Всего новостей: 2300109, выбрано 1162 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (74)Меркачева Ева (67)Муртазин Ирек (67)Путин Владимир (65)Романова Ольга (40)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (36)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (32)Млечин Леонид (32)Полухина Юлия (31)Милашина Елена (29)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Рогозин Дмитрий (26)Лукьянов Федор (25) далее...по алфавиту
Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396236 Юрий Белобров

Милитаризация НАТО набирает обороты

Юрий Белобров, Ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат политических наук

Страны НАТО, как не устает повторять руководство альянса, осуществляют крупнейшее усиление коллективных вооруженных сил блока со времени завершения холодной войны. Наряду с планомерным наращиванием оборонных расходов, разбуханием военного потенциала альянса и увеличением численности войск передового базирования у российских границ на территории восточноевропейских государств расширяются масштабы военной деятельности, создаются или приводятся к стандартам НАТО объекты заблаговременного складирования вооружения, тяжелой военной техники и запасов материальных средств. Согласно расчетам стратегов НАТО, это позволит альянсу не только осуществлять быстрое развертывание сил первоочередного задействования вблизи российской территории, но и значительно ускорит последующее формирование группировок войск за счет сокращения сроков их переброски с континентальной части США и Великобритании.

Североатлантическим блоком также подписано соглашение с Финляндией и Швецией «О поддержке принимающей стороны», которое фактически легитимизирует возможность пребывания контингентов НАТО на территориях этих стран и использование их инфраструктуры для обеспечения перебросок коалиционных войск на восточный театр военных действий.

Таким образом, на западной границе России создается наступательный военный потенциал альянса, усиливающий существующий дисбаланс в обычных вооружениях на европейском континенте в пользу Запада и повышающий уровень военной напряженности в регионе. В качестве предлога для накачки военных мускулов Североатлантического блока избраны события на Украине, спровоцированные и подпитываемые западными странами.

Конфронтации с Россией дан «зеленый свет»

Значительный импульс милитаристским усилиям НАТО был дан на саммитах альянса в Уэльсе в сентябре 2014 года и Варшаве в июле 2016-го, на которых Россия объявлена главным источником военных угроз странам блока. На встрече в верхах в Уэльсе была согласована коллективная военная программа альянса, ключевыми элементами которой провозглашены усиление борьбы с «вызовами, брошенными Россией», то есть новая конфронтация с ней, «сдерживание, основанное на адекватном сочетании ядерных и обычных вооружений, а также сил и средств ПРО», и продолжение экспансии альянса на Восток, Балканы и Скандинавию.

Одобренный участниками саммита План действий НАТО по повышению боеготовности предусматривает беспрерывное присутствие сил альянса в воздухе, на суше и на море в приграничных с Россией районах, включая среди прочего увеличение сил быстрого реагирования (СБР) НАТО, созданных в 2002 году, формирование передовых экспедиционных сил на ротационной основе и необходимых органов управления войсками, повышение слаженности и оперативности действий натовских соединений, модернизацию военной инфраструктуры на территории стран ЦВЕ и Прибалтики, усиление военно-морского и военно-воздушного потенциала, реализацию масштабной программы учений. Подтверждены также роль ядерного сдерживания в качестве основной составляющей общего потенциала сдерживания Североатлантического союза, укрепление киберзащиты и активизируется взаимодействие разведывательных ведомств союзных государств.

План был подкреплен решением о повышении в течение десяти лет всеми членами альянса военных расходов в реальном выражении до 2% ВВП по мере его роста и руководящим указанием об увеличении общих расходов на закупку военной техники1 (разумеется, главным образом американской).

Вслед за этим на саммите в Варшаве был закреплен взятый ранее курс на жесткую конфронтацию с Россией и дан дополнительный толчок его практической реализации. Причем стратегическое соперничество с Россией обозначено в качестве долгосрочной евроатлантической перспективы. Мотивировано это тем, что, по утверждению альянса, за последние годы Россия, значительно укрепив и обновив свой военный потенциал, проводит напористую внешнюю политику и демонстрирует готовность применения силы в отношении своих соседей и других стран в критически важных для НАТО регионах.

В целях подавления сопротивления России глобальному курсу НАТО на установление гегемонии Запада на планете и обуздания ее самостоятельных действий на международной арене и внутри страны в Варшаве был одобрен многоплановый подход блока к сдерживанию России, включающий комплекс мер военного, политико-дипломатического, финансово-экономического и информационного давления на нее.

В военной сфере НАТО придерживается тактики устрашения России, предусматривающей форсирование выполнения Плана действий альянса по повышению боеготовности коллективных вооруженных сил блока. Продолжена также ревизия ядерной политики альянса. В частности, закреплен курс на вовлечение государств-членов в усилия по укреплению ядерного сдерживания России. В отличие от традиционной формулы, содержащейся в Уэльском заявлении, на этот раз декларировано, что построение сил ядерного сдерживания блока предусматривает не только развертывание в передовом районе в Европе ядерного оружия США и других ядерных держав альянса, но и предоставление соответствующими государствами-членами сил, средств и инфраструктуры, которые должны обеспечить безопасность, сохранность и эффективность всех компонентов ядерного сдерживания НАТО, разворачиваемого на их территории, а также как можно более широкое участие заинтересованных государств-членов в согласованных механизмах распределения ядерного бремени2. Тем самым полностью игнорируется то, что размещение ядерного оружия на территории других государств НАТО и отработка задач по нанесению ядерных ударов в ходе многочисленных учений альянса с участием неядерных государств являются прямым нарушением ДНЯО и явным подрывом режима ядерного нераспространения в глобальном масштабе.

В попытке обеспечить полное прикрытие территории европейских стран  НАТО от возможных ответных ракетных ударов со стороны России и других потенциальных противников объявлено о завершении создания начального оперативного потенциала ЕвроПРО в результате размещения противоракетного комплекса «Иджис Эшор» в Румынии, комплекса раннего предупреждения и передового базирования в Турции и ускорения работ по строительству объекта «Иджис Эшор» в Польше, которые планируется завершить к концу 2018 года. Причем на базе ПРО в Румынии размещены универсальные пусковые установки, с которых могут осуществляться пуски не только противоракет, но и крылатых ракет «Томагавк». Аналогичные вооружения готовятся к развертыванию и в Польше. В результате под прицелом крылатых ракет окажутся все стратегические объекты, расположенные в европейской части России.

На состоявшемся в Брюсселе в мае 2017 года очередном саммите НАТО руководством альянса было доложено о результатах проводимой работы по наращиванию потенциала сдерживания и обороны блока НАТО и согласованы меры по дальнейшему повышению ее финансового обеспечения. В частности, было указано, что военные расходы стран - членов НАТО растут уже третий год подряд, увеличившись с 2015 года на 46 млрд. долларов. В 2017 году, согласно данным, представленным штаб-квартирой альянса, они составят почти 946 млрд. долларов, то есть суммарно увеличатся на 4,3%, или более чем на 25 млрд. долларов3. Причем военные расходы европейских государств альянса и Канады составят почти 300 млрд. долларов.

Хотя в 2017 году 25 стран альянса продолжили наращивать свои военные бюджеты в реальном выражении, а десять государств израсходовали в 2016 году 20% их военных бюджетов на приобретение вооружений, боеприпасов и других материальных средств4, тем не менее, как сетуют в Брюсселе, только пять государств - членов НАТО (США, Великобритания, Польша, Греция и Эстония) 
из 29 выполнили руководящие указания о доведении военного бюджета до 2% ВВП. Поэтому страны, не выполнившие это обязательство, были призваны удвоить свои усилия на этом направлении уже в 2017 году. Дескать, это крайне важно для прочности трансатлантической сцепки, на которой основан Североатлантический союз.

Между тем, согласно высказыванию генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга, на саммите альянса в Брюсселе Президент Д.Трамп заявил, что США рассматривают достижение двухпроцентного уровня военных расходов союзниками как минимальное требование5. Из этого следует, что США не намерены останавливаться на этом и в дальнейшем будут добиваться от союзников гораздо большего вклада в общий военный «котел» альянса. То есть в Вашингтоне рассчитывают на то, что и после достижения всеми странами - членами блока уровня военных расходов в 2% ВВП наращивание их военных бюджетов будет продолжено.

И хотя в американском экспертном сообществе понимают, что по мере реализации требования о 2% Германией, оборонные расходы которой в этом случае достигнут почти 70 млрд. долларов, в результате чего она обойдет по этому показателю Великобританию и Францию, в этих и других странах могут возникнуть опасения по поводу потенциальных последствий для их безопасности - превращения Германии в доминирующую континентальную военную державу в Европе, тем не менее «ястребы» настаивают на усилении американского давления на Берлин в пользу полного выполнения этого требования. Наряду с этим они же рекомендуют администрации Д.Трампа подтвердить приверженность европейской безопасности, усилив передовое военное присутствие США на восточном фланге альянса и устранив в своей политике любую двусмысленность в отношении выполнения статьи 5 Вашингтонского договора6 (о защите союзников).

Формируют наступательный потенциал

В том что касается выполнения Плана по укреплению передового военного присутствия НАТО в Восточной Европе у российских границ, то, согласно натовской статистике, в 2016 году втрое увеличена численность сил быстрого реагирования блока, которая достигла 40 тыс. человек7. В 2017 году в структуре СБР сформирована межвидовая (с наземным, воздушным и морским компонентами) Объединенная оперативная группа повышенной готовности (ООГПГ), состоящая из четырех многонациональных батальонов общей численностью около 4500 человек, развернутых в Латвии, Литве, Эстонии и Польше при участии 17 различных стран НАТО, включая Канаду и США8.

Параллельно этому растет военное присутствие НАТО и в юго-восточной части Европы за счет формирования многонациональной бригады в Румынии, которая создается на основе контингентов численностью в батальон, выделяемых Болгарией, Польшей и Турцией, и усиления военно-воздушных и военно-морских сил альянса в регионе. Как подчеркивается натовским руководством, в случае обострения военной ситуации в регионе все эти силы будут действовать в координации с национальными армиями принимающей страны.

Натовские аналитики с удовлетворением отмечают, что участие многих стран блока в формировании упомянутых многонациональных боевых подразделений на восточном фланге альянса является своего рода гарантией того, что все эти страны будут автоматически втянуты в боевые действия в случае возникновения вооруженного конфликта с Россией9.

Для обеспечения тесной координации действий по развертыванию упомянутых боевых группировок у российских границ, а также организации соответствующих тренировок и взаимодействия с национальными ВС принимающих стран создано восемь передовых командно-штабных центров в восточной части Североатлантического союза10. Все перечисленные подразделения действуют под надзором Штаба многонационального корпуса «Северо-Восток» в Щецине (Польша) и Штаба многонациональной дивизии «Юго-Восток» в Бухаресте.

В ускоренном режиме формируются по стандартам НАТО вооруженные силы Украины и Грузии, которые по замыслу НАТО должны стать неотъемлемым боеспособным компонентом альянса11. Причем влиятельные американские атлантисты призывают форсировать эти усилия и оснастить армии упомянутых стран летальным оружием12.

Одновременно усиливаются военное присутствие и активность США в регионе. Впервые за четверть века Пентагон принял новый оперативный план обороны Европы, предусматривающий развертывание на континенте наступательных вооружений и обеспечение превосходства в воздухе и на море в целях блокирования сил неприятеля13. В мае 2017 года в преддверии саммита НАТО администрация Д.Трампа внесла на рассмотрение Конгресса бюджетное предложение об увеличении на 40% ассигнований на военное присутствие США на европейском континенте. Этими шагами на деле, как подчеркнул Й.Столтенберг, подтверждена приверженность США НАТО и коллективной обороне14.

С января 2017 года в рамках операции «Атлантическая решимость» из США в Польшу была переброшена 3-я танковая бригада на замену находившейся там в течение девяти месяцев 1-й танковой бригады. Заявлено, что такие контингенты будут постоянно размещаться в этих странах на ротационной основе15. Согласно уже одобренному НАТО плану, США и их союзники намерены выделить дополнительно 4 млрд. долларов на развертывание еще одной американской боевой бригады в Европе в дополнение к находящимся уже там двум военным контингентам и одной авиабригады, а также создать постоянную военную базу хранения тяжелой военной техники для быстрого развертывания, если потребуется, еще одной американской бригады16.

В рамках выполнения упомянутого оперативного плана обороны Европы на территориях восточноевропейских государств наращивается постоянное базирование тяжелой военной техники США и других ведущих стран альянса, ведется развертывание системы тылового обеспечения, включая объекты заблаговременного складирования военного оборудования, боеприпасов, запасов ГСМ и других материальных средств. На эти цели из бюджета НАТО выделено 220 млн. долларов17.

Согласно оценке Минобороны России, только за 2015 год в странах Балтии, Польше и Румынии натовский контингент увеличился по самолетам в восемь раз, по количеству военнослужащих - в 13 раз. На территории упомянутых стран дополнительно переброшено 300 танков и БМП18. Притом что, согласно официально заявленным данным на 1 января 2011 года (с тех пор страны Запада не предоставляют такую информацию), количество боевой техники в странах НАТО превосхо-дило ее наличие в России: по танкам более чем в 3,5 раза, по БМП, артсистемам, самолетам и вертолетам - почти в 2-2,5 раза19.

В 2016 году Североатлантический союз определил концептуальную основу для объединения своих систем противовоздушной и противоракетной обороны в Интегрированную систему противовоздушной и противоракетной обороны (ИСПВО и ПРО) НАТО, которая будет обеспечивать патрулирование воздушного пространства и оборону альянса от авиации и баллистических ракет потенциального противника. На саммите НАТО в Варшаве объявлено о создании ее начального оперативного потенциала.

Уместно также напомнить, что в Бельгии, Италии, Нидерландах, ФРГ и Турции размещено около 200 американских атомных бомб. В состоянии постоянной боевой готовности в непосредственной близости к РФ (в Литве под Шауляем, Эстонии на базе Эмари и в Норвегии) базируются 310 самолетов - носителей ядерного оружия20.

Заслуживает также упоминания тот факт, что НАТО приступила к разработке новой военно-морской стратегии альянса, в которой рассматриваются варианты «обхода» Конвенции  Монтрё в целях изменения существующего ограничительного порядка пребывания иностранных кораблей в Черноморском регионе.

Важное значение с точки зрения усиления военного потенциала НАТО придается активизации мероприятий, связанных с повышением боевой подготовки и координации действий всех элементов коллективных сил альянса и управления ими. В этих целях резко возросла интенсивность и увеличены масштаб и состав участников военных учений в Европе с участием государств - членов альянса.

Согласно данным, приведенным российским представительством при НАТО, в 2014-2017 годах интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки войск альянса выросла на 80%. Ежегодно проводится более 200 общенатовских, многосторонних и национальных маневров в Европе. Только в 2016 году НАТО провела 107 собственных учений и приняла участие еще в 139 национальных учениях21. Например, в период проведенных в июне 2016 года военных учений альянса в Польше «Анаконда» там была создана группировка войск стран НАТО, насчитывавшая около 31 тыс. военнослужащих, включая 14 тыс. американских солдат22 и значительное число тяжелой военной техники. К выполнению отдельных задач в ходе учений привлекалось пять стратегических бомбардировщиков ВВС США, действовавших с аэродрома Фэрфорд в Великобритании. Причем только на десять учений НАТО в таких странах, как Греция, Норвегия и Соединенное Королевство, были приглашены российские наблюдатели23.

В 2017 году у российских границ на территории стран Балтии, Польши и в акватории Балтийского моря проводились масштабные учения альянса «Балтопс-2017» и «Удар сабли-2017», в которых принимали участие свыше 10 тыс. военнослужащих, более 70 кораблей и вспомогательных судов, около 70 самолетов, в том числе американские стратегические бомбардировщики B-5224. Особое значение руководство альянса придает проведению в 2017 году крупнейшего командного учения НАТО «Трайдент Джевелин-2017», являющегося подготовкой к проведению самого масштабного за последнее время военного учения альянса «Трайдент Джанкчер-2018», в котором планируется задействовать свыше 35 тыс. натовских военнослужащих25.

Рассматривая кибероружие в качестве эффективного средства подавления стратегического потенциала противника, НАТО уделяет повышенное внимание усилению своего киберпотенциала. На саммите в Варшаве достигнута договоренность о создании странами альянса полного спектра инструментов киберзащиты. Там же принято два важных решения в целях реагирования на изменяющийся ландшафт киберугроз.

Во-первых, государства-члены признали киберпространство как сферу операций, где НАТО должна так же эффективно действовать, как в воздухе, на суше и на море. Это открывает возможность военным структурам НАТО заняться подготовкой и планированием операций, проводимых в жестких и ухудшившихся условиях киберсреды. А во-вторых, начата практическая отработка порядка введения в действие статьи 5 («Коллективная оборона») Вашингтонского договора в случае кибератаки на технические средства систем государственного и военного управления стран - участниц НАТО. Поскольку в современных условиях истинные источники кибератак идентифицировать крайне сложно, появляется возможность абсолютно бездоказательно назначать виновных и воздействовать на них военными методами26.

q

Приведенные основные данные о военных усилиях НАТО убедительно свидетельствуют о том, что государства - члены блока вернулись к истокам - стратегическому сдерживанию России на основе усиления коллективной обороны, разворачивают гонку вооружений и наращивают военную активность альянса у границ Российской Федерации. Такие действия сопровождаются агрессивной пропагандистской русофобской кампанией, развязанной в последнее время на фоне украинских событий. При этом цинично утверждается, что предпринимаемые меры по наращиванию потенциала НАТО носят оборонительный характер, являются соразмерным и пропорциональным ответом на действия России и соответствуют международным обязательствам Североатлантического союза27.

Действия НАТО по расширению альянса, усилению своего наступательного потенциала и укреплению «восточного фланга» усиливают напряженность и ослабляют военную безопасность в Европе, нарушая сложившийся после окончания холодной войны баланс сил в регионе. Европа в результате этих деструктивных и провокационных действий постепенно превращается из еще недавно относительно стабильного и спокойного в военном отношении региона в зону повышенной напряженности и конфронтации.

В стратегическом плане наращивание странами НАТО у российских границ вооружений и техники под надуманным предлогом российской угрозы увеличивает также риски непреднамеренных опасных инцидентов, серьезно ослабляя стабильность в регионе. Как следствие всего этого, отношения России с НАТО по инициативе альянса вступили в самый опасный период жесткой конфронтации после окончания холодной войны. Существующие противоречия между сторонами продолжают углубляться, а взаимное доверие катастрофически уменьшается.

Нынешний милитаристский курс альянса, безусловно, представляет фундаментальный вызов для России, требующий от нее глубокой разработки и принятия адекватных ответных оборонительных мер и эффективных решений по мобилизации как военных, так и дипломатических, информационных и иных ресурсов для его успешного отражения. В свою очередь, Западной Европе пока не поздно следует задуматься, куда толкают ее ретивые атлантисты, ожидающие от стран - членов НАТО все новых и новых жертвоприношений молоху военных приготовлений.

 1Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Уэльсе. Пресс-релиз НАТО. 8 сентября 2014 г. // www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_112964.htm

 2Warsaw Summit Communique. 09 July. 2016 // www.nato.int/natohq/official_texts_133169.htm?selectedLocale=en

 3Defence Expenditure of NATO Countries (2010-2017). NATO Press  release of 29 June 2017 // http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf_2017-06/20170629_170629-pr2017-11

 4Ibid.

 5Press conference by NATO Secretary-General Jens Stoltenberg following the meeting of NATO Heads of State and/or Government in Brussels on 25 May 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144098.htm?selectedLocale=en

 6Vershbow A. and Pothier F. NATO and Trump. The Case for a New Transatlantic Bargain. Report to the Atlantic Council.  June 2017. Atlantic Council // NATO and Trump_web0623.pdf-Adobe reader  

 7Annual report by the NATO Secretary-General for 2016 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_142149.htm

 8News: NATO battlegroups in Baltic nations and Poland fully operational. 28 August. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_146557.htm

 9John R. Deni Enhancing NATO’s Forward Presence // http://carnegieeurope.eu/strategiceurope/68792?lang=en

10Annual report…

11http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command

12Statement before the Senate Armed Services Committee by Ambassador Alexander Vershbow. 21 March. 2017 // http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-21

13http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command.

14Press conference by NATO Secretary General…

15http://www.ng.ru/politics/2017-01-10/1_6897_nato.html?print=Y

16Sokolsky R. The New NATO-Russia Military Balance: Implications for European Security. Task Force White Paper. 13 March. 2017 // http://carnegieendowment.org/2017/03/13/new-nato-russia-military-balance-implications

17http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command.

18 Литовкин В. Противоядие для западных рубежей: чем РФ  ответит на усиление баз НАТО в Восточной Европе. 14.01.2016 // http://tass.ru/opinions/2586466

19http://www.ng.ru/armies/2016-04-01/1-tanks.html?Print=y

20Там же.

21Доклад Представительства России при НАТО «Россия - НАТО: мифы и реальность» // http://missiontonato.mid.ru/web/missiontonato/topics/russia-nato-facts-and-myths/

22http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command

23Доклад Представительства России при НАТО…

24Там же.

25Press point by NATO Secretary-General Jens Stoltenberg following the meeting of the NATO-Russia Council. 13 July. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions-146220.htm?selectedLocale

26Выступление начальника Генштаба ВС РФ генерала армии В.Герасимова на конференции MCIS-2017 // http://mil.ru/mcis.news/more.htm?id=12120704@cmsArticle

27Годовой отчет генерального секретаря NATO за 2016 г. // http://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions-142149.htm; News: NATO battlegroups in Baltic nations and Poland fully operational. 28 August. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_146557.htm

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396236 Юрий Белобров


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396234 Анатолий Смирнов, Анатолий Стрельцов

Российско-американское сотрудничество в области международной информационной безопасности: предложения по приоритетным направлениям

Анатолий Смирнов, Главный научный сотрудник Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России, профессор, доктор исторических наук

Анатолий Стрельцов, Заместитель директора ИПИБ МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор юридических наук

Возможная повестка дня российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности (МИБ) определяется прежде всего реальным состоянием российско-американских отношений, а также возрастающей ролью продолжающейся научно-технической революции в мировой политике в целом.

Как отметил Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая на итоговой сессии XIV ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай»: «Раньше, оценивая роль и влияние государств, говорили о значении геополитического фактора, о размерах территории, обладании военной силой, природными ресурсами. Безусловно, это и сегодня важнейшие факторы. Однако теперь другим важнейшим фактором, без всяких сомнений, становится научно-технологический, и его значение будет только усиливаться. Собственно говоря, так было всегда, но сегодня это будет иметь прорывной характер и очень быстро будет решающим образом влиять на сферу политики и безопасности»1.

По оценкам ведущих экспертов мира в области внешней политики, отношения между Россией и США в настоящее время достигли критически низкого уровня. Эта оценка совпадает с мнением министра иностранных дел России С.Лаврова, который полагает, что «двусторонние связи остаются заложником разборок в американском истеблишменте... Это прямое следствие политики администрации Б.Обамы, которая разрушала фундамент сотрудничества, а перед уходом заложила под него мины долгосрочного действия, чтобы осложнить жизнь своим преемникам»2

Определенные надежды на потепление в российско-американских отношениях, которые порождались решениями президентов Российской Федерации и США (2009 г.) о начале «перезагрузки» этих отношений3, о сокращении стратегических наступательных вооружений, подписанием совместного заявления о новой области сотрудничества в укреплении доверия (2013 г.)4 и другими, достаточно быстро исчезли.

Анализ событий современной внешней политики США предоставляет достаточно аргументов в поддержку предположения о том, что в последние годы американский истеблишмент в стратегическом плане готовится к реализации «силового» сценария разрешения противоречий с Россией. С этой целью оказывается масштабное информационно-психологическое давление на международное общественное мнение, которому навязывают образ России как главного виновника всех проблем внутренней и внешней политики США и Запада в целом.

В этот сценарий вписываются попытки голословно обвинить Россию во влиянии на результаты американских выборов 2016 года, в доступе к закрытым данным в американских государственных информационных системах, в ведении «фейковой» пропаганды и в других случаях якобы недобросовестного поведения России.

Предположение авторов о подготовке США «силового» сценария взаимодействия с Россией объясняет многие факторы американской внешней политики. В частности:

- продавленное Конгрессом США подписание 2 августа 2017 года закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций», предусматривающего ужесточение режима санкций в отношении России, Ирана и КНДР5

- решение Б.Обамы о закладке в объекты критической информационной инфраструктуры России так называемых «кибербомб», которые можно привести в действие6 для подрыва экономической и социальной стабильности российского общества;

- разработка ЦРУ маскировочных программных средств проведения компьютерных атак, в том числе под «чужим флагом»7

- усиление информационной составляющей американского потенциала ведения «гибридной» войны и создание системы глобальной электронной слежки и роботроллинга в социальных сетях, направленного на инспирирование «кибербунта» в России;

- открытие под надуманным предлогом ряда киберцентров передового опыта НАТО, в том числе с Евросоюзом в Хельсинки в сентябре 2017 года Центра по противодействию так называемым «гибридным угрозам» (в первую очередь из России)8;

- целый ряд иных действий США, в том числе с российским дипломатическим имуществом, грубо нарушающих международное право и создающих угрозу национальным интересам Российской Федерации.

В предположение о подготовке «силового» сценария, как представляется, вписывается и позиция США по отказу от взаимодействия с Россией в сфере предотвращения инцидентов в ИКТ-среде, предусмотренного совместным заявлением президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки (2013 г.), а также принятие в 2015 году Стратегии кибербезопасности США, позволяющей вести наступательные кибервойны9.

Вышеизложенное стимулирует активизацию усилий экспертов по поиску рациональных направлений двустороннего сотрудничества в ИКТ-сфере.

Среди множества работ, так или иначе посвященных обсуждению возможных направлений двустороннего сотрудничества, привлекает внимание аналитическая записка РСМД (П.Шариков, М.Смекалова) и американского Института Восток-Запад (Б.МакКоннелл)10, в которой предпринята попытка анализа ситуации в области МИБ и выработки предложений на определенную перспективу.

Поддерживая стремление вышеуказанных экспертов к всестороннему анализу основных факторов, влияющих на выбор направлений такого сотрудничества, можно согласиться с исходной позицией авторов о том, что «текущее состояние российско-американских отношений отличается высоким уровнем недоверия», равно как и с предложением продолжать контакты на уровне экспертного, дипломатического и бизнес-сообществ для достижения компромисса.

 Однако нельзя согласиться с тем, что при формулировании предложений по направлениям российско-американского сотрудничества авторы оставляют без внимания позицию Российской Федерации, изложенную в целом ряде документов стратегического планирования, принятых в последнее время.

Так, по существу, проигнорирована позиция Российской Федерации по вопросу об основных внешних угрозах государственной, экономической и общественной безопасности России, а также угрозах международному миру и безопасности, исходящих из глобального информационного пространства, изложенная в Концепции внешней политики России11. Осталась за рамками исследования закрепленная в этом же документе позиция российского политического руководства по вопросу о необходимости выработки под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в области обеспечения МИБ, в том числе посредством интернационализации на справедливой основе управления информационно-телекоммуникационной сетью «Интернет».

Остались незамеченными многочисленные инициативы России и ее партнеров в сфере МИБ, например представленная секретарем Совета безопасности России Н.Патрушевым еще в 2011 году концепция универсальной Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности12.

Кроме того, вызывает недоумение попытка соавтора рассматриваемой работы Брюса МакКоннелла, вице-президента по глобальным вопросам Института Восток-Запад, критиковать российский подход к определению термина «информационная безопасность», который, по его мнению, является излишне широким. «Российское видение кибербезопасности включает защиту от использования информационного пространства для нанесения ударов по России. Так, например, действия госсекретаря США Хиллари Клинтон по защите права на свободу слова и продвижению социальной сети «Твиттер» для высказывания своих политических настроений были восприняты как попытка стимулирования «цветной революции» в России» (данный тезис резко контрастирует с истерией в американском истеблишменте по поводу «мифического» влияния России на американские выборы 2016 г.).

Б.МакКоннелл пытается не замечать инспирированных с участием бывшего госсекретаря США Х.Клинтон «арабской весны», а также целого ряда других «цветных революций», несмотря на то что публикация дипломатической переписки в «Wikileaks» убедительно раскрывает технологию этой, по существу, подрывной работы США в ИКТ-среде. Вряд ли можно прийти к другому выводу, анализируя текст шифротелеграммы посольства США в КНР от 25 января 2010 года13

Трудно согласиться и с тем, что образование так называемой Глобальной комиссии по стабильности киберпространства14 является средством решения всех проблем создания, оценки и разработки рекомендаций, касающихся применения норм, правил и принципов ответственного поведения государств, призванных способствовать обеспечению открытой, безопасной, стабильной, доступной и мирной ИКТ-среды, а также выдвижению предложений по обсуждению в более широком формате.

Ни процедура образования комиссии, ни ее состав не создают оснований для подобных иллюзий. При этом остаются «за кадром» многочисленные инициативы России и ее партнеров в ООН по организации работы для исследования глобальных аспектов стратегической стабильности, в том числе в ИКТ-сфере.

Вызывает сожаление, что российские соавторы записки РСМД не высказали своего мнения на сей счет.

Искусственность данного подхода к выстраиванию повестки дня российско-американского сотрудничества в области МИБ вынуждает авторов настоящей работы предложить свой взгляд на основные проблемы обеспечения МИБ и возможные приоритетные направления сотрудничества России и США в данной области.

По мнению авторов, в современных условиях укрепление российско-американского сотрудничества по-прежнему является одним из ключевых факторов обеспечения международной безопасности вообще и в информационной сфере в частности.

Как показала работа Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в области информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности, в международном экспертном сообществе усилиями в том числе Российской Федерации и ее партнеров сложилось общее понимание необходимости соблюдения международных обязательств, вытекающих из признанных государствами источников международного права: общих и специальных международных конвенций; международного обычая; общих принципов права, признанных цивилизованными народами; судебных решений15

Существует согласие16 и в том, что ИКТ-среда является новым пространством международных отношений. Основными признаками, отличающими ИКТ-среду от традиционных пространств реализации отношений суверенных государств (суши, моря, воздушного пространства), являются:

- искусственный характер ИКТ-среды, образуемой совокупностью средств телекоммуникаций, вычислительной техники, программного обеспечения, функционирующих в системе глобальных цифровых идентификаторов, работоспособность которой поддерживается усилиями прежде всего негосударственных организаций, находящихся в различных юрисдикциях;

- виртуальность процессов применения ИКТ, следствием которой является невозможность непосредственного наблюдения условий возникновения инцидентов в ИКТ-среде;

- трудность определения источников инцидента в ИКТ-среде;

- дестабилизирующие последствия злонамеренного или враждебного использования ИКТ против критически важной инфраструктуры общества, совершения террористических нападений на объекты ИКТ-среды и связанную с ИКТ инфраструктуру;

- использование ИКТ террористическими организациями для вербовки сторонников, финансирования, обучения, подстрекательства и проведения терактов.

Озабоченность американских политиков «мифическим» влиянием других государств на развитие политических процессов в США приближает время признания угрозой МИБ использование ИКТ для вмешательства во внутренние дела суверенных государств, о необходимости противодействия которой Россия и ее партнеры по Шанхайской организации сотрудничества не только заявили в совместном соглашении17, но и дважды - в 2011 и 2015 годах - вносили проекты соответствующих резолюций в ООН18

Из возможных способов обеспечения применимости международного права к ИКТ-среде США выбирают толкование международных обычаев и принципов, не накладывающих на государства дополнительных обязательств по международному сотрудничеству в области предотвращения использования ИКТ в военных целях, а также в области сотрудничества по проблемам предотвращения преступной, в том числе террористической, деятельности.

Соглашаясь с принятием ответственности за предотвращение «использования их территории для совершения международно-противоправных деяний с использованием ИКТ»19, американские эксперты пока не видят необходимости договариваться об установлении границ зон ответственности государств в ИКТ-среде, о процедуре объективизации данных о нарушении международных обязательств государствами, о порядке расследования международных инцидентов в ИКТ-среде на основе взаимодействия национальных Групп реагирования на инциденты информационной безопасности.

Исходя из безусловного приоритета поддержания международного мира, безопасности, создания открытого, безопасного, стабильного, доступного и мирного глобального информационного пространства, крайне важно сосредоточить усилия государств на предотвращении конфликтов в ИКТ-среде и использовании ИКТ для достижения военных целей, а не на их легализацию.

В условиях бурного роста преступности в компьютерной сфере, а также с учетом уязвимостей Industry 4.0 (ожидаемый ущерб от их использования в преступных целях возрастет, как ожидается, с 400 млрд. долл. в 2016 г. до 3 трлн. долл. суммарно к 2020 г.)20 не менее важным становится принятие универсальной Конвенции по противодействию информационной преступности, проект которой представлен Россией в мае 2017 года на VIII Международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, а также «на полях» 26-й сессии Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию21

Международное сообщество могло бы сосредоточить усилия на прогрессивном развитии международного права, на адаптации его к особенностям ИКТ-среды как новой сферы международного сотрудничества.

В основу предложений по приоритетным направлениям российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности можно было бы положить идею совместного выполнения следующих мероприятий:

1. Подготовка проекта Конвенции по обеспечению международной информационной безопасности, закрепляющей основные подходы к прогрессивному развитию международного права применительно к ИКТ-среде посредством принятия норм, уточняющих содержание международных обязательств государств в ИКТ-среде, процедуру выявления нарушений этих обязательств, определения субъектов, нарушивших международные обязательства, а также процедуры мирного разрешения международных споров, связанных с инцидентами в ИКТ-среде22;

2. Подготовка проекта руководства по применению принципов, норм и правил ответственного поведения государств в ИКТ-среде;

3. Подготовка проекта Конвенции по противодействию информационной преступности;

4. Подготовка проектов дополнений к существующим международным договорам, уточняющих содержание международных обязательств в ИКТ-среде, и прежде всего в контексте предупреждения возникновения международных конфликтов и мирного разрешения международных споров;

5. Подготовка универсального международного договора о порядке отграничения зон ответственности государств в ИКТ-среде и правового закрепления границ этих зон ответственности (пространственных пределов суверенитета государств в ИКТ-среде);

6. Подготовка международных соглашений о порядке расследования международных инцидентов в ИКТ-среде на основе взаимодействия национальных центров реагирования на опасные события в данной среде, а также о порядке приписывания субъектам международного права ответственности за возникновение таких инцидентов;

7. Создание международного органа для рассмотрения международных споров по вопросам безопасности продуктов, реализующих функции ИКТ, а также по вопросам использования ИКТ для вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Для организации работы по перечисленным направлениям стоило бы создать при одной из международных организаций или Комиссии международного права при Генеральной Ассамблее ООН специализированную рабочую группу по подготовке предложений по проектам международных договоров. В состав такой рабочей группы могли бы войти юристы, инженеры и представители силовых структур заинтересованных государств.

Экспертизу проектов документов, подготовленных специализированной рабочей группой, можно было бы осуществлять с использованием потенциала Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности, созываемой Генеральным секретарем ООН по рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, а также в формате двусторонних и многосторонних консультаций.

 1URL: http://kremlin.ru/events/president/news/55882

 2URL: https://ria.ru/politics/20171004/1506134984.html

 3URL: https://ria.ru/politics/20090401/166744761.html 

 4URL: http://kremlin.ru/supplement/1479 (дата обращения: 06.10.2017).

 5URL: http://tass.ru/politika/4458190 (дата обращения: 03.08.2017).

 6URL: https://www.kommersant.ru/doc/3335422 (дата обращения: 06.10.2017).

 7URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4077772 (дата обращения: 06.10.2017).

 8URL: https://goo.gl/rDCwkQ (дата обращения: 06.10.2017).

 9URL: https://www.defense.gov/Portals/1/features/2015/0415_cyber-strategy/Final_2015_DoD_CYBER_STRATEGY_for_web.pdf (дата обращения: 16.10.2017).

10МакКоннелл Б., Шариков П., Смекалова М. Предложения по российско-американскому сотрудничеству в сфере кибербезопасности / РСМД. Сентябрь 2017. №11 // URL: http://russiancouncil.ru/papers/RIAC-EWI-Russia-US-Cybersecurity-Policybrief11-ru.pdf

11Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации 30 ноября 2016 г. // http://kremlin.ru/acts/bank/41451/page/2

12URL: http://www.scrf.gov.ru/security/information/document112 (дата обращения: 07.10.2017).

13См.: Смирнов А.И., Кохтюлина И.Н. Глобальная безопасность и мягкая сила 2.0. М.: ВНИИГеосистем, 2012. С. 55, 219-226 // URL: https://mgimo.ru/upload/iblock/60a/60ad847142af15b58c4b7ce272d9607c.pdf

14URL: http://cyberstability.org/commissioners/ (дата обращения: 07.10.2017).

15Статут Международного суда. Ст. 38. П. 1.

16Доклад Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности. 22 июля 2015 г., A/70/174.

17Соглашение между правительствами государств - членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности. Екатеринбург, 16 июня 2009 г.

18URL: http://www.mid.ru/mezdunarodnaa-informacionnaa-bezopasnost/-/asset_publisher/UsCUTiw2pO53/content/id/916241

19Доклад Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности. 22 июля 2015 г., A/70/174. П. 13 С.).

20URL: https://goo.gl/Bg4bnY (дата обращения: 06.10.2017).

21URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=27991# (дата обращения: 06.10.2017).

22Крутских А.В., Стрельцов А.А. Международное право и проблемы обеспечения международной информационной безопасности // Международная жизнь. 2014. №11.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396234 Анатолий Смирнов, Анатолий Стрельцов


Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам встречи с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Только что мы с Президентом Ирана господином Рухани и Президентом Турции господином Эрдоганом завершили весьма обстоятельные переговоры по Сирии, которые прошли в конструктивном и деловом ключе. Предметно обсудили основные аспекты сирийского урегулирования, договорились и впредь прилагать самые активные усилия для решения главной задачи – установления мира и стабильности в этой стране, сохранения её суверенитета, единства и территориальной целостности. С удовлетворением констатировали существенные успехи в совместной борьбе с терроризмом, подтвердили готовность наращивать взаимодействие для окончательного уничтожения ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры», других экстремистских группировок.

По нашему общему мнению, успехи на поле боя, приближающие освобождение от боевиков всей территории Сирии, открывают и качественно новый этап в урегулировании кризиса в целом. Имею в виду реальную перспективу достижения долгосрочной всеобъемлющей нормализации в Сирии, политического обустройства страны в постконфликтный период. Именно на это и ориентировано согласованное по итогам наших переговоров Совместное заявление.

В документе определены приоритетные сферы дальнейшего сотрудничества России, Турции, Ирана, играющих ведущую роль в сирийских делах, поставлены конкретные задачи на перспективу. Мы едины в том, чтобы продвигать взаимодействие трёх государств в астанинском формате, который уже доказал свою эффективность, способствовал существенному снижению уровня насилия в Сирии, созданию условий для возвращения беженцев и внутренне перемещённых лиц.

Как страны-гаранты, Россия, Иран и Турция продолжают плотно работать над укреплением режима прекращения боевых действий, устойчивым функционированием зон деэскалации, повышением доверия между сторонами конфликта. В этом плане намечены первоочередные шаги по активизации инклюзивного межсирийского диалога на основе резолюции 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

С удовлетворением отмечу, что президенты Ирана и Турции поддержали инициативу о созыве общесирийского форума – Конгресса национального диалога в Сирии. Условились провести это важнейшее мероприятие на должном уровне, обеспечить участие в нём представителей широких слоёв сирийского общества. Поручили МИДам, представителям специальных служб, оборонных ведомств дополнительно проработать вопрос о составе и сроках проведения Конгресса здесь, в Сочи.

В целом имеется в виду собрать за столом переговоров делегатов от различных политических партий, внутренней и внешней оппозиции, этнических и конфессиональных групп. Конгресс рассмотрит ключевые вопросы общенациональной повестки для Сирии, прежде всего связанные с разработкой параметров будущего государственного устройства, принятием новой конституции, проведением на её основе выборов под надзором Организации Объединённых Наций. В результате появится стимул для активизации усилий по сирийскому урегулированию в рамках женевского процесса. Вновь подчеркну, судьбу Сирии должны определять сами сирийцы – как сторонники действующей власти, так и оппозиция.

Мы проинформировали коллег о состоявшейся здесь, в Сочи, беседе с Президентом Сирии Башаром Асадом, отметили высказанную нам приверженность сирийского руководства принципам мирного решения политического кризиса, готовность провести конституционную реформу и свободные, подконтрольные ООН выборы.

В ходе сегодняшних переговоров мы не обошли вниманием и вопросы социально-экономического восстановления Сирии. Предстоит проделать большую работу – по сути, помочь сирийцам заново создать инфраструктуру, возродить промышленность, сельское хозяйство, торговлю, вновь открыть социальные объекты: больницы, школы, детские сады.

Принципиально важно – мы это подчёркивали не раз – в разы нарастить объёмы гуманитарной помощи населению, полностью разминировать территорию Сирии, сохранить историческое и культурное наследие. На сегодняшней встрече договорились делать всё, чтобы стимулировать подключением к этой работе других государств, региональных и международных организаций.

В заключение хотел бы поблагодарить иранских и турецких партнёров, моих коллег Президента Рухани и Президента Эрдогана, за содержательный и очень полезный, результативный разговор. Хотел бы надеяться, что достигнутые договорённости помогут реально ускорить процесс мирного урегулирования в Сирии, снизят риски возникновения новых конфликтов, обострения межэтнического и межконфессионального противоборства и, как следствие, окажут самое позитивное воздействие в целом на обстановку в ближневосточном регионе.

Благодарю вас за внимание.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Аллаха, всемилостивого и милосердного!

Прежде всего необходимо поблагодарить Президента Путина за его важную инициативу по созыву саммита трёх стран в целях обсуждения вопроса мира и стабильности в Сирии и создания безопасных условий для возвращения сирийских беженцев на родину.

Важность того момента, который был выбран для этой встречи, состоит в том, что сейчас наши решения могут оказывать содействие стабилизации ситуации в Сирии, а также помочь в процессе астанинских встреч.

Базы ИГИЛ в Сирии и в Ираке большей частью уничтожены, сформировано согласие в регионе относительно борьбы с терроризмом. Терроризм не может быть инструментом ни для какой страны, терроризм в любых условиях может становиться угрозой для стран. И мы видим, что теперь ИГИЛ угрожает тем государствам, которые в свое время помогали ИГИЛ, и убивает невинных граждан этих стран. В этих условиях была созвана нынешняя встреча.

Встреча очень полезная, мы обменялись мнениями, поделились своими позициями. Основная цель – формирование Конгресса национального межсирийского диалога с участием представителей всех слоев населения Сирии, тех, кто поддерживает сирийское правительство, и тех, кто находится в оппозиции к нему, чтобы они могли собраться, обсудить будущее Сирии и создать условия для разработки новой Конституции Сирии. На основе новой конституции могли бы пройти выборы в Сирии. Это, в свою очередь, могло бы стать посланием мира и стабильности для всего региона. И наши три страны призывают все страны мира оказывать содействие в установлении мира в Сирии и создании условий для возвращения сирийских беженцев на родину, обеспечения условий для экономического восстановления сирийского государства.

Мы изложили свои позиции. Все три страны высказались в пользу проведения Конгресса национального межсирийского диалога здесь, в Сочи, а также встречи на уровне министров иностранных дел трех стран. Представители специальных служб трех стран проведут встречи, чтобы обеспечить условия для проведения этого конгресса.

Мы надеемся, что этот конгресс станет новым шагом к достижению мира и стабильности в Сирии, а также проведению свободных выборов в Сирии на основе новой конституции.

Вновь хотел бы поблагодарить уважаемого господина Путина за его приглашение, а также господина Президента Эрдогана за участие в нынешней встрече. Надеемся, что этот процесс в целях достижения мира в Сирии будет продолжен.

Р.Эрдоган (как переведено): Уважаемые друзья! Уважаемые члены делегаций! Дамы и господа!

Приветствую всех от всей души. Хочу выразить благодарность в лице моего друга господина Путина всем нашим российским друзьям.

С Россией наш тесный диалог продолжается как в плане двусторонних отношений, так и в плане региональных вопросов. Слава Аллаху, мы собираем плоды во всех сферах. Особенно хочу отметить, что мы согласны с господином Путиным относительно того, что нужно придать работе дополнительный импульс.

В ходе двусторонней встречи с господином Рухани мы пришли к единому мнению, что нам необходимо еще больше развивать наши отношения во всех сферах.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших сегодняшних встреч, как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы провели критические встречи.

Мы искренне обсудили вопросы, стоящие на повестке дня. Мы вновь рассмотрели шаги, которые нам придется осуществить для установления перемирия в Сирии. Мы с удовольствием констатировали, что основную роль в снижении напряжения сыграло создание зон деэскалации.

Мы также обсудили шаги, которые могут внести вклад в женевский процесс для устойчивого разрешения вопроса сирийского конфликта с учетом прогресса, который был достигнут в ходе астанинских переговоров.

С другой стороны, хочу отметить, что мы пришли к единому мнению, что нам необходимо оказать поддержку осуществлению масштабного, свободного, справедливого и прозрачного политического процесса под руководством сирийского народа, которое закреплено в резолюции совбеза ООН под номером 2254.

Хочу также отметить, что мы решили, что наши действия должны быть осуществлены в координации для внесения значимого вклада в ходе Конгресса национального диалога Сирии, который будет проведен по инициативе Российской Федерации.

Наше сегодняшнее заявление является первым шагом, отражающим основы нашего сотрудничества. Несомненно, в этом плане самое большое наше желание – эти положительные шаги должны быть продолжены. Позиции сторон в этом плане имеют большое значение для успеха наших усилий. В первую очередь это зависит от позиции правительственного режима и оппозиции. С другой стороны, мы как страны-гаранты, наше взаимопонимание и взаимное уважение имеют критическую роль в этом плане.

Исключение террористических элементов, которые покушаются на национальную безопасность нашей страны, на политическое единство и территориальную целостность Сирии, будет являться приоритетом нашей страны. Никто не должен ожидать, чтобы мы находились под одной крышей с террористической организацией, которая покушается на национальную безопасность. Если мы выражаем приверженность территориальной целостности Сирии, а также политическому единству Сирии, мы не можем видеть в качестве легитимного игрока кровавую банду, которая старается разделить страну.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших консультаций как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы сделали акцент на том, что необходимо осуществить меры по укреплению доверия. Для поэтапного осуществления данных мер необходимо открыть беспрепятственный и бесперебойный доступ к гуманитарной помощи людям, которые на протяжении долгих лет оставались изолированы в этом плане.

Считаю, что достигнутая нами точка будет являться основным этапным решением для этого вопроса. С другой стороны, также считаю, что наши встречи пойдут на пользу и будут иметь положительный отклик в этом регионе. Приглашаю всех ответственных членов международного сообщества поддержать наши усилия.

Большое спасибо.

Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган


Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис

Раймондс Бергманис: боевые группы НАТО умножили безопасность в регионе

Бенс Латковскис (Bens Latkovskis),Neatkarigas Rita Avize, Латвия

В будущем году расходы Латвии на оборону достигнут запланированных 2% от внутреннего валового продукта. Достижение этого уровня было нашей целью с 2014 года, когда резко обострилась международная обстановка и стало ясно, что мир не является чем-то самим собой разумеющимся, а расходы на оборону это не пустое разбазаривание денег. О том, как эти дополнительные деньги будут расходоваться, и как эти расходы укрепят нашу безопасность, беседа с министром обороны Латвии Раймондом Бергманисом.

NRA: Вы недавно вернулись с совещания министров обороны стран-членов НАТО в Брюсселе. Что там было решено, и как это повлияет на обороноспособность нашего государства?

Раймондс Бергманис: Это была очередная рабочая встреча, на которой обсуждалось, как у нас обстоит с процессом адаптации, который начался в 2014 году с принятых на саммите в Уэллсе решений. В данный момент очень важны вопросы логистики, и в понедельник (беседа с министром состоялась в День Лачплесиса, 11 ноября — NRA), я отправлюсь на встречу министров обороны стран ЕС, к которой наше государство приняло политическое решение присоединиться к так называемому PESCO (англ. — Permanent structural cooperation), или постоянному структурному сотрудничеству.

— Что включает в себя это сотрудничество?

— Там много различных проектов, но для нас сейчас самый важный один, о чем говорилось также на встрече министров стран НАТО и, наверное, будет говориться на совещании министров ЕС. Речь о так называемом военном Шенгене, а именно: о возможности перемещения по территории ЕС без лишних сложностей. В случае НАТО мы говорили также о перемещении войск через океан. Очень важно обеспечить это быстро и качественно. Мы в этом вопросе выглядим хорошо, потому что многое сделали в сфере законодательства, чтобы военные грузы могли пересекать границу без долгого ожидания разрешения. Есть еще технические вопросы, связанные с инфраструктурой портов, аэродромов, железной дороги. Они связаны также с проектом Rail Baltic, который очень важен, в том числе и с аспекта безопасности. Я беседовал с министром сообщения о возможном сотрудничестве по этим вопросам.

— Где сейчас проблемные места?

— К примеру, грузоподъемность мостов, высота тоннелей. С размещением усиленной боевой группы в государствах Балтии и Польше во многих местах, в особенности в Польше, возникли некоторые проблемы.

— Означает ли это, что мы возвращаемся к ситуации советских времен, когда функциональность каждого гражданского объекта оценивалась в соответствии с военной ситуацией, и строительство объектов обязательно согласовывалось с военными?

— Речь о критически важных объектах инфраструктуры, где сотрудничество осуществляется. Если ведется новое строительство или реконструкция, то многие важные для нас (военных) вещи принимаются во внимание.

— Только что вышла книга депутата Европарламента, бывшего министра иностранных дел Сандры Калниете о внешнеполитической службе Латвии. Эту книгу пронизывает обида, что большие государства относятся к маленьким довольно пренебрежительно, равнодушно, и маленьким странам сложно встретить понимание. Пришлось ли вам в своей работе сталкиваться с чем-то подобным?

— В течение двух лет с тех пор, как я министр, находясь за общим столом, у которого сейчас уже 29 государств НАТО, я ничего подобного не чувствовал. Не чувствую разницы — будь это сверхдержава, государство-учредитель альянса или государство, которое позже присоединилось к альянсу. Там царит принцип консенсуса, и это сложная задача, когда все должны договориться. Но именно в прошлом году в Варшаве состоялся саммит руководителей стран

НАТО, на котором были приняты эти исторические решения о размещении расширенных боевых групп союзников в государствах Балтии и Польше. Я действительно считаю, что эти решения исторические, и мы, возможно, еще не до конца осознаем огромное значение этих решений для безопасности нашего государства. В Варшаве у меня было много двусторонних встреч, одна из них — с представителями Испании. Испанская сторона сразу ясно заявила, что они хорошо понимают нашу ситуацию и готовы помочь и принять участие. Этим все было сказано. Ни о каком непонимании ситуации не может быть и речи. И итальянская сторона, у пограничной охраны которой большая нагрузка в связи с потоком мигрантов, присутствует здесь, и итальянцы тоже относятся с пониманием. Лучший ответ на ваш вопрос — наша боевая группа, которую возглавляют канадцы. У нас трансатлантические связи с Канадой, и я могу сказать спасибо канадцам за их понимание и участие в этих процессах, которое с каждым годом углубляется. В Латвии неоднократно побывали и министр обороны, и министр иностранных дел Канады, и всегда у нас было очень хорошее взаимопонимание. 25 мая этого года в Брюсселе прошла встреча руководителей государств НАТО, во время которой министр обороны Канады Харджит Саджан познакомил меня с премьер-министром своей страны господином Джастином Трюдо, и он, узнав, что как раз в тот день у моего сына было 18-летие, отправил ему по телефону видеопоздравление. Это демонстрирует, насколько искренние и заинтересованные наши межгосударственные отношения. Надеюсь, что Трюдо посетит с государственным визитом Латвию, что было бы очень важно. Говоря о трансатлантической солидарности, необходимо упомянуть также участие солдат Словении и Албании в дислоцированной здесь боевой группе, хотя у них, на Балканах, мир по-прежнему довольно хрупкий. Также необходимо упомянуть Польшу, солдаты которой присутствуют здесь в большом количестве, несмотря на то, что такая же боевая группа размещена у них. Синергия процесса создания нашей боевой группы — единство и солидарность.

— В исследовании аналитического центра RAND, в котором рассматривались различные сценарии возможных военных действий, указано, что в случае фронтального нападения России на страны Балтии огромное значение будет иметь то, начнут ли вооруженные силы Польши активные действия немедленно и придут ли на помощь.

— Это так называемый Сувалкский коридор (литовско-польский пограничный участок между Калининградской областью и Белоруссией), который является очень важным фактором. Ни для кого не секрет, что Россия особо отрабатывает возможность отрезать страны Балтии от возможной помощи в кризисной военной ситуации. С Польшей у нас очень хорошее сотрудничество. С их стороны большое понимание, и у меня хорошие личные отношения с опытным польским политиком, министром обороны Антонием Мацеревичем. Он в Польше очень уважаемый политик, твердый политик. Сейчас в Польше очень стремительно развивается военная индустрия, увеличиваются инвестиции в вооруженные силы, и Польша одна из стран НАТО, уже выделяющих на оборону 2% ВВП. В будущем году и мы с Литвой достигнем этого уровня, и будет уже восемь таких государств НАТО из 29.

— Когда упоминаются эти 2%, людям хочется знать, куда эти деньги уйдут. Что нового будет построено, какое новое оружие, какие новые единицы военной техники будут в нашем арсенале?

— Развитие происходит очень стремительно, и я должен сказать огромное спасибо народу, правительству, парламенту за понимание, что выделяются эти средства. Это не легко, потому что потребности есть у всех, и их много, но несмотря на это, они пошли навстречу и выделили деньги на оборону. Это высоко ценит каждый союзник, потому что мы показываем пример, демонстрируем, что сами хотим защищать свое государство. Видя это, и союзники готовы участвовать и помогать. США вложили сюда огромные суммы. Мы построили много складов, которые нам были очень необходимы, построены новые казармы, стремительно развивается инфраструктура аэродрома в Лиелварде. Нашу главную базу лучшим образом охарактеризовал канадский министр, который побывал здесь уже три раза. Он сказал, что даже не верит своим глазам, как быстро все развивается: казармы, полигоны, склады, ремонтные мастерские, столовая, спортзал. Что касается боеспособности, то я должен сказать спасибо вооруженным силам, а в особенности Ополчению, которому было дано много обещаний, но не всегда они выполнялись. И сейчас в связи с варшавскими решениями, чтобы реализовать обязанности принимающей страны, мы должны были перепланировать некоторые позиции во внутреннем бюджете. И поэтому опять все немного отодвинулось, но ничего не остановлено и не прервано. У нас имеется проект механизации, в рамках которого приобретены бронемашины из Великобритании. В этом году подписали договор с австрийцами о поставках самоходной артиллерии поддержки боевого огня. Надеюсь, что 18 ноября (День провозглашения независимости Латвии — прим. ред.) увидим ее на Набережной. Многим эта техника, наверное, покажется танками, но это артиллерийские установки, которые визуально очень похожи на танки. У австрийцев мы также покупаем 120-миллилметровые минометы. С датчанами подписан договор, и надеюсь, что в ближайшее время получим установки противовоздушной обороны Stinger. Усовершенствованы наши радарные системы раннего предупреждения. В следующем году будут еще дополнительные установки, которые смогут закрыть все небольшие недостатки по обнаружению низко летящих объектов. Есть общая установка командования всех вооруженных сил — в будущем году обеспечить всех солдат индивидуальной экипировкой, потому что в августе будущего года здесь пройдут крупнейшие военные учения с момента восстановления независимости.

— Примет ли в этих учениях упомянутый батальон НАТО?

— Думаю, что да, потому что в настоящее время ведется полноценная интеграция этой боевой группы в наши вооруженные силы. Продолжая о наших силах — очень много сделано для развития боеспособности подразделения специального назначения, в каждом батальоне Ополчения созданы отряды повышенной готовности, с каждым годом совершенствуются наши инженерные силы, потому что приобретается все лучшая техника. Идут также переговоры о приобретении большего объема противотанкового оружия.

— Танки традиционно являются ударной силой сухопутных войск России. Что мы готовы противопоставить?

— Борьба против танков — очень важный элемент стратегии нашей обороны. Если мы развиваем вооруженные силы нашего государства и у нас нет намерения идти в военный поход против других государств, то противотанковая и противовоздушная оборона это самое главное. Это именно то, что мы вместе со своими союзниками сейчас делаем и будем делать. Уже сейчас у нас есть произведенное в Израиле противотанковое оружие Spike и системы Karl Gustav. Можно сказать, что все достаточно хорошо, но может быть еще лучше. Сейчас средства для этого есть, и арсенал противотанкового оружия будет пополнен. Вооруженные силы подают нам запрос, затем происходит оперативная оценка, что нам больше всего необходимо, и какие у нас средства, что можем себе позволить. Нужно найти оптимальный средний путь, и, к примеру, в случае с гусеничными боевыми машинами CVRT из Великобритании мы нашли решение. Эти машины продемонстрировали на удивление хорошую совместимость с нашими природными и климатическими условиями.

— Разговоры, что купили старые консервные банки, безосновательны?

— Абсолютно безосновательны, и это доказано, когда в этом году самое большое количество солдат с момента восстановления независимости отправились на обучение в Германию, где они продемонстрировали фантастические результаты. Американцы были удивлены, что мы используем эти машины только год, но достигли такого высокопрофессионального навыка управления.

— С увеличением расходов на оборону все громче звучат мнения о необходимости создания своей военно-технической индустрии, чтобы эти дополнительные деньги работали, в том числе и в наших экономических интересах.

— Когда я пришел на работу в минобороны, парламентским секретарем был господин Пантелеевс. Он, смеясь, спросил у меня: «Ты видел на втором этаже портретную галерею? И ты там будешь висеть, и когда люди увидят твой портрет, что они будут вспоминать?». Я подумал: хороший вопрос. Одна из моих задач для меня лично и для всей системы в целом — развитие оборонной индустрии в Латвии. У нас она была, но в малоразвитом состоянии. Сейчас мы стараемся все это улучшить, и надеюсь, что уже в ближайшее время сможем сообщить о новых договорах по сотрудничеству, чтобы как можно больше денег оставалось здесь на месте. Сейчас крупные военные компании, которые поставляют нам экипировку и другие вещи, это поняли и приняли новые правила игры. Эти компании к своему удивлению нашли у нас местные предприятия, которые готовы к сотрудничеству на высококачественном уровне. Намного проще и выгоднее, если технический уход для нашей бронетехники можно будет обеспечить на месте, а не отправлять ее куда-то. До Второй мировой войны здесь было три предприятия, производивших амуницию. Надеюсь, что в будущем амуницию для нужд наших вооруженных сил будут поставлять наши предприятия. Это очень важно с точки зрения безопасности поставок, в особенности в кризисной ситуации. Мы также заключили меморандумы о сотрудничестве с сельскохозяйственными организациями о снабжении продовольствием наших вооруженных сил и ополчения.

— Ситуация в мире резко изменилась после событий 2014 года. Сейчас напряженность в отношениях с Россией снижается или возрастает?

— Да, в 2014 году ситуация резко изменилась, но не следует забывать также 2008 год, когда произошло российское вторжение в Грузию. Это продемонстрировало, что ситуация не такая, какую мы надеялись видеть. И сейчас присутствие вооруженных сил России у наших границ существенно возрастает, и нет никаких признаков, свидетельствующих об ослаблении напряженности. Строится новая военная инфраструктура, дислоцируются новые подразделения. Господин Шойгу, министр обороны России, заявил, что будут размещены три новые дивизии. Это огромные цифры в сравнении с тем, что они нас упрекают, будто мы их провоцируем своими подразделениями.

— Уравновешивает ли наш батальон дополнительных сил НАТО эти три российские дивизии?

— Это также демонстрирует, что с нашей стороны это не провокационные действия, а сдерживание. Это сдерживание срабатывало и срабатывает сейчас. В свое время военный перевес Варшавского пакта над находившимися в Западном Берлине силами США был еще более сокрушительным, и эта доктрина сдерживания и 5-й параграф Вашингтонского договора в полной мере доказали свое значение. Это действует, и ни у кого в этом нет сомнений, в чем я в очередной раз убедился в ходе недавнего визита в Финляндию, где это подтвердил также министр обороны США господин Мэттис. Размещение боевых групп в государствах Балтии и Польше сделало ситуацию во всем регионе намного безопаснее.

Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис


Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 ноября 2017 > № 2393348 Дмитрий Рогозин

Рабочая встреча с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Рогозиным.

Д.Рогозин информировал Президента о ходе строительства сверхзвукового стратегического бомбардировщика-ракетоносца «Ту-160М2».

В.Путин: Дмитрий Олегович, хотели доложить про «Ту-160»?

Д.Рогозин: Так точно.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вами было принято решение об укреплении российской ядерной триады, в том числе воздушного компонента, и возобновлении производства на новой технической и технологической основе нашего стратегического ракетоносца «Ту-160».

Докладываю, что сегодня, в дни, когда в Казани Казанский авиационный завод, Казанское авиационное объединение имени С.П.Горбунова празднует свое 90-летие, произошла выкатка из цеха созданного из задела самолёта «Ту-160М2».

По сути дела, это означает, что завод выполнил сложнейшую задачу по восстановлению утраченного в свое время производства, включая электронно-лучевую сварку, работу по титану. Это новое радиоэлектронное бортовое оборудование. На самарском заводе «Кузнецов» было воссоздано, тоже на новой основе, производство двигателя НК-32 второй серии. Сегодня мы уже передали на лётные испытания первый самолёт, который ознаменует собой начало процесса возобновления производства стратегических бомбардировщиков.

Планируем, что уже в 2019 году будут созданы и начнут испытания самолёты, созданные, как мы говорим, «из руды», в 2023 году – серийная поставка, а первый полёт «Ту-160М2», который сегодня вышел из цеха, мы планируем провести в феврале следующего года.

В.Путин: Ну что ж, отлично. Поздравляю авиастроителей и думаю, что порадуем Министерство обороны. Это именно Минобороны настаивало на возобновлении этой версии «Ту-160» на новой базе, в общем оправдавшего себя носителя, самолёта, сверхзвукового самолёта. Отлично. Поздравляю.

Д.Рогозин: Спасибо.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 ноября 2017 > № 2393348 Дмитрий Рогозин


Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Ходоки в Пекин. Как в Зимбабве вырабатывается новый формат передачи власти для Африки

Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в Африке. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества

Зимбабве часто появляется в российских и западных СМИ как хрестоматийный пример экономически и политически «провалившегося» государства, управляемого карикатурно некомпетентными и коррумпированными автократами. Между тем эта страна – пример удивительной устойчивости персоналистского режима перед лицом экономического краха и многолетнего санкционного давления.

За последние два десятилетия Зимбабве пережила острый экономический и земельный кризис середины 90-х (тогда произошло знаменитое изъятие земель у белых фермеров, которые Великобритания так и не выкупила, не выполнив своих обещаний), гиперинфляцию 2007–2008 годов, когда цены росли на 98% в день и страна отказалась от национальной валюты, а также политический кризис, после которого президент Роберт Мугабе, правящий страной с момента объявления независимости в 1980 году, вынужден был пойти на «Глобальное соглашение» с оппозицией и терпеть своего главного соперника Моргана Цвангираи во главе правительства.

В 2013 году партия Мугабе ZANU-PF получила 61% на выборах, пост премьер-министра был упразднен и страна вернулась к прежнему однопартийному персоналистскому правлению. Однако из-за возраста Мугабе внутри правящего класса развернулась борьба за пост преемника.

Причины кризиса

События в Зимбабве следует рассматривать не как военный переворот, а скорее как попытку части элиты, представленной преимущественно силовиками-ветеранами национально-освободительного движения, не допустить передачу власти через их голову группе молодых партийных функционеров и последующего изменения сложившейся системы контроля за ресурсами. То есть это своего рода превентивный контрпереворот, направленный на сохранение статус-кво.

Ключевые внешние региональные (ЮАР) и мировые (Китай) игроки заинтересованы в сохранении стабильности и преемственности политического курса в Зимбабве. Надежды США и Великобритании на качественные изменения в политическом устройстве Зимбабве в связи с отстранением Мугабе от власти, скорее всего, беспочвенны.

Противоречия между кланами в Зимбабве играют важную роль в политике и доступе к экономическим ресурсам. Почти все высшее руководство страны – это представители одной народности – шона, но это не мешает активной борьбе между субэтническими группами. Президент Мугабе принадлежит к клану зезуру, его многолетний оппонент, лидер оппозиции Морган Цвангираи – к каранга. При этом одним из самых влиятельных лидеров каранга считается и ближайший сподвижник Мугабе – Эммерсон Мнангагва. Несколько дней назад, 6 ноября 2017 года, Мнангагву отправили в отставку с поста вице-президента, что и спровоцировало нынешний политический кризис.

Эммерсона Мнангагву назначили вице-президентом Зимбабве в декабре 2014 года – тогда он считался будущим преемником стареющего Мугабе, компромиссной фигурой, устраивающей политическую элиту страны. В ноябре его отправили в отставку с официальной формулировкой «несоответствие занимаемой должности», но дело было явно в том, что накануне первая леди Зимбабве, 52-летняя Грейс Мугабе (замужем за президентом Мугабе с 1996 года), выступая на митинге, прямо обвинила Мнангагву в подготовке государственного переворота.

После отставки Мнангагвы его сторонников начали исключать из правящей партии ZANU-PF, чтобы они не помешали назначить новым вице-президентом жену Мугабе Грейс. Сам Роберт Мугабе обвинил бывшего зама в «нетерпении» занять место президента и обращении за помощью к неким колдунам.

Однако операцию по смене преемника не удалось провести гладко. Тринадцатого ноября командующий Силами обороны Зимбабве (название национальных Вооруженных сил) генерал Константин Чивенга неожиданно для многих публично выступил на стороне Мнангагвы и обвинил «людей, не принимавших участие в освободительной борьбе в 1970-е» (то есть Грейс Мугабе и группу молодых функционеров внутри ZANU-PF, известную как G40), в попытке захвата партии. Генерал также заявил, что «ради защиты нашей революции военные не станут уклоняться от вмешательства».

Обращение генерала Чивенги ясно обозначило линию противостояния по поводу будущего политического устройства Зимбабве: ветераны национально-освободительного движения, занимающие ключевые посты в силовых структурах и извлекающие ренту из своего рода «силового предпринимательства», против молодых (40–50-летних) партийных функционеров и правительственных технократов, обязанных своим положением распределяющим бюджетные ресурсы персоналистским патронажным сетям и покровительству Грейс Мугабе.

На следующий день после выступления генерала Чивенги, которого партийцы из ZANU-PF немедленно обвинили в посягательстве на мир и стабильность в Зимбабве, военные заняли здание государственного вещателя ZBC и разместили у ряда правительственных зданий бронетехнику, но не стали вводить никаких ограничений на транспортное сообщение, торговлю и перемещение жителей.

Утром 15 ноября Силы обороны Зимбабве в лице генерал-майора Субисисо Мойо заявили, что берут под охрану президента Мугабе и его семью, чтобы выявить «преступников» в окружении главы государства. По данным СМИ, несколько близких к Грейс Мугабе министров уже задержаны, но формального заявления о переходе властных полномочий в руки военных пока сделано не было.

Международный контекст

Военные неслучайно отказываются официально признавать, что взяли власть в Зимбабве. Африканский союз (АС) крайне негативно относится к вмешательству военных во внутреннюю политику. В 2013 году АС приостановил членство Египта в организации после случившегося там переворота.

Для не имеющей выхода к морю Зимбабве любые региональные санкции/ограничения чреваты серьезными проблемами со снабжением. Хотя председатель Союза, президент Гвинеи Альфа Конде заявил, что произошедшее в Зимбабве «похоже на переворот», пока Комиссия АС выпустила относительно нейтральное и взвешенное заявление.

Ни одна из соседних стран, особенно региональный лидер ЮАР, не заинтересована в том, чтобы события в Зимбабве переросли в полномасштабный конфликт. Возможное насилие неизбежно спровоцирует потоки беженцев с перспективой гуманитарной катастрофы в масштабах всей Южной Африки, поэтому именно президент ЮАР Джейкоб Зума взял на себя роль внешнего посредника, переговорил по телефону с Мугабе и заявил, что поддерживает контакт с военными.

За несколько дней до начала кризиса генерал Чивенга побывал в Китае и встретился там с министром обороны Чан Ваньцюанем. То есть Пекин если и непричастен к перевороту, то по крайней мере был поставлен в известность о планах отстранить Мугабе от власти. Официальный представитель МИД КНР, отвечая на соответствующий вопрос журналистов, назвал визит обычным двусторонним мероприятием, но при этом воздержался от оценки ситуации в Зимбабве.

Слухи о причастности китайцев к перевороту распространяются зимбабвийскими СМИ, которые указывают на то, что бывший вице-президент Мнангагва якобы сразу после отставки полетел в Китай, где в 1970-е проходил военную подготовку. Этот визит ему помог организовать глава влиятельной Ассоциации военных ветеранов Кристофер Мутсвангва, посол Зимбабве в Китае в 2002–2006 годах.

Что дальше

Фактическое отстранение Мугабе от власти (точнее, от процесса принятия решения по кандидатуре преемника) похоже на вариант мягкого внутриэлитного контрпереворота. Бессменному лидеру, судя по всему, гарантируют безопасность и важную символическую роль «отца нации», но не позволят сохранить нынешнюю модель правления и дальше, передав власть жене Грейс.

Очередные всеобщие парламентские выборы в Зимбабве, по итогам которых депутаты избирают президента, намечены на лето 2018 года. Возможно, Роберт Мугабе если и не сохранит за собой пост президента, то так или иначе останется на статусной и формально высшей государственной должности, потеряв реальные властные полномочия в результате реформы системы управления. Например, можно восстановить упраздненный в 2013 году пост премьер-министра или создать специально для Мугабе новой конституционный орган.

Скорее всего, дальше режим в Зимбабве трансформируется таким образом, что место Роберта Мугабе формально или фактически займет кто-то из ветеранов национально-освободительного движения. Или в стране сложится менее персоналистский режим, основанный на коллективном правлении ветеранов-военных. И в том и в другом случае основные параметры нынешней политэкономической системы останутся без существенных изменений.

Также ветераны национально-освободительного движения могут попытаться создать правительство национального единства с участием оппозиции. Таким образом, они смогут, с одной стороны, нейтрализовать лично связанных с кланом Мугабе оппонентов, а с другой – использовать это для выхода из международной изоляции. Основное препятствие для такого сценария – фигура Роберта Мугабе, от которой никто отказываться пока не готов.

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в регионе. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества, а их влияние уже не зависит от отдельных фигур одиозных лидеров.

Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский

Переворот в Зимбабве — не повод для торжества

Однако он может послужить уроком для других диктаторов, пытающихся удержаться у власти.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В качестве лидера Зимбабве Роберт Мугабе продержался у власти дольше, чем Сталин в Советском Союзе и Мао в Китае. Поскольку его правление подошло к концу — это представляется вероятным, с учетом его очевидной невозможности освободиться из-под домашнего ареста после прихода к власти военных, — то имеет смысл порассуждать о тех ошибках, которые стали причиной завершения такой замечательной карьеры.

Дэниел Трисман (Daniel Treisman), политолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно в одной своей публикации высказал мнение, что падение большинства диктаторов объясняется их излишней человечностью — высокомерием, склонностью к ненужному риску, импульсами в области либерализации, направляющими на опасный путь, выбором неправильного преемника, контрпродуктивным насилием. 93-летний Мугабе не является исключением — он подготовил себе неправильного преемника и слишком сильно полагался на своих военных. А когда он попытался изменить свой выбор, генералы решили, что пора положить этому конец.

Почти на протяжении всего 37-летнего правления Роберта Мугабе Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa) — как и Мугабе, он является ветераном войны за освобождение от британского господства — был самым близким союзником и помощником. Он был первым министром безопасности страны, а также возглавлял специальные силовые структуры, занимавшиеся подавлением сопротивления со стороны различных племен, несогласных с правлением партии Мугабе.

Бойцы этих подразделений заставляли жителей деревень танцевать на еще свежих могилах своих родственников и произносить при этом лозунги в поддержку Мугабе. Хайди Холланд (Heidi Holland) рассказала об этом в своей книге «Обед с Мугабе» (Dinner with Mugabe), в которой описывается его путь от иконы национального освобождения к автократическому правлению.

Позднее, в конце 1990-х годов, когда государство Зимбабве выступило на стороне правительственных сил во Второй конголезской войне, Мнангагва установил тесные связи с военными, помогая им получать концессии на добычу полезных ископаемых в обмен на поддержку Лорана-Дезире Кабилы (Laurent-Desire Kabila). Политические амбиции Мнангагвы росли, и в 2005 году Мугабе остановил его продвижение наверх, лишил его руководящего поста в правящей партии Зимбабвийский африканский национальный союз (Zanu-PF).

Это произошло после попытки Мнангагвы занять пост вице-президента. Однако он смог пережить понижение своего ранга, и в конечном итоге получил должность вице-президента в 2014 году. Было очевидно, что, несмотря на отсутствие у него необходимых политику качеств — Мнангагва дважды проиграл на выборах в своем родном избирательном округе, — Мугабе, тем не менее, считал его своим потенциальным преемником.

Поскольку Мнангагва продемонстрировал свою способность держаться у власти, укреплять свои связи и добиваться поддержки со стороны различных частей истеблишмента Зимбабве, Мугабе становился все более зависимым от военных. Вот что написал по этому поводу в 2014 году зимбабвийский эксперт Чарльз Мангонгера (Mangongera):

«По мере ослабления авторитарного контроля в результате роста влияния оппозиции военные стали принимать все более и более активное участие в политике. Представители военных элит получили право институционального вето, а также возможность блокировать переход страны к демократии, и делали они это с помощью милитаризации ключевых государственных институтов и использования санкционированного государством насилия в отношении тех людей, который бросали вызов Мугабе. За это представители военных элит получали вознаграждение в виде прибыльных государственных контрактов, доступа к лучшим земельным участкам, концессий на добычу полезных ископаемых и других привилегий хищнического государства во главе с Робертом Мугабе».

Силы обороны Зимбабве нельзя отнести к категории тех военных формирований, которые в критические моменты вмешиваются в происходящие события для того, чтобы гарантировать нормальное функционирование государства и сохранить приверженность к существующим традициям управления, как это делали несколько раз в течение XX столетия турецкие военные. Зимбабвийские силы обороны неразрывно связаны с Зимбабвийским африканским национальным союзом, но не обязательно с Мугабе. По мере того как стареющий диктатор становился все более слабым (он часто засыпал во время публичных мероприятий), Константайн Чивенга (Constantine Chiwenga), командующий Зимбабвийскими силами обороны, стал союзником Мнангагвы.

И когда Мугабе ранее в этом месяце уволил Мнангагву, обвинив его в отсутствии лояльности, и когда стало ясно, что этот диктатор хочет сделать свою жену Грейс вице-президентом, а затем и преемником, Чивенга сделал свой ход, пообещав остановить тех, кто «намерен похитить революцию». На следующий день, во вторник, в Хараре произошел военный переворот.

Особого повода для торжества в данном случае нет. Грейс Мугабе, с учетом ее бурного темперамента и любви к роскоши, вряд ли стала бы великим президентом. 75-летнего Мнангагву тоже нельзя считать более приемлемым вариантом. Наблюдатели называют его жестоким и злым человеком. «Оппозиционный кандидат, победивший его в 2000 году в округе Квекве после проведения жесткой кампании, едва не лишился жизни, когда молодые сторонники Зимбабвийского африканского национального союза похитили его, облили бензином, но не смогли поджечь», — подчеркнула в своей статье Холланд.

Государство Зимбабве, столкнувшееся с травматизирующим насилием и экономическими беспорядками во время правления Мугабе, не может ожидать чего-то особенного от вмешательства военных. Такого рода изменения, возникшие в результате дворцовых интриг, а не народного сопротивления, не позволяют надеяться на какие-то изменения, и ситуация может ухудшиться. Новый диктатор будет пытаться убедить всех в том, что он лучше защищен от переворотов, чем его предшественник, и это может означать еще больше репрессий с применением насилия.

Однако для автократов в других местах события в Зимбабве могут послужить полезным уроком. Многолетний сподвижник, претендующий на роль преемника, не может ждать вечно смерти диктатора. Если ему будет позволено укрепить свою власть, то в таком случае дни диктатора будут сочтены. Кроме того, диктатору не дадут возможности изменить свое решение по поводу преемника.

Постоянная перетряска аппарата безопасности и политического руководства позволила Сталину и Мао умереть на своем посту. Принятое на раннем этапе решение о создании династии хорошо сработало в случае с Ким Ир Сеном. Мугабе не сможет присоединиться к когорте этих непобежденных диктаторов, поскольку он проявил беспечность. Но это вполне человеческое качество, особенно после почти четырех десятилетий пребывания во власти.

Данная статья не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский


Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390324 Олег Кузнецов

Зачем было нападать на Цхинвал, когда можно было банально взорвать Рокский тоннель?

Лейла Нароушвили, Грузия online, Грузия

Конфликты на Южном Кавказе разные эксперты, политики и историки оценивают по-разному. «Грузия online» предлагает точку зрения Олега Кузнецова, историка, российского независимого эксперта по Кавказу.

«Грузия online»: Неправительственная организация «Гражданская платформа мира между Арменией и Азербайджаном» надеется сдвинуть с мертвой точки ситуацию вокруг Нагорного Карабаха. Сможет НПО выполнить такую сложную задачу?

Олег Кузнецов: Я достаточно жестко отношусь к ситуации в районе Нагорно-Карабахского конфликта и прекрасно понимаю, что больших подвижек на протяжении последнего времени, нет. Более того, достаточно адекватно оцениваю ситуацию в том смысле, что этот конфликт не только межнациональный и межгосударственный, как его пытаются представить, а конфликт, который поддерживается многими международными структурами и иностранными государствами. Исходя из этого, в рамках существующей системы межгосударственных отношений, его решение достаточно проблематично, так как Армения и Азербайджан в большей степени являются заложниками в этом конфликте.

Любая общественная инициатива снизу, как некая интеллектуальная альтернатива, представляет интерес хотя бы потому, что предлагает другую модель решения. Когда выступающие говорят о том, что мы должны выстроить компромиссы, они должны быть найдены не в плоскости именно межгосударственных отношений, межгосударственной политики, а в области межнациональных отношений. Или в плоскости какой-то принципиально иной модели сосуществования народов с разной культурой, разной религией, но проживающей на одной территории. Это достаточно важно потому, что 30 лет войны с обеих сторон породили многие серьезные идеологемы, получившие закрепление на уровне государственной политики. Армения считает Карабах, точнее они провозгласили как Арцах, вторым армянским независимым государственным образованием на Южном Кавказе, т.е. по юридической терминологии, было создано квази-государство, обладающее всеми реальными институтами государственности, поэтому армянам придется отказаться от созданного ими же де-факто государства для того, чтобы начать искать компромиссы.

Азербайджан на конституционном уровне объявляет себя правопреемницей Азербайджанской Демократической Республики 1918 года, т.е. считает, что территория Азербайджана включает и те территории и некоторые области, которые находятся в государственных границах современной Армении, я имею в виду Зангелан и что было отторгнуто большевиками от Азербайджана и передано Армении в 1924 году. Объем компромиссов слишком большой для того, чтобы стороны смогли бы договориться на общественном уровне.

В любом случае, сюда вовлекается межгосударственная, внутриполитическая позиция, к тому же, накал взаимной ненависти двух народов сегодня очень высок. Не думаю, что политики, может быть даже косвенно находящиеся в азербайджанской и армянской власти, поддержат эту программу, как некоего поиска интеллектуальной альтернативы. В тоже время, мы прекрасно понимаем, что и в одной, и в другой стране есть очень много непримиримых.

Вспомним недавние события в Армении — как только Серж Саргсян заговорил о каких-то возможных позитивных переговорах, сразу же, в июне прошлого года, в Ереване произошел мятеж и группа боевиков «Сасна црер» захватила расположение полка Патрульно-постовой службы полиции Еревана, т.е. произошло вооруженное противостояние между террористами, хотя в Армении их террористами не считают, но с точки зрения международного права они являются террористами. Противостояние с армянской властью продолжалось две недели. Я больше чем уверен, что ультра-радикалы, ультра-националисты есть как в Армении, так и в Азербайджане, поэтому любая интеллектуальная альтернатива должна сначала прорости внутри азербайджанского и армянского обществ. Если прорастет и люди воспримут эту альтернативу, то есть слабый шанс и возможность сближения народов. В любом случае, война не лучший вариант решения проблемы, любая война бессмысленна и станет тупиком для всего региона. Если есть альтернатива, ее нужно, по крайней мере, поддержать, изучить и учитывать в моделировании развития ситуации.

— Распространено стойкое убеждение, что ни один конфликт на Южном Кавказе, как и их решение, не обходится без участия Москвы. Какую роль может сыграть Россия в решении данного конфликта?

— Прежде всего, это мое субъективное мнение, не хотел бы, чтобы Россию делали единственно ответственной за всю ситуацию в регионе. Хочу напомнить, что недавно исполнилось 25 лет печально известной 907-й поправки к Акту зашиты свободы США, это официальный государственный документ, где четко сказано, что США не будут оказывать никакой помощи Азербайджану до тех пор, пока он будет осуществлять агрессивные действия в отношении Армении и НК, т.е. с точки зрения американского законодательства, Нагорный Карабах это самостоятельный субъект международного права. И де-факто по этому закону, а это законодательный акт, Америка признает независимость Карабаха, соответственно является союзницей Армении. Поэтому, когда говорят о том, что только Россия поддерживает Армению в ее противостоянии с Азербайджаном, за счет своей военной базы на территории Армении или какой-то военной помощи, это не соответствует действительности, поскольку не только Россия является союзницей Армении в Нагорно-Карабахском конфликте. Говорить, что Россия одна способна повлиять на изменение ситуации, не так, и я (в этом) более чем уверен. Именно поэтому существуют несколько мировых центров силы, которые заинтересованы в сохранении нынешней ситуации конфликта в перманентно вялотекущем состоянии, тлеющей фазе, свидетелями которого мы является. Подобное состояние позволяет обеспечить, сохранить некий неустойчивый паритет интересов этих центров сил в регионе и, к несчастью, вопросы геополитики основных мировых столиц сейчас превалируют над интересами двух народов.

— Вы являетесь специалистом по Кавказу, поэтому, не могу не задать вопрос по нашим конфликтам. Кремль признал два грузинских сепаратистских региона и требует от официальной Грузии смириться с новой реальностью. Ваша оценка.

— Новая реальность уже есть, ее невозможно изменить. Президент РФ Дмитрий Медведев подписал два указа о признании независимости этих территорий. Пути назад — отменить эти указы, думаю, для России нет, поэтому РФ является заложницей данной ситуации, в том числе. Весь мир не признает Абхазию и Южную Осетию, тогда как Россия ее уже признала. Такая же ситуация, допустим, была в 1995 году, когда была провозглашена Чеченская республика Ичкерия и Эстония признала, но при этом весь мир не признал. Поэтому, для России это новая реальность.

— Насколько продуманным было такое решение для самой России?

— 9 лет это не такой большой срок, чтобы понять, насколько это хорошо для РФ, если мы берем чисто эгоистическую точку зрения. С другой стороны, не буду называть их самостоятельными государствами, они ведут себя очень и очень некорректно даже в отношении к России, благодаря которой они существуют. Например, ни для кого не секрет, что абхазы перекрыли пути сезонных миграций рыб и рыбные запасы Азовского моря находятся сейчас под угрозой, это реальность, о которой не любят говорить, но тем не менее, национальный эгоизм в этих территориях зашкаливает. Это объективный факт.

Абхазы не пускают никого на свой рынок недвижимости, все думали что будут какие-то инвестиции, можно будет превратить этот регион в некую туристическую мекку, но этого нет. Тем более, ситуация в нынешней Абхазии очень странная — долгое время она считалась христианским государством, причем православным. Последние 10 лет мы наблюдаем большой приток мусульман, бывших граждан Абхазии, которые возвращаются из Турции, также наблюдаем активное переселение армян-григориан и усиление влияния армянской григорианской церкви. Т.е. Абхазия в среднесрочной перспективе, ни завтра, ни послезавтра, лет через 5-7, может превратится в новую зону этно-политического конфликта на Кавказе, и прежде всего, с религиозной окраской. Тогда Карабах будет менее актуален, чем Абхазия. К несчастью, такова ситуация и российское экспертное сообщество это прекрасно понимает, но не всегда власть России к этому прислушивается. Хотя с другой стороны, мы можем говорить о том, что Абхазия имеет достаточно исторических предпосылок для того, чтобы быть самостоятельным государством. Сам грузинский царь, Давид Строитель начинал объединение Грузии с Абхазии, т.е. она была историческим игроком, которая присоединилась к Грузии. Здесь вопрос в том, что ядром объединения была Абхазия, и в 20-м веке была Абхазская Автономия, но мы не будем сейчас углубляться в исторические и политические вопросы.

Что касается Южной Осетии, говорить, что были какие-то предпосылки государственности до Советского Союза, этого не было. Осетины были христианизированы благодаря усилиям священников грузинской церкви в 18-19 веках и естественно, церковно-религиозное движение сопровождалось закабалением. Возможно, в этом лежит причина грузино-осетинского конфликта, что некогда самовольные племена оказались в крепостном положении. Здесь может быть экономический подтекст, социальный, но нет политического подтекста для этого конфликта, поэтому ставить на одну плоскость Абхазию и Южную Осетию смысла нет. То, что конфликт в Южной Осетии был порожден не Цхинвалом, это так. Самое парадоксальное, что между Южной и Северной Осетией кроме Рокского перевала нет никакого другого пути сообщения и то что произошло нападение на Цхинвал в 2008-м, с военной точки зрения, было бессмысленно. Первый огонь открыли грузинские войска.

— Нет, постоянно шли обстрелы грузинских сел и полицейских постов с осетинской стороны, был убит грузинский полицейский, были раненые, но в российских СМИ о гибели грузинского полицейского, обо всем этом не было информации…

— Были обоюдные провокации, но зачем было нападать на Цхинвал, когда можно было банально взорвать Рокский тоннель и полностью перекрыть пути контактов между Россией и Южной Осетией?

— Российская армия уже находилась в Самачабло — т.н. Южной Осетии — до начала военных действий, 3-4 августа Кокойты объявил эвакуацию детей, женщин стариков, всего осетинского населения в Россию, но не грузинского, они знали что будет война. Кстати, со временем в Интернете начали появляться видео, где об этом говорится…

— Хорошо, пусть будет по-вашему, но в любом случае, то что в Южной Осетии и Абхазии две разные ситуации по всем параметрам, вы со мной согласны? Поэтому, опять-таки, посмотрим со стороны не Тбилиси, а со стороны Москвы. Абхазия — 300 тысяч населения, ЮО — 250 тысяч.

— Нет, откуда столько, возможно, где-то в пределах 60-70 тысяч.

— С точки зрения российского обывателя, 300 тысяч населения меньше обычного областного центра в России, а 70 тысяч — меньше районного центра. Т.е. в нашем понимании, в понимании российского обывателя, это вообще не вопрос — мятеж в каком-то сельском районе никак не привлекает к себе внимания россиян. Это не наша война.

— Хотя Россия активно участвовала во всех войнах или конфликтах, она снабжала оружием все стороны…

— В Гудауте стояла 7 военная база России, которая не позволила бы грузинской армии что-либо сделать на территории Абхазии. Опять же, корни событий 2008 года нужно искать в 1992-м и давайте будем называть вещи своими именами: Звиад Гамсахурдиа был далеко не демократическим лидером и война фактически преследовала вот какую цель: легализацию преступных капиталов Гамсахурдии или тех, кто стоял за его спиной, большое количество теневых денег советского образца…

— Какие деньги? Из Москвы приезжают кремлевские посланцы, начинают гражданскую войну, устраивают государственный переворот…

— Почему только Кремль? Кремлю всегда противостояла организованная преступность, причем этническая преступность. Возможно, сращивание было на уровне государства, но не на уровне региона. В любом случае, войны того времени, та же карабахская война, не велась на государственные деньги. В России мы прекрасно понимаем, что основными источниками являлись частные инвестиции…

— Во время войны в Абхазии, Шойгу завозил целый трейлер с деньгами, которые были упакованы в ящики, а сверху завалены всякой продукцией, овощами…

— Не спорю, но откуда они были? Я прекрасно знаю, что сейчас, в регионе допустим, Краснодара, Ростова армянская диаспора активно собирает деньги на финансирование войск в Карабахе. Это деньги государственные или частных лиц, которых принуждают? Государственные тогда, когда они берутся из закрытых спецфондов, либо прописаны строкой в бюджете. Если посмотреть по материалам коллегии ФСБ 2013 года, было четко сказано, что в России, в легальном обороте находятся 35% денежных средств. Ранее находилось только 15% в легальном обороте. Соответственно, на всем постсоветском пространстве ситуация была аналогичной, поэтому, когда государство не контролирует легальный оборот денег, когда большая часть денежной массы находиться в нелегальном обороте, очень легко в такой ситуации аккумулировать эти деньги и завозить. Не хочу оправдывать Шойгу, мне этот факт неизвестен, но я хорошо понимаю, каким образом могли быть взяты эти деньги. Известно, что в 1994 году, на территории Чечни было захвачено 280 миллионов долларов. Возникает вопрос, откуда они там оказались? К несчастью, в наше время, оборот денежной массы организован таким образом, что проследить, какие финансовые активы, легальные или нелегальные, поступают на финансирование конфликтов, невозможно. На этом фоне можно создавать любые мифы, но то, что Кавказ — сфера интересов России, не означает, что также не является сферой интересов других сил, как легальных, так и нелегальных.

— В центре Грузии, российские оккупационные, пограничные войска стоят в 40 кv от центральной магистрали и все передвигают т.н. границу, захватывая все новые части территории, т.е. они перешли административные границы сепаратного Цхинвальского района — т.н Южной Осетии…

— Вопрос заключается в том, что Россия создала два государства-лимитрофа, которые обеспечивают ее национальные интересы, но это вовсе не означает, что она является оккупирующей страной. Россия признала Южную Осетию независимой страной, соответственно, то что делается между Южной Осетией и Грузией, с точки зрения России, это межгосударственные отношения. Поэтому, ответственность за любые действия в нашем, российском понимании, лежит на Южной Осетии, а не на России. Между РФ и ЮО подписаны межгосударственные соглашения по оказанию помощи, точно также российские войска стоят в Армении или войска США в Германии.

— Это не ползучая оккупация?

— Если перемещается, то это расширение территории Южной Осетии. Грузия имеет право, поступать, согласно международному праву: опротестовать, писать заявления.

Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390324 Олег Кузнецов


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 ноября 2017 > № 2393225 Рубен Ениколопов

Уклонение от политики. Почему не заканчивается каталонский кризис

Рубен Ениколопов

Все разговоры о независимости на данный момент можно забыть. Но и рассчитывать на то, что удастся безболезненно сохранить статус-кво, тоже не приходится. Сложно себе представить долгосрочное решение каталонской проблемы без существенных изменений в статусе региона. Вопрос в том, когда это произойдет и обязательна ли для этого смена правительства в Мадриде

После того как руководство мятежной Каталонии оказалось кто под домашним арестом, кто в эмиграции, многие поспешили списать каталонский кризис в разряд решенных проблем. Каталонский сепаратизм повержен, его лидеры сидят в тюрьме, и вся Испания возвращается к нормальной жизни.

Однако на самом деле ситуация в Каталонии перешла в новую, лишь немногим менее острую фазу. Жесткое силовое вмешательство Мадрида в принципе не могло решить проблем, которые привели к кризису, так как история каталонского кризиса – это во многом история провала нормального демократического процесса. И именно поэтому многие детали происходящего порой сильно напоминают особенности российской политики.

Нормальный демократический процесс предполагает учет мнений всех заметных групп населения и достижение некоторого политического компромисса. У тех, кто находится у власти, всегда есть соблазн проводить свою политику без оглядки на мнение оппонентов. Но попытки срезать углы и решить проблемы, не достигая компромисса, чаще всего приводят к тому, что все такие решения откатываются обратно, как только власть ускользает из рук.

Эту нехитрую закономерность очень хорошо почувствовали на себе российские реформаторы 90-х, которые спустя много лет признают, что основной их ошибкой было именно нежелание или неумение достигать широкого политического консенсуса. Огромное количество их, казалось бы, разумных и благих начинаний было спущено сверху, а не выработано в процессе политической борьбы. И именно поэтому большинство из них было развернуто обратно или полностью извращено по сути, как только их создатели отошли от власти.

Суд против демократии

В ситуации в Каталонии обе стороны ведут себя похожим образом. Ни власти в Мадриде, ни уже бывшее правительство Каталонии не предпринимали серьезных попыток переговоров и попросту игнорировали мнение несогласных. Наиболее заметно это в действиях Мадрида как более сильной стороны конфликта, но те же грехи лежат и на совести борцов за независимость.

Самое заметное нарушение демократического процесса со стороны Мадрида – это активное использование судебной власти в решении политических споров. Судебные решения сыграли чуть ли не основную роль в развитии каталонского кризиса. Первые массовые протесты прошли в Каталонии в 2010 году, когда испанский суд существенно урезал ее автономию, зафиксированную в так называемом эстатуте – специальном законе, определяющем статус Каталонии в составе Испании.

Закон этот был принят в 2006 году на каталонском референдуме и фиксировал систему самоуправления Каталонии и ее взаимоотношений с Мадридом. По счастливому совпадению, решение о несоответствии эстатута испанской Конституции, приведшее к переписыванию 14 его статей и интерпретации еще 27, было принято через четыре года после принятия – именно тогда, когда консервативная Народная партия набрала достаточный политический вес, чтобы было понятно, что следующие выборы выиграет именно она.

В 2014 году судьи заблокировали даже не референдум, а ни к чему юридически не обязывающую консультацию по вопросу о независимости Каталонии (которая все равно прошла под загадочным названием «партисипативный процесс»). Судьи опять же принимали решение о незаконности проведения октябрьского референдума, об аресте двух Жорди (лидеров основных общественных организаций, выступающих за независимость Каталонии) и последнее – об аресте членов низложенного каталонского правительства.

Формально принятие важных решений судьями не противоречит никаким нормам. Проблема заключается в том, что если посмотреть на конкретные примеры, когда судьи так активно вмешиваются именно в политический процесс, то найти их в действительно демократических странах будет крайне сложно. Наоборот, активное участие судов в политической жизни является очень хорошим индикатором проблем с демократией.

Именно благодаря судебной власти в Венесуэле по-прежнему удерживается у власти президент Мадуро. Достойный продолжатель дела Чавеса по доведению экономики страны до коллапса, потерявший поддержку и населения, и парламента, проголосовавшего за его отставку, Мадуро может по-прежнему называть себя легитимным президентом благодаря решениям лояльных судей.

Судебная власть играет важнейшую роль и в российской политической жизни. Не секрет, что одна из главных проблем с выборами в России – это отказ допустить до голосования неугодных кандидатов. Именно судебными решениями определяется, кто будет зарегистрирован в качестве кандидата, а кто нет. Законодательные новшества типа муниципальных фильтров, конечно, облегчают работу судей, но и без них суды много лет неплохо справлялись с отбором кандидатов так же, как и с официальным утверждением даже самых сомнительных результатов выборов.

Безусловно, судебная власть в Испании гораздо более независима, чем в Венесуэле или России. То, что решения мадридских судов в последние годы колебались вместе с генеральной линией той партии, которая находится у власти, связано скорее с совпадением идеологий, чем с прямым воздействием. И даже тот факт, что решение арестовать лидеров каталонских общественных организаций, а затем и членов каталонского правительства принимала одна и та же судья, совершенно случайно оказавшаяся «на дежурстве» именно в эти дни, свидетельствует скорее об умелом стратегическом манипулировании со стороны прокуратуры, хотя и выглядит до боли похожим на басманное правосудие.

Гораздо больше проблем вызывает то, что судебная власть вмешивается в вопросы, которые по сути являются политическими, а не юридическими. Когда камнем преткновения становится недовольство законами страны, то слепое апеллирование к этим же самым законам превращается в «Уловку-22». То, что решения по таким важным вопросам, как разделение полномочий между регионами, принимаются не через общее голосование и политические переговоры, а несколькими людьми в мантиях, вызывает огромное раздражение у несогласных.

Отделение против демократии

У кого-то может сложиться впечатление, что основной аргумент каталонских сепаратистов – это экономические выгоды отделения от Испании. Хотя такие доводы действительно звучат («хватит кормить Эстремадуру»), происходит это все реже. Более того, резкое обострение ситуации произошло именно тогда, когда экономическая ситуация в Испании нормализовалась.

Существенное увеличение сторонников независимости в последние годы произошло в основном из-за неуклюжих действий Мадрида. Борьба за проведение октябрьского референдума подавалась его организаторами прежде всего как борьба за демократию и возможность выражать свое мнение путем голосования. В преддверии референдума на баннерах, призывавших принять в нем участие, слово «демократия» встречалось даже чаще, чем слово «независимость».

Подобный подход разделяли даже некоторые противники отделения. Те 10% населения, кто не поленился принять участие в запрещенном референдуме, но проголосовал против, по большей части состояли именно из людей, кто был одинаково недоволен как идеей независимости Каталонии, так и попытками решить этот вопрос в закрытых кабинетах.

Образ борцов за демократию обеспечивал сторонникам независимости моральное превосходство. Их позиция вызывала сочувствие даже у некоторых противников отделения – они тоже хотели, чтобы их голос был услышан.

Решающим стал момент, когда речь зашла уже не о праве высказаться, а непосредственно об объявлении независимости. Лидеры сепаратистов потеряли поддержку большинства населения, когда объявили независимость, не имея на это демократического мандата, а совсем не тогда, когда Мадрид ввел в действие 155-ю статью и официально распустил каталонское правительство.

Ни одно из голосований, прошедших в Каталонии, не свидетельствовало о том, что большинство населения действительно хочет отделиться. Выборы в парламент Каталонии в 2015 году подавались почти как голосование по вопросу об отделении. Политическая программа ведущего политического блока «Вместе за Да», по сути, сводилась к этому вопросу – быть Каталонии независимой или нет. И набрал этот блок меньше 40%. Даже вместе с голосами еще более радикального блока CUP сепаратисты набрали лишь 48% голосов. Но из-за того что эти 48% обернулись небольшим большинством мест в каталонском парламенте, сепаратисты поспешили объявить о своей победе и о том, что большинство населения Каталонии жаждет независимости.

Результаты октябрьского референдума тоже были абсолютно неубедительными. Красивая цифра 90% за независимость разбивается о 40% явки. То есть за отделение высказалось лишь 36% населения.

Принятие столь судьбоносного решения, как отделение от Испании, на основании такой зыбкой поддержки очень плохо стыкуется с общепринятыми нормами демократии. Это лишило каталонское правительство поддержки существенной группы избирателей, для кого защита демократических норм была важнее, чем вопрос независимости.

Накопленные раздражители

Сейчас ситуация в Каталонии развивается одновременно и в политическом, и в правовом русле. Пока суды принимают решения об аресте бывших членов каталонского правительства, все готовятся к новым выборам, назначенным на декабрь. И основная интрига в том, кто на них победит.

Результаты предыдущих голосований и соцопросы показывают, что население Каталонии разделено примерно поровну между сторонниками и противниками независимости. И те и другие уверены, что победа останется за ними. Сказать, кто из них прав, сейчас невозможно.

Но кто бы ни победил на выборах, эта победа будет, скорее всего, зыбкой. Консенсуса в обществе нет, а голосовать люди будут скорее против, чем за. На каждого раздраженного действиями Мадрида найдется такой же раздраженный безответственным объявлением независимости.

В любом случае победителям придется вести очень сложный диалог с Мадридом о статусе Каталонии в составе Испании. Все разговоры о независимости на данный момент можно забыть. Но и рассчитывать на то, что удастся безболезненно сохранить статус-кво, тоже не приходится.

Максимум, на что пока готов Мадрид, это расплывчатые заявления, что мы можем потом как-нибудь обсудить увеличение полномочий Каталонии, которые, по утверждению самого Мадрида, и так уже чуть ли не самые большие в Европе.

Сам по себе намек на открытость к диалогу – это уже глоток свежего воздуха, но утверждение, что уровень автономии Каталонии чуть ли не самый высокий в Европе, вызывает много вопросов и выглядит как явное передергивание. Как минимум в самой Испании есть Страна басков, которая обладает на порядок большим уровнем автономии, вплоть до самостоятельного сбора налогов.

Безусловно, Испания не может позволить себе предоставить огромной Каталонии такую же самостоятельность, что и небольшой Стране басков. Но этот пример – важный раздражитель для многих сторонников каталонской независимости. Особенно потому, что баски добились такого высокого статуса не мирными референдумами и митингами, а во многом благодаря террористической активности ЭТА.

Пока что нет даже намека на то, что каталонцы готовы взять на вооружение террористические методы. Терроризм в современной Европе монополизирован религиозными фанатиками и перестал быть средством политической борьбы, как это было еще несколько десятков лет назад. Но в качестве раздражителя для сторонников каталонской автономии пример Страны басков никуда не девается.

Аргументация Мадрида выглядит неубедительной и без специфичного примера Страны басков. Не имеет никакого смысла сравнивать Испанию с мелкими государствами Европы, половина из которых меньше не только Испании, но и Каталонии. Децентрализация актуальна только для достаточно больших и разнородных стран.

В Европе есть четыре государства сравнимого с Испанией размера – Германия, Франция, Великобритания и Италия. В двух из них – Германии и Великобритании – все составляющие их регионы обладают большим уровнем автономии, чем Каталония. В Италии сразу пять регионов обладают статусом автономий с более широкими полномочиями, чем Каталония. Лишь во Франции уровень децентрализации ощутимо меньше, чем в Испании.

Но Франция гораздо более однородная страна, чем Испания. Сознательная политика по гомогенизации населения в XIX веке и две мировые войны привели к тому, что во Франции региональные различия во многом стерлись. Отсюда и низкий уровень децентрализации.

В конечном итоге именно разнородность регионов внутри страны объясняет равновесный уровень децентрализации, при котором не происходит существенных политических конфликтов. Поэтому даже в небольших, но разнородных государствах (Бельгия или Швейцария) уровень децентрализации существенно превышает испанский.

Попытки навязать одинаковые правила игры и жесткое управление из центра в странах с существенно разнородным населением (включая и Россию) в итоге всегда приводят к росту напряженности и кризисам, подобным каталонскому. Поэтому сложно себе представить долгосрочное решение каталонской проблемы без существенных изменений в статусе региона. Вопрос в том, когда это произойдет и обязательна ли для этого смена правительства в Мадриде. Но это станет понятно только после декабрьских выборов.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 ноября 2017 > № 2393225 Рубен Ениколопов


Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков

Виталий Кабаков: кабельный рынок – индикатор промышленного роста страны.

Российская кабельная промышленность сегодня предлагает отечественному ВПК более высокотехнологичную продукцию. Она не только сумела создать альтернативу импортным поставкам, в том числе кабелям для надводных судов с Украины, но и сформировала инновационный запас. Сейчас дело за оборонкой, которая, с одной стороны, всегда отличалась консерватизмом, но в то же время была локомотивом роста экономики. Заместитель директора по продажам "Холдинга Кабельный Альянс" Виталий Кабаков рассказал FlotProm о работе с военными заказчиками, модернизации кабельной отрасли, импортозамещении, а также о новых разработках компании.

Виталий Викторович, нужна ли сейчас консолидация отрасли, помогает ли она?

Кабельная отрасль – своего рода индикатор состояния экономики. Кабельная продукция используется во всех отраслях народного хозяйства, и самочувствие экономики отражается на состоянии кабельной отрасли. Динамика есть, и она положительная.

Сейчас экономика и промышленность восстанавливаются после недавнего кризиса, вкладываются инвестиции в проекты разного уровня. Кабельная отрасль отражает все эти тенденции, постепенно развиваясь.

За последнее десятилетие расстановка сил на российском кабельном рынке изменилась не сильно. Отдельные перемены есть: С 2011 года наш холдинг под руководством Уральской горно-металлургической компании (УГМК) объединил три кабельных завода. В большей степени это положительно сказалось на нашем развитии и возможностях. Действуя как единый организм, мы смогли консолидироваться, чтобы максимально удовлетворять потребности заказчиков.

Речь не только о консолидации, но и о производственной кооперации, о развитии научного потенциала, а также об обмене опытом между заводами, отдельными инженерами и так далее. В рамках единой структуры мы закрыли одинаковые группы выпускаемых изделий на разных предприятиях, оптимизировав загрузку и производство. В мире всего несколько крупных кабельных корпораций, которые консолидируют свои усилия, и это приносит успех.

Военных заказов все больше

По статистике последних лет, заказы от военно-промышленного комплекса существенно увеличились. Кабельная отрасль это чувствует?

Да, есть положительная динамика. В первую очередь это связано с освоением новой для нас номенклатуры – например, в части импортозамещения. Мы также предлагаем новые виды продукции для флота – как военного, так и гражданского. Растут заказы на наших судоверфях. Вообще, существенная доля наших заказов – это именно ВМФ.

Предприятия долгое время использовали кабели в бумажной маслозаполненной изоляциии. Сейчас Россия переходит на новые технологии – например, на изоляцию из сшитого полиэтилена (СПЭ-кабели)...

Кабели на среднее напряжение с бумажно-пропитанной изоляцией появились в середине прошлого века. Новая технология, пироксидная сшивка, появилась в России в начале 2000-х годов, первую такую производственную линию установили, кстати, на нашем заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Сшитый полиэтилен занимает все большую долю рынка, такие кабели более надежны и долговечны. Бумажно-пропитанный кабель сегодня уже постепенно запрещают в мегаполисах.

Новые разработки медленно, но внедряются в оборонку

То есть будет масштабная замена на новые технологии и в сфере ВПК?

Да, мы постепенно к этому идем. Кабельная отрасль консервативна, и реализация всего нового может идти годами и десятилетиями.

Разработки и выполнение опытно-конструкторских работ (ОКР), насколько известно, ведутся в основном в инициативном порядке?

В большей степени. У нас хорошая научная школа, много ОКР идут как исследования. Наш холдинг располагает кабельным институтом в Томске. Таких учреждений в России немного: томский Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ) и столичный Всероссийский Научно-Исследовательский проектно-конструкторский и технологический Институт Кабельной Промышленности (ВНИИКП).

А что с подготовкой специалистов?

Сегодня кабельные факультеты и специальности есть еще в трех университетах. Это Москва, Пермь и Томск. С профессионалами у нас проблем нет.

Поговорим о профильных НИИ. У многих иностранных холдингов, например, Prysmian Group – около 20 научных подразделений с общей численностью сотрудников под тысячу.

Мы активно расширяем штат исследователей, только в НИКИ у нас 120 технологов, а также дополнительный персонал. Сейчас ведем ряд опытно-конструкторских работ, у нас есть и свои патенты. Часть разработок ведется под потребности ВПК, в том числе в инициативном порядке. Если в этом есть нужда у военных и это нужно стране, мы готовы пойти на такое.

Томский НИКИ – не только разработчик, но и держатель нормативной документации. Так, недавно мы разработали новый спецкабель для ВМФ, а в июле уже получили первый заказ. Довольно часто мы производим что-то по особому требованию, а не в глобальных масштабах. Тут задействуется и опытное производство. Кроме того, мы постоянно взаимодействуем с другими предприятиями, идет обмен опытом.

В оборонке кабельная отрасль с советских времен обеспечивает три основных направления: кораблестроение, авиацию и радиоэлектронику. В наши дни это распределение по-прежнему актуально?

Да. Но тогда поставки для ВПК были по некоторым группам изделий кратно выше. Сегодня больше половины номенклатуры для судовой отрасли идет на ВМФ. Но если взять только электрокабель, доля судовых поставок в нашем производстве – не более 5%. Тем не менее судовой кабель – основной в наших поставках для оборонки. В числе наших заказчиков – концерн "Алмаз-Антей", "Концерн Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ) и многие другие предприятия, что входят в крупные оборонные холдинги.

Как ХКА помогает российским военным уходить от импорта

Помимо военного направления, важный момент – импортозамещение. Тут свою роль сыграли антироссийские санкции. Как обстоят дела с импортом на кабельном рынке?

Хороший вопрос. В гражданской кабельной отрасли доля импорта – 20-25%. В отрасли военной импорта меньше, около 5% – в основном там, где наша промышленность не может изготовить ту или иную вещь. Тут речь идет скорее об импорте составляющих, а не готовых изделий.

В 2014 году мы полностью импортозаместили изготовление судовых кабелей для надводных кораблей ВМФ. Ранее их делали на Украине, на Бердянском кабельном заводе. Холдинг провел ряд научно-исследовательских работ, испытаний, после чего мы успешно организовали отечественное производство.

Получилось лучше, чем импортное?

У наших изделий много новых отличительных особенностей по сравнению с тем, что производилось украинской стороной еще по советским стандартам. То, что мы сегодня поставляем флоту, – наиболее современные изделия, которые сейчас можно изготовить. Однако ВПК очень консервативен, и кабельная продукция часто воспринимается как материал, а не как изделие.

А что касается импортозамещения в области оптоволокна и других современных технологий?

У нас есть производство оптоволоконного кабеля, работает с 2014 года, но тут рынок уже сформировался. Мы больше работаем в области электрокабеля, покрывая до 90% потребностей рынка. Активно идет развитие полимерного направления. Так, в 2016 году в Томске запустили новейший цех по производству кабельных резин, не имеющий аналогов в России.

В ближайшие три-четыре года холдинг запустит новое полимерное производство. У нас также есть наработки по другим типам кабельной изоляции: безгалогенные компаунды, ПВХ-пластикаты и полиэтилены. При этом у отечественных производителей "химическое" направление сегодня "не блещет".

Вообще, мы преодолеваем наследие развала СССР и 1990-х годов. И поле для работы большое: отечественные наработки в сфере высоковольтных и сверхпроводящих кабелей еще не на лучшем уровне: тут правят бал Южная Корея, Япония и США. А потребности велики: открываются навигационные станции, такие кабели нужны для разведывательных целей, есть множество интересных разработок у того же КРЭТ.

Как в процессе модернизации внедряются новые технологии

Как обновляются предприятия холдинга?

В планах – существенная модернизация. Например, в Кольчугино модернизируем производство силовых кабелей для судов: покупаем новые производственные линии, обновляем оборудование, модернизируем линии для прокладки силовых кабелей в галогенном исполнении. Также идет развитие в области производства силовых кабелей и кабелей управления для нефтегазовой отрасли. Самый большой и амбициозный проект – организация производства силовых кабелей на 330 киловольт и вышe.

Одно из интереснейших направлений, которое пока слабо развито на российском рынке – технология радиационной, или электронно-лучевой сшивки. Ее активно используют за рубежом, в том числе для продукции спецназначения: для машиностроения, кораблестроения, авиации. Если кратко, ЭЛ-сшивка позволяет увеличить ресурс и характеристики продукции на 20-40%. Снижается также вес и размер изделий при повышении их надежности. Это важно, например, для робототехники, где много движений. А материалы на основе "радиационной" технологии обеспечивают сотни тысяч циклов изгиба. Электронно-лучевая сшивка применима также в авиации, где существенен вес и габариты продукции. Мы осваиваем эту технологию на заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Кроме того, на кольчугинском "Электрокабеле" в течение 4-5 лет реализуют инвестпрограмму стоимостью более двух миллиардов рублей. Запланировано развитие фильерного производства, производства судовых кабелей, безгалогенных кабелей. Самый крупный проект – строительство высокотехнологичного цеха по выпуску кабелей на напряжение 330 кВ и выше.

Другой пример – перенос производственной площадки "Уралкабеля" из Екатеринбурга за пределы города, в соседнюю Верхнюю Пышму. Там находится штаб-квартира УГМК. Завод фактически построят заново и оснастят по последнему слову техники. Это будет не только переезд, но и увеличение номенклатуры продукции для ВПК. Новый "Уралкабель" сможет лучше удовлетворить потребности военных, в том числе в изготовлении кабельной продукции для авиации.

На заводе "Сибкабель" в Томске усовершенствуют процесс выпуска кабелей для горнорудной отрасли, расширится также их ассортимент. Современная производственная линия стоимостью около 300 млн рублей, которая поступит на предприятие в ближайшие месяцы, позволит выпускать кабели для горняков с использованием новейших изоляционных материалов, в том числе производящихся в новом цехе "Сибкабеля". Сам цех, специализирующийся на выпуске высококачественных резиновых смесей, также модернизируют.

ХКА готов к инициативным разработкам для военных

Как идет работа с военными, в частности с приемкой?

В целом – достаточно эффективно, за долгие годы взаимодействия сотрудничество уже выстроено. Военные представительства есть на всех наших предприятиях. Определенные сложности, конечно, есть, но это связано с серьезностью отрасли и общей ответственностью.

В области военных заказов бывает непросто заменить изделие на более новое или с лучшими показателями, ведь даже гражданский кабельный рынок довольно консервативен. А в военных заказах бывают ситуации, когда та или иная номенклатура продукции заложена в определенный вид вооружения, скажем, в 1980-х годах, и это допускается до сих пор.

Получается, что для замены нужно заново проходить все процедуры проверки единицы техники. На это военный заказчик часто не идет. Выход – внедрение новых кабелей уже в новую продукцию. Старое часто остается без изменений.

Конечно, с военными больше согласований, изделия серьезнее, ведь это безопасность страны – и сделки проходят дольше. Холдинг меняется, чтобы полностью соответствовать новым требованиям законодательства, например, с работой по спецсчетам. Мы для себя эти вопросы закрыли и полностью удовлетворяем требования государства и заказчика.

Насколько велика доля военной приемки в ваших поставках?

Пока что – менее 10%, хотелось бы эту цифру увеличить. Для этого мы постоянно развиваемся, внедряем новые технологии и обновляем производственные мощности. Холдинг увеличит объем продукции, которую можно выпускать для нужд ВПК, в полтора-два раза за следующие пять лет. Это станет возможным благодаря реконструкции и модернизации предприятий.

Мы готовы более продуктивно работать с компаниями военно-промышленного комплекса, получать от них технические задания; готовы сотрудничать, в том числе выделяя собственные средства на разработки. В этом направлении нам помогает Минпромторг, с которым ХКА активно взаимодействует. Министерство участвует в том числе в финансировании проектов.

Кабельная промышленность России в последние годы продвинулась вперед. Если в 1990-е годы эта область отставала от ведущих "кабельных" держав примерно на четверть века, сегодня наше отставание сократилось и составляет уже около десяти лет.

Коррелируют ли ваши новые разработки с Госпрограммой вооружений на 2018-2025 годы?

У нас есть несколько проектов, в том числе для флота, но озвучивать их пока рано.

Немного о сырье. Медь – один из основных элементов для кабельной промышленности, от цены сырья зависит и стоимость вашей продукции. Какова сегодня эта динамика?

Динамика интересная. Если в 2016 году цена держалась на уровне 5-6 тысяч долларов за тонну, с июля этого года произошел серьезный рост, примерно на 20%. Сырьем мы себя обеспечиваем полностью, основной поставщик – УГМК. 60% от стоимости кабеля – это металл, 10-15% – компоненты конструкции, остальное – производство, налоги и т.д.

Есть установка правительства для предприятий на выравнивание между гособоронзаказом и гражданским направлением. Как вы этому соответствуете?

Мы прежде всего многопрофильное предприятие и покрываем 90% ассортимента, необходимого российским заказчикам. Доля ВПК в линейке нашей продукции примерно соответствует доле бюджета военно-промышленного комплекса в ВВП страны.

Говоря о будущем, отмечу, что потребность военной промышленности в кабелях растет. Мы готовы эту потребность закрыть. Государство – надежный заказчик, работать с ним сложно, но это важно и интересно. России нужны сильные вооруженные силы, наш ВПК развивается, и холдинг готов удовлетворить его нужды.

Справка FlotProm

"Холдинг Кабельный Альянс" – одно из ведущих предприятий электротехнической отрасли России. В его состав входят три завода – АО "Электрокабель" Кольчугинский завод" (Владимирская область), АО "Сибкабель" (Томск), АО "Уралкабель" (Екатеринбург), а также Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ), расположенный в Томске.

Номенклатура продукции ХКА насчитывает около 150 тыс. маркоразмеров кабелей и проводов (более 40 групп). Изделия компании востребованы в различных отраслях экономики: энергетической, телекоммуникационной, горнорудной, химической, нефтегазовой, строительной и т.д.

Среди ключевых заказчиков – предприятия Минобороны РФ, Росэнергоатома, РЖД, "Газпрома", "Роснефти" и другие. Часть продукции поставляется в страны СНГ.

В 2016 году заводы ХКА переработали 37,5 тыс. тонн меди. Это на 12% больше, чем годом ранее (33 тыс. тонн). Общий объем переработки металла (по весу меди) на предприятиях компании в прошлом году превысил 50 тыс. тонн. За девять месяцев 2017 года уже переработано 43 тыс. тонн.

Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин

Взяли под козырек. Как китайская армия становится опорой власти Си Цзиньпина

Василий Кашин

Структура нового Центрального военного совета Китая говорит в пользу будущего повышения роли армии в политической жизни страны и ее превращения в опору политической власти Си Цзиньпина

Одним из главных итогов XIX съезда Компартии Китая (КПК) стало формирование нового Центрального военного совета партии (ЦВС). В Китае ЦВС – это высший орган управления вооруженными силами, а председатель ЦВС обладает полномочиями их главнокомандующего. ЦВС – типичное китайское «учреждение с двумя вывесками»: партийный орган одновременно имеет статус Центрального военного совета КНР, государственной структуры, прописанной в конституции. Поэтому прошедшие по итогам XIX съезда назначения должны будут формально утвердить в марте 2018 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей. Тем не менее назначения по партийной линии гораздо важнее назначений по государственной линии – именно они дают настоящую власть.

Сам себе командир

Пост председателя ЦВС – один из трех главных постов в китайской системе власти наряду с должностями генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР. С начала 1990-х годов предполагается, что высший руководитель КНР, возглавляющий соответствующее поколение китайских руководителей, должен совмещать все три позиции, но никаких формальных правил по этому поводу нет.

Например, лидер третьего поколения китайских руководителей Цзян Цзэминь, сдав после двух положенных сроков у власти пост генсека ЦК КПК в ноябре 2002 года и председателя КНР в марте 2003 года, предпочел задержаться во главе ЦВС до сентября 2004 года. Тем самым он обеспечил себе сохранение значительного политического влияния и после формального ухода с высших постов в партии и государстве.

Более того, основатель современного Китая Мао Цзэдун и архитектор китайских реформ Дэн Сяопин управляли страной и партией главным образом с позиции председателя ЦВС, в то время как прочие их должности могли меняться. Например, Мао стал председателем ЦВС КПК в декабре 1936 года и занимал этот пост почти 40 лет до своей смерти в сентябре 1976-го, правда, с перерывом с 1949 по 1954 год. Пятилетний перерыв был связан с тем, что ЦВС был тогда временно упразднен и заменен Революционным военным советом Центрального народного правительства, председателем которого был, разумеется, тоже Мао.

Даже пост председателя ЦК КПК (формально упразднен в 1982 году, заменен на должность генсека) Мао занимал менее продолжительное время (1943–1976). Что касается должности председателя КНР, то она является сугубо церемониальной и реальной власти не дает. Дэн Сяопин проводил свои знаменитые экономические реформы главным образом в должности председателя ЦВС, которую он занимал с 1981 по 1989 год. Его влияние во многом основывалось на авторитете в военной среде (в прошлом он занимал должности члена ЦВС, зампреда ЦВС, начальника Генерального штаба и так далее).

Государство в государстве

Важная роль ЦВС в китайской политической системе связана с построением армии как своего рода государства в государстве. Армия имеет свою отдельную правоохранительную систему, включающую службу безопасности, прокуратуру, суды и антикоррупционные структуры. У китайской армии есть свои СМИ, имеющие общенациональное значение, свои финансовые службы и в целом своя стройная «вертикаль власти», на которую не способны повлиять никакие партийные и государственные структуры извне.

Частью системы вооруженных сил, контролируемой ЦВС, является и Народная вооруженная полиция; аналог Росгвардии), которая после недавних реформ окончательно подчинена Центральному военному совету (раньше речь шла о двойном подчинении ЦВС и Министерству общественной безопасности КНР). Еще одна часть военной машины – Центральное бюро охраны, вместе с его Центральным полком охраны. Эти примерные аналоги российских ФСО и Кремлевского полка исторически были в двойном подчинении Генерального штаба (ныне Объединенный штаб ЦВС) и канцелярии ЦК КПК и укомплектованы кадровыми военными.

Председатель ЦВС – единственный политический руководитель в Китае, способный отдать приказ о применении вооруженных сил. Ему же принадлежит исключительное право отдать приказ о применении ядерного оружия. В нормальных условиях такой приказ должен быть подтвержден начальником Объединенного штаба с его командного терминала. Но в случае гибели начальника штаба председатель ЦВС может отдать приказ о пуске ракет единолично. Должности председателя КНР и генсека ЦК КПК подобных полномочий сами по себе не предполагают.

Подчиненные ЦВС довольно многочисленные военные специальные службы играют важную роль в обеспечении руководства страны разведывательной информацией, а в некоторых случаях выполняют и весьма важные функции в поддержании внутренней безопасности. По отдельным направлениям они могут дублировать некоторые структуры входящих в состав Госсовета КНР министерств общественной и государственной безопасности.

Сицзиньпинизация армии

По заведенной практике один из главных элементов передачи власти в Китае состоял в том, что на нечетном съезде партии будущего преемника руководителя страны назначали на пост заместителя председателя ЦВС. Но вопреки традиции на прошедшем недавно XIX съезде КПК нового, гражданского заместителя председателя ЦВС не появилось. Из этого автоматически следует, что на данный момент КПК и сам Си Цзиньпин не определились ни с личностью преемника, ни с процедурой передачи власти, которую можно было бы ожидать в 2022 году.

Этим нововведения не исчерпываются. Перед съездом, по всей видимости, обострились противоречия в высшем китайском военном руководстве. В пользу этого говорит внезапный арест в августе 2017 года руководителей ключевых структур ЦВС – начальника Объединенного штаба Фан Фэнхуэя и начальника Политического управления Чжан Яна – по коррупционным обвинениям. Облик нового ЦВС существенно отличается и от появлявшихся в предшествующие месяцы утечек в прессе, и от прежней структуры.

Изменения частично связаны с проведенной в 2015–2016 годах радикальной реформой органов управления китайскими вооруженными силами. Также перемены отражают стремление к максимальной централизации военного руководства. Все члены ЦВС, кроме Си Цзиньпина, – кадровые военные в звании генерал-полковника.

Новый ЦВС, как и старый, имеет двух заместителей председателя. Один из них, Сюй Цилян, сохранил свой пост и поэтому может считаться «первым зампредом» (на практике это выражается лишь в небольших бюрократических и процедурных привилегиях). Другой заместитель председателя, Чжан Юся, в прошлом возглавлял Управление по развитию вооружений ЦВС и имеет репутацию военачальника, пользующегося личным расположением Си Цзиньпина. В нынешнем ЦВС Сюй Цилян, предположительно, курирует вопросы материально-технического обеспечения, капитального строительства, финансы. Чжан Юся, видимо, отвечает за международные связи, разведку, высокие технологии, боевую подготовку.

Хотя после реформ 2015–2016 годов ЦВС стали напрямую подчиняться целых 15 структур, в совет, помимо председателя и двух замов, входят всего четыре человека. Первый из них, бывший командующий Ракетными войсками НОАК Вэй Фэнхэ, как ожидается, будет формально назначен на пост министра обороны КНР на ближайшей сессии ВСНП в марте 2018 года.

Министерство обороны в Китае, в отличие от других стран, не занимается организацией военного строительства и не имеет никаких полномочий по управлению войсками. Оно выступает в качестве представителя Народно-освободительной армии Китая в ее отношениях с иностранными военными – например, при обсуждении вопросов военного и военно-технического сотрудничества. Другая важная функция министерства – роль посредника в отношениях между НОАК и гражданским госаппаратом. Поэтому министр обороны также входит в состав Госсовета КНР.

Также в ЦВС состоит начальник Объединенного штаба Ли Цзочэн. Объединенный Штаб – ключевая структура ЦВС, отвечающая за управление всеми видами вооруженных сил. Его создали в ходе реформ на базе старого Генерального штаба НОАК. Ли – еще один военный руководитель, имеющий репутацию политического фаворита Си Цзиньпина.

Третий участник ЦВС – начальник Политического управления Мяо Хуа. После проведенных реформ Политуправление утратило ряд важных функций, например контроль над военной контрразведкой, судами, прокуратурой. Но оно продолжает контролировать армейскую кадровую службу и имеет собственную структуру внешней разведки – Управление внешних связей, специализирующееся на операциях скрытой пропаганды и влияния.

Наконец, четвертый участник ЦВС – это секретарь Комиссии по проверке дисциплины ЦВС Чжан Шэнминь. Этот руководитель не только контролирует армейский антикоррупционный орган. Он также занимает пост заместителя председателя Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК, что дает ему возможность участвовать в антикоррупционной политике в масштабах всей страны. Кроме того, Чжан Шэнминь, по всей видимости, является секретарем сформированной в рамках ЦВС рабочей группы, курирующей весь армейский правоохранительный аппарат. В него, помимо армейской Комиссии по проверке дисциплины, входят структуры Политико-юридической комиссии ЦВС – служба безопасности, военные прокуратура, суды и так далее.

Новый ЦВС компактен, очень централизован и нацелен на то, чтобы максимально эффективно координировать работу всех элементов китайской военной машины. Нынешняя структура ЦВС говорит о том, что роль армии в политической жизни Китая будет только расти. В долгосрочной перспективе вооруженные силы становятся одной из главных опор политической власти Си Цзиньпина.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин


США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер

Ответ на С-400. США вскоре могут ввести санкции против Анкары – турецкий эксперт

13 ноября в Сочи состоится встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Какие темы будут центральными в повестке дня, и почему США могут уже в ближайшее время ввести санкции против Анкары? Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал ведущий аналитик Экспертно-аналитической сети «Анкара-Москва», турецкий политолог Энгин Озер.

- Господин Озер, 13 ноября в Сочи проходит встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Каковы ваши ожидания от этой встречи?

- На встрече двух лидеров обсуждение будет вестись в основном вокруг трех вопросов. Во-первых, это ливанский вопрос. На днях МИД Саудовской Аравии призвал своих граждан покинуть Ливан. Очевидно, что там начинаются военные операции против «Хезболлы», ожидаются спецоперации Египта против ХАМАС. Я думаю, что ливанский вопрос будет главной темой обсуждения на встрече президентов Путина и Эрдогана в Сочи. Это напрямую касается и ситуации в Сирии.

Что касается второго вопроса, как вы знаете, в ноябре было запущено железнодорожное сообщение Баку – Тбилиси – Карс. К этому проекту также имеет отношение железная дорога в Абхазию, которая была построена еще в советский период. Затем ж/д сообщение было восстановлено, и по нему был пущен электропоезд Сочи – Сухум. В силу известных причин железнодорожное сообщение между Грузией и Абхазией было приостановлено. Весной текущего года заявляли, что серьезное восстановление абхазского участка ж/д имеет смысл лишь в случае, если там будет организовано транзитное сообщение между Грузией и Россией.

Россия, Грузия и Абхазия уже договорились восстановить железнодорожное сообщение, и теперь осталось подписать соответствующие документы. Благодаря России, Грузия и Абхазия нашли общий язык в этом вопросе.

Российские товары по железной дороге через Абхазию пойдут в Грузию и Турцию, а оттуда в другие страны.

Третий вопрос – это карабахская тематика. Кроме того, через несколько месяцев Россия запускает новый проект, связанный с криптовалютой (крипторубль). Не исключено, что в ходе встречи может быть обсужден и этот вопрос.

- Насколько реалистичен сценарий введения санкций США в отношении Турции после закупки Анкарой у России ракетных комплексов С-400?

- Откровенно говоря, США могут ввести санкции против Турции. Американцы ясно видят, что Анкара все больше отдаляется от Вашингтона и продолжает курс по сближению с Россией, Ираном и восточным странами.

Да и союзники США недружелюбно настроены по отношению к Турции. Еще несколько месяцев назад официальный Каир выступил с призывом ввести санкции против Турции за то, что Анкара поддержала Катар. Глава МИД Египта тогда заявил, что против Турции следует принять такие же санкции, какие в свое время были приняты в отношении Катара.

Ранее турецкое правительство выступило с заявлением в поддержку нынешнего правительства Ливана и высказывалось против военной операции на этой территории, что было неоднозначно встречено в Саудовской Аравии. Поэтому есть основания полагать, что Эр-Рияд может объявить Анкару поборником интересов «Хезболлы» и ХАМАС.

Все вышеуказанные факторы американцы могут разыграть против Турции и применить санкции. Санкционный проект США могут реализовать в любое время, и мне кажется, что это случится довольно скоро.

- Какие чувствительные для Турции сферы могут затронуть санкции? Насколько действенным может оказаться давление Вашингтона на Анкару?

- Если американцы примут санкции, то это ударит по финансовой системе Турции. Первым делом поднимется курс доллара, что приведет к подорожанию продуктов питания и топлива.

Американские санкции ни к чему хорошему не приведут. Турция еще больше отдалится от США. Анкара не будет сидеть сложа руки, будет искать пути выхода из сложившей ситуации. Хотя в Турции хорошо понимают, чем все это обернется. И сегодня мы видим, как Турция усиливает торгово-экономическое сотрудничество с Россией.

Турция уже возобновила поставки томатов после снятия запрета на их импорт. С Тегераном Анкара увеличивает торговый оборот, проводятся переговоры по переходу на систему взаиморасчета в национальных валютах.

- Насколько далеко США могут зайти в противостоянии российско-турецкому сотрудничеству? Какого развития событий стоит ожидать?

- США уже применили все традиционные средства. В Сирии уже готовят войну курдских боевиков и турецкой армии. Американцы оказывают курдам военную помощь, бомбят гражданские и военные объекты в Сирии, когда им заблагорассудится, вооружают, Сегодня американцы вооружают курдских боевиков, и никто не гарантирует, что завтра они не используют это оружие против России. Гибридная война между США и Турцией идет давно, но не думаю, что она перерастет в открытое вооруженное противостояние.

- Президент Эрдоган не раз заявлял, что Турции больше не нужно членство в ЕС. Как вы думаете, чем все это закончится?

- В этой ситуации существуют три пути. Первый путь – это членство в ЕС. Второй путь – отказ от членства в ЕС. Третий путь – это своего рода привилегированное положение Турции в ЕС, то есть Анкара хочет не просто вступить в ряды этой организации, а пользоваться в ней преимущественными правами.

Турция знает, что европейцы выступают против членства Анкары в ЕС, но она хочет продолжить торговлю с Евросоюзом. Соглашения об ассоциации Турции с предшественником Европейского союза – Европейским экономическим сообществом (ЕЭС) – было подписано еще в 1963 г. И с тех пор Анкара стоит у дверей европейского дома. В этом вопросе я пока не вижу возможных сдвигов. Мне кажется, что Турция будет стремиться установить более прочные связи с ЕАЭС.

- Турция и Иран заявили о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах. Россия и Китай тоже заинтересованы в постепенном снижении зависимости от доллара. На ваш взгляд, могут ли все эти страны создать единую валюту?

- Президенту Эрдогану предлагали присоединиться к проекту криптовалюты для ведения внешней торговли. Создание единой валюты на фоне давления США на Россию, Иран, Турцию представляет очень важное значение для наших стран.

Если этот проект задуман как единая валюта, он станет серьезным вызовом для доллара. То есть Россия, Китай, Турция и Иран могут устроить валютную «революцию» против доллара. Думаю, что Турция с удовольствием присоединится к этому проекту.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко

Артистом стал «со второго дубля».

В гостях у редакции актёр театра и кино народный артист России Сергей СТЕПАНЧЕНКО.

- Сергей Юрьевич! Как вы попали на театральную сцену?

- Мальчишкой мечтал покорять морские просторы. Оно и понятно: отец в молодости был моряком, дядя всю жизнь бороздил моря и океаны. Но мама, узнав, что подумываю поступать в мореходку, решительно запретила. Тогда за компанию со школьными друзьями решил подать документы в Хабаровский физинститут. Но вместо учёбы попал на съёмочную площадку - заполнял массовку. Поначалу было просто интересно - поле боя, траншеи. Но после нескольких съёмочных дней понял: хочу стать профессиональным актёром. Правда, первая попытка не увенчалась успехом. Из Хабаровского института культуры отчислили. За прогулы. Только во второй раз, более серьёзно подойдя к выбору жизненного пути, поступил на актёрский факультет Дальневосточного института искусств. Можно сказать, что стал артистом со второго дубля.

- Более 30 лет вы остаётесь верны московскому театру «Ленком». Из других театров предложения не поступали?

- Это мой выбор. Когда ехал в Москву на показ, чётко знал: хочу работать только в «Ленкоме». Вот и выхожу четвёртый десяток лет на эту сцену. Здесь моя жизнь.

- С самого начала работы в театре вы много играли, в том числе и главные роли. Как относились к провинциальному молодому актёру старожилы?

- Первая большая главная роль, сыгранная на сцене «Ленкома», незабываема. В спектакле «Тиль» мне посчастливилось работать со звёздным составом театра: Инной Чуриковой, Николаем Караченцовым, Виктором Проскуриным и другими. Надо сказать, никогда не замечал за этими замечательными людьми звёздности, высокомерия. Наоборот, если что-то не получалось с первого раза, старались помочь, подсказать, поддержать. Поэтому, кроме дружественного участия, ничего не ощущал.

- А бывало, что роль не давалась сразу?

- Такое случается со всеми. Порой выходишь на сцену, а тебя что-то подламывает, будто поперёк правды существуешь. И, может, зрителю это незаметно, потому как включается накопленное годами ремесленное мастерство, а внутри тебя идёт борьба. И неважно, кого ты играешь - Бориса Годунова, Фальстафа, Гамлета либо маленькую проходную роль. Это может произойти как в процессе репетиций, так и на десятом спектакле.

- Кто из режиссёров увидел в вас киношного героя? И какая роль сделала узнаваемым?

- Если не брать во внимание эпизодические роли, то первой большой работой был фильм «Чокнутые» режиссёра Аллы Суриковой, которую считаю своей «киномамой». Мне довелось играть с замечательным киношным составом: Леонидом Ярмольником, Семёном Фарадой, Натальей Гундаревой, Николаем Караченцовым. Наслаждение от работы с такими именитыми актёрами было незабываемым. Хотя роль досталась непростая. Я играл Пиранделло - силача, романтика с большой дороги, и физическая нагрузка порой была на грани. Однажды чуть не распрощался с жизнью. По сценарию герой держал на своих плечах разрушенный мост, по которому проезжали кареты, телеги. В какой-то момент крановщик так опустил сооружение, что оно всей тяжестью навалилось мне на плечи. Ещё бы пара секунд - и…

Лёгких ролей не бывает. Каждая даётся кровью и потом. Чтобы сыграть достойно, быть настоящим, надо выстрадать внутри себя, вжиться всем своим существом в образ героя.

А по поводу узнаваемости скажу так. Фразу «Можно вас потрогать?» услышал впервые после картины «Горячев и другие». А так называемое народное признание пришло после картин «Сыщики» и «Некст».

- Телесериал «Некст» не только сделал вас народным любимцем, но и подарил возможность долгое время быть рядом с великим актёром Александром Абдуловым. Легко ли с ним было на съёмочной площадке?

- С Сашей Абдуловым мы подружились намного раньше, практически с момента моего первого появления на показе в театре «Ленком». Это был человек фантастический, совершенно не терпящий одиночества. Вокруг Саши всегда находились люди, друзья. Но мне повезло ещё в одном. В гримёрке «Ленкома» мы с Абдуловым на двоих делили один стул, стол и диван. Такая у нас с ним была закулисная жизнь. Так что радости и горести, успехи и неудачи друг друга переживали как свои.

На съёмочной площадке он фонтанировал идеями. Большое количество интересных кадров предлагал именно он. Александр был очень кинематографическим человеком.

- А что, по вашему мнению, необходимо, чтобы стать хорошим актёром?

- В начале карьеры очень важно, какие люди встретятся тебе на пути, какие книги ты прочитаешь, кто у тебя будет первым театральным или кинорежиссёром.

- В вашей творческой биографии масса самых разноплановых ролей. Каким актёром себя больше считаете: комедийным или драматическим?

- И в театре, и в кинематографе довелось попробовать себя во многих жанрах. Но, наверное, у зрителей я больше ассоциируюсь с душевным, комедийным героем, хотя, повторюсь, сыграны и довольно серьёзные роли, в том числе людей в погонах. Думаю, ни один актёр не считает себя чистым комиком или трагиком. Есть артисты, которые наделены хорошими комедийными качествами. Но это не говорит, что они не годятся для ролей иного плана. Например, Евгений Леонов был прекрасен в комедии, но потрясающе играл драматические, даже трагические роли. А вспомним выдающегося советского актёра Сергея Филиппова. Его использовали исключительно как комедийного артиста. Но уверен, если б ему предложили сыграть короля Лира, многих бы потрясло, как замечательно он это сделал бы.

- Есть ли роль, о которой мечтаете?

- Никогда не задумывался, как бы мне сыграть того же короля Лира, Ричарда Львиное Сердце или кого-то ещё. Наоборот, мне зачастую предлагают сыграть те образы, о которых я и не думал. Например, в «Нексте» негативного персонажа или контр-адмирала в кинофильме «Мины в фарватере». На мой взгляд, мечтать о ролях непродуктивно. «Делай что должен, и будь что будет», - очень верные слова.

- Вы удовлетворены тем, как сложилась ваша жизнь?

- Мне кажется, такого чувства не испытывает никто. Больше, наверное, был бы уместен вопрос: «Занимаетесь ли вы самоедством?» О да! Если услышите, что в Москве проводится конкурс на высшую степень самокритичности, то смело ко мне! Первое место обеспечено. Внутри меня живут и комплексы, и страхи, и фобии. И хотя работаю над собой уже не один десяток лет, похвастаться нечем. До сих пор очень сомневающийся в себе человек.

- За плечами долгие годы совместной жизни с супругой Ириной. Двое детей, внучка... Что ценно для вас в семье?

- Никаких рецептов я не знаю. Жизнь моя тоже не безоблачная. Бывало, и тучи сгущались. Другое дело, как преодолеваешь всё, хватает ли внутренних стержней. Если бы они были хлипкие, не удержал бы, а уж если воспитал в себе какую-то несгибаемость, то стараюсь идти вперёд и быть верным своим принципам. Думаю, многое зависит от того человека, который рядом идёт по жизни. Недаром они и зовутся в простонародье половинками!

- В преддверии Дня сотрудника органов внутренних дел что бы пожелали тем, кто обеспечивает порядок и покой граждан?

- Здоровья, уверенности в завтрашнем дне, добра и семейного благополучия.

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391883 Миша Джуркович

Сербский политолог: Сепаратизм в Евросоюзе – последствие вторжения Запада в Югославию

Опасаясь разворота Сербии на восток, ЕС и США резко усилили давление на страну. Перед Белградом поставлен ультиматум: либо Россия, либо Запад. Директор белградского Института европейских исследований, доктор философии Миша Джуркович считает, что Запад имеет слишком глубокое влияние на сербское правительство и больше не хочет мириться с его сопротивлением. При этом нестабильная ситуация на Балканах не только демонстрирует слабость Евросоюза, но и толкуется как оправдание для нахождения в Европе войск США. Последствия наращивания давления Запада на Сербию еще только предстоит увидеть. Предыдущий раунд «активной балканской политики» – вторжение в Югославию и признание Косово – подтолкнул сепаратизм внутри ЕС.

- Господин Джуркович, в Европе на примере Испании и Италии можно наблюдать усиление сепаратизма. Чем вы можете это объяснить?

- Сегодняшние события – это логичные последствия действий Запада на протяжении последних тридцати лет. Запад последовательно уничтожал многонациональные государства, такие как СССР и Югославия, поощрял сепаратизм и местный национализм. Он дал старт идеологии антиэтатизма, завел разговор о приоритете меньшинств и прав человека над государством. Яркий пример того, во что это вылилось – так называемая гуманитарная интервенция в Югославии в 1999 г.

- Почему Запад много лет активно поддерживает националистические движения в Восточной Европе, в том числе и сегодня на Украине? При этом внутри ЕС националисты часто рассматриваются как угроза..

- Двойные стандарты – основа западной политики. «Сценарий, который несет проблемы моей стране, должен быть реализован в странах, которые я хочу ослабить». Это давняя тенденция, и особенно хорошо использовать в своих целях радикальный ислам, радикальный национализм и вообще любую радикальную идеологию получается у Великобритании. Например, в Ливии американцы и британцы работали с группировками, лидеры которых содержались на базе Гуантанамо как террористы. В Египте они поддерживали «Братьев-мусульман» (запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э»), а в Восточной Европе сотрудничают с любым антироссийским движением. Они поддерживали национализм еще во времена существования СССР и Югославии – он был инструментом победы над их сильнейшими врагами. Поэтому даже сегодня они продолжают сотрудничать с пронационалистскими группировками на Украине и в Прибалтике и готовы поддержать националистов или даже коммунистов в России.

- На ваш взгляд, какие государства могут появиться на карте Европы в ближайшие 10-15 лет?

- Это будет зависеть от того, насколько сильными покажут себя европейские страны. На примере Каталонии мы увидели, что Германия и Франция всецело поддержали премьер-министра Испании Мариано Рахоя и высказались в пользу защиты Испанией своих границ и суверенитета.

В Испании и Италии сейчас угроза сепаратизма стоит наиболее остро. Италия – региональное государство, как и Испания, и некоторые регионы – Падания, Венето – уже требуют для себя большей автономии.

Проблемы могут возникнуть и во Франции – в Бретани, Стране басков и на Корсике. В Германии можно в этом же контексте упомянуть Баварию. Бельгия уже на протяжении десяти лет является квазигосударством, и только постоянное присутствие международного сообщества предотвращает распад страны. И в Восточной Европе не все гладко – среди моравийцев в Чехии и силезийцев в Польше также легко может вспыхнуть сепаратизм.

- США и Евросоюз оказывают сильное давление на Сербию и ставят ее перед окончательным выбором: либо Россия, либо Запад. А недавно премьер-министры Болгарии, Греции и Румынии поддержали заявку Сербии присоединиться к ЕС, заявляя, что этот шаг поможет гарантировать мир и безопасность в регионе. Как, на ваш взгляд, поступит Сербия? Отвернется ли она от России?

- С 2000 г. и первых цветных революций Сербия фактически перестала быть независимой страной. Сейчас здесь состав правительства определяют страны Запада. Однако каждое сербское правительство рано или поздно вступает с ними в конфликт, поскольку Западу нужно все больше ресурсов и власти над страной.

Сербия не в том положении, чтобы самостоятельно решать такие вопросы, как вступление в ЕС, поскольку Запад способен сместить любое правительство, которое не будет идти ему на уступки.

До сегодняшнего дня Сербии удавалось сохранять особые отношения с Россией, которые абсолютно необходимы нашему народу и нашей стране. У большей части Европы, особенно у Германии, нет против такого положения дел особых возражений. Однако глубинное государство в США и структуры НАТО оказывают жесткое давление на Сербию, чтобы она вступила в Североатлантический альянс и усилила военное присутствие Запада у границ России.

Никто не знает, как долго у сербского правительства получится уклоняться от присоединения к антироссийским санкциям. Экс-премьер-министр Македонии Никола Груевский тоже не хотел их поддерживать – и в итоге был свергнут в результате иностранного вмешательства.

- Ситуация на Балканах продолжает оставаться напряженной. Может ли она выйти из-под контроля и перерасти в вооруженный конфликт?

- В 1991 г. США сыграли огромную роль в начале гражданской войны в Югославии. Тогда они достигли своей цели и сорвали европейские интеграционные проекты.

Конфликт в Югославии ясно показал, что европейцы не могут сами решать свои проблемы, что, по мнению американцев, легитимирует их присутствие в Европе.

Сейчас ситуация на Балканах опять крайне нестабильная, что идеально обосновывает нахождение американских войск в Европе. Именно с целью сохранения своего военного присутствия США не любят решать проблемы до конца – в отличие от Германии, которая стремится урегулировать любой конфликт ради достижения стабильности.

- Какие страны тратят больше всего на пропаганду на Балканах и с какими целями?

- Больше всего тратят американцы – десятки миллионов каждый год. Через так называемые проекты реформ они коррумпируют местные элиты, хотя значительная часть этих денег в итоге вновь оседает в карманах западных стран, так как тратятся на их экспертов. Затем идет Германия, которая в последнее десятилетие денежными вливаниями значительно подняла свою значимость. Великобритания действует через государственные учреждения и СМИ.

Присутствие России и Турции ощущается значительно меньше, но оно также очень важно. Хотя местные русофилы справедливо жалуются на то, что Россия инвестирует недостаточно в мягкую силу и пропаганду.

Имеет место создающее определенные проблемы присутствие Саудовской Аравии, Катара и Арабских Эмиратов, которые через свои подчас никем не контролируемые общественные организации работают в Косово, Боснии, Македонии и Албании. За сердца и умы местного населения идет жестокая борьба.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391883 Миша Джуркович


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384539 Бен Ходжес

«Россия уважает только силу»

Интервью американского генерала Ходжеса. Впервые после окончания холодной войны огромные военные колонны передвигаются по Западной Европе.

Кристиан Дойчлендер (Christian Deutschländer), Ostbayerisches Volksblatt, Германия

США усиливают свое присутствие: они привезли танки и снаряжение на континент, здесь свыше 30 тысяч солдат. Цель — стратегия сдерживания России и укрепление НАТО. Командует действиями генерал-лейтенант Бен Ходжес (Ben Hodges), самый высокопоставленный американский военный в Европе. Мы встретились с Ходжесом в Мюнхене и взяли у него интервью. В конце года 59-летний военный выйдет на пенсию. И тогда кое-кто в Вашингтоне, в администрации Трампа, сможет вздохнуть с облегчением: Ходжес хорошо известен тем, что иногда очень четко и критически высказывается.

Ostbayerisches Volksblatt: Сейчас 30 тысяч американских солдат поддерживают стабильность в Европе. Что делать, если ваш президент потеряет к этому интерес?

Бен Ходжес: Президент Трамп реализует именно то, о чем заявлял Обама. На протяжении длительного времени количество солдат будет составлять 30 тысяч, возможно, несколько больше — я на это надеюсь. Я не могу представить себе причину, по которой Трамп потеряет интерес к Европе. Наше экономическое будущее тесно связано со стабильностью в Европе, это наш самый важный торговый партнер. И конгресс, каждая из партий поддерживают этот курс на 100%.

— Считает ли еще президент Трамп, что он обязан следовать принципу коллективной безопасности НАТО? Или он очень недоволен тем, что европейцы слишком мало тратят на безопасность.

— Но ведь одно не исключает другого. Президент не раз заявлял публично: мы подтверждаем приверженность принципу, закрепленному в статье 5 устава НАТО. Но мы также напоминаем нашим партнерам о статье 3: каждый член альянса должен делать все для того, чтобы оптимально обеспечить собственную защиту. Большинство стран-членов предпринимают правильные шаги по увеличению оборонных расходов, некоторые, по крайней мере, перестали их сокращать.

— Путин провел крупные учения «Запад», за которыми [на Западе] подозрительно наблюдали. Россия остается опасным соседом?

— Да, конечно. Непосредственной угрозы кризиса или нападения не существует. Однако опасность усилится, если НАТО не будет производить впечатление альянса, способного выступить единым фронтом. Россия уважает только силу. Иначе всюду, где есть возможность, Россия будет пытаться расколоть НАТО и ЕС.

— Недавно появились доклады о крупных логистических проблемах НАТО, неприятностях, связанных с границами, маршрутами подвоза, шириной железнодорожной колеи. Не является ли бюрократия крупнейшим врагом в Европе?

— Три с половиной года назад последний американский танк покинул Европу. Мы отправили домой тяжелую технику. Мы думали, что она нам больше не понадобится — это была ошибка, как мы поняли после аннексии Крыма Россией. Теперь мы возвращаемся, и нам приходится вновь приспосабливаться к инфраструктуре. Впрочем, и такие инвестиции являются частью оборонных расходов.

— В Берлине идут переговоры по проекту «Ямайка» (речь идет о формировании нового правительства — прим. ред.). Дайте совет участникам переговоров: что особенно важно в деле оборонной политики?

— Тут уж я им доверяю. Меня ободряет то, что все больше немцев готовы взять на себя международную ответственность. К настоящему моменту бундестаг 16 раз предоставлял [бундесверу] право на зарубежные операции по всему миру. Люди знают, что экономический рост — не подарок, свобода — не подарок, наоборот, их необходимо защищать, а иногда завоевывать. Это не философские дебаты, а очень конкретные понятия, если подумать об угрозе нападений, террора, дезинформационных кампаний.

— Цель НАТО состоит в том, чтобы вкладывать в оборону 2% ВВП. Германия далека от этого. Вы отнеслись бы с пониманием к тому, что мы будем просто суммировать расходы на военное дело и помощь странам третьего мира?

— То, что напрямую связано с военными, — инфраструктура для крупной переброски войск, обучение иностранных армий — может быть включено в [оборонные расходы]. Но я не могу себе представить, что мы действительно можем просто засчитать классическую помощь странам третьего мира, когда речь идет об оборонных расходах.

— Вы приехали в Германию в 1981 году — в разгар холодной войны — в звании лейтенанта. В конце 2018 года вы выйдете на пенсию в звании генерала. Стабильности в мире сегодня больше?

— Хороший вопрос. В 1981 году, когда я приехал, тоже существовал терроризм. Огромная российская армия с ядерным оружием находилась в трех часах езды от Восточной Германии. И все же у нас тогда была своего рода стабильность ввиду наличия крупных армий. Сегодня мы найдем великое множество очагов кризиса во всех уголках мира — в Иране, Корее, Сирии. Вдобавок к этому — наплыв беженцев, который в ближайшие годы очень сильно увеличится. Может быть, мы сегодня уже не сталкиваемся с прямой угрозой, как тогда, но имеем дело с еще большей нестабильностью.

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384539 Бен Ходжес


Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382855 Павел Хлебников

Cosa Nostra по-ирански. Кто хочет стать муллой-миллионером?

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья первого главреда российского Forbes Павла Хлебникова об иранской религиозной элите и ее связях с террористическими организациями опубликована в американском Forbes 21 июля 2003 года

На улицах Тегерана бушуют волнения. В полночь прошлой пятницы с целью протеста на десятки улиц иранской столицы вышли тысячи студентов, скандируя продемократические слоганы и разжигая на перекрестках костры. Подобные акции проводятся здесь практически каждую ночь. Жители соседних районов, в основном представители среднего класса, на своих машинах съезжаются в определенном месте и гудками выражают бурную поддержку протестующим.

Внезапно раздается раскатистый рев. Группа из тридцати мотоциклистов с шумом проносится сквозь скопление машин, размахивая железными ломами и дубинками размером с бейсбольные биты. Они свирепо смотрят на водителей, выкрикивают им угрозы и молотят по автомобилям. Здоровые и бородатые, эти байкеры вытаскивают двоих мужчин из автомобиля и избивают их. Большинство протестующих разбегаются в разные стороны. Офицеры полиции же равнодушно наблюдают за тем, как бандиты колотят оставшихся митингующих.

Эти «Ангелы ада» входят в организацию Хезболла, укомплектованную в основном жителями сельских областей. Иранские правящие муллы всегда обращаются к ним для устрашения своих противников. Исламская республика представляет собой необычную диктатуру. Ведь здесь растущий оппозиционный блок подавляется клерикальным правительством, а режим опирается не на силы солдат или государственной полиции (многие из представителей которой поддерживают протестующих), а на наемников из Хезболлы и не менее разбойной Революционной гвардии. По словам этих властей, их легитимность утверждена самим Аллахом, однако, чтобы сохранить свои позиции в верхушке правительства, они применяют такие преступные методы, как шантаж, жестокость и убийство.

Иран, представляющий ядерную угрозу для всего мира, грабит собственный народ, лишая его возможности жить в достатке. Тогда как люди, занимающие высокие посты, увеличивают свое состояние, становясь богатыми до неприличия.

Кто сегодня управляет Ираном? Точно не реформистский парламент и не переизбранный президент Мохаммед Хатами со своими умеренными взглядами. И даже не Высший руководитель аятолла Али Хаменеи: отличающийся своей резко антиамериканской позицией, при этом неприметный духовный служитель 14 лет назад воровал, пользуясь своим религиозным саном, чтобы стать достойным преемником своего сильнейшего предшественника аятоллы Хомейни, а сейчас находится в совершенно зависимом положении. Реальной же властью обладает небольшая группа представителей церкви и их сподвижников, неофициально обладающих полным контролем над управлением государством. Благодаря сложившейся ситуации и неограниченным возможностям у них получилось порядочно разбогатеть.

Экономика страны весьма напоминает кланово-олигархический капитализм, процветавший после развала Советского Союза. В результате революции 1979 года у иностранных инвесторов и богатейших семей нации было конфисковано их имущество; нефтедобывающая отрасль стала собственностью государства, однако в действительности муллы получили контроль над всеми активами валютных банков, отелей, компаний в области химического производства и машиностроения, производства медицинских препаратов и товаров массового потребления. Отличает же Иран то, что многие из этих средств были переданы в исламские благотворительные фонды, возглавляемые церковными служителями. По словам представителей деловых кругов и бывшей администрации фондов, благотворительность сегодня служит «черной кассой», средствами, предназначенными для неофициальных расходов мулл и их сподвижников.

Помимо ядерной программы, у Ирана есть и другие «смертельные» тайны, которые сейчас стали объектом наблюдения любопытных посторонних глаз. Десятки интервью с бизнесменами, коммерсантами, экономистами и бывшими министрами, а также другими представителями верхушки правительства раскрывают картину диктатуры, проводимой теневым правительством, которое — по подозрениям США — благодаря теневой внешней политике финансирует террористические группировки за рубежом. В рамках подобной диктатуры экономика определяется теневыми «бизнес-империями», а мощь обеспечивается теневой армией правоприменительных органов.

По иронии судьбы человеком, наиболее виртуозно овладевшим искусством манипулирования структурой этих скрытых сил, является один из известнейших деятелей Ирана — Али Акбар Хашеми Рафсанджани, которому присвоили звание аятоллы, или религиозного лидера. Он занимал должность спикера парламента и в 1980-е годы был правой рукой Хомейни, затем президентом Ирана с 1989 по 1997 годы, а сейчас является председателем влиятельного Совета целесообразности, занимающегося разрешением разногласий между высшим духовенством и парламентом. В той или иной степени Рафсанджани руководит Исламской республикой на протяжении последних 24 лет.

Он поступил дальновидно, объединившись в 1960-е годы с фракцией аятоллы Хомейни и затем, после революции, принял образ предприимчивого активиста. Он смог убедить Хомейни положить конец Ирано-иракской войне и снял изоляцию страны, установив торговые отношения с Советским Союзом, Китаем, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. В 1990-е годы он возобновил работу над Иранской ядерной программой. Он также считается отцом Иранской программы приватизации. За время его пребывания на посту президента был воскрешен фондовый рынок, некоторые государственные компании проданы своим же сотрудникам, с внешней торговли сняты ограничения, а к нефтедобывающему сектору получили доступ частные фирмы. По заявлениям занимающих особую позицию членов Иранской Торговой палаты, большая часть собственности и сделок в конечном итоге оказались в руках мулл и их единомышленников, а также, не в последнюю очередь, семьи самого Рафсанджани, которой удалось достичь таких высот, изначально занимаясь скромным мелким бизнесом по производству фисташек.

«Они не были богатыми людьми, поэтому они усердно трудились и всегда пытались помочь своей семье добиться успеха, — вспоминает Реза, историк, отказавшийся раскрыть свою фамилию. В начале 1970-х годов он учился в Тегеранском университете с одним из братьев Рафсанджани. В студенческие годы два брата параллельно с учебой зарабатывали деньги, давая частные уроки и помогая другим студентам при подготовке к экзаменам».

Бизнес-кланы Ирана

Революция 1979 года превратила клан Рафсанджани в хозяев промышленности. Один из братьев возглавлял руководство крупнейшим медным рудником страны; другой взял в свои руки управление государственным телевизионным каналом; зять Рафсанджани стал губернатором провинции Керман, в то время как кузен руководит главным предприятием Ирана по экспорту фисташек, доход от которого составляет $400 млн; племянник и один из сыновей Рафсанджани заняли ключевые позиции в Министерстве нефти; другой сын заведует проектом строительства Тегеранского метрополитена (запланированные $700 млн на реализацию которого на данный момент уже истрачены). Кроме того предполагается, что сегодня семья, распространяя свое влияние через многочисленные фонды и подставные компании, контролирует и одну из крупнейших в области нефтяного машиностроения компаний Ирана, а также предприятие по сборке автомобилей фирмы Daewoo и лучшую иранскую частную авиалинию (хотя сама семья Рафсанджани настаивает на собственной непричастности к этим активам).

Ничто из вышеперечисленного не пользуется поддержкой простого населения, чей средний доход составляет $1800 в год на одного человека. В народе распространился слух, выходящий за рамки обозримых фактов, что Рафсанджани якобы утаивает миллиарды долларов на банковских счетах в Швейцарии и Люксембурге; что в его руках сосредоточено управление обширными землями на береговой линии свободной экономической зоны Ирана в Персидском заливе, и что он является владельцем всех курортов на идиллических пляжах Дубая, Гоа и Таиланда.

Однако в печать попадает лишь малая доля критических заявлений. Некий журналист, осмелившийся навести справки о тайных сделках Рафсанджани и его предполагаемой роли в неподтвержденных решением суда убийствах диссидентов, сейчас чахнет с тюрьме. Ему повезло. Иранская политика бывает смертельно опасной. Пять лет назад Тегеран потрясла серия убийств журналистов и антикоррупционных активистов; некоторые из них были обезглавлены, другие изувечены.

Информация о какой-то части семейных богатств находится в свободном для всех доступе. Младший сын Рафсанджани, Ясер, владеет лошадиной фермой размером в 30 акров, расположенной в супермодном районе Лавазан на севере Тегерана, где один акр земли стоит более $4 млн. Откуда у Ясера такие деньги? Он бизнесмен, получивший в Бельгии образование, управляет огромной фирмой по экспорту и импорту детского питания, бутилированной воды и промышленного оборудования.

Еще несколько лет назад наиболее простым способом быстро разбогатеть было заключение сделок в иностранной валюте. Простым лишь в том случае, если у вас была возможность приобрести доллары США по субсидируемому импортному тарифу в 1750 риалов за один доллар, чтобы затем перепродать их по рыночному курсу, составлявшему уже 8000 риалов за один доллар. Вам лишь были необходимы правильные связи для получения лицензии на импорт.

«По моим подсчетам, из-за подобного рода манипуляций с обменным курсом валют за 10 лет Иран ежегодно терял от $3млрд до $5 млрд, — заявляет Саид Лейлаз, экономист и крупнейший ныне автопроизводитель Ирана. — И львиная доля этих денег была разделена между примерно 50 семействами».

Одним из таких семейств, извлекающих прибыль из системы внешней торговли, стала семья Асгаролади, представляющая собой старый еврейский род рыночных торговцев, которые несколько поколений назад приняли ислам. Асадолла Асгаролади занимается экспортом тмина, сухофруктов, креветок и икры и импортом сахара и бытовых принадлежностей; по оценкам иранских банкиров, его состояние составляет около $400 млн. Асгаролади в некоторой степени помог его старший брат Хабибулла, который, будучи в 1980-х годов министром торговли, возглавлял работу по распределению прибыльных лицензий на внешнюю торговлю. (Он также был контр-партнером впоследствии бежавшего из страны Марка Рича, предпринимателя в области торговли товарами широкого потребления, который помог Ирану обойти наложенное правительством США эмбарго.)

Благотворительность как прикрытие

Другая часть иранской экономики принадлежит исламским благотворительным фондам, составляющим от 10% до 20% ВВП страны — в предыдущем году эта сумма достигла $115 млрд долларов. Именуемые «bonyads» (означает «фонд« в переводе с персидского — Forbes), наиболее известные из таких предприятий были основаны по поручению аятоллы Хомейни в первые недели его правления — за счет имущества и компаний, конфискованных в результате революции. Миссия таких фондов заключалась в перераспределении состояния, до революции нелегитимно накопленного «вероотступниками» и «капиталистами-кровопийцами», между представителями народа, доведенного до края бедности. И примерно на протяжении первых десяти лет фонды тратили эти деньги на строительство поликлиник и жилья для малообеспеченных граждан. Но в 1989 году, после смерти Хомейни, фонды перестали выполнять свои обязательства по социальному обеспечению в пользу откровенно коммерческой деятельности.

До недавнего времени фонды были освобождены от уплаты налогов, импортных пошлин и, в большинстве своем, от правительственного регулирования. У них был доступ к субсидированной иностранной валюте и кредитам с низкой процентной ставкой. Они не были подконтрольны Центральному банку, министерству финансов или любому другому правительственному учреждению. Формально фонды находятся под юрисдикцией Высшего руководителя Ирана; фактически же они осуществляют свою деятельность без какого-либо контроля со стороны и несут ответственность лишь перед Аллахом.

Согласно мусульманской традиции шиитов, ожидается, что благочестивый набожный бизнесмен будет жертвовать 20% своей прибыли местной мечети, которая использует эти средства на помощь бедным и нуждающимся. В то же время деятельность многих «bonyards» напоминает простое жульничество с целью вымогания у предпринимателей денег. Кроме того, наиболее влиятельные национальные предприятия, а практически в каждом иранском городке есть свой «bonyard», находятся в ведении мулл. «Многие владельцы малых предприятий жалуются, что как только ты начинаешь получать хоть какую-то прибыль, к тебе придет главный мулла с просьбой внести свой вклад в местную благотворительность, — утверждает оппозиционный экономист, отказавшийся раскрыть свое имя. — Если ты откажешься, тебя обвинят в том, что ты плохой мусульманин. Тут же появятся какие-нибудь свидетели твоего оскорбительного отношения к Пророку Мухаммеду, и тебя бросят за решетку». Такая Cosa Nostra, совмещенная с фундаментализмом.

Сын торговца фруктами

Прочие благотворительные учреждения напоминают многонациональные конгломераты. Организация «The Mostazafan & Jambazan Foundation» («Фонд обездоленных и инвалидов войны») является второй по величине в стране коммерческим предприятием, после Национальной иранской нефтяной компании, принадлежащей государству. Вплоть до недавнего времени ее руководителем был человек по имени Мохсен Рафикдост. Для Рафикдоста, сына торговца фруктами и овощами на Тегеранском рынке, настоящим прорывом стал 1979 год, когда ему выпала честь везти из аэропорта аятоллу Хомейни после его триумфального возвращения из парижской ссылки

Хомейни сделал его министром Революционной гвардии, созданной с целью подавления внутренних разногласий и контрабандного ввоза оружия для Ирано-иракской войны. В 1989 году, когда Рафсанджани стал президентом, Рафикдост взял в свои руки управление фондом «The Mostazafan Foundation», который предоставляет работу до 400 тысячам работников и активы которого по всей вероятности превышают сумму в $10 млрд. В их числе: бывшая сеть отелей «Hyatt» и «Hilton» в Тегеране; пользующаяся огромным успехом компания по производству безалкогольных напитков «Zam-Zam» (ранее «Pepsi»); международная судоходная линия; фирмы, производящие нефтепродукты и цемент; сельскохозяйственные земли и городская недвижимость.

Изначально задумывалось, что «The Mostazafan Foundation» станет организацией по социальному обеспечению. К 1996 году фонд начал тратить правительственные резервы, чтобы покрыть расходы на социальные нужды; скоро организация планирует окончательно расширить круг своих социальных обязательств, оставив в прошлом исключительно коммерческий конгломерат с собственником, остающимся в тени.

Для чего существует этот фонд? «Я не знаю, спросите у мистера Рафикдоста», — отвечает Аббас Малеки, советник аятоллы Рафсанджани по вопросам внешней политики.

Ясность вносит иранский бизнесмен, который раньше занимался вопросами внешней торговли в одном из крупных фондов. По его словам, такие организации, как «The Mostazafan», служат гигантским «ящиком для хранения денег», предназначенных для подкупа сторонников мулл, даже если они представляют собой тысячи сельчан, специально привезенных для посещения религиозных демонстраций в Тегеране или же бандитов из Хезболлы, избивающих студентов. И, не в последнюю очередь, фонды становятся для своих менеджеров доходными компаниями, дающими им непрерывный приток денежных средств.

«Обычно все происходит по такой схеме, — объясняет предприниматель. — Появляется какой-нибудь иностранец и предлагает сделку. Начальник отвечает: «Хорошо. Мы согласны. Обсудите все детали с моим администратором». Тогда иностранец встречается с администратором, который заявляет:

«Вы знаете, у нас здесь две бухгалтерии — официальная и неофициальная. Если вы хотите заключить успешную сделку, вам придется сотрудничать с нами в рамках неофициальной бухгалтерии. В этом случае Вам необходимо перечислить следующую сумму на следующий заграничный банковский счет, только после этого дело сдвинется с мертвой точки».

На данный момент Рафикдост является главой фонда «Noor Foundation», которому принадлежат многоквартирные жилые дома и который предположительно зарабатывает $200 млн, импортируя фармацевтические товары, сахар и стройматериалы. Он быстрыми темпами снижает уровень собственного достатка. «Я обычный человек с нормальным достатком, — утверждает он. Затем, приняв наполеоновскую позу, он добавляет: «Однако если исламу что-то будет угрожать, я смогу снова вернуться к былым масштабам».

Подтекст: подразумевается, что он обладает доступом к тайному денежному источнику, который он, в случае необходимости, всегда может использовать. Этот смысл, возможно, вкладывал и аятолла Рафсатджани, недавно заявивший, что республике необходимо иметь крупные средства про запас. Но кто же определит, когда ислам будет находиться в опасности?

Связи с террористами

Будучи министром Революционной гвардии в 1980-е годы, Рафикдост играл ключевую роль в оказании финансовой поддержки Хезболле в Ливане — организации, которая занималась похищением иностранцев, угоном самолетов, взрывом бомб в автомобилях, торговлей героином и которая положила начало внедрению террористов-смертников. Согласно заявлениям Грегори Салливана, пресс-секретаря Бюро по делам Ближнего Востока при Госдепартаменте США, фонды являются для Ирана идеальным средством, чтобы претворять в жизнь их теневую внешнюю политику. (Один из фондов предложил дать премию в $2,8 млн тому, кто сможет выполнить религиозный приказ аятоллы Хомейни убить британского писателя Салмана Руиди.) Каждый раз, когда на Иран падают подозрения в соучастии организации терактов — в Саудовской Аравии, Израиле, Аргентине — тегеранское правительство отрицает свою причастность. Представители Госдепартамента США высказывают предположения, что подобные операции могли быть спонсированы одним из фондов и полуавтономными отрядами Революционной гвардии. Если в Иране и есть кто-то, кто мог бы поспособствовать Аль-Каиде, то в первую очередь следовало бы искать его именно там.

Иранские благотворительные фонды не контролируются другими структурами и сами себе хозяева. Крупнейшей «благотворительной» организацией (во всяком случае, с точки зрения активов компании в виде недвижимости) считается фонд с многовековой историей «The Razari Foundation», несущий ответственность за заботу об иранской наиболее глубоко почитаемой святыне — Мавзолее Имама Резы, восьмого шиитского имама, в северном городе Мешхед. Во главе фонда стоит аятолла Вайез-Табаси, приобретший славу самого жесткого и бескомпромиссного муллы, предпочитающего держаться подальше от глаз общественности, но раз от раза появляющегося на публике с призывами и подстреканием к убийству вероотступников и других противников клерикального режима.

«The Razavi Foundation» по различным городам всего Ирана владеет обширными участками с недвижимостью, ровно как и сетью отелей, заводов, объектов сельскохозяйственного производства и искусственной горной выработки. Не представляется возможным точно оценить стоимость всего их имущества, так как фонд никогда не публиковал описи своих владений, однако иранские экономисты, говоря о чистой стоимости активов предприятия, называют сумму в $15 млрд и больше. Фонд также получает щедрые пожертвования от миллионов паломников, каждый год посещающих мешхедский мавзолей.

Куда идут средства

Куда уходит ежегодный доход, исчисляемый в сотнях миллионов, а возможно даже миллиардов, долларов? Часть суммы тратится на уплату эксплуатационных расходы по техническому обслуживанию мечетей, могильников, религиозных школ и библиотек. За последнее десятилетие фонд приобрел новые предприятия и объекты имущества, основал инвестиционные банки (совместно с инвесторами из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов), вложил капитал в проекты недвижимости и профинансировал крупные сделки во внешней торговле.

Непосредственной причиной такой коммерциализации фонда «The Razavi Foundation» стала деятельность сына аятоллы Табаси, Насера, который был поставлен во главе Сарахской зоны свободной торговли, находящейся на границе одной из бывших республик Советского Союза Туркменистаном. В 1990-е годы фонд истратил сотни миллионов долларов на финансирование проекта по созданию железнодорожного сообщения между Ираном и Туркменистаном; деньги уходили сплошным потоком на строительство новых дорог, аэропорта международного класса, отеля и офисных зданий. Организация даже заплатила $2,3 млн швейцарской фирме, соорудившей огромный шатер специально для торжественной церемонии самого открытия железной дороги Иран-Туркменистан.

Затем все пошло не так. В июле 2001 года Насер Табаси был уволен с поста управляющего этой зоной свободной торговли. Два месяца спустя его арестовали и обвинили в мошенничестве, которое связывали с компанием «Ал-Макасиб» с основным офисом в Дубае. Многие детали дела остаются неясными, но четыре месяца назад тегеранским судом общей юрисдикции было выпущено заявление о том, что Насер Табаси находился в неведении о нелегитимности его действий и нарушении им закона, в связи с чем он был оправдан.

Немногие в таких случаях получают хотя бы выговор или предупреждение. Редким исключением стал известный своей жесткой позицией церковник Хади Гаффари, специализировавшийся на присваивании конфискованного имущества и поселяющей его перепродаже. Так он поступил, например, с предприятием по производству эротического женского белья «Star Stockings». В начале 1990-х годов его признали виновным в хищении чужой собственности.

Мнение духовенства

Наиболее видные деятели старшего поколения верховного духовенства чувствуют по отношению к представителям так называемой «муллократии» лишь отвращение. Аятолла Тахери, бессменный организатор пятничной молитвы в городе Исфахан, несколькими годами ранее в качестве протеста ушел в отставку. «Когда я слышу, что какие-то выходцы из привилегированного рода и представители некой особой касты людей, некоторые из которых даже не носят специальные мусульманские накидки и тюрбаны, соперничают друг с другом и накапливают несметные богатства, меня всего просто бросает в жар от такого позора», — рассуждает он.

Между тем, духовная элита своим ужасным управлением загнала нацию в бедность абсурдных масштабов. Обладая 9% мировых запасов нефти и 15% натурального газа, Иран должен быть очень богатой страной. Это страна с высокообразованным молодым населением и долгой традицией ремесленничества и международной торговли. Но средний доход на душу населения сегодня фактически снизился еще на 7% по сравнению с показателями до революции. Иранские экономисты высчитали, что отток капитала (в Дубай и другие надежные зоны) составляет около $3 млрд в год.

Не удивительно, что такое количество студентов выходит на улицы с протестом. Диктаторский режим указывает им, что думать, что носить, что есть и что пить. И на протяжении многих лет он грабительски отбирает у них шанс на достойное будущее.

Перевод Яны Воробьевой

Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382855 Павел Хлебников


Россия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 10 ноября 2017 > № 2381725 Сергей Кададов

Заместитель министра МЧС России Сергей Кададов: «С 2018 года все виды надзора, осуществляемые министерством, будут переведены на риск-ориентированный подход»

Об этом сообщил заместитель министра МЧС России Сергей Кададов в ходе совместного публичного обсуждения правоприменительной практики органов государственного контроля (надзора) МЧС России, Роспотребнадзора и ФНС России, которое состоялось в Правительстве Самарской области.

В мероприятии приняли участие министр по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов, врио губернатора Самарской области Дмитрий Азаров, представители МЧС России, руководители территориальных органов всех 12 надзорных ведомств, участвующих в федеральной программе по реформированию госконтроля, а также представители бизнес-сообщества и организаций.

С начала этого года МЧС России снизило административную нагрузку на бизнес: «перешло» от пожарного надзора на риск-ориентированный подход. По словам заместителя министра МЧС России Сергея Кададова с 2018 года все виды надзора, осуществляемые министерством, также перейдут на риск-ориентированный подход.

«Мы переходим от тотального контроля на риск-ориентированный подход. Сегодня мы классифицировали все объекты защиты по рискам и опасностям. В основном мы оставили за собой критически важные, потенциально опасные объекты, которые несут техногенную угрозу, могут создавать вторичные поражающие факторы для проживающего рядом населения и для тех, кто обслуживает этот объект. К ним относятся объекты образования, социальной сферы или здравоохранения - где находится большое количество людей с круглосуточным пребыванием», - отметил заместитель министра.

Возбуждение административных дел по линии чрезвычайного ведомства снизилось почти на 30%, а доля выданных предупреждений на сегодняшний день составляет 45 %. Контрольные мероприятия заменяются при этом на профилактические.

Михаил Абызов считает опыт МЧС России очень позитивным: на проверки приглашают представителей «Опоры России», введён запрет на проверку предприятий малого и среднего бизнеса. Статистика ущерба и вреда при этом падает, а уровень защищённости растёт. Кроме того, МЧС провело полную ревизию требований по пожарной безопасности и свело все требования в один регламент. Такую работу, в том числе по кодификации требований к бизнесу, предстоит провести с другими надзорными ведомствами.

Сергей Александрович подчеркнул, что профилактика нарушений строится, прежде всего, на открытом и публичном диалоге между проверяющими и проверяемыми, когда стороны слышат и учитывают позиции друг друга.

Результат такого общения – полное взаимопонимание сторон по вопросам безопасности в контролируемых сферах, обеспечение обратной связи с предпринимательством», - подытожил Сергей Кададов.

Напомним, что 21 февраля текущего года проектным комитетом по основному направлению стратегического развития Российской Федерации «Реформа контрольной и надзорной деятельности» утвержден паспорт приоритетного проекта Министерства.

Его главная задача – построение новых форматов взаимоотношений государства и бизнеса, создание системы умного эффективного и результативного контроля на основе партнёрских отношений с предпринимателями, снижение гибели, травмирования людей и материального ущерба от деструктивных событий.

Проводимые совместные обсуждения проводятся ежеквартально на федеральном и региональном уровне в рамках приоритетной программы по реформированию контрольно-надзорной деятельности.

Россия > Армия, полиция > mchs.gov.ru, 10 ноября 2017 > № 2381725 Сергей Кададов


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380872 Анатолий Кучерена

Мощная поддержка от неравнодушных.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает председатель Общественного совета при МВД России Анатолий КУЧЕРЕНА.

– Анатолий Григорьевич, с 2017 года Общественный совет при МВД России начал работать в новом составе. В чём заключается главная стратегическая линия его деятельности?

– Стратегическая линия работы совета – формирование атмосферы доверия между полицией и обществом. Эта проблема существует в любом государстве, даже самом демократическом. Вспомним знаменитый роман Марио Пьюзо «Крёстный отец» с его не менее знаменитым призывом: «Никогда не обращайтесь в полицию». В самом деле: полиция в США после войны была коррумпирована, связана с мафиозными кланами, и надеяться на справедливость в этом учреждении было сложно. Однако с тех пор Америка прошла определённый путь, в том числе и в результате неутомимой работы структур гражданского общества, которые порой с риском для жизни отстаивали права человека. И сегодня в этой стране правоохранительные органы в целом и полиция в частности пользуются доверием граждан, хотя и конфликтов, особенно на расовой почве, случается там немало.

У нас же в этом плане очень негативные традиции. До Октябрьской революции образ городового традиционно ассоциировался с человеком грубым, невежественным, склонным к злоупотреблению алкоголем и насилию, аморальным и корыстолюбивым. Характерно, что во всех слоях общества, будь то крестьяне, купцы, рабочие, военные, духовенство, считалось предпочтительным разрешать возникающие правовые конфликты собственными силами, не прибегая к помощи правоохранительных органов. Даже «король российской адвокатуры» Владимир Спасович утверждал, что в некоторых случаях человеку, подвергнутому оскорблению, лучше вызвать своего обидчика на дуэль, чем обращаться в полицию, таскаться по судам или как-то иначе отстаивать свою честь правовыми способами.

Иными словами, повсеместно торжествовало явление, которое сегодня мы назвали бы правовым нигилизмом. Естественно, государственный переворот октября 1917 года, «красный террор», Гражданская война с её обоюдными зверствами, беззаконная коллективизация и массовые репрессии 30-х годов возвели этот нигилизм в ранг государственной политики.

В позднесоветские времена государство всеми силами стремилось укрепить авторитет милиции и добилось в этом деле определённых успехов, не в последнюю очередь благодаря талантливым деятелям искусства, создавшим такие яркие и любимые народом образы, как Дядя Стёпа-милиционер Сергея Михалкова, Глеб Жеглов в исполнении Владимира Высоцкого в фильме «Место встречи изменить нельзя» или герои сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи».

В начале 90-х годов, однако, на фоне социально-экономического и политического кризиса авторитет российских правоохранителей опустился до запредельно низкого уровня: иные из них по своему мировоззрению и морали мало чем отличались от представителей преступного мира. Возник даже пугающий термин «бандитско-полицейское государство». Широкое распространение получили «заказные» уголовные дела: таким образом устраняли конкурентов по бизнесу.

С избранием Владимира Путина на пост Президента Российской Федерации в 2000 году началась серьёзная работа по укреплению всех государственных институтов, включая, разумеется, органы внутренних дел. В 2009 году по инициативе Президента Дмитрия Медведева была начата их масштабная реформа. Начиная с этого времени уровень доверия граждан к органам внутренних дел возрастал непрерывно, хотя и медленно. В конце 90-х годов он не превышал 30 процентов. В настоящее время, согласно опросам, около 50 процентов россиян доверяют полиции. Улучшение налицо, однако, в сравнении с другими странами, результаты не особенно впечатляющие. В Швеции, например, полиции доверяют 87 процентов граждан, в Германии – 85 процентов, в США – 73 процента. А, скажем, в Чили, чья полиция (карабинеры), без сомнения, является лучшей в Латинской Америке, ей доверяют 58 процентов населения. В любом случае нам есть над чем работать.

– Какие, на ваш взгляд, методы и приёмы работы общественников могут стать наиболее эффективными при достижении намеченных целей?

– Главный из «методов и приёмов» – неравнодушное отношение к происходящему в стране. Мы, члены совета, каждый день отслеживаем ситуации, связанные с работой сотрудников МВД. И если возникает какой-то конфликт, обязательно кто-то из нас выезжает на место событий и разбирается в случившемся.

Важнейшей предпосылкой успеха нашей работы является позиция Министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева. Он всегда открыт для взаимодействия с членами совета и всегда оперативно откликается на наши выступления. Так, в общем-то, и должно быть. Для ответственного и профессионального руководителя общественный контроль – это не досадная обуза, а мощнейшая поддержка.

– Каким образом общественники способны повлиять на повышение уровня доверия граждан к деятельности полиции и помочь формированию положительного имиджа сотрудника полиции?

– Мы стремимся к тому, чтобы каждый конфликт между гражданами и полицейскими получал объективное освещение в СМИ и справедливое разрешение. Граждане должны знать, что в работе полиции не существует каких-то «серых зон», недоступных общественному вниманию. Любой сотрудник полиции, независимо от занимаемой должности, обязан соблюдать требования закона, должностных инструкций и определённые этические нормы поведения. Граждане не должны бояться человека в форме. Во время наших поездок в территориальные подразделения органов внутренних дел мы терпеливо разъясняем полицейским, что они должны быть безупречно одеты, вежливы, благожелательны по отношению к гражданам. Если нам становится известно о случаях необоснованного применения насилия по отношению к законопослушным гражданам со стороны сотрудников МВД, мы добиваемся привлечения таких сотрудников к ответственности.

Не только члены Общественного совета, но и многие мои доверители, с которым я регулярно общаюсь, отмечают, что в последние годы сам облик полицейских изменился к лучшему: они стали выглядеть опрятнее, более вежливы, чаще улыбаются, выражают готовность помочь тем, кто к ним обращается, даже если речь идёт о каких-то мелочах. В органах внутренних дел развёрнута решительная борьба с коррупцией и за очищение от аморальных элементов. И она приносит зримые плоды.

– В каких сферах правоохранительной деятельности наиболее востребована помощь общества?

– Совсем недавно состоялось заседание Общественного совета, посвящённое совершенствованию взаимодействия органов внутренних дел с волонтёрскими организациями. Одним из направлений сотрудничества является розыск лиц, пропавших без вести, в том числе несовершеннолетних. Как отметил Министр внутренних дел, в настоящее время добровольческие поисковые отряды сформированы в большинстве регионов России, их координаторы находятся в постоянном контакте с руководителями профильных подразделений полиции. Министр высоко оценил профилактическую работу добровольных помощников с подростками по предупреждению их самовольных уходов из семей и учебных заведений, которая позволяет уберечь юных граждан от необдуманных поступков и снизить риск преступлений, совершённых в отношении них.

Большое значение имеют совместные антинаркотические акции сотрудников органов внутренних дел и общественников в молодёжной среде, нацеленные на укрепление психологического иммунитета к потреблению наркотиков. Так, профилактические мероприятия антинаркотического характера были организованы во время ежегодной всероссийской акции «Каникулы с Общественным советом». Всего же в ходе неё в этом году прошло более 2,6 тысячи мероприятий с участием почти 175 тысяч человек. Членами советов во взаимодействии с полицейскими были реализованы различные проекты, в том числе патриотической направленности, проверки детских оздоровительных лагерей, экскурсии и поездки.

По словам Владимира Колокольцева, помощь активистов требуется также и в сфере, связанной с обеспечением безопасности дорожного движения.

– Расскажите подробнее об этом направлении работы общественников.

– В Общественном совете при МВД была создана рабочая группа по общественному контролю и мониторингу безопасности дорожного движения, а в Общественном совете Минтранса России – рабочая группа по общественному контролю организации дорожного движения. Разработан портал «Дороги без проблем», куда граждане могут присылать информацию, касающуюся состояния дорог и безопасности дорожного движения и свои предложения по решению имеющихся проблем. В условиях экономических трудностей и, как следствие, недостатка денег, выделяемых на ремонт и содержание дорог, необходим строжайший общественный контроль за использованием этих средств, направленный на искоренение коррупции в дорожной отрасли.

Как отметил недавно на заседании Общественного совета Министр внутренних дел, только в первом полугодии этого года в ходе отработки поступивших от граждан сигналов задержано свыше 26 тысяч лиц, управлявших транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Существенный вклад в эту работу внесли представители общественных советов при территориальных органах внутренних дел, которые принимали участие в профилактических рейдах, помогали создавать в обществе атмосферу нетерпимости к нарушению ПДД.

– Какие ещё направления вы бы отметили особо?

– Работу Общественного совета по противодействию незаконному игорному бизнесу. Приходится сталкиваться с суждением, что сегодня незаконный игорный бизнес – далеко не главная проблема на фоне других вызовов, с которыми сталкивается Россия. Однако в реальности нередки случаи, когда «отцы семейств» проигрывают все имеющиеся у них средства в нелегальных игорных домах, оставляя свои семьи буквально без средств к существованию. Это настоящие человеческие трагедии, к которым мы не можем оставаться равнодушными. Тем более что их можно предотвратить.

Нами была создана интерактивная «народная карта», которая позволяет гражданам сообщать об известных им нелегальных игровых объектах. Эти данные проверяются сотрудниками специально созданной общественной приёмной и направляются в правоохранительные органы для оперативного реагирования. Карта стала важным инструментом, дающим возможность гражданам эффективно взаимодействовать с органами власти на местах. По результатам её работы мы увидели гражданское общество в действии: при проверке обращений нашли подтверждение 228 заявлений о незаконной игорной деятельности, возбуждено 128 уголовных дел, закрыто 167 нелегальных игорных заведений.

– Ещё одной важной функцией является реализация общественного контроля за работой полиции. Как это должно происходить, учитывая, что в правоохранительной деятельности существуют профессиональные секреты?

– Конечно, есть определённые методы ведения оперативной работы полиции, которые определяются должностными инструкциями и разглашению не подлежат. Однако никакие инструкции не дозволяют сотрудникам органов внутренних дел нарушать закон и попирать права граждан. У нас в полиции нет «джеймсов бондов» с лицензией под номером «007», дающей право на убийство без суда и следствия или на какие-то иные преступные деяния.

К сожалению, бывали случаи, когда те или иные лица выдавали себя за неких «тайных агентов» правоохранительных органов и «нагоняли жуть» на окружающих, решая какие-то свои корыстные проблемы. Одно из таких имён у всех на слуху, но я не стану называть его, учитывая печальную судьбу этого персонажа.

В целом же деятельность полиции должна быть открыта для общественного контроля, и в настоящее время так оно и происходит. Могу сказать по собственному опыту: когда я выезжаю на место, где произошёл тот или иной инцидент с участием сотрудников полиции, никто из руководителей МВД не говорит мне: «Не надо в это вмешиваться. Зачем выносить сор из избы? Честь мундира дороже». Напротив, я всегда нахожу поддержку в своей работе.

Для осуществления общественного контроля за деятельностью полиции члены Общественного совета при МВД России и его территориальных органов только в этом году в рамках кампании «Гражданин и полиция», проводимой совместно с некоммерческой общественной организацией «Московская Хельсинкская группа» побывали более чем в 100 отделах органов внутренних дел 33 субъектов Российской Федерации, где встречались с личным составом, знакомились с условиями несения службы, проверяли порядок несения службы.

– Не секрет, что порой сами стражи порядка, члены их семей нуждаются в защите от провокаций, необоснованных либо сомнительных обвинений…

– Важно понимать, что работа полиции никогда не будет удовлетворять всех и каждого. Нередко лица, привлечённые к уголовной ответственности за свою преступную деятельность, пытаются обвинить полицейских во всех смертных грехах: избиениях, пытках с целью получения признаний, «подбрасывании» наркотиков и тому подобных преступлениях. В МВД существует специальное подразделение, которое должно тщательно проверять такого рода информацию и, как любят говорить следователи, «устанавливать истину по делу».

Среди гражданских активистов и некоторых публицистов также порой бытует предвзятое отношение к полиции, иные из них склонны верить любым обвинениям, выдвигаемым против полицейских. Между тем подавляющее большинство полицейских – это ответственные, честные и профессиональные люди, которые ежедневно рискуют жизнью во имя служения обществу. Их ничуть не меньше, чем других граждан, возмущают случаи, когда, например, пьяный полицейский сбивает на автомобиле женщину с ребёнком или когда у руководителя подразделения полиции обнаруживают больше тонны стодолларовых купюр. К сожалению, нередко по таким случаям граждане судят о полиции в целом. Гражданское общество, СМИ, деятели искусства – все мы должны приложить усилия к тому, чтобы изменить к лучшему как саму полицию, так и её имидж.

– Анатолий Григорьевич, над решением каких проблем планирует работать совет в первую очередь?

– Важнейшее стратегическое направление работы Общественного совета – профилактика преступности, особенно подростковой. Здесь очень велика роль средств массовой информации. В своё время страну буквально захлестнула волна блатной «романтики»: из каждого динамика на каждом углу неслось что-то вроде «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла», телесериалы воспевали разного рода преступные «бригады», в популярной литературе «крутые» сыщики «боролись» с преступностью такими методами, которые делали их неотличимыми от самих преступников. Сегодня эта волна несколько схлынула, однако предстоит ещё немало сделать для того, чтобы образ преступника утратил всякое обаяние в глазах наших граждан, прежде всего – молодёжи. Вносят свой вклад в эту работу и члены совета.

Например, в апреле 2017 года по инициативе Общественного совета при МВД России в десятках городов России была проведена Всероссийская акция «Проверь ПРАВОзнание», направленная на формирование у подрастающего поколения прочных и системных правовых знаний. Старшеклассники с интересом отнеслись к тестам на знание правовых актов, устанавливающих их гражданские права и обязанности. Кроме того, советом на протяжении нескольких лет проводятся различные акции, конкурсы, направленные на профилактику преступности среди несовершеннолетних. Наиболее масштабные из них – «Каникулы с Общественным советом», «Полицейский Дядя Стёпа», «Зарядка со стражем порядка», «Мои родители работают в полиции» и многие другие.

Не могу не сказать и о другом. Даже в советские времена гражданина, совершившего то или иное правонарушение, старались не сразу привлекать к уголовной ответственности, а провести с ним для начала профилактическую беседу, с тем чтобы разъяснить всю пагубность того пути, на который он собирается встать. А сегодня, к сожалению, у нас бывают случаи, когда человек за какое-то пустяковое деяние, которое формально можно подвести под ту или иную статью Уголовного кодекса, оказывается в местах лишения свободы. А они, как известно, являются в наших условиях «университетами преступности»: лица, попадающие за решётку, быстро закрепляют свои криминальные навыки и приобретают новые.

В своей юридической практике я постоянно вижу примеры того, как подсудимого, признанного виновным, приговаривают к реальному лишению свободы, при том, что имелась возможность ограничиться штрафом, исправительными работами или условным сроком без всякого ущерба для государства и общества.

Вот почему мне непонятно, на каком основании часть нашей «прогрессивной общественности» с таким неприятием встретила декриминализацию некоторых статей Уголовного кодекса, когда уголовная ответственность за совершение тех или иных деяний на первый случай заменяется административной – кстати говоря, достаточно суровой. Почему бы не брать в этом смысле пример с Западной Европы, где делают всё возможное, чтобы как можно меньше людей оказывалось в местах лишения свободы и где доля заключённых в процентах от всего населения страны в разы ниже, чем в России?

Над снижением числа лиц, проходящих «тюремные университеты», нужно неустанно работать многим структурам и специалистам. В частности – членам совета, одной из задач которых является проведение общественной экспертизы проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам деятельности органов внутренних дел. Процесс уменьшения количества получивших реальные сроки идёт все последние годы, хотя и слишком медленно и весьма неровно. Но всё же если в 2008 году в местах лишения свободы находилось 887 тысяч человек, то в настоящее время их число снизилось до 650 тысяч.

Однако и это очень много. Дальнейшее снижение этой цифры станет реальным свидетельством успешной работы как самой полиции, так и гражданского общества.

Беседу вёл Игорь СЕРГЕЕВ

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380872 Анатолий Кучерена


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380870 Василий Лановой

Василий ЛАНОВОЙ: «Не будь счастливых встреч – судьба сложилась бы иначе».

В гостях у журнала «Полиция России» народный артист СССР Василий ЛАНОВОЙ.

– Василий Семёнович, вы с детства мечтали стать артистом?

– Мама и папа были крестьянами, абсолютно не имели никакого отношения к театру. Закончили по три класса школы. Работали на нефтехимическом заводе. И дали своим детям высшее образование.

Я занимался в самодеятельности в Доме культуры ЗиЛа. И очень хотел быть лётчиком. Мой первый учитель, руководитель театральной студии Сергей Львович Штейн, сказал: «Каким ты станешь лётчиком ещё неизвестно, а вот то, что из тебя актёр приличный может быть, не сомневаюсь. Поэтому давай-ка иди в актёры». А я пошёл в лётное училище. Он приехал и забрал оттуда мои документы…

– В театре и в кино вы так блестяще исполняете роли военных. Не от того ли, что война отложила сильный отпечаток на формировании вашей личности?

– Тяжёлыми, лязгающими гусеницами война, можно сказать, переехала детство моего поколения. От воспоминаний о ней никуда не уйти, никуда не деться. До настоящего дня каждый раз, прикасаясь к военной теме в фильме или спектакле, я очень скоро настраиваюсь на эту волну и «замыкание» наступает мгновенно. Как только возникает какой-то эпизод войны, ассоциативно я тут же нахожу точки соприкосновения с пережитым, виденным, и это сразу же во многом определяет моё самочувствие в той или иной военной роли. Иные образы подаются, можно сказать, в готовом виде – я сразу схватываю целое, а затем уже идёт работа по уточнению, углублению деталей, отдельных моментов роли. Определив для себя сначала общее направление поисков, главную суть образа, ищу затем внешнюю форму поведения своего героя. Её не всегда сразу возможно увидеть, она открывается, как правило, постепенно, в процессе репетиций, по крупице, по чёрточке, по шажочку. То есть сначала постигаешь, что играть, а потом, как это делать. Причём поиск внешнего рисунка роли бывает долгим и нередко мучительным. Ведь важно не только знать, что сказать, но многое зависит и от того, как ты это скажешь, как произнесёшь ту или иную реплику.

Например, очень скоро, уже в процессе чтения сценария будущего фильма «Офицеры», увидел я и своего героя – Ивана Варавву. Увидел пластику его движений, этого подвижного, ни на секунду не останавливающегося человека, светлого, радостного, романтичного. Сразу он мне таким открылся, и его легко и радостно было играть. Привлекала в нём, помимо других черт характера, одна главная – верность. Верность в любви и дружбе, верность долгу – человеческому, воинскому, верность Отечеству. Это качество его испытывается в фильме в самых различных жизненных ситуациях – в боевой обстановке, в быту, в отношениях с любимой женщиной, с другом – и везде выдерживается по самому высокому счёту.

Мы с Георгием Юматовым в фильме были очень разные: один, что называется, от жизни, реально осознававший себя в этом мире, другой – романтик, не от мира сего. Это создавало драматическое напряжение коллизий, в которых мы оказывались по сценарию. Сыграл свою роль и выбор актёров на главные роли: разного темперамента, склада характера.

Да, бывают «чудные мгновенья», когда очень скоро находишь в роли те желанные «что» и «как» играть. Военные роли в фильмах и спектаклях – ещё одно подтверждение тому, что, если жизнь что-то в тебе отложила, это обязательно найдёт затем свою форму выражения в творчестве, обязательно отзовётся в том, что ты будешь потом создавать.

– Вы как-то сказали, что в наибольшей степени жизненный материал, связанный с войной, вылился у вас не в военных ролях, а в озвучивании многосерийного документального фильма «Великая Отечественная», созданного многими кинематографистами под руководством Романа Кармена…

– Признаюсь, я никогда до этого не озвучивал роли в фильмах и, более того, считал такую работу не совсем творческой и малоинтересной. Поэтому, когда получил предложение попробоваться на озвучивание этого фильма, то поначалу отказался. К тому же я не считал себя достаточно готовым к такой работе. Меня не уговаривали, но посоветовали, прежде чем отказаться, всё же прийти и посмотреть несколько серий уже сделанного, но пока «немого» фильма. Я согласился, хотя и не верил, что из этого что-то получится. От меня не скрывали, что многие актёры пробовались на озвучивание и «не прошли». Это в какой-то степени меня озадачило и подстегнуло.

Когда начал работать над фильмом, понял: самое важное – передать своё внутреннее отношение к войне, к великой трагедии, к которой она привела народы. Признаюсь, что ни одна работа в театре, в кино, на эстраде не стоила мне стольких нервных затрат, такого напряжения, внутренних волнений, когда голос срывался, ком подступал к горлу, душили слёзы и я уже не мог говорить, ничего не слышал, становился бессильным, и продолжать запись уже было просто невозможно. Такова сила эмоционального воздействия фильма. Мы прерывали работу на какое-то время, я приходил в себя и вновь направлялся к микрофону.

Ни к одному спектаклю, ни к одной роли я не готовился так, как к работе над «Великой Отечественной». В день записи отменял все другие репетиции, съёмки и заранее настраивался на предстоящую работу, требовавшую, помимо огромных нервных затрат, также и немалых физических усилий. Ведь приходилось простаивать у микрофона по многу часов кряду.

«Великая Отечественная» произвела грандиозное впечатление на американцев. Это было похоже на эффект разорвавшейся бомбы. Зарубежная пропаганда приложила немало усилий к тому, чтобы демонстрация картины прошла скромно, незаметно. Она так старалась, чтобы люди не узнали правду о войне. Фильм пошёл по самым непопулярным каналам. Но после первых серий Америка буквально прильнула к телевизорам. Картина прошла с огромным успехом. Через неё американцы узнали о мужестве советских людей, о той цене, которую пришлось заплатить нашему народу за Победу. Конечно, принимали фильм по-разному. В советском посольстве нам рассказывали, что картина как бы разделила людей, по-разному относящихся к России, на два лагеря.

С американской стороны фильм комментировал на английском языке известный актёр Берт Ланкастер. Приехав в нашу страну и всё больше и больше узнавая о «неизвестной» войне, он не мог сдерживать слёз. А потом признался, что многое впервые открылось для него уже в процессе работы над фильмом. А мне тогда подумалось: сколь же велика может быть сила искусства, если оно правдиво пронизано чувством!

– В ваших автобиографических книгах «Счастливые встречи» и «Летят дни за днями» вы вспоминаете многие удивительные жизненные ситуации, интересных людей, которые так или иначе прикоснулись к вашей судьбе…

– Оглядываясь назад, могу сказать, что биография, так, как она сложилась, щедро подавала и подаёт материал для работы, для создания полнокровных, сильных, страстных образов наших современников и героев более отдалённых эпох. Не будь этого духовного багажа, актёрская судьба могла бы сложиться иначе, а возможно, не состоялась бы и вовсе. Сегодня мне кажется, что любая другая, пусть даже более благополучная и ослепительная, жизнь будет просто не моя. Вот поэтому, если бы сейчас спросили, хочу ли себе иной судьбы, твёрдо ответил бы – нет!

Да, я всегда играл героев, которым свойственны мужественность, решительность, воля. Человек всегда хочет видеть рядом с собой людей благородных, честных, сильных духом, верных, способных на подлинные человеческие чувства, на совершение поступков, двигающих общество вперёд. И герой, несущий добро и справедливость, способный пробудить спящую совесть, поднять людей на правое дело, вечен, как вечны сами понятия добра и зла.

– В 1980-м на экраны вышли «Петровка, 38» и «Огарёва, 6». Первая картина стала хитом кинопроката – в год премьеры её посмотрели более 50 миллионов зрителей. Эти фильмы, в которых вы сыграли сыщика Владислава Костенко, до сих пор любимы нашими современниками. Работа над образом далась легко?

– Так ведь материал был хороший! Вообще-то, я не в восторге от детективов – как правило, с недоверием к ним отношусь. Но это была добротная литература. Профессионал Юлиан Семёнов написал качественную, на совесть сработанную захватывающую детективную прозу – сегодняшние «страшилки» ни в какое сравнение с ней не идут. Фильм снят коллективом профессионалов. Многие рискованные сцены артисты, и я в том числе, исполняли сами. А эпизод автомобильной погони, когда по сюжету, удирая от оперативников МУРа, бандит Сударь угоняет «Волгу», выбросив из-за баранки её водителя, до сих пор один из самых эффектных в отечественном кинематографе. Саму погоню снимали летом 1979 года в центре Москвы – на Пушкинской площади и Бульварном кольце. Режиссёру не разрешили перекрывать движение в местах съёмок, поэтому снимать пришлось прямо в уличном потоке. Управляли машинами каскадёры. Прохожие в кадре шарахались по-настоящему – никто и не догадывался, что это шли съёмки нового детектива.

– А вы – аккуратный водитель?

– Многолетний опыт безаварийного вождения даёт основание думать именно так. Поэтому желаю работникам Госавтоинспекции таких дисциплинированных водителей, а всем стражам правопорядка – удачи, профессионализма и взаимопонимания с гражданами.

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 10 ноября 2017 > № 2380870 Василий Лановой


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев

На Украине окончательно растоптали память о Великой Отечественной войне

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 6 ноября 2017 г. Киев отметил 74-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Столица тогда еще советской Украины была освобождена войсками 1-го Украинского фронта под командованием Николая Ватутина. Общие потери составили от 1 до 2 человек. За мужество и героизм при освобождении Киева были награждены орденами и медалями более 17 тысяч бойцов и командиров. Спустя семь десятилетий, в то время, когда в стране еще проживает немало живых свидетелей, неблагодарные потомки устраивают пляски на костях, сносят памятники советским солдатам, пытаются переписать или стереть историю. Возможно, какое-то неприятие к советской идеологии еще можно объяснить. Но как объяснить то, что особи, называющие себя людьми, глумятся над могилами? Это уже за гранью понимания.

Националисты требуют раскопать могилу Ватутина

В самом центре Киева, в старинном Мариинском парке, расположена могила легендарного Николая Ватутина — генерала, освободившего Киев от фашистов. В его честь был назван целый район, проспект, станция метро и масса памятных мест Киева. Сегодня же внуки тех героев цинично топчут и уничтожают любую память о событиях 1943 года. Так, в начале 2017 г. Киевский городской совет постановил, что герою Советского Союза в центре «европейской» столицы не место, памятник должен быть снесен, а прах за свой счет забрать родственники. Вот только беда в том, что родственники живут в России и люди они далеко не богатые. И могут только наблюдать, как могилу обливают краской, вытаптывают цветы, ломают ограду… Вслед за могилой Ватутина фашиствующие молодчики из Нацкорпуса начали нападки и на проспект, названный его именем. Он соединяет центр Киева со спальным районом Троещина и по иронии судьбы в районе Южного моста через Днепр переходит в Московский проспект. Немногим ранее его переименовали в проспект Степана Бандеры. Проспект Ватутина предложили переименовать в честь другого националиста — Романа Шухевича. Это решение вызвало бурю протеста среди киевлян. Активистам удалось приостановить переименование и на данный момент во всех инстанциях идут судебные тяжбы. Ведь большинству киевлян память генерала Ватутина дорога, а многим переименование — просто не к чему. Чем закончится это противостояние — пока неясно.

Вандалы цинично надругались на Вечным огнем

К сожалению, на Украине День освобождения Киева давно не считают праздником и помнят об этом с каждым годом все меньше людей. 6 ноября к памятнику Ватутину и Вечному Огню в Парке Славы пришло от силы 30-40 человек. Скромная церемония, минимум слов и цветов. Тем не менее, в Киеве еще остаются люди, которым эта память дорога. Чего не скажешь о «двуногих особях», надругавшимися на следующий день на Могилой Неизвестного солдата.

7 ноября в полицию поступило сообщение о том, что неизвестные залили цементом Вечный Огонь мемориального комплекса «Парк Славы». Испорченный памятник заметил прохожий. Прибыв на место происшествия, полиция обнаружила, что огонь действительно залили цементом, а вблизи неизвестные оставили еще 8 ведер.

Позже, как сообщили в КП «Киевблагоустройство», памятник был очищен.

«Убирали после вандалов сотрудники «Киевгаза», именно они являются балансодержателями этого монумента. Они же и цемент убирали, и ведра унесли, памятник, если все в порядке, должен работать, как и прежде», — говорится в сообщении.

В Национальной полиции на данный момент выясняют все обстоятельства инцидента, причины — пока не известны.

Лавров и Аксенов: «Осквернение Вечного огня — святотатство»

Первым и весьма болезненно на сообщение о вандализме в Киеве заявил глава Республики Крым Сергей Аксенов. По его словам, осквернение Вечного огня — святотатство, оскорбление коллективной памяти украинского народа, черная неблагодарность по отношению к предкам, глумление над памятью павших воинов.

«То, что произошло в Парке Вечной Славы, есть прямое следствие преступной политики киевского режима, той безумной пропаганды бандеровщины и русофобии, которой отравлены информационное пространство и общественная атмосфера в соседнем государстве. Напомню, что первой страной, которая увековечила мемориальным огнем память о погибших во Второй мировой войне, стала Польша. Вечный огонь, зажженный в Варшаве 8 мая 1946 года, горит до сих пор. Как горит он в России и Белоруссии, в странах СНГ, во многих странах Европы и Азии, в Канаде и США. Но бандеровским выродкам наплевать на любые традиции, на любые святыни, на чувства десятков миллионов людей. Невозможно залить цементом общую историю русского и украинского народа, нашу общую память», — сообщает пресс-служба главы РК.

Осквернение Вечного огня в Парке Славы в Киеве является неприемлемым кощунством против всех европейских ценностей. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Это — кощунство, неприемлемое кощунство, которое идет против всех европейских ценностей, против тех принципов, которые лежат в основе ООН, и подобные вещи, к сожалению, связанные с осквернением памятников Великой Отечественной войны на Украине — не редкость», — подчеркнул глава российского МИД.

Лавров добавил, что в этом проявляется неспособность киевского режима урезонить ультрарадикалов, неонацистов, которые себя очень комфортно чувствуют в сегодняшней Украине.

Война еще не окончена: под Киев продолжают хоронить солдат Великой Отечественной войны

Пожалуй, единственными, кто помнит о Великой Отечественной войне и отдает ей дань уважения, являются некоторые депутаты от оппозиции, некогда члены Партии регионов. Ежегодно в Киевской области приводятся в порядок солдатские могилы, проводятся поисковые работы, с почестями перезахораниваются останки. Не стал исключением и 2017 г.: останки 58 солдат перезахоронили в селе Гатное, в окрестностях столицы. Их нашли во время поисковых экспедиций на линии обороны Киева, но опознать удалось только 12 человек.

«Все останки подняты в Киевской области, это Юровка, Гатное и Барышевский район и Бориспольский район — это зона отступления по 41 году. Продолжаем сейчас поиск родственников по 1941 году — это капсулы идентификаторы, так называемые смертные медальоны, а с 1943 года, к сожалению, ввели книжки красноармейцев, и они не дают шанс восстановить солдат, — рассказывает командир поискового отряда «Днепр-Украина» Сергей Распашнюк.

За 11 лет работы поискового отряда его членам удалось отыскать останки больше тысячи военнослужащих и восстановить данные о 161 бойце. Народный депутат от «Оппозиционного блока» Юрий Бойко говорит, эти солдаты — были теми, кто защищал столицу в самые трудные месяцы войны. И таким образом — мы благодарим их за защиту и отдаем им дань уважения.

«Мы считаем это очень важным, поскольку пока не похоронен последний солдат — война не закончена. Поэтому это благородное дело которое делают ребята из «Днепра-Украины». Это то, что нужно сегодня нашей стране. Память, нужно, чтобы был мир, вот такие мероприятия они как раз нужны для этого», — заявил он.

Отметим, что в этом году киевляне придумали новшество, а именно общественный знак в честь дня Освобождения Киева. Он исполнен в цветах штандарта Первого Украинского Фронта, войска которого освободили Киев. Активисты раздавали эти знаки тем, кто пришел почтить память освободителей Киева. Также знаки были переданы в Организацию ветеранов Украины.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев


Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев

Миграция: проблемы и пути решения.

Из выступления министра внутренних дел Российской Федерации генерала полиции Российской Федерации Владимира Колокольцева на Правительственном часе, посвящённом проблемам миграции:

О необходимости комплексного подхода

- На протяжении последних лет Россия устойчиво входит в тройку государств, лидирующих по количеству мигрантов. Только с начала текущего года в нашу страну их въехало более 14 миллионов и выехало почти 12.

Численность находящихся в Российской Федерации иностранных граждан остаётся стабильной и составляет около 10 миллионов человек. Однако нам удалось достичь сокращения доли нелегальной миграции.

Во-первых, свою эффективность здесь доказало внедрение специальной автоматизированной информационной системы. Она позволяет «дистанционно» закрывать въезд на территорию нашей страны лицам, нарушившим российское законодательство. Кроме того, ограничение продолжительности временного пребывания в безвизовом порядке позволило пресечь так называемую «челночную» миграцию. Это широко распространённый приём, когда 90-дневный срок «обновлялся» путём пересечения государственной границы в обе стороны в течение одного дня.

Во-вторых, всё больше иностранных граждан приобретают законные основания для нахождения на территории России. Уверенно растёт количество тех, кто имеет вид на жительство либо разрешение на временное проживание.

Однако бороться с нелегальной миграцией только ограничительными или запретительными мерами невозможно. Проблема намного шире и требует комплексного подхода.

В настоящее время нами подготовлена новая редакция Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. В ней учтены современные реалии и последние мировые тенденции. Расширен перечень базовых принципов. В их числе: защита национальных интересов Российской Федерации и недопустимость фрагментации единого визового пространства внутри страны. Предусмотрена разработка алгоритма реагирования в случаях массового наплыва беженцев, а также противодействия криминальным и коррупционным проявлениям в сфере миграции.

О доступности госуслуг

Большое внимание также уделяется развитию международной правовой базы в области реадмиссии. Сегодня она уже охватывает 47 стран.

Должен отметить, что желание соблюдать миграционное законодательство во многом зависит от качества и доступности госуслуг в этой сфере. Ежегодно министерством их предоставляется порядка 70 миллионов. Наиболее востребованными наряду с выдачей паспортов остаются регистрационный и миграционный учёты. Установлен жёсткий контроль за соблюдением сроков, предусмотренных регламентами.

Сейчас у граждан есть выбор: они могут обращаться за получением государственных услуг в орган внутренних дел, МФЦ или оформить их в электронном виде через Единый портал.

Последний вариант наиболее востребован. Он позволяет оптимизировать нашу деятельность. В том числе свести к минимуму непосредственное общение заявителей с должностными лицами. Такой подход фактически исключает возможность коррупционных проявлений. Кроме того, способствует сокращению времени ожидания в очереди.

И, что не менее важно, гражданин обращается в наше подразделение только единожды - в момент получения результата госуслуги. Таким образом, чем проще и удобнее постановка на учёт, тем меньше иностранцев останется на нелегальном положении.

О правоохранительном аспекте

Только с начала года сотрудниками полиции выявлено более одного миллиона шестисот тысяч административных правонарушений в сфере миграции.

Судебными органами вынесено свыше 93 тысяч решений о выдворении иностранных граждан за пределы Российской Федерации. В каждом втором случае - в принудительном порядке.

Повышенное внимание уделяем противодействию фактам организации незаконной миграции. Своевременность возбуждения уголовных дел по данным преступлениям, оперативность их расследования позволяют не только обеспечить неотвратимость ответственности, но и имеют большое профилактическое значение.

По поручению Президента Российской Федерации нами совместно с ФСБ, Росфинмониторингом и компетентными органами государств - членов ОДКБ проведены оперативно-профилактические мероприятия «Нелегал-2017».

В результате принятых мер в текущем году количество преступлений, совершённых иностранными гражданами, сократилось почти на девять процентов. В общем массиве их удельный вес не превышает четырёх процентов.

Вместе с тем в отдельных регионах с высокой концентрацией приезжих нередко возникают угрозы нарастания межнациональной напряжённости.

Любой, даже незначительный просчёт в контроле за миграционными потоками повышает риск экстремистских проявлений.

О противодействии экстремизму

Большая часть иностранной рабочей силы прибывает к нам из Центральной Азии. Именно в этой среде зачастую выявляются лица, разделяющие идеологию радикального ислама. Они являются лёгкой целью для вербовщиков международных террористических организаций. Теракт в метро Санкт-Петербурга - наглядное тому подтверждение.

Нами совместно с органами безопасности на системной основе проводятся оперативно-разыскные и профилактические мероприятия по противодействию терроризму и экстремизму. В результате ликвидировано 10 ячеек международных террористических организаций. В пунктах пропуска через государственную границу пресечены попытки въезда около четырёх с половиной тысяч лиц, въезд которым на территорию Российской Федерации запрещён.

Особую актуальность данный вопрос приобретает в связи с подготовкой к чемпионату мира по футболу. В период его проведения ожидается прибытие в Российскую Федерацию порядка одного миллиона гостей из других стран. В этой связи в Москве, Казани, Сочи и Санкт-Петербурге апробирована тактика действий по предупреждению правонарушений со стороны футбольных болельщиков.

В рамках реализации требований Указа Президента от 7 мая 2012 г. «Об обеспечении межнационального согласия» органами внутренних дел проводится работа по противодействию этническим преступным группам. В период с января по сентябрь 2017 года пресечена деятельность более 800 их лидеров и активных участников.

О наркоугрозе и этнической преступности

Нередки случаи, когда мигранты выступают в качестве курьеров для поставки в Россию наркотиков и новых потенциально опасных психоактивных веществ.

Так, за девять месяцев этого года за совершение наркопреступлений задержано почти 2800 иностранцев. Преимущественно граждане стран СНГ. Более 40 процентов из них - за сбыт.

Кроме того, по-прежнему выявляются многочисленные факты использования труда нелегальных мигрантов в производстве контрафактной продукции. Прежде всего речь идёт о деятельности подпольных цехов по изготовлению товаров лёгкой промышленности.

Ещё одним значимым направлением считаем работу по признанию нежелательности пребывания иностранных граждан в Российской Федерации. В том числе лиц, представляющих серьёзную угрозу национальной безопасности и общественному порядку.

На сегодняшний день положения миграционного законодательства активно применяются к лидерам и участникам этнических организованных групп. Только в текущем году нами из страны депортировано семь так называемых «воров в законе» и в отношении ещё 11 принято решение о нежелательности их пребывания на территории России.

О международном сотрудничестве

Приоритетом остаётся международное сотрудничество в сфере противодействия незаконной миграции. Оно нашло своё отражение и в принятой год назад Концепции внешней политики Российской Федерации. Этот документ нацелен на обеспечение стратегических и национальных интересов нашей страны.

Взаимодействие с зарубежными партнёрами осуществляется в различных форматах, включая Программу сотрудничества стран Содружества Независимых Государств по противодействию незаконной миграции на 2015-2019 годы.

Эффективной площадкой является Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества. На её основе ведётся Единый разыскной реестр лиц, объявленных в международный розыск за преступления террористического и экстремистского характера. Это позволяет оперативно выявлять их в миграционных потоках.

Широкий спектр задач решается не только при проведении совместных оперативно-профилактических мероприятий, но и в ходе постоянного обмена информацией по каналам Интерпола.

Объединение его информационных ресурсов с общероссийской базой междугородних и международных перевозок позволяет в режиме реального времени устанавливать в пассажиропотоке лиц, использующих подложные либо похищенные документы.

О законодательных инициативах

Последнее время законодательство в сфере миграционной политики постоянно совершенствуется. Вместе с тем есть ряд вопросов, на которых я хотел бы акцентировать внимание. Наиболее сложный из них касается миграционного учёта. С момента его введения в начале 2000-х годов данный механизм практически не обновлялся. Такая ситуация привела к массовым нарушениям и создала условия для коррупционных проявлений.

И, конечно, главная проблема заключается в том, что фактическое местонахождение иностранного гражданина неизвестно. Её решение имеет принципиальное значение не только для правоохранительных органов, но и муниципалитетов, организаций жилищно-коммунального хозяйства, фондов медицинского страхования.

В этой связи министерством осуществляется разработка нескольких законопроектов, которые предусматривают целый ряд изменений. В первую очередь устранение возможности фиктивной постановки на миграционный учёт, введение ответственности за такие действия в случаях с нежилыми помещениями и организациями.

Также планируется предоставить принимающей стороне право снять иностранца с учёта после его убытия.

Кроме того, предлагается распространить процедуру обязательной дактилоскопической регистрации и фотографирования на всех, кто прибыл в Россию в безвизовом порядке на срок более 30 дней.

Не менее актуально устранить двусмысленность в понятийном аппарате. Острым остаётся вопрос нахождения в стране значительного числа лиц с неопределённым правовым статусом. Сегодня в поле зрения МВД России их более четырёх с половиной тысяч. Данная категория не подпадает под специальные нормы закона о гражданстве.

Для изменения ситуации нами готовится соответствующий проект федерального закона. Им вводится документ, удостоверяющий личность, который позволит в дальнейшем этим людям определиться со своим правовым статусом в России.

Ещё одна задача - решить накопившиеся проблемы в части предоставления убежища на территории нашей страны. Здесь необходимо максимально исключить злоупотребления со стороны иностранных граждан.

В рамках реализации Концепции государственной миграционной политики нами подготовлен и внесён в Правительство (РФ) соответствующий законопроект.

Достаточно эффективно выполняется госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Она показывает стабильно высокие результаты. Однако в адрес министерства поступают обращения, в первую очередь от граждан Украины, о сложностях в приобретении российского гражданства. В этой связи мы вышли с законодательной инициативой об упрощении данной процедуры.

Следующее направление, где требуется корректировка нормативной базы, - образовательная миграция. Отечественная наука заинтересована в молодых и перспективных специалистах с высоким интеллектуальным потенциалом. Их привлечению будет способствовать оптимизация порядка приёма в российское гражданство иностранцев, окончивших с отличием ведущие российские университеты.

Просил бы вашей поддержки при рассмотрении всех озвученных мной законопроектов. Уверен, пути решения затронутых сегодня проблем найдут своё отражение в постановлении Государственной Думы Российской Федерации.

Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 9 ноября 2017 > № 2380869 Владимир Колокольцев


США. Евросоюз. Польша. СЗФО > Армия, полиция > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380733 Юрий Зверев

Польша превращается в хаб армии США для всей Северной Европы и Балтии

Более полувека американская военная техника и вооруженные силы в той или иной форме присутствуют на европейском континенте. С 1961 г. США складируют на территории Европы тяжелое оружие и военную технику, а с 1969 г. отрабатывают быструю переброску войск через океан. После украинского кризиса запасы вооружений, а также численность ротационных войск США в Европе в очередной раз возросли. Склады вооружений и военной техники США уже размещаются в Нидерландах и Германии, еще один вскоре откроется в Бельгии. А летом этого года на зарубежных сайтах появился документ о том, что Европейский округ Инженерных войск Армии (Сухопутных войск) США объявил тендер на разработку проекта строительства военных объектов на польской авиабазе недалеко от деревни Повидз в центральной Польше. Что же именно и для чего собирается строить Армия США в Великопольском воеводстве?

Чтобы понять это, давайте мысленно вернемся во времена холодной войны. Тогда американцы озаботились проблемой быстрого наращивания своих вооруженных сил в Европе в кризисной ситуации и в случае начала военных действий. Переброска личного состава, вооружения, военной техники и материальных средств из континентальных Соединенных Штатов (CONUS) морем требовала значительного времени, а в военное время конвоям угрожали бы советские подводные лодки и морская авиация. Поэтому было решено заблаговременно складировать в Европе тяжелое вооружение и технику американских соединений и частей, а их личный состав с легким вооружением перебрасывать по воздуху. По нормативам конца 1980-х гг. это позволяло перебросить в Европу подразделение ротного размера за 6 часов, батальонного – за 22 часа.

Впервые такие запасы были сделаны в 1961 г., когда после «берлинского кризиса» США складировали на территории ФРГ тяжелое оружие и военную технику по программе «2+10» (для двух дивизий и десяти отдельных частей боевого и тылового обеспечения). В конце 1960-х гг. американцы вывели из Европы пехотную дивизию и отдельный бронекавалерийский полк. Но их вооружение было оставлено в Европе, и к нему добавили оружие и военную технику для 74 отдельных подразделений (не дивизионного подчинения). С 1969 г. в ходе учений REFORGER (Return of Forces to Germany – Возвращение войск в Германию) стала отрабатываться быстрая переброска войск из США с последующим использованием заблаговременно складированных вооружений и военной техники. В 1980-е гг. в Европу было завезено оружие еще для трех американских дивизий. Запасы тяжелого оружия США, размещенного на складах в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге и ФРГ, получили название POMCUS (Prepositioned Overseas Materiel Configured to Unit Sets). Они хранились в виде комплектов, приписанных к конкретным частям и подразделениям.

Всего к моменту окончания холодной войны США предварительно разместили в Европе вооружение и технику двух бронетанковых, трех механизированных, одной легкой пехотной дивизий и одного бронекавалерийского полка.

После окончания холодной войны запасы POMCUS были переименованы в «Заблаговременно складированные запасы армии США 2» (APS-2 – Army Prepositioned Stocks 2) и существенно сокращены. В 2001 г. в Европе хранилось вооружение и военная техника только для двух американских бригад по два бронетанковых и одному мотопехотному батальону в каждой (в Нидерландах, Люксембурге и Италии). Последнее учение REFORGER было проведено в мае 1993 г.

В 2013 г. в рамках концепции так называемого «выравнивания регионального присутствия армии США» (Regionally Aligned Forces (RAF)) было решено закрепить за Европой одну американскую боевую бригадную группу (так называемые «Европейские ротационные силы» – European Rotational Force (ERF)). Она должна была дважды в год на два месяца размещать в Европе (прежде всего на американских объектах в Германии) одну батальонную группу для участия в боевой подготовке и учениях. Чтобы не перебрасывать при каждой ротации тяжелую технику из США в Германию и обратно, на полигоне Графенвёр (Бавария) было предварительно размещено вооружение и техника одного смешанного батальона. Эти запасы получили название «Комплект для действий в Европе» (EAS – European Activity Set).

Кризис на Украине и последовавшее за ним развертывание США операции Atlantic Resolve («Атлантическая решимость») вызвали увеличение численности ротационных войск, участвующих в учениях в Европе и привели к наращиванию запасов вооружения и техники в EAS.

Их стало достаточно для вооружения уже не батальона, а бронетанковой бригадной боевой группы (около 12000 единиц военного снаряжения, включая 90 основных боевых танков M1A2 SEP v2 Abrams, 140 БМП M2A3 Bradley, двадцать 155-мм самоходных гаубиц M109А6 Paladin, 1750 гусеничных и колесных вспомогательных транспортных средств). Был создан дополнительный склад EAS в Германии (Мангейм), а также передовые склады в Литве (Мумайчяй), Румынии (база ВВС «Михаил Когэлничану») и Болгарии (Ново Село).

В марте 2016 г. США решили размещать в Европе на ротационной основе (со сменой каждые девять месяцев) бронетанковую бригадную боевую группу с полным штатным комплектом вооружения и техники, доставляемым по морю (личный состав должен был перебрасываться по воздуху).

Эта бригада уже не нуждалась в технике со складов EAS. Поэтому было принято решение отремонтировать, модернизировать вооружение и технику EAS и передать ее в состав APS-2.

С сентября 2016 г. США начали собирать на складах APS-2 в Европе вооружение и технику одной бронетанковой дивизии (штаб-квартира дивизии, две бронетанковые бригадные боевые группы, две огневые бригады, части ПВО, снабжения и управления перевозками, а также инженерные и медицинские части).

Было объявлено, что уже к концу 2017 финансового года в Европе будет складировано вооружение и техника первой из двух бронетанковых бригадных боевых групп, штаб-квартиры дивизии, артиллерии дивизии и огневой бригады.

Остальное вооружение и техника должны прибыть в 2018-2021 финансовых годах. При этом большая часть вооружения и техники будет получена из наличия Армии США, часть ее поступит из EAS. Выбранные места складирования показаны в таблице.

Таблица 1. Места заблаговременного складирования военной техники и вооружения бронетанковой дивизии США в Европе

 Место складирования

Страна

Площадь крытых складов с контролируемой температурой и влажностью (тыс. кв. м) / число складов

Площадь открытых складских площадок (тыс. кв. м)

Эйгельсхофен

Нидерланды

Около 42 / 9

Около 4,6

Зьотендаль

Бельгия

Около 42 / 11

Около 3,7

Мизау

Германия

Около 44 / 12

Около 18,6

Дюльмен

Германия

Около 59 / 8

Около 16,3

Место складирования в Эйгельсхофене было открыто в декабре 2016 г., в Дюльмене – в мае 2017 г. На складе в Эйгельсхофене размещен комплект вооружения и техники бронетанковой бригады, включающий танки M1 Abrams, БМП Bradley, самоходные гаубицы M109 Paladin и другие бронированные и вспомогательные машины (всего около 1600 единиц). А с открытием складов в Дюльмене США возвращают в Европу реактивные системы залпового огня (РСЗО) GMLRS с управляемыми ракетами с дальностью стрельбы до 70 км (пусковые установки M270 MLRS на гусеничном и M142 HIMARS на колесном шасси). Сообщалось, что в 2018 г. на склады APS в Европе поступят зенитные-ракетные комплексы (ЗРК) ближнего действия РК Avenger на базе автомобиля высокой проходимости HMMWV, оснащенные зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) Stinger и крупнокалиберными пулеметами. В ближайшее время ожидается открытие двух оставшихся из четырех запланированных мест складирования (в Зьотендале и Мизау).

В марте 2017 г. было объявлено, что ведется дискуссия о еще одной площадке APS в Польше для техники бронетанковой дивизии США, помимо складов в Нидерландах, Бельгии и Германии.

А уже в апреле появились сообщения, что Инженерные войска армии США собираются к 2021 г. построить на 33-й базе ВВС Польши в Повидзе (в 68 км к востоку от Познани) место складирования и технического обслуживания APS стоимостью около $200 млн. Как заявил полковник Джон Бейкер, ведущий инженер Сухопутных войск США в Европе, там может разместиться вооружение и техника американской бронетанковой боевой бригадной группы, но конфигурация пространства базы также позволит США или частям НАТО хранить там другие разнообразные типы военного оборудования.

С созданием этого места базирования APS США получат возможность, доставив по воздуху личный состав, в кратчайшее время (в некоторых источниках указывается 96 ч.) развернуть в центральной Польше бронетанковую боевую бригадную группу.

Затем в силу географического положения Повидза она может быть быстро переброшена к границам Беларуси или российской Калининградской области. Причем эта бригадная группа будет входить в состав американской бронетанковой дивизии. Ее остальные части и подразделения в кризисный период после получения техники и вооружения на складах в Нидерландах, Бельгии и Германии также могут быть переброшены в Польшу (или в другие страны Восточной Европы). Тем самым мечта польского министра обороны Антония Мачеревича, грезящего как минимум о двух американских дивизиях в Польше, может сбыться, хоть и только наполовину.

Командующий Сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес считает, что Повидз, который он назвал «центром притяжения», должен стать в будущем хабом Армии США для всей Северной Европы и Балтии.

Эти планы уже воплощаются в жизнь, и не только в приготовлениях к созданию места заблаговременного складирования вооружений и техники APS. Еще с февраля 2013 г. на авиабазе Повидз на ротационной основе размещается звено военно-транспортных самолетов С-130 Hercules ВВС США. В начале мая 2017 г. в Повидз прибыли американские военные вертолеты 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии США, которые скоро должны сменить вертолеты 1-й бригады воздушной кавалерии 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии. 1 августа в Повидзе был открыт американский базовый военный лагерь, способный принять 1000 человек личного состава. Фирма Alaska Structures (Анкоридж, штат Аляска) развернула его под ключ менее чем за 18 дней. 17 октября авиабазу Повидз посетили для участия в учениях два истребителя пятого поколения F-22 Raptor и заправщик КС-135 Stratotanker ВВС США.

Сухопутные войска США в Польше, начав свое присутствие в этой стране 23 апреля 2014 г. с роты десантников (150 военнослужащих) без тяжелого вооружения, увеличились до ротационной бронетанковой бригадной боевой группы, эскадрона (батальона) кавалерийского (механизированного) полка армии США в составе многонациональной батальонной группы усиленного передового присутствия НАТО, вертолетного подразделения и батальона боевого обеспечения и снабжения.

А это уже порядка 3500 американских военнослужащих (с учетом того, что некоторые части и подразделения бронетанковой бригадной группы размещаются не в Польше). И на подходе, как указывалось выше, новые силы – вооружение и техника еще одной американской бронетанковой бригады, обеспечивающие возможность ее быстрого развертывания.

Понятно, что все это не может остаться без внимания Российской Федерации, которая вынуждена принимать адекватные ответные меры. Так, председатель комитета Госдумы по обороне, бывший командующий ВДВ Владимир Шаманов полагает, что ими могут стать развертывание дополнительных подразделений Вооруженных сил РФ на западном направлении, а также «усиление группировки тех же «Искандеров», в том числе в Калининграде».

Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Польша. СЗФО > Армия, полиция > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380733 Юрий Зверев


Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 9 ноября 2017 > № 2380689 Марианна Беленькая

Революция принца. Что стоит за арестами в Саудовской Аравии

Марианна Беленькая

Официальная версия событий – обвинения в коррупции, неофициальная – централизация власти в руках наследника престола. Принц убирает с дороги потенциальных конкурентов и несогласных с его реформами. В последние десятилетия в Саудовской Аравии работала система поиска компромиссов внутри обширной королевской семьи. Принцу Мухаммеду нужны гарантии, что никто не помешает ему стать королем

Саудовская революция – так без преувеличения можно назвать события 4–5 ноября, когда только что организованный Высший комитет по борьбе с коррупцией под руководством наследного принца Мухаммеда бен Салмана санкционировал задержание 11 принцев и около 30 бывших и действующих министров и предпринимателей. Официальная версия событий – обвинения в коррупции, неофициальная – централизация власти в руках наследника престола. Принц убирает с дороги потенциальных конкурентов и несогласных с его реформами. В последние десятилетия в Саудовской Аравии работала система поиска компромиссов внутри весьма обширной королевской семьи. Принц Мухаммед намерен сосредоточить всю власть в своих руках.

Принцу нужны гарантии, что никто не помешает ему стать королем, а это может произойти очень скоро. Король Салман болен, и никто не удивится, если он решит передать власть своему сыну.

Кто задержан

Среди задержанных несколько двоюродных братьев Мухаммеда бен Салмана: сыновья предыдущего короля Саудовской Аравии Абдаллы бен Абдул-Азиза Аль Сауда – министр национальной гвардии Митаб бен Абдалла и бывший губернатор Эр-Рияда Турки бен Абдалла, а также миллиардер и медиамагнат аль-Валид бен Таляль – один из самых известных в мире инвесторов. Ему принадлежат доли в компаниях Four Seasons (вместе с Биллом Гейтсом они владеют 95% акций), CitiGroup, Twitter, 21st Century Fox, Disney. Бен Таляль также владеет отелями George V в Париже и Plaza в Нью-Йорке.

Компанию принцам составили министр экономики и планирования Адель Факих и командующий флотом Абдалла ас-Султан, а также бизнесмены: Бакр бен Ладен – глава саудовской строительной корпорации Saudi Binladin Group и сводный брат лидера «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена; один из членов руководства крупнейшей в мире нефтяной компании Saudi Aramco Ибрагим Абдул-Азиз аль-Ассаф и аль-Валид аль-Ибрагим – владелец медиахолдинга MBC, в состав которого в том числе входит телеканал «Аль-Арабия».

Совпадение или нет, но на следующий день после арестов в Саудовской Аравии погиб еще один кузен наследника – принц Мансур бен Мукрин. Он и еще восемь человек находились на борту вертолета, который разбился на юге королевства. Отец погибшего принца был наследником престола с января по апрель 2015 года, до тех пор, пока король Салман бен Абдул-Азиз не принял революционное решение сменить правила престолонаследия.

Зачистка силовых структур

Правление короля Салмана приносит саудовцам одно потрясение за другим. Через четыре месяца после прихода к власти он меняет наследника, смещает принца Мукрина и впервые назначает на это место не сына основателя саудовского королевства, а внука – министра внутренних дел Мухаммеда бен Наифа. Спустя два года бен Наиф отправлен в отставку. В июне 2017 года титул наследника получил принц Мухаммед – любимый сын короля Салмана, до этого года занимавший пост заместителя кронпринца. Бен Наиф – один из самых влиятельных людей в королевстве, много лет посвятивший вопросам безопасности страны, с тех пор на публике не появлялся и, по слухам, находится под домашним арестом.

После установления контроля над МВД принц Мухаммед занялся еще одним фактически независимым центром силы королевства – Национальной гвардией, основанной предыдущим королем Абдаллой. После ареста его сына Митаба бен Абдаллы у наследного принца не должно остаться влиятельных соперников, если, конечно, не начнется бунт внутри силовых структур, недовольных смещением своих патронов.

Летом кандидатура Мухаммеда бен Салмана – самого молодого наследника престола с 1933 года – не нашла единодушной поддержки в королевской семье, он получил 31 из 34 голосов Совета присяги. За каждым из несогласных, чьи имена не называются, стоят целые кланы. Принц Мухаммед должен их обезвредить, иначе он не сможет воплотить в жизнь свои амбициозные планы.

Здесь будет город-сад

Принц бен Салман намерен серьезно изменить жизнь саудитов. Он решил открыть Саудовскую Аравию для инвесторов и туристов, призвал общество отказаться от экстремистских идей, из-за которых страна может потерять еще 30 лет в своем развитии. Он рисует картины прекрасного будущего, представляя инвесторам план строительства мегаполиса Неом в пустыне, который будет полностью обеспечен только солнечной и ветряной энергией и станет технологическим хабом для стран Азии и Африки.

По инициативе принца была разработана программа «Перспектива-2030» (Vision-2030), цель которой – положить конец нефтяной зависимости страны через диверсификацию и модернизацию экономики. Он делает ставку на частный сектор и локализацию производства. Принц также стоит и еще за одним революционным указом короля – дать женщинам право садиться за руль. Последовали и другие послабления для женщин в стране. По сути, реформы принца – это прыжок через несколько исторических эпох.

Принц Мухаммед бен Салман пользуется полной поддержкой президента США Дональда Трампа и тесно общается с российским руководством. Именно его заслугой является последнее сближение Москвы и Эр-Рияда, в том числе организация визита саудовского короля в Россию. СМИ пишут и о беспрецедентном сближении саудовцев с Израилем.

Но внутри страны, а также в регионе к политике молодого наследника относятся осторожно. По словам самого принца, его безоговорочно поддерживает молодежь, а это около 70% населения страны. Именно на эту аудиторию он и работает. Но для реализации реформ нужно время и серьезные структурные изменения в обществе.

Прежде всего в сфере образования. Основная проблема молодежи – безработица. Королевство сократило выдачу разрешений на въезд в страну иностранной рабочей силы. Но хватит ли квалификации у местных рабочих занять места иностранцев? Будет ли желание у достаточно избалованных саудовцев осваивать «непрестижные» профессии, а также развивать свой бизнес вместо того, чтобы получать хорошую зарплату на госдолжности? Не станут ли те, кто сегодня превозносит принца Мухаммеда, его противниками, хватит ли у них терпения дождаться результата реформ?

Вопрос и в том, не просчитается ли принц Мухаммед с инвесторами, которые могут воспринять ситуацию в Саудовской Аравии как нестабильную. Если все зависит от решений одного человека, стоит ли вкладывать в эту страну деньги? Уже сейчас под вопросом размещение на фондовой бирже 5% акций Saudi Aramco, продажа которых должна покрыть бюджетный дефицит страны и продемонстрировать открытость саудовской экономики.

Нельзя забывать и про консервативные саудовские круги, которым не нравятся попытки принца модернизировать саудовское общество и единолично принимать решения. В сентябре в Саудовской Аравии под предлогом борьбы с терроризмом были арестованы около 30 представителей духовенства, а также интеллектуалов и политических активистов.

Найти стрелочника

Вопросы вызывает и поведение принца на международной арене. Инициированная принцем военная кампания в Йемене не превратилась в маленькую и победоносную войну. Сомнительны результаты и дипломатической блокады Катара. Доха не прогнулась, напротив, еще больше сблизилась с Тегераном. А это главная проблема для Саудовской Аравии и молодого принца, с ростом влияния которого ирано-саудовские отношения накалились до предела. Амбиции принца могут втянуть Ближний Восток в новую кровопролитную войну в регионе.

«Королевство находится на перепутье: его экономика ослаблена низкими ценами на нефть; война в Йемене – трясина; блокада Катара – провал; иранское влияние широко распространено в Ливане, Сирии и Ираке; и наследование под вопросом. Это самый нестабильный период в истории Саудовской Аравии за полвека», – написал в своей статье в «Аль-Монитор» бывший аналитик ЦРУ Брюс Ридел. Принцу нужно отвлечь общественность от неудач на региональном поле, а также от вопросов о будущем экономических реформ. Одиннадцать принцев и составившие им компанию министры и бизнесмены могут стать удачными стрелочниками, на которых можно списать внутренние неудачи. Во внешних провалах также есть виновник – Иран.

Но решится ли Эр-Рияд самостоятельно начать войну против Тегерана или предпочтет спровоцировать конфликт между Ираном и Израилем или еще больше подтолкнуть к жестким действиям в отношении Тегерана Вашингтон? По крайней мере на ближайшее время обозначена площадка для новой игры с иранцами. Ею стал Ливан. Буквально накануне арестов саудовских принцев премьер-министр Ливана Саад Харири объявил о своей отставке из Эр-Рияда, шокировав всю ливанскую политическую элиту. Причиной отставки Харири, обладающий также саудовским гражданством и много лет находящийся под патронатом Саудовской Аравии, назвал «вмешательство Ирана и его пособников в лице шиитской партии «Хезболла» во внутренние дела страны». В регионе это было воспринято как открытый вызов Эр-Рияда Тегерану.

Теперь вопрос, как будут развиваться события в Ливане, удастся ли саудовцам вывести Иран из себя и что еще можно ожидать от импульсивного молодого наследника. Сможет ли этот «супермен», как его называют некоторые арабские СМИ, одержать победу в своих войнах, изменить Саудовскую Аравию и регион? Удастся ли до основания сломать старый мир и построить на его руинах прекрасное будущее, которое он рисует перед инвесторами и собственными гражданами?

Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 9 ноября 2017 > № 2380689 Марианна Беленькая


Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 8 ноября 2017 > № 2380878 Роман Деев

Где строят Аллею Дружбы, нет места тропе войны.

Министр внутренних дел по Республике Башкортостан генерал-майор полиции Роман ДЕЕВ рассказал корреспонденту «Щита и меча» о результатах служебной деятельности ведомства, успехах и планах.

- Роман Викторович, вы возглавили республиканское министерство недавно. На ваш взгляд, по каким направлениям работа правоохранителей ведётся эффективно, а где требует совершенствования?

- Коллектив министерства работоспособный и профессионально подготовленный. Успешно функционируют оперативные службы по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений общеуголовной направленности. По итогам девяти месяцев этого года мы раскрыли 98,7 % убийств и покушений на убийство, 81 % разбоев, все изнасилования и покушения на изнасилование, 55 % краж. Свыше 60 % задержанных ранее привлекались к уголовной ответственности.

В этом году уже раскрыто 23 тысячи преступлений. При этом продолжается снижение зарегистрированных правонарушений. За первые девять месяцев их стало меньше на 7,2 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

На снижение преступности отчасти повлияла декриминализация ряда статей Уголовного кодекса РФ. Но основная причина - высокая раскрываемость. Мы задерживаем преступников, которые могли бы совершить гораздо больше злодеяний, оставаясь на воле. Нельзя умалить и эффект профилактических мер. Инспекторы по административному надзору и по делам несовершеннолетних эффективно работают с подучётными. В каждом районе есть народные дружины, которые нам реально помогают. Мы вышли с предложением к муниципальным властям подкорректировать закон, регламентирующий оплату добровольцам. Думаю, нас поддержат. Кроме того, в республике, где 60 % населения исповедует ислам, сильны семейные традиции. Это тоже способствует воспитанию законопослушных граждан.

До моего назначения министерство около года оставалось без руководителя. Возможно, в связи с этим ослабло взаимодействие между оперативными подразделениями и подразделениями, занимающимися профилактической работой. Сейчас мы отрабатываем механизмы эффективного взаимодействия. Например, для того чтобы, располагая сведениями из других служб, сотрудники, обеспечивающие правопорядок в общественных местах, смогли вовремя среагировать, поменять дислокацию постов и маршрутов.

Необходимо скорректировать организацию служебной деятельности в Управлении экономической безопасности и противодействия коррупции. Это обсуждали и на оперативных совещаниях, и на заседании коллегии. Пока что подразделение не готово в полном объёме выявлять тяжкие и особо тяжкие преступления, прежде всего в сфере сохранности бюджетных средств. Поэтому сейчас мы озабочены кадровым обеспечением и изменением структуры подразделения. Я поставил задачу минимизировать внимание к «мелочовке» и сосредоточиться на преступлениях в сфере земле­оборотов, получения дотаций с федерального и регионального бюджетов. Это не значит, что не нужно пресекать взятки, например, врачам или тем же гаишникам. Но это не самоцель. Республика Башкортостан экономически развивается. На поддержку различных проектов выделяют большие оборотные средства. Они и привлекают внимание недобросовестных чиновников.

- По объёму добычи нефти Башкортостан занимает девятое место в Российской Федерации, по её переработке и производству нефтепродуктов - первое. Как пресекаете преступления в сфере ТЭК?

- За пять месяцев пребывания здесь охрана топливных трубопроводов особой тревоги у меня не вызвала. Ведущие предприятия неф­тепереработки и транспортировки успешно развиваются. Поэтому они укрепляют свои позиции в области собственной безопасности, пополняют кадровый состав. Как правило, они набирают бывших сотрудников ОВД, которые отлично знакомы с методами оперативно-разыскной деятельности. Сейчас нефтяные компании могут позволить себе содержать группы задержания, а раньше их не было. Работники службы безопасности знают, какие участки трубопровода «удобны» для нелегальной врезки, усиливают контроль в таких местах. Полицейские тесно с ними взаимодействуют, вместе и в засадах сидят, и на задержания выезжают. Ну а дальше наши сотрудники устанавливают весь круг подозреваемых, собирают доказательства для суда.

В августе сотрудники ОМВД России по Ермекеевскому району вместе с работниками Управления комплексной безопасности неф­тедобывающей компании задержали водителя КамАЗа с автоцистерной и прицепом. В цистерне находилось 23 кубометра нефти. Оказалось, топливо злоумышленник похитил при содействии оператора промышленного предприятия.

Также мы контролируем заводы по переработке нефтепродуктов. Отслеживаем, откуда поступило на производство сырьё, проверяем легальность его происхождения.

- В республике действует АПК «Безопасный город», призванный в том числе повлиять на криминогенную обстановку в общественных местах. Эффективно ли он работает?

- АПК «Безопасный город» был внедрён в 2007 году по поручению Президента Российской Федерации. Развитие комплекса возложено на местные власти. Система «Безопасный город» действует и в Уфе, но как руководитель МВД я не вполне удовлетворён его работой.

Создать АПК не сложно, сложно его эксплуатировать. Систему постоянно нужно поддерживать в рабочем состоянии, менять камеры. А для этого требуются материальные вложения. Между тем выделение средств на содержание АПК уменьшается. Мы с главой республики обговаривали эту ситуацию, и он отнёсся к проблеме с пониманием. Уже в ближайшее время будут закуплены 130 видео­камер, предназначенных для обеспечения безопасности дорожного движения.

Сейчас 600 камер АПК «Безопасный город» обслуживают башкирскую столицу. А помимо них, в Уфе размещены две тысячи видеокамер местного телекоммуникационного провайдера. Я планирую сделать автоматизированный учёт всех записывающих устройств в республике, чтобы сотрудники располагали полным перечнем камер и знали, какой участок снимает каждая из них. Может, где-то следует подкорректировать угол обзора. К примеру, попросить директора банка повернуть камеру так, чтобы она охватывала не только вход в учреждение, но и улицу, на которой оно стоит. Многие владельцы записывающих устройств откликаются на просьбу абсолютно бескорыстно. Если сделать такой реестр по региону, думаю, в общей сложности в нём будет числиться не меньше 20 тысяч камер. В других регионах такой учёт ведётся давно. И это работает эффективно. Нам следует развивать начатое в 2007-м.

С помощью видеокамер раскрываем достаточно много преступлений, в том числе резонансных. Минувшим летом в Уфе около одного из развлекательных заведений произошла драка с применением травматического оружия. Два человека пострадали. С помощью камер видеонаблюдения, установленных в округе, полицейские смогли детально выяснить обстоятельства происшествия и установить личности подозреваемых. Изъято два травматических пистолета, а причастные к преступлению стали фигурантами уголовного дела. Предполагаемый организатор по решению суда арестован.

- Жители Башкирии как многоконфессиональной республики могут подвергаться вербовке в запрещённые террористические организации. Какая ведётся профилактическая работа?

- Я уже говорил, что в регионе большая часть населения исповедует ислам. При этом имамы получают религиозное образование за границей, в том числе и в странах, где можно «заразиться» идеями ваххабизма. Именно поэтому наши сотрудники выезжают во все районы республики, чтобы знакомиться с лидерами местных религиозных общин, с их мировоззрением. Впрочем, и местное население обращает внимание на поведение вновь прибывших имамов. Старожилы реагируют на признаки радикального ислама. Если поступают тревожные сигналы, принимаем меры. Везде по районам имеются центры противодействия экстремизму. Недавно в Стерлитамаке сотрудники обезвредили группу, которая занималась вымогательством и разбоем для финансирования представителей радикального ислама.

Центральное духовное управление мусульман России, которое находится в Башкортостане, по специальной программе обучает молодых имамов правильному толкованию ислама. Наставники объясняют, какие утверждения из Корана экстремисты пытаются исказить, чтобы склонить верующих к радикализму.

Большинство вузов и среднеспециальных учебных заведений сосредоточены в Уфе. В каждом из них есть преподаватели, которые занимаются воспитательной работой. Они привлекают и нас. Мы рассказываем студентам и учащимся о формах и видах экстремизма, предостерегаем от опасных контактов. В качестве альтернативы радикальным формированиям в Башкортостане создаются молодёжные движения. Это и поисковые отряды, и группы волонтёров, которые помогают нам в поисках без вести пропавших, особенно детей.

Признаться, мне впервые представилась возможность работать в столь многонацио­нальном регионе. После знакомства с главой республики я встретился с представителями ведущих конфессий: мусульманства, христианства, иудаизма. Для себя отметил сложившийся между ними паритет взаимо­уважения. У них нет никаких разногласий ни в религиозной сфере, ни в личных отношениях. В Уфе строится большая мечеть. По задумке инициаторов это будет крупнейший архитектурно-религиозный комплекс в стране. Так вот, специально проложенная Аллея Дружбы соединяет мечеть с православным храмом, что символизирует связь религий.

Визитная карточка

Роман Деев родился 8 сентября 1966 года в городе Тамбове. В органах внутренних дел с 1983 года. Образование высшее - в 1987-м окончил Омскую высшую школу милиции МВД СССР, специальность - правоведение.

С 2001 года занимал должность заместителя начальника УВД по Тамбовской области - начальника штаба. В июне 2011 года приказом министра внутренних дел Российской Федерации назначен на должность заместителя начальника УМВД России по Тамбовской области. В сентябре 2012 года назначен начальником УМВД России по Забайкальскому краю.

Указом Президента Российской Федерации от 1 мая 2017 года № 192 Роман Деев назначен министром внутренних дел по Республике Башкортостан.

Россия. ПФО > Армия, полиция > mvd.ru, 8 ноября 2017 > № 2380878 Роман Деев


Иран. Азербайджан. Сирия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 8 ноября 2017 > № 2380726 Ахад Газаи

Иранский дипломат: «Давление США усилит военно-техническое сотрудничество Тегерана и Москвы»

На прошлой неделе в Тегеране состоялся саммит с участием глав Ирана, России и Азербайджана. Россия и Иран успешно сотрудничают в урегулировании конфликта в Сирии, а также ищут пути для увеличения двустороннего товарооборота. Экс-посол Ирана в Азербайджане Ахад Газаи считает, что для закрепления успеха странам следует отказываться от доллара и переходить на расчеты в национальных валютах, а в перспективе – создать собственную валюту вместе с Китаем и другими государствами. Дипломат поделился с «Евразия.Эксперт» подробностями сотрудничества Ирана и ЕАЭС в связи с созданием между ними зоны свободной торговли, а также рассказал, в какой ситуации Иран будет готов купить российские ЗРК С-400.

- Господин Газаи, на прошлой неделе в Тегеране прошел саммит с участием глав России, Ирана и Азербайджана. Какие у вас впечатления об этом событии?

- Я очень положительно оцениваю трехстороннюю встречу президентов Владимира Путина, Ильхама Алиева и Хасана Рухани. Стороны обсудили вопросы в сфере безопасности, борьбы с преступностью и терроризмом, а также проблемы экономического характера.

Во-первых, эта встреча даст возможность раскрыть потенциал трех сторон для более тесного экономического сотрудничества. Во-вторых, Россию и Иран связывают не только торгово-экономические связи. Они активно взаимодействуют в вопросе безопасности и координируют свои усилия для укрепления мира и стабильности в Сирии.

Это очень важный момент, поскольку вы сами прекрасно знаете, что благодаря России и Ирану ситуация в Сирии развивается очень позитивно. На встрече в Тегеране российский и иранский лидеры выразили желание продолжить активное сотрудничество в деле борьбы с терроризмом в Сирии.

Я уверен, что на фоне усиливающегося давления США на Москву и Тегеран сотрудничество обеих стран в экономической сфере и вопросе безопасности усилится еще больше.

- К одной из ключевых тем, обсуждавшихся в рамках саммита, можно отнести развитие международного транспортного коридора «Север-Юг». Насколько важен этот маршрут?

- Этот коридор призван соединить индийский порт Мумбаи с российским городом Санкт-Петербургом. Он пройдет по западному побережью Каспийского моря через территорию Ирана и Азербайджана. В прошлом году из Индии были реализованы поставки через Иран в Россию. В этом году первый пробный проезд успешно прошел азербайджано-иранскую границу. То есть коридор «Север-Юг» продемонстрировал возможности эффективной реализации.

Основным преимуществом коридора «Север-Юг» перед другими маршрутами является сокращение в несколько раз времени перевозок по сравнению с морским путем.

Важное значение для развития данного маршрута в перспективе будет иметь сдача в эксплуатацию новой железнодорожной линии Решт – Астара (Иран) – Астара (Азербайджан), которая является недостающим звеном железнодорожного сообщения по западной ветви «Север-Юг».

Надеюсь, что окончательный запуск этого маршрута послужит началом нового века торгово-экономических отношений между всеми странами, задействованными в этом масштабном проекте.

Я считаю, что России, Ирану и Азербайджану после полного запуска этого маршрута следует усилить сотрудничество в области безопасности транспортного коридора, поскольку могут быть силы, не желающие реализации этого проекта.

Этот проект принесет большие дивиденды всем странам-участницам проекта, послужит дополнительным импульсом для реализации дальнейших масштабных проектов в регионе.

- США пытаются усилить давление на Россию и Иран. В ходе тегеранской встречи иранский лидер предложил отказаться от доллара и перейти на взаимные расчеты в национальных валютах. На ваш взгляд, может ли быть реализовано это предложение?

- Да, конечно. Я считаю, что давно нужно было перейти на взаиморасчеты в национальных валютах. Или можно было бы создать свою единую валюту региона как евро.

Практика показала, что торговля в долларах служит преимущественно интересам США. Во-первых, это работает во благо их экономики, а, во-вторых, доллар – это экономическое «оружие» американцев, которым они пользуются против стран, когда им заблагорассудится.

Я считаю, что если Россия, Иран, Азербайджан, Китай и восточные страны объединятся и создадут свою единую валюту, то это пойдет им только на пользу.

Или же можно создать международную виртуальную валюту. Все, это, конечно, потребует немалого времени – вышеуказанным странам придется в таком случае уже полностью отказаться от доллара.

Я считаю, что Россия, Иран, Китай и другие страны должны ускорить свои действия в этом направлении. Вот, например, Турция и Иран уже завершают работу по переходу на взаиморасчеты в национальных валютах, и в скором времени торговля между обеими странами будет осуществляться по новой системе.

- Вы отметили, что Россия и Иран тесно сотрудничают по сирийскому вопросу. Недавно США разработали новую стратегию по Ирану, которая нацелена на ослабление военного присутствия Тегерана в регионе. Каким вам видится российско-иранское военное сотрудничество в свете давления США на Иран?

- Ближний Восток является рассадником терроризма. К сожалению, угроза терроризма сегодня продолжает усиливаться, несмотря на то, что ИГИЛ* теряет свои позиции в Сирии и Ираке. Большая часть территории Сирии до сегодняшнего дня контролировалась боевиками ИГИЛ и других террористических организаций.

Но сегодня чаша весов склоняется в пользу России и Ирана – благодаря совместным усилиям Тегерана и Москвы более 90% сирийской территории очищены от ИГИЛ.

Нерегиональные игроки, например США, пытались сменить правящий режим в Сирии руками определенных сил, но не достигли своей цели. Конечно, наши страны находятся в Сирии по просьбе Асада и продолжат борьбу с терроризмом в этом регионе.

Поэтому я считаю, что на фоне происходящих в Сирии и на Ближнем Востоке процессов военно-техническое сотрудничество Тегерана и Москвы будет только усиливаться.

- Турция собирается приобрести российский зенитный комплекс С-400. Иран тоже проявляет к нему интерес. Что вы можете сказать об этом?

- Если Иран почувствует сильную угрозу своей территориальной целостности, то может приобрести не только С-400, но и другие виды оружия.

Иран сам определят курс своей внешней и внутренней политики, никакая страна не может вмешиваться во внутренние дела страны.

- Ранее Россия пользовалась иранской авиабазой Хамадан, но потом российские самолеты покинули этот аэродром. Могут ли они вернуться?

- Сложно сказать, вернется ли Россия на аэродром Хамадан. Но я знаю одно: если Ирану понадобится сдать аэродром во временное пользование России, он пойдет на это исключительно в рамках своих интересов. То есть это не будет по желанию России или США. Иран всегда придерживался и придерживается своего независимого курса и не идет ни на какие уступки даже под давлением других стран.

- Как в Иране оценивают перспективы сотрудничества с Евразийским экономическим союзом?

- ЕАЭС – молодое и перспективное объединение. Я выступаю за тесное сотрудничество Ирана с Евразийским экономическим союзом. Насколько мне известно, переговоры ЕАЭС и Ирана по созданию зоны свободной торговли находятся на завершающей стадии, но есть определенные разногласия, и сейчас в этом направлении ведутся работы. Нужно довести это дело до конца. Я думаю, что переговоры в этом направлении пройдут успешно, и в будущем Иран даже может вступить в ЕАЭС.

Что касается товарооборота между Россией и Ираном, он пока небольшой. Экономические отношения немного оживились, когда были сняты санкции в отношении Ирана после достижения в 2015 г. договоренностей по иранской ядерной программе.

В 2016 г. объем российско-иранского товарооборота возрос по сравнению с 2015 г. на 70-80% и составил более $2 млрд.

В первом квартале 2017 г. товарооборот России с Ираном составил около $400 млн, уменьшившись примерно на 2% по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. У России и Ирана есть большой потенциал, мы его еще не полностью использовали. И сейчас наши страны ищут пути увеличения товарооборота.

Беседовал Сеймур Мамедов

ИГИГ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э»

Источник – Евразия.Эксперт

Иран. Азербайджан. Сирия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 8 ноября 2017 > № 2380726 Ахад Газаи


Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 6 ноября 2017 > № 2380880 Игорь Безухов

Моллюски справят второй день рождения.

На Дальнем Востоке проходит операция «Путина». Об «уловах» сотрудников транспортной полиции, об опасных рейдах и о мерах ответственности за браконьерство рассказал заместитель начальника полиции по охране общественного порядка Управления на транспорте МВД России по Дальневосточному федеральному округу полковник полиции Игорь БЕЗУХОВ.

- Игорь Анатольевич, более десяти лет вы принимаете участие и организуете работу по проведению оперативно-профилактической операции «Путина». Что изменилось за эти годы?

- Улучшилось оснащение сотрудников транспортной полиции техникой. Десять лет назад у милиции не было достаточно плавсредств, телефонов, раций, навигационного оборудования. Оборудованием располагали единицы подразделений: Хабаровское, Северо-Восточное линейные управления. Да и у них суда были устаревшие, что часто не позволяло полноценно бороться с браконьерами. На сегодняшний день все подразделения, в которых имеется водный транспорт, обеспечены быстроходными катерами. В основном на вооружении сотрудников стоят катера серии «Норд-Сильвер-Про» различных модификаций. Они обеспечены современным навигационным оборудованием, и на их борту могут разместиться от шести до восьми сотрудников.

- С кем взаимодействуют сотрудники транспортной полиции при проведении мероприятий?

- К сфере обслуживания сотрудников транспортной полиции региона относится судовой ход рек и с недавних пор - необитаемые острова, расположенные на реках Дальнего Востока, морские акватории портов. Учитывая, что браконьеры имеют хорошее оборудование, современные специальные и плавательные средства, транспортная полиция для пресечения преступлений и правонарушений тесно взаимодействует с территориальными органами полиции, Росгвардией, ГИМС МЧС России, Росрыболовством. То есть в борьбе с незаконным выловом биоресурсов участвуют несколько государственных органов.

- В какое время года проводится операция «Путина» на Дальнем Востоке?

- Наш регион один из самых больших в России. В каждом районе свои климатические условия. С учётом этого мы и планируем проведение мероприятий. У каждого вида рыб есть период нереста, когда их вылов запрещён. А в заповедных районах ловить рыбу нельзя круглый год.

Например, в Хабаровском крае «Путина» начинается в мае, а заканчивается в конце октября, на Сахалине проходит с 1 июня по 1 октября, в Находке - с середины апреля по середину июня - первый этап, а второй - с середины сентября по конец октября. Можно сказать, что операция «Путина» проводится на территории Дальнего Востока круглогодично, за исключением зимних месяцев. Но и зимой сотрудники выходят в рейды, например, в залив Николаевского района Хабаровского края, где браконьеры вылавливают осетра и подо льдом.

- Какие виды биоресурсов изымают транспортные полицейские у браконьеров Дальнего Востока чаще всего? Перечислите крупные изъятия за последнее время.

- Основные незаконно добываемые виды биоресурсов - это лососёвые. Семейство распространено на территории всего Дальнего Востока. На территории Хабаровского края обитают осетровые. Рыбы нерестятся в мае. В морских районах добавляются крабы, гребешки, трепанги, креветки и другие виды ракообразных.

Сотрудники Ванинского ЛО МВД России на транспорте при проведении операции «Путина» задержали местного жителя, который добывал крабов при помощи стационарных ловушек в районе мыса Советско-Гаванского Хабаровского края. Улов злоумышленник готовил к реализации. С места происшествия полицейские изъяли 2,5 тысячи конечностей краба, надувную лодку с мотором и стационарные ловушки.

А сотрудники Камчатского линейного отдела МВД России на транспорте в акватории Авачинского залива обнаружили в катере браконьера 360 экземпляров рыб семейства лососёвых.

В Хабаровском крае сотрудники Управления на транспорте МВД России по ДФО изъяли из незаконного оборота 200 килограммов икры осетровых видов рыб.

В прошлом году при проведении операции в моторной лодке жителя Амурска сотрудники полиции обнаружили 200 килограммов икры и 700 килограммов фрагментов рыб осетровых видов.

Пару лет назад в Находке сотрудники выявили двоих граждан, в машине которых обнаружили 1200 особей неразделанного дальневосточного морского гребешка. Моллюсков сотрудники транспортной полиции выпустили в естественную среду обитания.

Операция «Путина-2017» ещё не окончена, и мы можем подвести только промежуточные итоги. С начала текущего года транспортные полицейские Дальнего Востока изъяли из незаконного оборота свыше 21 тонны рыб лососёвых видов, свыше 540 килограммов красной икры и 400 килограммов чёрной, 250 килограммов осетровых видов рыб, 200 килограммов морских животных: гребешков, трепангов, крабов. Кроме того, в рамках операции сотрудники обнаружили незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, 30 плавсредств и три километра сетей.

- Какие самые сложные, опасные участки на территории Дальнего Востока, где приходится нести службу сотрудникам транспортной полиции по пресечению противоправной деятельности браконьеров?

- Чтобы уберечь водные биологические ресурсы от хищнического вылова, сотрудники полиции рискуют жизнями независимо от маршрута патрулирования. Где бы ни проходила их служба, вода всегда несёт опасность. Ночью, когда в основном и проводятся рейды, риск возрастает вдвойне: в воде встречаются брёвна, различные плавуны. Поэтому сотрудники стараются всегда использовать освещение.

Браконьеры нередко вооружены. Раскраска нашей техники позволяет им заранее знать, что идёт катер транспортной полиции. Злоумышленники передают информацию по сотовой, спутниковой связи сообщникам, уничтожают или скрывают доказательства преступных деяний. Пытаясь покинуть место происшествия, могут пойти на таран.

В рамках оперативно-профилактической операции «Путина-2012» при патрулировании акватории реки Амур недалеко от города Николаевска-на-Амуре во время погони за браконьерами перевернулась лодка и пропали без вести старший сержант полиции Сергей Аржаков, майор полиции Андрей Баканов и старший сержант полиции Максим Харин.

- Какова судебная практика привлечения к ответственности за незаконный вылов биоресурсов?

- Согласно статье 256 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов максимальная санкция предусматривает лишение свободы на срок от двух до пяти лет. Это в случае совершения преступления с использованием служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору.

Статьёй 258.1 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации, преду­смотрено максимальное наказание на срок от пяти до семи лет.

Однако реальные сроки за браконьерство получают редко. В основном злоумышленников приговаривают к выплате штрафов, которые могут доходить до двух миллионов рублей.

Беседу вела Ольга МИРОНЕНКО

Россия. ДФО > Армия, полиция. Рыба. Экология > mvd.ru, 6 ноября 2017 > № 2380880 Игорь Безухов


Афганистан. США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 6 ноября 2017 > № 2377250 Азиз Арианфар

Новая стратегия американцев толкнет Иран в сторону России, Китая и ЕАЭС – эксперт

Президент США Дональд Трамп, в прошлом месяце объявивший новую стратегию Америки по Афганистану, теперь решил вплотную заняться одним из ключевых государств Евразийского регионе - Ираном. Вашингтон грозится выйти из ядерного соглашения с Тегераном и возобновить санкции, которые были смягчены в обмен на приостановку иранской ядерной программы. По мнению экс-дипломата, директора Центра исследований Афганистана в Германии Азиза Арианфара, если США усилят давление на Иран, Тегеран переориентируется на торговлю с Россией и Китаем. Причем страны будут производить расчеты в национальных валютах, что только усилит мировую тенденцию дедолларизации.

- Господин Арианфар, в чем суть новой стратегии США по Ирану?

- Стратегия CША в отношении Ирана была разработана несколько десятков лет назад. Менялась только тактика, и сегодня американцы решили сменить тактику в очередной раз. Это своего рода борьба за влияние в области геополитики, геоэкономики и геостратегии.

Цель – вытеснить из региона крупных соперников – Россию и Китай – и установить в регионе марионеточные режимы, продавать им оружие и соответствующие технологии, завладеть природными ресурсами и пользоваться ими в своих интересах.

Американцы немного скорректировали старую стратегию: предложено изменить условия ядерного соглашения с Ираном и ввести санкции в отношении иранского военно-политического формирования – Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Понятно, что США будут блокировать все финансовые источники КСИР, штрафовать фирмы, которые с ними сотрудничают.

- Почему США решили наказать именно КСИР?

- Дело в том, что КСИР имеет огромное влияние в иранской экономике и держит под контролем многие ее области, поэтому американцы и выбрали их своей целью. Данная тактика США может ухудшить экономическую ситуацию в Иране и вызвать волну народного возмущения правящим режимом.

Но мне кажется, что Россия и Китай будут компенсировать ущерб от последствий новой стратегии США. К тому же, до объявления американской стратегии в ходе последнего визита турецкого лидера в Иран стороны договорились довести объем товарооборота до $30 млрд, что вполне возможно. Иран увеличит поставки нефти и газа в Турцию, а Анкара, в свою очередь, – поставки товаров повседневного спроса и иной продукции.

Нельзя забывать, что европейские страны тоже выступают против американской стратегии. Некоторые государства – Италия и Греция, где все еще чувствуется экономический кризис, – заинтересованы в капиталовложениях в Иран. Сегодня Германия и Франция тоже проявляют интерес к сотрудничеству с Ираном, в частности в области инвестиций, но боятся вызвать недовольство США. В Иране находятся огромные месторождения газа, нефти и других полезных ископаемых.

США обеспокоены возможностью постепенного увеличения сферы влияния России и Китая в Иране. Они видят, что Турция и Индия тоже стремятся распространить свое влияние в стране. Принимая во внимание эти факторы, в Вашингтоне опасаются, что если они сейчас не войдут в Иран, то через 10 лет будет поздно.

- Как скажется новая стратегия США на иранских позициях на Ближнем Востоке?

- Начнем с Сирии. Там первую скрипку играет Россия, а не Иран. Без России Иран не сможет удерживать свои позиции в Сирии. Россия, Иран и Китай сейчас во многом действуют как единый кулак на территории Сирии, поэтому влияние Ирана в этой стране существенно не снизится.

В Ливане шииты в основном ориентированы в сторону Ирана, и я не думаю, что в этой стране может произойти снижение иранского влияния. Напротив, влияние Ирана только растет.

Половину населения Йемена составляют хуситы, которые практически считаются шиитами и ориентированы на Иран. Они уже 2 года воюют с саудитами, и Эр-Рияд в этой войне находится в проигрыше. Поэтому я считаю, что иранское влияние в Йемене не уменьшится.

Правительство Ирака заинтересовано в сотрудничестве с Ираном. Шииты в этой стране представляют 65% населения, а сунниты – 30%. Сейчас иракское правительство настроено воевать с курдами за Киркук, где сосредоточено большие запасы углеводородного сырья. И Ирак сегодня рассчитывает на поддержку Ирана в войне против курдов. В идеологическом и политическом плане влияние Ирана в этих странах сильное, а в экономическом плане – напротив, слабое.

- На ваш взгляд, новая стратегия американцев ударит по торгово-экономическим отношениям Тегерана со странами Европы и ЕАЭС?

- Если американцы будут сильнее давить на иранцев, то они будут ориентироваться в сторону России, Китая, стран постсоветского пространства, в том числе и ЦА. Это значит, что объем торговли Ирана с этими странами будет только расти.

Поскольку Иран и Россия находятся под давлением США, так же, как и Турция, тоже косвенно находящаяся под давлением, этот тандем будет только развиваться. Будут изыскиваться новые способы торговли, например, бартерная торговля, чтобы минимизировать последствия санкций и дистанцироваться от доллара. Все эти страны будут стремиться к тому, чтобы увеличить взаиморасчеты в национальных валютах.

Если говорить о возможных последствиях новой стратегии Трампа по Ирану для торгово-экономических отношений со странами Европы и ЕАЭС, то при росте давления на Иран торговля Тегерана с западными странами, даже с некоторыми азиатскими странами – Японией, Южной Кореей, Индией – будет ограничена. Торговля же с Россией, со странами ЕАЭС и СНГ будет расти.

А что касается прямых сделок с частными фирмами, в этом вопросе будут определенные сложности. Ведь частные фирмы торгуют в основном в долларах. И каждая частная фирма заинтересована в получении долларов в обмен на свой товар. Если говорить о сделках с государственными предприятиями и структурами, то торговля будет увеличиваться. Стороны на государственном уровне обязательно найдут пути выхода из сложившейся ситуации, чтобы ограничить влияние доллара в своих странах. Одним словом, объем торговли с частными фирмами будет падать, а с государственными компаниями – расти.

Мне кажется, торговля с Ираном на уровне государственных компаний пойдет им на пользу. Я приведу пример. Иран, как вы знаете, производит различную продукцию, которая востребована на мировом рынке, например, шафран, который добавляют в чай. Иранцы продают его в основном в Испанию. Она же, в свою очередь, продает этот продукт в разные страны мира и на этом зарабатывает сотни миллионов, то есть значительно больше иранцев. Страны ЕАЭС, например, могут закупать этот шафран у Ирана и продавать его другим государствам.

Что касается инвестирования в экономику Ирана, после новой стратегии американцев объем западных инвестиций в эту страну сократится. Конечно, Запад от этого не выиграет, так как те проекты, от которых он отказывается, заберут себе другие игроки.

Приведу реальный пример – ранее Иран хотел построить скоростное железнодорожное сообщение между Тегераном и Машадом на €9 млрд. Строительство железной дороги взяла на себя немецкая компания, но после американских санкций немцы отказались от проекта. Как только они ушли, их место сразу же заняли китайцы, заключив контракт с Ираном на реализацию того самого проекта. Немцы до сих пор критикуют американцев по этому поводу. Китай даже берется за те проекты, от которых отказываются сами американцы. Сегодня мы также наблюдаем тенденцию вливания турецких и индийских инвестиций в иранскую экономику.

- В современном мире наблюдается тенденция отказа от доллара. Насколько перспективной выглядит идея создания единой валюты в обход доллара на Востоке?

- Этот вопрос обсуждаетcя несколько лет. В будущем будет не одна мировая валюта, а несколько. Ранее на международном рынке фигурировала только одна валюта – доллар, потом появился евро. Сейчас страны Латинской Америки стремятся создать свою единую валюту. А что касается создания единой валюты в рамках ШОС, куда может войти и Турция – все страны-члены и даже те, кто не входит в эту организацию, тоже думают о создании единой валюты. Конечно, это займет время, ведь у России, Китая и других стран различные экономические системы и интересы.

В Европе смогли создать единую валюту, поскольку это позволила общая инфраструктура, общая экономическая система, общие интересы и культурно-цивилизационные ценности. Странам ШОС сложно будет создать единую валюту, но создание эквивалентной валюты вполне реально, и когда-то эти страны придут к этому.

Говоря о странах ЕАЭС, мне кажется, будет создан и уже формируется определенный механизм взаиморасчета в национальных валютах. Рано или поздно страны полностью перейдут к этой системе.

В будущем Россия, Турция, Иран и Китай продолжат политику дедолларизации, и постепенно объем торговли в долларах будет падать. Превосходство доллара сохранится как минимум 10 лет. И через 10 лет появятся другие валюты, которые составят конкуренцию доллару.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Афганистан. США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 6 ноября 2017 > № 2377250 Азиз Арианфар


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392173 Грэм Эллисон

Китай против Америки

Как справиться с очередным столкновением цивилизаций

Грэм Эллисон — директор Научного центра Белфер по международным делам при гарвардской школе Кеннеди и бывший помощник министра обороны по делам политики и планирования

Резюме Война для китайских стратегов – преимущественно психологическое и политическое противостояние. Согласно мышлению китайцев, восприятие противником фактов может быть не менее важным, чем реальные факты.

Многие американцы, осознавая, насколько усилился Китай, соперничающий сегодня с США во всех областях, тешат себя мыслью о том, что, когда Китай станет еще богаче и сильнее, он пойдет по стопам Германии, Японии и других стран, претерпевших глубокие преобразования и ставших передовыми либеральными демократиями. По выражению бывшего заместителя госсекретаря Роберта Зеллика, волшебный коктейль из глобализации, рыночного потребления и интеграции в мировой порядок, основанный на определенных правилах, в конце концов приведет Китай к демократизации внутри страны и превращению в «ответственного акционера мировой политики».

Сэмюэль Хантингтон не согласен с этими выводами. В очерке «Столкновение цивилизаций?», опубликованном в журнале Foreign Affairs в 1993 г., он доказывал, что культурный водораздел не только не растворится в мировом либеральном порядке, но и станет определяющей чертой мира после окончания холодной войны. Аргумент Хантингтона сегодня вспоминают в первую очередь, поскольку он прозорливо предсказал раскол между «западной и мусульманской цивилизациями», который наиболее ярко проявился в терактах 11 сентября и их последствиях. Но Хантингтон также предвидел, что пропасть между Западом под руководством Соединенных Штатов и китайской цивилизацией будет такой же глубокой, долговечной и имеющей важные последствия. Как он выразился, «само представление о существовании “всеобщей цивилизации” – западная идея, которая прямо противоречит партикуляризму большинства азиатских обществ с их акцентом на отличиях одного народа от другого».

Прошедшие годы подкрепили выводы Хантингтона, а грядущие десятилетия еще более убедительно докажут его правоту. США олицетворяют собой то, что Хантингтон считает западной цивилизацией. Противоречия между американскими и китайскими ценностями, традициями и философиями усугубят фундаментальную структурную напряженность, возникающую всякий раз, когда поднимающаяся держава, такая как Китай, угрожает потеснить устоявшуюся, такую как Соединенные Штаты.

Причина, по которой такие изменения часто приводят к конфликту – ловушка Фукидида, названная по имени древнегреческого историка, наблюдавшего опасное противостояние между поднимавшимися Афинами и правившей Спартой. Согласно Фукидиду, «Именно усиление Афин, вызывавшее страх в Спарте, сделало войну неизбежной». Понятно, что укрепляющиеся державы чувствуют себя вправе требовать большего влияния и уважения. Устоявшиеся державы, сталкиваясь с бросающими им вызов новыми силами, испытывают страх, опасения, неуверенность, что заставляет их принимать оборонительную позу. В таких условиях недоразумения раздуваются, сочувствие становится несбыточной мечтой; события и действия третьих сторон, которые в противном случае считались бы незначительными или находящимися под контролем, могут подтолкнуть к военным действиям, нежелательным для ведущих игроков.

В случае с США и Китаем риски Фукидида осложняются цивилизационной несовместимостью, усугубляющей конкуренцию и еще больше затрудняющей сближение. Это несоответствие легче всего наблюдать в глубоких разногласиях американцев и китайцев в оценке роли государства, экономики, личности, отношений между странами и природы времени.

Американцы относятся к государству как к необходимому злу и считают, что стоит опасаться склонности государства к тирании и злоупотреблению властью, сдерживая его. Для китайцев государство – необходимое благо, фундаментальная основа, обеспечивающая порядок и предотвращающая хаос. В капитализме свободного рынка по-американски государство устанавливает правила и обеспечивает их соблюдение; госсобственность и вмешательство государства в экономику иногда имеет место, но это нежелательные исключения. В Китае построена государственная рыночная экономика, где правительство определяет цели, выбирает и субсидирует отрасли, нуждающиеся в развитии, поддерживает национальных чемпионов и осуществляет важные долгосрочные экономические проекты во благо страны.

В китайской культуре не приветствуется американский индивидуализм, который оценивает государство по тому, как хорошо оно защищает права и свободу граждан. Китайское слово гэжэньчжуи, которым описывается «индивидуализм», предполагает эгоистичное противопоставление личных интересов общественным. Китайский эквивалент крылатой фразы «свобода или смерть» звучит примерно так: «гармоничное общество или смерть». Для Китая высшая ценность – порядок, а гармония обеспечивается иерархией, участники которой соблюдают первое требование Конфуция: знай свое место. Это применимо не только к китайскому обществу, но и к мировой политике, где официальная точка зрения заключается в том, что правильное место Китая – на вершине пирамиды; другие же государства должны быть подчиненными данниками.

Американцы придерживаются иного взгляда. По крайней мере со времени окончания Второй мировой войны Вашингтон стремится не допустить появления «равного конкурента», способного бросить вызов военному превосходству США. Но послевоенные представления Америки о мировом порядке также ставят во главу угла потребность в основанной на четких правилах мировой системе, которая сдерживает в том числе и Соединенные Штаты. Наконец, у американцев и китайцев различные представления о времени и его измерении. Американцы склонны сосредотачиваться на сегодняшнем дне и часто считают часы и дни. А китайцы больше обращены к истории и часто мыслят десятилетиями и даже столетиями. Конечно, это всё широкие обобщения, не отражающие всего широкого многообразия американского и китайского общества. Но они также служат важным напоминанием, которое не должны упускать из виду американские и китайские политики, если хотят управлять обостряющейся конкуренцией, не скатываясь к войне.

Мы номер один

Культурные различия между США и Китаем усугубляются примечательной особенностью, свойственной обоим государствам: комплексом превосходства в его крайнем выражении. Каждая страна считает себя исключительной, не имеющей равных. Но лишь одна может быть номером один в мире. Бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю высказывал сомнения по поводу способности Соединенных Штатов приспособиться к растущему Китаю. «В эмоциональном плане Америке очень трудно согласиться с тем, что ее потеснит (пусть даже не в мире, а только в западной акватории Тихого океана) презренный азиатский народ. Американцы ведь раньше относились пренебрежительно к Китаю, считая его отсталой, слабой, коррумпированной и недееспособной страной, –

сказал он в интервью 1999 года. – Чувство культурного превосходства американцев чрезвычайно затруднит адаптацию».

В каком-то смысле китайская исключительность более ярко выражена, чем американская. «Китайская империя видела себя центром цивилизованной вселенной, – писал историк Гарри Гельбер в своей книге 2001 г. Nations Out of Empires («Эволюция империй в нации»). В империалистическую эпоху «китайский ученый бюрократ не представлял себе “Китай” или “китайскую цивилизацию” в современном смысле этого слова. Для него существовал народ “Хань”, а за пределами его территории жили только варвары. Все, что не относилось к цивилизации, по определению числилось варварством». По сей день китайцы гордятся своими цивилизационными достижениями. «Наша нация – великая нация, – заявил китайский президент Си Цзиньпин в речи, произнесенной в 2012 году. – За время существования и развития своей цивилизации, то есть за более чем пять тысяч лет истории, китайская нация внесла неизгладимый вклад в цивилизацию и развитие человечества». В своей книге «Правление Китая», изданной в 2014 г., Си утверждал, что «непрерывность цивилизации в Китае – уникальное явление на земле и уникальное достижение в мировой истории».

Американцы тоже видят себя авангардом цивилизации, особенно когда речь заходит о политике. Страсть к свободе закреплена в главном документе американского политического кредо, Декларации Независимости, которая провозглашает, что «все люди созданы равными» и «наделены Творцом определенными неотторжимыми правами». В Декларации уточняется, что права включают «жизнь, свободу и стремление к счастью», и утверждается, что это вопросы, не подлежащие обсуждению, поскольку «само собой разумеющиеся» истины. Как писал американский историк Ричард Хофштадтер, «судьба нашей страны – не иметь идеологии, а быть идеологией». В отличие от Америки, главная политическая ценность для китайцев – порядок, который является следствием иерархии. Свобода личности, как ее понимают американцы, подрывает иерархию, что, с точки зрения китайцев, ведет к хаосу.

Делайте как я говорю... и как я делаю?

Эти философские различия находят выражение в концепции правительства, разработанной каждой из двух стран. Хотя отцами-основателями Соединенных Штатов двигало глубокое недоверие к власти, они признавали, что правительство нужно обществу. А иначе кто бы защищал граждан от угроз из-за рубежа или от нарушения их прав преступниками на родине? Однако они отчаянно пытались разрешить дилемму: правительство, достаточно сильное, чтобы выполнять необходимые функции, будет склонно к тирании. Чтобы справиться с этим вызовом, они задумали правительство с «разграниченными институтами, между которыми поделена власть», как это описал историк Ричард Нойштадт. Тем самым они осознанно допускали постоянную борьбу между исполнительной, законодательной и судебной ветвями, что приводило к задержкам, заводило в тупик и даже вызывало функциональные нарушения. Но это также создавало систему сдержек и противовесов, препятствующую злоупотреблениям.

У китайцев диаметрально противоположное представление о правительстве и его роли в обществе. Как заметил Ли, «История и культурная летопись страны свидетельствуют о том, что, когда имеется сильный центр (Пекин или Нанкин), в стране царит мир и благоденствие. Когда центр слаб, провинции и их округа управляются местными военно-феодальными князьками». Соответственно, разновидность сильного центрального правительства, неприемлемого для американцев, представляется китайцам главным проводником порядка и общественного блага на родине и за рубежом.

С точки зрения американцев, демократия – единственная справедливая форма правления: власти получают легитимность через согласие управляемых. Эта точка зрения не популярна в Китае, где принято считать, что правительство приобретает или утрачивает политическую легитимность в зависимости от достигнутых успехов. В провокационном выступлении на конференции TED в 2013 г. венчурный капиталист из Шанхая Эрик Ли усомнился в предполагаемом превосходстве демократии. «Однажды мне задали вопрос: “За КПК не голосовали на открытых выборах. Где же источник ее легитимности?” – рассказывал он. – Я ответил: а как насчет компетентности?» Он далее напомнил аудитории, что в 1949 г., когда Компартия Китая захватила власть, «Китай увяз в трясине гражданской войны, был расчленен иностранной агрессией, а средняя продолжительность жизни составляла 41 год. Сегодня Китай – вторая по величине экономика мира, промышленная сверхдержава, а китайский народ богатеет».

У Вашингтона и Пекина также совершенно разные подходы к продвижению фундаментальных политических ценностей в мире.

Американцы считают, что права человека и демократия – всеобщие устремления; чтобы они восторжествовали во всех странах, требуется лишь пример США и иногда легкое подталкивание в духе неоимпериализма. Как писал Хантингтон в книге «Столкновение цивилизаций», Соединенные Штаты – «миссионерская страна», движимая верой в то, что даже «народы, не принадлежащие к западной цивилизации, должны будут рано или поздно заявить о своей приверженности западным ценностям… и воплотить эти ценности в своих государственных институтах». Большинство американцев верят, что демократические права выгодны любому человеку, где бы он ни жил. На протяжении нескольких десятилетий Вашингтон проводил внешнюю политику насаждения демократии. Иногда он даже пытается навязать ее тем, кто по собственной воле отказывался ее принимать.

Китайцы же, хотя и верят в то, что другие могут смотреть на них как на образец для подражания, восхищаться их добродетелями и даже пытаться копировать их поведение, никогда не занимались прозелитизмом. Как заметил американский дипломат Генри Киссинджер, империалистический Китай «не экспортировал свои идеи, но давал возможность другим осознать их ценность и стремиться к ним». Неудивительно, что китайские лидеры с глубоким подозрением относятся к попыткам США обратить их в свою веру. В конце 1980-х гг. Дэн Сяопин, руководивший Китаем с 1978 по 1989 гг. и начавший процесс экономической либерализации, посетовал в беседе с высокопоставленным иностранцем, что разговоры Запада о «правах человека, свободе и демократии призваны лишь защищать интересы сильных, богатых стран, использующих свою мощь, чтобы запугивать слабые страны; в действительности же они стремятся к гегемонии и проводят политику с позиции силы».

Быстрое и медленное мышление

У американцев и китайцев совершенно разные представления о прошлом, настоящем и будущем. Американцы гордо отпраздновали 241-летнюю годовщину своей страны; китайцы любят напомнить, что их государственная история охватывает пять тысячелетий. Лидеры США часто говорят об «американском эксперименте», а их подчас бессистемная и плохо продуманная политика отражает такой настрой. Китай, напротив, видит себя завсегдатаем этой планеты: он был и будет всегда. В силу расширительного понимания времени китайские лидеры четко разграничивают обострение и хроническое состояние, отделяют безотлагательные вещи от просто важных дел.

Трудно себе представить, чтобы американский политический лидер предложил отложить решение серьезной внешнеполитической проблемы на целое поколение. Но именно так поступил Дэн в 1979 г., когда возглавлял китайскую делегацию на переговорах с Японией по поводу спорных островов Сенкаку или Дяоюйдао, согласившись на длительное разрешение этого спора вместо поиска немедленного решения.

Все более чутко реагируя на новостной поток и общественное мнение, политики США обращаются к Твиттеру или импульсивно объявляют срочный план действий, обещая быстрые решения. Китайские лидеры, напротив, проявляют стратегическое терпение: коль скоро общие тенденции благоприятны, они не видят ничего страшного в том, чтобы переждать и добиться решения в отдаленной перспективе. Американцы считают себя специалистами по решению проблем. Проводя политику извлечения краткосрочных выгод, они стараются решить ту или иную задачу как можно скорее, чтобы затем перейти к следующим вопросам. Американский романист и историк Гор Видал однажды назвал свою страну «Соединенные Штаты Амнезии» – то есть место, где каждая идея – новшество, и каждый кризис беспрецедентен.

Это нечто совершенно противоположное глубоко исторической и институциональной памяти китайцев, полагающих, что нет ничего нового под солнцем. На самом деле китайские лидеры склонны верить, что многие задачи невозможно решить, и вместо этого ими надо управлять. Они видят вызовы в долгосрочной перспективе как нечто цикличное; проблемы, с которыми они сегодня сталкиваются – следствие процессов, развивавшихся на протяжении последнего года, десятилетия или столетия. Политические шаги, предпринимаемые сегодня, будут способствовать дальнейшей эволюции. Например, с 1949 г. Тайвань находится под властью людей, которых Пекин считает китайскими националистами-изгоями. Будучи уверены, что Тайвань остается неотъемлемой частью Китая, китайские лидеры придерживаются долгосрочной стратегии, включая все более тесные социально-экономические связи с Тайванем, чтобы постепенно вернуть этот «блудный остров» в свой «загон».

Кто здесь главный?

Столкновение цивилизаций, из-за которого Вашингтону и Пекину будет трудно избежать ловушки Фукидида, проистекает из их конкурирующих представлений о миропорядке. Обращение Китая со своими гражданами демонстрирует план построения отношений с более слабыми соседними странами. Китайская Компартия поддерживает порядок за счет принудительной авторитарной иерархии, требующей от граждан почтения и лояльности. Поведение Китая на международной арене отражает аналогичные ожидания установления иерархического порядка. Во время совещания стран Юго-Восточной Азии в 2010 г. тогдашний министр иностранных дел Китая Ян Цзечи ответил на жалобы по поводу дерзкого поведения Китая в Южно-Китайском море, заявив своим региональным коллегам и Государственному секретарю Хиллари Клинтон, что «Китай – большая страна, а другие страны маленькие; это просто факт».

В отличие от китайских, американские лидеры стремятся к установлению главенства международного права, то есть, по сути, к переносу внутренней власти закона на отношения между странами. В то же время они признают реальность силы в мировых джунглях по Гоббсу, где лучше быть львом, чем ягненком. Вашингтон часто пытается примирить это противоречие, рисуя мир, в котором Соединенные Штаты – благожелательный гегемон, играющий роль законодателя, полицейского, судьи и коллегии присяжных.

Вашингтон призывает другие державы принять основанный на правилах мировой порядок, который он установил и за которым он надзирает. Но в глазах китайцев это выглядит так, будто Вашингтон устанавливает правила, а другие выполняют его команды и предписания. Генерал Мартин Демпси, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, лично столкнулся с возмущением китайцев по этому поводу. «Всякий раз, когда я заводил с китайцами разговор о международных нормах или правилах поведения на международной арене, они неизменно указывали на то, что эти правила установлены, когда они не были участниками мировой политики, и эта последовательность – одна из тех вещей, которые очаровывают меня в китайцах», – отметил Демпси в прошлогоднем интервью Foreign Affairs.

Можете идти своим путем

Почти три десятилетия США оставались самой могущественной страной мира. За это время влияние Вашингтона на мировую политику было важным фактором, позволившим элитам и лидерам других стран понять американскую культуру и американский подход к стратегии. С другой стороны, американцы часто считали, что могут позволить себе не слишком задумываться о мировоззрении людей в других странах мира. Подобное отсутствие интереса подстегивалось верой в то, что остальной мир в любом случае медленно, но верно будет становиться похож на Соединенные Штаты.

Однако в последние годы рост Китая бросил вызов этому равнодушию. Американские политики начинают признавать, что им надо лучше понимать Китай – особенно его стратегическое мышление. В частности, американские политики начали вникать в отличительные особенности мышления своих китайских коллег относительно применения военной силы. Принимая решения о том, стоит ли атаковать вражеские силы, когда и как это делать, китайские лидеры по большей части были рациональны и прагматичны. Однако помимо этого американские политики и аналитики обнаружили пять допущений и ориентиров, позволяющих лучше понять вероятное стратегическое поведение Китая в случае конфронтации.

Во-первых, и в военное, и в мирное время движущая сила китайской стратегии – политический прагматизм; при этом китайцы не обременены серьезной необходимостью оправдывать свое поведение с точки зрения международного права или этических норм. Это позволяет правительству быть беспощадно гибким, поскольку оно не чувствует себя обязанным считаться с ранее данными объяснениями и по большому счету неуязвимо для критики в непоследовательности. Например, когда Киссинджер прибыл в Китай в 1971 г., чтобы начать тайные переговоры об американо-китайском сближении, он обнаружил, что его партнеры по переговорам давно избавились от идеологических шор и предельно откровенны по поводу национальных интересов Китая. В то время как Киссинджер и президент Ричард Никсон считали необходимым оправдывать достигнутый в итоге компромисс необходимостью завершить войну во Вьетнаме «достойным миром», китайский лидер Мао Цзэдун не испытывал никакой потребности делать вид, будто, устанавливая отношения с капиталистическими Соединенными Штатами для усиления позиций коммунистического Китая по отношению к СССР, он каким-то образом укрепляет более широкий международный социалистический фронт.

Но не только практический подход к мировой политике дает КНР преимущество над США, то же самое можно сказать и об одержимости Китая целостным стратегическим мировоззрением. Китайские стратеги видят взаимосвязь всего со всем. Развивающийся контекст, в котором возникает определенная стратегическая ситуация – это и есть то, что китайцы называют словом «ши». Данный термин не поддается прямому переводу на английский, но может быть передан как «потенциальная энергия» или «динамика», присущая любому обстоятельству в данный момент времени. Это понятие включает в себя географические особенности местности, погодные условия, баланс сил, фактор неожиданности, боевой дух и многие другие элементы. «Каждый фактор влияет на другие, – как писал Киссинджер в своей книге “О Китае” (2011), – порождая едва заметные сдвиги в динамике и обеспечивая относительное преимущество». Таким образом, опытный китайский стратег тратит большую часть времени на «терпеливое наблюдение за переменами и поддержку выгодных изменений в стратегическом ландшафте»; он начинает действовать лишь тогда, когда все факторы оптимальны. Тогда он наносит быстрый удар. Для наблюдателя итог представляется неизбежным.

Война для китайских стратегов – преимущественно психологическое и политическое противостояние. Согласно мышлению китайцев, восприятие противником фактов может быть не менее важным, чем реальные факты. Императорский Китай, создавая и поддерживая образ цивилизации, настолько превосходящей все остальные, что она представляет собой «центр вселенной», тем самым сдерживал врагов, чтобы они даже не помышляли бросить вызов китайскому господству. Сегодня аналогичную роль играет мантра о неизбежном восходе Китая и необратимом закате США.

Традиционно китайцы стремились добиваться победы не в решающем сражении, а через ряд последовательных шагов, призванных постепенно улучшать их положение. Дэвид Лай, специалист по военной политике стран Азии, проиллюстрировал такой подход с помощью сравнения западной игры в шахматы с ее китайским эквивалентом вейци (или го). В шахматах игроки стремятся занять центр доски и победить противника. В вейци игроки стремятся окружить противника. Если гроссмейстер просчитывает все на пять-шесть ходов вперед, то мастер вейци видит возможное развитие событий через 20–30 ходов. Отслеживая все составляющие в широком контексте отношений с неприятелем, китайский стратег сопротивляется искушению преждевременно устремиться к победе, вместо этого нацеливаясь на постепенное наращивание преимущества. «В западной традиции основной акцент делается на применение силы; искусство войны во многом ограничено полями сражений, а способ сражения – это сила против силы», – писал Лай в своем анализе 2004 г. для Института стратегических исследований при Военном колледже Армии США. В противовес такому подходу, «философия, лежащая в основе го… – конкурировать за относительную выгоду вместо стремления к полному уничтожению войск противника». Лай предусмотрительно напоминает, что «опасно играть в го, имея менталитет шахматиста».

Давайте заключим сделку

Вашингтону стоит прислушаться к этому предупреждению. В предстоящие годы любые горячие точки могут стать причиной кризиса в американо-китайских отношениях, в том числе продолжение территориальных споров вокруг Южно-Китайского моря и напряженность в связи с расширяющейся программой ядерных вооружений Северной Кореи. Поскольку пройдет еще одно-два десятилетия, прежде чем военные возможности Китая сравняются с США, китайцы продолжат вести себя благоразумно и осмотрительно, остерегаясь применять летальное оружие против американцев. Пекин будет относиться к военной силе как подчиненному инструменту в своей внешней политике, цель которой – не победа в сражении, а достижение национальных целей. Он будет укреплять дипломатические и экономические связи с соседними странами, углубляя их зависимость от КНР, и использовать экономические рычаги, чтобы поощрять их (или принуждать) к сотрудничеству по другим вопросам. Хотя Китай традиционно считает войну крайней мерой, если он решит, что долгосрочные тенденции движутся в неблагоприятном направлении и он теряет возможность диктовать условия, возможен ограниченный военный конфликт, с помощью которого Пекин попытается повернуть эти тенденции в нужное для себя русло.

Последний раз США сталкивались с чрезвычайно высоким рис-ком попасть в ловушку Фукидида во время холодной войны, и особенно во время Кубинского ракетного кризиса. Размышляя об этом кризисе через несколько месяцев после его разрешения, президент США Джон Кеннеди извлек урок на будущее: «Прежде всего, защищая свои жизненно важные интересы, ядерные державы должны избегать такой конфронтации, которая ставит противника перед выбором: унизительное отступление или ядерная война». Несмотря на жесткую риторику Москвы, советский премьер Никита Хрущев в конце концов пришел к выводу, что может пойти на компромисс в вопросе размещения ядерного оружия на Кубе. Точно так же Киссинджер и Никсон впоследствии обнаружили, что китайский идеолог Мао вполне склонен к уступкам, если это отвечает интересам Китая.

Си и Дональд Трамп оба выступают с максималистскими заявлениями, особенно когда речь заходит о ситуации в Южно-Китайском море. Но оба также мастера заключения сделок. Чем лучше администрация Трампа будет понимать, как Пекин оценивает роль Китая в мире, а также ключевые интересы своей страны, тем лучше она подготовится к будущим переговорам. Проблема в психологическом проецировании: даже ветераны Госдепартамента слишком часто исходят из ошибочного предположения, будто жизненные интересы Китая – зеркальное отражение интересов США. Официальные лица в администрации Трампа, разрабатывающие политику в отношении Китая, мудро поступят, обратив внимание на изречение древнего китайского философа Сунь Цзы: «Если ты знаешь врага и знаешь себя, тебе не стоит бояться исхода сотен сражений. Если ты знаешь себя, но не знаешь врага, то на каждую одержанную победу ты также потерпишь одно поражение. Если ты не знаешь ни врага, ни себя, то проиграешь все битвы».

Данный очерк – адаптация его книги Destined for War: Can America and China Escape Thucydides’s Trap? («Обреченные на войну: смогут ли Америка и Китай избежать ловушки Фукидида?). Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 5, 2017 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392173 Грэм Эллисон


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на международной конференции «Глобальные угрозы биологической безопасности. Проблемы и решения» Сочи, 1 ноября 2017 г. Усилия России по укреплению Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия

Уважаемые коллеги,

Дамы и господа,

Среди широкого спектра биологических угроз особое место занимает опасность, связанная с использованием возбудителей инфекционных заболеваний человека, животных и растений в качестве оружия. Последствия такого применения могут носить катастрофический характер, и поэтому биологическое оружие оправданно классифицируется как оружие массового поражения.

В стремлении уменьшить ужасы войны, связанные с применением оружия массового поражения, ведущие державы в 1925 г. разработали Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Однако этот договор не накладывал ограничений или запретов на разработку биологического оружия и касался лишь его неприменения на войне между государствами-участниками Протокола. Практически сразу же после его принятия содержащиеся в нем обязательства стали интерпретироваться как не запрещающие ответное применение, что способствовало развитию доктрины сдерживания и созданию соответствующих арсеналов для нанесения удара возмездия. Режим Женевского протокола не отличался прочностью как вследствие его открытого нарушения в 1930-е гг. из-за применения химического оружия, так и по причине неучастия в нем на протяжении многих десятилетий нескольких первоклассных в военном отношении держав. Советский Союз присоединился к Женевскому протоколу в 1928 г. В 2001 г. Россия сняла все оговорки, сделанные в свое время СССР при присоединении к Протоколу – призываем всех остальных поступить так же без дальнейшего промедления.

События Второй мировой войны подтвердили необходимость совершенствования международно-правового режима для сокращения опасности применения биологического оружия. Тем не менее в первые двадцать послевоенных лет условия для этого отсутствовали в силу того, что ведущие государства западного блока осуществляли массированные наступательные биологические программы. При этом делали они это скоординировано. К концу 1960-х гг. там, впрочем, пришли к выводу, что в доктринальном плане биологическое оружие как оружие массового поражения дублирует ядерное, а потому в силу целесообразности экономного расходования средств военного бюджета от него можно отказаться. Вследствие этого сформировались условия для проведения международных переговоров. В то время Советский Союз выдвинул инициативу разработки договора, запрещающего и биологическое, и химическое оружие. Поддержанное многими развивающимися странами такое предложение, однако, не встретило одобрения на Западе – там не спешили отказываться от имевшегося у них тогда преимущества в средствах ведения химической войны, особенно новых на то время фосфор-органических отравляющих веществ. Поэтому в сферу охвата начавшихся в Женеве переговоров вошли только биологические агенты, а также токсичные продукты жизнедеятельности живых организмов – токсины. В 1971 г. на последнем этапе переговоров текст будущей Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия согласовывался в двустороннем формате между двумя супердержавами того времени – СССР и США. Следует отметить и большой интеллектуальный вклад Великобритании в разработку ее текста. Не случайно, что эти три государства были назначены депозитариями КБТО, а их ратификации определены в качестве условия вступления договора в силу, что состоялось в 1975 г.

Механизмы реализации Конвенции во многом отражают реалии международной обстановки той эпохи, характеризовавшейся противоборством двух разных социально-политических систем, известным как «холодная война». Вследствие менталитета конфронтации оказалось невозможным предусмотреть процедуры верификации соблюдения нового договора и создать организацию для содействия в выполнении его положений. Впрочем, сам факт появления такой Конвенции в короткий период разрядки напряженности можно считать большой удачей, поскольку уже через несколько лет «холодную войну» как парадигму противостояния стали раскручивать с новой силой, что до второй половины 1980-х гг. поставило крест на перспективах заключения крупных договоренностей в области разоружения.

Первые десять лет осуществления КБТО подтвердили мнение о необходимости исправления ее врожденных недостатков. Воспользовавшись улучшением международной обстановки, Советский Союз на Второй обзорной конференции КБТО в 1986 г. впервые поставил вопрос о разработке контрольного механизма. Однако другие страны оказались к этому не готовы, и возможность начать подобную работу тогда была упущена. Кто знает, как сейчас выглядел бы режим биологического разоружения, если бы советская инициатива была принята? История, впрочем, не терпит сослагательного наклонения. В 1991 г. СССР на закате своего существования вновь поддержал идею разработки верификационного механизма.

В 1992-1993 гг. уже российская делегация активно участвовала в работе группы правительственных экспертов VEREX по рассмотрению вопросов верификации с научно-технической точки зрения и внесла свой вклад в выявление, формулирование и оценку 21 потенциальной верификационной меры и их различных комбинаций.

Вслед за тем в 1994 г. Россия вместе с другими выступила за начало переговоров по разработке дополнительного юридически обязывающего протокола к КБТО и деятельно участвовала в них последующие шесть лет. Таким образом, есть немалый российский вклад в проекте Протокола, который предполагалось одобрить на Пятой обзорной конференции в конце 2001 г. Срыв в июле 2001 г. близившихся к завершению переговоров оказался для нас, как и многих других государств, сильным шоком, ударом, пустившим под откос 10-летние усилия многосторонней дипломатии. Тогда мы делали все возможное, чтобы уберечь хотя бы что-то и не дать полностью обнулить проделанную огромную работу. В частности, нам вместе со здравомыслящим большинством удалось сохранить переговорный мандат Протокола и не допустить его отмены. Он по-прежнему является действующим и дожидается времени, когда обстоятельства позволят возобновить соответствующие усилия. Проведенный МИД России в 2014 г. опрос, в котором приняли участие свыше 40 государств, подтвердил сохраняющийся интерес большинства к укреплению КБТО путем принятия к ней дополнительного протокола.

Вместе с тем следует заметить, что с 2001 г. разблокировки переговорного процесса в рамках КБТО не произошло – в отношении мандата 1994 г. продолжают существовать те же самые политические препоны. Не прекращаются старые попытки переписать историю утверждениями, что КБТО якобы не проверяема, и работа в данной сфере является бесперспективной. Подобные утверждения противоречат выводам экспертов группы VEREX, которые, как я уже говорил, в 1993 г. по итогам двухлетней проработки пришли к согласию, что потенциальные верификационные меры могут быть полезными в плане повышения транспарентности, содействуя уверенности в том, что государства соблюдают свои обязательства по КБТО. Эксперты подчеркнули, что с научно-технической точки зрения некоторые верификационные меры способствовали бы повышению эффективности и улучшению осуществления Конвенции и признали, что надлежащая и эффективная верификация могла бы укрепить КБТО. Все это научно обоснованные выводы, одобренные широким консенсусом. На этом фоне несуразно выглядят попытки отдельных государств, блокирующих возобновление переговоров по верификационному механизму КБТО, получить односторонний доступ на интересующие их зарубежные микробиологические объекты, про которые они не устают распространять самые нелепые слухи. Непонятно, зачем им нужно инспектировать такие объекты, если они отрицают возможность верификации в рамках КБТО. Наверное, все-таки добавленную стоимость верификации они допускают, но только в своих интересах – на принцип взаимности им не позволяет пойти вера в собственную исключительность и, возможно, другие причины, о которых они предпочитают не распространяться.

Россия наряду со многими государствами считает, что наиболее эффективным путем укрепления Конвенции было бы принятие юридически обязывающего протокола, касающегося всех ее положений, включая верификацию. Это – наша неизменная долгосрочная цель. Вместе с тем на данном этапе мы готовы пойти на разработку и принятие вспомогательных мер и решений, которые помогли бы укрепить режим КБТО в ближне- и среднесрочной перспективе.

В данном контексте в последние несколько лет Россия подготовила и представила несколько перспективных инициатив, относящихся к совершенствованию реализации многих положений Конвенции.

Так, в декабре 2015 г. совместно с Арменией, Белоруссией и Китаем мы распространили предложение о начале переговоров по разработке юридически обязывающего документа по улучшению осуществления КБТО, включающего следующие направления:

- меры укрепления доверия;

- национальное осуществление;

- мониторинг научно-технических достижений;

- международное сотрудничество в мирных целях;

- помощь и защита от биологического оружия;

- расследование предполагаемого применения биологического оружия.

Предложение носило компромиссный характер в попытке отложить на будущее решение вопросов верификации, но ни в коем случае не отменяя или подменяя переговорный мандат 1994 г. Оно вызвало большой интерес среди многих стран, однако отсутствие должного запаса политической воли пока не позволило перейти к его практической реализации.

В рамках подготовки к прошлогодней Восьмой обзорной конференции Россия представила несколько инициатив и проектов, которые имеют практическую направленность и несомненную добавленную стоимость в плане создания конкретных механизмов по выполнению положений Конвенции.

В первую очередь необходимо отметить инициативу о создании под эгидой КБТО мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи пострадавшему государству в случае применения биологического оружия, проведения расследования такого применения и содействия в борьбе с эпидемиями различного происхождения. Ее реализация внесла бы большой вклад в улучшение осуществления сразу трех статей Конвенции: Статьи VII (помощь и защита от биологического оружия), Статьи X (международное сотрудничество в предотвращении болезней) и Статьи VI (расследование нарушений). Более того, достигался бы синергетический эффект и значительная экономия средств, поскольку мобильные отряды, являясь многофункциональными, могли бы использоваться для решения широкого спектра задач.

Если говорить о позиционировании мобильных отрядов в стратегии комплексного противодействия угрозе использования биологических агентов в качестве оружия, то руководствовались мы следующими соображениями. Мониторинг соблюдения запретов на разработку и производство биологического оружия требует осуществления контрольных мероприятий, включая объявление соответствующих объектов двойного назначения и проведение посещений на месте. Ничего нового здесь нет – подобный подход применяется по линии МАГАТЭ и ОЗХО. Тем не менее в результате срыва переговоров по разработке Протокола в 2001 г. параметры такого контрольного механизма согласовать не удалось. Поэтому объективных данных о соблюдении указанных положений Конвенции не существует. Это создает ситуацию неопределенности и вызывает вопросы в отношении реального положения вещей. Озабоченность в данном плане только усиливается в связи с чрезмерными объемами финансирования микробиологических программ двойного назначения, проведением сомнительных экспериментов с возбудителями смертельно опасных заболеваний (особенно аэрозольными экспериментами), наращиванием военной медико-биологической активности за пределами национальной территории и другими факторами риска. По этим причинам угрозу применения биологического оружия как государственными, так и негосударственными субъектами нельзя сбрасывать со счетов, тем более что такое применение может быть замаскировано под естественные вспышки инфекционных заболеваний среди людей, животных или растений. Исходя из этого, необходимо иметь в готовности силы и средства быстрого реагирования, способные оперативно разобраться с ситуацией на месте и предпринять безотлагательные действия по купированию эпидемии и ее дальнейшей ликвидации. В случае обнаружения признаков преднамеренного распространения болезни следует также провести соответствующее расследование с целью установления фактов и привлечения виновных к ответственности. В этом логика российской инициативы по мобильным медико-биологическим отрядам как средстве укрепления КБТО и улучшения ее осуществления. Сегодня мы еще не раз услышим о функциональных возможностях и примерах успешного использования специализированных подразделений быстрого реагирования, как российских, так и зарубежных. На наш взгляд, это является подтверждением того, что наша инициатива носит глубоко продуманный характер, является научно обоснованной и востребованной на практике.

Не менее важной является и область мониторинга научно-технических достижений, имеющих отношение к Конвенции. Целью такого мониторинга, с одной стороны, является выявление и анализ рисков, связанных с теми или иными направлениями исследований и технологий, с целью сокращения таких рисков до приемлемого уровня, при этом не нанося ущерба научно-техническому прогрессу. С другой стороны, необходимо повышать осведомленность и широко распространять знания и достижения, способные помочь в реализации целей КБТО, прежде всего, в предотвращении инфекционных болезней независимо от природы их возникновения. В этой связи в 2016 г. Россия разработала предложение о создании под эгидой Конвенции представительного Научно-консультативного комитета. Структуры подобного рода имеют широкое применение в международной практике, и сегодня у нас в программе еще будет доклад о примере успешного функционирования Научно-консультативного совета ОЗХО.

Другой важный вопрос – это повышение транспарентности деятельности биологического профиля, имеющей отношение к КБТО. Особым фактором риска в данном отношении является военная медико-биологическая активность, осуществляемая за пределами национальной территории. Отмечаем значительное расширение масштабов такой деятельности, что заставляет задуматься об ее истинной направленности и содержании. Говорим об этом не понаслышке, поскольку во все большей степени отмечаем такие проявления в странах, находящихся неподалеку от нас. В прошлом году на эту тему Россия представила подробное предложение о совершенствовании мер укрепления доверия КБТО. Считаем, что такое повышение транспарентности будет способствовать улучшению взаимопонимания и способствовать реализации целей Конвенции.

Уважаемые коллеги,

Я остановился только на наиболее существенных аспектах российской повестки дня по укреплению Конвенции и улучшению ее осуществления. Мы, конечно, готовы рассматривать и поддерживать предложения других стран аналогичной направленности. Надеемся, что учет интересов друг друга и готовность к компромиссу послужат надежной основой для достижения договоренности по новой программе работы в рамках КБТО на период 2018-2020 гг., которую следует принять через месяц на совещании государств-участников в Женеве.

Спасибо за внимание.

?

Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби

Сдержать войну спецслужб России и США

Нельзя путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

Хорошо известно высказывание Уинстона Черчилля, в котором он сравнил внутрикремлевскую борьбу за власть с «борьбой бульдогов под ковром, когда сначала происходит небольшое шевеление, а потом выбрасывается наружу труп побежденного». Эта метафора сегодня весьма уместна при описании конфликта между американским разведывательным сообществом и российскими спецслужбами. Но как показывают последние разоблачения деятельности по оказанию влияния через социальные сети и таинственных акустических атак на американских дипломатов, этот конфликт все чаще выбирается из под ковра наружу, и при этом отсутствует то негласное взаимопонимание, благодаря которому нашу борьбу с КГБ удавалось удерживать в приемлемых рамках.

Во времена холодной войны нетрадиционная борьба между советской и американской разведкой велась в основном в тайне. Каждая из сторон активно проводила войну идей, иногда пользуясь методами дезинформации и «черной пропаганды» для обмана целевой аудитории. Каждая из сторон пыталась получить геополитические преимущества в ходе войн, которые мы вели чужими руками в важнейших регионах мира. Каждая собирала информацию, способную нанести ущерб военному планированию и потенциалу противника. Грязные трюки использовались повсеместно. Однако Вашингтон и Москва прекрасно понимали, что это жестокое соперничество необходимо удерживать в разумных границах. Например, было недопустимо убивать агентов друг друга, отчасти из-за того, что такая беспощадная тактика грозила перерасти в масштабную войну.

Несмотря на окончание идеологического конфликта, который давал мощную подпитку холодной войне, борьба разведок только активизировалась. Надежды обеих сторон на партнерство угасли, и в связи с этим усилились старые противоречия и вражда. А благодаря новым технологиям заниматься шпионажем и операциями по оказанию влияния стало как никогда легко и просто. Это лишь добавило масла в огонь. Поскольку компьютерные сети изначально не защищены от человеческой ошибки, наступающий в кибервойне обладает огромными преимуществами перед обороняющимся. Это одновременно создает стимулы для цифрового вторжения и усиливает страхи обеих сторон по поводу собственной уязвимости. А поскольку старые правила игры уже не действуют, эскалация данного конфликта грозит дестабилизацией двусторонних отношений и нарушением мирового порядка в целом.

В такой обстановке американцы смотрят видеопослания голливудского актера Моргана Фримана, которого поддерживает группа политического действия, куда входит бывший директор национальной разведки Джеймс Клэппер. Этот человек мрачно заявляет, что мы находимся в состоянии войны с Россией, и призывает дать ей отпор. Соблазн наброситься на противника в приступе гнева является вполне естественным. Хакерские взломы серверов Национального комитета Демократической партии и кампании в социальных сетях, о которых сегодня стало известно, потрясли американское общество и убедили многих, что Россия стремится уничтожить нашу демократию. Москва, в свою очередь, чувствует себя в равной степени оскорбленной и обиженной. С ее точки зрения, Соединенные Штаты на протяжении многих лет оказывают тайную и явную помощь оппозиционным организациям внутри и вокруг России. Это убеждает Кремль в том, что Вашингтон стремится окружить и в конечном итоге уничтожить российское государство.

Оба вывода являются преувеличением. Агрессивные действия разведывательных служб, которые по своему характеру сосредоточены на шпионаже и операциях влияния, являются обманчивым отражением общих намерений на государственном уровне. Тот, кто с этим не согласен, должен задуматься о том, почему российские кибервоины не отключают электричество в ключевых американских регионах и не нарушают торги на Уолл-Стрит, хотя технические возможности позволяют им это сделать, и такие действия могут нанести гораздо больший ущерб общественному порядку, нежели публикация электронной переписки, использование услуг интернет-троллей или покупка рекламы в социальных сетях. Россия не должна принимать американские действия в поддержку постепенной демократизации за попытку смены режима. Точно так же и мы не должны путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Это отнюдь не означает, что нам не грозят никакие опасности. Американцы уже не воспринимают всерьез угрозу ядерной войны с Москвой, считая, что это устаревшие страхи времен холодной войны, и что такая угроза сегодня просто немыслима благодаря контролю вооружений, мерам укрепления доверия и разумному эгоизму. Но многие из тех мер безопасности, что были приняты в 70-е, 80-е и 90-е годы, больше не действуют либо серьезно ослаблены. Хотя ни одна из сторон не хочет начинать настоящую войну, накал эмоций, поляризация в обществе, продолжающиеся опосредованные войны, новые технологии и отсутствие согласованных правил игры все-таки могут привести к такой войне. Для предотвращения надвигающейся катастрофы в качестве первого шага можно заключить двустороннее соглашение об отказе от кибернападений на избирательную инфраструктуру и от вмешательства в избирательные кампании. Россия давно уже добивается таких обязательств со стороны Вашингтона. Российский президент Владимир Путин настойчиво призывает к отказу от вмешательства во внутренние дела друг друга. Он подчеркнул это на своей первой встрече с новым американским послом в России Джоном Хантсманом. Россия чувствует, что она, как и мы, слабо защищена от такого вмешательства. И это является мощным стимулом, подталкивающим Москву к подписанию такого соглашения.

Но мы не должны полагаться только на взаимные обещания о сдержанности. Мы должны в срочном порядке предпринимать шаги по совершенствованию нашей обороны от кибердиверсий и операций влияния в киберпространстве. Нам необходимо осуществлять согласованные усилия по устранению уязвимостей, по обновлению программного обеспечения и по использованию систем обнаружения вредоносных программ. Благодаря этому проводить кибератаки станет труднее, хотя такие меры вряд ли помешают искушенным хакерам осуществлять свои вторжения и взломы. Если мы в обязательном порядке введем бумажную систему голосования в качестве запасного варианта при отказе автоматических систем, это существенно укрепит веру населения в безупречность нашей избирательной инфраструктуры.

Мы не можем положить конец соперничеству между американской и российской разведывательными службами. Даже если бы это было возможно, мы не должны преследовать такую цель. Наши друзья и партнеры стремятся к получению секретной информации об американских планах, намерениях и возможностях, и было бы наивно полагать, что Россия прекратит свою разведывательную деятельность против нас в случае существенного улучшения отношений. Однако мы можем и должны стремиться к минимизации рисков, добиваясь того, чтобы такая деятельность не включала в себя диверсии против важнейших элементов инфраструктуры, не наносила вред людям и не могла перерасти в опасный и дестабилизирующий конфликт между двумя крупнейшими ядерными державами. Даже в условиях нынешней политической поляризации в нашей стране мы все должны стремиться к этой цели.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки и национальной безопасности, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимавшееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби


Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 1 ноября 2017 > № 2372251 Дмитрий Митрошин

Приоритеты безопасности, или Почему лучшее пересечение - это круг.

Пожалуй, никакой другой нормативный акт не подвергается столь частым корректировкам, как Правила дорожного движения. Поправки, уточнения в этот документ вносятся с завидной регулярностью. В рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» о последних и грядущих нововведениях в ПДД рассказал начальник отдела Главного управления обеспечения безопасности дорожного движения МВД России полковник полиции Дмитрий МИТРОШИН.

- Дмитрий Викторович, наиболее заметные изменения в ПДД, вступившие в силу сравнительно недавно, касались обеспечения безопасности пешеходов. Тем не менее, по статистике, каждое третье дорожно-транспортное происшествие на наших дорогах - это наезд на людей, причём в большинстве своём - в зоне переходов. Оказались ли достаточными принятые меры или жизнь показала, что требуются дополнительные шаги в этом направлении?

- Упомянутым поправкам скоро исполнится три года. Я считаю, что обязанность водителей предоставлять приоритет движения на переходах пешеходам и усиление санкций за нарушение этого пунк­та Правил было принципиальным решением. Подобное положение существовало и ранее, однако его новая формулировка более чётко определяет, в каких случаях водитель должен уступать дорогу, в каких - нет.

Если говорить о перспективах работы в этом направлении, напомню, что в настоящее время в соответствии с поручением Президента России разрабатывается проект Стратегии безопасности дорожного движения на период с 2018 по 2023 год. Предполагается, что одним из главных направлений её реализации станет обеспечение безопасности наиболее уязвимых категорий участников движения, главным образом пешеходов. Планируется предусмотреть ряд нормативно-правовых мер, а также практических мероприятий, направленных на физическую защиту граждан.

- Не окажется ли так, что опять всё будет сведено к повышению штрафных санкций, а то и уголовной ответственности за те или иные нарушения? В чём суть Стратегии?

- Это не тот документ, который чётко установит, что будем делать завтра, а что - послезавтра. Стратегия - это, скажем так, некий общий вектор, который определит развитие в направлении усиления безопасности движения. Конечно, не обойдётся при этом и без совершенствования правового регулирования. Пойдём ли мы по пути ужесточения ответственности за нарушения ПДД? Не факт. Вопрос ещё предстоит всесторонне изучить, прийти к общему мнению со специалистами, общественностью. Мы предпочитаем действовать осторожно, поэтапно и, прежде чем предпринимать какие-то шаги, всё хорошенько проанализировать и понять, какие меры будут наиболее эффективными.

- Ещё одно из последних предложений изменений в ПДД - переход на единый, как его называют, европейский стандарт проезда перекрёстков с круговым движением. То есть будет введено правило «Кто на круге - у того и главная дорога». Однако многие водители жалуются, что после изменения организации движения в некоторых местах образуются заторы. Учитывается ли здесь реальная ситуация с трафиком?

- Прежде всего, хотел бы сказать, что никакого, как вы говорите, евростандарта в этом вопросе не существует. В каждой стране действуют свои правила движения.

Что касается нашей страны, действительно, по поручению Правительства МВД России подготовило проект постановления, который предусматривает, что в случае, если отсутствуют знаки приоритета, общее правило будет гласить: главный тот, кто находится на круге. Однако из этого вовсе не следует, что движение по всем таким перекрёсткам будет организовано одинаково. Задача Правил дорожного движения - отрегулировать общий порядок движения. Его организацией в конкретном месте должен заниматься владелец дороги. Именно он в зависимости от интенсивности потоков с различных направлений, некоторых других факторов принимает решение, как поступить. То есть, повторюсь, предполагаемые нововведения не означают, что вдруг в одночасье на перекрёстках станут главными. Единство же заключается в том, что, если, кроме знака «Круговое движение», других не установлено, значит, приоритет у того, кто на круге.

- Кстати, перекрёстков с круговым движением сегодня появляется всё больше. Какие преимущества у подобной организации движения?

- Преимуществ как минимум два. Во-первых, это при определённых условиях помогает повысить пропускную способность пересечений дорог, поскольку отсутствует необходимость поочерёдно пропускать потоки. Во-вторых, и об этом, к сожалению, говорят реже, что тем не менее не снижает актуальности вопроса: круговой перекрёсток позволяет повысить безопасность движения. То есть хочет или не хочет водитель, он вынужден притормозить, чтобы проехать по дуге и продолжить движение. Вот, собственно, основной эффект, который позволяет заметно снизить аварийность на таких пересечениях.

- Во многих крупных городах оборудованы велодорожки. Однако зачастую прямо на них водители паркуют свои автомобили. Чаще это касается грузовиков, стоящих под разгрузкой у находящегося в этом месте магазина. Собственно, ему и встать-то больше негде. Как вы прокомментируете ситуацию?

- К сожалению, копируя зарубежные наработки, мы не всегда делаем это, всесторонне продумав все нюансы. Ведь когда принимается решение, например, проложить велодорожку или создать полосу для маршрутных транспортных средств, необходимо учитывать интересы всех участников движения. Если мы говорим о Москве, то здесь это делается не всегда.

Случается и наоборот, когда строится, скажем, магазин на оживлённой трассе, где имеется та же велодорожка, а нет места для остановки транспортных средств. Тут неплохо бы самим владельцам таких объектов заранее подумать, как клиенты смогут попасть в торговую точку, как организовать подвоз товара. Если этого не сделать, крайними, конечно, окажутся водители, которые вынуждены будут нарушать Правила.

Поэтому ещё раз повторю: поверхностный подход к вопросам городского планирования и организации движения недопустим.

- Знакомая многим москвичам, да, наверное, и жителям других мегаполисов картина: чтобы не оплачивать парковку, некоторые водители закрывают тряпками, бумажками, а порой и вовсе снимают регистрационные знаки. Что вправе сделать Госавтоинспекция в борьбе с этим явлением?

- Тема непростая, вокруг неё поломано много копий. Действующие нормативные акты исходят из того, что государственный регистрационный знак должен, во-первых, размещаться на транспортном средстве, а во-вторых, быть видным и распознаваемым. Но это касается лишь движущегося автомобиля. Всё, что происходит с номерами во время парковки, по большому счёту значения не имеет. Бывает, что машина пострадала в ДТП, знаки могли украсть и т. д. Сотрудники Госавтоинспекции в таких ситуациях обязаны доказать собственно сам факт правонарушения, то есть то, что это было совершено намеренно и именно водителем. Сделать это, поверьте, непросто.

- На дорогах появляются такие новинки техники, как электромобили. В Москве, например, им разрешена бесплатная парковка. А могут ли появиться пункты Правил дорожного движения, касающиеся именно электротранспорта?

- Если мы говорим о ПДД и в целом о федеральном законодательстве в области обеспечения безопасности дорожного движения, очень сильно сомневаюсь. Ведь электромобиль - такое же транспортное средство, как любое другое - у него есть четыре колеса, руль, в нём сидят люди. С точки зрения организации движения и его безопасности, отличий никаких нет. А льготы на оплату парковки, транспортного налога, на что-то ещё - прерогатива местных властей.

- Граждане, особенно молодёжь, всё активнее пользуются такими средствами передвижения, как сигвеи, гироскутеры, электросамокаты. Видимо, не за горами тот день, когда и они выйдут на дороги общего пользования. Планируется ли внести их в ПДД как транспортные средства и регулировать их передвижение?

- Этот вопрос мы неоднократно рассматривали. Проблема есть, и закрывать на неё глаза бессмысленно. Пока выработана следующая позиция: индивидуальные средства передвижения, вроде тех, что вы назвали, должны относиться к категории пешеходов. И на них распространяются соответствующие положения Правил дорожного движения. Кроме того, используются они главным образом в парках, в других местах, отделённых от основного движения.

Если же рассматривать более серьёзные машины, такие как электробайки, тут правило следующее. Если мощность двигателя транспортного средства превышает 400 ватт, оно переходит в разряд мопедов. В принципе, этот вопрос урегулирован.

Как будет развиваться ситуация в будущем, время покажет.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 1 ноября 2017 > № 2372251 Дмитрий Митрошин


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 30 октября 2017 > № 2374800 Петр Андрушевич

Революция балконов. Как прошли три дня Каталонской республики

Петр Андрушевич

До минувших выходных сторонники отделения чувствовали себя хозяевами Каталонии, уличные манифестации националистов много лет не имели конкурентов. Но из-за попытки отделения обычно молчаливое большинство из пассивного перешло в активное и поверило в свои силы. В Барселоне стало незазорно ходить по улице с испанским флагом, а на балконах люди вывесили испанские двухцветные штандарты

Каталонская независимая республика все-таки состоялась. Вечером в пятницу, 27 октября сепаратистское большинство в парламенте Каталонии проголосовало за провозглашение реальной независимости (до этого ее провозгласили «с отсрочкой исполнения»). Буквально через час верхняя палата испанского парламента, Сенат впервые в истории ввел в действие 155-ю статью Конституции. Она означает переход мятежной автономии под ручное управление из Мадрида на неопределенный срок, ориентировочно на полгода.

Рулевые Каталонии, самой привилегированной в Европе автономной области, решили сыграть на повышение ставок – и перегнули палку. При этом они создали самый масштабный государственный кризис в Испании за 40 лет демократии. Политологи считают, что нынешняя атака на суверенитет страны хуже, чем попытка военного переворота в 1981 году. Тогда военные хоть и захватили парламент в Мадриде, но королю удалось подавить мятеж за полтора дня. А нынешняя каталонская катавасия продолжается несколько лет, причем в острой фазе находится уже больше двух месяцев.

Дни двоевластия

Вообще, за последний месяц в Каталонии установились две юрисдикции: каталонская сепаратистская и испанская конституционная. Они существуют как параллельные миры. В повседневной жизни люди даже приноровились к этому раздвоению. На бытовом уровне это обычная ситуация в Барселоне.

Двуязычный диалог клиента с официантом здесь построен по принципу: на каком языке тебе проще, на том и говоришь. Тем, кто бывает в Риге, знаком такой же русско-латышский разговор, в некоторых частях Украины – русско-украинский. Совершенно нормальная ситуация, когда один спрашивает по-испански, второй отвечает по-каталонски и никто не переключается на другой язык, и так всю беседу. А пресс-конференция футбольной «Барселоны» ведется по принципу: на каком языке спросил, на таком тебе и отвечают. И это не повод обижаться, все друг друга понимают.

На бытовом уровне параллельные юрисдикции неплохо сосуществуют, но наверху их взаимодействие напоминает лобовое столкновение летящих навстречу поездов. На политическом олимпе Мадрид и Барселона мечут громы и молнии: Конституционный суд, референдум, посадка в тюрьму двух Джорди – лидеров сепаратистских ассоциаций и, наконец, финал – провозглашение Каталонской республики и ввод в действие статьи 155 об отмене автономии.

Как ни странно, когда оба парламента ясно высказались, в обществе и в прессе возникло чувство облегчения. Наполовину беременных, как известно, не бывает. Недореспублика не устраивала ни одних, ни других. Сепаратистам гордиться нечем, а Мадриду санкции применять не за что.

До этого две недели президент Каталонии Карлес Пучдемон лавировал: вроде объявил независимость и тут же приостановил. Премьер Испании два раза требовал от него ответить в письменном виде: «Вы объявили независимость или нет?» и не дождался ответа. В четверг Пучдемон собрал прессу, чтобы назначить досрочные выборы и заявить, что независимости не будет. Два раза перенес время своего заявления, а потом вообще от него отказался. В пятницу собирался ехать в Мадрид, выступать в Сенате с оправдательной речью, но потом отменил и ее и все-таки провозгласил независимость.

В итоге в выходные народ в Барселоне вышел праздновать, причем каждый свое. Около дворца Женералитат ликовали сепаратисты со звездными флагами estelada. Одновременно происпански настроенные активисты штурмовали государственное «Радио Каталонии» – рупор Пучдемона. Все это не помешало с аншлагом провести ежегодную Барселонскую ярмарку вина. Война войной, а вино – по расписанию. Накопившиеся напряженность и усталость нашли выход наружу.

В субботу прямо с утра пошли важные события. Из Мадрида пришел указ об отстранении президента Каталонии, его правительства и высшего руководства автономии. Между олимпом с молниями и мирным народом в кафе есть важная точка пересечения – это полиция. Любимцы прессы и кумиры сепаратистов – каталонская автономная полиция Mossos. К ней было очень много претензий из Мадрида по поводу бездействия во время незаконного референдума. Как себя поведут местные силовики – вот был ключевой вопрос выходных.

И первый вздох облегчения: начальник Mossos майор Траперо принял известие о своей отставке стоически и сопротивляться не стал. Силовики убрали из своих офисов портреты старого начальства и сняли охрану со всех каталонских министров. В обмен на лояльность испанское МВД не стало присылать нового майора из Мадрида, а просто повысило в должности самого договороспособного из замов. Это неоскорбительно для семнадцатитысячного коллектива каталонских полисменов. Хотя гнев на это подразделение у «федералов» большой. Думаю, что когда ситуация успокоится, то чисток и расправ над «оборотнями в погонах» автономной полиции не избежать.

Новым врио президента Каталонии назначена первый вице-премьер Испании, обаятельная дама со звучным именем Сорайя Саэнс де Сантамария. Кстати, первая в истории Каталонии женщина-президент. Она известна как твердый и решительный руководитель, этакая испанская Кондолиза Райс.

Пучдемон как ни в чем не бывало выступил по ТВ с речью о наступающих тяжелых временах и сказал, что он по-прежнему президент. То же самое – его первый зам Жункерас из партии левых республиканцев. На момент написания этой статьи сохраняется интрига, сами они отдадут ключи от своих кабинетов, или их оттуда придется выводить с полицией.

Еще в воскресенье, 29 октября второй раз за месяц в Барселоне прошла миллионная демонстрация сторонников Испании и конституционного строя. Обычно молчаливое большинство из пассивного перешло в активное и поверило в свои силы. Когда толпа с королевскими испанскими флагами идет по городу, все сторонники независимости как будто съеживаются и куда-то растворяются. Столкновений практически нет, но не потому, что народ живет в мире и согласии, а потому, что митингуют по очереди и в разных местах.

Разрешить ситуацию должны выборы в автономный парламент (а с ними и назначение нового регионального правительства), которые Мадрид назначил каталонцам на 21 декабря. Сепаратисты уже поспешили заявить, что не признают их. Потом опять наверняка три раза изменят позицию, им не привыкать. Но на сегодня националистам вполне достаточно прежних выборов и непризнанного референдума.

Подсчет голосов состоится 22 декабря. Совсем по другой причине это самый счастливый для всей Испании день в году. Ежегодно 22 декабря вся страна с замиранием в прямом эфире следит за розыгрышем крупнейшей в мире лотерейной премии «Толстяк» (El Gordo). Это момент настоящего ликования, когда простым людям с неба падают на голову десятки миллионов евро. Теперь El Gordo совпадет с электоральной лотереей в Каталонии. А потом праздники, Рождество, и Санта-Клаус принесет каталонцам подарки и хорошее настроение.

Хорошо улыбается последний

Пресса назвала каталонский процесс самоопределения «революцией улыбок». Но что-то я не видел улыбок у испанских жандармов, которых толпа сепаратистов заблокировала в отеле и разломала несколько полицейских машин. Не улыбались и националисты, которых те же жандармы изрядно побили во время референдума 1 октября. Да и весь народ Каталонии, расколотый на две части, уже давно ходит с пасмурной миной.

Скорее это можно назвать «революцией балконов». Наверняка многие видели фото из Каталонии, на которых на лоджиях висят флаги. В одном районе больше звездных республиканских, в другом сначала робко, потом увереннее появляются королевские испанские. Балкон квартиры – это приватная территория хозяина, его независимая республика. Но с видом на общественное пространство.

С 2011 года месяц за месяцем на балконах в Барселоне появлялось все больше звездно-полосатых сепаратистских флагов. Не говоря уже про каталонскую глубинку, которая настроена еще более радикально. Сторонники отделения чувствовали себя хозяевами Каталонии, уличные манифестации националистов много лет не имели конкурентов.

Противоположное мнение надо было держать при себе, а высказываясь, делать массу оговорок: я, мол, в целом не против, но можно посмотреть на это и с другой стороны. В одной компании, c которой я обедаю несколько раз в год, есть чины из испанской полиции и каталонской Mossos, а также сторонники отделения и конституционалисты. До недавнего времени споры о независимости были шумными, но все же доброжелательными. После десерта, под кофе с ликером и сигары, полусерьезно бранились «семья на семью». И просили меня как иностранца: «Эль Русо, рассуди нас». У меня для всех находились дипломатические слова, и мы расставались друзьями. В прошлую субботу впервые за много лет мирное застолье закончилось скандалом, на пол полетели бокалы с джин-тоником. Несколько гостей вскочили и с криками удалились.

Общество сместилось к полюсам, радикализировалось. Центру теперь нет или почти нет места. Эта необходимость определяться очень тягостно действует на людей, которые хотят быть аполитичными. Представьте себе к тому же десятки тысяч иностранцев, которые живут в Барселоне: нам-то эта битва вообще кроме убытков ничего не приносит.

И вот свершилось, прорвало. После воскресной гигантской демонстрации сторонников Испании в Барселоне стало незазорно идти по улице с испанским флагом. Весь день множество людей носили королевские флаги как плащи. А утром в понедельник, впервые за все годы, что я живу в Барселоне, на балконах люди вывесили испанские двухцветные штандарты. И куда-то стали пропадать звездно-полосатые сепаратистские. В революции балконов наступил перелом в пользу Испании. Каталонские сепаратисты сдают позиции.

Демонизируй это

Конечно, каталонская осень 2017 года войдет в учебники истории. Из будущего легко судить, кто виноват и что делать. Даже этот материал через пару-тройку недель будет читаться под другим углом зрения. Но одну вещь каталонский кризис высветил однозначно: роль личности в истории.

Футбольный матч «Эль Класико» мадридского «Реала» и «Барселоны» последние несколько лет – это дуэль двух суперзвезд, Месси и Роналдо. Так и в политике, только с игроками повезло меньше. Премьер-министр Испании – нехаризматичный, но крепкий менеджер Мариано Рахой известен как специалист по затягиванию времени и выжиманию выгоды из минимального перевеса на переговорах. Это отличные качества для торга с чиновниками из Евросоюза про доли процентов по кредитам. И совсем не годные для подавления народного восстания.

Ему противостоит президент Каталонии Карлес Пучдемон, до 2016 года работавший мэром провинциального каталонского города Жироны (или Хероны по-испански). Население Жироны всего 97 тысяч человек, в 17 раз меньше Барселоны. В списке каталонских муниципалитетов она занимает скромное 11-е место. В Татарстане, если брать пропорционально, это была бы Елабуга (7-е место и в 17 раз меньше Казани).

Пучдемона и президентом-то Каталонии назначили год назад от безысходности. Тогда умеренные сепаратисты для создания автономного правительства нуждались в поддержке небольшой антикапиталистической партии CUP. Те поставили одно условие: властного и харизматичного лидера умеренных Артура Маса они не поддержат. Выдвинули тихоню из провинции. За год он заматерел и твердо принял решение войти в историю. И заодно втянуть в нее все испанское общество.

Имя президента Carles через «е» – это каталонская версия испанского Carlos. Фамилия Puigdemont по-русски транслитерируется как Пучдемон. Отсюда пошло много информационного шума в рунете: кому-то слышится «путч», кому-то «пучит», и уж, конечно, всем «демон». Перевод с каталонского гораздо более прозаичен: Puig – это «холм», De Mont – «с горы». Так что в вольном переводе на русский язык Карлес Пучдемон – это Николай Холмогоров, или Карл Штейнберг, кому как нравится.

А теперь представьте: симпатичный сити-менеджер из райцентра вдруг становится президентом Татарстана после таких столпов, как Шаймиев и Минниханов (в Каталонии есть такие фигуры: это ныне здравствующие отец-основатель Джорди Пужоль и Артур Мас). И возглавляет вековую борьбу народа за отделение, проводит референдум под дубинками ОМОНа и в итоге провозглашает независимую республику.

Такой персонаж сразу обеспечил бы себе место в националистическом эпосе на следующие несколько сотен лет. Этому соблазну и поддался Пучдемон, а развилок у него было много. И возможностей свернуть с дороги в пропасть тоже. Теперь ему придется выйти из-за руля каталонской машины. «Не пойдет, поведут поневоле». Посмотрим, придется ли заодно и посидеть на дорожку.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 30 октября 2017 > № 2374800 Петр Андрушевич


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина

Минский процесс по украинскому урегулированию: хоровод интересов

Виктория Погодина, Атташе Департамента лингвистического обеспечения МИД России

Идет четвертый год Минского процесса по урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины. Информационный фон, сопровождающий украинское урегулирование, с самого начала был далек от благоприятного. На сегодняшний день оценки работы очередного этапа Минского процесса рознятся от лаконичных, внушающих сдержанный оптимизм: «Вполне конструктивный, без прорывных моментов, но в то же время, небесполезный»1, - до откровенно фаталистических заявлений: «Минский процесс - мертворожденный», причем если ранее суждения, подобные последнему, были характерны в большей степени для украинских деятелей, то в последнее время они получают все более широкое распространение.

В свете рассуждений о жизнеспособности Минского процесса на ум невольно приходит строчка из незамысловатого детского стихотворения М.С.Шварца «Нарвал» про кита-нарвала: «Гораздо проще обвинять, чем разобраться и понять…» Для того чтобы лучше понять происходящее в контексте украинского урегулирования, полезным представляется более четко сформулировать, что мы имеем в виду, когда говорим о Минском процессе.

Первый вопрос, на который нужно постараться ответить: является ли Минский процесс проблемой глобальной или региональной?  Пожалуй, каждое государство несет в себе некий конфликтный потенциал. Источник внутренних конфликтов может быть самым разнообразным: этническая,  конфессиональная, культурная, идеологическая, социально-экономическая неоднородность, неравенство в любых формах его проявления и т. д. Также не секрет, что с соседями и партнерами у каждого уважающего себя государства все гладко, да не совсем. Сия скорбная чаша не миновала, увы, суверенное, свободное и независимое государство - Украину. Под влиянием ряда факторов, причем последней соломинкой оказались факторы экономические в виде подписания/отказа от подписания Договора об ассоциации с ЕС, Украина оказалась перед нелегким выбором между дружественным Западом и братской Россией.

Какие это были факторы, кто и какими правдами и неправдами «помог» Украине сделать выбор, остается за рамками данной статьи, нам же интересен результат, который отчасти стал воплощением народной мудрости о том, что «где тонко, там и рвется». В данном случае тоньше всего оказалось внутри самой Украины, на Юго-Востоке, где возник региональный украинский конфликт  между официальным Киевом и Отдельными районами Донецкой и Луганской областей (далее - ОРДО/ОРЛО).

Однако, как известно, сторон - участниц Минского процесса (не следует путать со сторонами конфликта) несколько больше. Помимо Украины, представленной официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО, в украинском урегулировании участвуют  Германия, Франция и Россия. Причем известно, что последние три страны являются гарантами выполнения Минских соглашений. При этом США, страны ЕС и ряд других ввели антироссийские санкции, условием снятия которых является выполнение Минских соглашений. Иными словами, складывается парадоксальная ситуация, когда два гаранта выполнения соглашений ввели санкции против третьего гаранта выполнения соглашений за то, что упомянутые соглашения не выполняются. Частично объяснить сложившееся положение дел можно, обратившись к конфликтологии, то есть соотношению глобальных проблем и глобальных конфликтов в современном мире, а также к их взаимосвязи с региональными конфликтами.

Согласно учебному пособию С.М.Емельянова3, первой из таких проблем являются «проблемы войны и мира», которым в качестве глобального конфликта (реального или возможного) соответствует «военно-политическое противостояние между Востоком и Западом», примером которого является холодная война в 1950-1980-х годах или возможная термоядерная война. Даже абстрагируясь от громких заявлений о том, что мир откатывается к временам холодной войны, и искренне надеясь, что о перспективах термоядерной войны речь всерьез не зайдет, вряд ли можно оспорить тот факт, что в настоящее время противостояние между Западом и Россией, представляющей собой один из центров формирующегося многополярного мира, по-прежнему существует.

Региональные конфликты, в свою очередь, могут выступать как воплощение или как предвестники глобальных. Согласно С.М.Емельянову, «с одной стороны, они [региональные конфликты] выступают как одна из форм назревающих глобальных конфликтов, а с другой - могут ускорять процесс созревания таких конфликтов». Интересно было бы отметить, что в современных условиях последствия, казалось бы, регионального украинского конфликта, будучи выражены в экономических санкциях и запрете на въезд в отношении ряда высокопоставленных российских лиц, имеют в большей степени экономический и политический характер, но при этом по степени своего охвата, несомненно, являются глобальными.

Украина как инструмент оказания давления на Советский Союз, а затем на Россию исторически представляла, представляет и будет представлять интерес для любого потенциального оппонента в целом и для западных стран в частности. Примерами тому могут служить требование Германии признать Украину самостоятельным государством при заключении Брестского мира, стремление Германии отщепить Украину от СССР во время Второй мировой войны, стратегия Запада, направленная на создание вокруг России буфера из недружественно настроенных стран4,  политика ЕС на пространстве «общего соседа» (Молдавия, Белоруссия, Украина), упомянутая выше попытка жесткой интеграции Украины в европейское экономическое пространство, получившая выражение в Договоре об ассоциации и т. д. Когда геополитические интересы Запада и России в очередной раз столкнулись на территории Украины, конфликт получил свое материальное воплощение.

На стыке регионального и глобального конфликтов возник тот особый порядок взаимодействия сторон, который мы сейчас наблюдаем. На фоне глобального противостояния между Западом и Россией реализовался потенциальный внутриукраинский конфликт на Юго-Востоке страны и резко обострились противоречия между Россией и Украиной. Именно в этой точке пересекаются интересы всех сторон - участниц Минского процесса. При этом необходимо отметить тот факт, что Германия и Франция в данном случае выступают в двойном качестве. С одной стороны, они являются гарантами выполнения Минских соглашений, то есть совместно с Россией обязуются всячески способствовать украинскому урегулированию, с другой - Франция и Германия отстаивают интересы Запада, которые отнюдь не всегда совпадают с интересами украинского урегулирования и довольно часто противоречат национальным интересам России. Вполне возможно, что сложности и перипетии Минского процесса во многом являются следствием его двойственной природы и двоякой ролью, которую играют западные союзники.

Таким образом, Германия и Франция, страны - лидеры Европейского союза, в рамках Минского процесса закономерно отстаивают интересы «совокупного Запада». Однако хорошо известно, что первую скрипку в определении этих интересов играет отнюдь не Старый Свет. Следовательно, и политику в отношении Украины Евросоюз определяет не в одиночку, наглядным, но не единственным примером чему являются, в частности, синхронизированные между собой американские и европейские санкции, которые то и дело расширяются под надуманным предлогом. 

Украинский вопрос, несомненно, попадает в сферу стратегических интересов Соединенных Штатов Америки. Во время второго президентства Б.Обамы украинский кризис недаром занимал если не первую, то вторую после Сирии позицию в международной повестке дня. Вашингтон не только обладает возможностью корректировать позицию Запада по украинскому вопросу, но и может похвастаться огромным влиянием на официальный Киев, то есть на одну из двух противоборствующих сторон. При этом США не представлены напрямую ни в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), ни в «нормандском формате», иначе говоря, формально стороной - участницей Минского процесса не являются.

«В украинском вопросе сплелись проблемы российско-американских отношений, динамики, форм, характера западной экспансии на постсоветское пространство, противоречия по поводу европейской системы безопасности»5, - отмечает А.А.Сушенцов в аналитическом докладе «Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса». После победы на выборах в США Д.Трампа  западные союзники оказались в некотором замешательстве. Украинский вопрос выпал из поля зрения американской администрации, его заслонили более насущные проблемы. Прошло более полугода, прежде чем на смену ушедшей в отставку Виктории Нуланд был назначен специальный представитель США по Украине Курт Уолкер. В отсутствии США руководящую роль в отстаивании западных интересов в рамках минского урегулирования на несколько месяцев взяла на себя Германия. После весенних президентских выборов бремя ФРГ разделила Франция.

Несмотря на назначение К.Уолкера, подход новой американской администрации к украинскому урегулированию по-прежнему не сформирован окончательно. К.Уолкер, говоря военным языком, проводит рекогносцировку местности - 23 июля 2017 года посетил Киев и находящуюся на подконтрольной правительству Украины территории Авдеевку (первое «знакомство» К.Уолкера с Киевом состоялось чуть раньше - 9 июля, когда он сопровождал Р.Тиллерсона6), затем 21 августа в Минске встретился со своим российским коллегой  В.Ю.Сурковым. В сущности, именно из таких регулярных встреч американского спецпредставителя с каждой из заинтересованных сторон по отдельности ранее и складывалось публичное участие США в украинском урегулировании. Впоследствии в своем интервью  журналу «Financial Times»7  К.Уолкер выразил обеспокоенность тем, что украинский вопрос «ушел с первых полос газет»8, и заверил, что США совместно с Германией и Францией намерены вернуть ему прежнюю актуальность. Иными словами, США, заручившись поддержкой верных союзников, восстанавливают status quo.

Другое дело, что после президентских выборов многое изменилось в самих Соединенных Штатах. Президент фактически находится в открытом противостоянии с Конгрессом, который, пользуясь уязвимым положением новоизбранного Д.Трампа, перехватил инициативу и делает все возможное, чтобы эту инициативу сохранить. Так, например, без одобрения Конгресса Д.Трамп больше не может снять ранее введенные антироссийские санкции. Показательным является и тот факт, что в качестве повода для введения новых санкций было заявлено не только мифическое невыполнение Россией Минских соглашений, но и российские действия в Сирии, а в первую очередь   предполагаемое кибервмешательство России в американские выборы, причем соответствующий законопроект был одобрен подавляющим (419 против 3) числом голосов9. Самого Д.Трампа регулярно обвиняют в чрезмерных симпатиях к России. Политических противников у Д.Трампа немало, они не гнушаются «грязными» приемами и не оставляют попыток скомпрометировать оппонента.

Исходя из существующего контекста, можно предположить, что американская сторона украинского урегулирования вынужденно проводит политику лавирования, стараясь одновременно угодить сторонникам «партии войны» в собственной стране, сохранить авторитет у европейских союзников и в то же время не обострять и без того напряженные отношения с Россией. С этой точки зрения резонансное заявление Курта Уолкера о «рассмотрении возможности» поставки Украине летального оборонительного оружия, можно было бы расценить, скорее, как попытку потянуть время, ведь «рассмотреть» не значит «поставить», с тем чтобы новая американская администрация смогла принять наиболее выгодное для себя решение, дождавшись наиболее благоприятных для этого обстоятельств, как  реверанс в сторону Конгресса и сторонников жестких мер в отношении России и заодно как отличную возможность вернуть украинскую тематику в заголовки газет.

Итак, консолидированная западная позиция по Украине в силу ряда причин по-прежнему находится на этапе формирования. Тем не менее активная работа в рамках Минского процесса продолжается. В настоящий момент взаимодействие между сторонами-участницами ведется на двух уровнях - в «нормандском формате» и на уровне Трехсторонней контактной группы и ее рабочих подгрупп. Залогом успешного урегулирования в настоящее время принято считать окончательное согласование и выполнение «Дорожной карты». Именно на согласовании «Дорожной карты», то есть устранении разногласий и нахождении компромиссов, сегодня сосредоточены усилия сторон. Следует отметить, что данный процесс строго конфиденциален. В этом контексте особый интерес представляют заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам состоявшейся 2 мая 2017 года в Сочи встречи  Президента Российской Федерации В.Путина с федеральным канцлером Германии А.Меркель10, которые позволяют составить представление о том, какие аспекты сегодня служат точкой приложения усилий сторон.

В ходе анализа предоставленной лидерами информации можно выделить ряд основных заявленных противоречий между сторонами Минского процесса (см. Таблицу 1), а именно: характер предшествующей конфликту смены власти в Украине, роль (статус) России в Минском процессе (следствие упомянутой выше двойственной природы конфликта), соотношение шагов на политическом треке и в области безопасности, сроки восстановления контроля Украины над российско-украинской границей, отношение к экономической, транспортной и т. д. блокаде и изоляции Донбасса. При этом первые два спорных вопроса играют важную роль в понимании позиций и мотиваций сторон, в то время как последовательность шагов и сроки восстановления контроля над границей - два значимых пункта «Дорожной карты». Рассмотрим указанные противоречия более подробно.

Таблица 1

Основные разногласия России, Германии и Франции 
в рамках Минского процесса

Пункт, вызывающий разногласия / сторона - участница Минского процесса

Россия

Германия, Франция

Характер смены 
власти

Незаконный переворот

Демократический 
приход к власти 
нового президента

Скорейший путь 
урегулирования

Прямой диалог между сторонами конфликта

Выполнение Минских соглашений, проведение местных выборов, согласование 
«Дорожной карты»

Последовательность шагов на политическом треке и в области 
безопасности

Одновременность и параллельность

Шаги в области безо-пасности предшествуют шагам на политическом треке

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Завершающий шаг по итогам урегулирования (после проведения 
выборов)

Шаг, предшествующий выборам

Роль России

Посредник, гарант

Участник

Отношение к экономической  транспортной блокаде и изоляции Донбасса

Инициирована 
Киевом

Донбасс взял курс на отделение

Характер смены власти в Украине

«22 февраля 2014 года Верховная рада досрочно прекратила полномочия Президента Украины Виктора Януковича» - сообщает ТАСС. Описание дальнейших событий зависит от точки зрения, российской или западной. Показательными будут следующие цитаты из ответов на вопросы журналистов В.В.Путина и А.Меркель: «Первое, что касается событий на Юго-Востоке Украины: это результат государственного переворота, антиконституционной смены власти в Киеве», - поясняет В.В.Путин. А.Меркель, в свою очередь, отмечает: «У нас разные позиции относительно причин этого конфликта, мы не разделяем эту точку зрения, мы считаем, что украинское правительство демократическим путем пришло к власти. И за президентом сейчас ответственность выполнить Минские соглашения».

При этом любопытно, что ответ канцлера выстроен таким образом, что для стороннего слушателя остается неясным, на какого же именно президента возлагается ответственность по выполнению Минских соглашений. Контекст встречи допускает разные трактовки.

Скорейший путь урегулирования конфликта

Представители российской стороны на различных уровнях неоднократно призывали и продолжают призывать к налаживанию прямого диалога между официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО. Поскольку, по словам В.В.Путина, «невозможно добиться разрешения конфликта без прямого диалога конфликтующих сторон. Так в мире еще никогда не происходило». При этом на протяжении всего Минского процесса руководство Украины неизменно демонстрирует нежелание вести прямой диалог с Донбассом, одной из причин чему служат опасения украинской стороны, что прямой диалог с Донбассом будет означать фактическое признание Украиной самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик.

Западные союзники ранее усматривали возможный выход из сложившейся ситуации в абстрактном неукоснительном выполнении Минских соглашений. В мае 2017 года А.Меркель более четко очертила позицию немецкой стороны: «Тот шаг, которого нам нужно добиться, - это достичь ситуации, которая позволит нам обеспечить легитимное руководство на территориях Луганска и Донецка. Для этого нужна «Дорожная карта», для этого нужны определенные усилия. Программа уже на столе, и по этой программе мы должны дальше работать».

Следует также обратить внимание на то, что ОРДО и ОРЛО в работе над «Дорожной картой» напрямую не задействованы, единственным выразителем их интересов по-прежнему остается российская сторона.

Последовательность шагов на политическом треке и в области безопасности

Данный пункт представляет особый интерес.  На протяжении значительного времени считалось, что стороны - участницы процесса по умолчанию согласны с тем, что основой и залогом выполнения «Дорожной карты» является именно одновременность и  параллельность шагов на политическом треке и в области безопасности, что полностью соответствует позиции Российской Федерации. При этом основная ответственность за принятие мер в области безопасности возлагалась на ОРДО и ОРЛО, в то время как продвижение на политическом треке считалось прерогативой Украины. Соответственно, обе стороны конфликта должны были одновременно и параллельно идти на уступки друг другу.

Выступление А.Меркель показало, что позиция официальной Германии по данному вопросу отнюдь не столь однозначна: «К сожалению, большого прогресса еще нет, снова и снова нам приходится напоминать о нулевой точке Минских договоренностей, о том, что нам нужно перемирие, и затем уже последуют политические шаги». В данном случае канцлер ФРГ исходит из текста Рамочного решения ТКГ о разведении сил и средств11, подразумевая необходимость того, что, в соответствии с данным документом, прежде чем стороны начнут разведение, режим прекращения огня должен продержаться семь дней при том, что отсутствие нарушений режима прекращения огня подтвердит Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Таким образом, при определенном толковании два упомянутых документа вступают в противоречие друг с другом и дают сторонам - участницам процесса практически неограниченное пространство для маневров. Подобные случаи в рамках Минского процесса отнюдь не единичны. Иерархия же документов остается дискуссионным вопросом, поскольку напрямую затрагивает  интересы сторон.

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Еще одной ранее не столь явно выраженной задачей Германии и Франции является стремление добиться передачи Украине контроля над российско-украинской границей еще до проведения местных выборов на Юго-Востоке Украины. Последнее вряд ли могло бы быть приемлемо для ОРДО/ОРЛО и представляющей их интересы в рамках «нормандского формата» российской стороны, поскольку официально в Донбассе продолжается инициированная Киевом антитеррористическая операция, в то время как все население ОРДО и ОРЛО рассматривается как террористы. В этом контексте маловероятно, что самопровозглашенные республики Донбасса будут готовы отказаться от связи с внешним миром до получения в той или иной степени убедительных гарантий своей безопасности, а именно законодательного  закрепления особого статуса регионов и проведения на этой основе местных выборов.

 

Роль и статус России в Минском процессе

Роль и статус России в Минском процессе с точки зрения Запада отражает двойственность их собственного подхода. Иными словами, РФ для западных союзников одновременно и сторона конфликта (вторая или третья в зависимости от того, оставляет ли говорящий за ОРДО/ОРЛО право считаться стороной конфликта на Юго-Востоке Украины), и один из трех гарантов выполнения Минских соглашений. Увы, в большинстве случаев, скорее, первое, ярким примером чему являются антироссийские санкции.

 

Отношение к блокаде и изоляции Донбасса

Отношение к транспортной и экономической блокаде Донбасса в данном контексте не является основным противоречием как таковым, а, скорее, отражает общий характер текущей полемики, однако ввиду своей показательности заслуживает упоминания в рамках этой статьи. Можно отметить, что в ходе пресс-конференции А.Меркель была весьма сдержана в оценках касательно  блокады Донбасса, однако не преминула напомнить об использовании рубля в ОРДО/ОРЛО, а также о «экспроприации», введении внешнего управления на ряде предприятий Донбасса, из чего пусть и не напрямую, но следовало, что ОРДО/ОРЛО сами стремятся отмежеваться от Украины, нарушают права собственности, а упоминания рубля могло бы быть теоретически призвано навести на мысли о российском следе в событиях на Юго-Востоке.

С российской стороны последовало разъяснение упомянутых обстоятельств. Было подчеркнуто, что и то и другое - меры вынужденные. Ввиду экономической изоляции Донбасса и фактической ликвидации банковской системы региона республики вынуждены прибегать к иным валютам, причем в ходу несколько различных валют иностранных государств. Значительная доля рубля в обращении объясняется тесными экономическими связями с регионами России. Внешнее управление на предприятиях ни в коем случае не подразумевает их конфискацию.

Однако, пока связи с владельцами и остальной Украиной не восстановлены, у стремящихся сохранить производство ОРДО и ОРЛО не оставалось иного выхода, как ввести временную форму управления. В свою очередь, представители российской стороны на различных площадках многократно подчеркивали губительное влияние инициированной официальным Киевом экономической, банковской, транспортной, а в отдельных случаях и энергетической блокады ОРДО/ОРЛО на уровень жизни в регионе в целом и на гуманитарную составляющую в частности.

Разумеется, это не все «камни преткновения», которые существуют в рамках «Дорожной карты» или в контексте Минского процесса как такового. Однако упомянутые разногласия дают представление о том, какие позиции занимают стороны-участницы и как нелегко им находить точки соприкосновения. Таким образом, в настоящее время залогом скорейшего урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины является в том числе то, насколько быстро и эффективно стороны - участницы Минского процесса смогут разрешить или обойти упомянутые и иные существующие противоречия. Для этого всем сторонам - участницам процесса требуется проделать огромную работу, доказывая справедливость своей точки зрения или предлагая компромиссные варианты. И, несмотря на то, что переговорный процесс серьезно осложняется различиями в подходах и оценках сторон, такая работа активно велась и ведется на различных уровнях Минского процесса.

Сегодня все большее распространение в политическом контексте получает английское выражение «Для танго нужны двое». Минский процесс - не танго, не танец для двоих. Минский процесс по украинскому урегулированию - это хоровод, душевный и динамичный народный танец, отражающий стремление к единению и взаимопониманию. Главное для нас - не допустить того, чтобы хоровод превратился в бесцельное хождение по кругу.

 1Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, ответы на вопросы // 31 мая 2017 г. // URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2772052

 2Ляшко: «минский процесс» - мертв, берлинскими разговорами его не оживить // Оnline Kiev: информ.интернет изд.  2015. 25 авг. // URL: http://kiev-online.net.ua/top-novosti/Lyashko-minskiiy-process-mertv-berlinskimi-razgovorami-ego-ne-ozhivit-SKRIN.html

 3Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. СПб.: Питер, 2009. С. 176-177.

 4Квицинский Ю.А. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М.: Детектив-Пресс, 2008. 185 с.

 5Сушенцов А.А. Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса // Силаев Н., Сушенцов А. Аналитическое агентство «Внешняя политика», 2017. 32 с. // URL: http://www.foreignpolicy.ru/forecasts/ukrainskiy-vopros-stsenarii-razvitiya-ukrainskogo-krizisa/

 6Курт Уолкер, новый человек Трампа в Киеве. Кто он? // Русская служба BBC. 2017. 
9 июля // URL : http://www.bbc.com/russian/features-40547151

 7Ukraine crisis will ‘cripple’ Russia-US relations, envoy warns // Financial Times. 2017. 27 августа // URL: https://www.ft.com/content/c725eb8c-89aa-11e7-8bb1-5ba57d47eff7

 8США рассматривают возможность поставки Киеву летального оружия // Коммерсант.ru . 2017. 28 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3395983

 9МИД и Совфед отреагировали на новые антироссийские санкции США //  Коммер-
сант.ru. 2017. 26 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3367343

10Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи Президента РФ В.В.Путина с Федеральным канцлером Германии А.Меркель // URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/54439

11Рамочное решение ТКГ о разведении сил и средств  от 20 сентября 2016 г. // URL: http://www.osce.org/ru/cio/266271?download=true

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова

Лучшие из «золотого» состава.

Рассказывает Вера ЧУПОВА. В редакции журнала «Советская милиция» – с 1978 года. Работала младшим редактором, заведующей редакцией, начальником общего отдела, заведующей канцелярией. Сегодня – старший инспектор отделения делопроизводства и режима ФКУ «Объединённая редакция МВД России».

Первый в моей жизни визит в МВД на улицу Огарева, 6, в 1978 году заставил поволноваться. Мне тогда казалось, что иду в «чистилище» и даже закрадывались сомнения: подхожу ли я для работы в таком серьёзном ведомстве. Таково было в то время моё представление о людях, работающих в правоохранительных органах. Тогда я ещё не знала, что некоторые из них станут не просто моими коллегами, но и хорошими друзьями.

На новом месте – в журнале «Советская милиция» – всё было непривычно: рабочий день «от» и «до», строго час на обед. Всё лаконично, сдержанно, без обычного журналистского балагурства. Ещё долгое время ловила себя на слове, говоря: «А у нас в «Юном натуралисте»…». Душой и сердцем была пока там, в нашей маленькой, уютной редакции из 12 человек, где работала раньше. Но шло время, я потихоньку привыкала к новым условиям. И однажды, придя в свой кабинет, вдруг отчётливо поняла: это теперь мой дом. И я, младший редактор, – полноправный член мощного редакционного коллектива «Советской милиции». Сразу всё стало на свои места, я начала двигаться вперёд, без оглядки на прошлое.

Коллектив был довольно большой – около 50 сотрудников. Когда в мой первый рабочий день главный редактор журнала Николай Иванович Ветров провёл меня по всем кабинетам и познакомил с людьми, я была в лёгкой панике: мне казалось, что никогда их всех не запомню.

Наш главный был требовательным руководителем. Сам будучи профессионалом высшей пробы, знал цену каждому. Многие офицеры его побаивались. В редакции царили строжайшая дисциплина и порядок, ему было до всего дело, вплоть до состояния холодильника. Он был справедлив, выговаривал за проступки, не унижая, а хвалил искренне, от души. Ему удалось создать крепкий, здоровый коллектив единомышленников, где каждый чувствовал себя частью большого целого.

Николай Иванович в то время готовил докторскую диссертацию и успешно защитил её. Это событие праздновали всем коллективом, но оно же имело печальные последствия для нас: вскоре Ветров ушёл на преподавательскую работу и возглавил кафедру уголовного права в юридическом институте МВД, где и служил до последних дней жизни. Связь с редакцией он не прерывал и, наверное, не только потому, что жил на одной с редакцией улице: этого, как он признавался, требовала его беспокойная душа.

А как не вспомнить наших ветеранов, которые окружали заботой и вниманием и новичков, и молодых сотрудников! Одна из них – Новелла Искрина. Поначалу я её побаивалась – такая строгая, немногословная. И вот на одном из редакционных вечеров Новелла Анатольевна читает стихи-посвящение одному из наших сотрудников. И какие стихи! Лёд растаял, мы подружились. Могу утверждать, что встретить такого бескорыстного, честного, талантливого человека – большое счастье для каждого. Она обладала непререкаемым авторитетом не только в редакции, но и в министерстве. С её словом и мнением считались все – от рядовых журналистов до генералов. Оставаясь при этом скромнейшим человеком, она искренне радовалась успехам других.

В первый день Ветров меня предупредил, что в кабинете я буду сидеть не одна, а с заведующей редакцией Лидией Алексеевой. И осторожно намекнул, что человек она не простой. Действительно, до самого обеденного перерыва мы молчали. Я не позаботилась о еде, и моя новая напарница, заметив это, молча положила передо мной бутерброд. Этот простой жест внимания подкупил меня, и стало понятно, что человек она добрый, а строгость – напускная. Так оно и оказалось.

Через год после меня в отделе писем редакции появилась Лидия Королёва. Она была первым неравнодушным читателем всей приходившей корреспонденции. И от её внимательного и чуткого взгляда на читательскую проблему зависело очень многое. Писем приходило огромное количество, в каждом – чья-то жизнь, просьба помочь. Ни одно не оставалось без ответа: все расписывались по отделам, а некоторые становились поводом для командировок, статьи из которых публиковались под рубрикой, которая так и называлась – «Письмо позвало в дорогу».

С Лидией Королёвой и с некоторыми коллегами из того «золотого» состава мы дружим и до сегодняшнего дня: с художником Евгением Спиридоновым, журналистами Виктором Лыковым, Ларисой Асауловой, Вячеславом Таранченковым…

Прошло почти сорок лет, как я работаю в редакции. За это время она меняла названия, приходили и уходили люди. Некоторые появились и исчезли, не затронув души, но большинство были многогранными личностями и талантливыми людьми, оставившими яркий свет в моей жизни. Я благодарна им за то, что рядом с ними эти годы были прожиты полно и интересно, а дух творчества, товарищества, взаимопонимания и выручки, царящий в редакции, позволял смотреть на жизнь с оптимизмом.

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 октября 2017 > № 2367428 Андрей Баклицкий

Новый выход Трампа. Что ждет ядерное соглашение с Ираном

Андрей Баклицкий

Пока не похоже, что Трампа можно убедить в том, что участие в ядерной сделке с Ираном выгодно для США. Хорошим выходом из ситуации могло бы стать согласование дополнительной договоренности, оставляющей соглашение нетронутым, но регулирующей аспекты, не охваченные текущим соглашением. Тогда Трамп смог бы продемонстрировать миру свой талант переговорщика и предложить Тегерану то, что не смог осуществить Барак Обама, – законодательную отмену санкций вместо их приостановки

По всем законам политической логики интрига вокруг участия США в соглашении по иранской ядерной программе не должна была сохраняться настолько долго. Согласованный еще летом 2015 года Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) был политической договоренностью между главами шести международных посредников (Британии, Германии, Китая, России, США и Франции) и Ирана при координации Европейского союза.

Когда осенью 2016 года на президентских выборах в США неожиданно победил Дональд Трамп, соглашение оказалось под угрозой. В свое время Барак Обама заключил его в обход Конгресса, контролируемого республиканцами, а значит, новый президент, который не раз критиковал иранскую сделку в ходе кампании, мог выйти из нее без лишних процедурных сложностей в первый же день в Белом доме.

В поисках сдержек и противовесов

Иранский вопрос не играл в избирательной кампании Дональда Трампа сколько-нибудь заметной роли. Но республиканский кандидат все же называл соглашение «худшей сделкой в истории», а выход из него хорошо вписывался в неформальную стратегию на пересмотр итогов президентства Барака Обамы. С республиканским большинством в обеих палатах Конгресса и традиционным невмешательством судебной власти во внешнюю политику казалось, что сорок пятый президент получит в отношении Тегерана полную свободу действий. Уже через десять дней после вступления Трампа в должность его советник по национальной безопасности Майкл Флинн заявил о вынесении Ирану «официального предупреждения» в связи с ракетными пусками.

Тем не менее в отсутствие внешних сдержек и противовесов новая администрация оказалась связана внутренними. Во-первых, внимание президента и его команды постоянно отвлекало внутриполитическое противостояние – спустя две недели Майкл Флинн был вынужден уйти в отставку, став первой жертвой «русского дела».

Во-вторых, внешнеполитический блок правительства – министр обороны Джеймс Мэттис, государственный секретарь Рекс Тиллерсон и новый советник по национальной безопасности Герберт Макмастер (окрещенные СМИ «осью взрослых») – начал оказывать на президента стабилизирующее воздействие. Несмотря на критическое отношение к Ирану в целом, силовое крыло администрации считает, что иранское соглашение отвечает национальным интересам США. Убедить в этом президента оказалось сложнее.

Ожидаемой проблемой стала необходимость так называемой сертификации соглашения. По Закону об оценке ядерного соглашения с Ираном (Iran nuclear agreement review act, INARA), каждые 90 дней американский президент должен информировать Конгресс о том, что Тегеран выполняет взятые на себя обязательства, а снятие санкций со страны отвечает интересам Вашингтона. Этот реликт неудавшейся попытки Конгресса предотвратить соглашение в 2015 году грозил пустить под откос весь процесс.

По мнению Трампа, которого поддержали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, сенатор Марко Рубио и постпред США при ООН в администрации Буша-младшего Джон Болтон, соглашение с Ираном было ошибкой. Причем возмущает их сделка в целом, а не какие-то конкретные технические параметры, в которых противники не сильно старались разобраться. В такой ситуации необходимость формально одобрять соглашение с Ираном (даже с учетом того, что Тегеран свою часть выполнял) выглядела для Трампа публичным поражением.

Сертифицировать не сертифицируя

Первую сертификацию в апреле удалось пройти, сопроводив ее введением новых санкций в отношении иранской ракетной программы и запуском полного пересмотра стратегии США в отношении Ирана. Даже заявление о сертификации на сайте Госдепартамента было озаглавлено «Иран остается спонсором терроризма». При этом сертификация соглашения не вызвала возмущения электората Трампа, наоборот, поддержка со стороны президента, пусть и ограниченная, повысила популярность соглашения среди республиканцев с 37 до 53%.

Дальше циклический характер сертификации раз за разом возвращал сделку с Ираном на повестку дня (в отличие, например, от другой «плохой», с точки зрения Трампа, сделки – нового договора о СНВ, не привлекающего внимания президента). К июльскому дедлайну новая стратегия по противодействию Ирану не была готова и, по информации The New York Times, президент провел целый час, рассказывая своим советникам, как он не хочет подтверждать выполнение соглашения. В итоге Трамп все же согласился пойти на это, но сообщил в интервью Wall Street Journal, что «мы обсудим этот вопрос через 90 дней, и я буду очень удивлен, если окажется, что они [иранцы] выполняют соглашение».

Стало ясно, что, несмотря на все усилия «оси взрослых», подтверждение МАГАТЭ, что Иран выполняет свои обязательства, и призывы мирового сообщества, включая ближайших союзников по НАТО, в октябре Трамп откажется сертифицировать выполнение соглашения. Также усилилась критика Ирана со стороны постпреда США при ООН Никки Хейли. Удивительным образом, кризис нарастал в отсутствие каких-либо действий со стороны Тегерана, где сторонник соглашения Хасан Роухани благополучно переизбрался на второй президентский срок.

К октябрю стал выкристаллизовываться новый подход американской администрации к соглашению с Ираном – отказаться от сертификации выполнения сделки, но не вводить против Тегерана санкции, связанные с ядерной программой. Поскольку сертификация – это внутренний вопрос США, не упомянутый в соглашении, это позволило бы продемонстрировать недовольство Трампа, не разрушая сделки.

При отсутствии сертификации Конгресс в течение двух месяцев может (но не обязан) повторно ввести санкции против Ирана. Хотя взаимодействие с республиканцами в Конгрессе никогда не было сильной стороной Трампа, договориться о сохранении status quo было вполне реально. Конгресс мог бы даже отменить обязательную сертификацию выполнения соглашения президентом.

Также обсуждался вариант, при котором Трамп передал бы обязанность по сертификации госсекретарю. При этом сохранялось бы давление на Тегеран по другим вопросам, включая испытания баллистических ракет, региональные конфликты и права человека.

То, что в Белом доме склоняются к такому сценарию, подтверждала заранее утекшая в прессу «Новая стратегия президента Дональда Трампа в отношении Ирана». Пятистраничный документ обозначил своей целью «нейтрализацию дестабилизирующего влияния правительства Ирана и сдерживание его агрессии».

Стратегия оказалась в основном без конкретики, она предполагала тесную работу с региональными союзниками по сдерживанию Тегерана, противодействие деятельности Корпуса стражей исламской революции, ответ на угрозы со стороны иранских баллистических ракет и ликвидацию всех возможностей Ирана для создания ядерного оружия. Как заметил в твиттере бывший заместитель помощника президента Барака Обамы Колин Каль, новая стратегия в отношении Ирана «напоминает статью в Википедии и не содержит реальной стратегии». Как бы то ни было, документ также предполагал «строго обеспечивать соблюдение Ираном ядерного соглашения».

Игра Трампа

Однако реальность оказалась куда более неожиданной. В своем выступлении 13 октября 2017 года Трамп действительно отказался сертифицировать сделку. Он заявил, что Иран допустил многочисленные нарушения соглашения по ядерной программе, но озвучил только превышение согласованного уровня тяжелой воды (возникавший дважды малозначительный и быстро урегулированный вопрос), несогласие относительно использования продвинутых типов центрифуг (возникшее из-за нечетких формулировок соглашения) и «запугивание международных инспекторов, чтобы они не могли воспользоваться всей полнотой возможностей для инспекций» (происшествие, не отраженное в открытых документах).

После этого Трамп сообщил, что поручил своей администрации тесно сотрудничать с Конгрессом и союзниками для «исправления» соглашения. Исправлять решили с помощью поправок в Закон об оценке ядерного соглашения с Ираном, которые бы потребовали превратить текущие ограничения, наложенные на Иран, из временных (от 10 до 25 лет по разным статьям) в постоянные. Также в закон собирались добавить ограничения для иранской ракетной программы. Нарушение этих новых красных линий означало бы для Ирана автоматическое возвращение приостановленных санкций. Если же Конгресс не сможет принять необходимые меры, Трамп пообещал выйти из соглашения в одностороннем порядке.

В итоге вместо новой стратегии в отношении Ирана американской публике и мировому сообществу представили что-то запутанное и невнятное. По американскому Закону об оценке ядерного соглашения, в случае отсутствия президентской сертификации Конгресс мог повторно ввести в отношении Ирана приостановленные ранее санкции, что означало бы выход США из сделки. Процесс шел бы по ускоренной процедуре, для него было бы достаточно простого большинства в обеих палатах парламента, а меньшинство лишалось возможности блокировать процесс.

В палате представителей республиканцы обладали для этого комфортным преимуществом. В Сенате представители Республиканской партии должны были голосовать единодушно, потеря всего трех голосов означала бы провал усилий. Это открывало возможность нескольким недовольным республиканским сенаторам заблокировать процесс. Впрочем, ввести санкции против Тегерана мог и сам президент, для этого ему было бы достаточно подписать соответствующий указ.

Но план Трампа по изменению условий соглашения означал, что Конгрессу придется принимать новый закон. Как именно он может выглядеть, пока неизвестно, но сенаторы Боб Коркер и Тим Коттон презентовали подготовленные ими наброски, включающие автоматический возврат санкций, если Иран пересечет годичный рубеж, отделяющий страну от создания атомной бомбы. Поскольку разработка ядерного оружия – сложный технологический процесс с большим количеством переменных, плохо поддающихся измерению, сенаторам придется выработать более точные (и неизбежно произвольные) ограничения, основанные на запасах обогащенного урана и обогатительных мощностях Ирана.

Пока в представленной справке речь идет об ограничении использования Тегераном модернизированных центрифуг, расширении полномочий МАГАТЭ по верификации и постоянном закреплении наложенных на Иран ограничений. Баллистические ракеты в проекте Коркера–Коттона не упоминаются – этот вопрос, видимо, пока даже не начинали прорабатывать.

Для утверждения нового закона потребуется 60 голосов в Сенате, что означает поддержку со стороны всех республиканцев и как минимум восьми сенаторов-демократов. Ни один демократ пока своей заинтересованности не продемонстрировал. При этом, как и в случае с реформой здравоохранения, для наиболее радикального крыла Республиканской партии даже подобное решение выглядит недостаточным. Член комитета по международным делам сенатор Марко Рубио заявил, что сомневается «можно ли в принципе исправить настолько несовершенное соглашение» и что национальным интересам США больше бы отвечал «выход из соглашения, возврат отмененных санкций и введение новых».

Таким образом, принятие нового законопроекта выглядит, мягко говоря, проблематичным. Но если законопроект провалится, то остро встанет вопрос, насколько серьезен был Трамп, обещая выйти из соглашения при отсутствии действий со стороны Конгресса.

Новый подход США к соглашению предсказуемо вызвал критику со стороны мирового сообщества. Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Федерика Могерини заявила, что «соглашение останется в силе» и Евросоюз «привержен его сохранению». Лидеры Франции, Британии, Германии в совместном заявлении призвали США «принять во внимание возможные последствия для безопасности союзников перед тем, как предпринимать действия, подрывающие соглашение». Свою поддержку выполнению соглашения выразили Россия и Китай. Тем не менее в неофициальных беседах российские и европейские дипломаты признаются, что не знают, как их страны будут реагировать на практике, многое будет зависеть от того, какие именно решения примет американская сторона.

Этот же фактор будет определяющим для ответных действий Тегерана. В краткосрочной перспективе выступление Трампа сплотило население Ирана. Необоснованные обвинения в адрес Тегерана и выбранная президентом США формулировка «Арабский залив» вместо «Персидского» были встречены негодованием даже со стороны оппозиционно настроенных иранцев. Верховный лидер Ирана Али Хаменеи подтвердил, что Иран не будет первым, кто нарушит соглашение, но в случае нарушения оно будет «разорвано в клочья».

Что дальше?

Дальше возможны три варианта развития событий: введение против Ирана новых санкций, связанных с его ядерной программой, оформление «красных линий», пересечение которых будет обозначать введение санкций против Тегерана, и неудача администрации США в этих двух начинаниях.

Республиканцы в Конгрессе, разочарованные нежеланием демократов поддерживать поправки в Закон об оценке ядерного соглашения, могут вернуть санкции, связанные с ядерной программой Ирана, простым большинством голосов. То же самое может сделать президент США, просто издав указ без согласования с Конгрессом.

Если США действительно введут санкции против Ирана, то остро станет вопрос о том, насколько соглашение может существовать дальше с меньшим количеством участников. Ранее представители Тегерана давали понять, что при определенных условиях страна может продолжить выполнять свою часть сделки. После выступления Трампа президент Ирана заявил, что страна будет выполнять соглашение до тех пор, пока это будет отвечать ее интересам.

Ключевым здесь станет поведение Евросоюза. Верховный лидер Ирана Хаменеи говорит, что европейским странам придется доказать свою заинтересованность не только словами, но и действиями: «Акцента Европы на сохранении соглашения по ядерной программе – недостаточно… Европа должна противостоять шагам США».

Главная опасность тут в том, что Вашингтон может ввести вторичные санкции в отношении неамериканских (в первую очередь европейских) компаний, ведущих бизнес с Ираном. Несмотря на заверения госсекретаря Тиллерсона, что США не планируют мешать европейской торговле с Ираном, в это сложно поверить. Закрытие европейского рынка для иранской нефти в 2012 году оказало самое сильное влияние на Тегеран, и сейчас США едва ли удастся изменить позицию Ирана, не применив столь же сильное давление.

Наконец, вторичные санкции остаются одним из главных инструментов давления на Тегеран со стороны США, потому что первичные санкции, касающиеся американских граждан и компаний, за небольшим исключением, не прекращали действовать. Под вопросом также окажется торговля Ирана с Россией, Китаем и другими странами.

Французская Total, первой из западных корпораций подписавшая многомиллиардный контракт на разработку участка газового месторождения Южный Парс, сообщила, что продолжит работу над проектом, но будет ожидать решения Конгресса США. Генеральный директор компании Патрик Пуянне заявил, что решение будет принято с учетом того, введут ли США санкции против Ирана и какие именно, пояснив: «Если мы сможем двигаться дальше, мы будем делать это. Если не сможем – придется остановиться. Такова жизнь».

Для сохранения участия Тегерана в соглашении ЕС придется защищать взаимодействие своих компаний с Ираном. В сентябре 2017 года посол ЕС в Вашингтоне Дэвид О?Салливан предупредил: «У нас есть блокирующее законодательство, предоставляющее, при определенных условиях, правовую защиту европейским компаниям, которым угрожают экстерриториальные санкции США». В 1996 году Евросоюз принял постановление № 2271/96, вводящее для европейских компаний защитные меры от экстерриториальных санкций третьих стран. Его использовали для возмещения ущерба от вторичных американских санкций в отношении Кубы, Ирана и Ливии.

Помимо больших штрафов, нарушители американских санкций рискуют потерять доступ к крупнейшему в мире рынку и даже транзакциям в мировой резервной валюте. Поставленные перед выбором между Ираном и США, западные компании с высокой вероятностью выберут Вашингтон.

Для решения этой проблемы ЕС в прошлом использовал постановление № 2271/96, чтобы заставлять европейские компании выполнять заключенные контракты. Евросоюз также использовал механизмы ВТО для давления на Вашингтон – столкнувшись с единым европейским фронтом, США предпочитали договариваться. В подобном направлении могли бы двигаться и другие участники ядерной сделки, включая Россию.

Тонкие красные линии

Хотя Конгрессу будет непросто внести в Закон об оценке ядерного соглашения поправки, предусматривающие введение новых «красных линий» в отношении иранской ядерной программы, этот сценарий нельзя исключить. Чтобы избежать немедленного выхода США из соглашения, кто-то из конгрессменов-демократов может выбрать поправки как меньшее из зол. Помимо этого, указ, «исправляющий» соглашение, может издать и президент США. Правда, у последнего механизма есть серьезный недостаток. Как мог убедиться сам Трамп, такой указ может быть моментально отменен следующим президентом.

Оформление новых «красных линий» вызовет ожесточенные споры о том, является ли это само по себе нарушением соглашения. Тем более что в случае одобрения таких линий новые санкции против Ирана могут не вводиться на протяжении многих лет. Иран в ближайшие 13 лет не сможет накопить нужное для бомбы количество урана, а вводить в строй новые центрифуги сможет только через восемь лет. Теоретически на этот срок ситуация может остаться подвешенной.

Но даже до введения санкций действия США скажутся на планировании инвестиций в иранскую экономику, компании не будут вкладываться в многомиллиардные проекты в Иране без гарантий хоть какой-то стабильности. Без экономической выгоды от соглашения интерес Тегерана к выполнению ядерной сделки неизбежно снизится, а также ослабнут позиции умеренной части иранского руководства, выступающей за сотрудничество с международным сообществом.

В отсутствие однозначного нарушения со стороны Вашингтона остальным участникам соглашения (особенно ЕС) будет сложнее противодействовать США и демонстрировать Ирану (где будет идти внутренняя дискуссия о пропорциональном ответе) преимущества участия в соглашении. Возможной демонстрацией серьезности намерений ЕС может стать принятие нормативных документов, автоматически нейтрализующих вторичные американские санкции в случае их введения. Например, Европейский совет может внести новую редакцию американского Закона об оценке ядерного соглашения в приложение к постановлению № 2271/96, автоматически предотвращая выполнение американского закона в будущем.

Все вышеперечисленное не касается обозначения американских «красных линий» в отношении ракетной программы Ирана. Тегеран не прекращал и не планирует прекращать испытания баллистических ракет, так что попытка увязать возврат ядерных санкций и ограничения в ракетной области будет означать практически мгновенное введение санкций против Ирана и нарушение соглашения американцами.

Санкции отменены, да здравствуют санкции

Наконец, не исключено, что Конгресс не сможет принять поправки в Закон об оценке. У республиканцев не получится провести возврат санкций через парламент, или они не захотят брать на себя ответственность за распад соглашения, а советникам Трампа удастся убедить президента не издавать санкционный указ.

К сожалению, такой сценарий выглядит только промежуточным решением. Трамп явно готов раз за разом возвращаться к интересующим его темам (например, реформе здравоохранения) и использовать как давление на руководство Конгресса, так и президентские указы для достижения своих целей. Новый президент США уже вышел из ряда международных соглашений (Транстихоокеанское партнерство, Парижское соглашение по климату) и организаций (ЮНЕСКО), несмотря на недовольство союзников. Также в активе Трампа есть пример успешного давления на участников соглашения, чтобы начать пересмотр его условий (НАФТА). Даже если непосредственную угрозу соглашению с Ираном этой осенью удастся нейтрализовать, нет гарантий, что она не возникнет снова уже в следующем году.

Пока не похоже, что Трампа можно убедить в том, что участие в ядерной сделке с Ираном выгодно для США. Сорок пятый президент США явно не привык менять свои взгляды, даже если они расходятся с реальностью.

Хорошим выходом из ситуации могло бы стать согласование дополнительной договоренности между шестеркой международных посредников и Ираном, оставляющей соглашение нетронутым, но регулирующей аспекты, не охваченные текущим соглашением. Трамп мог бы записать новое соглашение себе в актив и продемонстрировать миру свой талант переговорщика, а также предложить Тегерану то, что не смог осуществить Барак Обама, – законодательную отмену санкций вместо их приостановки.

Одним из возможных направлений для нового соглашения могла бы стать ратификация Ираном Дополнительного протокола к соглашению о гарантиях МАГАТЭ (в рамках ядерной сделки применяется добровольно) в обмен на отмену части санкций, принятых Конгрессом (в рамках нынешней сделки санкции только приостановлены). С учетом значительного объема первичных санкций, введенных США против Ирана с 1979 года, тут Вашингтону есть что предложить Тегерану.

Вашингтон не исключает дополнительных соглашений с Ираном и сегодня. На следующий день после отказа Трампа сертифицировать выполнение ядерной сделки госсекретарь Тиллерсон в интервью CNN сказал, что «совместно с нашими партнерами мы предпримем усилия, чтобы попробовать исправить те недочеты, которые есть в соглашении. Это может быть дополнительное соглашение. Возможно, мы сделаем это не в рамках существующего соглашения, а заключим дополнительное соглашение».

Если бы новая американская администрация признала, что Иран выполняет ядерную сделку, и предложила Тегерану и международным посредникам подумать над дополнительным соглашением раньше, этот вариант могли встретить вполне благосклонно. Но сейчас для этого пришлось бы преодолевать значительное сопротивление на всех уровнях в Иране, растерянность союзников США и недоверие со стороны России и Китая. Да и способность администрации Трампа разговаривать не с позиции силы, а искать взаимовыгодные решения вызывает большие сомнения. Возможно, в случае провала текущей попытки ввести новые санкции в отношении Тегерана Белый дом будет готов пересмотреть свои подходы.

Пока сложно спрогнозировать, к чему приведет отказ Трампа сертифицировать ядерное соглашение с Ираном, но уже сейчас понятно, что, несмотря на свою правовую уязвимость, ядерная сделка оказалась значительно более устойчивой, чем казалось. Тем не менее это еще не означает, что соглашение также легко переживет и следующие три года без скоординированных усилий мирового сообщества.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 октября 2017 > № 2367428 Андрей Баклицкий


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364653 Николас Гвоздев

Послевоенная Сирия как территория нового большого кризиса между Россией и Америкой

После уничтожения ИГИЛ нам грозят новые столкновения между двумя главными коалициями во главе с США и Россией за расклад сил в Сирии.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

За два года до окончательного разгрома Адольфа Гитлера, когда немецкие армии еще контролировали значительную часть европейской территории СССР и Восточную Европу, а «крепость Европа» казалась недосягаемой западным союзникам, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль и Иосиф Сталин уже начали вести дискуссии о судьбе послевоенной Европы. Еще в то время, когда окончательная победа казалась весьма сомнительной, союзники приступили к распределению зон оккупации и перекройте границ.

Поражает то, что когда заходит речь об окончательном разгроме «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.) в Сирии и Ираке, и об уничтожении так называемого халифата как физического и географического образования, важнейшие дискуссии о будущем Сирии, которые обязательно должны проводить все главные участники этой борьбы, постоянно откладываются. Курдский кризис — это лишь первая серьезная демонстрация проблем, которые встают перед сторонами, потому что на важнейшие вопросы о том «что будет после», нет ответов. Еще большую тревогу вызывает угроза новых столкновений между двумя главными коалициями во главе с США и Россией за расклад сил в Сирии после уничтожения ИГИЛ.

Администрация Обамы надеялась, что Россия как главная сторонница режима Башара аль-Асада придет к пониманию того, что ей придется оставить Асада и выполнить американское условие о том, что «Асад должен уйти». Кроме того, администрация Обамы полагала, что Москва каким-то образом сумеет уговорить или заставить Иран признать эту реальность. А затем Соединенные Штаты запустят процесс, который приведет к формированию в Сирии нового правительства в составе обширной оппозиционной коалиции. Но эти пожелания наткнулись на две жесткие реалии. Во-первых, Иран и Россия продемонстрировали свою готовность применять жесткую силу в ходе борьбы в Сирии, а также мириться с потерями ради защиты режима. Во-вторых, Соединенные Штаты не смогли создать эффективные силы оппозиции, способные вести борьбу с Асадом без содействия крупной группировки американских войск, в том числе, сухопутных. Это заставило Вашингтон поручить реализацию ряда своих политических целей боевым формированиям сирийских курдов. При этом они создали огромный риск, связанный с ухудшением отношений с Турцией.

Москва также доказала свою способность проводить более умелую многостороннюю дипломатию, чем рассчитывали Соединенные Штаты. Воспользовавшись тем, что турки с опасением и недовольством относятся к американской военной помощи курдам, а также предприняв в духе realpolitik усилия по проведению переговоров и торга с эмиратами Персидского залива и Саудовской Аравией, Россия заручилась поддержкой в реализации того решения, которому она отдает предпочтение. Речь идет о сохранении Асада как формального руководителя Сирии (его режим сегодня установил контроль над ключевыми районами страны) с одновременным созданием по сути дела сфер влияния (которые получили название зон деконфликтизации). При этом главные покровители сирийской оппозиции, начиная с Турции, обеспечат соблюдение своих интересов и предоставят безопасные зоны для своих сторонников. Переговорный процесс в Астане (это столица Казахстана, где турецкие, иранские и российские переговорщики встречаются с представителями сирийского правительства и оппозиции) принес определенные результаты. Однако Соединенные Штаты никогда не относились к этому процессу как к предпочтительной модели будущего урегулирования и устройства Сирии. Кроме того, определенные опасения по поводу астанинского процесса испытывают и другие ключевые игроки из ближневосточного региона, особенно Израиль и Саудовская Аравия.

Поскольку «Исламское государство» теряет последние участки территории, которые оно контролировало, эта российская концепция сталкивается с серьезными испытаниями. Прежде всего, речь идет о судьбе провинции Дейр-эз-Зор, которая является центром сирийской нефтяной промышленности. Кто будет контролировать эти важнейшие территории: правительство Сирии при поддержке российских ВВС или сирийские оппозиционные силы, пользующиеся военным содействием США? Если эти нефтяные месторождения попадут под власть правительства, правящий сирийский режим в Дамаске сможет успешно пополнять свою казну и получать исключительно важные для него доходы. Но если нефтепромыслы окажутся в руках оппозиции, она упрочит свое положение на переговорах. Говорят, что российские и американские военные находятся в постоянном контакте, дабы предотвратить любые возможные столкновения между своими союзниками, военнослужащими и авиацией. Но инциденты могут произойти в любой момент.

Здесь есть и второй важный момент. Поскольку сирийское правительство берет под свой контроль ключевые пограничные переходы вдоль границы с Ираком, возникает вопрос об иранском коридоре до Средиземного моря. Введя свои сухопутные войска из состава Корпуса стражей исламской революции в Сирию, где они воюют на стороне режима, Тегеран преследует стратегическую цель: сохранить сухопутный коридор, соединяющий Иран с ливанской «Хезболлой» и проходящий через Ирак, Сирию и сирийские районы проживания алавитов. Этот коридор является важнейшим маршрутом, по которому Корпус стражей исламской революции снабжает и обеспечивает всем необходимым «Хезболлу». Именно по этой причине Израиль в последние годы наносит авиационные удары и уничтожает автоколонны, направляющиеся в Ливан.

С приходом администрации Трампа американская политика в отношении Ирана претерпела изменения. Трамп отказался от попыток Обамы найти компромисс и занял более конфронтационную позицию. Для него стратегическим приоритетом будет борьба против укрепления этого коридора. Но опять же, любые попытки заблокировать сирийские войска (и особенно иранские боевые формирования, воюющие совместно с сирийской армией), либо действия по внедрению войск оппозиции в этот коридор создают опасность случайного столкновения с русскими.

И наконец, остается вопрос о судьбе самого Асада. Администрация Трампа официально не отказывалась от американского требования об уходе Асада, хотя и высказывается в том плане, что его немедленная отставка не является непременным предварительным условием для начала переговоров о сирийском будущем. Однако Москва, похоже, решила, что этот вопрос закрыт, и Асад останется президентом Сирии. Во вторник Россия наложила вето на продление мандата ООН на проведение расследования по вопросу применения химического оружия в Сирии. Это также говорит о том, что Москва считает данный вопрос закрытым, а продолжение расследования — ненужным. С точки зрения США, наличие такого оружия у Асада и его возможное применение создает серьезную угрозу. Все это говорит о том, что даже после изгнания «Исламского государства» с территории Сирии Вашингтон не будет считать, что сирийская гражданская война закончена, а кризис урегулирован. Россия придерживается мнения о том, что ее интервенция близится к завершению, однако продолжающееся американское вмешательство не только помешает выводу российских войск и переносу военных усилий Москвы на решение других проблем, но и приведет к тому, что Сирия останется зоной потенциального конфликта между Россией и США. Говорят, что в настоящее время ИГИЛ контролирует менее 5% сирийской территории. Но когда эта общая для России и США угроза будет устранена, усилится опасность новой конфронтации.

Николас Гвоздев — профессор кафедры экономической географии и национальной безопасности Военно-морского колледжа США, и пишущий редактор National Interest.

Изложенные в статье взгляды принадлежат автору.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364653 Николас Гвоздев


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар

Как выглядела бы война между НАТО и Россией в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Вероятность вторжения России на территорию Латвии, Литвы и Эстонии кажется довольно незначительной. Даже корпорация RAND, которая придерживается весьма воинственных взглядов, утверждает, что вероятность атаки России на одного из членов НАТО является низкой, несмотря на дисбаланс сил внутри альянса. «Наш анализ показал, что сдерживающий потенциал НАТО против атаки России на одного из членов НАТО с применением обычных видов оружия является в настоящее время мощным, — говорится в докладе RAND. — Хотя мы полагаем, что атака России против НАТО в ближайшем будущем крайне маловероятна, вполне возможно, Россия воспользуется другими способами, чтобы продемонстрировать свое недовольство текущим процессом укрепления военных позиций США и НАТО».

Другие аналитики согласны с тем, что Россия не хочет вторгаться на территорию прибалтийских государств, которые прежде были частью Советского Союза и Российской империи до него. «По всей видимости, русские не строят планы по нападению на прибалтийские государства, — отметила Оля Оликер (Olya Oliker), старший советник и директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований. — Но им известно, что США и многие другие члены НАТО убеждены, что они действительно планируют это сделать. Хотя русские изо всех сил стараются отрицать это, они усматривают определенное стратегическое преимущество в том, чтобы держать НАТО в напряжении, и они, несомненно, не гнушаются бряцания оружием, в том числе в Прибалтике».

Действительно, с точки зрения Кремля у России нет никаких причин вторгаться на территорию этих бывших советских республик. Хотя Россия начала строить планы на Прибалтику в далеком прошлом — эти территории были завоеваны при Петре Великом в ходе Северной войны (1700-1721) — чтобы обеспечить государство выходом к морю, нынешнее руководство Кремля надеется использовать для этих целей Санкт-Петербург.

«В течение последних 20 лет Россия инвестирует миллиарды долларов в строительство новых морских портов рядом с Санкт-Петербургом, поэтому в эстонских и латвийских портах больше не будет никакой необходимости, — отметил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. — А за исключением морских портов, которые были необходимы для экспорта российских сырьевых товаров, в этих странах никогда не было ничего по-настоящему важного для России».

Для Кремля уменьшение зависимости от портов в Балтийском море является важным приоритетом. «Замещение логистической базы прибалтийских государств собственной базой было важным приоритетом всего президентского срока Путина, — объяснил Кашин. — Нет никакого смысла завоевывать прибалтийские государства тогда, когда на альтернативу было потрачено очень много средств».

Более того, ресурсы Кремля, необходимые ему для нападения на Прибалтику, если он решит это сделать, тоже весьма ограничены. Большая часть обычных вооруженных сил России сконцентрирована в других регионах — потребуется много времени, чтобы собрать армию, способную отразить контратаку НАТО. Более того, у Кремля нет возможности эффективно оказывать влияние на многочисленные сообщества этнических русских в этих странах.

«Методы "гибридной войны" в стиле Крыма или Донбасса вряд ли можно будет применить там, где их больше всего боятся, а именно в Прибалтике и в Польше, — написал Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги в своей книге «Стоит ли нам бояться России?» (Should We Fear Russia?). — Если даже не принимать в расчет намерения Кремля, самоидентификация местного русского населения здесь очень отличается от самоидентификации жителей Крыма. Несмотря на то, что процесс вступления в гражданство в Латвии и Эстонии был существенно усложнен для русских, они не ждут от Москвы защиты и инструкций. Даугавпилс — это не Донецк, а Нарва — это не Луганск. Польша — это еще более неправдоподобный вариант. Модель Донбасса довольно трудно перенести, и ее применение на территории страны-члена НАТО было бы крайне нерациональным со стороны Кремля».

Это значит, что Москве придется прибегнуть к обычным военным средствам, чтобы вторгнуться на территорию Прибалтики, если она этого захочет. Но у России нет такой возможности. Кремлю придется наращивать свои войска в этом регионе, прежде чем переходить в наступление, и НАТО неизбежно заметит надвигающийся удар. «Наращивание сил ведется у границы Украины. Если мы захотим вторгнуться в Прибалтику, нужно будет перебрасывать туда наши войска, что станет предупреждением для нашего противника», — объяснил Кашин.

Действительно, как отмечает научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майк Кофман (Mike Kofman), российские войска, находящиеся у границ Прибалтики, далеки от идеальной формы. «В рамках процесса модернизации вооруженных сил и расширения их структуры Балтийский регион до недавнего времени обходили вниманием, — написал Кофман в Russia Matters. — Несмотря на провокационные действия в море и в воздухе, сконцентрированные в этом районе, российские войска, развернутые там, играют главным образом оборонительную роль, и им требуется обновление. Есть признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и силе российских войск неизбежны, но это будет происходить постепенно и отчасти зависеть от того, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом районе».

Как пишет Кофман, Москва может быстро переместить свои войска от украинской границы к границам прибалтийских государств, однако такое вторжение несет в себе немало опасностей для России. Согласно результатам исследования RAND, российская армия способна захватить все три прибалтийских государства с использованием обычных видов вооружений в течение всего 36 часов, однако в этом анализе есть свои недостатки. В нем рассматривается только первоначальный захват Прибалтики и не принимается в расчет контратака НАТО или ядерная эскалация.

«Двухлетние военные игры и анализ показывают, что, если бы Россия решила провести атаку в условиях кратковременного предупреждения против стран Балтии, ее войска могли бы подойти к окрестностям эстонской столицы Таллинна латвийской столицы Риги уже через 36 часов. В этом случае они опередят силы США и их союзников не только в расстояниях и по количеству оружия, но и по численности», — пишут Дэвид Шлапак (Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael W. Johnson) из корпорации RAND.

Другие аналитики, такие как Джефф Эдмондс (Jeff Edmonds) из Центра военно-морского анализа, согласны, что Россия может захватить Прибалтику при помощи тех войск, которые есть в ее распоряжении. «У русских очевидное преимущество, и они могут быстро их захватить», — сказал Эдмондс.

Однако Кофман указывает на то, что для вторжения России придется собрать силы, которые смогут не только разгромить батальоны НАТО, находящиеся сейчас в Прибалтике, но и сразиться со всем альянсом и отразить его контратаку. Планировщики в Москве должны будут составить план на случай неизбежной контратаки со стороны США и их союзников, поэтому она не станет ограничиваться 27 штурмовыми батальонами, которые корпорация RAND рассматривала в своем исследовании. Кроме того, Кремль вряд ли станет ограничивать себя десятидневным сроком.

«Если бы Россия планировала полномасштабное вторжение в Прибалтику, ей также пришлось бы планировать войну с НАТО и оборону от контратаки альянса, — написал Кофман. — Сильные державы обычно не атакуют сверхдержавы при помощи наспех собранных войск, надеясь при этом на лучшее. Москва, вероятнее всего, пустит в ход силы, в несколько раз превышающие те силы, о которых шла речь в исследовании, и заранее продумает способы переброски дополнительных подразделений из других военных округов.

Мнения российских военных экспертов о размерах войска, которое Москва способна собрать в самые сжатые сроки, разойдутся, но я сомневаюсь, что речь пойдет о 27 батальонах, собранных наспех для участия в том, что потенциально может вылиться в третью мировую войну. Стоит мыслить гораздо масштабнее и не ограничивать себя 10-дневным сроком [из исследования RAND]».

Если Россия не намеревается вторгаться в Прибалтику, или если у нее нет достаточных сил, чтобы начать войну, что может спровоцировать конфликт в Латвии, Литве и Эстонии? По мнению Оликер, война может вспыхнуть вследствие непонимания.

«Вполне возможно, что бряцание оружием в сочетании с военными учениями могут привести страны НАТО к выводу о том, что Россия планирует провести в Прибалтике некую военную кампанию, — объяснила Оликер. — Если в результате этого НАТО предпримет ответные меры, призванные нейтрализовать российский военный потенциал в Калининграде, Москва может в свою очередь воспринять это как угрозу (вспомните, что большинство российский сценариев начинается с агрессивных действий НАТО) и принять меры для сглаживания этой угрозы. Особенно в отсутствие налаженных каналов коммуникации и в условиях высокой напряженности, вполне возможно, что эти действия могут обернуться спиралью эскалации или даже конфликтом».

Если в Прибалтике начнется война между Россией и НАТО, в конечном счете будет неважно, каков баланс обычных вооруженных сил в этом регионе. «Другой проблемой, связанной с сосредоточенностью на обычных средствах сдерживания в условиях войны в Прибалтике, является то, что, как и прежнее противостояние между НАТО и странами Варшавского договора, эта битва способна обернуться ядерной эскалацией, — написал Кофман. — Большинство из тех экспертов по России в военно-аналитическом сообществе, которых я знаю, включая российских экспертов, убеждены в том, что война с НАТО с применением обычных видов вооружений, вероятнее всего, будет оставаться таковой недолго».

Если войска НАТО вторгнутся на территорию России, это может спровоцировать ядерный ответ со стороны Москвы. «Существует вероятность того, что, если российские войска будут существенно ослаблены или разгромлены под Калининградом, Москва может нанести ядерный удар, — написал Кофман. — Ядерная эскалация маловероятна, но учитывая последствия такого поворота, возможно, лучшая стратегия — это принимать такие решения, которые оставляют наибольшее количество возможностей для управления динамикой конфликта. Это означает, что нужна будет такая расстановка сил, которая будет ориентирована на стратегическую гибкость, а не на укрепление занятых позиций». Такая война, скорее всего, перерастет в полномасштабную ядерную войну между двумя ядерными сверхдержавами планеты, а это значит, что проиграют все.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар


Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий

Лебединая песня наркокартеля.

Сотрудники ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь перекрыли канал поставки крупных партий опасного наркотического вещества – гашиша – из Евросоюза через территорию Беларуси в Россию. По этому наркотрафику в период с 2010 по 2015 год было перевезено не менее тонны зелья. В международную преступную организацию входили 16 человек – граждане России, Беларуси, Литвы, Украины, Молдовы, Польши и Испании. Недавно суд Борисовского района Минской области пятерых из них приговорил к лишению свободы сроком от 11 до 18 лет. Остальные в большинстве своём также осуждены и отбывают наказание на территориях других государств. Организатор наркосиндиката задержан в Польше и сейчас находится под следствием.

О том, каким образом удалось вычислить и привлечь к ответственности причастных к контрабанде гашиша лиц, а также установить механизм движения наркотика через Беларусь, рассказывает начальник отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь полковник милиции Александр Высоцкий.

– Александр Евгеньевич, когда Вы узнали, что злоумышленники используют территорию Беларуси в качестве транзита для перевозки крупных партий гашиша?

– Осенью 2014 года. Именно тогда к нам поступила оперативная информация о существовании международной преступной организации, которая занимается контрабандой наркотиков через нашу страну. Стало известно, что в международный наркотрафик вовлечены граждане нескольких государств, в том числе Беларуси. К тому времени преступная организация уже являлась частью европейского наркобизнеса, ориентированного на поставки «товара» в государства – члены ЕАЭС. Оперативная разработка её участников заняла у нас чуть меньше года. Всё это время вместе со старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела подполковником милиции Вадимом Волчком, в производстве которого находилось дело оперативного учёта, мы по крупицам собирали информацию о членах преступной организации. К проведению наиболее сложных оперативно-разыскных мероприятий привлекали сотрудников всего отдела.

– Что вам удалось узнать?

– Во-первых, мы установили маршрут движения наркотика и способы его сокрытия. Крупные партии гашиша (как правило, около ста килограммов) следовали из Марокко через Испанию, Польшу, Украину и Беларусь в Россию – в Москву и Санкт-Петербург. Наркотик перевозился на внедорожниках в профессионально оборудованных тайниках. Обнаружить контрабанду в ходе обычного таможенного досмотра не представлялось возможным: тайники и швы замазывались, обрабатывались специальными химическими веществами, конструкция автомобиля при этом не нарушалась. В некоторых случаях, например, чтобы достать перевозимый груз, необходимо было снять двигатель.

Во-вторых, вышли на руководителя преступной организации и членов двух подчинённых ему групп (они находились на территории Беларуси и России, их возглавляли граждане Беларуси). Сделать это было не так просто. Действия трафикеров были чётко продуманы и организованы, распределены их роли и функции. В пути не раз происходила смена автомобилей, соблюдалась строгая конспирация (курьеры даже не были знакомы). За малейшие нарушения графика – штраф. Били рублём не только за опоздание к месту назначения, но и, скажем, за звонок с мобильного семье.

В организации был практически постоянный состав участников (из неё редко кто уходил, а за новичка нёс финансовую ответственность тот, кто привёл). Но лидера знали и с ним общались только несколько приближённых лиц, которые возглавляли структурные подразделения преступной организации и составляли её костяк. А для остальных это был фактически мифический персонаж по имени «Вася» (и неважно, как его зовут на самом деле), по отношению к которому культивировался страх, потому что он может в любой момент наказать (даже в том случае, если человек уже на него не работает). И все говорили: «Вася сказал», «Вася передал», «Вася приказал, что нам нужно сделать то-то».

К слову, это насаждалось умышленно. Организатор и его доверенные лица отлично разбирались в психологии, что позволяло им манипулировать людьми, управляя ими в своих корыстных интересах.

– Откуда появился «Вася»? И почему он стал заниматься именно контрабандой гашиша, когда существует множество других видов наркотиков?

– «Вася» – белорус, уроженец Гродно. В детстве он, как и многие сверстники, занимался спортом, в том числе увлекался борьбой. Здесь и познакомился с будущими друзьями. Вместе ходили на тренировки, участвовали в соревнованиях. Естественно, общие интересы сплотили. «Вася» стал лидером…

Прошли годы, и в один из дней 2010-го «Вася» решил заняться контрабандой наркотиков, предложил поучаствовать в этом двоим друзьям детства. В принципе, ему было неважно – наркотики это или что-то другое. В первую очередь, думал, где можно купить подешевле и продать подороже.

А наркотики выбрал, потому что они давали самую большую и быструю прибыль. Кстати, он занимался не только контрабандой гашиша (хотя основная деятельность преступной организации строилась именно на нём). Бывал и кокаин… Почему всё-таки гашиш? Здесь сыграли свою роль цена и спрос.

– Каким образом организатору преступного синдиката удалось выйти на международный уровень?

– Это произошло вполне естественно. Когда человек занимается куплей-продажей или поставкой какого-нибудь товара, у него формируется в бизнесе круг знакомых. Сначала «Вася» перегонял машины в нашу страну из Европы, США, а также ремонтировал автомобили (у него была СТО в Минске). А потом появились элементы криминального автобизнеса, затем – криминальные связи. И в конечном итоге он пришёл к наркотрафику.

«Вася», если так можно выразиться, – «человек мира». Беларусь была местом его постоянного проживания. Получил польское гражданство, а также вид на жительство в Испании и Чехии. Владеет несколькими языками. Имеет два высших образования, одно из которых – юридическое. Когда раскрутился на наркотиках и создал совместное белорусско-польское предприятие, стал позиционировать себя в качестве благонадёжного бизнесмена (чуть ли не инвестора). Кроме того, занимался металлопрокатом, строительством, изготовлением кухонь... То есть криминальные деньги старался вложить в легальный бизнес.

– Как часто осуществлялись поставки наркотиков через Беларусь?

– Разумеется, график перевозок существовал, но он был плавающим. Доставка гашиша могла происходить примерно таким образом: одна машина едет из Испании в сторону Беларуси и России для разгрузки-перегрузки наркотика, а вторая – уже возвращается под загрузку.

– Фактически это был конвейер…

– Совершенно верно. С 2013 года злоумышленники уже перешли к наиболее активным формам преступной организации, работа велась интенсивно. Только один раз наркодельцам пришлось лечь на дно. В сентябре 2014 года на белорусско-польской границе было изъято 163 килограмма гашиша. Наркотик (180 брикетов) обнаружили в двух тайниках в скрытых полостях кузова (в днище и моторном отсеке) автомобиля Kia Sorento, на котором через ПП «Брузги» въезжал из Польши в Беларусь 41-летний житель Гродно. Изъятая партия гашиша стала крупнейшей за последние десять лет.

Выявленное тогда преступление – результат взаимодействия нескольких силовых структур в ходе спецоперации «Канал-Долина»: отдела борьбы с контрабандой Гродненской региональной таможни, сотрудников УКГБ по Гродненской области, УНиПТЛ УВД Гродненщины и ОНиПТЛ Гродненского РОВД, войсковой части 2141 (пограничный отряд). Впоследствии уголовное дело, возбуждённое в отношении курьера, прошло через суд, был вынесен обвинительный приговор. Как только стало известно, что перевозчика осудили, «Вася» успокоился и вместе с пособниками принялся за старое.

– Какое количество гашиша могли перевозить за раз?

– Одним рейсом могли доставить более ста килограммов. В целом по уголовному делу доказано, что за время существования преступной организации (с 2010 по 2015 год) было перевезено не менее тонны гашиша. То есть это только те факты и цифры, которые мы смогли установить в ходе оперативно-разыскных мероприятий. На самом деле речь идёт о тоннах наркотика. Полученная прибыль исчислялась миллионами долларов. Кстати, в Россию ездил специальный человек – «инкассатор», который получал «зелёные» за доставленный гашиш и привозил их «Васе». Тот выдавал определённые денежные суммы своим приближенным – руководителям двух преступных групп, а те, в свою очередь, распределяли их ниже, по цепочке, подчинённым.

– Сколько машин обычно участвовало в процессе?

– На территории Беларуси мы изъяли четыре автомобиля, три из которых были оборудованы тайниками.

– Расскажите, пожалуйста, как проводилась спецоперация по задержанию трафикеров.

– Когда мы собрали достаточное количество доказательств преступной деятельности членов организации и её руководителя, чтобы привлечь их к ответственности, приняли решение задержать курьера с поличным.

В апреле 2015 года белорусско-украинскую границу пересёк белый внедорожник Mazda, за рулём которого сидел гражданин Украины. Правда, сначала мы не знали – с товаром он или без, но, скажем так, предполагали наличие в машине гашиша. Обычно груз прятали так, что нужно было разобрать пол-автомобиля, чтобы добраться до наркотика.

Водитель прежде уже не раз выполнял работу перевозчика, поэтому дорогу знал. Известен был маршрут движения «объекта» и нам. Под Минском, в поселке Марьяливо, находилась так называемая «перевалочная база», куда курьер должен был пригнать машину с товаром. Злоумышленники арендовали здесь коттедж с двумя гаражами за три тысячи долларов США в месяц. В доме жил человек, который должен был встретить курьера, достать из иномарки гашиш и переложить его в другой автомобиль, а затем отправить груз с очередным перевозчиком.

Разумеется, время от времени в целях конспирации «база» менялась. Однако, как правило, она находилась хоть и вблизи Минска, но подальше от людских глаз.

В место назначения Mazda приехала под утро. Перегрузка товара заняла буквально пару часов – не больше. Дело в том, что тайник для поставки гашиша в Россию был оборудован несколько иначе, чем для доставки в Беларусь: в связи с открытостью белорусско-российской границы тщательной маскировки не требовалось. Но так тоже было не всегда, а только в последнее время.

Однако в том, что схема работает (а именно – что произошла перегрузка наркотика), мы удостоверились лишь тогда, когда из арендованного гаража выехал уже другой автомобиль – Hyundai – и направился в сторону Российской Федерации. Когда машина, вырулив на скоростную трассу, проезжала неподалёку от Борисова, мы приняли меры к задержанию курьера. В тот же день арестовали и гражданина Украины, который привёз гашиш в нашу страну.

В спецоперации участвовали сотрудники отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД, в частности, старший оперуполномоченный по особо важным делам подполковник милиции Вадим Волчок, а также оперативники ОНиПТЛ Борисовского РУВД под руководством подполковника милиции Игоря Райкевича. Также мы привлекли бойцов СПБТ «Алмаз».

Наш «улов» составил 116 килограммов гашиша. При осмотре Hyundai в багажнике машины обнаружили двойное дно. Сверху, как обычно, лежала запаска, а под ней, когда вскрыли обшивку, оказался небольшой люк. Там был спрятан гашиш, расфасованный в брикеты.

– Куда следовал товар?

– Машина с «начинкой» следовала на «перевалочную базу» в Подмосковье.

– Беларусь оказалась всего лишь страной, по территории которой транзитом перевозился наркотик…

– Да, но это нисколько не умаляет значимость перекрытия международного канала поставки гашиша. Дело в том, что данный наркотик всё равно вернулся бы к нам. Как показывает жизнь, белорусским мелкооптовым наркоторговцам невыгодно ехать за «товаром» в Европу, в Испанию. Им проще съездить в Москву или Санкт-Петербург и там приобрести тот же «товар» (который недавно прошёл через нашу страну), пусть и с наценкой, только небольшими партиями. Для Беларуси 100–200 килограммов гашиша – это чересчур много, достаточно 3–5 килограммов, чтобы с лихвой удовлетворить здешний потребительский спрос.

Когда, допустим, в Казахстане или Киргизии задерживают 10–20 килограммов афганского героина, это благо и для Беларуси. Потому что рано или поздно это зелье пришло бы и к нам. Понятно, как важно не допустить транзита наркотиков через территорию нашей республики.

– Где находился «Вася», когда задерживали курьеров?

– Обычно он жил в Беларуси – в коттедже под Минском. Также имел квартиру в белорусской столице, где находилась его семья. Но на момент перевозки особо крупных партий наркотика мог отсиживаться где угодно – в Испании, Чехии или Польше, где у него тоже была часть бизнеса. «Вася» никогда не приближался к товару, как говорится, даже на километр, не общался с людьми, которые перевозили наркотик, кроме доверенных лиц. Но при этом держал всё под контролем.

На сей раз «Вася» был на территории Польши. Он фактически сразу узнал, что произошло задержание курьеров, что товар изъят. Поэтому нам пришлось тут же подключить польских коллег. Задержать лидера преступной организации удалось практически сразу.

– Где организатор предстанет перед судом?

– В Польше, так как он гражданин этой страны. Его будут судить за преступления, совершённые членами его наркосиндиката на территории Беларуси. Мы уже предоставили все доказательства его вины, причём есть среди них и свидетельствующие о совершении аналогичного преступления (организация контрабанды наркотиков) на территории Республики Польша.

– Если говорить об общем количестве участников преступной организации…

– … то будем считать только тех, кто проходит или проходил по уголовным делам в Беларуси, России и Польше (в том числе с учётом тех, кто был вовлечён в преступную деятельность организации, но, допустим, не был осведомлён, что преступает закон, и сейчас является свидетелем). Это 16 фигурантов. Конечно, злоумышленников было значительно больше. Некоторые члены преступной организации до сих пор находятся в розыске.

В ноябре 2016 года уголовное дело, возбуждённое в отношении пятерых обвиняемых, было передано прокурору для направления в суд. Судебное разбирательство проходило по месту задержания курьера с гашишем – в суде Борисовского района Минской области. В конце мая нынешнего года был вынесен приговор, согласно которому обвиняемые получили различные сроки – от 11 до 18 лет лишения свободы.

– Эта преступная организация носила интернациональный характер. Что Вы скажете о взаимодействии подразделения с зарубежными правоохранителями?

– Хочу отметить, что в борьбе с наркотиками у нас – полное взаимопонимание с коллегами из всех стран мира. В рамках расследования уголовных дел, возбуждённых в отношении членов этой международной преступной организации, в Беларусь приезжали правоохранители из Польши – представители Центрального следственного бюро и сотрудники криминальной полиции. В свою очередь, вместе с оперативниками отдела ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь мы были в командировке в России, осуществляли взаимодействие и с коллегами из Литвы.

По нашим запросам были установлены и задержаны в странах ближнего зарубежья некоторые обвиняемые и впоследствии экстрадированы. Например, в феврале 2017 года 44-летний гражданин Литвы был экстрадирован из России в Беларусь, ему было предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса: участие в преступной организации, а также в её составе – незаконный оборот наркотиков в крупном размере, контрабанда, покушение на их незаконное перемещение через государственную границу Республики Беларусь.

Также российские коллеги задержали лиц, причастных к созданию преступной группы на территории Российской Федерации, – граждан Беларуси и Молдовы, изъяли у них наркотики и деньги. Злоумышленники уже осуждены, отбывают наказание в местах лишения свободы.

– Чем, на Ваш взгляд, отличается данное уголовное дело от других?

– Во-первых, за всю историю существования нашего подразделения в уголовном деле впервые фигурируют такие объёмы гашиша (сотни килограммов, в сумме – не менее тонны). Во-вторых, никогда ранее не шла речь о таком большом количестве иностранных граждан, которых международная группировка вовлекла в свой преступный бизнес. И, в-третьих, удалось задержать и предъявить обвинение не только членам преступного синдиката, но и организатору, а это вообще большая редкость.

Елена Боярович

Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг

Александр Хуг надеется на урегулирование на Украине

Мария Перссон Лёфгрен (Maria Persson Löfgren), Sveriges Radio, Швеция

Война на Украине идет уже три с половиной года. Но, в отличие от других долгосрочных конфликтов, на Украине есть надежда на урегулирование, утверждает Александр Хуг (Alexander Hug), один из руководителей наблюдательной миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на Украине.

«Прекратить эту войну возможно: в отличие от других конфликтов, здесь нет глубинной групповой динамики, которую требуется урегулировать. Когда стороны конфликта договариваются о перемирии, в течение нескольких часов оружие замолкает», — говорит Александр Хуг, имеющий богатый опыт наблюдения за конфликтами.

«Все зависит от воли сторон. Мы видим, что решить проблему возможно. Единственное препятствие — то, что конфликт длится уже три с половиной года, и чем дольше, тем выше риск, что временная линия соприкосновения превратится в настоящую границу между противниками».

Официальная должность Александра Хуга — «первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии» ОБСЕ на Украине. Его задача — наблюдать за ситуацией на месте в Восточной Украине, где все еще идет война, и подавать ежедневные рапорты об обстановке вблизи линии фронта.

Доклады миссии основаны на наблюдениях около тысячи человек, задействованных в работе. Эти люди прибыли из 40 государств ОБСЕ (всего их 57).

Швеция тоже участвует в миссии, вот почему Хуг на два дня приехал в Стокгольм. Юрист Хуг давно выступает как наблюдатель ОБСЕ, он видел изнутри конфликты в Боснии и Герцеговине, Косово и палестинском Хевроне. По его словам, есть один решающий фактор, который внушает надежду:

«Население Донбасса не признает линию соприкосновения, насколько нам известно. Ежедневно ее пересекают от 25 до 35 тысяч человек. В других конфликтах такого нет. Это позитивный аспект конфликта, в котором люди вот уже три с половиной года живут под постоянными обстрелами».

Их выдержка, по словам Хуга, — доказательство того, что есть надежда на перемены: речь не идет о народном конфликте, скорее, это конфликт между сторонами, подписавшими Минские соглашения, но не желающими следить за их выполнением.

Александр Хуг дипломатично избегает возлагать вину на какую-либо сторону, он даже не упоминает, что именно делает конфликт таким сложным: Россия одновременно утверждает, что не имеет к нему никакого отношения, и считает себя вправе участвовать в его урегулировании.

Минск-2 — последнее соглашение о перемирии, и оно все еще не выполнено. Прежде всего, тяжелые вооружения так и не отведены от линии конфликта.

Но Александр Хуг отмечает, что боевые действия стали менее интенсивными по сравнению с прошлым годом.

Минимум 10 тысяч человек уже пали жертвами войны на Украине, а более двух миллионов были вынуждены покинуть свои дома. Большая часть из них стали внутренними беженцами на Украине.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361574 Павел Фельгенгауэр

«Никто нас не защищает» — российские журналисты реагируют на нападение на Татьяну Фельгенгауэр

Журналисты осуждают атмосферу ненависти, сложившуюся после того, как Татьяна Фельгенгауэр получила удар ножом в горло в редакции радиостанции «Эхо Москвы».

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Москва — По мнению российских журналистов, все более поляризованный и насильственный климат в стране, возможно, стал причиной атаки, в результате которой известная ведущая московской радиостанции «Эхо Москвы» получила ножевое ранение в горло.

Татьяна Фельгенгауэр, заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», подверглась нападению в понедельник около полудня со стороны мужчины, который смог прорваться в редакцию этой радиостанции, расположенной в центре Москвы в одном из многоэтажных зданий. Этот человек распылил специальную жидкость из баллончика в лицо охраннику на нижнем этаже здания, а затем прошел через турникет и поднялся на лифте на 14-ый этаж, где находится редакция радиостанции «Эхо Москвы».

Алексей Венедиктов, главный редактора радиостанции «Эхо Москвы», в интервью вечером того же дня сообщил, что врачи сделали Фельгенгауэр операцию, продолжавшуюся больше часа. По его словам, ночью она будет находиться в состоянии искусственной комы, однако врачи утверждают, что непосредственной угрозы для ее жизни нет.

Татьяна Фельгенгауэр была в сознании после нападения и была способна ходить, однако вскоре стало ясно, что нанесенные ей ранения оказались серьезными, и она была доставлена в больницу. Прибывшие на место сотрудники полиции задержали нападавшего, которого до этого смогли обезвредить два сотрудника охраны.

Российские власти назвали имя нападавшего — им оказался 48-летний Борис Гриц, имеющий двойное российское и израильское гражданство. По словам Венедиктова, израильские водительские права, выданные на это имя, были обнаружены среди личных вещей нападавшего. В блоге, очевидно, принадлежащем Грицу, содержится несколько записей по поводу Фельгенгауэр, в которых он жалуется на то, что ведущая радиопрограмм преследовала его в воображаемом мире.

Российские средства массовой информации опубликовали «слитые» видеоматериалы допроса Грица, в ходе которого он говорит, что никогда не встречался с Фельгенгауэр, однако она имела с ним телепатический контакт в течение последних пяти лет.

Однако, по мнению Венедиктова, пока еще рано считать, что атака была предпринята психически нестабильным человеком, действовавшим в одиночку. «Ему были известны такие вещи, которые он не должен был бы знать. Как он мог знать о том, что Татьяна все еще будет здесь? В такое время, когда он напал, ее, обычно, уже не бывает в редакции. Есть много вопросов».

Венедиктов, на которого во время одной панельной дискуссии националистические активисты вылили виски из бутылки, считает, что российское общество становится все больше склонным к насилию. В качестве примера он привел поджоги кинотеатров в связи с показом нового фильма о последнем русском царе Николае II, а также угрозы в адрес журналистов, нападения на них и на оппозиционных политиков. «А где аресты за все эти вещи? Этих людей либо тихо игнорируют, либо активно поддерживают», — отметил он.

«Эхо Москвы» является одним из немногих независимых средств массовой информации в России, и в его передачах много сообщений и дискуссий, содержащих острую критику в адрес Кремля, хотя сама радиостанция принадлежит медийному филиалу энергетического гиганта Газпрома. Фельгенгауэр является ведущей утренней дискуссионной программы этой радиостанции.

И раньше уже совершались нападения на журналистов радиостанции «Эхо Москвы», а либеральных журналистов в России часто сравнивают с предателями.

В одном выпуске новостей на российском государственном телевидении в этом месяце подчеркивалось, что «Эхо Москвы» и лично Фельгенгауэр способствуют продвижению иностранных интересов в России накануне президентских выборов в марте будущего года.

В том репортаже была показана фотография Фельгенгауэр, а также продемонстрирована звукозапись ее программы, в которой она жалуется на условия, в которых вынуждены работать журналисты в России. В репортаже также говорилось о том, что иностранные НКО снабжают деньгами радиостанцию «Эхо Москвы», и поэтому она представляет для стабильности России такую же опасность, как террористы «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Союз журналистов России подверг резкой критике тот телевизионный репортаж. «Мы считаем, что подобные программы разжигают ненависть в отношении наших коллег, и они могли подтолкнуть нестабильного в психическом плане человека к совершению нападения на Таню», — подчеркивается в заявлении Союза журналистов и медийных работников (Union of Journalists and Media Workers).

Юлия Латынина, журналист и ведущая еженедельной программы на «Эхе Москвы», вынуждена была покинуть Россию после попытки поджога ее автомобиля. В прошлом году в центре Москвы нападавший облил ее фекалиями из банки.

Евгения Альбац, редактор журнала и многолетняя ведущая программы на «Эхе», сказала, что она была удивлена тем, что такого рода нападения не случались раньше.

«Количество агрессии, направленной на либеральных журналистов в этой стране со стороны государственных средств массовой информации и из других источников, является огромным, и это происходит постоянно, — сказала она. — Никто не собирается нас защищать: мы — враги для всех».

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361574 Павел Фельгенгауэр


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин

Облом для Путина вместо победы

Будущему президенту России нужна победная риторика. «Украинский проект» победным назвать трудно, и с каждым месяцем, делать это все сложнее.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Если посмотреть на так называемые патриотические СМИ и некоторые российские источники в интернете, там есть интересный сдвиг. Теперь, оказывается, Путин «победил» Порошенко, потому что заставляет его выполнять пункты «Минска-2». Якобы именно путинский хитрый план привел к тому, что Порошенко «унижен и вынужден выполнять соглашение». Хотя еще полгода назад эти же источники говорили, что «Минск-2» никак не годится для ДНР-ЛНР, потому что подразумевает их переход под юрисдикцию Киева. А еще раньше говорили про то, что идеальным решением являет присоединение ДНР и ЛНР к России.

Но сейчас все эти слова Захарченко о том, что «через 60 дней киевский режим рухнет», забыты, и говорится лишь о том, что «мы победили «хохлов», потому что мы заставляем их выполнять «Минск»«. И это подается как виртуальная победа. Но победа эта — уж больно неоднозначная. Люди же — не совсем идиоты. И даже в ДНР и ЛНР понимают, что «лоханулись» с этой самой «Малороссией», «Новороссией» и прочими пафосными «русскими мирами». Они остались в дураках, инфраструктура в регионе разбита, работы нет, денег и перспектив тоже. У них на загривке кормятся Захарченко и Плотницкий. Никакой победы не произошло, а произошел облом. И те, кто «не совсем дураки», это прекрасно понимают.

Да, «Крым наш». Уже как три года «наш», но лучше от этого не становится, а становится только хуже. Поэтому на сегодняшний день для президентской компании про украинскую тематику лучше не вспоминать вообще. Нечего уже говорить про Украину — это отработанный пар, остывшая тема, и она больше вредит Путину и псевдопатриотам, чем идет им на пользу.

Как, между прочим, накануне выборов не будут вспоминать и тему Сирии. Россия вроде как победила, а там ситуация — неоднозначная. Одна война закончилась, начали вторую. Российским войскам оттуда выходит опасно, иначе режим Асада падет. Похоже, там надо сидеть всерьез и надолго. Поэтому тоже ощущения победы нет. Тем более, что в российском обществе значительная часть людей, половина, считают, что нечего нам там делать.

Но Путину нужна хоть какая-нибудь победа. Сейчас Кремль пытается создавать победу в экономике. Путин говорит, что мы продемонстрировали рост 2%, забывая сказать о падении в предыдущие годы. И теперь рост означает не прибавку, а неполное восстановление достигнутых ранее результатов. Сегодня забыты все слова про «удвоение ВВП», про «рубль — тихую гавань для мировых финансов», — все это забыто.

То есть, нет победы ни на внутреннем, ни на внешнем направлениях. Где найти эту победу, чтобы в обществе «зашкаливало», как после Крыма? Как вколоть людям еще адреналина, чтобы они почувствовали, что «подъем с колен» — это не просто разговоры, а что-то реальное? Кому бы еще дать по морде, чтобы все видели, что мы — крутые? И вроде бы уже некому: Лукашенко — не дашь, Назарбаеву тоже. Остается только внутри кого-то прищучить: найти кого-то плохого, условно говоря, Чубайса. Да, народ вяло поаплодируют, но ощущение упругой радости, как было после Крыма, уже не возникает. И в этом главная проблема нынешнего российского режима.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин


Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум

Почему Путин хочет контролировать Украину? Спросите у Сталина

Энн Эпплбаум | The Washington Post

За рубежом усилия России установить контроль над Крымом и остальной частью востока Украины вызвали тревогу: впервые с 1945 года европейская граница была изменена силой. Однако в России это было совершенно здравым ходом событий, согласующимся почти с веком украинофобии, пишет журналистка и писательница Энн Эпплбаум в американской газете The Washington Post. "Глубоко в российском национальном сознании запечатлено представление об украинской жажде автономии, осознание непредсказуемости Украины - и старый страх, что украинские запросы могут распространиться на Россию", - отмечает автор.

"Российское беспокойство насчет Украины уходит своими корнями в самое начало Советского Союза в 1917 году, когда украинцы впервые попытались создать свое собственное государство, - говорится в статье. - После Гражданской войны, которая последовала за революциями в Москве и Киеве, украинские крестьяне - одновременно радикальные, левые и выступающие против большевиков - отвергли насаждение советского правления. Они вытеснили Красную армию и на какое-то время взяли верх. Но в анархии, что последовала за отступлением Красной армии, польские формирования, а также царистская Белая армия вновь вошли на Украину".

Как рассказывает журналистка, впоследствии большевики оправились, но были ошеломлены. "На протяжении многих лет они с одержимостью говорили о "жестоком уроке 1919 года", - пишет Эпплбаум. - Десятилетием позже, в 1932 году, у Сталина возникла причина вспомнить это урок. В том году в Советском Союзе в очередной раз царил беспорядок после катастрофического решения Сталина о коллективизации сельского хозяйства. С распространением голода он был встревожен сообщениями о том, что члены украинской КПСС отказывались помогать Москве в конфискации зерна у голодающих украинских крестьян".

Сталин провозгласил, что настало время сделать Украину "настоящей крепостью СССР, подлинно образцовой республикой". С этой целью требовалась более жесткая тактика, продолжает автор. "Эта более жесткая тактика включала внесение в черный список многих украинских городов и деревень, которым было запрещено получать промышленные товары и еду. Также она запрещала украинским крестьянам покидать республику и выставляла блокпосты между деревнями и городами, препятствуя внутренней миграции. Команды активистов прибыли в украинские деревни и конфисковали все съедобное, не только пшеницу, но и картошку, свеклу, тыкву, бобы, горох, сельскохозяйственных животных и даже домашних питомцев. Они обыскивали амбары и кладовые, разносили стены и печи в поисках еды. Результатом стала гуманитарная катастрофа: по крайней мере 5 млн человек погибли от голода в 1931-1934 годах в Советском Союзе. Среди них было примерно 4 млн из 31 млн украинцев, и они умерли не из-за нерадивости или неурожая, а потому что у них забрали еду".

"После голода Сталин дал старт новой волне террора, - говорится далее. - Украинские писатели, деятели искусства, историки и интеллектуалы - все, кто имел связь с националистскими правительствами или армиями 1917-1919 годов - были арестованы, отправлены в ГУЛАГ или казнены".

По словам журналистки, "его цель не была загадкой: он хотел сокрушить украинское национальное движение и убедиться в том, что Украина никогда вновь не взбунтуется против советского государства". "Сталин опасался, что, если бы Украина отвергла советскую идеологию и советскую систему, это могло бы привести к краху всего Советского Союза. (...) И если бы украинцы смогли создать более открытое, более толерантное государство или могли бы повернуться в сторону европейской культуры и ценностей, как того желали столь многие, то почему бы тогда многим русским не захотеть того же?" - поясняет Эпплбаум.

"Конечно, параллели не точны: Россия Путина - не Советский Союз Сталина, - отмечает автор. - И все же через 80 с лишним лет после голода и более чем через два десятилетия после развала СССР отношения между Россией и Украиной вернулись в исходную точку. Вновь российский лидер с одержимостью говорит о "потере" Украины. Вновь московский режим видит в украинском национальном движении экзистенциальную, внутреннюю угрозу. И вновь Москва приложила невероятные силы, чтобы предотвратить украинский вызов. Как и в 1932 году, постоянные разговоры о "войне" и "врагах" на Украине остаются полезными для российских лидеров, которые не могут объяснить отсутствие роста жизненных стандартов или оправдать свои собственные привилегии, богатство и власть".

Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум


Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар

НАТО против России: почему самая большая военная опасность для Европы сосредоточена в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С 2014 года Североатлантический альянс осуществил множество изменений в своей военной доктрине и стратегии на восточном фланге с целью сдерживания России. Главная цель альянса по сути дела сводится к тому, чтобы изменить российское поведение. Но как такие изменения расценивает Москва? Исследовательский центр Rand недавно опубликовал новый доклад, в котором попытался проанализировать эти вопросы.

«Несмотря на общее военное превосходство, НАТО сталкивается с дисбалансом в силах и средствах в регионах, которые граничат с Россией, таких как Прибалтика, — говорится в этом докладе. — Для устранения такого локального дисбаланса аналитики и политические руководители выступают с предложениями, суть которых сводится к увеличению издержек России и снижению ее шансов на успех в случае начала наступления на одного или нескольких членов НАТО». При этом менять российское поведение они хотят таким образом, чтобы это было выгодно альянсу. Но НАТО необходимо действовать очень внимательно и осторожно, дабы не спровоцировать ненужную и ошибочную реакцию. По этой причине альянсу исключительно важно знать, насколько сильно он может давить на Россию.

«Какие бы изменения в доктрине и расстановке сил ни осуществляли Соединенные Штаты и НАТО, их цель состоит в том, чтобы изменить поведение России, — заявляет RAND. — Таким образом, характер ответных действий Москвы будет определять целесообразность и практическую ценность тех мер, которые примет НАТО».

Перечень возможных ответных действий России очень обширен. Она может ничего не делать, а может предпринять военные действия. Таким образом, правильная оценка реакции Кремля исключительно важна.

«Возможная реакция России охватывает весь диапазон действий — от молчаливого признания предпринимаемых США и НАТО шагов, и отказа от планов нападения на НАТО, до резкого увеличения приграничной группировки российских войск с целью создания противовеса США и НАТО, и мощной эскалации с последующим прямым конфликтом. В ответ на военные действия Америки и Североатлантического альянса Россия также может использовать невоенные уязвимости в США и других странах НАТО, отмечается в докладе.

На данный момент у НАТО достаточно сил и средств для сдерживания русских на востоке.

«Наш анализ указывает на то, что натовские силы сдерживания, предназначенные для противодействия России в случае ее нападения на члена альянса с применением неядерных средств, достаточно надежны», — отмечается в докладе.

«Реализация уже объявленных США и НАТО мер по совершенствованию организационно-штатной структуры и доктрины, скорее всего, еще больше снизит и без того незначительный риск российского нападения. Сегодня силы сдерживания НАТО обладают большими преимуществами в области неядерного потенциала, которые с 2014 года подкрепляются четкими сигналами, действиями и заявлениями о том, что НАТО и Соединенные Штаты Америки предпримут военные действия в ответ на любую агрессию против прибалтийских государств или других союзников по альянсу там, где эти меры реализуются. Таким образом, вполне вероятно, что с точки зрения России, любые агрессивные действия приведут к выполнению положений статьи 5 Североатлантического договора, результатом чего станет прямой военный конфликт сразу с несколькими ведущими членами НАТО».

Как отмечают авторы доклада, русские в ближайшей перспективе не намерены нападать ни на какого члена Североатлантического альянса.

«По нашей оценке, российское нападение на НАТО в ближайшей перспективе маловероятно. Но нельзя исключать, что Россия использует другие методы и средства для демонстрации своего недовольства теми мерами и шагами, которые предпринимают США и НАТО в вопросах военной доктрины и размещения сил и средств», — говорится далее в докладе.

«Россия уже объявила о своем намерении внести изменения в построение сил и средств внутри страны, чтобы свести на нет усиление натовского присутствия. В прошлом Москва использовала обширный набор механизмов, отвечая на действия США и НАТО, которые она воспринимала как угрозу. Среди таких механизмов — выход из многосторонних договоров о безопасности, отправка с провокационными целями войск в близкие к Америке районы, угроза разместить ракеты „Искандер" в Калининградской области и так далее».

Но скорее всего, в обозримом будущем НАТО и Россия ограничатся новой холодной войной.

«Российская элита, по всей видимости, сделала вывод о том, что долговременные цели США и НАТО несовместимы с интересами безопасности нынешнего режима в Москве», — отмечается в докладе.

«Российское руководство с обеспокоенностью говорит об устойчивом наращивании неядерных сил в Восточной Европе, в том числе, на территории бывших советских республик, о расширении систем противоракетной обороны и об изменениях в стратегической ориентации государств, которые, по мнению Москвы, входят в ее сферу влияния». Суть проблемы заключается в том, что хотя русские могут сдержать военное нападение альянса, Кремль считает, что НАТО и Вашингтон пытаются подорвать Россию изнутри.

«Угроза ответного ядерного удара с применением российских стратегических ядерных сил способна предотвратить прямое нападение на Россию. Однако США и НАТО считают необоснованными озабоченности России в сфере безопасности, связанные с политическими угрозами стабильности российского режима. Пока две страны не изменят свою точку зрения, они будут увеличивать опасность конфликта в Европе», — говорится в заключение в докладе RAND.

Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358799 Евгений Виноградов

Как правильно подобрать «крышу»

Евгений Виноградов

руководитель Crime Finance

Услуги криминальных авторитетов для решения спорных вопросов в бизнесе остаются востребованными

Прибыльность и эффективность бизнеса зависит в том числе от правил и законов, которыми он регулируется. Но разнообразие бизнес-отношений так широко, что их невозможно загнать в конкретные рамки. Всегда будут спорные отношения, которые могут трактоваться двояко с точки зрения закона или вовсе не регулироваться. Закрепленные договорные отношения подчас не выполняются. И когда государство не в силах регулировать эти отношения, возникают ситуации вне правового поля.

«Крыша» все еще популярна у бизнесменов самого разного калибра — от миллиардеров до лавочников. Чаще всего она состоит из сотрудников органов внутренних дел и представителей госвласти, но еще не умер такой институт как «криминальная крыша». Часто при решении спорных бизнес-вопросов на сцене появляются харизматические специалисты «разговорного жанра» или криминальные авторитеты. Раньше в эту соеду часто попадали спортсмены, прежде всего из единоборств – не только из-за физических качеств, но и из-за умения считывать поведения противника в бою. Среди этих людей есть достойные и благородные. Муза в черном плаще может посетить человека любой национальности. Хотя чаще всего муза любит теплые края. Воспринимать таких людей стоит как своеобразных бизнесменов.

Эта среда давно сформировалась, и время жестоких переделов ушло. Возможно, еще не решены вопросы в генералитете блатной гвардии, но в пехоте все устоялось — закрепились свои лидеры и группировки, многие из них обзавелись своими легальными бизнесами. Часть срослась с госорганами, кто-то окунулся в «обналичку».

Как они помогают решать спорные вопросы? Настоящие виртуозы-решалы не только лучше видят проблему, но и знают возможные пути ее развития и решения, знают, кто может прийти со стороны оппонента, правильно оценивают уровень своего авторитета и влияния. Если оппонентом в решении вопроса становится такого же уровня авторитет, то они видят друг друга насквозь и мыслят схожим образом. Им легче будет решить возникшие разногласия, часто в свою же пользу. Еще решение вопроса может быть вынесено на уровень всевозможных смотрящих за районом, городом или областью, либо на уровень межрегионального авторитета, или даже «вора в законе».

Урегилирование спора будет происходить исходя не из логики или честности, а исходя из определенных понятий. У каждого авторитета или группировки они свои. За большие деньги можно сформировать любое правильное понятие и решение. Люди меньшей авторитетности, например, могут просто получить отступные от главного решалы. Такая схема решения вопросов превалирует в этой среде. Так что, привлекая к себе таких людей, не нужно забывать, что может наступить момент, когда за решение спорного вопроса придется сильно раскошелиться.

Привлекать ли авторитетов для решения бизнес-вопросов? Каждый решает для себя сам. Все зависит от вашего склада характера и уровня авантюризма, особенностей бизнеса и окружающей его среды. Плюс в том, что если вы запустите таких людей к себе, то все местные авторитеты будут в курсе с кем вы работаете и ущерба не причинят. Но если авторитет вашего партнера ослабнет, или партнер просто исчезнет (часто не по своей воле), то вы моментально станете лакомым куском. К минусам можно отнести то, что криминальная среда будет знать о вас слишком много, включая слабые стороны — детали бизнеса, родственников. Отношения с бандитами можно построить лишь в ситуации, если между вами настоящая проверенная жизненными трудностями дружба.

Если вы изначально не работаете с бандитами, то и информация о вас просачиваться в таком объеме не будет. Чтобы минимизировать риски и сохранить бизнес, можно организовать службу безопасности из бывших сотрудников органов, например, сотрудников ФСБ. Но исключать участие авторитетных лиц в некоторых ваших делах иногда все же не стоит. Благодаря таким людям вы получаете доступ к осуществлению необходимых, в том числе и силовых способов ведения дел, если они вам действительно нужны и оправданы. Иногда случается, что без их помощи не обойтись. Если вы оказались в такой ситуации, то обязательно получите информацию про вашего будущего авторитетного партнера из разных источников – безопасников, людей из криминальной среды и правоохранительных органов, бизнесменов, уже работавших с этим авторитетом.

Финансовая сторона в таких отношениях решается индивидуально в каждом случае. Кто-то из авторитетов может сидеть на зарплате и бонусах или попросит долю в бизнесе. Постоянный сервис потребует серьезных зарплат, машин, квартир и дорогих мероприятий. Помимо решения их финансовых проблем вам придется помогать им выпутываться из сетей правоохранителей, если они туда попадут.

Риски такого партнерства огромны. Ключевой ошибкой для многих бизнесменов является принятие навязанных авторитетом решений. Скорее всего, в таком случае они завершатся с болезненными последствиями. Ряд авторитетов по мере развития вашего бизнеса могут постараться у вас его отобрать. Жива и успешно функционирует классическая схема, по которой вам сначала создадут проблемы, а потом сделают видимость, что решили ее. В результате вы будете благодарны за решение фиктивной проблемы и даже не поймете, что вас обманули.

Выйти из таких отношений бывает не просто. «Крыша», понимая, что может лишиться кормушки, может строить вам различные препоны и действовать зачастую силовыми способами. В итоге, криминальные крыши – интересная, но очень дорогая и даже можно сказать опасная игрушка для взрослых мужчин, ищущих в своей жизни адреналина и приключений.

Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358799 Евгений Виноградов


Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая

Разделенный Курдистан. Кто освоит и как продаст нефть Киркука

Марианна Беленькая

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Да и Багдад не собирается выбирать между западными и российскими компаниями

Иракские курды потеряли Киркук – второй по значимости нефтеносный регион Ирака. В ночь на 16 октября премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади дал добро на начало операции по восстановлению безопасности и стабильности в провинции Киркук, которая с лета 2014 года находилась под контролем курдов. Багдад за сутки восстановил контроль над городом и окружающими его районами. Две основные курдские политические силы – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) обвинили друг друга в предательстве. Не обошлось и без вмешательства Ирана, точнее Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

События в Киркуке развернулись ровно три недели спустя после референдума о независимости Иракского Курдистана, который официально поддержала только одна страна – Израиль. США заявили о невмешательстве в конфликт между Эрбилем и Багдадом, Россия выразила поддержку обеим сторонам, при этом Роснефть объявила о подписании новых контрактов с Иракским Курдистаном.

Нефть раздора

Суть происходящего вокруг Киркука сформулировал глава МИД РФ Сергей Лавров. «Стремление отложить на потом такие вопросы, как статус Киркука и кто должен распоряжаться доходами от нефти, оказалось неблагоприятным для спокойного развития Иракского государства», — сказал министр.

Киркукская нефть стала яблоком раздора и для Эрбиля и Багдада, и для курдских партий. Демпартия, к которой принадлежит президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, и Патриотический союз, куда входил недавно скончавшийся президент Ирака (в 2005—2014 годах) Джаляль Талабани, неоднократно спорили о распределении доходов от нефти и обвиняли друг друга в коррупции. Еще год назад в СМИ появились сообщения, что вдова покойного Талабани — Геро Ибрахим Ахмад — выступила за возвращение киркукских месторождений под контроль Багдада при условии, что часть доходов от экспорта нефти будет возвращаться в Киркук на зарплаты курдскому ополчению пешмерга и госслужащим. В Патриотическом союзе возражают, что доходы от нефти оседают у Демпартии в Эрбиле, который контролирует весь экспорт с курдских территорий в Турцию, и жители Киркука остаются ни с чем.

В последнее время в Киркуке на подконтрольных курдам месторождениях добывалось 275 тысяч баррелей нефти в сутки (почти половина курдского экспорта), на оставшихся под управлением Багдада — 90 тысяч, но это не предел. Киркукские месторождения составляют около 12% нефтяных запасов Ирака. Как заявил иракский министр нефти Джаббар аль-Луайби уже после возвращения города под контроль Багдада, его ведомство планирует довести добычу нефти в Киркуке до миллиона баррелей в день. То есть было за что бороться.

В ближайших планах Багдада — восстановить трубопровод мощностью до 400 тысяч баррелей в день из Киркука в турецкий Джейхан через провинции Салах-эд-Дин и Найнава в обход Иракского Курдистана.

Советы от Ирана

Операция в Киркуке, по данным СМИ, была спланирована Багдадом под руководством иранского Корпуса стражей исламской революции. Как сообщает «Аль-Монитор», иранские генералы за день до операции предупредили командиров пешмерга в Киркуке о готовящейся операции и предложили оставить город. Те отказались, но, когда иракская армия начала боевые действия, сопротивление ей оказывали только в отдельных районах. Десятки пешмерга погибли, но большинство просто отступили.

Также известно, что накануне киркукских событий в Сулеймании находился генерал-майор Касем Сулеймани, командующий спецподразделением Аль-Кудс в составе Корпуса стражей и официальный военный советник ополчения иракских шиитов Аль-Хашд. Среди озвученных целей визита — почтить память основателя Патриотического союза Курдистана и бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, который скончался 3 октября. Разумеется, иранский генерал встречался с семьей Талабани.

Связь Патриотического союза с Ираном насчитывает не одно десятилетие. Тегеран укрывал курдов во времена Саддама Хусейна и оказывал им вооруженную поддержку. Но независимость курдов и раскол Ирака, который также фактически оказался под иранским контролем, Тегеран не устраивает. СМИ со ссылкой на курдские источники утверждают, что генерал Сулеймани приехал с посреднической миссией между Эрбилем и Багдадом. Но приехал не к президенту Иракского Курдистана Масуду Барзани, а к семье Талабани в Сулейманию.

Примечательно, что фактически в то же время в Сулеймании был и президент Иракского Курдистана Барзани — не только в качестве главы региона, но и как лидер Демпартии. Однако он не встречался ни с иранским генералом, ни с семьей покойного Талабани. Он провел переговоры с также приехавшим в Сулейманию президентом Ирака Фуадом Масумом (курдом по происхождению) и некоторыми руководителями Патриотического союза. По итогам встречи было заявлено, что позиции Демпартии и Патриотического союза едины и обе партии отвергают односторонние переговоры с Багдадом. Но заявленное единство оказалось мифом.

Курдский раскол

Две главные партии иракских курдов — Патриотический союз и Демпартия (Сулеймания и Эрбиль) — соперничают друг с другом на протяжении многих лет. В 1990-х это привело к гражданской войне. Борьба за власть продолжалась и после того, как стороны под давлением США заключили мир. Из-за постоянных разногласий последние два года была приостановлена работа регионального парламента, депутаты смогли собраться лишь за 10 дней до референдума. Казалось, что референдум объединил курдов. Но результат оказался противоположным.

«То, что произошло в Киркуке, стало результатом односторонних решений некоторых лиц, относящихся к известной партии внутри Курдистана», — так спустя сутки после киркукской операции прокомментировал ситуацию Масуд Барзани. Обвинения Барзани были нацелены на семью Джаляля Талабани. Еще накануне СМИ опубликовали документ, который якобы свидетельствует о сделке, заключенной сыном Талабани Павлом с шиитским ополчением Аль-Хашд аль-Шааби.

В документе курды обещают не сопротивляясь покинуть спорные территории и вернуть контроль над всеми стратегическими объектами Багдаду. Взамен иракское правительство обязуется открыть аэропорт Сулеймании для международных рейсов, выплатить зарплаты госслужащим в Сулеймании и Киркуке, а также ополченцам пешмерга из Патриотического союза. Документ также предполагает создание новой администрации для провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук и объединение их в отдельный регион. То есть фактически речь идет о расколе Курдистана.

Существует ли этот документ на самом деле, неизвестно. Тем более что, несмотря на все влияние Аль-Хашда в Ираке, никто не давал этому ополчению права выступать от имени иракского правительства.

Другое дело, что многое из этого документа действительно соответствует заявлениям Павла Талабани, сделанным еще за несколько дней до начала киркукской операции. Он призывал распустить совет провинции Киркук, дабы избежать столкновений между иракской армией и пешмерга и не допустить жертв среди населения, а затем установить совместное управление курдов и Багдада над спорными территориями, до тех пор пока их судьба не будет окончательно решена. Очевидно, что какие-то переговоры между Талабани и Багдадом были, в том числе и при иранском посредничестве. В итоге семью Талабани и часть руководства Патриотического союза в Эрбиле обвинили в предательстве.

Официальный представитель правительства Регионального Курдистана в России Асо Талабани заявляет, что Патриотический союз никого не предавал: «Я был в понедельник в Киркуке и видел, что его покинули именно пешмерга Барзани. Ополченцы пешмерга Патриотического союза остались, чтобы обеспечить безопасность населения. Наша цель получить гарантии Багдада, что иракская армия не тронет мирных жителей». Талабани подчеркнул, что никакой сделки с Аль-Хашд не было, Багдад сделал то, что давно обещал в случае проведения референдума, и все случившееся — результат упрямства Барзани.

По словам Талабани, многие в Патриотическом союзе были против проведения референдума, однако не смогли убедить Барзани отказаться от этой идеи. А те, кто его поддержал, были введены в заблуждение заявлениями Эрбиля о том, что у курдов есть международная поддержка. Он подтвердил раскол внутри Иракского Курдистана и внутри Патриотического союза.

Со своей стороны, официальный представитель Демпартии в Москве Хошави Бабакр заявил, что в Киркуке ополченцы пешмерга, подконтрольные Барзани, составляли всего 20% и не могли повлиять на развитие событий и в Эрбиле. А сам он в шоке от сделки между Ираном и семьей Талабани.

Странный нейтралитет Вашингтона

Еще одним шоком для курдов стало невмешательство в конфликт Вашингтона. Хотя США с самого начала выступали против референдума, опасаясь, что он негативно скажется на борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ), в Иракском Курдистане надеялись, что Вашингтон не даст курдов в обиду. Еще накануне в СМИ со ссылкой на курдских чиновников появились сообщения, что коалиция, возглавляемая США, нанесет удар по любой из сторон, развязавшей боевые действия.

Однако официальных заявлений сделано не было, и дальнейшее развитие событий показало, что курды выдавали желаемое за действительное. Столкновения, которые все-таки произошли 16 октября между иракской армией и пешмерга, в Центральном командовании ВС США назвали «недоразумением». А позднее президент Трамп заявил, что Вашингтону не нравятся столкновения, но он не будет занимать ни одну из сторон, добавив, что у США отличные отношения и с Багдадом, и с курдами.

Такая отстраненная позиция США не вызвала бы удивления, если бы речь шла только об отношениях между Багдадом и Эрбилем, которые в равной степени являются союзниками Вашингтона. Но с учетом активной роли в событиях Тегерана и многочисленных заявлений США о том, что они намерены противостоять иранскому влиянию в регионе, такой нейтралитет выглядит странно.

Удивились не только курды, но и израильтяне. Для них Иракский Курдистан, прежде всего Барзани, был союзником в противостоянии Ирану. Не говоря уже о том, что иракские курды покрывали 77% израильского импорта нефти, а от Багдада Израиль нефти вряд ли дождется.

Израильские СМИ уже начали задавать вопрос, придут ли израильские военные на помощь курдам c учетом их опыта операций против Ирана и шиитских движений в Сирии. Потенциально под ударом может оказаться шиитское ополчение Аль-Хашд, а также действующая на сирийской территории «Хезболла».

В Эрбиле на израильтян очень рассчитывают. Там не исключают, что премьер-министр Израиля Нетаньяху мог сообщить российскому президенту Путину о планах Израиля использовать сирийский воздушный коридор для пролета израильских самолетов в сторону Курдистана. Телефонный разговор, в ходе которого обсуждалась ситуация в Сирии, Иране и Курдистане, состоялся 18 октября по инициативе израильской стороны.

Впрочем, явное израильское вмешательство в конфликт в Ираке может еще сильнее обострить ситуацию и привести к непредсказуемым последствиям. Такой поворот событий никому не нужен. В том числе и России.

Позиция Москвы во многом напоминает США. России важно, чтобы ее союзники — Багдад и Эрбиль — договорились между собой. Правда, российская позиция, в отличие от Вашингтона, также предусматривает диалог по курдской проблеме с Анкарой и Тегераном.

Роснефть и курды

Россия в лице Роснефти стала крупнейшим иностранным инвестором в Иракском Курдистане. С февраля было подписано несколько соглашений с курдским правительством — на покупку и продажу нефти, геологоразведку, развитие и управление крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до 950 тысяч баррелей в сутки. О последних контрактах, касающихся геологоразведочных работ на пяти нефтяных блоках, было объявлено спустя два дня после киркукской операции. Москва дала понять, что не собирается уходить из региона и бросать Иракский Курдистан.

В этом контексте как намек в адрес России прозвучало заявление Министерства нефти Ирака, сделанное на следующий день после сообщения о новых контрактах Роснефти в Курдистане. В тексте говорится, что заключение контрактов без уведомления иракского федерального правительства или Министерства нефти считается «грубым вмешательством во внутренние дела Ирака, нарушением его национального суверенитета и явным нарушением международных норм».

На это глава Роснефти Игорь Сечин ответил, что в Курдистане работают многие мировые компании – Exxon, Chevron, Total. «Если есть какие-то противоречия внутреннего характера, они должны быть решены между правительством Курдистана и центральным правительством Ирака, это не наш вопрос вообще», – добавил Сечин. Глава МИДа Сергей Лавров также заявил: экономические контакты Москвы и Эрбиля не являются тайной от Багдада. В любом случае на следующей неделе в России ждут министра иностранных дел Ирака Ибрахима аль-Джафари, и тема работы российских компаний на территории Иракского Курдистана наверняка будет затронута.

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Поэтому Багдад тоже не собирается выбирать между западными и российскими компаниями. Хотя существует версия, что США не стали мешать иракцам возвращать Киркук, чтобы помешать распространению влияния России.

Хотя Багдад заявлял об интересе ЛУКОЙЛа к киркукским месторождениям еще в 2013 году, пока российские нефтяные компании там не работают. Их проекты находятся непосредственно на территории Иракского Курдистана, а также на юге и востоке Ирака. Пока киркукская нефть может волновать Москву только с точки зрения ее транспортировки и колебания цен на рынке. Вопрос, по какому трубопроводу в будущем будет идти киркукская нефть — через транспортную структуру Роснефти или по другому альтернативному трубопроводу, — остается открытым.

В мае 2017 года Reuters сообщил, что торговое подразделение ЛУКОЙЛа LITASKO и иракская государственная нефтяная компания SOMO создали совместное предприятие LIMA Energy, которое займется продажей нефти из Ирака и других регионов. SOMO экспортирует нефть, добываемую на всей территории Ирака, за исключением частей, подконтрольных курдам. То есть так или иначе российские компании могут быть причастны к экспорту курдской нефти.

В любом случае восстановление трубопровода в обход Курдистана займет время и потребует инвестиций. Значит, пока курдский маршрут в Турцию по-прежнему актуален. Анкара пока не реализовала свои угрозы перекрыть нефтепровод из-за решения иракских курдов провести референдум о независимости.

Курдские СМИ активно цитировали слова министра энергетики России Александра Новака в интервью телеканалу «Курдистан 24»: «Мы подключим нефтепровод и газопровод Курдистана к Черному морю. Это свидетельствует о том, что экспорт сырой нефти Курдистана будет продолжать течь через Турцию». Если цитата корректна, то можно предположить, что Москва и Анкара смогли найти компромисс. Похоже, Россия пытается убедить всех, что экономические интересы важнее политических разногласий, и готовится сыграть роль посредника между разными политическими силами. Тем более что Вашингтон пока себя в этом конфликте не проявляет.

Вопрос закрыт?

Ситуация в регионе очень шаткая – любые заявления и действия могут спровоцировать обострение конфликта. Курдские СМИ подогревают ситуацию, а сами курды растеряны – ведь большинство из них не брали в расчет политические игры своих лидеров и искренне надеялись на провозглашение независимости Курдистана, о которой мечтали столько лет (так же, как и о Киркуке). Еще в 1992 году курдский парламент назвал этот город столицей Курдистана. Но только в 2014 году, защищая город от боевиков ИГ, они смогли де-факто установить свой контроль над этой территорией. Сейчас у курдов ощущение, что их в очередной раз обманули и они напрасно проливали кровь.

«Вопрос с референдумом закрыт и остался в прошлом», — заявил премьер Ирака аль-Абади сутки спустя после операции в Киркуке, одновременно призвав курдов к диалогу в рамках конституции.

Теперь, когда Киркук снова под контролем центральных властей Ирака, Багдад не против искать точки соприкосновения с позиции силы. Пока не отказывается от диалога и Эрбиль – там с самого начала заявляли, что референдум им нужен лишь для того, чтобы выразить волю народа, и он не означает немедленного объявления независимости.

Диалог и компромисс действительно пока еще возможны. Проблема в том, что с Багдадом должен говорить единый Курдистан, иначе все договоренности будут недолговечны. А единого Иракского Курдистана пока нет.

Для простых курдов вопрос о независимости не будет закрыт никогда, какие бы решения ни принимали их лидеры и в какие бы игры ни играли. Слишком близка была возможность стать свободными. Теперь они в очередной раз потеряли доверие и к своим лидерам, и к союзникам.

Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 20 октября 2017 > № 2357464 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на Московской конференции по нераспространению, Москва, 20 октября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Очень приятно присутствовать на Московской конференции по вопросам ядерного нераспространения. Вижу здесь много знакомых лиц – моих коллег-дипломатов, представителей иностранных государств, нынешних и прошлых руководителей международных организаций, которые занимаются нераспространением. Спасибо, что вы приехали на это важное, по нашему убеждению, мероприятие. Особая признательность организаторам – Центру энергетики и безопасности во главе с его директором А.В.Хлопковым, с которым Министерство иностранных дел давно и плодотворно взаимодействует. Будем продолжать это делать.

За годы работы форум прочно утвердился в качестве солидной дискуссионной площадки, объединяющей авторитетных представителей «нераспространенческого» сообщества – дипломатов, военных, ученых, экспертов – всех, кто плотно занимается такими важными аспектами глобальной безопасности, как нераспространение оружия массового уничтожения и контроль над вооружениями.

1 июля будущего года мы отмечаем 50-летие со дня открытия к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия – несущей опоры современной системы международной безопасности. К сожалению, сегодня вынуждены констатировать, что режим, созданный этим документом и заложивший правовые основы для целого ряда важнейших соглашений, переживает непростые времена, подвергается серьезным испытаниям.

В немалой степени причина этого связана с тем, что отдельные страны ставят под сомнение общепризнанные нормы и правила, пытаются использовать в узких интересах успехи, ставшие результатом коллективных усилий и компромиссов.

Обеспокоены тем, что к Обзорной Конференции ДНЯО 2020 г. мы пока подходим с неутешительными итогами. Деструктивные действия ряда государств, нарушивших консенсус по проекту итогового документа предыдущей Обзорной Конференции в 2015 г., нанесли серьезный ущерб жизнеспособности Договора, подтолкнули довольно многочисленную группу стран к форсированной разработке договора о запрещении ядерного оружия, который недавно был открыт к подписанию.

Позиция России хорошо известна – мы не намерены присоединяться к ДЗЯО. Его сторонники, включая, например, получившую недавно Нобелевскую премию мира организацию «Международная кампания по запрету ядерного оружия» (ICAN), видимо, руководствуются благой в их понимании целью – обеспечить скорейший запрет на ядерное оружие. Но не будем забывать, что его полная ликвидация возможна только в контексте всеобщего и полного разоружения при условии обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, в том числе и обладателей ядерного оружия, как это предусматривает ДНЯО. Представленный же к подписанию документ о запрещении ядерного оружия далек от этих принципов, игнорирует необходимость учитывать все факторы, влияющие сегодня на стратегическую стабильность, и может оказать дестабилизирующее воздействие на режим нераспространения. Как результат – мир может стать еще менее стабильным и предсказуемым.

Нет согласия и по отдельным элементам существующего режима нераспространения. В частности, по-прежнему не ясна перспектива создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки (ЗСОМУ). Как вы помните, создание этой зоны было торжественно обещано в резолюции по Ближнему Востоку, принятой на Обзорной Конференции по ДНЯО еще в 1995 г. Из-за срыва в последний момент консенсуса по соответствующему документу Обзорной Конференции по ДНЯО 2015 г. был упущен реальный шанс начать, наконец, движение к реализации этой цели. Убеждены, что отсутствие практических шагов на этом направлении, в том числе со стороны США и Великобритании, которые вместе с Россией являются соучредителями Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, будет негативно влиять на основы ДНЯО. Со своей стороны, продолжим содействовать продвижению к созданию такой зоны на Ближнем Востоке, работать со всеми заинтересованными странами и сторонами. Залог успеха видим в нахождении консенсуса о конкретных форматах рассмотрения данного вопроса в широком контексте региональной безопасности.

До сих пор не решен вопрос с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Мы как принципиальные сторонники этого договора продолжаем работу, направленную на его вступление в силу. Призываем всех, от кого это зависит, прежде всего известные 8 государств, довести до конца подписание и ратификацию Договора, что внесло бы значительный вклад в укрепление режима нераспространения.

Еще один общий вызов – ОМУ-терроризм, для противодействия которому требуются консолидированные усилия всего мирового сообщества. Разумеется, такие действующие механизмы, как КЗХО, КБТО, резолюция СБ ООН 1540, остаются в полной мере востребованы в деле предотвращения попадания ОМУ в руки негосударственных субъектов. Однако для надежного заслона на пути ОМУ-терроризма требуются единые антитеррористические нормы. В этой связи нацелены на скорейший запуск на Конференции по разоружению в Женеве предметной работы над проектом предложенной нами еще в марте 2016 г. международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Полагаем, что данная инициатива, отвечающая интересам всех без исключения государств, способна прекратить затянувшийся застой в переговорной деятельности на женевской площадке (имею в виду Конференцию по разоружению).

С тревогой наблюдаем за настойчивыми попытками использовать не по назначению ресурсы Международного агентства по атомной энергии. В частности, превратить его в инструмент политического давления или систему перепроверки разведывательной информации, расширить его мандат на деятельность, не относящуюся к уставным целям и задачам Агентства, а также навязать ему проверку ядерного разоружения, заставить проверять не связанную с ядерными материалами военную деятельность.

Исходим из того, что МАГАТЭ как «приводной ремень» режима нераспространения должно оставаться профессиональным техническим механизмом проверки обязательств по гарантиям, кроме того, играть центральную роль в координации международного сотрудничества в области физической ядерной безопасности (ФЯБ), которое должно быть добровольным, не приводить к раскрытию чувствительной информации. Государства должны сами нести ответственность за обеспечение ФЯБ на своей территории, включая определение соответствующих параметров национальных систем и мер обеспечения безопасности.

Со своей стороны будем добиваться, чтобы система гарантий Агентства оставалась объективной, деполитизированной, обоснованной, опиралась на международное право и способствовала закреплению общих достижений, таких, например, как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. МАГАТЭ – единственный орган, уполномоченный Советом Безопасности ООН, осуществляет регулярные проверки в Иране и подтверждает строгое соблюдение им своих обязательств. Надеемся, что нам удастся сообща сохранить и в полной мере раскрыть уникальный потенциал этого Плана действий. В любом случае возврат к ситуации вокруг иранской ядерной программы, которая была до принятия СВПД, невозможен. О восстановлении санкций СБ ООН и речи быть не может.

Очевидно, что провал СВПД, тем более по вине одного из его активнейших участников, а по сути лидера группы «5+1», стал бы тревожным сигналом для всей архитектуры международной безопасности, включая перспективы урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Ее решение требует энергичных дипломатических усилий. Главная задача на нынешнем этапе – предотвратить военный конфликт, который неминуемо приведет к масштабной гуманитарной, экономической и экологической катастрофе. Все вовлеченные стороны должны проявлять сдержанность. Напомню, что в каждой резолюции СБ ООН, которая принималась по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП), помимо санкций, содержатся положения о необходимости возврата к переговорам. Альтернативы дипломатическим методам урегулирования ЯПКП на основе диалога между всеми заинтересованными сторонами не существует.

Призываем ответственных членов мирового сообщества поддержать идеи, заложенные в российско-китайской «дорожной карте» урегулирования, основные положения которой содержатся в Совместном заявлении министров иностранных дел России и КНР от 4 июля. Убеждены, что ее реализация будет способствовать снижению военной активности и напряженности на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности в целом.

Крайне опасными выглядят систематические попытки отдельных стран и военно-политических союзов расшатать сложившийся баланс в сфере контроля над вооружениями. Стремление добиться военного преимущества, использовать фактор силы для решения узкокорыстных геополитических задач серьезно подрывает стратегическую стабильность. Одной из ключевых проблем в этой связи остаются усилия США и их союзников в Европе, АТР, других регионах создать глобальную эшелонированную систему противоракетной обороны, приблизить ее элементы вплотную к российским, а также к китайский границам.

По существу без ответа остаются наши призывы совместно работать над купированием рисков, связанных с наращиванием качественных и количественных перекосов в обычных вооружениях на европейском континенте. С обеспокоенностью наблюдаем за реализацией планов по совершенствованию в т.ч. развернутых в Европе ядерных бомб, включая повышение их точности и возможное снижение мощности, за усилиями стран НАТО по замене авиасредств двойного назначения, предназначенных как для обычных, так и для ядерных задач. Все это чревато понижением порога применения атомного оружия. Последовательно выступаем за вывод американского ядерного оружия на национальную территорию, за прекращение т.н. «совместных ядерных миссий» НАТО, предусматривающих – в нарушение ДНЯО – привлечение неядерных членов альянса к планированию и отработке навыков применения ядерного оружия.

В сложном положении Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Мы неоднократно подтверждали приверженность его выполнению. Говорили о готовности обсуждать озабоченности сторон, как наши, так и американские. К сожалению, в Вашингтоне упорно продолжают тиражировать голословные обвинения в наш адрес, отказываясь их конкретизировать. Такой подход не способствует решению проблем вокруг Договора. Наоборот, возникает подозрение, что истинная цель таких «вбросов» – выставить Россию в виде злостного нарушителя международных обязательств, умолчав при этом о собственной нечистоплотности.

Наши сугубо конкретные претензии к США в связи с ДРСМД хорошо известны и, безусловно, понятны профессионалам. В целом о политическом подходе к этой ситуации вчера четко сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин на Валдайском форуме.

Негативное влияние на стратегическую стабильность оказывают и другие факторы. Ввиду отсутствия запрета на размещение в космосе систем оружия, кроме, конечно, ОМУ, существует угроза, что космос может стать пространством военного соперничества. Такому развитию ситуации должен быть поставлен надежный заслон. На решение этой задачи направлены российско-китайский проект договора о неразмещении оружия в космосе, а также наша инициатива по неразмещению первыми оружия в космосе, в которой наряду с Россией участвуют еще 16 государств.

Уважаемые коллеги,

Режим нераспространения – коллективная ответственность всего мирового сообщества. Россия намерена неуклонно продвигать положительную повестку дня в интересах обеспечения устойчивости всего режима. Готовы к совместной планомерной работе со всеми, кому небезразлично его будущее, кто заинтересован в упрочении международного мира и безопасности.

Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Вы направили в Вашингтон весьма опытного посла. У него большой опыт в сфере проведения переговоров по разоружению с США. Не предложили ли Вы ему перезапустить диалог с американцами в этой области?

С.В.Лавров: В последние полтора года у нас с американцами диалог действительно «просел». Это произошло еще при администрации Б.Обамы. У нас тогда много чего оказалось подвешенным в неопределенном состоянии, не по нашей вине, но это отдельная тема. После прихода в Белый дом Администраии Д.Трампа, мы обозначили нашу готовность возобновить диалог по всем направлениям, понимая в каком положении Администрация взяла бразды правления в свои руки, под каким немыслимым давлением и под какими обвинениями она оказалась. На ней до сих пор пытаются сорвать зло те, кто ставил на кандидата от демократов. Поэтому мы понимали, что Администрация Д.Трампа находится в непростом положении и выразили готовность возобновить диалог в тех направлениях и масштабах, которые будут приемлемы и комфортны для Администрации Д.Трампа. Я говорил об этом с Президентом США, когда он принимал меня в Овальном кабинете весной этого года. Об этом же за месяц до моего визита туда мы говорили с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Он приезжал в Москву и был принят Президентом России В.В.Путиным.

Как Вы знаете, у нас в итоге вырисовался канал на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств С.А.Рябков-Т.Шеннон, который среди прочих вопросов в контексте крайней встречи, которая состоялась между ними, был задействован и для того, чтобы посмотреть, где мы находимся по проблематике стратегической стабильности. Основной повесткой дня у этого канала стали двусторонние проблемы и как не допустить того, чтобы эта спираль конфронтации оказалась неостановимой. Повторю, в сентябре состоялся специальный разговор по вопросам стратегической стабильности, прежде всего, о выполнении Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г. и Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

Диалог идет. Не могу сказать, что он позволяет рассчитывать на достижение конкретных, значимых результатов в обозримом будущем, но, по крайней мере, он возобновлен и будет продолжен как по двусторонним каналам, так и в контексте механизмов, которые существуют для верификации ДСНВ и ДРСМД.

Вопрос: Я думаю, все здесь согласны с Вами, что ядерная сделка по Ирану должна быть сохранена. Одна из сопряженных с ней угроз связана с вопросами верификации т.н. раздела «Т». Целесообразно ли укрепить мандат МАГАТЭ в части верификации исполнения положения раздела «Т»?

С.В.Лавров: Укрепить то, чего нет, нельзя. У МАГАТЭ нет мандата для верификации раздела «Т». Это отражает консенсус, который был достигнут на переговорах «шестерки» с Ираном при участии ЕС и который был единогласно закреплен в резолюции СБ ООН. Исхожу из того, что изменения любой части этого консенсуса требуют согласия всех членов «шестерки» и, конечно, Ирана. Я убежден, как и наши европейские коллеги, что любые попытки начать такой разговор могут похоронить важнейшую договоренность в сф ере стратегической стабильности и ядерного нераспространения.

Вопрос: На подобных встречах люди искусно уходят от упоминания проблем, связанных с разоружением. Это такой подход элитариев со стороны ДНЯО? Они не позволяют нам достичь этих целей.

С.В.Лавров: Я услышал от Вас не столько вопрос, сколько философские размышления. Мне кажется, мы все-таки должны руководствоваться духом и буквой Договора. В этом смысле принципиально важно сохранять движение по дальнейшему сокращению ядерного оружия, то самое движение к ядерному разоружению, но в контексте сокращения всеобщего вооружения в принципе. Об этом очень подробно вчера говорил Президент России В.В.Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

Мы не можем игнорировать достижения военной мысли и промышленности, которые были сделаны уже после того, как Договор о нераспространении вступил в силу. Было бы абсолютно безответственным игнорировать существующие сейчас средства ведения войны. Те, кто инициировал ДЗЯО, пошли именно по пути игнорирования реальных угроз, которые создаются для стратегической стабильности и безопасности в результате появления новых смертоносных, эффективных видов вооружений. Поэтому даже не знаю, что добавить. Договор о нераспространении нужно сберечь. Нельзя допустить, чтобы появление второго параллельного режима в области нераспространения дало возможность тем, кто хотел бы поспекулировать на этой проблеме, играть в свои игры и разводить руками, говоря, что мы будем следовать линии, которая учитывает наличие двух противоречивых документов. По-моему, очень важно эту опасность видеть и не допустить, чтобы она нас всех подстерегла.

Вопрос: Выступая две недели назад в Вашингтоне, сенатор С.Нанн заявил, что для продвижения в вопросе над контролем вооружений не достаточно работать на уровне администраций президентов США и России и внешнеполитических ведомств двух этих стран. Необходимо работать с Конгрессом США, потому что он должен одобрить любое новое соглашение в этой области. Как Вы на это смотрите?

С.В.Лавров: Число игроков должно быть еще больше, поскольку в случае с вопросами нераспространения, стратегической стабильности не только министерства иностранных дел докладывают свои соображения президентам, но это делается вместе с министерствами обороны, у нас также обязательно участие госкорпорации «Росатом», ФСБ – это межведомственный процесс. Безусловно, от того, насколько эффективно в эвентульном пакете договоренностей между Россией и США будут отражены интересы твоего государства, зависит, насколько позитивной будет реакция в парламенте. Поэтому с парламентом, конечно, нужно работать.

Я вижу, как Администрация Д.Трампа старается работать с парламентом и как этому совершенно нормальному процессу пытаются помешать те, кто использует Конгресс совсем не для того, чтобы отстаивать интересы США, а чтобы попытаться создать непреодолимые трудности для самого Д.Трампа и его Администрации. Пока эти игры продолжаются, я сомневаюсь, что можно получить объективную реакцию на те или иные договоренности со стороны Конгресса, учитывая русофобский раж, в который он вошел.

Вопрос: Какой более конкретный вклад, помимо организации подобной Конференции, могла бы внести Россия в обеспечение достижения результатов в Обзорной Конференции по ДНЯО 2020 г.?

С.В.Лавров: Был такой лозунг: «Не спрашивай себя, что страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее».

Нас уже обвиняют не только во вмешательстве в американские выборы. Швеция тоже озвучивала опасения, что предстоящие в будущем году выборы в этой стране будут предметом российского хакерства. Французы и многие другие тоже об этом говорили. Нас обвиняют в том, что мы блокируем выполнение Минских договоренностей по Украине, хотя 90% там прямо поручается делать Президенту П.А.Порошенко. Нас стали обвинять в том, что сирийское урегулирование зависит от России и пока мы ведем себя неправильно. Слава Богу, в последнее время эти утверждения несколько поутихли. Говорят и о том, что за северокорейскую проблему тоже отвечаем мы, поскольку Китай не справляется, как сказал Д.Трамп. Теперь нам начинают делать упреки и в этой связи.

Пытаться ставить вопрос, который может содержать намек, что от России зависит, будет ли успех на Обзорной Конференции, на мой взгляд, совсем некорректно. Я упоминал в общих чертах наши усилия по продвижению консенсуса на последней Конференции. В зале сидит директор Департамента МИД России по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями М.И.Ульянов, который наверняка потом сможет рассказать Вам об этом подробнее.

С огромным трудом было достигнуто понимание того, как начать процесс переговоров по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Все компоненты компромисса были готовы, в том числе были учтены выдвигаемые Израилем озабоченности (не буду вдаваться в детали). Именно те соучредители Конференции, которые должны были бы заниматься этим с нами, на деле стали «тормозом» принятия этого важнейшего документа.

У нас нет недостатка доброй воли. Мы и сейчас на переговорах, проходящих в контексте обзорного процесса, продолжаем продвигать эту инициативу, ищем новые дополнительные развязки, которые помогли бы преодолеть сопротивление. Надеюсь, когда вы общаетесь с американцами, британцами, то тоже обращаете их внимание на необходимость обеспечить успех обзорного процесса. Если мы в очередной раз, уже на 35-м году после принятия решения о созыве такой Конференции, провалимся, то, я считаю, нанесем очень серьезный удар по режиму нераспространения и дадим сильные козыри в руки тем, кто хотел бы его развалить.

Вопрос: Россия и США уже предприняли важные шаги в вопросе ядерного разоружения. Ожидаете ли Вы, что разоружение продолжится в двустороннем режиме или предполагаете, что этот процесс расширится и вовлечет другие страны, обладающие ядерным оружием?

С.В.Лавров: Действующий Договор был выполнен. В феврале 2018 г. наступает согласованная дата, когда такое подтверждение должно последовать со стороны США и России. Потом будем думать о продолжительности действия этого Договора, о других шагах.

Убежден, что двусторонний диалог между Россией и США по стратегической стабильности продолжится, но в то же время весьма сомнительно представить себе ситуацию, когда новый, пока еще гипотетический (потенциальный, эвентуальный) раунд переговоров о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов состоялся бы только в двустороннем формате. Те цифры, которые отражены в действующем Договоре, уже существенно приближают арсеналы США и России к тем параметрам, на которые вышли другие ядерные страны.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 20 октября 2017 > № 2357464 Сергей Лавров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358864 Дэниэл Хоффман

Как Америка не смогла сдержать Россию

Неспособность скорректировать политику в отношении России провоцирует агрессию и нападки.

Дэниэл Хоффман (Daniel Hoffman), The Washington Times, США

70 лет назад «Истоки советского поведения» Джорджа Кеннана (George Kennan) стали основой американской политики сдерживания в отношении Советского Союза. После распада Советского Союза и целого десятилетия экономических потрясений, которые обернулись уменьшением влияния России в ее регионе и в мире, президент Владимир Путин начал воплощать в жизнь новую стратегию национальной безопасности, направленную на восстановление за Россией статуса сверхдержавы. Он хотел, чтобы Россию считали равной США и чтобы западные идеалы свободы и демократии не угрожали безопасности его режима.

Большую часть своей карьеры в ЦРУ я провел, занимаясь вопросами, связанными с Россией, поэтому я точно знаю, что г-н Путин, который направляет львиную долю ресурсов российских вооруженных сил и разведки против США, продолжает, подобно своим советским предшественникам, считать США «главным врагом» России. Ничто не может лучше проиллюстрировать антагонистический, макиавеллиевский подход России к отношениям с США, чем та материальная поддержка, которой она обеспечивает своего бывшего врага, Талибан, заставившего США пролить немало крови и потратить немало денег в Афганистане.

Начав свою карьеру с работы в структурах КГБ и поработав директором ФСБ, г-н Путин делает большие ставки на разведывательные операции и операции влияния, очень напоминающие ту безнравственную политическую войну, которую КГБ вел против своих внутренних и внешних врагов.

Избавившись от бремени советской коммунистической идеологии, Россия г-на Путина начала с успехом применять свою грубую и мягкую силу на территории бывшего СССР, в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Россия открыто нарушила территориальную целостность Грузии и Украины. Поддержав Венесуэлу и Кубу, а также оказав помощь Боливии в строительстве предприятия для «мирных» ядерных исследований, Россия увеличила свое влияние в Латинской Америке.

Россия повысила свой статус на Ближнем Востоке посредством агрессивных военных, дипломатических и разведывательных операций в Сирии и укрепления сотрудничества с Ираном и Турцией, которые купили у нее современные системы противовоздушной обороны. Стремясь переманить ключевого союзника США в свой лагерь, г-н Путин в начале октября принял у себя короля Саудовской Аравии Салмана. Россия также оказала некоторую поддержку Северной Корее, чтобы предотвратить там смену режима.

После этого г-н Путин захотел экспортировать свои вредоносные идеи и влияние в США. Он умышленно воспользовался нашими соцсетями, чтобы оказать влияние на исход президентских выборов 2016 года и уменьшить уровень нашего доверия к современной киберструктуре, которая стала играть ключевую роль в нашем демократическом процессе.

Г-н Кеннан предупреждал нас о «скрытности, неискренности, двуличии, настороженной подозрительности и общем недружелюбии» России. Г-н Кеннан прозорливо указал на то, что «всегда находятся американцы, которые спешат радостно объявить, что „русские уже изменились", а некоторые из них даже пытаются приписать себе заслуги в происшедших „переменах". Но мы не должны поддаваться на подобные тактические уловки». Г-н Кеннан предупреждал нас о необходимости противостоять попыткам СССР контролировать и скрывать правду.

В 2012 году кандидат в президенты от Республиканской партии Митт Ромни (Mitt Romney) вызвал бурю негодования со стороны многих демократов и республиканцев, назвав Россию нашим геополитическим противником номер один. Губернатора Ромни обвинили в том, что он до сих пор не избавился от мышления эпохи холодной войны, когда он заявил, что Россия чаще всего является частью проблем, а вовсе не страной, совместно с которой мы можем работать над их решением.

Политика Сталина по отношению к Польше, открыто нарушавшая условия Ялтинского соглашения, сформировала у г-на Кеннана реалистичный взгляд на послевоенные цели СССР и заставила его выступить с аргументами в пользу «продуманной долговременной политики», основанной на «длительном, терпеливом, но твердом и бдительном сдерживании экспансионистских тенденций России».

Станут ли кибератаки россиян на наши демократические институты тем переломным моментом, который наконец позволит нам увидеть реальную ситуацию? Сможем ли мы разработать стратегию 21 века, в основе которой будет лежать укрепление альянса НАТО, активная поддержка таких союзников, как Украина, сдерживание вредоносного влияния России на Ближнем Востоке и в других регионах и противостояние шпионским операциям и операциям влияния России?

Наша система национальной безопасности пострадала бы меньше, если бы мы прислушались к предостережениям г-на Ромни. Американские социальные сети и медиа-сайты продолжают собирать информацию о хакерских операциях России, которые она проводила в ходе предвыборной кампании 2016 года. Реакция системы на киберугрозу, включая принятие контрмер, должна занимать несколько минут, а не несколько месяцев.

Между тем, хотя прошло уже девять месяцев, расследования комитетов Сената и Палаты представителей по делам разведки, а также юридического комитета Сената еще далеки от завершения. У нас еще есть возможность скорректировать нашу политику в отношении России, и, если мы не сможем этого сделать, это лишь спровоцирует новые акты агрессии со стороны Москвы и увеличит угрозу для нашей национальной безопасности.

Дэниэл Хоффман — бывший глава резидентуры ЦРУ. В настоящее время он занимает должность вице-президента по вопросам глобальной безопасности в Sonoran Policy Group.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358864 Дэниэл Хоффман


Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи

ИГИЛ уже применяло химическое оружие и попытается вновь – экс-замглавы Моссад

Сергей Шойгу заявил о скором завершении военной операции в Сирии. По последним данным, правительственные силы контролируют около 80-90% территории страны. ИГИЛ* вытесняют и из Ирака. Однако террористическая организация намерена выйти на глобальный уровень. Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с известным специалистом по безопасности, Иланом Мизрахи. В прошлом – замдиректором Моссад и советником по безопасности премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта. Мизрахи считает, что потерпев военное поражение, ИГИЛ сохранил непобежденной свою идеологию. Но для ее укрепления требуется новое насилие, на этот раз на глобальном уровне. По мнению аналитика, террористы намерены идти по этому пути до конца, вплоть до новы попыток прмеренния химического оружия.

- Господин Мизрахи, почему лидеры ИГ приняли решение изменить тактику и, по словам директора ФСБ РФ Александра Бортникова, призывают сторонников «не выезжать в Сирию и Ирак, а оставаться в местах проживания для нанесения точечных ударов и проведения показательных терактов против мирного населения»?

- Дело в том, что ИГИЛ был превзойден в военном отношении в Ираке и Сирии. Лидеры ИГ это понимают, но им необходимо как-то сохранять свою силу и влиятельность. И теперь для достижения этой цели они решили обратиться к организации терактов в глобальном масштабе, не забывая, однако, и о создании «великого халифата».

- Какие угрозы несет создание новой террористической сети ИГ и какие страны входят в зону риска?

- Сейчас эта проблема стала глобальной. Это значит, что в зону риска входит и Европа, и Восточная Азия, и Юго-Восточная Азия – в целом, террористы будут действовать в любом регионе, где у них появится такая возможность. Сейчас они сосредоточены как раз на Европе, Северной Африке и Юго-Восточной Азии. Целью атаки может стать и Центральная Азия. В этом регионе сосредоточены религиозные страны с преимущественно мусульманским населением, а также здесь активны радикальные исламисты.

В данный момент лидеры ИГИЛ пытаются все больше прибегать радикальному религиозному насилию, чтобы вдохновлять сторонников и укреплять свою идеологию. Они были побеждены в военном отношении – но не в идеологическом.

Целью ИГИЛ станут правительственные учреждения, а жертвами атак – преимущественно христиане. Таким образом террористы надеются компенсировать те поражения, которые они потерпели в Сирии и Ираке. Они будут искать другие места для своих баз и попробуют развернуть активность в других частях мира. Такая попытка уже была предпринята на Филиппинах, когда террористы ИГИЛ оккупировали Марави. Они прощупают почву в Западной Африке. Их целью станут государства со множеством этнических общностей и, соответственно, слабым центром власти. Это, в свою очередь, развяжет им руки.

- Страны Центральной Азии выражают особенную озабоченность активизацией ИГ, особенно с учетом острой ситуации в Афганистане. Какие угрозы для региона несет изменение тактики ИГИЛ?

- Я думаю, ИГИЛ может использовать тех, кто им сочувствует, кто попал под влияние радикального ислама. В Афганистане, Центральной и Юго-Восточной Азии террористы наверняка будут использовать то, что они уже опробовали: это будут перестрелки, террористы-смертники, нападения с применением холодного оружия. Активность ИГИЛ также замечена в Индии и Бангладеш. Теперь из-за преследований мусульман в Мьянме у ИГ есть мотивация.

Не стоит также забывать о террористах-выходцах с Кавказа, которые уехали в Сирию и Ирак, а теперь могут вернуться – а точнее, обязательно вернутся. Они профессиональные боевики, профессиональные террористы, и они сделают все для радикализации местного населения с целью вербовки.

- В качестве отдельного вызова называется то, что воевавшие в Сирии и Ираке террористы получили навыки производства и боевого применения химического оружия. Насколько серьезной является ситуация в данной сфере и есть ли способы купировать риски?

- Химическое оружие уже было использовано боевиками в Сирии. Я думаю, они используют его, когда для этого возникает подходящая ситуация – они знают, насколько сильное психологическое давление оно способно оказывать на людей. Думаю, они попытаются и дальше продолжать применять его.

- Насколько эффективны международные меры противодействия новым вызовам, исходящим от представителей международного терроризма?

- Меры противодействия ИГ, которое превращается в глобальную террористическую организацию, должны включать различные аспекты действий государства, населения, а также органов безопасности.

Первоочередная задача – это противодействие радикализации населения. Этим должно заниматься государство, а также мусульманские религиозные организации. Последние, например, стали очень активны в социальных сетях в Индонезии.

Необходимо тесно сотрудничество между полицией, органами безопасности и разведки. Такое сотрудничество должно присутствовать и между странами с целью обмена информацией. Разведывательные службы должны работать безупречно, а также иметь развитую технологическую базу. Слаженность крайне важна в борьбе с ИГИЛ. В моей стране делается недостаточно для того, чтобы показать, что действия ИГ противоречат исламской религии. Это не то, к чему призывает ислам.

- Во время визита короля Саудовской Аравии в Россию произошло нападение на его резиденцию в Джидде. Чем вы можете это объяснить?

- Дело в том, что правительство Саудовской Аравии выступает против ИГИЛ, и террористы нанесут стране столько ущерба, сколько смогут. Я не утверждаю, что за этой атакой стоят именно они. Велика также активность противников саудовцев – иранцев. Я не думаю, что нападение на резиденцию произошло только из-за визита монарха в Россию – скорее всего, это просто послужило удобным предлогом. Вполне возможно, что к этому нападению имеют отношение ИГИЛ или Иран.

Беседовал Сеймур Мамедов

*Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter