Всего новостей: 2008491, выбрано 782 за 0.095 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (63)Меркачева Ева (60)Путин Владимир (58)Муртазин Ирек (53)Бараникас Илья (38)Скосырев Владимир (38)Иванов Владимир (37)Романова Ольга (31)Латынина Юлия (28)Млечин Леонид (28)Канев Сергей (27)Перевозкина Марина (27)Каныгин Павел (26)Масюк Елена (26)Минеев Александр (26)Рогозин Дмитрий (25)Лукьянов Федор (23)Полухина Юлия (22)Гордиенко Ирина (20) далее...по алфавиту
Бельгия. Весь мир. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 24 февраля 2017 > № 2086514 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в церемонии открытия III зимних Всемирных военных игр 2017 года.

Международный совет военного спорта (Conseil International du Sport Militaire) (CISM) был основан 18 февраля 1948 года в Ницце (Франция) пятью государствами: Бельгией, Данией, Францией, Люксембургом и Нидерландами.

Основной задачей CISM является установление тесных и постоянных связей между Вооружёнными Силами разных стран в области спорта и физического воспитания. Девиз CISM – «Дружба через спорт».

На сегодняшний день CISM объединяет 135 стран и является крупнейшей спортивной организацией после Международного олимпийского комитета и Международной федерации студенческого спорта.

Вооружённые Силы СССР были приняты в члены CISM 10 мая 1991 года на 46 Генеральной Ассамблее CISM в Танзании.

Ежегодно CISM проводит чемпионаты мира как по летним, так и по зимним видам спорта на различных континентах. Летние Всемирные военные игры проводятся с 1995 года один раз в четыре года (по аналогии с Олимпийскими играми). Зимние Всемирные военные игры ранее проводились в 2010 и 2013 году.

III зимние Всемирные игры проходят с 22 по 28 февраля на олимпийских спортивных объектах в прибрежном и горном кластерах Сочи по семи видам спорта: лыжные гонки, биатлон (включая патрульную гонку), горные лыжи, спортивное ориентирование на лыжах, ски-альпинизм, скалолазание, шорт – трек.

Будет разыграно 44 комплекта медалей.

В соревнованиях примут участие более 400 военнослужащих-спортсменов из 26 стран: Российской Федерации, Австрии, Армения, Республики Беларусь, Бельгии, Болгарии, Боснии и Герцеговины, Германии, Греции, Ирана, Испании, Италии, Казахстана, Китая, Ливана, Македонии, Монголии, Пакистана, Республики Корея, Сербии, Словении, Таджикистан, Турция, Финляндии, Франции и Швейцарии.

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии открытия:

Добрый вечер, уважаемые гости, уважаемый господин Аль-Шино! Сегодня мы открываем III зимние Всемирные военные игры 2017 года. Я приветствую спортсменов, участников соревнований, всех наших гостей, болельщиков, поклонников зимних видов спорта. Верю, что Сочи принесёт вам удачу и подарит яркий, зрелищный праздник.

Россия впервые принимает зимние Всемирные военные игры. Для нас это большая честь, конечно, и ответственность. Мы с радостью встречаем военных спортсменов из более чем 20 стран и стремимся сделать всё, чтобы своего рода армейская олимпиада прошла на самом высоком уровне. Здесь, в Сочи, для этого есть всё, прежде всего бесценный опыт Олимпиады 2014 года, прекрасное олимпийское наследие. Уверен, что и в горном, и в прибрежном кластере спортсмены и болельщики будут чувствовать себя максимально комфортно.

Военные игры – это мирные соревнования, их участники покажут не умение воевать, а спортивные достижения, честную спортивную борьбу – то, что укрепляет мир, доверие между странами, объединяет людей. Неслучайно девизом Международного совета военного спорта стали слова «Дружба через спорт».

Здесь точно собрались самые лучшие команды, самые сильные, а значит, игры будут по-настоящему зрелищными и интересными. Искренне желаю спортсменам показать отличные результаты, проявить выдержку и уважение к соперникам, а гостям игр – получить незабываемые впечатления.

Уважаемые участники и гости, объявляю III зимние Всемирные военные игры 2017 года открытыми!

Бельгия. Весь мир. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 24 февраля 2017 > № 2086514 Дмитрий Медведев


Россия. Весь мир. СЗФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 23 февраля 2017 > № 2084391 Владимир Путин

Встреча с военнослужащими Северного флота.

Владимир Путин встретился с офицерами Северного флота, отличившимися при выполнении служебно-боевых задач в акватории Средиземного моря, у побережья Сирийской Арабской Республики.

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Прежде всего, разумеется, 23 февраля хочу поздравить вас с праздником, с Днём защитника Отечества. Хочу вас поздравить и поблагодарить за боевую работу, которую вы проделали.

В истории российского Военно-Морского Флота вы открыли ещё одну страницу. И не только потому, что совершили такой дальний поход, успешный поход, сложный, в условиях, прямо скажем, противодействия нашим усилиям по борьбе с международным терроризмом, а не помощи от некоторых наших так называемых партнёров, – вы проделали эту работу достойно, с хорошим качеством.

Многое было сделано впервые. Это и применение современной техники, имею в виду не только МиГ-29 в морском исполнении, но и применение высокоточного оружия. Вы справились со всеми задачами, которые перед вами были поставлены, нанесли существенный, значимый урон международным террористическим группировкам, их базам, складам с оружием, боеприпасами, технике, инфраструктуре. И это, безусловно, способствовало положительным результатам усилий всех стран, которые принимают участие в борьбе с международным терроризмом в данном случае в Сирийской Арабской Республике, и способствовало созданию условий для продолжения мирных переговоров между правительством Сирии и вооружённой оппозицией. Это важно.

Но для нас с вами не менее важно, а может быть, и более, то обстоятельство, что, к сожалению, на территории Сирии скопилось огромное количество боевиков – выходцев из республик бывшего Советского Союза и из самой России. По нашим предварительным данным, счёт идёт на тысячи. По данным Генштаба, по данным наших специальных служб, ФСБ, например, примерно до четырёх тысяч из России и тысяч пять – из республик бывшего Советского Союза.

С учётом того, что у нас безвизовый режим почти между всеми странами бывшего Советского Союза, понимаем, какая огромная опасность таится в этом рассаднике терроризма на территории Сирии для нас, для России. И выполняя боевые задачи вдали от родных рубежей, вы напрямую способствовали обеспечению безопасности Российской Федерации. За это вам действительно ещё раз хочу сказать большое спасибо.

Очень рассчитываю на то, что опыт, приобретённый вами в ходе выполнения этой боевой работы, будет внимательно изучаться и в будущем использоваться и вами, и приходящими затем на вашу смену новыми поколениями российских моряков.

Ещё раз поздравляю вас с праздником и желаю вам всего самого доброго. Спасибо большое.

С.Артамонов: Товарищ Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации!

Командир тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» капитан первого ранга Артамонов.

9 февраля мы закончили наш дальний поход. Сейчас крейсер ошвартован у причала в городе-герое Мурманске. Задачи боевой службы выполнены все, экипаж вернулся в полном составе. Личный состав здоров и готов к решению следующих задач.

Разрешите мне от имени всего нашего многочисленного экипажа поблагодарить Вас за ту высокую оценку, которую Вы поставили за проделанную нами работу. Эта боевая служба займёт особое место в истории Военно-Морского Флота, а может быть, и Вооружённых Сил Российской Федерации, наверное, по праву, ведь именно в этом дальнем походе впервые наши новые самолёты МиГ–29 были применены в боевой обстановке, применены с задачами нанесения ударов по наземным объектам.

В этом походе мы испытали новейший палубный вертолёт Ка–52, который тоже оправдал возложенное на него доверие, особенно в вопросах обороны корабля, в решении обеспечивающих задач на главном направлении, и мы ждём принятия этого вертолёта на вооружение. Но самое главное, что в этом походе наряду с ветеранами палубной авиации, которые не один десяток лет решают задачи с авианосца, выполняли боевые вылеты молодые подготовленные лётчики, за которыми будущее морской авиации.

Корабль на месте, готов получать следующие задачи. И разрешите заверить, что в дальнейшем экипаж будет верен своему воинскому долгу и традициям Военно-Морского Флота.

В.Путин: Спасибо, Сергей Григорьевич.

К.Ревякин: Товарищ Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации!

Командир авиационной эскадрильи 100–го отдельного корабельного истребительного авиационного полка капитан Ревякин.

Личный состав корабельной авиации Военно-Морского Флота понимает, какое высокое доверие нам оказала Родина. Рассчитываем, что мы достойно справились с поставленными задачами.

Мне была предоставлена честь в числе первых приступить к освоению нового самолёта МиГ–29К. За время боевого похода я выполнил 17 вылетов с тяжёлого несущего крейсера. Всё это результат коллективного труда работников промышленности, лётчиков-испытателей и моих боевых товарищей.

Самолёт МиГ–29К оборудован современным прицельно-навигационным комплексом, который значительно разгружает лётчика при выполнении полёта, тем самым даёт ему время на оценку обстановки, принятие решения и более эффективное выполнение поставленной задачи.

В августе 2016 года я выполнил свой первый тренировочный зацеп. По эмоциям и чувствам это можно сравнить с первым самостоятельным тренировочным полётом в жизни лётчика. Я очень рад и благодарен, что мне в жизни выпал шанс второй раз испытать подобные чувства.

Современный многофункциональный самолёт МиГ–29К, а также модернизированный самолёт Су–33 показали свою высокую боевую эффективность и востребованность в военной операции в Сирии против мирового терроризма. Простота в эксплуатации, надёжность, а также точность боевого применения демонстрируют, что наш современный оборонно-промышленный комплекс отлично развит и производит лучшую военную технику.

Я горжусь нашей Родиной, нашими Вооружёнными Силами и Андреевским флагом. Хочу заверить Вас, товарищ Верховный Главнокомандующий, что лётчики палубной авиации способны защищать национальные интересы России и решить любые поставленные Вами задачи.

В.Путин: Спасибо.

Кирилл Евгеньевич, действительно версия МиГ–29К с техникой прицеливания эффективнее работает, чем на других машинах?

К.Ревякин: Во-первых, не только эффективнее работает, а лётчик изначально уже может спланировать свои действия, потому что на индикаторах вводится тактическая обстановка. Он может найти варианты, каким образом, каким тактическим способом атаковать тот или иной объект. Соответственно, можем работать уже группой, выбирать различные варианты.

В.Путин: Ладно, спасибо.

Товарищи, какие есть вопросы? Пожалуйста.

А.Салошин: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Начальник походного штаба корабельной несущей группы капитан первого ранга Салошин.

За 117 суток похода корабли прошли более 17 тысяч миль. Задачи решались в различных условиях обстановки, в том числе в штормовом море. Техника, личный состав проявили себя отлично, подтвердили свою надёжность. Рядом с нами решали задачи корабли НАТО постоянно на переходе из Средиземного моря в назначенный район и обратно. Рядом с нами находилось около восьми кораблей, и действия их носили далеко не дружественный характер.

В любом случае война когда-либо заканчивается. Разные страны видят будущее Сирии по-своему. Не секрет ни для кого, что некоторые из этих стран видят Сирию разделённой на части. Скажите, какова позиция руководства страны по данному вопросу?

В.Путин: Я уже много раз говорил на эту тему публично. Мы исходим прежде всего из того, что Сирия должна сохранить свою территориальную целостность. Хотя Вы правы, мы видим, что так думают не все. Особенно меня беспокоит – мы это видим – конфессиональное размежевание, то есть представители одной конфессиональной группы переезжают и концентрируются в одних регионах страны, представители другой конфессиональной группы переезжают и концентрируются в другой части страны. И это, конечно, прообраз возможных негативных последствий для страны.

Мы знаем Сирию как многонациональное и многоконфессиональное государство, светское государство. Оно таким было очень долго, и это было гарантией территориальной целостности этой страны. Мы будем исходить из этих задач, но в конечном итоге дело, конечно, за самими сирийцами. Нужно сделать всё, чтобы при решении ключевого вопроса сохранения территориальной целостности страны не было никакого вмешательства извне.

А наша задача, как вы знаете, – вы выполняли именно эту работу, – борьба именно с террористическими группировками. И как результат, в том числе вашей работы, я думаю, мы можем об этом сказать смело, – это первые успешные переговоры в столице Казахстана, Астане, между представителями вооружённой оппозиции и правительством Сирии с участием России, Ирана, Турции и Иордании. Я очень надеюсь, что этот политический процесс, по сути, впервые поставленный на практическую, твёрдую почву, будет развиваться и в продолжающихся сегодня переговорах в Женеве.

Ситуация там сложная. Но чем быстрее страна перейдёт именно к политическому урегулированию, тем больше будет шансов у мирового сообщества и у нас с вами покончить с террористической заразой на территории Сирии, в чём мы кровно заинтересованы. Но мы не будем, не должны, не ставим перед собой задачу вмешиваться во внутренние дела самой Сирии. Наша задача только стабилизировать легитимную власть и нанести решающие удары по международному терроризму. Вот из этого будем исходить. Так и будем формулировать наши цели.

С.Шойгу: Владимир Владимирович, хотели вручить Вам большую фотографию и просить Вас сделать коллективный снимок.

В.Путин: Да, это мы сейчас сделаем. И снимок сделаем коллективный, и фотографию с удовольствием получу.

В.Соколов: Товарищ Верховный Главнокомандующий, разрешите?

В.Путин: Да.

В.Соколов: Старший на походе корабельной несущей группы вице-адмирал Соколов.

Мы, товарищ Верховный Главнокомандующий, только сейчас, после проведённого разбора выполнения поставленных задач в штабе Северного флота, в главном командовании Военно-Морского Флота, сейчас на встрече с Вами осознаём, какое большое дело мы сделали и значение этого похода корабельной несущей группы.

Мы многим, в том числе в нашей стране, открыли глаза на истинную державную мощь нашего Отечества, на способность корабельных сил морской авиации Военно-Морского Флота выполнять боевые задачи.

Безусловно, главными задачами корабельной несущей группы были ударные задачи по поражению вооружённых группировок международных террористических организаций на территории Сирийской Арабской Республики, но корабельная несущая группа решала очень широкий круг задач. Достаточно сказать, что корабельная истребительная авиация, кроме нанесения поражения наземным объектам на территории Сирии, выполняла вылеты на противовоздушную оборону, истребительное авиационное прикрытие корабельных сил ударной и специальной авиации. Здесь во встрече участвуют в том числе и вертолётчики корабельной авиации, которые только у побережья Сирийской Арабской Республики выполнили более 750 вылетов на различные задачи: это и поисково-спасательное обеспечение боевых вылетов наших самолётов, на ведение воздушной разведки, на выполнение задач противолодочной и противоподводной диверсионной обороны, на воздушные перевозки и их боевое сопровождение.

В ходе выполнения задач у побережья Сирии трансформировались способы и приёмы. Многие из них выполнялись впервые, в том числе по приёму грузов на корабли, погрузки авиационных средств поражения. Достаточно сказать, что только жидких грузов наша корабельная группировка приняла более 50 тысяч тонн в море.

По своему составу корабельная несущая группировка в этом походе была самой мощной и сбалансированной за всю историю. Уже в центральной части Средиземного моря она была усилена кораблями Черноморского флота, выполняла задачи при поддержке частей других видов и объединений Вооружённых Сил Российской Федерации в тесном взаимодействии с ВКС в Сирии.

Безусловно, опыт, приобретённый в походе, будет учтён при подготовке органов военного управления, в ходе мероприятий оперативной и боевой подготовки, при подготовке кадров.

Разрешите от моряков-североморцев заверить Вас, что все задачи, которые перед нами будут поставлены, будут выполнены. Военные моряки будут гордо демонстрировать военно-морской флаг России во всех районах Мирового океана.

Пользуясь случаем, товарищ Верховный Главнокомандующий, разрешите от всех военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации Вас как главного защитника Отечества поздравить с нашим профессиональным праздником. И прошу принять на память о сегодняшнем дне и выполнении наших задач фотографию с изображением тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов» в Средиземном море.

В.Путин: Спасибо.

В завершение вот что я хочу сказать.

Мне особенно приятно вас видеть, то есть всегда приятно видеть военных моряков, но вас особенно приятно. Почему? Потому что я по должности должен контролировать и развитие Вооружённых Сил, и будущее, и сегодняшний день, это само собой разумеется. Министр и начальник Генштаба знают, что инициатива вашего похода и подготовка к походу – это моя личная инициатива. Я хочу поблагодарить Министра обороны и начальника Генштаба, представителей промышленности, которые, получив это указание год назад, в короткие сроки подготовили технику, материальную часть, вас подготовили, а вы в свою очередь подготовили ваших подчинённых и блестяще справились с поставленными задачами.

Когда я формулировал эту задачу Министру, НГШ, исходил из нескольких соображений. Во–первых, с 1991 года авианесущий крейсер находится в составе Вооружённых Сил, выполняет всё время скорее всего учебные, демонстративные задания, поэтому была поставлена задача перед промышленностью подготовить его должным образом и создать соответствующее авиационное крыло. Вот и МиГ–29 появился в окончательном варианте.

Сейчас вы говорили о сложностях, с которыми сталкивались в ходе выполнения боевой задачи. Я так и думал, что эти сложности будут и вам нужно будет их преодолевать. Вы это всё сделали.

Задача была непростая и комплексная. Очень приятно, что вы справились со всеми её составляющими, и это, безусловно, хороший шаг в развитии российского военного флота во всех его компонентах.

Я ещё раз поздравляю вас с праздником и хочу поблагодарить весь командный личный состав группировки за блестящее выполнение поставленной перед вами задачи.

Успехов вам! С праздником!

Россия. Весь мир. СЗФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 23 февраля 2017 > № 2084391 Владимир Путин


Германия. Евросоюз. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083704 Ольга Мельникова

Нюрнбергский трибунал - уроки для современности

Ольга Мельникова, Начальник отдела ДИП МИД России

Планируя создание Международного военного трибунала и проведение международного судебного процесса над главными нацистскими военными преступниками, державы антигитлеровской коалиции руководствовались принципами неотвратимости ответственности и наказания всех нацистских преступников, виновных в массовых злодеяниях.

Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории прецедентом осуждения преступлений государственного масштаба, когда перед судом предстали представители государственной власти (высшие политические и военные руководители), сделавшие целое государство с его учреждениями, структурами, карательными органами, идеологией и пропагандистской машиной орудием своих чудовищных преступлений.

Став уникальной международной судебной структурой, Нюрнбергский трибунал, как и принятые им решения, выводы и квалификационные определения, имел весомый прецедентный характер. Его историческая миссия заключалась в осуществлении правосудия в отношении главных инициаторов и виновников фашистских злодеяний.

Нюрнбергский трибунал продемонстрировал всему миру истинное лицо фашизма, разоблачил его сущность и планы уничтожения целых государств и народов, чудовищные массовые преступления против мира и человечности.

Основная задача судебного процесса состояла не только в заслуженном возмездии и наказании преступных руководителей гитлеровской Германии, но и в создании международно-правовой основы уголовной ответственности всех физических лиц и организаций, виновных в тягчайших преступлениях и массовых злодеяниях. Его опыт и решения в дальнейшем легли в основу деятельности национальных судов по преследованию и наказанию нацистских преступников. Фактически суд довершил военный разгром гитлеризма разгромом юридическим и моральным и, казалось, создал преграду для возрождения фашизма в будущем.

Нюрнбергский процесс оказал исключительно важное влияние на международно-правовую практику и развитие современного международного права. Принципы и нормы, сформулированные Нюрнбергским процессом и одобренные ООН, легли в основу всех послевоенных международных документов, имеющих целью предотвращение агрессии и военных преступлений, таких как Конвенция о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него 1948 года, Женевские конвенции 1949 года о защите жертв войны.

Именно с Нюрнбергского процесса началась история создания в международном праве специального раздела - международного уголовного права, а также история развития новых принципов и норм во всех других разделах международного права.

Нюрнбергский трибунал стал первым в новейшей истории примером международного правосудия, когда военные преступления, преступления против человечности были признаны подсудными не только национальному суду, но и специальному международному суду, организованному в соответствии с международно-правовыми договорами.

Нюрнбергский трибунал послужил прообразом для создания подобных международных судебных учреждений, таких как Международный военный трибунал для Дальнего Востока, Международный трибунал по бывшей Югославии, Международный трибунал по Руанде и, наконец, на основании Римского статута от 17 июля 1998 года Международного уголовного суда.

На Нюрнбергском процессе впервые в мировой истории агрессия была признана тягчайшим международным преступлением против всего человечества и дана юридическая оценка другим военным преступлениям.

Принятые в 1946 году в Нюрнберге решения и сегодня не утратили своего юридического и политического значения, продолжая служить ориентиром для пресечения агрессивных, шовинистических действий, для привлечения к уголовной ответственности за наиболее тяжкие преступления, попрание норм международного правопорядка и прав человека.

Особенно это актуально сегодня, когда во многих странах мира наблюдается рост националистических, фашистских, неофашистских движений или им сочувствующих.

В последние годы мы все чаще становимся свидетелями проведения регулярных маршей легионеров СС, чествования ветеранов дивизии «Ваффен-СС», признанной Нюрнбергским трибуналом преступной. Очевидно, что подобные демонстративные акции, равно как и участившиеся попытки обелить нацизм и фашизм, являются благоприятной питательной средой для роста числа националистических группировок, ратующих за «чистоту расы», дискриминацию по религиозному, национальному или этническому признакам.

Растет число антисемитских выходок, которые уже давно не ограничиваются осквернением могил жертв Холокоста. В Польше и странах Балтии ведется настоящая война с памятниками солдатам Красной армии, освободившим Польшу и всю Европу от фашизма. Возрастает количество актов насилия в отношении людей с другим цветом кожи, лиц иного вероисповедания, мигрантов, представителей национальных или этнических меньшинств.

На Нюрнбергском процессе народы мира через своих представителей однозначно оценили суть совершенных преступлений как не подлежащее оправданию преступление.

Тем кощунственнее звучат сегодня, спустя десятилетия, попытки не только оправдания, но и героизации военных преступников, превращения фашистских приспешников в Эстонии, Латвии, на Украине в борцов за национальную независимость. Россия решительно выступает против подобных попыток.

К сожалению, уже невозможно вернуть жизни 77 жертв осужденного в Норвегии террориста-националиста, организатора и исполнителя взрыва в центре Осло и хладнокровно расстрелявшего подростков в молодежном лагере, или сгоревших заживо и убитых в Доме профсоюзов в Одессе. Собственно, чем эти события отличаются от погромов во Львове или Галичине, которые начались сразу после прихода в эти города немецких войск в июле 1941 года.

В этой связи борьба с «раковыми метастазами фашизма» и их уничтожение является актуальной и сегодня, в XXI веке, и в России, и в мире. Нельзя допустить, чтобы в наше время люди рассматривали фашизм в любых его формах как уже преодоленную для мира опасность либо как проявление демократии.

Спустя 70 лет необходимо в полной мере отдавать себе отчет в том, что вынесенный Международным трибуналом в Нюрнберге приговор и в наши дни может служить юридической основой пресечения агрессивных войн и привлечения к уголовной ответственности физических и юридических лиц за преступления против мира и человечности.

Значительно участились попытки фальсификации исторических фактов и приуменьшение роли России в наиболее важных исторических событиях, особенно таких, как Вторая мировая война.

Притом что международное сообщество не стремится умалить роль и вклад союзников по антигитлеровской коалиции в победу над фашизмом, мы все чаще сталкиваемся с попытками переписать историю Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. 26 млн. 600 тыс. наших соотечественников погибли в этой кровавой войне. И больше половины из них - 15 млн. 400 тыс. - были мирные граждане.

За последние годы мы наблюдали множество усилий не только отдельных организаций и политиков, но и государственных структур, напрямую направленных на стирание из памяти народов вклада СССР в победу над гитлеровской Германией.

Сегодня мировое сообщество серьезно дезинформировано о ходе Второй мировой войны, на Западе сформирован стереотип, согласно которому именно американские войска без какой-либо помощи Красной армии и СССР освободили Европу от фашизма.

Очень важно, чтобы представители молодого поколения имели возможность доступа к историческим знаниям о событиях того времени, и не только накануне очередного празднования Дня Победы 9 Мая. Необходимо постоянно прилагать усилия к сохранению исторической правды и памяти о минувшей трагедии, предостерегать новое поколение от предательства интересов миллионов людей, ставших жертвами Второй мировой войны.

Именно опираясь на исторические факты, нужно решать вопросы антивоенного, антифашистского образования и воспитания, с тем чтобы поставить преграду на пути новых веяний по героизации военных преступлений в современном мире.

Также важно, перекладывая смысл совместной борьбы в прошлом на практику современных угроз и вызовов, обращаться к общим историческим ценностям. Необходимо приступить к формированию международно-правовой базы для предотвращения возможностей фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн. В этом особая ценность решений Нюрнбергского процесса, который создал прецедент и заложил фундамент для решения данной задачи.

Это заставляет нас настойчиво ставить вопрос о значимости создания единой основы в изучении истории минувшей войны в контексте современных вызовов и угроз миру и стабильности, безопасности и согласию в международном сообществе. Об этом взывают к нам уроки Нюрнбергского процесса.

Германия. Евросоюз. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083704 Ольга Мельникова


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 февраля 2017 > № 2083492 Федор Лукьянов

Возвращение к норме

Федор Лукьянов о том, почему не стоит надеяться на «сделку» между Россией и США

Официальный представитель Белого дома Шон Спайсер в очередной раз объяснил намерения президента Трампа в отношении Москвы. «Если он сможет добиться сделки с Россией, что пытались сделать несколько последних администраций, то он так и поступит, а если не сможет — то не поступит. Но он попытается… Его успех как бизнесмена и переговорщика нужно рассматривать как позитивный знак, что он способен это сделать».

Ключевые слова здесь: «Что пытались сделать несколько последних администраций». То есть речь идет не о новых подходах, а о том, что Дональд Трамп обладает более высокой квалификацией, чем предшественники, и справится с тем, что им оказалось не под силу.

Соответственно, преемственности в политике на российском направлении будет существенно больше, чем инноваций.

Ничего удивительного. Ожидания, что Трамп качественно изменит отношения Вашингтона и Москвы, — производная от двух явлений. Во-первых, позитивных высказываний претендента на номинацию, а потом кандидата республиканцев о качествах Путина как лидера. Во-вторых, мощной медийно-политической кампании с обвинениями Трампа в пророссийских взглядах, а потом и в прямых связях с Кремлем и даже российскими спецслужбами.

Первое явно не стоит преувеличивать — Трамп всегда представлял Путина как антитезу Бараку Обаме: вот, мол, сильный лидер, защищающий национальные интересы, не то что наш рохля.

Миллиардер-республиканец строил стратегию на отрицании всего, связанного с Обамой. Второе — придумка демократических политтехнологов, которые в какой-то момент сделали ставку на запугивание избирателей призраком путинизма. На выборах это, как известно, сработало мало, но оказалось более перспективным после выборов и инаугурации, когда объектом воздействия стали уже не граждане США, а вашингтонское политическое сообщество. Вероятнее всего, накат продолжится, и он будет неизбежно ограничивать пространство для маневра Белого дома на российском направлении.

Как бы то ни было, это конъюнктурные обстоятельства, а между тем российско-американская стратегическая рамка определяется гораздо более солидной основой — наличием у двух стран самых больших на планете ядерных арсеналов и способности физически уничтожить друг друга.

Траектория развития отношений Москвы и Вашингтона по существу не меняется с пятидесятых годов прошлого века, когда установилась модель ядерного сдерживания, и циклы обострений и разрядок напряженности ритмично сменяются. Конец идеологической конфронтации не изменил cхему, хотя уменьшил (во всяком случае, так долго казалось) риск столкновения. Снижение порога страха, правда, произвело и расхолаживающее воздействие — угроза стала восприниматься как менее реальная, хотя арсеналов осталось более чем достаточно.

Сегодня военизированная риторика возвращается, и механизмы «холодной войны», призванные обеспечивать взаимную сдержанность, снова востребованы.

Неслучайно Дональд Трамп уже не раз упоминал ядерные потенциалы и разоружение в контексте России. Он это, правда, делает скорее инстинктивно, чем осознанно, но инстинкт не подводит — пока арсеналы существуют, они будут диктовать парадигму отношений.

Однако использовать тему для нового раунда дипломатической активности не получится — с российской стороны ясно сказано, что дальнейшие сокращения нецелесообразны, да и сам Трамп, если верить утечкам, жалуется Путину на невыгодность СНВ для Америки. Между тем последняя сделка под названием «перезагрузка» нанизывалась именно на стержень сокращения вооружений. Что еще может сыграть стержневую роль, непонятно.

Из заявлений, которые за последнюю неделю сделали высокопоставленные представители администрации США (прежде всего вице-президент Пенс и госсекретарь Тиллерсон), можно сделать один вывод: Вашингтон при Трампе не собирается включать Украину в пресловутую сделку с Москвой, скорее разрешение восточноукраинского конфликта выдвигается в качестве предварительного условия для дальнейшего торга. В этом есть своя логика. К Украине слишком много внимания, именно она стала детонатором обрушения отношений России и Запада три года назад.

Попытка обойти Киев или сделать его предметом размена создаст идеальный повод для атаки на Белый дом и будет использована как подтверждение всех обвинений в сговоре с русскими.

Однако исключение украинской темы из гипотетического «пакета» резко снижает его привлекательность для России. В прошлом году Сэм Чарап и Джереми Шапиро верно писали о том, что причиной неудачи российской политики Обамы стало нежелание обсуждать в рамках пакетного подхода сюжеты, которые Москва считает для себя жизненно важными, а Вашингтон — не первоочередными, но идеологически принципиальными. Прежде всего процессы на постсоветском пространстве. Стремление попросту обходить наиболее болезненные вопросы, сконцентрировавшись на тех, где в принципе можно договориться, привело к растущему раздражению России и ощущению «разводки».

Трамп отвергает все, что связано с Обамой, но воспроизводит тот же подход.

Принцип «избирательного вовлечения» России, объявленный когда-то еще Кондолизой Райс, не работал с самого начала. И тем более сейчас, когда отдельно взятые «сферы кооперации» соседствуют не с «зонами безучастия», то есть отсутствия сотрудничества, а с прямым подавлением через санкции и другие ограничительные меры.

В российско-американских отношениях не происходит ничего драматического, мы наблюдаем возвращение к норме.

Это норма доперестроечного периода, то есть времени, когда руководители Соединенных Штатов не считали задачей изменить своего собеседника, как это стало происходить после распада СССР. В этом, собственно, и заключается отличие Трампа от трех его предшественников. И Билл Клинтон, и Джордж Буш-младший, и Барак Обама, ведя дела с Россией, имели в виду (и говорили об этом публично), что она «неправильная», должна меняться. Используя выражение той же Кондолизы Райс, Соединенные Штаты практиковали «трансформативную дипломатию», то есть содействие преображению партнера в ходе взаимодействия. С точки зрения классических отношений великих держав это нонсенс, чреватый подрывом доверия, необходимого для достижения договоренностей. Что и произошло.

Трамп никого трансформировать не собирается — ни мир, ни отдельные страны. Поэтому его намерения будут более понятны Москве, чем то, что делали хозяева Белого дома с начала девяностых. Но стоит ли рассуждать о сделках? Ведь в период «холодной войны» «сделок» СССР и США не заключали, хотя и были равновесными сверхдержавами. Речь шла тогда о поддержании баланса, установившегося по итогам Второй мировой и цементированного угрозой гарантированного взаимного уничтожения. Периодически та или другая сторона пыталась сместить его в свою пользу, случалось обострение, после чего баланс восстанавливался, иногда действительно путем разменов.

Можно, например, вспомнить самый опасный эпизод «холодной войны» — Карибский кризис, после которого Советский Союз отказался от размещения ядерного оружия на Кубе, а Соединенные Штаты убрали ракеты из Турции. Но такая «сделка» была достигнута не только ценой острейшего военно-политического кризиса, а и в условиях полномасштабного противостояния.

Теоретически можно представить себе нечто схожее с Трампом. Его администрация состоит из людей (силовики и представители крупного и очень жесткого бизнеса), психология которых вполне допускает игру в эскалацию на грани фола.

Однако международный контекст все-таки качественно другой, никакого баланса нет, российско-американские клинчи отнюдь не исчерпывают глобальную повестку дня.

Норма отношений двух стран, учитывая культурно-исторические различия, геополитические устремления, заложенную традицией ХХ века конкурентность, — это регулируемое соперничество с постоянным элементом идейного противостояния, которое, однако, допускает возможность взаимовыгодной кооперации и взаимодействия по жизненно важным проблемам. В условиях глобальной среды последнее становится более востребованным.

Вообще, внимательно следить надо не за отношением Трампа к России, которое в итоге может оказаться гораздо более «обычным» подходом республиканца-консерватора, а за эволюцией того, как Америка смотрит на мир и понимает в нем свою роль. Начинает складываться новое устройство, и от позиции США во многом зависит пространство возможностей для других — что становится доступным, а чего надо добиваться (или не надо).

Рассуждать же о сделках, тем более «новых Ялтах» и прочих схемах раздела мира, не только бессмысленно, но и вредно.

Мир стал намного более демократичным и разнообразным, и мысль о том, что «крупняк» договорится о судьбе всех остальных, популярностью пользоваться не будет. Время сверхдержав уходит в прошлое, что тоже норма международных отношений, если смотреть на всю историю, а не только на прошлый век.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 февраля 2017 > № 2083492 Федор Лукьянов


Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081221 Роуз Гетемюллер

«Есть опасения, что у нас с Россией разные цели»

Замгенсека НАТО Роуз Гетемюллер дала эксклюзивное интервью «Газете.Ru»

Александр Братерский (Брюссель – Москва)

На прошлой неделе в Брюсселе завершилась встреча министров обороны стран НАТО, которая стала первой сверкой часов для нового главы Пентагона Джеймса Мэттиса и партнеров по альянсу. О том, каковы основные вызовы для НАТО сегодня и каковы перспективы отношений альянса и России, «Газете.Ru» рассказала заместитель генерального секретаря союза Роуз Гетемюллер.

— НАТО вскоре переезжает из старого здания в новое. Можно ли воспринимать это как символ того, что альянс ждут перемены?

— Как любая большая организация, НАТО всегда должно искать возможности для реформ, иначе оно будет обречено на стагнацию. Мы регулярно делаем обзоры о том, где находится организация как в политическом смысле, так и по существу. Одна из моих обязанностей как заместителя генсека НАТО заключается в том, чтобы смотреть, как управляется организация, и это касается как политических вопросов, так и собственно работы штаб-квартиры. Если же говорить о переезде в новое здание — это замечательный шаг, так как он создает возможность для того, чтобы «перевести НАТО в XXI век». Поэтому новое здание как отвечает современным экологическим стандартам, так и обладает повышенными возможностями в части технологий. НАТО является витальной организацией, которая постоянно меняется, и я думаю, это останется неизменным.

— Перед какими вызовами сегодня стоит альянс? Генсек НАТО Йенс Столтенберг уделяет сегодня много внимания «вызовам с Востока» — угрозам со стороны исламистских радикалов.

— Коренные ориентиры, о которых было заявлено на саммите в Варшаве, — это «сдерживание и оборона» и «проекция стабильности». Иногда их разделяют по геополитическому признаку — «сдерживание и защита» сфокусированы на север и восток, в направлении России, а «проекция стабильности» — на юг. Но для нас все это цели на «360 градусов». «Сдерживание и оборона» — это принцип, который мы используем, борясь с террористами в Афганистане, когда продолжаем миссию «Решительная поддержка».

Хочу отметить, что это зона взаимного интереса НАТО и России. Иллюстрацией этого может служить тот факт, что эта тема постоянно обсуждалась на заседании совета «Россия – НАТО». Что касается принципа «проекции стабильности», то она также является темой «360 градусов». Здесь цель в создании условий для того, чтобы нам не угрожал терроризм. Это цель долговременная, и здесь нам нужно сотрудничество с другими институтами, такими как Европейский союз.

Нам необходимо сделать все возможное, чтобы террористические организации не произрастали на почве бедности и нестабильности в других регионах мира.

В связи с этим НАТО работает над созданием стабильности и безопасности в различных регионах, вместе с организациями, которые осуществляют экономическую помощь странам, такими как ООН, ЕС, Африканский союз.

— Видите ли вы возможность для сотрудничества с Россией в борьбе с общими угрозами?

— Потенциал для сотрудничества есть всегда. Но тут возникает вопрос: разделяем ли мы одну и ту же цель, есть ли у нас общее ощущение, откуда исходят угрозы и как нам с ними бороться. Это те вопросы, на которые мы должны ответить, когда мы думаем о возможностях совместной работы России и НАТО. И если честно, есть озабоченность, что мы не разделяем ощущения общих угроз, одних и тех же ориентиров и целей.

Генсек Столтенберг говорил, что у нас есть общие цели. Однако мы должны быть уверены, что, разделяя эти цели, мы определяем их одинаково.

— Вы упомянули Афганистан. Недавно командующий силами НАТО генерал Джон Николсон сказал, что обеспокоен возможным сотрудничеством России и группировки «Талибан». Видите ли вы в этом тревожный сигнал?

— Это как раз тот пример, о котором я говорила, когда упомянула о «совместных целях» и «определении угроз», которые являются общими для обеих сторон. С точки зрения правительства Афганистана, США, Пакистана, «Талибан» — это угроза. Превращение их из врагов в партнеров по переговорам — это долговременная цель, но сейчас мы должны быть озабочены нестабильностью, которую «Талибан» создает в Афганистане.

— Россия постоянно выражает обеспокоенность строительством системы американской ПРО в Европе. Говорится, что оборонительные ракеты, установленные в системе, могут быть превращены в наступательные. Есть ли в НАТО желание снять эту обеспокоенность, например, с помощью инспекций с российской стороны?

— Хочу сказать одну вещь, которая меня озадачивает. В СССР была абсолютная уверенность в возможности преодолеть систему ПРО, как существовавшую, так и ту, которую планировалось создать. Я имею в виду программу «Звездных войн» Рональда Рейгана, который пытался создать ракетный щит для защиты США и союзников от угроз, исходящих от Советского Союза.

В то время, в 1980-е годы, Андропов и другие лидеры СССР, которые пришли ему на смену, были уверены в возможностях советской науки по противостоянию этим средствам.

Это помогло созданию довольно эффективных систем ракетного вооружения в СССР. Но что меня всегда озадачивало те десять лет, что я занималась этим вопросом, так это отсутствие той же уверенности в Российской Федерации.

Уверенности в том, что ограниченная по своим задачам система ПРО не может быть эффективной против российских ракет. И это в то время, когда российские стратегические силы модернизируются, а на боевое дежурство встают более эффективные ракеты, обладающие еще более совершенным возможностями преодоления систем ПРО.

— На востоке Украины вновь после определенного перерыва возобновились боевые действия. В их эскалации на Западе обвиняют Россию. Не считаете ли вы, что необходимо оказывать давление и на украинскую сторону?

— Мы ведем один разговор и с россиянами, и с украинцами о том, что минские соглашения — это путь вперед, и обе стороны должны соблюдать свою приверженность процессам, о которых договорились в Минске. Я хочу, правда, отметить, и генсек Столтенберг часто об том говорит, что Россия имеет «повышенное влияние» в этом вопросе. Речь идет о влиянии на силы сепаратистов в Донецке и Луганске.

— Вы многие годы изучали Россию. Насколько оптимистично вы настроены на возможность улучшения отношений между НАТО и Россией? Россией и США?

— Российские дипломаты одни из лучших в мире, а российские эксперты обладают глубокими знаниями в сфере контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия — темой, которой я занималась на протяжении многих лет моей карьеры. Ко многим экспертам, которых я знаю в России, я отношусь с большим уважением.

Многие говорят о таких ресурсах России, как нефть, газ и алмазы. Это важно для российской экономики. Но потенциал образованного населения страны очень высок. И я часто думаю, что этот потенциал сдерживает система управления, сложившаяся в Российской Федерации.

Что касается отношений с другими странами, будь это страны этого альянса или другие, главный предмет озабоченности для всех нас в НАТО — будет ли Россия придерживаться правил, установленных международными законами. Вмешательство в дела Украины и захват украинской территории в 2014 году поставило это под вопрос.

Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081221 Роуз Гетемюллер


Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 20 февраля 2017 > № 2087906 Аркадий Гостев

Определение приоритетов – ключевой фактор повышения эффективности деятельности органов внутренних дел Российской Федерации.

Определение приоритетов – это мышление по-государственному, обеспечивающее учет ожиданий общества и адекватные ответы на вызовы времени.

Система целей и задач Министерства внутренних дел Российской Федерации, основные направления его деятельности в области государственного управления сформулированы в документах стратегического планирования, перечень [1] которых определен Федеральным законом от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [2].

Фактически Законом предложена модель государственного управления, основанная на системе приоритетов. При этом дословно термин «приоритет» употребляется в Законе в узком значении слова. В то же время по смыслу Закона в одном ряду с приоритетом находятся цели, задачи, направления и показатели. Таким образом, в более широком понимании приоритет – это ориентир, определяющий основные действия, в том числе представленный в виде некоего ожидаемого результата.

Приоритеты социально-экономического развития страны и приоритеты обеспечения ее национальной безопасности тесно взаимосвязаны – устойчивость развития зависит от эффективности противодействия угрозам национальной безопасности, а потенциал сил и средств обеспечения национальной безопасности – от уровня развития экономики и социальной сферы.

Знание и правильное определение приоритетов служебной деятельности в их общегосударственном контексте принципиально важно, но объективно требует детализации путем постановки задач с учетом функций и полномочий конкретных подразделений, органов и организаций системы МВД России.

Посредством детализации под приоритеты, определенные в документах федерального уровня, формулируются задачи, подлежащие решению в повседневной служебной деятельности органов внутренних дел, т.е. формируются механизмы реализации приоритетов в конкретных условиях, в том числе с учетом имеющихся финансовых, кадровых, материально-технических и иных ресурсов.

Благодаря таким механизмам тактика действий органов внутренних дел по реализации стратегических приоритетов государства представляет собой упорядоченную систему приоритетных направлений служебной деятельности, целей и задач, соответствующих условиям функционирования МВД России.

Одним из ключевых документов Министерства, определяющих приоритеты служебной деятельности органов внутренних дел, является ежегодно издаваемая Директива Министра внутренних дел Российской Федерации о приоритетных направлениях деятельности органов внутренних дел Российской Федерации на очередной год [3].

Процесс ее формирования предполагает:

- анализ документов стратегического планирования с определением компетенции МВД России по их реализации;

- формирование на основе стратегических ориентиров долгосрочного (среднесрочного) характера краткосрочных приоритетных направлений деятельности непосредственно для органов внутренних дел (на предстоящий год);

- использование комплексных данных подразделений (органов, организаций) системы МВД России для определения задач, соответствующих приоритетным направлениям деятельности органов внутренних дел

на предстоящий год, и одновременно – формирование прообраза (проекта структуры) плана основных организационных мероприятий МВД России, отвечающего за реализацию этих задач.

Обеспечение каждой задачи Директивы механизмом ее решения в виде мероприятий плана основных организационных мероприятий МВД России предупреждает возможную декларативность задач, формирует надежную основу для организации и контроля их выполнения.

В дальнейшем директивные задачи и мероприятия плана основных организационных мероприятий МВД России будут адаптированы подразделениями центрального аппарата, территориальными органами и иными организациями Министерства к конкретным условиям деятельности в собственных планах работы.

Фактически это путь увязки стратегического приоритета общегосударственного уровня с организационными подходами его реализации на конкретных направлениях деятельности, участках работы, территориях и объектах.

Такой путь позволяет использовать наиболее эффективные для конкретных условий служебной деятельности способы движения к единой цели. Благодаря этому можно довести стратегическую мысль до ее надлежащего осуществления непосредственно на местах.

Для выработки приоритетных направлений деятельности и задач, обеспечивающих их реализацию, необходим значительный объем аналитической работы.

В частности, принципиальное значение имеют комплексные данные подразделений (органов, организаций) системы МВД России: обзор итогов и оценка результатов проделанной работы; информация об условиях функционирования, имеющихся проблемах и путях их решения; сведения о криминогенной обстановке; предложения по реализации приоритетного направления. При этом обязательно всестороннее понимание правоприменительной практики, т.е. наличие устойчивой обратной связи разработчиков предложений со структурными звеньями системы МВД России, с которыми они взаимодействуют и (или) методическое обеспечение деятельности которых осуществляют.

Аналогичным образом от уровня информационно-аналитической работы в системе МВД России во многом зависит способность подразделений (органов, организаций) адаптировать директивные задачи и мероприятия плана основных организационных мероприятий МВД России к конкретным условиям служебной деятельности, а следовательно, и действенность механизмов решения задач, обеспечивающих реализацию приоритетных направлений деятельности органов внутренних дел.

Под действенностью таких механизмов необходимо понимать не только способность осуществить задуманное для достижения поставленной цели с учетом имеющихся ресурсов, но и обеспечить это наиболее эффективным способом.

Вопрос повышения эффективности служебной деятельности органов внутренних дел насколько сложен, настолько и актуален. В прямой или косвенной постановке он присутствует в большинстве управленческих документов. Объектом рассмотрения в контексте этого вопроса может быть направление (область) служебной деятельности органов внутренних дел, функция, полномочие, задача, мероприятие и т.д. В зависимости от объекта рассмотрения находятся представление об эффективности деятельности и способ ее оценки. Но общее в понимании эффективности – это отказ от того, что мешает работе, погружает в рутину, бессистемность и неопределенность. Определение приоритетов служебной деятельности предупреждает развитие подобных негативных явлений, способствует формированию рационального стиля работы, оздоровлению рабочей атмосферы в целом.

Поэтому определению приоритетов уделяется большое внимание, прежде всего в рамках Директивы.

Подчеркивая значение приоритетов, отмечу:

- согласование приоритетных направлений и задач на предстоящий год со среднесрочными (долгосрочными) ориентирами, определенными в документах стратегического планирования, обеспечивает выполнение решений высших органов государственной власти;

- концентрация сил и средств на определенном участке служебной деятельности позволяет использовать весь арсенал предоставленных полномочий для своевременного и качественного решения поставленных задач;

- упреждение непоследовательных действий, не согласованных между собой решений снижает организационные и временные издержки, экономит финансовые затраты на реализацию функций и осуществление полномочий.

Связь приоритетов и эффективности очевидна – не может быть эффективной (для системы в целом) какая-либо часть нашей работы, если она надлежащим образом не вписана в национальные приоритеты, не обеспечена разумным распределением полномочий или влечет непродуманные расходы, неприемлемые издержки.

В предстоящем году органам внутренних дел необходимо решить значительный объем задач по реализации установленных Директивой приоритетных направлений деятельности. Кратко остановлюсь на основных из них.

Прежде всего необходимо отметить сложившиеся сложные условия социально-экономической обстановки в нашей стране. С одной стороны, сохраняется значительная доля теневой экономики, условия для коррупции и криминализации финансово-хозяйственных отношений, с другой – настойчивые попытки нарушить государственные устои и общественное согласие.

В этой связи усилия органов внутренних дел будут направлены на защиту приоритетных секторов и отраслей экономики, борьбу с коррупцией. Основу этих усилий составят меры правоохранительного обеспечения рационального расходования государственных средств, выделяемых на цели модернизации национальной экономики, повышения обороноспособности страны, укрепления ее государственной и общественной безопасности. Предстоит сконцентрироваться на защите прав субъектов малого и среднего бизнеса, исключении возможности решения хозяйственных споров посредством уголовного преследования.

Будет продолжена линия на повышение наступательности в противодействии экстремизму. Основным документом в этой сфере является Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года [4], подходы которой к комплексному устранению причин и условий возникновения экстремизма получили развитие в директивных задачах: профилактика экстремистских проявлений, гармонизация межэтнических и межконфессиональных отношений; перекрытие каналов финансовой (ресурсной) поддержки организаций и отдельных лиц, действующих с целью подрыва суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации; противодействие распространению экстремистской идеологии; развитие международного сотрудничества с зарубежными правоохранительными органами.

Реалии сегодняшнего дня требуют повышения эффективности противодействия организованной преступности, в частности, транснациональной. Основные акценты в этой работе также расставлены в виде директивных задач. Их решение направлено на пресечение распространения в Российской Федерации афганских и синтетических наркотиков, кокаина, сильнодействующих веществ и прекурсоров, противодействие незаконному обороту оружия, комплексное реагирование на процессы незаконной миграции, включая совершенствование механизма государственного принуждения иностранных граждан, нарушающих российское законодательство.

Важнейшие задачи стоят в сфере профилактики правонарушений.

Одна из них – создание единого слаженного механизма совместной работы органов государственной власти всех уровней. Формат этой работы во многом определен Федеральным законом от 23 июня 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». От того, как удастся наполнить формальные правовые нормы практическим содержанием, во многом будет зависеть и общественное доверие к органам внутренних дел и их поддержка со стороны граждан.

По-прежнему в центре внимания МВД России будут находиться вопросы эффективности участия в реализации Федерального закона от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», предупреждения и пресечения в отношении них преступлений в кровных и замещающих семьях.

Но это только внешний контур профилактической работы.

Предупреждение преступлений – непосредственная задача многих подразделений, входящих в систему МВД России. Здесь есть над чем серьезно работать – от качества реализации функций и полномочий каждым подразделением зависит общая результативность Министерства как субъекта профилактики правонарушений.

Одним из условий эффективной служебной деятельности органов внутренних дел является совершенствование правоприменительной практики, в том числе в сферах уголовно-правовой регистрации и расследования преступлений. Резервами улучшения состояния законности в данных областях являются укрепление учетно-регистрационной дисциплины; использование имеющихся правовых, организационных и ресурсных возможностей для повышения интенсивности расследования преступлений, завершения судопроизводства по уголовным делам в разумный срок; совершенствование взаимодействия органов предварительного расследования в системе МВД России, оперативных и экспертно-криминалистических подразделений при раскрытии и расследовании преступлений, в том числе прошлых лет.

Пристального внимания в предстоящем году заслуживают вопросы рационального использования сил и средств органов внутренних дел в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и режима чрезвычайного положения. Создание нового правоохранительного федерального органа исполнительной власти – Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, правомочной участвовать в решении таких задач, определило необходимость тесного взаимодействия МВД России и Росгвардии, прежде всего в форме координации управления имеющимися силами и средствами.

Кроме того, в результате произошедших в текущем году структурных изменений МВД России переданы функции, полномочия и штатная численность упраздненных ФМС России и ФСКН России. Неотложные комплексные меры, принятые Министерством, позволили обеспечить бесперебойное осуществление новых функций. Вместе с тем и в ближайшей перспективе вопросы правового и организационного обеспечения их реализации, а также взаимодействия подразделений по контролю за оборотом наркотиков и по вопросам миграции с иными подразделениями органов внутренних дел, в том числе при решении общеполицейских задач, сохранят актуальность.

Отдельная категория – это функции, не свойственные для органов внутренних дел, включая ряд тех, что ранее были возложены на ФМС России и ФСКН России. Работа по организации передачи таких функций иным федеральным органам исполнительной власти требует активизации и значительных усилий.

Конечно, решение многих задач предполагает содействие органам внутренних дел со стороны общества, в том числе народных дружин, казачества, общественных объединений правоохранительной направленности. Предпосылкой к этому служит совпадение государственных и общественных интересов в правоохранительной сфере, закрепленное в нормах российского законодательства. Использование поддержки граждан в повседневной служебной деятельности – важный позитивный фактор, влияющий на ее эффективность.

Общественная значимость деятельности органов внутренних дел наиболее полно прослеживается в документах стратегического планирования. Использование их при подготовке Директивы обеспечивает направленность директивных задач на достижение общественно значимых результатов, позволяет учитывать ключевые условия и факторы.

Подводя итог, можно отметить, что определение приоритетов – это мышление по-государственному, обеспечивающее учет ожиданий общества и адекватные ответы на вызовы времени.

Но приоритет – это еще и выбор, возникающий в моменты принятия решений. С этой точки зрения умение определять приоритеты и обеспечивать их реализацию есть один из важных критериев оценки самоорганизации руководителя и органов государственной власти.

Сноски

[1] Перечень включает, в частности, ежегодное послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации, стратегию социально-экономического развития Российской Федерации, стратегию национальной безопасности Российской Федерации, прогнозы социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочный и среднесрочный периоды, государственные программы Российской Федерации, государственную программу вооружения.

[2] Далее – Закон.

[3] Далее – Директива. В частности, Директива Министра внутренних дел Российской Федерации от 3 ноября 2016 г. № 1дсп «О приоритетных направлениях деятельности органов внутренних дел Российской Федерации в 2017 году».

[4] Утверждена Президентом Российской Федерации 28 ноября 2014 г. Пр-2753.

Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 20 февраля 2017 > № 2087906 Аркадий Гостев


Россия > Транспорт. Армия, полиция > gudok.ru, 20 февраля 2017 > № 2081956 Дмитрий Шаробаров

Магистрали безопасности

Уровень преступности на железных дорогах падает даже в условиях интенсивного развития транспорта и роста пассажиропотока

Транспортная полиция, изначально именовавшаяся железнодорожной, 18 февраля отметила 98-летие со дня основания. О том, как транспортные полицейские обеспечивают правопорядок на объектах железнодорожного транспорта, «Гудку» рассказал начальник Главного управления на транспорте МВД России генерал-лейтенант полиции Дмитрий Шаробаров.

– Дмитрий Владимирович, для большинства пассажиров главным критерием комфортной поездки является безопасность. Без полиции транспортники не смогут её обеспечить. Как лично вы оцениваете состояние правопорядка на железных дорогах страны?

– Давайте посмотрим на цифры. Если сравнивать данные за 2015 и 2016 годы, то можно говорить о снижении количества преступлений в общественных местах на объектах транспорта на 4%. Краж стало меньше на 12,6%, грабежей – на 34,3%, а разбоев – на 2,6%. При этом количество противоправных действий, совершённых гражданами в пьяном виде, уменьшилось на 9% – во многом этому способствовала профилактическая работа подразделений транспортной полиции.

В целом преступность в поездах сократилась на 11,2%, в том числе дальнего следования – на 12,6% и пригородного сообщения – на 7,9%. А вот в подвижном составе, который сопровождался нарядами полиции, цифры более серьёзные: общее число зарегистрированных преступлений снизилось на 23,1%. В поездах дальнего следования снижение составило 18,5%, а пригородного сообщения – 42,3%.

В целом можно говорить об оздоровлении обстановки на железных дорогах страны.

– По какому принципу выбираются направления, на которых необходимо сопровождение полицейскими нарядами?

– Анализируется криминогенная обстановка в поездах, в том числе на пригородных направлениях. Там, где происходит увеличение противоправных деяний, туда направляем наряды полиции. Но в первую очередь стараемся сопровождать электрички в вечернее и ночное время. Увеличиваем плотность нарядов под конкретные общественно-массовые и спортивные мероприятия, вплоть до сопровождения каждого поезда. Приходится маневрировать.

– А в поездах межгосударственного сообщения спокойно?

– Для этого мы не только сами работаем, но и активно взаимодействуем с коллегами из стран СНГ. В рамках утверждённых Единых дислокаций сопровождаются маршруты между Россией и Республикой Беларусь, Казахстаном и Азербайджаном. А, к примеру, с 22 по 31 августа 2016 года на объектах железнодорожного и воздушного транспорта прошло совместное оперативно-профилактическое мероприятие «Пассажир». В нём были задействованы органы внутренних дел на транспорте Российской Федерации и Республики Беларусь. В этой операции принимали участие Департамент безопасности, Дирекция железнодорожных вокзалов ОАО «РЖД» и их региональные подразделения, АО «ФПК», САБ аэропортов.

С коллегами из Казахстана мы реализуем комплексный план оперативно-разыскных и профилактических мероприятий по противодействию преступности на объектах железнодорожного, воздушного и водного транспорта.

– На массовых мероприятиях ранее часто работали бойцы ОМОНа, в структуре органов внутренних дел на транспорте были собственные силовые подразделения. Сейчас они перешли под юрисдикцию Росгвардии. Сказалось ли это на взаимодействии?

– Сейчас действует совместный приказ Федеральной службы войск национальной гвардии и Министерства внутренних дел, определяющий порядок взаимодействия подразделений при выполнении задач по охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности. На 98 железнодорожных вокзалах и станциях ежедневно задействовано около 300 военнослужащих Росгвардии. Совместные наряды с использованием служебно-разыскных собак ежедневно осматривают вокзалы, станции и прилегающие территории. Более того, отряды ОМОНа по-прежнему задействуются при проведении массовых мероприятий спортивного, общественно-политического и религиозного характера. И по-прежнему бойцы оказывают силовую поддержку в оперативно-профилактических и специальных операциях, во время следственных действий по уголовным делам.

– Столичные вокзалы вместе с полицейскими периодически патрулируют молодые люди из студенческого оперативного отряда МИИТа, в южных регионах – представители казачества. Это частные случаи или органы внутренних дел на транспорте активно сотрудничают с представителями гражданского общества?

– Взаимодействуем постоянно. В настоящее время на объектах оперативного обслуживания всех управлений на транспорте МВД России по федеральным округам, Восточно-Сибирского и Забайкальского ЛУ МВД России на транспорте заключено 88 соглашений с общественными объединениями правоохранительной направленности. В том числе с 59 добровольными народными дружинами и 29 казачьими формированиями. Общая штатная численность этих структур более 7 тыс. человек. В среднем в сутки выставляется 436 человек, которые совместно с нарядами полиции задействуются почти на 100 железнодорожных вокзалах и станциях.

– А чем поможет тот же дружинник или казак, ведь у него полномочий несопоставимо меньше, чем у полицейского?

– И снова я обращусь к цифрам. В 2016 году представители общественных объединений совместно с нашими сотрудниками раскрыли 35 преступлений, задержали 16 лиц, находящихся в розыске, пресекли более 13,5 тыс. административных правонарушений. Я считаю, что это существенная помощь.

Что же касается формы сотрудничества общественников с транспортной полицией, то она заключается в информировании о правонарушениях и участии в мероприятиях по обеспечению правопорядка при проведении спортивных, культурно-зрелищных и массовых мероприятий.

Например, на объектах транспорта Северо-Кавказского федерального округа в 2016 году наряды ППСП совместно с представителями казачества пресекли более 3,8 тыс. административных правонарушений, Южного федерального округа – более 7 тыс.

Взаимодействуют Крымское ЛУ МВД России на транспорте и ГКУ «Крымский республиканский штаб народного ополчения – народная дружина Республики Крым». Представители этой организации привлекаются к обеспечению правопорядка на вокзалах Джанкой, Симферополь, Евпатория и Феодосия, Керченской паромной переправе.

– В последнее время одна из самых больных тем, связанных с железной дорогой, – травмирование граждан, в том числе несовершеннолетних, на путях. Можно ли говорить о тенденции снижения травматизма?

– Проблема здесь есть. По данным ОАО «РЖД», в 2016 году травмы на объектах транспортной инфраструктуры получили 2677 человек, в предыдущем – 2895. Надо учесть, что большая часть происшествий на дороге заканчивается трагически: в 2015 году погибли 1946 человек, а в 2016 году – 1777. Наибольшее количество пострадавших зарегистрировано на Московской дороге – 1060.К сожалению, несмотря на принимаемые меры, количество несчастных случаев с детьми на объектах железнодорожного транспорта возросло со 127 (в 2015 году) до 157 (в 2016 году).

Хочу отметить, что мы не делим зоны ответственности. Эффективность работы во многом зависит от организации совместной деятельности сотрудников транспортной полиции и работников железнодорожных предприятий. И мы действительно боремся с этой проблемой сообща. Со своей стороны ГУТ МВД России и территориальные органы МВД России на железнодорожном транспорте постоянно проводят профилактическую работу и пресекают правонарушения, которые могут повлечь травмы граждан на дороге. В том числе в нашем арсенале есть нормы административного права по профилактике действий, угрожающих безопасной работе транспорта (глава 11 КоАП РФ). В 2016 году к административной ответственности по статьям этой главы КоАП РФ привлечено свыше 219 тыс. человек.

– Расскажите, пожалуйста, о совместной с железной дорогой работе по профилактике травматизма?

– Главное управление на транспорте МВД и Департамент охраны труда, промышленной безопасности и экологического контроля ОАО «РЖД» в течение последних двух лет реализуют План проведения межведомственных мероприятий по профилактике травматизма граждан на объектах инфраструктуры ОАО «РЖД». Особое внимание при этом уделяется профилактике детского травматизма. К примеру, в истекшем году накануне летних школьных каникул и начала учебного года проведены профилактическая акция «Дети и транспорт», профилактическое мероприятие «Осторожно – поезд!» с привлечением представителей транспортных предприятий. Их целью было предупреждение транспортных правонарушений, в первую очередь со стороны «зацеперов», а также травматизма несовершеннолетних.

С 2015 года наши совместные усилия были также направлены и на включение в учебную программу образовательных организаций раздела «Правила нахождения несовершеннолетних на железнодорожном транспорте» в обязательную часть учебного предмета «Окружающий мир» на уровне начального общего образования и учебного предмета «Основы безопасности жизнедеятельности» на уровне основного общего образования. Инициативу поддержало Минобрнауки России. Сотрудники ОВДТ совместно с администрациями транспорта проводят патрулирование железнодорожных перегонов, отработку подвижного состава (особенно высокоскоростного сообщения «Сапсан», «Ласточка»), железнодорожных вокзалов и станций. Принимаются меры по пресечению нарушений со стороны участников неформального молодёжного движения «зацеперов».

– И каковы результаты?

– Малолетних правонарушителей на железной дороге стало меньше: по упомянутой 11-й главе КоАП РФ ими совершено 24,7 тыс. правонарушений (в 2015 году – 31 тыс.). Сотрудники ОВДТ в прошлом году за административные нарушения, предусмотренные статьёй 11.17 КоАП РФ «Посадка или высадка граждан на ходу поезда либо проезд на подножках, крышах вагонов или в других не приспособленных для проезда пассажиров местах», задержали 567 несовершеннолетних «зацеперов». Наибольшее количество в Центральном – 342 и Северо-Западном федеральном округе – 76.

– Штраф в 100 рублей, который предусматривает статья 11.17 КоАП РФ, мало кого может испугать...

– Это так. Поэтому в столичном регионе, где больше всего «зацеперов», предлагаются изменения в региональное законодательство. Так, УТ МВД России по ЦФО совместно с правительством Москвы уже работает над изменениями в части 3 статьи 3.12 закона города Москвы от 21 ноября 2007 года № 45 «Кодекс города Москвы об административных правонарушениях». Эти коррективы ужесточат ответственность родителей и законных представителей несовершеннолетних, бесцельно находящихся в зоне повышенной опасности на железной дороге без сопровождения взрослых. Административный штраф будет варьироваться от одной до пяти тысяч рублей.

– Ещё два-три года назад серьёзной проблемой для предприятий железнодорожного транспорта был оборот контрафактных деталей. Сейчас вам удалось взять ситуацию под контроль?

– Главное управление и органы внутренних дел на транспорте на постоянной основе реализуют комплекс мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, связанных с оборотом контрафактных и некондиционных запасных частей для транспортных средств. В том числе и подвижного состава железнодорожного транспорта. Организован обмен информацией с Минтрансом России, проводятся совместные операции по устранению угроз возникновения аварийных ситуаций на транспорте.

Определённые успехи есть, но продолжаем выявлять факты таких преступлений. В 2016 году по материалам сотрудников подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции ОВДТ возбуждено 38 уголовных дел о незаконном обороте неаутентичной продукции, используемой при ремонте и техническом обслуживании подвижного состава железнодорожного транспорта.

В прошлом году возбуждено уголовное дело о мошенничестве в отношении группы лиц, которая организовала поставку в адрес эксплуатационного вагонного депо контрафактной железнодорожной боковой рамы. Товарный вид непригодной к эксплуатации детали придавали на территории арендованного складского помещения. В ходе расследования из незаконного оборота изъято 66 боковых рам, подготовленных к реализации.

Возбуждено уголовное дело в отношении работников вагоноремонтного участка эксплуатационного вагонного депо, которые под видом новых деталей автосцепки – эластомерного поглощающего аппарата, устанавливали отремонтированные детали, бывшие в употреблении. А новые комплектующие похищали.

Пристальное внимание уделяется неправомерным действиям техперсонала при регистрации и допуске к эксплуатации объектов железнодорожного транспорта. Так, возбуждено уголовное дело по фактам мошеннических действий руководителей коммерческой фирмы при проведении ремонтных работ грузового парка. Установлено, что в документы вносились заведомо ложные сведения о якобы проведённых работах по ремонту, замене тех или иных узлов и агрегатов подвижного состава без их фактического проведения.

– Внедрение требований ФЗ-16 «О транспортной безопасности» фактически изменяет всю конфигурацию системы обеспечения безопасности транспорта, в том числе и железнодорожного. А какая роль в ней отводится подразделениям ОВДТ?

– Давайте по порядку. В соответствии с этим федеральным законом обеспечение безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (ОТИ и ТС) возлагается на субъекты транспортной инфраструктуры и перевозчиков. Защиту ОТИ и ТС от актов незаконного вмешательства должны осуществлять специализированные подразделения транспортной безопасности. Они действуют в соответствии с планом обеспечения транспортной безопасности: задействованы в обеспечении пропускного и внутриобъектового режимов, контроля за передвижением физических лиц и транспортных средств на объекте и т.д.

Работники этих подразделений наделены правом проведения досмотра, дополнительного досмотра, повторного досмотра, наблюдения и собеседования в целях обеспечения транспортной безопасности. А предназначение полиции – противодействие преступности, охрана общественного порядка, собственности и обеспечение общественной безопасности, в том числе на объектах железнодорожного транспорта, то есть мы работаем в соответствии с законом «О полиции».

Рассмотрим на примере. Сотрудник подразделения транспортной безопасности в ходе досмотра находит у гражданина запрещённые к свободному обороту предметы и вещества. Сам он ничего изымать не может – обязан сообщить об опасной находке сотрудникам полиции. К ним же обращается и в том случае, если в зону транспортной безопасности пытаются проникнуть люди, не имеющие на то законных оснований.

Поэтому задачей транспортной полиции является взаимодействие с подразделениями транспортной безопасности и реагирование на противоправные действия. Безусловно, полномочия полиции более широкие, чем у подразделений транспортной безопасности.

Есть и другие функции. К примеру, полиции предоставлено право участвовать в проверках, проводимых уполномоченными федеральными органами исполнительной власти. Есть обязанность давать заключения о возможности допуска трудоустраивающихся граждан к работе, непосредственно связанной с обеспечением транспортной безопасности. ГУТ принимало активное участие в разработке приказа МВД «О порядке выдачи органами внутренних дел РФ заключения о возможности (заключения о невозможности) допуска лиц к выполнению работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности». Только за один год ОВДТ проверили более 46 тыс. граждан. В результате по 1,1 тыс. человек были выданы отрицательные заключения.

– Обеспечение транспортной безопасности связано с использованием различных технических средств. Вы можете использовать возможности такого оборудования в оперативной деятельности?

– Главное управление на транспорте МВД, так же как и Министерство транспорта, субъекты транспортной инфраструктуры, задействовано в комплексе технических мер, направленных на обеспечение антитеррористической защищённости объектов транспорта. Техника помогает транспортным полицейским выполнять свои непосредственные функции в условиях интенсивного развития транспортной системы, многомиллионного пассажирского потока. К примеру, мы имеем доступ к видеоинформации с 59,1 тыс. камер, установленных на вокзалах. За счёт этого ОВДТ ежегодно пресекается порядка 500 преступлений.

Беседовала Елена Демиденко

Справка «Гудка»

Начальник Главного управления на транспорте МВД России генерал-лейтенант полиции Дмитрий Владимирович Шаробаров родился в 1956 году в селе Танциреи Воронежской области. После окончания дорожного техникума и службы в Пограничных войсках пришёл на работу в подразделение уголовного розыска отдела милиции на станции Москва-Казанская.

За семнадцать лет, с 1981 по 1998 год, прошёл путь от инспектора группы по борьбе с преступными посягательствами на грузы линейного пункта милиции до заместителя начальника управления уголовного розыска Московского УВД на железнодорожном транспорте МВД России. В 2002 году возглавил криминальную милицию этого управления.

С 2004 года работает в центральном аппарате Министерства внутренних дел РФ первым заместителем начальника Департамента обеспечения правопорядка на транспорте. В 2010 году назначен начальником Главного управления на транспорте МВД РФ.

Указом Президента Российской Федерации 9 ноября 2011 года Шаробарову Д.В. было присвоено звание генерал-лейтенанта полиции.

Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени, медалью «За отличие в охране общественного порядка».

Россия > Транспорт. Армия, полиция > gudok.ru, 20 февраля 2017 > № 2081956 Дмитрий Шаробаров


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079783 Андрей Колесников

Пост-порядок и пост-популизм

Андрей Колесников о том, почему преждевременно говорить о крахе западной демократии

Мюнхенская конференция по безопасности, ровно 10 лет назад прославленная знаменитой «мюнхенской речью» Путина, из которой потом выросла политика его третьего срока, стала, как сказал бы Ленин, концентрированным выражением коллективных страхов Запада.

Крайняя степень тревоги обнаруживается уже в самом названии доклада «Пост-правда, пост-Запад, пост-порядок», подготовленного к конференции. Это такой своего рода новый мюнхенский сговор — признание крайней степени неопределенности и констатация того, что вера в западные институты пошатнулась у самих ее носителей.

Не рано ли Запад показывает самому себе фильм ужасов?

Может быть, институты сильнее людей? Или, как в случае с блокировкой антимиграционного указа Трампа, всегда найдутся люди с ценностями и нравственным законом «в себе», которые рискнут воспользоваться институтами, продемонстрировав их возможности в критических ситуациях?

Три года назад вышла книга Генри Киссинджера «Мировой порядок», где он писал о том, что, в сущности, никакого глобального мирового порядка никогда не существовало. В том смысле, что у каждой цивилизации был свой «глобус».

Тем не менее всегда существовала гравитация более удобного порядка: беженцы с риском для жизни, но и спасая жизнь, бегут, чаще — плывут по-прежнему в Европу. И этой гравитацией порядок, описываемый такими банальными словами, как «западная демократия», по-прежнему обладает, даже несмотря на то, что времена, описанные когда-то поэтом Приговым, давно закончились: «Шостакович наш Максим убежал в страну Германию, ну, скажите, что за мания убегать не к нам, а к ним». Как и десятилетия тому назад, люди по иронической интеллигентской формуле продолжают «выбирать свободу», но только не в стране с лучшими девушками с социально пониженной ответственностью и лучшими кибербойцами.

Да, четвертая волна демократизации по Сэмюэлу Хантингтону (после первой волны второй половины XIX века, волны послевоенной второй половины XX века и третьей, начиная с 1970-х) не состоялась и пошла вспять. Вместо четвертой волны демократизации мир ждет, скорее всего, четвертый срок президента Путина. Да, возможно, все остановилось ввиду несправедливости глобализации, усугубившей неравенство. Однако когда этот мир был равным? В колониальные времена? Или в эпоху «два мира, два Шапиро»?

До сих пор мощнейшую европейскую гравитацию испытывают на себе страны Восточной Европы.

Бухарестский «майдан» обращен лицом на Запад. Впрочем, киевский и московский поворачивались туда же: не на Туркменистан же смотреть.

Социологические данные, которые приводятся в докладе к Мюнхенской конференции, свидетельствуют о том, что народы самых критикующих ЕС стран — Польши и Венгрии, как и раньше, уповают на Европейский союз.

Ждут ли «с томленьем упованья», например, поляки войска НАТО на своей территории? 65% — ждут, в 2005 году таких было всего 33%. Россия так напугала Европу, что Североатлантический альянс вновь обрел смысл своего существования. Опрос Pew Research показал, что 52% жителей Польши считают, что надо увеличивать расходы на оборону. Для сравнения: в Германии так считают 34% граждан. Чем ближе российская граница, тем больше хочется чего-нибудь нарастить.

Должен ли ЕС играть более существенную роль в мировых делах? Да — говорят 66% венгров (!), 61% поляков, 90% испанцев и — внимание! — 80% французов, на которых обращены сейчас взоры всего мира, поскольку потенциальная победа Ле Пен еще в большей степени, чем победа Трампа может превратить ситуацию в «пост-порядковую». Это данные того же Pew Research, свидетельствующие о сохраняющейся вере в Евросоюз: в логике — да, работает плохо, должен работать лучше. Фонд Бертельсманна дает в том числе средние цифры по странам Евросоюза, отражающие настроения по поводу того, оставаться в ЕС или выходить. Больше 60% за то, чтобы остаться, около 25% за то, чтобы уйти. Тренд — в пользу первого желания.

Устаревшие ЕС и НАТО сохраняют статус «якорей» и для Восточной Европы, и для Южной, и для Западной.

И возможно, их «якорная» сила была бы меньше, если бы на востоке оставалась «домюнхенская» (до 2007 года) Россия.

Все эти институты, возможно, и обветшали, но у них недурная кредитная история, и в ситуации турбулентности клиенты иной раз предпочитают старый банк новой кредитной организации, шибко бойкой и слабо предсказуемой, громоздящей что-то вроде политической пирамиды «МММ» из предвыборных обещаний и зажигательных твитов, которые что-то воспламеняют в голове, но потом быстро тухнут.

Нет ничего нового в истории «пост-порядкового» популизма. На самом деле он и сам — пост-популизм, потому что состоит из цитат и заимствований из политиков прошлого, тени Бенито Муссолини и Чарльза Линдберга с его America First маячат за спиной Трампа, а вся консервативная традиция Франции — за Ле Пен, стоящей на плечах идеологов «консервативной революции».

Нет ничего более банального, чем популизм — его можно бояться, но почему же ему нужно удивляться?

Как пишет влиятельный индийский публицист Панкадж Мишра в своей новой книге «Эпоха гнева. История настоящего времени», «фрустрированные персонажи формулировали весь этот тип политики — от национализма до терроризма — начиная с Французской революции». И, в частности, он напоминает, как «разгневанные французы устраивали расправу над десятками итальянских рабочих-мигрантов в 1893 году». Меркель на них не было, возможное ослабление позиций которой Eurasia group называет одним из глобальных рисков ближайшего времени…

Что же до Трампа, то он только сейчас начинает понимать, в какую переделку попал — до какой степени управление девелоперским бизнесом отличается от менеджерирования государства, сколько инстанций в институционально развитых демократиях «мешают» президенту принимать решения и что это такое — реально работающая конституция и те самые «сдержки и противовесы».

И вот уже на трибуне Мюнхенской конференции стоит шеф Пентагона, бравый генерал Джим Мэттис, и заявляет, что «стоя на фундаменте нашего НАТО, 28 демократий (число членов ЕС. — А.К.) помогают сохранять основанный на правилах международный порядок». Нет ничего более противоречащего твитам Трампа, которым, казалось, когда-нибудь мог быть придан нормативный статус, чем это заявление его ключевого министра.

Старик Киссинджер, который что-то давненько не встречался с Путиным, в «Мировом порядке» писал о том, что в мировой истории встречаются режимы, где есть порядок, но нет свободы, или есть свобода, но нет порядка, а надо сделать так, чтобы были одновременно и порядок, и свобода.

Легко сказать. Под знаменем трампизма-лепенизма борьба за «пост-порядок» продолжается. Под брендом Sputnik можно увидеть, например, такое сообщение: «Бывший французский министр экономики Макрон предположительно является «американским агентом», лоббирующим интересы банков». Тот, кто это сочинял, запутался в реальности совсем. Но так ведь это и не реальность вовсе, а та самая «пост-правда». Дезинформация, о которой в докладе Мюнхенской конференции сказано — «подделывай ее, утекай ее, распространяй ее!».

И получишь «пост-порядок». Чего ради? Раньше хоть коммунизм был целью…

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079783 Андрей Колесников


Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > zavtra.ru, 19 февраля 2017 > № 2079673 Александр Проханов

 Русская литература встаёт из гроба

какой дьявольский визг и вой подняли либералы, узнав о поступке Прилепина

Александр Проханов

Захар Прилепин уехал воевать на Донбасс, стал заместителем командира батальона, надел мундир с погонами майора. Уехал туда, где недавно был взорван его друг Моторола. Где был растерзан на куски героический Гиви. Где день и ночь грохочут украинские установки залпового огня, сметая посёлки, испепеляя людей. Сейчас он там, где дымятся камни и раскалённая докрасна арматура. Он поехал воевать на свою вторую войну. В Чечне он не раз менял расстрелянные рожки автомата на новые, плюхался с разбега на броню БТРа, стоял на блокпостах под пулями и привёз домой в своём запылённом ранце великолепную русскую прозу.

Прилепин поехал воевать на Донбасс за русское дело, охваченный всё тем же таинственным вихрем, который увлёк туда тысячи добровольцев от Владивостока до Смоленска, от Вашингтона до Марселя. Так когда-то под музыку «Прощание славянки» двигались русские добровольцы на линию огня под Плевну и Шипку. Так летели в Испанию под фашистские бомбы люди всех континентов, сражаясь за правду, красоту, мечту, за великую иллюзию о справедливом божественном мире. Среди них из России – Кольцов, написавший свой «Испанский дневник». Из Америки – Хемингуэй на звук великого трагического колокола. Прилепин - в их череде, один из них, один из прекрасных и бесподобных.

Русский писатель никогда не сидел на печи, когда войска государства шли в свои великие, прекрасные и горькие походы. «Слово о полку Игореве» было написано древним русским воином, с которого, быть может, и началась русская литература. Граф Лев Толстой воевал на Кавказе, написал своих бесподобных «Казаков» и «Хаджи-Мурата», а в Севастополе на флэшах свои «Севастопольские рассказы». И Господь чудом сберёг его от пуль и подарил нам великого художника и мыслителя.

Художник Верещагин шёл с войсками Скобелева через Усть-Урт, умирая от жажды, где каждый колодец был отравлен, и полки редели от налётов врага и солнечных ударов. Какое счастье для русского писателя идти с войсками страны в её самые острые и горькие великие периоды! Как велик «певец во стане русских воинов»! Как велик художник Верещагин, отплывший на броненосце «Петропавловск» вместе с адмиралом Макаровым в своё последнее плавание, погибший со всем экипажем на японских минах!

Русский писатель в солдатском и офицерском мундире, будь то Бондарев или Воробьёв, были не просто воины. Они принесли с фронтов не только раны, но и великие свидетельства.

Прилепин отправился воевать, заступая на место своих погибших товарищей. Но он поехал и за книгой. Мастер, восхитительный прозаик, зоркий стилист, он теперь - среди своих героев, героев своей будущей книги. Как я завидую ему, что он может стоять на блокпостах с этими чудесными, обросшими щетиной людьми, бросаться при первых залпах в окопы, занимая место у пулемёта! Завидую тому, как остро смотрит ему в глаза заснеженная, с рыжей стернёй, степь, где чернеют сгоревшие украинские танки. Ноздри его трепещут, вдыхая вольный ветер донских степей. А ночью, снявшись с поста, он может выпить рюмку водки за победу русского дела, за Новороссию.

Донбасс, русское восстание в Донецке и Луганске - это эпос ХХI века. Это схватка идей, чудовищный узел, в который затянут мир. Этот узел придётся вновь развязывать России. И Прилепин - из тех, кто его станет развязывать. А нет, так разрубит.

Прилепин - на Донбассе среди воюющих частей, а это значит, что русская литература встаёт из гроба, куда её уложили мерзкие победители девяносто первого года, полагая, что этот год завершает русскую историю, а вместе с ней и русскую литературу.

Но нет конца истории, нет конца русской литературе. Она прорвалась из-под каменных плит, куда её затолкали либеральные победители. Они натянули целлофановые мешки на головы всех русских писателей, шельмовали их, называли фашистами, отказывали в публикациях, замалчивали, хохотали над всеми святынями, над идеальной русской мыслью и русской душой. Предлагали вместо Литературы Откровения литературу низменных страстей, сардонического сатанинского хохота, литературу синюшней болотной гнили и распада, литературу смерти.

Но русская литература разодрала покровы савана, в который её обмотали, и пошла воевать на Донбасс. И вслед за Прилепиным поднимутся молодые писатели-пехотинцы, писатели-офицеры, писатели-генералы и двинутся в прорыв.

Какой дьявольский визг и вой подняли либералы, узнав о поступке Прилепина! Сколько ненависти, смрада, сколько гнилых зубов хотело бы впиться в его плоть! Сколько лучей смерти тянутся ему вслед! Так было и с теми писателями, которые шли с войсками в афганский поход. Так было с теми, кто воевал на чеченских войнах: в лицо им стреляли враги, в спину им били либеральные кинескопы, а теперь - пропитанные ядом странички фейсбука. Все черви, скарабеи, жучки-трупоеды, мерзкие долгоносики и зловонные зелёные мухи – все они мчатся вслед Прилепину, норовят укусить и ужалить.

Молюсь за тебя, Захар, прорывая своей любовью и восхищением тот кокон тьмы, в который они хотят тебя поместить. Усмиряю их крестным знамением, от которого они разбегутся и вновь попрячутся в смердящую могильную плоть. Бейся на передовой под Донецком и Луганском! Бейся у Дебальцево! Набирай впечатлений для своей будущей великой книги. А я, покуда есть силы сражаться, прикрою тебя со спины.

Люди русские, смотрите на великое чудо - одно из наших вечных воскресительных русских чудес: русская литература встаёт из гроба.

Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > zavtra.ru, 19 февраля 2017 > № 2079673 Александр Проханов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2077490 Георгий Бовт

Это сделали русские

Георгий Бовт о том, почему Америке выгодно считать Россию опасной

«Это сделали русские!» — новый мем американской политики. Утопив президентство Хиллари Клинтон, они избрали Дональда Трампа. И теперь ему грозят неприятности. Если верить американским СМИ, то непонятно, каким чудом он сможет усидеть в Белом доме четыре года. В атмосфере явственно повисло слово «Уотергейт». Ричарду Никсону на втором сроке президентства для этого потребовалось три месяца. Тогда один из сенаторов поставил роковой вопрос: «Надо выяснить, что знал президент и когда именно он об этом узнал». В отличие от 70-х, на сей раз все крутится в основном вокруг темы отношений Трампа с Россией. «Русский жупел», который, собственно, никуда и не задвигали после «холодной войны», снова востребован по максимуму.

Факт телефонных разговоров уволенного под улюлюканье прессы советника по национальной безопасности Майкла Флинна подается как акт национального предательства. Из архивной пыли вытащен «закон Логана» 1799 года, карающего за содействие иностранному государству, с которым у Америки есть «споры». Он никогда не применялся.

Теоретически у Трампа в ходе конгрессовского расследования, к которому уже идет дело, могут начать допытываться, уж не он ли отдал Флинну распоряжение. Скорее всего, так и было.

Однако если обратиться снова к временам Никсона, то еще перед началом его первого срока в январе 1969 года, за пару недель до инаугурации, не кто иной, как будущий «лучший советник по нацбезопасности всех времен и народов», но еще не назначенный Генри Киссинджер посетил посольство СССР в Вашингтоне для беседы с главой советской резидентуры. Прощупать почву для налаживания отношений. Тогда СССР и США были не просто «в состоянии спора», они опосредованно воевали друг с другом во Вьетнаме. Была ли в прессе истерика по поводу контактов Киссинджера? Он, правда, предварительно заручился согласием могущественного главы ФБР Эдгара Гувера. В чем явный аппаратный прокол Флинна, действовавшего в условиях невиданной враждебности транзита от одной администрации к другой.

Но костерят-то его не за это, а за сам факт контактов с русскими. ФБР уже расследовало в этот момент его прошлые связи с Москвой. Которые подаются как однозначно преступные. И никак иначе.

В 1983 году сенатор-демократ, «икона» либералов Эдвард Кеннеди обратился к генсеку Юрию Андропову (обращение, видимо, передали по каналам КГБ) с недвусмысленным предложением организовать в США пиар-кампанию в поддержку советской политики, включая организацию турне по США для советских генералов. Кеннеди не исключал своего выдвижения в 1984 году против Рейгана и фактически просил Москву вмешаться в избирательную кампанию с целью не допустить переизбрания «милитариста Рейгана». Разведке США было известно о планах Кеннеди, но дела против него не завели. Отношения США и СССР в 1983 году (особенно после того, как в сентябре был сбит пассажирский корейский «Боинг») были хуже некуда.

Скандал вокруг разговоров Флинна с послом Сергеем Кисляком раздут намеренно, притом посредством утечек секретной информации как из спецслужб, так и из минюста, которым тогда «рулили» люди Обамы.

Поводом для увольнения стало то, что Флинн соврал насчет своих разговоров вице-президенту Майклу Пенсу. А у Трампа к этому моменту появилась отличная, как он полагал, кандидатура на замену доставляющему столько скандальных хлопот Флинну в лице отставного вице-адмирала Роберта Гарварда. Однако тот неожиданно откажется «по семейным обстоятельствам». А на деле опасаясь вляпаться в организационный бардак внутри новой команды.

Почему же «русский жупел» столь удобен для американских разборок и теперь им вовсю размахивают против «выскочки», избравшегося как кандидат антиистеблишмента? Раньше этот жупел использовали разве что как пропагандистский фактор во внешней политике, в отношении которой политический класс был более-менее солидарен.

При желании можно ведь было бы раскрутить скандал не меньшей силы против Клинтон, которая согласовала важную сделку «Росатома» по приобретению в 2010 году компании Uranium One с активами в Казахстане и США. А ее муж, так совпало, получил несколько сотен тысяч долларов за выступление в Москве. Жертвовали в Фонд Клинтонов и другие фигуранты сделки. Долгие годы близким помощником Клинтон была Хума Абедин, чей папа, на минуточку, был не последним человеком в пропаганде исламистов, издавая откровенно «джихадистский» журнал. Связи Хиллари с Саудовской Аравией и пожертвования в их семейный фонд из стран Персидского залива — отдельная протяжная песня. Но Хиллари — «своя», так что по этим поводам «свободная и объективная пресса» особо не истерила. А Трамп — чужак и выскочка.

«Русский жупел» прост в употреблении как палка. Действует огромная идеологическая инерция со времен «холодной войны».

Сотни советологов, перековавшихся в «специалистов по России», должны отрабатывать свой хлеб. При том, что качество экспертизы резко упало (как и американистики в России). Проще отрабатывать хлеб, оперируя простыми и хлесткими тезисами, годными для коротких экспертных выступлений на условном CNN.

Там сложные умствования не проходят. А вот слоган про «Путин — убийца» — вполне. Понятный персонаж, яркий лидер. Значит — продается. Продается «агрессия на Украине», «оккупация Крыма» (разбираться в сложных перипетиях крымской постсоветской истории, включая результаты референдума, где люди поддержали присоединение к России, — недосуг).

Запроса на улучшение отношений с Москвой в американском политическом классе нет. Размахивать «русским жупелом» еще и дешево. Никаких последствий, кроме пропагандистских дивидендов. У нас даже общих «ножек Буша» не осталось.

Будь под нашими отношениями такой же 500-миллиардный торговый оборот, как у США с Китаем, присоединение Крыма проглотили бы почти молча.

Как молчат те же СМИ, что ужасаются «варварским бомбардировкам Алеппо», на тему агрессии Саудовской Аравии в Йемене (темы нарушений прав человека в Королевстве вообще нет). А тему «хакерских атак» закрыли бы, как закрыли аналогичный вопрос с китайцами, заключив соглашение о «ненападении в киберпространстве» на высшем уровне.

Россия в образе врага — более «достойный» фигурант, нежели какая-нибудь маленькая Северная Корея или закрытый Иран. Плюс историческая память, воспитанная сотнями фильмов, о медведях на улицах, русском пьянстве, милитаризме, угрюмости, тоталитаризме и пр. В общем, бери изданную несколько десятилетий назад книгу Hedrick Smith «The Russians» — и пиши по ней «темник» для новых поколений журналистов.

Или мы думаем, что только у нас орущие клоуны на телевизионных ток-шоу делают рейтинги? Это же всемирное явление. Обыватель деградирует, исчезают способности критически осмыслять и искать альтернативную информацию (популярность fake news — отсюда же), поэтому дебилизация «инфотейнмента» шагает по планете.

Информвещание должно быть простым и понятным даже дебилам. А чтобы они потребляли контент и давали рейтинг, их надо развлекать или пугать.

То «распятыми мальчиками», то «президентом-убийцей», то всемирным заговором Ротшильдов с Рокфеллерами, то ужасами про хакеров, хакнувших американскую демократию. А то, что из вскрытой переписки демократов обнаружились вещи весьма неприглядные, — дело десятое.

Что такое для Трампа «русский жупел»? У нас Трампа поняли как намеревающегося улучшить отношения с Россией. Он и сейчас вроде говорит о том же. Так даже Рейган говорил о мире. У нас просто не уловили, что новая администрация больше похожа именно на рейгановскую. «Дональд лучше Хиллари» всего лишь тем, что от нее понятно было, чего ожидать Москве (ничего хорошего), а он нес — вот и принес — сплошную неопределенность. Что на коротком отрезке даже лучше, чем иная определенность.

Для Трампа русский вопрос — это «средний палец» истеблишменту, от которого его ядерный электорат тошнит. Раз «они» против Путина, то я за.

За этим не было и нет никакой внятной программы улучшения отношений. А когда не знают, о чем говорить, обычно говорят о «совместной борьбе с терроризмом».

Электорат республиканцев и Трампа в особенности, по всем опросам, намного лучше относится к России и к Путину, чем Америка в среднем. Если две трети избирателей Клинтон верят, что русские хакнули выборы, то лишь 12% электората Трампа согласны, что Россия к этому причастна. Его электорат больше верит «Викиликс», чем ЦРУ. Если в 2014 году лишь 10% республиканцев относились к Путину положительно, сейчас — около 40%. Учитывая, что лишь 17% республиканцев благожелательно смотрят на Обаму, то «Путин — лучше Обамы». В любом случае, избирателям Трампа в большей степени вообще наплевать на то, что либеральные СМИ сделали главными темами внешнеполитической повестки.

На примере «русского жупела» в медийном пространстве Америки видна недостаточная адекватность истеблишмента запросам глубинки. И недаром уровень доверия к прессе сейчас в США на уровне 20%, хуже разве что у конгресса.

Против Трампа в ходе кампании работали до 90% ведущих СМИ. И продолжают. С точки зрения истеблишмента, он — клоун, некомпетентный и вспыльчивый. При нем в Белом доме воцарился хаос, помощники не координируют свои действия. Бардака и впрямь немало. Но если захотеть найти аналогичные примеры в окружении «интеллигентного Обамы» — найдутся. Все, что говорит Трамп, подвергается нещадному фактчекингу, в результате выясняется, что он «совсем заврался».

Его администрацию сравнивают с собакой, проникшей в автобус и не понимающей, куда он идет. Только теперь собака еще и сама за рулем.

Если посмотреть, что пишут про Трампа ведущие СМИ, то это полный провал, катастрофа, позор и некомпетентность. И либо импичмент неминуем, либо позорное отстранение по процедуре 25-й поправки к конституции. По ней инициировать отставку президента ввиду «неспособности выполнять обязанности» может — притом в любой момент! — вице-президент совместно с большинством членов кабинета или просто «ключевыми министрами». В случае возражений президента вопрос передается в конгресс, и уже он решает. Эта процедура куда короче (можно уложиться недели в две-три), чем сопряженный со сложными юридическими разбирательствами импичмент через конгрессовское расследование.

Первая большая пресс-конференция Трампа-президента на прошлой неделе подана почти всеми СМИ как позорный провал, фарс, цирк, торжество вранья и некомпетентности. Насчитали дюжину перевранных фактов. Но! Агентство Bloomberg отправилось в «красные штаты» (т.е. стойко голосующие за республиканцев). Мол, а что народ?

Оказалось, что незамысловатые реднеки в полном восторге. В отличие от впавших в ужас от происходящего университетской публики, звезд Голливуда и Кремниевой долины, активистов всяческих меньшинств, проповедников толерантности и защитников «бедных иммигрантов». Президент выполняет свои обещания, чего от ставленников зажравшегося истеблишмента не могли дождаться десятилетиями. Дает отпор «продажной прессе». Круто! «Поддерживаем на все 100!»

Представим себе, условно (очень), Жириновского, получившего кучу денег на избирательную кампанию и полную свободу ее проведения на условиях «No Churov!». На фоне СМИ состояния эдак середины 90-х, когда их еще не сгубили «споры хозяйствующих субъектов». Ну вот это примерно будет то же самое.

«Русский жупел» наряду с обвинениями в некомпетентности может привести к тому, что Трампа свергнут. Отстранением от должности занимается политический класс, а не «реднеки-обыватели».

Однако манипуляторы массовым сознанием, исходя из упрощенной картины мира и (само)уверенные, что только им ведомо, как надо управлять всем, только они знают, что такое хорошо, а что плохо, кто «наш сукин сын», кто «верный союзник», а кто «государство-изгой», — сами же становятся жертвами своих манипуляций. Что ведет к деградации политического лидерства вне зависимости от Трампа. Это Обама что ли был образцом что «имперского президентства» (по определению Артура Шлезингера), что «просвещенного либерализма»?

Во времена Никсона и Киссинджера в отсутствие лишнего информационного шума и инфотейнмента Америке удалось договориться не только с Москвой, но и с не менее «страшным» тогда Пекином. Жаль, у нас тогда в головах кремлевских старцев (уж главный идеолог Суслов точно не был Дэн Сяопином) правили свои тараканы. С тех пор они эволюционировали. Но не перевелись. Так что на их американский «русский жупел» у нас всегда найдется свой. Ничем не хуже. И этим двум жупелам никогда не сойтись.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2077490 Георгий Бовт


Россия. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 18 февраля 2017 > № 2078110 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе 53-й Конференции по вопросам безопасности, Мюнхен, 18 февраля 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Десять лет назад Президент Российской Федерации В.В.Путин выступил на этой конференции с речью, которую многие на Западе сочли вызовом и даже угрозой, хотя главный смысл его послания заключался в необходимости отказа от односторонних действий и перехода к честному, взаимоуважительному сотрудничеству на основе международного права, совместной оценки глобальных проблем и совместной выработки коллективных решений. Между тем, высказанные тогда предостережения о пагубных последствиях попыток препятствовать становлению полицентричного мира, к сожалению, стали действительностью.

Человечество сегодня стоит на перепутье. Целый исторический этап, который можно определить как «post-cold war order», подошел к концу. Основным его итогом, по нашему убеждению, стал провал усилий по приспособлению институтов «холодной войны» к новым реалиям. Мир не стал ни «западноцентричным», ни более безопасным и стабильным. Достаточно посмотреть на результаты «демократизаторства» в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, но не только там.

Расширение НАТО привело к небывалому за последние тридцать лет уровню напряженности в Европе. А ведь в этом году исполняется двадцать лет с момента подписания в Париже «Основополагающего акта» Россия-НАТО и пятнадцать – с момента принятия Римской декларации о новом качестве российско-натовских отношений. В основе этих документов лежало обязательство России и Запада совместно обеспечивать безопасность на основе уважения интересов друг друга, укреплять взаимное доверие, предотвращать раскол Евроатлантики, стирать разделительные линии. Этого не произошло, прежде всего потому, что НАТО так и осталась институтом «холодной войны». Говорят, что войны начинаются в головах людей. По логике там же и должны заканчиваться. Однако с «холодной войной» этого пока не произошло. В частности, если судить по некоторым выступлениям политиков в Европе и США, в том числе и по заявлениям, которые прозвучали вчера и сегодня в начале нашей Конференции.

Про расширение НАТО я уже сказал. Мы категорически не согласны с теми, кто обвиняет Россию и новые центры мирового влияния в попытке подорвать т.н. «либеральный мировой порядок». Кризис такой модели мира был запрограммирован уже тогда, когда концепция экономической и политической глобализации задумывалась главным образом как инструмент обеспечения роста элитарного клуба государств и его доминирования над всеми остальными. Объективно устойчивость подобной системы не может быть долговечной. И сейчас ответственные лидеры должны сделать выбор. Надеюсь, что выбор будет сделан в пользу созидания демократического и справедливого мирового порядка, если хотите, назовите его «post-west», когда каждая страна, опираясь на свой суверенитет в рамках международного права, будет стремиться к поиску баланса между своими национальными интересами и национальными интересами партнеров, при уважении культурно-исторической и цивилизационной самобытности каждого из них.

Россия никогда не скрывала своих взглядов, искренне выступала и выступает за равноправную работу по формированию общего пространства безопасности, добрососедства и развития от Ванкувера до Владивостока. Напряженность последних лет между Северной Америкой, Европой и Россией неестественна, я бы даже сказал противоестественна.

Россия – евразийская держава, объединяющая множество культур и национальностей. Предсказуемость и доброжелательность в отношениях со всеми странами, в первую очередь с соседями, всегда были присущи нашей политике. Именно с этих позиций мы тесно работаем в рамках СНГ, Евразийского экономического союза, ОДКБ, ШОС, БРИКС.

Добрососедство и взаимная выгода лежат в основе и нашего отношения к Европе. Мы часть единого континента, вместе писали историю, достигали успехов, когда работали сообща для процветания наших народов.

Многие миллионы граждан Советского союза отдали свои жизни за свободу Европы. Мы хотим видеть ее сильной, самостоятельной в международных делах и бережно относящейся к нашему совместному прошлому и будущему, оставаясь открытой всему миру. Не может радовать, что Евросоюз не находит в себе силы отказаться от выстраивания своей российской политики по принципу «наименьшего знаменателя», когда коренные прагматические интересы стран-членов приносятся в жертву русофобским спекуляциям на принципе «солидарности». Рассчитываем на торжество здравого смысла.

Каких отношений мы хотим с США? Отношений прагматизма, взаимного уважения, осознания особой ответственности за глобальную стабильность. Две наши страны никогда не были в прямом конфликте, между ними было гораздо больше дружественной истории, нежели противостояния. Россия немало сделала для поддержки независимости США, их становления в качестве единого сильного государства. В наших общих интересах – конструктивное выстраивание российско-американских отношений. Тем более, что Америка - наш сосед не менее близкий, чем Евросоюз. В Беринговом проливе нас разделяют всего 4 км. Потенциал кооперации в политике, экономике, гуманитарной сфере огромен. Но ему, конечно, еще предстоит быть реализованным. Мы к этому открыты настолько, насколько к этому готовы в США.

Сегодня нет недостатка в оценках генезиса таких глобальных вызовов, как терроризм, наркобизнес, кризисов, охвативших пространство от Ливии до Афганистана, где кровоточат Сирия, Ирак, Ливия и Йемен. Наверняка, дискуссия в Мюнхене даст возможность подробно рассмотреть все эти проблемы, как и сохраняющиеся конфликты в Европе. Главное – урегулирование нигде не может быть достигнуто военным путем.

Это в полной мере касается и внутриукраинского конфликта. Выполнению минского «Комплекса мер» через прямой диалог Киева с Донецком и Луганском нет альтернативы. Это твердая позиция России, Запада и Совета Безопасности ООН. Важно, чтобы и киевские власти встали на путь выполнения своих обязательств.

Сегодня как никогда необходим диалог по всем сложным вопросам с расчетом на поиск общеприемлемых компромиссов. Действия в русле конфронтации, «игры с нулевой суммой» ничем хорошим не обернутся. Россия не ищет конфликтов ни с кем, но всегда будет способна защитить свои интересы.

Наш безусловный приоритет - добиваться своих целей через диалог, поиск согласия на основе взаимной выгоды. Уместно привести указания канцлера Российской империи А.М.Горчакова, которые он направил в июле 1861 г. посланнику России в США Э.А.Стеклю: «нет таких расходящихся интересов, которые нельзя было бы примирить, ревностно и упорно работая… в духе справедливости и умеренности».

Если бы все подписались под таким подходом, то мы смогли бы быстро преодолеть период «post-truth», отбросить навязываемые международному сообществу истеричные информационные войны и перейти к честной работе, не отвлекаясь на ложь и вымыслы. Пусть это будет эпоха «post-fake».

Спасибо.

Вопрос: Хотел бы задать конкретный вопрос о военных учениях. Почему российские боевые учения носят столь внезапный характер, непрозрачны? В этом году пройдут самые масштабные за последние двадцать лет учения "Запад-2017", которые вызывают беспокойство соседей России. Что можно сделать, чтобы появилось доверие в этом вопросе?

С.В.Лавров: Вы знаете, что отношения между Россией и НАТО и вообще деятельность Совета Россия-НАТО была заморожена по инициативе Альянса, хотя после кавказского кризиса августа 2008 г. наши американские коллеги, в частности бывший Госсекретарь США К.Райс, говорили, что прекращение работы Совета Россия-НАТО было ошибкой, он наоборот должен активнее функционировать во времена обострений. Но, как говорится, «грабли те же». Альянс принял решение заморозить всю практическую деятельность, и Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг вчера мне это подтвердил. Он сказал, что они готовы поддерживать контакты в рамках послов в Совете Россия-НАТО и его со мной, но практическую работу свернули.

На каком-то этапе Президент Финляндии С.Нийнистё, не будучи членом НАТО, выразил озабоченность тем, что не только российские самолеты, но и авиация стран-членов Альянса, летает с выключенными транспондерами над Балтийским регионом. В ходе своего визита в Россию он затронул эту тему с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. После чего Президент поручил нашим военным подготовить предложения о том, как решить проблему не только транспондеров, но и вообще авиационной безопасности в регионе Балтийского моря. Наши военные привезли развернутые предложения в Брюссель в июле 2016 г., когда проходило заседание Совета Россия-НАТО. Мы были уверены, что эти конкретные предложения тут же получат реакцию, эксперты сядут и будут согласовывать схемы, призванные повышать безопасность. Этого не произошло. До сих пор мы не можем начать эту работу. Вчера Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг сказал мне, что есть надежда, что наконец-то эксперты соберутся в марте. Долговато, конечно, но, по крайней мере, наша совесть чиста.

Вчера он затронул тему, о которой Вы спросили, и выразил удовлетворение тем, как российские военные сделали брифинг по учениям, прошедшим прошлой осенью. Он выразил надежду, что и про учения, которые планируется провести в этом году, также будут сделаны специальные брифинги.

Что касается внезапных учений, я не военный человек, но знаю, что на них приглашаются военные атташе, в т.ч. стран НАТО, которые работают в Москве. Но главный мой ответ на Ваш вопрос, и я сообщил об этом Генеральному секретарю НАТО Й.Столтенбергу, заключается в том, что для того, чтобы снимать все эти опасения и подозрения необходимо возобновить военное сотрудничество. Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг в окружении своих заместителей вчера не смог сказать, что НАТО уже к этому готово, а это печально, потому что без практического сотрудничества любые встречи дипломатов никакого добавленного смысла не будут иметь в том, что касается решения проблем безопасности.

Что касается наших отношений с НАТО, мы давно предложили их возобновить. Прежде чем друг друга обвинять, говорить и делать что-то в отношении того, что касается развертывания впервые за десятилетие боевых потенциалов НАТО на границе с Российской Федераций, нужно было все-таки сесть и спокойно разобраться, в чем состоит реальная ситуация. Мы предложили посмотреть на картах у кого, сколько и где находится вооружений и личного состава у НАТО и России. Когда мы выработаем такую общую статистику, нам станет понятна картина, каково реальное состояние военной безопасности на европейском континенте. Уже от этой информации можно будет «плясать» в сторону дальнейших договоренностей о регулировании вооружений и о том, как обеспечивать дополнительные меры безопасности. Повторю еще раз, не мы прекращали практическое сотрудничество в рамках Совета Россия-НАТО.

Вопрос: Россия вынесла на обсуждение на заседании СБ ООН первые три пункта "Минска-2": прекращение огня, отвод тяжелых вооружений и допуск наблюдателей ОБСЕ во все регионы Украины. Почему Россия не находит возможным реализовать эти обязательства и направить таким образом сигнал о повышении доверия и улучшении общей ситуации?

В конце Вашего выступления Вы говорили о "постфейковом мире". В ходе предвыборной кампании в США говорилось о возможном вмешательстве России в этот процесс. Во Франции сейчас тоже идет предвыборная кампания, и один из кандидатов пожаловался на вмешательство России. В этой связи Президент Франции Ф.Олланд провел внеочередное заседание Совета безопасности страны.

С.В.Лавров: Что касается первого вопроса, то я рад, что Вы читали Минские договоренности. Жаль, что не до конца, судя по всему. Действительно, первым пунктом является отвод тяжелых вооружений, но дальше там сказано, что на 30-й день после начала отвода, который начался в апреле 2014 г., киевские власти подготовят проект закона о выборах и начнут по нему консультации с Донецком и Луганском. Можно задавать разные вопросы о сроках того или иного тезиса в Минских договоренностях - в них не везде указаны сроки. Но здесь срок указан точно – 30 дней. Отвод начался. Начало консультаций с Донецком и Луганском не было обусловлено завершением этого процесса. С тех пор, как Вы знаете, многое поменялось: вооружения отводились, потом они пропадали из мест хранения, Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ), которая работала в очень непростых условиях и чью деятельность мы весьма ценим и рассчитываем, что Миссия будет более представительной с точки зрения репрезентативности членов ОБСЕ не только из НАТО и ЕС, многократно отмечала нарушения с обеих сторон в отношении режима прекращения огня, наличия тяжелых вооружений в зоне безопасности. Но неизменно чемпионом по отсутствию тяжелых вооружений в местах складирования была сторона вооруженных сил Украины. Повторю, другие нарушения случаются с обеих сторон.

Нас многократно обвиняли (недавно были интервью неких украинских политологов) в том, что Президент России В.В.Путин создает «живые щиты» из женщин и детей в Донбассе и пытается внушить украинцам, живущим по левую сторону от линии соприкосновения, что в Донбассе люди их ненавидят, а Донбассу пытается внушить, что украинское правительство хочет их уничтожить. Это настолько лживо и «шито белыми нитками»! Писали также, что Донбасс и некие российские войска сами обстреливают Донецк, чтобы потом свалить все на Украину.

Возвращаясь к Вашему вопросу, я много раз говорил о том, как сделать перемирие, прекращение огня устойчивым. Как бы вы ни относились к российским СМИ, мы ежедневно в прямом эфире видим, как работают наши корреспонденты на линии соприкосновения в Донецке и Луганске. Они показывают репортажи в прямом эфире, демонстрируют разрушения жилого сектора, социальной инфраструктуры, включая детские дома, школы, поликлиники, показывают жертвы среди мирного населения. Я стал интересоваться тем, что происходит по западную сторону от линии соприкосновения, смотрел «Си-Эн-Эн», «Фокс Ньюз», «Евроньюз», «Би-Би-Си». Я не увидел аналогичной работы корреспондентов западных каналов на западной стороне линии соприкосновения, чтобы они давали такую же картинку в прямом эфире, которую дают наши журналисты с риском для жизни, иногда их ранят, они гибнут. Я поинтересовался у западных коллег, не рекомендуется ли западным журналистам из-за соображений безопасности не работать на той стороне линии соприкосновения. Ответа нет. Тогда мы попросили СММ ОБСЕ, чтобы в своих докладах особое внимание они уделяли тому, какие конкретно разрушения в гражданской инфраструктуре наблюдаются из-за взаимных обстрелов справа и слева от линии соприкосновения. Пока мы не получаем исчерпывающей информации. Это наводит на мысль, почему западные корреспонденты, так желающие нести правду миру про события на Украине, не показывают происходящее на западной стороне линии, которую контролируют вооруженные силы Украины? Их не пускают по соображениям безопасности или это самоцензура? Я хотел бы в этом разобраться. Наша статистика говорит о том, что уничтожение социальных объектов на стороне, контролируемой Донбассом в разы больше, чем аналогичная ситуация по левую сторону от линии соприкосновения. В основном огонь ведется по позициям, занимаемым вооруженными силами Украины. Тем не менее, отдельные представители СМИ прорываются в зону боевых действий.

Не так давно я видел доклад вашингтонского Международного института стратегических исследований и сообщения журналистов газеты «Вашингтон пост», которые побывали на линии соприкосновения и написали, что насилие в Донбассе провоцируют добровольческие батальоны, которые никому не подчиняются, не берут приказов от вооруженных сил Украины, действуют абсолютно на свое усмотрение. Журналисты, в частности, написали, что там воюют тысячи неподконтрольных Киеву ультранационалистов из «Правого сектора». Далее они сделали вывод, что Киеву, наверное, выгодно, чтобы вооруженные и озлобленные радикалы оставались на линии соприкосновения в Донбассе и не устроили новый майдан в столице. Упомянули они, кстати, о воюющих в Донбассе неонацистах-иностранцах, на наличие которых тоже закрывают глаза.

Мы обсуждаем это в рамках «нормандского формата». Сегодня у нас состоится встреча министров иностранных дел Франции, Германии, Украины и России. Вопрос о том, почему так мало информации о происходящем по западную сторону от линии соприкосновения остается открытым, а он является ключевым для ответа на Ваш вопрос почему мало прогресса в сфере безопасности. Однако прогресс в сфере безопасности не может быть самоцелью. Нашей общей целью является полное выполнение Минских договоренностей, которые гласят, что обеспечение безопасности на линии соприкосновения (я упомянул о причинах, по которым это до сих пор не удается сделать), проведение конституционной реформы с тем, чтобы закон об особом статусе стал ее частью, проведение амнистии для всех участников боевых действий в Донбассе (точно так же, как все без исключения участники событий на майдане были амнистированы) и затем проведение выборов. И только после этого, как гласят Минские договоренности, – восстановление полного контроля украинского правительства над границей с Российской Федерацией.Пока, как я уже это сказал, мы этого не наблюдаем.

Относительно того, что говорят наши европейские партнеры относительно санкций. Я уже высказывался насчет того, насколько нелогично и искусственно звучит формула «Минские договоренности должны быть выполнены Россией, тогда ЕС снимет санкции». Мы тоже хотим, чтобы Минские договоренности выполнялись. Мы свои санкции против Евросоюза не снимем, пока они не будут выполнены. Это тоже надо понимать. Знаю, что реальная картина происходящего на Украине и тех причин, по которым Минские договоренности «буксуют», прекрасно известна в Париже, Берлине и, смею надеяться, в Вашингтоне и в других столицах, в том числе в штаб-квартире НАТО. Но вот эта неправильно понятая солидарность с теми, кто решил принести Украине свободу и европейские ценности, не позволяет людям громко об этом говорить. Когда наша хорошая подруга Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини говорит, что санкции – это инструмент реализации «Минска-2», то я это воспринимаю как идею того, чтобы санкциями регулировать кризис на Украине, ведь санкции однозначно возлагают вину на Россию. Ф.Могерини, может быть по Фрейду, но сказала следующее: «Мы будем ждать, пока Россия уступит, отойдет от «Минска-2», сделает какие-то односторонние шаги и заставит ополченцев в Донбассе пойти на односторонние шаги". Скрытый месседж из этой позиции заключается в том, что не надо работать с Киевом, Киев все делает правильно. Но я убежден, что правда известна в ключевых столицах. Очень надеюсь, что если не публично, то хотя бы непосредственно в контактах с украинскими властями соответствующие сигналы посылаются. Не только надеюсь, но и знаю, что это так. Насколько они воспринимаются, судить мне трудно.

Что касается второго вопроса, касающегося якобы вмешательства России в предвыборные кампании и прочие процессы в зарубежных странах, то знаете, Демократическая партия США в ответ на заявления Д.Трампа о том, что выборы были не очень честными и за демократов подали голоса т.н. "мертвые души", попросила предъявить факты. Почему-то когда нас в чем-то обвиняют, никаких фактов никто не требует. Фактов я не видел – ни относительно того, что мы пытались взламывать какие-то сайты Демократической партии, ни относительно того, что мы якобы делали во Франции, Германии, Италии. Факты были признаны про Германию несколько лет назад, когда было установлено, что все высшее руководство страны прослушивается. На днях были утечки относительно того, что президентская кампания во Франции в 2012 г. сопровождалась кибершпионажем со стороны ЦРУ. Представитель ЦРУ сегодня сказал какому-то журналисту, что мол можете написать, что у них нет комментариев на эту тему. Наверное, нет комментариев. Но когда мой добрый товарищ Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро уже после распространения информации о выборах 2012 г. и о подозрениях, что ЦРУ в эти выборы вмешивалось (хотя там были не только подозрения, но, как я понимаю, и конкретные факты), выступая в Парламенте говорит, что они будут против кибершпионажа как со стороны России, так и со стороны других стран. Но скромность, конечно, всегда украшает человека, но в данном случае еще раз прошу предъявить нам факты.

Напомню, что Россия была первой страной, которая много лет назад инициировала в ООН работу по согласованию позиций в сфере международной информационной безопасности или кибербезопасности. Очень долго наши западные партнеры уклонялись от этой работы. Наконец, пару лет назад мы приняли резолюцию консенсусом. Была создана группа правительственных экспертов, которая написала хороший доклад. Этот доклад лег в основу новой резолюции. Была создана еще одна группа экспертов, которая сейчас будет заниматься этим вопросом. Мы давно предлагали нашим коллегам более предметно заняться вопросом кибербезопасности в профессиональном, техническом и технологическом смыслах. Когда американцы при президенте Б.Обаме стали «отлавливать» наших граждан в нарушение договора, который у нас есть, и не сообщали нам о том, что их «отловили» по подозрению в киберпреступлениях, мы предложили им сесть и начать разбирать все эти вопросы. Мы совсем не хотим, чтобы российские граждане занимались этими незаконными киберделами. В ноябре 2015 г. мы предложили администрации Б.Обамы сесть и начать такую двустороннюю работу по кибершпионажу, кибербезопасности и по всем киберподозрениям. От них не было никакой реакции год. Хотя я напоминал Дж.Керри об этом каждый раз, когда мы встречались. В итоге в декабре 2016 г. они предложили встретиться, а потом заявили, что у них смена администрации и предложили все отложить.

Сегодня Федеральный канцлер ФРГ А.Меркель, говоря о кибербезопасности, выдвинула очень интересную мысль о том, что Совет Россия – НАТО должен был бы заняться этой проблемой. Я возвращаюсь к ответу на самый первый вопрос. Мы были всегда за то, чтобы Совет Россия-НАТО функционировал максимально конкретно. Не мы прекращали практическое сотрудничество. Если теперь Канцлер Германии, одного из ведущих членов НАТО, выступает за то, чтобы Совет Россия - НАТО занимался кибербезопасностью, то исхожу из того, что это сигнал к тому, что, по крайней мере, Берлин хочет, чтобы Совет Россия- НАТО возобновил полноценное функционирование, а не просто ограничивался дискуссиями.

Россия. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 18 февраля 2017 > № 2078110 Сергей Лавров


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз

 О свободе

Монолог старого солдата в канун 23 февраля -Дня защитника Отечества (Дня Красной Армии)

Михаил Мороз

О свободе

( Монолог ветерана Великой Отечественной войны)

Однажды нашего «нацлидера» спросили на одной из пресс-конференций или встреч: «Что нам дал первый президент РФ?» «Нацлидер» ответил, как отрубил: «Свободу».

10 февраля, в день рождения отца, ветерана и инвалида Великой Отечественной войны, которому исполнилось 98 лет, я спросил: «Если бы тебе сказали, что ты идешь драться с фашистами за ельцинскую свободу, ты готов был бы пролить за неё кровь?

Награжденный за подвиг в уже начальные дни войны медалью «За отвагу» старый солдат ответил:

«Я завидую тем, кто не выжил и погиб, не зная, каково это душою переносить конкретную ельцинскую свободу, несмотря на то, что мне кидают не малые, по сравнению с вашими зарплатами, гроши, несмотря на то, что я могу в своём углу лаяться на власть. Свобода поругивать власть – это еще не свобода.

Разве я не вижу, как вас всех закрепостили частной собственностью, жаждой денег, накопительством? Зависимость от вещи, материального интереса, денег, когда за них ставят на кон жизнь, - это вечное пленение, пустая, никчемная затея.

Я был в плену у фашистов и знаю, что такое неволя. Но дух мой был несломлен, и я не предал Родину. А сейчас этот дух вытравливают каждый день и делают всё, чтобы я забыл тот дух Свободы, за который я воевал. По телевизору ко Дню Победы – сплошные «Штрафбаты» и с зверскими мордами «особисты». Всё – ложь! Если ты был честным советским солдатом, то никакой «особист» тебя не тронет. Я это говорю как бывший узник фашистского лагеря, из которого помогли бежать партизаны… Разве те, кто бессовестно лжет по телеящику, свободны? Если кто-то скажет правду, его же и уволят. Они пленники власти, социал-дарвинистских представлений о жизни…

Хотя бы учли пример Березовского, который предал страну, науку, созидание, творчество и все силы свои положил, чтобы приобрести деньги и власть. Он был самым несвободным человеком на земле. И ушел в преисподнюю к Сатане на свидание. Он предал и его предали. Какая же это свобода? Это обременение души, заражение её аморальной инфекцией. И таких «свободных», как Березовский, пруд пруди. Одни за кордоном, другие – в стране.

Разве свободны Сердюков с Васильевой, обокравшие страну? Да и руководитель страны свободен ли, если в каждой сфере его окружают ворьё с миллиардами, которые жулики и мошенники умыкнули у народа? Он в подчинении, в зависимости от крупного капитала и коррупционеров.

Мы шли в бой и умирали, не имея в виду предлагаемую нынче свободу, которую используют нынче как объект для сиюминутных, эгоистических, корыстных, конечных, смертных интересов и выгод. Если бы мы руководствовались только такими животными страстями и удовольствиями, то мы никогда не обрели Победы – символа истинной Свободы.

«Что такое истинная Свобода?» - спрашиваешь ты. Не знаю точно, потому что она – выше моего бедного разумения. Это то, высокое и таинственное, что не поддается объяснению и описанию. Постигнуть такое – значит уже остановиться в светлых стремлениях и не жить духовной жизнью. Это то, благое и прекрасное, к чему мы должны всечасно, страстно и смиренно тянуться. Это социалистический идеал. Он вновь завоюет умы и сердца людей. За такой идеал и такую Свободу я и воевал. Не за свободу животного потребления, не за «растительную жизнь», в которую вгоняют народ, как стадо баранов. За такую свободу я кровь проливать не собирался. Это не мой идеал Свободы. Я за ту, которая способствует созданию культуры, красоты, истины, добра, любви. Ту Свободу, которая идет от пояса человеческого и выше, охватывая душу человека его и мозг. Но не ту, которая ниже пояса и ведет в преисподнюю – к сатане и мамоне, ставшая сомнительной целью нашего руководства и людей, соблазнившихся частной собственностью. Произошло, как сказал кто-то из умных ученых, «присущее всякому греху подчинение высшего низшему». В результате такой странной свободы в нашу жизнь вторглась аморальная инфекция такой силы и распространенности, что она уже внедряется нашими «легкими кавалеристами» от власти и культуры в виде «альтернативной нравственности» и однополых браков. Такую ельцинскую свободу имеет в виду наш руководитель? Если такую «свободу», то мне безумно жаль моей пролитой крови на поле сражения…

Я, как и мои сверстники, добывал Победу не для сомнительных свобод. И мне горько, что народ молчаливо смотрит на то, как проповедники лживой свободы приватизировали то, что трубадурам ельцинщины не принадлежит – День Победы и Первомай. Это символы моей Свободы! Символы моего горького счастья!..»

К монологу отца мне нечего добавить. Наверное, если бы оно было частным мнением человека, обремененного болезнями, ранами, невзгодами личной жизни, то я не предавал бы этот монолог огласке. Но я знаю, что так думают почти все оставшиеся в живых ветераны войны, ветераны труда. Миллионы нынешних трудящихся. Даже молодежь, выросшая в лихолетье новой Смуты, начинает задумываться об истинной человеческой Свободе, не отягощенной страшнейшим из всех видов закабаления – частной собственностью.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 февраля 2017 > № 2077496 Михаил Мороз


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин

 Александр Бурутин: «Генштаб — священная гора»

говорит бывший советник Путина по военным вопросам

Мария Кольцова

Александр Германович Бурутин, генерал-лейтенант в отставке, занимавший должности первого заместителя начальника Генерального штаба и советника Президента по военно-технической политике, рассказал в интервью, чем ему близка урановая индустрия, откуда пошла военная династия Бурутиных, и на кого нужно рассчитывать при реформировании армии.

"ЗАВТРА". Александр Германович, вы из семьи военных. Как началась ваша военная династия?

Александр БУРУТИН. Я офицер уже в четвёртом поколении. Мой прадед Константин Фёдорович Бурутин в 1900 году поступил на службу в царскую армию и дослужился там до поручика. Октябрьскую революцию он встретил в рядах большевиков. В Гражданскую войну служил в Красной армии в рядах стрелкового полка, был тяжело ранен, одним из первых получил орден Красного Знамени. Потом служил в частях особого назначения Воронежской губернии, боролся там с бандитизмом. Его последняя воинская должность — командир дивизии.

Оба сына Константина Федоровича — Александр и Виктор — тоже служили, участвовали в Великой Отечественной войне.

Александр Константинович, старший сын прадеда, — мой родной дед. Он не смог стать кадровым военным из-за проблем со здоровьем (у него с детства был травмирован глаз). Но дед всё равно воевал — сначала в ополчении, а потом в действующей армии, где был рядовым солдатом до 44-го года. Он был в артиллерийской разведке — там пригодились его высшее образование и математические способности. А его младший брат Виктор Константинович — танкист, участвовал в боях с японцами на Халхин-Голе, был командиром танковой роты, за мужество и героизм получил орден Красного Знамени, как и его отец. Потом поступил в академию. Учась там, встретил ВОВ, ускоренно выпустился, воевал под Воронежем и в 42-м году погиб.

Следующее поколение — это уже мой отец. Он прошёл военную судьбу от спецшкольника артиллерийской школы в годы войны до генерал-полковника, первого заместителя начальника Главного оперативного управления Генштаба. После увольнения он ещё успел поработать в Штабе ОДКБ и Институте военной истории Минобороны и до сих пор (хотя ему уже восемьдесят восемь лет) сотрудничает с Институтом военной истории: ездит в военно-полевые исторические поездки, пишет, публикуется, в общем — ведёт активный образ жизни. Кстати, нашей семье повезло и в том, что отец много занимается историей семьи.

У моего отца два сына — старший брат Сергей и я. Старший брат закончил МВТУ им. Баумана и пошёл работать в один из "почтовых ящиков" — завод имени Хруничева, на инженерную должность. Оттуда ушёл в военную приёмку, надел погоны, стал кадровым военным и закончил сначала Академию РВСН, а затем и Академию Генерального штаба, дослужился до звания генерал-майора. Служил в Ракетных войсках стратегического назначения, потом занимал должность в аппарате Совета Безопасности. Сейчас — в Исполнительном комитете СНГ занимается военно-политическими делами.

И у меня не было мучительного выбора — кем быть? Я с детства знал, что буду только военным. Ну, разве что были варианты с выбором рода войск. Но с выбором профессии — никогда. Только офицер!

У меня не было никаких сомнений. И глубоких переживаний в отношении своей роли в армии тоже не было.

Особенно приятно то, что на мне наша династия не завершилась: сыновья пошли по моим стопам, оба служат, один — полковник, другой — подполковник.

Я пришёл в Вооружённые силы в 1974 году: по окончании школы поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище, после выпуска как отличника меня направили служить в Группу войск в Германии командиром мотострелкового взвода. Последовательно прошёл все ступени до командира батальона. После Германии отправился на Дальний Восток, там стал начальником штаба мотострелкового полка. С этой должности я поступил в Академию им. Фрунзе. В 1992 году пришёл в Генеральный штаб и в Главном оперативном управлении прослужил от старшего офицера-оператора до заместителя начальника Управления стратегического планирования применения Вооружённых Сил. Закончил службу первым заместителем начальника Генерального штаба в 2010 году.

"ЗАВТРА". Помните свой первый день в армии?

Александр БУРУТИН. Конечно! Это невозможно забыть! Первая ночь в казарме, где рядом с тобой спят ещё сто двадцать таких же, как ты, ребят. Кто-то храпит, кто-то во сне вскрикивает, кто-то крутится. Поначалу, конечно, было сложно, но потом привык. А после изнурительных занятий очень скоро военная койка стала самым роскошным местом на земле! Помню, как впервые привели нас обедать в солдатскую столовую, и я узнал, что такое солдатская перловка со следами мяса… После домашней пищи тяжело к ней было привыкнуть.

Очень непросто дался мне курс молодого бойца. Он традиционно проходил в нашем учебном центре в Ногинске. В тот август было сыро, а спали мы в палатках на жёстких нарах, на которых лежали ватные матрасы; они за неделю дождей просто раскисли. Было холодно и промозгло. Подниматься было тяжело, подъём в 6 часов, отбой в 22 часа. На фоне домашнего комфорта это были очень трудные недели, но когда после КМБ нас привезли на присягу в Москву, я вдруг понял, что выдержал, не сломался, а значит, и дальнейшую учебу выдержу.

"ЗАВТРА". Курсанты сразу почувствовали себя единой семьёй?

Александр БУРУТИН. Ко мне лично это ощущение — ощущение элитности военного училища и спаянности коллектива — пришло не сразу.

В училище поначалу было намного легче тем, кто имел опыт Суворовского училища и опыт военной службы — часть курсантов поступали прямо из рядов Вооружённых сил. Эти ребята, конечно, были лучше нас подготовлены и физически, и в военном отношении: на них лучше сидела военная форма, более молодцевато. Мы — ещё недавние школьники — по сравнению с ними выглядели мешками в военной форме. Как правило, суворовцев назначали на сержантские должности: командирами отделений, заместителями командиров взводов. К нам они поначалу относились свысока, но по прошествии какого-то времени всё это выровнялось. Отношения внутри отделений и взводов со временем приобрели новую окраску. Это действительно были сплоченные коллективы. До сих пор бывшим курсантам той поры приятно встречаться друг с другом. Мы часто проводим такие встречи — как правило, по каким-то юбилейным датам. Последний из нас, кто закончил служить в Вооружённых силах, — это человек, который пришёл на моё место на должность первого заместителя начальника Генерального штаба, — генерал-полковник Николай Васильевич Богдановский. В училище он был в соседней роте: я выпускался из шестой роты, а он — из четвёртой. Он уволился только год назад. Так что сегодня в Вооружённых силах уже нет ни одного действующего офицера или генерала из нашего 101-го выпуска МосВОКУ.

Кстати, в этом году наше прославленное "кремлёвское" училище отмечает столетний юбилей. Знаю, что у газеты "Завтра" широкая аудитория. Хочу со страниц газеты пригласить выпускников-кремлёвцев принять активное участие в торжественных мероприятиях, которые пройдут в стенах родного училища 15 декабря.

"ЗАВТРА". Что для вас означает словосочетание "русский солдат"? Как у вас складывались отношения с солдатами во время службы?

Александр БУРУТИН. Понятие "русский солдат" для меня особое. Я начинал командиром взвода в Германии в 1–ой гвардейской танковой армии в 249-м мотострелковом полку. Там служили солдаты самых разных национальностей, очень много было выходцев из Средней Азии. Но коллектив был единым, несмотря на различия в национальности и воинских званиях. Все жили одной семьёй. Всё делили поровну.

Я ни разу не встречался с подлостью среди своих подчинённых, простых солдат. У них всегда было желание помочь своему командиру.

Русский солдат — это солдат сильный, сплочённый коллективизмом, находчивый, умелый, способный решать любые задачи. Эти задачи были нам по плечу и тогда, и, я думаю, сейчас.

"ЗАВТРА". Каким был офицерский корпус советского периода? Как вы оцениваете его сейчас?

Александр БУРУТИН. Это была высокопрофессиональная каста. Конечно, среди офицеров были те, кто пришёл по блату делать карьеру, кто пошёл в военное училище, чтобы избежать призыва в армию рядовым солдатом и, не в последнюю очередь, заработать. Ведь выпускник военного училища в материальном отношении был значительно лучше обеспечен, чем выпускник гражданского вуза. Мы, лейтенанты, получали порядка 190 рублей в месяц, в то время как гражданские молодые инженеры (в лучшем случае) — 110 рублей. Были те, кто пошёл в армию, потому что была возможность послужить за границей — например, в различных группах войск: в Германии, Северной группе войск, Центральной группе войск. Это давало дополнительные преимущества.

Но это скорее исключения, чем правило. Эта шелуха отсеивалась в течение первых нескольких лет службы, и оставались лучшие офицеры. И чем дольше служил офицер, чем выше поднимался по служебной лестнице, тем больше честных, искренних и патриотичных людей становились его сослуживцами. Такая вот закономерность.

В 2002 году, когда я впервые был приглашён к президенту В. В. Путину, он в личной беседе спросил меня о моём отношении к происходящему в Вооружённых силах и моё мнение о том, что нужно сделать, чтобы проводимая не один год военная реформа наконец состоялась. Я тогда сказал, что нужно сделать всё, чтобы сохранить в армии офицеров советской закалки. Именно на них можно будет рассчитывать в ходе реформы ВС. Это люди, которые участвовали в крупных манёврах, которые управляли личным составом в условиях близких к боевой обстановке, которые прошли через войны и горячие точки.

"ЗАВТРА". В начале 90-х многие офицеры уходили из армии. Вы были уверены, что останетесь служить при любых обстоятельствах, или был какой-то период, когда вы были готовы уйти из ВС?

Александр БУРУТИН. 91-й год — год перелома, когда многое в человеческих судьбах покатилось под откос. Я помню, как десятки тысяч офицеров писали рапорты об увольнении. Тогда и определилось, кто служит не за страх, а за совесть, и кто просто "отбывает номер", тяготится.

Страна распадалась. Многие мои друзья принимали непосредственное участие в конфликтах тех лет. Один мой сослуживец был контужен в Приднестровье, другой принимал участие в событиях в Вильнюсе. Помню, главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии Варенников, возвращаясь из командировок по войскам, обязательно собирал нас, офицеров оперативного управления, и рассказывал об обстановке в союзных республиках, в Тбилиси, в Баку, в Алма-Ате. И в его голосе звучала тревога за будущее страны, Вооружённых сил. Конечно, это беспокойство нарастало у всех.

Я незадолго до этого приехал в Москву после службы в Дальневосточном военном округе. Получил назначение сначала в Центр оперативно-тактических исследований, а затем в Оперативное управление Главного штаба Сухопутных войск. У меня не было квартиры, и в ближайшие годы она не предвиделась (приходилось жить на съёмной), было много хлопот с маленькими детьми. Но я знал, что не нарушу семейную традицию и останусь в ВС.

"ЗАВТРА". Всё же что повлияло на ваше решение остаться в Вооружённых силах?

Александр БУРУТИН. Я же был не один — рядом были товарищи, сослуживцы. Всем было трудно. Как ни странно, спасала именно военная служба. Коллектив "операторов" всегда очень сплочённый, потому что эти люди действительно держат руку на пульсе армии. Они не только планируют мероприятия, связанные со строительством и применением войск и сил, но и сами участвуют в наиболее важных из них. Как можно было бросить службу? Это было бы просто предательством и товарищей, и самого себя, и семейной чести. Поэтому я остался.

Может быть, присутствовало желание показать, что, придя из войск тактического звена, я смогу освоить и оперативную работу. Это было ново и интересно.

А потом меня перевели в Генеральный штаб. Убеждён: мне посчастливилось, что я попал в первую группу первого направления первого управления — ту, что занималась стратегическим планированием применения ВС.

Бытует мнение, что, чтобы стать генштабистом, нужно не меньше пяти лет повариться в котле под названием "Генеральный штаб". Я не был исключением. И для меня очень важным было наставничество опытных офицеров. С благодарностью вспоминаю полковников В.Запаренко, Ю.Южанина, М.Колпакова, их штабную науку от первого лица. Благодаря им я состоялся как старший офицер и руководитель.

"ЗАВТРА". Каким был Генеральный штаб во время вашей службы в нём?

Александр БУРУТИН. За семнадцать лет (с 1992 по 2010) я застал разные периоды состояния и развития Генерального штаба: от его сложной адаптации к условиям новой российской действительности — до объективного соответствия определению "мозг Вооружённых Сил". К сожалению, в последний период своей службы был свидетелем и того, как Генеральный штаб, в лице его начальника в первую очередь, теряет своё лицо и свободу мышления, подстраивается под окрики сверху и даже пытается обосновать некомпетентные указания.

Но в целом Генеральный штаб для меня всегда был священной горой, а Главное оперативное управление — её вершиной. У нас в семье о ГОУ говорили с придыханием.

Мой отец прослужил в ГШ 22 года, в основном в ГОУ (был период, когда он руководил Центральным командным пунктом Генерального штаба). Уволился в 1992 году, как я уже говорил, с должности первого заместителя начальника ГОУ.

Любопытно, что известные события августа 91-го его лично не сильно задели. Он в те памятные дни был в отпуске на Дальнем Востоке. Это может быть пусть косвенным, но ещё одним свидетельством, что ГКЧП не готовился заранее. Когда отец спешно вернулся в Москву, ГКЧП уже был ликвидирован. Поэтому чистки, которые впоследствии прошли в Генеральном штабе, его не коснулись.

Было уволено много сослуживцев отца, включая его личных друзей и начальников Д.Язова, В.Варенникова, Н.Денисова, к которым он относился с искренним уважением. Отец хотел сразу подать рапорт об увольнении, но новое руководство попросило остаться и какое-то время исполнять обязанности начальника ГОУ. Так служба продолжилась до мая 92-го года. Спустя три месяца началась моя служба в ГОУ.

Основная движущая сила в ГОУ — это начальник направления. Им, как правило, становился самый опытный и уважаемый офицер-интеллектуал. Начальник направления — самостоятельная фигура в структуре ГОУ. Никто не знает реального положения дел на порученном участке лучше начальника направления. Не случайно для выработки стратегических решений уровня министра обороны и начальника Генерального штаба по зоне ответственности того или иного направления первым заслушивают мнение его начальника. Очень жаль, что в 2009 году было принято решение упразднить генеральские звания начальников направлений ГОУ. Сегодня было бы справедливым вернуть право присваивать воинское звание генерал-майора рабочим лошадкам Генерального штаба — начальникам направлений.

При мне начальником первого направления первого управления ГОУ был генерал-майор А.Андронов, а начальником управления — генерал-лейтенант С.Орлов, оба профессионалы с большой буквы.

Мне повезло, что я застал в 90-е годы именно то легендарное ГОУ, которое сохранилось ещё с советского периода. Убежден: армия смогла пережить этот глубочайший кризис развала Советского Союза и Организации Варшавского Договора, сохранить свою боеспособность именно благодаря Генеральному штабу и школе, созданной им.

"ЗАВТРА". Но наступил день, когда вам пришлось уволиться. Это был осознанный уход или стечение обстоятельств?

Александр БУРУТИН. Так вышло, что я уходил из армии не один раз. В 2003 году я был назначен советником президента по вопросам военно-технической политики и был откомандирован из ВС в президентскую Администрацию с должности заместителя начальника первого управления ГОУ. Спустя несколько лет вышел указ, приостанавливающий систему откомандирования из ВС в различные федеральные органы власти. Мне нужно было принимать решение. И я тогда написал рапорт об увольнении из ВС и во время одного из докладов положил его Владимиру Владимировичу на стол. Помню некоторое удивление на лице верховного главнокомандующего: "Почему?". Я объяснил ситуацию: есть указ, который не оставляет мне иного выбора. Готов оставить службу, если необходимо, готов уволиться — на ваше решение. Президент оставил этот рапорт у себя, а через полгода предложил мне вернуться в Генеральный штаб на должность первого заместителя его начальника.

Тогда начальником был генерал-полковник Юрий Балуевский, мой бывший командир в Главном оперативном управлении. Мы были хорошо знакомы, так как на должности советника я постоянно контактировал с Генштабом. Наша совместная работа строилась вполне нормально.

Когда я вернулся в Генштаб, министром обороны был уже Анатолий Сердюков. Почти сразу столкнулся с тем, что процессы, которые происходят в армии по инициативе министра, не укладываются в моё представление о том, как должна проходить военная реформа и чем завершиться. Особенно остро я стал ощущать это после назначения начальником Генерального штаба генерала армии Макарова.

Этот период службы оставил в душе горький осадок. Для меня как для первого заместителя начальника ГШ самым тягостным было выполнение решений, которые расходились с моими собственными убеждениями. С одной стороны, испытывал благодарность к верховному главнокомандующему за оказанное доверие, но с другой стороны — стал непосредственным участником процессов, принять которые не мог. Дальше идти против совести я не стал и написал рапорт об увольнении.

Думаю, Николая Егоровича тоже тяготила эта ситуация. Для него не осталось незамеченным, что какие-то его решения мной попросту саботируются — особенно в периоды, когда приходилось исполнять его обязанности (отпуска, командировки и т.д.). Как бы я и тогда, и сегодня не относился к Макарову лично, ситуация, когда первый заместитель не является единомышленником и союзником своего начальника, недопустима ни в какой управленческой структуре, особенно силовой. Поэтому моя отставка была принята и начальником ГШ, и министром обороны, мне кажется, даже с некоторым облегчением.

"ЗАВТРА". Вы несколько лет работали рядом с президентом России. Какое впечатление на вас он произвёл?

Александр БУРУТИН. С Владимиром Владимировичем я впервые встретился в 2002 году во время его рабочего отпуска на Байкале. СМИ тогда писали, что президент чередует свой отдых со встречами с различными специалистами. Беседуя с президентом, отвечая на его вопросы, касающиеся проблем армии и флота, военного строительства, я был впечатлён уровнем его погружения в тему. Увидел у Владимира Владимировича намерение разобраться с армейскими проблемами, искреннее желание не просто навести порядок, а добиться вывода наших Вооружённых сил на качественно новый уровень. Затем, уже находясь на должности советника, я укрепился в убеждении, что Россией управляет настоящий лидер.

"ЗАВТРА". Сейчас вы работаете в концерне "Росатом". Сложно ли после службы в армии переключиться на другие задачи?

Александр БУРУТИН. Я работаю в Урановом холдинге — это структурное подразделение госкорпорации "Росатом". Но я недалеко ушёл от тех задач, которые решал в годы службы, потому что тема производства урана близка вопросам национальной безопасности в области как энергетики, так и стратегических вооружений

Россия по запасам урана абсолютно независима. На действующих месторождениях мы можем обеспечить добычу урана ещё в течение 10-20 лет. Открыты новые месторождения, не все из которых достаточно разведаны. Но даже тех, которые разведаны, хватит на сто лет, не меньше.

Часто бываю в командировках на урановых месторождениях Забайкальского края, Курганской области и Республики Бурятия. Там работают преданные своему делу специалисты, искренние патриоты России и своей отрасли.

Каждый раз убеждаюсь: как бы сегодня ни было тяжело, урановое производство у нас в стране — одно из самых высокотехнологичных и безопасных. И я ощущаю себя на своём месте. Я востребован и служу на благо России!

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 16 февраля 2017 > № 2077369 Александр Бурутин


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин

Заседание коллегии Федеральной службы безопасности.

Владимир Путин принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии ФСБ, посвящённом итогам деятельности ведомства за прошедший период и приоритетным задачам в области обеспечения национальной безопасности на перспективу.

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Наши встречи в рамках ежегодной коллегии ФСБ позволяют не только глубоко проанализировать и подвести итоги работы самого ведомства за прошедший период, но это и хорошая возможность всесторонне обсудить важнейшие вопросы национальной безопасности в целом, наметить приоритетные задачи на ближайшее время и на более отдалённую, долгосрочную перспективу.

ФСБ играет ключевую роль в защите конституционного строя, да и самого суверенитета нашей страны, в обеспечении безопасности наших граждан от внутренних и внешних угроз.

И сразу хотел бы отметить, что достигнутые показатели за прошлый год – позитивные и с хорошей динамикой. Имею в виду ваши усилия по противодействию терроризму и экстремизму, серию успешных операций по линии контрразведки, борьбу с экономическими преступлениями и другие направления.

На высоком уровне была обеспечена безопасность массовых мероприятий, в том числе выборов в Государственную Думу, в региональные и местные органы власти.

Хочу поблагодарить руководство и личный состав службы за добросовестное отношение к делу, за чёткое и своевременное выполнение поставленных перед вами задач.

Между тем требования к качеству, результативности вашей работы постоянно растут. За прошедший год обстановка в мире не стала стабильнее, не стала лучше. Напротив, многие существующие вызовы и угрозы только обострились.

Усилилось военно-политическое и экономическое соперничество между глобальными и региональными центрами влияния, отдельными государствами. Посмотрите: в ряде стран Ближнего Востока, Азии, Африки продолжаются кровавые конфликты. В них активно участвуют международные террористические группировки, а фактически – террористические армии, получающие скрытую, а то и явную поддержку со стороны некоторых государств.

На саммите НАТО в июле прошлого года в Варшаве впервые с 1989 года Россия была признана основной угрозой безопасности для Альянса, а её сдерживание официально провозглашено новой миссией НАТО. С этой целью проводится дальнейшее расширение блока. Оно, собственно, и раньше проводилось, но теперь нашли другое, как им кажется, более серьёзное обоснование. Ускорились процессы размещения стратегических и обычных вооружений за пределами национальных границ входящих в него ведущих государств.

Нас то и дело провоцируют, собственно говоря, постоянно провоцируют и стремятся втянуть в конфронтацию. Не прекращаются и попытки вмешательства в наши внутренние дела с целью дестабилизировать общественно-политическую обстановку в самой России.

Мы видим и серьёзное обострение ситуации на юго-востоке Украины в последнее время. Цель этого обострения очевидна – сорвать минские соглашения. Сегодняшние власти на Украине явно не готовы к мирному решению этой сложнейшей проблемы и делают ставку на силовое решение. Более того, открыто говорят и об организации диверсионно-террористической, подрывной работы, в том числе и в России. Нас это не может не беспокоить.

Названные мною события и обстоятельства требуют от специальных и силовых структур России, прежде всего от Федеральной службы безопасности, особого внимания и концентрации сил, в первую очередь – в борьбе с терроризмом.

Мы уже отмечали, что нашим спецслужбам удалось нанести бандитам и их пособникам ряд серьёзных, ощутимых ударов. Показатели прошлого года это подтверждают: число преступлений террористической направленности вновь снизилось.

ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли НАК предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов.

Есть результаты и в применении тактики упреждающих, превентивных мер. Так, ФСБ вместе с другими силовыми структурами при координирующей роли Национального антитеррористического комитета предотвратило 45 преступлений террористической направленности, в том числе – 16 терактов. За это вам отдельное большое спасибо.

Следует и дальше активно выявлять и блокировать деятельность террористических групп, ликвидировать их финансовую базу, пресекать деятельность эмиссаров из-за рубежа, их подрывную деятельность в интернете, учитывать при этом, конечно, и российский, и международный опыт в этой сфере.

Ужасное преступление – убийство нашего посла в Турции – с особой остротой поставило вопрос и о защите находящихся за границей российских граждан, наших загранучреждений. Во взаимодействии с Министерством иностранных дел, Службой внешней разведки прошу вас принять дополнительные меры по обеспечению их безопасности.

На новый уровень нужно выводить и сотрудничество в антитеррористической сфере с зарубежными партнёрами, несмотря на все сложности, которые складываются по различным направлениям международной жизни. В первую очередь, конечно, мы должны усилить свою работу с нашими партнёрами в таких организациях, как ООН, ОДКБ, Шанхайская организация сотрудничества.

В общих интересах – восстановление диалога со спецслужбами Соединённых Штатов Америки, других стран – членов НАТО. Не наша вина в том, что он прервался и не развивается. Абсолютно очевидно, что в сфере антитеррора должны сотрудничать все ответственные государства и международные объединения, потому что даже простой информационный обмен о каналах и источниках финансирования террористов, о людях, причастных или подозреваемых в причастности к терроризму, серьёзно повышает результативность наших общих усилий.

В числе приоритетов – жёсткое пресечение экстремизма. Наряду с мерами силового характера здесь необходима постоянная профилактика, постоянная профилактическая работа. Важно не дать экстремистам втянуть в свои преступные сети молодёжь, в целом формировать стойкое неприятие национализма, ксенофобии, агрессивного радикализма. И здесь важен открытый диалог с институтами гражданского общества, представителями традиционных религий России.

Активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Повышенные требования предъявляются сегодня и к органам контрразведки. По оперативным данным видно, что активность зарубежных спецслужб в России не снижается. В прошлом году пресечена деятельность 53 кадровых сотрудников и 386 агентов иностранных спецслужб.

Важно нейтрализовать попытки иностранных спецслужб получить доступ к закрытым сведениям, прежде всего в области военно-технического потенциала нашей страны.

На повестке дня – совершенствование системы защиты сведений, составляющих государственную тайну, особенно в условиях перехода ведомств на электронный документооборот.

Отмечу, что количество компьютерных атак на официальные государственные информресурсы в прошлом году – по сравнению с 2015-м – выросло в три раза. В этой связи нужно развивать ведомственные сегменты Государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы.

Общество ждёт большей результативности и по таким ключевым направлениям, как обеспечение экономической безопасности и борьба с коррупцией. Особенно тщательно прошу следить за средствами, выделяемыми на гособоронзаказ (я об этом уже неоднократно говорил), на важнейшие инфраструктурные проекты, на подготовку крупных международных мероприятий, а также на реализацию федеральных целевых и социально значимых программ. К сожалению, фактов хищения и нецелевого расходования государственных средств здесь по-прежнему много.

В комплексном обеспечении безопасности России большое значение имеет надёжная охрана государственной границы. Прежде всего необходимо пресекать каналы проникновения в Россию членов международных террористических и экстремистских группировок, жёстко пресекать любые виды контрабанды: от оружия до наркотиков и различных биоресурсов.

И конечно, нужно продолжить обустройство и укрепление участков госграницы с не развитой пока инфраструктурой, в том числе на дальневосточных рубежах и в Арктическом регионе.

Уважаемые коллеги! Подчеркну, государство продолжит укрепление подразделений центрального аппарата и территориальных органов ФСБ, оснащение их самым современным вооружением и техникой. Будем и впредь заботиться о социальных гарантиях сотрудникам и членам их семей.

Хочу пожелать вам успехов в защите национальных интересов и безопасности России, наших граждан. Уверен, вы и впредь будете достойно решать все стоящие перед ведомством задачи.

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 16 февраля 2017 > № 2074554 Владимир Путин


Украина. Германия. ЮФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > svoboda.org, 15 февраля 2017 > № 2083865 Зоя Светова

Зоя Светова: Город Якутск, осужденному Сенцову...

Одна из главных новостей последних дней – показ документального фильма об Олеге Сенцове на Берлинском кинофестивале. Кинорежиссер Аскольд Куров снял этот фильм, потому что история украинского кинорежиссера, которого посадили на 20 лет за мифическую попытку взорвать памятник Ленина в Севастополе, поразила его безумной несправедливостью и кафкианским абсурдом.

Куров был шапочно знаком с Сенцовым, видел один раз до ареста, а потом целый год снимал его на судебных заседаниях, куда пускали публику и где однажды подсудимый рассказал о том, как его пытали при задержании в Крыму, заставляя признаться в страшных преступлениях. Жизнь харизматического талантливого кинорежиссера, получившего за свой первый фильм премию на международном фестивале, после Майдана забросившего режиссуру и окунувшегося в революционную жизнь, а потом оказавшегося с клеймом террориста в московской тюрьме Лефортово и осужденного "сталинской тройкой" судей Ростовского окружного военного суда на 20 лет – это абсолютно киношная история.

Но это еще история мужества и предательства: следствию удалось построить обвинение на показаниях двух свидетелей, которые под пытками оговорили Сенцова, и в этот миг он оказался обречен. Отказ от своих показаний одного из них, Геннадия Афанасьева, ничем не помог обвиненному в организации террористического сообщества режиссеру, но спас достоинство самому Афанасьеву, который, рискуя большим тюремным сроком, нашел в себе силы рассказать о том, как его пытали.

Второй свидетель, Алексей Чирний, от показаний не отказался. Но, думаю, и это бы не спасло Сенцова. Украинский патриот, который, стоя в железной клетке Лефортовского суда, заявляет о том, что он против аннексии Крыма, а когда ему выносят приговор, улыбается и поет украинский гимн вместе со своим подельником 22-летним Александром Кольченко, идеологически неприемлем для Кремля и лично для Владимира Путина.

Поэтому до сих пор так и не принято решение об освобождении Сенцова. Надежду Савченко Путин помиловал, помиловал он и того самого Геннадия Афанасьева. Помиловал Путин и 73-летнего Юрия Солошенко, бывшего директора полтавского военного завода, осужденного за мифический шпионаж. Но на этом президентское милосердие закончилось. Даже Александру Сокурову своим письмом не удалось смягчить президентское сердце, хотя знаменитый кинорежиссер почти коленопреклоненно просил президента освободить заключенного. После декабрьского обращения Сокурова к президенту было еще письмо членов Российского ПЕН-центра в защиту Сенцова; это письмо, против которого выступила верхушка Российского же ПЕН-центра, окончательно раскололо этот писательский союз.

А потом – тишина. Вплоть до премьеры документального фильма "Процесс" на Берлинском фестивале мы ничего не слышали о деле Сенцова. Российские кинорежиссеры выступили в защиту Алексея Учителя, которого православные хунвейбины обвинили в десакрализации образа святого царя Николая за еще не вышедший на экраны фильм "Матильда". История угроз автору "Матильды" по сравнению с историей Сенцова, который отбывает свой чудовищный срок в колонии строгого режима в Якутске, гораздо менее важна. "Матильду" покажут в кинотеатрах, РПЦ в конце концов утихомирит своих радикалов. Сенцов же осужден за то, чего он не только не совершал, но и не собирался совершать.

Улица, на которой расположена колония ИК-1, где Олег сидит уже около года, названа в честь тюремного охранника Ивана Очиченко, который, если верить преданиям, был убит уголовниками в 1953 году. Эта колония построена в 1934 году, туда сажали "врагов народа", "изменников родины" и местных уголовников. Все вместе они трудились на стройках "Дальстроя". И я живо представляю, что сегодняшние охранники и тюремщики помнят рассказы своих дедов и отцов о тех временах.

Нужно, чтобы каждый из нас, те, кто помнят об Олеге и о других политзаключенных, – писал, говорил, по мере сил напоминал об этом: себе, обществу, власти

Краткая справка о якутской колонии дает много пищи для размышлений; каждый может живо представить, что там, в этом лагерном краю за шесть тысяч километров от своей родины делает Олег Сенцов – украинский кинорежиссер, виновный лишь в том, что он был не согласен с аннексией Крыма, и не умевший держать язык за зубами. "ИК-1 города Якутска – одно из первых исправительных учреждений в Якутии. В настоящее время является мужской колонией строгого режима содержания. Установлен лимит наполнения 720 мест. Колония специализировалась на кирпичном производстве, через несколько лет было освоено сельскохозяйственное направление, также изготавливали мебель и заготавливали лес. С конца 1940-х годов устанавливается усиленный режим, потом изменяют на общий, в середине 1980-х колония становится лечебно-трудовым профилакторием по излечению от алкоголизма, затем снова – колонией общего и усиленного режима.

Сейчас в учреждении для осужденных имеется молельная комната, в жилой зоне магазин. Проведены строительные работы по возведению общежития, произведены косметические ремонты в социально-бытовых объектах. Осенью 2009 года состоялся запуск пилорам, на которых можно производить брус разного размера, черепной брусок, обрезную доску. Помимо распиловки осужденные работают на производстве камней бетонных стеновых, арболитовых блоков. Имеют свое подсобное хозяйство, разводят свиней, кроликов, кур. В летнее время выращивают в теплицах огурцы, помидоры, капусту". Известно, что в колонии работают лишь 10 процентов осужденных, на всех работы не хватает. Сенцов не работает, его адвокат рассказывает, что он пишет сценарии и прозу.

Фильм "Процесс" имел успех на Берлинском кинофестивале. Как считает кинокритик Антон Долин, если бы фильм был в конкурсе, он бы "заведомо вышел в победители". Благодаря этой киноленте, у которой, скорее всего, будет хорошая фестивальная судьба, многие на Западе узнают историю об украинском политзаключенном. Но поможет ли фильм самому Олегу? Хочется верить, что да. Чем больше будут говорить и писать о нем – тем больше надежды, что рано или поздно табу на его освобождение в Кремле будет снято.

И однажды в его барак зайдет вертухай: "Сенцов, с вещами"! Олега посадят в машину, довезут до аэропорта, потом – в самолет, в Москву, в Лефортово, опять в самолет – и за границу. Так было с Владимиром Буковским, Александром Гинзбургом, Игорем Сутягиным, Михаилом Ходорковским – советскими и российскими политзаключенными. Приблизить этот час в наших силах. Просто нужно, чтобы каждый из нас, те, кто помнят об Олеге и о других политзаключенных, – писал, говорил, по мере сил напоминал об этом: себе, обществу, власти. Это и правда, такая глыба, которую надо сдвигать.

Самое главное – представить, что по приговору суда Олег Сенцов может выйти на свободу лишь в 2034 году. А у него есть старенькая мама, которая до этого времени не доживет. У него есть двое маленьких детей, которые вырастут без него. Один известный российский кинорежиссер, которого я просила выступить в защиту Сенцова, спросил: "А зачем? Разве это поможет?" Я тогда ответила: "Надо попробовать". Режиссер написал письмо в защиту. Сенцова посадили на 20 лет. Не помогло.

Но это не значит, что не надо писать, не надо просить об освобождении Олега Сенцова. Россия не должна быть страной политзаключенных. Булат Окуджава очень точно когда-то написал: "Не оставляйте стараний, маэстро..." И это не только о музыке.

Зоя Светова – журналист "Открытой России", бывший член Общественной наблюдательной комиссии города Москвы

Украина. Германия. ЮФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > svoboda.org, 15 февраля 2017 > № 2083865 Зоя Светова


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083483 Андрей Суздальцев

В кольце кровавого абсурда

Зачем Украина обостряет конфликт в Донбассе

Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Дискуссия о вводе на Украине военного положения, охватившая в последнее время украинский истеблишмент, показала поразительную противоречивость внутренней и внешней политики официального Киева.

С одной стороны, Порошенко, используя спровоцированное обострение в Донбассе, мобилизовал все информресурсы, чтобы обеспечить Украине топ-рейтинги в мировых новостях как «жертвы» бесконечной российской «агрессии». Такая «картинка» важна и для Порошенко, и для Евросоюза, который втянут в сложный процесс выстраивания отношений с администрацией Трампа. Ведь формально на фоне канонады в Донбассе вопрос сохранения антироссийских санкций не может даже ставиться под сомнение.

С другой стороны, всплеск боевых действий привёл к обострению политической ситуации внутри Украины. СМИ твердят о «войне с Россией», но как это совместить с действующим в центре Киева российским посольством (правда, без посла), с безвизовым режимом между странами, частично выжившей взаимной торговлей, включая контрабанду на рынок РФ украинского мяса и молока через Белоруссию? Без препятствий продолжается отток в Россию украинской рабочей силы. Нет массовой мобилизации, руководство не прячется в бункерах, а граждане больше озабочены проблемами цен, тарифов ЖКХ и поисками работы, чем сводками с фронта.

Предыдущее военное затишье сказалось на экономике: падение ВВП Украины приостановлено, может быть даже рост на 1% к концу 2017 года. Но стабилизация проходит на грани физического выживания людей. Падать глубже некуда. Намётки роста во многом обусловлены оживлением сельскохозяйственной отрасли и повышением реальных зарплат в 2016 году на 8%. Не стоит забывать о проводимых реформах. Они пока не дают ощутимого эффекта, но делают украинскую экономику более рыночной и пластичной к разного рода шокам.

Не очень афишируется, но Россия, давая украинцам миллионы рабочих мест, проводя санацию российских банков на Украине, содействовала её экономической стабилизации. Не прекратился и транзит нашего газа на европейский рынок через украинскую ГТС – это даёт Украине ощутимый доход. Хотя наибольшую роль сыграли международные финансовые организации (МВФ) и помощь Запада.

Но в случае потери статуса «борца» с Москвой и «жертвы» российского империализма Киев рискует остаться без финансовой поддержки, к которой привык и считает её в своих бюджетах по умолчанию.

Уже в 2018 году это чревато серьёзными проблемами в обслуживании внешних долгов. Поэтому «вялотекущая война» с собственным народом в Донбассе – насущная необходимость, своего рода «промысел». Можно спровоцировать Россию на вмешательство на стороне ДНР и ЛНР и втянуть администрацию Трампа в конфликт на стороне украинского руководства и покровительствующего ему Берлина.

Но и тут не всё безоблачно. Заняв в декабре – феврале нейтральную зону между украинскими частями и ополченцами, Киев грубо нарушил Минские соглашения. Хотя в киевских верхах, видимо, осознают, что продвижение военных в «дебри» огромного донбасского мегаполиса, где города и посёлки переходят один в другой до самой границы с Россией, чревато новыми «котлами» и тысячами жертв. В ВСУ болезненно восприняли артиллерийский ураган, под который попали в январе 2017 года в Авдеевке. В итоге патовая ситуация: ВСУ, несмотря на подтягивание к линии фронта новых частей и боеприпасов, не в силах одолеть «мятежный Донбасс» и выйти к границе с РФ. А боевые части ДНР и ЛНР, удерживая фронт, подтверждают, что Донецк и Луганск остаются в сфере Минских соглашений.

Порошенко публично уверяет: «Киев соблюдал и будет соблюдать Минские соглашения. Сейчас на пути к миру и восстановлению территориальной целостности Украины такой подход является абсолютно безальтернативным». Но на деле-то Киев фактически разморозил конфликт и стоит на грани нового этапа гражданской войны (называя кровавую бойню «путём к миру»). Лишь на словах он клянётся в верности Минским соглашениям, в которых, кстати, Россия вообще не прописана. Кольцо абсурда замкнулось. А Трамп между тем молчит…

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 15 февраля 2017 > № 2083483 Андрей Суздальцев


Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Транспорт > metalinfo.ru, 14 февраля 2017 > № 2078212 Владимир Рощупкин

Уралвагонзавод выдержит любую конкурентную борьбу

2016 г. для Уралвагонзавода стал одним из самых успешных. Было изготовлено товарной продукции на сумму более 101 млрд руб., что на 23,7 % больше, чем в предыдущем. О том, что ожидает градообразующее предприятие г. Нижнего Тагила в 2017 г., рассказал федералпресс исполнительный директор Уралвагонзавода Владимир Рощупкин.

Владимир Николаевич, по итогам 2016 г. Уралвагонзавод показал хорошие производственные результаты. Будет ли нынешний год таким же?

Уверен, что да. Заказы есть. Производство и реализация подвижного состава запланированы на уровне 2016 г. – более 14 тыс. единиц. Из них подавляющее число – это полувагоны. Также будем делать цистерны и зерновозы. На первый квартал планы даже с перегрузкой.

Очень большой объем производства?

Не совсем. От наших планов отстают комплектаторы. Мы готовы запустить заводские подразделения – вагонников и металлургов – на полную. А поставщики из Челябинской, Свердловской и Московской областей – производители подшипников, пружин и другой номенклатуры не успевают. При том, что Уралвагонзавод сделал полную предоплату по своим заказам.

Сколько они будут раскачиваться?

Думаю, что месяца через три эта ситуация полностью стабилизируется. Все задачи выполним. У Уралвагонзавода большой потенциал. Мы готовы к рывку.

А что на танковом производстве?

Здесь все в порядке. Есть гособорнзаказ. Есть заказчик по компонентному ремонту. Будем делать машины и на экспорт.

Однако, несмотря на заявленные серьезные производственные планы, на Уралвагонзаводе идет оптимизация численности персонала.

Процесс оптимизации касается всех предприятий интегрированной структуры Уралвагонзавода, а не только Уралвагонзавода. Эта мера прописана в стратегии развития корпорации до 2025 г. как способ повышения экономической эффективности заводов.

С чем это связано?

Каждый сотрудник работает на успех своего предприятия. Успех – это развитие, это новые технологии и высокие зарплаты, это социальные проекты. Уралвагонзавод – не исключение. Мы находимся в жесткой конкурентной среде. При этом несем огромную социальную нагрузку. Все вложения в соцсферу – а только в прошлом году они составили, вдумайтесь, более 1,5 млрд руб.. – ложатся на себестоимость продукции. Кроме того, мы проанализировали ситуацию и поняли, что на Уралвагонзаводе произошел перекос в сторону увеличения числа руководителей, специалистов и служащих (РСС), а уменьшения – рабочих. В 2012 г., когда у нас были рекордные объемы производства, шел активный набор персонала разных категорий. В годы стагнации многие высококвалифицированные специалисты из числа рабочих ушли, а РСС остались. Но ведь это неверно, когда один с сошкой, а семеро с ложкой.

Снижение затрат и приведение численности персонала к оптимальному значению – это жизненная необходимость. При этом мы даем возможность людям поменять профессию или повысить квалификацию и остаться на заводе. В Центре подготовки персонала предприятия действует ряд программ в этом направлении.

То есть уралвагонзаводцам, чтобы сохранить рабочее место, нужно задуматься о своей квалификации?

Конечно. Уралвагонзавод меняется технологически. Только в 2016 г. в модернизацию производства было вложено более двух млрд рублей. Работа в этом направлении продолжается. Сейчас идет замена устаревших систем, внедрение средств автоматизации и механизации на главном вагоносборочном конвейере. В механосборку тоже приходит большой объем оборудования – сборочные стенды и установки, средства испытания для спецтехники. Реализуется ряд проектов по созданию новых участков по производству перспективной продукции, например, зерновозов. Согласитесь, что внедрение современных технологии требует грамотных специалистов. И прежде всего рабочих. Их, кстати, и не хватает на производстве.

В каких подразделениях?

Во многих. Учитывая, что сейчас на первый план вышла гибкость производства, требуется особый персонал. Рабочий сегодняшнего дня – это не человек с кувалдой и носилками. Это универсальный специалист – мобильный, способный в короткое время перестроиться под новую задачу, готовый постоянно учиться новому. Например, оператор станков с программным управлением должен уметь и написать программу, и отработать по ней на станке. Быть, по сути, и технологом, и станочником одновременно. Это касается всех направлений – и гражданского, и специального. Если мы решим эту сложнейшую кадровую проблему, Уралвагонзавод легко выдержит любую конкурентную борьбу на рынке машиностроения.

Россия. УФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. Транспорт > metalinfo.ru, 14 февраля 2017 > № 2078212 Владимир Рощупкин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 12 февраля 2017 > № 2087249 Сергей Шаргунов

Сергей Шаргунов: «...Литературу не бросаю».

В гостях у редакции «Щита и меча» известный писатель, журналист, общественный деятель, депутат Госдумы Сергей ШАРГУНОВ.

- Сергей Александрович, вы родились и выросли в удивительной семье: отец - священник, преподаватель Московской духовной академии, мама - литератор, художник, отреставрированные ею иконы есть в московских храмах. Как родители повлияли на ваше духовное становление?

- Безусловно, очень сильно. Ещё в детстве я был алтарником, прислуживал в храме отца. Всё это очень дорогие для меня воспоминания. Но родители повлияли на меня не только как глубоко религиозные люди, но и как весьма образованные. Папа был переводчиком художественной литературы, знает пять языков. С детства я впитывал живое слово. Наверное, во многом это и определило мой выбор профессии. Я выучился на журналиста, стал писать книги.

- Будучи известным писателем, вместе с тем не ограничиваетесь лишь литературной деятельностью. Вы активны в общественной жизни, с недавних пор пошли в политику. Зачем?

- Чтобы помогать людям. Как бы банально это ни звучало. «Политика» - сегодня довольно пошлое и дискредитированное слово. Очень многое возмущает, что-то обнадёживает. У настоящих русских писателей половину их творчества занимала публицистика, а это ведь та самая общественная отзывчивость.

- Какие планы у депутата Госдумы Сергея Шаргунова? Может быть, за короткое время уже удалось чего-то добиться?

- Я точно могу использовать депутатские полномочия, чтобы написать запрос по конкретному случаю несправедливости. Стараюсь эти возможности множить на возможности журналиста, поднимать проблемы отдельных людей на федеральный уровень.

Вот несколько историй, где удалось помочь. У Ирины Байковой местные чиновники отобрали трёх дочек, решив, что она не сможет их воспитать одна. После долгих разбирательств и публикаций моих статей в прессе и выступлений на телевидении суд в конце декабря прошлого года всё-таки признал изъятие детей незаконным.

Благодаря моему депутатскому запросу стали нормально кормить жителей республиканского дома престарелых в Якутске. До этого старики писали, что буквально голодают. Теперь, надеюсь, едят досыта, старого директора уволили.

Удалось отстоять бассейн при Алтайском государственном техническом университете. Туда ходили более 500 детей, а потом одним росчерком пера он был закрыт. Я написал запрос, и его восстановили.

Власти Алтайского края после поднятой мною шумихи в прессе нашли деньги на ремонт школы в селе Огни Усть-Калманского района. Крыша буквально валилась на головы ребятишек.

В результате моего запроса дали тепло в Рубцовске. Представляете, жители города написали мне, что почти 150 тысяч человек могут замёрзнуть зимой!

Вообще, таких историй много.

Другое направление моей работы - законотворческое. Я внёс законопроекты о защите участников долевого строительства и о компенсации всем пострадавшим в ходе гражданской междоусобицы в сентябре-октябре 1993 года в Москве. В планах внести закон о предоставлении российского гражданства всем желающим жителям Донбасса.

Я инициировал заявление Государственной Думы в защиту наших граждан, преследуемых в Литве за события 1991 года. Отрадно, что парламент принял мой текст заявления единогласно.

- Государственная деятельность, наверное, совсем не оставила времени для писательской? Или всё же успеваете? Если да, то как удаётся совмещать?

- Не скрою, совмещать действительно сложно. Депутатская деятельность предполагает, что раз в месяц я неделю провожу в регионах, а в остальное время присутствую на пленарных заседаниях, совещаниях комитетов и фракций, хожу на телеэфиры, даю интервью многочисленным изданиям. К тому же продолжаю быть главным редактором интернет-портала «Свободная пресса», читаю все материалы сайта, редактирую их.

Тем не менее литературу не бросаю. Работать приходится действительно много. Но, как говорится, чем больше забот - тем больше успеваешь.

- У вас вышла книга из серии ЖЗЛ - биография русского и советского писателя Валентина Петровича Катаева под названием «Катаев. Погоня за вечной весной». Как родилась идея её создания, насколько сложна была эта работа?

- Это 700-страничный труд, над которым я работал более двух лет. Валентин Катаев - мой любимый писатель, великолепный мастер. Но так получилось, что он оказался в забвении. Цель моей книги - побудить людей прочитать самого Катаева.

Валентин Петрович прожил длинную жизнь. И можно сказать, что его судьба - это судьба всей русской литературы XX века, всей нашей страны.

Мне удалось опубликовать в книге неизвестные ранее письма Мандельштама, Зощенко, Олеши, много других крайне интересных документов.

- Что вы как журналист и общественный деятель думаете о роли военной, полицейской прессы в жизни общества и государства? Какой она должна быть? Какие задачи решать?

- Любые СМИ должны быть честными и злободневными. Они не должны замалчивать существующие проблемы, скрывать реальное положение дел. Что касается прессы для сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, на мой взгляд, в таких специализированных изданиях надо рассказывать об уникальном опыте силовых ведомств, об их перспективах и, конечно, о буднях. Это должно вызывать гордость за страну и свою профессию.

- В некоторых журналистских кругах считается хорошим тоном ругать, зачастую огульно, как полицию, так и органы власти в целом. Как на это должно реагировать ведомство и что можно этому противопоставить?

- Я против огульной критики, но и против замалчивания реально существующих бед. А полицейское начальство огульной критике может противопоставить яркие правдивые истории о повседневной жизни сотрудников правопорядка.

Беседу вёл Владислав ГАЛЕНКО

Визитная карточка

Сергей Шаргунов родился в 1980 году в Москве. В 2002 году окончил МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности «журналист-международник». С 19 лет начал печататься в журнале «Новый мир», многих других «толстых» литературных журналах. Работал спецкором «Новой газеты», обозревателем «Независимой газеты». С 2008 года его очерки и статьи публиковались в «Московском комсомольце», «Известиях», журналах «Огонёк», «Медведь», «Эксперт», «Русский репортёр». В настоящее время является главным редактором сайта «Свободная пресса», членом Общества русской словесности и Патриаршего совета по культуре. Автор множества книг и лауреат различных литературных премий.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 12 февраля 2017 > № 2087249 Сергей Шаргунов


США. Афганистан. Иран. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 февраля 2017 > № 2072556 Джон Николсон

Генерал Джон Николсон: «Я удивлен, что Россия поддерживает ''Талибан''»

Командующий силами США и НАТО в Афганистане дал интервью афганской службе «Голоса Америки»

Незадолго до подведения итогов предвыборной гонки в США в ноябре прошлого года командующий силами международной коалиции в Афганистане генерал Джон Николсон заявил, что для победы над «талибами» нужно сохранить иностранное военное присутствие в стране, и «продолжить нынешнюю стратегию». Численность сегодняшнего иностранного контингента – 13 000 человек, из которых 9 800 составляют американские военнослужащие – Николсон считает недостаточной.

В интервью для Афганской службы «Голоса Америки» генерал подтвердил, что, по его информации, боевики радикального движения «Талибан» пользуются поддержкой Москвы, а Россия и Иран пытаются проводить в Афганистане согласованную политику.

- Вы публично заявили (выступая на слушаниях в сенате США), что Россия поддерживает «Талибан», движение, связанное с «Аль-Кайдой». Получается, что Россия опосредованно поддерживает терроризм?

- Да, Россия действительно поддерживает и пытается легитимизировать «Талибан». Масштабы этой поддержки сложно определить, но проблема заключается в том, что поддерживая «Талибан», они помогают группе, оправдывающей терроризм и готовящей террористов.

Мы все знаем о связях «Талибана» с «Аль-Кайдой», так что для я удивлен тем, что Россия оказывает помощь организации, связанной с терроризмом и вовлеченной в распространение наркотиков.

- Вы также заявили, что Иран поставляет оружие и «Талибану», и шиитским группировкам. Означает ли это, что Иран и Россия проводят одну и ту же политику в Афганистане?

- Я не буду обсуждать данные, полученные разведслужбами, с журналистами, но считаю, что они действительно оказывают поддержку этим группам.

- Когда вы говорите о передаче оружия боевикам «Талибана», то могли бы уточнить, о какой части Афганистана идет речь?

- Мы считаем, что это происходит в провинции Фарах. Оружие действующим там отрядам талибов поставил Иран. Мы видим, что иранское влияние распространяется на западные провинции Афганистана и даже до Герата.

- На специальную конференцию, которая пройдет в Москве в середине февраля, были приглашены представители Пакистана, Китая, Ирана и даже Индии, не считая афганскую делегацию. В то же время представителей США не пригласили. Что вы думаете об этом?

- Мы считаем, что и мирным процессом, и процессом восстановления в Афганистане должны заниматься афганцы, а не иностранные представители… Когда иностранные «игроки», включая Москву, решают провести переговоры...это обнадеживает, но это очень запоздалая инициатива, и афганцы не будут играть в этих переговорах главную роль.

- Выступая в Сенате, вы сказали, что поддерживаете идею об отправке дополнительных сил в Афганистан.

- Дополнительный воинский контингент будет выполнять функции советников. Мы завершили свою боевую миссию в конце 2014 года. Сейчас наши советники работают с высшим командованием (в Афганистане), но мы бы хотели расширить эту практику до уровня бригад. Так что дополнительные военнослужащие будут выполнять функцию советников в бригадах афганской армии по всей стране.

США. Афганистан. Иран. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 11 февраля 2017 > № 2072556 Джон Николсон


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 февраля 2017 > № 2066412 Андрей Захаров

Андрей ЗАХАРОВ: «В сегодняшних реалиях мы действуем по-другому!

В 2016 году в нашей стране прошло 72 тысячи публично-массовых мероприятий, в которых приняли участие 7 миллионов наших сограждан. Естественно, ни одно из них не обошлось без присутствия сотрудников МВД России, обеспечивающих безопасность людей. Главный результат: не было ни одного серьёзного происшествия, не произошло таких трагедий, как во Франции или Германии. О том, как удалось этого добиться, рассказал начальник Управления организации правопорядка на улицах и в иных общественных местах ГУОООП МВД России полковник полиции Андрей ЗАХАРОВ.

- Андрей Александрович, за последнее время в Европе произошло несколько террористических актов с применением грузовых автомобилей на массовых гуляниях. Это вскрыло ряд проблем в обеспечении безопасности зарубежной полицией. Мы сделали выводы?

- Конечно, мы учитывали и анализировали этот негативный опыт. В преддверии крупных мероприятий, в том числе прошедших недавно новогодних праздников, всем подразделениям МВД России были даны указания о принятии дополнительных мер для обеспечения безопасности. Особое внимание уделили оборудованию мест проведения массовых мероприятий инженерно-техническими средствами ограничения доступа. Эта работа проводилась в тесном взаимодействии с представителями органов исполнительной власти и организаторами мероприятий.

Если вы обратили внимание, то в Москве, например, во время народных гуляний на День города улицы были перегорожены оранжевыми поливальными автомобилями. Некоторые иногда возмущаются такими «нагромождениями», однако делается это для их же безопасности. В пешеходную зону уже ни один грузовик не заедет.

- Нагрузка на сотрудников вашего главка с годами возрастает?

- Судите сами. В 2016 году количество мероприятий значительно увеличилось. В большей степени это было обусловлено проведением выборов депутатов в Государственную Думу. Количество административных правонарушений в ходе митингов и шествий осталось примерно на прежнем уровне.

В минувшем году мы обеспечивали безопасность при проведении чемпионата мира по хоккею в Москве и Санкт-Петербурге, российского этапа чемпионата мира «Формула-1» в Сочи, чемпионата мира по хоккею с мячом в Ульяновске, финального этапа Кубка мира по биатлону в Ханты-Мансийске, «Кавказских игр» в Наз­рани. Никогда наша работа не вызывала нареканий.

Для обеспечения правопорядка и общественной безопасности во время спортивно-массовых мероприятий было задействовано около 560 тысяч сотрудников органов внутренних дел. В 2016 году за совершение административных правонарушений при проведении спортивных мероприятий задержаны 3384 человека.

Чтобы локализовать выходки спортивных хулиганов, в управлении постоянно обновляется список лиц, в отношении которых действует административный запрет на посещение официальных спортивных соревнований. Со списком может ознакомиться любой желающий, он в открытом доступе на официальном интернет-сайте МВД России.

Благодаря комплексному подходу к профилактике правонарушений на спортивных мероприятиях мы зафиксировали снижение количества правонарушений, предусмотренных ст. 20.31 КоАП РФ («Нарушение правил поведения зрителей»), на 1,8 % (в 2016-м - 1045, 2015-м - 1064). Отчасти это связано с общей тенденцией состояния правопорядка - снижением количества правонарушений в целом.

Кстати, теперь полиция, как раньше, не находится внутри стадиона во время футбольных матчей - это компетенция организаторов, мы же обеспечиваем безопасность на прилегающих территориях.

Пока ещё достаточно высоким остаётся число правонарушений, связанных с использованием пиротехнических изделий на трибунах стадионов. Для решения этой проблемы нами подготовлен и внесён в Госдуму проект федерального закона «О внесении изменений в ст. 20.25 и 20.31 КоАП РФ», который направлен на усиление мер административной ответственности за нарушение правил поведения зрителей при проведении официальных спортивных соревнований.

- Расскажите о специфике работы полиции на массовых мероприятиях.

- Основная сложность при обеспечении безопасности заключается в том, что при проведении массовых мероприятий на сравнительно небольшой площади находится большое количество граждан и существует довольно высокая вероятность совершения групповых нарушений общественного порядка и возникновения массовых беспорядков. Органами внутренних дел во взаимодействии с органами исполнительной власти и организаторами мероприятий осуществляется тщательная профилактическая работа, в том числе по устранению указанных рисков. Кроме того, в МВД России разработаны и применяются алгоритмы действий в случае возникновения каких-либо нештатных ситуаций.

Для каждого мероприятия сотрудниками территориальных органов МВД России готовится управленческое решение по обеспечению охраны общественного порядка, в котором предусматривается комплекс мер на случай возможного осложнения оперативной обстановки.

- Какие массовые мероприятия, как правило, требуют больше сил?

- Традиционно это Новый год, религиозные праздники и, конечно же, крупные спортивные мероприятия. Отдельный разговор - подготовка и проведение выборов в депутаты Государственной Думы.

На последних выборах сотрудники полиции обеспечивали безопасность более чем на 97 тысячах избирательных участков в 85 субъектах Российской Федерации. По окончании голосования полицейские наряды обеспечивали безопасную транспортировку избирательной документации в территориальные избирательные комиссии. 18 сентября 2016 года было задействовано свыше 213 тысяч сотрудников органов внутренних дел, около 33 тысяч военнослужащих национальной гвардии, свыше 17 тысяч работников частных охранных организаций, более 43 тысяч представителей народных дружин и 6 тысяч представителей казачьих обществ.

- Расскажите, как будет происходить на деле взаимодействие с войсками национальной гвардии, в особенности с переданными им подразделениями ОМОН и другими подразделениями?

- На улицах наших городов и посёлков будет так же безопасно. Ведомственными приказами МВД России и Росгвардии определён порядок взаимодействия, утверждена единая дислокация, в которую включены наряды вневедомственной охраны. К охране общественного порядка привлечены военнослужащие Росгвардии.

- Как внедрение новых технологий влияет на безопасность граждан?

- Важную роль в обеспечении правопорядка играет аппаратно-программный комплекс «Безопасный город». В населённых пунктах функционируют более 200 тысяч камер видеонаблюдения, свыше 1,2 тысячи терминалов экстренной связи «Гражданин - полиция».

Продолжается работа в структуре МВД России Национального футбольного информационного пункта (НФИП). Специалисты МВД России вошли в Европейскую экспертную группу по безопасности на футбольных матчах, на площадке которой вырабатываются совместные меры по противодействию совершению правонарушений болельщиками спортивных клубов.

- Какие тенденции в охране общественного порядка на публичных мероприятиях вы могли бы выделить? Поясню свой вопрос. В 2002 году, ещё будучи школьником, я присутствовал в Москве на Манежной площади при просмотре на большом экране футбольного матча чемпионата мира между Россией и Японией. Тогда, как вы помните, просмотр закончился погромами, поджогами автомобилей, избиением людей, которые показались пьяной толпе «нерусскими». Милиция просто не могла предотвратить побоище, потому что сотрудников было очень мало. Колонны внутренних войск приехали на место, только когда основные беспорядки закончились. Сегодня, наверное, такое немыслимо?

- Да, вы правы. В сегодняшних реалиях мы действуем по-другому. На каждое мероприятие рассчитываем наиболее оптимальное для обеспечения безопасности количество личного состава. Расчёт ведётся отдельно для каждого события и зависит от количественного и качественного состава участников, действий организаторов мероприятий по привлечению негосударственных структур безопасности, оперативной обстановки на месте проведения мероприятия и ряда других факторов.

Также скажу, что в законодательстве предусмотрена весьма серьёзная ответственность за нарушения при проведении публичных и иных мероприятий. Это обстоятельство играет важную роль в том, что количество правонарушений снижается.

Беседовал Михаил КОБЫЛЕЦКИЙ

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 9 февраля 2017 > № 2066412 Андрей Захаров


Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер

Свен Миксер: Россия не выполняет Минские договоренности, ЕС должен продлить санкции

Эстония считает, что Европейский союз должен усилить санкции против России в случае, если ситуация на востоке Украины будет ухудшаться. Чем вызвана такая позиция балтийского государства, корреспонденту «Интерфакса» Аркадию Присяжному рассказал министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер (Sven Mikser).

Господин министр, на встрече министров иностранных дел государств Европейского союза вы высказались за ужесточение санкций против России, если ситуация на Востоке Украины будет ухудшаться. Однако из мест, охваченных новым кризисом, доносятся разные оценки, кто виноват в ухудшении положения?

Всем понятно, что в ситуации, когда идут боевые действия, ведется обмен огнем, положение все время меняется. Но это ни в коем случае не должно затенять общую картину, мы должны постоянно помнить, почему были установлены санкции в отношении России.

Есть разные санкционные пакеты. Один из них касается аннексии Крыма, которая, с точки зрения международного права и при ясном понимании Эстонии, нелегальна. И чтобы появилась реальная причина для пересмотра или отмены этого пакета санкций, следовало бы устранить данную несправедливость, то есть восстановить территориальную целостность Украины. В связи с отмечаемой в марте третьей годовщиной незаконной аннексии Крыма необходимо поддерживать эту тематику в повестке дня Европейского союза.

Второй пакет связан с деятельностью России на Востоке Украины. Как известно, Россия вела себя там как государство, поддерживающее очень разными способами так называемых сепаратистов . Чтобы продвигаться вперед в этой части, или пересмотреть режим этих санкций, Россия должна выполнить взятые на себя обязательства. Но Россия взятые на себя обязательства не выполнила.

Санкции, установленные против агрессора, их отмена, зависят от того, возместил ли агрессор нанесенный ущерб, выполнил ли он взятые на себя обязательства. Это позиция Эстонии, она неизменна. Когда мы не видим готовности Москвы выполнять Минские договоренности и даже наоборот, видим движение в противоположном направлении, то этого нельзя недооценивать. Ситуация очень серьезная, заслуживает международного осуждения. Международная общественность должна быть готова отреагировать. Мы уверены, что у санкций есть учитываемое влияние в обуздании амбиций России, так что это влияние нельзя недооценивать.

А выполняет ли, на ваш взгляд, Минские договоренности украинская сторона?

Когда поднимают вопрос, сделала ли все необходимое со своей стороны и Украина, выполнила ли она взятые на себя обязательства по Минским договоренностям, то нужно учитывать, что мы, с одной стороны, говорим об агрессоре, а с другой стороны - о жертве.

До тех пор, пока военная деятельность на востоке не прекратится, реализация реформ в Киеве будет затруднена, особенно если мы говорим о реформах, связанных с Минскими договоренностями.

В Брюсселе, на встрече глав МИД, отмечалось, что, несмотря на тяжелое положение, Украина добилась успехов в области реформирования государства, в экономическом, финансовом, энергетическом секторах. Правда, ей важно быстро провести необходимые изменения в судебной системе, в борьбе с коррупцией и создании лучшего бизнес-климата. Эстония продолжит оказывать ей помощь в проведении реформ.

Предложение ужесточить санкции в случае ухудшения ситуации - это инициатива только Эстонии, или она была согласована с ближайшими соседями, например, с Латвией и Литвой?

Позиции Эстонии и наших балтийских соседей никогда не были далеки друг от друга. Что касается Украины,, то мы всегда поддерживали Украину. Мы всегда считали, что пока Россия не выполнит взятые на себя обязательства, международному сообществу следует оказывать давление на Россию, чтобы она выполняла свои обязательства. И мы все выступаем за поддержание Украины в проведении реформ и в решении сложных социально-экономических вещей. Так что у нас нет различий во взглядах. Я высказываю позицию Эстонии, все 28 министров государств Евросоюза консультируются между собой, но не говорим от имени друг друга.

А как быть с США? Президент Дональд Трамп в недавнем интервью Fox News сказал, что ему не все понятно, что происходит в Украине. А если он разберется и вдруг смягчит позицию США, Эстония учтет это изменение или ее позиция останется по-прежнему жесткой?

Позиция Эстонии и ЕС была и есть принципиальной и основополагающей. До сих пор администрация США разделяла ее, ЕС и США вели себя в отношении Украине одинаково. И если посмотреть, что говорит новый посол США в ООН, что говорит лидер республиканского большинства в сенате, то можно сделать вывод, отношение США драматически не изменится. Я бы не стал здесь спекулировать на вещах, которые еще не произошли, и которые на сегодня еще не предполагаются.

Сейчас можно услышать, что все активнее говорят, что Минские соглашения не действуют и нужно активнее продвигаться вперед в т.н. Нормандском формате. Вы с этим согласны?

Вопрос не столько в форматах, сколько в готовности выполнять ранее принятые обязательства. Позиция Евросоюза заключается в том, что для предотвращения эскалации необходимо обеспечить доступ миссии ОБСЕ к неконтролируемым центральной властью Украины территориям. Более широкие полномочия должна получить миссия Евросоюза. И если мы видим, что сепаратистские группировки не желают сотрудничать с международными организациями, а готовность российской стороны повлиять на них очень невелика, то мы должны не обвинять согласованные форматы, а посмотреть на людей, которые хотят или не хотят выполнять договоренности.

Можно услышать подчас, и что вопрос по Украине можно было бы решить в увязке с решением других проблем…

Нельзя увязывать с другими проблемами. Какие это проблемы? Раздавались высказывания, что можно было бы увязать вопрос по Украине с участием России в борьбе с международным терроризмом, или, например, с ядерной тематикой. Позиция Эстонии и ЕС ясна: украинский вопрос – это отдельный вопрос. Территориальная целостность и суверенитет Украины – это темы, по которым нельзя отступать ни на шаг назад, отходить от уже обговоренного сотрудничества.

Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2070738 Андрей Храпов

«Более 1,5% населения России употребляет наркотики»

Начальник управления МВД Андрей Храпов о реформе Госнаркоконтроля

Владимир Ващенко

С момента ликвидации ФСКН и передачи его функций в МВД России прошел почти год. Для борьбы с нелегальной наркоторговлей в этом ведомстве было создано Главное управление по контролю за оборотом наркотиков. Его начальник — генерал-майор полиции Андрей Храпов дал свое первое интервью в этой должности «Газете.Ru», рассказав, сколько сейчас в стране наркозависимых, откуда в Россию поставляются наркотики и при чем тут почта.

— Скажите, сколько бывших сотрудников ФСКН переведено на работу в МВД России?

— Сейчас комплектование Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД РФ завершено. По состоянию на 1 января 2017 года в нем служат 554 сотрудника. Рабочий некомплект составляет 6%. При этом 64% от общего числа наших полицейских и гражданских служащих ранее проходили службу в органах наркоконтроля. Надо понимать, что штатная численность главка МВД значительно меньше, чем упраздненного ФСКН России. Поэтому часть сотрудников наркоконтроля получили работу в других подразделениях МВД. Средний стаж работы сотрудников нашего управления составляет от 10 до 12 лет, что подтверждает их профессионализм и опыт.

— Какова судьба спецназа ФСКН России «Гром»? Будет ли он как-то представлен в составе МВД России?

— Неотъемлемая часть нашей работы — силовые операции. Нередко мы имеем дело с хорошо организованными, а зачастую и вооруженными преступными группировками. Поэтому большинство проводимых нами мероприятий связано с повышенным риском для личного состава. В нашем управлении создан и действует специальный отряд быстрого реагирования, сформированный из сотрудников МВД и упраздненной ФСКН.

— Сколько сегодня в России наркозависимых? Как этот показатель изменился по сравнению с прошлым годом?

— По результатам мониторинга наркоситуации регулярно потребляет наркотики около 1,6% населения страны. Однако, скорее всего, данные показатели не полностью отражают реальность и количество наркоманов в России выше.

По данным Минздрава России, на учете в специализированных медицинских учреждениях состоит свыше 640 тыс. потребителей наркотиков.

В прошедшем году количество таких «зарегистрированных» наркоманов снизилось на 2,21%. Это, конечно, небольшое снижение, но все равно сама тенденция вызывает оптимизм.

— Какой объем наркотиков из незаконного оборота изъяли ваши сотрудники в прошлом году?

— В 2016 году из незаконного оборота изъято 21,7 тонны различных наркотиков, из которых свыше 15 тонн относятся к наркотикам каннабисной группы, более 4 тонн синтетических наркотиков, 1,4 тонны наркотических средств опийной группы (в том числе 965 кг героина), 1,3 тонны психотропных веществ и 385 кг сильнодействующих веществ.

Сейчас самую высокую динамику распространения показывают наркотики синтетического происхождения, происходит активное формирование рынков новых психоактивных веществ. Проблема оборота новых психоактивных веществ и синтетических наркотиков становится настолько актуальной, что может рассматриваться наравне с угрозой распространения афганского героина.

— Как вы думаете, изменился ли спрос на наркотики и виды наркотиков, которые люди употребляют, за последние пять лет?

— Да, спрос изменился. Сейчас этот рынок активно завоевывают синтетические наркотики и новые психоактивные вещества (НПВ). Это объясняется их дешевым и относительно простым производством.

— По каким маршрутам в Россию доставляют наркотики?

— Наркотрафик в Российскую Федерацию проходит через Центрально-Азиатский регион. Перекрытие данных каналов остается одной из приоритетных наших задач. К примеру, в июне 2016 года сотрудниками ГУНК МВД России совместно с Государственной службой по контролю наркотиков при правительстве Кыргызской Республики проведена международная операция на маршруте доставки наркотиков Бишкек – Москва – Каунас, в результате которой задержан активный участник наркоформирования, причастный к организации контрабандных поставок героина из Киргизии транзитом через Россию в страны Европы. В результате из незаконного оборота изъято свыше 18 кг героина. Все большую популярность сегодня набирают синтетические наркотики. Поступают они в нашу страну как по азиатским, так и по европейским каналам. Например, в ноябре 2016 года сотрудниками ГУНК МВД России совместно полицейскими подразделениями Новосибирской области и сотрудниками местного УФСБ изъято 44,6 кг синтетического наркотика производных N-метилэфедрона.

Еще хочу отметить, что для транспортировки наркотиков активно используются почтовые каналы.

Злоумышленники доставляют наркотики с помощью фирм, которые специализируются на международной экспресс-доставке грузов. Это происходит из-за отсутствия первичного контроля за вложениями в почтовые отправления и проверки документов отправителя.

В августе 2016 года нашими сотрудниками совместно с ФСБ России и таможенниками пресечена деятельность международной преступной группы. При осмотре почтового отправления, которое шло из Парагвая в Россию, было обнаружено и изъято около 1 кг кокаина. Полицейские задержали гражданку России и гражданина Венесуэлы. Исходя из изложенного, можно говорить о том, что наркорынок в нашей стране в основном формируется наркотиками зарубежного производства. Организацию наркопроизводства на территории нашей страны удается пресекать достаточно оперативно.

— Считаете ли вы, что в России стоит ввести заместительную, так называемую метадоновую терапию при лечении больных наркоманией?

— Вопрос лечения наркомании находится не в нашей компетенции, это прерогатива Министерства здравоохранения Российской Федерации.

В Стратегии государственной антинаркотической политики, утвержденной президентом России, говорится о недопустимости применения в нашей стране заместительных методов лечения больных наркоманией.

А это в том числе и лечение с применением метадона и бупренорфина. Сейчас Министерство здравоохранения эффективно применяет многоуровневый лечебно-реабилитационный комплекс по освобождению больных от наркотической зависимости.

— Долгое время головной болью и полиции, и ФСКН России были так называемые синтетические наркотики. Правоохранители зачастую не могли доказать, что конкретное изъятое вещество — это наркотик. Как обстоят дела сейчас в этой сфере?

— К сожалению, наркодилеры не перестают создавать новые наркотические вещества, которые по силе воздействия на организм человека во много раз превышают традиционные. На сегодняшний день разработан алгоритм выявления таких препаратов. Мы стараемся работать на опережение: вносим тот или иной препарат в список запрещенных веществ еще до того момента, как он появится на рынке. В 2016 году по нашей инициативе принято постановление правительства, по которому установлен контроль в отношении трех синтетических каннабиоидов и одного дизайнерского опиоида. Все позиции внесены с расширением запрета оборота и их производных, проще говоря, вещества, имеющие незначительное изменение формулы, также будут считаться запрещенными.

Как показывает практика, установив меры контроля только в отношении четырех веществ, мы автоматически запретили десятки производных, которые могут появиться на наркорынке страны. Это позволяет создать правовое поле для предотвращения распространения новых наркотиков в нашей стране. Работа в этом направлении продолжается. Мы активно сотрудничаем с зарубежными коллегами, изучаем опыт правоохранителей в других странах, мониторим интернет-ресурсы. В целом можно с уверенностью сказать, что в настоящее время разработана и успешно действует система, позволяющая эффективно противодействовать появлению новых наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

— Имеются ли данные о том, что торговцами синтетическими наркотиками в России зачастую являются выходцы с Украины и из других государств?

— Одним из факторов, негативно влияющим на эффективность противодействия незаконному обороту наркотиков, являются интенсивные миграционные потоки. Подчеркну: распространение и производство наркотиков — это международный бизнес, который не имеет национальности. Основные потоки миграции на территорию нашей страны формируются из граждан центральноазиатских государств и Украины. Из-за нестабильной экономической ситуации и, как следствие, ухудшения условий жизни во многих странах все больше людей вовлекается в преступный бизнес, в том числе и наркоторговлю. Если вас интересует статистика, то в 2016 году за совершение наркопреступлений задержано 1398 граждан Украины, причем их число за последние три года возросло в два раза.

— Изменится ли как-либо в ближайшее время стратегия борьбы с нелегальной наркоторговлей?

— Наше управление в своей деятельности руководствуется Стратегией государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года, утвержденной указом президента. Руководство нашей страны осознает всю важность борьбы с распространением наркотиков среди населения, с пониманием реагирует на наши предложения. Конечно, предстоит большая работа, связанная и с передачей в МВД функций ФСКН в сфере организации антинаркотической пропаганды среди населения, и прежде всего — молодежи. Но хочу подчеркнуть, что борьба с наркотиками для МВД — функция не новая. И сегодня наши структуры значительно расширили арсенал средств для успешного решения этой проблемы.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2070738 Андрей Храпов


Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066163 Андрей Храпов

…Работы меньше не становится.

На вопросы редакции газеты «Щит и меч» отвечает начальник Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД России генерал-майор полиции Андрей ХРАПОВ.

- Андрей Иванович, какие наиболее актуальные задачи стоят перед вновь образованным главком?

- Основными задачами ГУНК МВД России и соответствующих подразделений, образованных в субъектах Российской Федерации, остаются раскрытие и ликвидация преступных групп и сообществ; перекрытие контрабандных каналов поступления наркотиков; борьба с отмыванием доходов, полученных от наркобизнеса; разрушение коррупционных связей, способствующих незаконному обороту наркотиков, а также уничтожение инфраструктуры производства запрещённых веществ. Однако у вновь образованного главка появились и новые для МВД функции. Такие, в частности, как контроль за деятельностью юридических лиц и предпринимателей недопущения поступления наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров из легального в незаконный оборот, а также профилактика наркопотребления.

- Какова на сегодня ситуация с наркопотреблением в стране и как антинаркотическая служба собирается строить профилактическую работу?

- Действительно, чтобы искоренить наркотики из жизни общества, одной лишь оперативной работы недостаточно. Необходима информационная работа - прежде всего с молодёжью. По данным органов системы здравоохранения, потребителей наркотиков насчитывается более 640 тысяч человек. Проведённый опрос показал, что 2,5 % респондентов, имевших опыт употребления наркотиков, впервые попробовали их в возрасте до 12 лет. Около 16 % - в возрасте до 15 лет и порядка 43 % - когда им было от 16 до 18 лет.

Медицинская статистика говорит о том, в 2015 году количество несовершеннолетних, зарегистрированных с диагнозом «наркомания», возросло на треть. Поэтому, конечно, сейчас особое внимание мы уделяем профилактической работе с молодёжью. Причём здесь, чтобы быть понятым, необходимо говорить на языке этой аудитории. Приходится активно использовать Интернет, соцсети, видеоблоги, организовывать флешмобы. В ближайших планах - привлечение к нашей кампании кумиров сегодняшних подростков.

За последние месяцы ГУНК МВД России уже провёл первые профилактические мероприятия. Среди них - межведомственное «Дети России», акция «Призывник», нацеленная на работу с допризывной молодёжью, а также Всероссийская профилактическая акция «Сообщи, где торгуют смертью», призванная повысить уровень участия граждан в сборе информации о наркопреступлениях. Организован ряд интернет-уроков в образовательных учреждениях.

Все мероприятия активно пропагандировались в СМИ и Интернете.

Кроме того, необходимо отметить, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 656 от 7 декабря 2016 года вновь стал работать Государственный антинаркотический комитет (ГАК). В ходе деятельности антинаркотического комитета будет создана межведомственная комиссия, которая будет координировать усилия органов исполнительной власти в деле борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Этим же Указом Президента министр внутренних дел Российской Федерации назначен председателем ГАК.

- Андрей Иванович, наркобизнес, как известно, явление транснациональное. Как организована работа по линии международного сотрудничества?

- Одной из важнейших задач ГУНК МВД России является укрепление практического взаимодействия и организация информационного обмена с международными организациями и компетентными органами зарубежных стран.

Наглядным результатом такого международного сотрудничества становится изъятие крупных партий контрабандных наркотиков.

Так, в ходе совместной операции сотрудниками ГУНК МВД России и Государственной службы по контролю за наркотиками при правительстве Киргизской Республики задержан активный участник транснациональной группировки. Он причастен к организации контрабандных поставок героина из Киргизии транзитом через Россию в страны Европы. В ходе слаженных международных оперативно-разыскных мероприятий из незаконного оборота изъято около 10 кг высоко­концентрированного товара.

Недавно в ходе совместных мероприятий с сотрудниками Интерпола и ФТС России в аэропорту Домодедово задержали гражданина Латвии, прибывшего пассажирским рейсом из Уганды. В боковых стенках его чемодана было обнаружено более 8,5 кг марихуаны.

Также ликвидирован канал поставки особо крупных партий гашиша из Европы. Его организовали выходцы из Республики Молдова. В ходе оперативных мероприятий в легковом автомобиле обнаружили около 10 кг высококачественного наркотика. Перевозчиков тоже задержали.

Надо отметить, что ГУНК МВД России успешно реализованы операции по перекрытию контрабандных каналов поставки в нашу страну марихуаны из Южной Африки, кокаина из Парагвая, мет­амфетамина из Мексики.

Достигнута договорённость с нашими партнёрами о проведении в следующем году международной операции «Канал», а также тактико­-специального учения «Гром». В них примут участие антинаркотические ведомства государств - членов ОДКБ.

Кроме того, в ходе рабочего совещания представителей ГУНК МВД России и БКБОП СНГ обсуждалось создание единого эффективного механизма противодействия обороту новых психоактивных, психотропных веществ и наркотических средств, а также сходных с ними по физиологичес­кому воздействию на организм человека потенциально опасных химических веществ.

- Сколько наркотиков не дошло до потребителя в этом году благодаря усилиям российских правоохранителей? Какие вещества изымались чаще?

- При координирующей роли МВД России благодаря постоянно проводимым оперативно-разыскным мероприятиям и организованным межведомственным профилактическим операциям «Мак» и «Азиатский заслон - 2016» в целом по стране в 2016 году из незаконного оборота изъято 21,7 т наркотиков. Среди них свыше 15 т относятся к наркотикам каннабисной группы, более 4 т - синтетические, почти 1,5 т - опийной группы.

Выявлено более 200 тысяч преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Свыше 70 % из них - тяжкие и особо тяжкие.

По статистике, первое место по распространённости занимают наркотики каннабисной группы. А вот опиаты вытесняются всё более набирающей популярность «синтетикой».

- А можете перечислить наиболее успешные «реализации», которые удалось осуществить вверенной вам службе за тот небольшой период существования?

- Мы провели массу мероприятий в отношении организованных преступных групп. Не только перекрыли ряд каналов наркотрафика, но и установили структурные звенья наркопоставок. Прежде всего, конечно, нас интересовали лидеры и участники преступных групп и сообществ.

Так, была успешно раскрыта деятельность межрегиональной преступной группировки, участники которой занимались сбытом «синтетики» на территории Южного, Северо-Кавказского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. В результате тщательно спланированных оперативно-разыскных мероприятий задержаны 8 российских граждан. Предотвращено распространение 7 кг концентрированных синтетических наркотических средств, из которых наркодельцы планировали изготовить более 140 кг курительных смесей.

Ликвидирована подпольная лаборатория по производству гиперактивного синтетического наркотика - карфентатнила. Его воздействие на организм человека в 10 тысяч раз сильнее героина. При обыске в лаборатории изъято около 4 кг этого мощнейшего синтетического наркотика, а также химическое оборудование, прекурсоры и реактивы для его изготовления. Необходимо учитывать, что изъятие высококонцентрированных синтетических наркотиков в таких объёмах - это пресечение поступления на рынок огромного количества разовых доз.

К успешным «реализациям» можно отнести и пресечение деятельности активной участницы этнической наркогруппировки, специализирующейся на сбыте оптовых партий героина на территории Московского региона. В квартире задержанной - чтобы скрыть свою причастность к наркобизнесу, она работала официанткой в одном из московских кафе - оперативники обнаружили более 9 кг героина.

Таких примеров много. Но и работы у нас, к сожалению, меньше не становится. Так что расслабляться пока не придётся.

Наша справка

Главное управление по контролю за оборотом наркотиков создано в структуре центрального аппарата МВД России в соответствии с Указом Президента Российской Федерации № 156 от 5 апреля 2016 года.

В состав управления вошли наиболее квалифицированные и подготовленные специалисты бывшего ФСКН России и сотрудники МВД России с опытом работы в антинаркотической сфере. Соответствующие подразделения были образованы и в других субъектах Российской Федерации.

Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066163 Андрей Храпов


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057730 Александр Проханов

 Есть не только «МиГ»…

новое государство взлетело в мировое небо на крыльях этого самолёта

Александр Проханов

Взлетел Миг-35 — самолёт-виртуоз, самолёт-вихрь, самолёт, у которого скорострельное оружие, сверхточные ракеты, компьютеры, способные захватывать и поражать одновременно десятки целей. Самолёт, который летает с колоссальной скоростью, превосходящей скорость любых американских истребителей. Самолёт, обеспечивающий России господство в воздухе. Этот самолёт — шедевр. И человек, который видит в небесах его сверкающие, сияющие полёты, восхищается не только самолётом, но страной, которая запустила этот самолёт.

Такие самолёты могут делать всего несколько стран в мире, а может быть, только две страны — Россия и Соединённые Штаты. И сегодня мы делаем машины более совершенного и высокого образца, чем американцы.

Такие самолёты может делать только индустрия, которая находится на подъёме. Российские самолётостроительные заводы великолепны. Их целое созвездие: в Комсомольске-на-Амуре, в Новосибирске, в Воронеже, в Казани, в Ульяновске. Это всё — драгоценные создания, построенные в советские времена. Пройдя через тяжёлые чёрные девяностые годы, они не сгорели, не обуглились, а превратились в ультрасовременные производства, где господствует новый технологический уклад.

Россия переживает мучительный период — период остановки, падения производства, период экономического кризиса. Но в недрах новой полосы, куда пришла Россия, существуют драгоценные почки. И не одна, не две, а десятки, из которых, когда настанет момент, ринется вперёд русское развитие. Развитие, которое сегодня демонстрируется испытанием самолёта МиГ-35, — это развитие нового государства, новое государство взлетело в мировое небо на крыльях этого самолёта.

Чтобы построить такой самолёт, мало одного завода — нужна целая цивилизация. Нужны гигантские коллективы рабочих, молодые инженеры, новая оснастка заводов, новые парки станков, новые материалы, сплавы, титан, композиты. Нужны тысячи предприятий, которые поставляют на этот завод электронику, элементы двигателей, крыльев, закрылков.

И эта взлетевшая в русское небо машина демонстрирует наш общий русский подъём и порыв.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057730 Александр Проханов


Россия. ПФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 31 января 2017 > № 2058257 Дмитрий Медведев

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил АО «Кировское машиностроительное предприятие». Также состоялась беседа с работниками завода.

Предприятие создано 20 февраля 2016 года и входит в состав Концерна воздушно-космической обороны «Алмаз – Антей».

Производство АО «КМП» включает механическую обработку, сварку, изготовление электрожгутов и деталей из неметаллов, нанесение гальванических и лакокрасочных покрытий, сборочные и испытательные работы для изготовления серийной продукции по номенклатуре АО «Концерн ВКО “Алмаз – Антей”».

Технологии завода являются инновационными для большинства предприятий оборонно-промышленного комплекса. На предприятии размещено оборудование для скоростной обработки магниевых сплавов, большой комплекс современных высокопроизводительных станков с числовым программным управлением. Максимально автоматизированы процессы нанесения гальванических, лакокрасочных и теплозащитных покрытий, роботизированы процессы сварки и напыления. Современные решения применены в сфере технологической подготовки производства, контроля и управления производственными и бизнес-процессами.

Беседа Дмитрия Медведева с работниками завода

Из стенограммы:

Вопрос: Иван, старший мастер участка механической обработки. У нас новый завод, современное оборудование, и мне как старшему мастеру очень сложно подобрать квалифицированный персонал. Потому что современные колледжи и техникумы обучают студентов на морально устаревшем оборудовании по старым программам. Планирует ли Правительство программы государственной поддержки этих учебных заведений, чтобы у них была возможность приобретать современное оборудование и заниматься переподготовкой кадров?

Д.Медведев: Мы такие программы начали ровно десять лет назад в рамках национального проекта. В целом из федерального бюджета было выделено на это порядка 15 млрд рублей, которые пошли в регионы.

Вы правы, система профессионально-технического образования в нашей стране в какой-то период оказалась разваленной. Сейчас в этой системе действует около 3 тыс. организаций и 287 высших учебных заведений.

Ситуация меняется. Конечно, трудно сравнивать какие-нибудь устаревшие училища, где очень часто не хватает ни техники, ни многого другого (я сам неоднократно посещал такие училища), и профессионально-технические средние образовательные учреждения, которые должны готовить специалистов для такого предприятия, как ваше. Это просто небо и земля. Поэтому на эти цели денег жалеть нельзя.

Есть государственная программа, в её рамках мы создали новый приоритет, будем выделять деньги на важнейшие отрасли экономики и создание средних специальных учебных заведений, потому что без них не обойтись, даже несмотря на то, что на таких предприятиях, как ваше, 70% людей – это люди уже с высшим образованием. Но я спросил у одного вашего работника – он всё равно до этого техникум окончил, а теперь параллельно учится в институте. Это нормальная история, правильная. Это первое.

Второе. Конечно, в эту систему должны вкладываться работодатели в широком смысле этого слова. Ведь «Алмаз-Антей» как работодатель в целом заинтересован в том, чтобы были квалифицированные рабочие, чтобы были хорошие представители рабочих специальностей. Поэтому другая составляющая – это собственные вложения работодателей. Это, конечно, не только вашей компании касается, а вообще всех компаний.

Третья составляющая – это деньги, которые приходят в систему высшего и среднего образования по линии министерства. Там тоже есть федеральные программы.

И наконец, четвёртая составляющая, тоже очень важная (она, может быть, в меньшей степени касается таких крупных, высокотехнологичных компаний, как «Алмаз-Антей», но она есть), – это деньги регионов, которые тоже вкладываются в рабочие места. В общей сложности только за один год наши регионы, включая, естественно, и Кировскую область, вкладывают 187 млрд рублей в систему среднего специального образования.

То есть в целом это достаточно приличный ресурс, который, я надеюсь, нам позволит поднять среднее специальное образование, а без него ни одно производство развиваться не может. Обязательно эту тему будем продолжать.

Есть и ещё одна важная инициатива, в которой мы принимаем участие, – это соревнование WorldSkills. Это мировой конкурс (мировой, подчёркиваю, что очень важно) рабочих профессий, где можно проверить, что могут наши ребята, которые у станков стоят (очень часто высокотехнологичных станков), и, допустим, немцы, британцы, индийцы – кто угодно. На этих конкурсах мы занимаем очень приличные места. И поэтому скоро конкурс WorldSkills будем проводить мы, он будет проходить в Казани. Я знаю, что вы и внутренние соревнования на эту тему проводите, и это, мне кажется, очень важно.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, я и моя супруга работаем на оборонно-промышленных предприятиях, планируем брать ипотеку. Но, имея четверых детей, хочется быть уверенным в завтрашнем дне. Каковы перспективы развития нашей отрасли?

Д.Медведев: Перспективы оборонно-промышленного комплекса в нашей стране очень хорошие. Говорю это как Председатель Правительства. Мы взялись за модернизацию оборонно-промышленного комплекса (вы знаете, в какой период это было сделано) даже несмотря на то, что у нас были проблемы с деньгами, с бюджетом.

Сейчас реализуется программа модернизации оборонно-промышленного комплекса параллельно с программой военно-промышленного развития нашей страны и разрабатывается новая программа, которая вступит в силу с 2018 года и будет действовать по 2025 год. Туда будут заложены все необходимые средства – наряду с программой развития вооружений.

Поэтому в комплексе модернизация ОПК, создание таких прекрасных высокотехнологичных производств, как ваше, а также программа закупки вооружений дадут тот самый финансовый ресурс, который позволит нашей оборонке существовать. Лет 10–15 назад никто и представить себе не мог, что мы будем такие производства создавать и таким образом увеличим оборонный заказ и улучшим программу модернизации предприятий ОПК.

Ваше предприятие, конечно, новое, образцово-показательное, оно устремлено в будущее. У нас в ОПК есть масса не таких новых производств, но туда тоже приходят деньги, мы там тоже занимаемся модернизацией.

Вопрос: Юрий, инженер-механик первой категории. Дмитрий Анатольевич, меня как инженера-механика интересует, какие шаги предпринимает Правительство для поддержания и развития высокотехнологичного станкостроения в России? Потому что сейчас у нас станки собирают в основном по конструктору «Лего» – берут комплектующие мировых производителей…

Д.Медведев: Трудно с Вами не согласиться. Это пока наше, скажем честно, слабое место, потому что мы научились создавать такие производства, но значительная часть оборудования здесь – иностранное. Есть станки, которые мы уже начинаем собирать в кооперации. Мы в Ульяновске открыли производство самых современных высокотехнологичных станков. Но нам обязательно нужно вернуться к тому, что раньше называлось «индустрия средств производства». Нужно обязательно начать и лицензионное производство, и собственное производство.

Есть и второй фактор, который тоже бессмысленно скрывать: мы сейчас находимся в довольно сложном положении. Нам объявили, по сути, торговую войну, обложили санкциями в расчёте на то, что у нас таких оборонных производств, как ваше, просто не будет. В этом на самом деле цель тех государств, которые эти санкции вводят.

Поэтому для нас критически важно этим заниматься. У нас есть специальная программа, и на неё есть деньги. На этот год эти деньги мы совсем недавно с коллегами по Правительству распределили и в дальнейшем будем это делать. Деньги не фантастические, но надеюсь, что с каждым годом будем увеличивать вложения в эту сферу. И конечно, сами предприятия должны это делать. Мы с вами понимаем: целиком сделать это за счёт бюджета невозможно. Должны быть вложения и самих компаний, но простимулированные государством. Каким образом? В основном, например, в виде компенсации части процентной ставки, чтобы кредиты для предприятий были более доступными.

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня встречаемся на площадке Кировского машиностроительного предприятия. Рассмотрим вопрос о модернизации нашей промышленности, прежде всего на примере оборонно-промышленного комплекса, той программы, которая реализуется в последние годы. Обсудим меры по развитию производств в оборонно-промышленном комплексе на ближайшую перспективу, которые также являются абсолютным приоритетом и важнейшим условием выполнения государственной программы вооружения.

Совещание неслучайно проходит на Кировском машиностроительном предприятии. Завод абсолютно новый, современный. Решение о его создании принималось в конце 2009-го – начале 2010 года. Заработал он в прошлом году. Здесь выпускают современные средства воздушно-космической обороны. До совещания мы побывали в цехах, посмотрели оборудование, я поговорил со специалистами, которые здесь работают. 70% работников предприятия имеют высшее образование, также абсолютное большинство – это молодёжь, люди в возрасте до 40 лет.

Если говорить о технологиях, которые внедрены, информационных продуктах, в отрасли этому предприятию равных практически нет. Другое дело (и мы об этом тоже говорили с работниками предприятия), что очень важно заниматься созданием собственной станкостроительной базы, потому что все те современные виды оборудования, которые здесь работают, в значительной степени закупались по импорту.

Необходимо использовать возможности по локализации, которые у нас в настоящий момент открылись. В Ульяновске создано производство, есть целый ряд других намерений. Мы проводили совещание по развитию станкостроения. Тем не менее от самих работников прозвучала эта просьба. Мы с вами понимаем, что это имеет для нас не только технологическое значение. В известной степени это вопрос безопасности.

Есть второй завод, нижегородский, который был открыт в прошлом году, и он также входит в Концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» и образует такой комплекс.

Запуск в течение одного года сразу двух таких крупных высокотехнологичных производств – это, конечно, хороший показатель. Что он означает? Что даже в довольно непростых макроэкономических условиях производственные мощности оборонно-промышленного комплекса развиваются. Важно, чтобы модернизация ОПК в рамках программы затронула и другие предприятия отрасли, чтобы одновременно происходила (по мере возможности, конечно) и модернизация смежных производств.

В целом результаты выполнения оборонного заказа в 2016 году свидетельствуют о том, что мы находимся на верном пути. Это касается и вооружения, и военной, и специальной техники. Здесь достигнут очень хороший уровень – порядка 99%. Это больше на 1,5%, чем было в 2015 году, и на 3% – чем было в 2014 году.

Есть, конечно, и проблемы. В частности, в «Роскосмосе» итоги выглядят несколько скромнее – это 83%. В госкорпорации «Росатом» всё в этом смысле благополучно.

В целом по предварительным итогам работы 2016 года мы ожидаем повышения темпов роста продукции более чем на 10%. Результат этот хороший. Мы приступили к подготовке программы развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2025 года. Безусловно, эта программа связана с госпрограммой вооружений. И эта корреляция, как и раньше, должна соблюдаться. При этом необходимо изыскать финансирование на весь период. Деньги на ближайшие годы у нас запланированы, они есть в бюджете и не будут меняться.

Россия. ПФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 31 января 2017 > № 2058257 Дмитрий Медведев


США > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2068006 Питер Турчин

Канарейка в угольной шахте

Почему Соединенные Штаты переживают эпидемию неизбирательных массовых убийств

Питер Турчин – профессор департамента экологии и эволюционной биологии Университета Коннектикута

Резюме Рост числа немотивированных массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – индикатор того, что нечто вокруг нас меняется к худшему. Эти трагедии предупреждают нас о более серьезной опасности в будущем, но не являются причиной этой приближающейся опасности.

В былые времена шахтеры брали с собой в угольный забой клетку с канарейкой. Если птичка вдруг падала замертво, это означало, что в шахту просачивается смертельный угарный газ... Рост числа массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – это все равно как если бы канарейки стали гибнуть вокруг нас, предупреждая о приближении страшных бед.

Массовая эпидемия терроризма

7 июля 2016 г. ветеран афганской войны Майка Джонсон провел нечто вроде военной операции против полиции Далласа, штат Техас. Пока его не взорвал робот-полицейский, он успел убить пять офицеров полиции, ранить девять полицейских и двух гражданских лиц.

Джонсон начал стрельбу во время демонстрации движения «Жизнь чернокожих имеет значение» (Black Lives Matter), выступающей против убийств безоружных афроамериканцев полицейскими. Собственно, тот же лозунг в ходе своей акции озвучил и Джонсон. Его цель заключалась в том, чтобы «убивать белых, особенно белых офицеров».

Хотя в средствах массовой информации этот приступ неистовства не обозначался словом «терроризм», это был именно террор. Согласно общему определению, «в широком смысле терроризм – это применение умышленно неизбирательного насилия (террора) ради достижения политических, религиозных или идеологических целей». У терроризма может быть много целей: создание атмосферы страха, оказание воздействия на политику, кара или месть, а иногда даже уничтожение конкретной группы лиц. Однако цели террористов не всегда известны и нередко бывают неопределенны. Главная особенность террористического насилия состоит в том, что оно умышленно неизбирательно, хаотично – мишенью становится не конкретная личность или конкретные люди, но любой, кто принадлежит к данной группе (или даже всему обществу).

Впрочем, «неизбирательное» не означает «случайное». Террористы, открывающие беспорядочную стрельбу, имеют конкретную мишень, хотя их агрессия не направлена против определенной личности. Как пишет гарвардский социолог Кэтрин Ньюман в книге Rampage: The Social Roots of School Shootings, стрельба в школе, как это было в случае с побоищем в «Колумбайн», обычно имеет целью уничтожение всей школы как заведения. Аналогичным образом террор на рабочем месте – это нападение на всю компанию или корпоративную культуру в целом, а не на отдельных сотрудников или начальников.

«Неразборчивость», «бессмысленность» или «хаотичность» такого насилия проистекают из принципа социальной подмены, как называют его социологи. Например, воины на поле боя нацелены на то, чтобы убивать всех, кто облачен в форму противника. Вражеские солдаты в данном случае – это социальная подмена. Аналогичным образом Джонсон убил полицейских, которые никогда не делали ему лично ничего плохого. Кроме того, насколько нам известно, никто из его жертв никогда не стрелял в безоружного чернокожего американца. Джонсон напал не на конкретных людей, а на учреждение, к которому они принадлежали. Единственное отличие между обезумевшим стрелком-экстремистом, таким как Майка Джонсон, и террористом-подрывником, таким как Тимоти Маквей – оружие, которым они пользовались. Оба были террористами, поскольку их целью были не отдельные люди, а группы, социальные или политические институты или все общество.

Неизбирательное массовое убийство (НМУ) посредством стрелкового оружия давно уже стало неотъемлемой чертой Америки. Более века тому назад, в 1900 г., Роберт Чарльз, руководствовавшийся примерно теми же мотивами, что и Майка Джонсон, открыл беспорядочную стрельбу в Новом Орлеане. До того, как его застрелили, он успел убить шестерых белых офицеров и трех других белых людей. Однако частота НМУ со временем менялась. Если до 1965 г. подобные случаи были крайне редки, то в последние пять десятилетий мы увидели их взрывной рост. В Базе данных насилия по политическим мотивам в США собрана информация о случаях беспорядочной стрельбы на рабочем месте, в школах, нападениях на религиозные или этнические группы, на правительство и на его представителей. С 1965 по 2015 гг. число таких инцидентов не просто росло, а росло стремительно, как это видно на графике:

Рис. 1. Частота случаев НМУ, 1900–2015 гг. НМУ в год

Источник: Данные USPV

Даже с учетом таких факторов, как рост численности населения и возросшее внимание СМИ к подобным происшествиям, по самым консервативным оценкам, число случаев НМУ в течение последних 50 лет выросло не менее чем в 10 раз.

Причины эпидемии НМУ

Соединенные Штаты находятся в центре массовой эпидемии терроризма, масштабы и причины которой плохо изучены и поняты. Автор данной статьи полагает, что эпидемия НМУ – внешнее отражение ряда негативных, долговременных тенденций в американском обществе. Если мы хотим понять причины, нам нужно прежде всего осознать, как Америка изменилась с 1965 года. Поскольку человеческие общества – это динамичные системы, нам нужно также проследить, как перемены в разных частях целого влияли на другие компоненты системы.

Моя цель – объяснить эти глубокие структурные сдвиги в американском государственном устройстве. Вопрос не в том, почему Майка Джонсон решил начать войну с департаментом полиции Далласа, или почему Тимоти Маквей применил оружие против правительства. Главный вопрос: почему число подобных терактов резко возросло в течение последних пяти десятилетий.

Ответ дает клиодинамика – новая междисциплинарная наука, позволяющая по-новому взглянуть на историю. Клиодинамические исследования показывают, что все общества, организованные как государства, переживают периодические волны нарастающего политического насилия, достигающие кульминации в крахе государственной власти, революции или гражданской войне. Исследования исторических обществ американским социологом Джеком Голдстоуном, российскими историками Андреем Коротаевым и Сергеем Нефедовым и мной за последние три десятилетия позволили выявить структурные причины подобных волн нестабильности. Наша теория (известная как структурно-демографическая теория или СДТ) вылилась в разработку математических моделей и была проверена на обширном историческом материале. Десять лет назад я начал применять инструментарий этой теории к обществу, в котором живу: Соединенным Штатам.

В процессе исследования выявлено, что каждый из более чем 40 вроде бы разрозненных (но, согласно СДТ, связанных друг с другом) социальных индикаторов резко изменился примерно в 1970-е годы. Исторически эта динамика всегда была главным показателем надвигающегося политического хаоса. Сконструированная мной динамическая модель, резюмирующая эмпирически наблюдаемые взаимодействия между структурными демографическими факторами, указывает на то, что социальная нестабильность и политическое насилие достигнут пика в 2020-е годы.

В построенной модели сложное человеческое общество представлено в виде динамической системы с тремя подразделами: общее население (неэлиты), элиты и государство. Я употребляю термин «элиты» в нейтральном социологическом значении «власти предержащие». Это лишь небольшая часть общества (обычно 1–2%), сконцентрировавшая в своих руках основную власть в обществе, которая проявляется как минимум в четырех формах: военная (принудительная), экономическая, административная и идеологическая. В США традиционно преобладают экономические элиты. Таким образом, в первом приближении американские элиты можно рассматривать как обладателей богатства. Однако не существует четкой границы, отделяющей элиты от неэлит (в нашем историческом анализе мы часто подразделяем все элиты на подкатегории, такие как магнаты, элиты среднего уровня и элиты нижнего уровня).

Логику теории и того, как можно ею пользоваться, я объясняю в своей недавно изданной книге Ages of Discord: A Structural-Demographic Analysis of American History. В этой работе говорится о двух волнах социально-политической нестабильности в американской истории. Первая накрыла страну в XIX веке (на ее пике произошла Гражданская война), а вторая нарастает с 1970-х гг. (и, наверно, достигнет пика в начале 2020-х годов).

Фундаментальной силой в структурно-демографической модели является баланс между предложением рабочей силы и спросом на нее. В течение последних пятидесяти лет предложение рабочей силы в США росло гораздо быстрее спроса. Это объясняется несколькими факторами, сработавшими одновременно: рост населения (особенно в период бэби-бума), приток иммигрантов (с 1965 по 2015 гг. процент иностранцев среди рабочих Америки вырос с 5% до 16%) и массовый выход женщин на рынок труда. С точки зрения спроса самыми важными были два фактора: перемещение американских рабочих мест за рубеж, что находит отражение в торговом балансе (последним годом положительного торгового баланса был 1975-й) и, в последнее время, потеря рабочих мест в силу технологического прогресса (автоматизация и роботизация).

Несмотря на замысловатое взаимодействие факторов, влияющих на баланс спроса и предложения рабочей силы, они оказывали сильное воздействие на заработную плату. На графике исследуется один из показателей самочувствия синих и белых воротничков в экономике: относительная заработная плата, определяемая как типичная (медианная) оплата труда, поделенная на ВВП на душу населения.

Рис. 2. Относительная заработная плата в США, 1780–2010 гг.

Источник: Рис. 3.4 в книге Ages of Discord

Если с 1910 по 1960 гг. относительная заработная плата, по сути дела, плавно росла (если не считать колебаний, вызванных бизнес-циклами), то в течение последних пяти десятилетий мы видим понижательную тенденцию. Самое резкое снижение имело место после 1980 года. Другими словами, рабочим достается все меньшая доля плодов экономического роста. Еще один способ взглянуть на этот сдвиг – сравнить тренд реальной заработной платы американских рабочих (с поправкой на инфляцию) с производительностью труда. В 1970-е гг. две кривые разошлись: производительность труда продолжала расти, а рост зарплат остановился.

Рис. 3. Реальная заработная плата и производительность труда

американских рабочих (Бюро трудовой статистики)

Источник: BLS

Аналогичная закономерность прослеживается и при анализе неэкономических показателей благополучия – например, связанных с состоянием здоровья населения. Примечательно, что средний рост американцев, быстро увеличивавшийся в течение большей части XX века, прекратил увеличиваться после 1975 года. Еще больше поражает недавнее снижение ожидаемой продолжительности жизни среди некоторых сегментов населения – в частности, среди белых американцев среднего возраста.

Такие явления, как расхождение производительности труда с уровнем зарплат, увеличивающееся неравенство доходов, а также не растущее или даже снижающееся благосостояние большинства американцев, отмечаются и обсуждаются социологами и политологами (хотя большинство из них склонны сосредотачиваться на одном срезе проблемы и не оценивают взаимосвязь этих явлений). Большинство экспертов, однако, упускают из виду ключевую роль «перепроизводства элиты» и конкуренцию внутри элиты, вызывающую волны политического насилия – как в исторических обществах, так и в нашем, современном.

Перепроизводство элиты – еще одно следствие закона предложения и спроса. Элиты (как в аграрном, так и в капиталистическом обществе) – это потребители рабочей силы. Низкая оплата труда приводит не только к снижению уровня жизни большого сегмента населения (сотрудников, особенно рабочих с низкой квалификацией), но также к благоприятной экономической конъюнктуре для элит (конкретнее, для экономических элит – работодателей).

Пока дела идут неплохо (для элит). Но у этой динамики есть несколько негативных последствий, которые будут постепенно нарастать на протяжении жизни одного поколения. Во-первых, элиты привыкают к более высоким уровням потребления. Помимо этого, конкуренция за социальный статус и положение подстегивает «показное потребление» (покупку вещей, сигнализирующих о высоком социальном статусе). Таким образом, минимальный уровень ресурсов, необходимых для поддержания элитного статуса, все время растет. Во-вторых, численность элит увеличивается по отношению к остальному населению. Благоприятная экономическая конъюнктура для работодателей позволяет немалому числу умных, трудолюбивых или просто удачливых людей накопить капитал, а затем попытаться перевести его в социальный статус. В итоге движение вверх и пополнение рядов элиты значительно превосходит движение вниз. Третье следствие заключается в том, что родственные процессы снижения уровня жизни простых людей и повышения уровня потребления элит усиливают экономическое неравенство и вызывают недовольство у бедных (и все более обездоленных и бесправных) граждан.

Вследствие растущего аппетита и численности элит увеличивается потребляемая ими доля общего экономического пирога. В какой-то момент появляется слишком много людей, стремящихся влиться в ряды элиты и занять немногочисленные высшие посты в политике и экономике. Перепроизводство элиты – это термин СДТ, означающий дисбаланс между предложением элитных постов и спросом на них.

Перепроизводство элит приводит к усиливающейся внутренней конкуренции. Она будет особенно острой за посты в правительстве, число которых остается по сути неизменным, особенно на высшем уровне. Демократическая система правления дает возможность осуществлять ненасильственную смену элит; однако в конечном итоге она зависит от готовности и желания устоявшихся элит уступить конкурентам места во власти. При этом по мере экспонентного роста числа новых честолюбивых претендентов растет и количество недовольных представителей новой элиты, которым отказано в месте под солнцем. Вследствие обостряющейся конкуренции внутри элиты возрастает и вероятность внутреннего насильственного конфликта.

Следовательно, теория позволяет сделать следующее обобщение: избыточное предложение рабочей силы должно вести как к падению уровня жизни рабочих, так и к перепроизводству элиты (с задержкой во времени). В свою очередь, эти факторы подрывают стабильность и силу государства и в конце концов вызывают волну длительной и интенсивной социально-политической нестабильности. Хотя быстрый рост населения – один из самых важных предвестников волн нестабильности (и главный фактор нестабильности в аграрных обществах, не переживших модернизацию), важно подчеркнуть, что структурно-демографическая теория – это не просто мальтузианская модель. Рост населения вызывает политическое насилие опосредованно, через социальные структуры – прежде всего через отношения между элитами и остальным населением, внутри элит и между элитами и государством. Теория последовательно, динамично и гармонично объединяет в себе идеи Мальтуса, Маркса и Вебера.

Поворотный момент 1970-х

Корни нынешней непростой ситуации в Америке уходят в 1970-е гг., когда заработная плата перестала поспевать за ростом производительности труда. Это привело к увеличению пропасти между состоянием 1% привилегированного сословия и остальных 99% населения. Рост неравенства в последние четыре десятилетия приводил не только к росту крупных состояний, но и к увеличению числа держателей богатства. 1% превращается в 2% или даже больше. В США сегодня намного больше миллионеров, мультимиллионеров и миллиардеров, чем 30 лет тому назад. Согласно исследованию экономиста Эдварда Вольфа, в 1983–2010 гг. число американских домохозяйств с состоянием не менее 10 млн долларов (по курсу 1995 г.) выросло с 66 до 350 тысяч. В пропорциональном отношении процент домохозяйств, состояние которых оценивалось восьмизначными цифрами, увеличился с 0,08 до 0,3%.

Обычно богатые американцы более активно участвуют в политической жизни, чем остальное население. Они поддерживают кандидатов, разделяющих их взгляды и ценности (например, братья Коч). Некоторые из них даже баллотируются на разные должности (Майкл Блумберг, Митт Ромни и Дональд Трамп). Вместе с тем число политических должностей и портфелей остается неизменным. В стране по-прежнему 100 сенаторов, 435 конгрессменов и лишь один президент – то есть то же число, что и в 1970 году. Вот что в действительности означает «перепроизводство элит».

Ярким показателем является перепроизводство дипломированных юристов. По данным Американской ассоциации юристов, с середины 1970-х гг. до 2011 г. число представителей этой профессии утроилось – с 400 тыс. до 1,2 миллиона. Между тем население страны за этот же период выросло только на 45%. По недавним оценкам Economic Modeling Specialists Intl., квалификационный экзамен на присвоение статуса адвоката проходит в два раза больше выпускников юридических факультетов, чем фактическое число вакансий на рынке труда. Иными словами, каждый год выпускаются 25 тыс. невостребованных юристов, значительная часть которых сидит в долгах. Многие из них поступали на юридический в надежде заняться политикой и присоединиться к политической элите.

Перепроизводство элиты в целом приводит к обострению конкуренции внутри нее, что постепенно подрывает дух сотрудничества; за этим следует идеологическая поляризация и раздробление политического класса. Это происходит потому, что чем больше людей соперничает за попадание в высшее сословие, тем больше проигравших. Множество карьеристов и кандидатов на присоединение к элите, часто высокообразованных, богатых и способных, не получают доступа к соответствующим должностям. Отчаявшиеся выпускники юридических факультетов, а также богатые неудачники с политическими амбициями становятся угрозой для политической стабильности общества.

Рамки данной статьи не позволяют подробно обсудить третий фактор, влияющий на стабильность крупных обществ в рамках структурно-демографической теории (помимо обнищания народа и перепроизводства элиты): ухудшающееся финансовое здоровье государства. В настоящее время этот фактор еще не актуален для понимания главного вопроса: почему мы оказались свидетелями эпидемии НМУ? Однако различные структурно-демографические обстоятельства со временем становятся все более серьезными причинами растущей нестабильности. Сначала начинается обнищание народа; затем, с некоторым запозданием, происходит перепроизводство элиты, и, наконец, сочетание этих двух факторов подрывает финансовое здоровье государства (см. книгу Джека Голдстоуна Revolution and Rebellion in the Early Modern World). В настоящее время положение Соединенных Штатов как мирового гегемона и их способность печатать столько долларов, сколько они сочтут нужным (коль скоро остальной мир их принимает), позволяют этой стране откладывать последствия огромного дефицита государственного бюджета на многие годы и даже десятилетия.

Если обобщить экономическую, социальную и политическую динамику в США с позиций структурно-демографической теории, мы увидим, что в течение нескольких последних десятилетий росло социальное давление, приводящее к нестабильности. Эпидемия НМУ – внешний индикатор этих глубоких структурных сдвигов.

Почему основная форма нынешнего насилия – массовые убийства из стрелкового оружия

Социально-политическая нестабильность может принимать разные формы. Проведя анализ политического насилия в Соединенных Штатах с 1780 по 2010 гг., я выделил три основные формы, традиционно используемые американцами: бунты (одни группы против других), линчевания (группы против отдельных лиц) и терроризм (отдельные лица против групп). На протяжении большей части американской истории все три формы политического насилия имели склонность одновременно усиливаться и ослабевать. Но в современной Америке политическое насилие чаще всего выражается в виде терроризма, а конкретно – в виде беспорядочной стрельбы. Почему?

Чтобы понять это, нужно вспомнить, что американское государство – самое сильное и дееспособное государство на планете. Его военное превосходство над другими мировыми державами очевидно, но оно не менее сильно внутри страны. Местная полиция лояльна существующему правопорядку, прекрасно вооружена и хорошо финансируется. Для обуздания внутренней нестабильности, например бунтов, полиция оснащена большей частью вооружений и тактики, разработанных армией в процессе внешних войн. ФБР также очень дееспособная организация. Она настолько эффективна, что вряд ли будет преувеличением предположить: как только в криминальном заговоре по подрыву правопорядка будет участвовать трое или более человек, одним из них непременно будет информатор ФБР.

Вследствие этого политическое насилие, инициируемое группами, эффективно подавляется. Линчевания стали крайне редким явлением. Лишь спонтанные, незапланированные действия, такие как бунт Родни Кинга в 1992 г. в Лос-Анджелесе, имеют минимальные шансы на то, чтобы превратиться в серьезный акт политического насилия. Однако власти скорректировали тактику, и сегодня вероятность бунта, аналогичного бунту Родни Кинга, намного ниже. Присутствие полиции специального назначения по охране общественного порядка – это одновременно сдерживающий фактор и сила быстрого реагирования на случай перерастания мирной демонстрации в беспорядки с применением насилия.

Таким образом, терроризм сегодня является единственной возможностью выплеснуть нарастающее социальное напряжение, чреватое внутренним политическим насилием, но только когда теракт планирует один, максимум два террориста. Из базы данных USPV видно, какое разнообразное оружие используют американские террористы: бомбы, ножи, споры сибирской язвы, автомобили и даже самолеты. Однако наиболее предпочтительным оружием остается стрелковое оружие по той простой причине, что его можно легко приобрести в большинстве американских штатов. Согласно данным за 2015 г., в 40% американских домовладений имеется минимум одна единица стрелкового оружия.

Альтернативные объяснения эпидемии НМУ

Давайте вкратце рассмотрим два возможных объяснения и альтернативы СДТ, чаще вс

его встречающиеся в ведущих СМИ при обсуждении НМУ: оружие на руках у населения и умственные заболевания.

Оружие. Фактические данные убедительно опровергают объяснение, согласно которому число НМУ увеличивается по причине меняющихся правил продажи оружия и владения им. В течение последних десятилетий был принят ряд законов, которые ввели дополнительные ограничения на покупку мощного огнестрельного оружия. Отчасти в силу этих законов, но, возможно, больше по причине культурных перемен в обществе, доля американцев, владеющих оружием, неуклонно снижается. Доля домовладений, имеющих огнестрельное оружие, снизилась с более чем 50% в 1970-х гг. до приблизительно 40% сегодня. Поскольку тенденция приобретения стрелкового оружия противоречит тенденции учащения НМУ, этим нельзя объяснить причины роста НМУ.

Это не означает, что меры сдерживания распространения оружия среди населения не смогут снизить число НМУ. Оно уменьшится, как уменьшится и число людей, гибнущих в каждом инциденте. В целом эти меры приведут к снижению числа жертв, хотя и не снимут структурно-демографического давления. Другой вопрос: можно ли разоружить американцев, не спровоцировав при этом массового восстания.

Умственные заболевания. Это одно из самых распространенных объяснений растущего числа НМУ. Как пишет Клейтон Кремер, «по меньшей мере половина массовых убийц (а также многих других убийц) – это умственно неполноценные люди, давно страдающие от психических и душевных заболеваний». Проблема с этим объяснением в том, что миллионы американцев страдают от каких-то душевных болезней. Например, «в начале 1980-х гг. в США жило около 2 млн человек с хроническими расстройствами психики». Тем не менее, ничтожно малая доля этих людей совершают массовые убийства.

Кроме того, многие умственные заболевания, такие как большинство разновидностей шизофрении, в действительности делают людей менее агрессивными. В ретроспективе легко сказать, например, что у Адама Лэнзы, убившего 20 детей и шестерых взрослых в начальной школе «Сэнди-Хук», ранее диагностировали синдром Аспергера. Но синдром Аспергера – это мягкая форма аутизма, не увеличивающая склонность человека к насилию, насколько это известно психиатрам.

Нет никаких доказательств того, что доля американцев с психическими отклонениями выросла с 1965 г., и уж, конечно, она не росла теми же темпами, что НМУ. Помните, что число случаев НМУ выросло больше чем на порядок. Некоторые обозреватели указывают на послабления в отношении обязательного лечения душевнобольных, которые произошли в годы пребывания у власти администрации Рейгана. Но опять-таки кривая случаев НМУ не показывает «резкого роста» в эти годы, который можно было бы ожидать, если бы это было главной причиной.

Еще одно важное наблюдение состоит в том, что количество насильственных смертей в США снижалось в 1990-е гг., что совпало с так называемой революцией в ограничении свободы. Многие из тех, кто страдал буйным помешательством, были помещены за решетку, вследствие чего снизилось общее количество убийств. Однако количество НМУ продолжало расти.

Расходящиеся траектории бытовых убийств и случаев НМУ серьезно затрудняют задачу тех, кто хочет объяснить спонтанное насилие распространением стрелкового оружия и душевных заболеваний. Если НМУ – еще одна разновидность убийства, то почему общее количество убийств снижалось начиная с 1990-х гг., а число НМУ росло? Даже «массовые убийства», то есть случаи убийства четырех или более человек, не увеличивались или даже сократились с 1980-х по 2000-е годы. Но подавляющее большинство этих убийств нельзя причислить к НМУ, потому что они направлены против конкретных лиц и обычно начинаются со стычки или потасовки между людьми, знающими друг друга. Согласно СДТ,

неизбирательное массовое убийство – отдельная концептуальная категория, разновидность политического насилия, отличная от обычного преступления, а потому нет оснований надеяться на то, что бытовые убийства и НМУ будут подчиняться одним и тем же закономерностям.

Выводы: канарейки в угольной шахте

Неизбирательное массовое убийство – это не разновидность бытовых преступлений, а разновидность политического насилия – терроризма. Если быть точнее – акты агрессии, совершаемые террористами-смертниками, поскольку подавляющее их большинство уничтожается полицией либо подвергается смертной казни по приговору суда (или, в лучшем случае, они умирают в социальном смысле, поскольку их отправляют за решетку на всю оставшуюся жизнь). Это не случайные убийства без мотива. Мотив заключается не в убийстве конкретного человека или людей, а в нанесении удара по социальной группе, общественному институту или по обществу в целом.

Гнев или ярость – наверное, универсальный знаменатель в мотивации, приводящей к агрессии, связанной с НМУ. Нам неизвестно, что именно подвигло Адама Лэнзу на совершение бойни в школе «Сэнди-Хук», но мы знаем, что им двигала ярость. Шестилетняя девочка, которая выжила, притворившись мертвой, описала человека, стрелявшего в ее мать, как «очень злого дядю».

Стреляющие в приступе буйства или неистовства часто позиционируют себя карателями, наносящими удар по вопиющей несправедливости. Как писал Адам Лэнкфорд в New York Times, общая черта людей, открывающих беспорядочную стрельбу, и террористов-самоубийц – «ощущение себя глубоко в душе жертвой и убеждение в том, что его жизнь погубил некто другой, издевавшийся над ним, угнетавший или преследовавший его». Однако этот «некто другой» – не человек, а группа, организация, учреждение, общественный институт или все общество.

Частота НМУ зависит прежде всего от состояния общества; она увеличивается с ростом социального напряжения, становящегося причиной нестабильности. По мере того как дух сотрудничества в американском обществе угасал на протяжении последних четырех десятилетий, а конкуренция внутри общества обострялась, все большее число ранимых людей стали считать себя жертвами, над которыми издеваются, которых угнетают. И очень малая доля этих людей решает отомстить, став террористами-самоубийцами.

За этими изменениями в обществе стоят две фундаментальные силы, две структурно-демографические тенденции: обнищание народа и перепроизводство элиты. Первая связана с ухудшением условий труда; вторая – с растущим социальным давлением на университетский кампус и начальную школу. Давайте напомним себе, что все начинается с обнищания народа, после чего происходит перепроизводство элиты. Вот почему самые первые случаи беспорядочной стрельбы происходили на рабочем месте, в офисах, а затем НМУ перекинулись на образовательные учреждения. В последние несколько лет мы видим растущее число третьего вида агрессии, направленной против государства и его представителей.

Главное значение беспорядочной стрельбы в общественных местах – не в количестве убитых, поскольку число жертв террористов невелико в сравнении с общим числом насильственных смертей в США или с числом жертв дорожных происшествий. Неизбирательные массовые убийства – это единичные случаи, которые не приведут к краху государства или к началу гражданской войны. Однако нам стоит беспокоиться потому, что это внешние признаки или показатели крайне тревожных тенденций, прокладывающих себе путь в глубинных слоях американского общества.

Рост числа массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – это все равно как если бы канарейки в шахте стали гибнуть одна за другой. Это ранний признак или индикатор того, что нечто вокруг нас меняется к худшему. НМУ предупреждают нас о более серьезной опасности в будущем, но не являются причиной этой приближающейся опасности.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности МДК «Валдай». С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/

США > Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2068006 Питер Турчин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067888 Андрей Безруков

Спасти и сохранить

Россия как экспортер безопасности

Андрей Безруков – специалист по стратегическому планированию, доцент МГИМО(У) МИД России

Резюме В России сформировалась определенная психология, готовность и умение действовать «от противного», постоянно «отбиваться». Однако мир меняется, и чтобы преуспеть, нужны уверенность в себе и способность предлагать остальным позитивную программу.

Следующие десять-двадцать лет мир будет нестабильным и опасным местом. Запрос на безопасность, продукты и услуги в этой сфере станет расти. Россия обретает уникальный шанс применить свои способности по созданию высокотехнологичной структуры глобальной безопасности и одновременно заложить новые основы евразийского сотрудничества. Речь не просто о технократической модели развития, а о новой философии российского присутствия на международной арене. Она опиралась бы на исторически присущие стране особенности политической психологии (обостренное внимание к теме безопасности и суверенитета) и превращала бы традиционный отечественный консервативно-охранительный посыл в предмет эффективного позиционирования в мире.

Конкуренция моделей, раздел мира и нестабильность

Начинается период смены экономической и политической парадигмы, сопряженный с волатильностью и неопределенностью. Меняется баланс сил, ускоряется процесс передела сфер влияния, а слабеющая система международных институтов не справляется с ростом напряженности.

Мир, возникший после Второй мировой войны, уходит. Его основной характеристикой было господство экономики массового производства, а в нормативном плане – постепенно расширявшегося пространства унификации, которая в идеале предусматривала один доминирующий экономический и политический центр, соответственно один стандарт мышления. Процесс зародился на Западе еще в 1950-е гг., но кульминации достиг в эпоху неолиберальной глобализации, восторжествовавшей после распада СССР. Этот подход был по-своему рациональным ответом на хаос войны, автаркию ресурсных окраин и ядерный клинч биполярного времени.

Глобализация конца ХХ – начала XXI века вызвала переток инвестиций и компетенций из развитых стран туда, где они давали наибольший прирост стоимости, тем самым неизбежно порождая будущих конкурентов. Китай, Индия, Бразилия стали значимыми экономическими величинами, а скоро на мировой арене в качестве суверенных игроков появится еще десяток крупных держав. В то же время, как констатирует исследование, вышедшее под руководством Майкла Портера в Гарвардской школе бизнеса (сентябрь 2016 г.), Соединенные Штаты, лидер развитого западного мира, последние двадцать лет теряют конкурентоспособность ввиду накопившихся структурных проблем.

В ближайшие годы мы увидим первые проявления нового глобального социально-технологического устройства, которое изменит правила игры на ключевых рынках, а значит экономическое, политическое и военное соотношение сил. По оценкам, будет сокращаться участие человека в физическом производстве вещей, а вместе с этим и значимость дешевой рабочей силы. Массовый переход к производству, основанному на роботизации, искусственном интеллекте, генной инженерии и аддитивных технологиях, вызовет свертывание глобальных производственных цепочек и возвращение производства в богатые страны-потребители, которые к тому же станут энергонезависимыми. Там сформируется человеческий капитал высокого уровня, финансовые центры, научно-технологическая и индустриальная база для экономики нового типа. Примат платежеспособного спроса подтолкнет регионализацию, «огораживание» с целью ограничить допуск конкурентов к «своим» клиентам, что мы уже видим в политике США, формирующих эксклюзивные зоны для собственных корпораций и пытающихся переписать правила мировой торговли. Приход Дональда Трампа, похоже, поставил крест на планах Барака Обамы по созданию финансово-экономических мегаблоков (ТТП и ТТИП), но идея сворачивания универсальной глобализации не утратила актуальности. Напротив, возможно, она будет реализована еще радикальнее в духе более классического протекционизма и опоры на двусторонние зоны свободной торговли вместо больших трансрегиональных проектов.

Мы можем стать свидетелями противостояния группы стран во главе с Соединенными Штатами, контролирующих доступ к глобальным финансам, передовым технологиям и талантам, с одной стороны, и государств индустриальной экономики, в том числе держав БРИКС, доступ которых на развитые рынки будет всячески ограничиваться – с другой.

В условиях кризиса экономической модели, нестабильности и конфронтации увеличивается риск внезапного слома ключевых компонентов глобальной финансово-экономической системы или злоупотребления ими в конкурентной борьбе. Запад монополизировал продукты и услуги, обеспечивающие функционирование мировой экономики – от эмиссии резервных валют и оценки кредитоспособности стран и компаний до управления глобальной логистикой. Отсутствие конкуренции повышает риск тотального коллапса. Возникает спрос на резервную незападную инфраструктуру, которая позволила бы вести диалог и конкуренцию на равных.

Глобальный экономический передел приведет не только к соперничеству между лидерами гонки, но и к силовому противодействию аутсайдеров. В условиях отсутствия правил игры возникнут возможности для конфликтов, включая вооруженные, что чревато дестабилизацией целых регионов.

В течение переходного периода глобальная экономика вряд ли сможет поддерживать стабильный рост. Последствиями станут бюджетные дефициты, социальная напряженность, политические кризисы, чехарда правительств и альянсов. Нестабильность только усугубит проблемы миграции, в основе которых – обострение структурной безработицы и рост населения в бедных странах. Под вопросом окажется доминирующая модель капитализма акционеров и позиции глобальной финансовой элиты. Без достаточной покупательной способности населения компании больше не производят роста, но акционеры ждут увеличения доходов. Надувающиеся финансовые пузыри ставят под угрозу всю мировую экономику.

Имущественное расслоение в США достигло уровня 1914 г., когда 1% населения контролировал до 90% национального богатства. Феномен демократа-социалиста Берни Сандерса свидетельствует о том, что проблемы неравенства уже всерьез давят на политику. Для сохранения социальной стабильности потребуется возвращение к более сбалансированному распределению богатства и, соответственно, повышение контролирующей роли государств. Как ни парадоксально, именно это может происходить в Соединенных Штатах во время президентства Дональда Трампа, хотя он позиционирует себя как классический консерватор и сторонник «небольшого государства», а также не похож на приверженца социальных гарантий. Однако его идеи по масштабным вливаниям в обновление американской инфраструктуры и в целом протекционистский подход обещают ренессанс государственного влияния по другим мотивам.

В политическом плане следующие десять лет и для Европы, и для США будут периодом внутреннего переосмысления и политических реформ. На смену поколению холодной войны, воспитанному на принципах атлантизма и центристского консенсуса, придут новые правые и левые. Однако до того, как западные элиты определятся с долгосрочным курсом, вакуум заполнят временщики и популисты-демагоги – только они могут оказаться у власти в такое время. Их ответ на вал внутренних проблем будет стандартным – смесь великодержавных лозунгов, прагматического изоляционизма и попыток решения проблем по старому рецепту «разделяй и властвуй». Весьма вероятно, что во внешней политике они будут играть на конфронтации с растущими геополитическими конкурентами. Не исключены авантюры со стороны Запада, чтобы преодолеть внутренний кризис за счет раздувания конфликтов в остальном мире и запуска высокотехнологичной военной индустрии – как не раз бывало.

Китаю предстоит период замедления роста и привыкания к новой глобальной роли. После тридцатилетнего спринта пауза необходима хотя бы для того, чтобы элиты не потеряли связь с реальностью. Однако что бы ни произошло в течение следующего десятилетия, увеличивающийся вес КНР будет создавать проблемы независимо от ее желания – как для ближних, так и для дальних соседей.

Новые игроки и новые конфликты

Другие крупные державы незападного мира, каждая из которых пройдет через собственный внутренний кризис, вряд ли предложат миру новую модель международных отношений. Они попытаются прежде всего взять все от возможностей, предоставленных отсутствием правил и ослаблением конкурентов. Каждый играет за себя, выстраивая экономические связи и политические альянсы в зависимости от конъюнктуры.

Радикальный ислам не победит, но оставит Ближний Восток и Северную Африку перепаханными внутренними и межгосударственными конфликтами, которые выплеснутся далеко за пределы региона. По Центральной Азии он ударит на фоне ухода стареющих лидеров, которые оставляют страны с этническими и социальными конфликтами. Ближнему Востоку вслед за крахом авторитарных светских режимов грозит кризис монархий, которые больше не смогут откупаться от своих народов. Как военная сила радикальный ислам к концу этого периода, скорее всего, выдохнется. Однако почва для экстремизма не иссякнет – наоборот, ввиду усугубляющегося имущественного расслоения социальные конфликты только обострятся и перетекут в политическую сферу – с новыми идеями и с новыми лидерами.

В развивающихся странах безработица спровоцирует гражданские войны и массовую миграцию. По прогнозам американского Национального совета по разведке, обострение внутренней и внешней напряженности, особенно на юге Азии и в Африке, обусловлено экологическими и климатическими проблемами, связанными с неконтролируемой урбанизацией и потерей сельскохозяйственных земель за счет изменения климата, эрозии и чрезмерной эксплуатации. В связи с усложнением инфраструктуры, особенно в менее развитых странах, неизбежен рост числа техногенных и транспортных катастроф. Террористы поставят целью использовать загрязняющие производства и объекты современной инфраструктуры для нанесения максимального ущерба. Вряд ли мы избежим и серьезных эпидемий, таких как вспышки Эболы и SARS.

Нигде не будет столько проблем, как в Евразии. Здесь сталкиваются интересы США, Японии, Ирана, Саудовской Аравии и трех крупнейших стран БРИКС – Китая, Индии и России. Евразия и в самом деле, как писал Збигнев Бжезинский, является главным континентом мира и по населению, и по будущим масштабам экономики (учитывая уже начавшиеся политико-экономические процессы, под Евразией следует понимать не только классический «хартленд», но и связанные с ним регионы Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии). Она же представляет наибольший потенциальный рынок и максимальные возможности роста. Через 10–15 лет страны региона накопят значительные финансовые ресурсы, здесь будут находиться по крайней мере четыре финансовых центра мирового значения – в Китае, Индии, Сингапуре и в Арабских Эмиратах.

Всемирный экономический форум в исследовании глобальных рисков 2016 г. ставит на первое место угрозы межстрановых конфликтов и неконтролируемой миграции. В Евразии происходит быстрая эмансипация крупных игроков, которые раньше оставались на второй линии мировой политики, а теперь выходят на первые роли. На юге континента возникает сложное взаимодействие новых альянсов, которое можно назвать «динамикой Двух Крестов». Малый Крест – нарождающееся на фоне снижения активности США в регионе противостояние за контроль над ресурсами Персидского залива Ирана и Индии, с одной стороны, и Саудовской Аравии и Пакистана – с другой.

Большой Крест – стратегическая связка Китая и Эфиопии в конкуренции с Индией и странами Персидского залива, где китайский путь в Африку сталкивается с индийскими и арабскими интересами и планами. Это конкуренция за Восточную Африку, бассейн Индийского океана. Подавляющее большинство стран региона или уже ведут боевые действия, или активно готовятся к войне. Вооруженные столкновения могут вызвать масштабный энергетический кризис и гигантские миграционные волны. К примеру, кризис в Саудовской Аравии воспламенит пространство от Египта до Пакистана и от Ирана до Эфиопии.

В отсутствие эффективных механизмов согласования интересов конкуренция между Индией и Китаем – крупнейшими странами Азии и ядерными державами – скорее всего, выльется в борьбу за влияние в пограничных регионах: Индокитае, Восточной Африке, Центральной Азии.

Рост неравенства и внутренней напряженности

Предполагаемое замедление темпов роста мировой экономики гарантирует продолжение относительного, а во многих местах и абсолютного падения доходов среднего класса, который являлся опорой демократических институтов. Эммануэль Тодд, Фрэнсис Фукуяма и другие уже говорят о закате демократии. В любом случае, на фоне кризиса западной модели социальных отношений и выхолащивания демократических институтов в остальном мире – от Турции до Китая – укрепляются авторитарные режимы, более приспособленные к управлению в ситуациях кризиса и неопределенности. Идеологически перестройка мира опять идет под лозунгом поиска социальной справедливости, порождая силы, взрывного роста которых никто не ожидал.

На социальный имущественный конфликт накладывается растущее противоречие между государством, которое, особенно во время финансовых дефицитов, хочет повысить степень контроля, и индивидуумами, защищающими свои права. Рост репрессивного аппарата, тотальная электронная слежка, полный контроль перемещений, доходов и расходов, попытки под предлогом борьбы с коррупцией запретить наличные деньги так или иначе начнут вызывать сначала спорадическое (как Мэннинг или Сноуден), а со временем и организованное политическое сопротивление. Даже понимая реальность террористической угрозы, люди не готовы жить под полным контролем Большого Брата.

В большинстве азиатских и африканских государств присутствуют ростки этнических и религиозных конфликтов, есть база для национализма и сепаратизма. Персидский залив, Афганистан, Индокитай уже сегодня представляют собой точки трений между исламской, индийской и китайской цивилизациями, где сплетены в клубок религиозные, экономические, геополитические интересы.

Средний класс, возникший в Азии в период глобализации, будет требовать прав реального участия в принятии решений, чистых городов и «чистых» правительств. На сцену выйдут новые акторы, представляющие гораздо более широкий спектр правых и левых течений, в том числе радикальных, с ярко выраженной националистической и религиозной компонентами. Под давлением этих сил отношения между странами региона, зачастую являющимися историческими соперниками, окажутся много сложнее и конфликтнее.

Как утверждают Мануэл Кастелс и Джей Огилви, взаимосвязанный мир все более зависит от «потоков» – информации, людей, денег, природных ресурсов – крови и нервов экономики. Контроль над потоками становится важнее контроля над территориями. Собственниками глобальной инфраструктуры, через которую проходят жизненно важные для планеты потоки, еще с колониальных времен являлись западные страны, а в последние 70 лет – Соединенные Штаты, практически монополизировавшие «экспорт услуг поддержания порядка» мировой торговли и коммуникаций. Подавляющее большинство морских торговых путей, оптоволоконных кабелей, спутниковых коммуникаций, трафика в Интернете, финансовых транзакций и активов находятся под контролем Вашингтона, зависят от воли США и гарантируются их военной мощью. Без гарантий доступности и сохранности ценность любых активов и надежность транзакций ставятся под вопрос. Однако могут ли Соединенные Штаты быть честными гарантами безопасности и доступности глобальных систем для стран, конкурирующих с ними, если они не готовы к честной игре даже в такой относительно маловажной области, как олимпийский спорт?

«Брекзит» показал, что западный, и прежде всего англосаксонский, мир готов «обособляться» и консолидироваться, вступая во все более открытую конкуренцию с новыми полюсами силы. Возникла противоречивая ситуация: США как центр силы не могут продолжать обслуживать растущих конкурентов. Хотя бы потому, что затраты на поддержание порядка в зоне, где американцы более не доминируют, экономически невозможно «монетизировать» – оплатой за безопасность обычно является отказ от политической и финансовой самостоятельности. И в Пекине, и в Вашингтоне это понимают, уже делаются шаги к «огораживанию» своих зон влияния. Период затишья перед бурей кончается.

Чтобы сохранить доминирование, Запад всегда пытался и будет пытаться предотвратить формирование альтернативных, неподконтрольных его элитам технологических и финансовых кластеров. Незападный мир, понимая, что он может попасть в еще большую зависимость от иностранных денег и технологий, должен будет сделать выбор – принять такую зависимость либо начать серьезно инвестировать в свой суверенитет, в собственные возможности производить и распределять информацию, руководить энергетическими, транспортными и финансовыми потоками, эмитировать резервные валюты, регулировать споры и оценивать кредитоспособность. Возникнет потребность создания альтернативной, параллельной, независимой глобальной инфраструктуры, которая позволила бы незападному миру на равных вести конкуренцию – финансовую, информационную, логистическую. Нельзя допустить, чтобы системы, от которых зависит нормальное функционирование мировой экономики, использовались как орудие давления и нечестной конкуренции.

Россия: новая парадигма – новая роль

А что же ждет в недалеком будущем Россию? Европейское направление было ключевым для нашей страны в течение всей ее истории. Последние 300 лет она была ведущим игроком в европейских конфликтах. На юге и востоке серьезных конкурентов у России не было. Однако Европа перестала быть доминирующим регионом. Глобализация подстегнула развитие южных и восточных соседей России – Китая, Индии, Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Южной Кореи и других, имеющих свои интересы и сферы влияния, которые неизбежно будут пересекаться и конфликтовать с российскими. Россия зажата между центрами силы с запада и востока. Она достаточно самостоятельна и своеобразна, чтобы согласиться на подчиненное положение, но и слишком малонаселена, чтобы конкурировать в одиночку. России необходимо искать новое место в мире в условиях очевидного дефицита собственной «критической массы».

Для полноценного развития отечественной экономике нужен гораздо более емкий рынок, чем сейчас. Точно так же как экономика Канады не имеет перспектив без американских рынков, нет смысла ожидать конкурентоспособности российских предприятий в отрыве от рынков на юге и востоке континента. России необходим четырехмиллиардный рынок от Турции до Японии, а Большой Евразии нужны российские ресурсы, земля и компетенции. Отсюда вытекает императив обеспечения инфраструктурных связей России с соседями не только с Запада на Восток, но и с Севера на Юг – дорог, трубопроводов, информационных кабелей и электрических сетей, связывающих ее с Турцией, Ираном, Пакистаном, Индией, Китаем, странами АСЕАН. Россия больше не восток Европы, она – север Большой Евразии.

Однако по мере того как зона главных геополитических конфликтов сдвигается от наших западных границ на юг и восток, процветание России становится невозможно без обеспечения безопасности и стабильности в Евразии, и прежде всего в центре континента, на пересечении путей с востока на запад и с севера на юг. У Китая с его инициативой Шелкового пути та же задача. И хотя обе страны исходят из собственных интересов, их долгосрочные планы по созданию зоны гармонии и спокойствия в Евразии совпадают.

Кто станет «гарантом порядка» в динамичном и взрывоопасном регионе и поставщиком «суверенитетообразующих» технологий и услуг? Китаю трудно в этой роли – слишком велико недоверие соседей. Функция поддержания порядка может лечь на коллективный орган – ШОС, где Россия с ее дипломатическим и военным опытом, равной удаленностью от своих главных партнеров станет ключевым игроком.

Существуют факторы, которые в определенный период обеспечивают странам конкурентные преимущества. В XXI веке именно Россия будет обладать потенциалом для привлечения талантов и инвестиций, поскольку способна создать безопасное пространство в полном опасностей мире. Чтобы обеспечить собственное развитие и раскрыть потенциал «тихой гавани» в море мировых проблем, Россия должна поставить перед собой задачу стать самой безопасной страной в мире. Для этого недостаточно способности уничтожить любого потенциального агрессора, иметь максимально защищенные в мире серверы либо лучшую систему мониторинга продуктов питания. Россия должна обеспечить кредит доверия своим логистическим, информационным и финансовым системам, и прежде всего со стороны собственных граждан.

Россия вышла из холодной войны с геостратегическим потенциалом, намного превышающим потенциал стран со сходной экономикой. Ее информационные, дипломатические, военные, коммуникационные и – во многих сферах – технологические возможности превосходят те, на которые она могла бы рассчитывать, исходя из своего уровня развития. Главное – у России есть то, что в будущем мире окажется в дефиците: природные ресурсы, защищенные транзитные пути между Европой и Азией, пахотные земли, чистая вода и воздух. Россия полностью суверенна и надежно защищена, что позволяет ей на равных участвовать в решении мировых вопросов. Ее право вето в ООН подкреплено ядерным статусом. Она обладает независимыми системами геонавигации и кибербезопасности, глобальными службами разведки, отлаженными схемами реагирования в чрезвычайных ситуациях, собственными производствами вооружения и элементов критической инфраструктуры. Недавно опубликованный долгосрочный прогноз Национального совета по разведке США выделяет именно «системы критической инфраструктуры» как основные цели в будущих войнах.

Сирийский опыт доказал, что Россия способна оправдывать кредит доверия союзников. Более того, в стране сложились традиции и компетенции, связанные с отстаиванием своей и чужой безопасности, невзирая на издержки и потери.

Для России как отдельно взятой державы поддержание такого потенциала может показаться экономически нецелесообразным. Однако если предположить, что этот потенциал будет обеспечивать суверенитет и независимость большей части незападного мира, в том числе Евразии, то возникает иная картина. Произойдет оптимизация компетенций членов ШОС – России, Китая, Индии и других – на континентальном уровне. Россия дополнит возможности партнеров в сферах экономической и геостратегической безопасности, устранив их зависимость от морских коммуникаций и заморских энергетических и прочих ресурсов. Россия вместе с КНР станет менее привязана к западной финансовой системе. Китай умеет дешево и эффективно вести строительство и обеспечивать массовое производство – как раз то, чему мы никак не можем научиться.

Ни одна из крупнейших держав не-Запада, многие из которых переживают собственные внутренние кризисы, сама по себе не в состоянии предложить миру готовые системы будущей критической инфраструктуры или найти ресурсы для инвестиций во все ключевые технологии одновременно. ШОС способна стать базой для объединения научных и финансовых возможностей стран-членов. Они могут создать логистические и коммуникационные системы, новые технологические альянсы, финансовые институты, системы сбора и оценки стратегической информации, новые глобальные медиа, стандарты и арбитражи, независимые от политического давления Запада.

Готовый рынок для независимых глобальных систем и институтов уже существует – только страны ШОС и их потенциальные партнеры сегодня составляют более половины мировой экономики. Более того, процесс создания альтернатив уже идет – вспомним Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Банк развития БРИКС, китайскую платежную систему UnionPay, открытую операционную систему для «Интернета вещей» Tizen, ГЛОНАСС, рейтинговое агентство Dagong. Неразвитость институтов и технологий в странах незападного мира, в первую очередь тех, которые можно отнести к «системообразующим», открывает перед Россией огромный рынок для экспорта таких услуг, прежде всего – в Большой Евразии.

Россия сможет стать поставщиком высокотехнологичных систем, обеспечивающих информационную и инфраструктурную независимость и безопасность. В этот блок входят защита территорий стран Евразии и обеспечение миротворческих и спасательных функций, гарантии трансконтинентальных транзитных путей, идущих через нашу суверенную территорию, создание систем связи и мониторинга нового поколения. Удаленность, климат и дешевые энергоресурсы делают Сибирь идеальным местом для хранения глобальных данных на защищенных серверах. Российская индустрия информационной инфраструктуры и безопасности больше не нуждается в рекламе. Наша страна является одним из немногих мест, где есть возможность развивать органическое сельское хозяйство. Россия лидирует в космических коммуникациях, транспортной авиации и многих других областях. Такая специализация соответствует стратегическим императивам экономического развития, в частности необходимости обеспечить научный и технологический рывок, перестроить промышленную базу, в том числе путем использования компетенций ОПК, закрепиться на глобальных рынках высокотехнологичных несырьевых технологий и услуг. В ближайшие годы эти рынки вырастут до триллионов долларов.

И это не только и не столько суверенные рынки государственных контрактов. Наиболее объемными станут рынки персональных услуг и решений, связанных с зарождающимся «Интернетом вещей», технологиями «умного дома», обеспечением безопасности личных финансов и коммуникаций, а также каналов и данных всей будущей индустрии здоровья – рынки, где уже сейчас существует платежеспособный спрос. То же можно сказать и о рынках безопасности и управления городами и корпорациями – поддержания порядка, наблюдения, кибербезопасности, хранения активов и данных, контроля качества воды, воздуха и пищевых продуктов, управления энергетическими и транспортными системами. Защита инфраструктуры, реагирование на чрезвычайные ситуации – катастрофы, войны, теракты, глобальная логистика, сохранение биофондов планеты потребуют навыков, в которых Россия преуспела. В ходе конфликтов и экологических кризисов может быть особенно востребован опыт МЧС, в том числе по подготовке специалистов других стран и поставкам уникального спасательного, транспортного и авиационного оборудования.

Даже если предположить, что западные рынки будут полностью закрыты для российских корпораций, а Китай предложит свои технологии, доступ лишь к одной четверти мирового рынка откроет возможности для роста крупных отечественных компаний-лидеров. Отсутствие глобальных стандартов дает возможность раннего захвата лидирующих позиций и создания кооперационных альянсов с партнерами по БРИКС.

* * *

Упор на рынки высокотехнологичной глобальной инфраструктуры и безопасности не только укрепляет российский суверенитет и обороноспособность, но и развивает человеческий потенциал, накопленный в информационных, оборонных, энергетических и инфраструктурных компаниях, закладывает основу для развития высокотехнологичного экспорта на годы вперед. Такая стратегия вытекает из возрастающего глобального спроса на безопасность. Для нашего оборонно-промышленного комплекса планируемая диверсификация открывает огромные экспортные рынки и широкие перспективы кооперации со странами БРИКС. Таким образом, российский ОПК имеет возможность не только сохранить традиционных клиентов, но и значительно расширить портфель заказов. Силовые отрасли и ведомства, которые видятся некоторым как «обуза для российской экономики», превращаются в драйверов развития, в «профит-центры». То, что ОПК и армия относятся к «президентской вертикали», позволит эффективно увязать их экспортный бизнес с внешней политикой.

Ценность такого подхода еще и в том, что он позволяет изменить взгляд России на мир. С конца 1980-х гг. наша страна постоянно находилась в состоянии либо усугубляющегося внутреннего кризиса, либо необходимости реагировать на внешние обстоятельства, создаваемые другими, либо, чаще всего, и того и другого одновременно. Это сформировало определенную психологию, готовность и умение действовать «от противного», постоянно «отбиваться». Сейчас, однако, мир стремительно меняется, и чтобы преуспеть в нем, стране нужны уверенность в себе и способность предлагать остальным позитивную программу действий. Образ России как державы, которая успешно решает проблемы – свои и чужие, – позволит выйти на качественно иной виток развития.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067888 Андрей Безруков


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067882 Эндрю Басевич

Закончить бесконечную войну

Прагматичная военная стратегия

Эндрю Басевич – профессор истории и международных отношений Бостонского университета, автор книги America’s War for the Greater Middle East: A Military History.

Резюме В ноябре лозунг «Америка прежде всего» вновь оказался в центре американской политики. В зависимости от того, как официальные лица интерпретируют эти настроения, американцы и весь мир в целом будут либо приветствовать его возвращение, либо сожалеть.

В годы холодной войны Соединенные Штаты предпочитали рационально использовать свою военную мощь. Идея заключалась в том, чтобы не воевать, а защищать, сдерживать и вовлекать; холодный мир всегда оставался предпочтительнее ядерного катаклизма. Когда американские политики отступали от этого принципа, попытавшись объединить Корейский полуостров в 1950 г. или направив войска во Вьетнам в 1960-х, результаты оказывались плачевными.

Рациональное использование мощи не означает нерешительность. Для придания убедительности своей стратегии сдерживания США разместили значительные силы в Западной Европе и Северо-Восточной Азии. Союзникам, которые не могли защитить себя сами, американские гарнизоны придавали уверенность, создавали благоприятные условия для восстановления и развития. Со временем уязвимые регионы превратились в стабильные и процветающие.

Однако в начале 1990-х гг. официальная точка зрения касательно целесообразности применения силы кардинально изменилась. Проект «Руководства по оборонному планированию» (Defense Planning Guidance), подготовленный в 1991 г. командой Пола Вулфовица, тогдашнего заместителя министра обороны по стратегической политике, намекал на новые настроения. Самого по себе избегания войны было уже недостаточно. Документ описывал международный порядок, «сформировавшийся благодаря победе Соединенных Штатов» над коммунизмом, и итоги только что завершившейся войны с Ираком, определял возможности «формирования будущих условий безопасности, благоприятных для США».

Формирование будущего – вот дело, достойное супердержавы, взявшей на себя выполнение исторической миссии. Подобные ожидания были обусловлены экзальтированной оценкой американской военной мощи. В начале 1990-х гг. концепции вроде «защищать и сдерживать» выглядели малодушными, если не сказать трусливыми. В одном армейском полевом уставе того периода говорилось, что войска Соединенных Штатов способны добиться «быстрой и полной победы на поле боя или вне его в любой точке мира и при любых условиях». Если раньше военная сила считалась крайним средством, то теперь она должна была служить универсальным инструментом.

Редко благие намерения приводят к бедам бÓльшим, чем случилось в этот раз. В соответствии с императивом формирования будущего военная активность заняла первые строчки повестки дня. Вместо того чтобы придерживаться принципиальной стратегии, американские администрации шли на поводу приспособленчества, множа списки неотложных проблем, с которыми США были призваны разобраться. В большинстве случаев выбранное решение предполагало угрозу или реальное применение силы.

Возникла практика беспорядочных вторжений. После 11 сентября вера в эффективность американской военной мощи достигла апофеоза. Руководствуясь «программой свободы» как идеологическим прикрытием, президент Джордж Буш-младший выбрал превентивную войну, первоначально направленную против «оси зла». Американская военная политика стала абсолютно хаотичной. И остается такой до сих пор: войска США практически постоянно вовлечены в боевые действия. Конфликты вспыхивают, развиваются, угасают и в конце концов приходят к неоднозначному завершению, только чтобы разгореться вновь или проявиться в другой точке. Они практически не заканчиваются. Как будто на автопилоте Пентагон берет на себя новые обязательства и наращивает глобальное присутствие, не задумываясь, что в некоторых районах американские войска уже не нужны, а в других их размещение может навредить.

В годы холодной войны мир всегда казался отдаленной перспективой. Но даже тогда американские президенты от Гарри Трумэна до Рональда Рейгана называли мир конечной целью политики Соединенных Штатов. Сегодня сам термин «мир» исчез из политического дискурса. Война стала нормой.

Следующий президент США получит в наследство массу серьезных вызовов национальной безопасности: от провокаций России, китайского бряцания оружием и злонамеренного поведения Северной Кореи до хаоса в исламском мире. Американцы ждут, как Вашингтон ответит на каждый из этих вызовов, а также на непредвиденные проблемы. В значительной степени эффективность реагирования будет зависеть от того, смогут ли люди, принимающие решения, провести различия между тем, что американские военные могут делать, чего не могут, что им не нужно и не следует делать.

Чтобы продемонстрировать возвращение здравого смысла в американскую политику, следующая администрация должна обнародовать новую доктрину национальной безопасности. И сделать это быстро, желательно в первые 100 дней, когда власть президента наименее ограниченна, а необходимость разрешать каждодневные кризисы не мешает действовать на опережение.

Центральной темой доктрины должен стать прагматизм, а трезвый анализ недавних просчетов ляжет в основу будущей политики. Прежде чем двигаться вперед, нужно подвести итоги. В Афганистане, Ираке и других операциях американские войска понесли серьезные потери. Пентагон потратил колоссальные суммы. Что касается заявленных целей – наведение порядка, продвижение демократии, защита прав человека, обуздание терроризма – Соединенным Штатам особенно нечем похвастаться.

Ценность доктрины

С тех пор как президент Джордж Вашингтон предупредил в своем прощальном послании об опасностях втягивания в международные дела, доктрины были сквозной темой американского государственного управления. В некоторых случаях они давали ориентиры будущих действий, формулируя намерения и определяя приоритеты. Так было с доктриной Трумэна 1947 г., в которой провозглашалась обязанность США помогать странам, уязвимым для распространения коммунизма, или доктриной Джимми Картера 1980 г., в которой Персидский залив был назван жизненно важным для интересов национальной безопасности Соединенных Штатов. Он причислялся к регионам, за которые Вашингтон считал нужным бороться, что предполагало милитаризацию американской политики на Ближнем Востоке. К этой же категории относится доктрина Буша 2002 г., в которой говорилось, что США больше не будут «ждать, когда угрозы полностью материализуются», чтобы нанести удар.

В других случаях доктрины были нацелены на обуздание пагубных тенденций. В 1969 г., негласно признавая пределы свободы действий президента, обусловленные последствиями войны во Вьетнаме, Ричард Никсон советовал азиатским союзникам умерить ожидания по поводу помощи Соединенных Штатов. Вашингтон готов предоставлять оружие и военных советников, но не будет направлять войска. В 1984 г. министр обороны в администрации Рейгана Каспар Уайнбергер сформулировал жесткие критерии для военного вмешательства за границей. Доктрины Никсона и Уайнбергера были призваны не допустить дальнейшего втягивания Америки в бесполезные войны, в которых невозможно победить.

Сегодня стране нужна доктрина национальной безопасности, сочетающая обе функции. Как минимум она должна строиться на любимом выражении президента Обамы «не делайте глупостей». Кроме того, необходимо установить критерии применения силы и определить степень ответственности США и их союзников.

Разумеется, критерии не будут универсальными. Этого не стоит даже ожидать. Десять заповедей и Нагорная проповедь не описывают все возможные ситуации, тем не менее по-прежнему остаются ориентирами, определяющими поведение людей. Отсутствие четких ориентиров располагает к совершению глупостей, что подтверждает неправильное применение американской военной силы в последние годы.

Новая доктрина национальной безопасности должна включать в себя три фундаментальных принципа: применение силы только как последнее средство, полномасштабное привлечение внимания и энергии американцев в случае необходимости войны и убеждение союзников, которые способны самостоятельно обеспечить свою безопасность, именно так и поступать.

Война как последнее средство

В 1983 г. Рейган убеждал американцев и весь мир: «Оборонная политика США основывается на простом принципе: Соединенные Штаты не начинают военные действия. Мы никогда не будем агрессором». Но слова расходились с поступками. Один из примеров – американское вмешательство на стороне Саддама Хусейна в ирано-иракскую войну, начатую Багдадом. Тем не менее Рейган был прав: надо прилагать все усилия, чтобы не начинать военные действия. Следующему президенту стоит вернуться к этой позиции, официально отказавшись от доктрины Буша и осудив практику превентивных войн. Ему нужно вновь сделать оборону и сдерживание главными задачами американских войск.

В пользу этой позиции можно привести мощные правовые и моральные доводы. Тем не менее главное обоснование применения силы как последнего средства – и даже в этом случае исключительно в оборонительных целях – заключается вовсе не в поддержании верховенства закона или каких-то моральных норм. Этот аргумент скорее эмпирический. Если сравнивать затраты и полученную выгоду, превентивная война просто неоправданна.

После окончания холодной войны возникли иллюзии возможности использования насилия для формирования мирового порядка. Казалось, природа войны изменилась, и это якобы обеспечивает Соединенным Штатам некое военное превосходство. Проверка этих идей в Афганистане и Ираке показала их ошибочность. Даже в эпоху больших данных, беспилотников и высокоточного оружия природа войны остается прежней. Современные военные менеджеры, получающие изображение поля боя в режиме реального времени в своей штаб-квартире в сотнях или тысячах миль от места боевых действий, вряд ли информированы лучше, чем генералы Первой мировой, которые смотрели на карты западного фронта и считали, что владеют ситуацией. Война остается такой же, как была – ареной возможностей, которые нельзя предугадать или контролировать. Всегда случаются неожиданности.

Помимо прерогатив, сила означает необходимость делать выбор. Как самая мощная мировая держава Соединенные Штаты должны выбирать войну только после того, как будут исчерпаны все альтернативы, и только если затронуты жизненно важные интересы. Речь не идет о том, чтобы определить фиксированную иерархию интересов и провести черту: за все, что выше, стоит воевать, а за то, что ниже, – нет. Это проигрышная стратегия. Нужно восстановить уклон в сторону сдержанности как антидот против безрассудных, непродуманных интервенций, которые дорого обошлись США и погрузили в хаос Ирак и Ливию. Больше никаких «готовься, целься, пли». Оружие должно быть смазано и заряжено, но в кобуре.

Разделить бремя

Когда государство идет на войну, то же самое должна делать нация. После окончания холодной войны в Соединенных Штатах доминировала другая практика, отражавшая ожидания, что супердержава может вести заокеанские кампании, в то время как жизнь дома течет как обычно. Во время войн в Афганистане и Ираке – самых длинных в истории США – большинство американцев следовало призыву Буша после 11 сентября «наслаждаться жизнью так, как мы хотим». Подразумевающийся в этом призыве принцип «мы делаем покупки, пока они воюют» подорвал эффективность американских вооруженных сил и спровоцировал политическую безответственность.

Следующая администрация получит в наследство серьезно испорченные отношения между гражданскими и военными – эта тенденция тянется со времен Вьетнамской войны. Почти полвека назад разочарование заставило американцев забыть традиционный принцип всеобщей воинской обязанности, который до этого лежал в основе военной системы. Избавившись от воинского призыва, американцы устранились от участия в войнах, которые стали делом регулярных войск – «постоянной армии», как предостерегали отцы-основатели.

Пока США ограничивались небольшими контингентами, как при вторжении в Гренаду и бомбардировках Югославии, или краткосрочными кампаниями, как война в Заливе 1990–1991 гг., система работала нормально. Однако в период длительных войн недостатки стали очевидны. Когда операции в Афганистане и Ираке превратились в затягивающие болота, Соединенным Штатам потребовалось больше солдат, чем предполагалось. Источников, которые в прошлом позволяли набирать огромные армии – в XIX веке толпы добровольцев собирались под флаг страны, в XX веке действовал призыв, – больше не существовало. Хотя сегодня более чем достаточно молодых мужчин и женщин, которые могут служить в армии, немногие выбирают эту стезю. Военные аппетиты Вашингтона превышают желание молодых американцев воевать (и, возможно, умереть) за свою страну.

Чтобы компенсировать нехватку военных, государство идет на крайние меры. Менее 0,5% американцев, которые все же несут военную службу, постоянно отправляют в боевые командировки. Правительства других стран уговаривают принять участие в операциях хотя бы символически. Для выполнения задач, которыми раньше занимались солдаты, теперь нанимают контрактников. Результаты не соответствуют признанным стандартам успеха или даже справедливости. Если победа предполагает достижение заявленных политических целей, то американские войска проигрывают. Если справедливость в демократическом обществе означает равное распределение потерь, то существующая в США военная система несправедлива.

В то же время население, отстранившееся от военных, понимает, что не может высказывать свое мнение по поводу применения вооруженных сил. Пока чиновники и командующие без конца экспериментируют с вариантами трансляции военной мощи, чтобы добиться желаемого результата – используется «шок и трепет», борьба с повстанцами, борьба с терроризмом, точечные убийства и т.д., – граждане неожиданно осознают, что им отведена роль сторонних наблюдателей.

Исправить такие неполноценные отношения будет непросто. Первый шаг – обязать население платить за войны, которые государство ведет от их имени. Когда американские войска затевают боевые действия на иностранной территории, должны быть увеличены налоги, чтобы покончить с бесчестной практикой перекладывания долгов, накопленных нынешней элитой национальной безопасности, на будущие поколения. Если следующий президент решит, что определение исхода гражданской войны в Сирии или сохранение территориальной целостности Украины требуют крупномасштабного военного участия США, американцы должны коллективно покрыть затраты.

Второй шаг вытекает из первого: возложить на американцев ответственность за ведение войн, которые превышают возможности регулярной армии. Как это сделать? Личный состав регулярных войск должен пополняться за счет волонтеров, но поддерживать их должны резервисты в соответствии с расовым, половым, этническим, региональным и, прежде всего, классовым составом американского общества.

Конечно, единственный способ создать силы резервистов, отражающие состав населения, – это наделить государство правом призывать на обязательную службу. Важно, чтобы предоставление такого права было политически приемлемым. Необходимо четко определить полномочия государства и обеспечить равенство при воинском призыве: никаких исключений для состоятельных людей.

Такая двухуровневая формула – регулярная армия из волонтеров-профессионалов, поддерживаемая резервистами на базе призыва, – потребует перераспределения ответственности. Мелкие операции по поддержанию порядка и краткосрочные карательные кампании останутся прерогативой регулярной армии. Для более масштабных или длительных операций потребуется мобилизация резервистов, что позволит населению почувствовать свою вовлеченность в конфликт. Таким образом, война Вашингтона станет войной народа. Конечно, в истории трудно найти примеры, когда небольшая война такой или остается, или краткосрочная кампания идет по графику. На войне все дороги опасны. Осознание этого факта может заставить американцев призывного возраста (и их семьи) задуматься о том, как правительство использует регулярную армию.

Финансирование войн по принципу оплаты текущих счетов и создание армии резервистов на основе призыва потребует соответствующих изменений в законодательстве. Вряд ли нынешний Конгресс обладает политической смелостью, необходимой для их принятия. Тем не менее важно огласить основополагающие принципы. Именно это должна сделать следующая администрация, инициировав давно назревший пересмотр военной системы.

Отпустить союзников

Прежде всего новая военная доктрина США должна положить конец халяве. Обязательства Америки по защите других должны распространяться только на друзей и союзников, которые не могут защитить себя сами. Дело не только в затратах, хотя непонятно, почему американские налогоплательщики и солдаты должны взваливать на свои плечи груз, который способны нести другие. Скорее речь идет о долгосрочных стратегических целях.

Глобальное лидерство не самоцель, это лишь средство достижения цели. Задача не в том, чтобы аккумулировать зависимых клиентов или оправдать существование огромного аппарата национальной безопасности. Задача (по крайней мере так должно быть) – создать сообщество государств-единомышленников, готовых и способных действовать самостоятельно. Рано или поздно каждый родитель понимает, что пришло время отпустить ребенка в самостоятельное плавание. Этот урок применим и в государственном управлении.

Рассмотрим пример Европы. Именно там «халява» наиболее выражена и наименее оправданна. Сразу после Второй мировой войны измученные демократии Западной Европы действительно нуждались в американской защите. Но сегодня ситуация изменилась. Опасности, из-за которых XX век стал таким тяжелым испытанием для европейцев, исчезли. А с оставшимися вполне можно справиться. Конечно, с хорошими новостями приходят и новые сложности. Главная из них – проблема обеспечения безопасности огромного периметра, включающего теперь почти три десятка формально объединенных, но по-прежнему суверенных национальных государств. На практике угрозы исходят с двух сторон. С юга потоки отчаявшихся беженцев прибывают на берега Европы. На востоке затаила обиды Россия. Соединенные Штаты обоснованно воздержались от ответственности за миграционный кризис. Точно также им не стоит брать на себя ответственность за решение для Европы российской проблемы.

Конечно, когда дело касается России, европейцы с радостью вспоминают о разделении труда, существовавшем с начала холодной войны, когда бремя ответственности практически полностью лежало на США. Но сегодняшнюю Россию вряд ли можно сравнить с Советским Союзом. Скорее бандит, чем диктатор, Владимир Путин – это не новое воплощение Иосифа Сталина. Кремлевский реестр государств-клиентов начинается и фактически заканчивается Сирией Башара Асада, а ее вряд ли можно считать прибыльным активом. Когда Обама после аннексии Крыма пренебрежительно назвал Россию «региональной державой», оценка вызвала негодование потому, что он попал в точку. Кроме арсеналов фактически бесполезного ядерного оружия, Россия значительно отстает от Европы по основным показателям силы. Ее население равно трети населения ЕС. Ее экономика, зависимая от сырьевого экспорта, равна одной девятой части европейской экономики.

Европа – даже после того как британцы проголосовали за выход из Евросоюза – вполне способна самостоятельно защитить свой восточный фланг, если захочет. Следующей администрации нужно подтолкнуть европейцев к такому решению – не одномоментно отозвав американские гарантии безопасности, а поэтапно передавая ответственность. Процесс может происходить следующим образом: для начала отказаться от практики, когда верховным главнокомандующим силами союзников в Европе всегда является американец; следующий командующий силами НАТО должен быть европейцем. Затем нужно выработать график закрытия крупных штаб-квартир сил США в таких городах, как Франкфурт и Штутгарт. После этого нужно определить дату прекращения членства Соединенных Штатов в НАТО и вывода последних американских войск из Европы.

Когда же Вашингтон должен перерезать трансатлантическую пуповину? Нужно дать европейскому обществу время, чтобы приспособиться к новой ответственности, парламентам европейских стран – чтобы выделить необходимые ресурсы и армиям – чтобы провести реорганизацию. 2025 год кажется вполне подходящей датой. В этом году будет отмечаться 80-я годовщина победы во Второй мировой войне – прекрасный повод объявить о завершении миссии. Но чтобы запустить процесс, следующая администрация должна дать европейцам четкий сигнал с первого дня: готовьте ваши армии, мы отправляемся домой.

Уход из Европы должен стать началом пересмотра глобального присутствия Пентагона – сегодня американские войска размещены почти в 150 странах. Новой администрации следует проанализировать господствующие идеи по поводу предполагаемых преимуществ дислоцирования американских войск по всему земному шару. Затраты и выгоды, а не привычка, догма или (что еще хуже) внутренняя политика должны определять, куда направлять американские войска и что они будут там делать. Если размещение войск США способствует стабильности – считается, что так происходит в Восточной Азии, – следующая администрация должна подтвердить такое присутствие. Если же американские войска излишни или их усилия не дают результатов, миссии необходимо сократить, реорганизовать, а то и вообще завершить.

Назовем это естественным следствием правила Обамы о «глупостях». Если то, что вы делаете, не нужно (например, Южное командование сил США готово к «проведению совместных полномасштабных военных операций» на всей территории Южной Америки), положите этому конец. Если усилия, как бесконечная война против терроризма, не дают желаемых результатов, подумайте об альтернативах. Это не изоляционизм. Это здравый смысл.

Каковы основные последствия перехода к более скромному военному присутствию в мире и сдерживанию интервенционизма Вашингтона? Азиатско-Тихоокеанский регион будет притягивать все большее внимание США с военной точки зрения, этот тренд заставит сухопутные силы в их нынешней конфигурации доказывать свое право на существование. Американская регулярная армия уже сокращается, и эта тенденция сохранится. Когда войска Соединенных Штатов покинут Европу, а провал усилий по стабилизации обстановки на Ближнем Востоке станет совершенно очевидным, сами собой появятся возможности сократить расходы Пентагона. Здесь здравый смысл также диктует поэтапный подход. Сегодня США тратят на вооруженные силы больше, чем идущие за ними семь стран с наиболее щедро финансируемыми армиями вместе взятые. Для начала можно урезать бюджет Пентагона до уровня следующих шести стран, что позволит высвободить около 40 млрд долларов в год. Перспективы распределения этой приличной суммы должны заинтересовать и либералов, и консерваторов.

Но даже после такого сокращения, вынуждающего Пентагон обходиться полутриллионом долларов в год, Соединенные Штаты по-прежнему будут обладать самыми мощными вооруженными силами на планете. Соперничество за сохранение лучших в мире военно-морских и военно-воздушных сил будет способствовать инновациям. Придется распрощаться с авианосными ударными группами и пилотируемыми самолетами. Им на смену придет новое поколение вооружений, которые будут более точными, более смертоносными, лучше сохраняющими боеспособность и более подходящими для стратегии обороны и сдерживания.

Время меняться

В ноябре лозунг «Америка прежде всего» вновь оказался в центре американской политики. Когда-то считалось, что этот девиз полностью дискредитирован событиями Второй мировой войны, но сегодня он возвращается: Дональд Трамп использует его, чтобы продемонстрировать свое отношение к международным делам. В зависимости от того, как официальные лица интерпретируют эти настроения, американцы и весь мир в целом будут либо приветствовать возвращение этого лозунга, либо сожалеть.

Следующей администрации необходимо провести критическую оценку военных разочарований последнего времени. Формулирование новой доктрины национальной безопасности станет важным шагом в выполнении священного долга, но это будет лишь предварительный этап: чтобы увидеть результаты реализации доктрины, понадобятся годы.

А пока сторонники статус-кво будут готовить мощный контрудар. Радикальные интервенционисты будут настаивать, что противники воспримут сдержанность как слабость. Рефлекторно противящиеся любым инициативам, предполагающим сокращение расходов Пентагона, бенефициары ВПК призовут удвоить усилия, чтобы достичь перманентного военного доминирования. Армейские командиры, со своей стороны, будут заняты защитой своей территории и своей доли бюджета.

Все они будут утверждать, что для обеспечения безопасности нужно делать больше и прилагать максимальные усилия, оставив нетронутыми побуждения, которые исказили политику США после холодной войны. Вероятнее всего, если продолжать в том же духе, ситуация усугубится, а американцы и весь мир заплатят за это огромную цену.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 5, 2016 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067882 Эндрю Басевич


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер

Создание нового Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан дало новый толчок для дальнейшего развития национальной спутниковой системы связи «Kaзсат», так как в задачи нового министерства входят вопросы по формированию и реализации государственной политики в области оборонной, аэрокосмической, электронной промышленности и информационной безопасности (кибербезопасности). О том, как функционирует сегодня спутниковая система связи и вещания «Казсат», каковы ее перспективы, рассказывает президент АО «Республиканский центр космической связи» (РЦКС) Аэрокосмического комитета МОАП РК Виктор Лефтер, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

— Виктор Дмитриевич, что входит в состав национальной космической системы связи «Казсат»?

— Надо отметить, что нашей стране за исторически короткий промежуток времени удалось создать полноценную национальную космическую систему связи (НКСС). В настоящее время она успешно функционирует. В ее состав входит космический аппарат «KazSat-2», запуск которого состоялся 16 июля 2011 года с космодрома «Байконур» и космический аппарат «KazSat-3», который был запущен 29 апреля 2014 года также тоже с «Байконура», также Наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в г. Акколь Акмолинской области (ЦКС «Акколь») и Резервный наземный комплекс управления космическими аппаратами и система мониторинга связи в Илийском районе Алматинской области (ЦКС «Коктерек»).

Орбитальная группировка спутников «KazSat-2» и «KazSat-3» позволяет организовывать эффективные каналы спутниковой связи на территории Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Кыргызстана, а также в приграничных областях России.

Система работает в Ku — диапазоне частот и предоставляет потребителям спутниковую емкость в общем объеме 1296 МГц, как в «стандартных», так и в плановых полосах частот ФСС (фиксированная спутниковая служба).

— Какой экономический эффект дает стране наличие национальной спутниковой связи?

— Создание собственной космической системы связи позволило Казахстану не только поднять престиж на мировой арене, но и оказать огромное влияние на различные сферы деятельности внутри страны.

В первую очередь, наличие собственной космической системы связи — это защита национальных интересов, в том числе важнейших интересов обороны и государства в вопросах информационной безопасности, что является крайне актуальным в условиях нестабильности современных глобальных социально-экономических и политических вызовов в мире, которая характеризуется ростом напряженности в различных уголках Земли, расширением масштабов терроризма и экстремизма, усилением кризисных явлений в международной экономике, обострением борьбы за природные ресурсы. С возложенными на нас Министерством оборонной и космической промышленности РК новыми задачами по обеспечению информационной безопасности, сохранности информационных ресурсов нашего государства, роль космической спутниковой связи (КСС) «KazSat» становится неоценимой.

Во-вторых, собственная космическая система связи — это развитие сегментов отечественной экономики, а именно осуществление импортозамещения услуг по аренде спутниковой ёмкости у иностранных поставщиков. В результате значительные финансовые средства за использование спутниковыми операторами ресурсов национальных телекоммуникационных космических аппаратов сохраняются внутри республики. Обращаясь к конкретным цифрам, отмечу, что с 2011 года по настоящее время, используя КСС «KazSat», удалось обеспечить импортозамещение услуг на сумму порядка 22,2 млрд. тенге, по всей территории Казахстана работает порядка 7 000 земных станций спутниковой связи, обеспечены потребности 15 операторов связи и организаций Казахстана, создано 206 постоянных рабочих мест.

В-третьих, собственная космическая система связи — это содействие в вопросе ликвидации в стране «цифрового неравенства», решение которого является для государства необходимым условием на пути вхождения Казахстана в число 30 развитых государств мира. Уровень развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) в стране является одним из важных показателей развития нашей республики. Таким образом, роль государства в доступности ИКТ как свободного, открытого и конструктивного инструмента является ключевым. Население Казахстана как никогда раньше заинтересовано в динамичном развитии и распространении услуг, внедрение которых осуществляется посредством НАО «Государственной корпорации «Правительство для граждан».

— Как Вы оцениваете уровень информационных и коммуникационных технологий в нашей стране?

— Территориальные особенности Республики Казахстан, которые имеют огромную площадь с низкой плотностью населения, разнообразные рельефы местности, тяжелые климатические условия поставили перед государственными органами трудную и амбициозную задачу по обеспечению равных возможностей для всех граждан, всех секторов экономики, государственных организаций вне зависимости от места их нахождения в вопросах доступа к инфокоммуникационным услугам.

Сегодня растут потребности и в телекоммуникациях. Наземные радиорелейные линии не могут в полной мере удовлетворить обмен радиовещательных и телевизионных программ, особенно если они сильно удалены друг от друга.

Между ретрансляторами не может быть больших расстояний, поэтому размещение наземных ретрансляторов связано со значительными техническими и экономическими сложностями, а связь через труднодоступные территории просто невозможна. От этих недостатков свободны спутниковые системы связи (ССС), они могут ретранслировать сигналы с высоты в десятки тысяч километров, а также обладают высокой пропускной способностью, что позволяет обеспечить экономичную круглосуточную связь между любыми объектами, обмен радиовещательными и телевизионными программами, одновременную работу без взаимных помех большого числа линий связи.

— В чем же преимущества спутниковых систем связи?

— В основе построения ССС лежит идея размещения ретранслятора на космическом аппарате (КА). Движение КА длительное время происходит без затрат энергии, а энергоснабжение всех систем осуществляется от солнечных батарей. Космический аппарат, находящийся на достаточно высокой орбите способен «охватить» очень большую территорию — около трети поверхности земного шара. Через его бортовой ретранслятор могут связываться любые станции, находящиеся на этой территории. Принцип спутниковой связи заключается в ретрансляции аппаратурой спутника сигнала от передающих наземных станций к приёмникам.

Значительные преимущества предоставляет использование КА, расположенного на так называемой геостационарной орбите, находящейся в плоскости экватора и имеющей нулевое наклонение круговой орбиты с радиусом 35785 км. Такой спутник совершает один оборот вокруг Земли точно за одни земные сутки. Если направление его движения совпадает с направлением вращения нашей планеты, то с поверхности Земли он кажется неподвижным.

Ни при каком другом сочетании указанных параметров орбиты нельзя добиться неподвижности спутника относительно наземного наблюдателя. Антенны станций, работающих с геостационарным спутником, не требуют сложных систем наведения и сопровождения.

Благодаря этому обстоятельству в настоящее время почти все спутники связи, предназначенные для коммерческого использования, находятся на геостационарной орбите. Примерно в одной позиции на одной географической долготе могут находиться несколько космических аппаратов, расположенных на расстоянии около 100 км друг от друга. Такими же параметрами и свойствами обладают оба наших спутника связи и вещания серии «Казсат».

— Какое внимание уделяется подготовке кадров для эксплуатации и дальнейшего развития Национальной спутниковой системы связи и вещания?

— В процессе создания космической системы связи «KazSat» вопросу подготовки собственных казахстанских кадров для последующей самостоятельной эксплуатации спутниковой группировки и наземной космической инфраструктуры мы уделили очень серьезное внимание. В процессе жесткого отбора были подобраны наиболее квалифицированные специалисты из большого числа претендентов, проведено их обучение в Республике Казахстан, а также в космических центрах Российской Федерации и дальнего зарубежья.

Как следствие, в настоящее время управление, контроль и мониторинг группировкой спутников связи и вещания «KazSat-2» и «KazSat-3» осуществляют казахстанские специалисты самостоятельно, используя современные технические решения ЦКС «Акколь» и ЦКС «Коктерек».

— Спасибо за интервью.

Для справки: Соглашение о сотрудничестве по созданию первого казахстанского спутника связи и вещания «KazSat» и наземного комплекса управления космическими аппаратами и системы мониторинга связи в городе Акколь Акмолинской области было заключено между правительствами Казахстана и России в 2004 году.

В этой связи возникла необходимость создания уполномоченной организации, которая должна осуществлять и быть ответственной за эксплуатацию отечественных космических аппаратов связи и вещания серии «KazSat».

АО «Республиканский центр космической связи и электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств» (сейчас АО «Республиканский центр космической связи» Аэрокосмического комитета МОАП РК) было создано 18 марта 2004 года в соответствии с постановлением Правительства Республики Казахстан от 30 декабря 2003 года «Некоторые вопросы создания и запуска национального геостационарного спутника связи и вещания».

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 29 января 2017 > № 2062388 Виктор Лефтер


Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062696 Антон Евстратов

Достигнуто максимально возможное

Антон ЕВСТРАТОВ, специалист по Среднему и Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, сотрудник кафедры Всемирной истории и Зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета, Ереван

Пока невозможно даже представить вменяемый диалог между представителями сирийского правительства и боевиками. Еще вчера они взаимно обвинили друг друга в терроризме и преступлениях, а с террористами и преступниками, как известно, не говорят.

С другой стороны, на данный момент достигнуто максимально возможное – продление и некая международная легитимизация действующего между сирийской армией и ее противниками режима прекращения огня. Гарантами его выступили Россия, Турция и Иран. Лично у меня вызывает некоторые сомнения искренность турецкой стороны, памятуя о ее неприятии законного сирийского правительства. Однако за последние несколько месяцев свержение Асада ушло из турецкого политического дискурса, что, с одной стороны – радует и вселяет веру в лучшее, но с другой вызывает вопросы в честности турок.

Возможно таким образом Анкара, имеющая военное присутствие в Сирии, просто старается закрепиться в арабской республике. Что касается перспектив Астанинского форума, то на данный момент важно сохранить достигнутый, на мой взгляд, прогрессивный формат переговоров – ведь в них участвуют не мигранты, а реальные представители реальной оппозиции, воюющие на фронтах Сирии. Если удастся сохранить поступательный характер переговорного процесса и постепенно подводить его к прямому диалогу официального Дамаска и оппозиции, с постепенным расширением – можно будет говорить об успехе.

Однако этот процесс сложный, болезненный и долгий. Здесь следует также напомнить, что самые мощные противники Асада – ИГ, Джейш Фатхаш-Шам и Ахрараш-Шам в переговорах не представлены. Первые две объявлены террористическими, а последняя вынуждена сотрудничать с радикальными исламистами по прагматическим соображениям. Не присоединился к переговорам и ряд более слабых группировок. В результате «сговорчивая» оппозиция, фактически, выставила себя врагом тех, кто в Астану не поехал. Это приведет к расколу в рядах противниках Асада и облегчит действия сирийской армии, что также – важная и изящная дипломатическая находка организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана».

Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 26 января 2017 > № 2062696 Антон Евстратов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 26 января 2017 > № 2061705 Константин Казенин

Кабардино-Балкария. Сколько стоит тишина

Константин Казенин

Кабардино-Балкарию в последние годы удалось отвести от края пропасти, который явно обозначился в середине 2000-х. Однако «экран тишины», накрывший республику, не дает возможности обсуждать сохраняющиеся в регионе конфликты и делает ситуацию там даже менее предсказуемой, чем в кризисном 2005-м

Кабардино-Балкария – республика с почти миллионным населением в географическом центре Северного Кавказа, у подножия самой высокой его горы – Эльбруса. От восточной части Северного Кавказа с ее неспокойными в постсоветское время регионами – Дагестаном, Чечней, Ингушетией – Кабардино-Балкария отличается не только географическим положением, но и общим укладом жизни. В этой республике заметно выше доля городского населения, причем массовый переезд в города там произошел еще в советское время, а не в 1990-е, как, например, в Дагестане. Кабардино-Балкария заметно уступает своим восточным соседям по уровню рождаемости. В повседневной жизни людей там меньше роль этнических традиций, в том числе родственных связей, скромнее и роль религии. Одним словом, эта республика больше похожа на «обычный» российский регион.

Но на долю Кабардино-Балкарии в совсем недавнем прошлом выпал очень тяжелый период. Закончился ли он, этот вопрос важен не только для прогнозирования будущего республики, но и для оценки пригодности тех средств, которыми в Кабардино-Балкарии пытались лечить острейший общественный кризис. А лекарства для этого в разное время предлагались разные.

Коков-старший: обком против площади

До начала 2000-х Кабардино-Балкария почти не присутствовала в общероссийском информационном поле. Властная элита республики относительно спокойно пережила коллапс СССР, не потеряв своих позиций в регионе. Первый секретарь местного обкома КПСС Валерий Коков сохранил свою власть в переломный момент и правил регионом до 2005 года, имея в республике не меньше фактических полномочий, чем первый секретарь обкома в советские времена.

Впрочем, неверно было бы считать, что сохранение власти в регионе далось местной партийной элите во главе с Коковым совсем без усилий. Достаточно сказать, что на первых всенародных выборах главы региона в декабре 1991 года, на которых Коков одержал победу, более двадцати участковых избирательных комиссий вовсе отказались проводить на своих участках голосование.

Основным вызовом для региональной власти в Кабардино-Балкарии в 1990-е годы был национальный вопрос. Наиболее многочисленными народами республики тогда были кабардинцы (48,2% по переписи 1989 года), русские (31,9%) и балкарцы (9,4%); впоследствии этнические пропорции менялись в основном за счет отъезда русского населения, доля которого на 2010 год уменьшилась до 22,5%.

Как и везде на Северном Кавказе, самые острые проблемы были связаны с народами, пережившими сталинскую депортацию. В Кабардино-Балкарии это были балкарцы, этническое меньшинство. Балкарское национальное движение зародилось в республике еще в конце 1980-х. Его лидеры, среди которых сначала в основном были представители гуманитарной интеллигенции, заявляли, что реабилитация балкарцев после ссылки в Среднюю Азию была неполной, и предъявляли в связи с этим довольно большой список требований. Самым радикальным из них было создание отдельной балкарской автономии. По закону РФ о реабилитации репрессированных народов такого права за балкарцами не было, так как во время депортации отдельной балкарской автономной республики или области не существовало, но балкарцы ссылались на неправомерное, с их точки зрения, объединение Кабардинской и Балкарской автономных областей еще в 1922 году. Именно требование создания балкарской автономии стало причиной того, что на первых выборах президента Кабардино-Балкарии в ряде балкарских населенных пунктов отказались проводить голосование.

Если учитывать расселение народов республики, то станет ясно, что идея раздела была весьма опасной. По этническому составу Кабардино-Балкария делится на несколько частей. В горных ущельях живут почти исключительно балкарцы. В одном из этих ущелий – Баксанском – находится горнолыжный курорт Приэльбрусье, обросший сейчас многочисленными частными гостиницами, а также горнообогатительный комбинат в городе Тырныауз, ныне не работающий, а в позднесоветское время собиравший специалистов из десятков регионов. В других горных ущельях ничего подобного нет, там по-прежнему выживают в основном за счет сельского хозяйства (в отдельных селах – вполне рыночного) и вязания шерстяных изделий.

Равнинная и предгорная части республики, напротив, смешанные по национальному составу. Северо-запад и восток в основном населены кабардинцами, с небольшими вкраплениями балкарского населения и (в городах) русского. На северо-востоке смешение языков более заметное – там по-прежнему много русского, в том числе казачьего населения, есть чисто кабардинские по составу села, есть балкарцы, чьи горные совхозы получали там земли в советское время, растет число турок-месхетинцев. В столице Нальчике и вокруг него состав жителей тоже многонациональный. С такой географией провести границы при разделе республики, которого требовало балкарское национальное движение, было бы очень непросто.

Кабардинское движение проснулось несколько позже балкарского. Одной из причин его пробуждения стала реакция на балкарский сепаратизм: кабардинские активисты считали территориальные запросы идеологов раздела республики необоснованными. Но более важным стимулом послужило нападение Грузии на Абхазию в августе 1992 года. Кабардинские активисты тогда обвинили власти республики в отказе помогать братскому абхазскому народу (кабардинцы и абхазы – близкородственные этносы), потребовали формирования отрядов добровольцев.

Вскоре недовольство республиканской властью перешло в требование ее отставки. На главной площади Нальчика в конце сентября 1992 года начался бессрочный «республиканский митинг», организованный в основном кабардинскими общественными организациями. В те дни их сторонники фактически начали брать республику под контроль, блокировали местный аэропорт. В регион стали проникать вооруженные люди из Чечни, которые тогда тоже активно поддерживали Абхазию в противостоянии с Грузией.

Кабардинец Коков оказался на противоположной стороне баррикад и по отношению к балкарскому, и по отношению к кабардинскому национальному движению. Балкарское движение он постепенно расколол на лояльное и нелояльное, предложив некоторым лидерам должности в своей администрации, позволявшие влиять на распределение средств, которые направлялись из федерального бюджета балкарцам как репрессированному народу. Что касается кабардинского общественного движения, то Коков после митинга 1992 года пошел на соглашение с ним, а затем, демонстративно поддерживая кабардинских общественников в их помощи Абхазии, умело снижал их влияние внутри республики. К середине 1990-х стало ясно, что угрозы со стороны национальных движений Коков преодолел. Однако судьба готовила ему новый вызов.

Конец Вольного аула

Все северокавказские регионы, прошедшие в постсоветское время через внутриисламский раскол, несчастливы по-своему, но само начало раскола было всегда примерно одинаковым. В 1990-е годы практически во всех республиках Северного Кавказа появлялись молодые люди, которых можно было бы назвать «новыми мусульманами». Они сильно отличались друг от друга по богословским воззрениям, по амбициям и целям, которые они преследовали в родных регионах. И уж тем более невозможно было привести их к общему знаменателю в таком вопросе, как отношение к вооруженному джихаду – среди них были и те, кто изначально выступал за него, и те, кто со временем мигрировал в сторону радикализма, и те, кто всегда последовательно противостоял любому насилию. Общим же для этих людей было одно: как знатоки ислама и проповедники они формировались в основном за пределами своих регионов, чаще всего – обучаясь за границей.

Так же начиналась история внутриисламского раскола и в Кабардино-Балкарии, но стартовые условия, с которыми она вошла в эту историю, отличали ее от большинства республик Северного Кавказа. Ведь, например, в Дагестане или в Ингушетии «новым мусульманам» противостоял мощный и живой пласт местного ислама, основанного на тех традициях и авторитетах, верность которым значительная часть жителей смогла сохранить в советское время. Речь прежде всего о суфизме – мистическом исламском направлении, основанном на духовном ученичестве у наставника-шейха. В Кабардино-Балкарии ни суфийской, ни какой-либо еще местной исламской традиции, которая бы прошла через советские антирелигиозные гонения и сохранила бы значительное влияние, не было. Можно сказать, что с падением СССР исламское сообщество в этом регионе начало отстраиваться почти с нуля.

О самом начальном этапе этого строительства известно мало, потому что это был, можно сказать, домашний процесс: исламских лидеров, выдвинувшихся в регионе в 1990-е, можно было пересчитать по пальцам одной руки, их последователи вряд ли могли все вместе заполнить хотя бы одну мечеть, по размерам подобную тем мечетям, десятки которых в Дагестане уже тогда во время общей пятничной молитвы заполнялись полностью. Тем не менее к концу первого постсоветского десятилетия число исповедующих ислам в республике заметно выросло.

Много появилось и верующей молодежи. Для работы с ней под эгидой республиканского Духовного управления мусульман был создан Исламский центр Кабардино-Балкарии, однако во второй половине девяностых этот Центр перешел в оппозицию к местному исламскому официозу. Появились мечети, в которых костяк прихожан составляли молодые последователи лидеров Центра – проповедников, некоторые из которых учились в арабских странах. Самая заметная из таких мечетей находилась в районе Нальчика с вполне подходящим названием Вольный аул.

Оформилось классическое для тогдашнего Северного Кавказа противостояние официальной исламской структуры и мусульманских лидеров, привлекавших молодежь. Отличие Кабардино-Балкарии состояло в том, что первая была значительно слабее вторых: за Духовным управлением не было влиятельной в массах исламской доктрины, подобной суфизму в Дагестане, которую оно могло бы защищать как местную, традиционную.

С другой стороны, насколько можно судить, возникшее противостояние первоначально не было доктринальным или идеологическим. Стартом для него послужил скорее личный конфликт между руководством Духовного управления и «молодежными» проповедниками. Еще одно отличие, усугубившее, как потом стало видно, ситуацию в республике, заключалось в полном отсутствии какого-либо третьего пути в местном исламе или хотя бы религиозных авторитетов, не ассоциируемых ни с одной из противоборствующих сторон. Это ставило верующего перед предельно жестким выбором: либо оставаться в лоне официального ислама, либо примкнуть к единственной оппонирующей ему силе.

В середине 1990-х ситуация в исламской среде Кабардино-Балкарии выглядела в общих чертах так: Духовное управление и неподконтрольный ему молодежный ислам сосуществовали в легальном поле, при этом власть и силовики от их конфликта в целом дистанцировались. Через десять лет картина была принципиально иной: республиканское руководство всецело поддерживало Духовное управление, большинство мечетей, где проповедовали молодежные лидеры, были закрыты, а значительная часть их бывших прихожан была «в лесу».

На пути из одной реальности в другую было всего две поворотных точки. Первая – участие части местной молодежи в войне в Чечне на стороне боевиков, которое, естественно, заставило силовые структуры гораздо настороженнее относиться к ситуации в местном молодежном исламе (дополнительным фактором здесь, видимо, послужила информация, что в 2003 году Шамиль Басаев некоторое время скрывался на территории Кабардино-Балкарии, но задержать его тогда не удалось). Правда, о том, в какой мере выходцы из республики, отправившиеся в Чечню, были связаны с проповедниками из «молодежных» мечетей, существуют разные мнения. Сами эти проповедники в начале 2000-х неоднократно публично отрицали свою связь не только с чеченскими полевыми командирами, но и с вооруженными группами, орудовавшими в самой Кабардино-Балкарии. Однако в это же время на рубеже 1990–2000-х годов они создали из своих сторонников достаточно жестко организованную вертикальную структуру, названную «джамаатом».

Быть может, именно это обстоятельство заставило региональную власть, к тому времени уже справившуюся с этнической фрондой, увидеть в молодежном исламе серьезную угрозу для себя. Что касается силовиков, то для них решающим моментом, как можно предположить, стали связи выходцев из неофициальных мечетей республики с Чечней. Так или иначе, где-то в 2003–2004 годах в Кабардино-Балкарии была проведена мощная кампания по закрытию мечетей, неподконтрольных Духовному управлению.

Эта кампания и стала второй поворотной точкой на пути к той реальности, в которую регион попал в середине 2000-х. Судя по многочисленным свидетельствам, шла она со значительными нарушениями. Исследователи, изучавшие позднее эти события по воспоминаниям очевидцев и документам, говорят о случаях массовых задержаний прихожан после молитвы или даже во время молитвы в мечетях. Большинству задержанных не предъявлялось никаких обвинений, многие из них потом направляли в прокуратуру жалобы на незаконное задержание и побои.

Более того, кампания затронула не только тех, кто находился в оппозиции Духовному управлению. Известен ряд случаев, когда сельские или районные администрации закрывали примечетские школы, действовавшие под эгидой муфтия республики. Одновременно в регионе явно возросла активность боевиков, все чаще приходили сообщения о нападениях на силовиков и даже на здания силовых структур, о масштабных спецоперациях против бандподполья и в центре Нальчика, и в ряде его проблемных пригородов, и в Приэльбрусье.

Трагической кульминацией стало нападение нескольких сотен вооруженных людей на центр Нальчика 13 октября 2005 года. Есть много версий, что послужило реальной причиной этой трагедии, унесшей более ста жизней. Суд над участниками атаки, для проведения которого в Нальчике было возведено отдельное здание, пристроенное к тюрьме, даже в случае абсолютной беспристрастности не смог бы выбрать из них единственно верную.

Видимо, в одном месте сошлись несколько обстоятельств. Среди них и попытки чеченских полевых командиров взорвать еще один кавказский регион (тут можно вспомнить приписываемое еще Дудаеву сравнение Кабардино-Балкарии со спящей красавицей), и последствия политики части местных силовиков, смотревших «через прицел» не только на реальных боевиков и адептов террора, но на всех прихожан «неправильных» мечетей. Известно, что среди участвовавших в нападении на Нальчик оказались те, кто еще за пару лет до этого был на вполне легальном положении и не причислял себя к сторонникам силовых действий. Радикализация после перегибов, допущенных представителями государства, к сожалению, распространенный сюжет на Северном Кавказе.

Нападение на Нальчик не дало боевикам желаемого результата, однако и не привело к полному уничтожению подполья. Сами лидеры молодежного ислама после этих событий до конца жизни находились на нелегальном положении.

Микстура Канокова

События октября 2005 года произошли менее чем через месяц после вступления в должность нового главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова. Крупный московский бизнесмен кабардинского происхождения, Каноков в последние годы правления Валерия Кокова держал дистанцию от руководства республики, так что его назначение было воспринято как попытка федерального центра влить в регион свежую кровь. В те времена подобные назначения воспринимались и как антикоррупционные: считалось, что человек, добившийся значительных успехов и твердого материального положения за пределами родного региона, не будет заинтересован в поддержании наработанных местными чиновниками схем по извлечению бюджетной ренты.

Главное же – за назначением Канокова угадывалась идея, которую через пять лет после этого, с назначением полпредом в СКФО Александра Хлопонина, федеральный центр попробует воплотить уже на уровне всего Северного Кавказа: оздоровить ситуацию в регионе через экономику. Можно сказать, что назначение Канокова здесь было первой ласточкой.

На чем были основаны надежды, что для лечения проблем Северного Кавказа достаточно активизировать местную экономическую жизнь? Судя по публичным и не совсем публичным высказываниям федеральных чиновников, исходили при этом из следующих двух представлений. Первое: молодежь уходит в боевики из-за материального неблагополучия. Стоит всех обеспечить достойной работой, и экстремистам неоткуда будет рекрутировать свое пополнение. Представление второе: группировки внутри северокавказских элит, деля довольно скудные местные ресурсы, используют в своих интересах боевиков и подкармливают их. Стоит закачать в регионы такие деньги, чтобы хватило всем представителям элиты, и востребованность незаконных вооруженных формирований упадет.

Так, похоже, рассуждали в 2010 году, во время назначения Хлопонина. Но на самом деле по накопившемуся к тому времени непростому опыту Канокова в Кабардино-Балкарии уже можно было понять, что так просто ничего из этого работать не будет.

Каноков приехал в республику практически без собственной команды. Ожидавшийся массовый десант выходцев из Кабардино-Балкарии, сделавших карьеру за ее пределами, в кресла республиканских чиновников не состоялся: за все время правления Канокова переехать из таких в родной регион согласились всего пять-шесть человек, да и они задерживались на родине большей частью ненадолго.

Тем не менее старую, коковскую элиту Каноков отчасти подвинул. Но ключевые ее представители не отошли от дел, сохранив в республике значительные активы, а также должности в местных «дочках» крупнейших российских компаний. Между ними и главой региона быстро началась жесткая борьба, старая элита явно рассчитывала пересидеть неудобного московского назначенца. В таких условиях, какие бы усилия по привлечению в регион инвесторов ни предпринимала новая власть, это неминуемо воспринималось как попытка захвата территории.

Определенное экономическое оживление при Канокове, безусловно, произошло. Но вопреки описанным надеждам переломить ситуацию с «лесными» оно не помогло. Число терактов в регионе не снижалось, а в 2010–2011 годах был явный всплеск активности бандподполья. Среди самых резонансных преступлений, совершенных в тот период, – убийство трех московских туристов по пути в Приэльбрусье в феврале 2011 года, а также убийство в декабре 2010 года муфтия республики Анаса Пшихачева. Даже беглый взгляд на сводки о терактах и спецоперациях второй половины 2000-х – начала 2010-х годов показывает, что никакое создание новых рабочих мест и никакие гранты для мелких предпринимателей не могли дать выход из той трагической колеи, по которой катились события.

Чтобы убедится в том, что экономика не имела шанса стать спасательным кругом, достаточно посмотреть на две сравнительно небольшие части республики, где активность боевиков в то время была особенно заметной. Это поселок Хасанья (около 10 тысяч жителей, балкарцы) на окраине Нальчика и Баксанский район, расположенный на северо-западе республики (населен преимущественно кабардинцами).

Хасанья – пригород, где сельское хозяйство после развала СССР благополучно разрушилось, а молодежь, кроме маятниковой трудовой миграции в другие регионы, в основном перебивается небольшими заработками в столице республики. Баксанский район на фоне других один из самых экономически благополучных районов Кабардино-Балкарии. Там остались жизнеспособные предприятия еще с советских времен, есть большие частные агрокомплексы, многие жители также пользуются близостью крупных оптово-розничных рынков Кавказских Минеральных Вод, сбывая туда сельхозпродукцию.

Иными словами, в экономическом плане Хасанья и Баксанский район имеют мало общего. Зато общим у них было то, что еще в начале 2000-х часть тамошней молодежи следовала за лидерами Исламского центра Кабардино-Балкарии, позднее ставшего джамаатом. К концу 2000-х центра давно не было, джамаат также был разгромлен, но и Хасанья, и Баксанский район были затронуты долгой историей отношений такой молодежи с правоохранительными органами. Эта история включала в себя не только успешные спецоперации против тех, кто взял в руки оружие и на ком была кровь, но и пресловутые списки «симпатизирующих экстремистам», в которые нередко попадали люди просто по факту посещения определенной мечети. В этой истории – флешки с требованием денег «на джихад», которые «лесные» с особым усердием посылали предпринимателям – родственникам силовиков. В этой же истории – применение пыток к задержанным, многократно зафиксированное правозащитниками самого разного толка.

Силовое подавление тех относительно малочисленных групп, которые совершали реальные террористические преступления, требовало бы ограниченного количества высокопрофессиональных силовиков. Спираль насилия, раскрученная в разных частях Кабардино-Балкарии, уносила все больше жизней и не уменьшала число остававшихся на свободе террористов, а с каждым витком увеличивала число пораженных взаимной ненавистью.

Очевидно, что никакой подъем экономики, даже если бы он был гораздо более стремительным, раскрутку этой спирали остановить не мог. Но и других рычагов остановить ее у региональной власти было мало. Каноков на протяжении почти всего периода у власти был в конфликте с местными силовиками, особенно с руководителями МВД. Роль посредников между силовиками и теми мусульманами, которые не нарушали закон, но заявляли, что на них необоснованно оказывается давление, трудно давалась руководителям почти всех регионов Северного Кавказа. Здесь же она была практически невыполнима.

Но и других потенциальных посредников или тех, кто хоть как-то мог помочь такому диалогу, в регионе почти не было. Крайне малочисленным было местное правозащитное движение, практически одна постоянно работавшая и работающая по сей день организация, с трудом справляющаяся с немалым количеством поступающих обращений. В целом в регионе уже на тот время было очень мало общественников, дистанцированных и от власти, и от ее оппонентов внутри элиты. Тем более не было такого исламского лидера, который, явно противопоставляя себя адептам террора и насилия, имел бы авторитет среди спорящих с властью или силовиками единоверцев (такие авторитеты и в Дагестане с его гораздо более развитой и разнообразной исламской средой находить в критические моменты было нелегко).

Надежда на то, что экономический подъем примирит элиты между собой и никому из региональных тяжеловесов не придет в голову использовать боевиков в своих целях, тоже оказалась призрачной. Было ли в реальности такое их использование, сказать, разумеется, невозможно. Но в условиях жесткого конфликта элит слухи об этом распространялись в регионе постоянно, и появлялись они параллельно с информацией о готовящихся к реализации крупных инвестпроектах.

Самый яркий пример – уже упомянутый теракт в Приэльбрусье в 2011 году. Тогда в разгаре была пиар-подготовка к строительству новых курортных объектов в горах Кабардино-Балкарии, и теракт сразу породил массу конспирологических версий. Конкретное содержание каждой из них не так важно, как сухой остаток: большие люди дерутся за будущие курорты, и боевики подыгрывают кому-то из них. Попытки развивать местную экономику, задуманные как способ перекрыть кислород бандподполью, начинали играть ему на руку, ведь главная цель террориста – именно посеять среди граждан панику и страх перед любым будущим, даже перед будущим экономическим ростом (неслучайно в периоды наибольшей активности «леса» одновременно с терактами по почтовым ящикам в городах республики разбрасывали листовки, грозящие от лица «лесных» неминуемой местью всем, кто не с ними).

Параллельно с усугублением проблем религиозного радикализма активизировались национальные общественные движения. И здесь связь с экономическим оживлением была совершенно явной, но не такой, как ожидалось. Основной темой выступлений национальных общественников теперь стала земля в горной зоне, там, где ожидалось строительство новых туристических объектов, а под них предполагалось забрать большие площади, в том числе пастбища, веками использовавшиеся местными балкарскими селами. Это вкупе с перекосами реформы местного самоуправления, которая еще при Кокове-старшем вывела немало земель за границы сельских поселений, вызывало постоянные протесты этнических активистов все годы правления Канокова. Самой известной акцией стала балкарская голодовка на Манежной площади в Москве. В 2010 году несколько месяцев ее стойко проводила дюжина жителей из горных и предгорных сел, в основном уже пожилых.

Недоброжелатели оппозиционных балкарских общественников заявляли, что подобные протесты инспирированы противниками главы региона (причем противниками не обязательно балкарской национальности), что истинная их цель – добиться его отставки, а не справедливости в земельном вопросе. В реальности, насколько можно судить, имелась довольно замысловатая смесь, где присутствовали и люди, искренне желавшие защитить свою малую родину от экспансии чужого бизнеса, и ангажированные прожектеры. Иногда один и тот же человек был ближе то к одной, то к другой категории. В любом случае итог состоял в том, что и для этнической сферы попытка вдохнуть новую жизнь в экономику региона обернулась новыми осложнениями.

Борьба национальных движений за земельные права имела одну очень показательную особенность: они использовали в этой борьбе самые разные инструменты, от митингов до обращений к федеральным органам власти, но, пожалуй, менее всего рассчитывали на беспристрастное рассмотрение своих жалоб в республиканских судах. Может быть, эта деталь указывает на главную причину того, почему успокоение региона через экономку не сработало: это оздоровление не сопровождалось коренной ломкой правил игры, сложившихся в Кабардино-Балкарии в первое постсоветское десятилетие. Возможность решить конфликт с властью в независимом суде, возможность вести бизнес без протекции каких-либо привластных (или, наоборот, противовластных) кланов, возможность общественного контроля за действиями силовиков – все это вещи одного порядка, и, как показала практика Кабардино-Балкарии и других северокавказских республик, без них никакие меры по развитию новых экономических проектов к лечению старых региональных болезней не ведут.

Коков-младший: терапия тишиной?

Досрочная отставка главы региона Арсена Канокова в декабре 2013 года была воспринята как победа его оппонентов, имевших в регионе заметное влияние и в годы его правления. Сменивший Канокова Юрий Коков (не являющийся прямым потомком первого президента республики Валерия Кокова) до этого занимал высокий пост в федеральном МВД и, по многочисленным утверждениям СМИ, тесно сотрудничал с тогдашним министром внутренних дел Кабардино-Балкарии Сергеем Васильевым. Тот, однако, менее чем через полтора года после прихода в регион Кокова-младшего покинул свой пост.

Фамилия Кокова не раз звучала в СМИ и в связи с уголовным делом, возбужденным летом 2012 года против высокопоставленных чиновников исполнительной власти Кабардино-Балкарии. Считается, что это дело стало прологом к отставке самого Канокова. Однако, заняв пост главы региона, Коков всячески избегал конфликтов со своим предшественником. Тот стал сенатором от Кабардино-Балкарии. Ни один из проектов в регионе, так или иначе связанный с именем отставного главы, не стал предметом открытой бизнес-войны.

Впрочем, за три прошедших года правления Юрия Кокова в информационном пространстве не было сообщений не только о бизнес-войнах, но и вообще о каких-либо других конфликтах в Кабардино-Балкарии. Объективно говоря, за это время в республике сложились условия для успокоения ситуации, для исчезновения или, по крайней мере, затухания некоторых существовавших ранее противоречий.

Так, сразу с приходом Кокова-младшего в республику автоматически исчезла былая напряженность между руководством региона и руководством местных правоохранительных органов. В отношениях Кокова с силовиками определяющую роль, очевидно, играют его сохранившиеся связи с коллегами федерального уровня. Во многом снизился градус земельных конфликтов: лет пять назад они подогревались планами курортного строительства в горной зоне, но сейчас стало ясно, что реализация этих проектов как минимум откладывается, а потому снижаются и риски передачи земель под эти проекты в обход интересов местных жителей.

Что касается религиозного радикализма, то положение стало менее критическим благодаря двум обстоятельствам, которые на самом деле были общекавказскими. Во-первых, дали о себе знать результаты серьезного удара по бандподполью, нанесенного федеральными силами в преддверии Олимпиады в Сочи. Во-вторых, некоторые радикалы отправились на Ближний Восток. Число террористических преступлений в регионе в этих условиях заметно снизилось. Хотя сообщения об обнаружениях автомобилей с взрывчаткой или об операциях по поиску боевиков по-прежнему приходят достаточно регулярно, присутствовавшее еще недавно на бытовом уровне чувство постоянной нестабильности во многом действительно ушло в прошлое.

На этом фоне политику, проводимую новой региональной властью, можно описать как создание над регионом «экрана тишины». Никакие острые проблемы, еще недавно лишавшие регион спокойной жизни и элементарной предсказуемости, не стали предметом общественной дискуссии – такое явно не поддерживается. Ситуация относительно стабилизировалась, и вместо широкого обсуждения того, как недавние трагедии стали возможны и что надо сделать, чтобы они не повторились, в регионе установился практически полный режим молчания. Утверждать, что сегодня то же самое происходит в России повсеместно, было бы половиной правды. Достаточно посмотреть на Дагестан, где, несмотря на попытки нынешнего регионального руководства подморозить республику, диалог граждан по самым наболевшим вопросам – например, через негосударственные СМИ – все же идет.

Трудно сказать, в какой мере этот режим молчания в Кабардино-Балкарии создан властью, а в какой представляет собой результат усталости граждан после долгих неспокойных лет. Зато некоторые последствия этого режима видны хорошо.

Главное последствие – это сохранение той фрагментированности общества, которая возникла в Кабардино-Балкарии в результате событий 2000-х годов. Замкнутые группы граждан со своей собственной повесткой дня, которая не вызывает интереса у других жителей республики, образовались еще в те трагические годы. Сейчас, когда в регионе доминирует установка на то, чтобы «не было политики», их замкнутость лишь усиливается.

Яркий пример – завершившийся в 2014 году суд по делу о нападении на Нальчик, знаменитый «процесс 58-ми». Узкая группа местных правозащитников, а также родственники и друзья подсудимых многократно обвиняли следствие в больших нарушениях, допущенных при подготовке к процессу, и даже утверждали, что некоторые осужденные не имели отношения к событиям октября 2005 года. Вряд ли можно было бы ожидать, что жители республики, не связанные с этой средой, а тем более родственники погибших при нападении на Нальчик милиционеров и мирных жителей примут эти утверждения на веру и безоговорочно их поддержат. Но, с другой стороны, речь ведь идет не о чем-то, что может в будущем затронуть только сторонников обвиняемых на этом процессе.

Правоохранительные органы одни на весь регион, и если звучат сообщения о предполагаемых недобросовестных действиях их сотрудников, то беспристрастная проверка этих сообщений в интересах всех граждан. Однако почти никто в республике, за пределами идейно близких обвиняемым, не обратил внимания на подобные сообщения, не попытался понять, что в них пропагандистская самозащита, а что – действительно тревожный звонок.

Другой пример – те земельные конфликты, которые, несмотря на общее снижение остроты земельного вопроса, все же остаются в регионе. Коков, насколько можно судить, лично приложил усилия к тому, чтобы наиболее острые земельные споры, связанные с отъемом земель у сел, были наконец решены в интересах жителей без шума и политизации. Прежде всего это относится к селам, которые в ходе реформы местного самоуправления в 2005 году были включены в состав Нальчика и тем самым потеряли юридические права на земли, ранее находившиеся в их границах.

Однако одновременно растет недовольство земельной ситуацией в ряде дальних сел, где жители по-прежнему привыкли заниматься сельским хозяйством, наладили определенные каналы сбыта продукции и не имеют альтернативных источников существования в отличие от жителей пригородов. Так, в самом восточном в республике Терском районе сельчане требуют изменения нынешней системы землепользования, при которой сельские земли оказываются в аренде у крупных структур, часто совершенно чужих для села, а жители могут лишь субарендовать земли, которые обрабатывали еще их деды, за немалую плату.

При сегодняшнем «режиме тишины» протестующие фактически варятся в собственном соку, не имея ни предметного диалога с властью, ни регулярного взаимодействия с какими-либо гражданскими структурами. А уж независимая от власти крестьянско-фермерская солидарность на уровне республики, развитие которой и раньше шло с трудом, сейчас вовсе не в тренде.

Такая фрагментированность общества опасна потому, что делает развитие событий в регионе даже менее предсказуемым, чем прежде. Ведь когда протестные общественные группы находятся вне публичного диалога с оппонентами и просто с гражданами, не разделяющими их установки, очень сложно понять, как развиваются настроения внутри самих этих групп и кто на них влияет. В таких замкнутых сообществах возможно и усиление радикализации. Недавние сообщения о драках, произошедших в Терском районе между участниками земельного конфликта, тому подтверждение.

Здесь, конечно, хочется воскликнуть вслед за Высоцким: «Но как хочется думать, что это не так!» Не признавать, что Кабардино-Балкарию в последние годы удалось отвести от края пропасти, явно обозначившегося в середине 2000-х, было бы нечестно. Однако нечестно было бы не видеть и объективные риски, сопутствующие сегодняшнему успокоению региона.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 26 января 2017 > № 2061705 Константин Казенин


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052199 Владимир Путин

Заседание Военно-промышленной комиссии.

Президент провёл заседание Военно-промышленной комиссии, в ходе которого обсуждалось выполнение государственного оборонного заказа в 2016 году, а также основные направления развития сил общего назначения до 2025 года и на дальнейшую перспективу.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня мы проводим первое заседание Военно-промышленной комиссии в 2017 году.

И вначале несколько слов скажу о выполнении государственного оборонного заказа в 2016 году – в части производства вооружения, военной и специальной техники. По итогам прошлого года показатель выполнения гособоронзаказа был улучшен, я динамику вам дам сейчас: в 2013 году было 93 процента выполнения, в 2014 – 96,7, в 2015 уже – 97,6 процента, а в прошлом году – 98,8 процента. Хороший показатель. Благодарю министерства, ведомства, коллективы предприятий оборонно-промышленного комплекса и коллегию ВПК за ответственную, скоординированную работу, за определяющий вклад в переоснащение Вооружённых Сил, в укрепление национальной обороноспособности.

Сейчас разрабатывается новая государственная программа вооружения, рассчитанная до 2025 года. В ходе её выполнения к 2020 году уровень оснащения армии и флота современными образцами вооружения и военной техники должен составить не менее 70 процентов.

Для решения этой задачи необходима уверенная, стабильная, ритмичная работа всего оборонно-промышленного комплекса. Техника, направляемая в войска, должна в полной мере отвечать требованиям по качеству, по надёжности. И, кроме того, предприятия, выполняющие контракты, должны обеспечить ритмичные поставки в армию.

Сегодня мы обсудим основные направления развития сил общего назначения, речь идёт о долгосрочных планах – до 2025 года и на дальнейшую перспективу.

Наряду с авиационными и морскими силами значение сухопутных войск в возможных военных конфликтах, конечно, очень велико, и наша задача – дать им самое лучшее вооружение, оснастить современной техникой, существенно нарастить боевой потенциал. Одним из ключевых показателей эффективности наземных войск является их мобильность, готовность к переброске на дальние расстояния и развёртыванию в самые короткие сроки. Необходимо повысить оперативность этих действий, увеличить скорость перемещения частей и соединений.

По-прежнему остро стоит задача оснащения сил общего назначения современными средствами связи. Мы об этом неоднократно с вами говорили в самых разных форматах. Многое уже сделано, но практика показывает, что ещё не все проблемы в этой части решены.

Ещё одним важным и перспективным направлением являются автономные робототехнические комплексы. Они способны принципиально изменить всю систему вооружения сил общего назначения, и нам нужны свои эффективные наработки и в этой сфере.

Подчеркну, всю работу по укреплению сил общего назначения нужно строить, исходя из чёткого понимания потенциальных конфликтов и общего направления развития вооружённых сил и в мире, и в нашей стране. Нужно тщательно анализировать опыт применения вооружения и военной техники, в том числе и в боевых условиях, ещё раз хочу подчеркнуть, как нами, так и другими странами, особое внимание уделить организации и качеству ремонта в этих условиях.

И конечно, необходимо формировать научно-технические заделы под новую программу вооружения. В прошлом году мы обсудили планы по созданию Совета главных конструкторов сил общего назначения. Просил бы проинформировать, чем завершилась эта работа, как будет организована деятельность Совета.

Давайте перейдём к работе.

Пожалуйста, слово Дмитрию Олеговичу Рогозину. Прошу Вас.

Д.Рогозин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Коллегия Военно-промышленной комиссии в прошлом году совместно с Минобороны, Минпромторгом и Росгвардией завершила работу по формированию такого совета. Утверждён перечень из 27 проектов, которые обеспечивают создание перспективных образцов, комплексов и систем вооружения общего назначения. Утверждены головные организации промышленности и назначены главные конструкторы по проектам. Вчера на заседании Коллегии Военно-промышленной комиссии было утверждено и руководство самого совета.

Таким образом, будет обеспечено сбалансированное развитие наземных сил общего назначения, научное обоснование принимаемых решений, их экспертиза, оценка технической и технологической готовности предприятий оборонно-промышленного комплекса, а также военное, научное и научно-техническое сопровождение проводимых работ на перспективу до 2035 года.

Уважаемый Владимир Владимирович, теперь хотел бы перейти к обсуждению вопросов закрытой части нашего совещания.

В.Путин: Пожалуйста.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052199 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин

Видеоконференция с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ».

В ходе видеоконференции с Российской самолётостроительной корпорацией «МиГ» главе государства представлен доклад о начале лётных испытаний нового многофункционального истребителя «МиГ-35».

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Прежде всего хочу всех вас поздравить с важным событием – началом лётных испытаний нашего нового лёгкого истребителя «МиГ-35». Разумеется, поздравляю конструкторов, инженеров, рабочих, лётчиков – всех, кто участвовал и продолжает участвовать в этой серьёзной и важной работе, ставит на крыло новую машину.

Отмечу, что новейший многофункциональный истребитель «МиГ-35» обладает улучшенными лётно-техническими характеристиками, оснащен самым современным вооружением, вы знаете это лучше меня, готов и способен сопровождать сразу от 10 до 30 целей, работает не только по поверхности земли, но и по морю. Это действительно интересная, уникальная машина, можно сказать – «4++», приближается к пятому поколению.

Очень рассчитываю на то, что наша армия будет значительно усилена этой машиной – наши Военно-воздушные силы, Военно-космические силы. Но этот самолёт имеет и хороший экспортный потенциал, имею в виду, что более чем в 30 странах активно эксплуатируется другая машина – «МиГ-29», и создана хорошая инфраструктура в этих странах для использования этого истребителя, есть подготовленные кадры. Но, разумеется, и промышленность, и всё, что связано с эксплуатацией этих машин, – всё должно быть готово для того, чтобы предложить нашим потенциальным партнёрам максимально необходимые в современном мире услуги по обслуживанию этой техники.

Есть ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание, он заключается в том, что на одном из предприятий «МиГа» планируется выпуск гражданского самолёта, который очень востребован в народном хозяйстве, очень востребован нашими людьми, имеется в виду среднемагистральный турбовинтовой самолет для использования на внутренних гражданских линиях.

Очень рассчитываю на то, что и эта работа, тем более что решение нами принято по поводу источников финансирования, будет проделана вовремя, в срок, и мы увидим модернизированную машину, которая будет широко эксплуатироваться и применяться на внутренних линиях.

Пожалуйста, слушаю ваш доклад.

Ю.Слюсарь: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Докладывает руководитель Объединённой авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь. Со мной рядом находится генеральный конструктор корпорации [ОАК] Сергей Сергеевич Коротков и шеф-пилот корпорации «МиГ» Михаил Александрович Беляев.

Владимир Владимирович, сегодня начаты лётные испытания новейшего лёгкого многофункционального истребителя «МиГ-35». Истребитель спроектирован специально для ведения боевых действий в условиях конфликтов повышенной интенсивности, в условиях высокой плотности ПВО.

Высокие показатели, которые имеет самолёт, достигнуты благодаря использованию впервые установленного бортового комплекса обороны, новой оптико-локационной станции. Снижена в разы радиолокационная заметность, мы увеличили с шести до восьми количество точек подвески, что позволяет использовать и текущие, и перспективные образцы авиационных средств поражения, включая лазерное оружие.

Самолёт имеет увеличенную дальность, больше чем на 50 процентов, за счёт большей ёмкости внутренних баков и функции дозаправки в воздухе, которая в том числе может осуществляться в режиме танкера с самолётов этого же семейства.

Все системы самолёта «МиГ-35» – российской разработки и производства, включая вновь используемые системы: инерциальной системы и нашлемной системы целеуказания.

Самолёт запланирован в проекте государственной программы вооружения, закупки его серийные – с 2019 года. Завтра здесь, в Луховицах, мы будем презентовать для наших потенциальных покупателей из других государств эту машину. Очень надеемся на то, что она будет успешно реализована на внешних рынках, уже отмечаем повышенный интерес к этой машине. Надеемся на то, что в этом смысле, конечно, те заказы, которые мы получим по линии Министерства обороны и по линии военно-технического сотрудничества, обеспечат загрузку завода.

Но, как Вы уже отметили, здесь, в Луховицах, на основе производственной площадки корпорации «МиГ» параллельно мы разворачиваем подготовку производства регионального турбовинтового самолёта «Ил-114». Решения, которые приняли на совещании у Вас полгода назад, начали реализовываться, ресурсы выделены, доведены до корпорации. Параллельно по линии конструкторского бюро осуществляется подготовка документации к передаче на завод, и здесь, в том же цехе, где будет производство самолётов «МиГ-35», параллельно мы выходим на темп – минимум 12 самолётов «Ил-114» в год.

Это позволит, в том числе в соответствии с поставленными задачами, сбалансировать портфель корпорации, увеличить долю гражданской продукции и выполнить наши стратегические цели по увеличению количества гражданских самолётов к 2025 году до 45 процентов портфеля корпорации.

Владимир Владимирович, хотели бы Вам представить фрагмент видеозаписи сегодняшнего полёта, если позволите.

В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас.

(Демонстрация видеозаписи.)

Ю.Слюсарь: Хотел бы предоставить слово пилоту, впервые поднявшему эту машину в воздух, – Михаилу Беляеву.

М.Беляев: Товарищ Верховный Главнокомандующий! Товарищи члены Военно-промышленной комиссии!

В рамках выполнения программы испытаний на самолёте «МиГ-35УБ» (двухместный вариант) экипажем Российской самолётостроительной корпорации «МиГ» – лётчиками-испытателями Беляевым Михаилом и Горбуновым Станиславом – выполнен полёт с целью демонстрации характеристик устойчивости, управляемости и манёвренности.

При выполнении полёта цели и результаты достигнуты полностью. Все бортовые системы работали штатно. Силовая установка, комплексная система управления самолётом работали штатно. Качественная оценка экипажем – положительная. Количественная оценка будет получена по результатам обработки и анализа материалов, полученных по записям контрольно-записывающей аппаратуры. Доклад закончен.

В.Путин: Спасибо, Михаил Александрович.

Сергей Сергеевич, как Вы оцениваете работу?

С.Коротков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Военно-промышленной комиссии!

Мы сумели создать многоспектральную систему, которая была интегрирована в оружие, доустановлена на борт самолёта «МиГ-35», и наряду с другими системами мы создали комплекс, который относится к поколению «4++». Надеемся на то, что Министерство обороны после проведения испытаний будет закупать эту машину и иностранные заказчики тоже придут к нам заключать контракты. Я бы пожелал успеха этому проекту.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас передать самые тёплые, самые искренние поздравления всему большому коллективу, который работал над этим изделием, над этой машиной.

Всего доброго, удачи.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 26 января 2017 > № 2052198 Владимир Путин


Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин

Алексей Мухин: «Мир в том виде, в каком он существовал, разрушен»

Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе завершился в день инаугурации 45 президента США Дональда Трампа. О новых мировых трендах в политике и экономике «Вестнику Кавказа» рассказал директор Центра политической информации Алексей Мухин.

- Хотя форум в Давосе называется экономическим, вопросы большой политики здесь обсуждались всегда. Чего больше было в этот раз?

- Принято считать, что Давос – это площадка, где бизнес встречается с властью. И от этого уйти не удалось. Власть слушала, что говорил бизнес. Бизнес пытался предположить, как будет действовать власть. Понятно, что буксующий процесс глобализации – это неудавшийся проект. Судя по всему, в Давосе обсуждались вопросы несколько отхода от глобальной модели в сторону формирования глобальных экономик. Переформатирование глобальных торговых союзов в региональные, как то трансатлантическая и транстихоокеанская торговля, экономические партнерства. Создание новых форматов с учетом интересов не только США, которые, взяв на себя практически все преференции и риски развития мировой экономики, явно перенапряглись и теперь вынуждены искать опорные точки вне пределов Штатов, обращая внимание на решение внутренних проблем. Это, собственно, и является основным содержанием избирательной кампании, которая шла между Хиллари Клинтон и Дональдом Трампом. В результате Давос констатировал, что прежний мир в том виде, в каком он существовал, разрушен, и теперь необходимо формировать новый. Как это сделать, понимания еще нет. Идут переговоры. На следующем Давосе, вероятно, будут сделаны предложения, от которых уже не смогут отказаться основные экономические игроки. Так что, ждем следующего Давоса.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы отмены антироссийских санкций новым президентом США?

- Пока США будут думать, что санкционная политика влияет на ситуацию и наносит России определенный ущерб, эта политика будет продолжаться. Другое дело, что Трамп может попытаться обменять санкционные послабления на определенные преференции со стороны России. Инициативы демократов и республиканцев по введению новых санкций очень хорошо укладываются в эту схему. Чем больше санкций, тем больше пространства для торга с Россией. Поэтому Трамп и его оппоненты, судя по всему, уже начали играть в «плохого и хорошего полицейских». Думаю, что здесь будет, что обсудить с Россией и российским руководством.

- Как в целом будут развиваться российско-американские отношения при новом руководстве в Белом доме?

- У нас есть общие интересы. Обе страны являются геополитическими игроками. Другое дело, что США используют модель политической и экономической гегемонии, а Россия эксплуатирует такую модель, когда политика ставиться вперед экономики. Здесь есть определенные плюсы и определенные минусы. Конечно, экономика России не может даже в партнерских отношениях с другими странами (к примеру, с Индией, или странами постсоветского пространства) соперничать с американской. Но в альянсе и в партнерстве с Китаем уже может. И именно это ключевая ошибка, которую допустили два последних президента США – Джордж Буш младший и Барак Обама. Они предоставили России возможность упасть в объятья Китая. Китай с удовольствием воспринял такого рода игру, потому что это была крайне выгодная конструкция, не дававшая ему никаких отягощений, обязательств и рисков развития, давая только преференции. Это Китай и реализовал, обозначив свои геополитические и глобальные экономические амбиции.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба НАТО?

- Скорее всего, НАТО предстоит не только глобальная реструктуризация - стоит вопрос об исчезновении этой структуры вообще. НАТО является бюрократической организацией, причем крайне затратной. Если США продолжат финансировать эту организацию, а выхлоп от нее, что называется, очень маленький, то, вполне вероятно, ее придется отменять. Смысла в существовании НАТО нет уже два десятилетия. Вопрос в том, насколько действительно целесообразно сохранение альянса. НАТО либо полностью изменит свой формат, либо исчезнет как институт.

Швейцария. США. Китай. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 23 января 2017 > № 2058918 Алексей Мухин


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов

Вячеслав Матузов: «В Астану не придут те, кто делает ставку на военное решение сирийского конфликта»

23 января в Астане пройдет международная встреча по сирийскому урегулированию. О ситуации на Ближнем Востоке и вокруг него «Вестник Кавказа» побеседовал с арабистом, ветераном российской дипломатии Вячеславом Матузовым.

- Как вы оцениваете позицию России в отношении сирийского кризиса?

- Это, безусловно, главный элемент, который позволил сирийскому народу выйти из состояния гражданской войны. Именно участие военное России позволило изменить общую картину, когда сирийское правительство было уже практически на грани провала. Направив в Сирию ВКС, а затем установив там дополнительные зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300, Россия видела опасность не только развития внутрисирийского конфликта, но и военного вмешательства США.

Ведь полтора года назад стоял вопрос о прямом американском вмешательстве в дела в Сирии и обеспечении на территории всей северной Сирии, включая Алеппо, так называемой бесполетной зоны путем введения туда американских ВС. Угроза американского военного вмешательства подвигла наше руководство к тому, чтобы помочь сирийскому правительству не только в борьбе с оппозицией, в борьбе с террористическими группировками, но и воспрепятствовать американскому вторжению. Если бы американское вторжение состоялось, то Дамаске сегодня бы руководили ИГИЛ. Из его последних выступлений госсекретаря Джона Керри становится ясным, что американцы по существу поощряли ИГИЛ. Джон Керри говорит: «Мы не боролись, мы им позволяли бороться с сирийским режимом».

ИГИЛ и Нусра были выведены за скобки решением СБ ООН. Это не значит, что США их терпели бы вечно. Американцы бы их разбили на втором этапе. Но на первом этапе главной их задачей была выбросить Россию из этого региона и свергнуть режим. Свержение режима повлекло бы за собой изменение общей ситуации и в Ираке, и в Египте, и в Ливии.

Администрация Обамы ставила задачу дестабилизировать весь регион и активизировать его деятельность против России, разрушить арабские страны, исламский мир. Сейчас, я надеюсь, сотрудничество Москвы и Вашингтона начнется не только по Сирии, но и по Ливии мы найдем с Дональдом Трампом общий язык. Последние переговоры с ливийским руководством говорят о том, что мы на Ближний Восток приходим уже твердо. Главная задача - не допустить дестабилизации. Россия в данном случае сыграла позитивную роль для исламского мира, для арабского мира. Это хорошо понимают и арабы, и мировое сообщество. Я думаю, что Трамп будет исходить именно из этой концепции.

- Какие задачи может решить межсирийская встреча в Астане?

- В Астане одна задача - добиться стабильного прекращения огня. Продолжают войну те, которые имеют политические разногласия, но их можно решать политическими методами. Вооруженные отряды, которые представляют политическую оппозицию и не согласны с курсом властей, это одна категория. Но есть и другая категория, которая упорно отказывается от перемирия, от прекращения огня. «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» не будут присутствовать в Астане. Это организации, которые делают ставку на военные решения. Это выбор их. А для тех, кто принял политику прекращения огня, политический процесс будет продолжаться и достаточно успешно.

- Как, на ваш взгляд будут развиваться отношения Москвы и Вашингтона по вопросу Сирии при новой американской администрации?

- Сложный вопрос. Надеюсь, что мы найдем общий язык. Человек такого уровня как Дональд Трамп, который достиг больших высот в бизнесе путем работы собственного ума и создал сам себя, должен понимать, где лежат национальные интересы Америки.

Несмотря на наличие всех известных расхождений, компромисс с Трампом ним легче найти, чем с Хиллари Клинтон. Когда говорят, что Хиллари Клинтон более предсказуема, я не согласен с этим. Предсказуем тот, кто понимает собственные интересы. На мой взгляд, Дональд Трамп их понимает. Его предвыборные заявления говорят о его готовности к координации, к сотрудничеству с Россией.

-Как вы видите отношения США и Ирана?

- Думаю, Трамп отойдет от своей задекларированной позиции противодействия ядерному соглашению с Ираном. Занявшись ближневосточной политикой, Трамп увидит реальную роль Ирана в этом регионе, и будет руководствоваться тем же, чем и Россия. Мы ведь не разделяем шиитские и суннитские течения, для нас дороги отношения и с Саудовской Аравией, и с Эмиратами, и с Ливией, и с Египтом, и с Сирией, и с Турцией. На мой взгляд, сейчас опасность для исламского арабского мира состоит именно в расколе. Мы выступаем за консолидацию. Мы за то, чтобы арабский мир жил в мире. Раскол, дестабилизация на наших южных границах - это прямая угроза национальной безопасности России. В выстраивании российско-американских контактов отношения по Ближнему Востоку будут играть ключевую роль. Думаю, что Трамп в каких-то моментах согласится с нашей концепцией. У нас нет враждебного настроя к США, нет желания выдавить откуда-то американцев. Есть желание выйти с ними сотрудничество.

- Каковы перспективы развития российско-турецких отношений?

- Я сторонник той точки зрения, что спасения [президента Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана от неудавшегося вооруженного переворота - дело рук России. Заговор был серьезный, руководителем заговора был командующий ВВС Турции, а его штаб-квартира была на авиационной базе «Инджирлик», где находится американское командование. Попытка переворота в Турции серьезно отрезвила президента Эрдогана. Перетряска, которую он произвел и в ВС, и в политических кругах у себя в стране, - показатель того, что Турция перестанет, даже будучи членом НАТО, быть американской марионеткой, обретя политическую самостоятельность. С точки же зрения экономических связей, для Турции отношения с Россией имеют ключевое значение. Мы соседи, мы связаны многими проектами. Думаю, что все-таки здравый смысл возьмет свое.

У Турции остается свой взгляд на сирийское правительство, на Башара Асада. Но у нас есть общая платформа – оставить принятие решения за сирийским народом. Пусть судьбу Сирии решит ее народ, а не Джон Маккейн, ни Владимир Путин, ни Дональд Трамп. Думаю, что эта точка зрения устроит и турецкое руководство, на этой почве может быть найдено решение.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми

Яков Кедми: «У Москвы и Тель-Авива много общих задач»

Глеб ИВАНОВ

Когда-то он работал на заводе бетонщиком-арматурщиком и заочно учился в МИИТ. Спустя полвека Яков Кедми более известен соотечественникам как бывший шеф израильской спецслужбы «Натив» и приглашенный эксперт — частый гость российских политических ток-шоу.

В 1967 году, будучи 20-летним рабочим пареньком, он начал свой поединок с властями, добиваясь репатриации. Получив отлуп, Яша Казаков не смирился и написал заявление об отказе от гражданства СССР. Чиновники долго не знали, что делать с активным юношей, и после двухгодичной волокиты все-таки отпустили. В Израиле наш герой поменял фамилию и сделал головокружительную карьеру в секретных ведомствах.

культура: Без малого 50 лет назад Вы пришли в израильское посольство в Москве, где заявили, что хотите репатриироваться. Позднее Вы еще несколько раз буквально прорывались в израильское, а затем и в американское представительство с тем же требованием. С Вами беседовали офицеры КГБ, намекали, что отправят в дурдом. Понимали, что могли в итоге оказаться за решеткой?

Кедми: Все шло к тому, что меня посадят, а шансов на положительный ответ почти не имелось. Но я пытался максимально раскачать свои отношения с властями — рассчитывал, что создам такие условия, при которых им будет невыгодно устраивать показательный процесс, и меня выпроводят за границу.

В советской бюрократической системе решения принимались медленно. Она зачастую опаздывала: если мои инициативы были более быстрыми и заставали чиновников врасплох, у меня оставалось время для подготовки к их ответному ходу. Помнится, однажды я вышел из посольства, и меня не задержали. Тогда подумалось: возможно, советская власть намного слабее, чем представляется, и большую часть ограничений мы на себя накладываем из-за собственных страхов.

культура: В «Википедии» читаем: из-за легкости, с какой Вы добились отъезда, Вас потом в Израиле окружал шлейф подозрений в связях с КГБ...

Кедми: Не знаю, что написано в «Википедии», не читал. Но я приехал в 69-м, а в 71-м, то есть на второй год после окончания офицерского училища, уже поступил в школу военной разведки. Такая быстрота необычна для Израиля. Если были бы какие-то подозрения, меня не приняли бы в такую школу. С 78-го я работал в «Нативе», где наивысшая степень секретности в стране. Проверки предстояли долгие, упорные, но все подозрения существовали не на профессиональном, а на обывательском уровне.

культура: В книге «Безнадежные войны» Вы подробно, шаг за шагом описываете свой первый бой: недалеко от Суэцкого канала во время войны Судного дня 1973 года. Вы сражались в танковых войсках, в одном экипаже с будущим премьером Эхудом Бараком. Вас было трое. Когда пулеметчик погиб, Вы встали за пулемет, высунувшись из башни. Вы, как я помню, отдаете дань уважения за героизм и солдатам противника, египтянам, которых в тот момент уничтожали...

Кедми: Конечно. Они нас убивали, мы — их.

культура: Но Ваши батальные сцены скупы на чувства. Насколько Вы в тот момент нервничали?

Кедми: Это было первое сражение, но не единственное. Потом они шли сплошной чередой. Вообще в бою ощущений нет, ты работаешь, как автомат, как машина. Делаешь то, чему учили. Целишься, ведешь огонь и все фиксируешь. Переключение происходит утром перед битвой, когда звучит команда «Запустить двигатели!» и слышишь, как затарахтел мотор танка. Тут же — полное переключение. Или уже после, когда все закончено: приехали в место расположения батальона, и все разошлись. Тогда появляется несколько минут отдыха. Начинаешь вспоминать, что было. И рождаются чувства.

культура: А сложно было переключиться в иной режим, когда перешли из бронетанковых войск в спецслужбу?

Кедми: Нет. Из армии я уходил офицером военной разведки, поэтому работа оказалась чем-то похожей. Кое-какие навыки, которые получил на передовой, пригодились. Другие — нет.

На новом месте гораздо более важным оказался человеческий фактор. Прежде я не занимался агентурой и вербовкой — тем, что у вас в ведении ГРУ. В армии мои функции ограничивались полем боя, расположением частей противника.

Всех военных тестируют на наличие природных данных быть офицером. Точность, собранность, внимательность, дисциплинированность, умение организовать людей, сохранять в любой обстановке самообладание, холодный расчет. Все это — качества, необходимые командиру.

А какие нужны для службы во внешней разведке? Способность оценивать, систематизировать и анализировать информацию, дар по-особому использовать людей, например, уметь работать среди населения, при этом получая сведения без элементов вербовки. Разумеется, и доскональное знание собственных сотрудников.

культура: Что в «Нативе» доставляло Вам особое удовольствие?

Кедми: Когда планируешь ту или иную операцию и она в итоге удается, то чем меньше было изначально шансов, тем ценнее победа. Адреналин всегда повышен. Особенно, когда ты сам на месте событий, как на борцовском ковре. Это давало чувство внутренней мощи и легкости. Никогда не было страха или ощущения опасности, но предельная собранность перед поединком, охотничий азарт.

культура: В декабре 1988 года Вы оказались в эпицентре истории, связанной с угоном самолета из СССР. Тогда банда Якшиянца захватила на Северном Кавказе автобус с детьми и учительницей, потребовала два миллиона долларов и воздушный коридор в Израиль. Власти выполнили эти условия, однако террористы не учли, что международная обстановка изменилась и отношения наших стран потеплели. В итоге Израиль сразу вернул и самолет, и заложников, и выкуп, и бандитов в наручниках. Но тот злополучный рейс в аэропорту Бен-Гурион Вы встречали лично...

Кедми: Именно я был первым, кого увидел Якшиянц, спустившись с трапа. Я заговорил по-русски, он явно обрадовался. Когда я увидел его подельников, мне стало ясно, что прямого физического риска нет. Обычные бандиты. Единственное, что меня немного напрягало, — Якшиянц был подкуренный и пьяный. Когда такой человек стоит с автоматом перед тобой, не совсем приятно. Неприятно, подчеркну, но не страшно. Я вел переговоры. Сразу сказал: «Ну, положи автомат!» Он положил, и то же самое сделали его ребята, которые вышли из самолета с обрезами. Не было большой напряженности, мне быстро удалось их успокоить и перевести разговор на практические вопросы.

культура: Вы как-то упоминали, что хорошо знаете президента России, даже познакомили его в 1998 году с Ариэлем Шароном. Позднее Вы и Владимир Путин несколько раз подробно беседовали о целях и интересах двух стран на Ближнем Востоке. Как Вам кажется, с тех пор таковые не подверглись корректировке?

Кедми: С первой же беседы стало ясно, что у нас очень много общих задач. И по большому счету ничего нового на сегодня не добавилось. Да, усилился элемент террора. Тогда экстремисты активно орудовали в самой России, на Северном Кавказе, но уже была очевидна связь между ними и исламским террором на Ближнем Востоке.

Мы говорили и о проблемах минувшего, как экономических, так и политических, геополитических. Потом у нас был еще ряд встреч.

Ясно, что не все цели у нас совпадают: у каждого государства они разные, тут не может быть полной идентичности. У России свои отношения с третьими странами, но не помню, чтобы в разговорах выявились какие-то противоречия в оценке Соединенных Штатов. Тут было полное взаимное понимание.

культура: Тогда же Вы конфликтовали с людьми, которые входили в руководство Израиля, а теперь, после многолетнего перерыва, снова у власти, — это господа Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман. В чем суть Вашего спора? Что-то личное или разница в ценностях?

Кедми: Вероятно, это свойство моего характера. Когда я только приехал, то тоже выступал против политики израильского правительства. Потом мою правоту признали: политика была изменена. Я говорю сейчас о временах Голды Меир. И со службой, которую я затем возглавлял, поначалу имелись стычки.

С Нетаньяху у меня принципиальные споры. Его подход к работе, отношение к евреям СССР и постсоветского пространства, к России, к палестинцам — по всем этим пунктам у нас были разногласия. Сегодня он круто изменил курс относительно Москвы — это больше походит на то, чего я добивался в свое время. Но другие расхождения остаются.

Сам порядок принятия решений Нетаньяху непрофессиональный, и он их очень быстро меняет. Непоследователен, легко поддается любому давлению как в семье, так и извне. Ставит во главу угла личные политические интересы, а не общегосударственные. Не умеет делать выводы, хотя человек интеллигентный. Не так работает с поступающей информацией, как я привык при предыдущих премьерах. Я же, находясь на госслужбе с 70-х, хорошо изучил методы Ицхака Шамира, Ицхака Рабина, Шимона Переса. У каждого были свои плюсы и минусы. Но то, как принимал порой решения Нетаньяху, — это, на мой взгляд, полная катастрофа!

С Либерманом я сталкивался меньше, потому что мы работали параллельно. Сейчас на посту министра обороны он действует гораздо более разумно. Наши разногласия никуда не делись, но я открыто говорю, когда мне нравятся какие-то его шаги.

культура: Когда-то Вы превратились из танкиста в «шпиона», а теперь из «шпиона» — в политолога. Руководили спецслужбой, были закрытым человеком, хранителем секретов, а ныне каждый день выступаете в прессе, на ТВ-шоу. Вам не кажется, что Вы стали более легкомысленным?

Кедми: Нет. Будучи на службе, научился четко формулировать и аргументировать свои мысли. Что я и делаю. На закрытом форуме или перед журналистами — не играет роли. В любой аудитории могу себя контролировать: сказать то, что хочу донести, и не говорить того, что не имею права раскрывать.

Много раз в разведке мне приходилось обосновывать, докладывать, делать выводы по огромному количеству информации по разным тематикам, излагать ее и письменно, и устно. Натренировался вдоволь. Так что когда выступаю, совершаю почти то же самое, только в других условиях.

культура: Перейдем к злободневным вопросам. В ноябре анонимный источник в израильском генштабе предупреждал журналистов, что столкновение с Россией на Ближнем Востоке якобы неизбежно. Вызвано это было тем, что Москва разместила в Сирии С-400 и прочие современнейшие вооружения, после чего Тель-Авив потерял превосходство в воздушном пространстве, которое привык контролировать. И вот буквально несколько дней назад Израиль вновь нанес удар по сирийской территории, по военному аэропорту Дамаска. Риски действительно велики?

Кедми: Допускаю, на уровне дискуссии разведывательное управление Израиля обсудило вопрос о том, что пребывание С-400 в Сирии увеличивает опасность конфликта наших ВВС с российскими военными комплексами, что надо принимать меры, дабы свести вероятность столкновения к минимуму. Никто не отрицает, что все возможно при неаккуратной работе с той или другой стороны.

Думаю, не все в Израиле довольны, что прежней свободы действий в сирийском небе у нас больше нет. Но это реальность, с которой приходится считаться. Надо искать иные способы. Например, мы сейчас нашли возможность поражать объекты «Хезболлы», не залетая в воздушное пространство Сирии. Последние обстрелы проводились ракетами «земля — земля» и «воздух — земля», пущенными с нашей территории или из нашего же неба. Радиус их действия вполне достаточен.

культура: Какими видятся Вам отношения Израиля и США во время правления Дональда Трампа? 45-й американский президент не скрывает симпатий к еврейскому государству.

Кедми: Проблемы, бывшие результатом, во-первых, мировоззрения Обамы, а во-вторых, его напряженных контактов с Нетаньяху, уйдут. Хотя общие причины разногласий останутся. Впрочем, уже хорошо, что их не будут усугублять личные недоразумения между политиками.

культура: Что предпримет Вашингтон на персидском направлении? Придется ли, к примеру, Москве выбирать между Трампом и Тегераном?..

Кедми: Не думаю, что перед Кремлем встанет подобный выбор, это же касается и отношений с Трампом и Пекином. Считаю, Россия сумеет сохранить баланс. Может, и не так, как при Обаме, но Иран с американцами найдут тот или иной способ взаимного существования.

культура: В каком направлении в целом развивается израильское общество? Почему и правящие круги, и значительная часть населения воспринимают любую критику в адрес страны как проявление антисемитизма?

Кедми: Политики часто предпочитают не обсуждать проблему, а переходить на личность того, кто предъявляет им какие-то претензии. Однако это обычная ситуация во многих государствах. В целом общество у нас достаточно терпимое, толерантное, здоровое. Хотя повышение внутри него доли религиозной и националистической составляющей может представлять угрозу демократии. Растет коррупция. Но, надеюсь, мы в состоянии со всем этим справиться.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми


США. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 19 января 2017 > № 2046673 Алла Ярошинская

Администрация президента США Барака Обамы несколько раз пыталась склонить Москву к дальнейшему сокращению ядерных арсеналов. Особенно настойчиво, апеллируя к мировой общественности, американские политики приглашали Россию разоружаться в последние годы президентства Обамы. Однако Кремль реагировал сдержанно. Мол, мы готовы, но на определенных условиях: из Европы должны быть убраны американские тактические атомные бомбы, а также свернуты элементы системы ПРО в странах бывшего социалистического лагеря.

Новый президент США Дональд Трамп, и в ходе своей предвыборной кампании, и уже будучи избранным, но еще не приведенным к присяге, немало начудил в своих высказываниях о судьбе ядерного оружия. Его точка зрения колебалась в зависимости, видимо, от аудитории и настроения — от заверения о готовности первым нанести атомный удар по врагу до сетования, что ядерный арсенал США уступает по качеству и количеству таковому российскому.

Бурю обсуждений в Европе и Америке вызвало последнее сенсационное заявление Трампа о том, что Вашингтону следует провести некий change с Москвой: Америка снимает с нее экономические санкции, а Россия сокращает свое ядерное оружие. Широкий разброс мнений в одной голове — самого (с завтрашнего дня) могущественного человека в мире — вызывает не столько удивление, сколько опасение. Некомпетентность, умноженная на эмоции, в таком тонком вопросе, как ядерное оружие и его применение, уже сама по себе становится взрывоопасной смесью.

Пока новый президент развлекался в Твиттере, пугая мир своими «откровениями», администрация уходящего главы США Барака Обамы публично отчиталась о сокращении американских ядерных арсеналов за время его работы. Как следует из доклада вице-президента Байдена, сделанного на днях в Центре Карнеги (текст выложен на официальном сайте Госдепа), «с 2009 года Соединенные Штаты демонтировали 2226 ядерных боеголовок». При этом Байден отметил, что «Россия последние три года отказывалась от переговоров о соответствующем сокращении развернутых и неразвернутых арсеналов. Но так как американцы лидируют в этом вопросе, у нас нет необходимости ожидать Россию». В эту цифру входит и почти 500 демонтированных за прошлый год боеголовок.

«Фишка» отчетного периода заключается в том, что, как следует из речи Байдена, США провели сокращения своего ядерного оружия в одностороннем порядке. И сегодня, по его словам, США имеют 4018 «действующих» ядерных боеголовок плюс еще приблизительно 2800 ожидают своего демонтажа и утилизации.

Известный американский аналитик и эксперт по проблемам ядерного оружия Ханс Кристенсен в своей статье «Администрация Обамы объявляет об одностороннем сокращении ядерного оружия», опубликованной на сайте Федерации американских ученых (FAS), отмечает: «Это означает, что администрация Обамы за два его срока сократила американские запасы ядерного оружия на 1255 единиц (24%), если сравнить их размеры с теми, что были в конце правления администрации Джорджа Буша-младшего. Это число больше расчетного количества боеголовок в арсеналах Великобритании, Китая Франции, Индии, Израиля, Северной Кореи и Пакистана, вместе взятых».

Тут следует пояснить, откуда у США вдруг появилась такая воля к миру, что они даже разоружаться, как утверждают, стали в одностороннем порядке. Напомню, в 2010 году администрация Барака Обамы подписала с Россией договор СНВ-3. Как утверждают западные СМИ со ссылками на специалистов, «когда СНВ-3 вступил в силу, у России было меньше развернутых боезарядов и систем доставки, чем предусмотрено договором, и поэтому на практике ей не пришлось заниматься никаким сокращением». Соответственно, США, у которых было их больше, пришлось сокращать. (Более того, как утверждает The Washington Times, «после вступления договора в действие Россия продолжала наращивать свои ядерные силы, а не сокращать их». Подобное стало возможным, уверяют американские эксперты, только благодаря некоторым «лазейкам» в подписанном США и Россией договоре.)

Анализируя отчет администрации Барака Обамы о сокращении ядерного оружия, Ханс Кристенсен приводит данные по изменениям в его запасах во времена правления разных президентов (с 1945 по 2016 годы). Никсон был последним, при ком запасы наращивались. Сокращения начались с приходом в 1974 году Форда — они «усохли» на 1956 боеголовок. (По сути, при нем и начался советско-американский разоруженческий диалог.) Однако больше всего ядерные арсеналы США «похудели» при Буше-младшем — на 5304 единицы, то есть наполовину от того, что оставил ему Билл Клинтон. И если сравнивать, как менялись запасы американского ядерного оружия во время правления в США разных президентов после окончания «холодной войны», то именно администрация Обамы в этом преуспела меньше остальных.

Однако этому есть объяснение: сегодня арсеналы ядерного оружия значительно меньше, чем двадцать лет назад. Значит, и ожидаемое их сокращение будет тоже не столь большим. Критики (из числа «голубей») бывшего президента Клинтона указывают, что администрация Буша-младшего «урезала» значительно больше боеголовок, чем правительство его предшественника. Сравнивая, Кристенсен приходит к выводу: «Республиканские президенты после окончания «холодной войны» демонтировали намного больше ядерных боеголовок, чем администрации демократических президентов: 14801 против 4437». Неожиданная статистика, и в самом деле.

Цена ядерной дубинки

Вице-президент Байден, отчитываясь об успехах в деле ядерного разоружения, не рассекретил (что понятно), какие именно типы боеголовок были изъяты из запасников или, может быть, часть их. Но по оценкам специалистов, «ядерные боеголовки были сокращены из неактивного резерва неразвернутых боеголовок, которые хранятся для обеспечения так называемого экстра-запаса, который может быть использован при техническом сбое или когда нужно реагировать на геополитические сюрпризы». Запас, как указывается в некоторых других американских источниках, был слишком большим, поэтому его вполне могли пустить «под нож».

Пытаясь понять, какие именно вооружения были сокращены, американские эксперты полагают, что утилизированные боеголовки, вероятно, включают в себя W76, B61 и B83, запланированные для демонтажа в любом случае — «из-за изменений планов гипотетической ядерной войны и окончания их (боеголовок) программ «жизни». В дополнение к избыточным W76s сокращение может также включать боеголовки W84, которыми ранее были вооружены наземные крылатые ракеты. Однажды они уже были отправлены в «отставку», но затем их вернули в качестве потенциального кандидата на боеголовку для крылатой ракеты большой дальности LRSO. Однако этого не случилось, и вполне вероятно, что такой тип боеголовок был обречен на утилизацию. Впрочем, республиканцы пытались законодательно запретить их демонтаж, однако в конечном счете W84 пришлось пожертвовать. Если учесть, что их было произведено всего 400 единиц, а утилизировано в прошлом году почти 500 боеголовок, то это значит, что под раздачу попали и типы подобных вооружений. Как считают эксперты, минимально могли быть демонтированы В61, так как военные все еще в ожидании их замены на B61-12.

Администрация Обамы пообещала, что все боеголовки, изъятые из обращения до 2009 года, будут демонтированы к 2021-му (на самом деле некоторые из них были изъяты уже после 2009 года). Если учесть, что средняя скорость демонтажа при администрации Обамы составляла 278 единиц ежегодно, то накопившиеся списанные будут демонтированы до 2026 года.

Судя по местным СМИ и социальным сетям, многие американцы, а также политики вовсе не приветствуют одностороннее сокращение ядерного оружия администрацией Обамы, считая это проявлением слабости США. Однако давно ясно, что так называемое ядерное разоружение это вовсе не то, что под этим термином подразумевается в академических словарях. На деле же это ядерное перевооружение и модернизация. Как утверждает Ханс Кристенсен, «администрация Обамы запустила такую программу модернизации ядерного оружия, что на этом фоне предыдущая администрация Буша-младшего имеет просто бледный вид».

«Одностороннее» сокращение американского ядерного оружия происходит исключительно по требованию самих американских военных. Пентагон уже давно заявил, что даже после реализации нового договора по СНВ Соединенные Штаты будут по-прежнему иметь до одной трети больше развернутых ядерных боеголовок, чем это необходимо им для выполнения национальных и международных обязательств.

Что касается России, то она, по оценке американских специалистов, имеет ядерный арсенал почти в 4500 боеголовок. Как отмечает Кристенсен, «в то время как некоторые комментаторы одержимы ядерным паритетом между США и Россией, Пентагон, кажется, меньше заинтересован в количестве и больше заинтересован в качестве». Еще в 2012 году, отмечает он, в Пентагоне пришли к заключению, что «Российская Федерация… не сможет достичь в военном отношении существенного преимущества, используя любую благовидную экспансию своих стратегических ядерных сил, даже если она прибегнет к лазейкам или прорывному сценарию, исходя из нового договора СНВ. Ей не удастся это в первую очередь из-за присущей живучести планируемой структуры стратегических сил США, в частности, баллистических ракет подводных лодок класса OHIO (ОГАЙО), определенное количество которых находится в море в любой момент времени».

Кажется, Путин недавно дал свой «хитрый» ответ подобным «клеветникам России», заявив, что ее армия сильнее любого потенциального агрессора. Все промолчали, и только представитель Госдепартамента США Джон Кирби заявил, что именно вооруженные силы США являются самыми мощными и боеспособными за всю историю человечества. Неизвестно, понял ли Госдеп, в какие двусмысленные словесные силки Кремля он сам при этом так изящно угодил.

Алла Ярошинская

США. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 19 января 2017 > № 2046673 Алла Ярошинская


США. Евросоюз. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 19 января 2017 > № 2044249

 Как Горбачёв боролся с СССР и разоружал Советскую Армию

М. С. Горбачёв и Б. Н. Ельцин боролись с Советским Союзом, тысячелетней Россией на стороне врагов. При их правлении страной русская кровь пролилась во всех республиках. Не удалось сформировать националистические банды только в Белоруссии. Действия М. С. Горбачёва во внешней политике вполне соответствуют понятию - измена Родине.

Леонид Масловский

М. С. Горбачёв своими реформами устроил кризис в стране. Именно при нём у Советского Союза возник внешний долг, товары исчезли с полок магазинов и в СССР появились карточки. Именно при нём началось предательство государственных интересов России и русской нации.

И если сравнивать правление Горбачёва с правлением Сталина, которого при либералах проклинали и проклинают на каждом углу, то надо сказать следующее: И. В. Сталин боролся с врагами Советского Союза, тысячелетней России на стороне народа. При нём врагов судили согласно существовавшим в стране законам. Его борьба была святой – он спасал нацию и вёл державу к величию и процветанию. Его руки чисты, помыслы благородны, дела велики.

М. С. Горбачёв и Б. Н. Ельцин боролись с Советским Союзом, тысячелетней Россией на стороне врагов. Их борьба являлась предательством родины. Они губили народы страны и вели державу к разорению и гибели. Их руки по локоть в крови. Эта кровь убитых и замученных невинных русских людей будет вечным проклятием их роду, вечным проклятием всем тем, кто устроил в Советском Союзе кровавую бойню и слом всех устоев государства. Их стараниями русская кровь пролилась во всех республиках. Не удалось сформировать националистические банды только в Белоруссии.

В Тбилиси безоружных молодых солдат бросили на растерзание толпы, а потом клеймили их, а вместе с ними и всю Советскую Армию за то, что ребята защищали себя от смерти сапёрными лопатами. «Характерно, что первыми жертвами озверевших сепаратистов становились мирные русские жители. Например, внутритаджикской резне между «вовчиками» и «юрчиками» предшествовали расправы в Душанбе и других городах над русским населением. В середине февраля 1990 года национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи русских мужчин и женщин в Душанбе. Женщин под грохот автоматных очередей и гогот насильников заставляли раздеваться и бегать по кругу на площади железнодорожного вокзала.

Эти леденящие кровь истории, о которых упрямо молчит российское телевидение «во избежание разжигания межнациональной розни», вы и сейчас можете услышать от чудом оставшихся в живых русских беженцев. Время перестройки – это время геноцида русского народа. «Ни крики умирающих младенцев, ни стоны изнасилованных русских девушек не тронули сердца банды честолюбцев и воров, дорвавшихся до власти. Ведь убивали русских, а русских защищать не следовало!», - писал Д. О. Рогозин.

Никогда демократам, называемым сегодня либералами не искупить свои преступления, совершённые против русского народа. Пройдут века, но банды наёмников, сформированные либералами, будут в сознании русских людей приравнены к бандам фашистов, осуществлявших истребление людей в городах и сёлах великой Советской России. Им не уйти от ответа, потому что «хорошо изучена роль демократических политиков и публицистов в «раскачивании» конфликтов в Нагорном Карабахе, Чечне и Таджикистане. Это оправдывалось тем, что национализм – это идеология, которую легче всего направить на борьбу с «имперским центром», - обращает внимание С. Г Кара-Мурза.

Очевидно, что присоединение в 1988 году Нагорно-Карабахской автономной области к Армении было, прежде всего, направлено против целостности СССР и привело ко всем ужасам армяно-азербайджанского конфликта. И. В. Сталин хорошо всё продумал, когда не присоединил Нагорный Карабах ни к Армении, ни к Азербайджану. Таким решением он сохранял мир между республиками и трудно поверить, что этого не понимали руководители страны во время перестройки.

Целые институты и подразделения работали над разрушением Советского Союза. Например, Всесоюзный институт системных исследований Государственного Комитета по науке и технике Академии наук СССР, интеллектуальное подразделение группы консультантов при ЦК КПСС, институт мировой экономики и международных отношений, институт США и Канады. Как пишет А. П. Шевякин: «Эти учреждения в конечном итоге попали под западное влияние и стали выразителями воли Америки. Ещё в застойные годы они прошли длительную эволюцию и, в конце концов, превратились в продолжение информационно-аналитических подразделений транснациональных корпораций». Слово «демократия» в сознании многих русских людей, переживших горбачёвское и ельцинское время, является синонимом слова «фашизм».

Действия М. С. Горбачёва и поддерживающих его политических сил внутри страны в законах всех стран мира имеют одно название – измена Родине. Эта измена явно просматривается и в его внешнеполитической деятельности.

Маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов, министр обороны СССР в 1987-1991 гг. рассказывает, что при заключении договора СНВ-2 (по ограничению стратегических наступательных вооружений) американский флот не был включён в договор. С учётом того, что американский флот включал в себя основное количество американских стратегических наступательных вооружений договор можно назвать односторонним разоружением СССР.

Горбачёв, не считаясь с мнением маршала Ахромеева, подписал договор, не включив в него не только соответствующее вооружение в ВМФ США, но и систему американских ПРО. Д. Т. Язов рассказывает: «Кроме того, нам пришлось сократить раз в сто больше ракет, чем им. У американцев было всего штук 50 «Атласов», попадающих под этот договор, - они их уничтожили, а основная масса их ракет осталась на флоте: на атомном подводном флоте – ракеты «Поларис», на полутора тысячах самолётов Б-52, которые мы согласились считать за один боеприпас, в то время как этот самолёт поднимал 12 ракет. У нас же было 6 ракетных армий, которые надо было сокращать по этому договору!..

По договору ОБСЕ мы должны были уничтожить 20 тысяч единиц бронетехники! Американцы в Америке не уничтожали ничего, французы около 60 штук, англичане – ничего. Тогда я в срочном порядке из Польши, из Германии, из Венгрии стал вывозить более современные танки на Дальний Восток, а старые – в Европу, чтобы под сокращение попали бы они. Что тут началось… Приехала Тэтчер! Только она уехала - приехал Никсон! «Почему, - говорит, - вы так делаете?» Я отвечаю: «Ваш флот не входит под сокращение, и наш не входит. И моё дело, какими войсками этот флот укомплектовывать». Передал потом ещё современные танковые дивизии Балтийскому, Северному, Черноморскому и Тихоокеанскому флотам».

Часть современных танков удалось сохранить, но всё-таки 20 тысяч советских танков было, можно сказать в одностороннем порядке, уничтожено. Вдумайтесь в цифру – двадцать тысяч танков. При нападении Германии с союзниками на СССР в 1941 году у них на вооружении находилось около 4300 танков и штурмовых орудий, а во время перестройки только по одному договору, заключённому Горбачёвым вопреки мнению военачальников и специалистов Советской Армии было уничтожено 20 000 советских танков. Сколько было затрачено человеческого труда, денежных средств на их изготовление! Как бессильна была Европа перед этой грозной силой!

Соглашение между США и СССР о сокращении уровня обычных вооружений было подписано в ноябре 1990 года. Кроме того, мы в одностороннем порядке уменьшали оборонные расходы и численность вооружённых сил Советского Союза на 500 тыс. чел. А надо заметить, что количество Вооружённых Сил определялось не волевыми решениями, а научными расчётами, исходящими из обязанностей государства по обеспечению безопасности своих граждан и сохранении своей территории.

Горбачёв количество необходимых сил и средств армии определял волевыми решениями. На вопрос: «Почему НАТО не прекратил своё существование одновременно с Варшавским Договором», - Язов ответил: «… С НАТО вот как получилось… Горбачёв уволил секретаря ЦК, отвечающего за Варшавский Договор, и назначил на его место Александра Яковлева, бывшего посла в Канаде, которого спешно ввели в Политбюро. Через год Варшавского Договора не стало».

С ликвидацией Варшавского Договора безопасность СССР уменьшилась на порядок. В результате предательских действий Горбачёва и Яковлева наша Советская Армия бежала из Восточной Европы, как армия, потерпевшая поражение в бою, бросая дорогостоящую технику, включая даже часть самолётов и ракет, склады оружия, обмундирования, ГСМ и другие материальные ценности. На места, где располагались наши войска в дальнейшем пришли войска НАТО и США (кроме Восточной Германии). Пришли на всё готовое, расположившись в построенных нами казармах, военных городках, питаясь в построенных и оборудованных нами столовых, пользуясь построенными нами аэродромами и шахтами для ракет.

«Выводя войска, мы оставили в Германии ценностей на триллионы, так что спокойно могли просить миллиарды. Скажем при Эрхарде (федеральный канцлер ФРГ в 1963-1966 гг. – Авт.) нам предлагали за то, что мы разрешим объединение Германии, 125 миллиардов марок. Сегодня это, как минимум, в два раза больше. А при Горбачёве мы получили всего 14 миллиардов, на строительство казарм, да и то половину из них разворовали», - продолжает анализ событий Д. Т. Язов.

А. К. Пушков, который в 1988-1991 гг. был спичрайтером М. Горбачёва, рассказывает: «Он (Горбачёв – Л. М.) согласился на уход из Восточной Германии без каких-либо компенсаций для СССР. Пятнадцать миллионов марок, которые ему тогда заплатил Коль – это просто смешно. Надо было просить двести миллиардов! И нам бы их за объединение Германии дали. Трёхсотпятидесятитысячное войско, которое было у нас в Германии, мы не смогли как следует разменять! Мы могли потребовать на договорной основе от НАТО, чтобы оно не расширяло свои владения. В Восточную Германию они войска-то не вводят, как и обещали. Но зато вводят в НАТО Польшу и Прибалтику, что гораздо ближе к нашим границам. Госсекретарь США Джеймс Бейкер дважды приезжал в Москву и говорил Горбачёву и Шеварнадзе, что готов идти на многое ради объединения Германии. Спрашивал, какие нужны гарантии, договоры… Шеварнадзе оба раза отвечал: «Мы с друзьями не торгуемся!» Эта ситуация описана в книге американского историка Майкла Бешлосса и политика Строба Тэлботта «На высшем уровне». Позже мне подтвердил достоверность этих фактов Александр Бессмертных, который участвовал в этих переговорах».

Некоторые считают, что Горбачёв не был предателем, а развалил страну по причине низких интеллектуальных способностей, отсутствия необходимой для руководства государством воли и смелости. Но при анализе событий, происходивших в стране с 1985 года, мы видим не какие-либо ошибки некомпетентного и недостаточно умного главу государства, а сотни решений, направленных на разрушение централизованного российского государства, его армии и служб безопасности, его промышленности и сельского хозяйства.

Когда по договору СНВ-2 на десять наших ракет подлежала уничтожению одна американская, когда для обзора США были открыты все наши ядерные арсеналы и научные центры, когда безо всяких договоров уничтожалось оружие, превосходящее все имеющиеся в мире аналоги, например, ракетный комплекс «Ока» и были даны США обещания одностороннего уничтожения всего ядерного арсенала СССР назвать действия Горбачёва ошибками никак нельзя. Его действия полностью попадают под определение: «Измена Родине».

Предательство Горбачёва просматривается в каждом его шаге. Многие работавшие с ним политические деятели подтверждают, что начиная с середины срока правления страной, Горбачёв стремился не допустить «чтобы иные коллеги по власти не препятствовали разрушению державы». Во внешней политике Горбачёва это одностороннее разоружение особенно бросалось в глаза и тревожило.

К 1985 году СССР имел 62 тысячи танков, 2354 стратегических ядерных ракет (у США с их сателлитами – 1803), 228 атомных подводных лодки. Такое количество оружия в состоянии было отразить нападение любого противника, как с Запада, так и с Востока. Наши народы за всё время своего существования никогда не имели такого высокого уровня безопасности. Нападение на СССР для любого врага, как сказал герой, участник Великой Отечественной войны, а в дальнейшем генерал Вооружённых Сил СССР Валентин Варенников, означало одно – самоубийство.

Мы могли спокойно жить и проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику. Главную свою обязанность – защиту народа от возможной вооружённой агрессии армии противника советское государство выполняло отлично. В этой ситуации не было никаких объективных причин для разоружения и выполнения воли США.

США. Евросоюз. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 19 января 2017 > № 2044249


Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 19 января 2017 > № 2042376 Андрей Козлов

Стоп-знак для мошенников.

О мошенничестве в сфере цифровых технологий, Интернета и мобильной связи, борьбе с охотниками за банковскими картами и способах защиты от «продвинутых» жуликов наш корреспондент беседует с начальником Управления уголовного розыска УМВД России по Тюменской области полковником полиции Андреем КОЗЛОВЫМ.

- Андрей Иванович, судя по сводкам происшествий, в Тюменском регионе нарастает волна краж денег с банковских карточек. На ваш взгляд, с чем это связано?

- С развитием информационных технологий. Точно такая же картина наблюдается и в других регионах. Преступники отслеживают инновации, чтобы использовать их в своих целях. Новинки электроники облегчают криминальный промысел. Не надо открыто грабить и воровать, «светить» своё лицо. Проще оформить «левую» симку, сделать звонок доверчивому человеку, обмануть и снять деньги с его банковской карты. Поэтому и растёт количество подобных преступлений. Эта тенденция наметилась в Тюменской области больше года назад. Переломить её будет непросто, поскольку электронные мошенничества носят трансграничный характер.

В том же мобильнике преступник использует SIM-­карту, оформленную на вымышленное лицо, причём с номерной ёмкостью любого региона. Допустим, в момент совершения преступления мошенник находился во Владивостоке, а звонил он потерпевшему в Тюмень. Деньги с банковской карты выводились его подельником в третьем городе. Конечно, требуется время, чтобы разобраться в довольно запутанной схеме. В этом плане лишь сейчас находятся алгоритмы, вырабатываются методики и тактики раскрытия коммуникационных преступлений на общероссийском уровне.

- Не отвлекает ли погоня за такими мошенниками от серьёзных уголовных дел?

- По сути, любое мошенничество ­- это хищение. Поэтому оперативники должны раскрывать и такие дела. Они не менее серьёзные, чем другие преступные деяния, вызывают общественный резонанс. В структуре областного Управления уголовного розыска мошенниками занимается отдел по раскрытию имущественных преступлений. Кроме того, во всех 32 подразделениях угрозыска на «земле» есть сотрудники, закреплённые за линией работы по противодействию мошенничеству.

- Что нового появилось в арсенале тюменских оперативников? Есть ли примеры успешных раскрытий, задержаний?

- Раньше каждый сотрудник уголовного розыска анализировал преступления на своей территории обслуживания. Информация по симкам, email-адресам, банковским карточкам хранилась только у него. Но ведь мошенник, используя Интернет и сотовую связь, мог обмануть людей сразу в нескольких районах. Между тем опера не видели, что это серийное дело, расследуя их по отдельности. А ведь обмен информацией очень полезен в оперативном плане, помогает ускорить расследование. Поэтому мы создали в угрозыске автоматизированную информационно-поисковую систему «Мошенник», развернули её на ста с лишним рабочих местах. Оперативники постоянно пополняют интегрированную базу данных. Используя эти сведения, можно выйти на серию преступлений, даже совершённых за пределами Тюменской области.

Так, с помощью системы «Мошенник» сотрудники угрозыска УМВД России по городу Тюмени вычислили организованную преступную группу из восьми человек. Они занимались телефонным мошенничеством, обманывали жителей разных регионов - Сибири, Урала, Москвы, Ленинградской области. Всего объединено порядка 40 уголовных дел. Сейчас мошенники арестованы. Проводим мероприятия, направленные на закрепление доказательств. Сложность в том, что нужно задокументировать их преступную деятельность в нескольких субъектах Российской Федерации.

- Существуют ли аналоги АИПС «Мошенник» в других регионах?

- Да, они есть. Когда начали разрабатывать новую систему, использовали опыт пермского угрозыска, который работал с подобной интегрированной базой данных. Теперь коллеги из других субъектов просят нас поделиться наработками. Никому не отказываем, отправляем выгрузку базы данных по мошенничеству. Наш алгоритм уже используют территориальные управления уголовного розыска в 12 регионах. Не исключено, что аналогичная система войдёт в ИСОД МВД России, будет реализована в масштабе всей страны.

- Какие преступные схемы в онлайн-пространстве самые злобо­дневные?

- По итогам 2016 года на первое место выдвинулись ложные интернет-продажи (более 30 % от всех мошенничеств). А лишь несколько лет назад на Тюменской земле такие преступления вообще не регистрировались. Связаны они не только с продажей, но и с покупкой различного имущества, домашних животных. Вот два характерных примера. Под Новый год неизвестный гражданин через сайт объявлений под предлогом продажи снегохода похитил у жителя Тюмени с банковской карты 190 тысяч рублей. Злоумышленник попросил перевести денежные средства за снегоход ему на карту. Завладев крупной суммой, он исчез. Другой тюменец увидел в Cети объявление о продаже аналога дорогостоящего сотового телефона, который предлагался всего за шесть с половиной тысяч рублей. После того как мужчина сделал заказ, ему выслали трек-номер, по которому он отслеживал ценную посылку. Когда пришло время забрать товар, покупатель оплатил всю сумму. Придя домой, обнаружил в посылке не сотовый телефон, а… гранёный стакан.

Второй наиболее распространённый вид мошенничества - бесконтактный, вирусный (около 22 %). Тут всё связано с рассылкой вредоносного программного обеспечения, вирусов-троянов. С очередным случаем не так давно столкнулись в Тобольске. В дежурную часть МО МВД России «Тобольский» поступило заявление от гражданина, телефон которого был подвергнут вирусной атаке. Потерпевшему на сотовый пришло SMS-сообщение с просьбой перейти по прикреплённой ссылке. Он откликнулся, после чего в программном обеспечении гаджета произошёл сбой. Вскоре мужчина узнал, что с его банковского счёта списаны 6 тысяч рублей.

В круг потенциальных жертв данного вида мошенничества входят все владельцы смартфонов и планшетов, подключённых к Интернету и услуге «Мобильный банк». Бывает, пользователь даже не понимает, в какой момент у него похитили денежные средства. Поэтому раскрывать такие преступления сложно. Здесь важна профилактика, установка хороших антивирусных программ.

На третьем месте идут прямые махинации с банковскими картами (почти 11 %). Нередко мошенники звонят и представляются сотрудниками службы безопасности банка, просят срочно заблокировать карту, чтобы предотвратить угрозу снятия денежных средств. К примеру, в декабре прошлого года жертвой такого обмана стала 32-летняя жительница областного центра. Потерпевшая сообщила мнимому банковскому работнику номер своей карты и защитный код. В итоге женщина лишилась трёх тысяч рублей. Кстати, вам может прийти и SMS о блокировке банковской карты. Вы звоните по телефону, указанному в сообщении, трубку берёт мошенник и просит для подтверждения личности ввести одноразовый пароль. Ну а дальше ваш счёт обнуляется.

- Вы упомянули профилактику. Какие меры предпринимаете, чтобы предотвратить мошеннические действия?

- В Тюменской области уже больше года проводится акция «Стоп: мошенник!», сотрудники угрозыска в ней активно участвуют. Она направлена на повышение грамотности и безопасности граждан, которые выходят в Интернет, работают с онлайн-сервисами банковских приложений. Вместе с представителями пресс-службы УМВД, участковыми уполномоченными на встречах с жителями, через СМИ рассказываем о способах обмана, призываем к бдительности. Раздаём в учреждениях, общественных местах, на улицах «Памятку по противодействию мобильному мошенничеству». В буклете изложены советы, какие меры предосторожности необходимо соблюдать, чтобы не попасться на уловки мошенников.

Акция «Стоп: мошенник!» приносит реальный эффект. Если видим, что ползёт какая-то новая мошенническая схема, сразу начинаем её сбивать, изо дня в день предупреждаем земляков при встречах, выступаем на радио и телевидении. Через неделю-другую волна спадает. К примеру, очень злободневной была так называемая схема «мама - папа». Это когда мошенники по телефону вымогают деньги у родителей или родственников под предлогом, что их дети попали в дорожно-транспортное происшествие или другую чрезвычайную ситуацию. Ещё год назад данные преступления составляли порядка 38 % от всех мошенничеств. Сейчас на них приходится не больше четырёх процентов. Значит, до граждан дошли наши предостережения.

- Вопрос на перспективу. Может ли киберполиция, о необходимости которой многие говорят, заменить сотрудников угрозыска?

- Уголовный розыск вряд ли можно заменить. Но перспектива для совместной борьбы с киберпреступностью открывается хорошая. В идеале у полицейского будет прямой доступ ко всем регионам, операторам сотовой связи, базам данных. Он сможет зайти на необходимый ресурс и посмотреть транзакции денежных средств. Потому что, заметая следы, преступники дробят похищенные суммы, уводят их разными путями. Если все информационные ресурсы передадут в руки одного подразделения МВД, то эти преступления будут раскрываться очень быстро.

Беседу вёл Александр РОМЕНСКИЙ

Россия. УФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 19 января 2017 > № 2042376 Андрей Козлов


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058898 Ирина Звягельская

Ирина Звягельская: "Все хотят завершить эту страшную войну в Сирии"

Россия по итогам 2016 года вышла в лидеры среди мировых игроков на Ближнем Востоке, взяв в свои руки инициативу мирного урегулирования сирийского кризиса. Это не только было засвидетельствовано созданием формата Россия-Турция-Иран, результатом работы которого стало установление всеобщего перемирия в Сирии и организация мирной конференции в Астане, но и признано "первой скрипкой" ближневосточной истории XXIвека – США. О том, каковы на сегодня позиции России как миротворца на Ближнем Востоке, "Вестник Кавказа" побеседовал с главным научным сотрудником Института востоковедения РАН Ириной Звягельской.

- Ирина Доновна, по вашей оценке, насколько усилия России приблизили урегулирование сирийского кризиса?

- На мой взгляд, перспективы сирийского урегулирования по-прежнему остаются сложным вопросом, однако, благодаря изменению соотношения сил в Сирии, в том числе за счет активных действий России, за счет взятия Алеппо, где мы помогали правительственным войскам, можно надеяться на возобновление мирного процесса. Цель встречи в Астане в том, чтобы подготовить более широкую конференцию в рамках ООН, то есть сделать еще один шаг к общему урегулированию. Специфика этого шага, в первую очередь, в росте активности региональных держав – Турции и Ирана, что правильно, поскольку они имеют выход на оппозиционные силы Сирии (Турция) и на официальный Дамаск (Иран).

Конечно, это не означает, что подходы России сейчас стопроцентно совпадают с подходами Турции, подходами Ирана или даже подходами президент Башара Асада. У всех свое видение ситуации – но в то же время есть общая убежденность в том, что пора завершить эту страшную войну и добиться стабилизации Сирии. Очень важно, что даже Асад говорит о готовности вести переговоры с воюющими против него людьми, раньше он делал это не слишком охотно, а теперь выйдет на переговоры с теми, от кого зависит ситуация на земле, а очень важный сдвиг. Конечно, легкого решения ждать не приходится, в сирийском конфликте задействована масса интересов как внутренних сил, так и региональных держав, и есть совершенно противоположные подходы к тому, как его разрешить. Боюсь, это будет долгий, тяжелый и достаточно болезненный процесс, но без него дальше жить нельзя.

- Каковы в настоящее время отношения России и Турции на ближневосточной арене?

- Турция сыграла очень большую роль в подготовке конференции, так как от нее зависит обеспечение присутствия в Астане многих воюющих оппозиционеров. Анкара имеет с ними связи, и потому делает чрезвычайно важную работу. После того страшного кризиса, который был в наших отношениях, сотрудничество России и Турции стало восстанавливаться, и у нас на сегодня действительно есть некие общие подходы к ситуации в Сирии. Безусловно, разногласия между нами продолжают сохраняться, так как двусторонние связи Москвы и Анкары еще не восстановлены в прежнем объеме. На мой взгляд, очень важным, мотивирующим моментом ускорения нормализации отношений послужила неудавшаяся попытка переворота в Турции. Оказавшись в очень тяжелом положении, республика была заинтересована в форсированном восстановлении контактов с Россией.

- Что в обозримой перспективе изменится в отношениях России с другим ближневосточным игроком – США?

- Судя по заявлениям избранного президента Дональда Трампа, который говорит о необходимости сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом, можно ожидать, что что-то изменится. Понятно, что Трамп не будет проводить ту политику, которой придерживалась предыдущая администрация, однако необходимо принимать во внимание и то обстоятельство, что президент США – не султан, который может в одиночку изменить все по своему желанию, поступая так, как сочтет нужным. Американский президент вписан в очень жесткую политическую систему, и даже если начнутся те или иные повороты во внешней политике США, что, кстати, неизбежно при смене администрации, сейчас очень трудно определить, насколько радикальны они будут.

- Можно ли ожидать усложнения ситуации вокруг иранской ядерной сделки при Трампе?

- Как все мы слышали, Дональд Трамп говорил о том, что считает это соглашение с Ираном далеко не идеальным. Есть точки зрения, что при Трампе США будут снова больше давить на Иран и иранское руководство, не торопясь снимать оставшиеся санкции. Подобный более жесткий подход к Ирану со стороны Вашингтона действительно возможен.

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 18 января 2017 > № 2058898 Ирина Звягельская


Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко

Исход по-французски

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

За последнее десятилетие около 40 000 евреев покинули Францию, переселившись в Израиль, Соединенные Штаты, Канаду, Австралию и Великобританию.

Главной причиной такого исхода является рост антисемитских настроений и серия террористических атак. «Во Франции евреев убивают только за то, что они ими являются», — подчеркивается в исследовании Службы защиты еврейского сообщества.

Так, в 2006 году Юсуф Фофана, родители которого прибыли из Кот-д’Ивуара, вместе с подручными три недели пытал, а потом убил 23-летнего Илама Халими. Спустя шесть лет Мохаммед Мера, имеющий французское и алжирское гражданства, напал на еврейскую школу в Тулузе, застрелил учителя и троих детей. В 2015-м Амеди Кулибали расстрелял четырех человек в парижском магазине кошерных продуктов. Все эти расправы дали мощный импульс возвращению евреев на историческую родину. Тем более, что антисемитские акции случаются все чаще. В 2015 году жертвами подобных выступлений стали более 800 человек — в десять раз больше, чем в 1999-м. «Антисемитизм достиг беспрецедентного масштаба. К примеру, в канун Нового года вандалы разрисовали антисемитскими лозунгами типа «Евреям вход воспрещен» стены школы имени Анны Франк в парижском пригороде Монтрей. Еврейская диаспора напугана», — констатируют эксперты Жером Фурке и Сильвен Мантернак в новой книге «В будущем году в Иерусалиме?».

Власти делают все, чтобы положить конец расистским выходкам, берут под усиленную охрану синагоги и школы. «Франция без евреев — это не Франция», — заявил Манюэль Вальс, один из кандидатов от Соцпартии на предстоящих президентских выборах. Со своей стороны, глава государства Франсуа Олланд объявил борьбу с расизмом и антисемитизмом общенациональной задачей, но, по своему обыкновению, особых успехов и на этом поприще не добился...

Социологи отмечают, что эпицентрами антисемитизма являются столичные пригороды, а также некоторые южные районы, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран. Во время манифестаций они выступают с лозунгами: «Аллах акбар», «Смерть евреям», «Евреи, проваливайте. Франция не для вас!»

«Все знают, но никто не осмеливается сказать, что в арабских семьях во Франции антисемитизм впитывают с молоком матери», — утверждает известный историк Жорж Бенсуссан. Его слова спровоцировали большой скандал в политкорректных кругах. Ученого обвинили в разжигании ненависти в отношении мусульман, и в конце января он должен предстать перед судом.

«Евреи оказались одной из главных мишеней джихадистов, бьет тревогу глава Представительного совета еврейских организаций Франции Роже Кюкерман. — Практически все акты насилия против них совершаются молодыми мусульманами». Однако антисемитизмом заражены не только они. Эксперты указывают на рост подобных настроений среди католиков, леворадикальных и ультраправых кругов. «Обыкновенный расизм» никуда не исчез.

«Можно ли во Франции оставаться евреем, не рискуя быть убитым?» — задаются вопросом представители еврейской общины. Для многих семей единственный способ защитить себя состоит в том, чтобы спрятаться, призналась на днях на страницах журнала «Экспресс» одна из читательниц, Эмили Тон: «Еще лучше, если нам удается скрыть свою фамилию. Но я больше так жить не могу и хочу положить конец молчанию».

Тем временем израильские лидеры все чаще призывают французских евреев перебираться на Землю обетованную. «Если хотите оставаться евреями, если хотите, чтобы ваши дети и внуки также были евреями, перебирайтесь в Израиль», — заявил в конце года министр обороны Авигдор Либерман. Раньше с тем же призывом обратился премьер Биньямин Нетаньяху, пообещав встретить единоверцев с распростертыми объятиями.

Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов

Недавнее обещание руководителя Северной Кореи Ким Чен Ына провести испытания межконтинентальной баллистической ракеты, которая способна долететь до территории США, вызвало мгновенную, но при этом неоднозначную реакцию избранного президента Соединенных Штатов Дональда Трампа. Его слова о том, что «этого не случится» можно интерпретировать, в том числе, как угрозу провести силовую акцию против режима в Пхеньяне. О том, насколько высока угроза обострения ситуации на Корейском полуострове, в интервью «Росбалту» рассказал руководитель отдела Кореи и Монголии Института Востоковедения РАН Александр Воронцов.

— Действительно ли Северная Корея насколько продвинулась в своей ядерной программе, что может всерьез угрожать Америке?

— Специалисты в разных странах, в частности в США и в России, не говоря уже о Южной Корее, где это все вообще воспринимается очень эмоционально, считают, что да, КНДР серьезно продвинулась в этом вопросе за последнее время. Северокорейская ядерная программа последовательно развивается — в 2016 году она вышла на такой этап, когда ее результаты стали очевиднее. Пять ядерных испытаний, запуски ракет разного типа, в том числе, и из подводного положения. Также в прошлом году они испытали ракету на твердом топливе, что открывает принципиально новые возможности. Так что прогресс очевиден, тут двух мнений быть не может.

Цена ядерной дубинки

— Насколько возможен сценарий нанесения Соединенными Штатами превентивного удара по ядерным объектам КНДР при новом американском президенте?

— По этому вопросу сейчас идет довольно большая полемика. В своем новогоднем обращении Ким Чен Ын сказал, что мы, дескать, добились больших успехов и близки к тому, чтобы создать ракету, которая долетит до американского континента. На что избранный президент США Дональд Трамп в своем «твиттере» пообещал, что «этого не произойдет». Трактовать эти слова можно кому как больше нравится. Можно представить это как угрозу разбомбить Северную Корею, а можно и как-то, что он обещает не допустить этого с помощью переговоров. Во всяком случае, попытается вовлечь северокорейцев в переговорный процесс.

Возможно, эти слова Трампа говорят о том, что он и его команда готовы к серьезным переговорам с целью достичь какого-то соглашения с северянами. Что касается нанесения удара по Северной Корее, то военные специалисты уже давно пришли к мысли, что это не решение проблемы. Любой превентивный удар по КНДР — это начало большой корейской войны на уничтожение не только Северной Кореи, но и всего Корейского полуострова.

Еще президент США Билл Клинтон в начале своего правления принял решение о нанесении удара по КНДР по иракскому сценарию 2003 года. В Южную Корею реально начали перебрасывать американские войска, все пришло в движение, но затем в Пентагоне провели компьютерное моделирование предстоящей войны и подсчитали возможные потери. Да, КНДР была бы уничтожена и американцы победили бы, но потери со стороны Южной Кореи могли составить 1 млн человек, а со стороны американских военных — от 50 до 100 тысяч человек.

Такой уровень потерь посчитали неприемлемым, и США перешли к переговорному сценарию. И, как известно, Билл Клинтон к концу уже своего второго срока был близок к установлению дипломатических отношений с Северной Кореей, но для этого ему не хватило времени.

Надо понимать, что превентивный удар по КНДР — это война. Причем тогда (во времена Клинтона) у северян не было ядерного оружия, а сейчас есть. Для всего Корейского полуострова такая война стала бы катастрофой. Кроме того, в этом случае неизбежно произошла бы интернационализация конфликта. Как отреагировал бы на эту войну Китай, который считает Корею зоной своих жизненных интересов, тоже сложно сказать.

— Насколько реально, что КНДР в ответ на удар американцев по своим ядерным объектам может нанести удар по Сеулу, находящемуся недалеко от границы?

— Это давно известно, и именно это является главным сдерживающим фактором, объясняющим, почему на КНДР до сих пор не напали. Еще 20-30 лет назад, когда у них не было ракет и ядерного оружия, Северная Корея обладала артиллерией, которая насчитывала 8-10 тыс. стволов, сконцентрированных напротив Сеула. Одним превентивным ударом их не уничтожить. Подсчитано сколько снарядов за минуту, за десять минут, за час они могут выпустить.

Понятно, что 12-миллионный Сеул и сеульская агломерация, которые вместе насчитывают больше 23 миллионов человек, уничтожаются. Это примерно треть населения Южной Кореи, и больше половины ее экономического и административного ресурса.

— А что в ситуации возможной новой войны между Севером и Югом Кореи будут делать США?

— Ни в Пхеньяне, ни в Сеуле сумасшедших нет. Если же удар нанесут американцы, то делать нечего — им придется воевать. В Южной Корее американские войска, которые в этом случае мгновенно автоматически будут вовлечены в эти события.

— То есть, насколько я понимаю, это все-таки очень маловероятный сценарий развития событий на Корейском полуострове?

— Безусловно. Конечно, сейчас, пока политика Трампа еще не сформулирована, можно предполагать что угодно, но то, что более или менее понятно, это то, что он считает, что Америке надо сосредоточиться на внутренних делах. Все эти Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия стали чрезмерным грузом для США, и теперь еще один новый крупномасштабный конфликт — это, на мой взгляд, противоречит устремлениям избранного президента Америки.

— Но есть мнение, что при Трампе заместителем Госсекретаря может стать Ричард Хаас, который в январском выпуске Foreign Affairs опубликовал статью, где прямо говорится о возможности упреждающего удара по северокорейским ядерным объектам.

— Республиканцы вообще считаются жесткими ребятами, но демократы нередко оказываются менее гибкими, чем республиканцы. При президенте Джордже Буше-младшем в администрацию США пришли очень крутые ястребы, на фоне которых Хаас отдыхает. Но потом их уволили и на их место пришли другие ребята, которые начали проводить очень гибкую дипломатическую политику в отношении Пхеньяна.

И, наоборот, при Бараке Обаме была совершенно негибкая политика ожидания краха КНДР. Никаких переговоров, ставка на дожимание Пхеньяна, базирующаяся на необоснованной уверенности, что в Северной Корее скоро будет экономический коллапс.

Хотя реальная картина в этой стране говорит об обратном — в ее экономической жизни все больше позитива. ВНП растет на 3-4% в год. Нам такой рост еще и не снится. Строительный бум — в Пхеньяне растут целые улицы небоскребов, улучшается снабжение населения продовольствием, есть успехи в энергетической сфере. Это, конечно, не экономическое чудо, но позитив совершенно очевидный.

Беседовал Александр Желенин

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046676 Александр Воронцов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter