Всего новостей: 2495333, выбрано 1610 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614343 Сергей Авакянц

Наш флот для самого большого океана

21 мая 1731 года был учреждён Охотский военный порт – первая на Дальнем Востоке постоянно действующая военно-морская база России

Именно эта дата и считается днём рождения Тихоокеанского флота. О том, чем он живёт сегодня, какие задачи решает в зоне своей ответственности, кто определяет ударный почерк флота, рассказывает командующий ТОФ адмирал Сергей АВАКЯНЦ.

– Ныне Тихоокеанский флот – одно из крупнейших оперативно-стратегических объединений ВМФ России. Это обусловлено прежде всего наличием в его составе кораблей, входящих в стратегические ядерные силы, значением и масштабом решаемых задач.

Тихоокеанцы обеспечивают защиту государственных интересов нашей страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в назначенной операционной зоне, площадь которой составляет половину всего Мирового океана. Для практического решения этой ключевой задачи в его составе действуют атомные стратегические и многоцелевые подводные лодки, надводные корабли, морская авиация, а также морская пехота, береговые и ракетно-артиллерийские части.

Выполняем мы и внешнеполитические задачи в оперативно важных районах Мирового океана – налаживаем и развиваем военно-морское сотрудничество с флотами других стран. С этой целью наши моряки наносят дружеские визиты в иностранные порты, проводят совместные международные учения. Каждый год они на постоянной основе несут боевую службу в Тихом и Индийском океанах, в Охотском, Японском и Южно-Китайском морях, а также в Средиземноморье, помогая народу Сирии в борьбе с международным терроризмом.

В настоящее время покоряет океанские просторы, демонстрируя Андреевский флаг, отряд в составе больших противолодочных кораблей (БПК) «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц», среднего морского танкера «Печенга». В ходе двухмесячного дальнего похода запланировано посещение нескольких стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, отряд примет участие в российско-китайском учении «Морское взаимодействие – 2018».

– Сергей Иосифович, с какими результатами встречаете свой праздник, в том числе по итогам контрольных проверок на исходе зимнего периода обучения?

– С вполне достойными. К слову, и в день рождения флота в корабельных соединениях, береговых частях, гарнизонах морской авиации напряжённая боевая подготовка не останавливается.

Особенно активизировалась боевая работа на морских полигонах с наступлением весны. Интересную, например, подводную торпедную дуэль по плану двустороннего тактического учения Приморской флотилии разнородных сил провели две дизельные подводные лодки. Они разыграли ситуацию, во время которой каждая отработала поиск и слежение за лодкой условного противника, а затем и провела атаку при взаимном применении торпедного оружия и средств гидроакустического противодействия.

Ещё одна подводная лодка провела скрытную атаку учебными торпедами отряда вероятного противника в составе больших десантных кораблей «Адмирал Невельской» и «Ослябя». При этом охрану конвоя обеспечивали два малых противолодочных корабля и противолодочный самолёт Ил-38Н. Мастерство экипажа «Варшавянки» в этом случае позволило уклониться от ответного удара сил охранения.

Такое учение продолжалось несколько суток в акватории Японского моря. На различных этапах к нему привлекались до 30 боевых кораблей и вспомогательных судов, два десятка самолётов и вертолётов морской авиации. К примеру, корабельная поисково-ударная группа в составе гвардейского ракетного крейсера «Варяг», больших противолодочных кораблей «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц» провела совместную артиллерийскую стрельбу на подавление береговой цели, скрытой рельефом местности. Были уничтожены мишени, имитирующие защищённые огневые точки и боевую технику условного противника. «Адмирал Виноградов» выполнил меткую стрельбу из артустановок по морскому буксируемому щиту, «Варяг» успешно провёл артиллерийскую, а затем и ракетную стрельбу зенитным ракетным комплексом «Оса» по учебной воздушной цели. Также корабли в составе тактической группы обнаружили и уничтожили подводную лодку вероятного противника. Едва был установлен контакт с подлодкой, как они нанесли по полученным координатам удар противолодочными ракетами, торпедами и реактивными глубинными бомбами.

Таких примеров учебных будней можно привести множество. Так, в заливе Петра Великого, отрабатывая элементы курсовой задачи, БПК «Адмирал Пантелеев» провёл серию артиллерийских стрельб по морскому буксируемому щиту, а позже произвёл пуск зенитной ракеты комплекса самообороны «Кинжал» по надводной мишени. В это же время у побережья Камчатки провёл комплексную артиллерийскую стрельбу по морским и воздушным целям малый ракетный корабль «Мороз» С кораблями взаимодействовали противолодочные самолёты Ту-142 и Ил-38Н морской авиации.

Всего в период до 2027 года суммарное количество новейших боевых кораблей и судов, которые пополнят ТОФ, может превысить 70 единиц

В целом зимний период обучения был для нас сложным и очень насыщенным. Ещё недавно мы говорили о том, что по итогам 2017 года Тихоокеанский флот признан лучшим среди флотов по боевой подготовке. В 35 номинациях, в которых шли состязания на призы главнокомандующего Военно-морским флотом, тихоокеанцы одержали 15 побед по различным видам подготовки. Это высший показатель за последние 10 лет! Шесть из семи первых мест завоевали подводные силы, блестяще выполнив, в том числе и стрельбу баллистическими ракетами из подводного положения. В нанесении удара крылатыми ракетами по морской цели лучшим стал экипаж многоцелевой атомной подводной лодки «Томск», а в торпедной атаке – экипаж АПЛ «Кузбасс», который завоевал приз в личном первенстве экипажей флотов. Большие дизель-электрические подводные лодки из Приморья отличились в торпедной атаке и минных постановках.

Приморская флотилия разнородных сил успешно отчиталась перед военной инспекцией Министерства обороны, которая в апреле работала в главной базе флота и на корабельных соединениях.

Если говорить языком цифр, то за учебный период проведены 10 зачётных тактических и более 50 контрольных и зачётных корабельных тактических учений, несколько совместных штабных тренировок, отработаны боевые задачи группировками кораблей в ближней морской зоне на различных направлениях в дальней морской зоне. Успешно прошли стрельбы крылатыми и зенитными ракетами, осуществлены пуски противолодочных ракет, выполнено более 200 артиллерийских стрельб. На морских полигонах отработаны десятки противолодочных и противоминных упражнений, выполнены торпедные стрельбы.

Учебно-боевые задачи решали более 60 надводных кораблей и подводных лодок, свыше 70 экипажей морской авиации, соединения береговых войск и ПВО. Общая наплаванность кораблей составляет несколько тысяч суток.

Добавлю, что не отстал от боевого флота и флот вспомогательный. Суда обеспечения выполняли поставленные перед ними задачи в море почти четыре тысячи суток.

– Какие формирования флота лучше других проявили себя в ходе проверки?

– Хвалить всегда приятно, тем более что эти добрые слова вполне заслуженны. По итогам боевой подготовки в учебном полугодии лучшим объединением флота признаны Войска и Силы под командованием контр-адмирала Александра Юлдашева, дислоцируемые на Северо-Востоке России. На втором месте – подводные силы во главе с контр-адмиралом Владимиром Дмитриевым, третий результат по рейтингу – у Приморской флотилии разнородных сил флота под руководством контр-адмирала Сергея Жуги.

Лидером по итогам боевой подготовки среди наших соединений стала бригада кораблей охраны водного района главной базы ТОФ во Владивостоке. В числе передовиков также соединение десантных кораблей, бригада подводных лодок из состава Приморской флотилии и бригада охраны водного района, дислоцированная на Камчатском полуострове. Лучшим надводным кораблём признан БПК «Адмирал Виноградов». Экипажу гвардейского ракетного крейсера «Варяг» в День защитника Отечества Президент Российской Федерации в Кремле вручил орден Нахимова.

Ещё несколько слов об ударной составляющей флота. Высокие результаты в заочном соревновании соединений морской пехоты показали «чёрные береты» отдельной бригады с Камчатки, береговые ракетчики соединения Войск и Сил на Северо-Востоке РФ, а также лётчики Камчатской авиационной базы.

– Продолжится ли в ближайшем будущем оснащение ТОФ новой боевой техникой и вооружением?

– В ближайшие годы он должен существенно обновиться. Прошлым летом мы получили первый корабль проекта 20380 – корвет «Совершенный». В текущем году примем корвет «Громкий» этой же серии. Кстати, его экипаж, сформированный на Камчатке, на днях завершил обучение в Объединённом учебном центре ВМФ в Санкт-Петербурге и готов к заселению на корабль.

Сегодня динамично идут работы на корабле усовершенствованного проекта «Гремящий». В нём, как и в последующем корвете «Проворный», внедрены принципиально новые технологии и конструкционные решения. Всего мы рассчитываем принять на вооружение до четырёх корветов с оптимальным составом вооружения, а в перспективе – довести их общее количество до восьми единиц. С приходом на флот таких кораблей приступим и к освоению нового вооружения, поскольку они в качестве основного ударного комплекса будут нести крылатые ракеты семейства «Калибр».

В 2019 году Минобороны заключит контракт на строительство шести малых ракетных кораблей проекта 22800 для Тихоокеанского флота. Они по своим мореходным качествам, техническим параметрам, боевым возможностям считаются сегодня одними из лучших в подобном классе.

Четыре из них будут построены на Амурском судостроительном заводе и два на «Восточной верфи». Также на этом заводе недавно заложен для нас второй по счёту малый морской танкер водоизмещением более трёх тысяч тонн.

Постепенно оснащаются современными плавсредствами и подразделения флотских спасателей. Годом ранее они получили судно «Игорь Белоусов», минувшей зимой – модульный водолазный катер-катамаран СМК-2177. В текущем периоде на флот придут два рейдовых водолазных катера проекта 23040 завода «Нижегородский теплоход».

В ближайшей перспективе мы приступим к освоению новейших дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3. В состав их вооружения входят крылатые ракеты морского базирования «Калибр». Государственной программой вооружения предусмотрено строительство целого ряда подводных лодок такого класса.

Всего до 2027 года суммарное количество новейших боевых кораблей и судов, которые пополнят Тихоокеанский флот, может превысить 70 единиц.

Кроме того, завершаются работы по модернизации малого ракетного корабля проекта 1234 «Смерч». В планах – модернизация и перевооружение атомных ракетных крейсеров проекта 949А.

Россия. Весь мир. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614343 Сергей Авакянц


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614280 Сергей Рыжков

Кто «копает» под договор?

США намерены выйти из соглашения о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Президент США Дональд Трамп 17 мая этого года поручил своим министрам подготовить план по введению санкций в отношении России из-за нарушений Договора о РСМД. Этого можно было ожидать. Тем не менее есть смысл разобраться, в чём, собственно, суть претензий США к России и как на самом деле выполняют этот договор стороны.

Как известно, Договор о РСМД был подписан 8 декабря 1987 года и вступил в силу 1 июня 1988 года. Договор является бессрочным.

Историческая ценность договора заключается в том, что он является единственным соглашением, по условиям которого был уничтожен целый класс носителей ядерного оружия.

Этот договор обязал стороны ликвидировать в общей сложности более 2,6 тысячи ракет радиусом действия от 500 до 5,5 тысячи километров, которые, как считалось, серьёзным образом дестабилизировали ситуацию в Европе, поскольку с их помощью можно было нанести ядерный удар практически молниеносно.

Реализация Договора о РСМД в настоящее время предусматривает сравнительно незначительный обмен между сторонами уведомлениями о состоянии бывших объектов РСМД и уведомлениями о пусках ракетных ускорительных средств, подпадающих под ограничения договора.

По данным объективного контроля на бывших объектах Договора о РСМД, включая ракетные операционные базы США в Европе, признаков деятельности, идущей вразрез с договорными ограничениями, в период действия этих ограничений выявлено не было.

Вместе с тем США, занимая на внешнеполитическом фронте агрессивную наступательную позицию, заявляют о якобы имеющихся у них данных, свидетельствующих о наличии у России ракетных вооружений, запрещённых Договором о РСМД.

Как представляется, претензии американцев идут в общем тренде антироссийской политики и предназначены для формирования общественного мнения о пренебрежительном отношении России к Договору о РСМД. Тем самым США создают оправдательный фон для своих действий, идущих вразрез с этим договором.

Российская Федерация неоднократно на всех уровнях заявляла о том, что относится к выполнению этого соглашения исключительно добросовестно. В ходе работы Специальной консультативной комиссии по Договору о РСМД мы неоднократно просили американцев предоставить нам данные о нарушениях договора Россией. Американцы этого не сделали.

В то же время Российская Федерация на протяжении нескольких лет поднимает перед США проблемы, связанные с нарушениями американской стороной положений Договора о РСМД.

Так, США в обход Договора о РСМД разрабатывают и проводят лётные испытания баллистических ракет с дальностью полёта от 500 до 5000 км. Легендой прикрытия для создания новых ракетных средств являлось то, что якобы все они являются не более чем баллистическими ракетами-мишенями, а все такие разработки осуществляются только в интересах отработки и испытаний глобальной системы противоракетной обороны.

США для отработки элементов системы ПРО используют ракеты-мишени, имитирующие широкий спектр баллистических ракет средней и меньшей дальности, например Hera, MRT, Aries, LV-2, Storm, Storm-2, MRBM и др.

Производство таких ракет и последующее выполнение пусков с целью лётной отработки этих ракет запрещены Договором о РСМД, поскольку такие средства по своим тактико-техническим характеристикам, прежде всего по дальности полёта, относятся к классу ракет меньшей и средней дальности. Такие ракеты, по сути, являются универсальными ускорительными средствами, которые в зависимости от комплектации установленных на них головных частей могут быть использованы как боевые баллистические ракеты. Разработка и проведение испытаний таких ракет создают прецедент обхода Договора о РСМД, так как эти ракеты способны доставлять оружие на дальности, ограничиваемые этим договором.

Длительное время не решается вопрос о договорном статусе находящихся на вооружении армии США «тяжёлых» боевых беспилотных летательных аппаратов, таких, например, как MQ-1B Predator и MQ-9A Reaper. В настоящее время у американцев на вооружении более трёх сотен таких боевых беспилотных летательных аппаратов. Российская сторона изначально выражала озабоченность тем, что такие средства доставки оружия к цели формально подпадают под термин Договора о РСМД «крылатая ракета наземного базирования», а производство, испытания и вообще существование у сторон Договора о РСМД таких ракет запрещено. Американская сторона игнорирует все наши предложения по дипломатическому урегулированию имеющей место проблемы соблюдения Договора о РСМД.

Третий вопрос к США относительно соблюдения Договора о РСМД связан с развёртыванием на базах ПРО США в Европе пусковых установок, идентичных пусковым установкам Мк-41, применяемым ВМС США для пусков крылатых ракет средней дальности. Так, на американском объекте ПРО в Румынии вопреки положениям Договора о РСМД размещены, а в Польше планируются к размещению универсальные пусковые установки, испытанные для запуска не только ракет противоракетной обороны типа SM-3, но и крылатых ракет средней дальности типа BGM-109 «Томагавк». При этом крылатые ракеты морского базирования BGM-109 «Томагавк» становятся ракетами наземного базирования, чем напрямую нарушаются положения статей 7 и 8 Договора о РСМД.

США создают оправдательный фон для своих действий, идущих вразрез с Договором о РСМД

Кроме того, по имеющимся данным, в ходе испытаний, проведённых в 2012–2013 годах на полигоне Уайт-Сэндз в штате Нью-Мексико, минобороны США продемонстрировало техническую возможность запуска из наземной пусковой установки типа Мк-41 авиационной крылатой ракеты AGM-158В (JASSM-ER), имеющей дальность стрельбы 1000 км. Эти испытания стали грубейшим нарушением Договора о РСМД. При этом было фактически подтверждено, что пусковые установки наземного базирования типа Мк-41 способны осуществлять пуски крылатых ракет средней дальности класса «воздух – земля».

Ещё одним, не менее конкретным действием, направленным на «разрушение» Договора о РСМД, является законодательно спланированное американцами создание новой мобильной крылатой ракеты наземного базирования средней дальности. Так, в декабре 2017 года президент Дональд Трамп подписал законопроект об обороне, который в числе прочих содержит программу с объёмом финансирования в 25 млн долларов по разработке такой новой крылатой ракеты. Хорошо известно, что по условиям Договора о РСМД разработка таких видов оружия запрещена. По разъяснениям американской администрации разработка новой ракеты средней дальности должна стать прямым ответом на развёртывание Россией в последние несколько лет собственных ракет средней и меньшей дальности. Какие конкретно действия российской стороны и какие конкретно ракетные комплексы вызывают озабоченность у США, не известно.

В Пентагоне и госдепе США впервые заговорили о потенциальном нарушении Россией Договора о РСМД, когда были начаты испытания подвижного ракетного комплекса «Искандер». Администрация Барака Обамы на всех уровнях предпринимала шаги, направленные на международное обвинение России в нарушении Договора о РСМД. Одновременно американцы безуспешно пытались убедить российскую сторону закрыть программу по ракетному комплексу «Искандер-М». Также безуспешно предпринимались американцами попытки «подтянуть» под Договор о РСМД разрабатываемый Россией ракетный комплекс стратегического назначения «Рубеж».

Теперь Вашингтон решил ответить России разработкой собственной ракеты. В США утверждают, что разработка новой ядерной ракеты средней дальности покажет миру, что Америка настроена серьёзно. В ноябре 2017 года в Белом доме объявлено о новом, решительном подходе к вопросу о выполнении Договора о РСМД. Тогда впервые была официально названа новая российская ракета, якобы нарушившая условия Договора о РСМД, – «Новатор 9М729». Но опять-таки, американская сторона выдаёт предполагаемое нарушение за свершившийся факт, не указывая, в чём суть нарушения, где и как оно выявлено.

При этом вокруг Договора о РСМД развёрнута шумная пропагандистская кампания. Обвинения в адрес России голословны и неконкретны. Делается это умышленно, чтобы российская сторона не могла бы предметно ответить и опровергнуть распространяемые домыслы. Такая политика преследует одну цель – дискредитировать Россию и представить её в виде государства – нарушителя международных договоров. Под этот шум США ведут дело к развалу Договора о РСМД, серьёзным образом препятствующего им в реализации их планов.

В заключение необходимо отметить, что Договор о РСМД принципиально важен не только для России и для Европы. В случае прекращения его действия мы рискуем получить ситуацию начала восьмидесятых годов прошлого столетия, когда ядерные ракеты достигали своих целей за пять – семь минут, и это положение дел создавало крайне нестабильную военно-политическую обстановку на европейском континенте.

Очевидно, что американцы заблуждаются, ошибочно считая, что их это не затронет.

Сергей РЫЖКОВ, начальник Управления Министерства обороны Российской Федерации по контролю за выполнением договоров (национального Центра по уменьшению ядерной опасности).

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614280 Сергей Рыжков


США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар

Как старый F-15 может уничтожить новый российский Су-57 в ближнем бою

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Самолет Боинг F-15C «Игл» долгое время считался лучшим в мире истребителем обеспечения превосходства в воздухе, учитывая то, что в его боевой истории были 104 победы без единой потери. Однако этот стареющий истребитель, вероятнее всего, уже приближается к концу своего срока службы. Тем не менее, он остается весьма мощным истребителем, несмотря на свою долгую службу.

ВВС США откладывают запланированные работы по обновлению этого истребителя — к примеру, установку новых электронных систем ведения боя — до момента принятия окончательного решения касательно того, хотят ли они вообще сохранять его устаревающую конструкцию. ВВС США обнаружили, что F-15C нуждается в радикальном пересмотре конструкции и внесении структурных изменений, чтобы остаться на вооружении после 2025 года. Вероятнее всего, учитывая тот факт, что Конгресс отказал ВВС США в снятии с вооружения А-10 «Warthog», у ВВС не остается иного выбора, кроме как избавиться от F-15C, чтобы высвободить средства для более актуальных проектов. Однако самолеты F-15E «Страйк Игл» будут еще очень долго оставаться на вооружении.

В настоящее время самолеты F-15C составляют почти половину американской авиации обеспечения превосходства в воздухе, потому что ВВС получили менее половины того количества самолетов компании Lockheed Martin F-22A «Раптор», которое им было нужно. ВВС надеются разработать новую платформу Penetrating Counter Air, которая к 2030-м годам придет на смену F-15C и F-22, поскольку Россия и Китай начинают все чаще применять истребители пятого поколения, такие как Су-57 ПАК-ФА.

Су-57 — особенно после того, как на него будут установлены новые двигатели второго этапа, — станут «катастрофой» для любого истребителя четвертого поколения, учитывая их скорость, маневренность, показатели малозаметности и установленные на них средства ведения электронной борьбы. Однако у ВВС США уже есть план того, как можно уничтожать малозаметные истребители противника, и средство противодействия уже находится в разработке.

Ответ заключается в длинноволновой инфракрасной области спектра, которую нынешнее поколение малозаметных истребителей не могут подавлять. Кроме того, до сих пор не существует никаких инструментов для подавления обнаружения, осуществляемого на большом расстоянии при помощи длинноволнового инфракрасного датчика, который можно установить на существующие конструкции. Вполне вероятно, в будущем инженеры смогут найти способы спрятать самолет от длинноволновых инфракрасных датчиков, но в этом случае конструкцию самолета придется разрабатывать с нуля, чтобы ее можно было оснастить этими технологиями.

Компания Lockheed Martin в настоящее время занимается разработкой подвесной прицельно-разведывательной системы Legion Pod, которая позволит оснастить F-15C инфракрасной системой поиска и сопровождения (IRST). Ожидается, что компания выпустит более 130 таких подвесных систем, которые будут оснащены инфракрасным датчиком IRST21 и современными средствами обработки данных и которые будут обеспечивать поиск и сопровождение воздушных угроз в сложных условиях. Ожидается, что компания Boeing, которая является главным подрядчиком ВВС США, уже в этом году подпишет контракт с Lockheed Martin на разработку, сборку и выпуск подвесных систем Legion Pod.

«Учитывая расписание доставки и уникальные возможности для обнаружения, Legion Pod немедленно повысит эффективность операций наших истребителей и решит проблему неравенства возможностей при пассивном нападении, — сказал в прошлом году Пол Леммо (Paul Lemmo), представитель Lockheed Martin. — Наши проверенные временем продукты, созданные совместно с Boeing, такие как IRST21 на истребителях F/A-18E/F ВМС США и система IRST на истребителе F-15, гарантируют успешную реализацию программы Legion Pod в интересах ВВС США».

Представители ВВС США и этой индустрии ранее уже сообщали изданию National Interest, что длинноволновые инфракрасные системы поиска и сопровождения — особенно в сочетании с высокоскоростными сетями передачи данных — могут обеспечить наведение средств поражения на цель даже в случае с малозаметными самолетами. Наведение будет еще более точным в том случае, если несколько самолетов, оснащенных системами IRST смогут обмениваться данными друг с другом. «Это главные средства противодействия малозаметным самолетам, имеющиеся в распоряжении ВМС США», — сказал один представитель этой индустрии.

Оснащенный Legion Pod истребитель F-15C сможет с легкостью устранить те преимущества малозаметности, которые есть у Су-57. Как только «Игл» заметит Су-57, он сможет пустить в ход свой чрезвычайно мощный радар Raytheon AN/APG-63(v)3 с активной фазированной антенной решеткой — и, вероятно, начать сопровождение российского истребителя. В любом случае F-15C сможет отследить Су-57 и применить против него свои ракеты большой дальности Raytheon AIM-120D AMRAAM.

Далее, если Су-57 удастся увернуться от этих ракет AMRAAM, то истребитель F-15C окажется в проигрышном положении, поскольку российские истребители чрезвычайно маневренны. Однако пилоты F-15C имеют огромный опыт борьбы с чрезвычайно маневренными F-22, и, несмотря на неблагоприятное положение, пилотам «Игл» иногда удается одерживать победы в воздушном бою против самолетов «Раптор». Более того, после оснащения их системами Joint Helmet Mounted Cueing System и управляемыми ракетами Raytheon AIM-9X Sidewinder самолеты F-15C получили великолепный потенциал непрямой наводки — как и Су-57 — что зачастую оборачивается взаимным уничтожением, как показали многочисленные учения.

В конечном счете, если бы не высокие расходы на ремонт и обеспечение в сочетании с необходимостью оплачивать ремонт несущих конструкций, стоило бы сохранить самолеты F-15C на вооружении. Но, учитывая возраст конструкции и постоянно модернизирующуюся угрозу, ВВС США будет разумнее вложить деньги в средства следующего поколения, такие как самолеты PCA — особенно если Конгресс не позволит ВВС избавиться от A-10. Чем-то придется жертвовать, и, по всей видимости, настало время самолетов F-15C.

США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон

США рассматривают «ливийский сценарий» в отношении КНДР

CBS News, США

Бреннан: Доброе утро и добро пожаловать на передачу «Лицом к нации». Меня зовут Маргарет Бреннан (Margaret Brennan). Нам сегодня предстоит обсудить много вопросов, и начнем мы с беседы с новым советником президента Трампа по национальной безопасности, бывшим постоянным представителем США при ООН Джоном Болтоном. Добро пожаловать на нашу передачу.

Болтон: Рад быть вашим гостем.

— Вы исполняете свои обязанности всего лишь около трех недель, и уже такой прорыв на дипломатическом фронте с Северной Кореей. Вы верите, что Ким Чен Ын готов отказаться от своего оружия или он просто пытается улучшить свой имидж?

— Ну, я не думаю, что мы на данный момент об этом знаем. Я считаю, что если он принял стратегическое решение о том, что Северной Корее было бы лучше без ядерного оружия, то, на мой взгляд, нам есть о чем поговорить, и я думаю, что президент хотел бы воспользоваться этой возможностью. Но, по моему мнению, совершенно ясно, что мы сегодня к этому пришли благодаря тому давлению, которое администрация Трампа оказала на Северную Корею. Экономическое давление, политическое, военное давление. Думаю, что это признают все, и сам президент Южной Кореи Мун неоднократно заявлял, что без этого давления не было бы возможности провести ни Олимпиаду, ни саммит лидеров Севера и Юга. То же самое говорят премьер-министры Японии и Австралии, президент Франции, канцлер Германии. Так что именно поэтому мы сейчас здесь. И я считаю, что именно северокорейцы должны показать нам, что они действительно намерены отказаться от ядерного оружия.

— Ну, возможно, Северная Корея тоже идет на переговоры, имея возможность диктовать условия с позиции определенной силы. Слабая экономика — пожалуй, да. Но с этой ядерной программой они продвинулись дальше, чем при всех прежних администрациях США. Так…

— Во многом из-за ошибок, которые на протяжении 25 лет совершали прежние администрации —

— А это обязательное условие? Ким Чен Ын обязательно должен отказаться от этого оружия, прежде чем вы пойдете на какие-то уступки?

— Думаю, что да. Мы сейчас рассматриваем ливийский сценарий 2003-2004 годов. Мы также пытаемся выяснить, какое решение Северная Корея приняла раньше. И, самое главное, наверное, возвращаемся более чем на четверть века назад к совместному соглашению 1992 года о денуклеаризации между Севером и Югом, согласно которому Северная Корея обязалась отказаться от ядерного оружия и еще обязалась отказаться от обогащения урана и переработки плутония. Сейчас нам надо обсудить и другие вопросы — их программы по баллистическим ракетам, их программы по биологическому и химическому оружию, проблему американских заложников, которых они удерживают, вопрос о том, что они на протяжении многих лет похищают ни в чем не повинных японских и южнокорейских граждан.

— Примут ли США приглашение Северной Кореи осмотреть их ядерный полигон, когда в мае он, как было обещано, будет демонтирован?

— Ну, мы посмотрим, что именно это означает, ведь…

— Но Сеул заявляет, что Северная Корея обещала это сделать.

— Северная Корея. Все это, конечно, интересно, потому что мы уже это проходили раньше. Надеюсь, Северная Корея в этом искреннее заинтересована и ее намерения серьезны. Но я просто зачитаю вам предложение, если позволите. «В качестве жеста, демонстрирующего свою готовность выполнить свое обязательство по прекращению своей программы создания ядерного оружия, Северная Корея в пятницу взорвала свой самый известный символ производства плутония. Уничтожение градирни свидетельствовало о пошаговом выполнении многосторонних действий, предпринимаемых под руководством США, целью которых является прекращение реализации северокорейской программы производства ядерного оружия». 27 июня 2008 года, газета «Нью-Йорк Таймс». И та же самая «Нью-Йорк Таймс» в прошлом месяце написала, что у президента Трампа будут сложности с Северной Кореей, потому что новые данные, полученные с помощью спутника, свидетельствуют о том, что Северная Корея расширяет производство плутония. Поэтому мы хотим видеть реальную готовность, реальные намерения. А видеть пропаганду Северной Кореи мы не хотим.

- Вы таких демонстративных, постановочных действий пока не видите?

— Мы слышим слова…

— И никакого демонтажа?

— Пока мы слышим слова.

— И разработка продолжается.

— Вы… они сказали, что собираются прекратить ядерные испытания и испытания баллистических ракет. В последнее время они их не проводят. Это действительно так. Это может быть очень позитивным знаком. Или же это может означать, что в своих разработках они достигли такого уровня, что сейчас проводить испытания им и не нужно. Мы наблюдаем это и в других ситуациях. Президент Трамп полон решимости полностью использовать эту возможность и довести все до конца. Надеюсь, что мы сможем добиться настоящего прорыва, но у нас в администрации наивных людей нет — очень многое будет зависеть от этой встречи с Ким Чен Ыном.

— Поэтому и так много сообщений о том — из Северной Кореи сообщают, что Ким Чен Ын откажется от ядерного оружия, если США пообещают не вторгаться в его страну. Намерены ли вы давать подобные обещания?

— Вообще-то мы это слышали и раньше. Это… набор пропагандистских приемов у Северной Кореи богат и безграничен.

- Но это оборачивается тяжелыми бременем для США, создает им проблемы.

— Думаю, что на самом деле это не так. Я считаю, что следует смотреть на решение отказаться от ядерного оружия как на реальное стратегическое решение, которое должна принять Северная Корея. Мы хотим увидеть доказательства того, что их решение реальное, а не просто риторика. В случае с Ливией, например, и это другая ситуация, в определенном смысле эти переговоры проводились в узком кругу, с глазу на глаз, и общественность о них не знала. Но Ливия сделала то, что заставило нас преодолеть наш скептицизм — она позволяла американским и британским наблюдателям посещать все свои ядерные объекты. Поэтому об использовании международных механизмов речь не шла. Мы увидели их совершенно в другом свете — такими мы их никогда раньше не видели.

— Это звучит так, словно вы хотите сначала провести инспектирование и только потом ослаблять санкции.

— Ну, я считаю, что это было бы доказательством принятия стратегического решения отказаться от ядерного оружия, (оно) не обязательно должно быть таким же, как решение, принятое Ливией, но это должно быть нечто конкретное и реальное. Вполне возможно, что у Ким Чен Ына есть какие-то идеи. И мы должны его выслушать.

— Как сообщает CBS, предпочтительным местом для этой встречи между президентом Трампом и Ким Чен Ыном является Сингапур. Когда вы определитесь относительно места проведения встречи, и насколько это важно?

— Я думаю, что это произойдет, когда президент будет готов объявить это. Мы все еще решаем, в каком месте это произойдет. И мы пока еще не определились с датой.

— Он заявил, что в ближайшие несколько недель. Три-четыре недели.

— Он, президент, готов к активным действиям. И мы стремимся принять решение, чтобы можно было спланировать всю логистику, но я не хочу забегать вперед и сообщать о том, о чем, возможно, он сам хочет сообщить. Мы просто пока еще не пришли к окончательному решению.

— Есть ли какие-либо новости о трех американцах, которые находятся в заключении в Северной Корее? Я имею в виду, будут ли они фактически оставаться заложниками успеха этих переговоров, или же их нужно освободить до того, как президент войдет переговорную комнату?

— Я не хочу вдаваться в подробности наших дискуссий. Я скажу лишь одно. Для президента эти трое американцев являются приоритетной задачей. И в обмене (заложниками) между нормальными странами этих людей даже не стали бы держать в заключении. Поэтому я считаю, что Северная Корея должна отнестись к этому очень серьезно.

— Хотя это и жест, который им не обязательно делать до встречи?

— Он был бы доказательством их искренности. Нам не терпится узнать, каково их решение.

— Вы могли бы рассказать нам, в каком они состоянии?

— Я бы предпочел не обсуждать эту тему — пока, но это очень важно для президента.

- Я также хочу спросить вас о другом важном решении, которое будет принято по иранской ядерной сделке. Раньше вы очень открыто заявляли о своем скептицизме, и поэтому дипломаты в частном порядке говорят и задаются вопросом, собираетесь ли вы быть в этом случае посредником, который мог бы в принципе предложить президенту другое решение. Если европейцы смогут заключить закулисную сделку с целью урегулирования вопроса с ядерной установкой, вы действительно думаете, что ее можно сохранить?

— Ну, это решение президента. Я имею в виду, что люди должны иметь в виду одно — то, что здесь у меня другие функции. Когда я был частным лицом, я мог говорить все, что хотел, и это было большой роскошью, но…

— В марте вы заявили, что улучшить ситуацию нельзя, и что просто бессмысленно и неразумно думать, что мы можем ее исправить. Это было не так давно.

— Поэтому я так и не думаю. А говорил я то, в чем был убежден, и от этих слов я не отказываюсь. Но теперь это не моя работа. Моя работа — давать советы президенту. Это решение будет принимать он. Это его решение. Я — советник по вопросам национальной безопасности, но решений по этим вопросам я не принимаю. И, кстати, по вопросу иранской ядерной сделки я предложил ему несколько вариантов решения, я буду и дальше это делать до тех пор, пока он не примет решение. Я считаю, что это очень важно для нормальной работы системы национальной безопасности, и делать это — моя обязанность.

— И если госсекретарь Помпео сможет заключить кулуарную сделку, вы готовы согласиться на ядерную сделку с Ираном и оставить ее в силе?

— Я считаю, что это вопрос о том, что окончательное решение принимает президент. Задача его советников — давать советы. А решения принимает он.

- Итак, 12 мая США снова ввели санкции против Ирана, значит ли это, что США вышли из этого соглашения?

— Произойти может всякое, и я не хочу вдаваться в обсуждение гипотетических сценариев, но вопрос о выходе из соглашения, безусловно, рассматривается. Президент говорил об этом неоднократно. Его позиция в отношении этой ядерной сделки постоянна, последовательна и неизменна со времени президентской кампании 2016 года. Так что посмотрим, что произойдет.

— Что ж, мир следит за событиями. Большое вам спасибо.

— Был рад побеседовать с вами…

— У нас в гостях был Джон Болтон. Спасибо, что приняли участие в программе «Лицом к нации». Надеюсь на скорую встречу.

— Большое спасибо.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон


Босния и Герцеговина. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2613039 Елена Пономарева

Куда идут Балканы

«Пороховую бочку Европы» могут вновь взорвать.

За Балканами, находящимися на перекрёстке путей и цивилизаций, прочно закрепилось название «пороховая бочка Европы». Религиозные и этнические противоречия, выгодное географическое положение, стремление более сильных стран подмять регион под себя и многое другое не раз превращало Балканы в поле жестоких сражений. Неспокойно на Балканах и сегодня. О том, какие политические процессы там происходят и к чему они могут привести, наш обозреватель беседует с известным российским балканистом, доктором политических наук профессором МГИМО МИД РФ Еленой ПОНОМАРЁВОЙ.

– Елена Георгиевна, 27 апреля в Брюсселе состоялась встреча глав внешнеполитических ведомств стран НАТО, на которой одной из центральных тем был вопрос об «открытых дверях на Балканах». Его же будут обсуждать и 17 мая, но уже на саммите Евросоюза, который пройдёт в Софии. Чем вызвано столь пристальное внимание Запада к Балканам?

– Разрушив в начале 1990-х годов по жёсткому сценарию Югославию, Запад на этом не успокоился. Он стал интенсивно навязывать балканским странам так называемый европейский вектор развития. Более того, в последнее время Запад значительно активизировал свои действия в этом направлении. Так, в начале февраля 2018 года Еврокомиссия представила новую стратегию по ускоренному включению в ЕС шести балканских стран – Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии, Черногории и даже частично признанного Косова.

Европейской перспективе региона посвящён и очередной саммит ЕС, который открылся в четверг в Софии. Основное внимание на нём уделено вопросам укрепления связей между ЕС и Западными Балканами.

Чем можно объяснить стремление Евросоюза быстрее втянуть в свои ряды балканские страны? На мой взгляд, свою роль в этом играют несколько факторов. Прежде всего желание руководства Евросоюза продемонстрировать всему миру, что Брексит не подорвал позиций объединения, что ЕС не только живёт, но и расширяется. А поскольку продвижение на восток ограничено Россией, то вектор расширения Евросоюза был направлен на юг. Хотя и здесь сработал антироссийский фактор: Евросоюз не хочет допускать сохранения и тем более укрепления позиций Москвы на Балканах.

Ещё одним фактором является тесная интеграция Евросоюза и НАТО. По сложившейся уже схеме сначала новые члены принимаются в Североатлантический альянс, а затем, пройдя ряд процедур и проведя существенные внутриполитические реформы, фактически лишающие государства национального суверенитета, и в ЕС. К примеру, Болгария членом НАТО стала в 2004 году, а Евросоюза – в 2007 году. Хорватия оказалась в НАТО в 2009 году, а членом ЕС стала в 2013 году.

Интерес к Балканам подогревает и экономический фактор. Ведь это дополнительный рынок в 20 миллионов человек. Недра Балканского полуострова богаты каменным и бурым углем. Месторождения нефти и природного газа редки, зато часто встречаются месторождения руд цветных металлов. Через Балканы проходят важнейшие энергетические маршруты.

Наконец, в Евросоюзе очень бы хотели, приняв балканские страны в свои ряды, отвести им роль «паркинга для мигрантов». То есть снизить за счёт Балкан миграционный поток в центр континента и другие его регионы.

– Американцы в 1999 году разбомбили Союзную республику Югославию, а потом отошли в сторону, предоставив европейцам возможность восстанавливать разрушенное. А какую роль в своих геополитических планах США отводят Балканам на данном этапе?

– После 1999 года американцы прочно закрепили за собой не только право главного арбитра, но и главного игрока в регионе. Именно американские политики, военные, транснациональные компании играют здесь первую скрипку. Брюссель занимается фасадными работами (права человека, гей-парады и тому подобное), а начинка вся в американских интересах. Не случайно в Косове построены две крупнейшие в юго-восточной Европе военные базы – Кэмп Бондстил и Кэмп Филмсити.

Ещё одним – отложенным – итогом бомбардировок стал выход Черногории из союзных отношений с Сербией. В июне 2017 года эта самая малая по численности (626 тыс. жителей) и стратегически важная страна стараниями политических временщиков и прежде всего бывшего коммунистического лидера Мило Джукановича стала 29-м членом НАТО. Нелишне напомнить, что Черногория, не будучи членом ЕС, поддержала санкции против России.

Нельзя не отметить, что бомбардировки и фактическая оккупация балканских стран американскими и натовскими войсками позволили инициаторам и исполнителям этого серьёзным образом обогатиться. Французский исследователь Жан Дарбен написал целую книгу о том, как отторжение Косова обеспечивает интересы американских корпораций. Некоторые из них произвольно распоряжаются сербской и албанской государственной собственностью. Так, по итогам военной интервенции Мадлен Олбрайт стала основателем и владельцем контрольного пакета акций консалтингового холдинга «Олбрайт групп», зарабатывающего значительный капитал на телекоммуникационном бизнесе в Косове. Генерал Уэсли Кларк, командовавший силами НАТО в Косове, в настоящее время является владельцем канадской энергетической компании, активно использующей уголь и продукты синтетического топлива из Косова. Этот список можно продолжить. Главное – американские ТНК получили на Балканах солидный куш, от которого просто так никогда не откажутся.

– Единственная из стран региона – Сербия – имеет возможности альтернативного развития. При этом она находится под особо пристальным вниманием США и НАТО, на неё оказывается наиболее интенсивное давление. На ваш взгляд, удастся ли Сербии устоять под этим прессом?

– Положение руководства Сербии можно назвать политической эквилибристикой. Пока она приносит некоторые плоды, но такое положение не может длиться вечно. Причём не Россия, а Запад настойчиво требует от Белграда определиться, с кем он. Посудите сами. Накануне визита Сергея Лаврова в Сербию, который состоялся в феврале этого года и был приурочен к юбилею установления дипломатических отношений между нашими странами, имела место продолжительная беседа президента страны Александра Вучича с руководителем английской разведки Ми-6. Содержание разговора неизвестно, но уже сам факт такой встречи говорит о многом.

После отъезда Лаврова прошли переговоры Вучича с Ангелой Меркель, суть которых, кроме ничего не значащих фраз, тоже не была предана огласке. Затем состоялся визит помощника госсекретаря США Уэса Митчелла, который приехал в Белград с новым планом Вашингтона по Косову и Метохии. Показательно, что Митчелл сначала побывал в Приштине, где сделал чёткое заявление о том, что силы безопасности Косова будут трансформированы в «армию Республики Косово» и что в этом вопросе никто не обладает правом вето.

Это принципиально новый момент в американской политике, потому что до этого дипломатия США настаивала на том, что только в согласии с конституцией все национальные меньшинства должны дать добро на создание армии Республики Косово.

– Как свидетельствует нынешнее положение балканских стран, членство в Евросоюзе оказывается непростым, а в чем-то даже обременительным…

– Действительно, в социально-экономическом плане ситуация во всех балканских странах очень тяжёлая: высокий уровень безработицы, отсутствие социальной перспективы, нищета, общая деградация инфраструктуры и всех сфер жизни. По данным Всемирного банка, в 2016 году официальный уровень безработицы в регионе был в 2-3 раза выше, чем в среднем по ЕС.

Всё это дополняется фактической утратой суверенитета. Балканы окончательно превратились в мировую периферию, где всё время расширяются, по меткому выражению Эдуара Баладюра, «зоны неправа». Например, в Боснии и Герцеговине активно действуют 46 военно-террористических лагерей, хорошо известных в исламском сообществе как параджматы (деревни, где не соблюдаются законы БиГ). Там обучают боевиков, которые затем отправляются воевать на Ближний Восток. Все эти базы имеют тесные связи с «Аль-Каидой» и ИГИЛ, запрещенных в России. Аналогичные лагеря работают в Албании и Косове. Такое положение вещей, мягко говоря, не внушает оптимизма.

– Некоторые дотошные эксперты утверждают, что на Балканах существует 18 больших и малых дремлющих или даже недремлющих конфликтов, каждый из которых может взорвать регион.

– 18 возможных конфликтов, конечно, перебор, но то, что Балканы – конфликтогенный регион, – это факт. В силу исторических, культурно-религиозных, политических, социально-экономических и геополитических причин Балканы были и остаются особо уязвимой зоной мировой политики. В настоящее время регион превращается в важный стратегический узел международного терроризма, который имеет региональную специфику, проявляющуюся в двух пересекающихся процессах.

Первый – это албанский ирредентизм, который ставит своей целью объединение всех территорий, на которых проживают албанцы, в общее государство. Второй процесс развивается в рамках исламистского экстремизма (преимущественно это ваххабитское движение), проводники которого активно работают над созданием так называемого балканского халифата (БХ). Достижение данных проектных целей предполагает тесное взаимодействие их инициаторов и организаторов со структурами транснациональной организованной преступности и международного терроризма.

В результате в регионе формируется регионально-глобальный монстр, несущий угрозу безопасности и территориальной целостности балканских стран, а также существованию населения, не исповедующего ислам. Если в потенциальные границы БХ включаются территории Албании, Греции, Болгарии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии, включая Косово, Черногории, то сценарий албанизации может быть реализован по двум направлениям.

В одном случае это создание «Великой Албании», способной объединить Албанию, Косово, Западную Македонию (Республика Илирида), юго-восточную Черногорию (Малесия) и северо-западную Грецию (Чамерия). Второй вариант предполагает объединение территорий преимущественного проживания албанцев через ассоциацию исламских областей, которая должна стать мостом между Ближним Востоком, Турцией и Санджаком (юг Сербии). Этот проект фактически является частью более широкой стратегии «Аль-Каиды» и частично пересекается со сценарием БХ.

Очевидно, что попытки реализации подобных сценариев породят три главных конфликта: сербы – косовары и шире албанцы; сербы – боснийские мусульмане и македонцы – албанцы. Причём прежде всего речь идёт не о межнациональных конфликтах, а о межрелигиозных, когда православные народы вынуждены оказывать сопротивление экспансии радикального ислама.

Разрушив в начале 1990-х годов по жёсткому сценарию Югославию, Запад начал навязывать балканским странам так называемый европейский вектор развития

– Вы уже упоминали об уготованной Балканам роли в отношении миграции. А как сегодня в регионе справляются с потоком всех мыслимых и немыслимых мигрантов из Африки, Афганистана, с Ближнего Востока?

– С одной стороны, для Балкан миграция – привычная вещь. На протяжении всей истории людские волны прокатывались по Балканам и через них. А с другой – с 2015 года явление приобрело такие грандиозные масштабы, получило такие негативные последствия, с которыми балканские страны не в состоянии справиться даже на деньги ЕС. Дело в том, что этот миграционный поток может в корне изменить этнорелигиозную и политическую ситуацию в регионе.

– А кто они, эти мигранты, с социальной точки зрения?

– Подавляющее большинство мигрантов – мужчины в возрасте 27–30 лет, исповедующие ислам. Как правило, они не стеснены в деньгах. По всем признакам они могут формировать «спящие» террористические ячейки и активно включаться в реализацию сценариев – в строительство «балканского халифата» или всебалканского албанского государства.

Маршрут подавляющего большинства беженцев пролегает через Турцию, оттуда они морем попадают в Грецию, затем пересекают границу Македонии, далее движутся в сторону сербской границы, переходят её и направляются в небольшой пограничный город Прешево, 90 процентов населения которого – албанцы. Часть беженцев остаётся в Македонии, часть, перейдя границу, оседает на юге Сербии в районах с мусульманским большинством. Кто-то проникает в глубинные районы Сербии.

Основная же масса движется дальше в Европу. Важно, что под видом мигрантов в страны ЕС устремляются косовские албанцы, которые расширяют уже существующие и формируют новые криминальные сети.

– Есть еще проблема, сопровождающая миграцию. Это наркотрафик. Не являются ли нынешние Балканы ещё одним «окном в Европу» уже в этом смысле?

– Балканы – не просто наркотеррористическое «окно в Европу», это распахнутые настежь ворота. После оккупации НАТО в 1999 году Косово стало настоящим раем для наркоперевозчиков. По данным спецслужб, через руки албанских наркодилеров ежемесячно проходит от четырёх до шести тонн героина, произведённого из афганского сырья, а годовой доход преступных группировок от торговли зельем составляет несколько млрд долларов. И это официальные данные. Реальность намного страшнее. За поставки героина в Европу отвечают около 30 албанских наркокланов, каждый из которых контролирует свой участок наркотрафика.

В рамках «балканского маршрута» действуют пять основных каналов доставки наркотиков:

1. Албанский идёт через Албанию, Македонию, Косово и Метохию, Центральную Боснию и далее в Европу. Название этого канала транспортировки связано с тем, что он проходит преимущественно по территориям компактного проживания албанцев.

2. Зелёный («Зетра») начинается в Турции, проходит через населённую мусульманами Южную Болгарию, захватывает Македонию, использует как перевалочную базу Прешево в Южной Сербии и заканчивается в Боснии. «Зетра» (Турция – Босния), будучи одним из главных направлений криминального транзита, исторически является также магистральным путём проникновения ислама в Европу.

3. Маршрут «Д», или путь через Дубровник. Проходит через пограничный переход «Дебели брег».

4. Маршрут «Р», или путь через Риеку, используется только при наличии надёжных логистических центров в Хорватии и для прямых поставок наркотиков и оружия. Надо сказать, что албанские каналы криминальных связей, проходящие через Хорватию, а также Словению, существуют уже несколько десятилетий.

5. Северный маршрут обеспечивает поставку наркотиков с территории Балкан через Чехию в скандинавские страны.

Важнейшим фактором процветания наркоторговли является прямой интерес крупных компаний, разного рода структур и ряда семей/кланов мирового истеблишмента. Торговля наркотиками в мировом масштабе невозможна без поддержки банков, спецслужб, разведывательных структур как государственных, так и частных крупных корпораций. Поэтому военные базы США в Косово, на которые ежедневно прилетают по нескольку транспортных самолётов, уверена, включены в наркотрафик. На мулах и ослах невозможно доставлять тонны афганского героина в Европу. Сначала это всё доставляется в Косово, а потом уже по албанской цепочке во все европейские города.

– До сих пор мы вели речь о западных Балканах, но есть ещё Болгария. Она рядом с этими конфликтными зонами. В чём состоят болгарская специфика, особенности болгарской внешней политики?

– В политическом и социально-экономическом смыслах ситуация в Болгарии ничуть не лучше, чем на постъюгославском пространстве. Характеристику суверенной внешней политики страны можно выразить двумя словами: её нет. Болгария проводит линию, согласованную с Вашингтоном и Брюсселем, причём в первую очередь именно с Вашингтоном.

В этом вопросе сошлюсь на мнение авторитетного болгарского историка, искреннего друга нашей страны Дарины Григоровой. Кстати, недавно в издательстве «Книжный мир» вышла её книга «Русский феникс: от имперского прошлого к евразийскому будущему», где она размышляет не только о причинах трагических событий ХХ века в истории России, но и о возможностях грядущих наших побед.

Что же касается внешней политики Болгарии, то, по словам Григоровой, она на протяжении последних десятилетий направлена на отрыв болгар от России. При этом болгарские политики не столь агрессивны в своей риторике и действиях, как поляки или прибалты, но линию на разрыв проводят очень последовательно. Показательно, что даже в оценке освобождения Болгарии в ходе русско-турецкой войны правительство страны занимается подменой понятий.

Никто не умаляет значения подвига простых солдат и офицеров, какой бы национальности они ни были, но все они освобождали Болгарию под русскими знамёнами. А значит, акцентирование внимания на перечислении воевавших народов, а не на роли России – это в современных условиях политический акт, который укладывается в общую линию на «выдавливание» России из региона.

В то же время нынешний президент Румен Радев, хотя и не является русофилом, таких в политическом истеблишменте страны вообще нет, выступает за прагматику в мировой политике и публично неоднократно заявлял о необходимости разморозки болгаро-российских отношений. Однако президент – это представительная фигура. Болгария – парламентская республика, где главная роль принадлежит премьеру. Бойко Борисов играет в стиле Меркель – изменчивый и ненадёжный, не делает резких заявлений, но действует по американским лекалам. В Болгарии три американские базы (авиабазы Безмер и Граф-Игнатьево, полигон Ново-Село) – это и определяет внешнюю политику Софии.

– Между Россией и Балканами существуют глубокие исторические и культурные связи. Но насколько они прочны сегодня? Одни аналитики утверждают, что Балканы постепенно удаляются от России, другие – что это Россия уделяет мало внимания Балканам. А кто-то даже говорит, что Россия, наоборот, излишне вмешивается в дела балканских стран. А что вы скажете по этому поводу?

– Последнее утверждение ложное. Скажу так: чем меньше внимания Россия уделяет Балканам, тем больше они отдаляются от нас. Сотрудничество, как и несотрудничество, приносит свои плоды. И неважно, идёт речь о Греции, Болгарии или Сербии.

Напомню, что Россия никогда в истории Балкан не привносила в регион конфронтацию, а всегда старалась её ликвидировать и помочь балканским народам отстаивать национальные интересы, сохранять культурные и религиозные традиции.

Беседовал Александр ФРОЛОВ

Босния и Герцеговина. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2613039 Елена Пономарева


Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш

Летали и летать будем

Дальняя авиация успешно выполняет задачи по обеспечению безопасности в Арктике.

Экипажи стратегических ракетоносцев выполняют патрулирование в Арктике в строгом соответствии с Международными правилами использования воздушного пространства. О расширении географии применения и новых задачах воздушных «стратегов», поступлении новой авиационной техники и новейших «изделий», а также о разнице между перехватом и сопровождением и о некоторых других особенностях взаимоотношений с иностранными партнёрами «Красной звезде» рассказал командующий дальней авиацией Герой Российской Федерации генерал-лейтенант Сергей КОБЫЛАШ.

– Разрешите уточнить, что было представлено делегации Совбеза России во главе с Николаем Патрушевым на авиабазе Энгельс?

– Делегации Совета Безопасности был представлен весь спектр авиатехники и современного вооружения, который сегодня применяется экипажами дальней авиации и в плане боевой подготовки, и при выполнении поставленных нам задач.

Здесь находятся самолёты Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3. На представленном здесь стратегическом ракетоносце установлена крылатая ракета воздушного базирования Х-102. На дальнем бомбардировщике Ту-22М3 подвешены новые авиационные управляемые ракеты Х-32, которые успешно испытаны в Баренцевом море.

В условиях расширения спектра и масштабов выполняемых силами дальней авиации задач нам конечно же не обойтись без надёжного помощника, без Ил-78 – топливозаправщика, который временно базируется здесь, пока на аэродроме под Рязанью выполняют посадку больше 100 единиц авиатехники для проведения 3-го этапа конкурса «Авиадартс». Поэтому 78-е временно находятся у нас, отсюда им удобнее выполнять задачи.

– В чём выражается расширение географии и масштабов выполняемых задач, о которых вы говорите?

– Полёты экипажей стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев на экватор, в Индонезию говорят о том, что спектр задач увеличивается вместе с диапазоном тех направлений и аэродромов, на которых нам поручено обозначить своё присутствие. В прошлом году Ту-22М3 впервые выполняли посадки и в Анадыре, и в Воркуте.

В этом году планируем перелететь в Анадырь ещё и самолётами Ту-160. Сейчас Арктика имеет для нас стратегическое значение, поэтому мы осваиваем новые для себя аэродромы и изделия, которые позволят обеспечить безопасность страны со стороны морских границ и на этом направлении. С расширением спектра и масштабности задачи увеличиваются. Соответственно и требования к командованию дальней авиации. Поэтому и внимание со стороны руководства государства к нам соответствующее.

– Недавнее патрулирование в Арктике стратегических ракетоносцев наделало немало шума на Западе.

– Задачи, которые мы буквально на днях выполняли в Арктике, в частности полёты на воздушное патрулирование Арктической морской зоны 11 мая, действительно привлекли внимание многих. С аэродрома Анадырь взлетали самолёты-топливозаправщики Ил-78 и ракетоносцы Ту-95МС, а с аэродрома Оленегорск – топливозаправщики Ил-78 и самолёты морской авиации Ту-142. Экипажи Ту-95 совместно с экипажами Ту-142 Северного флота успешно выполнили поставленную перед ними задачу.

А что касается сопровождения наших самолётов истребителями F-22 ВВС США, то мы регулярно с этим сталкиваемся, особенно при воздушном патрулировании. От одного сопровождения, как было в этот раз, до 5–7 сопровождений различными группами истребителей иностранных государств, рядом с территорией которых по нейтральным водам мы выполняем полёты. Вблизи своих границ авиация этих государств имеет такое же право на сопровождение, как и мы на воздушное патрулирование.

Вероятно, их волнуют возможности наших «стратегов» находиться в этой зоне, поэтому они всячески пытаются обострить эту тему хотя бы на уровне СМИ, чтобы упрекнуть нашу страну в каких-то, только им ведомых, «неправомерных действиях». Но могу вам ответственно заявить: дальняя авиация ни единого случая нарушения международного права, а тем более чужих государственных границ в воздушном пространстве не допускала. Все задачи экипажи выполняли и выполняют в полном соответствии с международными правилами.

– Насколько известно из общения с экипажами, наши лётчики всегда стараются вести себя в воздухе максимально корректно.

– Да, и так было всегда. И во времена холодной войны, когда эти ситуации описывали лётчики и с одной, и с другой стороны. Знали друг друга чуть ли не по имени, поскольку подобные патрулирования проводились довольно часто. И сейчас при выполнении задач патрулирования критических ситуаций в воздухе не возникает. Если и предпринимаются попытки сближения в нарушение установленных дистанций, которые для всех определены международными нормативными документами, то в таких случаях их вежливо просят подвинуться и стать на своё место.

Задачи патрулирования дальняя авиация решает при строгом соблюдении международных правил

– В этом и есть разница между сопровождением, которое является стандартной для всех процедурой, и тем, что в иностранной прессе именуют «перехватом»?

– Конечно. Перехват выполняется уже с намерением применения оружия. А сопровождение – это просто полёт на установленной друг от друга дистанции. Соседи сопровождают, убеждаются, что мы ничего не нарушаем. Соответственно, и у них никаких оснований для перехвата быть не может. Мы такого повода никому не даём.

– Очевидно, в таких условиях требования к командованию дальней авиации, как и внимание, повышенные. В чём конкретно это выражается?

– Вот сейчас, например, мы с вами находимся на стоянке прилетающих самолётов. Новое покрытие взлётно-посадочной полосы выложено из современных материалов. И это только первый этап модернизации. Второй предусматривает развитие всей инфраструктуры авиабазы в Энгельсе. Это и строительство штабов, других необходимых зданий и сооружений, чтобы всесторонне и максимально обеспечить жизнедеятельность соединения дальней авиации.

Отсюда, со стоянки, вы можете видеть новый топливозаправочный комплекс, который был введён в прошлом году и в настоящее время полностью обеспечивает потребности соединения в топливе. Новый комплекс и техника, которая сейчас стоит на вооружении, обеспечивают более быструю и более качественную подготовку авиационной техники к выполнению задач по предназначению.

– На первом в этом году совещании с руководством Вооружённых Сил Верховный Главнокомандующий поставил масштабные задачи, в том числе по развитию дальней авиации.

– Внимания развитию дальней авиации в целом уделяется значительно больше и мы это видим на примере конкретных решений. В их числе решение Верховного Главнокомандующего о воспроизводстве самолётов Ту-160, которые мы будем получать, и о дальнейшем развитии перспективного авиационного комплекса дальней авиации, который в будущем придёт на смену имеющимся сейчас на вооружении самолётам Ту-95МС и Ту-22М3.

Авиационная техника, которая сейчас находится на вооружении, не меняя внешнего облика, постоянно совершенствуется. Идёт её непрерывная модернизация: переход на новое оборудование, системы. Всё это призвано обеспечить максимальную эффективность авиации при защите национальных интересов на стратегических направлениях. У нас большая страна, и в лице дальней авиации Вооружённым Силам и стране нужна «длинная рука», соответствующая возможностям XXI века.

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»

Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш


Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов

Балтийский флот: курс на обновление

Военные моряки успешно выполняют все поставленные перед ними задачи.

315 лет назад, 18 мая 1703 года, отряд из 30 шлюпок с экипажем из солдат Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I после жаркого абордажного боя захватил в устье Невы шведскую шняву «Астрильд» и бот «Гедан». В честь этого события Пётр I повелел выбить медаль со словами «Небываемое бывает». Таким образом на свет появился самый старый из флотов России – Балтийский. Сегодня флотом командует вице-адмирал Александр Носатов, с которым беседует корреспондент «Красной звезды».

– Александр Михайлович, Балтийский флот начался со слов «Небываемое бывает», с тех пор моряки-балтийцы неоднократно подтверждали, что невозможное – наша работа. Сегодня вам часто приходится ставить перед подчинёнными сложные, неординарные задачи?

– Калининградская область – особый регион из-за его геополитического положения. И балтийцам приходится решать регулярно непростые задачи. Например, в январе этого года в базу вернулись из дальнего похода корветы «Бойкий» и «Сообразительный». В ходе несения боевой службы корабли впервые вышли в Индийский океан. Сегодня мы способны ответить на любую современную угрозу, защитить политические и экономические интересы России как в регионе, так и за его пределами.

– Балтийский флот каждый год пополняется новыми кораблями и самолётами, юбилейный, 2018 год не станет исключением?

– Последнее десятилетие Балтийский флот держит курс на обновление. Каждый год флот планово пополняется новейшими образцами вооружения и техники. Кроме этого, уже имеющаяся на вооружении техника проходит модернизацию и по своим параметрам соответствует времени.

В частности, за два последних года полное техническое перевооружение прошли ракетные части 11-го армейского корпуса и Балтийской военно-морской базы. У нас успешно эксплуатируются береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», способные эффективно противостоять любым угрозам с моря, новейшие мобильные комплексы «Искандер-М», поступившие на вооружение армейского корпуса флота. В этом году мы продолжим принимать новую технику: зенитные ракетные комплексы С-400 усилят возможности группировки ВВС и ПВО, а в состав соединения ракетных кораблей войдёт новый МРК проекта 22800 «Ураган», способный нести крылатые ракеты «Калибр». Помимо этого, в программе перевооружения запланировано поступление двух больших гидрографических катеров, а авиаторы флота получат новые самолёты Су-30СМ и вертолёты Ка-27М.

– Флот – это не только техника, но и люди, которые на ней служат. Как сегодня обстоят дела у моряков-балтийцев в бытовом плане?

– Для того чтобы качественно выполнять учебно-боевые задачи, для личного состава должны быть налажены качественный быт и система обеспечения флотских мероприятий. Мы постоянно совершенствуем инфраструктуру соединений и частей, ведётся строительство нового и капитальный ремонт действующего казарменного фонда, столовых для личного состава, хранилищ и укрытий для техники и вооружения. Кроме этого, мы продолжаем строительство нового служебного жилья и модернизируем так называемый вторичный фонд служебных квартир и общежитий для офицеров и военнослужащих по контракту.

Ни для кого не секрет, что Балтийское море – одна из крупнейших площадок в нашей стране для кораблестроения, испытания новейших кораблей и морского оружия для ВМФ России. Моряки-балтийцы постоянно участвуют в процессе их освоения и качественно выполняют эту ответственную задачу. Поэтому с уверенностью говорю, что за морскую выучку личного состава кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов флота я спокоен.

– Последние годы в Вооружённых Силах РФ резко интенсифицировалась боевая подготовка, что в этом плане ожидает ваших подчинённых?

– До конца года нам предстоит принять участие в нескольких десятках мероприятий боевой подготовки различной направленности. Корабли и суда флота ждут дальние походы в Атлантику, Арктику, Восточное Средиземноморье, Индийский и Тихий океаны. В настоящее время учебный корабль Балтийского флота «Перекоп» с курсантами на борту пересёк Индийский океан, осуществил несколько визитов в порты Шри-Ланки, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи, принял участие в международных многонациональных учениях гуманитарной направленности в Тихом океане «Комодо-2018». Ещё одним важным мероприятием станет проведение на полигоне Хмелёвка в июне этого года армейского этапа конкурса по профессиональной выучке «Морской десант».

– С какими результатами подошли к 315-й годовщине флота моряки-балтийцы?

– Экипажи кораблей Балтийского флота регулярно отрабатывают курсовые задачи в море, несут боевые вахты в различных районах Мирового океана. В общей сложности в зимнем периоде корабли и подводные лодки выполнили более 700 мероприятий боевой подготовки. В частности, корабельные силы флота выполнили более 200 боевых упражнений с практическим применением ракетного, артиллерийского, торпедного и минного оружия. Корабли флота сдали порядка 100 курсовых задач в море, выполнили около 130 ракетных и артиллерийских стрельб, 20 минно-торпедных упражнений. Подготовлено несколько ударных, тральных и десантных корабельных тактических групп.

Части и соединения 11-го армейского корпуса Балтийского флота провели более 1000 боевых стрельб в составе подразделений, свыше 800 стрельб из стрелкового оружия, выполнили более 300 упражнений по вождению боевых машин и специальных автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой учёбы подразделений армейского корпуса возросла на 15 процентов.

Самолёты и вертолёты морской авиации Балтийского флота увеличили общий налёт по сравнению с прошлым годом на 15 процентов. 85 процентов лётного состава Балтийского флота имеют различные степени классности.

В рамках подготовки к АрмИ-2018 команды Балтийского флота приняли участие в 20 конкурсах профессионального мастерства, в 19 из них – заняли первые и призовые места.

По итогам зимнего периода лучшим объединением флота признана Балтийская военно-морская база. Среди корабельных соединений отмечено соединение десантных кораблей Балтийского флота. Среди надводных кораблей лучшими стали корвет «Бойкий», малый противолодочный корабль «Кабардино-Балкария», большой десантный корабль «Королёв», малый ракетный корабль «Зелёный Дол», морской тральщик «Александр Обухов» и судно связи «Адмирал Фёдор Головин». Кроме того, лучшим в 11-м армейском корпусе признано ракетное соединение, в морской авиации – истребительная эскадрилья Су-27, в соединении противовоздушной обороны флота – 183-й зенитный ракетный полк.

В летнем периоде обучения Балтийский флот ждут не менее масштабные задачи, включая дальние походы кораблей в районы Средиземноморья, Тихого океана и Арктики, а также участие над-водных кораблей и судов Балтийского флота в плановых мероприятиях боевой подготовки. При этом интенсивность выходов кораблей в море в летнем периоде обучения значительно возрастёт.

– Что вы хотели бы пожелать личному составу старейшего флота России в день его 315-летия?

– Желаю балтийцам и впредь оставаться верными традициям основателя нашего флота – Петра I: любить морскую службу, быть преданными своей стране и воинскому долгу. Служба на Балтике – огромная ответственность, но я уверен, что мы с честью пронесём Андреевский флаг на всех морях и океанах, куда Родина направит корабли Балтийского флота.

Тимур ГАЙНУТДИНОВ, «Красная звезда»

Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов


Франция. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 16 мая 2018 > № 2610749 Йенс Столтенберг

Йенс Столтенберг: "Несмотря на разногласия, НАТО сохраняет единство в главном"

Ален Барлюэ | Le Figaro

Генеральный секретарь НАТО во вторник был принят Эммануэлем Макроном в Елисейском дворце перед саммитом Североатлантического альянса, который пройдет в Брюсселе в июле. Интервью с Йенсом Столтенбергом записал журналист Le Figaro Ален Барлюэ.

"Все члены Североатлантического альянса поддерживают усилия, предпринимаемые для того, чтобы Иран никогда не смог разработать ядерное оружие. Мы обеспокоены баллистической программой Тегерана и его дестабилизирующими действиями в регионе. Внутри НАТО можно констатировать различные точки зрения по поводу соглашения по иранской ядерной программе и понимания того, хороший ли это инструмент. Многие европейские члены альянса не одобряют позицию США по выходу из соглашения. Подобные расхождения во взглядах не новы, мы с этим уже сталкивались в момент Суэцкого кризиса в 1956 году или войны в Ираке в 2003 году. Альянсу всегда удавалось оставаться единым, сплачиваясь вокруг своей основной миссии, состоящей в охране и обороне своих членов и содействии тому, чтобы они защищали друг друга", - сказал генсек НАТО.

"Две мировые войны и холодная война научили нас пониманию того, что мы находимся в большей безопасности и становимся сильнее, когда мы едины, а не разделены. В нашем составе 29 демократий по обе стороны Атлантики, с различной историей, географией и политикой - мы это видели на примере соглашения по иранской ядерной программе или Парижского соглашения по климату. Я не говорю, что между нами нет серьезных различий, которые могли иметь место в прошлом. На мой взгляд, важно то, что, несмотря на эти различия, мы несем нашу главную ответственность, доказывая, что мы объединены по принципу "один за всех и все за одного", - утверждает Столтенберг.

"Как развиваются отношения Североатлантического альянса с Россией?" - спросил журналист.

"Россия самоутверждается, существенно модернизирует свои вооруженные силы, в частности, их ядерные возможности. Она проводит учения своих войск, оснащенных обычным и ядерным оружием более комплексно, тем самым снижая порог потенциального использования ядерного оружия. Москва проявила свою волю к применению силы на Украине и незаконно присоединила Крым. Она стоит за кибератаками и "гибридными" действиями, нацеленными на наши демократические институты. НАТО отвечает на это пропорциональным образом, усиливая нашу коллективную оборону", - ответил собеседник издания.

"Россия остается нашей соседкой. Мы не хотим новой холодной войны или новой гонки вооружений. Мы по-прежнему стремимся к диалогу с Россией, потому что диалог возможен - я в этом удостоверился, когда был премьер-министром Норвегии (с 2005 по 2013 год. - Прим. Le Figaro). Необходимо улучшать наши отношения и, даже если это невозможно в ближайший момент, действовать надо так, чтобы избегать инцидентов, которые, с учетом существующей напряженности, способны привести к опасным ситуациям. Я благодарен Франции за ее крайне ценную поддержку стратегии альянса, состоящую в том, чтобы одновременно претворять в жизнь политику сдерживания и диалог с Россией. Персональная позиция Эммануэля Макрона в пользу трансатлантических связей очень важна для НАТО", - заявил Столтенберг.

Франция. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 16 мая 2018 > № 2610749 Йенс Столтенберг


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко

Луценко: Моя роль на президентских выборах – сдержаться и не перейти в лобовую атаку на популистов и демагогов

Эксклюзивное интервью генерального прокурора Украины Юрия Луценко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Ю.Луценко рассказал, почему при эффективности работы прокуратуры никто не рукоплещет; как в судебном состязании "играть в шахматы", а в корабле Украинского государства залатать пробоины; признал, что в президенты не идет, но делает ставку на правоцентристскую политсилу.

Сегодня (12 мая - ИФ) ровно два года, как Вы на должности генпрокурора. В подведении итогов к какой-то дате есть нечто советское, но все-таки, по прошествии этого времени, что вызывает у Вас чувство удовлетворения, а что - неудовлетворения?

Если уж совсем отказываться от советской практики юбилеев, то хочу вспомнить Томаша Масарика, который был не только первым президентом Чехословакии, но и глубоким теологом. Он сказал, что вечная жизнь не начинается после смерти, она начинается в твой первый день рождения, поэтому не откладывай на потом добрые дела, каждый день рассматривай как возможность подняться на ступеньку выше: что-то почитай, что-то хорошее сделай, кому-то помоги. С моей точки зрения, это очень мудро. Эту фразу я прочитал буквально в первые месяцы пребывания в Лукьяновском СИЗО, и тогда она мне очень помогла. После освобождения я в полной мере использовал этот рецепт: и на Революции каждый день был как ступенька к победе, и в парламенте, я считаю, сделано было много полезного, и в прокуратуре есть о чем отчитаться перед людьми, глядя прямо в глаза. Безусловно, не вся лестница пройдена, еще работать и работать.

Чем отличается нынешняя прокуратура от вчерашней? Это уже не постсоветский монстр, вертикально заточенный на волю одной личности, - и президент, и генеральный прокурор всегда определяли действия Генпрокуратуры – кого карать, а кого миловать.

На сегодняшний день эта система разрушена. Во-первых, еще "на берегу" у нас с президентом была договоренность, что никаких команд политического характера я выполнять не буду, а Порошенко сказал, что это и не входит в его интересы при назначении меня прокурором. Так что внешние команды отпали сразу.

Вторая задача – сломить внутренний алгоритм единоличных, непререкаемых указаний. Это было сделано. Нет больше двух главных принципов действия карательной системы. Подход "арестуй, или я тебя сниму с должности" стал невозможен: Генпрокурор теперь никого не назначает и никого не снимает, на это уполномочены только Совет прокуроров и дисциплинарная комиссия. Также разрушена сцепка, а порою и сговор ради общего финала между следователем и прокурором: на сегодняшний день следствие выведено из прокуратуры, после создания ГБР эти отношения станут конкурентными, что обеспечит на порядок больше объективности и следствия, и обвинения.

Вы не можете уволить прокуроров, они стали более независимыми. Вам не кажется, что от этого они получили определенную степень безнаказанности?

Да, конечно, как и в любом вопросе, тут тоже есть обратная сторона медали. 90% местных прокуроров были назначены на конкурсах до меня, конкурсы были достаточно специфичны, из трех кандидатов выбирал генеральный прокурор, тогда было так. Сегодня они по новому закону фактически автономны. В большинстве случаев речь идет о людях, которые тянут на себе огромную работу, но не буду скрывать, что есть 10-15% людей, которые просто посылают куда подальше и прокурора области, и права человека. Конечно, через механизм карающего меча Генинспекции тяжело и долго выявить эти злоупотребления, зафиксировать их, провести через НАПК, которое, как вы знаете, не очень эффективно от момента своего создания, через суд и только потом уволить человека.

Такие случаи есть?

Да, мы снимаем с должности по такому механизму десятки местных прокуроров. Кто-то обвиняется во взяточничестве, кто-то ушел в отставку по обвинению в дисциплинарных нарушениях. Но это не сотни прокуроров, это десятки.

Да, демократия всегда менее эффективна, чем тоталитаризм. У нас есть один политик, который говорит, что бывает просвещенная диктатура. Смею утверждать – нет, любая просвещенная диктатура заканчивается обычной диктатурой, ее перерождение неминуемо, диктаторские указания рано или поздно порождают диктатуру на местах, которая неподконтрольна любому якобы просвещенному фюреру.

Посему считаю правильным жертвовать меньшей продуктивностью в виде замедленных реакций по отстранению неэффективных прокуроров, но, с моей точки зрения, это дает огромный плюс: невозможность политических репрессий невинных – политиков, бизнесменов и простых людей.

Следователь и прокурор теперь в конкурентных отношениях, адвокат оппонирует им, есть еще судья, порою со своей "определенной функцией" из-за недореформированности судебной системы. Вопрос "Где же приговоры?" чаще всего адресуется прокуратуре, так как в этой многосторонней конкуренции больше возможностей повлиять на результат именно у прокуроров.

Вопрос принимаю. Первое. Мы действительно за прошлый год дали несколько рекордов, среди них 9,5 тысяч фактов недопущенных взяток с задержанными фигурантами и 1692 приговора, вступившие в законную силу в отношении коррупционеров. Это в три раза больше, чем в любой другой год ранее.

Почему люди этому не рукоплещут? Потому что в этих цифрах нет "большой рыбы". Но, простите, давайте поговорим о том, что прокуратура может сделать, а чего не может. По закону есть два блока правоохранительной системы, которые занимаются борьбой с коррупцией. Прокуратура и наши коллеги из МВД, ГФС и СБУ уполномочены ловить только "старую большую рыбу" – от губернатора и выше - и "нынешнюю мелкую и среднюю рыбу" - от председателя сельсовета до замгубернатора. "Большая рыба" нынешнего периода – это исключительная компетенция НАБУ.

По сути, я заложник своей громкой должности. Люди считают, что генеральный прокурор может все, но по закону генпрокурор не может подписать подозрение действующему губернатору, замминистра, министру, - это не моя функция, это запрещено законом. Но то, что входит в нашу компетенцию, - мы делаем в три раза лучше, чем раньше.

Второе. Вы говорите, что причиной недоверия к борьбе с коррупцией часто является недобропорядочность судей. Согласен, это есть. Хотя 1700 приговоров по коррупции за прошлый год и уже 300 за нынешний – и их заслуга. Но есть и еще одна очень важная причина – сложившаяся практика взаимоотношений судей и обвинения. В западном мире слово justice означает и справедливость, и юстицию, правосудие, а у нас же это разные понятия даже на вербальном уровне.

У них обвинение приносит факты и доказательства, по которым судья в состязательном процессе может сложить свое мнение о наличии или отсутствии преступления и о том, как наказать виновного. То есть, все в руках судьи, которому общество доверяет. Образно говоря, судье приносят доску, на которой выставлены все фигуры, стороны процесса играют партию, и последний ход, определяющий победу, оценивает судья.

Как происходит у нас? За 20 лет сложилась следующая практика: должны быть доказательства невозможности никакого другого решения, кроме предложенного в обвинительном акте. То есть, судье приносят, я бы сказал, шар, в котором не должно быть ни одной трещины, через которую может испариться обвинительный акт. Судью ставят в позицию "поискать недостатки" вместо того, чтобы найти справедливость.

Я считаю это неправильным. Необходимо закончить судебную реформу и иметь честных судей, которым общество будет доверять поиск справедливости и законности. Причем не только в нашумевшем проекте Антикоррупционного суда, а во всех судах. Именно это называется верховенством права, а не выборочное его применение.

Суд по госизмене Януковича во многом является показателем работы прокуратуры. Устраивает ли Вас, как в этом процессе представлена позиция обвинения? Со стороны позиция защиты выглядит более наступательной, агрессивной, а для людей непосвященных даже более убедительной…

Здесь есть несколько плоскостей. Во-первых, это дело крайне важно, ведь это прецедент открытого состязательного судебного процесса над главой государства. Смысл первый – выяснение, виноват ли Янукович лично, смысл второй – месседж всем нынешним и будущим руководителям государства, что отныне никто не имеет гарантий избежать преследования за совершенное преступление. Третий смысл – это месседж для Путина, ведь Янукович обвиняется в подписании письма, которым было прикрыто именно его решение о вооруженном вторжении на территорию независимой Украины.

Что касается того, кто кого переиграл в процессе, то следует заметить, что в этом процессе господин Янукович не обвиняется в событиях на Майдане, в разграблении страны, - всё это еще впереди.

Сейчас мы поддерживаем обвинение в госизмене. И я полностью удовлетворен работой военного прокурора в процессе – он четко и последовательно идет по обвинительному акту, а защита агрессивно, часто демагогично отвлекает процесс на что угодно, кроме выяснения обстоятельств и причин подписания письма Януковичем. Они говорят о том, что было в Крыму, что было на Майдане, что было до Майдана, как развивались переговоры между Януковичем и лидерами Майдана, – какое это имеет отношение, собственно, к письму, которым экс-президент призвал другое государство оккупировать нашу страну?!

В западных странах судья прерывал бы любые отступления от сути обвинительного акта.

Но, тем не менее, я просто счастлив, что процесс идет вот так. Стороне защиты даны все возможные и, как мне иногда кажется, невозможные, способы защиты Януковича. И это разительно отличается от того, как слушались дела при президентстве самого Януковича. Это действительно открытый, состязательный и объективный процесс, в котором решение примет только суд.

Такой педантизм процесса, полнота реализации прав защиты минимизирует риски успеха обжалования приговора в европейских инстанциях.

Сто процентов!

Послушайте, я тоже сжимаю зубы, когда включаю телевизор и слышу бесконечные дискуссии о том, что вообще не имеет отношения к делу, как мне кажется. Но зато я знаю, что никто не будет говорить, что защита была ущемлена в чем-то.

Вы подвели меня к мысли о том, что есть еще и четвертый смысл этого процесса – показать, как в новой Украине происходят серьезные судебные процессы. Это может стать новым стандартом, и никто другой при смене власти демократическим путем уже не сможет снизить этот стандарт. Вне зависимости от приговора суда.

А когда это может быть?

Не могу это комментировать, потому что только председательствующий в суде может определять темпы судебного следствия и всего хода процесса. Это исключительно его компетенция.

Но, конечно, мы все с нетерпением ждем. Потому что это дело номер один по всем параметрам, о которых я сказал.

Наверняка, Вы читали недавнее интервью Ефремова из СИЗО. Вы верите в перспективу судебного рассмотрения этого дела?

Да, обвинительный акт, который предоставлен господину Ефремову, базируется на доказательствах и свидетельских показаниях. В суде идет изучение этих доказательств, идет допрос свидетелей обвинения. Недавно был допрошен свидетель Ляшко, он дал новые показания, которые серьезно дополнили, с моей точки зрения, обвинительный акт. Более того, председательствующий после этого принял решение вызвать еще ряд дополнительных свидетелей, Турчинова, Пашинского, которые могут подтвердить или опровергнуть сказанное господином Ляшко о роли Ефремова при захвате органов Украинского государства в Луганске.

Опять-таки, это живой процесс, который никоим образом не напоминает судилище в заданном русле, которое происходило в прежние годы.

Думаю, этот процесс крайне важен для всей страны в плане оценки того, "кто открыл двери войны" на местах. Будем надеяться, что скоро мы получим и этот ответ.

Не ухудшила ли ситуация вокруг Холодницкого восприятие борьбы с коррупцией в Украине? Как это может в целом отразиться на работе прокуратуры и антикоррупционных органов?

Обратите внимание: мы сейчас говорим о еще одной истории, в которой нет наперед заданного очевидного ответа. Наверное, это главное достижение новой Украины – нет запрограммированных наперед решений в уголовных делах и судебных процессах.

Да, действительно, в ходе санкционированного судом прослушивания кабинета руководителя САП детективы выявили некие разговоры Холодницкого с посетителями и подчиненными, которые свидетельствуют о нарушении кодекса прокурорской этики.

В связи с этим господин Сытник как руководитель НАБУ и я как руководитель ГПУ направили в КДКП практически идентичные по тексту представления о дисциплинарном наказании господина Холодницкого в виде его увольнения из органов прокуратуры.

Что сделает КДКП, мне не известно, говорю абсолютно искренне. Я, конечно, спиной чувствую большие маневры, говорят о неких попытках влияния на КДКП. Моя задача – обеспечить независимость в решении. Не зависимое от меня как одного из авторов обращения, от сторонников или противников господина Холодницкого. И я это сделаю.

С чьей стороны попытки повлиять на КДКП?

Еще раз говорю – я спиной почувствовал, что такие попытки предпринимались, посему мы включили все механизмы Генеральной инспекции, чтобы защитить докладчика и всех членов КДКП от возможных внешних влияний.

Кто сегодня подписывает все документы от имени Специализированной антикоррупционной прокуратуры?

Холодницкий работает, полностью выполняет свои обязанности.

Моя личная точка зрения, и это не только в связи с этой ситуацией: было бы правильнее автоматически отстранять подозреваемых в коррупции от занимаемых должностей сразу же после подписания подозрения или после подобного обращения об увольнении из органов до момента принятия решения по сути.

Потому что людей крайне раздражает, когда человеку вручают подозрение в коррупции, а на следующий день он выходит на работу.

Как могут развиваться события дальше?

Не хочу размышлять о том, как проголосуют, потому что это может быть расценено как давление на КДКП, но перечислю возможные варианты: обращение Сытника и Луценко поддержат, дисциплинарное наказание вообще не будет применено или будет более мягким.

Конечно, наиболее сложным с точки зрения прецедента и коллизии в законодательстве может быть снятие руководителя САП. Потому что, согласно действующему законодательству, исполнять его обязанности не может фактически никто. Руководитель САП – процессуальная фигура в двух ипостасях. Как руководителя САП его может замещать первый заместитель руководителя САП, но ни один работник САП не может заменить его функции заместителя генпрокурора. Поэтому один человек не сможет заменить руководителя САП, это будут как минимум два человека.

Наш юридический департамент докладывает, что в законодательстве часть функций главы САП даже при исполнении обязанностей первым замом руководителя САП и генпрокурором все равно выпадает, они не могут исполняться никем.

Но и это еще не вся проблема. В апреле вместе с окончанием срока действия переходных положений закона о прокуратуре истекли полномочия сформированной Верховной Радой в 2015 году комиссии по избранию руководителя САП.

То есть, если руководитель САП будет изменен, то нам нужно решение парламента по их части комиссии и решение Совета прокуроров – по их квоте комиссии. Это серьезный политический вызов.

Тем не менее, все эти детали ничего не должны значить при принятии решения КДКП, члены комиссии не должны думать о процедурных последствиях этого решения, они должны сосредоточиться только на одном – есть доказательства серьезного дисциплинарного проступка или нет.

Что будет потом – об этом должна болеть голова у депутатов и у генпрокурора, больше ни у кого.

Время от времени Онищенко выдает порции своих "записей". Видя фото смс, Вы, как руководитель Генпрокуратуры и как политик, как к этому относитесь?

Еще раз повторю: Генпрокуратура не имеет возможности реагировать на подобные ситуации относительно действующих руководителей государства, министров, депутатов. Просто нам это запрещено. Честно? Я об этом жалею.

Вообще, очень интересно, когда я как один из авторов закона о НАБУ/САП должен потом выполнять этот закон. Это ирония жизни. Я не сам, конечно, писал этот закон, но являюсь одним из авторов, поэтому иногда криво ухмыляюсь лакунам, коллизиям, а теперь уже и полному запрету, стоило ли так делать, чтобы, имея 1700 приговоров чиновникам категории "Б", постоянно терпеть обвинения в отсутствии результатов по категории "А"?

Генпрокуратура вместе с коллегами из других правоохранительных органов показывает достаточно большую эффективность. Почему бы здесь не допустить альтернативную подследственность? Ну, если за три года НАБУ в силу разных, субъективных и объективных причин, вышло только на один приговор, и то для небольшого чиновника. Может, все-таки стоит каким-то образом объединить усилия, чтобы поймать нынешнюю "большую рыбу"?

Реакция и НАБУ, и большинства украинских и международных антикоррупционных организаций: "Нет".

Поэтому я не могу дать ответ ни о "пленках Онищенко", ни об общественных заявлениях о мздоимстве министров, ни об известных мне иных фактах нарушения закона чиновниками категории "А". Единственное, что я могу сделать – отправить материалы в НАБУ. Я так и делаю, а потом узнаю, что за более чем год по тому или иному делу не было ни одного следственного действия.

Мне кажется, что закон, который писался с учетом имиджа прокуратуры прошлого, привел к резкой автономизации НАБУ. С одной стороны, это давало им огромные возможности, но, простите, прошло три года, и общество громко спрашивает хотя бы о скромных успехах. Причем спрашивает у меня.

Сейчас взаимопонимание с НАБУ найдено?

Выход из этой ситуации был найден не без проблем. Столкновения с НАБУ - словесные и даже физические, к сожалению, в прошлом году были допущены, и это было большим негативом и для нас, и для всей страны. Сейчас мы работаем в рамках диалога, стараемся создавать совместные группы детективов, следователей и прокуроров в общих делах.

Мне кажется, это единственная предусмотренная законом возможность, и этот год покажет, насколько она эффективна.

Что касается моей политической оценки того, что говорит Онищенко, то она неоднозначна. С одной стороны, я не склонен доверять человеку, который обоснованно обвиняется в крупных экономических хищениях. Привычка всё и вся записывать и выдавать часть записей манипулятивными кусочками тоже не увеличивает доверие.

С другой стороны, то, что я увидел из последних опубликованных смс, – это серьезная почва для работы детективов НАБУ и прокуроров САП. То, что Онищенко совершал преступления, о которых я докладывал в Верховной Раде, - уже признает и он сам. Теперь нужно идти дальше. Закон определил именно САП отвести фигурантов "пленок Онищенко" "или в ЗАГС, или к прокурору".

По Вашему мнению, каковы масштабы негативных процессов подобного рода в украинском политикуме?

Как человек, который знает почти всё о парламенте, правительстве и администрации президента, скажу, что весь этот наивысший этаж власти требует проветривания. НАБУ было создано именно для выноса токсичных тел. 40% дел в суде – по нашим материалам. Мы ждем результатов.

Но есть, кроме посадок, еще и более важный метод. Считаю, что роль генпрокурора не только в организации "рыбалки", но еще и в том, чтобы закрыть возможность "хищникам" появляться в "пруду".

То есть, "плотину" вместе нужно перекрывать, она вся дырявая. Но как показывает практика наших тысяч арестов - на место одного взяточника приходит точно такой же, только берет еще большую сумму - за страх. Что нужно делать? Не только сажать, но и ликвидировать возможные коррупционные схемы.

После Революции украинский корабль был просто на мели, не мог двигаться. Сегодня уже юридическим фактом является то, что команда Януковича нанесла ущерб Украине в размере $40 млрд, это годовой бюджет страны.

То есть, днище украинского корабля было настолько пробито коррупцией, что он был полностью затоплен, не двигался вообще.

Постреволюционный парламент действительно многое сделал: была закрыта коррупционная схема на 2,5 млрд по двойной цене на газ, в системе государственных закупок система ProZorro смела коррупционные схемы на $1 млрд. Еще одной крупной дырой были откаты за НДС. Сегодня автоматизированная система возвращает НДС в размере 98% от заявки на месяц. Это еще $3 млрд в год.

Эти действия помогли украинскому кораблю хоть как-то маневрировать под огнем вражеской эскадры.

Что нам предстоит сделать сейчас, чтобы выйти в стабильный рейс? Да, дальше продолжать ловить коррупционеров, желательно еще и категории "А", что должно продемонстрировать НАБУ. Но главное – постоянно принимать стратегические решения о ликвидации крупных коррупционных схем.

Продолжать латать пробоины?

Есть еще много крупных дыр в корабле, назову три главных. Номер один: разворовывание государственного сектора экономики. Мы – единственная в Европе страна с двумя тысячами государственных предприятий, 75% из них не показывают прибыли, они формально убыточны. Но они убыточны для страны, а для тех, кто назначает своих руководителей предприятий, они очень прибыльны. И, смею вас заверить, это представители всех партий - и власти, и оппозиции, которые получают такие "подачки" за то или иное голосование. Система партийного назначения руководителей госпредприятий является основой украинской политической всеобъемлющей коррупции.

Если мы не хотим этому серьезно противодействовать, тогда ни о какой серьезной борьбе с коррупцией не может быть и речи. Сколько бы мы не ловили местных чиновников "на горячем", мы не остановим взяточничество как инструмент политической жизни страны. Это огромная возможность для всех партий получать теневые доходы, соответственно, действовать на выборах коррупционными методами, соответственно, в парламенте вообще не интересоваться мнением избирателя, а заниматься наращиванием количества "своих" директоров в 2000 госпредприятий.

Ответ на вопрос, как закрыть эту дыру, – большая приватизация, открытые аукционы. И Кабмин принял такое решение, парламент принял закон об открытых аукционах. Только надо действовать смелее. Не 20-30 предприятий, как предложил Кабмин, а полторы тысячи точно должны уйти с молотка в этом году. Это уничтожит источник крупной политической коррупции в стране. Партии должны жить за счет избирателей, а не за теневые доходы от коррупции своих выдвиженцев.

Дырка номер два – природные ресурсы. Олигархия – действительно огромная проблема страны. Но она возникла и до сих пор подпитывается закрытыми теневыми аукционами на природные ресурсы.

После Майдана на аукционах было выдано 43 спецразрешения на ресурсы. Без аукционов – 679! Олигархи скупали и скупают украинские природные ресурсы.

Последние скандалы касались выдачи лицензий на разработку месторождения лития и нефти. Лития в Донецкой и нефти в Полтавской области. Прокуратура на этой неделе подала в суд на разрыв этих решений Госгеонедр, вне зависимости от фамилий, которые стоят за этими решениями. Но бить по хвостам – не лучший метод.

Правительство обязано обеспечить стопроцентно открытые конкурсные аукционы на любые природные ресурсы – нефть, газ, литий, гранит, янтарь, торф и т.д. Более того, необходимо опубликовать открытый реестр всех ранее выданных лицензий, поручить его проверить и впредь проводить все исключительно по открытым конкурсным процедурам.

Именно это должно если не уничтожить олигархию, то хотя бы прервать ее постоянную подпитку свежими, фактически дармовыми ресурсами.

Позиция номер три - таможня. По оценкам экспертов, до 30% страна все еще недополучает от экспортно-импортных операций. Вот картина таможенных платежей в миллиардах долларов по годам с указанием руководителей ГТС. Рекордные $18,2 млрд показали Валерий Хорошковский в 2008 году и Степан Дериволков в 2013-м. После Майдана платежи составили $9,2-9,3 млрд. Можно, конечно, талдычить об утере Крыма и части Донбасса. Но есть ответ о введении платежей за газ. Поэтому пора принять стратегические решения. На всех таможнях необходимо установить электронные сканеры и, мне кажется, совместные посты с представителями таможенных служб западных государств.

Что этому мешает? Сопротивление кланов. Решение Гройсмана о закупке сканеров в прошлом году вызвало просто звериное сопротивление, и в течение года, несмотря на наличие денег, это решение так и не смогли провести, оно было заблокировано разными судами, Антимонопольным комитетом и прочими механизмами, которые просто позволили жулью продолжить грабить страну. В этом году история опять продолжается. Думаю, это необходимо решать, в том числе, объявляя гласно об этой проблеме.

К сожалению, я могу говорить о таких проблемах еще много. Но давайте остановимся на этих трех. Когда эти три огромные пробоины будут закрыты, мне кажется, украинский корабль сможет легче маневрировать. И уже потом – в другой атмосфере – решим проблему приватизации земли и других еще более тяжелых вопросов.

У нас мало времени! Если продолжать говорить о нашей стране как корабле, то на нем уникальная ситуация. Команда ремонтирует корабль, кое-как латает паруса, бегает по реям, отвечает на огонь вражеской эскадры, иногда дает залпы и даже попадает. Но, более того, в трюме ведутся темные переговоры и вечные маневры за борьбу за штурвал.

Всё это можно сделать только в узком окне возможностей, которое с каждым днем становится все меньше и закроется, наверное, сразу после Дня Независимости, когда предвыборная кампания не будет считаться ни с какими рациональными предложениями законодательной и исполнительной власти. Всё будет подчинено логике выборов, разделению на "свой – чужой". Но за два месяца парламент может успеть многое, за пять месяцев правительство может успеть еще больше.

Я верю – все это можно сделать.

Все эти идеи вы хотите предложить кому-то из кандидатов в президенты или какой-то партии, с которой будете идти на выборы?

Невозможное останется невозможным, если вокруг будут пессимисты, оптимисты - двигают мир. Я стараюсь быть оптимистом и верю, что эти глобальные вещи в случае, если об этом действительно развернется глобальная дискуссия, могут быть реализованы именно потому, что с 1 сентября начнется избирательная кампания. Давайте попробуем подойти к выборам именно так – как к выбору не вождей, а решений.

Какой Вы видите свою роль до выборов? В чем Ваша миссия?

Сложно. Попробовать сдержаться…

Сдержаться и не пойти на выборы?

Это как раз у меня получается, я, наверное, единственный не кандидат в президенты из большого круга моих знакомых. Это продуманное решение. С самого начала моей работы здесь, несмотря на разные разговоры, я точно не кандидат в президенты.

У меня тут часто дежавю: после четырехгодичной работы в МВД все очень похоже. И я четко знаю, что если делаешь то, что надо делать, ты будешь утрачивать популярность, здесь по-другому не бывает. Но как сказал мудрый Лао-цзы: "Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний – ваша тревога будет бесконечной".

Если бы я хотел быть популистом, я бы уже сегодня рассказывал о том, что мне все мешают, объявил бы 10 миллионов подозрений и ходил бы по митингам, заявляя, что их всех надо посадить, но мне не дали этого сделать.

Но нет. Я знаю, что делать. И делаю свое дело на своем посту.

Что Вы думаете о предстоящих выборах?

Во-первых, думаю, что все это очень символично. Ровно сто лет назад Украина была примерно в такой же ситуации. Конечно, есть существенная разница, но с большого масштаба это выглядит совершенно так же.

Небольшая группа людей старалась тогда построить страну. И огромная масса людей, подогреваемая пятой колонной Кремля, доморощенными радикалами и полезными идиотами, просто уничтожила УНР. Потом и поэтому – в землю полегли миллионы украинцев. Этот урок мы должны помнить, если хотим быть успешной страной.

С моей точки зрения, сегодня опять все очень похоже. Опять: безответственность и популисты против слабых государственников. Посему моя роль на этих выборах – сдержаться и не начать давать прямые оценки популистам. Я буду стараться говорить только одно – поддержите тех, кто строит страну, а не тех, кто все критикует и дает бесконечные невыполнимые обещания.

Но соцопросы отдают преимущество именно им.

Мы уже 4-й год живем в состоянии трех войн: воюем с Путиным на Донбассе, воюем с коррупцией, но самый страшный враг – это патернализм населения, которое пассивно ожидает чуда от нового вождя. Этим пользуются радикалы и популисты, которые предлагают простые ответы на очень сложные вопросы. Считаю, что этот фронт очень недооценен. Патернализм страшнее Путина. Вижу единственную возможность участия в нем – не переходя на личности говорить об опасности таких предложений и поддерживать оптимистов, которые берут ответственность на себя. Я прекрасно понимаю, как ужасающе плохо живут пенсионеры, мне искренне стыдно за все это, хотя я делаю все, что могу, чтобы бюджет наполнять - за два года органы прокуратуры уже дали порядка 60 млрд грн в бюджет.

Все остальные люди – кузнецы своего счастья. Не ждите подачки сверху, создайте свой успех. Знаю 100 и больше людей, которые именно так и сделали. Если их станет 100 тысяч – Украина станет реально новой!

Моделируем ситуацию… Закончились президентские выборы, в которых Вы не участвуете, приходит время парламентских, не менее важных…

Я - за усиление полномочий парламента. Все знают, что Арсений Яценюк этого давно добивается. Я тоже так считаю, только это менее публично. Президент должен поддержать изменения в Конституцию, которые он уже раз вносил, но злополучная поправка об особом статусе Донбасса убила это предложение. Областные и районные администрации должны уйти в небытие, префекты должны скреплять страну от возможного сепаратизма, а все исполнительные органы должны управляться Кабмином по особым процедурам. Единственное расхождение с лидерами "Народного фронта" – я считаю, что в нынешней ситуации в Украине как минимум до восстановления территориальной целостности и министр обороны, и министр иностранных дел должны контролироваться президентом.

Насколько я знаю, президент в основном согласен с этой позицией, вопрос только во времени и политической фигурации, когда это может произойти.

Видите ли Вы себя в этом процессе? И в процессе изменений в Конституцию и в выборном процессе?

В процессе изменений в Конституцию я себя не только вижу, но и пребываю в нем, потому что, может быть, закрытые дискуссии всегда являются самой важной составляющей.

Что касается выборов в парламент – давайте посмотрим на результаты президентских выборов. Они будут определять угрозы и вызовы следующего политического сезона, а значит – Верховной Рады.

Честно говорю, что выступал и выступаю за создание правоцентристской партии, которая должна стать провайдером плана европейских реформ.

Думаю, что и "Народному фронту", и БПП, и ряду других партий давно пора понять, что самодостаточные люди, средний и креативный класс, давно ищут не вождей, а стабильную политическую силу, отстаивающую их интерес.

Это новая политсила или речь может идти о реорганизации?

Думаю, что старые партии уже не имеют шансов. Нужно самоочищение, объединение и обновление. Это касается и названия, и руководства, и целей.

Никакая партия в нынешней Украине 50% не возьмет, поэтому нужно прекратить заискивание со всеми избирателями и четко сказать, что есть очень четкая программа, которая выгодна, в первую очередь, среднему классу, но только эта программа приведет к процветанию остальных.

Как говорил мой любимый Черчилль: "Я вам не предлагаю ничего, кроме крови, пота и слез, но зато в конце будет победа".

Нужно говорить с людьми честно, не заигрывать, потому что конкуренты заигрывают намного лучше и обещают намного больше.

Поскольку Вы так увлеченно об этом говорите, могу сделать предположение, что Вы себя видите в этом процессе…

До последнего дня, пока я буду работать в Генпрокуратуре, в общении с политиками я буду ограничиваться только советами, советами человека не очень постороннего.

Честно говоря, со мной были беседы и в администрации президента, и в Кабмине, и в парламенте, и я давал четкий ответ: "На должности генерального прокурора я не буду участником ни одного избирательного штаба. Это стопроцентное решение, но, тем не менее, советы готов давать".

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный

Украина рискует стать отправной точкой конца человечества

Владимир Сонюк, Обозреватель, Украина

Украинский политик и экс-переговорщик от Украины по урегулированию конфликта с Россией на Донбассе Роман Бессмертный прямо критикует как власть, так и оппозицию. Впрочем, общее настроение разговора с OBOZREVATEL.UA о глобальных вызовах, стоящих перед нашей страной, вышло скорее оптимистичным. Главным основанием для этого оптимизма Бессмертного является его короткая констатация: «народ мудрый».

Российская агрессия и социальный конфликт

«Обозреватель»: Война с Россией, последние несколько лет немного приглушенная, идет уже даже дольше, чем советско-германская война 1941-1945 годов. Где, на ваш взгляд, конец этой войны? Когда наконец будет деоккупирован Крым и Донбасс?

Роман Бессмертный: При сохранении нынешней правовой оценки ситуации война будет продолжаться бесконечно. Причиной этой «бесконечности» есть ошибки, допущенные руководством государства в начале войны, которые повели общество абсолютно ошибочной дорогой. Уже тогда было понятно, что при достижении годового барьера эта война перерастет в зарабатывание денег. Процесс бизнеса на войне делает ее бесконечной.

— Каков же рецепт завершения войны?

— Первое, что мы должны сделать — это выполнить Закон Украины «Об обороне» и Закон Украины «О правовом режиме военного положения». Это откроет глаза и обществу, и власти на ситуацию, в которой мы находимся. И даст возможность выйти на понимание того, что эта война состоит из нескольких компонентов, которые требуют решения.

В первую очередь, война на Донбассе — это российская агрессия. Поставки оружия, военное руководство, инструктаж, наемники из России. Во-вторых — это социальный конфликт. Потому что это конфликт нищеты с олигархатом. Страна 27 лет вкачивала в Донбасс по 18 миллиардов долларов ежегодно, а эти деньги попадали в две или в три пазухи.

Далее — это конфликт центра и провинции. Который, кстати, вы сегодня можете увидеть на примере любого региона Украины: Харьков — Киев, Львов — Киев и тому подобное. Почему происходят «походы» на Киев? Днепропетровский поход на Киев был. Донецкий поход на Киев был. Сейчас винницкий поход в действии. Знаете, какой следующий поход будет? Львовский. Все на поверхности. Как только вырастает региональная элита и с ней не считаются, начинается конфликт. И его надо решать.

Следующее — это континентальный конфликт. Если вы посмотрите на карту, созданную английским специалистом по геополитике Джоном Маккиндером, восточная граница Украины совпадает с цивилизационной границей между европейской и азиатской цивилизациями. Как говорили Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Тимоти Снайдер, Украина или станет коромыслом и мостом, или канавой, оврагом между двумя цивилизациями.

Наконец, вспомните, с чего в российских СМИ начиналась эта война. Там были в изобилии фразы: «На Донбассе воюют русские и американцы». Это означает, что конфликт носит глобальный характер. В мировых дискуссиях он часто превалирует над событиями вокруг Ирана, Израиля и даже Сирии, где уже полмиллиона человек погибло. Почему? Потому что Украина — это точка, в которой сосредоточены все основные мировые конфликты современности. Отсюда или пойдет решение мировых проблем, и ситуация в мире станет стабильной, или эта точка станет началом конца человечества.

И это еще один аргумент в пользу «вечности» этой войны. Потому что на ней и деньги зарабатывают, и решают политические, континентальные и геополитические проблемы. Для разрешения конфликта на востоке Украины необходим разговор о безопасности в Европе, на Евразийском континенте и в мире в целом.

Кроме того, необходима честная, откровенная дискуссия о том, что такое Украина как государство. Украина как государство не может развиваться дальше в рамках ныне действующей Конституции, которая уже исчерпала себя. Не случайно существуют конфликты по линии центр — регион, проблемы с местным самоуправлением, кричащая диспропорция в доходах населения. Все это накаляет температуру в государстве до невозможности и любую ситуацию превращает в бунт, в социальный взрыв.

— Простите, а какая же тогда роль России в конфликте на востоке Украины?

— В условиях существования проблем, о которых я сказал, Россия как страна, которая построена на имперском сознании сверху донизу, не могла не воспользоваться случаем. И она воспользовалась им в момент, когда ситуация на Украине достигла максимального напряжения. Путин использовал ситуацию на Украине для того, чтобы реализовать свои имперские амбиции, которые четко легли в настроения российского общества. К моменту аннексии Крыма его рейтинг был 72%, а после аннексии — 86%.

Донбасс — это точка напряжения, которая была спровоцирована Россией для того, чтобы не столько реализовать план кремлевского руководства по «Новороссии», сколько поставить рубеж по Крыму и дальше установить систему торгов: Крым — Донбасс. Это было совершенно четко видно в начале минского диалога. Даже на «нормандской четверке» позиция российской стороны была такова: мы готовы говорить о Донбассе, но Крым вы уж не трогайте. Вопрос, мол, закрыт.

У нас — противоположная позиция. Однако следует понимать, что Россия, которая является нашим соседом, никуда не исчезнет, нам придется с ней сосуществовать. Это значит, что мы обречены искать форму сосуществования — «cohabitation», как говорят французы. Потому что так Господь распорядился, что у нас рядом усадьбы.

— Так что же нам договориться надо с Россией, чтобы она отсюда ушла? Взамен на что?

— Для того, чтобы решить вопрос войны в Донбассе, нам надо: а) проводить реформы внутри страны; б) воевать; в) осуществлять достаточно активную внешнюю политику, г) вести переговоры с Российской Федерацией, потому что без такого диалога мы не сможем выйти из этой войны.

— Силовой метод «взять и отвоевать» вы исключаете?

— На сегодняшний день, исходя из ситуации, которая складывается, я не допускаю возможности использования силового метода для возвращения Донбасса и Крыма как территории Украины.

— Почему?

— Потому что это приведет к развертыванию конфликта до масштаба всей Украины. Далее этот конфликт перерастет в континентальный и глобальный. Украина, это, повторюсь, точка, откуда начнется или стабилизация в мире, или континентальная, а затем и глобальная война.

— То есть все-таки остаются дипломатические методы? А в дипломатических методах надо в чем-то уступить, когда договариваешься, не так ли?

— Переговорный процесс — это не процесс сдачи территории, населения и т. д. Основой диалога — двустороннего или многостороннего, надо сделать человека. Представление о том, что такое государство и что такое границы между государствами за последние несколько сотен лет существенно изменились. Особенно большие изменения произошли в последнее время — с приходом информационных технологий. В связи с этим я бы предлагал акцент ставить на права человека, а не на границы, территории и т. д.

Для нас крайне важно, чтобы граждане Украины, которые сегодня находятся в адских условиях на оккупированных Донбассе и Крыму, могли максимально реализовывать свои гражданские права. По вопросу возврата территории, то я бы говорил о постепенном выходе Украины на границу в районе Донбасса. В вопросе возвращения Крыма временные рамки еще более растянуты. И здесь в основу процесса я бы ставил права крымско-татарского народа, который оказался под угрозой уничтожения.

— Как же нам заставить оккупантов уважать права наших граждан на оккупированных ими территориях? Разве что миротворцев туда завести?

— С 1946 года в мире было принято более 100 международных конвенций, регулирующих правила ведения войны, статус гражданского населения и статус военных на территории, где ведутся военные действия. В связи с тем, что Украиной в течение четырех лет оккупированная территория не была признана территорией, где ведется война, эти конвенции не действуют. Поэтому, обратите внимание, военнопленных мы называем незаконно удерживаемыми.

А между тем, и Украина, и Россия присоединились к этим конвенциям. Назвав упомянутые события войной, мы бы включили эти конвенции в силу. Вы спросите, что бы это изменило в поведении русских? Посмотрите фильм, который называется «Война хартий». О том, как нацисты обращались с американскими военнопленными, и как с советскими, и у вас откроются глаза. Потому что эти конвенции — это право претензии к стране, которая является агрессором.

На сегодняшний день мы судимся с Россией в условиях правовой непонятности, стараясь найти разного рода лазейки. В то же время, объявив военное положение, мы бы показали угрозу в действиях России не только по отношению к Украине, но и ко всему миру. Три года прошло, пока на Западе начали эту угрозу понимать. Или вы думаете, что они там с первого дня правильно осознавали все, что происходит?

Донбасс — сначала. Потом — Крым

— Вы упомянули о возможных хронологических рамках возвращения оккупированных территорий. Какими могут быть эти рамки?

— Хронологические рамки будут зависеть от операционных инструментов. Реинтеграция потребует и дипломатических, и экономических, и финансовых, и милитаристских усилий. Я категорически против применения силы, но эта компонента тоже должна быть наготове. И украинская армия, и миротворцы. В процессе реинтеграции мы должны различать граждан, которые просто находились в условиях оккупации, и граждан, совершивших государственную измену, которые совершали преступления против человечности.

Разумеется, по Крыму и по Донбассу ситуация будет развиваться по разным сценариям, с различными инструментами, с разным временным измерением. На первом месте должны быть вопросы безопасности компоненты. Это выход за пределы «горячей фазы». Это выполнение протоколов Минских переговоров. В рамках Минской контактной группы было подписано несколько юридически сильных документов. Это протоколы о разведении тяжелого оружия, среднего, легкого и о разминировании. Эти протоколы были завизированы, подписаны обеими сторонами, имеют соответствующие временные рамки, механизмы реализации и т. д. На сегодняшний день они не выполнены. Вот шаг, который надо делать, чтобы выйти за пределы «горячей» фазы.

Следующие этапы потребуют принятия переходного законодательства. Я бы рекомендовал украинскому парламенту принять хотя бы концепцию реинтеграции, условно говоря, концептуальные основы безопасной реинтеграции Донбасса и отдельно Крыма — на 10 лет, где расписать пошаговые действия. И самое важное в этом процессе — это коммуникация с населением. На первую позицию нужно поставить человека. Потом думать о границах, территории, районах и т. д. Обо всем этом мы будем говорить позже, когда восстановим коммуникацию с человеком, и он почувствует заботу о себе со стороны украинского государства.

— Вы можете представить ситуацию, при которой Россия по-хорошему согласится уйти с Донбасса и Крыма? Я, например, не могу.

— А мог ли я когда-то, при советской власти, представить, что когда мне исполнится 28 лет, я стану народным депутатом Украины и поеду в Конгресс США? После того как США с СССР 40 лет воевали во Вьетнаме, Афганистане, Камбодже, в Египте, Корее и так далее? Когда я наблюдаю за дискуссиями горячих молодых людей, которым хочется проявить свои эмоции, сказать врагу, что ты подлец, что тебя надо разорвать на куски, я их понимаю. Я понимаю их внутренний мир. Я терял на войне близких друзей, родственников, я знаю, что это такое. Но до тех пор, пока мы не осознаем два человеческих понятия — покаяние и прощение — мы не сможем выйти из этой войны.

— То есть нам, украинцам, надо в чем-то каяться на этой войне?!

— Нам, украинцам, надо простить, а тот, кто должен каяться, пусть покается.

Отравления Скрипаля и убийство Гонгадзе: автор тот же?

— Мир до сих пор под впечатлением от химической атаки в Англии, когда был отравлен бывший двойной агент Скрипаль, десятки стран, включая нашу, откровенно сказали, что виноваты российские спецслужбы и выслали российских дипломатов. Но, если говорить об Украине, то наверное, надо признать, что для нас это не новость — акции российских спецслужб на нашей суверенной территории с убийствами или попытками убийств. И не только за эти четыре года войны. Например, в 2000 году был убит журналист Георгий Гонгадзе. С самого начала шепотом все признавали, что это — дело рук российских спецслужб по личному приказу Путина. И вслух — никто об этом ни слова не сказал. Сейчас уже об этом можно говорить?

— Если мы уж так углубились в ретроспективу, то я рекомендую всем воспоминания известного сотрудника советских спецслужб Павла Судоплатова. Там в деталях описано, как отрабатывали план убийства Коновальца и других представителей украинского националистического движения. Традиционно в истории российских спецслужб использовалось несколько вещей. Первое — это отравление, второе — это автомобильные катастрофы. Например, для меня не секрет, кто убил первого секретаря белорусского республиканского руководства партии Петра Машерова.

Точно так же, как очевидно и понятно, что произошло с Вячеславом Черноволом. Я знаю, что КГБ занималось ликвидацией противников политического режима таким вот способом. Современные российские спецслужбы — аналогично.

Меня очень интересует несколько историй в новейшей истории Украины, которые пока остаются неразгаданными. Убийство Георгия Гонгадзе. Отравление Виктора Ющенко. Убийство Павла Шеремета. Убийство Дениса Вороненкова. Ну и, конечно, гибель Вячеслава Черновола. «Почерк» везде похож. И меня не покидает мысль, что отсутствие ответа на вопрос «кто?» — уже сам по себе «прописывает» эти преступления по соответствующему адресу. Но надо работать над доказательствами. Голословно обвинять я не хотел бы, хотя метод компаративизма явно указывает, откуда ветер дует.

О шансах Тимошенко и не только

— Поговорим о внутриполитических делах. На носу уже президентские выборы. Недавно третий президент Виктор Ющенко сказал, что он не видит достойного кандидата. А вы видите такого?

— У нации с населением 42 миллиона может быть много достойных претендентов.

— Да, но нам нужен человек, который не хуже, а еще лучше, чем действующий президент, который сможет решить проблемы войны и мира, а также справиться с экономикой, с проблемами коррупции. Есть у нас такие?

— Кандидатов хватит. В данном случае проблема не в личности. Мне, как человеку, который работал с тремя украинскими президентами, к тому же с двумя — близко, уже давно стало ясно, что проблема не столько в физическом лице, сколько в институциональных механизмах, действующих на Украине.

Украинское общество в очередной раз реализует свою волю, кого-то выберет. Но важно выбрать не просто человека, а человека, который несет в себе определенную новаторскую систему, некий новый смысл нового государства. Тогда можно говорить о надежде, что Украина выйдет из войны, начнется процесс реинтеграции и реформирования. Вот, мне кажется, о чем надо в данном случае говорить. А физическое лицо — ну, господи, нас 42 миллиона и не выбрать, не иметь среди кого выбрать?!

— Уже известен список кандидатов, которые более или менее имеют шансы.

— Если вы посмотрите на этот список, то там фамилия самого рейтингового кандидата звучит, как «другой». Потому наибольший рейтинг там у того, у кого 8% поддержки, а за «другого» — все 22%. Вот и весь ответ на вопрос.

— Вы думаете, может победить тот, кого мы еще совсем не знаем?

— За месяц до регистрации кандидатов в президенты во Франции фамилию Эммануэля Макрона даже в опросные листы не ставили, а Петр Порошенко даже в сентябре 2013 года не рассматривался в качестве кандидата, несмотря на то, что еще в 2010 году, находясь в Минске, я сказал, что следующим президентом будет Петр Порошенко. Причем, я сказал тогда, что он еще и сам об этом не знает, но будет кандидатом и победителем на следующих выборах.

— Говорят, что люди, которые держат «нос по ветру», уже делают ставки, и совсем не на новых, а на некоторых «старых». Например, нам всем знакомую Юлию Тимошенко. Как вы оцениваете ее перспективы?

— Я вас уверяю, что никто из «бывших» на этот раз не будет избран. Народ мудр.

— Хочется надеяться, что «новые» будут не в стиле Лещенко или Мустафы…

— Под словом «новые» в данном случае не следует понимать «зеленые».

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко

Постоянство флота в его развитии

Силы Черноморского флота продолжают выполнять учебные и боевые задачи в Чёрном и Средиземном морях, осваивают новые образцы вооружения и техники, развивают береговую составляющую. О современной жизни моряков-черноморцев рассказывает командующий Черноморским флотом адмирал Александр ВИТКО.

– Товарищ командующий, можно ли в 235-летнюю годовщину Черноморского флота говорить о завершении процесса его третьего возрождения?

– Несмотря на серьёзные и крайне неудобные ограничения в условиях, в которых оказался флот после распада Советского государства, черноморцы продолжали выполнять поставленные перед ними задачи. Да, было трудно, флот старел, его обновление в силу определённых межгосударственных политических процессов было невозможно. Но этот период, к счастью, закончился. В связи с этим более правильно говорить о начавшемся в 2014 году и ведущемся по сию пору процессе глубокой, коренной модернизации флота и развитии его возможностей до уровня соответствия задачам дня сегодняшнего.

– Как проходит модернизация? – К настоящему времени в этом направлении сделано уже немало шагов как в развитии структуры самого флота, так и в насыщении новым вооружением и военной техникой его морской и береговой составляющих. На сегодняшний день нами уже получены около 50 новых кораблей и катеров, включая три фрегата и шесть подводных лодок, оснащённых крылатыми ракетами, а также судов обеспечения. Остальные корабли и суда флота своевременно получают необходимый ремонт, оборудуются новыми техническими средствами. Параллельно с изменяющимися потребностями флота развивается и береговая инфраструктура, решаются кадровые вопросы формирования новых экипажей. Таким образом, модернизация не только затрагивает лишь один аспект, скажем, технического переоснащения, но и решает целый комплекс взаимосвязанных задач обеспечения полнофункциональной деятельности оперативно-стратегического объединения в целом.

– Можно ли утверждать, что обновление флота завершено?

– Говорить о том, что этот процесс уже завершён, неверно. Только в ближайшей перспективе ожидается поступление на флот двух новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух современных базовых тральщиков.

В ближайшей перспективе ожидается поступление новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух базовых тральщиков

Новые корабли наряду с уже имеющимися, несомненно, увеличат возможности флота при выполнении задач как в ближней, так и дальней морской зоне. Имеются и более долгосрочные планы получения малых ракетных кораблей, которые, и это важно, строятся на крымских судостроительных мощностях. Одновременно ведётся оснащение новым вооружением и военной техникой воинских формирований армейского корпуса ЧФ. К началу 2018 года более 20 частей и соединений уже были полностью укомплектованы новыми образцами ВВТ. Продолжается планомерное развитие инфраструктуры полигонов и мест постоянной дислокации.

– Каковы достижения в боевой подготовке?

– Благодаря выполнению плана боевой подготовки, крайне насыщенного практическими мероприятиями как на территории Крыма, так и за его пределами, подготовленность военнослужащих береговых соединений и частей находится на достойном уровне. Одним из подтверждений тому служит недавнее присвоение отдельной ордена Жукова бригаде морской пехоты почётного наименования «гвардейская», что в мирное время является редким явлением. В целом процесс последовательного развития сил флота продолжает оставаться масштабной основной задачей, и мы продолжаем работу в этом направлении.

– С какими результатами встречают моряки День Черноморского флота в этом году?

– Завершившиеся недавно мероприятия контрольной проверки показали, что возросшая по сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой подготовки принесла ожидаемые результаты. Многие соединения и подразделения Крымской и Новороссийской военно-морских баз, морской авиации и ПВО Черноморского флота в ходе плановых тренировок добились заметного улучшения профессиональных навыков и умений.

Выполнение задач экипажами кораблей и судов ЧФ в составе группировки ВМФ в Средиземном море приносит крайне ценный практический опыт. Анализируя его, мы имеем возможность значительно повысить эффективность действий наших корабельных групп в дальней морской зоне. В целом же в ходе минувшего учебного периода особое внимание обращалось на качественный рост взаимодействия между разнородными силами и средствами – морскими, сухопутными, воздушными, и в этом вопросе были достигнуты определённые успехи.

– Что пожелаете своим подчинённым?

– Хочу пожелать всем черноморцам помнить о том, что сегодня они продолжают историю Черноморского флота, подобно создавшим её первые страницы экипажам кораблей Азовской флотилии, бросившим якоря у этих берегов 235 лет назад. Это огромная ответственность, которая от принявших её требует стойкости и самоотдачи. Убеждён – нам по силам справиться со всеми поставленными задачами.

Беседовал

Павел ЗАВОЛОКИН, «Красная звезда»

Севастополь

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс

«Рубин» на проводе. И на шевроне

Все виды связи круглосуточно обеспечивают руководящему составу Министерства обороны специалисты Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, которому 14 мая исполняется 100 лет со дня образования.

Ордена Красной Звезды Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – уникальное соединение связи постоянной боевой готовности, выполняющее задачи по передаче сигналов централизованного боевого управления, поддержанию в боевой готовности комплексов средств автоматизации командной системы боевого управления и системы обмена данными, предоставлению всех видов услуг связи руководящему составу Министерства обороны РФ, Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, центральных органов военного управления на повседневных пунктах управления и в полевых условиях.

В преддверии юбилея на вопросы «Красной звезды» ответил начальник Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал-майор Александр РУБИС.

– Александр Анатольевич, с чего начиналась уже вековая и наверняка богатая на значимые события история Главного центра связи Генерального штаба… Почему юбилей вы отмечаете именно 14 мая?

– Свой отсчёт Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ начинает с далёкого 1918 года. 14 мая 1918 года приказом Народного комиссариата по военным делам № 391 был утверждён штат управлений Высшего военного совета, согласно которому в состав Оперативного управления вошла служба связи. Она состояла из телеграфно-телефонного отделения и приёмно-информационной станции и насчитывала в своём составе 11 человек (трое телефонистов, двое механиков-телеграфистов и шестеро телеграфистов-юзистов). Эта дата и считается днём образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ.

Появившись как структурное подразделение Высшего военного совета, служба связи (в дальнейшем – отдел связи, Узел связи, Главный центр связи) сформировалась, приобрела организационную структуру и уровень подготовки, которые соответствовали нуждам управления молодой Советской республики, Красной Армии, а в дальнейшем Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации.

Чтобы не перечислять все организационно-штатные изменения и задачи, которая решала служба связи, а затем Узел связи и Главный центр связи, остановлюсь на нескольких ярких эпизодах и событиях, которые в полной мере проиллюстрируют профессионализм и лучшие качества военнослужащих и работников нашего уникального соединения связи.

Комплексные аппаратные связи на полигоне Раевский под Новороссийском.

Так, 9 августа 1919 года комиссия, образованная приказом начальника Главного военно-инженерного управления № 73 от 2 мая 1919 года, определила место постройки мощной радиостанции незатухающих колебаний Военной радиотехнической лаборатории в Сокольниках на ул. Б. Оленья, дом 20.

В 20-е годы ХХ века широкое распространение получило строительство мощных радиостанций.

В 1926 году в Сокольниках под руководством Александра Минца – радиоинженера, крупнейшего изобретателя и строителя мощных радиостанций, руководителя советской школы мощного радиостроения, была построена средневолновая радиовещательная станция имени А.С. Попова (мощностью 20 кВт). Эта ламповая радиостанция была в два раза мощней радиостанций, находящихся за границей. После испытания радиостанцию законсервировали до апреля 1934 года.

Для её работы построили мачту из дерева высотой 140 м! В 1937 году потребовалась замена деревянных элементов, и во Владимирской области началась вырубка и заготовка леса для мачты. Работы по замене мачты производились силами работников узла связи, без привлечения средств механизации и завершились в 1938 году. А место установки радиостанции до сих пор используется, но уже для цифровых систем связи. И это яркий символичный пример связи поколений.

В период с 1923 по 1935 год Узел связи развивался по мере совершенствования гражданской телеграфной и телефонной техники связи.

В 1925 году телефонному отделению Узла связи подчинили ручную телефонную станцию (РТС) на 50 номеров. Она обеспечивала связью руководство Реввоенсовета и Штаба РККА, а также начальников центральных управлений. РТС на 50 номеров предназначалась для внутренней телефонной связи управлений центрального аппарата, размещённых в 1-м Доме Реввоенсовета. В декабре 1925 года 50-номерную станцию заменила АТС на 100 номеров, через год её дополнила ещё одна АТС декадно-шаговой системы ёмкостью на 600 номеров, а в 1935 году – на 1800 номеров. Эти станции были смонтированы в 1-м и 2-м Домах Реввоенсовета СССР. Распределительную сеть в этих зданиях проложили заново и по соединительным кабельным линиям подключили к городской телефонной сети.

В сентябре 1934 года радиоузел Наркомата обороны (НКО), состоящий из приёмного («Тарасовка») и передающего («Сокольники») центров, вывели из состава Научно-исследовательского института связи Красной Армии и включили в состав Узла связи. Он начал регулярную работу по обеспечению радиосвязью Наркомата обороны на средних, длинных и коротких волнах.

После посещения в феврале 1935 года Узла связи Реввоенсовета начальником Штаба РККА командармом 1 ранга Александром Егоровым 28 марта было принято решение о включении в штат отдельной телеграфной станции Штаба РККА и должности начальника Узла связи (УС) НКО. Ему подчинялись отдельная телеграфная станция Штаба РККА, Радиоузел НКО.

Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 22 сентября 1935 года Штаб РККА был преобразован в Генеральный штаб и организационно вошёл в состав Наркомата обороны. В конце 1936 года начальником УС НКО стал комбриг Николай Псурцев (впоследствии генерал-полковник, министр связи СССР). В декабре 1937 года его сменил Михаил Беликов (с 13 марта 1943 года генерал-лейтенант войск связи), который командовал Узлом связи до 4 апреля 1961 года.

Окончательному определению статуса Узла связи способствовало издание приказа наркома обороны 1938 года № 0108, в соответствии с которым он стал подчиняться в оперативном отношении начальнику Генштаба, а техническое руководство и обеспечение по-прежнему оставались за начальником Управления связи Красной Армии. Этим же приказом было введено в действие Положение об Узле связи, согласно которому он предназначался для обеспечения оперативных связей Генштаба как по проводам, так и по радио в мирное и военное время. Указания об установлении этих связей и порядке их использования начальник узла получал от начальника Генштаба непосредственно или его заместителя. Это положение стало первой значительной попыткой нормативной регламентации деятельности Узла связи.

В 1938 году начались большие работы по реконструкции и строительству новых сооружений связи, в том числе радиоприёмного центра и новых зданий для телеграфного и телефонного центров.

Наряду с работами по реконструкции старых и строительству новых сооружений связи и постоянным выполнением основных задач по обеспечению связи Генштаба со штабами военных округов Узел связи неоднократно привлекался для выполнения важных правительственных заданий.

Так, Узел связи обеспечивал беспосадочный перелёт экипажа в составе Валерия Чкалова, Георгия Байдукова, Александра Белякова по маршруту Москва – Петропавловск-Камчатский – остров Удд. Специалисты Узла связи обучали членов экипажа обращению с радиостанцией и работе на ключе. Самолёт Чкалова – Байдукова – Белякова, вылетевший 22 июня 1936 года, благополучно приземлился на острове Удд. По всей трассе двухсторонняя радиосвязь обеспечивалась при чёткой работе ключом Морзе и с хорошей слышимостью.

Радиоцентр принимал участие в обеспечении беспересадочных перелётов экипажей Валерия Чкалова и Михаила Громова через Северный полюс в США, лётчика Сигизмунда Леваневского через Северный полюс, беспосадочного перелёта на Дальний Восток женского экипажа в составе Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой.

Радиосредства Узла связи широко использовались в интересах ВВС (обслуживание дальних перелётов и воздушных парадов), для радиосвязи Главного штаба ВМФ с Тихоокеанским флотом и для других целей.

– В конце 30-х годов прошлого века Красная армия вступила в активные боевые действия. Как это отразилось на деятельности Узла связи?

– Боевые действия у озера Хасан летом 1938 года и летом 1939 года у реки Халхин-Гол обогатили связистов опытом обеспечения связи на большие расстояния.

28 мая 1939 года с началом вооружённого конфликта в районе реки Халхин-Гол Узлом связи был получен приказ на организацию связи с 1-й армейской группой комкора Георгия Жукова, находившейся в районе Халхин-Гола. В отношении связи район был совершенно не подготовлен. Телеграфная двухпроводная линия заканчивалась в 80 км от реки Халхин-Гол, но и она была в очень плохом состоянии. Одной из важных причин слабой работы связи являлось отсутствие в штабе армейской группы необходимых средств связи. Несмотря на опредёленные трудности, переживаемые самим Узлом связи, было принято решение взять из его состава телеграфную аппаратуру и радиостанцию РАТ с отлично подготовленными специалистами и направить их в распоряжение начальника связи армейской группы полковника Алексея Леонова (впоследствии маршал войск связи, начальник связи Вооружённых Сил СССР). Эта мера и ряд других дали положительные результаты. В итоге комкор Георгий Жуков прислал телеграмму на имя комдива Ивана Найдёнова (начальника связи Красной Армии), в которой выразил ему благодарность за оказанную помощь в налаживании связи. Проведённые мероприятия позволили создать в штабе армейской группы мощный узел связи, который был способен обеспечивать связь с Генштабом и с войсками в Монголии как проводными, так и радиосредствами.

Зимой 1939–1940 годов Узел связи выполнял специальное задание, полученное от начальника Политуправления РККА. Заместителю начальника Узла связи Борису Платонову было приказано с группой радиоспециалистов и подвижной радиостанцией выехать в Ленинградский военный округ для оказания технической помощи в радиовещании на противника. По существу, этой группе впервые в нашей армии в широком масштабе, с использованием подвижных и стационарных средств пришлось обеспечивать спецпропагандистские передачи…

Последовательная оптимизация организационно-штатной структуры к началу 1940-х годов позволили приобрести Узлу связи наиболее целостный, завершённый вид. На вооружение стала поступать новая отечественная техника связи, в разработке и опытной эксплуатации которой принимали лучшие его специалисты.

– В каком состоянии и статусе Узел связи встретил вероломное нападение гитлеровцев на нашу страну?

– С началом Великой Отечественной войны он стал Узлом связи Ставки Верховного Главнокомандования. С первых дней войны обстановка в Генеральном штабе и его структурных подразделениях приобрела хоть и тревожный, но деловой характер.

А начиналось это так.

С 19 июня 1941 года стали поступать многочисленные тревожные телеграфные и телефонные сообщения, доклады из разведорганов и штабов приграничных военных округов – во всех чувствовалось дыхание войны. Пожар войны ещё не начался, а уже обжигал своей неминуёмостью телеграфистов и телефонистов Узла связи, принимавших информацию, передаваемую в Генштаб. Напряжение нарастало и к полудню 21 июня достигло апогея.

В субботу вечером 21 июня на телеграфе и радиоцентрах обычные ночные смены были значительно усилены. К этой предосторожности вынуждало необычное оживление в работе телеграфа, нараставшее ещё с утра. В ночь на 22 июня 1941 года все работники остались на своих местах.

И хотя телеграфу в первые дни войны было необычайно трудно, но работу на телеграфной станции наладили. Личный состав чётко знал свои обязанности и мог обеспечивать связь Генштабу по имевшимся (хотя и неустойчиво работавшим) воздушным линиям.

Уже в 4 часа 40 минут 22 июня 1941 года начальник Узла связи Генерального штаба генерал Михаил Беликов получил директиву с радиоданными и отдавал указания об организации связи в радиосетях Генерального штаба с приграничными военными округами.

Создавшаяся обстановка требовала принятия срочных мер для обеспечения связью Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК). Приказом № 0251 от 28 июля 1941 года «О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное управление связи Красной Армии» Узел связи подчинили начальнику Главного управления связи Красной Армии (ГУСКА) как Узел связи НКО СССР. Его основные задачи и функции определялись новым «Положением об Узле связи НКО», введённом в действие приказом НКО от 19 сентября 1941 года № 0368. Согласно этому положению узел приравнивался к управлению ГУСКА, начальнику узла предоставлялись права начальника управления ГУСКА. На узел возлагались задачи по обеспечению телефонной, телеграфной и радиосвязи Ставки ВГК (Генштаба) со штабами фронтов, армий, оперативных групп, соединениями резерва Верховного Главнокомандования, штабами военных округов. По сути, узел стал их «ушами, глазами и нервами».

Отмечу, что с началом войны Узел связи не имел никаких запасных или укрытых объектов связи. Поэтому в начале июля 1941 года в помещении станции метро «Белорусская» вместе с командным пунктом Генштаба оборудовали и узел связи: телеграфную, телефонную станции и электрогенераторную станцию.

В интересах повышения эффективности работы Генштаба тогда принимается решение о переводе основных управлений в здание на улице Кирова и на платформу станции метро «Кировская» (ныне «Чистые пруды»).

Рядом со станцией метро в глубине улицы, в особняке с флигелем находился кабинет Верховного Главнокомандующего, располагался Государственный Комитет Обороны и кабинет начальника Генштаба. Там же, почти рядом, в доме 33 на втором этаже размещалось некоторое количество аппаратуры Узла связи, этажом выше – Оперативное управление Генштаба, шифровальщики и другие службы.

«На платформе метро станции «Кировская», – вспоминал начальник Генерального штаба генерал армии Сергей Штеменко, – поезда уже не останавливались. Перрон, на котором были организованы рабочие места офицеров и генералов, отгородили от путей высокой фанерной стеной. В одном углу перрона расположился узел связи, в другом – кабинет И.В. Сталина, а в середине – шеренги столов для офицеров-операторов. Место начальника Генштаба – рядом с кабинетом Верховного Главнокомандующего. Сталин в свой подземный кабинет ни разу не спускался, но изредка бывал в отведённом ему флигельке во дворе большого дома на улице Кирова, занятого под Генштаб. Там он работал и принимал доклады».

В последних числах июля 1941 года на посадочной платформе станции метро «Кировская» смонтировали основной телеграф Узла связи.

Узел связи обеспечивал Ставке управление фронтами средствами проводной связи, как правило, за счёт широкого использования постоянных воздушных линий. Основным видом документальной связи на всех направлениях Генштаба являлась телеграфная с использованием аппаратов Бодо и СТ-35. Связь с фронтами осуществлялась по телеграфу и ВЧ телефонам непосредственно или через узлы связи, развёрнутые на базе других предприятий Наркомата связи.

– Связь была установлена со всеми фронтами?

– Да, узел имел связь со всеми фронтами, а также с Северо-Кавказским, Приволжским, Уральским, Среднеазиатским и Забайкальским военными округами и, кроме того, непосредственную телеграфную связь со штабами 4-й, 7-й, 52-й, 16-й, 50-й, 43-й, 20-й, 31-й и 53-й армий. Имелась также надёжная связь со всеми штабами фронтов и между ними, что позволяло осуществлять манёвр каналами (проводами, цепями) и обеспечивать связь с любым штабом фронта и военного округа.

Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке

– А специалистов на узле было достаточно с учётом огромного объёма решаемых задач?

– С началом Великой Отечественной войны Узел связи испытывал острую необходимость в специалистах. В связи с этим весной 1942 года был сформирован и придан узлу отдельный батальон связи численностью 380 человек. Его укомплектовали девушками 18–20 лет из Москвы, Московской области и других близлежащих областей. Военнослужащие-женщины уже в начале июля заступили на боевое дежурство на телеграфной станции.

Личный состав узла своим самоотверженным трудом обеспечивал Ставке ВГК приём донесений о положении своих войск и противника, характере боевых действий и передачу приказов и переговоров центральных органов военного управления, в том числе Верховного Главнокомандующего И. Сталина. Для него оборудовали четыре переговорных пункта (два в Москве, по одному на ближайшей даче в Кунцево и на дальней, что на 70-м км Дмитровского шоссе) и назначили личного телеграфиста – старшего техника телеграфа Узла связи старшего лейтенанта Николая Пономарёва, который на протяжении всей войны обеспечивал Верховному Главнокомандующему ведение переговоров с командующими фронтов.

Узел обеспечивал связь Сталину во время Тегеранской конференции глав трёх союзных держав – СССР, Америки и Англии с Генштабом и фронтами. Кроме этого, специалисты узла обслуживали запасные узлы связи Ставки ВГК в Арзамасе и Минске, Наркомата обороны – в Куйбышеве, поезд связи Георгия Жукова при его поездках в действующую армию, а также командировались на фронты, где им поручались самые ответственные задачи по связи, особенно в критических ситуациях и в период проведения наиболее важных операций.

Важное место в годы войны отводилось приёмным радиоцентрам узла. Например, о степени напряжённости работы приёмного радиоцентра в н.п. Ватутинки свидетельствует тот факт, что только по слуховым каналам через него ежедневно проходили сотни радиограмм, каждая из которых содержала до 2500 букв или цифр. Однако, по рассказам ветеранов, самым трудным был не 1944 год, когда принятая и переданная информация исчислялась миллионами слов, а те первые месяцы войны 1941 года, когда важно было получить хотя бы несколько слов с краткой информацией с военных направлений и передать распоряжения.

Именно телеграфный центр Узла связи ночью 9 мая принял текст Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил, а затем все радиостанции СССР сообщили о долгожданной Победе.

Отмечу, что в годы Великой Отечественной войны указами Президиума Верховного Совета СССР 310 генералов, офицеров, сержантов, солдат и работников Узла связи были награждены орденами и медалями.

– Какие перемены претерпел Узел связи в послевоенные годы, какие новые задачи были на него возложены?

– После окончания Великой Отечественной войны на Узле связи провели комплекс мероприятий по совершенствованию и развитию проводной и радиосвязи с учётом реорганизации органов управления Генштаба. Узел связи НКО стал называться Узлом связи Генштаба.

Специалисты Узла связи неоднократно привлекались для проведения линейных и войсковых испытаний новых типов средств связи, включались в состав госкомиссий как в качестве их членов, так и председателей. Значительная часть элементов системы и комплексов связи Генерального штаба была сделана руками специалистов Узла связи в единственном экземпляре.

В 1955 году в составе узла создан телеграфно-телефонный центр для обеспечения связью Штаба Объединённых Вооружённых Сил Варшавского договора.

В 60-е годы прошлого века развитие Узла связи проходило с учётом возможного ведения боевых действий с применением ракетно-ядерного оружия. В этих целях в Подмосковье построили ряд защищённых объектов связи, включающих в свой состав узлы (центры) связи и кабельные линии привязки их к узлам связи Минобороны и Министерства связи. Их развёртывание, ввод в эксплуатацию осуществлялся военнослужащими и гражданским персоналом Узла связи Генерального штаба.

В 1962 году с началом Карибского кризиса была установлена прямая радиосвязь с группой советских войск на Кубе вначале в слуховом режиме, а затем и в режиме буквопечатания с засекречивающей аппаратурой. Особая важность установления прямой связи с Кубой состояла в том, что по дипломатическому каналу через посольство СССР в США организация связи была невозможна. Тогда впервые в истории Узел связи осуществил уникальную радиосвязь с другой стороной земного шара на расстоянии более 11 тысяч км.

Для обеспечения повседневного управления Вооружёнными Силами СССР Центральным командным пунктом (ЦКП) Генштаба на Узле связи был создан Специальный пункт связи, что позволило сигналы боевого управления передавать с одного пункта на многие направления. Время от получения сигнала до его передачи стало исчисляться десятками секунд, а доставка адресатам – одной-двумя минутами. Инженерно-технический состав Узла связи в те годы активно осваивал аппаратуру шифрования связи, обеспечивал развёртывание единой системы спутниковой связи первого поколения (ЕССС-1).

В 1980 году созданный в марте 1976 года узел связи железнодорожного пункта управления перешёл в подчинение Узлу связи Генштаба.

В результате проведённых преобразований Узел связи Генштаба стал крупнейшим в системе связи Вооружённых Сил, ведущим соединением войск связи.

В целом в послевоенные годы Узел связи претерпел значительные перемены, получил дальнейшее развитие и превратился в сложный организационно-технический комплекс сил и средств связи и АСУ.

Оценкой его достижений стало награждение Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 года орденом Красной Звезды. Кроме того, в 1974 году Узел связи был награждён Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

– Что сегодня представляет собой возглавляемое вами уникальное соединение войск связи?

– В 2010 году Узел связи Генерального штаба переформировали в Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, объединивший не только стационарные узлы связи, но и все полевые узлы (части) связи центрального подчинения.

20 октября 2011 года приказом министра обороны РФ от 18 октября 2011 года № 1905 Главному центру связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ вручено Боевое Знамя и предоставлено право сохранения исторического Боевого Красного Знамени.

В настоящее время военнослужащие и гражданский персонал Главного центра связи выполняют боевые задачи в мирное время – несут боевое дежурство, обеспечивая связь на многочисленных объектах связи Министерства обороны РФ и Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, в том числе в интересах Национального центра управления обороной (НЦУО РФ), который является механизмом управления всеми сферами деятельности Вооружённых Сил в круглосуточном режиме. При создании НЦУО РФ военнослужащие и работники Главного центра связи в течение 333 дней успешно выполнили задачу по развёртыванию современных высокоскоростных инфокоммуникационных систем и комплексов связи.

Личный состав Главного центра связи обеспечивает внедрение новых образцов военной техники, активно использует её и успешно решает задачи на всех мероприятиях, проводимых Генеральным штабом Вооружённых Сил РФ.

Кроме того, Главный центр связи обеспечивает все необходимые виды связи в ходе проведения:

стратегических учений, тренировок по управлению Вооружёнными Силами РФ под руководством Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ;

внезапных проверок боевой готовности войск (сил) военных округов, Северного флота;

специальных учений, комплексных тренировок по связи под руководством начальника Главного управления связи Вооружённых Сил РФ;

совместных учений вооружённых сил Российской Федерации и Республики Беларусь;

тренировок по связи с узлами связи вооружённых сил государств – участников Организации Договора о коллективной безопасности;

ежегодных Армейских международных игр и Международного военно-технического форума «Армия».

В ходе проводимых мероприятий военнослужащие Главного центра связи обучаются и приобретают практический опыт обеспечения связи в районах, иногда абсолютно не подготовленных в отношении связи. Так, в районе Крайнего Севера нашими специалистами была установлена связь в интересах созданной в Арктике группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ, которая устойчиво функционирует и в настоящее время.

– Выполняет ли Главный центр связи специальные задачи, в том числе в Сирии?

– В соответствии с решением Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ военнослужащие Главного центра связи Генерального штаба в составе группировки Вооружённых Сил РФ успешно выполняют специальные задачи по поддержанию системы связи в готовности к обеспечению устойчивого управления группировками войск (сил) в Сирийской Арабской Республике, обеспечению межгосударственного информационного обмена в рамках ОДКБ, а также в рамках ОБСЕ и межправительственного соглашения о создании национальных центров по уменьшению ядерной опасности.

Что касается Сирии, то личный состав Главного центра связи с первых дней специальной операции по стабилизации обстановки в этой стране обеспечил развёртывание узла связи пункта управления межвидовой группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ и формирование системы связи, обеспечившей должностным лицам российской группировки войск в САР доступ в единую информационно-телекоммуникационную сеть связи Вооружённых Сил РФ с предоставлением всего спектра современных услуг связи по высокоскоростным цифровым каналам связи.

– Чем оснащён Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ? Какова доля современных средств связи?

– Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке. Главный центр связи объединяет все грани связи.

С 2012 года темпы оснащения центра современной техникой существенно возросли, и сейчас её доля превышает 60 процентов.

Подчеркну, что все современные средства связи, эксплуатирующиеся в войсках, а также все новые и перспективные комплексы проходят в Главном центре связи апробацию, жёсткую обкатку нашими хорошо подготовленными, опытными и требовательными специалистами, в том числе в ходе различных учений, как, например, на прошлогоднем совместном стратегическом учении «Запад-2017».

Также отмечу, что в результате настойчивой и кропотливой работы Главного управления связи Вооружённых Сил РФ все современные образцы техники связи, поступающие на вооружение в войска, это уже российские разработки. На предстоящем стратегическом учении «Восток-2018» планируем проверить на практике на больших расстояниях работу современных средств радиосвязи.

– По какому принципу вы отбираете для себя специалистов и где их готовят?

– Основная кузница кадров для нас – это Военная академия связи имени Маршала Советского Союза С.М. Будённого, расположенная в Санкт-Петербурге. Это одно из старейших военно-учебных заведений страны (которое, к слову, 8 ноября следующего года тоже отметит 100-летний юбилей), осуществляющее подготовку специалистов в области телекоммуникаций и автоматизации для Вооружённых Сил РФ, других министерств и ведомств.

В этом году после продолжительного перерыва Военная академия связи осуществит массовый выпуск лейтенантов. Самых достойных из молодых офицеров мы с нетерпением ждём по распределению в Главный центр связи Генерального штаба. Офицерам и гражданскому персоналу Главного центра связи, уже имеющим достаточный опыт службы, управления людьми, знающим все особенности работы на узлах связи, боевых постах, надо передавать свой опыт, ведь главным богатством Главного центра связи являются люди.

— Александр Анатольевич, что бы вы пожелали ветеранам и личному составу Главного центра связи в день 100-летия со дня его образования?

– Несмотря на вековой юбилей, Главный центр связи с позывным «Рубин» молод, полон энергии и жизненных сил для дальнейшего совершенствования системы связи Генерального штаба и системы связи Вооружённых Сил РФ в целом.

В день образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ желаю ветеранам Узла связи крепкого здоровья, а военнослужащим и работникам интересной, наполненной плодотворными делами работы и военной службы, благополучия, новых достижений и побед на очередные 100 лет в интересах повышения обороноспособности Российской Федерации.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»,

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда».

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили

Глава Антикоррупционной инициативы ЕС: Антикоррупционный суд является ключевым звеном борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью главы Антикоррупционной инициативы Европейского Союза Эки Ткешелашвили агентству "Интерфакс-Украина"

Как вы можете оценить работу антикоррупционных органов в Украине? Их часто критикуют за неэффективность…

Прежде всего, надо сказать, что это новосозданные органы. Одни занимаются борьбой с коррупцией в сфере криминальной юстиции – в первую очередь НАБУ и САП. Они отвечают за то, чтобы безнаказанность за коррупционные деяния была побеждена, а предсказуемость наказания была реальностью. Скорость и сущность того, как институционально эти органы развились, – это беспрецедентный успех этих органов. Как вы понимаете, создание таких органов – это нелегкая работа, потому что нужно выстоять напор внешних и внутренних вызовов. И здесь НАБУ и САП являются однозначными лидерами, так как их становление уже произошло.

В сфере криминальной юстиции развитие специальных организаций, которые способствуют тому, чтобы эффективно расследовались и пресекались коррупционные деяния, чтобы была побеждена безнаказанность, помимо этого, чтобы те финансовые капиталы, которые накопились путем коррупционных действий, возвращались в страну – очень позитивное и имеет очень хорошую динамику.

Что касается органа, который работает в сфере превенции коррупции – НАПК, здесь есть вызовы, которые все еще остаются. В частности, орган имеет комплексный мандат и занимается не только системой электронных деклараций, но и финансированием политических партий, оценкой коррупционных рисков, конфликтов интересов. И здесь с самого начала сложности были предсказуемы.

Таким образом, у нас есть прецедент позитивного развития органов сферы криминальной юстиции и есть начинающаяся динамика развития превентивного органа, но тут еще предстоит приложить немало усилий, чтобы эффект от работы был ощутим.

По вашему мнению, оправдали ли ожидания европейских партнеров антикоррупционные органы?

Для европейских партнеров важно, чтобы этот процесс был эффективен и необратим, поэтому здесь нет какой-то оценки за какой-то промежуток времени "довольны/недовольны". Эти оценки делаются в рамках, например, процесса визовой либерализации. Борьба с коррупцией – это не процесс, который навязывается стране, он должен помочь достичь тех целей, которые она для себя обозначила.

О борьбе с коррупцией нельзя говорить в общем как о конкретной цели, искоренить ее невозможно. Это продолжающийся процесс во многих странах. Следует отметить, что, например, безопасность не может быть обеспечена в полной мере, если страна остается коррумпированной.

И я хотела бы отметить, что одним из ключевых звеньев борьбы с коррупцией является Антикоррупционный суд. Необходимость его создания в полном соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии неоднократно подчеркивалась европейскими партнерами. Это существенный элемент для того, чтобы система дала ту отдачу, которую от нее ожидают, чтобы дела находили завершения в судах.

В Верховной Раде уже есть законопроект "О Высшем антикоррупционном суде". Вам известно, как проходит работа по его подготовке ко второму чтению?

Пока это внутрипарламентский процесс. Здесь все еще камнем преткновения остаются те поправки, которые должны быть учтены, чтобы привести закон в полное соответствие с рекомендациями Венецианской комиссии. Парламент и комиссия ведут совместную работу по законопроекту, поэтому, я думаю, что этот процесс придет к логическому завершению в виде принятия того нормативно-правового акта, который бы соответствовал упомянутым рекомендациям. Это не просто какое-то пожелание со стороны партнеров Украины, это четко взвешенное видение того, какие элементы должны быть присущи этому закону, чтобы суд был реально независимым, эффективным и выполнял свою роль.

Как европейские партнеры воспринимают напряженность между антикоррупционным и другими правоохранительными органами в Украине?

Украина – не единственная страна, где такое происходит, нельзя сказать, что в каких-либо других странах никогда нет разногласий между разными органами. Наличие разногласий не нужно воспринимать как катастрофу, которая разваливает всю систему. Главное, чтобы разногласия, в случае их появления, разрешались легитимным путем и в рамках конструктивного диалога. Разногласия могут быть результатом, например, разной интерпретации законодательных норм или каких-то внешних факторов. Политический компонент, на мой взгляд, – это не обязательная составляющая, но он тоже может быть.

Я думаю, что относительно, например, юрисдикции понимание мандата антикоррупционных органов и их полномочий в рамках рабочего режима все более и более приходит - практика показывает, как это должно быть.

Другой вопрос, если эти разногласия сохраняются и не могут быть разрешены, тогда это становится проблемой, которую также учитывают международные факторы.

Насколько ситуация с экс-замглавы Государственной миграционной службы Украины Пимаховой повлияла на работу агентов НАБУ?

Сам прецедент был неприятен. Для НАБУ это стало вызовом, который надо было преодолеть. Негативная реакция была предсказуема, но НАБУ с помощью международных партнеров преодолело последствия данной ситуации, продолжив наращивание своей эффективности по расследованию коррупционных кейсов.

Я, конечно, не могу комментировать по конкретным агентам, которые работают в НАБУ, но могу сказать, что НАБУ продолжило делать свою работу и вернулось к полноценной работе.

Учитывая смену главы НАПК, ожидаете ли вы позитивных изменений в части реальной проверки е-деклараций чиновников?

Создание системы е-декларирования – очень важный шаг, поэтому сейчас важно продолжить этот процесс результативной верификацией всех тех деклараций, которые накопились. Мы продолжаем работать над тем, чтобы сделать проверку е-деклараций более эффективной. Сейчас процесс находится на той стадии, когда ПРООН заканчивает улучшать модуль для автоматической верификации.

Кроме того, мы сейчас провели глубокую оценку бизнес-процессов, связанных с верификацией, и уже есть конкретные рекомендации с нашей стороны, что необходимо изменить с целью повешения эффективности. На сегодняшний момент мы видим открытость со стороны руководства, чтобы принимать эти рекомендации, работать вместе с нами и улучшать систему. Мы же, исходя из этого, настроены на то, что это будет процесс, который приведет к позитивным изменениям верификации. Мы настроены оптимистично.

Обязательное е-декларирование для активистов так и не было отменено…

Мнение международного сообщества было четко выражено на этот счет: приравнивание к госслужащим представителей неправительственных организаций, при этом только одного из сегментов, не является какой-то общепринятой практикой. Целью е-деклараций является сделать прозрачными и подотчетными финансовые доходы госслужащих, людей, которые получают зарплату с налогов. Это превентивный метод против коррупции, чтобы было понятно, насколько соразмерны с доходом госслужащего те доходы, которые есть у них в распоряжении. Поэтому приравнивание членов неправительственных организаций, которые борются с коррупцией и не принимают финпомощь из отчислений налогоплательщиков – неприемлемо. Это стирает разницу в том, кто должен отчитываться перед обществом. Если есть нужда в какой-то дополнительной транспарентности членов неправительственных организаций, то можно внести поправки, например, но нельзя их приравнивать к госслужащим.

Насколько ситуация с руководителем САП Холодницким повлияла на авторитет Украины и антикоррупционную борьбу в целом?

Я не могу это оценивать, потому что процесс расследования все еще идет, поэтому я не хотела бы делать преждевременные выводы. Мы ожидаем, какое будет разрешение этого вопроса в результате расследования.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов

КОРЕЙСКАЯ ШАРАДА

Чем закончатся игры в “объединение Кореи” никто не знает. Даже сами корейцы

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже несколько недель со страниц мировой печати и с экранов телевизоров не сходит якобы сверх-сенсационная тема. Две Кореи чуть ли не собрались воссоединяться, благодарность за подобный “исторический прорыв” требует себе исключительно президент Соединенных Штатов, в то время как два корейских лидера пожимают друг другу руки и даже вроде как какое-то дерево совместно сажают на радость соотечественникам. А уж насчет прогнозов по типу “то ли еще будет – ой, ой, ой” на Корейском полуострове отметились все, кто мало-мальски КНДР и Южную Корею может отыскать на карте мира.

Теперь вот ждут-не дождутся еще одного исторического события – планируемой (якобы) встречи в верхах между лидерами США и КНДР. Гадают, где они встретятся, кто кому первым пожмет руку, и сколько потом разных медпрепаратов будет использовано, чтобы руки отмыть от “крепкого политического захвата”. А еще каждый Божий день сообщается о том, что КНДР “вот-вот свернет свою ядерную программу”, И опять-таки все благодаря неустанной работе нынешнего хозяина Белого дома, который в единственном числе и правит современным миром (это если в Москве или Пекине вдруг думают иначе).

Но что во всей этой информационной кутерьме вокруг Корейского полуострова на самом деле имеет место быть, а что – чисто пропагандистская шелуха? И насколько вообще возможно некое объединение двух Корей, которым чуть ли не предсказывают “светлое единство” по примеру двух Германий (где на самом деле одна “скушала” другую при полнейшем предательстве верхушки СССР и ее так называемого “перестроечного руководителя”)?

Предлагаю же в этой связи посмотреть на происходящее на Корейском полуострове предельно прагматично, с точки зрения имеющихся “на местности” реалий, и оценить сам смысл тех громогласных заявлений и предсказаний, которые не просто делаются политиками самого высокого ранга, но и могут действительно оказать влияние на всю систему безопасности Азиатского континента, включая и страны Центральной Азии.

О каких победителях вообще можно толковать? В проигравшие не попасть бы

Начну вот с чего. С момента встречи лидеров КНДР и Южной Кореи чего только обеим странам не предрекалось, Особенно много заострялось внимания на том, что за всеми этими картинными рукопожатиями руководителей двух Корей незримо стоял американский президент. Тем более после того, как опять-таки американская сторона по всем подконтрольным СМИ распространила таинственный рассказ о якобы имевшем место визите нынешнего Госсекретаря США в КНДР и его тайных переговорах в Пхеньяне с Кимом-младшим (что никто ни разу не подтверждал, а американцы могут в этом плане обнародовать все, что им на руку).

Также важно, что две страны, которым никакое объединение Кореи невыгодно - США и Япония продолжают настаивать на том, что якобы необходимо по-прежнему оказывать на Пхеньян давление, пока КНДР не откажется полностью от ядерного оружия и не свернет свои ядерные программы. Одновременно подчеркивается, что пока Северная Корея не станет “Южной”, ее будут гнобить, давить и “указывать как ей жить”, даже если Ким-младший будет с южно-корейским руководителем встречаться по десять раз в месяц.

По поводу самого факта начала вменяемого диалога между двумя Кореями. Давно уже существует твердое мнение о том, что если бы внешние посторонние силы не вмешивались в межкорейские отношения, Сеул и Пхеньян давно бы нашли общий язык (благо он один и тот же). И какое-то подобие взаимосуществования выработали бы. Но это - в теории, которая с практикой с 1945 года не особо стыкуется.

Ведь Южная Корея по-прежнему фактически оккупирована американскими войсками (в то время, как на территории КНДР давно уже нет ни советских, ни китайских войск). Любые решения, касающиеся внешней политики собственной страны президент Южной Кореи принимает только после согласований с Вашингтоном. К тому же в случае возникновения любого военного конфликта на Корейском полуострове командовать всей Южной Кореей (включая ее армию) будет американский генерал, и никак иначе.

Что же касается самого факта переговоров, а не словесных оскорблений и угроз в адрес друг друга, то тут надо иметь в виду типично восточный сюжет о “сохранении лица”. Для КНДР и товарища Кима сам факт ведения с ним переговоров иностранцами - это признание его силы, авторитета, независимости и суверенитета возглавляемой им страны. Но то же самое про себя думает и нынешний президент США. Д.Трамп уверен, что именно он – главный в этих переговорах, и именно он "не позволит себя обмануть", плюс будет добиваться полного прекращения ядерной программы Пхеньяна.

А это, между прочим, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение в КНДР под присмотром так называемых международных инспекторов. То есть весь мир нынче фактически вводится в заблуждение, поскольку Соединенные Штаты обещают именно ракетно-ядерное разоружение Северной Кореи, чего они добиться не смогли за более, чем 60 лет постоянного давления, и вряд ли смогут это сделать нынешними переговорами.

Дело в том, что товарищ Ким-младщий уже неоднократно объяснял, что ему совсем даже не улыбается судьба первых лиц Ирака и Ливии, и ни на какое ядерное разоружение он не пойдет ни при каких условиях. Америка сама может вспомнить, чего ей стоило создать собственное ядерное оружие и с его помощью править миром. Так почему КНДР должна на это пойти добровольно, хотя угрозу ее суверенитету никто с повестки дня не снимал?

И даже если две Кореи и начнут какие-то конкретные переговоры о том, чтобы в каком-то отдаленном будущем объединяться (но никак по типу ГДР с ФРГ), то ведь есть еще на карте совсем рядышком Япония. Она тоже с 1945 года оккупирована Соединенными Штатами, и ни одно существенное решение в области внешней политики Токио не может принять без согласования и “утверждения” в Вашингтоне. Называется это нынче “стратегическим партнерством и союзничеством”, но в руководстве КНДР полных лохов и готовых на “разводку” простаков вроде бы не наблюдается.

Кстати, северокорейцам прекрасно известно, что между Токио и Вашингтоном имеются секретные договоренности, согласно которым руководство Японии соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. Те же японские журналисты постоянно пишут о том, что американское ядерное оружие может находиться на американских военных базах в Японии. Но ведь японцев туда не пускают, да и с какой стати американцам это делать?

Кто кого обманывает, и есть ли вообще на свете правда?

Здесь вот еще о чем стоило бы упомянуть. Все годы существования Северной Кореи как независимого государства и ее жизнь, и высшее руководство рисовались на Западе и в Японии с Южной Кореей (прежде всего) как жуткий кошмар и ужас без конца. Голод, пытки, уничтожение несогласных с курсом партии и правительства в Пхеньяне, сумасшествие северокорейского руководства в плане неких экстравагантных вариантов поведения - все это изо дня в день выдается на страницы газет и журналов, и постоянно муссируется сотнями прикормленных политологов и “экспертов по Северной Корее”.

Вся информация о том, что делается в КНДР на Западе имеется по-прежнему от разного рода перебежчиков, ищущих себе “подкорм” в Южной Корее и США “противников режима в Пхеньяне” и тому подобных. Можно ли всему этому верить? И более того - можно ли формировать какую-то вменяемую политику на основе подобных “свидетельств” и “разоблачений” якобы кошмарности северокорейских властей? Ответ, думаю, очевиден.

Поэтому примерно с той же степенью “доверия” стоило бы оценивать достигнутые на недавней встрече лидеров КНДР и Южной Кореи соглашения и принятые с широкими улыбками первых лиц декларации. К примеру, явно раздутые надежды выражаются на отказ Северной Кореи от ядерного оружия и полный его вывод с Корейского полуострова. Это ведь означало бы полную капитуляцию КНДР, на что товарищ Ким ну явно идти не планирует. Зато многочисленные американские эксперты уверенно утверждают, что именно это и будет обсуждаться на возможной встрече Кима и Д. Трампа(что вероятно только если корейского лидера напоят каким-нибудь зельем).

Также подобное непонимание ситуации демонстрируют те, кто мусолит тему о якобы “запускаемом процессе объединения двух Корей в одно государство”. Да, на данном этапе они могли бы подписать некий мирный договор между собой и установить, скажем, дипломатические отношения (хотя, думаю, это больше походило бы на внешние понты, но никак не на смену общего вектора развития двусторонних отношений).

Да и потом практически всем основным “друзьям” Кореи и ее возможного объединения именно оно особо невыгодно. Хотя до этого еще при любых раскладах очень далеко (да и неизвестно, дойдет ли до этого вообще дело), появление нового влиятельного государства в регионе для той же Японии, да и США (в меньшей степени - для России и КНР) может создать весьма серьезные проблемы для всей архитектуры безопасности этого и так нашпигованного оружием и военной силой региона.

Чем ниже конфликтный потенциал основных партнеров стран Центральной Азии, тем проще им будет проводить свою многовекторную политику

И, наконец, что в этом якобы “сдвинувшемся мирном процессе на Корейском полуострове” может выгореть не только его естественным участникам, но и другим странам континента, включая центральноазиатские? О том, каковы планы и расчеты в этом процессе США и Японии уже упомяналось. Поэтому обращу внимание на политику в отношении двух Корей Китая, России, и как следствие- значение подобных событий для центральноазиатских государств.

Что касается КНР, то в той же Америке ее политика в отношении Северной Кореи уже как пару лет попросту переворачивается с ног на голову. Если раньше американцы считали китайцев чуть ли не основными спонсорами северокорейского режима, то теперь Китаю уже приписывается якобы желание “быть с Америкой в одной лодке” для того, чтобы лишить КНДР ее ядерного оружия.

Помимо этого, в американских научных кругах постоянно педалируется тема о том, что якобы китайский руководитель товарищ Си очень даже не любит товарища Кима, и вроде как возмущен проводимой им политикой, намереваясь давно “закрыть северокорейский вопрос”. А еще утверждается, что Китай в любой момент, если, к примеру, Америка нападет на КНДР, попросту сдаст северокорейцев, чтобы только не связываться в военном конфликте с Соединенными Штатами.

На самом же деле, какие планы у Китая в отношении что КНДР, что в перспективе возможного объединения всего Корейского полуострова не знает никто. И уж тем более невозможно просчитать китайские планы в отношении своих ближайших соседей “западными лекалами” менталитета. Пока же ясно одно: Китай по-прежнему имеет немалое влияние на политику Северной Кореи (чтобы по этому поводу не писали самые всезнающие мировые эксперты). И стабильность вкупе с предсказуемостью руководства Северной Кореи для Пекина крайне важны и принципиальны.

Самой проигрывающей стороной от всей этой “корейско-объединительной суеты” оказывается Россия – причем по целому ряду причин. Имея непосредственную границу с КНДР, и фактически будучи зачисленной в союзники Пхеньяна усилиями американских правящих кругов, Москва с потрясающим упорством, граничащим с натуральным безумием, подписывалась все эти годы под всеми гадостями, которые “обеспокоенное международное сообщество” вытворяло на всех уровнях против КНДР. Также Россия голосовала за нелепейшие санкции против этой страны, будучи под точно такими же санкциями той же самой страны, которой она пыталась прислуживать “на корейском направлении”.

Плюс постоянно только сокращала все экономические (не говоря уже о иных) связи с Пхеньяном, высылала по просьбе “американских партнеров” корейских рабочих с лесосек на Дальнем Востоке. Хотя имела уникальные возможности нарастить там свое не просто влияние, а реально укрепить позиции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Между прочим, полностью игнорировал существование товарища Кима и занятый “укреплением отношений с Западом” российский президент. Зато теперь с “достойным переговоров” соверокорейским первым лицом готовы беседовать все– вплоть до главного еще вчера “усмирителя Пхеньяна” Д. Трампа. И это не упоминая развитие отношений именно на личном уровне руководства КНДР с другими своими соседями.

Для государств Центральной Азии ситуация с “мирными инициативами на Корейском полуострове” в принципе выгодна по самой главной причине. А именно снижение напряженности вокруг КНДР в противостоянии основных игроков будущего обустройства миропорядка - США и Китая. Если им там удастся избежать жесткой конфронтации, то и в других точках они больше (по крайней мере, пока) станут искать возможности не столкнуться лоб в лоб, а хотя бы внешне имитировать какое-то подобие взаимопонимания и учет интересов друг друга.

Чем больше будут основные игроки в геополитике Азии отвлекать свои усилия на важные для них, но не принципиальные сюжеты для той же Центральной Азии, тем проще будет странам региона и дальше проталкивать так называемую многовекторную политику. При которой сегодня можно получить кредит у китайцев, завтра - у России, послезавтра поучаствовать с Америкой в каких-нибудь военных учениях или отправить туда на обучение своих офицеров. А еще через пару деньков “подыграть” в чем-то Турции, Ирану или единой Европе.

В любом случае до какой-то конкретики на Корейском полуострове еще очень и очень далеко. А чем дольше будут идти все эти мало к чему обязывающие переговоры, пожиматься руки и высаживаться деревца зеленые, тем выгоднее подобное положение будет для всех, кто на большую политику в мире не влияет, но к ее основным “разводящим” имеет желание как можно плотнее к собственной выгоде подвязаться.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий

К чему приведет выход США из ядерной сделки с Ираном

Андрей Баклицкий

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора

Как и положено хорошему шоумену, президент США Дональд Трамп много месяцев держал мир в напряженном ожидании своего окончательного решения о судьбе ядерной сделки с Ираном – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Громкие заявления о скором выходе США из СВПД сочетались с продлением приостановки санкций против Ирана и кадровыми маневрами во внешнеполитическом блоке президентской администрации.

И вот нужный день настал – 8 мая Трамп официально объявил о том, что США выходят из соглашения. Но напряжение вокруг иранской ядерной сделки от этого только выросло. Теперь речь идет не только о режиме нераспространения, но и о том, не приведут ли дальнейшие шаги США, Ирана и Израиля к новой войне на Ближнем Востоке.

Дорога на выход

Президент Трамп последовательно выступал против ядерной сделки с Ираном еще со времен предвыборной кампании. В октябре прошлого года он отказался сертифицировать соглашение, то есть подтверждать Конгрессу, что соглашение по-прежнему отвечает интересам США. Причем решение об отказе в сертификации было принято, несмотря на то что Иран выполнял свои обязательства.

Тем не менее Трамп продолжал продлевать приостановку санкций против Ирана, что было главным условием участия США в СВПД. Одновременно шло обновление внешнеполитической команды американского президента: Трамп заменил госсекретаря Тиллерсона и советника по национальной безопасности Макмастера, оспаривавших решения президента, на лояльных ястребов Помпео и Болтона, также выступающих против сделки с Ираном. По информации СМИ, противодействие иранскому соглашению со стороны администрации Трампа дошло до попытки собрать компромат на сотрудников администрации Обамы, участвовавших в выработке ядерной сделки с Ираном.

С приближением очередного дедлайна 12 мая (каждые 90 дней Трамп должен был информировать Конгресс о том, что Иран выполняет свои обязательства) сторонники и противники ядерной сделки задействовали все ресурсы, чтобы склонить президента на свою сторону.

Тридцатого апреля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил с заявлением, что Иран обладал тайной военной ядерной программой. Хотя информация, якобы добытая из архива на окраине Тегерана, не была особенно новой и свидетельствовала лишь о том, что такая программа иранцев завершилась в 2003 году, задолго до заключения СВПД, израильский премьер не особенно вдавался в детали и делал упор на том, что сделка построена на обмане и не ограничивает возможности Ирана создать ядерное оружие в будущем.

В свою очередь, лидеры европейских стран – участниц СВПД пытались убедить Трампа не выходить из соглашения. В течение двух недель Вашингтон посетили президент Франции, канцлер Германии и министр иностранных дел Великобритании. Кульминацией европейских усилий стал план Эммануэля Макрона, который предполагал новую договоренность по долгосрочному обеспечению мирного характера иранской ядерной программы, ограничение ракетной программы Ирана и обсуждение региональных вопросов, в том числе с участием стран Ближнего Востока и России, при сохранении СВПД. Но, несмотря на дружеские отношения между двумя президентами, Макрону не удалось убедить Трампа. В интервью после презентации Макрон предположил, что Дональд Трамп, скорее всего, «избавится от соглашения по внутриполитическим причинам».

Так и произошло. Восьмого мая президент Дональд Трамп заявил, что США прекращают участие в СВПД и вводят в действие все приостановленные ранее санкции против Ирана. Также президент США объявил, что продолжит консультации с европейскими союзниками по выработке нового соглашения и что готов заключить сделку с Тегераном на новых условиях. Соглашению, ставшему результатом многолетних дипломатических переговоров, был нанесен тяжелый, но пока еще не смертельный удар.

Недостатки соглашения

Главные аргументы критиков иранской ядерной сделки сводятся к тому, что она слишком мягкая по отношению к Тегерану и не гарантирует, что Иран никогда не сможет создать ядерное оружие. И действительно, СВПД такой гарантии не дает, но и никакое другое решение, за исключением разве что оккупации Ирана, не достигло бы подобного золотого стандарта.

СВПД фиксировал решение Ирана отказаться от тайной ядерной программы в 2003 году, снимал техническую возможность создать ядерное оружие в ближайшие 10–15 лет и внедрял в стране беспрецедентный режим мониторинга, который бы позволил обнаружить любое нарушение обязательств Тегерана в ядерной сфере в будущем.

Помимо ограничений на запасы урана, тяжелой воды, количество и качество центрифуг, которые Иран принял на себя на срок от 8,5 до 25 лет, страна также приняла на себя ряд бессрочных обязательств. Тегеран уничтожил центральную зону тяжеловодного реактора в Араке, который мог нарабатывать значительное количество плутония, и таким образом фактически закрыл плутониевый путь к ядерной бомбе.

Кроме того, Иран обязался немедленно информировать МАГАТЭ о начале строительства новых ядерных объектов (модифицированный код 3.1 Дополнительных положений соглашения о гарантиях МАГАТЭ) и на добровольной основе позволил МАГАТЭ проводить инспекцию на всей территории страны в поисках незаявленной деятельности (Дополнительный протокол к соглашению о гарантиях МАГАТЭ). Наконец, согласно разделу Т соглашения, Тегеран бессрочно отказался от использования ряда технологий, применяющихся для создания ядерного оружия, таких как многоточечные системы детонации взрыва, нейтронные источники взрывного типа и так далее, без разрешения Совместной комиссии.

Критики СВПД (включая Трампа) часто отмечали, что соглашение не вводит для Ирана никаких постоянных ограничений на масштабы ядерной программы, позволяет и дальше разрабатывать баллистические ракеты, а также не затрагивает действия Тегерана в регионе. После заявлений Нетаньяху американских переговорщиков также стали обвинять в том, что при заключении сделки они не заставили Тегеран признаться во всех предыдущих нарушениях.

Однако нельзя не признать, что добиться от Ирана постоянных ограничений для ядерной программы едва ли было возможно. США около десяти лет пытались добиться полного запрета на обогащение Ираном урана, но вместо этого за эти годы количество центрифуг в распоряжении Тегерана выросло с нескольких десятков до примерно 20 тысяч (в рамках СВПД стороны договорились разобрать примерно две трети из них).

Ракетная программа Ирана без возможности произвести ядерные боеголовки для ракет не представляет значительной опасности. Было бы наивно ожидать, что Тегеран откажется от баллистических ракет, которые стоят на вооружении у его региональных соперников: Израиля и Саудовской Аравии. А попытка увязать ядерный вопрос с региональными проблемами неминуемо закончилась бы провалом переговоров.

Наконец, чтобы убедить Иран согласиться на ядерную сделку, было очень важно позволить иранцам сохранить лицо. Тегеран даже принял контринтуитивное решение разместить пятую часть оставшихся в его распоряжении центрифуг на объекте Фордо, где было запрещено использовать уран, только для того, чтобы продемонстрировать иранскому обществу, что ни один из существовавших иранских ядерных центров не был закрыт. Когда дипломатам шестерки международных посредников пришлось выбрать между шансом публично обвинить Иран в нарушениях и исключением возможности нарушений в будущем, они выбрали второе.

Была у соглашения и вторая цель – невысказанная прямо, но вполне очевидная. Снятие связанных с ядерной программой санкций и длительный переходный период должны были укрепить доверие между Ираном и Западом, открыть возможности для обсуждения других вопросов. Иран начал бы глубже интегрироваться в мировую экономику, что внутри страны добавило бы популярности тем политикам, кто готов к большей открытости и взаимодействию с мировым сообществом. Эти ожидания уже отчасти оправдались с уверенным переизбранием Хасана Рухани на второй президентский срок.

Несмотря на заметные расхождения Ирана и западных стран по Сирии, на других направлениях тоже был заметен определенный прогресс. В октябре 2017 года глава Корпуса стражей исламской революции объявил, что по распоряжению верховного лидера Ирана дальность баллистических ракет страны была ограничена 2000 километров, что снимало угрозу Европе и тем более США.

Более того, парадоксальным образом разоблачающая презентация Нетаньяху подтвердила, что новейшие иранские ракеты не создавались для доставки ядерного оружия. Эксперты указали на то, что ядерный заряд, продемонстрированный в презентации, мог быть использован в более старых иранских ракетах, но не в новых с увеличенным радиусом, выпускаемых после 2004 года.

В личных разговорах иранские дипломаты говорили, что не исключают, что после снятия ограничений значительного наращивания ядерной программы не последует – оно будет не нужно Тегерану ни по имиджевым, ни по экономическим причинам. Наконец, Иран согласился начать диалог с Евросоюзом по региональной безопасности, включая ситуацию в Йемене. Третьего мая 2018 года в Риме прошел второй раунд ирано-европейских консультаций.

Враг хорошего

Тем не менее часть американского истеблишмента, включая президента Трампа, продолжает считать, что СВПД – это «ужасная сделка», условия которой можно и нужно переписать, и что Вашингтон в состоянии добиться от Тегерана больших уступок. Переговоры с Северной Кореей, по-видимому, убедили руководство США в том, что максимальное давление способно заставить противоположную сторону принять все американские условия – президент Трамп упомянул пример КНДР в своей речи после выхода из СВПД.

Однако ситуация в Пхеньяне и Тегеране заметно отличается, и аналогия здесь скорее мешает. Иран (довольно справедливо) считает, что США не выполняли своих обязательств даже до выхода из соглашения. Только за последний месяц колебания Трампа привели к резкому падению курса риала. Boeing в ожидании выхода США из СВПД объявил, что ищет новых покупателей на самолеты, заказанные Ираном. И не прогадал – Министерство финансов США заявило, что отзывает лицензии у Boeing и Airbus после выхода Вашингтона из сделки. Поставка пассажирских самолетов была специально прописана в соглашении по ядерной программе, но Тегеран так и не получил ни одного.

В такой ситуации любое правительство Ирана неизбежно задумалось бы, как можно заключать договоренности, которые потом не выполняются, и соглашаться на ограничения, которые другая сторона может произвольно менять.

Ситуация усугубляется тем, что в Иране идет активная (пусть и не всегда формальная) политическая жизнь. Как отмечает Вали Наср, в отличие от Северной Кореи в Тегеране нет абсолютного правителя, с которым США могли бы заключить сделку. Президент Рухани вынужден бороться с консерваторами, которые обвиняют действующее правительство в предательстве национальных интересов. Выход США из соглашения и предложение заключить новую сделку воспринимается в Тегеране как шантаж и только ужесточает позицию Ирана, исключая возможность дальнейших переговоров.

Что будут делать США

Пока администрация США демонстрирует полное отсутствие стратегии после выхода из СВПД, и удивительным образом это не смущает руководство страны. Трамп фактически просто ввел санкции против Ирана, не обозначив никаких целей, которых он хочет добиться, или красных линий, которые Тегерану не следует переходить.

Складывается впечатление, что ядерная программа Ирана не так уж интересна администрации. Как отметил неназванный французский дипломат, «нужно признать, что претензии администрации Трампа касаются не сделки, а Исламской Республики Иран. Мы живем в 2018 году, но США застряли в 1979-м».

Но если претензии Трампа к Ирану, по-видимому, основываются на неприязни к наследию Обамы, а также стремлении выполнить предвыборное обещание и неуступчивости иранцев (Трамп предлагал Рухани встретиться на полях Генассамблеи ООН, но тот отказался), то многие его советники недвусмысленно заинтересованы в смене режима в Тегеране. И новый госсекретарь США Майк Помпео, и особенно советник по национальной безопасности Джон Болтон неоднократно высказывались за смену власти в Иране. Самым свежим примером в этом ряду стало заявление советника Дональда Трампа и члена юридической команды президента Руди Джулиани, 5 мая сообщившего, что он является последовательным сторонником смены режима в Тегеране.

С одной стороны, президент Трамп неоднократно демонстрировал, что ключевые решения он принимает сам и готов игнорировать ближайших советников, если они ему противоречат (госсекретарь Помпео предлагал двухнедельную отсрочку выхода из СВПД, чтобы завершить диалог с европейцами – Трамп отказался). Можно предположить, что если Болтон и Помпео будут настаивать на военных действиях и смене режима в Иране, в чем Трамп, похоже, не заинтересован, то они разделят судьбу уволенных Макмастера и Тиллерсона, настаивавших на сохранении СВПД.

С другой стороны, президент США не любит вникать в детали и может предоставить кабинету свободу рук в иранском вопросе, оказавшись в итоге втянутым в незапланированный конфликт. И здесь стоит вернуться к обличающей Иран презентации Биньямина Нетаньяху.

Выступление было настолько важным для премьер-министра Израиля, что ради него он отменил свою речь на открытии новой сессии Кнессета. В ходе презентации Нетаньяху действительно говорил о тайной программе «Амад», в рамках которой Иран вел разработки, связанные с ядерным оружием. Но проблема заключалась в том, что программа была завершена в 2003 году, и информация о ней не была секретной. В частности, она была достаточно подробно описана в докладе генерального директора МАГАТЭ совету управляющих организации в декабре 2015 года.

Американский сатирический сайт The Onion спародировал разоблачения израильского премьера в статье «Нетаньяху продемонстрировал шокирующие новые свидетельства того, что иранцы планировали разграбить Вавилон в 539 году до н.э.». Но в действительности все было предельно серьезно. До даты, когда Трамп должен был решить, оставаться ли США в ядерной сделке, было меньше двух недель. Время заявления, выступление на английском языке, действие в обход МАГАТЭ – все указывало на то, что Нетаньяху обращался прежде всего к американской аудитории. Израильский премьер либо призывал Трампа выйти из СВПД, либо, зная, что решение уже принято, предлагал ему убедительный повод.

Если в Вашингтоне действительно всерьез рассматривают возможность смены режима в Иране, то неудивительно, что судьба СВДП их не особенно волнует. А презентация Нетаньяху ложится в основу досье, позволяющего оправдать жесткую политику в отношении Тегерана. По итогам израильского брифинга Белый дом выпустил пресс-релиз о том, что Иран обладает программой по созданию ядерного оружия. Позже информация была поправлена, пресс-служба заявила, что виной всему стала опечатка – «обладает» (has) вместо «обладал» (had). Журналист Араш Карами иронически заметил, что «сценарий для войны с Ираном – это тот же сценарий для войны с Ираком, только с опечатками».

После выхода США СВПД еще можно спасти, если Ирану удастся сохранить торговлю с Евросоюзом, Китаем, Россией и инвестиции в свою экономику. Компаниям из третьих стран, продолжающим вести бизнес в Иране, придется столкнуться с вторичными санкциями США, и ключевой здесь станет позиция Европы. Заявление лидеров Великобритании, Германии и Франции после выхода США из СВПД было достаточно жестким и показало, что европейские участники как минимум попытаются сохранить сделку в отсутствие США. Сделать это Европа сможет, только если сведет на нет американские санкции в отношении Тегерана и компаний, ведущих с ним бизнес, что выглядит как готовый сценарий для торговой войны.

Возможности по противодействию американским санкциям со стороны Евросоюза неоднократно и широко обсуждались. Среди них называют принятое в 1990-е годы Постановление № 2271/96, вводившее защитные меры для европейских компаний, которые могли оказаться под санкциями США из-за торговли с Кубой, и обязывающее эти компании выполнять заключенные контракты. Также для инвестиций и торговли с Ираном могут быть использованы специальные валютные механизмы, не связанные с американским долларом, и кредитные линии в евро (в идеале с подключением России, Китая, Индии, Турции и других крупных торговых партнеров Ирана).

При этом Лондон, Берлин и Париж по-прежнему заявляют, что будут пытаться заключить с Ираном более широкое соглашение, включающее долгосрочное ограничение ядерной программы, баллистические ракеты и поведение Тегерана в регионе. Хотя сложно представить, как это может выглядеть на фоне попыток США разрушить СВПД.

Что будет делать Иран

Если руководство Ирана придет к выводу, что участие в соглашении больше не отвечает экономическим интересам страны, распад СВПД станет практически неизбежным. В этом случае ограничения, наложенные на ядерную программу страны, будут сняты. Руководители Ирана неоднократно заявляли, что смогут восстановить наиболее чувствительные аспекты своей программы в течение нескольких дней.

Однако не стоит ожидать рывка Тегерана к производству ядерного оружия и в целом чересчур провокационного поведения. Действия Ирана будут зависеть от большого количества внутри- и внешнеполитических факторов, но можно предположить, что Тегеран будет восстанавливать ядерную программу образца 2015 года с поправкой на технические достижения последних лет, чтобы использовать ее для обеспечения своей безопасности и последующих переговоров, если для них появится возможность.

Такая стратегия, вероятно, будет преследовать две основные цели: во-первых, изолировать США как нарушителя соглашения и обеспечить Тегерану максимальную поддержку мирового сообщества; а во-вторых, избежать военного удара Израиля и/или США по ядерной инфраструктуре страны.

Ради первой цели Иран, скорее всего, не станет выходить из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и будет выполнять соглашения о гарантиях МАГАТЭ (скорее всего, без Дополнительного протокола), а также продолжит работы по перепрофилированию реактора в Араке совместно с Китаем и центрифуг для производства стабильных изотопов в Фордо с Россией. Возможно нарушение незначимых для иранской ядерной программы ограничений – например, на запасы тяжелой воды.

Достижение второй цели будет определяться запасами обогащенного урана – Израиль еще в 2012 году объявил именно этот параметр той красной линией, при пересечении которой последует военный удар. Тогда эта величина оценивалась в 240 кг урана, обогащенного до 20%. Сейчас можно ожидать, что Тегеран восстановит уровень обогащения урана до 20% при сохранении запасов ниже 200 кг, а также введет в строй новые, более совершенные центрифуги и возобновит обогащение урана в подземном комплексе Фордо, но не станет превышать общий лимит по весу урана (для этого может обогащаться обедненный уран).

Впрочем, все эти сценарии имеют смысл, только если Иран не будет атакован Израилем или Соединенными Штатами. Любые военные действия на Ближнем Востоке будут чреваты дальнейшей дестабилизацией региона, но в случае с Тегераном за ними может последовать выход страны из ДНЯО и решение о разработке ядерного оружия. Иранские политики наверняка внимательно следят за событиями вокруг Северной Кореи и могут сделать вывод, что для переговоров с США на равных нужно создать межконтинентальную баллистическую ракету и ядерную боеголовку к ней. Последствия такого решения будут колоссальными, включая возможную ядерную гонку на Ближнем Востоке и серьезный удар по мировому режиму нераспространения.

На вопрос, может ли Израиль нанести военный удар по Ирану, министр обороны страны Авигдор Либерман ответил: «Я вообще не хочу говорить ни о каких ударах, мы не собираемся, никогда не хотели просто так никого ударять. Все войны, которые мы вели до сегодняшнего дня, – это войны, которые нам навязали».

Сложно сказать, станет ли таким «навязыванием войны» развитие Тегераном своей ядерной программы после выхода США из СВПД и не сдвинулась ли израильская красная линия, но очевидно, что Израиль будет наблюдать за действиями Ирана со взведенным курком. В тот же день, когда Биньямин Нетаньяху выступил с разоблачением в отношении ядерной программы Тегерана, Кнессет принял закон, по которому в «чрезвычайных обстоятельствах» для начала военных действий будет достаточно решения премьер-министра и министра обороны без участия остального правительства. Недавний обмен ракетными ударами между Израилем и Ираном в Сирии также не внушает оптимизма.

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603303 Сергей Иванов

Новая холодная война

Бывший министр иностранных дел России Игорь Сергеевич Иванов объяснил нам, почему из-за появления новых ядерных технологий мы сталкиваемся с бóльшим количеством рисков… и, конечно, не по вине русских.

Луиджи Спинола (Luigi Spinola), Eastwest, Италия

Игорь Сергеевич Иванов возглавлял российскую дипломатию на решающем этапе развития постсоветской России, в промежуток между двумя геополитическими сезонами. Он оказался на посту министра иностранных дел России в конце ельцинского правления, сразу же после финансового краха 1998 года, уничтожившего множество иллюзий о гармоничном сосуществовании интересов России и Запада, и продолжил занимать эту должность в течение всего первого мандата Владимира Путина. Далее, в 2004 году, Игорь Иванов передал эстафету Сергею Лаврову, но продолжил работать над глобальным диалогом по таким ключевым темам, как вооружение.

Так, он решил заняться «Инициативой по снижению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative), поскольку убежден в том, что «роль неправительственных организаций в международных отношениях становится с каждым днем важнее, особенно, когда в них участвуют крупные эксперты и бывшие чиновники как с Востока, так и с Запада», как, например, американские ветераны Сэм Нанн (Sam Nunn) и Ричард Лугар (Richard Lugar), идеологи программы «Совместного снижения угрозы» (Cooperative Threat Reduction), целью которой еще в конце существования СССР была утилизация советского ядерного оружия.

«Мы не группа идеалистов, стремящихся найти волшебное решение в ответ на все ядерные вопросы, — подчеркивает Иванов. — Мы сосредотачиваемся на конкретных, порой скромных шагах, цель которых — отвести стрелки часов апокалипсиса как можно дальше от ядерного Армагеддона».

Сегодня необходимость в этом отпала. По данным журнала «Бюллетень ученых-ядерщиков» (Bulletin of the Atomic Scientists), регулирующего работу стрелок пресловутых часов, определяя состояние глобальной безопасности, до апокалипсиса осталось всего две минуты. Это самая критическая ситуация с 1953 года, когда США решили создать водородную бомбу. Однако менее десяти лет назад, вскоре после своего появления в Белом доме Барак Обама говорил о «мире, свободном от ядерного оружия» как о реалистичной цели.

— Что пошло не так, Игорь Сергеевич?

— Действительно, первые годы правления Обамы дали множество надежд на возможное улучшение отношений между США и Россией. Был момент перезагрузки, потом мы подписали новый «СНВ-3» (Договор о сокращении ядерного оружия, подписанный США и Россией в Праге 8 апреля 2010 года — прим. автора), сотрудничали над иранским досье и запустили консультации по системе противоракетной обороны НАТО в Европе. Но сила инерции старых привычек оказалась непреодолимой. Новую повестку отношений между США и Россией в период после холодной войны никогда не продумывали и не обсуждали с должным вниманием. А различные региональные кризисы — от Украины до Ближнего Востока — способствовали росту напряжения между Белым домом и Кремлем.

— В своем недавнем выступлении перед федеральным собранием России президент Путин представил новое поколение ядерного оружия, способного пробить американскую систему противоракетную систему. Как утверждают в Кремле, речь идет исключительно об ответе на ядерную политику, уже давно проводимую Вашингтоном. Менее чем за месяц до выступления Путина Пентагон запустил обновление своего ядерного арсенала. Министр обороны Джим Мэттис (Jim Mattis) оправдал это как «ответ на расширение ядерного потенциала России и пересмотр ее доктрины». Началась новая гонка вооружений? Если так, то кто ее запустил?

— Я не считаю, что мы можем уже говорить о настоящей полномасштабной гонке вооружений между США и Россией. Москва и Вашингтон пока еще соблюдают предписания договора СНВ-3, считают важным договор о РСМД (Соглашение о сокращении ракет средней дальности, подписанное Рейганом и Горбачевым в 1987 году) и разделяют мнение об опасности бесконтрольного соперничества в различных областях, в том числе, в киберпространстве и в сфере искусственного интеллекта. Однако система контроля над ядерными вооружениями США и России действительно намного ухудшилась, и новая гонка вооружений превратилась в ощутимую угрозу.

В России мы убеждены, что эта негативная тенденция берет начало с решения, принятого США в 2001 году, о выходе из договора по ПРО (Договор об ограничении систем противоракетной обороны, подписанный в 1972, — прим. автора). Выход из договора стал односторонним решением и был частью новой стратегии Соединенных Штатов, направленной на создание однополярного мира под непререкаемым предводительством Вашингтона. План провалился, но оказал весьма негативное воздействие на всю систему международных отношений, в том числе на систему контроля над вооружением.

Этот опыт нас учит, что гонки вооружений можно избежать лишь при помощи соглашений, отражающих законные интересы обеих сторон. Если бы мы все приняли эту реальность, мы бы могли достичь гораздо большего, чем просто избежания новой бессмысленной гонки вооружений: мы бы могли заняться решением общих проблем безопасности, которых становится только больше. К сожалению, ситуация серьезно осложнилась из-за кризиса политических отношений между Москвой и Вашингтоном.

— Вашингтон, в частности, развивает новое ядерное оружие ограниченной мощности, необходимое, по словам Мэттиса, для «противостояния российской доктрине» «довести до эскалации, чтобы деэскалировать», в рамках которой Москва угрожает использовать оружие этого типа, в том числе, и в рамках ограниченного и традиционного конфликта в Европе. Мы вступаем в эпоху, когда применение «атомных минибомб» считается реалистичной опцией в любой зоне боевых действий?

— Не думаю, что в России существует подобная доктрина. Думаю, она представляет собой плод воображения западных военных. Но я согласен с Вами: мы вступаем в новую эпоху, влекущую за собой более высокие риски. Маленькие ядерные боеголовки представляют для нас новую проблему, особенно в Европе, потому что они могут создать иллюзию, что можно сражаться и победить в ядерной войне ограниченных масштабов.

— Это значит, что может нарушиться так называемое равновесие страха, основанное на доктрине ВГУ (Взаимного гарантированного уничтожения), в рамках которой риск развязывания ядерной войны, способной уничтожить обе стороны, предотвращает начало военных действий?

— Да, это угроза равновесию, гарантированному ВГУ, но она не единственная. Так, например, программы ракетной обороны могут поставить под вопрос базы ВГУ. Эти вопросы нужно обсуждать открыто как на политическом, так и на военном уровне. Я убежден, что их можно решить, не ослабляя безопасности ни одной, ни другой стороны.

— Новое разработанное Россией оружие — суперракета РС-28 «Сармат», в первую очередь — требует значительных финансовых вложений. Ваша страна может позволить себе такие траты? Правильно ли, что эта задача является приоритетом государственного бюджета? Не рискует ли Москва истощить свои экономические силы, если гонка вооружений будет развиваться?

— Если Вы посмотрите на динамику российских расходов на оборону, то увидите, что на самом деле они достигли своего пика в 2016 году и с тех пор начали снижаться. Российская экономика достаточно устойчива, чтобы поддерживать значительный ядерный паритет с США, по крайней мере, в течение недолгого периода. Это можно гарантировать лишь за счет затрат в других секторах экономики. Но это означает замедление структурных реформ, в которых Россия так нуждается, и перебрасывание ресурсов с социальных приоритетов и других государственных целей. Это не идеальный для нас выбор, но, если Россия будет вынуждена втянуться в новую гонку вооружений, то национальная безопасность будет гарантирована при любых обстоятельствах. Президент Путин высказался об этом предельно ясно.

— Вернемся к нашим «часам апокалипсиса». В 1984 году до ядерной катастрофы оставалось четыре минуты — после запуска рейгановского проекта «звездных войн», в 1991 году — 17 минут, когда закончилась холодная война. Существуют ли уроки, которые следует извлечь из запущенного Рейганом и Горбачевым разоружения и которые могут сегодня оказаться нам полезны?

— Если мы сравним сегодняшнюю ситуацию с обстоятельствами того времени, то это, конечно, не холодная война 1970-х и 1980-х годов, когда обе стороны разработали сложную систему контроля над вооружениями с многочисленными каналами политической и военной коммуникации и определенным уровнем взаимного уважения и даже доверия. Нынешняя ситуация напоминает, скорее, 1950-е годы, когда был очень высок риск прямого столкновения. В то время понадобился Карибский кризис (1962 год), чтобы и Соединенным Штатам, и России стала предельно понятна опасность ядерного апокалипсиса, и это убедило их всерьез отнестись к необходимости контроля над вооружением.

Я надеюсь, что в этот раз мы справимся без необходимости возникновения нового аналогичного кризиса с размещением ракет. Самый важный урок, который все мы должны извлечь из прошлого, — что в гонке вооружений нет и не может быть победителей. Если ее вовремя не остановить, проиграют все стороны. Во второй половине прошлого века политические лидеры оказались достаточно мудры, чтобы осознать ту реальность и сесть за стол переговоров. Будем надеяться, что это произойдет и теперь.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603303 Сергей Иванов


Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк

Министр обороны Эстонии Юри Луйк в интервью финской «Хельсингин Саномат»: «Россия пытается выдавить корабли НАТО с Балтики»

Кая Куннас (Kaja Kunnas), Helsingin Sanomat, Финляндия

Военные учения Эстонии Siil (эст.«ёж») — крупнейшие в регионе. В них принимают участие 17 государств, в том числе и Финляндия.

В самом центре Таллина, в здании с серыми колоннами, которое находится за торговым центром Solaris, министр обороны Эстонии Юри Луйк (Jüri Luik) с беспокойством следит за действиями России, особенно на море.

«Очевидно, что российские военные корабли пытаются выдавить НАТО с Балтики», — говорит Луйк в интервью финскому изданию «Хельсингин Саномат».

По его словам, эти попытки выражаются в действиях по отношению к кораблям НАТО — например, в низких пролетах авиации над кораблями и следованием рядом с кораблями.

«Это происходит в международных водах. Это нарушение правил хорошего тона в мореходстве», — говорит Луйк.

По словам Луйка, прежде всего объектом давления становятся корабли США и других стран НАТО.

Луйк вернулся в политику в прошлом году с должности руководителя исследовательского центра. Он стал министром обороны страны уже в третий раз. В свое время он проводил с Москвой переговоры о выводе советских войск из Эстонии, и сейчас его обеспокоенность происходящим не исчезла.

«Россия разработала высококлассную систему перемещения войск. Это означает, что войска, которые находятся на границе с Украиной, завтра могут оказаться у границы со странами Прибалтики».

Луйк напоминает, что Россия укрепила свои позиции в регионе Балтийского моря.

«Осуществляется активное вооружение региона. Оно происходит абсолютно без причины, и это свидетельствует о росте агрессии в нашем регионе», — говорит Луйк.

Один из признаков изменений в ситуации безопасности — в том числе и то, что Эстония начала проводить одни из крупнейших военных учений в Балтийском регионе. Впервые учения Siil проводились в 2015 году.

В учениях, которые закончатся в конце этой недели, принимают участие более 15 тысяч солдат. Учения охватывают всю территорию Эстонии, а также север Латвии. Они масштабнее прошлогодних, и в других странах Прибалтики учения такого масштаба не проводятся.

В учениях задействованы преимущественно эстонские бойцы народного ополчения и солдаты, находящиеся на срочной военной службе. В общей сложности в учениях принимают участие военные 17 стран. Отрабатывается сотрудничество с полицейскими, пограничными и спасательными службами. Согласно инсценируемой ситуации, группировки, настроенные против Эстонии, устраивают беспорядки в различных частях страны, но война еще не началась.

Практически в то же время в Финляндии проводились менее масштабные учения, в которых принимали участие Швеция и США.

«Это совпадение, но не сюрприз», — говорит Луйк.

Луйк отмечает, что с удовлетворением следил за визитом министров обороны Финляндии и Швеции в Вашингтон, который состоялся на этой неделе.

«Все, что Финляндия и Швеция делают для сближения с США, кажется нам очень положительным».

Как известно, Эстония не всегда одобряет то, что Финляндия и Швеция, принимая участие во всех заседаниях НАТО, при этом не хотят присоединяться к альянсу.

Как министр обороны Эстонии Луйк относится к тому, что Финляндия и Швеция хотят сотрудничать с НАТО, но не хотят становиться членами организации?

«Пока Финляндия и Швеция не присоединились, мы относимся к тесному сотрудничеству стран с НАТО очень положительно», — говорит Луйк.

Различия между странами-членами и партнерами заметны в процедурах принятия решений. Однако близким партнерам альянса недоступна вся информация.

«У тех, кто не входит в альянс, доступа ко всей информации нет, — говорит Луйк. — Если страны хотят получать все данные постоянно, то самый легкий путь — присоединиться к альянсу».

Финляндия принимает участие в военных учениях Siil уже во второй раз и в большем составе, чем в прошлый раз.

Финляндии в учениях представляют 250 солдат преимущественно из международной группы реагирования бригады Пори. Финны принимают участие в учениях многонациональных подразделений саперных войск и частей снабжения на юге Эстонии.

Кроме того, около 30 финских добровольцев задействованы в учениях с представителями народного ополчения на севере Эстонии.

«Неважно, в каких организациях мы состоим. Важно, что два государства пробуют осуществлять союзнические действия. Безопасность обеих стран зависит от действий друг друга, и мы хотим это продемонстрировать. В этом и состоит цель участия в этих учениях», — говорит Луйк.

Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603229 Степан Полторак

РФ развернула на границе с Украиной мощную группировку, но мы знаем ее слабые места

Орест Сохар, Обозреватель, Украина

Сколько войск сосредоточила Россия на границе с Украиной? Много ли украинских воинов все еще томится в плену террористов «Л/ДНР»? Что за оружие США может предоставить Украине в обозримом будущем? Когда Киев сможет реально претендовать на вступление в НАТО? На эти и многие другие вопросы ответил министр обороны Украины Степан Полторак.

«Обозреватель»: Господин министр, общество довольно часто пугают широкомасштабным наступлением России — то на донецком направлении, то на черниговском. Темой часто спекулируют как эксперты, так и чиновники. А что на самом деле? Какая у вас информация?

Степан Полторак: Нам с вами мечтать, что Россия отказалась от агрессивной политики в отношении Украины, — точно рано. РФ, кроме двух террористических армейских корпусов, сформированных в Донецкой и Луганской областях, развернула мощную группировку по границе с Украиной. Там примерно 80 тысяч личного состава, 900 танков, более тысячи артсистем, более 400 установок залпового огня. Россия возобновила три армии, задачей которых во времена холодной войны было создавать напряженность в Европе. РФ строит мощный рубеж, который можно использовать для начала открытой агрессии против Украины. На сегодня, по данным разведки, в России нет группировки, способной провести полномасштабную агрессию против Украины. Но созданная инфраструктура дает возможность нарастить военный ресурс в период от двух недель до двух месяцев — в основном силами Западного и Южных военных округов.

— Западные аналитики утверждают, что Россия активно перестраивает армию, для чего нужно еще два-три года. Только после этого Кремль может решиться на широкомасштабное вторжение в какую-то из соседних стран…

— РФ начала вкладывать огромные средства в развитие своих вооруженных сил не сегодня, и поэтому имеет определенные преимущества, особенно в части ядерного, ракетного потенциала, авиации. В то же время «провисают» сухопутные войска. Мы наблюдаем за этим процессом, отслеживаем, каким путем движется Россия, какие угрозы могут возникнуть и, конечно, принимаем адекватные решения для максимального нивелирования угроз.

— Как российские военные будут решать проблемы с человеческим ресурсом?

— По нашим данным, они сегодня пытаются серьезно повысить мотивацию личного состава при прохождении службы в ВС РФ, также особое значение придают финансам. Однако несмотря на все мы знаем, что эти проблемы остаются слишком серьезными. В частности, в прошлом году, во время проведения последних учений, в том числе в Белоруссии, у них были огромные сложности по вопросам мобилизации и проверки готовности мобилизационного ресурса.

— Минобороны РФ постоянно совершенствует вертикаль управления террористическими подразделениями, расставляя кадровых офицеров российской армии. О чем это свидетельствует?

— В «Л/ДНР» базируются два армейских подразделения, сформированных с использованием российской техники, материального и человеческого ресурса. Они подчиняются 8-й армии Южного военного округа РФ. Подготовка органов военного управления, штабов, военного склада, логистического обеспечения, проведение учений происходят по российским стандартам. Упомянутые террористические подразделения принимают участие в комплексной программе подготовки российских вооруженных сил, и практически является частью сил ВС РФ.

Происходит постоянная ротация офицеров регулярных войск РФ, и, например, один из командиров, который формировал конкретный корпус, сегодня возглавляет 8-ю армию РФ. На сегодня подавляющее большинство офицеров — от командующего взводом до командующего корпусом — это офицеры российских ВС. О большинстве из них у нас есть информация, несмотря на то, что они меняют свои фамилии, когда приезжают в Донецк и Луганск.

— Какой процент в этих подразделениях составляют местные жители?

— В разные времена было по-разному. По нашим расчетам, в террористических группировках на сегодняшний день местных примерно 60%.

— Какая мотивация у местных? Финансовая?

— Россия создала такие экономические условия в Донецке и Луганске, что вчерашним шахтерам или крестьянам некуда идти. Поэтому вынуждены податься в незаконные вооруженные формирования, для того чтобы заработать деньги. Это — первая составляющая, а вторая — информационная работа с населением. Промывка мозгов с утра до вечера дает свой результат.

— Собрана ли достаточная доказательная база для международных судебных процессов в отношении военной агрессии РФ против Украины?

— Я не знаю в мире ни одной страны (кроме самой России), которая сомневается в агрессии этой державы против Украины. Однако над формированием доказательной базы мы работаем с первого дня вторжения российской армии, документируем и участие военных РФ, поставки вооружения, техники, горючего на территорию Донецка и Луганска, и мы докажем в международных судах, что деятельность террористических отрядов осуществлялась непосредственно при участии РФ.

— МО Украины получает помощь спутниковой разведки дружественных нам стран?

— Мы работаем в этом направлении, все это документируется, происходит фото — и видеосъемка, а также добываются документы, распоряжения, приказы противника. Все это собирается в массив доказательств, который будет использоваться в судах.

— Сколько бойцов ВСУ находится сейчас в плену у террористов?

— К сожалению, на сегодня в плену находится 74 наших бойца, и каждый раз при проведении переговоров этим вопросом занимаются соответствующие уполномоченные и Служба безопасности Украины. Делаем все возможное, чтобы обменять наших воинов. К сожалению, «руководители» так называемых военных подразделений Л/ДНР отдают не всех военных. Чаще всего они не отпускают стойких ребят, пробуют сначала сломать.

— Учитывая «стокгольмский синдром» одного народного депутата, должен поставить вопрос о вербовке пленных? Вы сотрудничаете с СБУ в этом вопросе?

— Такая угроза всегда есть, работа с экс-пленными ведется.

— Какой процент небоевых потерь?

— С начала агрессии ВСУ потеряли 3 тысячи 332 человека, из них боевые потери — это 2 тысячи 394 лица, и 938 — небоевые потери. Хочу отметить, что причины небоевых потерь различны. Начиная от болезней, дорожно-транспортных происшествий, нарушений правил безопасности… суицида, к сожалению, такое явление тоже есть, употребление спиртных напитков.

— Удалось ли достичь реальных успехов в реформе ВСУ?

— Знаете, первое наше достижение, что мы смогли остановить Россию на нынешней линии разграничения. Нам удалось перестроиться: начиная от формирования вместе с нашими партнерами по Альянсу документов стратегического планирования их имплементации. Один из основных документов, над которым работаем, — это Стратегический оборонный бюллетень. Очень надеюсь, что в ближайшее время будет принят закон «О Национальной безопасности», который на законодательном уровне закрепит наше желание вступить в Альянс, а также зафиксирует приоритеты.

Мы провели огромную работу по реформированию органов военного управления, создания и укрепления новых видов Вооруженных сил. Сейчас работаем над повышением боевых возможностей ВСУ. Если в прошлом году на закупку вооружений выделено около 8 млрд грн, то в 2018 году — это 15 миллиардов. Значительно улучшено состояние комплектования ВСУ. За 2016 — 2017 год в войска прибыли почти 120 тыс. военнослужащих контрактной службы. Кроме того, нами создан оперативный резерв в количестве 150 тысяч лиц, и с ними проводятся постоянные занятия. Этот мобилизационный ресурс стоит на учете как в воинских частях, так и в военкоматах. Практически восстановлен учет мобилизационного ресурса, который на начало агрессии практически отсутствовал; именно поэтому мы допускали определенные ошибки в начале мобилизации в 2014 г.

Для качественных учений личного состава надо развивать инфраструктуру, создавать современные центры. У нас происходит строительство трех городков и около 200 (184 если точно) общежитий для размещения военнослужащих-контрактников. Практически изменили уровень подготовки наших военных: количество учений было увеличено на 65% по сравнению с прошлым годом. За этот период мы подготовили более 10 батальонов по стандартам Альянса, более 25 рот, а также подготовили полторы тысячи инструкторов.

Значительно повысился уровень логистического обеспечения ВСУ. Речь идет не только о реформе питания и вещевого обеспечения, закупок, она дает возможность удовлетворить главные потребности армии для выполнения боевых задач. В целом почти 90% задач, запланированных стратегическим оборонным бюллетенем, мы выполнили, это при активной фазе реформирования ВСУ в 2017-2018 гг.

— Альянс имеет претензии к реформированию организации украинского войска? Открытый вооруженный конфликт на востоке — единственная проблема для вступления в Альянс?

— Ошибочное мнение, что главным фактором при вступлении в Альянс является только состояние ВС. В Альянс вступает вся страна — тестируется состояние ее экономики, открытость общества, честность судов, в том числе и уровень ВСУ. Последние европейские исследования гласят, что среди 33 европейских стран Украина занимает восьмое место по уровню развития вооруженных сил. На первом месте Франция, далее — Великобритания, Германия, впереди нас Италия, Испания, Польша и Греция, десятку закрывают Швеция и Чехия. Если говорить о странах, которые не являются членами НАТО, то Украина вообще находится на первом месте. У нас тесные связи с Альянсом. Сейчас, например, только инструкторов НАТО работает на Украине 500 из шести стран, и они готовят наши подразделения.

Наши коллеги оценивают достаточно высоко уровень готовности ВСУ. Я буквально в феврале встречался в США со своим коллегой Джеймсом Мэттисом. Если бы наши партнеры были недовольны качеством изменений в армии, мы не получали бы помощи. А они практически полностью выполняют свои обязательства по поддержке ВСУ. За время войны только США оказали нам помощь на 800 млн долл. 2018 год станет особенно чувствительным, и, надеюсь, даст возможность значительно повысить уровень боеготовности войска. Добавлю, что во время встречи с Мэттисом мы увидели, что наши американские коллеги готовы к расширению сотрудничества.

— Какое оружие, кроме «Джавелинов», вы выпросили у США?

— Вы знаете, нам нужно повысить уровень готовности наших воздушных сил, противовоздушной обороны.

— А это правда, что система ПВО вокруг Киева переоборудована за средства «Рошена»?

— Это правда. Была помощь от компании «Рошен» на переоборудование, ремонт комплексов противовоздушной обороны. В свое время Украина имела три кольца противовоздушной обороны. Потом был период, когда стратеги думали, что нет никакой угрозы — и оружие была продано или уничтожено, хотя, кстати, не было старым. Например, 300-й комплекс стоит на вооружении большинства воинских частей ПВО РФ. Сегодня мы должны сосредоточить свое внимание на нескольких направлениях: создание комплексов ПВО, систем залпового огня, артиллерийских систем, современных противотанковых средств, средств радиоэлектронной борьбы. Все эти компоненты обеспечивают успех в ведении боевых действий.

— Что не удалось сделать?

— Мы планировали к 2020 г. достичь стандартов НАТО. До конца 2018 г. должны завершить реформирование министерства и затем сосредоточиться на ВСУ. В целом идем по плану, но нужно принять определенные решения на законодательном уровне. Пример: создание военной полиции — принятие закона затягивается.

— Почему?

— Думаю, что другие правоохранительные органы пытаются не дать создать такую структуру, которая есть у всех армий стран НАТО. Некоторые законы не принимаются своевременно, поэтому немного опаздываем. В общем, я не вижу больших угроз с невыполнением наших планов по реформированию ВСУ до конца 2020 г., за исключением проблем с переоснащением, потому что финансовый ресурс пока не дает нам возможность перейти на новые образцы вооружений по стандартам НАТО.

Это длительная работа, реформа будет продолжаться и после 2020 г. У нас есть сосед — Польша, которая уже в Альянсе 20 лет, и у них большинство вооружений советского образца, хотя они уже частично перешли на стандарты НАТО. Это при том, что Польша имеет серьезный финансовый потенциал. Мы, как и обещали, с января 2019 г. переходим на абсолютно новую форму работы Минобороны, которая предусматривает гражданский контроль над ВСУ.

— То есть вы будете гражданским министром?

— Я не знаю, кто будет на этой должности, но она будет гражданской. Одной из своих основных задач вижу подготовке МО к этому. Сейчас меняем структуру министерства, реформируем систему подбора кадров, работу с личным составом, готовим персонал для успешного выполнения задач. Важным вопросом является реформа образовательной системы ВСУ. В принципе, это один из основных приоритетов, потому что не имея качественно подготовленного офицера, говорить о будущем армии довольно трудно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603229 Степан Полторак


США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов

Диктатор и провокатор: на каких условиях смогут помириться США и Северная Корея

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО

Предвоенная риторика КНДР и Соединенных Штатов внезапно сменилась конструктивным диалогом. Тем не менее вопрос ядерного разоружения останется главной темой предстоящих переговоров Дональда Трампа с Ким Чен Ыном

Американо-северокорейский саммит состоится этой весной — и похоже, мир все еще не может в это поверить. Стороны долго уклонялись от переговоров, но с наступлением 2018 года пошли на компромиссы.

Особую интригу в подготовку саммита привнесла лидирующая роль специальных служб США, Южной Кореи и КНДР. Разведывательные ведомства трех стран действовали в секретном режиме без уведомления министерств иностранных дел и других национальных ведомств, выяснила газета New York Times.

Крутой разворот событий породил массу вопросов о его причинах новой риторики, повестке ожидаемых переговоров и месте их проведения. Разумеется, каждая сторона дает свою интерпретацию данных событий.

Чего добиваются США и Южная Корея

Вашингтон представляет инициативу Ким Чен Ына как собственную победу, то есть прямой результат жесткого режима санкций и военно-политического давления, которое якобы напугало руководство КНДР и вынудило пойти на капитуляцию. Естественно, Пхеньян объясняет свой шаг по-другому — проявлением доброй воли и искреннего стремления к миру, подкрепленного усилившимся оборонным потенциалом.

В декабре 2017 года, задолго до начала головокружительной дипломатической истории, Северная Корея объявила о завершении намеченных ранее программ создания ракетно-ядерного оружия. Власти КНДР утверждают, что уже сформировали ядерный щит, гарантирующий безопасность государства. Мировые державы не обратили должного внимания на это заявление, представив его как очередной пропагандистский ход Пхеньяна.

На данный момент запросы сторон остаются в целом прежними, а Вашингтон и Сеул стремятся продемонстрировать подчеркнутую жесткость и непоколебимую солидарность собственных действий в отношении КНДР. США и Южная Корея продолжают утверждать, что конечным итогом переговоров может быть только полная ликвидация ядерной программы КНДР.

Более того, западные партнеры выдвигают предварительные требования. Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс, «президент не будет проводить встречу, пока не увидит конкретных шагов и конкретных действий, предпринятых Северной Кореей таким образом, чтобы президент кое-что получил (до проведения встречи)».

Еще одно требование Вашингтона звучит так: «любое соглашение с КНДР должно сопровождаться обязательным механизмом его верификации, нацеленным на необратимую денуклеаризацию».

При этом ни Дональд Трамп, ни глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин не собираются ослаблять санкции против Пхеньяна в период подготовки и проведения саммита. Вместо этого они намерены наращивать давление на Ким Чен Ына, чтобы сделать его более сговорчивым.

Нетрудно заметить, что набор этих требований неоднократно выдвигался США и их союзниками, а северокорейский режим столь же регулярно отвергал предложения западных стран. Пока трудно представить, что на этот раз Ким Чен Ын согласится принять американский ультиматум.

В чем заключается тактика КНДР

В марте этого года я был в командировке в Пхеньяне, где встретился с сотрудниками Министерства иностранных дел северокорейской республики. В тот раз дипломаты из КНДР впервые озвучили обновленный подход к ведению дел с США. По их словам, Северная Корея предлагает такую формулу переговоров, на которых каждая сторона будет иметь возможность поставить на обсуждение любой вопрос.

Это значительно более гибкая позиция по сравнению с той, на которой Пхеньян категорически настаивал до сих пор. Прежде суть заявлений КНДР сводилась к утверждению: «Мы не будем участвовать ни в каких переговорах, в повестку которых может быть включен вопрос о ракетно-ядерный программах Северной Кореи».

Теперь же в КНДР воспользовались посредничеством южнокорейских эмиссаров и передали в Вашингтон, что Ким Чен Ын выразил «приверженность денуклеаризации Корейского полуострова и дал понять, что у него не будет причин для обладания ядерным вооружением в случае отсутствия военных угроз для КНДР и гарантий сохранности северокорейского режима». Действующий глава КНДР также неоднократно вспоминал заветы своего деда, основателя северокорейского государства Ким Ир Сена, который хотел видеть будущее Корейского полуострова в безъядерном статусе.

Под внешними гарантиями своей безопасности Ким Чен Ын подразумевает вывод американских войск из Южной Кореи, изъятие американского ядерного оружия с территорий, примыкающих к КНДР (в первую очередь с острова Гуам и Японии), прекращение регулярных американо-южнокорейских военных учений, снятие международных и односторонних санкций, а также предоставление экономической помощи в качестве компенсации ущерба, причиненного санкциями. Прежде Вашингтон многократно отвергал такие запросы КНДР, но, похоже, в этот раз все может быть по-другому.

Сейчас речь идет о новом, но наиболее серьезном за последние годы раунде дипломатической игры и маневрирования. Сам по себе этот факт, конечно, заслуживает позитивной оценки. Но насколько широки границы подобного маневрирования, можно спорить.

Как на самом деле проходили переговоры

Можно не сомневаться, что спецпредставитель Мун Чжэ Ина в Пхеньяне договорился о чем-то, что осталось за скобками опубликованных материалов. Южнокорейский президент старается быть «настоящим корейцем» для Пхеньяна и надежным союзником для Вашингтона. Совместить это очень сложно.

Можно допустить, что информация и детали договоренностей, которые были реально достигнуты в Пхеньяне, а затем доложены в Вашингтоне, не совпадают и имеют различную тональность. Тогда в случае срыва намечающегося грандиозного проекта и Вашингтон, и Пхеньян смогут сказать, что посредник в лице Южной Кореи их дезинформировал.

С другой стороны, игра уже началась, и с северокорейской стороны она хорошо продумана. Во время Олимпийских игр в Пхенчхане им удалось установить контакты с американскими представителями. При этом Пхеньян исходит из того, что «козырные карты» КНДР усилились.

В Северной Корее считают: США всерьез обеспокоены успехами ракетно-ядерной программы Пхеньяна и верят в способность Ким Чен Ына нанести ядерный удар по континентальной части Америки.

К тому же Вашингтон с разочарованием убедился, что Япония и Южная Корея, главные дальневосточные союзники Соединенных Штатов, категорически отвергают любой вариант военной операции против КНДР. Возможно, Трампу стало ясно: если США проигнорируют жестко негативную позицию союзников и все-таки нанесут военный удар по Северной Корее, то Вашингтон может потерять Токио и Сеул в качестве союзников. Подобная реальность в определенной степени сузила рамки маневрирования администрации Трампа.

Наконец, неожиданно начавшийся вопреки воле Вашингтона и динамично продолжающийся прогресс в межкорейских отношениях в январе-марте 2018 года дал Пхеньяну новый рычаг воздействия на США.

В итоге свобода действий Вашингтона на Корейском полуострове относительно сократилась, а переговорные позиции Пхеньяна сравнительно укрепились. В этих условиях КНДР, видимо, решила перейти в дипломатическое наступление, надеясь на получение ограниченных, но реальных дивидендов.

В качестве разумного жеста доброй воли Северная Корея добровольно пошла на мораторий по ракетно-ядерным испытаниям до проведения двух саммитов. Впрочем, на деле этому может способствовать нынешний технологический цикл развития военных программ, не требующий ракетных запусков в ближайшее время. Естественно, это не помешает Вашингтону трактовать миролюбивый шаг КНДР как проявление слабости и уступку северян под нажимом международного сообщества.

Военные учения против ядерной программы

Если для стран Запада ключевым вопросом в переговорах остается ядерная программа Ким Чен Ына, то для КНДР принципиальную важность имеют совместные военные учения США и Южной Кореи. Эти учения проходят каждый год, но в этот раз кое-что изменилось.

Вопреки неоднократно озвученным утечкам информации о том, что военные маневры «Фоул игл» и «Ки Ризолв» могут отменить, в апреле совместные учения США и Южной Кореи все-таки начались. Прошедшие маневры оказались более масштабными, чем прежде: в 2017 году в учениях участвовало 320 тысяч военнослужащих, включая 15 тысяч американских военных, а в этом году — 323 тысячи солдат, в том числе 23 тысячи представителей Соединенных Штатов.

Одновременно союзники сократили продолжительность маневров, ранее длившихся по два месяца. Сценарий учений стал менее воинственным и более деликатным: в документах более не упоминается цель «обезглавливания», то есть скорейшей ликвидации высшего руководства Северной Кореи. Не случайно южнокорейские и американские СМИ отмечают, что «Ким Чен Ын проявил сдержанную реакцию и неожиданную гибкость к маневрам этого года».

Непредсказуемый фактор Трампа

Предсказывать итоги начавшегося интересного этапа дипломатической борьбы невозможно. Очень многое зависит от соотношения внутриполитических сил в Южной Корее и в США. В Америке позиции «ястребов», то есть сторонников бескомпромиссного подхода к КНДР, сильнее, чем у мирно настроенных «переговорщиков»: весной в Белый дом вернулся Джон Болтон, известный своей жесткой риторикой. Из-за этого начавшийся хрупкий процесс диалога может сорваться в любой момент.

Вместе с тем недавняя история помнит случаи, когда президенты США начинали с жесткой конфронтации с КНДР, а затем резко переходили к конструктивному переговорному процессу. В частности, так поступали Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. Подобные дипломатические повороты можно назвать частью американской внешнеполитической традиции. Нельзя недооценивать и «фактор Трампа», который со своей непредсказуемостью способен круто развернуть вектор переговоров в любую сторону.

В последние два месяца на различных международных площадках проводится серия совещаний экспертов высокого уровня с целью прояснения и формирования позиций в преддверии саммита США — КНДР. Американские представители, как всегда, занимают бескомпромиссно наступательную позицию: они акцентируют внимание на известных резолюциях Совета Безопасности ООН и фокусируются на легалистском подходе и требовании немедленной денуклеаризации по формуле CVID (полное проверяемое необратимое уничтожение) без предварительных условий.

Зато позиция северокорейской стороны стала значительно более сдержанной и осторожной. Создалось впечатление, что, уходя от прямых ответов на резко заостренные вопросы американских коллег, северяне хотят довести дело до саммита и озвучить свою реальную позицию уже там. Сама же позиция, судя по всему, заключается во введении поэтапной дорожной карты с взаимными обязательствами сторон.

Зная северокорейскую дипломатию не первое десятилетие, трудно представить, что Пхеньян согласится на формулу CVID без предварительных условий или на полное ракетно-ядерное разоружение по ливийской модели. Эту модель активно продвигает советник Трампа Джон Болтон. Хочется верить, что реализм и прагматизм с обеих сторон проявятся должным образом.

США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов


Иран. Израиль. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600602 Вацлав Радзивинович

Как Иран укрепил российско-израильское братство по оружию

Вацлав Радзивинович (Wacław Radziwinowicz), Gazeta Wyborcza, Польша

Вместе с Путиным парад на Красной площади в честь 73-й годовщины победы над Третьим рейхом смотрели только два лидера иностранных государств: премьер Сербии Александр Вучич и его израильский коллега Биньямин Нетаньяху.

По правде говоря, с заграничными гостями, готовыми почтить своим присутствием московские торжества, стало в последнее время сложно. На прошедшей в понедельник инаугурации, ознаменовавшей официальное начало четвертого президентского срока Путина, присутствовал только бывший немецкий канцлер Герхард Шредер, который сейчас работает в Газпроме и получает такое хорошее вознаграждение, что появляется в Москве по первому зову.

А еще в 2005 году на московский парад съехалось столько гостей, что президента Польши пришлось усадить в четвертом ряду. Столпотворение было и в следующую круглую годовщину пятью годами позже. Отсутствие влиятельных политиков на вчерашнем параде показывает, в какой глубокой изоляции оказалась Россия.

Сколько евреев воевало в рядах Красной армии

Нетаньяху, однако, приехал. Сейчас между Москвой и Иерусалимом разворачивается очень интересная игра. Обе столицы сближает, например, то, что отдаляет поляков от россиян: историческая политика, а конкретнее — трактовка Второй мировой войны.

В Израиле не сносят памятники красноармейцам, а, наоборот, воздвигают новые, и устраивают марши «Бессмертного полка», на которые люди выходят с портретами своих близких, воевавших с Гитлером в рядах Красной армии. Среди миллиона эмигрантов из бывшего СССР есть много ветеранов. Возможно, их даже больше, чем в самой России, ведь средняя продолжительность жизни израильтянина составляет 78 лет (россиянина — на 13 лет меньше). Неудивительно, что 9 мая объявили в этом году национальным праздником.

Израилю нужен такой день: он напоминает, что во время войны евреи не только покорно шли на заклание, но и воевали с оружием в руках. Россия умело использует этот дискурс. В последние недели российские СМИ много пишут о годовщине восстания в Варшавском гетто, также на экраны вышел фильм «Собибор». Картина рассказывает о бунте заключенных концентрационного лагеря, которые под предводительством пленных евреев-красноармейцев перебили охрану и вырвались на свободу. В Москве говорят о том, что в годы войны в Красной армии служили 500 тысяч евреев, 200 тысяч погибли, 157 удостоились звания Героя СССР. Как отмечают сами россияне, чтобы получить звезду Героя солдату-еврею нужно было совершить какой-то необыкновенный подвиг.

Так что историческая политика сблизила два народа и позволила сгладить существовавшие противоречия. Россия получила нового важного товарища по оружию. В последнее время она только теряла союзников. Уже стало традицией, что Путин не поздравляет с Днем Победы лидеров Грузии и Украины, хотя народы этих стран отважно сражались в рядах Красной армии. На протяжении десятилетий символом победы над Германией был грузин Мелитон Кантария, который вместе с россиянином Михаилом Егоровым водрузил красное знамя на крыше здания Рейхстага.

Попытка ослабить союз Москвы с Тегераном

Однако Нетаньяху появился в Москве не только для того, чтобы полюбоваться на танки: в первую очередь он приехал обсудить ситуацию в Сирии, где израильская авиация регулярно наносит удары по боевикам движения «Хезболла» и иранского «Корпуса стражей исламской революции», которые воюют на стороне президента Асада, пользующегося поддержкой России. Российские и израильские силы могут столкнуться в любой момент, поэтому Израиль хочет уточнить правила игры в становящейся все более запутанной ситуации и получить от Москвы нечто вроде лицензии на отстрел тех, в ком израильские политики видят угрозу для своей страны. Ведению таких переговоров способствует сближение на почве истории.

Иран. Израиль. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 мая 2018 > № 2600602 Вацлав Радзивинович


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 мая 2018 > № 2597074 Георгий Тука

Россияне в очередной раз начали торговлю пленными

Интервью с заместителем главы Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгием Тукой.

Прямий, Украина

«Прямой»: Почему опять тормозится вопрос обмена пленными? Что произошло торгуются, не хотят, откладывают?

Георгий Тука: У меня складывается стойкое впечатление, что россияне в очередной раз начали торговлю пленными. После того, как состоялся в декабре масштабный обмен, я был убежден, что до марта мы освободим всех наших пленников. К сожалению, я ошибся. Мы вынуждены это признать. И я чувствую внутри, что в очередной раз наши люди предметом торга.

— То есть этот вопрос снова поставлен на паузу?

— Да. К сожалению да.

— На этой неделе появилась информация, что «Джавелины» уже на Украине. По вашему мнению, изменит ли это ситуацию на востоке Украины? И, возможно, эта информация, которая всегда раздражала российские СМИ, так же влияет и на решение во время заседания Трехсторонней контактной группы в Минске?

— Раздражала? Если бы вы видели реакцию российских пропагандистских каналов и разного рода шоу, которые они устроили, — это просто дурдом тихий был в течение двух дней. Дело в том, что «Джавелин», как бы кто там не надувал свои щеки, единственное противотанковое оружие третьего поколения в мире. Тот комплекс, которым так кичатся россияне, «Корнет», он поколения 2+.

На сегодняшний день существуют определенные ограничения, которые приняты к Украине. Непосредственное условие — не использовать эти комплексы непосредственно на линии соприкосновения. Но надо понимать, что это ограничение может быть отменено в любой момент. Я постоянно держу связь с нашими военнослужащими — от солдат до генералов. Очень распространена ситуация на протяжении последнего года, когда бронированная техника противника, будь то БТР, или БМП, или танк, выезжает на определенное расстояние — километра полтора или два, по-разному, и чувствует полную безнаказанность. Мы можем применять, согласно Минским договоренностям, исключительно минометы 80 калибра, а таким оружием поразить танк практически невозможно, они начинают расстреливать позиции наших воинов.

И в августе прошлого года мои друзья, контрснайперская группа СБУ, была задействована в проверке в боевых условиях нашего противотанкового средства «Стугна». Испытания в боевых условиях прошли удачно. Российский танк был подбит. И после этого момента на этом участке фронта наступила довольно долгая пауза. Поэтому я предполагаю, что мы получим разрешение со стороны США использовать всего лишь два-три этих комплекса, и это набьет оскомину у врага на довольно длительный срок.

— 30 апреля официально завершилась Антитеррористическая операция и началась операция Объединенных сил. Какие плюсы это дает, возможно, для реинтеграции Донбасса и, больше всего, для защиты Украины?

— Дело в том, что еще с того момента, когда начали обсуждать законопроект об особенностях государственной политики по восстановлению государственного суверенитета на отдельных территориях Донецкой и Луганской областей, я категорически возражал против того, чтобы к этому законопроекту применялись такие термины, как «закон о реинтеграции» или «закон о деоккупации». Потому что в этом законе нет ни первого, ни второго. На 90% этот закон касается исключительно менеджмента, то есть системы управления силовыми подразделениями, которые защищают нас с вами на востоке Украины. Поэтому гражданское население никаких изменений не почувствует.

Я сегодня имел специальный разговор с начальником штаба, для того чтобы выяснить позицию Вооруженных сил. Потому что после того, как была обнародована информация о зонах безопасности — «зеленая», «желтая» и «красная» — о возможных ограничениях относительно попадания в очередную зону гражданского населения, люди были дезориентированы и люди были, скажем откровенно, особенно проживающие вдоль линии соприкосновения или на оккупированной территории, — они были напуганы. Они боялись, что изменятся условия пересечения линии соприкосновения, что ухудшатся отношения с родственниками. Я очень доволен тем, что наши военные подтвердили первый и самый главный тезис: наша армия — это наш защитник, и она будет делать все возможное для того, чтобы гражданское население на себе не почувствовало никаких негативных последствий изменения формата.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 мая 2018 > № 2597074 Георгий Тука


Испания > Армия, полиция > gazeta.ru, 5 мая 2018 > № 2596577 СергеЙ Хенкин

«Они держали в страхе всю Испанию»

Баскские сепаратисты из ЭТА объявили о самороспуске группировки

Ольга Шерункова

На этой неделе одна из старейших террористических организаций в мире — баскская ЭТА («Страна басков и свобода») — объявила о своем роспуске. Движение возникло в Испании в 1959 году в ответ на диктатуру Франсиско Франко. «Газета.Ru» поговорила с автором книги «Феномен сепаратизма: опыт Испании», профессором МГИМО Сергеем Хенкиным об ущербе, нанесенном террористами, причинах былой популярности и их политическом будущем.

— Почему ЭТА официально распускается именно сейчас, ведь они и ранее не раз заявляли о разоружении? Можно ли выделить переломный момент?

— Между отказом ЭTA от вооруженной борьбы в октябре 2011 года до ее самороспуска в мае 2018 года прошло шесть с половиной лет. В 2011 году ЭTA отказалась от оружия по нескольким причинам.

Во-первых, испанские и французские силы безопасности нанесли по ней ощутимые удары, были арестованы многие руководители и активисты, конфискованы тайники с оружием. В результате ЭTA стала такой слабой, какой не была никогда в своей более чем 50-летней истории.

Второе обстоятельство: в Испании и в Стране Басков отношение к этаровцам принципиально изменилось: в годы франкизма в них видели героев, которые сражаются против диктатуры, организация была окружена ореолом романтики. В первые десять лет демократии инерция такого отношения сохранялась.

Но постепенно людям становилось все очевиднее, что боевики борются против демократии с не меньшим ожесточением, чем против франкизма. Потому что главным для ЭTA был не характер политического режима, а независимость Страны Басков.

Есть и третье обстоятельство. В лагере «левых баскских патриотов» — Движении за национальное освобождение басков (полулегальная сетевая структура, включающая ряд партий, общественных организаций и групп), ЭTA всегда была неформальным лидером, слово ее руководителей было законом. Так вот, в этом лагере произошли принципиальные сдвиги: ряд организаций впервые проявили непослушание и призвали этаровцев прекратить вооруженную борьбу.

И последнее: давление международного сообщества. Европарламент и некоторые политические деятели обратились к ним с призывом прекратить террор. Я не вижу какого-либо переломного момента в принятии решения о самороспуске, на мой взгляд, все эти факторы действовали на протяжении шести с половиной лет и влияли на настроения боевиков.

— И они не собираются выходить на легальный путь политической борьбы?

— В своем письме они говорят, что ЭTA перестает быть политическим актором. Вместе с тем, говорится, что бывшие члены ЭTA могут продолжать борьбу за независимую социалистическую Страну Басков, но в других формах. Они не отказываются от своей цели, а борьбу могут продолжать в других мирных формах.

— Сколько сейчас таких «бывших членов», которые могут продолжить дело ЭTA? и кто эти люди?

— Их осталось немного — по имеющимся данным, это несколько десятков активных боевиков. За эти шестьдесят лет менялись поколения, кто-то уходил, кто-то попадал в тюрьму, кого-то убивали силовики, приходили молодые. Шла постоянная ротация.

Как было заявлено, решение о самороспуске было принято всеми остающимися на свободе членами организации.

— А власти Испании и Франции могут их признать? Группа ведь признана террористической.

— У ЭТА много лет был политический представитель — партия «Батасуна» [запрещена испанскими властями в 2003 году].

Сейчас интересы «левых баскских патриотов» представляет партия «Бильду», которая занимает видное место в баскском парламенте [На выборах 2016 года партия получила 18 мест в региональном парламенте — «Газета.Ru»].

Эта партия борется за независимость легальными средствами, отказываясь от насилия.

— В чем же главная претензия басков к Мадриду, из-за которого они не согласны на автономию и хотят отделиться?

— От остальных народов, населяющих Испанию, баски отличаются характером, нравами и обычаями. У них своя устная литература, свой музыкальный фольклор, свои праздники и игры. Проживая обособленно в горных районах, они сохранили свой самобытный язык, который с давних времен стал основным элементом их национальной самоидентификации. При всем этом большинство басков не хотело и не хочет выходить из состава Испании.

Сепаратисты же преувеличивают и абсолютизируют баскскую специфику. Они утверждают, что Испания — угнетатель. Между тем Страна Басков, как и Каталония — отнюдь не бедные регионы, а одни из самых богатых в Испании.

Отмечу также, что исторически у радикальных баскских националистов сложилось представление, что нужно соединить провинции, населенные басками, в Испании и на юге Франции, и создать независимое баскское государство. Это, конечно же, означало бы перекройку политической карты Европы.

— Какова вероятность, что при крахе ЭTA ее цель все равно в итоге будет достигнута? Ведь сепаратистские настроения сейчас актуальны.

— Они актуальны, да. Данные опросов говорят о том, что сейчас примерно 17-20% басков хотят независимости. Это активное, достаточно влиятельное меньшинство, включающее целый ряд баскских интеллектуалов, писателей, журналистов. Но все-таки это меньшинство, значительно уступающее по численности баскам, стремившимся к независимости два-три десятилетия назад ( до 40%).

— Можно ли верить в искренность сепаратистов? Ведь они уже много раз делали подобные заявления.

— Вы знаете, ЭTA постоянно не выполняла свои обещания. Неоднократно боевики садились за стол переговоров с властями, а потом снова начинали вооруженную борьбу.

Замечу также, что в документах, распространявшихся ЭТА в последние годы, террористы стараются обелить себя, выглядеть достойно в глазах испанской и международной общественности.

Они говорят о «двух сражавшихся сторонах», по-существу ставя себя на одну доску с жертвами своих преступлений. Между тем для многих испанских демократов в данном контексте есть только одно деление — палачи и их жертвы.

— Вы сказали об ущербе — а как его можно оценить cейчас?

— По официальным данным, 853 убитых, более двух тысяч раненых, 100 тыс. человек — это примерные цифры — которые уехали из Страны Басков, потому что им угрожали этаровцы. Это что касается только Страны Басков.

Между тем ЭТА держала в напряжении всю Испанию, дестабилизировала обстановку, создавала перманентные политические кризисы. Трудно измерить тот материальный ущерб, который нанести теракты.

— Совсем недавно Испания столкнулась с сепаратизмом в Каталонии: если сравнивать эти сепаратистские движения — одно из них мирное, организовавшее недавний референдум, а второе — силовое, но в обоих случаях сепаратисты потерпели неудачу. Можно ли считать это победой испанских властей?

— Здесь я не соглашусь, каталонский конфликт не ликвидирован, сепаратизм остается там влиятельной силой, которая дестабилизирует обстановку и в Испании, и в ЕС. У сепаратистов большинство в парламенте, и отношение населения Каталонии к независимости делится примерно пополам, с легким перевесом у сторонников единой Испании. Там конфликт продолжает развиваться, хотя его острая фаза миновала.

Из Испании Каталония в ближайшее время не выйдет. Что же касается Страны Басков, то там испанское государство действительно одержало победу.

Испанская демократия победила — ЭTA разгромлена, она ни на йоту не продвинулась в своей цели создать независимое баскское государство.

— А с чем связан, скажем, «предварительный» успех каталонского сепаратистского движения?

— Успех в том, что оно увлекло за собой примерно два миллиона человек, которые хотят отделиться от Испании. Кстати, в Стране Басков в прошлом десятилетии тоже развивалось сепаратистское движение в мирных формах, и там оно проиграло.

— В 1976 и 2006 годах испанское правительство шло на переговоры с сепаратистами. Позже, в 2012 году, власти Испании отказывались вести диалог с их лидерами. Как вы можете охарактеризовать поведение властей Испании и Франции?

— 12 раз ЭTA объявляла перемирие, несколько раз представители испанских властей и этаровцы садились за стол переговоров. На переговорах стороны стремились к разным целям: власть — к тому, чтобы ЭТА сложила оружие, террористы — к уступкам Мадрида по части создания независимого баскского государства. На основании таких абсолютно разных платформ достичь соглашения было невозможно.

— Как вы считаете, испанский народ будет долго отходить от такой длительной и кровавой деятельности сепаратистов?

— Да. И, прежде всего, баски. Много ран, которые еще долго будут заживать. Баскское общество остается глубоко разобщенным. Взять, например, отношение к заключенным этаровцам в тюрьмах Испании и Франции. Радикальные националисты требуют, чтобы заключенных перевели поближе к дому, а родственники жертв террористов и масса людей, которые им сочувствуют, высказываются против и требуют справедливого суда над террористами, остающимися на свободе, требуют покаяния этаровцев в совершенных преступлениях.

Таким образом, позиции полярные, они затрудняют примирение.

Общественное сознание части населения в Стране Басков стало деформированным из-за того, что люди несколько десятилетий испытывали чувство страха.

Само ее [организации — «Газета.Ru»] присутствие и угрозы в адрес тех, кто не разделяет их взгляды, серьезно влияли на сознание. До сих пор многие люди скрывают свои истинные взгляды, держатся достаточно настороженно и обособленно.

Испания > Армия, полиция > gazeta.ru, 5 мая 2018 > № 2596577 СергеЙ Хенкин


Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593572 Николай Кожанов

Чего добивается Россия на Ближнем Востоке?

Николай Кожанов (Nikolai Kojanov), Le Monde diplomatique, Франция

Военное вмешательство России в Сирии не было чем-то само собой разумеющимся. В течение первого года конфликта (2011-2012) в Кремле полагали, что режим Башара Асада сможет совладать с разразившейся бурей, если его удастся защитить от внешнего вмешательства. Эта иллюзия развеялась по мере усиления накала столкновений. Тогда в Москве попытались поспособствовать компромиссу между Дамаском и «международным сообществом». Российское руководство начало с того, что провело черту между Асадом и сирийским государством. Оно не забыло о развале Ливии после свержения режима Муаммара Каддафи в 2011 году и поставило для себя приоритетом защиту сирийских институтов. В то же время оно сохранило веру в то, что только Асаду по силам не допустить распада сирийского государства. Хотя это, разумеется, не означало, что оно собирается вечно держаться за его персону.

Российские власти никогда полностью не доверяли Асаду. Они не забыли, что после прихода к власти в 2000 году он предпринял попытку сближения с Европой и в частности с Францией. В сторону России же он повернулся только после провала этой попытки, который была в частности связан с сирийским присутствием в Ливане. Не забыла Москва и о том, что в 1990-х и 2000-х годах Дамаск не выполнил ни одно из ее требований касательно чеченских мятежников, которые бежали в Сирию после терактов против российских военных и мирных жителей. Все это подталкивало Россию к осторожности. В выступлении в июле 2016 года Владимир Путин заявил, что не собирается доверять режиму, который может с легкостью поменять союзников, то есть повторять ошибку СССР в отношениях с Египтом: в июле 1972 года Анвар Садат выдворил из страны несколько сотен военных советников, чтобы подчеркнуть разрыв отношений с Советским Союзом.

В сентябре 2015 года опасения Кремля насчет выживания сирийских властей обострились из-за усиления радикальных настроений в оппозиции и расширения ее территории. Возникла угроза неминуемого краха режима.

Путин считал, что предоставленная сирийской власти военная, техническая и экономическая помощь только продлит ее агонию, но не сможет спасти ее. Таким образом, прямое и долгосрочное военное вмешательство было для него предпочтительнее двух следующих сценариев: поддержка Башара Асада точечными и дорогостоящими операциями и принятие краха его режима. Российское руководство вновь мотивировало свое решение прецедентами Ливии и Ирака, где, по его мнению, свержение режимов не привело ни к чему хорошему. Оно не хотело превращения Сирии в новый очаг джихадизма в регионе.

Кремль предупреждал международное сообщество о такой угрозе задолго до сентября 2015 года. Сначала заявления были частью информационной кампании, которая представляла Запад в качестве зачинщика смуты на Ближнем Востоке. Как бы то ни было, эта угроза стала вполне реальной в 2015 году, когда в ряды «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) и прочих исламистских групп в Сирии и Ираке влилось большое число иностранных боевиков из Европы, России, Средней Азии и Кавказа. По данным российских спецслужб и независимых экспертов, в 2015 году порядка 12 000 русскоязычных боевиков с Северного Кавказа, из остальной части России и чеченской диаспоры за границей сражались в Сирии в рядах различных джихадистских групп вроде «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам» (террористические организации запрещены в РФ — прим.ред.). Кроме того, в этих вооруженных группах состояли бойцы из Азербайджана и среднеазиатских республик бывшего СССР вроде Таджикистана и Узбекистана. Не все из них поддерживали идеи ИГ или «Джабхат ан-Нусра»: для некоторых все это было лишь подготовкой к борьбе в их собственных странах.

Одной из главных задач российского вмешательства в Сирии было восстановить военно-политические возможности режима. Поэтому целью авиаударов сразу же стали все группы, которые представляли серьезную угрозу для Дамаска, в том числе те, кто не относились к радикальному исламизму и не считались «террористическими» на Западе. Кремль же до сих пор этого не признал и по-прежнему утверждает, что бил исключительно по террористам, в том числе ИГ.

Развернутой российской авиации быстро удалось выполнить две задачи. Во-первых, она увеличила шансы на выживание режима в долгосрочной перспективе. Во-вторых, она сделала невозможным формирование Западом бесполетной зоны и крайне маловероятным его прямое вмешательство против сирийских войск. Кроме того, с помощью обмена информацией и попыток скоординировать военные усилия с другими странами (в том числе США) Кремль продвигал идею широкой коалиции против ИГ с участием сирийского режима, что положило бы конец международной изоляции Асада. К тому же, размещение военно-воздушных сил на базе Хмеймим к юго-востоку от Латакии укрепило дипломатические позиции России и означало, что ни одно решение по Сирии не могло быть принято без ее участия.

Она ставила перед собой куда более масштабную цель, чем просто спасение власти. По ее словам, она стремилась в первую очередь к прекращению войны с помощью национального диалога режима и оппозиционных сил (за исключением радикальных исламистов и иностранных боевиков). В то же время она стремилась запустить этот процесс на собственных условиях, включавших в себя сохранение территориальной целостности Сирии и формирование коалиции против ИГ, о чем говорил Путин во время выступления на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2015 года. Москва добивалась сохранения сирийских госструктур и допускала изменение режима лишь в рамках существующих конституционных механизмов. В 2016 году Путин напирал на мирный процесс с чем-то вроде разделения властей между режимом и «здравыми» элементами оппозиции. Уход Башара Асада больше не мог быть предварительным условием начала национального диалога.

Взятие Алеппо в декабре 2016 года дало России уверенность в том, что она может направлять ход событий в Сирии и регионе. На эту убежденность не повлияло даже изменение картины американской политики после избрания Дональда Трампа. В 2017 году в Москве считали, что достигли одной из главных целей: спасли режим и позволили ему вернуть контроль над определенными частями территории. Как бы то ни было, дело еще не было сделано. Российские войска могли уйти лишь в случае успеха пока еще гипотетических политических переговоров.

Новая роль Кремля

В такой перспективе была предложена идея о формировании новой переговорной платформы, которая получила название «Астанинский процесс» и позволила договориться о прекращении огня между Дамаском и оппозицией в обход идущего в Женеве ооновского процесса. Подключение к прямому диалогу Ирана и Турции (эти значимые региональные игроки раньше не участвовали в переговорах) укрепило идею мирного урегулирования конфликта.

Российская стратегия изменилась в конце 2017 года с падением главных оплотов ИГ. В декабре Путин даже распорядился провести новый частичный вывод войск. Как бы то ни было, в Кремле не строили иллюзий и понимали, что ИГ не было полностью уничтожено, что гражданская война не окончена и что для сохранения Асада у власти еще потребуется военная поддержка. В такой обстановке Москва решила сохранить военное присутствие в стране, тем более что нынешняя фаза конфликта не требует большого числа солдат. Хотя часть войск действительно вернулась на родину, речь идет, скорее, о ротации для адаптации военного присутствия к реальным потребностям. Кроме того, предыдущие заявления подобного рода показали, что российская армия всегда может расширить свой контингент, если того требует обстановка.

Сообщение о выводе войск носило, скорее, политический, чем военный характер. Накануне президентских выборов в марте 2018 года Путину нужно было подчеркнуть свои достижения на международной арене. На фоне усиления санкций западных стран против России в связи со статус-кво на Украине, Ближний Восток был одним из немногих регионов, где Кремль мог похвастаться плодотворной политикой. Москва всячески подчеркивала временный характер присутствия своих войск и создавала себе красивый образ параллельно с тем, как госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) планировал долгосрочное сохранение американского военного присутствия на северо-востоке Сирии.

Сейчас российские дипломаты общаются напрямую с коллегами из тех стран, которые обладают непосредственным влиянием в Сирии, в частности из Ирана, Турции и Саудовской Аравии. Во время визита в Москву саудовского короля Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда в октябре 2017 года Россия подтолкнула его к формированию объединенной группы оппозиции, которая бы представила силы противников Асада на переговорах в Женеве. Параллельно Кремль стал наращивать консультации с Тегераном и Анкарой по Африну и Идлибу, а также будущим зонам деэскалации. Москва также стремилась успокоить две этих столицы, у которых были сомнения насчет ее обязательств перед партнерами. 14 ноября 2017 года министр иностранных дел Сергей Лавров отметил легитимность военного присутствия Ирана в Сирии, что стало для Тегерана сигналом того, что сотрудничество с Ираном значит для России не меньше партнерства с Израилем.

На официальном уровне Россия осудила начатую Турцией в январе 2018 года операцию против арабо-курдских сил в районе Африна. На самом же деле она открыла небо для турецких самолетов и дала на нее добро по молчаливому соглашению с Анкарой: та получает свободу действий в Африне, но не оспаривает в обмен действия режима в Идлибе и в Гуте, последнем оплоте мятежников в пригороде Дамаска. Кроме того, эта операция еще больше отдаляла Турцию от США и прочих стран НАТО, которые поддерживали арабо-курдские силы.

Операция наемников

Несмотря на удары США, Великобритании и Франции по сирийским военным объектам в апреле 2018 года, Москва считает, что ни США, ни Европейский союз не играют там решающей роли. Российские стратеги полагают, что те не продемонстрировали настоящей готовности участвовать в сирийских делах. Во время встречи с Трампом во Вьетнаме в ноябре 2017 года Путин добился того, чего хотел: признания американцами Асада в качестве легитимного президента Сирии, уважения к принципу территориальной целостности и снятия напряженности между воюющими сторонами, поддержки Женевского процесса. В обмен Путин подыграл американскому коллеге, который поставил борьбу с терроризмом в регионе в число приоритетных задач. В совместном заявлении Россия подтверждает готовность сражаться с ИГ до полной победы при поддержке США.

До настоящего времени Россия и США старательно избегают прямой конфронтации в Сирии. Как бы то ни было, придерживаться этого курса становится все сложнее. Так, в феврале 2018 года российские наемники и сирийские силы попытались взять под контроль нефтедобывающий комплекс компании «Коноко», который находился в руках курдов неподалеку от города Дейр-эр-Зор. В Кремле утверждают, что не давали добро на эту операцию, которая была инициативой Дамаска и российской компании «ЕвроПолис», имеющей отношение к Евгению Пригожину. По данным российской прессы, это предприятие подписало договор с Дамаском на освобождение местных месторождений силами наемников в обмен на контракты в нефтяной сфере: речь шла о четверти добываемой нефти.

Как бы то ни было, в Москве не могли не знать о готовящейся атаке. Российские военные в Хмеймиме получили от курдов и американцев сведения о скоплении ополченцев, наемников и сирийских сил неподалеку от месторождения. Тем не менее там ничего не предприняли для предотвращения операции, что может объясняться, как минимум, тремя причинами: они хотели проверить реакцию американцев в Сирии, испытать курдские военные возможности и, в случае успеха, укрепить позиции Дамаска с помощью возврата месторождения.

Американская авиация поддержала курдов и положила конец наступлению, в результате чего погибли несколько десятков россиян.

Успешная контратака США была призвана продемонстрировать России, что в отличие от правительства Обамы администрация Трампа готова отстаивать свои интересы. Кстати говоря, не случайно, что с февраля 2018 года Россия избегает любых провокаций по отношению к американцам, пусть даже Москва и согласилась поставить Дамаску комплексы С-300. В такой перспективе удары США, Великобритании и Франции, которые были представлены в апреле как ответ на предполагаемое нарушение Сирией «красной линии» применения химического оружия, должны были также напомнить России, что она — не единственная сила, способная изменить развитие ситуации в стране.

Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593572 Николай Кожанов


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров

Интервью с Сергеем Лавровым: «Хотите мира — не ведите войну»

редакционная статья, Panorama, Италия

В эксклюзивном интервью «Панораме» 3 мая российский министр иностранных дел Сергей Лавров, вот уже 15 лет близкий соратник Путина, обвиняет США, Великобританию и группу «маленьких, но очень агрессивных» европейских стран-русофобов. Они должны смириться с тем, что мир им больше не принадлежит. Также он дает свою версию отравления в Солсбери и применения химического оружия сирийским режимом. «Большая семерка уже неадекватна, модель будущего — это соглашение между Москвой и Пекином».

Лавров высказывается по всем темам, в которых Россия в последние месяцы была главным действующим лицом, — от отравлений шпионов в Англии до Сирии, от Соединенных Штатов до отношений с Европой.

«Панорама»: Возможно ли в действительности вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?

Сергей Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел — прежде всего результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений.

Они нагнетают конфронтацию, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.

Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности.

Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.

— Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшим партнером?

— Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия.

Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.

Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.

Международная жизнь — «улица с двусторонним движением». Игра в одни ворота с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.

— Как вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Думе (Сирия) и в Солсбери?

— Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии.

Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.

Вместо этого в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее в Думу, в отношении Сирии — суверенного государства, члена ООН — был совершен акт агрессии.

Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно — вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.

21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны мы, как могли, содействовали работе экспертов.

Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки — мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.

4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипалями. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона — подчеркну, в нарушение своих международных обязательств — отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.

Более того, Лондон пренебрег нормами не только международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.

Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами.

Российскую сторону прежде всего беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.

Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.

Еще раз: мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.

— Можно ли считать, что война с Украиной — это как «первородный грех», который стал причиной всех последующих проблем?

— Прежде всего хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент: никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.

Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».

Показательно, что члены ЕС Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 года соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении несогласных с ними регионов «пропорционально».

В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все — антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евроатлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток — как через расширение НАТО, так и в рамках реализации программы ЕС «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня — де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.

Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты законы об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.

К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет военная активность НАТО, не адекватная нынешним реалиям в Европе и ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств — вплоть до попыток свержения там правительств.

Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.

— Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли вы, что этот ветер — в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?

— Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует скорее задавать самим европейцам.

Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.

К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению связей России и ЕС на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих для России и для ЕС проблем.

Надеемся, что партнеры из Евросоюза смогут преодолеть «инерцию мышления» и будут самостоятельно определять свои приоритеты, без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен холодной войны, к которой их упорно пытаются подтолкнуть.

— Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет и даже США)? Не считаете ли вы, что государства становятся все более авторитарными?

— Сегодня мы, как я уже отметил, — свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.

В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.

Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов. Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.

С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками — как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.

Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе, деятельность «двадцатки» — прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.

— Разрыв между действиями и риторикой Дональда Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?

— Конечно, плохо, если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией — причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, — когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель — изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.

Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того, полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Барака Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве мы будем только по практическим шагам.

Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.

Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения — мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей — не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа. Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Дональд Трамп звонил Владимиру Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.

Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.

Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.

— Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе, — ошибочно, а что вы — правильно?

— Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.

Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Но при этом мы никогда — в отличие от лидеров некоторых западных стран — не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя — от НАТО и ЕС — мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с нулевым результатом.

Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно мы использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире — подавляющее большинство.

Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается в Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.

Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.

— Позвольте мне задать несколько циничный вопрос о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?

— Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.).

Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину — Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.

Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил президент Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля.

Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.

— Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы вы ей ответили?

— Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов — государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.

Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто — уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.

Россия — при любых обстоятельствах — продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров


Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593561 Слава Рабинович

Путин, жги: почему Россия терпит военные неудачи

О военных неудачах Путина в Сирии и поражении на Украине.

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

В Сирии 3 мая разбился очередной российский истребитель — и в очередной раз даже без огневой атаки. Российский блогер и финансист Слава Рабинович рассказал «Апострофу», зачем Москве продолжать играть мышцами, если ее сопровождают регулярные нелепые неудачи, куда Владимира Путина заведут его военные авантюры и почему он терпит в них неудачи.

— По-моему, уже школьники знают, что Путину необходима война. Она необходима для ощущения внешнего врага, чтобы народонаселение смогло сплотиться вокруг вождя, и для всех других подобных трюков, которые вытворяет путинская пропаганда в своих средствах массовой агитации.

Путину необходимы какие-либо победы — политические, геополитические, военные… Когда Путин потерпел сокрушительное поражение со своими лозунгами и речами о «Новороссии», когда отхватил Крым, как чемодан без ручки, без сухопутного коридора через Мариуполь, когда санкции, международное давление и сопротивление украинской армии остановили Путина на Востоке Украины, то план «Новороссия» по образу и подобию гитлеровских планов провалился.

Для отвлечения внимания народонаселения от полного поражения на Украине ему пришлось замутить другую войну — в Сирии. Он думал, что будет там хозяином положения — как в 2013-м, если я не ошибаюсь, году, когда президент [Барак] Обама неосмотрительно прочертил некую «красную линию» для [Башара] Асада. Эта линия была применением химического оружия, и Асад ее в который раз пересек. Америка под руководством Обамы ничего не сделала, и Обама начал терять лицо. И Путин как бы спас лицо Обамы некой сделкой по химическому оружию, в очередной раз возомнив себя властелином мира.

С тем же самым чувством он влез в Сирию в 2015 году и вытворяет там то, что вытворяет, уже не первый год. И все пошло как-то не так: оказалось, что там есть коалиция, возглавляемая США и состоящая из нескольких десятков стран, и еще одна, которая возглавляется Саудовской Аравией и находится в союзе с первой. Оказалось, что там много чего есть…

В Кремле даже по сравнению с советской властью не имеют больше экспертного мнения, специалистов, которые являются экспертами.Без них (экспертов) Путин влез еще и в Сирию. Конечно, эта история очень отличается от истории с Украиной, но все-таки она чем-то похожа. И если псевдоэкспертами при начале агрессии против Украины являлись такие шарлатаны, как Сергей Глазьев, и такие головорезы, как Гиркин-Стрелков, то в Сирии, я уверен, у них был примерно тот же уровень «экспертизы». Ее плоды пожинаются все это время. И даже, можно сказать, по нарастающей.

Мы только можем наблюдать это и говорить: «Больше ада!», «Путин, жги!», «Чем хуже, тем лучше», «Быстрее начнем — быстрее кончим».

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593561 Слава Рабинович


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592467 Марк Галеотти

Путинская Россия: «Гангстеры могут красть, они могут мошенничать, они могут отмывать деньги, а режим это терпит»

Поуль Хёй (Poul Høi), Berlingske, Дания

Президент Путин — гениальный тактик и негодный стратег, и его сотрудничество с российским преступным миром — один из лучших примеров этого. Он использует гангстеров для вторжения в другие страны, кражи денег, они «создают действие». Но следствием этого является гангстерский режим, из которого он не может вырваться, говорит профессор Марк Галеотти в интервью «Берлингске».

Президент Путин не мог бы аннексировать Крым без гангстеров. Он не мог бы вторгнуться в Восточную Украину без гангстеров. Он не мог бы построить объекты Олимпийского Сочи без них. Путин использует гангстеров в местной политике, в геополитике, он использует их для того, чтобы зарабатывать «серые» деньги для своей службы безопасности, и он использует их, чтобы убивать.

Но зачем гангстерам Путин?

Марк Галеотти — Синяя книга

Марк Галеотти — один из ведущих экспертов по российской политике безопасности и российскому преступному миру.

Он — старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге и профессор Карлова университета в Праге. Консультирует западные правительства, военных и полицию по поводу России. Недавно выступал перед внешнеполитическим комитетом британского парламента, когда решался вопрос о новых санкциях против России.

В его первой книге, «Афганистан: последняя война Советского Союза», проявился совершенно новаторский взгляд на советскую войну в Афганистане, в частности потому, что Галеотти посещал ветеранов войны в России и выслушивал их рассказы. Позднее он написал 14 других книг.

Он защищает их: он соглашается с тем, что они грабят, крадут, шантажируют и мошенничают, и он не боится оказывать им услуги.

Вот некоторые из сведений, содержащихся в сенсационной новой книге «The Vory», написанной профессором Марком Галеотти. Книга посвящена тому элементу российской гибридной войны против Запада, который часто игнорируется — использованию Россией гангстерской сети.

Галеотти — ведущий эксперт по симбиозу между политикой и криминальным миром в России. Berlingske взяла у него интервью в Лондоне.

Босс гангстеров

— В своей книге вы изображаете отношения между путинским режимом и российским преступным миром — а как вы могли бы вкратце описать отношения между ними?

— Гангстеры должны признавать то, что государство — самая большая и сильная банда в городе. Если они это сделают, то режим будет их терпеть и станет сотрудничать с ними. Но если же гангстеры начнут бросать вызов режиму, их настигнет его карающая рука. В качестве примера можно назвать местного гангстерского босса из Санкт-Петербурга Владимира Барсукова, который стал купаться в своей собственной власти. Тогда Кремль нанес удар, продемонстрировав, может быть, даже больше силы, чем это было нужно, и сейчас Барсуков в тюрьме.

— Барсуков был не более криминален, чем другие гангстерские боссы, но он бросил вызов режиму, вот в чем разница…

— Верно. Путин и его люди терпят гангстеров, сотрудничают с ними, но они не переносят, когда гангстеры бросают им вызов. То же самое относится и к олигархам, и клептократам, которыми окружил себя Путин. Они могут красть, они могут мошенничать, они могут отмывать деньги, и режим это терпит. Но если они вдруг идут против режима, режим наносит удар.

— Я хотел бы подробнее остановиться на двух примерах сотрудничества путинского режима с гангстерами. Первый пример из вашей книги — Эстон Кохвер (Eston Kohver).

— Эстон Кохвер работал следователем в полиции безопасности Эстонии, в сентябре 2014 года он должен был встретиться с одним из своих источников в эстонской деревне. Российские спецагенты перешли границу, применили световые гранаты и вывезли Кохвера в Москву, где его осудили на 15 лет тюрьмы за шпионаж. Кохвер — не шпион, он расследовал организованную преступность и контрабанду — особенно сигарет — через границу. Он слишком близко подошел к гангстерам и их контрабандных операциях, на которых российская служба безопасности, ФСБ, наживается по-крупному. Поэтому его необходимо было убрать.

— То есть, ФСБ пошла на риск вызвать международный кризис, только чтобы остановить расследование организованной российской преступности?

— Да, и в том числе, чтобы обеспечить свою собственную долю от этой преступности. ФСБ использует доходы от подобного рода преступности, чтобы оплачивать грязные операции, например, тайно передавать деньги своим сторонникам и популистским партиям на Западе, а также для того, чтобы оплачивать хакерские атаки и дезинформацию.

— Другой характерный пример — Джефри Делайл (Jeffrey DeLisle)…

— Делайл был лейтенантом канадского флота, продававшим секреты российской службе военной разведки, ГРУ. Его разоблачили в 2012 году, и в ходе следствия выяснилось нечто удивительное: ГРУ просило Делайла выяснить, что канадской полиции известно об определенных российских гангстерах в Канаде. Гангстеры, о которых шла речь, не были агентами разведки, это были мошенники, грабители и воры…

— Так почему же?

— По моим данным, потому что агенты ГРУ попытались сорвать банк. Если человек работает на российские власти, например, на полицию или службу разведки, он все время думает, как бы употребить то, что знает, для того, чтобы делать деньги. Агенты ГРУ хотели подобраться к сведениям канадской полиции, чтобы потом продать их заинтересованным российским гангстерам…

— Кстати, в вашей книге вы приводите еще один пример — с полковником Сергеем…

— Сергей — офицер ФСБ, я несколько раз с ним встречался. У Сергея сравнительно скромная зарплата, жена его не работает, никакого наследства никто из них не получал, но, тем не менее, они живут в огромном доме в одном из кварталов для богатых в Москве, дом отделан импортным мрамором, несколько телевизоров с плоским экраном. Он ездит на Range Rover, она — на BMW, а их домработница — на Renault. Деньги приносит побочный бизнес Сергея. Он продает файлы и другую информацию ФСБ на серый и черный рынки.

— То есть, Сергей делает свою работу в полиции и одновременно зарабатывает деньги на том, что выносит полицейскую информацию из дома. И никто ничего на это не говорит?

— Это Путинская Россия — в двух словах.

Вторжение с помощью мафии

— Сотрудничество Путина с российским криминальным миром впервые масштабно проявилось в 2014 году. Сначала он, в частности, использовал гангстеров для вторжения в Крым, а через несколько месяцев поступил так же в Донбассе, на востоке Украины. Почему он воспользовался услугами гангстеров?

— Когда Путин в 2014 году решил отобрать Крым у Украины, в Кремле возник вопрос: а какие силы у нас есть в том регионе? Обе большие гангстерские сети в Крыму были русские, и экономически они были заинтересованы в том, чтобы помогать Кремлю. Так что когда российский спецназ в феврале 2014 года вторгся в Крым, ему помогали люди, одетые в плохо сидящую на них форму, имеющие красные повязки на рукавах и новехонькое стрелковое оружие.

Это были местные гангстеры, и русские отплатили за помощь, сделав Сергея Аксенова премьер-министром Крыма. Раньше Аксенов был боссом местной банды Салем, у него постоянные тесные связи с гангстерами, и нет никакого риска, что он вдруг станет их преследовать.

Путин вновь использовал местных гангстеров и при вторжении в Донбасс в апреле 2014 года. Их в Донбассе видно повсюду. Именно они управляют регионом, а российская армия для них — заслон.

— Возможно, использование гангстеров в геополитике — хорошая тактика, но разве это не плохая стратегия? Гангстеры по определению не заинтересованы в том, чтобы помогать кому-то другому, кроме как самим себе…

— Именно. И это великолепная метафора для всей эпохи Путина. Он потрясающий тактик, благодаря ему много делается, но как стратег он — катастрофа. Потому что: вот произошло то, о чем мы говорили, и что? Ну, окопались гангстеры в Крыму и в Донбассе — и что? В Крыму гангстеры грабят местный бизнес, рэкетируют его, разворовывают гигантские суммы из путинской помощи, которая должна идти на развитие полуострова, жителям Крыма до смерти надоело гангстерское правление.

— А в Донбассе?

— То же самое. Гангстеры создали свою собственную страну, в которой царит беззаконие. Я, например, разговаривал с одним русским, который именует себя патриотом и который отправился туда, чтобы «бороться с фашистами».

Он был глубоко разочарован.

«Это ненастоящая война. Это война между бандами», — сказал он. Гангстеры воруют оружие и боеприпасы у российской армии и продают это дальше, логистическим центром войны является российский город Ростов, сегодня это, вероятно, самый опасный город во всей Европе.

А еще гангстеры — очень плохие солдаты. Когда Украина предпринимает контрнаступление, они моментально поджимают хвост, и отражать атаку приходится российской армии.

Черная экономика

— Подобного рода воровство, наверное, имеет аккумулирующий эффект: Россия — богатая, в том числе, и ресурсами, страна, но экономика ее слабее итальянской. В какой степени это объясняется тем, что Путин принимает существование гангстеров и сотрудничает с ними?

— Позвольте мне привести один пример. Зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году обошлись России в 55 миллиардов долларов, строительные расходы составляли около 30 миллиардов долларов. По данным Transparency International, половину всех денег на строительство поглотила коррупция, эти деньги просто растаяли в воздухе. Это деньги, которые не были потрачены ни на что полезное, благодаря им не были созданы рабочие места, не появились новые предприятия, они просто осели на офшорных счетах. Подобное действительно имеет аккумулирующий эффект, то же можно сказать и когда 57% всех компаний говорят, что стали объектами экономической преступности.

— По некоторым международным данным, 40% российской экономики — «под землей». Это вдвое больше, чем в Греции, и лишь немногим меньше, чем в Нигерии. Это совершенно неприемлемо для любой страны. Так почему же Путин не вмешивается и не развивает экономику и не делает серую экономику белой?

— У него связаны руки. Он сам себя загнал в угол. Если он будет развивать российскую экономику, он должен будет нанести удар по гангстерам и олигархам, и он должен будет прикрыть те сферы экономики, которые являются нерентабельными. А это, во-первых, больно ударит по его друзьям, которые его поддерживают, потому что он — их человек. Во-вторых, это станет ударом для больших территорий, которые полностью зависят от старых и нерентабельных предприятий. Если ближний круг и целые регионы потеряют веру в Путина, это станет угрозой ему самому и его режиму. Так что руки у него связаны — и его ближний круг это демонстрирует. Он становится все уже и уже и сегодня состоит только из тех, кто говорит только «да», и клептократов.

Следствием этого является не только бегство капитала из России, но и бегство лучших и умнейших россиян, людей предприимчивых, которым нечего ждать от путинской России.

Три совета по поводу санкций

— По данным совершенно свежего опроса общественного мнения, поддержка Путина россиянами резко упала — сейчас его поддерживают лишь 48% граждан страны, таковы данные государственного опроса. Означает ли это, что они уже насытились путинской эпохой?

— Думаю, большинство россиян могут видеть политические и экономические проблемы. Мне кажется, большинству россиян хотелось бы, чтобы страна развивалась. А в случае Путина они разделяют человека и проводимую им политику. Им нравится Путин как человек, они вновь выбирают его, потому что он — такой отец нации.

Но они не верят в то, что политик Путин может осуществить ту перемену, которая необходима. Безо всяких личностных параллелей: это немного напоминает британцев в 1945 году. Им нравился Уинстон Черчилль как человек, но им было совершенно ясно, что, если они хотят политических перемен, им надо проголосовать за лейбориста Клемента Эттли, что они и сделали.

— В Дании чуть позже этой весной будет обсуждаться вопрос о введении так называемых санкций, связанных с Магнитским. Вы только что выступали во внешнеполитическом комитете британского парламента по поводу санкций. Если бы вы советовали и датчанам — что вы сказали бы им?

— Я сказал бы, что санкции в отношении некоторых влиятельных русских действуют. Их называют поименно, выставляют на всеобщее обозрение, они не могут ездить на Запад или отправлять своих детей в школы на Запад. Они не могут владеть недвижимостью в Марбелье и покупать ее в Лондоне. Часто их преступления впервые получают последствия для них лично.

— Но…?

— Санкции только ради санкций бессмысленны, это только наказание, и то же самое можно сказать о санкциях, касающихся русских. Они подтверждают тезис Путина о том, что мы делаем это, потому что мы «в состоянии войны» с Россией. Поэтому я бы предложил три критерия. Во-первых, санкции должны быть связаны с требованием для россиян: «если «у» сделает «х», санкции будут отменены». Во-вторых, санкции должны распространяться на всех. Если мы вводим санкции из-за грязных денег, то мы должны вводить санкции против всех грязных денег — в том числе и грязных денег, например, нефтяных государств в Заливе. В-третьих, мы одновременно с санкциями должны предпринимать положительные инициативы, например, предоставлять молодым россиянам стипендии для учебы в наших школах и университетах. Путин и его поколение потеряны для будущего, сейчас речь идет о борьбе за следующее поколение россиян.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592467 Марк Галеотти


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев

За госзакупку — в тюрьму. Требования законодательства ужесточены

Антон Гусев

руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, адвокат

Подписанный российским президентом закон расширил круг физических лиц, которым грозит уголовная ответственность при проведении госзакупок

Президент Владимир Путин недавно подписал Федеральный закон № 99-ФЗ, согласно которому под уголовную ответственность подпадает более широкий круг физический лиц, участвующий в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

В соответствии со статьями 200.4 и 200.5 Уголовного кодекса преступлениями являются злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего и члена комиссии по осуществлению закупок.

Помимо этого, в статью 304 Уголовного кодекса внесены изменения, которые устанавливают ответственность за провокацию подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

С 3 мая 2018 года указанные статьи вступают в законную силу и правоохранительные органы имеют право применять их на всей территории страны.

До введения описанных изменений в уголовном законодательстве можно было выделить две группы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за противоправные деяния в сфере госзакупок: должностные лица (госзаказчик) и предприниматели (участники госзакупок).

Для первой категории лиц Уголовный кодекс предусматривает целый комплекс статей, указанных в главе о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Наиболее часто таких лиц привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление или превышение служебных полномочий.

Ко второй категории можно отнести лиц, обладающих управленческими полномочиями (например, генеральный директор) в коммерческих организациях, которых, как правило, привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп, мошенничество.

Вместе с тем среди госзаказчиков существует категория лиц, не подпадающих под понятие должностного лица — гражданские служащие. В коммерческих организациях также не все сотрудники обладают управленческими полномочиями. Однако указанные лица исполняют различные функции, влияющие на осуществление госзакупок: подготовка документации, приемка товаров, работ, услуг, обработка заявок и т. д. Вместе с тем в отсутствие доказательств сговора таких лиц с должностными лицами или лицами, обладающими управленческими полномочиями, привлечь их к уголовной ответственности за допущенные нарушения было крайне сложно, поскольку они не являлись субъектами уголовной ответственности.

В то же время сложилась практика, при которой должностные лица с целью минимизации степени ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной и т. п.) поручали организацию госзакупок гражданским сотрудникам, например, заключая договоры с компаниями на организацию конкурсов или выполнение отдельных функций, например, приемки товаров, работ, услуг.

Во многих случаях такая практика позволяла избегать уголовной ответственности должностным лицам, поскольку они не отвечали за нарушения процедур при проведении госзакупок, допущенных сотрудниками привлеченных коммерческих организаций. Сотрудники коммерческих организаций также не несли уголовной ответственности, поскольку не выполняли управленческие функции, то есть не являлись субъектами уголовной ответственности.

Вводя в Уголовный кодекс статьи 200.4 и 200.5, законодательство таким образом устраняет имеющийся пробел. Благодаря корректировке законодательства, к уголовной ответственности будет привлекаться отдельная категория граждан, не являющихся должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации.

Указанная категория лиц определена законодательством так: работник контрактной службы, контрактный управляющий, член комиссии по осуществлению закупок, лицо, осуществляющее приемку поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, либо иным уполномоченным лицом, представляющим интересы заказчика в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

Рассмотрим простой пример. Сотрудник, ответственный за приемку работ по строительству участка дороги, закрывает глаза на явные недостатки в работах. И это, например, обусловлено тем, что в строительной компании работает его родственник, премия которого зависит от результатов приемки. С введением описанных изменений в законодательстве указанный сотрудник может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьей 200.4 Уголовного кодекса.

Мы полагаем, что в связи с введением указанных изменений в законодательство необходимо обратить внимание на такие формы мотивации сотрудников контрагентов, как подарки, выезды на различные курорты для проведения семинаров, походы в рестораны и т. д. Участие лиц, перечисленных в статье 200.4 Уголовного кодекса, в подобных мероприятиях может быть впоследствии расценено правоохранительными органами в контексте «личного интереса».

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев


Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dknews.kz, 3 мая 2018 > № 2591000 Андрей Зубов

Холодный пепел мертвых не имеет другого заступника, кроме нашей совести

Знаете, как в Википедии сегодня называется Великая Отечественная война, длившаяся три года, десять месяцев и 17 дней? Эта война теперь именуется как «вооруженный конфликт между СССР и вторгшимися на его территорию нацистской Германией и ее европейскими союзниками (Венгрией, Италией, Румынией, Словакией, Финляндией, Хорватией), которые опирались на промышленный и человеческий потенциал всех завоеванных территорий, поддержку большого количества коллаборационистов, а также значительную помощь стран, формально придерживавшихся нейтралитета. По факту тот конфликт являлся частью Второй мировой войны». Не верите? Вот ссылка, проверяйте: http://wikiredia.ru/wiki/Советско-германская_война.

Андрей ЗУБОВ

Я не знаю, какой именно мерзавец сочинил это безумие, но я примерно представляю, какими мотивами он руководствовался. Кампания по дискредитации победы над фашизмом продолжается. Удивительно (или, наоборот, неудивительно), что многие постсоветские республики взяли бешеный курс на оплевывание своей великой истории. В большинстве лимитрофных государств «историки» яростно переписывают былое, но как бы «без совка». И только одно переписчикам прошлого не удается. Как ярко выразился один мой коллега: «Под наш общий фундамент дружбы был заложен динамит такой силы, что с трудом устояла лишь одна Победа…». Но уже и этот, последний, бастион может пасть под натиском лжи и фальсификации.

Давайте на минуту остановимся и подумаем: чем же не угодил день 9 мая? Не только тем, что он напрямую напоминает о советских временах, о коммунизме. Главное то, что эта дата – символ победы над фашизмом, над идеологической чумой 20-го века.

К сожалению, сегодня в СМИ все меньше и меньше говорится о том, как отвратителен фашизм, который раздавили совместные силы СССР, США, Великобритании и многих других стран, очень далеких от коммунизма. Все больше и больше попадается материалов о том, что у фашизма, оказывается, было и человеческое лицо. Наберите в поисковике фразу «Факты о фашизме», и на вас выльется поток фальшивого дерьма о том, как доблестно воевал Йозеф Дитрих, как Гесс пропагандировал… здоровый образ жизни, как мечтатель-Гиммлер хотел найти старинные клады…

Когда-то известный писатель Юлиан Семенов сказал: «Ничего в жизни не надо бояться. Ничего, кроме фашизма. Его люди обязаны уничтожить в зародыше, где бы он ни появился». И он был тысячу раз прав. Однако никто в истории не смог уничтожить фашизм в начале его появления: ни в 1922 году в Италии, ни в 1933 году в Германии, ни в 1936 году в Испании, ни в 1973 году в Чили, ни сегодня в некоторых странах бывшего СССР.

Фашистская идеология вползает в людей незаметно. «Если вы вдруг «осознали», что только лишь ваш народ достоин всех благ, а все прочие народы вокруг – второй сорт, поздравляю: вы сделали свой первый шаг в фашизм… На вас нет черного мундира со свастикой. Вы не имеете привычки орать «Хайль!». Вы всю жизнь гордились победой нашей страны над фашизмом и, может быть, даже сами лично приближали эту победу. Но вы позволили себе встать в ряды борцов за диктатуру националистов – и вы уже фашист». Так написал другой знаменитый писатель Борис Стругацкий еще в 1995 году.

Вот почему важно снова не проспать «вызревание коричневого эмбриона». Нельзя давать фашизму даже пошевелиться. Нельзя только праздновать и веселиться. Я не против того, чтобы отметить 9 мая. Я тоже его праздную, правда, тихо и, как поется в песне, «со слезами на глазах». Я полагаю, что праздник не должен вырождаться в примитивные гульбища, в тупую браваду и наклейки идиотских лент типа «Спасибо деду за победу!». Должно продолжаться научное изучение войны со всеми жертвами, со всеми просчетами командования, со всей ее жестокостью и несправедливостью. Так, чтобы ни у кого и в мыслях не было назвать величайшую трагедию прошлого века «советско-германским» или даже «российско-германским» конфликтом.

Если мы будем продолжать научное и беспристрастное изучение войны, мы всегда сможем ответить любым ревизионистам. Например, в ответ на выражения о том, что многие народы некогда единой страны «участвовали не в своей войне», я возражаю: ни одной нации, живущей в Азии, Гитлер не оставлял даже права на существование. Кого-то планировалось умертвить сразу, кого-то – постепенно. Так, в отношении народов, живущих к востоку от Урала, фюрер сказал: «Мусульмане – представители восточного варварства – это монголоидные разрушительные силы, которые должны стать рабами арийской расы... Только немцам должна быть отведена роль укротителя бунта монголоидной низшей расы».

А вот некоторые характеристики, данные в адрес восточных тюрков со стороны командира «восточных легионов» генерала Р. фон Хайгендорфа в его «памятках», имевших служебное назначение: «Восточные добровольцы очень различны даже по своей географической принадлежности: частью это чистые азиаты, частью – примитивные горские народы Кавказа или южного Туркестана, частью – обитатели степей из областей между Волгой и Уралом. Они преимущественно дети природы с простейшими потребностями – голод и любовь. Среди них можно встретить и много образованных и интеллигентных людей, 25 лет воспитывавшихся в большевистском духе, поэтому настроенных к нам очень критически». И дальше. «Их жизненные привычки примитивнее, чем наши. Гигиена, чистота, порядок – о многих таких вещах они и не слышали. У них нет понимания бережливости, пунктуальности, живут они «от руки до рта», неторопливо, не зная даже порой деления времени. Также отличаются и их моральные качества. Долг, ответственность – это выглядит для них дико и примитивно. Они склонны к воровству, мести, разбою».

Вот что нам готовили. Вот о каком «будущем без будущего» нужно помнить сегодня. И не только сегодня, но всегда нужно помнить о жертвах фашизма. О 1 200 000 замученных во время Холокоста еврейских детей, о 1 900 000 убитых поляков, о 16 000 000 умерщвленных граждан Китая, о 33 000 000 остальных жертв войны.

Я не знаю, сколько еще будет отмечаться День Победы. Возможно, он перерастет в день поминовения и скорби, возможно, во что-то еще большее. Это все зависит от нас – от тех неравнодушных людей, которые будут следовать завету историка Николая Карамзина: «Холодный пепел мертвых не имеет другого заступника, кроме нашей совести».

Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dknews.kz, 3 мая 2018 > № 2591000 Андрей Зубов


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2018 > № 2591064 Ольга Романова

Что произошло в суде с делом Малобродского

Ольга Романова

Все понимают, что происходит это не оттого, что что-то поменялось в деле и обнаружились новые обстоятельства. Не оттого, что аргументы защиты произвели колоссальное впечатление на прокуратуру или на суд. Или наоборот. Понятно, что произошло столкновение групп интересов. Сначала победила одна группа, потом вторая ее переиграла.

Много, конечно, есть нелепого в российских законах, и нет у парламента склонности с годами их улучшать, однако по-прежнему «открою Кодекс на любой странице – и не могу, читаю до конца». Много там хорошего и правильного.

Вот, например, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, открываем и читаем про меры пресечения. Их там семь, включая домашний арест, залог и подписку о невыезде. Но следствие ходатайствует, прокуратура поддерживает, а суд решает отправить человека, чья вина еще не доказана, дело не рассмотрено, и вообще он только сегодня утром театром руководил, а днем уже под судом, – отправить в СИЗО. Ну и что, что пожилой, в очках, интеллигент и не убил никого. Ну и что, что болеет, а в тюрьме курят. Как на свободе, так все здоровые, а тюрьма не санаторий.

Но их все равно семь, выбирай любую. Не написано ни слова в УПК, что всех – в СИЗО.

А кто же может меру пресечения изменить? Обратимся к статье 97 УПК, там все поименованы: «Лица, уполномоченные на избрание, отмену или изменение меры пресечения: дознаватель (орган дознания); руководитель группы дознавателей; член группы дознавателей; начальник подразделения дознания; следователь; руководитель следственной группы; руководитель следственного органа; судья; суд».

Ну вот же! Ну написано же! Нет, вы до конца почитайте, что написано в кодексе: что меру пресечения вообще не обязательно избирать, что обвиняемый или подозреваемый вообще может гулять и «сохранять привычный уклад жизни», что он вправе менять место жительства, въезжать-выезжать, но ему «рекомендуется» сообщать об этом в орган предварительного расследования или суд. Все семь мер пресечения, в том числе и подписка о невыезде, призваны исключить возможность скрыться, продолжать заниматься противоправной деятельностью либо угрожать свидетелю или препятствовать следствию.

Конечно, это рассказ о деле Алексея Малобродского, которому Басманный суд не изменил меру пресечения, хотя об этом ходатайствовало следствие – перевести Малобродского из СИЗО под домашний арест.

Но это не только о нем. Каждый день – а иногда в выходные и праздники – суды выносят тысячи постановлений об аресте или продляют его. Да, но далеко не каждое дело – дело Малобродского. Резонансное. Очень, очень легкомысленно и жестоко думать, что такие вещи происходят только с ним. Нет, это не так.

Снова обратимся к кодексу. Меру пресечения легко мог бы изменить даже не важный следователь, а обычный член следственной группы. Почему нужно было обращаться в суд? Вынеси постановление и отпусти домой. Не на свободу, нет: домашний арест – это тоже арест, это не сахар. Это тоже изоляция от общества. Просто чуть-чуть полегче.

Следствие перекладывает с себя ответственность на суд? Это смешно. У нас суд никогда и ни за что ответственности не несет. Но что мы увидели в прошлую пятницу в Басманном суде? Это, конечно, был спектакль. Очень жесткий спектакль.

События могли развиваться по одному из двух сценариев. Сценарий первый (в который лично я мало верю, но эта версия популярна у квалифицированных наблюдателей за процессом Алексея Малобродского). Представим себе такой диалог в тюрьме, причем речь идет о некоем следователе и некоем арестанте, это не конкретный следователь и не конкретный Малобродский. Просто так часто бывает.

Следователь. Расскажи нам что-нибудь, а мы тебя выпустим.

Подозреваемый (обвиняемый) в СИЗО. Нет. Я вам не верю. Я давно уже здесь сижу и знаю, что вы всегда обманываете.

Следователь. А мы тебе сейчас свое постановление покажем. Видишь? Вот выходим в суд с ходатайством об изменении меры пресечения.

(Подозреваемый или обвиняемый что-нибудь рассказывает, ходатайство следствия уходит в суд, суд отказывает.)

Следователь. Мы сделали все, что могли. Видишь, а суд и прокуратура против.

Это – из практики сегодняшнего СК. Они – правоохранители и суд – давно между собой это проговорили: ну, прокурорские на суде будут против, и суд схавает. Будет сидеть. А мы получим лояльность. Может, этот дурачок и дальше будет нам что-то рассказывать, а мы новое дело откроем.

Не думаю, что следствие интересовало текущее дело Кирилла Серебренникова, по которому проходит Алексей Малобродский. За это дело следствие вообще не переживает – оно пройдет в суде, это уже очевидно. Похоже, они собирают еще одно дело, новое. По новым эпизодам. Я бы поставила на то, что они будут раскручивать историю с ремонтом «Гоголь-центра». Он идет очень давно, и начинался еще при Малобродском. Его пытались склонить к сотрудничеству по новому делу.

Правда, у этой версии есть существенный недостаток: она не объясняет, зачем вообще следствие выходило с ходатайством об изменении меры пресечения. Оно же могло этого не делать. Но спектакль есть спектакль, там свой режиссер, и его задумок и творческих решений мы можем не понимать. Хотя чего тут понимать-то, не премьера – миллион сто первый показ.

Сценарий второй кажется мне куда более реалистичным. Этот сценарий очень похож на то, что случилось ровно год назад с делом Леонида Меламеда («Роснано»). Речь идет о претензиях к «Роснано», которые появились у СКР еще в 2013 году, когда было возбуждено дело о «злоупотреблении должностными полномочиями» в отношении финансового директора корпорации Святослава Понурова.

В 2015 году по материалам Счетной палаты возбудили новое дело о растрате в особо крупном размере – был обвинен экс-директор (до 2008 года) «Роснано» Леонид Меламед. Свидетелем по делу проходил руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс, который отстаивал невиновность подсудимых. Никто не сомневался, что именно он и явился конечной целью атаки на «Роснано».

Год назад влиятельнейший заместитель генпрокурора Виктор Гринь постановил отправить дело Меламеда на доследование «в связи с грубыми нарушениями», а генпрокурор Чайка на следующий же день отменил решение своего зама, нарушений не обнаружил и направил дело в суд. Но Гринь не мог вернуть такое громкое дело на доследование без согласования с Чайкой, а он наверняка поговорил с кем-то выше себя. Ну, например, уловил флюиды от президента. А на следующий день ситуация в корне поменялась. Почему?

Все понимают, что происходит это не оттого, что что-то поменялось в деле и обнаружились новые обстоятельства. Не оттого, что аргументы защиты произвели колоссальное впечатление на прокуратуру или на суд. Или наоборот. Понятно, что произошло столкновение групп интересов. Сначала победила одна группа, потом вторая ее переиграла.

В деле Малобродского группа, которая работает против Серебренникова, атаковала сразу после временной победы группы, которая надавила на следствие. Это самый реальный сценарий.

За удавшейся атакой на суд стоят силовики, за Серебренникова, что не секрет, – либералы и «Семья».

Можно сказать, что есть еще общество, которое стоит за Серебренникова. Но это не совсем так. Общество – это закон, общество по идее стоит за то, чтобы хорошие законы, принятые мудрым и выбранным обществом парламентом, правильно исполнялись, а когда они попираются, общество протестует.

Но здесь о законе вообще речи не идет. Весь ужас ситуации в том, что мы обсуждаем не аргументацию сторон, не пункты закона – это все не играет никакой роли. Все знают, что решение принимал не судья. Суд выступал проводником чьей-то воли. Прокуратура тоже. И следствие с другой стороны. Это все принимают априори.

На этом спектакле в программке написано: «В массовых сценах – суд, прокуратура, следствие, общество». А в главных ролях совсем другие люди.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2018 > № 2591064 Ольга Романова


Сирия > Армия, полиция. Химпром > gazeta.ru, 29 апреля 2018 > № 2590684 Ральф Трапп

«Мы находимся в эпицентре пропагандистской войны»

Экс-сотрудник ОЗХО — о веществе BZ в «деле Скрипаля» и проблемах в организации

Александр Братерский

29 апреля в мире отмечается день памяти жертв химического оружия. В 1997 году в этот день была создана Организация по запрещению химического оружия, о которой в последние месяцы без устали твердят все мировые СМИ. Авторитетный эксперт в этой сфере Ральф Трапп, в прошлом сотрудник технического секретариата ОЗХО и консультант ЕС в области поддержки Конвенции о запрете химоружия, рассказал «Газете.Ru» о проблемах в организации и результатах работы ее экспертов в Сирии.

— В день памяти жертв химического оружия и создания ОЗХО, прежде всего, хотелось бы спросить, что вы думаете об организации сегодня. Каковы слабые и сильные стороны ОЗХО?

— Важно говорить даже не о самой организации, а о силе законодательного режима, который контролировал бы запрет на производство химического оружия. ОЗХО была достаточно успешной в плане обнаружения и уничтожения производств химоружия, а также наблюдала за ситуацией в химической промышленности, чтобы не производились новые типы химического оружия.

Сегодня в ОЗХО входит 191 государство, они соблюдают режим запрета на химическое оружие. Это говорит о достаточно широкой поддержке Конвенции [о запрете химоружия].

ОЗХО также смогла вырастить специалистов, которые очень подкованы, но при этом понимают политическую ситуацию и могут проводить инспекции в очень непростой обстановке. Мы видели это в Сирии, Ираке и других странах.

Многие годы все это достаточно хорошо работало, но в последнее время, во многом в контексте ситуации в Сирии, мы видим, что среди государств нет единства мнений. Многие вопросы политизируются, и важно менять эту ситуацию, чтобы избегать конфронтации и вырабатывать общие подходы, основанные на Конвенции.

— Во многих международных организациях политизированность часто препятствует эффективной работе, насколько эта проблема актуальна для ОЗХО?

— Политики невозможно избежать, ведь у стран-членов организации есть свои интересы. Но проблема скорее в том, способен ли совет ОЗХО в Гааге создать общий подход, основываясь на согласованных процедурах и правилах. В конце концов, Конвенция ОЗХО — это базовая линия, и главное здесь — использование процедур и принципов конвенции.

— За время конфликта в Сирии применялось различное оружие, жертвами которого стало немало людей, но что делает именно химическое оружие столь опасным?

— Я бы даже не сказал, что это самое опасное оружие. В сирийском конфликте использовалось самое разное оружие, да и сами методы ведения войны нарушали действующие конвенции. Однако использование химического оружия незаконно, и в Сирии оно использовалось против гражданских лиц.

Применение этого оружия — террор по отношению к гражданскому населению.

— Из уст политиков мы так часто слышим о возможности применения ядерного оружия, что его уже перестали бояться. Можно ли сказать то же самое и о химоружии?

— Конечно, между ядерным и химическим оружием есть большая разница в возможностях его применения как в военных действиях, так и против гражданского населения, а также в масштабах потенциальных разрушений.

В ситуации с ядерным оружием есть фактор сдерживания и понимание: если перейти грань, можно оказаться в чудовищной ситуации. Что касается химоружия, то его могут рассматривать как менее разрушительное и не такое опасное, более сравнимое с обычным оружием.

В то же время химическое оружие является «оружием массового уничтожения», оно запрещено, а его использование — это прямое нарушение международных законов. Я надеюсь, что сегодня все мы видим — как в Сирии, так и на Ближнем Востоке — что действующие запреты ни в коем случае не будут ослаблены.

— В 2013 году вывоз химического оружия из Сирии под эгидой ОЗХО стал настоящим прорывом, а организация получила Нобелевскую премию мира. Но могла ли в стране все же остаться часть арсеналов?

— ОЗХО создала специальный механизм для выяснения этого факта при сотрудничестве с правительством Сирии, и была пара моментов, когда были найдены дополнительные запасы химоружия. Также известно, что химическое оружие использовалось и террористическими группами.

Думаю, что для обеих сторон [правительства и террористов] было искушение получить либо новое, либо усовершенствованное оружие из того, что было доступно в регионе.

— Можно ли говорить, что тот Нобелевский приз «потускнел» из-за того, что часть оружия все же была утаена и оказалась у Асада или боевиков?

— ОЗХО зависит от государств. Функции организации — провести учет задекларированного химического оружия, проверить, было ли оно уничтожено. Но если государство решает не декларировать часть запасов, это становится проблемой.

Вопрос даже не в том, имеет ли ОЗХО необходимые компетенции и людей, чтобы это сделать, а в том, насколько само государство готово идти на сотрудничество.

Если этой готовности недостаточно, то ситуация усложняется.

— Достаточно ли существующих механизмов, чтобы оказывать давление на страны, которые отказываются сотрудничать?

— Конечно, есть механизмы Совбеза ООН, который может оказывать давление, если страна не следует положениям конвенции. В соответствии с положениями ООН, Совбез может вводить санкции. И, конечно, тут есть проблемы, связанные с голосованием членов СБ и ветированием со стороны некоторых государств.

Но есть и другая проблема.

Даже наказывая нарушителя, вы не обязательно добьетесь изменений в его поведении. Главная задача — создать условия, при которых станы добровольно выполняют положения конвенции, даже если на определенных этапах они ее нарушили.

Поэтому это больше, чем просто санкции или наказания — здесь речь идет о создании условий, которые затрагивают все стороны. Главная цель — полный отказ от использования такого оружия. И здесь нужен диалог другого уровня.

— Как можно описать программу химического оружия Сирии? Насколько внушительной она была?

— Сирийская программа была создана в ответ на израильскую ядерную программу. Она имела стратегическое значение, тогда не предполагалось ее использование во внутреннем конфликте, что мы сегодня наблюдаем.

Были сведения, что в ее создании участвовали несколько стран: СССР, Северная Корея и Иран. Использовались также компоненты, полученные от коммерческих компаний из ряда западных государств.

Как любое государство, обладавшее химоружием, Сирия использовала различные формы сотрудничества, чтобы получить нужные материалы и технологии. Дамаск вложил в реализацию программы значительные силы и средства, создав большие научные центры, которые специализировались на этой области.

— Как вы думаете, чем мог руководствоваться Асад, если действительно решил применить химическое оружие? Я знаю, что вы и ряд экспертов задавались этим вопросом еще в 2013 году, когда был случай применения войсками Дамаска химического оружия.

— Химоружие применялось в условиях военных действий, но они велись в городах. Это были ситуации, где целью не обязательно были те, кто сражался против властей, но также и мирное население.

Думаю, основной целью было посеять страх и сломить поддержку оппозиционных групп. Задача была не в том, чтобы убить как можно солдат врага, но именно в том, чтобы посеять страх в тех, кто находился на этой местности.

— В недавней предполагаемой атаке с применением химоружия в Сирии есть немало противоречий. Стороны обвиняют друг друга. Запад говорит, что атака была. Россия утверждает, что она была сфабрикована. Между тем США нанесли удар, не дожидаясь итогов расследования. Cможет ли комиссия ОЗХО установить факт атаки?

— Я думаю, что они [эксперты ОЗХО] смогут собрать информацию о том, что реально случилось. Впрочем, мы находимся не только в эпицентре войны, но и в эпицентре пропагандистской войны, и делать выводы довольно трудно.

Поэтому очень важно, чтобы эксперты вернулись [из Сирии] с данными, которые они получили независимым путем, а не от одной из противоборствующих сторон.

Я могу только надеется на это, хотя, конечно, я не работаю непосредственно в поле и не могу спекулировать на этот счет.

— Россия утверждает, что химическая атака в сирийской Думе была постановкой. Сталкивались ли Вы с подобным за время своей практики?

— Можно принять за химическую атаку нечто иное. Мы знаем, что бывали такие случаи, когда заявляли, что было применено химоружие, но в действительности оно не применялось.

Бывали также неправомерные обвинения одной стороны в адрес другой о применении химоружия. Это не является чем-то необычным, особенно в случае химоружия — противоборствующие стороны могут принять за химическую атаку появление дыма, какие-то сопутствующие знаки.

Поэтому для исследователей важно изучить индикаторы, которые бы показали, были ли какие-то изменения в месте возможного применения химоружия, было ли что-то уничтожено или добавлено. Чтобы сделать подобные выводы, нужно не одно доказательство. Такое заключение должно основываться на многих свидетельствах, которые сложатся в большой паззл. Эксперты должны воссоздать всю картину, чтобы понять ситуацию.

— Подписав Конвенцию о запрещении химического оружия в 1997 году, Россия и США обязались уничтожить его арсеналы. При этом Москва обвиняет Вашингтон, что он этого до сих пор не сделал. С чем, по вашему мнению, связана задержка?

— Программа по уничтожению химического оружия в США действительно осуществляется с задержками, но я не думаю, что это связано с какими-то политическими решениями.

Необходимо учитывать внутреннюю ситуацию в Соединенных Штатах, взаимодействие с населением, юридическую систему, которая часто становится преградой. Все эти факторы тормозят реализацию программы.

Кроме того, надо учитывать не очень эффективный менеджмент как на политическом, так и техническом уровне, что отмечалось в соответствующих документах. Что касается позитивной стороны, в случае с США речь идет о компонентах, которые уже непригодны для создания химоружия. В то же время все ждут от США завершения этой программы. А задержки серьезные — и это проблема.

— Насколько реально полное уничтожение химоружия во всем мире?

— Если говорить об оружии, которое находится на складах, то есть четкое понимание и сроки. Но при этом мы не имеем ясной картины происходящего в Сирии.

Однако мы знаем, что есть страны, не ратифицировавшие конвенцию ОЗХО. И здесь все зависит от того, насколько быстро эти государства согласятся ее подписать и как быстро они смогут начать уничтожение запасов химоружия.

Речь идет о таких странах, как КНДР, Египет, Израиль. Здесь можно говорить как о годах, так и о десятках лет. Кроме того, мы имеем и старые производственные центры, которые уже не используются, и испытательные поля, и даже химоружие, попавшее в море.

Если говорить о химоружии, оказавшемся в море [речь идет о об оружии времен Второй мировой войны], очень рискованно и дорого доставать его оттуда, это несет и экологический риск. Это наследие, которое еще долго будет с нами.

— В 1990-е годы был зафиксирован факт применения зарина в токийском метро сектой Аум Сенрике. Возможно ли, что террористические группы могут вновь им воспользоваться?

— Я думаю, что риск есть, так как химоружие — в отличие от другого оружия массового террора — проще изготовить. Конечно, есть риск, что террористы и криминальные организации могут получить доступ к нему.

Невозможно полностью исключить доступ к химическим компонентам [необходимым для производства оружия], так как есть огромное количество химикатов, которые используются в обычной жизни — взять тот же хлорин. Поэтому страны должны разработать механизмы, которые могли бы пресекать подобные попытки в самом начале.

— Хотелось бы спросить про отравление в Солсбери. Российские власти недавно привели отчет лаборатории в Швейцарии, в которой говорится об использовании газа BZ. Можно ли верить этим данным?

— Что касается BZ, то хочу сказать, что тот, кто посоветовал, как интерпретировать эти данные, оказал плохую услугу. Лаборатория получает несколько образцов вещества, специалисты не знают, какой из них был найден на месте инцидента. И они могут найти в одной пробе «Новичок», который нашли в Великобритании, а в другой — не найти ничего.

Это стандартная практика: экспертам должны дать несколько контрольных проб. После того как вы получите результаты, вы будете уверены, что они [специалисты лаборатории] выполнили свою работу качественно.

Лаборатория Шпиц не знала, откуда какая проба была взята, они не могут сказать: «проба А была взята из Солсбери». Все, что они могут сказать, — что они обнаружили в пробах. Поэтому кто-то просто получил доступ к конфиденциальным данным об исследовании, выхватил что-то из середины и все понял неправильно: «Лаборатория в Шпице нашла вещество BZ в пробе из Солсбери».

Сирия > Армия, полиция. Химпром > gazeta.ru, 29 апреля 2018 > № 2590684 Ральф Трапп


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр

Дело дошло до крайности: в России возможен военный переворот

Павел Фельгенгауэр, Апостроф, Украина

По некоторым сведениям, Россия может перебросить на Донбасс два новых подразделения воздушно-десантных войск, чтобы попробовать спровоцировать украинскую армию на наступление, затем нанести ей максимальный урон и улучшить свои боевые позиции в Луганской области. Действительно ли России нужна сейчас подобная авантюра, «Апострофу» рассказал российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Сама по себе возможность более серьезных боевых действий на Донбассе, конечно, есть. Но в том, что это прямо сейчас там начнется, я несколько сомневаюсь. Во-первых, вряд ли о подобных действиях, если они все-таки начнутся, можно будет заранее прочитать в интернете. Так что, скорее, сейчас ничего такого не будет. А мелкое улучшение боевых позиций — вещь не принципиальная и не особо нужная.

Ну а вообще, конечно, в будущем возможны некоторые проблемы. Может быть, и сейчас тоже. Это все не исключено.

Действия России в первую очередь обусловлены внутриполитической борьбой. Дело совсем дошло до крайности, внутриполитическое напряжение в России достигло максимума за последние годы. Такого обострения не было, наверное, с 2012 года. Это в первую очередь отражается, конечно, на внешней политике — и в Сирии, и на Украине, и на общем ухудшении отношений с Западом, и даже отношении к кризису в Армении. Все это может привести и приводит к обострениям по всему периметру внешней политики.

Но это отражение внутриполитической борьбы. Я не исключаю даже военного переворота в России. Это, может быть, крайне маловероятный сценарий, но исключить его полностью нельзя.

Через две недели в России будет новое правительство, и, очевидно, возможна совершенно новая политика. [Российский политик Алексей] Кудрин дает победоносные интервью, что он теперь будет рулить. Естественно, что для российской «партии войны» это настолько серьезная угроза, что ради этого можно хоть войну с Украиной затевать, чтобы этого избежать.

То, что в России «все поддерживают Путина по всем вопросам», что выборы прошли — не играет никакой роли. Потому что у нас не демократия и народ не решает ничего. А внутри правящей элиты острейший кризис: люди не знают, куда бежать, где прятаться и что будет.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр


Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин

Как развязать корейский узел

Развитие ситуации в регионе по-прежнему вызывает тревогу у мирового сообщества.

В этом году исполняется 65 лет с момента, как закончилась корейская война 1950–1953 годов. Закончилась не миром, а перемирием. И эта ситуация сохраняется до сих пор, временами накаляясь, временами переходя в стадию разрядки. Почему так происходит и есть ли реальные пути решения корейской проблемы? На эту тему наш обозреватель беседует с руководителем Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александром ЖЕБИНЫМ.

– Александр Захарович, ситуация на Корейском полуострове и вокруг него находится, без преувеличения, в фокусе внимания всего мира. И это понятно: наблюдаемые здесь резкие обострения напряжённости чреваты самыми серьёзными последствиями не только для стран Восточной Азии, но и для других регионов. Напомните с позиций эксперта читателям, как завязался корейский узел?

– Конфликтная ситуация на Корейском полуострове порождена расколом Кореи в результате Второй мировой войны и продолжающимся после корейской войны 1950–1953 годов противоборством двух корейских государств. Каждое из них стремится к доминированию на полуострове и объединению его на собственных условиях. Это составляет внутренний аспект корейской проблемы.

Вместе с тем геополитическое положение Корейского полуострова, примыкающего к Китаю, России и находящегося рядом с Японией, всегда привлекало к себе внимание внешних сил. В частности, США никогда не стремились добиться действительной разрядки напряжённости и примирения в Корее. Для американцев было и продолжает оставаться выгодным поддержание определённого уровня напряжённости на полуострове. Это позволяет им оправдывать «северокорейской угрозой» сохранение уже на протяжении более полувека сил передового базирования вдоль границ России и КНР на Дальнем Востоке, держать в узде младших союзников – Японию и Южную Корею, а теперь и развёртывать в регионе элементы американской системы глобальной ПРО.

Весь этот комплекс факторов и породил один из острейших очагов международной напряжённости.

– В ходе прошедших Олимпийских игр две Кореи выступили единой командой, наметился межкорейский диалог. О чём, по-вашему, это свидетельствует?

– Север и Юг Кореи заинтересованы в том, чтобы снизить напряжённость, к которой привели угрозы США нанести удар по КНДР. Новая война стала бы катастрофой для обеих частей Кореи. Любое применение ядерного оружия на Корейском полуострове чревато превращением его в зону, непригодную для проживания человека. Это может случиться даже без использования оружия массового уничтожения. Например, в Южной Корее, площадь которой около 99 тыс. кв. километров, на АЭС работают 25 атомных реакторов. Если в случае войны часть из них будет разрушена обычными бомбами и ракетами, даже непреднамеренно, – ведь, как утверждают на Западе, северокорейские ракеты очень неточны, – то последствия появления на столь ограниченной территории (примерно равна нашей Ростовской области) 5–6 Чернобылей и Фукусим будут ужасающими. Кроме того, РК – страна с развитой химической индустрией. Разрушение крупных химических комбинатов теми же обычными боеприпасами также приведёт к страшной катастрофе.

А опасность такого развития ситуации, особенно во второй половине прошлого года, была. Причём настолько очевидной, что вынудила президента РК Мун Чжэ Ина заявить, что никакая война в Корее не может быть начата без согласия его страны. Более того, южнокорейский лидер призвал Вашингтон к прямому диалогу с Пхеньяном.

В свою очередь лидер КНДР Ким Чен Ын выступил инициатором проведения межкорейских переговоров. В новогоднем обращении к народу он пожелал успеха зимней Олимпиаде в южнокорейском Пхёнчхане, выразил надежду на участие в ней северокорейских спортсменов и допустил возможность проведения по этому вопросу переговоров между Пхеньяном и Сеулом.

Последовала череда различных встреч, в ходе которых была достигнута договорённость о проведении межкорейского саммита.

– Он состоится уже в эту пятницу в находящемся в демилитаризованной зоне между Севером и Югом местечке Пханмунджом, в расположенном в его южнокорейской части Доме мира. Причём для главы северокорейского государства это станет его первым визитом на южнокорейскую территорию с момента окончания войны между двумя странами в 1953 году. К чему, по вашему мнению, может привести эта встреча?

– Прежде всего хочу отметить, что возобновление диалога между Сеулом и Пхеньяном свидетельствует о том, что корейцы хотели бы играть более самостоятельную роль в определении своей судьбы. Правда, видят они её совершенно по-разному. Сеул уверен, что объединённая Корея будет представлять собой либеральную демократию с рыночной экономикой. Там рассчитывают добиться «мягкой посадки» северокорейского режима без широкомасштабного конфликта.

Пхеньян выступает за постепенное сближение двух систем в рамках конфедеративного государства. Причём решение этой проблемы северокорейские лидеры видят в условиях предоставления Вашингтоном гарантий безопасности их стране.

Южная Корея в конституции объявила весь полуостров своей территорией. А в Пхеньяне нередко именуют Южную Корею «временно оккупированной южной частью республики», то есть КНДР.

Естественно, свести эти подходы воедино тяжело, но возможно при наличии у сторон готовности к диалогу и поиску компромиссов. А они её в последнее время демонстрируют весьма активно. Во всяком случае, такое стремление декларируется публично и на высшем уровне.

– Сюда, несомненно, следует отнести решение Пхеньяна отказаться от ракетно-ядерных испытаний, которое совершенно неожиданно для многих было принято в прошедшую субботу…

– Я не сказал бы, что неожиданно. Это вполне ожидаемая мера, ведь ещё с прошлого года нет ни запусков ракет, ни ядерных испытаний. КНДР заявила, что будет вести себя как ответственное ядерное государство, в частности не передавать ядерное оружие третьим странам. Обещание не испытывать также очень важно, оно означает, что КНДР не будет совершенствовать свои ядерные заряды. В целом северокорейцы дают понять, что они будут соблюдать Договор о нераспространении ядерного оружия, оставаясь формально вне этого договора.

Президент Южной Кореи приветствовал северокорейское решение как «крупный шаг» на пути к денуклеаризации полуострова. По его словам, в настоящее время Пхеньян демонстрирует международному сообществу свою волю к полному отказу от ядерного оружия, а Республике Корея – свою готовность к проведению активного диалога. Мун Чжэ Ин подчеркнул необходимость положить конец режиму перемирия на Корейском полуострове, опубликовать декларацию о прекращении войны и двигаться к заключению мирного договора. Саммит покажет, согласятся ли с таким подходом северокорейцы, которые уже несколько десятилетий настаивают на заключении мирного договора с США, а не с Южной Кореей, так как последняя в 1953 году отказалась подписать соглашение о перемирии в Корее.

Естественно, пойдёт речь и о том, как возродить межкорейское экономическое сотрудничество. И это сложная задача, учитывая введённые в отношении КНДР санкции СБ ООН, которые фактически блокируют не только всю внешнеэкономическую деятельность этой страны, но и серьёзно затрудняют даже её гуманитарные и спортивные обмены.

Следует также отметить, что свобода рук официального Сеула сильно ограничена негативным отношением части южнокорейской элиты и особенно военных к самой идее улучшения отношений с Пхеньяном. Антикоммунистические предубеждения в РК настолько сильны, что согласие Мун Чжэ Ина откликнуться на мирные инициативы КНДР дало основание этим кругам открыто обвинить президента РК в том, что он является «розовым» и даже «красным».

Реагируя на эти выступления, Мун Чжэ Ин призвал своих оппонентов прекратить все спекуляции относительно предстоящего межкорейского саммита. «Весь мир следит за ситуацией, и весь мир надеется на успех. Поэтому прошу политические круги также остановить свои «боевые действия» по крайней мере на это время. Мы стоим на перекрёстке, где открывается путь к денуклеаризации не военными мерами, а мирным способом», – подчеркнул он.

Кроме того существуют ещё требования старшего союзника – США продолжать политику «максимального давления» на КНДР. Не учитывать в выстраивании диалога с Пхеньяном эту позицию США Мун Чжэ Ин не может.

Так что обеим сторонам на пути к миру, равноправному сотрудничеству и объединению предстоит устранить немало политических, правовых и институциональных барьеров и достичь взаимоприемлимого видения будущего единого государства.

– Вы сказали о позиции США. Её учитывает не только Сеул, но и Пхеньян. Ведь Северная Корея создавала свой оборонный потенциал, достаточный для нанесения противнику неприемлемого ущерба или угрозы самой возможности нанесения такого ущерба, чтобы не допустить повторения на полуострове иракского и ливийского сценариев смены неугодных Западу режимов. Да и нарушивший все нормы международного права, предпринятый без санкции Совета Безопасности ООН недавний ракетный удар США, Англии и Франции по Сирии наверняка добавил Пхеньяну аргументов в пользу его подходов к решению этой задачи. Тем не менее он пошёл на отказ от ракетно-ядерных испытаний. Почему?

– По большому счёту ответ на этот вопрос дали сами северокорейские власти. Как было объявлено в Пхеньяне, стране больше не требуется проводить ядерные испытания, а также испытания межконтинентальных баллистических ракет и ракет средней дальности, поскольку поставленные в этой области цели успешно достигнуты. Тем самым и миссия северного ядерного полигона также подошла к концу.

Отныне Северная Корея, как подчёркивается в сообщениях из Пхеньяна, сосредоточит все усилия на создании сильной социалистической экономики и мобилизации людских и материальных ресурсов страны, чтобы резко повысить уровень жизни людей.

Было также отмечено, что Пхеньян не будет использовать ядерное оружие, если против КНДР не будет ядерных угроз или провокаций. То есть можно предположить, что, отказавшись от новых испытаний, северокорейцы намерены сохранить (полностью или частично) уже созданный ими ракетно-ядерный потенциал, который и призван сдерживать возможные в будущем «ядерные угрозы и провокации».

Наконец, приняв такое решение, Пхеньян как бы сработал на опережение. Теперь Мун Чжэ Ин и тем более Дональд Трамп, требовавшие, чтобы КНДР практическими шагами подтвердила своё намерение денуклеаризироваться, стоят перед необходимостью сделать какой-то ответный ход, пойти на какие-то встречные шаги.

– И чего теперь следует ожидать от Вашингтона?

– Как известно, Дональд Трамп принял приглашение Ким Чен Ына на личную встречу. И сделал это практически единолично, без должного обсуждения с помощниками, за что его уже критикуют. Во всяком случае, отставка Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря США и замена его директором ЦРУ Майклом Помпео была связана, как объявлено Белым домом, с желанием Трампа создать новую команду в преддверии переговоров с Ким Чен Ыном. А они, как сообщается, могут состояться в мае или начале июня.

О чём может пойти речь на этих переговорах? Предположения на этот счёт высказываются разные. Есть даже такие радикальные, как, например, то, что Трамп попытается включить КНДР в антикитайский альянс, формируемый Вашингтоном в Восточной Азии. И тем самым взять КНР в «клещи» – от Южно-Китайского до Жёлтого морей. В подтверждение возможности такого поворота говорится о том, что нынешняя ситуация, когда Северная Корея оказалась под мощнейшим внешним давлением, подталкивает Пхеньян к разыгрыванию любых кажущихся ему спасительными внешнеполитических комбинаций вроде предполагаемого «замирения» с США.

Конечно, учитывая нетрадиционные действия Трампа, от него можно ожидать всего. Тем более что он пообещал заключить с Ким Чен Ыном «величайшую сделку», не расшифровав, что он под ней понимает. Нельзя также не заметить, что в последние дни США демонстрируют некоторую динамику в выстраивании отношений с Пхеньяном. Так, установлен канал секретной связи между разведкой США и КНДР, появились сообщения о встрече представителей Вашингтона и Пхеньяна. Причём ключевую роль в подготовке встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына с американской стороны играет не госдепартамент, а ЦРУ.

Москва полностью поддержала отказ Пхеньяна от ядерных испытаний, считая, что это решение ведёт к снижению напряжённости между Пхеньяном и Сеулом

В частности, в северокорейской столице с тайным визитом побывал директор ЦРУ Майкл Помпео. Кстати, этот визит состоялся буквально накануне принятия Пхеньяном решения об отказе от ракетно-ядерных испытаний. По словам американского президента, визит прошёл успешно. В его ходе прорабатывались детали саммита, главной темой которого станет денуклеаризация.

И всё же вряд ли Трамп сможет пойти на подписание мирного договора между США и КНДР и предоставить Северной Корее такие гарантии безопасности, которые будут сочтены в Пхеньяне убедительными. Американский президент не откажется и от требований, закреплённых в формулировке о «полном, проверяемом и необратимом демонтаже» всех ядерных программ КНДР. Ведь в этом случае на Трампа обрушится такая волна критики, с которой, несмотря на весь негатив, который сегодня приходится преодолевать его администрации, ему до сих пор ещё не пришлось сталкиваться. Да и конгресс не пропустит хотя бы близкое к тому соглашение.

– Есть ещё один важный игрок в регионе. Это КНР. Какова, на ваш взгляд, специфика китайского подхода к проблеме двух Корей?

– Для КНР, как по военно-стратегическим, так и престижно-политическим соображениям, ликвидация КНДР, тем более силовым путём, совершенно неприемлема. Такое развитие событий привело бы к выходу вооружённых сил США и их союзников на 1360-километровую сухопутную границу с Китаем, серьёзно подрывало бы престиж и внешнеполитические позиции КНР в Азии и во всём мире, практически ставило бы крест на планах Пекина вернуть в «лоно родины» Тайвань.

В то же время Китай недоволен ядерными амбициями КНДР, которые дали американцам предлог для давления на Пекин. Китай также опасается, что если КНДР станет ядерной державой, то это может привести к появлению такого оружия у Японии, Южной Кореи и самое худшее – у Тайваня.

Но было бы крайним упрощением считать, что главным объектом затеянного американцами очередного «крестового похода» в Азии является КНДР. Ситуацию вокруг этой страны следует рассматривать в контексте геополитических амбиций США в АТР.

И в Пекине, уверен, прекрасно понимают, что главной целью геополитических комбинаций США в регионе является Китай. Тем более что Вашингтон всё откровеннее сползает в сторону «сдерживания» и неприкрытого силового давления на Китай, о чём свидетельствуют те же действия ВМС США в Южно-Китайском море.

Беседовал Александр ФРОЛОВ

Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин

Безымянных погостов становится меньше

Наш собеседник – референт заместителя министра обороны России Александр КИРИЛИН.

В преддверии Дня Победы в редакции «Красной звезды» состоялась встреча с Александром Кирилиным, в недавнем прошлом – руководителем Управления Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Он, кандидат исторических наук, генерал-майор запаса, как никто в курсе всего того объёма военно-мемориальной работы, которая проводится в военном ведомстве, знает о её проблемах и путях их решения. Надо сказать, что Александр Валентинович – не просто кладезь уникальной информации. Это живая энциклопедия военной истории России, один из наиболее авторитетных специалистов в этой сфере, причём как в нашей стране, так и за её пределами. Пообщаться с таким экспертом – журналистская удача, а для читателей газеты ещё и способ увидеть исторические события такими, какими они есть на самом деле, получить наиболее достоверную, подтверждённую реальными фактами информацию.

– Александр Валентинович, близится очередная годовщина Победы. И как всегда в этот период, словно по традиции, разгораются споры о том, какой ценой досталась нам победа над фашизмом, какие потери понесла страна. Что вы можете сказать на этот счёт?

– По этому поводу есть немало непроверенной информации, ссылок на неподтверждённые источники. Нередко откровенные жулики снабжают общественность скользкими данными, вводят её в заблуждение. К сожалению, для некоторых «специалистов» такие фальшивые цифры и «сведения» – действенный способ привлечь внимание к своей особе, заработать политические очки. Обидно, что находятся люди, которым не дорога история, память, не дорога честь государства. В действительности им не дорога и та цена, которую заплатил наш народ за Победу.

Мы руководствуемся такой цифрой общих людских потерь СССР: 26,6 миллиона человек. Эти данные были подтверждены статистическими методами на основании анализа переписей населения довоенного и послевоенного периодов с учётом сведений по естественной убыли населения. Что же касается потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией), так называемых демографических, то они составляют 8 668 400 человек. Речь идёт о невосполнимых, безвозвратных людских потерях, к которым относятся убитые и умершие от ран на этапах эвакуации, пропавшие без вести, пленные, а также небоевые потери – погибшие в результате происшествий, несчастных случаев, осуждённые к расстрелу.

В конце 1980-х годов была проведена тщательная работа по установлению точного числа потерь Вооружённых Сил в годы войны. К ней был привлечён широкий круг авторитетных специалистов как из Минобороны, так и из других ведомств. Изучался огромный массив документов, к работе были привлечены учёные-демографы из Академии наук, Госкомстата, МГУ, других научных организаций и учреждений. Были рассмотрены декадные и месячные донесения о людских потерях всех фронтов, флотов, армий и флотилий, военных округов, статистические отчёты по раненым и больным Военно-санитарного управления Красной Армии. В тех случаях, когда донесения из войск не поступали, а такое было особенно характерным для первых месяцев войны, потери определялись расчётным способом. При этом использовались сведения о списочной численности личного состава соединений – до начала и к концу операций, а также архивные материалы немецко-фашистского командования, связанные с захватом пленных и нанесёнными нашим вой­скам потерями.

В соответствии с положением, существовавшим в годы войны в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, потери личного состава подразделялись на безвозвратные и санитарные. Были разработаны формы отчётных документов по потерям, которые представлялись в Генеральный штаб штабами фронтов, армий и военных округов. В свою очередь Генштаб для доклада в Ставку Верховного Главнокомандования готовил обобщённые данные за каждый месяц и год войны. Говорить о том, что потери каким-то образом приуменьшались, нельзя. Да, были случаи, когда массовые одномоментные потери подавались в документах, можно сказать, по частям – в течение нескольких дней. Но абсолютный обман был невозможен, ведь, уменьшая в донесениях реальные потери, командир не мог рассчитывать на соответствующее пополнение своего подразделения. Кроме того, он получал довольствие на тех, кто находился в строю, а за пайки и имущество, полученные незаконно на погибших, можно было попасть под уголовное преследование, угодить в штрафбат.

– А что можно сказать о пропавших без вести? Верно ли утверждение, что всех их поголовно записывали во «врагов народа»?

– Вокруг этой темы также много инсинуаций. Высказываются мнения о том, что официальные цифры якобы можно смело умножать на два, на три. Столько без вести пропавших у нас просто быть не могло! Той же комиссией, созданной в конце 1980-х годов, было определено, что в годы Великой Отечественной войны пропали без вести и попали в плен 4 559 000 военнослужащих. Из этого числа достоверно известно об участи 3 448 500 человек: 1 836 000 вернулись из плена, 937 700 были призваны повторно из оказавшихся на освобождённой территории, 673 000 погибли в плену (по данным противника). Неизвестна судьба 1 110 500 военнослужащих. По расчётам, из этого количества около 610 тысяч умерли в плену и не вернулись на родину (в немецких документах они по разным причинам не учтены), и более полумиллиона, вероятно, погибли на поле боя, но в донесениях фронтов были показаны в качестве пропавших без вести.

Почему число пропавших столь велико? Просто командиры предпочитали указывать в документах именно такое обстоятельство: «Пропал без вести». Дело в том, что согласно приказу народного комиссара обороны от 27 июня 1941 года за семьёй такого военнослужащего сохранялось право на пособие. Это, к слову, по-своему опровергает избитый тезис о том, что все пропавшие без вести якобы поголовно записывались в предатели Родины с лишением всех прав не только в отношении них, но и их близких. На самом деле такого не было: семьи пропавших без вести получали помощь от государства. За исключением, конечно же, тех, кто сознательно встал на путь предательства, – таких как Власов, Жиленков, Трухин, Благовещенский. Их семьи лишались всяческой поддержки, и это было оправданным решением.

– Александр Валентинович, известно, что и спустя многие десятилетия после Победы, в наши дни, продолжается работа по установлению имён безвестных защитников Отечества. Насколько она результативна?

– В числе вопросов, которые решаются Министерством обороны России во взаимодействии с представителями поискового движения, – обнаружение неизвестных воинских захоронений, предание земле найденных останков воинов. Кстати, замечу, что такая работа проводилась и в первые послевоенные годы. Но, учитывая масштабы Великой Отечественной – территориальные, людские, временные, – это было крайне затруднительно. У нас ведь почти 8 тысяч городов было разрушено, сотни тысяч сёл лежали в руинах. Поэтому останки павших находят и сегодня. Где чаще всего? В труднодоступной местности, в том числе в высокогорье, в лесах, болотах. Всё это – районы, где велись наиболее ожесточённые бои, места окружений наших войск. Несколько экспедиций, к примеру, было в Приэльбрусье: там до сих пор находят останки и наших, и немецких солдат. Ведь ни похоронить их в тех камнях, ни тем более эвакуировать тела погибших к подножию гор в период боевых действий не было возможности.

Но хочу подчеркнуть: утверждение о том, что незахороненными у нас остаются «миллионы», неправда. Более того, это опять же проявление недалёкости, клевета на государство. Такого не было и не могло быть в стране, вся история которой – это военная история, где поколения людей воспитаны на уважении к памяти павших. Чуткое отношение к истории Отечества прослеживается у нас хотя бы в заинтересованном участии граждан в поисковой работе. У Минобороны России сегодня заключены соглашения о совместной деятельности с общероссийской общественной организацией «Поисковое движение России», с Российским военно-историческим обществом, с ДОССАФ. «Поисковое движение России» – крупнейшая организация, занимающаяся полевой и архивной работой. Она объединяет более 42 тысяч поисковиков всех возрастов в составе 1428 поисковых отрядов. В 2017 году проведено свыше 1,3 тысячи экспедиций, в которых приняли участие без малого 38 тысяч человек. Результатом этой работы стало обнаружение останков почти 20 тысяч бойцов и командиров.

– Найти останки важно, но ещё важнее установить имена людей, возможно, выяснить обстоятельства их гибели…

– Безусловно. В настоящее время мы устанавливаем в год от 1,5 до 2 тысяч имён. Большую поддержку мы получили с созданием таких электронных информационных ресурсов, как Обобщённый банк данных «Мемориал» (банк данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период), портал «Память народа», а также электронный банк документов «Подвиг народа» – уникальный информационный ресурс открытого доступа, предоставленный Министерством обороны России и наполняемый всеми имеющимися в военных архивах документами о ходе и итогах основных боевых операций, о подвигах и наградах воинов. Отступая от темы, скажу, что имеется поручение главы государства создать такую же базу данных и по Первой мировой войне.

Перечисленные выше ресурсы позволяют нам идентифицировать захоронения, не оформленные как воинские, но созданные непосредственно в ходе боевых действий. Тогда ведь командиры подразделений составляли соответствующие доклады по команде, всё делалось на основании директивных документов. Существовала форма донесения о безвозвратных потерях (по персональному составу), в них указывались место захоронения, воинское звание, фамилия, имя, отчество, должность погибшего, партийность, место и время гибели, места проживания ближайших родственников. Не всегда всё, что полагалось, делалось строго по форме, на бланках установленного образца. Нередко использовалась какая-то вторичная бумага, иногда даже папиросная… Впоследствии у нас возникли сложности при работе с этими документами. Но это тоже документы! Мы их, кстати, по ходу ещё и реставрируем. Такая работа ведётся по сей день, она охватывает не только Центральный архив Мин­обороны России, не только донесения по количественному учёту и картотеку, созданную на основе этих донесений, но и массу других документов о погибших и пропавших без вести, которые мы также обрабатываем и устанавливаем имена.

Общее число невосполнимых, безвозвратных людских потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией) – 8 668 400 человек

– Что можно сказать о деятельности поискового батальона, входящего в состав Минобороны России?

– 90-й отдельный специальный поисковый батальон, без преувеличения, уникальная воинская часть. Он был создан решением министра обороны РФ и имеет своей главной целью возвращение из небытия имён погибших, предание земле их праха и, по возможности, установление их родных и близких. Сегодня этот батальон входит в состав Западного военного округа, ведёт большую поисковую работу в районе того же Невского пятачка, Синявинских высот, где шли жестокие бои. За период с момента своего формирования (2006 год) личным составом 90-го оспб были найдены останки 8612 воинов Красной Армии, из которых удалось идентифицировать почти пятьсот. Обнаружено свыше трёхсот солдатских медальонов, 320 единиц стрелкового оружия и 305 образцов военной техники, найдено и уничтожено около 9 тысяч боеприпасов. За прошлый год найдены останки 596 защитников Отечества, 62 солдатских медальона (из них прочитано три), обнаружены и переданы останки 19 солдат вермахта. Найдены 15 фрагментов стрелкового оружия и фрагменты самолёта (кабина пилота, часть фюзеляжа и крылья без обшивки).

Стоит также отметить, что в батальоне проходят военную службу по призыву бывшие члены поисковых организаций, обладающие знаниями, умениями, навыками в проведении поиска, эксгумации останков погибших воинов и их перезахоронения. В 2017 году в батальон из поисковых отрядов были призваны 23 новобранца. Создан свой музей, налажена работа с общественными организациями. Найденные поисковиками уникальные артефакты пополняют экспозиции военных музеев, к примеру, ряд экспонатов передан в Парк «Патриот», Музей обороны Ленинграда.

– Александр Валентинович, знаю, что в составе Управления Мин­обороны России по увековечению памяти погибших при защите Оте­чества имеются представительства (представители) по организации и ведению военно-мемориальной работы за рубежом. И в этой связи не могу не спросить вас, как организована эта деятельность, как она складывается с учётом нынешней непростой политической ситуации вокруг России.

– Действительно, подразделения управления сегодня развёрнуты в Польше, Германии, Венгрии, Румынии, Чехии, Словакии, США и Китае. В Литве местные власти разрешения на открытие представительства пока не дают, а вот в Словении эта работа выходит на финишную прямую. Прорабатывается также вопрос о создании представительств в Болгарии, Сербии и Турции.

Если говорить об обстановке… Самое печальное положение дел сейчас в Польше. Вы и сами видите, что там происходит: варварски разрушаются памятники, оскверняются мемориальные объекты. Нет никаких сомнений, что это следствие оголтелой антироссийской истерии, проявление информационной войны против нашей страны, против истории.

Никому никакие доказательства при этом не нужны. Например, когда мы заявляем протест по поводу сноса очередного мемориала, нам говорят, что сносятся только памятники, имеющие отношение к коммунистическому режиму, с которым сейчас у них ведётся борьба. Кладбища же они якобы не трогают. Мы показываем документы, где указано, что должны охраняться и кладбища, и памятные знаки. Однако эти документы они трактуют совсем не так, как следовало бы, переворачивают всё с ног на голову.

У нас существует 15 межправительственных соглашений о статусе и уходе за воинскими захоронениями. Кстати, с Польшей такое соглашение было заключено одним из первых. Там постоянно находились наши сотрудники, ещё со времён Северной группы войск в период, когда ею командовал генерал-полковник Виктор Дубынин. При штабе СГВ была создана военно-мемориальная группа, которую после вывода войск сохранили при посольстве. Все послы поддерживали нашу группу – помогали автотранспортом, оргтехникой. Теперь там действует полноценное штатное представительство управления.

К счастью, в той же Польше, где людей откровенно пичкают лживой информацией, далеко не все разделяют русофобские настроения. Недавно в городке Прошовтце, в 35 км от Кракова, было восстановлено кладбище, на котором похоронены свыше шестисот наших воинов. Когда его открывали после ремонта, собрались местные жители, представители властей. Активную работу ведёт местная общественная организация «Содружество «Курск». Она занимается поисковой деятельностью, помогает в сохранении военных и исторических памятников и объектов культуры, находящихся на территории современной Польши, активно противодействует переписыванию и искажению истории, защищая память и доброе имя солдат Войска Польского и Красной Армии, погибших при освобождении польской земли от гитлеровской оккупации.

– И всё же, как нам реагировать на проявления, подобные сносу наших памятников? Может, ответить, как сейчас говорят, симметрично?

– Конечно, мы могли бы так сделать, и наш ответ был бы для польской стороны болезненным. Скажем, есть знаменитый мемориал «Катынь» в Смоленской области, созданный на основании межправительственного соглашения. Так вот, рядом с ним с недавних пор появился «мемориал» самодельный – сотни крестов с фамилиями якобы погибших там поляков. Ничего под этими крестами нет – ни могил, ни останков. Более того, на некоторых табличках указаны имена живых людей, а кресты поставлены просто как некий символ. Это профанация чистой воды, и можно смело пустить всё это под бульдозер: никаких правовых оснований сохранять подобные «объекты» у российской стороны нет. Но мы так не делаем. Становиться на те же позиции, что и варвары XXI века, лжецы, клеветники, лицемеры, мы никогда не будем. Будем действовать в правовых рамках, как это принято в цивилизованном мире.

К слову о Катыни. Нас постоянно ею укоряют. Как историк, скажу, что эта тема требует проработки. Да, мы признали и ту трагедию, и свою вину в ней. И всё же сомнения, основанные на некоторых фактах, остаются. И потом, озадачивает другое обстоятельство. В тех местах шли бои 1941 года, там погибали наши солдаты. Но их захоронения не обозначены, и сотрудники мемориального комплекса в Катыни препятствуют проведению поисковых мероприятий. А когда по решению Минкультуры России были установлены стенды, на которых рассказывалось о злодеяниях поляков по отношению к нашим военнопленным в 1918–1920 годах, Варшава закатила скандал. А ведь достоверно известно, что на польской территории существовали лагеря для пленных красноармейцев, где люди содержались в нечеловеческих условиях, гибли от голода и болезней. Сами поляки называют цифру в 18 тысяч погибших, но, по оценкам серьёзных историков, занимавшихся изу­чением этого вопроса, это число колеблется в пределах от 65 тысяч до 75 тысяч человек. Люди были умерщвлены сознательно. Поляки парируют: то было трудное время, мы сами недоедали, болели. Это позиция лицемерна. Когда тогдашний начальник военно-санитарного управления Польши проинспектировал Тухольский лагерь, он пришёл в ужас. И докладывал Пилсудскому, призывал его, как европейца, не относится к людям как к животным, срочно принять меры. Ничего сделано не было. Не делается и сегодня. К примеру, польская сторона до сих пор не даёт нам разрешения на установку памятных знаков о тех трагических событиях, всячески уходит от этого вопроса. В то же время польские делегации регулярно приезжают в Россию, привозят молодёжь в ту же Катынь, всё показывают, рассказывают. Мы же в те места, где были варварским способом безвинно умерщвлены наши соотечественники, никого не возим.

Уверен, порицание и презрение обязательно настигнет тех, кто сегодня крушит памятники в Польше. Отмечу, что в других государствах столь откровенно циничного отношения к исторической памяти нет. Есть неприятные моменты в странах Прибалтики, например. Скажем, нам до сих пор не принесены извинения за перенос Бронзового солдата в Таллине, а ведь там располагалось захоронение 11 погибших солдат. В Шауляе сейчас хотят до неузнаваемости изменить внешний облик памятника «Воинам-освободителям», связать его тематику с «оккупацией». В Чехии нашлись деятели, которые предложили возле памятника Маршалу Советского Союза Ивану Коневу установить табличку с клеветническими инсинуациями в его адрес.

Мы сосредоточиваем свои усилия на другом – на реализации межправительственных соглашений, на том, чтобы не дать повода нашим партнёрам в чём-то упрекнуть нас. Всем воинским захоронениям, находящимся на российской территории, обеспечивается уход в соответствии с действующими соглашениями. Участвуем в совместных мероприятиях с венграми, румынами, немцами, когда их делегации приезжают проведать свои захоронения на российской земле: это также определено договорами. На нашей территории расположены 22 сборных кладбища, где похоронен почти миллион немецких солдат. Всё, что предусмотрено соглашениями, при этом выполняем – даже оркестр обеспечиваем с ротой почётного караула. Но параллельно требуем, чтобы уважение оказывалось и нашим захоронениям, находящимся в других странах. И это выполняется. Недавно в Будапеште, на крупнейшем в Венгрии Мемориале советским воинам на кладбище Керепеши, где покоятся более 6 тысяч советских воинов, были перезахоронены останки 21 солдата, найденные при строительных работах в различных районах венгерской столицы. Церемония прошла с отданием всех полагающихся воинских почестей, в присутствии большого числа местных жителей.

Кстати, отмечу, что за рубежом немало людей, которые ухаживают за нашими захоронениями, в том числе одиночными, занимаются этим десятилетиями. Есть такие примеры в Австрии, в Норвегии.

Беседовали Олег ВЛАДЫКИН, Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин


Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета

Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет - бизнес-омбудсмен

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству “Интерфакс-Украина”

Недавно состоялось первое заседание межведомственной комиссии по вопросам соблюдения правоохранительными органами прав бизнеса. Каковы ее результаты?

Вместе с принятием закона "маски-шоу – стоп" были приняты изменения в законодательство, предусматривающие создание такой комиссии. Ее задача – мониторить выполнение этого закона, однако полномочия ее шире. Она может охватывать и другие нарушения правоохранительных органов. Мы ее видим как дополнительный инструмент, который позволит добиться лучших результатов для наших жалобщиков.

На учредительном заседании мы утвердили регламент, согласно которому поступающие на комиссию жалобы будут передаваться нам для дальнейшего их рассмотрения. Результаты будем представлять на комиссии. Ее возглавляет премьер-министр, и это также можно расценивать как превентивный эффект. Постараемся использовать эту комиссию для привлечения к ответственности конкретных правоохранителей. Часто сталкиваемся с такой ситуацией, что после нашего вмешательства сама проблема решается – возвращается имущество, снимают аресты со счетов, закрывают уголовные производства, однако конкретные сотрудники, принявшие то или иное неправомерное решение, не несут за это ответственности. На первом заседании комиссии я обратил на это внимание. Более того, министр юстиции Павел Петренко сообщил, что в дальнейшем Минюст будет разрабатывать законодательные изменения для установления такой ответственности правоохранителей. Потому я прогнозирую пользу от этой комиссии, а как будет на практике – увидим.

Как вы оцениваете эффект закона "маски шоу – стоп" в контексте недавних нашумевших обысков в нескольких больших компаниях?

Сам закон вносит положительную лепту во взаимоотношениях с государственными органами, очень дисциплинирует правоохранителей в регионах, на местах. Но он ориентирован на самые грубые нарушения: если в офис врываются правоохранители в "балаклавах" с автоматами и кладут всех на пол, изымают технику… Грубейшие нарушения этот закон действительно устраняет, но, конечно же, не служит панацеей от всех проблем, возникающих во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительных органов. Например, он не решает проблему непропорциональных арестов многомиллионных счетов, когда проблема – на один, а также невозвращение имущества, необоснованного открытия уголовных производств. Эти проблемы не регулируются данным законом. Но с точки зрения решения вопроса несанкционированных обысков первые впечатления таковы: ситуация улучшилась. Даже сама "Новая почта" нам подчеркнула, что с точки зрения закона "маски-шоу – стоп" они не видели нарушений. Хотя мы здесь пока разбираемся, поскольку только получили от них жалобу. За время действия закона (с 7 декабря 2017 года – ИФ) относительно его нарушения к нам поступила только одна жалоба. Сейчас по ней разбираемся совместно с прокуратурой.

Как оцениваете законопроект о Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) – решит ли предлагаемый орган такие проблемы?

Давно агитируем за создание такой службы, которая бы взяла на себя расследования экономических преступлений, забрав эту роль у других правоохранительных органов. Так что мы приветствуем идею создания такого органа, однако есть ряд замечаний в отношении самого законопроекта.

Мы проработали совместную позицию с бизнес-ассоциациями. То есть мы думаем, что, доработав законопроект с учетом ряда замечаний, можно получить положительный результат. Особенное внимание обращаем на регулирование отбора кадров и руководства будущего органа. Очень важно, чтобы службу наполнили добропорядочные люди. Это, с нашей точки зрения, - первый критерий, второй – профессионализм. Дальше мы видим важность урегулирования переходных положений. По законопроекту не совсем понятно, сколько времени будет длиться рассмотрение уголовных производств ныне ответственными правоохранительными органами. Предлагаем ввести четкий срок, в течение которого дело должно или закрыться, или быть передано в суд. Есть несколько других замечаний, связанные с запросами, которые НБФБ может сделать предприятиям, с защитой персональных данных, введением новой статьи в Уголовный кодекс по мошенничеству с налогом на добавленную стоимость. Тот же момент с использованием силовых подразделений – закон должен четко регламентировать, что это возможно только при наличии угрозы жизни для правоохранителей… Мы пытаемся конструктивно подойти к этому вопросу. Считаем, что нужно как можно быстрее прийти к компромиссу по этому законопроекту. Чтобы закон устроил все группы интересов, это можно бесконечно дискутировать. Однако такие длительные дискуссии не совсем полезны, потому что в это время ничего не меняется.

Для вас непринципиально, кому подотчетен будет новый орган?

В мире по-разному решается вопрос подотчетности такого органа. Самое важное – создать независимый орган. Чтобы никто не мог влиять на его работу. Чтобы руководство принимало решения самостоятельно, а не по указанию, кого нужно "потрясти".

Как достичь того, чтобы в такой орган попали, как вы выразились, добропорядочные сотрудники?

Мы внесли конкретные предложения. Важно привлечь международных экспертов в комиссию по отбору руководителей. Успех такой службы в значительной мере зависит от того, кто будет во главе ее. Предлагаем также увеличить значение общественного мнения при отборе. Возможно, общественность не так разбирается в профессионализме, но вот в отношении добропорядочности, у общественности будет что сказать, если претендент будет иметь проблемы с добропорядочностью.

У вас есть понимание, что произошло с "Новой почтой"?

Детали не могу комментировать, так как у нас сейчас проходит расследование. Мы получили официальную жалобу от "Новой почты", где они указали возможные нарушения как законодательных, так и подзаконных актов, связанных с деятельностью правоохранительных органов. Мы на стадии проверки этих фактов. Ждем ответа от другой стороны, тогда уже будем принимать решения, что дальше делать с этим кейсом.

Какова динамика таких жалоб от других компаний, менее известных и попросту меньших?

Это один из главных вопросов, которым занимается наш офис. Второй, после налоговых. Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет. Из положительного можно отметить, только сокращение темпов этого роста.

Если в четвертом квартале 2017 года количество таких жалоб выросло на 30%, то в первом квартале этого года – на 13%. При рассмотрении жалоб мы видим частые нарушения со стороны правоохранителей. Однако украинская экономика отличается большой долей теневой экономики – 35-40% находится в тени. Нас волнует, что по поступающим к нам жалобам мы видим больше внимания к честному бизнесу, которые работает в правовом поле и платит налоги, много иностранного бизнеса под это попадает. В то время как остается не совсем понятным, достаточно ли внимания уделяется тому, что происходит в тени. Тут важно сместить акценты, чтобы правоохранители сконцентрировались на тех, кто увиливает от уплаты налогов, нарушает права интеллектуальной собственности, нелегально торгует акцизными товарами. Это поле, которое следует всеми усилиями сокращать.

Какова ситуация с жалобами на блокировку налоговых накладных, учитывая, что новая система заработала несколько недель назад и представители Офиса принимали участие в рабочей группе по разработке критериев блокировки?

Выводы делать слишком рано, однако есть повод предполагать, что система начала работать более таргетировано. По первым откликам, не видим наплыва жалоб по блокировке налоговых накладных, тогда как в начале июля прошлого года, когда они были введены, таких была масса.

Однако нас волнуют другие налоговые вопросы – особенно в части проверок. Здесь нет роста жалоб, но, к сожалению, по налоговым проверкам Государственная фискальная служба довольно часто не прислушивается к нашим аргументам и оставляет решение без изменений.

Апелляция в ГФС – это последний этап, где мы можем подключиться, дальше – суд. Но мы мониторим, как проходит судебное разбирательство по тем вопросам, которые мы рассматривали. Чаще всего суды поддерживают нашу позицию, принимают решения в пользу жалобщика. Поэтому есть смысл ГФС прислушиваться к нашим аргументам. Подчеркиваю, мы не защищаем каждого жалобщика: если видим неподтвержденные факты, закрываем расследование или отклоняем жалобу. В фискальную службу выносим те жалобы, которые, по-нашему, заслуживают пересмотра. Надеемся, что ситуация с налоговыми проверками улучшится, так как речь идет о крупных суммах и значительном вреде бизнесу. Поэтому ожидаем сотрудничества в этом вопросе от ГФС. Хотя в целом процент выполнения рекомендаций ГФС довольно высок.

Как оцениваете предложения ГФС внести изменения и сократить количество отсекающих этапов?

Ведется дискуссия по этому вопросу. Важно, чтобы ГФС концентрировалась на вопросах, где действительно есть риск серьезных потерь для бюджета, ведь эти отсекающие критерии отбрасывают мелкие накладные. ГФС аргументирует, что "скрутчики" подстраиваются под эти критерии и размельчают свои операции, чтобы быть отсеченными. Можно дискутировать, как калибрировать эти критерии, но, с другой стороны, общая система оценки рисков позволяет при наличии рисковых факторов провести налоговую проверку и оценить ситуацию "на месте". Если все подпадет под фильтр, система сама захлебнется информацией, а крупные рыбы сумеют каким-то образом проскользнуть. Думаю, следует дать время системе поработать, а потом проанализировать недостатки. Не стоит вводить новшества, эффект которых сомнителен.

Изменилась ли картина за последнее время относительно того, какие органы больше, какие меньше прислушиваются к вашим рекомендациям?

По сравнению с первыми годами нашей работы, выполнение рекомендаций улучшили все государственные органы. Та же Нацполиция подняла этот показатель с 58-60% до 88-90%. А общий процент вырос до 93% выполнения рекомендаций. То есть, когда мы вмешиваемся, ситуация разрешается. Другое дело, что мы бы хотели, чтобы причин вмешиваться было меньше.

При этом мы продолжаем получать такие жалобы, которых можно было бы избежать при нормальном администрировании: не придерживаются сроков, не собирается комиссия, которая принимает решение. Государственные регуляторы остаются среди лидеров по поступлению жалоб наряду с налоговыми, таможенными вопросами и жалобами на правоохранителей. В первом квартале значительно меньше жалоб получили на органы местной власти. По остальным – практически ситуация не изменилась.

Законопроект об институте бизнес-омбудсмена (№4591) "завис" между первым и вторым чтением. Как это влияет на вашу работу?

В мае исполнится два года, как этот проект подготовлен ко второму чтению. Он множество раз включался в повестку дня, но был далеко не первым и не доходил до парламентских дебатов. Конечно же, его принятие увеличило бы эффективность нашей работы. Самое элементарное – доступ к служебной информации. Нам жалуются на Министерство обороны или другие органы, работающие с грифом "секретно", а мы не можем получить информацию для оценки ситуации. Законопроект устанавливает обязательное сотрудничество представителей госорганов с институтом бизнес-омбудсмена и предусматривает санкции в случае отказа. Предлагает обязать госорганы отвечать на запрос с указанием мотивации. Предусматривает усложненную процедуру привлечения к уголовной ответственности представителей института. Ведь мы же рассматриваем жалобы, в том числе, и на правоохранительные органы. Чем быстрее проект закона будет принят, тем эффективнее мы сможем помогать бизнесу защищать свои законные права.

Но он определен премьер-министром в числе 35 законопроектов, которые должны улучшить бизнес-климат…

Да, но пока, по предварительным оценкам, не набирается достаточное количество голосов. Есть группы в парламенте, которые считают, что некоторое, даже несущественное, усиление полномочий института бизнес-омбудсмена может негативно повлиять на эффективность работы. Считают, что представители разных групп интересов могут начать оказывать давление на нас. С нашей точки зрения, это странная позиция. В разработке законопроекта мы руководствовались лучшими мировыми практиками и не придумывали ничего нового. Однако я надеюсь, что усилиями комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства, правительства, международных институций, которые на каждой встрече напоминают о необходимости принятия этого законопроекта, он пройдет в парламенте.

Всеукраинская сеть добропорядочности и комплаенса (UNIC) насчитывала полгода назад 42 компании – каковы сейчас тенденции? "Новая почта" заявила, что важно быть членом UNIC…

"Новая почта" только вступает в сеть UNIC – проходит соответствующие проверки. Они были инициаторами самого проекта, однако потом не выполнили все процедуры для членства в сети, как другие компании. Однако я рад, что они все же сделали этот шаг. В целом у нас 55 членов организаций, которые объединяют более 62 тыс. работников в 42 городах Украины. Сеть развивается. Но требования к претендентам довольно высоки, потому эта цифра не очень стремительно увеличивается. Другой важный момент – мы завершаем процедуру отбора компаний, которые смогут сертифицировать членов UNIC. То есть они смогут использовать логотип организации для маркетинга, это одно из преимуществ участия в сети. Сеть разработала целый ряд инструментов: типичный отчет для оценки рисков, завершили работу над Кодексом поведения компаний-членов. В середине мая мы запланировали неделю, посвященную вопросам добропорядочности в сфере бизнеса. Активно распространяем эту идею среди украинского бизнеса.

Кабмин включил вас как бизнес-омбудсмена в номинационный комитет по отбору кандидатов в члены наблюдательных советов госкомпаний. Каковы ваши прогнозы относительно эффективности новой процедуры?

Работа номинационного комитета зависит от того, как ему предоставляют материал для рассмотрения. Утверждение критериев двух компаний. На их основе объявлен отбор кандидатов в набсоветы этих компаний. Сам механизм, что отбирать кандидатов будут международные рекрутинговые компании, оцениваю положительно. Надеюсь, удастся сдвинуть этот процесс с мертвой точки, так как длительное время даже заседания номинационного комитета вообще не проводились. Однако четко прогнозировать что-то сложно. Возможно, в течение месяца или двух уже появятся кандидатуры.

Как приближение выборов отражается на бизнес-климате в Украине?

Сложно сказать. И сейчас принимаются решения, направленные на улучшение бизнес-климата. Часть из оглашенных правительством приоритетных 35-ти законопроектов уже принята. Хотелось бы, чтобы вопросы, связанные с бизнес-климатом, продолжали решаться и в ходе предвыборного периода. Не должно быть противоречий, когда речь идет об улучшении бизнес-климата в Украине.

Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон

Послы Германии и Франции: Антикоррупционный суд должен стать ключевым элементом системы борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью послов Германии и Франции в Украине Эрнста Райхеля и Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Каких результатов стороны хотели бы достичь в рамках "нормандской четверки" до выборов президента Украины?

Изабель Дюмон: По нашему мнению, очень важно достичь соблюдения режима прекращения огня как базового пункта Минских соглашений, так же, как и отведения тяжелого вооружения. Эти процессы должны начаться. У нас уже есть важные достижения в рамках "нормандской четверки", и я хочу отметить, в частности, обмен пленными в декабре 2017 года. Это один из конкретных результатов переговоров "нормандского формата", но работа должна продолжаться, поскольку мы видим, что соглашения о прекращении огня не соблюдаются. А это первое условие, которое должно быть выполнено. Мы точно знаем из примеров прошлых лет, что это возможно и, конечно, должно быть выполнено.

Эрнст Райхель: Я не верю в то, что иногда говорят: когда мы входим в горячую фазу избирательной кампании, ничто не может быть достигнуто политически. Я не думаю, что это правильно, в общем смысле. Я считаю, что мы должны продолжать пытаться достичь как можно более полной имплементации Минских соглашений. Это означает, в первую очередь, как уже говорила Изабель, первый важный шаг по соблюдению режима прекращения огня и отведения тяжелого вооружения от линии соприкосновения, которое уже согласовывалось так много раз. Это не высшая математика. Это не что-то невозможное, нужна лишь политическая воля сделать это.

Что касается Минских соглашений. Согласован ли вопрос "дорожной карты" имплементации этих договоренностей с российской стороной? Как продвигается этот процесс?

Э.Райхель: В "нормандском формате" было достигнуто соглашение работать по вопросу "дорожной карты". "Дорожная карта" являлась средством, чтобы сфокусироваться на том, что разделяет две стороны в подходе к имплементации Минских соглашений. Им было что обсудить, а не только обменяться позициями. Однако, как и следовало, пожалуй, ожидать, дискуссии по проекту "дорожной карты" показали, что есть базовые разногласия, в частности, относительно последовательности действий. У нас есть Украина, и Франция, и Германия, которые говорят: сначала прекращение огня и отведение тяжелого вооружения. Россия же настаивает на политических аспектах, заложенных в Минских договоренностях. Обсуждаем ли мы их в рамках проекта "дорожной карты" или нет - оказалось, что противоречия остаются, поэтому согласованного текста "дорожной карты" нет.

И.Дюмон: Я бы хотела добавить, что "дорожная карта" имела под собой намерение достичь конкретных результатов для населения. Это не просто философская дискуссия, это для людей.

Как переговорный процесс по вопросу "дорожной карты" соотносится с форматом переговоров Россия - США?

И.Дюмон: Каждый раз, когда спецпредставитель США по Украине Курт Волкер ведет переговоры по вопросу Украины, имеют место консультации с французскими и немецкими официальными представителями. У нас очень тесное сотрудничество между США, Францией и Германией. Мы двигаемся в одном направлении, нет существенных различий в видении цели, которой является имплементация Минских договоренностей, прекращение огня и т.д. Хочу сказать, что наши столицы находятся в постоянной связи друг с другом.

Как в таком случае вы оцениваете возможность расширения переговорного процесса в "нормандском формате" за счет привлечения других участников?

Э.Райхель: Правило, вынесенное из опыта, заключается в том, что чем больше участников вовлечены в переговоры, тем более сложными они становятся. Поэтому, я думаю, хорошо иметь такой формат, какой есть. По факту не было предложений, к примеру, от США примкнуть к формату. Также учитывайте, что главным уровнем переговоров являются переговоры на уровне глав государств и правительств. Поэтому, если вы хотите больше участников, то вы должны убедиться, что это государство отправит главу государства или правительства на переговоры. Я считаю, что с практической точки зрения вопрос заключается в том, есть ли выигрыш, который должен быть достигнут от включения других стран, а тот факт, что мы не достигли прогресса, по моему мнению, не имеет никакого отношения к тому, как формируется формат. Как мы уже говорили, между Россией и Украиной существуют принципиальные разногласия.

И.Дюмон: Я абсолютно согласна. Другими словами, формат – это не цель, а средство. Мы должны помнить об этом. А цель ясна – это мир, а до тех пор, пока цель является проблемой, как и сказал мой немецкий коллега, смена инструмента не поможет. Напротив, сейчас этот инструмент работает, люди знают друг друга и встречи имеют место. Лучшим выходом будет максимальное использование этого формата.

Можно ли говорить о прогрессе в процессе согласования позиций по миротворческой миссии ООН на Донбассе?

И.Дюмон: Миротворческая миссия ООН также является одним из потенциальных средств. Но для того, чтобы она существовала, по определению нужен мир, чтобы с чего-то начать. Сейчас это не так. Затем необходимо определить параметры этой миссии. Вы должны избежать ситуации, когда ООН будет способствовать замораживанию конфликта. Это то, с чем мы должны быть особенно осторожны. Вот почему сейчас проводится важная работа по сути вопроса: какой вид миротворческой миссии? с какими параметрами? И речь не только о ее численности. Сегодня нет согласия между Украиной и Россией относительно этих параметров. Вопрос не сводится к цифрам и национальностям, а имеет более фундаментальную постановку о том, что должна представлять собой миссия. Это то, над чем мы тесно работаем с США в рамках Совбеза ООН.

Э.Райхель: Мы убеждены, что миссия ООН может быть важным инструментом в имплементации Минских договоренностей, но по этому вопросу также есть фундаментальные разногласия. И каждый раз, когда на переговорах обсуждаются разные вопросы, возникают те же фундаментальные разногласия. Тем не менее, такой тип дискуссии необходим и полезен, поскольку мы должны быть терпеливы и выждать момент, когда позиции сторон конфликта изменятся и появится реальный шанс. Мы должны не переставать пробовать, чтобы увидеть момент, когда случай подвернется. Вот почему наши переговоры по миротворческой миссии, которые были проведены и ведутся, полезны. Пока наши попытки не показали никаких изменений, но мы продолжаем. К примеру, после президентских выборов в РФ некоторые говорят, что появилось окно возможностей. Что ж, посмотрим.

Если часть Минских соглашений будет реализована, но другие части не смогут быть осуществлены, будет ли конфликт заморожен?

И.Дюмон: Поскольку наши две страны являются участниками "нормандского формата" с самого начала, могу сказать вам чётко, что нашей целью является избежать замораживания конфликта. Минские соглашения были созданы изначально для того, чтобы остановить эскалацию и избежать возникновения еще одного замороженного конфликта. Все меры, которые были приняты за четыре года и принимаются каждый день нашими столицами, направлены как раз на это.

Я понимаю, что у некоторых есть ощущение, что ничего не происходит. Поверьте, наши усилия совсем не уменьшились. Постоянно проходят переговоры, обсуждения в формате встреч, телефонных контактов. Эти процессы не очень видимы, но они постоянны. Все направлено на то, чтобы избежать замороженного конфликта. "Дорожная карта", которую упоминал Эрнст Райхель, также преследует эту цель.

Э.Райхель: Тут, очевидно, есть опасность замораживания конфликта, но реальная ситуация говорит о том, что никакого замороженного конфликта нет, потому что режим прекращения огня нарушается. Поэтому нужно задать вопрос о том, является ли интересом, в частности, России, в данном конкретном случае замораживание конфликта, ведь если бы они хотели, они бы этого уже добились. Мы с нашей стороны, и это включает Украину, настаиваем на том, что после установления режима прекращения огня политический процесс должен продолжаться. И вся программа Минских соглашений, начиная с прекращения огня до восстановления полного суверенитета Украины над территориями, должна быть пройдена, как и сказала Изабель.

По вашему мнению, необходимо ли и когда нужно ввести международную переходную администрацию на Донбассе? Каковы должны быть ее функции?

Э.Райхель: Это немного гипотетический вопрос, поскольку Минскими соглашениями не предусмотрена администрация ООН и он не обсуждался в существующих форматах. Мы все согласны с тем, что для начала необходим режим прекращения огня. Мы сейчас не можем заняться этим вопросом, но нам стоит его рассмотреть. Есть много прецедентов с различными миротворческими операциями ООН, прежде всего на Балканах, но в данный момент вопрос, который из этих прецедентов действительно подходит и приемлем для всех вовлеченных сторон, остается открытым.

Повлияют ли на развитие конфликта поставки вооружений, например, из США в Украину?

И.Дюмон: Желание украинских властей получить оружие для обороны является абсолютно понятным в такой сложной ситуации. С другой стороны, в любом конфликте предоставление большего количества вооружения не помогает в его разрешении. Чем больше у вас оружия, тем выше риск, что оно будет использовано. Из этих соображений мы, со своей стороны, не поставляем оружие. Оборона – это одно, и Украина, очевидно, должна иметь возможность защитить свой суверенитет.

Э.Райхель: Нужно принять во внимание, что упомянутое оружие из США – это вооружение, которое не имеет прямого отношения к боевым действиям на Донбассе. Наиболее упоминаемое – это противотанковые ракетные комплексы "Javelin", но на Донбассе нет танковых боев. Соответственно, поставка этого вооружения является символичной и мерой предосторожности на случай возможной более массивной атаки. Это не является вкладом в непосредственное разрешение конфликта на Донбассе. Что касается Германии, то у нас десятилетия назад сложилась политика, и это дело принципа, не предоставления вооружения в зоны нестабильности, поскольку мы бы не хотели, чтобы наше оружие использовалось в зонах конфликтов, где гибнут люди.

И.Дюмон: Подытоживая, могу сказать, что решение ситуации на Донбассе может быть только политическим. Все, о чем мы говорим, – это наличие политической воли, чтобы положить конец конфликту.

Мы видим политическую конфронтацию в мире, например, в Сирии и в Солсбери. Как эти ситуации влияют на конфликт на Донбассе?

Э.Райхель: В практическом плане, конечно, эти события не могут быть четко отделены друг от друга. С другой стороны, я не вижу ни одного реального доказательства влияния сирийского вопроса или атаки в Солсбери на работу в "нормандском формате". Это не так, что "нормандский формат" перестал быть дееспособным из-за этого.

И.Дюмон: Понятно, что сейчас не лучшая атмосфера с Россией, это не секрет ни для кого, но мы продолжаем говорить с ними, поскольку это важно, как для сирийского конфликта, так и для войны на Донбассе, отдельно друг от друга. Диалог сложный, но он у нас есть по этим и другим необходимым вопросам.

По вашему мнению, учитывая ситуацию на Закарпатье, необходимо ли там постоянное присутствие миссии ОБСЕ?

И.Дюмон: Мандат миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины. В силу этого, миссия ОБСЕ уже присутствует на Закарпатье. Поэтому тут нет проблемы – существует мандат, включающий Закарпатье.

Как вы считаете, партнеры Украины могли бы вмешаться в ситуацию, сложившуюся между Украиной и Венгрией, для ее разрешения?

Э.Райхель: Я думаю, что это вопрос украинского законодательства, которое вызвало дипломатические сложности между Украиной и Венгрией. И это дело Украины, какие законы она принимает. Украинское государство также получило рекомендации Венецианской комиссии, которые пообещало выполнить. Я думаю, что это поможет немного снизить градус этого вопроса. И я не уверен, что если бы была дипломатическая инициатива от Франции и Германии быть посредниками между Венгрией и Украиной, это бы помогло снизить напряженность в данном вопросе. Есть другие способы взять под контроль эту ситуацию, чем с помощью нас.

Как, по вашему мнению, ситуация с руководителем САП Назаром Холодницким отразится на борьбе с коррупцией?

И.Дюмон: Очевидно, это не очень хорошо для борьбы с коррупцией. Институции, которые были созданы для борьбы с коррупцией, очень важны. Это было одним из главных требований протестов на Майдане - изменить ситуацию с коррупцией в стране. Конечно, нехорошо, когда антикоррупционные органы воюют друг с другом. Мы следим за этой ситуацией с озабоченностью. Но что, на наш взгляд, более всего необходимо, так это помощь институциям, которые борются с коррупцией.

Оправдали ли ожидания международных партнеров антикоррупционные органы в Украине?

Э.Райхель: Да, я думаю, в целом, да. Вы должны учитывать, что они должны были быть учреждены с нуля. И они проделали важную работу. Мы должны принимать во внимание то, что архитектура специализированных антикоррупционных институций не завершена, поскольку Антикоррупционный суд, с созданием которого можно надеяться на существенный рост эффективности всех антикоррупционных органов, еще не создан. Вот почему мы, международное сообщество, так сильно настаиваем на том, чтобы закон об Антикоррупционном суде был принят в редакции, соответствующей рекомендациям Венецианской комиссии.

Бытует мнение, что в Украине слишком много структур по борьбе с коррупцией, что, собственно, и приводит к тому, то они воюют друг с другом. Возможно, Украине нужна более простая структура?

И.Дюмон: Нам тоже приходится слышать, что такие структуры не существуют в западных странах, что частично правда, а частично - нет. Суть в том, что Украина находится в особой ситуации. Вы знаете лучше меня, сами украинцы говорят о том, что коррупция есть на всех уровнях. Поэтому сравнения не всегда уместны. Эта особая ситуация, в которой, к сожалению, находится Украина, требует особых подходов. Мы снова говорим о политической воле: все эти органы должны усиливать друг друга, чтобы дать достойный бой коррупции.

Я бы также хотела поддержать то, что уже сказал мой коллега об Антикоррупционном суде, который совершенно необходим, по нашему мнению. У вас могут быть все агентства, но если система правосудия не будет делать свою работу, то все будет впустую. Все усилия, которые были вложены в расследования, должны найти свое завершение в судах.

Э.Райхель: Вся антикоррупционная система похожа на нефтепровод. Вы начинаете с расследования, затем обвинения, в конце – суд, но если последний кусок такого нефтепровода отсутствует, тогда нефть разливается повсюду.

И.Дюмон: Это чрезвычайно болезненный вопрос, в первую очередь для украинского общества. Я постоянно думаю о тех молодых людях, которые вышли на Майдан, о Небесной Сотне, которая погибла, во многом, именно за это. Давайте не забывать о людях, погибших за новую Украину, включая и этот аспект. Это очень важно для украинского общества, но также и для нас – доноров, для Франции и Германии, для стран G7. Мы активно помогаем этой стране, в широком смысле – и финансово, и технически. И очень важно видеть результаты в данной сфере.

Э.Райхель: О вопросе борьбы с коррупцией можно говорить долго, но я бы хотел сделать одно замечание. Коррупция в Украине – это не только брать или давать взятки, это высокопоставленные лица в бизнесе и политике, которые используют институциональное устройство для манипуляций в свою собственную пользу. Существует много случаев, касающихся не только взяток. И нужно избегать культуры безнаказанности, потому что она уже послужила причиной широко распространенного цинизма в вопросе коррупции. Следовательно, нужны новые незапятнанные институции, которые бы работали с этим аспектом украинского развития. Это наше убеждение.

Правильно ли я понимаю, что вы говорите о необходимости разделения бизнеса и политики?

И.Дюмон: Во Франции это называют "конфликтом интересов", думаю, как и в Германии. Это не означает, что политик не может иметь бизнес, но это значит, что использование своего политического веса для ведения бизнеса должно быть невозможным. Иногда это представляет проблему в Украине.

Э.Райхель: По-другому отвечая на ваш вопрос, конечно, в наших странах бизнес имеет влияние на политику и наоборот, но есть границы допустимого. К сожалению, в течение десятилетий в Украине не было ограничений в этом.

Допускаете ли вы, что после президентских выборов в Украине может произойти откат назад в процессе реформ?

И.Дюмон: Всегда есть риск, даже очевидно, что такой риск существует. Вопрос в том, действительно ли такой риск может стать реальностью. По сути, ваш вопрос о точке невозврата. И это вопрос, которым мы все задаемся в течение последних лет: была ли уже пройдена точка невозврата? Думаю, к сожалению, пока нет.

Э.Райхель: Украина как паровоз, который поднимается в гору. Он получил сильный толчок от Майдана в 2014 году и поднимается. Вопрос в том, сможет ли он, перевалив вершину горы, начать движение самостоятельно, например, посредством новых институций. Или же он остановится, не достигнув вершины, и начнет медленное движение вниз. Есть люди, которые подбрасывают уголь в топку, а есть те, кто создает препятствия на пути этого паровоза.

Что касается выборов, скажу, что нам стоит подождать результатов, мы бы не хотели заниматься домыслами. Нам придется подождать и посмотреть, и постараться добиться лучшего из того, что будет.

Сейчас население не удовлетворено реформами, поскольку стандарты жизни снизились. Что следует сделать властям для решения этого вопроса?

И.Дюмон: Скажу две вещи. Первое: я понимаю, о чем вы говорите, но так - во всех странах, также и в наших странах это занимает время, прежде чем результаты становятся видны и ощутимы для населения. Мы знали об этом с самого начала. Людям нужно видеть результаты. Второе: украинцы очень умны. Они знают и понимают. Они интересуются политикой, и им понятно то, о чем мы говорим. Они видят, что Украина еще не прошла точку невозврата. И это пугает. Они не видят улучшений в повседневной жизни, но знают, что ситуация может и ухудшиться. Вот почему эти последние реформы так важны, особенно Антикоррупционный суд, чтобы показать: да, мы действительно достигнем этого.

Э.Райхель: Третье: мы просто должны сказать, что каждый человек в Украине, за исключением нескольких людей, понес финансовые потери, во-первых, из-за конфликта с Россией, поскольку когда она прекратила торговлю с Украиной, экономика начала падение, во-вторых, из-за более ранних ошибок украинских лидеров. Вспомните время лет 10 назад, когда у всех были валютные кредиты, и люди потеряли много денег из-за этого. Фундаментальные ошибки руководителей, совершенные тогда, имеют большой эффект до сегодня. Сейчас же мы в ситуации, когда люди должны понимать и понимают, что нужно пройти через сложную фазу, чтобы ситуация улучшилась в будущем. Если вы переходите реку, то нужно пройти на другой берег, нельзя останавливаться посреди реки. И те, кто предлагает простые решения, переходя реку, не оказывают услугу будущему страны.

Если говорить о реформах энергетического сектора, возможно ли участие европейских компаний в управлении ГТС Украины?

И.Дюмон: В принципе, все возможно. Определяющим для них в принятии решения будет доверие по отношению к украинским институциям, условиям бизнес-климата, прозрачность и понятность предложений по приватизации. Будет учитываться множество показателей. Это касается любого процесса приватизации. В нефтегазовом секторе многого удалось добиться с реформой "Нафтогаза". Это один из главных позитивных шагов за последние годы в Украине. Мы не можем говорить за наши компании, именно они будут принимать решение. Но, говоря о французских компаниях, я постоянно слышу от них, что для значительных инвестиций им необходимы понятные и прозрачные условия работы и благоприятный бизнес-климат.

Э.Райхель: Конкретно о ГТС, мы верим, что участие и инвестиции международных компаний могли бы сыграть большую и позитивную роль в повышении конкурентоспособности ГТС. Мы вступаем в фазу, где вероятность большей конкуренции за украинскую ГТС возрастает, поэтому газотранспортная система Украины нуждается в инициативах, чтобы сделать ее более жизнеспособной и рентабельной. Международные инвестиции и участие в управлении могут сыграть важную роль. Еврокомиссия также вносит свои предложения по этому поводу.

По вашему мнению, возможно ли сделать проект "Северный поток-2" выигрышным и для Украины?

Э.Райхель: Исходя из предположения, что "Северный поток–2" будет завершен, то практической целью должно стать достижение эффекта, который "Северный поток–2" может иметь для Украины, не такого, которого опасаются его противники. Возражения, которые, в частности, есть у Украины, касаются того, что он может сделать ненужным транзит через ее территорию. Так что, если мы сможем избежать этого последствия, это может сделать будущее Украины лучше. Это то, к чему мы стремимся. И инвестиции иностранных компаний в украинскую ГТС являются частью этого. Но, как и сказала канцлер Меркель (федеральный канцлер Германии Ангела Меркель – ИФ), нам нужна ясность и со стороны России, что они будут продолжать использовать украинскую ГТС. Дискуссия по этому поводу, как вы можете представить, продолжается. Канцлер Меркель сообщила президенту Порошенко (президент Украины Петр Порошенко – ИФ) во время его визита в Берлин 10 апреля, что у нее были разговоры с Путиным (президентом РФ Владимиром Путиным – ИФ) по этому вопросу. Нужно подождать, что из этого последует, какую реакцию мы получим от России.

Разве проблема не в отсутствии доверия между Европой и Россией?

Э.Райхель: Да, вы правы в своем тезисе об отсутствии доверия. Это должно учитываться в дискуссии с Россией. И термин, который канцлер Меркель использовала в своем недавнем заявлении, - "ясность". Должны быть гарантии, на которые можно положиться. В какой форме это будет сделано, нужно будет посмотреть.

Допускаете ли вы возможность санкций со стороны США в контексте строительства проекта?

Э.Райхель: Думаю, то, о чем мы говорим, - это санкции не против стран, а против компаний, которые принимают участие в проекте. Потому что это компании принимают участие в проекте "Северный поток-2", а не страны. Германия как страна не принимает участие в проекте "Северный поток-2" - это общее неправильное понимание. Именно фирмы из разных европейских стран финансируют "Северный поток-2" в определенной степени: в частности, две немецкие компании, французская компания, британско-голландская компания, Shell и австрийская компания.

Разумеется, это было бы очень необычно для друзей и союзников, если бы санкции были введены США против компаний, которые занимаются бизнесом за пределами США и которые базируются в странах-союзниках, например, во Франции и Германии. Пока не будет доказано обратное, я бы исходил из того, что эта возможность, предусмотренная законодательством США, не будет использована администрацией США. Я по-прежнему уверен, что этого не произойдет в конечном счете, и мы придем к решению, которое уважает легитимные интересы Украины по продолжению транзита газа и, возможно, сделает дискуссию более рациональной, чем это было в прошлом.

Было объявлено о том, что главы МИД Германии и Франции совместно посетят Украину…

И.Дюмон: Мой министр объявил об этом, когда приезжал с визитом 22-23 марта 2018 года. Он сказал, что вернется со своим немецким коллегой. У нас еще нет даты. Наши столицы обсуждают это между собой, но они бы хотели приехать вместе.

Э.Райхель: Это намерение не исключает того, что мой новый министр также приедет с визитом в Украину самостоятельно. Он посещает разные столицы, самые важные из них, в начале его пребывания в должности. И поэтому понятно, что он также захочет приехать в Киев. Это не исключает возможности совместного визита.

Будут ли министры иностранных дел Германии и Франции посещать Донбасс?

Э.Райхель: Посещение Донбасса имеет большое значение. Поэтому, если вы вспомните предыдущие визиты, оно всегда было частью программы.

Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов

Турчинов: Страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создала феномен российского народа

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов написал в своем эссе, как классики литературы помогают понять русскую душу и сущность самого российского государства, чтобы в конечном итоге одержать победу над ним.

Александр Турчинов, Гордон, Украина

Представители российского политического и интеллектуального бомонда очень нервно и неоднозначно смогли пережить «непатриотический» выпад русского классика Михаила Юрьевича Лермонтова. «Прощай, немытая Россия…» — особо часто цитируемая в Украине строчка очень больно ударила по самолюбию российского народа, взрощенного на лучших традициях мировой литературы. Попытки объяснить, что все-таки имел в виду Лермонтов, даже с привлечением «особо тонко чувствующего его бунтарскую натуру» дальнего родственника, не позволили имперским пропагандистам убедительно «отмыть» отечество на фоне построения целостной картины величия и вселенского мессианства российского народа.

Общепризнанного классика трудно обвинить в предательстве и русофобии. Михаила Юрьевича сложно даже с большой натяжкой назвать националистом, фашистом или хотя бы бандеровцем…

Буду неоригинален, но ничто так не раскрывает суть русской души, как русская классическая литература. Сложно спорить о сути российской ментальности, к примеру, с такой глыбой, как Лев Николаевич Толстой. Отрывок из его «Хаджи-Мурата» и сегодня звучит как приговор.

«…Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Благообразная женщина, служившая во время его посещения Хаджи-Мурату, теперь в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла. Садо с киркой и лопатой ушел с родными копать могилу сыну. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площадях, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения…»

Л. Н. Толстой «Хаджи-Мурат», гл. ХVII

Эта страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создали феномен российского народа. Он опасен и разрушителен, склонен к агрессии (бессмысленной и беспощадной). Тоталитарная форма государственности для него является необходимой системой сдерживания и укрощения. Война стала для русских формой самореализации, когда не сдерживают, когда можно проявить свое нутро.

Оккупация Кавказа, Западной Украины, Восточной Европы, Крыма, Донбасса… Все эти события похожи как по форме, так и по содержанию.

Чтобы победить врага, нужно знать его сущность. И в этом русские классики оказывают нам неоценимую услугу.

У каждого народа во все времена есть свои классики. Их отличает от сотен тысяч современников не просто талант. Этого мало. Есть огромное количество талантливых конъюнктурщиков, умеющих высокопрофессионально облизывать сильных мира сего или наотмашь бить их по лицу, если за спиной стоят еще более сильные «грантодатели».

Классик не льстит толпе и власти. Для него правда важнее признания. Его могут бросить за решетку, убить, отлучить от церкви, ему могут плевать в лицо, но он не разменяет свои убеждения, свой талант, свою правду на гонорары и аплодисменты. Он — классик, он творец для вечности.

Как же нам сегодня не хватает классиков в литературе, в журналистике, в политике и в жизни.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн

Забытые истины: о необходимости сотрудничества с Россией

Для американской национальной безопасности сотрудничество с Москвой остается жизненно важным, но обвинения по делу «Рашагейт», систематизированные в иске Национального Комитета Демократической партии США, превращают десятилетние стремления в преступление.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн, почетный профессор российских исследований в Нью-Йоркском и Принстонском университетах, и Джон Бэтчелор продолжают обсуждение новой американо-российской холодной войны.

Коэн отмечает, что в течение более десяти лет Россия — государство и его руководство — подвергается все большей демонизации, а, следовательно, и делегитимизации со стороны американского политико-медийного истеблишмента. Все началось с очернения лично президента России Владимира Путина, а затем переросло в общее русофобское обвинение всей страны в целом и любого из ее граждан. Из не стихающих на протяжении практически двух лет обвинений по делу «Рашагейт», которые все еще остаются недоказанными, следует, что «контакты» с кем-либо, «связанным» с российскими правящими кругами, будь то прямо или косвенно, по природе своей как минимум подозрительны, а то и расцениваются как предательство. (Обратите, например, внимание на заявления Джона Бреннана и Джеймса Клэппера.) По словам бывшего вице-президента (и потенциального президента) Джозефа Байдена, современная Россия, которая «беспардонно покушается на самые основы западной демократии по всему миру», представляет, по-видимому, не менее гнусную угрозу, чем коммунистическая советская Россия.

Совсем недавно приписываемые Кремлю «преступления» в Великобритании и Сирии (также еще не доказанные) вывели масштаб порицания за пределы привычных обвинений против СССР. Таким образом, министр иностранных дел Великобритании, вторя Вашингтону, обвиняет сегодняшнюю Россию в ее «злонамеренном поведении во всех его проявлениях… будь то кибервойна, дезинформация или попытки покушения». 20 апреля Национальный Комитет Демократической партии США пошел еще дальше, подав в суд на российское правительство за сговор с предвыборным штабом Трампа с целью лишения Хиллари Клинтон ее законной победы на президентских выборах 2016 года. Центральные фигуры этого «акта беспрецедентного предательства» — лишь немногие иные деяния могут считаться более тяжкими преступлениями — считаются связанными с Россией.

Из этого, конечно, следует, что такая преступная Россия — часто ее называют «мафиозным государством», что тоже неправильно — не может иметь никаких законных национальных интересов нигде, даже на собственных границах, а, возможно, даже внутри собственной страны. С таким государством не пристало иметь никаких гражданских отношений, в том числе дипломатических, только военные. В этих широко распространенных рассуждениях забывается или не учитывается то, почему в течение 40 лет эпохи холодной войны Россию считали столь существенным для национальной безопасности США фактором, что результатом стали бесчисленные формы сотрудничества и даже официальные эпизоды разрядки, которые не дали опасному конфликту перерасти в нечто гораздо более страшное. Причины относятся также и к современной России. Изложим их кратко:

— Наиболее экзистенциальную причину наверняка знают даже школьники. Россия, подобно Соединенным Штатам, обладает огромными арсеналами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Война между этими странами с применением обычных вооружений — на грани которой обе стороны балансируют в Сирии и которая вскоре может начаться на Украине или в Балтийском регионе — может легко скатиться к ядерной войне. В этой связи на недавнем заседании авторитетного вашингтонского Центра национальных интересов несколько осведомленных экспертов сочли, что на сегодняшний день по шкале от одного до десяти шансы на войну с Россией оцениваются в 5-7. Единственной гарантией является, конечно, наивысшая форма сотрудничества: дипломатия. Более того, нынешняя холодная война несет в себе новую экзистенциальную опасность в виде международных террористов, гонящихся за радиоактивными материалами с целью совершения неизмеримо более разрушительных нападений и их долговечных последствий. (Представьте, например, что 11 сентября на борту самолетов находились бы радиоактивные материалы.) Полномасштабное антитеррористическое сотрудничество с Россией, которая пережила множество террористических атак и создала особую разновидность разведки, является важной мерой предупреждения против такого рода бедствий.

— Не менее важной является причина, которую обычно называют «геополитической». Даже после распада Советского Союза Россия остается крупнейшей страной мира и обладает непропорционально большой долей природных ресурсов планеты: от энергии, железной руды, никеля, древесины, алмазов и золота до пресной воды. Также она является одним из ведущих мировых экспортеров оружия и к тому же находится непосредственно между двумя конфликтующими цивилизациями Востока и Запада, являясь при этом частью обеих. Много месяцев назад Коэн поднял вопрос о возможности того, что Россия может «покинуть Запад», движимая новой холодной войной или собственным выбором. Такая возможность, по словам одного из ведущих кремлевских советников и идеологов, неизбежна. В этом заключается еще одна ошибка, постоянно повторяемая американскими СМИ: находящаяся под санкциями Россия «изолирована от международного сообщества». Но это лишь англо-американо-европейские фантазии. Многоплановые отношения между «путинской Россией» и незападными странами вроде Китая, Ирана, Индии и других стран БРИК, процветают. А ведь именно там располагается бóльшая часть мировых территорий, людей, ресурсов и развивающихся рынков. Говоря простым языком, если бы Россия покинула Запад, разговоры о «глобальном лидерстве» Америки стали бы еще более пустыми. Какой стала бы «глобализация» без России и ее партнеров?

— Учитывая все ведущиеся в американском политико-медийном истеблишменте разговоры о войне, необходимо помнить также об обновленном военном потенциале России или, как любят говорить стратеги, ее «способности демонстрировать свою мощь». Нет никаких оснований сомневаться в том, что 1-го марта Путин провел опись новых систем вооружения. Односторонняя отмена США договора по противоракетной обороне в 2002 году спровоцировала новую гонку ядерных вооружений, и Москва, скорее всего, вышла из нее победителем. Даже если это не так, Россия продемонстрировала более чем равные военные возможности, лишив ИГИЛ (запрещена на территории РФ) контроля над Сирией после вмешательства в сентябре 2015 года, хотя многие американские и другие эксперты ошибочно утверждают, что это было американским достижением. В условиях военного паритета между Вашингтоном и Москвой, как было во время предыдущей холодной войны и как происходит сейчас, наступает время сотрудничать. В противном случае, как любил говорить решивший пойти навстречу Кремлю президент Рональд Рейган, победителей не будет вообще.

— С положительной стороны, однако, находятся возможности Москвы по урегулированию конфликтов, включая (но не только это) ее голос в рамках Совета Безопасности ООН, где должно иметь место абсолютное дипломатическое сотрудничество. Примеры можно приводить самые разнообразные, но помните о существенной роли России в соглашении по ядерному оружию с Ираном; ее сегодняшней закулисной роли в попытках разрешить конфликт с Северной Кореей; ее потенциале как ключевого партнера в установлении мира в Сирии; и той роли, которую она, вероятно, сыграет, когда Соединенные Штаты решат, наконец, покинуть Афганистан. При наличии возможности Россия может стать жизненно важным миротворцем, и есть все основания полагать, что Кремль к этому готов, если Вашингтон снова пойдет ему навстречу.

Во время первой холодной войны, когда Коэн впервые развил «отношения» и «связи» с российским обществом и даже с кремлевскими чиновниками, он часто говорил, что «дорога к американской национальной безопасности проходит через Москву». Данное утверждение не потеряло своей актуальности и сегодня. По часто обсуждаемым им причинам новая холодная война опаснее своей предшественницы. Между тем, американо-российское сотрудничество кажется более чем маловероятным, особенно на фоне столь безжалостного отношения к России со стороны американской политико-медийных элиты. С другой стороны, 24 апреля посол президента Трампа в России Джон Хантсман публично заявил следующее: «Мой президент неоднократно говорил, что стремится к тому, чтобы между нашими странами были более эффективные отношения. Он хочет лично взаимодействовать с Владимиром Путиным… Можете называть это стремлением к разрядке». Если это так, то инициативу президента поддержать необходимо, пусть даже только эту.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко

Новый аргумент против РФ

Коррупционный скандал в ПАСЕ будет иметь продолжение. И последствия для России.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Задача ПАСЕ заключается в том, чтобы фиксировать ту или иную правовую ситуацию и давать ей политическую оценку. С этой точки зрения, принятие резолюции о «фактическом управлении» РФ на оккупированной территории Донбасса на самом деле имеет довольно большое значение.

Для нас это очередной аргумент в международных судах, где со временем будут рассматривать наши иски к России. Мол, вот посмотрите, господа судьи: такая уважаемая в области прав человека организация, как ПАСЕ, четко и ясно зафиксировала, что Россия несет ответственность за все, что происходит на оккупированных территориях.

При беспристрастности международных судов (а мы надеемся именно на это), такой аргумент будет невозможно проигнорировать.

Поэтому, на мой взгляд, принятие резолюции свидетельствует о положительном результате работы нашей дипломатии.

Другой вопрос, что было бы правильно и целесообразно поставить следующим — исключать ли Россию из Совета Европы? Все то, что в последнее время делает эта страна, противоречит ее обязательствам в этом органе.

Если говорить о правовой стороне дела, то Россия нарушает статус Совета Европы уже потому, что как минимум не платит взносы. И это уже основание для рассмотрения вопроса об исключении.

С другой стороны, может даже более важной с точки зрения соблюдения устава — Россия грубо нарушает права человека как в собственной стране, так и на оккупированных частях Донбасса и в Крыму.

Дальнейшее влияние на развитие этой ситуации будет иметь скандальная история с подкупом депутатов ПАСЕ. Так, сейчас она взорвалась проблемой для Азербайджана. Но, если копнуть глубже, то, безусловно, вылезет и Россия.

Потянули за одну ниточку. А значит очень скоро всплывут и другие факты. Я не думаю, что те методы и способы коррупционных действий, к которым прибегли в Азербайджане, слишком серьезно отличаются от российских.

Скорее всего, именно у русских азербайджанцы их и скопировали. Поэтому можно с определенной долей предсказуемости сказать, что этот коррупционный скандал будет иметь продолжение. И, при условии дальнейшей беспристрастной работы международных институтов, очень быстро будет иметь последствия для России.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов

Кто должен платить за восстановление Сирии?

Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов в интервью телеканалу АРД (ARD) отметил, что большую часть расходов должен взять на себя Евросоюз. По его словам, ЕС должен переосмыслить свою позицию.

ARD, Германия

ARD: Сколько денег нужно на восстановление Сирии?

Владимир Чижов: Я осторожен в определении цифр. Точно потребуются сотни миллиардов евро.

— Как должно проходить восстановление?

— Правда, есть широкий консенсус по гуманитарной помощи. Но когда речь заходит о восстановлении, позиции сильно разнятся. Есть направление — к нему относится и ЕС, — которое считает, что восстановление может начаться лишь после определенных политических процессов в Сирии (прим. ред. — свободных выборов).

Мы все знаем, насколько раздроблено сирийское общество. Все еще есть регионы, где присутствуют террористы, есть разногласия между различными сообществами в стране. Любой политический процесс требует времени — а в это время страдает простое население.

«Я надеюсь, что разум возобладает»

— То есть вы говорите, что, если ЕС захочет ждать политических изменений в Сирии, то быстрого восстановления не будет?

— Это официальная позиция ЕС. Я надеюсь, что разум, в конце концов, возобладает. И что ЕС найдет пути для преодоления этой тупиковой позиции.

— Что же хочет сделать Россия для восстановления?

— Россия предоставила по двустороннему каналу ряд технических средств, чтобы расчищать завалы, восстанавливать дома, электро- и водоснабжение. Посмотрите на Алеппо. Алеппо возвращается к жизни. И это происходит — в том числе, конечно, и благодаря усилиям самих сирийцев — при поддержке российской стороны.

«ЕС должен переосмыслить позицию»

— Чего вы ожидаете от ЕС?

— Я надеюсь, что настанет момент, когда ЕС переосмыслит свою позицию: гуманитарная помощь — да, восстановление — нет, пока не будет политических изменений в Сирии. Мне кажется, в настоящий момент это тупиковая позиция. Поскольку ЕС придется очень долго ждать, когда начнется такой процесс. В настоящий момент разногласия между различными сторонами конфликта довольно велики. Позиция ЕС сегодня наносит ущерб обычным людям.

— Но ущерб был причинен российскими самолетами, которые сбрасывали бомбы. Как можно объяснить европейской общественности, что Европе теперь нужно заплатить за ущерб?

— Конечно, мы оказывали воздушную поддержку наземным операциям сирийской армии. Да, российские ВКС разрушили базы террористов, в том числе их опорные центры, военные сооружения, туннели — такие вещи.

— Но и больницы.

— Нет.

— Российские самолеты попадали по больницам.

— Нет.

— Что это тогда были за здания?

— Единственными зданиями, которые были целями — и я могу вас заверить, у нас достаточно разведданных и источников, чтобы не попадать по ложным целям — итак, единственными целями были объекты, относящиеся к террористическим организациям.

«Мы не упрашиваем, чтобы ЕС принял участие»

— Вы можете объяснить, в чем должен заключаться интерес ЕС для участия в восстановлении?

— Потому что вы сами всегда довольно громко говорите, что вы должны быть вовлечены в усилия по урегулированию сирийского конфликта. Это ваше собственное желание, ваша позиция. Мы не упрашиваем, чтобы ЕС участвовал. ЕС хотел бы участвовать.

— Но вы понимаете, что это выглядит довольно дерзко, когда вы говорите: ЕС должен платить, хотя он, в отличие от России, не сбрасывал бомбы?

— Я глубоко убежден в том, что ЕС сам должен быть заинтересован в том, чтобы находиться на вершине международных усилий по урегулированию сирийского конфликта. К этому относится и участие в восстановлении страны.

«Любой шаг улучшает общий климат отношений»

— Вы рассматриваете вопросы восстановления также и как своего рода мост для улучшения отношений с Россией в других спорных областях?

— Любой положительный шаг улучшает и общую атмосферу отношений. Но в первую очередь, конечно, это улучшит имидж ЕС на Ближнем Востоке, который пока что был неидеальным.

— Почему вы сейчас заботитесь об имидже ЕС на Ближнем Востоке? В чем заключается ваша проблема, если Сирия не будет восстановлена?

— (смеется) Моя проблема — в том, что если Сирия не будет в достаточной мере восстановлена, тогда в подобных тяжелых ситуациях возникнет зародыш последующих конфликтов. И то, чего мы все хотим избежать — продление конфликта в Сирии, этнического, культурного и религиозного раскола.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо

История Baltic Boats Company: как петербургские инженеры импортозамещают тепловизоры для катеров ВМФ.

Российский флот и другие заказчики из силовых ведомств продолжают покупать иностранную тепловизионную технику при наличии аналогичных российских разработок, выяснили журналисты Mil.Press FlotProm. Военный обозреватель издания побывал в петербургском подразделении компании Baltic Boats Company – BBC-Teplovizor, которая прошла путь от дистрибуции тепловизоров американской компании Flir до создания собственной линейки морских тепловизионных систем, в том числе для катеров ВМФ России. Директор предприятия Кирилл Бревдо поделился опытом создания таких устройств, импортозамещения и локализации, а также обозначил отраслевые проблемы.

Тепловизионные системы BBC: от дистрибуции к собственным разработкам

Кирилл Леонидович, Baltic Boats Company (BBC) занимается тепловизионной техникой уже больше десяти лет. Как появилась компания?

Изначально мы занимались палубными покрытиями и лакокрасочными материалами для рынка яхт. Работали для клиентов, занимавшихся коммерцией, или для luxury-сегмента, делали упор на качество. Поставляли также и катера.

А когда вы впервые познакомились с тепловизионной тематикой?

Мы встретились с представителями американской компании Flir в 2008 году на выставке "Нева". Мы посещали ее, чтобы понять, что происходит на рынке катеров и яхт, и найти, чем пополнить наш ассортимент. Вскоре BBC стала вторым официальным дистрибьютором морских систем Flir в России и первым в Петербурге. Многие поставки в то время были "серыми", да и сейчас таковыми остаются. BBC же всегда работала официально.

Тепловизоры тогда еще не набрали популярность. Сложно было продвигать?

Именно. В конце 2000-х продавать их было непросто. Многие интересовались, что это такое, что может делать, а после озвучивания цены люди очень удивлялись. Однако Flir – марка с репутацией, для многих и сейчас это синоним слова "тепловизор", они занимают примерно половину мирового рынка подобных систем.

Четыре года назад вы перешли от дистрибуции к собственным разработкам, импортозамещению. Почему?

Мы продавали оборудование Flir около пяти лет. Однако с ухудшением российско-американских отношений мы столкнулись с бюрократическими препонами. В 2013 году начались проблемы со сроками поставок из-за периодического неодобрения американскими ведомствами. Хотя это была гражданская продукция. Для частного заказчика с большими деньгами, как и в случае с работой по госконтрактам, такое неприемлемо. Хотя военным мы Flir’ы не поставляли и специально указывали, что судно, на которое установят тепловизор, вооружения не несет. Тогда у нас и возникла идея сделать что-то свое.

Как создавались ваши первые тепловизоры уже под российским брендом Baltic Boats Company? Штат компании-дистрибьютора отличается от фирм-производителей или разработчиков. И на какую технику вы ориентировались?

Тепловизионная система BBC – концептуально отечественная, наша инициативная разработка. Придумывать велосипед мы, однако, не стали, взяли за образец компоновку самых популярных тепловизионных систем – прежде всего исходя из ее функционала. Таким образом форм-фактор для наших устройств – "классическая" поворотно-наклонная база с возможностью управления посредством джойстика. Это отработано, привычно, удобно. Тем более что морской рынок консервативен, а военно-морской – особенно.

Однажды мы реализовали возможность вывода как цифрового, так и аналогового сигнала с тепловизора на разные устройства. Это позволило сделать оборудование более унифицированным. Но заказчик не вполне понял, оставили стандартную систему.

Первые опытные образцы наших тепловизоров – своего рода конструктор. Мы постоянно их совершенствовали, увеличивали долю российских компонентов, собирали информацию, анализировали рынок комплектующих, ездили на выставки и в командировки получать опыт и знакомиться с новыми образцами, собирали отзывы клиентов. Большинство заказчиков, которые хотели купить тепловизор, держали в голове, что им нужен именно Flir. Это как липкая лента и Scotch.

Какой получилась стоимость ваших изделий? Как удалось продавать устройства под новым брендом, еще неизвестным на рынке?

Поначалу тепловизоры производства BBC стоили на 15-20% меньше, чем у аналогов – при сохранении всего функционала. И чем дальше продвигается импортозамещение, тем ниже цена. Сейчас наша техника уже на 25-30% дешевле иностранной. Кроме того, наши тепловизоры, поставленные, например, в 2014 году, еще серьезно не ломались, мы поддерживаем контакты с эксплуатантами техники. Так как BBC – компания небольшая, мы стараемся максимально подстраиваться под пожелания заказчика.

Но нашу продукцию выбирали не только из-за цены, клиентоориентированности фирмы или из-за проблем с поставками в Россию марки Flir. Важный момент – у нас уже сформировалась клиентура: госзаказчики, представители различных верфей, а также частные лица. Кроме того, свою роль сыграла наша репутация как поставщика Flir.

Тепловизор – важное и часто незаменимое оборудование, особенно для спецкатеров. Поиск диверсантов и нарушителей территории, анализ окружающей обстановки, обнаружение и спасение утопающих… Каковы особенности его поставок?

К сожалению, такое оборудование часто не упоминают на уровне техзадания или при конструировании судов. Тепловизор обычно заказывают в последний момент, когда большую часть отпущенных денег уже потратили. А мы предлагаем дешевле, в среднем на 20%, и быстрее. На установку тепловизора много времени не нужно. Кроме того, специалисты BBC готовы сами установить и настроить оборудование, а также ремонтировать его в случае поломки. Тот же Flir такой услуги не предоставляет, а ремонтировать их технику приходится за пределами России.

Не напоминает ли ваша технология создания тепловизоров банальное копирование – как часто делают наши партнеры из КНР, разбирая российскую технику по винтику и затем делая ее китайскую копию?

Мы знаем целый ряд компаний, которые просто добавляют табличку со своим брендом на китайскую технику, и не только в области оптико-электронных технологий или тепловидения. Но это перепродажа и несерьезно. BBC же занимается глубокой проработкой темы морских тепловизоров. Подобных компаний в России немного.

Создание тепловизора – непростой процесс. Нужны матрицы, оптика, электроника, сложное ПО. Кто еще в России плотно занимается морскими тепловизионными комплексами? Кто ваши основные конкуренты?

Когда мы только начинали работать по этой теме, одно из лидирующих мест на рынке, занимала компания "Пергам", BBC даже какое-то время конкурировал с ними. Есть "Транзас", но это крупное предприятие, и мы можем обойти их за счет более гибкого, индивидуального подхода (к тому же после покупки компании финской "Вяртсилой" они могут изменить формат работы – ред.). У "Швабе" – своя ниша, это не просто тепловизоры, а целые корабельные системы с высокой степенью интеграции в схему управления кораблем. В этой сфере работают также "Карат" и "Циклон", тоже достаточно крупные компании.

Конкурировать с ними необязательно, да и часто невозможно – мы берем соотношением цена-качество, индивидуальным подходом, удобным и быстрым сервисом, а также информационно-консультационной поддержкой. Капитаны и командиры судов иногда звонят нашим инженерам, даже в позднее время, и всегда получают ответы на свои вопросы.

Отечественная тепловизионная система: на пути к локализации

Поговорим о создании тепловизоров. Политика импортозамещения диктует свои правила. Какая степень локализации у ваших систем?

Архитектура системы, ее дизайн, разработка и программное обеспечение – на 100% отечественные. В России мы производим или заказываем корпус, софт, элементы поворотной системы, кабели, коннекторы и переходники, крепежи, а также панель управления. Тепловизионный модуль, видеокамера и ряд электронных компонентов пока что импортные.

В зависимости от желания и задач заказчика мы собираем систему, подбирая нужные характеристики.

Технически – в чем сложность создания тепловизионной системы?

Саму систему создать не так сложно, труднее сделать ее надежной и конкурентноспособной, а также обеспечить локализацию. Железный занавес давно упал, поставлять компоненты для таких устройств в Россию несложно. Два самых важных элемента, на качество которых мы обращаем особое внимание, – это сам тепловизионный датчик и поворотно-наклонная система. Последняя должна работать в условиях моря, соли и ветра, обладать большим ресурсом. А тепловизионный датчик в паре с объективом должен соответствовать заданным характеристикам и обеспечивать необходимую детализацию картинки. Дальше – больше: есть целый набор плат по обработке изображения и по отработке различных сигналов.

Опишите конструкторские и производственные мощности компании, кадровый потенциал.

Сегодня BBC представлена в трех регионах – Москве, Петербурге и Севастополе. Мы не сторонники раздутого штата, у нас работает чуть больше 20 человек; каждый инженер или менеджер максимально эффективен, решая задачи сразу в нескольких направлениях. Непосредственно сборкой систем занимаются трое высококлассных инженеров. И работники компании спокойно перекрывают наши насущные потребности.

При необходимости мы в состоянии нанять и больше людей, но здесь все зависит от объема заказов и рентабельности содержания большего штата.

Вы рассматриваете возможность увеличения производства?

BBC-teplovizor производит 15-20 систем в квартал – это коррелирует с количеством заказов. Сейчас какого-то конвейера не получится, да и не нужно, так как восемь из десяти наших заказчиков хотят нечто индивидуальное. Кому-то нужна особенная оптика, кому-то – отдельные кабели или особые функции. В последние годы почти все наши заказчики – это силовики или государственные службы. Частных заказов стало меньше из-за кризиса. Но эта ситуация не будет вечной, рынок развивается циклично.

Перейдем к технической стороне дела. В России лишь недавно начали более-менее массовое производство тепловизионных матриц. Их качество пока далеко от идеала, да и цена кусачая.

В нашей стране, к сожалению, сегодня нет производителя матриц необходимого нам качества за приемлемую цену. Объемы производства тоже пока невелики. Мы рады использовать российские комплектующие, сделать наши системы максимально отечественными, но пока это экономически невыгодно. Другое ограничение – архитектура. У тепловизионных систем есть требования по размеру, геометрии, а наши производители часто любят делать устройства размером с холодильник, грубо говоря.

Какое максимальное разрешение матриц у лучших иностранных тепловизоров?

Ведущие разработчики предлагают практически HD – 1024x768 пикселей. Но это пока довольно дорого. Отраслевой стандарт – 640x480, мы ему соответствуем. Однако некоторые серьезные производители, в том числе российские, ограничиваются вдвое меньшей матрицей. Качество изображения при таком разрешении довольно условное, к тому же со множеством помех.

А что касается объективов, потенциала для создания отечественных видеокамер? В России сохранился определенный задел в этой части?

Как правило мы используем объективы с фокусным расстоянием от 25 до 50 мм. При наличии трансфокации (зума) увеличиваются габариты, меняется конфигурация оборудования. Что касается отечественной оптики, мы неоднократно выходили на производителей из России – например, взаимодействовали с российскими компаниями, создающими оптику. Однако это не принесло особых результатов. Что же касается видеокамер, даже крупные европейские и американские компании заказывают камеры в Японии, других странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы здесь не исключение.

Вы упомянули, что BBC предлагает программное обеспечение собственной разработки. Каковы его возможности?

Софт способен следить за заданной целью, настраивать качество изображения (видео и тепловизора) и функции сканирования (рамочное сканирование, сканирование по заданным точкам), изменять скорость поворота камеры, вести запись на SD-карту, встроенную в систему, и т.д. Кроме того, есть возможность подключения системы по локальной сети.

Например, какие программистские задачи?

Коррелирование различных функций. Настройка выдачи всей информации в удобной и понятной пользователю форме; вывод положения камеры на монитор; стабилизация и многое другое. Здесь мы находимся на мировом уровне и способны многое реализовать сами.

В последние годы ведущие производители тепловизионных систем интегрируют их в бортовое оборудование, судовую систему управления. Вся информация выводится на один или несколько экранов, все это монтируется в рубке еще при постройке судна, а не пост фактум. Есть ли у нас перспективы в этом направлении?

Планируется интеграция с радаром по стандартным морским протоколам, но это дополнительная функция. Интеграция с бортовой системой управления обычно происходит на более крупных судах – от 30-50 метров.

Нередко оператору тепловизора, – а на небольших катерах это часто рулевой, он же шкипер, – нужно оперативно реагировать, не отвлекаясь на лишние действия. Поэтому в ряде случаев логичнее разместить тепловизионную систему в качестве отдельного модуля. Ведь тепловизор не должен функционировать постоянно, хотя наша техника при необходимости в состоянии работать сутками. Так что мы размещаем экран и пульт управления в отдельной зоне, вписываем в эргономику рубки.

Цена, клиентоориентированность и скорость – это хорошо. Но есть ли у ваших систем преимущества в технической части?

Во-первых, из-за сложной внешнеполитической обстановки наши силовики не могут закупить за рубежом самое совершенное оборудование. Часто даже гражданскую продукцию ввозят в Россию по серым схемам. Важнее, впрочем, что ее функционал существенно урезан в сравнении с оборудованием для западных силовиков. Мы же можем предложить максимальную кастомизацию системы, создать ее под конкретные требования.

Во-вторых, мы не только на уровне, но по ряду характеристик даже превосходим американские и европейские аналоги. Это касается и частоты кадров (не 9, а 25 Гц), и надежности. До сих пор ни одна наша система, поставленная еще пять лет назад, не вышла из строя.

В-третьих, даже если поломка произойдет, мы можем обеспечить быстрый ремонт и сервисное обслуживание. У западных компаний таких возможностей нет.

Тепловизоры: от замысла к воплощению

Вы упоминали, что тепловизоры на катера часто заказывают в последний момент. Есть ли позитивная практика? Учитываются ли тепловизионные системы и требования к ним на стадии проектирования судов?

Остаточный принцип, о котором вы говорите, часто касается не только тепловизоров, но и другого оборудования – навигационного, водолазного, палубного и другого. Во время размещения заказа зачастую свое ТЗ присылает производитель судна. Либо мы вместе с ним подбираем оборудование, основываясь на пожеланиях заказчика и ТТХ судна.

Сегодня, к сожалению, нет стандартов и техтребований для тепловизионных систем, их применения на различных судах. Поэтому нам приходится при производстве, разработке и проектировании наших продуктов учитывать предыдущий опыт эксплуатации нашего или аналогичного оборудования и устранять выявленные недостатки, добавлять или корректировать функции.

Если требований нет, мы сами предлагаем те или иные решения, консультируемся с заказчиком или, например, с будущими эксплуатантами. В одном таком случае мы реализовали регулировку яркости подсветки на пульте, так как в темноте она может слепить человека.

Можно ли эти вещи продумать заранее? На уровне проектанта и ТЗ, формулировки опытно-конструкторской или научно-исследовательской работы непосредственно на сам проект?

Полагаю, это довольно проблематично. Из-за неспешности отечественного судостроения на уровне как проектирования, так и постройки, получается довольно большое "колено" от разработки до заказа тепловизора. А технологии идут вперед. Те же, кто отвечает за формулирование ТЗ или ТТХ, особенно для крупных и неповоротливых министерств и ведомств, часто просто не представляют, о чем они пишут. Мы пытались выстроить работу с НИИ и КБ, но особого успеха не добились.

Другая проблема относительно тепловизоров для катеров и лодок: у нас нет конструкторского бюро, которое занималось бы малым флотом. Военная медиа группа Mil.Press ранее поднимала эту проблему в недавней статье о катерном конструировании. Насколько вам мешает отсутствие требований к малому флоту?

Честно говоря, не особенно – благодаря нашей гибкости. В России все-таки появляются новые судостроители, работающие уже по современным мировым стандартам. А мы можем подстроиться под каждый конкретный заказ.

Как вы взаимодействуете с судостроителями?

Верфи часто сами обращаются к нам, запрашивают те или иные характеристики. Если там обнаруживаются нестыковки или несуразности, мы это пытаемся корректировать, у нас часто нет контакта с заказчиком, только с судостроителями.

В этом случае отправляем наши предложения на завод, документ ждет своего часа, и не всегда нас слышат. Бывает, что иногда мы предлагаем более грамотный технический продукт, а заказчик на это не соглашается, потому что в ТЗ другое сказано. В итоге на выходе при схожей стоимости функционал судна сужается. К примеру, военные моряки прежде всего смотрят на мореходность, ходовые качества, вооружение... Тепловизор для них на одном из последних мест. А для корректировки ТТХ порой нужно идти на ковер к адмиралу.

Иногда установкой тепловизора, как и навигационного оборудования, занимается не верфь, а компания-субподрядчик. В этом случае мы тоже готовы оказать им полное содействие, проконсультировать. Однако сама по себе установка нашего оборудования проста, крепления несложные.

Как испытывают тепловизионные системы? Есть ли единая методика, нужна ли она?

Мы регулярно тестируем наше оборудование на судах заказчика, проверяем работу всех систем. Проводим испытания непосредственно в оперативной зоне.

Некая общая методика испытаний, безусловно, нужна. Мы пытались запросить определенные требования, стандарты для проведения тестов у целого ряда лабораторий и организаций, однако они часто не могли сформулировать их. Все-таки тепловизионная техника – это пока что "терра инкогнита" для нашей промышленности, оборонки и особенно отраслевых НИИ.

Каковы перспективы развития комплексов от BBC?

Мы стараемся увеличивать дальность обнаружения объектов (сейчас она составляет порядка 3,5 км), расширять возможности систем в целом. Если сейчас наши тепловизоры ориентированы на катера и лодки длиной до 10-15 метров (самое крупное судно с системой BBC – 30-метровая яхта, самое маленькое – 10,5-метровый катер), в будущем выйдем на производство систем для судов покрупнее.

Справка Mil.Press FlotProm

BBC-teplovizor (подразделение ООО "ТД "Балтик Боатс Компани") проектирует, производит и поставляет тепловизоры на суда ВМФ России, специальные катера и лодки экстренных служб и силовых ведомств, а также на яхты и катера частных лиц. BBC сотрудничает с судостроительными заводами "Пелла", "Рыбинской верфью", "Озерной верфью", фирмой "Специальные катера", компанией "Северное море" и другими предприятиями.

За пять лет компания разработала линейку тепловизионных систем на поворотно-наклонной базе. Предприятие способно также проектировать и производить кастомизированные системы по запросу заказчика. Техника BBC установлена на катерах ВМФ, специальных судах других отечественных силовых ведомств.

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 25 апреля 2018 > № 2586414 Кирилл Бревдо


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583177 Сергей Батчиков

Как ответить на стратегические вызовы

о мобилизационной повестке дня

Вызовы внешние и внутренние

Веками длилось противостояние экзистенциальных оппонентов — России и Запада. Горячие войны сменялись не менее ожесточёнными холодными, информационными, в ходе которых «отсталая и убогая Россия» неизменно противопоставлялась «цивилизованному и культурному Западу». Холодная война, начатая сразу после Второй мировой войны, завершилась распадом СССР, в результате которого Запад получил доступ к огромному незащищённому российскому рынку, добился от России одностороннего разоружения и согласия по всем внешнеполитическим вопросам, обеспечил себя дешёвым трудом высокообразованных мигрантов и почти бесплатными природными ресурсами.

Когда вдруг оказалось, что Россия с таким положением дел мириться не собирается, да ещё заявляет о своих интересах, против неё началась ожесточённая «гибридная война» без правил. Запад стремится доказать остальному миру агрессивность и опасность России для «всего цивилизованного мира», обвиняет в попытках пересмотра сложившегося мирового порядка, во вмешательстве во внутренние дела «партнёров», в нарушении демократии и прав человека и т. д. и т. п. НАТО наращивает военное присутствие по всему периметру наших границ, в новой ядерной доктрине США расширены поводы для применения ядерного оружия, которое может быть пущено в ход в ответ на удары обычными вооружениями и даже кибератаку. Пентагон уже заявил о возможности войны в космосе. Усиливаются экономические санкции.

В 2007 г. после Мюнхенской речи Путина американская пресса назвала российского президента «вошью, которая зарычала». Спустя 11 лет, когда Путин в послании Федеральному собранию (1 марта 2018 г.) предъявил Западу новые образцы новейшего российского оружия, его выступление было названо «дерзким», «агрессивным» и «конфронтационным». Но в целом резонанс от выступления не соответствовал эмоциональному накалу и аргументам речи Путина.

Дело в том, что западные «партнёры» прекрасно видят, что продемонстрированная президентом военная мощь не подкреплена в настоящее время динамичной многоотраслевой развивающейся экономикой. Российская экономика переползает из одной рецессии в другую и по темпам роста за последние 10 лет отстаёт от экономик и развивающихся, и развитых стран, имея при этом более низкий потенциал роста за счёт низкой доли инвестиций в основной капитал. Только за последние пять лет ВВП России упал на 8 процентов. По динамике экономических и социальных показателей за 2008-17 гг. академик Аганбегян назвал этот период «потерянным десятилетием». По доле российской экономики в мировом ВВП (по текущему курсу рубля к доллару США) мы сегодня в 14 раз уступаем Соединённым Штатам и в 8 раз Китаю. Экономическое удушение в этих обстоятельствах — дешёвый и эффективный ответ на любое «чудо-оружие» России.

Год от года разбухает чиновничий аппарат (более чем в два раза за последние 18 лет) при росте его безответственности, коррумпированности и некомпетентности, ведущих к росту аварийности и даже к человеческим жертвам. Рост числа чиновников происходит на фоне абсолютного сокращения количества учёных и инженеров, а также научно-исследовательских и проектных организаций. Россия — единственная страна «двадцатки», где происходит сокращение численности учёных и инженеров! Мы существенно уступаем промышленно развитым странам и по показателю доли расходов на научные исследования и разработки в ВВП.

Двадцать пять лет следования безжизненной экономической модели были потеряны для реальных реформ и развития страны. Последние 18 лет Россия пытается сочетать несочетаемое — суверенную внешнюю политику с полностью зависимой экономической политикой. Очевидно, что при сохранении статус-кво те новые социальные обещания, которые дал Путин народу в послании Федеральному Собранию, принципиально неосуществимы. Достаточно обратиться к итогам последних шести лет. В майских указах президента 2012 г. был предусмотрен полуторакратный рост доходов населения, на деле же реальные доходы населения за 6 лет сократились! Растёт число бедных: с 15,5 млн человек в 2013 г. до 22 млн человек в первом квартале 2017 г. В значительной мере это бедность работающего населения, что является уникальным явлением в социальной сфере. Почти 5 млн работающих получают за свой труд чисто символическую зарплату на уровне МРОТ — 7800 руб.

Доля россиян, у которых не хватает денег на покупку одежды или продуктов питания, по данным на конец июля 2016 г. была оценена экспертами Высшей школы экономики в 41,4%. Отсутствие справедливого вознаграждения за труд деформирует в обществе отношение к труду и трудовой дисциплине, является мощным демотивирующим фактором.

Чудовищных масштабов достигло социальное неравенство, по показателям которого Россия занимает одно из первых мест в мире. По данным Росстата, коэффициент дифференциации в среднем по России приближается в настоящее время к 17 (критическим считается уровень 10), а в Москве доходит до 43. По данным Global Wealth Report, на долю 1% богатых россиян приходится 71% всех личных активов России, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%. Рост неравенства свидетельствует о том, что власть, вопреки собственным заявлениям, способствует перекачке ресурсов к богатому меньшинству. Высокое социальное неравенство, как было многократно доказано экономистами, препятствует(!) экономическому росту.

В результате «реформ» российское общество претерпело дезинтеграцию. Связностью общества пожертвовали, чтобы разрушить общественный строй, политическую систему, культурное ядро и само государство СССР. Разрушить получилось, а вот собрать новые дееспособные конструктивные системы, институты и выстроить отношения людей на новой основе до сих пор не сумели. Нет классов, сословий, профессиональных сообществ. Есть короткоживущие группы и кланы, особенно в бизнесе и теневой экономике.

При такой разрыхлённости структуры общества множество групп и субкультур не соединяются солидарностью, а значит, невозможно выработать проекты будущего и договориться о цели и пути, нет движущей силы.

Одним из самых разрушительных факторов является глубокое преобразование культуры населения. За 25 лет удалось втянуть большую часть граждан в зависимость от потребительства не по карману. Вирус потребительства, особенно тяжело поражающий молодежь, заставил отвернуться от творчества, созидания, общения, размышления. Изменённая культура стала барьером для возрождения гражданской солидарности, без которой не только не вернуть справедливость в отношениях людей, но и не выбраться из нашей исторической ловушки.

Третья Отечественная?

Совокупность внешних и внутренних этих вызовов создают реальную угрозу самому существованию России как государства и самобытной цивилизации. Как минимум несколько лет мы находимся в состоянии необъявленной войны за наше будущее. Условием победы в этой войне является консолидация общества, аналогичная той, которая обеспечила победу в Отечественной войне 1812 года и в Великой Отечественной войне, когда на защиту Отечества поднялся весь (!) народ — независимо от сословия и имущественного положения.

После победы на выборах в 2012 г. Путин заявил, что выборы президента привели к консолидации российского общества, и это их «самый главный результат». Действительно, президент пользовался большой поддержкой народа в течение всего президентского срока, особенно после возвращения в Россию Крыма в 2014 г. В последнем послании Федеральному собранию президент уже говорит об «имеющейся» сплочённости российского общества и необходимости «дальнейшего» укрепления единства. Но на данном этапе это скорее желаемое, чем действительное. О какой реальной сплочённости и консолидации общества можно говорить, когда минимальной заработной платы хватает работникам лишь на макароны и картошку, а «капитаны госкорпораций» получают при этом по несколько миллионов рублей в день; когда доходы населения падают уже несколько лет подряд, а доходы министров и депутатов (не говоря уже об олигархах) растут? Объединение вокруг личности национального лидера и поддержка его инициатив (прежде всего внешнеполитических) отнюдь не означают реальной консолидации общества, необходимой для реализации всего комплекса стоящих перед страной задач. И сколько может продолжаться консолидация вокруг лидера, если по данным социологов при высоком рейтинге одобрения президента (82,5%), большинство (60,2%) населения выступает за новый курс экономической политики?

В условиях, когда экономика сжимается, население сокращается (ООН прогнозирует в ближайшие 10 лет сокращение как минимум ещё на 7 млн человек), технологическое отставание нарастает, наука и образование в глубоком кризисе, внешнее, в том числе военное, давление на наших рубежах усиливается, стране необходим мобилизационный проект, объединение усилий на общее дело, на решение масштабных созидательных (!) задач с опорой (в условиях ужесточения санкционного режима) на собственные силы. Только такой масштабный проект может стать отправной точкой для «сборки» российского социума. Таким проектом может и должна стать новая индустриализация страны, без которой невозможно создание надёжной материально-технической базы национального хозяйства как основы реального суверенитета. Эксперты ВЦИОМ ещё в начале 2016 г. фиксировали, что в российском обществе сформировался запрос на новую промышленную политику и положительное отношение к новой индустриализации с опорой в основном на собственные ресурсы. Чем ответит власть?

О новой индустриализации

В лихие девяностые «реформаторы» оправдывали стремительную деиндустриализацию высокими «постиндустриальными ценностями» и безнадёжной отсталостью российской промышленности. В результате криминальной приватизации страна инженеров, конструкторов и квалифицированных рабочих в одночасье превратилась в страну торговцев и офисного планктона, мелких и крупных жуликов (превратившихся в предпринимателей), и целой армии охранников. Безоглядное следование рецептам МВФ (дерегулирование, открытость рынков, уход государства из экономики) «убило» 70 тыс. предприятий обрабатывающей промышленности. На полную мощность заработал «дьявольский насос» (выражение академика Н. Н. Моисеева), перекачивающий на Запад природные ресурсы, материальные богатства, финансы и ставшие ненужными «мозги». С 1992 г. по 2016 г. из России украдены в виде незаконных финансовых потоков 1,7 триллиона долларов, на 5 триллионов долларов вывезено сырья. Массовое закрытие промышленных предприятий привело к перекосу в системе высшего и среднего специального образования, перешедшего на подготовку исключительно юристов и экономистов. За 25 лет страна вслед за промышленностью практически лишилась квалифицированных кадров, необходимых для ее восстановления, угробила науку и образование. Полтора миллиона молодых и перспективных учёных уехало на Запад, поскольку наука и образование необходимы в первую очередь для развития промышленности, а её де-факто не стало.

Ущербность экспортно-сырьевой модели для дальнейшего развития страны стала очевидной отнюдь не сегодня. В апреле 2011 г. премьер-министр В. Путин, выступая в Госдуме с отчётом о деятельности правительства, говорил: «Убеждён, нам необходимо запустить новую волну индустриального, технологического развития России, создать условия для притока долгосрочных, «умных» инвестиций и передовых технологий». Этот путь, по его словам, поможет России через десять лет войти в число пяти крупнейших экономик мира с уровнем ВВП в 35 тыс. долларов на человека. Благими намерениями оказалась вымощена дорога… в ВТО.

В 2012 г. Путин стал президентом, в том же году страна вступила в ВТО, призванную закрепить статус промышленно развитых стран за небольшим числом ведущих экономик мира и ставящую все прочие страны в зависимое положение сырьевых придатков. Про индустриализацию можно было забыть.

Но те важные задачи, которые президент поставил в послании Федеральному Собранию, без смены экономического курса останутся не выполненными; средствам на их реализацию (оцениваемым в 8 трлн руб.) при сохранении экспортно-сырьевой модели экономики взяться просто неоткуда. Многовековой опыт человеческой цивилизации говорит о том, что богатели всегда те страны и народы, которые из природного сырья создавали продукты его переработки. Увеличение масштаба производства обрабатывающих отраслей снижает стоимость единицы продукции (возрастающая отдача), что выгодно отличает их от добывающей промышленности, для которой характерна убывающая отдача.

В настоящее время все развитые страны охватила волна новой индустриализации, связанная с появлением секторов экономики, в которых интеллектуальная и производственная деятельность тесно переплетаются. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании, образовании кадров, организации производства, в развитых странах приходится от 70 до 90% прироста ВВП. Современный неоиндустриальный базис (путём технологического импортозамещения и совершенствования современных зарубежных технологий) нам необходимо создать в самые короткие сроки. Одновременно с реализацией стратегии «догоняющего развития» необходимо развивать производства, связанные с «шестым технологическим укладом», формирование которого только начинается в мире, т.е. переходить к стратегии опережающего развития и модернизации всей экономики на его основе. Его главные элементы — биотехнологии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, космические технологии, атомная энергетика. Упустив «микропроцессорную революцию» и не вписавшись в «пятый уклад», Россия, благодаря имеющемуся научно-техническому заделу, обладает необходимым потенциалом для «рывка» и последующего лидерства на этих направлениях.

Только новая индустриализация и активная промышленная политика могут покончить с длившимся более четверти века техническим одичанием, стимулировать реформирование образования и отраслевой науки, восстановить трудовую и технологическую дисциплину, вдохнуть новую жизнь в моногорода, а главное — вывести из апатии, дать реальное дело и реальный заработок миллионам россиян, создав наконец те самые 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, которые должны были быть созданы ещё в соответствии с майскими указами президента 2012 г.

Семь лет назад Путин премьер видел в роли главной движущей силы новой индустриализации частный бизнес. Однако пристроившийся у «дьявольского насоса», встроившийся в политическую систему и жирующий на экспорте природных ресурсов частный бизнес был занят другим — распихиванием капиталов по западным банкам, обустройством семей на западных квартирах, спекуляциями на бирже и нескончаемым потреблением всего и вся. В 2012 г. «успешно» закончились 18-летние переговоры о вступлении России в ВТО, что означало закрепление итогов деиндустриализации и консервацию отсталости на долгие годы.

В новом послании президента Федеральному собранию про индустриализацию, кстати, уже ни слова, лишь несколько слов про инновационную экономику. Президент признаёт, что скорость технологических изменений в мире нарастает стремительно, но считает при этом, что «мы готовы к настоящему прорыву».

Что же для этого прорыва нужно? Оказывается: «Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда. Чтобы идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, укреплять институты демократии, местного самоуправления, структуры гражданского общества, судов, быть страной, открытой миру». То есть мы вроде должны мобилизоваться, собрав все силы в кулак, но при этом укреплять институты демократии?! Однако опыт России последней четверти века свидетельствует о том, что на самом деле, открывшись миру и укрепляя демократию, мы лишь растеряли ресурсы, рассредоточили и подрастеряли силы и практические утратили «волю для дерзновенного труда». Бедным не до дерзновенного труда, они с трудом выживают на макаронах и картошке, богатые погрязли в гедонизме и рассматривают «эту страну» только как источник сверхприбылей, а власть «заворачивает» отсутствие реальной работающей стратегии и собственной политической воли в красивые словесные «обёртки» о демократии и свободном рынке и в нескончаемые долгосрочные и среднесрочные стратегии и программы, которые никогда не выполнялись. Исповедовать стратегию открытия миру, когда США уже объявили всем, по сути, торговую войну, мягко говоря, недальновидно. Ещё ни одной стране не удалось создать или возродить промышленность, не защитив своего производителя.

Возможна ли в таких условиях новая индустриализация, и кто может и должен стать её движущей силой?

Ответ на первый вопрос: да, возможна! Если мы хотим сохранить суверенитет, то у нас просто нет иного выхода, кроме как построить материально-техническую базу для этого суверенитета! Что касается движущей силы, то в качестве таковой может выступить только государство со всеми своими властными институтами. Власть должна забыть либеральные грёзы об исключительно регулирующей роли государства, об открытости миру и свободной конкуренции, о демократии, в условиях которой дальше разговоров дело не движется, и, засучив рукава взяться за планирование, организацию, финансирование, контроль, учёт и другую кропотливую и тяжёлую работу, от которой она самоустранилась.

На развилке (направо пойдёшь — налево пойдёшь)

Путин шёл на выборы как кандидат от народа и получил огромный «кредит доверия» (почти 77% голосов избирателей). При этом почти две трети населения выступает сегодня за новый курс экономической политики. Может ли этот новый курс осуществить старая либеральная команда? Какие возможны сценарии?

1. «Направо пойдешь» — сценарий инерционный, он же пессимистичный. Вероятность его (исходя из предложений президента «расширять пространство свободы» и «укреплять институты демократии») оценивается в 80 процентов.

Ненавидимый народом либеральный клан, имеющий по результатам последних президентских выборов поддержку всего 2,5% населения, определяет реальную экономическую политику уже более четверти века. Либеральная стратегия Минфина при Силуанове, как и в предыдущие годы, де-факто направлена на замораживание средств налогоплательщиков и недопущение направления их на нужды социально-экономического развития страны. Бюджет на 2018−2020 гг. предусматривает сокращение(!) расходов к 2020 г. (с учётом официального прогноза по инфляции) на 9,7% по отношению к уровню 2017 г. Расходы будут сокращены по 13 из 14 укрупнённых расходных статей бюджета, в т. ч. по здравоохранению и образованию. Никаких значимых мер стимулирования социально-экономического развития не предполагается в принципе, зато доведение населения до крайней степени отчаяния при таком бюджете гарантировано. Как заметил М. Г. Делягин, с учётом враждебного давления Запада, принятый на 2018-2020 гг. бюджет «можно считать бюджетом государственного переворота»…

На тех же «высоких» принципах построена и политика Центрального банка, одного из крупнейших в мире регуляторов (60 тыс. сотрудников), контролирующих карликовую (!) по мировым меркам финансовую систему. Возглавляемый Э. Набиуллиной ЦБ исправно выполняет все указания МВФ, которому мы уже много лет абсолютно ничего не должны и польза которых хорошо известна. Своим огромным достижением ЦБ считает снижение инфляции до четырёх процентов. Возможно, она действительно снизилась до четырёх процентов для тех, кто скупает и перепродаёт недвижимость и покупает предметы роскоши, но она явно не 4% для большинства населения, расходующего деньги лишь на оплату коммунальных услуг, лекарства и продукты питания. Главная причина снижения инфляции — продолжающееся уже 40 месяцев подряд снижение реальных располагаемых доходов граждан. И если их снизить ещё процентов на пятнадцать, то можно будет и к нулю инфляцию свести…

Как и Минфин, ЦБ де-факто поддерживает финансовую систему США и держит на голодном кредитном пайке российских производителей, лишив их источников дешёвых длинных денег. Как можно всерьёз говорить об инновациях, о рывке, об опережающих среднемировые темпах роста, если ключевая ставка ЦБ в разы выше, чем в ведущих экономиках мира? И это в условиях санкций и несомненного их дальнейшего ужесточения! В отсутствие доступа к долгосрочному кредиту российские предприятия не могут освоить даже имеющиеся у них разработки и в результате сдают конкурентам перспективные рынки новой продукции.

Чудовищных размеров достиг чистый отток капитала из России. По данным ЦБ за 2000-2016 гг. он составил 550 млрд долл. С учётом неучтённого оттока (неофициальный вывоз из страны наличности, вывоз сырья, за которое не поступила оплата, поставки по заниженным ценам и др.) общая сумма, по оценкам, превышает триллион долларов. Причем всё это было сделано на вполне законных основаниях! О любых известных разумных механизмах, позволяющих ограничить трансграничное движение капитала, ЦБ и слушать не хочет. В 2017 г. чистый отток капитала опять увеличился в 1,6 раза по сравнению с предыдущим годом.

В условиях усиливающихся санкций все вывезенные из страны активы, как частные, так и государственные, находятся под угрозой ареста и конфискации. Украина уже подготовила иск по Крыму на 100 млрд. долл. и работает над другими исками, фантастические претензии собираются выставить России Эстония, Латвия, Литва. И всё это может быть раскручено в самые короткие сроки! То, что сейчас представляется бредом, вполне может оказаться тяжёлой реальностью. Если после Второй мировой войны международные активы центробанков имели высокий иммунитет от любых санкций, то сегодня мы живём в другом мире, что уже наглядно продемонстрировало замораживание активов центробанков Ирана и Ливии. При этом у России в составе ЗВР есть средства Минфина в форме ФНБ, которые вообще арестовываются «на раз», достаточно вспомнить недавний арест 22 млрд долл. Нацфонда Казахстана по иску молдавского бизнесмена А. Стати на 0,5 млрд долл. Всё более реальной представляется и угроза отключения от системы банковских расчетов SWIFT, что может привести, особенно на первых порах, к полной дезорганизации экономики.

Весь российский реальный бизнес функционирует сегодня не благодаря, а вопреки действиям ЦБ и Минфина, которые не только перекрыли возможные каналы дешёвых денег для российского производителя, но и всячески лоббируют предоставление льгот ТНК при реализации любых крупных проектов. Один регулярно продлеваемый беспошлинный ввоз самолетов чего стоит. В этих условиях российскому производителю конкурировать с западными компаниями, получающими льготы как от своих правительств, так и от российского, практически невозможно. Оценивая отношение ЦБ и Минфина к российскому производителю, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константин Бабкин заявил, что главным препятствием на пути новой индустриализации в России является политика правительства и Центробанка.

Д. Трамп с упорством носорога борется за новую индустриализацию Америки и создание новых рабочих мест, наплевав на все принципы свободной торговли. Введение Трампом 25-процентных пошлин на сталь, и 10-процентных на алюминий фактически знаменует начало новой глобально-торговой войны. Ущерб для отечественных металлургов Минпромторг уже оценил в 3 млрд долл. Вместо того, чтобы печься о защите интересов наших производителей и готовить адекватный ответ, наши либералы продолжают цепляться за принципы умирающей ВТО.

В отличие от США, снижающих налоги для своих производителей, наши власти постоянно увеличивают фискальную нагрузку на бизнес. В качестве последних новаций уходящее правительство пытается пропихнуть внесение неналоговых платежей в налоговый кодекс, что означает автоматическое ужесточение санкций за любые нарушения и вызывает обоснованную тревогу бизнес сообщества.

Свои шансы усидеть в прежних креслах либеральный клан оценивает явно выше, чем в 80%. Иначе нельзя оценить очередные предложения, такие как повышение для всех ставки НДФЛ на два процента (т. е. снижение зарплат на эти два процента), отказ от перехода на прогрессивную шкалу подоходного налога, введение налога с продаж (опять же удорожание всего и вся для населения), отмена льготной ставки НДС для социально значимых товаров (удар по наименее обеспеченным). Всё это означает, что фискальная нагрузка на население опять увеличится, реальные доходы вновь сократятся; ЦБ в очередной раз порадуется низкой инфляции, а у российских производителей будет ещё меньше возможностей для развития производства из-за падения покупательского спроса. Ну а для невыполнения задач, поставленных в послании президента, опять найдутся объективные причины…

Ключевые фигуры либерального клана пользуются полной поддержкой Запада (в качестве «антипутинского резерва»). У них давно отстроены собственные финансовые потоки, у многих вывезены на Запад семьи. Им категорически не нужен никакой «напряг» с развитием «этой страны», они прекрасно себя чувствуют, обслуживая западный спекулятивный капитал и наивно полагая, что «Запад им поможет». Адресованная пенсионерам циничная формула Медведева «денег нет, но вы держитесь», экономические итоги 2012-2018 гг. и бюджет 2018-2020 гг. наглядно иллюстрируют «готовность» либерального клана решать намеченные президентом новые социальные задачи. Не дожидаясь новых майских указов с мерами по реализации послания президента Федеральному собранию, либералы уже начали их саботировать. Набиуллина уже заявила, что по расчетам ЦБ темпы роста ВВП в 2018-2020 гг. составят 1,5%-2%, хотя для выполнения поставленных президентом задач необходимо выйти на темпы роста 7%-8% в год. Силуанов в свою очередь заявил, что социальные программы будут реализовываться в основном за счет региональных и местных бюджетов, в большинстве из которых денег нет даже на зарплату. Именно таким образом Минфин саботировал майские указы 2012 г. Можно ли с опорой на такую команду ставить перед обществом мобилизационные задачи?

Назначение на должность премьера одного из членов либерального клана (Кудрина? Набиуллиной? Силуанова? etc.) в мгновение ока обрушит рейтинг президента и лишит его поддержки даже самых горячих сторонников. Предсказуемый саботаж либералами новых майских указов президента приведёт к дальнейшему росту социального неравенства до запредельных критических значений и росту социальной напряжённости. Необходимость очередного затягивания поясов на фоне полного отсутствия перспектив развития и продолжения сверхпотребления наверху, в том числе и государственными служащими, будет вызывать не только социальную депрессию старшего поколения, но и ярость и ненависть молодого поколения, которая неизбежно выльется в деструктивные политические формы. Московские власти уже имели возможность убедиться, как легко с помощью социальных сетей вывести на улицы молодёжь. В воздухе и социальных сетях как закономерный итог «потерянного десятилетия» уже витает «мы ждём перемен!», что подтверждают многочисленные социологические опросы.

Сегодняшняя молодежь выросла в условиях гипертрофированного социального неравенства и постепенной ликвидации социальных лифтов, насаждения через СМИ потребительской идеологии и невозможности удовлетворения своих растущих потребительских запросов, в условиях беззастенчивого карнавала потребления «элиты» и коммерциализации образования, спорта и любых востребованных молодёжью видов досуга. Двадцать семь миллионов интернет-пользователей, среди которых преобладает молодёжь, уже посмотрели на youtube опус Навального «Он вам не Димон», 4 млн просмотров — у сюжета про дворец Шувалова. Эти миллионы, как и многие другие, ждут от вновь избранного президента обещанных перемен. Если вдруг окажется, что верхи не могут, то низы явно не захотят, и революция снизу со всеми вытекающими отсюда последствиями практически гарантирована.

2. «Налево пойдёшь» — сценарий мобилизационный, оптимистичный. Вероятность его оценивается примерно в 20 процентов. В отличие от первого сценария, чреватого «революцией снизу», он фактически является «революцией сверху». «Революцией», поскольку речь идёт о кардинальной смене вектора развития в интересах большинства населения. «Сверху», поскольку для этого необходима прежде всего политическая воля и решимость вновь избранного президента. Поддержка 56 млн граждан даёт ему уникальный шанс на решительные меры по реализации (свежими силами!) прорывного мобилизационного технологического проекта в интересах будущего страны.

Россия — традиционно левая страна. Если в западном понимании справедливость — это прежде всего закон (что законно, то и справедливо), то в русско-православной цивилизации справедливость веками считалась выше любого закона. Для западной цивилизации высшей ценностью является свобода, понимаемая в индивидуалистическом, либеральном ключе, тогда как справедливость для Запада вторична. Для русско-православной цивилизации справедливость превыше всего, и ради неё могут быть ограничены и некоторые свободы. Если на Западе бедность рассматривается как рациональный социальный механизм, то русская православная философия и традиционные культурные установки, выводимые из крестьянского общинного коммунизма, всегда основывались на принципиально ином положении: бедность есть порождение несправедливости, и потому она — зло. «Сознание неправды денег в русской душе невытравимо», — говорила Марина Цветаева. При таких культурно-исторических традициях неолиберальные идеи не имеют перспектив в российском обществе. Показанные правыми кандидатами на последних выборах 2,5% поддержки электората — это абсолютный потолок поддержки либералов. Общество никогда не забудет два их главных преступления — криминальную приватизацию и создание коррумпированного государства, осуществлённые с благословения и при непосредственном участии и поддержке Запада.

По мере снижения доходов населения, увеличения числа бедных и опускания вниз по социальной лестнице представителей среднего класса число сторонников «левого поворота» в политике растет. Нищающее население перестаёт верить в возможность адаптации западного капитализма к исторически антикапиталистической России и ждёт от государства(!), а отнюдь не от рынка выхода из тупика. В представлении 56 млн избирателей, отдавших свои голоса Путину, президент является государственником, именно в этом причина такого рекордно высокого результата, показанного им на выборах. Реальные же дела Путина свидетельствуют о том, что в экономике президент является таким же убеждённым либералом, как и его команда. Собственно, именно в этом — главная причина её парадоксальной несменяемости. Осознает ли президент, безусловно обладающий сильной волей и интуицией, в период раздумий перед инаугурацией необходимость «революции сверху», покажет время. Можно ограничить отток капитала из страны, а можно обложить налогами все дачные туалеты на шести сотках; можно национализировать в интересах всех россиян минерально-сырьевую базу, а можно увеличить НДФЛ для всех; можно ввести государственную монополию на табак и алкоголь, а можно (как предложила Голикова) начать пересчитывать кур и кроликов с единственной целью отказаться от показателя прожиточного минимума; или, например, сделать платным пользование лифтами…

Отдавшие Путину свои голоса избиратели ждут от президента не красивых слов, а реальных дел. Забота о суверенитете, державная риторика должны быть подкреплены мощной экономикой, производящей машины, станки, самолёты, приборы, а не одни лишь инновационные нанокремы, которые в отсутствие собственной многоотраслевой промышленности вряд ли будут востребованы. Вдохнуть жизнь в наше развитие могут только свежие силы, которые верят в такую возможность и предлагают пути решения. Поручать «рывок» тем, кто даже в своих прогнозах этого не допускают, — тупиковый путь. ЦБ, Минфин, Минэкономразвития должны возглавить люди, которые готовы продвигать интересы российского производителя с не меньшим упорством и последовательностью, чем Дональд Трамп интересы американского. Дело за осознанием необходимости этих перемен и политической волей президента.

Необходимые изменения в денежно-кредитной политике, источники финансирования новой индустриализации детально прописаны в работах Аганбегяна, Глазьева, учёных РАН и МГУ. Что делать — было понятно все эти годы, но не было (да и сейчас пока ещё нет) политической воли. Некоторые из них (прежде всего социальные задачи, модернизация инфраструктуры, инновации) названы в послании президента Федеральному собранию. Дело за тем, чтобы слова превратились в реальные дела.

В связи с обсуждением возможности осуществления «левого поворота» и мобилизационной повестки дня для построения высокоразвитой экономики необходимо остановиться ещё на одном важном вопросе — роли бизнеса и его взаимоотношениях с властью и большинством населения.

О социализации бизнеса

Сегодняшняя Россия, в которой доля среднего класса ничтожна и продолжает сокращаться, представляет собой два разных мира, — мир трудно живущего в условиях падающих доходов большинства, в котором свыше 40% испытывает нехватку денег на покупку одежды, продовольствия и лекарств, и мир богатеющей год от года верхушки. Эти два мира в реальной жизни практически не пересекаются, поскольку мир богатых существует, по выражению академика Львова, в рамках «замкнутого контура жизнеобеспечения»: элитное охраняемое жильё, элитные загородные поселки, дорогие магазины, частные школы и т. д. и т. п. Мир богатых относится к России как к второсортной стране и предпочитает значительную часть времени проводить на Западе, где уровень социального неравенства, создающий дискомфортную среду, существенно ниже. Население, живущее на мизерную зарплату, отвечает «замкнутому контуру» взаимностью. Для большинства олигархи — это, если и не социальные враги, то, как минимум, люди из другого мира, с которыми не может быть никаких общих интересов. Демонстративное сверхпотребление богатой верхушки лишь усиливает антагонизм.

Перед государством сегодня в полный рост встала проблема снижения этого антагонизма и выработки государственной стратегии социализации бизнеса. Без восстановления социальной справедливости и установления хотя бы минимального доверия между гражданами и крупным бизнесом никакие общие задачи решать в стране невозможно и развитую экономику не построить.

Когда-то один из наших думающих олигархов сказал, что в результате проведённых «реформ» в нашем обществе не осталось счастливых людей: большая часть населения испытывает огромные каждодневные материальные трудности и просто выживает, прослойка среднего класса ничтожна мала, а крупный бизнес с его родовой травмой приватизации существует под постоянным стрессом — как сохранить свой капитал.

Население крайне негативно относилось и продолжает относиться к итогам приватизации. По данным социологических опросов около 90% россиян считают, что приватизация проводилась нечестно, около 80% россиян выступают за полный или частичный пересмотр её итогов. Интересно, что мнение о нечестном характере приватизации разделяет 72%(!) предпринимателей. Впрочем, удивляться особо нечему, достаточно вспомнить приватизацию практически любого предприятия (так, автозавод ЗИЛ, одно оборудование которого стоило более 1 млрд долл., был продан за 4 млн долл. — дешевле стоимости металлолома имевшегося оборудования); или историю мошеннических залоговых аукционов (сначала Абрамович приватизирует Сибнефть за 100 млн долл., к тому же с использованием бюджетных средств, а через десять лет государство в лице Газпрома выкупает её обратно за 13 млрд долл.). Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц не раз отмечал, что приватизация девяностых является корнем имущественного неравенства в России и призывал признать её незаконность.

Экспертами и политиками выдвинуто много предложений по итогам приватизации девяностых. Так, аналитик и политолог Михаил Хазин выступил с идеей принятия закона о люстрациях, констатирующего, что с точки зрения общественных интересов приватизация была преступным деянием. Поэтому все люди, которые принимали в ней участие, в соответствии с предлагаемым законом не должны иметь права занимать государственные должности пожизненно, не могут получать государственные пенсии (только страховую), не могут участвовать в программах, предполагающих государственное финансирование. Если они были бенефициаром приватизации, то в этом случае они не имеют права ни копейки получать из бюджета. Признание преступного характера приватизации и отстранение от любых государственных должностей главного приватизатора девяностых годов, несомненно, имело бы большое символическое значение для общественного мнения.

Не утихают дискуссии о необходимости пересмотра итогов приватизации. Опросы показывают, что число сторонников пересмотра с годами меньше не становится. Шесть лет назад накануне своего предыдущего президентского срока Путин призывал «закрыть тему приватизации 90-х годов» «разовым взносом» в пользу государства. Идея «разового взноса» родилась из опыта других стран, где был введен так называемый windfall tax — налог на «доходы, принесённые ветром». Так, в Великобритании он был введён лейбористами в 1997 г. и представлял собой одноразовый сбор, который должны были выплатить предприятия, приватизированные в 1980-е годы при Тэтчер. Благодаря этому налогу правительству Блэра удалось пополнить казну более чем на 5 млрд фунтов, которые были направлены на социальные программы. В России однако обсуждение этой идеи прекратилось с окончанием предвыборной президентской кампании 2012 г… Справедливости ради надо сказать, что использовать опыт Великобритании и рассчитать одноразовый налог достаточно непросто. Правительство Блэра взяло за основу для расчёта налога прибыль, которую компании получили в течение четырёх лет после приватизации. В российской практике установить эту прибыль будет крайне проблематично: она, как правило, выводилась за пределы РФ, и определить её размер по «серой бухгалтерии» будет сложно. Не избежать и многочисленных разбирательств в иностранных судах.

Помимо введения windfall tax высказываются и другие идеи. Отклик в России получила в частности «клятва дарения» (The giving pledge) — пропагандистская кампания, развёрнутая по инициативе американских миллиардеров Уоррена Баффета и Билла Гейтса, которые в 2010 г. призвали богатейших людей США объявить о намерении направить на благотворительность не менее половины своего состояния. Сделать эти пожертвования миллиардеры могут как во время жизни, так и после смерти, внеся соответствующий пункт в завещание. Сам Баффет передал в благотворительный фонд Билла Гейтса 37 из принадлежащих ему 44 млрд долл. Инициативу поддержали Майкл Блумберг, Дэвид Рокфеллер, Марк Цукерберг и некоторые другие американские миллиардеры. Первым из российских олигархов «клятву дарения» принёс В. Потанин, заявивший в том же 2010 г. в интервью газете Financial Times, что все его капиталы пойдут на благотворительность. «Клятву дарения» поддержал в 2013 г. инвестор и основатель фонда DST Юрий Мильнер, публично взявший на себя обязательство пожертвовать на благотворительность не менее половины личного состояния. В 2016 г. о решении направить практически всё своё состояние на благотворительность заявил Михаил Фридман. Чисто теоретически широкое участие в этой инициативе богатейших людей России могло бы дать значительно больший положительный эффект, чем разовый взнос. Однако пока очереди из желающих не выстроились. К тому же главный вопрос — о нелегитимности приватизации девяностых опять же не снимается. Все прекрасно понимают, что огромные состояния наших олигархов не были ими заработаны, а были получены в результате применения различных мошеннических схем в смутный для страны период. И поэтому, если уж говорить о «клятве», то это скорее должна быть «клятва служения», а не «клятва дарения».

Для окончательного «закрытия» вопроса о нелегитимной приватизации девяностых государство рано или поздно будет вынуждено поставить олигархические корпорации перед выбором: либо системное решение социальных задач или иное использование всего капитала на благо общества, либо национализация. Закрытие этого больного вопроса могло бы стать отправной точкой для реальной консолидации российского общества.

Санкционная политика Запада подталкивает к его скорейшему решению. Олигархи фактически уже поставлены перед выбором: либо договариваться с российскими властями, либо полагаться на милость западных партнёров, действия которых могут оказаться значительно более жёсткими, чем задержание во Франции и помещение под домашний арест С. Керимова в ноябре 2017 г.

Первый тревожный сигнал для наших олигархов прозвучал в октябре 2012 г. на ежегодной встрече представителей Международного валютного фонда и Всемирного банка, где глава МВФ Кристин Лагард указала на необходимость экстраординарных мер в связи с тем, что долг промышленно развитых стран достиг 110% по отношению к их ВВП. В качестве такой чрезвычайной меры она предложила конфискацию «молодых денег», для чего потребуется создание соответствующей моральной атмосферы. Изъятие «молодых денег» (по оценкам экспертов, речь может идти о суммах от 20 по 34 триллионов долларов, заработанных в последние годы в России, СНГ, Бразилии, Индии и ещё нескольких странах — в основном нелегальным путём), по мнению Кристин Лагард, поможет решить целый ряд проблем мировой экономики. Что касается юридического обоснования, то оно, можно считать, уже было обеспечено в Лондоне в ходе скандального процесса Березовский-Абрамович (по делу Сибнефти) в 2012 г.: было установлено и широко растиражировано, что практически все российские капиталы девяностых годов являются «внелегальными», то есть (с точки зрения права) «криминальными» или «сомнительными». Би-Би-Си тогда назвала итоги процесса «плохой новостью для российского бизнеса».

Российские олигархи все последние годы скупали в Великобритании недвижимость, цены на которую непрерывно росли. Наиболее распространённой формой владения активами были оффшорные компании, что позволяло скрывать истинных владельцев, а заодно экономить на гербовом сборе, налоге с прироста капитала и налоге на наследство. Ситуация резко изменилась в апреле 2017 г., когда в Великобритании вступил в силу закон «О криминальных финансах». Аналогичный закон одновременно был принят и в США. Теперь британские и американские суды имеют право направлять владельцам недвижимости, банковских счетов и другого имущества запрос «о состоянии имущества неясного происхождения». А владелец, получив такой запрос, обязан в течение 31 дня указать конечного бенефициара, объяснить происхождение средств, на которые была приобретена недвижимость и подтвердить уплату налогов. В противном случае дом, квартира или денежный депозит могут быть конфискованы в доход государства. Схожий порядок изъятия имущества или депозитов принят и в США. Проверки и конфискации уже идут полным ходом и рано или поздно придут ко всем. Принятые США и Великобританией законодательные акты частично дублированы Францией, Испанией, Италией и Германией. В Испании в 2016-2017 годах уже было проведено несколько спецопераций с арестами выходцев из СССР. По информации британской The Guardian, вскоре правительство Великобритании может объявить о возможной конфискации имущества российских олигархов и чиновников на территории Англии. Антироссийская истерия вокруг отравления Скрипаля, несомненно, ускорит процесс.

Агентство национальной безопасности США как минимум с 2004 года контролирует все SWIFT-переводы и расходы по кредитным картам. Правоохранительные органы получили право контролировать все телефонные звонки и переписку при малейшем подозрении в уклонении от уплаты налогов. Это означает, что при необходимости любые транзакции наших бизнесменов можно легко отследить, а потом начать задавать неудобные вопросы и оказывать психологическое давление: на какие деньги покупаются квартиры, на какие деньги учатся дети и т. д. и т. п.

58% российских миллионеров имеют двойное гражданство, 45% рассматривают возможность отъезда на ПМЖ. Но пространство возможностей на «благословенном Западе» стремительно сокращается, а в конце тоннеля — снятие с самолета на каких-нибудь райских островах (американцы — большие мастера подобных операций) и конфискация «внелегальных» «молодых денег» в доход государства, вероятнее всего американского. И моральные, и юридические основания уже подготовлены, процесс пошёл. Впрочем, потеря капиталов это далеко не все «приятные» новости. Шумиха в СМИ по поводу криминального происхождения денег, коррупционных схем и неуплаты налогов сделает наших олигархов на Западе не только «нерукопожатными», но и париями.

В сложившейся обстановке для российских олигархов наступает время принятия решений. Оказавшись между молотом и наковальней, они, естественно, нервничают. Кто-то нанимает в США лоббистов, кто-то затаился и выжидает в надежде, что всё рассосётся, кто-то в январе перевёл свои капиталы в Россию, а уже в феврале вывел обратно.

«XXI век станет временем жесточайшей борьбы за будущее, когда целые государства, этносы, культуры будут нещадно, без сантиментов стираться Ластиком Истории. В этой борьбе выживут и победят сплоченные социальные системы, спаянные единым ценностным кодом, характеризующиеся минимальной социальной поляризацией и имеющие в себе высокий процент носителей знания. Олигархические системы в этой борьбе не выживут, их участь — стать экономическим удобрением, навозом для сильных. Иного они и не заслуживают», — пишет историк и социальный философ Андрей Фурсов.

Как это ни страшно осознавать, но именно «экономическим удобрением» для находившейся в глубоком кризисе капиталистической системы стала Россия в девяностые годы в результате либеральных «реформ», когда на полную мощность заработал «дьявольский насос». Если сегодня «у последней черты» избранный народом президент сохранит прежний курс, делающий богатых ещё богаче, а бедных ещё беднее, никакое новейшее оружие в борьбе за будущее страны нам уже не поможет.

В январе 2018 г. вице-премьер А. Дворкович заявил в интервью Bloomberg-TV: «Боюсь, у нас нет олигархов, это концепция 1990-х годов. Сейчас у нас есть хорошие трудолюбивые бизнесмены, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь ответственным делом». Двух таких «хороших трудолюбивых бизнесменов» и одновременно друзей г-на Дворковича, братьев Магомедовых, на днях как раз арестовали за организацию ОПГ и хищение бюджетных средств в особо крупном размере, за что им грозит до 20 лет тюрьмы… Под «ответственным делом» вице-премьер, видимо, имел в виду бегство от юрисдикции, т. е. уход от налогов с помощью оффшорных схем, в чём замечен практически весь российский бизнес. Ущерб бюджету от использования оффшорных схем уже превысил 1 триллион (!) долларов США.

С резкой критикой оффшорных схем Путин выступил ещё пять лет назад: «По некоторым оценкам 9 из 10 существенных сделок, заключённых крупными российскими компаниями, включая компании с госучастием, не регулируется отечественными законами. Нам нужна целая система мер по деоффшоризации нашей экономики. Поручаю Правительству внести соответствующие комплексные предложения по этому вопросу. Нужно добиваться прозрачности оффшоров, раскрытия налоговой информации…».

Поначалу в соответствии с поручением президента предполагалось отказать в господдержке и госконтрактах компаниям с российскими активами, которые зарегистрированы в иностранной юрисдикции. Речь шла о 199 юридических лицах, на которые приходится 70% валового национального дохода, включая таких гигантов как Газпром, Норникель, Роснефть, АЛРОСА и др. Но… хотели как лучше, а получилось как всегда. Федеральное правительство пришло к выводу, что это создаст значительные риски для экономики страны и 3 октября прошлого года приняло решение не переводить в юрисдикцию страны из оффшоров весь крупный бизнес. И такое решение принято спустя три года после введения санкций и перспективы их дальнейшего ужесточения и начатой Западом охоты за «молодыми деньгами», ставящей вывезенный в оффшоры триллион долларов под реальную угрозу ареста или конфискации. Как говорится, комментарии излишни…

Как заявил Збигнев Бжезинский, оценивший объём денег, хранимых российской элитой только в американских банках в 500 млрд долл.: «Вы ещё разберитесь, чья это элита — ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там…». Никакая социализация такого бизнеса, разумеется, невозможна в принципе. И об этих деньгах, и об этой элите, видимо, придётся забыть навсегда. Деньги, судя по всему, достанутся американскому дяде как наша плата за развал СССР.

Важнейшей внутриполитической задачей президента будет в ближайшие шесть лет работа с крупным бизнесом, который сделал свой выбор между Россией и Западом в пользу России. Сегодняшняя внешнеполитическая напряженность явно поможет определиться колеблющимся. Логика обстоятельств сильнее логики намерений, и она сегодня диктует (спасибо Терезе Мэй и Дональду Трампу!) выбор в пользу России. Та же логика обстоятельств предопределяет переход России к модели развития, в противном случае у всех нас нет будущего, и мы будем «стёрты Ластиком Истории». А на пути развития перед национальным капиталом и энергичными предпринимателями открываются огромные возможности. Д. Менделеев в своё время так определил модель взаимодействия государства и предпринимателей: государство должно покровительствовать предпринимательству, а предприниматели должны помогать государству. В этой простой формуле — задачи, которые предстоит решить власти.

Справедливости ради надо сказать, что работа с бизнесом ведётся. В качестве антиоффшорной меры подписан пакет законов об амнистии капиталов, второй этап которой стартовал 1 марта. Другой антиоффшорной мерой должен стать закон о наследственных фондах, который Госдума приняла в первом чтении. Этот закон должен существенно расширить российскому бизнесу возможности для филантропии. Медленно и со скрипом, но всё-таки постепенно меняется отношение крупного бизнеса к благотворительности. Так, совокупный бюджет филантропических программ участников конкурса «Лидеры корпоративной благотворительности» в 2017 г. составил 43 млрд руб., увеличившись более чем вдвое по сравнению с предыдущим годом. Наивно было бы полагать, что мизантропы массово превратятся в филантропов, а либеральный Савл в аскета Павла. Направить их на этот путь убеждением а, если потребуется, то и силой — задача власти.

В непростой период, который предстоит России в ближайшие годы, крайне важно, чтобы бремя преодоления трудностей не перекладывалось на средние и нижние слои общества (как это спешит сделать пока ещё действующее правительство), его должны нести «пропорционально своим возможностям» все члены общества. Только такая справедливая в своей основе политика обеспечит основу создания здоровой социальной основы для экономического роста.

Президент Института национальной стратегии М. Ремизов и эксперт этого института М. Восканян предлагают следующие направления формирования социально-ответственной модели бизнеса:

- расширение участия трудовых коллективов в собственности и управлении компаний, развитие солидарных отношений между нанимателями и работниками, особенно на уровне малого и среднего бизнеса;

- выравнивание оплаты труда в крупных компаниях;

- развитие форм и механизмов социального предпринимательства, так называемых преобразующих инвестиций (речь идёт о проектах, развивающих территории и дающих новые возможности населению);

- развитие корпоративных систем социальной поддержки и социальных инфраструктур (сады, поликлиники, льготные кредиты, жилищные программы, поддержка пенсионеров);

- легитимация крупного бизнеса, связанного с историей приватизации 1990-х гг. через масштабные публично значимые промышленные и инфраструктурные проекты общенационального уровня, реализуемые соответствующими компаниями.

«Даже при нынешних параметрах экономического развития мы сможем стать более здоровым и солидарным обществом, если будем готовы выработать и реализовать комплекс мер по преодолению острых социальных диспропорций. Такие меры должны образовать своего рода «пакт социальной ответственности элиты» в условиях экономической стагнации и внешнего давления на страну», — отмечают М. Ремизов и М. Восканян.

Примеры подписания подобных актов в истории хорошо известны; достаточно вспомнить пакт Монклоа в Испании, подписанный в 1977 г. и ставший классическим образцом компромисса между различными политическими силами на основе общенационального консенсуса для реализации общих задач в переходном периоде. Однако при реализации такой идеи неизбежно возникнут многочисленные вопросы, прежде всего, относительно списка подписантов, а главное — относительно реального выполнения взятых на себя сторонами обязательств.

Представляется, что значимости проблемы социальной справедливости и создания здоровой социальной основы для ускоренного экономического роста отвечает скорее принятие федерального закона «О социальном государстве в России», в котором бы в реализацию статьи Конституции РФ были прописаны все обязанности бизнеса и власти. Не вернув каждому гражданину ощущение справедливости, не снизив в разы чудовищные показатели социального неравенства, не восстановив отношения солидарности, мы никогда не сможем адекватно ответить на стоящие перед страной стратегические вызовы. Государство должно способствовать экономическому и общественному прогрессу каждого гражданина, поскольку развитие каждого (а не просто «достойный прожиточный минимум») в конечном счёте выступает условием развития другого, а также условием развития государства в целом.

Необходимо превратить сегодняшнее общество атомизированных потребителей в общество соработников, объединённых общими целями и общими задачами и решающих их сообща. Проявит ли президент, получивший беспрецедентный мандат доверия от народа, необходимую мудрость, волю и стратегическую инициативу, покажет время. Как говорил Пётр I, которому этих качеств было не занимать, «понеже пропущение времени подобно смерти невозвратно» — иначе говоря, «промедление смерти подобно».

Очевидно, что внешние вызовы и угрозы будут лишь усиливаться. Промедление с решением внутренних экономических проблем давление извне усилит дополнительно. Сегодня есть запрос общества на проведение новой экономической политики, её цели и механизмы понятны и многократно прописаны. Это лишь вопрос воли президента и выбора им и адекватной новым задачам команды исполнителей. Если мы не хотим стать, по выражению Фурсова, «навозом для сильных», то мысли и стратегическая инициатива президента должны быть обращены в Будущее, далеко за шестилетний срок его пребывания на этом посту. И это Будущее должно быть построено с учетом нашего культурного кода и запроса на солидарное жизнеустройство. И, конечно, оно не должно иметь ничего общего с нашим сегодняшним криминальным коррумпированным капитализмом. Если образ нашего Будущего станет привлекательным для большинства наших граждан, то и о внешних вызовах можно будет меньше беспокоиться.

Сергей Батчиков

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583177 Сергей Батчиков


Великобритания. Россия > Армия, полиция. Химпром > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581855 Владимир Углев

Создатель нервно-паралитического газа: «У нашего правительства — целая история лжи»

Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén), Dagens Nyheter, Швеция

В 1970-х годах Владимир Углев был одним из ведущих советских химиков, которые разработали группу новых ужасающих нервно-паралитических веществ, получивших общее название «Новичок». Сегодня Углеву кажется вполне правдоподобным, что бывший шпион Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены с помощью его творения в Великобритании. Газета «Дагенс Нюхетер» встретилась с Углевым в городе Анапе у Черного моря.

«Я не думаю, что Сергей и Юлия Скрипали полностью поправятся. Они, вероятно, получили неизлечимые повреждения, которые проявятся позже», — говорит Владимир Углев.

Мы сидим в комнате отеля в Анапе, а за окном шумит Черное море. Владимиру Углеву — за 70, этот коротко стриженный энергичный мужчина — один из лучших российских экспертов по производству химического оружия. Он считает весьма вероятным, что именно творением всей его жизни, нервно-паралитическим веществом под названием A234, 4 марта этого года в Солсбери и были отравлены Сергей и Юлия Скрипали.

Великобритания тоже утверждает, что Россия напрямую ответственна за химическую атаку, однако сама Россия отрицает это обвинение как абсурдное.

«Я получил информацию из британских анализов вещества, и его состав соответствует A234. Конечно, на сто процентов я не могу быть уверен, но могу предположить, что разумно, а что нет. Это яд, который отличается высоким качеством и чистотой, стабильное вещество, которое легко транспортировать и которое не оставляет никаких следов», — говорит он.

Высокое качество вещества, которое использовалось против Скрипалей, по мнению Углева, означает две вещи.

«Либо они взяли вещество из какого-то старого запаса, который мы произвели раньше. Либо его произвели какие-то профессионалы высокого уровня. Это не то вещество, которое можно сделать в гараже, в отличие от зарина, примененного террористами во время теракта в метро в Японии в 1995 году».

Рабочая группа Углева разработала нервно-паралитическое вещество А234 в пригороде Саратова в конце 1970-х годов. Работа шла в секретном научно-исследовательском институте — Государственном научно-исследовательском институте органической химии и технологии (ГосНИИОХТ). A234 был одним из трех ядов, вошедших в группу «Новичок», чье название прогремело на весь мир после того, как бывший российский шпион Сергей Скрипаль и его дочь были отравлены в Великобритании в начале марта.

Сам Углев предпочитает говорить об A234. Названия «Новичок» он избегает.

«Это слово запустил Вил Мирзаянов (беглый русский химик), но дело в том, что „новичок“ — это не одно вещество. Речь идет о трех разных нервно-паралитических веществах, которые разрабатывались в нашем институте: A234, A232 и A240. Я занимался этими ядами совершенно конкретно, в отличие от Мирзаянова, я знаю о них значительно больше, чем большинство высокопоставленных руководителей, потому что это была моя работа. Два раза я сам травился. По счастью, количество вещества было настолько мало, что я отделался лишь испугом».

В 1992 году Вила Мирзаянова, одного из высокопоставленных руководителей института, задержали. Он сделал разоблачение о том, что Россия вопреки международным конвенциям продолжала разрабатывать химическое оружие. Когда Владимир Углев официально поддержал Мирзаянова, его тоже задержали и обвинили в разглашении государственных тайн. Оба были отпущены в связи с отсутствием доказательств, и Мирзаянов в 1995 году эмигрировал в США.

Хотя Углев и поддержал Мирзаянова в 1990-е годы, сегодня он соглашается не со всеми его выводами.

«Эти вещества никогда не производились в таких количествах, как утверждает Мирзаянов. Большую их часть производила наша лаборатория, а мы могли сделать максимум 200 килограмм. Не тоннами. В Нукусе в Узбекистане проводились лишь эксперименты, производства там не было».

«Дагенс Нюхетер»: Какова была цель производства этих нервно-паралитических веществ?

Владимир Углев: А зачем вообще нужно оружие массового поражения? Зачем была нужна атомная бомба? A234, A232 и A240, которые мы разработали, оказались в десять раз эффективнее, чем соответствующие нервно-паралитические яды, которые уже были на рынке. Требовалось гораздо меньшее количество, чтобы добиться эффекта. Но, конечно, это странно, что страна, у которой есть атомное оружие, занималась химическим. Любой профессионал сказал бы, что это ни к чему. Я не знаю, о чем думали наши тупоголовые лидеры, но предполагаю, что они следовали логике «если у американцев есть, то и у нас должно быть».

Еще в 1990-е годы, когда Углев в том числе помогал комиссии американского Сената по химическому оружию, он предостерегал, насколько опасными могут быть яды группы «Новичок», если попадут не в те руки.

«Это очень удобное вещество. Оно не оставляет после себя никаких следов, и его легко использовать. Террорист может положить себе ампулу в карман, вылить содержимое в вагоне поезда и выйти. Спасибо и до свидания».

— Каково это было — участвовать в такой работе? Создавать оружие массового поражения?

— Тогда это было нормально. Это была моя работа. Я заработал на жилье, воспитывал детей. Я вообще обо всем этом не думал. Но война в Афганистане изменила ход моих мыслей, я знал, что советские войска убивали невинных гражданских. Пусть я и не могу это доказать, я уверен, что там использовалось и химическое оружие.

По словам Владимира Углева, из-за своей семейной истории он настроен скептически по отношению к Кремлю.

«Мой дедушка был крестьянином. У него было большое, хорошее хозяйство с шестью коровами под Пермью. Всю семью подвергли в 1930-х годах насильственной коллективизации, все мои родственники погибли в трудовых лагерях. Бабушка и дедушка лишились всего, и их с 17 детьми отправили в Мурманскую область. Там они умерли от голода и были закопаны в безымянной братской могиле. Чудо, что мой отец выжил. Я родился в 1946 году под Кировском, в лагерной зоне, полной преступников и политических заключенных. Ругаться я научился в семь лет».

Химию Владимир Углев изучал в престижном Российском химико-технологическом университете им. Д.И. Менделеева в Москве. После этого его отправили в секретную лабораторию химического оружия в Шиханы под Саратовым. Это был 1975 год.

«Чего хотел я сам, никто не спрашивал. В советские времена химиков рассылали по стране так, как это требовалось государству. Дела у меня пошли хорошо, я вошел в группу, которая разрабатывала A234, а затем возглавил ее, поднялся по карьерной лестнице до старшего научного сотрудника. Но докторскую мне так и не дали написать. Я неуживчивый человек, постоянно конфликтовал с начальством. Когда сын одного из руководителей представил плагиат нашей работы, я протестовал. Из-за этого я впал в немилость».

В 1990 году Владимир Углев ушел из секретной лаборатории, которая тогда разваливалась в связи с распадом Советского Союза. Два года он был губернатором города Шиханы, а затем работал исследователем на частном фармацевтическом предприятии. Также он сотрудничал с «Гринпис» (Greenpeace) и местными экологическими активистами.

Когда в 1993 году Углева отправили под суд из-за того, что он разгласил государственные тайны, его уволили с работы. Сегодня он живет на пенсию, которая составляет примерно 14 тысяч рублей в месяц, а также подрабатывает садовником в санатории, чтобы выплачивать кредит, взятый на жилье. Три месяца назад они переехали в курортный город Анапу из-за состояния здоровья жены.

Углев особо уточняет, что пока что нет никаких доказательств происхождения нервно-паралитического вещества, которое использовалось против Скрипалей. Но в одном он уверен: правду Кремль не говорит.

— Министр иностранных дел Сергей Лавров утверждает, что Скрипалей отравили веществом BZ (более слабый яд, который никогда не производился в России). Это откровенная ложь! Эксперты швейцарской лаборатории эту информацию отрицают, да и достаточно лишь взглянуть на анализы, чтобы понять, что это не может быть правдой. По словам британских экспертов, молекулярная масса яда, примененного против Скрипалей, равна 224. А молекулярная масса BZ — 333! Совершенно очевидно, что утверждение Лаврова — ложь.

— А зачем ему лгать?

— Возможно, он получил такой совет от экспертов. Либо просто потому, что правительство нашей страны непрестанно врет еще с 1917 года. Андрей Луговой отравил Литвиненко полонием в 2010 году (Лугового обвинила в этом преступлении Великобритания). Он разбросал следы полония по половине Европы! Поэтому, наверное, они перешли на A234. Он следов не оставляет.

— Почему вы так уверены, что это Россия виновата?

— Я этого не знаю. Это мое предположение. Посмотрите на историю Советского Союза и России. Посмотрите на 1939 год (когда СССР напал на Финляндию и Польшу). Кто признает, что дядя погиб в русско-финской войне? И что нам нечего было делать в Финляндии? Посмотрите на убийство Троцкого, которое Сталин так никогда и не признал. Они никогда ни в чем не сознаются, но рано или поздно правда в любом случае выйдет на поверхность.

— Вы сказали, что по-прежнему нет никаких конкретных доказательств?

— Нет, и не будет. Главное, что можно сделать, — это сравнить вещество, которое было найдено у отца и дочери Скрипалей с изначальной партией яда. Каждая партия A234 немного отличается от других. Они никогда не бывают идентичными, потому что дозировка всегда слегка варьируется. Поэтому мы всегда делали паспорт на каждую партию A234, с элементным анализом, токсикологической информацией и так далее. Когда в 1995 году в Москве был убит банкир Иван Кивелиди с помощью яда, которым намазали его телефон, милиция с нашей помощью смогла установить, что вещество было произведено в нашей лаборатории. Нужно было лишь сравнить пробу, взятую милицией, с нашим оригиналом.

— Значит, британцы могут попросить Россию предоставить информацию обо всех нервно-паралитических веществах, которые у нее хранятся?

— Вот какой будет ответ Кремля (сжимает кулак так, что большой палец торчит между сложенным указательным и средним пальцем, — русский жест, обозначающий, что собеседник может идти к черту). Возможно, британцы уже делали такой запрос. Но Россия никогда не даст им эту информацию. Кто захочет признать себя убийцей? Признаться, что страна, которая входит в Совет Безопасности ООН, использует оружие массового поражения против другой страны — члена совета? Я считаю, что британцы поступают совершенно правильно. Будь я на месте Терезы Мэй, я бы еще больше шума поднял.

— Но вещество, которым отравили Скрипаля, может производиться в нескольких местах в мире?

— Не везде. Оно может производиться в Великобритании, США, Японии, Германии. Но сейчас у нас есть глобальный рынок, и не получается делать какие-то выводы насчет того, где вещество было произведено, на основании его состава. Необходим конкретный анализ партий, которые хранятся в разных точках мира.

— Трудно понять, чем может быть выгоден Путину этот скандал.

— Откуда вам знать? Организации такого рода ничего не прощают. Они ничего не забывают. Они с удовольствием сделали бы то же самое и с другими, если бы могли.

— Зачем прибегать к такому методу, как убийство, когда Россия с половиной мира в конфликте?

— А почему нет? Наша разведка знает, что у США и Великобритании есть такой же яд. Они могут сказать, что британцы или американцы сделали это сами, обвинив во всем бедную Россию. Можно ли понять дурака? Нет. Те, кто сидит в Кремле, живут в своем собственном мире.

— Почему преступник не позаботился о том, чтобы действительно убить Скрипаля, если хотел его устранить? Сейчас он и его дочь пошли на поправку, хоть и говорят, что они никогда не восстановятся.

— Они ведь убили Литвиненко с помощью полония. И тогда у них были проблемы, так как Андрей Луговой наследил по всей Европе. Так что сейчас они извлекли урок из печального опыта и взяли другое вещество. Но они не подумали, что отец и дочь Скрипали помоют руки: именно это, вероятно, спасло им жизнь. И все-таки я не думаю, что они когда-нибудь полностью поправятся, они, вероятно, получили неизлечимые проблемы со здоровьем, которые сейчас не предугадаешь.

Углев не сомневается, что когда-нибудь правда о деле Скрипаля выйдет наружу.

— Если в России сменится власть, возможно, наше поколение узнает, кто пытался убить Скрипаля. Если нет, то об этом узнают наши дети или внуки. Все тайное когда-нибудь становится явным. Кто-то заговорит. Как я, например. Совесть мучает, и, наконец, уже не можешь больше молчать.

Дело Скрипаля

Российский двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия Скрипаль были найдены без сознания на скамейке в Солсбери 4 марта.

По информации британских властей, они были отравлены нервно-паралитическим веществом, которое изначально производилось в Советском Союзе под названием «Новичок».

Скрипаль в России был осужден за государственную измену, и, по словам премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, за покушение на убийство несет ответственность российское правительство.

Вследствие конфликта Великобритания выслала более 100, а США — 60 российских дипломатов. Кроме того, 21 страна ЕС, включая Швецию, также выслала дипломатов. Россия отплатила той же монетой.

Отец и дочь Скрипали начали выздоравливать и сейчас находятся в засекреченном месте.

«Новичок»

«Новичок» — общее название группы нервно-паралитических веществ, состоящей в основном из трех разных ядов: A234, A232 и A240. Они разрабатывались в Советском Союзе с 1971 по 1993 год. Содержимого одной ампулы достаточно, чтобы лишить жизни примерно сто человек.

В 1992 году химики Лев Федоров и Вил Мирзаянов сообщили, что Россия по-прежнему проводит эксперименты с нервно-паралитическими веществами. Они были задержаны и обвинены в государственной измене. Владимир Углев официально поддержал Вила Мирзаянова и тоже был задержан в 1993 году по обвинению в разглашении государственных тайн.

Всех их позже освободили, и сейчас Мирзаянов живет в США. Он практически сразу заявил, что вещество, которое применили против Сергея и Юлии Скрипалей, относится к группе «Новичок».

Великобритания. Россия > Армия, полиция. Химпром > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581855 Владимир Углев


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581848 Фэн Шаолей

Фэн Шаолэй: США нанесли авиаудар по Сирии. Что предпримет Путин?

Сяо Тин, Гуаньча, Китай

12 апреля Трамп, который постоянно угрожал применением военной силы в Сирии, неожиданно опубликовал твит следующего содержания: «Никогда не говорил, когда произойдет атака в Сирии. Может быть, очень скоро или совсем не скоро!»

Именно в то время, когда мировое сообщество прочитало это сообщение в твиттере и предположило возможность разрядки ситуации в Сирии, приблизительно около девяти часов вечера 13 апреля США совместно с Великобританией и Францией внезапно был нанесен «точный удар» по объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. Некоторые считают, что такие действия — ответные меры США на увеличение военного присутствия России на Ближнем Востоке. Они предполагают, что главная цель США — это «восстановление прежнего господства Америки на Ближнем Востоке». Ближний Восток стал горячей точкой, где борются две крупные державы — США и Россия. Эти удары были инициированы Соединенными Штатами. Так смогут ли авиаудары поставить крест на усилиях России и Асада, которые считали, что победа почти у них в кармане? В условиях, когда против России используются дипломатические и военные меры воздействия, что предпримет Путин?

Директор Центра по изучению России Института гуманитарных и социальных наук Восточно-Китайского педагогического университета в Шанхае Фэн Шаолэй проанализировал международную ситуацию.

Гуаньча: Вечером 13 апреля США совместно с Великобританией и Францией внезапно нанесли «точный удар» по объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. Предположения мирового сообщества по поводу политики Трампа в Сирии, наконец-то, были подтверждены. Что вы думаете об этих авиаударах?

Фэн Шаолэй: 11 апреля Трамп заявил, что России «надо подготовиться к авиаударам США». На следующий день после этого странного заявления Трамп снова сменил тон и заговорил совершенно по-другому. Тем самым он полностью запутал мировое сообщество. Несмотря на то, что большинство людей уже поверили в улучшение обстановки, однако, на самом деле, война может начаться в любое время. Рано утром 14 апреля, когда США, Великобритания и Франция нанесли удар по объектам в Сирии, вся общественность почувствовала опасность войны и испытала высокий уровень неопределенности по поводу того, что будет происходить дальше.

Будет ли расширяться масштаб военных действий или нет? Все это полностью зависит от действий каждой стороны. Во-первых, Россия и Сирия обязательно выжидают момент для ответного удара. США утверждают, что это всего лишь один из целой серии авиаударов. Это означает, что стороны намерены продолжать военные действия. Во-вторых, Сирия уже стала международным испытательным полигоном оружия, а поэтому пока будет спрос на вооружение, то будет очень сложно остановить военные действия в этом регионе. Однако стоит задаться вопросом по поводу масштаба этих военных действий. Будут ли они ограничены только этим регионом или примут более серьезные масштабы? Будут ли другие операции, кроме авиаударов, например, морские или наземные? Все это имеет множество вариантов развития.

Скольким людям данная ситуация напоминает войну в Ираке, которая была 15 лет назад в 2003 году? По крайней мере, есть целый ряд похожих моментов.

Во-первых, в 2003 году президент США Буш младший и премьер-министр Великобритании Тони Блэр удивили всех своим заявлением о том, что в Ираке хранится оружие массового поражения. Это было основной причиной начала военных действия. Это сильно напоминает ситуацию в Сирии, когда основным поводом войны было применение химического оружия.

Во-вторых, война в Ираке была примером того, как неоконсервативные силы Соединенных Штатов перешли от политических рассуждений к реальным военным действиям. Сегодня, когда мы стоим на пороге войны, Трамп назначил своим новым помощником по национальной безопасности США Джона Болтона, последователя идей неоконсерватизма. Это и есть доказательство того, что ситуация повторяется.

В-третьих, формально США в Ираке боролись с режимом Саддама Хусейна, однако если изучить ситуацию поглубже, то можно увидеть, что это была борьба между цивилизациями Суши и Моря. Соединенные Штаты и Великобритания больше всего боятся объединения всех стран Евразии. А поэтому они искали способ поссорить Россию с Францией и Германией, которые начали налаживать свои отношения. Вот еще одна причина войны в Ираке. Несмотря на то, что ситуация сейчас изменилась, однако геополитическое противостояние Суши и Моря осталось неизменным. А поэтому Сирия превратилась в поле битвы различных международных игроков.

— Однако политика Трампа в отношении Сирии постоянно меняется. В чем причина такой неопределенности? Что если обе стороны перейдут в открытый конфликт? Останется ли тогда надежда на улучшение ситуации в Сирии?

— За последние месяцы ситуация на Корейском полуострове постоянно изменялась, а поэтому стала очень запутанной. Корейский кризис — это хороший пример того, как может развиваться ситуация в других регионах. Конечно, пока рано утверждать об определенном положительном исходе этого кризиса. Однако если ситуация в Сирии ухудшится, то будет очень сложно избежать потрясений чудовищных размеров. В этом случае пострадают уже все. Я не думаю, что США и Великобритания начнут открытый военный конфликт. Они пока еще не готовы к тому, чтобы пережить его. У них нет достаточной базы.

Однако, мы должны понимать, что война может начаться и в условиях, когда ни одна из сторон к ней не готова. Мы до сих пор помним урок Первой мировой войны, однако нам нельзя недооценивать миротворческие силы, которые сейчас имеют гораздо большую мощь, чем раньше. Новые силы, приходящие к власти, не хотят войны, они наедятся на мир. Современный мир — это не место где полностью отсутствует пространство для развития и согласованности.

— В условиях, когда Соединенные Штаты грозились нанести удар, Путин постоянно подчеркивал: «Я надеюсь, что разум, всё-таки, возьмёт верх». Если ситуация снова ухудшится, то какие меры предпримет Путин?

— Всем известно, что Россия сейчас находится в очень тяжелом положении. Однако не стоит забывать, что мы говорим о нации, которая в условиях безвыходной ситуации дала отпор Наполеону и Гитлеру, и, в конце концов, победила их. Это врожденная способность полностью проявилась во время президентских выборов этого года. Молодое поколение 80-х, 90-х и 00-х годов не было исключением. Китайские эксперты, которые наблюдали за ходом выборов в разных уголках России, пришли к выводу, что поддержка Путина народом превосходит все то, что нам передают по СМИ. Западные СМИ в последнее время, в действительности, признают, что русский народ лично выбрал своего президента.

Однако будет ли народ и дальше поддерживать президента? Во-первых, это зависит от выбора тактики и стратегии. У России несравнимо огромная территория, благодаря этому, русский народ достиг совершенства в перемещении своих сил, — это их главное преимущество. Во-вторых, на сегодняшний день одна из важных задач состоит в улучшении материальных условий жизни простого народа. Это действительно трудная задача. И современная обстановка не допускает оптимизма, однако вряд ли это станет роковым вызовом для России. В-третьих, высокопоставленные лица в США заявили, что у них пока нет ответа на новое стратегическое вооружение и оружие массового поражения России.

— Кроме затруднительной ситуации в Сирии, Россия в последнее время из-за инцидента с отравлением бывшего двойного агента оказалась втянута в дипломатическую войну. Западные страны стали применять еще более жесткие методы по отношению к России. Более того, в условиях экономических санкций, рубль непрерывно слабеет по отношению к другим валютам. Можно ли назвать современное положение в России самым опасным со времен развала Советского Союза?

— Россия в действительности столкнулась с беспрецедентным вызовом со времен холодной войны. Отношения с западными странами опустились до самой низкой точки. Внутренняя экономика сильно пострадала, один только фондовый рынок показал рекордное падение с 1995 года. Западные страны в условиях собственного глубокого кризиса делают из России козла отпущения с целью отвлечь внимания общественности.

Проблема современной международной политики заключается в том, что западная культура не сталкивалась с таким кризисом уже на протяжении 400-500 лет. Многие положительные факторы, которые поддерживали развитие западной цивилизации на протяжении многих лет, никогда не находились во внутреннем противоречии. В основном эти противоречия проявляются в США и Великобритании.

Вторая проблема заключается в том, что закон в США и Великобритании подразумевает «презумпцию невиновности». Пусть человек даже убил и ограбил, однако пока суд не признал человека виновным, он считается «подозреваемым». Однако нынешняя ситуация полностью противоречит этому принципу: в деле с отравлением бывшего двойного агента в Великобритании обвинили Россию, заявив, что это «очень вероятно», а это значит, что Россию обвинили в преступлении. В условиях царящего беспорядка в Сирии, также прозвучала фраза «очень вероятно», и после этого правительство Ассада стало объектом нападок. Неважно, использовалось ли «химическое оружие» в Сирии или «отравляющее вещество» в Солсбери — это все бесчеловечные преступления. Однако не стараться узнать истинное положение вещей, да еще намеренно искажать факты для того, чтобы воспользоваться случаем создать проблем для России, разве в этом заключается суть англо-американской правовой системы? Где справедливость? Это кризис нашего времени, а также горестный результат «политики постправды».

— Один из советников Путина Владислав Сурков заявил, что после ухудшения отношений с западными странами, Россию ждут сто лет «геополитического одиночества». Что Вы считаете по этому поводу?

— Я считаю, что слова Владислава Суркова верно отразили настроения политической элиты и простого народа, которые уже потеряли всякую надежду и чувствуют себя беспомощными. Однако я не соглашусь с тем, что Россия выберет «геополитическое одиночество» на такое продолжительное время.

Россия, в конце концов, повернута лицом к востоку и западу. Для российской цивилизации, которая развивалась на протяжении нескольких тысяч лет, это вечная тема для споров. Это неизбежная ситуация для цивилизации, которая находится на стыке двух культур. Сейчас эта ситуация ухудшается глобализацией. В современной России есть разные точки зрения: от позиции, которая предполагает подражание Западу, новому Западу, Востоку, новому Востоку, Евразии и вплоть до отрицания культуры Востока и Запада, и другие мнения аналогичные мнению Владислава Суркова. Он полагает, что в условиях, когда у России нет возможности подражать Западу или Востоку, Россия будет склоняться к изолированному положению. Это мнение не только Суркова, в последнее время такой взгляд часто можно услышать среди политических элит России. Они считают, что проще быть изолированной страной, чем открытой.

Однако мне кажется, что в современной ситуации этого достичь невозможно. В условиях, когда Россия имеет внешнеторговый оборот с Европой на сумму более 400 миллиардов долларов, то может ли правительство игнорировать этот факт и не брать во внимание развитие экономики? Российская экономика зависит от продаж энергетических ресурсов, а поэтому Россия связана со внешним миром торговыми связями. Может ли Россия полностью отказаться от этого? Бывший президент ОАО «Российские железные дороги» заявлял о грандиозном намерении соединить Транссибирскую магистраль с Аляской. Говорить о культурной изоляции России легко, однако достичь этого будет очень сложно.

Владислав Сурков не только очень мудрый политик, он также талантливый мыслитель и любимый всеми писатель. В 2006 году Владислав Сурков выдвинул знаменитую концепцию «суверенной демократии», которая сразу привлекла внимание всего мира. На Валдайском форуме я лично слышал, как сам Путин прокомментировал эту концепцию: понятия суверенитета и демократии принадлежат двум разным сферам и их связь еще стоит изучить. С одной стороны, Путин не отрицает возможности открытого обсуждения таких важных теоретических вопросов. А с другой стороны, Путин затронул другую важную проблему: различие во мнениях между советниками и самим президентом. Я не знаю, как Путин прокомментирует слова про «столетнее геополитическое одиночество», однако, учитывая его комментарий по поводу «суверенной демократии», то я считаю, что Путин обязательно поделиться с нами еще более актуальными и дальновидными рассуждениями.

— Как Китай, в условиях накаляющейся обстановки среди великих держав, придерживается своей стратегической позиции?

— Во-первых, Китай активно претворяет в жизнь политику реформ и открытости, которая была подтверждена на Боаоском азиатском форуме. Во-вторых, Китай продолжает осуществлять концепцию «Сообщество единой судьбы», а также придерживается намеченного курса, который регулирует отношения между государствами. В-третьих, Китай сначала концентрирует силы на решении своих проблем. Одновременно с этим правительство соотносит развитие Китая и мощь государства. Китай готовится брать на себя еще большую международную ответственность.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581848 Фэн Шаолей


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин

«Дело Скрипалей»: международно-правовой аспект

Антон Уткин, Независимый эксперт по химическому оружию, кандидат химических наук

«Дело Скрипалей», безусловно, войдет в историю как яркий пример решения целого ряда проблем одного государства за счет использования покушения на жизнь гражданских людей в политических целях. Называется целый ряд вопросов, на решение которых был направлен политический запал Великобритании - отвлечение внимания от прекращения программы бесплатных обедов в школах для малоимущих семей, условий брекзита, торпедирования строительства «Северного потока - 2» и восстановления падающих рейтингов кабинета Терезы Мэй и т. д.

Однако с точки зрения вопросов химического оружия целью, скорее всего, являлась Сирия. На протяжении длительного времени усилия Запада взять под контроль события в этой стране наталкиваются на весьма успешную политику России в регионе. Одним из методов борьбы с режимом Ассада было обвинение его в применении одного из самых варварских видов оружия массового уничтожения - химического. В качестве инструмента был задействован Совместный механизм по рас-следованию фактов применения химического оружия в Сирии, созданный в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 22351. Он имел мандат ООН определять виновных в применении химического оружия, мандат которого не имела Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В результате своей работы Совместный механизм рассмотрел шесть случаев применения химического оружия, ответственность за четыре из которых была возложена на Сирию, а за два - на «Исламское государство». Технический уровень отчетов, которые выпустил Совместный механизм, и обоснованность выводов были настолько низкими, в особенности там, где ответственность возлагалась на Сирию, что Россия вынуждена была наложить вето на предложения по продлению работы Совместного механизма.

При этом именно авторитет России, обоснованно не верящей в использование химического оружия руководством Сирии, не позволял западным государствам получить поддержку значительной части международного сообщества и применить к Сирии жесткие санкции. Россия никогда не занималась распространением химического оружия и не создавала арсеналы химического оружия для других стран.
У западных стран репутация в этом смысле очень плохая. Согласно отчету UNMOVIC, «более 200 иностранных поставщиков имели крупные контракты на поставку важнейших технологий, оборудования, предметов и материалов, которые непосредственно использовались Ираком в его программах создания химического оружия, биологического оружия и ракет»2. Большая часть этих поставщиков представляла западные страны. Более того, ведущие западные страны, включая США и Великобританию, следуя своим геополитическим интересам, не только активно поддерживали Ирак в войне против Ирана, но и напрямую помогали развивать мощности по созданию химического оружия3. Великобритания осуществляла масштабные поставки в Сирию прекурсоров для производства зарина4, того самого, который впоследствии был уничтожен благодаря усилиям России.

Многие страны знают и помнят тот факт, что Россия всегда была последовательна в вопросах распространения и использования химического оружия и потому прислушиваются к ее мнению, когда речь идет об обвинениях Запада в адрес Сирии в связи с применением химического оружия. Однако ситуация может принципиально поменяться, если обвинить саму Россию в том, что она использует химическое оружие для убийства гражданских лиц на территории Великобритании. Если бы эти обвинения были достаточно убедительными для других стран, то мог бы быть рассмотрен сценарий наказания Сирии через механизм Конвенции о запрещении химического оружия. Каким образом он работает?

Механизм соблюдения обязательств в рамках конвенции

Как известно, в соответствии со статьей VIII конвенции5, ОЗХО состоит из трех органов:

- Конференция государств-участников;

- Исполнительный совет;

- Технический секретариат.

Конференция государств-участников включает всех членов конвенции (более 190) и является ключевым органом Организации. Конференция осуществляет надзор за исполнением конвенции, оценивает ее соблюдение, утверждает процедурные правила и принимает все необходимые меры по обеспечению соблюдения конвенции. Конференция также контролирует деятельность других органов.

Исполнительный совет управляет текущей деятельностью Организации. Он состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года в соответствии со справедливым географическим распределением.

Технический секретариат помогает конференции и Исполнительному совету в выполнении ими своих функций, а также осуществляет проверки в соответствии с конвенцией и выполняет другие функции, порученные конференцией и советом. Технический секретариат состоит из генерального директора, выбираемого на четырехлетний срок, инспекторов, а также научного, технического и другого персонала. Секретариат получает декларации от государств-участников и осуществляет мониторинг объектов, которые могут относиться к производству химического оружия. Инспекторы осуществляют инспекции на местах, обеспечивая особую интрузивность конвенции6.

Если Технический секретариат в своей деятельности или государство-участник обнаруживает свидетельства несоблюдения конвенции, Исполнительный совет обращается к соответствующему члену конвенции с просьбой устранить проблему в соответствии со статьей XII конвенции7. Если проблема не устраняется в назначенный период, то Исполнительный совет проводит консультации с проблемным государством-участником. При отсутствии прогресса  конференция может ограничить или лишить государство-участника прав и привилегий, гарантируемых конвенцией, пока оно не подтвердит выполнение своих обязательств. Конвенция не определяет четко объем возможных санкций за нарушение конкретных обязательств. В то же время лишить государство его членства в Организации невозможно. Когда же действия государства-участника угрожают предмету и целям конвенции, конференция может рекомендовать принять коллективные меры в соответствии с международным правом. Это может включать экспортные ограничения химикатов, технического оборудования и технологий. В особых случаях конференция может довести проблему до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности. Кстати, в особо серьезных случаях Исполнительный совет также обладает полномочиями доводить проблему до сведения ООН.

Таким образом, сценарий применения санкций через механизм конвенции предполагает, что соответствующие решения должны быть вынесены конференцией либо Исполнительным советом. Решения в обоих органах принимаются двумя третями голосов. Это означает, что для принятия решения против Сирии необходимы весьма убедительные факты. В принципе тот факт, что Совместный механизм определил Сирию виновной в четырех инцидентах с применением химического оружия, дает противникам Ассада существенное преимущество, позволяя заявлять, что ООН определила вину Сирийской армии. Однако позиция России, которая активно выявляет необоснованность таких обвинений, а также отказалась признавать легитимность Совместного механизма, наложив вето на решение о продлении его полномочий, существенно ослабляет возможности западных стран по использованию санкционного механизма конвенции.

Если же авторитет России будет подорван в связи с обвинениями уже в ее адрес, то это потенциально открывает дорогу западным странам для использования ОЗХО в политических целях. Если теоретически удастся проголосовать на сессии Исполнительного совета за решение, обвиняющее Сирию в нарушении конвенции, и довести этот вопрос до органов ООН для принятия соответствующих решений, то Россия может оказаться в сложном положении, поскольку накладывать вето придется не на проект резолюции, предложенный одним из членов Совета Безопасности, а на решение, поддержанное организацией, представляющей практически все государства мира. Репетицией такого сюжета может служить решение 83-й сессии Исполнительного совета от 11 ноября 2016 года, основанное на выводах Совместного механизма, обвиняющего Сирию в применении химического оружия8. Результатом этого решения было проведение дополнительных инспекций в Сирии.

Конечно, это далеко от приведенного выше сценария, однако показывает направление движения.

В то же время «дело Скрипалей» вряд ли приведет к серьезным последствиям в рамках ОЗХО, так как Организация носит выраженный технический характер по реализации режима запрещения химического оружия. Поэтому чисто политические демарши Лондона не находят отклика у членов Организации. Кроме отсутствия технической обоснованности обвинений Великобритании в адрес России, Лондон демонстративно нарушает международное законодательство, нарушая порядок разрешения спорных вопросов, прописанный в конвенции. Возможно, для британской политики важно не следовать этому порядку, чтобы никто не разобрался в обоснованности обвинений, однако это не остается незамеченным для большинства стран. Каким же образом должна была действовать Великобритания, если она искренне хотела разобраться в обстоятельствах «дела Скрипалей»?

Порядок взаимодействия государств при выяснении фактов в связи с предметом и целью конвенции

Порядок консультаций и сотрудничества государств - участников конвенции прописан в статье IX9. В соответствии с пунктом 2 этой статьи, «государства-участники всякий раз, когда это возможно, прежде всего предпринимают всяческие усилия к тому, чтобы выяснить и урегулировать путем обмена информацией и консультаций между собой любой вопрос, который может вызывать сомнение относительно соблюдения настоящей конвенции». Как видно из текста конвенции, у Великобритании не было выбора - осуществлять обмен информацией с Россией и проводить консультации или нет. В данном случае это императив. Великобритания обязана была это сделать, прежде чем делать политические заявления на площадке ОЗХО. Далее, «государство-участник, получающий от другого государства-участника просьбу о разъяснении… представляет запрашивающему государству-участнику как можно скорее, но, в любом случае, не позднее чем через десять дней после поступления просьбы, информацию, достаточную для ответа на высказанное сомнение или озабоченность». То есть после предоставления Лондоном информации России и просьбы разъяснить эту информацию у России должно было быть десять дней для того, чтобы проанализировать полученные данные и дать соответствующий ответ. Однако Великобритания дала России для ответа 24 часа, не предоставив никакой информации. Это является явным нарушением конвенции.

Кроме того, Великобритания могла обвинять Россию через средства массовой информации и по дипломатическим каналам, не прибегая к площадке ОЗХО, тем самым показывая, что не собирается обращаться к юридическим нормам конвенции. Однако посол Великобритании Питер Вилсон 13 марта 2018 года на 87-й сессии Исполнительного совета сделал соответствующее политическое заявление10. Этим шагом Лондон ввел данный вопрос под юрисдикцию конвенции, однако сделал все, чтобы нарушить требования конвенции по разрешению спорных вопросов между государствами-участниками.

Вместо следования порядку, прописанному конвенцией, Лондон пригласил представителей ОЗХО в страну для отбора проб. Приглашение было осуществлено в рамках технической поддержки, а не в качестве инспекции. Это означало, что представители ОЗХО не имели особых прав инспекторов, в связи с чем не могли отбирать все пробы, которые они сочли бы необходимым отобрать, и не могли проинтервьюировать всех вовлеченных в инцидент физических лиц. Известно, что Лондон отказал представителям ОЗХО в отборе некоторых проб, а также в беседах с некоторыми людьми. Данный факт свидетельствует о неискренности Великобритании в расследовании «дела Скрипалей».

Безусловно, ОЗХО не станет делать никаких заявлений о виновности или невиновности отдельных государств. В результате анализа отобранных проб будут получены данные о присутствии в этих пробах образцов конкретных химических соединений. Результаты анализа передадут Великобритании и - по соответствующему запросу - России.

Несмотря на отсутствие заключений о виновности какой-либо страны, Великобритания, скорее всего, будет использовать любые результаты ОЗХО в качестве подтверждения своей правоты.

Возникает справедливый вопрос: как в этой ситуации должна действовать Россия?

Что должна делать Россия

Если ответить на этот вопрос кратко, то Россия должна делать ровно то, чего не сделала Великобритания.

Во-первых, Россия должна предложить Великобритании провести консультации и обмен информацией по «делу Скрипалей». Формально Россия уже сделала это через российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, который в своем заявлении на 87-й сессии Исполнительного совета предложил британской стороне провести консультации на двусторонней основе и потребовал представить вещественные доказательства11

Поскольку в течение десяти дней после этого запроса от Великобритании не поступило удовлетворительного ответа, то Россия имеет право в соответствии с пунктом 3 статьи IX «просить Исполнительный совет оказать содействие в прояснении любой ситуации, которая может быть сочтена неясной или которая вызывает озабоченность относительно возможного несоблюдения настоящей конвенции другим государством-участником». Совет обязан предоставить всю информацию, которая имеет отношение к такой озабоченности. Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО, опубликованный на сайте МИД России 1 апреля 2018 года, является той самой просьбой о разъяснении12.

Далее в соответствии с пунктом 4 той же статьи Россия имеет право просить Исполнительный совет получить у Великобритании разъяснение относительно «дела Скрипалей». В этом случае совет направляет соответствующий запрос Великобритании и она обязана представить разъяснения в течение десяти дней. Если Россия не будет удовлетворена ответом, то она может просить совет получить дополнительные разъяснения. В этом случае Исполнительный совет может создать группу экспертов для изучения ситуации, которая представит совету отчет о своих выводах. Если же и это не удовлетворит Россию, то она имеет право просить о созыве специальной сессии Исполнительного совета. На такой специальной сессии Исполнительный совет рассматривает этот вопрос и может рекомендовать любую меру, какую он считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи IX Россия также имеет право просить Исполнительный совет прояснить любую ситуацию, которая сочтена неясной или вызывает озабоченность. То есть Россия может просить о созыве внеочередной сессии Исполнительного совета независимо от последовательности выполнения запросов по пункту 4.

Затем в соответствии с пунктом 7 статьи IX, если сомнения или озабоченность России не будут рассеяны в течение 60 дней после представления Исполнительному совету запроса о разъяснении или если Россия сочтет, что ее сомнения заслуживают безотлагательного рассмотрения, то она может просить о созыве специальной сессии конференции в соответствии с пунктом 12 с) статьи VIII. На такой специальной сессии конференция рассматривает соответствующий вопрос и может рекомендовать любую меру, какую она считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Во всех случаях России следует добиваться от Великобритании предоставления исчерпывающей информации о ходе расследования по «делу Скрипалей», а также информации, на основании которой Лондон принял решение о виновности России. Россия также может просить предоставить всю информацию о производстве веществ типа «Новичок» все страны, включая Великобританию. Необходимо так организовать работу «на полях» ОЗХО, чтобы каждое заседание Исполнительного совета завершалось требованием к Великобритании представить всю необходимую информацию так, чтобы Лондон оказался в положении защищающейся стороны.

Представляется также, что Россия может запросить у ОЗХО экспертное заключение о возможности определить страну или лабораторию, где было произведено отравляющее вещество, на основании результатов анализа проб из Великобритании. Это важно, поскольку в СМИ распространяются мифы о том, что такая возможность существует.

В любом случае, последовательные действия России в рамках международного законодательства, направленные на выявление и демонстрацию отсутствия каких-либо реальных доказательств вины России на всех уровнях Организации по запрещению химического оружия, могут оказаться весьма действенным инструментом при отстаивании своих интересов в «деле Скрипалей».

 1UN Press release // https://www.un.org/press/en/2015/sc12001.doc.htm

 2Резюме компендиума иракских программ, связанных с запрещенными вооружениями в химической, биологической и ракетных областях. S/2006/420. Июнь 2006. С. 35 // http://www.un.org/Depts/unmovic/new/documents/compendium_summary/s-2006-420-Russian.pdf

 3Phythian M. Arming Iraq: How the U.S. and Britain Secretly Built Saddam's War Machine // Northeastern University Press, 1997. С. 73-74.

 4Written statement to Parliament. Statement on the Historical Role of UK Companies in Supplying Deal Use Chemicals to Syria // The National Archives. July 9, 2014 // http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20160619015950/https://www.gov.uk/ government/speeches/statement-on-the-historical-role-of-uk-companies-in-supplying-dual-use-chemicals-to-syria

 5Конвенция о запрещении химического оружия, ст. VIII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-viii-organizacija/

 6Barry Kellman. The Advent of International Chemical Regulation: The Chemical Weapons Convention Implementation Act // Journal of Legislation. Vol. 25. Issue 2. Article 2. Р. 117-139.

 7Конвенция о запрещении химического оружия, ст. XII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-khii-mery-po-ispravleniju-polozhenija-i-obespecheniju-sobljudenija-vkljuchaja-sankcii/

 8Decision OPCW-United Nations Joint Investigative Mechanism reports on chemical weapons use in the Syrian Arab Republic. November 11, 2016 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/83/en/ec83dec05_e_.pdf

 9Конвенция о запрещении химического оружия, ст. IX // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-ikh-konsultacii-sotrudnichestvo-i-vyjasnenie-faktov/

10Statement by H.E. Ambassador Peter Wilson permanent representative of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council. March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat05_e_.pdf

11Statement by H.E. Ambassador A.V.Shulgin permanent representative of the Russian Federation to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council (on the chemical incident in Salisbury). March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat09_e_.pdf

12Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО по сфабрикованному Великобританией против России «делу Скрипалей». 1 апреля 2018 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3150201

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586413 Александр Тараненко

Интервью с Александром Тараненко: Пришло время RIB’ов для флота.

Петербургская верфь Kompan Marine готова принять участие в разработке новой линейки композитных жестконадувных катеров (RIB) для ВМФ России и других силовых ведомств. Или переработать свои лодки под требования военных. Гражданская продукция фирмы хорошо зарекомендовала себя на рынке РФ и экспортируется за рубеж, что для отечественного судостроения – явление редкое. По мнению основателя и главного конструктора компании Александра Тараненко, в нашей стране нужно возрождать катерное конструирование и развивать его на государственном уровне. Причем вчера.

От редакции

После развала СССР российский ВМФ фактически перестал обращать внимание на катера и лодки, "малый флот" существует на правах пасынка. Старые бортовые корабельные катера, созданные еще в советские годы, безнадежно устарели. А более современные лодки, которые флот получает с 2000-х годов, по своим характеристикам отстают от аналогов стран НАТО. Но ВМФ рад и этому.

Почему флот не заказывает современные RIB’ы

Александр Александрович, первый вопрос – о состоянии и перспективах катерного конструирования в России. Особое место здесь занимают композитные лодки класса RIB (Rigid Inflatable Boats). Действительно ли наш флот отстает в этой области от разработок вероятного противника?

Жестконадувные лодки стали стандартом ВМС и оперативных служб стран НАТО уже к середине 1980-х. Британцы как создатели этого класса доказали всему миру преимущество лодок RIB как исключительно мореходных, безопасных и более дешевых как в постройке, так и в эксплуатации.

Советский ВМФ не придавал им значения, а потом стало уже не до катеров. Профильное отраслевое КБ "Редан" – головной советский разработчик судов малого флота – сделало пару версий, но без понимания вопроса. Лодки создали не искусства ради, а исполнения заказа для. Если без ума присоединить баллоны к обычному катерному корпусу, ничего хорошего не получится.

Как объяснял мне экс-главком ВМФ России адмирал флота Владимир Масорин, в начале XXI века катерами и "малым флотом" вообще не занимался никто. Тогда важно было сохранить большие старые корабли и "продавить" создание новых.

В итоге получилось то, что получилось, и принятые на вооружение лодки БЛ-680/820 – это по сути не полноценный RIB. Мало приделать баллоны к корпусу тихоходного катера, нужно еще обеспечить мореходность, скорость, непотопляемость. Чтобы это понять, достаточно сравнить с зарубежными аналогами или нашими разработками, посмотреть и проанализировать характеристики. Например, я в свое время испытывал лодки Zodiac. Вот это – настоящий RIB, с неплохими ТТХ. Kompan Marine делает не хуже, а во многом лучше.

То есть курс ВМФ России на жестконадувные лодки – хоть и запоздалое, но верное направление?

Вопрос, какие лодки. По слухам, создавать суда такого класса для нашего флота начали после просьбы партнеров из стран НАТО. Мол, для единообразия при проведении совместных учений. Также нужно понимать, что к началу 2000-х годов ВМФ России уже долго не обновлялся.

Насколько я знаю по отзывам моряков, сейчас они рады и этому. Так как "бээлки" – огромный шаг вперед по сравнению со старыми советскими стеклопластиковыми катерами для ВМФ с древними двигателями или деревянными баркасами-долгожителями…

Однако в Аденском заливе наш флот использовал лодки производства Zodiac. Некоторые катера сил спецопераций и ФСО – тоже зарубежного производства. Значит, стоящие на вооружении образцы требованиям силовиков не отвечают.

Быть может, есть примеры?

Вопрос к эксплуатантам. Я уже говорил, что моряки довольны БЛ-680 в целом, потому что, наверное, ничего лучшего в жизни не видели. Хотя известен случай, когда пара новых лодок ВМФ начали тонуть во время одного из ЧП после пробития баллонов. После этого их конструкцию изменили. Тем не менее пробой в носовой части баллона при швартовке носом – очень характерное явление.

Почему российские заказчики не хотят заказывать современные лодки мирового уровня?

Вопрос риторический. Скорее, пока не все понимают, что это за лодки. И что такое этот "мировой уровень". Приведу пример. В Европе регулярно проходит международная конференция High Speed Operation Boat (HSBO), посвященная высокоскоростным лодкам для спецслужб. Конструкторы многих стран встречаются там с эксплуатантами, обмениваются опытом, выходят в море. Я бывал там, пока представителей России еще пускали на это мероприятие. Но никого от наших силовиков (и не только силовиков) на HSBO не замечал.

России нужен комплексный подход к созданию "малого флота"

Как можно ликвидировать это наше отставание?

Одна из проблем – наши конструкторы часто просто не ходят в море, а в судостроении теорию нельзя отрывать от практики. Не устраиваются сравнительные испытания катеров и лодок на мореходность, дальность, живучесть. Флот, насколько мне известно, просто закупает лодки по принципу "кто даст меньшую цену".

Также нужно обратить внимание Адмиралтейства, адмиралов из высоких кабинетов, на самые современные RIB’ы. Хорошие лодки создают, к примеру, в Великобритании, Новой Зеландии и Южноафриканской республике. У нас же и раньше, и теперь адмиралы относились к "резинкам" презрительно, не придавая им значения.

Однако пора бы идти в ногу со временем: посмотреть, что используют морские державы, испытать, форсировать толковые исследования в этой области. У нас по-прежнему господствуют устаревшие материалы вроде алюминия или же устаревшие конструктивные решения – например, вспененный борт.

Другая задача – возродить профильное КБ – головной разработчик судов "малого флота", вроде "Редана". Заниматься разработками, а не закупками.

От редакции

Mil.Press FlotProm в феврале 2018 года уже поднимал эту проблему в статье "ВМФ по мелочам не разменивается: на государственном уровне некому думать о катерах". В материале в частности говорится, что у ВМФ России до сих пор нет четкой политики в области создания "малого флота" десантно-штурмовых лодок и катеров, в том числе командирских и разъездных.

Определенные подвижки, думается, уже начались. Это и развитие концерном "Калашников" судостроительного кластера, и организация серийного производства катеров и лодок для флота…

Это как в известном анекдоте – как ни собери катер Калашникова, все равно пулемет получается… Сейчас, например, ВМФ задумался о катерах-беспилотниках. Берут обычный, далеко не самый удачный корпус, и делают из него беспилотник. Так же как и RIB делают: привязывают к обычному корпусу баллон со всеми вытекающими недоразумениями.

Беспилотник – это отдельная философия проектирования, связанная в первую очередь с функцией и отсутствием слабого звена – человека. Но это отдельный вопрос. В данный момент стоит хотя бы обозначить задачу. Если проблема не решается, значит, это никому не нужно. Система оснащения флота вам, полагаю, знакома поэтапно, да и сами знаете, как проводятся процедуры закупок.

Kompan Marine участвовал в конкурсе, в котором ваше судно проиграло лодке БЛ-820 от фирмы "Мнев и К". Это было первое касание военного рынка?

Да. К тому моменту мы приобрели достаточный опыт, чтобы расширять рынок сбыта. Такие тендеры проходят сложно, есть много неочевидных вещей. Проиграли конкурс не из-за того, что наша лодка была хуже, а потому, что одно судно конкурентов стоило дешевле. На 400 рублей.

А RIB’ами мы занимаемся с начала 2000-х годов, этому предшествовали десять лет работы в области создания яхт и быстроходных катеров. Этот новый класс у нас появился после заказа из-за рубежа на лодку с дальностью хода не менее 700 миль в открытом море с крейсерской скоростью более 30 узлов, при этом с "многотопливной" силовой установкой.

Вообще, насколько сильно гражданские лодки отличаются от военных? Те же флотские БЛ-680/820 от их гражданских аналогов?

Военная лодка от гражданской отличается конструкцией, рассчитанной на более жесткое обращение, защитами "от дурака" и от криворукости, заниженными требованиями к комфорту и зачастую эргономике, а также повышенными требованиями к ГСМ. Например, норвежские спасатели никогда не пойдут в море на военных лодках, потому что понимают, что провести на таком судне 20 часов в море при развитом волнении невозможно. Ну и, конечно, "начинкой" и вооружением. Судя по опыту HSBO, катера спасателей за рубежом лучше военных. Силы спецопераций, как правило, используют не военные, а "милитаризованные" гражданские версии лодок. Чтобы сделать флотский вариант, нужно в первую очередь отработать ту или иную функцию и под нее создать "дубовую" версию, но полностью переделывать проект хорошей лодки не надо.

Линейка композитных RIB’ для ВМФ России от Kompan Marine

Что конкретно вы можете предложить флоту?

Kompan Marine готова сделать аванпроект современного катера мирового уровня в инициативном порядке, была бы задача. Сделаем из любви к державе, чтобы не позорить ВМФ.

Например, флагман нашей линейки композитных RIB’ов, RX-1173, подходит в качестве бортового командирского или разъездного катера самых крупных кораблей ВМФ I ранга. Он весит всего 4 тонны.

Для кораблей I ранга мы в состоянии модернизировать RX-870.

Лодка RX-753 обладает в полтора раза большей грузоподъемностью, чем БЛ-680.

А характеристики мореходности и дальности хода наших RIB’ов превосходят все имеющиеся на вооружении ВМФ катера длиной до 10-12 метров.

В 2015 году группа специалистов НИИ кораблестроения и вооружения ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия" ознакомилась с линейкой нашей продукции. По результатам заключения, продукция Kompan Marine "представляет интерес для ВМФ России". Приведу цитату:

"Все катера обладают повышенной скоростью хода, мореходностью и комфортностью по сравнению с аналогами.

Катер типа RX-1173 может использоваться как спасательный катер повышенной мореходности, как катер внутрибазовых сообщений или командирский катер для самых крупных кораблей ВМФ.

Катер типа RX-870 может использоваться в ВМФ как командирский или разъездной катер (как аналог катера БЛ-820).

Катер типа RX-753 может использоваться как рабоче-спасательный катер для кораблей и судов ВМФ (как аналог БЛ-680)".

В документе также сказано, что все катера можно использовать как основу для беспилотного катера.

Таблицы с ТТХ лодок от Kompan Marine в сравнении с RIB’ами, стоящими на вооружении российского флота (нажмите, чтобы просмотреть)

И что в итоге?

Ничего. Специалистам лодки понравились, но командование флота и управление кораблестроения интересуют в основном крупные корабли, выполнение Гособоронзаказа и другие масштабные вещи.

Проблема, подчеркну еще раз, – в отсутствии у представителей флота понимания, что им нужно. Один адмирал считал, что моряки должны сидеть побортно спиной друг к другу, понимаете? Другие хотят исключительно алюминиевые лодки. Хотя в передовых странах от алюминия уже отказываются повсеместно. Отсутствие толковых требований – результат гибели профильных КБ и упадка отечественного катерного конструирования.

Чем так плох алюминий, кроме веса? В России существует "алюминиевое лобби"?

Алюминиевые лодки изначально обладают плохой гидродинамикой, потому что все они делаются из листа. Представьте клепаную "Казанку". Некоторые уверены, что алюминий лучше композитов в плане прочности. У адмиралов тезис общий: "Когда я командовал в 1980/1990-м году, у меня на борту был пластиковый катер. Полный хлам".

Быть может, в 1985 году пластиковые катера и не отличались по технологии производства от ларьков для мороженого, но сегодня полимерные композитные материалы (ПКМ) наших корпусов прочнее стальных и тем более алюминиевых. Физмех-свойства этих корпусов проверены и подтверждены независимыми лабораториями уважаемых институтов. Для студентов кораблестроительных специальностей у Kompan Marine есть аттракцион "пробей кувалдой корпус из наших ПКМ".

Kompan Marine: от яхт и спортивных катеров до жестконадувных лодок для военных

Ваша компания начиналась с "гражданки"?

Да. Лично я начал заниматься конструированием сравнительно поздно, создал первую лодку в 1981 году, еще по чужому проекту. Это судно уже было композитным. В процессе работы познакомился с молодыми конструкторами из студенческого КБ ЛКИ "Океан", откуда вышли такие инженеры, как Александр Стружилин, Дмитрий Васильев, Олег Ларионов, Юрий Ситников и многие другие.

Девять лет спустя по заказу знакомого финского спортсмена мы построили яхту для участия в чемпионате мира. Проект сделал Дмитрий Васильев. Так родился Kompan Marine как производитель.

То есть вы изначально ориентировались на внешний рынок?

Да. Ввиду сложной ситуации в стране. Тогда начинал свои реформы Егор Гайдар, на основной работе начались сложности, и в какой-то момент иностранные друзья предложили нам заниматься яхтостроением. В тот момент благодаря дешевой рабочей силе, достаточно высокой квалификации судостроителей и каком-никаком конструкторском потенциале постройка судов в нашей стране на экспорт оказалась выгодной.

Расскажите об основных этапах становления компании.

После обучения в Швеции и США гидродинамике, проблемам глиссирования и конструированию в целом мы начали работать с яхтами класса Ultra Light Displacement (ULD) и скоростными катерами. С тех пор построили не одну сотню яхт: поставляли их в страны Европы, закрывали потребности российского рынка, наших яхтсменов, спортсменов-водномоторников, а также рыбаков. Например, мы изготовили 46 яхт Alekstar 25, часть из которых отправили на экспорт в европейские страны. Kompan Marine стала первой российской верфью, у которой есть европейский сертификат безопасности CE для парусных яхт.

Когда ваша верфь сделала первый RIB?

Заказ на него поступил от российских рыбаков с Дальнего Востока. Им нужен был скоростной мореходный катер с грузоподъемностью в тонну и дальностью до тысячи миль. Так в содружестве с компанией "Корсар" появился наш жестконадувной первенец – RX-600. Он производится до сих пор, выпущено более 60 экземпляров.

Чем же RX-600 лучше аналогов?

Лодка прижилась вначале на Тихом океане, ведь она создана как морская, и позже пришла в европейскую часть России. Раньше производить что-то в нашей стране, особенно с использованием современных технологий, было дешевле, чем на Западе. А если еще и конструкция правильная…

В СССР и затем РФ скоростные катера традиционно разрабатывали гонщики-водномоторники. Получаются легкие, быстрые, отличные катера – но не для моря, а лишь для "гладкой воды". Или бездумно начинают копировать зарубежные "отдыхально-остывальные" конструкции.

Другая ошибка, о которой я уже говорил, – "прицепить" к катерному корпусу баллоны. Это неправильный подход, противоречащий идеологии катеров с жестконадувным корпусом. Идея в том, чтобы получить высокую мореходность, используя специальный корпус, где баллон выполняет очень много функций, в том числе участвует в повышении мореходности корпуса. До сих пор у нас нет полноценной российской школы конструирования RIB-лодок. Отдельные компании, конечно, обладают большим опытом в своей области, но без гидродинамических недоразумений в части RIB'ов тут не обходится.

Кто создает ваши яхты и катера? Расскажите о конструкторском потенциале компании.

Непосредственно конструированием занимаются четверо специалистов и я. На производстве работают до 20 человек, есть еще два сотрудника для административно-хозяйственных задач. Кроме того, у нас очень широкий круг кооперации, много соисполнителей. К тому или иному заказу можно привлечь до 100 человек. Сейчас мы расширяем производство в области ПКМ.

Какими производственными мощностями вы располагаете?

Верфь Kompan Marine находится на северо-западе Петербурга, в промзоне. Сейчас мы планируем построить там новый корпус с четырьмя цехами под ПКМ-технологии, в том числе в интересах крупных корпораций. Сотрудничаем также с Минпромторгом. Мы производим корпуса изделий из ПКМ и их окончательную сборку.

Вы используете исключительно зарубежные двигатели. Как оцениваете перспективы маринизации отечественных дизелей нового поколения – например, ЯМЗ-530?

Как и заказчики, мы хотим максимально использовать отечественные комплектующие. Однако у новой линейки от ЯМЗ, на наш взгляд, есть проблемы, которые выливаются в крайне низкий ресурс до ремонта – 300 часов по ТУ. Нужно же хотя бы 1000. Я пока не знаю, кто занимался конвертированием этой линейки, так что без комментариев о конструкции морской версии.

Убежден, что конструкторам наших моторов нужно выходить в море на лодках со своими изделиями и тестировать, желательно без плавсредств сопровождения. Посидят пару суток в холодном спасплотике посреди моря и, глядишь, изменят подходы к проектированию. В СССР создавали катера и лодки "под мотор" исходя из крайне скудного выбора последних. Удручающие характеристики отечественных силовых установок ограничивали и возможности катеров. На Западе делают наоборот, подбирая мотор под нужные параметры изделия.

ОСК переводит обслуживание кораблей и судов на контракты жизненного цикла. Это коснется и поставщиков. Каков будет контракт жизненного цикла у вас?

Наши лодки живут не менее 25 лет. ПВХ-баллоны меняются по регламенту в жарком климате раз в три года, баллоны из хайпалона или полиуретанов живут десять лет и более. На RIB'ах баллон – расходник, хотя наша фирма разработала эффективные недорогие средства защиты баллонов, позволяющие резко повысить ресурс.

Композиты: судостроительное будущее, нужное еще "вчера"

Все ваши суда – композитные?

Да. Мы одними из первых в Европе, еще в 1996 году, наладили композитное производство методом вакуумного прессования, а потом и инфузии. К сегодняшнему моменту получили солидный опыт в этой области и, помимо постройки катеров, лодок и яхт, взаимодействуем по композитному направлению с Объединенной судостроительной корпорацией, а также создаем композитные конструкции.

В ОСК уже поняли, что значительную часть судостроения можно и нужно перевести на новые материалы?

Снижение веса повышает экономическую эффективность, падает стоимость эксплуатации. А мореходные качества становятся только лучше.

Перспективность композитного судостроения прекрасно осознает и президент корпорации Алексей Рахманов. Он поддерживает совместные проекты ОСК и Kompan Marine. Сейчас мы работаем над будущей крупной серией композитных конструкций в судостроении, но я бы пока не хотел раскрывать подробности.

К сожалению, не все в отрасли понимают необходимость введения новых технологий. Работает стереотип "плохого катера из пластика". Крыловский государственный научный центр, по моему мнению, со своими композитами застыл на уровне пятнадцатилетней давности, тогда как в нашей стране есть предприятия с композитными технологиями опережающего развития. Если наша авиация в части внедрения композитов ушла вперед, то отечественное судостроение по мировоззрению еще находится в ХХ веке. А на пороге уже аддитивные технологии. В прошлом году я рецензировал дипломные работы французских студентов по 3D-печати судовых корпусов. Сегодня речь уже идет о революции термопластов.

Инерция, старые подходы господствуют и в некоторых других ведомствах. Например, МЧС или Погранслужба ФСБ хотят исключительно алюминиевые катера. Их даже не интересуют сравнительные испытания, понимаете?..

Вы используете вакуумную инфузию с 1996 года. Почему остановились именно на этой технологии?

В то время в России никто инфузию не делал. А ведь она позволяет создавать очень легкие и прочные конструкции.

Учитывая, что мы специализировались на ULD-яхтах, – а это суда весьма недешевые, их корпуса очень требовательны к прочности, – эта технология стала безальтернативной. По-другому круизную парусную трейлерную лодку было просто не построить. Наша А-25 при длине 7,62 м и килем в 400 кг весила всего 1200 кг. Технологически она сложная, но за 21 год работы мы освоили ее достаточно хорошо.

Первоначально вакуумным способом формовали только "сэндвич", но потом освоили и вакуумную инжекцию корпусов в целом. Смена генераций материалов ПКМ происходит каждые 3-5 лет и движется в сторону "гуманизации" техпроцессов с радикальными экологическими улучшениями. Нужно просто быть "в теме" и регулярно модернизировать свои технологии.

А что насчет автоматизации производства?

ОСК ставит задачи полного перехода на безбумажные процессы проектирования. Но корпорация не может менять наши скудоумные законы бухучета. Все равно в бухгалтерию нужно сдавать бумаги как результаты деятельности. Хотя, например, РМРС уже перешел на электронный документооборот.

У нас вопрос автоматизации как таковой вообще не стоит. Мы с самого начала работаем в судостроительных САПРах, результатам которых верим и подтверждаем практикой. В бассейн с модельками "ходили" последний раз лет 20 назад. Поэтому сегодня несколько удручают "достижения" проектирования, например, танкеров с коэффициентом полноты в 93%, что выдается за бонус. Вот вам и САПР! А то, что такое судно идет со скоростью осла, но "кушает", как слон, волнует уже только конечного потребителя, которому "впарили" пароход, спроектированный на компьютере "в цифровой среде высокоинтеллектуального управления проектами".

Пока еще в технологиях композитного судостроения доля ручного труда по-прежнему очень высока. Но при создании новой модели автоматизация позволяет нам, например, быстрее сделать схему инжекции. Очень широко используем реверс-инжиниринг. А вообще, при композитном производстве более важен контроль качества на каждом этапе: брак может вскрыться неожиданно и, зачастую, в самом конце технологической цепочки.

Я до сих пор считаю, что судостроение – это искусство, где автоматизация – всего лишь подспорье.

Беседовал Дмитрий Жаворонков

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586413 Александр Тараненко


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583325 Антониу Гутерреш

Гутерреш: Наивно думать, что ООН может разрешить сирийский конфликт

Мария Хольмин (Maria Holmin), Камилла Квартофт (Camilla Kvartoft), SVT, Швеция

Генеральный секретарь Антониу Гутерреш (António Guterres) сказал в интервью для «СВТ Агенда» (SVT:s Agenda), что явно наивно думать, что ООН каким-то магическим образом сумеет решить все проблемы в Сирии.

«В особенности сейчас, когда Совет безопасности так расколот», — говорит он.

Антониу Гутерреш, который находится в Швеции после состоявшейся в выходные в Сконе встречи Совбеза ООН, утверждает, что ООН не способна решить проблемы в Сирии. Он заявил об этом в ответ на вопрос ведущей «Агенды» Камиллы Квартофт (Camilla Kvartoft) о том, что он сказал бы всем тем людям, которые потеряли веру в ООН после семи лет войны в Сирии.

«В Сирии есть несколько разных армий, всевозможные народные войска, в боях участвуют люди со всего мира, сталкиваются различные интересы, там идет и холодная война, там пропасть между суннитами и шиитами, там есть и другие расколы между разными частями региона… Явно наивно полагать, что ООН каким-то магическим образом может решить все эти проблемы, в особенности когда Совет безопасности так расколот», — говорит он.

«Холодная война вернулась»

— На прошлой неделе США, Великобритания и Франция нанесли удар по Сирии из-за атаки в городе Думе. Было ли это правомерным действием?

— У нас есть правила, которых нужно придерживаться, и они четкие и ясные. Но сейчас важно смотреть не назад, а вперед.

Он констатирует, что холодная война, очевидно, вернулась. Но он видит пару важных различий по сравнению с прошлой холодной войной.

— Тогда был большой конфликт между США и Советским Союзом. Сейчас США и русские не контролируют всех, как было тогда. Многие страны очень активны в этом регионе: Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие. Не существует двух гомогенных хорошо контролируемых блоков.

«Нет больше диалога и контроля»

— Во время прошлой холодной войны были функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы быть уверенным, что когда возникает риск конфронтации, ситуация не накалится настолько, что выйдет из-под контроля. Сейчас таких механизмов больше нет. Поэтому ситуация очень опасная, и я рад, что сейчас она немного успокоилась.

Гутерреш добавил, что надеется, что в будущем появится возможность прийти к соглашению, чтобы ситуация вроде той, что сложилась на прошлой неделе, не повторилась.

Благодарен Швеции

Антониу Гутерреш также поблагодарил Швецию за инициативу организации встречи Совбеза ООН в доме Дага Хаммаршёльда (Dag Hammarskjöld) в Сконе. По его словам, красивое окружение способствовало тому, что встреча прошла, по его словам, очень успешно.

«У нас состоялась очень конструктивная дискуссия, и мы приняли несколько перспективных решений. Мы решили работать вместе, чтобы попытаться выйти из драматического тупика, в который мы попали в том, что касается ответственности за химические атаки в Сирии», — сказал он.

«Совет безопасности был совершенно парализован по этому вопросу, но сегодня мы, во всяком случае, решили двигаться вперед, чтобы попытаться найти выход. Это стало возможным благодаря тем удивительным условиям, которые нам обеспечила Швеция».

— Россия весьма критически настроена в отношении удара по Сирии, который возглавили США. Насколько серьезен конфликт между Россией и западными странами?

— Это серьезный конфликт. Мы должны сделать все возможное, чтобы вновь наладить диалог так, чтобы стороны могли преодолеть то напряжение, которое достигло апогея на прошлой неделе и которое, как я считаю, рискованно для всеобщего мира и безопасности.

«Не представляет сегодняшний мир»

В то же время Антониу Гутерреш прибегает к жестким формулировкам, когда высказывает свое мнение о том, как Совбез ООН функционирует — или не функционирует — сегодня:

— У нас в Совете есть структурные проблемы. Совет представляет мир таким, какой он был после Второй мировой войны. Нынешний мир он уже не представляет. Инструмент вето стали использовать слишком часто. Сейчас идет обсуждение возможных реформ, чтобы мы могли получить такой совет, который будет лучше отражать современный мир. Как я уже неоднократно говорил: не получится полноценно реформировать ООН, пока не будет реформирован Совет безопасности.

— Кое-кто считает, что вы довольно слабо себя проявляете на посту генерального секретаря ООН. А что вы сами думаете о том, как до сих пор справлялись со своими задачами?

«Это не мне решать, — отвечает Гутерреш и говорит, что точечная дипломатия может быть полезнее, чем публичные выступления. — Нам необходимо наладить серьезный диалог, который будет не только работать на камеры и общественное мнение, но еще и действительно поможет решить проблемы».

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583325 Антониу Гутерреш


КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578426 Андрей Ланьков

Закрытие полигона. Почему Северная Корея отказалась от ядерных испытаний

Андрей Ланьков

Уступки, на которые готов Пхеньян, будут только частичными и не затронут основы ядерного потенциала КНДР. Вдобавок они, с большой вероятностью, будут носить временный характер: как только в Белом доме появится президент, менее склонный к жестким силовым действиям, все может вернуться на круги своя. Однако временное и неполное решение все равно лучше, чем то постепенное сползание к вооруженному конфликту, которое мы наблюдали в Восточной Азии на протяжении всего прошлого года

В последние дни мировые СМИ так много говорят о ситуации в Корее, что у широкой публики, похоже, создается впечатление, что там сейчас происходит «коренной перелом» в сложившейся ситуации. Выступление Кима на Пленуме ЦК ТПК, в котором он заявил о приостановке ядерных и ракетных испытаний, подается в большинстве СМИ чуть ли не как кардинальный пересмотр всей северокорейской политики по ядерному вопросу.

Однако ничего сенсационного в заявлении Ким Чен Ына нет, и в этом легко убедиться, если подробно ознакомиться с текстом выступления. Северокорейский руководитель сказал, что КНДР считает достаточным достигнутый уровень ракетно-ядерного потенциала и в настоящее время не видит необходимости в проведении новых испытаний ядерных зарядов и межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Он также сказал, что Северная Корея закрывает свой «северный ядерный полигон», и подчеркнул, что сейчас, когда безопасность страны обеспечена на необходимом уровне, основные ресурсы и силы следует сосредоточить на решении экономических задач.

В таком заявлении нет ничего неожиданного. По сути, оно повторяет, пусть и в более четкой форме, то, что было официально сказано еще полгода назад, в конце ноября 2017 года. Тогда в Пхеньяне было заявлено, что КНДР «полностью завершила» разработку сил ядерного и ракетного сдерживания. Хотя напрямую о прекращении испытаний тогда не говорилось, наблюдатели восприняли ноябрьское заявление однозначно – именно как декларацию о приостановлении ядерных и ракетных испытаний, в которых теперь, дескать, больше нет никакого военно-технического смысла (потенциал уже создан). Сейчас Ким Чен Ын просто повторил то, что было сказано тогда, хотя и в более определенных выражениях.

Прекращение ядерных испытаний для Северной Кореи – шаг не просто ожидаемый, а неизбежный. Последние несколько месяцев руководство КНДР активно стремится договориться с США и, до некоторой степени, с Южной Кореей. Договоренности по определению всегда предполагают компромисс, то есть уступки с обеих сторон, а мораторий на проведение ядерных и ракетных испытаний является едва ли не самой очевидной и неизбежной из всех мыслимых уступок, которые только может сделать Пхеньян. Иначе говоря, уже несколько месяцев ясно, что в любом случае Пхеньяну рано или поздно пришлось бы делать заявление о моратории.

Само по себе заявление о прекращении работы «северного полигона», столь понравившееся мировой печати, является чисто символическим. На полигон всегда можно повесить виртуальную табличку «закрыто», но в условиях КНДР эту табличку также легко и снять. Если ситуация изменится, ядерный полигон будет объявлен открытым – или же возобновит свою работу вообще без всяких формальных объявлений. Как вариант, на смену «северному полигону» может прийти «восточный» или «южный» – тем более что на старом, ныне закрываемом, полигоне возникли, кажется, некоторые технические проблемы.

При этом надо иметь в виду, что никаких заявлений об отказе от ядерного оружия Ким Чен Ын не делал.

Заявления Ким Чен Ына – это часть подготовки к встрече с президентом Трампом, которая намечена на май или июнь. Сейчас уже мало сомнений в том, что эта встреча состоится. Очередным показателем того, что подготовка к ней идет полным ходом, стал состоявшийся в начале апреля визит в Пхеньян Майка Помпео, до недавнего времени – директора ЦРУ, а теперь – госсекретаря.

Причины, по которым Северная Корея в конце января неожиданно сменила свою позицию и согласилась на переговоры, достаточно понятны. Связано это, в первую очередь, с «фактором Трампа». На протяжении первого года его правления из Белого дома постоянно поступали сигналы о том, что на этот раз США готовы применить силу для решения «корейского ядерного вопроса».

Вдобавок Вашингтону удалось добиться того, что Китай, который ранее не проявлял особого энтузиазма по поводу санкций против КНДР, внезапно занял беспрецедентно жесткую позицию. В прошлом году Пекин активно поддержал новые санкции Совета Безопасности ООН, которые близки к полному эмбарго и фактически лишают КНДР возможности продавать те немногие северокорейские товары, которые пользуются спросом на мировом рынке.

Столкнувшись с реальной вероятностью американской атаки на военные и промышленные объекты, а также понимая, что новые санкции рано или поздно подорвут экономику страны, руководство КНДР решило пойти на некоторые уступки. При этом об отказе от ядерного оружия речи не идет и идти не может: в Пхеньяне не забыли уроков Ирака и, особенно, Ливии и считают ядерное оружие единственной гарантией своего политического, а отчасти – и физического выживания.

Тем не менее то, что у Северной Кореи нет реального желания сдавать ядерное оружие, еще не означает, что она не может о таком желании заявить. Ведь процесс денуклеаризации в любом случае будет очень долгим и очень постепенным. В конце концов, сделав такое заявление, Пхеньян окажется в неплохой компании – в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия от 1968 года, все подписавшие его ядерные державы, включая США, тоже взяли на себя формальное обязательство когда-нибудь, в прекрасном будущем, отказаться от ядерного оружия.

Таким образом, задачи, которые стоят перед северокорейскими дипломатами, ясны. Они должны, во-первых, создать условия, при которых будет исключен американский удар по КНДР. А во-вторых, добиться частичного снятия экономических санкций.

В обмен на это КНДР вводит мораторий на ядерные и ракетные испытания, а возможно, также приостанавливает работу тех или иных предприятий своего ВПК (например, останавливает имеющийся у КНДР реактор – наработчик плутония). Вдобавок КНДР придется заявить о своей готовности к отказу от ядерного оружия – именно как «первый шаг» на пути к этой блистательной цели и будет представлен и мораторий, и иные шаги Пхеньяна, о которых мы услышим в ближайшем будущем.

Утверждения о том, что речь идет именно о начале процесса денуклеаризации, важны потому, что без такой упаковки компромисс по ядерному вопросу, каким бы разумным он ни был, будет неприемлем для Конгресса США и противников Трампа, которые тут же обвинят президента в капитуляции и в «готовности платить выкуп шантажистам из Пхеньяна».

Разумеется, уступки, на которые готов Пхеньян, будут только частичными и не затронут основы ядерного потенциала КНДР. Вдобавок они, с большой вероятностью, будут носить временный характер: как только в Белом доме появится президент, менее склонный к жестким силовым действиям, все может вернуться на круги своя. Однако временное и неполное решение все равно лучше, чем то постепенное сползание к вооруженному конфликту, которое мы наблюдали в Восточной Азии на протяжении всего последнего года.

Заявление Ким Чен Ына – это часть подготовки общественного мнения США и других заинтересованных стран к этому компромиссу. В ближайшее время мы, скорее всего, услышим немало подобных заявлений, а через пару-другую недель Ким Чен Ын наконец открыто заявит, что его страна собирается отказаться от ядерного оружия – со временем, конечно, и только в том случае, если для этого будут созданы соответствующие условия (такие заявления он уже делал, но пока – только кулуарно).

Пожалуй, будет лучше, если мы все притворимся, что поверили этому заявлению: хотя решить северокорейскую ядерную проблему невозможно, ее вполне можно на какое-то время взять под контроль. К этому, кажется, сейчас и идет дело – если все пойдет по плану (плану Ким Чен Ына, конечно).

КНДР. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578426 Андрей Ланьков


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578382 Сергей Нечаев

Посол России в Германии: «Пока единственная жертва — это кот»0

Ян Эмендёрфер (Jan Emendörfer), Leipziger Volkszeitung, Германия

Инцидент с отравлением двойного агента Сергея Скрипаля вызвал международный дипломатический скандал. Россия решительно отвергает обвинения. Главный редактор газеты «Лейпцигер Фольксцайтунг» (Leipziger Volkszeitung) Ян Эмендёрфер (Jan Emendörfer) побеседовал об этом с российским послом в Берлине Сергеем Нечаевым.

4 марта бывший двойной агент Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были обнаружены в бессознательном состоянии в городе Солсбери на юге Англии. Пока неясно, кем они были отравлены и при каких обстоятельствах это произошло. Британское правительство считает, что Скрипаля планировали убить с помощью разработанного в России нервно-паралитического газа «Новичок», а произошло это по указанию Москвы.

Инцидент в Солсбери вызвал международный дипломатический кризис. Россия решительным образом отвергает обвинения и требует проведения независимого расследования. Главный редактор газеты «Лейпцигер Фольксцайтунг» побеседовал на эту тему с российским послом в Берлине Сергеем Нечаевым.

«Лейпцигер Фольксцайтунг»: Г-н Нечаев, что вы можете сказать по поводу обвинений со стороны британцев?

Сергей Нечаев: Наша позиция ясна: мы не имеем никакого отношения к этому трагическому случаю. У нас нет никакого мотива. Этот человек был у нас амнистирован, он смог спокойно выехать в Англию, он сохранил свой российский паспорт, его дочь могла в любой момент к нему приехать и т.д. Скрипаль больше не представляет никакого интереса для наших спецслужб, он больше не обладает никакой секретной информацией. За два месяца до начала Чемпионата мира по футболу мы совершенно не заинтересованы в обострении международной ситуации.

— Однако британские следователи говорят, что это отравляющее вещество было произведено в России.

— В 1992 году при президенте Ельцине в России было запрещено производство нового химического оружия. В середине 1990-х годов российские ученые выехали из страны и опубликовали на Западе некоторые формулы одной группы нервно-паралитических веществ, которые, в соответствии с западным копирайтом, с авторским правом — на Западе, а не у нас, — получили название «Новичок». В 1997 году Россия подписала международную Конвенцию о запрещении химического оружия. Мы тогда сразу же начали уничтожать наше химическое оружие, и осенью 2017 года мы официально объявили о завершении этого процесса. Кстати, помощь в этом деле нам оказали в том числе и наши немецкие партнеры.

— Британцы обвиняют Россию в том, что она препятствует раскрытию дела Скрипаля.

— Мы, наверное, больше заинтересованы в раскрытии этого дела, чем сами британцы, поскольку на нас возложили ужасную вину. Мы предложили четкий механизм проведения расследования под руководством Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) — но с нашим участием. Мы хотим увидеть образцы этого отравляющего вещества, мы хотим знать, как проходит расследование, мы хотим присутствовать. Это полностью соответствует Статье 98 Конвенции ОЗХО. Но нас туда не пускают.

— У вас есть объяснение, почему британцы так себя ведут?

— У британцев — проблемы с Брекситом, они неожиданно оказались на краю политической сцены Европы. Но, вы знаете, мы не обвиняем британцев в деле Скрипаля. Мы так себя не ведем, мы не играем в игру «Слепая корова». Но мы замечаем странные вещи: было сказано, что «Новичок» — это высокотоксичное боевое отравляющее вещество, и в случае его применения смерть наступает мгновенно. Однако Юлия Скрипаль уже здорова и выписалась из больницы. И г-н Скрипаль, как говорят, чувствует себя лучше, а участвовавший в этом инциденте полицейский уже дает интервью… Единственной жертвой пока стал кот, которого усыпили. Извините, это звучит цинично, но все соответствует действительности. Дом Скрипаля сносят, все в радиусе одного километра санируется, и в конечном итоге все следы будут уничтожены.

— Российская сторона утверждает, что в ходе исследования взятых в Солсбери образцов, которое было проведено в лаборатории швейцарского города Шпица, было обнаружено производимое на Западе нервно-паралитическое вещество BZ.

— Да, речь идет о независимой лаборатории, а в России боевого отравляющего вещества BZ никогда не было. Оно вызывает именно такой эффект, который наблюдался у Скрипаля. Его жертвы в течение нескольких дней страдают, как при параличе, но затем приходят в себя и выздоравливают. Но нас никто не хочет слушать. Складывается впечатление, что санкции не приносят желаемого результата, и теперь нужен такой-то новый способ вызвать недоверие к России.

— А что происходит в Сирии?

— Мы подвергли резкой критике бомбовые удары трех держав, назвав их действия нарушением международного права, а также агрессией. На это не было никакой санкции Совета Безопасности, это были односторонние действия. Мы очень сильно разочарованы. Подобные шаги заводят в тупик весь политический процесс. Кроме того, это сигнал для других стран, которые вот-вот станут ядерными державами. Скоро они спросят: стоит ли нам отказываться от ядерного оружия, когда международное право так нарушается?

— Вы считаете, что Асад сможет удержаться?

— Мы ясно сказали, что не допустим насильственного свержения Асада.

— И то, что произошло с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи, больше не повторится.

— Когда я смотрю в интернете кадры захвата и убийства Каддафи — это демократия в действии по-британски, это катастрофа. Таким способом нельзя перенести демократию на чужую территорию. И во всех этих странах — в Ливии, Ираке, Сирии — после этого начался хаос. Пособники революции уходят, а европейцам достаются «плоды»: миграционные проблемы, «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. перев.), международный терроризм — все те вещи, с которыми мы сегодня сталкиваемся.

С января нынешнего года германист Сергей Нечаев (64 года) служит послом России в Берлине. Еще молодым человеком он работал в советском посольстве в ГДР. Затем он возглавлял Генеральное консульство в Бонне, а после этого был послом в Австрии. Женат, имеет сына.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578382 Сергей Нечаев


Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров

Кто стоит за инсценировкой химатаки в Сирии? У России доказательств в избытке

Михаил Воскресенский

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно рассказал об актуальных вопросах взаимоотношений России с западными партнерами

Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал в интервью генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву о том, кто стоит за недавней фальсификацией химатаки в Сирии, ударах США по этой стране, "деле Скрипалей" и предстоящем саммите Трампа и Ким Чен Ына, а также о том, почему между Россией и США не будет военного столкновения.

— Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства — не highly likely, как это сейчас у англичан, а неопровержимые — того, что так называемая химатака в Думе была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже Конашенков, речь идет о Великобритании. Когда и какие доказательства мы готовы против Великобритании предоставить?

— Знаете, доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что это видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно: создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе.

На видео было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные, кроме, может быть, некоторые из них были в марлевых повязках, поливают водой мальчиков одних, мальчиков других, каких-то взрослых людей. Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в госпитале этом, и эти врачи показали самих себя на этом видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать: "Химическая атака, надо срочно всем обливаться водой!" — и это честно было.

К слову, тут где-то я смотрел недавно Euronews, по-моему, там показали женщину, у которой все было — и лицо, и тело — закрыто, осталась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые тоже оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она тоже стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Потом она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача.

Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, нельзя ли узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети, ну и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать — особенно сейчас, чтобы нас не держали за новичков.

Кроме того, совсем недавно Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, в том числе произведенных в Германии, но и произведенных в Портон-Даун, в том самом городе Солсбери.

Сейчас производится анализ специалистами того, что там было обнаружено. Но, помимо всего прочего, то, что инсценировка, которая оказалась снятой на видео, была организована "Белыми касками", — этого никто не скрывает. А "Белые каски" работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая террористов, таких как "Джебхат ан-Нусра"*, и они уже приложили руку к состряпыванию такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они — это тоже не секрет — финансируются в том числе Великобританией, ну и США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено и в ОЗХО на заседании исполнительного совета, и СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: что пытаться обвинять Британию, что она могла пытаться что-то не так сделать — это вообще выходит за все рамки и это невозможно даже обсуждать, потому что этого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие факты вообще не предъявляются.

— В Сирии — миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад вы надеетесь?

— Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытаются воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО и в Гааге, и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать, потому что есть свидетельства об этом, что этих экспертов, этих честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия, которая поехала в Сирию (вы знаете, что она прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз), они в тот момент не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они попали своевременно в тот район, о котором идет речь.

Сейчас они (эксперты ОЗХО. — Прим. ред.) находятся в Дамаске, выпустили через пару дней рекогносцировочную миссию в район, который предстоит обследовать, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники: и ооновцы, и нашей военной полиции для обеспечения их охраны.

В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет выдвигаться в этот район и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы все-таки эта миссия состоялась, но тем временем наши военные продолжают обнаруживать все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир была обнаружена канистра с химическим веществом, хлором, по-моему. Квартира, которая находилась на территории, контролировавшейся боевиками. Эта канистра лежала на кровати, гладко прибранной. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось. Ее внесли через дверь, положили. И все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе. И чтобы посетили ту квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Так что там есть что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор и с ОЗХО, и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть — наряду с экспертами ОЗХО, — что же там все-таки произошло. Ну, и когда мы сказали, что мы готовы и сирийское правительство будет готово поддержать, вместо того, чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Мы ждем честности, конечно же, от экспертов — и в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

— О Солсбери мы еще погорим. Давайте еще пару вопросов по Сирии: а могут ли экспертам, грубо говоря, что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой, протестировать. Возможно ли это?

— Надеюсь, что эксперты все-таки своей репутацией дорожат и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, — это из серии "ниже пояса". Не хочу ничего исключать, но и не хочу никого ни в чем обвинять без причин.

— А вот эмоционально, по-человечески, что вы испытали, когда увидели этого мальчика — Хасана Диаба, одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать его холодной водой из шланга — он задрожал, потом что-то прыскать в рот, как-то запугивая его, и потом сам об этом рассказывал его отец. Вообще, как вы по-человечески все это восприняли?

— Как говорил Станиславский, хотелось крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в своих грязных затеях.

— У вас большой опыт, в том числе в работе в постпредстве нашей страны в Совете Безопасности. Можете себе представить, что этот мальчик Хасан Диаб и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели? Либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Вообще услышит ли мир вот этих людей, ведь это же ключевые свидетели, участники событий?

— Было бы полезно, и, конечно, мы поддержали бы такие действия, они должны прежде всего предприниматься, конечно, правительством Сирийской Арабской Республики. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода включениям в повестку дня Совета Безопасности, представителей "с мест" гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

— То есть такая практика существует?

— Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, привозили и, сейчас я не припомню, из какой конкретно организации, сирийцев, иранцев в разное время, организуют видеомосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации Объединенных Наций точку зрения тех или иных лиц, которые были свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели и будем продолжать добиваться того, чтобы и в ситуациях, которые не обязательно Сирии касаются, свидетели с мест происшествия имели возможность как-то обратиться к членам Совета Безопасности. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского правительства, мы активно поддержали бы такое предложение.

— Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

— Да, я слышал.

— Ну, так или иначе, эта провокация, эта инсценировка закончилась массированными ракетными ударами и, кстати, довольно эффектным отражением ракетного удара. Пожалуй, это, наверное, первый в истории человечества такой эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои красные линии вокруг определенных районов? В буквальном смысле красные линии на карте. Сколь решительно мы были настроены ответить, если ракеты полетят не туда, не в те районы, о которых предостерегали? Готовы ли были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

— Еще до того, как стали материализовываться планы нанести удары западной "тройкой", начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Васильевич Герасимов четко сказал, что если какие-то боевые действия так называемой коалиции нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

И, кстати, удивляюсь, как наши некоторые, ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши средства массовой информации взялись почему-то за нашего посла в Ливане Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит вообще по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов: что если будет нанесен ущерб российским военнослужащим. После этого были контакты на уровне военного руководства, на уровне генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас красные линии, в том числе красные линии на земле — географически. И, во всяком случае, результаты показывают, что они эти красные линии не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, французские ракеты достигли целей. У нашего Генерального штаба есть очень четкая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. И статистика, которую наши военные представили, — мы готовы за нее отвечать. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере доказательства того, что наши заявления, наш подсчет, наша арифметика небеспочвенны и будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

— Совсем скоро?

— Надеюсь.

— Было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Трамп говорил, что он кому–то позвонил, все ли ракеты долетели. И на том конце провода сказали: "Да-да, все до единой, господин президент". Кому он мог позвонить?

— Я не знаю, кому в таких случаях звонит президент Соединенных Штатов. Нашему президенту звонить не приходится — ему докладывают, когда подобного рода вещи происходят. И я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и в тему о том, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего президента.

— Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

— Об этом сказал президент. У нас нет никаких теперь моральных обязательств. У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет 10 назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров. И мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам — теперь у нас такого морального обязательства нет.

— Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но тем не менее при нынешней конфигурации, когда самый чуткий "голубь" в Белом доме — это "бешеный пес" Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого столкновения, военного столкновения с США у России. Сколь велик риск такого столкновения?

— Я все-таки думаю, что и министр обороны Мэттис, и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать. И они понимают это лучше, чем многие другие. Когда политики пытаются подзуживать, извините за жаргон, руководство своей страны, требуя от нее все больше и больше конфронтации, включая материальную конфронтацию, — это безответственно. Они достигают своих, пытаются достичь свои внутриполитические цели, там продолжается межпартийная борьба очень жестокая, и в конгрессе это проявляется, и активно спекулируют на российским факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается, искусственно подпитывали ее совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они нас сподвигнут на принятие их условий дальнейшего развития отношений, но это как минимум недальновидно и наивно. Потому что они ведь о чем говорят? Мы хотим хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки, то есть исходят они из своей непогрешимости и что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они совсем не Устав ООН понимают, они понимают то, что им видится необходимым для того, чтобы сохранять, пытаться сохранить свое доминирование. Я понимаю: когда несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела по своему усмотрению в мире, сейчас, когда появляются центры силы и в Азии, и в Латинской Америке, да и, собственно говоря, Российская Федерация — один из важнейших игроков на мировой арене, — когда им не нравится, что кто-то пытается свои интересы отстаивать. Причем отстаивать-то мы свои интересы стремимся не ультимативно, мы предлагаем искать баланс этих интересов, чтобы договариваться, а они говорят: ну, договариваться будем, когда вы скажете, что вы во всем согласны с тем, как устроен мир по-нашему. Вот, собственно говоря, в чем дело. Так что, возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят и этого, конечно же, не допустит ни президент Путин, ни, уверен, президент Трамп. Они все-таки лидеры, которые избраны своими народами, они отвечают перед этими народами за мир и спокойствие.

— Вообще, вот такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Много видел, и холодную войну, и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, так могло бы уже обернуться и вообще иначе, потому что провокации, такое впечатление, они следуют одна за одной. И Россию провоцируют, и Россия все время отказывается принимать эту холодную войну и принимать этот вид спорта. Но все же вы говорите, что идет на спад, а у меня лично другое ощущение — что интенсифицируется, напряженность усиливается и прямая ложь становится уже инструментом внешнеполитической деятельности (вспомним Бориса Джонсона) или наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экран "Россия-24", экран Би-би-си, экран CNN. И в то время как на "России-24" крутят репортаж с этим одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, как это было, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация. И тут этот же ролик Би-би-си крутит в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Все-таки что должно произойти, чтобы разрядка в этих условиях наступила?

— Я не сказал, что идет на спад эта кампания, я сказал, что она выдыхается. Знаете, как бежит человек стометровку или десять тысяч, а лучше 42 километра — он же ведь с каждым шагом дышит все тяжелее и тяжелее, но бежит, бежит, бежит, но в конце концов все-таки его силы оставляют. Мне кажется, мы похожее наблюдаем, хотя им хочется — тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает, — им хочется, конечно, наращивать темп, но так можно, скорее всего, так и будет, так можно надорваться. И вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов — это себя не уважать. Но сваливаться в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать — это совершенно не стиль нашего президента. Он всегда смотрит вперед, и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя, а пытаются сделать примерно это. Пытаются выбить из колеи, выбить из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество, но повторю еще раз — когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость: "Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав". Юпитер, правда, там реально прям сильно не виден, но…

— Да, комплиментарно так. Ну и все же: Трамп, как стало недавно известно, пригласил Путина в Белый дом. Есть ли продолжение, есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

— Мы исходим из того, что президент США в телефонном разговоре — об этом уже стало известно, никакого секрета нет — такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме, потом будет рад встретиться в рамках ответного визита. И к этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали, естественно, знать нашим американским коллегам, что мы не хотим быть навязчивыми, но мы не хотим и быть невежливыми, и что, учитывая, что президент Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

— И так повисло пока все?

— Ну да. Ну, как повисло? Слово вылетело.

— Ну и?

— Президент Путин готов к такой встрече.

— Она готовится или нет?

— Пока еще нет. Но если это будет, как только будет какое-то развитие, мы вам обязательно расскажем. Но я просто обращу внимание на то, что Дональд Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз и в твитах, и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, мы хотим с Россией иметь хорошие отношения, это лучше, чем не иметь хорошие отношения, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

— Но параллельно Майк Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе и как собирается Россия отвечать на это?

— США сейчас уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на конференции по разоружению в Женеве, — о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники в военных целях запускаются и нами, и американцами, и многими другими. Это отдельная вещь. Но вот оружие размещать в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. И мы с китайцами предложили такой договор заключить. Все готовы начать переговоры — понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и открыты к поиску каких-то формулировок, которые позволят его согласовать и вывести на подписание. Американцы в одиночку пока блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров о юридически обязывающем документе, продвигаем политическую концепцию — призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, которая выведет оружие в космос. Есть такая резолюция Генеральной ассамблеи, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов, американцы против, и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании. Но проблема эта существует. И, конечно, если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к каким-то действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. И чем скорее на конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием и дипломатов, и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Но что касается заявления Майка Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то, учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это неудивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде: не только в космосе — на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет, но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма и весьма серьезным риском для всего человечества.

— Ну, по крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют. Просто работают над доминированием. И, очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку ограничений нет?

— Мы, конечно же, видим, что делают наши американские коллеги, и, конечно же, мы не имеем права просто смотреть на все это сквозь пальцы.

— Если вернуться к химической теме, но уже на английской почве, вот эта история с BZ, как вам эта интрига? Потому что сейчас уже самая свежая информация, нам уже сообщают, что BZ как бы искусственно туда подмешали в швейцарской лаборатории для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность и так далее. Что-то такое…

— Ну объясняют так, что это специально было сделано для того, чтобы проверить профессионализм тех, кто будет проводить этот анализ. Но я не хочу сейчас вдаваться в детали. Все-таки там основная часть доклада была конфиденциальной. Но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали: "Вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество". То есть это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали, но это вещество было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа. Потому что за пару недель оно должно было уже подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции. Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц обнаружено было в пробе наряду с этим веществом, которое было заказано, и определенное количество вещества BZ, которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции по запрещению химического оружия, это менее опасное соединение, нежели те, которые включены в первую категорию. Там очень много вопросов, и мы хотим просто на них получить ответ. И если то, что нам говорят про этот BZ, правда — ну так объясните. И, наверное, теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы. Стало также известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, которые указывали британцы.

— Ну, собственно, из рук британцев.

— Из рук британцев. Ну или там в их присутствии. И также не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, то есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если бы британцы были открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований. Они же все держат в секрете, так же, как они засекретили в свое время "дело Литвиненко". До сих пор материалы засекречены. Ну и вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков вопросов, которые сугубо профессиональны. В ответ нам говорят: "Нет, вы сначала ответьте на наши вопросы". А у них вопрос один, вернее два: "Это Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?". Химическим арсеналом каким? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества? Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник премьер-министра написал открытое письмо генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Что-то там уничтожалось — то, что было заявлено по линии ОЗХО, — но была еще тайная программа. Руководил ей — потом кто-то сказал — лично Путин. Но если это так, если они знали об этом все это время, придите в ОЗХО, ударьте в набат, требуйте, чтобы нас пригвоздили. Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения всяких отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как такой прям трейдмарк, как наша фирменная идея, и что было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, и если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку-то вот этого дома Скрипалей вспомнили где-то, по-моему, на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан. То есть это тоже нестыковочка. Ну и многое другое. Да, и говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации годами следило за электронной почтой Юлии Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за электронной почтой Юлии Скрипаль. Так что здесь чем они больше пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

— Ну, если они берут пробу, позволяют себе что-то с ней сделать, там впрыскивают BZ либо что-то еще. То есть это относится к пробе, как сказать, фамильярно, я даже не знаю как. Более того, корректность забора этой пробы тоже ОЗХО не подтверждена. То есть они сначала туда впрыскивают одно-другое, потом дают ОЗХО. Как-то ОЗХО тогда в дурацком положении вообще? Что они исследовали тогда?

— Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение…

– Ну они же сами сказали, что они впрыскивали BZ.

— Да-да-да. Но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как ОЗХО там работала, это не вписывается в те строгие, очень четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией по запрещению химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы. Причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Не знаю, может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

— Ну хорошо, а вот сейчас же складывается ситуация, что папаша — ладно, как говорится, он сам выбрал свой путь такой "скользкий" в жизни, но Юля-то на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала туда со сменой белья на несколько дней спросить благословения папы на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал, то есть это же целая драма. Она — гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее собака, жених, вся жизнь и так далее. Как это так вообще?

— Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну ноту официальную с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что все, что от ее имени говорят нам англичане, что все это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. И, вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. "Она с вами не хочет общаться", вот она об этом заявила. Но она об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой, Виктория ее, по-моему, зовут, где-то полторы минуты. Виктория об этом рассказывала в нескольких интервью. И у нее была тревога, у Виктории, по поводу того, как звучала Юлия. Так что, если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь, а они от нее отказываются, — мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут 10 секунд, она скажет: "Спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах".

А насчет Сергея Скрипаля — вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Вы знаете, он был осужден, по-моему, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть "группой Чапман": на нескольких людей, которые шпионили в пользу Соединенных Штатов, Великобритании. И этот обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации — как сейчас говорят, у вас у единственных был мотив, — если бы кто-то хотел от него избавиться, отомстить ему, то зачем его было отдавать в обмен на наших разведчиков?

Знаете, у меня много друзей-разведчиков, я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. И когда я сейчас слышу, что, в том числе, к сожалению, некоторые наши политологи, назову их так, делают заявления о том, что святое дело перебежчиков устранить, ликвидировать, — это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажут: если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все. Вопрос закрыт. Он, не знаю, "рассчитался", не "рассчитался". И это вот разведчики очень хорошо знают.

— Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал тех своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная, так сказать, стезя. А Юлия-то вообще. Ну и "выдыхаются" ли здесь обещания?

— Здесь?

— Да, вот вы говорили, что эта история с Думой во многом "выдыхается". Да, здесь, в этом случае?

— По крайней мере, если проанализировать то, что они отвечают на наши вопросы сугубо конкретные, отметая все как выдумки, и вот как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания опыта, вернее, возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов. Вот что говорит Борис Джонсон. И это тоже, знаете, полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить или представить справки профессиональные. Этот так называемый "Новичок", эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе. Да, у нас были разработки, и один из разработчиков — этот Мирзаянов. Он иммигрировал, уехал в Соединенные Штаты, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или в пользовании находилось различных институтов, биологических и химических, армии Соединенных Штатов. И оно производится элементарно. Было сейчас заседание исполнительного совета (ОЗХО — прим. ред.), и мы задали вопрос о том, как лаборатория в этом городе Шпиц, как нам удалось выяснить, убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь? Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали: нет, ей дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов просто это вещество синтезировала. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить?

— Есть еще одна тема в мировой повестке, которая широко обсуждается: предстоящий саммит двух Корей, и президент Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с Ким Чен Ыном. Места выбираются, и Россия даже предлагает это сделать в России.

— Нет, я не слышал об этом. Это, может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались и некоторые европейские страны, упоминалась Монголия, упоминалась деревушка на границе демилитаризованной зоны.

— Мы готовы предложить нашу (территорию. — Прим. ред.)?

— Нет. Я не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут. Потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения этой проблемы — проблемы Корейского полуострова. И мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности. По сути дела, когда Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года, выдвинули идею дорожной карты, там как раз и шла речь о том, чтобы начать диалог между двумя Кореями и между Северной Кореей и Соединенными Штатами и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности. Мы все хотим денуклеаризации Корейского полуострова. Но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской администрации разговорах, как бы показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая, во-первых, то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас — под огромным знаком вопроса. И вот в мае в очередной раз президент США должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена, а если нет, тогда это будет означать выход из той договоренности.

Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и прикидывают, примеряют ее на себя. Так что если, нет, надо обязательно добиваться денуклеаризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров. Потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, конечно, Северная Корея захочет непробиваемых гарантий безопасности. В каком виде — сейчас сказать невозможно. Но и это было бы безусловно прекрасным решением. Но повторю: начать бы диалог и завязать бы этот диалог на встрече двух лидеров. А потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это уже с участием и России, и Китая, и Японии, конечно же. Как, собственно, договаривались в свое время участники шестисторонних переговоров. Но мы приветствуем и предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал президент Трамп, американо-северокорейский саммит.

— Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Трамп говорит, ведь Трамп идет на эту встречу не для диалога, а он идет туда с ультиматумом. Он уже сказал, что если не пойдет, то я встану из-за стола и покину это дело, какой диалог? А вы, так сказать, романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

— Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, знаете, когда перед началом серьезного разговора — как на ринг выходят боксеры, перед этим они взвешиваются и "петушатся" друг перед другом, а потом начинают уже бой. А после боя обнимают друг друга, поздравляют друг друга. Я не хочу прямой аналогии проводить, но поднять ставки перед началом серьезного разговора — это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter