности нет. При таком поступлении средств от «Водоканала» очистка городских стоков для нас невозможна.

Несложно себе представить, каковы перспективы. В обозримом будущем (через 2-3 месяца) сегодняшняя ситуация приведет к тому, что очищать стоки будет нечем, и они попадут в Северную Двину, а в дальнейшем в Белое море. Это будет чрезвычайная ситуация межрегионального характера.

Поэтому, как известно, еще в апреле 2013 года руководство Соломбальского целлюлозно-бумажного комбината уведомило мэрию Архангельска о планируемой прекращении деятельности по очистке хозяйственно-бытовых стоков.

Исходя из сложившейся ситуации, в первую очередь нужно решать вопрос о том, как обеспечить стабильное финансирование работы очистных сооружений. Ждать мы уже не можем, поскольку – повторяю – наши внутренние резервы для обеспечения работы очистных сооружений исчерпаны.

Мы выработали несколько новых предложений, которые, по нашему мнению, дают возможность выхода из сложившейся ситуации.

1 вариант: определить МУП «Водоканал» гарантирующей организацией в части холодного водоснабжения, а Соломбальский ЦБК - гарантирующей организацией на оказание услуг по водоотведению. Установить для населения и организаций раздельный тариф на холодное водоснабжение и водоотведение.

Для оказания услуг по водоотведению Соломбальский ЦБК заключит договор на оказание услуг по приему и транспортировке сточных вод с МУП «Водоканал» и будет оплачивать эти услуги.

2 вариант: определить МУП «Водоканал» гарантирующей организацией в части холодного водоотведения сточных вод (включая очистку стоков). Установить для населения и организаций единый тариф, включающий в себя тариф на водоснабжение, транспортировку и очистку сточных вод. Получателем платежа за очистку сточных вод определить Соломбальский ЦБК.

Решение по обоим вариантам в полной мере зависит от мэрии города Архангельска и Правительства Архангельской области. Отмечу, что нас устроит любой вариант, если его результатом будет гарантированное финансирование очистки стоков.

Наши предложения не требуют привлечения дополнительных финансовых ресурсов: мы предлагаем только изменить систему перечисления платежей, исключив «Водоканал» из цепочки финансирования очистки стоков. Необходимо, чтобы на Соломбальский ЦБК в полном объеме поступали причитающиеся ему средства.

Пора осознать, что при нынешнем положении дел возникновение чрезвычайной ситуации – это лишь вопрос времени. Я прошу вас поддержать инициативы Соломбальского ЦБК.

Предлагаю внести в протокол заседания следующие предложения:

- мэрии г. Архангельская - наделить ОАО «СЦБК» статусом гарантирующей организации по оказанию услуги по водоотведению;

- Агентству по тарифам и ценам - рассмотреть вопрос об установлении тарифа на водоотведение, включающего в себя тариф на прием, транспортировку и очистку сточных вод.

Россия. СЗФО > Экология > bumprom.ru, 23 октября 2014 > № 1206321 Андрей Шестаков


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 22 октября 2014 > № 1214466 Ринат Гизатулин

Наталия Нехлебова беседует с замминистра природных ресурсов и экологии Ринатом Гизатулиным.

Заместитель министра природных ресурсов и экологии Ринат Гизатулин — о планах, возможностях и истинном положении дел в сборе и переработке отходов.

— Что сможет привлечь бизнес и инвесторов в "отходную" отрасль?

— В новом законопроекте установлен целый набор таких мер. В первую очередь появляется финансирование, которого сегодня не хватает и которое поможет сделать бизнес рентабельным. Как работает механизм? Например, в стоимость одной банки кока-колы будет включен утилизационный сбор, включающий затраты на ее переработку в металлический квадратик, который можно повторно использовать. Других экономических мер, кроме как взимание денег с населения, не существует. Либо государство доплачивает на утилизацию из бюджета, который формируется из платежей населения, либо население напрямую оплачивает услуги.

— Как эти деньги будут перераспределяться?

— Пока это не определено точно. Они могут поступать в бюджет, в государственный фонд или напрямую компаниям, которые заняты утилизацией. Или на программы по обращению с отходами субъектам Федерации.

— Видимо, все производители на несколько копеек повысят цены на свои товары?

— Производитель может и сам заняться утилизацией. Мы же не предлагаем в отношении всех ста миллионов бутылок, которые выпускаются в оборот в Российской Федерации, вводить утилизационный сбор. Мы же понимаем, что отрасли сейчас просто нет. Поэтому утилизационный сбор будет вводиться поэтапно. Пока производители должны будут утилизировать минимальный процент от выпущенных бутылок.

— Но все-таки цена будет повышаться или нет?

— Безусловно, ведь в стоимость услуги и товара будет включена последующая затрата на утилизацию. Но компания не заинтересована, чтобы ее продукция по цене проиграла конкуренту.

— Что обеспечит загрузку мусороперерабатывающих заводов, если захоронение дешевле сейчас, чем мусоропереработка? Инвесторы надеются на запрет захоронения без переработки.

— Запрет на захоронение отходов нельзя назвать экономической мерой. Но, если он вступает в силу, безусловно, предприятие, которое производит эти отходы, начинает думать, что с этим делать.

Можно построить завод, но у инвестора должна быть гарантия, что к нему этот мусор повезут. Чтобы эта гарантия была, нужна единая схема перемещения отходов на территории субъекта Российской Федерации. И вот это все в законе наконец-то закрепляется. Таким образом, у субъекта Российской Федерации появляется право определить: сколько новых объектов на его территории появится, какие это объекты (сортировка, полигоны или мощности по более глубокой переработке). После составления программы и схемы перемещения отходов можно приглашать инвесторов. Инвестор, в свою очередь, рассчитывает на средства утилизационного сбора, иначе бизнес не рентабелен. Получается замкнутая система. В некоторых регионах уже действуют такие инвестиционные проекты: Астраханская, Ярославская, Нижегородская, Калужская, Липецкая области. Но опять-таки предприятия по глубокой переработке отходов там не строятся — невыгодно. Но за счет инвесторов строятся вполне приличные полигоны с первичной сортировкой.

— Значит, запрета на захоронение без переработки не будет?

— В законе есть норма, которая позволяет правительству установить список продукции, запрещенной к захоронению. Но сейчас мы не можем просто взять и запретить. Вот мы запретим захоронение зажигалок. А где их перерабатывать? Заводов по переработке таких видов отходов в России нет. Соответственно, как только появляется хоть одно предприятие, которое способно перерабатывать тот или иной вид отходов, мы запрещаем захоронение. Все поэтапно.

— Почему мусороперерабатывающие заводы не строятся? У них вообще есть шанс?

— Современный перерабатывающий завод предусматривает не просто сортировку, но и грануляцию или иной подготовительный цикл для дальнейшей переработки сырья. Это дорогие предприятия, и каждый такой завод стоит до 300 млн евро. Таких инвесторов у нас в России пока нет.

У Московской области есть планы на такие заводы. Но посчитайте сами. Сегодня вы, проживая в Москве, платите 170 рублей за вывоз и захоронение кубометра отходов. Что это означает? Что качественных мусороперерабатывающих заводов у нас не появится. Для этого все равно нужны дополнительные инвестиции.

— То есть в Московской области все-таки не будет мусороперерабатывающих заводов?

— Пока мы не понимаем, как эти планы будут реализованы. Московские власти готовятся выделить земельные участки неким инвесторам, которые хотят строить предприятия ценой 200 млн евро. Откуда они эти 200 млн возьмут? Не исключаю ситуации, когда, получив участок, инвесторы будут сетовать на отсутствие средств на строительство завода и вместо него предложат организовать полигон, чтобы хоть как-то зарабатывать. Ведь нормальный полигон в любом случае лучше свалки.

— Раздельный сбор как-то будет поощряться?

— В законе установлено такое право для отдельных ТСЖ. Мы не можем сказать: с сегодняшнего дня наступает раздельный сбор во всей стране. Все-таки каждый муниципалитет должен провести работу с населением, создать для этого условия. В многоквартирных домах, оборудованных центральным мусоропроводом, раздельный сбор создать в принципе нельзя. Кстати, не все страны ввели раздельный сбор мусора. Некоторые сжигают больше, чем перерабатывают. Все зависит от стоимости земли. Если земля дешевая и ее много, то отходы выгоднее захоранивать, а если земля дорогая и ее мало, то выгодней сжигать. Технологии сжигания без вредных выбросов в атмосферу существуют, причем давно.

Вопрос: что выберут наши регионы, на что им хватит денег? Вероятнее всего — технологии, от которых Европа уже отказалась. Ведь современный завод в среднем стоит 240-250 млн евро.

— Сжигание и захоронение мусора выгоднее, чем мусоропереработка?

— После переработки все равно остается примерно 40 процентов мусора, который приходится либо захоранивать, либо опять же сжигать.

Да, мы должны извлекать и перерабатывать из нашего мусора то, что можно, а дальше все зависит от бизнес-модели. Завод по мусоросжиганию — это очень затратная энергоемкая штука. Наши московские мусоросжигательные заводы давно бы остановились, если бы не получали денег из бюджета Москвы.

— Опасные отходы — батарейки, аккумуляторы, люминесцентные лампы — будут собираться отдельно?

— Мы планируем ввести утилизационный сбор в отношении вредных отходов в первую очередь. Сегодня во всем мире производство одной батарейки, к сожалению, дешевле, чем ее переработка. Производство одной батарейки стоит 50 центов, чтобы ее переработать нужен примерно доллар. Но именно батарейки и подобные отходы в первую очередь стоит запрещать для захоронения.

— У вас в здании министерства стоят контейнеры для раздельного сбора мусора.

— Мы сделали это в качестве пропагандистской меры. К сожалению, сегодня отсортированный мусор везти некуда. И везти его надо разными машинами. Наш объем крупным переработчикам не нужен. Они говорят: привезите нам 5 тысяч тонн, тогда заберем. То есть нужно, чтобы 5 тысяч офисов раздельно у себя собрали мусор. А вот бумажные отходы мы сегодня полностью направляем на переработку. Тут конкуренция на рынке большая, и нашу тонну готовы принимать.

— А на федеральном уровне этого никогда не произойдет?

— Если вы в вашем ТСЖ примете решение и проголосуете за раздельный сбор, пожалуйста.

— Но это же будет убыточно...

— Так это везде в убыток.

— В Европе, если гражданин раздельно собирает мусор, он меньше за него платит

— Все у нас в России платят по минимальной шкале за мусор. Сто рублей за мусор не платит в мире никто — ни житель Бельгии, ни житель Китая. У нас средний тариф от 100 до 140 рублей. И мы должны за несортированный мусор делать вам тариф 560, а сортированный оставить 140? Кто к этому готов? Это повлечет за собой неизбежный социальный взрыв.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 22 октября 2014 > № 1214466 Ринат Гизатулин


США. Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2014 > № 1186414 Александр Бедрицкий

Александр Бедрицкий принял участие в пленарном заседании Климатического саммита ООН.

Советник Президента, специальный представитель Президента по вопросам климата Александр Бедрицкий выступил на пленарном заседании Климатического саммита «Объявления национальных действий и планов» Организации Объединённых Наций.

А.БЕДРИЦКИЙ: Уважаемые сопредседатели, ваши превосходительства, дамы и господа!

Последние годы Россия активно участвовала в международном климатическом сотрудничестве и является мировым лидером по объёмам снижения выбросов. Кумулятивное снижение выбросов в энергетическом секторе в России за последние 20 лет равно 5-летней эмиссии ЕС или 3-летней эмиссии США. Благодаря политике структурной оптимизации и энергосбережения, за период 1990–2011 годов углеродоёмкость ВВП России снизилась в три раза.

Современная российская государственная политика ориентирована на низкоуглеродное развитие. С учётом Копенгагенского соглашения целевым ориентиром для нас является снижение энергоёмкости российского ВВП на 13,5 процента к 2020 году. В 2013 году Указом Президента была определена национальная цель сокращения антропогенных выбросов парниковых газов на 25 процентов к 2020 году от уровня 1990 года.

В соответствии с планом по достижению этой цели началось создание системы учёта выбросов парниковых газов на предприятиях, организация системы государственной поддержки проектов сокращения выбросов, готовится реализация пилотных проектов и утверждение системы регулирования выбросов.

Повышение энергоэффективности экономики и увеличение доли энергии, производимой за счёт неуглеводородных источников, реализуются в рамках новых стратегий развития отраслей экономики и регионов до 2020 и 2030 годов. Так, например, намечено увеличение доли моторного биотоплива в общем объёме потребления топлива до 8 процентов в 2018 году. Доля энергетической утилизации отходов сельского хозяйства, лесопереработки, пищевой промышленности повысится в общем объёме агропищевых и лесных отходов с 3 процентов в 2012 году до 80 процентов в 2018 году.

В настоящее время мы приближаемся к важному этапу – принятию в 2015 году «протокола, иного правового акта или итогового юридического документа, применимого ко всем сторонам». Его основные элементы уже согласованы: это стратегии по смягчению последствий и адаптации. В новой архитектуре многостороннего климатического сотрудничества финансы и технологии – ключевые механизмы достижения поставленных целей по смягчению последствий и адаптации, для всех стран. Важную роль будет играть система отчётности и верификации, а также её транспарентность.

Адаптация же должна рассматриваться как дело общей ответственности. Потому что из-за давления климатических бедствий, возможности для реализации действий по сокращению выбросов, особенно в развивающихся странах, зависят от успешности адаптации.

Мы считаем, что новое климатическое соглашение должно строиться на основе принципов РКИК ООН, включая принцип общей, но дифференцированной ответственности и соответствующих возможностей. Обязательства развитых и развивающихся стран могут быть различными по содержанию, но все они должны иметь одинаковый статус и подлежать отчётности.

В отношении возможных обязательств стран на период после 2020 года придерживаемся подхода снизу вверх, то есть страны сами должны определить свои обязательства. Для этого требуется установить срок действия нового соглашения, мы рассчитываем на решение этого вопроса на конференции сторон в Лиме.

С учётом выполнения программ развития экономики и повышения качества жизни, реализации мер регулирования выбросов в России прогнозируется стабилизация уровня энергопотребления с последующим его сокращением в период после 2030 года. Долгосрочной целью ограничения антропогенных выбросов парниковых газов в России может быть 70–75 процентов от уровня 1990 года к 2030 году.

Россия владеет 19 процентами мировых запасов бореальных лесов, которые депонируют вдвое больше углерода, чем любая иная наземная экосистема. Это имеет большое значение для снижения антропогенной нагрузки на климат и должно быть адекватно учтено в соглашении.

Мы рассчитываем на конструктивные переговоры с соблюдением норм международного права по новому глобальному соглашению и намерены содействовать его успешному завершению к конференции в Париже.

Концентрация парниковых газов в атмосфере, по данным ВМО, достигла нового рекордного максимума. Скорейшее согласование общих действий продиктовано временем и масштабностью проблемы, и подписание нового соглашения по климату в 2015 году должно показать мировому сообществу результаты совместных усилий по решению глобальных экологических проблем.

Благодарю за внимание.

США. Россия. Весь мир > Экология > kremlin.ru, 23 сентября 2014 > № 1186414 Александр Бедрицкий


Россия. СФО > Экология > wood.ru, 29 июля 2014 > № 1134862 Сергей Донской

Сергей Донской: Закрытие БЦБК создало предпосылки для формирования "зелёной" экономики

Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской ответил на вопросы корреспондента газеты "Восточно-Сибирская правда".

"- Сергей Ефимович, большое спасибо, что выкроили время для ответов на вопросы "Восточно-Сибирской правды". Давайте начнём разговор с проблем Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Он наконец-то остановлен. Официально и, надеюсь вместе с читателями, теперь уже навсегда. Но это не значит, что экологические проблемы, рождённые БЦБК на Байкале, минули в прошлое, что их больше не существует, что о них можно забыть. Предстоит долгая, трудная и очень дорогостоящая реабилитация природной территории, её санация, рекультивация. Бывшая промышленная площадка на берегу участка всемирного природного наследия, по выражению академика РАН Михаила Грачёва, должна быть превращена в зелёную лужайку, на которой может быть создано что-то новое, полезное, приятное и гарантированно экологически чистое. Как, какими силами и на какие средства это может быть сделано?

- Во-первых, нужно сказать, что озеро Байкал - единственный природный объект, который охраняется отдельным федеральным законом. Благодаря этому государство может эффективно регулировать нагрузку на байкальскую экосистему. Кроме того, в июне 2014 года Госдумой РФ был принят разработанный Минприроды России закон о запрете любого строительства или реконструкции на Байкальской природной территории без прохождения государственной экологической экспертизы. Появление чётких и понятных правил - важный шаг вперёд для гармоничного развития этого региона. Рост экологической ответственности предприятий приведёт сюда со-временные технологии и новых инвесторов для их внедрения.

Что касается БЦБК, то на ликвидацию последствий его деятельности из федерального бюджета до 2020 года будет выделено более 3 миллиардов рублей. В прошлом году на борьбу с негативным воздействием отходов было направлено 232,1 миллиона, в 2014-м сумма увеличится до 267,8 миллиона.

Чтобы общественность знала, на что именно выделяются средства, все проекты по рекультивации проходят общественные слушания и государственную экологическую экспертизу. Внимание экспертов, активную позицию общественных организаций мы очень ценим. В ходе последних слушаний, прошедших в середине мая в Байкальске, разработчики проекта рекультивации получили ряд важных замечаний, которые нужно будет проанализировать и устранить.

Кроме того, Западно-Байкальской прокуратурой во время последней проверки были выявлены грубые нарушения природоохранного законодательства и законодательства о промышленной безопасности при ликвидации БЦБК. Так, была зафиксирована гибель активного ила, необходимого для биологической очистки сточных вод. Очевидно, что виновных привлекут к ответственности, но это только полдела. За рекультивацией БЦБК наблюдает, без преувеличения, всё мировое экологическое сообщество, и нам нужно приложить максимум усилий, чтобы этот опыт впоследствии стал образцовым для решения подобных масштабных задач. Соответственно, следить за исполнением всех экологических требований в рамках этого проекта мы будем очень жёстко.

- Когда затевалось строительство этого предприятия на Байкале (в то время оно называлось БЦЗ - Байкальским целлюлозным заводом), советское правительство тоже искренне полагало, что предприятие станет образцово-чистым, и для достижения этой цели на очистные сооружения промышленных стоков денег не пожалело. Их стоимость оказалась сопоставимой со стоимостью комбината. Но проблему утилизации образующегося шлам-лигнина учёные того времени решить не сумели. Она и сегодня не решена. К настоящему времени, к моменту ликвидации предприятия, его скопилось на берегу Байкала несколько миллионов тонн. За минувшие десятилетия его химический состав мог и наверняка сильно изменился, но что конкретно представляют теперь те отходы, толком никто не знает. Некоторые исследования иркутскими учёными проводились, но разово, локально, поскольку денег на такие исследования у учёных нет.

- Вопрос действительно непростой, и Минприроды России занимает здесь очень чёткую позицию. Для понимания: отходы, о которых вы говорите, размещены на двух полигонах. Это свыше 150 га, где расположены как действующие, так и выведенные из эксплуатации карты-накопители шлам-лигнина. Сложность в том, что все эти отходы находятся на расстоянии 350-750 метров от Байкала. Если совершать резкие и непродуманные движения, то 6 миллионов тонн ядовитых отходов могут попасть в озеро и вызвать экологическую катастрофу. Чтобы этого избежать, федеральной целевой программой по охране озера Байкал предусмотрено проведение специальных исследований карт-накопителей с целью найти оптимальный вариант их обезвреживания. В прошлом году в рамках мероприятий по рекультивации компания "ВЭБ Инжиниринг" провела инженерные изыскания и исследования, в том числе геодезические, геологические и гидрогеологические на 13 картах-накопителях и прилегающей к ним территории.

- Самый частый вопрос, который задают газете наши читатели в связи с закрытием БЦБК, я, воспользовавшись случаем, переадресую вам: что может и что должно быть создано на месте главного загрязнителя Байкала, на той пока ещё гипотетической "зелёной лужайке", в которую когда-то превратится промышленная площадка комбината?

- Закрытие предприятия позволило не только решить застарелую экологическую проблему региона, оно создало условия для формирования здесь сектора экологического бизнеса, новых предприятий "зелёной" экономики.

В этом году мы скорректировали перечень видов деятельности, запрещённых на Байкальской природной территории. Отмена запрета, например, на розлив питьевой воды или переработку овощей и ягод с подсобных и фермерских хозяйств, а также производство лекарственных растительных препаратов позволит стимулировать создание новых производств, не травмирующих окружающую среду.

Расширение возможностей для предпринимателей, в свою очередь, позволит стимулировать развитие в регионе малого и среднего бизнеса.

Что касается самой территории, на которой располагался комбинат, то её судьба ещё не определена. Были разные социально-культурные проекты, но финального решения по ним пока не принято. В то же время правительство Иркутской области совместно с Внешэкономбанком в 2013 году подготовило план модернизации экономики города Байкальска и Слюдянского района на 2013-2020 годы (предполагаемый объём финансирования - около 42 миллиарда рублей). План включает мероприятия, направленные на решение экономических, экологических и социальных вопросов. В него вошли инвестиционные и инфраструктурные проекты, нацеленные на создание комфортной среды для жизни людей.

- В Иркутске многие говорят о необходимости развития на Байкале, в том числе и в Байкальске, большого туристического бизнеса. Некоторые ответственные чиновники, как и представители общественных природоохранных организаций и движений, усматривают в нём едва ли не панацею. Но мировой опыт показывает, что это не самый чистый бизнес на свете. А главное, он всегда неизбежно и коренным образом изменяет ландшафты природных территорий, на которых развивается. Байкал, наряду с прочим, уникален малой антропогенной нарушенностью природы. Сегодня он привлекает тысячи путешественников как раз своей естественностью, первозданностью. Пока ещё привлекает. Но на доступном для автотранспорта проливе Малое море, где построено большое количество примитивных туристический баз, его природная естественность уже утрачена. Там даже рыба на удочку в прошлом году не ловилась - отдыхающие "туристы" вычерпали её сетями.

- Как я уже говорил, на сегодняшний день важнейшей задачей для нас является гармоничное развитие Байкальского региона с условием соблюдения природоохранных требований. Особо хочу отметить, что в центральной экологической зоне Байкальской природной территории никакой промышленной деятельности вестись не будет. Здесь акцент должен быть сделан исключительно на развитие туристической инфраструктуры с учётом природоохранных ограничений.

Региональными и муниципальными органами исполнительной власти Республики Бурятия и Иркутской области формируется соответствующая нормативная правовая база, принимаются региональные программы и прилагаются усилия для их финансового обеспечения, создаются места массового отдыха на побережье, рекреационные местности регионального и муниципального значения.

Именно на это нацелены все проекты и законодательные инициативы. Людям должно быть не только комфортно жить, работать и отдыхать в этих местах, они должны почувствовать свою ответственность за их сохранность. Именно озеро и уникальные природные ландшафты, магнитом притягивающие туристов со всего мира, являются весомым конкурентным преимуществом прибайкальских регионов.

То, о чём вы говорите, случилось не за один день, природная естественность на Малом море была нарушена уже примерно 7-10 лет назад. Во многом это произошло из-за безответственного отношения к природе как со стороны туристических фирм и самих отдыхающих, так и из-за недостаточного внимания к этому вопросу со стороны местных властей. Наглядным примером является количество мусорных баков, которых на всей территории Прибайкальского национального парка насчитывается всего 40. Есть ещё около 30 мусорных площадок, но, конечно, этого категорически мало для обслуживания десятков тысяч туристов, ежегодно посещающих эти места.

Что касается незаконной рыбалки, то здесь я с вами не соглашусь. Основная масса браконьерского вылова омуля (95-99 %) производится не туристами, а местным населением. Отчасти это вызвано сложной социально-экономической ситуацией в населённых пунктах центральной экологической зоны БПТ. Со стороны туристов существует проблема захламления акватории брошенными дешёвыми китайскими сетями, в которых рыба гниёт. Осенью 2013 года проводились работы по очистке района Малого моря от брошенных сетей. В общей сложности их длина составила более 35 км (или 1800 кг в сухом состоянии)!

- Меня тревожит судьба особо охраняемых природных территорий на Байкале в целом и в Иркутской области в частности. Они существуют как-то зыбко, неустойчиво. Постепенно стирается грань между очень строго охраняемыми (по определению) заповедниками, когда-то созданными исключительно для изучения естественной эволюции природы, и демократичными национальными парками, создаваемыми специально для отдыха и знакомства людей с естественной природой. Байкальский заповедник в Бурятии, к примеру, стремясь заработать себе сам, уже давно и активно работает с туристами. Сохранив формальное название "заповедник", он фактически превратился в природный парк...

- Это совершенно не так. Во-первых, не стоит преувеличивать стремление Байкальского заповедника к получению дополнительных (замечу, совершенно легальных) доходов от собственной деятельности. За 2013 год 97,4% финансирования Байкальского заповедника составили средства федерального бюджета.

Во-вторых и самое главное - Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" к числу задач, возложенных на государственные природные заповедники, относит и развитие познавательного туризма. Причём, в соответствии с законодательством, речь идёт о посещениях территории только в познавательных целях и лишь на отдельных, специально определённых участках заповедника. Замечу, что мировая практика наглядно демонстрирует, что познавательный туризм в полной мере (при должных управленческих решениях) гармонирует с задачами сохранения биологического и ландшафтного разнообразия на особо охраняемых природных территориях.

Сравнение же Байкальского заповедника с природным парком вовсе неуместно. Природный парк - это территория, на большей части которой допускается именно массовый отдых. Это не имеет ничего общего с действующим режимом Байкальского заповедника.

- К сожалению, теория и практика совпадают не всегда. Недавнее объединение Байкало-Ленского заповедника с Прибайкальским национальным парком (это уже Иркутская область), на мой взгляд, скорее всего тоже приведёт к фактическому превращению заповедной и пока ещё совершенно естественной, практически не тронутой человеком природной территории в "шашлычную" зону национального парка, где вместо рёва медведей и лосей будет круглосуточно завывать шансон.

- Это - домыслы, в основе которых заложена подмена понятий. Дело в том, что и Байкало-Ленский заповедник, и Прибайкальский национальный парк - особо охраняемые природные территории (ООПТ). Режим каждой из них определяется индивидуальными положениями, утверждаемыми в соответствии с требованиями законодательства об ООПТ. Так вот, никакого объединения двух ООПТ в одну единую не было и не будет. Байкало-Ленский заповедник остаётся заповедником, режим которого не меняется. Где "шашлыки" (то есть массовая рекреация) были разрешены (рекреационная зона Прибайкальского национального парка), там они и останутся, где не допускались - там их не будет и дальше.

Объединение проведено на уровне федеральных государственных бюджетных учреждений (ФГБУ). В своё время они создавались для управления особо охраняемыми природными территориями. Из двух ФГБУ создано одно - "Объединённая дирекция Байкало-Ленского заповедника и Прибайкальского национального парка". То есть вместо двух юридических лиц в итоге объединения появилось одно юрлицо. Для чего? Во-первых, для минимизации затрат на содержание аппарата управления (сэкономленные средства будут направлены на решение природоохранных задач на обоих ООПТ). Во-вторых, это - путь к реализации единой политики на двух соседствующих ООПТ (охрана лесов от пожаров, борьба с браконьерством и т.д.), проведению научных исследований и экомониторинга, экологического просвещения и работы с населением.

- С большим трудом допускаю целесообразность и саму возможность реализации единой политики управления пусть и в соседствующих, но функционально разных структурах, каковыми являются заповедники и национальные парки. Они могут быть похожими визуально, иметь общее определение ООПТ, но, на мой взгляд, преследуют принципиально разные цели. Возможно, я заблуждаюсь, поэтому перейду к другой теме, крайне актуальной для Иркутской области и для многих субъектов РФ.

Отвечая на мой вопрос, вы произнесли важное, определяющее слово - "управление". У меня сложилось... ну, пока ещё, пожалуй, не убеждение, а только ощущение, что фактическое государственное управление лесами в России утрачено. Теперь у нас нет даже единой государственной структуры управления. На федеральном уровне и в Иркутской области управлением лесами занимаются агентства. А ещё у нас на региональном уровне есть министерство промышленной политики и лесного комплекса. В Красноярске - МПРиЭ, в Чите - Государственная лесная служба, в Кемерове - Департамент лесного комплекса, в Республике Алтай - Минлесхоз, в Алтайском крае - Главное управление... При таком разнобое насколько эффективно организовать управление лесами в масштабах страны? Это примеры одного только Сибирского федерального округа.

- Действительно, в разных регионах за управление лесами отвечают разные государственные структуры: министерства, агентства, департаменты и т. д. Выбор системы управления лесным хозяйством зависит от задач, стоящих перед регионом, и объективных природных факторов. Например, нельзя эффективно применять одну и ту же управленческую модель к Астраханской области, где совсем мало леса, и к Иркутской, где леса занимают более 80% территории. Поэтому губернаторы, по согласованию с Минприроды России, вправе самостоятельно определять структуру органов управления лесами и назначать в них руководителей. Для нас, я имею в виду федеральные органы власти, главное, чтобы в итоге область давала хорошие результаты в сфере лесного хозяйства.

- В управленческих кругах на федеральном и региональном уровнях пока ещё используется (по крайней мере звучит) такой термин, как расчётная лесосека, но при многолетнем фактическом отсутствии должного государственного лесоустройства этот термин уже не имеет под собой никакой реальной базы. Расчётная лесосека сегодня не соответствует реальным запасам древесины. Если ситуацию не изменить, это неизбежно приведёт к истреблению русского леса лесной промышленностью.

- Это не совсем так. Каждый лесопользователь или арендатор должен иметь допустимый объём заготовок на своём участке. Основой для этого является лесоустройство, то есть регулярная "инвентаризация" лесов на отдельных территориях. Таким образом, основная проблема скрывается не в расчётной лесосеке, а в устаревших данных лесоустройства. В ряде регионов лесной учёт в последний раз проводился более 20 лет назад. За это время в лесном фонде могут пройти очень большие изменения. С каждым годом мы наращиваем объёмы лесоустроительных работ. В первую очередь на тех территориях, где реализуются инвестпроекты и идёт активная эксплуатация лесов. В ближайшее время необходимо довести объёмы лесного учёта до 20-25 миллионов гектаров в год.

- Официально об этом нигде не читал, но де-факто дело подошло вплотную к внедрению в нескольких регионах России (в том числе в Иркутской области) скандинавской модели интенсивного лесопользования. Той самой, которая в Финляндии обрушила, обвалила биоразнообразие лесов. Лесной бизнес заработал на выращивании... нет, не леса, а качественной древесины. А государство теперь разрабатывает специальные программы и тратит большие деньги, пытаясь хоть как-то восстановить былое биоразнообразие, приблизительно напоминающее естественное.

- Действительно, в ряде европейских стран экологи бьют тревогу, когда лесозаготовители применяют интенсивные технологии и направляют на переработку практически каждую ветку или пень. Ещё одной причиной беспокойства западных экологов является практика высадки так называемых монопородных лесных плантаций. Так, в Швеции долгое время проводилось активное выращивание сосны. Это привело к тому, что сосновые леса стали занимать свыше 70% территории страны. Естественно, что искусственно созданное доминирование одной породы над всеми остальными негативно сказалось на природных экосистемах.

Я убеждён, что зарубежный опыт, в том числе и негативный, надо учитывать и анализировать. Но так как Россия только начинает переход на интенсивную модель, то и проблемы у нас немного другие. Часть из них должна решиться в рамках законодательства по защитным лесам. Очевидно, что лесное хозяйство вести в таких лесах необходимо, но при этом на законодательном уровне необходимо чётко прописать, насколько существенными должны быть ограничения для каждой категории защитных лесов.

- В управлении российскими лесами остаётся всё меньше людей с базовым лесохозяйственным образованием. Их сменили "эффективные менеджеры", знаний которых достаточно, чтобы лес рубить и продавать, но недостаточно, чтобы управлять живым лесом. В Иркутской области в лесном министерстве и в агентстве лесного хозяйства среди первых и вторых лиц в настоящее время нет ни одного образованного лесохозяйственника. Какая сейчас кадровая политика в лесном хозяйстве и в экологии?

- Главы регионов вправе назначать руководителей своих лесных ведомств по согласованию с Минприроды России. Нам важно, чтобы в каждом регионе руководитель лесного или природоохранного ведомства не был свадебным генералом, а мог принимать необходимые решения, обеспечивать выполнение поставленных задач, организовывать работу по профилактике и тушению пожаров, создавать условия для рационального использования и воспроизводства лесов. От личности руководителя и его организаторских способностей многое зависит. Мы очень серьёзно относимся к процедуре назначения и согласования руководителей органов лесного хозяйства в субъектах РФ.

Когда у нас возникают вопросы по результатам и качеству работы, мы сначала предупреждаем руководителей региона о проблемах. Если ситуация не меняется, то приходится действовать более жёстко. И, как показали последние кадровые перестановки в министерстве природных ресурсов и агентстве лесного хозяйства Иркутской области, наши опасения имеют основания.

- Арендаторы не обязаны и не хотят тушить лесные пожары - мне это кажется противоестественным. Тем более что российский лес на корню они покупают многократно дешевле финского, шведского и прочего. Насколько эта ситуация будет регулироваться законодательством?

- Вопрос о привлечении арендаторов к тушению пожаров стоит уже много лет. У каждой стороны есть свои веские аргументы за и против. Надо сказать, что не везде арендаторы отказываются тушить лесные пожары. Более 200 лесозаготовительных компаний получили лицензию на право тушения лесных пожаров, так как имеют долгосрочные планы и заинтересованы в сохранении сырьевой базы для своего производства.

По действующему лесному законодательству арендатор должен заниматься профилактикой, чтобы исключить возможность появления лесных пожаров. Если пожар по его вине возникнет, то арендатор несёт за него полную ответственность.

К сожалению, у нас есть информация об арендаторах, которые откровенно пренебрегают профилактическими лесопожарными мероприятиями и своё бездействие оправдывают отсутствием лицензии на тушение пожаров. Чтобы решить эту проблему, Минприроды России выступило с инициативой об отмене лицензирования деятельности по тушению лесных пожаров. Когда закон вступит в силу, региональные власти смогут привлекать арендаторов к тушению пожаров в рамках своих сводных планов.

Надо сказать, что буквально на днях внесены изменения в 261-ю статью УК РФ, по которым в два раза увеличиваются штрафы за уничтожение или повреждение лесных насаждений, в том числе и от пожаров. Кроме того, теперь за умышленный поджог предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет и штраф до 500 тысяч рублей. Серьёзное ужесточение ответственности призвано повысить дисциплину в рядах арендаторов и будет стимулировать их более внимательно относиться к вопросам лесопожарной безопасности.

Число туристов, посетивших Байкал, в 2013 году снизилось на 3% и составило 1479 тыс. официально зарегистрированных, в том числе 88,1 тыс. зарубежных (в 2012 году - 1 529 тыс. туристов, в том числе 80,1 тыс. зарубежных, в 2011 году - 1 303 тыс. человек). В Иркутской области в 2013-м по сравнению с предыдущим годом количество туристов уменьшилось на 16%, а в Республике Бурятия увеличилось на 10%. Высокую долю среди иностранных туристов занимают гости из КНР, Германии, Монголии, Кореи, Франции, США, Великобритании, Польши, Японии. Объём оказанных в 2013 году туристических услуг оценивается в 10235,4 млн рублей (в 2012-м - 10130 млн рублей). В этой сфере было занято 21,2 тыс. человек (в 2012-м - 20,5 тыс. человек).

За 2013 год наиболее посещаемый туристами Прибайкальский национальный парк, к территории которого относятся часть побережья Малого моря и остров Ольхон, принял 2860 (в 2012 году - 995) туристических групп в количестве 20125 человек (в 2012 году - 14989 человек), в том числе 1232 (в 2012 году - 232) иностранные группы в количестве 8625 (в 2012 году - 3756) человек. На данный момент в парке имеется 30 утверждённых маршрутов.

В 2013 году были дополнительно построены три смотровые площадки (в 2012 году - четыре), 20 (в 2012 году - 129) пикниковых точек, а также один визит-центр на острове Ольхон."

Россия. СФО > Экология > wood.ru, 29 июля 2014 > № 1134862 Сергей Донской


Россия. СФО > Экология > kremlin.ru, 24 июля 2014 > № 1134043 Александр Бердников

Рабочая встреча с исполняющим обязанности Главы Республики Алтай Александром Бердниковым.

А.Бердников информировал Президента о ходе ликвидации последствий паводка на территории Республики Алтай.

В.ПУТИН: Александр Васильевич, мы, конечно, поговорим о ситуации в республике в целом, но начнём с проблем, связанных с ликвидацией последствий паводка.

Знаю, что Вы лично бывали практически во всех пострадавших районах, знаю, что работали, спасибо Вам и Вашим коллегам, но работа предстоит очень большая. Давайте начнём с этого.

А.БЕРДНИКОВ: На самом деле ситуация была действительно сложная, 33 тысячи наших граждан пострадали от паводка. Ситуация развивалась стремительно: за 5 часов 70 процентов территории было покрыто водой, и предпринимались все меры, чтобы не допустить гибели людей, это было самое главное.

Эта задача при помощи, конечно, федеральных структур, МЧС, считаю, выполнена. Люди это оценили. И Ваше внимание, контроль, конечно, здесь тоже сыграли свою роль.

Сегодня выполняется поручение от 11 июня, которое Вы дали в ходе видеоконференции. Самое главное, сегодня абсолютному большинству людей очень быстро выплатили материальную помощь за частично утраченное, полностью утраченное имущество.

Есть небольшая категория, сейчас с миграционной службой мы прошли, – те, кто не прописан по месту жительства. Но люди понимают, и в судебном порядке мы эти вопросы решаем.

Было разрушено 530 километров дорог, полностью было отрезано муниципальное образование Усть-Кокса (на его территории [гора] Белуха), 41 населённый пункт. Всё движение восстановили, 70 мостов из 230 разрушенных – тоже проезд обеспечили, на остальных временные переправы. Системы жизнеобеспечения Республики Алтай функционируют в полном объёме – электроснабжение и всё остальное.

Отдельная благодарность жителей Республики Алтай – за тех детей, которые сегодня отдыхают в Крыму, в Ялте, в других городах, в Краснодаре в том числе. 600 ребятишек из подтопленных районов Республики Алтай сегодня отдыхают, 200 ещё будут направлены в Краснодарский край.

В принципе, жизнь вошла в нормальное русло, хотя, конечно, есть проблемы и их нужно решать. Было Ваше поручение, мы обследовали весь жилищный фонд, который подвергся подтоплению. Таких было домов 15 тысяч, из них 4 тысячи, к сожалению, сегодня не пригодны для жилья, требуют капитального ремонта, и здесь нужна Ваша прямая поддержка. Мы всё, что можно, делаем на местах.

В пунктах временного размещения ещё небольшая категория людей – беременные, больные и так далее. Но эти вопросы мы решаем. Активно помогают нам и структуры Минтранса, Минтрудсоцзащиты, МЧС с первых секунд. Поэтому я считаю, что наша задача – до наступления холодов (в Сибири они рано наступают) эти проблемы решить.

В.ПУТИН: Ещё раз скажите, пожалуйста: вам не хватает средств на капитальный ремонт?

А.БЕРДНИКОВ: Да, [капитальный ремонт] жилья.

В.ПУТИН: Почему не хватает?

А.БЕРДНИКОВ: Из аварийного фонда, что выделило Правительство, – мы не уложимся в эту сумму. Мы обследовали комиссионно со специалистами, таких домов – 4 тысячи.

В.ПУТИН: Это те, которые пострадали от паводка?

А.БЕРДНИКОВ: Да, 4 тысячи домов.

В.ПУТИН: И что, они не подпадают под те, которые нужно ремонтировать? Я не понимаю, в чём проблема.

А.БЕРДНИКОВ: Средств не хватает. Мы направили документы в министерство где-то дней 15 назад.

В.ПУТИН: То есть это те дома, которые пострадали от паводка, и есть соответствующий акт?

А.БЕРДНИКОВ: Конечно, всё комиссионно, со специалистами, в соответствии с постановлением Правительства мы всё обследовали.

В.ПУТИН: Пусть никто не переживает и не волнуется, все необходимые средства будут выделены.

А.БЕРДНИКОВ: Спасибо, это наша основная задача, основная проблема на сегодня.

Россия. СФО > Экология > kremlin.ru, 24 июля 2014 > № 1134043 Александр Бердников


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 5 июня 2014 > № 1097180 Сергей Донской

МИНИСТР ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РФ СЕРГЕЙ ДОНСКОЙ ОТВЕТИЛ НА ВОПРОСЫ КОРРЕСПОНДЕНТА ЖУРНАЛА «СНОБ» АННЫ КАРПОВОЙ

Сергей Донской: Справиться с проблемами экологии можно, только победив бедность

5 июня — Международный день окружающей среды, для России праздник достаточно новый. В 2013 году в экологическом рейтинге Йельского университета Россия заняла 72-е место. Но за последние полгода ситуация несколько улучшилась: были закрыты Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, главный источник загрязнения Байкала, и никелевый завод в Норильске. Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской рассказал «Снобу» об экологической сознательности россиян, неэффективности акций «Гринпис» и о том, сколько нужно котят леопарда для компенсации экологического ущерба в Сочи.

Как вы стали министром природных ресурсов и экологии?

Во время одной из своих рабочих поездок я побывал в норвежском городе Тромсё, где находится знаменитый Арктический институт. В нем мне показали лабораторию, в которой изучают состояние флоры и фауны в районах разработки месторождений. Эта поездка напомнила мне о давней мечте, когда я хотел стать ихтиологом и изучать мир морей и океанов. С ранних лет меня окружало все, что связано с морем. Я много времени проводил в доме у моего деда в Геленджике и часто общался с учеными научного центра «Южморгеологии». И, конечно же, меня вдохновлял пример известного путешественника и исследователя морских глубин Жака-Ива Кусто. Когда пришло время выбирать вуз, во всех газетах и журналах началось обсуждение шельфовых проектов и будущие перспективы отрасли. Я без сомнений подал документы в Академию нефти и газа им. Губкина, чтобы получить профессию, которая объединила бы мой интерес к морской тематике и современным технологиям.

После окончания академии я работал в добывающих компаниях, в Министерстве энергетики. Этот опыт позволил мне в 2004 году перейти в Минприроды России на должность директора департамента экономики и финансов.

Одна из задач Минприроды — экологический надзор за организациями, занимающимися добычей углеводородного сырья. То есть вы оказались «по ту сторону баррикад» относительно бывших коллег из «Газприборавтоматики» и «Лукойла»?

Бывают споры, не без этого. Например, у «Роснефти» в районах собственной добычи есть участки с неликвидированным прошлым экологическим ущербом, который был нанесен задолго до того, как территории стали активами компании. Никому не хочется отвечать за чужие просчеты, однако, чтобы выполнить требования российского экологического законодательства, компания все же включила эти участки в свои программы по ликвидации прошлого экологического ущерба. Так что конфликты с недропользователями разрешаются, тем более если компания ориентирована на международный рынок, где «зеленый» имидж крайне важен. Как правило, споры возникают из-за того, как сами компании интерпретируют законодательство, какие задачи они ставят перед собой с учетом экономики и собственных стратегических планов. Но экология добычи сырья — наш общий приоритет, поэтому мы тесно сотрудничаем. В сложных случаях приходится вести жесткий диалог с компаниями, но на наши требования они в результате реагируют. Так что как такового противостояния у нас нет.

Министерство природы сейчас уделяет особое внимание добыче сырья в недрах арктических морей и на арктическом шельфе. Готовы ли российские компании к работе в таких тяжелых условиях?

Сейчас мы только приступаем к освоению арктического шельфа и разрабатываем проекты по разведке и добыче нефти и газа. Есть проекты акваторий, например, Каспийской, Сахалинской и Балтийской, где уже ведутся активные работы. Но все равно эти условия не сравнить с Арктикой. Пока есть две ключевые компании, которые будут вести добычу на арктическом шельфе. Сейчас они разрабатывают проекты месторождений, но пока не сформировали окончательную стратегию по добыче на шельфе. Например, «Роснефть» в рамках своей стратегии привлекает ряд международных компаний. Их опыт будет использован при освоении месторождений в будущем.

Как будет обеспечена экологическая безопасность при разработках и добыче сырья на арктическом шельфе?

Первые разработки на шельфе шли еще в дореволюционной России. В семидесятых годах советские специалисты начали работать уже и на арктическом шельфе. Тогда еще ни Норвегия, ни Великобритания подобными проектами не занимались. Поэтому в то время мы были первыми и накопили огромный опыт. Арктика — это экстремальная среда со всех точек зрения: климата, инфраструктуры, самого присутствия человека. Поэтому перед нами стоит задача, с одной стороны, создать условия для экономической рентабельности проектов: налоговые преференции и льготы для компаний. С другой стороны, мы должны использовать особые технологии, которые обеспечат безопасность добывающих платформ для хрупкой природы Арктики. Ведь любой шрам от последствий экономической деятельности в Арктике останется надолго. Когда пролетаешь над Ямалом, с высоты видно следы от вездеходов, которые прошли по тундре 30 лет назад. Эти шрамы до сих пор не зажили. Поэтому наш приоритет — внедрение безопасных технологий.

В 2013 году вступили в силу поправки в законы о шельфе и внутренних морских водах. Теперь компании-недропользователи обязаны ликвидировать негативные экологические последствия в районах добычи. Ни один проект обустройства и освоения месторождений не принимается без плана ликвидации разливов. Существует система лицензий, которая оценивает технологии с точки зрения их минимального воздействия на окружающую среду. Если нет плана и безопасных технологий, то у компании нет и права работать на шельфе.

О компенсации экологического ущерба шла речь и после стройки олимпийских объектов в Сочи. Что уже сделано в этом направлении?

Олимпийская стройка развернулась на особо охраняемых природных территориях, поэтому так важно было свести к минимуму воздействие на окружающую среду. Например, на Грушевом хребте находится реликтовый лес, поэтому строительство бобслейной трассы, горной олимпийской деревни и других объектов перенесли на другие участки. Мы снизили количество запланированных рубок, активно применяли зеленые стандарты строительства и выполнили план «нулевого углеродного следа». Была реализована большая программа по реконструкции котельных, в итоге мы перевели на газ окружающие поселки и населенные пункты. По данным Росгидромета, с 2007 года воздух в Сочинском регионе стал чище в два раза, т. е. люди смогли вздохнуть свободнее.

Экологическая компенсация стала отдельным направлением нашей работы: от высадки деревьев до реабилитации реки Мзымта и восстановления популяции животных, которые обитали в Сочи. Например, еще в 30-е годы был уничтожен как вид переднеазиатский леопард, а теперь в Сочинском национальном парке мы восстанавливаем популяцию этих редких кошек. Недавно в питомнике появились на свет четыре котенка леопарда, которых мы хотим выпустить на волю уже в 2016 году.

Вы занимаетесь и проблемами, связанными с природными катастрофами, например, с наводнением на Дальнем Востоке, которое произошло прошлым летом. Можно ли было заранее спрогнозировать масштаб бедствия и исходя из этого подготовиться к нему?

Бедствие на Дальнем Востоке не с чем сравнивать, такого в истории нашей страны еще не было. Ежегодные паводки на Амуре ни для кого не секрет. Многие готовятся к ним из года в год, люди уже привыкли к таким капризам природы. Предугадать примерный масштаб такого паводка Росгидромет смог примерно за месяц, а первое сообщение о серьезном наводнении поступило в конце июня. Но даже тогда никто не ожидал, что уровень воды поднимется настолько высоко и река затопит такую огромную территорию. После первых предупреждений энергетики подготовили ГЭС для приема воды. Коллегам удалось сдержать воду и дать местным службам время на подготовку к более высокому уровню воды. К счастью, все обошлось без жертв, в отличие от Китая. После наводнения мы анализировали и оценивали его последствия. Сейчас этими вопросами занимаются ученые, которые должны определить взаимосвязь между осадками и площадью разливов, показать, какие территории могут оказаться в зоне риска при различных уровнях осадков. Пока Росгидромет, Росводресурсы и Академия наук пришли к общему мнению, что спрогнозировать масштабы такого паводка нельзя.

То есть к таким бедствиям невозможно подготовиться?

Это не совсем так. Чтобы быстрее реагировать на катастрофические изменения, нужно больше данных, более плотная сеть метеорологических и гидрологических постов. Поэтому первое, что мы сделали после наводнения на Амуре, — восстановили посты, разрушенные во время паводка, и построили новые. К лету Росгидромет готовит первый вариант модели, которая позволит прогнозировать развитие паводка на Амуре. Прогнозы и оценка последствий — это только часть работы, нам необходимо построить специальные сооружения, которые защитят территории от наводнений. Речь идет о резервуарах для воды, которые уже есть на ГЭС, но должны быть и дополнительные емкости, с помощью которых можно регулировать уровень воды на Амуре. Другие варианты защиты от паводка будут подготовлены по итогам исследования Росгидромета.

Среди антропогенных факторов, представляющих наибольшую экологическую опасность, на первом месте находятся бытовые отходы. В нашей стране очень слабо развита система вторичной переработки мусора. Почему?

Тут есть два камня преткновения. Это, прежде всего, традиционный менталитет: нам свойственно потребительское, я бы даже сказал, пренебрежительное отношение к природным ресурсам, в силу их якобы неистощаемости. Сегодня такой подход претерпевает изменения, однако, как отмечают специалисты ЮНЕП, полностью справиться с проблемой можно только путем борьбы с бедностью и с повышением благосостояния людей. Экологическая система жизнеобеспечения требует определенного масштаба экономики. Для этого в западных странах в свое время была сформулирована концепция устойчивого развития. Для России это пока вопрос будущего, тем не менее мы работаем над тем, чтобы зеленые технологии и стандарты стали нормой нашей экономической и социальной жизни, и в этом видим одно из предназначений нашего ведомства.

Второй «камень преткновения» — сама система сбора и переработки отходов. Мы ориентируемся на европейский опыт, когда производитель берет на себя ответственность за произведенный объем отходов. Сейчас вносим поправки в законодательство, которые предлагают бизнесу три варианта работы с отходами. Первый вариант: производитель самостоятельно перерабатывает и утилизирует твердые бытовые отходы. Второй вариант: он может привлечь оператора, который перерабатывает отходы. И, наконец, третий вариант — заплатить государству, которое привлечет оператора. Еще один рациональный вариант использования отходов — это производство энергии, однако пока у нас эта практика не распространена.

Как независимые общественные экологические организации могут принять участие в деятельности Минприроды?

Для Минприроды крайне важен диалог с экологами, поэтому мы постоянно привлекаем их для совместного обсуждения важных проектов. В основном мы сотрудничаем с общественностью при проведении экологической экспертизы и оценке воздействия на окружающую среду в двух случаях. Во-первых, когда затрагиваются интересы особо охраняемых природных территорий, во-вторых, в отношении шельфовых проектов. Я считаю, что такой подход ограничивает наше сотрудничество, поэтому многие резонансные истории, например, со строительством трассы через лес, проходят мимо общественного обсуждения. В результате люди получают всю информацию по факту, не имея возможности повлиять на принятое решение. Поэтому необходимо расширить список объектов экологической экспертизы, чтобы люди могли принимать участие в разработке важных для них проектов. У Минприроды есть такая площадка для обсуждения — Общественный совет.

Сработали ли эти механизмы в диалоге с «Гринпис»? «Гринпис» утверждает, что до акции на платформе «Приразломная» цивилизованные формы диалога были исчерпаны. Так ли это?

Мы давно сотрудничаем с «Гринпис России». Поэтому я воздержусь от оценки их действий с юридической точки зрения. Но я убежден, что высказывать свою позицию в формате таких акций неправильно и неконструктивно. Свои конкретные предложения и видение проблемы «Гринпис» мог представить как мне лично, так и на Общественном совете при Минприроды России, в работе которого эта экологическая организация активно участвует. За каждой буровой платформой — а все они являются объектами повышенной опасности! — Министерство и Росприроднадзор следят очень внимательно. Их строительство и запуск в эксплуатацию каждый раз проходят обязательное многоуровневое согласование. За время строительства «Приразломной» в Росприроднадзор не поступило ни одного сигнала о необходимости провести дополнительные проверки. Хотя если «Гринпис» был бы заинтересован в том, чтобы выявить или предотвратить нарушения, то в первую очередь ему следовало обратиться именно к нам.

Требуются ли экологическому законодательству какие-то серьезные реформы?

Комплексная реформа, безусловна, нужна. Последние два года мы разрабатываем законопроекты в сфере переработки отходов и модернизации производств, которые негативно влияют на окружающую среду. Если они будут реализованы, то мы сможем качественно улучшить ситуацию в стране. Сейчас Минприроды сталкивается с сопротивлением со стороны бизнеса. Но благодаря совместной работе с Минпромторгом и другими ведомствами, недавно был принят план реализации законов по модернизации производства. Готовится закон по ликвидации прошлого экологического ущерба, частично принят большой пакет законов в сфере лесного законодательства.

Связаны ли проблемы в сфере экологии с некачественной работой институтов и ведомств?

С начала 2000-х, когда вопросы экологической безопасности и рационального природопользования находились на периферии государственной политики, система охраны природы в нашей стране понесла большие потери. И здесь речь идет не только о деньгах, которых тоже, конечно, выделялось крайне мало даже на самые «горячие» проблемы. В первую очередь я говорю о том, что за эти годы из природоохранной системы ушли многие специалисты с огромным опытом работы и практическими знаниями: лесники, охотничьи инспектора, егери и многие другие. Разрушительные последствия этого лучше всего видны на примере Росприроднадзора. Кадровый состав этого ведомства в течение последних 10 лет очень сильно сократился, существующих инспекторов категорически не хватает для эффективной работы на всей территории страны. То же самое происходит и в области охоты: на огромной территории охотничьих угодий Российской Федерации работают всего 3,5 тысячи государственных охотинспекторов. В общей сложности на одного инспектора приходится 450 тысяч гектаров — на самолете не облетишь. О какой эффективной охране, то есть исполнении их прямых обязанностей, может идти речь в такой ситуации?

Кроме того, в 2006 году был уничтожен институт государственной экологической экспертизы. В итоге на сегодняшний день только 5% промышленных объектов обязаны проводить у себя экологическую экспертизу. Таким образом, современный государственный экологический надзор не имеет объективной информации о реальных объемах выбросов и сбросов. Более того, по действующему закону, органы надзора не имеют права проводить внезапные проверки предприятий, и это, конечно, очень сильно сказывается на эффективности контроля. Поэтому в существующей ситуации не нужно вешать на людей и ведомства ярлык «некачественной работы», а нужно создавать стимулы и условия, чтобы в природоохранный сектор возвращались специалисты, росли новые профессиональные кадры и т. д. Без реформирования законодательства, в том числе и в области ужесточения надзора и контроля, сегодня, очевидно, не обойтись.

В декабре состоялся Всероссийский съезд по охране окружающей среды, первый за 10 лет. Чем был вызван такой большой перерыв, неужели все это время отсутствовала необходимость встречи экспертов? Чего вы ожидали от этого форума и каковы его главные итоги?

Сложно говорить за моих предшественников, но съезд действительно не собирался 10 лет. Мы же решили его провести в честь Года охраны окружающей среды. Съезд привлек огромное количество людей из всех уголков нашей страны. Большой интерес общественности показал, что люди в целом поддерживают нашу политику в сфере экологии. Очень важно, что съезд прошел в дружественной обстановке, без конфликтов, как это было в 2004 году. Это показывает, что диалог министерства с экологическим сообществом уже вышел на качественно новый уровень.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 5 июня 2014 > № 1097180 Сергей Донской


Россия > Экология > kremlin.ru, 15 апреля 2014 > № 1052977 Владимир Путин, Сергей Шойгу.

Владимир Путин принял участие в заседании попечительского совета Русского географического общества, которое состоялось в Фундаментальной библиотеке МГУ.

Обсуждались итоги деятельности общества в 2013 году, а также планы и перспективы развития организации на ближайшие годы.

В ходе заседания вручены свидетельства новым членам попечительского совета РГО – помощнику Президента – начальнику Контрольного управления Президента, председателю наблюдательного совета организации «Центр по изучению и сохранению популяции амурского тигра» Константину Чуйченко, председателю правления компании «НОВАТЭК» Леониду Михельсону, генеральному директору Тувинской энергетической промышленной корпорации Руслану Байсарову.

Состоялась также церемония вручения медалей Русского географического общества.

Большой золотой медали удостоены заведующий лабораторией эволюционной географии Института географии Российской академии наук, профессор Андрей Величко – за выдающийся вклад в развитие отечественной географии, а также президент Ассоциации полярников России, первый вице-президент Русского географического общества Артур Чилингаров – за выдающийся вклад в исследования Арктики и Антарктики.

Малой серебряной медалью награжден член попечительского совета РГО Фредерик Даг Арфст Паулсен – за активную экспедиционную деятельность и большой вклад в развитие РГО.

Кроме того, на заседании представлен и запущен новый цифровой телеканал IQ HD. Телеканал будет, в частности, демонстрировать в формате высокой четкости лучшие познавательные фильмы, которые будут сняты в том числе при содействии Русского географического общества.

На заседании попечительского совета РГО Владимир Путин вручил свидетельства о присуждении грантов на реализацию проектов «Корабелы Прионежья» (организация экспедиции и фестиваля детско-юношеских клубов судостроения и судоходства), «Катастрофическое наводнение на Амуре 2013 года: последствия», «Инициальное заселение Арктики человеком в условиях меняющейся природной среды», «Средние города в системе расселения Центральной России», проекта по изучению и сохранению европейского зубра в Центральной России и на организацию российско-казахстанской эколого-географической экспедиции по реке Чаган. Присуждены также медиагранты на создание цикла фильмов «Великие реки России», съемку фильма «Живая Ладога» и реализацию фотопроекта «Дикий мир плато Путорана и полуострова Таймыр».

Стенографический отчёт о заседании попечительского совета РГО

С.ШОЙГУ: Уважаемые коллеги!

Традиционно на весеннее заседание попечительского совета мы собрались здесь, в этом историческом месте – в библиотеке Московского государственного университета.

Естественно, как всегда, по традиции я предоставляю слово председателю попечительского совета, Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!

Очень рад приветствовать всех вас, всех участников очередного ежегодного заседания попечительского совета Русского географического общества.

Сегодня мы оценим практические результаты проектов, которые были реализованы при поддержке Русского географического общества в прошлом году, и, конечно, посмотрим на перспективные грантовые заявки.

При этом хотел бы обратить внимание, что многие инициативы общества, начинавшиеся как разовые, рассчитанные на год-два, получают дальнейшее развитие, включают в себя дополнительное направление и, так сказать, обрастают новыми участниками. Всё это в немалой степени подтверждает, насколько многогранна и широка повестка Русского географического общества, как тесно связана она с жизнью нашей страны, наших регионов, какую ощутимую просветительскую, гуманитарную миссию, роль играют проекты Русского географического общества. Достаточно упомянуть программы по сохранению диких видов животных. Их результатом стали не только уникальные сведения, рекомендации по защите редких зверей, но и целый ряд важных решений, в числе которых расширение заповедных зон России и ужесточение природоохранного законодательства. У нас появились новые нацпарки: «Бузулукский бор», «Позарым», «Земля леопарда». Что касается ужесточения ответственности, теперь за убийство ряда животных предусмотрено исключительно уголовное наказание.

Кроме того, был создан и центр дальневосточного леопарда, так и называется – «Дальневосточные леопарды», благодаря которому популяция этих видов животных уже начала постепенно расти. Собственно говоря, постепенно почти в два раза увеличилась. Правда, цифры пока в целом скромные в абсолютном выражении, но всё-таки увеличение почти в два раза. Чуть позже был создан центр «Амурский тигр», ставший важным шагом на пути возрождения тигров в российской дикой природе.

Не менее значимые итоги ежегодно дают комплексные проекты, такие как «Кызыл-Курагино», «Фукусима», «Новосибирские острова». И многие из вас знают, что всё это так или иначе связано с деятельностью человека, например, «Кызыл-Курагино» связано с большим проектом по освоению месторождений углей и со строительством дороги. Очень важно при реализации этих промышленных проектов ничего не потерять, то, что нам дорого из истории, из природы. «Фукусима» – понятно, трагедия на одноимённой станции, очень важно наладить было постоянный мониторинг за окружающей средой.

Важно, что востребованными оказываются многие инициативы, адресованные прежде всего молодым людям, молодёжи. Таким проектом стала экспедиция на остров Гогланд, стартовавшая в 2013 году. Теперь комплексные исследования охватят другие близлежащие острова Финского залива.

Расширяются не только задачи, но и круг участников экспедиций. В Ленинградскую область приедут студенты географического факультета Таврического национального университета имени Вернадского. Кстати говоря, можно было бы и финских коллег пригласить. Надо с ними поговорить, я думаю, что это было бы им интересно.

Крымские отделения РГО в Симферополе и Севастополе ещё только создаются, а участники этого движения, молодые люди, ребята, смогут поработать в проектах своих коллег из других регионов Российской Федерации.

Считаю одним из главных итогов прошлого года и запуск молодёжного движения Русского географического общества «Следопыты РГО», к которому уже присоединились тысячи российских школьников. Также отмечу начало публикации серии «Великие русские путешественники». За три года в детские библиотеки страны, кадетские корпуса, нахимовские и суворовские училища будет направлено 90 тысяч книг. Не сомневаюсь, что проект, посвящённый памяти, подвигам исследователей и первооткрывателей, получит продолжение, так же как и цикл передач «Уроки географии». Он завоевал большую зрительскую популярность и стал одной из самых ярких просветительских программ, которых, кстати говоря, всё-таки до сих пор не хватает.

Убеждён, что познавательные медиа- и издательские проекты РГО должны активно использоваться в отечественной системе образования, стать содержательным, оригинальным дополнительным материалом не только для изучения географии, но и для преподавания социологии, истории, культуры, экономики и литературы. В том числе я говорю и о данных, хранящихся в бесценных архивах и библиотеке общества, которые постепенно оцифровываются и размещаются для всеобщего доступа на сайте. Одним из инструментов продвижения позитивных инициатив РГО становится соглашение о сотрудничестве, которое общество заключает с другими объединениями, с регионами, с федеральными ведомствами. Сегодня, насколько мне известно, должно состояться подписание такого документа и с Министерством природных ресурсов. Добро пожаловать, уважаемые коллеги, в наше сообщество!

Надо ещё активнее привлекать новых единомышленников, инициировать взаимодействие и присоединяться к программам других, близких нам по духу и по задачам объединений, таким, как, к примеру, Историческое или Военно-историческое общества. Кроме того, нужно предложить больше возможностей для практического участия в работе РГО и нашим уважаемым попечителям – вам, уважаемые коллеги, чтобы вы не просто не ограничивались системой грантовой поддержки (за что, разумеется, вам большое спасибо, потому что, прямо скажем, без ваших денег всё это было бы невозможно, при вашем непосредственном участии все эти проекты реализуются), но, может быть, можно было бы расширить – я имею в виду сейчас расширение не финансовое, а личное ваше участие в консультативной, организационной работе, просто личное участие и содействие конкретным проектам, которые вызывают интерес у многих из здесь присутствующих. Это особенно важно для отделений РГО, они есть во всех субъектах Федерации. И взять можно было бы своего рода шефство над этими отделениями с помощью тех подразделений ваших компаний, которые работают в том или ином регионе. Прошу вас, уважаемые коллеги, внимательно посмотреть на эту возможность.

Для нас важны и проекты, имеющие серьёзный научный потенциал, и те, которые объединяют граждан, молодёжь вокруг ярких, содержательных инициатив, помогают людям лучше узнать нашу страну, учиться понимать, ценить её уникальное природное, культурное многообразие и её историю. Ради этого и создавалось Русское географическое общество. И мне хотелось бы ещё раз выразить признательность всем тем, кто помогает ему достойно продолжать традиции просвещения и воспитания, поблагодарить членов попечительского совета и медиасовета.

Давайте начнём работать. Слово Сергею Кужугетовичу Шойгу. Пожалуйста, Сергей Кужугетович.

С.ШОЙГУ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники и гости!

Рад приветствовать вас на нашем традиционном весеннем заседании и, конечно же, присоединиться к словам благодарности в адрес членов попечительского совета и медиасовета Русского географического общества.

Прежде чем вам будут представлены видеоотчёты о наиболее значимых итогах работы Русского географического общества и презентация новых направлений, хотел бы обратить внимание на ряд важных моментов. Действительно, многие наши проекты по мере реализации получают продолжение. Это не удивительно, ведь география имеет отношение практически ко всем сферам жизнедеятельности человека. И здесь всегда нужно быть готовым к открытиям и новым темам. Ваша поддержка позволяет не бросать такие дела на полпути. Это особенно важно, когда в проекте участвуют молодые люди. Возможность продолжать интересные исследования стимулирует ребят двигаться дальше и привлекать друзей в ряды молодёжного движения Русского географического общества. Это движение – один из наших приоритетов. За четыре года более полусотни молодёжных проектов общества охватили свыше 80 тысяч человек в 40 субъектах Российской Федерации. В этом году совместно с Московским государственным университетом имени М.В.Ломоносова в Москве был открыт молодёжный центр Русского географического общества. Он призван объединить неравнодушных к географии, истории, культуре нашей страны школьников, студентов, молодых учёных и путешественников. Пользуясь случаем, хотел бы ещё раз поблагодарить Виктора Анатольевича Садовничего за давнее, неизменно продуктивное сотрудничество.

Конечно, молодёжное движение не ограничивается столицей. Хороший задел уже есть во многих наших регионах и региональных отделениях. Например, в Пензе, Иваново, Краснодаре, в Калужской области мы активно взаимодействуем с познавательным центром «Этномир». Логично, если молодёжные центры Русского географического общества появятся в лучших круглогодичных детских лагерях нашей страны, например в «Орлёнке» в Краснодарском крае или «Океане» на Дальнем Востоке и, надеюсь, в ближайшем будущем в «Артеке». В этом вопросе рассчитываем на поддержку Министерства образования.

Хотел бы ещё раз отметить, география охватывает почти все сферы жизни нашего общества, поэтому мы всегда открыты для единомышленников и сотрудничаем с теми, с кем наши интересы совпадают. Будем рады взаимодействию с историческим и военно-историческим обществом. Тем более Русское географическое общество давно уже ведёт проекты в области сохранения исторической памяти, популяризации героических страниц прошлого нашей страны, подвигах землепроходцев, мореплавателей, альпинистов, военных географов и разведчиков.

Пролить свет на неизвестные события истории призван Центр подводных исследований Русского географического общества, и здесь я ещё раз хотел бы поблагодарить члена попечительского совета. Владимир Владимирович, в этом зале к Вам обращался вице-президент Русского географического общества Артур Николаевич Чилингаров. Вы тогда поддержали идею об образовании уже нашей морской составляющей. Теперь хочу доложить, что у нас есть свой корабль, у нас есть свои подводные исследовательские суда. И мы в прошлом году провели первую такую экспедицию, Вы в ней принимали участие. В этом году таких экспедиций будет пять.

В.ПУТИН: Вторая это была. Первая – наша с Вами, мы же амфоры с Вами доставали.

С.ШОЙГУ: Это правда. Я имею в виду с глубоководными аппаратами. Тогда уже третья, Владимир Владимирович, потому что до этого ещё был Байкал в рамках опять же Русского географического общества.

В 2014 году программа центра охватывает более десятка объектов, находящихся на Балтике, в море Бофорта, в Карском, Японском, Средиземном, Эгейском и Чёрном морях. В планах подобное изучение акватории вблизи побережья Крым. Этот регион связан не только с историей русского флота, но и Русского географического общества, которое более 150 лет назад заложило основы всестороннего изучения природы, населения и археологии полуострова. С исследованиями легендарной Тавриды связаны такие знаковые для российской и мировой науки имена, как Вернадский, Ферсман, Обручев. И наша задача – продолжить их традиции, в том числе возродить работу существующих здесь отделений Русского географического общества. И здесь я с благодарностью принимаю предложение от членов попечительского совета Андрея Рэмовича Бокарева и Александра Григорьевича Абрамова о взятии под кураторство крымских отделений Русского географического общества, я имею в виду и Симферопольское, и Севастопольское. Наша задача – продолжить их традиции, в том числе возродить работу существующих здесь отделений РГО. Кстати, все самые яркие, интересные проекты, включая наши региональные отделения, будут представлены на фестивале Русского географического общества осенью этого года. Ждем тех, кто увлечён туризмом, фотографией, географией, краеведением, этнографией, а также подводными исследованиями и археологией, всех наших друзей и партнёров.

Хотел бы обратить особое внимание на результаты работы общества с ценнейшими библиотечными и архивными материалами. Полным ходом идёт не проводившаяся более 80 лет инвентаризация фондов Русского географического общества и их оцифровка. Напомню, что библиотека Русского географического общества является самой крупной библиотекой в Европе, я имею в виду географическую направленность.

На сайте общества уже доступны электронные версии уникальных книг из архива библиотеки Русского географического общества, всех наших периодических журналов начиная с 1848 года, в том числе очень интересного журнала «Живая старина». Он выпускался этнографической комиссией Русского географического общества до 1920 года и содержит уникальную информацию о безвозвратно ушедшем быте старой России. Замечу, что многие находки в архивах нашей организации просто поражают воображение, а некоторые становятся научными сенсациями. О деталях этих сенсаций вы узнаете чуть позже. Вас ожидает хороший, приятный сюрприз в этой части.

Продолжает пополняться библиотека общества, причём как редкими книгами, так и уникальными картами. Призыв, прозвучавший из уст председателя попечительского совета в прошлом году, нашёл отклик у членов попечительского совета, и фактически все, без исключения, собирают, приобретают редкие издания, книги географической направленности по всему миру. И боюсь, что в ближайшее время нам придётся расширять стены нашей библиотеки, потому что практически, я ещё раз повторю, все члены попечительского совета участвуют в этой большой работе.

Благодаря члену попечительского совета Русского географического общества Алишеру Бурхановичу Усманову в 2013 году библиотека пополнилась уникальной коллекцией из 500 карт. Самая молодая из них датирована XIX веком, а самая старая – XVI веком.

Подчеркну, что крупнейшие библиотеки Москвы и Санкт-Петербурга взялись помочь отсканировать наши редкие фонды, а мы будем постепенно размещать их в интернете. Не сомневаюсь, что многие наши попечители не откажутся принять непосредственное участие в конкретных инициативах общества. Об этом сейчас говорил Владимир Владимирович. Полагаю, для того чтобы наши коллеги могли выбрать себе проект по интересам, исполнительная дирекция Русского географического общества будет представлять им перечень всех проектов на предстоящий год.

И в заключение я считаю необходимым затронуть ещё одну важную тему. Выступая на внеочередном съезде Русского географического общества в 2009 году, Владимир Владимирович говорил о том, что общество должно стать мощной экспертной площадкой. И сейчас, объединив в своих рядах более 500 ведущих экспертов страны в области географии, экологии, смежных наук, включая академиков и нобелевских лауреатов, мы полностью готовы выполнять этот наказ. Тем более что ряду компаний наших попечителей мы уже помогали с анализом экспертизы и по олимпийской тематике, и в вопросах работы в арктической зоне, и в рамках технологической платформы Русского географического общества.

Общественная экспертиза реализуемых в России проектов стала одним из приоритетов внутренней политики нашей страны, и кому как не Русскому географическому обществу быть одним из ключевых её инструментов. Это, конечно же, относится к нашему сотрудничеству с профильными министерствами, будь то экспертиза учебников, экологическая экспертиза или сохранение объектов культурного наследия.

Большое поле для взаимодействия здесь есть и со средствами массовой информации. Отмечу, что медиагрант Русского географического общества – это познавательный продукт, ориентированный на самую широкую аудиторию. И сделать его по-настоящему просветительским, объективным, полезным просто нельзя без профильных специалистов. Знак Русского географического общества должен равняться знаку качества, стать своеобразным географическим «ГОСТом». Это, в том числе, и наш долг перед несколькими поколениями великих учёных и энтузиастов, которым мы сегодня обязаны устойчивой, позитивной репутацией Русского географического общества.

Ещё раз выражаю большую признательность всем, кто поддерживает наши инициативы.

<…>

В.ПУТИН: Последний грантополучатель сказал примечательные слова: «Хочу показать плато Путорана людям, которые эту красоту никогда не увидят». Вся наша с вами деятельность направлена на то, чтобы наши люди как можно ближе познакомились с нашей, с их общей родиной и большой страной, которая называется Россия. У нас не только плато Путорана, у нас много и других мест в стране, не менее привлекательных, малоизученных и малоизвестных. И в этом смысле мы очень счастливые люди. Благодаря вам, уважаемые коллеги, благодаря попечительскому совету мы многое можем открыть и для себя, и для наших граждан.

Большое вам спасибо за совместную работу.

С.ШОЙГУ: Спасибо, коллеги. Очередное заседание попечительского совета завершилось. Я надеюсь, что впереди у нас много новых важных и очень интересных дел. Спасибо.

В.ПУТИН: Как мы уже однажды делали, может быть, мы и в неформальной обстановке с вами на одном из проектов встретимся, посмотрим, как идёт работа. Мне кажется, что это было бы для всех интересно. Спасибо.

Россия > Экология > kremlin.ru, 15 апреля 2014 > № 1052977 Владимир Путин, Сергей Шойгу.


Россия > Экология > kremlin.ru, 4 апреля 2014 > № 1044620 Владимир Путин, Сергей Донской

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским. Обсуждались вопросы включения анклава в Охотском море в континентальный шельф России, а также подача в Комиссию ООН по границам континентального шельфа российской заявки на расширение континентального шельфа в Арктике.

Кроме того, С.Донской информировал Президента об итогах Года охраны окружающей среды, экологической ситуации в Крыму и представил предложения по защите природных территорий полуострова.

* * *

В.ПУТИН: Сергей Ефимович, у нас тем много – хотел бы начать с проблем Арктики, там определённые решения были приняты в последнее время, и [поговорить] о работе на шельфе.

С.ДОНСКОЙ: Да, Владимир Владимирович, совсем недавно Комиссия ООН по континентальному шельфу положительно оценила нашу заявку по анклаву международных вод в Охотском море. Работа по подготовке этой заявки была давно организована, проводилась: фактически в первый раз мы подавали эту заявку ещё в 2001 году. Тогда у нас с учётом того, что было недостаточно информации, были замечания японских коллег, эту заявку отклонили. И в прошлом году, в августе, мы подали доработанную заявку, и мы анализировали, как работала Комиссия в этот раз, – оказалось, что она в самое короткое время была рассмотрена, и две недели назад было принято положительное решение.

Теперь нам необходимо будет организовать работу уже вместе с МИДом, с другими заинтересованными органами по официальному оформлению. Сейчас, согласно Конвенции, решение Комиссии бесповоротно, и соответственно уже ни один международный орган не будет, естественно, здесь как-то по-другому это рассматривать, нам нужно просто формальную процедуру провести. Надеюсь, мы быстро это всё сделаем.

Это был первый шаг, потому что у нас заявка как таковая состоит из двух составляющих. Вторая составляющая – арктическая. Она сама важная, самая масштабная, и я бы сказал – самая экономически ценная. Мы тоже на протяжении всего этого времени проводили необходимые работы, активно с 2007 года геологи изучали, проводили геофизику, батиметрию, глубинное изучение, собирали информацию, строили модель, общались с нашими коллегами-геологами из других стран. И на сегодняшний день с учётом того, что нам летом предстоит провести ещё одну экспедицию, мы планируем осенью этого года окончательно подготовить заявку, и она будет готова для внесения.

Дальше уже, скажем, чисто дипломатические шаги, когда её лучше вносить. Желательно, конечно, её внести до лета следующего года, дабы мы могли работать с теми же членами Комиссии, потому что в принципе у нас хорошие, конструктивные взаимоотношения сложились, мы их знаем, они нас знают, специалисты, мы понимаем, какие вопросы нам будут задавать, – поэтому нам желательно именно весной следующего года внести эту заявку.

В.ПУТИН: Вы должны согласовать свои действия с МИДом.

С.ДОНСКОЙ: Обязательно, мы вместе работаем. Эта вся работа велась в очень плотном контакте с МИДом, с Минобороны, с другими органами, которые здесь играют активную роль.

По охотской заявке МИД проводил консультации и переговоры с японскими коллегами, которые сняли все свои замечания, положительное решение от этого как раз тоже зависело. Что касается арктической заявки, конечно, МИД здесь играет немаловажную роль, и мы с ними очень плотно вместе идём работать.

В.ПУТИН: Хорошо.

Вы хотели ещё ряд вопросов обсудить.

С.ДОНСКОЙ: Да, Владимир Владимирович. Во-первых, хотел бы от всех экологов поблагодарить за прошлый год. Прошлый год, как известно, был Годом охраны окружающей среды. Для нас это был очень важный период времени. С одной стороны, сам Год объявлялся для того, чтобы как можно больше людей вовлечь в эту сферу. И на самом деле, по тем оценкам, которые мы на сегодняшний день имеем, коллеги мне сообщили, у нас около 15 миллионов человек в различных акциях приняли участие – фактически каждый десятый. Здесь мы, конечно, получили очень серьёзную поддержку.

Плюс ко всему, конечно, в рамках Года охраны окружающей среды мы провели очень большое количество международных мероприятий, в первую очередь чтобы обозначить позицию России, обозначить направления, по которым мы движемся. Был и Балтийский саммит, и, кстати, перед Олимпиадой мы проводили вместе с МОК большую конференцию, где они оценили экологическое сопровождение Олимпиады. Мы проводили много всяких мероприятий, связанных с защитой животных. В конце года проводили конференцию по белым медведям, где все страны – ареалы, где обитают белые медведи, подписали соглашение по сохранению животного.

В прошлом году впервые за десятилетний период проведён съезд экологов. Там тоже был рассмотрен весь перечень вопросов, и это очень помогло, в частности, в принятии ряда законопроектов: и лесной, и водный, и экологические законы в прошлом году были приняты.

В целом, конечно, можно сказать, что Год охраны окружающей среды прошёл удачно. Но я бы ещё хотел затронуть другую тему: учитывая, что вопросы Крыма сейчас активно обсуждаются, и коллеги проводят там совместно с крымскими специалистами инвентаризацию, что у нас есть, я бы хотел затронуть две тематики.

Это вопросы прошлого экологического ущерба – то, что там накоплено. Сейчас мы собираем всю информацию, очень серьёзное наследие, вопросы оборота твёрдых бытовых отходов, скажем так, не совсем там решены. И мы хотели бы предложить, чтобы те задачи, те мероприятия по ликвидации прошлого экологического ущерба, которые мы здесь решаем, мы могли бы расширить на Крым, чтобы там активно заняться этими вопросами. Мы подготовили такое предложение.

И вторая тема связана уже с биоразнообразием, защитой природных территорий. Очень важно, что Крым фактически на 10 процентов – особо охраняемая природная территория: заповедники, нацпарки. Там расположен один из самых старых заповедников России. И мы хотели бы – конечно, тоже при Вашей поддержке – внедрять те подходы, которые мы здесь реализуем, в частности по усилению охраны, ужесточению ответственности, потому что, конечно, там есть потери, и мы хотели бы здесь на этом этапе по максимуму использовать наши возможности, чтобы эти территории были охраняемыми и здесь никаких потерь с точки зрения всех природоохранных задач не было. Поэтому здесь тоже хотели бы получить Вашу поддержку.

В.ПУТИН: И та, и другая темы чрезвычайно важны для этого региона. Поэтому давайте ваши предложения, сейчас мы их рассмотрим и, безусловно, поддержим.

С.ДОНСКОЙ: Спасибо.

Россия > Экология > kremlin.ru, 4 апреля 2014 > № 1044620 Владимир Путин, Сергей Донской


Белоруссия > Экология > belta.by, 22 марта 2014 > № 1035297 Анатолий Полищук

Республиканский гидрометеоцентр помогаем предприятиям экономить миллиарды рублей

Ежегодно 23 марта синоптики 189 стран мира отмечают профессиональный праздник - Всемирный день метеорологии. В преддверии праздника начальник Республиканского гидрометеоцентра Анатолий Полищук рассказал корреспонденту БЕЛТА, как прогнозы помогают экономить предприятиям, почему не удается на 100% точно предсказать погоду и актуальны ли в наше время народные приметы о погоде.

- Анатолий Иванович, от каких факторов зависит прогноз погоды?

- Погоду в Европе определяют две точки: Гренландия, которая характеризуется холодным воздухом, и Азовские острова, откуда к нам приходит теплый воздух. Результат столкновения этих воздушных масс, наклон солнца, солнечная постоянная, взаимодействие океана и атмосферы, связь атмосферы и суши, атмосферы с подстилающей поверхностью, испарения и многие другие факторы влияют на погоду.

Также мы берем информацию с орбитальных спутников (американских метеорологических и геостационарных) - нас интересуют, как происходит образование воздушных масс, куда они направляются, сколько в них влаги. Кроме того, прогноз зависит от сезона. Летом определить погоду гораздо сложнее, чем зимой. Это связано с тем, что с территории Беларуси за один день в теплую пору года испаряется объем воды, равный озеру Нарочь. Условно говоря, эта тучка может зацепиться за любую сосну. Спрогнозировать ее поведение очень сложно. Для этого мы пользуемся радарами, которые видят эти очаги.

- Получается, что точно предсказать погоду не всегда возможно. Какой в нашей стране уровень оправдываемости прогнозов?

- За последние 10 лет уровень оправдываемости прогноза погоды увеличился с 90% до 96,3%. Примерно везде уровень оправдываемости прогноза 96%. Каждая сотая процента дается все большими вложениями: приобретаются новые приборы и оборудование, локаторы, суперкомпьютеры, проводится обучение персонала. Но это, скорее, не затраты на содержание, а инвестиции в будущее.

- Но эти инвестиции оправдывают себя?

- Безусловно. Хочется отметить, что мы не работаем с населением напрямую - с ним работают СМИ и другие источники информации. Главные клиенты нашей организации - органы государственного управления и предприятия. У нас 42% отраслей экономики зависимы от погоды. Яркий пример - ТЭЦ. Раньше они работали по тенденции: если сегодня было холодно, то и завтра будет холодно. Мы предложили им работать по прогнозу погоду. Зная, какая будет погода, они или уменьшают температуру носителя, или увеличивают. То же самое по кольцевой дороге. Мы предоставляем дорожникам информацию о снегопадах и гололедицах, чтобы они принимали соответствующие меры до выпадения осадков. Это уменьшает затраты как денежные, так и временные. Сэкономленные дорожниками средства с ноября по март исчисляются миллиардами. По ТЭЦ тоже цифры немаленькие. Актуален прогноз погоды и в сельском хозяйстве. Здесь важное место занимает борьба с заморозками. К тому же мы имеем возможность прогнозировать урожайность.

- С учетом непростых погодных условий как сейчас обстоят дела с сельским хозяйством?

- Уже сегодня видно, что по отдельным культурам будут проблемы. В частности, речь идет о рапсе. Особенно это касается Витебской области, погода которой характеризовалась низкими температурами, серьезным промерзанием, недостаточным снежным покровов. Скорее всего, придется пересаживать культуры. Из-за относительно небольшого количества осадков во время посевной, возможно, будет ощущаться недостаток влаги.

- Несут ли синоптики ответственность за неправильные предсказания?

- Оправдываемость метеопрогноза нужна только для того, чтобы определить, правильная ли у нас методика работа и насколько специалист, прогнозирующий погоду, подготовлен в профессиональном плане. Если он не знает азов работы с компьютером, надо научить. Не умеет расшифровывать космические снимки - научим. На каждого синоптика ведет таблица оправдываемости. И тех, кто отстает, мы обучаем нужным вещам. Какие-то взыскания накладываются очень редко.

- Где готовят синоптиков? Предусмотрены ли для них курсы повышения квалификации и стажировки?

- В БГУ открылась специальность гидрометеоролога. Но студенты больше изучают географию: экономическую, политическую, физическую и так далее. В свое время я окончил Одесский гидрометеорологический институт. У нас там вообще не было географии - одна физика и математика, которые были необходимы нам, чтобы понимать, что происходит с воздушными массами и другими факторами, влияющими на погоду.

Наши работники проходят обучение и постоянно повышают квалификацию в узкоспециализированных центрах Всемирной метеорологической организации (ВМО). Очень часто мы отправляем сотрудников в город Железнодорожный (Россия). Также наши специалисты получают знания в различных образовательных центрах: сельско-хозяйственной метеорологии (Израиль), по космическим наблюдениям (Анталии, Турция), по синоптике (Ланген, Германия; Тулуза Франция), по средствам измерения (Братислава, Словакия). Мы объединяемся со странами бывшего СССР и отправляем группы своих сотрудников в эти центры. Наша организация оплачивает только проезд. Все остальные расходы берет на себя ВМО.

- Анатолий Иванович, а насколько в цифровую эпоху актуальны народные приметы?

- Мы проводили соответствующие анализы - народные приметы не работают. Так что пользуйтесь профессиональным прогнозом. Поверьте, для синоптиков нет большей радости, чем точно предсказать погоду.

Михаил МАТИЕВСКИЙ

Белоруссия > Экология > belta.by, 22 марта 2014 > № 1035297 Анатолий Полищук


Казахстан > Экология > camonitor.com, 2 марта 2014 > № 1033019 Мэлс Елеусизов

Сага о мусоре

Кенже Татиля

Наверное, любой школьник знает, кто у нас главный борец за экологию. Конечно же, это Мэлс Елеусизов. Однако при всей его известности мало кто представляет, какие реально значимые усилия он прилагает для решения, на первый взгляд, более прозаических задач, одной из которых является утилизация бытовых отходов. Именно об этом мы и беседуем с председателем экологического союза “Табигат”.

Хождение по кругу

- Мэлс Хамзаевич, о бытовых отходах представление имеют все, а вот об их утилизации – почти никто. Каково ваше видение этой проблемы?

- Проблема твердых бытовых отходов (ТБО) является крайне важной для современного человечества. Одним из серьезных факторов, способствующих процессам потепления, является неправильная утилизация таких отходов. Практически весь мир завален свалками. В мире существуют две системы управления ТБО. Одна из них является сегодня превалирующей во всем мире. Тут следующая цепочка: в каждой квартире собираются отходы, потом они переносятся на мусорную площадку, откуда специальные машины перевозят их либо на мусоросортировочные заводы, либо на свалки или полигоны. Хотя полигон – это не более чем красивое название: свалка она и есть свалка. Привезли, перевернули, бульдозерами подгребли – и все. Там копошатся какие-то непонятные фигуры, вонь, абсолютная антисанитария. В Европе практикуются мусоросжигающие заводы.

Вторая система – это рециклинг, т.е. сортировка и переработка вторичных ресурсов.

Понимая серьезность проблемы ТБО, каждый новый аким города Алматы пытался решить ее по-своему. Например, Виктор Храпунов закупил мощные прессы и решил прессовать мусор, заворачивая его в полиэтилен. Но потом эти брикеты все равно вывозились на ту же свалку, и смысла в брикетировании не было.

Следующий мэр Имангали Тасмагамбетов решил построить мусоросортировочный завод (МСЗ). Но еще на стадии строительства я говорил о бесполезности этой затеи. Потому что из всей массы мусора, вывозимого на завод для сортировки, пригодно меньше 10 процентов. Это в основном пластиковая посуда, да и та в таком жутком состоянии, что не вся годна для последующей переработки. Сам технологический процесс сортировки весьма примитивен и не отвечает элементарным требованиям санитарии и техники безопасности. Понятно, что на таком производстве люди долго не задерживались, была высочайшая текучесть кадров – нормальный человек в зловонных условиях долго работать не в состоянии. При Тасмагамбетове сортировочный завод работал за счет поддержки акимата, на его содержание из городского бюджета выделялось 500 миллионов тенге.

С приходом Ахметжана Есимова финансирование завода за счет местной казны прекратилось, и МСЗ просто умер. Новый аким инициировал установку вместо однокубовых контейнеров пятикубовых, врытых в землю, на которых писали “бумага”, “пластик” и т.д. Но горожане не собирались сортировать отходы. Эта технология была выгодна только перевозчикам мусора, потому что в пять раз сократила “ходки” машин.

- А что конкретно предлагаете вы?

- Мы уже на протяжении пятнадцати лет глубоко и всесторонне изучаем эту проблему. При поддержке фонда Эберта даже провели международную конференцию. Мы проанализировали почти все использующиеся в мировой практике технологии по переработке ТБО. И пришли к очень занятному выводу: почти во всех случаях отходы подвергаются окончательной утилизации в конце цепочки, когда они прибывают уже на свалку. То есть, когда мусор как исходное сырье приходит практически в полную негодность.

Самая главная проблема здесь связана с пищевыми отходами. Если их не отделить сразу же от других видов ТБО, то вся последующая работа просто потеряет смысл. Потому что пищевые отходы сначала окисляются, выделяя парниковые газы и отравляя атмосферу, потом начинают гнить, что еще хуже, и т.д. Когда же эти продукты органического происхождения прибывают на мусоросортировочный завод, то они превращаются в зловонное месиво, которое является питательной средой для всякого рода инфекций.

Помнится, тот же Храпунов завез в Алматы такие веселые пластмассовые контейнеры ядовито-зеленого цвета на колесиках, и нам объявили, что отныне начинается новый этап цивилизации. Мусор вывозили машины такого же веселого цвета. Я сразу предупредил, что, во-первых, это очень дорого (если мне не изменяет память, один такой контейнер стоил порядка 500 у.е.). А во-вторых, с учетом некоторых странностей наших городских традиций, эти контейнеры будут очень эффектно гореть. И где они сейчас? Да просто сгорели ясным пламенем. Не то чтобы все эти контейнеры специально сожгли, но тем не менее достаточно было одного окурка, чтобы любой из них начал гореть. А сколько их было по всему городу?..

Изучив и обобщив определенный мировой опыт в этом вопросе, мы пришли к выводу, что организовать процесс утилизации ТБО надо по-другому. Как я уже сказал, существуют два варианта: свалочная система и рециклинг (сортировка). Второй вариант получил наибольшее распространение в Германии. Немцы ставят цветные контейнеры – по видам мусора. Но не будем забывать, что там другая ментальность и другой уровень культуры. Кроме того, государство проводит активную разъяснительную работу и вообще выделяет на это большие субсидии. Как ни печально, но этот путь для нас пока нереален.

Поэтому мы несколько видоизменили немецкий опыт с учетом нашей ментальности и привычек. Мы просто упростили схему. Для чего предлагаем отделить пищевые отходы от всех других. Но даже это наши граждане добровольно делать не хотят. Поэтому я отгородил обычную мусорную площадку забором, и на этой территории подобранный персонал занимался сортировкой выносимого из домов мусора. Кто-то скажет: вам что, делать больше нечего? А я отвечу: это самая идеальная форма для нашего неповторимого менталитета и оставляющей желать лучшего бытовой культуры. Это когда мусор оставляют в подъездах, возле подъездов, а иногда просто выбрасывают в окно.

Поэтому в наших условиях возможен только такой подход, когда человек хотя бы доносит мусор до нашей площадки, а там уже наши работники все сделают за него – что-то рассортируют по контейнерам, что-то расфасуют по пакетам, третье расставят по полкам. Одним словом, все по мусорной цепочке – пластик, бумага, стекло, пищевые отходы и так далее по списку. В результате получается гигантский спектр вторичных ресурсов в пригодном для дальнейшей переработки состоянии. И заметьте, никаких особенных вложений организация такого процесса не требует.

Учитывая, что треть отходов составляют пищевые отходы (главное зло в мусорной теме), мы просчитали и этот аспект. Пищевые отходы тоже могут служить сырьем. Есть технологии, когда из них сначала получают газ, а затем с использованием красного калифорнийского дождевого червя они перерабатываются в гумус.

В общем, мы разработали технико-экономическое обоснование (ТЭО) для города Алматы, получили два патента, в том числе и на переработку бытовых приборов, построили экспериментальную сортировочную пло­щадку.

А в ответ - тишина…

- Судя по всему, ваши идеи пока не получили должного отклика?

- Действительно, как это ни печально, наша идея не получила должной реакции со стороны местной власти. Правда, ее представители приезжали, смотрели – но на этом все и закончилось. Нам не говорят ни “да”, ни “нет”. Я этот проект даже в правительстве показывал. С ним я ознакомил президента Нурсултана Назарбаева, и он оказался единственным человеком, который его одобрил. Более того, он дал поручение заняться сортировкой. Однако никто даже ухом не повел. В прошлом году на расширенном заседании правительства он вновь поставил вопрос: почему не делаете сортировку? И опять тишина. Все стопорится на уровне Министерства охраны окружающей среды и водных ресурсов. При этом оно занято массой несвойственных ему функций, а стержневые вопросы экологии просто провисают. Теперь министерство забрало в свое ведение проблемы утилизации бытового мусора. А какое отношение оно имеет к мусору? Это же прерогатива муниципальных органов. Тогда надо было забрать себе и промышленные отходы. Сейчас министр Нурлан Каппаров решил строить по всей стране мусоросортировочные заводы. Но это путь в никуда. В этом случае в городах все останется на прежнем уровне – убогие и бесхозные мусорные площадки, грязь и зловоние, при этом сохранятся свалки и поднимутся тарифы.

Как я уже сказал, мы построили первую рабочую экспериментальную площадку. Я даже пригласил Есимова и Каппарова ознакомиться с ее работой. Она выгодна во всех отношениях. Уже на стадии предварительной сортировки она прибыльна. И инвестировать необходимо именно в такие проекты, а не в устаревшие западные технологии в виде мусороперерабатывающих заводов, которые завтра просто умрут из-за нерентабельности. Проблема мусора базируется в городах (площадки, контейнеры, мусоровозы, дворники), и, следовательно, решать ее тоже необходимо в городской черте.

Мы предлагаем инновационные технологии, а власти Алматы мертвой хваткой держатся за старое и отжившее свой век. По нашему проекту в городе можно создать 800 дворовых площадок для сортировки ТБО. Даже если на одной площадке будут работать по три человека, это уже 2400 социальных рабочих мест. Кроме того, только наша система способна собрать опасные отходы. Режим работы круглосуточный. То есть круглосуточно на территории поддерживается чистота. Кому от этого будет плохо? Городу? Жителям? Властям?

Старые технологии такого охвата и качества обеспечить не в состоянии, и это более чем очевидно. Наша экспериментальная площадка существовала с 2005-го. И все эти годы мы стучались во все двери, доказывая полезность нашей инициативы. А вместо помощи ее просто взяли и разгромили бандитским налетом. При том, что более 500 человек из окрестных домов написали письмо президенту, прося его сохранить сортировочную площадку.

- И все же, в чем, на ваш взгляд, главная причина противодействия вашему проекту?

- Думаю, в банальном стремлении “отмыть” деньги, а еще в “распиле” бюджетных средств. Другого объяснения нет. Возьмем Алматы, мегаполис, из которого вывозится гигантская масса мусора на Карасайский полигон, где все сбрасывается в большой овраг. На сегодняшний день он уже заполнился. А теперь давайте проанализируем. Во-первых, это транспортные расходы, потому что везти порядка 20-30 километров. Проезд затруднен. Поэтому вокруг Алматы в спешном порядке создали дополнительно еще пять свалок. Чиновники-акимы быстро смекнули, насколько это выгодно – иметь свою свалку. Потому что это живые деньги, которые поступают постоянно. Как из бюджета, так и по другим каналам. Каждая машина, привозящая мусор, должна за это заплатить. Ну чем не бизнес… на отходах?

При этом игнорируются все правила санитарии и безопасности. Я добился закрытия одной такой свалки возле Алматинского аэропорта. Представляете, чуть ли не рядом со взлетно-посадочной полосой тучи ворон собираются на свалке. А ведь там постоянно взлетают и садятся самолеты с пассажирами. В том числе и президентский борт. Я написал об этом письмо премьер-министру. После чего дали команду закрыть эту свалку. Но остальные-то продолжают работать, постоянно горят, смердят, загрязняя атмосферу вокруг южной столицы. Но никому до этого нет дела. Например, когда вы летом едете по Кульджинскому тракту, там же невозможно дышать.

Теперь вернемся к Карасайскому полигону, который уже заполнился. Решили создать новый, в 60 км от города. Но кто туда повезет мусор? Это же сумасшедшие транспортные расходы. Сейчас рыночная эпоха, все стараются минимизировать расходы. Значит, следует ожидать повышения тарифов на вывоз мусора. А ведь наши граждане и так замордованы перманентным ростом коммунальных платежей. Алматинский тариф на вывоз мусора составляет уже 400 тенге – это на одного человека. А если в семье пятеро? Это уже две тысячи тенге. Между тем тарифы однозначно будут расти. Да люди просто плюнут и не будут платить. Если за долги по электроэнергии, газоснабжению и водообеспечению можно вырубить свет, отключить газ, перекрыть воду, то в случае с мусором вы ничего поделать не сможете. И если большая часть населения перестанет платить, то вся система просто обрушится.

Поэтому проблема вывоза и последующей переработки ТБО является проблемой общегосударственного масштаба. И это давно пора понять тем, кто управляет жизнедеятельностью таких городов, как Алматы. И не только Алматы, но и других крупных населенных пунктов. Мусоросортировочные заводы абсолютно нерентабельны, и все расчеты только подтверждают это. А предлагаемый нами проект дает большой спектр вторичных ресурсов, на основе которых можно будет развивать новые производства.

Ничего личного, или надежда умирает последней…

- На чем базируется ваша убежденность в своей правоте? Вы не абсолютизируете свою схему?

- Возможно, кто-то думает, что Елеусизов продвигает какой-то свой бизнес-проект. Да я готов отдать его в любые руки, лишь бы была общая польза. Я профессионально занимаюсь вопросами экологии и строю свои расчеты не на пустом месте, а на основании многолетних исследований. Для чего я изучил практически весь мировой опыт, аккумулированный на этом направлении? И в принципе, там в большинстве своем тоже работают старые апробированные схемы. А вот в плане переработки вторичных ресурсов я у них практически ничего не нашел.

- А, может быть, непонимание и неприятие вашего проекта кроется не только в каких-то меркантильных соображениях некоторых представителей власти, а еще и в том, что ваши предложения опережают время в том плане, что сегодняшний уровень культуры нашего общества еще не дотягивает до этого?

- Как раз таки осознавая все, что вы озвучили, я и разработал эту схему. Поэтому при ее применении ни от кого не потребуется особых усилий по изменению своих привычек и стереотипов поведения. Все будут делать специально подобранные и обученные люди. Задача граждан – только донести мусор до площадки. Все, больше ничего от них не требуется. Но нет ничего застывшего и неизменного. Люди будут наблюдать и проникаться новыми подходами к проблеме мусора. Из нашей жизни начнут исчезать все эти страшные мусорные пейзажи. Воздух станет чище. Не будет ни мух, ни крыс, ни тараканов. В конце концов, появится возможность спокойно подойти к месту складирования мусора, что всегда было проблематично.

Это же наша жизнь, наш быт. Мы же все видим, как бесполезно тратятся деньги. Между прочим, наши с вами деньги. Ведь это наши налоги, пущенные на ветер. Меняются формы контейнеров, ставятся пятикубовые пеналы с надписями “для пластика”, “для бумаги”. И что? Стало от этого чище? Нет. Стало удобнее? Тоже нет. Уменьшилась антисанитарии? Увы… Наши люди как бросали все подряд, так и продолжают делать это по укоренившейся привычке.

- Итак, на местном уровне вас не понимают, на уровне правительства тоже нет адекватной реакции. Что дальше?..

- Буду обращаться в парламент. Хотя я не понимаю, почему депутаты все это время молчат. Ведь они же не могут не видеть, что министр Каппаров осваивает бюджетные средства так, как считает нужным. Без всякой альтернативы. Кроме того, я хочу еще раз обратиться к президенту страны, единственному человеку, который понял, какую пользу может принести наш проект. Ведь его реально дезинформируют с сортировочными заводами. И дело не том, что я борюсь за какой-то свой проект. Просто дело очень важное и нужное для всех и каждого. Мы должны жить в нормальных условиях, не отравляя природу. И если мы не озаботимся этим сейчас, то завтра нам всем аукнется. Поэтому я не теряю надежды.

Казахстан > Экология > camonitor.com, 2 марта 2014 > № 1033019 Мэлс Елеусизов


Россия > Экология > mn.ru, 21 ноября 2013 > № 948742 Роман Вильфанд

МЕДНЫЙ ВСАДНИК СКАЧЕТ ПОСУХУ

РОМАН ВИЛЬФАНД, директор Гидрометцентра России

"Около половины населения нашей страны пользуется водой недостаточно хорошего качества. Водных ресурсов у нас вроде бы много - ситуация гораздо лучше, чем по миру в целом. Но распределение этих ресурсов очень неравномерно"

Главный синоптик страны утверждает, что уровень воды в Байкале устанавливает российское правительство

- Как обычно, любопытствую, где вы сейчас находитесь?

- Я в Петербурге. Здесь проходит VII Всероссийский съезд гидрологов. А поскольку название нашей организации начинается со слова "гидро", нужно и нам всемерно участвовать. Тем более что предыдущий съезд прошел в 2004 году, а с тех пор много воды утекло. - Это не чрезвычайный съезд? Я имею в виду наводнение на Дальнем Востоке. - Нет, мероприятие вполне плановое. Основных проблем, которые обсуждаются, три. Во-первых, обеспечение человека и его деятельности водой. Во-вторых, защита человека от воды. И, в-третьих, защита воды от деятельности человека. Вот такое триединство.

- По первому пункту...

- Около половины населения нашей страны пользуется водой недостаточно хорошего качества. Водных ресурсов у нас вроде бы много - ситуация гораздо лучше, чем по миру в целом. Но распределение этих ресурсов очень неравномерно. Там, где воды в избытке - Обь, Лена, Енисей, Амур, - живет слишком мало людей. В центре же ситуация много хуже. Хотя и тут количество воды на одного человека вдвое превышает норму, установленную ООН. На Дальнем Востоке пресной воды на душу населения приходится в 100 раз больше нормы. А на юге страны есть районы, где и до нормы не дотягиваем.

- Неужели в связи с этим не всплывают снова проекты поворота северных рек? - Обыденный здравый смысл подсказывает, что воду, которая уносится в Ледовитый океан, можно использовать более эффективно. Но тут же возникает много "обратных", как говорят, проблем. Что станет с природой Севера? Что станет с климатом региона? Предпочтительней потерпеть, пусть реки текут как прежде.

- Тем более что у нас есть Байкал, мы и сами от жажды не помрем, и все человечество можем напоить. Разве не так? - Байкал не дай бог тронуть! Вы знаете, что уровень Байкала устанавливает правительство?

- Как? И это тоже?

- Для того чтобы экологическая обстановка вокруг Байкала оставалась благополучной, уровень озера должен поддерживаться между определенными границами - не ниже и не выше. Самый высокий уровень - 276 см над нулевой отметкой водомерного поста был отмечен 4 октября 1869 года; самый низкий - 59 см в 1904 году. За последние два - два с половиной века амплитуда колебаний уровня не выходит за пределы трех метров.

- Но как правительство может влиять на это?

- Государство задает границы нормы. А дальше существуют способы технического регулирования, есть определенные правила при строительстве гидротехнических сооружений на реках, которые впадают в озеро, и на Ангаре.

Есть и нормы водозабора. Так что если тысячи людей приедут на берега Байкала и будут из него пить - это пожалуйста, много не отопьют. А вот перенаправлять его воду в другие края совершенно недопустимо.

- В Питере своя гидрологическая проблема. Как там у вас наводнение, закончилось?

- Из-за мощного ветра, как мы и предполагали неделю назад, вода в Неве поднялась на метр с небольшим.

Было бы и больше, но на дамбе подняли затворы, и Медный всадник по-прежнему стоит на суше.

- А Всемирная метеорологическая организация сообщила тем временем, что за год уровень Мирового океана поднялся на 3,3 миллиметра. Это как - много или мало?

- Это терпимо. 10 сантиметров за 30 лет. Ничего страшного, тем более что тенденции могут и меняться. Например, сегодня обсуждалось то обстоятельство, что при потеплении климата осадки на планете будут распределяться все более неравномерно.

В умеренных широтах количество осадков не вырастет. В южных широтах их станет еще меньше, чем сейчас. А вот в северных широтах количество осадков вырастет довольно значительно. Это приведет к тому, что в Ледовитый океан будет доставляться больше воды, чем сейчас. Что в свою очередь приведет к еще большему потеплению в Арктике. Такой вот каскадный процесс. - Вопрос несколько не по профилю. Если у человечества такая проблема с питьевой водой, неужели нельзя всем миром напрячься и начать опреснять океанскую воду?

- Это страшно дорогое удовольствие. Придется, условно говоря, получать стакан пресной воды в обмен на стакан нефти. Гораздо более эффективным сегодня представляется другой путь: защищать источники воды от промышленного загрязнения. Сегодня на съезде как раз обсуждался вопрос, почему загрязнители воды пока чувствуют себя спокойно. Это нетерпимо.

- И о погоде. Что нас ожидает в конце недели?

- Ночные температуры будут около нулевой отметки, а дневные - около пяти градусов тепла. И так до понедельника включительно. А затем, по всем расчетным моделям, произойдет небольшое понижение температуры. Резкого похолодания мы не ждем, но температура приблизится к норме для этих дней. Сколько-нибудь заметных осадков, которые привели бы к установлению снежного покрова, не прогнозируется. - А где сейчас проходит граница снежного покрова?

- По уральскому меридиану и по северным районам Европейской России - в Коми, Архангельской области. При этом, хотя снег в Сибири и лежит, температура там выше нормы на 10 градусов. А у нас в Европе - всего на пять.

Опреснять океанскую воду - страшно дорогое удовольствие. Придется, условно говоря, получать стакан пресной воды в обмен на стакан нефти

Тема петербургского наводнения вдохновляла Пушкина и Александра Бенуа. Гидрологов она не вдохновляет

Россия > Экология > mn.ru, 21 ноября 2013 > № 948742 Роман Вильфанд


Россия > Экология > mn.ru, 14 ноября 2013 > № 943702 Роман Вильфанд

ВЕТЕР НА ВСЕМ БЕЛОМ СВЕТЕ

Роман Вильфанд, директор Гидрометцентра России, Беседовал Борис Пастернак

Главный синоптик страны обещает российскому Северу циклон не хуже тропического

- Когда этот разговор будет опубликован, тайфун "Хайян" уже, наверное, лишится сил?

- Он уже фактически завершил свое существование, зацепив напоследок Вьетнам, Тайвань и материковый Китай. Но сейчас к Филиппинам, к острову Минданао приближается так называемая депрессия, как бы вторичный циклон по имени "Хаярта". К нему приковано всеобщее внимание - не вполне оправданное, если говорить о масштабе природного явления. Но поскольку он идет по следу катастрофы, внимание естественно. Этот ураган первой степени подойдет к югу архипелага, скорость ветра будет доходить до 25 метров в секунду, что не так мало по обыденным представлениям. Но это совершенно ничто в сравнении с 90-100 метрами в секунду, которые там были зафиксированы несколько дней назад.

- Случись такая депрессия в наших краях, мы бы это восприняли как чрезвычайную ситуацию?

- Да нет, даже для наших широт это дело более-менее привычное. У нас, правда, и дома попрочнее. Это очень важное условие безопасности. Ведь предупреждение о сильнейшем тайфуне филиппинские метеорологи выпустили за 4 дня до его прихода! Но как спастись, если крыша соломенная?

Если домик твой шатается от любого ветра? Даже спрятаться негде. А прятаться нужно обязательно, потому что ветер со скоростью 90 метров в секунду человека просто сдувает и уносит в море.

- Оно хотя бы теплое...

- Да, у нас на Севере было бы еще хуже.

- А ветры такой силы у нас возможны? - Скоро проверим. Сейчас в районе Исландии уже сформировался очень мощный циклон. Он перемещается через Норвежское море в Баренцево, центр его скоро окажется над Землей Франца-Иосифа. Это приведет к тому, что очень сильные ветры будут по всему нашему Северу и Северо-Западу. И скорость ветра, к примеру, на Северном Урале, на побережье Ледовитого океана 16 и 17 ноября достигнет 30-35 метров в секунду. Да еще мороз. Бр-рр. Давление там сейчас очень низкое, 950 гектопаскалей (713 мм ртутного столба) - столько же было в центре ослабевшего "Хайяна", когда он подошел к китайскому берегу.

- Центральных районов страны это не коснется?

- Почему же? На севере Центрального федерального округа ветер усилится до 17-18 метров.

- А что, "Хайян" действительно самый сильный тайфун за весь период метеонаблюдений?

- Я бы так не сказал. Это по каким показателям сравнивать. Были в истории тайфуны, у которых давление в центре составляло 880 гектопаскалей (660 мм ртутного столба). У "Хайяна" же на пике силы было "всего" 895 (671 мм). Но важны не цифры, а последствия. В 1991 году через те же Филиппины прошел тайфун "Тельма", у которого давление в центре было даже ниже, чем у "Хайяна". И число жертв сопоставимо. Пожалуй, "Хайян" - второй или третий по мощности тайфун в обозримой истории.

- А вообще проводятся измерения мощности тайфунов?

- Да, рассчитывается и их кинетическая энергия, и потенциальная. Исходные данные - масса воздуха, которая циркулирует, скорость, с которой она вращается. Мощность среднего, молодого циклона равна мощности 10-15 атомных бомб, сброшенных на Хиросиму. А энергия по-настоящему экстремального явления, такого, которое мы будем наблюдать над Баренцевым морем, намного превосходит мощность и самой крупной водородной бомбы.

- А какова тенденция - растет число и мощность тайфунов?

- Некоторые тренды наблюдаются.

Во-первых, растет число наиболее глубоких тропических циклонов. И во-вторых, все больше циклонов выходит на сушу - это климатологи отмечают. И вот это опасно. Ведь в океане он побушует и успокоится без всякого вреда для человечества.

- На снимках из космоса четко виден "глаз" тайфуна. Мы насмотрелись в приключенческих фильмах на тишь и гладь в самом центре бури. Что, там действительно полный штиль?

- Именно так. Пятачок безветрия и солнечного неба диаметром в двадцать-тридцать километров. Идеальное место, чтобы укрыться от шторма. - Придется ли нам от чего-нибудь укрываться в Москве в конце недели?

- Уже к середине недели ночные температуры станут отрицательными.

Наиболее низкая температура будет 16 ноября - до минус 5 ночью. А днем от 0 плюс 2. Но в пятницу опять последует небольшое потепление, ночью около ноля, а днем до плюс 5-6. Укрываться ни от чего не придется: осадки ожидаются небольшие, иногда, правда, в виде снега.

Россия > Экология > mn.ru, 14 ноября 2013 > № 943702 Роман Вильфанд


Россия. ЦФО > Экология > mn.ru, 6 ноября 2013 > № 943685 Дарья Тараскина

"ЖИВОТНЫЕ НА УЛИЦЕ - ЭТО ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЛЮДЕЙ, ЖИВУЩИХ В ГОРОДЕ"

Беседовала Елена САХАРОВА

Люди предают животных Создательница приюта "Бим"

Дарья Тараскина о том, зачем нужно ввести налог на домашних питомцев

Основатель приютов для бездомных животных "Бим" о том, как надо спасать лосей, если они забрели в Москву, и почему от волонтеров не всегда бывает польза

Сегодня у Дарьи Тараскиной пять приютов для животных "Бим". Первый появился еще в 1986 году. Под ее опекой больше 2,5 тыс. животных. Кроме кошек и собак в приютах обитают медведи, лев, рысь, верблюд, страус и другие отнюдь не домашние животные. Дарья Тараскина рассказала "МН", зачем ей постоянно звонят из МЧС, за что она не любит людей и где проводят дни цирковые животные в старости.

- Это правда, что вы регулярно на машине объезжаете город в поисках бездомных животных?

- Да, это мои будни. Всех, кого видим, забираем в приют, а если нужно, лечим. Еще в любое время суток мне звонят из МЧС. Просто у нас нет государственной службы спасения животных, потому и звонят мне. Неоднократно мы спасали лосей, которые заходили в Москву. Никто не мог понять, что с ними делать. А мы приехали, усыпили, на руках перенесли в мою машину, отвезли в лес, через капельницу привели в чувство и отправили гулять дальше.

Часто служба МЧС передает мой телефон горожанам, и тогда мне звонят с вопросом: "Это служба "Бим"?", хотя мы никакая не служба. И дальше следует новость типа "сбита кошка, приезжайте", "к нам в магазин забежала бездомная собака, заберите". Хотя положить сбитую собаку в машину и привезти к нам несложно, мы обычно слышим: "Как я положу грязную собаку в машину? Приезжайте сами". Но если вы хотите сделать доброе дело - сделайте, ведь набрать номер телефона недостаточно. Мы все бросаем, выезжаем за животным, приезжаем и выслушиваем "что вы так долго ехали". А у нас нет мигалки, потому в дорожных пробках мы стоим как все.

- А как появились животные в вашем доме?

- Животные в нашем доме всегда были. У нас долго жил кот. Я спокойно получала высшее образование, потом много работала в образовании, преподавала физику в высшей школе.

Сначала животные с улицы появились у меня дома, затем я пришла помогать в приют на общественных началах. С тех пор и помогаю животным.

- Расскажите, как вы впервые взяли к себе бездомного кота?

- И рассказывать нечего. Просто кот сидел у нас в подъезде. И я его пригласила к себе, а он приглашение принял.

- Но в подъезде много этажей, жильцов, все видели кота. А взяли его вы! - Не могла не взять.

- На этом можно было остановиться. Многие берут в дом одну-две кошки и живут счастливо.

- Если я вижу на улице брошенное животное, не могу пройти мимо: мне его жалко. Я понимаю, что, кроме меня, эти животные никому не нужны.

- Многим жалко, но ведь проходят мимо...

- Да, именно поэтому я не очень люблю людей. Они только и делают, что говорят. Говорят, что им жалко, говорят, что любят. Сегодня могут любить, завтра не любить, но так же не бывает! Важно нести ответственность за свой выбор. Люди узнали, что есть приюты для животных, и это стало для многих решением. Оставлять животное они не хотят, усыпить любимца - грех, жалко. Тогда они звонят мне с просьбой взять их животное, думая, что я обязана это сделать. Хотя почему я им это должна?

У них сотни причин отказаться от питомца, но все они звучат для меня как отговорки: открылась аллергия, изменились обстоятельства, мы переезжаем, родился ребенок, мы разводимся с женой, собака никому не нужна. И в их голосе нет ни капли сожаления. Многие собаки живут в семье по 15 лет, и их на старости лет хотят отдать в приют. И дело не в том, что нет денег на лечение, с этим мы всегда готовы помочь, - просто животное становится в тягость. Бывает даже звонят родители: "Нам подарили щенка, а он нам не нужен. Возьмите". Но у вас всегда есть право не принять подарок. Но на том конце провода не хотят обижать друзей. Вернуть собаку им неудобно, а звонить в приют - удобно.

- А что, кстати, происходит сейчас с законом "О защите животных"?

- Закон, который сейчас на рассмотрении, разрешает усыпление животных. И я очень рада, что он пока не принят. В нем произошла подмена понятий. Этот закон защищает не столько права животных, сколько людей от них.

- Вы же входили в рабочую группу по этому законопроекту.

- Да, но год назад нас распустили, хотя мы говорили о важном, предлагали ввести налог на домашних животных, который должен быть зависим от достатка хозяина и стерилизации животного. Если питомец не стерилизован, а значит, хозяин зарабатывает на разведении, то налог должен быть больше. В советское время, кстати, был налог за владение собакой - 15 руб. в год. Заплатив налог, хозяин имел право на бесплатное ветеринарное обслуживание питомца. Это было бы удобно и сейчас, потому что у пенсионеров нет денег подлечить свое стареющее животное. Помимо налога мы предлагали ввести обязательную стерилизацию животных, в том числе домашних, если речь не идет о разведении породы. Это позволило бы контролировать популяцию, ведь на улицах оказываются только те животные, которые рождаются в доме. Те, что родились на улице, чаще просто погибают от холода. Животные на улице - это предательство людей, живущих в городе.

- Сколько человек сегодня работает в приютах "Бим"?

- 50 человек. Это те, кто лечит, готовит, убирает за животными. Среди них есть дипломированные врачи. Только они постоянно уходят из приюта в частные клиники. Я не способна дать им ту зарплату, которая бы их удержала здесь.

- Волонтеры помогают? Насколько эффективна их помощь?

- Часто получается, что волонтер идет в приют, чтобы поставить себе галочку в графе "я молодец". А добра животному не приносит. Волонтер только пришел и тут же хочет взять собаку на прогулку, сделать доброе дело. Но ведь на самом деле сначала нужно познакомиться, собака должна захотеть с вами гулять. А если вы приходите к собаке несколько раз, то она уже вас ждет. И вы не имеете права бросить ее на неделю, зная, что на улице мороз минус 20 и в городском приюте к ней лишний раз не подойдут.

- У приютов "Бим" есть спонсоры, коммерческие партнеры? Может, фирмы - производители корма вам помогают? - Спонсоров у нас нет, приют существует на наши средства. Знаете, один мешок корма, который нам могут подарить в рамках пиар-акции, нас не спасет. В месяц летом только сухого корма для собак нужно 26 тонн, зимой - больше.

Случается, что крупные бренды кормов для животных дарят нам продукцию. Чаще всего подарком становится партия корма, изготовленная с нарушением технологии. Там может быть очень много протеина или нехватка белка. В общем, продавать такой корм нельзя, а отдать нам в дар можно. Последний кошачий корм, который нам подарили, унес жизни трех котов, у остальных был понос.

Еще как-то продуктовая сеть отдала нам партию просроченных продуктов. Больше половины мы выкинули, а вывоз мусора тоже стоит денег. В общем, получилась полная ерунда.

Спасибо можно сказать только одной фарм-фирме, которая дарит нам медикаменты с подходящим к концу сроком годности. Продавать их уже нельзя, но еще месяц товаром можно смело пользоваться, не опасаясь за здоровье питомцев.

- А обычные люди вам помогают?

- Вот, например, нам притащили кошку, сбитую машиной, вместе с кошкой дали 150 руб. на лечение. Наверное, в этот момент люди почувствовали себя героями, сделали доброе дело. У кошки оказались повреждены легкие. Только за операцию я отдала 45 тыс. руб. Двое суток кошка провела в клинике под капельницей, потом ее выхаживали в приюте. Вылечили.

- Может, вам сделать как в зоопарке - найти спонсора под конкретное животное и у его клетки разместить соответствующую табличку?

- У этих табличек в зоопарке чаще обратная история. В советское время было запрещено частникам содержать диких животных. Потом закона не стало, и каждый мог купить хоть слона, хоть носорога. Для многих оказалось новостью, что дикого зверя держать дома трудно. Тогда они пришли в зоопарк, посадили свое животное в клетку и платят зоопарку. А на клетке появляется табличка:

"Спонсор господин Иванов", в клетке сидит его животное. Обратные истории вроде "я очень люблю жирафов, потому буду содержать вашего жирафа" редки.

- А как к вам в приют попадают цирковые животные?

- Чтобы медведь пошел на номер в цирке, покупают десять медвежат, только один станет артистом, остальные девять поедут по стране в передвижных цирках или зоопарках. Если животное взяли в большие артисты, то через несколько сезонов его номер становится не нужен и животное тоже. Учить дрессуре можно только детенышей, потому взрослых животных сразу списывают - опять же на гастроли в передвижных фургонах.

Крайне редко такие цирковые животные попадают ко мне. Это скорее исключение, которое случается, когда дрессировщик беспокоится о своем животном и ищет ему лучшей судьбы.

Сегодня у меня живут несколько медведей и четыре лошади, списанные из цирка. Одна из них участвовала в постановке "Князя Игоря" в Большом театре. Конь для выступления в театре должен быть не подкован, чтобы не портить сцену. А некованая лошадь может ходить только по земле, иначе ей больно. Потому по сцене Большого в "Князе Игоре" коня просто везут.

- Почему лошадей списали?

- Всем лошадям уже лет по 30. Старость всегда видна и некрасива на сцене. Лошади к старости становятся худыми, болеют. В Москве есть только пара мест, пригодных для лечения коней. Цены на операции начинаются от 15 тыс. долл. Потому если, например, машина случайно сбивает лошадь на улице, животное скорее усыпят, чем будут лечить. А поскольку за мертвого коня на мясокомбинате дают деньги, то мертвых лошадей часто направляют именно туда.

- А страус Миш-Миш у вас откуда?

- Он все лето жил в клетке у кафе, чтобы привлечь народ к заведению. К осени стало понятно, что зимой он там не выживет. Когда зоопарк страуса не взял, позвонили мне. Теперь Мишель живет у меня. Настоящий самец, принимает только женщин, а моим работникам-мужчинам может и ногой поддать. Миш-Миш очень дружит с нашими оленями, они вместе гуляют. Ну а что необычного? В Африке страусы ходят с зебрами, антилопами. У нас такой компании нет, так что и олень подойдет.

- Часто люди забирают животное из приюта?

- Редко, но случается. Люди приходят и сразу хотят, чтобы животное проявляло ласку, разрешило себя погладить. Вы хотите погладить собаку? А собака не хочет. Она вас не знает - доверие животного нужно заслужить. Это постоянно приходится объяснять.

При выборе животного в приюте важно учитывать свой характер, темп жизни. Пожилому человеку мы не отдадим щенка, скорее предложим спокойную взрослую собаку. Моя подруга, которая работает в приюте в Лондоне, удивляется огромному количеству пожилых животных у нас в приютах. У них это редкий случай. Старики с радостью забирают из приюта именно пожилых животных, потому что они хотят скрасить их последние годы жизни. Одна бабушка уже схоронила шесть собак и пришла за седьмой.

- Сейчас люди стали чаще отказываться от своих питомцев?

- Увы, да. Раньше, если в семье не было денег, животных не думали выставлять за дверь. Если кошка пришла к твоей двери, было принято пустить ее в дом. Сейчас об этом забыли. Раньше у людей было больше сострадания. А сейчас, если вдруг собака оказывается не с таким характером, как ожидали хозяева, с ней легко расстаются. Раньше милосердия было больше. Например, когда моей тете во время войны в качестве премии подарили маленького живого поросенка, она не могла его убить, потому всю свою сознательную жизнь этот поросенок жил на Сретенке, спал на своем диване, был очень чистоплотным. С ним гуляли как с собакой.

Детские врачи сегодня почему-то считают, что в доме нельзя держать животных, если у вас есть маленькие дети. Хотя если ребенка научить заботиться о животном, он и к людям будет отзывчивее.

Удивительно видеть, как наследники, которым достаются квартиры дедов, выставляют их собак на улицу.

И равнодушие людей проявляется не только по отношению к животным - оно царит везде. Если раньше человек падал на улице, то всегда останавливались все, кто шел мимо: один помогал встать, другой доставал из кармана валидол. Сейчас иначе. Вы видели видео взрыва, который произошел в автобусе в Волгограде? Те люди, что выбежали из автобуса невредимыми, даже не вернулись помогать тем, кто остался!

- Как вам кажется, что должно измениться, чтобы у нас не осталось животных на улицах?

- Нужно, чтобы социум поменял отношение к животным. Здесь нужны правильные книжки, фильмы про братьев наших меньших. Помните, какой хороший фильм был "Белый Бим Черное ухо"? Важно рассказывать детям с самого детства, как делать скворечники, почему лосей нельзя кормить хлебом, птенцов - брать в руки, кошек - поить молоком, что ежики не едят яблоки, а питаются мясом. Конечно, здесь очень важна семья. Если родители позволяют себе оставить на улице собаку, то книги детям не помогут.

Мы приехали, усыпили, на руках перенесли в мою машину, отвезли в лес, через капельницу привели в чувство и отправили гулять дальше

О ПРОЕКТЕ

В рубрике "Нормальные люди" мы рассказываем о тех, чья деятельность делает нашу страну нормальной - открытой, дружелюбной, удобной для жизни. Выбор героев субъективен. Поэтому если вы считаете, что мы должны обязательно написать о ком-то, то просто предложите героя в комментариях к любой статье рубрики.

Россия. ЦФО > Экология > mn.ru, 6 ноября 2013 > № 943685 Дарья Тараскина


Россия. ДФО > Экология > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886399 Владимир Путин

Совещание по ликвидации последствий паводка на Дальнем Востоке

Владимир Путин продолжил серию совещаний по вопросу ликвидации последствий паводковой ситуации на Дальнем Востоке.

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые коллеги!Мы в последние несколько дней поработали в регионе, который столкнулся с паводками. Ситуация тяжёлая, в некоторых регионах она не улучшается, к сожалению. Где-то вода сходит, а где-то ситуация даже продолжает обостряться.

Я просил вас выехать позавчера в регионы, и вчера вы работали в регионах паводка. Давайте посмотрим, что вы дополнительно для себя выяснили, какие проблемы и вопросы считаете наиболее острыми. И потом завершим нашу работу тем, что сформулируем основные положения указа Президента, которые лягут в основу оказания помощи людям и экономике этого региона.Давайте начнём работать. Я прошу только коротко, по существу. Начнём с Министра здравоохранения Скворцовой Вероники Игоревны. Пожалуйста.

В.СКВОРЦОВА: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

На сегодняшний день эпидемиологическая ситуация во всех регионах Дальнего Востока стабильная и держится под контролем, инфекционная заболеваемость не превышает контрольный эпидпорог и ниже уровня прошлого года.

Проводятся несколько направлений работы. В 38 пунктах временного размещения в настоящее время находится 2012 человек, 796 детей. В каждом ПВР дежурят врач и медсестра, обходы проводятся утром и вечером, обеспечивается контроль безопасности питьевой воды и пищи. Детским бесплатным питанием обеспечены все дети до года.

В отношении лекарственных препаратов мы поддерживали всё последнее время десятидневный обновляемый запас. Со вчерашнего дня в связи с похолоданием в Еврейской автономной области возникла потребность в дополнительном количестве антивирусных препаратов. Препараты направлены из Хабаровского края, и в понедельник из Москвы вылетит борт тоже с большим количеством антивирусных препаратов.

Работают более ста психологов, в том числе и детские.

Идёт широкомасштабная вакцинация. Вакцинируется население из групп риска – это эвакуированные из зон подтопления, размещённые в ПВР, ликвидаторы – служащие армии и МЧС, сотрудники пищеблоков, ЖКХ и другие группы.

Исходно планировалось привить 90 тысяч человек, уже сейчас сделана вакцинация более 170 тысячам, в том числе 26 тысячам военнослужащих.

Пересчитана потребность с учётом момента: потребность составляет около 210 тысяч вакцинаций. И мы надеемся, что до конца начинающейся недели вакцинация будет полностью закончена.

В связи с тем, что в подтопленных домах остаются люди, было организовано силами волонтёров 150 отрядов – 450 человек. Проведено 85 тысяч подворовых обходов, осмотрено 103 тысячи населения, в том числе 46,5 тысячи детей. Население в подтопленных домах вакцинировалось и фагировалось на месте, в лодках.

Для оказания медицинской помощи развёрнуто четыре мобильных госпиталя. С учётом изменяющейся ситуации они были перебазированы. Один госпиталь остаётся в Еврейской автономной области (село Бабстово) и три расположены в Хабаровском крае вдоль Амура – Хабаровский район, Нанайский район и Ульчский район.

Наряду с этим развёрнуто два медицинских отряда спецназначения Миноброны, все мобильные силы работают вместе. Обратились за помощью более 37 тысяч человек, 10065 детей, госпитализировано более 3 тысяч человек, в том числе 631 ребёнок. Состояние ни у кого не внушает опасений. Это обострение хронических заболеваний, нетяжёлые травмы и результаты стрессовых реакций.

Важнейшим направлением нашей работы является контроль за питьевой водой. Наряду со стационарными лабораториями Роспотребнадзора развёрнуты полевые лаборатории Минобороны, а также введены две мобильные экспертные лаборатории ФМБА: одна в Еврейской области и одна в Нанайском районе Хабаровского края.

На прошлой неделе удалось предотвратить три вспышки кишечных инфекций. Был своевременно зафиксирован занос инфекции в питьевую воду, и приняты срочные меры.

Проводится гиперхлорирование воды из централизованных источников и обеспечено опечатывание более 620 колодцев, которые в настоящее время подлежат дезинфекции, что будет сделано в ближайшие дни.

В отношении скотомогильников. Подтоплено 15 скотомогильников, из них два неблагополучных по сибирской язве. На территорию Амурской области введены сотрудники Иркутского противочумного института, которые работают сейчас на базе лабораторий Хабаровской противочумной станции. Взяты 60 исследований почвы. Ни в одной пробе не выявлено возбудителей сибирской язвы. Ситуацию тоже держим под контролем.

Фактически начат этап заключительной дезинфекции. Все регионы обеспечены достаточным количеством дезинфектанта. Начато всё с Амурской области, где идёт активный спад воды, уже почти на 2 метра, и в день территория освобождается на 50–60 сантиметров.

С Министерством обороны договорились о том, что в наиболее рисковых зонах работают подразделения химзащиты Минобороны, а в северных районах Амурской области – МЧС, ЖКХ и волонтёры из медицинских вузов.

Ведётся работа по выдаче полисов ОМС взамен утраченных. Выдано уже 2567 полисов. С учётом начала учебного года составлен план дополнительных противоэпидемиологических мероприятий в школах и детских садах.

И в заключение хотелось бы отметить, что всего за период паводков пострадало 46 медицинских учреждений. Экономический ущерб в связи с этим составил более 212 миллионов рублей. Стоимость затрат на вакцинальные препараты и дезинфектанты превысила на сегодняшний день 350 миллионов рублей.

В целом вся ситуация держится под контролем, постоянно находятся на месте сотрудники и Минздрава, и Роспотребнадзора, и ФМБА. Продолжаем работать.

В.ПУТИН: Что касается могильников, конечно, Вы понимаете, особое внимание этому должно быть. Мониторинг должен быть постоянный.

В.СКВОРЦОВА: Да.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Ливанов Дмитрий Викторович.

Д.ЛИВАНОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

На сегодняшний день ущерб, нанесённый образовательным учреждениям, оценивается в 409 миллионов рублей; 21 образовательное учреждение не сможет приступить к работе с 1 сентября, из них 13 школ: три – в Хабаровском крае, восемь – в Еврейской автономной области и две школы в Амурской области.

Для 3914 учеников этих школ учебный процесс будет обеспечен либо в соседних школах в неподтопленных районах, либо в детских оздоровительных лагерях. 997 детей уже размещены и начнут обучение и оздоровление в лагере «Океан» в Приморском крае, 310 детей – в лагере «Орлёнок» на Чёрном море. Остальные дети будут размещены в лагерях в Хабаровском крае, в Приморском крае и в Сахалинской области.

Завтра везде пройдёт День знаний, а 2 сентября начнутся занятия. Дети обеспечены учебниками, подготовлены педагоги. Подвозятся тёплые вещи там, где это необходимо, потому что ряд детей приехали без тёплых вещей.

У нас есть резерв мест, которые можно использовать в случае необходимости: 3,5 тысячи мест в детских лагерях в Приморском крае, из них 500 мест для детей дошкольного возраста с родителями и более 5 тысяч мест для размещения людей в общежитиях вузов в районе.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо.

Новак Александр Валентинович, пожалуйста.

А.НОВАК: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

За период нахождения здесь по Вашему поручению проанализировано…

В.ПУТИН: Извините.

Дмитрий Викторович, есть случаи, они неординарные, но в целом носят массовый характер, Вы об этом знаете: школа в нормальном состоянии, а семьи в дома вернуться не могут, значит, дети не могут там пойти в школу.

Поэтому это нужно иметь в виду, вместе с местными властями всё это нужно продумать. А есть такие, где дома нормально сохранились, а школа повреждена. Таких меньше, но всё равно есть.

Извините. Пожалуйста, Александр Валентинович.

А.НОВАК: Спасибо.

Проанализировано состояние и необходимые меры по восстановлению энергетической инфраструктуры на территориях, которые попали в паводок.

По теплоэнергетике. Все ТЭЦ работают в штатном режиме. По одной только ТЭЦ у нас есть особо острая ситуация, она продолжается в связи с подъёмом воды в Хабаровске. Организованы две линии защитных дамб, это хабаровская ТЭЦ-2, способные выдержать повышение отметки до 8,3 метра. В настоящее время отметка 7,8 метра.

Оборудование перемонтировано на более высокую отметку, к началу отопительного сезона станция будет введена в работу, она работает только в отопительный сезон на тепло. Запасы угля и мазута на всех других станциях превышают нормативные на 50–60 процентов, здесь проблем нет. И рисков с теплоснабжением в Хабаровске не будет.

По объектам электросетевого хозяйства. Больших повреждений линий электропередачи и подтопления подстанций не наблюдается. На сегодня количество отключённого населения 4764 человека в 2276 домах, это 35 населённых пунктов. Общая тенденция направлена на снижение количества подтопленных линий электропередачи, оборудования.

По каждому обесточенному населённому пункту работают бригады, оснащённые необходимыми средствами, механизацией, оборудованием. Всего задействованы 243 бригады, 366 единиц техники, и обеспечен необходимый аварийный запас.

Аварийно-восстановительные работы энергетической инфраструктуры в подтопленных населённых пунктах начинаются сразу после снижения уровня паводковых вод. Уже началось восстановление электроснабжения в Амурской области и отдельных районах Еврейской автономной области.

За последние дни было восстановлено электроснабжение в пяти населённых пунктах Амурской области – это Заречное, Мазаново, Калинино, Гродеково и Коврижка. И в шести населённых пунктах ещё идут работы по восстановлению энергоснабжения. В целом в Амурской области на пике отключения население составляет 3146 человек. В настоящее время уже подключено 1667 человек.

Уважаемый Владимир Владимирович! По Вашему поручению сделан предварительный анализ ущерба, который нанесён электросетевому хозяйству, он составляет на сегодня от 250 до 300 миллионов рублей, по предварительной оценке. Но окончательный будет, конечно же, после того, как вода сойдёт в Хабаровском крае, в Еврейском автономном округе. Несколько может измениться, но несильно, поскольку мы уже примерно понимаем на примере Амурской области этот ущерб.

Что необходимо сделать в первую очередь сегодня? Организация, как я уже сказал, скорейшего подключения. Для этого организована работа по информированию населения о порядке включения в сеть домовладений. Также информация доведена путём распространения памяток. И в каждом населённом пункте с отключённым потребителем находится представитель ДРСК.

Второе. Обращаются губернаторы, и на прошлом совещании, по оказанию помощи по обеспечению запасами топлива, особенно для нужд жилищно-коммунального хозяйства. С этой целью через администрации и штабы налажена работа, ежедневный мониторинг и согласуются дополнительные объёмы по поставкам из других регионов угля. Мы провели работу с поставщиками. В основном это Красноярский край и Республика Саха (Якутия). Достигнуты договорённости о поставках без предоплаты, уже первые партии угля отгружены.

И третья оперативная задача – подготовка объектов электроэнергетики к осенне-зимнему периоду. Мы тоже работаем, сроки не сдвигаем. К 15 ноября объекты электроэнергетики будут подготовлены и восстановлены.

И несколько слов относительно перспектив строительства новых регулирующих гидроэлектростанций, также вопрос поднимался, в целях защиты от наводнений в бассейне реки Амур. В прошлые годы выполнялись соответствующие проработки этого вопроса. Анализ показывает, что для защиты от наводнений потребуется строительство от пяти до шести гидроузлов мощностью от 120 до 400 мегаватт каждый на основных притоках реки Амур.

Это даст возможность примерно около 2 тысяч мегаватт получить дополнительной мощности и 8 миллиардов киловатт-часов, которые могут быть использованы как для развития экономики субъектов Российской Федерации Дальневосточного федерального округа, так и для экспорта.

Прорабатываем вопрос с Министерством финансов о возможных источниках финансирования.

Доклад окончен. Спасибо.

В.ПУТИН: Я хочу обратить внимание и Ваше, и всех остальных коллег: мы обсуждаем сегодня проблему ликвидации последствий стихийного бедствия. Строительство гидросооружений – это важная вещь для предотвращения подобных явлений в будущем. Но это масштабная, если не сказать колоссальная, работа, которая требует тщательной профессиональной проработки, исходя из всех аспектов решения задач подобного рода, в том числе и экологических последствий. Это не антикризисные мероприятия. Это должна быть плановая, системная работа. Поэтому, пожалуйста, исходите из этого и в сфере энергетики, и по другим отраслям.

Что касается угля, то вы сами слышали, вы сами присутствовали на встречах с главами муниципальных образований: для людей, особенно на селе, в небольших муниципальных районах, тем более в населённых пунктах, раскиданных по большим территориям, это чрезвычайно важный вопрос. Нужно обеспечить заключение соответствующих контрактов и доставку угля. Что касается доставки, мы ещё поговорим, как это сделать.

Есть ещё одна проблема, которая отчасти тоже вас касается, – это тарифы на электроэнергию. Надо не допустить хотя бы роста этих тарифов. В целом люди просят как-то их снизить, я не знаю, насколько это возможно – снизить тарифы, но надо, во всяком случае, не допустить их роста. Обращаю Ваше внимание, и займитесь этим делом с другими нашими коллегами.

Слюняев Игорь Николаевич, пожалуйста.

И.СЛЮНЯЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

В результате паводка на территории субъектов Дальневосточного федерального округа оказались подтопленными 12235 жилых домов. Данные сегодня уточняются. Также оказались подтопленными объекты жизнеобеспечения, в том числе 80 котельных, 90 километров теплотрасс, 54 километра водопроводных сетей и 227 водозаборных колонок. При этом мы оцениваем, что от 30 до 38 процентов жилого фонда восстановлению не подлежит, это так называемое аварийное жильё.

Общая сумма, предварительные итоги ущерба, нанесённого жилищно-коммунальному комплексу, по регионам Дальневосточного округа превышает 14 миллиардов рублей. Там, где вода уже сошла, комиссии начали работу по оценке ущерба и первые мероприятия по восстановлению жилого фонда и социальной инфраструктуры.

Примерно 12 тысяч повреждённых домов подлежат капитальному ремонту. Мы постараемся в максимально короткие сроки произвести рассмотрение документов и обеспечить перечисление средств в регионы, после того как будут приняты параметры финансовой поддержки и помощи пострадавшим от паводка.

По аналогии с Крымском будем перечислять средства через органы социальной защиты, а органам местного самоуправления и субъектам Федерации рекомендуем подрядчиков, а также фиксированные цены. Для этих целей разрабатываем типовую форму контракта и определим меры поддержки, помощи одиноким и пенсионерам.

Главная задача сегодняшнего дня – это, конечно же, подготовка к зиме и обеспечение расселения граждан, которые утратили в результате паводка своё жильё. Какими механизмами предполагаем решить эту проблему? Приобретать квартиры, достраивать квартиры с высокой степенью готовности – 70 процентов и выше, а также временное размещение людей, не исключаем на зимний период.

В.ПУТИН: Достраивать – и что дальше?

И.СЛЮНЯЕВ: И предоставлять это жильё гражданам.

В.ПУТИН: Это самое главное, да. То есть использовать имеющееся жильё высокой степени готовности для того, чтобы купить его и предоставить гражданам?

И.СЛЮНЯЕВ: В очень короткие сроки.

В.ПУТИН: Да.

И.СЛЮНЯЕВ: В качестве примера. В Амурской области есть 273 свободные квартиры, которые мы предполагаем задействовать в рамках этой схемы, а также военные городки Орлиный и Черемхово. В Еврейской автономной области, в Биробиджане, 160 квартир, возможных к заселению при условии их быстрой застройки, а также есть пункты, где возможно временное размещение людей на зимний период. Это посёлок Кульдур, в котором сегодня действуют пять санаториев. Есть квартиры в Хабаровском крае, в городе Хабаровск, а также военный санаторий «Богдановка», который позволяет временно разместить людей на зиму.

Субъекты начали готовить предложения по предоставлению земельных участков под жилищное строительство. В частности, в Амурской области в шести муниципальных образованиях уже сегодня мы отфиксировали 224 гектара земли, возможных под комплексную жилищную застройку, причём четыре муниципальных образования предоставили земельные участки, которые обеспечены необходимой инженерной инфраструктурой. В Хабаровском крае таких земель 143 гектара, и общая оценка по возможным объёмам строительства превышает 200 тысяч квадратных метров жилья.

Некоторые населённые пункты могут быть перемещены или переселены полностью. Например, есть такая деревня Ивановка в Амурской губернии, которая регулярно подвергается подтоплению, и люди страдают от наводнений.

На особом контроле находится подготовка регионов к отопительному периоду, к зиме. Ситуация сложная. В качестве примера: из 50 котельных в Амурской губернии только три нуждаются в капитальном ремонте. У остальных оборудование было заранее демонтировано, и после схождения воды оно будет просушено и возвращено на место.

Восстановительные работы сегодня ведутся на 226 объектах жизнеобеспечения. Сегодня совместно с субъектами Федерации и органами местного самоуправления мы актуализируем графики подготовки к зиме жилого фонда, объектов социальной инфраструктуры, а также договорились, что нам будут помогать в этом силы МЧС и Минобороны. По предварительным оценкам, на восстановление объектов коммунальной инфраструктуры потребуется порядка 1,3 миллиарда рублей.

В соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, вчера отработали в трёх из десяти пунктов временного размещения граждан на территории Еврейской автономной области. Выявили проблемы. Нашли пути решения таких проблем. Выработали механизмы совместно с Министром по чрезвычайным ситуациям Пучковым Владимиром Андреевичем, а также с губернатором Еврейской автономной области. Более подробно об этом доложит мой коллега Максим Анатольевич Топилин. Но есть понимание, какие проблемы и каким образом их решать.

Спасибо за внимание. Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Соколов Максим Юрьевич.

М.СОКОЛОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

По транспортным объектам – с первых чисел августа введён режим чрезвычайной ситуации. Образованы оперативные штабы в агентствах по соответствующим отраслям транспорта. В самом Министерстве создана оперативная группа, обеспечивающая взаимодействие как с подведомственными организациями, так и с Министерством чрезвычайных ситуаций.

Ведём непрерывный мониторинг состояния объектов. Также направлены соответствующие специалисты и руководители агентств в зону чрезвычайных ситуаций. Подготовлен запас материальных ресурсов и технических ресурсов на федеральных объектах.

На железнодорожном транспорте. На сегодняшний день дальневосточная железная дорога в условиях паводка работает без сбоев в графике движения поездов. Для предупреждения нарушения безопасности движения созданы противоразмывные поезда на 63 железнодорожных станциях, состоящие в целом из 305 вагонов. На 40 железнодорожных мостах ведётся непрерывный и круглосуточный контроль за уровнем рек.

На воздушном транспорте. В целом аэропорты и гражданские аэродромы в регионе работают в штатном режиме. По аэропорту Зырянка в Республике Саха (Якутия) введено ограничение, он переведён ввиду намокания ВПП в режим посадочной площадки. Также были проблемы в Комсомольске-на-Амуре, аэропорт Хурба, где произошло затопление территории аэропорта, на котором расположена приводная радиостанция. Мы переключили радиосообщение на Хабаровск.

В части Амурского водного бассейна. Бассейновые администрации сформированы из плавсостава аварийной бригады. Обесточены места, попадающие под затопление. Материальные ценности подняты на максимально высокий уровень. Информация о затоплении, уборке, а также утрате навигационных знаков, в том числе и с китайской стороны, по взаимодействию с нашими китайскими коллегами на пограничных участках, ежедневно передаётся в установленном порядке по соответствующим каналам связи.

На внутренних водных путях у нас работает 14 обстановочных судов сегодня, 5 судов сняты для усиления противопаводковых мероприятий и работы в акваториях Благовещенска, Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре.

Особое внимание уделено дорожному хозяйству. На сети федеральных автомобильных дорог в регионе на сегодняшний день движение осуществляется без ограничений. Правда, сегодня мы ввели ограничение по автобусному сообщению между Хабаровском и Комсомольском-на-Амуре, там есть определённые затруднения на 130–140-километровом участке. Также напряжённая ситуация складывается на выходе дороги Хабаровск–Чита, на выходе из Хабаровска, на 13-м километре. Но мы пока держим ситуацию под контролем.

Сформирована группировка техники из более 500 единиц, создан запас инертных материалов. На восстановительных работах задействовано 22 дорожные организации.

Всего на территории Дальневосточного федерального округа остаются подтопленными на сегодняшний день 97 участков дорожного полотна автодорог местного и регионального значения и 75 автомобильных мостов. У меня есть справка по каждому субъекту в отдельности, но я её в данном докладе приводить не буду.

Всего на сегодняшний день необходимый объём финансирования на восстановление региональных и местных дорог и искусственных сооружений составляет порядка 5 миллиардов 900 миллионов рублей.

Что касается федеральных объектов, то на восстановление федеральных дорог до наступления зимнего периода может потребоваться порядка 1 миллиарда рублей. Но при этом речь о дополнительном выделении средств бюджета не идёт, мы решим эти вопросы за счёт внутренних резервов. Так же как и в весенний период, потребуются дополнительные укрепляющие мероприятия по федеральным дорогам, мы тоже запланируем эти средства в бюджете 2014 года.

Ещё раз хочу отметить, что Министерством принимаются все необходимые меры для контроля за ситуацией и бесперебойного функционирования объектов федерального транспорта.

В.ПУТИН: Вместе с коллегами из Минфина, из других ведомств нужно решить вопрос с железнодорожными тарифами. Или их нужно субсидировать, или частично, может быть, «РЖД» возьмёт какие-то объёмы перевозок на себя. Нужно, чтобы ситуация была нормальной здесь и чтобы люди могли завезти необходимые продукты питания, угли и другие необходимые товары.

Вы знаете, получается, что тариф в два раза дороже, чем сама стоимость товара. Поэтому нужно либо просубсидировать эти перевозки, либо какими-то другими средствами решить, но решить эту проблему обязательно нужно. Это первое.

Второе. Мы с вами вчера, по-моему, говорили ещё, что количество людей, которые здесь оценивают ущерб, нанесённый прежде всего муниципальной инфраструктуре и региональной, совершенно недостаточное. Нужно, чтобы здесь больше людей было и чтобы они на месте в сапогах болотных пошастали, на лодках поездили и посмотрели, где и чего не хватает. Реально не хватает.

Хочу Вам сказать и всем остальным коллегам: все мероприятия, которые связаны и которые мы будем проводить в связи с необходимостью ликвидации последствий, должны быть направлены именно на ликвидацию последствий стихийного бедствия, а не на решение под этим предлогом всех других проблем на десятилетие вперёд. Если мы пойдём по этому пути, то мы никогда ничего не решим, мы «утонем», просто денег не хватит. Но то, что мы будем восстанавливать, нужно, конечно, восстанавливать на современной базе, и по-современному надо это делать. Это тоже требует денег.

Я на что хочу обратить внимание? Вы, по-моему, были вчера на встрече, я не знаю, на первой или на второй, с руководителями муниципалитетов. О чём они говорят? Что, если не будут восстановлены хотя бы элементарно те дороги, которые у них были, и те мосты, которыми они раньше пользовались, не довезти будет до населённых пунктов продукты. Военные уйдут, они же не могут здесь вечно сидеть со своими временными мостами, и всё – не будет ни техники для перевоза людей и товаров, ни сообщения между населёнными пунктами.

Поэтому на это нужно обратить немедленно самое пристальное внимание. Для этого тоже нужны деньги. Придётся, я обращаю на это внимание и Ваше, и всех других коллег, придётся перераспределить имеющиеся у вас ресурсы и сманеврировать ими. Где-то, значит, придётся снять, но ничего не поделаешь, здесь бедствие, люди в беде оказались, надо им помочь. Где-то нужно будет снять, с каких-то объектов, а сюда перебросить. И просто отсубсидировать субъекты – субъектам дать соответствующие деньги на восстановление муниципальной и субъектовой дорожно-транспортной инфраструктуры. Незамедлительно нужно провести эти расчёты и представить предложения.

М.СОКОЛОВ: Есть, Владимир Владимирович. Задачи понятны.

Хотел бы обратить внимание руководителей субъектов на то, что в их распоряжении имеются средства региональных дорожных фондов. И мы тогда консолидируем вместе усилия.

В.ПУТИН: Да, Вы всё это посмотрите. Можно, наверное, и в рамках субъектов что-то консолидировать и перераспределить, но этого будет недостаточно. Я думаю, то есть не думаю, уверен, что и вам нужно будет что-то перераспределить, понять, сколько нужно на восстановление муниципальной инфраструктуры, и дать туда именно это количество денег – не больше, но и не меньше. Но, повторяю ещё раз, если мост строить, то это должен быть современный мост, въездную дорогу вы делаете, то современная дорога должна быть, а не просто гравий насыпать.

Нужно определить этот объём средств. Но брать их нужно, не выколачивая из Минфина дополнительные ресурсы, может быть, что-то можно добавить, а перераспределить внутри ведомства и внутри регионов, насколько это возможно. Договорились?

М.СОКОЛОВ: Да. Задача понятна. Есть.

В.ПУТИН: Спасибо.

Топилин Максим Анатольевич, пожалуйста.

М.ТОПИЛИН: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Министерство труда работало по следующим направлениям.

Первое – это своевременное обеспечение всех выплат, прежде всего пенсий, различных пособий по линии Пенсионного фонда и Фонда социального страхования. При этом задача таким образом ставилась перед отделениями Пенсионного фонда, с тем чтобы пенсии доставлялись своевременно и даже раньше установленных сроков в связи с тем, что люди переехали в пункты временного размещения и по местам их нового проживания, если они проживают у родственников.

Такая задача сейчас решается, и сбоев с выплатами пенсий и различных видов пособий не наблюдается. При этом, учитывая возможности, которые у нас есть в рамках программ адресной поддержки пенсионеров, мы сейчас ведём работу по подготовке соответствующих списков, с тем чтобы можно было за счёт Пенсионного фонда оказать дополнительную помощь именно неработающим пенсионерам. Такая возможность есть, как раз путём перераспределения ресурсов мы сможем это сделать. Сейчас пока выявлены, посчитаны около 11 тысяч таких пенсионеров. В перспективе мы можем выйти на цифру около 50 тысяч. Сейчас эти списки готовятся.

Кроме этого, велись работы и продолжаются работы по восстановлению документов. По всем данным, в отличие от Крымска, здесь всё-таки осуществлялся плановый вывоз людей, и с документами, в основном то, что связано с пенсионными удостоверениями, различными документами по установлению инвалидности, вроде бы всё пока нормально. Есть только единичные случаи их утери, так же как и утеря, допустим, технических средств реабилитации и других реабилитационных средств.

Также была настроена работа медико-социальной экспертизы, Владимир Владимирович, с тем чтобы тех, кто пострадал, инвалидов, мы могли либо заочно освидетельствовать, либо выезжать к ним, чтобы было удобно для людей. Такая работа также продолжает осуществляться.

Также по линии органов инспекции по труду мы пытаемся выявить те предприятия и тех работников, которые, соответственно, не могут добраться до своей работы: либо предприятие оказалось в зоне затопления, либо работники просто не могут добраться до предприятия. Пока таких, по нашим оценкам, предприятий, с учётом малых предприятий, более 250.

И сейчас мы тоже ведём работу по разъяснению и работодателям, и работникам, как вести себя в этой ситуации, как должны оформляться документы по возможности и как эта работа будет продолжаться дальше, с тем чтобы не было необоснованных увольнений – с одной стороны, с другой стороны – каких-то социальных споров в этой связи.

Мы понимаем, что в связи с тем, что ряд предприятий, в основном, конечно, это некрупные предприятия, оказались в зоне наводнения, возможно, регионы – мы сейчас прорабатываем с коллегами – будут испытывать некий рост, подъём уровня безработицы на первый период.

И у нас есть резерв порядка миллиарда рублей. Сейчас мы подсчитываем с субъектами, сколько потребуется денег для выплаты соответствующих пособий и на активные программы. Эта работа будет завершена в ближайшее время.

Также предполагаем с учётом того, что всё-таки будут вестись и восстановительные работы, и работы по очистке территорий, предусмотреть средства на временные работы, возможно, оказание поддержки малому бизнесу, самозанятым также в рамках средств, которые у нас есть сейчас в федеральном бюджете. Такой проект решения сейчас мы начали готовить с субъектами Российской Федерации.

Что касается учреждений социальной защиты, то в принципе есть небольшие подтопления около 19 учреждений, в основном это Амурская область, но это незначительные потери. Сейчас подсчитывается ущерб. Предварительная оценка составляет около 40 миллионов рублей. Из двух учреждений Амурской области и Хабаровского края была произведена эвакуация, были осуществлены соответствующие размещения.

Мы видим свою работу в том числе и по линии служб занятости в перспективе, сегодня эту тему тоже обсуждали. В связи с тем, что люди будут получать другое жильё, возможно и в других городах, какое-то расстояние от прежнего жилья, с тем чтобы синхронизировать работу служб занятости с подбором работы на новом месте проживания, если это возможно, необходима организация каких-то транспортных маршрутов. Эта работа будет вестись.

Разрешите доложить об исполнении Вашего вчерашнего поручения по поводу посещения двух пунктов временного размещения – это село Ленинское, так называемый укрепрайон. И два пункта временного размещения в Бабстово. Это достаточно большие пункты. В одном находится порядка 300 человек, это укрепрайон, там старые брошенные казармы.

И в Бабстово – это территория сельскохозяйственного техникума, сам техникум и общежитие, различные постройки к нему. В Бабстово находится порядка 800 человек. Много проблем, которые возникают в связи с организацией работы ПВР, обусловлены тем, что это крупные ПВР. Других таких практически нет и в других регионах тоже.

Мы с Игорем Николаевичем посмотрели все условия. На что жалуются прежде всего люди? Это очень скудное питание, потому что норматив расчёта по чрезвычайной ситуации на человека – это 100 рублей в день.

Соответственно, под это были составлены рационы, рацион очень скудный: это макароны, крупа различных видов, а где-то и почти одинаковая. Взяли, посмотрели меню во всех ПВР. Но люди прежде всего говорят, что это очень мало.

В.ПУТИН: То есть всё правильно: то, что люди написали, так оно и есть.

М.ТОПИЛИН: Я бы не сказал, что это совсем невозможно есть, мы попробовали, но, во-первых, это мало. И главная проблема, этим же кормят и детей…

В.ПУТИН: О чём я и сказал на совещании в Биробиджане.

М.ТОПИЛИН: Есть другие проблемы, связанные с лекарственным обеспечением. Вероника Игоревна сказала о том, что противовирусные препараты будут поставляться в связи с тем, что становится прохладнее, и, соответственно, возникают эти риски.

Какие решения уже приняты? Мы буквально перед совещанием разговаривали с Александром Ароновичем, вчера всё объезжали, естественно, с его представителями. Во-первых, администрация Еврейской области увеличит в два раза нормативы обеспечения в пунктах временного размещения, это уже совершенно другой рацион.

Плюс по линии МЧС, Владимир Владимирович, мы договорились о том, что будет поставлена дополнительная помощь с учётом того, что это будет всё-таки более разнообразная пища. Самое главное – санэпидограничения, военные кухни, и очень проблематично дать возможность использовать овощи или что-то ещё.

В.ПУТИН: Послушайте меня. У нас большая страна и, слава богу, небедная, есть и ресурсы, и средства, и деньги, и продукты питания. Я хочу, чтобы Вы это услышали, и Александр Аронович сейчас услышал в Биробиджане.

Если эти пункты не пригодные для того, чтобы люди в таком количестве и в таких условиях там содержались, значит, нужно их оттуда переместить в другие места. Что, у нас страна маленькая, что ли? Не можем перевезти людей, 800 человек? Первое.

Второе. Это, конечно, нелепо, что людей кормят на 100 рублей в день. Ну что, нельзя выделить деньги для того, чтобы нормальный рацион людям организовать? Вы вместе с руководством Еврейской автономной области решите, оставлять там людей на зиму или нет.

Разве можно оставлять людей там на зиму? Мне вчера руководство автономной области сказало, что там будут жить всю зиму. В таких условиях там будут жить люди, Александр Аронович?

А.ВИННИКОВ: Там же основная часть людей отселится, то есть они уйдут в своё жильё. А те, кто останется, будут жить только исключительно семьями в комнатах. Общежитие приспособлено для проживания: есть кухни свои, соответственно, они смогут готовить пищу.

В.ПУТИН: Послушайте меня, Александр Аронович, дорогой Вы мой человек! Куда они отселятся? Куда? В какое жильё уйдут? Мы же с Вами пролетали вчера над этим посёлком. Там даже если полностью дом не снесён, нужно делать капитальный ремонт. Это тоже потребует времени, просушки дома. Считайте, они за ближайшие полтора месяца вряд ли с этим справятся. Куда они уйдут?

Кто-то, может быть, да, но основная масса скорее всего останется. Нужно, чтобы они жили в нормальных условиях. Если в Еврейской автономной области нет таких условий, надо переместить людей в соседние регионы. Что, в Хабаровск нельзя, что ли, временно отправить?

В Хабаровске мне вчера полпред рассказывал, сколько общежитий настроено у различных предприятий и до сих пор должным образом, может, не используются. Привести их быстрее в порядок, переместить труда людей, организовать на месте ремонт домов либо строительство нового жилья. И потом людей из нормальных условий перевести в ещё более человеческие – в собственное жильё.

Вместе с Александром Ароновичем всё это продумайте как следует. Только немедленно. Нельзя людей там держать дальше в таком состоянии.

М.ТОПИЛИН: Можно?

В.ПУТИН: Пожалуйста.

М.ТОПИЛИН: Мы договорились о том, что из казарм, которые в Ленинском, эти люди будут уведены сначала в первую точку, в Бабстово. А семьи с детьми, потому что там достаточно сложно наладить питание в таких условиях для детей, переведут в Биробиджан. Сейчас как раз администрация готовит такие решения, чтобы в общежитиях в Биробиджане можно было разместить семьи с детьми.

В.ПУТИН: Хорошо. Помогите тогда Биробиджану, чтобы они могли создать необходимые условия для проживания людей. И если у них нет денег, что меня удивляет, но такое может быть, это дотационный регион, нужно выделить Биробиджану дополнительные средства на то, чтобы люди находились в нормальных условиях. Это небольшие деньги-то, это вообще копейки для федерального бюджета. Ничего не стоит. Это только внимание к людям.

М.ТОПИЛИН: Хорошо.

Что касается организации пребывания, в том числе и детей, мы договорились о том, что при необходимости, если люди захотят, будут организованы соответствующие комнаты, там уже это есть, просто этого было недостаточно, комнаты для детей, потому что детский садик загружен теми детьми, которые проживают постоянно.

И в том числе требуется решение вопросов с тёплой одеждой и так далее. Эти вопросы тоже мы организовали, с тем чтобы персонально людям, особенно семьям с детьми, это всё выдавалось на месте. Сейчас эта схема вся отрабатывается. Я попросил в том числе, как Вы сказали, Хабаровский край, туда выехать представителя Министерства соцзащиты сегодня с нашим сотрудником, с тем чтобы эту работу доорганизовать.

В.ПУТИН: Если это можно сделать в Биробиджане, недалеко от мест постоянного проживания людей, сделайте там, но только сделайте это быстро. Я понимаю, что можно было в эти казармы людей перебросить в экстренном порядке. Но если речь идёт о том, чтобы они жили там несколько месяцев, тогда либо нужно создать нормальные условия, либо, может быть, действительно легче перевезти их в Биробиджан и в другие населённые пункты, где и стихия не так свирепствовала, и условия можно создать нормальные. Только сделать это нужно быстро. Максим Анатольевич, слышали?

М.ТОПИЛИН: Так точно.

В.ПУТИН: Александр Аронович, слышите меня?

А.ВИННИКОВ: Слышу, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Вот давайте работайте.

А.ВИННИКОВ: В течение двух суток мы перевезём все семьи с детьми в Биробиджан. Сегодня мы вплотную занимаемся, после обеда уже пять автобусов пошло, первых людей мы начнём перевозить. А дальше мы планировали их выселить из этих казарм, казармы отремонтировать, сделать соответствующие секции для проживания семей, и после этого туда людей уже переселять, из Бабстово в том числе. Сейчас, конечно, эти люди все были экстренно отселены. По 2,5 тысячи мы переселяли за одну ночь, за один день. Поэтому есть, конечно, проблемы, но я считаю, что мы совместно их решим.

В.ПУТИН: Быстрее только, не мучайте там людей, у нас все возможности для этого есть. Вопрос только в вашей оперативности при решении этих вопросов.

По поводу дополнительных средств именно для Биробиджана на содержание этих ПВР, где большое количество людей сосредоточено, если нужно, помогите им.

М.ТОПИЛИН: Владимир Владимирович, это деньги не Минтруда.

В.ПУТИН: Я понимаю, но Минтруд должен сформулировать эти потребности. Вот я о чём. Это ваша задача. Вы должны знать, сколько людей, где находятся и в каком они состоянии. Иначе нужно вторую часть из названия вашего ведомства убрать и передать куда-то в другое место.

Донской Сергей Ефимович, пожалуйста.

С.ДОНСКОЙ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Коротко о текущем значении и прогнозе уровня воды. В Амурской области, как уже было сказано, на реке Зея и на всём протяжении среднего Амура в пределах Амурской области и Еврейской автономной области наблюдается интенсивный спад. Здесь пик основного паводка пройден. Самым проблемным остаётся участок Амура ниже впадения рек Сунгари и Уссури от Хабаровска до Комсомольска-на-Амуре.

По состоянию на сегодня на 10 утра гребень амурского паводка отходит к Хабаровску, где прогнозируется достижение отметок в 800 сантиметров, у Комсомольска-на-Амуре к концу следующей недели достижение отметок в 840–890 сантиметров, движение идёт.

По оценкам Росгидромета, в течение первой декады сентября, то есть мы прогнозируем, что будет происходить дальше, в западных районах Приамурья осадки ослабеют, и во второй половине декады сентября ожидаются заморозки, соответственно, ситуация будет развиваться именно с учётом этих аспектов.

Теперь по поводу сбросных расходов Зейского и Бурейского водохранилищ. Они в первую очередь направлены, конечно, на минимизацию влияния паводковых вод, стабилизацию и снижение уровневых отметок рек Зея, Бурея и среднего Амура, формирование условий для аварийно-восстановительных работ.

Учитывая особенности гидрологического цикла, необходимость обеспечения условий безопасной эксплуатации, собственно, ГТС, и обеспечение условий безаварийного прохождения осенне-зимнего периода 2013–2014 года, было проведено совещание с Ростехнадзором, проектировщиками ГТС, Росводресурсами, Росгидрометом по подготовке графика работ гидроузлов на осенне-зимний период. 4 сентября всё должно быть подготовлено.

В отношении реконструкции, строительства и ремонта объектов инженерной защиты населённых пунктов, по предварительным оценкам, подготовленным Росводресурсами на базе материалов пострадавших субъектов, ориентировочная стоимость строительства на предстоящие три года – 24,9 миллиарда рублей.

При этом 2014 год – около 3 миллиардов рублей, и в дальнейшем суммы по 11 миллиардов рублей. Это в целом по всем пострадавшим регионам. Оценка продолжается, будет уточняться по мере определения новых гидрологических режимов и установления новых требований безопасности территорий и гидросооружений.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Николай Васильевич Фёдоров, сельское хозяйство.

Н.ФЁДОРОВ: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

На сегодня общая площадь гибели сельхозкультур на Дальнем Востоке за эти дни, пока мы здесь работаем, увеличилась не намного, правда, на 1,5 тысячи гектаров и составила 592400 гектаров. Из них более 512 тысяч – это Амурская область. А для Амурской области это более 60 процентов от посевных площадей.

Предварительный ущерб с учётом упущенной выгоды для аграриев порядка 10,5 миллиарда рублей. Потери по прямым затратам для сельхозтоваропроизводителей составляют без малого 4 миллиарда рублей. Гибели сельхозживотных непосредственно от наводнения практически не было. Но есть так называемый вынужденный убой из-за ящура, пришедшего, как говорят специалисты, из Китая в Амурскую область. Это порядка полутора тысяч голов, в основном крупного рогатого скота.

В.ПУТИН: Как не было? Когда люди пишут, что в некоторых населённых пунктах скот не вывозили, и он пропал. Как не было?

Н.ФЁДОРОВ: Порядка полутора тысяч голов зафиксировано.

В.ПУТИН: Значит, всё-таки было.

Н.ФЁДОРОВ: Вынужденный убой называется.

В.ПУТИН: Нет, не вынужденный убой. Погибла скотина, не вывезли, она пропала…

Н.ФЁДОРОВ: Это пока данные органов управления регионов. Мы продолжим исследование этого вопроса.

В.ПУТИН: Продолжите…

Н.ФЁДОРОВ: На 4 сентября мы договорились с китайской стороной из-за ящура в основном, из-за эпизоотической ситуации провести совместное заседание рабочей группы по эпизоотической безопасности здесь, во Владивостоке. И надеюсь, выработаем актуализированный план действий, для того чтобы нейтрализовать эти риски.

На сегодня вместе с пострадавшими регионами подготовлены прогнозные балансы по обеспечению дефицитных объёмов картофеля, овощей, а также кормов для сельхозживотных с учётом Вашего поручения по поводу создания более льготных условий для перевозки. Надеюсь, цены будут приемлемыми на эти актуальные продукты питания для пострадавших регионов.

Выработаны механизмы дополнительной финансовой поддержки пострадавших сельхозпроизводителей по краткосрочным инвестиционным кредитам, а также по лизинговым платежам, потому что, если не будет помощи в этой сфере, мы с коллегами переговорили, есть реальная угроза банкротства многих сельхозтоваропроизводителей в этом регионе. Есть полное понимание со стороны коллег по Правительству.

Регионы просят также о необходимости увеличения размеров так называемой погектарной поддержки. Здесь тоже есть необходимость откликнуться, с нашей точки зрения, уважаемый Владимир Владимирович, потому что эти деньги пойдут и на восстановление плодородия почв, и на удобрение, и на семена, потому что институт погектарной поддержки – это как раз универсальная формула реагирования на такого рода ситуации.

И погектарная поддержка должна быть увеличена, по нашим оценкам, заметно, в разы. На сегодня это примерно 400 рублей на гектар (400–500 в зависимости от региона). Есть целесообразность увеличения в разы этой суммы для регионов, для территорий, где пострадали поля посевные.

С Минфином и Минэком мы практически договорились, есть полное понимание в необходимости увеличить сроки освоения грантов для крестьянских и фермерских хозяйств, и семейных животноводческих ферм. На сегодня они должны в течение года освоить. Понятно, что на этих территориях не смогут федеральные деньги освоить в силу наводнения.

Также по программе социального развития села. Это несложно, это в компетенции Правительства. И есть у меня полная надежда, что в Правительстве мы в скором времени примем соответствующие решения, и люди, то есть представители малого бизнеса в данном случае, и муниципалитеты не потеряют эти деньги, и дополнительных денег не нужно, просто надо сохранить эти деньги за регионами.

И последний сюжет, это по программе мелиорации. Всё-таки поскольку в феврале распоряжением Правительства утверждена концепция мелиорации, и до 2020 года это вроде такая далёкая перспектива, но на самом деле при формировании трёхлетнего бюджета на 2014–2016 годы было мнение, что нужно сократить объёмы финансирования на ремонт, реконструкцию опасных, особо опасных и аварийных гидротехнических сооружений, их несколько десятков в этом регионе, и на противопаводковые мероприятия.

В первом случае это было минус 3 миллиарда рублей, на противопаводковые – минус 1,8 миллиарда рублей. Они были согласованы в Правительстве ещё в феврале. Потом возникли сложности. В данной ситуации для Дальнего Востока, мне кажется, эту тему нам нужно 3 сентября на заседании Правительства, где будет представляться проект ФЦП, как-то по-особому рассмотреть. Я бы просил понимания и поддержки.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пожалуйста, Мантуров Денис Валентинович.

Д.МАНТУРОВ: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Ни на одном из промышленных объектов не было чрезвычайных ситуаций, опасных для жизни людей. Но все меры безопасности максимально усилены. На сегодня пока рано подводить итоги по ущербу, нанесённому объектам промышленности, поскольку пик паводков ещё не прошёл.

В то же время уже сегодня очевидно, что основные риски связаны с логистикой поставки на предприятия где-то комплектующих, где-то сырья. Наибольшие материальные убытки сейчас несёт лесоперерабатывающая промышленность. Хотя затопленных предприятий на сегодня нет, работа некоторых предприятий прервана из-за размытия дорог, мостов непосредственно в лесах, поэтому лесозаготовка прервана. В итоге без работы осталось более полутора тысяч человек.

Суммарный ущерб, по информации самих компаний, составляет около 500 миллионов рублей. Мы, естественно, будем эту сумму ещё проверять. И для поддержки дальневосточных предприятий леспрома прорабатываем вопрос адресной поддержки, используя нераспределённые остатки субсидий, которые у нас есть, по субсидированию кредитов на создание межсезонных запасов древесины. Если не будет достаточно, то перебросим с других субсидий до конца года.

Среди крупных промышленных предприятий в значительной степени пострадали судостроительные предприятия: это Амурский судостроительный и Хабаровский завод. На предприятии затоплены пирсы и часть территории производственных площадок. Имущество из цехов эвакуировано, производится отсыпка защитных дамб. И, соответственно, ущерб на сегодняшний день не определён, но предприятие не прервало свою работу.

Для авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре уровень воды критичен, свыше 8,5 метра, с учётом того, что сегодня это 7,62, тем не менее на 5, 7, 8 сентября ожидается повышение уровня до 8–8,5 метра. Поэтому проведена подготовка по временному выводу из эксплуатации части цехов.

Мы совместно с Минздравом также отслеживаем ситуацию по обеспечению регионов вакцинами и медикаментами. Предприятия отрасли готовы удовлетворить дополнительный запрос от учреждений здравоохранения.

По итогам мониторинга розничной торговли повышение цен на основные товары пока не отмечено. Мы проводим работу с торговыми предприятиями, чтобы исключить такую возможность, несмотря на ситуации с доставкой.

Ассоциация компаний розничной торговли проявила инициативу передать в пострадавшие районы единовременную продовольственную помощь в объёме не менее 100 тонн. И мы сейчас с министерством Дальнего Востока, с Министерством по чрезвычайным ситуациям отработаем логистику по поставке этой единовременной помощи. Сейчас оперативный штаб Министерства дважды в день готовит анализ ситуации по всем мероприятиям для оперативного реагирования.

Спасибо за внимание.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пак Олег Борисович, пожалуйста.

О.ПАК: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии с Вашим поручением во всех подтопленных населённых пунктах услуги связи для жителей сохранены, связь везде есть. Для тех людей, которые пользуются услугами сотовых операторов, включена услуга аварийного межсетевого роуминга, ею ежедневно пользуются 6 тысяч человек. Дополнительно одним из операторов связи введена услуга звонков при наличии задолженности. Только за вчерашний день ею воспользовалось 9 тысяч человек, она вчера заработала, это оператор «Мегафон».

Для абонентов фиксированной связи введён запрет на их отключение в случае задолженности по оплате. Все таксофоны, которые работают на территории населённых пунктов, работают в режиме бесплатных звонков, можно позвонить как внутри региона, так и по России. Также во всех пунктах временного размещения установлены бесплатные телефоны, проверено – везде есть покрытие сотовой связью. То есть все пункты временного размещения также связью обеспечены.

При этом фиксированная связь за последнее время восстановлена в 64 населённых пунктах, в которых проживает порядка 360 тысяч жителей. Восстановительные бригады, их 44, свою работу продолжают. Как только вода уходит, в течение суток связь в населённом пункте восстанавливается.

И несколько слов о работе почты в режиме ЧС. Как я Вам докладывал в Хабаровске, почта со вчерашнего дня принимает пожертвования в фонд помощи пострадавшим во всех отделениях почты без комиссии. Также принято решение, что любые дополнительные социальные выплаты, которые будут направляться пострадавшим, также будут доставляться почтой без комиссии.

Спасибо. Доклад закончен.

В.ПУТИН: Руководители муниципалитетов, да и граждане в своих письмах обращают внимание на определённые сложности с обеспечением связью тех населённых пунктов, которые расположены вдоль государственной границы. Вы знаете об этом что-нибудь?

О.ПАК: Да, такая проблема есть. Очень часто там работает сразу несколько операторов: и российских операторов, и китайских операторов. Эти населённые пункты, как правило, самые удалённые.

В каждом регионе есть соответствующий план по проникновению сети, то есть постепенно все населённые пункты по плану обеспечиваются базовыми станциями операторов, и качество связи там улучшается. Поэтому в штатном режиме эта работа идёт.

В.ПУТИН: Хорошо. Согласен. Пускай в штатном режиме, но не забывайте про это. Это в штатном режиме, но должно быть решено в конечном итоге. Для себя просто определённые планы выстройте и работу с операторами тоже.

О.ПАК: Принято. Спасибо.

В.ПУТИН: Спасибо.

Пожалуйста, Бахин Аркадий Викторович – Минобороны.

А.БАХИН: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Докладываю. Войска и подразделения Министерства обороны продолжают выполнять ранее поставленные задачи, сосредоточивая основные усилия на трёх основных субъектах: это Амурская область, Еврейская автономная область и Хабаровский край, которые были наиболее подвержены паводку.

Мы создали на этих трёх операционных направлениях самодостаточные группировки сил, которые позволяют выполнить следующие основные задачи. Это прежде всего эвакуация людей – женщин, детей, стариков – из районов подтопления силами инженерных войск, авиации, в том числе привлечение морской авиации. Всего вывезено 7,5 тысячи людей. И сейчас мы сосредотачиваем основные усилия с учётом прогноза обстановки в районе Комсомольска-на-Амуре по этой задаче.

Далее – вторая задача, не менее важная. Было осуществлено восстановление дорог, естественно, это грунтовые дороги, наведение мостовых переправ и за счёт тяжёлых механизированных мостов восстановление определённых участков. На сегодняшний день работа будет продолжаться на всех направлениях.

Наиболее важное – мы вчера сумели создать и навести тяжёлый понтонный мост весом до 40 тонн, позволяющий одновременно – он приступил к работе, работает – по 40 машин легковых и до 15 грузовых автомобилей перебрасывать на 143-м участке дороги Хабаровск–Комсомольск-на-Амуре.

Следующая основная задача – это развёртывание временных лагерей, соответственно, палаточные лагеря из них составили 1,5 тысячи. Сейчас мы развернули в самом Комсомольске-на-Амуре палаточный городок на стадионе ёмкостью 400 человек. И за счёт стационарных объектов, предоставляемых региональной властью, мы развернули порядка 360 койко-мест.

Что они из себя представляют? Это постельное бельё, соответствующие принадлежности, обеспечение питания личного состава, где это необходимо, банно-прачечное обеспечение и помывка личного состава. Это было организовано в каждом районе. Работа реально идёт.

Я должен отметить справедливое замечание, конечно, по поводу 100 рублей. Честно говоря, я сам занимался не единожды, с Александром Ароновичем мы были в Бабстово: удивляет сумма – она позволяет иметь 60 грамм мяса. Я предлагаю: давайте мы дадим сухие пайки, мы, МЧС, неоднократно предлагали, там и калорийность совершенно другая, и, честно говоря, мы можем это готовить, у нас такие возможности есть. Это резко усилит и качество, и калорийность питания. Тем более мы можем загружать эти продукты питания в котлы и на этой базе готовить горячую пищу. Это как предложение.

В.ПУТИН: Спасибо Вам большое. Хочется вспомнить, что армия и народ – едины. Вам большая благодарность от жителей пострадавших районов за помощь, но это не решает проблему. Консервами маленьких детей кормить не будешь. У нас есть возможности для решения этих проблем современным цивилизованным образом, надо только озаботиться этим и предложить эти решения. Для бюджета это вообще капля в море, не о чем даже говорить! Вопрос в отношении к людям. То, что можно было бы с самого начала как-то сделать более цивилизованно, это правильно, конечно. Согласен.

А.БАХИН: Есть.

И следующие две задачи, не менее важные, мы в непосредственном контакте работаем с Вероникой Игоревной, – это медицинское и санитарное обеспечение.

Мы перебросили буквально в течение суток два мобильных госпиталя. На сегодняшний день госпитали, как было сказано ранее, принимают участие в вакцинации, в общей сложности всеми совместными усилиями 25 тысяч военнослужащих и порядка 6 тысяч человек гражданского населения было вакцинировано.

Обращения на сегодняшний день в эти госпитали, самое главное, – это диагностика людей, видимо, «изголодались» в населённых пунктах такими вопросами, как УЗИ, флюорография, стоматология. Этим мы и занимаемся в порядке оказания медицинской помощи нашими медицинскими отрядами – свыше 1,5 тысячи человек.

Серьёзных хирургических операций не было на сегодняшний момент, хотя основное предназначение этих медицинских отрядов специального назначения – это полевая хирургия. Но, к счастью, такого нет. Тем не менее пошли с учётом обстановки, прохладно довольно в ночное время, ОРЗ. Это мы отмечаем, соответственно, мы эту информацию доводим.

И кроме этого мы сразу сосредотачиваем основные усилия с учётом группировок на последующее выполнение задач. Сегодня достигнуто полное понимание с главами субъектов, с каждым из губернаторов, непосредственно МЧС России о последующих работах. И мы предусматриваем: соответственно, основная работа будет направлена, помимо восстановления дорог, прохода и высвобождения населённых пунктов, на очистку и дезинфекцию.

Для этого мы делаем перегруппировки, убираем силы и средства, которые меньше сейчас понадобятся нам. Это катера и ПТС, там, где они нужны, в районе Комсомольска они будут задействованы. Переводим группировку, усиливаем за счёт РХБЗ для дезинфекции. Поэтому растворы, что просят непосредственно главы и федеральные министры по переброске из Москвы, мы вчера доставили 16 тонн соответствующих дезрастворов. Мы эту работу будем проводить. Понимание у нас полное, тесно взаимодействуем и работаем с главами субъектов, федеральными министрами, МЧС России, МВД России.

И последнее, товарищ Верховный Главнокомандующий. Вчера Вы справедливо сделали замечание по передаче городков. Действительно, но у нас и армия сократилась в разы, у нас 489 городков здесь, в трёх субъектах, о которых говорили, даже четырёх – Приморский край. Мы уже передали 330. У нас сейчас на выдаче, я Министру вчера докладывал по результатам, 128. Ускорим в течение буквально трёх-четырёх дней, соответственно, передачу, то есть согласование есть, нужен был приказ Министра обороны, мы подпишем это всё.

У нас есть в запасе именно по Еврейской автономной области, в Хабаровском крае особенно, в Амурской области порядка тысячи [мест] в освобождённых городках. Не скажу, что в идеальном состоянии, они требуют какого-то текущего ремонта, но жить можно. Одна только котельная у нас проблемная есть в Хабаровском крае. Её требуется немножко подремонтировать. Во всяком случае, это хотя бы повод уйти под крышу, потому что палатка – это временное явление, это ненадолго. Это временное жильё. Сутки, двое, трое там можно жить.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Спасибо.

Улюкаев Алексей Валентинович, пожалуйста.

А.УЛЮКАЕВ: Спасибо.

Владимир Владимирович, коротко буквально по трём позициям.

Первое. Эффективное использование средств государственного резерва. За этот период было поставлено товаров примерно 6 тысяч тонн на сумму 520 миллионов рублей. Каждый день цифра растёт. Это продукты питания, нефтепродукты, средства жизнеобеспечения, гигиенические бытовые средства. Причём у нас есть большие возможности.

Здесь упоминалась проблема с углём. На комбинатах этого региона 240 тысяч тонн, около 5 тысяч тонн топочного мазута. Они локализованы в этих местах и могут быть очень эффективно и быстро использованы. Схемы понятные, операционные. Это заимствование временное, до года, или предоставление субъектам Федерации с последующей компенсацией из средств бюджета или за счёт, при необходимости, может быть, временного изменения норм содержания этих средств.

Второе. Упоминалась проблема регулирования продовольственного рынка, что, возможно, будет возникать дисбаланс между спросом и предложением, кто-то захочет воспользоваться этим для повышения цен. Мы всё равно в начале следующего года должны проводить освежение запасов, и средства в бюджете для этого предусматриваются. Возможно, сдвинуть немного вперёд эту операцию, которую мы всё равно будем проводить, и, таким образом, уже сейчас проблему надёжного регулирования продовольственного рынка решить.

Кроме того, у нас есть дополнительные возможности в части детского питания, о чём здесь шла речь. Наверное, тоже оперативно какие-то тут дисбалансы можно отрегулировать.

Вторая позиция – это малое и среднее предпринимательство. Предварительный объём ущерба – это порядка 530 миллионов рублей, в основном это крестьянские и фермерские хозяйства, в меньших объёмах есть и предпринимательство в иных отраслях. Предполагается субсидирование потерь малого и среднего бизнеса. Но думаю, что этого недостаточно, потому что сейчас возникает ситуация возможного дисбаланса между картой нового расселения людей и картой рабочих мест. И малый бизнес – это быстрая, эффективная возможность эти дисбалансы закрывать в течение месяцев, чтобы у нас не возникало большой проблемы незанятости.

И третье. Нам необходимо будет, видимо, уточнять наши целевые программы. Здесь уже упоминалось, Николай Васильевич упоминал программу «Мелиорация», которая внесена буквально вчера в Правительство. Наверное, он справедливо говорит о цифрах, к которым нужно вернуться.

Кроме того, это наша базовая программа развития Дальнего Востока и Забайкалья в двух позициях. Первая – это локализация, некоторый маневр в пользу тех объектов, в том числе пусковых объектов, которые в этом территориальном ареале находятся. Такие возможности есть, можно перебросить с каких-то других объектов. И вторая – это снятие рисков для предприятий ЖКХ и производственной инфраструктуры, гидрологических рисков в будущие периоды. По этому поводу мы тоже готовы будем дать предложения.

В.ПУТИН: Это очень хорошее предложение. Нужно оперативно использовать Росрезерв. Здесь использовать, а потом те средства, которые будут предусмотрены в бюджете, направить на освежение, вот и всё. Настолько, насколько это возможно, конечно, и целесообразно.

А.УЛЮКАЕВ: Мы подготовили проект постановления Правительства на этот счёт, готовы очень оперативно это делать. Коллективы готовы, отмобилизованы. Справимся.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Колокольцев Владимир Александрович, пожалуйста.

В.КОЛОКОЛЬЦЕВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

В качестве первоочередной задачи МВД рассматривает реализацию следующего комплекса мер: это охрана правопорядка в местах проведения спасательных, восстановительных работ; обеспечение безопасности дорожного движения, особенно на участках автодорог, которые подверглись разрушению в результате подтопления; проведение мероприятий по доставке воды, продовольствия жителям пострадавших районов. При этом нами предусмотрено по мере необходимости задействование автотранспортной техники территориальных органов внутренних дел и задействование авиации внутренних войск.

В связи с началом нового учебного года внесены в расчёты наших сил и средств возможности по выставлению дополнительных нарядов возле образовательных учреждений. Учитывая, что значительная территория пока находится в зоне подтопления, на базе Дальневосточного института МВД России подготовило для размещения 150 мест для учащихся, 30 мест для преподавателей, созданы практически все условия для проживания, питания и обучения этого количества учащихся и преподавателей.

Важной задачей мы для себя считаем участие в подготовке и проведении дня голосования. Готовы к возможности переноса мест голосования в пункты временного размещения, работаем в тесном контакте с органами местной власти и избирательными комиссиями.

Учитывая опыт работы прошлого года в Крымске, органам внутренних дел дано поручение регистрировать практически все обращения, включая те, которые не входят в компетенцию органов внутренних дел, на случай того, что по мере дальнейшего обращения в судебные органы с исками по страховым возмещениям, каким-то вопросам, у нас это было заранее зарегистрировано, чтобы каких-то спорных вопросов во время обращений в судебные инстанции не возникало.

Что касается первоочередных мер в части ликвидации последствий паводка в отношении личного состава и объектов внутренних дел. Всего пострадало 43 объекта органов внутренних дел. Потребность в денежных средствах, необходимых для восстановления, составляет около 95 миллионов рублей. Но на фоне общих масштабов последствий стихийного бедствия для населения и инфраструктуры ущерб, который причинён объектам органов внутренних дел, мы считаем незначительным и планируем провести ремонтно-восстановительные работы за счёт перераспределения бюджетных средств, имеющихся у нас в Министерстве.

Для ресурсного обеспечения неотложных работ, связанных с ликвидацией последствий паводка, Министерство выделило целевым назначением управлениям МВД пострадавших регионов 50 миллионов рублей. Возмещение ущерба сотрудникам органам внутренних дел, чьё имущество пострадало от затопления, будет осуществляться на общих основаниях. Кроме того, для оказания им помощи зарезервировано 100 миллионов рублей, предусмотрены также выплаты пенсионерам МВД по 30 тысяч рублей на человека.

С целью реализации всех перечисленных задач для территориальных органов внутренних дел создан резерв необходимых материально-технических средств. В целом вся ситуация по проведению этих мероприятий находится на постоянном личном контроле у руководства министерства.

В.ПУТИН: Спасибо.

Виктор Иванович, есть что добавить?

В.ИШАЕВ: Я должен сказать, что, действительно, сейчас Амурская область немножко освобождается от одного рода действий, а в Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре прибывает вода больше того, что мы планировали. Вот эти планы подрастают, и подрастают значительно.

Конечно, работа проведена колоссальная. Люди понимают и ощущают, что помощь есть: и Правительство занимается, и министры занимаются, и Ваш приезд, Владимир Владимирович, сюда. Я думаю, что всё-таки ещё нужно буквально неделю, и ситуация коренным образом изменится.

Спасибо за помощь.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Пучков Владимир Андреевич, пожалуйста.

В.ПУЧКОВ: Уважаемый Владимир Владимирович!

С учётом прогноза развития ситуации на территории Дальнего Востока осуществляется крупномасштабная спасательная операция. Приоритет нашей работы – это Еврейская автономная область, Амурская область и Хабаровский край.

Основной оперативный штаб МЧС России перемещён в город Комсомольск-на-Амуре. Мы дополнительно перебросили технику, снаряжение и силы для перекрытия реки Амур вплоть до города Николаевск-на-Амуре.

Кроме того, с учётом прогноза развития обстановки и увеличения уровня воды мы в течение ближайших трёх суток планируем провести дополнительные эвакуационные мероприятия людей и размещение их в пунктах временного размещения.

В соответствии с Вашими указаниями вчера в Еврейскую автономную область было доставлено 50 тонн продовольствия, которое сегодня уже довозится до пунктов временного размещения. Кроме того, мы сформировали комплексные бригады и усилили контроль как за содержанием людей в пунктах временного размещения, так и за организацией питания. При этом, конечно, приоритет нашей работы – это оказание помощи детям.

Кроме того, компания «РусГидро» дополнительно предоставила 20 тонн продуктов питания, которые не предусмотрены вновь действующими нормативными документами, они уже направлены в пункты временного размещения. Это касается и конфет, и печенья, и соков, и другого необходимого для жизнедеятельности людей.

В зонах, где уходит вода, сформированы и энергично работают комплексные аварийно-восстановительные бригады. Мы работаем в тесном взаимодействии с субъектами Российской Федерации. Владимир Владимирович, сейчас уже очевидно, что на затопленных территориях, где ушла вода, значительный объём работ.

Пожарно-спасательные подразделения выполняют задачу по откачке воды, санитарной очистке территорий, восстановлению домовладений. По просьбе регионов мы все пожарно-спасательные подразделения оставили на местах для выполнения мероприятий до плановой замены их строительными и другими профессиональными бригадами.

По материальной помощи. На сегодняшний день выплачена уже более 35 тысячам человек материальная помощь. Начаты выплаты компенсации за утрату имущества. Кроме того, совместно с регионами мы проговорили дополнительные вопросы и упрощаем процедуры как подготовки всех списков, так и оформления документов на получение материальной помощи и компенсации. Кроме того, подготовлены предложения об увеличении финансовых средств из Резервного фонда по предупреждению и ликвидации ЧС на поддержку людей.

Снят режим чрезвычайной ситуации на территории Магаданской области. Сегодня решением рабочей группы правительственной комиссии мы сняли режим чрезвычайной ситуации в Республике Саха (Якутия) и Приморском крае, но аварийно-восстановительные работы в этих регионах продолжаются. Жизнь людей возвращается в нормальное русло.

Уважаемый Владимир Владимирович! В целях выполнения всех мероприятий по безопасности жизнедеятельности населения на Дальнем Востоке МЧС России оставляет всю технику, снаряжение, экипировку здесь, в регионе. Также я принял решение: мы усилим пожарно-спасательные и другие подразделения, а также подразделения, которые работают на воде. И уже начинаем плановую подготовку к паводку 2014 года, который будет достаточно сложным.

Кроме того, совместно с регионами мы сейчас готовим в ускоренном порядке проект: всю систему инженерных сооружений, инженерной защиты мы стабилизируем и продолжаем её наращивать уже с учётом новых социально-экономических задач в регионе.

Мы осуществляем перегруппировку сил и средств для восстановительных работ. Проведение спасательной операции продолжается, продолжается и по линии аварийно-восстановительных работ. Ситуация находится под контролем.

Доклад закончен.

В.ПУТИН: Хорошо. Спасибо.

Что хотел бы сказать в завершение, обобщая нашу работу здесь, в регионе, за эти дни?

Все мы понимаем, что здесь достаточно быстро наступят холода. Климат очень суровый, и зима длинная, большая и рано наступает, поэтому действовать нужно предельно быстро, максимально быстро, учитывая приближение холодов, о которых я сказал.

Итак, в срок до 5 сентября должны быть сформированы региональные комиссии во главе с высшими должностными лицами субъектов Российской Федерации. Основные приоритеты предстоящей работы будут отражены в указе Президента о мерах по ликвидации последствий паводка, который будет подписан сразу же после окончания нашего с вами совещания. Доработан с учётом ваших замечаний и предложений и, повторяю ещё раз, подписан.

На что хотел бы обратить особое внимание?

Первое. Прошу Правительство Российской Федерации до 10 сентября текущего года принять решение о выплате из средств федерального бюджета материальной помощи пострадавшим. Люди задаются вопросом: какая это будет помощь? К сожалению, до сих пор ясности нет. Но, наверное, её и не могло быть до выхода сегодняшнего указа.

Мы с вами примем такое решение: из федерального бюджета граждане, которые признаны пострадавшими в результате паводка и постоянно проживают в подтопленных пострадавших регионах, получат 110 тысяч рублей на каждого члена семьи: 10 тысяч рублей – на оперативные расходы и ещё 100 тысяч рублей – за утрату имущества.

Итак, на каждого члена семьи – по 110 тысяч. Соответственно, если человек проживает один, он получит 110 тысяч; если два члена семьи, на двоих – 220 тысяч; если три члена семьи – 330; четыре – 440 и так далее.

Второе. Нужно оперативно решить все вопросы с жильём. Это и капитальные ремонты, и переселение в новое жильё, приобретение с рынка, где это возможно и где есть, а такие регионы есть, либо строительство нового. Условия временного размещения должны быть достойными. Обращаю на это особое внимание не только федеральных, но и прежде всего региональных властей.

До 30 сентября нужно предусмотреть выделение средств, как я уже говорил, на капитальный ремонт пострадавшего жилья из расчёта 5 тысяч рублей на 1 квадратный метр. А до 15 октября нужно определиться с выделением средств на строительство нового жилья для тех граждан, которые признаны пострадавшими и проживают в пострадавших районах, но дома которых не подлежат ремонту и восстановлению.

Напомню, что в других регионах Российской Федерации, в частности в Краснодарском крае, мы исходили из того, что на семью, примерно на семью из трёх человек, мы выделяли в среднем где-то 2 миллиона рублей на новое строительство. Нужно и здесь ориентироваться примерно на эти цифры. Да, здесь цены чуть побольше, но, имея в виду, что это будет массовое строительство, строительные компании должны будут исходить из тех средств, которые выделяются бюджетом.

Третье. Помимо прямых выплат гражданам и восстановления жилого фонда нам нужно решить ещё целый комплекс задач: восстановить инфраструктуру, нормальную экономическую жизнь в регионе, дать людям возможность нормально работать, а детям, разумеется, учиться. В этой связи жду от Правительства Российской Федерации, от органов власти субъектов Федерации безусловного обеспечения и решения всех вопросов, связанных с обучением и отдыхом детей, проживающих в районах наводнения. Необходимо также реализовать мероприятия, направленные на содействие занятости населения. Об этом тоже сегодня говорилось.

Мы знаем, что пострадавшие регионы в значительной степени являются сельскохозяйственными регионами. Пострадали большие площади земель сельхозназначения, была утрачена значительная часть урожая. Прошу Правительство Российской Федерации до 15 октября предоставить пострадавшим регионам субсидии на возмещение затрат сельхозпроизводителям по уплате процентов по кредитам и лизинговым платежам, а также предусмотреть дополнительную поддержку на восстановление затопленных посевных площадей. Речь идёт о семенах, ГСМ, удобрениях. Нужно решить эти вопросы и помочь людям всё это получить.

Что касается кредитов и лизинговых платежей, то речь, конечно, идёт о рассрочке платежей, выплат по процентам и выплатам самого тела долга. Разумеется, это должно быть сделано таким образом, чтобы не загонять в тупик и не уничтожать соответствующие финансовые учреждения. Значит, нужно провести с ними соответствующую работу, понять, где и сколько нужно выделить средств, для того чтобы у самих финансовых учреждений не возникло проблем. Речь тоже идёт, разумеется, о каких-то субсидиях, о какой-то поддержке. Министерство финансов знает об этом, должно посчитать и решения эти принять.

Мы говорили также о необходимости решения вопросов, связанных с возмещением тарифов на железнодорожные перевозки в пострадавшие районы, прежде всего таких товаров, как уголь, товары первой необходимости вообще, картофель, плодоовощная продукция, корма для животных, а также строительные материалы. Необходимо, как я уже говорил сегодня, удержать и тарифы на электроэнергию.

Кроме того, прошу федеральные и региональные власти сформировать достаточные запасы материальных и технических ресурсов, горюче-смазочных материалов, строительной и дорожной техники. При необходимости привлечь для этого возможности государственного резерва, что было предложено Улюкаевым Алексеем Валентиновичем.

На встречах с руководителями муниципальных образований они обратились с просьбой помочь им приобрести муниципальную технику, потому что после ухода спасателей и военных им не справиться даже с остатками тех проблем, которые будут немалыми. Мы проводили подобные мероприятия как антикризисные меры в период 2008–2010 годов, и тогда эти меры были направлены на поддержку соответствующих производств в сфере машиностроения и, соответственно, муниципалитетов.

Сделаем то же самое и здесь, в районах, пострадавших от наводнения. Средства эти небольшие, но их нужно предусмотреть. Для этого руководители субъектов Российской Федерации, пострадавших от наводнения, должны собрать соответствующие заявки.

Только ещё раз хочу предупредить, и в этом случае не нужно пытаться решать все проблемы регионов и муниципалитетов на сто лет вперёд. Нужно исходить из необходимости, связанной с ликвидацией последствий стихийного бедствия.

Учитывая приближение холодов, особые усилия нужно сосредоточить на наведении порядка в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Объекты энергетики и жилищно-коммунального хозяйства, попавшие в зону паводка, должны быть восстановлены в самое ближайшее время, разумеется, сразу же после ухода большой воды.

В кратчайшие сроки должна быть восстановлена и транспортная инфраструктура. При необходимости прошу Правительство предусмотреть субсидии регионам Российской Федерации на проведение ремонтов автомобильных дорог, мостов и так далее. Уже говорил, и хочу повторить ещё раз, прежде всего нужно это делать за счёт перемещения имеющихся ресурсов в рамках соответствующих ведомств, в данном случае – Министерства транспорта. Придётся где-то ужаться и направить деньги в регионы, которые пострадали. Нужно помочь людям, попавшим в беду.

Сегодня перед нами стоит задача не только по ликвидации последствий масштабного паводка, но и, что особенно важно, по предотвращению подобных чрезвычайных ситуаций в будущем. Конечно, нужно провести работу, разработать планы инженерной защиты территорий, предназначенных для жилой и промышленной застройки, для размещения транспортной и социальной инфраструктуры.

И, наконец, с привлечением потенциала Российской академии наук в срок до 1 января 2015 года прошу провести научные исследования в бассейнах рек Амур, Зея, Бурея, Уссури, да и на некоторых других реках. Вопрос в том, об этом говорят руководители регионов Российской Федерации, что такие работы если и проводились, то в ограниченном количестве, на основных водных артериях, а бассейны рек здесь очень большие. Малые притоки, малые на первый взгляд, по европейским понятиям, реки на самом деле являются не такими уж и малыми, и результаты их разливов сказываются на бассейнах крупнейших рек.

На этой основе выработать новые требования к безопасности территорий и гидротехнических сооружений. Нужно рекомендовать региональным и местным властям запретить дальнейшее жилищное строительство в паводкоопасных территориях, а, разумеется, новое строительство осуществлять только на безопасных участках. О ходе всех этих поручений прошу Правительство докладывать ежеквартально.

И последнее. Для того чтобы эта работа была соответствующим образом организована, будет создана правительственная комиссия, мы об этом с Председателем Правительства договорились. Эту комиссию возглавит Трутнев Юрий Петрович, который будет назначен на должность Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации и одновременно полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе. На этом посту он заменит действующего сегодня полпреда Виктора Ивановича Ишаева. Должен сказать, что это не связано непосредственно с ситуацией с наводнением. Это плановая замена. Виктор Иванович об этом знает.

Хочу, Виктор Иванович, Вас поблагодарить за всё, что Вы сделали для региона, для Хабаровска прежде всего, где Вы долгое время работали, с начала 90-х годов. Виктор Иванович начинал работу на судостроительном предприятии, потом долго работал в сфере строительных материалов. У него огромный опыт, он очень много сделал для развития Дальневосточного региона в целом.

Виктор Иванович, мы с ним разговаривали на этот счёт, будет задействован на других участках работы. Большое Вам спасибо за всё, что Вы сделали для страны и для Дальневосточного региона.

Юрий Петрович, от Вас жду эффективной, напряжённой и целенаправленной работы по ликвидации последствий, а затем по решению других проблем региона. Нужно наладить, думаю, что для Вас это будет нетрудно, деловые отношения с руководителями соответствующих ведомств федерального Правительства и с руководителями регионов Российской Федерации, в данном случае пострадавших от этого паводка, от этого наводнения.

Всем большое спасибо. Давайте будем работать дальше.

Россия. ДФО > Экология > kremlin.ru, 31 августа 2013 > № 886399 Владимир Путин


Россия > Экология > premier.gov.ru, 18 июня 2013 > № 870771 Дмитрий Медведев

Встреча с членами Экспертного совета при Правительстве о повышении эффективности охраны окружающей среды

Перед встречей с членами экспертного совета Дмитрий Медведев посетил Байкальский музей

В зале, посвящённом истории образования Земли, главе Правительства рассказали, в частности, об образовании озера Байкал на стыке двух литосферных плит.

Премьеру также продемонстрировали созданное в музее интерактивное окно в живую природу, в котором в режиме реального времени с помощью установленных в Байкальском заповеднике видеокамер можно наблюдать за жизнью его обитателей.

Дмитрий Медведев осмотрел представленную на стендах коллекцию рыб и животных, которые водятся в регионе.

* * *

Стенограмма встречи:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Давайте немножко поговорим и о сложных вопросах, и о перспективах. Прежде всего, я думаю, нужно будет поговорить об экологическом законодательстве, это, наверное, цель таких встреч, как наша с вами сегодня.

Условия для рационального использования природных ресурсов – это задача Правительства, по большому счёту это задача вообще всех властей, да и для бизнеса не менее важная тема. Экологические вопросы в нашей стране, наверное, некоторое время назад не были темой для такого общесемейного обсуждения – время было сложное совсем, – но в настоящий момент их публичное значение стало совсем другим. Считаю, это признак того, что меняется мышление людей, на смену совсем бытовым вопросам приходят вопросы, связанные с осознанием нашего места в мире, вопросы, связанные с обсуждением будущего детей, страны, то есть такие вопросы, которые, если серьёзно, волнуют практически всех людей в самых разных местах мира.

Мы живём в условиях большого накопленного экологического ущерба. Минприроды определяет 77 наиболее крупных объектов такого рода. Но это условная цифра, потому что таких объектов на самом деле на территории нашей страны (а она самая большая), конечно, гораздо больше, но по таким ключевым точкам мы сейчас и ведём работу по различным направлениям. Мы с вами встретились в особом месте, мы здесь неоднократно различные мероприятия проводили («мы» – я имею в виду встречи государства с участием экологических организаций), и сегодня такая встреча. Хотел бы обратить внимание на изменения, которые всё-таки происходят. Важнейшие изменения касаются судьбы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Я только что с коллегами разговаривал, хочу сказать и вам. Не скрою, это решение нам далось непросто, потому что это всегда баланс между интересами охраны окружающей среды и судьбами конкретных людей, которые работают на конкретном производстве. Тем не менее это решение принято, и в настоящий момент мы готовим мероприятия, как это решение реализовать. Я напомню, что только в федеральном бюджете на ликвидацию последствий деятельности комбината на ближайшие годы запланировано около 3 млрд рублей, а всего на закрытие комбината в рамках тех планов, которые у нас есть, предусмотрено будет около 14 млрд. В прошлом году была утверждена ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории», проект федерального закона, который запрещает размещение отходов в водоохранной зоне, сейчас в Государственной Думе. И в настоящий момент Правительством рассматривается план развития моногорода Байкальск и всего региона. Общие расходы на развитие региона (а это важно, потому что мы должны не только оздоровить экологическую ситуацию, но и принять решение в отношении судеб большого количества людей) составят более 40 млрд рублей – это и из федеральных источников, и из других источников, включая внебюджетные. Мы рассмотрим этот план в III квартале текущего года.

Почему я об этом подробнее рассказываю? Именно потому, что эта тема была и остаётся ключевой для этой территории на протяжении последних практически 50 лет – с момента создания Байкальского ЦБК, то есть с момента ввода его в эксплуатацию, которое состоялось в 1966 году. Сейчас бессмысленно говорить, было правильным это решение или нет, потому что оно было принято. Принималось оно в определённых условиях, в условиях, скажем, другой страны и другого общества. Наша задача – этот вопрос закрыть, причём таким образом, чтобы никто не пострадал и все выиграли – и природа, и люди, которые живут здесь.

Что мне ещё хотелось бы вначале сказать? При участии нашего экспертного сообщества подготовлены и внесены в Госдуму законопроекты, которые касаются обращения с отходами, нормирования в области охраны окружающей среды, вопросов экологической безопасности. Мы сейчас говорим о замене действующих разрешений на одно так называемое комплексное разрешение; о подготовке предприятиями, которые оказывают негативное воздействие на окружающую среду, программ повышения экологической эффективности; стимулировании соответствующих программ; о разделении объектов хозяйственной деятельности на категории (что тоже необходимо) и применении к ним различных режимов государственного регулирования.

Ряд предложений (что, собственно, у нас всегда бывает) вызвал довольно оживлённую дискуссию в экспертном сообществе и в бизнес-сообществе, потому что эта дискуссия всегда идёт на стыке между запросами экспертов с одной стороны и мнением бизнеса с другой стороны. И как обычно в таких ситуациях бывает, нужно принять какое-то сбалансированное решение. Мы исходим из того, что этот баланс может быть найден и этому балансу будут способствовать в лучшей степени мероприятия по переходу на современные инновационные технологии. Эти технологии касаются различного бизнеса. Об этом мы сегодня тоже поговорим, посмотрим, что здесь можно сделать дополнительно.

И, завершая своё вступительное слово, хотел бы сказать ещё раз, что вижу цель сегодняшней встречи в том, чтобы поговорить, и не только поговорить, но и наметить пути дальнейшего совершенствования законодательства в области охраны окружающей среды и сформулировать соответствующие предложения. На этом я, пожалуй, завершу.

Я не буду указывать на списки, я многих здесь присутствующих знаю, поэтому просил бы просто брать слово и высказывать свою позицию, естественно, по возможности компактно, кратко по времени. Договорились? Пожалуйста, коллеги, кто начнёт?

К.Абрамов (первый заместитель генерального директора Всероссийского центра изучения общественного мнения): На самом деле хотел бы высказаться о наших рядовых гражданах, тех, о ком мы должны думать и помнить, что в принципе простой человек является очень часто объектом того или иного нашего воздействия – власти, экспертного сообщества, промышленников, предпринимателей. Я бы хотел немного рассказать о россиянах (мы сделали интересное исследование последних нескольких волн начиная с 2005 года), хотел бы рассказать о том, как они высказываются о состоянии окружающей среды. Соответственно, это репрезентативное исследование, выборка обычно – 1,6 тыс. человек, погрешность не больше 3-4%. Какие мы задачи перед собой ставили? Выявить оценку состояния динамики экологической ситуации, оценить важность для жителей России информации о состоянии окружающей среды, оценить достаточность принимаемых мер на пути улучшения экологической ситуации, изучить отношение россиян к экологичному поведению и оценить готовность жителей России принимать участие в различных мероприятиях, направленных на улучшение экологической ситуации.

Итак, оценка экологической ситуации (следующий слайд). Нужно сказать, что в целом мнение россиян за последние восемь лет не изменилось с точки зрения оценки экологической ситуации. В основном большинство, но не абсолютное большинство (56% наших граждан), говорят о том, что она скорее не благополучная или очень плохая, близкая к катастрофической, – так говорят 9% наших сограждан. 41% придерживается другого мнения.

Д.Медведев: Мне любопытно было бы понять… Мы все свои недостатки и проблемы знаем, а если взять государство, которое находится в более продвинутой фазе общения с людьми на эту тему, и качество законодательства: какое количество людей там оценивает ситуацию как неблагополучную в целом? У нас 56%, вы сказали. Где-нибудь в Финляндии сколько считают, что они живут в неблагополучной стране?

К.Абрамов: Надо к экспертам обращаться, потому что это международный опыт, в данном случае я не могу сказать…

Д.Медведев: Это было бы интересно понять. Я Финляндию для примера привёл, потому что это же всегда оценки достаточно субъективные.

К.Абрамов: Вы абсолютно правы, в самом начале своего выступления указали на то, что на сегодняшний день проблема экологии становится проблемой для россиян, потому что мы жить начинаем лучше. Всё равно первая тройка проблем – это проблема ЖКХ, экономические проблемы, инфляция, алкоголизм дальше идёт и прочее. К экологии мы начинаем постепенно обращаться. С улучшением уровня жизни наших граждан мы начинаем задумываться о вечном, о здоровье, о том, где будут жить наши дети (соответственно, о стране пребывания). Конечно же, в этом контексте надо рассматривать эти данные. Нужно сказать, что за последнее время, и следующий слайд это показывает, меньше стало тех людей, которые говорят о том, что экологическая ситуация в пункте их проживания за последние пять лет не изменилась, то есть к этой проблеме люди стали более внимательно относиться. И на сегодняшний день (видите данные тоже): «скорее ухудшилась» – так говорят 49%, «скорее улучшилась» – увеличилось на 9%, но так говорят всего лишь 19% наших граждан.

Д.Медведев: Равнодушных меньше становится.

К.Абрамов: Конечно.

Д.Медведев: Кто-то считает, что хуже становится, кто-то – что лучше, но ситуация изменилась, это точно.

К.Абрамов: Следующий слайд. Рейтинг факторов экологической угрозы. На первом месте, конечно же, авто-, железнодорожный, авиатранспорт и промышленные предприятия. Следующий слайд. Соответственно, из этого следуют факторы, характеризующие ухудшение экологической обстановки, – это в первую очередь загазованность воздуха, на втором месте загрязнение водоёмов и на третьем – ухудшение здоровья людей. Следующий слайд.

Из этого слайда очевидно, что наши люди хотят знать как можно больше информации (и получать её регулярно) о состоянии окружающей среды. Абсолютное большинство – 84%, 83%, 77% – говорят о том, что эта информация для них очень важна, актуальна и они должны получать её регулярно. Следующий слайд.

Осведомлённость населения о реализации экологических и природоохранных программ: 78% наших сограждан говорят «я ничего не слышал и не знаю о таких программах». «Такие программы есть, я знаю об их реализации» – так говорят 2%, 16% говорят «что-то слышал о таких программах». Следующий слайд.

Осведомлённость о деятельности экологических организаций. 65% не слышали о таких организациях; «такие организации есть, я знаю об их работе» – так говорят 4%; 25%, четверть наших сограждан, говорят «я что-то слышал о таких организациях, но чем точно они занимаются, сказать не могу».

Следующий слайд. Распределение ответственности за состояние экологии. Очень интересный слайд, особенно его динамика. На этом слайде мы видим, что за последние годы увеличилось более чем в 2 раза количество людей, которые говорят, что в первую очередь федеральная власть и Правительство должны в целом нести ответственность за состояние экологии в их населённом пункте. Несколько уменьшилась доля тех наших сограждан, которые говорят, что за это должна отвечать местная власть.

Д.Медведев: Вы знаете, мне кажется, это не вполне благоприятная динамика. Я не говорю о том, что для Правительства это хуже или ещё что-то такое, но вообще-то во всём мире люди всё-таки считают эту проблему своей. Обычно люди считают, что это наша проблема – проблема региона, города, моего населённого пункта, а если у нас подавляющее большинство людей – по этой статистике – считают, что этим должны заниматься в Москве, но не мы сами, – это вообще плохое изменение.

К.Абрамов: Но это факт. Там, кстати, будет ещё один слайд, который подтверждает эту гипотезу о таком иждивенческом настроении в этом смысле, в экологической культуре среди наших сограждан.

Итак, оценка принимаемых мер. Следующий слайд. «Принимаются серьёзные меры и их достаточно» – так говорят всего лишь 5% наших сограждан; 56% говорят, что что-то делается в этом направлении, но этого явно недостаточно; и 36% считают, что никаких мер не принимается.

Итак, факторы улучшения экологической ситуации: «Что или кто, по-вашему, может сегодня поспособствовать улучшению экологической ситуации в месте вашего проживания?». Деятельность федеральных и муниципальных органов власти, безусловно, на первом месте (опять же этот тезис, о котором только что говорили), повышение экологической ответственности промышленников на втором месте, и на третьем месте участие населения в программах, мероприятиях по сохранению окружающей среды – так говорят 33% наших сограждан.

Важность разных типов экологичного поведения. На самом деле нужно сказать, что в принципе у наших сограждан нормы экологического поведения де-факто уже являются общепринятыми, то есть 96% считают, что плохо мусорить на улице и надо убирать за собой после пикника на природе. Сдавать нужно опасный мусор – тоже огромное количество процентов, сортировать мусор – тоже считают, что это очень важно и скорее важно. Самый непопулярный ответ, и то он больше 50% – это «целенаправленно приобретать товары преимущественно из вторичного сырья». Следующий слайд.

Теперь посмотрим на готовность наших граждан участвовать в экологических мероприятиях. «Готовы ли вы принимать участие в следующих мероприятиях или нет?» «Уже принимал участие в таком» – 52% наших сограждан сказали, что уже принимали участие в субботнике по уборке территорий, 29% заявляют о том, что готовы это сделать, но не было возможности принять участие. На втором месте по популярности стоит ответ «Акции по озеленению города»: 28% уже принимали участие в таких акциях, и почти половина наших сограждан (48%) говорят о том, что хотели бы принять участие в такого рода мероприятиях, но не было возможности. Интересные данные.

И не самые популярные ответы – это уплата экономического налога с физических лиц, если будет ясно, как будут использоваться средства; и акции протеста, митинги, демонстрации и пикеты, хотя о том, что они готовы участвовать в такого рода акциях, заявляют 26% наших сограждан. Понятно, что заявление – это ещё не действие.

Итак, основные результаты. На протяжении последних восьми лет доля тех, кто негативно оценивает экологическую ситуацию, превышает долю тех, кто оценивает её положительно. Основными угрозами являются воздействие всех видов транспорта и деятельность промышленных предприятий. Наиболее востребована информация о чистоте водоёмов и чистоте воздуха, а также о заболеваниях, вызванных неблагоприятной окружающей средой. Подавляющее большинство россиян не знают о реализации экологических и природоохранных программ. Лишь незначительная доля россиян считает, что для улучшения экологической ситуации предпринимаются серьёзные меры. Каждый третий вообще считает, что никаких мер не принимается. Основная ответственность лежит на федеральных и муниципальных органах власти. Каждый третий уверен, что население должно также участвовать в мероприятиях по охране окружающей среды. И нормы экологичного поведения де-факто уже являются общепринятыми – их поддерживают абсолютное большинство россиян.

Рекомендации, которые респонденты давали для улучшения экологической обстановки: введение обязательной практики разработки главами субъектов Федерации ежегодных программ экологического развития территории с обязательной публичной защитой как проекта программы, так и результатов её реализации; создание на территории каждого субъекта специальных интернет-сайтов экологической тематики; реализация информационных программ с целью популяризации российских экологических памятников; разработка специальных телепрограмм для детей в разных форматах; разработка системы туристических и экологических маршрутов для различных групп населения; ужесточение наказания за преступления в сфере экологии; введение запрета на эксплуатацию старых автомобилей; ужесточение требований к бензину (особенно в крупных населённых пунктах) и разработка программ утилизации пластиковой тары и так далее.

Я постарался очень кратко. Но мне кажется, что эти выводы и рекомендации достаточно наглядно показывают состояние общественного мнения по этой проблематике.

Д.Медведев: Знаете, смотрю за тем, что происходит, и на эти основные результаты. Безусловно, вы здесь нам чётко показали, что происходит некое экологическое взросление всего общества, отдельных людей. Но здесь есть разные тенденции. На мой взгляд, то, что на протяжении последних восьми лет доля тех, кто негативно оценивает экологическую ситуацию, становится больше, чем тех, кто оценивает её положительно, – это хорошо. Это означает не только то, что мы мало этим занимаемся, но и то, что (о чём я говорил и вы сказали) для людей эта проблема перемещается в число наиболее востребованных. Да, это не цены на ЖКХ или продукты питания, но это тем не менее в тройке-пятёрке приоритетов. Значит, общество становится более мудрым, более требовательным.

Что ещё хорошо? Нормы экологического поведения де-факто становятся общепринятыми – как нормы поведения в общественных местах, так и нормы экологического поведения. Скажем, мусорить на пикнике – уже всё-таки люди считают, что это неправильно, далеко не все себя так ведут, но всё-таки они считают, что это предосудительное поведение. Что, на мой взгляд, не очень хорошо? Подавляющее большинство россиян не знают о реализации экологических природоохранных программ. Мне кажется, дело тут не только в том, что плохо об этом рассказывают, сайтов мало, государство об этом мало говорит. Это свидетельство того, что интерес пока не такой высокий, как в других странах и в других обществах, потому что там люди эту информацию черпают сами, ищут, интересуются ею, а здесь: «Мне об этом не рассказали, я и не знаю, и что это за организации экологические... Пусть принесут, разжуют, тогда я какую-то информацию получу…» Это не очень хорошо.

Что ещё не очень хорошо? Я уже об этом сказал: основная ответственность на федеральных и муниципальных властях. Это, к сожалению, наша типичная беда. Вместо того чтобы исходить из того, что все за это отвечают, каждый на своём месте, ответственность только в сторону власти обращена, и это странная тенденция, потому что у нас всё-таки общество меняется. И наконец, что мне кажется тоже пока не очень благополучным, лишь каждый третий россиянин уверен в том, что население должно участвовать в мероприятиях по охране окружающей среды, а две три считают, что это ответственность Президента, Правительства и в худшем случае – бизнеса. Вот это тоже не очень хорошо. Но это действительно – какие мы есть, такие и есть. Здесь есть разные тенденции. Ладно, коллеги, пойдём дальше.

Б.Ревич (руководитель лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народнохозяйственного прогнозирования РАН): Уважаемые коллеги! Социолог замечательно нам рассказал о том, что население показало: больше всего его волнует проблема загрязнения атмосферного воздуха. И действительно, 40 тыс. человек в год мы теряем, то есть это небольшой российский город, причём на самом деле это, конечно, средняя температура по госпиталю, такая размазанная манная каша по большой тарелке. То есть сюда входят и металлургические города, города с цементным производством, угольным производством, где, если посчитать в процентном отношении, доля будет 6–7%, а то и 8% от общей смертности населения, примерно 300 тыс. дополнительных случаев заболеваемости детей бронхиальной астмой, аллергическими заболеваниями, большая проблема с супертоксикантами. У нас в стране вообще отсутствуют программы, которые когда-то, много лет назад, начали делаться по отдельным веществам, а международный опыт показывает, что именно эти монопрограммы оказываются наиболее эффективными: в них аккумулируются и законодательные, и экономические, и организационные, и все другие проблемы, поэтому они столь эффективны.

Для того чтобы оценить, как влияет окружающая среда на здоровье, ВОЗ рекомендует целый ряд различных показателей, которые называются индикаторами экологического здоровья: например, та же частота распространённости бронхиальной астмы среди детей, конечно, на основании специальных исследований по стандартизованным протоколам. Замечательный метод – это метод биомониторинга, который нам действительно показывает, что загрязняющее вещество проникло в организм человека, а мы уже сегодня знаем, при какой концентрации в крови, волосах или другом биосубстрате какие можно ожидать последствия для здоровья. Поэтому нам представляется, что очень важно внедрить такую систему индикаторов, которую ВОЗ очень много лет предлагает нашей стране – она не внедряется. Вообще я скажу, что, конечно, гигантская проблема – это отсутствие тесного взаимодействия природоохранных органов и органов здравоохранения. Хочу вам напомнить, что раз в четыре года происходит конференция министров здравоохранения и окружающей среды той или иной страны. У нас не ездит ни тот, ни другой министр.

Д.Медведев: А куда ездить надо?

Б.Ревич: Я не знаю, где будет следующая. Предыдущие были в очень хороших местах – последняя была в Италии, в Парме. Поэтому очень важно внедрить такую систему индикаторов…

Д.Медведев: Тогда лучше пусть сюда приезжают.

Б.Ревич: Организуйте! Я думаю, что с огромным удовольствием приедут.

Тут я хочу сказать о гигантской проблеме. Эта проблема, которую МПР (Министерство природных ресурсов), слава богу, поднимает, – проблема наиболее загрязнённых территорий (известно, что денег на всё не хватает), и это проблема моногородов. Даже не тех городов, которые сегодня называет МПР, а это очень часто небольшие рабочие посёлки, которые приплюснуты к заводам, так называемые посёлки-заводы, где нет системы мониторинга. Если кто-то из учёных этим не заинтересовался или не поднялась общественность, как сейчас в Воронежской области, то практически об этом ничего и знать не будем.

Следующий слайд, пожалуйста. Вот вам пример осмысленной государственной политики, такие слайды можно показывать по разным странам мира. Запрет этилированного бензина: что он дал с точки зрения здоровья? Он дал резкое снижение содержания свинца в крови детей, а это значит повышение IQ детей в целом по стране, это и снижение криминогенности, потому что есть данные о том, что свинец напрямую связан с нервно-психическим статусом ребёнка. Вот у нас в стране примерно, по нашим оценкам, 400 тыс. детей с таким повышенным содержанием свинца. Единственная территория, где проводятся какие-то осмысленные действия, – Свердловская область, где действительно налажены очень хорошие взаимоотношения промышленности, медиков, экологов и других специалистов. А вот я хочу показать положительный пример (с каждым положительным примером мы бегаем, как с золотым яичком) – это город Чапаевск Самарской области. Только благодаря инициативе местных властей… Причём, Дмитрий Анатольевич, очень интересно, что какой бы политической ориентации мэр ни придерживался (я там работаю с ними уже 15 лет), но тем не менее экологические проблемы для них всегда на первом месте. Здесь проблема накопленного ущерба. Завод «Химпром» закрылся, но остались другие проблемы: высокое содержание, например, в почве и в коровках, и в курочках, которые проживают на этой территории… Потом, естественно, всё это поступает в организм жителей. И вот тут, о чём уже говорили, была развёрнута гигантская информационная кампания: постоянные выпуски газеты «Чапаевский рабочий», собрания педагогов. То есть удалось действительно до каждого жителя города донести, что эта проблема существует. Мы не могли сказать жителям: «Пойдите и зарежьте всех кур, потому что в них повышенное содержание этих токсикантов»…

Д.Медведев: Даже если бы вы и сказали, они всё равно не зарезали бы.

Б.Ревич: Естественно. Кстати, такая же проблема была поблизости от Москвы в городе Серпухове, где конденсаторный завод. Посмотрите результат: снижено содержание диоксинов (а диоксины – это «Агент Оранж», которую использовали американцы во время войны во Вьетнаме) в крови и грудном молоке, снизилась младенческая смертность, патологии беременности и так далее. Привлечены деньги федеральных программ, потому что замглавы города Чапаевска в Минфине неделями выбивал деньги. Губернатор дал областные деньги, и в итоге такой резко положительный пример, которых у нас, к сожалению, не очень много. Следующий слайд, пожалуйста.

Вопрос, который сегодня обсуждается, мне кажется, очень важен. Всё-таки нормирование качества окружающей среды должно идти не от трубы, а от критериев качества окружающей среды и от критериев качества здоровья. И тут есть замечательная методология, кстати, пришедшая когда-то из России, которую сформулировал академик Легасов, о чём, конечно, все уже давно забыли, который занимался атомной энергетикой, безопасностью атомной энергетики. Эта методология сейчас более-менее прилично развита в Минздраве и в санэпиднадзоре. К сожалению, экологические риски, насколько я понимаю, в экологической системе ещё недостаточно развиты. Что позволяет эта система оценки рисков? Каждый раз на основании затрат и выгоды, сost-benefit (анализ «затраты – выгода»), принимать какие-то осмысленные решения. Мы можем снизить выбросы предприятий на 100 тыс. т, но мы совершенно не поймём, что это даст.

У нас парадоксальная система. В госдокладе мы говорим, как у нас снижаются выбросы, а качество атмосферного воздуха при этом почему-то не улучшается. Почему? Или мы неправильно считаем выбросы, или неправильно контролируем воздух, или на самом деле снижаем не то, что нужно. Мы знаем о гигантском снижении диоксида серы в Норильске, но мы совершенно не знаем, что там происходит с никелем, который примерно в тысячи раз опасней, чем диоксид серы. Поэтому эти наилучшие доступные технологии – это, конечно, замечательно, но это такой маленький паровозик, а к нему нужен большой эшелон из рисков, тогда это действительно куда-то повезёт.

Поэтому нам кажется, что когда мы говорим об экологической реформе, нам обязательно нужно использовать методологию оценки риска. Поэтому те предложения, которые будут от Открытого правительства… Там, к сожалению, нет Минздрава, я думаю, что всё-таки Минздрав надо туда включить.

Дальше. Нужно всё-таки создать национальный список наиболее загрязнённых территорий. В Америке их рассматривает Конгресс Соединённых Штатов. Каждый год рассматривает, пересматривает. Я видел много таких территорий, надо сказать, что каждый раз принимается абсолютно нестандартное решение. Например, на базе маленького металлургического города Бьют, где была закрыта шахта, они организовали музей и договорились с горнолыжным курортом, что будут давать скидку тем людям, которые будут лететь в этот горнолыжный курорт, останавливаясь в Бьюте, а в Бьюте они сделали огромную культурно-развлекательную программу: шахтёры возят маленькие вагонеточки… В общем, все рады. Построили гостиницы, город просто ожил.

Д.Медведев: Понятно, да, что нужно в Байкальске делать? И каким образом распорядиться тем наследством, которое есть? Там тоже уже есть, как известно, склоны…

Б.Ревич: Безусловно. Тем более что старые технологии сегодня становятся гигантским памятником материальной культуры.

Следующее. Разработать программы по снижению риска от воздействия отдельных наиболее значимых неблагоприятных факторов именно для условий России (опять же Свердловская область – единственная, которая в этом плане продвинулась, она вообще у нас такая пионерная) и внедрить систему индикаторов экологического здоровья. Если это удастся, то, может быть, продолжительность жизни российского человека не будет такая, как обещают некоторые теоретики (в чем я совсем не уверен: много работал с демографами), но всё-таки чуть-чуть улучшить ситуацию удастся. И самое главное – это состояние здоровья детей. На самом деле я предложил бы взять два-три города небольших, какие-то моногорода, на них сосредоточиться и сделать их, как такие стадии, показать, что действительно можно сделать. А моя хрустальная мечта – провести в городе Чапаевске какой-нибудь семинар для управленцев с деньгами, чтобы они поняли, что там можно сделать, причём для педагогического сообщества, информационного сообщества – для всех людей. Кстати, там на сегодняшний день, Дмитрий Анатольевич, лучшая детская больница, построенная за счёт экологического фонда, для такого маленького города, в котором 70 тыс. жителей. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое. В отношении взаимодействия между различными нашими управленческими структурами. Я так критично это не ощущал, но если действительно есть какой-то дефицит общения, например, между Министерством природных ресурсов и Минздравом, необходимость совместного участия в различных мероприятиях, дополнительная координация, то пожалуйста, давайте сделаем для этого всё, что требуется, это уж точно в наших руках. Я не знаю, ощущает ли министр здесь дефицит общения с министром здравоохранения, но пожалуйста, надо подумать просто, каким образом это всё организовать.

Национальный список наиболее загрязнённых территорий. Я тоже исходил из того, что у нас такой список есть. Я, кстати, назвал 77 территорий. Очевидно что? Этот список должен иметь какую-то юридическую форму, не знаю, какую, тоже можем обсудить. Это может быть всё что угодно, вплоть до постановления Правительства на самом деле, чтобы этому была придана некая нормативная основа. И второе. Мне кажется, очень важно, чтобы этот список был подвижным, потому что мы всё-таки надеемся на то, что он будет меняться: по мере появления дополнительного количества денег туда что-то новое будет включаться и, надеюсь, что-то оттуда будет исключаться.

Информация ваша про Чапаевск, конечно, весьма симпатичная. Некоторое время назад я собирался туда поехать (и по каким-то причинам не поехал), именно для того чтобы провести такого плана встречу, как сегодня здесь. Если это хороший пример для подражания, давайте это популяризировать, потому что это не только призыв к бизнесу, это призыв всё-таки и к муниципальным органам, региональным органам – как заниматься вопросами экологии.

И, наконец, индикаторы экологического здоровья. Тоже я исходил из того, что у нас подобная система создана, но если здесь нужно что-то поправить или придать ей какое-то другое юридическое значение, пожалуйста, давайте сформулируем подходы, что нужно сделать. Договорились.

И.Бычков (председатель президиума Иркутского научного центра Сибирского отделения РАН, член-корреспондент РАН): Бычков Игорь Вячеславович, Иркутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук. Пожалуйста, презентацию поставьте.

В продолжение тех выступлений, которые были, в продолжение той дискуссии, которая уже звучала… Здесь есть предложения о том, чтобы рассмотреть вопрос, связанный с экологической реформой, не по отдельности, не по даже очень важным, но маленьким населённым пунктам, а по Байкальской природной территории в целом, как некий модельный объект экологической реформы Российской Федерации.

Следующий слайд, пожалуйста. Надо сказать, что как раз Байкал, и Вы об этом уже сказали, Дмитрий Анатольевич, в своём вступительном слове, конечно же, с точки зрения экологической остроты, экологических взаимоотношений, наверное, один из самых острых и самых важных, и в советское время… Дискуссии, которые шли и по трубопроводу, и по БЦБК (сегодня, я думаю, очень правильное решение принято, и оно будет дальше осуществлено), как раз породили высокую экологическую активность. Было бы интересно ВЦИОМ попросить сделать вот эту оценку, которая здесь проведена, на территории Иркутской области и Республики Бурятия. Я думаю, что здесь мы немножко бы отличались с точки зрения активности.

Д.Медведев: Точно отличались бы: и активность была бы другая, и иждивенчества было бы меньше, потому что люди понимают, что от этого зависит их будущее. Это, кстати, касается любого неблагополучного места. В том же Чапаевске, я уверен, это проблема, которая волнует всех людей.

И.Бычков: Дмитрий Анатольевич, только не надо «неблагополучное» – благополучное, хорошее, счастливое место, где живут люди, которые имеют возможность приехать на Байкал и чаще здесь бывать.

Д.Медведев: Знаете, вопрос в точке отсчёта. Хорошо, что мы какие-то места объявляем неблагополучными – значит, у нас есть возможность их вытащить на другой уровень.

И.Бычков: На этом слайде некое обоснование, почему это нужно было сделать здесь. В связи с тем, что озеро Байкал у нас самый большой по площади объект всемирного природного наследия (то, что несколько субъектов Федерации, монгольская территория), на наш взгляд, очевидно, что если найденные здесь решения будут апробированы и докажут свою эффективность, то их можно будет тиражировать и в другие регионы Российской Федерации.

Следующий слайд, пожалуйста. Какие же пути возможного экологического реформирования сегодня, на наш взгляд, являются наиболее актуальными? Конечно же, первое, что необходимо сделать, – это провести оценку состояния природных ресурсов. Сегодня в рамках федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал» мы считаем очень важным немного скорректировать мероприятия, перенеся на более ближний срок вопросы, связанные с комплексным аудитом, которые сегодня заложены на 2015–2016 годы. Его бы передвинуть чуть пораньше, я думаю, что это было бы очень правильно. Я к ФЦП «Охрана озера Байкал» ещё вернусь.

И, естественно, то, о чем сегодня наверняка будет говориться ещё, что известно, связано с созданием различных экологических фондов. Здесь очень важный момент: на мой взгляд, необходимо было бы решить (мы это обсуждали и с правительством Иркутской области) вопрос о возвращении экологических областных фондов. Это, может быть, приблизило бы население к участию в распределении тех средств, которые получены в качестве платежей за негативное воздействие, и, соответственно, реакции на кивки в сторону федерального центра было бы уже значительно меньше.

Следующий слайд, пожалуйста. Что, на наш взгляд, было бы желательно ещё сделать для координации этой программы? Создание некоего межрегионального центра экологического мониторинга как примера междисциплинарного, межправительственного взаимодействия. При этом он может быть под эгидой Заместителя Председателя Правительства, может быть под эгидой помощника Президента по экологическим вопросам, но который бы обеспечивал координацию, в том числе и Министерства природных ресурсов (сегодня говорили о Министерстве здравоохранения), Министерства экономического развития. На наш взгляд, такой орган необходим. И здесь же, наверное, можно было бы рассмотреть в связи с реорганизацией управления Росприроднадзора размещение управления Росприроднадзора именно в Иркутске, в Иркутской области, тех, которые сегодня будут реорганизованы в Республике Бурятия и Забайкальском крае.

Следующий слайд, пожалуйста. Вопросы и экологические проблемы, опять же, очень похожи, с другой стороны, есть специфика. Здесь на слайде не представлено специально, но на что я хотел бы обратить внимание? Это так называемый дикий туризм, то, что касается сегодня маломерного флота, сброс подсланевых вод. Одно из решений… Недавно было, на мой взгляд, очень хорошее обсуждение, воспринятое широко, по переводу общественного транспорта на газ. Почему бы нам не попробовать перевести флот Байкала, Лены на жидкий газ? Мы бы некоторые проблемы здесь решили, связанные с этим, это, наверное, было бы возможно.

Что касается высокого уровня загрязнения атмосферного воздуха, о котором сегодня уже говорили не раз. Он действительно наблюдается в наших городах в том числе, но надо сказать (я потом покажу слайд), что зона атмосферного влияния сегодня, после научных изучений, практически не оказывает влияния на Южную котловину Байкала, а налоговое бремя, а дополнительные платежи на предприятиях остаются. Здесь, наверное, стоит задуматься о перерасчётах того, что было сделано.

Следующий слайд, пожалуйста. Не буду долго останавливаться на этом слайде, это очень важный аспект, обо всём этом уже здесь говорили, – это здоровье населения. Это один из главных индикаторов экологических проблем, которые сегодня существуют, но хотел бы обратить внимание на эффект последствий в отдалённой перспективе. К сожалению, сегодня мы, даже закрывая опасные предприятия и так далее, на долгие годы остаёмся в оковах предыдущих решений, в оковах накопленного ущерба. И здесь как раз, в том числе в Академии наук, разработана новая технология, связанная с очищением почвы за счёт быстрорастущих растений и их удаления. В том числе (дальше, пожалуйста, следующий слайд) эти работы проводились в рамках ликвидации загрязнений в городе Свирске. Здесь говорили о Чапаевске, у нас есть тоже свой очень хороший пример – это город Свирск. В рамках федеральной целевой программы «Национальная система химической и биологической безопасности» проделан большой объём работ, но необходимо его дальше продолжать и завершать. Аналогичные проекты у нас сегодня начинаются и в Усолье-Сибирском, ведутся и в Братске. То есть те загрязнения, которые сегодня есть, и дальше нужно отслеживать.

Следующий слайд, пожалуйста. Вопрос, который ещё пока ещё не поднимался (он на стыке антропогенного влияния, техногенного и природных факторов) – это сели, катастрофические сели, которые возникают на Байкале раз в 30–40 лет. Их не было с 1971 года, то есть мы их фактически ожидаем в ближайшее время. И очень опасная ситуация сегодня связана с шламонакопителями. Это одно их тех мероприятий, по которому очень быстро надо сегодня принимать решение и делать, потому что накоплены не тонны, не тысячи тонн, а миллионы тонн лигнина сегодня. Это желе, которое просто смоется в Байкал, и тогда это такая проблема будет, что БЦБК рядом не стоял.

Следующий слайд, пожалуйста. То, о чём я уже сказал фактически: сегодня можно ставить вопрос об упразднении зоны атмосферного влияния. Здесь в качестве примера приведена концентрация диоксида серы. Фактически при среднесуточном ПДК 50 мг/м3 достаёт 1 мг, то есть в 50 раз меньше. То есть нагрузка, которая существует… И по многим другим критериям количество веществ, которое регулируется в нормативах допустимого воздействия на экосистему озера Байкал, никак не сопоставимо с тем, что может поступать в озеро Байкал. Есть такой 63-й приказ пресловутый, я думаю, что здесь, так же как и с 643-м, связанным с запретами видов деятельности в соответствии с законодательством, можно и нужно вносить изменения. Это про то, что нам нужно не только охранять ради охраны. Мы говорим о взвешенном научном подходе к тому, что нужно развивать и территорию, при этом соблюдая экологические ограничения.

Следующий слайд, пожалуйста. Это очень важный момент. Опять же я бы просил внести изменения в ФЦП «Охрана озера Байкал» и, может быть, дать поручение о том, чтобы Сибирское отделение вместе с Иркутской областью, Республикой Бурятия, вместе с Минприроды посмотрели на очерёдность тех программ, которые находятся в программных мероприятиях ФЦП «Охрана озера Байкал». Работа, связанная с разработкой и апробацией методов комплексного мониторинга системы озера Байкал (почему-то так получилось), отнесена на 2019–2020 годы, то есть которую нужно делать прямо сейчас, и это было бы очень важно. Другие НИОКР, связанные с разработкой эффективности системы тепло- и электроснабжения, то есть эти работы, которые запланированы на 2014–2015 годы, реально можно было бы подвинуть и сделать.

Следующий слайд, пожалуйста. Небольшая дискуссия уже была здесь по поводу государственной экологической экспертизы: нужна она, не нужна, в каком объёме нужна. На наш взгляд, вопрос очень важный, и сегодня его необходимо было бы поставить, обсудить и принять решение о каких-то соответствующих доработках в рамках концепции субъектного взаимоотношения и всё-таки государственной экологической экспертизы. Нормативная база необходима для стратегической экологической оценки страны, регионов и так далее. Сегодня это тоже полностью отсутствует.

Вопросы дальнейшего развития предприятий, которые опять же в качестве модельной территории на примере Байкальского региона могли бы рассматриваться, – это использование ландшафтного планирования. Сегодня то, что касается нового строительства, нового освоения земель, – есть очень хорошие проверенные инструменты, которые широко используются.

Фактически отсутствует полностью на федеральном и региональном уровне закон об охране почв, его просто нет. Необходима, на наш взгляд, разработка федеральной программы по мониторингу земель, то есть то, что сегодня так или иначе как-то упущено.

Следующий слайд, пожалуйста. Здесь фактически истина, которая всем известна (но её, на наш взгляд, необходимо было бы реально проработать в данном случае на Байкальской природной территории), связанная со стимулированием экологически безопасного развития, с направлением платежей за негативное воздействие на природоохранные мероприятия через программы, в том числе и то, что я говорил, – через областной экологический фонд.

Следующий слайд, пожалуйста. Здесь мы общались с представителем «Гринписа» о том, будет ли Иркутский научный центр… Сибирское отделение… Говорят о Байкальске, я, не зная ещё Вашего решения, исходил из того, что, наверное, Дмитрий Анатольевич сам об этом скажет, а я буду говорить о следующий шагах, то есть так называемой дорожной карте и структуре экономики моногорода. Сегодня есть целый ряд предложений (следующий слайд, пожалуйста) – на базе этих трёх основных природных ресурсов предполагается создание круглогодичных рекреационных объектов – закрытых бассейнов, байкальского Диснейленда. Одна из версий, которую когда-то обсуждал Борис Александрович Говорин, губернатор Иркутской области, – создание байкальского «Артека» на территории Байкальска, сибирского сафари (на самом деле у нас сегодня таких нет), завода по производству байкальской воды, завода по разведению рыбы, в частности осетров… То есть возможно комплексное использование потом и тепловых насосов, и дальнейшее тепличное хозяйство, о котором мы говорим, то есть в принципе мы готовы принять участие в разработке такой «дорожной карты» по городу Байкальску и знаем, как примерно её реализовывать.

Следующий слайд, пожалуйста. Хочу сказать о том, что, на наш взгляд, сегодня должны быть больше восприняты и в федеральных органах, и у бизнеса те наработки, которые есть, сделаны в рамках научного сообщества, в том числе в Сибирском отделении, Иркутском научном центре. Сегодня многие экспертизы, которые проводятся… На наш взгляд, привлечение туда ведущих учёных, работающих на этой территории не год, не два, а десятилетия, имеющих огромную школу и так далее, было бы очень полезно.

Чуть было не забыл очень важный слайд. Вы говорили про инновационное развитие территорий, Дмитрий Анатольевич. Есть инновационная технология развития музейного дела, и один из проектов реконструкции Байкальского музея – строительство Национального музея и аквапарка. Первый этап его реконструкции представлен слева на верхней картинке. Если бы можно было внести изменения, дополнения в ФЦП «Охрана озера Байкал» с точки зрения экологического просвещения и выделить оттуда федеральные деньги, я думаю… Вот здесь Олег Владимирович (О.Дерипаска – председатель наблюдательного совета ООО «Компания “Базовый элемент”», председатель комитета по экологии и природопользованию Российского союза промышленников и предпринимателей) кивает головой, и он бы тоже в рамках частно-государственного партнёрства здесь бы… Сегодня, вы видите, тесновато, а вот следующий, второй этап – это уже, конечно, очень большой проект, который можно было бы рассматривать и внести в программу развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года. Это были бы знаковые проекты. Те вопросы, которые были представлены в докладе ВЦИОМа, наверняка бы изменили отношение к решению экологических проблем и взглядов государственных.

Д.Медведев: Спасибо большое. Я что хочу отметить? Первое. По поводу правовых механизмов реализации экологической реформы здесь прозвучали предложения. Часть из них не новая: восстановление государственной экологической экспертизы, нормативная база для экологической оценки, региональный закон «Об охране почв», федеральный документ по мониторингу земель. Я хотел бы, чтобы ещё раз министерство к этим вопросам вернулось, равно как посмотрело бы и на проблему по селям, упомянутую здесь, потому что, если это реально создаёт такие угрозы, тогда нужно их считать. Это на самом деле такой звоночек не очень приятный, но важно, чтобы мы понимали, о чём идёт речь. Возможности использования газомоторного топлива, конечно, неплохие, другой вопрос, что у нас судов таких просто нет пока. Если они появятся… Потому что это не проблема использования топлива, а проблема самих судов – это довольно значительные затраты. Конечно, это было бы для Байкала, да и для других водоёмов, очень неплохо.

Пожалуйста, коллеги, продолжим. У меня просьба единственная: такая большая, объёмная презентация… Но если у вас есть желание выступить, то желательно выступать покороче. Прошу. Кто продолжит?

Т.Минеева (модератор некоммерческого партнёрства «Клуб лидеров»): Татьяна Минеева, «Клуб лидеров». Дмитрий Анатольевич, с момента нашей с Вами встречи в рамках Красноярского экономического форума количество бизнесменов, ставших участниками экологической инициативы, значительно увеличилось, что радует. И сейчас «Клуб лидеров» насчитывает 350 владельцев бизнеса – это 43 региона России, и 70% из них являются предприятиями-природопользователями малого и среднего бизнеса. Нас волнуют вопросы экологической безопасности в стране. Знаете почему? Я отвечу. Владельцы предприятий малого и среднего бизнеса сами со своими семьями проживают там же, где работают их предприятия и загрязняют окружающую среду. Однако я сомневаюсь, что владельцы крупных промышленных предприятий живут на призаводской территории. Кому-то больше подходит свежий воздух Швейцарии.

Д.Медведев: Мы спросим, у нас есть владельцы крупных предприятий здесь, где они живут.

Т.Минеева: Один из самых главных вопросов экологизации территории – это мотивация, то есть желание изменить обстановку вокруг себя, там, где живёшь ты и твоя семья. Основная проблема в решении экологических задач – это отсутствие возможностей у предприятий малого и среднего бизнеса перейти на приородосберегающие технологии, просто потому что денег нет. Если предприятие начнёт тратить средства из своей прибыли на плату за негативное воздействие, на переход на дорогое оборудование, на какие-то экологические программы, оно просто разорится. Дешевле платить штрафы, как показывает наш мониторинг. В нашей стране невыгодно и неконкурентоспособно быть не только предприятием-природопользователем, но и предприятием, которое производит такое оборудование.

После обсуждения экологической инициативы на площадке «Клуба лидеров» у нас есть предложение по трём блокам решений. Слайд можно? Первое – это создание в каждом регионе экологических информационно-правовых центров. Если мы вернёмся к цифре о информированности населения, то 78%, если мы помним результаты ВЦИОМ, не знают ни о каких экологических программах. Решение по экологической безопасности начинается, когда есть данные по реальной угрозе. Сегодня какая ситуация? Предприятия скрывают от всех нас эти данные, потому что им проще заплатить штрафы и уйти от ответственности, и невозможно создать реально действующую экологическую программу. С чего начинается решение? С включённости бизнеса в процесс экологизации территории. В нашей стране ведь как надо с предприятиями работать? Давайте вспомним русскую народную сказку «Каша из топора»: главное – найти общность интересов, желание вместе кашу варить. Вы, например, со своей стороны – «топор» в виде государственной поддержки (об инструментах мы поговорим чуть позже), а бизнес, глядишь, потом и крупой разживётся, и маслицем. То есть надо только определиться конкретно, где эту кашу варить. Наше предложение – эффективнее всего начать работу снизу, с регионов, и данные ВЦИОМ это тоже подтверждают. Мы считаем, что экологический информационно-правовой центр, если он будет создан в каждом регионе, позволит, во-первых, бизнесу включиться в работу, совместно с региональной властью вырабатывать меры, программы, о которых мы говорили в исследовании (в рекомендациях это также было), гармонизировать зарубежный, международный опыт в задачи российских предприятий, использовать технологический банк данных как природо-, так и ресурсосберегающих технологий, успешного опыта. Самое главное – предприятия будут получать консультационную и правовую поддержку.

Следующий слайд. Переходим к инструментам. На уровне государства необходимо ввести налоговые льготы тем предприятиям, которые внедряют экооборудование. Не нужно ничего изобретать на федеральном уровне: у каждого губернатора есть уже действующий механизм. Если глава субъекта заинтересован в том, чтобы в регионе реализовывались такие проекты, то может на время освободить – на срок окупаемости – от налога на прибыль, от налога на имущество, в частности уплачиваемого в областной бюджет.

Следующий. Это введение программы субсидирования на покупку этого дорогого оборудования для малого и среднего бизнеса. И этот механизм тоже уже существует и в Минэкономразвития, и в регионах – широкий спектр государственной поддержки для малого и среднего предпринимательства, – добавить лишь один пункт именно для данной категории предприятий-природопользователей. Совместно с финансовыми и страховыми структурами мы предлагаем разработать специальные программы экокредитования и экострахования. И главным условием всего этого, естественно, должна быть заинтересованность региональной власти, ведь это вопрос также инвестиционной привлекательности. «Клуб лидеров» уже приступил к данной работе. Например, в Чувашской Республике уже 22 предприятия объединились, создают некоммерческое партнёрство, готовы совместно с властью включиться в работу, разрабатывать программу и на базе экологических информационно-правовых центров действовать.

И третье, последнее – это формирование экологического сознания. Бизнес на своих предприятиях должен вводить экологическую культуру (Вы об этом говорили), которая будет распространяться на территории всего региона. Экологические и общественные организации с данной функцией не справляются, лишь бизнес может влиять на сознание людей, тех людей, которые у них работают, и формировать экологическое сознание. И данные социального исследования будут более оптимистичными, я думаю, в следующий раз, когда это произойдёт. Бизнес уже выделяет на это средства – на различные программы, на социальную рекламу, на медиапродукты. У нас есть такой опыт. «Клуб лидеров» просит поддержать все три блока наших предложений. Вся деятельность экологической инициативы умещается в одном небольшом слогане: «Развивая экономику, мы сохраняем природу». Это заработает только с Вашей поддержкой. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое. Я хочу спросить губернатора. Сергей Владимирович (обращаясь к С.Ерощенко – губернатору Иркутской области), а вы готовы налоговые льготы давать? Или нет?

С.Ерощенко: Мы активно сегодня этот механизм используем в соглашениях с предприятиями, когда мы действительно налоговые льготы предоставляем, и не только за инвестиции, но и за инвестиции в экологию. Завтра мы будем на предприятии, которое является картинным примером, когда мы кратно уменьшаем выбросы, и именно через льготы мы подошли к такому соглашению – это группа «Илим» и модификация БЛПК. Это направлено не только на повышение эффективности производства, но и на экологическую составляющую.

Д.Медведев: Хорошо, просто это важно слышать от руководителя региона, что готовы давать реальные льготы, потому что всегда освобождение от уплаты налогов – головная боль для губернатора, это понятная вещь, потому что это уменьшение поступлений.

С.Ерощенко: Важно ещё, даже когда мы говорим о нефтяной отрасли: не хватает рентабельности, для того чтобы разрабатывать месторождения, а уж тем более инвестировать в утилизацию отходов, как в Усолье, допустим, ртутное озеро или другие – соответственно, нужно поддерживать, я в этом убеждён абсолютно.

Д.Медведев: Хорошо. Проанализируем и другие предложения.

Пожалуйста, коллеги.

И.Блоков (директор по программам «Гринпис России»): Очень приятно, что дали слово «Гринпис». 15 лет назад отсюда километрах так в пятидесяти я ставил памятник невыполненным обещаниям Правительства. Вы же комбинат обещали закрыть и не закрыли! Сегодня Вы объявили о том, что памятник можно сносить. Спасибо!

Д.Медведев: Нам-то памятник будете ставить какой-нибудь или нет?

И.Блоков: Есть за что, по крайней мере: комбинат закрыт, это уже чёткий показатель, за что ставить. Но на самом деле говорить я хочу очень серьёзно, потому что хочется идти вперёд, но, к сожалению, тянет прошлое, которое на нас очень давит. И первое, с чего я бы начал, – это разливы нефти, которые происходят в стране. Я уже Вам рассказывал про разливы нефти – это было год с небольшим назад. С тех пор, к сожалению, не произошло ничего. Как текло те самые 5 млн т на землю, так и продолжает течь. Как были те самые 15 тыс. прорывов нефтепроводов в России, так и продолжаются. Больше половины мировых разливов нефти происходит у нас в стране. Следующая после нас – Нигерия. Ужасная ситуация!

Если бы компании (я сейчас не буду называть ни одной компании, потому что мы не об этом говорим, – они все ведут себя одинаково) платили за это платежи, то сумма платежей примерно, грубо могла бы быть оценена в полтриллиона, а они показывают сумму в тысячу раз меньше. 5 млн т реально вытекает, 500 тыс. т фиксируется Росгидрометом в реках, 5 млн течёт на землю, а показывается около 5 тыс. т по стране.

Почему всё это так происходит? Просто нефтепроводы очень старые. Они реально очень старые и дырявые. Средний возраст нефтепроводов в России – 30, 32, 34 года, оценка примерно такая. Они могут нормально работать 10–20 лет, очень редко – 25 лет. И ни одна из существующих в России компаний не меняет их с такой скоростью, чтобы они не старели. Сейчас самая лучшая компания меняет нефтепроводы раз в 40 лет, а эксплуатировать их можно всего 20 лет – вот нынешняя ситуация.

К чему я привожу этот пример? К тому, что такая же ситуация и во всём остальном. Например, строительство очистных сооружений. Для того чтобы очистить весь воздух, который у нас выбрасывается, нам нужно 80 лет (всё, что у нас выбрасывается, неочищено). А чтобы очистить всю воду, которая сбрасывается неочищенной, нам нужно 70 лет при нынешних темпах строительства. Я не знаю таких очистных сооружений, которые работают 70 или 80 лет. То есть ситуация такова, что при нынешних темпах строительства и замене нефтепроводов она будет становиться всё хуже. И реально окружающая среда не становится лучше, она либо стабилизировалась, а по некоторым показателям стала хуже, и это чётко показывают наблюдения Росгидромета. Статистические данные говорят, что всё лучше становится, а наблюдения Росгидромета – что хуже.

В чём состоит проблема и что здесь необходимо делать? Элементов несколько. Первое – это удивительная ситуация, когда мы как общественная организация полностью согласны с предложениями Министерства природных ресурсов о законодательстве НДТ (о наилучших доступных технологиях). Уникальная ситуация, давно такого не было.

Второй момент, который крайне важен, это вопрос о том, что у наших природоохранных органов нет административного права остановить какое-либо нарушение. Смотрите: происходит митинг на улице, подошёл полицейский и первое, что делает (даже если митинг законный), говорит: «Остановитесь, покажите документы!». Что происходит, когда природоохранное нарушение происходит, например, строительство в национальном парке? Ага! Идёт в суд, а суд говорит: «Наложим штраф, а о прекращении выдавать распоряжение не будем».

Административный порядок приостановления правонарушений крайне необходим, это важнейший элемент, которого просто не хватает, без него как без рук, потому что природа разрушается, а остановить невозможно, и судебная процедура, какой бы она ни была разумной и справедливой, продолжается очень долго, то есть это не работает.

Следующий элемент, который для нас очень важен. Вы просили международный пример. У нас Росприроднадзор – это примерно 3,5 тыс. инспекторов (я грубо говорю, может, на сотню какую-то ошибся), такой порядок. В Финляндии людей, наделённых такими же правами, – 2 тыс., а у нас –3,5 тыс. И чтобы до Северобайкальска добраться инспектору, надо из Улан-Удэ лететь. Сколько это? Самолёт – три или четыре раза в неделю, или ехать 32 часа на поезде. А это большой город. Так что у нас реально не хватает сотрудников! Нам не хватает полномочий и не хватает сотрудников. Я уже не говорю про качество (это отдельный вопрос, его надо поднимать), но факт тот, что сейчас контролёров у нас просто не хватает физически. Надо поднимать численность этих контролёров. И, естественно, вопрос доступности информации стоит. То есть с теми же нефтепроводами: кто знает о том, что у нас эти 15 тыс. разливов? Да никто! О них не сообщают. Последний разлив, который сейчас, – нефть течёт по Колве. До сих пор она там есть, на Колве, на побережье, наверняка все видели, что это происходит. Это в декабре ещё произошло, причём текло неделю, если не две. Об этом не сообщили ни в какие государственные органы. Такова ситуация, которая у нас есть, поэтому необходимо введение ответственности не за сам разлив (он может произойти, всякие технологические ошибки бывают), а за то, что о нём не сообщили. Причём не просто ответственность, а уголовную ответственность – именно за несообщение экологической информации.

И доступность информации. Вы знаете, экологическая информация у нас доступна по Конституции, только непонятно, что это такое. Скажем, Росстат думает одним путём, министерство – по-другому. И оказывается, что информация даже о том, например, сколько лесов восстановили в отдельном регионе, стала конфиденциальной. Ситуация, которую вы можете в данных Росстата… Хорошо бы вообще законодательно определить, что такое экологическая информация. Решается очень легко.

И наконец, очень чёткие вещи, которые уже, наверное, не относятся к ведению министерства, но об этом говорят все представители общественности и науки: надо обязательно делить функции. Не может быть в одном министерстве и ответственности за получение максимальных доходов от ресурсов, и контроля. Не бывает лиса в курятнике, не может быть. Это не к тому, что что-то плохое персонально, оно просто институционально, исходно не может в такой форме работать. Нигде оно в мире не работает. По-моему, в Зимбабве только такая вещь работает, потому что там с конституцией большие проблемы. А в мире природный контроль объединяют с разными ведомствами, но нигде не объединяют вместе с получением доходов.

И наконец, что-нибудь позитивное, что надо сказать (я надеюсь, что не очень утомил ещё), очень хочется. В прошлый раз я предлагал вам: соберите мусор отдельно, покажите пример населению. Я опять предлагаю это сделать, потому что Министерство природных ресурсов полтора года не может приказ о раздельном сборе мусора подписать…

Реплика: Приказ о раздельном мусоре есть…

И.Блоков: По крайней мере неделю назад его ещё не было. Это, может быть, прямо к этому дню сделали.

Покажите пример. Здесь важный момент – то самое воспитание. У нас страна, к сожалению, такова, что люди очень смотрят на первых лиц. Очень важно, чтобы люди увидели, что это не снизу идёт, а что это люди делают везде – в министерстве, департаменте, непосредственно в администрации – и, безусловно, руководители страны. Великолепно будет работать! Очень хорошо получится.

Д.Медведев: Спасибо большое. Тоже несколько комментариев по поводу того, что было сказано.

В отношении статистики по разливам всегда будут разные оценки, тем не менее что я, пожалуй, поддержал бы (абсолютно, мне кажется, не требующая доказательств позиция): должна быть более жёсткая ответственность за сокрытие информации, не за самый факт этого происшествия, потому что у нас обычно борются с другим, у нас пытаются установить, кто виноват в том, что произошло. Это тоже, наверное, важно в ряде случаев, но если информация скрывается, это, на мой взгляд (согласен с вами), гораздо более тяжкое правонарушение, чем какой-то недосмотр, связанный с осуществлением основной деятельности. Если такой ответственности нет – я, правда, не уверен, что такой ответственности нет, я думаю, что всё-таки это вполне можно квалифицировать по действующим статьям Уголовного кодекса, – то её можно ввести, но я думаю, что это скорее вопрос правоприменительной практики, нежели отсутствия соответствующей нормы.

По поводу административной возможности останавливать производство без суда. Это обоюдоострый инструмент. С одной стороны, действительно, вы правы. Очень часто на соответствующие процедуры уходят месяцы, годы, а ущерб природе продолжает наноситься, действия эти никем не контролируются. С другой стороны, я понимаю специфику нашей страны, о которой вы тоже в своём выступлении говорили. Я боюсь, что этими административными возможностями будут пользоваться в абсолютно недобросовестных целях, то есть будут останавливать конкуренты, что само по себе плохо, будут останавливать, простите, недобросовестные чиновники, для того чтобы деньги вымогать, то есть он такое предписание вынес и после этого (у нас это происходит и по другим направлениям) будет ходить деньги выцыганивать. Наверное, можно обсудить и какой-то жёстко установленный перечень оснований для административной приостановки работы предприятий, когда и в каких случаях это делать, какие меры защиты есть у самих предприятий. Только в этом случае можно вводить такие правила.

По количеству сотрудников, которые занимаются контролем. Здесь вы правы, у нас действительно их недостаточно. И эта задача связана с улучшением общей ситуации в деятельности министерств и, наверное, дополнительным количеством денег, которые на это требуются, потому что министры и другие коллеги на меня неоднократно по разным направлениям выходили, но без денег этого не сделать. Поэтому это вопрос общего подхода – тратить на такие меры деньги или нет. Наверное, тратить надо.

По поводу того, как выглядит наше министерство. Знаете, здесь вы попали в суть дискуссии, которая у меня была с действующим министром в тот момент, когда мы занимались формированием Правительства. Я с Сергеем Ефимовичем (С.Донским) говорил. Я говорю: «Не смущает, что некоторым образом это противоречивая ситуация, когда Министерство занимается и коммерческой стороной, и эксплуатацией, скажем так, и контролем за охраной окружающей среды?» Потому что здесь есть противоречие, это правда. Но в этот момент посчитали, что всё-таки, с другой стороны, может быть, даже проще что-то контролировать будет. Потому что когда это разнесено в разные ведомства, очень часто происходит сокрытие информации. Но в этом есть и плюсы и минусы, давайте подумаем, как дальше поступить. Потенциально этот вопрос не закрыт. Может быть, в какой-то момент мы отстегнём экологию от существующей системы.

Насчёт примеров. По-прежнему подтверждаю желание личным примером всё это показать. Надо, чтобы это было не картинно и не ради того, чтобы продемонстрировать, какой я хороший или какие члены Правительства хорошие, а чтобы был хороший повод, и тогда это сыграет. Согласен с тем, что для нашей страны эти сигналы имеют значение.

Олег Владимирович (обращаясь к О.Дерипаске – председателю наблюдательного совета ООО «Компания “Базовый элемент”», председателю комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по экологии и природопользованию), а вы что-то скажете или нет? По поводу наилучших доступных технологий я и хотел задать вопрос. Как крупный бизнес: поддерживает? Не поддерживает – почему и хочу спросить.

Ответ: А можно эксперты скажут?

Д.Медведев: Хорошо, пожалуйста.

Реплика: До 2000 года было такое право – останавливать административно. Ситуация была намного более управляемой, не было такого разгула коррупции и никогда не было случая, чтобы обвиняли инспекторов в том, что они останавливают интересы какого-то бизнеса или конкурента.

Д.Медведев: До какого времени у нас действовало?

Реплика: До 2000 года это было. Я был тогда сначала главным государственным инспектором по охране природы, потом заместителем, и ситуация была вполне управляемой. Мы имели право в случае сигнала от населения, от администрации приостанавливать до трёх месяцев. И предприятия если не боялись, то знали, что просто так им нарушения не сойдут.

Д.Медведев: Я же не сказал, что я против того, чтобы рассмотреть вопрос об административной приостановке деятельности. Я лишь высказал свои сомнения, что это обоюдоострое оружие. Если это работает, если здесь злоупотреблений – и по вашему мнению, и по мнению представителей экологических организаций, – меньше, давайте посмотрим.

Реплика: Могу сказать, у меня была дивизия инспекторов – около 12 тыс. по всем субъектам Федерации. И действительно была возможность контролировать намного более эффективно экологическую ситуацию, чем сейчас.

Д.Медведев: Министр поддерживает это с точки зрения того, о чём мы рассуждаем? Можно вернуться к практике административной приостановки деятельности предприятий в случае нанесения ими доказанного ущерба на какой-то срок?

С.Донской: Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали, здесь очень важно установить определённые рамки, каким образом это используется.

Д.Медведев: Рамки-то установим. Вопрос в том, чтобы не манипулировали. Меня только это смущает, понимаете? Потому что административные процедуры хороши, но ими легко дёргать. У вас, кстати, есть люди для этого?

С.Донской: 3 тыс., уже сказали, в Росприроднадзоре – это тот контингент, который может…

О.Дерипаска: 40 тыс. человек задействовано.Достаточно людей.

С.Донской: Это вопрос очень неоднозначный – достаточно или недостаточно людей. Мы по этому поводу уже не раз говорили.

Что касается приостановки. Если предприятие на протяжении долгого времени не выполняет предписания (у нас есть, по крайней мере, такие примеры), мы можем говорить о том, что это предприятие реально наносит ущерб достаточно большому… То есть это можно оценить, на мой взгляд, уже в рамках каких-то определённых процедур можно предупредить, а потом и приостановить.

Д.Медведев: Я не понял: вы за или против?

С.Донской: За, Дмитрий Анатольевич, я, конечно, за. Вопрос не в том, чтобы сразу пришёл инспектор и остановил. Естественно, этого никто не будет делать.

И.Блоков: Это надо взять и остановить, вот сейчас. Не выдавать предписания, а просто не дать строить в национальном парке, потому что это незаконно.

С.Донской: Если незаконно, соответственно, это надо…

И.Блоков: Об этом и идёт речь, таких строек полно по стране.

Реплика: Прокуратура есть для этого, понимаете?

И.Блоков: Не работает!

Реплика: Почему не работает? Это их обязанность.

И.Блоков: Не работает!

Д.Медведев: Давайте так. Я не люблю вообще административные процедуры, не скрою. Мы последние 20 лет всячески стремились к тому, чтобы расширить сферу судебных решений и сузить административные полномочия. Но тем не менее в ряде случаев, наверное, без этого не обойтись, тем более что аналогичные инструменты есть и в других странах. Я хотел бы тогда, чтобы члены Правительства и министры, вице-премьер курирующий подготовили предложение о целесообразности и справедливости использования таких процедур: в каких случаях, с какими издержками и чем это всё должно заканчиваться, потому что эти процедуры не могут быть вечными. Здесь, знаете, нельзя упереться в ситуацию, когда на три месяца, например, всё будет остановлено. К примеру, предприниматель ничего не сделал, вообще ничего, через три месяца административная процедура закончилась: он что, дальше будет продолжать строить дорогу или ещё что-то или её снова вводить? Тогда мы попадём в ситуацию, когда эта административная процедура будет перманентной – это тоже плохо. Я сейчас не предлагаю ответить на эти вопросы, но нужно взвесить их и просчитать правовые и экономические последствия как для экологии, так и для бизнеса.

Прошу вас.

Е.Шварц (директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) России): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Презентацию, пожалуйста, пустите. В 2010–2011 годах по итогам двух президиумов Госсовета, которые Вы проводили, было принято 49 поручений, из них 24 до сих пор остаются на контроле. Одним из первых выполненных поручений были утвержденные Вами 30 апреля прошлого года Основы государственной политики в области экологического развития. Поэтому сейчас, на мой взгляд, крайне важно проанализировать, что делается и что должно быть сделано, потому что, при всём уважении к позиции бизнеса о том, что нужна глубокая реформа, мне кажется, необходимо достраивать и выполнять те поручения, которые уже были сделаны, просто делать это спокойно, настойчиво, с учётом всех рисков. Мы, безусловно, с пониманием относимся к возражениям и позиции бизнеса и понимаем, что есть четыре группы проблем.

Проблема первая – это высокие коррупционные риски экологического государственного регулирования. Как их можно решить? Первое. Когда мы говорим о восстановлении государственной экологической экспертизы, мы говорим не о том, чтобы проводить экспертизу любого биотуалета, мы говорим о том, чтобы проводить только то, что относится к категории «А» – с большими внешними рисками, угрозами и затрагиванием интересов разных заинтересованных сторон. Предложения о категоризации уже проработаны и включены в проект закона о наилучших доступных технологиях. Второй момент – это открытость и публичность данных корпоративного инструментального контроля. Уважаемые коллеги из Российского союза промышленников и предпринимателей сделали оценку, под которой стоит подпись бюро РСПП, что стоимость неявных платежей, которые делает бизнес работникам контролирующих органов, достигает 100 млрд рублей. Нужно ли на эту тему судиться или нужно разбираться с работой – это, конечно, ответственность Сергея Ефимовича (С.Донской), но мне кажется, что если речь идёт про сумму 2,5 млрд евро в год, то есть стоимость двух новых ЦБК, то по крайней мере говорить о том, что нужно сделать так, чтобы часть этих средств шла на внедрение новых, наилучших из доступных технологий. На мой взгляд, это очевидно.

Следующий момент. Очень хорошо, я очень благодарен коллегам, что они подняли вопрос про административное воздействие. В странах, как наша страна, где высоки коррупционные риски госрегулирования, на мой взгляд, крайне важно содействовать (и Вы неоднократно давали поручения по этому вопросу) развитию добровольных механизмов экологической ответственности, базирующейся, чтобы не было коррупции, на международных стандартах и заверении соответствия третьей независимой стороной – так же, как идёт финансовый аудит. Мы видим, как это хорошо работает в лесном секторе, у нас каждый четвёртый, пятый гектар управляется экологически, социально устойчиво и ответственно. У бизнеса нет здесь вопросов. Имеется в виду каждый гектар, взятый в аренду в лесопромышленных целях, то есть 33 млн га из 170 га с небольшим.

Мы видим, как в тех случаях, когда дело касается отходов, в тех случаях, когда западная компания выставляет требования аудита того, что идёт захоронение мусора раздельно собранного, ни одна компания не подаёт на тендер – это говорит о том, что без коррупции можно, в принципе, через аудит… Единственное, что здесь есть ограничение – это не должен быть аудитор, который подписывает финансовый аудит, чтобы не было заинтересованности закрыть глаза.

Последний раздел из этого пункта – ратификация Орхусской конвенции. Это конвенция о доступе к экологически значимой информации.

Д.Медведев: По поводу этой конвенции. Вот вы упомянули поручения, которые я в разном качестве давал в разных ситуациях. По Орхусской конвенции я несколько раз давал поручения. Там в чём проблема-то? Кто не хочет?

Е.Шварц: Сейчас Верховный суд считает, что суды не готовы к такому количеству исков.

Д.Медведев: То есть отрицательное мнение Верховного суда?

Е.Шварц: Да.

С.Донской: Сейчас рассматривается Правительством, но есть риски.

Е.Шварц: Да, ни Минобороны, ни ФСБ, никакие из ведомств, только именно суды.

Д.Медведев: Суды – тоже уважаемая структура. То есть они считают, что не готовы применять эти правила, или что?

Реплика: Они будут завалены количеством обращений граждан.

Е.Шварц: Я думаю, что этот вопрос решается уже конкретно через законодательство…

Д.Медведев: Знаете, мне кажется, это очень специфический довод, потому что суды и так у нас завалены, но это не повод отказывать в правосудии, как принято говорить у наших судейских товарищей. Суды, например, у нас до последнего времени были завалены обращениями по оспариванию административных штрафов на сумму в 100 рублей, 200 рублей, но что делать? Они всё равно этим занимались, потому что были такие правила. Сейчас мы потолок поднимаем, соответственно, они высвобождаются. Это такой своеобразный аргумент. Ладно, я услышал. Хорошо, что вы сказали.

Е.Шварц: Следующая группа – это высокие ставки по кредитам и отсутствие финансово-экономических стимулов и «окрашенных» платежей. Нам кажется, что при внедрении закона об НДТ нужно рассмотреть вопрос о выдаче госгарантий в случае кредитования у Всемирного банка и у международных финансовых институтов. Безусловно, необходимо восстановить «окрашенные» платежи, потому что можно понять, что бизнес против того, что те деньги, которые он платит за загрязнение, идут не на восстановление природы, не на лучшие технологии, а на пополнение бюджета. Это основное и единственное, что нам не удалось утвердить при согласовании с Минфином в основах государственной политики. Соответственно, важно подготовить рекомендации Центрального банка по «зелёному» кредитованию, как это было сделано в Китае, и важна мотивация к использованию уже созданных, но спящих национальных инструментов.

Избыточность и дублирование нормативов. Безусловно, необходима в качестве приоритета гармонизация с нормативами ОЭСР (поскольку мы всё равно должны в течение двух лет вступить), Евросоюзом и ВОЗ. И прекращение дублирования рыбохозяйственных и санитарно-гигиенических нормативов. И, соответственно, отсутствие действенных механизмов защиты интересов заинтересованных сторон. Это восстановление государственной экологической экспертизы особо опасных объектов, инфраструктурных проектов при сохранении принципа одного окна, это ратификация Конвенции Эспо по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте.

Д.Медведев: А что у нас с этой конвенцией? Тоже, я помню, давал поручение.

Е.Шварц: Насколько я понимаю, Минприроды её внесло в Правительство со всеми согласованиями.

Д.Медведев: То есть на пути всё?

С.Донской: В Правительстве рассматривается.

Д.Медведев: Но там есть какие-то капитальные проблемы с ней или нет?

С.Донской: Есть проблема, но не со стороны Правительства. «Росатом», некоторые предприятия выступают с замечаниями…

Д.Медведев: Понятно.

Е.Шварц: Законодательное закрепление требований ВОЗ. Примеры уже тут с Олегом Владимировичем (О.Дерипаска) обсудили. Соответственно, предложение (сделайте последний слайд, пожалуйста): нам кажется, для того чтобы достичь системного результата того, что уже было сделано и намечено, необходимо утвердить «дорожную карту» и количественные показатели к основам государственной политики в области экологического развития до 2030 года. Безусловно, необходимо создание инструмента, который бы наиболее эффективно управлял «окрашенными» платежами, это неважно – «зелёный банк», восстановление экологических фондов. Необходима мотивация крупного бизнеса, 200 предприятий, которые отвечают за 80% загрязнений по технологической модернизации.

И последний пункт, результат которого можно включить в индикаторы выполнения «дорожной карты», – это публичное раскрытие информации в сфере экологического госрегулирования этими 200 предприятиями, недопущение статуса государственной или коммерческой тайны по данным инструментальных систем экологического контроля. Все эти вопросы решены и включены в текст проекта закона о наилучших доступных технологиях.

Д.Медведев: Спасибо большое. Я хотел бы, чтобы Минфин ответил по поводу этих «окрашенных» платежей и, соответственно, возможности экологических фондов такого рода.

А.Иванов (заместитель Министра финансов): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Дело в том, что всё изменение логики бюджетного законодательства последние 10 лет было направлено на то, чтобы не увязывать доходные источники с расходными, чтобы как раз ключевой задачей бюджетной политики была его балансировка. И в этой логике любое обособление – как цепная реакция. В этом смысле мы не сможем обеспечивать в расходной части приоритет и будем зависеть от поступлений по каждой конкретной отрасли. В этой логике нет сложности, может, как-то аналитически это посчитать и посмотреть, доложить Вам, какие доходные параметры в части платы за негативное воздействие – как некий бюджетный манёвр внутри бюджета, – но нарушать этот принцип, один из ключевых принципов бюджетного процесса, вряд ли мы сможем.

Д.Медведев: Вы знаете, у меня есть такое предложение. Мы, конечно, действительно отошли от «окрашенных» средств, и это, наверное, правильно, потому что иначе у нас все деньги в бюджете страны будут «окрашенными», и тогда никакого бюджетного манёвра быть не может, и вообще, всё-таки это единый кошелёк государства, который тратится на различные цели. Но что, мне кажется, можно было бы сделать? Мы должны не «окрашивать» эти средства, но понимать, о каких деньгах идёт речь, и при бюджетном проектировании закладывать соответствующие суммы в количестве не меньшем, чем, например, собрано на определённые природоохранные цели, плюсом к тому, что мы и так планируем. Это, мне кажется, будет справедливым, а из какого конкретно источника это получено – уже вторичный момент. Давайте об этом подумаем.

Пожалуйста.

А.Клепач: На самом деле частично «окрашенные» средства есть. Мы ввели те же акцизы в дорожный фонд для решения этой проблемы. Во-вторых, что можно делать (и такая практика есть за рубежом, по-моему, её, кстати, экологи предлагали): если компания несёт затраты, связанные с теми же разливами нефти, связанные с установкой счётчиков и других приборов, эти затраты тогда уходят из налогооблагаемой базы. Это даже более правильно.

Д.Медведев: Это вычет. Коллеги, дискуссию прекращаем. Я понимаю, что вы сейчас найдёте массу доводов за. Я не против. Но это не «окрашенные» деньги, обращаю внимание, это всё-таки вычеты. Это другое. Против вычетов точно никто не возражает, кроме Минфина в определённых ситуациях, но это как минимум не колеблет общих подходов. И, я думаю, против вычетов никто уже ничего не скажет. Пожалуйста, коротко тоже по возможности.

Реплика: Я хочу представить соображения и взгляды системщика, не эколога, но это результаты работы большого коллектива экспертов, практиков и теоретиков. Сложившаяся система охраны окружающей среды складывалась на протяжении длительного времени, 20 лет, реформировалась не раз и в итоге сложилась в большую, громоздкую и противоречивую, бюрократическую и неэффективную систему.

Коллеги, которые говорили о природе и охране окружающей среды, показали, что она плохая. Я говорю, что она плохая настолько, насколько плоха система, результатом которой она является. Достижение экологического баланса, измеримые цели и показатели не являются целью этой системы.

Мы прошли, попробовали пройти путь, о котором здесь говорим, снизу. Промышленное предприятие, для того чтобы работать в России – вот, грубо говоря, рабочий стол, компьютер эколога предприятия, – должно подготовить и вести 168 документов. 23 вида деятельности экологическая служба ведёт ежедневно, это тысячи страниц расчётов, нормативов допустимых сбросов, предельно допустимых воздействий и так далее. Это целый рынок экологических услуг. Только по одному субъекту это более 9 млрд рублей в год. Общие сборы платежей за негативное воздействие – 25 млрд.

Второй момент. Эти документы возникают у предприятия в результате прохождения тех самых разрешительных административных процедур. Вот эта портянка, извините за выражение, занимает до полутора лет у предприятия, это получение разрешения на сбросы. Оно входит в одно ведомство, другое, третье, четвёртое, пятое – до семи. Причём парадоксы и абсурды таковы, что, например (один маленький пример – 20 страниц абсурда), получив разрешение на водоотведение у Росводоресурсов, предприятие должно заключить договор с Росводоресурсами на водопользование, которое оно должно зарегистрировать в Росводоресурсах, то есть ещё 30 дней на то же самое, что Росводоресурсы ему выдали. И таких абсурдов эксперты насчитали десятки. Это административная сторона.

Следующее. Мы посмотрели, из какой же нормативно-правовой базы вытекает это администрирование и эти документы, составили реестр нормативно-правовых актов, действующих в этой сфере. Следующий слайд, пожалуйста. Это около тысячи документов, расположенных на семи уровнях подзаконных актов – международные конвенции, кодексы, федеральные законы. Голубенькое – это постановления, ФЗ, красненькое – постановления Правительства, приказы Минприроды, Ростехнадзора, Росприроднадзора и так далее, и так далее. Нормоприменение достигается, когда начинаются нормы, методики, ПДК и так далее. Семь уровней.

Что в этих документах? Мы проанализировали понятийную базу, начиная с самых основ, с понятий. Понятия определяются и конкретизируются, между ними установлены логические связи внутри федеральных законов из нормы к норме. Дмитрий Анатольевич, эта портянка уже семь метров, это система понятий, регулирующая охрану окружающей среды. Этих понятий около 400 только на законодательном уровне, из них определения, логические определения (следующий слайд) даны только трети, и даже базовое понятие «негативное воздействие на окружающую среду» зациклено в логический круг, что показано на этом слайде, то есть нормоприменение невозможно.

Следующий слайд, пожалуйста. Что произошло в концепте, основном смысле работы с окружающей средой? Регулирование правоотношений свели к охране окружающей среды. Мы даже нашли и поговорили с авторами, которые придумали термин «охрана окружающей среды», когда это реформировалось. Охрана окружающей среды сведена к снижению негативного воздействия предприятий, снижение негативного воздействия сведено к нормированию. Тем самым в функциях и полномочиях ни одного министерства реальной ответственности за состояние среды обитания нет. Эта задача сведена к троекратно более простой и контролируемой.

Следующий слайд, пожалуйста. Посмотрели научные основы. Я физик по образованию, и коллектив во многом в этом поднаторел. Экологическая система пронизана и напичкана научными гипотезами, а порой и мифами. Нормальные экологические научные основы и модели в систему понятий и тем более в право не имплементированы, имплементировано лишь то, что находится на стадии гипотез. Например, в одной из методик рассеивания есть корни кубические из розы ветров (я условно говорю), которые представляют собой чушь.

Следующий слайд. Игроки в этой системе. Их более десяти: Минприроды, Минздрав, Минтруд и так далее и промышленность, которая имеет с этими игроками дело, для того чтобы начать бизнес или его продолжать. Остаётся ответить некой компетентностью, которая и была проделана.

Следующий слайд. То есть этот коллектив, который Союз промышленников мобилизовал, разработал некие проекты экологической промышленной политики. Это такая точка зрения: что бизнес бы хотел, чтобы осуществляло государство в отношении него, – рационально, без абсурдов, прозрачно, с сокращёнными процедурами и так далее, – для того чтобы в этой системе возникли три крупных блока. Во-первых, система государственного управления занялась не охраной окружающей среды, а реальной ответственностью за качество среды обитания. Живём мы не в окружающей среде, а в конкретных средах обитания – в губерниях, областях и городах. Ни KPI, ни целей, ни показателей, за которые губернатор бы отвечал, мэр бы отвечал и так далее, нет.

Героические примеры ночёвки в Минфине, выбивания денег – это парадокс, это не норма. Это, конечно, героизм, но система должна это предусматривать автоматически, а не выбиванием.

Второе – это реальная институциализация того баланса экологии, экономики и социальных интересов, который в обществе происходит. Чтобы он происходил не так, как в Воронежской области, и не подковёрно, а имел институты и процедуры согласования интересов и договаривания. Их нет.

Третье – это система предотвращения и урегулирования экологического ущерба. То есть поэтапное, плавное введение реальных гражданско-правовых институтов и правоотношений в сфере отношений с природой: компенсация ущерба, возмещение ущерба, предотвращение потенциального ущерба, ущерба неопределённому кругу лиц и так далее. Здесь всё это разработано.

Что мы сделали? Чтобы эту промышленную политику реализовать в системе, которую я показал, необходимо на самом деле провести комплексную системную экологическую реформу. Её нельзя заплатками реализовать – я утверждаю как учёный, как эксперт. Заплатками эту систему починить нельзя – она будет продолжать расползаться в других местах. Поэтому мы предлагаем следующее: основные блоки выделены, «дорожная карта» подготовлена вчерне, но поскольку это десять ведомств и эти ПДК, нормы, методики, законы распределены и межведомственно, и существуют барьеры, предлагаем создать некий орган (мы его условно назвали штаб экологической реформы) на уровне не ниже вице-премьера с вхождением основных министерств, которые я перечислил, промышленности, «зелёных» организаций, общественности и так далее. И шаг за шагом устранить абсурды на первом этапе, отреинжинирить всю систему на втором этапе и постепенно мягко ввести гражданско-правовые институты, в пределе – экологический кодекс. Спасибо, я закончил.

Д.Медведев: Спасибо большое.

Реплика: Вот тот самый альбом чертежей...

Д.Медведев: Это у нас делалось по заданию РСПП?

О.Дерипаска: Мы собрали все организации…

Д.Медведев: Теперь вы (обращаясь к О.В.Дерипаске) несколько слов скажите, чтобы не получилось, что представители крупного бизнеса уклонились от участия в дискуссии. Пожалуйста.

О.Дерипаска: Дмитрий Анатольевич, во-первых, существующая система – это продукт советской системы и советского взгляда на природоохранное законодательство и вообще всю систему регулирования. Конечно, дальнейшее её поддержание, на мой взгляд, уже бессмысленно. Это превращается в такие запутанные схемы, в которых уже невозможно разобраться. И количество людей, которые заняты, бессмысленно. Как уже было сказано, деятельность по защите окружающей среды зашкаливает.

По законопроекту. Понимаете, его нужно вводить. Вопрос в том, что концепция…

Д.Медведев: Вы имеете в виду НДТ?

О.Дерипаска: Да. Но когда его нужно вводить? Всё-таки вначале нужно разобраться с этой бестолковкой. Это недолго – займёт максимум 1,5–2 года. Опять-таки этот штаб и участие всех ведомств и представителей всех организаций мы уже очень долго обсуждаем. НДТ изначально был внесён как панацея, он сильно изменился, много хорошего было внесено. Все работали. Уже сейчас сообщество более-менее сгруппировалось. Но нужно разобраться с этими двумя основными вопросами. Нужно, чтобы техническое нормирование промышленности, всех этих экологических вопросов было естественным следствием всех улучшений, которые мы проделаем. А для этого необходимо сделать две корректировки.

На сегодняшний день, Вы знаете, снижение штрафов раздражает местные власти, потому что сейчас 40 на 60 (40 – федеральные, 60 – местные), а штрафы целиком органу, который их выявил. Соответственно, если мы что-то делаем (то есть снижаем, нас же штрафуют за превышение предельных выбросов), мы фактически ухудшаем их баланс, что не совсем верно. Так уж сложилось. Я не верю, что мы найдём деньги, я не верю, что мы старые предприятия, которые фактически нужно закрывать через три, четыре, пять лет, а никак не через восемь лет, после того как все нормы будут введены, сможем модернизировать. Просто нужно придумать отдельную программу закрытия, это не для них.

И, конечно, то, что говорится о том, что НДТ сразу заработает: нет. Говорится о 24 этих подзаконных актах, которые нужно разработать и принять. На самом деле наша оценка – 120, то есть мы опять попадём в запутанную систему, которая наложится на существующие проблемы. Поэтому, на мой взгляд, если говорить о реформе, а её нужно проводить, и все уже объединены вокруг этого, и мы заинтересованы в справедливой оценке тех проектов, которые… Никто не будет строить новые предприятия, иностранцы точно так же задают нам вопросы, никто не будет приходить в запутанную систему регулирования и всех этих правоотношений, неясности. Поэтому, на мой взгляд, необходимо сделать эту работу. Мы свой взгляд представили. Конечно, есть взгляд организации, которая защищает природу, есть взгляд регулирующий, но мы попытались описать, как бы нам виделось регулирование промышленности со стороны всех экологических процедур и норм. На мой взгляд, это можно сделать, тем более что после этого снос станет органичным следствием улучшения, которое мы произведём в системе. Мне кажется, запретительный стимул – это утопия. Давайте оштрафуем предприятие, и оно просто закроется. Мы же знаем, что не можем закрыть. Мы закроем это предприятие в моногороде за счёт наложенных штрафов… А новый собственник не улучшит экономику, поверьте. И у нас нет средств, я серьёзно говорю, ни у государства, ни у промышленности, чтобы выдавать эти кредиты, «окрашивать» эти процентные ставки, субсидии. Просто это не реально. Мы должны чётко улучшить сегодняшнюю систему, чтобы она ликвидировала те проблемы, о которых вы говорите, – строительство в природоохранных зонах и так далее. Это возмутительно! Мы же этим не занимаемся, то есть это совершенно другой уровень бизнеса, это нужно прекратить. Но с другой стороны, если мы сейчас введём непродуманную систему, которая ещё большее окажет давление, это не приведёт к улучшению действующей системы и, самое главное, отпугнёт инвесторов.

Д.Медведев: Спасибо. Вы хотите что-то сказать? Пожалуйста.

С.Донской: Несколько слов о тех вопросах, которые были заданы. По ФЦП «Байкал». На самом деле мы как раз тоже обсуждали эти предложения... У нас с 2015 года только начинается основное финансирование, поэтому, если бы Минфин согласился на 2014 год перенести ряд каких-то сумм, мы готовы были бы и раньше начать финансирование многих интересных объектов. Вообще по ФЦП «Байкал» в принципе сейчас у нас достаточно активная работа ведётся, мы готовы рассматривать, если будут какие-то интересные предложения. Это раз.

По селям. Упоминался вопрос о том, что у БЦБК одна из ключевых проблем – сели. Сейчас прошёл конкурс и была выбрана компания, которая будет проводить там реконструкцию и уборку шлам-лигнинов, как раз в рамках своего проекта предусматривает и селезащиту в том числе, то есть очистка карт, но вы знаете наверняка эту тему. Тема эта должна решаться, в любом случае её нужно будет реализовать.

Очень коротко по закону НДТ. Мы поступившую карту реформирования посмотрели – то, что в принципе у нас было представлено через Открытое правительство, то, что мы сейчас можем посмотреть. Могу так сказать (у нас анализ здесь тоже есть): те пункты, которые там предусмотрены, все предусмотрены в том числе и в рамках принятия закона, и после принятия с закрытием тех нормативных актов, которые мы сейчас готовим. Концепция этих документов внесена в Правительство. Понятно, что надо будет ещё разрабатывать, но в принципе это есть – и по плате, и по установлению критериев по территориям, и все процедуры, которые необходимы будут для реализации НДТ. Поэтому я и с Вами разговаривал, и со специалистами не раз разговаривал. Согласен, что можно уточнять некоторые процедуры, давая возможность более гибко реагировать и выстраивать свою политику, но в любом случае вы предлагаете те же процедуры, что и мы. То есть за словами, что система не работает, на мой взгляд, когда мы опускаемся более конкретно, на уровень конкретных мероприятий, здесь мы фактически где-то уже сходимся, вопрос возникает в тонкостях. Согласен по деньгам: мы когда с вами сидели, обсуждали, ключевая проблема – нет денег. Извините, коллеги, тогда у нас по многим направлениям нет денег, но здесь есть ряд механизмов, который был установлен ещё в 2011 году, по процентным ставкам, по льготам, по амортизации, можно ещё расширить этот перечень, это работа с Минфином, мы готовы это сделать. Но в любом случае, даже если какая-то реформа понадобится ещё дополнительно, всё равно это деньги, никуда здесь не денешься, в любом случае вы придёте с теми же словами: «У нас денег нет, мы не можем это реализовать». Мы всё время будем упираться в это.

Д.Медведев: Не всё так плохо. Есть ещё желающие что-то сказать?

А.Соловьянов (заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты Российской Федерации по природопользованию и экологии): Я хочу обратить ваше внимание на то, что истинным толкачом этой деятельности является не РСПП и не всё сообщество, а именно «Базовый элемент». И в последнее время многие представители комитета, который сейчас называется Комитетом по природопользованию и экологии, от этого дела дистанцировались, то есть это не единая позиция бизнеса. Плюс у вас есть заключение Торгово-промышленной палаты, которая не согласна с тем, что предлагают эти инициаторы-реформаторы, тем более что как таковой концепции нет, там повторяется уже многое из того, что сделано ведомством, и продолжает делаться, то есть это никакие не новации плюс куча декларативных и общих заявлений.

Поскольку я являюсь заместителем председателя Комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты, я был обязан сказать мнение…

Д.Медведев: И правильно, что сказали, потому что мы здесь не договаривались выступать в унисон, договаривались именно встретиться, обсудить, чего и как. Давайте, коллеги, я сейчас подведу итоги.

Начну вот с чего: сначала по тактике дел. Мы всё-таки не случайно здесь встретились – не потому, что место хорошее, а потому, что оно одно из более резонансных, по которым наши люди и международные структуры судят об успешности нашей экологической политики. Так получилось, что 50 лет комбинат работает, и 50 лет в него тыкают и говорят: «Зачем это сделали? Это полное безобразие». Мне кажется, что для нас – для власти, для экологических организаций, для науки, для людей наконец, живущих на нашей земле, очень важно, чтобы наши с вами встречи и дискуссии, которые идут здесь и потом в Правительстве, чем-то завершались, не бесконечными этими словопрениями, что это хорошо, это – не очень хорошо, а завершались какими-то решениями. Посмотрим, как у нас пойдут дела здесь и в Байкальске, но нужно было набраться определённого мужества, чтобы эту страницу перевернуть. Я надеюсь, что мы её перевернули и открываем новую страницу. И теперь успешность этой новой страницы и по развитию региона, и по развитию Байкальска зависит от большого количества людей, и не только министров, и не только бизнесменов, а просто людей, которые живут в этом регионе и хотят его развития и вообще всей нашей страны. В общем, нужно уметь ставить точку и в дискуссии, и в работе.

Теперь второе – в отношении того, в каких условиях мы работаем. Конечно, не бывает стерильных условий, и значительная часть документов, на основании которых работает власть, носит комплексный характер и формировалась в советский, постсоветский период, в них много противоречий, безусловно, и много дырок, что всегда в законодательстве присутствует. При этом мы должны ставить перед собой целью всё-таки создать современное экологическое законодательство – современное, менее противоречивое, более сбалансированное, отражающее именно баланс интересов, потому что законодательство как способ права, как способ регулирования межчеловеческих отношений – это всегда баланс интересов. Если баланса нет, то это не правовая система, даже если она основана на самых благих побуждениях.

Здесь коллеги демонстрировали разные плакаты и «портянки». Знаете, это всё всегда впечатляет, как и тонны макулатуры, которые, я помню, коллеги по предпринимательскому цеху приносили в Екатерининский зал. Помните (иных уж нет, а те далече) – приносили, показывали. Но если говорить серьёзно, то если бы я, например, ставил подобное задание… То же самое можно развернуть практически в отношении любого вида человеческой деятельности, когда будут тысячи нормативных актов, огромное количество инстанций, которые нужно пройти. Такова природа человеческой жизни и, к сожалению, наследие государства, которое мы получили. Потому что оно очень бюрократическое, и здесь я с вами абсолютно согласен. В этом плане мы впереди планеты всей – и советское государство таким было, и нынешнее таким является, здесь спору никакого нет.

В отношении концепций. Концепции могут быть разными. Я не могу согласиться с необходимостью отрицания всего того, что было сделано. Более того, я мельком посмотрел: при всём уважении к этому труду он не может отвергать основных принципов, по которым выстраивается российская система права. Я посмотрел, там предлагается регулировать отношения между объектом и субъектом, но наше право на другом стоит. Знаете, так мы можем далеко зайти, конечно, но это уже революция во всех гуманитарных науках, и в правовых науках в том числе. Поэтому, конечно, такую концепцию ни одно государство никогда не поддержит именно потому, что… Я не говорю, что она неверная, для этого нужно глубже погрузиться, но то, что эта концепция предлагает всё расчистить и начать с чистого листа, как минимум делает её маложизнеспособной, потому что такие решения никогда не примет на себя ни одно государство.

Даже когда мы реформировали систему гражданского права (что мне ближе, потому что я всю жизнь этим занимался, особенно когда был ближе к бизнесу), мы всё-таки брали не чистый лист, а мы брали опыт человечества за последние 2 тыс. лет, начиная с римского права и заканчивая Кодексом Наполеона и Германским гражданским уложением, а также Гражданским кодексом Нидерландов. Это мировой опыт, но не создание чего-то своего, своеобычного и абсолютно нового. Поэтому я не закрываю, естественно, движение и этому документу, вижу документ другой, но если мы хотим заняться полноценной кодификацией экологического законодательства, мы должны всё-таки трезво оценивать свои шансы и стоять на родной земле, а не находиться в плену у наших собственных представлений. Но поручение проанализировать все эти документы я, естественно, дам, потому что явно в них есть и много рационального.

Мы стоим на пороге больших перемен. Я тоже помню появление закона о НДТ, который вначале все восприняли как панацею, но бизнес с самого начала сказал: знаете, у нас к этому есть много вопросов. И то, что всё это идёт медленнее, чем мы все себе планировали, связано в значительной степени именно с тем, что другая сторона этих отношений – предпринимательское сообщество не видит там для себя места и чувствует, что такое прямое применение этих правил создаст абсолютно неразрешимое противоречие, о чём сказал здесь Олег Владимирович (О.Дерипаска): конечно, вы можете принять всё, что угодно, но вы же не закроете эти предприятия по понятным причинам. Поэтому закон должен быть в этом смысле предметом общественного обсуждения.

Я думаю, что мы в конечном счёте должны на такую рамку и выйти. Это не панацея, но это всё-таки мировая дорога, по которой идут многие страны. Какую форму он приобретёт, я ещё не знаю, но надеюсь, что этот диалог будет продолжен и мы в итоге выйдем на какой-то финальный текст, который будет для всех приемлем. Подчёркиваю: если мы такого текста не создадим, то тогда лучше ничего не принимать, потому что это тогда клинч, а зачем нам клинч? Это ни к чему. Но это большая задача. Надеюсь, что министерства и вообще Правительство с ней справятся. А консультации такого рода (хотел бы сказать ещё раз) я считаю очень полезными. По всем тем вопросам, которые здесь звучали, я, как и принято в таких ситуациях, дам все необходимые поручения. Надеюсь, что они будут исполнены хотя бы в той пропорции, о которой вы говорили, потому что 50% исполнения по таким сложным темам, как экология, – это очень хороший результат. Одно решение вы уже знаете.

До свидания.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 18 июня 2013 > № 870771 Дмитрий Медведев


Куба > Экология > interaffairs.ru, 4 июня 2013 > № 883229 Александр Моисеев

На Кубе учат любить и беречь природу

Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Исследователи одного из крупнейших в Латинской Америке ботанического сада орхидей Сороа, расположенного неподалеку от Гаваны (Артемиса) выступили с программой обучения детей в духе охраны окружающей среды. Здесь считают, что любовь к родной природе и вкус к ее сбережению и изучению нужно прививать новым поколениям еще в самом раннем возрасте. Инициатива кубинских ученых-цветников совпала с планетарным празднованием Всемирного дня окружающей среды, который по решению ООН ежегодно отмечается в мире 5 июня. Этот День рассчитан на то, чтобы пробудить в каждом человеке стремление способствовать охране окружающей среды. Той самой среды, без которой само существование жизни на Земле невозможно, что очень хорошо сознают и понимают на Кубе.

Напомню также, что Всемирный день окружающей среды — «народное событие», сопровождающееся такими красочными зрелищами, как уличные митинги, парады велосипедистов, «зеленые» концерты, конкурсы сочинений и плакатов в школах, посадка деревьев, а также кампании по регенерации отходов и уборке территории. Праздник отмечается во всем мире, включая Остров Свободы…

…Есть на Кубе небольшой поселок-сказка, который зовется Сороа. Проехав на машине около ста километров к западу от Гаваны, и слегка углубившись в невысокие горы Сьерра-де-лос-Органос, попадаешь в поистине райское местечко, название которому дало имя француза Жан-Пьера Сороа, когда-то первым начавшего возделывать здесь кофе. Однако славу поселку принесли не ароматные зерна, а красивые благоухающие цветы.

На высоте свыше двухсот метров над уровнем моря и площади в четыре гектара раскинулся один из крупнейших в Латинской Америке орхидеарий.

Встретившие меня возле усадьбы сотрудники администрация архидеария и его библиотеки любезно показали мне свое цветочное хозяйство и рассказали его историю.

Около 70 лет назад эта усадьба и окружающая ее земля принадлежали состоятельному испанцу с Канарских островов. Звали его Томас Фелипе Камачо. Однажды его жена, которую он безумно любил, серьезно заболела. Она впала в депрессию, упала духом. Чтобы отвлечь супругу от черных мыслей и приободрить, испанский кабальеро решил сделать ей необычный подарок. Сеньор Камачо задумал разбить вокруг усадьбы большой цветник, главным образом, из ее любимых орхидей. Он выписывал цветы чуть ли не со всех концов света. Лучшие специалисты занялись обустройством цветника. Создание орхидеария продолжалось в течение девяти лет. Обошелся он испанцу в полтора миллиона песо (в то время это были очень большие деньги!). Результаты пленяли своей неповторимой красотой: в 1952 году возле усадьбы расцвели 11 тысяч орхидей 700 разновидностей. Говорят, что поражающий своей красотой орхидеарий на несколько лет продлил жизнь увядавшей доньи де Камачо.

…В 1960 году одинокий канарец вернулся к себе на родину. А усадьбу и орхидеарий он безвозмездно передал Кубинскому государству. А государство прикрепило цветник к университету города Пинар-дель-Рио и Национальному ботаническому саду Кубы. Здесь же с тех пор действует научная лаборатория, сотрудники которой ведут исследования, выводят новые сорта орхидей.

Уже в 1990-е годы в хозяйстве 25 тысяч цветов 800 видов. Кроме того, были высажены другие редкие цветы и деревья почти со всех континентов. Работает там примерно три десятка специалистов – агрономов, цветоводов, техников и экскурсоводов. Орхидеарий – место паломничества как кубинских, так и иностранных туристов. Хозяйство зарабатывает для себя и государства валюту, продавая цветы и саженцы различных экзотических растений. В самом здании расположена богатая библиотека по орхидеям и другим цветам, многие тома датированы позапрошлым веком.

Сотрудники опытного хозяйства показали мне террасированные посадки цветов на живописных склонах горного ландшафта. В сочетании с причудливо устроенными каменными глыбами – этакая кубинская икебана! – тут белые, розовые, желтые нежные лепестки цветов. Воздух наполнен тонким ароматом. А на ровных участках хозяйства, покрытых деревьями, - ветви с обосновавшимися на них орхидеями.

Сотрудники исследовательской части усадьбы выращивают орхидеи в пробирках. Полученные экземпляры позволяют резко увеличивать продуктивность цветов. Площади орхидеария постепенно расширяются. Предполагается, что уже в ближайшее время все больше видов цветов будут экспортировать в другие государства.

Хозяйство в Сороа пережило несколько сильнейших ураганов. В 2008 году орхидеарий был частично разрушен и вот уже несколько лет восстанавливается. Ему была оказана большая государственная поддержка, помогают и зарубежные организации. Сейчас он снова принимает гостей со всех концов света.

Кстати сказать, недавно сотрудничающие с ботаническим садом «Сороа» испанские ученые обнаружили на Кубе два новых вида орхидей. Один из них - невероятно редкий цветок. Это орхидеа, которой дали название Tetramicra riparia – очень нежная и хрупкая. Она обладает крошечными белыми цветочками размером не более сантиметра. Растение было найдено в горах Баракоа, одном из самых дождливых и малодоступных районов Кубы. Сообщение о находке обнародовали исследователи-ботаники из Университета Виго в Испании. Вторая новинка, названная Encyclia navarroi, была найдена на западе Острова. По своим размерам она еще меньше первой. Ярко фиолетовые цветочки и зеленые лепестки по внешнему виду чем-то напоминают цветы нарцисса. На побеге почти в 7 сантиметров умещаются 20 мелких цветов. Как и многие другие орхидеи, этот цветок ведет эпифитический образ жизни, иначе говоря, он нуждается в других растениях для поддержки своего существования, однако в отличие от паразитов, не использует их для своего питания. Оба цветка эндемические, то есть, растут только на Кубе и предпочитают селиться на плюмерии и фикусе, сообщили исследователи.

Ботаники, специалисты по цветам и коллекционеры орхидей из разных стран время от времени приезжают на Кубу, чтобы обменяться информацией и мнениями по орхидеям. Проходят такие встречи, разумеется, в орхидеарии Сороа.

В прошлом 2012 году здесь проходит международный симпозиум, в котором участвовали учёные из Боливии, Бразилии, Великобритании, Колумбии, самой Кубы, Эквадора, Мексики, Панамы, США и других стран. Они поделились знаниями по уходу за орхидеями и сохранению видов этого семейства. Такие встречи теперь проводятся здесь раз в два года.

По мнению специалистов, орхидея – одно из самых красивых семейств цветковых растений. «Многообразие окраса и размеров представлено в 25 тысячах видов на всех континентах, кроме Антарктиды», - утверждают цветоводы.

Сегодня ботанический сад орхидей «Сороа» славится своей коллекцией из 500 видов как местных, так и заморских. Кроме того, он часть всемирного банка семян орхидей и он сохраняет свое многообразие орхидей.

…Мне вспоминаются другие встречи на Кубе, связанные со сбережением природных ресурсов Острова, с сохранением лесов и, в частности, - символа Антильской жемчужины – королевской пальмы. Мало кто знает, что в прошлом веке Кубе угрожала экологическая катастрофа.

Из старинных испанских хроник известно, что когда каравеллы Колумба прибыли на Остров, его можно было пересечь вдоль и поперек, «не выходя из-под крон деревьев».

Сведение кубинских лесов, отмечал известный ученый Антонио Нуньес Хименес, началось с того момента, когда испанские колонисты начали чинить и строить здесь свои корабли. Деревья превращались в суда, а позднее в дрова, уголь, железнодорожные шпалы, мебель, мосты, дома телеграфные столбы или просто вырубались под сахарные плантации.

Кубинские и иностранные компании безоглядно, стихийно или планомерно свели сотни тысяч гектаров, не посадив взамен почти ни одного деревца. Английские и американские железнодорожные компании, владельцы сахарных плантаций, например, использовали для изготовления шпал ценнейшее красное дерево – каобо, которое практически неподвластно времени.

После более, чем четырех столетий варварской эксплуатации лесных ресурсов местными и позднее пришлыми «хозяевами» кубинских земель к середине XX века леса в стране оставались всего на 8% ее территории. Кубе угрожала страшная экологическая катастрофа. Ее начали сокрушать эрозия и засухи, наводнения и засоление почв морской водой. На Острове образовался острейший дефицит древесины для хозяйственных нужд.

Тревожная экологическая ситуация, как свидетельствуют исторические факты, начала меняться только с приходом к власти народного правительства Фиделя Кастро, которое разработало и срочно начало осуществлять комплексную программу по восстановлению и рациональному использованию лесов. В стане начались масштабные посадки различных пород деревьев. За последние полвека на Кубе, в результате принятых государством мер, удалось увеличить лесные площади почти до 30% всей территории страны. Было высажены десятки миллионов саженцев. И этот процесс из-за климатических условий на Острове не прекращается до сих пор. А эффективные правительственные меры помогли сократить в стране количество лесных пожаров, что тоже входит в программу сбережения природных ресурсов республики.

И еще приведу наглядный пример. Так, после мощнейших ураганов Густав и Айк в 2008 году на Кубе была сметена и поломана не одна сотня тысяч пальм и других деревьев. В некоторых районах дома остались без крыш, а многие банановые плантации просто превратились в мусор. В частности, было уничтожено 280 тысяч королевских пальм, деревьев, которые всегда были символом Куба. Изображение этой гордой пальмы есть даже на национальном гербе республики. Уже через несколько месяцев восстановительных работ, руководствуясь эмоциональным лозунгом «Посади дерево в сердце своем!» в стране началась общенациональная приоритетная кампания по выращиванию из семян и планомерной высадке 560 тысяч саженцев королевской пальмы. Причем, не компактно только в пострадавших провинциях, а по всей Кубе. Так что, живой национальный символ продолжает радовать и местных жителей, и прибывающих на Остров иностранных гостей.

А вот и другая история, связанная с сохранением живой природы Острова. Среди десятков видов пальм, растущих на Кубе, есть и один уникальный. Это корчо. Симпатичное деревце с невысоким бугристым стволом и растопыренными кверху мохнатыми ветками. Власти объявили его национальным природным памятником под защитой государства.

Корчо – единственная пальма, за миллионы лет сохранившаяся в своем первозданном виде. Специалисты говорят, что за минувшие по крайней мере 250 миллионов лет она пережила не одну геологическую катастрофу каменноугольного периода. Об этом в свое время рассказывал мне в Гаване специалист Академии наук Кубы Хосе Альберто Хаула, который занимался изучением пальм вообще. За последние годы, рассказывал он, на Кубе удалось обнаружить новые «колонии» корчо. Всего же на острове было зарегистрировано около 5 тысяч ископаемых растений. И каждое из них – живая национальная реликвия. Большая часть этих пальм находится в западнокубинской провинции Пинар-дель-Рио. Вместе с символом республики – королевской пальмой корчо служит чудесным украшением, которое кубинцы стремятся охранять и беречь.

Кубинский писатель прошлого Ансельмо Ромеро вдохновенно писал: «Если бы можно было подслушать, о чем поют пальмовые рощи, они бы поведали о многом: найдется ли кто на свете, слышавший столько вздохов, столько рыданий, жалоб и стонов, столько слов о любви, сколько звучало в дуновении ветров под их колючими кронами!»

Экологическая безопасность страны остается приоритетной, жизненно важной заботой кубинских властей. Именно поэтому профессии биологов, экологов и специалистов-лесовиков так престижны на Кубе. Их готовят практически во всех университетах республики. А любовь к родной природе, вкус к ее изучению и сбережению кубинцев приучают с раннего детства.

Куба > Экология > interaffairs.ru, 4 июня 2013 > № 883229 Александр Моисеев


Эфиопия. Египет. Африка > Экология > interaffairs.ru, 3 июня 2013 > № 883215 Сергей Филатов

«Стояние на Ниле»: Эфиопия против Судана и Египта

Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Все было тихо, и вдруг взорвалось!

Пресса пестрит заголовками:

«Эфиопия начинает отвод воды из русла притока Нила для сооружения плотины гидроэлектростанции»;

«Египет и Судан протестуют против строительства ГЭС на Ниле»;

«Исламисты Египта грозят Эфиопии войной из-за ГЭС»;

«Пресса Каира начала обсуждать сценарии будущей войны с Эфиопией».

Что вдруг случилось?

Чья ты, нильская вода?

В 2011 году Эфиопия обнародовала проект строительства ГЭС Grand Ethiopian Renaissance Dam («Великая Дамба Эфиопского Возрождения») в верховьях Голубого Нила – правого притока Нила, близ границы с Суданом.

Стоимость проекта составляет почти 5 миллиардов долларов (интересно, откуда такие суммы, кто финансирует?), проектная мощность ГЭС — 6 тысяч мегаватт, что сделает электростанцию мощнейшей на африканском континенте.

Египет и Судан сразу же стали возражать против строительства плотины, опасаясь, что после её возведения водозабор из Нила в этих странах существенно уменьшится.

Их беспокойство понятно – ведь сейчас Египет получает около 70% вод Нила, а вместе с Суданом — 90%. А страны из верховьев Нила – жалкие 10 процентов. Прямо как в сказке про «вершки и корешки»…

Поэтому Каир и Хартум инициировали создание специальной трехсторонней комиссии, изучающей возможные последствия возведения «Великой Дамбы Эфиопского Возрождения».

Но, у них-то – свой интерес, а Эфиопия, уж решив один раз заняться своим «Возрождением» в виде строки новой ГЭС и приняв по этому поводу принципиальное решение, отнеслась к идее создания комиссии весьма прохладно. Эфиопы отделались заявлением министра энергетики Алемайеху Тегену (Alemayehu Tegenu) о том, сооружение ГЭС не «несет вреда ни одной стране».[1]

При этом эфиопская сторона уже неоднократно констатировала стремление Египта не допустить иностранного инвестирования проекта, но делает всё по-своему и в своих интересах.

Официально строительство ведется итальянской компанией Salini Costruttori, которая планирует использовать бетон «исключительно эфиопского производства». Что означает создание тысяч новых мест для эфиопских рабочих – и на производстве бетона, и на строительстве самой ГЭС.

Высота плотины, в соответствии с проектом, составит 170 метров, а длина — 1,8 километра.

Сообщается, что ГЭС будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран.

Понятно, что Эфиопия и Судан от нас далеко, Египет чуть поближе, но все равно каждый день нет возможности наблюдать, что же там происходит. Поэтому верну уважаемых читателей к опубликованному здесь материалу «Судан: острые приступы «независимости», в котором ровно год назад эта проблема – распределения вод Нила и соответствующих противоречий между прибрежными странами – была поднята и разобрана.

Написал тогда по этому вопросу, в частности, вот что:

«В Африке назревает новый серьезный конфликт из-за воды, грозящий перерасти в полномасштабную войну. Причем уже сейчас начинают складываться будущие коалиции.

С одной стороны конфликта — арабские страны Судан и Египет, к которым может присоединиться Эритрея. С другой стороны — центрально-африканские страны, такие как Бурунди, Руанда, Уганда, Кения, Танзания, Демократическая Республика Конго, Эфиопия и Южный Судан.

Все они находятся в бассейне великой африканской реки Нил…

В немалой степени египетско-суданские противоречия обострил водный спор. Согласно договору между странами от 1959 года, лишь четверть нильской воды доставалась Судану. Всё остальное забирал Египет, обосновывая это тем, что 97% из 84-миллионного египетского населения живет на 4% территории страны, и это – районы, примыкающие к Нилу.

В последние годы и Судан, и Египет не раз пытались пересмотреть прежние соглашения, настаивали на перераспределении воды в свою пользу. Ведь для каждого из них проблема воды является вопросом жизни и смерти.

И вот теперь двум «историческим противникам» приходится – «охота пуще неволи» – объединяться перед лицом угроз со стороны африканских стран тропического пояса, которые вдруг «вспомнили» (или кто-то подсказал) о том, что именно на их территории рождается великая река Нил.

Вот они, эти страны тропического пояса, и решили покончить с «несправедливостью», когда Египет и Судан диктовали всем остальным меру потребления воды из Нила. Притом, что эти «остальные» не признают договора «по Нилу» 1959 года, поскольку в нем абсолютно не учтены их интересы.

И у них есть свои резоны.

Та же Эфиопия, с территории которой Голубой Нил дает гигантский сток в Большой Нил, указывает, что она использует всего 1,1% этого водного объема. А в условиях продолжающегося демографического взрыва (каждый год ее население увеличивается на 3% и к 2025 году составит 100 миллионов!) у нее просто нет выхода, кроме как делать ставку на интенсивное орошение. Иначе всех не прокормить.

И Эфиопия в своих претензиях не одинока. С Бурунди она уже приступила к возведению серии гидротехнических сооружений на притоках Большого Нила.

Это вызвало ярость в Египте и Судане, которые опасаются, что из-за того, что Бурунди перекроет стоки в Большой Нил из Белого Нила, они не получат тех объемов воды, которые им самим необходимы.

Эфиопскую инициативу поддерживают и другие «нильские» страны, среди которых особую заинтересованность в совместных действиях проявил – кто бы мог подумать – Южный Судан, где приступают к реализации целой серии ирригационных сооружений на Ниле.

И именно это обстоятельство заставляет египтян и суданцев действовать гораздо активнее, чем раньше.

Соломонова решения для выхода из этой ситуации нет: в случае малейшего изменения сложившегося положения пострадают и Каир, и Хартум. А при его сохранении страдают интересы почти десятка стран, по сути, лишенных реального доступа к источникам воды на своей же территории.

Будем надеяться, что «водный вопрос» не стравит Эфиопию с Суданом и Египтом».

Так писал год назад.

И к чему все прикатилось сегодня? – Египет с Суданом создают объединенный «водный фронт» против Эфиопии.

А уж именно этим двум странам, оказавшимся сегодня в новой политической ситуации, только вопросов обеспечения своих народов водой из Нила и не хватало к «букету» всех остальных болезненных проблем: Судан расколот надвое; в Египте после контрреволюции – кризис и общества, и власти.

Самое показательное – какие «благие намерения» формулируются эфиопскими властями: «Новая ГЭС на Ниле будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран».

Надеюсь, никто не забыл, чем устлана дорога в Ад? – «Благими намерениями»...

Пресса обсуждает «сценарии будущей войны Египта с Эфиопией»

И вот после двух лет молчания вокруг эфиопского проекта ГЭС на Голубом Ниле информационное пространство, как по команде, просто «Взорвалось»!

После того, как 28 мая эфиопский премьер объявил о начале отвода воды из нильского притока в том месте, где и будет возведена плотина.

Дальше – материалы из каирской прессы. Накаленные. Воинственные. Зовущие к отмщению.

Если копнуть, что выясняется, что война с Эфиопией хорошее себе занятие для того, чтобы отвлечь внимание публики от происходящего в самом Каире, где только что, например, Конституционный суд «закрыл» верхнюю палату – Совет шуры – временного парламента и объявил, что Конституция, принятая на общенациональном референдуме, нелегитимна.[2]

Что после этого будет на улицах?..

И вот в разгар очередного острого внутриполитического кризиса каирская пресса пишет о том, что Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия.[3]

Вот Вам и наметки для ещё одного конфликта в Африке между не самыми слабыми в военном отношении странами!

И у Египта, и у Эфиопии армии опытные и хорошо вооруженные.

Да ещё многим на Ближнем Востоке будет интересно переключить египтян с местных дел на африканские.

Возможно, и самому правящему сегодня в Каире режиму война, которая позволит консолидировать раздираемое внутренними противоречиями общество?

Правда, на войну нужны деньги, но именно их могут «подкинуть» ближневосточные соседи, руководствуясь своими мотивами. Им не нужен Египет, как лидер региона и арабских государств – чем он и был в течение многих десятилетий.

Подтолкнуть Египет к войне на юге – хороший предлог самим продолжить борьбу за арабское лидерство.

Да и Израиль своего интереса здесь не упустит…

Итак, что же пишет арабская пресса по поводу растущего напряжения вокруг проблемы перераспределения вод реки Нил?

Египетская газета Al-Watan публикует серию статей о «Великой Дамбе Эфиопского Возрождения» и о том, как нерешительность президента Мухаммеда Мурси и его правительства усугубляет кризис.

Что может предпринять Египет?

Редакционная статья Al-Watan называется «Сценарии будущей войны с Эфиопией».[4]

Диспут вокруг дамбы, а вернее – прав на Нил, продолжается уже долгие годы. Эфиопский демарш, последовавший буквально на следующий день после окончания визита президента Египта Мурси в Аддис-Абебу, большинство египтян сочло «плевком в лицо нации», пишет газета.

Эфиопия считает дамбу «воротами в будущее». ГЭС будет производить электроэнергии в три раза больше, чем знаменитая дамба Гувер на реке Колорадо.

Это позволит Эфиопии не только расширить собственные проекты в области сельского хозяйства, но и продавать электричество соседним странам, испытывающим его хроническую нехватку – Кении, Судану, Южному Судану и Джибути.

С политической точки зрения, дамба даст Эфиопии орудие влияния на Египет, который до последнего времени был доминирующей силой в регионе.

В то же время, Египет и Судан прилагают максимальные усилия к тому, чтобы Эфиопия не нашла инвесторов, готовых вложиться в данный проект. Его стоимость составляет 5 миллиардов долларов – эквивалент годового бюджета Эфиопии.

У Египта есть три сценария прекращения эфиопского проекта.

Первый – дипломатическое давление.

После заявления правительства Эфиопии о начале строительства, невзирая на то, что, с точки зрения существующих соглашений о разделе воды Нила оно является нелегальным, его эффективность представляется сомнительной.

Второй – поддержка вооруженных мятежников на территории Эфиопии.

Египет, а позднее Судан, активно занимались этим в 1970-80-х годах. Результатом их стараний и «щедрости» в отношении Народного Фронта Освобождения Эритреи стали: раскол(!) Эфиопии и возникновение в 1994 году государства Эритрея. (Похоже, сегодня Эфиопия готова дать «ассиметричный исторический ответ» своим обидчикам – С.Ф.).

Египет может и сейчас выбрать данный вариант – с учетом того, что против правительства Эфиопии в данный момент воюют 12 вооруженных оппозиционных групп.

Публикации в эфиопской оппозиционной газете Awramba Times свидетельствуют о том, что Египет уже активно участвует в усилиях по дестабилизации Эфиопии – с территории Эритреи.

Недавно Эфиопия объявила о перехвате 500 единиц стрелкового оружия и большого количества амуниции, которые пытались ввезти мятежники с территории Судана – через месяц после того, как шесть основных мятежных групп объявили о формировании единого вооруженного движения, целью которого является свержение правительства Эфиопии.

Существуют признаки того, что Египет начал помогать ваххабитским группировкам, добивающимся установления шариата в преимущественно христианской Эфиопии, еще в 2011 году.

Третий возможный сценарий – прямое военное столкновение Египта и Эфиопии.

Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия. По данным, просочившимся в прессу из секретных телеграмм, опубликованных wikileaks, правительство Мубарака готовилось и к такому варианту развития событий.

Шеф разведки Мубарака Омар Сулейман в 2010 году сказал: «Мы обсуждаем планы военного сотрудничества с Суданом – единственной страной, не сотрудничающей с Эфиопией. В любом случае, мы можем просто послать бомбардировщик, который сбросит бомбу и разрушит дамбу. Я думаю, мы это уже сделали один раз, в 1976 году. Тогда наш самолет просто потопил в море корабль с оборудованием для такой дамбы».[5]

Израильский исследователь Арнон Софер, профессор географии университета Хайфы замечал ещё до начала кризиса, в апреле, что египтяне активно сооружают военный аэродром на границе с Суданом в Абу-Симбель.

Вывод из этого исторического экскурса газета делает простой и очевидный: Египет сегодня представляет военную угрозу южным нациям на Ниле, а не Израилю.

В чем роль Израиля?

В другой статье, опубликованной в Al-Watan, говорится, что генеральный директорат разведки и МИД Египта давно предупреждали Мурси о возможном ходе эфиопов, и призывали его принять немедленные политические меры.

По данным Al-Watan, египетская разведка считает, что главным спонсором строительства дамбы является Израиль, которому удалось выстроить систему отношений со всеми странами бассейна Нила.[6]

Этот союз прямо направлен против Египта, и потому дальнейшие переговоры с Эфиопией бессмысленны. Египетская разведка полагает, что за эскалацией в вопросе сооружения дамбы стоит Израиль, и требует занять «твердую позицию» – в отношении Эфиопии, и в отношении Израиля.

И с точки зрения Израиля, и с точки зрения Эфиопии, речь идет больше, чем о сотрудничестве в энергетическом секторе. – Израиль получает дополнительный, и очень мощный рычаг давления на Египет.

Эфиопы надеются на то, что одного израильского присутствия будет достаточно для того, чтобы египтяне не предприняли «необдуманных» действий.

Африканцы относятся к Египту, как к «политическому трупу» (наряду с союзным ему Суданом) и считают, что настал момент, когда они попросту могут проигнорировать интересы некогда могущественных арабских соседей, пишет PostSkriptum.[7]

На происходящее неожиданно последовала реакция Саудовской Аравии.

В Каире с официальным визитом побывал заместитель министра обороны королевства Саудовской Аравии принц Халид бин Султан. Принц принял участие в заседаниях «Арабского Водного Комитета» и обрушился с уничтожающей критикой на эфиопов.

Принц сказал, что «Великая Дамба Эфиопского Возрождения» будет иметь паводковый сток объемом в 70 миллиардов кубометров – на высоте 700 метров. Если она по какой-то причине обрушится, то столица Судана – Хартум – будет полностью затоплена, а последствия катастрофы будут чувствоваться далеко вниз по течению Нила – даже в районе Асуана.

Принц также указал на то, что перемещение подобного объема воды может привести к «сейсмическим последствиям» в регионе.

Сооружение плотины в 12 км от суданской границы – это, скорее, политический заговор, а не экономический проект. Дамба есть прямая угроза национальной безопасности Судана и Египта, указал саудовский принц.

Он открытым текстом заявил, что сооружение дамбы означает: Эфиопия будет контролировать «каждую каплю воды» в странах, лежащих ниже по течению, и перенесет на эфиопское плато массы воды, пополняющие сейчас искусственное озеро Насер в Египте.

По оценке бин Султана, из-за осуществления эфиопского проекта, дефицит воды в Египте в 2050 году составит 94 миллиарда кубометров в год.[8]

Премьер-министр Эфиопии, Хайлемариам Десалень отнесся к скандалу спокойно.

Он заявил, что его страна стремится к эксплуатации Нила без того, чтобы причинить какой-либо ущерб Египту и Судана, и что сооружение плотины «поддержит экономическое развитие и Египта, и Судана».

Он также напомнил о том, что «Нил – не единственная арена сотрудничества между нашими государствами».

В атаку пошли египетские исламисты

Египетская радикальная исламистская группировка «Аль-Гамаа аль-Исламия» объявит джихад Эфиопии в случае, если переговоры и дипломатические усилия по прекращению возведения плотины ни к чему не приведут, сказал муфтий этого радикального движения в эфире телеканала «Аль-Арабия».[9]

По его словам, строительство плотины, является заговором и давним планом Израиля по оказанию политического давления на Египет.

Само начало строительства ГЭС будет фактически означать объявление войны всем жителям Египта.

МИД Египта уже потребовал от эфиопских властей координации действий в отношении планов по строительству этой ГЭС.

Каир также предложил Эфиопии дождаться выводов той самой трехсторонней комиссии экспертов, изучающей возможные последствия строительства плотины для находящихся ниже по течению Нила Судана и Египта.[10]

«Необходима координация и совместное обсуждение любых дальнейших шагов в отношении возведения плотины в рамках позитивного сотрудничества, которое до сих пор наблюдалось в трехсторонней комиссии экспертов», - заявил заместитель министра иностранных дел Египта Али аль-Хафни на встрече с послом Эфиопии в Каире.[11]

Замглавы внешнеполитического ведомства напомнил эфиопскому посланнику, что в Аддис-Абебе «неоднократно обещали не наносить урон Египту в области, касающейся его квоты на водные ресурсы».

Лучше бы под землю заглянули…

В общем, ситуация стала накаляться.

И этот конфликт становится прямым подтверждением опасений ряда экспертов о том, что XXI век может принести Человечеству войны за воду...

А выход-то из этой коллизии мог бы быть простой! К сожалению опять: «если бы, да кабы».

Если бы не порушили Ливию, Египет мог бы договорится со своим западным соседом о поставках в Египет пресной воды из Ливии. Там – под Ливийской пустыней плещется огромное подземное пресное море.

По некоторым подсчетам его объемы соотносятся с 200 годами дебита воды Нила!

При Каддафи в Ливии строили «Великую искусственную реку» - систему переброски подземных вод из южных районов Ливии на побережье. И она – эта Великая река – уже начала давать хорошие результаты при орошении сельхозугодий и подачи воды в жилье.

По некоторым сведениям, была уже почти подготовлена система перекачки пресной воды из Ливии в Египет.

И, если бы не пресловутая «арабская весна», которую уже неприлично поминать в приличной кампании, то вопрос о снабжении водой Египта был бы решен, а уж Эфиопия взялась бы за воды Нила. Но…

Это к вопросу о «благах» «арабской весны» - она порождает ещё один конфликт в Африке.

Мало, что ли, здесь крови уже пролито?..

[1] http://pda.ria.ru/world/20130529/940025760.html

[2] http://www.rg.ru/2013/06/02/egipet-site-anons.html

[3] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/

[4] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/2/

[5] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/3/

[6] Там же

[7] http://postskriptum.me/2013/03/10/dam-2/2/

[8] Там же

[9] http://www.ria.ru/world/20130531/940662130.html

[10] http://rus.ruvr.ru/news/2013_06_01/Egipetskie-islamisti-prigrozili-JEfiopii-vojnoj-v-sluchae-vozvedenija-plotini-na-Nile-7426/

[11] http://1prime.ru/INDUSTRY/20130529/763721766-print.html

Эфиопия. Египет. Африка > Экология > interaffairs.ru, 3 июня 2013 > № 883215 Сергей Филатов


Россия > Экология > premier.gov.ru, 5 апреля 2013 > № 870791 Дмитрий Медведев

Балтика в ХХI веке: приоритет – экология

Статья Дмитрия Медведева «Балтика в ХХI веке: приоритет – экология» была опубликована накануне Форума Балтийского моря в изданиях Aftenposten (Норвегия), Helsingin Sanomat (Финляндия), Rzeczpospolita (Польша), Jyllands-Posten (Дания), Morgunbladid (Исландия), Neatkariga Rita Avize (Латвия), Eesti Päevaleht (Эстония).

Забота об окружающей среде – это та область межгосударственных отношений, где нет и не может быть альтернативы сотрудничеству. Сегодня все прибалтийские государства разделяют историческую ответственность за судьбу Балтийского моря, сохранение его уникального природного разнообразия.

Конкретный пример результативности такого подхода – совместная работа по проекту «Северный поток». Напомню, газопровод через Балтийское море способен на протяжении как минимум 50 лет ежегодно поставлять в Европу до 55 млрд куб. м природного газа.

В рамках этого проекта впервые удалось сбалансировать международные и национальные экологические требования всех пяти стран, через исключительные экономические зоны которых проходит трасса морского газопровода. На предварительные экологические исследования – самые масштабные из всех, проводившихся ранее на Балтике – было израсходовано более 100 млн евро. Ещё 40 млн евро в ближайшие три года будет использовано на организацию постоянного мониторинга вдоль всего маршрута.

Технологические и инженерные решения – зачастую уникальные – принимались не только по экономическим соображениям, прежде всего исходя из самых строгих природоохранных нормативов. Экологическое воздействие было минимальным, носило локальный и ограниченный по времени характер. Кстати, работы по подготовке строительства позволили значительно расширить объём сведений об экосистеме Балтийского моря, сделать их доступными.

Важно, что в современном обществе постепенно складывается культура ответственного отношения к окружающей среде. Разработка новых технологий производства энергии и эффективного использования природных ресурсов становится мощным драйвером экономического роста. Экологические инновации, «зелёная» экономика – именно в этих сферах сосредоточены возможности для последующего стабильного развития. Это имеет принципиальное значение в условиях участившихся сбоев мировой финансово-экономической системы.

Предпринимательскому сообществу нужно активнее участвовать в экологических проектах, имеющих общерегиональное значение, например в программе партнёрства для модернизации на Юго-Востоке Балтийского моря (SEBA). Взаимодействие национальных и региональных властей, муниципалитетов, бизнеса, межрегиональных организаций и НПО должно быть ориентировано на создание в регионе площадок экономического роста, в конечном итоге – улучшать качество жизни и повышать уровень благополучия людей.

Уверен, устойчивое развитие Балтийского региона может быть обеспечено только на основе сопряжения экологических задач с экономическими и социальными целями. Внедрение такого, экосистемного, подхода – один из приоритетов Совета государств Балтийского моря и Хельсинской комиссии по защите морской среды Балтики.

Совет, в котором Россия председательствует в настоящее время, в этом году отмечает своё двадцатилетие. Сохраняя приверженность долгосрочным приоритетам этой организации, необходимо находить новые форматы и механизмы взаимодействия, максимально использовать преимущества государственно-частного партнёрства, особенно реализуя крупные инфраструктурные проекты, развивая сотрудничество в области модернизации, поддерживая инновационную активность среднего бизнеса. Именно эти темы мы будем обсуждать в Санкт-Петербурге на конференции высокого уровня по защите экологии Балтики.

В решении экологических задач трудно переоценить потенциал общественной дипломатии. Рассчитываю, что «Санкт-Петербургская инициатива», старт которой Россия предлагает дать на этой конференции, будет логически дополнять и развивать уже действующие инструменты. Её основная задача – объединение усилий гражданского общества, государственных, деловых и финансовых кругов.

Ещё раз подчеркну, все мы понимаем нашу растущую взаимозависимость и невозможность решать внутренние задачи без учёта интересов соседей. Мы все ответственны за судьбу Балтийского моря и людей, которые живут на прибрежных территориях.

Россия > Экология > premier.gov.ru, 5 апреля 2013 > № 870791 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Экология > itogi.ru, 25 марта 2013 > № 791762 Сергей Иванов

Живой интерес

Сергей Иванов: «У нас в стране много тех, кто охотно готов выделить средства на настоящую экологию, а не политизированную»

Почему руководитель президентской администрации Сергей Иванов решил взять шефство именно над пятнистыми хищниками? Сергей Борисович, который кроме всего прочего возглавляет еще и наблюдательный совет Евроазиатского центра изучения, сохранения и восстановления популяции леопардов, об этом сам рассказал «Итогам».

— Сергей Борисович, и все же — почему именно леопардов вы взяли под опеку?

— Прежде всего это мое хобби — занимаюсь этим для души. Меня нередко спрашивают, почему я увлекаюсь леопардами, почему баскетболом. У меня есть одна фотография, снятая егерем на Дальнем Востоке, на которой леопард запечатлен практически в баскетбольном прыжке. Вот вам и ответ.

Но я вообще люблю животных. У меня в семье были собаки, сейчас кот живет. Леопарды же мне нравятся особенно — они хитры, изящны, прыгучи, незаметны. Когда леопард охотится и идет по лесу, он ставит лапу так, что ни одна веточка не хрустнет. Он может приблизиться на 10 метров к жертве, и та ничего не услышит. Грациозная, красивая тварь божья... Дальневосточный леопард — вовсе уникальный подвид. Только он приспособился жить в снегу, хотя кошачьи не очень любят воду. Когда он по снегу идет, постоянно отряхивается. Есть даже такое выражение «леопард сушит пятки» — это когда он лежит на суку, свесив четыре лапы...

Наложило, конечно, отпечаток на мое увлечение и то, что некоторую часть времени я прожил в Восточной Африке и имел возможность поездить по нацпаркам. Там за любую охоту полагается 20 лет тюрьмы, и потому животные в нацпарках непуганые. Львов я видел очень близко — они терлись боками о мою машину.

В Африке я насмотрелся живой природы, но даже там леопардов увидеть сложнее всего. Ведь это животное ноктюрное, то есть ночное, оно в основном охотится в темное время суток, а днем, извиняюсь, дрыхнет на ветках больших деревьев. Рейнджеры — по-нашему егеря — возят туристов ночью на специальных машинах с прожекторами, чтобы увидеть леопарда. Мне пару раз посчастливилось его лицезреть... И лишь уже когда я стал министром обороны, с большим удивлением узнал, что у нас в стране осталось несколько десятков леопардов, которые живут на территории Хасанского района Приморского края. Мне просто стало жалко таких красавцев. Захотелось что-то сделать для того, чтобы прекратить их окончательное истребление. Так был создан Евроазиатский центр, работающий под эгидой Русского географического общества. И первое, что мы смогли сделать, — объединили три маленьких заповедничка на территории Хасанского района, которые принадлежали трем разным хозяевам — Минприроды, Минсельхозу и краевой администрации. Так появился этот национальный парк. Нам удалось улучшить финансовое положение сотрудников нацпарка, обеспечить их новыми машинами, средствами связи, численно увеличить состав. Сейчас строим по внешнему периметру нацпарка так называемые кордоны — современные деревянные здания, где егерь, который во время патрулирования преодолевает сотни километров на снегоходе или внедорожнике, может остановиться, отдохнуть, обсушиться. Будем строить большую научную станцию, где ученые смогут заниматься исследованием леопардов, потому что до этого они работали в ужасных условиях: центральная усадьба заповедника — это сарай постройки 1932 года. Будем все приводить в цивилизованный вид.

— На какие деньги?

— Мир не без добрых людей, у нас в стране много тех, кто охотно готов выделить средства на настоящую экологию, а не политизированную. Ведь не секрет, что у нас под маркой экологии часто решают свои бизнес-интересы, ведут споры хозяйствующие субъекты. Но люди, слава богу, уже научились отличать одно от другого. Сейчас у нас в фонде собрано порядка 100 миллионов рублей — решаем, на что направить.

— Не боитесь, что деньги не дойдут до адресата?

— У нас очень толковый и порядочный генеральный директор Елена Гангало, которая максимально эффективно следит за тем, чтобы деньги до копейки дошли до леопардов, а не растворились в каких-то бюрократических структурах.

— Вам часто приходится бывать в нацпарке?

— Раз в год стараюсь выехать в Приморский край — не только ради леопардов, там и других дел хватает. Но пару раз я уже был в заповеднике, однажды даже надел на леопарда ошейник ГЛОНАСС/GPS. Это была целая операция, подготовленная, не буду скрывать, специально к моему приезду. Как известно, леопарды, как и тигры, ленивы. Они по бурелому, по тайге просто так шастать не будут и перемещаются в основном по тропам. Зная это, ученые, если им надо изловить леопарда для научных целей, ставят петли, которые не наносят ущерба хищнику. Как только зверь попадает в петлю, срабатывает сигнализация, специалисты выезжают на место и вкалывают леопарду снотворное. Примерно около часа есть время поработать с этой особью. Я лично надевал ошейник на молодую самочку.

— Каждую особь принято именовать. А эту как назвали?

— Мы назвали ее красивым именем Славянка. Но хочу подчеркнуть, что это было еще до скандала в Минобороны (смеется). Нарекли мы ее так по названию ближайшего населенного пункта в Хасанском районе. Предусмотрено так, что ошейник через четыре-пять месяцев автоматически отстреливается, но все это время видно, где ходит зверь, что очень важно для ученых. Славянка несколько раз потом попадала в фотоловушки, с ней все хорошо, сейчас ожидает потомство.

— Какую задачу-максимум ставите перед собой?

— Сохранить то, что нам дано природой. Когда я только начал заниматься этой проблемой, по оценкам ученых, леопардов оставалось не более 40, а это уже угроза вырождения вида. На сегодняшний день фиксируется фотоловушками около 50 особей. Ученые говорят, что на территории нацпарка площадью 1000 гектаров вполне способно ужиться до 100 особей.

— Если, конечно, человек не потеснит...

— Не все из числа местного населения были рады созданию национального парка, для кого-то это стало ограничением традиционного образа жизни. Сейчас, например, в отдельных районах нацпарка мы запретили охоту загоном. Потому что были случаи, когда олень убегал и выходил на леопарда, который сидел в засаде и не понимал, то ли ему охотиться, то ли скрываться от людей. В результате выпрыгивал, и охотник, растерявшись, стрелял в него. Нужно учитывать такой момент: это тигр, бывает, нападает на человека, а леопард — никогда. Он настолько боится людей, что у него этот страх находится на генетическом уровне, для него человек — самый страшный зверь. Леопард при одном запахе человека сделает все, чтобы убежать, спрятаться, не вступить в контакт. Нападение леопарда на человека возможно, если только его, условно говоря, загнать в угол, если он поймет, что это угроза его жизни.

— Сегодня его загнали в угол?

— Беднягу загнали в сопки. Еще лет сто назад леопардов в тех краях было очень много, они жили и на сопредельных территориях Китая и Кореи. Но хозяйственная деятельность человека, браконьерство привели к тому, что животные оказались на грани исчезновения.

— Браконьеры лютуют?

— Сегодня нет такого, чтобы кто-то убил животное, взвалил на плечи и пошел продавать. Но тигры или леопарды по-прежнему самые лакомые куски для огромного сложившегося бизнеса, существует хорошо отлаженная система добычи, перепродажи. Одни убивают, закапывают в специальном месте тушу зверя, другие забирают товар. Усы, шкура, когти, внутренности — ценится все и переправляется в Китай за огромные деньги, где используется в традиционной медицине. Кстати, в самом Китае за убийство тигра или леопарда предусмотрена смертная казнь, но, несмотря на это, их там практически не осталось.

— Президент недавно внес в Думу законопроект, ужесточающий ответственность за добычу краснокнижных животных. Накипело?

— Вводится уголовная ответственность не только за убийство краснокнижных животных, но и их оборот, включая хранение, перевозку и продажу. До сих пор у нас в этом отношении был совершенно дурацкий закон. Мне пограничники рассказывали: идет поезд в Китай, ловят пассажиров, которые везут шкуры тигра или леопарда или мешок медвежьих лап. Те говорят, что они никого не убивали, ничего не продают, а просто везут. И им за это ничего, максимум — штраф. Надеюсь, закон, который внес президент, Госдума в ближайшее время рассмотрит и примет. Мы возьмем под более серьезную защиту всех краснокнижных животных. Понимая серьезность ситуации, министр внутренних дел создал своим приказом в УМВД по Приморскому краю специализированное подразделение по борьбе с браконьерством и расследованию всей коррупционной цепочки. С этим надо бороться — профессионально и очень серьезно.

— Может, надо как-то и на умы воздействовать?

— Я уверен, что на сегодняшний день в нашей стране от силы два процента населения вообще знают, что в России водятся леопарды. В современном мире человек должен приспосабливаться к тому, чтобы сосуществовать с природой, чтобы потомки — хоть это и пафосно звучит — через два-три поколения могли увидеть редких животных. Нужно непосредственно в школах и вузах Приморского края объяснять молодежи, что у них под боком находится уникальное для России достояние и что его нужно оберегать. Должна быть отдельная программа по воспитанию толерантного отношения к дикой природе — ведь на Дальнем Востоке так красиво! Океан, острова — там здорово отдыхать, только культурно, не нанося ущерба природе. Со школы это надо начинать втолковывать, взрослым уже поздновато объяснять. Мы хотим сделать так, чтобы люди могли приезжать в нацпарк, жить в благоустроенных кемпингах, ездить по лесным дорогам с провожатыми, и, возможно, кому-то повезет увидеть своего леопарда.

Виталий Дьячков

Россия. ДФО > Экология > itogi.ru, 25 марта 2013 > № 791762 Сергей Иванов


Россия > Экология > mn.ru, 10 февраля 2013 > № 753592 Роман Вильфанд

КРАСНАЯ ПОЛЯНА ПРОСИТ СНЕГА У МОСКВЫ

БОРИС ПАСТЕРНАК

Главный синоптик страны делится впечатлениями с олимпийской горы

Директор Гидрометцентра Роман Вильфанд рассказывает о том, почему нельзя спасти Игры в Сочи за счет московского снега

- Как-то тяжело вы дышите. Впечатление такое, что идете в гору.

- Тут такая ситуация: президент сейчас объезжает олимпийские объекты, дороги перекрыты, все стоят. И мы решили пройти пешочком до гостиницы. Погода хорошая, на Красной Поляне плюс 11

- Да, наш спортивный корреспондент эту печальную новость уже сообщил. А как же, простите, репетиция - до Олимпиады ровно год?

- Ну отменили этап соревнований по фристайлу. Еще один этап Кубка мира - трамплин - перенесли на июль, на искусственное покрытие. Знаете, тут мы бессильны, наша задача предсказывать погоду, а не организовывать.

- Интересный поворот. Вы же давали прогнозы на реальную погоду именно на эти числа?

- Реальную погоду за год предсказать невозможно.

- Но климатическая норма для этих дней известна?

- Может быть и метр снега, и ясное солнышко над травкой. На разных высотах и на разных объектах может быть совершенно разная погода. Наша задача в оперативном режиме отвечать на другие вопросы: когда можно начать соревнования? Через час? Через полчаса? Вот, к примеру, биатлон. Сейчас стрелять было бы невозможно - туман, видимости нет. Надо откладывать старт. Но через полчаса, по прогнозу, туман рассеется Детализация прогнозов в сложных условиях будет происходить каждые пятнадцать минут. Естественно, мы будем давать прогнозы и на срок до пяти дней - фоновые, по разным высотам.

- Ваша аппаратура полностью смонтирована?

- Практически да. Но поймите, для того чтобы хорошо изучить район и давать уверенные прогнозы, нужны данные хорошо бы за сто лет, минимум за пятьдесят. У нас же статистики по этому региону нет, работаем с листа. Но зато появилось хорошее вооружение: с ноября функционирует радар на горе Ахун. Он дает нам в высшей степени важную информацию о перемещении воздушных масс на высотах от 2 км и выше. Но для того, чтобы возникла некая степень доверия к цифровым данным локатора, синоптики должны поработать с ним минимум полгода.

- Это время у вас как раз есть.

-Да, но потом начнутся весенние и летние процессы, а нам нужна зима. Так что времени в обрез. Еще установлен микродождевой радар - локатор вертикального зондирования атмосферы. Мы получаем теперь достоверную информацию о консистенции осадков на разных высотах - где дождь, а где снег. Кроме того, на разных высотах установлены 42 автоматические станции, которые каждые десять минут передают сведения о температуре, осадках, ветре При необходимости эту информацию можно получать даже каждую минуту.

- На какой площади вы сканируете состояние атмосферы?

- Радиус этой территории - километров семь-восемь. Но это же горы! Если эту территорию разгладить, радиус увеличится раз в двадцать. Так что хорошо бы таких автоматических станций иметь раз в десять больше.

- Как же вам будет обидно, когда Олимпиада пройдет - и все ваши навыки и умения станут мало кому в Сочи нужны.

- Нам обидно не станет, потому что этот эксперимент для науки будет иметь огромное значение. Канадцы, которые четыре года тому назад проводили Олимпиаду в Ванкувере, только спустя три года наконец-то достигли понимания того, как можно улучшить модельное описание атмосферы в сложных условиях.

- Значит, можно у них списать ответ?

- У них же своя аэрография: Тихий океан, более северные широты Списать все можно, синоптики делятся информацией, но адаптировать все модели нужно самим. Думаю, пройдет года два-три после Сочи - и мировая синоптическая практика станет еще более совершенной. В области горно-долинной циркуляции, возможно, будет сделан просто прорыв.

Все можно сделать: и дороги построить, и катки, и трамплины. Но погода неуправляема, она от государства не зависит. Так нужно хотя бы знать, что у нее на уме

- Так. Получается, что вы, воспользовавшись нашей общей бедой, преследуете свои мелкие научные цели?

- Безо всяких шуток: провести грамотное синоптическое обеспечение такого мероприятия - это огромный вызов. Все можно сделать: и дороги построить, и катки, и трамплины. Но погода неуправляема, она от государства не зависит. Так нужно хотя бы знать, что у нее на уме. Сегодня значение этой проблемы наконец поняли все - и оргкомитет, и правительство, и тренеры. Погода выходит просто на первый план. А два года назад, с сожалением это говорю, к нашим проблемам относились со смешками.

- Возник испуг от того, что творит погода?

- Не только. Появились и наблюдения. Как, к примеру, к метеорологам относятся зарубежные спортсмены и тренеры. Ведь к нам выстраиваются в очередь норвежцы, канадцы, немцы: какой прогноз, можно ли получить более детальный, где попутный ветер поменяется на боковой, как построить тактику на дистанции?

- Как бы вас теперь не засекретили...

- Мы действуем в рамках Олимпийской хартии - обязаны создать равные условия для всех стран и участников.

- Страшный вопрос, который задают себе все. Если бы Олимпиада открылась сегодня, как ей и положено через год в этот день, много соревнований пришлось бы отменять?

- Вопрос не вполне корректный. Сейчас рассматривается целый ряд вариантов того, как запасти снег на будущее. Есть ведь возможность завезти снег высоко в горы, передержать его там до начала Олимпиады, а потом в случае необходимости понемногу спускать вниз. Важно понять, как он перезимует, вернее, перелетует и как потом будет себя вести следующей зимой. Конечно, на всех трассах стоят снежные пушки. Но если температура будет такой же высокой, как сейчас, искусственный снег создавать почти невозможно.

- То есть сегодня в Красной Поляне пришлось бы отменить все лыжные гонки?

- Да, на высоте 650 метров снега нет. На высоте 850 метров, где запланирован фристайл, снег есть, но на нем нельзя проводить соревнования - пошел дождь, снег покрылся коркой льда. На трассе двоеборья, это около 900 метров, снега тоже нет.

- Интересно, а на каком-нибудь объекте есть сейчас подходящие условия?

- На трассах скоростного спуска, они начинаются на высоте 18001600 и заканчиваются на 900 метрах. На биатлонных трассах снег можно создать. Был сегодня на санно-бобслейной трассе - абсолютно никаких проблем, крытый желоб, лед намораживается. У конькобежцев все нормально. Вообще там, где есть крыша над головой, там все в полном порядке.

- Согласитесь, странный какой-то разговор. Зимняя Олимпиада должна все-таки проходить в зимних условиях.

- А вы вспомните Ванкувер. Катастрофическая же была ситуация: снег в последний момент просто набрасывали на трассы. Он таял, его снова подвозили К счастью, потом чуть похолодало. А ведь в Канаде и статистика как раз была, и климат был известен. Просто грянул аномально теплый год.

- И у нас, видимо, аномалия: весь снег, который планировался для Красной Поляны, высыпался на Москву. Вы в курсе, что нас завалило?

- В курсе. Слышал несколько раз по разным каналам, что в Москве выпала одна десятая часть годовой нормы осадков. Ну что за чепуха! Я просто тоскую, когда слышу все эти комментарии! Годовая норма для Москвы - больше 600 мм. Если бы выпала десятая часть, город бы просто утонул. В пушистом виде 60 мм - это слой снега высотой 6080 см! Реально выпало около 20 мм, что тоже очень много, потому что вся февральская норма, к сведению комментаторов, - 36 мм. Это один из самых сухих месяцев в году, как и март.

Правда, характерная особенность последних зим: снег выпадает очень неравномерно по времени - то густо, то пусто. Сейчас глубокие циклоны и сильные фронтальные разделы приводят к обильным снегопадам в Центре России.

- Не в первый раз слышу предложение - с помощью авиации осаживать снег на дальних подступах к Москве. Дескать, в столице снега достаточно, природа от бесснежья уже не пострадает, а жить будет полегче. Это возможно?

- Тут два аспекта. Если осаживать снег в Подмосковье, значит, завалить и дороги в Москву, и другие города и поселки. Что, там убирать снег не нужно? И второе, самое главное: сделать это зимой практически невозможно. Зимой другая физика процесса, ведь воздействовать можно на осадки лишь в жидкой фазе. А кристаллики льда - это и есть снежинки - никакими коагулянтами не осадить. Все подобные проекты - профанация и безграмотность. Как и одна десятая доля годичных осадков за один день.

Россия > Экология > mn.ru, 10 февраля 2013 > № 753592 Роман Вильфанд


Россия. ПФО > Экология > wood.ru, 28 декабря 2012 > № 723297 Александр Ларионов

Уходящий год стал насыщенным для экологов региона. О перспективах развития этой отрасли и планах на будущее в интервью корреспонденту "ВК" рассказал министр лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области Александр Ларионов.

- Какие события 2012 года вы считаете самыми важными?

- Безусловно, одним из наиболее важных событий в уходящем году для меня стало оказанное губернатором доверие и назначение на новую должность. Не хотелось бы сейчас давать глобальную оценку состояния отрасли или результатам деятельности министерства. Все, что удалось осуществить в 2012 году - результаты работы моих предшественников, которыми на этом посту сделано многое. Тем более, им пришлось работать в нелегкое время, в период засухи и лесных пожаров, и нужно было оперативно разбираться с последствиями этих природных явлений.

- Как бы вы оценили состояние отрасли и что хотите изменить?

- Я не сторонник революционных изменений. Не считаю, что новый министр должен значительно менять структуру и принципы работы ведомства. В целом, в этом году все подразделения министерства ответственно подходили к своим обязанностям. Тем не менее есть проблемные вопросы, пути решения которых надо находить очень оперативно.

Например, у нас сейчас в аренде находится 170 тысяч га леса. При этом есть определенные сложности с администрированием платежей. Многие арендаторы недобросовестно относятся к исполнению своих договорных обязательств. Большая часть правового управления министерства занимается претензионными исками. Уже много исполнительных листов вынесено судами.

В этой части я хотел бы отметить, что данная работа требует совершенства и принципиального подхода. И решать эту проблему необходимо максимально эффективно, отдавая себе отчет в том, что от того, насколько качественно арендаторы соблюдают договорные отношения, зависит не только пополнение бюджета, но и сохранность лесных участков, что не менее важно для нас.

- Какие главные задачи вашего ведомства на 2013 год?

- Необходимо понимать, что многие задачи, которые стоят перед министерством как в сфере лесного хозяйства, так и в области охраны окружающей среды, природопользования, водных ресурсов - напрямую влияют на качество жизни населения Самарской области. Поэтому все сотрудники министерства должны ответственно подходить к выполнению своих прямых обязанностей. Самое главное - выполнить в полном объеме те планы, которые намечены на год. Ну и, конечно, есть ведущие задачи в разных направлениях деятельности.

Например, одной из важнейших задач отрасли лесного хозяйства я считаю привлечение молодых специалистов. Профильный факультет открыт в Сельскохозяйственной академии, работает Бузулукский лесной техникум.

А тот факт, что у работников лесной отрасли Самарской области зарплата вдвое выше, чем в других регионах ПФО, является безусловным преимуществом. Но ведь специалисту также необходимо жилье, нормальные бытовые условия. У федерального министерства сельского хозяйства есть программа по привлечению молодых специалистов на работу в сельскую местность, в рамках которой государство обеспечивает их жильем. Нам тоже необходимо прорабатывать эти вопросы. Мне кажется, что такое решение станет существенным стимулом для сельской молодежи при выборе профессии.

И конечно, одним из наиболее значимых событий в 2013 году станут мероприятия, посвященные проведению Года охраны окружающей среды. Должен отметить, что проблемам экологии, охраны природы, экологическому воспитанию министерство уделяет большое внимание независимо от календарных событий. Но поскольку 2013 год станет для нас в этом плане особенным, жителей Самарской области ожидают яркие мероприятий, акции, традиционные Дни защиты от экологической опасности, Экологический карнавал. Я очень надеюсь, что жители губернии примут в них самое активное участие. Ведь благоприятное состояние окружающей среды - это не только право каждого человека, но и ответственность, которую мы все должны осознавать, беречь природу и думать о будущем планеты.

Россия. ПФО > Экология > wood.ru, 28 декабря 2012 > № 723297 Александр Ларионов


Россия. ЦФО > Экология > mn.ru, 21 декабря 2012 > № 720682 Геннадий Елисеев

ТЕПЛО ТОЛЬКО В АРКТИКЕ

Беседовал Борис ПАСТЕРНАК

Синоптики утешают: такой холод гораздо лучше, чем такая жара

Геннадий Елисеев, заместитель директора Гидрометцентра России

- Тот, кто считает, что нет ничего изменчивее погоды, похоже, ошибается. Третью неделю мы говорим об одном и том же: холодный антициклон застыл над Центральной Россией. Это надолго?

- Давайте сначала о положительных сторонах этого явления. Холод все-таки легче переносится, чем жара. Нам есть с чем сравнивать - с летним антициклоном 2010 года. Он простоял над Россией чуть ли не 70 дней. Итог был печален: повысилась смертность от сердечно-сосудистых, от хронических заболеваний, пошатнулось здоровье у очень многих людей, особенно пожилых. От жары трудно найти спасение, кондиционеры еще не стали у нас распространенным бытовым прибором.

А от холода мы спасаться умеем, опыт у нас огромный. Хотя минус 40 или даже 50 - это испытание серьезное.

- Две недели назад вы говорили, что на Центральную Россию надвинулся всего лишь отрог сибирского антициклона... - Все оказалось сложнее. Еще одно ядро антициклона образовалось на севере европейской территории, потом оно соединилось с сибирским ядром. А со стороны Атлантики это образование атаковали циклоны, они продвигались далеко на восток, до Урала и Сибири. В результате там сейчас стоит аномально теплая погода. На Новой Земле, на арктическом побережье Сибири температура превышает норму на 8-10 градусов.

- А в это время на юге Сибири... - Да, а в Красноярске, Томске, Новосибирске температура ниже нормальной на те же 8-10 градусов. Да и в Москве климатическая норма резко нарушена - на 10-12 градусов холоднее, чем положено в эти дни.

- Вы понимаете, как будут развиваться дальше атмосферные процессы? Погода будет стремиться к норме или ее и дальше будет трясти?

- Атмосферные процессы всегда направлены на устранение контрастов, на выравнивание температуры и давления. Прогноз такой: после 25 декабря температурный фон на европейской территории России будет повышаться. Вероятно, днем будет до 5-10, ночью до 10-15 мороза. Антициклон начнет постепенно разрушаться, и установится обычный западно-восточный атмосферный перенос. Второй сценарий - возможный, но менее вероятный - продолжение процесса блокирования, сохранение на прежних позициях высотного атмосферного гребня. То есть прежний мороз и солнце.

В ближайшей перспективе у москвичей - еще немного более морозные выходные. К столице подойдет с востока центр холодного антициклона. Ночами в Москве температура будет опускаться до -19...-21°C, по области до -18...-23°C, местами до -28°C. Днем в городе будет всего лишь -15...-17°C.

Температурных рекордов не ждем.

По крайней мере результат 1907 года, когда температура в Москве опустилась 27 декабря до минус 35,4 градуса, точно останется непревзойденным.

- Дилетантский вопрос. На арктическом побережье Канады, с другой стороны глобуса, тоже стоит, можно сказать, жара. Там есть поселок Моулд-Бей, где климатическая норма превышена на 27,7 градуса! Впечатление такое, что теплые массы воздуха из всех средних широт вытеснены к полюсу. Это действительно так? - Ну куда-то же теплый воздух должен был деться. Вот он и уходит в высокие широты вместе с циклонами.

Ничего, скоро остынет

Россия. ЦФО > Экология > mn.ru, 21 декабря 2012 > № 720682 Геннадий Елисеев


Россия > Экология > forbes.ru, 15 июня 2012 > № 572642 Илья Жегулев

Миллиардеры на свалке

Илья Жегулев

Сохранением природы заинтересовались богатейшие предприниматели России. Но по-прежнему гораздо проще заработать на ее загрязнении

В один из зимних дней 1994 года сотни студентов Колумбийского университета собрались, чтобы послушать самого преуспевающего выпускника — Уоррена Баффетта. Среди них сидел и 30-летний российский брокер из компании «Auerbach Grayson & Co» Валентин Завадников. Когда Баффетта спросили, во что надежнее всего вкладывать деньги, великий инвестор ответил просто: «Люди всегда будут жрать, срать и трахаться». В аудитории повисла пауза. «Нужно всегда инвестировать в естественные потребности людей, и тогда вы добьетесь успеха», — улыбнувшись, уточнил гуру. Завадников тогда очень удивился, но в итоге его бизнес-история складывается по заветам Баффетта. «Если бы кто-нибудь в 1998 году сказал мне, что я буду одним из ключевых акционеров компании, производящей водку и продукты питания, я бы похихикал. Если бы еще через пять лет кто-то сказал, что я буду заниматься мусором, я бы веселился еще больше». Уже несколько лет производитель водки «Белуга» инвестирует деньги в бизнес, который профессионалы называют «управление отходами».

В России в год образуется 40 млн т бытовых отходов. Если взять средний счет за вывоз мусора, ежегодный оборот рынка можно оценить в $2,5 млрд. Большая часть отрасли до сих пор находится в тени. 70% рынка утилизации и вывоза мусора контролируют муниципальные власти, и ясной картины того, что происходит в этом секторе, нет ни у кого. Еще в советские времена свалки ассоциировались с криминалом. С бандитами, «паразитирующими» на вывозе и сортировке мусора, борется полковник Скопин из советского милицейского сериала «Следствие ведут знатоки».

Подпольные свалки, закрытые полигоны и мусоровозы по талонам — все это и сейчас практикуется на тех территориях, где вывоз контролируют организации, связанные с муниципалитетами. Однако даже в этой сфере появился частный бизнес. Кто эти небрезгливые предприниматели и почему большой бизнес приходит в теневую отрасль России?

Полигон ?старых ?технологий

«Из чрева подъезжающих машин низвергается лавина из железа, дерева, тряпья. Спросите, куда смотрят народные контролеры? Но проверить каждую машину невозможно — их тысячи… В этих горах вся таблица Менделеева!» — так еще в 1989 году писал про Тимоховский полигон в Подмосковье журнал «Работница». С тех пор на самом крупном полигоне Подмосковья мало что изменилось. Единственное новшество: теперь каждую машину проверяют дозиметром на предмет радиоактивных отходов. Приезжает машина, среднеазиатские рабочие вручную сортируют ее содержимое. Кто-то отвечает за бумагу, кто-то за пластик, кто-то за пленку. Кто-то за чермет, кто-то за цветмет.

Гигантская территория полигона огорожена канавой с водой. Забор построен не по всему периметру свалки, чем и воспользовался корреспондент Forbes. Над огромной мусорной кучей кружат чайки, а через каждые 3 км дежурят пожарные машины. С появлением чужака казавшееся пустынным место быстро ожило — всего через 15 минут к журналистам подъехали пять вооруженных охранников и потребовали отдать съемочную аппаратуру.

Зачем столько охраны и что скрывать на Тимоховском полигоне? По словам предпринимателя, который привозил мусор на полигон, его хозяева скрывают объемы ввозимого мусора: «Официальный договор на постоянной основе с ними заключить достаточно проблематично. Ты можешь получить от них пустой договор якобы на вывоз мусора определенного количества, а сам по себе мусор вывозится по талончику». За сутки к полигону подъезжает больше 100 грузовиков, а ежедневная выручка превышает 1 млн рублей. Это подтверждают и данные СПАРК. По ним, самый крупный полигон Подмосковья за 2010 год получил 433,5 млн рублей выручки. Правда, рентабельность бизнеса очень низкая — прибыли всего 14,3 млн рублей. По словам владельца частной компании по управлению отходами «ЭКО-Система» Андрея Якимчука, рентабельность обычного полигона должна быть не меньше 30%, то есть в 10 раз больше, чем на данный момент у Тимоховского. Но это в том случае, если правильно выполнять инвестиционную программу.

На 80% полигон принадлежит Комитету по управлению имуществом Ногинского района, еще 20% — у Департамента имущества Москвы. Однако, по словам тех, кто возит мусор, контролирует полигон конкретное частное лицо. «Такой тяжелый в общении товарищ, ездит на «заряженном» Range Rover Sport с водителем. Любит пейнтбол, построил собственный пейнтбольный клуб», — рассказывает предприниматель, знакомый с управляющим. «Любой криминальный бизнес живет там, где нет системы учета и есть черный бизнес, который контролируется властью, — комментирует эту ситуацию Валентин Завадников. — Бывает, что проверяющие закрывают глаза на то, что лицензия у кого-то закончилась пару лет назад. Но это либо короткая история, либо очень аккуратная. Они тоже понимают, что им могут по голове сверху дать». Впрочем, по словам Завадникова, совсем «черных» полигонов почти не осталось.

«Почти никто не содержит полигонов без нарушений. Но даже если делать захоронение грамотно — это не решение вопроса, — считает директор компании «Сфера экологии» Антон Кузнецов, эколог, давно занимающийся сбором и переработкой вторичных отходов. — Термин «захоронение» предусматривает временное размещение отходов. Отходы просто размещаются и гниют. Когда они единой массой являются, трудно отработать грамотно. Для наших будущих поколений это в любом случае проблема».

Чистые руки

Технологическая цепочка бизнеса по управлению отходами включает в себя вывоз мусора, его сортировку и переработку, при этом рентабельность каждого этапа разная.

Самый легкий способ заработать на мусорном бизнесе — заняться его вывозом. Это и самая конкурентная ниша. По большому счету это обычный логистический бизнес, правда, с небольшими нюансами. Не каждый ДЭЗ захочет впускать к себе игрока со стороны. Стандартные условия в Москве описал для Forbes один из участников рынка, пожелавший остаться неизвестным. У муниципалитета нужно купить талоны на вывоз мусора. Город платит 3000 рублей за кубометр вывезенных отходов (Москва, по данным Экологической комиссии московской Думы, производит около 4 млн куб. м мусора в год). Из них около 1500 рублей составляет откат управляющей компании. Полигон принимает муниципальный мусор по 270 рублей за кубометр или по 500-600 рублей — коммерческий. Можно «сдать» и коммерческий мусор по стоимости муниципального, но придется заплатить откат. Если везти дальше от Москвы, то можно найти и дешевле. Всего вокруг Москвы 50 полигонов, и найти подходящий вроде бы не составляет труда. Стандартная рентабельность бизнеса по вывозу мусора составляет около 25%.

Ольга Логинова пришла работать в компанию «МКМ-логистика», занимающуюся вывозом мусора, как раз из логистического бизнеса. По ее словам, чтобы выйти на московский рынок, нужна первоначальная база клиентов, хотя сама компания начинала практически с нуля. Работать с жилым фондом компания отказалась сразу — слишком тяжко биться на конкурсе с МУПами. Ставку сделали на сотрудничество с торговыми и бизнес-центрами. В планах компании строительство мусороперерабатывающего завода, но сначала компания «МКМ-логистика» хочет заработать на вывозе.

«Рынок вывоза мусора очень конкурентный. Он не очень интересен для серьезных игроков, но это идеальный шанс провести пробный заход в город, — говорит Завадников. — Это такой боевой анализ рынка, ты понимаешь, что происходит в вывозе, какая там среда, куда они везут. Потому что вся муниципальная информация наполовину приписана, наполовину некорректная. Вы должны сами понять, какая там норма прибыли и все остальное».

Основные вложения — мусоровозы и контейнеры. В любом городе можно начать бизнес, купив на вторичном рынке КамАЗ стоимостью $20 000, и таких «мусорных бомбил» довольно много в маленьких городах. Транспортный бизнес — низкодоходный, конкурентный и очень клиентоориентированный. Он необходим только в вертикальной цепочке, главное звено которой — свой собственный полигон и мусоросортировочный комплекс. «Вместе с переработкой мы рассчитываем иметь не менее 40% рентабельности», — комментирует Якимчук. Но без хороших отношений с муниципалитетами не обойтись никак. Даже если ты иностранный инвестор.

Об этом говорит и история вхождения на российский рынок финской компании по управлению отходами L&T. Когда компания с мировым оборотом €652 млн пришла в столицу, ей дали от ворот поворот. Как рассказывает директор российской «дочки» L&T Кирилл Дзюба, московские госслужащие не рекомендовали входить в Москву — очень тяжело, объясняли чиновники, поэтому вывозом и утилизацией мусора занимается в основном сам город. В качестве другой площадки для старта финнам в департаменте жилищно-коммунального хозяйства порекомендовали наукоград Дубну в Московской области. В Дубне инвесторы быстро нашли общий язык с властями. Рабочую группу по разработке бизнес-плана инвестиционного проекта возглавил эколог и сын заместителя главы администрации Дубны Сергея Дзюбы Кирилл. Он же в конце концов возглавил и российское представительство L&T, которое было оформлено как совместное предприятие с миноритарным пакетом у Дзюбы. «Мы тогда были близки к тому, чтобы самим что-то менять, в части города у нас не было контейнеров вообще, а люди с мешками для мусора выходили по графику и закидывали их в машину. Схема была не лучшая: мусоровоз опоздал — и все, мусор остается на улице, его растаскивают бродячие животные», — рассказывает Дзюба-младший. Каждая планерка в администрации начиналась с обсуждения проблемы мусора. В итоге город согласился сдать в аренду полигон, а также отдать частникам весь вывоз мусора. Сейчас L&T в Дубне — монополист. По собственной оценке, компания утилизирует до 90% мусора в городе.

Начав вывозить мусор, компания вложила $3 млн в строительство мусоросортировочного завода. Дзюба с гордостью показывает новый комплекс. Гастарбайтеры в масках сортируют мусор на конвейере. Пластик, пленка, металл, стекло, картон и макулатура — всему отводится свое место, и для каждого вида мусора ищется рынок сбыта. Сергей Дзюба говорит, что планирует строить большой комплекс с более глубокой переработкой продукта, чтобы получать компост и альтернативное топливо. Однако пока это только планы.

Схожая ситуация и у «ЭКО-Системы». Компания построила мусоросортировочный комплекс в Астраханской области, вложив $26 млн. Заключив инвестиционное соглашение с правительством области, договорилась увеличить тариф на вывоз на 50%, сейчас он составляет примерно 60 рублей с человека в месяц. Став монополистом по утилизации мусора, «ЭКО-Система» получает выручку $8,3 млн в год. В ближайшие 8 лет компания намерена создать в четырех южных областях России сеть сортировочных предприятий с центром переработки в Астрахани, где будут делать из вторсырья бумагу, резиновую крошку, пластиковые гранулы, топливные брикеты, стеклопакеты, прессованный лом и удобрения. По словам Якимчука, компания планирует вложить в этот бизнес до $85 млн. Рентабельность бизнеса после возврата инвестиций составит 40–45%. Золотые мусорные горы?

Деньги на помойку

После того как в сентябре 2006 года трагически погиб в авиакатастрофе гендиректор и совладелец угольной компании «Южкузбассуголь» Владимир Лаврик, его доля в компании досталась сыну Георгию. Через полгода на шахте «Ульяновская», входившей в состав «Южкузбассугля», случилась авария, и губернатор Кемеровской области Аман Тулеев публично потребовал от владельцев продать активы и уйти из компании. Получив при продаже «Евразу» $290 млн, $10 млн Лаврик решил вложить в строительство мусороперерабатывающего завода в Новокузнецке. Завод открылся в самый кризис — в 2008 году.

Сначала местные власти планировали выделять деньги на переработку из бюджета, но вскоре дотации прекратились. Тариф на вывоз сначала вырос втрое, а потом — опять по личному распоряжению губернатора Кемеровской области Амана Тулеева — снизился до первоначального значения. Завод встал. А Лаврик пытается отбить деньги в традиционной и более понятной сфере — логистике. Он даже намерен создать в мусорной отрасли бренд — грузовики, вывозящие мусор, раскрашены в цвета фирмы, носящей звучное имя «Сороежка». Родитель «Сороежки» Лаврик рассчитывает захватить рынок вывоза мусора Сибири за счет качества обслуживания. Впрочем, по словам главы Ассоциации рециклинга отходов Михаила Малкова, с переработкой дело не заладилось: завод не смог найти рынок сбыта вторсырья по приемлемым ценам, чтобы хотя бы окупать его сбор. Когда расходы на содержание завода превысили доходы, стало проще утилизировать мусор по старинке на полигоне. Руководство завода отказалось отвечать на вопросы Forbes. Примерно та же ситуация в Саратове, где встал недавно построенный завод.

В Дубне мусоросортировочный комплекс работает на грани рентабельности. Отбирая 20–25% мусора, Дзюба зарабатывает не на продаже вторсырья, а в основном на тарифах. Например, если цена на макулатуру на пике два года назад держалась около 6000 рублей за тонну, то в прошлом году она упала до 2500 рублей и до сих пор не поднялась. Притом что цена на новый картон не сильно отличается, контрагенты предпочитают закупать его за границей. Цена на стеклобой и того меньше —1000 рублей за тонну. «Чтобы собрать 10 т, двум работникам нужно работать месяц. А продадим за 10 000 рублей. Посчитайте зарплату и поймете, выгодно ли заниматься продажей вторсырья», — сетует Дзюба.

Даже Якимчук из «ЭКО-Системы» признает, что рентабельность очень сильно зависит от правил игры в конкретном городе. Например, его компании пришлось уйти из Перми, хотя там было подписано соглашение на строительство завода объемом инвестиций 6 млрд рублей. Либеральные правила, которыми вроде бы славится край, сыграли с инвесторами злую шутку. «Оказалось, что в городе работает гигантское количество частных перевозчиков, у которых не то что черная бухгалтерия, у них вообще нет никакой бухгалтерии. А полигон находится в управлении лиц, которые не выполнили условий конкурса». Экс-губернатор Пермского края Олег Чиркунов в разговоре с корреспондентом Forbes объясняет: «Якимчук сам виноват — его самолет слишком поздно прилетел, и конкурс на управление полигоном состоялся без него». По его словам, полигон в итоге достался структурам израильского предпринимателя Льва Леваева.

В Европе размещение на полигоне является самым дорогим способом утилизации мусора из-за экологических требований. В России — самым дешевым. В той же Германии мусоровоз едет сразу на завод по утилизации и стоимость утилизации мусора — от €30 до €100 за тонну мусора. Причем если он приедет на полигон, ему придется заплатить больше. Заводы по утилизации зарабатывают не столько на продаже вторсырья, сколько на тарифе за утилизацию мусора. Благодаря этому они могут не продавать цементным заводам топливо, а сами доплачивать за его сжигание.

«Вся цепочка в России выстроена ровно наоборот. На Западе делают все что угодно, лишь бы никуда не отвезти, а у нас делают все что угодно, лишь бы отвезти», — вздыхает Малков. С ним не согласен Якимчук. «Америка хоронит на полигонах больше 60% отходов. У нас — больше 90%. Это не страшно, просто это надо делать качественно. Не нарушать технологию самого депонирования и по возможности отбирать вторсырье».

Малков уже несколько лет носится с проектом большого комплекса по переработке отходов. Такие комплексы имеют экономический смысл только в городах-миллионниках. Российский аналог европейского мусороперерабатывающего завода позволяет использовать вторично до 90% мусора. Почти весь неотобранный мусор перерабатывается в топливо.

В проекте заложена цена топлива, которая примерно вдвое меньше цены бурого угля, а по теплоотдаче оно стоит между бурым и энергетическим углем. В Европе подобное топливо используется на цементных заводах. В России все цементные заводы работают на дешевом газе, но даже здесь Малков нашел экономию: две тонны топлива по цене 500 рублей за тонну могут заместить 1000 кубов газа, сжигаемых для производства того же объема цемента. Если взять внутреннюю цену газа $260 за 1000 кубов, то альтернативное топливо окажется дешевле примерно в 8 раз.

Малков пришел со своей идеей в Москву, но, как обычно бывает в мусорной теме, споткнулся на столичных властях. Рассказывая об общении с чиновниками на презентации проекта, Малков сжимает кулаки: «Там просто Шариковы сидят. Не понимают, что на этом будут иметь, и посылают нас в область. А из области — обратно в Москву». Москва не готова дать площадку и содействовать проекту. Цена одного комплекса, способного перерабатывать десятую часть столичных отходов, — $200 млн. Столько же ежегодно город платит в качестве дотаций на утилизацию мусора. Основная статья дотаций — убыточные мусоросжигательные заводы, которые сжигают как раз десятую часть всех отходов. Сжечь тонну мусора на них стоит от 5000 до 7000 рублей. Для сравнения: захоронение на том же Тимоховском полигоне обходится дешевле в 10 раз.

Малкову удалось убедить построить такой же завод в новом районе Екатеринбурга «Академический», который собирается возвести компания «Ренова» на кредитные деньги Внешэкономбанка. Виктор Вексельберг получит в проекте 10-процентную долю и обеспечивает административную поддержку. Весь мусор этого огромного района будет сортироваться на отдельном комплексе «Центр восстановления ресурса» стоимостью $200 млн. Окупаемость проекта составит от 9 до 13 лет.

Вексельберг не единственный участник «Золотой сотни» Forbes, заинтересовавшийся новой темой. «Базовый элемент» Олега Дерипаски строит мусороперерабатывающий завод в Сочи стоимостью $90 млн, объект должен быть сдан перед Олимпиадой-2014.

Как рассказывает один из участников рынка, летом прошлого года с презентацией нового мусоросортировочного комплекса к мэру Москвы Сергею Собянину пришел еще один участник списка богатейших, Роман Абрамович. По данным Forbes, компания «МКМ-логистика» связана с миллиардером. Гендиректор Ольга Логинова подтвердила знакомство учредителей компании с Романом Абрамовичем. «Наши учредители знакомы с этим человеком, сама я с ним пока не разговаривала, но встречалась, видела». Представитель Millhouse Group Джон Манн связь Абрамовича с мусоропереработкой опровергает (по данным СПАРК, учредители фирмы — Гамлет Авагумян и Михаил Чигиринский).

Кажется, что российский бизнес, привыкший к быстрым заработкам, должен бежать от мусорной темы как от огня. Однако Якимчука не пугает восьмилетний срок окупаемости его комплекса. «Не убийственная цифра, и частным инвесторам вполне по силам это провернуть», — считает он. Гораздо большее опасение участников рынка вызывает непредсказуемость властей.

Оставит ли правительство «помойную» тему муниципалитетам или отдаст ее предпринимателям? Это вопрос, который волнует всех игроков мусоропереработки. «Надо разобраться, государство и дальше будет пытаться отстаивать интересы чиновников или оно поймет, что все ненужное можно отдать бизнесу? — рассуждает вслух сенатор Завадников. — Оно будет готово нести риски само или готово все-таки с себя их снять? Мне кажется, власть очень скоро поймет, что надо отдать все это частникам». Так решится проблема бизнеса, но не экологии. В стране станет больше качественных полигонов, и в отрасль потянутся деньги, но вкладываться в переработку по-прежнему будет невыгодно.

Россия > Экология > forbes.ru, 15 июня 2012 > № 572642 Илья Жегулев


Россия > Экология > kremlin.ru, 15 марта 2012 > № 515936 Дмитрий Медведев, Михаил Федотов

Заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Вопросы экологической безопасности и защиты окружающей среды Дмитрий Медведев обсудил на выездном заседании Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека. В заседании приняли участие члены Совета, эксперты-экологи и представители ряда экологических организаций.

Стенографический отчёт о заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, коллеги!

У нас с вами традиция – встречаться в регионах. Я считаю, что это полезно, потому что проблемы развития нашей страны, развития гражданского общества, прав человека не локализуются Москвой, известными московскими местами – они существуют во всех регионах. Я считаю, что полезно встречаться в других местах. Надеюсь, что сегодня у нас с вами будет откровенный и продуктивный разговор, посвящённый в основном экологической проблематике.

Право на нормальную окружающую среду – одно из основных прав человека. Создание подобной среды – это наша общая задача. Решить её без поддержки гражданского общества государство не в состоянии, и поэтому диалог между властью, с одной стороны, бизнесом и общественными организациями, с другой стороны, по этой весьма и весьма непростой проблематике крайне необходим. Здесь у нас присутствуют и члены Совета при Президенте, и специалисты в области охраны окружающей среды, представители соответствующих неправительственных организаций. Я хотел бы, чтобы мы обменялись впечатлениями как о том, что происходило в этой сфере за последние годы, так и о том, что нам ещё следовало бы сделать.

Я несколько раз к этой теме обращался за последнее время на президиумах Госсовета, на Совете Безопасности, у нас было специальное заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию при Президенте, а в июне прошлого года мы в течение месяца проводили целую серию встреч, мероприятий, совещаний по проблемам экологического развития. Надеюсь, что с тех пор кое-что изменилось.

Ряд вопросов, которые тогда обсуждались, вошли в перечень моих поручений по итогам заседания президиума Государственного совета. Тогда говорилось о необходимости внесения изменений в экологическое законодательство, о ратификации так называемой Орхусской конвенции, Конвенции Эспо. Законопроекты о ратификации названных конвенций в ближайшее время по итогам этой работы будут внесены в Государственную Думу. Это как минимум вполне зримые результаты нашего с вами сотрудничества.

В рамках исполнения этих и некоторых других поручений Правительство внесло в Госдуму пакет из пяти законопроектов, которые направлены на современное экономическое стимулирование, внедрение зелёных технологий, технологий переработки отходов, повышения эффективности государственного экологического мониторинга (последний – вступил в силу); в стадии высокой готовности также проект основ государственной политики в области экологического развития нашей страны на период до 2030 года (этот документ в настоящий момент проходит согласование).Отмечу также, что проект федерального закона, который направлен на защиту морей от нефтяного загрязнения, принят в первом чтении, но не вполне устраивает заинтересованные стороны, насколько меня информировали. Давайте эту проблему обсудим: что можно было бы поправить.

Что мне хотелось бы услышать от вас: естественно, вашу оценку эффективности решений, которые были приняты; вашу оценку того, есть ли изменения к лучшему, а если таковых нет, то с чем это связано (хотя не бывает ситуации белой или чёрной, всегда она значительно более пёстрая). В любом случае, что может дополнительно предложить гражданское общество, чтобы вместе с государством и вместе с предпринимательским классом сдвинуть застарелые экологические проблемы и, может быть, постараться часть из них решить. Потому что накопленные проблемы действительно весьма и весьма немалые, и, совершенно очевидно, нам ещё десятилетиями с ними придётся разбираться.

Я знаю, конечно, и о той большой работе, которую вы ведёте по борьбе с несанкционированным сбросом мусора, с самовольным строительством в природоохранной зоне, выступаете за то, чтобы современные технологии использовались, за то, чтобы экологически опасные производства закрывались или перепрофилировались. Я знаю о существовании такой весьма энергичной работы в интернет-сети со стороны тех добровольцев, которые в какой-то период сплотились для решения разных задач включая, по сути, национальное бедствие – лесные пожары. Всё это адекватные и достойные примеры того, когда общественность берёт инициативу в свои руки, занимается полезным для страны делом.

Очевидно, что репрессивная составляющая в области экологии срабатывает далеко не всегда. Все разговоры о том, что нужно только штрафы увеличивать, – это иллюзия. Очевидно, что необходимы меры стимулирования предприятий к созданию современных программ и технологий, выходу на экологически чистое производство. Наши предприятия где-то слышат эти доводы. Сказать, что ситуация не меняется, я не могу, особенно когда речь идёт о достаточно крупных и успешно развивающихся комплексах. Но где-то они и не очень хотят эти аргументы воспринимать.

И поэтому важно, чтобы соответствующий диалог между экологическими структурами и бизнесом продолжался, в том числе и при деятельном участии государства, потому что экономика у нас, как ни крути, в значительной степени частная. Хотя некоторые крупные предприятия принадлежат государственным компаниям, но в большей степени всё-таки это экономика, основанная на частной собственности, и договариваться по поводу соответствующих мероприятий нужно с собственниками.

Важным аспектом является экологическое просвещение. Оно ведётся во всех регионах – где-то лучше, где-то хуже. В любом случае инициативы такого рода, мне кажется, нужно поддерживать.

Передаю слово Михаилу Александровичу Федотову, председателю Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Михаил Александрович, Вам слово.

М.ФЕДОТОВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги! Эта встреча была запланирована ещё в июле прошлого года, когда, завершая наш разговор в Нальчике, Вы, Дмитрий Анатольевич, сказали: «В следующий раз поговорим об экологии». И вот мы сегодня собрались здесь. Причём мне очень нравится, что мы собрались именно на этом заводе [Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод].

Я вчера подробно изучал ситуацию с модернизацией завода и понял, что модернизация – это один из важнейших ключей к решению экологических проблем. Вчера мы об этом разговаривали с Сергеем Владимировичем Симаком, который возглавляет Самарское отделение Социально-экологического союза. Вместе смотрели, обсуждали. Была Ирина Анатольевна Скупова, Уполномоченный по правам человека в Самарской области. Всё наглядно можно было посмотреть.

Но чтобы подготовить сегодняшнее заседание, нам надо было поговорить не только с самарскими специалистами. Мы провели специальное заседание на Алтае, собрав там около двухсот человек – гражданских активистов и экспертов. Говорили и о судьбах Байкальска и Норильска, и о твёрдых бытовых отходах, и о кавказских заповедниках, и об обмелении рек, и беззащитности лесов, об особо опасных производствах, об особо охраняемых территориях, то есть прошли по всем семи кругам российской экологии. И вся эта собранная информация включена в доклад рабочей группы, который я Вам сейчас передаю вместе с рекомендациями.

Я думаю, что образ замкнутого круга наиболее точно подходит для описания ситуации с охраной природы от созданной человеком окружающей среды. Мы видим, что экологические проблемы рождаются, как правило, из жажды наживы, из безответственности, из разгильдяйства, из высокомерного отношения к окружающим, к их правам и законным интересам, из экологического нигилизма и, наконец, из-за элементарной безграмотности.

И неразрешимость этих проблем подпитывается из тех же источников. Так, безоглядная погоня за нефтедолларами провоцирует захват территорий традиционного природопользования. Правовой нигилизм порождает нигилизм экологический, безответственность ведёт к разливам нефти, а коррупция всё покрывает. Это больше чем преступление – это растрата. Вот почему я возьму на себя смелость утверждать, что для экологии важны не только чистые реки, но прежде всего чистые руки и чистые помыслы. Где взять эти чистые руки: в гражданском обществе.

Сегодня за этим столом собрались представители экологических некоммерческих организаций. Это они проводят общественные экологические экспертизы, а от них отмахиваются, как от назойливых мух. Это они организуют те самые уроки экологии, о которых Вы говорили, Дмитрий Анатольевич. Это они встают на пути бульдозеров, останавливая их до приезда прокурора. Это они спасают реликтовые леса, подвергаясь, как в случае с Суреном Газаряном и его адвокатом Виктором Дутловым, весьма сомнительным обвинениям в избиении охранников и повреждении двух секций забора на сумму 120 тысяч рублей путём нанесения якобы из хулиганских побуждений надписей типа «Хватит ВИП-дач!». Это они отказываются получать деньги от государства и частных компаний, собирая лишь благотворительные пожертвования частных лиц (в частности, «Гринпис» исходит из этой идеологии), потому что они не хотят давать ни малейшего повода для подозрений в ангажированности.

Поверим Умберто Эко, который сказал, что «интеллектуальная функция может привести человека к результатам эмоционально непереносимым, поскольку многие проблемы решаются только выводом, что они решения не имеют. Морален и последующий выбор: выразить ли своё заключение, или замолчать его – такова трагичность положения тех, кто хотя бы на одну минуту берёт на себя бремя парламентёра от человеческого рода». Это слова Умберто Эко.

Экологи берут на себя такое бремя не на минуту, а навсегда. Говорят, эколог – это не профессия, а диагноз. Я думаю, что если это так, то это диагноз самой полезной болезни, когда человек болеет за всё общество. Вы сами, Дмитрий Анатольевич, легко в этом убедитесь, послушав этих замечательных людей.

Право человека на благоприятную окружающую среду гарантировано нашей Конституцией. Но почему этого права лишены жители Мончегорска Мурманской области или Карабаша Челябинской области, Норильска или Нижнего Тагила? Разве для них Основной закон страны не писан? Оказывается, что действительно не писан, потому что, согласно Конституции, определение основных направлений внутренней и внешней политики относится к исключительному ведению Президента Российской Федерации. Именно глава государства одобряет, например, военную доктрину, морскую доктрину, доктрину информационной безопасности, даже доктрину развития российской науки. А вот экологическая доктрина была утверждена распоряжением Правительства в 2002 году и фактически так и не вступила в силу. Про неё Совет Федерации написал в 2009 году, что она была забыта. Хотя это стратегически важный документ, который готовился, кстати говоря, с участием представителей экологических НКО.

А что получается? Получается, что у нас под развитие законодательства об экологии не подложена доктринальная база. А это всё равно, что писать проект Гражданского кодекса, забыв доктрину гражданского права. Этого не может быть. Вот почему одно из предложений Совета – ускорить разработку основных направлений экологической политики и утвердить их на президентском уровне.

В этом основополагающем документе должны найти отражение, в частности, презумпция экологической опасности любой планируемой хозяйственной деятельности и вытекающая из неё обязательность независимых экологических экспертиз и мониторинга, проводимых с непременным участием общественности. Об этом хорошо сказано в декларации Рио-де-Жанейро 1992 года: «В тех случаях, – я цитирую, – когда существует угроза серьёзного или необратимого ущерба, отсутствие полной научной уверенности не используется в качестве предлога или отсрочки принятия эффективных с точки зрения затрат мер по предупреждению ухудшения состояния окружающей среды». Знаменитый русский «авось» сегодня может стоить слишком дорого.

В основных направлениях важно закрепить принцип государственного содействия экологизации гражданского общества в духе всё той же декларации Рио-де-Жанейро, где сказано: «Экологические вопросы рассматриваются наиболее эффективным образом при участии всех заинтересованных граждан на соответствующем уровне». На мой взгляд, концепция «Открытого правительства» как нельзя более подходит для реализации этой задачи.Следовало бы прописать в основных направлениях и те конкретные меры, которые призваны повысить эффективность гражданского участия. Во-первых, необходимо создавать правовые условия, позволяющие гражданам участвовать в принятии и реализации экологически значимых решений путём опросов, общественных слушаний, референдумов, экспертиз. Простой пример: с 2007 года наш Совет занимался конфликтом вокруг так называемого Химкинского леса и убедился: чтобы мнение граждан было хоть как-то учтено при принятии экологически значимых решений, необходимы митинги, стычки с полицией, поломанные руки и ноги, пикеты перед бульдозерами. Но никто не обязан доводить добродетель до геройства. Потребовалось именно Ваше, Дмитрий Анатольевич, вмешательство для того, чтобы крики возмущённой общественности были услышаны.

Но будем предельно честны: когда в прошлом году Совет собрал за круглым столом защитников Химкинского леса и их оппонентов из Росавтодора, мы предложили им совместными усилиями предотвращать незаконные рубки леса в Химкинском лесу. Все покивали головами, все сказали: да-да-да, – но так ничего и не было сделано. К сожалению, радость диалога доступна пока не всем.

Во-вторых, следует использовать возможность прохождения альтернативной гражданской службы на объектах, которые занимаются экологической политикой. В 2004–2005 годах Минприроды подало заявки для прохождения альтернативной гражданской службы в 15 лесхозах и 21 базе авиационной охраны лесов, туда было направлено семь человек. После 2005 года ни одной заявки на альтернативную гражданскую службу от Минприроды не поступало вообще, и это при том что и в заповедниках, и в национальных парках имеется острый дефицит в рабочем персонале.

В-третьих, Совет полагает, что важно в основных направлениях экологической политики предусмотреть поддержку экологических и общественных движений и благотворительной деятельности. Наш Совет, в частности, предлагает обратиться к опыту некоторых зарубежных стран, в которых граждане вправе сами распорядиться частью своих налогов, переадресовав эту часть на поддержку экологических некоммерческих организаций.

В-четвёртых, мы предлагаем в основных направлениях указать на создание условий для развития традиционного экологически сбалансированного природопользования коренных малочисленных народов. У нас есть понятие «территория традиционного природопользования». Но как это реализуется? В 2009 году Правительство отметило необходимость внести изменения в Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования» с целью создания модельных территорий традиционного природопользования федерального значения. Хорошая задумка. Что сделано? Ничего, ноль, никаких изменений в закон не внесено. Напротив, в перечне объектов, которые предлагались Минприроде в 2010 году для предоставления в пользование в целях геологического изучения за счёт средств недропользователей, я нашёл девять территорий традиционного природопользования. У меня вопрос: неужели теперь у нас добыча нефти и газа стала у малочисленных народов Севера видом традиционного природопользования?

В-пятых, основные направления должны открыть путь для радикального повышения информационной открытости и экологической отчётности всех значимых предприятий в интересах развития общественно-экологического контроля, в том числе общественных инспекций. К сожалению, за последние 10 лет реальная роль общественных экспертиз и мониторингов только снижалась, а длина заборов, огораживающих опасные производства и незаконно захваченные территории, вырастала в астрономическую величину.

Россия всё больше становится страной заборов. Вот почему наш Совет, работая над проектом федерального закона об общественном контроле в Российской Федерации, предусмотрел в нём специальные параграфы об обязательных общественных экспертизах, обязательных общественных проверках, общественных обсуждениях, инициативах и так далее. Совет убеждён, что основные направления должны прийти на смену Экологической доктрине 2002 года, но, не дай Бог, не повторить её печальную судьбу.

Мы считаем, что те позиции, которые были заложены в Экологическую доктрину, должны перейти в основные направления экологической политики, утверждённой Президентом и стать доктринальной основой для создания экологического кодекса Российской Федерации.

Правоведы знают, что подобные комплексные кодексы строятся на началах систематизации действующего законодательства. У нас есть уже большой букет разрозненных федеральных законов в области экологии. Видимо, пора задуматься о создании кодекса путём их кодификации.

В своё время великий Махатма Ганди назвал семь главных социальных грехов современной цивилизации – всё это относится к нашей экологии: политика, лишённая принципов; коммерция, лишённая морали; богатство, лишённое труда; образование, лишённое качества; наука, лишённая человечности; удовольствие, лишённое совести, и поклонение, лишённое жертвенности. Я бы добавил сюда восьмой грех – производство и потребление, лишённые самоограничения.

Экологический нигилизм наносит огромный ущерб, не меньший, чем отсутствие заводов по переработке шин или приёмных пунктов по сбору отработанных батареек. Поэтому главный упор мы предлагаем делать на формировании экологической культуры в обществе.

Последние, что я хотел бы привести в качестве цитаты, – из Декларации ЮНЕСКО 1997 года об ответственности нынешних поколений перед будущими поколениями: «Каждое поколение, – говорится здесь, – которое на определённое время наследует Землю, должно заботиться о разумном использовании природных ресурсов, и обеспечивать защиту жизни от опасности пагубных изменений экосистем, и о том, чтобы научно-технический прогресс во всех областях не наносил ущерба жизни на Земле».

Строго юридически декларация ЮНЕСКО никого ни к чему не обязывает, но она не освобождает нынешнее поколение от ответственности перед будущими поколениями.

Теперь позвольте передать слово Сергею Александровичу Цыпленкову, руководителю рабочей группы по экологическим правам, которая создавала этот доклад.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

С.ЦЫПЛЕНКОВ: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Хотел бы постараться быть максимально кратким в своём выступлении и представить доклад, для того чтобы коллеги из других организаций смогли по своим темам более глубоко представить проблемы.

Если Вы позволите, я даже немножечко отойду от того, что я планировал, и в ответ на то, что Дмитрий Анатольевич сказал по поводу того, что государство не может решить эту проблему без гражданского общества. Хотел бы также отметить, что и гражданское общество не может решить эту проблему без государства. Гражданское общество давно, в общем-то, призывает государство: вернись в природоохрану! Пока там только чиновники и бизнес, государства там нет.

Хотел бы немного рассказать о том, что же содержится в этом докладе и что из себя этот доклад представляет. Во-первых, как уже сказал Николай Александрович, в составе Совета существует рабочая группа по экологическим правам, и она была вовлечена в работу над этим докладом, а также представители других общественных и научных организаций. Всего почти 30 человек принимали участие в подготовке этого доклада. Это не доклад «Десять самых грязных мест России» или «Десять самых чистых и уникальных природных уголков России». В этом докладе мы попытались понять, насколько в нашей стране соблюдается Конституция, насколько гарантируются экологические права граждан. Вывод можно сказать в двух словах: не гарантируются и не соблюдаются. При этом масштаб, длительность и безнаказанность, я хочу подчеркнуть, безнаказанность многих нарушений просто превосходит мыслимые пределы.

На взгляд авторов доклада, на взгляд Совета, это всё вызвано тем, что за последние годы у нас произошло существенное ослабление природоохранного законодательства. Если вы посмотрите специальный раздел доклада, то увидите таблицу различных законов, подзаконных актов, так далее и тому подобное, как в природоохранном, так и в смежном законодательстве, которые были ослаблены лет 15.

У нас произошло понижение статуса природоохранных институтов. С 2000 года у нас отсутствует единый федеральный независимый орган, занимающийся вопросами экологии и охраны окружающей среды. У нас идёт повсеместное неисполнение даже существующего законодательства и неисполнение принятых решений, в том числе, Дмитрий Анатольевич, Ваших поручений. Мы это попытались проиллюстрировать в докладе.

Также можно сказать, что сегодняшняя ситуация характеризуется принятием антиэкологичных решений, причём как законных, так и, на наш взгляд, незаконных, для защиты отнюдь не интересов государства, но и, возможно, чьих-то личных интересов, может быть, по бестолковости. Даю шанс на то, что это просто дурость. Как результат – неблагоприятное качество окружающей среды на 15 процентах российской территории (по госдокладам), где проживает более половины населения страны.

Это влияет и на экономику. Существовали слухи, что эта деэкологизация была избрана как курс на развитие страны для того, чтобы снять административные барьеры. Привело это к тому, что у нас фактически структура экономики утяжелилась в пользу сырьевых и загрязняющих секторов. Это можно легко увидеть из любых аналитических отчётов и докладов. Это привело к деградации ресурсосберегающих и высокотехнологических производств, что мы и пытаемся доказать в этом докладе. В повседневной жизни это привело к росту социальной напряжённости, о чём как раз Михаил Александрович только что говорил.

Что, на наш взгляд, нужно сделать, изложено в этом докладе. Я не хочу сейчас перечислять всё, слишком много времени это займёт, плюс, как я уже сказал, мои коллеги должны выступить и чуть более детально рассказать по целому ряду направлений. Но мы считаем, что необходимо сделать всё, чтобы гражданское общество привлекалось на самых ранних стадиях появления, обсуждения тех или иных проектов, чтобы не только чиновники и бизнес принимали решение, но и независимые эксперты, и гражданское общество могло, по крайней мере, имело право сказать. Для этого у гражданского общества должен быть доступ к информации, а не так, как происходит сейчас, постепенное засекречивание или гриф к служебной информации и так практически на всё. Специалисты, которые занимаются космоснимками, говорят, что у нас даже сейчас запрещено или осложнено использовать космоснимки с иностранных спутников, то есть ситуация доходит до абсурда. Мы также считаем, что необходимо вернуть в полном масштабе государственно-экологическую экспертизу. Необходимо, наконец, восстановить единый федеральный орган по охране окружающей среды.

[Министр природных ресурсов и экологии Трутнев] Юрий Петрович здесь присутствует. Ничего личного, более того, Юрий Петрович, за ту фразу, которую Вы сказали по поводу Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, я Вас уважаю. Вы единственный высокопоставленный чиновник, который сказал, что стыдно, когда столько лет продолжается загрязнение озера и страна не может трудоустроить сотрудников комбината. Близко к тексту я Вас цитирую.

Юрий Петрович отвечает за эксплуатацию природных ресурсов и экологию. Я не специалист в юриспруденции, но мне это представляется таким же абсурдом, как объединить, например, прокуратуру и адвокатуру в одном ведомстве и смотреть, кто победит. С точки зрения спортивного интереса, может быть, это и любопытно было бы, но когда страдают права граждан, когда страдает природа, мне кажется, этот эксперимент надо прекращать.

Среди экологов есть такая горькая шутка: «Уничтожили госорган по экологии, ликвидировали Госэколэкспертизу, разогнали лесоохрану, а теперь принимаются за заповедники и за экоактивистов». Дело в том, что даже в ситуации, когда у гражданского общества нет особых механизмов, для того чтобы отстоять права на благоприятную экологическую среду, гражданское общество пытается что-то делать, как говорил Михаил Александрович совершенно справедливо в своём выступлении. Но они встречают отпор – отпор и чиновников, и правоохранительных органов, и бизнеса.

По предварительной идее этого совещания, доклад на тему «Преследование экоактивистов» должен был делать Сурен Газарян, который вчера оказался за решёткой, а до этого выпал из списка докладчиков.

Дмитрий Анатольевич, все присутствующие здесь представители неправительственных организаций подписали сегодня обращение к Вам с просьбой разобраться в этом деле. Мы не хотим, чтобы было какое-то телефонное право. Мы уверены, что, если будет действительно независимое расследование, то уж если не награждать Газаряна, то, по крайней мере, не преследовать. Я хотел бы это обращение Вам передать, равно как и обращение, под которым подписались в интернете за один день почти 20 тысяч людей – граждан нашей страны. Я прошу моих коллег передать это Дмитрию Анатольевичу.

И закончить я хотел бы следующим. Михаил Александрович сказал о том, что специально одно из заседаний Совета на Алтае было посвящено вопросам экологии. Но и в Екатеринбурге на выездном заседании Совета мы проводили экологическую секцию. Представитель природоохранной прокуратуры сказал, на мой взгляд, очень важную фразу: «До тех пор, пока у нас в стране выгодней будет загрязнять и уничтожать природу, это будет происходить. Нам нужно сделать так, чтобы бизнесу просто это было невыгодно». Я надеюсь, что те рекомендации, которые у нас здесь в докладе изложены, будучи использованы, помогут изменить ситуацию.

Хотел бы, Дмитрий Анатольевич, ещё об одной очень важной вещи сказать. В последние годы в среде природоохранников даже появился сдержанный оптимизм, потому что на Совете Безопасности в 2008 году рассматривались вопросы экологии, два Госсовета: 2010-й и 2011 годы, Вы подписывали целый ряд поручений на основании вопросов, поднятых Советом.

Вот судьба этих поручений. По поводу восстановления в полном объёме института государственной экологической экспертизы, Ваше поручение от апреля 2009 года, ответ: разрабатываем, срок исполнения – декабрь 2009 года. Поручение снято с контроля, на дворе март 2012-го. Аналогичная судьба постигла целый ряд поручений по результатам Госсовета 2010–2011 годов. Иногда возникает ощущение, что главная задача – снять с контроля, а не посмотреть, выполнено ли действительно это поручение. У нас есть предложения и по этому поводу.

Спасибо большое. Надеюсь, что сейчас мои коллегии более детально осветят ряд проблем. Всё, конечно, не успеть в столь короткое время. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Кто начнёт?

М.ФЕДОТОВ: Дмитрий Анатольевич, если позволите, я буду передавать слово и попытаюсь небольшую дискуссию организовать.

Д.МЕДВЕДЕВ: Давайте, чтобы Вы передавали, а не я. Пожалуйста.

М.ФЕДОТОВ: Алексей Владимирович Зименко, представляет Центр охраны дикой природы.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пожалуйста.

А.ЗИМЕНКО: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания Совета!

Разговор об особо охраняемых территориях хотел бы начать несколько издалека, с примера из Китая. Там дотошно посчитали, что в результате деградации природных экосистем страна теряет 12 процентов ВВП. При этом из этих потерь только 8 процентов приходится на деловую древесину. Всё остальное – за счёт потери экосистемных функций: изменение гидрорежима рек, потеря плодородия почв, эрозии и так далее. Аналогичные расчёты сделаны в США по поводу очистки воды. Оказалось, что чем меньше площадь лесных территорий, тем дороже, причём в разы дороже, очистка воды.

Но природные территории обладают не только экономическими показателями. Они обеспечивают нас совершенно необходимыми, многими жизненно необходимыми функциями. Но для того, чтобы они выполняли эти функции, необходим ряд условий, должна быть достаточная площадь занята природными территориями. Понятно, что при высокой численности населения невозможно сохранять всё и в больших объёмах. Поэтому [в Китае] разработана так называемая концепция экологических каркасов, когда особо охраняемые территории являются некими ядрами сохранения и разнообразия в регионе, между которыми существуют экологические коридоры. Это принципиальная вещь, потому что природные экосистемы не могут существовать без обмена биологическим, генетическим материалом, для чего необходима определённая площадь.

Это имеет непосредственное отношение к нашим особо охраняемым [природным] территориям (ООПТ). Много у нас их или мало? Территория заповедников в России занимает чуть больше 1 процента, национальных парков – и того меньше, в совокупности федеральные особо охраняемые территории занимают не более 3 процентов [площади]. В то же время, например, в США эта площадь достигает 15 процентов, в Китае – 17. Вот так выглядят наши федеральные особо охраняемые территории на сегодня.

Какие принципиально важные особенности имеются у ООПТ? Они поставляют человеку абсолютно уникальные и незаменимые ничем другим функции. Наблюдения за природными процессами в многолетнем режиме при изменении климата – подобные данные бесценны, взять их абсолютно негде. Таким образом, ООПТ – это эталоны того, как должна выглядеть здоровая природа. Невозможно лечить больного человека, не зная, как выглядит здоровый организм, то же самое и в отношении природных территорий.

Таким образом, особо охраняемые природные территории – это национальное достояние, а ценность их – абсолютна.

Что происходит у нас? В последние годы все проблемы с ООПТ связаны в основном с госуправлением. Достаточно привести несколько примеров. Недавно принятая концепция по развитию ООПТ до 2020 года, новый законопроект об особо охраняемых территориях принимались в практически абсолютно закрытом режиме, общественность, и научная, и природоохранная, с ним не была знакома. Происходит довольно интенсивная и фактически насильственная смена кадров в системе особо охраняемых территорий, особенно это касается директоров, уходят авторитеты, а учитывая низкий уровень финансирования, вообще складывавшаяся десятилетиями кадровая система заповедников и национальных парков сейчас чрезвычайно ослаблена.

Многие экономические, коммерческие решения, касающиеся ООПТ, принимаются с подачи Минприроды фактически на принципах соглашательства, потому что я не помню ни одного примера из серьёзных коммерческих проектов, где бы Минприроды реально отстаивало интересы особо охраняемых территорий. Это понятно, потому что существует системное противоречие, о котором уже упоминалось. Министерство природных ресурсов ответственно за использование природных ресурсов, а в этом режиме очень трудно сохранить паритет.

Проект закона, который я упоминал, бесконечно опасен, там изъято основное свойство, основное требование существования системы особо охраняемых территорий – это принцип бессрочности. Поскольку природные сообщества функционируют длительное время, без этого принципа невозможно каким-либо образом сохранить ту эталонность, ради которой создаются заповедники и национальные парки. Проект закона целиком и полностью ориентирован на развитие хозяйственного использования на охраняемых территориях, причём в разных форматах. Что касается заповедников, то там предполагается развитие туризма, что принципиально недопустимо, о чём мы уже говорили. Что касается национальных парков, то часть из них фактически превращают, пытаются превратить в дома отдыха, спортивные комплексы и так далее, то есть наделить их функциями, совершенно не свойственными национальным паркам, потому что в национальные парки люди должны приезжать для того, чтобы знакомиться с естественной, дикой, сохранённой природой. Ради этого они создаются.

По поводу финансирования. Уровень зарплаты у научных сотрудников, охраны, отдела просвещения: базовые оклады 5–7 тысяч рублей, командировочные до сих пор 100 рублей. В результате происходит потеря кадров, [научных] школ, которые создаются десятилетиями. Молодёжь, естественно, на такие условия, в отсутствии жилья тем более, никогда не придёт. Происходит потеря преемственности, и вот это уже катастрофа. Деньги, которые выделяются на особо охраняемые территории, это деньги в основном на зарплаты. Допустим, выделяется в год 16 миллионов на особо охраняемую территорию, из них 14 – это заработная плата. На оставшиеся деньги нужно умудриться оплатить аренду, коммунальные расходы и так далее. А на что работать?

Говорят, что денег в бюджете нет. Мы прикинули: в среднем в год выделяется сейчас на федеральные ООПТ по 23–25 миллионов рублей, а при нынешнем режиме требуется 3,5 миллиарда рублей в год на все федеральные ООПТ.

Вы знаете, когда мы узнаём о том, что только на проектирование ЦКАД [центральной кольцевой автодороги] было нецелевым образом истрачено около 9 миллиардов рублей за пару лет, мы не можем поверить в то, что в бюджете нет денег на принципиально важные государственные задачи.

И последнее. Туризм в заповедниках – это всё равно что СПИД. Он разрушает иммунную систему заповедной системы, он противоречит принципиальным свойствам этих особо охраняемых территорий.

И наконец, что мы хотели бы рекомендовать. Давно пора на государственном уровне признать особо охраняемые территории национальным и неделимым достоянием, приоритетом в обеспечении экологической безопасности, отказаться от каких-либо планов развития туризма в заповедниках, от преобразования национальных парков в санатории, спортивные комплексы и так далее, отказаться от каких-либо планов изъятия, изменения границ и режима охраны ООПТ. Соответственно, нельзя допустить принятие нового законопроекта в том формате, который существует. Необходимо обеспечить адекватное финансирование. И, конечно же, нужно создать при Правительстве орган – федеральное агентство по особо охраняемым территориям с наделением его полномочиями и по выработке государственной политики, и по нормативно-правовому регулированию.

И последнее. Пользуясь присутствием здесь Юрия Петровича, хотелось бы просить Министерство обеспечить реальное содержательное взаимодействие с общественными организациями по вопросам ООПТ.

Я не упоминал региональные ООПТ, тем не менее в России есть совершенно уникальный опыт функционирования так называемого Муравьёвского парка, инновационного, фактически эколого-культурного центра в Амурской области. Это региональный парк, который войдёт в учебники, он требует всяческого тиражирования. Но на сегодняшний день парк борется с проблемами и не находит понимания на областном уровне.

Пользуясь случаем, я хотел бы передать Вам, Дмитрий Анатольевич, письмо заслуженных учителей Амурской области, которые просят посодействовать в сохранении Муравьёвского парка. Спасибо.

М.ФЕДОТОВ: Спасибо. Алексей Владимирович, всё было очень интересно, что Вы говорили, единственная просьба: если можно, давайте держаться того регламента, который у нас был обозначен.

Иван Павлович Блоков, «Гринпис России».

И.БЛОКОВ: Спасибо большое.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Я постараюсь ответить на вопрос о том, что происходит с окружающей средой, кто за это отвечает и что надо сделать, чтобы её изменить. Кстати, это проект «Сахалин-2», для тех, кто не знает эту фотографию. Вот так выглядит работа ряда компаний у нас. Я думаю, что многие иллюстрации будут интересны.

Первый мой тезис, что за последние десять лет практически не улучшилась ситуация с окружающей средой. Я базируюсь только на официальных цифрах, причём говорю не о прошедших проблемах, не о накопленных, а о том, что происходит сейчас. Постараюсь это проиллюстрировать на примере – для начала на нефти, потому что это основа, и она иллюстрирует ту самую институциональную проблему между контролем и добычей. Количество прорывов нефтепроводов увеличивается в последние годы, официальные цифры на 2010 год – 28 тысяч прорывов нефтепроводов в год, 2011 год (по оценочным данным) – 26 тысяч прорывов. Эти данные недоступны, достать их в открытой печати невозможно. Количество нефти, вытекающей северными реками в Ледовитый океан, по данным Росгидромета, подчёркиваю, по данным многолетних наблюдений, – 0,5 миллиона тонн каждый год. При этом базовый уровень – данные 70–80-х годов. Изменений нет, мы чётко видим, что не прекращаются прорывы нефтепроводов, хотя нефть добывается. Кстати, удельное количество прорывов тоже возрастает.

Следующий показатель – лесные пожары. Данные о лесных пожарах – это официальные данные Росстата – за последние 20 лет в 1,7 раза выросло число пожаров, а лесовосстановление, которое тоже очень условное, упало вдвое. Если брать последние 25 лет, то количество пожаров вообще увеличилось в пять раз.

Можно ли верить официальным данным, показывает следующий слайд. Вот данные, которые приводит наша государственная статистика на основании наземных наблюдений, а вот это данные дистанционного наблюдения, которое проводилось Красноярским институтом леса и рядом других организаций. Реальные площади пожаров не 1,8 миллиона гектаров, а 9 миллионов гектаров – это площадь пожаров в 2011 году. Вот это реальные цифры, но в официальных документах их нет. Можно себе представить, что происходит.

Загрязнение воды. Случаев экстремально высокого и высокого загрязнения, по данным Росгидромета, у нас становится больше.

Количество промпитьевой воды, которая не соответствует санитарно-химическим показателям, тоже увеличивается.

Далее, Ярославль. Загрязнение воздуха в городе, где среднегодовые концентрации больше 1 ПДК (предельно допустимая концентрация). Столько же, можно сказать, что показатели чуть-чуть возрастают, чуть падают, лучше [воздух] не становится.

Показателем загрязнения воздуха является совершенно потрясающий пример с городом Норильском и предприятием ГМК «Норильский никель». В Норильске, по крайней мере, ещё две недели назад, начиная с 2003 года, не было ни одного поста Гидромета. Интересно, что в докладе Юрия Петровича указано, что в Сочи [проводится] шесть, по-моему, различных методов наблюдения. А в Норильске в 2003 году из-за аварийного состояния закрыт пост Гидромета. Почему я говорю про Норильск? Потому что это 10 процентов по массе выбросов по всей стране. Одна десятая, каждая десятая тонна вредных веществ, выбрасываемая [в атмосферу] в стране, выбрасывается в Норильске. Контроля Гидромета нет, слегка контролирует Роспотребнадзор. Так что сложно говорить об улучшении.

Ввод в действие мощностей по охране от загрязнения атмосферы или воды. Если вы посмотрите на график, то их количество никак не увеличивается для того, чтобы полностью очистить то, что у нас выбрасывается и сбрасывается. Для этого, в зависимости от того, по какому периоду усреднять, нужно от 60 до 120 лет. Я не знаю ни одних очистных сооружений, которые прослужат 60 или 120 лет. То, что есть сейчас, к тому времени уже разрушится, если мы будем теми же темпами строить.

Наконец, отходы. Очень показательная вещь, потому что отходы сложно спрятать. Можно неправильно провести замер, можно использовать не ту лабораторию, можно спрятать то, что выбрасывается и сбрасывается, а отходы спрятать тяжело. Вот цифры по росту отходов. Вот так образуются отходы в стране. Заметим, что они растут каждый год, быстрее, чем ВВП. При этом интересно наблюдать, что цифры, которые указывает Росстат, не соответствуют тем цифрам, которые дают руководители Росприроднадзора в официальных докладах, почему-то они очень серьёзно расходятся. Интересно, как это происходит, и каким же документам мы должны верить?

Наконец, то, что происходит с населением. Экологические преступления растут. Маленькое снижение числа экологических преступлений в последнее время впрямую связано только и непосредственно с Лесным кодексом, принятым в 2006 году, который, по сути, исключает понятие о незаконной рубке и создаёт проблемы. Если вы посмотрите на экологическую преступность, то она в стране составляет 0,85–0,9 процента.

Что касается роста, то видно, что произошло за два десятилетия, рост действительно гигантский. Это показывает, как люди относятся к окружающей среде и, соответственно, как люди обеспокоены окружающей средой. Данные ВЦИОМ и «Левада-центра», сделанные за весь период, показывают, что люди не становятся более обеспокоенными проблемами с окружающей средой, данные колеблются около 20–22 процентов, единственный случай, когда был рост обеспокоенности до 32 процентов, это пожары 2010 года. Но интересно, что у нас это было 32 процента, а самый низкий уровень экологической обеспокоенности в Соединённых Штатах был 35 процентов (данные получены по той же методике).

И, наконец, как относятся власти к состоянию окружающей среды. Количество незаконных правовых актов в экологической сфере измеряется тысячами (это данные Генпрокуратуры). И падение, которое вы видите в конце, опять связано с Лесным кодексом, с тем, что проблемы с нарушениями исчезли, поскольку понятие незаконных рубок Лесным кодексом убирается. Расходы федерального бюджета, доля расходов падает за последние годы, это тоже показатель отношения.

У нас сейчас пока нет экологической катастрофы, но у нас есть очень серьёзные проблемы. Катастрофа будет, если останется тот самый кризис в головах и у населения, и у властей, который был до настоящего времени и который ведёт к такому наплевательству, к тому, что у нас не принимаются важные и нужные меры. Что можно сделать для того, чтобы это изменить? Предложения самые простые, вот первые шаги, которые действительно можно к этому сделать. Воссоздание самостоятельного органа с правом контроля, в том числе муниципальных и региональных объектов, не обязанность, но право, чтобы не выделялись чётко региональные вещи.

Принципиально важно восстановление государственной и общественной экологической экспертизы, обеспечение доступа к экологической информации. Когда доклад о состоянии вод [в стране] печатается тиражом 240 экземпляров, то его нет ни в одной российской библиотеке, его невозможно достать, люди не могут получить эти данные, не существует его в электронном виде, он не висит в интернете.

Общественное участие, в том числе референдумы, при принятии решений об опасных объектах, – это принципиальный момент. Лесной кодекс, безусловно, требует переработки, причём не косметической. Конечно же, платежи должны быть подняты и изменены. Причём вопрос с платежами критично важен, потому что не система плоха, плохо то, что устанавливается временное разрешение на основании планов, которые должны были привести к нормативам, а планы не приводят. 17 лет обещается привести к нормативам выбросы и сбросы предприятий. Не приводятся.

Так что можно многое сделать, но для того, чтобы решить проблему, я бы предложил сделать ещё одну вещь – начать с себя, так, как начали больше 10 тысяч человек год назад, собравшие мусор и поехавшие, чтобы его отвезти.

Дмитрий Анатольевич, покажите пример всей стране, начните собирать мусор раздельно прямо завтра.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо за приглашение и предложение. Неплохая идея, кстати.

М.ФЕДОТОВ: Ирина Ильинична Максимова – учёный секретарь научного совета по Байкалу Сибирского отделения Российской академии наук. Ирина Ильинична, пожалуйста.

И.МАКСИМОВА: У нас в настоящее время приняты и реализуются решения по моногородам, но необходимо не только планировать трудоустройство граждан и экономические эффекты, но решить накопившиеся и предотвращать новые экологические проблемы. Программы по экологии должны стать обязательной составной частью каждого моногорода, и такие предложения отражены в докладе Совета.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат является знаковым для оценки отношения России к вопросам экологии. Если Байкальский комбинат продолжает сбрасывать сточные воды в Байкал, то в отношении других объектов тем более сделать ничего невозможно. И все слова про «стремления государства» остаются только словами.

Максимальные риски развития Байкальского региона демонстрируют бездействие федеральной власти. В условиях, которые созданы вокруг Байкальского ЦБК, когда принятие решений по будущему предприятия и в качестве следствия будущему города Байкальска полностью замкнуто на высшее руководство страны, отсутствие такого решения вынуждает всех чувствовать себя в состоянии неопределённости. Такое состояние не позволяет ни работать, ни развиваться.

Даже межведомственная комиссия по Байкалу уже с 2009 года ни разу не собиралась. Именно непринятие никаких решений позволяет заинтересованным лицам пользоваться ситуацией и выжимать последнее из уже находящегося в состоянии экологического и экономического банкротства предприятия. На этом графике красным цветом вы видите, как увеличились сбросы после восстановления производства на Байкальском ЦБК (БЦБК). Если до 2008 года они были примерно на одной определённой величине, то уже в этом и в прошлом году они в два раза выше.

Очень серьёзную опасность представляет и то, что до сих пор не осуществляется работа по ликвидации шлам-отвалов БЦБК. Эта работа не терпит отлагательств, так как угроза сброса отходов в Байкал является вполне реальной. К сожалению, Министерство природных ресурсов до сих пор не утвердило данный проект, который разработан в конце года, несмотря на то, что он одобрен и в Минэкономразвития, и в Правительстве Иркутской области, и в Минпромторге. Это не позволяет начать его реализацию. Сейчас уже два из трёх факторов катастрофических селей, которые в том районе вполне объективны, существуют. Снежный покров на Хамар-Дабане сейчас три метра, и прошедшие землетрясения способствовали сходу снежных лавин. Остался лишь июньский ливень, и 7 миллионов тонн отходов БЦБК будут в Байкале. Тогда Байкала уже не будет.

Усугубляет картину практически полное отсутствие информации о принимаемых решениях и серьёзные сомнения в её достоверности. Игнорирование федеральными ведомствами обращений и обоснований научных и общественных организаций дополняет проблему непонимания и конфликта интересов власти и общества.

Вы видите здесь на слайде, что предприятие убыточно. Оно уже два года находится в состоянии банкротства. К середине этого года оно должно было уже реализовать план внешнего управления. Но как Вы видите, и по состоянию на полугодие прошлого года, и по состоянию на конец года, кредиторская задолженность 3,5 миллиарда рублей, а в реестре акционеров – 2,8 миллиарда. У БЦБК убытки за прошлый год и долг по экологическим платежам, кстати, 72 миллиона рублей. Они тут недавно гордо заявили, что 2 миллиона выплатили. Но по сравнению с 72 – это вообще ничего. Поэтому план внешнего управления 100 процентов не будет реализован.

Мы делаем такие выводы, что предприятие убыточно, модернизация его бесперспективна и оно технически неспособно работать в рамках действующего законодательства. Росприроднадзор постоянно проверяет это предприятие, там постоянное превышение [ПДК]. Причём превышения составляют до тысячи раз по отдельным компонентам! И ничего, кроме штрафов, не предъявляется, штрафов, которые, конечно же, не выплачиваются. Государство всегда имело в составе этого акционерного общества достаточно значительную долю, в настоящее время это 49 процентов.

Ещё в 2007 году, когда начинал реализовываться проект по замкнутому водообороту, мы обращались и в Минприроды, и к господину Дерипаске, который тогда владел более 50 процентами акций, и давали ему свои экономические оценки будущего предприятия (то, что предприятие будет патологически убыточным). До планового введения замкнутого оборота оставалось всего полгода. Он промолчал, как и государство, замкнутый водооборот был введён через полтора года. Остановилось предприятие, как заявил собственник и Минпромторг России, именно из-за убытков работы в замкнутом водообороте.

Уже в январе 2009 года Сибирское отделение РАН разработало более десяти вариантов альтернативных видов деятельности, с бизнес-планами. Эти варианты есть и в Правительстве России, и у специалистов, они есть в Минпромторге, например у господина Дементьева, они есть и в Минприроды. В январе 2009 года эта работа была полностью поддержана Иркутской областью, но в ответ – молчание, как будто бы не существовало этих вариантов.

С момента принятия решения об особой экономической зоне на Байкале мы твердили, что лучшее место для этого – Байкальск. Наконец-то после трёхлетних бессмысленных затрат на Листвянку и на Голоустное в 2010 году принято решение, что такая зона будет в Байкальске. Сейчас и наука, и турбизнес, и даже ответственные из Минэкономразвития говорят, что пока не будет БЦБК закрыт, турзона эта развиваться не будет. И всё равно абсолютно ничего не говорится, власть молчит.

Когда предприятие было остановлено, Иркутскэнерго готово было взять на свой баланс полностью энергообеспечение города, причём вместе с затратами на особую экономическую зону. Постановлением Правительства №1 от 2010 года решили, что комбинат можно открывать и всё, никаких абсолютно решений нет. В настоящее время Иркутскэнерго ничем не занимается. До осени 2010 года главный кредитор БЦБК, «Альфа-банк», стремился к продаже активов акционерного общества, постольку поскольку капитализация его ниже долгов тогда была, а сейчас тем более. И вдруг принял решение о новом плане внешнего управления, причём в конце 2011 года господин Авен заявил, что они сделали это, так как их попросили, то есть он это официально заявил, а сами вообще-то хотели бы избавиться от этого предприятия и считают, что его надо закрывать. Никакой реакции так и нет.

Постоянно звучит угроза о том, что страна останется без оборонной мощи, которая составляет 300 тонн целлюлозы в год, которую выпускает БЦБК. Это всего два-три дня работы комбината. А где было оборонное ведомство с 2001 года? В 2001 году государство утвердило план замкнутого водооборота, и было известно заранее, что будет выпускаться только небелёная целлюлоза. Что восемь лет делало оборонное ведомство? А что оно делало два года, пока предприятие стояло? На самом деле в 2009 году был сделан государственный контракт закрытый какой-то, и в нём были предложены три варианта. Если уж действительно всё-таки это по безалаберности так себя ведёт у нас оборонное ведомство, то были три варианта предложены, где можно такую же целлюлозу выпускать в размере 300 тонн. Это в Братске, новый завод строить и самое лучшее, как говорят специалисты, завод «Питкяранта» в Карелии. Там 10 процентов в государственной собственности. Они готовы это выпускать, даже при маленькой мощности, всего 10 тысяч тонн, говорят, что им это выгодно будет. Но ведь ничего не делается, хотя можно было быстро сделать с 2009 года.

Почему вообще БЦБК работает – это загадка, это вообще никому невыгодно. Мы оцениваем это просто как паралич власти, как полную бездеятельность или намеренное недопущение всякой возможности принятия окончательного решения. Но в любом случае это унижение людей и всей страны с риском уничтожения Байкала и, естественно, города Байкальска.

Работа БЦБК создаёт социально-экономические ограничения развитию города и реально закрывает возможности его развития. Ведь нам надо трудоустроить всего одну тысячу человек. Там сейчас работает 1600, но часть останется на ТЭЦ работать, также есть специалисты из Селенгинска. Двести сорок человек профессиональных специалистов готовы... Их готовы в ближайшее время взять на работу в Красноярске на вводимом предприятии. Уже с осени этого года в Красноярске готовы взять этих специалистов с семьями, и даже с квартирами, жильём их обеспечить. Только одна особая экономическая зона даёт 2 тысячи рабочих мест. А на разборки всех этих шлам-отвалов и на рекультивацию территорий нужны ещё 2 тысячи плюс 10 тысяч нужно в смежных видах деятельности.

Закрытием БЦБК может быть только его ликвидация. Решение о конкретных сроках закрытия может и должно быть принято в ближайшее время с установлением технического регламента и финансового механизма.

В докладе есть предложения, которые касаются моногородов, Байкальска и объектов Всемирного наследия. Это самостоятельный статус государственной экологической экспертизы, в первую очередь по моногородам. Нельзя заново сейчас строить новые производства, чтобы они создавали опять проблемы. И также для объектов Всемирного наследия, в частности для Байкала, у нас больше половины территорий объектов Всемирного наследия не являются особо охраняемой территорией, там есть объекты. Так вот раз они включены в список ЮНЕСКО, значит, должна быть и международная экспертиза ЮНЕСКО. Ещё одно предложение: обязательно должно быть страхование экологического риска, это вопросы, которые должны быть внесены в действующее законодательство.

Это надо поручить Правительству. Дело в том, что есть поручение Премьер-министра до конца первого квартала этого года подготовить план модернизации, перепрофилирования комбината. Президент России имеет абсолютно все полномочия, все – решающие, для того чтобы этот вопрос решить. Можно до 1 апреля, тем более готовы эти предложения, их представить, до 15 апреля их обсудить с общественниками и ликвидировать это предприятие. В 2013 году точно можно ликвидировать, единственное что требуется, это проект ликвидации, но его можно делать параллельно со всем остальным.

Нам бы хотелось, чтобы на сегодняшнем совещании прозвучали следующие слова: «Проблема по БЦБК – это не только проблема Байкальска и это не только экологическая проблема, это сохранение Байкала как глобального стратегического ресурса пресной питьевой воды, это ресурс всего человечества».

Завершаю словами директора Лимнологического института Сибирского отделения РАН академика Грачёва: «Давайте перестанем осквернять Байкал наличием Байкальского ЦБК».

В дополнение я хотела бы передать лично Дмитрию Анатольевичу документ от имени общественного совета при правительстве Иркутской области с обоснованием позиции по ликвидации предприятия.

Спасибо.

М.ФЕДОТОВ: Теперь у нас на очереди Сергей Владимирович Симак – главный эколог Самарской области, я бы так его назвал. Он возглавляет Самарское отделение социально-экологического союза. Вчера мы вместе с ним осматривали этот замечательный нефтеперерабатывающий завод, вместе с директором Андреем Гориславовичем, который был нашим экскурсоводом. И всё, что Андрей Гориславович рассказывал, я дальше перепроверял у Сергея Владимировича Симака. И мне было очень приятно узнать, что экологи вполне благожелательно относятся к тому, что делается здесь на заводе по модернизации производства. Это показывает конкретный пример, как модернизация позволяет решать экологические проблемы.

Сергей Владимирович, я прав?

С.СИМАК: Согласен, Михаил Александрович.

Уважаемые коллеги, право на благоприятную окружающую среду – это одно из базовых прав человека, которое каждому из нас гарантирует Конституция. Однако это право остаётся всего лишь декларацией, если нет эффективных механизмов защиты реализации этого права. Давайте посмотрим, как оно реализуется. Одним из важнейших механизмов является механизм экологического контроля. Вот мы находимся в Самарской области, давайте посмотрим, как организован государственный экологический контроль в регионе.

В управлении экологического надзора регионального министерства сегодня 14 оперативных сотрудников, в управлении Росприроднадзора – 11, в Самарской межрайонной природоохранной прокуратуре – 4. Итого: 29 человек. Теперь, пожалуйста, посмотрите, что из себя представляет регион. Население больше 3 миллионов, 37 муниципальных образований и больше 30 тысяч предприятий, которые зарегистрированы в налоговой инспекции. Могут 29 человек по-настоящему обеспечить контроль такого региона или это шутка?

Я могу сказать, что Самарская область в этом отношении одна из лучших. В других регионах гораздо хуже. Позавчера я принимал участие в круглом столе в Пермском крае, там хуже, там ниже численность. В результате мы имеем то, что мы имеем. Латентность экологических правонарушений в России намного превышает 95 процентов. Это то, что называют юридическим языком правовой нигилизм, а общечеловеческим языком – беспредел. О какой защите прав можно говорить при такой ситуации?

Муниципальный контроль несколько лет назад ликвидирован федеральным законодателем. Могу сказать, что Самарская область сумела эту проблему решить, делегировав часть полномочий государственного надзора, тогда ещё контроля, органам местного самоуправления. Но, во-первых, эта проблема таким образом решена только в одном регионе России (ещё в двух регионах в усечённом виде более или менее как-то решена), а, во-вторых, на мой взгляд, совершенно ненормальная ситуация, когда субъект Федерации вынужден исхитряться, для того чтобы исправить дурацкие решения федерального законодателя. Это ненормальная ситуация. А ведь муниципальный контроль, муниципалитеты, они ближе всего к земле, именно они могут оперативно реагировать на нарушения, которые влияют на право людей на благоприятную окружающую среду, на это право жителей этих муниципалитетов.

Какие ещё формы контроля могут быть? Есть общественный контроль, который мог бы быть очень серьёзным подспорьем для системы контроля государственного. Ведь дело в том, что, мы с вами прекрасно понимаем, муниципального или государственного инспектора в каждом дворе не поставишь, никакого бюджета на это никогда не хватит, а вот общественного инспектора поставишь (его и ставить не надо, он живёт в этом дворе), если он подготовлен, поддержан государством и с государством взаимодействует.

Какие формы существуют общественного контроля? Во-первых, получение информации, это тоже право, которое гарантирует нам 42-я статья Конституции, Закон об информации, Орхусская конвенция, к которой, кстати, Россия присоединилась в прошлом году. Но вот механизмов, которые гарантируют получение гражданами полной и достоверной информации, как Конституция нам обещает, не существует, мы постоянно сталкиваемся с невозможностью её получения. Это очень серьёзная проблема, которую можно решать только принципиально на уровне государства.

Вторая форма – форма превентивного контроля – экологическая экспертиза. За последние годы экологическая экспертиза была усечена катастрофически – на 95 процентов. В первую очередь она была ликвидирована в городах, где проживает большая часть населения России и где реализуется большая часть проектов, которые из здравого смысла обязаны быть объектом такой экспертизы.

Да, исходя из понятных антикоррупционных соображений, упрощением хозяйственной деятельности свели всю экспертизу к единой экспертизе – государственной экспертизе, создав там экологический отдел вроде бы. Но ведь при этом ликвидировали заодно и Общественную экологическую экспертизу, которая была чуть ли не единственным эффективным механизмом влияния граждан на принятие решений, от которых зависит их судьба. И сейчас такого механизма просто нет. Я предлагаю рассмотреть вопрос, хотя бы как один из вариантов, восстановить общественную экологическую экспертизу в связи с государственной экспертизой в городах. Это был бы один из вариантов решения такой проблемы.

И третья форма контроля – это прямой инспекционный контроль общественными организациями. Мы имеем опыт такого контроля: в Самарской области у нас действует шестой год общественно-экологическая инспекция Самарского социально-экологического союза, который объединяет более 120 общественных инспекторов в разных муниципальных образованиях. Но, к сожалению, это редкий, очень редкий опыт для России, и мы сталкиваемся с большим количеством проблем, я чуть позднее о них скажу.

На мой взгляд, и я глубоко убеждён, что полноценная система экологического контроля должна представлять такую пирамиду, которая должна опираться на землю, на многочисленных общественных инспекторов, чуть менее многочисленных муниципальных и какое-то определённое количество государственных, которые осуществляют общий надзор. Сегодня мы имеем только верхний уровень, который висит в воздухе и не способен оказать никакого реального влияния на ситуацию. При этом, осуществляя на практике общественно-экологический контроль, мы сталкиваемся с рядом очень серьёзных проблем.

Во-первых, общественный контроль не имеет практического смысла, если он не реализуется в эффективном взаимодействии с органами государственной власти, потому что он – полуконтроль. Общественным контролем нельзя принять меры, нельзя исправить ситуацию, а можно только выявить проблему. А дальше дело за государством.

Во-вторых, существует серьёзная проблема отсутствия правового статуса и правовой защиты общественных инспекторов.

В-третьих, существует серьёзнейшая проблема отсутствия ресурсов, которая не позволяет эффективно и полноценно развивать общественный контроль. Мы в какой-то степени эти проблемы решаем, готов рассказывать и делиться, как это делать, мы готовы помогать другим регионам развивать общественный контроль, но здесь необходимо партнёрство с государством, а также с другими общественными организациями.

Вторая проблема, которая в моём докладе была заявлена, – это проблема формирования экологической культуры. Думаю, мы все здесь согласны с профессором Преображенским в его тезисе, что разруха, извините, не в сортире, разруха в голове. До тех пор, пока разруха в голове не будет ликвидирована, ситуация у нас меняться не будет никогда, какие бы законы ни принимались и какие бы слова мы ни говорили.

Единственным консолидированным инструментом, через который государство может повлиять на эту ситуацию, является система образования. Понятно, что есть и другие, но это наиболее эффективный инструмент. И закон, и Конституция тоже создают для этого, вообще говоря, нормативные условия, и в Законе «Об охране окружающей среды» есть 72-я статья, которая требует от системы образования вводить эти элементы. Дмитрий Анатольевич, в позапрошлом году Вы давали поручение провести работы по экологизации системы образования, давайте посмотрим, как это выполнено. В 2010 году был принят Стандарт школы общего образования, в преамбуле этого Стандарта слово «экология» встречается 117 раз – здорово, выполнили в том же году. Посмотрим теперь, как это дошло до земли, посмотрите в стандартах предметов, когда доходит до ученика – ровно столько, сколько в предыдущем, 2009 году. То есть когда доходит до земли, оказывается, что ничего не выполнено, всё красиво для отчёта. Органы управления образованием, очевидно, не имеют понимания того, что надо делать, чтобы это поручение выполнить. И главное, ничего не делается для того, чтобы это понимание выработать.

У нас есть опыт, есть инструменты, которые позволяют эти проблемы решать. Одним из таких инструментов является комплекс «Экологические капельки», который я уже показывал в июне. Это инструмент, который позволяет, на мой взгляд, принципиально изменить такую ситуацию. Сегодня этот комплекс внедряется в инициативных школах в пятнадцати регионах России и ряде зарубежных стран, но пока, к сожалению, мы не имеем полноценной поддержки органов управления образованием. Правда, в Самарской области готовится педагогический эксперимент по внедрению этого комплекса. Так что Самарская область при желании, в том числе федерального министерства, может стать опорной экспериментальной площадкой для внедрения этого комплекса, тем более что у нас активно ведутся работы по продолжению этого проекта. Сейчас 7–9 классы у нас охвачены, и задача – в ближайшие годы сделать полную линейку с 1 по 11 класс.

Есть ещё один важный вопрос, на котором я хочу закончить. Практика показала, что очень часто (боюсь, как бы не всегда), когда даются поручения первых лиц государства, сделанные по инициативе общественных организаций, и в том числе представителей Совета по правам человека, эти поручения либо не выполняются, либо выполняются так, что лучше бы вообще не выполнялись. На мой взгляд, единственным механизмом, который мог бы этому противостоять, является создание на основе таких поручений рабочих групп при специально уполномоченном органе с обязательным участием инициаторов от общественных организаций и с обязательной обратной связью от того, кто дал это поручение, к тому, кто это поручение инициировал и участвует в работе. Он обязательно должен участвовать в работе по реализации поручения. Если этого не произойдёт, все эти поручения также будут зависать, как зависали до сих пор.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: У нас тут есть коллеги, которые хотели выступить. Пожалуйста.

М.ФЕДОТОВ: Николай Игоревич Рыбаков.

Н.РЫБАКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета!

Я представляю экологический правозащитный центр «Беллона», Санкт-Петербург. Сама история создания «Беллоны» в России связана с защитой экологических активистов. Вы как юрист и петербуржец, я думаю, помните дело Александра Никитина, который является председателем правления «Беллоны». Вот уже больше 15 лет мы защищаем экологических активистов и экологические права граждан России. Сегодня, считаю, важно говорить с Вами об очень сложных случаях, о преследовании экологических активистов и о проблемах защиты экологических прав в России.

Люди, которые к нам обращаются, это, наверное, самые активные люди в нашей стране, которые борются за сохранение природы, борются против вырубки лесов, против перегораживания берегов озёр, рек, побережий, против того, чтобы выводили земли особо охраняемых природных территорий и распродавали их под дачи. К сожалению, в последнее время эти активисты всё чаще подвергаются преследованиям, иногда физическому давлению. И в этом, к сожалению, часто участвуют местные, региональные органы власти, включая губернаторов. В тех случаях, когда активисты выступают против нарушения законов со стороны чиновников, а, к сожалению, это случается почти всегда, когда встаёт вопрос о нарушении экологических прав граждан, в этих случаях они в основном не находят поддержки у правоохранительных органов и прокуратуры. И наоборот, как будет понятно из примеров, которые я приведу ниже, они сталкиваются с тем, что государственная машина не помогает им, а начинает с ними бороться, против активистов заводят административные и даже уголовные дела. А вот как раз дела против тех, кто нарушает природоохранное законодательство, они как раз не заводятся.

Об истории с Михаилом Бекетовым в Химках, я думаю, знают уже все в нашей стране, это весьма печальный пример. Но есть ещё несколько. Ленинградская область, особо охраняемая территория «Поляна Бианки», это Ломоносовский район, Дмитрий Анатольевич. Там распродаются земли этой природной территории, а защищавший эти земли эколог Александр Сенотрусов, он был муниципальным депутатом, который создавал эту особо охраняемую природную территорию, сначала он был уволен из школы, где работал, в декабре прошлого года он был жестоко избит, практически лишился глаза. Дело не расследуется, к пострадавшему даже скорая помощь отказалась ехать на место преступления, зная о его конфликте с главой местного района.

Свердловская область. Бизнес при помощи ФСБ, к сожалению, есть документы о том, что была проработка Федеральной службы безопасности в отношении Максима Петлина. Устранили неудобного активиста, депутата Думы Екатеринбурга Максима Петлина, который боролся против застройки сквера в городе, и он с 26 августа 2011 года находится в следственном изоляторе. Эти примеры подробно изложены в докладе, который Вам передан.

Но я хотел бы особенно обратить Ваше внимание на тот случай, который взволновал в последние дни всю экологическую и интернет-общественность, это ситуация в Краснодарском крае. Мы находим здесь пример не только борьбы и преследований экологических активистов, но и, к сожалению, пример коррупции на региональном уровне.

Краснодарский край, село Бжид – это Туапсинский район. С попустительства и при поддержке местных властей, включая действующего губернатора, проведена вырубка деревьев (все эти фотографии есть), установлен незаконный забор. Деревья были включены (это пицундская сосна) в Красную книгу, перегорожены подходы к побережью Чёрного моря. И посередине всего этого (действительно есть опровержение того, что забор установлен не вокруг дачи губернатора Ткачёва, вырубка не на территории дачи проводилась) находится дача, в центре всего этого мероприятия, а забор перегораживает земли лесного фонда.

Позавчера активисты «Экологической вахты по Северному Кавказу», которые следят за этой ситуацией и многократно обращались в правоохранительные органы (в ответ получали письма, что нет там никаких заборов, не ведётся там никаких вырубок), поехали туда и были задержаны на месте. До этого было возбуждено уголовное дело против Сурена Газаряна и Евгения Ветишко – активистов. С согласия следователя, который ведёт это дело, вместе со своим адвокатом Газарян поехал на место, чтобы собрать доказательства, сделать фотоснимки. Когда они приехали на место, частным охранным предприятием они были схвачены, избиты, закованы в наручники, у них были отобраны телефоны (я сам пытался дозвониться Газаряну) и фотоаппараты, до приезда полиции их незаконно удерживали сотрудники частного охранного предприятия. Газаряну пытаются инкриминировать, что он нанёс ущерб, написав на заборе слова «Ткачёв – вор», и это, к сожалению, нанесло некой фирме ущерб в 120 тысяч рублей.

Сейчас Газарян находится в следственном изоляторе. Вчера мировым судьёй (к сожалению, печально известным уже) он был наказан – приговорён к 10 суткам административного ареста. Сегодня утром, когда мы летели к вам, это дело было рассмотрено уже Туапсинским районным судом, и решение суда мирового оставлено было без изменения. Сейчас они находятся в следственном изоляторе в Туапсе, который до этого уже судом был признан непригодным для использования, в нём содержание с нечеловеческими условиями. Есть решение суда об этом. Он до сих пор действует, и туда поместили общественных активистов.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Вам передано письмо, больше двух десятков тысяч человек уже подписались. Мы требуем, чтобы Газарян и его адвокат Дутлов Виктор были освобождены. И мы просим Вас дать поручение Генеральному прокурору. Мы просим, чтобы всё было, естественно, в рамках закона, чтобы Генеральный прокурор разобрался в этой ситуации, проверил постановление мирового судьи, почему не был вызван ни один свидетель, ни одно ходатайство не было удовлетворено на этом суде. Какое может быть доверие к суду после таких заседаний? Мы просим проверить законность постановления о возбуждении уголовного дела против Ветишко и Газаряна и провести расследование, почему был возведён забор, огораживающий земли лесного фонда, почему были вырублены деревья, занесённые в Красную книгу? Если проводится расследование в отношении общественных активистов, то почему же оно не проводится в отношении тех, кто нарушал законы?

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Есть ещё один момент. Я передаю Вам папку, в которой собраны все документы по делу Максима Петлина (Свердловск) и по делу Газаряна и Ветишко, чтобы Вы могли посмотреть их по дороге в Москву, а также общественный доклад.

Есть ещё одна ситуация, к сожалению, она как раз в эти дни опять же рассматривается. В Краснодарском крае карту, которую я Вам сейчас показал, знают все люди, и все жители Кубани знают, как называется эта территория. При этом, к сожалению, кандидатура губернатора Ткачёва при всём том, что сейчас там происходит, она была внесена Вами для переназначения.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы просим, чтобы Вы, такого ещё не было, но тем не менее, чтобы Вы отозвали внесённую кандидатуру губернатора Ткачёва для переназначения его на следующий губернаторский срок. Это даст людям веру в то, что должна быть какая-то ответственность, что чиновники не могут себя так вести. Не может губернатор не вести диалога [с обществом] и так поступать в своём родном крае.

Спасибо Вам большое, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо. У меня есть несколько записок. Коллеги просили дать слово, помимо тех, кто специально готовился. Я, естественно, готов это сделать. Просьба, конечно, максимально коротко. Сейчас скажу, кто здесь у нас.

М.ФЕДОТОВ: Алексей Пушков просил слово.

Д.МЕДВЕДЕВ: Секунду, здесь я всё-таки председательствующий, поэтому я сам буду записки отбирать. Алексей Пушков, конечно, хороший человек, но он в Государственной Думе может выступить, и в этом смысле его глас мне известен, он всегда может свою информацию до меня донести без проблем. Здесь есть люди, которые гораздо реже со мной встречаются.

Шварц Евгений Аркадьевич – директор Всемирного фонда дикой природы.

Е.ШВАРЦ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Я постараюсь очень коротко затронуть некоторые вопросы, которые уже поднимались. Я был соруководителем комиссии Минприроды, которая готовила основы государственной экологической политики, и нас очень волнует то, что мы все: и представители неправительственных организаций, Академии наук – хотели, чтобы этот документ не разделил судьбу экологической доктрины. И для этого должен быть утверждён план её реализации, предусматривающий чёткие временные и количественные показатели, чтобы не возникала ситуация, когда у нас особенно госкомпании постоянно переносят сроки внедрения Евро-4, Евро-5, сроки отказа от двигателей со стандартом ниже Евро-4.

Сейчас идёт борьба за то, чтобы не переносить Ваше поручение о 95-процентной утилизации попутного газа. Во всём мире реализация политического документа, если он реально влияет на жизнь страны, может быть только по количественным критериям-индикаторам. Мы просим, можно обсуждать сроки, может быть, к 1 декабря этого года, может быть, к 1 марта следующего, но мы с Минэкономразвития договорились, что возьмём часть индикаторов из «Стратегии-2020», должен быть серьёзный стратегический взгляд до 2030 года.

Следующее. В течение последних трёх лет Вами минимум трижды и премьер-министром Путиным (четыре раза в сумме) давалось поручение об установлении государственной экологической экспертизы. Совместно с Минприроды, в рамках деятельности Минприроды, был подготовлен проект закона о государственной экологической экспертизе, в подготовке принимали участие не только экологи, но и Минэкономразвития, Российский союз промышленников и предпринимателей, крупнейшие компании. У меня есть глубокое ощущение, что Юрий Петрович стесняется внести этот законопроект в Правительство. Мы очень просим, чтобы этот законопроект был Минприроды в Правительство внесён.

Более того, нужно отметить, что Минприроды удалось согласовать с 24 федеральными органами исполнительной власти реализацию Вашего поручения о ратификации конвенции Эспо и Орхусской конвенции. Это то, без чего невозможно восстановление государственной экологической экспертизы. Просим дать указание МИДу согласовать ратификацию, потому что это последний барьер в реализации Ваших двух поручений, и это можно сделать в ближайшие сроки.

Вами было дано поручение о том, чтобы государственные компании и госкорпорации в обязательном порядке публиковали не финансовую отчётность, а устойчивое развитие [Отчёт об устойчивом развитии на территории Российской Федерации], которое бы заверялось третьей независимой стороной. Очень жалко, что, по данным того завода, где мы имеем честь быть в гостях, по данным на их официальном сайте, глубина переработки нефти снизилась до уровня, который был при ЮКОСе. При этом за последние два года Роснефть отказалась от публичных обсуждений своего нефинансового отчёта и заверения его третьей независимой стороной. Считаем, что, если мы хотим, чтобы госкомпании были у нас такие же, как Statoil в Норвегии, надо, чтобы это Ваше поручение выполнялось.

И последнее: я знаю, что сейчас будет дискуссия по поводу туризма в заповедниках, хочу отметить следующее. Есть поручение Правительства Российской Федерации об утверждении концепции развития системы охраняемых природных территорий. Невозможно развивать что-либо, если нет системы сдержек и противовесов. Если у нас нет индикаторов экологической политики, мы не знаем, зря тратим деньги или нет. То же самое касается и туризма. До того момента, пока для каждого заповедника не будут утверждены показатели того, что он охраняет, и качества состояния охраны, безусловно, всё это будет встречать критику, опасения и активные общественные дискуссии.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Сейчас в порядке поступления записок. Шпиленок Тихон Игоревич. Пожалуйста.

Т.ШПИЛЕНОК: Спасибо большое.

В начале своего выступления Дмитрий Анатольевич сказал, что не бывает всё чёрным или белым, что это всё-таки мозаика. И мне, как человеку, который очень давно работает в заповедной системе и, собственно говоря, родился и вырос на территории одного из заповедников России – в Брянском лесу, мне эти очерняющие заявления несколько претят. Поэтому я хотел бы сказать несколько слов на примере Кроноцкого заповедника, в котором я работаю.

С 1 января 2009 года управление практически всеми заповедниками, нацпарками и заказниками федерального значения сосредоточено в Минприроды. Сравните: бюджет 2008 года, до передачи в Минприроды Кроноцкого заповедника – 14 млн. рублей, бюджет 2012 года, текущий бюджет – 130 млн. рублей. Существенно. Штат 2008 года – 62 человека, штат 2012 года – 88 человек. Средняя зарплата: 2008 год – 10 тысяч рублей, средняя зарплата по учреждению, текущий год – 28 тысяч. Но это Камчатка, это с учётом «северных», и так далее.

В результате за это время мы смогли привлечь новые молодые кадры. Было сказано, что уходят старые авторитеты, не приходят молодые. Приходят молодые, и работают молодые!

За последние 20 лет не было такого рывка по техническому вооружению заповедников и в части противопожарной техники, и в части других технических средств, и в целом финансирования. За последние три года в 2,7 раза увеличился бюджет заповедной системы в целом. Объёмы закупок техники в последние два года не имели аналогов за последние 20 лет.

Теперь что касается туризма. Здесь я категорически не согласен по ряду причин. Представим картины Рафаэля, Рембрандта. Мы их берём, запираем в сундук и говорим: вот это надо охранять, никому не показывать, но при этом мы не говорим, что надо охранять и показывать. Это же неправильно. Это раз.

Второе: гражданское общество. Дело в том, что туризм в заповедниках, именно познавательный туризм, это же в том числе элементы контроля, это лишние глаза на территории, если всё это отрегулировано, чтобы действительно это не была закрытая система. А без этого система будет закрытой.

В Кроноцком заповеднике существует ряд уникальных объектов, к примеру, Долина гейзеров. Давайте закроем доступ вообще в Долину гейзеров всем, кроме сотрудников заповедника. Ну как это? Это будет неправильно. Поэтому я считаю, что должен развиваться познавательный туризм. Это не какие-то там вечеринки либо ещё что-то, а именно познавательный, когда люди едут познавать свою природу. Я лично был свидетелем, когда приехал с туристической группой на Курильское озеро, знаменитое своими медведями, где их огромное количество. Человек увидел, как медведица кормит медвежат, увидел эти взаимоотношения [животных] и сказал: «Всё, я никогда не буду охотиться на медведя». Вот это конкретная работа, просвещение со стороны туризма.

В настоящее время активно в заповедниках используются, в части популяризации в том числе, технические средства, такие как веб-камеры и так далее. При всех сложностях, всех трудностях за последнее время, могу это сказать на своём примере, начали решаться вопросы, которые не решались десятилетиями: оплата труда, приобретение техники, внедрение современных методик, в том числе в научных исследованиях, расширение информационного поля, в котором действует заповедная система.

В нашем заповеднике, и это не хвастовство, мы полностью изменили ситуацию в сфере борьбы с браконьерством, и это в том числе было связано с тем, что есть «глаза» на территории, туристы.

В завершение хочу пригласить Вас посетить Кроноцкий заповедник – жемчужину Камчатки, чтобы почувствовать пульс нашей работы, увидеть её результаты.

Спасибо большое.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое за приглашение. Я, конечно, с удовольствием приеду, я тем более у вас в заповеднике не был. На самом деле это очень важный пример – посещение любого природного объекта со стороны руководства государства создаёт мультипликативный эффект, точно так же, как, я не помню, кто из коллег выступал на эту тему, по поводу того, что нужно уборкой заниматься на территории, Вы, Иван Павлович? Я думаю, что это (я просто не стал сразу реагировать) абсолютно правильная мысль, причём в ней есть, конечно, такой пиар-эффект, но он носит позитивный характер. И если люди видят, что даже власти предержащие, начальники, не брезгуют этим заниматься, у них аргументов не остаётся не заниматься тем же самым. Почему в Скандинавских странах чисто? Не только потому, что они существенно выше нас по экологической культуре, а просто потому, что они привыкли так делать, это часть их жизни. Мы умничать умеем, безусловно, выступать хорошо научились, а когда нужно за собой убрать – не идёт это. Так что предложение Ваше поддерживаю.

У меня просьба, совсем коротко, люди пишут такие правильные слова, энергичные. Вот Владимир Алексеевич Чупров, в скобках написано: энергетика, вот энергетика – энергично.

В.ЧУПРОВ: Я возглавляю энергетическую программу «Гринпис России». Постараюсь уложиться буквально в полторы минуты, один пример в развитие предыдущего выступления, что ситуация очень мозаичная и примеры бывают обратные.

Я у себя под Москвой возглавляю группу, которая противостоит захвату одного из озёр в Мытищинском районе. Там аренда, которая изначально шла как строительство лыжероллерной трассы, то есть спортивный объект для туризма, для рекреации. Сейчас там строятся коттеджи, то есть на самом деле не всё так однозначно. Это в продолжение Вашего тезиса о мозаичности.

Энергетика – это сектор, который напрямую влияет на состояние окружающей среды, это не надо объяснять, но не только. От энергетики зависит вообще наша национальная безопасность. Известно, что половина федерального бюджета – это нефтегазовые поступления. В ближайшие пять–десять лет страна может пройти пик добычи газа и нефти, и это вызов, который страна должна начинать воспринимать и решать. К сожалению, мы не видим реальных попыток или механизмов решения проблем этого вызова. На сегодня на 90 процентов энергетический баланс страны – это углеводороды и плюс 5 процентов – это уран. Если мы посмотрим документы стратегического развития, энергетическую стратегию, то реальных шагов для того, чтобы потихонечку менять энергетический баланс и снижать долю углеводородов, на сегодня такого коренного перелома мы не видим, хотя многие вещи по итогам Ваших поручений, конечно же, были сделаны. Это госпрограмма по энергосбережению, это некоторые вещи по возобновляемой энергетике, но до коренного перелома далеко. Например, по возобновляемой энергетике де-факто Ваше поручение было истолковано таким образом, что поддержку получит только гидроэнергетика, и в основном крупная гидроэнергетика. Заложен такой механизм поддержки, где ветровая, солнечная энергетика, например, уже не получает, не становятся игроками на оптовом рынке электроэнергии. Поручение снято с контроля.

В этой связи хотелось бы, чтобы Вы вернулись всё-таки к этому вопросу. И вопрос реальной поддержки, а не то, что сейчас просто назвали «РусГидро» и гидрогенерацию возобновляемыми источниками. Надо, чтобы это всё-таки было изменено, потому что через 5–10 лет возникнет реальная угроза и федеральному бюджету, и всей социальной системе нашей страны.

Что касается энергоэффективности, то здесь новостей хороших больше. Но один ключевой момент, до которого пока ещё, к сожалению, не хватает, наверное, политической воли, и политических сигналов, к сожалению, мы не видим, это проработка механизмов ведения торговли парниковыми эмиссиями, то, что происходит не только в развитых странах. Это уже и Китай, и Южная Корея, и другие страны активно это развивают. Пора и нам задуматься об этом. Это единственный реальный механизм.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы про усилия Сбербанка знаете, насколько они продвинулись?

В.ЧУПРОВ: Там ситуация очень плачевная, если можно так сказать. Осталось 8 месяцев до конца действия Киотского протокола. Из заявок на 300 миллионов тонн, которые бизнес готов сегодня реализовать, там реализованы первые десятки, 20–30 миллионов тонн. Весь потенциал не будет реализован, к сожалению. И это невыполнение поручения, я считаю. Поручение снято с контроля.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Каюмов Асхат Абдурахманович – председатель совета экологического центра «Дронт», Нижний Новгород.

Коротко прошу, пожалуйста.

А.КАЮМОВ: Дмитрий Анатольевич! Коллеги!

Я сам из Нижнего Новгорода. И у нас есть проблема, о которой Дмитрий Анатольевич, наверное, достаточно подробно информирован, вы – меньше, но она долгая и постоянно будоражащая нижегородцев. Это Чебоксарское водохранилище. Сотни тысяч гектаров, которым угрожает затопление и подтопление в случае реализации предлагаемого в очередной раз АО «РусГидро» проекта подъёма уровня ещё на пять метров. Проблем много, про ущерб можно рассказывать долго. Но хотелось бы сегодня, Дмитрий Анатольевич, обратить внимание на то, что когда Вам представляется информация от «РусГидро», то не то чтобы она представляется не вся, извините, иногда там просто враньё.

Буквально пара коротких примеров. Когда Вам обосновывали, что навести порядок с 63-й отметкой дорого и дешевле поднять ещё на пять метров, построив 68-ю, было сказано, что с 63-й отметки надо для берегоукрепления Нижнего Новгорода 20 миллиардов рублей. Для сведения: при 63-й отметке Чебоксарское водохранилище находится по Волге ниже Нижнего Новгорода на 40 километров, и защищаться от него, когда оно там, далеко внизу, тратиться на это 20 миллиардов рублей, это просто нонсенс! Но это пишется в обосновании, представляется Правительству, служит основанием сказать: да, это дорого, давайте более дешёвый вариант.

Когда рассматриваем более дешёвый вариант, 68-ю отметку, выясняется, что, чтобы удешевить, там просто забывают вещи, которые однозначно всё сделают дорого. Вы у нас были в Дзержинской промзоне, Дмитрий Анатольевич. Там тоже были важные поручения. Кстати, следует отметить, что некоторые из них сейчас как-то тормозятся, было бы хорошо, если бы их как-то проверили, их реализацию. Но на самом деле что? То, что Дзержинская промзона будет подвергнута подтоплению, «РусГидро» заставили признать буквально в ходе проектирования. А это цифры, которые потребуют даже не десятков и не сотен миллиардов рублей, потому что только существующие объекты, они известны, и по ним нужны гигантские средства, чтобы их обезопасить. А сколько там ещё всего периода упадка нашего химкомплекса! Где, чего и сколько там закопано, не знает никто. Это очень дорогое удовольствие.

Как известно, все затраты по строительству всей защиты всех инженерных сооружений предполагается возложить на бюджеты, текущую и дальнейшую эксплуатацию – тоже. А учитывая то, что, например, по Нижнему Новгороду 39 процентов застроенной части – заречная территория, вода, оказывается, метр и выше. 35 процентов выползает вообще на поверхность, там нужны гигантские деньги, чтобы всё это осушать.

Ради чего мы всё это делаем? У нас «РусГидро» выдвигает четыре аргумента.

Первый аргумент, который известен, это дополнительные мощности. Две цифры. Дополнительная мощность, которую предполагается получить в 2021 году, – 584 мегаватта. Вот как-то вот так. Те, кто понимает, что это, уже смеются. При этом Нижегородская область прямо сейчас, в ближайшие два-три года, достраивает парогазовую станцию в Кстовском районе, реконструирует Игумновскую и Новогорьковскую и добавляет ещё 1325 мегаватт. Вот без каких-либо затоплений, подтоплений, разрушений. То есть вот настолько несопоставимо, что даже сравнивать нечего и говорить, что это аргумент.

Второй аргумент – это судоходный путь на Волге. Существуют две альтернативы. Одна разработана научно-техническим центром «Вода и люди», её рассматривало Минэкономразвития, и даже поддерживало, это строительство третьей нитки Городецкого шлюза, которая просто решает проблему. Да, это настолько дёшево, что, извините, в Москве никому не интересно.

Второй проект был предложен правительством Нижегородской области – это строительство у Большого Козино на Волге низконапорного гидроузла, чтобы приподнять уровень только на Городецком гидрошлюзе, тоже на порядки дешевле проект. Поэтому зачем тратить таки деньги?

Третий аргумент – это необходимость водорегулирования в Волжско-Камском каскаде. В августе прошлого года Вам красочно про это рассказывали в Астрахани. Мы посчитали: подъём до 68-й отметки добавит 5 кубокилометров, в регулирующей функции это даст меньше 3 процентов (2,8 процента). Это что, такой мощный рычаг, эти 3 процента, которые нам позволят решить проблему? В общем, как серьёзный, весомый аргумент, чтобы затопить существенную часть Нижегородской области и Марийской Республики, как-то не тянет.

А четвёртый аргумент вообще смехотворный. Нам говорят: «Чебоксарское водохранилище стухло, вода непригодна для питья. Это безобразие!» Но если мы это стухшее водохранилище с грязной водой разбавим грязной водой из Оки и Волги ещё на пять метров, с чего же вода станет лучше-то? Гидрологи и гидробиологи просто над этим вариантом смеются.

Дмитрий Анатольевич, у нас есть четыре аргумента, почему нам предлагается это сделать. Вот эти четыре основания – на одной стороне, а на другой стороне – проблемы для двух субъектов Федерации и многосотмиллиардные затраты для федерального бюджета и региональных.

Мне бы хотелось просить Вас ещё раз вернуться к этому вопросу и всё-таки уже, как там говорилось, сегодня процитировали профессора Преображенского многократно, принять ту самую окончательную бумагу, чтобы никакие швондеры больше не приходили, потому что Правительство России принимало окончательное решение считать 63-ю отметку окончательной. Её проигнорировали, прождали 15 лет и снова поднимают этот вопрос. Давайте уже примем самое окончательное из окончательных решений и зафиксируем его, наведём порядок и будем с этим уровнем жить.

Спасибо. У меня обращение, я передаю его Вам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

У меня одна ремарка насчёт окончательности решений. До тех пор, пока нет каких-то технологических изменений, Вы же понимаете, власти приходят и уходят. Это сейчас кажется, что Путин и Медведев – это навсегда. Не навсегда. Я не готов расписаться за тех, кто придёт после нас и в очередной раз будет пересматривать решение по Чебоксарскому водохранилищу. Я действительно в теме, я этим сам занимался, Правительство этим занималось. Ладно, я потом в конце уже скажу несколько слов на эту тему.

Уважаемые коллеги, чем более длинные выступления, тем, конечно, труднее мне сейчас выделять время. Тем не менее я ещё, если не возражаете, трём коллегам дам слово, прежде всего ориентируясь на наших товарищей из экологических организаций, потому что наши коллеги, которые находятся внутри Совета, они всё-таки больше имеют возможности мне и бумаги передать, и мы встречаемся всё-таки либо прямо, либо косвенно, так или иначе. Кстати, мы договорились, что мы ещё одну встречу проведём в апреле по общеполитическим вопросам и общегуманитарным темам, связанным с защитой прав человека в нашей стране, как угодно называйте. В общем, не тематическую встречу, как наша сегодняшняя, а общую.

Пожалуйста, Грибков Алексей Владимирович, Барнаул.

А.ГРИБКОВ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Написали: «буквально на два слова», сейчас проверим.

А.ГРИБКОВ: Действительно, буквально два слова. Я хочу обратить Ваше внимание на то сравнение, которое прозвучало, с картиной Рафаэля. Действительно, заповедники можно сравнивать с самыми удивительными произведениями искусства или с храмами природы, но в храме тоже можно бог знает что устроить, черт знает, вернее, что устроить, как недавно произошло. Поэтому нужно, чтобы государство обращало самое пристальное внимание, тем более что, как показывали коллеги, это какие-то там доли процента от территории нашей страны.

Дмитрий Анатольевич, у Вас лежит моё обращение, там буквально 3–4 фотографии, хотел бы, чтобы Вы их увидели, прежде чем оно уйдёт к нам опять в Алтайский край, как это много раз уже случалось, постоянно так происходит.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я могу Вам гарантировать как минимум одно: я это сам посмотрю, я всегда, коллеги не дадут соврать, все бумаги, которые получаю, смотрю сам и сам их расписываю. Это не означает, что после этого они качественно анализируются, ситуации могут быть разные, где-то есть правильное исполнение, где-то неправильное, где-то вообще пытаются «замылить» тему – жизнь есть жизнь. Но то, что я это лично посмотрю, не сомневайтесь.

А.ГРИБКОВ: Это обнадёживает, Дмитрий Анатольевич. И ещё одно слово буквально. Вы 17 февраля 2012 года подписали указ №195 о награждении, в том числе там был Яков Николаевич Ишутин из Алтайского края, орденом Почёта, вот те фотографии, которые там приложены, это то, чем он занимается в Алтайском крае, вот за это Вы его наградили. На его непосредственного подчинённого возбуждено уголовное дело сейчас по двум статьям, там и коррупция, там и безобразие полное, игнорирование мнения экспертов, заинтересованных сторон, природоохранной, научной общественности, а самое главное, мнения граждан. Дальше уже точка кипения. Но это опять те же улицы, выходы, они уже такие прецеденты имеют. С политикой никак не связано, чисто с экологической ситуацией в крае. Просьба обратить внимание на это.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Васильева Елена Александровна, «Волгоград-экопресс».

Е.ВАСИЛЬЕВА: Спасибо большое. Я постараюсь очень коротко.

Во-первых, про информацию. Дело в том, что (тут говорили коллеги) мы не присоединились к Орхусской конвенции, к сожалению, пока что. Этот вопрос открыт.

И в дополнение к рассмотрению этого вопроса я хотела бы попросить, в частности, Юрия Петровича, здесь присутствующего: давайте ещё рассмотрим вопрос присоединения к протоколу по РВПЗ – это принципиальный вопрос открытия информации. Если уж нельзя к этому протоколу присоединиться, там какие-то основания, может быть, найдутся, может быть, давайте попробуем хотя бы начать внедрять этот РВПЗ в России. Мы начали это делать в Волгограде на региональном уровне, это очень хороший опыт. И это не требует больших затрат. Это всего-навсего размещение в интернете информации об объёмах выбросов и сбросов предприятий, государственной информации, которая лежит в томах, в отчётах. А она может прекрасно работать, когда она открыта, доступна. Это самый прекрасный и саморегулирующийся механизм.

Второй вопрос касается контроля. Очень много сегодня мы говорили об органах контроля. Ещё один аспект очень важный, с моей точки зрения. Потихонечку мы теряем сейчас базу инструментального контроля. Те лаборатории, которые создавались десятилетиями, сейчас находятся на положении полукоммерческих и коммерческих организаций, даже некоторые из них, находящиеся в системе Росприроднадзора. Необходимо поставить цель вывести их из коммерческого сектора.

Давайте сделаем нормальную инструментальную базу для государственного контроля. Невозможно будет проводить оценку ущерба, невозможно будет проводить очень многие мероприятия по контролю загрязнения либо объёмам загрязнения, не имея достаточной лабораторной базы, мы её сейчас теряем. Для того чтобы её восстановить или перевести полностью на содержание государства, конечно, нужны большие деньги. И в последней части своего выступления я себе позволю затронуть вопрос природоохранных финансов.

Дело в том, что то, что Минприроды нам любезно предоставило материалы, где написано, что возрождаются экологические фонды, это прекрасно. Но дело в том, что экологические фонды в своё время потерпели фиаско из-за того, что не могли совместить две функции – функцию сбора платежей и эффективности сбора платежей, и самое главное, функцию их эффективного расходования. Как показывает опыт (в своё время мы пытались делать такую оценку в Волгограде, была сделана, я знаю, оценка в Санкт-Петербурге), наиболее эффективным является всё-таки разделение этих функций, и лучше, чем налоговая инспекция, у нас никто деньги из народа не вытрясает. Поэтому эффективность собирания платежей, если мы хотим повысить, если мы хотим сделать их регулярными (обычных платежей, я сейчас не говорю о штрафах), давайте рассмотрим вопрос о том, чтобы это передать в налоговую инспекцию, пусть у нас будет экологический налог. Наши соседи на Украине уже пошли по этому пути, и там есть прекрасные результаты об объёмах и своевременности поступления платежей. Попробует хоть одно предприятие не заплатить налоговой инспекции, сразу получит соответственно.

И второй вопрос здесь – это эффективное расходование. Соответственно, если у нас будут экологические фонды, это будут действительно фонды по эффективной реализации природоохранных проектов. Они смогут в полной мере сосредоточиться на этом, они смогут реализовать полный проектный цикл, подобрать соответствующие кадры, которые будут следить именно за эффективностью расходования в соответствии с национальными программами либо с региональными программами. Может быть, на перспективу этот вопрос рассмотреть.

Ещё один вопрос коротко. Всё-таки, может быть, в каком-то стратегическом будущем нам стоит посмотреть на внедрение в России принципа «загрязнитель платит», когда сам загрязнитель, тот, кто причинил ущерб, этот ущерб не просто пятикратным штрафом в бюджет государству вносит, а сам восстанавливает то, что было нарушено. Мы можем очень много говорить о размерах, штрафах, об их эффективности, но, может быть, рассмотреть этот вопрос, что не штрафы, которые идут куда-то, через очень много бюджетов и не приходят в то место, где был нанесён ущерб, а всё-таки происходит прямое возмещение этого ущерба на местности, восстановление территории.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Всё интересно. Единственное, я чего-то про Украину не верю. Может быть, конечно, я не прав.

Е.ВАСИЛЬЕВА: Мы Вам подготовим записочку.

Д.МЕДВЕДЕВ: Пришлите, потому что, когда везде непорядок, очень редко, когда порядок бывает в одном месте. Может быть, это счастливое исключение.

Троицкая Наталья Ивановна. Я ещё одному нашему коллеге дам высказаться, потом передам слово Министру, а потом сам, естественно, подведу итоги. Пожалуйста.

Н.ТРОИЦКАЯ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Дорогие коллеги!

Я представляю «Партнёрство для заповедников». Меня зовут Наталья Троицкая.

В силу своей профессиональной деятельности в последние 30 лет я занимаюсь заповедниками и национальными парками, то есть федеральными ООПТ. Ежегодно бываю в 10–15 территориях, в первую очередь федеральных. Кроме того, уже десять лет занимаюсь обработкой годового отчёта директора всех федеральных ООПТ, то есть по всем направлениям я имею какое-то представление и представление, в том числе о динамике происходящих изменений. Мне хотелось бы, чтобы мы ушли отсюда с некоей объективной картиной происходящих изменений в системе ООПТ. Сейчас пока у меня не сложилось такого впечатления, потому что после выступления Алексея Зименко и после того, что сейчас есть в СМИ по поводу системы ООПТ. Конечно, эта информация необъективна, там масса негатива, причём абсолютно неконструктивного и необъективного. На самом деле не всё так плохо, система ООПТ развивается, и система показателей как раз в позитивном вполне росте. Мне бы не хотелось опять же, чтобы выступление Тихона Шпиленка произвело впечатление такой обласканной территории, залюбленной, что это единственный такой пример в нашей системе, – ничего подобного.

Д.МЕДВЕДЕВ: Его специально привезли для того, чтобы продемонстрировать белое пятно на фоне потока негатива.

Н.ТРОИЦКАЯ: Да-да. На самом деле всё не так. Я могу назвать десять территорий как минимум, которые находятся в таком же прорыве, как и Кроноцкий заповедник. Это заповедник Байкальский, заповедник Хакасский, заповедник Воронежский, заповедник «Столбы» и ещё десяток таких же заповедников, которые находятся в таком же точно прорыве. Кроме того, два десятка заповедников находятся в динамичном, позитивном развитии. Это связано как с кадровыми переменами, на которые здесь пеняли и говорили, что всё плохо делается. Ничего подобного. Как показала жизнь и как показывает практика, очень много пришло людей конструктивных, позитивных, молодых, энергичных, и то, что происходит на этих территориях, вполне выглядит позитивно. Это опять же два десятка территорий, просто нет времени, чтобы их перечислить, но все цифры есть, я могу это доказать.

Что касается познавательного туризма в заповедниках: ведь ни для кого из общественных организаций и из ООПТ не секрет, что туризм в заповедниках был, есть и будет, причём он был изначально прописан классиками нашего заповедного дела, которым так гордимся. То, что он был в самые тяжёлые времена, в 90-е годы, в самых заповедных уголках, я могу доказать тем, что 15 лет проработав в Баргузинском заповеднике (это один из самых труднодоступных и удалённых заповедников на Байкале), – так вот там в год не меньше тысячи посетителей было, это в 90-е годы, когда трудно было добраться и когда не было денег на это. То есть задача лишь в том, что увидят посетители, что услышат посетители на заповедных территориях и какой туризм мы планируем развивать, и как он будет развиваться.

Так вот то, что сейчас делается на территориях, называется развитием цивилизованного познавательного туризма. И Министерство природных ресурсов в этом заняло конструктивную позицию, уделяет должное внимание, и можно, приехав на любую территорию, в этом убедиться лично, я всех к этому призываю.

И в заключение я хочу сказать, почему это происходит, на мой взгляд. Потому что первые лица государства впервые за много лет обратили самое пристальное и непосредственное внимание на охраняемые территории. Они их посещают, они их понимают, они их любят, ценят и уделяют должное внимание. Так вот я хочу попросить первых лиц государства и Юрия Петровича о том, чтобы это внимание не ослабевало и развивалось и наши ООПТ стали настоящим нашим национальным достоянием.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Вот как я говорил, ещё одной коллеге передадим слово, а потом подведём некоторые итоги.

Биктимирова Наиля Марсиловна, Казань.

Н.БИКТИМИРОВА: Уважаемые коллеги!

Хотелось бы отметить полное бездействие федеральных надзорных органов в области охраны природы у нас, в Казани и в Татарстане. Можно привести, например, два кратких примера.

У нас именно жители, а не прокуратура вынуждены обращаться в суд для признания леса лесом. И кстати говоря, довольно непросто доказать, что лес – это действительно лес, а не поле или не верблюд. Разумеется, ситуация осложняется тем, что данный лес продан под видом сельхозугодий фирме, где директором является племянник президента. При этом прокуратура просто наблюдает за процессом, иногда даёт какие-то советы, куда написать ещё.

И второй пример, может быть, занимательный и полезный уже для всех слушателей. У нас в Татарстане разработали хитроумную схему, как можно отчуждать и приватизировать волжские острова и акваторию Куйбышевского водохранилища. Что делается? Засыпаются протоки между островами, затем по периметру насыпается грунт, и данная территория очередной засыпкой протоков соединяется с материком. И вместо острова получается полуостров, где акватория Куйбышевского водохранилища превращается во внутренний водный объект. То есть сейчас уже данные территории поставлены на кадастровый учёт. Вся акватория Куйбышевского водохранилища поделена на кадастровые кварталы, и всё это благополучно продаётся на торгах, куда жителей, естественно, не пускают.

И притом, что нарушения и органами местного самоуправления, и органами государственной власти Республики Татарстан стали уже регулярными. К сожалению, обращения в прокуратуру, в надзорные органы не дают никакого эффекта абсолютно. Поэтому единственный результат, который мы имеем, – это нарастание социальной напряжённости. Пикеты, митинги по данной тематике, они стали уже регулярными и проводятся чуть ли не еженедельно.

В части ситуации с засыпкой и отчуждением островов народ реально уже поднимается. Проходил митинг, где вышло более одной тысячи жителей района. Дачники пока ещё не в курсе, что острова, где у них расположены дачи, сейчас уже продаются. То есть мы имеем опасность того, что возбуждение недовольства населения резко возрастёт и непременно выльется уже к самой Универсиаде.

Всё. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо большое.

Юрий Петрович, пожалуйста, Вам слово.

Ю.ТРУТНЕВ: Спасибо большое.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Прежде всего хочу всех поблагодарить за внимание к вопросам экологии. Можете поверить, что нас они беспокоят точно не меньше.

Теперь несколько слов, считаю, обязан сказать о том, какие изменения произошли в сфере экологии в рамках выполнения поручений главы государства.

Мы действительно вошли в 2000-е годы с достаточно сложной ситуацией в сфере экологии. Вы знаете, и уже отмечалось в выступлении, что у нас практически не работает система нормирования выбросов и сбросов промышленных предприятий, ликвидирован институт экологической экспертизы, есть проблемы с организацией контроля, мониторинга, и, в общем, отрицать всё это было бы бессмысленно. Но необходимо сказать о том, что на все эти вызовы существуют действия, и эти действия сегодня предприняты в разработке практически нового экологического законодательства Российской Федерации, разработано семь законопроектов, два закона приняты, пять находятся в Госдуме, и по сроку их принятия мы ориентируемся на середину июня, Дмитрий Анатольевич.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это какие законы?

Ю.ТРУТНЕВ: Разработано семь по Вашему поручению, два – приняты, и пять сейчас обсуждаются. Мы рассматривали возможность, так скажем, ускорить этот процесс, но, скажу совершенно честно, законы сложные, они задевают все отрасли экономики. Мы считаем, что лучше на месяц позже, но всё-таки отработать их.

Д.МЕДВЕДЕВ: А что с двумя конвенциями? Там когда ратификация будет? А то у нас тут уже даже внутри нашего маленького коллектива образовался внутренний спор: кто-то считает, что мы к ним присоединились, кто-то считает, что не присоединились, кто-то считает, что присоединились, но не ратифицировали. Всё-таки какова ситуация реальная сегодня?

Ю.ТРУТНЕВ: Реальная ситуация следующая, Дмитрий Анатольевич. Мы, естественно, на сегодняшний день не присоединились. Есть Ваше поручение, срок нашего отчёта по этому поручению – это начало мая. Сегодня у нас согласовано со всеми, работа эта проведена. Пока дорабатываем с МИДом, у МИДа есть возражения по Орхусской конвенции. Как ни странно, возражений нет даже у ФСБ и других наших уважаемых коллег, от которых мы их ждали. Мы доработаем это в установленный Вами срок.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо.

Ю.ТРУТНЕВ: Теперь что дальше будет происходить по законодательству. Прежде всего Вы знаете, что мы переходим на наилучшие существующие доступные технологии. Я не знаю, будет ли кто-то из присутствующих оспаривать, но это переход на те принципы, на которых развивается законодательство практически всех стран, которые мы берём за пример. Мы считаем, что это очень важный и очень позитивный шаг. Хочу сразу сказать, он непросто осуществляется. У нас там сейчас институты бизнеса обратно пытаются отозвать свои согласования, которые уже проведены, но я уверен, что нам всё-таки удастся дойти до конца. У нас появились три федеральные целевые программы, чего никогда не было в экологии. Сейчас решается вопрос финансирования.

Далее. Сегодня говорилось об отсутствии стратегии в сфере экологии. Это не так. Разработан стратегический документ «Основы государственной политики в области экологического развития на период до 2030 года». Дмитрий Анатольевич, он утверждён Правительством, находится на подготовке к подписанию Вами в Администрации Президента Российской Федерации. Насколько я знаю, ГПУ он уже прошёл, поэтому в принципе, конечно, очень просил бы в ближайшее время его рассмотреть. Действительно, этот документ разрабатывался с участием абсолютно всех организаций, участвовали практически все представленные здесь общественные институты. Он определяет структуру законодательства, направления, цели, в том числе целевые показатели до 2030 года. Показатели на шестом слайде приведены.

Что ещё считаем важным. Очень трудно говорить об экологии, опираясь на недостоверную информацию. Об этом уже коллеги говорили, и я готов их поддержать. У нас есть проблемы с достоверностью экологической информации, со сроками её представления и, скажем, с тем, насколько быстро и точно она может доходить до каждого пользователя. Нас упрекнули сегодня по Сочи. Я готов принять этот упрёк, мы действительно начали с Сочи. Но, с другой стороны, это обязательство Российской Федерации. Мы обязаны показать приехавшим гостям, что у нас происходит с точки зрения экологии, тем более вопросов они задают очень много. Но это не потому, что мы, кроме Сочи, ничего не видим. Мы отработали модель, когда мы можем представлять данные об экологии гражданам Российской Федерации онлайн. Можно нажать ссылку в интернете и получить состояние атмосферы, состояние водных источников в любой момент времени. Там работает сейчас несколько автоматических станций, и мы обеспечили эту работу. Дальше такая же работа должна быть проведена по всей России. Более того, эта работа запланирована в соответствующих федеральных целевых программах, на неё выделены деньги, и осуществляться она будет в рамках модернизации наблюдательной сети Росгидромета до 2030 года.

По Орхусской конвенции я уже сказал, что идёт присоединение. Что касается работы общественных советов, общественных объединений, вообще работы с общественными институтами и с институтами гражданского общества. Может быть, я заблуждаюсь, но скажу совершенно честно: я не знаю другой сферы государственного регулирования, где бы мнение общественности учитывалось настолько полно. На слайде 12 мы привели список тех глобальных развилок, решение которых принимались в соответствии с мнением институтов гражданского общества. Мы изменили маршрут трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан. Это стоило 1,5 миллиарда долларов дополнительно, решение было принято руководством страны. Изменили схему строительства объектов зимней Олимпиады. Дмитрий Анатольевич Медведев принял решение о недопустимости строительства завода по сжиганию илового осадка в Сочи, это тоже недешёвое решение.

Я хочу сразу сказать, что все эти процессы обсуждаются, что они иногда обсуждаются достаточно активно, это мне кажется нормальным взаимодействием, потому что, ещё раз говорю, другой отрасли, где бы так происходило, я сейчас не назову. Эти решения принимаются совместно. Точно так же совместно принимаются и практические действия, например, такие, как создание новых особо охраняемых природных территорий.

Здесь говорилось о деградации опыта. Я тут совершенно точно могу сказать, что это неправда. Улучшается материальное обеспечение, повышается заработная плата, создаются новые особо охраняемые природные территории. Мы просто, извините, за последние три года поставили на кадастр все границы ООПТ, чего не было. Мы рассуждали о границах ООПТ, говорили: вот это в границах, а вот это не в границах, – но это были рассуждения, границ ООПТ не существовало. У нас осталось 8 заповедников, после чего мы эту работу заканчиваем и заканчиваем спекуляции на эту тему. Это тоже очень большая и очень серьёзная работа.

Мы не только занимаемся законодательством системы особо охраняемых природных территорий, мы начали практическую уборку территории страны, этого тоже никогда не происходило. Мы промониторили всю страну, выделили 194 точки накопленного экологического ущерба. По трём из них: Земле Франца-Иосифа, острову Врангеля и Джидинскому вольфрамо-молибденовому комбинату на Байкале – начата реальная уборка в этом году. Эта работа будет закончена.

В принципе в программе в ближайшее время 20 объектов, и здесь мы, Дмитрий Анатольевич, просим просто нас поддержать в работе по принятию решения по финансированию программы экологической безопасности, потому что, конечно, всё связано с этой программой.

Далее. Помимо точек накопленного экологического ущерба мы просто начали заниматься уборкой мусора. Говорилось о волонтёрском движении. Общественники-волонтёры в этой работе участие принимали. Мы промониторили всю территорию страны, выделили 22 тысячи незаконных свалок, из них 13 тысяч ликвидированы, ликвидированы усилиями Росприроднадзора, предприятий-общественников. Хочу за это всем спасибо сказать. Мы эту работу будем продолжать.

Почему мы это считаем важным – потому что тот пакет законов, который лежит в Госдуме, создаёт новое пространство. Но строить новое пространство на замусоренной территории страны невозможно. Надо вводить, например, закон об обороте твёрдых бытовых отходов. И тогда появится, Дмитрий Анатольевич, возможность отдельно сортировать отходы, потому что тогда будет куда их нести. Но до этого надо очистить территорию страны. Ровно этим мы и занимаемся.

И, наконец, два слова о направлениях совершенствования и о том, куда мы собираемся двигаться. Как я уже сказал, это улучшение качества информации. Мы исходим из того, что в каждой точке территории страны человек должен онлайн получать информацию о состоянии окружающей среды через развитие системы мониторинга, системы Росгидромета, расширение участия общественных организаций, расширение волонтёрского движения. Здесь говорилось об этом, мы полностью с этим согласны. Проблема в одном: нужна законодательная база, потому что, если мы просто людей соберём и выпустим на предприятия, то, во-первых, мы можем напороться на злоупотребления, во-вторых, мы можем напороться на, скажем, соответствующую реакцию со стороны собственников, руководителей предприятий и так далее. То есть здесь всё должно быть достаточно точно прописано. Этой работой мы занимаемся.

Уже сказали о восстановлении института экологической экспертизы. Для того, чтобы его восстановить и чтобы он не стал нагрузкой на бизнес и в то же самое время действительно защищал экологию страны, мы начали заниматься категорированием предприятий. Из миллиона предприятий Российской Федерации мы выделили три категории. Мы об этом на Госсовете, Дмитрий Анатольевич, Вам докладывали, 11 тысяч предприятий – это предприятия, которые дают 90 процентов экологической нагрузки. В части этих предприятий мы хотим ввести экологическую экспертизу.

И, может быть, несколько слов по конкретным вопросам, которые прозвучали. Чебоксарская ГЭС и Нижний Новгород, поднятие уровня. Вы знаете, прежде всего, наверное, совершенно неправильно говорить о том, что поднимут уровень, затопят засорённые участки, и, соответственно, будет экологическая катастрофа. Совершенно очевидно, что никто даже рассматривать не будет проект, который не предусматривает ликвидации этих территорий. Вся проблема в том (я собирал, Дмитрий Анатольевич, по Вашему поручению, все стороны ещё раз, мы их слушали), что просто нет проекта как такового. Нам сегодня обсуждать нечего, потому что проекта у энергетиков нет. У них есть желание, нет проекта. Поэтому мы просто с ними расстались и сказали: «Коллеги, будет что обсуждать, приходите, пожалуйста».

По основам экологической политики я сказал. По Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату. Дмитрий Анатольевич, я здесь солидаризируюсь с мнением общественности. Мне кажется, что нам постепенно надо принимать меры к закрытию Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Это позиция Министерства, мы её не изменяли, она такова и есть, обязан Вам доложить.

И, может быть, последнее. Был очень горячий диспут на тему того, что делается особо охраняемыми природными территориями. В особо охраняемых природных территориях Соединённых Штатов Америки доходы США от туризма составляют 14,5 миллиарда долларов в год, в 20–30 раз больше нас на туризме зарабатывают Галапагосы. При этом мы точно не за то, чтобы денег обязательно больше заработать, мы не про это. Но мне никто никогда не докажет, что будет хуже, если в красноярском заповеднике «Столбы», который сегодня посещают 400 тысяч человек в год, и они идут, прыгая через поваленные деревья, разрушая стоянками окружающую природу, разбрасывая мусор, если им негде, извините, в туалет сходить и так далее, будет хуже там построить нормальную тропу, поставить нормальные туалеты, поставить какие-то баки. Так во всём мире делают. Мы не можем 400 тысяч человек не пустить. Есть желание людей, мы не можем ООПТ обнести колючей проволокой. Те 3500 человек инспекторов, которые занимаются охраной ООПТ, не для этого там присутствуют. Поэтому я уверен в том, что развитие ООПТ как раз состоит в том, чтобы, не разрушая их, выделять те зоны, которые можно показывать, создавать те условия, которые не разрушат систему ООПТ, а, наоборот, позволят улучшить материально-техническое обеспечение, позволят сделать ООПТ действительно той частью экологического образования, которое просто, извините, любовь к Родине будет прививать. Я не знаю чего-то другого, что бы так же прививало любовь к Родине.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Позвольте мне несколько слов сказать.

Во-первых, сегодняшний разговор меня убеждает как минимум в одном: никуда мы друг от друга не денемся и просто обречены на сотрудничество. Иногда неприятные разговоры, иногда просто непонимание, имею в виду в широком смысле слова власть и тех, кто занимается защитой экологии. Но деться друг от друга некуда, и именно поэтому необходимо продолжать нормальный, рабочий, подчас неприятный, но тем не менее в конечном счёте продуктивный диалог. Рассматриваю и сегодняшнюю встречу в этом ключе.

Мы находимся на комбинате. Тут разные мнения высказывались и по поводу того, насколько хорошо он проводит модернизацию. Обращаю внимание всех присутствующих лишь на одно: далеко не все захотели по нему прогуляться. Может быть, потому что не хочется мараться, потом скажут, что вот осветили своим присутствием очередное грязное производство. Коллеги, а мне кажется, правильно было бы посмотреть, что здесь делается. Иначе у нас все разговоры на тему экологии зачастую сводятся к разбору достаточно хорошо раскрученных, но с точки зрения вреда экологии крайне незначительных эпизодов, и вот это на самом деле печально.

Мне кажется, что основное направление экологического удара должно быть направлено как раз на такие ситуации. Здесь рассказывали про «Норильский никель» – вот с этим я абсолютно согласен, это реальная проблема. А когда вся страна занимается Химкинским лесом – это обслуживание пиар-интересов отдельных людей. Я лично в это включился, я не жалею, хорошо, что посмотрели, и так далее. Но сопоставить Химкинский лес и вред, который способен нанеси тот или иной комбинат, невозможно.

Точно так же я могу сказать вам предельно откровенно (я никого не защищаю, я не прокурор): поручение по Газаряну я дам Генеральному прокурору, но гораздо приятнее и выгоднее бороться с Ткачёвым – беспроигрышная ситуация, – нежели заниматься реальными экологическими проблемами.

В данном случае я не Вам отвечаю, я просто говорю о модельной ситуации, потому что мы должны быть последовательны, и вы власть должны теребить по крупным экологическим проблемам. Потому что я летаю, скажу откровенно, больше, чем все здесь присутствующие, и я реально вижу, что происходит и куда страшно зайти просто. И вот там нужно бить в колокол и требовать от власти ответственности и за нынешнюю ситуацию, и за то, что наделали наши предшественники. А когда мы занимаемся другими проблемами, конечно, можете не сомневаться, я все поручения дам, и неприятно, когда экологическую общественность, экологических активистов преследуют. Это плохо, надо в каждом таком случае разбираться, хотя вы знаете, откровенно говоря, и в других странах такие происшествия случаются, когда те или иные экологические активисты попадают под внимательный взгляд властей.

Ещё раз подчёркиваю: я не хочу рассматривать конкретные вопросы, я поручения дам и по конкретной ситуации на Кубани, естественно, разберёмся. Единственное, что я хотел бы отметить всё-таки, уважаемые коллеги, никто не отменял обязанности соблюдать экологические законы, но никто пока не отменял священного и неприкосновенного права собственности. На этом стоит наша рыночная экономика. Я просил бы это тоже всех учитывать. Баланс между этими моментами – это уже вопрос более тонкий.

Теперь начну с самого большого документа, который мне передан, – предложения Совета. Здесь очень много, на мой взгляд, вполне разумных вещей, на которые мне хотелось бы откликнуться, хотя уже Юрий Петрович кое-что сделал. Я некоторые вещи просто зачитаю. Это не означает, что я с другими не согласен.

По фактам прокурорской проверки я уже сказал, в том числе в отношении отдельных гражданских активистов. При этом ещё раз не хочу говорить, кто прав, кто виноват. И уж точно не буду выносить суждение в адрес отдельных должностных лиц. Для того чтобы это делать, нужно иметь материал под руками. А говорить о том, что незаконно возбуждены уголовные дела, может только человек, который погрузился в соответствующий правовой материал. Но организовать обобщение судебной практики, защиты судами экологических прав граждан и провести пленум по вопросу нарушения экологического законодательства – с этим я абсолютно согласен, обращусь в Верховный Суд с соответствующим предложением.

Кодифицировать российское экологическое законодательство, принять экологический кодекс Российской Федерации. Насчёт кодификации точно можно подумать. Я, как юрист, не всегда уверен, что экологический и любой вообще кодекс сразу же означает переход в радикально лучшую ситуацию с точки зрения регулирования основных позиций, здесь и Михаил Александрович меня, наверное, поддержит. Но можно подумать и о создании экологического кодекса. Просто у нас есть некий штамп в восприятии, чего бы это ни касалось: плохо избирательные права соблюдаются, избирательное законодательство нарушается – давайте примем избирательный кодекс; есть проблемы в экологии – давайте примем экологический кодекс. Конечно, вопрос в реальном исполнении действующих законов, а не в степени кодифицированности тех или иных отраслей законодательства, но я не исключаю этого.

По ратификации конвенции, присоединения к конвенции и последующей ратификации конвенции Эспо и Орхусской конвенции. Только что коллега сказал, всё это должно быть доделано, я и во вступительном слове об этом сказал под камеры.

«Внесение изменений в Гражданский процессуальный кодекс по различным статьям, дающим право общественным организациям обращаться в суд в целях защиты прав и законных интересов граждан». Здесь нужно подумать, потому что мы можем завалить суды соответствующими обращениями, но, с другой стороны, может быть, в определённых случаях это и необходимо. Надо подумать всё-таки над тем, как здесь какую-то сбалансированную конструкцию по соответствующим истцам создать.

Изменения в закон об экологической экспертизе. Да, об этом здесь говорил Министр.

Теперь по общественному экологическому контролю. Здесь тоже коллеги выступали, я в принципе считаю, что нам необходимо развивать общественный экологический контроль. Здесь звучали разные предложения. Может быть, действительно в определённых случаях дать возможность проводить общественную экологическую экспертизу. Во всяком случае, эта тема требует регламентации в том ключе, о котором здесь говорилось.

Доступ к информации. Здесь невозможно не поддержать: чем более открытой будет ситуация, тем лучше, включая и повышенную ответственность, как здесь говорится, должностных лиц за непредоставление экологической информации по запросам граждан. Это, безусловно, необходимая вещь.

По поводу основ государственной политики в области экологического развития только что было сказано. По всей вероятности, документ находится уже в Администрации. Как только я его получу, я, естественно, его подпишу, он приобретёт уже необходимую юридическую силу.

М.ФЕДОТОВ: Но с учётом наших предложений.

Д.МЕДВЕДЕВ: Надеюсь, что с учётом предложений, к этому можно вернуться.

Полномочия органа экологического контроля. У нас сейчас ситуация такая, мы с вами находимся на рубеже действия Правительства нынешнего и будущего Правительства. Сейчас как раз, в общем, я и занимаюсь тем, чтобы подготовить предложения по будущей структуре Правительства и тому органу, который будет заниматься экологическими вопросами. Здесь есть разные предложения, все они не бесспорные, но под каждым из них есть определённые аргументы. Надеюсь, что в ближайшее время определимся.

По бумагам, как я уже сказал, я посмотрю.

Несколько слов в развитие того, о чём коллеги говорили.

Оплата труда в природоохранной сфере. Она действительно невысокая, по мере возможности мы будем её поднимать. Хотя в ряде случаев действительно всё-таки некоторые изменения налицо, их не видеть было бы нечестно.

Национальные парки, особо охраняемые природные территории. Юрий Петрович уже сказал, мне бы хотелось поддержать то, что было сказано им и некоторыми другими коллегами. Мы всё-таки должны создавать разумный порядок посещения соответствующих территорий, который будет соединять, с одной стороны, природоохранный компонент, а с другой стороны, коммерческий компонент. Мы живём в определённом мире. Вот цифры, которые привёл министр Трутнев: США – 14 миллиардов долларов, он не назвал российскую цифру, Россия – 300 миллионов рублей.

В любом случае необходимо увеличивать соответствующие поступления и тратить получаемые деньги на то, чтобы на особо охраняемых природных территориях был порядок. Я иногда читаю, конечно, когда там люди с толстыми кошельками лезут и пытаются что-то строить, это раздражает. Но, с другой стороны, когда бардак полный и вообще ничего не происходит, это тоже раздражает.

Я уже откликнулся на тему Норильска. На самом деле я про Норильск сказал просто как про модельную ситуацию, но если это правда, то это действительно очень плохо, что в Сочи шесть постов, Вы сказали, а в Норильске нет ни одного. Это как раз то, на что мы должны прежде всего обращать внимание, потому что оттуда исходит основной набор угроз, я об этом уже говорил.

Экологические преступления. В Вашей презентации это звучало, их количество растёт. Для меня это не всегда отрицательный момент. Другие коллеги говорили о высокой латентности экологических преступлений. То, что растёт количество экологических преступлений, зарегистрированных и расследуемых, на мой взгляд, это скорее плюс, потому что как раз общее отношение к экологическим преступлениям вы знаете какое. Органы следствия и наши обычные граждане рассматривают экологические преступления, скажем откровенно, как наименее тяжкие. Убийства – да, тяжкие телесные повреждения, изнасилования, преступления чиновников, взятки – это тяжкие преступления, они всегда в зоне общественного внимания. Экологические преступления никому не интересны, давайте по-честному, никому не интересны: так, общественность пошумит, экологическая прежде всего, те, кто живёт рядом, может, выйдут на митинг какой-нибудь, но так – никому не интересно. Поэтому рост количества зарегистрированных экологических преступлений, я вам по-честному скажу, рассматриваю как благо хотя бы потому, что как минимум от возбуждённого уголовного дела не отвертеться. Не факт, что оно закончится посадками или штрафами, но в любом случае к этому привлечено внимание.

Межведомственная комиссия по Байкалу с 2009 года ни разу не собиралась. Не знаю, правда это или нет, но в любом случае поручаю Министру собрать эту комиссию в двухнедельный срок. Информация по Байкалу, темы, которые здесь поднимались, – я думаю, вам всем наши позиции известны. Конечно, очевидно, что было бы по разным причинам проще и лучше закрыть или перепрофилировать. Вопрос в людях, в лоббистских возможностях тех или иных предпринимателей, которые их вовсю используют. В любом случае эту проблему придётся решать, и необходимо следовать тому плану, который был намечен, не давая никому шансов от него отвертеться. Я не знаю, можно ли загрузить другие комбинаты, здесь упоминался целлюлозный завод в Питкяранте, если это так, то это на самом деле неплохой выход из ситуации. Но, естественно, вы должны, уважаемые коллеги, понять и мотивы власти, потому что мы не можем просто так бросить людей. Если бы были возможности моментально их там перенести в другую местность, наверное, так и нужно было бы поступить, но это не делается за месяц и даже не делается за год. Но проблема должна быть закрыта – это несомненно.

По поводу муниципального контроля. Согласен, что лишать муниципалитеты контроля в экологической сфере в целом абсолютно неправильно, потому что, собственно, там люди и живут – не в Москве и не в крупных городах жизнь проходит, а в муниципалитетах, и поэтому, наверное, это было бы правильно.

Здесь также звучала мысль о том, чтобы восстановить общественную экологическую экспертизу наряду и в связи с государственной экологической экспертизой. Я не считаю себя специалистом, но мне эта мысль кажется достаточно продуктивной. Потому что если есть как минимум государственная экспертиза, то есть обоснование для того, чтобы проводить общественную. Мы всё равно экспертизой занимаемся при проведении тех или иных проектно-изыскательских работ. Она у нас, как бы ни называлась, всё равно идёт под эгидой государства, об этом речь.

Кстати, поддерживаю прозвучавшую здесь идею: для выполнения тех поручений, которые даются, создавать рабочие группы с обязательным участием инициаторов соответствующих идей. Вот это правильно. Потому что, во-первых, мы с вами повстречались, потом разошлись, как это реализуется – конечно, до меня доходит процент информации, да и до Министра не много информации доходит. А вот сами инициаторы сядут на шею и будут у ответственных чиновников сидеть. Да, им будет тяжко, но они в любом случае тогда не отвертятся. В этом случае я полностью с этим согласен. Обращаю внимание Администрации Президента, которая этим занимается, и, конечно, всех приглашаю в этих рабочих группах участвовать, в этом будет толк тогда.

Здесь говорилось много и по срокам внедрения перехода на более чистые виды топлива. Согласен, что переносить – это всё плохо. И по-хорошему никакие мотивы здесь не должны влиять на позицию соответствующих компаний. Надо за этим следить. И также обращаю на это внимание Правительства России.

Не знаю, являются ли основными нарушителями госкомпании, трудно сказать. Есть, конечно, и у них проблемы. Но, с другой стороны, у крупных государственных компаний, например, Роснефти, на территории которой мы сейчас находимся, всё-таки этому внимание достаточно серьёзное уделяют. Хотя, конечно, не без проблем.

По Чебоксарскому водохранилищу Юрий Петрович высказался. По контролю за присоединением к конвенции я тоже сказал.

Что хотел бы сказать в завершение разговора.

Уважаемые коллеги, мы все, присутствующие за этим столом, люди вполне реалистичные. Легко никому не будет. И давайте признаемся друг другу в одном достаточно очевидном факте. Экология в нашей стране не стала модной до такой степени, в которой экологическая тема является модной, например, в странах Европы. И, как ни странно, не только в странах Европы, в некоторых, казалось бы, достаточно отсталых территориях. Тому есть и рациональные, и иррациональные причины, вы тоже знаете. И не только злонамеренность власти тому виной или злонамеренность бизнеса, который «дербанит» природу.

Есть и другие объяснения. Много у нас всего. Люди не привыкли считать природные блага. Это в подкорковом слое сидит. Это именно так. Наше богатство нас и губит в этом смысле. Поэтому мы должны сделать всё для того, чтобы экологическое мышление, экологическое восприятие самых разных проблем с молоком матери впиталось в голову, если хотите, в быт, в жизнь каждого гражданина нашей страны. И в этом смысле ответственность на присутствующих не меньшая, чем на власти. Своими жёсткими выступлениями, претензиями к власти Вы заставляете власть «крутиться». Надеюсь, что и эту просветительскую миссию вы разделите вместе с властями, потому что, на мой взгляд, за общее состояние жизни в нашей стране все мы ответственны в равной степени как граждане нашего государства. На власти есть, конечно, своя ответственность, власть не имеет права уклоняться от неё, но и наша личная, персональная гражданская ответственность не менее важна.

Именно поэтому я призываю всех здесь присутствующих: и коллег из экологических структур, и моих коллег из Совета по гражданскому обществу и правам человека – уделять этой теме весьма серьёзное внимание и заниматься не только раскрученными, резонансными случаями, к которым и так приковано общественное мнение, но и теми страшными, абсолютно неприемлемыми событиями, на которые никто не обращает внимания, их гораздо больше. Очень прошу вас услышать то, что я говорю.

Спасибо вам большое.

Всем членам Совета я хотел бы сказать, что я специально не стал сейчас открывать дискуссию по другим вопросам по вполне очевидным причинам. Мы обязательно встретимся и поговорим по всем остальным вопросам деятельности Совета, с учётом в том числе и того, что моя работа в должности Президента завершается, но не завершается наша с вами жизнь, не завершаются наши с вами встречи, они будут продолжены.

Все материалы, которые я получил, как я и обещал, я посмотрю лично.

До свидания.

Россия > Экология > kremlin.ru, 15 марта 2012 > № 515936 Дмитрий Медведев, Михаил Федотов


Россия. СЗФО > Экология > ecoindustry.ru, 29 декабря 2011 > № 465047 Владимир Шишов

Регионы СЗФО намерены сообща решать вопросы сбора и утилизации опасных отходов.

В Вологде под председательством заместителя губернатора Архангельской области по управлению природными ресурсами, агропромышленному комплексу и экологии Владимира Шишова состоялось второе заседание комитета по природоохранной деятельности и экологии Ассоциации экономического взаимодействия субъектов Северо-Запада РФ.

Участниками заседания стали представители природоохранных служб субъектов Северо-западного федерального округа. В ходе заседания они рассмотрели состояние дел по реализации Стратегии социально-экономического развития СЗФО на период до 2020 года. Особое внимание в Стратегии уделяется вопросам охраны окружающей среды. Главные направления работы: внедрение во все сферы экономики экологически чистого производства и решение вопросов утилизации отходов производства и потребления.

Одним из наиболее интересных моментов заседания стало обсуждение вопроса сбора и утилизации ртутьсодержащих отходов. Эта проблема весьма актуальна и для Архангельской области. Собрать, увезти и утилизировать отработавшие энергосберегающие и люминесцентные лампы, содержащие пары ртути, а также ртутные термометры — задача не из легких.

— Своим опытом по решению этой проблемы поделилась в ходе проведения заседания Калининградская область, — отметил Владимир Шишов.

По мнению замгубернатора, калининградский опыт заслуживает пристального внимания и изучения. О том, как правильно обращаться с отходами, содержащими ртуть, а, значит, представляющими опасность для жизни и здоровья людей, калининградцев учат во всех образовательных учреждениях: школах, техникумах, институтах. Информационная работа ведется и на улицах города.

— Безусловно, необходимо воспитывать культуру обращения с отходами и у жителей области. Однако только одной разъяснительной работы будет недостаточно, — подчеркнул Владимир Шишов.

Калининград и Санкт-Петербург для сбора ртутьсодержащих отходов имеют по парку экомобилей и специальные установки для утилизации. К слову, одна такая установка стоит порядка 50 млн рублей. Учитывая размеры территории Архангельской области, а также удаленность друг от друга населенных пунктов, региону понадобится несколько таких установок. На сегодня на территории области реализуется пилотный проект: в Пинежском районе работает экомобиль. Что касается установок для утилизации, то их пока нет. Большой интерес у участников заседания вызвало предложение представителя Санкт-Петербурга о совместном использовании полигона «Красный Бор», расположенного недалеко от северной столицы.

— Этот полигон соответствующим образом оборудован, там уже отработана технология утилизации всех классов опасных отходов, — отметил Владимир Шишов. — Совместное использование полигона на долевых началах будет выгодно всем. Мы поддерживаем этот проект, и предлагаем главам всех субъектов СЗФО рассмотреть это предложение.

Архангельская область также поддержала предложение представителей Мурманской области о необходимости разработки федеральной целевой программы по очистке от отходов арктического побережья и прилегающих территорий.

— Подобные заседания имеют огромное значение. Они являются площадкой, на которой регионы СЗФО имеют возможность обменяться идеями, предложениями и опытом по решению экологических проблем, — подчеркнул Владимир Шишов.

Россия. СЗФО > Экология > ecoindustry.ru, 29 декабря 2011 > № 465047 Владимир Шишов


Россия. СФО > Экология > premier.gov.ru, 29 декабря 2011 > № 462784 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочее совещание в связи с землетрясением в Туве, а также природными катаклизмами в ряде других регионов.

Глава Правительства поручил «самым активным образом» включиться в восстановление регионов, пострадавших от землетрясения и других природных катаклизмов, случившихся в последнее время.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Сергей Кужугетович, давайте начнём с Тувы. У нас, к сожалению, под Новый год опять проблемы возникают в связи с климатом, непростыми природными явлениями. Слава Богу, нет серьёзных разрушений, нет человеческих жертв после землетрясения, но всё-таки там очень низкие температуры. Я с самого начала просил вас о людях позаботиться. Что сейчас там происходит? Пожалуйста.

С.К.Шойгу (глава МЧС): Владимир Владимирович, я начну с начала. В 19:21 27-го числа (в 19:21 по московскому времени) 100 км восточнее города Кызыла, глубина – 10 км, магнитуда – 6,7…

В.В.Путин: Говорили сначала до 50 глубина, да?

С.К.Шойгу: Сейчас уточнённые данные Института физики Земли – 10 км, что, собственно, и повлияло на ту ситуацию, которая сегодня есть, – в положительную сторону, естественно. В эпицентре интенсивность 9,5–10 баллов. Сейсмособытие ощущалось в девяти субъектах Российской Федерации. Это, безусловно, Тува, Хакасия, Алтай, Алтайский край, Красноярский край, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская и Томская области. В зону сейсмособытия попало 62 муниципальных района, 1073 населённых пункта, свыше 370 тыс. зданий с населением свыше 6 млн человек. 7 тыс. социально значимых объектов, 600 потенциально опасных объектов, к каким относятся гидротехнические сооружения, плотины, объекты нефтехимии и другие опасные производства.

Для управления силами уже через час были подготовлены оперативные группы, на территории республики введён режим чрезвычайной ситуации. Для временного размещения в городе Кызыле в течение первых трёх часов развернуто шесть пунктов временного размещения на 3,5 тыс. человек. После доклада Вам меры были усилены. В целом на всех территориях тех субъектов, которые были задействованы, была приведена в готовность группировка сил в 35 950 человек, 4380 единиц техники. Непосредственно в Туве задействованы 1615 человек и 740 единиц техники, 16 воздушных судов. На это время в Туву доставлено всё необходимое для пунктов временного размещения. Более того, подготовлены и резервы для того, чтобы людей можно было разместить в необходимых количествах.

Помимо этого в настоящий момент у нас минимальное количество пунктов временного размещения – до 150 человек. Сейсмособытия продолжаются. За последние сутки их было уже 25. Крайнее, последнее, я надеюсь, было сегодня в пять утра.

В.В.Путин: 25 за сутки?

С.К.Шойгу: 25 за сутки. Это афтершоки, которые следовали после.

В.В.Путин: Каждый час практически…

С.К.Шойгу: Да, с разной интенсивностью – от трёх до шести баллов. Естественно была задействована вся система, российская система предупреждения и действий в чрезвычайных ситуациях. В течение двух часов с 74 подземных горных объектов (это шахты и рудники) была проведена эвакуация более 5 тыс. шахтёров и горняков. Все главы субъектов были на месте и эту работу провели организованно, без паники. И тут надо отдать должное всем комиссиям по чрезвычайным ситуациям в субъектах.

В ту же ночь было создано и приступило к работе 669 оперативных групп. Это группы, которые приступили к изучению зданий и сооружений, то есть куда можно возвращать людей, куда их нельзя возвращать. Они продолжают эту работу, привлекли специалистов из проектных строительных институтов, привлекли всё, что необходимо по инструментальному контролю. Это нивелиры, теодолиты, и вчера доставлена в Туву лаборатория для определения устойчивости зданий и сооружений. Задействованы все горячие линии, задействовано 12 телевизионных каналов – шесть федеральных, шесть местных, 12 радиоканалов, все средства массовой информации для оповещения населения.

Через два часа после события во всех субъектах начала действовать горячая линия. В первые сутки поступило более 11 тыс. телефонных звонков, из них непосредственно по сейсмособытию, по информации людей, где что произошло и где люди до сих пор находятся на улице, в первые сутки было 2,5 тыс. звонков. К сожалению, не могу не отметить, что в одном субъекте из всех у нас поступило 240 ложных звонков. И звонки поступали в места массового пребывания людей, каковыми являются школы. К сожалению, был сорван ряд утренников у детей. Информация ложная, что через 30 минут ожидается 12-балльное сейсмособытие, всех эвакуировать. Сейчас органы…

В.В.Путин: Где это? В каком субъекте Федерации?

С.К.Шойгу: Это Красноярский край, город Красноярск непосредственно, не буду говорить про весь край. Органы местного управления принимают соответствующие меры, а мы, естественно, переговорили и с органами внутренних дел, и Федеральной службой безопасности. Считаем, что подобного рода вещи должны расследоваться и наказываться. Естественно, включили практически в постоянном режиме систему оповещения, для того чтобы рассказывать и информировать население. Каждый час выступают руководители – и наши руководители, и руководители от субъектов и доводят до населения информацию, что происходит и как происходит. К сожалению, не обошлось без серьёзных повреждений зданий. Повреждён мост через реку Енисей в Кызыле, снижена его пропускная способность (я имею в виду по грузоподъёмности). Считаем, что там надо принимать самые экстренные меры, потому что это та трасса, которая у нас идёт на юг, в том числе и на Монголию. В настоящее время обследуются все гидротехнические сооружения, какими являются...

В.В.Путин: Что там, быки повреждены или что?

С.К.Шойгу: Там балки смещены, мостовые балки. В результате их подбросило и чуть сместило. Там появились трещины, и так же появились трещины в ряде зданий и сооружений. Проблема заключается в том, что часть зданий (причём большая часть зданий) была построена до сейсморайонирования этой республики, то есть они были построены не под ту балльность, которая была в дальнейшем определена Академией наук, Институтом физики Земли.

В настоящее время введён режим чрезвычайного положения в Республике Тыва, во всех остальных субъектах действуют оперативные группы. По большей части из силы в 35 тыс. мы оставили в готовности 3,5 тыс., и из них 1,5 тыс. задействованы сейчас на территории республики. Они проводят и развёртывание пунктов временного размещения, и лабораторный анализ и контроль всех зданий, всех повреждений.

Мы совместно с Минрегионом подготовили предложения на Ваше рассмотрение, Владимир Владимирович, и просим, безусловно, поддержать их. В ближайшее время провести полный анализ по ликвидации последствий того, что повреждено. Второе – мы предлагаем Российской академии наук выделить средства на создание и постройку новых сейсмостанций в Хакасии, Туве и на Алтае, там их недостаточно и надо контролировать. Третье – мы предлагаем серьёзно увеличить средства на снос ветхого и аварийного жилья, потому что большая часть из того, что там было, сейчас стала ещё более ветхой, ещё более аварийной. Это – уже в 2012 году сделать.

В.В.Путин: Это строения какого года?

С.К.Шойгу: Разного года постройки. Есть постройки ещё и дореволюционные. Есть постройки, в Туве во всяком случае, ещё до 1944 года. Там, конечно, не учитывалась ни балльность, включая старое здание правительства, включая здание филармонии, школ. Всё это, конечно, надо… И программа, которая была Вами инициирована по Дальнему Востоку, Камчатке, Курилам и Сахалину, по сейсмоусилению… Мы также предлагаем Туву, Хакасию включить в эту программу.

Собственно, к этому сводятся наши основные предложения. Виктор Фёдорович (В.Ф.Басаргин) летел с Дальнего Востока и залетел на территорию…

В.Ф.Басаргин (министр регионального развития): Сегодня ночью был там.

С.К.Шойгу: Может быть, что-то добавит. Доклад закончен.

В.В.Путин: Кроме – мы сейчас к этому вернёмся – землетрясения в этом регионе, в Центральной России, на северо-западе ещё люди столкнулись с непогодой, которая привела к обрыву проводов, линий электропередач. Многие населённые пункты остались без электричества. В каком состоянии там сейчас ситуация и что предпринимается для того, чтобы восстановить электроснабжение?

Н.Н.Швец (глава холдинга МРСК): Уважаемый Владимир Владимирович, да, действительно с 14:00 26 декабря 2011 года происходили технологические нарушения электроснабжения в 16 субъектах Российской Федерации, которые находятся в Центральном федеральном округе и в Северо-Западном федеральном округе. Эти субъекты находятся в районах второй категории по ветровой нагрузке, и, следовательно, эти системы по электроснабжению могут выдерживать скорости ветра до 25 м/c.

В.В.Путин: А сколько был?

Н.Н.Швец: Ураган был 30 м/c, с порывами более 25 м/с. Это привело к нарушениям электроснабжения. Максимально было отключено от электроснабжения более 200 тыс. человек. Были сформированы штабы, направлены аварийно-выездные бригады, но восстановление осложнялось тем, что этот ветер продолжался в течение почти суток. На сегодня электроснабжение во всех регионах за исключением Ленинградской области восстановлено. В Ленинградской области остаются отключенными 3200 человек, но сегодня работают 103 бригады, 130 единиц техники, и к 20:00 электроснабжение потребителей будет обеспечено, но это ещё по неполной схеме. Полная, штатная схема будет восстановлена 30 декабря.

В.В.Путин: Завтра. Хорошо. Виктор Фёдорович (обращаясь к В.Ф.Басаргину), Вы и в районе землетрясения были, и должны следить за тем, что происходит в других регионах, в том числе в Центральном и Северо-западном регионах страны. Предложения ваши какие по работе, связанной с восстановлением разрушенных объектов инфраструктуры? И (это, конечно, не ваша епархия, но тем не менее) по мосту тоже подготовьте вместе с Минтрансом соответствующее предложение. Нужно в самые короткие сроки начать работу по всем этим направлениям. Пожалуйста.

В.Ф.Басаргин: Владимир Владимирович, сегодня в 2 часа ночи был в Кызыле: встречались с руководителями регионального штаба, заслушали доклады по работе систем жизнеобеспечения и по тому, как проводится диагностика сегодня, потому что есть отдалённые районы. И всё, что связано с электроснабжением, и всё, что связано с теплоснабжением в целом, – системы работают все штатно. Сразу хотел бы отметить, что в 2 часа ночи по понятным причинам город не спал, потому что буквально за 2 часа до прилёта были ощутимы подземные толчки: никакой паники, никаких проблем – ничего нет. Идёт нормальное информирование жителей о ситуации. Выступают, как Сергей Кужугетович сказал, руководители штаба по телевидению, работает горячая линия, есть временные пункты, в основном в одноэтажных зданиях, то есть вся система работает в целом.

В.В.Путин: Взлётно-посадочная полоса в каком состоянии?

В.Ф.Басаргин: В нормальном состоянии, то есть никак не коснулось. Мы посмотрели, всё-таки при такой сейсмичности разрушений практически нет. У многих зданий есть отслоения штукатурки, кое-где есть разбитые стёкла, есть трещины под зданием. Закрыты для посещения два здания – это детская поликлиника и ещё один социальный объект. По всем остальным идёт проверка, анализ, обход линий электропередач. Две линии – от Красноярска и от Хакасии – вроде пока повреждений нет. Вот сегодня на 16 часов местного времени окончательно они должны были по диагностике всё сказать.

С точки зрения жилья ситуация усугубляется тем, что действительно там очень высокий процент ветхого, аварийного жилья. Буквально за несколько дней до всех этих событий они к Вам обращались, Вы поручение Министерству регионального развития давали. Общий объём средств для того, чтобы решить все проблемы аварийного жилья, переселения из аварийного и капитальный ремонт ветхого жилья, – требуется порядка 3 млрд рублей. Мы считаем, что сегодня за счёт программы по сейсмике (она у нас сейчас сосредоточена по Камчатке и Сахалину, как Вы знаете), если было бы, допустим, дополнительное финансирование с учётом всех этих обстоятельств, мы бы в следующем году могли все эти средства направить как раз на решение проблем Тувы.

В.В.Путин: Нет, оттуда нельзя забирать деньги.

В.Ф.Басаргин: Нет, мы как раз просим дополнительно в эту программу по сейсмике. Пока мы по двум регионам только решаем, и часть, Вы знаете, на Норильск, на Тынду, на решение проблем ветхого жилья...

В.В.Путин: В Тынде, кстати, как работа идёт?

В.Ф.Басаргин: Буквально где-то неделю назад выезжала наша бригада, мы дополнительно там ещё один транш последний, в районе 300 млн рублей туда направили. Работы идут, можно будет посмотреть.

В.В.Путин: Давайте посмотрим зоны и БАМа, нужно ими заниматься последовательно, но это уже другая тема.

Хорошо. Дальше.

В.Ф.Басаргин: Там по теплотрассам есть... Мы думаем, что могут быть какие-то отложенные вещи, связанные с тем, что пока незаметно каких-то там... Есть обрушение теплотрасс (сводов имеется в виду), тоже делаем обход, до конца сегодняшнего дня будет полная ясность.

По мосту. По мосту мы посмотрели – они пока ограничили, практически закрыли движение для транспорта. У них есть уже вся проектная документация. Они предварительно на капитальный ремонт (потому что там ещё есть подмытые опоры этого моста), считают, что 71 млн требуется.

В.В.Путин: На ремонт?

В.Ф.Басаргин: На ремонт. Я считаю, что если уж делать, надо просто его нормально восстанавливать.

В.В.Путин: А транспорт где будет проходить?

В.Ф.Басаргин: Пока в обход.

В.В.Путин: Где?

С.К.Шойгу: Там нижний мост есть ещё.

В.Ф.Басаргин: По нижнему мосту, но усугубляется... 30 с лишним градусов. Пешеходное движение открыто, конечно, но для населения это...

С.К.Шойгу: Владимир Владимирович, абсолютно правильно Вы говорите, надо сейчас начинать, потому что по зиме, со льда это гораздо проще делать, чтобы потом по воде не заходить.

В.В.Путин: А лёд встал уже, да?

С.К.Шойгу: Лёд стоит там. Там сейчас минус 32–34.

В.В.Путин: Подготовьте все предложения, необходимые для того, чтобы сформулировать это в виде поручения.

(Передают Премьеру материалы)

В.В.Путин: Вы проработали?

В.Ф.Басаргин: Да, мы вместе предложения готовили.

В.В.Путин: Это совместные предложения?

В.Ф.Басаргин: Да.

В.В.Путин: Хорошо. И бригада чтобы у вас работала. Поговорите с людьми, нужно всё сделать.

Прогноз погоды не самый лучший, поэтому я прошу всех быть во всеоружии и оперативно реагировать на все события, которые могут происходить в этот период времени. И, конечно, самым активным образом нужно включиться в восстановление. Добавим средства по сейсмике, конечно, и по расселению ветхого жилья. Сеть – это особое: у нас там есть программа целая, но оперативно нужно восстановить всё, что было разрушено в последнее время.

В.Ф.Басаргин: Владимир Владимирович, там, может быть, придётся ещё актуализироваться по программе здравоохранения. Актуализировать программы по восстановлению тоже.

В.В.Путин: Можно. Здесь это есть?

В.Ф.Басаргин: Здесь этого нет.

В.В.Путин: Добавьте.

В.Ф.Басаргин: Потому что они сейчас там по детской поликлинике дадут информацию.

В.В.Путин: Да, пожалуйста. У нас есть резерв в программе модернизации здравоохранения, из этого резерва можно будет средства взять и направить на решение этих задач.

В.Ф.Басаргин: Дефектную ведомость просто актуализируем.

В.В.Путин: Договорились.

Россия. СФО > Экология > premier.gov.ru, 29 декабря 2011 > № 462784 Владимир Путин


Россия > Экология > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368691 Роман Вильфанд

Климатолог должен жить долго

Глава Гидрометцентра уверен, что ныряющие в океан электронные буи не шпионят в пользу НАТО

— Все случилось ровно так, как вы, Роман Менделевич, обещали на прошлой неделе. Как вы «угадали» и небольшое похолодание в выходные, и дождливые понедельник и вторник Интересно, синоптиков благодарят за верный прогноз или только критикуют за неверный?

— Вот чего хватает, так это критики. Причем неважно, «угадали» мы или «не угадали». Но самый громкий крик случается, если у кого-то не оказывается прогноза вовремя: «Как можно жить, не зная завтрашней погоды?!»

— И в самом деле, как жить? Давайте предсказывайте.

— Антициклонический гребень, определявший жаркую погоду на прошлой неделе, является как бы пульсирующим. Но с места он особенно не трогается. Область высокого давления сначала была прижата к югу надвигающейся циклонической ложбиной. А теперь опять, словно пружина, начинает разжиматься. И на следующей неделе мы снова ждем 2530 градусов. Не ахти какая жара, но все-таки выше июльской нормы. И практически каждый день осадки. При приближении свежего арктического воздуха возможно резкое усиление ветра на линиях фронтального раздела. Предупредить об этом мы сможем в лучшем случае за сутки. Как и было сделано для Тверской области в день шквалистого усиления ветра в районе озера Селигер. Но шквалы и смерчи — явление локальное, их очень трудно прогнозировать для больших территорий. Метеостанция в километре от смерча может выдавать вполне благополучные значения погоды.

— В прошлом году знаменитый летний антициклон тоже ведь жил какой-то самостоятельной жизнью — с места не двигался, сжимался-разжимался

— Нет-нет, что вы — прошлым летом он стоял как пришитый, прибитый. Не знаю, какие еще метафоры употребить. Насмерть стоял. К сожалению, даже в прямом смысле этого слова. А нынешний антициклон атакуют циклоны, он пропускает грозовые и дождевые тучи. Ситуация, конечно, напряженная, но для здоровья людей она гораздо легче, чем прошлогодняя.

— Вы говорили, что в июне в московском регионе осадков выпало не более 60% от нормы. Как эта норма устанавливается: по статистике или есть некий «желаемый показатель»?

— Это чистая статистика за 130-летний период наблюдений.

— Тогда какой в ней смысл? Допустим, три года подряд шли обильные дожди, вдвое-втрое превышавшие норму. Но поскольку для статистики берется многолетняя сумма всех осадков и делится на 130, среднее значение почти не изменится. А климат вместе с тем уже три года как динамично и совершенно очевидно меняется.

— Вы правы: когда мы говорим о погоде, о той «живой жизни» земной атмосферы, которую ежедневно наблюдаем, среднестатистическая отчетность заботит нас мало. Но когда речь заходит о климате, именно норма становится важнейшим показателем. Климат резко не меняется. Он столь инерционен, что настоящих изменений мы чаще всего даже не замечаем. Если сравним средние температуры за два пятидесятилетия и зафиксируем изменения, допустим, на полградуса — это будет просто гигантский результат для климатологов. При том, что за эти два пятидесятилетия бывали годы с отклонениями в ту или другую сторону на 7-10 градусов. Много идет разговоров о потеплении. Если бы температура возрастала постоянно и монотонно, то и норма поднималась бы очень быстро. Но периоды потепления чередуются с периодами похолодания — и норма стоит на месте.

— А глобальное похолодание, о котором тоже шли разговоры, продолжается? Мы приближаемся к новому ледниковому периоду?

— Земле около шести миллиардов лет. Методами палеогеологии установлено, что за этот период среднегодовая температура на планете была и выше, и ниже нынешней на 15 градусов. И в тропиках заморозки случались. Но средняя температура за миллион лет менялась всего на один-два градуса.

— Понимаем ли мы, на каком этапе сейчас находится Земля — повышения или понижения температуры?

— Если говорить о длинной волне, порядка миллионов лет, то мы, вероятнее всего, находимся на этапе похолодания. А если о короткой, то можно утверждать, что продолжается потепление, вызванное деятельностью человека, увеличением концентрации парниковых газов — окиси углерода, азота, метана, водяного пара. Температура в приземном слое воздуха растет, а в верхних слоях тропосферы падает.

— Есть ли еще какие-нибудь волны изменения земного климата?

— Изменение климата происходит за счет двух факторов — антропогенного и природного. Природные волны обусловлены взаимодействием атмосферы, континентов и океана. Ученые строят адекватные математические модели — системы нелинейных уравнений, описывающих сложные взаимодействия. Мы уже достаточно много знаем об атмосфере и о континентах. Нам понятны законы их взаимодействия. А наши знания об океане — я уже упоминал об этом — составляют примерно 2% от наших знаний об атмосфере. Ибез остальных 98%нам не построить надежных моделей изменения климата. Надеюсь, лет через 1015, когда мы подведем итоги международного эксперимента «Арго», мы будем знать гораздо больше.

— Что это за эксперимент?

— В течение восьми лет на поверхность океана сбрасываются тысячи буев — сейчас их, плавающих одновременно, уже 2950 штук. Это буи ныряющие. По радиосигналу они подныривают на нужную глубину, продвигаются в нужном направлении, выныривают на поверхность и передают всю накопленную информацию на метеоспутник. Оттуда информация ретранслируется в метеорологические офисы, где накапливается и анализируется.

— А на чей спутник передаются данные?

— На любой. Это же глобальный эксперимент. Мы участвуем в нем нашими экспедиционными судами.

— Буи сбрасываются с кораблей?

— Да, намечены точки, в которые суда планово выдвигаются и сбрасывают буи.

— Они глубоко ныряют?

— До двух-трех километров.

— Ого! Так это же настоящие мини-подлодки сложнейшей конструкции.

— Да. Мы относимся к ним очень бережно, стараемся выловить в опасной близости от берегов, уберечь от неприятностей. Это не всегда удается — некоторые страны, особо милитаризованные и недоверчивые, расстреливают эти буи из пушек. Они считают их электронными разведчиками.

— Что же это за страны?

— Не хочу называть, их пытаются сейчас урезонить.

— А кто конструирует и выпускает электронные буи?

— Америка, Япония, Великобритания. Отечественных пока нет.

— И вы уверены, что это не электронные разведчики НАТО?

— Уверен. Мы слишком много о них знаем. И вся информация от «Арго» поступает прямиком в Москву — Юстасу от Алекса.

Беседовал Борис Пастернак

Россия > Экология > mn.ru, 8 июля 2011 > № 368691 Роман Вильфанд


Россия. СЗФО > Экология > ecoindustry.ru, 23 мая 2011 > № 332527 Александр Боровинских

Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Коми Александра Боровинских дал интервью агентству «КомиОнлайн»

Несмотря на то, что в последние годы в России охране окружающей среды уделяют пристальное внимание, экологическая ситуация не улучшается. Эксперты отмечают, что в ряде регионов антропогенные нагрузки давно превысили установленные нормативы, сложилась критическая ситуация, при которой возникают значительные изменения ландшафтов, происходит истощение и утрата природных ресурсов, значительно ухудшаются условия проживания населения. Какова экологическая ситуация на территории Коми, в интервью агентству «КомиОнлайн» рассказал министр природных ресурсов и охраны окружающей среды региона Александр Боровинских.

Александр Павлович, какова на сегодня экологическая ситуация в Коми? Как республика выглядит в сравнении с другими регионами России и СЗФО?

Объемы негативного воздействия на окружающую среду в результате хозяйственной деятельности в течение последних лет стабилизировались на одном уровне, позволяющем оценивать экологическую обстановку в целом по республике как удовлетворительную. Валовые выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников колеблются в пределах — 650-670 тысяч тонн в год, сброс сточных вод в водные объекты — 540-550 миллионов кубометров в год, ежегодное образование отходов производства и потребления — на уровне 16-18 миллиона тонн.

По выбросам загрязняющих веществ в атмосферный воздух республика занимает первое место по Северо-Западу, и это связано с преобладанием в экономике региона добывающих отраслей. Основной вклад (385,76 тысяч тонн) в такие высокие показатели по выбросам вносит добыча полезных ископаемых (нефти, газа, угля). По уровню образования отходов Коми занимает 4 место по Северо-Западу. К сожалению, уровень использования и обезвреживания отходов в республике крайне низок и составляет всего 8,4 процента, более низкий уровень использования только в Ненецком автономном округе — 2,8 процента. Для сравнения: в соседней Архангельской области процент использования составляет 31,9 процента.

Несколько лучше в регионе обстоит ситуация со сбросом сточных вод. Так, в последние годы в Коми сброшено 535,87 миллиона кубометров сточных вод, в том числе загрязненных — 125,92 миллиона. По этому показателю республика занимает седьмое место в СЗФО, к тому же в последнее время наметилась устойчивая тенденция к сокращению сброса загрязненных сточных вод. Однако начинает возрастать количество сточных вод, сбрасываемых без очистки.

По вашему мнению, ситуация с охраной окружающей среды сейчас обстоит лучше или хуже, чем в годы СССР? Что принципиально изменилось в подходе к этой проблеме?

Нельзя сказать, что ситуация кардинально поменялась, однако в целом вопросам экологии на всех уровнях стало уделяться больше внимания. Произошли изменения в природоохранном законодательстве — на федеральном уровне приняты Лесной, Водный, Земельный кодексы и иные законы, регулирующие природоохранные вопросы. В их развитие принимаются законодательные и нормативные акты республики, изменилась структура природоохранных органов — образован федеральный и региональный уровень. Однако существует множество нерешенных проблем уже непосредственно с реализацией этих законов, а также с финансированием природоохранных мероприятий.

Что сегодня в большей степени беспокоит наших экологов?

В первую очередь, конечно, обеспечение экологической безопасности при разработке месторождений полезных ископаемых, в частности, при добыче нефти, угля, бокситов.

Кроме того, вызывает озабоченность ситуация с отходами производства и потребления, их количество растет, а использование и обезвреживание остается на крайне низком уровне. Современных же полигонов по утилизации твердых бытовых отходов в республике крайне мало, а во многих селах нет даже элементарной организованной свалки. В последнее время вопросы, связанные с отходами, стали подниматься на всех уровнях власти. В частности, минприроды Коми сейчас разрабатывает республиканскую программу «Отходы» для решения накопившихся в этой области проблем.

У жителей республики растет экологическое самосознание, отмечают эксперты. Вы с этим можете согласиться и привести примеры?

Чтобы оценить уровень экологического сознания у жителей нашей республики, достаточно пройтись по улицам городов и сел весной, заглянуть во дворы и городские парки, и вам все станет понятно. Везде груды всевозможного мусора, а ведь это те места, где люди сами живут и отдыхают, гуляют со своими детьми. Неужели приятно жить и тем более отдыхать в такой «помойке»? Львиная доля выявленных нарушений природоохранного законодательства как раз приходится на нарушения в сфере обращения с отходами. О каком повышении экологического самосознания можно говорить?

Да, есть люди которым не безразлична экологическая обстановка в нашем регионе. Граждане, обеспокоенные экологической ситуацией в различных районах республики или выявившие нарушения природоохранного законодательства, обращаются в наше министерство, а мы, в свою очередь, не оставляем такие обращения без внимания: разъясняем людям ситуацию или организуем проверки по поступившей информации. Но к каждому человеку инспектора не приставишь, да разве это и не унизительно для самого человека. Для того чтобы окружающий нас мир стал чище, нужно начать с малого — сначала просто перестать мусорить, а дальше нам захочется самим, без указки, посадить дерево, разбить газон, сделать мир красивее. Если ребенок видит, как его родители на шоссе выбрасывают из окна автомобиля бутылки и объедки, а уходя из леса после пикника, оставляют в нем гору мусора, он будет видеть именно в этом норму и пример для подражания.

Остановимся на статистике: сколько в начале 2008 года в регионе выявлено нарушений природного законодательства? Какова динамика этих изменений?

За первый квартал этого года проведено 333 мероприятия в области природопользования и охраны окружающей среды. Проверены 330 пользователей, 943 объектов пользования, 3 особо охраняемых природных территории. В ходе проверок выявлено 314 нарушений законодательства в области природопользования и охраны окружающей среды, из которых по состоянию на 1 апреля устранены 96.

За прошлый год сотрудники минприроды Коми выявили 1126 нарушений законодательства в области природопользования и охраны окружающей среды при 1185 проведенных проверок в области природопользования и охраны окружающей среды. В целом в последние годы наблюдается небольшой, но устойчивый рост выявленных нарушений природоохранного законодательства, причем основная масса нарушений связана с обращением отходов производства и потребления.

А какое влияние на окружающую среду оказывают крупные предприятия Коми? Изменилось ли их воздействие в последние годы?

Крупные предприятия региона (нефтегазодобывающей и горнорудной промышленности) вносят весомый вклад в негативное воздействие на окружающую среду. При этом надо отметить, что именно на этих предприятиях уделяют самое большое внимание природоохранным вопросам и вопросам экологической безопасности. Это ООО «ЛУКОЙЛ-Коми», ОАО «Монди Сыктывкарский ЛПК», ОАО «Северные магистральные нефтепроводы», ООО «РН-Северная нефть», ООО «Газпром трансгаз Ухта» (ООО «Севергазпром»), ЗАО «Жешартский фанерный комбинат». На этих предприятиях созданы и успешно работают высококвалифицированные экологические службы, разработаны и реализуются ежегодные и долгосрочные природоохранные программы, растут объемы инвестиций в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды.

За прошлый год общие объемы расходов на природоохранные нужды основных наиболее крупных предприятий составили более 3,6 миллиарда рублей, в том числе инвестиций — более 1,6 миллиарда.

Сегодня по российскому законодательству предприятию зачастую выгоднее заплатить штраф за нарушение, чем вкладывать системно средства в развитие экологии. Сейчас государство определило свои приоритеты?

К сожалению, на данный момент предприятию выгоднее заплатить штраф. Это связано с тем, что штрафы и платежи за загрязнение окружающей среды на порядок, а то и на несколько ниже, чем стоимость проекта. В январе 2008 года состоялось заседание совета безопасности России под председательством президента. Итоги этого заседания и принятые решения дают надежду на кардинальное улучшение ситуации в области охраны окружающей среды.

Что вы можете сказать про экологическую безопасность крупнейшего предприятия региона «Монди Сыктывкарский ЛПК»? Каковы вложения комбината?

Ежегодная реализация природоохранных программ на «Монди Сыктывкарский ЛПК» приводит к планомерному снижению негативного воздействия на окружающую среду. Так, в 2007 году на реализацию плана мероприятий по охране природы Сыктывкарский ЛПК выделил 215,8 миллиона рублей, в том числе инвестиции в основной капитал, направленные на охрану окружающей среды, — 166,2 миллиона.

Два года назад предприятие полностью перешло на бесхлорную отбелку целлюлозы. Можно уже сейчас отметить эффективность этого проекта?

В 2006 году «Монди Сыктывкарский ЛПК» выделил 620,2 миллиона рублей на реконструкцию отбельного цеха с переходом на бесхлорную отбелку целлюлозы по хвойному потоку. За счет реализации природоохранной программы сократились общие объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу на 19,3 процента. В том числе сернистых соединений (меркаптан, сероводород) — на 33 процента, пыли с корьевых котлов — на 39 процентов. Общий объем забора свежей воды из реки Вычегды снизился на 8 миллионов кубометров, сбросы по фенолам в реку сократились на 29 процентов, метанола — на 20,8 процента, фосфатов — на 10 процентов, нитритов — на 13,6 процента, формальдегида — на 5,4 процента.

В настоящее время Сыктывкарский ЛПК реализует еще один грандиозный проект — «СТЕП». Как вы можете охарактеризовать его с точки зрения экологии?

Внедрение «Монди Сыктывкарский ЛПК» новых технологий проекта «СТЕП», несомненно, приведет к снижению негативного воздействия на окружающую среду. По словам главного эколога Сергея Цыганова автоматически снизится нагрузка на очистные станции комбината, практически в полном объеме будут собираться и перерабатываться конденсаты и дурнопахнущие газы, уменьшится количество древесных отходов. Строительство двух новых градирен приведет к многократному использованию воды. Забор воды из Вычегды сократится с 339 тысяч кубометров в сутки до 206 тысяч. Три действующих содорегенерационных котла (СРК) Сыктывкарского ЛПК, которые по сегодняшним меркам одни из лучших в стране, дают основной объем выбросов сернистых соединений. Строительство нового СРК сократит выбросы сернистых соединений на 90 процентов.

Правозащитники Коми нередко поднимают вопросы, связанные с экологией, в очень жесткой форме. Вы считаете это правильным?

Каждый по-своему пытается решать те или иные вопросы. Мы считаем, что радикальный путь решения экологических проблем не является конструктивным, ибо любое решение так или иначе затрагивает множество сторон. И органам государственной власти приходится искать всегда компромиссные пути, которые служат общественным целям, но затрагивают чьи-то частные интересы. Однако как бы там ни было, чем больше общественность будет поднимать вопросы, связанные с экологией, тем больше будет уделяться внимания этим проблемам со стороны органов государственной власти.

Конечно, общественность должна быть в курсе происходящих событий и своевременно информирована. Но не должно быть никакой истерики и чрезмерного нагнетания ситуации. Мы знаем, что подчас экологические проблемы используются в целях коммерческой или политической борьбы, разжигаются страсти, а социально значимого результата нет. Разговор полезен, если он ведется спокойно и на компетентной основе.

Как вы в целом оцениваете политику государства в области охраны окружающей среды? Достаточно ли уделяется внимания этому вопросу?

В последние годы вопросы охраны окружающей среды находятся под пристальным вниманием со стороны государства. В своей правовой основе государственная политика России в области природопользования и охраны окружающей среды стремится к обеспечению эффективного государственного управления, рациональному природопользованию и является компромиссом между необходимостью действий объектов экономики и объективностью требований по охране окружающей среды. К сожалению, реализация вышеуказанных задач затруднена рядом проблем, главной из которых является правовое регулирование природоохранных вопросов.

Сложившаяся к настоящему времени федеральная нормативно-правовая база в области природопользования и охраны окружающей среды является проблемной в части исполнения, прежде всего, исполнительными органами государственной власти субъектов России. Для нормального и эффективного исполнения субъектами возложенных на них полномочий необходимо скорейшее принятие не только основных базовых федеральных законов в области природопользования и охраны окружающей среды, но и подзаконных актов, определяющих порядок применения и практическую реализацию указанных законов.

Сколько бюджетных средств выделяется на реализацию экологических программ и поддержание благоприятной экологической обстановки в регионе?

Ежегодно на реализацию мероприятий по охране окружающей среды из республиканского бюджета выделяется порядка 7 миллионов рублей, но этого недостаточно.

К сожалению, расходы республиканского бюджета на реализацию природоохранных мероприятий уменьшаются с каждым годом. Столь же неприглядная картина и с финансированием природоохранных мероприятий на муниципальном уровне. Так, в прошлом году соответствующей статьи расходов не было ни в одном бюджете муниципалитета Коми, за исключением Прилузского района (250 тысяч рублей). Также на поддержание благоприятной экологической обстановки в республике в 2007 году было выделено из федерального бюджета 15,5 миллиона рублей.

В развитых странах профессиональным экологам помогают различные волонтерские организации. Есть ли в нашей республике подобные примеры?

Существует ряд общественных организаций в городах и районах республики, которые оказывают помощь профессиональным экологам. Это, например, комитет спасения Печоры, станции юннатов. Есть и просто граждане, которым небезразлична природа нашего края.

Хватает ли сегодня региону квалифицированных экологов?

Сегодня такой проблемы как нехватка квалифицированных экологов в Коми нет. Это связано с тем, что с каждым годом вузы выпускают все больше и больше специалистов в этой области, что является следствием возрастающего интереса молодежи к этой профессии.

Ирина Манова КомиОнлайн

Россия. СЗФО > Экология > ecoindustry.ru, 23 мая 2011 > № 332527 Александр Боровинских


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter