Всего новостей: 2008491, выбрано 341 за 0.088 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Недвижимость, строительство: Мень Михаил (47)Хуснуллин Марат (35)Ревзин Григорий (22)Ресин Владимир (21)Чибис Андрей (20)Богуславская Ольга (14)Кузнецов Сергей (14)Медведев Дмитрий (14)Елянюшкин Герман (11)Муртазин Ирек (11)Тимофеев Константин (11)Бочкарев Андрей (10)Жилин Иван (10)Абакумова Мария (9)Плутник Александр (9)Путин Владимир (9)Агаларов Арас (8)Решетников Максим (8)Браверман Александр (7)Михайлов Константин (7) далее...по алфавиту
Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 28 февраля 2017 > № 2088160 Всеволод Баев

 Прозрачным быть выгодно.

Как поменялся рынок рекламы недвижимости за 10 лет.

Российский рынок рекламы жилой недвижимости демонстрирует в последнее десятилетие динамичное развитие Digital-технологий и все более интенсивное использование их в рекламных кампаниях застройщиков, а также проникновение рекламной экспертизы в воронку продаж вплоть до момента заключения сделки с покупателем. Из неповоротливого консерватора девелопмент в нашей стране превратился в трендсеттера, готового не только подхватывать и применять новые технологии, но и зачастую инициировать их развитие. А честность, прозрачность и инновационность решений рекламного агентства выходят на первый план при оценке его эффективности.

Гендиректор маркетингового агентства «Медиа108» Всеволод Баев для «СГ Онлайн»:

Сказать, что за минувшее десятилетие отрасль сделала колоссальный шаг навстречу технологиям и развитию Интернет-коммуникаций, не сказать ничего. В 2005 году, когда я начинал свою карьеру в рекламе недвижимости, специализированных порталов и агрегаторов было столько, что хватало пальцев одной руки, чтобы их перечислить . Тогда недвижимость в Сети практически не продавалась - на онлайн приходилось не более 10% предложений. В основном это были статичные баннеры, выполнявшие роль outdoor-конструкций в Интернете, SEO-продвижение и объявления на тематических порталах. В контекстной же рекламе застройщики вообще видели «черный ящик» и не желали в нее вкладываться (хотя сегодня это самый понятный инструмент в планировании рекламы и продаж). Тогда количественно росла аудитория Рунета. Сейчас же, несмотря на продолжающийся процесс увеличения Интернет-пользователей и возникновения избыточного трафика, речь, прежде всего, идет с сегментации аудитории с целью воздействия на нее наиболее эффективными технологиями.

Сегодня уровень компетенции застройщиков в рекламе недвижимости значительно повысился. Раньше на некоторых встречах рекламщики «открывали Америку» клиентам, а сейчас в штате любой уважающей себя строительной компании есть отдельный Digital-специалист, а то и отдел. В недвижимости наступил этап борьбы себестоимости, когда девелоперы начинают соревноваться в цене продукта, что напрямую связано с оптимальностью их бизнес-процессов и внутренней эффективностью. Все окончательно поняли, что в сегодняшних реалиях сверхмаржа уже не сможет окупать любую неэффективность. И предпочитают инвестировать в технологии: снизив риски, не понижать бюджетов. Так что и застройщики, и обслуживающие их агентства, находятся в таком драйвовом состоянии - оптимизации и повышения собственной продуктивности. И однозначно будут находиться в нем еще не один год.

Что же будет происходить с рынком рекламных технологий? Продолжаются процессы автоматизации и интеграции различных Digital-технологий и решений. Все большую важность приобретают системы работы агентства с оплатой за результат (за целевое действие или сделку) как для онлайн, так и оффлайн каналов. При этом усиливается система защиты от недобросовестных накруток и нецелевого трафика (антифрод). Возрастает значение аналитики полученных данных и погружения в воронку продаж девелопера. Помимо этого, появился ряд новых каналов - соцсети, реклама в мобильных приложениях, например, кардинально поменяли не только характер диалога между застройщиком и покупателем, но и само сознание пользователей.

Эти тенденции будут развиваться и дальше. На фоне влияния внешнеэкономических факторов и реального уменьшения доходов населения, которые нельзя сбрасывать со счетов. В условиях текущей конъюнктуры застройщики вынуждены повышать качество своей продукции, что только играет на руку покупателям. Однако в таких условиях принципиально важной становится экспертиза рекламных агентств, работающих с девелоперами: качество работы рекламщиков непосредственно отражается на объеме их финансирования и выполнении планов, ведь львиную долю выручки компании привлекают сегодня согласно 214-ФЗ и строят жилье на средства покупателей. Так что рекламная индустрия сегодня значительно влияет на стабильность в секторе.

Автор: Гендиректор маркетингового агентства «Медиа108» Всеволод Баев для «СГ Онлайн»

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroygaz.ru, 28 февраля 2017 > № 2088160 Всеволод Баев


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 27 февраля 2017 > № 2088156 Александр Колубков

С высоты опыта.

Свод правил «Инженерные системы высотных зданий» вобрал в себя наработки российских проектировщиков и строителей.

Четвертого февраля вступил в силу СП 253.1325800.2016 «Инженерные системы высотных зданий», разработанный подведомственным Минстрою России ФАУ «Федеральный центр нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве» (ФЦС). О том, как разрабатывался новый свод правил, в чем состоят его преимущества и недостатки, корреспондент «СГ» беседует с руководителем разработки этого СП, вице-президентом Некоммерческого партнерства «Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике» (НП «АВОК») Александром КОЛУБКОВЫМ.

«СГ»: Насколько нам известно, вы принимали самое активное участие в создании Свода правил «Инженерные системы высотных зданий».

Александр КОЛУБКОВ: Да, идея была наша. Потому что когда МГСН 4.19-2005 «Временные нормы и правила проектирования многофункциональных высотных зданий и зданий-комплексов в городе Москве» прекратил свое существование, в системе нормативных документов образовался вакуум. Инженеры, специализировавшиеся в области оборудования для высотных зданий, не хотели с этим мириться. Мы решили создать свод правил, распространяющийся на проектирование инженерных систем общественных зданий высотой более 55 метров и жилых зданий — более 75 метров, и с этой целью в 2012 году создали инициативную группу. В нее мы пригласили крупнейших специалистов в области холодоснабжения — Сергея Бурцева и Михаила Тарабанова, который сыграл также огромную роль в написании раздела об отоплении и вентиляции. К сожалению, Михаил недавно ушел из жизни. В разработке пласта, посвященного электроснабжению и электрооборудованию, участвовал известный эксперт Сергей Финкельштейн из Мосгосэкспертизы. Блок, посвященный автономным источникам теплоснабжения, курировал Сергей Козлов, а все вопросы, связанные с пожарной безопасностью, — Евгений Кирюхинцев. В работе также участвовали Алексей Бусахин, Феликс Токарев и Светлана Яценко.

Мы подготовили СП еще в 2012 году, но поскольку Минрегион прекратил свое существование, принятие документа затормозилось. Сдвинуть дело с мертвой точки помог Международный форум высотного и уникального строительства, который стал ежегодно проводиться в Екатеринбурге в рамках 100+ Forum Russia. Участники этого форума постоянно поднимали вопрос о нормативной базе. И там, на форуме, заместитель главы воссозданного Минстроя Елена Сиерра пообещала оказать содействие, и пункт о том, что СП должен выйти в 2015 году, был включен в «дорожную карту» форума. На последнем этапе продвижения СП нам помогали ФАУ «ФЦС» Минстроя и заместитель директора Департамента градостроительной деятельности и архитектуры Минстроя Александр Степанов. Их помощь была необходима потому, что не все понимали, зачем надо отдельно принимать СП по инженерным системам. Наши доводы были Минстроем поддержаны. Благодаря такой всесторонней помощи этот многострадальный документ потихонечку, за четыре года, но все-таки вышел в свет.

«СГ»: В чем вы видите главное достоинство нового свода правил?

А.К.: Туда попало все то, на чем мы, как говорится, набили шишки. Приведенные в СП 253.1325800.2016 инженерные решения вобрали в себя передовой опыт проектировщиков и строителей высоток.

«СГ»: Вы говорите, что в СП вошли передовые наработки, но, знакомясь с документом, я обратил внимание на одну вещь. Например, наряду с приточными и вытяжными системами вентиляции в высотных зданиях СП допускает использование систем с естественной вентиляцией. Конечно, не путем открывания окон и форточек, как раньше, а через специальные клапаны для притока воздуха, защищенные от повышенного ветрового давления. Но все-таки, на мой взгляд, это пережиток. С чем связана такая половинчатость?

А.К.: Не смогли дожать. Была бы моя воля, я бы естественную вентиляцию просто запретил. Сам жил в девятиэтажке. Летом в ней жарко. Ночью окна откроешь — все равно жарко. Вентиляция не работает, весь в поту, заснуть не можешь. Такое совершенно неправильное отношение было тогда к человеку, типа «он и так проживет». Эту инерцию мышления пока не удается преодолеть полностью, потому что во главе угла у наших инвесторов по-прежнему экономия, а не комфорт. Хотя экономия на приточной установке, по нашим расчетам, составляет всего около 5 долларов на квадратный метр, и на увеличение стоимости продаж квартир это существенно не влияет.

«СГ»: В новом СП вы отказались и от необходимости строить высотные здания обязательно с двумя независимыми вводами от тепловых сетей при централизованном теплоснабжении — основным и резервным, оставив только основной ввод. Это тоже в целях экономии средств инвесторов? Но когда при аварии такие здания станут остывать, их жильцам придется несладко.

А.К.: Давайте честно. Когда кто-то взял и написал в МГСН два ввода теплоснабжения, он схитрил. Идея вроде бы правильная — обеспечить резервирование зданий по теплоснабжению. Но возьмите, например, известное жилое здание на Тульской в Москве — эдакий забор длиной в квартал. В нем не предусмотрен резервный ввод тепловых сетей. А чем, в сущности, оно отличается от высотного здания? Та же высотка, только положенная на бок. Столько же людей в таком здании живут. Если в результате аварии прекращается теплоснабжение здания, то независимо от его конструкции в соответствии со СНиП «Тепловые сети» авария должна быть ликвидирована не более чем за 54 часа. Мы задумались: а что будет, если здание отключить? С конструкторами поговорили, посчитали несколько раз. Знаете, если русскую печку перестанешь топить, она двое суток не остывает. А тут масса бетона в здании — тысячи тонн. И он настолько инерционный, что если, допустим, прекратилась подача тепла, то за двое с половиной суток он остынет максимум до 17 градусов. И какой, скажите, смысл, если авария будет ликвидирована за двое суток, тащить к каждой высотке две магистрали? Случаев же, по крайней мере, в Москве, когда авария не ликвидировалась бы быстро, я не знаю. Да, по телевизору показывают многочисленные прорывы сетей, но все они ликвидируются в достаточно сжатые сроки. Поэтому запись в СП о том, что в высотных зданиях возможна организация теплоснабжения без резервного ввода тепловых сетей, я считаю правильной. А на период проведения ремонтно-восстановительных работ в соответствии с СП необходимо в случае отсутствия резервного централизованного источника теплоснабжения обеспечивать подачу теплоты от автономных источников тепла. Для этого можно сделать, например, крышную котельную или использовать энергию тепловых насосов.

«СГ»: Но все-таки вы тем самым облегчили жизнь застройщику?

А.К.: Сколько бы ни стоил ввод, надо платить за техусловия. Поэтому если ввода два, то теплоснабжающие организации берут двойную цену. Эта нагрузка включается в затраты, которые не относятся к строительству.

«СГ»: А почему вы тогда оставили в СП необходимость двух водопроводных вводов для зданий высотой лишь более 200 метров?

А.К.: Анализ работы систем водоснабжения показал, что, в принципе, можно обойтись и одним вводом. Все равно в каждый ввод входит два трубопровода, между которыми есть разделительная задвижка, то есть два ввода. Там все равно резервирование есть даже при одном двухтрубном вводе. Раньше, когда мы проектировали первые высотные здания, у нас подлежали спринклированию, то есть автоматическому пожаротушению, все места, где возник очаг пожара, все квартиры. Такая степень надежности была! Потом стали экономить, и сейчас в высотных зданиях при пожаре подлежит спринклированию и орошению только площадь коридора между квартирами, чтоб люди могли эвакуироваться. К слову, сейчас уже построено и эксплуатируется несколько зданий высотой более 150 метров с одним двухтрубным вводом. Но если здание имеет высоту более 200 метров, то с точки зрения пожаротушения оно все-таки более ответственное, и поэтому для водоснабжения оставили требование делать два ввода.

«СГ»: Не совсем понятно еще вот что: почему в местах водоразбора обычных домов предусмотрена горячая вода температурой не меньше 60-75 градусов, а в высотном здании на входе в квартиру, на так называемой границе балансовой принадлежности, СП предписывает температуру горячей воды не ниже 60 градусов. Но ведь квартиры в высотках могут быть очень большие, и пока вода от порога дойдет по трубам до ванной, она может остыть ниже 60 градусов. Опять экономия?

А.К.: Вовсе нет. Мы говорим про горячее водоснабжение, про ту воду, которой мы моемся. Так вот, если вы откроете краник с горячей водой 60 градусов, то тут же ошпаритесь, потому что болевой предел человека — 40-50 градусов. Поэтому у нас до недавнего времени в нормативке было 55 градусов. Но по предложению главного санитарного врача, кстати, на мой взгляд, необоснованному, температуру горячей воды в местах водоразбора теперь необходимо поддерживать в пределах 60-75 градусов. Для этого надо реконструировать тепловые пункты, перекладывать сети. Кроме того, в результате выполнения этих требований, содержащихся в СанПиН, от стенки оцинкованных труб отслаивается цинк, образуются точечные очаги коррозии, что сокращает срок службы трубопроводов почти вдвое. Поэтому мы и написали 60 градусов на границе балансовой принадлежности. Конечно, площади квартир доходят и до 400 квадратных метров, и если санузел находится за 50 метров от входа в квартиру, то пока туда дойдет горячая вода, она, естественно, остынет. Но тогда пусть жильцы таких квартир сами придумают, как им поддерживать температуру воды непосредственно в квартире.

Справочно:

Свод правил СП 253.1325800.2016 «Инженерные системы высотных зданий» распространяется на проектирование инженерных систем общественных зданий высотой более 55 метров и жилых зданий — более 75 метров

Цитата в тему

СДВИНУТЬ РАЗРАБОТКУ СП ПО ИНЖЕНЕРНЫМ СИСТЕМАМ ВЫСОТНЫХ ЗДАНИЙ ПОМОГ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОРУМ ВЫСОТНОГО И УНИКАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, КОТОРЫЙ ЕЖЕГОДНО ПРОХОДИТ В ЕКАТЕРИНБУРГЕ. Участники этого форума постоянно поднимали вопрос о нормативной базе

Автор: Алексей ТОРБА

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 27 февраля 2017 > № 2088156 Александр Колубков


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин

Снос «несносимого».

Программа ликвидации «хрущевок» в Москве может быть продолжена.

В последние годы в стране развернулись масштабные программы расселения аварийного жилья и капитального ремонта и модернизации жилого фонда. Но в Москве эти процессы начались еще раньше: когда в столице начались снос и расселение зданий первой волны индустриального домостроения, в просторечии именуемых «хрущевками». К настоящему времени практически полностью снесены дома «сносимых» серий, но осталось еще много так называемых «несносимых». Заслуженный строитель, депутат Государственной Думы Владимир Ресин много лет проработал в столичном стройкомплексе и знает проблему изнутри. С ним мы и решили поговорить о дальнейшей судьбе «хрущевок».

«СГ»: Владимир Иосифович, наша газета недавно писала про «сносимые» серии пятиэтажек — проблема практически решена. Но домов так называемых «несносимых» серий еще очень много! Какая судьба их ждет?

Владимир РЕСИН: Снос в Москве ветхих домов, в народе называемых «хрущевками», — очень важная, социально значимая программа. Впервые решить эту проблему пытались еще при Горбачеве, во времена СССР. Успеха, впрочем, эта попытка не имела. Во второй раз вернулись к теме при Лужкове, в начале 90-х, при том, что средств в бюджете не было вообще. Официально программа стартовала в 2000-х годах. На тот момент мы насчитали 1722 дома, подлежащих сносу. Нам надо было предложить четко работающий механизм не только по привлечению средств под такое строительство, но и по выполнению городом обязательств по переселению жильцов. И такой механизм был предложен — волновое переселение. На месте снесенной пятиэтажки строился высотный дом, куда переселяли жителей близлежащих «хрущевок». Старые дома сносили, и высвобождалась территория под новое строительство. Но главный вопрос — откуда деньги? Нашли решение: строить дома по инвестконтрактам. Квартиры в построенном доме распределялись следующим образом: часть передавалась городу, часть оставалась за инвестором. Пропорция могла быть разной, но принцип один: часть нового жилфонда передавалось городу, а свою часть инвесторы могли реализовывать по рыночной цене. Такой механизм устраивал всех.

«СГ»: Но почему тогда программа растянулась на такой срок?

В.Р.: Мы планировали закончить все к 2010 году. Но грянул финансовый кризис. Следом накрыл второй. В итоге сроки завершения программы были продлены. Тем не менее к 2010 году свыше 1350 ветхих пятиэтажек были снесены. Люди получили комфортное современное жилье. По оставшимся домам — их было более 370 — пришлось самому городу вмешаться и строить новое жилье. Сегодня осталось снести 75 пятиэтажек. В 2018 году эти серии домов окончательно уйдут в прошлое. Теперь на очереди так называемые «несносимые» серии. Все дома со временем претерпевают износ. Список ветхого жилого фонда пополняется за счет домов, которые раньше были в удовлетворительном состоянии.

«СГ»: Жителей столицы, которые живут в пятиэтажках «несносимых» серий, волнует, что же будет с их домами?

В.Р.: Сегодня, чтобы запустить новую программу сноса пятиэтажек «несносимых» серий, нужно выработать универсальный механизм в рамках существующего правового поля. Он должен удовлетворять и городские власти, и возможных застройщиков, и жителей. Пока этот вопрос находится в стадии обсуждения. На продолжение программы сноса потребуются значительные денежные средства и, как я уже говорил, четкий механизм реализации. Но я не сомневаюсь, что решение будет найдено. Правительство Москвы во главе с Сергеем Собяниным взяло уверенный курс на реализацию концепции города, комфортного для жизни.

«СГ»: Значит, все-таки будем сносить?

В.Р.: Мы все понимаем, что снос домов старых индустриальных серий — это необходимость, они уже превысили свой нормативный срок. В то же время в столице есть немало домов довоенной постройки и первых послевоенных лет в хорошем состоянии. Есть много пятиэтажек времен Хрущева, которые до сих пор не являются ветхим жильем. Таких домов у нас порядка четырех тысяч. Их нужно капитально ремонтировать. А вообще я считаю, там, где износ здания составил свыше 70%, нужно сносить. А для менее запущенных случаев успешно действует программа капитального ремонта.

«СГ»: Куда же переедут жильцы сносимых «несносимых » серий? Ведь объемы нового жилого фонда, который должен будет заместить ветхий, очень велики. Да и не все захотят переезжать из привычного района.

В.Р.: Да, иногда предлагаемые варианты проживания в других районах не всех устраивают. Но в то же время далеко не всегда замену старому дому можно вписать в градостроительный план того же района. Все это тормозит процесс освобождения ветхого дома, предназначенного под снос. Москве придется поискать нетривиальные решения. Обеспечить граждан комфортным жильем — наше обязательство и поручение президента. И здесь я понимаю, насколько дальновидным было решение о расширении Москвы. Ведь создать на новых территориях современные и комфортные для проживания микрорайоны, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой, — это и есть возможность максимально безболезненно заменить ветхий фонд на новый.

«СГ»: Есть ли хотя бы примерные сроки, когда может быть принято решение по домам «несносимых» серий?

В.Р.: В будущем году столичные власти намерены рассмотреть вопрос о реконструкции пятиэтажных домов, не подлежащих сносу. Город не забыл об этой проблеме и активно ею занимается. Программы сноса и капремонта — это как близкие родственники, всегда рядом, всегда есть связь. Работа есть - будем работать.

Кстати:

Президент России Владимир Путин 21 февраля призвал мэра Москвы Сергея Собянина прислушаться к пожеланиям горожан и снести в городе все пятиэтажки.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088127 Дмитрий Иванов

Обреченные на успех.

Обреченная на успех

Как ускорить внедрение BIM-технологий в стройотрасли

Необходимость развития BIM-технологий в стройотрасли подтверждена на государственном уровне. Причина понятна: информационное моделирование зданий направлено на совершенствование как архитектурно-проектировной, так и эксплуатационной стадии проекта. Кроме того, технология позволяет снизить затраты на строительство и решает вопросы энергосбережения. Таким образом, инновация, вроде бы нужна всем, но ее внедрение идет не так быстро, как могло бы.

Дмитрий Иванов, руководитель отдела математического моделирования инженерно-консалтинговой компании ENGEX для «СГ Онлайн»:

Сейчас рынок BIM находится на этапе формализации процесса. Создаются различные комитеты и рабочие группы при государственных структурах. Под флагом новых технологий собираются наиболее успешные платформы, программы и практики (правда, значительная часть которых применялась и ранее). В регионах создаются государственных и частные центры по подготовке BIM-менеджеров. Проводятся конкурсы, которые демонстрируют заинтересованным сторонам наиболее успешные проекты.

Стоит отметить, что на данном этапе главными выгодополучателями на рынке являются продавцы программного обеспечения. Именно они поддерживают у компаний моду на копирование внешних признаков BIM-технологий: многие организации хотят быть причастны к тренду пусть без принципиального изменения подхода к проектированию, но хотя бы через покупку специализированного ПО.

Однако, уже сейчас необходимо найти ответы сразу на целый комплекс вопросов. Во-первых, нужно дать адекватное современности определение BIM и определить границы и сферы его использования. Иначе BIM-терминология в России так и останется непрозрачной и размытой.

Во-вторых, важно понять методологические особенности BIM. Является ли BIM-проектом любой проект, выполненный в 3D, или может быть проект, выполненный с использованием определенных программных оболочек? Какие уровни проработки модели должны быть пройдены, чтобы проект имел право считаться выполненным по BIM-технологии? По каким критериям оценивать выполненные и пилотные BIM-проекты?

В-третьих, важно определиться: предусматривает ли BIM выполнение расчетов стоимости жизненного цикла здания (Life cycle costing) и экологического воздействия жизненного цикла здания (Life Cycle analysis)? И вообще: надо ли моделировать энергоэффективность здания и затраты на энергоресурсы в течение всего его жизненного цикла?

К сожалению, пока исчерпывающих ответов на эти вопросы нет. Хотя повсеместное оживление дискуссий, безусловно, свидетельствует о высоком интересе в стране к внедрению и развитию BIM-технологий. Почему так происходит? Ответ очевиден: у большинства участников рынка из-за недостатка профессиональной информации, к сожалению, пока нет понимания основополагающих принципов BIM-отрасли. А эти принципы инициаторы создания «Ассоциации Цифрового здания», например, формулируют следующим образом: достижение наивысшего качества внутренней среды; стремление к максимальной энергоэффективности зданий; максимальное снижение стоимости жизненного цикла здания.

Есть и еще один момент, касающийся энергоэффективности в разрезе развития BIM-технологий. Дело в том, что разработчики проекта «Энергетической Стратегии России до 2035 года» по-прежнему ориентируются на использование ресурсного потенциала углеводородного топлива и наращивание генерационных мощностей. Возникает вопрос: заинтересованы российские энергетические компании в снижении внутреннего потребления энергии (а в этом – одна из главных задач BIM-проектирования)? А ведь пока именно энергетики главенствуют в отечественной экономике.

Сложившаяся ситуация во многом схожа с историей развития в РФ идеологии «зеленого» строительства, где основой идеологии служат повышение энергоэффективности, снижение воздействия на окружающую среду, повышение качества внутренней среды здания, снижение капитальных и эксплуатационных затрат. К сожалению, «зеленая» тема во многом стала у девелоперов лишь традиционным маркетинговым инструментом. Рискну предположить, что в данный момент «зеленое» строительство, пожалуй, перестало быть трендовым явлением, так и не получив на отечественном рынке должного уровня поддержки и понимания.

Хочется верить, что рынок BIM-технологий не постигнет такая же участь. Уверен, BIM-идеология в конечном итоге обречена на успех, так как ее воплощение в жизнь востребовано и государством , и участниками строительного рынка.

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088127 Дмитрий Иванов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

С.Собянин информировал Президента о социально-экономическом развитии Москвы в 2016 году. Обсуждалась реализация ряда масштабных транспортных проектов, в частности запуск Московского центрального кольца [МЦК], а также программа обновления жилого фонда столицы.

В.Путин: Сергей Семёнович, поговорим о том, как прошёл 2016 год для Москвы, какие результаты получены в работе, какие задачи стоят перед столицей в 2017 году.

С.Собянин: Владимир Владимирович, год был тревожным, потому что мы не знали, как будет дальше развиваться экономика, как будут инвестиции себя вести, что будет и с курсом, и с ожиданиями различного рода. Тревог было много. Но по итогам года мы видим, что основные тренды положительные.

Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс 2 процента по предварительным итогам. Плюс значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающей, что позитивно, это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентной на международных рынках.

С точки зрения привлечения инвестиций в экономику в этом году 3 процента прироста инвестиций, [впервые] за последние три года. В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост 1 процент, 1,7 процента – мы не падали все эти годы по инвестициям, а в этом году ещё и прирост 3 процента. Причём сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объёме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже ежегодный объём инвестиций в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой объём.

В прошедшем году нам удалось реализовать транспортные проекты на рекордные объёмы. МЦК [Московское центральное кольцо] мы с Вами открывали, при Вашей помощи возведён уникальный объект. Сегодня уже 330 тысяч пассажиров каждый день пользуются этой транспортной магистралью. Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причём это не просто дороги в поле – это дороги в городской застройке: развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и тем не менее, несмотря на ситуацию, мы вышли на эти показатели.

Объём жилищного строительства немножко ниже, ввод, но он ниже по сравнению с рекордным прошлым годом, а если взять среднегодовой [показатель] за последние пять лет, то выше среднегодового. И объём продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться: и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое строительство.

Немало тревог вызывал малый и средний бизнес. Вы не раз указывали нам, что надо предметно заниматься созданием соответствующей инфраструктуры, поддержкой малого и среднего бизнеса. Должен сказать, что прирост количества предприятий малого бизнеса в Москве, индивидуальных предпринимателей составляет около 10 процентов, и в прошлом году мы неплохо подросли. Объём доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растёт, растёт их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов.

Заканчиваем программу реновации жилого фонда, снос «хрущёвок». За все годы этой программы переселили 160 тысяч московских семей, это около 6 миллионов квадратных метров реновированного жилья, достаточно большой объём. Остались буквально считанные единицы домов. Думаю, что в 2017–2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу.

Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало ещё остаётся жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счёту ветхого, жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше – около 25 миллионов квадратных метров, в них проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

На сегодняшний день мы встали перед такой дилеммой. Мы собираем деньги с этих людей для того, чтобы капитально ремонтировать этот жилой фонд. Зайдя туда, мы увидели целый ряд серьёзных проблем. Эти пятиэтажки были построены на срок «до строительства коммунизма», как Хрущёв говорил: он предполагал, что, наверное, коммунизм наступит через 25 – максимум 50 лет. Но 50 лет прошло, коммунизм не наступил. Хочу показать, в каком виде они находятся: балконы, которые провисают, и, кроме как их срезать, больше их никак не отремонтируешь. Центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и, чтобы их отремонтировать, надо выломать все стены либо разместить отопление внутри жилых помещений, что уменьшит и так небольшое пространство. Канализация вмонтирована в стены между квартирами. Чтобы её отремонтировать, надо снести перегородки между квартирами или вынести стояк. Но выносить некуда, потому что это уже купленное пространство.

Подвалов нет в пятиэтажках – есть небольшое пространство. Чтобы его отремонтировать, надо вскрыть все полы на первых этажах. Стены находятся в очень плохом состоянии. Те, которые в хорошем состоянии, – боюсь, что через 10 лет они тоже будут в таком же состоянии. Фасады: швы разошлись, стыки. Печальное зрелище.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы с Вами уже говорили на эту тему. Я знаю настроения и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жильё построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее.

С.Собянин: Действительно, такой проект требует огромных финансовых ресурсов, значительных организационных, административных затрат. Мы знаем, с чем сталкиваемся. Когда проводили снос первой серии этих пятиэтажек, по масштабу он гораздо меньший, требовались просто неимоверные усилия. Многие инвесторы, которые подвизались, просто разорились на этих проектах. Мы взяли на бюджет эти проекты и доводим до логического завершения.

Сегодня бюджет Москвы достаточно устойчивый. Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города.

Но есть определённые проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Например, есть законодательство, связанное со сносом аварийных домов. Есть варианты сноса в соответствии с гражданско-правовыми сделками – по сути дела, это коммерческий снос, там рыночный выкуп и так далее. Ни то, ни другое в этой ситуации неприменимо. В результате мы и как аварийные их не можем сносить, и как ветхое не можем ремонтировать, капитально ремонтировать. Получается неурегулированная ниша.

Мы сносили их в соответствии с постановлениями Правительства Москвы, законами Москвы 1990-х годов. Сегодня это уже, конечно, устарело. И, входя в такой проект, было бы хорошо отрегулировать это специальным законом, который мы можем подготовить и внести в Государственную Думу. Необходимо изменить ряд норм, регулирующих градостроительные технические нормы. Мы строим в действующей городской застройке, не в чистом поле, поэтому необходимы специальные нормы, чтобы ускорять эти процессы. Если действовать по сегодняшним нормативам, они хороши для застройки в чистом поле. Но для таких проектов они значительно удлинят и усложнят процессы строительства.

Поэтому, Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно.

Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды. И конечно, стоит, чтобы 1 миллион 600 тысяч жителей города получили новое современное жильё взамен этого ветхого, которое, я боюсь, через 10–20 лет просто станет аварийным, несмотря на наши потуги в его ремонте.

В.Путин: Хорошо. Давайте сделаем это, но исходим из того, и я ожидаю именно такой организации работы, при которой всё, что мы делаем, идёт на пользу людям, улучшает их жизнь. А здесь возникают вопросы, связанные с расселением, с районами будущего места жительства. Нужно сделать так, чтобы это всё людей устраивало. Поэтому нужно и с жителями это всё прорабатывать, и показывать, делать всё это прозрачно, показывать, что конкретно люди от реализации этих проектов получат и что они выиграют.

С.Собянин: Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают. После реновации как минимум на 20–30 процентов стоимость этого жилья, капитализация улучшается, даже если не увеличиваем метры, но качество жилья совсем другое. Исходя из этого, конечно, это будет позитивно, мне кажется, восприниматься, тем более что мы на сегодняшний день имеем массовые обращения [по этим домам] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы. Мы имеет основание говорить, что это народный проект.

В.Путин: Хорошо, давайте сделаем.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин


Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082338 Сергей Колесников

Сергей Колесников: «Вряд ли нас можно удивить климатом Экватора или Новой Зеландии»

Дмитрий Яковенко

Forbes Staff

Президент корпорации «Технониколь» о международной экспансии, особенностях Китая и Дальнего Востока и неутомимости российских чиновников

Производитель строительных материалов «Технониколь» уже давно превратился из локальной российской компании в полноценную глобальную корпорацию. Сегодня у нее есть 51 завод в семи странах мира, ее продукцию покупают в 82 государствах. Генеральный директор и совладелец «Технониколь« Сергей Колесников рассказал Forbes, почему Хабаровск не так уж отличается от Харбина, зачем агрохолдинги покупают у корпорации каменную вату и сколько запретов и ограничений для бизнеса придумывают российские чиновники каждый год.

— В этом году корпорации «Технониколь» исполняется 25 лет…

— Совершенно верно. Мы считаем нашим днем рождения ноябрьские праздники 1993 года. По гороскопу, выходит, мы скорпионы.

— Как прошлый предъюбилейный год прошел для корпорации «Технониколь»?

— Год выдался насыщенным. Мы запустили три новых завода – завод монтажных пен в Рязани и два завода по производству каменной ваты – в Хабаровске и Ростове. Осенью была закрыта сделка по покупке производителя изоляционных материалов Superglass в Шотландии за 8,7 млн фунтов стерлингов.

— Каков объем продаж корпорации в 2016 году и кто сейчас ваши основные клиенты?

— Выручка «Технониколь» составила порядка 70 млрд рублей без НДС, увеличившись за прошлый год примерно на 10%. Мы исторически сильно сконцентрированы на корпоративном секторе. У нас 50-100 корпоративных клиентов. Это «Магнит», Х5, «Росатом», РЖД, крупные строительные компании. Два года назад мы сделали ставку еще и на розницу – сейчас это направление занимает 13-14% от совокупных продаж. Мы стали очень значимым поставщиком для «Леруа Мерлен» и других наших компаний-партнеров: «Петрович», Obi, «Эпицентр» в Украине. Мы активно работаем и на строительных рынках, которых, как было много, так и осталось – особенно в провинции: начиная с Хабаровска и заканчивая Смоленской областью. Мы начали интернет-продажи – не могу сказать, что уже достигли крупных показателей, но процесс пошел.

— Последние два года российская экономика провела в состоянии рецессии. Как корпорация прошла этот период, учитывая, что открытые в прошлом году заводы строились фактически в кризис?

— Кстати, решение по строительству рязанского завода монтажных пен мы приняли в 2015 году. То есть если бы не был кризис, мы бы его вообще не построили. Мы тогда как раз увидели лозунг про импортозамещение, проанализировали рынок и обнаружили, что 80% продукта импортируется. Так что именно девальвация и кризис подтолкнули нас к этому решению. Уже сейчас видим, что темпы роста продаж огромны. Импорт в прошлом году сократился до 60% — недалек тот день, когда он приблизиться к нулю.

Есть еще одна ниша, которую мы открыли в кризис. У нас был очень большой рост поставок на агроиндустрию. Оказалось, что каменная вата – это не только изоляционный материал, она еще подходит для выращивания семян и растений. Мы делаем из нее субстраты, которые поставляем в теплицы как в России, так и за рубежом Речь идет по сути об искусственной почве из базальтовых волокон, которая удивительно хорошо удерживает влагу и питательные вещества. И прошлом году мы поставили в теплицы порядка 2000 тонн этого продукта, примерно 30 000 кубометров.

Несмотря на появление новых ниш, российский рынок сильно просел. Мы оцениваем средний индекс снижения рынка строительных материалов за 2015-2016 годы в 25%. Но это падение мы компенсировали экспортом в Европу и Азию. Фактически мы за два года нарастили экспорт в два с половиной раза, одновременно увеличив и объемы производства в абсолютном выражении.

— Экономическая элита и правительственные круги надеются, что российская экономика в 2017 году начнет расти. Вы чувствуете какое-то оживление?

— Нет. Но, во всяком случае, нет падения, и мы этому рады. Но «Технониколь» как сбалансированная компания развивается постоянно. Известный пример, в китайском языке слово «кризис» – это два иероглифа: опасность и возможность. Поэтому на опасности мы реагируем экспортом, а на возможности – импортозамещением. Это если уж совсем просто.

— Какова структура выручки с точки зрения рынков, на которых вы работаете?

— Из 70 млрд рублей продаж прошлого года на экспорт приходится порядка 20%. Это если говорить о том, что производится в России и отправляется за рубеж. Если добавить производство в других странах – получается около одной трети всех продаж.

В прошлом году мы увеличили количество рынков, в которые мы экспортируем свою продукцию, до 82 стран. Основную свою активность мы концентрируем в Евразии. Мы очень сильны в СНГ – я думаю, ни одна мировая компания не сравнится с нашими позициями на этом рынке. С 2004 года мы увеличиваем свое присутствие на европейском рынке, где охватили уже практически все страны. Начинаем увеличивать поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион. К нам начинают обращаться клиенты, о которых мы даже понятия не имели. С таких экзотических для нас рынков, как Новая Зеландия, Австралия, Африка.

— И вы не предпринимали никаких активных действий, чтобы выйти на эти рынки?

— У нас есть продуктовые линейки, покрывающие все климаты. В одной только линейке битумно-полимерных материалов около 2500 продуктов. Мы знаем технические требования 82 стран, в 60 из них прошли сертификацию. Поэтому вряд ли нашу компанию можно удивить климатом Экватора или Новой Зеландии. В мире профессионалов с учетом уровня развития современных коммуникаций требуются лишь технические данные, доверие к марке и цена. Если клиент понимает, что ему все это нравится, он покупает.

— Расскажите о вашей стратегии на азиатском направлении.

— В Азию мы заходим очень осторожно, открываем офисы, отправляем технических специалистов для поддержки клиентов. Участвуем в тендерах: недавно выиграли большой контракт на прокладку тоннеля в Индию, поставили туда продуктов больше, чем на $1 млн. Очень большой контракт заключили по поставке продукции на Шанхайскую табачную фабрику. При этом, наша цена не была самой низкой – клиент выбрал нас именно из-за качества. По этому проекту была крайне сложная логистика: наши машины из Хабаровска стояли по четверо-пятеро суток на таможне, в силу того, что Уссурийский пограничный переход не справляется: летом очень большой поток древесины идет. И это большая проблема, если мы хотим увеличить экспорт не только по трубе. Насколько я знаю, на границе с Китаем сейчас пропускных пунктов очень мало – пальцев двух рук хватит, чтобы посчитать. А граница очень большая – порядка 4 000 км, и надо увеличивать их частоту, чтобы мы могли ездить в Китай, как канадцы в Америку.

— Китайская экономика замедляется, разговоры о «городах-призраках», в которых возведено много жилья, не нужного никому, стали общим местом. Вас это не пугает с точки зрения выхода на рынок КНР?

— Китайский рынок сложный. И из всех азиатских стран я на него смотрю с большой осторожностью. Не факт, что он будет первой страной, куда мы будем идти с производством, есть альтернатива в виде Индии, Индонезии, Малайзии

Соглашусь, бум строительства в Китае уже прошел, рынок строительных материалов не растет. Другое дело, что наши изоляционные материалы – это не только строительство, но и ремонты. А в силу строительного бума – об этом говорится в местных китайских изданиях – было поставлено много некачественных изоляционных материалов. Поэтому огромное количество даже элитного жилья – от 10 до 40% по моим оценкам — построенного в годы бума, за последние десять лет может потребовать ремонта.

— Уже прошел период, когда создавать производства в азиатском регионе было выгодно с точки зрения низких затрат на рабочую силу?

— Азия очень большая. Индия и Китай разные. Даже сам Китай – материковый и побережный – разный. Соглашусь, производить «коммодити» в Китае стало дорого, он потерял преимущество дешевой фабрики. При этом Вьетнам и Индия по-прежнему остаются странами с очень дешевой рабочей силой.

Сравним Китай с Хабаровском, где у нас открылся завод. Могу сказать, что на сегодняшний день заработная плата в Хабаровске как минимум не выше, чем, скажем, в Харбине. С точки зрения стоимости энергии эти регионы тоже сопоставимы. Другое дело, что у России есть проблема с подключением электроэнергии, есть проблема с инфраструктурой. В отличие от Китая у нас очень мало индустриальных парков на Дальнем Востоке. Если вы приедете в Харбин или Тяньцзинь, вы встретите руководителей нескольких индустриальных дирекций, которые будут конкурировать за вас.

И это большая проблема, потому что Дальний Восток – Хабаровск и Приморье – по многим показателям – налоги, трудовые и сырьевые ресурсы – могут быть местом крайне привлекательным для российских инвесторов и международных компаний. Инфраструктуры на Дальнем Востоке катастрофически не хватает. Я знаю, что эту проблему решают, знаю, что со скрипом она движется. Эту тему нужно как-то подталкивать.

— Где вы берете деньги для развития производства: это кредиты или собственные средства?

— С 2009 года, после того кризиса, мы приняли жесткое решение, что основные фонды мы строим только из собственных средств. Кредиты мы можем брать под покупку оборотных активов, технологического оборудования, хотя и эта практика стала уменьшаться.

— Центральный банк стремится снизить инфляцию, утверждая, что в этом случае кредиты для промышленности станут дешевле, а сами предприниматели получат возможность строить долгосрочные инвестиционные планы. Вы видите результаты этой политики?

— Результата этой политики мы не видим. Реальные ставки по кредитам для промышленности – 12,5% для лучших заемщиков. Инфляция – 5%, значит реальная ставка – порядка 7%. Это очень много. И если у вас есть деньги и вы нормальный человек — подчеркиваю, мы рассуждаем сейчас сугубо в парадигме риск–доходность – получается, что самое простое для вас – сидеть в рублевых финансовых инструментах, минуя производственные риски. Построить производство и заработать 12% годовых на вложенный капитал – для этого должно произойти большое стечение позитивных обстоятельств и вашего упорного труда. Притом что вас постоянно будут проверять контролирующие органы, вы потеряете огромное количество нервов и не будете видеть свою семью в течение большого времени. Производство в Российской Федерации – это очень энергозатратный процесс с точки зрения ресурсов, времени и здоровья.

— Каковы, на ваш взгляд, нынешние лоббистские возможности «Деловой России» или «Опоры России»?

— С моей точки зрения, влияние этих организаций за последние два года выросло. К мнению «Деловой России» и «Опоры России» стали прислушиваться, и нам даже иногда удается отбить совсем уж одиозные, совсем жесткие нормативные акты, которые резко ухудшают положение бизнеса.

С точки зрения инициатив, которые мы можем провести, дело обстоит похуже. Но я, если честно, сторонник уменьшения инициатив. Смотрите сами: в Думе за предыдущий созыв было принято 1837 законов. Они за собой тянут с десяток тысяч нормативных актов. Исполком «Деловой России» подсчитал, что в неделю регистрируется 132 нормативных акта. Умножьте на 52 недели и посчитайте, сколько актов выходит из-под пера за год. Каждый из них — 10-20 страниц. Нам в «Деловую Россию» на оценку регулирующего воздействия приходит 200 документов, из которых по моим оценкам, шесть из семи имеют негативный для бизнеса характер и только один что-то улучшает. Я четыре года работаю по этому направлению и вижу нарастающий с каждой неделей, с каждым годом, поток нормативных актов – ужесточить, отнять, наказать, запретить, уточнить, регламентировать. В мире, где царит огромная неопределенность даже на уровне геополитики, где изменения происходят постоянно, быть связанным таким потоком нормативных актов – просто кощунственно. Нам наоборот нужна гибкость, потому что мир меняется, меняются технологии и принципы продаж. И вместо того, чтобы дать предпринимателям эту гибкость в регулятивной сфере, мы начинаем прописывать… Например, вот вы как журналисты должны работать по инструкции №1301 Минтруда, которая гласит, что у вас должна быть подставка, а если ее нет – вы должны заплатить штраф 150 000 рублей.

— Подставка?

— Да, под ноги. 28 миллиметров, с уклоном 13,8 градуса, а если будет другая – теоретически на месте Минтруда, я мог бы с вас по 150 000 рублей взять за каждое рабочее место.

И таких законов много. Как менять эту систему – не понятно. 2 000 сотрудников в Министерстве экономического развития, 500 человек в ФАС, 12 человек в комитете «Деловой России» и около 100 человек в РСПП. Они это делают с восьми до восьми, с утра до вечера, а мы – в свободное от основной работы время, которое забираем у своих семей.

Неудивительно, что бизнес уже не является популярным занятием среди молодежи. Молодые люди хотят идти в госуправление или госкомпании. У нас открытая экономика, а самого предпринимателя в этой системе мы не видим. Мы лишаем его какой-либо защиты, он подвержен не только экономическим, но и регуляторным рискам.

— Вы сказали, что люди не хотят идти в бизнес. Корпорация сталкиваестя в трудностями при найме сотрудников? Как вы оцениваете уровень нынешнего технического образования?

— В России по-прежнему хорошее технического образование. Может быть, нет навыков общения у молодежи, навыков работы в коллективе несколько меньше чем у предыдущего, например, моего поколения. Дети растут с компьютером, это снижает их коммуникативные способности. Но они по-прежнему умные, конечно. С технической точки зрения я не вижу проблем.

— Вы финансируете две школы биатлона – в Рязани и Ульяновске. Есть ли еще планы в этом направлении?

— Сложно сказать. Было бы неплохо для начала справиться с тем, что уже есть – мы в ответе за тех, кого приручили, как говорится. Обе школы развиваются, появляются подающие надежды спортсмены. А в Москве биатлона, к сожалению, нет. Есть небольшое стрельбище в Пушкино, но за него даже как-то стыдно. Хотелось бы, конечно, это изменить, но первый и главный вопрос – земля. Кто выдаст 40 гектаров для биатлонного стрельбища? 40 гектаров в транспортной доступности. Конечно, можно выдать землю за Дмитровом где-нибудь или в Тверской области, но туда никто не поедет.

Скажу честно, когда я участвовал в биатлонных проектах в Ульяновске и Рязани, нам очень помогал прямой контакт с региональными властями. Было удивительно легко работать. Как будет в Москве – не знаю. Думаю, что без внимания первых лиц что-либо сделать будет очень тяжело. Во всяком случае, любые попытки сделать по-другому заканчивались потерей времени и сил и борьбой с закрытыми дверями.

Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082338 Сергей Колесников


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 20 февраля 2017 > № 2088131 Леонид Бандорин

Узкие места.

Переходный период реформы СРО выявил вопросы, требующие доработки.

Стратегические задачи, поставленные государством перед стройкомплексом, требуют постоянного совершенствования действующего законодательства. 3 июля прошлого года были приняты поправки к закону № 372-ФЗ, коренным образом изменившие систему саморегулирования в строительстве. Однако практика реализации этого документа уже выявила некоторые вопросы, требующие доработки.

Леонид Бандорин, директор департамента нормативного и методического обеспечения Ассоциации «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ):

Так, например, некоторые СРО продолжают принимать в свои члены строительные компании из других субъектов. По этому вопросу Минстрой России выразил четкое мнение: принимать можно только компании из своего региона. НОСТРОЙ контролирует эту ситуацию на этапе включения сведений в единый реестр членов СРО — регламент внесения таких сведений допускает возможность отказа во внесении в случае, если указанные сведения свидетельствуют о нарушении СРО положений действующего законодательства.

Формально закон не запрещает прием в СРО новых членов из других регионов до 1 июля 2017 года. Однако не стоит забывать, что установленные Градостроительным кодексом РФ требования к СРО в части соблюдения регионального принципа должны соблюдаться как на момент внесения сведений о СРО в государственный реестр, так и в течение всего срока деятельности СРО. Это означает, что уже сейчас прием в члены СРО юрлиц, не зарегистрированных в том же субъекте, является нарушением установленных законом требований. Особо нужно отметить, что прием в СРО компаний из других регионов после 1 декабря 2016 года — это, по сути, узаконенный отъем денег у строителей. Ведь написать уведомление о переходе в региональную СРО с внесенным ранее компенсационным фондом такие стройкомпании после 1 декабря уже не смогут. Получается, что компании вступают в «не свою» СРО на 4-5 месяцев, а после этого им все равно придется стать членом региональной СРО, но при этом они потеряют все права на уже внесенный в нерегиональную СРО компфонд.

В России есть 13 регионов, где никогда не было саморегулируемых организаций. Но в законе прописано, что в таких случаях строители могут вступать в СРО любого субъекта, граничащего с местом юридической регистрации компании. Более того, во многих регионах сегодня ведется работа по созданию новых СРО. В этой связи необходимо законодательно закрепить возможность перехода стройкомпаний с компфондом не только в уже существующие СРО, но и в организации, вновь создаваемые в субъектах, где их не было.

Строители уже сейчас активно переходят из одной организации в другую. Но некоторые СРО создают искусственные барьеры, чтобы не допустить перевод средств компфонда своим членам, переходящим в СРО по месту регистрации. Такие недобросовестные СРО заставляют своих членов писать заявления о добровольном исключении (вместо уведомлений о прекращении членства, предусмотренных законом), принимают решения об исключении членов за несуществующие нарушения, а также отказывают в перечислении средств под надуманными предлогами.

Количество жалоб и обращений от пострадавших организаций в переходный период увеличилось. Такие жалобы поступают от членов недобросовестных СРО, которые раньше были не слишком заметны на рынке и только собирали деньги со строителей, компрометируя принципы основы саморегулирования. Изменение правил привело к тому, что эти нарушения вскрылись. Все нарушения прав строителей являются предметом судебной защиты. НОСТРОЙ оказывает всестороннюю правовую поддержку строительным компаниям — членам СРО. А экспертным советом НОСТРОЙ при участии профильного департамента ассоциации на основе анализа многочисленных обращений и сообщений о проблемах, поступающих из регионов, готовятся сейчас соответствующие законодательные предложения.

Автор: Леонид БАНДОРИН, директор департамента нормативного и методического обеспечения Ассоциации «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ).

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 20 февраля 2017 > № 2088131 Леонид Бандорин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 20 февраля 2017 > № 2088128 Наталья Шаталина

Это что за «зверь» такой ПДКП?

Об особенностях предварительного договора купли-продажи жилья

Если к договору долевого участия (ДДУ) на рынке жилья все уже давно привыкли, то вот информация от застройщика о том, что для покупки квартиры нужно заключить предварительный договор купли-продажи (ПДКП) многих клиентов застигает врасплох. У покупателей сразу возникают вполне понятные вопросы по поводу нюансов и рисков использования такой схемы приобретения заветных квадратных метров.

Генеральный директор компании «МИЭЛЬ-Новостройки» Наталья Шаталина для «СГ Онлайн»:

Сразу скажу, что предварительный договор купли-продажи – это стандартная форма соглашения, предусмотренная Гражданским законодательством. ПДКП на первичном рынке заключается в промежуток времени между получением застройщиком разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и оформлением государственной регистрации права собственности застройщика на себя. Такой промежуток, может составлять от 3 месяцев до года. Как правило, в проектах массового сегмента после введения объекта в эксплуатацию нераспроданными остается максимум до 15% квартир, а вот в классе «бизнес» эта цифра может достигать 30%.

По закону заключение ДДУ невозможно после ввода дома в эксплуатацию, а заключение стандартного договора купли-продажи предполагает наличие передаваемого имущества в натуре, а с юридической точки зрения имущество возникает только с момента государственной регистрации, когда объект поставлен на кадастровый учет, сделаны замеры и т.д. Именно поэтому и появляется временной промежуток, когда застройщик уже не может заключить ДДУ и пока еще не имеет права заключать договор купли-продажи. Таким образом, ПДКП является единственным легитимным механизмом реализации недвижимости после ввода дома в эксплуатацию и до момента государственной регистрации объекта.

Следовательно, при продаже квартир в любом жилом комплексе сначала происходит реализация квартир по ДДУ, потом по ПДКП и уже после оформления государственной регистрации прав собственности заключаются основные договоры купли-продажи.

Процедура заключения основного договора прописывается в ПДКП. В предварительном договоре купли-продажи указывается, что основной договор должен быть заключен между сторонами не позднее конкретной даты. Как правило, за один-два месяца до наступления указанной даты застройщик обязан пригласить покупателя на подписание основного договора. Именно тогда заключается основной договор, происходит передача имущества и государственная регистрация

Еще одна особенность - при оформлении ПДКП взаиморасчеты происходят в момент сделки, то есть в момент подписания кредитного договора, так как ПДКП не подлежит регистрации. В случае покупки квартиры по ДДУ взаиморасчеты осуществляются после регистрации договора, а при оформлении по договору купли-продажи – после регистрации прав собственности.

В том случае, если покупатель оформляет ипотечный кредит на покупку квартиры, которая реализуется по форме ПДКП, то процедура оформления не будет отличаться от обычной. Правда, в некоторых банках на этот период будут действовать иные, более высокие ставки. В большинстве банков ставка будет фиксированной на весь срок кредитования. Важно и то, что форма ПДКП в судебной практике рассматривается наравне с основным договором купли-продажи и договором участия в долевом строительстве. Следовательно, правоприменительная практика обеспечивает соблюдение всех гарантий, предусмотренных для других форм приобретения недвижимости.

Период заключения предварительного договора купли-продажи формально считается наиболее опасным промежутком для приобретения квартиры в связи с наличием некоторых рисков. При этом других схем реализации в этот промежуток законодатели просто не придумали.

Прежде всего, покупатели опасаются возможности двойных продаж, то есть если квартира была ранее продана по ДДУ, а далее этот же объект предлагается для реализации по ПДКП. Теоретически такой риск есть, но покупатель может самостоятельно себя обезопасить от такого развития событий. Для этого необходимо получить выписку ЕГРН на земельный участок, где возводится новостройка, а также запросить проектную документацию у застройщика, где указаны строительные адреса (номера помещения) в новостройке. Далее необходимо сравнить адреса и понять, была ли предлагаемая квартира уже приобретена ранее или же она свободна.

Формально можно говорить о риске одновременного заключения двух предварительных договоров купли-продажи, которые уже проверить нельзя. При этом подобных прецедентов в Московском регионе мы не встречали.

Еще один возможный риск – это затягивание сроков государственной регистрации объекта недвижимости. Происходить такое может по двум причинам – дом не подключен к инженерным сетям на постоянной основе или же не подготовлен необходимый пакет документов. Но, как правило, причиной задержки сроков являются не сложности с подключением, а приведение в порядок документации, которое может затянуться.

При сдаче дома застройщик не обязан подключать дом к коммуникациям по постоянной схеме, он обязан предоставить подтверждение выполнения технических условий на подключение здания. При этом еще на этапе строительства все инженерные сети предоставляют застройщику право на временное подключение, поэтому новостройка подключена ко всем коммуникациям. То есть в указанный период времени застройщик должен временное подключение заменить на постоянное.

Покупателей обычно смущает, что при заключении ПДКП не происходит ни государственной регистрации договора (как в случае ДДУ), ни регистрации перехода права собственности (как в случае заключения договора купли-продажи), при этом происходит оплата стоимости квартиры. В этом случае можно попробовать договориться с застройщиком о частичном погашении стоимости до момента оформления права собственности, а уже окончательные расчеты произвести при подписании основного договора-купли продажи. Но сразу отмечу, что не все застройщики готовы работать по данной схеме.

Плюсом является, если застройщик в случае оформления ПДКП сразу предлагает подписать акт временного доступа на период проведения отделочных работ. В случае негативного развития событий у покупателя будут доказательства того, что он делал ремонт в квартире, пользовался своим имуществом. В судебном порядке будет проще признать права собственности на объекте.

Таким образом, в «жизни» новостройки существует такой промежуток времени, когда возможно заключение только договоров предварительной купли-продажи. Так как данный механизм является абсолютно законным и судебная практика на стороне покупателя, то можно не волноваться и приобретать недвижимость по договору ПДКП. Но в любом случае при покупке любой новостройки надо обязательно изучать информацию о застройщике, об объекте, чтобы быть абсолютно уверенным в своем выборе.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 20 февраля 2017 > № 2088128 Наталья Шаталина


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 19 февраля 2017 > № 2079669 Михаил Мороз

 Вы же собственники!..

Еще раз о плате за капремонт, который при жизни мы никогда не увидим

Михаил Мороз

Вы же собственники!

Мы, бывшие школьники СССР, беззлобно, сочувственно смеялись на уроках истории над простодушными туземцами. Ведь их милое простодушие и поразительная доверчивость позволила европейским завоевателям за пустые, серебряно искрящиеся на солнце консервные банки скупить все земли, туземцам принадлежащие, и их самих! «Как же они могли попасть на эту наживку?» - скорбя за их судьбу, думали мы, советские школьники.

Но вот прошло время. Многие из нас теперь уже пожилые люди. Кажется, должны бы стать мудрее и не быть столь доверчивыми, какими были туземцы с далеких материков и океанических островов. Однако, как говорят наши бывшие соотечественники-одесситы: «Таки нет!»

Не хочется повторять банальности про ваучеры, на которые не клюнули бы, наверное, даже туземцы. А мы «повелись» (простите за сленг). Но ведь не только на это. Мы все или почти все стали собственниками квартир, которые нам выделила когда-то советская власть. То есть мы, как лохи, поучаствовали в приватизации собственных же жилых помещений, которые, пусть и не так, как нам хотелось, обслуживало государство.

Ловушка сработала. Ибо многие захотели носить возрожденное звание собственника. И почти каждый собственник почувствовал себя королем, клюнув и на другие, умело расставленные криминальным капитализмом ловушки. Только седалище у каждого такого «короля» оказалось голым до бесстыдного неприличия. А раздевают почти уже голого «короля»-собственника новые законы.

Вот, помимо прочих, уже почти привычных «прелестях» ЖКХ, о которых говорено много, а толку мало, мы платим за капремонт. И этот капремонт при жизни, мы, пенсионеры, никогда не увидим. За товар (услугу) оплачено, а «результат» не пощупаешь руками, не увидишь глазами. «Хрущовка» твоя, может быть, рухнет под гнетом лет, а тебя отыщут среди изломанных плит и кирпичей – бездыханного и не познавшего радости «цивилизованного ремонта»… Люди искренне и справедливо возмущены, хотят разобраться. А власти отвечают «туземцам»: «По принятому закону о капремонте вопросов больше, чем ответов, но платить надо».

Лукавит власть. Все она знает. Все понимает. Но вразумительные ответы ей давать опасно, чтобы невзначай не возбудить «туземное население», которое вдруг очнется и почувствует себя народом, на «бунт – бессмысленный и беспощадный».

Но даже то, что объяснено, вызывает законное негодование людей. Они вдруг поняли, что их звания собственников не что иное, как пустая консервная банка, побрякушка на шее вместо королевских украшений.

Что можно сказать в заключение?

Даже туземцы далеких материков и океанических островов разобрались, как ловко их обставили колонизаторы. «Повелись» они когда-то на пустые и никчемные украшения в виде банок, пуговок, блях, булавок. Некоторые опомнились. Узрели, в чем корень зла. Объединившись, вырвали его вон.

Дорогие соотечественники! Для 90% процентов нас с вами собственность – бусы из пустых консервных банок, за ношения которых надо платить. (Заметьте, даже папуасы этого не делали). Если не снимите их, вас ожидают новые законы. Например, законы, связанные с неподъемными налогами на вашу недвижимость. Вы же собственники!..

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 19 февраля 2017 > № 2079669 Михаил Мороз


Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай

Дружить домами.

Китайские инвесторы начинают проявлять интерес к российским строительным проектам.

Сегодня в России связывают большие надежды с развитием экономических отношений с Китаем. И одним из наиболее перспективных направлений сотрудничества является строительство. В настоящее время в РФ осуществляется или готовится к запуску целый ряд крупных проектов. Так, буквально на днях в Москве был подписан договор об участии китайской строительной компании в сооружении нескольких станций столичного метро. Активно осваивают китайские инвесторы и Северную столицу — Санкт-Петербург. Уже несколько лет в Красносельском районе города идет строительство квартала «Балтийская жемчужина», в реализации этого проекта китайские фирмы принимают самое непосредственное участие. О том, как сегодня развиваются деловые отношения между нашими странами, в интервью «Строительной газете» рассказал консул по торгово-экономическим вопросам генерального консульства Китайской Народной Республики (КНР) в Санкт-Петербурге Ван ФЭНТАЙ.

«СГ»: Российско-китайские отношения сейчас на подъеме. В чем, по-вашему, причины нынешнего сближения?

Ван Фэнтай: Наше сотрудничество имеет давнюю историю — еще со времен Советского Союза. Среди китайцев немало тех, кто работал с советскими людьми, и они приезжают в вашу страну, чтобы своими глазами посмотреть, какие изменения произошли здесь за последнее время.

Особо хочу отметить, что многие представители китайского бизнеса, ознакомившись с нынешней экономикой России, признаются, что хотели бы наладить контакты с вашими предприятиями. С российской стороны мы также чувствуем стремление к сотрудничеству. Мы испытываем взаимный интерес друг к другу, несмотря на сегодняшнюю экономическую ситуацию в мире.

«СГ»: В последнее время мы ощущаем рост интереса китайских предприятий к Петербургу. Сколько компаний из КНР сегодня работает в городе?

В.Ф.: Более четырехсот. И я уверен, что в будущем эта цифра будет расти. Экономика России, и Санкт-Петербурга в частности, сейчас активно развивается. Мы со своей стороны готовы предложить сотрудничество с китайскими компаниями, имеющими современное и высокотехнологичное оборудование, высокий уровень управления. При этом на рынке недвижимости Северной столицы уже давно работают многие крупные китайские компании. Так, одиннадцать лет назад началась реализация крупнейшего проекта комплексного освоения территории в Петербурге — «Балтийская жемчужина». Здесь на площади 205 гектаров запланировано построить более миллиона квадратных метров недвижимости. Девелопером и застройщиком проекта является ЗАО «Балтийская жемчужина» — дочерняя компания Шанхайской заграничной объединенной инвестиционной компании, учрежденной семью крупнейшими шанхайскими корпорациями. На сегодняшний день уже застроено 64% территории. Объем инвестиций в этот проект превысит 3 млрд долларов. В настоящее время в проект уже вложено 1,7 млрд долларов. Кстати, в прошлом году ЗАО «Балтийская жемчужина» получило престижную международную премию — «Инвестиционный ангел». Кроме того, компании была вручена награда и за качество строительства — «Лидер строительного качества» первой степени.

Еще одним значительным проектом в Санкт-Петербурге является участие китайской компании «СССС» в строительстве порта «Бронка». В 2016 году фирма выполнила дноуглубительные работы объемом свыше 13,0 млн куб. метров. При этом сложнейшая задача была решена в рекордные сроки — всего за 8 месяцев. После этого компания «СССС», занимающая по данным Forbes 110-е место среди 500 крупнейших мировых компаний, приняла решение открыть свое представительство в Петербурге. В планах «СССC» найти в регионе партнеров и для других совместных проектов.

«СГ»: Какие еще отрасли экономики интересуют китайских инвесторов?

В.Ф.: В сентябре прошлого года в рамках визита губернатора Петербурга Георгия Полтавченко в КНР состоялась его встреча с председателем совета директоров «Китайской железнодорожной строительной корпорации» Ли Чанцзинь. Тогда стороны обсудили перспективы совместной реализации целого ряда инвестиционных проектов в сфере транспортной инфраструктуры. Один из наиболее перспективных — строительство нескольких линий легкорельсового трамвая. У Петербурга есть проект строительства легкорельсового трамвая для новостроек. У нас имеется опыт в данной области. И когда будут такие предложения, мы готовы предоставить полный пакет документов, чтобы участвовать в конкурсе и побороться за этот заказ. Есть интерес у наших предпринимателей и к дорожному строительству. Те, кто бывал в Китае, обращают внимание, какие у нас хорошие дороги. Мы готовы поделиться с вами этими технологиями. Мы также считаем, что у нас есть потенциал для сотрудничества в области науки и техники, который можно реализовать путем создания совместных предприятий. Так что давайте, как у вас говорят, «дружить домами».

«СГ»: Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы российско-китайское экономическое сотрудничество развивалось динамичнее?

В.Ф.: Я сам часто думаю над тем, что нужно для этого сделать. На мой взгляд, для развития сотрудничества нужно создать некоммерческую структуру, которая оказывала бы поддержку и помогала бы устанавливать контакты китайским и петербургским предпринимателям. Нужны переводчики высокого уровня. Сегодня в России многие изучают китайский язык. В Китае тоже много желающих изучать русский. У нас наладились тесные контакты между вузами, так что есть шанс, что уже в следующем году у нас будут хорошие и грамотные переводчики. Многие китайские предприятия, которые хотели бы работать в России, порой не знают, с чего начать, как сделать так, чтобы их бизнес начал работать в правовых рамках. Нам нужна техническая и юридическая поддержка, нужны специалисты, которые бы помогали в работе с этими предприятиями.

Цитата в тему

Вопрос о строительстве в Санкт-Петербурге «китайского квартала» — ЖК «Балтийская жемчужина», в рамках которого предусмотрено строительство единого комплекса из жилых, деловых, торговых и развлекательных объектов на площади 205 гектаров, решался на уровне президента России

Кроме того

В ноябре 2016 года в Петербурге прошла XXI регулярная встреча премьера Государственного совета КНР Ли Кэцяна и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Был подписан протокол о внесении изменений в меморандум о взаимопонимании между Министерством коммерции КНР и Минэкономразвития России о сотрудничестве в области малого и среднего бизнеса.

Справочно

Китай шесть лет подряд занимает первое место по товарообороту с Россией. Также КНР занимает еще и шестое место по инвестициям в российскую экономику, чьи прямые нефинансовые инвестиции в страну в общей сложности превысили 10 млрд долларов. А недавно в рамках межправительственной российско-китайской комиссии по инвестиционному сотрудничеству были определены 66 приоритетных совместных проектов на общую сумму 90 млрд долларов. В 2016 году Россия заняла шестое место по объему китайских инвестиций среди семи крупнейших экономик мира.

Автор: Светлана СМИРНОВА (Санкт-Петербург)

Китай. СЗФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 февраля 2017 > № 2088119 Ван Фэнтай


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085599 Ярослав Кузьминов

Ключи от счастья. Снос пятиэтажек неизбежен?

Мосгордума за снос и расселение старых пятиэтажных домов, мэрия против. Депутат МГД, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов в эксклюзивном интервью Business FM рассказал о том, в каком состоянии находится столичный пятиэтажный жилфонд

Депутаты Мосгордумы требуют расселения старых пятиэтажек, причем не только «сносимых» серий, а всех, которые подлежат капремонту. В МГД прошло совместное заседание комиссии по ЖКХ и жилищной политике и комиссии по градостроительству. Эксклюзивное интервью Business FM дал депутат МГД, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. С ним беседовал Михаил Бергер.

Ярослав Иванович, отчего вдруг взялись за пятиэтажки? У многих такое ощущение, что это все-таки такая далекая пора хрущевско-брежневского времени. Вроде бы эта проблема как-то решена или недорешена, и, в общем, есть много других дел. Почему вдруг?

Ярослав Кузьминов: Я напомню, что сносили пятиэтажки, по-моему, то ли 20, то ли 30 лет. Когда их Никита Сергеевич Хрущев придумал, Анастас Иванович Микоян купил заводы панельного домостроения во Франции, действительно была идея сделать максимально дешевое жилье.

И как можно быстрее.

Ярослав Кузьминов: Как можно быстрее на 25 лет. Соответственно, их должны были снести в 1975-м. Но, поскольку к 1980-му уже должны были построить коммунизм для народа, представления о грядущем было очень оптимистическое. Тем не менее, люди прожили по 60-70 лет в этих пятиэтажках, и одна из программ сноса уже практически завершилась, буквально несколько домов осталось, но вместо запланированных 15 лет она лет 30 реализовалась, как всегда у нас.

Скажите, пожалуйста, если брать существующие пятиэтажки за 100%, какая часть уже ликвидирована, заменена?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что заменена примерно половина.

А сколько всего домов-то?

Ярослав Кузьминов: Я могу сказать, сколько осталось: 7 тысяч пятиэтажных домов. Потому что мы понимаем, что есть пятиэтажки сталинские, они с высокими потолками, с лифтами; есть пятиэтажки индивидуальных проектов. Те, которые остались с конца 50-х — начала 60-х — это пятиэтажки усовершенствованных серий, но в них, тем не менее, 2,5-2,6 метра потолки, совмещенные санузлы, в половине из этих санузлов сидячие ванны, так называемые квартиры-распашонки. И, конечно, там нет никаких лифтов.

Про звук и теплоизоляцию вообще страшно даже вспоминать.

Ярослав Кузьминов: И они все еще делались, хотя они строились в основном в 60-е, закончили в 70-е строить, по крайне удешевленным проектам. У них большая теплопроницаемость, очень большие теплопотери, и часть торцевых стен просто промерзает. Да, в Москве 25 млн квадратных метров таких домов.

Минуточку, я хочу на этой цифре остановиться. 25 млн квадратных метров — это несколько годовых объемов строительства вообще вводимого жилья в Москве.

Ярослав Кузьминов: Да, это три или четыре года.

Три или четыре года, если только строить взамен пятиэтажек, метр в метр, ничего другого не возводить, только тогда можно эти 25 млн как бы реконструировать. А не надорвется ли московская казна, правительство, ну и вообще все участники процесса? Не зря все-таки московское правительство возражает. Вы в Мосгордуме решаете выдать людям ключи от счастья, а все-таки специалисты против.

Ярослав Кузьминов: Знаете, я расскажу, каким образом все это дело родилось. Вроде бы сейчас правительство Москвы реализует огромную программу, мы ее видим, это транспортная инфраструктура. Реально стало раза в два меньше пробок, я думаю, на въездах. Еще одна программа — это обновление центра, пешеходные тротуары. Мне, в общем, все это нравится, это правильно и полезно. Но еще одна программа, которую реализует Москва, которую объявила два года назад — это программа капитального ремонта. Я напомню, что у нас были года четыре-пять назад приняты поправки в законодательство, по которым капремонт должны были делать собственники квартир, собственники домов.

То есть капремонт является обременением собственников.

Ярослав Кузьминов: В принципе, это вполне разумно. Если дом в частной собственности, почему государство должно тебе делать капитальный ремонт? Это как машина или загородный дом, ты же не обращаешься в райсовет, чтобы тебе починили автомобиль. Факт: в России сильно с этим затянули, и, когда стали решать вопрос, регионы с отчислениями на капремонт, честно говоря, приняли очень странные решения в подавляющем большинстве — кто 2 рубля, кто 3 рубля за квадратный метр. В общем, за эти деньги даже близко нельзя нигде отремонтировать дом. Я напомню, что такое капремонт. Это замена воды, газа, всех коммуникаций, все инженерные части. Это часто замена крыши, это лифты, это окна. То есть серьезные элементы здания. Все без слома самой конструкции.

Надо сказать, что вокруг этих фондов ремонта жилья очень много дискуссий, споров. Конечно, жители новых домов не хотят сдавать деньги, жители старых ждут, когда им первым отремонтируют. Не знаю, параллель может, неуместна, но там такая финансовая пирамида — первые выигрывают, последние проигрывают. Сложная история вокруг этого.

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что люди, которые вселились в 90-е годы, от того, что в 2035-м им сделают капремонт, ничего не проигрывают. Кстати, Москва в этом отношении поступила как ни один из регионов.

Не политическое решение, а экономическое.

Ярослав Кузьминов: Экономическое решение. И Собянин смог убедить своих граждан в том, что меньше 15 рублей квадратный метр ремонта стоить не может. Я подтверждаю, мы считали. И, в общем-то, по нашему мнению 18 рублей должно быть. Ну, наверное, еще где-то можно сэкономить.

Понятно. А есть ли эти деньги у людей? Не у всех, может быть.

Ярослав Кузьминов: Я должен сказать, что в Москве не только самые высокие отчисления на капремонт, но и самая высокая собираемость денег на него — порядка 90%. Одна из трех-четырех лучших по стране.

Но даже при такой собираемости, с чем, конечно можно поздравить и законодателей городских, и власти, все-таки масштабы программы, о которой вы говорите, космические. Есть оценка расходов?

Ярослав Кузьминов: Да, масштабы космические. Оценка расходов — это тоже на сотни миллиардов рублей. Вопрос в том, что была установлена очередность, о чем мы уже поговорили, и по этой очередности начать нужно было, ну, кроме отдельных домов 30-х годов, их не так много, вот с этих пресловутых пятиэтажек. Фонд капитального ремонта взялся, и потом выяснилось в массовом порядке, что жители стали отказываться от капитального ремонта.

Почему же?

Ярослав Кузьминов: Конструктивные особенности этого пятиэтажного фонда таковы, что там коммуникации, например, проходят в стене. Сейчас это делать нельзя, поэтому, если тебе меняют коммуникации, тебя а) должны отселить из дома; б) разнести стену и провести коммуникации вне стены.

То есть «украсть» еще несколько метров от не очень большой квартиры.

Ярослав Кузьминов: Из каждой квартиры метров 8-10.

При площади 35 квадратных метров это катастрофа.

Ярослав Кузьминов: Это сильно. И в массовом порядке москвичи стали отказываться. Городская власть на сегодняшний день стоит в довольно сложном положении. Не делать ремонт — не выполнять свои обещания.

А что произойдет вообще с этим домом, с этими коммуникациями? Живы они еще?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, сейчас они полуживы, а в течение ближайших десяти лет они с большой вероятностью будут не живы вовсе, и все равно дом придется отселять, то есть он будет аварийным. В любом случае, речь идет об обязательствах московской власти по отношению к горожанам, и ситуация, когда московская власть не может реализовать эту программу капитального ремонта по самому напряженному ее участку — по капитальному ремонту вот этих пятиэтажных домов… Примерно 20% жителей отказываются выезжать, хотят оставаться вот здесь, несмотря ни на что. Такая ситуация как раз и привела к тому, что стали раздаваться голоса среди урбанистов, среди муниципальных депутатов, впервые — это муниципальные депутаты в нескольких, кстати, районах сразу подняли вопрос. Это не срежиссировано откуда-то, это действительно попытка начать массовую программу капитального ремонта домов. Жители начали заваливать моих коллег депутатов письмами о том, что это безобразие, они против. Одни требуют, чтобы их отселили, другие требуют, чтобы их оставили в покое и так далее.

Программа эта напоминает просто вопль и крик: дайте денег! Это же, в принципе, очень дорогая затея. Не надорвется ли правительство, ее решая? Или предусматривается какое-то участие самих заинтересованных граждан?

Ярослав Кузьминов: Я думаю, что заинтересованные граждане, конечно, есть, но их очень мало, потому что люди, у которых есть серьезные средства, они...

Себя «выкупают» из этих квартир.

Ярослав Кузьминов: Да, они переезжают в какое-то другое жилье.

А туда немедленно, кстати, заселяются новые люди, и становится больше жильцов. Больше жителей в ожидании на подарок от государства.

Ярослав Кузьминов: Сейчас, надо сказать, люди уже отвыкли от подарков от государства, их особо никто не ждет. Ну, есть отдельные романтики, которые будут еще и через 10-15 лет ждать, но в основном люди достаточно трезво воспринимают жизнь сейчас. Я регулярно встречи с избирателями провожу, с жителями своих районов. Такого рода социальных запросов — сделай мне все за счет государства — практически уже не встречается.

То есть институты очереди, которые были в советское время и частично в новое время...

Ярослав Кузьминов: Сменилось поколение, и это ушло. Люди стали гораздо рациональнее. Есть основная проблема на сегодняшний день — это решение вопроса о комплексной застройке районов-пятиэтажек. Понятно, если все-таки делать что-то серьезное, нужно решать вопрос — не один дом, не два дома, а целые микрорайоны и даже группы микрорайонов сносить и застраивать заново.

Вот эта новая концепция — новый двор, новый дом, в чем ее смысл?

Ярослав Кузьминов: Во-первых, я бы хотел сказать, что речь идет об уникальном для современной Москвы поясе. Это пояс районов не в центре, но и не на окраине.

Между Третьим кольцом и не доезжая до МКАД.

Ярослав Кузьминов: Да, сильно не доезжая МКАД. МКАД — это уже 16-этажки, 12-этажки. А это полчаса до центра, очень ценные районы с точки зрения того, сколько бы они стоили.

А инвестиционную привлекательность эти площадки представляют? Или из-за густонаселенности домов вряд ли?

Ярослав Кузьминов: Инвестиционную привлекательность, конечно, они могут представлять. Я могу себе представить коммерческие проекты, но сейчас экономическое состояние наших крупных московских застройщиков из-за кризиса таково, что они долго не обновляли свою производственную базу, и они будут стараться на всем экономить, если получат такие подряды.

То есть не будет комплексного решения?

Ярослав Кузьминов: Слишком большой риск для города. Ну, как всегда, через десять лет школу построят. Мы с вами уже много таких примеров знаем.

Да, к сожалению, практика учит.

Ярослав Кузьминов: Поэтому выбор должен быть какой? Или мы идем по нынешнему законодательству жилищному, это называется развитие застроенных территорий — только средствами инвесторов. Если это бюджетные средства, тогда такая действительно комплексная реновация, и надо в любом случае нам принимать, если мы хотим серьезных решений, не просто рассматривать вопрос, какие куски отдать частному инвестору, какие взять на бюджет, а принимать комплексные решения о том, как сделать вот эту программу сноса пятиэтажек современной застройки.

Если вам, законодателям городским, удастся убедить городские власти, предполагаются деньги московского бюджета или участие федеральной казны? И второе: сколько времени может занять эта программа, если исходить из позиции среднего оптимизма?

Ярослав Кузьминов: Для начала нам надо все взвесить и публично обсудить, чтобы было понятно горожанам, избирателям, потому что мы же их представители, в конце концов. Нужно создать три группы. Первая — это группа экономическая. Как вообще эту программу реализовать, какие деньги нужны, какая доля частных денег может быть оптимальная, какая доля денег бюджетных? Второе — это тема социальная. Социальная или социально-экономическая группа, она должна определить те условия, на которых город забирает жилье у человека, которое ему принадлежит, что он дает взамен.

Какой обменный курс, условно говоря.

Ярослав Кузьминов: Да, какой обменный курс. Эти люди привыкли за последнее время, что им дают в полтора раза больше квартиру.

Переехал чуть подальше от центра, расширился в помещении.

Ярослав Кузьминов: Конечно, надо более детально считать, но мне кажется, что эту программу невозможно реализовать будет, если там даже коэффициента полтора применять в отношении...

То есть предполагается метр в метр? Но уже сейчас не строят квартир по 35 метров.

Ярослав Кузьминов: Ну, во-первых, строят, сейчас довольно много таких квартир. Во-вторых, ну, давайте посмотрим на модель метр в метр. Это значит, что метр в метр будет жилая площадь, но у тебя будет нормальный санузел, в три раза больше. Техническая часть квартиры будет другая. Будут более высокие потолки, будет чем дышать в этой квартире. Сейчас меньше 2,8 метра высотой не строят, а иногда часто строят три. Я вас уверяю, что это очень серьезное преимущество. Это совершенно другие стены, другая теплопотеря, другие окна. И, извините, это еще лифт. Если учесть, что в трети семей есть пожилые люди, или это одинокие пожилые люди, огромный плюс для пожилого человека — жить в доме с лифтом. Если мы говорим о переселении, условно, без расширяющего коэффициента, то, что совершенно точно должно быть — тебе предоставляют площадь в том же районе, в радиусе километра-полутора и так далее. Мне кажется, что это для многих людей будет гораздо важнее, чем коэффициент расширения.

Ярослав Иванович, программа грандиозная, на самом деле. Когда едешь или идешь по Москве, не важно, в самом центре или где-то подальше, без слез на эти пятиэтажные дома смотреть нельзя, есть какие-то особенно ужасные серии. Из плохих домов есть еще особенно плохие, с какими-то подпорками под балконами...

Ярослав Кузьминов: Они в целом ведь очень некрасивые, их трудно украсить. Верно?

Невозможно. Ну вот, программа замечательная, наверное. Но это не будет похоже на строительство коммунизма? Мысль хорошая, но слабо реализуемая. Все-таки смотрите, сегодня у вас есть некоторые расхождения в позициях с московским правительством. Вы предлагаете идею, там говорят, что нет на это средств, мы не можем и так далее. Как вы оцениваете шансы на развитие этого диалога или этого спора, как хотите?

Ярослав Кузьминов: Я не могу сказать, что это острый спор. Коллеги говорят, что здесь законодательство против, а здесь оно не разрешает, ну давайте совместно предлагать поправки в законодательство. Это же и есть дело депутатов.

То есть, грубо говоря, вы в эту программу верите? Вы лично?

Ярослав Кузьминов: Я не только в нее верю, я считаю, что на сегодняшний день эта программа совершенно неизбежна. Да, мы можем ее отложить, но через десять лет мы все равно должны будем начать сносить все эти пятиэтажки, потому что они придут в состояние полной деградации, в них просто нельзя будет жить. Перестанет течь вода, станут взрываться плиты и так далее.

Насколько я понимаю, вы исходите из того, что отремонтировать практически нельзя или очень сложно и дорого, и рациональнее потратить эти колоссальные деньги, чтобы решить проблему раз и навсегда.

Ярослав Кузьминов: Кроме всего прочего, знаете, я что еще подумал? Если эту программу реализовать, это существенно повысит качество жизни в Москве. Знаете, за счет чего еще? Вот зайдите в любой наш двор, на что он похож? Мы с вами помним Южный порт... Даже не парковка, а колоссальное поле для продажи подержанных машин. И вот выходит человек и идет десятки метров с коляской мимо этих машин, чтобы найти дырочку, чтобы пройти на детскую площадку.

Ну, какой выход? Машины будут всегда.

Ярослав Кузьминов: Извините, у нас действуют сейчас нормы, которые город явно не будет отменять. Любое новое строительство — это только подземная парковка. Вы понимаете, мы сможем повысить качество жизни каждого горожанина.

Качество пространства, да.

Ярослав Кузьминов: Потому что у нас появятся дворы, но не полностью заставленные автомобилями, а через один. Ведь чуда не будет, все равно что-то надо будет доплачивать, но точно половина горожан этим воспользуются. Но это будет просто другое качество жизни во дворе каждого из нас. Мне кажется, что это очень серьезное дело, которое можно принять во внимание.

Михаил Бергер

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 15 февраля 2017 > № 2085599 Ярослав Кузьминов


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 13 февраля 2017 > № 2071267 Георгий Бовт

Лендлорды как гопники

Георгий Бовт о том, почему государству выгодна бесплатная приватизация жилья

Бесплатная приватизация жилья продлена навсегда. Еще год назад премьер Медведев говорил, что вечной она быть не может. Но она смогла. Все партии-фракции слились в политическом единомыслии. И проголосовали «за». Как в старые добрые советские времена в Верховном Совете. Жириновский назвал решение «праздником». Хотя первоначально законопроект предлагал как раз прекращение бесплатной приватизации жилья с 1 марта 2017 года. Возможность сделать это, но лишь до 2020 года, сохранялась лишь для жителей Крыма, детей-сирот и очередников, чьи дома признаны аварийными до 1 января 2012 года.

Только в нашем парламенте умеют так передумать между первым и вторым чтениями.

В приступе невиданной щедрости депутаты единогласно вскричали народу: «Да заберите даром все!» Напрашивается вопрос: «Так в чем подвох?» Чего это они, придумывающие чуть ли не каждый месяц новые поборы, вдруг так расщедрились?

И другой вопрос: а стала ли наша страна страной победившего частного собственника (в части владения хотя бы квартирами), как предлагалось и грезилось в далеком 1992 году, когда началась бесплатная приватизация. Она и была бессрочной. Однако в Жилищном кодексе 2004 года ее сроки ограничили 2007 годом. Затем «крайний срок» продлевали еще четыре раза.

Теперь депутаты говорят, что, мол, по мере приближения сроков окончания бесплатной приватизации чуть ли не по всей стране начался страшный ажиотаж, люди боятся, что не успеют, надо людям пойти навстречу. Официальная статистика, впрочем, иная: число бесплатно приватизированных именно в прошлом году квартир снизилось по сравнению с 2015 годом на 40% (с миллиона до 600 тыс.). То есть никакого ажиотажа на самом деле не было. Если и был относительно повышенный спрос, то в таких городах, как Москва и Петербург. А вот в наиболее бедных регионах (типа Ингушетии, Кабардино-Балкарии или Республики Алтай) спрос на бесплатную приватизацию уже стремился к нулю. И тому есть причины.

Сегодня бесплатная приватизация выгоднее на самом деле государству в большей степени, чем гражданам.

Если исключить бесплатную приватизацию так называемого социального жилья, которой вообще, по идее, быть не должно. Просто далеко еще не все граждане прочувствовали, почем им обойдется этот бесплатный «праздник».

Россия — страна относительно небогатая, но по сравнению с богатыми и благополучными странами доля частного жилья в ней — не менее 84% от всего жилого фонда. Это недостижимая пока цифра, к примеру, для богатой Америки, где доля частного жилья составляет от 42–45% для семей афроамериканцев и «латинос» (относительно более бедных в среднем) до 71% для белых (в среднем получается около 65%, примерно на уровне Новой Зеландии и Франции). Для таких богатых европейских стран, как Германия, Финляндия (менее урбанизирована), Дания или Великобритания (где «мой дом — моя крепость»), эти показатели составляют соответственно 52%, 72%, 62%, 63%.

И наоборот, для относительно более бедных стран процент частного владения выше: Румыния — 96%, Словакия — 90%, Литва — 89%, Польша — 83%, Болгария — 82%. Если взять крупные города благополучных стран, то там доля частного владения намного меньше, чем в наших мегаполисах. К примеру, в Берлине — всего лишь около четверти жилья приватизировано. Разительный контраст с Москвой.

В странах с меньшим уровнем неравенства (Германия, Швеция, Дания и т.д.) ниже доля частного жилья. Странно? Вовсе нет, если учесть фактор развитого социального найма, а также меры государственной защиты частных арендаторов от произвола «лендлордов». Каковых мер у нас нет и в помине:

снимающий квартиру абсолютно бесправен, а представить среднего российского пенсионера в таком качестве можно разве что в кошмарном сне. Лучше сразу эвтаназия.

Кстати, главным возражением против бессрочной приватизации было то, что оно демотивирует строительство социального жилья. Если его можно приватизировать (там есть ограничения, но они преодолимы, всегда можно приватизировать такое жилье на достигших совершеннолетия детей), то к чему строить? Из почти 4 миллионов человек, что стояли в очереди на улучшение жилищных условий по этой линии, квартиры получили лишь несколько десятков тысяч человек в последние годы. Ну а поскольку теперь, в условиях трудностей и бюджетных ограничений, властям стало не до социального жилья, то проблема отпадет сама собой.

Напомним, что собственник жилья не имеет права на улучшение жилищных условий за счет государства, он может это делать только за свой счет.

Если бы темпы строительства социального жилья были выше, многие не стали бы приватизировать квартиру, а удовольствовались бы наймом у муниципалитета. А если бы еще государство, вспомнив, что оно у нас «социальное», субсидировало малоимущим и тем же пенсионерам стоимость аренды у частных владельцев, то не только снизился бы спрос (и цены) на частные квартиры, но и повысилась бы мобильность населения, произошло бы резкое улучшение качества рынка труда.

В определенном смысле приватизация жилья в наших условиях — это отчасти вынужденная мера социальной самозащиты в условиях сворачивания социальных гарантий со стороны государства. Своя квартира видится спасительным якорем от падения в полную нищету. За неимением других.

Приватизируя жилье, собственник идет на повышение трат по его содержанию. Плюс налог на недвижимость. Всю «прелесть» которого многие уже успели в этом году оценить, а в полной мере оценят к 2020 году, когда он будет взиматься в полном объеме. Ставки за год даже для по западным меркам халуп выросли в разы, достигнув размеров, взимаемых с real estate во Флориде.

К 20-му году наверняка будет принят и закон, разрешающий деприватизацию жилья только малоимущим. Он давно лежит в Думе. Им почти что пугают детей: мол, бедных людей будут выбрасывать на улицу. Но суть его, мне кажется, даже не столько в этом (будут выбрасывать вообще всех), а в том, что когда кто-нибудь, прочувствовав непосильное бремя новых налогов на недвижимость, захочет избавиться от этого «счастья» быть лендлордом в нашем государстве, то сделать это будет не так-то просто.

Теперь о том, что такое в наших условиях этот самый «собственник». Лендлорд (как в англоязычных странах называют хозяина квартиры), прости господи.

Когда все начиналось в начале 90-х, ведь сколько было благостных разговоров, что вот, мол, получит человек в собственность квартирку, и сразу вырастет у него частнособственническое самосознание. И станет он относиться к своей собственности ответственно. И настанет у нас жилищно-коммунальное счастье. Примерно такие же разговоры велись и о становлении «среднего класса». Который есть опора демократии.

Везде есть — и у нас станет, дескать. Ну и где она, эта «опора», во многом состоящая нынче из чиновников, «взошедших» на взятках силовиков и бюджетников? Они теперь могут позволить себе поехать кто в Крым, кто Турцию, кто в Египет с Таиландом, они накупили машин, взяли ипотеку, обставились мебелью и бытовой техникой, а по уровню распространения высшего образования (не будем тут о его качестве) превзошли многие куда более «сытые» страны. Стало ли больше демократии? И разве жилищно-коммунальное счастье таки настало? Где можно посмотреть на его блеск и великолепие?

Есть, конечно, примеры, когда собственники жилья ответственно и сознательно подходят к управлению своим домом. Они понимают, что такое «капитализация» собственной квартиры, зависящей от того, в каком состоянии подъезды, дворы и лифты, есть ли в доме консьерж. Но в большинстве случаев этим «лендлордам» как было «нас…ть в лифте», так и осталось. Гопничество от факта наличия свидетельства о собственности никуда не делось.

За пределами своей «хаты» их не волнует никакая «капитализация», они не хотят платить ни копейки лишней добровольно на так называемые «общие нужды».

Термин «самообложение» остается экзотикой. Способность к «горизонтальной солидарности и мобилизации» во имя общих целей среди собственников жилья — примерно та же, как на политическом уровне по всей стране, когда дело касается отстаивания общих прав. То есть близкая к нулю. Как на политическом уровне господствует подход «без нас все решат, от нас ничего не зависит», так и в отношениях с какой-нибудь управляющей компанией. Все то же безволие, граничащее с раболепием.

Многим таким людям было бы по-прежнему удобнее, проще и комфортнее не быть никакими собственниками, а полагаться во всем на, условно, государство. Которое, в свою очередь, после начала приватизации жилья сделало немало для того, чтобы удавить в зародыше всякие именно здоровые частнособственнические инстинкты. Их пробуждение в людях просто не нужно властям. Такие люди неудобны, они все время требуют отчета и контроля.

А вопрос «На что пошли наши деньги?» — самый неприятный для властей. И когда его некому задать — это просто прекрасно. Идеал русского чиновника — это лозунг «Даешь налоги БЕЗ представительства!».

Собственников жилья постарались начиная с 90-х лишить как можно большего объема прав, о которых говорили/мечтали вдохновители приватизации жилья. Они максимально ограничены теперь в возможностях управлять (в целях получения доходов с целью компенсации коммунальных трат) общим имуществом. Если не на основании формальных правил, то путем придумывания неформальных препон. Им чинят препятствия для проведения такого разграничения придомовой территории, которое могло бы повысить материальную самостоятельность жилищного самоуправления.

Само это самоуправление куда бесправнее западных аналогов в возможностях понуждать платить на общие нужны (если так решило большинство) «халявщиков». Первые этажи зданий с приватизированными квартирами оказались почти везде во владении муниципальных властей, но не жилищного самоуправления. Их сдают в аренду. И с жильцами, разумеется, не делятся. Вместо того чтобы поддерживать всевозможные ТСЖ, учить людей, как правильно организовать самоуправление, власти повсеместно насаждают всевозможные ГУПы и МУПы, прочие реинкарнированные ЖЭКи под именем какого-нибудь ГБУ «Жилищник» и т.п.

Поощряется безволие и безынициативность так называемых собственников, но никак не их ответственность и самостоятельность.

Главное, чтобы платили повышенные налоги и теперь еще и взносы на капремонт. Последние — самое яркое воплощение «мутных» и бесконтрольных поборов. По факту все эти деньги аккумулируются в руках местных властей, которые ими распоряжаются как хотят. В том числе расходуя (чему уже появились свидетельства) совершенно нецелевым образом.

И даже в распоряжении своей же непосредственно собственностью владельцы квартир стали более бесправны, чем в 90-х. Появились новые возможности принудительного выкупа собственности (прецедент создан в связи с сочинской олимпийской стройкой и теперь шагает по стране) по выгодной государству цене. Сократились возможности оспаривать в суде стоимость недвижимости. Сократились на практике и возможности «прописать» на своей площади «кого угодно». Ужесточились (хотя подчас и оправданно) условия перепланировки. Дело идет к тому, чтобы даже единственного жилья станут лишать по разным «долговым» основаниям.

В случае признания жилья «ветхим» собственников далеко не всегда устроит то, что им предложат в порядке «компенсации». А жилье им никакое, в отличие от жителей «по социальному найму», которые могут в таком случае претендовать на 18 кв. м. на человека в новой квартире, не положено. Иными словами, повышение «материальной ответственности», финансового бремени по обслуживанию собственности растет на фоне сокращения прав собственников и гарантий неприкосновенности этих прав.

Разве такая приватизация задумывалась и представлялась в 1992 году? Впрочем, обманутые ожидания присущи не только этой сфере. И эти обманутые ожидания тоже будут, конечно, продлены бессрочно.

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 13 февраля 2017 > № 2071267 Георгий Бовт


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек

Земля для «каждого» гражданина

Изменения в Конституцию поддержат собственность и инвестиции

«Каждый может иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество» — в такой редакции предлагается изложить пункт 1 статьи 26 Конституции РК. Суть — в замене термина «гражданин» на термин «каждый». А поскольку статья касается частной собственности, многие связали предлагаемые изменения с земельными отношениями. «Высказываются мнения, что принятие поправок отменит все положения закона и указа президента о наложении „земельного моратория“ и фактически даст возможность иностранным государствам покупать казахстанскую землю», — такие примеры восприятия в обществе предлагаемых реформ приводит Бакытжан Базарбек, юрист, международный эксперт по земельному и экологическому праву. В интервью «Капитал.kz» он прокомментировал, какое «воздействие» на мораторий и Земельный кодекс могут оказать объявленные поправки, и поделился своим мнением, как можно оптимально изменить статью 26 Основного закона.

— Бакытжан, статья 26 Конституции посвящена праву собственности, как это связано с земельным вопросом?

— Прежде всего нужно разделять вопросы внесения изменений в статью 26 Основного закона страны и вопросы перераспределения полномочий между ветвями власти, которые подразумеваются конституционной реформой, поскольку предметы обсуждения разные. И необходимо вынести их на всеобщее обсуждение.

Я считаю, что если и вносить корректировки и дополнения в статью 26, то в части усиления права собственности на имущество. Почему бы не усилить институт права собственности на имущество за счет поправки, если это в интересах общества? Но если предложения вызывают негодование населения, то, я думаю, юридическое сообщество должно сделать свои заключения — какие корректировки и дополнения необходимы статье 26.

— Основной момент, порождающий недопонимание, это замена термина «гражданин» на термин «каждый». Почему, на ваш взгляд, это было сделано?

— Во Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, прописывается словосочетание" каждый человек" — не гражданин, а человек. Казахстан является участником этой декларации, следовательно, нормы Конституции нашей страны должны отражать эти моменты.

— Чего именно опасается общество?

— Люди думают, что заменой термина «гражданин» на термин «каждый» создается правовая предпосылка для отмены некоторых положений в ряде законов, в частности в действующем Земельном кодексе РК. И это якобы создает угрозу национальной безопасности. Есть опасения, что право собственности будет предоставлено не только иностранным гражданам, но и международным организациям и государствам.

Во-первых, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, в котором четко написано: «Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом». Если следовать пункту 3 статьи 6 Конституции, земельные участки могут находиться в частной собственности иностранных граждан, иностранных юридических лиц. Даже при условиях принятия этой поправки в пункт 1 статьи 26 отношения, касающиеся предоставления земельных участков сельскохозяйственного назначения иностранцам, иностранным юридическим лицам, будут регламентированы пунктами 2 и 3 статьи 24 Земельного кодекса. Это юридически сохраняет мораторий, который был наложен законом Республики Казахстан от 2016 года. Другими словами, далее при принятии поправок в пункт 1 статьи 26 Конституции мы привязываем регулирование предоставления иностранцам сельскохозяйственных земель согласно пункту 3 статьи 6 Конституции, а она, в свою очередь, отсылает нас к статье 24 Земельного кодекса.

Кто-то опасается предоставления собственности иностранным государствам. У нас субъектный состав права собственности отражен в статье 20 Земельного кодекса, там нет иностранного государства, нет правовых основ для этого.

Во-вторых, если действительно придется отменить нормы статей 20, 23, 24 Земельного кодекса, если действительно сама цель такова, значит, и закон, и указ о наложении моратория будут отменены. Я не думаю, что цель предлагаемой реформы в этом. Цель ее — в приведении в порядок терминологии, поддержке и защите собственности, инвестиций.

— Могут ли изменения в Конституцию повлечь изменения Земельного кодекса?

— Такая точка зрения есть. В идеале — да. Это обосновывается тем, что, поскольку Конституция имеет высшую юридическую силу, то эта поправка, если ее примут, автоматически влияет на нормы Земельного кодекса РК. Но при этом, повторюсь, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, который отсылает возможность регулировать отношения самим законом, то есть Земельным кодексом. При этом нельзя забывать и статью 91 Основного закона страны, предусматривающую неизменность территориальной целостности государства. Это также влияет на суть изложенного.

Как юрист в области земельного права я хотел бы пояснить. Конституция устанавливает общие нормы — концептуальные положения. Остальное регламентируется отраслевыми законами. Отраслевым законом является Земельный кодекс. В этом документе ничего не говорится о праве собственности иностранного государства на землю. Поэтому нельзя голословно рассуждать о гипотетической возможности владения иностранным государством земельными участками в случае принятия поправок. Для этого нет правовых условий, Конституция не предусматривает такую возможность.

Нам нужно избежать революции в отраслевых законах. Необходимо создать такую оптимальную модель, когда это может устроить и государство, и общество.

— Все же иностранцы могут владеть землей в Казахстане. В каких случаях это возможно?

— У нас, по сути, есть базовые конституционные положения, которые уравнивают права иностранцев и граждан: иностранцы и лица без гражданства пользуются такими же правами, что и граждане РК, за исключение некоторых ограничений. Права предусматриваются отраслевыми законами, в том числе и Земельным кодексом. Он предусматривает, что субъектами права частной собственности на землю являются и иностранцы, и лица без гражданства. Иностранные юридические лица могут обладать правом собственности на землю под застройку зданий и сооружений, а также обслуживающие строения и сооружения.

В любой развитой стране у иностранцев есть право собственности — на жилье, автомобиль, другое имущество. Мы не можем исключать такого права, это предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека. Другое дело — для каких целей иностранцы могут обладать правом собственности, объяснение этого должно даваться не в Конституции, а в отраслевых законах.

— Суть изменений только в слове «каждый» или что-то еще предлагается изменить в 26 статье?

— В пункт 2 статьи 26 добавлены нормы, которые вводят новый конституционный принцип: право собственности — неприкосновенно. Это необходимо для того, чтобы оградить право собственности от незаконного вмешательства со стороны государственных органов и других субъектов.

Также предлагается такое дополнение: не допускается принятие законов и иных нормативных актов, которые ограничивают или лишают права собственности на имущество, которое приобретено законным путем. Эта норма имеет большие положительные последствия для института права собственности. Конечно, у юридического сообщества на редакцию этой статьи есть свои замечания и предложения. Например, ряд известных ученых высказал свои замечания чисто юридического характера.

— Получается, с помощью этих поправок право собственности усиливается на уровне Конституции. Это вопрос привлечения инвестиций?

— Моя точка зрения: любая инвестиция должна быть защищена, будь то отечественная или иностранная. Когда иностранный инвестор приходит в любую страну, он смотрит законодательную основу — Конституцию, различные законы, в том числе касающиеся земельных отношений: защищают ли они его права?

Многими зачастую движет психология жертвы, когда речь заходит об изменении норм законодательства: якобы, мы рискуем оказаться у разбитого корыта, страну раскупят по частям. Но поставьте себя на место иностранного инвестора: каково ему чувствовать, что его инвестиционные вложения не защищены законами? Государство при внесении поправок руководствуется именно этим — защитой любых инвестиций, права собственности, что подразумевает и землю, если она приобретена законным путем.

А если законы нечетко и неконкретно отражают режим защиты инвестиций, то тогда как мы можем защитить инвесторов и вообще — привлечь их? Я не лоббирую интересы иностранных инвесторов. Просто если мы во главу угла поставили привлечение иностранных инвестиций — в недропользование, энергетику, природопользование и т. д., мы должны полностью их защищать. Казахстан уже сказал веское «нет» праву собственности иностранцев на земли сельскохозяйственного назначения, есть закон и указ, запустивший мораторий. Если мы хотим не зависеть от недр, создать промышленность, нам нужно право собственности — и не на уровне законодательства о земле, а на уровне Основного закона. Я как юрист в области земельных отношений эту позицию понимаю.

— Как предлагаемые поправки в 26 статью Конституции сочетаются с «земельным мораторием»?

— Есть опасения, что поправка автоматически отменяет указ президента, на основе которого до декабря 2021 года был введен мораторий на применение некоторых статей Земельного кодекса. Но люди не должны путать одно с другим. Мораторий был наложен на временное возмездное землепользование для иностранцев, иностранных юридических лиц на земли сельскохозяйственного назначения при предоставлении их на срок до 25 лет. Также на приобретение земли товариществами с ограниченной ответственностью, в которых доля иностранного капитала превышает 50%. То есть этот мораторий был наложен в большей степени на другое вещное право — на временное возмездное землепользование, то есть на право аренды. А статья 26 Конституции предусматривает право собственности на имущество. Поэтому поправка не может отменить мораторий. При этом, я повторюсь, статья 6 Основного закона защищает нормы Земельного кодекса и нормы закона о наложении моратория.

— По вашему мнению, какой корректировки требует статья 26 Конституции или предлагаемые поправки?

— Лично мое мнение как юриста: необходимо сделать так, чтобы были отражены интересы и общества, и государства. Я думаю, что статью 26 Конституции РК, которая указывает, что каждый может обладать имуществом на праве собственности, дополнить следующим образом: «в пределах и условиях (или ограничениях), установленных законами Республики Казахстан». Таким образом, Конституция останется основным законом, а норма станет отсылочной — она будет отсылать регулирование этих отношений к Земельному кодексу, а там уже все прописано.

— Предлагаемые поправки касаются вопроса 10 соток, которые государство предоставляет гражданам под ИЖС?

— Логика предоставления участков под индивидуальное жилищное строительство по статье 50 Земельного кодекса РК — в удовлетворении жилищных условий граждан Казахстана. Наше законодательство не подразумевает предоставление бесплатных 10 соток иностранцам. Если обсуждаемую поправку в статью 26 Конституции примут и иностранцы заявят, что тоже обладают правом на бесплатный участок, они не смогут его получить: для этого нет механизмов и правовых условий. Это в идеале. Статья 6 Основного закона страны предусматривает, что земля может находится в собственности на условиях, основаниях и в пределах установленных законом. А это отсылает нас к статье 50 Земельного кодекса. Вот и все!

Но если посмотреть критически, то можно отметить, что любая поправка в Конституцию провоцирует корректировки остального законодательства. Но я не думаю, что государство готово узаконить право иностранцев на 10 соток, просто такой экономики у нас нет. Мы не можем удовлетворить потребности своих граждан: в Алматы в очереди на участки стоят больше 250 тыс. человек, в Астане — за 110 тыс., в каждом областном центре — по 50−60 тыс. Этому не будет дано политическое решение — это очевидно.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек


Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 9 февраля 2017 > № 2074236 Николай Толмачев

Гендиректор "Т.М.М.": Нужно строить хорошее жилье, но втрое дешевле

Эксклюзивное интервью собственника и генерального директора компании "Т.М.М." Николая Толмачева агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как ситуация, сложившаяся в экономике страны в последние годы, сказалась на компании "Т.М.М."?

Ответ: У нас был большой системный экономический кризис 2008 года, потом наложился военно-политический кризис, и все это сильно сказалось и на рынке, и на нас. Не все предприятия, которые входят в нашу группу, пережили эту ситуацию. Однако компания ТММ как строительно-девелоперская компания полного цикла, единственная в своем сегменте украинская публичная компания, сохранилась, продолжает работать, и весьма успешно. Нам скоро 25 лет, мы построили почти 800 тыс. кв. м площадей. Одним из важных драйверов строительного рынка все еще остается стремление людей сохранить деньги в условиях затяжного кризиса. Это нам как девелоперам дает шанс, но все мы, конечно, ждем укрепления экономики.

Вопрос: В прошлом году Антимонопольный комитет Украины разрешил швейцарской Zeppelin International AG купить акции ПАО "Укрцукортеплоизоляция", входящего в "Фирму "Т.М.М.". Расскажите о сделке, с чем она связана?

Ответ: Zeppelin – наш многолетний партнер. В определенное время мы взяли у них технику в лизинг и полностью переоснастили компанию: это и мощные бетонные насосы, и стрелы-манипуляторы и др. Однако позже из-за кризиса возникли проблемы с лизинговыми платежами. Поэтому мы договорились с Zeppelin отдать "Укрцукортеплоизоляцию" в качестве расчета.

Вопрос: Сколько акций вы отдали?

Ответ: Практически все 100%.

Вопрос: Какие объекты строительства завершили в 2016 году?

Ответ: В 2016 году "ТММ-Окна", дочерняя компания "ТММ", выступила генеральным подрядчиком в строительстве административного центра "Готово" на пл. Леси Украинки, 1. Объекты жилого назначения в эксплуатацию не вводились.

Вопрос: А в этом году планируете ввод в эксплуатацию каких-то объектов?

Ответ: Да. Уже построены два жилых дома (№ 6 и 7) в составе последней пусковой очереди ЖК "Сонячна брама". Их ввод состоится в первом квартале 2017 года. Кроме них, в состав четвертой очереди войдет еще один дом, к строительству которого компания приступит в нынешнем году. Кроме того, "ТММ" принимает участие в качестве девелопера и генерального проектировщика в проекте ЖК "Alter Ego" премиум-класса на пер. Лабораторный, 7 в Печерском районе Киева. Это наш совместный проект с компанией Geos. Комплекс будет сдан в середине 2018 года.

Вопрос: Озвучьте, пожалуйста, показатель продаж недвижимости за 2016 год. Компания сообщала о падении продаж в 2015 году на четверть, улучшилась ли ситуация?

Ответ: В 2016 году объем продаж недвижимости остался на уровне предыдущего года. То есть, мы сохранили поступления денежных средств от продаж и они составили 328 млн грн. Продажи в абсолютных показателях – квадратных метрах – сократились всего на 10%.

Вопрос: К новым проектам планируете приступить?

Ответ: Мы сейчас много проектируем, планируем в этом году начать новое строительство, в том числе и под Киевом.

Вопрос: В эти планы входит проект города-спутника возле села Микуличи Киевской области, в котором ТММ выступает инвестором-подрядчиком?

Ответ: Да, этим проектом мы предложим рынку новую технологию – быстро возводимые дома. Но не щитовые канадские, а каменные украинские. По сути, это будет хаб для современных людей, с решенными вопросами экологии – свежий воздух, утилизация отходов, а также комплексная эргономика жизни в этом пространстве. То есть спортивно-оздоровительные учреждения, рабочие, обслуживающие. Проект мы уже перерабатывали несколько раз, и если бы не 2008 год, давно бы начали его строить. Сейчас разрабатываем его новый формат и понимаем, что для реализации у нас должны быть партнеры. Либо международные фонды, либо украинские.

Вопрос: То есть сейчас вы ищете инвестора?

Ответ: Конечно, но лучшие инвесторы – люди, которые там будут жить. Все остальные инвесторы хотят получить большие доходы, поскольку риски в Украине несоизмеримы со здравым смыслом.

Вопрос: Кто владелец земли?

Ответ: Землей владеем мы.

Вопрос: Вы планируете приступить к реализации проекта в Микуличах уже в этом году?

Ответ: Да, уже готовимся к презентации проекта, но не ранее апреля. Приблизительно в то же время планируем приступить к строительству.

Вопрос: Начинать строительство будете собственными силами?

Ответ: Да.

Вопрос: А если кредитор не найдется? Продолжите проект?

Ответ: Конечно. Вопрос только в ширине "фронта". Мы можем большим фронтом пойти, можем меньшим. Когда речь идет О 1 млн кв. м жилья, нужно понимать, что это работа не на один год.

Вопрос: Чем хотите привлекать инвесторов, ценой?

Ответ: По большому счету, инвестору больше ничего и не нужно.

Вопрос: И сколько будет стоить 1 кв. м?

Ответ: Думаю, около $300 – это цена продажи жилья с готовым ремонтом, так сказать – заходи и живи.

Вопрос: А какая себестоимость этого квадратного метра?

Ответ: Самая дорогая составляющая – инженерная система и социальная инфраструктура. Это дороги, школа, садики, больница, электроэнергия, утилизация сточных вод. Но стоимость социальной инфраструктуры в Киеве и других больших городах завышена, потому что там монополисты. За городом совсем другая цена. Мы тепло будем доставать из геотермальных скважин, нам не нужны котельные, так как они вредят экологии. К тому же это огромный проект, и здесь общий объем позволяет уменьшить нагрузку на стоимость 1 кв. м. Поэтому, думаю, инженерная и социальная составляющие займут около $50 в структуре цены 1 кв. м. Само строительство - около $220, рентабельность мы закладываем примерно $30 и получается цена продаж в диапазоне $300-320. То есть инвестор сможет покупать практически по себестоимости, но это и плата за долгосрочность проекта.

Вопрос: В каких еще городах у вас есть проекты жилого строительства?

Ответ: В Житомире, в Харькове. Планы по Харькову большие. Как ни странно, спрос там растет очень активно. 300 тыс. официальных переселенцев…

Вопрос: Минрегион разрабатывает механизм уплаты паевого участия на этапе продажи земельного участка с учетом стоимости подведенных городом инженерных сетей. По вашему мнению, такая схема имеет будущее?

Ответ: Боюсь, не в этой жизни. Наш город хочет получить деньги вперед за то, что ты через 10 лет построишь. Простой пример: за паевое участие по ул. Ломоносова ("Сонячна брама"), я заплатил деньги в 2005 году, но объект еще в стадии реализации.

Вопрос: Говорят, 2017 год будет тяжелым для стройрынка. Предложение нового жилья не уменьшается, а деньги у людей заканчиваются. Чувствуете ли вы падение спроса?

Ответ: На рынке нет перенасыщенности предложения. Украина никогда не выходила на нормальный темп строительства. Мы строим 0,14 кв. м на душу населения. Беларусь строит 0,4 кв. м, то есть втрое больше, Россия еще больше. Все постсоветские страны строят больше, чем мы.

Вопрос: И все же покупательские возможности населения упали...

Ответ: Конечно, играет роль ситуация в экономике: в той же Беларуси ВВП на душу населения почти $8 тыс., вдвое больше, чем у нас. Мы 25 лет не выходим из коллапса. Но это не значит, что не нужно строить. Нужно строить хорошее жилье, но вдвое-втрое дешевле.

Вопрос: Но это уже ниже уровня самоокупаемости, так никто строить не будет.

Ответ: Кроме ученых (смеется).

Вопрос: Кроме жилья, планируете другие строительные проекты?

Ответ: Мы готовы предложить программу "Украина - не свалка". В Украине мусор – это катастрофа уже много лет. И это не проблема одного Львова. Нужно понять и смириться: украинцы не научатся за один день сортировать мусор, даже за поколение не научатся. Сортировка мусора – это воспитание, как минимум, двух поколений. Поэтому мусор в Украине нужно расплавлять. Технология переплавки мусора аналогична технологии " магма", когда мусор без доступа кислорода расплавляется на раскаленном камне. Технология практически безотходна, выбросов в атмосферу нет, то есть это экологически чистое производство. Оно затратное, так как температура плавления в вакуумной печи составляет 2 тыс. градусов. Но зато при сжигании не выделяется ни одно ядовитое вещество. Там выбросов меньше, чем из выхлопной трубы "Мерседеса". Собираюсь первым построить такой завод в Украине. Мы уже ведем переговоры с Киевом и Запорожьем. Я не прошу денег, наоборот, обещаю найти инвестиции под проект. Но мне нужна земля, нужна возможность продать вырабатываемое заводом тепло по коммунальным ценам, нужно подключение и гарантия поставок мусора, чтобы в какой-то момент мне не сказали: извините, мусора вам не привезем. Сейчас мы готовим презентацию проекта такого мусороплавильного завода.

Вопрос: То есть вы бы хотели уже в этом году начать его строительство?

Ответ: Если Виталий Кличко (городской голова Киева – ИФ) подпишет меморандум, то, возможно, и в этом.

Вопрос: На какой площадке в Киеве можно построить такой завод?

Ответ: ТЭЦ-6 – идеальная площадка, в промзоне.

Вопрос: Кроме мусора, чем еще интересуетесь?

Ответ: Сегодня рассматриваем разработку геотермальных скважин глубиной до 2-3 км. Наша компания будет делать пилотный проект на одном из наших ЖК. В результате мы получим все характеристики капитальных вложений и энергозатрат и сможем тиражировать опыт дальше. Но геотермальное тепло – не только проект для жилья, его можно использовать в самых разных сферах, например, в сельском хозяйстве для сушки и хранения зерна.

Вопрос: Другими инфраструктурными проектами планируете заниматься?

Ответ: Уже занимаемся несколько лет. Сейчас, например, строим элеватор в Василькове, построили хлебзавод, идем в строительство дорог, в другие новые проекты. Украина сегодня могла бы производить 120 млн тонн зерна, но у нас большие проблемы именно с инфраструктурой. Вопрос даже не в возможностях производства, а в хранении и транспортировке. Такое количество зерна негде хранить, нет дорог, нет вагонов, мало качественных портовых терминалов. Наша страна потребляет 11 млн тонн зерна. Все остальное надо вывезти и продать, либо переработать и продать. В этом году вы уже увидели логистический коллапс: кукуруза до сих пор в некоторых регионах стоит в полях. Нашими партнерами в этом сегменте являются "Астарта", "Укрпродукт", NCH. Нам есть что предложить, поскольку мы компания полного цикла и можем делать практически все, начиная с экспертизы и проектирования. Если компания готова выставить нам банковскую гарантию, то мы их объекты строим за свои деньги. Это очень большой рынок на ближайшее десятилетие: по моим оценкам, в инфраструктуру по хранению и транспортировке зерна сельхозпроизводители должны вложить или привлечь около $12 млрд. Сюда обязательно подтянутся и новые компании: работы здесь хватит всем, как, впрочем, и во многих других сегментах. Ведь новая Украина только начинает строиться.

Вопрос: Вы достаточно хорошо разбираетесь в сельском хозяйстве, в свое время вам принадлежала компания Sintal Agriculture…

Ответ: Да, мне удалось до 2008 года построить успешный агрохолдинг. Мы вышли на иностранные биржи, это мечта любого бизнеса во всем мире. Когда мечта воплотилась в жизнь, рынок закрылся. В 2008 году остановилось все, рейтинг страны был на уровне ССС – это преддефолтное состояние. Я все силы тогда бросил на спасение своего главного детища – "ТММ". А в менеджменте Sintal Agriculture в то время зародилось предательство, пошли растраты, воровство.

Вопрос: Компании не удалось реструктуризировать свою задолженность перед кредиторами в кризис? Это были украинские банки?

Ответ: Да, на предложенные условия реструктуризации не согласилось руководство ПУМБа. Тогда ПУМБ был одним из лучших банков, все его предыдущие руководители – чуть ли не личные друзья, по звонку там можно было взять деньги, и свои деньги там спокойно хранить. Но возник вопрос с Sintal Agriculture, и ПУМБ не стал идти ни на какие реструктуризации. У холдинговой компании "Синтал Д" задолженность перед банком составляла 70 млн грн. Мы предлагали рассрочку на 4-5 лет, мы бы погасили долг потом, не напрягаясь. Но в это время гендиректор Sintal Agriculture Вадим Могила повздорил с руководителем ПУМБа, я вмешался, когда уже было поздно. Понятно, что я заступился за своего гендиректора. Он к тому времени принимал 100% управленческих решений, я уже не вмешивался в оперативную деятельность этого предприятия.

Вопрос: То есть реструктурировать долг компании отказались из-за личностного конфликта?

Ответ: Прежде всего, такова политика ПУМБ: пока клиент платит, все в порядке, как только происходит сбой, банк начинает вести себя очень жестко и не идет на договоренности. Но я не исключаю, что и личностный конфликт сыграл свою роль, и потом это отношение перенеслось на меня. Сначала нам продлили погашение на год, мы вернули 25 млн грн, все было прекрасно. Но на следующий год так сложился рынок, что цена затрат на выращивание кукурузы сравнялась с ценой ее продажи. Я предложил выплачивать задолженность помесячно, но только после получения урожая. Однако ПУМБ не проявил понимания и начал полностью ломать нашу систему работы. Они предлагали продать землю, паевые договора. Я сказал, что собственными руками уничтожать компанию не буду. То, что произошло дальше, это, мне кажется, было умышленное банкротство компании со стороны банка.

Вопрос: Вадим Могила пытался исправить сложившуюся ситуацию?

Ответ: Он предатель, и он в итоге сбежал за рубеж. Все активы, которые имели хоть какую-то ценность, по его вине утрачены. Сейчас к нему будет много вопросов у правоохранительных органов, почему это произошло. Большего доверия от меня, чем гендиректор Sintal Agriculture, никто не имел, я заплатил за это большую цену. Но свои уроки из этой истории я извлек.

Вопрос: Что сейчас происходит с компанией Sintal Agriculture? Какие активы у нее остались?

Ответ: Она – банкрот и уже, наверное, на стадии ликвидации. Если ПУМБ ведет ликвидацию, то я ничего не ожидаю там увидеть, я даже больше скажу – сам банк там ничего не увидит. Я был готов отдать им свои акции, но они отказались, заявив, что это им ничего не даст. Конгрессовский сахарный завод сейчас в залоге ПУМБ, и они его режут на металлолом. Пархомовский сахзавод продан без оплаты, и это все на совести менеджмента. Земельный банк у Sintal Agriculture сейчас нулевой, все арендные права оформлены на другие юрлица.

Вопрос: Но интерес к сельскому хозяйству не пропадает?

Ответ: Я имею четыре бизнес-плана. Два из них в агронаправлении готов озвучить. Мне сейчас интересно то, что никто пока не делает. Первый – это завод по производству пектина. Пектины – пищевая добавка, которая сегодня активно используется в производстве многих продуктов питания. Пектин содержится в определенных сортах яблок, и стоит он от $15 до$25 за килограмм. Этот проект идеально подходит под Беларусь, потому что там есть соответствующая сырьевая база. Второй проект – производство сухого молока. Для этого должен быть замкнутый цикл производства и около 2 га земли на корову. Чтобы обеспечить завод сырьем нужно 20 тыс. коров и около 40 тыс. га.

Вопрос: Где собираетесь реализовывать этот проект, и есть ли у вас инвестиции на него?

Ответ: Проект по сухому молоку нужно реализовывать для Китая, на такое сырье в этой стране всегда есть спрос, и цена хорошая – $2-3 тыс./тонна. Думаю, они же без проблем выступят инвесторами, ведь мы делаем продукцию не хуже европейских компаний. Перспектива начала обоих проектов – 3-5 лет. И это полностью вписывается в стратегию становления ТММ как международной компании в течение ближайшего пятилетия.

Вопрос: Какова ваша позиция по отмене моратория на продажу земель сельхозназначения в Украине?

Ответ: Сельское хозяйство очень выгодно при условии, что будет рынок земли. Это неизбежно, и чем быстрее это произойдет, тем лучше.

Вопрос: История с ПУМБом еще не завершилась?

Ответ: После всех этих событий началась история с другой моей компанией - ТММ-Энергобуд, которая тоже кредитовалась в ПУМБе. (Производственный комплекс "Завод энергетического машиностроения" в Харькове – ИФ). Это завод, стоящий $100 млн, самый инновационный, построенный с нуля в 2010 году. К его строительству были привлечены и собственные средства – $20 млн, и заемные у двух банков, в том числе у ПУМБа. Что произошло? В 2014 году рынок, на который мы ориентировались в первую очередь, т.е. российский, полностью ушел. Мы доказывали банку, что это форс-мажор, предлагали реструктуризацию и готовы были работать уже в этих условиях. В результате они продали оборудование завода, которое выступало залогом по кредиту, с аукциона по цене металлолома. А затем пошли в атаку на меня лично, поскольку я не прятался за спины и давал собственное поручительство по кредиту: арестовали мое имущество, списали деньги с личного счета, добились запрета на мой выезд за границу, а я считаю это прямым нарушением моих конституционных прав и буду оспаривать в судах, вплоть до европейского, поскольку я не закладывал в банк ни свои органы, ни свое здоровье, ни свободу передвижения.

Вопрос: "ТММ-Энергобуд" фактически тоже банкрот?

Ответ: Пока нет, но банк очень хочет, чтобы и дело о банкротстве слушалось там, где им удобно. Мы перерегистрировали компанию в Херсон, но банк обратился в Минюст с просьбой отменить регистрационное действие. Мотивация такая: юридическая тяжба в Херсоне для банка сопряжена с дополнительными расходами. Т.е. все выглядит так, что клан ПУМБа работает уже в режиме указаний Минюсту, а исполнительная служба работает на банк. Стоило нам заявить об этом публично, как сразу на одном из интернет-ресурсов появилась абсолютно фейковая информация о том, что нам заморозят все стройки, со ссылкой на какие-то анонимные источники, естественно. Переплели давно всем известные достоверные сведения о наших судебных тяжбах с анонимными домыслами и откровенной ложью – получилась громкая "новость". К счастью, строительно-девелоперская компания ТММ – самостоятельное юридическое лицо и не имеет отношений с ПУМБом. В целом, должен сказать, что я давно потерял логику в действиях банка и не понимаю, зачем они банкротят клиентов. Ведь это коснулось не только моих компаний, я знаю и о других подобных случаях. Банк гораздо больше получил бы в финансовом плане, пойдя по пути реструктуризации, ведь от долгов никто не отказывался, мы, например, всегда работали публично и демонстрировали готовность к диалогу.

Вопрос: Вы работали только с ПУМБом?

Ответ: Мы работали с четырьмя банками, в том числе с Ощадбанком, UniCredit и др. Но ПУМБ повел себя откровенно в стиле 90-х. И мы рассматриваем вариант обращения в прокуратуру, так как считаем, что это умышленное доведение до банкротства живых, работающих предприятий, которые давали рабочие места и честно платили налоги.

Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 9 февраля 2017 > № 2074236 Николай Толмачев


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 6 февраля 2017 > № 2088001 Валерий Суханов

Масштабы и задачи.

В 2016 году Республика Саха (Якутия) отметила 80-летие строительного комплекса. По мере роста объемов и сложности объектов возрастали роль и значение государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий. Наше интервью — с руководителем ГАУ «Управление Госэкспертизы РС (Я)» Валерием СУХАНОВЫМ. Девиз учреждения: «От качественно разработанного проекта — к качественно построенному объекту и его безопасной эксплуатации» является актуальным во все времена.

«СГ»: Валерий Ильич, поделитесь основными показателями вашего учреждения за прошлый год.

В.С.: Государственное задание на 2016 год по экспертизе проектной документации выполнено на 153,3%. При этом приняли на рассмотрение 391 единиц проектной документации. Возврат проектной документации на корректировку и доработку по заключениям Госэкспертизы РС (Я) составил 9,5% от общего количества рассмотренной документации. Снизили сметную стоимость строительства на 1,4 млрд руб. от заявленной стоимости в сметной документации по бюджетным стройкам.

Нами, в первую очередь, рассматривались социальные объекты: детские сады, школы, локальные водопроводы, газификация, жилые дома, строящиеся по целевым федеральным программам. Из объектов капитального строительства отмечу Индустриальный парк «Кангалассы», строящийся по федеральной программе реализации проектов Территории опережающего развития (ТОР).

«СГ»: Цифры впечатляют. Какие проектные организации вы бы особо отметили?

В.С.: Наиболее качественные проекты были разработаны организациями ОАО «Якутпроект», ООО ПБ «Горпроект», ЗАО «Якутпромстройпроект», ОАО «Якутагропромпроект», ООО «Якутгазпроект» и ОАО «Сахапроект». Сегодня в условиях отсутствия должного объема заказов на работы идет процесс сокращения проектировщиков в республиканских крупных проектных организациях. И это при увеличении числа проектов, выполняемых для республики организациями из других регионов, в первую очередь, московскими. К примеру, проектная организация ООО «Трио» из Москвы представила на экспертизу 12 объектов, которые будут строиться в Якутске по программе государственно-частного партнерства (ГЧП). Подобный подход считаю нежелательным для организаций республиканского уровня, таких как ОАО «Якутпроект», которая неоднократно входила в число 20 лучших проектных организаций России.

«СГ»: 2016 год можно охарактеризовать большими изменениями законодательства в области градостроительства, в том числе экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий?

В.С.: Да, а также существенными отличиями в сфере финансирования строительства, вызванными, в первую очередь, экономическим положением в стране и республике.

Во-первых, согласно изменениям, внесенным в статью 49 Градостроительного кодекса РФ, увеличилось число объектов, подлежащих обязательной государственной экспертизе. В соответствии с ним, с 1 января 2016 года проектная документация и результаты инженерных изысканий жилых домов, если их строительство или реконструкция осуществляется с привлечением средств бюджетов бюджетной системы РФ, подлежат обязательной государственной экспертизе независимо от числа этажей. Ранее жилые дома до 3-х этажей не подлежали обязательной экспертизе. А заказчики жилых домов не готовы к представлению документации в полном объеме, согласно требованиям Постановления Правительства РФ №87 «Положение о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию». Многие заказчики пытаются сдать на экспертизу документацию без обязательных разделов по инженерным изысканиям, с разделами проектной документации, не отвечающими по составу и содержанию нормативным требованиям. Это ведет к затягиванию сроков экспертизы и может привести к срыву программ по вводу жилья.

Во-вторых, из-за невысокой покупательской способности населения снижается доля коммерческого строительства в объеме поступающих на экспертизу проектов. Если в прежние годы число объектов, финансируемых из собственных средств заказчиков, составляло более 40% от общего объема, то сегодня — около 30%.

В-третьих, в 2016 году на экспертизу стали поступать объекты, строительство которых финансируется по линии ГЧП. Так, в IV квартале 2016 года в ГАУ «Управление Госэкспертизы РС (Я)» поступили проектная документация и результаты инженерных изысканий 28 объектов, финансируемых по схеме ГЧП. Нами рассматриваются также детские сады, строящиеся по программе ГЧП с кредитованием АКБ «Алмазэргиэнбанк». К сожалению, многие проблемные вопросы остаются неизменными, являясь характерными для всех экспертных организаций РФ. Некоторые из них требуют внесения изменений в российские законодательные акты, но есть и проблемы, решаемые на региональном уровне.

«СГ»: Какая стоит основная задача перед вашим учреждением в 2017 году?

В.С.: Согласно Постановлению Правительства РФ от 7 декабря 2015 г. №1330 «О внесении изменений в Постановление Правительства РФ от 5 марта 2007 г. №145», с 1 января 2017 года вся проектная документация и результаты инженерных изысканий должны будут предоставляться в учреждения экспертизы субъектов РФ исключительно в электронном виде. Поэтому важная задача, стоящая перед экспертными, проектными и строительными организациями, — сдача с 1 января 2017 года проектной документации и результатов инженерных изысканий в электронной форме.

Наше учреждение столкнулось с трудностями подготовки к такому переходу.

Во-первых, финансовые трудности, вызванные приобретением и установкой программной продукции, модернизацией оборудования, начиная с сервера.

Во-вторых, взаимодействие с IT-специалистами, обмен опытом и обучение сотрудников учреждения из-за отдаленности.

В-третьих, нехватка времени. Ведь традиционно IV квартал — наиболее загруженный для нас. Не секрет, что основные средства доходят до генподрядчика лишь в IV квартале. Кроме того, нам пришлось в срочном режиме начать экспертизу 12 объектов для города Якутска, финансируемых по ГЧП.

В техническом плане мы готовы принять от заявителей проектную документацию и результаты инженерных изысканий в электронном виде через сайт учреждения.

«СГ»: Существует ошибочное мнение, что переход на электронный вид проведения экспертизы — дело преимущественно экспертных организаций.

В.С.: Действительно, учреждения экспертизы — лишь последнее звено в процессе от начала проектирования до получения разрешения на строительство. При этом, постановление не предусматривает переходных периодов для полного перехода на электронный вид выполнения услуг.

С целью ознакомления с правилами перехода на электронный вид проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий и требованиями к такому переходу, в Министерстве архитектуры и строительного комплекса РС (Я) совместно с нами проведен ряд мероприятий с участием представителей строительных и проектных организаций.

«СГ»: Какие действия необходимо предпринимать участникам градостроительной деятельности для представления документов в электронном виде в ГАУ «Управление Госэкспертизы РС (Я)»?

В.С.: Для представления документов в электронном виде необходимо следующее:

Подтвержденная учетная запись на Едином портале государственных услуг gosuslugi.ru для подачи заявления и доступа к личному кабинету

Документация, подготовленная в соответствии с требованиями, установленными Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2008 г. №87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию» и приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации от 21 ноября 2014 года №728/пр «Об утверждении требований к формату электронных документов, представляемых для проведения государственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий»

Усиленная квалифицированная электронная подпись — для подписания договорных и иных документов, связанных с проведением госэкспертизы

Компьютер с доступом к сети Интернет.

Участники мероприятий получили пошаговые инструкции перехода к электронным услугам по проведению экспертизы. Материалы по переходу на электронный вид проведения государственной экспертизы проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий размещены на сайте ГАУ «Управление Госэкспертизы РС (Я)» www.expertiza-rs.ru.

«СГ»: Заявители, пользующиеся услугами ФАУ «Главгосэкспертиза России» уже оценили преимущества выполнения услуги в электронном виде?

В.С.: Во-первых, сокращаются и упрощаются процессы подачи документов в экспертизу, оперативно решаются вопросы, вызванные в ходе экспертизы. Появилась возможность осуществлять мониторинг с момента подачи заявления до получения заключения экспертизы через личный кабинет.

Во-вторых, сокращается объем бумажной продукции и исчезают физические и финансовые трудности, связанные с размножением, транспортированием и внесением оперативных изменений по замечаниям экспертизы.

В-третьих, электронная документация, подтвержденная электронной подписью, исключает внесение изменений в прошедшую экспертизу документацию. Это упростит работу контролирующих организаций.

Среди наиболее подготовленных к представлению проектной документации в электронном виде я бы отметил ГКУ «Служба государственного заказчика Республики Саха (Якутия)», ОАО «Якутпроект», ОАО «Сахапроект».

Автор: Андрей КРАСАВИН

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 6 февраля 2017 > № 2088001 Валерий Суханов


Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 5 февраля 2017 > № 2061683 Эвангелия Илиаду

Эвангелия Илиаду: «Как никогда важны дизайн, качество, концепция»

Один из признаков оживления экономики Кипра, о чём немало было сказано в 2016 году, – появление новых крупных проектов в сфере недвижимости. Например, планы компании Pafilia Property Developers по строительству на набережной Лимассола небоскрёба ONE – самого высокого жилого здания в Европе. Исполнительный директор компании Эвангелия Илиаду рассказывает о том, как подобные проекты в корне меняют сектор недвижимости Кипра и какие последствия они будут иметь для экономики в целом.

– Какая новость из вашей профессиональной сферы стала самой важной в 2016 году?

– Для сферы недвижимости 2016 год был очень успешным; рынок определённо стал восстанавливаться, спрос увеличился и, на мой взгляд, стабилизировался. Кроме того, демографический состав клиентуры отныне более разнообразен, исчезла зависимость от какого-либо конкретного рынка. Спрос подпитывается целым рядом факторов, включая развитие нового для Кипра нефтегазового сектора, внедрение статуса недомициля (non-domicile), многочисленные налоговые льготы и запуск программ по получению вида на жительство и кипрского гражданства в обмен на инвестиции, которые особенно привлекают состоятельных частных лиц.

2016-й также стал важным годом для Pafilia. В январе мы запустили новый проект ONE, который будет самым высоким жилым небоскрёбом в прибрежной зоне в Европе. Мы стремились создать знаковый проект, нечто новое и смелое, уникальное своей конструкцией и отделкой, – словом, фирменный проект, который изменит весь сектор недвижимости. Общий объём инвестиций составит €120 млн, а непосредственно строительство небоскрёба обойдётся в €77 млн. Это очень захватывающий период как для Pafilia, так и для всего Кипра, ведь ONE действительно изменит суть понятия «элитная недвижимость» на острове и в регионе в целом.

– Расскажите о самом крупном достижении вашей компании в 2016 году.

– Определённо, запуск нашего нового проекта ONE стал поворотным событием года. ONE расположится в престижном прибрежном районе Лимассола, на 28th October Avenue, в самом центре делового района города. Небоскрёб будет в два раза выше любого здания на Кипре и навсегда изменит архитектурный ландшафт Лимассола. 170-метровое здание будет видимым из любой точки города и станет поистине знаковым строением. На 37 этажах расположатся 82 роскошных апартамента и трёхэтажный пентхаус – все с панорамным видом на море. В распоряжении жильцов будет уникальная инфраструктура, удобства и услуги исключительно высокого уровня.

ONE занял первое место в общеевропейском конкурсе престижной премии International Property Awards всего через два месяца после того, как удостоился высшей награды на Кипре как лучшее жилое высотное здание. Это большое достижение!

Мы официально запустили проект в январе 2016 года и уже реализовали более 60% объектов. При этом продажи осуществлялись на стадии застройки, мы только приступили к строительству. Думаю, что ONE установил новый рекорд, став самым быстро продаваемым проектом в сфере недвижимости на Кипре!

Между тем, реализация нашего флагманского гольф-курорта Minthis Hills, включающего также жилые объекты, активно продолжается; почти всё жильё первого этапа строительства уже продано. В настоящее время мы разрабатываем план следующего этапа, который включает развитие инфраструктуры комплекса, в том числе обустройство центральной площади курорта и создание спортивно-оздоровительного центра.

– Каковы ваши прогнозы для сферы недвижимости на 2017 год?

– В 2017 год я смотрю с оптимизмом. Он представляется мне удачным как для сектора недвижимости в целом, так и для Pafilia Property Developers в частности. Я считаю, что с момента банковского кризиса в 2013 году все мы, правительство и частные компании, приложили очень много усилий к тому, чтобы улучшить имидж острова на международном уровне. Правительство помогло сектору недвижимости и частному сектору бюджетными мерами и многочисленными налоговыми льготами. Все мы работали на износ, объехали мир, чтобы привлечь на Кипр новых инвесторов, стараясь при этом сохранить клиентов с традиционных для нас рынков, как, например, из России. И частные кипрские компании, и правительство гармонично сотрудничали, поэтому я смотрю в будущее с уверенностью.

Что касается Pafilia, я верю, что 2017-й станет для компании просто отличным годом. Мы подготовились к новой волне покупателей. Независимо от того, тратят ли они €100 тыс. или €3 млн, за последние три года наши клиенты изменились – они стали более разборчивыми, более требовательными. Они лучше понимают, что именно покупают, как никогда для них важны дизайн, качество, концепция. Мы готовились к этому последние десять лет и разработали такие проекты, как Minthis Hills и ONE, которые получили признание на международном уровне. Дополнительным плюсом является их прекрасное месторасположение – в лучших районах с разнообразным ландшафтом. В целом они представляют собой отличную и надёжную инвестиционную возможность.

– Что ещё необходимо предпринять Кипру для экономического роста в сфере недвижимости?

– В последние три года экономика Кипра росла ускоренными темпами. Состоятельные частные лица стали выбирать Кипр для инвестиционной деятельности, поэтому правительство поддерживает сектор недвижимости и экономику, внедряя новые налоговые льготы и законодательную базу для прямых иностранных инвестиций, а также программы по получению вида на жительства и гражданства через инвестиции. Имея большой потенциал для выхода на новые направления, Кипр становится менее зависимым от традиционных рынков.

Усилия правительства, направленные на повышение привлекательности Кипра как инвестиционного направления, дали результаты. Важно продолжить эту политику и предлагать различные стимулы для обеспечения дальнейшего роста.

Наш сектор в значительной степени способствовал этому процессу благодаря новым инновационным проектам по строительству элитной недвижимости, которые привлекают высококлассных клиентов.

Для удовлетворения требований такой клиентуры важно уделить особое внимание уникальности дизайна и качеству итоговой отделки, чтобы конечный продукт улучшал имидж страны в целом.

Сегодня на сектор недвижимости возложена ответственность за поддержание имиджа Кипра как чрезвычайно привлекательного направления для иностранных инвестиций. Сделать это мы можем, постоянно повышая уровень услуг и качество продукта, что поможет стимулировать спрос.

– Появляются ли у вас сейчас новые рынки?

– Как я уже упоминала, расширение демографии клиентов стало, на мой взгляд, главным прорывом в нашем секторе; теперь мы не зависим от какого-либо конкретного рынка. Как известно, Лимассол традиционно популярен среди россиян – именно они всегда составляли б?льшую часть покупателей элитной недвижимости. Однако теперь наблюдается интерес и приток инвестиций со стороны клиентов из Китая, Юго-Восточной Азии, Африки, Ближнего Востока – от Ливана до Дубая, из Индии и Пакистана. Такая открытость миру очень выгодна Кипру. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее.

Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 5 февраля 2017 > № 2061683 Эвангелия Илиаду


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2064677 Сергей Степашин

Встреча Дмитрия Медведева с председателем наблюдательного совета Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства Сергеем Степашиным.

Д.Медведев: «Деятельность фонда оказалось эффективной, даже несмотря на проблемы, которые накоплены в целом ряде субъектов Федерации, - восемьсот тысяч расселённых граждан нашей страны. Скажем прямо, ни один инструмент, который мы до этого применяли, чтобы решить эту задачу, нас к таким результатам даже близко не приводил».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Вадимович, давайте поговорим на тему, которой Вы уже несколько лет занимаетесь, очень важную для страны, я имею в виду жилищно-коммунальный сектор. Вы председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Там есть целый ряд важных программ, которые за последнее время принесли, на мой взгляд, весьма неплохой эффект. Расскажите об этом, пожалуйста.

С.Степашин: Начну со средств. На 1 января 2017 года, с 2008 года госкорпорацией освоено 932 млрд рублей, почти триллион, причём (что самое главное) по целевому назначению, и, на взгляд Правительства, достаточно эффективно. Примерно половина из них – это средства фонда, половина – муниципалитетов, в основном регионов.

По цифрам. На сегодняшний день мы расселили почти 849 тыс. граждан. К 1 июня выйдем на миллион – событие, я считаю, для нашей страны серьёзное. Построено 48 млн кв. м нового жилья. В этом году должны ещё расселить 208 тыс. человек, ввести порядка 3,2 млн кв. м жилья. На сегодняшний день у нас шесть субъектов досрочно выполнили свою программу: это Республика Ингушетия, Калининградская, Московская области, Москва, Санкт-Петербург, Ненецкий автономный округ.

Ещё девять регионов, я думаю, досрочно выполнят программу: Рязанская область, Тюменская, Орловская, Ханты-Мансийский автономный округ, Тамбовская, Карачаево-Черкесия, Курская область, Чеченская Республика и Ростовская область.

Что тревожит на сегодняшний день? Два региона, скорее всего, программу не выполнят. Один по объективным причинам – это Амурская область, где произошло страшное наводнение, и было решение Правительства, чтобы средства, предназначенные для переселения из аварийного жилья, были направлены, по сути дела, на спасение людей. Нужно было помогать. Губернатор честно об этом доложил – и Вам, и Президенту. Они просят продлить работу фонда и программу до 2020 года. И Тува, к сожалению. Сейчас мы перешли там на ручное управление, подключили Казначейство.

Д.Медведев: А там в чём проблема?

С.Степашин: Я считаю, это в первую очередь субъективный фактор. Там часть средств нецелевым образом ушла на набережную. Мы там были недавно, я встретился с руководством республики. Нас заверили, что в этом году программа будет выполнена.

Д.Медведев: Посмотрим.

С.Степашин: Есть и ещё ряд субъектов, которые вызывают у нас некоторую тревогу. Карелия, Забайкалье, Тверская область – там молодой, вновь избранный губернатор, я думаю, он вытянет эту ситуацию, мы тоже там постоянно работаем.

Саратовская область – прошлый год был совсем плохой, в этом году они резко изменили ситуацию. Губернатор тоже обещал, что выполнит программу.

Сложности есть в Республике Саха (Якутия) и в Иркутской области, в Братске. Но я думаю, что и они в этом году подтянутся.

Д.Медведев: Картина вроде бы разная, но совокупный результат, хотел бы на это специально обратить внимание, очень неплохой – и восемьсот с лишним тысяч человек, и намеченный выход на миллион расселённых граждан нашей страны. Скажем прямо, ни один инструмент, который мы до этого применяли, чтобы решить эту задачу, нас к таким результатам даже близко не приводил. В этом смысле деятельность фонда оказалось эффективной, даже несмотря на субъективные проблемы, на исторические проблемы, которые накоплены в целом ряде субъектов Федерации.

Я просил бы Вас как председателя наблюдательного совета вместе с коллегами из Правительства, вместе с министром, с другими коллегами обобщить эти результаты и представить в Правительство для того, чтобы нам определиться с тем, что делать дальше.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2064677 Сергей Степашин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2088008 Евгений Сандлер

Формула комфорта.

Пять тенденций развития девелопмента будущего.

Евгений САНДЛЕР, коммерческий директор ГК INGRAD:

Вскоре девелоперам жилой недвижимости неизбежно придется столкнуться с новой реальностью. Изначально российский девелопмент сводился к реализации объектов строительства — жилых комплексов — вне зависимости от локации, близости социальной или развлекательной инфраструктуры, архитектуры и других составляющих. Более того, где бы девелопер не реализовывал объект, у него была уверенность в том, что проект будет пользоваться спросом. Сегодня спрос на жилую недвижимость обусловлен множеством факторов как внутренней, так и внешней среды. Потребности клиента на рынке недвижимости значительно изменились в сторону комплексных инфраструктурных решений. Безусловно, цена и локация играют определяющую роль, но все большее внимание уделяется именно инфраструктуре жилых массивов.

Помимо общеэкономических показателей платежеспособности населения, уровня удовлетворенности граждан жилищными условиями, наличия разных вариантов предложения, целевой аудитории, которые формируют спрос на жилую недвижимость, стали значимыми еще и другие факторы.

Сегодня люди даже при выборе собственного жилья все чаще стремятся упростить себе жизнь. Такие покупатели останавливаются на полностью оснащенном варианте квартиры с готовым интерьером: мебелью, гарнитурами, электроприборами, постельными принадлежностями. Исходя из этого, одной из тенденций развития рынка недвижимости может стать концепция «turn and live» (можно перевести как «открой и живи» или «поверни и живи»). Покупатели не хотят тратить время и деньги на ремонт, предпочитая приобретать жилплощадь с уже заложенной ценой отделки. А продажу квартир «под ключ» могут себе позволить только крупные, финансово независимые компании-застройщики.

Если говорить о рынке жилой недвижимости Москвы и Московской области, то нужно учитывать и тот факт, что сегодня он переполнен предложениями. При этом спрос продолжает снижаться. Следующая тенденция — диверсификация в рамках одного дома: нижние этажи — эконом-класс, средние — комфорт, верхние — бизнес-класс.

Третьей тенденцией развития рынка жилья в Москве и Подмосковье можно обозначить качество работы с клиентами. Потенциальные покупатели становятся все более требовательными не только к качеству продукта, но и к отношению к ним застройщика.

Четвертая тенденция — обязательства застройщиков, относящиеся к развлекательной инфраструктуре. Городские власти понимают, что некоторым районам застройки не хватает полной инфраструктуры. Поэтому обременения застройщиков будут учитывать не только развитие социальной инфраструктуры, но и предоставление округу, в котором ведется строительство, элементов развлекательной инфраструктуры.

Также одной из новых тенденций девелопмента будущего станет особый подход к архитектуре. В борьбе за платежеспособного клиента застройщики должны учитывать и тот факт, что современные жители Москвы и Подмосковья предпочитают эстетически привлекательные проекты однотипным «коробкам». Выбор стиля при разработке концепций новых ЖК будет в пользу классики, которая всегда в моде. Но создать красивый проект уже недостаточно, важно будет гармонично вписать его в архитектурную концепцию города.

Не стоит забывать и о том, что жители современного мегаполиса стремятся покупать квартиры в экологически чистых районах. Практически все строящиеся сегодня жилые комплексы столицы и Московской области возводятся вблизи зеленых массивов, природных заповедников. Эта тенденция должна сохраниться и в будущем.

На мой взгляд, будущее — за девелоперами, которые смогут выйти на этот высокий уровень и решать не только инфраструктурные задачи, но и предложить покупателям свою формулу комфорта.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2088008 Евгений Сандлер


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2088007 Владимир Яхонтов

Рынок загородной недвижимости Московской области.

Загородная недвижимость в 2016 году пострадала сильнее остальных сегментов. Если рынок городского жилья стремился к стабилизации, то загородный сегмент оказался в худшем положении за последние годы. Аналитики «Миэль-Загородная недвижимость» анализируют спрос в сегменте в 2016 году.

По общему числу сделок 2016 год показал результат почти на четверть (23%) ниже, чем даже более непредсказуемый 2015 год. Разница в количестве заключенных сделок с результатами 2014 года составила более 50%.

«Мы можем говорить о том, что в сравнении с 2014 годом спрос на загородную недвижимость упал в два раза. Тому есть объективные причины. С появлением первых кризисных «звоночков» в экономике в 2014 году россияне начали активно вкладываться в недвижимость. Это породило ажиотажный спрос, в том числе и на загородном рынке: наиболее ликвидные форматы, такие как готовые дома или участки, пользовались повышенным спросом. Когда этот спрос схлынул, стала видна реальная ситуация в сегменте: все те, кто имели возможность совершить вложение в загородную недвижимость, уже сделали это, и сейчас на рынке большинство потенциальных покупателей очень осторожно выбирают сегмент для вложений и предпочитают долго прицениваться», – рассказывает управляющий партнер компании «Миэль-Загородная недвижимость» Владимир Яхонтов.

В структуре спроса по типу загородной недвижимости произошел важный перелом. Впервые за много лет лидером спроса стали участки без подряда. На их долю в 2016 году пришлось 48% от всех сделок, при этом в 2015 году она составляла всего 27%. Традиционный лидер спроса, формат загородного дома, переместился на второе место и занял долю в 39%, потеряв в сравнении с предыдущим годом почти 20% спроса. «Доля участков без подряда в спросе возросла именно за счет потерь в сегменте готовых домов: у покупателей становится все меньше денег, но желание иметь собственный загородный дом с участком остается. Таким образом, большинство покупателей выбирают «синицу в руках» – участок без подряда, в надежде потом, в лучший период, построить собственный дом», – поясняет эксперт.

При этом относительно новый для загородного рынка сегмент малоэтажного жилья демонстрирует высокую ликвидность: доля предложения на первичном рынке в малоэтажном сегменте неуклонно снижается последние два года: с 28% в 2014 году до 8% по итогам 2016 года.

«Малоэтажное жилье становится нишевым продуктом: за два года его доля в структуре предложения уменьшилась в 3,5 раза. В Новой Москве малоэтажное строительство составляет чуть более 11% от всего объема рынка. Сейчас уже можно говорить о том, что ввиду кризисных тенденций девелоперы в большинстве своем стараются строить более доходные многоэтажки, однако не стоит забывать о том, что покупателю сегодня нужно качество: он охотно рассматривает и ищет в Новой Москве и Подмосковье более интересные варианты, чем классические многоэтажные «муравейники». В «Ирландском квартале», к примеру (Новая Москва, Калужское ш.) мы наблюдаем тренд на покупку загородных квартир как второго, неосновного жилья. Значит, покупателю необходим новый продукт загородного рынка, сочетающий в себе городской и природный образы жизни», – рассказывает Яхонтов.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2088007 Владимир Яхонтов


Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 2 февраля 2017 > № 2061636 Юрий Трутнев

Землю на Дальнем Востоке теперь может получить любой россиянин.

С 1 февраля все жители страны могут абсолютно бесплатно взять по гектару в личную собственность. Выбор огромен — 180 млн га. Это примерно 30% территории Дальнего Востока. В преддверии массовой раздачи земли «Комсомолка» поговорила с главным инициатором этой идеи Юрием Трутневым — вице-премьером и полпредом президента в Дальневосточном федеральном округе.

— Юрий Петрович, сколько жителей Дальнего Востока уже подали заявки на гектар?

— Подали заявки более 36 тысяч человек. По закону примерно месяц уходит на процесс оформления. Получили участки около 5 тысяч человек. Но это число каждый день меняется.

— Кто это в основном? И где берут?

— В основном люди выбирают участки земли там, где они знают, где они живут, где они понимают, чем будут заниматься. Прежде всего, землю берут активные люди, которые что-то хотят в жизни изменить, улучшить, построить. Не ждут, когда чего-нибудь на голову свалится, а пытаются сами изменить свою жизнь. Это в определенной мере отражает процент экономически активного населения. Мы стараемся разработать новые возможности помощи в освоении гектара. Задача не просто взять гектар, задача – что-то на нем создать.

— То есть, с 1 февраля ажиотажа не ожидаете?

— Процент интересующихся очень большой. Тех людей, которые говорят, что хотели бы получить, около 15%. Умножьте на численность населения России, цифра получается серьезная. Все валом они, конечно, не обратятся.

— Тем более что пока ничего не ясно с инфраструктурой…

— Специфика закона немного в другом. Он прежде всего предоставляет дополнительную степень свободы людям. Нет такого: мы сейчас выделим на карте участок, подведем туда дорогу, линию электропередачи, а вы, пожалуйста, там участки разбирайте. Закон говорит о том, что вся территория Дальнего Востока должна быть доступна для людей. Человек сам выбирает, где он хочет участок и чем он хочет на нем заниматься. Мы исходили из того, что степень свободы у людей должна быть максимальной.

«Для получения участка сейчас уходят годы»

— Что это означает?

— Мы убрали все ограничения, связанные с категориями земель. У нас есть земля сельхозназначения, на которой дом построить нельзя. Есть лесной фонд, где вообще нельзя почти ничем заниматься. Мы убрали все ограничения. Оставили только ту землю, которая реально защищает водные объекты, заповедники, земли обороны и коренных народов. Все остальное мы постарались выставить для предоставления гражданам. И результатами этого мы пока не довольны.

— Почему?

— У нас получилось, что только 30% от всей территории Дальнего Востока выставлено под предоставление земли. Считаю, что должно быть наоборот — нужно 70%. Над этим будем работать и вносить поправки в закон. Да и разброс по регионам огромный. На Чукотке сегодня доступен для предоставления всего 1%. А в Еврейской области — 74%. Мне кажется, что это в определенной степени земельная революция. Сейчас для получения участка в России уходят годы. Особенно когда человек упирается в категорию пользования, которую надо изменить. Наш главный тезис – земля в России принадлежит гражданам. И не декларативно, а реально. Есть у тебя паспорт гражданина России, нажимаешь кнопку в компьютере, заходишь в систему, вырезаешь себе гектар или больше – на всех членов семьи, и это твое.

Россия. ДФО > Агропром. Недвижимость, строительство > agronews.ru, 2 февраля 2017 > № 2061636 Юрий Трутнев


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 февраля 2017 > № 2087992 Михаил Филиппов

Выгодно, потому что прекрасно.

Михаил Филиппов: «Красота становится не только культурным, но и очень серьезным экономическим понятием».

Архитекторы имеют все основания считать прошедший год удачным. Увенчалась успехом их многолетняя борьба за повышение статуса профессии, а благоустройство городов, создание красивой и удобной среды поставлено теперь во главу угла. В жилищном строительстве акценты тоже сместились — важным снова становится не сколько, а как. Об архитектуре и ее роли в жизни современного горожанина корреспондент «СГ» побеседовал с известным российским архитектором Михаилом ФИЛИППОВЫМ.

«СГ»: Михаил Анатольевич, как вам сегодняшняя градостроительная и архитектурная политика?

Михаил Филиппов: Если посмотреть на ситуацию в Москве, то произошел огромный рывок вперед. В городе воплощен проект, который является лучшим за последние сто лет, — это облицовка гранитом центральных улиц и создание пешеходных прогулочных зон с очень неплохим дизайном. Происходит это не только в Москве, но и в других городах. Я прожил большую часть своей жизни в Санкт-Петербурге и как житель и архитектор счастлив, что моя родная улица Пестеля обрела гранитную мостовую. Это имеет огромное, серьезнейшее значение! Замечательно, что городская, государственная политика обратилась к человеку, что город начал жить как город, а не как место, где можно проехать от квартиры до места работы или до магазина, что у нас появились улицы, а не проезды. Это поднимает статус архитектуры! Хочу сказать, что в этом решении есть какая-то царственность и преемственность. Ведь Екатерина II не пожалела огромных сил для того, чтобы одеть в гранит Неву. Это было очень мощно! Многие города и столицы Европы до сих пор этого не имеют.

«СГ»: Вы считаете, что опыт столиц можно будет перенести в другие города?

М.Ф.: Да, я думаю, что это произойдет практически везде и очень скоро. Этому способствуют технологии — то же мощение гранитом стало доступно и недорого из-за новой технологии его резки. Сегодня опыт уже тиражируется: пешеходная мощеная улица есть в Казани, в Нижнем Новгороде и во многих других городах. Думаю, большинство городов пойдет по этому пути.

«СГ»: В последнее время появляется все больше «классических» проектов. Чем вызван интерес девелоперов к этому стилю?

М.Ф.: Дело не в стиле. Традиционная архитектура — это сочетание различных стилей прошлого, кроме модернизма. Архитектура исторических центров городов, которые являются памятниками градостроительства, — это единственная константа современного общества. Но единственный критерий, определяющий памятник градостроительства, — это его красота, другого нет. Поэтому красота становится не только культурным, но и очень серьезным экономическим понятием.

«СГ»: Но есть немало и современных зданий, и города, которые востребованы. А «классикой» там и не пахнет…

М.Ф.: Есть, но они не вечны. Главный принцип модернизма, который заложен при создании современных зданий и городов, — делать устойчивыми неустойчивые формы. Здания модернизма принадлежат к движимости, а не к недвижимости. В них заложен дизайн вещей, которые можно двигать. Они не «архитектура», а «дизайн». Предметы дизайна становятся предметами архитектуры. Если бутылку увеличить во много раз, получится небоскреб в Москва-Сити. В результате к ним и относятся, как к «отделке», которую можно изменить в угоду моде. И получается, что все здания, построенные до возникновения модернизма, то есть примерно до 1920 года, объявлены памятниками градостроительства, их никогда не снесут, а если снесут, то восстановят, как восстановили города Европы после Второй мировой войны. Но ни одно здание, даже знаковое, построенное после 1954 года, не восстановят. К примеру, World Trade Center, погибший в результате теракта в 2001 году, никому в голову не пришло восстановить в первоначальном виде, хотя он и символ времени, и памятник архитектуры эпохи. А вот когда в 1902 году упала Кампанила собора Святого Марка в Венеции, ее восстановили в том же виде и на том же месте. Так что классическая архитектура — это выбор человечества, а не мой каприз. А сегодня что происходит? «Экспериментальные» города 60-х годов не состоялись: Рио-де-Жанейро не переехал в Бразилиа, индийский Чандигарх обстроен лачугами. ХХ век не породил ни одного градостроительного памятника, хотя построено в этом веке было во много раз больше, чем за всю предыдущую историю человечества.

«СГ»: Но «классика» — это все же выбор достаточно состоятельной аудитории. Типовое жилье требует недорогих решений.

М.Ф.: «Классика — для богатых» — это клевета на классику, причем глобальная. Это иллюзия, что конструктивизм или «хрущевки» хоть как-то связаны с дешевизной и народностью. Когда пропагандировали «хрущевки», оправдывая их низкой стоимостью, в эти популистские расчеты не входил весь комплекс реальной стоимости этих вещей. Не принимались в расчет энергоэффективность, шумозащита, цена эксплуатации. А стоит это дороже, чем, скажем, сталинская застройка. А происходило это потому, что вся композиционная структура, которая связана с современной архитектурой, порождена космическим мышлением, аллюзиями 60-х годов: «Мы все хотим побывать на Луне, но там бывали мы только во сне». Образ 60-х годов — это временная остановка на Земле перед полетом в космос, которая не имеет большого значения. «Классический» подход в архитектуре — это не дорого, а просто по-другому. Например, мы сделали в классическом стиле жилой комплекс «Маршал» в Москве… Это — социальное жилье для военнослужащих, созданное по государственному заказу и в пределах той стоимости, которая предписана законом. И девелоперы тоже стали понимать, что красиво — значит экономически выгодно, что красота — конкурентное преимущество. Покупателю нужно что-то, что отличало бы его дом от других. И при этом надо помнить, что именно массовое жилье определяет облик города, и поэтому оно просто обязано быть интересным с архитектурной точки зрения.

Справочно:

Михаил Филиппов — российский архитектор. Родился в 1954 году в Ленинграде. В 1979 году окончил Ленинградский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. Член Союза архитекторов и Союза художников России.

Градостроительные проекты: Олимпийская медиадеревня в Красной Поляне, «идеальный» город резиденций Николино (Московская обл.). Отдельные объекты: реконструкция «ГУТА-банка» (Москва); представительский особняк в Большом Афанасьевском переулке (Москва); Государственный музыкальный еврейский театр (Москва); представительский комплекс в пос. Горки Ленинские (Московская обл.); проект реконструкции района Морского вокзала и гавани города Сочи и др.

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 февраля 2017 > № 2087992 Михаил Филиппов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 февраля 2017 > № 2057934 Михаил Мень, Александр Новак

Совещание с членами Правительства.

Владимир Путин провёл очередное совещание с членами Правительства. Участники встречи обсудили пути дальнейшего развития казначейского сопровождения бюджетных расходов и ситуацию в сфере долевого строительства, а также ряд других текущих вопросов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами поговорим сегодня об итогах работы и дальнейшем развитии казначейского сопровождения бюджетных расходов. Но перед этим хотел бы несколько слов услышать по поводу тех решений, которые были приняты совсем недавно. И один из этих вопросов очень чувствительный, если не сказать болезненный, для многих наших граждан: речь идёт о долевом строительстве. Мы знаем, сколько в этой сфере возникало проблем и обоснованных нареканий в связи с тем, что государство недостаточно последовательно осуществляло контроль за этой сферой деятельности. Но были приняты дополнительные решения, и с начала 2017 года значительно меняются правила игры для застройщиков, привлекающих средства граждан для строительства.

Просил бы Михаила Александровича Меня подробнее об этом рассказать, остановиться на этом. Пожалуйста.

М.Мень: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Во исполнение Ваших поручений по итогам Государственного совета, на котором разбирался вопрос стратегии строительного комплекса, Правительством принят ряд мер. В целях повышения защиты прав граждан – участников долевого строительства многоквартирных домов внесены изменения в законодательство об участии в долевом строительстве, которые вступили в силу с 1 января 2017 года.

Одним из ключевых аспектов нововведений стало установление требований к финансовой обеспеченности застройщиков, а именно к уставному капиталу, в зависимости от площади возводимого жилья. То есть сегодня контрольные органы в субъектах Российской Федерации, чьи функции расширены, смотрят, и без их заключения о соответствии застройщика требованиям нового закона такой застройщик не может зарегистрировать договор долевого участия – значит, не может привлекать средства граждан.

В данной законодательной инициативе сделана также важная вещь в части повышения информационной открытости застройщиков, которые привлекают средства граждан: установлены обязательные требования к составу и достоверности раскрываемой информации. Помимо этого законом урегулированы механизмы банковского проектного финансирования строительства с открытием счетов и эскроу для размещения средств участников долевого строительства.

Во исполнение Ваших поручений по итогам Госсовета внесены также изменения в законодательство и приняты подзаконные акты для создания и начала деятельности государственного компенсационного фонда. Наполнение данного фонда будет производиться за счёт обязательных отчислений застройщиков в размере одного процента от цены договора долевого участия в строительстве. И в случае возникновения ситуации с банкротством застройщика фонд будет либо завершать строительство проблемного дома, либо возмещать потери участникам строительства.

Для обеспечения полноценной деятельности данного государственного фонда и установления единого механизма защиты прав дольщиков исключительно через компенсационный фонд долевого строительства Правительством подготовлены дополнительные поправки ещё в ряд законодательных актов, которые в ближайшее время поступят в Государственную Думу. Надеюсь, что наши коллеги в парламенте их рассмотрят и примут в первоочередном порядке. Просим Вашей поддержки. Фонд с первого числа начал функционировать.

Спасибо.

В.Путин: И в этой связи второй вопрос.

У нас по сравнению с 2015–2016 годом рост ипотечных кредитов вырос примерно на 30 процентов, а всего с 2005 по 2016 год более шести миллионов граждан страны воспользовались этим видом финансовой услуги и улучшили свои жилищные условия с помощью ипотеки. Что предполагается сделать для дальнейшего наращивания этого процесса?

И.Шувалов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Правительство работает по теме ипотеки, имея в виду контрольные цифры, которые были установлены Указом Президента от 7 мая 2012 года, и по этим контрольным цифрам мы должны добиваться выдачи ипотечных кредитов нашим гражданам не менее 815 тысяч кредитов в год. У нас были хорошие успехи в 2014 году: таких ипотечных кредитов выдано свыше миллиона. Затем мы переживали сложное время в 2015 году. И Правительство Вам тогда докладывало, и Вы поддерживали, – мы включили программу в рамки антикризисного плана по субсидированию процентных ставок при выдаче ипотечных кредитов при покупке нового жилья, в новостройках.

Программа оказалась достаточно эффективной, многие даже считают, что это одна из самых эффективных мер антикризисного плана. По нашим обязательствам мы в целом пока считаем, что мы не потратим больше 17 миллиардов рублей, а жилья приобретено в новостройках около 25 миллионов квадратных метров.

Достаточно серьёзная стабилизация на финансовом рынке при той низкой инфляции, которую мы имеем по итогам 2016 года, и Правительство приняло решение, что продолжать мы эту программу не будем, потому что сейчас коммерческие банки предлагают уже ипотечные ставки от 12 и ниже процентов, а в рамках антикризисного плана мы как раз добивались того, чтобы для заёмщика ставка была не больше 12 процентов. А когда мы принимали это решение о субсидировании, в этот период времени банки предлагали по 15, до 20 процентов годовых. Было практически невозможно предлагать такой продукт на рынке.

Так что эта программа свою задачу выполнила, мы её сейчас уже не продлеваем. Надеемся, что в течение 2017 года вместе с понижением и ключевой ставки процентные ставки Сбербанка, ВТБ 24 и других коммерческих банков будут снижаться, и ипотека будет доступнее для наших граждан.

По итогам 2016 года, как Вы сказали, у нас действительно рост портфеля, и мы имеем контрольную цифру, которую сейчас нам подтверждают органы статистики, 862 тысячи ипотечных кредитов, которые в 2016 году заключены. Надеемся, что в 2017 году мы выйдем на цифры свыше одного миллиона. В этом согласны и АИЖК [Агентство по ипотечному жилищному кредитованию], наш единственный государственный институт развития жилищного рынка, и Краткая справка Банк России (Центробанк) Банк России.

АИЖК работает с Банком России плотно: больше того, мы сделали так, что, несмотря на то, что у этой организации нет банковской лицензии, мы на Совете по финансовой стабильности приняли решение о том, что Банк России будет специальным образом наблюдать за деятельностью АИЖК, и это позволит добиваться большей стабильности его работы и большей надёжности и прозрачности.

Больше того, АИЖК вместе с Центральным банком провели специальную работу – это, кстати, одно из поручений, которое было Вами дано по итогам Государственного совета, посвящённого теме жилья, Владимир Владимирович, – и в отношении ипотечных бумаг, которые выпускают специальные агенты (специальный агент как раз Агентство по ипотечному жилищному кредитованию), Банком России применяется специальное регулирование.

Это позволяет коммерческим банкам высвобождать ликвидность, теперь требования не такие жёсткие, как раньше, при выдаче ипотечных кредитов, и резервирование значительно более льготное. И это позволяет банкам активнее заниматься сейчас поиском заёмщиков, работать с подрядными организациями. И теперь АИЖК через своего агента по простой процедуре приобретает портфель ипотечных кредитов, выдавая коммерческому банку соответствующую облигацию.

Эта облигация впервые выпущена в конце прошлого года. Мы посмотрели, как инвесторы к ней относятся: пользуется спросом среди зарубежных и иностранных инвесторов. Думаем, что в этом году такой бумаги будет выпущено АИЖК в объёме около 50 миллиардов рублей. Если рынок позволит (мы не хотим, чтобы рынок чувствовал какой-то перегрев или какую-то нестабильность), если будет потребность, то АИЖК будет в состоянии выпускать бумагу в большем объёме.

Владимир Владимирович, кстати, хотел бы, если возможно, обратить внимание: буквально на днях прошла информация, что по ипотечному портфелю в Российской Федерации растёт просрочка задолженности, – это неправда, не соответствует действительности (особенно вчера эта информация активно обсуждалась средствами массовой информации).

У нас был пик или наибольший процент неуплаты вовремя причитающихся платежей в мае 2016 года. С тех пор до настоящего момента эта цифра снижается. Поэтому нет никакой озабоченности в целом по портфелю просрочки. От всего совокупного объёма ипотечных кредитов это не больше 2,8 процента в настоящий момент.

Это такой процент и такой уровень, который считается достаточно стабильным, по стандартам стран ОЭСР; поэтому никакого опасения на рынке нет. Мы внимательно следим и хотим, чтобы на рынке ипотеки не создавалось никаких «пузырей». У нас сейчас ситуация достаточно прозрачная и стабильная.

Если говорить про задачи на ближайшее время, то наряду с этим спросом, который будет, конечно же, обслуживаться коммерческими банками, и ипотечных кредитов будет выдаваться больше, наша важная задача, не менее важная, чем само ипотечное кредитование, – обеспечить поставку жилья на рынок.

Мы видим, что та первоначальная задача по предложению на рынке земли, которая была через Фонд РЖС предоставлена, который работал предыдущие годы, в основном выполнена, и все близлежащие к муниципальным образованиям земли, особенно раньше это были земли сельхозпредприятий или академии наук, вовлечены в оборот, на этих землях строится много жилья.

Сейчас на этом этапе, особенно после принятия специального законодательства об освоении промышленных зон, необходимо в городах, в крупных городах, там, где высокий спрос на жильё, и там, где это индустриальное жильё, заниматься освоением участков; где уже морально устаревшее жильё, изношенное жильё – заниматься реконструкцией этих микрорайонов.

Такой опыт в мире есть, он активно применяется. И вовлекать земли промышленных зон, и создавать там соответствующую коммерческую жилую недвижимость – это сейчас такая наша задача, которую мы проводим вместе с Министерством и с единым институтом развития, АИЖК.

Что касается контрольных цифр, Михаил Александрович это не затронул, – нас беспокоило то, что по статистике ввод жилья в 2016 году сократился по отношению к 2015-му, хотя 2015-й год был очень сложным, но 2015-й был самый высокий: это свыше 85 миллионов квадратных метров. Нас предупреждали эксперты, что мы закончим 2016 год с сокращёнными цифрами.

Для нас было важно, что индустриального жилья на рынке предоставлено больше, то есть предложение росло. И многоквартирных домов построено больше, и квартир продано больше, а частного жилья стало меньше. И это сокращение порядка пяти миллионов, мы ещё контрольных окончательных цифр не знаем (Росстат чуть позже нам их предоставит), обусловлено тем, по справке Министерства строительства, что основные вводы в предыдущий период частного сектора – это в том числе вклад дачной амнистии. И этот фактор снижается, и поэтому у нас общий ввод сокращается.

И мы постараемся в рамках этого первого полугодия иметь новую статистику по работе для того, чтобы отделять, где промышленным способом и коммерческим способом жильё продаётся через ипотечные кредиты и другие инструменты. И там, где частный сектор, чтобы считать, что наша ответственность, в первую очередь, – это индустриальное коммерческое жильё, которое должно в большом объёме поставляться на рынок, не взвинчивая цены, поскольку ипотечное кредитование будет соответствующим образом реагировать. Такая ситуация.

В.Путин: Спасибо.

Хорошо известно, что сегодняшняя цена на нефть связана с планом по сокращению объёмов добычи нефти. Александр Валентинович [Новак], как реализуется этот план сокращения?

А.Новак: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

10 декабря достигнуто соглашение между 24 странами – ведущими производителями нефти – по договорённости о стабилизации ситуации на рынке нефти и необходимости с 1 января приступить к сокращению добычи суммарно примерно 1,8 миллиона баррелей в сутки, из которых 1,2 миллиона баррелей в сутки – это страны, входящие в ОПЕК (13 стран), и 11 стран, не входящие в ОПЕК, – 558 тысяч баррелей в сутки. Россия также добровольно принимает участие в этом с потенциалом снижения до 300 тысяч баррелей в сутки.

Соглашение действует в течение первого полугодия, и мы договорились создать мониторинговый комитет на уровне министров, который впервые собрался 22 января в Вене для того, чтобы обсудить два момента: первое, это механизм мониторинга исполнения соглашения между странами и, второе, безусловно, это ситуацию, связанную с исполнением соглашения уже в январе.

Что касается мониторинга, мы договорились, что в этот комитет войдёт пять стран, министров. Это две страны, не входящие в ОПЕК, – Российская Федерация и Оман. И три страны, входящие в ОПЕК, – Кувейт, Алжир и Венесуэла.

Для мониторинга, мы договорились, будет создан технический комитет, который будет на ежемесячной основе на базе секретариата ОПЕК собирать информацию по добыче стран, входящих в соглашение, и передавать эту информацию всем странам, которые участвуют в этом соглашении. И два раза в месяц будет собираться мониторинговый комитет на уровне министров для того, чтобы также подводить итоги.

До окончания действия соглашения пройдёт ещё две встречи. Данные, которые будут использоваться по добыче, – это данные ведущих аналитических агентств: «Платс», «Аргус», «КЕРА», Международное энергетическое агентство. В целом, мы отмечали на этой встрече, несмотря на то, что ещё нет статистических данных за январь, что все страны подошли полностью с серьёзными намерениями по реализации этого соглашения, большинство приступило к исполнению соглашения. На основе предварительных данных мы видим, что сокращение добычи в январе составило примерно 1,4 миллиона баррелей в сутки, некоторые страны сократили больше, чем планировалось, идут с опережающим графиком.

По итогам января добыча России сократилась на 117 тысяч баррелей в сутки, что тоже более чем в два раза больше, чем первоначальные планы компаний, которые мы собирали от наших компаний. Участие наших компаний носит добровольной характер в этой сделке.

Мы отметили, что эффективность договорённостей и принятых решений уже видна, поскольку мы отметили стабилизацию цены на уровне 55 долларов за баррель. По оценкам ведущих аналитических агентств, цена находится намного ближе к справедливой цене, примерно на 10–15 баррелей выше, чем она была бы без сделки.

В.Путин: 10–15 долларов?

А.Новак: Да, 10–15 долларов за баррель.

Мы также видим снижение спекулятивного давления на цены, потому что в начале года, когда цены опускались достаточно низко, количество ставок трейдера на понижение цен на нефть было рекордным. Сейчас ситуация стабильна.

Мы видим также снижение волатильности цен. За январь месяц статистика показывает, что колебания цен были в диапазоне примерно 5 долларов относительно средней, 55 долларов. Можно говорить также о постепенном восстановлении инвестиционной привлекательности отрасли, и в этом году впервые за последние три года все участники рынка ожидают увеличения инвестиций в отрасль, что позволит в будущем избежать обвала добычи.

В целом надо сказать, что встреча в Вене показала, что все страны настроены на исполнение соглашения, это отвечает как интересам производителей, так и интересам потребителей. И ребалансировка рынка, на наш взгляд, при условии полного соблюдения действий соглашения в течение первого полугодия позволит к середине 2017 года достичь остатков на уровне средних за пять лет по нефти. Это и есть тот результат, та цель, которая в принципе достигается, для того, чтобы сбалансировать и стабилизировать рынок нефти.

В.Путин: Этот объём, условно лишний объём, на рынке, когда он будет исчерпан – где-то к середине года, по Вашему мнению?

А.Новак: К середине 2017 года. Это 300 миллионов баррелей, которые сейчас выше многолетних средних остатков нефти на складах.

В.Путин: Никаких проблем у наших компаний не возникает?

А.Новак: Наши компании исполняют соглашение, и это носит добровольный характер, поскольку это действительно выгодно как для компаний, так и в целом для бюджета. Те дополнительные доходы, которые получают сегодня, из них примерно 70 процентов получает бюджет.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

1 февраля выдан первый паспорт болельщика для того, чтобы можно было посещать игры чемпионата мира по футболу в 2018 году. Как эта работа организована, как она будет дальше развиваться?

Пожалуйста, Николай Анатольевич [Никифоров].

Н.Никифоров: Уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, сегодня в Москве мы выдали первый паспорт болельщика. Проход на стадион как Кубка конфедераций 2017 года, так и чемпионата мира 2018 года будет осуществляться по этим двум документам: и билету, и паспорту болельщика. Чтобы оформить паспорт болельщика, нужно зарегистрироваться на специальном сайте www.fan-id.ru. Это могут сделать и российские болельщики, и наши зарубежные гости.

Более того, данная регистрация позволяет получить тот самый безвизовый въезд в Россию согласно нашей правительственной гарантии, которую мы давали при организации чемпионата мира. Этот документ электронный, плюс это отметка в соответствующей базе данных.

Главная идея заключается в том, чтобы сделать посещение мероприятия максимально безопасным и одновременно удобным и комфортным. То есть это исключает какую-то необходимость проведения чрезвычайных дополнительных проверок уже на этапе физического прохода болельщиков на сам стадион. Поэтому мы рекомендуем всем тем, кто уже приобрёл билет или планирует посещать соответствующие матчи, заранее пройти эту процедуру.

Открыты центры выдачи паспортов болельщиков в четырёх городах Кубка конфедераций. Напомню, это Москва, Санкт-Петербург, Казань и Сочи. Все они работают, во всех сегодня уже выдаются эти паспорта. Речь идёт уже о тысячах соответствующих заявлений. Думаем, что чем ближе мы будем приближаться к лету, тем больше таких заявок будет обработано.

Это российская технология. Мы использовали нечто подобное на Олимпийских играх в Сочи, соответственно планируем использовать и в 2018 году. Наверное, на универсиаде 2019 года тоже не обойдётся без такого стандарта.

Вообще, мы считаем, что это должно стать неким стандартным решением по обеспечению безопасности, удобства и комфорта. Какое место в целом занимает данный паспорт болельщика в общей концепции организации, думаю, лучше бы рассказал Виталий Леонтьевич Мутко.

В.Путин: Пожалуйста, Виталий Леонтьевич.

В.Мутко: Уважаемый Владимир Владимирович! Николай Анатольевич уже сказал, главное событие – такой важный этап подготовки к чемпионату мира, к Кубку конфедераций. Только хотел добавить, что это один из элементов концепции безопасности, безусловно, которую Вы утвердили, позволит нам сегодня усилить меры безопасности и создать более комфортную среду.

И немножко это ещё элемент дополнительных сервисов, которые мы сделаем для тех граждан, кто приезжает из-за рубежа и российских болельщиков: это и безвизовый въезд, это и возможность по этому паспорту болельщика бесплатного проезда внутри городов проведения чемпионата мира, и посещение матчей в других городах при наличии такого билета.

Поэтому в целом надеемся, что сейчас в информационном плане все возможности есть. У каждого болельщика вне зависимости от места проживания есть возможность заполнить, получить подтверждение, и «Почта России» доставит ему такой паспорт. Поэтому в целом мы считаем, что эта работа началась.

Сегодня мы предполагаем, что на Кубок конфедераций будет продано в районе 700 тысяч билетов. На сегодняшний день заявок более 100 тысяч. И уже около 10 тысяч получают паспорт болельщика. Будет комфортно, удобно. Мы продумаем всю ситуацию и логистику. Если нужно будет, такие центры будут установлены возле стадионов – если кто-то или потеряет, или забудет. Так что все условия будут созданы.

Владимир Владимирович, у нас уже совсем немножко времени осталось до Кубка конфедераций. В целом подготовка идёт на хорошем уровне, и 17 июня состоится первый матч в Санкт-Петербурге, уже открытие Кубка конфедераций.

В.Путин: Кто играть там будет?

В.Мутко: Россия – Новая Зеландия.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 1 февраля 2017 > № 2057934 Михаил Мень, Александр Новак


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > bfm.ru, 31 января 2017 > № 2061890 Андрей Аверкиев

Ваши дачи уже в базе — все Подмосковье сфотографировали

Министр имущественных отношений Московской области Андрей Аверкиев рассказал Business FM, что аэрофотосъемка всей территории региона была выполнена еще в 2014 году. И сейчас главная задача чиновников — напомнить владельцам незарегистрированных домов о необходимости встать на кадастровый учет

Всю загородную недвижимость в Подмосковье уже сфотографировали.

В правительстве Московской области Business FM рассказали, как и за что дачники скоро будут платить налог. Ранее появилась информация, что до мая будет идти аэрофотосъемка объектов, после чего владельцев незарегистрированных капитальных строений, возможно, обложат тройным налогом. Но вот что Business FM заявил министр имущественных отношений Московской области Андрей Аверкиев.

Очень много всяких сведений ходит о том, что будет, что не будет, что делать дачникам, что им не делать, что над их дачами летает, что там не летает, что надо регистрировать, что не надо регистрировать. Пожалуйста, вам слово: что на самом деле происходит?

Андрей Аверкиев: Я попробую дать объективную информацию, что происходит сегодня в Московской области, чем занимаются наши коллеги в муниципалитетах под нашим организационным началом — Министерства имущественных отношений. Основная задача у нас — не заборы, не бани, не теплицы. Эту работу мы начали в мае-июне 2016 года, когда увидели, что довольно серьезные объекты, а именно дома, реальные дома площадью несколько сотен квадратных метров, иногда и тысяч квадратных метров, целые дворцы не стоят на кадастровом учете, на них не зарегистрированы права собственности, соответственно, такие объекты не попадают в налогообложение. Посчитали, сколько примерно может быть в области. Конечно, это прогнозная цифра, но она все равно нас поразила. Мы прошли несколько населенных пунктов, несколько деревень и увидели, что порядка 30% объектов не стоят на кадастровом учете, не зарегистрированы, соответственно, не являются объектами налогообложения. И элементарным математическим подсчетом пришли к тому, что по области таких объектов может быть порядка полумиллиона. Мы понимаем, что система регистрации прав, система кадастрового учета довольно сложная по законодательству у нас, но все равно это не повод не регистрировать объекты и уклоняться, по сути, от налога. Кто-то, конечно, из наших жителей пугается этой сложной процедуры, а кто-то, наверняка, и умышленно не ставит свои объекты на кадастровый учет и, по сути, уклоняется от налогообложения. И когда мы это увидели, поставили перед собой простую задачу выявить такие объекты, и тут мы воспользовались теми информационными ресурсами, которые были созданы в Московской области. Понятно, что никакие квадрокоптеры не летают.

Говорили, что ведется аэрофотосъемка.

Андрей Аверкиев: Давайте поясню. Аэрофотосъемка всей территории Московской области была выполнена в 2014 году. Это был госзаказ, государственная закупка, когда профессиональная организация облетела на самолете со специальными камерами всю Московскую область. Эта съемка была сшита и наложена на картографический ресурс, то есть мы получили карту Московской области, но не в виде всех известных символов, а в виде реального фотоизображения. Причем это изображение высококачественное, высоко детальное, и с этой аэрофотосъемки можно увидеть все вплоть до автомобиля и каких-то мелких форм. Сейчас никто не летает над областью, эта аэрофотосъемка 2014 года. На эту аэрофотосъемку были наложены данные кадастра недвижимости, получена информация из Росреестра о зарегистрированных правах, получена информация из налоговой службы по тому, по каким объектам недвижимости выплачивается налог. И когда мы совместили все эти информационные источники, мы увидели, что, действительно, довольно серьезное количество строений, причем серьезных строений, не заборы и не колодцы, реально отсутствуют в кадастре и данных налоговой инспекции. Именно такие объекты мы выявили, и именно сейчас третий этап у нас — это выявить владельцев таких домов, причем мы понимаем, повторюсь, это важно, что аэрофотосъемка была выполнена в 2014 году, а сегодня у нас 2017 год, прошло уже два с лишним года, и очевидно, что на обходах, которые мы проводим вместе с коллегами из муниципалитетов, мы видим, что эти дома реально используются, в них живут люди, они подключены к электроэнергии, оплачивают газ, виден там свет, и понимаем, что действительно дома подлежат налогообложению, это действующие, жилые объекты. И таких объектов порядка 500 тысяч, мы прогнозируем, и их владельцы — и есть объект наших поисков, и наша задача каждому из таких владельцев напомнить, что необходимо защитить, в том числе и свои права собственности на те объекты, в которых они проживают, зарегистрировать их, и, соответственно, как логичное следствие, это стать плательщиком налога на имущество физических лиц, как и все остальные граждане страны. Вот в чем суть наших действий. Понятно, что на земельных участках могут находиться и другие сопутствующие объекты. Мы знаем, что есть большой дом, основной дом. На земельном участке может быть выстроен гостевой дом, гараж на несколько автомобилей с подсобными помещениями, баня, бани тоже бывают не 5х6 сруб, а бывают довольно серьезными по площади объекты — это все объекты капитального строительства, это все то, что также подлежит регистрации прав и налогообложению. Поэтому наш упор на эти объекты — капитальные объекты, не заборы.

Когда об этом обо всем писали, ссылались на правительство Московской области, и речь шла, как все поняли, именно об аэрофотосъемке, и подумали, что сейчас дроны и летают, чтобы все это выявить.

Андрей Аверкиев: Сейчас вы получили информацию от первоисточника. Я непосредственно отвечаю за этот проект, за выявление таких объектов, чьи владельцы уклоняются от налогообложения. Сейчас вы от меня получаете действительно объективную и достоверную информацию.

Сейчас никто не летает?

Андрей Аверкиев: Конечно, нет.

А то, что с 2014 года могло многое измениться, что-то еще построили?

Андрей Аверкиев: Могло, но это уже следующий этап в нашей работе. Мы идем последовательно, поэтапно, что за это время появились новые дома, мы понимаем, что стройка идет, дачные поселки растут, и кто-то не регистрирует права на вновь построенные объекты, но повторюсь, шаг за шагом, давайте мы будем идти последовательно, сначала разберемся с теми объектами, которые были построены до 2014 года.

Но люди, тем не менее, волнуются. Потому что я понимаю ваше желание взять налоги с дворцов роскошных, но дачники переживают то, что под налоги попадут их летние домики, любые объекты капитального строительства, которые находятся на участках.

Андрей Аверкиев: Мы же здравомыслящие люди, и понятно, зачем тратить время и силы на те объекты, которые, в принципе, не подлежат налогообложению, на такие, как беседки. И еще важный момент: многие о нем забывают и не знают, дело в том, что в соответствии с налоговым законодательством, Налоговым кодексом, объекты площадью менее 50 квадратных метров вообще не подлежат налогообложению. Это действует налоговый вычет. Условно говоря, у вас дом 100 квадратных метров, налоговый вычет — 50, 100 минус 50, и только площадь, равная 50 квадратным метрам, будет облагаться налогом на имущество. Если у вас дом меньше 50 квадратных метров, какой-то садовый дом 30 квадратов 5х6, то он не является объектом налогообложения.

Тем не менее, нам уже рассказывают истории, что людям — закона еще нет — а уже приходят некие уведомления из налоговой насчет конкретно таких небольших построек.

Андрей Аверкиев: Занимаясь этой работой, понятно, что логическим завершением, когда мы выявили с помощью аэрофотосъемки незарегистрированный дом, в результате обхода на местности убедились в том, что он существует, что он жилой, что там живут, значит, следующий шаг — это уведомление из районной налоговой инспекции владельцу такого дома, которое, как правило, мы вручаем под расписку, о том, что «уважаемый житель Московской области, мы увидели, что вы являетесь владельцем такого строения, что ваше строение не зарегистрировано, что вы не уплачиваете налог, как положено, будьте любезны сделать то-то и то-то». Это что касается логического завершения этой работы. А дальше мы надеемся, что, как правило, люди откликаются, тем более, мы помогаем, даем понятный алгоритм действий, упрощаем жизнь, стараемся сократить трудозатраты, привлекаем наше подведомственное предприятие — Московское областное БТИ — для постановки на кадастровый учет таких объектов и оказываем всяческую консультативную помощь. У нас много сотрудников, чьи телефоны указаны в таких уведомлениях, соответственно, принимаются звонки от жителей, и мы консультируем, как надо действовать. Что касается налоговых уведомлений, которые получают уже люди, но эти уведомления получают в обычном режиме. Здесь я не исключаю ошибки, потому что все равно, это надо признать, отдельные ошибки и в базах налоговой службы, и в Государственном кадастре недвижимости имеются. У нас на территории области больше 8 млн объектов недвижимости — это и квартиры, и комнаты, и, к сожалению, встречаются ошибки, которые влекут за собой даже такие смешные примеры, хотя люди, которые получают налоговые уведомления, им точно не до смеха, но мы с таким сталкивались, понятно, что какое-то считанное количество раз, когда, например, площадь квартиры в жилом доме учтена как площадь всего жилого дома, и автоматом программа налоговой службы рассчитывает налог за однокомнатную квартиру не за 40 квадратных метров, условно говоря, а за несколько тысяч квадратных метров, и гражданину, собственнику прилетает налог в несколько сотен тысяч рублей. Это очевидная ошибка. Понятно, что она исправима, это техническая ошибка, ошибка в Государственном кадастре недвижимости. Пугаться не нужно, здесь мы объясняем людям, что нужно просто либо сообщить в Министерство имущественных отношений на нашу почту, или через портал «Добродел» можно заявить о такой ошибке, и в бесспорном порядке, во внесудебном порядке мы такие ошибки исправляем. Пугаться не нужно, это все в пределах погрешности.

Андрей Владимирович, такой вопрос задают радиослушатели. Вот у человека на участке домик 4х4 метра стоит на деревянных столбах, вкопанных в землю. Люди приходят в Регпалату и спрашивают, нужно ли регистрировать? Им говорят: хотите — регистрируйте, хотите — нет, но если зарегистрируете, будете платить налог. Им что делать?

Андрей Аверкиев: Здесь действительно по желанию. Если есть желание зарегистрировать такой дом площадью 16 квадратных метров в качестве объекта недвижимости, то вы имеете право это сделать. Но этот объект не будет являться объектом налогообложения, потому что существует налоговый вычет — 50 квадратных метров.

То есть ни просто налога, ни тройного налога с него взиматься не будет?

Андрей Аверкиев: Никакого налога с него взиматься не будет. Я чуть более подробно хотел остановиться на очередной ошибке, которая тиражируется. Это тройной налог. Речь идет немножко о другом, не о тройном налоге на дом, о налоге на имущество, потому что там никакой налог взять невозможно, потому что этот дом отсутствует в качестве объекта налогообложения. Ведь инициатива другая, инициатива Федеральной налоговой службы, Министерства финансов РФ сделать повышенный земельный налог, на земельный участок. Потому что давайте такой пример себе представим: вы являетесь собственником земельного участка и решили построить у себя дачный дом на участке. Понятно, что, если бы вы не были собственником, то вы бы и дом не стали строить, потому что велики риски, это совсем самовольное строительство, и можно потерять деньги. Но если вы — собственник, то вы понимаете, что тот дом, который вы построили, можно вроде как не регистрировать и налог с него не платить. Это та самая ситуация, о которой я только что подробно рассказывал. И речь идет о том, что раз мы не можем взять налог на имущество на незарегистрированный дом, то логика следующая: мы выявляем такой дом, выявляем собственника земельного участка, который такой дом построил, и говорим: раз ты дом не зарегистрировал, налог на дом не платишь, будь любезен заплатить с неким повышающим коэффициентом, к примеру, три, налог на земельный участок. Мы же два налога платим: земельный налог на земельный участок, налог на имущество на дом на земельном участке. Поэтому речь идет именно об этом.

Если находится на этом же земельном участке еще один построенный летний домик или баня, не зарегистрированный, то налог повышаться тоже не будет?

Андрей Аверкиев: Не будет.

А если кто-то все-таки увидит, что над ним летает коптер?

Андрей Аверкиев: Это точно не инициатива правительства Московской области, это кто-то, может быть, так развлекается.

Как быть с недостроенным домом?

Андрей Аверкиев: А что Вы понимаете под недостроенным домом?

У меня закончились деньги на строительство, и я его немножко заморозил и, может быть, еще лет пять буду строить, но там уже можно немного жить.

Андрей Аверкиев: Немного жить или жить, или не жить точнее?

Это такой философский вопрос: кто-то скажет, что здесь невозможно жить, а кто-то скажет, что жить вполне возможно.

Андрей Аверкиев: А кто-то скажет, что я ручку не докрутил, поэтому считаю, что у моего дома не завершено строительство. Понятно, что здесь есть некая субъективная сторона, и для этого обходы и нужны, чтобы комиссия, в которую входят представители муниципалитета, администрации, налоговой инспекции, правительства Московской области своими глазами убедились, что это не просто дом, а что он реально жилой, что он подключен к электричеству, может быть, каким-то другим инженерным сетям. Там живут люди. Ведь можно легко определить, является дом жилым или находится еще в стадии строительства.

Таких объектов много, сможет ли комиссия все их обойти?

Андрей Аверкиев: У нас это впереди, надеемся, что сможем.

Михаил Сафонов

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > bfm.ru, 31 января 2017 > № 2061890 Андрей Аверкиев


Россия. СЗФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 27 января 2017 > № 2054051 Александр Дрозденко

Родственные связи.

Александр Дрозденко: «Ленобласть больше не чувствует себя младшим братом Петербурга»

2016 год стал успешным для Ленинградской области. Согласно рейтингу Минэкономразвития РФ, она вошла в тройку регионов-лидеров по уровню социально-экономического развития. Наступивший 2017 год может стать еще более насыщенным на события — Ленобласть отмечает свое 90-летие. О том, с какими результатами регион встречает юбилей, «СГ» рассказывает губернатор Александр ДРОЗДЕНКО.

«СГ»: Каким он был — прошедший год — для области?

Александр Дрозденко: Несмотря на то, что 2016 год был непростым, мы многого сумели добиться. Доходы региона выросли на 3%. Объем инвестиций в основной капитал региона составил 199,7 млрд рублей, обеспечив рост на 12% в сравнении с предыдущим годом. В целом, по объему прямых иностранных инвестиций Ленобласть заняла шестое место по России. Объем ввода жилья превысил 2 млн кв. м. Этот показатель стал лучшим в стране по строительству одного «квадрата» жилья в расчете на жителя. За эти и многие другие успехи область получила от Минэкономразвития «поощрительную премию» в 350 млн рублей. Для нас это очень важная оценка. Надеемся, что эта тенденция сохранится и дальше.

Мы больше уже не чувствуем себя младшим братом большого Петербурга. По целому ряду экономических показателей в расчете на одного жителя мы не только вышли на уровень Северной столицы, но даже обогнали ее. Но это не значит, что у нас нет проблем.

«СГ»: Можете назвать эти проблемы?

А.Д.: В последнее время я постоянно критикую Фонд капитального ремонта за расселение ветхого и аварийного жилья. Причем, «бью» публично. Хотя мог бы проводить эти совещания и кулуарно. За что и получаю порцию критики от средств массовой информации. Но критика помогает. На днях мне положили на стол план капитального ремонта аварийных домов области на 2017 год. В нем указано, что до 1 марта все жители таких домов должны быть расселены. Найдено решение и проблемы водоснабжения Мурина. Решено, что будем строить там очистные сооружения на основе концессии. Воду будем брать у петербургского ГУП «Водоканал». Прошли те времена, когда по политическим соображениям нам не давали разрешения на подключение к городским сетям.

«СГ»: Область в последнее время ставит рекорды по вводу нового жилья. А как обстоят дела со строительством социальных объектов?

А.Д.: Одним из приоритетов градостроительной политики по-прежнему остается строительство социальной инфраструктуры. В ближайшие годы в ряде районных центров будет построено 5 бассейнов и 3 ледовых дворца. Кроме того, в Сосновом Бору запланировано строительство масштабного волейбольного центра, который будет выполнять функции спортивно-культурного комплекса, вместимостью 2,5 тыс. человек. Будут строиться и фельдшерско-акушерские пункты, амбулатории и поликлиники. При этом, при строительстве соцобъектов мы должны соблюдать разумный баланс. Любой такой объект — это нагрузка на бюджет. Мы не хотим, чтобы 90% бюджета через 10 лет уходило на содержание того, что мы построили. Наша позиция такова: несмотря на то, что соцобъектов в области не хватает, строить малокомплектные детсады и школы мы принципиально не будем.

Сегодня одна из самых острых проблем в области складывается в приграничных районах, где активно ведется новое строительство — в Мурине и Девяткине. Плотность жилья на этой территории уже зашкаливает. По нормативам она должна составлять не более 9 тыс. кв. м на гектар, но в некоторых районах уже превышает 18 тыс. кв. м. Впрочем, это не означает, что все новые стройки придется остановить. Мы не камикадзе — действовать как слон в посудной лавке. Где стройка уже идет — ее будут завершать. Только уже «под дирижерскую палочку правительства». Это означает, что застройщикам придется раскошелиться либо на инженерную инфраструктуру, либо на дорожную сеть, либо на социальные объекты. 90% строителей уже согласились на такие условия. Например, развязка в Мурине обойдется в 700 млн рублей, из них 300 выплатит застройщик.

«СГ»: Известно, что в этом году регион ждет еще и ряд важных реформ…

А.Д.: Да, и одно из самых масштабных нововведений, запланированных на 2017 год, — появление представительств губернатора в муниципальных образованиях. В качестве пилотного выбран Северный округ, в частности, Выборгский и Приозерский районы. Это сделано для того, чтобы чиновники работали более эффективно. Если рабочее место чиновника находится в Петербурге на Суворовском проспекте, то, чтобы решить какой-то вопрос, допустим, в Выборге, ему необходимо потратить весь рабочий день только на дорогу. Это неправильно, поскольку сильно тормозит решение местных вопросов. В представительстве губернатора будут работать 30 человек, которые станут решать вопросы в сфере ЖКХ, содержания и ремонта дорог, а также в сфере экологии и охраны памятников. Кроме того, в ближайшее время у нас начнется муниципальная реформа — одним из первых шагов станет появление новых городских округов. В наших планах к городу Сертолово присоединить Юкковское и Агалатовское поселения и сделать большое Сертоловское городское поселение. Это не значит, что там начнется массовое строительство жилья — все «зеленые зоны» будут соблюдены. Также мы хотим объединить поселения, где сложилась единая экономика — например, Мурино и Девяткино станут одним населенным пунктом. А вот деревня Кудрово, где сегодня идет активное жилищное строительство, станет городом.

«СГ»: Вы сказали, что область больше не чувствует себя младшим братом Петербурга. А как складываются отношения с городом?

А.Д.: У нас нет конфронтации с городом. Более того, когда мы отправляемся с губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко в Москву на совместные совещания, стараемся ехать в одном вагоне. И чтобы места у нас были рядом. Поверьте, если бы у нас была конфронтация, то мы бы ездили только в разных поездах. Хотя спорные вопросы у нас есть. Для их решения у нас действуют постоянные рабочие группы. Уже работает автономная некоммерческая организация (АНО) по решению транспортных проблем. В этом году планируем создать АНО для решения коммунальных проблем. В 2017 году мы будем утверждать единый генеральный план развития города и области, включающий приграничные территории до 5 км вглубь области.

Не стану скрывать — нас в последнее время критикуют за то, что сегодня происходит в пригородной зоне. Критикуют за плотность застройки, этажность, отсутствие детских садов и транспортных развязок. Но мы это все получили в наследство — права на градостроительную деятельность на этих территориях к нам перешли только в 2015 году. За это время мы приняли единые нормативы, ПЗЗ и правила разработки градостроительных планов.

«СГ»: В 2017 году Ленобласть будет отмечать юбилей — ей исполняется 90 лет. Как идет подготовка к этому событию?

А.Д.: Мы расцениваем это празднование как серьезную репетицию перед столетием региона. В наших планах уделять особое внимание нашей истории и нашей культуре. С 1 февраля в области начнет работать управление по охране, реставрации и контролю за использованием памятников Ленинградской области. Одним из важных проектов этого года станет реставрация усадьбы в Тайцах. Там расположится областной выставочный комплекс, который будет нести представительские функции. Помимо выставок и концертов, в Тайцах будут проходить конференции, работать дискуссионные площадки. На первом этапе планируется восстановление самой усадьбы, на втором — расселение людей, живущих в бывших усадебных постройках, приспособленных под жилье. Третий этап подразумевает реставрацию усадебного парка площадью 180 га. Реставрационные работы рассчитаны на 10 лет. Также в рамках подготовки к юбилею области планируем провести реставрационные работы в Выборге, где нам предстоит выполнить реставрацию Выборгского замка и парка Монрепо. В наших планах отреставрировать и Екатерининский собор в Кингисеппе.

Кроме того, возможно уже в этом году первые комитеты правительства Ленобласти переедут на постоянную дислокацию в Гатчину. Это не обозначает пока переноса столицы области в этот город, однако статус Гатчины, безусловно, поднимется. А чиновники, во всяком случае, часть из них, окажутся поближе «к земле».

«СГ»: А какой из крупных инвестпроектов, на ваш взгляд, может стать для области приоритетным?

А.Д.: Одним из возможных приоритетных проектов в Ленобласти в ближайшее время может стать строительство собственного аэропорта, который разместится на военном аэродроме в Сиверской. Мы не собираемся «переходить» дорогу «Пулкову», так как наш проект рассчитан, прежде всего, на работу грузовой авиации и компаний-лоукостеров, которые будут перевозить пассажиров за небольшие деньги. Мы планируем построить простой, дешевый и, я бы даже сказал, примитивный аэропорт. В настоящее время ведутся переговоры с Минобороны РФ о передаче зданий, прилегающих к аэродрому. Также хотим получить твердые гарантии от инвестора. Пока холдинг «Евросиб» лишь на словах заявляет об интересе к этому проекту, хотя и тратит деньги на предпроектные разработки. Но, как я понимаю, они ищут еще и сильного зарубежного партнера, чтобы привлечь финансирование к этому достаточно амбициозному проекту. Перспективы аэропорта «Сиверский» будут понятны в первом квартале этого года.

Справочно:

На сегодняшний день в регионе, согласно разрешительным документам, возводится более 9 млн кв. м жилья. За прошедший год количество выданных разрешений на строительство в Ленобласти выросло на 40%.

2,1 жилья было введено в эксплуатацию в Ленинградской области по итогам 2016 года. Этот показатель на 7% выше результата 2015 года

Автор: Светлана СМИРНОВА (Санкт-Петербург)

Россия. СЗФО > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > stroygaz.ru, 27 января 2017 > № 2054051 Александр Дрозденко


Казахстан > Недвижимость, строительство > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062698 Тулеген Аскаров

Неблагоустроенному жилью кризис не страшен?

Спустя 7 лет после сурового кризисного испытания 2007-2009 годов, от которого отечественная экономика так и не оправилась полностью, в прошлом году цены на жилую недвижимость в Казахстане в годовом выражении вновь пошли вниз.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что в 2008 году цены продажи нового жилья опустились на 8,7%, в 2009-м – еще на 6,9%, после чего вновь возобновился их рост. Наиболее высокими темпами они росли в 2015 году, прибавив 15,8%. И вот согласно подсчетам Комитета по статистике Министерства национальной экономики в декабре прошлого года произошло снижение цен продажи нового жилья на 3,6% по сравнению с тем же месяцем 2015 года до 247 364 тенге за квадратный метр (в среднем по республике для общей площади квартир с черновой, чистовой отделкой). Пошли вниз и цены перепродажи благоустроенного жилья, опустившиеся за прошлый год на 0,7% до 188 601 тенге. Снизилась и арендная плата за такое жилье – на 0,2% до 1 278 тенге. А вот цены перепродажи неблагоустроенного жилья не снизились, а выросли, причем весьма заметно, – на 3,6% до 115 371 тенге.

При подсчетах в среднегодовом выражении, то есть за январь-декабрь к тому же периоду 2015 года, динамика цен на жилую недвижимость выглядит вполне позитивной. Цены продажи нового жилья увеличились на 9,7%, перепродажи благоустроенного – 7,9%, неблагоустроенного – 11,1%, тогда как арендная плата за благоустроенное жилье выросла на 1,6%.

Весьма позитивно выглядит и динамика числа сделок купли-продажи жилья. В декабре по сравнению с ноябрем прирост составил 9,5%, в годовом выражении – 21,3%, а в среднегодовом – 14,6%. Всего за прошлый год было заключено 190 209 таких сделок, в том числе в декабре – 18 627. Наибольшей активностью на рынке жилой недвижимости отметились Астана и Алматы, где число сделок выросло за прошлый год соответственно на 54,3% и 39,9%, среди других регионов – Западно-Казахстанская область (21,8%). Спад же сложился только в Атырауской (4,8%), Мангистауской (4,7%) и Жамбылской (2,0%) областях.

Благополучно выглядела в прошлом году и ситуация с вводом в эксплуатацию жилых зданий в целом по стране. Общей площади жилья было введено на 17,6% больше по сравнению с 2015 годом, в абсолютном выражении – 10 млн 512,6 тыс. квадратных метров, в том числе за счет средств населения – 5 млн 200,6 тыс. кв. метров (здесь прирост составил 18,2%). Лидерами по позитивной динамике стали Алматы (35,6%), Астана (28,3%) и Акмолинская область (29,3%). В «минусе» же оказалась только Костанайская область, где сложился обвал по вводу жилья на 21,8%.

Казахстан > Недвижимость, строительство > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062698 Тулеген Аскаров


Украина. Евросоюз > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 26 января 2017 > № 2053189 Геннадий Зубко

Зубко: Мы запустим Фонд энергоэффективности с 1 апреля

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" вице-премьера – министра регионального развития, строительства и ЖКХ Украины Геннадия Зубко

Вопрос: Когда вы ожидаете принятия законопроекта "О Фонде энергоэффективности"?

Ответ: В Раде, помимо этого документа, находится ряд законопроектов по энергоэффективности: "Закон о коммерческом учете", "Закон о коммунальных услугах", "Закон об энергоэффективности сооружений". Это инструментарии, необходимые для успешной работы Фонда после запуска. Мы уже обсудили с депутатским корпусом и профильными комитетами (жилищно-коммунального хозяйства, строительства и комитетом топлива и энергетики) возможность посвятить энергоэффективности один день работы Рады, и рассмотреть эти законопроекты пакетом, чтобы дать возможность Фонду заработать. Этот вопрос, думаю, будет решен на согласительном совете. Мы планируем запустить Фонд уже с апреля, так как планы на 2016 год по разработке законопроектов, их согласованию и обсуждению мы практически выполнили. Экспертная среда и депутатский корпус поддерживают их.

Вопрос: То есть перенос сроков запуска Фонда в связи с тем, что законопроект не успели принять в 2016 году, не планируется?

Ответ: Нет, по графику мы определили дату запуска – 1 апреля. Также продолжают работать "теплые кредиты". Кабмин намерен улучшить мониторинг программы и ее возможностей. Уже есть проект соответствующего постановления, который находится на согласовании у центральных органов исполнительной власти. Поэтому инструменты для роботы по улучшению энергоэффективности еще до запуска Фонда у нас есть.

Вопрос: ЕС готов выделить Украине EUR100 млн на поддержку Фонда. Планируется ли привлечение других источников финансирования, помимо государственных средств? И на каких условиях?

Ответ: Мы уже на протяжении полутора лет ведем переговоры с ЕС и правительством Германии о поддержке запуска Фонда. Не только в плане разработки законопроекта, но и возможности его технической поддержки. Так как важно, чтобы технические работники Фонда были высококвалифицированными специалистами. Возможно, будем даже привлекать специалистов из других стран, как, например, привлекали немецких специалистов для разработки законопроекта и технических регламентов. Поэтому EUR25 млн, которые Германия запланировала в своем бюджете на поддержку Фонда, и EUR100 млн от ЕС станут, фактически, грантовой поддержкой для украинцев, чтобы частично компенсировать их затраты. Это, по сути, не финансирование самого Фонда, а финансирование проектов, которые будут внедрять украинцы. То есть, мы рассчитываем, что будет компенсация не только из госбюджета, но и за счет этих EUR100 млн от ЕС. Единственное условие Европейского союза – запуск Фонда, только тогда они будут готовы его наполнять. Кроме того, чтобы предоставлять финансовую помощь, они готовы включаться в разработку технических вопросов. В частности, наблюдательный совет Фонда, который сейчас формируется, должен включать представителей ЕС и других доноров. В настоящее время идут переговоры о назначении организации IFC представителем от всех доноров. Она войдет в набсовет и будет помогать разрабатывать технические решения. IFC также будет координатором по выделенным средствам ЕС.

Вопрос: Как долго ЕС готов оказывать поддержку Фонду энергоэффективности?

Ответ: ЕС готов его поддерживать до тех пор, пока он не заработает автономно. Украина, стремясь к энергоэффективности, должна направлять средства не только на субсидии в размере 47 млрд грн, но и на энергоэффективность. Субсидии не дают возможности экономить энергию, а лишь оказывают поддержку гражданам, не имеющим возможности платить за жилкомуслуги. Запустив и показав эффективность Фонда, Украина начнет самостоятельно его финансировать. Кстати, вторым шагом мы планируем направление остатка субсидий на финансирование мероприятий по энергоэффективности, чтобы превратить потребление в инвестицию.

Вопрос: Какие средства необходимы для финансирования Фонда в будущем?

Ответ: Это будет зависеть от того, какую экономическую цель Украина хочет достигнуть в конечном итоге. Германия, например, поставила себе цель – потребление 50 кВат/1 кв. м., а в 2025 году – 25 кВат/1 кв. м. Мы также сейчас определяем цели, которые постепенно будут приближать нас к европейским стандартам. Сейчас мы поставили перед собой задачу сократить потребление газа в стране с 18 до 11 млрд куб. м. Это программа десяти лет и потребует практически EUR22 млрд. Все будет зависеть от того, как внедрение мероприятий по энергоэффективности будет влиять на валютно-платежный баланс страны и мультипликативный эффект развития экономики. Ведь эти средства вкладываются не только в уменьшение потребления, но и в стройматериалы, работы, инженерные сети. Если на протяжении десяти лет мы будем двигаться по программе энергоэффективности, то сможем вдвое уменьшить потребление газа в жилищном секторе.

Вопрос: Если программы Фонда энергоэффективности будут пользоваться большой популярностью, возможно ли сворачивание программы "теплых кредитов"? В этом случае правительство могло бы в большем объеме финансировать Фонд…

Ответ: Сегодня не идет речь о закрытии каких-либо программ. В Украине действует программа IQ-energy ЕБРР, со своими условиями, инструментами поддержки энергоэффективности. Работает правительственная программа энергоэффективности, которая компенсирует затраты на утеплители, радиаторы и другое оборудование из перечня. С другой стороны, Фонд предоставит более комплексный подход к вопросу термомодернизации жилья. Мы ожидаем эффекта на уровне 70%, который продемонстрировала полная санация домов: замена инженерных сетей, установка регуляторов на батареях, распределение тепловой энергии по домам, и самое главное – утепление. Поэтому цель Фонда, проведя сертификацию, дать рекомендации по комплексным мероприятиям, разбить их на несколько этапов, чтобы оказаться на самой высокой ступеньке – классе "А" зданий. Именно этот класс дает минимальное потребление и наименьший счет для домохозяйства. Но параллельные программы могут сосуществовать и обеспечивать интересы разных групп потребителей. Европейские страны, достигшие 50 кВт/1 кв. м, внедряли не только финансовую поддержку, но и техническую, для достижения максимального эффекта. Мы взяли лучшие примеры Польши, Словении, Германии, Литвы, и посмотрели, как работали их фонды. Время покажет эффективность той или иной программы, и это будет определено непосредственно клиентом.

Вопрос: Если говорить о возмещении средств по программе Фонда, на какие суммы могут рассчитывать украинцы?

Ответ: Это будет зависеть от разработанного проекта и предложенных технических решений, отсюда необходимость определенной суммы на их реализацию. Будет оцениваться, что именно поменяется при проведении соответствующих мероприятий. То есть размер компенсации будет зависеть от изменения класса энергоэффективности здания: чем он выше по шкале энергоэффективности, тем больше будет предоставленная помощь. Максимальный размер компенсации – 50% от суммы затрат – будет предоставляться, если здание достигает максимального класса энергоэффективности – "А" или "Б".

Вопрос: Жилищный фонд Украины в целом очень устаревший. Есть ли смысл модернизировать все здания, или же в некоторых случаях целесообразнее снести старые дома и построить на их месте новые?

Ответ: Думаю, если бы у нас был лишний жилищный фонд, мы могли бы себе позволить что-то сносить. Но опыт западных стран, начиная с восточной Германии, модернизировавшей жилье, построенное в советские времена, показал, что дешевле, все же, модернизировать, чем сносить и строить новое. Такие решения возможны, если речь идет о таком городе, как Киев, и при этом есть инвестор, готовый на месте старых домов построить новое жилье, более эффективное, более высотное. Но это вопрос рынка, и сегодня экономических оснований для сноса и строительства нового жилья практически нет. Мы уже много лет слышим, что жилищный фонд устарел, его нужно сносить, строить новое… Думаю, мы к этому придем, но уже в условиях экономического роста. Сейчас мы должны предложить украинцам, независимо от того, где они живут – в панельном или кирпичном доме, механизм уменьшения потребления.

Вопрос: Львовские власти твердят, что Минрегон уже почти год блокирует выделение кредита от Европейского инвестиционного банка (ЕИБ) на рекультивацию свалки и строительство мусороперерабатывающего завода. Эти заявления имеют под собой какие-то основания?

Ответ: Львовские власти начали заниматься этим вопросом после того, как случилась трагедия на Грибовичской свалке. В настоящее время ЕИБ направил Львову своих специалистов, чтобы проект, который фактически у них отсутствует, был профессионально подготовлен и банк смог бы его профинансировать. Сначала Львов пытался подать заявку на EUR7 млн, потом на EUR70 млн. Сегодня этот вопрос находится в плоскости принятия решения банком. А городу нужно разработать качественный проект, который кстати банк предварительно оценивает в EUR35 млн. Без проекта и технико-экономического обоснования любая заявка – это просто декларация желания. Каждое лишнее евро, взятое у банка, позже будет учтено в тарифе и будет возвращено из кармана львовян.

Для решения этого вопроса можно использовать и деньги уже оплаченные львовянами в налогах. Бюджет развития Львова в 2017 году составляет 1 млрд 800 млн грн, Минрегион сделал все для того, чтобы обеспечить поддержку этого проекта. Думаю, городу нужно активнее работать в этом направлении.

Вопрос: Но проблема с полигонами в стране не решается комплексно. Можно сказать, львовской власти в каком-то смысле не повезло, а эта трагедия могла случиться в другом месте.

Ответ: Почему не повезло? Львовской власти просто нужно было раньше заниматься этим вопросом. Потому что, если вы посмотрите на другие полигоны в других областных центрах, то они, в принципе, находятся в абсолютно нормальном состоянии – с дезактивацией, с дегазацией, с возможностью сортировки мусора, с нормальной ситуацией вокруг них. Очень важно понимать, что сегодня вопрос уборки, сортировки и хранения мусора находится в плоскости муниципалитетов. И если муниципалитет занимается этим целенаправленно, а не только собирает деньги со своих жителей и вывозит на полигон мусор, не сортируя, не дезактивируя, не убирая газы, то трагедий быть не должно. Вопрос в том, как местное самоуправление соотносит в своих приоритетах вопрос отходов.

Вопрос: Возвращаясь к законодательным изменениям, помимо проектов по энергоэффективности, в Верховной Раде находятся законопроекты по строительной отрасли. В частности, законопроект №4733-1 "О совершенствовании градостроительной деятельности" и №5587 "Об улучшении условий ведения строительной деятельности". Какие изменения они предусматривают?

Ответ: Эти законопроекты для страны крайне важны, так как мы стремимся подняться в рейтинге Doing Business. Кстати, на прошлой неделе народные депутаты поддержали законопроект №4733-1 о совершенствовании градостроительной деятельности. Оба указанные документа значительно упрощают подход к разрешительным процедурам: вместо пяти категорий в строительстве появятся три класса последствий. Многие застройщики злоупотребляли неопределенностью границ III и IV категории. Теперь такой возможности не будет. Будет введена система выдачи разрешений либо же сообщений, под которые подпадают около 80% всех строительств в Украине. Также есть предложение ввести штрафы за недобросовестное исполнение обязанностей работниками разрешительных учреждений.

Если мы говорим о рейтинге, то его формируют четыре фактора: срок выдачи разрешения, количество разрешительных процедур, стоимость этих разрешений, контроль качества.

По первым двум у нас нормальные позиции, но если взять стоимость разрешений, которая оценивается процентом от дохода на душу населения, то здесь Украина занимает практически 200-е место. Поэтому нам нужно работать над снижением стоимости строительства. Частично этот вопрос решает законопроект "О совершенствовании градостроительной деятельности".

Важным также является вопрос отмены паевого участия. Это огромная нагрузка не только на застройщика, но и на покупателя жилья. Поэтому упразднение этого атавизма позволит продвинуться в рейтинге страны.

Законопроект "Об улучшении ведения строительного бизнеса", в первую очередь, определяет перечень работ, не требующих разрешений. Много работ, в частности, которые проводит малый и средний бизнес, не требует разрешений. Ведь разрешения оказывают большую финансовую нагрузку на застройщика. К примеру, дополнительная теплоизоляция и модернизация – это увеличение стоимости строительства на 1%, тогда как стоимость разрешительных процедур в Украине составляет практически 2-3% стоимости проекта.

Вопрос: Расскажите более подробно о планах правительства относительно судьбы паевого участия. Ваш заместитель Лев Парцхаладзе, к примеру, говорил не об отмене паевого участия, а о введении его уплаты на этапе покупки земельного участка.

Ответ: Паевое участие всегда предусматривало средства на развитие территорий, строительство инженерных сетей, но со временем этот механизм превратился в коррупционный фактор. С одной стороны, он вынуждает застройщика платить паевое участие, но подводить электрические, инженерные сети, водоотвод, водоснабжение также должен застройщик за свой счет. Строительство социальной инфраструктуры вокруг дома, например, детсада, также зачастую входит в проектное задание. Возникает вопрос: как это влияет на привлечение инвестиций? Ответ: негативно. Исходя из этого, возникло предложение учитывать паевое участие в стоимости земельного участка.

Органы местного самоуправления в рамках децентрализации получили дополнительные средства, в том числе от налога на недвижимое имущество, часть которых могут быть направлены на развитие жилищного сектора и строительство инженерных сетей. Теперь стоит вопрос привлечения инвестора. Если город предлагает ему участок с готовыми инженерными сетями, то на конкурсе сможет указать цену с учетом их стоимости. Тогда это будет абсолютно прозрачная система.

Скажу больше: на сегодня в Украине есть города, готовые привлекать инвестиции, предоставляя такие земельные участки бесплатно. Ведь чтобы привлечь рабочую силу, необходимо дать жилье. И чем меньше оно будет стоить, тем больше шансов привлечь работников, за которыми обязательно придет инвестор и построит предприятие. По итогам 2016 года рост доходов местных бюджетов составил почти 55%, или 49 млрд грн, и речь идет именно о бюджетах развития. То есть, на местах достаточно средств и полномочий для подвода инженерных сетей и развития территорий.

Вопрос: При этом киевские власти говорят о недостаточности средств для строительства инженерных сетей собственными силами. Они решили сделать единую для всех ставку паевого участия в 4%, а в этом году будет действовать льготная - 2%. Однако полная отмена, по их словам, сейчас невозможна.

Ответ: Законодательство дает право муниципалитетам самостоятельно определять ставку паевого участия – это стимулирует конкуренцию городов за привлечение инвестиций. Но, по моему мнению, пришло время на законодательном уровне отменять паевое участие. Город, желающий развиваться и привлекать инвестиции, должен думать о создании условий для комфортного проживания людей, работающих на предприятиях, уплачивающих НДФЛ и наполняющих бюджет.

Получив профицит бюджета в этом году, города должны подумать о направлении средств на развитие инфраструктуры. Средства от налога на недвижимое имущество, кстати, можно направлять именно на развитие инфраструктуры. В любом случае такие решения должны приниматься местным самоуправлением.

Вопрос: На итоговой пресс-конференции глава Госархстройинспекции Алексей Кудрявцев отметил неактивность территориальных общин в вопросе взятия на себя функций госархстройконтроля. Какова перспектива успешного завершения реформы децентрализации госархстройконтроля и шансов, что не только областные центры, но и остальные города примут в ней участие?

Ответ: За прошедший год практически все областные центры взяли на себя такие полномочия. Также много районных центров и городов областного значения обращаются за такой возможностью. В то же время, к примеру, Полтава, отказывается от этих полномочий, и у меня возникает вопрос: каким образом этот город намерен развиваться? Ведь это не только контроль, но и возможности для общины.

Думаю, нам нужно проводить разъяснительную работу не только с городскими властями, но и с жителями этих городов. Если избранный людьми городской голова отказывается от дополнительных полномочий, которые дают возможность развивать свой город, – это неправильно. Люди об этом должны знать.

Нужно также двигаться к упрощению процедуры передачи полномочий архстройконтроля.

Кроме того, много вопросов возникает к подготовке специалистов для работы на местах. Сейчас их уровень недостаточный, поэтому перед нами стоит задача сделать электронные экзамены. Думаю, 2017 год для ГАСИ будет в значительной мере сервисным. Она будет помогать городам в подготовке специалистов, ведь очень важно, чтобы города получили такой инструмент, как госархстройконтроль. За государством должны остаться только объекты V категории (III класса последствий) и контроль над выдачей разрешений местными властями. Думаю, 2017 год будет очень показательным в этом плане.

Вопрос: Какие изменения в 2017 году министерство готовит для строительной отрасли?

Ответ: В этом году стоит вопрос пересмотра еще 30 государственных строительный норм (ДБН), их усовершенствования и, самое главное, приведения их к европейским стандартам. Это вопрос №1, поскольку мы хотим внедрить закон, регламентирующий работу рынка строительных изделий на территории Украины. И все стандарты, действующие в Европе, должны беспрепятственно работать в Украине, в том числе и относительно стройматериалов, произведенных в нашей стране. Мы такой законопроект уже подали в правительство на рассмотрение.

Вопрос: Если говорить о стройматериалах, хотелось бы затронуть вопрос о качестве продаваемого цемента. Отраслевые организации неоднократно отмечали массовое распространение в Украине фальсификата, даже в крупных торговых сетях. С 1 августа 2016 года вступили в силу новые нормы цемента, однако, чтобы они полностью заработали, нужны соответствующие лаборатории, которые могут проверить качество этого цемента. Кто этим должен заниматься?

Ответ: Если цемент находится в розничной торговле, за его качество несет ответственность продавец – он должен получить от производителя сертификат. Если он находится на складе производителя, то последний несет ответственность. Поэтому дополнительно проверять качество цемента в розничной сети нет необходимости. Если же говорить о проверке качества продукции у производителей, то такая практика существует в европейских странах. И она предусматривает полное отделение лабораторий от производителей. Независимые лаборатории оценивают качество цемента, импортирующего в Украину. Но это вопрос бизнеса, и создание лабораторий, думаю, действительно могло бы улучшить качество украинского цемента.

Вопрос: Как вы относитесь к перспективе строительства в Украине бетонных дорог?

Ответ: Государство в 2017 году выделяет около 30 млрд грн на реконструкцию и ремонт дорог. Но если говорить о бетонных, то речь может идти лишь о новом строительстве: менять существующую дорогу на бетонную никто не будет, это экономически нецелесообразно. Если это новое строительство, то, опять же, нужно учитывать технико-экономическое обоснование, в том числе валютную составляющую: будет ли бетонная дорога реально дешевле, чем классическая.

Как показала мировая практика, строительство бетонных дорог актуально, если есть много мостовых переходов или тоннелей. В этом случае есть общее полотно, несущее более-менее существенную нагрузку.

Думаю, в Украине можно говорить о строительстве бетонных дорог, например, если речь идет об Окружной дороге в Киеве.

Вопрос: Какой объем финансирования ГФРР, запланированный в 2017 году?

Ответ: 3,5 млрд грн. Это на 0,5 млрд грн больше, чем в прошлом году. Но еще раз подчеркну: это мотивационный инструмент. К примеру, в прошлом году поступления в местные бюджеты выросли на 49 млрд грн и средства местных бюджетов развития составили 142 млрд грн. Теперь сравните эту сумму с 3 млрд грн, которые государство выделяет на Фонд регионального развития. ГФРР – это мотивационный инструмент, которым государство, формируя политику, готово поддержать, или создание ЦПАУ, или энергоэффективность, или местные дороги.

Вопрос: Правительство озвучивало планы сократить финансирование проектов ГФРР до 50% от их стоимости, чтобы местные органы сами дофинансировали 50%. Планируется ли такое нововведение, каковы от него выгоды?

Ответ: По моему мнению, чем больше будет мультипликативный эффект на средства, которые вкладывает государство, тем лучше. Например, государство вкладывает 3 млрд грн и 3 млрд грн вкладывает местное самоуправление.

Мы уже пошли на то, чтобы ГФРР начала финансировать проекты в размере от 10% общей стоимости. Муниципалитет может предложить не 10%, а больше.

Механизм призван создать конкуренцию между муниципалитетами, так как региональная комиссия будет решать, кому предоставить финансирование. Если одна община будет готова профинансировать не 10%, а больше, то и шансы на победу у нее вырастут.

Однако сделать условием для местных общин финансирование в размере 50% мы пока не можем, так как понимаем, что есть разные общины. У одной может хватать средств на финансирование более 10% проекта, другая же вынуждена их искать, чтобы присоединиться к программе. Получилось бы, что нуждающиеся в помощи общины остались бы без внимания, а те, у которых есть деньги, получали бы еще больше от государства.

Поэтому окончательного условия относительно 50% мы пока не вводим, но мы дали возможность дополнительно финансировать, чтобы иметь преимущество перед другими проектами на региональном уровне. Государство направляет деньги не просто на проекты капитального строительства, а на реализацию государственной политики. В прошлом году это были вопросы энергоэффективности, ЦПАУ, ремонта и строительства местных дорог. Государство хочет мотивировать местное самоуправление вкладывать средства именно в эти проекты. Но, думаю, придет время, когда государство будет финансировать за счет ГФРР только объекты культуры или спорта.

Вопрос: Приоритетные направления для ГФРР на 2017 год остаются те же?

Ответ: Пока да, остаются такие же: энергоэффективность, местные дороги, ЦПАУ, социальная инфраструктура.

Украина. Евросоюз > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 26 января 2017 > № 2053189 Геннадий Зубко


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 января 2017 > № 2048517 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О ходе реализации приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня на заседании президиума рассмотрим один из проектов, который называется «Формирование комфортной городской среды».

Мы не в первый раз возвращаемся к этой теме. Она действительно имеет важное социальное измерение. Любому человеку важно, как выглядит двор, в котором он живёт, территория вокруг многоквартирного дома, есть ли там нормальное освещение, зелень, клумбы, удобные скамейки, можно ли спокойно гулять, заниматься спортом или припарковать свой автомобиль. По таким нюансам и судят о комфортности жизни.

У нас три четверти граждан живут в городах, и, конечно, эти вопросы постоянно возникают. Не случайно в ходе парламентских выборов эта тема звучала очень активно. На недавнем съезде «Единой России» речь шла о том, чтобы подкрепить усилия государства инициативами самих жителей (при поддержке общественных структур и партийных организаций). Эта тема также была обозначена в Послании Президента.

Страна у нас большая. Где-то местные власти активно занимаются благоустройством, находят для этого и средства, и силы. Многие региональные столицы, во всяком случае их главные улицы, площади, парки, набережные, приведены в достаточно приличный вид. Где-то дела обстоят хуже. Мы договаривались, что займёмся проблемой благоустройства на самом базовом уровне.

Было принято решение увеличить средства федерального бюджета на этот проект с 5 до 20 млрд рублей. Ещё 0,5 млрд предназначены на благоустройство парков и скверов. Деньги значимые, хотя и не очень большие. Но мы, естественно, не собираемся с федерального уровня подменять работу органов местного самоуправления, региональных органов власти. Это ответственность именно регионов, муниципалитетов. Наша роль – стимулировать регионы и муниципалитеты активнее этими вопросами заниматься, в том числе опираясь на мнение, запросы местных сообществ. Важно, чтобы сами жители могли влиять на выбор вариантов благоустройства, осуществлять обратную связь, контролировать качество работ.

Наша общая цель – приблизительно за пять лет привести в целом общественные пространства российских городов в достойный вид. Понятно, что этот проект требует комплексного административного сопровождения. Регионы и муниципалитеты должны будут сформировать программы развития городской среды. Федерация здесь обязательно окажет методическую помощь, предоставит субсидии на софинансирование работ. Соответствующие соглашения нужно будет заключить до 1 марта. Сроки жёсткие, но нужно в них уложиться.

Распределение субсидий на программы по развитию городской среды уже предусмотрено Законом о бюджете. Сейчас дело за регионами, которым необходимо найти средства для софинансирования муниципальных программ.

Федеральное софинансирование пока предусмотрено не для всех регионов. Регионы с высоким уровнем бюджетной обеспеченности в эту программу не попали, но этот вопрос тоже требует отдельного обсуждения.

Предпочтения у людей могут быть разные, в том числе эстетические, но самое главное, чтобы мы получили современную безбарьерную инфраструктуру с продуманным дизайном. Такая инфраструктура должна учитывать потребности всех жителей: это и дети, и люди старшего возраста, и пешеходы, и автовладельцы, любители спорта, и люди с ограничениями по здоровью – в общем, чтобы всем было удобно, чтобы сами жители были заинтересованы в бережном отношении ко всему тому, что есть, к своему двору.

Предполагается, что будет определён минимальный объём работ по благоустройству, но регион, конечно, сможет устанавливать и дополнительные виды работ. В регионах должны быть созданы общественные комиссии. Их деятельность будет максимально открытой.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 января 2017 > № 2048517 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > portal-kultura.ru, 20 января 2017 > № 2056427 Николай Шумаков

Николай Шумаков: «Архитектуру часто рассматривают как пятое колесо в телеге»

Августин СЕВЕРИН

Как сделать наши города красивыми и удобными — об этом «Культуре» рассказывает недавно избранный руководитель Союза архитекторов России Николай Шумаков, являющийся также и президентом подобного объединения на столичном уровне.

культура: Все ли ладно на профессиональной кухне?

Шумаков: Еще пять лет назад, когда я только возглавил Союз московских архитекторов (СМА), было ясно: необходимы реформы. Удалось почти все задуманное, СМА стал самой популярной архитектурной точкой в Москве. Убыль прекратилась — наоборот, за последний год в союз вступило 300 человек, главным образом молодых специалистов. Сейчас в Центральном доме архитекторов, а это основная профессиональная база для всей России, каждый день проходит по пять-шесть разнообразных мероприятий: выставки, творческие встречи, круглые столы, конференции. Площадок в ЦДА довольно много: Белая и Синяя гостиные, большое фойе, огромный выставочный зал, который после 20 лет простоя вернулся к жизни. И, наработав такой опыт в СМА, мы — я и команда моих единомышленников — пришли в Союз архитекторов России (САР).

культура: А там...

Шумаков: Очередные болевые точки. Как и в московском — отсутствие молодежи. Мы начали проводить по стране лекции по градостроительству. Со временем они должны развиться в большую веселую кампанию, которая шаг за шагом привлечет молодых людей. Другое направление — работа с регионами. Есть активно действующие союзы — Воронеж, Питер, Нижний Новгород, есть отделения, требующие реанимации, выведения из комы. Примерно полтора десятка совершенно провальных организаций.

культура: Недавно Вы вернулись с Archchel-2020, челябинского архитектурного конкурса. Что там было?

Шумаков: Прекрасное мероприятие, проведенное администрацией области, самое масштабное за последние десятилетия. Конкурс на проектирование трех знаковых объектов — нового аэропорта, Конгресс-холла и миасской набережной. Он состоялся в рамках подготовки к саммитам ШОС и БРИКС, которые планируется здесь провести в 2020 году. Городу требуются «въездные ворота», своего рода визитная карточка — это аэропорт. Нужна и площадка для встреч на высшем уровне — так родилась идея Конгресс-холла. Построят его в центре, на берегу Миасса, что подводит нас к необходимости благоустройства набережной, это решили выделить в отдельный проект. На конкурс поступило 150 работ. Победители по всем трем номинациям вполне соответствуют самым высоким мировым архитектурным критериям. И если областное руководство решится реализовать эти проекты, можно сказать, что цель достигнута: с одной стороны, возникнет инфраструктура для проведения саммитов, с другой — город получит новые имиджевые объекты. Это очень важно: соседний Екатеринбург, находящийся всего в двухстах километрах, имеет качественную современную архитектуру, а Челябинску ее не хватает.

культура: Видно, что Вы по-особому болеете за этот город...

Шумаков: Естественно. Ведь я родился на дне открытого угольного карьера в Коркино, в 30 километрах от Челябинска. Его глубина — километра два — два с половиной, там работала моя мама. В роддом она не успела, так что на свет я появился, по сути, под землей. Хорошо, что папа в это время руководил автохозяйством, прислал машину. В Челябинск мы переехали, когда мне было шесть лет, я окончил школу и потом уже перебрался в Москву.

культура: Спустя годы Вы все же вернулись на малую родину, чтобы поучаствовать в строительстве подземки.

Шумаков: Проектировал начальный участок первой линии: четыре станции и депо. К сожалению, работы заморожены; сегодня среди метрополитенов это самый большой долгострой в России — стройку затеяли примерно 25 лет назад, и конца-краю не видно. Регион за свои деньги метро не потянет, нужны, как показал опыт Москвы, федеральные вливания. Да и в других городах-миллионниках без метро не обойтись: оно во многом снимает транспортные вопросы.

культура: Съезд САР определил в качестве одной из приоритетных задач повышение роли главных архитекторов регионов. Что, их мнение сейчас не учитывается?

Шумаков: Принятие принципиальных градостроительных решений не за главными архитекторами, и это неправильно. К сожалению, так происходит по всей России. Например, в Москве главный архитектор подчиняется председателю Москомархитектуры, а тот — заместителю мэра, то есть между архитектором и градоначальником — две иерархические ступени. Архитектура решает комплексные задачи, она не должна заниматься только фасадами или внутренним убранством. Ее функционал — организация всего пространства города, микрорайона, квартала или отдельного сооружения. Ведь проблема в том, что у нас вот уже более 60 лет отсутствует архитектурная политика. С тех пор как в 1955-м вышло постановление Хрущева «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», архитектуру рассматривают как пятое колесо в телеге.

культура: Также на съезде было решено бороться за защиту авторских прав архитекторов. Сильно ущемляют?

Шумаков: Именно. Архитектурное произведение проходит путь от идеи до проекта и реализации. И на каждой стадии нарушаются авторские права. В итоге проект претерпевает столько изменений, что архитектор уже не узнает свое творение. Разговоры об этой проблеме идут десятилетия, а воз и ныне там.

культура: В Москве в последние годы проводится довольно много архитектурных конкурсов. А как с ними в целом по России? Где, кроме Челябинска, было что-то интересное?

Шумаков: Перед Archchel в Иркутске прошел конкурс на застройку прибрежной полосы Ангары и возведение там большого концертного зала. Кстати, за это иркутяне должны благодарить Дениса Мацуева, известного пианиста и очень деятельного человека. А вообще серьезных конкурсов мало. Чтобы количество перерастало в качество, в стране их надо проводить несколько десятков в год, а на деле имеем десяток в пятилетие. Поэтому одна из задач САР — конкурсы, конкурсы, конкурсы. Они должны проходить по простым и прозрачным программам, прописанным Союзом архитекторов России, — это гарантирует честность, соблюдение авторских прав.

культура: В Москве разработан ряд регламентов, цель которых — предотвратить варварский новодел в историческом центре и вообще способствовать сохранению облика города. Как с этим в других регионах?

Шумаков: Подобные регламенты в том или ином виде существовали всегда, и, конечно, у каждого памятника есть свои режимы охраны, распространяющиеся и на окружающую территорию. К сожалению, они часто не соблюдаются, отношение к самому памятнику нередко чрезвычайно вольное. Бывает, что переустройство того или иного исторического здания заканчивается сносом. Причем в столице порядок более или менее соблюдается, не в последнюю очередь благодаря активным горожанам. А в том же Челябинске слезы на глаза наворачиваются. Все, что можно снести, давно снесено. А когда-то были улицы и целые кварталы с исторической застройкой конца XVIII — XIX века. К нынешнему дню мало что сохранилось. Задача городов, и крупных, и райцентров, — сохранение среды. Необходимо, чтобы старая архитектура гармонировали с новой и в целом с городом.

культура: Какими проектами Вы занимаетесь как главный архитектор «Метрогипротранса»?

Шумаков: Самый, наверное, масштабный, в котором мы принимаем участие, — высокоскоростная магистраль (ВСМ) Москва — Казань. Речь идет об огромных скоростях, 400 километров в час. Такие магистрали в мире можно пересчитать по пальцам одной руки: есть отдельные ветки в Китае, Европе. Основная часть скоростных поездов за час преодолевает чуть больше трехсот километров. «Четырехсотники» — без преувеличения, транспорт XXI века, совершенно иная форма передвижения. Если из Нижнего Новгорода до Курского вокзала в Первопрестольной можно будет добраться за полтора часа, то ничто не помешает нижегородцу после работы отправиться в столичный ресторан или театр. Сейчас идет строительство первого участка ВСМ, проектируется пять вокзалов. В Петушках, Нижнем Новгороде (два — в аэропорту и в центре города), Чебоксарах и Казани. По вокзалам «Петушки» и «Аэропорт Нижний Новгород» мы уже сдали материалы в экспертизу, по оставшимся трем сдадим в начале этого года. Работа сложная, так как параллельно создаются нормы и правила строительства скоростных магистралей, ведь раньше ничего похожего в России не было. В перспективе ВСМ будет продлена до Екатеринбурга, а затем и до Пекина.

культура: А основная Ваша специализация — метро — что там нового?

Шумаков: Занимаемся Третьим пересадочным контуром, северо-восточным участком. Проектирование станций от «Делового центра» до «Нижней Масловки» завершили, в обозримом будущем их построят. Теперь следующий этап — «Шереметьевская», «Ржевская», «Стромынка», «Электрозаводская».

культура: Среди Ваших работ особое место занимает отмеченный международными наградами Живописный мост на западе Москвы. Не думаете снова взяться за подобные сооружения?

Шумаков: Мы страстно этого хотим. После Живописного поступило несколько предложений: в Нагатино, мост дублера Кутузовского проспекта неподалеку от «Москва-Сити», мост в Дубне. Три проекта подготовили, прошли экспертизу, однако потом — кризис, изменение градостроительных планов. Зато, возможно, соорудим мост в центре Белграда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > portal-kultura.ru, 20 января 2017 > № 2056427 Николай Шумаков


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 16 января 2017 > № 2039437 Дмитрий Козак

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о мерах по улучшению работы жилищно-коммунального сектора.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я подписал два постановления, которые должны улучшить работу жилищно-коммунального сектора. Во-первых, с 1 января текущего года расходы на оплату коммунальных ресурсов, которые потребляются при содержании общего имущества в многоквартирном доме, будут включены в плату за содержание жилого помещения. Таким образом, общедомовые расходы из коммунальных услуг переводятся в сугубо жилищные, размер платы за которые определяется самими собственниками жилья. Надеюсь, это повысит прозрачность формирования платы, сделает её более предсказуемой для людей.

Второе постановление утверждает правила общественного жилищного контроля. Цель – также повысить прозрачность и эффективность работы государственных структур, потому что жилищная сфера всех волнует, а нарушений и злоупотреблений там хватает.

Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку), несколько слов о том, как будут работать принятые меры.

Д.Козак: Первое постановление чрезвычайно важное, оно вносит целый ряд изменений в регулирование платы граждан за коммунальные услуги, устанавливает дополнительные гарантии жилищных прав граждан в сфере оплаты жилья и коммунальных услуг. В первую очередь регулирует структуру платы за коммунальные услуги. Теперь плата за коммунальные ресурсы, которые расходуются на содержание общего имущества в доме, переводится из коммунальных услуг в жилищные. Это означает, что жители многоквартирных домов на общих собраниях самостоятельно устанавливают размер этой платы. Она не может превышать нормативы потребления коммунальных услуг, идущих на общедомовые нужды, и исключает злоупотребления в этой сфере. Это реализация принятого по инициативе Правительства в прошлом году закона. Разница между показаниями индивидуальных приборов учёта и общедомовых всегда поглощалась расходами на общедомовые нужды. Туда входили и всякие незаконные подключения, протечки. И очень часто в жилых помещениях, в которых нет индивидуальных приборов учёта (там формально никто не проживает, но существует фактор так называемых резиновых квартир, когда много фактически проживающих там людей потребляют без учёта коммунальные услуги) это всё тоже распределяется между всеми жителями многоквартирного дома. Теперь у управляющей компании, у ТСЖ появляется мотивация для того, чтобы контролировать заселение таких квартир и потребление этих услуг, а не перекладывать эти расходы на всех остальных жильцов. Одновременно для управляющих компаний, товариществ собственников жилья этим же постановлением упрощается процедура фиксации таких фактов проживания в квартире большого количества незарегистрированных жителей. Это одно направление.

Также с 1 января 2017 года вводится финансовая ответственность управляющих компаний за неправильно начисленные коммунальные услуги. Теперь за излишне начисленную плату взимается штраф в размере до 50% излишне начисленной суммы. До настоящего времени такой ответственности не было, и многие компании злоупотребляли этим, начисляли избыточную плату в расчёте на то, что кто-то не среагирует на это, и пользовались этими деньгами длительное время. Введение ответственности за неправильно начисленные суммы будет препятствовать такого рода злоупотреблениям.

Следующий важный момент касается дополнительных гарантий прав прежде всего инвалидов и семей, имеющих инвалидов. Вводится повышающий коэффициент при предоставлении компенсаций за оплату жилья и коммунальных услуг для семей, которые имеют в своём составе инвалидов. Это связано с тем, что у инвалидов, которые больше времени находятся в жилом помещении, расходы ресурсов, прежде всего воды и электричества, возрастают. К этим нормативам органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации устанавливаются коэффициенты в коридоре от 1,1 до 1,8.

Второе постановление, касающееся жилищного контроля, должно усилить действие первого. Оно совершенствует порядок осуществления общественного жилищного контроля. Это весьма чувствительная тема практически для всех граждан нашей страны. Самые различные общественные организации активно пытаются участвовать в контроле за деятельностью управляющих компаний, ресурсоснабжающих организаций, деятельностью органов местного самоуправления. Теперь устанавливается дополнительная гарантия допуска общественных организаций к жилищному контролю вместе с жилищными инспекциями – вводится порядок фиксации намерения общественной организации участвовать в этом контроле. Объявление о намерении осуществить проверку по действиям коммунальных организаций либо провести общественные слушания по проектам правовых актов будет размещаться в сети Интернет соответствующими общественными организациями, а с 1 июля 2017 года в государственной информационной системе ЖКХ. Кроме того, устанавливаются гарантии гражданам, которые индивидуально проявляют инициативу поучаствовать в таком контроле. Общественные организации по установленной постановлением процедуре обязаны рассмотреть такое обращение в течение пяти дней и принять соответствующее решение о допуске рядовых граждан к участию в таком контроле. Это будет способствовать более жёсткому, прозрачному контролю за деятельностью коммунальных организаций, к которым, к сожалению, ещё достаточно много нареканий.

Д.Медведев: Это важные решения. Контролируйте, как они будут исполняться. Если что-то потребуется доработать, мы это оперативно сделаем.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 16 января 2017 > № 2039437 Дмитрий Козак


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 января 2017 > № 2036709 Михаил Хазин

 2017 год будет ничем не лучше 2016-го

экономическая модель, в которой мы живем, абсолютно не приспособлена к росту

Михаил Хазин

Если говорить о российской экономике в целом, то мы уже четвертый год находимся в ситуации, когда объем инвестиций в экономику не обеспечивает простого воспроизводства. Для строительного же комплекса, который всегда работает с опережением (то есть сначала строит, а потом продает), эта ситуация крайне неприятна.

Ведь вы закладываете свое строительство под некий спрос, а потом, уже в процессе строительства вдруг понимаете, что этот спрос ниже, чем вы планировали. А поскольку на строительном рынке существует еще и нераспроданный запас недвижимости, возведенной в предыдущие годы, негативная ситуация все время нарастает, подобно снежному кому.

В отличие от промышленности, стройка не может работать на склад, но даже если бы и работала, то нужно понимать, что этот «склад» ложится очень тяжким бременем на того, кто это финансировал, поскольку увеличивается налогообложение. То есть если вы что-то построили, то должны платить налоги независимо от того, продали вы построенное или нет. Неудивительно, что сегодня стройкомплекс находится едва ли не в худшем положении из всех базовых отраслей российской экономики.

Сейчас мы находимся в ситуации, когда спад будет продолжаться, — об этом уже можно говорить со всей определенностью. И что с этим делать, абсолютно непонятно, поскольку никаких реальных мер по исправлению ситуации не предпринимается.

Добавьте к этому разные финансовые «штуки», которые с большой доли вероятности обернутся очередной девальвацией национальной валюты. Я не исключаю такой девальвации в новом году. Что лежит в основе этого прогноза? Дело в том, что наш рынок по-прежнему открыт для разного рода финансовых спекулянтов, а они традиционно играют так.

Сначала всегда происходит накачка финансовых рынков на основе каких-то позитивных сообщений. Например, в последнее время все трубят об удачной сделке с покупкой иностранными инвесторами госпакета акций «Роснефти». На основе этой сделки делается вывод о том, что рынок сейчас пойдет вверх.

Спекулянты приходят на наш рынок — и действительно, он идет вверх, рубль укрепляется. После чего всегда следует быстрый вывод денег и, соответственно, девальвационное обрушение рынка. Такие истории были в 1994 году, в 1998-м, а последнее подобное обрушение произошло совсем недавно — в 2014 году. И я не исключаю, что готовится такой же вариант и для 2017 года.

Почему я так думаю? Да потому что для международных финансовых спекулянтов это очень удобный инструмент, с помощью которого можно заработать очень хорошие деньги, а попутно — обрушить тех, кто, как мы, с их точки зрения, в последнее время позволяет себе, грубо говоря, выпендриваться, то есть проводить относительно самостоятельную политику.

А поскольку стройка при своих циклах нуждается в длинных деньгах, любая девальвация для нее смерти подобна. Причем это будет сильным ударом как для стройкомплекса, так и для рядовых граждан. И если девальвация произойдет (чего, повторяю, исключать нельзя), то многие граждане, взявшие ипотеку, окажутся в крайне тяжелом положении, поскольку у них просто не окажется денег, чтобы эту ипотеку выплачивать.

Исходя из всех этих обстоятельств, я думаю, что 2017 год будет, как это ни печально, ничем не лучше 2016-го. Причем подчеркну: это зависит вовсе не от вступления в должность избранного президента США Дональда Трампа, а от той экономической модели, в которой мы живем. Дело в том, что она абсолютно не приспособлена к экономическому росту. И, к сожалению, с этим ничего нельзя сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 января 2017 > № 2036709 Михаил Хазин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 10 января 2017 > № 2054064 Владимир Богданюк

Бесплодное клонирование.

Об итогах и перспективах развития рынка новостроек Подмосковья.

Первичный рынок в Московской области в 2016 году на фоне интенсивного развития столичного девелопмента демонстрировал гораздо более скромные «успехи» и в целом «отошел на второй план». Если коротко говорить об основных тенденциях на подмосковном рынке, то можно выделить следующие: усиление конкуренции и приближение к состоянию «затоваривания», замедление темпов прироста средней цены и объема предложения.

Директор департамента проектов компании Est-a-Tet Владимир Богданюк для «СГ Онлайн»:

В Московской области, как показывает практика продаж, спросом пользуются проекты с широким ассортиментом квартир (разными планировочными решениями, возможностью покупки с отделкой) в ближайшем Подмосковье на небольшом удалении от МКАД. «Штампованные» жилые комплексы, которыми застраивалась область еще пару лет назад, остаются не востребованы в условиях жесткой конкуренции не только с локальными, но и со столичными новостройками. «Клонирование» безликих проектов с однотипной застройкой уже «не дает плодов».

Покупатели заинтересованы только в уникальных по своей концепции, архитектуре и номенклатуре квартир объектах. Подмосковные комплексы пока еще сохраняют небольшое ценовое преимущество перед столичными новостройками, однако большинство покупателей готовы рассматривать проекты в области при условии, что по своим качественным характеристикам они лучше столичных, а их цена или сопоставима, или ниже. Крупнейшие города-сателлиты Подмосковья «вплотную подобрались» к цене столичного массового сегмента из-за чего перетекание спроса будет только усиливаться. Например, в Химках средняя цена предложения достигла 110 тыс. кв. м, что практически сопоставимо с ценой экономкласса в Москве – 118,8 тыс. руб./кв. м.

Ценовая динамика на рынке Московской области, как и в столице, привязана к колебаниям в структуре предложения. В городах, где выходит мало нового предложения, цена по мере повышения строительной готовности растет. Напротив, в локациях, где пополнение новым предложением происходит более активно, цена корректируется вниз или стагнирует. В Подмосковье при этом в отличие от столицы не такого значительного притока спроса, в том числе за счет региональных покупателей, поэтому общерыночный рост стоимости минимальный. Темпы прироста цены в подмосковных проектах в среднем замедлились в большей степени, чем в Москве. В столице в большинстве проектов наблюдается стабильный прирост цены на 10-15% по мере повышения строительной готовности, в Подмосковье далеко не во всех комплексах такая положительная динамика.

Также и темпы выхода нового предложения в Подмосковье сократились во многом из-за затоваривания на рынке – объем реализуемого предложения превышает потенциальный спрос, который еще и сокращается из-за оттока части покупателей. В 2016 году и анонсировано было меньше проектов. В отличие от столицы в Подмосковье нет тенденции по ускоренному выведению новых проектов к концу года, которая была связана с грядущими изменениями в ФЗ-214.

Соотношение спроса и предложения в Подмосковье в перспективе может стабилизироваться. Во-первых, замедление темпов выхода нового предложения рано или поздно приведет к тому, что объем вымываемого предложения не будет успевать восполняться, и общий объем постепенно будет сокращаться. Во-вторых, когда в Москве средний уровень цен пойдет вверх, менее платежеспособный спрос снова переместиться в Подмосковье.

Автор: Директор департамента проектов компании Est-a-Tet Владимир Богданюк

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 10 января 2017 > № 2054064 Владимир Богданюк


Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781 Александр Сидоренко

Самый амбициозный проект по строительству 55-этажного небоскреба в центре краевой столицы прославит Хабаровск на всю страну, убеждают авторы проекта. Почему этот проект называют прорывным, что ждет горожан и как изменится облик Хабаровска, сообщил в интервью корр. ИА AmurMedia руководитель проекта Александр Сидоренко, известный в крае как владелец ЗАО "Смена Трейдинг" и председатель ассоциации "Дальлесэкспорт".

— Александр Николаевич, ваш проект претерпел ряд изменений с момента его презентации. Теперь в здании насчитывается не 52 этажа, а 55. Говорят, есть и другие изменения. Так что же изменилось и как это повлияло на сроки окончания строительства и его стоимость? Они поменялись?

— Нет, сроки и цена остались теми же: июль 2018 года и $200 млн. Для нас это принципиально важно: у нас расписан и согласован каждый день и каждый доллар. За минимизацией наших финансовых рисков, к слову сказать, внимательно следят в хедж-фондах.

Теперь о том, что собственно изменилось. В здании действительно стало 55 этажей, потому что в проект зашла международная гостиничная компания Carlson Residor, и понадобилось увеличить этажность. Общая площадь выросла до 120 тысяч кв. метров, а высота здания — до 210 метров.

Изменен проект и в подземной части, специально, чтобы оптимизировать дорожное движение. Есть такое понятие математическая модель движения транспортных средств. Так вот эта модель показала, что ту организацию движения транспортных средств на перекрестке, которую мы планировали, — а мы планировали первоначально автомобильный тоннель на минус втором этаже — можно улучшить. Поэтому тоннель выделен в отдельную конструкцию, не связанную с паркингом, и перемещен на минус шестой уровень. А въезды и выезды в паркинги за счёт рельефа (улица Ленина – это один из холмов Хабаровска) организованы с поверхности дороги и дальше первоначальных отметок: начинаются по улице Калинина чуть выше Уссурийского бульвара и заканчиваются далеко за "Детским миром". Длина тоннеля выросла до 620 метров. Фактически Хабаровск получает не просто тоннель, разгружающий один из напряженных перекрёстков города, а по-настоящему скоростной и современный. Подчеркну, это будет первый в стране скоростной тоннель, построенный на деньги частного инвестора.

— Как сейчас выглядит подземная инфраструктура?

— Напомню, надземная часть – это всего 45% конструкции, а 55% — это подземная инфраструктура. Мы хотим так организовать подземное пространство, чтобы оно соответствовало трем принципам: удобно, безопасно, цивилизованно. Чтобы каждый чувствовал себя под землей максимально комфортно. Поэтому в центральной части минус первого этажа мы разместили фуд-корт, магазины, различные бутики и другие сервисы. Сюда сверху можно спуститься по эскалаторам и на лифтах.

На минус втором этаже, как подсказали нам математические расчеты, лучше всего разместить мощный пассажирский терминал с двумя полосами движения, куда, учитывая выпуклый рельеф на этом участке, можно будет легко заехать прямо с поверхности земли. Пассажирский терминал — это не тоннель, это просто место для въезда и выезда прибывающих в здание людей. Здесь разместятся три автобусных остановки на три автобуса, а люди будут ожидать транспорт не на улице, а в теплом холле центра. Следить за движением транспорта они будут через стеклянные стены и двери и при появлении нужного транспорта просто выйдут на улицу. Думаю, хабаровчане особенно оценят это зимой, в 30-градусный мороз, или летом, к примеру, во время ливня.

Здесь же на минус втором этаже расположены 20 парковочных мест для такси, так называемые taxi stand. Обычно в стандартных центрах такси располагаются прямо возле входа, загораживая обзор и движение, у нас — на расстоянии, в специальных терминалах, как в аэропорту. Будет стоять швейцар, который подскажет, куда надо человеку пройти, чтобы сесть в машину. Все рассчитано так, чтобы в такси могли одновременно сесть 50 человек.

Минус третий, минус четвёртый и минус пятый этажи отданы под паркинг. Это 1855 парковочных мест и самая большая парковка не только на Дальнем Востоке, но и во всей Российской Федерации. При этом мы постарались сделать все, чтобы даже начинающий водитель, с минимальными навыками вождения мог, просто положившись на интуицию, разобраться, куда ему надо двигаться и где парковаться. Никаких сложных зигзагов, ничего заумного, все просто и понятно. Рампы есть, но только на тот случай, если кто-то ошибся этажом и хочет переместиться.

— Как люди будут передвигаться между подземными этажами?

— Учитывая, что на минус первом и минус втором этажах много будет сервисов, магазинов, аптек, супермаркетов, с минус первого до минус пятого этажа сделаны траволаторы, наклонные эскалаторные дорожки, на которые совершенно спокойно может встать человек с тележкой или в инвалидном кресле. Также траволаторам помогают 20 лифтов. Мы уделяем особое внимание самочувствию инвалидов в нашем будущем центре. И не потому что, нас кто-то заставляют строить безбарьерную среду, а потому, что это в первую очередь уважение к человеку.

— Звучит, признаться, как-то пафосно, как лозунг.

— Пусть пафосно, но, поймите, невозможно сделать стоящий проект, если мы будем думать только о деньгах, о площадях, о том, как бы с метра еще получить. Вот траволатор на подземных этажах кого угодно убедит в том, что мы о людях заботимся, особенно когда на улице 30 градусов мороза или 30 градусов жары. Или ливень, дождь — а у нас женщина с прической, на каблучках, в легкой одежде! Она приехала, припарковалась, поднялась наверх на эскалаторе, на лифте, купила все, что захотела, отдохнула, может, встретилась с подругами, сходила в кино — там потом будет шесть кинотеатров — и вернулась в чудесном настроении!

— То есть вы ориентируетесь на женщину за рулем как на своего главного клиента?

— К такому выводу пришли международные аудиторы, которые приезжали в Хабаровск и делали отчет по этому проекту. Они особое внимание уделили тому, во что обуты хабаровчанки. Вот в Москве, по их исследованиям, женщины предпочитают обувь практичную, ближе к спортивной, а в Хабаровске у женщин на ногах обувь fashion, на каблучке. Я, когда услышал, скажу честно, удивился и спросил, мы деньги платили, за то, чтобы вы на ноги женские смотрели? А мне ответили, что обувь многое объясняет. В Москве женщины в большинстве своем ездят в метро, а в Хабаровске — на машинах. А оказывается, 75-80% потока в таких местах, как наш центр, генерируют женщины, и если женщина не сможет спокойно подъехать к нашему зданию, не сможет без проблем припарковаться, то считайте, это здание мертвое. И именно по этой причине столько внимания уделяется качеству строительства и удобству размещения в подземной части.

— То есть маркетологи учитывали особенности женской психологии?

— Не просто женской психологии, а поведения именно женщин города Хабаровска! И обувь — это один небольшой пример, который показывает насколько тщательно велась подготовка, как проект привязывался именно к этому месту, к этому городу, к этим людям, которые здесь проживают. В исследовании есть и описание психотипов, и нюансы в поведении, как должны быть расположены эскалаторы, траволаторы, с какой стороны устанавливать лифты, и какой ширины делать двери. То есть абсолютно все прописано исходя из поведения человека.

— Ваш центр — торгово-развлекательный, чем вы планируете привлечь хабаровчан?

— Помимо уже упомянутых магазинов и кинотеатров там будут смотровые площадки, большое число ресторанов и кафе, 9 банкетных залов, где будут представлены около 35 кухонь мира, и конференц-холл — одним словом, мощнейшая инфраструктура, отвечающая всем запросам жителя большого города, распределенная на 35 этажах. Оставшиеся 20 этажей уйдут под офисы.

— Ваш проект, таким образом, укладывается в концепцию комфортного потребления, которую придумали и успешно претворили на Западе: человек уходит в такой центр и может там пробыть чуть ли не целый день.

— Не забывайте, что при этом ему не придется тратить столько денег, сколько с него запросят в другом месте. Он может спокойно подняться на 55 этаж, сесть возле окна, и никто его выгонять не будет. Ну, может, придется заплатить за чашечку чая или кофе в ресторане.

— А обойдется эта чашечка, случайно, не в зарплату за месяц?

— Послушайте, сейчас дураков нет, и никто не пойдет пить слишком дорогой чай. Невозможно, говоря проще, продать чай, который будет не по карману. Все будет в пределах рынка. И тома сделанных отчетов напоминают, что здесь рынок такой, и надо уложиться в него по себестоимости.

— Поэтому у вас и парковка бесплатная? Маркетологи разъяснили?

— Да. Я тоже сначала не верил, но мне сказали: "Ты пойми, если парковка будет платная, то все будут парковаться где угодно, но не у вас". Поэтому парковка должна быть бесплатная.

— Бесплатная парковка будет генерировать постоянный поток людей, которые, глядишь, и захотят зайти и посмотреть, зайти и посидеть в кафе, а потом просто не захотят оттуда уйти?

— Это называется "не толкать человека, а накрыть перед ним скатерть-самобранку", чтобы он сам выбирал. И мы накроем так, что он выберет то, что ему нужно.

— Ваши конкуренты опасаются, что весь город соберется в вашей башне. Они не зря волнуются?

— Конкуренция, на мой взгляд, всегда идет во благо, потому что позволяет предложить людям лучшее, а наш центр — повышенного качества, поэтому горожане будут к нам ездить на выходные, чтобы полноценно отдохнуть. Или, к примеру, чтобы отметить 50-летний юбилей на 50-ом этаже. Но, думаю, что весь город мы не соберем. Для удовлетворения своих повседневных потребностей люди будут пользоваться услугами близлежащей инфраструктуры.

— Какие всемирно известные бренды хотите собрать под крышей вашего небоскреба?

— Гостиничный бренд Carlson Residor, который уже прописан в нашем здании с 32 по 50 этаж. Есть и другие бренды, но раскрывать их я пока не могу.

— На какой поток посетителей вы рассчитываете и какова пропускная способность подземного тоннеля?

— О потоке покупателей, думаю, говорить пока рано, а вот пропускная способность тоннеля — 1000 машин в час.

— Это реальные цифры?

— Абсолютно. Мы убрали пешеходов, предоставив им роскошное, легкодоступное подземное пространство, и разгрузили этот участок, увеличив пропускную способность в три раза. А объемы выхлопных газов в связи с сокращением времени ожидания на светофоре вообще снижаются до 16 раз зимой и до 8 раз летом.

— То есть помимо всего прочего это еще и "зеленый" проект?

— Я бы сказал, это в первую очередь "зеленый" проект, потому что в современном мире у уважающих себя проектировщиков к проекту обязательно должен быть приложен сертификат по международному стандарту. Сертификат гарантирует соответствующий нормам уровень воздействия на окружающую среду, на близлежащие здания и качество жизни жильцов в этих зданиях. Он свидетельствует о высоком качестве проектирования строительства и качестве жизни, и делается не в последнюю очередь для того, чтобы привлечь крупных инвесторов. Мы не называем имена, но нашим проектом заинтересовались крупные международные банки, которые никогда не войдут в проект, если здание не будет сертифицировано. То есть так мы подтверждаем готовность заботиться о людях, и у нас есть целая команда, которая за это отвечает и за этим следит.

— А вас не смущает, что жильцы в это время на вас жалуются, отказываясь жить по соседству с небоскребом?

— Это нормально.

— Вы думаете, что победите со временем их недоверие и скепсис?

— "Победить" — слово не совсем уместное в этом случае, это же не сражение. Мы думаем, что они со временем изменят свое мнение. Когда мы строили фитнес-клуб "Глобал", все жители близлежащих домов просто ревом ревели, так им не нравилась наша стройка. Но когда они увидели, что взят высокий темп, стройка идет, они все успокоились и замолчали, и закончили мы просто изумительно, а у них квартиры на 30% подорожали.

— То есть и такой поворот вы тоже учли?

— Конечно. Жилье в этом районе возрастет в цене, потому что это место станет престижным.

— Как вы относитесь к тому, что о вашем проекте говорят, что он нерентабельный, а злые языки даже окрестили его Нью-Васюки?

— Что я могу сказать? На вкус и цвет товарища нет, а на каждый роток не накинешь платок. Есть частное мнение, а есть компетентное мнение международных специалистов, которое высоко ценится в мировом сообществе. Давайте мы построим центр, а потом вы сами скажете, что это: обман или реальный проект, который прославит Хабаровск на всю страну.

— Есть проекты в нашей стране или за рубежом, сопоставимые с вашим детищем?

— Довольно сложно их назвать, потому что у нас в единую конструктивную схему включены само здание, тоннель, подземный паркинг на 1855 машиномест, подземный пешеходный переход, городские магистральные сети, которые также инсталлированы в структуру подземной части. И все это выполнено на высокотехнологичном уровне, так что в целом наш проект — вызов мировой инженерной мысли, что, на мой взгляд, особенно важно для Хабаровска.

— А почему это должно быть так важно для Хабаровска?

— Не только из соображений престижа, но еще, наверное, и потому, что согласно докладу ООН к 2025 году 80% населения Земли будет жить в городах. Хотим мы того или не хотим, но количество людей, проживающих в сельской местности, с ростом производительности сельскохозяйственных машин будет сокращаться. И они пойдут, конечно, в города. Так вот те города, которые подготовятся к этому моменту, которые научатся этим вызовам отвечать, и будут истинными столицами. И это в полной мере касается и Дальневосточного федерального округа. Мы, может, немного опережаем события, но задаем очень высокую планку качества жизни — жизни в ближайшем будущем.

Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781 Александр Сидоренко


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028587 Бауржан Мамыталиев

Фонд недвижимости «Самрук-Қазына»: перезагрузка

Как решается квартирный вопрос казахстанцев

Стереотипы, возникшие в «золотые» 2000-ые, когда считалось, что крыша над головой — это уже показатель достатка, сегодня действительно уходят в прошлое. Ключи от квартиры, бесспорно, по-прежнему, желанное приобретение, но нет того щемящего осознания недоступности квадратных метров. Появилась масса различных инструментов покупки жилья, государственные программы, которые, нужно признать, постоянно совершенствуются. За 25 лет независимости в Казахстане построено 113,2 млн. кв. метров, собственными квартирами обзавелись более миллиона казахстанцев. Сколько еще готовятся отпраздновать новоселье — об этом в беседе корреспондента центра деловой информации Kapital.kz с Председателем Правления АО «Фонд недвижимости «Самрук-Қазына» Бауржаном Мамыталиевым.

-Бауржан Джаймурзынович, согласитесь ли Вы с тем мнением, что доступное жилье сегодня уже давно не миф, а реальность, как бы пафосно это не звучало?

-Потребность в крыше над головой есть у каждого гражданина. И любое уважающее себя государство старается удовлетворять эти нужды. В Казахстане даже в самые трудные годы реализовывались различные жилищные программы. И сегодня существует порядка десяти механизмов — через Жилстройсбербанк, Казахстанскую ипотечную компанию, акиматы — обзавестись собственным жильем за счет государства. В реализации двух из них — строительстве коммерческого и арендного жилья — участвует и АО «Фонд недвижимости «Самрук-Қазына». Если вспомнить историю создания Фонда, то все начиналось в непростом 2009 году, когда правительству пришлось оперативно решать проблемы дольщиков, и в качестве антикризисного института был создан Фонд недвижимости «Самрук-Қазына». На выделенные 200 млрд. тенге за три года по республике было сдано в эксплуатацию порядка 70 жилых и офисных объектов.

Правительственная антикризисная программа не только решила проблемы дольщиков, но и внедрила качественно новые стандарты жилья, снизила ставки по ипотечным кредитам и стабилизировала цены на недвижимость. Что касается дня сегодняшнего: принимать новые финансовые инструменты, существенно оптимизирующие налоговую позицию, в кризис, который мы наблюдаем сегодня, особенно актуально. С 2012 года Фонд направляет свои возможности и ресурсы на реализацию программы «Доступное жилье-2020», которая позже вошла в Программу развития регионов до 2020 года.

Отмечу, Фонд недвижимости «Самрук-Қазына» строил там, где присутствие государства было необходимо в силу особой значимости проектов, а также когда у частных застройщиков не хватало средств или они попросту боялись рисковать.

-Давайте детальнее пройдемся по условиям Программы развития регионов до 2020 года, в чем ее очевидные преимущества?

— Начнем, пожалуй, с организационных моментов, которые, согласитесь, имеют большое значение для участников Программы. Впервые в стране мы внедрили электронную систему подачи заявок для получения квартир. Инновационный веб-проект позволяет обеспечить справедливость и прозрачность процесса, никаких очередей, блата и прочих пережитков решения квартирного вопроса. Следует также отметить, что в рамках данной Программы арендное жилье предоставляется очередникам, с последующим выкупом или путем прямой продажи. Этот новый для страны инструмент был впервые использован ФНСК в кризисные годы и пришелся кстати для тех, кто хочет платить аренду за свое собственное будущее жилье.

Стоимость арендного платежа за 1 кв. метр по объектам Астаны, Алматы, Актау и Атырау варьируется от 1600−1700 тенге, в других регионах 1300−1400 тенге. Выгода для потенциальных покупателей не только в адекватной цене. Главное то, что дома строятся на деньги, выделяемые Фондом недвижимости «Самрук-Қазына», а это является дополнительной гарантией того, что мы не просто несем ответственность за обязательства перед участниками Программы, мы также стараемся сделать проживание в квартире, купленной посредством участия государства, максимально комфортным. Доходы населения растут, потребности в жилье, соответственно, тоже.

И отрадно, что создаются условия, при которых каждый может выбрать наиболее подходящий для себя вариант справить новоселье. Да, одни вынуждены довольствоваться съемной квартирой, но с нашей помощью это будет дешевле и эффективнее, потому что все проблемы жильцов обсуждаются на регулярных встречах с руководством. Фонд, следуя принципам социальной ответственности, не ограничивается сдачей объектов и заключением договоров, а, будучи собственником помещений, готов решать насущные вопросы своих арендаторов. Одним из примеров такого отношения является то, что Фонд добился снижения с 2017 года налоговой ставки на жилье для арендаторов Программы развития регионов до ставок для физических лиц. С этой инициативой ФНСК выступил еще в 2013 году, когда согласно изменениям в налоговое законодательство на арендаторов с последующим выкупом легло обязательство по уплате налога по ставке юридического лица, а это 1,5% от себестоимости жилья. В 2015 году в Налоговый кодекс были внесены изменения, которые позволили создать специальный Перечень юридических лиц, исчисляющих налоги по ставкам физических лиц. Однако, тогда налог снизили лишь для арендаторов АО «КИК».

Мы посчитали своим долгом добиться для своих арендаторов аналогичных условий, и, благодаря многочисленным переговорам с госорганами, вопрос решился положительно. Другими словами, как собственник квадратных метров, Фонд берет на себя достаточную нагрузку и справляется с ней. Возможно, это в какой-то степени сказалось на популярности Программы развития регионов у населения, в рамках реализации которой Фондом недвижимости, на сегодняшний день заключены договора финансирования 15 объектов в 12 регионах страны.

-Каким был уходящий год для Фонда недвижимости «Самрук-Казына»?

-2016 год можно без преувеличения считать для Фонда недвижимости «Самрук-Қазына» прорывным. Фонд стал одним из операторов реализации программы инфраструктурного развития «Нұрлы жол». Глава Государства отметил необходимость пересмотра подходов к строительству и предоставлению доступного жилья населению. В непростой экономической ситуации назрела необходимость оказать максимальное содействие компаниям, которые возводят жилые дома. Так, ФНБ «Самрук-Қазына» предоставляет заемные средства Фонду недвижимости, и мы, в свою очередь, финансируем строительство на основе государственно-частного партнерства.

Другими словами, цель государственной программы инфраструктурного развития «Нұрлы жол» — укрепить строительный сектор через поддержку частных застройщиков. А те, в свою очередь, должны максимально насытить рынок качественными, приемлемыми по цене и оперативно построенными квадратными метрами жилья. У перспективных строительных компаний появляются возможности не только реализовать жилье и вернуть деньги Фонду на поддержание новых проектов, а также создать новые рабочие места. Всего по программе «Нұрлы жол» Фондом недвижимости уже одобрено 12 проектов в 4 регионах страны — в городах Астана, Алматы, Восточно-Казахстанская, Карагандинская области, на общую сумму 121,7 млрд. тенге, из которых доля Фонда недвижимости составляет 96,5 млрд. тенге с площадью жилья свыше 411 тыс. кв. метров.

-О том, кто может претендовать на успешное участие в Программе «Нұрлы жол», рассказано немало. И все-таки, хочу спросить, есть ли какие-либо конкретные ограничения, не позволяющие приобрести жилье через ФНСК?

-Каких-либо условий или ограничений по приобретению квартир нет. Государство определяет правила лишь для застройщиков, гражданам же квадратные метры реализуются без посредников. На коммерческое жилье может претендовать любой казахстанец. Цены также ниже рыночных: минимальная цена квартир для Алматы, Астаны и их пригородных зон, Атырау и Актау составляет 258 тысяч тенге за 1 кв. метров, максимальная — 288 тысяч, для других регионов — 215 и 240 тысяч тенге соответственно. Активизация рынка недвижимости, стабилизация цен, стимулирование рынка стройматериалов, качественное жилье — все эти направления являются для Фонда недвижимости приоритетными. Как показала практика, весь инструментарий, предложенный Фондом застройщикам, оказался востребованным и своевременным, а условия программы «Нұрлы жол» — справедливыми.

-Что касается качества возводимого в рамках государственных программ жилья, какие здесь успехи?

-Сегодня уже возводятся крупные объекты по так называемой универсальной домостроительной системе. С успехом применяются и различные энергоэффективные, энергосберегающие технологии и материалы, обладающие минимальным весом, сейсмоустойчивостью, ударо- и жаропрочностью. Фонд все больше инвестирует в строительство с применением «зеленых» технологий, а также внедрение инноваций в строительную отрасль. Отмечу, что на сегодняшний день ФНСК реализует в Астане амбициозный проект «Зеленый Квартал» — единственный объект на территории СНГ, который будет сертифицирован по стандарту LEED Американского Совета по Зеленому Строительству, что подразумевает застройку с учетом экологических, энергосберегающих условий. Проект завершится до начала ЭКСПО. А результаты, полученные от его реализации, позволят Фонду стать одной из высокотехнологичных компаний, и как члену большой семьи «Самрук-Қазына», внести значимую лепту в достижение целей «Стратегии-2050».

-Ну, и стандартный вопрос, какие задачи стоят перед Фондом недвижимости в будущем году?

— 2016 год, без преувеличения, можно назвать эффективным для компании как в реализации госпрограмм жилищного строительства, управлении активами, так и в деятельности самого Фонда. Проведен ребрендинг компании, запущен новый сайт, колл-центр для организации консультаций, введены новые подходы в ведении бизнес-процессов.

Что касается следующего года Фонд недвижимости намерен и дальше вести последовательную работу, направленную на повышение эффективности своей деятельности, увеличение долгосрочной добавленной стоимости, оптимизацию административно-управленческих функций. В 2017 году ФНСК войдет в Программу трансформации группы компаний ФНБ «Самрук-Қазына». К слову, в настоящее время, в целях определения путей дальнейшего развития Фонда недвижимости «Самрук-Қазына» ведется работа по разработке стратегии компании, отбираются лучшие консультанты из числа известных международных организаций, McKinsey, Boston Consulting Group, PricewaterhouseCoopers, Ernst & Young, KPMG, Jones Lang LaSalle, Colliers и CBRE. И это будет еще один шаг к формированию компании высокого уровня, надежно обеспечивающей жилищный тыл казахстанцев.

-Бауржан Джаймурзынович, благодарю Вас за беседу, успехов!

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028587 Бауржан Мамыталиев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 26 декабря 2016 > № 2027709 Мария Жукова

Правила съема

Итоги и перспективы рынка аренды жилья Москвы

Кто не может купить квартиру, тот ее снимает! Год на московском рынке аренды квартир завершается стабилизацией спроса, предложения и цен. О тенденциях этого сегмента в блиц-интервью «СГ Онлайн» рассказала директор компании «Миэль-Аренда» Мария ЖУКОВА.

«СГ Онлайн»: Подводя итоги года, как бы Вы в целом охарактеризовали то, как рынок городской аренды прожил этот год?

Мария Жукова: На рынке аренды квартир в этом году продолжились и укрепились тенденции, наметившиеся еще в прошлом. Во-первых, произошло сближение спроса и предложения. С началом общеэкономического кризиса, на протяжении всего 2014 г. и до середины 2015 г. мы наблюдали максимальное расхождение между количеством квартир, предлагаемых в аренду, и желающих их арендовать – квартир в аренду поступало в 4-5 раз больше, чем появлялось новых арендаторов. С конца 2015 года ситуация начала выравниваться. Весь 2016 год спрос постепенно подрастал, арендаторы возвращались на рынок; предложение, наоборот, сокращалось. Прошлым летом впервые за несколько лет спрос и предложение уравновесились и достигли точки соприкосновения. Этот год мы завершаем с превышением количества потенциальных арендаторов над представленным на рынке объемом квартир – более чем в 1,3 раза.

«СГ Онлайн»: Какие объекты сегодня стали наиболее востребованными, что изменилось в этом плане?

М.Ж.: Как и прежде, порядка 80-85% всех арендаторов на рынке городской аренды ищут квартиру в сегменте экономкласса. Например, каждый второй арендатор обращается к нам с запросом подобрать объект от 25 до 40 тысяч рублей в месяц (доля таких арендаторов составляет 50-55% от общего спроса). На втором по востребованности месте находятся квартиры по цене от 40 до 70 тысяч рублей в месяц – на них приходится около четверти запросов (25-26%). Самые бюджетные объекты, в пределах 25 тысяч рублей в месяц, востребованы только 12% арендаторов.

И традиционно максимальным спросом пользуются однокомнатные и двухкомнатные квартиры (на них приходится по 44-47% запросов арендаторов). Причем спрос на «однушки» и «двушки» превышает предложение на 35-45%.

«СГ Онлайн»: Как на фоне кризисных явлений изменились арендные ставки?

М.Ж.: Этот год показал колебания средних показателей стоимости найма плюс-минус 1-1,5% в месяц. Общее снижение опять же средних цен можно увидеть на примере квартир экономкласса: так, за год средняя стоимость найма однокомнатных квартир снизилась на неполный 1%, двухкомнатных – почти на 3%, трехкомнатных – на 4%.

Еще одно заметное событие касается средней стоимости найма «однушек» экономкласса – в этом году впервые за 5 лет она опустилась ниже отметки 30 тыс. рублей в месяц. К концу года она все еще составляет 29,5 тыс. руб./мес.

«СГ Онлайн»: Наверное, и скидки на квартиры стали больше, арендаторам стало легче торговаться?

М.Ж.: На самом деле, это большой миф, что сейчас, в условиях общеэкономической нестабильности, арендатору легко получить большую скидку при найме квартиры. Ликвидные объекты остаются ликвидными в любых условиях. И собственники, как и прежде, не очень охотно идут на снижение цены, но в ряде случаев идут – в зависимости от правильно проведенных переговоров, характеристик объекта, жизненных обстоятельств и т.д. Скидки по каждому конкретному объекту индивидуальны, по практике не превышают 10-15% от стоимости объекта.

«СГ Онлайн»: Как вообще изменились собственники и арендаторы, есть ли какие-то новые тенденции в спросе-предложении?

М.Ж.: Что касается собственников и арендаторов, то можно отметить такие изменения: на фоне большого изобилия квартир, предлагаемых в аренду, арендаторы стали более требовательны при выборе арендуемого жилья, стали более придирчиво выбирать подходящий вариант. При этом собственники стараются идти навстречу клиентам, например, предоставляют рассрочку при внесении залога (обеспечительного платежа, или, как его еще называют, депозита).

Есть и такая тенденция, как частичная переориентация собственников и арендаторов на интернет. Раньше все же больше клиентов обращалось в риэлторские агентства, поскольку не было такого количества бесплатных интернет-ресурсов по недвижимости. Особенно это заметно на рынке загородной аренды.

«СГ Онлайн»: Как, по Вашим прогнозам, будет развиваться ситуация в дальнейшем?

М.Ж.: Прогнозировать дальнейшее развитие событий на рынке аренды квартир очень сложно. Все зависит от макроэкономических факторов. Пока мы не видим предпосылок для каких-то серьезных колебаний спроса, предложения или цен. Скорее всего, и в следующем году средние цены найма квартир будут колебаться в том же диапазоне 1-1,5%.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 26 декабря 2016 > № 2027709 Мария Жукова


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 26 декабря 2016 > № 2025310 Алена Дерябина

Новые тренды девелоперского рынка

«Рынок стал жестче, конкуренция — выше, покупатели — требовательнее». Глава ЗАО «Дон-строй Инвест» Алена Дерябина рассказывает о результатах уходящего года и впечатлениях отрасли

Как строительная отрасль провожает уходящий год? О новых трендах на девелоперском рынке Москвы, итогах 2016-го и планах на будущее рассказывает генеральный директор ЗАО «Дон-строй Инвест» Алена Дерябина:

Ну что, год фактически закончился. Давайте подведем предварительные итоги

Алена Дерябина: На самом деле, 2016 год для нас и, я думаю, для многих наших коллег, был все-таки особенно удачным, потому что все наши пессимистические прогнозы не оправдались. И объем продаж прогнозный по этому году у нас составит порядка 150 тысяч квадратных метров, а объем выручки по тем договорам, которые мы заключили, — порядка 32 млрд рублей. По большому счету, знаете, у нас сейчас принято сравнивать с предыдущим годом, рапортовать об удачах, хотя у всех 2015 год был не особо доходным. По-хорошему, надо сравнивать с 2014 годом, когда декабрь нам преподнес большой сюрприз не по нашей, в общем-то, заслуге, и у нас были действительно колоссальные продажи — у всех застройщиков. Так вот, даже по сравнению с 2014 годом наши продажи в метрах выросли.

И как распределяется эта выручка? Куда вы, собственно, деньги направляете?

Алена Дерябина: Мы, в общем-то, традиционно занимались тем, что заботились не только о сегодняшнем дне, но и в основной, конечно, массе о завтрашнем. И поэтому порядка 13 млрд рублей в этом году мы направили на строительство, порядка 7 млрд рублей — на то, чтобы заниматься предпроектной работой по новым перспективным площадкам. По большому счету, задел за этот год — это дополнительно более 3 млн квадратных метров, то, что компания будет осваивать в ближайшие несколько лет.

Я, готовясь к этому интервью, посмотрела ваши показатели 2010 года, когда вы возглавили «Донстрой» после, скажем так, посткризисной реорганизации. Получается, что у вас рост портфеля в десять раз?

Алена Дерябина: В 2010 году портфель нашей компании состоял в основном из недостроенных домов. Это были пять жилых комплексов общей площадью порядка 800 тысяч квадратных метров. Сегодня все эти объекты достроены. Более того, мы построили еще большое количество домов. Всего с 2010 года мы смогли ввести в эксплуатацию 1 млн 200 квадратных метров жилья и передали нашим покупателям более 6 тысяч квартир. Помимо жилых домов мы достаточно активно строили социальные объекты, которые точно так же введены уже и переданы городу. Сегодня у нас в стройке, в активной стадии строительства находится почти 3 млн квадратных метров, и еще более 4 млн квадратных метров в разработке, то есть общий портфель компании на текущий момент времени составляет 8,5 млн квадратных метров. По итогам шести лет мы нарастили портфель более, чем в десять раз. Мы собрали выручки порядка 140 млрд рублей, сформировали такой портфель проектов, который в перспективе среднесрочной позволит дополнительно заработать компании около 260 млрд рублей. В моем понимании это, пожалуй, главная удача последних шести лет.

Хорошо, а кредитная нагрузка? Мы не можем, раз мы беседуем с вами на Business FM, не поговорить об этом аспекте девелоперской деятельности. Какие изменения происходят с ней?

Алена Дерябина: За шесть лет мы смогли погасить порядка 50 млрд рублей, и те кредиты, которые у нас есть, мы обслуживаем в соответствии с графиками, которые абсолютно синхронизированы с графиками поступлений по выручке. Последние три года мы не привлекаем ни копейки заемных средств. Работаем только на тех оборотах, которые, в общем-то, сами и зарабатываем.

Как вы в целом оцениваете изменения, произошедшие с рынком?

Алена Дерябина: Рынок стал жестче, конкуренция — выше, покупатели — требовательнее. Это то, что заставляет нас всех находиться в тонусе, улучшать качество продукта. От этого, безусловно, выигрывает конечный покупатель продукта. Поэтому мне кажется, что эволюционный рост и взросление рынка налицо.

Вернемся все-таки к десятикратному росту вашего портфеля. За счет чего он произошел? Вы берете большие проекты?

Алена Дерябина: Мы, в общем-то, пересмотрели свою стратегию в отношении тех проектов и тех площадок, которые мы осваиваем. Благо сам город в лице правительства Москвы нас всех к этому подтолкнул, переориентировав несколько лет назад на то, чтобы мы обращали внимание на промышленные территории. Исходя из этого, мы поняли, что наши трудозатраты на администрирование, на реализацию проектов точечной застройки и промышленных территорий, безусловно, отличаются, но не настолько существенно и не настолько драматично для того, чтобы не заниматься промышленными территориями. И у нас реализуются в основной массе сегодня в портфеле все-таки промышленные площадки, достаточно крупные. Да, по ним гораздо больший период подготовки исходно разрешительной документации и всех необходимых обоснований, но как результат вы получаете территорию, абсолютно сбалансированную внутри, — и с точки зрения социальной среды, и с точки зрения инфраструктуры, и с точки зрения баланса мест, труда и мест размещения.

Давайте возьмем, к примеру, ваш проект «Символ». Что же там такого интересного для вас, для рынка и для конечного потребителя?

Алена Дерябина: Проект «Символ» — это комплексная застройка промышленной территории бывшего завода «Серп и Молот». Это порядка 60 гектаров земли. На сегодняшний день мы одновременно возводим две очереди строительства, одновременно эти очереди и продаем. Более того, мы в одной из этих очередей уже закончили литье монолита одного из корпусов. Рассчитываем, что к концу следующего года уже введем его в эксплуатацию. На такую большую территорию мы бы, наверное, одни не решились замахнуться. Помогло то, что по результатам международного конкурса у нас появились очень интересные партнеры в лице английских компаний — LDA Design и UHA. Они помогли нам разработать мастер-планы и дизайн-код всей территории, на которой присутствует не только коммерческое жилье, но и колоссальный объем инфраструктуры — не только социальной, но и вообще жизненно необходимой. Колоссальное количество озелененных территорий. Это целая зеленая река, пронизывающая все 60 гектаров с запада на восток, абсолютно новая транспортная сетка, то есть, по сути дела, новый транспортный скелет этой территории. И тот продукт, который там сегодня рождается, я думаю. будет своего рода эталонным образцом для тех проектов, которые будут реализовываться чуть позже нас или одновременно с нами. Нам удалось совместно с МГТУ имени Баумана заключить соглашение о том, что одним из образовательных учреждений на этой территории будет лицей под патронажем данного университета. Мы искренне считаем, что наши технические специалисты всегда будут востребованы, а в завтрашнем дне это понадобится еще больше, поэтому дети, которые будут жить на нашей территории, смогут и учиться, получать одновременно образование и, может быть, иметь чуть больше преференций при поступлении в такое солидное учреждение.

Ну и в финале пара новогодних пожеланий от компании «Донстрой»

Алена Дерябина: Если бы такое волшебство было в моих силах, я бы хотела, чтобы все люди могли себе позволить жить в хорошем, новом, очень качественном доме.

Валерия Мозганова

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 26 декабря 2016 > № 2025310 Алена Дерябина


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2027710 Вениамин Голубицкий

Будем партнерами

ГЧП в жилищном строительстве — это необходимость. Как для бизнеса, так и для государства

С каждым годом в России растет число проектов, реализуемых на условиях государственно-частного партнерства (ГЧП). Однако большинство долгосрочных соглашений с бизнесом государство сейчас заключает в энергетической, коммунальной и транспортной сферах. Между тем, по мнению президента группы компаний «КОРТРОС» Вениамина ГОЛУБИЦКОГО, ГЧП необходимо развивать, прежде всего, для строительства доступного жилья. И базисом развития ГЧП в сфере жилищного строительства, по его словам, являются проекты комплексного развития территорий (КОТ). Такие проекты, помимо квадратных метров, создают новые рабочие места, генерируют дополнительные налоговые поступления, стимулируют развитие предприятий различных отраслей экономики. О необходимости и потенциале такого сотрудничества один из ведущих девелоперов России подробно рассказал «СГ».

«СГ»: Какую роль сейчас играет ГЧП в развитии жилищного строительства в стране?

Вениамин Голубицкий: К сожалению, ГЧП в сфере жилищного строительства пока крайне редкая форма взаимодействия, а реально осуществленных проектов — единицы. Объяснение простое: в России до сих пор, несмотря на очевидную потребность в развитии этого инструмента, нет четкой модели взаимодействия между девелоперами и госструктурами. Однако нужно отметить, что это направление деятельности, скорее всего, никогда и не станет массовым, ведь для активного использования ГЧП строительные компании должны обладать значительными ресурсами. Начнем с того, что для активного использования этой формы сотрудничества нужно иметь соответствующую компетенцию и специалистов. Занятие это весьма дорогостоящее, поэтому средние и мелкие компании такой деятельностью не занимаются.

Если же говорить о существующей практике использования ГЧП в жилищном строительстве, то, в основном, она сосредоточена сейчас на реализации крупных проектов КОТ. По большому счету, именно для таких проектов ГЧП и необходимо. Ведь такие проекты, как правило, реализуются на земельных участках, находящихся за пределами городов, а значит, при их реализации остро стоят вопросы создания инженерной, социальной и транспортной инфраструктур, что может негативно повлиять на экономику всего девелоперского проекта. Проще говоря, если вся эта инфраструктура — прокладка новых дорог, тепловых и электрических сетей, возведение школ и т. д. — «повиснет» на инвесторе, это неминуемо приведет к существенному удорожанию объекта. Такая затратная статья в одиночку бизнесом реализована быть не может! Государство может и должно участвовать в этом, но оказывать поддержку бизнесу только в тех случаях, когда будет уверено в том, что бизнес будет содействовать ему в решении насущных задач. Здесь можно говорить о предоставлении жилья отдельным категориям граждан, решении вопроса по переселению людей из аварийного и ветхого жилья, в целом о создании общегородской инфраструктуры. Именно поэтому сомнений в том, что ГЧП в сфере жилищного строительства будет активно развиваться, у меня никаких нет. Как государство не в состоянии самостоятельно решить все задачи в области жилищного строительства, так и бизнес не может в одиночку реализовывать масштабные проекты! Поэтому ГЧП в вопросах жилищного строительства — это необходимость. Как для бизнеса, так и для государства.

«СГ»: А кто, на ваш взгляд, должен выступать инициатором будущего партнерства?

В.Г.: На Западе инициатором таких проектов выступает, как правило, бизнес, исходящий из своих планов стратегического развития на определенных территориях или в тех или иных сегментах экономики. В России главный инициатор ГЧП — органы власти, и от их понимания исключительной важности таких проектов зависит очень многое. У нас, например, есть успешный опыт взаимодействия с органами власти в Свердловской области, где инициатива исходила от главы региона, и где впервые в России на региональном уровне стали принимать долгосрочные программы реализации комплексных инвестиционных проектов. Именно поэтому наш проект КОТ «Академический» в Екатеринбурге, рассчитанный на 325 тыс. человек, по праву можно назвать первым успешным проектом ГЧП в сфере жилищного строительства. Проекты такого масштаба возможны только в формате ГЧП. Девелоперы просто не смогут планировать свою работу без тесной взаимосвязи и согласованной позиции региональных и муниципальных властей, а порой и федеральных органов власти. Без четкого посыла, что регион заинтересован в развитии того или иного проекта, начать строительство невозможно. Ведь и инвестору, и государству необходимо понимать, о каких объемах строительства идет речь, какие ресурсы необходимы, как лучше всего обеспечить загрузку региональных мощностей, связанных со строительным комплексом, и какую отдачу получит регион в виде налогов. Наш «Академический » именно потому и стал успешным, что взаимопонимание между властями разного уровня — муниципальными, региональными, федеральными — и бизнесом было и остается полным, а выгода от реализации проекта общей.

«СГ»: И в чем конкретно может выражаться выгода сторон?

В.Г.: ГЧП выгодно всем его участникам. Бизнес от реализации проекта, естественно, получает прибыль, муниципалитет — возможность повысить качество жизни населения и свою инвестиционно-социальную привлекательность, а федеральные власти — действенный механизм решения пресловутого «квартирного вопроса». Государство в целом получает еще и мультипликативный эффект от реализации таких проектов: налоговые отчисления в бюджеты всех уровней, создание новых рабочих мест (как на этапе строительства, так и эксплуатации объектов), увеличение обеспеченности квадратными метрами на одного человека, возможность расселения людей из аварийного и ветхого жилья и др. Частно-государственный тандем привлекателен еще и в том плане, что он позволяет четко разграничить ответственность и фиксирует взаимные обязательства участников проекта. Иначе говоря, бизнес знает, что он отвечает, допустим, за подготовку участков под массовое жилищное строительство, муниципалитет — за транспортное сообщение и т. д. Все обязанности задокументированы.

«СГ»: Но не стоит забывать, что и для девелопера участие в ГЧП является неким имиджевым инструментом, так сказать, показателем надежности компании…

В.Г.: Да, безусловно. Участие частной структуры в проектах с использованием инструментов ГЧП свидетельствует о ее соответствующей компетенции. К тому же, любое ГЧП предполагает подписание соответствующих юридических документов. Это касается всех без исключения субъектов: областей, городов, муниципалитетов. Естественно, что перед подписанием девелопер и предлагаемый им проект тщательно проверяются на финансовую устойчивость, наличие опыта, соответствие другим критериям.

«СГ»: В строительстве каких видов жилья ГЧП может сыграть наиболее важную роль?

В.Г.: Сейчас реализация проектов на основе ГЧП идет, в основном, лишь в сегменте доступного жилья. Между тем, проекты КОТ затрагивают все типы недвижимости, и предназначены для всех категорий населения, так как направлены, в первую очередь, на создание общей инфраструктуры и формирования нового качества жизни.

Цитата в тему

ПРЕЗИДЕНТ ГРУППЫ КОМПАНИЙ «КОРТРОС» ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: «Реализация проектов комплексного освоения территорий возможна только в формате государственно- частного партнерства. А ГЧП, в котором остается «Ч», а «Г» пропадает, — бессмысленно»

Кстати

20 МЛРД РУБЛЕЙ из федерального бюджета будет выделяться ежегодно, вплоть до 2020 года, на обеспечение необходимой инфраструктурой земельных участков, на которых будут реализовываться проекты комплексного жилищного строительства. Первые 66 проектов из 33 регионов страны, которые получат финансовую поддержку уже в следующем году, были отобраны на днях Минстроем России. По словам главы ведомства Михаила Меня, средства будут направлены на субсидирование процентной ставки по кредитам на строительство коммунальной инфраструктуры, а также в качестве прямых субсидий — на социальную и внутриквартальную транспортную инфраструктуру.

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2027710 Вениамин Голубицкий


Россия > Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2014593 Вячеслав Кравченко

Вячеслав Кравченко дал интервью "Российской газете".

В России скоро начнется активная фаза реформы рынка тепла: вместо регулирования тарифов на местном уровне будет установлен предельный уровень цены для потребителей. Это позволит установить экономически обоснованные тарифы, привлечь в отрасль инвестиции и сократить период отключения горячей воды летом до двух-трех дней.

Об этом в интервью "Российской газете" рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко.

Вячеслав Михайлович, какие предпосылки были к проведению этой реформы?

- Текущая система регулирования тарифов, построенная на покрытии необходимых затрат производителей, привела к дискриминации эффективных теплоэлектростанций, некогда признанных одним из главных достижений советской энергетики, в пользу локальных котельных с более дорогой выработкой тепла.

В итоге фактически появилось двойное перекрестное субсидирование. Затраты электростанции на выработку тепла начали перекладываться на промышленных потребителей, поскольку для населения нельзя еще больше поднять тариф. То, что не покрывалось этим ростом, перекладывалось на электрику. Получается двойная нагрузка на промышленность в части роста тарифов.

Эта ситуация поставила промышленные предприятия перед выбором: либо строить собственную котельную, что в большинстве случаев дешевле, либо продолжать платить по завышенному тарифу. И многие выбрали первый вариант.

Как следствие, число маленьких котельных, сжигающих природный газ, с 2000 года выросло в полтора раза, число коммунальных котельных - на 20 процентов. Ежегодный пережог топлива составляет около 37 миллионов тонн условного топлива, по нашим данным, это около ста миллиардов рублей в год.

Сейчас эти средства заложены в тарифы на тепло и электроэнергию. Фактически ресурсы расходуются впустую.

Кроме того, из-за нерационального подхода к теплоснабжению аварийность в теплосетях в отопительный период за последние пять лет выросла на 45 процентов, общие потери тепла в России в три раза выше, чем в сопоставимых по климатическим условиям странах, например в Финляндии.

И все это в условиях, когда на тепло приходится в среднем половина платежки населения за коммунальные услуги.

Что изменится с реформой рынка тепловой энергии?

- Одно из ключевых изменений - появление единого центра ответственности за развитие систем теплоснабжения и качество услуги для каждого потребителя - единой теплоснабжающей организации (ЕТО). Она сможет заключать договоры на поставку тепла с наиболее эффективными источниками по свободной цене, при этом потребителя защитят от завышенных цен.

Так, на несколько лет вперед будет установлен "потолок" в виде цены "альтернативной котельной". Принцип этого тарифа прост: ниже можно, выше нельзя.

В регионах, где нынешняя цена на тепло выше цены "альтернативной котельной", изменения произойдут быстро: там текущая цена замораживается. Если же цена в регионе ниже, то, по нашим расчетам, рост будет на уровне инфляции плюс один-два процента.

При этом резкого повышения цен не ожидается: исходя из законопроекта, регион сможет установить переходный период на срок до десяти лет.

Не опасаетесь ли вы ситуации, что менее эффективные котельные начнут подавать иски в Федеральную антимонопольную службу к доминирующим на рынке ЕТО?

- Теоретически это возможно, но мы полагаем, что подобного рода требования вряд ли будут удовлетворяться.

Предположим, есть два источника тепловой генерации, и на одном тариф 800 рублей, на втором - полторы тысячи. Логично, что загружать будут тот, что дешевле. Поэтому, с нашей точки зрения, решения необходимо принимать, исходя из экономической целесообразности.

Ликвидировать перекрестное субсидирование в этой ситуации реально?

- Там, где действующий тариф уже выше цены "альтернативной котельной", перекрестного субсидирования как такового нет. Там, где тариф ниже цены "альтернативной котельной", понадобится время, чтобы довести ее до надлежащего уровня.

Кроме того, в каких-то регионах можно будет отменить так называемый режим вынужденной генерации по теплу (когда электростанция не нужна для выработки электрической мощности, но ее нельзя остановить, потому что от нее зависит теплоснабжение), и потребители будут платить меньше за электроэнергию.

Каков сейчас объем инвестиций в отрасль, и насколько он изменится с окончательным внедрением новой модели рынка?

- Отрасли нужен колоссальный объем средств на модернизацию. По самым скромным оценкам, до 2025 года потребуется 2,5 триллиона рублей.

Для сравнения: в настоящее время среднегодовые объемы инвестиций в теплоэнергетику и центральное теплоснабжение составляют до 90 миллиардов рублей, и их объем продолжает сокращаться. Обеспечить финансирование и привлечение инвесторов смогут лишь прозрачные четкие долгосрочные правила работы, которые устанавливает законопроект.

Какова доля поселений, где сегодня тариф выше, чем цена "альтернативной котельной"?

- На сегодняшний день пятая часть всех потребителей существенно переплачивает по сравнению с предварительно рассчитанной ценой "альтернативной котельной". Теоретически для них уже сейчас можно было бы заморозить или снизить тариф.

Совокупный коммунальный платеж изменится?

- Мы предполагаем, что в результате всех мер совокупный платеж не претерпит существенных изменений.

Какие новые обязательства появятся у единой теплоснабжающей организации?

- В каждом договоре с потребителем будут установлены параметры надежности и качества. В случае их неисполнения потребитель вправе взыскать штраф с поставщика тепла, размер которого компенсирует издержки на альтернативные способы отопления - например, с помощью приборов электрообогрева. Таким образом, в новой модели ЕТО "рублем" отвечает перед потребителем.

Штрафы будут существенно ужесточены за ненадлежащее качество поставляемых ресурсов и перерывы в подаче тепла сверх нормативов. Размер штрафов сейчас обсуждается. Кроме того, вводится контроль за исполнением инвестиционных программ.

Ежегодно в тепловых сетях проводят ремонт и гидравлические испытания, из-за чего отключают подачу горячей воды, в отдельных регионах сроком более чем на месяц. Можно ли с модернизацией теплосетей сократить этот срок и насколько?

- В предлагаемой нами модели объем выручки у ЕТО будет зависеть только от того, сколько реально возьмет тепла потребитель на основании данных приборов учета. Следовательно, компании будут заинтересованы в том, чтобы существенно сократить время перерыва поставки тепла и горячей воды.

Мы считаем, что целевым ориентиром на ближайшую перспективу должно быть сокращение таких сроков до двух-трех дней.

Какие регионы уже дали согласие на то, чтобы попробовать внедрить у себя новую модель рынка тепла?

- Об окончательном согласии регионов говорить еще рано, но в ходе обсуждения законопроекта пришли отзывы из 49 субъектов РФ, из которых 40 полностью или с замечаниями поддерживают новую модель рынка. Руководители Татарстана, Ханты-Мансийского автономного округа, Красноярского и Алтайского краев неоднократно заявляли, что их регионам интересна эта модель.

Закон должен заработать с 2018 года. Тогда же будут определены пилотные проекты по внедрению новой модели на первом этапе.

Россия > Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 21 декабря 2016 > № 2014593 Вячеслав Кравченко


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 16 декабря 2016 > № 2027711 Виктор Прядеин

Вышел СРОк

Пройдены первые этапы масштабной реформы системы саморегулирования в строительстве

В настоящее время в области саморегулирования в строительстве происходят значительные перемены, связанные с изменением законодательства летом 2016 года. Нововведения, вошедшие в 372-ФЗ, призваны устранить недостатки прошлой системы, дискредитировавшие ранее саму идею саморегулирования. О пройденных этапах и нюансах практической реализации нового закона «СГ» рассказал исполнительный директор Ассоциации «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ) Виктор ПРЯДЕИН.

«СГ»: Одним из самых важных этапов в системе реформирования строительного саморегулирования является принцип регионализации. До 1 декабря 2016 года строители должны были сообщить о своем решении — остаются ли они в составе той или иной саморегулируемой организации (СРО) или покидают ее, в том числе с целью вступить в СРО по месту «прописки». Все ли члены СРО выполнили это условие?

Виктор Прядеин: Сегодня, к сожалению, нет такой системы мониторинга, которая бы учитывала подобные уведомления. Поэтому сейчас никто не сможет точно сказать, все ли строительные компании, которые должны были перейти в региональную СРО по месту «прописки», сделали это. К тому же мы не можем сейчас точно знать, хотели ли они вообще осуществить этот переход, ведь 372-ФЗ, к примеру, наделяет компании, не являющиеся генподрядчиками и не участвующие в госторгах, правом работать вообще без допусков и без членства в СРО. И такие строители, скорее всего, будут просто выходить из СРО — либо сейчас самостоятельно, либо пустят все на самотек, и тогда их будут автоматически исключать с 1 июля 2017 года. Важный момент здесь, о котором надо знать таким «молчунам», не направившим соответствующие уведомления, — после 1 июля они не смогут в течение года вступить в члены любой другой СРО. Кроме того, такие строительные организации теряют право на перевод средств компфонда в новую СРО по месту регистрации. Однако они смогут получить свои деньги назад с 1 июля 2021 года в течение одного года.

«СГ»: Как, по вашим оценкам, такое «самоопределение» может отразиться на численности членов СРО?

В.П.: Сколько организаций прекратят в связи с этим свое членство в СРО, пока не ясно. Мы ожидаем значительного снижения. Из почти 127 тысяч строительных организаций на текущий момент осталось 117 тысяч. Около 10 тысяч членов СРО мы уже потеряли, но эта цифра абсолютно не критичная, хотя бы потому, что в дореформенном 2015 году из составов СРО было исключено 20 тысяч членов. И это была типичная для того времени ситуация, когда процветала коммерциализация СРО (банальная торговля допусками) и в связи с этим высокая ротация. На данный момент нам также присылают много жалоб от уже исключенных компаний — членов СРО, которых, по их мнению, лишили статуса незаконно — с нарушением внутренних, установленных процедур, по якобы надуманным основаниям. По части из них, возможно, будут судебные дела, а значит цифра будет корректироваться.

«СГ»: НОСТРОЙ реагирует на подобные жалобы? У этих строителей есть шанс сохранить свое членство в СРО?

В.П.: Конечно, мы рассматриваем их все. Вот только возможность нашего воздействия на ситуацию весьма ограничена. Мы же не можем принудить СРО вернуть той ли иной строительной компании членство. Мы направляем в СРО запрос с просьбой представить документы, подтверждающие или опровергающие факты, изложенные в жалобе. Если при получении таких бумаг понимаем, что тут действительно требуется наша реакция, готовим специальное уведомление с рекомендацией устранить нарушения в определенный срок. Если эти нарушения СРО не устраняет добровольно, готовим заключение в Ростехнадзор по исключению недобросовестной СРО из госреестра.

«СГ»: Кстати, введенный принцип регионализации уже успел вызвать и тревогу Общественного совета по развитию саморегулирования. Так, например, по их данным, в настоящее время 13 субъектов страны не имеют ни одной действующей на их территории СРО. При этом в самих этих регионах зарегистрировано более 3 тысяч строительных компаний. Как должны действовать строители в этой ситуации?

В.П.: Первое, что может попробовать сделать строительная организация, — это инициировать создание СРО. И такие примеры у нас уже есть в Ульяновской области. Там скоро могут появиться сразу две местные СРО. Одна, в частности, уже прошла через Совет НОСТРОЙ с нашим положительным заключением. Уже поданы документы в Ростехнадзор, сейчас ожидаем их решения. По второй СРО после анализа документов нами были найдены определенные несоответствия. Сейчас комплект документов отправлен на доработку.

Другой вариант: возможно, что какая-то из уже существующих СРО скоро сменит адрес — «перейдет» в данный регион, где раньше не было СРО. В Пензу, например, недавно перешла СРО из Москвы. Это, кстати, не единичный случай — за последние пять месяцев решение о смене «места прописки» приняли около 35 СРО. 12 из них уже зарегистрировали новый адрес в ЕГРЮЛ.

В Ингушетию, где СРО не было исторически, мы отправили на днях письмо на имя главы республики с просьбой рассмотреть возможность создания региональной строительной СРО.

Если же строители не такие инициативные и нет информации о скором переходе какой-либо СРО в их субъект, остается один путь — вступление в СРО соседнего региона. Новый закон определяет такой порядок. Скажем, в Еврейской автономной области, где нет ни одной СРО, и их создание не предвидится из-за того, что численность строительных компаний меньше ста, местные строители могут обратиться в соседние субъекты, где уже действуют 5 СРО.

«СГ»: Среди ключевых дат реформы саморегулирования в строительстве значилось еще и 1 ноября 2016 года. К этому сроку СРО были обязаны перевести средства своих компенсационных фондов на спецсчета уполномоченных государством банков. Прошло больше месяца. Как прошло размещение?

В.П.: По состоянию на 5 декабря о размещении средств своих компфондов в уполномоченных банках из 267 строительных СРО страны уведомили 238, то есть почти 90%. Но здесь важно не количество, а сколько денег они перевели на спецсчета. Именно поэтому мы и вели постоянный мониторинг ситуации — на нашем сайте есть список СРО с данными: сколько денег должно быть (ранее собрано взносов) и сколько из них теперь находится на спецсчетах. По нашим данным, совокупный размер компфондов всех российских строительных СРО с учетом процентов, начисленных ранее, должен составлять около 100 млрд рублей. Пока же на спецсчетах оказалось чуть больше 41,6 млрд. Практически меньше половины! Таково реальное положение дел. Стоит отметить, что в полном объеме средства компфондов из отчитавшихся 238 СРО перевели на спецсчета лишь 100 (на них приходится 27,7 из 41,6 млрд). Эти законопослушные добросовестные СРО фактически и есть все те, кто на самом деле смог не только сохранить, но еще и преумножить свои средства. В отличие от 20 СРО, которые вообще не проинформировали НОСТРОЙ не то что о движении средств, но даже об их наличии.

Да, мы предполагаем, что еще где-то около 10 млрд рублей находятся в тени и по тем или иным причинам не переведены пока на спецсчета в уполномоченных банках. Так, есть случаи, когда банки отказывают саморегулируемым организациям в одномоментном досрочном изъятии срочных депозитов. К нам сейчас в массовом порядке поступают жалобы от различных СРО на банк «Авангард», отказывающийся расторгать с ними договоры и требующий, чтобы свои средства они забирали только в тот момент, когда закончится срок депозита.

Мы, со своей стороны, уже написали письмо в Центробанк, однако регулятор ответил, что вмешиваться в коммерческую деятельность банков не будет. Единственный выход из ситуации — расторгать договоры через суд. По крайней мере, такую рекомендацию мы сейчас и даем СРО, которые, как мы считаем, пострадали от действий этого банка, ведь именно из-за этого они и не смогли выполнить требование 372-ФЗ. Конечно, тянут с переводом средств на спецсчета и сами СРО, поскольку просто не хотят терять из-за досрочного расторжения депозитов проценты по вкладам.

Однако, по всей видимости, большая часть непереведенных средств «заморожена» в банках, чьи лицензии были отозваны. И в настоящее время возврат этих средств осуществляется в порядке общей очереди требований кредиторов, то есть, как правило, является делом не быстрым.

«СГ»: Что теперь будет с теми «затихшими» 20 СРО? Или с теми, кто формально отчитался, но при этом полностью так и не перечислил средства на спецсчета?

В.П.: К сожалению, на сегодняшний день Градостроительный кодекс не содержит соответствующих норм, предусматривающих санкции против СРО, не исполнивших законодательные требования. Именно поэтому мы сейчас и работаем над созданием законодательной инициативы, чтобы такие санкции появились к 1 июля 2017 года. В противном случае можно ожидать, что их деньги в саморегулирование никогда не вернутся. Высокая значимость вопроса наличия или отсутствия компенсационных фондов объясняется тем, что СРО принимают на себя значительную часть имущественной ответственности за недостатки работ, выполняемых их членами. В случае недостаточности средств компфондов члены СРО должны будут платить дополнительные взносы, что не всегда является возможным в условиях жестких бюджетных ограничений их деятельности. Именно по этой причине необходимо было перевести средства компфондов СРО на спецсчета в уполномоченные банки к 1 ноября 2016 года.

«СГ»: Реформа продолжается... С 1 декабря, к примеру, СРО начали формировать второй компфонд — обеспечения договорных обязательств. Есть информация, как идет этот процесс? И когда ждать результатов от всех нововведений?

В.П.: На сегодняшний день, несмотря на то, что время на формирование второго компфонда дано до 1 июля 2017 года, он уже начал формироваться у 15 СРО. Положение о его формировании как документ уже утверждено почти у 100 строительных СРО. Стоит напомнить, что строительная СРО наделяется обязанностью формировать компфонд обеспечения договорных обязательств тогда, когда у нее есть 30 организаций, выразивших намерение участвовать в закупках по 44-ФЗ и по 223-ФЗ, то есть в закупках, где конкурентная процедура является обязательной.

Что касается дальнейших перспектив реформы, то к 1 июля 2017 года саморегулируемые организации должны будут окончательно привести свою деятельность в полное соответствие с нормами федерального закона 372-ФЗ. Я думаю, что тогда мы и сможем подвести первые итоги реформы. НОСТРОЙ же, со своей стороны, продолжает проводить широкую разъяснительную работу по правоприменительной практике. Все рекомендации, презентации и типовые документы размещаются на сайте НОСТРОЯ в специальном разделе. Работает online-приемная, через которую можно направлять все вопросы, связанные с новыми правилами работы СРО.

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 16 декабря 2016 > № 2027711 Виктор Прядеин


Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 14 декабря 2016 > № 2010211 Виталий Бойко

Гендиректор NAI Ukraine Виталий Бойко: Через год Lavina Mall будет зарабатывать больше, чем Ocean Plaza

Интервью с генеральным директором консалтинговой компании в сфере недвижимости NAI Ukraine и основателем Urban Experts&Leslie Jones Виталием Бойко.

Вопрос: Год подходит к концу. Каким он стал для рынка недвижимости Украины? Так, пожалуй, самыми громкими событиями были покупки компанией Dragon Capital ТРЦ "Пирамида" и логистических центров "Ист" и "Вест Гейтс". Какую роль они сыграли для рынка?

Ответ: Почему сделки Dragon Capital важны? Потому что это фонд, в который вложены деньги, в том числе международных инвесторов. Любая сделка, которая происходит с их участием, естественно, является сигналом для других инвесторов, которые находятся в нерешительном состоянии или не доверяют получаемой информации.

Если говорить о логистической недвижимости, то сейчас в Украине существует большой спрос на приобретение уже существующих бизнесов. Существует понимание, что Украина может стать главной не только сельскохозяйственной, но и производственной площадкой Европы. А ни одно производство без логистики невозможно.

Украина приближается к европейскому рынку, а значит, экономических интересов будет намного больше, и, как производственной площадке, нам будут нужны склады для хранения, продукции, запчастей. Европа как импортер в Украину также будет нуждаться в складских помещениях.

Плюс - обслуживание нашего, довольно мощного, потребительского рынка нуждается в сервисной недвижимости. Многие сети, например, "Фоззи", "Велыка Кышеня", "Варус", перешли на современные логистические подходы обеспечения себя товарами с распределительными центрами.

Таким образом, спрос на логистическую недвижимость ожидается в трех направлениях – производство, импорт и внутренний рынок. Сегодня существует охота за действующими объектами. Но цены, которые предлагаются за логистические объекты, это приблизительно 50-70% себестоимости. Строить логистическую недвижимость по-прежнему нерентабельно из-за высокой вакантности и низкой доходности.

На рынке есть активы, пострадавшие в процессе кризиса. Большинство из них строилось на кредитные средства, которые существенно подорожали. Поэтому, с одной стороны, у девелоперов появилась возможность сбросить кредитное ярмо, а у покупателя – купить дешевле, чем создать.

В будущем, когда кризис будет пройден полностью, возникнет проблема, связанная с логистической инфраструктурой Украины, которая в достаточном виде есть в Киеве и Одессе, но нет в целом по всей стране.

Вопрос: Как сейчас инвесторы находят средства на проекты, учитывая отсутствие полноценного банковского кредитования?

Ответ: Большинство девелоперов начинает проекты, рассчитывая на собственные деньги. Понятно, что мало таких инвесторов, которые имели бы полную сумму. Поэтому на рынке постоянно происходит объединение инвесторов. Частично происходит докредитование в банке, но на небольшие суммы, так как проценты слишком высокие.

Сегодня окупаемость любого вида недвижимости, кроме жилья, составляет до 10 лет. Соответственно, хорошо, если доходность будет выше 10%. А как можно брать деньги под 15% и получать 10% дохода?

Вопрос: А были ли какие-либо позитивные изменения на рынке офисной недвижимости?

Ответ: Сейчас доля свободных помещений составляет до 22%, тогда как рынок считается сбалансированным, когда доля свободных помещений – менее 10%. Сейчас в два раза больше, поэтому это действительно кризис. Но ввод в эксплуатацию офисных помещений меньше, чем поглощение рынка, поэтому свободные помещения постепенно уходят с рынка.

Конечно же, сейчас нет смысла инвестировать в строительство офисных объектов, но, по крайней мере, начался процесс выздоровления. Официальные арендные ставки, которые подтверждают все консультанты, в реальности намного ниже, так как много договоров зафиксировано в гривне. Кроме того, чтобы конкретный арендатор зашел, владелец офисной недвижимости должен потратить больше денег, чем раньше, на подготовку помещения. Бизнес в девелопменте офисной недвижимости по-прежнему не является доходным.

Но, на самом деле, появился позитивный тренд – сокращение доли свободных помещений. Еще ситуация не настолько хороша, чтобы вкладывать в нее деньги, и рыночные показатели будут ухудшаться, потому что цена аренды может продолжить падение и круг арендаторов все еще маленький.

Вопрос: За счет чего произошло это сокращение? Компании расширяли площади или приходили новые компании?

Ответ: IT-сфера, которая ранее генерировала большой спрос на офисные помещения, стала менее активна и не является потребителем такого большого количества помещений. Они по-прежнему участвует в сделках, но, скорее, освобождая одни помещения и занимая другие.

Расширяют свое присутствие на рынке ритейл, производственные компании, агрокомпании. Они растут, но не так быстро, как росли IT-компании. Кроме того, появились международные (межправительственные) организации, которые расширяют свои офисы и вынуждены присутствовать в Украине. Они также становятся заметным игроком.

Но сегодня существует спрос на всю действующую недвижимость, которая генерирует доход в Украине. Этот спрос формируется за счет рисковых иностранных инвесторов и, наверное, за счет желания некоторых украинских инвесторов репатриировать капитал. То есть, за счет тех, кто успешно вывез капитал, считая Украину бесперспективной, а сейчас, когда поняли, что у вопроса о происхождении капитала нет срока давности, пытаются вернуть деньги в страну.

Вопрос: По вашему мнению, сейчас идет активный процесс возврата денежного капитала в Украину?

Ответ: Думаю, во многих объектах эти капиталы уже есть. Мы остаемся одной из немногих стран, которую происхождение денег не особо волнует.

Вопрос: Как изменились ставки аренды на рынке коммерческой недвижимости в уходящем 2016 году?

Ответ: В прошлом году мы находились на дне розничного рынка. Минимальные продажи, большие проблемы и т. д. В этом году мы начали подниматься. Вместе с подъемом начали улучшаться условия аренды. По состоянию на начало года можно было получить только в гривнях минимальную ставку. К концу года ситуация улучшилась.

Вопрос: Стоимость аренды в Lavina Mall не привязана к доллару?

Ответ: Все договора в Lavina Mall только в долларах, потому что это огромные инвестиции и их нужно возвращать. И процент от оборота выше, чем у большинства лучших объектов. Средняя ставка на сегодня уступает только Ocean Plaza.

Вопрос: Де факто, на сегодня, проектом Lavina Mall занимаются два брокера - NAI Ukraine и UTG, и при этом оба называют себя эксклюзивными брокерами. Как так получилось, и кто, все же является эксклюзивным брокером Lavina Mall?

Ответ: Концепция Lavina Mall была создана мною три года назад. И с того момента я руковожу процессом набора арендаторов. Первоначально, в составе UTG, - будучи совладельцем, после выхода из UTG, - в составе NAI Ukraine. Используя, в том числе, и брокеров UTG, с которыми мы этот проект начинали и заканчиваем сейчас. Эту информацию может подтвердить и собственник проекта.

Вопрос: Сколько площадей в этом объекте все еще не нашли своих арендаторов?

Ответ: У нас не осталось ни одной крупной площади. Остались только те, которые мы хотим отдать очень дорого. Решение о сотрудничество с некоторыми арендаторами требовало больше времени, чтобы убедить их заплатить рыночные ставки. Для нас было неразумно, находясь на дне рынка, собирать самые нижние условия и фиксировать их на 10 лет.

Вопрос: На какой срок заключаются договора?

Ответ: У нас есть совершенно разные договора. У нас была стратегия: если не удается договориться с арендатором, мы заключаем короткий договор с возможностью расстаться через год. Однако мы ее почти не использовали, с большинством арендаторов мы договорились на хорошие условия, которые, мы уверены, с большинством не придется пересматривать.

Вопрос: Какие именно?

Ответ: Для большинства – это увеличение арендной ставки со временем, большой процент от оборота. Мы не стали требовать максимальной цены, которая сейчас действует в Киеве. Мы дали небольшую скидку на первый год. Поэтому с сентября 2017 года нам будут платить практически те же ставки, что и в Ocean Plaza. Но есть еще высокий процент от оборота, который при условии хороших продаж позволит получать намного больше денег.

Вопрос: Выступая недавно на Инвестиционном форуме Киева, вы заявили, что в следующем году в Украину зайдут известные и давно ожидаемые украинцами мировые бренды. Поделитесь, пожалуйста, подробностями их выхода.

Ответ: В настоящее время они ищут подходящую локацию в Украине. В Lavina Mall нам уже нечего им предложить, так как у нас не осталось магазинов больше 400 кв. м, а им нужны тысячи квадратов. Поэтому с некоторыми из них мы начнем работать в Blokbuster Mall.

Вопрос: Это будут фешн-ритейлеры, или рестораны?

Ответ: И те, и другие.

Вопрос: Как уже сообщалось, открытие Blokbuster Mall и Ocean Mall запланировано на конец 2017 года. Однако в планах их инвестора – Вагифа Алиева – построить еще пять ТРЦ. Будет ли NAI Ukraine в них участвовать, каковы детали этих проектов?

Ответ: В трех проектах я участвую как концептолог, и наша компания отвечает за их коммерциализацию. Еще на два проекта мы разработали концепции. Следующий проект (после Lavina Mall, Ocean Mall, Blockbuster Mall – ИФ) будет самый крупный во всей сети ТРЦ. Он будет расположен на Левом берегу столицы на участке более 30 га, иметь более 200 тыс. кв. м торговых площадей. Традиционно для этой сети ТЦ будет огромный развлекательный парк площадью 40 тыс. кв. м. Строительство начнется уже в 2017 году.

Еще для покрытия Левого берега планируется торговый центр на Броварском проспекте. Согласно стандартам сети, это, в любом случае, будет не менее 20 га земли, не менее 100 тыс. кв. м торговых площадей, из которых 20-30 тыс. кв. м будут отведены на развлекательный парк.

На Правом берегу, помимо строящихся объектов, планируется торговый центр на пр. Победы. После запуска всех торговых центров сети общее количество квадратных метров превысит 1 млн.

Lavina и другие объекты будут перекрывать все значимые зоны с точки зрения больших потоков и трафика. Стратегия на этом и разрабатывалась. Инвестор занимается созданием этой схемы уже давно. Первый участок он приобрел более 10 лет назад. То есть, стратегия ритейл-монополиста начала реализовываться 10 лет назад с подбора участков.

Вопрос: В чем особенность тематических парков системы ТРЦ?

Ответ: Во всем мире уже перестали тяготеть к гигантомании, к длинным гигантским горкам, а чаще всего их делают уже закрытыми. То есть, строят ангар и в нем размещают горку. Она дает возможность круглогодичного использования. Большинство развлекательных парков мира является открытыми. Поэтому они полгода работают, полгода стоят, как результат – парки инвестиционно малопривлекательны. Окупаемость тематических парков мира – далеко за 15 лет. Раньше, до мирового кризиса 2008-го, их поддерживали местные муниципалитеты, поскольку парки – генераторы большого туристического трафика. После кризиса им всем было отказано в поддержке, сейчас им приходиться думать, как выжить.

Кроме того, закрытые парки создают эффект присутствия: вы находитесь внутри фильма, например, "Трансформеры", или вы едите на горках мимо небоскребов, вокруг вас – медиаэкраны, создающие эффект присутствия. Это очень дорогие аттракционы, но к ним идет весь мир. Самые современные на сегодня разработанные развлечения будущего будут в Ocean Mall. Многое оборудование для Ocean Mall разрабатывается впервые. Lavina Mall нельзя раcсматривать отдельно, она – первый шаг в реализации целой стратегии по созданию сильного рычага влияния на ритейл и реал-эстейт страны. А "Галактика" (развлекательный парк в Lavina Mall) – часть подобного же плана, но по реализации крупнейшей зоны развлечений в Европе.

Вопрос: На днях произошло еще одно важное событие на рынке коммерческой недвижимости Киева. ЦУМ на несколько дней опередил своим открытием "Лавину". Эксперты отмечают, что Хрещатик фактически отмирает для стрит-ритейла. Сможет ли ЦУМ вернуть главной улице Киева былую привлекательность с коммерческой точки зрения?

Ответ: К сожалению, Хрещатик очень сильно потерял свою привлекательность, так как для большинства это место стало мемориальным и связано с чувствами, не способствующим желанию приобретать. До этого Хрещатик очень сильно страдал из-за Печерского райсуда, особенно, левая сторона улицы, где ряд магазинов не работал…

Из-за забастовок…

Да, кроме того, длительное время был закрыт ЦУМ, который до этого тоже создавал какие-то торговые потоки. В связи с отсутствием торговли на Хрещатике возник общий скепсис к стрит-ритейлу.

Поэтому появление ЦУМа притянет потребительские потоки на ту сторону, которая в последнее время страдала. Суд, закрытый ЦУМ, городской совет, три магазина… В общем, смысла ходить на ту сторону у потребителя не было.

Кроме того, ЦУМ дает возможность ритейлерам, сомневающимся в украинском рынке, начать с корнера, то есть неполноценного магазина. Уже есть ряд великолепных брендов, о которых все мечтают, но никак не могут выйти на украинский рынок. Они имеют намерение начать свою работу в ЦУМе в виде корнера и в случае позитивных результатов будут создавать свои магазины в других объектах. Поэтому ЦУМ будет выполнять важную роль для ритейла – площадки для апробирования рынка.

Вопрос: Какова судьба ТРЦ Respublika? Как повлияла на рынок заморозка проекта?

Ответ: Его заморозка и заморозка денег большинства ритейлеров научила не доверять не только словам, но и договорам. Respublika остановилась тогда, когда оставалось четыре месяца до открытия. То есть сейчас ритейлеры предпочитают не тратить ни копейки до того, как пройдут все риски открытия.

Вопрос: Когда Нацбанк выставит объект на продажу, кому могла бы быть интересной его покупка?

Ответ: Он интересен многим, так как Respublika привлекает внимание не только украинских, но и иностранных инвесторов. Есть даже такие, которые принципиально не вступают в переговоры относительно других объектов. Говорят: у нас есть единый согласованный объект в Украине – Respublika. Если вы нам звоните по поводу нее - продолжаем разговор, если по другим объектам – мы не готовы, поскольку не знаем, что у вас там происходит. Это ритейлеры, которых еще нет на нашем рынке, и рынок их очень ждет. С момента продажи до открытия останется не больше шести месяцев и это привлекает институциональных инвесторов, так как большинство строительных рисков пройдено. Но для них важен честный аукцион, на котором можно будет честно получить права на этот объект, которые не будут оспорены. Мы с моим бывшим партнером посвятили три года активной работы и много средств сопровождению этого проекта. И сейчас находимся в ожидании вознаграждения, которое, к сожалению, брокеры получают после открытия объекта. Поэтому я, как никто, заинтересован в успехе ТРЦ Respublika.

Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 14 декабря 2016 > № 2010211 Виталий Бойко


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 13 декабря 2016 > № 2027712 Николай Шумаков

Идти в атаку!

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков: «Архитектуре нужно вернуть подобающий статус»

На состоявшемся в октябре IX съезде Союза архитекторов России был избран новый президент. Им стал московский архитектор, президент Союза московских архитекторов Николай ШУМАКОВ. О том, какие перемены ждут архитекторов в ближайшее время и какое влияние на архитектурную деятельность страны окажет московский опыт, новый глава САР рассказывает в интервью «Строительной газете».

«СГ»: Николай Иванович, какие изменения ждут Союз с вашим приходом? Будет ли меняться архитектурная политика?

Николай Шумаков: К сожалению, в нашей стране нет архитектурной политики. Ноябрь 1955 года, когда было принято злополучное постановление «о борьбе с излишествами», поставил точку в этой области. И с тех пор об архитектуре забыли на долгие годы. И по сей день ни власти, ни население не знают этого слова и не понимают, чем эти архитекторы занимаются. Зачем проектировать, если пришел строитель и построил. И такая позиция, к сожалению, присутствует и в головах представителей федеральной власти. Одна из главных задач союза — это борьба за существование профессии, борьба за то, чтобы вернуть архитектуре подобающий ей статус.

«СГ»: Что для этого надо сделать?

Н.Ш.: Для начала мы надеемся в следующем году принять обновленный закон «Об архитектурной деятельности», который должен быть для этого доработан в соответствии с актуализированным градостроительным законодательством. Это одна из главных составляющих работы Союза, которой мы постоянно занимаемся. Другое дело, что законы у нас выполняются со скрипом, и наш, скорее всего, не станет исключением, но с другой стороны у нас появятся веские основания для разговора с инвестором, заказчиком, строителем. Там много позиций, начиная от вопросов саморегулирования архитектурной деятельности и системы публичных закупок до формирования современной городской среды. Но прежде всего закон должен рамочно определить отношение государства к архитектурной деятельности.

«СГ»: Недавно статус главных архитекторов регионов был повышен, их рекомендовано подчинить напрямую губернаторам. Но, как показывает практика, пока не все субъекты к этому готовы…

Н.Ш.: И это неудивительно. Прямого подчинения первому лицу добиться очень сложно. Всегда появляется «прослойка» из заместителей по строительству и других чиновников. Но все равно Союз эти вопросы всячески поднимает и пытается решать. Мы будем этим заниматься всегда. Любые законы, которые способствуют развитию в стране архитектуры и архитектурной деятельности, должны разрабатываться только при непосредственном участии Союза архитекторов.

«СГ»: Чем будет заниматься Союз кроме законотворчества?

Н.Ш.: На ближайшее время у нас есть две сверхактуальные задачи. Первая — омоложение. К сожалению, Союз стареет. Сегодня половина из двенадцати тысяч членов организации — пенсионеры. Это хорошо известные архитекторы, но если не привлечь в наши ряды активную творческую молодежь, перспективы Союза будут безрадостными. В Москве в последние годы ситуацию удалось исправить. Мы нашли, чем заинтересовать молодежь, и она к нам пошла. У нас для молодых архитекторов огромное количество мероприятий, интересных и полезных. И они поняли, что Союз — хорошая площадка для профессионалов. Если ориентироваться на пример Москвы, и так же выстроить работу с молодежью по всей России, то у Союза очень хорошие перспективы для роста. И мы сейчас этим активно занимаемся. Запланированы три крупных мероприятия в регионах, которые ориентированы исключительно на молодежь. Мы надеемся, что и сами молодые архитекторы начнут выходить к нам с инициативами и предложениями, с тем, что им интересно, что для них полезно. Я не хочу, чтобы за них думали пенсионеры, я хочу, чтобы молодежь работала на себя, а мы их только поддерживали. Сейчас уже создано несколько групп при Союзе, которые имеют свои программы, направленные на привлечение союзной и несоюзной архитектурной молодежи.

Причем работают в них не только архитекторы, но и люди, просто связанные с культурой. Если мы эти программы разовьем, если мы во всех наших традиционных советах, во всех фестивалях, помимо основных программ, будем делать акцент на молодежь, все изменится. Движение в этом направлении мы начали на последнем «Зодчестве», где помимо традиционного выставочного раздела, представляющего в основном регионы, большая часть работ была посвящена молодежи: «круглые столы», мастер-классы, воркшопы. И там бурлила настоящая архитектурно-культурная жизнь. Вот так мы и хотим построить всю жизнь в Союзе, чтобы она бурлила не только во время выставок и фестивалей, а все время, с утра до ночи, чтобы она была обращена в сторону молодежи. Вот тогда Союз будет жить.

Второе, на что мы хотим направить нашу деятельность, — регионы. Союз архитекторов России — это организация общероссийская. Так получилось по разным причинам, что Союз больше внимания обращал на Москву и еще несколько крупных городов. Остальные же регионы были этого внимания во многом лишены. Это несправедливо и неправильно. И эту ситуацию нужно исправлять. В регионах мы будем устраивать фестивали, подобные тому же «Зодчеству». Возможно, не с такой широкой программой, но обязательно такие же динамичные и креативные. Мы должны и будем думать обо всей стране — от Калининграда до Владивостока.

И, наконец, третья задача, связанная с первыми двумя, — пиар. Мы должны широко освещать нашу деятельность, наши задачи. Доносить до всего общества, а не только до членов Союза и «примкнувших» к ним людей, занимающихся культурой, ценность и значимость профессии архитектора и архитектуры в целом. Любое, даже самое лучшее начинание, если оно не показано, не освещено, — будет бессмысленно. Регионы, общество, вся страна должны видеть, что и Союз жив, и архитектура жива.

«СГ»: У нас довольно сложная экономическая ситуация в стране. Как это сказывается на работе Союза?

Н.Ш.: Да. Проблема финансирования стоит довольно остро. Союз — общественная организация и живет на взносы своих членов. А они их зачастую не платят. И не потому, что не хотят, а потому что нет денег, нет заказов, нет работы. Их сложно осуждать. Сегодня региональные союзы должны нам девять миллионов. Это те деньги, на которые наш аппарат может существовать. Что с этим делать, нам тоже предстоит решить. Но в первую очередь нужно добиться того, чтобы архитекторы были обеспечены работой, тогда и деньги у Союза появятся.

«СГ»: Больной вопрос последнего времени — подготовка кадров. Что происходит в этой области?

Н.Ш.: Начнем с того, что архитекторов у нас на душу населения не в два и не в три, а на порядок меньше, чем в развитых странах. Такая ситуация сложилась, в том числе, потому что, как я уже сказал, нет архитектурной политики, над архитектором сегодня довлеют заказчик и строитель. Есть проблема и в недостатке архитектурных вузов. Если говорить правду, то вуз, готовящий именно архитекторов, всего один — МАрхИ. Конечно, есть, к примеру, МАРШ, но он выпускает совсем немного специалистов, хоть и хороших. Но это капля в море. Чтобы ситуация изменилась, появился интерес к профессии, должно быть иное к ней отношение. Пока не будет нормальной архитектурной политики государства, пока государство не повернется лицом к архитекторам, пока не скажет, что в приличной стране должна быть приличная архитектура, ничего не получится. Кадры можно готовить любые, но зачем, если они не нужны, если не архитектор, а экономист или другой специалист решает, каким должен быть город? Именно этим вопросом — сломом существующей ситуации — мы и будем заниматься. Чтобы политика государства изменилась, надо приложить немало сил — выстроиться и идти в атаку.

Одна из главных задач Союза архитекторов — это борьба за существование профессии, борьба за то, чтобы вернуть архитектуре подобающий ей статус

Цитата в тему

На ближайшее время у нас есть две сверхактуальные задачи.

Первая — омоложение…

Если не привлечь в наши ряды активную творческую молодежь, перспективы Союза будут безрадостными… Второе, на что мы хотим направить нашу деятельность, — регионы

Автор: Оксана САМБОРСКАЯ

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 13 декабря 2016 > № 2027712 Николай Шумаков


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 5 декабря 2016 > № 2000861 Борис Титов

Титов: «Они хотели видеть другую Москву. Законность сноса — это вторично»

Грядет третья волна сноса самостроя в Москве. В этой борьбе владельцы строений пока добились только компенсаций. Ни одно дело в суде не закончилось выигрышем в их пользу. В интервью Business FM омбудсмен Борис Титов рассказал, почему

Третья волна сносов. Последняя в этом году. В Москве опять демонтируют объекты торговли, которые власти считают самостроем.

Во время первой волны сносов мэр Собянин назвал документы о собственности «бумажками, приобретенными жульническим путем», и добавил, что ими нельзя прикрываться.

Ко второй волне появились компенсации. К третьей — уже более 90% предпринимателей, чьи объекты попали в «черный список», согласились добровольно демонтировать эти строения. Однако некоторые бизнесмены до сих пор судятся со столичными властями. Многих собственников снесенных объектов поддерживает бизнес-омбудсмен Борис Титов. По просьбе главного редактора Business FM Ильи Копелевича, уполномоченный по правам предпринимателей подвел итог «года длинных ковшей».

Подведите итог, я знаю, что никто до сих пор не выиграл суд. О чем это говорит?

Борис Титов: Если подводить итог, задача, поставленная московским правительством, выполнена. Они хотели видеть другую Москву. Вот они теперь ее и имеют. Насчет законности всего этого дела, это вторично было для московских властей. Было много разных историй, некоторые анекдотичные случаи. До сих пор некоторые в суде. Мы поддерживаем как институт уполномоченных. Мы являемся третьей стороной. Например, один объект в Филях получил это место от того же московского правительства, потому что их до этого еще снесли в другом месте. То есть они получили это место в результате того, что их перенесли с Третьего кольца, и московские власти им же дали это место, более того, они им построили объект за свой счет, своими строительными силами они возвели этот объект. Правда, место было получено под нестационарный объект, а возвели они достаточно стационарный. И более того, за это время сумели получить документы как на капитальное строительство, поскольку это капитальное строительство признано судом, то они имеют право и на землю под это капитальное строительство. И в результате они подали на то, чтобы это была арендованная земля, которая была им выдана. Подали на то, чтобы получить в собственность эту землю. Вы понимаете, у московского правительства позиция по отношению к ним не совсем правовая, но понятийно правильная, потому что объект должен был быть нестационарным, а в результате стоит этот объект капитальный, который, более того, еще и у них выиграл суд по земле под ним. Поэтому в каждом отдельном случае вот такие истории есть. Как они получили документы на капстроительство, когда эта земля и сам объект был выдан как на нестационарный.

А заплатят им как? За то, что они должны были построить или за то, что построили?

Борис Титов: Заплатят им по фиксированной ставке за квадратный метр, за снос по средней цене, которая определена. Нам хоть этого удалось добиться, потому что до этого вообще сносили. Первая волна вообще никакой компенсации не получила. Кстати, тогда один из вопросов наших был к московскому правительству... Потому что первую волну снесли, никаких компенсаций не было.

Мне кажется, что выглядело бы все гораздо прозрачнее, если бы наряду с этими предпринимателями, которые, как мы видим, в большинстве случаев неоднозначно преобразовывали свое право что-то пристроить на этом участке, гораздо большее право, но если бы пострадали и те, кто эти бумаги им согласовывал. А вот об этом мы не знаем совсем.

Борис Титов: Было старое правительство московское...

Что преемственности нет, и ответственности нет за незаконные решения, если они согласовывали и ставили подписи...

Борис Титов: Конечно, но только сейчас приходится гадать, как эти подписи появлялись, но тогда надо с каждым отдельным случаем разбираться.

Глава Госинспекции по недвижимости Москвы Сергей Шогуров заявил, что за 2016 год в Москве было снесено более 200 объектов, которые мэрия сочла опасным самостроем. По его же словам, формируются новые списки. Демонтаж будет продолжен, скорее всего, уже в новом году.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 5 декабря 2016 > № 2000861 Борис Титов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 декабря 2016 > № 2027713 Дмитрий Зорин

Нестоличная повестка

Форум региональных строителей пройдет в Москве 7-8 декабря

Широкий круг вопросов, связанных с развитием строительного комплекса РФ, обсудят участники Форума региональных строителей, который состоится на будущей неделе в Москве. В рамках деловой программы пройдут совещания руководителей стройкомплексов регионов России и руководителей крупных строительных компаний, а также экспертные заседания по различным проблемам. Накануне Форума на вопросы «СГ» ответил его исполнительный директор Дмитрий ЗОРИН.

«СГ»: Какова основная задача Форума?

Дмитрий Зорин: Главную задачу Форума мы видим в формировании региональной стратегии развития строительного комплекса. Именно поэтому центральной темой станет «нестоличная повестка». Страна у нас большая, но, к сожалению, часто бывает, что различные стратегии и законы разрабатываются, опираясь на «среднюю температуру по больнице», да еще и под давлением крупных игроков Столичного региона. Хотя фундаментальных различий между регионами много, и не учитывать их нельзя. Поэтому основное слово будет за регионами, а федеральная власть будет слушать, и, надеюсь, совместно мы сможем сформулировать задачи, общие для всех и дифференцированные для конкретных мест. Такой формат Форума мы предложили министру строительства и ЖКХ Михаилу Меню, и он его активно поддержал.

«СГ»: Расскажите, пожалуйста, подробнее, что будет в программе Форума?

Д.З.: Мы предполагаем насыщенную двухдневную программу. Откроется мероприятие заседанием по актуальным финансовым механизмам поддержки строительного комплекса в формате делового завтрака. За чашкой кофе участники смогут пообщаться с представителями АИЖК и ведущих банков, занимающихся ипотечным кредитованием и финансированием строительной отрасли. Далее состоится пленарная дискуссия с участием Михаила Меня. Главными действующими лицами на ней станут губернаторы и предприниматели из регионов. А «поддержать градус» дискуссии нам поможет ведущий Первого канала Валерий Фадеев.

Запланирован брифинг (пресс-подход), во время которого Михаил Мень подведет итоги пленарного заседания и ответит на вопросы СМИ.

После обеда состоятся заседания в формате «круглых столов», где будет обсуждаться вся основная региональная проблематика, связанная с правовыми нововведениями, финансовыми инструментами, вопросами ГЧП и КОТ.

Во второй день Форума участники и модераторы заседаний соберутся на итоговое заседание в Общественной палате РФ для утверждения основных разделов и пунктов резолюции.

Для региональных участников мы подготовили экскурсии на одну из крупнейших строительных площадок Московской области и по объектам Московского Кремля. Ее, кстати, проведет наш большой друг и партнер Павел Бородин.

«СГ»: Кто из известных экспертов, чиновников и бизнесменов выступит на Форуме?

Д.З.: Это будут Михаил Мень, Никита Стасишин, Александр Плутник, Александр Сидякин и многие другие. Поэтому мы ждем очень интересного и динамичного разговора. Думаю, что высокий уровень экспертов позволит не только обнажить существующие проблемы, но и найти решение главной задачи Форума.

«СГ»: Насколько велик интерес к Форуму в субъектах Федерации? Сколько регионов примут в нем участие?

Д.З.: Представители 47 субъектов РФ уже зарегистрированы на Форум, и регистрация продолжается, поэтому мы рассчитываем на участие в мероприятии представителей большинства субъектов.

«СГ»: Кто помогал вам в организации Форума?

Д.З.: Здесь все легко! Форум региональных строителей проходит в рамках Всероссийской строительной ассамблеи, которая проводится с 2005 года. За это время мы накопили огромный опыт взаимодействия со всеми основными игроками строительного комплекса, поэтому хочу поблагодарить Минстрой РФ, АИЖК, правительства Москвы и Московской области, НОСТРОЙ, НОПРИЗ, ФАУ «Главгосэкспертиза», Российский союз строителей, «Деловую Россию» и многих других за открытую профессиональную работу.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 2 декабря 2016 > № 2027713 Дмитрий Зорин


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 30 ноября 2016 > № 1998050 Вячеслав Кравченко

Интервью заместителя Министра Вячеслава Кравченко информационному агентству ТАСС.

Текст: Евгения Соколова

Вячеслав Кравченко: Наша задача в том, чтобы был доволен потребитель.

Минэнерго РФ разработало проект изменений в закон о теплоснабжении, который должен решить основные проблемы отрасли за счет усиления роли единых теплоснабжающих организаций (ЕТО) и новой модели ценообразования по принципу «альтернативной котельной». О подробностях изменений и развитии отрасли в интервью ТАСС рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко.

- Теплоснабжение для Минэнерго сейчас является приоритетом, потому что именно в сфере тепла сложилась наихудшая ситуация с инвестированием, с темпами старения оборудования. Над какими проблемами теплоснабжения сейчас работает Минэнерго?

- Основная проблема в том, что станции, несмотря на то, что у них стоимость тепловой энергии существенно ниже, чем у котельных, стоят недозагруженные и вынуждены, скажем так, пытаться заработать деньги на рынке электроэнергии. Но с учетом неконкурентной цены им это не удается. Как следствие - собственники пытаются вывести экономически нерентабельные объекты из эксплуатации, но регионы с этим согласиться не могут, поскольку если замещать эти объемы тепловой выработки, то цена будет значительно более высокой, а у нас рост тарифа для населения ограничен. Получается своего рода замкнутый круг. Безусловно, это является одной из основных причин для тех действий, которые мы сейчас предпринимаем по разработке новой модели рынка теплоснабжения. Надеюсь, что получится.

- А чем вызвана недозагруженность станций по теплу?

- Дело в том, что у нас тарифы на тепло регулируются, вот и тарифы на тепло у нас есть для населения и для прочих потребителей. Предельные уровни тарифов для населения регулируются на федеральном уровне. Верхнюю планку никоим образом не дозволено превышать. Поэтому чтобы компенсировать производителям затраты по теплу происходит перекрестное субсидирование, то есть промышленность платит за тепло большую цену, чем население. И когда промышленный потребитель понимает, что цена уже такая, что ему выгоднее построить собственную котельную, он просто это делает и отключается.

- Сколько сейчас тратится из бюджета на эту отрасль?

- По разным оценкам бюджет вкладывает от 150 до 200 млрд рублей ежегодно. Сейчас это делается, в первую очередь, для покрытия тарифной разницы.

- Вы заявляете, что суть реформы состоит в том, чтобы снизить административное давление на бизнес и создать экономические стимулы для улучшения состояния отрасли.

Действительно, переход на эту модель предоставит возможности для привлечения инвестиций. Попутно будет снижено давление на бизнес, упрощены административные барьеры, что, безусловно, выгодно и для бизнеса, и для чиновников. Выгода будет и для потребителя - если цена на тепловую энергию в регионе выше, чем цена альтернативной котельной, этот тариф просто будет замораживаться на длительное время до тех пор, пока цена альтернативной котельной не сравняется с величиной существующего тарифа. Кроме того, реформа предусматривает повышением статуса единой теплоснабжающей организации (ЕТО – ред.), наделение ее дополнительными правами и обязанностями. В результате мы улучшим качество и надежность теплоснабжения, повысим эффективность тепловой генерации и получим возможности для привлечения инвестиций.

Законопроект предусматривает систему введения штрафов. По нашему глубочайшему убеждению, когда компания будет именно таким образом наказываться, а не как сейчас - вырезанием валовой выручки из тарифа, если ты что-то не сделаешь, система контроля будет гораздо эффективнее. По сути, надо будет выбирать - либо платить многомиллионные штрафы, либо заниматься ремонтом. Все просто: если в дом поступило тепло ненадлежащей температуры или произошел сбой, то тебя наказали. А ты там дальше иди и выясняй, почему это произошло. Это лучше, чем собирать комиссию и долго-долго разбираться, почему трубу не поменяли. Подобные действия меняют административную систему управления. Размер штрафов для ЕТО мы еще обсуждаем.

- Что меняется в подходе к формированию ЕТО, и каким образом они будут функционировать?

Мы не меняем подходы, заложенные по ЕТО действующим законодательством: либо это генерирующая тепловая компания, либо сети. Они сравниваются по количественным показателям. Если мы понимаем, что у нас самым крупным игроком является тепловая станция, будет выбрана тепловая генерация. Если там пяток котельных и мощный тепловой сетевой комплекс, то, естественно, будут выбраны сети. Таким образом, следует руководствоваться исключительно принципом крупности и финансовой устойчивости. Мы понимаем, что в большинстве случаев ЕТО будет теплогенерирующая компания, потому что она является основным держателем активов.

ЕТО будет осуществлять внутреннюю технологическую и коммерческую диспетчеризацию. ЕТО будет балансировать свою деятельность таким образом, чтобы подключать наиболее экономические эффективные источники, то есть наиболее дешевые, с тем чтобы они обеспечивали качественное и надёжное теплоснабжение потребителя. На самом деле, та же самая котельная с высокой ценой не всегда может являться неэффективной. К примеру, если котельная пиковая, или замыкающая, и ее просто необходимо будет включать в работу в отдельные часы или периоды.

Еще одно нововведение - ответственность ЕТО за разработку схем теплоснабжения, которые будут утверждаться местными властями. Допустим, появляется новый жилой район, новое предприятие, и именно ЕТО должна предложить оптимальный вариант теплоснабжения этого объекта.

- А что вы можете сказать насчет опасений некоторых генерирующих компаний, которые считают, что расширение полномочий ЕТО может привести к устранению конкуренции на рынке теплопотребления?

- В определённой степени подобного рода опасения имеют под собой основания. Предположим, есть недозагруженная тепловая станция и есть владелец котельной, у которого разница в цене точно не в пользу тепловой станции. Безусловно, риск того, что эту котельную перестанут грузить, есть. Ему это точно не понравится. Но наша задача не в том, чтобы был доволен этот владелец , а в том, чтобы был доволен потребитель, которому необходима надежная услуга по разумной цене.

Сейчас по отдельным городам резервы по теплу составляют до 60%. Другими словами, есть 60% лишних источников теплоснабжения, которые никому не нужны, но, тем не менее, они висят на балансе, и за них платят потребители. Вопрос следующий – для чего? В моем понимании, когда, в текущей ситуации, отдаются преференции более дорогому источнику – это не конкуренция.

Рыночный подход предполагает, что выигрывает более эффективны и дешевый источник. С одной стороны мы усиливаем позиции ЕТО, но с другой - существуют ограничения и для самой ЕТО в части предельной цены. Самое важное, чтобы цена была разумной, батареи теплыми, и зимой вы не мерзли.

- Не могли бы Вы подробнее рассказать о принципе формирования цены по методу альтернативной котельной?

- Мы просчитали, сколько будет стоить потребителю отказаться от центрального теплоснабжения и установить подобного рода котельную. По-хорошему, это стоимость современной котельной блочного типа с установленной мощностью 10 Гкал, которую можно поставить буквально за один год. Этой мощности вполне хватает для того, чтобы отопить небольшой микрорайон. Просчитали ее стоимость, просчитали стоимость всех сопутствующих работ и так далее. Таким образом, цена альтернативной котельной – это некая формула, в которую закладывается и стоимость топлива, и даже климатический пояс, в котором находится данный регион. Согласитесь, цена тепловой энергии для котельных в Мурманске или в Ставрополе будет различаться. В состав этой цены естественно входит срок окупаемости этого объекта и доходность. Мы предполагаем, что окупаемость будет где-то в районе 10 лет, при этом доходность в предварительных расчетах летом 2015 года рассматривалась на уровне 18% и в настоящее время данная ставка пересматривается в сторону существенного сокращения в соответствии с изменениями на финансовом рынке.

Вот эта цена и является предельной. Мы четко понимаем, что если ее перешагнуть, то потребитель просто возьмет и проголосует ногами, поставит свою котельную. Это и есть искомая «точка конкуренции».

Далее - если сложившийся тариф является более высоким, нежели расчетная цена альтернативной котельной, то он замораживается и держится до тех пор, пока не придет к тарифу альткотельной. Если есть обратная ситуация, когда цена альтернативной котельной выше, чем существующие тарифы, в этом случае предусмотрена конструкция, по которой регион берет на себя обязательство установить график по поэтапному, в течение 10 лет доведения уровня тарифа до цены альтернативной котельной.

- Каким образом будут разрешать возможные разногласия?

- Задача единой теплоснабжающей организации - договорится со всеми участниками процесса по поводу того, кто какую цену будет получать и кого будут загружать. Понимаю, что это за собой влечет определённые риски, но мы попытались сделать следующим образом: если ЕТО и теплосетевая организация, увеличивая тариф, не договорились, тогда в дело вступает Антимонопольная служба, которая будет устанавливать на определенный период времени соответствующий тариф, который будет получать теплосетевая организация.

- Когда и где могут быть пилотные проекты запущены, в каких регионах?

- Ряд регионов уже высказали желание поучаствовать. Интерес есть у Республики Татарстан, Красноярского и Алтайского края, отдельных муниципалитетов. Они говорят - нам это нужно, это выход из ситуации. В нашем понимании интерес точно будет, но это пусть определяются сами регионы, что им важнее: держать цену для населения на старом, непригодном для работы оборудовании, либо попытаться изменить ситуацию и объяснить людям, что это необходимо.

- А каким будет этот переходный период на новую модель в тех регионах, которые проявили инициативу?

- Дело в том, что в этих регионах как раз никакого шока перехода на эту модель не будет. Там цена либо уже близка цена к цене альтернативной котельной, либо выше.

- То есть по факту это может произойти сразу после принятия закона?

- По ряду муниципалитетов, безусловно. В теории, это может произойти уже в следующем году, если закон будет принят.

- Вы верите всё-таки, что инвесторы пойдут в теплоснабжение?

- Да, так как это экономически выгодно. Я разговаривал с большим количеством людей, которые говорят: «Ребята, дайте нам долгий тариф, дайте нам разумную окупаемость и все. Не надо мне больше ничего от вас, я все сделаю сам, только не мешайте». Это лишний раз подтверждает тот факт, что, по-хорошему, инвестору нужны неизменные правила работы и цена, которая позволит окупать его затраты на долгосрочной основе.

Немаловажно в цене альтернативной котельной, что все сэкономленные деньги остаются у компании, все, что компания заработала – это ее. В нашем понимании, то, что деньги в последующем периоде регулирования останутся у инвестора – очень положительный для него момент.

Инвестиционные ресурс этой отрасли очень большой. Понятно, что в отрасль необходимо вкладывать деньги, она находится в очень тяжелом состоянии,. А здесь очень понятный инструмент: частный инвестор, приходи, вкладывай деньги, получай защищенную цену, неизменные правила работы, гарантированный возврат своих инвестиций. Но, с другой стороны, увеличивается и ответственность - тебя будут штрафовать, гонять и так далее. И если ты заработал, снизил свои издержки, и нет никаких проблем с качеством оказываемых услуг, то ты – молодец! Я считаю, что это правильно.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 30 ноября 2016 > № 1998050 Вячеслав Кравченко


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Агропром > amurmedia.ru, 24 ноября 2016 > № 1995455 Денис Грось

В прошлом году "Авангард" стал официальным резидентом ТОР "Хабаровск", к этому моменту на территории Парка заработали первые производства и на сегодняшний день уже можно оценить положительный эффект от реализации намеченных планов и начинать строить новые. О строительстве второй очереди теплиц и сотрудничестве с Фондом развития Дальнего Востока рассказал корр. ИА AmurMedia исполнительный директор ООО "Индустриальный парк "Авангард" Денис Грось.

— Денис, расскажите последние новости индустриального парка.

- За прошедшие полгода состоялось несколько значимых событий для нашей площадки. Японцами принято решение о реализации второй очереди проекта теплиц. Уже в 2017 начнется строительство и, учитывая, что первую очередь построили за 5,5 месяцев, думаю, что уже к концу следующего года проект будет запущен.

— Японская компания решила вложиться во вторую очередь потому, что увидела востребованность своей продукции?

— Да, они оценили интерес к своим овощам, ведь если вспомнить начало этого года, когда продукция только поступила на прилавки хабаровских магазинов, – это был настоящий ажиотаж. И до сих пор он сохраняется, хотя многих смущает цена японских овощей. Но все-таки качество – это ключевая характеристика при выборе продуктов питания, поэтому тепличные огурцы очень востребованы. Строительство первой очереди стоило примерно 650 миллионов, вторая очередь выйдет несколько дешевле, поскольку уже есть котельная, сопровождающая все имеющиеся и будущие постройки – порядка 500 миллионов.

— А что касается других новостей?

— Второе большое событие связано с развитием производственно-логистического кластера на территории "Авангарда". Это совместный проект с Фондом развития Дальнего Востока, соглашение с которым было подписано на Восточном экономическом форуме. Мы построим первый в Хабаровском крае современный производственно-логистический комплекс класса "А".

"На 75 тысяч кв метров расположатся склады, промышленный холодильник и производственные помещения"

Главная изюминка этого проекта в том, что рядом находится железнодорожная ветка и контейнерный терминал – это дополнительная инфраструктура для компаний-резидентов. Здесь будут оказываться услуги профессионального логистического оператора, то есть ты отдаешь свой груз, говоришь, куда и в каких партиях он должен быть доставлен, и все, больше ты об этом не думаешь.

— Будет ли востребован так называемый "холодильник"?

— Строительство в том числе низкотемпературных складов необходимо, чтобы заинтересовать производителей продуктов питания. На сегодняшний день с промышленными рефрижераторами в городе беда — продукты хранят в дорогих в плане эксплуатации реф-контейнерах или в так называемых "термосах". Мы же построим современный холодильник с разными температурными режимами. Он расположится с одной стороны площадки, рядом с железнодорожной веткой.

— А что будет на территории, которая рядом?

— Эту площадь мы планируем разбить на 60 модулей, примерно по 500 квадратов, и разместить там небольшие производства. У каждой секции будет своя погрузочная/разгрузочная зона, вход для персонала, а над "погрузкой" будет так называемая "этажерка", на которой есть возможность разместить офис площадью порядка 100 квадратных метров. Таким образом, мы предложим помещения, готовые к началу производственной деятельности – это сводит к минимуму потребность в капитальных вложениях, что особенно актуально для малых и средних предприятий, стремящихся к размещению производства в ТОСЭР.

— Какова стоимость данного проекта?

— Порядка 1,8 млрд рублей, планируется, что это будут наши финансовые вливания, инвестиционные деньги и займ от Фонда развития Дальнего Востока в размере 740 млн рублей на 7 лет под 5% годовых. Главное сейчас — получить финансовое плечо от Фонда, и можно приступать к строительству, если все сложится хорошо, то к концу 2017 года мы сможем сдать первую очередь логистического центра.

Есть такой стереотип, что инвестиционных денег гораздо больше, чем хороших проектов, и если проект качественный, то деньги под него всегда найдутся, но это не совсем так.

— Сложно ли было найти компании, готовые вложить деньги в строительство комплекса?

— Инвесторы нашлись среди тех компаний, которые заинтересованы в дальнейшем использовании ресурсов логистического комплекса. Отыскать их было нелегко, это все-таки средний и крупный бизнес. Такие компании четко понимают свою финансовую модель и ресурсы, которые позволят войти в проект. На мелкие производства в этом случае рассчитывать и вовсе бессмысленно, максимум, что можно попросить, это арендную плату за несколько месяцев, в качестве показателя серьезности их намерений занять будущую площадь.

Найти инвестора даже под хороший проект очень тяжело

Поэтому мы решили переориентировать в эту идею и часть своих финансовых потоков. При том, что срок окупаемости такого проекта не маленькая – по самым радужным подсчетам около 7 лет.

— Таким образом, это если не рискованный, то очень нелегкий проект.

— Согласен, но нам это очень интересно, хочется показать, что и на Дальнем Востоке бизнес может получать качественные услуги. На сегодняшний день такие проекты реализуются в западных регионах страны: в Калуге, Ульяновске, Татарстане, и мы не видим причины, почему это не может быть реализовано у нас. Тем более, у нас имеется большое преимущество – близость азиатского рынка, грех этим не пользоваться.

— Кажется, что компаний, готовых инвестировать, сейчас очень немного.

-Да, большинство говорят, что найдут предложение дешевле, нежели предлагаем мы. Хотя практика показывает, что дешевле не получается. Например, берем гектар земли под застройку – это минимум 200 миллионов, 25% из которых будет потрачено на подведение сетей. То есть 40 миллионов и более 2 лет потратит компания при самостоятельном поиске участка и оформлении всевозможной документации, причем срыв возможен на любом этапе. Мы же предлагаем готовый вариант: аренду земли можно оформить за 2 недели, стройся, выкупай землю и за вход всего 15 миллионов. И все равно компании говорят "дорого".

— И все же вам удается находить как инвесторов, так и резидентов.

— Здесь все дело в доверии к нам, как к бизнес-девелопментерам. Ведь люди вкладывают серьезные деньги в проектирование и строительство. При этом мы обязаны обеспечить газо-водоснабжение и построить в срок и нужного качества все необходимые сети. После, в процессе эксплуатации постоянно возникают какие-то вопросы, которые необходимо моментально отрабатывать. Например, если ты оставишь теплицу без воды на пару дней, то все засохнет, а это гигантские убытки для компании-резидента.

— А как быть с вашим небезызвестным проектом строительства "Зеленого дома"? Ведь всегда есть вероятность, что достроить не получится.

— Мы "загорелись" зеленым строительством, это очень интересно, к тому же позволяет получить формат "пассивного дома". Это значит, что будут соблюдены нормы повышенной энергоэффективности и, как результат, гораздо меньшая оплата за отопление, водоснабжение и электричество. Очень сложно было найти инвестора, который согласится вложить 25% от стоимости до получения кредитного "плеча", но люди поверили, что наши навыки позволят реализовать этот проект до конца и не побоялись с нами сотрудничать. В общем, здесь тоже все дело в доверии.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство. Агропром > amurmedia.ru, 24 ноября 2016 > № 1995455 Денис Грось


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 21 ноября 2016 > № 1981954 Михаил Мень

Брифинг Михаила Меня по завершении заседания президиума Советапри Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Из стенограммы:

М.Мень: Сегодня на заседании президиума были утверждены приоритетные проекты, которые касаются жилищно-коммунального хозяйства и городской среды и благоустройства. Здесь есть много нововведений, которые зафиксированы в паспортах данных приоритетных проектов.

Первое. Мы будем субсидировать процентную ставку для концессионеров, которые приходят в муниципалитеты для управления городским хозяйством, имеется в виду системами водоснабжения и водоотведения, теплоснабжения. Будем субсидировать до 5%, то есть концессионеры смогут кредитоваться под 5%. Для этого у нас есть средства в размере порядка 5 млрд рублей в Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. Эти средства сами по себе небольшие, прямыми субсидиями они не сработают на всю страну, не дадут должного эффекта, а субсидирование процентной ставки даст очень хороший эффект. 5 млрд – это большая сумма именно для того, чтобы субсидировать процентную ставку по кредитам для концессионеров.

Насколько эта мера будет востребована? Во всяком случае, мы будем подталкивать потенциальных концессионеров к тому, чтобы они приходили в регионы, муниципалитеты. У них есть такая позитивная опция, от которой они могут оттолкнуться.

Второе. Будут некие изменения в принципах управления многоквартирными домами. Будет сформирован определённый перечень стандартов. Сегодня как раз развернулась дискуссия: эти стандарты должны быть обязательными или будут носить рекомендательный характер для управляющих компаний? Буквально в день-два мы доработаем и выйдем на соответствующие решения. На мой взгляд, всё-таки эти стандарты должны быть обязательными и они должны быть включены в лицензионные требования. У нас нелицензированные компании уже не имеют права управлять многоквартирными домами, поэтому мы считаем, что стандарты нужно также дополнительно включить в лицензионные требования.

Что мы хотим зафиксировать? Это определение минимального перечня работ и срок их выполнения, чтобы у людей не возникали вопросы, что должна делать управляющая компания и в какой срок. Далее. Принципы уборки в подъезде, проверка состояния общедомового оборудования и время реагирования на обращение потребителя – это мы тоже хотим внести в стандарты, чтобы погрузить в лицензионные требования. Обсуждается даже возможная спецодежда для сотрудников управляющих компаний. На мой взгляд, это тоже нормальная опция, но это пока находится в стадии обсуждения. В ходе работы над приоритетным проектом мы определимся с этим решением.

В нашем приоритетном направлении два проекта: один проект – это жилищно-коммунальное хозяйство и второй – благоустройство и городская среда. Что касается развития городской среды, у нас появляются дополнительные средства. Первоначально мы рассчитывали и закладывали порядка 5 млрд рублей на то, чтобы стимулировать муниципалитеты к современному подходу в благоустройстве и развитии общественного пространства и городской среды. Мы очень благодарны Председателю Правительства и партии «Единая Россия» – на последней встрече руководства партии с Дмитрием Анатольевичем было принято решение по этому проекту в приоритетном направлении заложить дополнительные средства, ещё 15 млрд рублей. То есть всего в бюджете на будущий год запланировано 20 млрд рублей на развитие городской среды и благоустройство. Это впервые делается.

Что мы планируем? Формирование первоочередных мер по благоустройству во всех населённых пунктах с численностью населения более 1 тыс. человек. Обязательно учёт требований по передвижению лиц с ограниченными физическими возможностями. Далее мы планируем, что возможно оказание помощи регионам и муниципалитетам в реализации как минимум одного знакового проекта в муниципалитете. Это комплексное благоустройство центральной улицы или парка, с ремонтом тротуаров, озеленением, установкой освещения. Это будет хорошим стимулом для приведения в порядок всего муниципального образования. Мы сегодня получили поручение от Председателя Правительства синхронизировать этот проект с приоритетным проектом, который ведёт Министерство транспорта, то есть по уличному, дорожному покрытию. Мы обязательно работу эту синхронизируем.

Ещё один важный момент – обучение региональных и муниципальных специалистов. Это крайне важная вещь, особенно для муниципальных руководителей. Мы планируем обучать в год по 500 региональных, муниципальных специалистов. Также мы создадим определённый банк наилучших реализованных технологий, чтобы муниципалитеты могли по горизонтали, что называется, брать друг у друга эти проекты.

Мы будем использовать опыт регионов, которые уже продвинулись хорошо в этом деле, ту же Республику Татарстан, например, где недавно прошёл форум по городской среде. И ещё в целом ряде регионов есть хорошие наработки.

Предоставление федеральной поддержки на благоустройство регионам будет с обязательным условием утверждения муниципальных правил благоустройства, которые будут соответствовать федеральным методикам, которые мы разработаем. Планируется ежегодный отбор 100 лучших реализованных проектов по благоустройству и, соответственно, из этих же средств поощрение регионов, где они были реализованы.

Очень важно, чтобы сформировалась общедоступная база лучших практик благоустройства и методика, а также вовлечение населения в процесс создания городской среды. В том же Татарстане очень хороший опыт вовлечения населения в благоустройство. И вот здесь необходима синергия федеральной, региональной, муниципальных властей и самого населения.

Вопрос: Вы назвали сумму по благоустройству 2017 года, но проект рассчитан до 2020 года.

М.Мень: Да, просто по 2017 году понятны источники. У нас изначально по 5 млрд было прописано по году – на 2017-й, 2018-й, 2019-й. После последнего решения Дмитрия Анатольевича увеличить финансирование приоритетного проекта ещё на 15 млрд рублей будем смотреть по 2018 и 2019 годам. Хотелось бы, чтобы подобный объём финансирования сохранился и на эти годы – на 2018-й и 2019-й. Но на 2017 год уже точно Минфином определены источники.

Вопрос: А регионы будут софинансировать?

М.Мень: Да, обязательно. Мы будем это в методиках прописывать. И это новая задача. Если в прошлом приоритетном проекте мы брали действующие методики и программу «Стимул», которая вошла в ФЦП «Жилище», то здесь поднялся уровень финансирования, здесь придётся делать заново и очень быстро, потому что мы хотим распределить средства между регионами до 1 февраля следующего года. А до 1 марта уже заключить соглашения с регионами.

Вопрос: Когда концессионеры смогут воспользоваться субсидированием процентной ставки?

М.Мень: С будущего года, средства эти есть.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 21 ноября 2016 > № 1981954 Михаил Мень


Казахстан > Недвижимость, строительство > dknews.kz, 19 ноября 2016 > № 1976068 Тулеген Аскаров

Под крышей дома своего стало тревожно

Обрушившаяся в минувшую среду огромная конструкция одного из строящихся объектов на территории выставки ЭКСПО-2017 стала еще одним недобрым знаком давно накопившихся системных проблем в строительной сфере.

Настоящее счастье по «кривым» схемам не построить

Официальные лица сразу же взяли успокаивающий тон, неустанно подчеркивая, что разрушилась всего лишь «декоративная мостовая конструкция», а жертв и пострадавших нет. Тем не менее можно предположить, что тысячам жильцов зданий, построенных той же компанией в столице, в первую же ночь после этого ЧП наверняка всерьез пришлось задуматься, действительно ли «Здесь строится счастье!», как гласит ее слоган.

А уж жителям других регионов, где счастье не строится вообще, если верить этому слогану, и вовсе тревожно теперь. Ведь даже в Алматы валятся набок новые высотки, разрушаются перекрытия над подземными торгово-развлекательными центрами и даже конструкции отелей, не говоря уже о регулярно падающих нам на головы отделочных плитках и горящем алюкобонде.

И тут стоит вспомнить, что в узкий круг стремительно разбогатевших за последние годы застройщиков и девелоперов выбились далеко не представители трудовых строительных династий, славившихся на всю страну еще в советские времена. К примеру, один из нынешних знатных девелоперов закончил университет с дипломом биолога и до начала нынешнего века вполне спокойно торговал импортными автомобилями и занимался зерном, будучи также акционером одного из крупных банков.

А потом вдруг, как в сказке, он начал сразу строить огромные торгово-развлекательные центры, получая под них лакомые участки земли в крупных городах и даже финансовую господдержку. Правда, теперь ему приходится распродавать свои ТРЦ с тем, чтобы получить наличность для завершения очередного такого центра на территории ЭКСПО-2017.

Другой титан и стоик этой отрасли вроде бы начал карьеру со строительной стези, трудясь в легендарном «АДК», отстроившем чуть ли не все панельное жилье в Алматы. В результате стремительной экспансии его строительному холдингу во времена бума 2006-2007 годов удалось добраться даже до далекого канадского Торонто! Но в нынешние кризисные времена, по признанию владельца этого холдинга, он решил диверсифицировать ставший рискованным строительный бизнес и заняться выращиванием мясного скота.

Еще один супер-девелопер и застройщик, на объекте которого как раз и рухнула «декорация», судя по его биографии, начал трудовую деятельность в строительной бригаде и закончил инженерно-строительный институт, так что вроде бы вполне квалифицированный управленческий кадр, которому можно доверять свою судьбу под крышей дома, выстроенного его компанией. Но и он в последние годы больше известен в социальных сетях как увлеченный авто– и триатлон-гонщик, а также деятельный благотворитель.

Но это те, кто на виду. А ведь есть еще сотни практически не известных, меньших по оборотам и размеру состояний строительных магнатов и девелоперов, которые предпочитают не «светиться», – видимо, по той простой причине, чтобы регулярно «кидать» доверивших им свои деньги соотечественников. К примеру, недавно в Астане осудили директора двух компаний-застройщиков за 90 (!) эпизодов мошенничества.

И было за что – ведь у него не было лицензии на строительство жилых зданий и прав на земельный участок, где планировалось возведение жилого комплекса! Тем не менее, представляя ложную информацию покупателям квартир, этот аферист заключал с ними предварительные договора купли-продажи, причем продавал несуществующее жилье дважды, а затем по подделанным документам еще и перепродал жилые помещения.

И таким «кривым» схемам, которые реализуются на глазах у местных властей и бдительных силовиков, несть числа. Ведь «впаривать» людям под видом жилья фактически можно что угодно по аналогии с самсой и доннерами, ибо о конкретных стандартах, требованиях и классификациях жилых объектов массовый покупатель просто не знает.

Если, к примеру, машина типа Toyota Camry предлагается рынку как авто бизнес-класса, то соответствующая японская компания и ее дилеры могут легко объяснить покупателю, что он получит, сделав покупку, по части комфорта и безопасности, хотя и без объяснений ему все тут видно и понятно. Другое дело – жилье бизнес-класса, суть, критерии и предназначение которого понять и объяснить сложнее, вот и появляется широкое поле для махинаций.

Трамп бы очень удивился увиденному у нас

Оставаясь непрозрачными и закрытыми для СМИ и общественности, девелоперы и застройщики сами дают повод для объяснения источников сотворенного ими «чуда» в сфере недвижимости в тепличных условиях, созданных государством, закрывшим глаза на явные проблемы здесь. Конечно, отечественного производителя надо поддерживать, но не до такой же степени! Ведь никто не отменял конкуренцию в этой сфере, правила госзакупок и тендеров на предоставление земельных участков под застройку. И раз уж Казахстан вступил в ВТО, то этот рынок давно нужно было открыть для иностранных строителей, в первую очередь, из соседних с нами стран – России и Китая, а также из развитых стран.

Автор: Тулеген АСКАРОВ

Казахстан > Недвижимость, строительство > dknews.kz, 19 ноября 2016 > № 1976068 Тулеген Аскаров


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 16 ноября 2016 > № 1976903 Михаил Мень

Стенограмма интервью главы Минстроя России Михаила Меня программе Hard Day's Night (телеканал «Дождь»)

Желнов: Михаил Александрович, вот буквально сегодня «Ведомости» написали статью про то, что правительство Москвы готовит ряд предложений и хочет создать новый план развития города. Собственно, почему мы вас об этом спрашиваем. Не столько об эстетике речь, сколько о том, что правительство же предлагает повысить в будущем налог на недвижимость в центре города. Как вам такой план развития? Что вы вообще об этом знаете?

Мень: Вообще, если честно говорить, то просто квадратные метры мы уже строить научились. Вы знаете, что прошлый год был рекордный по вводу квадратных метров жилья, больше 85 миллионов, и это даже превысило рекорды советского периода. Но сейчас люди требуют совершенно иного, люди требуют нормальной и качественной городской среды, качественного общественного пространства, и, безусловно, это сейчас выходит на первые задачи, это такой тренд, который те застройщики, которые понимают, они безусловно будут добиваться успеха.

Желнов: То есть вы говорите о спросе на какую-то эстетику? Не столько людей волнует собственно жилье, сколько пространство вокруг?

Мень: И не только эстетика, которую мы называем «экология глаза», такой у нас есть в Минстрое термин, но еще и общественное пространство, потому что общественное пространство крайне важно, и даже в том случае, если у молодежи, которая предпочитает небольшие квартиры, малогабаритные квартиры, они хотят общественного пространства, где бы они могли находиться. Многие даже в современной жизни ходят завтракать в кафе и так далее. И это действительно меняет сегодня приоритеты у застройщиков, и естественно, власти, и региональные власти, просто вынуждены двигаться в эту сторону, иначе это будут несовременные города.

Желнов: Ну вот на центре Москвы, если вернуться к этим инициативам мэрским, как это скажется? Действительно ли будет повышен, ожидаете ли вы повышения налога на строительство в центре?

Мень: Ну, это не совсем наша кафедра, потому что все-таки это кафедра наших министерств, которые занимаются экономикой и финансами. Но мне кажется, что любой город, который является столицей большого государства, всегда цена на квадратный метр, если говорить про жилье, в столице всегда выше, в любой абсолютно столице. То, что касается вот этих законодательных инициатив, их нужно смотреть, нужно их понимать для того, чтобы уже конкретно комментировать.

Немзер: Михаил Александрович, если я вас спрошу не как чиновника, а как неравнодушного горожанина, вам нравится самому то, что сейчас происходит в Москве, в центре?

Мень: Вы знаете, вот я хотел бы пережить с этим зиму. Потому что то, что было сделано…

Желнов: И не поскользнуться?

Мень: Немножко не в этом дело. Дело в том, что вот тот проект, который был сделан в рамках «Моей улицы», КБ «Стрелка» принимала активное участие, мне в общем-то импонирует, и мне нравится, как это сделано, и широкие тротуары, безусловно. Но мы все-таки северное государство, и Москва достаточно северный город, очень хотелось бы, чтобы и зимой тоже это выглядело хорошо. Давайте весной обязательно поговорим на эту тему.

Немзер: У вас есть какие-то опасения, что, может быть, этой зимой не сработает?

Мень: Может быть, вот если будет достойная уборка снега, и вот эти все нюансы, которые мы понимаем с вами, то, конечно, тогда этот проект можно считать, что удался. Так, для летнего, весеннего, осеннего периода это очень хорошо выглядит. И город начинает играть совершенно новыми красками.

Немзер: Вот есть некоторые недовольства довольно значительной части горожан, которые говорят, что с ними не обсудили ни ширину тротуаров, ни плитку, ни кадки, ни «Зеленую женщину», которая в какой-то момент на Тверской возникла. Вот как с обратной связью?

Мень: Вы знаете, мне кажется, что у Москвы как раз обратная связь налажена. Насколько я знаю, и консультации проводились. Просто мы должны понимать, что в любом изменении жизненного пространства всегда будут люди, которые недовольны, и их голос всегда громче, чем людей, которые довольны. Знаете, как патриарх строительства в Москве Владимир Иосифович Ресин говорит, что если мы будем реагировать вообще на все сигналы, то ни одного здания мы в Москве не построили бы. Это, к сожалению.

Желнов: Уж действительно, да.

Мень: Действительно это так. Но мне кажется, что все-таки команда Сергея Семеновича Собянина все-таки внимательно относится к тем пожеланиям, всем невозможно угодить, но все-таки то, что сделано, это действительно прорыв. Можно обсуждать, можно быть чем-то довольным, чем-то недовольным, но безусловно это прорыв, это современно, и Москва действительно становится одним из самых красивых городов мира. Единственное, что я меня смущает, дай бог, пережить зиму, чтобы это было так же эстетично и в зимний период времени.

Товкайло: А почему этого прорыва при Юрии Михайловиче не случилось? Вы работали в его команде, что не хватило? Компетентности команды, компетентности самому мэру, денег? Почему?

Мень: Тогда была совершенно другая задача. Тогда речь шла именно о большом объеме квадратных метров. И я помню эти оперативки…

Товкайло: То есть вы отдали Москву строителю?

Мень: У Юрия Михайловича оперативки, когда объем строительства жилья, когда коммерческая нежилая недвижимость начинала только строиться. Совершенно разные эпохи и разные задачи. У Юрия Михайловича, у Сергея Семеновича разные задачи и разное время, поэтому, мне кажется, каждый выполняет свою миссию на определенном историческом участке. Юрию Михайловичу достался этот период, Сергею Семеновичу — этот.

Желнов: Так вам город какой больше нравится, лужковский или собянинский, вот сейчас?

Мень: Честно говоря, мне нравится то, что сейчас делает Сергей Семенович. И дай бог, чтобы вот это и дальше двигалось и дальше развивалось. Во всяком случае, это современно, это сделано для людей.

Иваницкая: В Питере такое сработает?

Мень: Питер, наверное, немножко другой город, и там должен быть другой подход. Там все-таки нужны более серьезные оглядки на историческую ценность.

Желнов: А у нас разве не нужны?

Мень: У нас, безусловно, тоже нужны. Но все-таки в Питере есть определенная специфика. И если там начинать подобный проект, то он должен быть другой, он должен быть совершенно другой. И он должен быть с другим духом, я не могу это словами объяснить, но вы понимаете, о чем я говорю, он должен быть несколько другим. Но это уже пускай решают региональные власти.

Желнов: Михаил Александрович, вот как раз про историческую ценность, которую вы сами затронули. Понятно, что Минкульт отвечает за сохранение наследия, есть Москомнаследие в Москве, но в целом — Министерство культуры. Но учитывая, Лужков или Собянин, мы видим, как продолжаются сносы зданий в Москве. Можно всем вспомнить последние примеры. Понятно, что это не совсем профильная для вас сфера, но вы пытались как-то, имея свой вес, свое положение, свой вкус, влиять на эту ситуацию? Я имею в виду сохранение каких-то объектов культуры, которые уничтожались все последние 15 лет в Москве, не 15 лет даже, а с 1994 года.

Мень: Вот смотрите, действительно то, что касается реставрации, это не наша кафедра, а кафедра Министерства культуры, и работа с памятниками истории и архитектуры — это тоже работа наших коллег.

Желнов: Не про реставрацию, именно про снос зданий, исторических, которые имеют ценность, про снос зданий в центре города. Понятно, что не напрямую это в Министерство строительства, но опять же, пытались ли вы как-то влиять на это?

Мень: Ну, конечно, у нас есть обращения граждан, это такая серьезная работа — обращения граждан и организаций в наш адрес. И на моей памяти было достаточное количество каких-то обращений, когда мы, опираясь на них, обращались в мэрию Москвы или в другие субъекты для того, чтобы там более внимательно посмотрели на тот или иной объект.

Желнов: То есть у вас есть такая возможность?

Мень: Возможность влиять безусловно есть, мы федеральное ведомство. Мы, конечно, в первую очередь регулятор, мы в первую очередь регулируем правила игры, по которым осуществляется градостроительство, в том числе. И через эти механизмы мы стараемся в первую очередь влиять на субъекты, но точечно тоже в каких-то случаях мы стараемся тоже подключаться. Безусловно, это так, хотя это прерогатива региональных властей.

Товкайло: Вот была тоже дискуссионная тема последних месяцев — установка памятника князю Владимиру на Боровицкой площади. Сформулирую вопрос так: вы к этому, как житель этого города, как относитесь, и как министр? Понятное дело, что все-таки у вас есть пост, и он обязывает выбирать выражения, но действительно, решение с точки зрения архитектуры, градостроительной политики довольно смелое. Как вы к нему относитесь, и как житель, и как министр?

Мень: Вот известная история, как в Париже строили Эйфелеву башню, какое было дикое возмущение вот этим уродством, как его называли парижане. И действительно, это казалось настолько диссонансно с имиджем этого города, с ощущениями этого города, казалось какой-то безумной эклектикой вообще. Но в конечном итоге, мы с вами знаем, что именно Эйфелева башня является сегодня символом Парижа. Поэтому, мне кажется, вот так оценивать, плохо или хорошо, очень трудно, потому что это как оценивать живопись или как оценивать музыку, у каждого свой абсолютно вкус.

Товкайло: Но вам нравится проект?

Мень: У меня не вызывает отторжения этот проект.

Товкайло: Разрешите, я все-таки с вами поспорю. Вот вы привели пример Парижа, но башню строили к всемирной выставке, ее хотели потом снести. Потом так сложилась история, что ее оставили.

Мень: Дискуссия основная развернулась именно здесь.

Товкайло: Да, сносить или не сносить. Тут памятник, насколько мне известно, сносить пока не собираются. То есть вы верите, что этот памятник станет символом Москвы, как башня стала символом Парижа?

Мень: Ну, на счет того, что символом, наверное, нет. Все-таки у Москвы есть иные символы, такие как Кремль тот же, например. Но этот памятник, меня он, как в народе говорят, ничем не обломал.

Товкайло: То есть вас не смущает, что напротив, в зоне исторической застройки, в зоне самого Кремля появится памятник, который в принципе выше? Если вы посмотрите на него, он выше и стен Кремля, и перекрывает вид на Кремль, он практически по высоте как дом Пашкова.

Мень: Ну, наверное, только со временем мы сможем уже оценить, как он вписывается. Поверьте, что сейчас любой памятник, вот помните, Столыпину ставили памятник возле Белого дома, тоже была большая дискуссия.

Товкайло: Ну, не такая.

Мень: Ну, наверное, не такая, но была. Была, и сегодня мы видим, что этот памятник, мы его даже уже и не замечаем, когда там проезжаем, он настолько стал нам привычен. Это дело очень такое тонкое, вы знаете, вот мы на последнем Государственном совете подняли один очень важный вопрос: то, что статус главного архитектора субъекта Российской Федерации сегодня крайне низок. Потому что, вот поверьте человеку, который много лет проработал в разных регионах, в трех регионах я работал, статус главного архитектора, он высок в Москве, в Санкт-Петербурге, потому что это города-субъекты. А вот то, что касается традиционных субъектов Российской Федерации, со столицей и с другими городами, то здесь, как правило, главный архитектор это замдиректора департамента по строительству. Притом, директор департамента или регионального министерства по строительству, у него задача какая? Больше квадратных метров жилья. А здесь какой-то ходит зам у него, который говорит, что это эстетично, а это не эстетично, и мешает ему выполнять поставленные губернатором задачи. И было решение, оно, к сожалению, имело рекомендательный характер, но уже ряд субъектов, порядка двадцати, пошли по этим рекомендациям, чтобы подчинить главного архитектора напрямую губернатору. Это очень ключевое действо будет, потому что тогда главный архитектор не будет зависеть от строителей, и его слово будет звучать. Это очень важно, и поверьте, что впереди очень серьезная и большая работа у этих людей.

И сегодня я плотно работаю и с МАРХИ, и с нашей Академией архитектуры, и мы стараемся максимально все-таки этих людей поддерживать, потому что от них зависит очень многое, от них зависит вообще облик наших городов. И то, что вот сейчас, в одном из приоритетных проектов мы делаем, это определенные стандарты благоустройства для наших городов, это очень важно.

Понимаете, вот мы как-то дискутировали, и мне говорят: «Вы знаете, что вы для всей страны рисуете стандарты? Что, мэры городов сами не разберутся?». Им нужно помочь здесь, понимаете. Бывают мэры городов, крепкие хозяйственники, которые хорошо справляются со своими функциями, ЖКХ знают хорошо и так далее. Но они эстетику города не чувствуют и не понимают, и в этом даже нельзя их упрекнуть, это как у человека есть музыкальный слух или нет музыкального слуха. И, конечно, здесь очень важно, чтобы специалист, чтобы главный архитектор субъекта был рядом, главный архитектор города был рядом с мэром, и чтобы его слово было весомым и звучало. Вот это очень важная задача, и я думаю, что мы постепенно от рекомендаций будем переходить дальше.

Желнов: Сейчас перейдем к ЖКХ, к излюбленным темам. Но раз мы стали говорить об эстетике, и вообще об ощущении времени, о том, что происходит, хотел вам задать вопрос как сыну отца Александра Меня. Как вы вообще оцениваете не общественное, в данном случае, пространство, а то, что происходит в общественной жизни в последнее время, я имею в виду те законы. Вы, как верующий человек, наверняка тоже следите за ситуацией с религией, с принятым законом об оскорблении чувств верующих, дело Pussy Riot, которое уже и забылось, потому что после него было наштамповано много еще таких дел, мы уже о них и не вспоминаем. Как вы вообще относитесь, если можно так сказать, к климату и ко всем общественным вещам, которые мы наблюдаем за последнее время?

Мень: Вы знаете, я считаю, что вера — это глубоко личное чувство, которое вообще выставлять напоказ, обсуждать в каком-то публичном пространстве абсолютно не имеет смысла. Это все неофитство, неофитство людей, которые не так давно пришли к вере. У меня есть возможность судить, и я имею на это право, потому что я родился и воспитывался в семье православного священника тогда, когда еще никто в церковь не ходил из власть предержащих, когда мы были изгоями, что называется, верующие люди.

Желнов: Поэтому я вас и спрашиваю. Тогда как вам этот закон об оскорблении чувств верующих? Именно спрашиваю вас, как человека, который вырос в православной семье.

Мень: Я считаю, что вот такие вещи не нужны.

Желнов: Не нужны?

Мень: Не нужны. Такие вещи не нужны, потому что это не дает должного эффекта. Мы должны все-таки воспитывать в наших традиционных конфессиях, должны воспитывать глубокое чувство веры, веротерпимости, и я думаю, что вот этими законами мы не добьемся того результата, на который мы рассчитываем. Это не моя кафедра, и я высказываюсь сейчас не как государственный руководитель, а как гражданин Российской Федерации. Я не считаю, что это дает какой-то эффект.

Товкайло: Вы человек религиозный, даже до эфира говорили, что общаетесь с патриархом. Вот насколько верна информация, что именно патриарх способствовал вашему назначению на пост министра? Что именно он поговорил с Дмитрием Анатольевичем, и уже после разговора с его святейшеством Дмитрий Анатольевич представил вашу кандидатуру Владимиру Владимировичу на утверждение?

Мень: Ну, я не знаю подробностей, но действительно, у нас очень хорошие сложились отношения, так скажем, отношения еще исторические, потому что когда святейший патриарх, еще в советские годы, будучи митрополитом, был в небольшой опале, так скажем, это мне сам святейший рассказывал, то был единственный священник русской православной церкви, который ему написал письмо, которое, естественно, было прочитано соответствующими органами, письмо поддержки. Это был мой отец, и на базе этого у них были очень хорошие отношения, но я не думаю, что как-то в политической сфере здесь какое-то влияние церкви может быть, вообще не готов это комментировать.

Иваницкая: Закрывая религиозную тему, не могу не спросить, как такое может быть, что банк, принадлежащий церкви наполовину, вдруг оказался в таком плачевном состоянии? Как такое возможно?

Желнов: Речь о банке «Пересвет».

Иваницкая: «Пересвет», да.

Мень: Ведь церковь, она создана богом, а находятся в ней люди. Простые люди, и грешные, и правильно, и неправильно рассчитывающие экономические модели, финансовые модели. Здесь естественный, мне кажется, процесс, в каком-то банке может возникнуть, независимо от того, кто учредитель банка. Им так же управляют, те же самые финансисты, абсолютно независимо, еще раз повторю, от учредительства.

Ляув: Раз мы коснулись вашего назначения, я вспомнила, как в одном из первых интервью в должности министра, вы сказали, что прекрасно понимаете, что не станете популярным министром. Вот спустя три года, хотелось ваше мнение узнать, как вы считаете, популярны вы или нет?

Мень: Ну, вы знаете, честно вам скажу, я рейтинги не мерил свои, поскольку у меня нет задачи куда-то избираться и так далее. Но мне кажется, что в деловом сообществе к нашему министерству относятся с уважением. И насколько я знаю, и руководители субъектов Российской Федерации, и бизнес, с которым мы взаимодействуем, считают нас действительно министерством реальных дел, потому что мы за три года все-таки очень серьезно нормативную базу поменяли и серьезно работаем, включаемся вовремя.

В кризис, вы знаете, были предприняты сразу все меры для того, чтобы субсидировать ипотеку, для того, чтобы поддержать застройщиков. Но нас считают вот таким, деловым ведомством, и министра — соответственно. То, что помимо стройки, я еще веду и жилищно-коммунальное хозяйство, этот блок довольно большой у нас в министерстве, естественно, это вызывает определенные вопросы, потому что когда приходит домой платежка, в любой стране мира, поверьте, ни у кого желания оплачивать нет. Тем более, наследство, которое нам досталось, было очень сложное, и нам приходилось принимать серьезные решения, не очень популярные решения, но в любом случае никто не может сказать о том, что мы в этой сфере ничего не делали. В течение этих лет нормативку серьезно меняли, и наводили порядок, и делали все для того, чтобы люди вообще понимали, из чего состоит эта платежка. Это очень важный момент.

Ляув: Одной из главных задач вы также называли уход от долевого строительства. Вот буквально недавно приняты поправки в основной закон, по которому застройщики продают жилье обычным гражданам, закон «О долевом строительстве», он начинает работать с Нового года. И судя по закону, от продажи по этой схеме министерство не собирается отказываться. Вот планы изменились, или что?

Мень: Смотрите, во-первых, мы в конце 2013 года говорили об этом, и на уровне руководства правительства говорили об этом. И в перспективе, конечно, неплохо бы уйти от долевого строительства и перейти к так называемым «счетам эскроу», которые в новой редакции 214 Федерального закона как раз предусмотрены, и для того, чтобы какие-то пилоты сделать и посмотреть, как это будет работать.

Но в сегодняшней ситуации, достаточно сложной с точки зрения экономики в целом, конечно, уходить сегодня от долевого строительства невозможно, потому что долевое строительство — все-таки это реальная возможность для многих людей улучшить свои жилищные условия. И сегодня ипотека и долевое строительство, вот эти два столпа, на которых зиждется вообще строительство жилья в нашей стране. И вот 214 закон в той редакции, старой, он сыграл свою роль, безусловную. И появление обманутых дольщиков, так называемых, в подавляющем большинстве случаев все-таки связано с теми схемами, по которым работали соответствующие застройщики, уходя от 214 Закона, используя именно схемы ТСЖ на целый квартал и так далее. Мы все эти схемы знаем, сейчас это уже все перекрыто в новой редакции 214 Федерального закона.

Но время идет вперед, и, конечно, нужно наводить порядок, и вот последняя редакция, и сейчас еще небольшой блок поправок, которые мы должны будем до конца этого года провести, они в корне меняют 214 закон, и закладывают перспективу на работу на определенное количество времени. А дальше возвращаться к этой идее можно будет после полного стабилизирования экономики в целом, и говорить на эту тему.

Иваницкая: А что сейчас происходит на строительном рынке? Вот есть ощущение, что ситуация непростая и немножко похожа на то, что переживает банковский сектор, я снова про банки, несколько компаний, достаточно крупных, оказались в тяжелом состоянии, кому-то потребовалась санация, кого-то купили. Не наблюдаете ли вы некоторый пузырь, что строительные компании не справляются с объемом взятых на себя обязательств?

Мень: Ну, на самом деле, если говорить о крупных компаниях, то проблема СУ-155, она очевидная, проблема связанная с неправильно выстроенной экономической моделью. Они выстраивали модель таким образом, что она работала только при постоянном росте экономики в целом. В учебниках первого курса…

Иваницкая: Пирамида?

Мень: Не совсем пирамида. Это неправильно выстроенная модель, потому что экономика не может расти, это любой студент первого курса вам скажет, что экономика имеет спады и подъемы, волатильность экономики известный факт. И расчет на то, что всегда будет все расти, потом полупрофильные активы, когда приобретались различные машиностроительные заводы, и все это объединялось в один холдинг, все это в конечном итоге привело к проблемам.

Но мы не могли людей бросить, потому что там порядка 30 тысяч семей могло оказаться без квартир, и сегодня государством, правительством были приняты соответствующие решения, и банк «Российский капитал» санирует, выражаясь финансовым языком, а на самом деле достраивает эти объекты, используя в том числе и активы группы компаний СУ-155. То есть здесь была неправильная модель управления.

Что касается других моментов, что сегодня акционеры группы компаний ПИК стали еще и акционерами компаний «Мортон», это тоже естественный процесс укрупнения компаний. Это не только на рынке строительства жилья происходит, это происходит и на других рынках. И наша главная задача, чтобы люди не пострадали, но нас акционеры заверили, что все взятые на себя обязательства, которые были у «Мортона», они все будут выполнены. Это самое главное.

Желнов: Да, Михаил Александрович, при сжатии экономики в 30%, я говорю о последних годах и о кризисном времени, вы как-то слишком оптимистично звучите, что, может быть, хорошо, но тем не менее, как ваша отрасль, если конкретизировать, пострадала от кризиса, от экономической ситуации в стране? Потому что страдают все, вот вы каким образом пострадали?

Мень: Вот смотрите, мы пострадали таким образом, что в 2015 году дали более 85 миллионов квадратных метров жилья, что, действительно, повторю, было рекордом. В любой кризис, в любой стране, это мировая история показывает, первое, что вытаскивает любую экономику, это строительная отрасль, строительство жилья и инфраструктуры. Это, что называется, дважды два — четыре. И сегодня, мне кажется, вот такие программы государственной поддержки, как субсидированные процентные ставки по ипотеке, вовремя внесенные правительством и заработавшие, реально не просто спасла рынок, а дала возможность вот такого серьезного роста.

Теперь то, что касается этого года, этот год сложнее. Мы сейчас мониторим ситуацию с возможным объемом, который будет введен в этом году, по пессимистическому прогнозу это будет порядка 77 миллионов квадратных метров жилья, по оптимистическому прогнозу — все-таки за 80 мы выйдем. Что мы видим сегодня? Это уровень ввода жилья, на сегодняшний момент, точнее, на 1 октября, на прошлый месяц, это 95% к аналогичному периоду прошлого года. Притом, что интересно, индустриальное жилье не падает, а ИЖС немножко, вот эти 5%, это как раз падение по ИЖС, но это зависит от многих факторов, макроэкономических, так скажем, от возможностей сегодня наших людей.

Поэтому индустриальное жилье пока держится, и мне кажется, если государство и дальше будет продолжать помогать, вот как субсидированная процентная ставка, сейчас, как вы знаете, новый приоритетный проект, мы будем помогать региональным застройщикам, выделено 20 миллиардов по году непосредственно на инфраструктуру. То есть сегодня заложить в цену квадратного метра стоимость инфраструктуры реально дорого, получится дорогой квадратный метр, никто не будет его покупать. То есть мы сейчас будем здесь помогать. Вот во всех кризисах, если почитать учебники экономики, всегда государства вылезали за счет именно строительства, инфраструктуры, дорог и жилья, в первую очередь.

Ляув: Вы много говорите о том, что строительство — это всегда локомотив экономики, но все мы знаем, что строители сейчас себя чувствуют, мягко говоря, очень плохо, подрядчики банкротятся пачками. Цифры есть, в два, в три раза увеличилось количество банкротств. Что вы делаете, чтобы их спасти?

Мень: Я хочу сказать, что в основном речь идет, конечно, о государственном, региональном и муниципальном заказах. Безусловно, бюджетных возможностей меньше, и здесь проблема действительно существует. Вторая проблема, это нежилое строительство в субъектах Российской Федерации, в крупных городах. Больше нету бума строительства офисных центров, офисных зданий, просто пришло время, помимо всяких кризисов, просто уже достаточно, как правило, в крупных городах объемов офисных центров. То же самое касается и торговой недвижимости, поэтому, конечно, у подрядчиков, у субподрядчиков, возникают определенные проблемы.

Что сегодня мы сделали? Вы знаете, что мы большую реформу саморегулирования сейчас проводим, это такая притча во языцех, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Хотели уйти от консервативного лицензирования, прийти к саморегулированию. И все это кончилось тем, что саморегуляторы стали друг другу продавать допуски на строительство. Ну, вот сейчас мы делаем последнюю попытку отреформировать саморегулирование в стройке, и важной составляющей является то, что малый бизнес будет освобожден от взносов в саморегулируемую организацию, вообще от обязательств быть членом СРО, а обязанность только генподрядчика. То есть если твоя компания будет претендовать на какой-то генподряд, тогда необходим допуск в СРО и соответствующий взнос в компенсационный фонд. Вот это, мне кажется, несколько облегчит ситуацию сегодня, именно для небольших субподрядных компаний.

Немзер: Скажите, пожалуйста, а вот ситуацию с этим несостоявшимся проектом с саморегулированием, вы как-то объясняете? Почему это не работает? Низовая модернизация невозможна? Что случилось?

Мень: Объясню, очень просто объясню, в чем дело. У нас пока очень низка цена репутации в стране. А саморегулирование все зиждется на репутации. Я специально изучал этот вопрос, может быть, через 10-15 лет, 20 лет, не знаю, не могу дать оценку, когда будет высока цена репутации, то тогда, может быть, саморегулирование, во всяком случае, в нашей отрасли, заработает. По-моему, есть другие отрасли, где неплохо работает, нотариат, по-моему, где-то еще, не изучал специально. Но вот то, что у нас происходит, в части строительства, проектирования инженерных изысканий, то это, конечно, не дало того эффекта. Я напомню, вот президент на Государственном совете говорил об этом, говорил, что вы же просили, уберите от нас чиновников, которые лицензируют нас, дайте, мы сами будем регулировать.

Товкайло: Говоря по-русски, торгуют.

Мень: И кончилось тем, что можно было в интернете, в любом поисковике набить «получить допуск на строительство» и почитать все. Вот сейчас мы попробуем, принят закон соответствующий. Во-первых, мы сделали количество банков считанное, там 12 банков только, которые аккредитовало правительство для того, чтобы размещать средства компенсационных фондов. Сделали два компенсационных фонда, для того, чтобы за невыполненные обязательства, взятые на себя, членам СРО тоже можно было из комфонда расплачиваться. То есть мы ужесточили требования, попробуем. Вообще принцип саморегулирования, я когда объясняю простым языком, очень простой пример, когда в армии кто-то плохо отстрелялся, плохо выполнил какую-то боевую задачу, то вечером после ужина весь взвод марширует по плацу из-за одного провинившегося. Вот принцип саморегулирования.

А у нас изначально и законодательство немножко с хитринкой было сделано, то есть провиниться можно, а маршировать по плацу, можно и не маршировать всему взводу. То есть сегодня мы стараемся это изменить, но все-таки конечно в основе лежит пока низкая еще цена репутации.

Ляув: Ваше министерство отвечает за программу «Доступное жилье», ключевое слово здесь — доступное. Во всем мире доступность жилья измеряется специальным индексом доступности — это соотношение стоимости новой двухкомнатной квартиры к годовому доходу семьи. Во всем мире, продвинутом мире, США, Европа, этот индекс примерно составляет 3. В России 8-9-10, и чем дальше, тем этот индекс выше, из-за того, что платежеспособный спрос падает. Что ваше министерство делает для того, чтобы жилье в России наконец все-таки стало доступным?

Мень: Я повторю, в рамках приоритетного проекта выделены средства, небольшие, но все-таки реальные средства в объеме 20 миллиардов рублей по году для того, чтобы вычленить из стоимости жилья стоимость всей инфраструктуры. Это сейчас очень важно. Вы знаете, вот я по стране много езжу, посмотрел в ряде субъектов Российской Федерации очень хорошие проекты. Вот в Волгоградской области, рядом с Волгоградом, мне очень понравился проект, 35 тысяч рублей за квадратный метр, абсолютно стандартное жилье. Мы, кстати, приняли решение уходить от термина «жилье экономического класса», не совсем, мне кажется, оно справедливо.

Желнов: А как вы будете уходить от этого термина?

Мень: Даже и в нормативке будем его менять на «стандартное жилье». То есть вообще во всем мире этот термин называется «стандартное жилье».

Иваницкая: Хорошо, не смешное, простите.

Мень: Мне кажется, это более правильное определение, «стандартное жилье». Собственно говоря, вот там качество жизни, качество общественного пространства, вот в этом поселке, просто как пример я его привожу, на очень высоком уровне. То есть сделаны дома таким каре, трехэтажные, внутри общественное пространство, где могут находиться люди, дети гулять, машины паркуются вовне, и 35 тысяч рублей за квадратный метр.

Вот такие проекты мы будем поддерживать, для того, чтобы построить там внутриквартальную дорожную развязку, чтобы помочь субсидировать процентную ставку на взятый кредит по инженерии, если нужен детский сад — построить детский сад. Потому что сегодня у региональных властей средств на это нету практически. Потому что раньше было как? В крупных субъектах, где цена квадратного метра достаточно высокая, и платежеспособность выше, там это можно было обременением накладывать на застройщика. А сейчас такая возможность осталась в 4, ну может, в 5 субъектах — Москва, Московская область, Санкт-Петербург, еще ряд. А раньше все это делали в меру сил и возможностей за счет региональных, муниципальных бюджетов. Сегодня возможностей таких ни у региональных, ни у муниципальных бюджетов нет.

Желнов: Михаил Александрович, вот вы сказали про стандарт, про то, что будет новая терминология вместо экономкласса. Вот эта недавняя фраза вице-премьера Шувалова, «это очень смешно», когда ему показывали в одном из регионов квартиры размером в 16 квадратных метров, хвастались и говорили, вот доступное жилье, 16 квадратных метров. Это правда смешно, как вам кажется? 16 квадратных метров?

Мень: Ну, эту фразу вырвали из контекста.

Желнов: Мы видео смотрели все.

Мень: Значит, в этот момент кто-то из ваших коллег засмеялся, может быть, и не по этой теме. И поэтому прозвучала фраза «Смешно».

Желнов: То есть там был смех сзади?

Мень: Конечно. Мне кажется, здесь не совсем справедливо. Но дело в том, что нужна вся палитра квартир. И 20 метров нужны квартиры, и 100 метров нужны квартиры, потому что разный подход и абсолютно разные желания у людей. Вы знаете, еще лет пять-шесть назад, мы в городе Иваново открывали новый микрорайон, и когда мне проект принесли, я сказал, слушайте, кто это будет покупать. Они говорят, ну, мы попробуем. И вот там тоже такие трехэтажные дома, без лифтов, с одной стороны — бюджетные, стандартные, но с очень неплохой внешней инфраструктурой. «Новая Ильинка», по-моему, назывался этот проект, и там появились первые студии. Я зашел и думал, ну кто же это будет покупать? Там студия 22 метра, то есть когда уголок кухонный находится внутри этой комнаты, а потом вдруг застройщики мне докладывают — отбоя нет. Люди — выпускники вузов, кто приехал работать, если молодая пара, нет еще детей, берут это с удовольствием как стартовое жилье. Это очень важно понимать, то, что должна быть вся палитра квартир.

Товкайло: Михаил Александрович, сейчас вот вы так подробно рассказывали про программу. Сейчас время покупать жилье или нет? У нас, по-моему, с 2012 года снижаются и на первичном, и на вторичном рынке цены.

Мень: Да, сейчас самое время покупать жилье, потому что у жилья есть себестоимость, и сейчас постепенно стоимость жилья в большинстве субъектов приближается к себестоимости. И дальше уже падение просто быть не может, поэтому я всем своим знакомым рекомендую сейчас обращать внимание, если уж на семейном совете принято решение заходить в ипотеку или как-то, то, конечно, лучше это делать сейчас.

Желнов: Ну а падение доходов как сказывается на этом решении? Мень: Ну вот смотрите, по объемам я напомню еще, что ИЖС упал где-то на 5%, по первым результатам этого года, по октябрю месяцу, по 1 октября. А индустриальное жилье продолжает строиться в тех же объемах, что и в аналогичный период прошлого года. Поэтому здесь все равно востребованность такого жилья есть. Будем рассчитывать на то, что будущий год будет чуть полегче, и все-таки мы будем из экономически сложного периода постепенно выходить, и в связи с этим нужно думать именно сейчас в этот период, на мой взгляд, это мои оценки, о приобретении жилья.

Товкайло: Разрешите вопрос про ЖКХ? Это одна из ваших сфер, одно из направлений. Вы довольно много говорите про инвестиции, про привлечение крупного бизнеса. Он постоянно жалуется на регулируемость тарифов. Нет ли у вас желания предложить правительству какое-то радикальное решение?

Мень: Отпустить?

Товкайло: Да, отпустить тарифы, выражаясь таким, совсем простым языком, то есть уйти от регулирования, и пусть инвестор сам по согласованию с властями устанавливает эти тарифы.

Мень: Ну вы представляете, что это будет?

Ляув: А вы можете регулировать платежки, чтобы стоимость не увеличивалась.

Мень: Вот смотрите, давайте тогда вам расскажу про заседание Совета по экономическому развитию при президенте страны. Это было где-то как раз в начале 2014 года, когда только было создано наше министерство, там было три предложения. Одно предложение было такое, что нужно отпустить тарифы и сделать их экономически обоснованными. Хотя кто считал эту экономическую обоснованность, тоже вопрос такой. Все лица известны, не буду никого называть, вы примерно понимаете, кто из экономистов что говорил. Другое было мнение, что все тарифы нужно вообще обрубить и зафиксировать, и дальше их вообще не индексировать, и обе позиции на мой взгляд ущербные и не могут сегодня никак ответить на вызовы времени.

Мы пошли по третьему пути и предложили такую схему по ограничению совокупного платежа граждан, по индексу этого совокупного платежа. И эта концепция была принята. Не была принята ни правая, ни левая, радикальные концепции, а именно была поддержана наша концепция, то, что мы регулируем предельный индекс совокупного платежа. Мы это делали вместе с ФСТ, сегодня ФСТ уже нет, этим занимается ФАС, и мы работаем вместе с ФАСом в этом направлении. Мы говорим о том, что вот сегодня это 4%, и предельный индекс совокупного платежа 4%. Дальше дифференцируется по субъектам Российской Федерации, и очень важный момент — субъекты могут дифференцировать это по ресурсам.

Товкайло: То же самое, только вид сбоку. Условно говоря, то, что было, но вы просто чуть перенастроили модель. В чем принципиальная разница?

Мень: Принципиальная разница в том, что если в конкретном муниципалитете есть основания чуть-чуть пробить этот потолок… Например, пришел инвестор, который взял в концессию Водоканал и говорит, что мне нужно на два года поднять тариф, тогда я вот за эти инвестиции строю станцию обезжелезивания.

Товкайло: То есть у него поднимаем, а в другом опускаем.

Мень: Значит, тогда можно решением местного совета пробить этот потолок, но это должны люди через своих депутатов пойти на это, а они должны доказать, что да, через два года будет стоять станция обезжелезивания, будет другого качества вода в кранах. Вот это принципиальное отличие. И мы предельный индекс совокупного платежа договорились держать в районе инфляции, плюс-минус. Мне кажется, что это более-менее справедливая модель. И напомню, что с момента принятия вот таких решений у нас никаких таких скачков по стране не было практически.

Товкайло: Как раз, по-моему, три года назад вот этот кризис случился, когда люди стали получать платежки, и президент подключился, что необоснованно.

Мень: Совершенно верно. И после этого уже было создано министерство, и был мозговой штурм, и вышли вот на такое решение.

Товкайло: Сейчас нет проблем таких социально-политических с неправильным рассчитыванием тарифа, когда проблемы доходят до Путина?

Мень: Нет, сейчас все понимают, что на каждый субъект спускается предельный индекс совокупного платежа, субъект это дифференцирует по ресурсам и по муниципалитетам. Пару раз мы отлавливали, когда была попытка, не буду называть регион, уже время прошло, они уже исправились, когда вдруг мне просто блогер какой-то написал о том, что у нас местный районный совет на грани принятия решения об увеличении тарифа по водоснабжению на 240%, водоотведению на 180%. Я направил туда делегацию, своего зама, комиссию, и даже губернатор не был в курсе. Оказывается, действительно, готовилось такое решение, вызвали руководителя Водоканала вместе с частным инвестором и сказали: «Объясните, что? Зачем?». Они не смогли объяснить, и это решение было обнулено, и было принято другое решение, совершенно уже адекватное.

Немзер: Вот у вас с обратной связью вот так? Вам может написать блогер. Да?

Мень: Да, мне пишут иногда.

Немзер: Я немножко вернусь, задам вопрос про ипотеку, потому что он очевидно напрашивающийся. Вы много в разных интервью говорите, что берут и берут хорошо. Есть некоторый вопрос, как будут отдавать. И ставка, действительно, очень высокая. Вот есть ли какой-то план по снижению ее. Я уже, действительно, боюсь упоминать тех несчастных ипотечников, которые взяли валютные кредиты до кризиса. Оставим эту трагическую историю.

Мень: Вы знаете, если мы сравним те невозвраты, которые есть в потребительском кредите, и те невозвраты, просто точную цифру не буду называть, потому что цифры любят очень щепетильность, они все время меняются, но в разы ниже проблемы в ипотеке. То есть к ипотечным кредитам люди относятся очень ответственно. Это первое, поэтому здесь у нас вот такой обеспокоенности нет. И второй момент, то, что вы говорили по снижению стоимости. Вы знаете, что работает программа до конца года по субсидированию процентной ставки, до 12%. Она спасла рынок, напомню, и то, о чем мы с вами говорили, дала такой результат, но сейчас уже постепенно ее актуальность теряется, потому что уже и коммерческая ставка по ипотечным кредитам постепенно приближается к 12%.

Но решение о продлении или непродлении пока в правительстве нет, эта тема пока обсуждается, и во всяком случае, тема, связанная инфраструктурой, и то, о чем я рассказывал, это в том числе может быть таким подспорьем, и еще раз повторю, что по субсидированию ипотеки пока окончательного решения нет.

Иваницкая: Михаил Александрович, извините. Не прощу себе, если не задам этот вопрос, у вашего министерства есть еще одна головная боль, довольно долго вы уже разрабатываете закон о похоронном деле. И я так понимаю, уже вносили его в правительство, и все он как-то застрял, и в Думу не двигается. Расскажите, на какой все стадии. Есть ли действительно желающие инвестировать в кладбища, частные кладбища, это один из аспектов реформы?

Мень: Действительно, мы ведем этот законопроект. Он очень сложен, и мы его обсуждали очень долго с традиционными конфессиями, потому что это безусловно затрагивает их прямые интересы, поэтому процесс согласования был долог и сложен. Сегодня действительно один вариант был внесен в правительство, потом на площадке правительства договорились, что мы его доработаем, с учетом еще определенных предложений и замечаний. Сегодня мы уже подготовили окончательный вариант, в нашем понимании окончательный вариант, и будем его вносить на площадку аппарата правительства, после всех согласительных процедур будем двигаться в сторону Государственной Думы. Задача наша — сделать этот бизнес более-менее прозрачным для того, чтобы, во-первых, ввести лицензирование на эту деятельность, это необходимо, мне кажется, второе — то, чтобы регионам дать возможность создать территориальные схемы региональных операторов соответствующих, кто будет заниматься этой темой, для того, чтобы максимально выводить этот бизнес из тени.

Дело в том, что бизнес и так строится на горе людей, и мне кажется, нужно очень внимательно, очень осторожно, трепетно подходить к этой законодательной инициативе, но она очень нужна, мы сталкиваемся с этим. Это, в том числе, и просьба была святейшего патриарха, и других традиционных конфессий, мы ее обсуждали и с иудеями, и с протестантами, и с мусульманами. И я думаю, что эта инициатива, не знаю, в эту сессию войдет в парламент или нет, но мы стараемся все сделать для того, чтобы направить в эту сессию парламента.

Желнов: Какие сроки? Вот вы сказали, что вы в аппарат правительства направите.

Мень: Мы, надеюсь, что до Нового года уже рассмотрим на площадке аппарата правительства. И если там все пройдет, то тогда будем вносить уже в парламент.

Желнов: Как это конкретно коснется человека, вот этот закон? Что он, какую сферу его жизни, или смерти в данном случае, улучшит?

Мень: Дело в том, что сегодня основная криминальная тема зиждется на том, кто первый сообщит о смерти гражданина в непосредственную ритуальную контору. И вот здесь необходимо делать соответствующий механизм, и мы его предполагаем, для того, чтобы у любого человека было четко, понятно и ясно, как, куда обращаться за этими услугами, тем более в такой трагический момент жизни, когда у людей не очень есть настрой чем-то заниматься таким хозяйственным, бытовым хозяйственным. Поэтому должна быть полная прозрачная схема и залицензированные официальные структуры, которые этим занимаются. Помимо этого статус необходим у религиозных кладбищ. Если есть желающие, они, похоже, есть, это частные кладбища, и так далее.

Иваницкая: Есть, да?

Мень: Есть, да.

Иваницкая: Крупные компании?

Мень: Не знаю на счет крупных, но предложения такие высказывались, да.

Иваницкая: Михаил Александрович, возвращаясь из загробной жизни в реальность, тут буквально пару дней назад Алексей Кудрин снова ругал правительство. Я процитирую, что он сказал: «Мы настолько научились легко распоряжаться деньгами, когда было благополучие, что сейчас нет четкого понимания ни у правительства, ни у руководства страны, ни у министерств, что мы перешли в другую реальность». Вот вы в начале нашего разговора говорили о том, что продолжаете считать, если я вас правильно поняла, госинвестиции основой экономического роста. Вы чувствуете эту новую реальность? И как планируете ей сопротивляться?

Мень: Не госинвестиции, а поддержку государством строительства инфраструктуры и строительства жилья в любой кризис я считаю крайне важной функцией. И я думаю, что и Алексей Леонидович со мной согласится тоже в этом, потому что во всяком случае опыт американской депрессии или послевоенной Германии и других стран, которые выходили из кризиса, говорит именно об этом, что как раз в этот момент нужно инвестировать в поддержку инфраструктурных проектов, в строительство.

Иваницкая: Все-таки что касается его критики, что правительство, министерства не ощущают, что наступила новая реальность. Вероятно, он имеет в виду, что нефть дешевая и денег в бюджете нет. Вот как бы вы могли это прокомментировать?

Мень: Поверьте, очень ощущаем, потому что сейчас за каждый рубль для бюджетных инвестиций приходится бороться, отстаивать свою позицию, доказывать необходимость и эффективность этих капитальных вложений. И поверьте, что цену денег сейчас все чувствуют.

Желнов: А бюджет какой сейчас? Средства, которые выделяет государство именно Минстрою?

Мень: 72 миллиарда рублей, это на всю поддержку двух наших отраслей по году.

Товкайло: А вы сколько хотели?

Мень: Ну, это…

Желнов: Это 72 миллиарда на 2017 год заложено?

Мень: На 2017 год.

Желнов: Бюджет сократился по сравнению с предыдущим годом?

Мень: Примерно такой же, он сохранился примерно такой же. Дальше, возможно, будут сокращения, но мы пока видим, что такая сумма впритык, но мы справляемся с теми задачами.

Товкайло: Михаил Александрович, довольно часто мы в последнее время читаем, в основном это слухи, видимо, о каких-то возможных отставках в правительстве. Вот внутри кабинета министров вы между собой это как-то обсуждаете? Ждете каких-то изменений? И ожидать ли нам их?

Мень: Нет, у нас и практики такой нет, обсуждать какие-то кадровые изменения. Все работают на своих местах, выполняют свои задачи, а начальство будет уже определяться, кто из нас достоин, а кого будут заменять. Но я это точно…

Желнов: Но вот у вас, тем не менее, какое ощущение? Тем более, скоро президентские выборы. Как правило, за полгода до них происходят ротации в правительстве. Будет как-то меняться система управления?

Мень: Вот таких внешних ощущений проявления этого нет. Вот появился новый вице-премьер, Виталий Леонтьевич Мутко, и это такое реальное изменение, распределение обязанностей между…

Желнов: Ну, Ливанова нет теперь.

Мень: Да, вот пока нет такого ощущения, что…, по нашим внутренним. Но мы не сильно обсуждаем, так скажем. Каждый настолько занят решением собственных задач, что нам, поверьте, не до обсуждения.

Товкайло: Короткий вопрос. Вот сейчас много идет разговоров, в том числе эту идею Греф двигает, об изменении модели управления, переход к проектной работе. Вы с этим согласны, что у нас несколько устарела именно модель управления государством?

Мень: Да, вы знаете, очень интересный вопрос. И то, что мы сейчас делаем несколько приоритетных проектов, порядка десяти, и два из них это наши проекты. Один, самый первый проект, как раз заработал, это то, что касается вообще поддержки жилищного строительства, то, о чем мы с вами сегодня уже говорили. Сюда же входят и ипотека, и арендное жилье, это у нас большой пилотный проект по арендному жилью вместе с АИЖК. И второй проект — это благоустройство — городская среда, коммунальное хозяйство — все, что связано с общественным пространством. Действительно, проектный подход более взвешенный, более выверенный, нежели просто работа по конкретным поручениям. Попробуем. Вот два проекта у нас, и надеюсь, заработают.

Желнов: Спасибо.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 16 ноября 2016 > № 1976903 Михаил Мень


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 14 ноября 2016 > № 1982985 Алексей Оленев,Ирина Коршунова

В начале был стадион

В России входит в моду строительство жилищно-спортивных кластеров

Грядущий чемпионат мира по футболу в России является, пожалуй, самым ожидаемым событием спортивной жизни ближайших двух лет. Но далеко не только спортивной. На гребне волны всеобщего интереса к футболу особым спросом пользуется жилье, строящееся в шаговой доступности от стадионов. И это не удивительно: в мировой практике новые стадионы часто становятся центральным ядром проектов комплексного освоения территории. Подобные масштабные проекты появляются и в нашей стране. При этом немаловажным является и то, что проекты комплексного освоения пользуются поддержкой на самом высоком уровне: Минстрой готов субсидировать проекты КОТ, в которых создается разноплановая городская среда.

Если обратиться к европейскому опыту, то, например, в Англии, Испании, Италии недвижимость в местах проведения крупных спортивных мероприятий довольно востребована и стабильно растет в цене. В частности, проведенное в 2012-13 годах исследование британских журналистов показало, что стоимость недвижимости рядом с двадцатью стадионами команд из футбольной премьер-лиги растет вдвое быстрее, чем в среднем по стране. Для многих болельщиков, которых в России очень много, покупка квартиры рядом с одной из арен домашнего Чемпионата мира – это шанс оказаться в самом центре яркого футбольного праздника и жить в последующем на территории, отмеченной такой значительной исторической вехой. Для некоторых это возможность получить дополнительный доход за счет сдачи в аренду жилья на время проведения Мундиаля, а так же последующих футбольных баталий, которые будут проводиться в среднем 15-20 раз в год на вновь отстроенных ультра-современных стадионах страны.

На сегодняшний день, по различным оценкам, в пешей доступности от стадионов, на которых пройдут игры Чемпионата мира в 2018 году, реализуются порядка 30 жилых комплексов. Приобрести квартиру в новостройке в шаговой доступности от стадиона, на котором пройдут матчи Чемпионата мира по футболу 2018, можно практически во всех городах проведения. Исключением является лишь Сочи, где рядом с олимпийскими стадионом «Фишт» нет ни одного нового жилого комплекса. Это объясняется тем, что данная арена расположена в центре Олимпийского парка, построенного к зимней Олимпиаде 2014 года. Его площадь составляет около 200 гектар, а расстояние до ближайшего жилого комплекса – более 2,5 км.

Среди остальных десяти городов безусловным лидером по количество жилых комплексов в шаговой доступности от долгожданной арены является Санкт-Петербург. В радиусе 1,5 км от стадиона «Крестовский» находятся 8 новостроек. А вот в Москве проектов, реализуемых на первичном рынке, рядом со стадионами всего два – «ВТБ-арена парк» и «Тушино-2018». Первый, правда, относится к сегменту апартаментов.

Однако столица России лидирует по другому показателю – количеству стадионов-участников мундиаля. Их здесь тоже два, в то время как во всех остальных городах проведения Чемпионата мира расположено по одной арене. Также Москва выделяется среди остальных локаций еще и тем, что только здесь представлен жилой комплекс, в котором стадион является частью собственной инфраструктуры – «Город на реке Тушино-2018». Об особенностях этого проекта «Строительной газете» рассказали топ-менеджеры компании «Тушино 2018» - генеральный директор Управляющей компании Алексей Оленев и директор департамента корпоративных коммуникаций Ирина Коршунова.

СГ: Что в этом проекте главное, и что появилось первым – стадион или жилье?

А.О.: Главное в этом проекте – это люди, будущие жители «Города на реке Тушино-2018». Стадион действительно был первым – возведение арены началось задолго до появления идеи о комплексном освоении территории всего Тушинского аэродрома. И сейчас «Открытие Арена» является безусловной доминантой нашего жилого комплекса, его спортивным сердцем.

Подобные объекты требуют обширной буферной зоны, наличия определенной инфраструктуры, логистических маршрутов - все это было с самого начала предусмотрено проектировщиками. Стадион и прилегающая к нему территория создавались с расчетом на матчи Чемпионата Мира по футболу в России. То есть с соблюдением жесточайших требований FIFA к качеству строительства и уровню безопасности подобных объектов. Нам, как девелоперу, удалось полностью соблюсти все нормативы международного комитета - «Открытие Арена» получил приз в номинации «Лучшая площадка для спортивных мероприятий 2016» по версии Live Venues Award. Но самым дорогим для нас признанием являются, безусловно, высокие оценки гостей стадиона, как футбольных фанатов, так и посетителей концертов, организуемых на стадионе.

Возвращаясь к нашему проекту, хочу еще раз подчеркнуть, что концепция застройки всего участка «крутилась» вокруг уже строящегося стадиона. Именно поэтому нам удалось предусмотреть все необходимые планировочные и логистические нюансы, связанные с организацией комфорта и безопасности в будущем жилом районе.

СГ: Что включается в понятие единой концепции и определено ли, кто из архитекторов будет работать на территории?

И.К.: Единая архитектурная концепция – это, в первую очередь, идея будущего объекта недвижимости, определяющая его функционал и облик, взаимосвязь с существующим окружением. Как правило, сначала разрабатывается единый дизайн-код проекта. В нашем случае победил мастер-план, предложенный ТПО «Резерв» под руководством уважаемого всеми архитектора Владимира Плоткина. Дизайн-код проекта – это некая константа, устанавливающая ограничения по части плотности и высотности застройки, определяющая параметры пешеходных и транспортных связей, морфотип кварталов, архитектурных доминант и фасадных решений.

Далее, после утверждения единой архитектурной концепции, девелопер приглашает различных архитекторов для разработки отдельных объектов в рамках всего проекта застройки. В нашем случае – это жилые кварталы, спортивные объекты, детские сады, школы, гостиницы. Сейчас «Город на реке Тушино-2018», помимо ТПО «Резерв», работает с архитектурной мастерской SPEECH. Так, специалисты этого бюро являются авторами уникальной концепции будущего бизнес-центра «ИФД КапиталЪ». Идея всего проекта «Город на реке» будет метафорически воплощена в очертаниях здания, похожего на корабль или на хвост кита.

СГ: А кто занимается проектированием самого главного – жилых кварталов?

А.О.: Первую очередь строительства – два квартала, которые сейчас находятся в застройке – проектировал ТПО «Резерв». Это два монолитных многосекционных дома комфорт-класса на 744 и 1032 квартиры. Здания будут иметь переменную этажность, подземный паркинг и закрытые от машин дворы. Ввод в эксплуатацию первого жилого квартала запланирован на конец 2017 года, второго – на середину 2018 года. Хочу отметить, что мы рассчитываем уложиться в несколько более короткие сроки.

В домах предусмотрен интересный вентилируемый фасад, на лоджиях будет выполнено панорамное остекление. Важным моментом является параллельное строительство жилья и социальной инфраструктуры: вместе со вторым кварталом у нас запланирована сдача в эксплуатацию детского сада на 220 малышей.

Для проектирования следующей очереди, находящееся в стадии активной разработки, привлечено бюро SPEECH. Это также будет жилье комфорт-класса, но уже со знаком «+». Вторая очередь расположится ближе к реке, в месте пересечения двух зеленых бульваров. Здесь мы постараемся обеспечить еще более высокий уровень комфорта. В частности, в этом квартале будет построена школа на 1100 мест и еще несколько детских садов. Также мы сейчас рассматриваем расширение ассортиментной линейки за счет четырехкомнатных квартир увеличенной площади. Этот продукт будет рассчитан на семьи с большим количеством детей и тех, кто ищет больших пространств для жизни.

Что касается третьей очереди, которая по предварительным планам начнет строиться через 2-3 года и будет выходить к реке, то пока определено только то, что это будет жилье более высокого класса с понижением этажности. Конкурс на проектирование еще не проводился.

СГ: Можете ли вы выделить что-то, что отличает строительство жилья в «Тушино -2018» отклассического жилого комплекса?

И.К.: Прежде всего, тем, что это полноценный проект комплексного освоения территории со всеми атрибутами КОТа - от параметров инфраструктурных объектов до удобства планировок в жилых домах. Речь идет о застройке 220 Га территории, спланированной в единой градостроительной концепции – позволяет говорить не о новом районе, а о целом городе в городе.

Отдельно стоит сказать об уровне развития инфраструктуры проекта. В составе «Тушино-2018» запланировано 6 школ, 3 детских сада (в том числе со спортивным уклоном), бассейн, ледовый дворец, физкультурно-оздоровительный центр, футбольная база на 6 полей, теннисный центр, гостиница, культурный и бизнес кластеры. Большое внимание компания уделяет и транспортной доступности. Непосредственно на территории будущего массива расположена станция метро «Спартак», которая была разморожена столичными властями благодаря появлению стадиона.

В рамках реализации проекта уже проделана и еще предстоит серьезная работа проектировщиков, архитекторов, инженеров, строителей, маркетологов и консалтинговых компаний. Проект такого масштаба требует не только серьезных финансовых инвестиций, но и огромного количества согласований с самыми различными городскими ведомствами, привлечения дополнительной рабочей силы, а также специалистов в сфере уникального строительства.

СГ: Еще недавно были планы по строительству нескольких мостов, связывающих ваш «полуостров» с «материком» - районом Строгино, что привело к возмущению общественности. В силах ли эти планы?

А.О.: Что касается мостов, то это зона ответственности города. Согласно городским планам здесь должны появиться два моста – автомобильный и пешеходный. Их строительство, и правда, широко обсуждалось. Изначально предполагалось возведение центрального бульвара, который должен был завершиться мостом, приходящим в жилые кварталы Строгино. От этой идеи власти города вынуждены были отказаться из-за недовольства жителей Строгинского района.

На текущий момент существуют графические планы, опубликованные на сайте Архсовета Москвы, по которым автомобильный мост перенесен к левой окраине нашего участка – за стадионом. В таком варианте он выходит на территорию между жилыми кварталами Строгино и Щукино, что не мешает жителям обоих районов. Второй мост запланирован как пешеходный, он обеспечит доступ всем желающим к нашей благоустроенной прибрежной зоне.

СГ: Кстати о доступности! А как насчет футбольных болельщиков? Насколько может быть дискомфортно сочетание жилья и большого стадиона? Вы как-то решаете эту проблему?

И.К.: Во-первых, это не проблема. Стадион – наша гордость, наше красно-белое сердце, центр притяжения для всей Москвы и многих городов России. Давайте рассмотрим эту особенность с разных сторон. Жилая застройка имеет место быть практически с каждым футбольным стадионом, как в нашей стране, так и за рубежом. Однако, «Открытие Арена» выделяется на фоне большинства из них. Перефразируя знаменитую цитату из Библии, «в начале был Стадион». Территория комплексной застройки «Тушино 2018» планировалась вокруг уже строящегося на тот момент спортивного объекта. Таким образом, у проектировщиков была возможность спланировать буферную зону и все логистические сети так, как это должно было быть, а не так, как это позволяет уже сформированное и заселенное пространство. То есть стадиону красно-белых повезло с масштабом территории гораздо больше, чем, к примеру, недавно открытой арене ЦСКА. Идти от стадиона «Открытие Арена» до ближайшего жилого квартала не так близко. Да и зачем, если вестибюль метро «Спартак» находится рядом со стадионом.

Второй важный момент – это повышенный уровень безопасности в дни проведения матчей, которых, к слову, проводится всего 15-20 в году. За 2 года существования стадиона не было зафиксировано ни одного случая массовых беспорядков. «Открытие Арена» - это стадион нового для России семейного формата. И мы не боимся демонстрировать его качества нашим покупателям. У нас существует специальная программа лояльности, в рамках которой дирекция стадиона предоставляет клиентам бесплатные VIP-билеты. И эффект от этого сложно преувеличить. После визита на стадион не только снимается вопрос о безопасности проживания рядом, но у многих возникает желание приобрести годовой абонемент для всей семьи.

Немного статистики. При рассылке предложения посетить стадион, 36-40% будущих жителей изъявляют желание пойти. Квартиры с видом на стадион продаются первыми. А по результатам опросов сторонних респондентов (не покупателей квартир в Тушино-2018), порядка 60% не расценивают наличие стадиона рядом с домом как отрицательный фактор. Таким образом, в рамках наших исследований не было выявлено негативного отношения покупателей квартир к наличию стадиона поблизости от жилых кварталов.

СГ: Еще одна особенность проекта, которая изначально заявлялась – благоустроенная набережная и речной транспорт. Этим планам суждено сбыться?

А.О.: Обустройство набережной - это городская программа. Не так давно глава столичного стройкомплекса Марат Хуснуллин обозначал, какие площадки входят в первоочередные задачи города по развитию «приводных» пространств. Наша набережная попала в их число. Первый этап обустройства прибрежной зоны – это та часть, которая находится за спортивным кластером, строительство которого продолжается. Сегодня завершается возведение спортивной базы «Спартака», где в дальнейшем будет тренироваться команда. В следующем году она будет запущена в эксплуатацию. Вот эту часть набережной, которая будет за базой, планируется обустроить к проведению Мундиаля. Остальные участки набережной будут благоустраиваться по мере приближения к ним жилой и инфраструктурной застройки.

Что касается водного транспорта, то это тоже городской проект. В планах значится строительство причалов для яхт и катеров и, возможно, причала для регулярных судов, которые будут ходить в центр города. Но, еще раз подчеркну, развитием транспортной инфраструктуры занимается город, которому мы, со своей стороны, готовы всесторонне содействовать.

Автор: Оксана Самборская, Сергей Николаев для СГ-Онлайн

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 14 ноября 2016 > № 1982985 Алексей Оленев,Ирина Коршунова


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 11 ноября 2016 > № 1982983 Игорь Манылов

Нет предела совершенству

Перед Главгосэкспертизой поставлены новые масштабные задачи

В июле этого года был принят федеральный закон №368-ФЗ, который изменил положения Градостроительного кодекса Российской Федерации, регламентирующие подготовку проектной документации, порядок проведения ее экспертизы и хранения данных. В связи с этим перед специалистами отрасли встают новые важные задачи. В преддверии II Всероссийского совещания организаций государственной экспертизы, которое намечено на 17 ноября, начальник ФАУ «Главгосэкспертиза России» Игорь МАНЫЛОВ рассказал в интервью «СГ» о законодательных новациях и связанных с ними изменениях в работе экспертов.

«СГ»: Игорь Евгеньевич, федеральный закон №368-ФЗ предусматривает создание нового информационного ресурса для строительной отрасли — Единого государственного реестра заключений экспертизы проектной документации объектов капитального строительства. Зачем нужен такой реестр?

Игорь Манылов: Сегодня отсутствие достоверной и систематизированной информации о проектной документации, получившей положительное заключение экспертизы, приводит к тому, что во многих случаях государство вкладывает миллиарды рублей в разработку, по сути, одного и того же. То есть, за государственный счет реализуется огромное количество идентичных проектов, например, школ и детских садов. При этом, по ним каждый раз разрабатывается новая проектная документация, несмотря на то, что уже десятки схожих по своим параметрам объектов проверены и построены, и можно было бы просто адаптировать имеющиеся проекты. Но, поскольку информация не собрана в одном месте, а поиски ее затруднены, использовать при проектировании ранее разработанную проектную документацию невозможно. Как следствие, бюджет несет неоправданные расходы. Поэтому раскрытие и использование уже имеющейся информации, в том числе при модификации имеющегося и успешно реализованного проекта, поможет сократить как временные, так и финансовые затраты, оптимизировать процесс не только разработки и реализации проекта, но и проведения государственной экспертизы.

Таким образом, поправки направлены на повышение экономической эффективности проектной документации, подготовка которой осуществляется с использованием бюджетных средств. Повысить ее можно, во-первых, за счет установления дополнительных требований. Среди них можно выделить обязательное соответствие разрабатываемой с использованием бюджетных средств проектной документации критериям экономически эффективной. Немаловажно также обязательное использование государственными заказчиками проектной документации, признанной экономически эффективной в установленном порядке. Во-вторых, как я уже отмечал, необходимо сократить стоимость и сроки проектирования объектов с помощью использования ранее подготовленной проектной документации в отношении аналогичных объектов. Внесенные в Градкодекс поправки предусматривают оценку экономической эффективности проектов с использованием обоснования инвестиций, что будет способствовать более достоверному определению затрат.

Кроме того, законодатель изменил, разумеется, точечно, и понятийный аппарат кодекса. Теперь вместо термина «типовая проектная документация» используются новые: «проектная документация повторного использования» и «экономически эффективная проектная документация повторного использования».

Проектная документация повторного использования — это документация, которая получила положительное заключение государственной экспертизы и может быть использована при подготовке нового проекта для строительства аналогичного по назначению и проектной мощности объекта капитального строительства. Экономически эффективная проектная документация повторного использования — это документация, которая не только получила положительное заключение государственной экспертизы, но и соответствует критериям экономической эффективности и признана таковой в установленном порядке. При этом законом установлена обязанность государственных заказчиков осуществлять подготовку проектной документации с использованием экономически эффективной проектной документации повторного использования. Если такой «модельной» документации нет, то при подготовке нового проекта необходимо учитывать критерии экономической эффективности, установленные правительством России.

«СГ»: В прошлом году вы говорили о том, что нормативная база не успевает за развитием процессов и технологий в экспертизе. Меняется ли что-то в этом отношении?

И.М.: Если говорить о предоставлении электронных услуг, сдаче документов, работе экспертов с электронными файлами и выдаче заключений, то здесь больших проблем нет — ни с регулированием, ни с техникой. Конечно, нужно будет еще подработать с учетом практики нормативные акты.

Электронные файлы, с которыми мы работаем сейчас, по своей структуре соответствуют структуре и содержанию проектно-сметной документации в традиционном понимании, в том виде, в котором она готовилась в бумажной форме. Технологии информационного моделирования позволяют создавать проектно-сметную документацию в виде ин формационной модели, своего рода свода данных об объекте. Информационная модель — это другой уровень и другой формат структурирования данных об объекте капитального строительства. Сейчас мы работаем над тем, чтобы технически Главгосэкспертиза была готова к такой работе, и уже проведены пилотные испытания по некоторым объектам.

Но технической готовности недостаточно: нужна разработка нормативной базы, которая придаст этой модели официальный статус. Также понадобится провести значительную работу внутри самих экспертных организаций по подготовке и принятию локальных актов, регулирующих эти вопросы. Легализацией технологий информационного моделирования, вопросами их регулирования сейчас занимается Минстрой, и мы, разумеется, принимаем самое активное участие в этой работе.

«СГ»: Готова ли Главгосэкспертиза перейти к работе в новом, электронном, формате?

И.М.: В той степени, в какой готов строительный сектор в целом. Мы оценили свои возможности и считаем, что технически уже можем работать с информационными моделями. Но для запуска, как говорится, серийного производства необходимо, чтобы на протяжении всего жизненного цикла объекта абсолютно все участники этих процессов — разработки проекта, его экспертизы, создания, его обслуживания и эксплуатации — работали в едином информационном пространстве.

«СГ»: Одно из главных событий этого года — передача Главгосэкспертизе полномочий в сфере ценообразования и сметного нормирования в области градостроительной деятельности, а также обязанности по созданию Государственной информационной системы ценообразования в строительстве. Как будет выполняться эта работа?

И.М.: Чтобы выполнить поставленные задачи, от нас потребуются и большие усилия, и исключительные методы, и нестандартные решения. Можно сказать, что ситуация в ценообразовании, конечно, сложная, но не безысходная. Работы будут осуществляться одновременно по нескольким направлениям: актуализация текущей базы и разработка архитектуры и структуры информационной системы с параллельным запуском отдельных подсистем. Хотя запуск системы в полном объеме начнется в следующем году, мы приложим максимум усилий, чтобы ее использование в бюджетном процессе началось уже в самое ближайшее время. Для этого будем также использовать наработки команды ФЦЦС.

Что касается нормативной базы, основных правил, то, исходя из «дорожных карт», утвержденных правительством, процесс доработки займет полтора-два года. И мы рассчитываем, что этот процесс будет успешно завершен, и серьезных поправок, как минимум, в ближайшие десятилетия не понадобится. Мы все прекрасно понимаем, что регулирование должно быть стабильным.

«СГ»: Какие вопросы будут в центре внимания участников II Всероссийского совещания организаций государственной экспертизы?

И.М.: I Всероссийское совещание организаций государственной экспертизы, которое состоялось в прошлом году, стало знаковым событием для всей строительной отрасли и продемонстрировало, что в экспертизе нет предела совершенству. На этот раз мы будем обсуждать с коллегами, в первую очередь, внедрение электронных услуг в экспертных организациях и вопросы нормативного блока. Принятые в весеннюю сессию Государственной Думы законодательные решения — создание единого реестра заключений, переход к оценке экономической эффективности проектно-сметной документации и двухстадийному проектированию, документации повторного применения — должны получить свое развитие в нормативно-правовых актах правительства и министерства. Обсуждение этих проектов очень важно для сообщества: нужно и понимать, как дальше по ним работать, и принимать участие в формировании содержательной части этих актов. Я уверен, что, как и в прошлом году, разговор будет исключительно продуктивным и полезным как для всего сообщества, так и для развития отрасли.

Эксперт — это тот, кто сведущ в своем деле, кто обладает опытом и лучше всех знает свою отрасль, свое направление. Но, чтобы быть лучше всех, нужно постоянно быть на шаг впереди, постоянно совершенствоваться, постоянно улучшать технологии своей работы. Надеюсь, этот подход будет сохраняться

Справочно:

II Всероссийское совещание организаций государственной экспертизы состоится 17 ноября 2016 года.

Сегодня отсутствие достоверной и систематизированной информации о проектной документации, получившей положительное заключение экспертизы, приводит к тому, что во многих случаях государство вкладывает миллиарды рублей в разработку, по сути, одного и того же

Автор: Алексей ТОРБА

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 11 ноября 2016 > № 1982983 Игорь Манылов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter