Всего новостей: 2008491, выбрано 2301 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Таджикистан > Образование, наука > news.tj, 25 февраля 2017 > № 2086656

Школ мало, детей много: дальше тотальная безграмотность?

Бахром ФАЙЗУЛЛАЕВ, Билоли ШАМС, Сайфиддин КАРАЕВ

Нехватка ученических мест в школах Таджикистана - наша реальность. Несмотря на заявления властей о строительстве новых общеобразовательных учреждений, по факту больше их не становится, зато растет количество детей в классах. Они сидят за партами по трое, а иногда и по четверо.

Согласно результатам исследования консалтингового агентства «М-Вектор» в число трех основных проблем школьного образования в Таджикистане входят низкая заработная плата учителей, большое количество учеников в классах и нехватка учебных пособий.

Наш разговор - о перенаселённости школ.

Учителя, с которыми мы разговаривали, просили не называть их имен и, если возможно, не упоминать даже номера школ и регионы. «Нам и так нелегко, и не хотелось бы наживать еще больше проблем», - говорили они.

С учетом этого пожелания педагогов ниже речь будет идти в целом об актуальности этой проблемы.

Рожают много, строят мало

Темпы строительства образовательных учреждений не могут угнаться за темпами прироста населения.

Рахмонали, житель Турсунзаде, говорит, что окончил сельскую школу еще 30 лет назад.

- Тогда в классе было всего 18 учеников. Сейчас в эту же школу ходят мои дети, в одном классе уже вдвое больше школьников. А количество парт и стульев не изменилось.

Начальник Управления образования Согдийской области Косим Осимзода на пресс-конференции объяснил журналистам, что «эта проблема связана с ростом населения и слабой реализацией решения правительства республики о развитии образовательных учреждений». «Только в новом учебном году в школы области пришли 18 тысяч первоклашек, - сообщил он. - Можно бесконечно говорить об этой проблеме, и, пока не будут построены новые учебные корпуса и школы, эту проблему решить невозможно. Мы используем все бюджетные возможности. Рост строительства школ должен соответствовать приросту населения».

Для примера, в настоящее время в Худжанде функционирует около 50 школ, а для полного удовлетворения спроса необходимо построить еще столько же.

Напряженность в городских школах

Согласно типовому Положению об общеобразовательных учреждениях и соответствующим нормам, в классе должно быть не более 25 учеников. Но за редким исключением эта норма не соблюдается.

При строительстве новых школ приоритет отдается пилотным селам, а не городам, население которых все больше увеличивается за счет приезжающих сюда сельчан.

В плане наличия образовательных учреждений города и райцентры должны быть в более благополучном положении, чем сельская местность. Но в действительности оказалось, что в последние годы, как местные власти, так и международные донорские организации, финансирующие строительство школ, а также предприниматели и меценаты отдают предпочтение селу.

Таким образом, в большинстве сельских школ проблем с нехваткой ученических мест почти нет. Директора школ Гиссара, Шахринава и Турсунзаде говорят, что в их школах в одном классе учатся не более 25 учеников, что соответствует нормам. Исключение составляют лишь центры этих районов, где в школах занятия проходятиногда и в три смены.

Проблема актуальна и для Душанбе. Трехсменный режим учебы существует также в Восе и Кулябе.

Это, что касается обычных общеобразовательных школ. А вот в лицеях и гимназиях ситуация чуть лучше, об этом нам сообщили учителя в ряде городов и районов Согдийской и Хатлонской областей, а также в РРП. Здесь вклассах - от 25 до 28учащихся, реже по 30-32. Другими словами, здесь требования Положения о количестве учащихся соблюдают более строго. Причина в том, что, согласно правилам, в эти школы набор в начальные классы идет по результатам собеседования, а в другие классы учеников принимают по результатам так называемого мини-экзамена (письменные контрольные).

- Если результаты тестирования негативные, то, соответственно, ребенка не принимают и рекомендуют идти в обычные, то есть общеобразовательные школы. Те, в свою очередь, не имеют права выбора и обязаны по месту жительства принимать всех (ребенок не может быть вне школы). Поэтому обычные школы страдают от перенаселения, - говорит учительница гимназии.

Особо остро проблема переполненности классов ощущается в русскоязычных школах. Причина очевидна – большой спрос на обучение на русском языке с перспективой поступления в вузы ближнего и дальнего зарубежья.

Качества - ноль

Учитель истории одной из районных общеобразовательных школ говорит, что переполненность классов сказывается на качестве преподавания.

- В новом учебном году один из седьмых классов сократили по причине неукомплектованности, а учеников распределили по другим классам, которые и так были переполнены. В некоторых классах приходится ставить дополнительные стулья… Как в таких условиях можно требовать повышения уровня знаний и каких-то показателей на предметных олимпиадах?!

По мнению учителя математики одной из средних школ Бободжонгафуровского района, при существующей ситуации сложно говорить об эффективном преподавании, особенно точных наук.

- Ученик с помощью родителей еще может как-то самостоятельно доучивать гуманитарные предметы. Школьный урок структурно включает в себя следующие моменты: оргпаузу, опрос домашнего задания, формирование новых знаний, то есть объяснение нового материала и его закрепление, разъяснение домашнего задания. Как можно за 10-12 минут, отведенных на проверку знаний учеников, уделить внимание всем 35-40 ученикам? А с нас требуют еще инноваций и новых методов преподавания, творческого подхода. О качестве преподавания в таком положении говорить не приходится, - с сожалением констатирует он.

Воспитания - ноль

Родители говорят не только об успеваемости, но и о поведении учащихся.

- Как можно уследить за всеми учениками, когда их в классе за 40 человек? Кроме того, учителя зачастую заняты разными отчетами и приходом различных комиссий, а ученики сами по себе, - говорит мать троих детей-школьников.

Учителя отмечают чрезмерную нагрузку на педагогов:

- Управлять огромными классами учителям очень сложно. Классный руководитель за небольшое вознаграждение несет колоссальную ответственность. С него спрашивают и за успеваемость учащихся, и за его поведение, как в классе, так и вне школы. С нас требуют после занятий посещать семьи учащихся, в случае какого-либо правонарушения со стороны ученика крайним оказывается всегда классный руководитель. А нам еще надо составлять планы-конспекты, готовиться к завтрашним урокам, проверять тетради. У нас тоже семьи и дети, которыми мы должны заниматься, - говорит классный руководитель школы в Согдийской области.

Экономия за счет детей

Введение системы подушевого финансирования школ отмечается как эффективная мера в плане развития экономической самостоятельности школ. Но есть и обратная сторона медали.

Один из руководителей школ на правах анонимности сообщил корреспонденту «АП», что переполненность школ с экономической точки зрения выгодна самим школам.

- Согласно подушевому финансированию на каждого ученика выделяется из госбюджета около 800 сомони в обычных школах, в лицеях и гимназиях к этой сумме прибавляется определенный коэффициент.

При этом школе невыгодно делить переполненные классы на два, потому что если делить класс, в котором, скажем, 48 учеников, то получается два по 24, а это дополнительно12 предметных учителей.

- А им нужно начислять зарплату, соцпакет, выплачивать определенную сумму за содержание кабинета, классное руководство и т.д. Вот и считайте, - говорит он.

Нехватка инвентаря

Помимо собственно переполненности классов, во многих школах нет даже лишнего стула, чтобы этот третий или четвертый ученик сел за парту.

Хроническая нехватка школьного инвентаря в Хатлонской области. Например, по Кулябскому региону не хватает 4 309 столов, 8 584 стульев и 763 классных досок.

Собирджон Джамолзода, родитель из района Хамадони, говорит, что в школе, где учатся его дети, не хватает столов и стульев.

- На 20 ученических местах сидят 27 учеников! – негодует он. -За партой сидят по три ученика, которые мешают друг другу во время письменных занятий.

- Мой сын перенес операцию на позвоночнике, - рассказывает другой родитель, СаймиддинДжавхарзода, житель района Шамсиддина Шохина. – Сейчас он продолжил учёбу, но они все сидят в тесном классе, впритык друг к другу, это отрицательно влияет на его здоровье. Ему даже нормально сидеть тяжело, а ведь приходится сидеть искривившись, чтобы достать до парты, по несколько часов кряду.

То, что ученики зачастую сидят по трое за партами, что, конечно же, вредит осанке, подтверждает и Сохиб Джумаев, преподаватель из этого же района.

…По словам президента страны Эмомали Рахмона, в годы независимости в республике было построено и реконструировано более 2,5 тысяч учебных заведений, только в 2016 году построена 201 новая современная школа на 39 тысяч ученических мест на общую сумму 540 миллионов.

Сегодня совершенно очевидно, что построено было мало, строить нужно в два раза больше и быстрее, потому что мы никак не успеваем за темпом роста населения.

Ну а пока…

А пока во многих районах жители самостоятельно строят школы для своих детей. Так, в октябре прошлого года по решению председателя Согдийской области директорам школ рекомендовали привлекать внебюджетные средства и методом хашара строить новые учебные корпуса и классы. За эту инициативу глава области даже обещал награду в виде единовременной премии от 3 до 10 тысяч сомони.

- Согласно решению главы области мы объявили конкурс и обратились через СМИ и телевидение к предпринимателям и меценатам с соответствующим призывом. На наше обращение уже откликнулись десятки бизнесменов, - сказал «АП» начальник областного управления образования Согда.

Методом хашара уже второй год пытаются построить школу и в одном из кишлаков джамоата Рабат города Турсунзаде. Но тут местный предприниматель вкладываться не спешит, а у народа попросту нет средств, чтобы самостоятельно отстроить современную школу со всеми необходимыми условиями.

Таджикистан > Образование, наука > news.tj, 25 февраля 2017 > № 2086656


Казахстан. США. Евросоюз > Образование, наука > inform.kz, 23 февраля 2017 > № 2084636

Казахстан вернул на родину 75 ученых из-за рубежа

Проблема оттока отечественных ученых за рубеж не стоит «ребром», считают в Министерстве образования и науки. Какие условия создаются для ученых в Казахстане и почему не они должны ограничиваться деятельностью в рамках одной страны в интервью корреспонденту МИА «Казинформ» рассказал заместитель председателя Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан Еркин Садыков.

- Еркин Токмухамедович, в чем Вы видите причину оттока наших отечественных ученых за рубеж?

- Мы живем в такое время, когда постепенно «размываются» границы между государствами, поэтому понятие «работы за рубежом» постепенно исчезает. Ученые из США работают в Корее, Японии, Европе, европейские ученые по контрактам переезжают из одного центра в другой. По мнению экспертов, нет ни одной сильной научной группы в зарубежных странах, состоящей из граждан только одной страны. В принципе, современных ученых можно назвать «гражданами мира».

Знаете, развитие национальной науки зависит также от вовлеченности в мировое научное развитие, участия казахстанских ученых в международных научных проектах и приглашения зарубежных специалистов для работы в научных проектах Казахстана. Поэтому мы расширяем сотрудничество с международными организациями, издательствами, учеными, активизируем участие ученых в крупных международных проектах и организациях.

Согласно нашим данным, число занятых научными исследованиями в возрасте до 35 лет за последние 5 лет увеличилось на 39% и достигло 9 тысяч человек в настоящее время.

Около 30 казахстанских ученых работают за границей. Большинство из них в США, странах Западной Европы, Израиле и других странах.

Мы полагаем, что основные причины этому - более высокое материальное вознаграждение труда за рубежом и техническое обеспечение научных исследований.

- Между тем, Казахстан занимается привлечением своих ученых обратно на родину? Какая работа для этого проводится?

- Сейчас мы проводим комплексную работу по привлечению ученых из-за рубежа для проведения совместных научных исследований, в том числе казахстанских ученых, проживающих за рубежом.

Вы знаете, в Казахстане создан Назарбаев Университет, научно-исследовательские университеты, имеющие современное оборудование, принят пакет законов об инновационном кластерном развитии, функционирует Парк инновационных технологий, создается инновационный кластер «Astana Business Campus» Назарбаев Университета и так далее. Я думаю, условия в этих организациях привлекательны как для молодых специалистов, так и для казахстанских ученых, живущих за рубежом.

Так, за последние два года на работу в Казахстан привлечены 75 ученых-казахстанцев по различным научным направлениям, в том числе в Назарбаев Университет - 26, Евразийский национальный университет - 5, Казахский национальный технический университет имени Сатпаева - 2.

Мы реализуем разные программы. Усиление научного потенциала Казахстана возможно путем предоставления грантов на поддержку исследований и тренингов постдокторантов по приоритетным техническим направлениям, совместно со Всемирным банком. Хотим дать возможность внедрить научные разработки в производство, дать толчок совместным проектам в технических областях с вовлечением казахстанских ученых, работающих за рубежом. Планируем создать научно-образовательный консорциум между казахстанскими и авторитетными зарубежными вузами и научно-исследовательскими центрами.

Также за годы независимости стало больше возможностей стажироваться за границей. Научные работники могут проходить профессиональную стажировку в ведущих вузах и научных центрах Великобритании, США, Канады, Австралии, Германии, Ирландии, Испании, Италии, Франции, Чехии, Нидерландов, Норвегии, Польши, России, Швейцарии, Швеции, Норвегии, Китая, Малайзии, Сингапура, Японии и Южной Кореи.

В рамках международной стипендии «Болашак» ведется подготовка научно-педагогических кадров по программам магистратуры, докторантуры, профессиональных стажировок. Программа «Болашак» подготовила 99 докторов PhD, среди которых 40 человек - по гуманитарному профилю, 40 - по техническому, 19 - по медицинскому. В настоящее время выпускники преподают и осуществляют научно-исследовательскую деятельность в ВУЗах страны, а также работают в крупных научно-исследовательских организациях.

Наряду с этим, за 8 лет, с 2008 по 2016 годы 483 человека стали обладателями стипендии для прохождения научной стажировки в ведущих зарубежных вузах и научных центрах Великобритании, США, Германии, России и др. В настоящее время все выпускники-стажеры, а их 415 человек, осуществляют научно-исследовательскую деятельность в вузах и НИИ республики.

- А какая средняя зарплата у наших ученых?

- Ученые, работающие в госсекторе получают в среднем - 128 тыс. тенге, в сфере высшего образования - 60 тыс., предпринимательства - 218 тыс., некоммерческом секторе - 161 тыс. тенге (по данным АО «Национальный центр государственной научно-технической экспертизы»). Это дополнительное вознаграждение к основной деятельности.

- Не каждому ученому или изобретателю удается «достучаться» до инвесторов. Как решается эта проблема на государственном уровне?

- Эти отношения строятся в рамках Закона «О коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности». Он направлен на разработку новых механизмов взаимодействия науки и бизнеса, на обеспечение внедрения в производство наукоемких технологий и стимулирование предпринимательского сектора к участию в научных проектах.

В 2016 году мы провели два конкурса на грантовое финансирование проектов, коммерциализации разработок. Первый конкурс проведен в рамках совместного со Всемирным банком проекта «Стимулирование продуктивных инноваций». По итогам конкурса были выданы гранты на общую сумму 2,6 млрд. тенге, при этом доля софинансирования частным бизнесом составила около 10 %.

Второй конкурс мы провели с оператором министерства по грантовому финансированию - АО «Фонд науки». Рассмотрели 337 заявок, сумма выделенных грантов составила 1 млрд. тенге, из них доля софинансирования частным сектором - 8,5 %.

Также Фонд науки начал работу по взаимодействию с Национальной палатой предпринимателей Казахстана «Атамекен», с институтами развития, отраслевыми ассоциациями, местными исполнительными органами, чтобы вовлечь бизнес в совместную реализацию проектов коммерциализации разработок, в том числе в их софинансировании.

- Спасибо за беседу!

Казахстан. США. Евросоюз > Образование, наука > inform.kz, 23 февраля 2017 > № 2084636


Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082677

284 школьника получили дипломы, 400 учащимся вручены похвальные грамоты.

Рекордное количество школьников приняли участие в XXVIII математическом празднике, который прошёл 19 февраля, сообщает пресс-служба Департамента образования Москвы.

Более девяти тысяч человек посетили мероприятие. Было вручено 284 диплома, 236 из них (I, II и III степени) получили столичные школьники. А более 400 юных математиков из Москвы, Санкт-Петербурга, Тамбова, Чебоксар и Троицка стали обладателями похвальных грамот.

Программа праздника состояла из уникальных конкурсных задач, разработанных специально для него, математических игр и лекций. Перед гостями выступил лауреат премии Президента России в области науки и инноваций для молодых учёных Александр Гайфуллин. Он победитель многих математических олимпиад, в том числе и на празднике в МГУ имени М.В. Ломоносова (в 1995 и 1996 годах), а в 2000 году завоевал золотую медаль на Международной математической олимпиаде.

Мероприятие было рассчитано на учащихся шестых и седьмых классов. Праздник проходил на 11 площадках в семи корпусах Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Текст онлайн-трансляции опубликован на сайте Olimpiada.ru.

Математический праздник для школьников проводится в Москве с 1990 года.

Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082677


Казахстан. Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 20 февраля 2017 > № 2081292 Пекка Вильякайнен

Через 10 лет в шахтах не будет ни одного человека

Как стартапы изменят экономику и что могут предложить казахстанские разработчики

«Я ведь из маленькой страны. Она вон там, справа. На карте ее даже может быть не видно. Финляндия настолько маленькая, что сами мы ее в шутку называем страной Микки Мауса», — с этих слов Пекка Вильякайнен, который уже более пяти лет выступает в роли советника фонда «Сколково», начинает свою речь в рамках евразийского этапа Open Innovations Startup Tour. Около шести лет назад тогда еще президент России Дмитрий Медведев решил, что стране не хватает собственной Кремниевой долины. После чего в 20 км к западу от центра Москвы было создано «Сколково» — центр инноваций, который объединил всевозможные технологичные предприятия. Пекка выступил не только в роли советника фонда «Сколково», а также стал советником бывшего российского президента Дмитрия Медведева. За манеру ведения бизнеса и стремление доводить все дела до конца бывший руководитель Microsoft Стив Баллмер назвал финна «Бульдозер». Прозвище настолько прижилось, что на сайте «Сколково» появился «Официальный блог финского Бульдозера».

О кризисе, инвестировании стартапов и роли государства в их продвижении Пекка Вильякайнен, советник фонда «Сколково», рассказал в интервью деловому изданию «Капитал.kz».

Ребятам о стартапах

На интервью Пекка не перестает шутить. После пресс-конференции мы проходим в небольшой зал для совещаний с матовыми стеклянными стенами. Он усаживается слева от меня и сразу начинает говорить: «Мы три года назад зимой были в Якутии. Кажется, это одна из самых холодных точек на Земле в это время года. Так вот тогда о стартапах никто там даже и не знал. Ко мне подходили люди и спрашивали: „Что ты, финский конь, тут забыл?“ Они вообще не могли понять, как связаны между собой стартапы и экономика».

— Так вы ездите по странам, если можно так назвать, с просветительской миссией. В Казахстане вы в первый раз?

— Знаете, мой жизненный опыт приучил меня ни в коем случае нельзя говорить девушке, что это твой первый раз (смеется). Если быть серьезным, то я ведь представляю здесь российское правительство и помогаю, советую на тему инноваций. Вы правы, моя задача исключительно просветительская. Я хочу ознакомиться со всеми представленными проектами. С нами путешествуют пятнадцать экспертов, специалистов из «Сколково». Это люди, которые разбираются в разных направлениях. Они как раз и производят экспертную оценку представленных стартапов.

— На местном рынке чувствуется ли какая-нибудь сегментация среди стартапов?

— Честно говоря, даже несмотря на размер страны, люди здесь мне кажутся более скромными в позитивном смысле этого слова. Люди здесь достаточно прямолинейны и не особо переживают обо всей этой бюрократической чуши, а, скорее, решают более насущные проблемы. К тому же, в размерах мира, ваша страна не такая большая, поэтому все стартапы здесь имеют экспортную направленность.

— То есть вероятность выхода на международный рынок у местных стартапов есть?

— Скорее всего, таких стартапов даже больше, но сами они пока об этом не знают. То же самое и в России. Куда ни зайди, в какой-нибудь университет или даже простой частный дом, наверняка в чулане полным-полно патентов. В России стартапы чуть более зашоренные, ведь представляется, что Россия уже достаточно большой рынок именно для амбиций местных компаний, поэтому потребности выходить за рубеж у них нет.

Удивительно, но в Казахстане прослеживаются «давление» приложений для мобильных устройств и ИТ-сфера в целом. Но что особенно меня интересует, так это те стартапы, которые бы могли помочь крупным предприятиям, в частности горнодобывающей промышленности, тяжелой и нефтегазовой отрасли увеличить свою конкурентоспособность.

— Разве компании в этой области используют стартап-разработки?

— Пока что нет, но как мы слышали от представителей ваших технопарков и институтов развития, их заставляют. У таких предприятий просто нет другого выбора. Сейчас ведь такие времена, когда они обязаны полагаться на новые технологии и стартапы для того, чтобы повысить свою производительности и улучшить эффективность. Понятно, что горнодобывающая промышленность это трудоемкое производство. Те же десять лет назад отрасль требовала значительного вложения в плане человеческого капитала. Сейчас мы рассматриваем проекты, благодаря которым через 10 лет в шахтах не будет ни одного человека. Понятно, что процесс будет полностью роботизирован, будут операторы, управляющие процессом на расстоянии, но однозначно лицо индустрии изменится.

— Может уже есть компании, которые практикуют такой способ работы по миру?

— Думаю, мой пример прозвучит неактуально для Казахстана, потому что у вас нет прямого доступа к морю, но я недавно читал один пример касательно морских перевозок. Так вот, в следующем году в море выйдет первый корейский грузовой танкер, который сможет перевезти до 1 млн тонн различных грузов и при этом не будет управляться ни единым членом экипажа.

— Таким инициативам наверняка помогает государство…

— Когда речь заходит о необходимости использования новых технологий и инноваций, даже в горнодобывающей сфере, государство здесь вообще не должно играть никакой роли.

— Почему?

— Потому что решение об этом должно приниматься самим предприятием, исходя из бизнес-реальности. Что государство должно сделать, так это помочь молодым предпринимателям стать более видимыми, обрести свой «голос», если можно так выразиться. То же самое делаем мы в «Сколково». Мы служим своего рода глобальным акселератором и помогаем компаниям создать нужную презентацию, чтобы они могли продать себя нужным стейкхолдерам. Помогаем в плане защиты прав патентования и защиты прав интеллектуальной собственности и связываем их с нужными людьми, чтобы, когда придет время, стартаперы смогли о себе заявить.

— А какова здесь роль государства?

— Государство должно влиять на университеты, скажем, корректируя их образовательную повестку. Но когда та же горнодобывающая компания выходит на потребность сделки, государство должно самоустраниться. Государство должно держаться как можно дальше от стартапов. Государство должно убирать барьеры между разными институтами развития, чтобы все предприниматели знали, что есть какое-то одно место, где они могут ощутить себя частью предпринимательского сообщества. Естественно, государство должно участвовать в грантовом финансировании, но не делать так, чтобы эти гранты воспринимались как зарплата.

Надо помнить, что грантами всегда сыт не будешь и нужно искать частного инвестора, который тебя поддержит, либо стараться финансировать проект из собственных средств. Думать о том, что предпринимательство может быть безрисковым делом, — абсолютное заблуждение.

Сознание предпринимателя

— Вы сказали, что помогаете компаниям создать нужную презентацию, чтобы они могли себя продать. У местных компаний уже сформировалось то самое осознание, что их стартапы могут приносить прибыль?

— Осознание есть, но ожидания слишком нереалистичные. Им почему-то кажется, что как только ты закончил создание своего проекта, создал пилотный проект, на этом твой путь закончен. Но на самом деле именно тогда начинается основная работа. Например, если государство начнет оказывать всестороннюю поддержку, то предприниматели превращаются в маленьких детишек, которые начинают кричать и требовать все больше денег.

— А если их им не дают?

— А если их не дают, то возвращаются домой и начинают плакать. А это уже вам не предпринимательство, а молодежная программа, ни с каким бизнес-настроем это не связано.

— Может, есть какая-то бизнес-модель, благодаря которой стартап может монетизироваться?

— Все зависит от специфики бизнеса. На рынке потребительских товаров выручку компании получают очень быстро. Или вы можете выстроить модель работы с каким-нибудь известным брендом, что поможет вам заработать. В B2B-сегменте есть разные способы монетизации. Например, продажа лицензии или передача патентных прав от каких-то более крупных компаний.

— Большинство производственных компаний, не связанных с миром технологий, говорят о значимом влиянии кризиса на их работу. В области стартапов та же ситуация?

— Сейчас всяческие инвестиционные фонды деньгами, как говорится, по самые уши забиты. Но при этом они достаточно критично подходят к отбору потенциальных кандидатов на получение этих самых средств. Прежде всего, нужно доказать опыт работы, у стартапа должна быть сформирована окончательная команда, опыт в производственной сфере. Но вот такой тщательный отбор никак не связан с хайпом вокруг экономического кризиса или его отсутствием. Щепетильность инвесторов оправдана не кризисом, а тем, что они хотят как можно скорее вернуть те деньги, которые вложили в стартапы.

— Вы ведь и сами вкладываете собственные средства в инновации. Как понять, что проект будет успешным? Заранее это как-то можно сделать?

— Прежде всего, у проекта должно быть наличие постоянной, налаженной связи с вашими клиентами. Другими словами, ваш продукт должен быть а) уникальным, б) хорош во всех смыслах. Сам я никогда не инвестирую в стартапы, которые нацелены только на местный рынок. Скажем, компания, которая потолком себе ставит Россию, а за ее пределы выходить не хочет. Россия — это ведь всего два процента от всего мира в экономическом смысле. Если стартап хочет расти, его коллектив должен состоять из разных людей. Очень важно понимать, какой стиль лидерства и руководства сложился в коллективе и как на это реагируют сотрудники. То есть в коллективе должна быть западная манера управления, когда ты доверяешь своим сотрудникам, помогаешь им, а не этот пережиток советской манеры управления, когда ты управляешь всем ежовыми рукавицами.

Казахстан. Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 20 февраля 2017 > № 2081292 Пекка Вильякайнен


Россия. УФО > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 20 февраля 2017 > № 2081219

Перспективы развития детских железных дорог обсуждались на форуме руководителей детских железных дорог (филиалов ОАО «РЖД») в Екатеринбурге, сообщает пресс-служба холдинга. Мероприятие прошло на базе Свердловской детской железной дороги. Главными вопросами стали сохранение и развитие малых магистралей как уникальных центров профориентации.

Участники встречи пришли к мнению, что одним из перспективных направлений в работе ДЖД может стать создание на их базе детских технопарков. Подобные комплексы выполняют задачи по стимулированию интереса школьников к сфере инноваций и высоких технологий, вовлечению в научно-техническое творчество, поддержке талантливых подростков и популяризации престижа инженерных профессий.

На сегодняшний день в структуре ОАО «РЖД» насчитывается 25 малых железных дорог, где занимаются более 19 тыс. детей и подростков. В течение учебного года школьники изучают технические дисциплины, должностные обязанности по основным железнодорожным профессиям и правила техники безопасности, летом получают практические навыки, опыт работы с механизмами и оборудованием. Многие выпускники детских железных дорог становятся студентами железнодорожных ВУЗов и техникумов, а впоследствии – высококвалифицированными и технически грамотными специалистами.

Россия. УФО > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 20 февраля 2017 > № 2081219


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2079793

 "Многознание уму не научает"

Школьные дисциплины перегружены информацией

Михаил Мороз

«Многознание уму не научает»

Кажется, наступает время, когда следует признать горькую истину: наше образование, вернее, направление, взятое властной элитой в этой сфере, потерпело сокрушительное поражение.

Единственно, что удалось «модернизаторам», это разгромить успешный опыт советского образования (а еще шире – просвещения). Кажется, новый министр образования госпожа Васильева это поняла и решила кое-что изменить. Удастся ли ей, когда ей противостоит возведенная система либеральных укреплений? Трудно сказать… Как нынче стало модно говорить, время покажет…

Так в чем же причины провалов?

Остановлюсь только на одной (хотя их много).

Когда я открываю учебники или программы, то поражает удивительное желание составителей вовлечь ребенка уже с первого класса к многознанию. Учитель вынужден следовать этой странной логике и идти в русле выбранной им учебного комплекса, программы, требований почти сумасшедших стандартов. И будущих ЕГЭ и ОГЭ, так же выстроенных на понуждении ребенка к многознанию. Должно быть, составители, зовя к многознанию, забыли мудрые слова древнегреческого философа Гераклита: «Многознание уму не научает».

Дети, обремененные страшным массивом информации, не наученные никак многомыслию, умению применять основные знания, путаются в информационных дебрях и чахнут мозгами. Даже многознайки, обладатели хорошей памяти, природного ума, подталкиваемые составителями к большему охвату информационного массива, вынуждены терять интеллектуальные задатки. Древние мудрецы не случайно предупреждали: «Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию» (Демокрит).

Вот это стремление в современной школе развивается плохо. Такое впечатление, что все готовят детей только к тому, чтобы они были победителями шоу Диброва «Кто хочет стать миллионером?». И основная масса учителей в этой ситуации, будучи заложником этого направления (на выдачу детям как можно большей информации), вынуждена следовать этому погибельному для детей курсу. Это уже видят далекие от нынешней системы образования родители: детей перегружают массивом информации, домашние задания часто становятся непосильными, неподъемными, у детей «крыша едет». И мне жаль бывает детей ответственных, которые не могут себе позволить недоучить, недоработать. Отсюда – срывы, болезни и прочие напасти, случаются и трагические.

Я, учитель со стажем, поражаюсь: дети вынуждены осваивать такие лингвистические и литературоведческие термины и понятия, которые студенты филфака одолевали на первом или втором курсах института. Лет сорок назад в школе легко обходились на уроках русского языка без знаний об омофонах, омонимах, идиомах, префиксально-суффиксальных и прочих способах образований слов. Но грамотно писали. Запоем и с любовью читали. Чувствовали русское слово, любили его. Знали наизусть «Евгения Онегина»… Любили учебник математики Киселева… Знали, кто такой Александр Невский и что Пугачев не воевал в Чечне, не был террористом, а был вождем Крестьянского восстания в конце 18 века. Увлекались астрономией, выброшенной ныне вон из дисциплин в школе, и знали, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот…

Удивительно, что, подчиняясь информационному безумию, общеобразовательные школы, лицеи, гимназии власти перевели на шестидневку. И все равно дети не успевают за этим очевидно губительным информационным «трендом» в образовании. Но себя любимых властные структуры оберегают от перегруза: работают в режиме пятидневной рабочей недели…

Конечно, провальные результаты в образовании не исчерпываются лишь одной причиной, мною обозначенной. Их много. Но эта – кричащая. Ибо она вскрывает суть наших современных блужданий в образовании, почему-то названных «модернизацией» и инновациями».

Надо возвращаться к великому советскому опыту, отбросив все то, что было плохо и нынче не годится.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2079793


Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 18 февраля 2017 > № 2078361

8 исследователей из тайваньской Академии Синика (Центральная академия) приняли участие в Глобальном саммите молодых учёных, который прошёл в Сингапуре. В ходе этого мероприятия выдающиеся представители научного сообщества в возрасте до 35 лет имеют возможность обсудить вместе с лауреатами Нобелевской премии пути решения глобальных проблем.

Доктор Чэн Хуа-цян, исследующий способы лечения сердечно-сосудистых заболеваний, также получил первую награду в рамках конкурса постеров на научную тему своего исследования. Чэн занимается решением проблемы точности доставки лекарственных препаратов к определённым сердечным мышцам.

Глобальный саммит молодых учёных ежегодно проводится Национальным исследовательским фондом Сингапура. В этом году мероприятие проходило на тему «Продвигая науку, создавая технологические инновации, улучшая мир».

Виталий Самойлов

Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 18 февраля 2017 > № 2078361


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076794 Алексей Катков

Алексей Катков, Sistema Venture Capital: «Венчурная индустрия должна нести социальную ответственность»

Елена Краузова

Forbes Staff

Глава венчурного фонда с фокусом на Россию — о том, почему венчурные инвесторы хотят сделать мир лучше

Венчурный фонд Sistema Venture Capital, запущенный весной 2016 года, оказался одним из немногих активных фондов, сохранивший после кризиса 2014 года интерес к России. Фонд на 10 млрд рублей, в котором акционерами, помимо АФК «Система», стали Сбербанк и Виктор Рашников, инвестирует в стартапы не менее $2 млн и уже вошел в пять проектов. Среди них — компания в сфере распознавания лиц VisionLabs, сервис поиска исполнителей YouDo, разработчик VR-игр Luden.io, стартап по доставке наборов для химических экспериментов MEL Chemistry. Теперь Sistema Venture Capital рассчитывает выйти на международный рынок, сосредоточив внимание на сфере «deep tech» (наукоемкие стартапы), говорит Алексей Катков, глава фонда. Forbes поговорил с Катковым о том, какое место «deep tech» занимает на карте мировых технологических трендов, о том, а также, почему команда фонда верит в маркетплейсы, но разочаровалась в финтехе, и что значит для российских стартапов потеря доступа к зарубежному капиталу.

— Вы часто подчеркиваете, что Sistema Venture Capital — независимый венчурный фонд, что АФК «Система» не становится заказчиком инноваций для других своих портфельных проектов. Зачем АФК «Система» выход на венчурный рынок?

— Мне кажется, «Система», если посмотреть на ее активы, всегда была корпорацией, которую можно назвать «технологической». МТС стал одним из первых операторов, развернувших 3G. Среди активов «Системы» — «Микрон» (завод по производству микросхем и RFID-меток, АФК «Система» выкупает долю «Роснано» за 8,1 млрд рублей для доведения доли в компании до 90,6% - Forbes), «РТИ» (среди проектов компании — радиостроение, ракетная техника, системы связи - Forbes). Недавно «Система» купила группу «Крондштадт», которая производит авиатренажеры, бортовое оборудование. Все это иллюстрирует, что топ-менеджмент корпорации тяготеет к высоким технологиям.

Инвестиции в Ozon Group (АФК «Система» приобрела 10,8% компании за $ 75 млн в 2014 году — Forbes) показали: корпорация готова работать с венчурными сделками. Как я понимаю, в начале не было четкого понимания, как именно продолжить начатое движение, какие инструменты выбрать. Но анализировать перспективные направления для инвестиций, выбирать, в какие именно компании вкладывать, оценивать их технологии, — все это требует концентрации внимания, целенаправленной работы, экспертизы. Собственно, воплощением этой «фокусировки» и стал наш венчурный фонд.

— Почему развивать технологические проекты собственными силами стало сложнее?

— Потому что в тех отраслях, где мы работаем, фантастически выросла конкуренция. Пять-семь лет назад можно было с нуля запустить собственный интернет-проект и быстро его развивать. Именно тогда и именно так выросли, скажем, Avito, Lamoda, Wildberries. Но в 2015 году шансы повторить их путь стали близкими к нулю. Или, например, в 2011 году идея нового мессенджера не казалась такой уж абсурдной. Мы не слишком верили в высокие шансы проектов вроде Telegram завоевать свою аудиторию, но сегодня ясно, что это произошло. То же самое — с локальными мессенджерами в Азии, оказавшимися конкурентоспособными благодаря закрытости местных рынков. Но в 2015 году, когда глобальные игроки на рынке медиа набрали критическую массу пользователей, говорить о запуске нового мессенджера уже было просто бессмысленно. Facebook с 1 млн зарегистрированных пользователей в 2004 году и Facebook с аудиторией в 1 млрд пользователей мессенджера летом 2016 года - это два разных Facebook. Если ты конкурируешь с первым, у тебя есть шанс привлечь к себе миллиард потенциальных пользователей, которые подключены к интернету, но не подключены к Facebook. Если ты конкурируешь со вторым, ты должен перетягивать их из Facebook, и твои шансы, пожалуй, нулевые.

— На опыт каких венчурных фондов в мире вы ориентировались в поиске модели?

— Мы встречались с топ-менеджментом Samsung Ventures, который активно работает со стартапами по всему миру.Изучали опыт Intel Capital, который в начале искал компании с продуктами, комплементарными бизнесу Intel (расчет был на поиск технологий и команд для дальнейшей интеграции в основной бизнес), а затем стал работать как классический венчурный фонд - поставив целью зарабатывать на росте стоимости доли в стартапе. Впрочем, через какое-то время Intel Capital вернулся к первоначальной стратегии. Встречались также со многими другими фондами. В итоге, думаю, сейчас по своему подходу к работе с проектами мы больше похожи на Andreessen Horowitz.

У нас изначально была идея не ограничивать отбор портфельных компаний только интересами «Системы». Несмотря на широту портфеля корпорации, есть много сильных стартапов, которые нельзя в него встроить. Кроме того, мы долго обсуждали с Владимиром Петровичем (Евтушенковым — Forbes) и Михаилом Шамолиным (президент АФК «Система» — Forbes) как сделать фонд максимально самостоятельным. Как ввести процедуры, независимые от процедур корпорации, потому что в венчурном бизнесе важна скорость. Важно было обеспечить независимость решений еще и потому, что решения венчурного инвестора часто опираются на интуицию. У проекта может долго не быть законченного продукта, только прототип,но у инвесторов может быть ощущение, что этот стартап — «правильная» инвестиция. Вспомните Magic Leap (разработчик устройств дополненной реальности (AR), основанной на новой технологии технологию передачи света в сетчатку глаза — Forbes): у компании все еще нет работающей версии, он получил почти $1,4 млрд венчурного финансирования. Инвесторы, среди которых Alibaba Group и Andreessen Horowitz, верят в большое будущее технологии и потому продолжают поддерживать компанию. Пример такой успешно завершившейся истории — Tesla.

В России есть огромная проблема: множество интересных идей не «взлетают», потому что не могут набрать достаточную массу боевых применений

Главный акционер предложил создать фонд на базе своей медийной дочки «Система Масс-медиа», так что мы смогли уже на старте использовать готовую инфраструктуру и упростить запуск Sistema VC. Саму компанию СММ мы реструктуризировали — провели много юридических изменений, продали непрофильные активы. По сути, этой стрелой мы убили сразу двух зайцев.

— Вы больше 15 лет проработали в топ-менеджменте Mail.ru Group. Как получилось, что вы решили заняться развитием нового фонда?

— Когда я ушел из Mail.ru Group, АФК «Система» пригласила меня обсудить стратегию будущего венчурного фонда, а не возглавить его. Я откликнулся, втянулся в эту историю. А потом — одно за другим. Многие не верили в то, что можно так быстро запустить независимый фонд, который самостоятельно будет принимать решения о сделках и станет привлекательным для стартапов, которые ищут венчурные деньги. Честно говоря, действительно, какой бы технологической ни была корпорация, как бы ни были отстроены внутри процессы, она остается корпорацией, и это сказывается на скорости работы. Я видел то же самое в Mail.ru Group, мы можем это же увидеть в «Яндексе». Но у нас получилось. Это произошло во много потому, что в команду фонда пришли внешние люди, которые занимались стартапами и венчурными фондами. Они изменили отношение и нас самих, и многих сотрудников «Системы» к тому, как может работать фонд.

— Как шел процесс сбора средств для нового фонда?

— Мы хотели максимально расширить возможности для тестирования идей стартапов. В России есть огромная проблема: множество интересных идей не «взлетают», потому что не могут набрать достаточную массу боевых применений. У многих стартапов нет возможности войти на рынок из-за отсутствия спроса на их продукты со стороны бизнеса или госкомпаний, потому что эти продукты являются экспериментальными В последние годы тот же «Сбербанк» стал сам активно работать со стартапами, но многие другие корпорации (особенно госкорпорации, связанные сложностями регулирования) редко готовы к экспериментам. Стартап, пытаясь зайти «с улицы» с хорошим продуктом, должен пройти все круги ада, чтобы получить первые пилотные проекты, а затем коммерческие внедрения. Поэтому для нас должно было стать преимуществом то, что мы даем компаниям возможность опробовать их идеи и на площадках компаний-партнеров. В этом случае мы и сами получаем подтверждение жизнеспособности наших стартапов.

Был и еще один критерий для отбора соинвесторов. Мы хотели взять деньги у тех, кого сможем с гордостью представить как своих акционерова. Максимальная прозрачность процессов в фонде, готовность к открытому рассказу о себе, открытость инвесторов самого фонда очень важны на венчурном рынке. По этой причине мы несколько раз отказывались от денег, пришедших из бизнесов, которые не были нам понятны. Когда мы ездили с Михаилом Шамолиным в Кремниевую Долину в конце прошлого года, мы увидели, что в США нет предвзятого отношения к венчурным инвесторам из России. Но есть четкое и понятное желание получить информацию о том, с кем ты имеешь дело. Если ты говоришь: «мы вот такие, план у нас — такой, инвесторы - вот они», с тобой готовы работать. Поэтому мы были готовы выбирать в соинвесторов только тех партнеров, чьи источники средств понятны, а сами партнеры открыты для коммуникаций.

— Какие у вас правила по отбору портфельных проектов?

— У нас достаточно гибкая стратегия. Мы начали с проектов в России/СНГ на раунде А, выбрали определенные отрасли, которые посчитали перспективными. Сейчас, по итогам прошлого года и по нашему текущему портфелю, мы понимаем, что активно смещаемся в область deep tech — нишу наукоемких, сложно повторяемых технологий, куда относятся искусственный интеллект, машинное обучение, большие данные, виртуальная и дополненная реальность, интернет вещей, инфраструктуры нового поколения.

Думаю, жесткие рамки для инвестиционного фонда - утопичная идея. Инвестор должен подстраиваться под обстоятельства меняющегося рынка. Достаточно посмотреть на то, во что превратился Amazon: из компании, которая занималась электронной коммерцией он стал одним из крупнейших игроков в области облачных продуктов. То же самое произошло с Facebook и Google. Даже Tesla производит не только электромобили, но и накопители энергии. Все успешные компании стараются подстроиться под тренды в потреблении как со стороны конечных пользователей, так и со стороны компаний. Инвесторы тоже должны учитывать это и корректировать свои инвестиционные декларации.

— А если говорить о качестве проектов?

— Здесь у нас три главных правила. Во-первых, мы работаем с разработчиками глобальных проектов. Безусловно, какие-то интернет-компании могут пройти долгий путь на локальном рынке и вырастив региональных лидеров, но все же плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Во-вторых, мы ориентированы на мобильные продукты. Я слышал, что если в кампусе Facebook и тем более в кабинете Марка Цукерберга кто-то произносит слово «десктоп», то у этого человека нет больше шансов на успешную карьеру в компании. Может быть, это и «байка», но то, что продукты, ориентированные на массовую аудиторию, должны быть теперь, в первую очередь, мобильными, — очевидно. История Facebook отлично это иллюстрирует: когда компания продолжала активно развивать веб-версию, темпы роста выручки падали и в какой-то момент не превышали 10%. Если в день IPO в 2012 году акции Facebook торговались по $38, то в начале 2013 года их стоимость не достигала $25. Никто уже не верил в чудо. Но потом Facebook вовремя перестроился, увидев, что мобильное потребление победило десктопное, что социальная сеть в мобильном варианте гораздо более интересна для рекламодателей. К концу 2016 года стоимость акций Facebook прошла отметку в $100, сегодня она превышает $130. Так что мы верим в мобильные продукты. И третье требование для стартапов, с которыми мы готовы работать, — сильные основатели. Конечно, мы не можем знать все про всех предпринимателей, которые присылают заявки в фонд, но при прочих равных мы отдадим предпочтение тем, о ком мы слышали хорошее и кто работал в известных нам проектах. Доля основателей может размываться, они даже могут терять контроль (в американских стартапах такое происходит нередко), но они должны оставаться теми, кто стоит «у руля» компании, и теми, в кого верят инвесторы.

— Как в вашем портфеле появились, например, маркетплейсы (сервисы, соединяющие поставщиков услуг и их потребителей, с удалением цепочки посредников)?

— Маркетплейсы, безусловно, тренд последних лет, во многом связанный с успехами Uber, модель которого можно переложить на другие рынки. Из маркетплейсов в нашем портфеле — YouDo, объединяющий тех, кто предлагает задания с теми, кто готов их выполнять. Мы считаем YouDo.com локальным лидером, у компании уже интересные попытки выйти на рынок Азии. Пока преждевременно говорить про выход на глобальный рынок, но основатели строят сеть контактов во всем мире, готовя для этого почву.

— А почему, например, игры остаются интересными венчурным инвесторам, несмотря на растущую конкуренцию и, соответственно, высокие расходы на маркетинг?

— Тема игр мне лично близка, с опытом работы в Mail.Ru Group (в холдинг входит Mail.Ru Games, объединяющий игры для социальных сетей и мобильные игры — по итогам трех кварталов 2016 года игры приносят компании около 26% выручки — Forbes). И я хорошо понимаю, что часто именно в игровых стартапах рождаются прикольные идеи, которые «цепляют» аудиторию и позволяют завоевать умы миллионов, и отсутствие успеха сразу не означает окончательного проигрыша. Пример с Pixonic (куплен Mail.Ru Group за $30 млн — Forbes) показателен: около десяти лет у компании не было крупных хитов, но игра «Walking War Robots» принесла ей огромный успех. Другое дело, что игры стали дороже из-за усиливающейся конкуренции — ежедневно в магазинах приложений появляютсятысячи новых игр. Стоимость привлечения пользователя выросла стократно с 2009 года ( когда, например, была основана Game Insight). Сегодня запустить мобильную игру без сумасшедшего бюджета на маркетинг в сотни миллионов долларов (если это не «вирусная» история вроде Super Mario или PokemonGo) невозможно. Поэтому, чтобы быть на этом рынке, ты должен быть действительно очень, очень богатым. Зато с улучшением технических характеристик смартфонов мобильные игры стали по-настоящему захватывающими, объемы пользовательских платежейрастут, особенно в Азии. C декстопными многопользовательскими играми тоже все непросто: хотя конкуренция здесь меньше, их «прокачать» еще сложнее, потому что, во-первых, игроки переключаются с декстопных игр на мобильные, а, во-вторых, ты конкурируешь с уже известными играми вроде WarCraft или Dota 2, и тебе нужно четко знать свою аудиторию, чтобы переманить её у существующих игроков. Здесь нужен гениальный продукт с гениальным месседжем, «попадающий» в аудиторию, и это тоже очень дорого.

Так вот, посмотрев на все это, мы решили инвестировать в игры будущего — в VR-игры. Количество VR- устройств в мире быстро растет, появляются примеры использования VR, например, в образовании, что потенциально открывает новые рынки для VR-студий, которые сегодня работают только с играми. Думаю, шансы на успех VR-игр приемлемые с точки зрения типичных рисков венчурных инвесторов. И здесь есть рациональное объяснение перспектив таких проектов — каких лично я не могу найти, например, для новых мобильных игр.

— На рынке рекламных технологий тоже огромная конкуренция. В 2015 году, по данным PitchBook, американские инвесторы вложили в рекламные технологии $860 млн — почти трехкратное падение с 2011 года, когда объем вложений в отрасль составил $2,7 млрд. Тем не менее, вы выкупили у «Сбербанка» 50% разработчика рекламной технологии Segmento.

— Все дело в том, что найти «технологию завтрашнего дня» на этом рынке очень тяжело. Можно профинансировать компанию с сильной programmatic-технологией (технология алгоритмической закупки рекламы в реальном времени на основе аукциона — Forbes), с хорошей выручкой, с движением в тренде. Но гарантий, что она будет жить завтра, - ноль: проект работает на чужом трафике, а конкурировать за бюджеты на уровне трафика нельзя. Такие компании работают с Google, Mail.ru, Facebook, «Яндекс», но в какой-то момент их клиенты могут понять, что работать напрямую им намного выгоднее. Я знаю много российских компаний, которые именно по этим причинам не смогли построить эффективный бизнес. Поэтому мы поняли, что единственным преимуществом независимого игрока могут быть только знания об аудитории, которые собраны на основе технологий больших данных и могут быть монетизированы. Например, сначала в рекламе, а потом, возможно, в других сферах. Отличный пример — Yandex Data Factory (подразделение «Яндекс», которое решает задачи бизнес-заказчиков на основе машинного обучения и технологий big data — Forbes). Еще один — Big Data China Alliance, китайская компания с многомиллиардной выручкой, которая агрегирует огромные массивы данных, работает с ними, продавая аналитику не только рекламным группам, но и промышленным концернам, ритейлерам и другим крупным игрокам. Именно под таким углом мы смотрим на инвестицию в Segmento, которая не только имеет свою технологию programmatic-рекламы, но и обезличенные данные о клиентах «Сбербанка». Если Segmento будет и дальше двигаться в этом направлении, то сможет не зависеть от настроения рекламных площадок и рекламных агентств. В общем, в продавцов рекламы я не верю, я верю только в технологических лидеров, которые могут построить бизнес на основе обмена данными.

— Одним из заявленных направлений стал финтех, но, как я понимаю, ни одной портфельной инвестиции в этом рынке пока нет.

— Мы рассчитывали, что так как среди активов «Системы» есть «МТС-Банк» и МТС с микроплатежами абонентов (не говоря о том, что сама она финансовая корпорация), мы сможем помогать финтех-стартапам с тестовыми внедрениями. В итоге мы посмотрели много российских и американских финтех-компаний, но решили, что их перспективы неоднозначны. Венчурные инвестиции к концу 2016 года в финтех-проекты «просели» (по итогам третьего квартала 2016 года, по данным KPMG и CB Insights для рынка Великобритании и США, почти в 2,5 раза — Forbes). Во многом это связано с проблемами сервисов, например, p2p-кредитования: все хорошо помнят, как акции одной из крупнейших площадок взаимных микрозаймов, Lending Club, резко подешевели после ухода топ-менеджеров и приобретения огромного портфеля ссуд инвестором с низким кредитным рейтингом. Компании, которые строили «банки 2.0», интернет-банки нового поколения, не смогли покорить действительно массовую аудиторию. Одновременно стало ясно, что сами крупные банки не собираются сидеть сложа руки и запускают собственные сильные интернет-проекты, делают очень удобные клиентские сервисы. Интересным направлением кажутся проекты в сфере скоринга, с использованием «больших данных», но пока для России все подобные стартапы в относительно серой зоне. Так что финтех в целом мы пока решили отложить. Не исключаю, что мы совсем исключим его из инвестиционной стратегии.

— А что с электроникой и IoT, «интернетом вещей»?

— В этом направлении мы тоже пересмотрели очень много российских (и не только) компаний. IoT — сфера, близкая к робототехнике, только роботы понятнее аудитории. Проблема на этом рынке в том, что новые продукты быстро устаревают. Очень функциональный дрон, представленный сегодня, завтра может оказаться никому не нужным. Хорошо помню, что у нас в офисе Mail.Ru Group была робот-собака Aibo: вначале все смотрели на нее как на чудо техники, а потом — как на игрушку. которая не приносит никакой пользы. И недаром Apple выпускает новые версии iPhone почти каждые полгода — «железо» стремительно устаревает. Это огромные риски для инвестора, который может вливать много денег в технологию и продукт, а в конечном счете рынок уйдет далеко вперед. Тем не менее, рынок робототехники активно развивается, особенно в Азии, которая лидирует по числу роботов в расчете на одного жителя. На рынке IoT с ценностью продуктов для пользователя все еще запутаннее, потому что эффект, скажем, девайса для «умного дома» или персонального ассистента вроде Amazon Echo сложнее «пощупать». В России, к тому же, разработчики IoT-систем занимаются «всем для чего-то», не понимая, кто именно станет их покупателем и как именно можно применять их технологии. Так что мы точно будем продолжать мониторинг IoT-стартапов (тем более, с активами «Системы» в сфере микроэлектроники у нас, опять же, много возможностей тестировать хардверные решения), но не будем ставить их в приоритет в ближайшие годы. Скорее, мы будем пристальнее смотреть на AI-проекты и в целом на все то, что лежит в плоскости deep tech.

— AI-приложения стали «модным» направлением для инвестиций: в США, например, число венчурных сделок с компаниями в этой сфере выросло с 160 в 2012 году до 658 в 2016-м. Тем не менее, эти технологии во многом все еще развиваются в академической среде, а каковы здесь перспективы для сильных бизнесов?

— Действительно, появившиеся нашумевшие AI- приложения вроде Prisma (приложение адаптирует загруженные фото к стилям известных художников — Forbes) — это, по сути, отражение развития науки. Перспективы заработать на них сомнительны. Но их разработчикам важно, что раз с технической точки зрения теперь можно делать такие продукты, надо использовать этот шанс. Это сродни тому, как люди, научившись считать, то и дело решают в уме примеры и задачи. Они еще не думают о том, что можно стать бухгалтером и зарабатывать на своем умении. Поэтому сейчас мы видим переломный период в 20-летней истории развития интернета: достижения науки становятся основой для первых интересных пользовательских и корпоративных сервисов. Если вдуматься, раньше было ровно наоборот: разработчики видели, какие продукты позволят собрать аудиторию и «сделать деньги», и брались за не очень сложные, подчас элементарные, продукты. Теперь мы видим множество решений, которые часто запускаются для «фана» и не имеют прямой монетизации, они создаются как «лакмусовая бумажка» для развития науки. Это своего рода способ заявить: «мы тоже можем, мы классные». Мы видим это по громким анонсам не только стартапов, но и представителей корпораций, венчурных фондов. Так что, возможно, мы подвержены этому общему порыву, идя в deep tech (наукоемкие стартапы). Мы хотим инвестировать в AI, не только, чтобы заработать, но и чтобы иметь возможность прикоснуться к технологиям, которые меняют жизнь.

— Венчурный инвестор должен хотеть сделать мир лучше?

— Безусловно, венчурная индустрия должна нести социальную ответственность. Я верю, что венчурный инвестор не должен инвестировать в то, что принесет огромные деньги, но «плохо пахнет». В портфеле венчурного инвестора «выстреливает» одна из тридцати инвестиций, зато возврат на нее превышает 100X. И для тебя должно быть важно, что остальные 29 инвестиций не просто канули в лету, а в чем-то изменили жизнь людей. Скажем, разработчики «умных часов» Pebble, хотя и вынуждены были продаться компании Fitbit, но скольких пользователей они порадовали своими гаджетами. И если даже Prisma обанкротится (чему я не удивлюсь), ее основатели смогут сказать, что дали аудитории классный продукт, новое мироощущение. То же самое, кстати, в совсем молодой индустрии VR. Если компания из нашего портфеля, создав популярную VR-игру, ничего не заработает, но несколько миллионов скачавших ее пользователей получат удовольствие, разбираясь в устройстве человеческого мозга (портфельная компания фонда, Luden.io, разрабатывает VR-приложения для изучения нейробиологии в игровой форме — Forbes), - я не расстроюсь.

— Вложения в AI-проекты потребуют больших вложений, вы собираетесь увеличивать средний чек инвестиций?

— Для нас комфортным чеком остается $5 млн, мы готовы вкладывать в стартапы от $2 млн до $7 млн. Но именно в контексте инвестиций в AI-проекты, возможно, венчурным инвесторам сегодня стоит активнее работать на «посевной» и даже «предпосевной» стадиях. В сферах, связанных с deep tech, все развивается очень быстро, наука дает жизнь новым направлениям, из них появляются поднаправления, каждое из которых может создать новые глобальные технологические тренды. Чтобы успеть здесь заработать, инвестировать проекты, которые уже в тренде, бессмысленно, нужно успеть вложить средства в стартапы, которые только нащупывают новые направления Например, благодаря deep tech происходят прорывы в области серверного оборудования, улучшения скорости работы девайсов, в ритейле, медицине, поисковых технологиях. Так что будучи готовым работать с командами на стадии самых первых прототипов, возможно, ты рискуешь пропустить реально «большую тему». Поэтому не исключаю, что мы тоже будем экспериментировать с инвестициями на самых ранних стадиях.

— Вас в целом устраивает качество российских проектов?

— У нас сильные и конкурентоспособные продукты, но им не хватает «прокачки», которая бы позволила им убедиться в наличии глобального спроса. С появлением магазинов приложений, которые дали мобильным разработчикам прямой доступ к мировой аудитории, ситуация изменилась, но этого недостаточно. Мне нравятся более напористые команды, которые легки на подъем и, запуская в России офис разработки, сразу регистрируют компанию на Кипре или в Делавере и пытаются найти потребителей для своих продуктов на международном рынке.

— Как повлиял на российский венчурный рынок кризис?

— Я не считаю, что он подорвал предпринимательский климат и в целом сильно изменил ситуацию. Как раньше, так и сейчас, у нас не развита инфраструктура для поддержки стартапов, корпорации мало работают с начинающими проектами, есть проблемы с доступом к инфраструктурам для пилотирования решений. Единственное, что изменилось в последние годы, — стало сложнее привлекать в Россию иностранных инвесторов. Раньше в принципе можно было ожидать, что крупный фонд пришлет предложение о сделке российскому стартапу с офисом в Москве. Теперь, скорее всего, основатели стартапа должны будут поехать, скажем, в Калифорнию и начать вести переговоры. Мы как фонд как раз ставим перед собой миссию помочь российским проектам почувствовать, что они крепко встали на ноги здесь, чтобы они могли двигаться дальше. По-моему, все венчурные фонды и корпорации, продолжившие работу с российскими стартапами после 2014 года (а таких игроков немного, все посчитали слабую ликвидность в России серьезным барьером и ушли на зарубежные рынки), в конечном счете, занимаются в первую очередь этим — помогают «прокачиваться».

— Проблемы с привлечением иностранного капитала могут обернуться серьезными проблемами для российского венчурного рынка?

— Они могут сказаться на темпах развития проектов, потому что глобальный капитал — это не только деньги, но и понимание, связи, знакомства опытных инвесторов. Когда в Mail.Ru Group вошел американский фонд Naspers его представители каждые полгода возили топ-менеджмент российской компании на встречи с коллегами по цеху, давали им консультироваться с техническими и коммерческими директорами других интернет-компаний. Вот такого образования - в общении с компаниями, работающими на рынке с иным уровнем развития, чем российский, — теперь российским компаниям будет не хватать.

— Вы будете работать с компаниями в deep tech в России или в портфеле появятся и зарубежные инвестиции?

— В ближайшее время мы заявим о расширении географии фонда. Возможно, мы откроем офис в США. Нам кажется, что надо ставить себе сразу высокую планку. Я не очень понимаю, зачем венчурному фонду открывать представительство в соседней стране, когда все задачи можно решать и из главного офиса в Москве. А вот общаться с проектами и партнерами «через океан» - для этого нужно физическое присутствие по ту сторону Атлантики. У нас есть это в стратегических планах, о точных сроках я пока предпочел бы не говорить.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 17 февраля 2017 > № 2076794 Алексей Катков


Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 16 февраля 2017 > № 2082520

Более шести тысяч школьников посетят математический праздник

Учеников шестых и седьмых классов ожидают лекции, математические игры и культурная программа, а также математическая олимпиада.

Более шести тысяч учеников шестых и седьмых классов будут участвовать в XXVIII математическом празднике 19 февраля, рассказали в пресс-службе Департамента образования Москвы.

«Ребята будут решать задачи, слушать лекции, участвовать в математических играх и культурной программе, а для родителей и учителей проведут встречу с представителями математических и физических школ столицы», — сообщили в пресс-службе.

Математический праздник пройдёт в семи корпусах Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. Шестиклассникам прочтёт лекцию главный редактор журнала «Квантик» Сергей Дориченко. Ученики седьмых классов посетят лекцию Александра Гайфуллина, лауреата премии Президента России в области науки и инноваций для молодых учёных, профессора механико-математического факультета Московского государственного университета.

После мероприятий состоится церемония награждения призёров и победителей олимпиады.

Следить за происходящим можно будет в текстовой онлайн-трансляции.

Россия. ЦФО > Образование, наука > mos.ru, 16 февраля 2017 > № 2082520


Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков

Вузу нужно стать самодостаточным

Система транспортного образования должна отвечать требованиям времени и запросам отрасли

Концепция развития транспортного образования до 2030 года, подготовленная Минтрансом, обозначила основные подходы и принципы подготовки кадров для транспортного комплекса страны.

Константин Пашков, директор Административного департамента Министерства транспорта РФ

– Константин Анатольевич, почему транспортное образование нуждается в отдельной Концепции развития?

– Транспортное образование – профильное, практикоориентированное. Вместе с тем под транспортным образованием нельзя подразумевать только лишь подготовку пилотов или машинистов. Даже от инженеров транспорта сегодня уже требуется гораздо больше знаний, чем вчера. В последние годы, в эпоху ренессанса инженерной подготовки в стране, к ней предъявляются очень высокие требования, расширяются её горизонты. Поэтому если мы говорим о транспортном образовании, то это не только учебные заведения, а все учебные центры тех организаций, которые готовят сегодня специалистов для транспорта и обеспечивают его работу.

Сегодня таких специалистов в России, кроме 17 находящихся в ведении Минтранса вузов, готовят семь высших учебных заведений Росрыболовства, два специализированных автодорожных вуза и один специализированный морской вуз, отнесённые к ведению Минобрнауки, а также 10 федеральных университетов. И конечно, в этой когорте наши отраслевые вузы должны быть во главе. Они готовят работников для конкретной отрасли и в тесной связи с работодателями – это пока наш козырь. Большая часть абитуриентов поступает по целевым направлениям, а значит, точно придёт на транспортные предприятия. Но рынок подготовки специалистов в области автомобильно-дорожного транспорта, транспортного строительства, проектирования, конструкторов и создателей транспортных систем либерализован, и нам надо сделать так, чтобы мы стали его частью и возглавили эти направления. Снова предстоит доказать и представить необходимость подготовки юристов и экономистов, иных гуманитарных специалистов, которые крайне необходимы, принимая во внимание особенности функционирования транспортного комплекса.

Очень важно, что концепция закрепляет необходимость учёта всех особенностей транспортного образования и уникальность системы подготовки кадров, которая не должна быть утрачена.

– На какой стадии сейчас находится работа над концепцией?

– Коллегия Минтранса одобрила этот документ в конце декабря прошлого года, и сейчас в соответствии с поручением правительства мы ведём его согласование с министерствами и ведомствами. После разработки проекта концепции он был разослан всем заинтересованным лицам, в том числе работодателям. Документ рассмотрели на разных площадках: на заседаниях Союза транспортников России, совете ректоров, рабочей группе общественного совета при Минтрансе, на IV Форуме транспортного образования. То есть концепция находится на заключительном этапе формирования. Достигнуто понимание с заинтересованными компаниями, в частности с РЖД, «Совкомфлотом», «Автодором» и «Аэрофлотом», сейчас уточняем некоторые детали. Есть отзывы Минобрнауки и Минэкономразвития. В первом квартале года планируем направить её в правительство.

Хочу подчеркнуть, что в концепции будут расставлены все приоритеты и согласованы позиции не только отраслевых вузов, работодателей, но и наших коллег из системы образования. Документ такого уровня готовится впервые.

– Какую роль в разработке документа играют работодатели?

– Все имеющиеся камни преткновения – на уровне понимания завтрашнего дня и опыта прошлого. Понятно, что никому не хочется ничего менять и проще всего утешать себя тезисом, что наше образование самое лучшее в мире. Это, наверное, действительно так. Отечественную школу всегда отличала фундаментальность подхода. Но в процессе дискуссии все участники приходили к выводу, что мир стремительно меняется и мы сегодня точно не знаем, сколько транспортных профессий будет завтра. Какой будет потребность в кадрах? Каким будет подвижной состав? Как изменится мировая логистика? И так далее. Мир глобализуется за счёт новейших технологий, хотим мы этого или нет. Нам надо бежать вперёд, чтобы успеть.

От работодателей мы, конечно, ждём более активной позиции. Кто, как не они, должны быть заинтересованы в реальном развитии. Пока превалирует выжидательная позиция. С точки зрения бизнеса понятно, что тащить транспортные вузы на своём бюджете никому не выгодно. Можно было бы существенно сблизить позиции через создание закона об образовательном холдинге. Это позволило бы учесть практически все интересы, не меняя формы собственности. Вместе с государством вкладывать деньги в развитие образования и контролировать его. Модели государственно-частного партнёрства в транспортном образовании практически не реализуются. Если об этом будем говорить не только мы, но и бизнес – наш голос будет услышан.

– Какие мероприятия предполагает концепция в процессе своей реализации?

– В первую очередь законотворческие. Понятие отраслевого образования должно быть закреплено или в законе «Об образовании», или отдельным нормативным актом. Законодательные поправки должны коснуться и медицинского освидетельствования наших абитуриентов. Действующий с 2013 года закон «Об образовании» отменил целевой приём в колледжи и техникумы. Все студенты поступают по общему конкурсу. Между тем при выдаче целевых направлений особое внимание уделялось здоровью будущих студентов. Раньше все абитуриенты проходили специальную медкомиссию. Сейчас этот процесс не контролируется: медсправки, которые ребята приносят в приёмные комиссии, носят формальный характер. В итоге после окончания учёбы выпускники не могут работать по состоянию здоровья.

Надеемся, что наши вузы попадут в программы Минобрнауки России и Федеральную целевую программу развития образования (ФЦП), предусматривающие дополнительное финансирование образовательных учреждений, например на развитие науки и обновление материально-технической базы.

Мы стремимся повысить качество и престиж нашего образования, а для этого необходимо привести обучение специалистов по всем видам транспорта в соответствие международным требованиям. Удачный опыт есть у авиации и морского транспорта. Важно развивать сотрудничество с зарубежными странами в области подготовки как специалистов для транспортной отрасли, так и высококвалифицированных научно-педагогических кадров, а также провести анализ внедрения передового международного опыта в реализацию наших образовательных программ. Причём не только в сфере эксплуатации, но и в строительстве, проектировании, создании новых типов подвижного состава. Необходимо кардинально усилить межвузовское сотрудничество в нашей стране. Российский университет транспорта (МИИТ) станет интегратором этих процессов и окажет методологическую поддержку в сфере общетранспортных вопросов другим отраслевым вузам. Большинство из них решали и будут решать чисто эксплуатационные задачи – этот тренд будем поддерживать. Также будем работать над составлением международного рейтинга транспортных вузов, восстановлением факультетов военного обучения, возвращением форменной одежды для студентов и участием в международных конкурсах, таких как Worldskills. Будем развивать дистанционное образование, обновлять ресурсную и учебно-методическую базу учебных заведений.

– Российскому университету транспорта в концепции отведена ключевая роль?

– Да. МИИТ передан в ведение Минтранса России 31 декабря 2016 года с целью создания Российского университета транспорта (РУТ) – университета нового поколения. Он станет головным для остальных транспортных образовательных учреждений. Меняется транспорт, соответственно, требует перемен сама система подготовки кадров и подходы к профессиям.

РУТ (МИИТ) как научно-образовательный центр призван справиться с кадровыми запросами всей транспортной отрасли. Университет будет решать общеотраслевые задачи, в том числе по мультимодальным перевозкам, государственно-частному партнёрству, развитию региональных и городских транспортных систем, транспортной безопасности, обустройству границ, транспортному строительству, праву и экономике, выявлению конкурентных преимуществ страны на мировом рынке транспортных услуг, взаимодействию в рамках интеграционных межгосударственных объединений.

– Стоит ли остальным транспортным вузам ждать изменений?

– Нет. Им надо меняться самим, причём срочно. Сама структура образовательного процесса с точки зрения учредительства не претерпит глобальных изменений, по крайней мере до 2030 года. Транспортные вузы, за исключением РУТа (МИИТ), останутся в ведении федеральных агентств.

Разговоры о количестве вузов сегодня или завтра – это не более чем спекуляции. Например, ещё вчера нам были нужны техникумы в Рославле и Кирове. Сегодня в них уже нет необходимости. Технологии изменились, и потребность в подготовке специалистов в этих местах отпала. Это жизнь. И для того, чтобы работать, надо быть энергичными, открываться для внешнего мира, учить иностранных студентов, двигать науку, не надеяться в данном случае только на карман РЖД. Вуз должен стать самодостаточным игроком на глобальном рынке образования, в противном случае это не вуз.

– Раскрывает ли концепция тему вузовской науки, к ней ведь тоже есть вопросы?

– Отраслевые вузы готовы выполнять заказы компаний на научные разработки в большом объёме. Однако здесь правильнее было бы спросить у бизнеса, почему за инновациями он обращается не к университетам? Каково будущее ВНИИЖТа и НИИАСа, которые входят в структуру ОАО «РЖД»? Вузы не могут навязывать компаниям свои услуги. Но без реальных заказов научная школа не может заниматься актуальными исследованиями и развиваться. Сегодня охват вузовской наукой не межотраслевой, а местечковый. Университеты решают исключительно узкие, эксплуатационные задачи, и наука в нашем случае – это не самая сильная составляющая учебного процесса.

По нашему мнению, развитие транспортной науки – это отдельная тема. Особенно с учётом критериев, заданных мониторингом системы образования, реализуемым Минобрнауки в соответствии с майскими указами президента. Преподаватели обязаны заниматься научной деятельностью, публиковать свои статьи, цитироваться и повышать индексы. И это правильно. Так живёт весь мир. Мы не можем игнорировать это. Для сохранения кадрового научного потенциала системы транспортного образования нужны кардинальные меры по привлечению в сферу науки академических кадров, а также молодых учёных и специалистов. А это означает открытие в вузах центров превосходства, лабораторий, новых кафедр – кибернетики, материаловедения, машиностроения, интеллектуальных транспортных систем, в том числе городских агломераций. Приятно, что с Российской академией наук мы начинаем большой диалог в транспортной сфере.

– В концепции идёт речь о создании единого информационно-образовательного транспортного портала. Для чего это необходимо?

– Транспортное образование должно иметь единый образ и единое лицо. Это важный имиджевый компонент. Абитуриенты, зайдя на портал, смогут увидеть всю палитру наших учебных заведений и выберут для себя подходящий вуз. Кроме того, через портал будет обеспечен полный доступ к ресурсам вузовских электронных библиотек. И это только начало. Главная цель – цифровой университет.

Беседовала Юлия Соловьёва

Россия > Транспорт. Образование, наука > gudok.ru, 16 февраля 2017 > № 2077338 Константин Пашков


Испания. Белоруссия > Образование, наука > russpain.ru, 16 февраля 2017 > № 2076720

Беларусь и Испания. Соглашение о научно-техническом сотрудничестве

Государственный комитет по науке и технологиям Беларуси и Государственный секретариат по вопросам исследований, развития и инноваций Министерства экономики, промышленности и конкурентоспособности Испании планируют подписать соглашение в области науки и технологий в ближайшее время.

Такая договоренность достигнута во время встречи председателя ГКНТ Александра Шумилина с руководством Госсекретариата, сообщили БЕЛТА в пресс-службе ГКНТ.

Проект документа передан испанской стороне для рассмотрения. Александр Шумилин отметил, что стороны имеют значительный потенциал в области взаимного трансфера технологий по приоритетным направлениям сотрудничества, таким как информационные технологии, нано- и биотехнологии, медицина, новые материалы. При этом трансфер технологий в Беларуси может осуществляться через имеющиеся структуры - инжиниринговый центр ГУ "БелИСА" и центр по коммерциализации Национального центра интеллектуальной собственности.

Во время встречи рассматривались также вопросы сотрудничества с Испанией по программе ЕС по науке и инновациям "Горизонт 2020". "Беларусь заинтересована в реализации совместных с Европой и, в частности, Испанией инициатив, в том числе в реализации программы "Горизонт 2020". "Мы заинтересованы в получении и адаптации наилучшего опыта и практик Испании и рассчитываем на определенное содействие в дальнейшем развитии белорусской сети национальных контактных точек программы "Горизонт 2020", - подчеркнул председатель ГКНТ.

Во время визита в Испанию также состоялась встреча Александра Шумилина с мэром Малаги Франсиско де ла Торре Прадосом, на которой обсуждались перспективы создания совместного технопарка, взаимодействие технопарков Малаги с технопарками Бреста и Минска.

Белорусская делегация под руководством председателя ГКНТ Александра Шумилина участвует в Международной специализированной выставке в области науки, технологий и инноваций Transfiere, которая проходит 15-16 февраля в городе Малага (Испания). Организации и учреждения Минобразования, НАН Беларуси и Минприроды представили на выставке более 100 высокотехнологичных и наукоемких разработок и экспонатов.

Испания. Белоруссия > Образование, наука > russpain.ru, 16 февраля 2017 > № 2076720


Иран > Образование, наука > iran.ru, 16 февраля 2017 > № 2075838

Иран поднялся на 28 позиций в глобальном рейтинге инноваций

Иран занимает 16-е место в мире и 1-е место в регионе согласно базам данных Scopus и ISI. В глобальном рейтинге инноваций в 2016 г. по сравнению с 2015 г. Иран поднялся на 28 позиций.

Об этом, как сообщает агентство ИРНА, заявил министр науки, исследований и технологий Исламской Республики Иран Мохаммад Фархади.

«В настоящее время проводятся 235 совместных исследовательских проектов с ведущими международными университетами, и доля совместных научных работ в 2016 г. по сравнению с 2015 г. выросла на 5%», сказал Фархади.

По его словам, с точки зрения научных работ Иран занимает 16-е место в мире и 1-е место в регионе согласно базам данных Scopus и ISI.

«Согласно международному рейтингу Leiden, среди лучших университетов мира у Ирана 14 университетов, и 200 иранских учёных составляют 1 % ведущих учёных мира», добавил он.

Иран > Образование, наука > iran.ru, 16 февраля 2017 > № 2075838


Казахстан > Образование, наука > kapital.kz, 15 февраля 2017 > № 2079691

Расходы бюджета на образование увеличились на 22%

Этому поспособствовал запуск в 2016 году новой госпрограммы

За 2016 год расходы государственного бюджета на образование составили 1,6 трлн тенге, увеличившись на 22% по сравнению с 2015. Напомним, что за последние три года среднегодовое увеличение составляло лишь 4%. Резкий рост обусловлен стартом работы государственной программы развития образования и науки, рассчитанной на 2016−2019 годы.

В структуре госбюджета расходы на образование составляют ежегодно 17−18% от всех затрат и находятся на 2-м месте после расходов на социальную помощь и социальное обеспечение. Такие данные приводит ranking.kz.

Сфера образования на 80% финансируется средствами местных бюджетов, и только высшее образование и программы республиканского уровня финансируются за счет средств республиканского бюджета. Средства Нацфонда идут на строительство и реконструкцию объектов образования. За 2016 год расходы местного бюджета на образование выросли на 22% (до 1,3 трлн тенге), республиканского бюджета — на 24% (до 357 млрд тенге).

В 2016 году была введена «Государственная программа развития образования и науки 2016−2019» (ГПРОН), задачами которой являются увеличение доступности и качества образования путем модернизации содержания и улучшения качества педагогического состава с учетом потребностей приоритетных направлений и предприятий ГПИИР.

За 2016 год по программе было выделено 433 млрд тенге, что составляет 25% всех выделяемых средств на образование. Из РБ было выделено 320 млрд тенге, из НФ по программе «Нурлы жол» на строительство и реконструкцию объектов образования 58,7 млрд тенге (+64% за год) и из МБ 55 млрд тенге.

По плану на 2017 год будет выделено по программе 319,6 млрд тенге. Также с 2017 года планируется подключить 3,4 млрд тенге внебюджетные средства за счет механизмов ГЧП и лизинга. Отметим также, что совместно с Всемирным Банком за последние несколько лет разработаны три программы в сфере образования, которые интегрированы в ГПРОН: «Развитие трудовых навыков, соответствующих требованиям рынка труда», «Модернизация среднего образования» и «Стимулирование продуктивных инноваций» на 376 млн долларов.

*- Так как ГБ = РБ + МБ, рассматривая отдельно РБ и МБ, трансферты из РБ в МБ зачитываются в расходы РБ и эти же трансферты, расходуемые МБ зачитываются в расходы МБ и происходит двойной учет суммы трансфертов. Во избежание этого расходы РБ на образование представлены без учета трансфертов

С 2017 года в Казахстане запускается проект «Бесплатное профессиональное и техническое образование для всех». Он направлен на увеличение подготовки квалифицированных рабочих кадров на 40% и охват всех желающих получить бесплатное образование.

Также в этом году предусмотрено начало работ по созданию Венчурного фонда раннего финансирования двух офисов технологического ускорения за пределами Казахстана по совместной программе с ВБ «Стимулирование продуктивных инноваций».

С 2018 года в рамках займа Всемирного банка начнется реализация проекта «Модернизация среднего образования Республики Казахстан» по поддержке повышения качества и снижения неравенства в школьном образовании. Проект предполагает поддержку перехода на 12-летнее образование, в том числе улучшение материально-технической базы школ.

На ЮКО и Алматинскую область приходится 30% расходов местного бюджета на образование, а также 24% всех учебных заведений (в основном дошкольные и школьные учреждения). Поэтому данные области являются основными потребителями трансфертов из РБ.

Расходы ЮКО на образование составили 238,6 млрд тенге, Алматинской — 149 млрд тенге, притом что расходы остальных регионов составляют в среднем 66 млрд тенге.

Наибольшее увеличение расходов на образование за 2016 год наблюдается в Атырауской, Алматинской областях и СКО. Атырауская область увеличила расходы на 39%, Алматинская на 33% и СКО на 27%.

За прошедший год Атырауская область увеличила бюджетное финансирование на 14,1 млрд тенге с 36,2 млрд за 2015 год и 50,3 млрд за 2016 год. Удельный вес региона в общем количестве расходов МБ на образование — 3,8%.

В Алматинской области увеличение в тенговом выражении составляет 37 млрд тенге, со 112 млрд до 149 млрд тенге, а удельный вес 11,4%.

В СКО увеличение расходов в денежном выражении составило 10,5 млрд тенге, с 39 млрд до 49,5 млрд тенге, удельный вес 3,7%.

Казахстан > Образование, наука > kapital.kz, 15 февраля 2017 > № 2079691


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079655

Дмитрий Медведев: Необходимо создавать условия, чтобы перспективные технологии применялись в российской промышленности.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров принял участие в заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России, которое состоялось сегодня, 14 февраля, в Сколково.

Основной повесткой заседания стали вопросы реализации проектов Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России, обсуждение планов реализации Национальной технологической инициативы в 2017 году, в частности программы «дорожной карты» «Технет».

Дмитрий Медведев в своем вступительном слове отметил, что тема инноваций перестала быть экзотикой для России и продолжает набирать популярность, что является необходимым условием для развития любой программы. Значительную роль в стимулировании инновационных разработок сыграли элементы проектного управления, объединяющие усилия государства, бизнеса, науки и образования.

Созданы весьма серьёзные технологии в ядерной энергетике и космической сфере. Заработали современные фармацевтические предприятия полного цикла – здесь вообще всё обстоит весьма неплохо, потому что у нас фармацевтическая промышленность развивается, можно сказать, ударными темпами, - сказал Дмитрий Медведев.

Председатель Правительства заострил внимание на необходимости реализации программы Национальной технологической инициативы, план дальнейшего развития которой содержит решения по организации управления проектами, предполагает активное участие федеральных ведомств и институтов развития. В частности, необходимо скоординировать программы научных исследований, НИОКР для достижения результатов «дорожных карт». На данный момент утверждено шесть таких карт: «Автонет», «Энерджинет», «Нейронет», «Аэронет», «Маринет» и «Хелснет». На Национальную технологическую инициативу с учётом переноса части средств прошлого года выделено порядка 12,5 млрд рублей.

Сегодня мы обсудим очередную «дорожную карту» – «Технет». Речь идёт о перспективных производственных технологиях. Это целый набор решений, которые революционным образом меняют индустриальное производство, делают его эффективным, автоматизированным, позволяют оцифровать все стадии оборота продукта – от самóй инженерной мысли до утилизации. Нам нужно создавать условия, чтобы эти перспективные технологии применялись в российской промышленности. На это и нацелена «дорожная карта, - пояснил председатель Дмитрий Медведев.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079655


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

В повестке: о реализации проектов Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России; о плане реализации Национальной технологической инициативы в 2017 году; о «дорожной карте» «Технет» Национальной технологической инициативы.

Перед заседанием Дмитрий Медведев осмотрел инновационные разработки компаний – резидентов фонда «Сколково».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы проводим заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию. Снова встречаемся в технопарке «Сколково».

Темой инноваций в нашей стране мы стали системно заниматься в 2009 году, когда и была создана Комиссия по модернизации экономики.

В 2012 году появился совет, который продолжил работу комиссии, и президиум совета. С тех пор нам удались определённые вещи. Мы всё-таки продвинулись в этом направлении вперёд. И то же самое «Сколково» – вполне наглядный пример. Здесь создан современный центр коммерциализации технологий, возведена инфраструктура мирового уровня, включая и этот технопарк, где мы находимся, который является крупнейшим в Европе.

Но самое главное другое. Дело не в красивых зданиях, не в общем антураже, вполне благоприятном, а в том, что тема инноваций перестала быть экзотикой в нашей стране, она стала достаточно модной. А это очень важно для того, чтобы какая-либо тема, какая-либо программа развивалась. Перестали звучать вопросы, зачем вообще этим заниматься. Я припоминаю мои первые встречи с руководством наших государственных компаний на эту тему. Они довольно инертно, мягко говоря, к этому относились, полагая, что у них и так всё хорошо, а за деньги вообще можно купить всё что угодно, особенно если этих денег много. Но оказалось, что всё-таки инновациями нужно заниматься всем – и крупным компаниям, в том числе компаниям с государственным участием, и частным компаниям, и средним компаниям, и малому бизнесу.

Во всём этом значительную роль сыграли проекты, которые мы вели в рамках комиссии и совета по модернизации. Фактически уже тогда мы внедрили элементы проектного управления, когда объединили усилия не только государства, но и бизнеса, науки, образования. Мы тогда утвердили все эти важнейшие проекты. В результате у нас действительно стали активно развиваться программы по созданию собственных суперкомпьютеров и собственных супермощных вычислительных сетей (это был один из проектов). Созданы весьма серьёзные технологии в ядерной энергетике и космической сфере. Заработали современные фармацевтические предприятия полного цикла – здесь вообще всё обстоит весьма неплохо, потому что у нас фармацевтическая промышленность развивается, можно сказать, ударными темпами. Появились типовые решения, которые повышают энергоэффективность домов и предприятий. Всё, что я перечисляю, – это и были основные проекты модернизации, которыми мы занимались с 2009 года.

Почему я об этом говорю? Нужно иногда возвращаться к тому, что мы планировали, что получилось, каковы результаты. Было запущено 37 проектов, из них три четверти как минимум успешно реализованы. Подробнее об этом расскажет Аркадий Владимирович Дворкович.

Последние проекты и опыт, который был получен, нужно использовать для реализации нового этапа инновационного курса, который у нас в стране связан с реализацией Национальной технологической инициативы. К реализации этой программы мы уже приступили. Только на поддержку проектов этой инициативы мы в этом году направляем почти 8,5 млрд рублей. Соответствующее распоряжение Правительства я уже подписал.

Добавлю, что всего в этом году на Национальную технологическую инициативу с учётом переноса части средств прошлого года выделено порядка 12,5 млрд рублей. Действуем мы в рамках «дорожных карт» НТИ. Утвердили шесть таких карт: «Автонет», «Энерджинет», «Нейронет», «Аэронет», «Маринет» и «Хелснет», которые содержат вполне конкретные проекты. 12 из них уже одобрены. Я сейчас смотрел проекты, которые представляют компании, – в общем все достойны того, чтобы быть включёнными в такого рода работу в рамках тех карт, которые утверждены.

Сегодня мы также обсудим план реализации Национальной технологической инициативы в этом году. Он содержит решения по организации управления проектами, предполагает активное участие федеральных ведомств и институтов развития. В частности, необходимо будет скоординировать программы научных исследований, НИОКР для достижения результатов «дорожных карт».

Кроме того, план содержит и меры по открытию рынков, прежде всего путём снятия ненужных ограничений, преодоления барьеров на пути внедрения новых технологий. Предполагается также создать на базе университетов профильные центры компетенций. Предусмотрены и другие меры, в том числе по развитию венчурного финансирования, по защите интеллектуальной собственности, по поддержке проектов в регионах и популяризации инновационной деятельности.

Сегодня мы обсудим очередную «дорожную карту» – «Технет». Речь идёт о перспективных производственных технологиях. Это целый набор решений, которые революционным образом меняют индустриальное производство, делают его эффективным, автоматизированным, позволяют оцифровать все стадии оборота продукта – от самóй инженерной мысли до утилизации.

Мы обсуждали часть этих идей на «Иннопроме» в Екатеринбурге. Касались там и промышленного интернета, и аддитивных технологий, и роботизации, и 3D-производства. Цифровое проектирование обсуждали в июне 2016 года в Политехническом университете. То есть эта работа продолжалась.

Но нам нужно создавать условия, чтобы эти перспективные технологии применялись в российской промышленности. На это и нацелена «дорожная карта». Предполагается запуск пилотных проектов по организации цифровых «Фабрик будущего», по испытательным полигонам, экспериментально-цифровым центрам сертификации и целому ряду других направлений.

Нужно соединить университетские подходы. Естественно, это связано с изменением образовательных программ. В результате специалисты, которые у нас будут выпускаться, должны быть уже другого уровня. Должна меняться и производительность труда, и трудовая мобильность.

Как у всех карт, у «Технета» есть целевые показатели результативности. Хотя планирование здесь носит весьма условный характер, какие-то ориентиры всё равно нужно задавать, чтобы понимать, в каком направлении мы двигаемся, что у нас получается, а что получается несколько хуже.

Давайте обсудим всю эту проблематику.

А.Дворкович: В 2009 году мы в рамках работы комиссии по модернизации выбрали пять приоритетных направлений: это стратегические компьютерные технологии, ядерные технологии, космос и телекоммуникации, медтехника и фармацевтика, а также энергоэффективность. И в их рамках было утверждено 37 проектов.

По большему числу проектов результаты были достигнуты и вложенные инвестиции принесли отдачу. Из федерального бюджета были вложены средства в объёме около 110 млрд рублей, из внебюджетных источников – около 34 млрд рублей. 85% федерального финансирования было направлено на два основных приоритета: ядерные технологии и космические технологии – наиболее капиталоёмкие темы. И там были достигнуты наибольшие результаты. Примерно две трети внебюджетного финансирования также было связано с этими двумя основными направлениями.

Назову проекты. Это новая технологическая платформа, связанная с замкнутым ядерным топливным циклом, и реактор на быстрых нейтронах, а также создание типового проекта оптимизированного и информатизированного энергоблока технологии водо-водяного энергетического реактора. Эти проекты уже переходят в стадию практической реализации. Уже проектируются конкретные реакторы.

Упомяну ещё один проект – «ЭРА-ГЛОНАСС», который сочетает в себе использование космических технологий и наземной инфраструктуры и уже фактически внедрён в практику. Мы сегодня в качестве обязательного требования имеем установку соответствующих компонентов на все автомобили. Эта техника используется для быстрого реагирования на возникающие аварийные ситуации и уже приносит практическую отдачу для многих-многих десятков тысяч, сотен тысяч людей в нашей стране. Они быстрее получают медицинскую помощь, соответственно, мы спасаем человеческие жизни. Это продуктивные инвестиции.

Подчеркну, что нам ещё предстоит найти правильную финансовую модель дальнейшего функционирования этой системы. Это одна из тем для последующих обсуждений в рамках работы Правительства. Также здесь есть возможности для коммерциализации, для привлечения частных инвестиций. Мы это сейчас активно обсуждаем.

Мы ещё в 2010 году начали процесс перевода государственных, публичных услуг, в том числе муниципальных услуг, в электронный вид. Сегодня уже многие элементы нашего документооборота стали осуществляться в электронной форме, это электронные госуслуги. Уже несколько сотен госуслуг оказывается именно в этой форме. Работа не завершена, мы её продолжаем в плановом режиме в рамках комиссии по использованию информационных технологий: на следующей неделе будет заседание комиссии, где мы обсудим следующий этап, этап этого года. Это позволяет снижать издержки и для людей, и для бизнеса при использовании государственных услуг.

Отдельная тема – энергоэффективность. С одной стороны, мы добились того, что эта тема стала приоритетом для наших государственных и частных компаний. В таких компаниях, как «Российские железные дороги», «Транснефть», во всех наших крупнейших металлургических холдингах реализованы собственные программы энергоэффективности. Эффект исчисляется десятками миллиардов рублей. Созданы конкретные технологии по системам учёта электрической энергии, это интеллектуальные сети. И сейчас реализуются проекты «Россетей» совместно с Российским фондом прямых инвестиций по масштабированию этих технологий на территории страны. Созданы конкретные виды оборудования на основе сверхпроводников второго поколения, которые уже начинают экспортироваться за рубеж.

Мы обеспечили переход подавляющего большинства государственных учреждений, предприятий, государственных компаний на энергосберегающие источники освещения. Эти источники освещения мы производим в нашей стране. Уже заключено около 700 энергосервисных контрактов. Экономия от их реализации в этом году ожидается на уровне 8 млрд рублей.

Мы обеспечиваем внедрение приборов учёта по всей системе теплоснабжения, водоснабжения в стране. Это позволяет десяткам тысяч предприятий экономить на оплате тепла и воды и, соответственно, повышать свою конкурентоспособность и использовать деньги на более рациональные цели.

И последнее, хотя и немаловажное, – это современное фармацевтическое производство. У нас создано несколько конкурентоспособных на мировом уровне заводов. Это прежде всего «Генериум», «Биокад», ряд других компаний, «ХимРар». На всех этих предприятиях Вы были, Дмитрий Анатольевич, видели это производство. Эти лекарственные препараты поставляются уже и внутри страны, и за рубеж. Они находятся на самом высоком мировом уровне.

Реализация отдельных проектов продолжится в рамках уже других схем, других национальных приоритетов. Прежде всего это касается таких не до конца реализованных проектов, как внедрение индивидуализированных медицинских технологий и электронной медицины, а также телемедицины. Этот проект реализуется в рамках наших приоритетных проектов, то есть не по линии НТИ, а по линии наших приоритетных проектов в рамках совета по стратегическому развитию и президиума этого совета. Эти проекты мы реализуем в ближайшие два-три года. Остальные проекты, о которых мы говорим, реализуются в рамках Национальной технологической инициативы. За то время, что прошло с начала работы комиссии по модернизации, то есть с 2009 года, первые результаты получены. Но мы продолжаем действовать, продолжаем использовать полученные наработки и реализовывать на практике более масштабные проекты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2072784

Правительство направит 8,5 млрд рублей на поддержку проектов Национальной технологической инициативы

В 2017 году Правительство направит на поддержку проектов Национальной технологической инициативы (НТИ) 8,5 млрд рублей. Об этом на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев. Выделенные средства будут направлены Министерству образования и науки РФ. Деньги пойдут на предоставление субсидий на реализацию проектов в рамках «дорожных карт» НТИ.

«Соответствующее распоряжение Правительства я уже подписал. Добавлю, что всего в этом году на Национальную технологическую инициативу с учётом переноса части средств прошлого года выделено порядка 12,5 млрд рублей», - отметил глава кабинета министров.

Еще 4 млрд рублей из запланированных 12,5 млрд рублей могут быть направлены на государственную поддержку центров НТИ на базе образовательных организаций высшего образования и научных организаций (2 млрд рублей), а также на предоставление Фондом содействия инновациям грантов на проведение НИОКР в целях реализации «дорожных карт» НТИ (2 млрд рублей). Минобрнауки России совместно с Минфином России поручено представить соответствующие предложения в отношении этих оставшихся средств при внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

Д. Медведев также отметил, что в настоящий момент в рамках НТИ утверждены шесть дорожных карт: «Автонет», «Энерджинет», «Нейронет», «Аэронет», «Маринет» и «Хелснет», которые содержат вполне конкретные проекты. 12 из них уже одобрены.

Глава правительства подчеркнул, что для реализации нового этапа инновационного курса необходимо активное участие федеральных ведомств и институтов развития. Этот план должен включать в себя, в том числе координацию программ, а также меры по открытию рынков, прежде всего путем снятия ненужных ограничений, преодоления барьеров на пути внедрения новых технологий.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2072784


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2072783

В Казани прошел V съезд представителей Центров поддержки технологий и инноваций

8-9 февраля 2017 года в г. Казани на площадке ГАУ «Технопарк в сфере высоких технологий «ИТ-парк» в рамках II Международного форума «Интеллектуальная собственность и экономика регионов России» прошел юбилейный V съезд представителей Центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ).

Председатель Государственного совета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин открыл II Международный форум «Интеллектуальная собственность и экономика регионов России».

Приветственное слово с пожеланиями продуктивной работы от имени Президента Республики Татарстан зачитал Председатель Госсовета республики Фарид Мухаметшин, который вместе с региональным министром экономики Артемом Здуновым представлял на Форуме руководство Татарстана. Заместитель Председателя Совета Федерации, председатель Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации Ильяс Умаханов подчеркнул, что интеллектуальная собственность — один из важнейших ресурсов экономического роста. Поэтому по инициативе Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко в верхней палате парламента был создан совет, занимающийся вопросами развития сферы интеллектуальной собственности.

В работе Форума и Съезда, которые проводились в целях повышение уровня квалификации специалистов Российской Федерации по использованию патентной информации для принятия управленческих решений по определению приоритетных направлений научно-технологического развития, приняли участие руководители федеральных органов государственной власти, представители Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), крупных компаний, научных и образовательных учреждений, бизнес-сообщества, патентных поверенных, ведущие российские и зарубежные ученые.

Делегаты съезда обсудили вопросы эффективного использования объектов интеллектуальной собственности (ИС) в инновационной деятельности регионов, предприятий и организаций, и обменялись практическим опытом по подготовке отчетов о патентных ландшафтах, в том числе на основе использования ресурсов ЦПТИ.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2072783


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 14 февраля 2017 > № 2072717

Больше чем формулы: томский ученый Романченко о физике и разработках

ТОМСК, 13 фев – РИА Томск, Карина Сапунова. Томский физик Илья Романченко получил премию президента в области науки и инноваций для молодых ученых за 2016 год. В интервью РИА Томск он рассказал о том, как его работа может помочь в борьбе против раковых клеток и террористов, почему в физике недостаточно просто выучить формулы, а также на что он собирается потратить 2,5 миллиона рублей.

Романченко окончил физический факультет Томского государственного университета (ТГУ) в 2006 году. В настоящее время работает в Институте сильноточной электроники Томского научного центра СО РАН. Доктор физико-математических наук.

От рака и от террористов

– Илья, награда, как следует из президентского указа, присуждалась за конкретную работу. Над чем вы работаете?

– Последние годы работал над новым способом генерации радиоимпульсов. Официально значится, что меня наградили "за разработку гиромагнитных генераторов сверхмощных радиоимпульсов, способствующих защите от террористических угроз и развитию биомедицинских технологий".

То есть, наши устройства излучают электронные импульсы с определенными характеристиками, а значит, и свойствами. Для этих приборов действительно пока два основных назначения.

Первое – воздействие на различные электронные компоненты. Это может быть использовано для задач безопасности: обезвреживания, приостановки деятельности потенциально опасных приборов или любой другой электроники. Например, заставить компьютерный процессор "зависнуть", и ему потребуется перезагрузка.

Во-вторых, мы работали с биологами ТГУ: изучали воздействие излучения на клетки и живые организмы, искали полезные свойства электронных импульсов.

Также работаем с онкологами: пытаемся найти условия, при которых излучение может привести к гибели раковых клеток, либо к электропорации клеточных мембран (то есть, под воздействием электрического поля проницаемость клеточной мембраны возрастет, что облегчит введение в клетку лекарств).

– Это основная тема ваших исследований?

– Да. В 2006 году после окончания ТГУ я пришел в Институт сильноточной электроники СО РАН в отдел академика Сергея Дмитриевича Коровина. Этот отдел традиционно занимался генерацией мощного СВЧ-излучения при помощи приборов релятивистской СВЧ-электроники – то есть электронными пучками.

Мы решали различные задачи. Использовали в том числе ферритовые магниты, исследовали процессы обострения импульсов и обнаружили, что существует эффект возбуждения радиочастотных колебаний. С тех пор команда нашего отдела занималась тем, что исследовала этот процесс, искала оптимальные условия, возможности управлять параметрами излучения.

Потом начали делать установки, реально работающие устройства. Они включают в себя источник напряжения 200 тысяч, может быть даже 300 тысяч вольт; линию передачи с нелинейными элементами – мы используем ферриты; потом уже излучающий элемент.

Существует множество устройств, которые позволяют создавать СВЧ-излучение различной мощности. Чем длиннее импульс, тем больше вкладывается энергии. У нас короткоимпульсные, но тем не менее очень мощные приборы.

Мы сделали несколько одноканальных систем, сейчас учимся делать многоканальные. Уже сделали двухканальные, четырехканальные, сейчас разрабатываем семиканальный. Благодаря числу каналов возрастает мощность излучения, а также появляется возможность изменять направление луча.

– Насколько уникальны ваши исследования?

– Наш институт по вопросам генерации мощных радиоимпульсов и СВЧ-импульсов занимает одну из лидирующих позиций в мире и в России, а позиция нашей страны в этой области всегда была сильной, лидирующей.

Есть зарубежные работы, там есть свои идеи и своя тематика, но могу сказать, что мы сейчас лучшие в мире.

Талант, наработки и alma mater

– Вы конечно бывали на конференциях за рубежом. Наверняка и в России, и на Западе, и в Азии есть свои плюсы и минусы организации научных исследований…

– Трудно сравнивать науку разных стран.

У нас достаточно высокий потенциал, сильные научные школы. Конкурировать можем, на мой взгляд, за счет таланта – в России есть известные люди, которые уже многого достигли, и ученые молодые, но с потенциалом. Есть, конечно, некоторое отставание в техническом плане, потому что в некоторых странах ресурс, который тратится на научные исследования, выше.

И в итоге удается достичь результатов, которые сравнимы или превосходят достижения зарубежных ученых.

– Вы говорите об условиях, в которых работают уже дипломированные специалисты. А вуз играет какую-то роль? Вы вот после получения премии благодарили родной ТГУ…

– Зависит, конечно, от университета. Главное для студентов – это контакт с яркими личностями, которые вдохновляют. Замечаешь, учишься у них. Это двигатель в науке, когда встречаешься с сильной увлеченной личностью, которая может передать тебе искру.

Для меня такой человек – Михаил Яландин из Института электрофизики УрО РАН. Я очень многое от него почерпнул.

На самом деле, есть разные преподаватели. Есть те, у которых, если смотреть со стороны, все очень строго – и тут все понятно. А некоторые могут сказать на экзамене: "Возьмите конспект и пишите ответ". Казалось бы, какое тут образование? А в результате человек вроде все правильно напишет, но все равно получает "два", потому что преподаватель видит, понимаешь ты или нет. Задаст один-два вопроса и сразу видит.

– И не получится получить красный диплом, просто заучив формулы, и прийти с ним к работодателю?

– Ну, если ты не понимаешь физику, то ты работать и не пойдешь. Люди, которые занимаются наукой, они с самого начала к этому идут.

– Вы сейчас подбираете себе воспитанников? Какими они должны быть?

– Прежде всего целеустремленными, чтобы они действительно могли решить, изучить какую-то проблему. Смелыми, самостоятельными, не боящимися ошибок и неудач, не останавливающимися на середине пути.

У меня уже есть аспирант, но мы понимаем, что дальше надо двигаться, и искать новых ребят. Без молодых все остановится. Это люди со свежим взглядом, которые посмотрят и что-то свое начнут делать. Ведь наука – это же не производство чего-то заранее заданного, это постоянный поиск.

Семья и физика

– А как вы стали физиком? Это связано с вашими родителями или получилось само собой?

– Еще в школе заметил, что хорошо дается математика, физика. Участвовал в олимпиадах различных. Это было легко, мышление на это все настроено. И не сомневался, что и после школы все удастся.

Мама закончила электро-физический факультет в Томском политехническом университете, но так получилось, что когда я был в сознательном возрасте, она уже не работала по специальности, и с повседневной жизнью инженера-конструктора я не столкнулся.

Отец – психиатр. Но медицина не для меня: разрезать, пытаться запоминать...

А в физике самое главное – понимать. Физика – это исследование природы, осмысление, естествоиспытание. Не думаю, что мама повлияла на выбор.

– А как ваша семья – жена и дети – относятся к тому, что папа – ученый?

– Я вообще не считаю, что ученого может понять только ученый. Иногда, бывает, и на ночь на работе приходится оставаться. Бывает, неделями допоздна сидишь: необходимо в срок закончить работу, со временем накапливается много обязательств, нужно все делать. Жена поддерживает. Она тоже закончила ТГУ, но другой факультет. Сейчас в декрете.

Дочери три года, а сыну 1,5. Дети маленькие пока, не понимают, что папа – ученый, не понимают пока такого слова как наука.

– И как это – с маленькими детьми писать докторскую диссертацию?

– Мне жена здорово помогает. Берет на себя этот труд – заботу о детях. А без нее не было бы возможности.

– Вас поздравлял лично президент Владимир Путин. Какие впечатления остались от встречи?

– Когда награждал, пожал руку, со всеми лауреатами поговорил.

Президент – лицо медийное, хорошо узнаваема вся его мимика, жесты. Но личное впечатление – он очень яркий человек. Впечатление производит сильное. Внимательный, вникает в то, что ему говорят, умеет держать аудиторию.

– Насколько понимаю, 2,5 миллиона рублей – это премия лично вам. На что планируете ее потратить?

– Видимо, буду использовать для улучшения жилищных условий: у меня семья, дети, а цены на квартиры сейчас немаленькие.

РИА Томск

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 14 февраля 2017 > № 2072717


Россия > Образование, наука > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072535

Распоряжением правительства РФ Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей для предоставления субсидий на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» Национальной технологической инициативы (НТИ), сообщается на сайте правительства РФ.

В федеральном бюджете на 2017 год на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» Национальной технологической инициативы (далее — НТИ) предусмотрены бюджетные ассигнования в объёме 12,5 млрд рублей.

Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей из этих средств для предоставления субсидий на реализацию проектов в рамках «дорожных карт» НТИ.

Оставшиеся средства в объёме 4 млрд рублей могут быть направлены на государственную поддержку центров НТИ на базе образовательных организаций высшего образования и научных организаций (2 млрд рублей), а также на предоставление Фондом содействия инновациям грантов на проведение НИОКР в целях реализации «дорожных карт» НТИ (2 млрд рублей).

Минобрнауки совместно с Минфином РФ поручено представить соответствующие предложения в отношении этих оставшихся средств при внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

Россия > Образование, наука > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072535


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 14 февраля 2017 > № 2072394 Георгий Малинецкий

 Кризис жанра

за успехами молодых учёных стоят научные школы, которые надо было создавать десятилетиями

Георгий Малинецкий

Некоторые сюжеты в отечественной истории повторяются с удивительным постоянством. Помнится, тульский оружейник Левша, воспетый Н.С. Лесковым, после поездки на Туманный Альбион желал только одного — чтобы доложили государю императору: англичане ружья кирпичом не чистят, да и нам не след.

8 февраля прошёл очередной национальный праздник — День Науки. В Кремлёвском дворце Путин вручил молодым учёным премии в области науки и инноваций. Прекрасные слова, вдохновенные юные лица, которыми хочется любоваться. И нашему президенту пришла в голову "простая, но очень хорошая мысль": "Фундаментальные основы, на которых стоит наша страна, имеют настолько глубокие и настолько прочные корни, что её замечательное, прекрасное будущее неизбежно!"

В контексте этого праздника невольно должна возникнуть мысль, что с наукой у нас всё в порядке. Хотелось бы верить!

Но, к сожалению, для этого нет оснований. Вот, например, слова замминистра обороны Юрия Борисова на встрече военных с учёными в Президиуме РАН: "Мы постепенно исчерпали тот научно-технический потенциал, который позволял нам двигаться дальше. Не секрет, что современные образцы вооружения, которые поступают в войска, были придуманы и созданы на закате советской эры. Мы стоим на пороге очередной научно-технической революции".

Знаменательное заявление. Уже много лет генеральные конструкторы крупнейших оборонных предприятий говорят о том, что для создания нового поколения оружия нет фундаментального задела. Однако для того, чтобы вести опытно-конструкторские разработки в интересах обороны России, фундаментального задела, даже если бы он был, недостаточно, необходимы и результаты прикладной науки — опытные образцы, новые технические решения, оригинальные технологии. Однако прикладная наука в нашем Отечестве была по большей части разрушена в "лихие девяностые". И, судя по заявлениям высоких руководителей, курирующих науку, восстанавливать её пока никто не собирается. Скорее, наоборот. Недавно сообщили, что НИОКР программы "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития России на 2014-2020 годы" будут сокращены с 58 до 39,1 млрд. рублей.

Наверное, не все обратили внимание на то, что лауреаты премии для молодых учёных представляют ведущие институты, в недалёком прошлом относившиеся к Российской Академии наук. Хотелось бы, конечно, увидеть блестящие достижения представителей "Сколково" или "Роснано", но то ли таковых нет, то ли соответствующие бумаги не подали вовремя.

На заседании президентского совета по науке В.В. Путин настойчиво расспрашивал президента РАН академика В.Е. Фортова о том, как ему следует поступить с теми чиновниками, которые, вопреки отданным указаниям, баллотировались и были избраны в Академию наук. Он спрашивал, стоит ли этим людям и далее заниматься рутинной государственной деятельностью, или же они должны перейти на работу в Академию и двигать науку дальше. Видимо, нашему президенту не доложили, что с 2013 года всей фундаментальной наукой страны заведует не Академия, а загадочная организация Федеральное агентство научных организаций (ФАНО). Именно ФАНО все институты сейчас и подчиняются.

Агентство это создавалось вроде бы для того, чтобы "присматривать" за государственным имуществом, отданным исследовательским институтам в пользование. Сказать, что от "присмотра" дела пошли лучше, трудно. Не так давно сгорела значительная часть фонда ведущей библиотеки России в области гуманитарных наук (ИНИОН), да и многое другое идёт не так, как хотелось бы. Институты "оптимизируют". Кто-то из учёных говорит, что стало существенно хуже, поскольку бумаг, не имеющих отношения к науке, требуют гораздо больше. Кто-то относится к переменам равнодушно. Но мне не встретилось за три года ни одного исследователя, который сказал бы, что дела пошли лучше.

Собственно, многие представители власти против Академии наук боролись ещё с 1991 года — в том числе под флагами "конкуренции" и "рыночности" создали более 200 различных альтернативных "академий". Но через четверть века почти от всех этих академий-"петриков" не осталось и следа, не говоря уже о каких-то серьёзных научных результатах. И это понятно. Современная наука требует систематической, упорной и многолетней работы больших коллективов. И за успехами молодых учёных, которых чествовали в Кремле, стоят научные школы, которые надо было создавать десятилетиями. Разрушить всё можно гораздо быстрее.

В 2013 году исполнилась мечта руководителей Высшей школы экономики (ВШЭ), идеи которой много десятилетий с большим усердием воплощало Министерство образования, — Академию превратили в "научный клуб". ВШЭ является инициатором многих начинаний, вошедших или, вернее, влипших в историю: административная реформа, введение в школах Единого государственного экзамена (ЕГЭ), который нанёс огромный ущерб, и так далее, имя им — легион. Но обычный результат этих реформ, исключений из правила нет — их провал, а затем развал той области деятельности, которую они были призваны "реформировать". Но следующие реформы вновь и вновь поручают разрабатывать именно этой структуре. Видно, знают руководители ВШЭ какое-то "волшебное слово".

Конечно, чтобы подсластить пилюлю, маститым академикам и член-корреспондентам выдали "исключительные полномочия" в области экспертизы всей научной деятельности. Но — вот закавыка! — средств на эту экспертизу не выделили, в контур государственного управления она также не включена.

А в целом, клуб — он и есть клуб. Если, по мнению классика, театр начинается с вешалки, то клуб начинается с кухни. Важно, чтобы было где посидеть, выпить хорошего кофе, встретиться с коллегами, поговорить о делах безнадёжных и скорбных. В клубе самое важное — приём новых членов, награды, премии, звания… Клубная жизнь не проста — кланы, корпорации, договорённости. Всё то же самое, что в клубах филателистов или книголюбов. И, конечно, очень важно, сколько у кого будет звёздочек и какой ширины лампасы на брюках. Однако к науке как таковой это никакого отношения не имеет.

А может быть, Академия наук и вправду не нужна? Хотя многие учёные и, судя по социологическим опросам, более половины населения России думают совершенно иначе. Академия, прежде всего, нужна власти для того, чтобы иметь независимую объективную информацию, оценивать наиболее вероятные последствия принимаемых решений, угрозы и риски. Прогнозы, которые давались академическим сообществом, во множестве важных случаев оказывались на удивление точными. Например, отделение экономики РАН, лидером которого в течение многих лет был выдающийся экономист, академик Дмитрий Семенович Львов, регулярно предупреждало об ошибочности проводившихся "рыночных реформ" и о том, к чему они приведут. Однако эти результаты и исследования, в лучшем случае, ложились на полку. И спустя четверть века новой России можно сказать, что академик был прав. Показатель ВВП на душу населения для нашей страны находится где-то на уровне Турции и ниже аналогичного для некоторых европейских стран примерно в 10 раз, а США — в 5 раз. А наша экономика стала заложницей мировых цен на нефть. Если бы учёных послушали, всё могло быть совершенно иначе.

Причём речь идёт не только о принятии решений федерального уровня, но и об управлении регионами. Российская Академия наук имела обширную сеть региональных отделений, которые вникали в местные проблемы, исследовали, изучали, советовали и помогали руководителям регионов. Сейчас вся эта структура пущена в распыл. В начале российских реформ мне довелось ознакомиться с разработками Института географии РАН и ряда других научных организаций, которые касались стратегии развития Камчатки. К сожалению, и здесь наука оказалась не у дел. Остаётся лишь с горьким удовлетворением констатировать, что сделанные прогнозы, к сожалению, сбылись. Если на заре реформ население Камчатки составляло более 450 тысяч человек, то сейчас — немногим более 300 тысяч. Дотации, направляемые в этот край, превышают всё то, что уходит на развитие Крыма и Чечни вместе взятых. Хотя население Камчатки примерно на порядок меньше.

Кто-то из отечественных классиков толковал про "умного еврея при губернаторе". Видимо, до революции объективный, компетентный человек, не вовлечённый в политические игры, который мог бы посоветовать что-то дельное, тоже был очень нужен. Однако время шло, масштабы росли, задачи управления усложнялись, и эту роль вполне успешно в регионах выполняли учёные Академии наук. И было это совсем недавно…

Лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов говорил, что для учёных даже не так страшно недофинансирование, как то, что полученные ими результаты не нужны, что они не идут в дело, что сама наука оказывается не у дел. А она в Росси не у дел. Одни учёные могут толковать про недопустимость слияния институтов, другие, не желая портить отношения, проявляют большую дипломатичность. А третьи вместе с комиссией по лженауке доказывают, что гомеопатия никуда не годится, что такие средства не могут действовать, потому что не могут действовать никогда …

Во времена нашего космического прорыва президентом Академии наук был выдающийся математик, механик и организатор науки академик М.В. Келдыш, организатор Института прикладной математики, который сейчас носит его имя. Н.С. Хрущёв регулярно звонил президенту Академии и спрашивал его мнение по тем или иным важным для страны вопросам. М.В Келдыш, прекрасно зная и институты, и людей Академии, давал заключения, советы, экспертные оценки. И Отечеству, и советской науке было чем гордиться.

Но, может быть, так и надо? Технопарки налево, стартапы направо, гранты в центре, а науку побоку? Некоторые чиновники Минобрнауки до сих пор полагают, что наука должна жить на гранты. Когда им объясняешь, что зарплата научного сотрудника, даже не младшего, примерно вчетверо меньше, чем учителя в хорошей московской школе, то это вызывает у них искреннее недоумение, а затем вопрос: "Почему же они все не ушли в школу?" И правда, почему? В Агентстве стратегических инициатив (АСИ) на полном серьёзе рекомендуют вести такие исследования, которые позволят создать конкурентоспособную продукцию, способную через 10 лет выйти на мировые рынки и растолкать там нынешних лидеров. На недоуменный вопрос "А как же мы без исследований проживём эти 10 лет?" — руководители этой уважаемой организации на голубом глазу объясняют, что ближайшие 10 лет — это не по их ведомству. Ну, может быть, в регионах у них получится лучше…

Всё это было бы не так серьёзно, не переживай Россия такой исторический период, где нужно решать такие стратегические задачи, которые без науки принципиально не решаются. Президент в своей речи в Кремле упоминал так называемые "большие вызовы". Судя по министерским документам и очередным стратегиям (очевидно, сочинённым не без участия ВШЭ, кудринского Центра стратегических разработок и других столь же "рыночных" институтов), они идентичны таким проблемам человечества, как глобальное потепление и финансовый кризис.

А ведь наши большие вызовы совсем другие. Надо сделать так, чтобы в нашей стране жили безопасно, благополучно и в достатке, на уровне, сравнимом с ведущими мировыми державами. Это и будет та самая "мягкая сила", о которой сейчас любят говорить. Ресурсы и люди для этого у нас есть. Да и наука была. Для этого нужна новая индустриализация. Если нет пророка в своём отечестве (кроме ВШЭ), то можно почитать выдержки из Дональда Трампа относительно возрождения американской экономики. Не говоря уже о том, что надо смотреть вперёд и думать об угрозах, о рисках, в особенности военных, ближайшего будущего.

Один из награждённых российским президентом молодых учёных сказал о том, что результаты фундаментальных исследований часто оказываются востребованы через довольно длительное время. Он привёл пример Майкла Фарадея, открывшего электромагнитную индукцию, что позволило создать гигантскую отрасль электротехники только через сто лет. Но спросим себя: почему это произошло в Англии, ведь талантливых людей довольно много в разных странах?

Во-первых, судьбу Майкла Фарадея, практически не получившего ни среднего, ни высшего образования, определила одна научно-популярная лекция, которая помогла ему понять, что его призвание — это наука (заметим, что на федеральные каналы нашего ТВ научно-популярные передачи сегодня пробиваются редко, уступая место священникам, экстрасенсам и ток-шоу, зато антинаучным предоставлены целые каналы: ТВ-3 и REN-TV, впрочем, если им верить, особенно беспокоиться не стоит — рептилоиды нам помогут, если дела пойдут совсем плохо).

Во-вторых, Англия имела передовую для того времени промышленность, а это означает отличные измерительные приборы, а также возможность использовать ряд научных результатов в производстве.

В-третьих, Британия была "владычицей морей" и очень внимательно следила за усовершенствованиями, которые могли бы повлиять на возможности флота.

В-четвёртых, в Англии была научная среда — Английское королевское общество, активным членом которой был Майкл Фарадей. Та самая академия наук…

За рубежом сегодня с наукой дела обстоят несколько иначе, чем у нас. Определяются стратегические направления, ставятся цели, ведётся систематическая работа, и в конце концов цели достигаются. Например, программа "Геном человека", которая считалась приоритетом США. В ходе её реализации цена секвенирования генома за 10 лет уменьшилась в 20 тысяч раз. Значение этого факта для медицины, фармацевтики и других областей науки трудно переоценить. По оценкам экспертов, каждый доллар, вложенный в эту программу, уже позволил получить более 140 долларов прибыли. Впечатляет китайская космическая программа. На фоне "управленческого хаоса" в нашей космической отрасли это производит впечатление. В настоящее время на США и Китай приходится треть всех научных работ. Между США и Китаем имеет место острейшая конкуренция, и по некоторым направлениям китайские учёные уже опережают своих американских коллег. А мы, по велению Минобра и ФАНО, последние годы боролись за увеличение числа публикаций в зарубежных базах данных Scopus и Web of Science. Да и вообще, из государственных стратегий наука как-то выпала. Её по факту не считают важнейшим источником развития России. Складывается впечатление, что весь мир уже играет в шахматы, а мы пристрастились резаться в дурака.

Доложите государю императору, что в Англии ружья кирпичом не чистят, и нам не след.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 14 февраля 2017 > № 2072394 Георгий Малинецкий


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 14 февраля 2017 > № 2071577

Уникальный Центр промышленного дизайна и инноваций появился в МИСиС

Завершена реконструкция здания, в котором разместится Центр промышленного дизайна и инноваций Национального исследовательского технологического университета «Московский институт стали и сплавов» (МИСиС), сообщил председатель Мосгосстройнадзора Олег Антосенко.

По его словам, здание находится на Ленинском проспекте, д. 2/4 в центре столицы. Здесь планируется создать производство полного цикла - от научных разработок до их воплощения в образцы, востребованные в промышленности.

Центр промышленного дизайна и инноваций это универсальная высокотехнологичная цифровая лаборатория по созданию и промышленному дизайну функциональных прототипов. Передовые технологии и мощная производственная база позволит выпускать здесь высокоточные детали малых серий и промышленные образцы высокой степени технологической проработки, отвечающие современным требованиям промышленного дизайна.

Для этого приобретено новейшее технологическое оборудование: малый фрезерный станок, 3D-принтер по металлу, электроэрозионные станки, гидроабразивная установка, которая может резать сталь толщиной в 30 см в пяти координатах и др.

Возможности центра по доведению научных разработок до стадии пробного производства будут востребованы предприятиями из разных отраслей, прежде всего - в военно-промышленном комплексе, биоинженерии и медицине, авиации и космонавтике.

Как уточнили в Мосгосстройнадзоре, здание центра построено на средства федерального бюджета.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 14 февраля 2017 > № 2071577


Россия > Медицина. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2079660

Денис Мантуров: Рост и развитие фармацевтической и медицинской промышленности во многом обусловлены тесной кооперацией со стартапами и университетами.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров посетил Московский физико-технический институт, где выступил с лекцией о будущем фармацевтической и медицинской промышленности.

Глава Минпромторга России совместно с заместителем Министра образования и науки Российской Федерации Людмилой Огородовой, ректором вуза Николаем Кудрявцевым принял участие в открытии нового корпуса Физтех.Био, а также осмотрел научно-исследовательские лаборатории, отметив, что кластер станет основой для проведения исследований и разработки отечественных инновационных лекарственных средств и медицинских изделий на самом высоком международном уровне.

Также Денис Мантуров выступил с лекцией «Фармацевтическая и медицинская промышленность России: прошлое, настоящее и будущее».

В своем выступлении Министр отметил, что сегодня большое количество продуктов появляется на стыке технологий, а также особо выделил развитие нейротехнологий в сфере IT, открывающее возможности для поиска, обработки и анализа Bigdata в медицине и создания новых продуктов, сервисов и технологий на их основе.

Современная фармацевтическая и медицинская промышленность – это инновационная высокотехнологичная индустрия, требующая вовлечения специалистов нескольких направлений: физиков, информатиков, химиков, биологов, врачей, технологов. Нам всем очень повезло, что в нашей стране есть такие университеты, как МФТИ, где идут исследования по всем этим направлениям, - сказал Денис Мантуров.

По его словам, в таких вузах, как Физтех, должны появляться перспективные разработки, которые можно успешно коммерциализировать.

Будет хорошо, если эти разработки станут внедряться в первую очередь российскими фармацевтическими и медицинскими компаниями, - отметил Министр.

В заключении Денис Мантуров призвал студентов занимать проактивную позицию в процессе внедрения инноваций в повседневную жизнь. Он также пригласил учащихся принять участие в конкурсе на лучшее эссе «Как я вижу будущее современной фармацевтической промышленности». Десять лучших работ будут отобраны внутри МФТИ и направлены в Министерство для анализа.

Россия > Медицина. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2079660


Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 12 февраля 2017 > № 2069487

 Учимся говорить?

социализация – это дело детского сада, а вузам полагается готовить специалистов народного хозяйства

Татьяна Воеводина

В числе экзаменационных инноваций, которые при новом министре посыпались, как картошка из дырявого мешка, есть вот такая: по окончании 9-го класса ученик должен явить способность устно высказаться на родном языке на заданную тему. За способность выражаться письменно, надо понимать, ответственно возрождённое сочинение.

И вот уже по радио кандидат филологических наук с факультета журналистики солидно разъясняет, что теперь-де крайне востребованы курсы, на которых – внимание! – учителя будут учиться искусству изъяснения по-русски, поскольку в последние десять лет с них этого не спрашивали, и они позабыли, как это делается, а молодые коллеги - так и вовсе сроду не умели.

Учиться – никогда не поздно. Не зря нынче говорят о непрерывном образовании. Даже в школе детей предупреждают: вам-де придётся несколько раз переучиваться, потому что знания нынче очень быстро устаревают. И с этим нельзя не согласиться. Вот взять хоть меня – совковую устарелку. Мои не то, что знания, а просто базовые представления о мире, чувствую, радикально устарели. В общем, прошлый век. Но я стараюсь, усиливаюсь «в просвещении стать с веком наравне». Недавно я, например, узнала, что, оказывается, высшие учебные заведения имеют целью социализацию молодёжи. А я по своей отсталости воображала, что социализация – это дело детского сада, а вузам полагается готовить специалистов народного хозяйства. Но теперь я знаю, как правильно и совершенно не удивляюсь, когда ко мне приходят наниматься на работу яснолицие и невинные, аки детсадовцы, обладатели многоразличных дипломов.

Что касается последних начальственных инициатив по обучению говорению, то и тут я попала впросак. Я по своей провинциальной дремучести полагала, что учить говорить – это тоже дело детсада, ну, максимум начальной школы. Ан нет! Оказалось, что этому должны учить в 9-м классе специально обученные на курсах учителя.

Почему это так трудно – говорить? И чему тут особенному нужно учить? И почему раньше люди так-сяк научались этому нелёгкому искусству без специального курса, а теперь – не научаются. Опять ЕГЭ виноват?

Расскажу, как это видится из прошлого века.

Обычный, естественный, язык существует в виде диалога: вопрос-ответ. Монолог – это нечто искусственное, это текст, это уже зачаток литературного произведения. Абсолютно необразованный, неграмотный дикарь ничего толком рассказать не может, если не отмечен каким-то особым дарованием.

Но в процессе обучения ребёнок сталкивается с большим количеством разных текстов: сказок, рассказов, познавательных статей, и в голове его – осознанно и неосознанно - складываются образцы построения текстов. Я помню, в начальных классах у нас самым ходовым упражнением было: разделите текст на части, озаглавьте каждую часть. Потом тексты пересказывали: подробно, без подробностей, частично. У человека постепенно формировался образец того, как выглядит вразумительный и даже красивый текст. Точно так ребёнок учит свой язык: просто подражая образцам.

И в учебниках иностранного языка был всегда текст, с него начинался каждый урок в учебнике. Его требовалось перевести, ответить на вопросы по содержанию, а потом – непременно пересказать. Сначала как написано, потом от лица какого-то из персонажей и т.д. Эта работа тоже незаметно развивала способность к монологу. Теперь текст исчез.

Едем дальше. Мы писали сочинения с первого класса. Самое первое я написала, едва закончив букварь. Оно было про зиму. Мы его составляли всем классом, предложение за предложением. И это тоже был текст. Не удивительно, что уже во втором классе мы без труда писали на сакраментальную тему «Как я провёл лето». Современные дети очень мало пишут сочинений. Не пишут письменных ответов на вопросы – по истории, природоведению и пр.

А в конце с них требуют какие-то там «эссе». Приехали жать, где не сеяли! Во многих школярах перспектива писать эти самые «эссе» вызывает настоящую панику. И всё потому, что в первом классе не вызывали к доске рассказывать текст. У нас помимо уроков были политинформации, которые мы сами делали, что мне лично ужасно нравилось. Теперь их заменили изготовленные родителями презентации в PowerPoint, которые дети читают. В итоге у выпускника нет в голове образца, как устроен и разворачивается текст.

Тут не требуется никакой теории – это входит в сознание, просто как навык владения языком. Это, собственно, и есть один из аспектов языка. Швейцарский учёный Фердинанд де Соссюр, которого числят основоположником современной лингвистики, сто лет назад выделил три аспекта языка: собственно язык - словарь и грамматика, речь – правила использования языка, и ещё то, что у нас переводится неудачно – «языковая деятельность» (в оригинале langage). На самом деле, это совокупность текстов, созданных данным языковым коллективом, без освоения которых языком ты в полной мере не владеешь. Это непременное умение культурного человека.

Научить ему школа может, если, конечно, будет действовать не бюрократически, не схоластически, как уже привыкли, а - практически.

Россия > Образование, наука > zavtra.ru, 12 февраля 2017 > № 2069487


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kt.kz, 10 февраля 2017 > № 2081322

Докторант кафедры политологии и политических технологий КазНУ имени аль-Фараби Айкерим Камалдинова поделилась своим откликом на очередное послание президента народу Казахстана.

Как отметила докторант, президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев обозначил приоритетные задачи, направленные на создание новой модели экономического роста в стране в условиях сложной глобальной трансформации, передает Kazakhstan Today.

"Глава государства особое внимание обращает на улучшение человеческого капитала в условиях ускоренной технологической модернизации экономики. Рост интеллектуального человеческого потенциала имеет для Казахстана первостепенное значение. Усиление динамики инновационного движения позволит повысить потенциал казахстанской науки. В этом процессе ключевую роль играют университеты", - подчеркивается в отклике.

Как сообщила Камалдинова, КазНУ имени аль-Фараби как ведущий центр науки, образования и инноваций является важным звеном в построении новой казахстанской модели экономического роста. В вузе ведется подготовка высококвалифицированных специалистов для реализации государственной программы индустриально-инновационного развития. Принцип трансформации на современный исследовательский университет заложены в основу деятельности вуза.

Кроме того, в рамках стратегии "Цифровой Казахстан", направленной на повышение качества жизни путем внедрения цифровых технологий, КазНУ сформировал современную инновационную инфраструктуру. Реализуется уникальный проект "Al-Farabi university - smart city", нацеленный на создание университета современной формации. Реализован проект "Электронный кампус", открыт Центр ситуационного управления, центр обслуживания студентов "Керемет" и многое другое. В диагностическом центре КазНУ "Smart Health" оказывается широкий спектр высокотехнологических медицинских услуг с использованием системы телемедицины "U-Health", рассказала Камалдинова.

Также, по ее словам, в университете созданы программы дистанционного обучения с использованием новейших достижений информационно-коммуникационных систем. КазНУ является инициатором создания национальной платформы массовых открытых онлайн курсов (МООК), к которой присоединились более 15 вузов Казахстана.

"В национальном вузе проведена полная модернизация учебных программ на трех языках в соответствии с мировыми стандартами и тенденциями развития высшего образования. Например, в учебный план специальности "политология" входят такие дисциплины как социально-политическая статистика, информационные технологии в политике, политическая стабильность в условиях трансформаций, политические риски, кризисы и методы их преодоления, электоральная инженерия и многие другие", - говорится в отклике.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kt.kz, 10 февраля 2017 > № 2081322


Россия. СФО > Образование, наука. Химпром > rusnano.com, 10 февраля 2017 > № 2067146

В Красноярске обсудили современные методы оценки квалификации специалистов.

На дискуссионной площадке «Новые формы и механизмы оценки результатов профессионального обучения», прошедшей в рамках регионального чемпионата рабочих специальностей World Skills, был представлен экзаменационный центр в наноиндустрии, который заработал в конце прошлого года на базе регионального бизнес-инкубатора.

В работе площадки приняли участие представители краевого министерства образования, учебных заведений, потенциальные работодатели — технологические предприниматели региона, а также представители Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО. Был развернут конструктивный разговор о внедрении новых стандартов в оценке знаний и умений студентов учебных заведений среднего профессионального образования и уже работающих специалистов, а также о проведении демонстрационного экзамена по стандартам World Skills. Важной частью дискуссии стало обсуждение нового экзаменационного центра в наноиндустрии, открытого на базе КРИТБИ, как примера эффективного и современного подхода в оценке компетенций.

Руководитель Центра оценки квалификаций в сфере технического регулирования в наноиндустрии, эксперт автономной некоммерческой организации «Наносертифика» Евгения Холодова рассказала о значении вступившего в силу с 1 января 2017 года Федерального закона №238 о независимой оценке квалификаций. В связи с этим, те специалисты, на трудовые функции которых разработаны профессиональные стандарты, смогут пройти независимую оценку квалификации. «Выпускникам вузов уже с момента обучения желательно ориентироваться на профессиональные стандарты и подтвердить свою компетентность независимой оценкой, чтобы быть уверенными в своей востребованности, повысить свою привлекательность на рынке труда», — подчеркнула она.

Руководитель отдела оценки безопасности продукции наноиндустрии Фонда инфраструктурных и образовательных программ РОСНАНО Ольга Макарова заметила, что сегодня рынок, особенно высокотехнологичные предприятия, остро нуждается в специалистах в том числе и со средне-специальным образованием, хорошо ориентирующихся в своей профессиональной сфере. «Когда мы начали формировать систему профессиональных стандартов в различных сферах, которые требуются нам, как работодателям высокотехнологичной отрасли, обнаружили, что в любой квалификации мы нуждаемся в специалистах не только с высшим, но и со средне-специальным: лаборант, техник, лаборант-техник», — поделилась Ольга Макарова. Она также отметила, что нанотехнологии — сфера, требующая особого внимания и ответственности, поэтому здесь должны работать высококлассные специалисты, требования к которым сформированы в профессиональных стандартах.

Мнение федеральных экспертов красноярцы полностью разделяют. Руководитель Управления внедрения Демонстрационного экзамена Данил Уфимцев отметил, что по поручению президента в стране формируется новый подход к проведению независимой оценки профессиональных качеств каждого человека, будь то студент колледжа или работник крупной корпорации, тем более, если речь идет о высокоточных, наукоемких производствах. Заместитель начальника отдела среднего профессионального образования министерства образования края Лейла Дмитриенко рассказала, что уже многое сделано: в рамках разработки профессиональных стандартов в регионе формируются группы экспертов, проводится их обучение, и тем самым, открытие экзаменационного центра в наноиндустрии стало очередным шагом в выстраивании этой системы.

С декабря 2016 года в Красноярске на базе краевого бизнес-инкубатора КРИТБИ начал работу Региональный центр нормативно-технической поддержки инноваций (РЦНТПИ). Красноярский край стал первым регионом, где открылся подобный центр, и за многими услугами теперь не нужно ехать в столицу. В функции РЦНТПИ также входит оценка квалификации специалистов высокотехнологичных предприятий, например, занимающихся космической деятельностью (РОСКОСМОС) и деятельностью в области наноиндустрии (РОСНАНО). Руководитель центра Екатерина Чуева рассказала, что на базе РЦНТПИ уже прошли первые экзамены и выданы первые сертификаты тем, кто подтвердил свою квалификацию по специальностям «стандартизация в наноиндустрии» и «слесарь-сборщик автоматических космических аппаратов». Она подчеркнула, что сотрудники красноярского центра прошли специальное обучение в Москве на базе Совета по профессиональным квалификациям. А также отметила, что в РЦНТПИ готовы принять всех желающих, подтвердить свою квалификацию по вышеуказанным специальностям. Список специальностей, компетенции по которым можно будет подтвердить в Красноярске, будет расширяться. Так, уже в марте этого года начнется прием заявок на оценку квалификации специалистов по испытаниям инновационной продукции.

Россия. СФО > Образование, наука. Химпром > rusnano.com, 10 февраля 2017 > № 2067146


Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 10 февраля 2017 > № 2066845

В Донском ГАУ проходит международная конференция «Инновации в АПК».

В Донском государственном аграрном университете открылась международная научно-практическая конференция «Инновации в АПК: опыт и перспективы внедрения в современных экономических условиях», в работе которой принимают участие ведущие ученые вузов и научных центров, специалисты агропредприятий из 10 регионов России, стран ближнего зарубежья.

В рамках конференции обсуждаются научно-технические разработки в сфере производства, переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, практическое применение новых методов и средств в ветеринарной медицине, а также проекты, направленные на решение проблем экологии и охраны природы.

Открыл конференцию ректор Донского ГАУ, академик РАН Александр Клименко, который поздравил ее участников с Днем российской науки, пожелал им успехов и плодотворной работы. В своем приветственном слове он отметил, что, несмотря на устойчивый рост, который демонстрирует отечественный агропромышленный комплекс в последние годы, зависимость его от семенного материала и племенной продукции зарубежного производства по-прежнему высока. Перед аграрной наукой стоит задача — обеспечить отрасль за короткое время селекционно-генетическими достижениями, необходимыми для решения проблемы продовольственной безопасности.

На пленарном заседании с докладами выступили представители Донского ГАУ, агрофирмы «Поиск», ВНИИ виноградарства и виноделия, ВНИИ масличных культур, ВНИИ овцеводства и козоводства, ВНИИ экономики и нормативов и др. научных организаций.

Директор ВНИИЭиН, к.э.н. Александр Тарасов в своем докладе остановился на задачах и возможностях инновационного развития АПК, проанализировал инструменты экономической политики, позволяющие аграрному сектору выйти на устойчивую траекторию экономического развития.

Директор ВНИИВиВ, к.с-х.н Александр Майстренко рассказал об основных научно-исследовательских направлениях института, достижениях в области выведения новых высококачественных сортов винограда, отличающихся адаптивно-ценными признаками, виноделия и агротехники, разработке биотехнологических методов получения посадочного материала.

Руководитель селекционно-семеноводческого центра агрофирмы «Поиск», к.с.-х.н. Валерий Огнев представил разработки компании — новые сорта (гибриды) томата с высокими пищевыми достоинствами, обеспечивающими конкурентоспособность продукции на глобальном рынке.

Оценке потенциала и перспектив развития возобновляемой энергетики на сельскохозяйственных территориях и объектах АПК был посвящен доклад заместителя директора Азово-Черноморского инженерного института, д.т.н. Игоря Юдаева. Сельское хозяйство — одна из наиболее энергоемких отраслей, в этой связи дополнительные возможности аграриям, особенно в южных регионах России, обеспечиваются за счет внедрения объектов солнечной генерации и ВЭС, а также использования гибридных энергетических установок.

Доцент кафедры информатики, моделирования и статистики Донского ГАУ, к.с-х.н. Анатолий Колосов выступил с докладом «Информационные технологии как инструмент развития генетических методов в животноводстве». В минувшем году исследователь университета стал победителем конкурса Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области, а также завоевал грант Президента Российской Федерации по государственной поддержке молодых российских ученых.

9-10 февраля в университете проходит серия научно-практических конференций, посвященных инновациям в технологиях возделывания сельскохозяйственных культур, селекции и технологиям производства продуктов животноводства, инновационным технологиям пищевых производств, а также диагностике, лечению и профилактике болезней животных. Всего будут представлены более 150 научных докладов и сообщений.

Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 10 февраля 2017 > № 2066845


Россия > Образование, наука > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068907

Президент России Владимир Путин поздравил всех учёных с Днём российской науки. Он сделал это на церемонии вручения в Кремле премий в области науки и инноваций за 2016 год. «Значение этого праздника выходит за рамки сообщества учёных. Российская наука, её традиции, школы, уникальные достижения, безусловно, не только общенациональное, но и мировое достояние. Научная мысль - это часть нашей общей культуры, цивилизации, а история научных идей - символ прогресса и движения вперёд», — заявил президент. Его цитирует пресс-служба Кремля.

Путин поздравил учёных с Днём российской науки

В своём выступлении он подчеркнул, что перед Россией и миром стоят масштабные вызовы, которые можно решить только с помощью науки и современных технологий. Однако, по его словам, фундаментальные основы, на которых стоит наша страна, не позволяют сомневаться, что её ждёт прекрасное будущее.

«Молодые учёные уже вносят свою лепту в создание новых знаний, предлагают немало оригинальных решений. Доказательство тому - научные работы и сегодняшних лауреатов», — подчеркнул Владимир Путин.

На церемонии были вручены премии сотрудникам научно-исследовательского центра «Курчатовский институт» кандидатам физико-математических наук Дмитрию Блау, Станиславу Пославскому и Елене Лущевской за исследования кварк-глюонной плазмы и создание основ новой высокопроизводительной системы компьютерной алгебры. Наградами также удостоены доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН Александр Гайфуллин, кандидаты биологических наук Алексей Дмитриев, Анна Кудрявцева и кандидат физико-математических наук Илья Романченко.

Премия президента в области науки и инноваций для молодых учёных была утверждена в 2008 году. Она присуждается за результаты научных исследований, вносящих значительный вклад в развитие естественных, технических и гуманитарных наук. Кроме того, президентские награды вручаются за разработку образцов новой техники и прогрессивных технологий, обеспечивающих инновационное развитие экономики и социальной сферы, укрепление обороноспособности страны.

День российской науки был учреждён указом президента России 7 июня 1999 года. Ежегодно он отмечается 8 февраля и приурочен к дате основания Российской академии наук. В советское время День науки отмечался в третье воскресенье апреля.

Россия > Образование, наука > chemrar.ru, 8 февраля 2017 > № 2068907


Грузия > Образование, наука > newsgeorgia.ru, 8 февраля 2017 > № 2066013

"Стартап Грузия" проведет День открытых дверей

ТБИЛИСИ, 8 фев — Sputnik. Для желающих участвовать в правительственной программе "Стартап Грузия" в Технопарке 10 февраля состоится День открытых дверей, сообщают организаторы.

"Стартап Грузия" реализуется в рамках плана реформ правительства Грузии. В рамках программы порядка 60 молодых людей получили крупные гранты на реализацию своих бизнес-идей.

Мероприятие организуют для тех людей, у которых есть инновационные бизнес идеи. Координаторы программы расскажут об условиях участия в конкурсе и ответят на вопросы. Победители проекта "Стартап Грузия" примут участие в Дне открытых дверей и расскажут гостям мероприятия, что необходимо сделать для того, чтобы получить грант.

Так как Технопарк расположен в пригороде Тбилиси, мэрия города выделила специальные автобусы, которые будут курсировать из центра города.

Программа "Стартап Грузия" постоянно принимает заявки на участие в проекте. Координаторами программы являются Партнерский фонд Грузии и Агентство инноваций и технологий Минэкономики Грузии. К программе после ее задействования подключились и международные эксперты.

Грузия > Образование, наука > newsgeorgia.ru, 8 февраля 2017 > № 2066013


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 8 февраля 2017 > № 2065995

Владимир Путин вручил премии Президента в области науки и инноваций для молодых ученых

В День российской науки Владимир Путин вручил премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых учёных.

Открывая церемонию награждения, Президент отметил, что сегодня перед Россией стоят масштабные вызовы технологического развития. Решить эти задачи возможно только с помощью сильной науки и современных технологий.

«В конце прошлого года была утверждена Стратегия научно-технологического развития России. В ней определены основные приоритеты в сфере научных исследований. Поставлена задача и для фундаментальной науки. Это поиск ответов на так называемые глобальные вызовы будущего. Молодые ученые уже вносят свою лепту в создание новых знаний, предлагают немало оригинальных решений. Доказательство тому – научные работы и сегодняшних лауреатов», - подчеркнул глава государства.

Лауреатами премии за 2016 год стали двое молодых ученых и два коллектива исследователей, работающие в областях физики, математики и медицины.

Так, за решение фундаментальных задач теории изгибаемых многогранников, создающее основы для развития робототехники, премией отмечен ведущий научный сотрудник Математического института имени Стеклова РАН Александр Гайфуллин.

Сотрудники Института молекулярной биологии имени Энгельгардта РАН Алексей Дмитриев и Анна Кудрявцева получили награду за расшифровку новых механизмов, лежащих в основе возникновения и развития специфического метаболизма злокачественных эпителиальных опухолей.

За разработку гиромагнитных генераторов сверхмощных радиоимпульсов, способствующих защите от террористических угроз и развитию биомедицинских технологий, почетное звание лауреата Премии Президента Российский Федерации присуждено доктору физико-математических наук, младшему научному сотруднику Института сильноточной электроники Сибирского отделения РАН Илье Романченко.

Также премией отмечены ученые НИЦ «Курчатовский институт» Дмитрий Блау, Елена Лущевская и Станислав Пославский за исследования кварк-глюонной плазмы с использованием мегаустановок и создание основ новой высокопроизводительной системы компьютерной алгебры, ориентированной на проведение расчетов в области физики высоких энергий.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 8 февраля 2017 > № 2065995


Казахстан. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 7 февраля 2017 > № 2081330

Как поддержать отечественные стартапы?

Сколково отберет лучшие проекты

Российский фонд «Сколково» заинтересовался в казахстанских стартапах и даже готов их поддержать. В рамках евразийского этапа Open Innovations Startup Tour из Казахстана отберут топ лучших стартап-проектов, которые получат возможность принять участие в крупнейшей стартап-конференции России — Startup Village. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Я знаю, что как русским, так и казахам нравятся соревнования. Но здесь я бы хотел отметить, что мы здесь не для того, чтобы выбрать лучшие стартапы», — говорит Вильякайнен Пекка, советник президента фонда «Сколково».

Спикер отмечает: ситуация на рынке стартап-проектов такова, что экономическое соревнование происходит не между странами, а больше между мегарегионами — Северная и Южная Америка, Китай, Азия, Европа. Вот где происходит настоящая борьба.

«Мне как европейцу важно, чтобы российские и казахстанские стартапы стали частью всемирного сообщества. Мне кажется, что Казахстан сейчас находится на перепутье, но это не проблема, а скорее здесь все будет зависеть от того, как вы разыграете свою колоду. Тогда Казахстан сможет сотрудничать и с Азией, и с Европой», — добавляет Вильякайнен Пекка.

Как выяснилось, основной проблемой молодых стартаперов как в Казахстане, так и по всему миру остается сложность понимания будущего своего проекта. Зачастую молодые предприниматели считают, что их работа закончилась, когда они создали проект и нашли инвестора. Но инвестиции на стартап — это не заработная плата, которая будет поддерживать проект и самих разработчиков. Проект нужно продолжать развивать. Здесь и начинается основная работа.

По словам Александра Чернова, старшего вице-президента по внешним коммуникациям и рекламе фонда «Сколково», «стартап обречен на успех только в том случае, если он думает не в масштабах одной страны — Казахстана, а в глобальном масштабе. Его наглости и агрессии должно хватить на то, чтобы думать в обширном масштабе. Если он зациклился только на своем огороде, то, скорей всего, больше о нем мы никогда не услышим».

Помимо прочего, крупные компании, на которых нацелены стартапы, не всегда готовы «принять» новые технологии, предпочитая работать по старой схеме. Для того чтобы решить этот вопрос, в Казахстане действует программа развития национальной инновационной системы, состоящей из четырех элементов — это инновационная инфраструктура, наука, инфраструктура для финансирования инноваций и компании, которые должны внедрять инновации в производство.

Вильякайнен Пекка добавил, что проблемой может стать использование инноваций на крупных производственных предприятиях, если такие компании не отнесутся к этому серьезно.

«Могу по российскому, американскому и финскому опыту вам сказать, на деле оказывается, что небольших стартап-предприятий зачастую оказывается больше, чем самих покупателей, то есть крупных компаний и корпораций», — говорит он.

Как выяснилось, рынок стартапов сейчас получил новое направление. На фоне уже ставших привычными разработки в сфере IТ и 3D-печати, одним из интересных направлений, по которым сегодня идут стартапы, является использование новых материалов в разработке и строительстве.

«Мы все больше замечаем, что на рынке стали появляться стартапы, которые используют новые материалы, так как именно новые химические производства дают самую большую выгоду как в долларах, так в и рублях. Думаю, что в ближайшее время эта отрасль будет только расти, так как потребность в новых материалах только возрастет. Многие сейчас говорят о том, что композиты вытесняют металлы, но могу сказать, что металлы очень активно сопротивляются. Новые технологии проектирования и моделирования дают возможность активизировать металлические конструкции и не позволяют композитам занять большой процент на строительном рынке или, например, на автомобильном. Самые интересные проекты мы видим сейчас между отраслями», — Александр Фертман, директор по науке, технологиям и образованию фонда «Сколково».

"Новые материалы работают между ИТ и тем же горно-рудным комплексом или агропромышленностью", — добавляет он.

Отметим, что мероприятие направлено на поиск инновационных стартап-проектов в Казахстане. Самые перспективные из них будут отобраны для участия в международной программе акселерации Startup Kazakhstan, реализуемой Almaty Tech Garden. Участники Startup Kazakhstan получат первоначальные инвестиции в размере до $20 тыс. и возможность пройти акселерацию. Организатором инициативы выступает фонд «Сколково» (РФ) при поддержке Министерства по инвестициям и развитию РК, Автономного кластерного фонда «Парк инновационных технологий» (Almaty Tech Garden) и университета «Туран».

Казахстан. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 7 февраля 2017 > № 2081330


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063342

Региональный вектор РАН. Академия дорожит единым научным пространством

На Общем собрании Российской академии наук, которое состоится в марте текущего года, будут подведены итоги трехлетнего периода реформирования академического сектора науки и намечены дальнейшие шаги по развитию академии. Как известно, одной из кардинальных мер, принятых в соответствии с ФЗ №253 (закон о реорганизации РАН), стала ликвидация региональной академической сети, которая до реформы обеспечивала единство научного пространства страны.

Нельзя не сказать, что Академия наук была единственной структурой, благодаря которой в последнее десятилетие происходило системное взаимодействие науки и региональных органов власти. С 2004 года вопросы региональной научно-технической политики не входят в число приоритетов Минобрнауки России. Напомню, что в 1990-е годы министерство этой проблемой занималось, и весьма активно. Так, при его участии выполнялись крупнейшие проекты в рамках европейских программ сотрудничества, направленные на развитие научно-технического и инновационного потенциала регионов, осуществлялась поддержка наукоградов, реализовывались региональные программы, о чем “Поиск” неоднократно писал.

В ФЗ №253 прописано существование региональных научных центров в системе РАН, однако на уровне правительства до сих пор не принято регулирующих документов, и необходимые ресурсы академии не выделяются. Существующие правовые условия, устойчивая тенденция к снижению бюджетного финансирования академических институтов, политика прежнего руководства Минобрнауки, направленная на ликвидацию РАН как научной организации и перевод науки в университеты, - все это поставило академические институты в регионах перед реальной угрозой ликвидации и поглощения объединенными вузовскими структурами. В результате ослабления позиций академической науки теперь даже в некоторых инновационных регионах органы власти не могут собственными силами разработать программы развития своих территорий, им приходится приглашать для этого команды извне, зачастую плохо ориентирующиеся в реальной ситуации.

Таким образом, одной из актуальнейших задач обеспечения целостности научно-технологического пространства страны является формирование и реализация региональной научно-технической политики, ориентированной на развитие местного научного и инновационного потенциала с учетом имеющихся конкурентных преимуществ. Первым шагом в этом направлении должна стать адаптация академических институтов к существующим реалиям.

Один из вариантов решения проблемы предложили ученые Красноярского научного центра РАН во главе с председателем КНЦ академиком Василием Филипповичем Шабановым. Они реализовали проект по объединению разноплановых академических институтов в Федеральный исследовательский центр (ФИЦ) РАН. Входящие в ФИЦ НИИ сохранили свои наименования и получили гарантии определенной финансовой и экономической автономии. Они выступают в качестве самостоятельных обособленных подразделений, в то время как вспомогательные структуры объединены и управляются из единого центра. Академия наук осуществляет в соответствии с законом научно-методическое руководство научными подразделениями и выступает гарантом сохранения институтов. Соответствующие права и обязанности РАН и ФАНО закреплены в Уставе ФИЦ.

На проведенном недавно в Красноярске совещании разговор шел о предварительных итогах работы ФИЦ КНЦ СО РАН. В течение двух дней его участники обсуждали проблемы развития и опыт Красноярского центра, а также возможности формирования подобных комплексов в других регионах.

Очевидно, что предложенная красноярскими учеными схема организации и управления академическим научным комплексом доказала свое право на жизнь. Руководство ФИЦ создало гибкую систему, обеспечивающую развитие научных направлений. Налажены продуктивные контакты с руководством области и ведущими вузами региона.

Выступая на совещании, губернатор и заместитель председателя правительства Красноярского края подчеркнули заинтересованность в дальнейшем развитии ФИЦ как базового элемента регионального научно-образовательного комплекса. Кстати, сейчас в Красноярске формируются хорошо себя показавшие в других местах элементы региональной научной политики: создается научный совет при губернаторе, сформирован Фонд поддержки науки и инноваций.

Положительно оценивая опыт КНЦ, участники встречи отмечали, что реализуемые красноярцами подходы не должны переноситься на другие территории автоматически. В каждом конкретном случае требуются детальное изучение ситуации и адаптация к местным реалиям.

На совещании был подробно обсужден и принят за основу проект модельного устава региональных ФИЦ, в котором заложены возможности гибкого реагирования на конкретные условия. После внесения в документ предложенных на совещании поправок он будет направлен на рассмотрение в Президиум РАН.

Подчеркну, что, несмотря на существенные расхождения во взглядах, РАН и ФАНО в этот раз взаимодействовали вполне конструктивно, сосредоточившись не на формальном следовании бюрократическим установкам, а на решении проблем по существу.

Источник: Поиск, автор Владимир ИВАНОВ, член-корреспондент РАН, заместитель президента РАН

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063342


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063327

Александр Асеев: «У науки в России большое будущее»

8 февраля – День российской науки. Ученые встречают его, оснащенные только что принятой Стратегией научно–технологического развития России на период до 2035 года. Это одно событие. Второе – проведение в марте Общего собрания Академии наук. Третье – выход на финишную прямую процесса реформирования РАН. Поводов для разговора о судьбах и перспективах отечественной науки более чем достаточно. По просьбе редакции «РФ сегодня» вице–президент РАН, председатель ее Сибирского отделения, академик А.Л.Асеев дал интервью Людмиле Глазковой.

Не все вызовы можно залить ресурсами

– Александр Леонидович, вышеупомянутую стратегию Президент РФ приравнял к стратегии национальной безопасности. Насколько полно она отражает вызовы времени и задачи развития нашей страны?

– В целом я оцениваю ее положительно. То, что научно–технологическое развитие признается высшим приоритетом государственной политики – уже большое достижение, потому что в 90–е годы это не являлось аксиомой. Пришло понимание реальной обстановки. Прозвучало признание, что есть такие вызовы, которые невозможно залить ресурсами, пусть и одними из самых богатых в мире. Важным фактором развития названы фундаментальные исследования. Очень значимо само внимание руководства страны к проблемам развития науки.

Словом, исходные положения документа не вызывают возражения. Но на ноябрьском Совете при Президенте по науке и образованию возникла дискуссия по некоторым пунктам стратегии. Дело в том, что последняя часть, где говорится о ее практической реализации, несколько диссонирует и даже прямо противоречит правильно поставленным общим задачам.

Кто будет спорить с тезисом о необходимости новой координации и консолидации всех субъектов научной деятельности – от правительственных структур до научного сообщества? Между тем выясняется, что главным в разработке программы научно–технологического развития станет даже не президентский Совет по образованию и науке, а его президиум.

Ничего против его членов не имею. Но сопоставьте: там 16 человек, а только Академия наук включает в себя более 2 тысяч членов, а еще есть профессора в РАН, есть профессора университетов, руководители отраслевых институтов, научных структур корпораций, технопарков. И все это сообщество оказывается отсеченным от этой работы! Страшно сужается круг людей, участвующих в определении научной парадигмы развития.

Это упущение, чреватое рисками роковых ошибок в будущем. Без по–настоящему демократической формы обсуждения всех проблем, привлечения в качестве экспертов широкого круга квалифицированных специалистов ничего не выйдет. Опять получим решения не по правилам, а по понятиям, которым народ будет удивляться. Тому же узкому кругу отдается на откуп определение планов и бюджетное обеспечение. Нужно сделать выводы хотя бы из того, что целый ряд шагов предыдущего министра образования его преемнице ныне приходится исправлять.

Удары, нанесенные науке в 90–е годы, во многом объясняют, почему мы сейчас отстаем по некоторым направлениям не только от Китая, а от Турции с Португалией. Без настоящего анализа и понимания того, что произошло 20 лет назад, трудно двигаться вперед.

В стратегии проходит тема мегапроектов с международным участием. Согласен, этот мировой тренд следует учитывать, но нужно обязательно научно просчитывать такие проекты. Уже ясно, что знаменитый проект ИТЭР, родоначальником которого является выдающийся ученый, академик Евгений Павлович Велихов, вряд ли станет решающим и последним шагом на пути создания термоядерной энергетики. Это будет, как можно понять, очень дорогой стенд для испытания новых материалов, что очень важно для Росатома, но, наверно, такую задачу можно решить и более дешевыми способами.

Тем более, что страны, совместно с которыми он реализуется, после событий на Украине внезапно стали нам недрузьями. Поэтому браться за такие проекты нужно только после широкого экспертного обсуждения в кругу специалистов высокой квалификации, а не на основе представлений узкого круга лиц, кто, конечно, пользуется доверием руководства страны, но не отражает всего спектра мнений научного сообщества.

Арктику из Москвы не освоить. Сила нашей страны в сильных регионах

– Как вы относитесь к мегапроекту освоения Арктики?

– Это действительно стратегическая задача. В минувшем июне на ежегодном форуме «Технопром», который проходит в Новосибирске с участием представителей правительства, федеральных министров, руководителей инновационных структур высокого уровня, было четко заявлено, что если все вопросы по Арктике будут решаться только внутри Садового кольца столицы, то мы Арктику потеряем. Для того, чтобы принимаемые меры влияли на реальную жизнь, они должны разрабатываться с участием регионов. 9 научных центров СО РАН – от Тюмени до Якутска – подготовлены к такой работе. Кроме того, у нас есть институты в Чите, Кызыле, Улан–Удэ, на Алтае.

В этом сила нашей страны. Мы не Чехия и не Люксембург. Только сибиряки, как люди, для которых север является привычной сферой жизненного пространства, понимают как выживать в экстремальных условиях, контактировать с местным населением и решать экологические проблемы. Это объясняет также, почему невысока отдача от усилий Правительства по развитию Дальнего Востока.

То же по Байкалу. Уже много лет есть ФЦП по нему: деньги делятся внутри Садового кольца, распределяются по федеральным структурам, а озеро переживает сейчас самую настоящую экологическую катастрофу. И спросить не с кого. Водоросли наступают, рыбе плохо, чистейшая в мире пресная вода загрязняется... Огромное количество денег вложено туда как в туристско–рекреационный объект мирового класса, а самому Байкалу все хуже и хуже.

– Какие вызовы стоят перед самой наукой?

–Они исходят из приоритетов научно–технологического развития нашей страны. Во–первых, это энергетика. В мире закладываются основы коренных изменений в энергетике. Они мобилизуют на службу человеку возобновляемые источники энергии – солнце, ветер, биоресурсы. Одно из направлений активно разрабатывается в нашем Институте теплофизики им. С.С. Кутателадзе. Вам что–то говорит понятие «подземное тепло»? Нет? В центре земли температура 6 тысяч градусов, да и уже на глубине 2–4 километра от поверхности она выше точки кипения воды. Тепло, причем неисчерпаемое, у нас под ногами! Задача – как его добывать и транспортировать на поверхность.

Будущее в традиционной энергетике – это повышение эффективности парогазовых установок. Она уже составляет 70–75 процентов, и благодаря новым материалам и подходам будет расти и дальше. А в России на протяжении десятилетий эффективность не поднимается выше 45 процентов, то есть здесь мы сильно отстаем.

Во–вторых, происходящая революция в биологии и медицине, где нам тоже нужно наверстывать. Это еще одно направление прорыва. Здесь нужны большие капиталовложения. Сравните бюджет Института здоровья США – 100 миллиардов долларов и бюджет всей Академии (уже ФАНО) – менее 100 миллиардов рублей на все науки.

В–третьих, область когнитивных технологий, грубо говоря, развития информационных технологий до той степени, когда их возможности будут сравнимы с возможностями человеческого сознания. Живой пример – это «интернет вещей», когда десятки миллиардов всяких объектов подключаются к интернету. Не просто бытовые приборы – холодильники, роботы–пылесосы и т.п., но и системы управления сложными структурами – энергетическими, промышленными предприятиями, крупными регионами и даже государствами. И все это состоится в самое ближайшее время.

Научную политику должны определять ученые, а не чиновники

– А где тут мы?

– У нас очень много делается в этом направлении, но все упирается в то, что мы упустили технологический уклад, связанный с микроэлектроникой и полупроводниками. Ситуация не безнадежна, хотя вызовы очень серьезны. А еще есть задачи, связанные с экологией, окружающей средой, глобальным потеплением. Последняя проблема не вполне осознана в научной среде. До сих пор непонятно, то ли речь о сезонных периодических изменениях климата, то ли о необратимых процессах.

– Если говорить в преломлении к Сибири, каково направление научного поиска?

– Сибирь – один из глобальных факторов экономического развития, источник минерально–сырьевых ресурсов, пресной воды и кислорода для атмосферы, но о ее возможностях мы знаем еще очень мало. Предстоит постепенно проникать в толщу земной коры. На глубине нас ждет много открытий. Ведь еще полвека назад в науке шли споры: есть ли вообще нефть в северо–западной Сибири? И многие отрицали, утверждали, что нефть – это Персидский и Мексиканский заливы, Венесуэла, Техас...

А ученые, академики Иван Михайлович Губкин и Андрей Алексеевич Трофимук, наш сибирский геолог, из Новосибирского академгородка, упорно искали доказательства обратного и нашли. Если бы не их работы, как бы мы вынесли испытания 90–х годов? Нефть – не проклятие, это наше преимущество.

Я сказал о чистой воде, а вот еще один глобальный фактор, который формирует состав атмосферы, – тайга. Ею вообще сейчас никто не занимается. Лесхозы практически уничтожены и каждое лето выгорают тысячи гектаров тайги. Какой ущерб наносится! Наше доблестное ФАНО в прошлом году лишило статуса юридического лица уникальный и созданный еще в 1943 году Институт леса им.В.Н.Сукачева в Красноярске. Стоит посмотреть на Финляндию, которая строит свое процветание целиком на освоении лесных ресурсов, совершенно несравнимых с российскими. Мы же из отборного леса возводим заборы на дачах и вокруг производств, а дорогую мебель из деревоплиты завозим из Германии, Италии и прочих, далеко не лесных стран.

– В Академии разрабатывается концепция развития фундаментальных наук. Что в ней главное?

– В феврале она будет представлена Правительству. Академия наук настаивает на своей ответственности за подготовку программ фундаментальных исследований. За научно–методическое руководство теми институтами РАН, которые сейчас находятся в ведении Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Она должна участвовать в определении научной политики и приоритетов наравне с университетами и корпорациями, а ФАНО по закону должно заниматься имуществом и бюджетированием институтов РАН.

В РАН есть понимание, что нужны новые формы работы по подготовке кадров высшей квалификации для науки, более активного участия в образовательных процессах. Мы уже делаем это в нашем академгородке, что облегчается нахождением на его территории Новосибирского университета. Томский научный центр очень плотно взаимодействует с местными мощными университетами – политехническим, классическим, медицинским, институтом систем управления и радиоэлектроники. В Новосибирске создан центр школьного математического образования (всего их в стране 4), где академики и профессора читают лекции одаренным школьникам. Такая интеграция усилий Академии и профильного министерства должна стать одним из основных векторов деятельности.

Мы крайне заинтересованы, чтобы местные таланты не уезжали в Кремниевую долину или МГУ, поэтому создаем работникам науки хорошие условия жизни и труда. Уже к 2013 году удвоили зарплату. Развиваем материальную базу, программы жилищного характера, особенно в четырех академгородках Сибирского отделения. Сейчас завершается строительство коттеджного поселка сотрудников СО РАН на 600 семей в шаговой доступности от Новосибирского академгородка. Используем опыт кемеровчан, осуществленный благодаря инициативе губернатора А.Г.Тулеева.

Управление наукой: стимулирующий характер лучше карательного

Следующий пункт – реальный сектор экономики. В нулевые годы в нашей стране появилось немало современных корпораций и высокотехнологических предприятий мирового класса. Среди них я бы назвал, безусловно, корпорации «Газпром», «Роснефть», «Ростех». Если говорить о близкой мне микроэлектронике, это предприятия «Микрон» и «Ангстрем» в Зеленограде, томский «Микран», успешно конкурирующий в области СВЧ-электроники с «Самсунгом», «Нокией», «Моторолой» и др. Есть такие предприятия в Новосибирске, Красноярском крае, Бийске, Омске, Перми, Екатеринбурге.

Конкурентноспособность хай-тековых производств напрямую зависит от опоры на разработки институтов СО РАН, обладающих высочайшей компетенцией в фундаментальной науке. Значит, нужна тесная связка между ними.

Задача РАН – не просто публиковать статьи в научных журналах, что, безусловно, должно делаться на высоком уровне, а предлагать практически полезные и востребованные решения. До сих пор не все мои коллеги согласны с этим, хотя Президент России еще в 2007 году сказал, что будущее фундаментальной науки прямо зависит от ее способности обеспечить инновационный рост в стране.

– И есть конкретные шаги?

– Сибирское отделение неуклонно двигается в этом направлении. Мы гордимся тремя программами, поддержанными решениями Правительства РФ. Одна идет в Томске и называется ИНО Томск (Инновации, Наука, Образование), другая в Кемеровской области, где Федеральный исследовательский центр угля и углехимии занимается созданием углепродуктов с высокой добавленной стоимостью – от удобрений, сорбентов до прекурсоров для фармацевтики. Третья – программа реиндустриализации Новосибирской области, получившая поддержку Президента РФ. Это все инициативы последних лет.

Еще пример. У нас в Надыме (ЯНАО) филиал Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН выполняет конкретные задачи «Газпрома», связанные, в том числе, с освоением крупнейшего в России и в мире газового месторождения Бованенково. Вот только что с участием Президента РФ В.В.Путина запущена в промышленную эксплуатацию третья очередь этого уникального месторождения. Мы уже давно сотрудничаем и с ПАО «Газпром», и с корпорациями «Роснефть», «Сибур», «Русгидро», РЖД и др.

Кроме того, Сибирь – это еще и предприятия оборонно-промышленного комплекса. Предприятия–партнеры по ОПК институтов СО РАН попали в санкционный список США. Это признание реального вклада ученых в обороноспособность страны. Новосибирские нанотрубки, которыми недавно похвалился генеральный директор «Роснано» А.Чубайс, – тоже научная разработка сотрудников Новосибирского академгородка.

– Реформа Академии идет уже три года, но точки над «и» еще не расставлены. Почему?

– РАН добросовестно прошла свою часть пути, чего нельзя сказать про ФАНО. Произошло объединение трех государственных академий (РАН, РАМН и РАСХН), институты академий вместе с имуществом и землями, учреждения академической инфраструктуры переданы в ФАНО, проведена работа по обновлению руководства академических институтов и т.д. В то же время, по ФЗ–253 научно–методическое руководство наукой и образованием осуществляет Академия, при этом региональные научные центры попали в ведение Агентства вместо того, чтобы быть в составе РАН.

Здесь ФАНО прямо нарушает закон. Более того, оно начало компанию по бессмысленному слиянию академических организаций в региональных научных центрах по территориальному принципу с лишением статуса юридических лиц успешных и востребованных академических институтов, таких как вышеупомянутый Институт леса в Красноярске.

Если убрать их из регионов, мы получим депрессивные, отсталые и колонизуемые территории. Без науки новые технологии не придут в удаленные регионы, а сами они не станут полноправными участниками модернизации России. Строительство Трансиба при Александре III – это была новейшая технология конца XIX века, – преобразило абсолютно заброшенный, неосвоенный край и обусловило его развитие на целое столетие вперед. Благодаря этому Россия владеет нашим нынешним богатством, которому все завидуют.

– Какой Вы видите оптимальную в нынешних экономических условиях модель управления и организации науки?

– Если кратко, она должна носить ярко выраженный и стимулирующий развитие характер, как, например, в ведущих научных странах, Китае, Японии, а не репрессивно–карательный уклон (сократить, ликвидировать, уменьшить финансирование, закрыть, объединить…).

Это приводит к атомизации и разрозненности науки. У нас Минобрнауки вкладывается в университеты, Академия во что–то свое, Роскосмос, Росатом, Минобороны – все отдельно. Раздробленность науки не преодолевается, а последними решениями даже усугубляется. А отдача может быть только при концентрации усилий и уважении к интересам всех членов научно-образовательного и инновационно-технологического сообществ.

Тот, кто вменяет российской науке комплекс неполноценности, совершает диверсию

–Плюсы и минусы реформы. В чем они?

– Плюс в том, что она, безусловно, встряхнула научное сообщество, что отразилось в росте публикационной активности и активизации внебюджетной деятельности успешных институтов РАН. Негатив в том, что она ударила по нашему главному конкурентному преимуществу – мультидисциплинарности и высокой степени интеграции. В СО РАН высокая эффективность фундаментальных и прикладных исследований обеспечивалась благодаря продуманной межнаучной интеграции: геологи работали с физиками и математиками, физики с химиками, естественники с гуманитариями. Сейчас это нарушено. Эродирует и межрегиональная интеграция. Теперь научные структуры вынуждены взаимодействовать друг с другом преимущественно через аппарат ФАНО и ясно, что пользе дела это не служит. Но больше всего пострадало международное сотрудничество. Когда в Новосибирск приезжают наши зарубежные партнеры, они уже не понимают, с кем им иметь дело – с учеными или администраторами с московской улицы Солянка, где находится центральный аппарат ФАНО.

–Как обстоит дело с финансированием науки из внебюджетных источников?

– Одно дело – институты естественно–научного профиля, которые, как правило, тесно связаны с предприятиями реального сектора экономики. Другое дело – биология, медицина, история, экономика. Особая поддержка нужна и математикам. В 90–е годы я поработал в Оксфордском университете, во французском центре ядерных исследований в Гренобле, читал лекции в университетах штатов Аризона и Висконсин. Вернувшись, возглавил Институт физики полупроводников и через десятилетие благодаря слаженной командной работе своих заместителей и сотрудников увеличил его финансовые обороты за счет «внебюджетки» в 10 раз. Это был своеобразный рекорд. Сегодня ведущие новосибирские институты зарабатывают внебюджетных средств почти столько же или больше, сколько получают из бюджета. Но это не везде получается. В Якутии или в Улан–Удэ, например, это сделать гораздо сложнее, хотя работать в этом направлении все равно нужно.

–На ноябрьском президентском Совете Академию наук подвергли критике за прием в ее ряды чиновников. Кого–то из них даже уволили. Как вы к этому относитесь?

–Успешные люди в России всегда стремились участвовать в работе Академии. Среди упомянутых Вами руководители служб силовых ведомств, заместители в министерствах, директора важных оборонных предприятий, генеральные конструктора... То, что кого-то из них уволили, мне не кажется справедливым по отношению к этим людям, безусловно, хорошим специалистам, и по отношению к научному сообществу в целом.

– В некоторых СМИ после этого начался «накат» на Академию. Кто–то пенял ей даже на малое количество нобелиатов...

– Появились безобразные клеветнические передачи на РенТВ, за которые надо подавать в суд. Можно только поражаться убогости, малообразованности, некультурности и цинизму стоящих за этими передачами незадачливых реформаторов великой и признанной во всем мире российской науки. Что касается Нобелевских премий, то вот я думаю: а что делали бы сегодня в России нобелевские лауреаты по физике К.Новоселов и А.Гейм, уехавшие в 90–е от отчаяния за рубеж? Может, до сих пор писали бы заявки в Минобрнауки и Российский научный фонд, выпрашивая толику денег.

У нас абсолютно не должно быть комплекса научной неполноценности. Народ в России исключительно толковый, талантливый и абсолютно успешный в науке. Так, по физике в этом году премию получили ученые за открытие эффекта Березинского–Костерлица–Таулеса. Первый в этом ряду – наш Вадим Львович Березинский, сотрудник Института им.Л.Д.Ландау. Рано умер, в 45 лет, а нобелевскую дают только живущим. Позиции российской науки исключительно сильны в физике, математике, геологии, химии. Когда мы объединились с сельхозакадемией, я понял, что у нас на очень хорошем уровне технологии птицеводства. Не сильно мы отстаем от зарубежья по пшенице и картофелю, хотя семеноводство и животноводство – болезненные проблемы, которые не решить без сильной фундаментальной науки.

–Ваши пожелания ученым ко Дню российской науки 8 февраля?

–Несмотря на переживаемые трудности, наука в России имеет большое будущее. Впереди много работы в инновационной, технологической и образовательной сферах. Это одно из самых увлекательных занятий в мире, потому что любой младший научный сотрудник, тут я согласен с нашим Нобелевским лауреатом академиком Жоресом Алферовым, уподобляется в своей работе Богу, первым открывая то, чего еще никто на земле не знает. Но достигает этих сияющих вершин лишь тот, кто согласно известному изречению, неустанно карабкается вверх по ее каменистым тропам. Желаю нашим ученым творческих успехов, энергии, выдержки, вдохновенного служения своей великой Родине. В почти трехсотлетней истории российской науке было много непростых периодов, преодолеем и трудности последнего времени!

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063327


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063326

Подписан Указ о присуждении премий Президента для молодых учёных за 2016 год

Владимир Путин подписал Указ «О присуждении премий Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых учёных за 2016 год».

Текст Указа:

Рассмотрев предложения Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, постановляю:

Присудить премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых учёных за 2016 год и присвоить почётное звание лауреата премии Президента Российской Федерации в области науки и инноваций для молодых учёных:

Блау Дмитрию Сергеевичу, кандидату физико-математических наук, научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт», Лущевской Елене Викторовне, кандидату физико-математических наук, старшему научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения «Институт теоретической и экспериментальной физики имени А.И.Алиханова Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», Пославскому Станиславу Владимировичу, кандидату физико-математических наук, научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения «Институт физики высоких энергий имени А.А.Логунова Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», – за исследования кварк-глюонной плазмы с использованием мегаустановок и создание основ новой высокопроизводительной системы компьютерной алгебры, ориентированной на проведение расчетов в области физики высоких энергий;

Гайфуллину Александру Александровичу, члену-корреспонденту Российской академии наук, доктору физико-математических наук, ведущему научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения науки Математический институт имени В.А.Стеклова Российской академии наук, – за решение фундаментальных задач теории изгибаемых многогранников, создающее основы для развития робототехники;

Дмитриеву Алексею Александровичу, кандидату биологических наук, старшему научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт молекулярной биологии имени В.А.Энгельгардта Российской академии наук, Кудрявцевой Анне Викторовне, кандидату биологических наук, ведущему научному сотруднику того же учреждения, – за расшифровку новых механизмов, лежащих в основе возникновения и развития специфического метаболизма злокачественных

ТАСС

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 февраля 2017 > № 2063326


Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2063105

Молодые ученые высшего уровня

Президент России Владимир Владимирович Путин подписал Указ «О присуждении премий Президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых за 2016 год».

Лауреатами стали двое молодых ученых и два научных коллектива, сообщает kremlin.ru.

Группа молодых исследователей Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» добилась успехов в исследовании кварк-глюонной плазмы с использованием мегаустановок и создании основ новой высокопроизводительной системы компьютерной алгебры, ориентированной на проведение расчётов в области физики высоких энергий.

Научными сотрудниками Института молекулярной биологии имени В.А.Энгельгардта Российской академии наук расшифрованы новые механизмы, лежащие в основе возникновения и развития специфического метаболизма злокачественных эпителиальных опухолей.

Кандидат физико-математических наук, младший научный сотрудник Института сильноточной электроники Сибирского отделения РАН Илья Романенко награждается за разработку гиромагнитных генераторов сверхмощных радиоимпульсов, способствующих защите от террористических угроз и развитию биомедицинских технологий.

Александр Гайфуллин, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Математического института имени В.А.Стеклова РАН премирован за решение фундаментальных задач теории изгибаемых многогранников, создающее основы для развития робототехники.

Напомним, что в соответствии с «Основами государственной молодежной политики РФ на период до 2025 года», молодым учеными является работник образовательной или научной организации, имеющий степень кандидата наук в возрасте до 35 лет или ученую степень доктора наук до 40 лет (для участников программ решения жилищных проблем работников - до 45 лет). Также молодым ученым считается аспирант, исследователь или преподаватель образовательной организации высшего образования без ученой степени в возрасте до 30 лет.

Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2063105


Великобритания > Образование, наука. СМИ, ИТ > bbc.com, 2 февраля 2017 > № 2059648

Почему детям стали давать странные имена

Тиффани Вен

BBC Future

Необычные и совершенно уникальные имена становятся все более распространенным явлением - по мнению обозревателя BBC Future, эта тенденция отражает глубинные сдвиги в культуре.

Бывает, что родители долго и мучительно выбирают имя для появившегося на свет малыша, но вряд ли они ожидают, что дело может закончиться судом.

Однако за последние несколько лет судьям по всему миру не раз приходилось вмешиваться и оспаривать выбор родителей: так, во Франции был наложен запрет на имя Нутелла, в Великобритании - на имя Цианид.

Но самый странный случай, пожалуй, произошел в Новой Зеландии: девочку, которую родители назвали Талула-Крутит-Гавайский-Хулахуп, поместили под судебную опеку, чтобы она сама могла выбрать себе более традиционное имя.

"Имя является одним из ключевых элементов нашей индивидуальности и связано с важными юридическими аспектами, с тем, как нас определяют государства и правительства, - рассказывает социолог из Лестерского университета (Великобритания) Джейн Пилчер. - Кроме того, оно участвует в формировании нашей культурно-социальной принадлежности, указывая на пол, национальность и другие аспекты личности".

И все же родители чаще и чаще дают детям все более необычные и даже уникальные имена.

В 2010 году профессор кафедры психологии в Университете Сан-Диего (США) Джин Твендж исследовала имена 325 миллионов американских детишек, родившихся в период с 1880 по 2007 год, и обнаружила, что с 1950 года популярность распространенных имен сократилась.

К примеру, в 1950 году именами из первой десятки называли 30% мальчиков, а в 2007 году - менее 10%.

Твендж отмечает, что люди придумывают все новые способы дать ребенку уникальное имя - например, изменяя написание обычных имен.

Так, в Америке набирает популярность написание Jaxson, по звучанию совпадающее с Jackson - именем, которое входит в число 50-ти самых распространенных.

А в Великобритании становится модно давать малышам двойные имена, такие как Амелия-Роуз.

Судя по всему, эта тенденция не ограничивается США и Великобританией.

В Японии недавно было проведено исследование, посвященное именам, которые давались детям в период с 2004 года по 2013 год.

Выяснилось, что родители создавали уникальные имена для своих чад с помощью традиционных китайских иероглифов с необычным произношением.

В рамках другого исследования были проанализированы имена детей в одном немецком городе.

Выяснилось, что в 1894 году уникальными были 32% имен, то есть они встречались в рамках выборки только один раз. 100 лет спустя, к 1994 году обладателей уникальных имен стало уже 77%.

Что же вызывает такие изменения, помимо случайных прихотей моды? И как это может повлиять на будущие поколения?

Психологи и социологи изучают это явление и приходят к неожиданным выводам.

Передовое мышление

Один из них состоит в том, что такая тенденция свидетельствует о постепенном сдвиге в сторону индивидуализма.

"По мере того, как американская культура все больше ориентируется на индивидуальность, родители стараются давать детям имена, которые помогают им выделиться, - поэтому уникальных имен становится все больше, а обыкновенных - все меньше", - поясняет Твендж.

Авторы исследований, проведенных в Японии и Германии, пришли к аналогичным выводам: все мы хотим выделиться из толпы.

Еще несколько причин этого явления можно почерпнуть из работы Майкла Варнума, доцента кафедры психологии Университета штата Аризона (США), который попытался выяснить, что же привело к такому росту индивидуализма в определенных регионах.

В рамках одного из исследований он изучил распространенность обыкновенных имен в различных географических областях США и обнаружил, что в тех регионах, которые были заселены европейцами позднее, в том числе на горном Западе и тихоокеанском Северо-Западе, а также в таких штатах, как Колорадо, Невада, Орегон и Вайоминг, люди менее склонны давать своим детям типичные имена.

Те же тенденции в выборе имен наблюдаются и в Канаде: в западной части страны обыкновенные имена встречаются реже, чем на востоке, заселение которого началось раньше.

Аналогичная закономерность была отмечена также в Австралии и Новой Зеландии.

"Здесь мы имеем дело с наследием передовых поселенцев, - поясняет он. - Такие люди подбираются не случайно. Если человек решает поехать в новое, неизведанное и довольно опасное место, скорее всего, он привык полагаться на себя и не любит приспосабливаться. И мы по сей день видим отголоски такого характера в том, как называют детей".

Свою роль может играть и имущественный фактор. К примеру, в ходе недавнего исследования Варнум установил связь между распространением уникальных имен и улучшением экономических условий.

С развитием социально-экономических структур стали расти и разные выражения индивидуализма, в том числе изобретение уникальных имен для детей.

Варнум указывает на исследования, демонстрирующие, что обеспеченные люди чаще зациклены на себе и предпочитают уникальность приспособлению.

Ученый считает, что это могло оказать влияние на процесс эволюции.

"Когда у вас много ресурсов, и вы не боитесь, что они закончатся, можно себе позволить выделиться. На самом деле, уход от толпы может быть выгоден, - утверждает он. - К примеру, благодаря этому появляются возможности для инноваций".

Но в тяжелые времена лучше не рисковать. "Если у вас не так много ресурсов или средств, пожалуй, лучше всего слиться с толпой и делать то же, что и большинство".

В рамках еще одного исследования были изучены имена, которые давались детям в США в период с 1948 года по 2014 год, - его итоги также соответствуют этой теории.

Учитывая значимость имени для формирования индивидуальности, его выбор может повлиять на жизненный путь человека. Теперь появились доказательства в пользу этого предположения.

Судя по результатам одного из исследований, имена, которые легче произнести, чаще производят положительное впечатление и соответствуют более высоким должностям в юридических компаниях.

Имя может даже оказать влияние на личную жизнь. Так, еще одно исследование показало, что посетители сайтов знакомств реже обращают внимание на людей с необычными именами.

Кроме того, набирает обороты тенденция к выбору имен, размывающих границы между полами.

В 2005 году директор Института исследований в области политологии Северо-Западного университета (США) Дэвид Фильо изучил пары сестер, чтобы выяснить, как имя может повлиять на выбор дисциплины для изучения.

Сначала он проанализировал несколько тысяч имен, чтобы определить вероятность присутствия определенных фонем и конструкций в именах мальчиков и в именах девочек.

К примеру, имя Энн воспринимается не иначе как чисто женское, но другой вариант этого имени - Анна - лингвистически выглядит даже еще более женственным.

Женские имена чаще всего оказываются длиннее мужских. Так, одно из самых женских с лингвистической точки зрения имен - Анастасия.

"Я обнаружил, что чем больше имя девочки применимо к обоим полам, тем выше вероятность того, что она выберет для изучения математику и точные науки, в отличие от своей сестры с более женственным именем", - утверждает Дэвид Фильо.

Этот эффект может проявляться и во взрослой жизни. В ходе еще одного исследования было установлено, что женщины с именами, с лингвистической точки зрения более близкими к мужским, чаще преуспевают в юриспруденции.

У мальчиков, по-видимому, действует другая закономерность. Так, Фильо выяснил, что если в классе средней школы есть мальчики, носящие имя, которое чаще встречается у девочек, то уровень дисциплины в этом классе ниже, особенно если там есть девочки с таким же именем.

"В большинстве англоговорящих стран имена имеют четкую половую принадлежность. Примерно в 97% случаев по имени можно понять, мужское оно или женское", - рассказывает Пилчер.

"Если назвать мальчика девчачьим именем, это может нанести ему вред, поскольку женственность у мальчика считается неуместной. В то же время девочка с мальчишеским именем может оказаться в выигрыше, поскольку мужественность традиционно ценится высоко".

В некоторых странах судьба детей с необычными именами так сильно беспокоит общество, что эта сфера жизни регулируется государством.

К примеру, в Исландии родители могут выбрать имя для ребенка только из утвержденного перечня.

В Германии имя также должно быть из утвержденных и четко указывать на пол ребенка.

Это делается на том основании, что имя может оказаться для ребенка оскорбительным и вызывать у него неловкость, а система должна обеспечить защиту ребенка от возможного насилия.

Конечно, как отмечает Дэвид Фильо, имя человека влияет на его жизнь лишь до определенной степени, а для многих людей и вовсе ничего не меняет.

"Я, скорее, имею в виду, что необходимо помнить об этом. Кончено, надо давать детям те имена, которые нам нравятся, но при этом не забывать, что это может повлиять на отношение людей к нашим детям".

Великобритания > Образование, наука. СМИ, ИТ > bbc.com, 2 февраля 2017 > № 2059648


Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 2 февраля 2017 > № 2059360

Эксперты: будущее Казахстана связано не только с инновациями, но и нужно искать другие направления развития

Олеся БАССАРОВА

31 января был опубликован текст Послания главы государства Нурсултана Назарбаева народу РК. Впервые президент обратился к казахстанцам в письменном виде. Красной нитью в тексте проходит необходимость модернизации системы, как ответ новым вызовам. По мнению экспертов, большинство тезисов документа совсем не новы, однако результатов пока не видно.

В Послании «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность» изложено видение дальнейшего развития страны на новом этапе. В числе будущей модели роста – агропромышленный комплекс, транспорт, логистика. Отдельно президент остановился на развитии рынка жилья, образования, здравоохранения и соцзащиты населения.

И вызов, и шанс?

Во вступительной части Послания говорится о членстве в ООН, Экспо-2017 и Универсиаде. Все это названо достижениями, которые известны и высоко оцениваются мировым сообществом. Отмечено, что всё это является результатом правильного политического пути и высокого авторитета Казахстана на международной арене.

«В мире началась очередная, уже Четвертая промышленная революция. Повсеместная цифровизация экономики приведет к исчезновению целых отраслей и созданию принципиально новых. Великие перемены, происходящие на наших глазах – это одновременно исторический вызов и шанс для нации, – говорится в Послании президента. – Сегодня я ставлю задачу обеспечить реализацию Третьей модернизации Казахстана. Необходимо создать новую модель экономического роста, которая обеспечит глобальную конкурентоспособность страны.

В настоящее время многие страны пытаются решить такую же задачу. Уверен, рецепты перехода к новой модели роста везде будут разными. Мы же должны исходить из наших сильных сторон и не растерять потенциал, который вместе создали за 25 лет нашей Независимости».

Главная особенность нынешнего послания в том, что объявлена третья модернизация. Первую модернизацию Казахстан прошел тогда, когда был осуществлен переход от плановой экономики к рыночной. Вторая модернизация началась с принятия Стратегии-2030 и создания новой столицы – Астаны. В результате второй модернизации «Страна вырвалась из зоны экономического отставания и вошла в число 50 конкурентоспособных экономик мира».

Для реализации третьей модернизации объявлены пять приоритетов, которые должны обеспечить устойчивое продвижение в число 30 передовых стран. Новым является первый приоритет – Ускоренная технологическая модернизация экономики и применение цифровых технологий. Планируется развивать такие перспективные отрасли, как 3D-принтинг, онлайн-торговля, мобильный банкинг, цифровые сервисы, в том числе в здравоохранении и образовании. Правительству дано поручение разработать и принять отдельную программу «Цифровой Казахстан».

Поставлены задачи по повышению производительности труда, и для этого предлагается повсеместное внедрение элементов Четвертой промышленной революции.

Задачи были – решений нет?

«В этой связи следует сказать, что о Четвертой промышленной революции недавно в Давосе рассказал основатель Давосского международного экономического форума, известный швейцарский экономист Клаус Шваб», – отмечает политолог Казбек Бейсебаев на своей странице в Facebook.

По мнению г-на Шваба, Четвёртая промышленная революция выходит из третьей, которую еще называют «цифровой», и которая началась в середине прошлого века. Обобщенно – это новые технологии и новые платформы, которые позволят объединить физический, цифровой и биологический миры. «Видимо, у нас какие-то наработки в этом направлении тоже имеются. Только почему-то про них не говорят», – пишет политолог.

Будет продолжена индустриализация с упором на развитие конкурентоспособных экспортных производств в приоритетных отраслях. Правительству совместно с акимами и бизнесом поручено разработать единую экспортную стратегию. Но такие задачи, по мнению Бейсебаева, уже ставились в предыдущих посланиях и поэтому хочется надеяться, что депутаты на одном из заседаний заслушают отчет правительства по реализации поручений главы государства, озвученных в посланиях. Тем более, им скоро передадут часть президентских полномочий.

«Предполагается, что большую роль в привлечении инвестиций будет играть Международный финансовый центр «Астана», – отмечает политолог. – Когда-то такая же роль возлагалась на Региональный финансовый центр Алматы, через который планировалось привлечь портфельные инвестиции в экономику Казахстана, а для казахстанского капитала должен был быть облегченный выход на зарубежные рынки ценных бумаг. Сейчас этого финансового центра нет, и у нас не любят вспоминать его».

Про планируемые с Китаем совместные производства сказано следующее. «Необходимо эффективно реализовать совместную с Китаем инвестиционную программу по созданию производств в Казахстане. Договоренности с китайской стороной достигнуты. Объекты обозначены. Нужно конкретно работать. Это будут современные производства с созданием порядка 20 тысяч новых рабочих мест для казахстанцев».

«Как всегда, когда речь идет о совместных казахстанско-китайских проектах, то, также, как всегда, очень коротко и без детализации. Видимо, есть то, что пока не следует говорить собственным гражданам, – пишет Бейсебаев.

Проблема в исполнении

Многие экономисты согласны с расстановкой акцентов в озвученной стратегии, однако считают, что главная проблема не только этого, но и всех предыдущих посланий не в постановке задач, а их реализации.

«Читая послание, можно обратить внимание на множество правильных приоритетов развития. Но, как мне кажется, основная проблема такого документа заключается в абсолютном его неисполнении. Если бегло проанализировать исполнение послания президента на 2016, то можно заметить, что большинство сказанного в прошлом году плавно перешло в 2017, и многие вопросы не были решены. Но важно, что начали появляться поручения, о которых высказывались экономические эксперты», - комментирует директор «BRB Invest», экономист Галим Хусаинов в своей статье, опубликованной на Forbes.kz.

В частности, по его словам, в части стабилизации финансового сектора предполагалось изменить институциональные дефекты Национального банка и вывести из него субъекты, которые вызывают конфликт интересов – ЕНПФ, Фонд проблемных активов и другие финансовые институты.

«Ничего этого не сделано, более того, государство усилило свою роль в перераспределении активов ЕНПФ, хотя задача заключалась в том, что в 2016 пенсионные активы должны были быть переданы в частные казахстанские и иностранные управляющие компании.

Из положительного можно выделить только введение более или менее внятного механизма процентных ставок», - пишет эксперт.

Что касается бюджетной оптимизации, предполагалось, что правительство разработает новую концепцию использования Национального фонда, пересмотрит налоговое администрирование и проведет ревизию бюджетных программ.

«К сожалению, в данном направлении можно говорить только о ревизии бюджетных программ. Но эта мера, которые, к слову, большой экономии не дала, и расходная часть бюджета значительно не сократилась. В 2017 мы вновь видим одним из поручений ревизию бюджетных программ», - говорит Галим Хусаинов.

Также эксперт заметил повторение задач в части приватизации и привлечения инвестиций.

«Если говорить обобщенно, то главным вопросом является все-таки исполнение посланий президента. Как показывает опыт, исполнение поручений у правительства хромает, что говорит о том, что то ли сами задачи достаточно амбициозны, то ли механизмы в государственных органах сильно забюрократизированы», - заключил экономист.

Как отметил политолог Досым Сатпаев, третья модернизация Казахстана наводит на мысль о том, что в следующем году нам могут уже объявить, что программу развития до 2050 года мы с успехом выполнили досрочно.

«А если серьезно, то еще не так давно министр финансов РК Бахыт Султанов заявил, что Казахстан оказался в сложной ситуации, так как наша доходная часть очень сильно привязаны к ценам на сырье, – поясняет Сатпаев. – Еще в 2014 году аналитическая группа по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings также заявила, что Казахстан более зависим от экспорта нефти, чем Россия. И это несмотря на то, что еще с 1997 года была сделана ставка на диверсификацию экономики. Потом была просто «Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан». Затем «Государственная программа по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 гг.». Теперь мы приступили к третьей модернизации, которая, наверное, будет подаваться как гиперфорсированная программа индустриально-инновационного развития».

По мнению политолога, пока правительство постоянно говорит об индустриально-инновационном развитии страны, казахстанская экономика конкурентоспособнее не становится, так как конкурентоспособнее не становятся человеческие ресурсы.

Новые вызовы

«Поставлена задача стать так называемой «хлебной корзиной» по производству зерна на всем евразийском континенте. Трудно сказать, как будет реализовываться эта задача, если сейчас наш основной партнер по Евразийскому Союзу уже сам стал главной «хлебной корзиной» Евразийского континента и не только его, – поясняет Казбек Бейсебаев. – Также правительству даны соответствующие поручения и, в частности, в течение 5 лет нужно создать все условия для объединения более 500 тысяч домашних хозяйств и малых фермерств в кооперативы, что означает некое возрождение забытых колхозов и совхозов. В принципе, дело нужное, только для этого нужны кадры, а на осеннем расширенном заседании правительства сам Лидер нации признался, что мы за все годы потеряли специалистов по сельскому хозяйству».

«Я считаю, что будущее Казахстана связано не только с инновациями, но и нужно искать другие направления развития, в том числе АПК, – заметил политолог Ерлан Саиров на информационном ресурсе Sputnik Казахстан. – У нас есть очень хорошие земельные ресурсы, которыми нужно пользоваться. Это тот момент, где мы можем создать социальную активность, предполагается создать более пяти тысяч сельских кооперативов, люди вместе, сообща, будут создавать новое, что очень хорошо».

Кроме того, в самом послании говорится, что «Повсеместная цифровизация экономики приведет к исчезновению целых отраслей и созданию принципиально новых. Великие перемены, происходящие на наших глазах – это одновременно исторический вызов и шанс для нации».

«Как мы сможем принять этот вызов, если мы за 25 лет, сидя на нефти, так и не обеспечили себя собственным бензином? – задается вопросом Казбек Бейсебаев. – Наши власти много говорили о диверсификации экономики, но ничего для этого не сделали. Теперь хотят ее осуществить с помощью китайских проектов и при этом не информируют собственный народ. Почему программы ГПФИИР так и не дали результатов? Сейчас снова говорится о «перезагрузке» финансового сектора, но почему об этом стали говорить после того, как вынуждены выделять бюджетные деньги для поддержки банков-банкротов? Который год говорится об индустриализации с упором на развитие конкурентоспособных экспортных производств в приоритетных отраслях, но вводимые производства в рамках прямых телемостов при всем желании не подходят под эти критерии».

Завершается послание словами: «Мы превратим Казахстан в еще более процветающую страну для наших потомков!».

«Конечно, этого хотят все граждане Казахстана, только также всем придется объяснять потомкам происхождение совокупного внешнего долга в 164 миллиарда долларов, – отмечает Бейсебаев. – А так, нынешнее послание, как и другие послания, составлено оптимистично. Премьер-министр уже дал поручения членам правительства по реализации задач, поставленных президентом в послании. Только один вопрос остается открытым: Как будет проведена третья модернизация Казахстана, как прежние две, про которые народ узнал из этого послания?»

Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 2 февраля 2017 > № 2059360


Россия. Весь мир > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 2 февраля 2017 > № 2059153

Рыбе нужны и корма и лекарства.

Участники конференции «Инновации в области технологий выращивания и кормления рыб в товарном рыбоводстве» обсудили тенденции и перспективы импортозамещения в индустрии производства кормов для аквакультуры.

31 января в павильоне № 75 ВДНХ в рамках выставки «MVC: Зерно – Комбикорма – Ветеринария» прошла 4-я международная конференция «Инновации в области технологий выращивания и кормления рыб в товарном рыбоводстве». Выступавший в роли модератора начальник управления Ассоциации «Росрыбхоз» Григорий Шаляпин отметил практическую направленность мероприятия и его популярность среди рыбоводов-практиков.

Как сообщает корреспондент Fishnews, участники конференции также обратили внимание на подъем интереса к теме аквакультуры в целом, в том числе к производству рыбных кормов, который появился со стороны и бизнеса и органов власти вплоть до Правительства и Госдумы. Общее мнение – у отечественного кормопроизводства есть предпосылки для развития, но процессу импортозамещения в этой области мешает системная проблема.

Специалист немецкой компании Evonik Алексей Японцев указал на огромный разрыв на этапе между научными исследованиями и реальным производством. Связь науки и бизнеса практически отсутствует. Даже когда специализированные отраслевые институты, вроде ВНИРО, отчитываются о выполнении исследований, имеющих практическую ценность, например, по усвояемости рыбных кормов, их результаты как правило не находят дальнейшего применения, обратил внимание Алексей Японцев.

По мнению экспертов, для развития российской индустрии рыбных кормов нужна господдержка сразу по нескольким направлениям. Это касается не только научных разработок, но и помощи производителям в приобретении оборудования для комбикормового производства, закупке качественного сырья и обучении технических специалистов, а также субсидий для аквафермеров на покупку отечественных кормов

Традиционно активными участниками конференции были технологические компании. Инженер-технолог норвежской фирмы Forberg Владимир Джозин говорил о преимуществах оборудования для регулировки жирности и улучшения характеристик корма путем вакуумного напыления. Российские разработчики из Aqual представили концепцию «умных» рыбных ферм и рассказали о современных средствах автоматизации для рыбоводных хозяйств, в числе которых радиоуправляемые кормушки, датчики для контроля параметров воды и облачные решения для обмена данными.

Консультант Совета по экспорту сои США Жан ван Эйс предложил рассмотреть потенциал использования соевых продуктов в производстве кормов для аквакультуры, особенно в части разведения морских хищных рыб. Так, за последние 25 лет доля рыбной муки в кормах для лососевых снизилась с 45% до 12%. По мнению докладчика, растительная продукция – соя, соевый шрот, соевое масло – доступная замена рыбной муке, хотя и ведет к усложнению рецептуры кормов.

Однако большинство участников конференции скептически отнеслись к перспективе выведения «лосося-вегетарианца», указав, прежде всего, на сложности с определением качества соевого шрота. Григорий Шаляпин согласился, что ФАО рекомендует отходить от принципа «рыба ест рыбу», но отметил, что есть и другие пути, помимо использования сои, например, переход на другие объекты аквакультуры. Для России поиск заменителей рыбной муки пока не актуален. «У нас есть специфика: мы мало выращиваем рыбы, зато очень много ловим и до сих пор много выбрасываем за борт», – добавил он.

Интерес аудитории вызвало выступление представителя «НВЦ Агроветзащита» Маргариты Гончаровой, которая подготовила обзор существующих на рынке лекарственных препаратов для аквакультуры, предназначенных для профилактической и лечебной обработки рыб. Она описала заболевания рыб, с которыми чаще всего сталкиваются в рыбоводных хозяйствах, подчеркнув важность правильного и регулярного применения ветпрепаратов.

Традиционный вопрос комплексного использования водоемов звучал особенно актуально в условиях снижения доходов рыбоводных предприятий от реализации товарной рыбы. Доцент кафедры международных комплексных проблем природопользования и экологии МГИМО Андрей Никифоров напомнил о возможностях интеграции аквакультуры и рекреационного бизнеса. Аквакультура и туризм – перспективная связка, которая может включать в себя различные формы агротуризма, организацию гастрономических, «приключенческих» или экологических туров, виды любительской рыбалки, и стать источником дополнительного заработка для рыбоводов, особенно если речь идет о небольших крестьянско-фермерских хозяйствах.

Подводя итоги выступлений, Григорий Шаляпин отметил, что по предварительным данным, в прошлом году российские рыбоводы вырастили порядка 173 тыс. тонн товарной рыбы. Это больше, чем в прошлом году, но по большому счету аквакультура до сих пор находится на стартовой позиции. «Мы ждем всплеска и уже видим это по предприятиям, входящим в нашу ассоциацию», – заявил представитель Росрыбхоза. По его словам, в регионах ежегодно растет спрос на посадочный материал, а значит, новым хозяйствам будут нужны и корма, и лечебные препараты.

Россия. Весь мир > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 2 февраля 2017 > № 2059153


Россия. УФО > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2086087

XI Всероссийская молодежная научно-практическая конференция «Проблемы недропользования» состоится c 8 по 10 февраля 2017 года в г. Екатеринбурге. Мероприятие проводится Институтом горного дела. Конференция призвана способствовать междисциплинарному диалогу в области недропользования для создания прорывных технологий, а также стать площадкой для повышения квалификации молодых ученых, аспирантов и студентов.

Тематика конференции:

Проблемы открытой, подземной и комбинированной геотехнологии

Транспортные системы карьеров и геотехника

Геофизика

Геоинформатика

Геомеханика и геодинамика

Экономические и экологические проблемы недропользования

?Управление качеством минерального сырья

Разрушение горных пород

Переработка техногенных отходов

В рамках конференции запланированы:

1. Школа для молодых ученых.

- Научные лекции по вопросам недропользования

- Лекции по развитию инноваций

2. Конкурс лучших докладов.

Статьи участников конференции будут опубликованы в сетевом периодическом научном издании «Проблемы недропользования». Издание включено в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ).

Россия. УФО > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2086087


Россия. ЦФО > Образование, наука > lgz.ru, 1 февраля 2017 > № 2082459

Конкурируем за капитал

Студентам ВШЭ рассказали об управлении городом

Уникальная возможность узнать, что называется, из первых рук, как развивается российская столица, представилась студентам Высшей школы экономики.

По мнению столичного градоначальника, Москва вполне способна конкурировать с крупнейшими мировыми мегаполисами по уровню науки, инноваций, образования, человеческого капитала. Современная борьба в таких городах, на его взгляд, идёт не за заводы, а в первую очередь за человека.

– Сегодня в сотне крупных мегаполисов мира уже проживает 1 млрд. населения, и эти мегаполисы создают именно то будущее, о котором мы частично говорим. В мегаполисах нет ни нефти, ни газа, но есть знания, есть инновации, есть наука, есть образование, есть новые технологии. Это как раз те точки, которые являются точками роста, локомотивами нашей современной цивилизации. И Москва в этом отношении не хуже большинства мегаполисов мира. По количеству населения она входит в тройку мировых лидеров, – отметил С. Собянин. – Мы видим громадные перетоки человеческого капитала между крупнейшими центрами мира. И Москва, являясь конкурентом в этой борьбе, является конкурентом не для Тулы, Ярославля или Твери, а для Нью-Йорка, Лондона, Парижа. Собственно, в этом и есть миссия Москвы, которая должна быть и является крупнейшим мегаполисом и конкурентом за человеческий капитал. Но чтобы конкурировать за человеческий капитал, за людей, за знания, конечно, необходимо создание соответствующей уникальной среды, которая была бы комфортна для жизни, комфортна для отдыха, учёбы и работы.

Конечно, Москва – это город финансов, в котором сосредоточено 90% всех кредитных организаций России. Это центр и столица IT-технологий, где сосредоточено 90% IT-компаний. Это, конечно, город студентов, это треть научного потенциала страны.

Мэр подчеркнул, что ещё пять-семь лет назад столица была для горожан менее комфортной. Однако власти поэтапно начали менять городскую среду, стремясь сделать её удобной для москвичей.

Перед началом лекции Сергей Собянин осмотрел выставку работ студенческих школы дизайна и лаборатории робототехники. Учащиеся ВШЭ презентовали мэру свои варианты оформления городской инфраструктуры. Кроме того, в подарок мэр Москвы получил фигуру вороны – символа учебного заведения.

Россия. ЦФО > Образование, наука > lgz.ru, 1 февраля 2017 > № 2082459


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kt.kz, 1 февраля 2017 > № 2081300

Аким Карагандинской области Нурмухамбет Абдибеков сегодня в ходе собрания актива по обсуждению послания главы государства предложил открыть в Караганде специализированную школу для одаренных детей по IT-компетенции, сообщили в пресс-службе акима.

"В послании четко поставлены задачи перед правительством, акимами всех уровней, перед всеми органами исполнительной власти", - сказал Абдибеков. В ходе заседания он дал ряд конкретных поручений, передает Kazakhstan Today.

В частности, глава региона предложил рассмотреть возможность открытия специализированной школы с усиленным преподаванием информационных технологий, робототехники, физико-математических наук. Карагандинская область на сегодня является лидером по внедрению робототехники и развитию IT-компетенций. Школы области стали республиканской опорной экспериментальной площадкой по IT-технологиям и робототехнике. В регионе открыты 42 лаборатории робототехники, проинформировали в пресс-службе.

Кроме того, в сфере образования в Карагандинской области до конца 2017 года поручено довести долю частных дошкольных организаций до 20%. В регионе уже имеется успешный опыт применения механизма ГЧП. Как отметил Абдибеков, в прошлом году в области было открыто 13 частных детских садов на 1,5 тыс. мест. Чтобы охватить такое количество детей дошкольным образованием, из бюджета на строительство понадобилось бы 6,5 млрд тенге.

Также для выполнения задач, поставленных главой государства в послании, аким Карагандинской области распорядился провести работу по развитию углехимического производства и технологий по глубокой переработке угля. Для внедрения ноу-хау в регионе поручено создать Региональный офис инноваций. Поручения акима коснулись всех сфер социально-экономического развития, указанных в Послании президента народу Казахстана, заключили в пресс-службе.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > kt.kz, 1 февраля 2017 > № 2081300


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057829

Неоправданные ожидания: что значат падающие оценки венчурных проектов

Евгений Тимко

Forbes Contributor

Сможет ли мировой рынок новых технологий вернуться к росту в текущем году?

Прошедший 2016 год для глобальной венчурной индустрии стал, пожалуй, одним из самых странных за последние 15 лет. С одной стороны, на рынке отчетливо чувствовалось замедление, пресса наперебой обсуждала снижение оценки очередного «единорога», а к концу лета казалось, что 2016 будет худшим годом для технологических IPO за всю историю. Осенью ситуация с IPO чуть улучшилась, но в целом прошедший год оказался для венчурных инвесторов провальным с точки публичных размещений: за последние 20 лет меньше их было только в кризисном 2008. При этом, публичные рынки росли весь год, а индекс Nasdaq — биржи где торгуется значительная часть технологических компаний США — в 2016 раз за разом ставил рекорды.

2016 год можно считать первым годом, когда нетехнологические компании стали массово покупать стартапы. Если раньше для многих корпораций инновации казались чем-то стоящим обособленно от основного бизнеса, какой-то «игрушкой» для экспериментов в стенах исследовательских лабораторий и специально принятых программ, то теперь инновационная повестка действительно стала определять стратегии многих крупных компаний. Покупали знаковые стартапы в этом году и General Motors, заплатившая $1 млрд за стартап по производству систем для беспилотных автомобилей, и Unilever, купившая вертикально-интегрированного производителя и продавца бритв по подписке Dollar Shave Club. И, конечно же, самая знаковая покупка года: крупнейшая по выручке компания мира Walmart повысила ставки в борьбе с Amazon и сделала самую большую покупку в истории американского ecommerce, приобретя трехлетнего онлайн-ритейлера Jet.com за $3.3 млрд. Крупные компании стали активнее участвовать и в венчурных раундах — на сделки с участием корпораций и их венчурных подразделений пришлась почти треть от общего числа всех сделок. Это, конечно, понравилось предпринимателям: корпоративные инвесторы меньше ориентированы на чисто финансовую доходность подобных инвестиций, их интерес к стартапам — стратегический. Такие инвесторы часто рассчитывают на получение синергии в случае инвестиций — как, например, снижение трат на маркетинг за счет предоставление доступа к своей базе клиентов, и потому они готовы платить «премию по отношению к классическим венчурным фондам. Именно корпоративные фонды и прочие «новоприбывшие» венчурные инвесторы (управляющие активами или хедж-фонды), своими «чеками» обеспечили избыточную ликвидность на венчурном рынке в 2012-2015 годы. Что и привело к «перегреву» мирового венчурного рынка к концу 2015 года, который сменился «охлаждением» по итогам 2016 года.

Если еще в 2010 году медианная оценка на венчурном раунде B (обычно это первый раунд, когда бизнес модель компании считается устоявшейся и готовой к масштабированию) стартапа в США не превышала $20 млн., то в 2015 она достигла $40 млн. На более поздних раундах D (часто предназначенных для подготовки компании к IPO), оценка выросла ещё больше — с менее чем $70 млн. в 2010 году до более $200 млн. к началу 2016 года. Но спад активности на венчурном рынке в 2016 году привел к почти 40% падению среднего размера инвестиционных раундов на поздних стадиях, что не могло не сказаться на оценке самих стартапов. В итоге одни из самых успешных стартапов в 2016-м привлекали инвестиции по оценкам прошлых раундов (это так называемые «flat round»). Например, SnapChat в марте 2016 года закрыл раунд на $175 млн. по оценке в $16 млрд., а потом привлек еще почти $2 млрд. практически по неизменной оценке. При этом SnapChat — один из самых знаковых стартапов последних лет, IPO которого ожидается в начале следующего года по оценке до $25 млрд., но даже ему было сложно показывать рост стоимости в 2016. Привлекали по неизменным оценкам и другие известные стартапы, как например сервис краудсорсинговой доставки, Postmates, (получил $190 млн. по оценке порядка $600 млн.) или медийный холдинг BuzzFeed (раунд на $200 млн. по оценке $1, 5 млрд.).. Другие компании и вовсе продавали акции с дисконтом к прошлой цене («down round») — всего 112 компаний, по статистике CB Insights.

Но если обычно переоценка компаний проходит по инициативе инвесторов, то в 2016 их проводили и сами стартапы. Например, так поступила компания Zenefits. Некогда самый многообещающий стартап Америки, разработчик HR-технологий и зарабатывающий на продаже страховок малому и среднему бизнесу, обещал стать настоящей «историей Золушки». Основатель компании, Патрик Конрад, создал бизнес, оценка которого за три года взлетела до $4,5 млрд. Модель Zenefits чем-то напоминала модель Uber: платформа соединяла работодателей и страховщиков, зарабатывая на брокерской комиссии. Ежемесячная выручка молодой компании выросла с менее $2 млн. в декабре 2014 года до более $5 млн. к концу 2015 года. Для любого другого стартапа такую динамику можно было бы считать крайне успешной, но от Zenefits, с суммарным объемом венчурных инвестиций в почти $600 млн., ее акционеры явно ожидали большего. В этот момент бизнес Zenefits дал трещину: многие страховые компании, основные партнеры сервиса, не смогли технически поддерживать онлайн-операции так, как того требовал Zenefits. Большая часть транзакции шла «мимо» новой платформы — на бумаге. Не заладилось у создателя прорывной технологии и с собственными кадрами. Команда Zenefits за три года раздулась с пяти до 1600 человек. Из-за этого новые сотрудники не успевали учиться, вникать в особенности работы платформы. А в 2015 году на роль операционного директора в Zenefits пришел известный предприниматель Дэвид Закс, один из видных участников «мафии PayPal» (группа выходцев из PayPal, основавших многие известные компании — Tesla, YouTube, LinkedIn, Palantir и пр.): в первый рабочией день он не нашел в офисе Zenefits ни своего кабинета, ни компьютера. В офисе из 500 человек не было ни секретаря на ресепшн, ни системного администратора.

Подъем Zenefits стал чуть ли не самым быстрым в истории мировой стартап-индустрии. Но скорость масштабирования сыграла с основателями компании злую шутку. После слишком крупных раундов от венчурных инвесторов, на самых ранних этапах, менеджмент Zenefits не смог разобраться с бизнес-моделью. Как оказалось, в США требования к брокерам для получения страховых лицензий отличаются от штата к штату. Патрик Конрад поручил команде разработать специальное приложение Macro. С его помощью менеджеры по продажам могли сдавать экзамены, имитируя учебный процесс, и быстрее получать лицензии, чтобы начать оформлять страховки. Когда о таком «приеме» Конрада в 2015 году стало известно СМИ и регуляторам, ему пришлось полностью передать управление Заксу. Против Конрада начали расследование. И именно в этот момент Заксу пришлось пойти на неслыханные меры. Он предложил инвесторам снизить «задним числом» оценку компании более чем в два раза (до $2 млрд.), а также попросил их подписать мировое соглашение, по которому они бы отказались от судебных претензий к компании. В конце 2016 года Закс и сам подал в отставку. В Zenefits теперь ищут нового руководителя. А инвесторам не остается ничего кроме как гадать — будет ли снижаться оценка многострадального стартапа и дальше?

Zenefits — пример стартапа с достаточно простым и понятным продуктом, основные деньги нужны были ему для выстраивания продаж и для маркетинга. В таких проектах хотя бы разбирается большинство инвесторов. Они часто инвестируют в SaaS-продукты, маркетплейсы и другие онлайн-сервисы, так что могут оценить работоспособность концепции новой компании. А вот с оценкой будущего для прорывных технологий, разработка которых может занять не один год, дела обстоят сложнее. Об этом свидетельствует драма компании Theranos: оказывается, инвесторы могут совсем не обладать компетенциями для развития бизнесов, получивших от них деньги.

История Theranos удивляет в первую очередь тем, что компании удалось стать одним из самых дорогих (оценка — $9 млрд.) и самых щедро профинансированных (инвестиции — $750 млн.) стартапов мира, не имея, по сути, ни одного профессионального венчурного инвестора. Идея Theranos — проводить более 100 раз­но­вид­но­стей генетических те­стов по одной капле крови – на словах всегда казалось прорывной, но компания так никогда не представила миру научных доказательств ее работоспособности. Именно отсутствие научных подтверждений эффективности технологии не позволило компании привлечь ни одного инвестора из сферы биотехнологий. Зато одним из ключевых партнеров компании стал стратег Walgreens: одна из крупнейших аптечных сетей США открыла венчурное подразделение в Кремниевой Долине в 2013-м году, а Theranos стала его первой инвестицией. Почему так произошло? Все просто: известные в медицинской среде фонды задавали основателю Theranos, Элизабет Холмс, слишком много технических вопросов, а «новички» в венчурном бизнесе оказались куда сговорчивее. Но спустя более чем десять лет работы, Theranos Холмс так и не смогла воплотить свои идеи. Как выяснилось в 2016 году, компания давно зашла в тупик в разработке технологии быстрой диагностики, но Холмс продолжала привлекать деньги инвесторов в надежде на прорыв. Но его так и не произошло. Теперь инвесторам ничего не остается, кроме как обвинять Холмс в умышленном предоставлении недостоверной информации.

Примечательно, что разгоревшийся вокруг Theranos скандал одним из первых прокомментировали представители венчурного подразделения Google. Инвесторы Google Ventures рассказали прессе, что не стали инвестировать в Theranos, не увидев за компанией серьезных научных разработок. Но, как показывает практика, никто из инвесторов на венчурном рынке не застрахован от ошибок. Отказавшись от Theranos, Google сделала ставку на второй (после Theranos) в списке самых «секретных» стартапов США — разработчика технологий дополненной реальности (AR) Magic Leap. Компания прославилась невероятными демо-видео своего продукта. Выпрыгивающий из пола спортивного зала кит, символ компании, заставил говорить о стартапе ИТ-разработчиков и венчурных инвесторов по всему миру. А ведь Magic Leap не показал ни одного работающего прототипа. Справедливости ради стоит сказать, что к видео, наводящему на мысли о спецэффектах, у экспертов сразу было много вопросов. В декабре 2016 года стало известно, что у Magic Leap до сих пор нет устройства, которое бы готовилось к продаже. До AR-очков — ещё работать не один год. Основная технология, на которую сделала ставку компания (проекция изображения не на экран, а на сетчатку глаза), пока так и не заработала. В итоге Magic Leap, с $1,5 млрд. инвестиций и оценкой в $4,5 млрд по итогам последнего раунда, выпускает ничем не примечательное промежуточное устройство, которое, по слухам, сильно уступает уже представленным на рынке AR-очкам HoloLens от Microsoft. Те, кто уже тестировал HoloLens, хорошо понимает: технологии будущего, которые основатели Magic Leap так хотели выдать за настоящее, еще довольно долго будут лишь в красивых роликах. Переоценка стоимости Magic Leap, скорее всего, — тоже не за горами.

Какой урок могут вынести из историй Zenefits, Theranos и Magic Leap? Они означают, что с одной стороны, доступность венчурного капитала в течение последних лет позволила многим предпринимателям работать над действительно большими идеями. Столь масштабные проекты требовали огромного финансирования, которое вряд ли можно было бы привлечь на ином этапе развития мирового рынка новых технологий. С другой стороны, этот же «бум» венчурного капитала дал компаниям возможность жить, не заботясь о выходе в прибыль: быстрый рост поставлен во главу угла, последствия любых просчетов бизнес-модели и любых ошибок команды можно решить потоком все новых денег от инвесторов.

Венчурные инвесторы готовы сильно рисковать ради возможности найти следующий Uber или Facebook. В течение предыдущих двух лет многие бизнес-ангелы и венчурные фонды рисковали действительно по-крупному, инвестируя в растущие компании с огромными оценками. Предоставляя капитал для развития бизнеса стартапам с раздутой капитализацией, они рассчитывали вытянуть «счастливый билет». Их изначально не устраивал бы ни умеренный рост проинвестированного проекта, ни «средний» размер выхода из него. Для основателя компании продажа бизнеса за $50-100 млн. — это приемлемые условия выхода. Но для венчурного фонда размером от $200 млн. (средний размер фондов в индустрии США) это если не полный провал, то точно только строчка, которая портит общие показатели доходности. Развитие проекта с привлечением венчурных инвестиций может быть взаимовыгодно и для инвестора, и для основателя компании, но в последние годы это было, скорее, редкостью. В 2016 году, с коррекцией оценок венчурных проектов, ожидания сторон сблизились. Возможно, в 2017 году на мировом рынке новых технологий наконец закончатся громкие скандалы и рынок сможет вернуться к росту.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 февраля 2017 > № 2057829


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 31 января 2017 > № 2056614

Китай наладил научно-техническое сотрудничество с 158 странами и регионами мира, заключил с зарубежными партнерами 111 межправительственных соглашений о сотрудничестве в этой сфере и вступил более чем в 200 межправительственных международных научно-технические организации. Такие показатели обнародовало на днях Министерство науки и техники КНР.

В ведомстве считают, что формирование устойчивого механизма межправительственного сотрудничества, охватывающего основные страны, регионы мира и международные организации, позволит упрочить позиции страны во взаимодействии с зарубежными партнерами.

Глава департамента международного сотрудничества министерства Е Дунбай проинформировал, что одним из основных направлений работы ведомства в минувшем году стала реализация Плана научно-технических инноваций в рамках строительства "Пояса и пути".

Взаимодействие с большим количеством партнеров в совместном решении ключевых научно-технических проблем и проблем развития заметно повысило статус страны в глобальном сотрудничестве в сфере инноваций, подчеркнул чиновник.

Как стало известно, в настоящее время отделы науки и техники со штатом из 146 работников созданы в 70 китайских дипломатических миссиях, аккредитованных в 47 странах, районах, международных организациях и многосторонних механизмах.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 31 января 2017 > № 2056614


Казахстан > Образование, наука > kapital.kz, 30 января 2017 > № 2079703

Алматы станет стартап-хабом

Инновационные проекты для «города будущего»

Алматы готов закрепить за собой новое звание — уже не только культурной и финансовой столицы, но и города инноваций, а точнее «регионального инновационного хаба». По поручению президента, работа с талантливыми стартаперами мегаполиса в минувшем году была активизирована. В три раза выросли бюджет и число поддержанных проектов в рамках «ДКБ-2020» по линии «Инновации». 31 предприниматель получил инновационный грант на общую сумму 84 млн тенге. Долю новаторских проектов в этом году планируется увеличить до 10% (текущий показатель — около 8%).

Для построения «умной» городской среды центр Almaty Innovatoins при АО «Центр развития Алматы» сегодня изучает модель израильского Тель-Авива. Параллельно центр отбирает самые перспективные проекты, сотрудничая с Парком инновационных технологий, бизнес-инкубатором Most и технопарками при ведущих вузах в Алматы. В портфеле Центра уже накопились две сотни стартапов. План на внедрение в ближайшие месяцы — не менее 30 из них. Поддержать новаторов готов фонд «Даму». Специальную программу «Алматы инновации», по которой начинающие бизнесмены смогут получить заем до 100 млн тенге под 8,5%, планируется запустить уже с февраля. Общий объем предусмотренных на эти цели средств — 1 млрд тенге. Финансирование будет осуществляться на паритетной основе через БВУ.

«В целом четверть всех средств (всего 4 млрд тенге) в рамках новых региональных программ поддержки бизнеса будет направлена на финансирование стартапов», — уточнили в акимате. Примеры интересных бизнес-проектов для «города будущего» — в обзоре «Капитал.kz».

«Розетки» для электромобилей

Выпускник КазНТУ им. Сатпаева Руслан Утебаев верит, что пересадить алматинцев на электрокары — вполне реально. И для этого, прежде всего, нужна качественная инфраструктура. Вместе с друзьями молодой инженер сегодня активно работает над проектом PolyTechElectronics — общедоступной сетью заправок для электрокаров. Прототип такой «розетки» полтора года простоял у здания его родного университета. Однако, как говорит Руслан, тормозит развитие заправок отсутствие нацстандартов сертификации и, конечно, госсубсидий на покупку «зеленых» авто. Тем не менее энтузиаст настроен решительно. Проект уже выиграл грант от НАТР (Национального агентства по технологическому развитию, — ред.) и на базе созданного ТОО «PolyTechElectronics» Руслан с командой единомышленников сегодня работает над созданием промышленного прототипа. «В дальнейшем нужна помощь только по установке зарядных станций на автостоянках города, это разрешительные документы и прочее», — отмечает он.

Особенность такой заправки в том, что она практически на 100% казахстанского производства. Универсальная для электрокара любой марки, зарядка будет занимать от 2 до 4 часов. Напряжение — как и в обычной розетке — 220 В. Активировать зарядку водителям предлагается по специальной RFID-карточке. А технология SmartGrid позволит по-умному распределять электрическую нагрузку в сетях между зарядными станциями.

Биоразведка

Проблема загрязнения атмосферы мегаполиса актуальна среди алматинских изобретателей. Еще один интересный проект, готовый к внедрению, — Ecotox&Analysis. Речь об абсолютно новом для алматинских лабораторий методе анализа на содержание токсических веществ. Биохимик Денис Задубенко утверждает, что его способ позволит в 10 раз дешевле традиционных химических методов определять причины того или иного загрязнения — воды, почвы, любых товаров и проч. К тому же результат выдается на шесть часов быстрее — процедура займет всего около двух часов. «Биоразведкой», по словам автора проекта, занимаются бактерии, в базе данных — 19 различных загрязнителей.

Ecotox&Analysis планируют внедрить на базе городских биотехлабораторий или крупных предприятий. Ожидаемые потребительские сегменты — торговые сети, нефтяные и горнодобывающие компании, экоорганизации, предприятия общепита, таможенные службы и рядовые граждане, которым, к примеру, захочется выяснить: токсична ли купленная для ребенка игрушка или насколько вредит здоровью расположенное рядом производство.

«Мы взяли мировой аналог, сами как ученые, его доработали и получили казахстанский продукт. Вы можете взять обычный ватный диск, протереть игрушку и отдать нам на анализ. Также можно поступать абсолютно со всем — с телевизором, мандарином — с чем угодно», — рассказал Денис Задубенко.

Стартап на данный момент находится на стадии коммерциализации и ждет инвестиций в размере 7 млн тенге. Активные переговоры о сотрудничестве, как сообщил разработчик стартапа, сегодня ведутся с компанией Chevron. Проект Ecotox&Analysis будет представлен на интерактивной карте в павильоне «Казахстан» в рамках ЕХРО-2017.

Экономия воды

Сколько пресной воды напрасно расходуют городские службы полива? Сколько техногенных отходов не утилизируются и портят окружающую среду? Компания «КазКаучук» нашла интересное решение по переработке старых покрышек и экономии воды. Шины измельчаются в резиновую крошку и превращаются в специальные микропористые шланги, которые являются частью системы инновационной ирригации SmartDrop. Трубки прячутся в почве на глубине до полуметра. Регулируется система с помощью пульта управления. При поливе, как объясняет представитель проекта Шынболат Байкулов, трубки как бы «потеют», дозированно выделяя влагу или удобрения для растений. Срок годности такой поливочной инфраструктуры — 15 лет. В пилотном режиме SmartDrop с 2014 года установлена в пяти скверах и семи цветниках столицы, влагосберегающую технологию взяли «на карандаш» и в Управлении природных ресурсов Алматы.

Экономия поливной влаги, отмечают в компании, — до 50% по сравнению с поверхностным поливом, снижение бюджетных денег на уход за скверами — в 3,5 раза. Сама технология принадлежит немецкой фирме Water Future Systems, в сотрудничестве с которой работает «КазКаучук».

Промышленное производство налажено в Кызылорде. Предприятие способно перерабатывать до 300 тонн изношенных покрышек в год. Сейчас компания ведет переговоры с акиматом Алматы по внедрению «умного» орошения в городскую среду.

«Мы очень заинтересованы в заказах, которые город размещает на озеленение и орошение насаждений. Трансграничный раздел рек — это очень актуальная проблема, Казахстану не хватает поливной воды. Поэтому бережное отношение и внедрение водосберегающих технологий — это главный тренд на данный момент», — подчеркнул Шынболат Байкулов.

Игромания

Наладить индустрию компьютерных игр в Алматы и создать целый IT-квартал для разработчиков намерен выпускник мехмата КазНУ Ербол Искендеров в рамках проекта Game Academy. По аналогии с финским агентством Tekes молодой предприниматель планирует запустить «фабрику» игр от отечественных программистов и продвигать их геймерам по всему миру.

Команда Ербола уже имеет две студии в Москве и Алматы. Для продвижения Game Academy они заключили соглашения с мировым разработчиком игр Unity 3D и несколькими образовательными организациями.

«Проект привлечет передовые технологии и иностранных специалистов, которые будут способствовать созданию новых продуктов и повышению инвестиционной привлекательности Алматы. Коммерциализация игр дает самый быстрый и надежный экономический эффект среди других IT-проектов, и, кроме того, игры распространяют и сохраняют национальные идеи, современное искусство и образы. Мы полностью проработали все этапы реализации проекта. Сейчас мы готовы запустить его и реализовать на 100%, от начала и до конца», — говорится в описании стартапа.

В рамках Game Academy смогут реализовать себя сотни казахстанских программистов, дизайнеров, художников и математиков. Формат акселератора и инкубатора, как ожидается, позволит небольшим группам создавать законченные проекты и выводить их на рынок. Дополнительные вливания от новой индустрии получит бюджет, отмечает создатель Game Academy. По словам Ербола Искендерова, на базе «Академии» будут создаваться и игровые системы, применяемые в бизнес-процессах. На данный момент ведутся переговоры с госструктурами и инвесторами. Общий бюджет стартапа оценивается в 553 млн тенге.

Казахстан > Образование, наука > kapital.kz, 30 января 2017 > № 2079703


США. Ливия. Сомали > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 30 января 2017 > № 2071276

Трамп ударил по Кремниевой долине

Facebook, Google и Twitter резко протестуют против указа Трампа

Отдел «Технологии»

Указ Дональда Трампа о запрете на въезд иммигрантов из нескольких стран мира в США всколыхнул Кремниевую долину. Главы крупных IT-компаний выразили опасения о негативном влиянии данного закона на развитие отрасли. Зачем Тим Кук цитирует Мартина Лютера Кинга, почему Илон Маск вступился за инициативу президента и как от этого пострадал престиж Uber — в материале «Газеты.Ru».

Руководители сразу нескольких крупнейших технологических компаний Кремниевой долины осудили указ президента США Дональда Трампа, запрещающий беженцам и гражданам семи стран с преимущественно мусульманским населением въезд на территорию страны.

В течение как минимум 90 ближайших дней жители Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена не смогут въехать в США.

Трамп объяснил указ намерением не пускать в страну «радикальных террористов-мусульман».

Apple, Facebook, Google (принадлежащий Alphabet Inc.), Microsoft, Twitter, Uber и другие компании высказали опасения в связи с негативными последствиями, которые сулит этот указ работникам-иммигрантам. Некоторые руководители даже заявили, что запрет на въезд нарушает их личные принципы и принципы работы в компании.

Разгневанная долина

Генеральный директор Google Сундар Пичаи заявил, что новый закон затронул по меньшей мере 187 сотрудников компании. Один из них уже экстренно выехал обратно в США, так как испугался, что его не пустят обратно.

«Печально видеть, что этот указ каким-то образом ограничит жизнь работников Google и их семей, а кроме того, создаст барьеры на пути следования талантов в нашу страну», — подчеркнул Пичаи.

Сооснователь поискового гиганта Сергей Брин и вовсе принял участие как частное лицо в митинге в аэропорту Сан-Франциско против указа Трампа. «Я здесь, потому что я беженец», — заявил он. Брин также сделал несколько фотографий вместе с участниками митинга.

Глава Apple Тим Кук разослал своим сотрудникам e-mail, в котором весьма категорично высказался против политики нового президента.

«Apple не выживет без работников из других стран, не говоря уже о развитии и процветании, каким мы всегда славились», — сообщил Кук в письме.

«Я слышал, что многие из вас серьезно обеспокоены указом о запрете въезда иммигрантов на территорию США. Я разделяю ваше беспокойство. Такую политику мы поддержать не можем», — добавил глава Apple. Кроме того, он подчеркнул, что уже направил прошение в Белый дом, в котором разъяснил, какие последствия будет иметь вышеобозначенный указ.

В конце сообщения Кук процитировал слова политического деятеля и проповедника Мартина Лютера Кинга: «Мы все прибыли на разных кораблях, но теперь находимся в одной лодке».

Генеральный исполнительный директор Microsoft Сатья Наделла, который родился в Индии, также обратился к сотрудникам компании: «Будучи иммигрантом и руководителем, я самолично наблюдал позитивное влияние иммиграции на развитие Microsoft, страны и всего мира». Наделла добавил, что продолжит ходатайствовать об отмене указа Трампа.

Создатель Facebook Марк Цукерберг разразился гневной записью касательно проблемы, которая всколыхнула всю Кремниевую долину: «Мои предки были из Германии, Австрии и Польши. Родители Присциллы (жена Марка. — «Газета.Ru») — беженцы из Китая и Вьетнама. Соединенные Штаты — это нация иммигрантов, и мы должны этим гордиться».

Цукерберг заявил, что одобряет желание обезопасить страну, но считает, что для этого нужно сосредоточиться на людях, «которые реально представляют угрозу».

Не остался в стороне и Джек Дорси, глава Twitter, который так любит нынешний президент США и который он избрал площадкой для своих политических заявлений. Дорси сообщил, что экономические последствия нового указа будут крайне неприятными. «Беженцы и иммигранты приносят США ощутимую пользу», — добавил он в своем твиттере.

В поисках компромисса

А вот гендиректор Tesla Motors и Space X Илон Маск, который был назначен советником по бизнес-вопросам в администрации Трампа, решил попытаться наладить диалог между рассерженными резидентами Долины и президентом США. Он обратился к гражданам США через Twitter, попросив высказать свое мнение и предложить поправки к указу о запрете иммиграции.

Все предложения Маск пообещал отправить президенту напрямую, но неожиданно столкнулся с негативной реакцией пользователей.

Некоторые были неприятно удивлены готовностью космопромышленника выполнить все требования по указу, который подвергает сомнению юридический статус граждан семи мусульманских стран.

«Как только ты идешь на уступки касательно закона, который изначально нарушает моральные нормы, ты уже соглашаешься с его необходимостью», — ответил Маску пользователь с никнеймом @z0mgItsHutch. @tomcoates поддержал возмущенного американца: «Это не та ситуация, в которой можно отделаться поправками».

И это не первый раз, когда Маску пришлось поступиться своими принципами.

Ранее он одобрил назначение экс-главы нефтяной компании ExxonMobil Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря, несмотря на то что всегда выступал за использование возобновляемых источников энергии.

Но Илон Маск не единственный, кто пытается найти золотую середину между своими интересами и лояльностью к новому президенту. Глава Uber Трэвис Каланик, который тоже вошел в состав трамповского совета по вопросам бизнеса, все минувшие выходные отбивался от критики в свой адрес после того, как его компания не поддержала часовую забастовку таксистов против запрета на въезд для мигрантов.

В социальных сетях появился хэштег #DeleteUber (#УдалиUber), который стал популярным даже среди тех, кто никогда не пользовался услугами такси.

После протеста Каланик выпустил официальное заявление, согласно которому Uber обеспечит денежную компенсацию на 90 суток тем водителям, которые попадают под действие указа.

Кроме того, глава Uber пообещал в твиттере воспользоваться своим влиянием как члена совета при Трампе, чтобы донести до него народное возмущение на совещании 3 февраля.

Высокотехнологичные компании из Кремниевой долины часто нанимают иммигрантов на позиции ведущих инженеров. Согласно исследованию Национального фонда американской политики, неправительственной организации, специализирующейся на проблемах иммиграции, иностранцы основали более половины всех стартапов США общей стоимостью свыше $1 млрд.

Кроме того, индустрия технологий обеспокоена возможными изменениями в процессе получения рабочих виз для квалифицированных иммигрантов, что тоже имеет огромное значение для развития Кремниевой долины.

Например, 77% студентов, занимающихся электротехникой, и 71% студентов-программистов в вузах США являются иностранцами.

Летом 2016 года сразу несколько глав крупных IT-компаний с опасением восприняли новость об избрании Дональда Трампа на пост президента США, заявив, что он погубит развитие инноваций и новых технологий.

После выборов многие из них попытались наладить отношения с новой администрацией и даже посетили встречу лидеров в индустрии технологий, на которой Трамп пообещал, что поможет «достичь успеха в ваших делах». Похоже, до полной гармонии в отношениях между президентом США и Кремниевой долиной еще далеко.

США. Ливия. Сомали > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 30 января 2017 > № 2071276


Китай > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053634

В Тяньцзиньской государственной показательной зоне самостоятельных инноваций зарегистрировано уже свыше 80 тыс предприятий, а общий объем полученных ими в 2016 году доходов, по предварительным оценкам, превысит отметку в 2 трлн юаней /1 долл США - 6,87 юаня/. Об этом рассказали на рабочем совещании по вопросам науки, техники и права интеллектуальной собственности, прошедшем на днях в Тяньцзине /Северный Китай/.

Сообщается, что только в 2016 году в этой зоне зарегистрировались около 20 тыс новых предприятий, 6100 из которых являются научно-техническими предприятиями, общее число таких предприятий достигло 27 тыс или 31 проц от всех зарегистрированных в Тяньцзине предприятий такого типа. Среди зарегистрировавшихся в прошлом году предприятий 540 являются государственными компаниями, специализирующимися на новых и высоких технологиях, теперь таких компаний здесь 1800 /55 проц общегородского показателя/.

По предварительным оценкам, общий объем доходов зоны по итогам 2016 года составит 2,1 трлн юаней, увеличившись на 16 проц по сравнению с предыдущим годом, рассказал глава Тяньцзиньского комитета по вопросам науки и техники Лу Вэньлун. По его словам, в 2017 году число зарегистрированных в зоне научно-технических предприятий планируется довести до 34 тысяч или 36 проц общегородского показателя, а общий объем доходов зоны должен достичь 2,3 трлн.

Создание Тяньцзиньской государственной показательной зоны самостоятельных инноваций было утверждено Госсоветом в декабре 2014 года, официально она была открыта 26 февраля 2015 года, ее общая площадь составляет 244,67 кв. км.

Китай > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 29 января 2017 > № 2053634


США. Россия > Образование, наука > forbes.ru, 27 января 2017 > № 2052991

Стартап на экспорт: 8 различий венчурного мира США и России

Никита Иванов

Forbes Contributor

Уезжать или оставаться технологическим стартапам? Что стоит учесть при старте бизнеса и поиске инвестора

Кремниевая долина, о которой мечтают едва ли не все начинающие IT-предприниматели мира, по масштабам сопоставима с пригородом Москвы. Однако именно там рождаются технологии, которыми пользуются миллиарды. Как выходец из России с опытом в японском и немецком бизнесе, я долго размышлял о причинах различия венчурной инфраструктуры в России и США и о том, какие условия ставят стартапам американские инвесторы, как выбрать локацию для развития бизнеса. Что стоит учесть начинающим предпринимателям?

1. Наличие венчурных денег

Первое, на что стоит обратить внимание, – это структура и объем венчурных средств на рынке. В США есть пенсионные фонды и тысячи других инвесторов, которые понемногу вкладываются в венчурные проекты. В России это почти всегда корпоративные или частные деньги, институциональных инвесторов практически нет, и поэтому большинство фондов маленькие. По количеству сделок на любом этапе США в разы превосходит любой регион мира. Причем никто не требует афишировать сделки, особенно на «посевных» и в целом ранних стадиях. Сделки, о которых рынок узнает, свидетельствуют о том, что инвесторы или сами стартапы намеренно решили их анонсировать.

К примеру, мы недавно закрыли дополнительный раунд, но не афишировали его по договоренности с инвестором. Сам факт инвестиций мы приватно раскрыли аналитикам. Поэтому сразу стоит понимать, что хотя у российского рынка есть огромный потенциал и талантливые люди, объемы рынка пока несопоставимы. Причин тому несколько.

2. Бизнес-ментальность и отношение к риску

Для полноценной венчурной инфраструктуры нужен определенный менталитет, стойкость к неудачам. В США исторически больше людей, готовых брать на себя риски. Здесь каждый день сотни компаний рождаются, сотни умирают, и люди даже хвастаются своими неудачами – да, у меня не получилось, но по крайней мере я попробовал. В карьере при этом ничего не теряешь.

Такое отношение к риску разделяют в США и потенциальные покупатели стартапов. Хороший пример – компания Boston Dynamics, которая имела уникальную позицию на рынке робототехники, много потенциальных контрактов, но была на грани закрытия, пока ее не купила Google в 2013 году (сейчас Google ведет переговоры о продаже Boston Dynamics, например с Toyota. - Forbes). Стратегии монетизации у Boston Dynamics нет до сих пор, это для Google была чистая инвестиция в технологии.

На мой взгляд, причина тому – в традиции. В США уже выросло целое поколение людей, которые работают в этой среде, и всегда на грани фола. Это происходило на базе сильных технологических университетов – Стэнфорда, Беркли, MIT, Гарварда. Так, например, в офисе фонда Sequoia Capital есть стена, на которой размещены логотипы профинансированных компаний – и среди них Apple и Intel.

В России же еще 20 лет назад понятия венчурных инвестиций не было вовсе. Сейчас уже есть отдельные центры на базе МГУ, Физтеха, но для инфраструктуры нужно больше. Поэтому в России начать что-то труднее. Толерантность к риску меньше, общество относится к рискованным проектам негативно. Оттого и самих стартапов меньше, и инвестиции в них более редкие и не столь объемные.

Российский рынок особенно негативно относится к проектам, не имеющим четкой стратегии выхода на прибыль чуть ли ни с первых дней. Поэтому в России ситуация с Boston Dynamic невозможна, пока нет своего Google, который бы купил стартап не ради бизнеса, а ради инноваций, ради странного, смотрящего на десятилетия вперед бизнес-плана.

3. Возможность найти покупателя

Говоря о потенциальных слияниях и поглощениях, нужно понимать, что большинство стартапов либо покупается другими компаниями, либо умирает. Шансы стать новым Facebook или Microsoft есть у единиц, а прибыльность для технологического стартапа – зачастую вообще миф. Поэтому инвестор стартапа — что в России, что в США —должен четко понимать стратегию «выхода».

Типичные покупатели стартапов в США – это компании уровня Apple, Cisco, IBM, Facebook. Большинство сделок, естественно, не афишируется — это небольшие покупки инженерных команд, продуктов и так далее. Но в целом M&A происходит постоянно – каждая из названных компаний покупает по 1-2 стартапа в неделю.

В России же рынка «выходов» практически не существует. И если получить посевной или даже А-раунд от инвесторов в России еще реально, то на $50 млн рассчитывать уже нельзя. Конечно, на российском рынке есть «Яндекс», Mail.Ru Group, «Лаборатория Касперского», но они вряд ли выложат за стартап деньги, сопоставимые с тем, что можно получить в США.

Поэтому у любого инвестора, как российского, так и иностранного, в разговоре с российским стартапом подход буквально следующий — если мы в вас инвестируем, то вы должны уезжать в Долину или в крайнем случае в Европу. Если это требование и не попадает в term sheet, вербально оно оговаривается очень четко, потому что никто не рассчитывает на крупный exit в России. И это приводит нас к разговору об условиях, которые выдвигают инвесторы.

Читать также: В поисках прорывов: почему в России все еще мало успешных стартапов

4. Требования инвесторов

Стартапы из России неизбежно сталкиваются с дилеммой – искать ли инвестора в Европе или США, либо же ограничиться местными деньгами. Здесь есть свои плюсы и минусы.

Первое и основное — американские инвесторы всегда потребуют переехать в США, и главная причина тому — интеллектуальная собственность. Никто не будет инвестировать в стартап, чья IP не защищена в США, а тем более тратить время и деньги на оценку рисков.

Юридическая база – это один из важнейших факторов венчурной инфраструктуры. Когда я получал инвестиции для своего первого бизнеса, то из 250 000 пришлось 40 000 отдать на юридические издержки. Даже внутри США есть различия – Делавэр считается одним из самых дружественных для бизнеса, здесь все бизнес-проблемы решаются в течение трех дней. Практически все инвесторы поставят регистрацию бизнеса в Делавэре условием даже минимального вложения.

Это можно сделать за $3000-4000 и пару месяцев, и даже через третье лицо, но такой шаг снимает целый ряд проблем. Говоря с западным инвестором о том, что временно вы в России, но имеете зарегистрированную в США компанию, вы сразу резко повышаете свои шансы на финансирование.

Второй момент – больше психологический. Большинство инвесторов в США терпеть не могут ездить, для них важно, чтобы совещания директоров проходили максимум в часе езды. Для американского инвестора важно видеть компанию, иметь возможность зайти на собрания совета.

Поэтому если вы хотите найти инвестора в США, не стоит ориентировать идею проекта только на Россию. Инвесторы смотрят на идеи, которые легко переносимы из Москвы и Санкт-Петербурга в Сан-Франциско или Лондон. Конечно, иногда можно оставить разработку в России, а маркетинг и продажи начать в США либо начать работать с российскими инвесторами. Однако здесь возникают новые вопросы.

5. Борьба с предрассудками

В России действительно есть грамотные венчурные инвесторы. Это Almaz Capital Саши Галицкого, который является, среди прочего, инвестором GridGain, это Сергей Белоусов с его проектами поддержки стартапов, и многие другие. Так что если вы в России ищете начальный раунд и пока морально не готовы к переезду, то стоит поговорить с российскими VC.

Однако нужно иметь в виду, что, как только вы получили деньги из России, последующие раунды за границей становятся в разы сложнее. Нам в GridGain повезло, у нас интернациональный пул, где есть и российские, и китайские, и американские инвесторы. Но я знаю на примере трех компаний, что это может быть проблемой. Объясню почему.

В результате венчурного вложения представитель инвестора, как правило, становится членом совета директоров. Это очень личностная ситуация — в советах маленьких компаний принимается много конфликтных решений, нужно ли уволить CEO, перепрофилировать бизнес и так далее. Поэтому инвесторы очень аккуратно относятся к тому, с кем они будут сидеть в этом совете.

Для американских инвесторов всегда стоит вопрос языка, менталитета, бизнес-культуры и взаимопонимания. У нас прекрасные инвесторы из России, но и у нас были ситуации, когда инвесторы не скрывали своего отношения. Люди зачастую с опаской смотрят на Россию в целом из-за общего информационно-политического фона.

Важно, что в США политика практически не имеет влияния на технологический сектор. Это одна из прелестей американского бизнес-климата. В России же политика влияет на бизнес напрямую. Пример тому – ситуация с «ВКонтакте», одним из немногих успешных стартапов в России. Компании можно было сделать красивый exit в России, чтобы привлечь инвесторов, и при этом грамотно контролировать. Однако есть разница между тем, отнять ли бизнес или посадить человека в совет директоров. Поэтому теперь инвесторы в США в разговоре с российскими стартапами нередко припоминают этот кейс.

Конечно, есть и хорошие примеры. Так, когда мы общаемся со Сбербанком, я не перестаю удивляться тому, что это одна из самых инновационных финансовых компаний среди наших клиентов. Поэтому российские инвесторы – это тоже вариант. Хотя нужно понимать, что российские инвесторы, скорее всего, тоже попросят переехать, хотя и не сразу. И вот почему.

6. Поиск клиентов

Если вы выбираете локацию для развития бизнеса, есть специфика, связанная с близостью к потенциальным клиентам. Если бизнес продает что-то финансовой индустрии, логично базировать его в Лондоне или Нью-Йорке. Биотех-компании в США смотрят на Остин или Северную Каролину. А вот доставка еды лучше приживается в Европе и даже в России – в Америке люди живут более разрозненно, и заставить такой проект работать по всей стране сложнее.

В США технологии стартапов чаще используются госструктурами. Конечно, любая крупная организация учитывает неготовность к риску – далеко не все могут позволить себе использовать маленький продукт от компании, которая завтра может закрыться. Но, к примеру, мы используем платформы open source – это кардинально упрощает принятие риска для больших заказчиков, включая государство.

В России тоже нет юридических барьеров для поиска клиентов в госструктурах. Есть риск коррупции, которая нередко сопровождает тендеры, но и это меняется. Например, Сбербанк не побоялся использовать технологии американского стартапа GridGain. С одной стороны, это исключительный случай, потому что мы общались с другими банками пару лет назад, и подход был иным. С другой стороны, Сбербанк – это трендсеттер. После сделки с ним нам удалось провести переговоры с топовой десяткой российских банков уже без настороженности.

Когда у стартапа есть контракт с большим заказчиком — это знак качества как в США, так и в России. Среди больших компаний никто не хочет быть первым, брать риск. Но как только кто-то один попробовал, открываются все остальные двери. Поэтому стартапу при заключении большого контракта нужно буквально трубить об этом на каждом углу. Мы так делали, когда заключали контракты с Apple, Citi, тем же Сбербанком.

7. Стоимость ведения бизнеса

Главный минус ведения бизнеса в США и особенно в Долине – дороговизна. Здесь издержки на стартап – одни из самых высоких в мире, и это одна из причин, почему растут размеры раундов, почему идет аутсорсинг разработки в Индии, России или Китае.

В тех компаниях, где я работаю или консультирую, я фактически запрещаю нанимать инженеров в Америке. Когда вы нанимаете в Долине, вы конкурируете с Facebook и Microsoft, которые платят 25-летним разработчикам по четверти миллиона долларов в год.

В России стартап делать дешевле. В первые годы для технологического проекта главное – это разработка. Конечно, когда компания развивается дальше, на первый план выходят продажи и маркетинг. Однако сделать хороший продукт, пока есть cashline, позволяют именно грамотные разработчики и возможность иметь недорогую рабочую силу – это огромный плюс.

Для меня Россия – это возможность нанять грамотных людей, даже притом что мы им платим топовые зарплаты. Большинство наших инженеров базируются в Санкт-Петербурге, где разработчик условно стоит нам в четыре раза дешевле, чем в Долине, а по навыкам ничем им не уступает. В результате в России у нас в четыре раза больше инженеров, что для нашей компании имеет ключевое значение. Но и теперь это преимущество теряется, так как многие знают о нем и нанимают сотрудников в Москве, Санкт-Петербурге и российских регионах.

8. Технологические тренды

Наконец, говоря о разнице в венчурной инфраструктуре США и России, стоит отметить, на какие технологии обращают внимание инвесторы. В последние лет пять мы подошли к этапу, когда появились in-memory processing и другие технологии, которые сделали возможным прорыв в распознавании языка и machine learning, AI, аналитике данных.

Для каждой из этих технологий была подготовлена технологическая база, в основном связанная с обработкой больших данных. Потребности бизнеса в таких решениях сейчас будут только расти. Например, одна из компаний, в которую я инвестировал, создает аналог Siri для бизнес-данных.

Однако интересно, что в США всплеск M&A-сделок в сфере machine learning был два-три года назад, в России же проекты, связанные с нейронными сетями и другими приложениями deep learning пошли на подъем в последний год. В любом случае именно AI, машинное обучение и обработка данных будут определять круг интересов ключевых инвесторов на обоих рынках в ближайшие годы.

Подводя итог, сравнивать стартап-инфраструктуры России и США непросто. Не все американские тенденции стоит рассматривать как позитивные. Так, например, бизнес-культура в Кремниевой долине доводит терпимость к ошибкам до абсурда. Я знаю ситуации, когда люди специально проваливали бизнес, чтобы сделать из этого историю.

В России же, несмотря на структурные проблемы, очевидна положительная динамика. Еще два десятилетия назад никто не понимал, что такое венчурные инвестиции, сейчас это входит в верное русло. Если удастся принятием законов вывести технологический сектор из политического влияния и решить вопросы с юридической базой, exit-рынком и размерами фондов, лет за 10 вполне можно сделать Россию привлекательным инвестиционным рынком.

США. Россия > Образование, наука > forbes.ru, 27 января 2017 > № 2052991


Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 25 января 2017 > № 2067138 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: завод построить — это не на клавиши нажимать. Глава РОСНАНО объяснил, почему выбор «нанотехнологического» мандата для компании был оправдан.

Компании РОСНАНО в этом году исполняется десять лет. В интервью «Интерфаксу» на полях Всемирного экономического форума в Давосе глава компании Анатолий Чубайс рассказал об итогах первого инвестиционного цикла РОСНАНО, объяснил, почему, по его мнению, выбор «нанотехнологического» мандата для компании был оправдан, из-за чего «зависла» продажа менеджменту долей в УК «РОСНАНО» и каковы перспективы компании за пределами 2020 года.

— РОСНАНО как идея оформилась уже десять лет назад. Во времена, когда мобильный телефон был просто мобильным телефоном, о Facebook знали только американские студенты, а Uber не существовал вообще. У вас нет ощущения, что путь, который десятилетие назад выглядел перспективным, оказался дорогой немного не в ту сторону, или, как минимум, не магистральной трассой? Что мандат, ограниченный понятием «нанотехнологии», оказался слишком специфическим и зауженным? Если бы вам поручили создавать государственный венчурный суперфонд сейчас, вы бы иначе этот мандат формулировали?

— Весь инновационный мир правильно и разумно разделить на две половинки. Одна половинка — информационные технологии, другая — материалы и все остальное. Все видят: в информационных технологиях за последние 10 лет произошло очень бурное развитие. Uber, Whatsapp, iPhone и т.д. Мало того, считаю, что ITC-революция далеко еще не завершена и впереди несколько крупных этапов — это интересный, значимый и содержательный процесс. У нас много кто им занимается, начиная от Фонда развития интернет-инициатив и заканчивая Сбербанком во главе с Германом Грефом. И занимаются, на мой взгляд, активно и успешно. На сегодня только объем экспорта российского софта приближается к цифре $15 млрд. Это гигантская индустрия с крупномасштабным экспортом, сопоставимым по размеру с экспортом вооружений.

Но это ровно половина. А есть вторая половина, которая, как бы мы ни спорили с Грефом, не имеет никакого отношения к цифровой революции. Это — материалы и энергия. В области материалов происходят уже сейчас бурные преобразования, которые не очень видны, и я считаю, что масштаб предстоящей революции материалов больше, чем масштаб предстоящих изменений в «цифре». Почему? Коротко говоря, потому что среди всех техногенных угроз для человечества, в оценке которых мировые элиты согласны, 95% экспертов назовут одной из главных угрозу под названием «глобальное потепление». Здесь, в Давосе, это одна из центральных тем. Масштабы этой угрозы катастрофичны, достаточно сказать, что, по некоторым оценкам, количество климатических беженцев в Европе к 2030 году увеличится до 100 млн человек (при том, что весь нынешний кризис беженцев в Европе вызван всего несколькими миллионами человек). ITC-революция практически никак не влияет на проблему глобального потепления. С помощью айфона, который сильно изменил нашу жизнь, мы почти не влияем на материалоемкость техносферы, на объем потребляемых ресурсов и на объемы выбросов углекислого газа. А материальные и энергетические инновации — влияют напрямую. У революции материалов, в отличие от ITC-революции, есть детерминированный, фатальный барьер. Мы можем быстрее продвигаться по линии ITC-революции или медленнее, «интернет вещей» может стать массовым в 2030 году, или в 2025, или в 2040, это сильно повлияет на масштабы информационной революции, но в общем можно так, можно эдак. А вот если мы не обеспечим остановку роста средней температуры на планете двумя градусами к 2030 году, последствия будут катастрофическими для Земного шара — так говорят все серьезные эксперты. Если еще 10 лет назад это мнение в науке скорее было 50 на 50, то на сегодня в мире это стало консенсусом (правда, не у нас в России). Проблему глобального потепления не может решить та половинка инновационных изменений, которая связана с информацией. Может решить та, которая связана с материалом и энергией.

Теперь от этого философского предисловия к вашему вопросу. Что такое нанотехнологии? В нашей стране первым ученым, который об этом заговорил, был Михаил Ковальчук, и благодаря ему появилась компания РОСНАНО. Так вот, нанотехнологии — это на самом деле материалы (и энергия, если говорить шире). Я могу привести вам 5–6 крупномасштабных кластеров, которые возникают здесь на наших глазах. Я говорил на Гайдаровском форуме про ядерную медицину, про хранение энергии и про возобновляемую энергетику. К этим кластерам можно смело прибавить еще кластер, который называется «покрытия и модификации поверхности», здесь объем изменений, который происходит на наших глазах, примерно такой же. И еще один кластер, который называется «Новые материалы» — наномодифицированные материалы, колоссальнейший ресурс будущего. Ни один из этих кластеров невозможен был бы без нанотехнологий. Поэтому если бы я с сегодняшними знаниями вернулся на 10 лет назад, чтобы ответить на вопрос: а надо ли России заниматься вот этими видами инновационных процессов? — ответил бы: безусловно надо. Мы занимаемся высокими технологиями в реальном секторе экономики — это не может не быть востребовано. Масштабы изменений, которые здесь будут происходить в следующие 15–20 лет, не меньше, а думаю, больше, чем то, что будет происходить в информационной сфере. Просто в материалах все гораздо тяжелее, медленнее, труднее, тут стартап меньше, чем на $10 млн, невозможен. Тебе завод надо построить, это не на клавиши нажимать — трудная сфера, ошибки гораздо дороже. Но от этого значимость ее никак не падает, и она точно необходима России, мало того, Россия, думаю, сможет здесь сказать то, что без нее мир не скажет.

— В достаточно короткой пока по меркам венчурной индустрии истории РОСНАНО были громкие неудачи — в первую очередь, конечно, Plastic Logic, с которой связывались серьезные надежды на большой технологический прорыв. Есть ощущение, что компании не хватает «белых камней» в противовес «черным», по крайней мере, в публичном поле. Или это ощущение ошибочно? В портфеле РОСНАНО есть проекты, технологии, которые претендуют на роль прорывных? Которые можно предъявить в качестве success story?

— Знаете, чем в материальной сфере отличаются неудачи от удач? Тем, что у вас сначала неудачи, а потом удачи. Потому что для удач надо минимум 10 лет, а на самом деле больше, а для неудач не надо 10 лет — они быстрее получаются. Что такое удача? Удача — это правильно отобранный проект, правильно сформированные партнерства, правильно структурированный бизнес-проект, после которого, собственно говоря, начинается строительство завода. После этого идет закупка оборудования, монтаж, наладка, пуск, после этого освоение производственной мощности, потом выход на breakeven и его прохождение. Поверьте, этот набор этапов в России быстрее, чем за 7–8 лет, практически пройти невозможно. А на самом деле — 8–10 лет. Мы сейчас по большей части нашего портфеля исходных проектов как раз добираемся до стадии, когда уже не нужно дофинансирование проекта, он дальше может только развиваться. В этом смысле мы считаем, что время работает на нас, потому что с неизбежностью те проекты, которые на сегодня есть, уже идут в позитив.

Теперь конкретно по примеру, который вы назвали. Я соглашусь в том, что у нас негативные истории видны, раскручены, а позитивные видны гораздо меньше — но иногда это просто потому, что еще рано. Plastic Logic как символ неудачи? Действительно, мы сделали прототип планшета, но не смогли сделать его серийным, но, как это ни парадоксально, с точки зрения венчурного бизнеса — это не неудача. Получив прототип, мы просчитали экономику завода, который мы собирались строить, и поняли, что экономики нет. А было это практически в момент выхода iPad на рынок. И мы не проинвестировали завод. Вот это была бы история душераздирающая — если бы построили за $300 млн завод, и оказалось бы, что он «в никуда». С другой стороны, что такое Plastic Logic? Это гибкая электроника. Мы не только не бросили эту технологию, а мы очень серьезно ею занимались, Юрий Удальцов (член правления, руководитель одного из инвестиционных дивизионов РОСНАНО — ИФ) вложил просто гигантское количество сил, что на сегодня нам дало несколько важнейших результатов. Результат номер один: R&D-центр, который создан в Кембридже на основании исследовательской части Plastic Logic, развивается, и мы рассчитываем на получение инвестиций в этот центр.

— Частных?

— Да. Второе. Завод, работающий в Дрездене, получил заказы, в том числе очень важные для нас — китайские, которые в ближайшие 2–3 года позволят ему пройти через breakeven. Как ни парадоксально, один из ведущих заказов — это гибкие, ударопрочные дисплеи для школьных планшетов, те самые, с которых мы начинали в России. Частный китайский предприниматель заказал у нас их в количестве нескольких сотен тысяч экземпляров, мы сейчас разворачиваем их производство там, и именно это сможет довести завод до окупаемости. Но это полдела, а главное — в другом. Наша работа по развитию этого технологического комплекса в части НИОКР и в производственной части привела к пониманию того, что гибкая электроника — это следующий технологический передел в электронике в целом, который будет возникать на наших глазах в следующие 5–10 лет. Вот сейчас рынки будут открываться по спектру самых разных продуктов, начиная с гибких карт, бейджей и кончая женской бижутерией типа гибких браслетов с изменяющимся цветовым узором под цвет одежды (к одному платью один, к другому — другой и т.д.). И целый ряд интересных функциональных, рабочих предназначений в гибкой электронике, которые сейчас появляются. Мы считаем, что, имея тот задел, который мы создали в Дрездене и Великобритании, можем и должны в России вырастить собственную компетенцию по гибкой электронике. Совместно с Москвой при поддержке Сергея Собянина мы приняли решение разворачивать строительство Российского центра гибкой электроники в Троицке. Он строится полным ходом. Там будет собран весь набор компетенций по этому направлению.

Таким образом, то, что воспринимается в общественном мнении как наше крупнейшее поражение, имеет реальный шанс стать одним из важных направлений российского хайтека.

Вместе с тем, есть и серьезные успехи. Приведу один пример в сфере В2С и один в сфере В2В. В сфере В2С это наша ядерная медицина — Центры позитронно-эмиссионной томографии, которых мы построили на сегодня уже восемь. Первые десятки тысяч человек прошли онкологическую диагностику, получили ее на ранних и сверхранних стадиях — когда никаким другим способом выявить болезнь невозможно. Это означает, что человек избежит тяжелейших операций иногда с катастрофическими последствиями, и сможет быть вылечен более щадящими методами. И это не только Москва, это Липецк, Курск, Белгород, Тамбов, Екатеринбург, Уфа, Орел — российские регионы.

Теперь пример из В2В, который в моем понимании носит характер фундаментального прорыва. То, с чего начинались нанотехнологии, — углеродные нано-трубки. Они обладают уникальными прочностными электрическими и оптическими свойствами. Мир не умел их производить серийно, массово. Мы научились это делать в Новосибирске. На полную мощность разворачивается компания, которая обладает промышленной технологией производства нано-трубок. Эта компания, OCSiAl, работает с мировыми технологическими лидерами на предмет внесения трубок в самые разные материалы — в эластомеры, пластики, стекло и т.п. — большой, крупный проект с колоссальной перспективой, который третий год вырастает примерно вдвое. Компания работает на европейском, на американском, на китайском рынках, в Сингапуре, Южной Корее, России — в общем, офисы продаж по всему миру. В 2016 году по факту объем производства больше 3 тыс. килограммов, при том, что мировой рынок перед этим был всего 2 тыс. — мы реально уже являемся мировым лидером. В этом году мы планируем увеличить производство углеродных нанотрубок еще примерно вдвое, а через год мы введем 50-тонный реактор, который просто выведет нас на такие цифры, о которых нельзя было и мечтать. Я считаю, что это классический пример disruptive technology, прорывных инноваций, которые на десятки отраслей дадут применение.

— Вы думаете о том, чтобы монетизировать эту инвестицию в будущем?

— Конечно. Скорее всего, пройдет IPO. Есть вариант выхода на IPO до breakeven, в этой индустрии такое возможно, а есть — после. Потенциально речь идет о компании, рыночная капитализация которой к 2025 году будет приближаться к $10 млрд.

В этой компании частные инвесторы являются одновременно ее создателями и руководителями. Один из них — бизнесмен, Юрий Коропачинский, а другой — ученый, Михаил Предтеченский, который недавно был избран академиком РАН. То есть это компания, у которой есть и бизнес-лидер, и научный лидер. Это полностью российская интеллектуальная собственность. Мы видим, что следующие за нами компании в мире отстают минимум на 3–4 года, включая японских производителей. И наличие в компании такого класса основателей очень важно.

— Какое количество экзитов в прошлом году состоялось и на какую сумму, какие ожидания в этой части на текущий год?

— У нас существенный рост объема поступлений от выходов из проектов. За все время общий объем поступлений от проектной деятельности — 54 млрд рублей, за 2016 год — 18 млрд рублей. Это на уровне того, что мы планировали и примерно в два с половиной раза больше, чем в 2015 году. У нас же заканчивается первый инвестиционный цикл. Мы начали 10 лет назад инвестировать — монтаж, наладка, пуск — заканчивается эта волна, и мы выходим из нашей портфельной компании. Сейчас у нас запущено уже 77 предприятий. Рост доходов от экзитов на этой стадии совершенно естественен.

План по выходам на следующий год мы будем выносить на совет директоров в марте этого года. Надеюсь, что будет рост числа и объемов экзитов.

— Удалось ли компании сохранить прибыльность по итогам года?

— Я бы не хотел называть финансовые результаты до аудиторского заключения. Но в целом картина такая. Мы не раз говорили, что до 2017 года включительно, согласно бизнес-плану, компания планово-убыточна. Несмотря на это, мы в 2014 году получили 8 млрд рублей прибыли вместо убытков, в 2015 году — прибыль 17 млрд вместо убытков. Удалось ли сохранить этот тренд в 2016 году — объявим чуть позже.

— Каковы планы по управлению долговым портфелем?

— Для меня важно, что в нашей финмодели есть фундаментальное требование — последовательное сокращение объема долга вплоть до нуля к 2022–2023 годам. Ровно в этой финмодели мы и движемся. Госгарантии, которыми мы пользуемся, они для этого же и предназначены, и мы видим, что пока мы продвигаемся в соответствии в финмоделью, никаких разрывов я не вижу. У нас был какой-то период, когда мы опасались 2018 года, сейчас эти опасения сняты.

— Вы имеете в виду разрыв между объемом процентных платежей и cash flow?

— Совершенно верно. Нас всегда спрашивают про прибыли и убытки, хотя парадокс состоит в том, что в private equity бизнесе это никого никогда не интересует. Интересует собственно cash flow, и интересует доходность на вложенный капитал. В этом смысле мы видим, что у нас остатки на конец года на 2017–2022 годы приемлемые, они позволят нам с разумным резервом проходить каждый год и одновременно последовательно снижать объем долга, который к 2022–2023 гг должен приблизиться к нулю. В принципе, мы хотели бы из-под долга выходить, потому что наличие долга для private equity бизнеса — это крайне нетипичная история, практически нет компании в мире, которая работает на долгах. Что уже происходит у нас? Именно в силу того, что у нас большие объемы долга, мы его возвращаем, без сбоя, вместе с процентами. Процентные платежи это в обычном private equity бизнесе собственно доход на капитал, а в нашем случае это проценты на кредит. Разница между ними принципиальная, потому что доход на капитал является частью прибыли, а проценты вычитаются из прибыли. И это всю нашу картинку оптически будет ухудшать, и ваши коллеги будут злобно по этому поводу на нас нападать, хотя в действительности по экономической природе это никакие не процентные платежи. Если б это был не кредит, а equity, то мы бы выплачивали не проценты, а дивиденды нашим инвесторам. По процентным платежам у нас не было ни одного сбоя и не будет, но их природа именно в силу вот этого исходного искажения будет оптически создавать иллюзию плохой финансовой картины, которая не соответствует действительности для профессионального взгляда.

— А по объемам продаж портфельных компаний за прошлый год есть цифры?

— Еще очень предварительные, Росстат будет их подтверждать. У нас была цифра, минимальная планка, 340 млрд рублей на прошлый год, и мы видим, что она будет выполнена. Но посмотрим, что скажет Росстат.

— Какова ситуация с продажей доли в УК «РОСНАНО» менеджменту? Такое ощущение, что она «подвисла» — в чем именно состоит проблема? Есть какое-то неприятие со стороны набсовета? Или какие-то технические вопросы?

— Да, это правда, «подвисла». Там картина такая. Мы прошли все этапы, все возможные и невозможные корпоративные инстанции, включая комитет по стратегии, включая предварительное обсуждение на совете директоров и т.д. В принципе, мы были готовы к сделке и даже определились с ценой. Вопросы, которые нас притормозили, возникли у администрации президента. Мы сейчас готовим на них конкретные ответы.

Мы не находимся в режиме «немедленно, сейчас, иначе все погибло, все пропало». Если есть вопросы, лучше их снять, чем игнорировать, и мы сейчас этим занимаемся. В нашей стратегии это остается, считаю, что все равно это нужно делать.

— Что вызывает вопросы?

— Private equity бизнес — это вид бизнеса, который в России мало кто знает и понимает, у него свои законы. Он отличается от банковского бизнеса, от других видов финансового бизнеса. В нем масса всякой специфики. Например, если говорить про финансовую отчетность — она есть по РСБУ, а есть по МСФО. Основная часть наших активов — это инвестиции в проектные компании. Так вот отчетность по РСБУ выстроена так, что снижение стоимости финансовых вложений она видит, а повышение вообще не видит — она рост стоимости финансовых вложений не умеет считать, она их видит только в момент, когда мы вышли. А МСФО ежегодно это считает. В этом смысле для нашего вида бизнеса отчетность по РСБУ вообще бессмысленна, это просто цифры, которые можно менять местами, они не имеют экономического значения. Тем не менее, поскольку мы АО (что тоже, кстати говоря, нелепость — не должно быть в Private Equity никакого АО), мы не можем ее не предоставлять ежеквартально, и ежеквартально мы получаем претензии. Это просто один из примеров специфики PE-бизнеса. Другая специфика этого вида бизнеса в том, что general partners всегда являются частными, не бывает государственных GP. И я в переговорах с иностранными компаниями вынужден долго объяснять, что мы, к сожалению, государственная GP — и меня перестают понимать. Для них это абсурд. Иностранным партнерам вот эта специфика не понятна, у коллег из разных органов власти свои сомнения — Чубайс собрался опять что-то приватизировать? Вечно он что-то приватизирует! Вот для того чтобы соединить одно с другим, все разъяснить, потребуется еще время, и мы готовы его потратить.

— Несколько лет назад вы говорили, что обозначили для себя 2020 год в качестве горизонта личного планирования в РОСНАНО. Внешние обстоятельства с тех пор стали хуже, решать задачи стратегии за счет международных партнерств — сложнее. С учетом этого ваш личный горизонт не отодвинется?

— Нет. Я по-прежнему считаю, что к 2020 году, с одной стороны, важнейшие результаты 10-летнего цикла уже будут очевидны, тут время работает на нас. Чем больше его проходит, тем больше видимых результатов — построенных заводов, введенных технологий — мы можем продемонстрировать. С другой стороны, финансовое положение компании к этому моменту будет таково, что большая часть долгов уже будет возвращена, не все, но большая часть. Наконец, самое главное, к этому времени мы окончательно научимся создавать новые фонды, привлекая внешних инвесторов. Я напомню, что у нас сейчас целевая цифра — получение 150 млрд рублей внешних инвестиций в наноиндустрию России к 2020 году.

— А существование РОСНАНО как госкомпании будет по-прежнему актуально после 2020 года?

— РОСНАНО как limited partner, как АО — конечно. Смотрите, что создано. Мы получили изначально громадные госденьги — 130 млрд рублей, потом госгарантии, которые создали кредиты. В части капитала: мы построили заводы, мы сейчас выходим из них, и нам возвращают эти деньги. В этом смысле у РОСНАНО сейчас начинается второй инвестиционный цикл, первый заканчивается. Строго говоря, через 8–10 лет следующий цикл закончится, и из него снова будет выход, но уже без всяких дополнительных госденег. Нас нет в строчке «ассигнования бюджета». Тем самым, построена «машинка», которая может каждые 7–10 лет без новых государственных денег создавать в экономике условно те же 77 заводов, 340 новых млрд рублей нового объема производства продукции, которые будут повторяться и повторяться. То есть для государства один раз вложенные деньги будут много раз работать, в идеале бесконечное количество раз, создавая каждый раз новые сектора наноиндустрии.

— У РОСНАНО есть несколько активов, которые достаточно ликвидны и их можно быстро монетизировать, если есть такая потребность — миноритарный пакет в ТМК, доля в американской публичной компании NeoPhotonics. В отношении этих активов у вас какие планы?

— У нас стратегия состоит в том, чтобы выходить, когда такая возможность появляется. Тактически есть различные lock-up и другие ограничения. Но, тем не менее, стратегически мы не намерены сидеть сверхдолго в компаниях, все-таки наша задача создать, построить, довести до окупаемости бизнес и из него выходить, заново вкладывая, а не сидеть на нем. Поэтому, конечно же, будем так или иначе выходить из этих компаний, просто нужно сопоставлять сценарии выхода через просто продажу на публичном рынке или через пут-опционы с нашими партнерами. Сравнивая эти и другие сценарии, мы выбираем наиболее эффективные, но, конечно, выходы — это наша основа, мы не холдинг, это не РАО «ЕЭС». Построил, создал и вышел.

— У вас есть совместный фонд с АФК «Система», однако до сих пор ни об одной сделке не было объявлено, почему? Каковы условия запуска фонда с Ираном?

— Создание фондов — это чрезвычайно трудоемкое дело, как мы для себя поняли. Тем не менее, планы не меняются. Фонд с «Системой» создан, инвестиционный комитет работает, по-моему, сейчас рассматривается более 10 проектов. Просто в совместных фондах может отличаться информационная политика, и какие-то проекты мы можем не раскрывать.

В отношении Ирана: продвигаемся, я встречался с иранским партнером, крупной частной компанией, она нам нравится, процесс идет хорошо. У нас пока нет корпоративного одобрения, но мы надеемся выйти на подписание юридически обязывающих документов в 2017 году, и в этом же году сделаем первую сделку.

— В какой стадии у вас совместный проект с «Ростехом» по мусору?

— Он нам по-прежнему интересен. Мы же такие «маньяки» возобновляемой энергетики, в ней есть солнце — мы про него все понимаем, есть ветер — мы про него все понимаем, и есть мусор. Я считаю, что для страны это очень правильное направление. Страна должна научиться сжигать мусор, Москва и Подмосковье уже задыхаются. Технологии сжигания есть. Это такие достаточно сложные вещи с учетом жестоких требований по абсолютной очистке. Нам интересен этот проект технологически, это нанотехнологии, конечно же, потому что там фильтры, катализ, очистка — это все нанотехнологии. «Ростех» работает вместе с Минэнерго и с правительством по созданию нормативной базы, она пока еще не завершена. Надеемся, что этот проект состоится.

— Его экономическая модель именно как энергетического объекта уже понятна?

— Вот как раз параметры этой экономической модели и должны появиться в постановлении, в котором будут основные виды тарифов, вот оно и должно поставить точки над i. Пока оно еще не появилось, есть проект, и те цифры, которые в проекте, с нашей точки зрения вполне работоспособны. Просто этот проект нельзя расценивать как энергетический в чистом виде. Критики говорят, что цена киловатта установленной мощности дорогая. Да, она дорогая, но у этого объекта две цели — не просто выработка киловатт-часов, а еще и уничтожение мусора, поэтому здесь должна быть совсем другая логика. Думаю, что какие-то компромиссы появятся по этим цифрам, а они и создают основу для финмодели.

— Это будет ДПМ?

— Да, аналог ДПМ, но это более сложная система. В логике ДПМ есть тариф, но помимо этого тарифа, там есть еще и региональная компонента, которая связана с платежами регионального бюджета собственно за факт уничтожения мусора. Поэтому там более сложная финансовая модель, важнейшая ее часть — это ДПМ.

— Счетная палата осенью в докладе указывала, что у РОСНАНО 21 кризисный проект на сумму около 60 млрд рублей. Еще одна претензия СП — выплата вознаграждения по убыточным проектам. Вы с этими замечаниями согласны, или это какое-то не недопонимание между компанией и регулятором?

— Счетная палата анализировала наши неудачные, проблемные проекты. Они были, мы этого не скрывали, и их наличие потребовало от нас в 2014 году создания блока антикризисного управления (БАУ). В 2016 году БАУ завершил работу, он ликвидирован, потому что все наши кризисные проекты были к этому моменту реструктурированы, а цели, стоявшие перед подразделением, выполнены. Счетная палата по природе своей именно эти проблемные проекты прежде всего анализировала, это нормально, и в этой части у нас не может быть ни претензий, ни разногласий. Счетная палата создана не для того, чтобы представлять к званию Героя России, а чтобы неудачи искать.

А спор у нас был вот про что. Мир считает фундаментальной основой PE-бизнеса портфельный принцип. Смысл состоит в том, что всегда у тебя в портфеле есть проекты неудачные, есть средние, есть удачные, а есть еще и прорывные, и нужно оценивать, конечно же, по всему портфелю, а не по отдельным проектам. Да, нас можно и нужно ругать за неудачи, только итоговую оценку нужно делать по портфелю, и вот в этой точке у нас «искрило», что называется. Когда мы слышим логику — ребята, у вас такой-то проект неудачный, а вы получили на него госгарантии такого-то размера, следовательно, эти гарантии под высоким риском невозврата — вот с этим мы не можем согласиться. Потому что гарантии мы получаем от государства не на проект, а на портфель, и в этом портфеле неудачи должны быть компенсированы удачами. Вероятность риска для госгарантий нужно оценивать по портфелю в целом, это суть бизнеса, не проектная, а портфельная. Про вознаграждения за реструктуризацию кризисных проектов — это была в целом справедливая критика. Мы изменили и методологию подсчета, и само название (success fee). Мы отчитались перед СП, и часть наших исправлений она приняла, часть еще остается у них на контроле, но надеюсь, что мы сумеем их снять.

Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 25 января 2017 > № 2067138 Анатолий Чубайс


Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий

Заседание попечительского совета МГУ.

Под председательством Владимира Путина прошло заседание попечительского совета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Обсуждались промежуточные итоги программы развития МГУ до 2020 года и ход формирования научно-технологического кластера «Воробьёвы горы».

Кроме того, рассматривались вопросы развития фундаментальной науки и системы высшего образования в рамках Стратегии научно-технологического развития России, меры, направленные на повышение качества подготовки специалистов и их трудоустройство в отечественных компаниях.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы с вами проводим очередное заседание попечительского совета Московского государственного университета как раз в день его основания. Этот день, как известно, стал традиционным праздником российского студенчества. Поэтому я хочу поздравить студентов, преподавателей, аспирантов, профессорско-преподавательский состав МГУ и не только МГУ, и студентов, и преподавателей всей страны хочу поздравить с праздником и пожелать всего самого доброго.

Хотел бы поблагодарить членов совета за активное участие в жизни МГУ. Предлагаю сегодня подробно обсудить некоторые решения, которые позволят университету и дальше играть определяющую роль в формировании интеллектуального и технологического потенциала России.

Университет всегда гордился своими выпускниками, и по праву. Они совершают уникальные научные открытия, добиваются успехов в бизнесе и на государственной службе, реализуют важные социальные, культурные, образовательные проекты, приносят славу и стране, и своей альма-матер.

Если оценивать университет по результатам и достижениям его выпускников, то здесь Московский государственный университет по праву занимает одно из первых мест в мире. Всё это повышает престиж, авторитет МГУ, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.

Наши вузы, в том числе и МГУ, по целому ряду показателей существенно продвинулись в различных рейтингах. Вместе с тем мы с вами не раз говорили, что точечных успехов здесь, безусловно, недостаточно. Нужно ставить перед собой более амбициозные цели: войти в число мировых лидеров – прежде всего по подготовке высококлассных специалистов, по вкладу в создание прорывных разработок и развитие науки в целом.

Решение столь масштабной и столь важной задачи – это ответственность и перед подрастающим поколением страны. У нас немало одарённых ребят, которые хотят получить качественное, конкурентоспособное образование, уже с университетской скамьи участвовать в перспективных разработках, исследованиях, в научных проектах самого высокого уровня.

Со времён Михаила Ломоносова Московский университет всегда привлекал самых сильных, целеустремлённых молодых людей со всех уголков России. В прошлом году в МГУ поступил 371 победитель и призёр всероссийской олимпиады и 9 победителей и призёров международных олимпиад. В университете учатся и ребята, которые проявили особые способности в технической и гуманитарной сферах. Им предоставлены специальные гранты в размере 20 тысяч рублей ежемесячно. Будем и дальше оказывать содействие талантливым детям со всех уголков страны.

Виктор Антонович рассказывал, что заработала и университетская гимназия, её ученики уже приезжали в сочинский «Сириус», где слушали лекции учёных, представителей бизнеса, других известных и интересных людей, которые добились выдающихся результатов в своих сферах деятельности.

Обращаю внимание членов попечительского совета: нужно создавать необходимые условия не только для обучения, но и последующего трудоустройства одарённых ребят в органах власти и в отечественных компаниях. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы работать именно на нашу экономику, на развитие нашей страны, в России.

Также просил бы подумать, как дополнительно поддержать студенческие коллективы, которые уже сейчас занимаются перспективными разработками по наиболее приоритетным для страны направлениям. В том числе речь может идти и об интеграции их проектов с деятельностью лабораторий мирового уровня, которые созданы также и в МГУ в рамках программы так называемых мегагрантов.

Хотел бы особо отметить, что многие из этих лабораторий возглавили как раз наши соотечественники, ранее выехавшие за рубеж, возвращающиеся, работающие всё больше у нас. Среди них, кстати говоря, есть и выпускники Московского государственного университета.

Уважаемые коллеги! В конце прошлого года мы приняли Стратегию научно-технологического развития России. Её реализация позволит повысить глобальную конкурентоспособность нашей страны, ответить на серьёзные, так называемые «большие вызовы», с которыми сегодня сталкиваются практически все государства мира.

В этой связи считаю, что нужно ещё раз посмотреть и на программы развития наших ведущих университетов, в том числе и Московского государственного университета. Речь идёт о создании так называемых технологических долин. Мы знаем, что в Московском государственном университете рассматривается такой проект. Я просил бы сегодня Виктора Антоновича Садовничего рассказать, как идёт работа и над данным проектом, как реализуются планы развития Московского государственного университета в целом.

Давайте начнём работать. Пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович, за поздравления и тёплые слова в адрес Московского университета.

Уважаемые члены попечительского совета!

Сегодня, действительно, наш день рождения, и это главный праздник Московского университета, день его основания и ставший по указу Президента Российской Федерации в 2005 году, Вашему указу, Владимир Владимирович, Днём российского студенчества. Мы глубоко признательны Вам, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к развитию образования и науки в России, к жизни Московского университета и за решение провести попечительский совет в этот день в Московском университете.

В повестке дня вопрос о развитии Московского университета. Разрешите мне коротко рассказать о том, что сделано нами за прошедший с последнего заседания попечительского совета год с небольшим, и, конечно, о наших планах на будущее.

Начиная с 2010 года деятельность Московского университета направлена на выполнение программы развития, утверждённой также Вами, глубокоуважаемый Владимир Владимирович. Бюджетное финансирование программы развития с 2010 по 2019 год составит около 11 миллиардов рублей. Вклад МГУ разными способами в эту программу за этот период составит около 50 миллиардов рублей. Программа выполняется успешно, и об основных итогах я сейчас доложу попечительскому совету.

Наше главное дело – учить. Московский университет работает, как мы знаем, по самостоятельно устанавливаемым образовательным стандартам. Эти стандарты уникальны, они только в одном университете – это шестилетнее обучение: специалитет шесть лет для ряда специальностей или так называемая интегрированная магистратура, то есть четырёхлетний бакалавриат и ещё два года в магистратуре, но по тому же научному направлению, обучение шесть лет. Например, математика, физика, биология. Таков наш выбор.

10 тысяч выпускников в 2015 году, более 7 тысяч в 2016-м окончили МГУ и, как уже было сказано, являются хорошими специалистами в своих областях знаний. Мы взяли на себя ответственность за этот эксперимент (шестилетнее обучение), добавили немножко собственных средств на стипендии студентам (шестой год) и убеждены, что для развития современной экономики, экономики знаний в современном государстве необходим именно такой срок обучения.

Хорошие специалисты получаются из хороших студентов, а студенты – из школьников. Более полувека – нашей университетской школе-интернату имени Колмогорова. Среди выпускников только одной школы – 8 тысяч кандидатов наук, каждый четвёртый выпускник – кандидат, более 800 докторов наук эта школа приготовила, 5 академиков, известные представители деловых кругов и бизнеса окончили эту школу.

С 1 сентября мы открыли гимназию, мы говорили о ней, Владимир Владимирович, на новой территории, здесь. Это шесть корпусов, уникальная инфраструктура, и там сейчас учатся талантливые ребята со всей России. Мы отбирали в несколько этапов, и в заключительном этапе они прошли подготовку в образовательном центре «Сириус». Мы абсолютно убеждены, что наша новая университетская гимназия будет ведущей школой страны в ближайшее время.

Высокий уровень выпускников признан и у нас в стране, и за рубежом. По данным федерального портала «Российское образование», МГУ занимает первое место по числу выпускников в правлениях крупнейших компаний России. А вообще-то среди университетов мы на первом месте как «кузница» олигархов. Мы не технический вуз, но у нас второе место по востребованности выпускников технических вузов, мы на втором месте. В недавно опубликованном мировом рейтинге университетов CWCU, это строгий рейтинг, я говорил об этом, по трудоустройству выпускников МГУ занимает третье место после Стэнфорда и Оксфорда по критерию успешности выпускников во всём мире.

И два слова о рейтингах. Для Московского университета, как и для других университетов России, это чувствительный вопрос. Известные международные рейтинги рассчитаны на англо-саксонскую модель образования, и они отводят нашим университетам места, которые, на наш взгляд, не соответствуют реальному положению дел. Есть Ваше поручение о разработке рейтинга – объективного, международного, отражающего деятельность университетов объективно. Московский университет возглавил эту работу. Мы создали Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Он начал работать, собирать информацию. Эта инициатива поддержана в результате переговоров университетами Китая, Индии, Ирана, Турции, Японии. И в этом году, в сентябре, мы уже опубликуем первые результаты этого рейтинга, Владимир Владимирович, выполняя и Ваше поручение.

Московский университет как ведущий вуз страны выполняет важную международную миссию, я об этом немножко скажу. К пяти филиалам, созданным в столицах стран СНГ (в Астане, Баку, Ташкенте, Душанбе и Ереване, там 3000 наших студентов учатся, по просьбе руководителей этих государств они созданы), буквально на днях должен добавиться филиал в Словении – это страна НАТО. И мне известно, что в программе – приезд Президента Словении, он будет просить ставить этот вопрос, о создании филиала МГУ в Словении.

Обучение в филиалах ведётся университетскими преподавателями на русском языке. И это ещё один шаг в новое образовательное пространство. Мы хотим проводить свою культуру, свой язык.

В Китае недавно создан совместный университет, это впервые – МГУ и Пекинский политех. Уже получена лицензия на образовательную деятельность, заложен камень в главное здание, они хотят построить копию нашей высотки, и начали её строить. После окончания строительства, по их планам – 2018 год, университет будет принимать 5 тысяч человек в год, это совместный университет, но уже с сентября этого года мы планируем во временно возведённом здании начать занятия нескольких групп. Интересно письмо в Генконсульство РФ в Гуанчжоу, оно подчёркивает растущий интерес среди различных слоёв населения Китая к поступлению в перспективе в наш совместный университет.

И ещё. В Московском университете десять центров Ломоносова в разных странах мира. Там ведётся работа по распространению русского языка и культуры: и филиалы, и центры. На наш взгляд, это та «мягкая сила», которая работает на укрепление имиджа нашей страны. Я не могу не сказать о нашем замечательном филиале в Севастополе. Он создан в 1999 году, и при его создании тогда с крейсера «Москва», Владимир Владимирович, я показывал кусок только что открывающегося филиала. Вообще, были трудности в его работе в прошлом, но сейчас это одно из самых сильных учебных заведений на юге России, с мощной инфраструктурой территории Лазаревских казарм. Там учится 700 человек: жители Крыма, Севастополя, других регионов России. И, например, у одного из преподавателей самый высокий в Крыму и в Севастополе индекс цитирования научных работ, индекс Хирша, то есть там хорошие преподаватели.

Недавно состоялось заседание Президентского совета по науке и образованию, и было отмечено, что наши приоритеты должны обеспечить лидерство по избранным направлениям, но не ориентироваться на импорт технологий. Научные исследования в МГУ мы стараемся проводить в русле этих приоритетных направлений.

Я начну с информационных технологий, очень важного на сегодняшний день направления подготовки. Оно определяет уровень и развитие страны и авторитет страны. В мире идёт суперкомпьютерная гонка, и мы не можем оставаться в стороне. Наш суперкомпьютер «Ломоносов» остаётся самым мощным в России, он занимает высокие позиции в мире. Сейчас это три петафлопса, и в текущем месяце или нескольких мы нарастим его мощность до пяти петафлопсов. И вообще без супервычислений не решается сейчас ни одна высокотехнологическая задача. Всё большее значение приобретает работа с так называемыми Big Data, большими базами.

Приведу два примера. Первый. Информационные технологии необходимы для обеспечения компьютерной безопасности, для защиты передачи данных. Для этого используются так называемые хэш-функции, то есть электронный аналог отпечатков пальцев. И надо проверить, надёжна ли эта защита. Вот наши молодые преподаватели и студенты не так давно на суперкомпьютере «Ломоносов» поставили мировой рекорд по компрометации этой хэш-функции, самой сложной. И они остались все работать у нас в стране.

Второй пример. Утверждённая недавно Стратегия научно-технического развития направлена на преодоление больших, то есть глобальных вызовов. И к таким вызовам относится использование информационных технологий и развитие цифровой экономики. Мы создаём в МГУ национальный центр компетенций в области цифровой экономики для научных исследований и подготовки кадров. Имеется хороший задел в совместной работе с Федеральным исследовательским центром «Информатика и управление» РАН – это академик Соколов Игорь Анатольевич – и другими научными организациями реального сектора экономики и органами власти.

На основе нашего суперкомпьютера Московский университет предлагает сделать шаг дальше – предлагает создать опытный сегмент уже на базе российских процессоров «Байкал», чтобы перевести и оборонную, и гражданскую промышленность на отечественные суперкомпьютерные технологии и программное обеспечение, а самое главное – подготовку специалистов. Элементная база разрабатывается ведущей российской компанией «Т-Платформы», и уже ряд министерств использует эти разработки. Наши предложения в этом направлении поддержаны Владимиром Владимировичем. Есть поручение начать эту работу с Минпромторгом, и мы её начали.

О космических исследованиях. Мы, наверное, единственный университет не только в России, но и в мире, который запускает столько спутников. За 60 лет истории космических исследований мы поставили приборы на 400 спутниках, которые были разработаны учёными, аспирантами Московского университета. В нашем активе шесть спутников – целая флотилия, и на прошлом заседании мы докладывали о готовности к запуску тяжёлого спутника «Ломоносов», сделанного Московским университетом. В апреле 2016 года первым спутником, запущенным с космодрома Восточный, стал именно наш «Ломоносов». Мы помним этот старт, Владимир Владимирович, и Ваше решение на космодроме, когда спутник полетел утром на следующий день. И, конечно, спасибо Вам за это решение.

У Московского университета большая научная программа на этом спутнике. Мы зарегистрировали мощные ультрафиолетовые вспышки, открыли более 10 космических гамма-всплесков, мы регистрируем потенциально опасные объекты техногенного и природного происхождения. И вообще, полученная информация (она и сегодня поступает с орбиты) позволяет говорить об этом спутнике как о самом удачном космическом проекте последнего времени.

Ещё один наш космический успех. Недавно произошло важнейшее научное открытие в мире – зарегистрированы гравитационные волны. Они были порождены слиянием двух «чёрных дыр» массой 29 и 36 масс Солнца. И всё это произошло на расстоянии 1,3 миллиарда световых лет, но сигнал дошёл сейчас. И большую роль в этом сыграли физики Московского университета, группа Брагинского. И самый обширный и быстрый в мире поиск источника слияния этих «чёрных дыр» зарегистрировал наш робот-телескоп МГУ.

И мы предложили новый космический проект – создать группировку спутников для мониторинга в реальном времени в околоземном пространстве, самое главное, радиационной обстановки, потенциально опасных объектов природного и техногенного происхождения, космического мусора, астероидов, метеоров и так далее. Есть Ваше поручение, уважаемый Владимир Владимирович, осуществить этот проект совместно с Роскосмосом, и мы его уже делаем.

И недавно Московский университет принял решение открыть 43-й факультет, он будет называться факультет космических исследований. Мы открыли этот факультет. Он будет готовить специалистов в важнейших областях знаний, связанных с изучением космического пространства, – это космическая медицина, биология, подготовка космонавтов к полёту и их поведение в невесомости, изучение различных, ещё не объяснённых явлений в космосе, информационные технологии и, конечно, создание новых приборов. Научным руководителем этого факультета будет дважды Герой России, лётчик-космонавт Владимир Алексеевич Соловьёв. И в этом году мы уже начнём занятия на этом новом факультете космических исследований.

Одним из важнейших приоритетов для любой страны, конечно, – наука о жизни. Это направление интенсивно развивается в университете, в частности в Медицинском научно-образовательном центре, на факультете фундаментальной медицины. И мы хотим доложить, что сейчас наш медицинский центр функционирует в хорошем режиме, и только за неполный год его полной работы прошло лечение 1030 пациентов, проведено более 500 сложных операций по разным направлениям. А недавно в медицинском центре начал работать Институт регенеративной медицины. Такого института в России нет. Это самое большое производственное помещение высшего класса чистоты, которое бывает в России и Европе, площадью 400 квадратных метров. В этом центре будет проходить изучение клеточных препаратов и лекарственных средств. Минздрав признал и факультет, и этот центр головным в подготовке кадров по новому направлению – регенеративная медицина.

В связи с этим я хотел доложить, что по поручению Президента нам предстоит создать национальную антидопинговую лабораторию. Это открывает перед нами новые возможности, в том числе по проведению научных исследований. Эта лаборатория органично вольётся в наш медцентр, факультеты и будет окружена научной работой, а не только анализами. Мы готовы и выполняем это поручение Президента и уже создали учёным советом эту антидопинговую лабораторию. Но мы предлагаем разместить её на территории Московского университета. Здесь у нас есть очень хорошее здание. У нас имеется уже и проект по его реконструкции. Единственное, мы бы просили помочь нам войти в федеральную адресную программу, ФАИП, для того чтобы быстро реконструировать это здание, и мы бы полноценно начали функционировать, договорившись с ВАДА о работе этой антидопинговой лаборатории.

Конечно, этот проект весьма престижный, и он будет соответствовать мировой практике, когда антидопинговая лаборатория находится в независимом учреждении, в независимом месте – Московском университете, да ещё на его прежней, старой территории, в здании Московского университета. Мы просто просим помочь нам войти в программу по быстрой реконструкции этого здания.

И ещё я хотел сказать, что можно отметить, что эффективность науки сейчас оценивается по публикациям. Мы не всегда согласны с теми западными и другими предложениями, что учитывать при престиже работы учёного, и выступаем за то, чтобы наши российские журналы входили в списки, на которые ссылаются другие базы данных. Но даже в той ситуации, что есть, у Московского университета показатели цитируемости очень высокие: МГУ в два раза превышает российский и мировой уровень по доле высокоцитируемых статей. Мы в два раза превышаем мировой уровень. Это значит, что мы ведём не рутинные исследования, а работаем на переднем крае науки и занимаемся прорывными темами.

И ближе к заключению я хотел сказать о важном вопросе (Владимир Владимирович поднял его): продолжаем осваивать новую территорию. Речь идёт о научно-технологической долине. Нами уже на новой территории построено около миллиона квадратных метров новых площадей, и мы за эти 10–12 лет удвоили свой кампус. Всё, что было построено раньше, от Елизаветы, – был миллион. Мы удвоили. У членов попечительского совета имеются соответствующие материалы, фотографии возведённых учебных корпусов, лабораторий, зданий. Нами проделана большая работа над концепцией дальнейшего развития нашей территории. Выделено семь основных направлений, или кластеров, они соответствуют кластерам развития науки в России. Эта концепция одобрена учёным советом, она предусматривает развитие приоритетных направлений страны в области науки, технологий. Предполагается строительство учебно-научных корпусов, лабораторий, общежитий нового поколения, в том числе спортивных сооружений и иной инфраструктуры, закреплённой за Московским университетом. Такой проект имеется.

И вообще, я хочу привести слова одного из нобелевских лауреатов – Майкла Спенса. Он сказал: «Мы действительно в корне изменим ситуацию, если будем инвестировать в инфраструктуру и повышение эффективности образовательной системы». То есть мы в русле высказываний эксперта.

План планировки территории поддержан на публичных слушаниях жителями района, жителями города и руководством Москвы. На этой территории могут работать междисциплинарные научно-технологические группы, будет создана система эффективной коммерциализации исследований и разработок, расширены и диверсифицированы источники внебюджетного финансирования МГУ. Вообще реализация этого проекта укрепит позиции Московского университета, и он будет, безусловно, одним из самых мощных по инфраструктуре и ведущим университетом мира. К слову, это единственная возможность вообще в ближайшей перспективе развития университета, другой возможности уже не имеется.

Подробнее о нашем проекте «научно-технологической долины» мы говорили на предыдущем заседании. Сейчас время старта работ по реализации. Я докладывал предложения Московского университета Вам, уважаемый Владимир Владимирович, мы готовы претворять его в жизнь. Я надеюсь, что уже в ближайшее время мы доложим о первых результатах освоения этой территории и работы над этим проектом.

И закончить я хотел, чуть-чуть разогрев членов попечительского совета. Важной частью выступления я считаю, что надо выразить благодарность всем, кто оказывал и продолжает оказывать существенную помощь и поддержку Московскому университету.

Попечительство – это историческая традиция университета. При основании университета Прокопий, Григорий и Никита Акинфиевичи Демидовы пожертвовали 21 тысячу, а это больше выделенного монаршей рукой бюджета в то время на содержание студентов. А затем ещё подарили университету минералогический кабинет. Вообще традиция благотворительности никогда не прерывалась, и члены попечительского совета продолжают эту традицию. Я от всего университетского коллектива хотел бы выразить глубокую благодарность всем, кто оказывает существенную помощь и поддержку.

Я не могу назвать всех, не позволит время, но благодарю тех членов, которые проявили инициативу создания корпоративных факультетов в Московском университете для подготовки кадров для своих корпораций, – это Михаил Сафарбекович Гуцериев, Владимир Петрович Евтушенков, Олег Владимирович Дерипаска. Я хочу особо большую благодарность выразить Игорю Ивановичу Сечину за постоянную помощь, Николаю Петровичу Токареву, Сергею Викторовичу Чемезову, Григорию Викторовичу Берёзкину, Олегу Эдуардовичу Григору и, конечно, Сергею Семёновичу Собянину. Я, безусловно, благодарен всем членам попечительского совета, который поддерживает развитие университета.

Ещё об одной помощи-подарке. Рядом с нами находится Галерея русского пейзажа – 300 оригинальных картин Левитана, Васнецова, Шишкина. Я уже благодарил на прошлом заседании члена попечительского совета Сергея Сергеевича Беднова за передачу этих картин. Но совсем недавно собиратель всей этой коллекции Владислав Леонидович Малькевич, бывший президент Торгово-промышленной палаты, а в прошлом – заместитель Патоличева, и он был генеральным директором Экспоцентра, передал ещё 30 картин-оригиналов. И сейчас эта коллекция, мне кажется, не имеет равных в мире. Сейчас она выставлена здесь, на седьмом этаже.

В 2006 году в Московский университет была передана ещё одна историческая ценность: личный архив (это 100 тысяч листов) и библиотека (630 изданий) Ивана Александровича Ильина, известного философа, выпускника Московского университета. Более 40 лет эта библиотека хранилась в университете штата Мичиган, в Соединённых Штатах. Совсем недавно была передана университету, потому что обнаружилось завещание философа. Мы приняли этот дар. Иван Александрович покинул Родину в 1922 году. Он стал крупнейшим учёным философом, остался патриотом России и Московского университета.

На новой территории в Шуваловском корпусе есть ещё один музей – «Искусство природы в камне». Эту бесценную коллекцию минералов, настоящее сокровище, подарил итальянец, друг и благотворитель Московского университета Прима Ровес. Вы встречались с ним, Владимир Владимирович, во время одного из посещений в Московском университете.

И в заключение я хотел сказать ещё об одном человеке. Просто сегодня, именно сегодня, 25 января, исполняется 100 лет со дня рождения Ильи Романовича Пригожина, известного учёного, нобелевского лауреата. Сегодня ему 100 лет.

Ребёнком он уехал из России вместе с родителями первой волной эмиграции. В трудные 1990-е он, находясь в Брюсселе, стал организатором помощи учёным России (я был тем, кто выступал его партнёром с российской стороны, мы с ним очень дружили). Сотни наших учёных тогда получили поддержку из источников, которые он нашёл, в том числе личные средства передавал нашим учёным. И они остались работать в России, не уехали в другую страну.

Илья Романович очень любил Россию, всегда считал себя русским, был настоящим другом университета. Отмечая юбилей, мы снова обращаемся к его научным трудам, ведь его теория самоорганизации сложных систем, объясняющая в том числе и процессы, происходящие в обществе, в наши дни актуальна как никогда. Учение Пригожина о том, как из хаоса получается порядок, в том числе и в обществе, объясняет многое, в том числе и то, что происходит в других странах в наши дни. Я прошу у всех членов попечительского совета дальнейшей поддержки Московского университета. У нас есть счастливая возможность сделать наш университет бесспорным лидером среди университетов мира. Это, прежде всего, наше желание работать, мы хотим работать. Это 10 тысяч кандидатов и докторов наук МГУ, 300 академиков, 50 тысяч талантливых молодых людей обучающихся, 3,5 тысячи аспирантов, хорошая, уникальная инфраструктура, отличное научное оборудование. И при вашей поддержке, уважаемые члены попечительского совета, мы, можно сказать, обречены на успех.

И, завершая выступление, я хочу от лица многотысячного коллектива Московского университета поблагодарить Президента нашей страны, председателя попечительского совета, Вас, уважаемый Владимир Владимирович, за всё, что Вы делаете для университета, для образования, науки в нашей стране. Мы хотим заверить, что все мы направим все свои усилия на дальнейшее развитие Московского университета, отечественного образования и науки во имя нашей великой страны, нашего народа.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо большое, Виктор Антонович.

Коллеги, какие есть замечания?

Пожалуйста.

Н.Макаровец:Конечно, деятельность МГУ многогранная. Но есть одно направление, которое возглавил не так давно Виктор Антонович. Это медицинское направление по созданию роботов в медицинской технике, которое, по существу, под руководством Виктора Антоновича зарождает у нас телемедицину.

Я Вам, Владимир Владимирович, докладывал, когда Вы были в Туле. Продвинулось на сегодня это направление. Смысл в том, что создан робот, который позволяет оценить жизнедеятельность человека по 12 параметрам, обобщающая программа позволяет оценить здоровье человека. Робот может обслуживать медсестра, фельдшер и иметь по Wi-Fi или используя другие каналы связь с центрами медицины. Это, безусловно, позволит нам решать проблему высококвалифицированных кадров в деревнях, где проблемы, в дальних местах, где есть проблемы, поскольку установление этой связи, конечно, сближает больного и нашу медицину.

На сегодня в Туле организовано серийное производство. «НПО «СПЛАВ» выступил индустриальным партнёром, вложил значительные деньги. С нами подписали соглашение Пермский край, Якутия о поставке туда роботов. Мы планируем, Владимир Владимирович, с Министерством обороны установить [это оборудование] в дальних регионах, в Арктике – договорённость достигнута, возможно, на погранзаставах. Таким образом приблизим медицинскую помощь к человеку и решим одновременно связь с высококвалифицированными врачами.

Нас хорошо здесь поддержал новый губернатор, он вписался. По существу, в Туле, в Тульской области мы уже организовали это направление, и я просто всех информирую и прошу членов попечительского совета обратить внимание на эти новые подходы. Понятно, что сегодня, скажем так, молодой врач – его и миллионом не заманишь в деревню. Не потому, что деревня плохая, – она великолепная, но современные молодые люди, врачи, они требуют среду, общение. В данном случае мы это общение подменяем такой связью. Поэтому этот новый подход, безусловно, очень значим. И я благодарю Вас, Виктор Антонович, за эту работу.

И второе, кратко. МГУ сегодня разработал ряд новых материалов в области полимерных смол. Я не знаю, до сих пор удивляюсь, как им удалось обойти там Дюпона и других, но по существу разработаны смолы для различных теплозащитных материалов и ракетной техники, и гражданской тематики, примерно в пять раз ускоряющих время отверждения. Для нашего предприятия мы сократим в 2–3 раза количество тяжелейших прессов, по которым просто и дорого, и их невозможно купить. Поэтому Тула выделила 18 гектаров земли, одна из кафедр будет там строить предприятие на тысячу рабочих мест, эта деятельность хорошо развивается. Поэтому я признателен Вам, Виктор Антонович, как научному руководителю, мы хорошо работаем и будем работать.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо, Николай Александрович.

Пожалуйста, коллеги, кто ещё хотел сказать.

Прошу Вас.

М.Гуцериев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Московский университет – сегодня это лицо высшего образования в России, если можно так выразиться, барометр, определяющий нашу современную науку. Поэтому для нас очень важно не только ограничиться финансовой поддержкой вуза, МГУ, но и одновременно мы считаем возможным участвовать активно в образовательном процессе подготовки кадров, магистров в университете.

Нефтяные компании сегодня остро заинтересованы в притоке высокообразованного персонала. Нам нужны специалисты, не только досконально владеющие технологиями производства, но и способные сказать новое слово в истории российской нефтяной промышленности, сконструировать завтрашний день нашей индустрии. Поэтому мы считаем своей прямой обязанностью делать всё возможное для качественной подготовки самых эффективных специалистов. В этом и состоит основная причина создания и успешного развития нашего совместного проекта с МГУ – Высшей школой инновационного бизнеса МГУ.

Сегодня в двухстороннем диалоге и совместной работе вуза и компании нам удаётся находить новые уникальные методы и подходы к формированию образовательных программ, причём программ не абстрактных, дающих студенту некий академический багаж знаний, а максимально чётко и конкретно отвечающий реальным требованиям производства.

Высшая школа инновационного бизнеса МГУ – это корпоративный факультет, созданный при поддержке компании «РуссНефть». Все магистерские программы школы разработаны под практические задачи нефтегазового комплекса и адаптированы для обучения выпускников МГУ и других вузов. Хотелось бы коротко остановиться на трёх направлениях нашей школы – это факультет «Управление природными ресурсами». Специальность, цель программы – подготовка магистров в области управления природными ресурсами. «Геология» – магистранты получают базовые знания в области геологии и геофизических, инженерно-геологических исследований месторождений нефти и газа. И, конечно же, это направление химической переработки углеводородного сырья. Цель – подготовка специалистов в области переработки нефти, нефтехимии и газохимии.

Хочется отметить, что именно наличие трёх направлений, в рамках которых будущие магистры получают специализированное образование, является важнейшей отличительной чертой нашего корпоративного факультета. Нам уже десять лет. За это время мы выпустили более 213 магистров. Все они сегодня востребованы, успешно работают. Мы прослеживаем их дальнейшую судьбу. Они работают не только у нас, работают и в других нефтяных компаниях и в России, и за рубежом.

Некоторые, кстати, даже стали преподавателями, преподают в нашем вузе, который мы создали в Удмуртии. Мы построили большой корпус, создали Удмурдский университет нефти и газа. Построили там общежитие, спортзалы, стадионы, и выпускники-практики, которые работали на производстве и здесь обучались, они уже поехали преподавать. Мы построили им жильё в Удмуртии, они преподают в нашем вузе. Таким образом, мы это дело пропагандируем.

Сегодня мы полностью финансируем материально-техническую базу факультета, оснащаем современным научно-исследовательским и учебным оборудованием, приобретаем современное программное обеспечение, издаём методическую литературу, на 100 процентов оплачиваем труд преподавателей, на 50 процентов мы содержим всех магистрантов. Они приезжают в основном из Западной и Восточной Сибири, немного с Поволжья. Здесь, в Москве, им трудно, всё дорого, поэтому мы 50 процентов содержания берём на себя, и они не бедствуют – не голодные, сытые, то есть достойно этот год проводят в Москве. Со стороны МГУ – это обеспечение профессорско-преподавательского состава учебной базой и разработка специальных программ.

Также хочется отметить наши успехи. В целях подготовки специалистов для ведущих российских компаний за рубежом была разработана новая магистерская программа «Геолого-физические исследования и моделирование месторождений углеводородов» на английском языке. Изначально, с первого дня по последний, они обучаются только на английском языке и по окончании получают специальный диплом, приложение к диплому, и могут выезжать в любую точку земного шара и свободно общаться на английском языке. То есть обладают техническим английским языком. Это очень важно, чтобы управлять за рубежом какими-то активами.

Второй пример. Была создана Высшая школа инновационного бизнеса, разработана уникальная новая учебно-исследовательская программа при помощи МГУ, куда входят геологические маршруты по побережью Белого моря и морская геофизическая практика на маломерных судах. То есть конкретно мы покупаем необходимое оборудование, и они выезжают в районы Севера, в районы Сибири, Восточной Сибири и непосредственно там обучаются на местах. Это тоже наше большое достижение. Мы считаем, что студенты получают дополнительное образование.

Вот коротко о том, что мы делаем. За это время выпущено 213 магистров, и мы это количество активно увеличиваем, сотрудничаем, помогаем. В общем, мы будем дальше работать. Что возможно, мы всё делаем.

Спасибо за внимание.

В.Путин:Михаил Сафарбекович, а сколько всего студентов вы поддерживаете в вашем учебном заведении, здесь? Всего сколько?

М.Гуцериев:Здесь [в МГУ] 200 выпустили, а всего в год – 50–60 магистров, и 600 – учатся [в Удмуртии]. В год выпускается более 100 бакалавров. Половину мы сразу забираем на свои производства, другая половина – в свободном плавании.

Мы каждый год то стадион построим, то общежитие, то бассейн. То есть мы их [учебные заведения] не бросаем – они государственные, не частные, не платные, мы за это деньги не берём. То есть мы постоянно отправляем оборудование. В рамках доктрины помощи большого бизнеса мы это не пропагандируем, но мы стараемся сделать всё возможное, Владимир Владимирович, искренне и от души.

В.Путин: Спасибо.

Пожалуйста, кто ещё?

С.Собянин:Уважаемый Владимир Владимирович, для Москвы сегодня День студенчества очень важный [праздник], потому что около 1 миллиона жителей Москвы – это студенты. 800 тысяч – это студенты высших учебных заведений, около 200 тысяч – среднетехнических. То есть это практически чуть ли не каждый десятый москвич – студент или, по крайней мере, имеет прямое отношение к высшему образованию.

Поэтому мы, конечно, несмотря на то что высшее образование является федеральной функцией, оказываем активное содействие в развитии высших учебных заведений на территории Москвы, и, конечно, ведущему вузу – Московскому государственному университету. Как Виктор Антонович правильно сказал, площади университета за последние годы удвоились, это означает, что удвоилась и нагрузка на всю городскую инфраструктуру.

Поэтому мы, соответственно, вкладываем достаточно серьёзные ресурсы для развития инженерной и транспортной инфраструктуры. В частности, в ближайшее время, в ближайшие дни откроются две новые станции метро, это «Раменки» и «Ломоносовский проспект» на Солнцевской ветке метро. Это новый радиус, один из самых протяжённых радиусов метро в Москве. И в 2019–2020 годах будут ещё две станции открыты третьего пересадочного подземного контура метро. Это тоже мегапроект, но он как раз будет ориентирован, в частности, и на территорию МГУ. Таким образом, транспортная доступность этого мощного университетского центра будет обеспечена полностью.

Помимо этого, конечно, мы занимаемся и дорожной инфраструктурой. В частности, крупнейший подземный переход, который просили студенты, он также в прошедшем году, в конце года, был запущен.

Я благодарю Виктора Антоновича за то, что он создал действительно уникальную гимназию. Мы эту традицию распространяем на другие вузы, и у нас в этом году откроется уже таких университетских школ при университетах (в основном это 9–11 классы) в десяти университетах Москвы. Это очень хорошее начинание, потому что даёт ребятам полное представление о будущей профессии, которую они выбирают, будущем направлении их деятельности и готовит к вузовской учёбе, делая связку между средним общим образованием и высшим образованием. Это хорошее начинание, мы его будем распространять.

В.Терешкова:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

В Центре подготовки космонавтов мы с большой радостью восприняли известие о том, что наш самый главный университет будет заниматься подготовкой специалистов по космонавтике. Для нас ведь до сих пор никто специалистов не готовил. Приходит человек, конечно, у него высшее образование, но он и готовится к космическому полёту, и изучает необходимые дисциплины, которые нужны для выполнения космического полёта, поэтому база Центра подготовки космонавтов – она достаточно обширная.

Мы готовы тесно сотрудничать, предоставить эту базу, и я думаю, что, правда, нас из первых [космонавтов] осталось совсем немного, но мы готовы. Наши специалисты готовы проводить занятия и читать лекции не только о работе в космосе (она подчас изобилует всевозможными неожиданностями), но наша база готова для того, чтобы тесно сотрудничать.

Сейчас готовим предложения, Виктор Антонович, и хотелось бы видеть Вас в Центре подготовки, чтобы Вы посмотрели эту базу. У нас есть возможность и для расширения, но теоретические и практические занятия мы можем вести на базе Центра подготовки космонавтов. Тем более за эти годы накоплен больший опыт, и мы готовы поделиться.

В.Путин: Спасибо.

Да, пожалуйста, Игорь Иванович.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Для нашей компании Московский государственный университет имени Ломоносова является не просто вузом-партнёром, но опорным научным центром. С 2013 года у нас действует комплексное соглашение между компанией и университетом о сотрудничестве, и я хотел бы привести несколько важнейших направлений нашего совместного сотрудничества.

Во-первых, мы вместе занимаемся развитием университетской гимназии, о которой сказал Виктор Антонович, школы-интерната МГУ для одарённых детей. Оснащены профильные кабинеты физики, химии, биологии. Намечены темы проектного обучения гимназистов с привлечением наших корпоративных институтов. Это и геология, прежде всего моделирование месторождений и нефтепереработка.

Во-вторых, компания поддерживает создание на базе МГУ совместного российско-китайского университета, и с 2015 года на указанные цели также направляются средства компании.

Кроме того, компания присуждает гранты, стипендии учащимся. На базе МГУ проводятся ежегодные межрегиональные научно-технические конференции молодых специалистов, в которых участвуют, наряду со студентами, и сотрудники компании. Налажена работа по переподготовке и повышению квалификации кадров: 475 сотрудников в 2016 году уже воспользовались этими программами по 30 специальностям.

Третьим и важнейшим направлением сотрудничества является совместная научно-исследовательская деятельность, и в настоящее время портфель состоит из 21 проекта. Весомую часть нашего сотрудничества с университетом и «Иннопрактикой» составляет научная часть.

Я, Владимир Владимирович, хотел передать Вам один из завершённых проектов – это создание интерактивного экологического атласа Карского моря. Разрабатывается и уже используется микробный препарат для утилизации нефтяных загрязнений в условиях северных морей. Выявлены бактерии, способные активизироваться и действовать в условиях северных широт. Этот проект не только значим с научной точки зрения, но и с социальной, экологической, так как позволяет оберегать крайне уязвимую северную природу от нефтяных загрязнений.

В высокой степени разработки находится технология подготовки попутного нефтяного газа с использованием мембран нового типа. Значительное внимание уделяется проектам в сфере геологии, разработки трудноизвлекаемых запасов. Надо сказать, что здесь среди проектов один из сложнейших – это создание интерактивной геологической модели земного шара, которая саккумулирует все сведения о залежах [полезных ископаемых] на Земле. С учётом того, что компания работает по целому ряду (около 30 международных проектов), это, конечно, будет крайне востребовано нами.

Есть проекты и в нефтепереработке, по вопросам защиты здоровья, организации экстренной помощи на удалённых месторождениях (об этом также уже Виктор Антонович в своём выступлении сказал), по медицинскому обеспечению персонала на наших месторождениях, вахтовиков, кто работает на шельфе.

В заключение хотел бы отметить необходимость усиления нашего взаимодействия в целях скорейшего и эффективного внедрения результата совместных проектов. Сегодня инструментов для внедрения много. Вместе с тем внедрение остаётся самым слабым звеном технологического развития. Поэтому хотел бы подчеркнуть, что значимость проекта «технологической долины» на базе МГУ имеет, безусловно, серьёзное значение. Это может быть универсальной площадкой не только для выращивания новых идей, знаний, но и для воплощения их на практике, коммерциализации этих инноваций. Представляется, что опыт Сколково может быть в полной мере внедрён здесь на базе «технологической долины».

Г.Берёзкин:Спасибо большое.

Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович и все члены попечительского совета! Я хотел бы вас попросить на секундочку вспомнить ваши студенческие годы. Это пять лет прекрасного периода жизни.

О.Григор:Шесть.

Г.Берёзкин:Даже шесть в некоторых случаях. [Годы], которые на самом деле были наполнены, вспомните сами, не только такими важными, серьёзными вещами, о которых мы с вами говорим, но и простой ежедневной человеческой, студенческой жизнью, о которой мы пока слова не сказали. Я хотел одно слово по этому поводу сказать.

Конечно, в университете всегда была колоссальная культурная и спортивная традиция. Виктор Антонович полгода назад попросил меня вместе с ним зайти в известный тем, кто здесь учился, легкоатлетический манеж. К сожалению, стало понятно, что при том объёме средств, которые у МГУ есть, легкоатлетическому манежу, спорту не хватало [средств] очень сильно. Течёт потолок, да и вообще он был рассчитан на 500 человек, а занимаются там 1500. Я даже предлагаю не смотреть на эти фотографии.

Что мы сделали? В-первых, для того чтобы что-либо с ним сделать, мы перекрыли всю крышу, и этот легкоатлетический манеж теперь не течёт. Через несколько недель уже будет на выходе проект, его делает та же компания, которая занималась легкоатлетическими сооружениями на сочинской Олимпиаде. И это не астрономические деньги, не ядерная физика. Я, честно, один не справлюсь. Предлагаю, кто может помочь в этом деле, – присоединиться, чтобы наш попечительский совет сделал такое простое, но конкретное для ежедневной жизни, важное дело.

В.Путин: На меня Вы смотрите. Туда смотрите, по сторонам. На Набиуллину тоже не надо смотреть. (Смех.)

Г.Берёзкин: Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Григорий Викторович.

Пожалуйста, коллеги, кто бы хотел ещё сказать?

Прошу Вас.

М.Слипенчук:Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемый Виктор Антонович!

Уважаемые члены попечительского совета!

Говорят, что новое – это иногда хорошо забытое старое. Я хочу вспомнить слова Михаила Васильевича Ломоносова о том, что «богатство России будет прирастать Сибирью и Арктикой».

Я преподаю на географическом факультете и могу сказать, что, к сожалению, количества и объёма экспедиций сегодня явно недостаточно. Между тем это реально огромный, высокий потенциал для страны. Я сейчас обращаюсь к Вам, Владимир Владимирович, не только как председателю попечительского совета МГУ, но и как председателю попечительского совета Русского географического общества (одного из самых старейших в России). Может быть, имеет смысл возродить то, что было в Советском Союзе: комплексные, региональные, постоянно действующие экспедиции в тех регионах России, которые наиболее интересны с точки зрения приоритетного развития, причём именно комплексные экспедиции, чтобы участвовали преподаватели, учёные с разных факультетов и оценивать состояние можно было именно с разных сторон. И тем самым, может быть, как-то возродить систему регионального планирования – это даст существенную экономию, а тем компаниям, которые сегодня работают в Арктике, например, если брать приоритетные направления, даст большой потенциал для развития. Такое предложение – воссоздание комплексных, постоянно действующих экспедиций.

В.Путин:Михаил Викторович, предложение хорошее. Оформите его, ладно, и дайте мне, так чтобы у нас сразу была и реализация Вашего предложения.

М.Слипенчук:Хорошо.

М.Гуцериев: Я знаю, Владимир Владимирович, Вы занимались дзюдо, когда были студентом, а я занимался лёгкой атлетикой, десятиборьем. Я кандидат в мастера спорта. Поэтому половину затрат [на легкоатлетический манеж] я беру на себя.

(Аплодисменты.)

К.Дмитриев: Уважаемые Владимир Владимирович, Виктор Антонович!

Коллеги, я очень коротко хотел затронуть тему взаимодействия с бизнесом и с международными партнёрами, по которым, как мы считаем, МГУ сделал очень значимый прогресс за последние три года. С точки зрения взаимодействия с бизнесом и с точки зрения взаимодействия с партнёрами очень важно, чтобы технологии были востребованы. Несколько наших ведущих партнёров одобрили инвестиции в технологии по кондиционированию, по покрытию для лодок. Это взаимодействие необходимо продолжать. Мы считаем, что в рамках «технологической долины» именно взаимодействие с бизнесом и с международными партнёрами позволит обеспечить уверенность, что наши технологии лучшие в мире. И это взаимодействие крайне важно.

Спасибо.

В.Путин:Спасибо, Кирилл Александрович.

Уважаемые коллеги! Думаю, то, что я сейчас скажу, это вещи абсолютно бесспорные. Образовательная деятельность относится к вечным сферам деятельности человека. Это вечная сфера деятельности, наиболее привлекательная, наиболее интересная и наиболее благородная. И наиболее востребованная. Мы должны быть благодарны Московскому государственному университету за то, что он предоставил нам такую честь – поддерживать ведущий вуз нашей страны.

Хотел бы поблагодарить ещё раз всех членов попечительского совета. Знаю, что многие из вас искренне хотели быть членами попечительского совета, чтобы иметь отношение к жизни и деятельности Московского государственного университета и влиять на его развитие и помогать его развитию.

Из того, что мы сейчас слышали, совершенно очевидным является, что так оно и происходит. Попечительский совет не просто собирается один раз в энное количество месяцев, но и в течение всего года так или иначе поддерживает Московский государственный университет, вместе с ним выстраивает совместную работу по наиболее перспективным направлениям научных исследований, создаёт инфраструктуру: и научную, и, как сейчас выясняется, для занятий спортом.

Очень важно, я сказал об этом во вступительном слове и хотел бы сейчас повторить, очень важно сопровождать выпускников наших высших учебных заведений, в данном случае Московского государственного университета, вплоть до трудоустройства. Это чрезвычайно важная вещь. Чтобы молодые люди, когда приходят учиться, с первого курса уже понимали, что у них есть перспектива достойного трудоустройства в своей собственной стране, и с точки зрения материального обеспечения в будущем, и с точки зрения самореализации как будущих классных специалистов.

Ещё раз всем вам большое спасибо, а Московскому университету и всему нашему студенчеству пожелаем всего самого доброго!

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Образование, наука > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052189 Владимир Путин, Виктор Садовничий


Россия. Малайзия > Образование, наука > rs.gov.ru, 24 января 2017 > № 2053535

В Малайзии стартовала совместная программа «Стратегические инновации для коммерциализации»

25 января в Российском центре науки и культуры в Малайзии состоялось открытие программы для руководителей предприятий малого и среднего бизнеса «Стратегические инновации для коммерциализации» Юго-западного государственного университета при поддержке малайзийского колледжа «Аса» и представительства Россотрудничества в Куала-Лумпуре.

Программа была разработана по заказу Министерства кадровых ресурсов Малайзии с целью обучения менеджеров малайзийских компаний современным стратегиям внедрения на рынок новых технологий.

В ходе шестидневной поездки в Россию участники смогут посетить лекции в Юго-западном университете, встретиться с изобретателями и учеными ЮЗГУ, а также посетить основные достопримечательности Москвы и Курска.

На открытии программы с приветственным словом выступила глава отдела по работе с малыми и средними предприятиями Министерства кадровых ресурсов Малайзии Тина Анка Джером. Затем сотрудница Российского культурного центра А.В. Белозерцева представила гостям презентацию о климате, географии и достопримечательностях России, рассказала об истории и деятельности РЦНК, а также об особенностях делового этикета в России.

После выступлений участники программы ознакомились с выставленными в центре предметами народного промысла и традиционными русскими сувенирами, а также попробовали блюда традиционной русской кухни.

Россия. Малайзия > Образование, наука > rs.gov.ru, 24 января 2017 > № 2053535


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 января 2017 > № 2048702

Сбой матрицы: чем грозит технологический прогресс

Николай Кащеев

Forbes Contributor

Успехи технологического прогресса пока остаются малозаметными, зато налицо его негативные проявления: борьба «старого» и «нового», реакционных архаичных сил и глобализации

Сегодня уже становится очевидным, что мировые инновационные тренды таят в себе существенные риски ухудшения благосостояния для некоторых — но довольно больших – групп населения, а также отдельных экономик. Это прежде всего, средний класс в развитых и развивающихся странах, занятый на материальном производстве, а также в ряде отраслей сферы услуг. С точки зрения отдельных стран – это монотоварные или близкие к ним сырьевые экономики, олицетворяемые сегодня главным образом ОПЕК. Это две весьма влиятельные силы: средний класс самим фактом своего существования поддерживает социальную стабильность внутри обществ, нефтедобывающие страны долгое время выполняли подобную роль для всей мировой экономики, не забывая при этом время от времени снимать богатую геополитическую премию со своей зоны рыночной ответственности, возникавшую благодаря так и не достигнутой стабильности.

По стечению обстоятельств, именно 2016 год оказался не самым удачным для технологического прогресса, который сегодня является и главным трендом, и самой сутью развития мировой экономики, и наконец ключевым фактором социальных изменений в мире. Замедление некоторых, довольно важных технолого–экономических процессов пришлось главным образом на третий квартал 2016 года. И здесь можно усмотреть любопытную параллель с тем как мобилизовались в эти самые дни консервативные или даже реакционные политические силы там и тут на земном шаре.

Незаметный прогресс

Попытаемся подвести промежуточные итоги: что мы знаем о сегодняшних успехах технологического прогресса? Наибольшее продвижение вперед сегодня заметно в новой энергетике и связанных с ней отраслях (например, в строительстве электрических автомобилей). В 2016 году в этой «пионерной» сфере экономики наблюдался некоторый откат. Так, по данным BNEF (Энергетическое финансовое агентство Блумберга), по результатам 2016 года инвестиции в «чистую» энергетику не достигнут пика 2015 года в $350 млрд и будут ниже этих рекордных уровней на 15-20% или $50-70 млрд. Это связано, как можно предположить, с особенностями данного этапа инвестиционного и технологического цикла: в частности, со слишком высокими темпами роста отрасли в предыдущие годы, ставшими причиной стремительного обвала цен, как на оборудование, так и энергию.

В Китае, который и в новой энергетике стремится быть быстрее и радикальнее всех, наблюдаются проблемы со сбытом электричества из ветра из-за его перепроизводства на фоне нехватки инфраструктуры. Тем не менее, в области солнечной энергетики Китай действует в своем духе: в 2016 году КНР, как ожидалось, покажет установленную «солнечную мощность» на уровне 26,5 ГВт. А показал 34,2 ГВт! Солнечная энергетика в КНР по темпам роста уже опередила ветровую, цена фотовольтаиков упала на 17% до $0,47 за Вт, а батарей – на 22%. К 2020 году руководство страны планирует установить 110 ГВт одних только солнечных генерирующих мощностей (при общей мощности китайской электроэнергетики около 1600 ГВт), инвестируя в эти проекты $100 млрд в год. До этого уровня, по уточненным данным 2016 года, остается менее 30 ГВт.

Зоной стабильного роста в мире инноваций в 2016 году оставались электрические автомобили. По оценке, их производство достигнет 700 000, против примерно 450 000 в 2015 году – очередной рост на уровне около 56% за год. Порядка 40% таких электромобилей сегодня производит Китай.

Если отвлечься от новой энергетики, можно обнаружить, что во всем мире упал такой любопытный и достаточно иллюстративный показатель, как объем фондирования стартапов. Общая сумма инвестиций упала почти на 30% по сравнению с 2015 годом, со $163 млрд до $117 млрд. Число сделок сократилось на 43%, с примерно 15 000 в 2015 году до 8 500 в 2016-ом. В США число новых сделок по фондированию стартапов рухнуло на 45%, правда, средний размер сделки вырос.

Тем не менее, показательный островок стабильности – североамериканские стартапы, вовлеченные в разработку и производство роботов. Несмотря на падение цен в смежных сегментах (например, на дроны), в 2016 году рост фондирования подобных стартапов достиг впечатляющих 50%, а объем инвестиций составил без малого $2 млрд. Интерес представляют следующие данные: с 2010 по 2015 годы в американской автомобильной промышленности США было создано 135 000 промышленных роботов и… 230 000 рабочих мест. За это же время, например, продажи автомобилей в США выросли более чем на 63% с 11 до 18 млн машин. В 1990-х на каждого рабочего, задействованного в автомобильной промышленности США, приходилось в среднем от 12 до 13 проданных в Штатах автомобилей, в 2015-2016 — уже 19-20. При более полном анализе — использовании вместо числа проданных автомобилей индекса производства автомобилей и запчастей – обнаруживается похожий результат: в 1990-х для «производства» пункта такого индекса требовалось 15-19 рабочих мест, в 2016 – уже 7-8. Другими словами в самой роботизированной отрасли промышленности на планете производительность труда за 15 лет возросла примерно вдвое!

Тем не менее не смотря на внушительные данные, демонстрируемые автомобильной промышленностью да и в целом столь широко проявлявший себя в последние годы хайп в области инноваций, темпы роста производительности труда снижаются и в США, и в Китае, и в других странах. С 1995 по 2005 годы средние темпы роста производительности труда в США составляли 2,2% в год, а с 2005 по 2015 годы – всего 0,9%, рост продуктивности труда в Китае сегодня упал ниже 4% в год, хотя до пика кризиса он держался стабильно выше 6% и превысил 10% в 2006 году.

В чем дело? На этот вопрос эксперты пытаются дать целый ряд ответов, начиная, например, с таких, что-де инновации распространяются в основном на технологии развлечений, а не на производственные процессы. Но так ли это на самом деле? Как минимум, хорошо известен процесс роботизации не только отраслей промпроизводства, но и сферы услуг или, к примеру, ширящееся использование трехмерной печати в производстве сложной техники, строительстве и прочих отраслях. Этот тренд по идее, должен был бы подтвердить тезис, который мы проиллюстрировали трендами развития автомобильной промышленности выше.

Еще одна популярная версия - производительность труда не растет из-за изменения возрастной структуры общества, его старения. Например, максимум через пять лет рост трудоспособного населения во всех наиболее важных частях индустриальной Азии: Корее, Японии, Китае сменится устойчивым, необратимым падением. В Японии падение уже идет, в Южной Корее и Китае этот процесс как раз начинает развиваться. Рабочая сила сокращается, а более пожилой персонал не проявляет достаточно рвения в деле повышения эффективности труда. Однако стоит задаться вопросом: так ли уж автоматизация и роботизация негативно связаны с возрастом работников? Напротив, здравый смысл и выводы экспертов говорят, что использование искуственного интеллекта и роботов призвано снять проблему сокращения потенциальной рабочей силы.

Время большой реакции

Вероятно, относительно низкие темпы роста производительности труда в мире вызваны тем, что технологический прогресс, о котором мы говорим, пока действительно представляет собой лишь вызревающий потенциал индустриальной революции, которая развивается во времени. Угрозы со стороны этой революции еще лежат в основном в будущем, но такой аспект прогресса, как глобализация, зашедший уже весьма далеко, сейчас является главным раздражающим фактором для чувствующей давление всемирной архаики.

Глобализация - процесс неизбежный и уже давно влекущий за собой довольно неоднозначные последствия. Любое соприкосновение культур, привыкших каждая к своим правилам, ведет к известному напряжению между ними. Нет никаких сомнений (у меня, по крайней мере), что все популисты сегодняшнего мира, являются порождениями, прежде всего, глобализации. И в Европе, и в Малой Азии, и в Тихом океане, и теперь в Штатах этот «интернационал» обязан был возникнуть. Их маневры лишь подогревают каждого из них, придают им уверенности.

Чего они хотят? Консервации прошлого? Это, по меньшей мере, глупо. Америка – или кто бы то ни было еще — больше не станет великой снова. Великой она станет, но уже по-другому, потому что и она другая, и мир будет другим. Подлинная историческая задача этих реакционеров двояка: они а) призваны показать миру, что никакой альтернативной повестки дня не существует, и б) обратить внимание человечества на ошибки в ходе трансформаций.

Дональд Трамп имеет, кажется, шанс оказаться наиболее успешным «учителем мира» и анти-примером для всех остальных. Он способен умножить конфликты, самые серьезные из которых (это, как мы уже сказали, уничтожение доходов среднего класса и проблемы рентных экономик) еще только-только осознаются в качестве потенциальных или, в худшем случае, еще только начинают развиваться. Китай, еще вчера вряд ли претендовавший на лидерство в деле социально-экономического прогресса, довольно жестко вступает с господином Трампом в спор относительно глобализации: впервые лидер КНР прибыл специально для этого в Давос. А господин Трамп, как мы знаем, не раз ставил Китай на первое место в качестве противника США (правда, нет, по-видимому, особых гарантий того, что это ключевое мнение президента США не претерпит изменений уже завтра).

Разумеется, китайцы прагматичны в своих возражениях Трампу. Товарооборот Китая и США составляет около $600 млрд в год, дефицит Соединенных Штатов – более половины этой суммы. 20% всего экспорта Китая направляется на американский рынок, а, как предполагают Goldman Sachs, введение обещанного Трампом 45%-ого тарифа на импорт из КНР приведет к падению роста китайского ВВП на 3 процентных пункта. Это очень много. Трамп может счесть такой сценарий своим успехом: Китай наказан весьма ощутимо. Но он, увы, живет вне новой парадигмы, в которой интересы кажущихся антагонистов тесно переплетены и являются взаимодополняющими. Они могли бы быть урегулированы и без насилия и связанных с этим рисков. Китай уже стал достаточно весомым игроком в экономике мира для того, чтобы рецессия в КНР вызвала достаточно жесткий резонанс во всех остальных экономиках.

Но я бы не стал, тем не менее, придавать слишком драматическую окраску грядущим событиям. Рано или поздно, нечто подобное должно было иметь место. Есть надежда на достаточную силу вменяемой американской политической элиты в целом, а США в данном случае является ключевым мировым плацдармом для вовлеченных сил.

На мой взгляд, можно сделать логический вывод о том, что наиболее слабым регионом в мире с точки зрения противостояния «нового и старого», трендов прогресса и сопротивления им — другими словами, наиболее склонным к возможной серьезной дестабилизации - является Ближний Восток. И, пожалуй, второй регион по потенциальным рискам (хотя и иного плана и совсем иных гипотетических сценариев) это, конечно, ЕС. На этом фоне Юго-Восточная Азия неожиданно предстает оплотом стабильности и устойчивой модернизации. Но уж таковы превратности истории.

Вполне вероятно, что глобальная неопределенность и нестабильность охватит период 2017-2018 годов, что связано с политическими циклами во всем мире, но сегодня серьезное осложнение ситуации пока предсказывать не хотелось бы.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 января 2017 > № 2048702


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter