Всего новостей: 2495333, выбрано 1610 за 0.137 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на международной конференции «Глобальные угрозы биологической безопасности. Проблемы и решения» Сочи, 1 ноября 2017 г. Усилия России по укреплению Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия

Уважаемые коллеги,

Дамы и господа,

Среди широкого спектра биологических угроз особое место занимает опасность, связанная с использованием возбудителей инфекционных заболеваний человека, животных и растений в качестве оружия. Последствия такого применения могут носить катастрофический характер, и поэтому биологическое оружие оправданно классифицируется как оружие массового поражения.

В стремлении уменьшить ужасы войны, связанные с применением оружия массового поражения, ведущие державы в 1925 г. разработали Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Однако этот договор не накладывал ограничений или запретов на разработку биологического оружия и касался лишь его неприменения на войне между государствами-участниками Протокола. Практически сразу же после его принятия содержащиеся в нем обязательства стали интерпретироваться как не запрещающие ответное применение, что способствовало развитию доктрины сдерживания и созданию соответствующих арсеналов для нанесения удара возмездия. Режим Женевского протокола не отличался прочностью как вследствие его открытого нарушения в 1930-е гг. из-за применения химического оружия, так и по причине неучастия в нем на протяжении многих десятилетий нескольких первоклассных в военном отношении держав. Советский Союз присоединился к Женевскому протоколу в 1928 г. В 2001 г. Россия сняла все оговорки, сделанные в свое время СССР при присоединении к Протоколу – призываем всех остальных поступить так же без дальнейшего промедления.

События Второй мировой войны подтвердили необходимость совершенствования международно-правового режима для сокращения опасности применения биологического оружия. Тем не менее в первые двадцать послевоенных лет условия для этого отсутствовали в силу того, что ведущие государства западного блока осуществляли массированные наступательные биологические программы. При этом делали они это скоординировано. К концу 1960-х гг. там, впрочем, пришли к выводу, что в доктринальном плане биологическое оружие как оружие массового поражения дублирует ядерное, а потому в силу целесообразности экономного расходования средств военного бюджета от него можно отказаться. Вследствие этого сформировались условия для проведения международных переговоров. В то время Советский Союз выдвинул инициативу разработки договора, запрещающего и биологическое, и химическое оружие. Поддержанное многими развивающимися странами такое предложение, однако, не встретило одобрения на Западе – там не спешили отказываться от имевшегося у них тогда преимущества в средствах ведения химической войны, особенно новых на то время фосфор-органических отравляющих веществ. Поэтому в сферу охвата начавшихся в Женеве переговоров вошли только биологические агенты, а также токсичные продукты жизнедеятельности живых организмов – токсины. В 1971 г. на последнем этапе переговоров текст будущей Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия согласовывался в двустороннем формате между двумя супердержавами того времени – СССР и США. Следует отметить и большой интеллектуальный вклад Великобритании в разработку ее текста. Не случайно, что эти три государства были назначены депозитариями КБТО, а их ратификации определены в качестве условия вступления договора в силу, что состоялось в 1975 г.

Механизмы реализации Конвенции во многом отражают реалии международной обстановки той эпохи, характеризовавшейся противоборством двух разных социально-политических систем, известным как «холодная война». Вследствие менталитета конфронтации оказалось невозможным предусмотреть процедуры верификации соблюдения нового договора и создать организацию для содействия в выполнении его положений. Впрочем, сам факт появления такой Конвенции в короткий период разрядки напряженности можно считать большой удачей, поскольку уже через несколько лет «холодную войну» как парадигму противостояния стали раскручивать с новой силой, что до второй половины 1980-х гг. поставило крест на перспективах заключения крупных договоренностей в области разоружения.

Первые десять лет осуществления КБТО подтвердили мнение о необходимости исправления ее врожденных недостатков. Воспользовавшись улучшением международной обстановки, Советский Союз на Второй обзорной конференции КБТО в 1986 г. впервые поставил вопрос о разработке контрольного механизма. Однако другие страны оказались к этому не готовы, и возможность начать подобную работу тогда была упущена. Кто знает, как сейчас выглядел бы режим биологического разоружения, если бы советская инициатива была принята? История, впрочем, не терпит сослагательного наклонения. В 1991 г. СССР на закате своего существования вновь поддержал идею разработки верификационного механизма.

В 1992-1993 гг. уже российская делегация активно участвовала в работе группы правительственных экспертов VEREX по рассмотрению вопросов верификации с научно-технической точки зрения и внесла свой вклад в выявление, формулирование и оценку 21 потенциальной верификационной меры и их различных комбинаций.

Вслед за тем в 1994 г. Россия вместе с другими выступила за начало переговоров по разработке дополнительного юридически обязывающего протокола к КБТО и деятельно участвовала в них последующие шесть лет. Таким образом, есть немалый российский вклад в проекте Протокола, который предполагалось одобрить на Пятой обзорной конференции в конце 2001 г. Срыв в июле 2001 г. близившихся к завершению переговоров оказался для нас, как и многих других государств, сильным шоком, ударом, пустившим под откос 10-летние усилия многосторонней дипломатии. Тогда мы делали все возможное, чтобы уберечь хотя бы что-то и не дать полностью обнулить проделанную огромную работу. В частности, нам вместе со здравомыслящим большинством удалось сохранить переговорный мандат Протокола и не допустить его отмены. Он по-прежнему является действующим и дожидается времени, когда обстоятельства позволят возобновить соответствующие усилия. Проведенный МИД России в 2014 г. опрос, в котором приняли участие свыше 40 государств, подтвердил сохраняющийся интерес большинства к укреплению КБТО путем принятия к ней дополнительного протокола.

Вместе с тем следует заметить, что с 2001 г. разблокировки переговорного процесса в рамках КБТО не произошло – в отношении мандата 1994 г. продолжают существовать те же самые политические препоны. Не прекращаются старые попытки переписать историю утверждениями, что КБТО якобы не проверяема, и работа в данной сфере является бесперспективной. Подобные утверждения противоречат выводам экспертов группы VEREX, которые, как я уже говорил, в 1993 г. по итогам двухлетней проработки пришли к согласию, что потенциальные верификационные меры могут быть полезными в плане повышения транспарентности, содействуя уверенности в том, что государства соблюдают свои обязательства по КБТО. Эксперты подчеркнули, что с научно-технической точки зрения некоторые верификационные меры способствовали бы повышению эффективности и улучшению осуществления Конвенции и признали, что надлежащая и эффективная верификация могла бы укрепить КБТО. Все это научно обоснованные выводы, одобренные широким консенсусом. На этом фоне несуразно выглядят попытки отдельных государств, блокирующих возобновление переговоров по верификационному механизму КБТО, получить односторонний доступ на интересующие их зарубежные микробиологические объекты, про которые они не устают распространять самые нелепые слухи. Непонятно, зачем им нужно инспектировать такие объекты, если они отрицают возможность верификации в рамках КБТО. Наверное, все-таки добавленную стоимость верификации они допускают, но только в своих интересах – на принцип взаимности им не позволяет пойти вера в собственную исключительность и, возможно, другие причины, о которых они предпочитают не распространяться.

Россия наряду со многими государствами считает, что наиболее эффективным путем укрепления Конвенции было бы принятие юридически обязывающего протокола, касающегося всех ее положений, включая верификацию. Это – наша неизменная долгосрочная цель. Вместе с тем на данном этапе мы готовы пойти на разработку и принятие вспомогательных мер и решений, которые помогли бы укрепить режим КБТО в ближне- и среднесрочной перспективе.

В данном контексте в последние несколько лет Россия подготовила и представила несколько перспективных инициатив, относящихся к совершенствованию реализации многих положений Конвенции.

Так, в декабре 2015 г. совместно с Арменией, Белоруссией и Китаем мы распространили предложение о начале переговоров по разработке юридически обязывающего документа по улучшению осуществления КБТО, включающего следующие направления:

- меры укрепления доверия;

- национальное осуществление;

- мониторинг научно-технических достижений;

- международное сотрудничество в мирных целях;

- помощь и защита от биологического оружия;

- расследование предполагаемого применения биологического оружия.

Предложение носило компромиссный характер в попытке отложить на будущее решение вопросов верификации, но ни в коем случае не отменяя или подменяя переговорный мандат 1994 г. Оно вызвало большой интерес среди многих стран, однако отсутствие должного запаса политической воли пока не позволило перейти к его практической реализации.

В рамках подготовки к прошлогодней Восьмой обзорной конференции Россия представила несколько инициатив и проектов, которые имеют практическую направленность и несомненную добавленную стоимость в плане создания конкретных механизмов по выполнению положений Конвенции.

В первую очередь необходимо отметить инициативу о создании под эгидой КБТО мобильных медико-биологических отрядов для оказания помощи пострадавшему государству в случае применения биологического оружия, проведения расследования такого применения и содействия в борьбе с эпидемиями различного происхождения. Ее реализация внесла бы большой вклад в улучшение осуществления сразу трех статей Конвенции: Статьи VII (помощь и защита от биологического оружия), Статьи X (международное сотрудничество в предотвращении болезней) и Статьи VI (расследование нарушений). Более того, достигался бы синергетический эффект и значительная экономия средств, поскольку мобильные отряды, являясь многофункциональными, могли бы использоваться для решения широкого спектра задач.

Если говорить о позиционировании мобильных отрядов в стратегии комплексного противодействия угрозе использования биологических агентов в качестве оружия, то руководствовались мы следующими соображениями. Мониторинг соблюдения запретов на разработку и производство биологического оружия требует осуществления контрольных мероприятий, включая объявление соответствующих объектов двойного назначения и проведение посещений на месте. Ничего нового здесь нет – подобный подход применяется по линии МАГАТЭ и ОЗХО. Тем не менее в результате срыва переговоров по разработке Протокола в 2001 г. параметры такого контрольного механизма согласовать не удалось. Поэтому объективных данных о соблюдении указанных положений Конвенции не существует. Это создает ситуацию неопределенности и вызывает вопросы в отношении реального положения вещей. Озабоченность в данном плане только усиливается в связи с чрезмерными объемами финансирования микробиологических программ двойного назначения, проведением сомнительных экспериментов с возбудителями смертельно опасных заболеваний (особенно аэрозольными экспериментами), наращиванием военной медико-биологической активности за пределами национальной территории и другими факторами риска. По этим причинам угрозу применения биологического оружия как государственными, так и негосударственными субъектами нельзя сбрасывать со счетов, тем более что такое применение может быть замаскировано под естественные вспышки инфекционных заболеваний среди людей, животных или растений. Исходя из этого, необходимо иметь в готовности силы и средства быстрого реагирования, способные оперативно разобраться с ситуацией на месте и предпринять безотлагательные действия по купированию эпидемии и ее дальнейшей ликвидации. В случае обнаружения признаков преднамеренного распространения болезни следует также провести соответствующее расследование с целью установления фактов и привлечения виновных к ответственности. В этом логика российской инициативы по мобильным медико-биологическим отрядам как средстве укрепления КБТО и улучшения ее осуществления. Сегодня мы еще не раз услышим о функциональных возможностях и примерах успешного использования специализированных подразделений быстрого реагирования, как российских, так и зарубежных. На наш взгляд, это является подтверждением того, что наша инициатива носит глубоко продуманный характер, является научно обоснованной и востребованной на практике.

Не менее важной является и область мониторинга научно-технических достижений, имеющих отношение к Конвенции. Целью такого мониторинга, с одной стороны, является выявление и анализ рисков, связанных с теми или иными направлениями исследований и технологий, с целью сокращения таких рисков до приемлемого уровня, при этом не нанося ущерба научно-техническому прогрессу. С другой стороны, необходимо повышать осведомленность и широко распространять знания и достижения, способные помочь в реализации целей КБТО, прежде всего, в предотвращении инфекционных болезней независимо от природы их возникновения. В этой связи в 2016 г. Россия разработала предложение о создании под эгидой Конвенции представительного Научно-консультативного комитета. Структуры подобного рода имеют широкое применение в международной практике, и сегодня у нас в программе еще будет доклад о примере успешного функционирования Научно-консультативного совета ОЗХО.

Другой важный вопрос – это повышение транспарентности деятельности биологического профиля, имеющей отношение к КБТО. Особым фактором риска в данном отношении является военная медико-биологическая активность, осуществляемая за пределами национальной территории. Отмечаем значительное расширение масштабов такой деятельности, что заставляет задуматься об ее истинной направленности и содержании. Говорим об этом не понаслышке, поскольку во все большей степени отмечаем такие проявления в странах, находящихся неподалеку от нас. В прошлом году на эту тему Россия представила подробное предложение о совершенствовании мер укрепления доверия КБТО. Считаем, что такое повышение транспарентности будет способствовать улучшению взаимопонимания и способствовать реализации целей Конвенции.

Уважаемые коллеги,

Я остановился только на наиболее существенных аспектах российской повестки дня по укреплению Конвенции и улучшению ее осуществления. Мы, конечно, готовы рассматривать и поддерживать предложения других стран аналогичной направленности. Надеемся, что учет интересов друг друга и готовность к компромиссу послужат надежной основой для достижения договоренности по новой программе работы в рамках КБТО на период 2018-2020 гг., которую следует принять через месяц на совещании государств-участников в Женеве.

Спасибо за внимание.

?

Россия. Весь мир. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 1 ноября 2017 > № 2376210 Сергей Рябков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби

Сдержать войну спецслужб России и США

Нельзя путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

Хорошо известно высказывание Уинстона Черчилля, в котором он сравнил внутрикремлевскую борьбу за власть с «борьбой бульдогов под ковром, когда сначала происходит небольшое шевеление, а потом выбрасывается наружу труп побежденного». Эта метафора сегодня весьма уместна при описании конфликта между американским разведывательным сообществом и российскими спецслужбами. Но как показывают последние разоблачения деятельности по оказанию влияния через социальные сети и таинственных акустических атак на американских дипломатов, этот конфликт все чаще выбирается из под ковра наружу, и при этом отсутствует то негласное взаимопонимание, благодаря которому нашу борьбу с КГБ удавалось удерживать в приемлемых рамках.

Во времена холодной войны нетрадиционная борьба между советской и американской разведкой велась в основном в тайне. Каждая из сторон активно проводила войну идей, иногда пользуясь методами дезинформации и «черной пропаганды» для обмана целевой аудитории. Каждая из сторон пыталась получить геополитические преимущества в ходе войн, которые мы вели чужими руками в важнейших регионах мира. Каждая собирала информацию, способную нанести ущерб военному планированию и потенциалу противника. Грязные трюки использовались повсеместно. Однако Вашингтон и Москва прекрасно понимали, что это жестокое соперничество необходимо удерживать в разумных границах. Например, было недопустимо убивать агентов друг друга, отчасти из-за того, что такая беспощадная тактика грозила перерасти в масштабную войну.

Несмотря на окончание идеологического конфликта, который давал мощную подпитку холодной войне, борьба разведок только активизировалась. Надежды обеих сторон на партнерство угасли, и в связи с этим усилились старые противоречия и вражда. А благодаря новым технологиям заниматься шпионажем и операциями по оказанию влияния стало как никогда легко и просто. Это лишь добавило масла в огонь. Поскольку компьютерные сети изначально не защищены от человеческой ошибки, наступающий в кибервойне обладает огромными преимуществами перед обороняющимся. Это одновременно создает стимулы для цифрового вторжения и усиливает страхи обеих сторон по поводу собственной уязвимости. А поскольку старые правила игры уже не действуют, эскалация данного конфликта грозит дестабилизацией двусторонних отношений и нарушением мирового порядка в целом.

В такой обстановке американцы смотрят видеопослания голливудского актера Моргана Фримана, которого поддерживает группа политического действия, куда входит бывший директор национальной разведки Джеймс Клэппер. Этот человек мрачно заявляет, что мы находимся в состоянии войны с Россией, и призывает дать ей отпор. Соблазн наброситься на противника в приступе гнева является вполне естественным. Хакерские взломы серверов Национального комитета Демократической партии и кампании в социальных сетях, о которых сегодня стало известно, потрясли американское общество и убедили многих, что Россия стремится уничтожить нашу демократию. Москва, в свою очередь, чувствует себя в равной степени оскорбленной и обиженной. С ее точки зрения, Соединенные Штаты на протяжении многих лет оказывают тайную и явную помощь оппозиционным организациям внутри и вокруг России. Это убеждает Кремль в том, что Вашингтон стремится окружить и в конечном итоге уничтожить российское государство.

Оба вывода являются преувеличением. Агрессивные действия разведывательных служб, которые по своему характеру сосредоточены на шпионаже и операциях влияния, являются обманчивым отражением общих намерений на государственном уровне. Тот, кто с этим не согласен, должен задуматься о том, почему российские кибервоины не отключают электричество в ключевых американских регионах и не нарушают торги на Уолл-Стрит, хотя технические возможности позволяют им это сделать, и такие действия могут нанести гораздо больший ущерб общественному порядку, нежели публикация электронной переписки, использование услуг интернет-троллей или покупка рекламы в социальных сетях. Россия не должна принимать американские действия в поддержку постепенной демократизации за попытку смены режима. Точно так же и мы не должны путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Это отнюдь не означает, что нам не грозят никакие опасности. Американцы уже не воспринимают всерьез угрозу ядерной войны с Москвой, считая, что это устаревшие страхи времен холодной войны, и что такая угроза сегодня просто немыслима благодаря контролю вооружений, мерам укрепления доверия и разумному эгоизму. Но многие из тех мер безопасности, что были приняты в 70-е, 80-е и 90-е годы, больше не действуют либо серьезно ослаблены. Хотя ни одна из сторон не хочет начинать настоящую войну, накал эмоций, поляризация в обществе, продолжающиеся опосредованные войны, новые технологии и отсутствие согласованных правил игры все-таки могут привести к такой войне. Для предотвращения надвигающейся катастрофы в качестве первого шага можно заключить двустороннее соглашение об отказе от кибернападений на избирательную инфраструктуру и от вмешательства в избирательные кампании. Россия давно уже добивается таких обязательств со стороны Вашингтона. Российский президент Владимир Путин настойчиво призывает к отказу от вмешательства во внутренние дела друг друга. Он подчеркнул это на своей первой встрече с новым американским послом в России Джоном Хантсманом. Россия чувствует, что она, как и мы, слабо защищена от такого вмешательства. И это является мощным стимулом, подталкивающим Москву к подписанию такого соглашения.

Но мы не должны полагаться только на взаимные обещания о сдержанности. Мы должны в срочном порядке предпринимать шаги по совершенствованию нашей обороны от кибердиверсий и операций влияния в киберпространстве. Нам необходимо осуществлять согласованные усилия по устранению уязвимостей, по обновлению программного обеспечения и по использованию систем обнаружения вредоносных программ. Благодаря этому проводить кибератаки станет труднее, хотя такие меры вряд ли помешают искушенным хакерам осуществлять свои вторжения и взломы. Если мы в обязательном порядке введем бумажную систему голосования в качестве запасного варианта при отказе автоматических систем, это существенно укрепит веру населения в безупречность нашей избирательной инфраструктуры.

Мы не можем положить конец соперничеству между американской и российской разведывательными службами. Даже если бы это было возможно, мы не должны преследовать такую цель. Наши друзья и партнеры стремятся к получению секретной информации об американских планах, намерениях и возможностях, и было бы наивно полагать, что Россия прекратит свою разведывательную деятельность против нас в случае существенного улучшения отношений. Однако мы можем и должны стремиться к минимизации рисков, добиваясь того, чтобы такая деятельность не включала в себя диверсии против важнейших элементов инфраструктуры, не наносила вред людям и не могла перерасти в опасный и дестабилизирующий конфликт между двумя крупнейшими ядерными державами. Даже в условиях нынешней политической поляризации в нашей стране мы все должны стремиться к этой цели.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки и национальной безопасности, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимавшееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби


Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 1 ноября 2017 > № 2372251 Дмитрий Митрошин

Приоритеты безопасности, или Почему лучшее пересечение - это круг.

Пожалуй, никакой другой нормативный акт не подвергается столь частым корректировкам, как Правила дорожного движения. Поправки, уточнения в этот документ вносятся с завидной регулярностью. В рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» о последних и грядущих нововведениях в ПДД рассказал начальник отдела Главного управления обеспечения безопасности дорожного движения МВД России полковник полиции Дмитрий МИТРОШИН.

- Дмитрий Викторович, наиболее заметные изменения в ПДД, вступившие в силу сравнительно недавно, касались обеспечения безопасности пешеходов. Тем не менее, по статистике, каждое третье дорожно-транспортное происшествие на наших дорогах - это наезд на людей, причём в большинстве своём - в зоне переходов. Оказались ли достаточными принятые меры или жизнь показала, что требуются дополнительные шаги в этом направлении?

- Упомянутым поправкам скоро исполнится три года. Я считаю, что обязанность водителей предоставлять приоритет движения на переходах пешеходам и усиление санкций за нарушение этого пунк­та Правил было принципиальным решением. Подобное положение существовало и ранее, однако его новая формулировка более чётко определяет, в каких случаях водитель должен уступать дорогу, в каких - нет.

Если говорить о перспективах работы в этом направлении, напомню, что в настоящее время в соответствии с поручением Президента России разрабатывается проект Стратегии безопасности дорожного движения на период с 2018 по 2023 год. Предполагается, что одним из главных направлений её реализации станет обеспечение безопасности наиболее уязвимых категорий участников движения, главным образом пешеходов. Планируется предусмотреть ряд нормативно-правовых мер, а также практических мероприятий, направленных на физическую защиту граждан.

- Не окажется ли так, что опять всё будет сведено к повышению штрафных санкций, а то и уголовной ответственности за те или иные нарушения? В чём суть Стратегии?

- Это не тот документ, который чётко установит, что будем делать завтра, а что - послезавтра. Стратегия - это, скажем так, некий общий вектор, который определит развитие в направлении усиления безопасности движения. Конечно, не обойдётся при этом и без совершенствования правового регулирования. Пойдём ли мы по пути ужесточения ответственности за нарушения ПДД? Не факт. Вопрос ещё предстоит всесторонне изучить, прийти к общему мнению со специалистами, общественностью. Мы предпочитаем действовать осторожно, поэтапно и, прежде чем предпринимать какие-то шаги, всё хорошенько проанализировать и понять, какие меры будут наиболее эффективными.

- Ещё одно из последних предложений изменений в ПДД - переход на единый, как его называют, европейский стандарт проезда перекрёстков с круговым движением. То есть будет введено правило «Кто на круге - у того и главная дорога». Однако многие водители жалуются, что после изменения организации движения в некоторых местах образуются заторы. Учитывается ли здесь реальная ситуация с трафиком?

- Прежде всего, хотел бы сказать, что никакого, как вы говорите, евростандарта в этом вопросе не существует. В каждой стране действуют свои правила движения.

Что касается нашей страны, действительно, по поручению Правительства МВД России подготовило проект постановления, который предусматривает, что в случае, если отсутствуют знаки приоритета, общее правило будет гласить: главный тот, кто находится на круге. Однако из этого вовсе не следует, что движение по всем таким перекрёсткам будет организовано одинаково. Задача Правил дорожного движения - отрегулировать общий порядок движения. Его организацией в конкретном месте должен заниматься владелец дороги. Именно он в зависимости от интенсивности потоков с различных направлений, некоторых других факторов принимает решение, как поступить. То есть, повторюсь, предполагаемые нововведения не означают, что вдруг в одночасье на перекрёстках станут главными. Единство же заключается в том, что, если, кроме знака «Круговое движение», других не установлено, значит, приоритет у того, кто на круге.

- Кстати, перекрёстков с круговым движением сегодня появляется всё больше. Какие преимущества у подобной организации движения?

- Преимуществ как минимум два. Во-первых, это при определённых условиях помогает повысить пропускную способность пересечений дорог, поскольку отсутствует необходимость поочерёдно пропускать потоки. Во-вторых, и об этом, к сожалению, говорят реже, что тем не менее не снижает актуальности вопроса: круговой перекрёсток позволяет повысить безопасность движения. То есть хочет или не хочет водитель, он вынужден притормозить, чтобы проехать по дуге и продолжить движение. Вот, собственно, основной эффект, который позволяет заметно снизить аварийность на таких пересечениях.

- Во многих крупных городах оборудованы велодорожки. Однако зачастую прямо на них водители паркуют свои автомобили. Чаще это касается грузовиков, стоящих под разгрузкой у находящегося в этом месте магазина. Собственно, ему и встать-то больше негде. Как вы прокомментируете ситуацию?

- К сожалению, копируя зарубежные наработки, мы не всегда делаем это, всесторонне продумав все нюансы. Ведь когда принимается решение, например, проложить велодорожку или создать полосу для маршрутных транспортных средств, необходимо учитывать интересы всех участников движения. Если мы говорим о Москве, то здесь это делается не всегда.

Случается и наоборот, когда строится, скажем, магазин на оживлённой трассе, где имеется та же велодорожка, а нет места для остановки транспортных средств. Тут неплохо бы самим владельцам таких объектов заранее подумать, как клиенты смогут попасть в торговую точку, как организовать подвоз товара. Если этого не сделать, крайними, конечно, окажутся водители, которые вынуждены будут нарушать Правила.

Поэтому ещё раз повторю: поверхностный подход к вопросам городского планирования и организации движения недопустим.

- Знакомая многим москвичам, да, наверное, и жителям других мегаполисов картина: чтобы не оплачивать парковку, некоторые водители закрывают тряпками, бумажками, а порой и вовсе снимают регистрационные знаки. Что вправе сделать Госавтоинспекция в борьбе с этим явлением?

- Тема непростая, вокруг неё поломано много копий. Действующие нормативные акты исходят из того, что государственный регистрационный знак должен, во-первых, размещаться на транспортном средстве, а во-вторых, быть видным и распознаваемым. Но это касается лишь движущегося автомобиля. Всё, что происходит с номерами во время парковки, по большому счёту значения не имеет. Бывает, что машина пострадала в ДТП, знаки могли украсть и т. д. Сотрудники Госавтоинспекции в таких ситуациях обязаны доказать собственно сам факт правонарушения, то есть то, что это было совершено намеренно и именно водителем. Сделать это, поверьте, непросто.

- На дорогах появляются такие новинки техники, как электромобили. В Москве, например, им разрешена бесплатная парковка. А могут ли появиться пункты Правил дорожного движения, касающиеся именно электротранспорта?

- Если мы говорим о ПДД и в целом о федеральном законодательстве в области обеспечения безопасности дорожного движения, очень сильно сомневаюсь. Ведь электромобиль - такое же транспортное средство, как любое другое - у него есть четыре колеса, руль, в нём сидят люди. С точки зрения организации движения и его безопасности, отличий никаких нет. А льготы на оплату парковки, транспортного налога, на что-то ещё - прерогатива местных властей.

- Граждане, особенно молодёжь, всё активнее пользуются такими средствами передвижения, как сигвеи, гироскутеры, электросамокаты. Видимо, не за горами тот день, когда и они выйдут на дороги общего пользования. Планируется ли внести их в ПДД как транспортные средства и регулировать их передвижение?

- Этот вопрос мы неоднократно рассматривали. Проблема есть, и закрывать на неё глаза бессмысленно. Пока выработана следующая позиция: индивидуальные средства передвижения, вроде тех, что вы назвали, должны относиться к категории пешеходов. И на них распространяются соответствующие положения Правил дорожного движения. Кроме того, используются они главным образом в парках, в других местах, отделённых от основного движения.

Если же рассматривать более серьёзные машины, такие как электробайки, тут правило следующее. Если мощность двигателя транспортного средства превышает 400 ватт, оно переходит в разряд мопедов. В принципе, этот вопрос урегулирован.

Как будет развиваться ситуация в будущем, время покажет.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Транспорт > mvd.ru, 1 ноября 2017 > № 2372251 Дмитрий Митрошин


Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 31 октября 2017 > № 2598656 Сергей Маркедонов

Последний довод. Чем опасны Абхазия и Южная Осетия для конфронтации России и Запада

Сергей Маркедонов

У России и Запада в Закавказье есть выбор. Или отделять ситуацию в Абхазии и Южной Осетии от других конфликтов, будь то Донбасс или Приднестровье, или использовать и это направление как возможный дополнительный аргумент в общей конфронтации

Сегодня конфликты в Абхазии и Южной Осетии далеки от основных фронтов противостояния России и Запада. После того как 26 августа 2008 года Москва признала независимость двух бывших автономий Грузинской ССР, в Закавказье сложился новый статус-кво. Абхазия и Южная Осетия оказались в сфере российского влияния, а «ядровая Грузия» (специальный термин, предложенный немецким канцлером Ангелой Меркель) сделала важные шаги по пути европейской и североатлантической интеграции. Тбилиси получил пакет «усиленного сотрудничества» от НАТО, подписал Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, а Брюссель предоставил грузинским гражданам право посещения стран шенгенского пространства без виз.

Но означает ли это, что новый статус-кво в Закавказье делает конфликты в Абхазии и Южной Осетии если не де-юре, то де-факто решенными? Можно ли говорить, что эти сюжеты, долгие годы находившиеся в топе евразийской повестки дня, более не актуальны и не несут серьезных рисков?

Факторы замораживания

Уже почти десять лет мы не наблюдаем военного противостояния ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. В формате международных женевских дискуссий по Закавказью начиная с октября 2008 года ведутся переговоры. Эта площадка – единственный на сегодня диалоговый формат, в котором происходит общение представителей Грузии и двух частично признанных республик. В консультациях также принимают участие дипломаты из США, ЕС, России, сотрудники ООН и ОБСЕ.

Никакого дипломатического прорыва за это время не произошло. И достижение всеобъемлющего компромисса кажется в ближайшей перспективе маловероятным. Тбилиси и поддерживающие его Вашингтон и Брюссель не готовы пойти на ревизию принципа территориальной целостности Грузии, в то время как Москва рассматривает признание Абхазии и Южной Осетии как «новые геополитические реалии» в Евразии, с которыми рано или поздно всем придется смириться. Отсюда неготовность подписать юридически обязывающий документ о неприменении силы.

Российская делегация настаивает на том, что стороны конфликтов – это Грузия, Абхазия и Южная Осетия. Тбилиси возражает, что Москва не просто наблюдатель и участник переговоров, но и ключевой игрок в Закавказье, чьи гарантии для неприменения силы принципиально важны. Хотя бы потому, что в августе 2008 года Россия поддержала Цхинвали и Сухуми военным путем, а после признания их независимости стала выступать гарантом их социально-экономического восстановления и безопасности.

В итоге все вовлеченные в конфликты стороны ограничиваются обсуждением локальных гуманитарных вопросов и проблем безопасности. Правда, даже такой формат приносит немало позитивных результатов. Многие возникавшие время от времени коллизии, будь то перемещение населения через спорные границы или освобождение задержанных граждан, удавалось разрешать в рабочем порядке.

Таким образом, по сравнению с положением дел в Нагорном Карабахе или Донбассе конфликты в Абхазии и Южной Осетии выглядят надежно замороженными. Россия, обеспечив свое военно-политическое доминирование в двух бывших автономиях Грузинской ССР, не стремится к расширению сферы влияния за счет «ядровой Грузии», в то время как США и их союзники, неизменно подчеркивая свою приверженность восстановлению попранной территориальной целостности, не пытаются изменить ситуацию в свою пользу.

Впрочем, для этого сегодня намного меньше возможностей, чем было в канун августовских событий 2008 года. Грузия утратила контроль над Лиахвским коридором (четыре села, отделявшие Цхинвали от Джавского района и выхода к Рокскому туннелю) и Ахалгорским (Ленингорским) районом в Южной Осетии и над Кодорским ущельем в Абхазии. В свое время обладание этими территориями давало Тбилиси определенный шанс на «наведение конституционного порядка» при трех условиях: пассивность Москвы, стремительное продвижение в формате блицкрига и активная международная поддержка.

Ни одно из этих условий не было выполнено даже во время пятидневной войны 2008 года, а сегодня вероятность такого выполнения еще ниже. Тем более что власти Грузии после ухода Михаила Саакашвили и утверждения в качестве правящей партии «Грузинской мечты» скорректировали свою внешнеполитическую тактику (но не стратегию).

Они по-прежнему продвигают идеи евроинтеграции и стратегического союзничества с НАТО как приоритеты. Но достижение этих целей они видят не в наращивании конфронтации с Россией, а в выстраивании прагматичных отношений с Москвой. Это, естественно, не означает отказа от грузинского суверенитета (пускай и формального) над Абхазией и Южной Осетией. Но даже такую болезненную тему, как «бордеризация» (обустройство границы, которую в Тбилиси считают административной, а в Москве и в частично признанных республиках – межгосударственной) грузинские власти пытаются воспринимать с максимальной сдержанностью и излишне не раздувать.

Новые привязки

Тем не менее не стоит спешить списывать эти конфликты в окончательно и бесповоротно замороженные. Такая спешка вредна для адекватного понимания ситуации. Из того, что сейчас никто не пытается оспорить сложившийся статус-кво, еще не следует, что сам этот расклад готовы принять на Западе.

Сегодня решение российской власти признать абхазскую и югоосетинскую независимость многие западные политики, дипломаты и эксперты рассматривают как некую увертюру к крымской и донбасской истории. По словам вашингтонского кавказоведа Кори Вэлта, «если мы рассматриваем войну 2008 года в качестве прелюдии к аннексии Крыма и к гораздо более разрушительному конфликту на Украине, мы будем вынуждены признать, что та война принесла большие геополитические издержки, чем официальные лица США определили в свое время». Отсюда вполне может последовать привязка августовской темы 2008 года к украинскому и даже общеевропейскому контексту.

Можно приводить многочисленные аргументы об искусственности и некорректности подобных конструкций, но это не отменит такого восприятия в среде тех, кто принимает практические решения на российском направлении. И для них абхазский и югоосетинский конфликты – это не результат сложного этнонационального самоопределения в контексте распада СССР, где у каждого есть своя правда и своя доля вины за насилие, а утверждение России в качестве евразийского гегемона, что не отвечает их собственным представлениям о путях трансформации постсоветского пространства.

Весьма показательно тут высказывание американского дипломата и эксперта Строуба Тэлботта (в администрации Клинтона занимал пост заместителя госсекретаря, курировавшего вопросы России и Евразии): «Может быть, с официальной точки зрения России Абхазия и Южная Осетия являются независимыми государствами, но в глазах всего мира это расширение российской территории. И это произошло впервые после окончания советской эпохи».

Эту потерю Вашингтон по факту принял, но окончательно не смирился с ней. И то, что на первый план в противостоянии с Москвой выдвинулись Украина, Молдавия (особенно в контексте парламентских выборов будущего года) и Ближний Восток, принципиально данную ситуацию не меняет. Напротив, появляются дополнительные риски. Если до украинского кризиса абхазский и югоосетинский конфликты имели в отношениях России и Запада самостоятельную ценность, то теперь они гораздо сильнее зависят от фоновых факторов. Появляется соблазн использовать этот сюжет как дополнительный аргумент в споре вокруг той же Украины, особенно в случае обострения конфликта в Донбассе.

В экспертных дискуссиях по Закавказью часто звучит тезис: вступление Грузии в НАТО маловероятно. Действительно, по уставу альянса страна, имеющая неразрешенные территориальные проблемы и споры с соседями, не может пополнить его ряды. Однако ничто не мешает Вашингтону и Тбилиси наращивать двустороннюю военно-политическую кооперацию, помимо формальной прописки в НАТО. Подобная модель взаимоотношений была многократно использована ранее в тех случаях, когда партнер США не мог по тем или иным причинам оказаться в Североатлантическом альянсе.

И вот здесь возникает непростая дилемма для тех, кто считает, что хуже быть уже не может. Отсутствие дипломатических отношений между РФ и Грузией, а также конфронтация России и Запада на закавказском направлении показывают, что новое обострение нельзя исключать.

То же вступление Грузии в НАТО вне конкурса, если вдруг на первый план выйдет не собственная логика закавказских конфликтов, а политическая целесообразность и внешние обстоятельства, может подстегнуть Москву включить в свой состав Южную Осетию. Ведь внутри этой республики очень популярна идея объединения с братской Северной Осетией под эгидой РФ. Нынешний президент Анатолий Бибилов в течение трех лет выиграл под этими лозунгами сначала парламентскую кампанию, а затем и выборы главы республики.

Впрочем, этот сценарий может быть реализован и в случае резкого нарастания военно-политического сотрудничества Тбилиси и Вашингтона (например, если американские базы или контингенты появятся в непосредственной близости от абхазской и югоосетинской границы). Как следствие – углубление санкционной воронки, с одной стороны, и мультипликация ревизионизма – с другой.

Кавказский выбор

Однако у России и Запада в Закавказье есть выбор. Или отделять ситуацию в Абхазии и Южной Осетии от других конфликтов, будь то Донбасс или Приднестровье, или использовать и это направление как возможный дополнительный аргумент в общей конфронтации. При этом у Москвы и Вашингтона есть опыт и избирательного партнерства (Нагорный Карабах), и избирательного «согласия на несогласие».

Конфликты в Абхазии и Южной Осетии – это пример второй модели, когда оппоненты имеют диаметрально противоположные цели, но стремятся не углублять противостояние и не впутывать его в общий негативный контекст двусторонних отношений. Проще говоря, пытаются управлять новым статус-кво. Это не приведет к прорыву и улучшению, но по крайней мере не позволит допустить полного коллапса безопасности в остывших горячих точках.

Сегодня максимум на абхазском и югоосетинском направлении – это не прорыв и полное урегулирование двух конфликтов, а снижение их зависимости от внешних факторов и общего негатива в отношениях России и Запада. Тут необходима собственная российско-грузинская повестка поверх имеющихся неразрешенных проблем (например, безопасность на Северном Кавказе, сдерживание джихадистской угрозы). Кроме того, Тбилиси хоть и не афиширует эту цель, но явно заинтересован в снижении своей односторонней экономической зависимости от Анкары и Баку.

Дестабилизация Ближнего Востока заставляет страны Закавказья намного прагматичнее относиться к действиям Москвы и не полагаться исключительно на помощь НАТО. Тем более что далеко не во всех случаях такая помощь предоставлялась, и события августа 2008 года тому свидетельство. Осторожный оптимизм внушает то, что сегодня, несмотря на непрекращающуюся конфронтацию, и Россия, и Запад не спешат разогревать Закавказье. Как минимум стремятся приберечь последние доводы до конца.

Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 31 октября 2017 > № 2598656 Сергей Маркедонов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 31 октября 2017 > № 2444334 Павел Климкин

Интервью министра иностранных дел Климкина: «Мы, украинцы, никогда не сдадимся!»

Карина Мёссбауэр (Karina Mssbauer), Филипп Пятов (Fillipp Piatov), Bild, Германия

Подписанные в феврале 2015 года Минские соглашения, которые предусматривали длительное перемирие, до сих порне реализованы.

Кажется, что украинцы в тупике. Тем временем немецкие политики выражают желание снова нормализовать отношения с Россией.

Лидер СвДП (FDP) Кристиан Линднер (Christian Lindner) (38 лет) в ходе избирательной кампании предложил «заморозить» вопрос с аннексией украинского полуострова и относиться к этой проблеме как к «долгосрочному временному состоянию». Министр иностранных дел Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) (58 лет, СДПГ (SPD)) выразил недовольство санкционной политикой ЕС и призвал постепенно ее отменить.

В Германии оставляют без внимания украинские требования наказать Россию за нарушение международного права? Министр иностранных дел Украины Павел Климкин (49 лет) дал интервью BILD!

BILD: Только вчера в Донбассе были убиты четыре украинских солдата, еще трое ранены. Российские войска, как и прежде, участвуют в боях на востоке Украины?

Павел Климкин: Определенно. Без российских войск, российского координирования и российского оружия все это было бы невозможно. Поэтому мы требуем присутствия международных миротворческих сил на украинско-российской границе — иначе солдаты и вооружение из России по-прежнему будут просачиваться в Донбасс.

— Украина тоже обвиняется в нарушении режима прекращения огня и нежелании соблюдать Минские соглашения. Честно ли валить все на Россию?

— Не украинские войска угрожают российским городам, а наоборот. Было бы очень просто придерживаться Минских соглашений, если бы Россия этого хотела. Однако у нас абсолютно разные представления о том, как это должно происходить. Россия хочет легализовать российский протекторат в Донбассе и использовать его для дальнейшей дестабилизации Украины. Короче говоря, мы требуем ввода международных миротворческих сил и вывода российских войск.

— Путин тоже требует ввода международных миротворческих сил…

— Но он требует этого не по всей зоне конфликта, а лишь вдоль линии фронта. Это уловка. Таким образом российская оккупация Донбасса была бы узаконена. Международное давление на Путина снизилось бы, а российское влияние в Донбассе — осталось. Путин мог бы потребовать ослабления санкций, при этом ситуация осталась бы неразрешенной. Мы не приняли бы этого. Важнее всего то, что украинско-российская граница будет контролироваться независимыми партнерами. Мир в Донбасс можно вернуть, только если отрезать приток войск и оружия.

— Люди на востоке Украины уже более трех лет живут в условиях войны. Они возлагают ответственность за это и на ваше правительство. Вы не рискуете потерей поддержки своих граждан, если вы, наконец, не покончите с войной?

— Украинцы жаждут мира. Война многого от них потребовала. Многие отдали свои жизни или потеряли друзей и родных. Но если поговорить с людьми или посмотреть на результаты опросов, то станет ясно: украинцы не хотят и не будут сдаваться. Они жаждут мира, но не хотят получить его ценой потери независимости и свободы. Люди на Украине не допустят того, чтобы Россия разрушила их страну. Наша мечта — демократическая Украина в составе ЕС. Россия хочет разрушить нашу мечту.

— Кстати, о демократии. По-прежнему можно прочитать о насилии по отношению к журналистам со стороны полиции. Есть ли еще на Украине свобода прессы?

— Систематических превышений полномочий со стороны органов безопасности по отношению к журналистам нет. Это абсолютная чушь. Но на самом деле у нас есть случаи, которыми занимаются наши власти и по которым о нас судят. Примером является убийство известного журналиста Павла Шеремета, взорванного в автомобиле в центре Киева. Этот случай должен быть расследован. Но у СМИ на Украине есть принципиальная структурная проблема: у нас есть целый ряд СМИ, которые принадлежат частным предпринимателям — олигархам. А это означает, что давление на СМИ осуществляют несколько человек. Мы должны это изменить, чтобы сделать возможной истинную свободу прессы.

— В Германии общественный интерес к Украине падает. Это хорошо или плохо для вас?

— Это плохо! Для нас очень важно, чтобы мы не забыли о продолжающихся российских нарушениях международного права и прав человека.

— Какова ситуация в Крыму?

— Настроение людей в Крыму ухудшается на глазах. Конечно, были люди, которые поддерживали аннексию, но они тоже критически смотрят на нынешнюю ситуацию. Позитивного развития нет ни в промышленности, ни в туризме, ни в обществе. Многие жители Крыма невероятно разочарованы.

— Некоторые немецкие политики предложили «заморозить» крымский конфликт и относиться к этой проблеме как к «долгосрочному временному состоянию». Вы это предложение раскритиковали, но не стало ли это уже реальностью?

— Это неправильная стратегия. Нельзя оставить Крым и особенно его жителей на произвол судьбы. Возьмем, например, крымских татар, которые устроили мирную демонстрацию в поддержку соблюдения прав человека, все они подверглись преследованиям.

Россия проводит в Крыму этнические чистки. Коренное население Крыма и критики режима вытесняются, зато в Крым свозят людей со всех уголков России. Крым истекает кровью.

Для Украины Крым — это святое. Мы никогда не смиримся с аннексией. Ни один украинский политик никогда не согласится с российской оккупацией Крыма.

— Все же не стало ли уже давно фактом то, что Крым теперь российский?

— Факт в том, что в настоящее время Крым оккупирован Россией. В данный момент он — российская колония. Важно то, что санкции были ужесточены с целью показать, что этот факт никогда не будет принят. Было нарушено международное право. Чтобы восстановить утерянную веру в международное право, аннексия когда-нибудь должна быть аннулирована.

— Вы предпочли бы либерального или «зеленого» министра иностранных дел Германии?

— Я не могу вмешиваться во внутренние дела Федеративной республики. Я уверен, что позиция правительства не изменится и убежден в том, что любой будущий министр иностранных дел — неважно от какой партии — посвятит себя цели восстановить территориальную целостность Украины и защитить ее независимость.

— Вас не беспокоит, что новый министр иностранных дел может захотеть улучшить российско-германские отношения?

— Внешняя политика должна ориентироваться на ценности и принципы. Никто не может доверять России. Поэтому важно вести разговор с Россией с позиции силы. Путин не верил, что Запад так долго единым фронтом будет занимать сторону Украины. Поэтому роль Германии в будущем станет еще важнее. Кто знает, что еще Путин сделает.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 31 октября 2017 > № 2444334 Павел Климкин


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 30 октября 2017 > № 2374800 Петр Андрушевич

Революция балконов. Как прошли три дня Каталонской республики

Петр Андрушевич

До минувших выходных сторонники отделения чувствовали себя хозяевами Каталонии, уличные манифестации националистов много лет не имели конкурентов. Но из-за попытки отделения обычно молчаливое большинство из пассивного перешло в активное и поверило в свои силы. В Барселоне стало незазорно ходить по улице с испанским флагом, а на балконах люди вывесили испанские двухцветные штандарты

Каталонская независимая республика все-таки состоялась. Вечером в пятницу, 27 октября сепаратистское большинство в парламенте Каталонии проголосовало за провозглашение реальной независимости (до этого ее провозгласили «с отсрочкой исполнения»). Буквально через час верхняя палата испанского парламента, Сенат впервые в истории ввел в действие 155-ю статью Конституции. Она означает переход мятежной автономии под ручное управление из Мадрида на неопределенный срок, ориентировочно на полгода.

Рулевые Каталонии, самой привилегированной в Европе автономной области, решили сыграть на повышение ставок – и перегнули палку. При этом они создали самый масштабный государственный кризис в Испании за 40 лет демократии. Политологи считают, что нынешняя атака на суверенитет страны хуже, чем попытка военного переворота в 1981 году. Тогда военные хоть и захватили парламент в Мадриде, но королю удалось подавить мятеж за полтора дня. А нынешняя каталонская катавасия продолжается несколько лет, причем в острой фазе находится уже больше двух месяцев.

Дни двоевластия

Вообще, за последний месяц в Каталонии установились две юрисдикции: каталонская сепаратистская и испанская конституционная. Они существуют как параллельные миры. В повседневной жизни люди даже приноровились к этому раздвоению. На бытовом уровне это обычная ситуация в Барселоне.

Двуязычный диалог клиента с официантом здесь построен по принципу: на каком языке тебе проще, на том и говоришь. Тем, кто бывает в Риге, знаком такой же русско-латышский разговор, в некоторых частях Украины – русско-украинский. Совершенно нормальная ситуация, когда один спрашивает по-испански, второй отвечает по-каталонски и никто не переключается на другой язык, и так всю беседу. А пресс-конференция футбольной «Барселоны» ведется по принципу: на каком языке спросил, на таком тебе и отвечают. И это не повод обижаться, все друг друга понимают.

На бытовом уровне параллельные юрисдикции неплохо сосуществуют, но наверху их взаимодействие напоминает лобовое столкновение летящих навстречу поездов. На политическом олимпе Мадрид и Барселона мечут громы и молнии: Конституционный суд, референдум, посадка в тюрьму двух Джорди – лидеров сепаратистских ассоциаций и, наконец, финал – провозглашение Каталонской республики и ввод в действие статьи 155 об отмене автономии.

Как ни странно, когда оба парламента ясно высказались, в обществе и в прессе возникло чувство облегчения. Наполовину беременных, как известно, не бывает. Недореспублика не устраивала ни одних, ни других. Сепаратистам гордиться нечем, а Мадриду санкции применять не за что.

До этого две недели президент Каталонии Карлес Пучдемон лавировал: вроде объявил независимость и тут же приостановил. Премьер Испании два раза требовал от него ответить в письменном виде: «Вы объявили независимость или нет?» и не дождался ответа. В четверг Пучдемон собрал прессу, чтобы назначить досрочные выборы и заявить, что независимости не будет. Два раза перенес время своего заявления, а потом вообще от него отказался. В пятницу собирался ехать в Мадрид, выступать в Сенате с оправдательной речью, но потом отменил и ее и все-таки провозгласил независимость.

В итоге в выходные народ в Барселоне вышел праздновать, причем каждый свое. Около дворца Женералитат ликовали сепаратисты со звездными флагами estelada. Одновременно происпански настроенные активисты штурмовали государственное «Радио Каталонии» – рупор Пучдемона. Все это не помешало с аншлагом провести ежегодную Барселонскую ярмарку вина. Война войной, а вино – по расписанию. Накопившиеся напряженность и усталость нашли выход наружу.

В субботу прямо с утра пошли важные события. Из Мадрида пришел указ об отстранении президента Каталонии, его правительства и высшего руководства автономии. Между олимпом с молниями и мирным народом в кафе есть важная точка пересечения – это полиция. Любимцы прессы и кумиры сепаратистов – каталонская автономная полиция Mossos. К ней было очень много претензий из Мадрида по поводу бездействия во время незаконного референдума. Как себя поведут местные силовики – вот был ключевой вопрос выходных.

И первый вздох облегчения: начальник Mossos майор Траперо принял известие о своей отставке стоически и сопротивляться не стал. Силовики убрали из своих офисов портреты старого начальства и сняли охрану со всех каталонских министров. В обмен на лояльность испанское МВД не стало присылать нового майора из Мадрида, а просто повысило в должности самого договороспособного из замов. Это неоскорбительно для семнадцатитысячного коллектива каталонских полисменов. Хотя гнев на это подразделение у «федералов» большой. Думаю, что когда ситуация успокоится, то чисток и расправ над «оборотнями в погонах» автономной полиции не избежать.

Новым врио президента Каталонии назначена первый вице-премьер Испании, обаятельная дама со звучным именем Сорайя Саэнс де Сантамария. Кстати, первая в истории Каталонии женщина-президент. Она известна как твердый и решительный руководитель, этакая испанская Кондолиза Райс.

Пучдемон как ни в чем не бывало выступил по ТВ с речью о наступающих тяжелых временах и сказал, что он по-прежнему президент. То же самое – его первый зам Жункерас из партии левых республиканцев. На момент написания этой статьи сохраняется интрига, сами они отдадут ключи от своих кабинетов, или их оттуда придется выводить с полицией.

Еще в воскресенье, 29 октября второй раз за месяц в Барселоне прошла миллионная демонстрация сторонников Испании и конституционного строя. Обычно молчаливое большинство из пассивного перешло в активное и поверило в свои силы. Когда толпа с королевскими испанскими флагами идет по городу, все сторонники независимости как будто съеживаются и куда-то растворяются. Столкновений практически нет, но не потому, что народ живет в мире и согласии, а потому, что митингуют по очереди и в разных местах.

Разрешить ситуацию должны выборы в автономный парламент (а с ними и назначение нового регионального правительства), которые Мадрид назначил каталонцам на 21 декабря. Сепаратисты уже поспешили заявить, что не признают их. Потом опять наверняка три раза изменят позицию, им не привыкать. Но на сегодня националистам вполне достаточно прежних выборов и непризнанного референдума.

Подсчет голосов состоится 22 декабря. Совсем по другой причине это самый счастливый для всей Испании день в году. Ежегодно 22 декабря вся страна с замиранием в прямом эфире следит за розыгрышем крупнейшей в мире лотерейной премии «Толстяк» (El Gordo). Это момент настоящего ликования, когда простым людям с неба падают на голову десятки миллионов евро. Теперь El Gordo совпадет с электоральной лотереей в Каталонии. А потом праздники, Рождество, и Санта-Клаус принесет каталонцам подарки и хорошее настроение.

Хорошо улыбается последний

Пресса назвала каталонский процесс самоопределения «революцией улыбок». Но что-то я не видел улыбок у испанских жандармов, которых толпа сепаратистов заблокировала в отеле и разломала несколько полицейских машин. Не улыбались и националисты, которых те же жандармы изрядно побили во время референдума 1 октября. Да и весь народ Каталонии, расколотый на две части, уже давно ходит с пасмурной миной.

Скорее это можно назвать «революцией балконов». Наверняка многие видели фото из Каталонии, на которых на лоджиях висят флаги. В одном районе больше звездных республиканских, в другом сначала робко, потом увереннее появляются королевские испанские. Балкон квартиры – это приватная территория хозяина, его независимая республика. Но с видом на общественное пространство.

С 2011 года месяц за месяцем на балконах в Барселоне появлялось все больше звездно-полосатых сепаратистских флагов. Не говоря уже про каталонскую глубинку, которая настроена еще более радикально. Сторонники отделения чувствовали себя хозяевами Каталонии, уличные манифестации националистов много лет не имели конкурентов.

Противоположное мнение надо было держать при себе, а высказываясь, делать массу оговорок: я, мол, в целом не против, но можно посмотреть на это и с другой стороны. В одной компании, c которой я обедаю несколько раз в год, есть чины из испанской полиции и каталонской Mossos, а также сторонники отделения и конституционалисты. До недавнего времени споры о независимости были шумными, но все же доброжелательными. После десерта, под кофе с ликером и сигары, полусерьезно бранились «семья на семью». И просили меня как иностранца: «Эль Русо, рассуди нас». У меня для всех находились дипломатические слова, и мы расставались друзьями. В прошлую субботу впервые за много лет мирное застолье закончилось скандалом, на пол полетели бокалы с джин-тоником. Несколько гостей вскочили и с криками удалились.

Общество сместилось к полюсам, радикализировалось. Центру теперь нет или почти нет места. Эта необходимость определяться очень тягостно действует на людей, которые хотят быть аполитичными. Представьте себе к тому же десятки тысяч иностранцев, которые живут в Барселоне: нам-то эта битва вообще кроме убытков ничего не приносит.

И вот свершилось, прорвало. После воскресной гигантской демонстрации сторонников Испании в Барселоне стало незазорно идти по улице с испанским флагом. Весь день множество людей носили королевские флаги как плащи. А утром в понедельник, впервые за все годы, что я живу в Барселоне, на балконах люди вывесили испанские двухцветные штандарты. И куда-то стали пропадать звездно-полосатые сепаратистские. В революции балконов наступил перелом в пользу Испании. Каталонские сепаратисты сдают позиции.

Демонизируй это

Конечно, каталонская осень 2017 года войдет в учебники истории. Из будущего легко судить, кто виноват и что делать. Даже этот материал через пару-тройку недель будет читаться под другим углом зрения. Но одну вещь каталонский кризис высветил однозначно: роль личности в истории.

Футбольный матч «Эль Класико» мадридского «Реала» и «Барселоны» последние несколько лет – это дуэль двух суперзвезд, Месси и Роналдо. Так и в политике, только с игроками повезло меньше. Премьер-министр Испании – нехаризматичный, но крепкий менеджер Мариано Рахой известен как специалист по затягиванию времени и выжиманию выгоды из минимального перевеса на переговорах. Это отличные качества для торга с чиновниками из Евросоюза про доли процентов по кредитам. И совсем не годные для подавления народного восстания.

Ему противостоит президент Каталонии Карлес Пучдемон, до 2016 года работавший мэром провинциального каталонского города Жироны (или Хероны по-испански). Население Жироны всего 97 тысяч человек, в 17 раз меньше Барселоны. В списке каталонских муниципалитетов она занимает скромное 11-е место. В Татарстане, если брать пропорционально, это была бы Елабуга (7-е место и в 17 раз меньше Казани).

Пучдемона и президентом-то Каталонии назначили год назад от безысходности. Тогда умеренные сепаратисты для создания автономного правительства нуждались в поддержке небольшой антикапиталистической партии CUP. Те поставили одно условие: властного и харизматичного лидера умеренных Артура Маса они не поддержат. Выдвинули тихоню из провинции. За год он заматерел и твердо принял решение войти в историю. И заодно втянуть в нее все испанское общество.

Имя президента Carles через «е» – это каталонская версия испанского Carlos. Фамилия Puigdemont по-русски транслитерируется как Пучдемон. Отсюда пошло много информационного шума в рунете: кому-то слышится «путч», кому-то «пучит», и уж, конечно, всем «демон». Перевод с каталонского гораздо более прозаичен: Puig – это «холм», De Mont – «с горы». Так что в вольном переводе на русский язык Карлес Пучдемон – это Николай Холмогоров, или Карл Штейнберг, кому как нравится.

А теперь представьте: симпатичный сити-менеджер из райцентра вдруг становится президентом Татарстана после таких столпов, как Шаймиев и Минниханов (в Каталонии есть такие фигуры: это ныне здравствующие отец-основатель Джорди Пужоль и Артур Мас). И возглавляет вековую борьбу народа за отделение, проводит референдум под дубинками ОМОНа и в итоге провозглашает независимую республику.

Такой персонаж сразу обеспечил бы себе место в националистическом эпосе на следующие несколько сотен лет. Этому соблазну и поддался Пучдемон, а развилок у него было много. И возможностей свернуть с дороги в пропасть тоже. Теперь ему придется выйти из-за руля каталонской машины. «Не пойдет, поведут поневоле». Посмотрим, придется ли заодно и посидеть на дорожку.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 30 октября 2017 > № 2374800 Петр Андрушевич


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина

Минский процесс по украинскому урегулированию: хоровод интересов

Виктория Погодина, Атташе Департамента лингвистического обеспечения МИД России

Идет четвертый год Минского процесса по урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины. Информационный фон, сопровождающий украинское урегулирование, с самого начала был далек от благоприятного. На сегодняшний день оценки работы очередного этапа Минского процесса рознятся от лаконичных, внушающих сдержанный оптимизм: «Вполне конструктивный, без прорывных моментов, но в то же время, небесполезный»1, - до откровенно фаталистических заявлений: «Минский процесс - мертворожденный», причем если ранее суждения, подобные последнему, были характерны в большей степени для украинских деятелей, то в последнее время они получают все более широкое распространение.

В свете рассуждений о жизнеспособности Минского процесса на ум невольно приходит строчка из незамысловатого детского стихотворения М.С.Шварца «Нарвал» про кита-нарвала: «Гораздо проще обвинять, чем разобраться и понять…» Для того чтобы лучше понять происходящее в контексте украинского урегулирования, полезным представляется более четко сформулировать, что мы имеем в виду, когда говорим о Минском процессе.

Первый вопрос, на который нужно постараться ответить: является ли Минский процесс проблемой глобальной или региональной?  Пожалуй, каждое государство несет в себе некий конфликтный потенциал. Источник внутренних конфликтов может быть самым разнообразным: этническая,  конфессиональная, культурная, идеологическая, социально-экономическая неоднородность, неравенство в любых формах его проявления и т. д. Также не секрет, что с соседями и партнерами у каждого уважающего себя государства все гладко, да не совсем. Сия скорбная чаша не миновала, увы, суверенное, свободное и независимое государство - Украину. Под влиянием ряда факторов, причем последней соломинкой оказались факторы экономические в виде подписания/отказа от подписания Договора об ассоциации с ЕС, Украина оказалась перед нелегким выбором между дружественным Западом и братской Россией.

Какие это были факторы, кто и какими правдами и неправдами «помог» Украине сделать выбор, остается за рамками данной статьи, нам же интересен результат, который отчасти стал воплощением народной мудрости о том, что «где тонко, там и рвется». В данном случае тоньше всего оказалось внутри самой Украины, на Юго-Востоке, где возник региональный украинский конфликт  между официальным Киевом и Отдельными районами Донецкой и Луганской областей (далее - ОРДО/ОРЛО).

Однако, как известно, сторон - участниц Минского процесса (не следует путать со сторонами конфликта) несколько больше. Помимо Украины, представленной официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО, в украинском урегулировании участвуют  Германия, Франция и Россия. Причем известно, что последние три страны являются гарантами выполнения Минских соглашений. При этом США, страны ЕС и ряд других ввели антироссийские санкции, условием снятия которых является выполнение Минских соглашений. Иными словами, складывается парадоксальная ситуация, когда два гаранта выполнения соглашений ввели санкции против третьего гаранта выполнения соглашений за то, что упомянутые соглашения не выполняются. Частично объяснить сложившееся положение дел можно, обратившись к конфликтологии, то есть соотношению глобальных проблем и глобальных конфликтов в современном мире, а также к их взаимосвязи с региональными конфликтами.

Согласно учебному пособию С.М.Емельянова3, первой из таких проблем являются «проблемы войны и мира», которым в качестве глобального конфликта (реального или возможного) соответствует «военно-политическое противостояние между Востоком и Западом», примером которого является холодная война в 1950-1980-х годах или возможная термоядерная война. Даже абстрагируясь от громких заявлений о том, что мир откатывается к временам холодной войны, и искренне надеясь, что о перспективах термоядерной войны речь всерьез не зайдет, вряд ли можно оспорить тот факт, что в настоящее время противостояние между Западом и Россией, представляющей собой один из центров формирующегося многополярного мира, по-прежнему существует.

Региональные конфликты, в свою очередь, могут выступать как воплощение или как предвестники глобальных. Согласно С.М.Емельянову, «с одной стороны, они [региональные конфликты] выступают как одна из форм назревающих глобальных конфликтов, а с другой - могут ускорять процесс созревания таких конфликтов». Интересно было бы отметить, что в современных условиях последствия, казалось бы, регионального украинского конфликта, будучи выражены в экономических санкциях и запрете на въезд в отношении ряда высокопоставленных российских лиц, имеют в большей степени экономический и политический характер, но при этом по степени своего охвата, несомненно, являются глобальными.

Украина как инструмент оказания давления на Советский Союз, а затем на Россию исторически представляла, представляет и будет представлять интерес для любого потенциального оппонента в целом и для западных стран в частности. Примерами тому могут служить требование Германии признать Украину самостоятельным государством при заключении Брестского мира, стремление Германии отщепить Украину от СССР во время Второй мировой войны, стратегия Запада, направленная на создание вокруг России буфера из недружественно настроенных стран4,  политика ЕС на пространстве «общего соседа» (Молдавия, Белоруссия, Украина), упомянутая выше попытка жесткой интеграции Украины в европейское экономическое пространство, получившая выражение в Договоре об ассоциации и т. д. Когда геополитические интересы Запада и России в очередной раз столкнулись на территории Украины, конфликт получил свое материальное воплощение.

На стыке регионального и глобального конфликтов возник тот особый порядок взаимодействия сторон, который мы сейчас наблюдаем. На фоне глобального противостояния между Западом и Россией реализовался потенциальный внутриукраинский конфликт на Юго-Востоке страны и резко обострились противоречия между Россией и Украиной. Именно в этой точке пересекаются интересы всех сторон - участниц Минского процесса. При этом необходимо отметить тот факт, что Германия и Франция в данном случае выступают в двойном качестве. С одной стороны, они являются гарантами выполнения Минских соглашений, то есть совместно с Россией обязуются всячески способствовать украинскому урегулированию, с другой - Франция и Германия отстаивают интересы Запада, которые отнюдь не всегда совпадают с интересами украинского урегулирования и довольно часто противоречат национальным интересам России. Вполне возможно, что сложности и перипетии Минского процесса во многом являются следствием его двойственной природы и двоякой ролью, которую играют западные союзники.

Таким образом, Германия и Франция, страны - лидеры Европейского союза, в рамках Минского процесса закономерно отстаивают интересы «совокупного Запада». Однако хорошо известно, что первую скрипку в определении этих интересов играет отнюдь не Старый Свет. Следовательно, и политику в отношении Украины Евросоюз определяет не в одиночку, наглядным, но не единственным примером чему являются, в частности, синхронизированные между собой американские и европейские санкции, которые то и дело расширяются под надуманным предлогом. 

Украинский вопрос, несомненно, попадает в сферу стратегических интересов Соединенных Штатов Америки. Во время второго президентства Б.Обамы украинский кризис недаром занимал если не первую, то вторую после Сирии позицию в международной повестке дня. Вашингтон не только обладает возможностью корректировать позицию Запада по украинскому вопросу, но и может похвастаться огромным влиянием на официальный Киев, то есть на одну из двух противоборствующих сторон. При этом США не представлены напрямую ни в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), ни в «нормандском формате», иначе говоря, формально стороной - участницей Минского процесса не являются.

«В украинском вопросе сплелись проблемы российско-американских отношений, динамики, форм, характера западной экспансии на постсоветское пространство, противоречия по поводу европейской системы безопасности»5, - отмечает А.А.Сушенцов в аналитическом докладе «Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса». После победы на выборах в США Д.Трампа  западные союзники оказались в некотором замешательстве. Украинский вопрос выпал из поля зрения американской администрации, его заслонили более насущные проблемы. Прошло более полугода, прежде чем на смену ушедшей в отставку Виктории Нуланд был назначен специальный представитель США по Украине Курт Уолкер. В отсутствии США руководящую роль в отстаивании западных интересов в рамках минского урегулирования на несколько месяцев взяла на себя Германия. После весенних президентских выборов бремя ФРГ разделила Франция.

Несмотря на назначение К.Уолкера, подход новой американской администрации к украинскому урегулированию по-прежнему не сформирован окончательно. К.Уолкер, говоря военным языком, проводит рекогносцировку местности - 23 июля 2017 года посетил Киев и находящуюся на подконтрольной правительству Украины территории Авдеевку (первое «знакомство» К.Уолкера с Киевом состоялось чуть раньше - 9 июля, когда он сопровождал Р.Тиллерсона6), затем 21 августа в Минске встретился со своим российским коллегой  В.Ю.Сурковым. В сущности, именно из таких регулярных встреч американского спецпредставителя с каждой из заинтересованных сторон по отдельности ранее и складывалось публичное участие США в украинском урегулировании. Впоследствии в своем интервью  журналу «Financial Times»7  К.Уолкер выразил обеспокоенность тем, что украинский вопрос «ушел с первых полос газет»8, и заверил, что США совместно с Германией и Францией намерены вернуть ему прежнюю актуальность. Иными словами, США, заручившись поддержкой верных союзников, восстанавливают status quo.

Другое дело, что после президентских выборов многое изменилось в самих Соединенных Штатах. Президент фактически находится в открытом противостоянии с Конгрессом, который, пользуясь уязвимым положением новоизбранного Д.Трампа, перехватил инициативу и делает все возможное, чтобы эту инициативу сохранить. Так, например, без одобрения Конгресса Д.Трамп больше не может снять ранее введенные антироссийские санкции. Показательным является и тот факт, что в качестве повода для введения новых санкций было заявлено не только мифическое невыполнение Россией Минских соглашений, но и российские действия в Сирии, а в первую очередь   предполагаемое кибервмешательство России в американские выборы, причем соответствующий законопроект был одобрен подавляющим (419 против 3) числом голосов9. Самого Д.Трампа регулярно обвиняют в чрезмерных симпатиях к России. Политических противников у Д.Трампа немало, они не гнушаются «грязными» приемами и не оставляют попыток скомпрометировать оппонента.

Исходя из существующего контекста, можно предположить, что американская сторона украинского урегулирования вынужденно проводит политику лавирования, стараясь одновременно угодить сторонникам «партии войны» в собственной стране, сохранить авторитет у европейских союзников и в то же время не обострять и без того напряженные отношения с Россией. С этой точки зрения резонансное заявление Курта Уолкера о «рассмотрении возможности» поставки Украине летального оборонительного оружия, можно было бы расценить, скорее, как попытку потянуть время, ведь «рассмотреть» не значит «поставить», с тем чтобы новая американская администрация смогла принять наиболее выгодное для себя решение, дождавшись наиболее благоприятных для этого обстоятельств, как  реверанс в сторону Конгресса и сторонников жестких мер в отношении России и заодно как отличную возможность вернуть украинскую тематику в заголовки газет.

Итак, консолидированная западная позиция по Украине в силу ряда причин по-прежнему находится на этапе формирования. Тем не менее активная работа в рамках Минского процесса продолжается. В настоящий момент взаимодействие между сторонами-участницами ведется на двух уровнях - в «нормандском формате» и на уровне Трехсторонней контактной группы и ее рабочих подгрупп. Залогом успешного урегулирования в настоящее время принято считать окончательное согласование и выполнение «Дорожной карты». Именно на согласовании «Дорожной карты», то есть устранении разногласий и нахождении компромиссов, сегодня сосредоточены усилия сторон. Следует отметить, что данный процесс строго конфиденциален. В этом контексте особый интерес представляют заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам состоявшейся 2 мая 2017 года в Сочи встречи  Президента Российской Федерации В.Путина с федеральным канцлером Германии А.Меркель10, которые позволяют составить представление о том, какие аспекты сегодня служат точкой приложения усилий сторон.

В ходе анализа предоставленной лидерами информации можно выделить ряд основных заявленных противоречий между сторонами Минского процесса (см. Таблицу 1), а именно: характер предшествующей конфликту смены власти в Украине, роль (статус) России в Минском процессе (следствие упомянутой выше двойственной природы конфликта), соотношение шагов на политическом треке и в области безопасности, сроки восстановления контроля Украины над российско-украинской границей, отношение к экономической, транспортной и т. д. блокаде и изоляции Донбасса. При этом первые два спорных вопроса играют важную роль в понимании позиций и мотиваций сторон, в то время как последовательность шагов и сроки восстановления контроля над границей - два значимых пункта «Дорожной карты». Рассмотрим указанные противоречия более подробно.

Таблица 1

Основные разногласия России, Германии и Франции 
в рамках Минского процесса

Пункт, вызывающий разногласия / сторона - участница Минского процесса

Россия

Германия, Франция

Характер смены 
власти

Незаконный переворот

Демократический 
приход к власти 
нового президента

Скорейший путь 
урегулирования

Прямой диалог между сторонами конфликта

Выполнение Минских соглашений, проведение местных выборов, согласование 
«Дорожной карты»

Последовательность шагов на политическом треке и в области 
безопасности

Одновременность и параллельность

Шаги в области безо-пасности предшествуют шагам на политическом треке

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Завершающий шаг по итогам урегулирования (после проведения 
выборов)

Шаг, предшествующий выборам

Роль России

Посредник, гарант

Участник

Отношение к экономической  транспортной блокаде и изоляции Донбасса

Инициирована 
Киевом

Донбасс взял курс на отделение

Характер смены власти в Украине

«22 февраля 2014 года Верховная рада досрочно прекратила полномочия Президента Украины Виктора Януковича» - сообщает ТАСС. Описание дальнейших событий зависит от точки зрения, российской или западной. Показательными будут следующие цитаты из ответов на вопросы журналистов В.В.Путина и А.Меркель: «Первое, что касается событий на Юго-Востоке Украины: это результат государственного переворота, антиконституционной смены власти в Киеве», - поясняет В.В.Путин. А.Меркель, в свою очередь, отмечает: «У нас разные позиции относительно причин этого конфликта, мы не разделяем эту точку зрения, мы считаем, что украинское правительство демократическим путем пришло к власти. И за президентом сейчас ответственность выполнить Минские соглашения».

При этом любопытно, что ответ канцлера выстроен таким образом, что для стороннего слушателя остается неясным, на какого же именно президента возлагается ответственность по выполнению Минских соглашений. Контекст встречи допускает разные трактовки.

Скорейший путь урегулирования конфликта

Представители российской стороны на различных уровнях неоднократно призывали и продолжают призывать к налаживанию прямого диалога между официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО. Поскольку, по словам В.В.Путина, «невозможно добиться разрешения конфликта без прямого диалога конфликтующих сторон. Так в мире еще никогда не происходило». При этом на протяжении всего Минского процесса руководство Украины неизменно демонстрирует нежелание вести прямой диалог с Донбассом, одной из причин чему служат опасения украинской стороны, что прямой диалог с Донбассом будет означать фактическое признание Украиной самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик.

Западные союзники ранее усматривали возможный выход из сложившейся ситуации в абстрактном неукоснительном выполнении Минских соглашений. В мае 2017 года А.Меркель более четко очертила позицию немецкой стороны: «Тот шаг, которого нам нужно добиться, - это достичь ситуации, которая позволит нам обеспечить легитимное руководство на территориях Луганска и Донецка. Для этого нужна «Дорожная карта», для этого нужны определенные усилия. Программа уже на столе, и по этой программе мы должны дальше работать».

Следует также обратить внимание на то, что ОРДО и ОРЛО в работе над «Дорожной картой» напрямую не задействованы, единственным выразителем их интересов по-прежнему остается российская сторона.

Последовательность шагов на политическом треке и в области безопасности

Данный пункт представляет особый интерес.  На протяжении значительного времени считалось, что стороны - участницы процесса по умолчанию согласны с тем, что основой и залогом выполнения «Дорожной карты» является именно одновременность и  параллельность шагов на политическом треке и в области безопасности, что полностью соответствует позиции Российской Федерации. При этом основная ответственность за принятие мер в области безопасности возлагалась на ОРДО и ОРЛО, в то время как продвижение на политическом треке считалось прерогативой Украины. Соответственно, обе стороны конфликта должны были одновременно и параллельно идти на уступки друг другу.

Выступление А.Меркель показало, что позиция официальной Германии по данному вопросу отнюдь не столь однозначна: «К сожалению, большого прогресса еще нет, снова и снова нам приходится напоминать о нулевой точке Минских договоренностей, о том, что нам нужно перемирие, и затем уже последуют политические шаги». В данном случае канцлер ФРГ исходит из текста Рамочного решения ТКГ о разведении сил и средств11, подразумевая необходимость того, что, в соответствии с данным документом, прежде чем стороны начнут разведение, режим прекращения огня должен продержаться семь дней при том, что отсутствие нарушений режима прекращения огня подтвердит Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Таким образом, при определенном толковании два упомянутых документа вступают в противоречие друг с другом и дают сторонам - участницам процесса практически неограниченное пространство для маневров. Подобные случаи в рамках Минского процесса отнюдь не единичны. Иерархия же документов остается дискуссионным вопросом, поскольку напрямую затрагивает  интересы сторон.

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Еще одной ранее не столь явно выраженной задачей Германии и Франции является стремление добиться передачи Украине контроля над российско-украинской границей еще до проведения местных выборов на Юго-Востоке Украины. Последнее вряд ли могло бы быть приемлемо для ОРДО/ОРЛО и представляющей их интересы в рамках «нормандского формата» российской стороны, поскольку официально в Донбассе продолжается инициированная Киевом антитеррористическая операция, в то время как все население ОРДО и ОРЛО рассматривается как террористы. В этом контексте маловероятно, что самопровозглашенные республики Донбасса будут готовы отказаться от связи с внешним миром до получения в той или иной степени убедительных гарантий своей безопасности, а именно законодательного  закрепления особого статуса регионов и проведения на этой основе местных выборов.

 

Роль и статус России в Минском процессе

Роль и статус России в Минском процессе с точки зрения Запада отражает двойственность их собственного подхода. Иными словами, РФ для западных союзников одновременно и сторона конфликта (вторая или третья в зависимости от того, оставляет ли говорящий за ОРДО/ОРЛО право считаться стороной конфликта на Юго-Востоке Украины), и один из трех гарантов выполнения Минских соглашений. Увы, в большинстве случаев, скорее, первое, ярким примером чему являются антироссийские санкции.

 

Отношение к блокаде и изоляции Донбасса

Отношение к транспортной и экономической блокаде Донбасса в данном контексте не является основным противоречием как таковым, а, скорее, отражает общий характер текущей полемики, однако ввиду своей показательности заслуживает упоминания в рамках этой статьи. Можно отметить, что в ходе пресс-конференции А.Меркель была весьма сдержана в оценках касательно  блокады Донбасса, однако не преминула напомнить об использовании рубля в ОРДО/ОРЛО, а также о «экспроприации», введении внешнего управления на ряде предприятий Донбасса, из чего пусть и не напрямую, но следовало, что ОРДО/ОРЛО сами стремятся отмежеваться от Украины, нарушают права собственности, а упоминания рубля могло бы быть теоретически призвано навести на мысли о российском следе в событиях на Юго-Востоке.

С российской стороны последовало разъяснение упомянутых обстоятельств. Было подчеркнуто, что и то и другое - меры вынужденные. Ввиду экономической изоляции Донбасса и фактической ликвидации банковской системы региона республики вынуждены прибегать к иным валютам, причем в ходу несколько различных валют иностранных государств. Значительная доля рубля в обращении объясняется тесными экономическими связями с регионами России. Внешнее управление на предприятиях ни в коем случае не подразумевает их конфискацию.

Однако, пока связи с владельцами и остальной Украиной не восстановлены, у стремящихся сохранить производство ОРДО и ОРЛО не оставалось иного выхода, как ввести временную форму управления. В свою очередь, представители российской стороны на различных площадках многократно подчеркивали губительное влияние инициированной официальным Киевом экономической, банковской, транспортной, а в отдельных случаях и энергетической блокады ОРДО/ОРЛО на уровень жизни в регионе в целом и на гуманитарную составляющую в частности.

Разумеется, это не все «камни преткновения», которые существуют в рамках «Дорожной карты» или в контексте Минского процесса как такового. Однако упомянутые разногласия дают представление о том, какие позиции занимают стороны-участницы и как нелегко им находить точки соприкосновения. Таким образом, в настоящее время залогом скорейшего урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины является в том числе то, насколько быстро и эффективно стороны - участницы Минского процесса смогут разрешить или обойти упомянутые и иные существующие противоречия. Для этого всем сторонам - участницам процесса требуется проделать огромную работу, доказывая справедливость своей точки зрения или предлагая компромиссные варианты. И, несмотря на то, что переговорный процесс серьезно осложняется различиями в подходах и оценках сторон, такая работа активно велась и ведется на различных уровнях Минского процесса.

Сегодня все большее распространение в политическом контексте получает английское выражение «Для танго нужны двое». Минский процесс - не танго, не танец для двоих. Минский процесс по украинскому урегулированию - это хоровод, душевный и динамичный народный танец, отражающий стремление к единению и взаимопониманию. Главное для нас - не допустить того, чтобы хоровод превратился в бесцельное хождение по кругу.

 1Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, ответы на вопросы // 31 мая 2017 г. // URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2772052

 2Ляшко: «минский процесс» - мертв, берлинскими разговорами его не оживить // Оnline Kiev: информ.интернет изд.  2015. 25 авг. // URL: http://kiev-online.net.ua/top-novosti/Lyashko-minskiiy-process-mertv-berlinskimi-razgovorami-ego-ne-ozhivit-SKRIN.html

 3Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. СПб.: Питер, 2009. С. 176-177.

 4Квицинский Ю.А. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М.: Детектив-Пресс, 2008. 185 с.

 5Сушенцов А.А. Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса // Силаев Н., Сушенцов А. Аналитическое агентство «Внешняя политика», 2017. 32 с. // URL: http://www.foreignpolicy.ru/forecasts/ukrainskiy-vopros-stsenarii-razvitiya-ukrainskogo-krizisa/

 6Курт Уолкер, новый человек Трампа в Киеве. Кто он? // Русская служба BBC. 2017. 
9 июля // URL : http://www.bbc.com/russian/features-40547151

 7Ukraine crisis will ‘cripple’ Russia-US relations, envoy warns // Financial Times. 2017. 27 августа // URL: https://www.ft.com/content/c725eb8c-89aa-11e7-8bb1-5ba57d47eff7

 8США рассматривают возможность поставки Киеву летального оружия // Коммерсант.ru . 2017. 28 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3395983

 9МИД и Совфед отреагировали на новые антироссийские санкции США //  Коммер-
сант.ru. 2017. 26 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3367343

10Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи Президента РФ В.В.Путина с Федеральным канцлером Германии А.Меркель // URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/54439

11Рамочное решение ТКГ о разведении сил и средств  от 20 сентября 2016 г. // URL: http://www.osce.org/ru/cio/266271?download=true

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина


США. Украина. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > amurmedia.ru, 27 октября 2017 > № 2451614 Владимир Джабаров

Владимир Джабаров: США будут пробовать повлиять на выборы президента России

Сенатор Владимир Джабаров о внешних вызовах для России, «иностранных агентах», Иране и «разгроме» ИГИЛ (организация запрещена в РФ) в Ракке

Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета выявила "ряд тревожных фактов" вмешательства иностранных стран во внутренние дела России. В преддверии президентских выборов угроза усиления давления на РФ извне достаточно высока, считает первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров. По его мнению, предотвратить дестабилизацию в стране можно только рядом ограничительных мер – к концу года список "иностранных агентов" будет расширен. Являются ли эти меры ответом на происки американцев в отношении канала Russia Today, а также о готовящихся Украиной диверсиях в Крыму, взятии столицы ИГИЛ (организация запрещена на территории РФ – ред.) в Сирии и желании Трампа выйти из "ядерной сделки" с Ираном – сенатор рассказал в интервью PrimaMedia.

— Владимир Михайлович, в Совете Федерация создана Временная Комиссия по защите суверенитета. Недавно Комиссией во время подведения итогов работы было сделано несколько громких заявлений. Одно из них касалось выявления ряда фактов поддержки из-за рубежа НКО, дискредитации РПЦ, активизации протестного потенциала пользователей Интернета. Как проводился мониторинг этих угроз? Есть ли у Комиссии конкретные данные о финансировании всех этих процессов из-за рубежа?

Временная Комиссия по защите суверенитета начала работу летом этого года. Возглавил ее сенатор Андрей Климов. Комиссия появилась не просто так. Мы видим, что существует реальная угроза вмешательства во внутренние дела нашей страны в преддверии президентских выборов. И мы начали вести мониторинг, у комиссии работает свой аппарат, он собирает информацию. Много данных поступает к нам из МИДа России. Некоторые факты весьма тревожны.

— Сенатор Андрей Клишас ранее заявлял о том, что комиссией к концу года будет подготовлено несколько законодательных инициатив, направленных на предотвращение внешнего вмешательство в политику страны. Можете ли хотя бы в общих чертах описать их? Будут ли они приниматься перед выборами Президента?

Это будет пакет законопроектов об ограничении работы "иностранных агентов" в российском медиапространстве. Он разрабатывается на основе рекомендаций Комиссии. Данные инициативы позволят расширить список НКО-"иностранных агентов". И это не ответ на американские происки в отношении канала Russia Today.

Это скорее ответ на всю внешнюю политику США. Американцы систематически вмешивались в наши выборы. После развала Советского Союза я не помню случая, когда бы они активно не пытались оказать влияния на избирательный процесс у нас. Они встречались с различными кандидатами, выражали свою позицию, и не всегда эта позиция была нейтральной, были какие-то предпочтения.

— Комиссия по защите суверенитета также заявляет, что будут попытки из-за рубежа дестабилизировать ситуацию в Крыму. Стоит ли ждать в ближайшее время провокаций на полуострове? Будет ли их заказчиком являться Киев или он просто исполнитель? Какие дивиденды может получить от таких акций Петр Порошенко?

У российских правоохранительных органов и специальных служб есть факты о готовящихся провокациях. Это и проявления экстремизма, и акции диверсионного плана. Уже было несколько задержаний агентов, направленных Киевом в Крым. Были даже попытки организации терактов. Однако их успешно пресекли.

Киев пытается раскачать ситуацию, делая акцент якобы на ущемлении прав крымских татар. Хотя никаких ущемлений нет. Крымские татары активно участвуют в общественной жизни. И такое участие стало возможно как раз после возвращения Крыма в состав России.

Думаю, что Украина еще долгие годы не изменит политику в отношении полуострова. Мы еще увидим не одну попытку дестабилизации ситуации внутри нашей страны и в Крыму. Однако добиться Киеву ничего не удастся.

Крым – исконно русская земля. Она завоевана кровью российских солдат. И то решение, которое принял в 1954 году Хрущев, передав Крым Украине, было сделано только по той причине, что ни он, да и вообще никто другой не мог предположить распада нашей страны. Если бы тогда существовала хотя бы малейшая угроза такого сценария, то Крым бы никогда не вошел в состав Украины. В конце 2014 года я выступал с инициативой о признании решения в 1954 году о передаче Крыма Украине незаконным. Ведь когда все это происходило, не было решения Верховного совета РСФСР. Мнение народа не спрашивал никто. Я считаю, все это было сделано вне рамок законадательства СССР, РСФСР, да и Украинской ССР.

Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета называет еще одной угрозой для России "Исламское государство" (организация запрещена на территории России – ред). Однако представители Комиссии считают эту угрозу только "потенциальной". Почему? Значит ли это, что заявления этой организации не воспринимаются в России всерьез?

Я не совсем согласен с этим заявлением. Я считаю это вполне серьезная угроза. Почему? Во-первых, мы знаем, что на стороне "Исламского государства" воюет очень много выходцев из республик Северного Кавказа, много выходцев из стран Центральной Азии – наших бывших среднеазиатских республик Узбекистана, Киргизия, Таджикистана. Конечно, рано или поздно все эти люди, даже если они будут окончательно разгромлены в Ираке, вернутся на родину. С какими идеями и задачами, мы уже сейчас можем предположить.

ИГИЛ (организация запрещена на территории России – ред.) – это реальная угроза. Даже, хотя бы, если мы просто посмотрим на тот поток мигрантов, который вызвала война в Сирии. Вместе с беженцами в страны Европы пришла засланная агентура ИГИЛ (организация запрещена на территории России – ред.). В любой момент эти люди могут себя проявить и уже проявляют. Вспомните теракты во Франции, Бельгии, Испании.

Так что, думаю, после завершения военной кампании в Сирии война с террористами не закончится.

— А сколько времени понадобится, чтобы завершить войну в Сирии?

Пока непонятно. Это можно сделать быстро, а можно ее вести бесконечно долго. Проблема еще в том, что терроризм все время принимает новые формы. Сначала была "Аль-Кайда". Потом появился "Талибан". Теперь ИГИЛ (организация запрещена на территории России – ред.). Это все возникает не на пустом месте. Кто-то финансирует все эти организации, так как ни один террорист не будет работать бесплатно. Кто финансирует терроризм? Финансовые потоки идут из США и некоторых отдельных стран Ближнего Востока. Все эти государства от такой политики сами и страдают. Оглянитесь назад на 11 сентября 2001 года, когда была совершена террористическая атака "Аль-Каиды" на США.

— То есть после взятия Ракки говорить об окончательной капитуляции "Исламского государства (организация запрещена на территории России – ред.) пока рано?

Вспомните, когда американцы вошли в Ирак, когда американские генералы предали Саддама Хусейна, казнили его, куда делась его армия — одна из самых боеспособных на Ближнем Востоке? Она же не могла бесследно пропасть. Большинство военачальников "Исламского государства" (организация запрещена на территории России – ред.) это бывшие солдаты и офицеры хусейновской армии, которых когда-то бросили на произвол судьбы. Они должны были кормить свои семьи. И вот они пошли к террористам, стали их костяком. Это вполне боеспособные военные. И неизвестно после поражения ИГИЛ (организация запрещена на территории России – ред.) куда они снова направятся.

Куда бы ни влезла американская демократия, после нее остаются тяжелейшие последствия, такие вот кровавые следы, как в Сирии. Вспомните еще Ливию, Афганистан, Тунис и Египет.

— Еще одним инструментом внешней политики США помимо финансирования оппозиции и терроризма являются санкции. Под них недавно попала и Россия. Стоит ли нам ждать в обозримом будущем их отмены?

Я бы немного разделил санкции, введенные в отношении нашей страны. Есть санкции, введенные американцами. Здесь нам ожидать ничего хорошего не стоит. Будет только ужесточения тех из них, которые уже есть. Что касается европейских стран, то им очень сильно выкручивали руки и у них все больше голосов теперь раздается против продления санкций в отношении РФ. Думаю, пока они не будут отказываться от экономических санкций. А что касается персональных санкций, то какие-то подвижки могут быть в начале следующего года. Много недовольных санкциями в Венгрии, Болгарии, даже в Германии. Немецкий бизнес не рад снижению уровня сотрудничества с Россией. И я думаю, что госпожа Меркель пересмотрит свою позицию.

Персональные санкции, в число первых под них попал и я, не дают возможности услышать нам – России и Европе – друг друга. Как выяснять отношения, понимать друг друга, если мы не общаемся. Как доказывать друг другу свои точки зрения. Не случайно на 137 сессии Межпарламентского союза раздавались голоса о том, что санкции против парламентариев вообще недопустимы. Они не достигают поставленных целей и кроме раздражения вообще не ничего не вызывают.

— Ранее мы все были свидетелями, как санкции Соединенных Штатов применялись против Ирана. Сегодня ограничительные меры с него сняты. Однако недавно президент США Дональд Трамп заявил о возможности выхода Вашингтона из "ядерной сделки с Ираном". Стоит ли ожидать возобновления санкций, связанных с ядерной программой Ирана? И могут ли данные меры сыграть на руку России. Может ли в связи с этим США в будущем ослабить санкции в отношении нашей страны?

На руку России введение санкций в отношении Ирана не сыграет. Выход американцев из ядерной сделки с ним только дестабилизирует ситуацию в этой стране. И тревогу уже забили европейцы. Франция, Великобритания, Германия долго шли к тому, чтобы заключить сделку с Ираном. Зачем же теперь все разрушать и толкать эту ближневосточную страну к созданию ядерного оружия. К тому же, если вы так легко нарушаете договоренности, какой пример подается Северной Корее. Пойдет цепная реакция, и ряд стран попытается создать или пополнить свой ядерный арсенал.

Думаю, Трамп тут может совершить большую ошибку. Вряд ли его здесь поддержат европейцы. И потом неужели годы санкций в отношении Ирана не показали их полную бесперспективность? Я был в Иране еще до "ядерной сделки". Нормально жила и живет эта страна. Да, там своя ментальность, обычаи. И европейцам нельзя со своими принципами демократии лезть туда. Там их просто не поймут. Демократия там будет воспринята как слабость, вседозволенность. И это сразу же приведет к дестабилизации ситуации. Иран живет своей жизнью. И он найдет способ обойти санкции. Раньше он все равно в обход ограничительных мер торговал нефтью, пусть и не в том объеме как хотел, но на колени перед США он не встал. Американцы боятся Иран, поэтому и хотят видеть его своим врагом.

— Есть ли чему России поучиться здесь у Ирана?

Думаю, нам нечему учиться, наша страна и так успешно противостоит санкциям. Мы можем обеспечить себя всем, чем захотим. Бизнес внутри нашей страны уже начал стремительно подниматься, он адаптировался. Думаю, российские производители накормят и оденут страну не хуже западных.

Санкции не так страшны, как их рисуют. Они идут в основном из Европы. Азиатские страны к ним не присоединились, за исключением Японии. Еще санкции ввела Австралия, но она так далека, что мы их даже не заметили. И то же самое касается Канады. Азиаты же, наоборот, стали больше развивать с нами отношения.

Так что ничего страшного с введением санкций не произошло. Страна как развивалась, так и продолжает двигаться вперед.

— Несмотря на санкции, Россия сохраняет дружественные отношения с рядом союзников Запада. К примеру, в страну часто приезжают делегации из Израиля. Расскажите о перспективах развития сотрудничества с этой страной. Интересен ли израильскому бизнесу российский Дальний Восток?

Мы тесно сотрудничаем с Израилем. У нас выстроены дружеские связи Израиля и одним из регионов Дальнего Востока — Еврейской автономной областью. Один из депутатов Кнессета Израиля — выходец из ЕАО. Это Константин Развозов. Он уехал ребенком из Биробиджана. Выступал за олимпийскую сборную Израиля по дзюдо. У него много интересных идей о том, как привлечь израильский бизнес на Дальний Восток.

В последнее время у израильтян заметно изменилось отношение к Еврейской автономной области. Они приехали сюда и поняли, здесь чтят и ценят еврейскую историю и культуру. Здесь мирно, сосуществуют разные религии. Посол Израиля приезжал и сказал, что есть одна только проблема – Биробиджан находится далеко от Израиля. Мы ему ответили, что Израиль находится еще дальше от США. Тем не менее, израильтяне добираются туда, когда надо.

— На Дальнем Востоке за последнее время стартовал ряд перспективных инвестиционных проектов. Иностранным бизнесменам становится интересен данный регион. Расскажите, какие проекты кажутся вам наиболее перспективными?

Смотрите, я вам все расскажу на примере Еврейской автономной области – региона, от которого я избирался в Совет Федерации. Там инвестиционных проектов довольно много. Ими плотно занимается губернатор. Когда будет построена переправа через Амур, появится логистика на нашей стороне Амура в Ленинском районе, в регионе появятся новые рабочие места. Это даст толчок деловой активности. Думаю, в Еврейскую автономную область придут инвестиции.

Скоро, надеюсь, начнет работать на полную мощность Кимкано-Сутарский ГОК (горно-обогатительный комбинат). Руда пойдет на продажу в Китай.

В ЕАО, кроме того, развиваются проекты по созданию ТОРов (территорий опережающего развития). Они предотвратят отток населения, сделают ЕАО привлекательнее. Я общался со многими молодыми людьми, они готовы поехать хоть на Чукотку, хоть в любой другой регион Дальнего Востока, лишь бы там была интересная работа. Думаю, мы этой цели добьемся, и в ДФО появится в ближайшем будущем много новых рабочих мест.

США. Украина. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > amurmedia.ru, 27 октября 2017 > № 2451614 Владимир Джабаров


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова

Лучшие из «золотого» состава.

Рассказывает Вера ЧУПОВА. В редакции журнала «Советская милиция» – с 1978 года. Работала младшим редактором, заведующей редакцией, начальником общего отдела, заведующей канцелярией. Сегодня – старший инспектор отделения делопроизводства и режима ФКУ «Объединённая редакция МВД России».

Первый в моей жизни визит в МВД на улицу Огарева, 6, в 1978 году заставил поволноваться. Мне тогда казалось, что иду в «чистилище» и даже закрадывались сомнения: подхожу ли я для работы в таком серьёзном ведомстве. Таково было в то время моё представление о людях, работающих в правоохранительных органах. Тогда я ещё не знала, что некоторые из них станут не просто моими коллегами, но и хорошими друзьями.

На новом месте – в журнале «Советская милиция» – всё было непривычно: рабочий день «от» и «до», строго час на обед. Всё лаконично, сдержанно, без обычного журналистского балагурства. Ещё долгое время ловила себя на слове, говоря: «А у нас в «Юном натуралисте»…». Душой и сердцем была пока там, в нашей маленькой, уютной редакции из 12 человек, где работала раньше. Но шло время, я потихоньку привыкала к новым условиям. И однажды, придя в свой кабинет, вдруг отчётливо поняла: это теперь мой дом. И я, младший редактор, – полноправный член мощного редакционного коллектива «Советской милиции». Сразу всё стало на свои места, я начала двигаться вперёд, без оглядки на прошлое.

Коллектив был довольно большой – около 50 сотрудников. Когда в мой первый рабочий день главный редактор журнала Николай Иванович Ветров провёл меня по всем кабинетам и познакомил с людьми, я была в лёгкой панике: мне казалось, что никогда их всех не запомню.

Наш главный был требовательным руководителем. Сам будучи профессионалом высшей пробы, знал цену каждому. Многие офицеры его побаивались. В редакции царили строжайшая дисциплина и порядок, ему было до всего дело, вплоть до состояния холодильника. Он был справедлив, выговаривал за проступки, не унижая, а хвалил искренне, от души. Ему удалось создать крепкий, здоровый коллектив единомышленников, где каждый чувствовал себя частью большого целого.

Николай Иванович в то время готовил докторскую диссертацию и успешно защитил её. Это событие праздновали всем коллективом, но оно же имело печальные последствия для нас: вскоре Ветров ушёл на преподавательскую работу и возглавил кафедру уголовного права в юридическом институте МВД, где и служил до последних дней жизни. Связь с редакцией он не прерывал и, наверное, не только потому, что жил на одной с редакцией улице: этого, как он признавался, требовала его беспокойная душа.

А как не вспомнить наших ветеранов, которые окружали заботой и вниманием и новичков, и молодых сотрудников! Одна из них – Новелла Искрина. Поначалу я её побаивалась – такая строгая, немногословная. И вот на одном из редакционных вечеров Новелла Анатольевна читает стихи-посвящение одному из наших сотрудников. И какие стихи! Лёд растаял, мы подружились. Могу утверждать, что встретить такого бескорыстного, честного, талантливого человека – большое счастье для каждого. Она обладала непререкаемым авторитетом не только в редакции, но и в министерстве. С её словом и мнением считались все – от рядовых журналистов до генералов. Оставаясь при этом скромнейшим человеком, она искренне радовалась успехам других.

В первый день Ветров меня предупредил, что в кабинете я буду сидеть не одна, а с заведующей редакцией Лидией Алексеевой. И осторожно намекнул, что человек она не простой. Действительно, до самого обеденного перерыва мы молчали. Я не позаботилась о еде, и моя новая напарница, заметив это, молча положила передо мной бутерброд. Этот простой жест внимания подкупил меня, и стало понятно, что человек она добрый, а строгость – напускная. Так оно и оказалось.

Через год после меня в отделе писем редакции появилась Лидия Королёва. Она была первым неравнодушным читателем всей приходившей корреспонденции. И от её внимательного и чуткого взгляда на читательскую проблему зависело очень многое. Писем приходило огромное количество, в каждом – чья-то жизнь, просьба помочь. Ни одно не оставалось без ответа: все расписывались по отделам, а некоторые становились поводом для командировок, статьи из которых публиковались под рубрикой, которая так и называлась – «Письмо позвало в дорогу».

С Лидией Королёвой и с некоторыми коллегами из того «золотого» состава мы дружим и до сегодняшнего дня: с художником Евгением Спиридоновым, журналистами Виктором Лыковым, Ларисой Асауловой, Вячеславом Таранченковым…

Прошло почти сорок лет, как я работаю в редакции. За это время она меняла названия, приходили и уходили люди. Некоторые появились и исчезли, не затронув души, но большинство были многогранными личностями и талантливыми людьми, оставившими яркий свет в моей жизни. Я благодарна им за то, что рядом с ними эти годы были прожиты полно и интересно, а дух творчества, товарищества, взаимопонимания и выручки, царящий в редакции, позволял смотреть на жизнь с оптимизмом.

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 27 октября 2017 > № 2369319 Вера Чупова


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 октября 2017 > № 2367428 Андрей Баклицкий

Новый выход Трампа. Что ждет ядерное соглашение с Ираном

Андрей Баклицкий

Пока не похоже, что Трампа можно убедить в том, что участие в ядерной сделке с Ираном выгодно для США. Хорошим выходом из ситуации могло бы стать согласование дополнительной договоренности, оставляющей соглашение нетронутым, но регулирующей аспекты, не охваченные текущим соглашением. Тогда Трамп смог бы продемонстрировать миру свой талант переговорщика и предложить Тегерану то, что не смог осуществить Барак Обама, – законодательную отмену санкций вместо их приостановки

По всем законам политической логики интрига вокруг участия США в соглашении по иранской ядерной программе не должна была сохраняться настолько долго. Согласованный еще летом 2015 года Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) был политической договоренностью между главами шести международных посредников (Британии, Германии, Китая, России, США и Франции) и Ирана при координации Европейского союза.

Когда осенью 2016 года на президентских выборах в США неожиданно победил Дональд Трамп, соглашение оказалось под угрозой. В свое время Барак Обама заключил его в обход Конгресса, контролируемого республиканцами, а значит, новый президент, который не раз критиковал иранскую сделку в ходе кампании, мог выйти из нее без лишних процедурных сложностей в первый же день в Белом доме.

В поисках сдержек и противовесов

Иранский вопрос не играл в избирательной кампании Дональда Трампа сколько-нибудь заметной роли. Но республиканский кандидат все же называл соглашение «худшей сделкой в истории», а выход из него хорошо вписывался в неформальную стратегию на пересмотр итогов президентства Барака Обамы. С республиканским большинством в обеих палатах Конгресса и традиционным невмешательством судебной власти во внешнюю политику казалось, что сорок пятый президент получит в отношении Тегерана полную свободу действий. Уже через десять дней после вступления Трампа в должность его советник по национальной безопасности Майкл Флинн заявил о вынесении Ирану «официального предупреждения» в связи с ракетными пусками.

Тем не менее в отсутствие внешних сдержек и противовесов новая администрация оказалась связана внутренними. Во-первых, внимание президента и его команды постоянно отвлекало внутриполитическое противостояние – спустя две недели Майкл Флинн был вынужден уйти в отставку, став первой жертвой «русского дела».

Во-вторых, внешнеполитический блок правительства – министр обороны Джеймс Мэттис, государственный секретарь Рекс Тиллерсон и новый советник по национальной безопасности Герберт Макмастер (окрещенные СМИ «осью взрослых») – начал оказывать на президента стабилизирующее воздействие. Несмотря на критическое отношение к Ирану в целом, силовое крыло администрации считает, что иранское соглашение отвечает национальным интересам США. Убедить в этом президента оказалось сложнее.

Ожидаемой проблемой стала необходимость так называемой сертификации соглашения. По Закону об оценке ядерного соглашения с Ираном (Iran nuclear agreement review act, INARA), каждые 90 дней американский президент должен информировать Конгресс о том, что Тегеран выполняет взятые на себя обязательства, а снятие санкций со страны отвечает интересам Вашингтона. Этот реликт неудавшейся попытки Конгресса предотвратить соглашение в 2015 году грозил пустить под откос весь процесс.

По мнению Трампа, которого поддержали премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, сенатор Марко Рубио и постпред США при ООН в администрации Буша-младшего Джон Болтон, соглашение с Ираном было ошибкой. Причем возмущает их сделка в целом, а не какие-то конкретные технические параметры, в которых противники не сильно старались разобраться. В такой ситуации необходимость формально одобрять соглашение с Ираном (даже с учетом того, что Тегеран свою часть выполнял) выглядела для Трампа публичным поражением.

Сертифицировать не сертифицируя

Первую сертификацию в апреле удалось пройти, сопроводив ее введением новых санкций в отношении иранской ракетной программы и запуском полного пересмотра стратегии США в отношении Ирана. Даже заявление о сертификации на сайте Госдепартамента было озаглавлено «Иран остается спонсором терроризма». При этом сертификация соглашения не вызвала возмущения электората Трампа, наоборот, поддержка со стороны президента, пусть и ограниченная, повысила популярность соглашения среди республиканцев с 37 до 53%.

Дальше циклический характер сертификации раз за разом возвращал сделку с Ираном на повестку дня (в отличие, например, от другой «плохой», с точки зрения Трампа, сделки – нового договора о СНВ, не привлекающего внимания президента). К июльскому дедлайну новая стратегия по противодействию Ирану не была готова и, по информации The New York Times, президент провел целый час, рассказывая своим советникам, как он не хочет подтверждать выполнение соглашения. В итоге Трамп все же согласился пойти на это, но сообщил в интервью Wall Street Journal, что «мы обсудим этот вопрос через 90 дней, и я буду очень удивлен, если окажется, что они [иранцы] выполняют соглашение».

Стало ясно, что, несмотря на все усилия «оси взрослых», подтверждение МАГАТЭ, что Иран выполняет свои обязательства, и призывы мирового сообщества, включая ближайших союзников по НАТО, в октябре Трамп откажется сертифицировать выполнение соглашения. Также усилилась критика Ирана со стороны постпреда США при ООН Никки Хейли. Удивительным образом, кризис нарастал в отсутствие каких-либо действий со стороны Тегерана, где сторонник соглашения Хасан Роухани благополучно переизбрался на второй президентский срок.

К октябрю стал выкристаллизовываться новый подход американской администрации к соглашению с Ираном – отказаться от сертификации выполнения сделки, но не вводить против Тегерана санкции, связанные с ядерной программой. Поскольку сертификация – это внутренний вопрос США, не упомянутый в соглашении, это позволило бы продемонстрировать недовольство Трампа, не разрушая сделки.

При отсутствии сертификации Конгресс в течение двух месяцев может (но не обязан) повторно ввести санкции против Ирана. Хотя взаимодействие с республиканцами в Конгрессе никогда не было сильной стороной Трампа, договориться о сохранении status quo было вполне реально. Конгресс мог бы даже отменить обязательную сертификацию выполнения соглашения президентом.

Также обсуждался вариант, при котором Трамп передал бы обязанность по сертификации госсекретарю. При этом сохранялось бы давление на Тегеран по другим вопросам, включая испытания баллистических ракет, региональные конфликты и права человека.

То, что в Белом доме склоняются к такому сценарию, подтверждала заранее утекшая в прессу «Новая стратегия президента Дональда Трампа в отношении Ирана». Пятистраничный документ обозначил своей целью «нейтрализацию дестабилизирующего влияния правительства Ирана и сдерживание его агрессии».

Стратегия оказалась в основном без конкретики, она предполагала тесную работу с региональными союзниками по сдерживанию Тегерана, противодействие деятельности Корпуса стражей исламской революции, ответ на угрозы со стороны иранских баллистических ракет и ликвидацию всех возможностей Ирана для создания ядерного оружия. Как заметил в твиттере бывший заместитель помощника президента Барака Обамы Колин Каль, новая стратегия в отношении Ирана «напоминает статью в Википедии и не содержит реальной стратегии». Как бы то ни было, документ также предполагал «строго обеспечивать соблюдение Ираном ядерного соглашения».

Игра Трампа

Однако реальность оказалась куда более неожиданной. В своем выступлении 13 октября 2017 года Трамп действительно отказался сертифицировать сделку. Он заявил, что Иран допустил многочисленные нарушения соглашения по ядерной программе, но озвучил только превышение согласованного уровня тяжелой воды (возникавший дважды малозначительный и быстро урегулированный вопрос), несогласие относительно использования продвинутых типов центрифуг (возникшее из-за нечетких формулировок соглашения) и «запугивание международных инспекторов, чтобы они не могли воспользоваться всей полнотой возможностей для инспекций» (происшествие, не отраженное в открытых документах).

После этого Трамп сообщил, что поручил своей администрации тесно сотрудничать с Конгрессом и союзниками для «исправления» соглашения. Исправлять решили с помощью поправок в Закон об оценке ядерного соглашения с Ираном, которые бы потребовали превратить текущие ограничения, наложенные на Иран, из временных (от 10 до 25 лет по разным статьям) в постоянные. Также в закон собирались добавить ограничения для иранской ракетной программы. Нарушение этих новых красных линий означало бы для Ирана автоматическое возвращение приостановленных санкций. Если же Конгресс не сможет принять необходимые меры, Трамп пообещал выйти из соглашения в одностороннем порядке.

В итоге вместо новой стратегии в отношении Ирана американской публике и мировому сообществу представили что-то запутанное и невнятное. По американскому Закону об оценке ядерного соглашения, в случае отсутствия президентской сертификации Конгресс мог повторно ввести в отношении Ирана приостановленные ранее санкции, что означало бы выход США из сделки. Процесс шел бы по ускоренной процедуре, для него было бы достаточно простого большинства в обеих палатах парламента, а меньшинство лишалось возможности блокировать процесс.

В палате представителей республиканцы обладали для этого комфортным преимуществом. В Сенате представители Республиканской партии должны были голосовать единодушно, потеря всего трех голосов означала бы провал усилий. Это открывало возможность нескольким недовольным республиканским сенаторам заблокировать процесс. Впрочем, ввести санкции против Тегерана мог и сам президент, для этого ему было бы достаточно подписать соответствующий указ.

Но план Трампа по изменению условий соглашения означал, что Конгрессу придется принимать новый закон. Как именно он может выглядеть, пока неизвестно, но сенаторы Боб Коркер и Тим Коттон презентовали подготовленные ими наброски, включающие автоматический возврат санкций, если Иран пересечет годичный рубеж, отделяющий страну от создания атомной бомбы. Поскольку разработка ядерного оружия – сложный технологический процесс с большим количеством переменных, плохо поддающихся измерению, сенаторам придется выработать более точные (и неизбежно произвольные) ограничения, основанные на запасах обогащенного урана и обогатительных мощностях Ирана.

Пока в представленной справке речь идет об ограничении использования Тегераном модернизированных центрифуг, расширении полномочий МАГАТЭ по верификации и постоянном закреплении наложенных на Иран ограничений. Баллистические ракеты в проекте Коркера–Коттона не упоминаются – этот вопрос, видимо, пока даже не начинали прорабатывать.

Для утверждения нового закона потребуется 60 голосов в Сенате, что означает поддержку со стороны всех республиканцев и как минимум восьми сенаторов-демократов. Ни один демократ пока своей заинтересованности не продемонстрировал. При этом, как и в случае с реформой здравоохранения, для наиболее радикального крыла Республиканской партии даже подобное решение выглядит недостаточным. Член комитета по международным делам сенатор Марко Рубио заявил, что сомневается «можно ли в принципе исправить настолько несовершенное соглашение» и что национальным интересам США больше бы отвечал «выход из соглашения, возврат отмененных санкций и введение новых».

Таким образом, принятие нового законопроекта выглядит, мягко говоря, проблематичным. Но если законопроект провалится, то остро встанет вопрос, насколько серьезен был Трамп, обещая выйти из соглашения при отсутствии действий со стороны Конгресса.

Новый подход США к соглашению предсказуемо вызвал критику со стороны мирового сообщества. Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Федерика Могерини заявила, что «соглашение останется в силе» и Евросоюз «привержен его сохранению». Лидеры Франции, Британии, Германии в совместном заявлении призвали США «принять во внимание возможные последствия для безопасности союзников перед тем, как предпринимать действия, подрывающие соглашение». Свою поддержку выполнению соглашения выразили Россия и Китай. Тем не менее в неофициальных беседах российские и европейские дипломаты признаются, что не знают, как их страны будут реагировать на практике, многое будет зависеть от того, какие именно решения примет американская сторона.

Этот же фактор будет определяющим для ответных действий Тегерана. В краткосрочной перспективе выступление Трампа сплотило население Ирана. Необоснованные обвинения в адрес Тегерана и выбранная президентом США формулировка «Арабский залив» вместо «Персидского» были встречены негодованием даже со стороны оппозиционно настроенных иранцев. Верховный лидер Ирана Али Хаменеи подтвердил, что Иран не будет первым, кто нарушит соглашение, но в случае нарушения оно будет «разорвано в клочья».

Что дальше?

Дальше возможны три варианта развития событий: введение против Ирана новых санкций, связанных с его ядерной программой, оформление «красных линий», пересечение которых будет обозначать введение санкций против Тегерана, и неудача администрации США в этих двух начинаниях.

Республиканцы в Конгрессе, разочарованные нежеланием демократов поддерживать поправки в Закон об оценке ядерного соглашения, могут вернуть санкции, связанные с ядерной программой Ирана, простым большинством голосов. То же самое может сделать президент США, просто издав указ без согласования с Конгрессом.

Если США действительно введут санкции против Ирана, то остро станет вопрос о том, насколько соглашение может существовать дальше с меньшим количеством участников. Ранее представители Тегерана давали понять, что при определенных условиях страна может продолжить выполнять свою часть сделки. После выступления Трампа президент Ирана заявил, что страна будет выполнять соглашение до тех пор, пока это будет отвечать ее интересам.

Ключевым здесь станет поведение Евросоюза. Верховный лидер Ирана Хаменеи говорит, что европейским странам придется доказать свою заинтересованность не только словами, но и действиями: «Акцента Европы на сохранении соглашения по ядерной программе – недостаточно… Европа должна противостоять шагам США».

Главная опасность тут в том, что Вашингтон может ввести вторичные санкции в отношении неамериканских (в первую очередь европейских) компаний, ведущих бизнес с Ираном. Несмотря на заверения госсекретаря Тиллерсона, что США не планируют мешать европейской торговле с Ираном, в это сложно поверить. Закрытие европейского рынка для иранской нефти в 2012 году оказало самое сильное влияние на Тегеран, и сейчас США едва ли удастся изменить позицию Ирана, не применив столь же сильное давление.

Наконец, вторичные санкции остаются одним из главных инструментов давления на Тегеран со стороны США, потому что первичные санкции, касающиеся американских граждан и компаний, за небольшим исключением, не прекращали действовать. Под вопросом также окажется торговля Ирана с Россией, Китаем и другими странами.

Французская Total, первой из западных корпораций подписавшая многомиллиардный контракт на разработку участка газового месторождения Южный Парс, сообщила, что продолжит работу над проектом, но будет ожидать решения Конгресса США. Генеральный директор компании Патрик Пуянне заявил, что решение будет принято с учетом того, введут ли США санкции против Ирана и какие именно, пояснив: «Если мы сможем двигаться дальше, мы будем делать это. Если не сможем – придется остановиться. Такова жизнь».

Для сохранения участия Тегерана в соглашении ЕС придется защищать взаимодействие своих компаний с Ираном. В сентябре 2017 года посол ЕС в Вашингтоне Дэвид О?Салливан предупредил: «У нас есть блокирующее законодательство, предоставляющее, при определенных условиях, правовую защиту европейским компаниям, которым угрожают экстерриториальные санкции США». В 1996 году Евросоюз принял постановление № 2271/96, вводящее для европейских компаний защитные меры от экстерриториальных санкций третьих стран. Его использовали для возмещения ущерба от вторичных американских санкций в отношении Кубы, Ирана и Ливии.

Помимо больших штрафов, нарушители американских санкций рискуют потерять доступ к крупнейшему в мире рынку и даже транзакциям в мировой резервной валюте. Поставленные перед выбором между Ираном и США, западные компании с высокой вероятностью выберут Вашингтон.

Для решения этой проблемы ЕС в прошлом использовал постановление № 2271/96, чтобы заставлять европейские компании выполнять заключенные контракты. Евросоюз также использовал механизмы ВТО для давления на Вашингтон – столкнувшись с единым европейским фронтом, США предпочитали договариваться. В подобном направлении могли бы двигаться и другие участники ядерной сделки, включая Россию.

Тонкие красные линии

Хотя Конгрессу будет непросто внести в Закон об оценке ядерного соглашения поправки, предусматривающие введение новых «красных линий» в отношении иранской ядерной программы, этот сценарий нельзя исключить. Чтобы избежать немедленного выхода США из соглашения, кто-то из конгрессменов-демократов может выбрать поправки как меньшее из зол. Помимо этого, указ, «исправляющий» соглашение, может издать и президент США. Правда, у последнего механизма есть серьезный недостаток. Как мог убедиться сам Трамп, такой указ может быть моментально отменен следующим президентом.

Оформление новых «красных линий» вызовет ожесточенные споры о том, является ли это само по себе нарушением соглашения. Тем более что в случае одобрения таких линий новые санкции против Ирана могут не вводиться на протяжении многих лет. Иран в ближайшие 13 лет не сможет накопить нужное для бомбы количество урана, а вводить в строй новые центрифуги сможет только через восемь лет. Теоретически на этот срок ситуация может остаться подвешенной.

Но даже до введения санкций действия США скажутся на планировании инвестиций в иранскую экономику, компании не будут вкладываться в многомиллиардные проекты в Иране без гарантий хоть какой-то стабильности. Без экономической выгоды от соглашения интерес Тегерана к выполнению ядерной сделки неизбежно снизится, а также ослабнут позиции умеренной части иранского руководства, выступающей за сотрудничество с международным сообществом.

В отсутствие однозначного нарушения со стороны Вашингтона остальным участникам соглашения (особенно ЕС) будет сложнее противодействовать США и демонстрировать Ирану (где будет идти внутренняя дискуссия о пропорциональном ответе) преимущества участия в соглашении. Возможной демонстрацией серьезности намерений ЕС может стать принятие нормативных документов, автоматически нейтрализующих вторичные американские санкции в случае их введения. Например, Европейский совет может внести новую редакцию американского Закона об оценке ядерного соглашения в приложение к постановлению № 2271/96, автоматически предотвращая выполнение американского закона в будущем.

Все вышеперечисленное не касается обозначения американских «красных линий» в отношении ракетной программы Ирана. Тегеран не прекращал и не планирует прекращать испытания баллистических ракет, так что попытка увязать возврат ядерных санкций и ограничения в ракетной области будет означать практически мгновенное введение санкций против Ирана и нарушение соглашения американцами.

Санкции отменены, да здравствуют санкции

Наконец, не исключено, что Конгресс не сможет принять поправки в Закон об оценке. У республиканцев не получится провести возврат санкций через парламент, или они не захотят брать на себя ответственность за распад соглашения, а советникам Трампа удастся убедить президента не издавать санкционный указ.

К сожалению, такой сценарий выглядит только промежуточным решением. Трамп явно готов раз за разом возвращаться к интересующим его темам (например, реформе здравоохранения) и использовать как давление на руководство Конгресса, так и президентские указы для достижения своих целей. Новый президент США уже вышел из ряда международных соглашений (Транстихоокеанское партнерство, Парижское соглашение по климату) и организаций (ЮНЕСКО), несмотря на недовольство союзников. Также в активе Трампа есть пример успешного давления на участников соглашения, чтобы начать пересмотр его условий (НАФТА). Даже если непосредственную угрозу соглашению с Ираном этой осенью удастся нейтрализовать, нет гарантий, что она не возникнет снова уже в следующем году.

Пока не похоже, что Трампа можно убедить в том, что участие в ядерной сделке с Ираном выгодно для США. Сорок пятый президент США явно не привык менять свои взгляды, даже если они расходятся с реальностью.

Хорошим выходом из ситуации могло бы стать согласование дополнительной договоренности между шестеркой международных посредников и Ираном, оставляющей соглашение нетронутым, но регулирующей аспекты, не охваченные текущим соглашением. Трамп мог бы записать новое соглашение себе в актив и продемонстрировать миру свой талант переговорщика, а также предложить Тегерану то, что не смог осуществить Барак Обама, – законодательную отмену санкций вместо их приостановки.

Одним из возможных направлений для нового соглашения могла бы стать ратификация Ираном Дополнительного протокола к соглашению о гарантиях МАГАТЭ (в рамках ядерной сделки применяется добровольно) в обмен на отмену части санкций, принятых Конгрессом (в рамках нынешней сделки санкции только приостановлены). С учетом значительного объема первичных санкций, введенных США против Ирана с 1979 года, тут Вашингтону есть что предложить Тегерану.

Вашингтон не исключает дополнительных соглашений с Ираном и сегодня. На следующий день после отказа Трампа сертифицировать выполнение ядерной сделки госсекретарь Тиллерсон в интервью CNN сказал, что «совместно с нашими партнерами мы предпримем усилия, чтобы попробовать исправить те недочеты, которые есть в соглашении. Это может быть дополнительное соглашение. Возможно, мы сделаем это не в рамках существующего соглашения, а заключим дополнительное соглашение».

Если бы новая американская администрация признала, что Иран выполняет ядерную сделку, и предложила Тегерану и международным посредникам подумать над дополнительным соглашением раньше, этот вариант могли встретить вполне благосклонно. Но сейчас для этого пришлось бы преодолевать значительное сопротивление на всех уровнях в Иране, растерянность союзников США и недоверие со стороны России и Китая. Да и способность администрации Трампа разговаривать не с позиции силы, а искать взаимовыгодные решения вызывает большие сомнения. Возможно, в случае провала текущей попытки ввести новые санкции в отношении Тегерана Белый дом будет готов пересмотреть свои подходы.

Пока сложно спрогнозировать, к чему приведет отказ Трампа сертифицировать ядерное соглашение с Ираном, но уже сейчас понятно, что, несмотря на свою правовую уязвимость, ядерная сделка оказалась значительно более устойчивой, чем казалось. Тем не менее это еще не означает, что соглашение также легко переживет и следующие три года без скоординированных усилий мирового сообщества.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 октября 2017 > № 2367428 Андрей Баклицкий


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364653 Николас Гвоздев

Послевоенная Сирия как территория нового большого кризиса между Россией и Америкой

После уничтожения ИГИЛ нам грозят новые столкновения между двумя главными коалициями во главе с США и Россией за расклад сил в Сирии.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

За два года до окончательного разгрома Адольфа Гитлера, когда немецкие армии еще контролировали значительную часть европейской территории СССР и Восточную Европу, а «крепость Европа» казалась недосягаемой западным союзникам, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль и Иосиф Сталин уже начали вести дискуссии о судьбе послевоенной Европы. Еще в то время, когда окончательная победа казалась весьма сомнительной, союзники приступили к распределению зон оккупации и перекройте границ.

Поражает то, что когда заходит речь об окончательном разгроме «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.) в Сирии и Ираке, и об уничтожении так называемого халифата как физического и географического образования, важнейшие дискуссии о будущем Сирии, которые обязательно должны проводить все главные участники этой борьбы, постоянно откладываются. Курдский кризис — это лишь первая серьезная демонстрация проблем, которые встают перед сторонами, потому что на важнейшие вопросы о том «что будет после», нет ответов. Еще большую тревогу вызывает угроза новых столкновений между двумя главными коалициями во главе с США и Россией за расклад сил в Сирии после уничтожения ИГИЛ.

Администрация Обамы надеялась, что Россия как главная сторонница режима Башара аль-Асада придет к пониманию того, что ей придется оставить Асада и выполнить американское условие о том, что «Асад должен уйти». Кроме того, администрация Обамы полагала, что Москва каким-то образом сумеет уговорить или заставить Иран признать эту реальность. А затем Соединенные Штаты запустят процесс, который приведет к формированию в Сирии нового правительства в составе обширной оппозиционной коалиции. Но эти пожелания наткнулись на две жесткие реалии. Во-первых, Иран и Россия продемонстрировали свою готовность применять жесткую силу в ходе борьбы в Сирии, а также мириться с потерями ради защиты режима. Во-вторых, Соединенные Штаты не смогли создать эффективные силы оппозиции, способные вести борьбу с Асадом без содействия крупной группировки американских войск, в том числе, сухопутных. Это заставило Вашингтон поручить реализацию ряда своих политических целей боевым формированиям сирийских курдов. При этом они создали огромный риск, связанный с ухудшением отношений с Турцией.

Москва также доказала свою способность проводить более умелую многостороннюю дипломатию, чем рассчитывали Соединенные Штаты. Воспользовавшись тем, что турки с опасением и недовольством относятся к американской военной помощи курдам, а также предприняв в духе realpolitik усилия по проведению переговоров и торга с эмиратами Персидского залива и Саудовской Аравией, Россия заручилась поддержкой в реализации того решения, которому она отдает предпочтение. Речь идет о сохранении Асада как формального руководителя Сирии (его режим сегодня установил контроль над ключевыми районами страны) с одновременным созданием по сути дела сфер влияния (которые получили название зон деконфликтизации). При этом главные покровители сирийской оппозиции, начиная с Турции, обеспечат соблюдение своих интересов и предоставят безопасные зоны для своих сторонников. Переговорный процесс в Астане (это столица Казахстана, где турецкие, иранские и российские переговорщики встречаются с представителями сирийского правительства и оппозиции) принес определенные результаты. Однако Соединенные Штаты никогда не относились к этому процессу как к предпочтительной модели будущего урегулирования и устройства Сирии. Кроме того, определенные опасения по поводу астанинского процесса испытывают и другие ключевые игроки из ближневосточного региона, особенно Израиль и Саудовская Аравия.

Поскольку «Исламское государство» теряет последние участки территории, которые оно контролировало, эта российская концепция сталкивается с серьезными испытаниями. Прежде всего, речь идет о судьбе провинции Дейр-эз-Зор, которая является центром сирийской нефтяной промышленности. Кто будет контролировать эти важнейшие территории: правительство Сирии при поддержке российских ВВС или сирийские оппозиционные силы, пользующиеся военным содействием США? Если эти нефтяные месторождения попадут под власть правительства, правящий сирийский режим в Дамаске сможет успешно пополнять свою казну и получать исключительно важные для него доходы. Но если нефтепромыслы окажутся в руках оппозиции, она упрочит свое положение на переговорах. Говорят, что российские и американские военные находятся в постоянном контакте, дабы предотвратить любые возможные столкновения между своими союзниками, военнослужащими и авиацией. Но инциденты могут произойти в любой момент.

Здесь есть и второй важный момент. Поскольку сирийское правительство берет под свой контроль ключевые пограничные переходы вдоль границы с Ираком, возникает вопрос об иранском коридоре до Средиземного моря. Введя свои сухопутные войска из состава Корпуса стражей исламской революции в Сирию, где они воюют на стороне режима, Тегеран преследует стратегическую цель: сохранить сухопутный коридор, соединяющий Иран с ливанской «Хезболлой» и проходящий через Ирак, Сирию и сирийские районы проживания алавитов. Этот коридор является важнейшим маршрутом, по которому Корпус стражей исламской революции снабжает и обеспечивает всем необходимым «Хезболлу». Именно по этой причине Израиль в последние годы наносит авиационные удары и уничтожает автоколонны, направляющиеся в Ливан.

С приходом администрации Трампа американская политика в отношении Ирана претерпела изменения. Трамп отказался от попыток Обамы найти компромисс и занял более конфронтационную позицию. Для него стратегическим приоритетом будет борьба против укрепления этого коридора. Но опять же, любые попытки заблокировать сирийские войска (и особенно иранские боевые формирования, воюющие совместно с сирийской армией), либо действия по внедрению войск оппозиции в этот коридор создают опасность случайного столкновения с русскими.

И наконец, остается вопрос о судьбе самого Асада. Администрация Трампа официально не отказывалась от американского требования об уходе Асада, хотя и высказывается в том плане, что его немедленная отставка не является непременным предварительным условием для начала переговоров о сирийском будущем. Однако Москва, похоже, решила, что этот вопрос закрыт, и Асад останется президентом Сирии. Во вторник Россия наложила вето на продление мандата ООН на проведение расследования по вопросу применения химического оружия в Сирии. Это также говорит о том, что Москва считает данный вопрос закрытым, а продолжение расследования — ненужным. С точки зрения США, наличие такого оружия у Асада и его возможное применение создает серьезную угрозу. Все это говорит о том, что даже после изгнания «Исламского государства» с территории Сирии Вашингтон не будет считать, что сирийская гражданская война закончена, а кризис урегулирован. Россия придерживается мнения о том, что ее интервенция близится к завершению, однако продолжающееся американское вмешательство не только помешает выводу российских войск и переносу военных усилий Москвы на решение других проблем, но и приведет к тому, что Сирия останется зоной потенциального конфликта между Россией и США. Говорят, что в настоящее время ИГИЛ контролирует менее 5% сирийской территории. Но когда эта общая для России и США угроза будет устранена, усилится опасность новой конфронтации.

Николас Гвоздев — профессор кафедры экономической географии и национальной безопасности Военно-морского колледжа США, и пишущий редактор National Interest.

Изложенные в статье взгляды принадлежат автору.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364653 Николас Гвоздев


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар

Как выглядела бы война между НАТО и Россией в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Вероятность вторжения России на территорию Латвии, Литвы и Эстонии кажется довольно незначительной. Даже корпорация RAND, которая придерживается весьма воинственных взглядов, утверждает, что вероятность атаки России на одного из членов НАТО является низкой, несмотря на дисбаланс сил внутри альянса. «Наш анализ показал, что сдерживающий потенциал НАТО против атаки России на одного из членов НАТО с применением обычных видов оружия является в настоящее время мощным, — говорится в докладе RAND. — Хотя мы полагаем, что атака России против НАТО в ближайшем будущем крайне маловероятна, вполне возможно, Россия воспользуется другими способами, чтобы продемонстрировать свое недовольство текущим процессом укрепления военных позиций США и НАТО».

Другие аналитики согласны с тем, что Россия не хочет вторгаться на территорию прибалтийских государств, которые прежде были частью Советского Союза и Российской империи до него. «По всей видимости, русские не строят планы по нападению на прибалтийские государства, — отметила Оля Оликер (Olya Oliker), старший советник и директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований. — Но им известно, что США и многие другие члены НАТО убеждены, что они действительно планируют это сделать. Хотя русские изо всех сил стараются отрицать это, они усматривают определенное стратегическое преимущество в том, чтобы держать НАТО в напряжении, и они, несомненно, не гнушаются бряцания оружием, в том числе в Прибалтике».

Действительно, с точки зрения Кремля у России нет никаких причин вторгаться на территорию этих бывших советских республик. Хотя Россия начала строить планы на Прибалтику в далеком прошлом — эти территории были завоеваны при Петре Великом в ходе Северной войны (1700-1721) — чтобы обеспечить государство выходом к морю, нынешнее руководство Кремля надеется использовать для этих целей Санкт-Петербург.

«В течение последних 20 лет Россия инвестирует миллиарды долларов в строительство новых морских портов рядом с Санкт-Петербургом, поэтому в эстонских и латвийских портах больше не будет никакой необходимости, — отметил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. — А за исключением морских портов, которые были необходимы для экспорта российских сырьевых товаров, в этих странах никогда не было ничего по-настоящему важного для России».

Для Кремля уменьшение зависимости от портов в Балтийском море является важным приоритетом. «Замещение логистической базы прибалтийских государств собственной базой было важным приоритетом всего президентского срока Путина, — объяснил Кашин. — Нет никакого смысла завоевывать прибалтийские государства тогда, когда на альтернативу было потрачено очень много средств».

Более того, ресурсы Кремля, необходимые ему для нападения на Прибалтику, если он решит это сделать, тоже весьма ограничены. Большая часть обычных вооруженных сил России сконцентрирована в других регионах — потребуется много времени, чтобы собрать армию, способную отразить контратаку НАТО. Более того, у Кремля нет возможности эффективно оказывать влияние на многочисленные сообщества этнических русских в этих странах.

«Методы "гибридной войны" в стиле Крыма или Донбасса вряд ли можно будет применить там, где их больше всего боятся, а именно в Прибалтике и в Польше, — написал Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги в своей книге «Стоит ли нам бояться России?» (Should We Fear Russia?). — Если даже не принимать в расчет намерения Кремля, самоидентификация местного русского населения здесь очень отличается от самоидентификации жителей Крыма. Несмотря на то, что процесс вступления в гражданство в Латвии и Эстонии был существенно усложнен для русских, они не ждут от Москвы защиты и инструкций. Даугавпилс — это не Донецк, а Нарва — это не Луганск. Польша — это еще более неправдоподобный вариант. Модель Донбасса довольно трудно перенести, и ее применение на территории страны-члена НАТО было бы крайне нерациональным со стороны Кремля».

Это значит, что Москве придется прибегнуть к обычным военным средствам, чтобы вторгнуться на территорию Прибалтики, если она этого захочет. Но у России нет такой возможности. Кремлю придется наращивать свои войска в этом регионе, прежде чем переходить в наступление, и НАТО неизбежно заметит надвигающийся удар. «Наращивание сил ведется у границы Украины. Если мы захотим вторгнуться в Прибалтику, нужно будет перебрасывать туда наши войска, что станет предупреждением для нашего противника», — объяснил Кашин.

Действительно, как отмечает научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майк Кофман (Mike Kofman), российские войска, находящиеся у границ Прибалтики, далеки от идеальной формы. «В рамках процесса модернизации вооруженных сил и расширения их структуры Балтийский регион до недавнего времени обходили вниманием, — написал Кофман в Russia Matters. — Несмотря на провокационные действия в море и в воздухе, сконцентрированные в этом районе, российские войска, развернутые там, играют главным образом оборонительную роль, и им требуется обновление. Есть признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и силе российских войск неизбежны, но это будет происходить постепенно и отчасти зависеть от того, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом районе».

Как пишет Кофман, Москва может быстро переместить свои войска от украинской границы к границам прибалтийских государств, однако такое вторжение несет в себе немало опасностей для России. Согласно результатам исследования RAND, российская армия способна захватить все три прибалтийских государства с использованием обычных видов вооружений в течение всего 36 часов, однако в этом анализе есть свои недостатки. В нем рассматривается только первоначальный захват Прибалтики и не принимается в расчет контратака НАТО или ядерная эскалация.

«Двухлетние военные игры и анализ показывают, что, если бы Россия решила провести атаку в условиях кратковременного предупреждения против стран Балтии, ее войска могли бы подойти к окрестностям эстонской столицы Таллинна латвийской столицы Риги уже через 36 часов. В этом случае они опередят силы США и их союзников не только в расстояниях и по количеству оружия, но и по численности», — пишут Дэвид Шлапак (Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael W. Johnson) из корпорации RAND.

Другие аналитики, такие как Джефф Эдмондс (Jeff Edmonds) из Центра военно-морского анализа, согласны, что Россия может захватить Прибалтику при помощи тех войск, которые есть в ее распоряжении. «У русских очевидное преимущество, и они могут быстро их захватить», — сказал Эдмондс.

Однако Кофман указывает на то, что для вторжения России придется собрать силы, которые смогут не только разгромить батальоны НАТО, находящиеся сейчас в Прибалтике, но и сразиться со всем альянсом и отразить его контратаку. Планировщики в Москве должны будут составить план на случай неизбежной контратаки со стороны США и их союзников, поэтому она не станет ограничиваться 27 штурмовыми батальонами, которые корпорация RAND рассматривала в своем исследовании. Кроме того, Кремль вряд ли станет ограничивать себя десятидневным сроком.

«Если бы Россия планировала полномасштабное вторжение в Прибалтику, ей также пришлось бы планировать войну с НАТО и оборону от контратаки альянса, — написал Кофман. — Сильные державы обычно не атакуют сверхдержавы при помощи наспех собранных войск, надеясь при этом на лучшее. Москва, вероятнее всего, пустит в ход силы, в несколько раз превышающие те силы, о которых шла речь в исследовании, и заранее продумает способы переброски дополнительных подразделений из других военных округов.

Мнения российских военных экспертов о размерах войска, которое Москва способна собрать в самые сжатые сроки, разойдутся, но я сомневаюсь, что речь пойдет о 27 батальонах, собранных наспех для участия в том, что потенциально может вылиться в третью мировую войну. Стоит мыслить гораздо масштабнее и не ограничивать себя 10-дневным сроком [из исследования RAND]».

Если Россия не намеревается вторгаться в Прибалтику, или если у нее нет достаточных сил, чтобы начать войну, что может спровоцировать конфликт в Латвии, Литве и Эстонии? По мнению Оликер, война может вспыхнуть вследствие непонимания.

«Вполне возможно, что бряцание оружием в сочетании с военными учениями могут привести страны НАТО к выводу о том, что Россия планирует провести в Прибалтике некую военную кампанию, — объяснила Оликер. — Если в результате этого НАТО предпримет ответные меры, призванные нейтрализовать российский военный потенциал в Калининграде, Москва может в свою очередь воспринять это как угрозу (вспомните, что большинство российский сценариев начинается с агрессивных действий НАТО) и принять меры для сглаживания этой угрозы. Особенно в отсутствие налаженных каналов коммуникации и в условиях высокой напряженности, вполне возможно, что эти действия могут обернуться спиралью эскалации или даже конфликтом».

Если в Прибалтике начнется война между Россией и НАТО, в конечном счете будет неважно, каков баланс обычных вооруженных сил в этом регионе. «Другой проблемой, связанной с сосредоточенностью на обычных средствах сдерживания в условиях войны в Прибалтике, является то, что, как и прежнее противостояние между НАТО и странами Варшавского договора, эта битва способна обернуться ядерной эскалацией, — написал Кофман. — Большинство из тех экспертов по России в военно-аналитическом сообществе, которых я знаю, включая российских экспертов, убеждены в том, что война с НАТО с применением обычных видов вооружений, вероятнее всего, будет оставаться таковой недолго».

Если войска НАТО вторгнутся на территорию России, это может спровоцировать ядерный ответ со стороны Москвы. «Существует вероятность того, что, если российские войска будут существенно ослаблены или разгромлены под Калининградом, Москва может нанести ядерный удар, — написал Кофман. — Ядерная эскалация маловероятна, но учитывая последствия такого поворота, возможно, лучшая стратегия — это принимать такие решения, которые оставляют наибольшее количество возможностей для управления динамикой конфликта. Это означает, что нужна будет такая расстановка сил, которая будет ориентирована на стратегическую гибкость, а не на укрепление занятых позиций». Такая война, скорее всего, перерастет в полномасштабную ядерную войну между двумя ядерными сверхдержавами планеты, а это значит, что проиграют все.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480174 Леонид Ивашов

ЯДРО

Путин рассказал о военных угрозах для России в недавнем прошлом и настоящем

Ядро - внутренняя часть плода, семя, заключенное в твердую оболочку. Внутренняя, центральная часть чего-нибудь. Ядро древесины. Ядро Земли. Ядро атома. Часть клетки животного и растительного организма, в которой сосредоточена основная масса нуклеиновой кислоты. Глубинная сущностная часть чего-нибудь, основа, суть. Ядро теории, учения,

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.

В четверг 19 октября президент России Владимир Путин принял участие в заключительной пленарной сессии международного дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Мир будущего: через столкновение к гармонии».

Отвечая на вопрос о том, представляет ли наращивание присутствия Североатлантического альянса угрозу России и какой может быть на это ответ, глава государства отметил, что в Москве внимательно смотрят на это, анализируя ситуацию: «Каждый шаг нам известен, понятен. Нас это не беспокоит. Пускай они тренируются. Всё под контролем».

Кроме того, российский лидер рассказал о том, что в 90-е США получили доступ на все совершенно секретные российские объекты. Президент напомнил, что в 1990-х годах было заключено несколько знаковых двусторонних соглашений: первое — 17 июня 1992 года (программа Нанна-Лугара) и второе — 18 февраля 1993 года (программа ВОУ-НОУ).

«Проекты по первому соглашению касались модернизации систем контроля, учета и физической защиты ядерных материалов, демонтажа и утилизации подводных лодок и радиоизотопных термоэлектрических генераторов. В рамках выполнения российских обязательств американцы совершили, прошу внимания, это не секретная информация, но просто об этом мало кто знает — 620 проверочных визитов, причем в «святая святых» российского ядерного оружейного комплекса. На предприятиях, занимающихся разработкой ядерных зарядов и боеприпасов, наработкой плутония и урана оружейного качества. США получили доступ на все совершенно секретные объекты РФ», — сказал Путин.

Более того, президент РФ отметил, что при этом соглашение носило фактически односторонний характер.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

На вопрос: «Представляет ли наращивание присутствия НАТО на границах угрозу России? Какой может быть на это ответ?», — Владимир Путин ответил весьма лапидарно: «Каждый шаг нам известен, понятен. Нас это не беспокоит. Пускай они тренируются. Всё под контролем». Президент, наверное, ответил, как ему и положено отвечать. Здесь ничего панического нет. Когда он утверждает, что мы знаем каждый шаг, он говорит о том, что мы прогнозируем ситуацию. То есть прогностический анализ в деятельности политиков и военных присутствует. И, конечно, говорить об угрозах нашей безопасности президенту на публичном форуме не стоит. Задачи он будет ставить уже перед силовиками, прежде всего Министерством обороны, на закрытых, непубличных совещаниях.

А что касается ситуации, складывающейся на наших западных границах, то мы видим, что там происходит и в чём главная причина. Безусловно, это не Крым и не Донбасс. Когда мы внимательно посмотрим, где же концентрируются военные усилия и проявляется военная активность, то сразу увидим, что именно по тем направлениям, по которым двигаются углеводороды в Европу. Вот там создаются военные пробки, нагнетается напряжённость с тем, чтобы наш газ и нефть не шли в Европу. Почему так делается? А потому, что американцы активно строят в Европе терминалы для приёма своего сжиженного газа, а в последующем, возможно, и нефти. Сегодня они берут европейцев за горло с тем, чтобы они покупали именно американский газ, который будет дороже российского по крайней мере в полтора раза. Подоплёка — в этом.

Поэтому когда Путин говорит , что «всё под контролем», наверное, он знает настроение европейцев. Наверное, есть определённые планы и механизмы действий, и они уже проявляются с тем, чтобы вместе с европейцами противостоять американской агрессии. То есть причина лежит именно в американских экономических интересах, выживаемости американской экономики. И Россия здесь выступает не как главный военный противник США, а как конкурент по углеводородному сырью.

Однако в восприятии общества всё равно возникает диссонанс. С одной стороны, Путин впрямую сказал «нас это не беспокоит». А с другой стороны, Минобороны на днях выразило чрезвычайно серьёзные опасения по поводу того, что Пентагон приступил к созданию стратегической системы мгновенного глобального удара. Что это за система и как мы должны на неё реагировать: по-путински («не беспокоит») или по-минобороновски (с опасениями)?

Первыми заговорили об изменении военной стратегии США именно мы — общественники из Академии геополитических проблем. В Министерстве обороны совершенно не обращали на нас внимания — был такой период. А всё началось так. В 2000 году американцы провели серьёзный ядерный анализ, они называют его «ядерный обзор», где задействованы и учёные, и военные, и практики от ядерных вооружений. Затем в 2001 году шло бурное закрытое обсуждение: что делать с ядерным оружием, какова его роль, какова стоимость его содержания? И аналитики пришли к выводу, что ядерное оружие нужно держать, но развивать его не нужно, оно не работает на поле боя и не приносит американцам прибыль. Далее кардинально меняется военная стратегия США. Они замораживают развитие стратегических ядерных сил, запускают программу противоракетной обороны. Главным элементом военной стратегии США становится концепция быстрого глобального удара. И 18 января 2003 года Буш-младший подписывает директиву именно о концепции быстрого глобального удара. Мы стучались в Министерство обороны РФ, пытаясь донести мысль, что происходят кардинальные изменения, что главная угроза сегодня — даже не стратегическое ядерное оружие США, а именно быстрый глобальный удар, который предполагается нанести в течение 40-60 минут тысячами высокоточных крылатых, прежде всего, ракет по ракетным комплексам России. По шахтам, грунтовым мобильным комплексам, по подводным лодкам, которые у пирса или в надводном положении и так далее. И по сути дела обезглавить Россию в плане стратегического ядерного оружия. Для того, чтобы Россия не огрызнулась и не ответила своими межконтинентальными баллистическими ракетами, США развёртывают свою систему противоракетной обороны. Такая была заложена логика в новую военную стратегию США. Всё это реализуется с 2003 года. И мы видим, что американцы нас подвигают. 2003 год — совместная декларация президентов США и России об уменьшении ядерных вооружений. 12 декабря того же года американцы уведомляют, что они выходят из договора по противоракетной обороне, запускают свою глобальную систему ПРО и объявляют о концепции быстрого глобального удара.

Сегодня ничего не меняется, кроме того, что к элементам быстрого глобального удара добавляется кибероружие и плюс США сейчас активно развивают роевую тактику беспилотников. То есть задействуются десятки тысяч беспилотников, которые тоже могут парализовать и гражданские, и военные объекты. Программа быстрого глобального удара предусматривает создание 32 тысяч высокоточных крылатых ракет. Причём стратегической дальности не менее 6 тысяч километров, высокой точности и скорости до 5 махов. Это средства, против которых надёжной защиты сегодня нет ни у кого, включая Россию.

Безусловно, это должно беспокоить нас. Именно под воздействием принятия США концепции быстрого глобального удара в последнем варианте военной доктрины России наконец-то была изменена формулировка о гарантиях нашей безопасности. Если везде в предыдущих военных доктринах было прописано, что стратегическое ядерное оружие является гарантией нашей безопасности — значит, всё остальное можно уничтожать, что Сердюков и делал. Но в последней военной доктрине говорится уже о неядерном факторе сдерживания. И то, что наши «Калибры» летают, то, что наши корабли уже заходят в далёкие моря, что обратили внимание на поддержку военной авиации — это как раз и есть неядерный фактор сдерживания.

Но проблемы находятся только в начальной стадии разрешения. Наша армия сейчас хорошо готовится к отражению и даже предупреждению первого удара, особенно быстрого глобального удара. Армия — да, но страна к этому не готовится. У нас нет мобилизационного ресурса. Если завтра первый эшелон армии, тот, что сегодня в строю, вступает в сражение, он должен сдержать удары противника и дать возможность отмобилизоваться и экономике, и резерву, второму эшелону. Должен дать время для переориентации гражданских предприятии и для того, чтобы действующие оборонно-промышленные предприятия переходили на ускоренный выпуск современной военной техники. Но этого мобилизационного ресурса, мобилизационных планов практически нет. Да и законодательство у нас в этом плане весьма и весьма хромает. Поэтому армия отразит первый удар, а если война будет затяжной? Я не уверен, что наше правительство сможет что-то нарастить. Мы с импортозамещением уткнулись в стенку и ничего сделать не можем. Нет кадров, нет технологического оборудования, нет ресурсных резервов для усиления производства. И много чего у нас нет для того, чтобы выдержать длительный удар противника.

По поводу соглашения ВОУ-НОУ. Путин решил рассказать на Валдайском клубе об этом соглашении, и говорил он, надо сказать, очень эмоционально: «США получили доступ на все совершенно секретные объекты РФ». Также президент сказал о том, что в кабинетах американцев на самых секретных российских комбинатах стояли американские флаги. Обо всём этом наш президент говорил с возмущением. Но тут вопрос в том, что при Ельцине это соглашение действовало с 1993 года по конец ельцинского срока, а при Путине-то работало 13-14 лет и закончилось только в 2013 году. Зачем Путин решил поведать народу и народам о том, что мы в 1993- 2013 годах фактически утратили суверенитет в ядерной области, в том числе и при нескольких президентских сроках самого Путина?

Именно при Путине мы — общественники, учёные плюс депутаты Государственной Думы — развивали огромную активность, чтобы побудить выйти из этого соглашения. Почему Владимир Владимирович терпел — это вопрос к нему. Но эта сделка действительно дорого обошлась России, и не только в военном отношении. В 1993 году Ельцин сторговался с Клинтоном по вопросу разгона и расстрела парламента, Верховного совета. Ведь Ельцин тогда позвонил Клинтону и спросил: «Билл, ты меня поддержишь — я хочу распустить парламент? Тот ему ответил: «Нет, Конгресс не поддержит, это не демократично». А потом — ответный звонок Клинтона: «Я разговаривал с влиятельными членами Конгресса, и если ты какой-то шаг сделаешь навстречу нашим отношениям, то мы тебя поддержим». И этот пьянчуга: «Какой ты хочешь шаг?» — «Вот если бы ты обогащённый уран, который сегодня есть у вас, который стоит на боеголовках, хотя бы там половину или треть его передал (естественно за плату) США — я бы мог продавить тебе поддержку». Алкоголик ответил: «Забирай весь!»

В результате мы 500 тонн обогащённого урана за мизерную сумму согласились продать американцам. Причём не просто продать высокообогащённый уран. Они не могут его доводить до уровня низкообогащённого для работы на своих атомных станциях. Так что мы ещё и согласились, что Россия будет его перерабатывать до состояния низкообогащённого, до ядерного топлива по сути дела, и передавать Штатам. Ельцин действовал по принципу: «К чёрту государственные интересы, а ты, Билл, только поддержи меня в плане государственного переворота». Вот ядро этой ядерной сделки.

Из-за неё мы сегодня лишились огромного запаса оружейного урана для наших боеголовок и в качества топлива для наших атомных станций. Плюс сегодня Россия мощно выходит на рынок ядерного топлива и строит атомные электростанции. Но ядерное топливо мы поставлять на них сегодня уже не можем. То есть, несмотря на то, что соглашение прекратило действовать в 2013 году, следы от него ещё долго будут ощущаться у нас и в экономике, и в обороноспособности. И американцы, когда мы завершили весь цикл позорной сделки, стали вести себя наглее, и мы это ощущаем.

Можно ли говорить о том, что осознание правды обстоятельств пришло наконец в головы правителей и Россия развернёт вектор по ядерным делам на 180 градусов? Что-то происходит на этом поле, но таким образом нам жить нельзя. Десятки лет очевидную проблему — преступную сделку, акт предательства — мы не замечаем, покрываем его, способствуем реализации. А когда уже всё худшее реализовано, мы начинаем задним числом это видеть. Мы видим это не только по этой сделке — и по другим сферам деятельности российского и политического, и экономического руководства. Нельзя так. Нужно проводить мощный анализ, прислушиваться к общественности, особенно научной. Ведь по сделке ВОУ-НОУ какие шли и при Ельцине, и уже в период президентства Путина мощные движения, обращения к президентам, статьи в прессе, передачи на телевидении! Министр нашей атомной промышленности Михайлов подал в отставку. Специалисты будоражили власть и общественность: «Нельзя так делать, нужно оставлять уран себе, нельзя противника поддерживать и вооружать». Никто ничего не замечал. Сегодня вдруг, когда всё уже завершилось — вот такие резкие высказывания президента. Не носит ли всё это предвыборный характер?

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 октября 2017 > № 2480174 Леонид Ивашов


Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий

Лебединая песня наркокартеля.

Сотрудники ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь перекрыли канал поставки крупных партий опасного наркотического вещества – гашиша – из Евросоюза через территорию Беларуси в Россию. По этому наркотрафику в период с 2010 по 2015 год было перевезено не менее тонны зелья. В международную преступную организацию входили 16 человек – граждане России, Беларуси, Литвы, Украины, Молдовы, Польши и Испании. Недавно суд Борисовского района Минской области пятерых из них приговорил к лишению свободы сроком от 11 до 18 лет. Остальные в большинстве своём также осуждены и отбывают наказание на территориях других государств. Организатор наркосиндиката задержан в Польше и сейчас находится под следствием.

О том, каким образом удалось вычислить и привлечь к ответственности причастных к контрабанде гашиша лиц, а также установить механизм движения наркотика через Беларусь, рассказывает начальник отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь полковник милиции Александр Высоцкий.

– Александр Евгеньевич, когда Вы узнали, что злоумышленники используют территорию Беларуси в качестве транзита для перевозки крупных партий гашиша?

– Осенью 2014 года. Именно тогда к нам поступила оперативная информация о существовании международной преступной организации, которая занимается контрабандой наркотиков через нашу страну. Стало известно, что в международный наркотрафик вовлечены граждане нескольких государств, в том числе Беларуси. К тому времени преступная организация уже являлась частью европейского наркобизнеса, ориентированного на поставки «товара» в государства – члены ЕАЭС. Оперативная разработка её участников заняла у нас чуть меньше года. Всё это время вместе со старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела подполковником милиции Вадимом Волчком, в производстве которого находилось дело оперативного учёта, мы по крупицам собирали информацию о членах преступной организации. К проведению наиболее сложных оперативно-разыскных мероприятий привлекали сотрудников всего отдела.

– Что вам удалось узнать?

– Во-первых, мы установили маршрут движения наркотика и способы его сокрытия. Крупные партии гашиша (как правило, около ста килограммов) следовали из Марокко через Испанию, Польшу, Украину и Беларусь в Россию – в Москву и Санкт-Петербург. Наркотик перевозился на внедорожниках в профессионально оборудованных тайниках. Обнаружить контрабанду в ходе обычного таможенного досмотра не представлялось возможным: тайники и швы замазывались, обрабатывались специальными химическими веществами, конструкция автомобиля при этом не нарушалась. В некоторых случаях, например, чтобы достать перевозимый груз, необходимо было снять двигатель.

Во-вторых, вышли на руководителя преступной организации и членов двух подчинённых ему групп (они находились на территории Беларуси и России, их возглавляли граждане Беларуси). Сделать это было не так просто. Действия трафикеров были чётко продуманы и организованы, распределены их роли и функции. В пути не раз происходила смена автомобилей, соблюдалась строгая конспирация (курьеры даже не были знакомы). За малейшие нарушения графика – штраф. Били рублём не только за опоздание к месту назначения, но и, скажем, за звонок с мобильного семье.

В организации был практически постоянный состав участников (из неё редко кто уходил, а за новичка нёс финансовую ответственность тот, кто привёл). Но лидера знали и с ним общались только несколько приближённых лиц, которые возглавляли структурные подразделения преступной организации и составляли её костяк. А для остальных это был фактически мифический персонаж по имени «Вася» (и неважно, как его зовут на самом деле), по отношению к которому культивировался страх, потому что он может в любой момент наказать (даже в том случае, если человек уже на него не работает). И все говорили: «Вася сказал», «Вася передал», «Вася приказал, что нам нужно сделать то-то».

К слову, это насаждалось умышленно. Организатор и его доверенные лица отлично разбирались в психологии, что позволяло им манипулировать людьми, управляя ими в своих корыстных интересах.

– Откуда появился «Вася»? И почему он стал заниматься именно контрабандой гашиша, когда существует множество других видов наркотиков?

– «Вася» – белорус, уроженец Гродно. В детстве он, как и многие сверстники, занимался спортом, в том числе увлекался борьбой. Здесь и познакомился с будущими друзьями. Вместе ходили на тренировки, участвовали в соревнованиях. Естественно, общие интересы сплотили. «Вася» стал лидером…

Прошли годы, и в один из дней 2010-го «Вася» решил заняться контрабандой наркотиков, предложил поучаствовать в этом двоим друзьям детства. В принципе, ему было неважно – наркотики это или что-то другое. В первую очередь, думал, где можно купить подешевле и продать подороже.

А наркотики выбрал, потому что они давали самую большую и быструю прибыль. Кстати, он занимался не только контрабандой гашиша (хотя основная деятельность преступной организации строилась именно на нём). Бывал и кокаин… Почему всё-таки гашиш? Здесь сыграли свою роль цена и спрос.

– Каким образом организатору преступного синдиката удалось выйти на международный уровень?

– Это произошло вполне естественно. Когда человек занимается куплей-продажей или поставкой какого-нибудь товара, у него формируется в бизнесе круг знакомых. Сначала «Вася» перегонял машины в нашу страну из Европы, США, а также ремонтировал автомобили (у него была СТО в Минске). А потом появились элементы криминального автобизнеса, затем – криминальные связи. И в конечном итоге он пришёл к наркотрафику.

«Вася», если так можно выразиться, – «человек мира». Беларусь была местом его постоянного проживания. Получил польское гражданство, а также вид на жительство в Испании и Чехии. Владеет несколькими языками. Имеет два высших образования, одно из которых – юридическое. Когда раскрутился на наркотиках и создал совместное белорусско-польское предприятие, стал позиционировать себя в качестве благонадёжного бизнесмена (чуть ли не инвестора). Кроме того, занимался металлопрокатом, строительством, изготовлением кухонь... То есть криминальные деньги старался вложить в легальный бизнес.

– Как часто осуществлялись поставки наркотиков через Беларусь?

– Разумеется, график перевозок существовал, но он был плавающим. Доставка гашиша могла происходить примерно таким образом: одна машина едет из Испании в сторону Беларуси и России для разгрузки-перегрузки наркотика, а вторая – уже возвращается под загрузку.

– Фактически это был конвейер…

– Совершенно верно. С 2013 года злоумышленники уже перешли к наиболее активным формам преступной организации, работа велась интенсивно. Только один раз наркодельцам пришлось лечь на дно. В сентябре 2014 года на белорусско-польской границе было изъято 163 килограмма гашиша. Наркотик (180 брикетов) обнаружили в двух тайниках в скрытых полостях кузова (в днище и моторном отсеке) автомобиля Kia Sorento, на котором через ПП «Брузги» въезжал из Польши в Беларусь 41-летний житель Гродно. Изъятая партия гашиша стала крупнейшей за последние десять лет.

Выявленное тогда преступление – результат взаимодействия нескольких силовых структур в ходе спецоперации «Канал-Долина»: отдела борьбы с контрабандой Гродненской региональной таможни, сотрудников УКГБ по Гродненской области, УНиПТЛ УВД Гродненщины и ОНиПТЛ Гродненского РОВД, войсковой части 2141 (пограничный отряд). Впоследствии уголовное дело, возбуждённое в отношении курьера, прошло через суд, был вынесен обвинительный приговор. Как только стало известно, что перевозчика осудили, «Вася» успокоился и вместе с пособниками принялся за старое.

– Какое количество гашиша могли перевозить за раз?

– Одним рейсом могли доставить более ста килограммов. В целом по уголовному делу доказано, что за время существования преступной организации (с 2010 по 2015 год) было перевезено не менее тонны гашиша. То есть это только те факты и цифры, которые мы смогли установить в ходе оперативно-разыскных мероприятий. На самом деле речь идёт о тоннах наркотика. Полученная прибыль исчислялась миллионами долларов. Кстати, в Россию ездил специальный человек – «инкассатор», который получал «зелёные» за доставленный гашиш и привозил их «Васе». Тот выдавал определённые денежные суммы своим приближенным – руководителям двух преступных групп, а те, в свою очередь, распределяли их ниже, по цепочке, подчинённым.

– Сколько машин обычно участвовало в процессе?

– На территории Беларуси мы изъяли четыре автомобиля, три из которых были оборудованы тайниками.

– Расскажите, пожалуйста, как проводилась спецоперация по задержанию трафикеров.

– Когда мы собрали достаточное количество доказательств преступной деятельности членов организации и её руководителя, чтобы привлечь их к ответственности, приняли решение задержать курьера с поличным.

В апреле 2015 года белорусско-украинскую границу пересёк белый внедорожник Mazda, за рулём которого сидел гражданин Украины. Правда, сначала мы не знали – с товаром он или без, но, скажем так, предполагали наличие в машине гашиша. Обычно груз прятали так, что нужно было разобрать пол-автомобиля, чтобы добраться до наркотика.

Водитель прежде уже не раз выполнял работу перевозчика, поэтому дорогу знал. Известен был маршрут движения «объекта» и нам. Под Минском, в поселке Марьяливо, находилась так называемая «перевалочная база», куда курьер должен был пригнать машину с товаром. Злоумышленники арендовали здесь коттедж с двумя гаражами за три тысячи долларов США в месяц. В доме жил человек, который должен был встретить курьера, достать из иномарки гашиш и переложить его в другой автомобиль, а затем отправить груз с очередным перевозчиком.

Разумеется, время от времени в целях конспирации «база» менялась. Однако, как правило, она находилась хоть и вблизи Минска, но подальше от людских глаз.

В место назначения Mazda приехала под утро. Перегрузка товара заняла буквально пару часов – не больше. Дело в том, что тайник для поставки гашиша в Россию был оборудован несколько иначе, чем для доставки в Беларусь: в связи с открытостью белорусско-российской границы тщательной маскировки не требовалось. Но так тоже было не всегда, а только в последнее время.

Однако в том, что схема работает (а именно – что произошла перегрузка наркотика), мы удостоверились лишь тогда, когда из арендованного гаража выехал уже другой автомобиль – Hyundai – и направился в сторону Российской Федерации. Когда машина, вырулив на скоростную трассу, проезжала неподалёку от Борисова, мы приняли меры к задержанию курьера. В тот же день арестовали и гражданина Украины, который привёз гашиш в нашу страну.

В спецоперации участвовали сотрудники отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД, в частности, старший оперуполномоченный по особо важным делам подполковник милиции Вадим Волчок, а также оперативники ОНиПТЛ Борисовского РУВД под руководством подполковника милиции Игоря Райкевича. Также мы привлекли бойцов СПБТ «Алмаз».

Наш «улов» составил 116 килограммов гашиша. При осмотре Hyundai в багажнике машины обнаружили двойное дно. Сверху, как обычно, лежала запаска, а под ней, когда вскрыли обшивку, оказался небольшой люк. Там был спрятан гашиш, расфасованный в брикеты.

– Куда следовал товар?

– Машина с «начинкой» следовала на «перевалочную базу» в Подмосковье.

– Беларусь оказалась всего лишь страной, по территории которой транзитом перевозился наркотик…

– Да, но это нисколько не умаляет значимость перекрытия международного канала поставки гашиша. Дело в том, что данный наркотик всё равно вернулся бы к нам. Как показывает жизнь, белорусским мелкооптовым наркоторговцам невыгодно ехать за «товаром» в Европу, в Испанию. Им проще съездить в Москву или Санкт-Петербург и там приобрести тот же «товар» (который недавно прошёл через нашу страну), пусть и с наценкой, только небольшими партиями. Для Беларуси 100–200 килограммов гашиша – это чересчур много, достаточно 3–5 килограммов, чтобы с лихвой удовлетворить здешний потребительский спрос.

Когда, допустим, в Казахстане или Киргизии задерживают 10–20 килограммов афганского героина, это благо и для Беларуси. Потому что рано или поздно это зелье пришло бы и к нам. Понятно, как важно не допустить транзита наркотиков через территорию нашей республики.

– Где находился «Вася», когда задерживали курьеров?

– Обычно он жил в Беларуси – в коттедже под Минском. Также имел квартиру в белорусской столице, где находилась его семья. Но на момент перевозки особо крупных партий наркотика мог отсиживаться где угодно – в Испании, Чехии или Польше, где у него тоже была часть бизнеса. «Вася» никогда не приближался к товару, как говорится, даже на километр, не общался с людьми, которые перевозили наркотик, кроме доверенных лиц. Но при этом держал всё под контролем.

На сей раз «Вася» был на территории Польши. Он фактически сразу узнал, что произошло задержание курьеров, что товар изъят. Поэтому нам пришлось тут же подключить польских коллег. Задержать лидера преступной организации удалось практически сразу.

– Где организатор предстанет перед судом?

– В Польше, так как он гражданин этой страны. Его будут судить за преступления, совершённые членами его наркосиндиката на территории Беларуси. Мы уже предоставили все доказательства его вины, причём есть среди них и свидетельствующие о совершении аналогичного преступления (организация контрабанды наркотиков) на территории Республики Польша.

– Если говорить об общем количестве участников преступной организации…

– … то будем считать только тех, кто проходит или проходил по уголовным делам в Беларуси, России и Польше (в том числе с учётом тех, кто был вовлечён в преступную деятельность организации, но, допустим, не был осведомлён, что преступает закон, и сейчас является свидетелем). Это 16 фигурантов. Конечно, злоумышленников было значительно больше. Некоторые члены преступной организации до сих пор находятся в розыске.

В ноябре 2016 года уголовное дело, возбуждённое в отношении пятерых обвиняемых, было передано прокурору для направления в суд. Судебное разбирательство проходило по месту задержания курьера с гашишем – в суде Борисовского района Минской области. В конце мая нынешнего года был вынесен приговор, согласно которому обвиняемые получили различные сроки – от 11 до 18 лет лишения свободы.

– Эта преступная организация носила интернациональный характер. Что Вы скажете о взаимодействии подразделения с зарубежными правоохранителями?

– Хочу отметить, что в борьбе с наркотиками у нас – полное взаимопонимание с коллегами из всех стран мира. В рамках расследования уголовных дел, возбуждённых в отношении членов этой международной преступной организации, в Беларусь приезжали правоохранители из Польши – представители Центрального следственного бюро и сотрудники криминальной полиции. В свою очередь, вместе с оперативниками отдела ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь мы были в командировке в России, осуществляли взаимодействие и с коллегами из Литвы.

По нашим запросам были установлены и задержаны в странах ближнего зарубежья некоторые обвиняемые и впоследствии экстрадированы. Например, в феврале 2017 года 44-летний гражданин Литвы был экстрадирован из России в Беларусь, ему было предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса: участие в преступной организации, а также в её составе – незаконный оборот наркотиков в крупном размере, контрабанда, покушение на их незаконное перемещение через государственную границу Республики Беларусь.

Также российские коллеги задержали лиц, причастных к созданию преступной группы на территории Российской Федерации, – граждан Беларуси и Молдовы, изъяли у них наркотики и деньги. Злоумышленники уже осуждены, отбывают наказание в местах лишения свободы.

– Чем, на Ваш взгляд, отличается данное уголовное дело от других?

– Во-первых, за всю историю существования нашего подразделения в уголовном деле впервые фигурируют такие объёмы гашиша (сотни килограммов, в сумме – не менее тонны). Во-вторых, никогда ранее не шла речь о таком большом количестве иностранных граждан, которых международная группировка вовлекла в свой преступный бизнес. И, в-третьих, удалось задержать и предъявить обвинение не только членам преступного синдиката, но и организатору, а это вообще большая редкость.

Елена Боярович

Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг

Александр Хуг надеется на урегулирование на Украине

Мария Перссон Лёфгрен (Maria Persson Löfgren), Sveriges Radio, Швеция

Война на Украине идет уже три с половиной года. Но, в отличие от других долгосрочных конфликтов, на Украине есть надежда на урегулирование, утверждает Александр Хуг (Alexander Hug), один из руководителей наблюдательной миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на Украине.

«Прекратить эту войну возможно: в отличие от других конфликтов, здесь нет глубинной групповой динамики, которую требуется урегулировать. Когда стороны конфликта договариваются о перемирии, в течение нескольких часов оружие замолкает», — говорит Александр Хуг, имеющий богатый опыт наблюдения за конфликтами.

«Все зависит от воли сторон. Мы видим, что решить проблему возможно. Единственное препятствие — то, что конфликт длится уже три с половиной года, и чем дольше, тем выше риск, что временная линия соприкосновения превратится в настоящую границу между противниками».

Официальная должность Александра Хуга — «первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии» ОБСЕ на Украине. Его задача — наблюдать за ситуацией на месте в Восточной Украине, где все еще идет война, и подавать ежедневные рапорты об обстановке вблизи линии фронта.

Доклады миссии основаны на наблюдениях около тысячи человек, задействованных в работе. Эти люди прибыли из 40 государств ОБСЕ (всего их 57).

Швеция тоже участвует в миссии, вот почему Хуг на два дня приехал в Стокгольм. Юрист Хуг давно выступает как наблюдатель ОБСЕ, он видел изнутри конфликты в Боснии и Герцеговине, Косово и палестинском Хевроне. По его словам, есть один решающий фактор, который внушает надежду:

«Население Донбасса не признает линию соприкосновения, насколько нам известно. Ежедневно ее пересекают от 25 до 35 тысяч человек. В других конфликтах такого нет. Это позитивный аспект конфликта, в котором люди вот уже три с половиной года живут под постоянными обстрелами».

Их выдержка, по словам Хуга, — доказательство того, что есть надежда на перемены: речь не идет о народном конфликте, скорее, это конфликт между сторонами, подписавшими Минские соглашения, но не желающими следить за их выполнением.

Александр Хуг дипломатично избегает возлагать вину на какую-либо сторону, он даже не упоминает, что именно делает конфликт таким сложным: Россия одновременно утверждает, что не имеет к нему никакого отношения, и считает себя вправе участвовать в его урегулировании.

Минск-2 — последнее соглашение о перемирии, и оно все еще не выполнено. Прежде всего, тяжелые вооружения так и не отведены от линии конфликта.

Но Александр Хуг отмечает, что боевые действия стали менее интенсивными по сравнению с прошлым годом.

Минимум 10 тысяч человек уже пали жертвами войны на Украине, а более двух миллионов были вынуждены покинуть свои дома. Большая часть из них стали внутренними беженцами на Украине.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361574 Павел Фельгенгауэр

«Никто нас не защищает» — российские журналисты реагируют на нападение на Татьяну Фельгенгауэр

Журналисты осуждают атмосферу ненависти, сложившуюся после того, как Татьяна Фельгенгауэр получила удар ножом в горло в редакции радиостанции «Эхо Москвы».

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Москва — По мнению российских журналистов, все более поляризованный и насильственный климат в стране, возможно, стал причиной атаки, в результате которой известная ведущая московской радиостанции «Эхо Москвы» получила ножевое ранение в горло.

Татьяна Фельгенгауэр, заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы», подверглась нападению в понедельник около полудня со стороны мужчины, который смог прорваться в редакцию этой радиостанции, расположенной в центре Москвы в одном из многоэтажных зданий. Этот человек распылил специальную жидкость из баллончика в лицо охраннику на нижнем этаже здания, а затем прошел через турникет и поднялся на лифте на 14-ый этаж, где находится редакция радиостанции «Эхо Москвы».

Алексей Венедиктов, главный редактора радиостанции «Эхо Москвы», в интервью вечером того же дня сообщил, что врачи сделали Фельгенгауэр операцию, продолжавшуюся больше часа. По его словам, ночью она будет находиться в состоянии искусственной комы, однако врачи утверждают, что непосредственной угрозы для ее жизни нет.

Татьяна Фельгенгауэр была в сознании после нападения и была способна ходить, однако вскоре стало ясно, что нанесенные ей ранения оказались серьезными, и она была доставлена в больницу. Прибывшие на место сотрудники полиции задержали нападавшего, которого до этого смогли обезвредить два сотрудника охраны.

Российские власти назвали имя нападавшего — им оказался 48-летний Борис Гриц, имеющий двойное российское и израильское гражданство. По словам Венедиктова, израильские водительские права, выданные на это имя, были обнаружены среди личных вещей нападавшего. В блоге, очевидно, принадлежащем Грицу, содержится несколько записей по поводу Фельгенгауэр, в которых он жалуется на то, что ведущая радиопрограмм преследовала его в воображаемом мире.

Российские средства массовой информации опубликовали «слитые» видеоматериалы допроса Грица, в ходе которого он говорит, что никогда не встречался с Фельгенгауэр, однако она имела с ним телепатический контакт в течение последних пяти лет.

Однако, по мнению Венедиктова, пока еще рано считать, что атака была предпринята психически нестабильным человеком, действовавшим в одиночку. «Ему были известны такие вещи, которые он не должен был бы знать. Как он мог знать о том, что Татьяна все еще будет здесь? В такое время, когда он напал, ее, обычно, уже не бывает в редакции. Есть много вопросов».

Венедиктов, на которого во время одной панельной дискуссии националистические активисты вылили виски из бутылки, считает, что российское общество становится все больше склонным к насилию. В качестве примера он привел поджоги кинотеатров в связи с показом нового фильма о последнем русском царе Николае II, а также угрозы в адрес журналистов, нападения на них и на оппозиционных политиков. «А где аресты за все эти вещи? Этих людей либо тихо игнорируют, либо активно поддерживают», — отметил он.

«Эхо Москвы» является одним из немногих независимых средств массовой информации в России, и в его передачах много сообщений и дискуссий, содержащих острую критику в адрес Кремля, хотя сама радиостанция принадлежит медийному филиалу энергетического гиганта Газпрома. Фельгенгауэр является ведущей утренней дискуссионной программы этой радиостанции.

И раньше уже совершались нападения на журналистов радиостанции «Эхо Москвы», а либеральных журналистов в России часто сравнивают с предателями.

В одном выпуске новостей на российском государственном телевидении в этом месяце подчеркивалось, что «Эхо Москвы» и лично Фельгенгауэр способствуют продвижению иностранных интересов в России накануне президентских выборов в марте будущего года.

В том репортаже была показана фотография Фельгенгауэр, а также продемонстрирована звукозапись ее программы, в которой она жалуется на условия, в которых вынуждены работать журналисты в России. В репортаже также говорилось о том, что иностранные НКО снабжают деньгами радиостанцию «Эхо Москвы», и поэтому она представляет для стабильности России такую же опасность, как террористы «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Союз журналистов России подверг резкой критике тот телевизионный репортаж. «Мы считаем, что подобные программы разжигают ненависть в отношении наших коллег, и они могли подтолкнуть нестабильного в психическом плане человека к совершению нападения на Таню», — подчеркивается в заявлении Союза журналистов и медийных работников (Union of Journalists and Media Workers).

Юлия Латынина, журналист и ведущая еженедельной программы на «Эхе Москвы», вынуждена была покинуть Россию после попытки поджога ее автомобиля. В прошлом году в центре Москвы нападавший облил ее фекалиями из банки.

Евгения Альбац, редактор журнала и многолетняя ведущая программы на «Эхе», сказала, что она была удивлена тем, что такого рода нападения не случались раньше.

«Количество агрессии, направленной на либеральных журналистов в этой стране со стороны государственных средств массовой информации и из других источников, является огромным, и это происходит постоянно, — сказала она. — Никто не собирается нас защищать: мы — враги для всех».

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361574 Павел Фельгенгауэр


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин

Облом для Путина вместо победы

Будущему президенту России нужна победная риторика. «Украинский проект» победным назвать трудно, и с каждым месяцем, делать это все сложнее.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Если посмотреть на так называемые патриотические СМИ и некоторые российские источники в интернете, там есть интересный сдвиг. Теперь, оказывается, Путин «победил» Порошенко, потому что заставляет его выполнять пункты «Минска-2». Якобы именно путинский хитрый план привел к тому, что Порошенко «унижен и вынужден выполнять соглашение». Хотя еще полгода назад эти же источники говорили, что «Минск-2» никак не годится для ДНР-ЛНР, потому что подразумевает их переход под юрисдикцию Киева. А еще раньше говорили про то, что идеальным решением являет присоединение ДНР и ЛНР к России.

Но сейчас все эти слова Захарченко о том, что «через 60 дней киевский режим рухнет», забыты, и говорится лишь о том, что «мы победили «хохлов», потому что мы заставляем их выполнять «Минск»«. И это подается как виртуальная победа. Но победа эта — уж больно неоднозначная. Люди же — не совсем идиоты. И даже в ДНР и ЛНР понимают, что «лоханулись» с этой самой «Малороссией», «Новороссией» и прочими пафосными «русскими мирами». Они остались в дураках, инфраструктура в регионе разбита, работы нет, денег и перспектив тоже. У них на загривке кормятся Захарченко и Плотницкий. Никакой победы не произошло, а произошел облом. И те, кто «не совсем дураки», это прекрасно понимают.

Да, «Крым наш». Уже как три года «наш», но лучше от этого не становится, а становится только хуже. Поэтому на сегодняшний день для президентской компании про украинскую тематику лучше не вспоминать вообще. Нечего уже говорить про Украину — это отработанный пар, остывшая тема, и она больше вредит Путину и псевдопатриотам, чем идет им на пользу.

Как, между прочим, накануне выборов не будут вспоминать и тему Сирии. Россия вроде как победила, а там ситуация — неоднозначная. Одна война закончилась, начали вторую. Российским войскам оттуда выходит опасно, иначе режим Асада падет. Похоже, там надо сидеть всерьез и надолго. Поэтому тоже ощущения победы нет. Тем более, что в российском обществе значительная часть людей, половина, считают, что нечего нам там делать.

Но Путину нужна хоть какая-нибудь победа. Сейчас Кремль пытается создавать победу в экономике. Путин говорит, что мы продемонстрировали рост 2%, забывая сказать о падении в предыдущие годы. И теперь рост означает не прибавку, а неполное восстановление достигнутых ранее результатов. Сегодня забыты все слова про «удвоение ВВП», про «рубль — тихую гавань для мировых финансов», — все это забыто.

То есть, нет победы ни на внутреннем, ни на внешнем направлениях. Где найти эту победу, чтобы в обществе «зашкаливало», как после Крыма? Как вколоть людям еще адреналина, чтобы они почувствовали, что «подъем с колен» — это не просто разговоры, а что-то реальное? Кому бы еще дать по морде, чтобы все видели, что мы — крутые? И вроде бы уже некому: Лукашенко — не дашь, Назарбаеву тоже. Остается только внутри кого-то прищучить: найти кого-то плохого, условно говоря, Чубайса. Да, народ вяло поаплодируют, но ощущение упругой радости, как было после Крыма, уже не возникает. И в этом главная проблема нынешнего российского режима.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин


Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум

Почему Путин хочет контролировать Украину? Спросите у Сталина

Энн Эпплбаум | The Washington Post

За рубежом усилия России установить контроль над Крымом и остальной частью востока Украины вызвали тревогу: впервые с 1945 года европейская граница была изменена силой. Однако в России это было совершенно здравым ходом событий, согласующимся почти с веком украинофобии, пишет журналистка и писательница Энн Эпплбаум в американской газете The Washington Post. "Глубоко в российском национальном сознании запечатлено представление об украинской жажде автономии, осознание непредсказуемости Украины - и старый страх, что украинские запросы могут распространиться на Россию", - отмечает автор.

"Российское беспокойство насчет Украины уходит своими корнями в самое начало Советского Союза в 1917 году, когда украинцы впервые попытались создать свое собственное государство, - говорится в статье. - После Гражданской войны, которая последовала за революциями в Москве и Киеве, украинские крестьяне - одновременно радикальные, левые и выступающие против большевиков - отвергли насаждение советского правления. Они вытеснили Красную армию и на какое-то время взяли верх. Но в анархии, что последовала за отступлением Красной армии, польские формирования, а также царистская Белая армия вновь вошли на Украину".

Как рассказывает журналистка, впоследствии большевики оправились, но были ошеломлены. "На протяжении многих лет они с одержимостью говорили о "жестоком уроке 1919 года", - пишет Эпплбаум. - Десятилетием позже, в 1932 году, у Сталина возникла причина вспомнить это урок. В том году в Советском Союзе в очередной раз царил беспорядок после катастрофического решения Сталина о коллективизации сельского хозяйства. С распространением голода он был встревожен сообщениями о том, что члены украинской КПСС отказывались помогать Москве в конфискации зерна у голодающих украинских крестьян".

Сталин провозгласил, что настало время сделать Украину "настоящей крепостью СССР, подлинно образцовой республикой". С этой целью требовалась более жесткая тактика, продолжает автор. "Эта более жесткая тактика включала внесение в черный список многих украинских городов и деревень, которым было запрещено получать промышленные товары и еду. Также она запрещала украинским крестьянам покидать республику и выставляла блокпосты между деревнями и городами, препятствуя внутренней миграции. Команды активистов прибыли в украинские деревни и конфисковали все съедобное, не только пшеницу, но и картошку, свеклу, тыкву, бобы, горох, сельскохозяйственных животных и даже домашних питомцев. Они обыскивали амбары и кладовые, разносили стены и печи в поисках еды. Результатом стала гуманитарная катастрофа: по крайней мере 5 млн человек погибли от голода в 1931-1934 годах в Советском Союзе. Среди них было примерно 4 млн из 31 млн украинцев, и они умерли не из-за нерадивости или неурожая, а потому что у них забрали еду".

"После голода Сталин дал старт новой волне террора, - говорится далее. - Украинские писатели, деятели искусства, историки и интеллектуалы - все, кто имел связь с националистскими правительствами или армиями 1917-1919 годов - были арестованы, отправлены в ГУЛАГ или казнены".

По словам журналистки, "его цель не была загадкой: он хотел сокрушить украинское национальное движение и убедиться в том, что Украина никогда вновь не взбунтуется против советского государства". "Сталин опасался, что, если бы Украина отвергла советскую идеологию и советскую систему, это могло бы привести к краху всего Советского Союза. (...) И если бы украинцы смогли создать более открытое, более толерантное государство или могли бы повернуться в сторону европейской культуры и ценностей, как того желали столь многие, то почему бы тогда многим русским не захотеть того же?" - поясняет Эпплбаум.

"Конечно, параллели не точны: Россия Путина - не Советский Союз Сталина, - отмечает автор. - И все же через 80 с лишним лет после голода и более чем через два десятилетия после развала СССР отношения между Россией и Украиной вернулись в исходную точку. Вновь российский лидер с одержимостью говорит о "потере" Украины. Вновь московский режим видит в украинском национальном движении экзистенциальную, внутреннюю угрозу. И вновь Москва приложила невероятные силы, чтобы предотвратить украинский вызов. Как и в 1932 году, постоянные разговоры о "войне" и "врагах" на Украине остаются полезными для российских лидеров, которые не могут объяснить отсутствие роста жизненных стандартов или оправдать свои собственные привилегии, богатство и власть".

Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум


Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар

НАТО против России: почему самая большая военная опасность для Европы сосредоточена в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С 2014 года Североатлантический альянс осуществил множество изменений в своей военной доктрине и стратегии на восточном фланге с целью сдерживания России. Главная цель альянса по сути дела сводится к тому, чтобы изменить российское поведение. Но как такие изменения расценивает Москва? Исследовательский центр Rand недавно опубликовал новый доклад, в котором попытался проанализировать эти вопросы.

«Несмотря на общее военное превосходство, НАТО сталкивается с дисбалансом в силах и средствах в регионах, которые граничат с Россией, таких как Прибалтика, — говорится в этом докладе. — Для устранения такого локального дисбаланса аналитики и политические руководители выступают с предложениями, суть которых сводится к увеличению издержек России и снижению ее шансов на успех в случае начала наступления на одного или нескольких членов НАТО». При этом менять российское поведение они хотят таким образом, чтобы это было выгодно альянсу. Но НАТО необходимо действовать очень внимательно и осторожно, дабы не спровоцировать ненужную и ошибочную реакцию. По этой причине альянсу исключительно важно знать, насколько сильно он может давить на Россию.

«Какие бы изменения в доктрине и расстановке сил ни осуществляли Соединенные Штаты и НАТО, их цель состоит в том, чтобы изменить поведение России, — заявляет RAND. — Таким образом, характер ответных действий Москвы будет определять целесообразность и практическую ценность тех мер, которые примет НАТО».

Перечень возможных ответных действий России очень обширен. Она может ничего не делать, а может предпринять военные действия. Таким образом, правильная оценка реакции Кремля исключительно важна.

«Возможная реакция России охватывает весь диапазон действий — от молчаливого признания предпринимаемых США и НАТО шагов, и отказа от планов нападения на НАТО, до резкого увеличения приграничной группировки российских войск с целью создания противовеса США и НАТО, и мощной эскалации с последующим прямым конфликтом. В ответ на военные действия Америки и Североатлантического альянса Россия также может использовать невоенные уязвимости в США и других странах НАТО, отмечается в докладе.

На данный момент у НАТО достаточно сил и средств для сдерживания русских на востоке.

«Наш анализ указывает на то, что натовские силы сдерживания, предназначенные для противодействия России в случае ее нападения на члена альянса с применением неядерных средств, достаточно надежны», — отмечается в докладе.

«Реализация уже объявленных США и НАТО мер по совершенствованию организационно-штатной структуры и доктрины, скорее всего, еще больше снизит и без того незначительный риск российского нападения. Сегодня силы сдерживания НАТО обладают большими преимуществами в области неядерного потенциала, которые с 2014 года подкрепляются четкими сигналами, действиями и заявлениями о том, что НАТО и Соединенные Штаты Америки предпримут военные действия в ответ на любую агрессию против прибалтийских государств или других союзников по альянсу там, где эти меры реализуются. Таким образом, вполне вероятно, что с точки зрения России, любые агрессивные действия приведут к выполнению положений статьи 5 Североатлантического договора, результатом чего станет прямой военный конфликт сразу с несколькими ведущими членами НАТО».

Как отмечают авторы доклада, русские в ближайшей перспективе не намерены нападать ни на какого члена Североатлантического альянса.

«По нашей оценке, российское нападение на НАТО в ближайшей перспективе маловероятно. Но нельзя исключать, что Россия использует другие методы и средства для демонстрации своего недовольства теми мерами и шагами, которые предпринимают США и НАТО в вопросах военной доктрины и размещения сил и средств», — говорится далее в докладе.

«Россия уже объявила о своем намерении внести изменения в построение сил и средств внутри страны, чтобы свести на нет усиление натовского присутствия. В прошлом Москва использовала обширный набор механизмов, отвечая на действия США и НАТО, которые она воспринимала как угрозу. Среди таких механизмов — выход из многосторонних договоров о безопасности, отправка с провокационными целями войск в близкие к Америке районы, угроза разместить ракеты „Искандер" в Калининградской области и так далее».

Но скорее всего, в обозримом будущем НАТО и Россия ограничатся новой холодной войной.

«Российская элита, по всей видимости, сделала вывод о том, что долговременные цели США и НАТО несовместимы с интересами безопасности нынешнего режима в Москве», — отмечается в докладе.

«Российское руководство с обеспокоенностью говорит об устойчивом наращивании неядерных сил в Восточной Европе, в том числе, на территории бывших советских республик, о расширении систем противоракетной обороны и об изменениях в стратегической ориентации государств, которые, по мнению Москвы, входят в ее сферу влияния». Суть проблемы заключается в том, что хотя русские могут сдержать военное нападение альянса, Кремль считает, что НАТО и Вашингтон пытаются подорвать Россию изнутри.

«Угроза ответного ядерного удара с применением российских стратегических ядерных сил способна предотвратить прямое нападение на Россию. Однако США и НАТО считают необоснованными озабоченности России в сфере безопасности, связанные с политическими угрозами стабильности российского режима. Пока две страны не изменят свою точку зрения, они будут увеличивать опасность конфликта в Европе», — говорится в заключение в докладе RAND.

Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358799 Евгений Виноградов

Как правильно подобрать «крышу»

Евгений Виноградов

руководитель Crime Finance

Услуги криминальных авторитетов для решения спорных вопросов в бизнесе остаются востребованными

Прибыльность и эффективность бизнеса зависит в том числе от правил и законов, которыми он регулируется. Но разнообразие бизнес-отношений так широко, что их невозможно загнать в конкретные рамки. Всегда будут спорные отношения, которые могут трактоваться двояко с точки зрения закона или вовсе не регулироваться. Закрепленные договорные отношения подчас не выполняются. И когда государство не в силах регулировать эти отношения, возникают ситуации вне правового поля.

«Крыша» все еще популярна у бизнесменов самого разного калибра — от миллиардеров до лавочников. Чаще всего она состоит из сотрудников органов внутренних дел и представителей госвласти, но еще не умер такой институт как «криминальная крыша». Часто при решении спорных бизнес-вопросов на сцене появляются харизматические специалисты «разговорного жанра» или криминальные авторитеты. Раньше в эту соеду часто попадали спортсмены, прежде всего из единоборств – не только из-за физических качеств, но и из-за умения считывать поведения противника в бою. Среди этих людей есть достойные и благородные. Муза в черном плаще может посетить человека любой национальности. Хотя чаще всего муза любит теплые края. Воспринимать таких людей стоит как своеобразных бизнесменов.

Эта среда давно сформировалась, и время жестоких переделов ушло. Возможно, еще не решены вопросы в генералитете блатной гвардии, но в пехоте все устоялось — закрепились свои лидеры и группировки, многие из них обзавелись своими легальными бизнесами. Часть срослась с госорганами, кто-то окунулся в «обналичку».

Как они помогают решать спорные вопросы? Настоящие виртуозы-решалы не только лучше видят проблему, но и знают возможные пути ее развития и решения, знают, кто может прийти со стороны оппонента, правильно оценивают уровень своего авторитета и влияния. Если оппонентом в решении вопроса становится такого же уровня авторитет, то они видят друг друга насквозь и мыслят схожим образом. Им легче будет решить возникшие разногласия, часто в свою же пользу. Еще решение вопроса может быть вынесено на уровень всевозможных смотрящих за районом, городом или областью, либо на уровень межрегионального авторитета, или даже «вора в законе».

Урегилирование спора будет происходить исходя не из логики или честности, а исходя из определенных понятий. У каждого авторитета или группировки они свои. За большие деньги можно сформировать любое правильное понятие и решение. Люди меньшей авторитетности, например, могут просто получить отступные от главного решалы. Такая схема решения вопросов превалирует в этой среде. Так что, привлекая к себе таких людей, не нужно забывать, что может наступить момент, когда за решение спорного вопроса придется сильно раскошелиться.

Привлекать ли авторитетов для решения бизнес-вопросов? Каждый решает для себя сам. Все зависит от вашего склада характера и уровня авантюризма, особенностей бизнеса и окружающей его среды. Плюс в том, что если вы запустите таких людей к себе, то все местные авторитеты будут в курсе с кем вы работаете и ущерба не причинят. Но если авторитет вашего партнера ослабнет, или партнер просто исчезнет (часто не по своей воле), то вы моментально станете лакомым куском. К минусам можно отнести то, что криминальная среда будет знать о вас слишком много, включая слабые стороны — детали бизнеса, родственников. Отношения с бандитами можно построить лишь в ситуации, если между вами настоящая проверенная жизненными трудностями дружба.

Если вы изначально не работаете с бандитами, то и информация о вас просачиваться в таком объеме не будет. Чтобы минимизировать риски и сохранить бизнес, можно организовать службу безопасности из бывших сотрудников органов, например, сотрудников ФСБ. Но исключать участие авторитетных лиц в некоторых ваших делах иногда все же не стоит. Благодаря таким людям вы получаете доступ к осуществлению необходимых, в том числе и силовых способов ведения дел, если они вам действительно нужны и оправданы. Иногда случается, что без их помощи не обойтись. Если вы оказались в такой ситуации, то обязательно получите информацию про вашего будущего авторитетного партнера из разных источников – безопасников, людей из криминальной среды и правоохранительных органов, бизнесменов, уже работавших с этим авторитетом.

Финансовая сторона в таких отношениях решается индивидуально в каждом случае. Кто-то из авторитетов может сидеть на зарплате и бонусах или попросит долю в бизнесе. Постоянный сервис потребует серьезных зарплат, машин, квартир и дорогих мероприятий. Помимо решения их финансовых проблем вам придется помогать им выпутываться из сетей правоохранителей, если они туда попадут.

Риски такого партнерства огромны. Ключевой ошибкой для многих бизнесменов является принятие навязанных авторитетом решений. Скорее всего, в таком случае они завершатся с болезненными последствиями. Ряд авторитетов по мере развития вашего бизнеса могут постараться у вас его отобрать. Жива и успешно функционирует классическая схема, по которой вам сначала создадут проблемы, а потом сделают видимость, что решили ее. В результате вы будете благодарны за решение фиктивной проблемы и даже не поймете, что вас обманули.

Выйти из таких отношений бывает не просто. «Крыша», понимая, что может лишиться кормушки, может строить вам различные препоны и действовать зачастую силовыми способами. В итоге, криминальные крыши – интересная, но очень дорогая и даже можно сказать опасная игрушка для взрослых мужчин, ищущих в своей жизни адреналина и приключений.

Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358799 Евгений Виноградов


Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая

Разделенный Курдистан. Кто освоит и как продаст нефть Киркука

Марианна Беленькая

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Да и Багдад не собирается выбирать между западными и российскими компаниями

Иракские курды потеряли Киркук – второй по значимости нефтеносный регион Ирака. В ночь на 16 октября премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади дал добро на начало операции по восстановлению безопасности и стабильности в провинции Киркук, которая с лета 2014 года находилась под контролем курдов. Багдад за сутки восстановил контроль над городом и окружающими его районами. Две основные курдские политические силы – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) обвинили друг друга в предательстве. Не обошлось и без вмешательства Ирана, точнее Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

События в Киркуке развернулись ровно три недели спустя после референдума о независимости Иракского Курдистана, который официально поддержала только одна страна – Израиль. США заявили о невмешательстве в конфликт между Эрбилем и Багдадом, Россия выразила поддержку обеим сторонам, при этом Роснефть объявила о подписании новых контрактов с Иракским Курдистаном.

Нефть раздора

Суть происходящего вокруг Киркука сформулировал глава МИД РФ Сергей Лавров. «Стремление отложить на потом такие вопросы, как статус Киркука и кто должен распоряжаться доходами от нефти, оказалось неблагоприятным для спокойного развития Иракского государства», — сказал министр.

Киркукская нефть стала яблоком раздора и для Эрбиля и Багдада, и для курдских партий. Демпартия, к которой принадлежит президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, и Патриотический союз, куда входил недавно скончавшийся президент Ирака (в 2005—2014 годах) Джаляль Талабани, неоднократно спорили о распределении доходов от нефти и обвиняли друг друга в коррупции. Еще год назад в СМИ появились сообщения, что вдова покойного Талабани — Геро Ибрахим Ахмад — выступила за возвращение киркукских месторождений под контроль Багдада при условии, что часть доходов от экспорта нефти будет возвращаться в Киркук на зарплаты курдскому ополчению пешмерга и госслужащим. В Патриотическом союзе возражают, что доходы от нефти оседают у Демпартии в Эрбиле, который контролирует весь экспорт с курдских территорий в Турцию, и жители Киркука остаются ни с чем.

В последнее время в Киркуке на подконтрольных курдам месторождениях добывалось 275 тысяч баррелей нефти в сутки (почти половина курдского экспорта), на оставшихся под управлением Багдада — 90 тысяч, но это не предел. Киркукские месторождения составляют около 12% нефтяных запасов Ирака. Как заявил иракский министр нефти Джаббар аль-Луайби уже после возвращения города под контроль Багдада, его ведомство планирует довести добычу нефти в Киркуке до миллиона баррелей в день. То есть было за что бороться.

В ближайших планах Багдада — восстановить трубопровод мощностью до 400 тысяч баррелей в день из Киркука в турецкий Джейхан через провинции Салах-эд-Дин и Найнава в обход Иракского Курдистана.

Советы от Ирана

Операция в Киркуке, по данным СМИ, была спланирована Багдадом под руководством иранского Корпуса стражей исламской революции. Как сообщает «Аль-Монитор», иранские генералы за день до операции предупредили командиров пешмерга в Киркуке о готовящейся операции и предложили оставить город. Те отказались, но, когда иракская армия начала боевые действия, сопротивление ей оказывали только в отдельных районах. Десятки пешмерга погибли, но большинство просто отступили.

Также известно, что накануне киркукских событий в Сулеймании находился генерал-майор Касем Сулеймани, командующий спецподразделением Аль-Кудс в составе Корпуса стражей и официальный военный советник ополчения иракских шиитов Аль-Хашд. Среди озвученных целей визита — почтить память основателя Патриотического союза Курдистана и бывшего президента Ирака Джаляля Талабани, который скончался 3 октября. Разумеется, иранский генерал встречался с семьей Талабани.

Связь Патриотического союза с Ираном насчитывает не одно десятилетие. Тегеран укрывал курдов во времена Саддама Хусейна и оказывал им вооруженную поддержку. Но независимость курдов и раскол Ирака, который также фактически оказался под иранским контролем, Тегеран не устраивает. СМИ со ссылкой на курдские источники утверждают, что генерал Сулеймани приехал с посреднической миссией между Эрбилем и Багдадом. Но приехал не к президенту Иракского Курдистана Масуду Барзани, а к семье Талабани в Сулейманию.

Примечательно, что фактически в то же время в Сулеймании был и президент Иракского Курдистана Барзани — не только в качестве главы региона, но и как лидер Демпартии. Однако он не встречался ни с иранским генералом, ни с семьей покойного Талабани. Он провел переговоры с также приехавшим в Сулейманию президентом Ирака Фуадом Масумом (курдом по происхождению) и некоторыми руководителями Патриотического союза. По итогам встречи было заявлено, что позиции Демпартии и Патриотического союза едины и обе партии отвергают односторонние переговоры с Багдадом. Но заявленное единство оказалось мифом.

Курдский раскол

Две главные партии иракских курдов — Патриотический союз и Демпартия (Сулеймания и Эрбиль) — соперничают друг с другом на протяжении многих лет. В 1990-х это привело к гражданской войне. Борьба за власть продолжалась и после того, как стороны под давлением США заключили мир. Из-за постоянных разногласий последние два года была приостановлена работа регионального парламента, депутаты смогли собраться лишь за 10 дней до референдума. Казалось, что референдум объединил курдов. Но результат оказался противоположным.

«То, что произошло в Киркуке, стало результатом односторонних решений некоторых лиц, относящихся к известной партии внутри Курдистана», — так спустя сутки после киркукской операции прокомментировал ситуацию Масуд Барзани. Обвинения Барзани были нацелены на семью Джаляля Талабани. Еще накануне СМИ опубликовали документ, который якобы свидетельствует о сделке, заключенной сыном Талабани Павлом с шиитским ополчением Аль-Хашд аль-Шааби.

В документе курды обещают не сопротивляясь покинуть спорные территории и вернуть контроль над всеми стратегическими объектами Багдаду. Взамен иракское правительство обязуется открыть аэропорт Сулеймании для международных рейсов, выплатить зарплаты госслужащим в Сулеймании и Киркуке, а также ополченцам пешмерга из Патриотического союза. Документ также предполагает создание новой администрации для провинций Халабджа, Сулеймания и Киркук и объединение их в отдельный регион. То есть фактически речь идет о расколе Курдистана.

Существует ли этот документ на самом деле, неизвестно. Тем более что, несмотря на все влияние Аль-Хашда в Ираке, никто не давал этому ополчению права выступать от имени иракского правительства.

Другое дело, что многое из этого документа действительно соответствует заявлениям Павла Талабани, сделанным еще за несколько дней до начала киркукской операции. Он призывал распустить совет провинции Киркук, дабы избежать столкновений между иракской армией и пешмерга и не допустить жертв среди населения, а затем установить совместное управление курдов и Багдада над спорными территориями, до тех пор пока их судьба не будет окончательно решена. Очевидно, что какие-то переговоры между Талабани и Багдадом были, в том числе и при иранском посредничестве. В итоге семью Талабани и часть руководства Патриотического союза в Эрбиле обвинили в предательстве.

Официальный представитель правительства Регионального Курдистана в России Асо Талабани заявляет, что Патриотический союз никого не предавал: «Я был в понедельник в Киркуке и видел, что его покинули именно пешмерга Барзани. Ополченцы пешмерга Патриотического союза остались, чтобы обеспечить безопасность населения. Наша цель получить гарантии Багдада, что иракская армия не тронет мирных жителей». Талабани подчеркнул, что никакой сделки с Аль-Хашд не было, Багдад сделал то, что давно обещал в случае проведения референдума, и все случившееся — результат упрямства Барзани.

По словам Талабани, многие в Патриотическом союзе были против проведения референдума, однако не смогли убедить Барзани отказаться от этой идеи. А те, кто его поддержал, были введены в заблуждение заявлениями Эрбиля о том, что у курдов есть международная поддержка. Он подтвердил раскол внутри Иракского Курдистана и внутри Патриотического союза.

Со своей стороны, официальный представитель Демпартии в Москве Хошави Бабакр заявил, что в Киркуке ополченцы пешмерга, подконтрольные Барзани, составляли всего 20% и не могли повлиять на развитие событий и в Эрбиле. А сам он в шоке от сделки между Ираном и семьей Талабани.

Странный нейтралитет Вашингтона

Еще одним шоком для курдов стало невмешательство в конфликт Вашингтона. Хотя США с самого начала выступали против референдума, опасаясь, что он негативно скажется на борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ), в Иракском Курдистане надеялись, что Вашингтон не даст курдов в обиду. Еще накануне в СМИ со ссылкой на курдских чиновников появились сообщения, что коалиция, возглавляемая США, нанесет удар по любой из сторон, развязавшей боевые действия.

Однако официальных заявлений сделано не было, и дальнейшее развитие событий показало, что курды выдавали желаемое за действительное. Столкновения, которые все-таки произошли 16 октября между иракской армией и пешмерга, в Центральном командовании ВС США назвали «недоразумением». А позднее президент Трамп заявил, что Вашингтону не нравятся столкновения, но он не будет занимать ни одну из сторон, добавив, что у США отличные отношения и с Багдадом, и с курдами.

Такая отстраненная позиция США не вызвала бы удивления, если бы речь шла только об отношениях между Багдадом и Эрбилем, которые в равной степени являются союзниками Вашингтона. Но с учетом активной роли в событиях Тегерана и многочисленных заявлений США о том, что они намерены противостоять иранскому влиянию в регионе, такой нейтралитет выглядит странно.

Удивились не только курды, но и израильтяне. Для них Иракский Курдистан, прежде всего Барзани, был союзником в противостоянии Ирану. Не говоря уже о том, что иракские курды покрывали 77% израильского импорта нефти, а от Багдада Израиль нефти вряд ли дождется.

Израильские СМИ уже начали задавать вопрос, придут ли израильские военные на помощь курдам c учетом их опыта операций против Ирана и шиитских движений в Сирии. Потенциально под ударом может оказаться шиитское ополчение Аль-Хашд, а также действующая на сирийской территории «Хезболла».

В Эрбиле на израильтян очень рассчитывают. Там не исключают, что премьер-министр Израиля Нетаньяху мог сообщить российскому президенту Путину о планах Израиля использовать сирийский воздушный коридор для пролета израильских самолетов в сторону Курдистана. Телефонный разговор, в ходе которого обсуждалась ситуация в Сирии, Иране и Курдистане, состоялся 18 октября по инициативе израильской стороны.

Впрочем, явное израильское вмешательство в конфликт в Ираке может еще сильнее обострить ситуацию и привести к непредсказуемым последствиям. Такой поворот событий никому не нужен. В том числе и России.

Позиция Москвы во многом напоминает США. России важно, чтобы ее союзники — Багдад и Эрбиль — договорились между собой. Правда, российская позиция, в отличие от Вашингтона, также предусматривает диалог по курдской проблеме с Анкарой и Тегераном.

Роснефть и курды

Россия в лице Роснефти стала крупнейшим иностранным инвестором в Иракском Курдистане. С февраля было подписано несколько соглашений с курдским правительством — на покупку и продажу нефти, геологоразведку, развитие и управление крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до 950 тысяч баррелей в сутки. О последних контрактах, касающихся геологоразведочных работ на пяти нефтяных блоках, было объявлено спустя два дня после киркукской операции. Москва дала понять, что не собирается уходить из региона и бросать Иракский Курдистан.

В этом контексте как намек в адрес России прозвучало заявление Министерства нефти Ирака, сделанное на следующий день после сообщения о новых контрактах Роснефти в Курдистане. В тексте говорится, что заключение контрактов без уведомления иракского федерального правительства или Министерства нефти считается «грубым вмешательством во внутренние дела Ирака, нарушением его национального суверенитета и явным нарушением международных норм».

На это глава Роснефти Игорь Сечин ответил, что в Курдистане работают многие мировые компании – Exxon, Chevron, Total. «Если есть какие-то противоречия внутреннего характера, они должны быть решены между правительством Курдистана и центральным правительством Ирака, это не наш вопрос вообще», – добавил Сечин. Глава МИДа Сергей Лавров также заявил: экономические контакты Москвы и Эрбиля не являются тайной от Багдада. В любом случае на следующей неделе в России ждут министра иностранных дел Ирака Ибрахима аль-Джафари, и тема работы российских компаний на территории Иракского Курдистана наверняка будет затронута.

Вряд ли российские и западные компании, которые также весьма активно работают в Иракском Курдистане, будут поставлены перед жестким выбором: или Эрбиль, или Багдад. Ираку иностранные инвестиции и поддержка сейчас нужны не меньше, чем Иракскому Курдистану. Поэтому Багдад тоже не собирается выбирать между западными и российскими компаниями. Хотя существует версия, что США не стали мешать иракцам возвращать Киркук, чтобы помешать распространению влияния России.

Хотя Багдад заявлял об интересе ЛУКОЙЛа к киркукским месторождениям еще в 2013 году, пока российские нефтяные компании там не работают. Их проекты находятся непосредственно на территории Иракского Курдистана, а также на юге и востоке Ирака. Пока киркукская нефть может волновать Москву только с точки зрения ее транспортировки и колебания цен на рынке. Вопрос, по какому трубопроводу в будущем будет идти киркукская нефть — через транспортную структуру Роснефти или по другому альтернативному трубопроводу, — остается открытым.

В мае 2017 года Reuters сообщил, что торговое подразделение ЛУКОЙЛа LITASKO и иракская государственная нефтяная компания SOMO создали совместное предприятие LIMA Energy, которое займется продажей нефти из Ирака и других регионов. SOMO экспортирует нефть, добываемую на всей территории Ирака, за исключением частей, подконтрольных курдам. То есть так или иначе российские компании могут быть причастны к экспорту курдской нефти.

В любом случае восстановление трубопровода в обход Курдистана займет время и потребует инвестиций. Значит, пока курдский маршрут в Турцию по-прежнему актуален. Анкара пока не реализовала свои угрозы перекрыть нефтепровод из-за решения иракских курдов провести референдум о независимости.

Курдские СМИ активно цитировали слова министра энергетики России Александра Новака в интервью телеканалу «Курдистан 24»: «Мы подключим нефтепровод и газопровод Курдистана к Черному морю. Это свидетельствует о том, что экспорт сырой нефти Курдистана будет продолжать течь через Турцию». Если цитата корректна, то можно предположить, что Москва и Анкара смогли найти компромисс. Похоже, Россия пытается убедить всех, что экономические интересы важнее политических разногласий, и готовится сыграть роль посредника между разными политическими силами. Тем более что Вашингтон пока себя в этом конфликте не проявляет.

Вопрос закрыт?

Ситуация в регионе очень шаткая – любые заявления и действия могут спровоцировать обострение конфликта. Курдские СМИ подогревают ситуацию, а сами курды растеряны – ведь большинство из них не брали в расчет политические игры своих лидеров и искренне надеялись на провозглашение независимости Курдистана, о которой мечтали столько лет (так же, как и о Киркуке). Еще в 1992 году курдский парламент назвал этот город столицей Курдистана. Но только в 2014 году, защищая город от боевиков ИГ, они смогли де-факто установить свой контроль над этой территорией. Сейчас у курдов ощущение, что их в очередной раз обманули и они напрасно проливали кровь.

«Вопрос с референдумом закрыт и остался в прошлом», — заявил премьер Ирака аль-Абади сутки спустя после операции в Киркуке, одновременно призвав курдов к диалогу в рамках конституции.

Теперь, когда Киркук снова под контролем центральных властей Ирака, Багдад не против искать точки соприкосновения с позиции силы. Пока не отказывается от диалога и Эрбиль – там с самого начала заявляли, что референдум им нужен лишь для того, чтобы выразить волю народа, и он не означает немедленного объявления независимости.

Диалог и компромисс действительно пока еще возможны. Проблема в том, что с Багдадом должен говорить единый Курдистан, иначе все договоренности будут недолговечны. А единого Иракского Курдистана пока нет.

Для простых курдов вопрос о независимости не будет закрыт никогда, какие бы решения ни принимали их лидеры и в какие бы игры ни играли. Слишком близка была возможность стать свободными. Теперь они в очередной раз потеряли доверие и к своим лидерам, и к союзникам.

Ирак > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 октября 2017 > № 2358440 Марианна Беленькая


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 20 октября 2017 > № 2357464 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на Московской конференции по нераспространению, Москва, 20 октября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Очень приятно присутствовать на Московской конференции по вопросам ядерного нераспространения. Вижу здесь много знакомых лиц – моих коллег-дипломатов, представителей иностранных государств, нынешних и прошлых руководителей международных организаций, которые занимаются нераспространением. Спасибо, что вы приехали на это важное, по нашему убеждению, мероприятие. Особая признательность организаторам – Центру энергетики и безопасности во главе с его директором А.В.Хлопковым, с которым Министерство иностранных дел давно и плодотворно взаимодействует. Будем продолжать это делать.

За годы работы форум прочно утвердился в качестве солидной дискуссионной площадки, объединяющей авторитетных представителей «нераспространенческого» сообщества – дипломатов, военных, ученых, экспертов – всех, кто плотно занимается такими важными аспектами глобальной безопасности, как нераспространение оружия массового уничтожения и контроль над вооружениями.

1 июля будущего года мы отмечаем 50-летие со дня открытия к подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия – несущей опоры современной системы международной безопасности. К сожалению, сегодня вынуждены констатировать, что режим, созданный этим документом и заложивший правовые основы для целого ряда важнейших соглашений, переживает непростые времена, подвергается серьезным испытаниям.

В немалой степени причина этого связана с тем, что отдельные страны ставят под сомнение общепризнанные нормы и правила, пытаются использовать в узких интересах успехи, ставшие результатом коллективных усилий и компромиссов.

Обеспокоены тем, что к Обзорной Конференции ДНЯО 2020 г. мы пока подходим с неутешительными итогами. Деструктивные действия ряда государств, нарушивших консенсус по проекту итогового документа предыдущей Обзорной Конференции в 2015 г., нанесли серьезный ущерб жизнеспособности Договора, подтолкнули довольно многочисленную группу стран к форсированной разработке договора о запрещении ядерного оружия, который недавно был открыт к подписанию.

Позиция России хорошо известна – мы не намерены присоединяться к ДЗЯО. Его сторонники, включая, например, получившую недавно Нобелевскую премию мира организацию «Международная кампания по запрету ядерного оружия» (ICAN), видимо, руководствуются благой в их понимании целью – обеспечить скорейший запрет на ядерное оружие. Но не будем забывать, что его полная ликвидация возможна только в контексте всеобщего и полного разоружения при условии обеспечения равной и неделимой безопасности для всех, в том числе и обладателей ядерного оружия, как это предусматривает ДНЯО. Представленный же к подписанию документ о запрещении ядерного оружия далек от этих принципов, игнорирует необходимость учитывать все факторы, влияющие сегодня на стратегическую стабильность, и может оказать дестабилизирующее воздействие на режим нераспространения. Как результат – мир может стать еще менее стабильным и предсказуемым.

Нет согласия и по отдельным элементам существующего режима нераспространения. В частности, по-прежнему не ясна перспектива создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки (ЗСОМУ). Как вы помните, создание этой зоны было торжественно обещано в резолюции по Ближнему Востоку, принятой на Обзорной Конференции по ДНЯО еще в 1995 г. Из-за срыва в последний момент консенсуса по соответствующему документу Обзорной Конференции по ДНЯО 2015 г. был упущен реальный шанс начать, наконец, движение к реализации этой цели. Убеждены, что отсутствие практических шагов на этом направлении, в том числе со стороны США и Великобритании, которые вместе с Россией являются соучредителями Конференции по ЗСОМУ на Ближнем Востоке, будет негативно влиять на основы ДНЯО. Со своей стороны, продолжим содействовать продвижению к созданию такой зоны на Ближнем Востоке, работать со всеми заинтересованными странами и сторонами. Залог успеха видим в нахождении консенсуса о конкретных форматах рассмотрения данного вопроса в широком контексте региональной безопасности.

До сих пор не решен вопрос с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Мы как принципиальные сторонники этого договора продолжаем работу, направленную на его вступление в силу. Призываем всех, от кого это зависит, прежде всего известные 8 государств, довести до конца подписание и ратификацию Договора, что внесло бы значительный вклад в укрепление режима нераспространения.

Еще один общий вызов – ОМУ-терроризм, для противодействия которому требуются консолидированные усилия всего мирового сообщества. Разумеется, такие действующие механизмы, как КЗХО, КБТО, резолюция СБ ООН 1540, остаются в полной мере востребованы в деле предотвращения попадания ОМУ в руки негосударственных субъектов. Однако для надежного заслона на пути ОМУ-терроризма требуются единые антитеррористические нормы. В этой связи нацелены на скорейший запуск на Конференции по разоружению в Женеве предметной работы над проектом предложенной нами еще в марте 2016 г. международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Полагаем, что данная инициатива, отвечающая интересам всех без исключения государств, способна прекратить затянувшийся застой в переговорной деятельности на женевской площадке (имею в виду Конференцию по разоружению).

С тревогой наблюдаем за настойчивыми попытками использовать не по назначению ресурсы Международного агентства по атомной энергии. В частности, превратить его в инструмент политического давления или систему перепроверки разведывательной информации, расширить его мандат на деятельность, не относящуюся к уставным целям и задачам Агентства, а также навязать ему проверку ядерного разоружения, заставить проверять не связанную с ядерными материалами военную деятельность.

Исходим из того, что МАГАТЭ как «приводной ремень» режима нераспространения должно оставаться профессиональным техническим механизмом проверки обязательств по гарантиям, кроме того, играть центральную роль в координации международного сотрудничества в области физической ядерной безопасности (ФЯБ), которое должно быть добровольным, не приводить к раскрытию чувствительной информации. Государства должны сами нести ответственность за обеспечение ФЯБ на своей территории, включая определение соответствующих параметров национальных систем и мер обеспечения безопасности.

Со своей стороны будем добиваться, чтобы система гарантий Агентства оставалась объективной, деполитизированной, обоснованной, опиралась на международное право и способствовала закреплению общих достижений, таких, например, как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. МАГАТЭ – единственный орган, уполномоченный Советом Безопасности ООН, осуществляет регулярные проверки в Иране и подтверждает строгое соблюдение им своих обязательств. Надеемся, что нам удастся сообща сохранить и в полной мере раскрыть уникальный потенциал этого Плана действий. В любом случае возврат к ситуации вокруг иранской ядерной программы, которая была до принятия СВПД, невозможен. О восстановлении санкций СБ ООН и речи быть не может.

Очевидно, что провал СВПД, тем более по вине одного из его активнейших участников, а по сути лидера группы «5+1», стал бы тревожным сигналом для всей архитектуры международной безопасности, включая перспективы урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова. Ее решение требует энергичных дипломатических усилий. Главная задача на нынешнем этапе – предотвратить военный конфликт, который неминуемо приведет к масштабной гуманитарной, экономической и экологической катастрофе. Все вовлеченные стороны должны проявлять сдержанность. Напомню, что в каждой резолюции СБ ООН, которая принималась по ядерной проблеме Корейского полуострова (ЯПКП), помимо санкций, содержатся положения о необходимости возврата к переговорам. Альтернативы дипломатическим методам урегулирования ЯПКП на основе диалога между всеми заинтересованными сторонами не существует.

Призываем ответственных членов мирового сообщества поддержать идеи, заложенные в российско-китайской «дорожной карте» урегулирования, основные положения которой содержатся в Совместном заявлении министров иностранных дел России и КНР от 4 июля. Убеждены, что ее реализация будет способствовать снижению военной активности и напряженности на Корейском полуострове, формированию в Северо-Восточной Азии системы равной и неделимой безопасности в целом.

Крайне опасными выглядят систематические попытки отдельных стран и военно-политических союзов расшатать сложившийся баланс в сфере контроля над вооружениями. Стремление добиться военного преимущества, использовать фактор силы для решения узкокорыстных геополитических задач серьезно подрывает стратегическую стабильность. Одной из ключевых проблем в этой связи остаются усилия США и их союзников в Европе, АТР, других регионах создать глобальную эшелонированную систему противоракетной обороны, приблизить ее элементы вплотную к российским, а также к китайский границам.

По существу без ответа остаются наши призывы совместно работать над купированием рисков, связанных с наращиванием качественных и количественных перекосов в обычных вооружениях на европейском континенте. С обеспокоенностью наблюдаем за реализацией планов по совершенствованию в т.ч. развернутых в Европе ядерных бомб, включая повышение их точности и возможное снижение мощности, за усилиями стран НАТО по замене авиасредств двойного назначения, предназначенных как для обычных, так и для ядерных задач. Все это чревато понижением порога применения атомного оружия. Последовательно выступаем за вывод американского ядерного оружия на национальную территорию, за прекращение т.н. «совместных ядерных миссий» НАТО, предусматривающих – в нарушение ДНЯО – привлечение неядерных членов альянса к планированию и отработке навыков применения ядерного оружия.

В сложном положении Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Мы неоднократно подтверждали приверженность его выполнению. Говорили о готовности обсуждать озабоченности сторон, как наши, так и американские. К сожалению, в Вашингтоне упорно продолжают тиражировать голословные обвинения в наш адрес, отказываясь их конкретизировать. Такой подход не способствует решению проблем вокруг Договора. Наоборот, возникает подозрение, что истинная цель таких «вбросов» – выставить Россию в виде злостного нарушителя международных обязательств, умолчав при этом о собственной нечистоплотности.

Наши сугубо конкретные претензии к США в связи с ДРСМД хорошо известны и, безусловно, понятны профессионалам. В целом о политическом подходе к этой ситуации вчера четко сказал Президент Российской Федерации В.В.Путин на Валдайском форуме.

Негативное влияние на стратегическую стабильность оказывают и другие факторы. Ввиду отсутствия запрета на размещение в космосе систем оружия, кроме, конечно, ОМУ, существует угроза, что космос может стать пространством военного соперничества. Такому развитию ситуации должен быть поставлен надежный заслон. На решение этой задачи направлены российско-китайский проект договора о неразмещении оружия в космосе, а также наша инициатива по неразмещению первыми оружия в космосе, в которой наряду с Россией участвуют еще 16 государств.

Уважаемые коллеги,

Режим нераспространения – коллективная ответственность всего мирового сообщества. Россия намерена неуклонно продвигать положительную повестку дня в интересах обеспечения устойчивости всего режима. Готовы к совместной планомерной работе со всеми, кому небезразлично его будущее, кто заинтересован в упрочении международного мира и безопасности.

Благодарю за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Вы направили в Вашингтон весьма опытного посла. У него большой опыт в сфере проведения переговоров по разоружению с США. Не предложили ли Вы ему перезапустить диалог с американцами в этой области?

С.В.Лавров: В последние полтора года у нас с американцами диалог действительно «просел». Это произошло еще при администрации Б.Обамы. У нас тогда много чего оказалось подвешенным в неопределенном состоянии, не по нашей вине, но это отдельная тема. После прихода в Белый дом Администраии Д.Трампа, мы обозначили нашу готовность возобновить диалог по всем направлениям, понимая в каком положении Администрация взяла бразды правления в свои руки, под каким немыслимым давлением и под какими обвинениями она оказалась. На ней до сих пор пытаются сорвать зло те, кто ставил на кандидата от демократов. Поэтому мы понимали, что Администрация Д.Трампа находится в непростом положении и выразили готовность возобновить диалог в тех направлениях и масштабах, которые будут приемлемы и комфортны для Администрации Д.Трампа. Я говорил об этом с Президентом США, когда он принимал меня в Овальном кабинете весной этого года. Об этом же за месяц до моего визита туда мы говорили с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Он приезжал в Москву и был принят Президентом России В.В.Путиным.

Как Вы знаете, у нас в итоге вырисовался канал на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств С.А.Рябков-Т.Шеннон, который среди прочих вопросов в контексте крайней встречи, которая состоялась между ними, был задействован и для того, чтобы посмотреть, где мы находимся по проблематике стратегической стабильности. Основной повесткой дня у этого канала стали двусторонние проблемы и как не допустить того, чтобы эта спираль конфронтации оказалась неостановимой. Повторю, в сентябре состоялся специальный разговор по вопросам стратегической стабильности, прежде всего, о выполнении Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений 2010 г. и Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

Диалог идет. Не могу сказать, что он позволяет рассчитывать на достижение конкретных, значимых результатов в обозримом будущем, но, по крайней мере, он возобновлен и будет продолжен как по двусторонним каналам, так и в контексте механизмов, которые существуют для верификации ДСНВ и ДРСМД.

Вопрос: Я думаю, все здесь согласны с Вами, что ядерная сделка по Ирану должна быть сохранена. Одна из сопряженных с ней угроз связана с вопросами верификации т.н. раздела «Т». Целесообразно ли укрепить мандат МАГАТЭ в части верификации исполнения положения раздела «Т»?

С.В.Лавров: Укрепить то, чего нет, нельзя. У МАГАТЭ нет мандата для верификации раздела «Т». Это отражает консенсус, который был достигнут на переговорах «шестерки» с Ираном при участии ЕС и который был единогласно закреплен в резолюции СБ ООН. Исхожу из того, что изменения любой части этого консенсуса требуют согласия всех членов «шестерки» и, конечно, Ирана. Я убежден, как и наши европейские коллеги, что любые попытки начать такой разговор могут похоронить важнейшую договоренность в сф ере стратегической стабильности и ядерного нераспространения.

Вопрос: На подобных встречах люди искусно уходят от упоминания проблем, связанных с разоружением. Это такой подход элитариев со стороны ДНЯО? Они не позволяют нам достичь этих целей.

С.В.Лавров: Я услышал от Вас не столько вопрос, сколько философские размышления. Мне кажется, мы все-таки должны руководствоваться духом и буквой Договора. В этом смысле принципиально важно сохранять движение по дальнейшему сокращению ядерного оружия, то самое движение к ядерному разоружению, но в контексте сокращения всеобщего вооружения в принципе. Об этом очень подробно вчера говорил Президент России В.В.Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

Мы не можем игнорировать достижения военной мысли и промышленности, которые были сделаны уже после того, как Договор о нераспространении вступил в силу. Было бы абсолютно безответственным игнорировать существующие сейчас средства ведения войны. Те, кто инициировал ДЗЯО, пошли именно по пути игнорирования реальных угроз, которые создаются для стратегической стабильности и безопасности в результате появления новых смертоносных, эффективных видов вооружений. Поэтому даже не знаю, что добавить. Договор о нераспространении нужно сберечь. Нельзя допустить, чтобы появление второго параллельного режима в области нераспространения дало возможность тем, кто хотел бы поспекулировать на этой проблеме, играть в свои игры и разводить руками, говоря, что мы будем следовать линии, которая учитывает наличие двух противоречивых документов. По-моему, очень важно эту опасность видеть и не допустить, чтобы она нас всех подстерегла.

Вопрос: Выступая две недели назад в Вашингтоне, сенатор С.Нанн заявил, что для продвижения в вопросе над контролем вооружений не достаточно работать на уровне администраций президентов США и России и внешнеполитических ведомств двух этих стран. Необходимо работать с Конгрессом США, потому что он должен одобрить любое новое соглашение в этой области. Как Вы на это смотрите?

С.В.Лавров: Число игроков должно быть еще больше, поскольку в случае с вопросами нераспространения, стратегической стабильности не только министерства иностранных дел докладывают свои соображения президентам, но это делается вместе с министерствами обороны, у нас также обязательно участие госкорпорации «Росатом», ФСБ – это межведомственный процесс. Безусловно, от того, насколько эффективно в эвентульном пакете договоренностей между Россией и США будут отражены интересы твоего государства, зависит, насколько позитивной будет реакция в парламенте. Поэтому с парламентом, конечно, нужно работать.

Я вижу, как Администрация Д.Трампа старается работать с парламентом и как этому совершенно нормальному процессу пытаются помешать те, кто использует Конгресс совсем не для того, чтобы отстаивать интересы США, а чтобы попытаться создать непреодолимые трудности для самого Д.Трампа и его Администрации. Пока эти игры продолжаются, я сомневаюсь, что можно получить объективную реакцию на те или иные договоренности со стороны Конгресса, учитывая русофобский раж, в который он вошел.

Вопрос: Какой более конкретный вклад, помимо организации подобной Конференции, могла бы внести Россия в обеспечение достижения результатов в Обзорной Конференции по ДНЯО 2020 г.?

С.В.Лавров: Был такой лозунг: «Не спрашивай себя, что страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее».

Нас уже обвиняют не только во вмешательстве в американские выборы. Швеция тоже озвучивала опасения, что предстоящие в будущем году выборы в этой стране будут предметом российского хакерства. Французы и многие другие тоже об этом говорили. Нас обвиняют в том, что мы блокируем выполнение Минских договоренностей по Украине, хотя 90% там прямо поручается делать Президенту П.А.Порошенко. Нас стали обвинять в том, что сирийское урегулирование зависит от России и пока мы ведем себя неправильно. Слава Богу, в последнее время эти утверждения несколько поутихли. Говорят и о том, что за северокорейскую проблему тоже отвечаем мы, поскольку Китай не справляется, как сказал Д.Трамп. Теперь нам начинают делать упреки и в этой связи.

Пытаться ставить вопрос, который может содержать намек, что от России зависит, будет ли успех на Обзорной Конференции, на мой взгляд, совсем некорректно. Я упоминал в общих чертах наши усилия по продвижению консенсуса на последней Конференции. В зале сидит директор Департамента МИД России по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями М.И.Ульянов, который наверняка потом сможет рассказать Вам об этом подробнее.

С огромным трудом было достигнуто понимание того, как начать процесс переговоров по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Все компоненты компромисса были готовы, в том числе были учтены выдвигаемые Израилем озабоченности (не буду вдаваться в детали). Именно те соучредители Конференции, которые должны были бы заниматься этим с нами, на деле стали «тормозом» принятия этого важнейшего документа.

У нас нет недостатка доброй воли. Мы и сейчас на переговорах, проходящих в контексте обзорного процесса, продолжаем продвигать эту инициативу, ищем новые дополнительные развязки, которые помогли бы преодолеть сопротивление. Надеюсь, когда вы общаетесь с американцами, британцами, то тоже обращаете их внимание на необходимость обеспечить успех обзорного процесса. Если мы в очередной раз, уже на 35-м году после принятия решения о созыве такой Конференции, провалимся, то, я считаю, нанесем очень серьезный удар по режиму нераспространения и дадим сильные козыри в руки тем, кто хотел бы его развалить.

Вопрос: Россия и США уже предприняли важные шаги в вопросе ядерного разоружения. Ожидаете ли Вы, что разоружение продолжится в двустороннем режиме или предполагаете, что этот процесс расширится и вовлечет другие страны, обладающие ядерным оружием?

С.В.Лавров: Действующий Договор был выполнен. В феврале 2018 г. наступает согласованная дата, когда такое подтверждение должно последовать со стороны США и России. Потом будем думать о продолжительности действия этого Договора, о других шагах.

Убежден, что двусторонний диалог между Россией и США по стратегической стабильности продолжится, но в то же время весьма сомнительно представить себе ситуацию, когда новый, пока еще гипотетический (потенциальный, эвентуальный) раунд переговоров о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов состоялся бы только в двустороннем формате. Те цифры, которые отражены в действующем Договоре, уже существенно приближают арсеналы США и России к тем параметрам, на которые вышли другие ядерные страны.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 20 октября 2017 > № 2357464 Сергей Лавров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358864 Дэниэл Хоффман

Как Америка не смогла сдержать Россию

Неспособность скорректировать политику в отношении России провоцирует агрессию и нападки.

Дэниэл Хоффман (Daniel Hoffman), The Washington Times, США

70 лет назад «Истоки советского поведения» Джорджа Кеннана (George Kennan) стали основой американской политики сдерживания в отношении Советского Союза. После распада Советского Союза и целого десятилетия экономических потрясений, которые обернулись уменьшением влияния России в ее регионе и в мире, президент Владимир Путин начал воплощать в жизнь новую стратегию национальной безопасности, направленную на восстановление за Россией статуса сверхдержавы. Он хотел, чтобы Россию считали равной США и чтобы западные идеалы свободы и демократии не угрожали безопасности его режима.

Большую часть своей карьеры в ЦРУ я провел, занимаясь вопросами, связанными с Россией, поэтому я точно знаю, что г-н Путин, который направляет львиную долю ресурсов российских вооруженных сил и разведки против США, продолжает, подобно своим советским предшественникам, считать США «главным врагом» России. Ничто не может лучше проиллюстрировать антагонистический, макиавеллиевский подход России к отношениям с США, чем та материальная поддержка, которой она обеспечивает своего бывшего врага, Талибан, заставившего США пролить немало крови и потратить немало денег в Афганистане.

Начав свою карьеру с работы в структурах КГБ и поработав директором ФСБ, г-н Путин делает большие ставки на разведывательные операции и операции влияния, очень напоминающие ту безнравственную политическую войну, которую КГБ вел против своих внутренних и внешних врагов.

Избавившись от бремени советской коммунистической идеологии, Россия г-на Путина начала с успехом применять свою грубую и мягкую силу на территории бывшего СССР, в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Россия открыто нарушила территориальную целостность Грузии и Украины. Поддержав Венесуэлу и Кубу, а также оказав помощь Боливии в строительстве предприятия для «мирных» ядерных исследований, Россия увеличила свое влияние в Латинской Америке.

Россия повысила свой статус на Ближнем Востоке посредством агрессивных военных, дипломатических и разведывательных операций в Сирии и укрепления сотрудничества с Ираном и Турцией, которые купили у нее современные системы противовоздушной обороны. Стремясь переманить ключевого союзника США в свой лагерь, г-н Путин в начале октября принял у себя короля Саудовской Аравии Салмана. Россия также оказала некоторую поддержку Северной Корее, чтобы предотвратить там смену режима.

После этого г-н Путин захотел экспортировать свои вредоносные идеи и влияние в США. Он умышленно воспользовался нашими соцсетями, чтобы оказать влияние на исход президентских выборов 2016 года и уменьшить уровень нашего доверия к современной киберструктуре, которая стала играть ключевую роль в нашем демократическом процессе.

Г-н Кеннан предупреждал нас о «скрытности, неискренности, двуличии, настороженной подозрительности и общем недружелюбии» России. Г-н Кеннан прозорливо указал на то, что «всегда находятся американцы, которые спешат радостно объявить, что „русские уже изменились", а некоторые из них даже пытаются приписать себе заслуги в происшедших „переменах". Но мы не должны поддаваться на подобные тактические уловки». Г-н Кеннан предупреждал нас о необходимости противостоять попыткам СССР контролировать и скрывать правду.

В 2012 году кандидат в президенты от Республиканской партии Митт Ромни (Mitt Romney) вызвал бурю негодования со стороны многих демократов и республиканцев, назвав Россию нашим геополитическим противником номер один. Губернатора Ромни обвинили в том, что он до сих пор не избавился от мышления эпохи холодной войны, когда он заявил, что Россия чаще всего является частью проблем, а вовсе не страной, совместно с которой мы можем работать над их решением.

Политика Сталина по отношению к Польше, открыто нарушавшая условия Ялтинского соглашения, сформировала у г-на Кеннана реалистичный взгляд на послевоенные цели СССР и заставила его выступить с аргументами в пользу «продуманной долговременной политики», основанной на «длительном, терпеливом, но твердом и бдительном сдерживании экспансионистских тенденций России».

Станут ли кибератаки россиян на наши демократические институты тем переломным моментом, который наконец позволит нам увидеть реальную ситуацию? Сможем ли мы разработать стратегию 21 века, в основе которой будет лежать укрепление альянса НАТО, активная поддержка таких союзников, как Украина, сдерживание вредоносного влияния России на Ближнем Востоке и в других регионах и противостояние шпионским операциям и операциям влияния России?

Наша система национальной безопасности пострадала бы меньше, если бы мы прислушались к предостережениям г-на Ромни. Американские социальные сети и медиа-сайты продолжают собирать информацию о хакерских операциях России, которые она проводила в ходе предвыборной кампании 2016 года. Реакция системы на киберугрозу, включая принятие контрмер, должна занимать несколько минут, а не несколько месяцев.

Между тем, хотя прошло уже девять месяцев, расследования комитетов Сената и Палаты представителей по делам разведки, а также юридического комитета Сената еще далеки от завершения. У нас еще есть возможность скорректировать нашу политику в отношении России, и, если мы не сможем этого сделать, это лишь спровоцирует новые акты агрессии со стороны Москвы и увеличит угрозу для нашей национальной безопасности.

Дэниэл Хоффман — бывший глава резидентуры ЦРУ. В настоящее время он занимает должность вице-президента по вопросам глобальной безопасности в Sonoran Policy Group.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358864 Дэниэл Хоффман


США. Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480172 Владислав Шурыгин

Ближневосточный котёл ещё долго не остынет

главная цель США – захватывать территорию и перебрасывать боевиков сражаться против Асада и русских

Владислав Шурыгин

«Эр-Ракку покинула часть иностранных боевиков, воюющих на стороне группировки «Исламское государство». Этот город, захваченный ИГ в 2014 году и считавшийся столицей этой организации, почти полностью перешёл под контроль повстанцев. Об этом 15 октября AFP сообщил представитель гражданского совета Эр-Ракки Омар Алуш.

Часть иностранных боевиков ИГ покинула Эр-Ракку в соответствии с договором, заключённым с ополчением. Омар Алуш не сообщил, сколько членов ИГ покинули город. Они будут эвакуированы, предположительно, в соседнюю провинцию Дэйр-эз-Зор, где бои против ИГ ведут правительственные войска.

И кто-то ещё считает, что коалиция США вместе с нами борется против ИГИЛ?

На самом деле всё ровно наоборот! США точно так же, как в конце Второй мировой войны, устроили гонку за территорию, одновременно позволяя гитлеровцам высвобождать резервы и перебрасывать их против русских. Так и в Сирии: главная цель – захватывать территорию и перебрасывать боевиков сражаться против Асада и русских. Одновременно закладывая очередную бомбу под Ближний Восток – курдскую, которая вот-вот рванёт очередным многолетним кровавым противостоянием. Американцы – такие американцы...

На этом фоне почти незамеченной проскочила новость о взятии сирийской армией города Меядин к югу от Дейр-Эз-Зора на берегу Евфрата. Главным стратегическим объектом Меядина является мост через Евфрат. Таким образом, улучшается логистика армии, если, конечно, этот мост ещё цел. В Дейр-Эз-Зоре мост был взорван во время осады города отрядами ИГИЛ, чтобы не дать им пользоваться боевикам.

После деблокирования Дейр-Эз-Зора армия повернула на северо-северо-запад и развернула наступление вдоль Евфрата навстречу группировке в Мадан-Джадиз, которая наступала со стороны водохранилища Асада. Вторая часть группировки довернула на юг-юго-восток в направлении иракской границы. Северная группировка успела выполнить поставленную задачу, в то время как движение южной приостановил контрудар боевиков ИГИЛ в конце сентября.

Очевидно, что перед сирийской армией стоит задача по взятию под контроль территорий вдоль Евфрата как наиболее густонаселённых в этой местности, плюс имеющих разветвлённую сеть дорог и мостов. И после выхода армейской группировки на границу с Ираком в районе города Абу-Кемаль группировка ИГИЛ тут будет полностью разгромлена как организованная сила и останется лишь в виде отдельных отрядов и бандформирований, что переводит войну на новый, пониженный по сравнению с предыдущим уровень.

Но так же очевидно, что до полного окончания войны ещё очень далеко. Более того, ближневосточный узел с разгромом ИГИЛ грозит затянуться в трудноразрешимый клубок противоречий, который вполне может столкнуть сегодняшних союзников по борьбе с джихадистами в непримиримой схватке.

Иран, при кажущейся дружелюбности, российским союзником назвать можно только с натяжкой. В Сирии иранцы сражаются за свои геополитические интересы. На сегодняшний день в иранских и проиранских формированиях сражается до двадцати тысяч бойцов КСИР, Хезболы и Лива Аль-Кудс. Очевидно, что Иран постарается сохранить своё влияние на ослабленное войной сирийское руководство и тем самым – геополитический контроль над Ливаном.

Турция, с её геополитическим проектом возрождения неоосманской империи и креном в исламский радикализм, стремится также сохранить контроль над частью сирийских территорий, зажимая через них курдские регионы в клещи и отрезая курдов от выхода к Средиземному морю.

Для Турции в большей степени и для сирийского руководства в меньшей появляется проблема замаячившего на горизонте призрака Курдистана – квазигосударства курдов, чьи территории сегодня разделены между Турцией, Ираком и Сирией.

Также в этот узел затянут и саудовский шёлковый платок. Саудия, понеся геополитическое поражение в связи с разгромом ИГИЛ (саудовского проекта по захвату и взятию под контроль Ближнего Востока), увязшая в Йемене в кровавой мясорубке, пытается любой ценой вырваться из ловушки, в которой оказалась, и лихорадочно подыскивает себе точку опоры.

Нельзя забывать и об Израиле, который втихомолку регулярно бомбит подразделения Хезболлы в Сирии и все эти годы науськивал всех участников сирийской бойни друг на друга, оказывая различные «дружеские» услуги занявшим пограничные с ним районы джихадистам. Интерес Израиля прозрачен: пока арабы режут друг друга, евреи могут спать спокойно.

Ну и, конечно, нельзя забывать о главном геополитическом игроке современного мира – США, которые уже два десятилетия штурмуют Ближний Восток и совершенно не собираются признавать своё поражение, несмотря на откровенные провалы в Ираке и Сирии.

Всё это позволяет утверждать, что ближневосточный котел ещё долго не остынет и новости с Ближнего Востока не уйдут с первых полос.

США. Сирия. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 октября 2017 > № 2480172 Владислав Шурыгин


Мальта > Армия, полиция > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2436554 Ольга Волкова

One-woman WikiLeaks: на Мальте убита журналистка, расследовавшая коррупцию в стране

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

16 октября 2017 года на Мальте погибла 53-летняя журналистка Дафна Каруана Галиция: в ее машине сработало взрывное устройство. В ее расследованиях фигурировали политики и чиновники – от зампреда ЦБ Мальты до еврокомиссара и главы правительства Мальты

Мальтийские СМИ сообщали, что за две недели до взрыва Каруана Галиция обращалась в полицию из-за того, что получала угрозы, однако полиция эту информацию опровергает. В расследовании дела примут участие судмедэксперты из Нидерландов и представители Федерального бюро расследований США.

Джулиан Ассанж, создатель ресурса WikiLeaks, назначил награду в €20 000 за информацию об организаторах взрыва автомобиля журналистки. Убийство осудила Еврокомиссия, к действиям мальтийские власти призвали Международная федерация журналистов и организация «Репортеры без границ». Также во вторник несколько сотен человек вышли к зданию суда в столице Мальты Валетте с требованием справедливого расследования обстоятельств смерти журналистки.

Сын журналистки Мэтью Каруана Галиция (журналист и программист Международного консорциума журналистов-расследователей, ICIJ) в посте в Facebook заявил, что убийство его матери нельзя называть трагедией. «Трагедия – это когда кого-то сбивает автобус. Когда вокруг тебя все в крови и огне, это война. Мы – народ, который воюет с властью и организованной преступностью, которые стали неразличимы», — написал он.

У Каруаны Галиции остались муж и три сына. Семья убитой журналистки подала заявление в суд с требованием заменить следственного судью, назначенного сопровождать расследование ее смерти. Судья Консуэло Скерри Эррера также фигурировала в статьях Каруаны Галиции: журналистка критиковала ее за связи с политиками и представителями медиа, Эррера в ответ подала на нее в суд, Каруану Галицию оправдали.

Громкий блог

Журнал Politico недавно охарактеризовал Каруану Галицию как «WikiLeaks в лице одной женщины» («one-woman WikiLeaks»). Она вошла в Politico28 – список людей, которые меняют Европу.

Наибольшую известность журналистке принесли ее расследования и публикации в блоге Running Commentary. Число читателей блога достигало 400 000 человек в день – притом что население Мальты составляет 420 000 человек (оценка Politico). Из-за своих комментариев, касающихся мальтийских политиков, она нередко встречалась с ними в суде. Герман Грех, онлайн-редактор Times of Malta, охарактеризовал ее как «превосходного автора и журналиста-расследователя» (цитата по BBC).

Свою карьеру она начала в 1987 году на позиции колумниста The Sunday Times of Malta, затем перешла на должность заместителя редактора The Malta Independent, в котором в последнее время работала колумнистом. Также Каруана Галиция редактировала журналы, посвященные лайфстайлу, потому что «блог не позволял платить за квартиру», объяснил BBC ее друг, юрист Эндрю Борг Кардона.

Такие дела

Одним из громких расследований Каруаны Галиции стал кейс лоббирования в пользу табачной компании Phillip Morris International, в котором фигурировал еврокомиссар по здравоохранению Джон Далли: по сообщениям журналистки, он получал выплаты от табачного гиганта через на тот момент заместителя председателя Центрального банка Мальты Альфреда Мифсуда, который возглавил банк в июле 2017 года. Далли в письме, направленном в редакцию Euractiv, называл Каруану Галицию «террористом» и утверждал, что ее расследования сводятся к публикации информации, предоставленной ей «заинтересованными лицами», и на объективность не претендуют.

Мифсуда она также обвиняла в том, что тот получал деньги от бизнесмена, представлявшего американскую технологическую компанию: в тот период Мифсуд был председателем банка Mid Med Bank, а позже именно эта компания поставила банку софт на миллионы долларов.

Последнее расследование журналистки строилось вокруг фигуры премьер-министра Мальты Джозефа Муската и приближенных к нему людей. Сам Мускат, который в свое время подавал на журналистку в суд, назвал ее убийство «варварской атакой на свободу прессы» и заявил, что «не успокоится, пока справедливость не восторжествует» (цитата по The Guardian).

Четыре месяца назад партия Муската провела досрочные выборы на фоне расследования Каруаны Галиции о вовлеченности премьер-министра и его жены в скандал, связанный с Панамскими архивами — утечкой более 11,5 миллионов документов из базы юридической фирмы Mossack Fonseca, содержащих информацию об оффшорных связях политиков, бизнесменов, а также их родственников и других приближенных к ним людей. По плану выборы должны были состояться только в 2018 году. Мускат заявлял, что готов оставить пост, если обвинения в адрес его семьи удастся подтвердить.

Каруана Галиция в своем расследовании указывала, что сторонники Муската – его жена Мишель Мускат, министр Конрад Мицци и глава штаба премьер-министра Кит Шембри получали деньги от компании, принадлежащей Лейле Алиевой, дочери президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Семья и сторонники последнего недавно оказались в центре расследования проекта OCCRP (Organized Crime and Corruption Reporting Project) и его партнеров, озаглавленномго «Азербайджанская прачечная», которое показало, как через систему подставных компаний азербайджанские элиты давали взятки европейским политикам, продвигавшим в Европе их интересы, покупали предметы роскоши и отмывали деньги – вся сумма оценивается в €2,5 млрд в период с 2012 по 2014 год. Из тех средств, которые прошли через четыре зарегистрированные в Великобритании компании, которые фигурировали в схеме, почти € 440 000 проводились через мальтийскую компанию Vostok Media Exchange Ltd (принадлежит группе, зарегистрированной на Британских Виргинских островах).

Мальта > Армия, полиция > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2436554 Ольга Волкова


Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи

ИГИЛ уже применяло химическое оружие и попытается вновь – экс-замглавы Моссад

Сергей Шойгу заявил о скором завершении военной операции в Сирии. По последним данным, правительственные силы контролируют около 80-90% территории страны. ИГИЛ* вытесняют и из Ирака. Однако террористическая организация намерена выйти на глобальный уровень. Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с известным специалистом по безопасности, Иланом Мизрахи. В прошлом – замдиректором Моссад и советником по безопасности премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта. Мизрахи считает, что потерпев военное поражение, ИГИЛ сохранил непобежденной свою идеологию. Но для ее укрепления требуется новое насилие, на этот раз на глобальном уровне. По мнению аналитика, террористы намерены идти по этому пути до конца, вплоть до новы попыток прмеренния химического оружия.

- Господин Мизрахи, почему лидеры ИГ приняли решение изменить тактику и, по словам директора ФСБ РФ Александра Бортникова, призывают сторонников «не выезжать в Сирию и Ирак, а оставаться в местах проживания для нанесения точечных ударов и проведения показательных терактов против мирного населения»?

- Дело в том, что ИГИЛ был превзойден в военном отношении в Ираке и Сирии. Лидеры ИГ это понимают, но им необходимо как-то сохранять свою силу и влиятельность. И теперь для достижения этой цели они решили обратиться к организации терактов в глобальном масштабе, не забывая, однако, и о создании «великого халифата».

- Какие угрозы несет создание новой террористической сети ИГ и какие страны входят в зону риска?

- Сейчас эта проблема стала глобальной. Это значит, что в зону риска входит и Европа, и Восточная Азия, и Юго-Восточная Азия – в целом, террористы будут действовать в любом регионе, где у них появится такая возможность. Сейчас они сосредоточены как раз на Европе, Северной Африке и Юго-Восточной Азии. Целью атаки может стать и Центральная Азия. В этом регионе сосредоточены религиозные страны с преимущественно мусульманским населением, а также здесь активны радикальные исламисты.

В данный момент лидеры ИГИЛ пытаются все больше прибегать радикальному религиозному насилию, чтобы вдохновлять сторонников и укреплять свою идеологию. Они были побеждены в военном отношении – но не в идеологическом.

Целью ИГИЛ станут правительственные учреждения, а жертвами атак – преимущественно христиане. Таким образом террористы надеются компенсировать те поражения, которые они потерпели в Сирии и Ираке. Они будут искать другие места для своих баз и попробуют развернуть активность в других частях мира. Такая попытка уже была предпринята на Филиппинах, когда террористы ИГИЛ оккупировали Марави. Они прощупают почву в Западной Африке. Их целью станут государства со множеством этнических общностей и, соответственно, слабым центром власти. Это, в свою очередь, развяжет им руки.

- Страны Центральной Азии выражают особенную озабоченность активизацией ИГ, особенно с учетом острой ситуации в Афганистане. Какие угрозы для региона несет изменение тактики ИГИЛ?

- Я думаю, ИГИЛ может использовать тех, кто им сочувствует, кто попал под влияние радикального ислама. В Афганистане, Центральной и Юго-Восточной Азии террористы наверняка будут использовать то, что они уже опробовали: это будут перестрелки, террористы-смертники, нападения с применением холодного оружия. Активность ИГИЛ также замечена в Индии и Бангладеш. Теперь из-за преследований мусульман в Мьянме у ИГ есть мотивация.

Не стоит также забывать о террористах-выходцах с Кавказа, которые уехали в Сирию и Ирак, а теперь могут вернуться – а точнее, обязательно вернутся. Они профессиональные боевики, профессиональные террористы, и они сделают все для радикализации местного населения с целью вербовки.

- В качестве отдельного вызова называется то, что воевавшие в Сирии и Ираке террористы получили навыки производства и боевого применения химического оружия. Насколько серьезной является ситуация в данной сфере и есть ли способы купировать риски?

- Химическое оружие уже было использовано боевиками в Сирии. Я думаю, они используют его, когда для этого возникает подходящая ситуация – они знают, насколько сильное психологическое давление оно способно оказывать на людей. Думаю, они попытаются и дальше продолжать применять его.

- Насколько эффективны международные меры противодействия новым вызовам, исходящим от представителей международного терроризма?

- Меры противодействия ИГ, которое превращается в глобальную террористическую организацию, должны включать различные аспекты действий государства, населения, а также органов безопасности.

Первоочередная задача – это противодействие радикализации населения. Этим должно заниматься государство, а также мусульманские религиозные организации. Последние, например, стали очень активны в социальных сетях в Индонезии.

Необходимо тесно сотрудничество между полицией, органами безопасности и разведки. Такое сотрудничество должно присутствовать и между странами с целью обмена информацией. Разведывательные службы должны работать безупречно, а также иметь развитую технологическую базу. Слаженность крайне важна в борьбе с ИГИЛ. В моей стране делается недостаточно для того, чтобы показать, что действия ИГ противоречат исламской религии. Это не то, к чему призывает ислам.

- Во время визита короля Саудовской Аравии в Россию произошло нападение на его резиденцию в Джидде. Чем вы можете это объяснить?

- Дело в том, что правительство Саудовской Аравии выступает против ИГИЛ, и террористы нанесут стране столько ущерба, сколько смогут. Я не утверждаю, что за этой атакой стоят именно они. Велика также активность противников саудовцев – иранцев. Я не думаю, что нападение на резиденцию произошло только из-за визита монарха в Россию – скорее всего, это просто послужило удобным предлогом. Вполне возможно, что к этому нападению имеют отношение ИГИЛ или Иран.

Беседовал Сеймур Мамедов

*Исламское государство (ИГ, ИГИЛ) – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Сирия. Ирак. Евросоюз. Азия. СКФО > Армия, полиция > camonitor.com, 18 октября 2017 > № 2358434 Илан Мизрахи


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355558 Дмитрий Орешкин

Русским лучше в Харькове, чем в Донецке, а ошибку Путина с Крымом поймут позже — политолог из РФ

Почему «Крымнаш» стал камнем на шее России

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Аннексия Крыма, агрессия на Донбассе и другие действия Кремля загоняют Россию в тупик, результатом может стать очередной цикл распада РФ. Такое мнение в интервью «Апострофу» высказал российский политолог и политический географ ДМИТРИЙ ОРЕШКИН.

— На прошлой неделе президент Чехии Милош Земан сделал заявление, что Украине нужно отказаться от притязаний на возвращение Крыма в обмен на получение финансовой компенсации со стороны РФ. Также Земан сказал, что если Украина откажется признать Крым российским, то начнется европейская война. Как Вы считаете, что несет в себе это заявление?

— Ничего сверхъестественного не произошло. Насчет европейской войны — это слишком смело, потому что она уже по сути дела идет. Я думаю, что вопрос немножко в другом. Да, Крым сейчас под контролем России, и вряд ли в ближайшем будущем удастся его вернуть. Это надо понимать как объективную реальность, но это не значит, что надо с этим примиряться.

В данном случае я не очень понимаю логику чешского руководства, потому что большая часть европейских стран рассматривает ситуацию с Крымом как нарушение европейских представлений о законности. Их волнует не сам по себе Крым и то, кому он принадлежит, а то, что в Европе впервые за последние 50 лет был совершен акт ирридента (отсоединение от одной территории и присоединение к другой — «Апостроф»). Сам по себе процесс сецессионизма (выхода территории из состава государства — «Апостроф») или сепаратизма характерен для Европы, потому что перед Первой мировой войной в Европе было около 15-ти государств, среди которых 5 крупнейших империй, перед Второй мировой войной — уже 30 государств, а сейчас их 55-60. Это первое.

Второе: никто не может сказать про статус. Вот Северный Кипр — это государство или нет? Турция их признала как государство, а в Европе никто не признает. То же самое Крым. Россия считает, что это ее территория. Но никто, кроме РФ, Крым не считает российской территорией.

В данном случае Чехия высказывается в том смысле, что, возможно, это уже состоявшийся факт. У Чехии для этого есть вполне понятные экономические резоны. Чехия рассчитывает, что при своей лояльности в отношении России она получит какие-то экономические приоритеты со стороны Кремля. Но нет — не получит, потому что у России сейчас слишком слабая экономика.

Это элемент гибридной войны, когда Россия старается работать с теми, кто признает ее контроль над Крымом. Но все европейские страны, да и большинство мировых, с этим не согласны.

Чехия делает рискованный ход — отдаляется от европейских ценностей и приближается к российским. Я думаю, что это ошибка, потому что ничего Чехия на этом не заработает, кроме критики со стороны Европейского союза. Но я бы по этому поводу не стал слишком напрягаться. Ну, мало ли, что говорит Чехия. Гораздо важнее, что говорят Германия, Британия, Франция, США и другие крупные мировые державы. Им это, естественно, не нравится и в ближайшем будущем вряд ли понравится. То же самое считают и Китай, и Беларусь, и многие другие страны, которые склонны поддерживать ту простую логику, что если законы существуют, то они должны соблюдаться.

В этом смысле мы имеем конфликт системы ценностей. Россия считает, что она вправе оттягивать территории, на которых много русских. И это создает для РФ невыгодную ситуацию, потому что империю боятся практически все соседи, где есть русские люди. Это не только Украина. Они есть и в Прибалтике, и где угодно их можно найти и попытаться «защитить».

Так что я думаю, что это игра Чехии в расчете на то, что в России ей скажут спасибо и чем-то помогут. Но, кроме спасибо, Чехия вряд ли что-либо заработает.

— Выходит, что это пустые слова. Но, с другой стороны, это ведь сказал президент Чехии.

— Ну и что? Президент Чехии имеет право говорить подобные вещи. Но, я думаю, Чехии от этого лучше не станет, да и ее президенту тоже. Он выбирает свою политическую позицию, но не стоит по этому поводу слишком возбуждаться. Сказал — так сказал. Что тут изменится?

— Как Вы считаете, будут ли делать подобные заявления те же венгры, которые лояльны к России и конфликтуют с Украиной из-за закона об образовании?

— Венгрия вряд ли такое прямо заявит. У Будапешта скорее локальная задача. Они, опираясь на поддержку России, полагают, что, может быть, когда-нибудь им удастся к себе присоединить территории, населенные венграми в Украине. Но едва ли это реально. Скорее они просто создают дополнительные трудности для Украины — я бы сказал, виртуальные трудности.

Здесь речь идет только о том, что венгры переживают из-за языковых ослаблений или поражения языковых прав венгерского меньшинства, как они считают.

Эти вопросы технически решаются — нужно вести международные дискуссии и не более того. У Венгрии нет никаких реальных политических, экономических и военных ресурсов, чтобы повлиять на эту ситуацию. Они могут делать какие-то заявления, но, в общем, это не самая влиятельная страна.

— Тем не менее, с помощью этого вопроса ряд политиков в Венгрии уже пытаются «откусить» часть территории Украины в Закарпатской области. Дело в том, что во многих селах Закарпатья люди даже не знают украинского языка, общаясь исключительно на венгерском. Может ли это обернуться реальной проблемой для Украины?

— Я думаю, что это не только украинский случай. Аналогичные ситуации с меньшинствами, которые говорят на своем языке, есть в Швейцарии, Польше, Германии, Франции. Тут проблема долговременная, которая решается не с помощью какой-то там силы или заявлений. Если жители венгерских сел Закарпатья хотят делать какую-то карьеру, перебираться в города, а не просто находиться на территории своего меньшинства, то им так или иначе надо изучать украинский язык. Так что в этом случае им надо помогать.

Другой вопрос, что это надо делать очень аккуратно, соблюдая права меньшинств и не пытаясь их насильственно украинизировать. Нужно создать им возможности и удобства для того, чтобы они украинизировались. Это вполне естественный процесс — украинский язык крупнее, чем венгерский. И вопрос просто во времени и терпении.

Нация в современном понимании — это вовсе не обязательно какое-то этническое единство, что в современном мире бывает чрезвычайно редко. Нация — это государственное объединение, функция государства. Украинская нация включает в себя людей с разными языками. Но, чтобы адаптироваться в рамках украинской нации, меньшинствам удобно, зная свой язык и сохраняя свои традиции, изучать язык того государства, в котором они находятся. Иначе они себя обрекают на некоторую замкнутость и изоляцию. Кому-то это нравится. И общая тенденция мирового развития ведет к тому, что трудно делать карьеру и реализовывать себя, не понимая государственного языка.

Точно так же в России. Возьмем, к примеру, татарский язык. Для того, чтобы достичь каких-то результатов в общероссийском масштабе, надо изучать русский. И они это прекрасно понимают. Здесь, как я уже говорил, вопрос технический и растянутый во времени.

На самом деле, здесь нет ничего страшного. Эта проблема решается, просто у нас опыта маловато. У нас обычно насильственно людей заставляют учить язык. К примеру, политика русификации, политика полонизации, политика защиты языка в Латвии и так далее. Тут важно создать ясное ощущение, что тебе выгодно знать этот язык, что ты заинтересован в знании этого языка, тогда все само по себе решается. В тех же Штатах есть меньшинства, исчисляемые миллионами — люди испаноязычные, франкоязычные, которые прекрасно себя чувствуют в качестве граждан Америки.

— Вернемся к теме Крыма. Как Вы считаете, выгодно ли России заявление президента Чехии?

— Конечно, в пропагандистском пространстве будут говорить, что Чехия приняла эту точку зрения. Мол, дальше этот процесс будет нарастать. Но это вовсе не факт.

Тут надо понимать, что вот так вот вернуть Крым в ближайшем будущем и в среднесрочной перспективе нет никаких технических возможностей. Запад не захочет решать этот вопрос силой. И Украина не сможет.

Но дело в том, что в современном мире территории — это не то, что увеличивает мощь и экономическую влиятельность страны, а, наоборот — то, что нуждается в инвестициях. Например, Крым является очень серьезным потребителем для федерального бюджета, соответственно, средства не доплачивают другим регионам России. Крым стоит примерно 125 миллиардов рублей в год (более 60 млрд грн — «Апостроф»). Если бы в России были только эти расходы, то было бы не страшно, учитывая большой объем экономики. Но поскольку кроме Крыма надо платить за Донбасс, Сирию, Абхазию и другие вещи, то эта череда «присоединенных» территорий оказывается не поплавками, которые позволяют экономике держаться на поверхности, а наоборот, небольшими, но достаточно весомыми камушками, которые замедляют движение всей экономики. Поэтому, я думаю, в долгосрочной перспективе Россия обречена на отставание от более мелких по площади, но зато более интенсивно организованных экономических пространств.

Например, сейчас в России, если брать номинальный ВВП в долларах, это 1,4 триллиона долларов в год. По ВВП Россия сравнялась с такой страной как Южная Корея, где примерно, в три раза меньше население, не говоря уже о площади. Россия значительно отстает от Японии, у которой территория меньше, чем одна Архангельская область. Так вот — Россия вынуждена размазывать ресурсы на очень большую территорию, в то время как Япония и Южная Корея концентрируют эти ресурсы. Поэтому Россия и проигрывает в экономическом соревновании. И тенденция опускания России в мировом рейтинге по номинальному ВВП продолжается, потому что экономический рост РФ медленнее, чем среднемировой, не говоря уже о глобальных лидерах.

Возьмем Китай. Он своих территорий старается не отдавать, но и на чужие пока всерьез не замахивается. Таким образом, он имеет то преимущество, что все ресурсы может концентрировать на своей территории. А экспансия (захват новых территорий), тем более связанная с санкциями, с потерями для международного престижа — это слишком дорогое удовольствие, которое выворачивается наизнанку.

Если в XIX веке присоединение территорий означало укрепление государства, потому что там новые рекруты, новые театры военных действий, то сейчас, в XXI веке, когда на повестке дня интенсификация территорий — это, скорее, стратегический минус, чем стратегический плюс.

— Что же тогда поможет Украине вернуть полуостров? Какие факторы поспособствуют тому, что Россия откажется от захваченной территории?

— Крым — это очередная черная дыра, очередной дотационный регион. Сейчас пропагандистский выигрыш налицо — все Путину аплодируют, что «Крымнаш» и так далее. Но в долгосрочной перспективе это еще один довольно весомый камень на шею российской экономике. Так что особенно радоваться нечему.

Эта политика влияет на то, что Россия понемножку теряет свое экономическое влияние. Оно уже и сейчас меньше 2 процентов мирового ВВП (у царской России было 7 процентов), меньше 2 процентов глобального населения, территории из-за дефицита средств отстают и деградируют, люди оттуда уезжают, соответственно, происходит депопуляция. Так что в долгосрочной перспективе Россия проигрывает от этой политики, но с этим же никто в РФ не согласится. Все живут ценностями XIX и начала XX века, когда Германия пыталась «прирезать» себе территории, Российская империя пыталась и другие.

Это вчерашний день и с точки зрения России — это большая ошибка. Америка же к себе никого не присоединяет, да и Германия тоже. В основном идет противоположная тенденция — территории скорее дробятся.

Мы же видим, что в стратегическом плане путинская политика приводит скорее к проигрышу, потому что 25 лет назад патриотическая общественность говорила о Приднестровье как о форпосте России в Европе. А прошло 25 лет, и Приднестровье — это черная дыра, которая висит на экономике России. При этом Приднестровье оказалось в блокаде со стороны двух недружественных России государств — Украины и Молдовы. Нам же рассказывали про «Новороссию», коридор для Приднестровья, «присоединение» Одесской, Харьковской и других областей. Но все это вывернулось наизнанку — теперь Приднестровье на Донбассе, а Россия получает Приднестровье 2.0, но с населением в 10 раз больше. И зона геополитического влияния России де-факто сокращается, что бы ни говорили пропагандисты. Соответственно, падают международная роль, экономическая роль и политическая влиятельность России.

Конечно, в пропагандистском пространстве это все представляется иначе, но пропаганда — это одно, а действительность — другое.

Так что если говорить про Крым, то я думаю, что по мере того, как будут ослабевать международные позиции России, так и люди в Крыму будут жить хуже. Достаточно сравнить Приднестровье с Молдовой. На территории Приднестровья численность населения сократилась в два раза. То же самое с Донбассом.

В то же время, к примеру, в Одесской, Харьковской, Днепропетровской областях русским людям, объективно говоря, живется лучше. Хотя бы потому, что их не обстреливают, у них есть возможность развиваться. И если выбирать русским людям, где жить, то, конечно, лучше жить в Харькове, чем в Донецке сейчас. Но наша пропаганда не хочет видеть эту очевидность. И население, которое смотрит телевизор, тоже не хочет этого понимать. Но это действительность, которая существует независимо от пропагандистского пространства.

Поэтому Россия будет ослабевать, проигрывая другим странам экономическое, культурное, демографическое соревнования и так далее.

Я думаю, несколько лет, а может, и десятилетие пройдет, Россия опять ощутит себя в тупике, и вполне может быть, что наступит очередной цикл распада. И тут уже совершенно нельзя предсказать, что будет с Крымом. Но должны пройти годы, чтобы большинство поняло, что это ошибка. Сейчас всего 15 процентов российского населения говорят, что Крым — это ошибка. Вот, собственно, и вся логика.

Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355558 Дмитрий Орешкин


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355526 Иво Даалдэр

Как нужно реагировать на возрождение военной мощи России

Не все спокойно на восточном фронте.

Иво Даалдер (Ivo H. Daalder), Foreign Affairs, США

По мнению многих наблюдателей, наибольший вред американским интересам за последние несколько лет Россия нанесла, вмешавшись в ход президентских выборов 2016 года. Хотя нет никаких сомнений в том, что вмешательство Москвы в американские выборы вызывает глубокую тревогу, оно является лишь одним аспектом той угрозы, которую представляет собой Россия. Под руководством Владимира Путина Россия систематически бросает вызов Западу. Ее цель заключается в том, чтобы ослабить связи между Европой и США, а также между странами — членами Евросоюза, подорвать солидарность альянса НАТО и укрепить стратегические позиции России в ближнем зарубежье и за его пределами.

Путин хочет вернуть Россию в центр глобальной политики, оспорив первенство, которое было закреплено за США с момента окончания холодной войны. Путин провел масштабную модернизацию своих вооруженных сил, чтобы напугать соседей и ослабить НАТО, и он открыто прибегнул к военной силе, чтобы изменить ситуацию на местах, причем не только в том регионе, который Москва считает своей «сферой привилегированных интересов» и который включает в себя все бывшие советские республики, но и в более удаленных регионах, включая Ближний Восток, где у американской армии долгое время была полная свобода действий.

В течение некоторого времени «Кремль фактически действует в военном режиме», как отмечает российский политолог Дмитрий Тренин, а Путин ведет себя как военный лидер. Ответ Вашингтона на этот вызов должен быть настолько же решительным и жестким. Во-первых, сейчас крайне важно сохранить единство трансатлантического альянса, поскольку разногласия между США и Европой и внутри Европы ослабляют способность НАТО реагировать на провокации России и предоставляют Москве возможности расширять влияние. Альянс отреагировал на вызов со стороны России увеличением своего военного присутствия в странах Восточной Европы и Прибалтики, и Россия пока еще не угрожала территориальной целостности членов НАТО.

Однако альянс должен сделать гораздо больше для того, чтобы укрепить потенциал сдерживания, отправив Кремлю четкий сигнал, что он не потерпит новых проявлений агрессии или экспансионизма. В то же время политикам необходимо помнить, что США не ведут войну с Россией и что у Вашингтона нет никаких причин переходить на военные рельсы, даже если Москва это уже сделала. Диалог и открытые каналы связи остаются ключевым условием предотвращения непонимания и просчетов, способных спровоцировать войну, которая никому не нужна.

Старые привычки трудно изменить

После окончания холодной войны стратегические цели Америки, Европы и России совпадали в том смысле, что все они стремились ускорить экономическую и политическую трансформацию Восточной Европы и России, а также создать интегрированную Европу, где будут царить единство, свобода и мир. Военная конфронтация, которая в течение 40 лет определяла характер международных отношений, быстро и мирно исчезла вместе с ликвидацией Варшавского договора, выводом советских войск из Восточной Европы и началом переговоров по соглашениям о контроле над вооружениями. Освободившись от необходимости следовать стратегической логике холодной войны, правительства сосредоточили всю свою энергию на преобразовании командных экономик Восточной Европы, их превращение в дееспособные рыночные демократии, а также на выполнении задачи по объединению континента.

В России начала 1990-х годов экономическая «шоковая терапия» позволила быстро ликвидировать контролируемую государством экономику советской эпохи, однако она не смогла принести стране процветание. Российский финансовый кризис 1998 года нанес мощный удар по населению — включая стремительный рост цен на базовые товары, спровоцированный резким падением курса рубля — и подготовил почву для появления нового поколения лидеров, которые поставили во главу угла стабильность и порядок в ущерб экономической и политической либерализации. В самом конце этого десятилетия дезорганизованная российская общественность с радостью приняла нового сильного лидера.

Путин, который прежде работал в российских службах безопасности, занял пост президента в 1999 году, пообещав положить конец хаосу и вернуть стабильность. Укрепив контроль над государственным бюрократическим аппаратом, он сумел выполнить свое обещание. Поскольку рост цен на нефть и газ позволил пополнить государственную казну, он также сумел повысить уровень жизни рядовых россиян. В тот период времени правительство было сосредоточено скорее на восстановлении России, а не на внешней политике, хотя Путин демонстрировал желание теснее сотрудничать с США, особенно когда речь заходила об общих угрозах, таких как терроризм.

Однако по мере роста благосостояния России и ее уверенности в своих силах, Кремль стал все больше беспокоиться по поводу того, что он считал вмешательством Запада в его сферу влияния: несколько стран Центральной и Восточной Европы, включая три прибалтийских государства, вступили в НАТО и Евросоюз. Путин был крайне недоволен тем, что он считал усилением влияния и высокомерия Вашингтона, особенно после вторжения США в Ирак в 2003 году, и постепенно он отказался от мысли о поисках общего языка с Западом.

Первые признаки изменения подхода Путина к отношениям с Западом прозвучали в его речи, с которой он выступил на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности в 2007 году. Он раскритиковал расширение НАТО, обвинил США в пренебрежительном отношении к суверенитету других стран и в стремлении создать однополярный мир. С точки зрения Путина, Вашингтон претендовал ни много ни мало на мировое господство: «Это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена».

И изменилась не только риторика Путина. В том же году Россия воспользовалась внутренними разногласиями между этническими русскими и эстонцами, чтобы провести кибератаку на правительство, СМИ и банковскую систему Эстонии. В следующем году мир стал свидетелем первой открытой военной демонстрации нового направления внешней политики Москвы: война России с Грузией, начатая под предлогом необходимости защитить независимость двух сепаратистских регионов, на самом деле должна была послужить четким сигналом того, что Россия готова принять жесткие меры, чтобы помешать Грузии сблизиться с Западом.

Комбинации Путина

Хотя Москва достигла поставленных целей в войне с Грузией, этот конфликт наглядно продемонстрировал все слабые места российских вооруженных сил, в том числе несовершенство системы командования и управления, острую нехватку военной подготовки и существенные недостатки военной техники. Около 60-70% российских танков и бронемашин вышли из строя в течение тех пяти дней, пока шла война, и, хотя в том году военные расходы России на душу населения на 56% превышали военные расходы Грузии, тяжелая военная техника Тбилиси оказалась намного более современной и продвинутой по сравнению с техникой Москвы.

Разумеется, Москва заметила все эти недостатки, и Кремль немедленно начал масштабную военную реформу и реализацию программы модернизации. С 2007 по 2016 год ежегодные расходы России на оборону выросли почти в два раза, достигнув уровня в 70 миллиардов долларов — по этому показателю Россия заняла третье место в мире (после США и Китая). В 2016 году российский военный бюджет составил 5,3% от ВВП: это самый высокий процент с момента обретения Россией независимости в 1990 году и самый высокий процент среди крупнейших экономик мира. В 2011 году Москва объявила о начале реализации 10-летней программы модернизации, включавшей в себя закупки нового военного оборудования на сумму в 360 миллиардов долларов. В то же время в российских вооруженных силах начался процесс реструктуризации и пересмотра программ подготовки.

Результаты этих улучшений проявили себя на Украине спустя шесть лет после войны с Грузией. Пока в Киеве бушевали политические волнения, причиной которых стало сближение Украины с Евросоюзом, Путин, который однажды в беседе с президентом Джорджем Бушем сказал, что Украина даже не государство, и заявил, что в 1954 году Советский Союз передал Украине Крым в качестве «подарка», ответил вторжением и аннексией Крыма. Москва, которой оказалось мало контроля над стратегически важным полуостровом, разожгла сепаратистский бунт в восточных Донецкой и Луганской областях, где живет преимущественно русскоязычное население и находятся крупные промышленные предприятия. Россия отправила в эти районы военное оборудование, советников и в конце концов несколько тысяч военных, чтобы помешать Украине сохранить контроль над ее собственными территориями.

Вооруженное вторжение на восток Украины было воплощением привычной для Путина комбинации, в то время как крымская операция представляла собой качественно новый способ добиться поставленной цели. Крым не просто подвергся вторжению: он был аннексирован и включен в состав Российской Федерации после проведения незаконного референдума, результаты которого были сфальсифицированы. Путин хотел забрать обратно «подарок» Москвы, несмотря на то, что Россия обещала уважать территориальную целостность всех бывших советских республик после распада СССР в 1991 году и подтвердила свое обязательство в имеющем обязательную силу меморандуме, подписанном также Украиной, США и Соединенным Королевством в 1994 году. Впервые в послевоенной истории Европы одна страна, применив силу, аннексировала часть территорий другой страны.

Операция в Крыму также продемонстрировала совершенно новую форму мастерства российских вооруженных сил. Тайно переброшенные туда силы особого назначения захватили ключевые органы украинского государства. Сложные кибероперации и нескончаемый поток дезинформации отвлекали внимание от того, чтобы там происходило на самом деле. А скорость той операции была настолько высокой, что все закончилось еще до того, как Украина или западное сообщество смогли выработать эффективный ответ. Бойцы российских сил специального назначения, одетые в зеленую форму без опознавательных знаков, внезапно появились в ключевых точках по всему Крыму и быстро захватили контроль над полуостровом.

Одновременно с этим проводилась масштабная пропагандистская операция, направленная на то, чтобы скрыть следы Москвы и убедить всех в том, что «зеленые человечки» — это местные оппозиционные силы, которые выполняют волю местного населения, отвергая политические перемены в Киеве и стремясь воссоединить полуостров и Россию. Коротко говоря, это не было традиционным военным вторжением: это была гибридная война, чьи цели были достигнуты еще до того, как противник понял, что происходит. Та операция стала проявлением совершенно новой угрозы, к которой ни Украина, ни НАТО не были готовы.

Москва объяснила вторжение и аннексию Крыма при помощи аргументов, основанных на новой форме российского национализма. С самого начала конфликта Путин заявлял о том, что Крым по праву принадлежит России и что Москва имеет полное право забрать его. Более того, Москва настаивала на том, что ей пришлось пойти на такой шаг, потому что русскоязычное население Украины стало подвергаться нападкам со стороны агрессивной толпы «националистов, неонацистов, русофобов и антисемитов», которые совершили государственный переворот в Киеве. Позже Путин зашел еще дальше, провозгласив новую доктрину, подразумевающую защиту этнических русских во всех странах.

«Хочу, чтобы все понимали: наша страна будет и впредь энергично отстаивать права русских, наших соотечественников за рубежом, использовать для этого весь арсенал имеющихся средств». И Путин говорил не только о российских гражданах и не только об этнических русских, заявляя об абсолютном праве России защищать их во всех странах мира. «Я имею в виду людей, которые ощущают, чувствуют себя частью так называемого широкого русского мира, не обязательно этнически русские люди, но те, кто считают себя русским человеком». Многим эти слова Путина напомнили заявления, сделанные в 1930-х годах, о том, что Германия имеет право — и обязана — защищать немцев в других странах, таких как Австрия Чехословакия и Польша.

Игры без границ

Вторжение России на Украину и продолжающиеся там бои нанесли тяжелый удар по этой стране. Согласно данным Верховного комиссара ООН по делам беженцев, с середины 2014 года почти 10 тысяч человек погибли, почти 25 тысяч получили ранения, и около 1,6 миллиона украинцев превратились в вынужденных переселенцев. Однако вторжение на Украину — это только одна сторона расширения военного влияния России, которое простирается от Арктики до Средиземноморья.

Наращивание российского военного потенциала имеет большое стратегическое значение. На Дальнем Востоке Россия вновь открыла свои военные базы вблизи Северного Ледовитого океана, заняв позиции военного господства в регионе, где мирное сотрудничество между арктическими державами уже давно стало нормой. Оттуда Россия занялась укреплением и модернизацией военного присутствия на своих западных территориях, которые простираются от границы с Норвегией на севере до границы с Украиной на юге.

Москва также усилила военное присутствие в Калининградской области, которая является российским анклавом, расположенным между Литвой и Польшей, и самым милитаризованным участком европейских территорий. В настоящее время в Калининграде находятся 300 тысяч хорошо подготовленных военных, имеющих в своем распоряжении современные танки, бронемашины и ракетные батареи, в том числе ракетный комплекс ближнего действия, способный нести ядерный заряд, что в целом представляет собой серьезную военную угрозу для Польши и трех прибалтийских государств.

Такой же процесс наращивания военного потенциала был проведен и на юге. После начала войны на Украине Россия отправила дополнительные бригады к украинской границе и объявила о создании трех новых дивизий, которые будут развернуты «в юго-западном стратегическом направлении» — другими словами, у границы Украины. Помимо 30 тысяч военнослужащих, Москва отправила в Крым 30 боевых кораблей, пять подводных лодок, более 100 боевых самолетов и более 50 боевых вертолетов, а также противокорабельные и противовоздушные ракетные и радиолокационные системы, что дало России возможность занять господствующие позиции в Черном море. Она также отправила несколько тысяч военнослужащих в оккупированные районы на востоке Украины, в Грузии и Молдавии, а также около 5,5 тысячи военнослужащих в Армению для поддержки претензий армянского правительства на спорный Нагорный Карабах.

Наконец, Россия увеличила свое военное присутствие в воздухе и на море в Сирии, чтобы поддержать режим президента Башара Асада, и таким образом фактически положила конец бесспорному контролю НАТО над восточной частью Средиземноморья — стратегически важным районом, включающим в себя Суэцкий канал. Хотя многие аналитики обеспокоены той угрозой, которую Россия может представлять для прибалтийских государств, гораздо более серьезные изменения произошли именно в Средиземноморье, где сейчас находятся российские корабли, оснащенные ракетами, способными нанести удар по Европе.

Увеличение военного присутствия России сопровождалось ростом ее военной активности. Этот процесс начался с вторжения России на Украину, но этим он не ограничился. В Сирии Россия увеличила темпы военных операций в поддержку режима Асада и применила ракеты дальнего действия, которые были запущены с кораблей, стоявших в Каспийском и Средиземном морях. Ее бомбардировщики и истребители выполняли боевые задания в непосредственной близости или даже внутри воздушного пространства стран-членов НАТО и других европейских государств. Она отправила свои атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами, из северных портов в Атлантический океан. И она совершала зачастую опасные маневры в воздухе и в море, включая облеты военных кораблей и самолетов НАТО, полеты военных самолетов с выключенными передатчиками и отказ следить за каналами экстренной связи.

Между тем российские вооруженные силы существенно увеличили масштабы и частотность военных учений, некоторые из которых она проводила без предварительного уведомления. В 2014 году за несколько дней до вторжения на Украину для проведения внезапных учений Россия перебросила к российско-украинской границе 150 тысяч военнослужащих. В сентябре 2017 года Москва провела учения «Запад» с участием около 100 тысяч военнослужащих, которые проходили на западе России, в Калининграде и Белоруссии, и в которых Россия задействовала такое количество грузовых платформ, какого хватило бы для переброски 4 тысяч танков и бронемашин.

Кроме того, Россия проводит модернизацию всей ядерной триады, создавая новые ракеты дальнего действия, подлодки и бомбардировщики, чтобы ее ядерный потенциал как минимум не уступал арсеналу США.

Тревожные звонки

Наращивание российского военного потенциала и укрепление ее позиций придали Москве уверенность в своих силах — ощущение, что Россия снова имеет серьезный вес на международной арене и что мир больше не может ее игнорировать. В глазах Кремля Россия снова стала глобальной сверхдержавой, и поэтому она может вести себя как глобальная сверхдержава. Неудивительно, что наращивание военного потенциала вызвало беспокойство в Пентагоне. Председатель Объединенного командования начальников штабов генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford) оценил поведение России как вызывающее серьезную тревогу и заявил в 2015 году, что «Россия представляет собой главную угрозу нашей национальной безопасности».

Как США и их европейские союзники должны реагировать на эту угрозу? Пока совместный ответ НАТО был довольно впечатляющим. Однако Вашингтон и другие члены НАТО должны приложить больше усилий для борьбы с той угрозой, которую Россия представляет для безопасности и стабильности Европы и других регионов.

В течение многих лет члены НАТО не могли прийти к единому мнению в вопросе отношений с Россией: некоторые из них (Германия, Франция и Италия) настаивали на том, что альянсу необходимо наладить с Москвой отношения стратегического партнерства, тогда как другие его члены (Польша, страны Балтии) предупреждали о том, что Россия — это угроза. Вторжение России на Украину во многом поставило точку в этих внутренних спорах, и НАТО предприняла шаги, которые должны были наглядно продемонстрировать готовность альянса защищать своих членов от возможной атаки России.

Альянс создал новую объединенную оперативную группу численностью в 5 тысяч военнослужащих, которую можно будет развернуть в течение 48-72 часов, отправил четыре многонациональных батальона в Польшу и прибалтийские государства, а также создал командные штабы во всех восточноевропейских странах, входящих в его состав, включая штабы в Польше и Румынии. Кроме того, альянс увеличил число военных учений в Центральной и Восточной Европе, вложил средства в усовершенствование инфраструктуры, чтобы подкрепления могли быстрее прибывать к месту назначения, и увеличил военное присутствие в Балтийском и Черном морях.

Будучи самым сильным и самым важным членом НАТО, США взяли на себя роль лидера во многих из этих инициатив. Американцы возглавляют новый батальон в Польше, и они создали дополнительную бригаду, которая отправляется в Европу из США на ротационной основе. С этого года США также начнут перебрасывать танки и тяжелое оружие, чтобы укрепить восточные территории НАТО. Ежегодные расходы на обеспечение европейской безопасности увеличились с 1 миллиарда долларов два года назад до почти 5 миллиардов долларов в следующем финансовом году. Вместе все эти меры представляют собой самое масштабное укрепление коллективного оборонного потенциала НАТО с момента окончания холодной войны. Но этого недостаточно.

Те шаги, которые страны — члены НАТО предпринимали с 2014 года для укрепления своего оборонного потенциала, помогли предотвратить ослабление общего потенциала альянса, однако его реакция оказалась слишком медленной и слишком ограниченной. Эти шаги необходимо подкреплять реальными улучшениями в общем потенциале вооруженных сил НАТО, а также значительными инвестициями в наземную, воздушную и военно-морскую инфраструктуру, что будет способствовать стремительному укреплению восточноевропейских членов НАТО.

К сожалению, за последние 10 лет большинство европейских стран сократили расходы на оборону: они тратили недостаточно средств даже на поддержание своих вооруженных сил, не говоря уже об их укреплении. Между тем США, которым пришлось отвлечься на конфликты в Афганистане и на Ближнем Востоке, постепенно сокращали свое военное присутствие в Европе.

После вторжения России на Украину лидеры стран НАТО наконец договорились отказаться от идеи сокращения военных расходов, и все члены пообещали увеличить расходы на оборону до 2% от ВВП к 2024 году. Эту цель вряд ли можно назвать чрезвычайно обременительной: на самом деле она является довольно скромной. В 2000 году, спустя 10 лет после окончания холодной войны, европейские члены НАТО тратили на оборону 2% своего совокупного ВВП. К 2014 году этот показатель снизился до 1,45%. Учитывая масштабы угрозы и острую необходимость продемонстрировать готовность всех членов совместными усилиями защищать территории НАТО, альянс должен действовать быстро и заставить всех своих членов достичь цели в 2% от ВВП уже к 2020 году.

Она больше не является устаревшей

В прошлом году, через 10 лет после речи Путина на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, на которой президент России раскритиковал НАТО и США, на этот подиум вернулся премьер-министр России Дмитрий Медведев, чтобы пожаловаться на то, что мы скатились в новую холодную войну. Однако нынешняя конфронтация существенным образом отличается от настоящей холодной войны, которая представляла собой идеологическое столкновение, затронувшее все уголки мира. Тогда по обе стороны железного занавеса были развернуты огромные армии, тысячи ядерных боеголовок были готовы к запуску в любой момент, а опосредованные войны между двумя главными противниками велись в Африке, Азии и Латинской Америке. Сегодняшняя конфронтация лишена интенсивности, масштабов и идеологического компонента, которые были характерны для прежней холодной войны.

Более того, самой серьезной угрозой сегодня является не сознательно начатая война, как это было тогда, а вероятность просчетов. Тревогу вызывает то, что Россия может не поверить, что НАТО действительно готова прийти на помощь своим самым уязвимым членам. Именно поэтому сейчас твердые обещания и заверения в готовности прийти на помощь со стороны всех членов НАТО, а не только США, имеют такое большое значение.

Совершенствование военного потенциала и увеличение передового присутствия сил НАТО являются важными сигналами решимости, но их необходимо подкреплять словами, которые не оставят у России никаких сомнений в том, что альянс готов применить силу в случае атаки на одного из его членов. Именно поэтому так важно, чтобы президент США Дональд Трамп публично признал приоритетность Статьи 5 о коллективной обороне, что он и сделал в апреле, когда отметил, что НАТО «больше не является устаревшей организацей». Тем самым он опроверг свое более раннее заявление: в июне на пресс-конференции Трамп заявил, что НАТО выполнят свои обязательства в соответствии со Статьей 5.

Еще один возможный просчет может стать следствием неспособности США или России понять истинные мотивы и намерения противоположной стороны. Сомнения подпитываются проведением внезапных учений вблизи границ с участием большого числа военнослужащих, отсутствие прозрачности по вопросу военных развертываний и опасных военных маневров, которые очень похожи на атаки и которые угрожают безопасности сил противника. В период роста напряженности подобные действия усиливают атмосферу неопределенности и повышают вероятность случайных столкновений и эскалации.

Какими бы ни были разногласия между Россией, США и НАТО, у всех них есть один общий интерес, а именно стремление избежать масштабной войны, которая никому не нужна. Важнейшим приоритетом сейчас является налаживание непосредственного диалога на политическом и военном уровнях. Совет Россия — НАТО, созданный в более благополучные времена, но до сих пор являющийся тем органом, который позволяет собирать представителей России и 29 членов НАТО под одной крышей, отлично подходит для решения этой задачи: он способен помочь выработать нормы и процедуры, которые уменьшат вероятность конфронтации.

Рост политической напряженности отодвинул Совет на второй план, превратив его в место, где гораздо чаще разгораются споры и разногласия, чем ведутся поиски точек соприкосновения. Однако он все равно представляет собой форум для обсуждения способов повышения прозрачности, формирования доверия и сохранения диалога даже в моменты кризисов — все это необходимо для предотвращения просчетов и эскалации.

Сегодня Россия представляет собой такую угрозу, подобной которой США и их союзники не видели с момента окончания холодной войны. С этой угрозой США и их европейские союзники могут справиться, только сохранив единство и укрепив свой оборонный потенциал. Если они не смогут объединиться и увеличить оборонный потенциал НАТО, стабильность и безопасность Европы в будущем вполне может оказаться под угрозой.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355526 Иво Даалдэр


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен

Чтобы достичь мира на Украине, нужен метод «кнута и пряника»

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), The Globe And Mail, Канада

Я только что вернулся с линии соприкосновения сил, отделяющей свободную Украину от оккупированных Россией частей донбасского региона. По моему мнению, Европа, Канада и Соединенные Штаты сейчас могут найти политическое решение, которое прекратит эту войну. Для этого необходимо, во-первых, начать поставлять украинским военным оборонительное снаряжение, а во-вторых, направить в Донбасс полноценную миротворческую миссию ООН. Вопрос в том, хватит ли трансатлантическим союзникам решимости, чтобы урегулировать этот конфликт, кровоточащий в самом сердце западного мира, или робость заставит их упустить представившийся шанс.

Возможность направить в Донбасс миротворческую миссию создал в прошлом месяце ни кто иной, как российский президент Владимир Путин, представив собственное предложение на эту тему. Конечно, предложенный Москвой проект резолюции Совета безопасности оказался типичным путинским блефом, противоречащим множеству принципов ООН, и не может быть принят в нынешней форме. Однако вместо того, чтобы с ходу его отвергать, Западу следует поймать Россию на слове и превратить очередную ее ловушку в шаг к миру. Для этого можно использовать принцип кнута и пряника.

Кнутом могут стать поставки Украине оборонительного снаряжения. Когда я встречался с украинскими офицерами и солдатами на линии соприкосновения сил недалеко от Донецка, я спросил их, что может помочь им лучше защищать себя и мирное население. Они ясно ответили, что им нужны не боеприпасы, а оборонительное снаряжение — очки ночного видения, средства радиоэлектронного подавления, а также радары для определения огневых позиций противника. Президент США Дональд Трамп сейчас рассматривает предложение о поставках всего этого Киеву. Россия отреагировала на эту перспективу множеством угроз. Многие, особенно в Европе, боятся, что такой шаг будет способствовать эскалации конфликта, однако, так как речь идет именно об оборонительном снаряжении, реакция Москвы может выглядеть оправданной, только если Россия намерена атаковать украинские силы.

Поставки оборонительных систем никоим образом не противоречат отправке миротворческой миссии. Запад, вводя санкции и обучая украинских военных, уже заметно увеличил для г-на Путина издержки агрессии. Судя по тому, как он прощупывает почву в ООН, он сделал из этого определенные выводы. Однако неискренность его инициатив показывает, что переломный момент еще не достигнут. Дополнительные меры должны усилить этот эффект и заставить Москву переосмыслить происходящее. Однако одного увеличения издержек явно недостаточно. Мы также должны предоставить г-ну Путину возможность выйти из войны, которую он начал, сохранив лицо. С учетом того, что он уже доказал свою неспособность соблюдать соглашение о перемирии, отправка в зону конфликта полноценных международных миротворческих сил — это единственный вариант.

Президент Украины Петр Порошенко с 2015 года призывал организовать такую миссию, однако он столкнулся с перспективой российского вето в Нью-Йорке и со скептицизмом со стороны европейских союзников. Также существуют опасения, что присутствие ООН только заморозит конфликт — причем за счет международного сообщества. Однако Совет безопасности может избежать этого, проведя красные черты: во-первых, миссия должна будет охватывать всю территорию до российско-украинской границы, чтобы линия соприкосновения сил не превратилась в новую фактическую границу, а во-вторых, она должна будет защищать население и инфраструктуру, а не только работающих в регионе международных наблюдателей.

Давайте не будем забывать, насколько высоки ставки связанные с этой войной, о которой многие предпочитают не вспоминать. В Донбассе в страхе живут почти три миллиона украинцев. Еще 1,5 миллиона бежали в другие регионы Украины. Сотни деревень либо оказались в серой зоне между двумя сторонами, либо получают воду и электроэнергию с оккупированных территорий. В Донбассе разворачивается гуманитарная катастрофа. Скажем, около тех мест, которые я посетил, находится отстойник с ядовитыми отходами. Он нуждается в ремонте, однако российские ставленники не собираются гарантировать рабочим безопасность. Если он разрушится, 80% питьевой воды в регионе будет отравлено.

Некоторые утверждают, что даже самая мощная миротворческая группировка ООН не сможет справиться с российскими бойцами и российской военной техникой. Однако они исходят из неправильных предпосылок. Согласившись на введение миротворческих сил, Москва должна будет также согласиться на деэскалацию конфликта. Вывод с оккупированной территории российских солдат и техники — предварительное условие для этого. А контроль миротворцев над пограничными переходами дополнительно гарантирует прекращение беспрепятственного притока из России вооружений и живой силы.

Если Россия выведет свои войска и восстановит суверенитет Украины, мы сможем предложить ей главный пряник — смягчение санкций. Разумеется, это нельзя делать на поэтапной основе. Полная отмена санкций возможна только после того, как Россия исполнит все свои обязательства. И хотя создать миротворческие силы будет непросто, со стороны Вашингтона, Оттавы и европейских страниц будет крайне неразумно, если они позволят своему скептическому настрою помешать этим попыткам.

Администрация г-на Трампа уже признала, что дорога к улучшению отношений с Россией пролегает через Украину. Европейцам также пора это признать. Канада может сыграть ключевую роль в трансатлантическом сотрудничестве по этому вопросу. Никто не обманывает себя насчет намерений г-на Путина, однако в настоящий момент решительные действия могут подготовить почву для урегулирования одного из самых кровопролитных конфликтов в Европе.

Андерс Фог Расмуссен — глава консалтинговой компании Rasmussen Global, бывший генеральный секретарь НАТО и бывший премьер-министр Дании.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 октября 2017 > № 2369340 Павел Павлов

Техника правопорядка.

17 октября в Москве откроется очередная, 21-я по счёту, международная выставка средств обеспечения безопасности государства «Интерполитех-2017». О том, какие технические новинки там будут представлены, в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» мы поговорили с заместителем начальника Учебно-методического центра Научно-производственного объединения МВД России подполковником внутренней службы Павлом ПАВЛОВЫМ.

- Павел Иванович, какова основная цель открывающегося форума? Что представят посетителям?

- Международная выставка «Интерполитех» является местом встречи крупнейших отечественных и зарубежных производителей в сфере обеспечения безопасности, а также площадкой, на которой выставляются самые современные образцы спецтехники, разрабатываемые в интересах силовых структур.

Выставка будет объединять в себе экспозиционную, научно-деловую, демонстрационную и культурную программы. Основные разделы представлены средствами защиты сотрудников правоохранительных органов, вооружением, в том числе нелетального воздействия, а также системами связи и управления личным составом подразделений и энергообеспечения.

Учитывая, что «Интерполитех» является ежегодным крупнейшим конгрессно-выставочным мероприятием международного значения в сфере обеспечения государственной безопасности, его цель - содействие техническому оснащению подразделений правоохранительных органов и спецслужб, распространение опыта борьбы с преступностью и продвижение передовых разработок.

Организаторами выставки выступили МВД России, ФСБ России, Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации.

- Какой день форума будет наиболее насыщенным и зрелищным? Посоветуйте, когда в павильон № 75 ВДНХ лучше всего сходить с детьми?

- В этом году мы расширили экспозиционную программу, дополнив её научно-деловой и демонстрационно-культурной. Запланировали разнообразные мероприятия, в рамках которых посетители смогут услышать выступления военных оркестров, многочисленных творческих коллективов, известных артистов. А значит, интересно будет каждый день.

Традиционный демонстрационный показ новейших образцов техники в этом году будет проводиться не как обычно в городе Красноармейске, а на территории ВДНХ, в первый день работы выставки. Это мероприятие, как правило, вызывает особый интерес у гостей форума.

- Будут ли представлены какие-либо новинки, работу которых посетителям можно будет не только посмотреть, но и испытать на себе?

- В нынешнем году при содействии экспертного центра безопасности движения запланированы ежедневные занятия по БДД с учащимися начальных классов, их родителями и педагогами. Впервые на выставке будет продемонстрирован автобус-тренажёр «Школа дорожной безопасности», единственный в России учебный класс на колёсах. Он укомплектован мультимедийным оборудованием, с помощью которого можно продемонстрировать действие ремней безопасности при ДТП, при резком торможении. Кроме того, автобус оборудован необходимым наглядным материалом и видеоаппаратурой для демонстрации обучающих фильмов, а также генератором дыма для имитации задымления салона.

- А когда такой автобус-тренажёр появится в школах?

- Как я отметил, этот экспонат будет выставлен впервые. Если появится заинтересованность органов образования, я думаю, вопрос будет решён.

- Есть ли что-нибудь новое в сфере обеспечения безопасности информационного мира, сетей?

- В настоящее время этим технологиям, информационной безопасности уделяется особое внимание. С последними разработками в данной области можно будет ознакомиться на объединённом стенде МВД России.

- Вызывает ли «Интерполитех» интерес у наших зарубежных партнёров - представителей правоохранительных органов и спецслужб других государств?

- Отвечу коротко: в прошлом году выставку посетили 62 официальные делегации силовых структур иностранных государств. Уверен, и теперь зарубежных гостей будет не меньше.

- Понятно, что основную часть посетителей выставки составляют сотрудники правоохранительных органов. А обычные граждане найдут что-то интересное на «Интерполитехе»?

- Конечно, учитывая специфику мероприятия, на форум приходят главным образом представители сферы обеспечения безопасности. Но среди гостей немало простых людей, далёких от решения этих проблем и при этом проявляющих интерес к вопросам защиты государства.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 16 октября 2017 > № 2369340 Павел Павлов


Украина. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358953 Джеймс Карден

Разжигание кровопролития на Украине

В США ненавидящие Россию либералы переходят на сторону неоконсерваторов, стремящихся спровоцировать новый виток эскалации конфликта на Украине, а вероятность рационального и мирного урегулирования кризиса продолжает снижаться

Джеймс Карден (James W Carden), Consortiumnews.com, США

В январе прошлого года сенатор Джон Маккейн (John McCain) вместе со своим давним товарищем, сенатором Линдси Грэмом (Lindsey Graham), возглавил делегацию, отправившуюся на позиции украинских войск, расположенные недалеко от линии фронта на востоке Украины. В присутствии президента Украины Петра Порошенко Грэм сказал, обращаясь к солдатам: «Ваша борьба — это наша борьба… 2017 год станет годом наступления. Мы вернемся в Вашингтон и будем продвигать вопрос о противодействии России».

Маккейн пообещал солдатам: «Мы сделаем все возможное, чтобы обеспечить вас всем тем, что вам необходимо для победы».

Если проанализировать долгую карьеру этих двух республиканцев, можно прийти к выводу, что саркастическое замечание Макджорджа Банди (McGeorge Bundy) в адрес известного колумниста эпохи холодной войны Джо Олсопа (Joe Alsop) — «насколько мне известно, он еще ни разу не ездил туда, где может пролиться кровь, без того, чтобы по возвращении не призвать к еще большему кровопролитию» — вполне применимо к Маккейну и Грэму.

Действительно, принятый в сентябре Закон о национальной обороне доказывает, что Маккейн и Грэм умеют держать данное слово: согласно этому недавно принятому закону о военных ассигнованиях, Киеву на оборонные нужды будет предоставлено 500 миллионов долларов, включая «оборонительное смертельное оружие».

Эта помощь США оказалась чрезвычайно своевременной для президента Украины Перта Порошенко, чей рейтинг одобрения сейчас держится на уровне примерно 16%. В попытке исключить возможность насильственного захвата власти ультраправыми Порошенко снова начал бить в барабаны войны, обещая новый всплеск кровопролития.

В своей речи, которую Порошенко произнес в Военной академии США в Уэст-Пойнте 19 сентября, он пообещал, что «американское оружие поможет нам освободить Донбасс и вернуть украинские территории». Он также отметил, что в настоящее время Украина тратит примерно 6% ВВП на оборону и что эта цифра, добавил он, «намного превышает объемы расходов на оборону, обязательные для членов НАТО».

Несомненно, готовность Вашингтона обличать правительства, ведущие войну «против собственных народов», остается чрезвычайно избирательной и зависящей от того, кто именно убивает своих граждан и кто именно умирает. В данном случае создается впечатление, что русскоязычные украинцы просто не принимаются в расчет.

Помимо обещаний расширить масштабы войны в Донбассе Порошенко несколько раз заявлял о том, что он будет добиваться принятия Украины в НАТО. В августе, во время визита министра обороны США Джеймса Мэттиса (James Mattis) на Украину, Порошенко заявил: «Наш украинский караван идет, и дорога у нас одна — широкий евроатлантический автобан, который ведет к членству в Европейском союзе и членству в НАТО».

Нарушения прав человека на Украине

Существует целый ряд аргументов против дальнейшего расширения НАТО. В феврале 2015 года я писал: «Согласно данным организаций, которые вряд ли можно назвать дружественными Кремлю (Human Rights Watch, Amnesty International, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), нынешнее [украинское] правительство совершало военные преступления в попытках разгромить поддерживаемых Россией сепаратистов в Донбассе… Главным вопросом, стоящим перед НАТО, должен стать вопрос не о том, сможет ли НАТО сделать Украину более защищенной, а о том, сможет ли Украина сделать НАТО более защищенным. Ответ на этот вопрос очевиден».

В октябре генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил в интервью российским государственным СМИ, что НАТО не рассматривает возможность принятия Украины в свои ряды: «На повестке дня не стоит вопрос о плане действий по подготовке к членству в НАТО». Однако Столтенберг добавил — об этом он также заявил в своей речи перед украинским парламентом в июле — что, с его точки зрения, Украина «имеет право выбирать механизмы обеспечения своей безопасности», отметив также, что «в прошлом месяце мы приняли Черногорию, ставшую 29-м членом нашего альянса. Это доказывает, что двери НАТО остаются открытыми».

Таким образом, эта тема пока никуда не исчезнет.

В своем стремлении добиться вступления Украины в НАТО на фоне ухудшающихся отношений между США и Россией Порошенко упускает из виду — вполне возможно, сознательно — одну из основных причин того тяжелого положения, в котором сейчас оказались Украина и Россия. Именно небезосновательные опасения Москвы, что Украина может вступить в НАТО, стали одной из причин, спровоцировавших кризис в начале 2014 года.

За несколько недель до аннексии Крыма Россией (и примерно за месяц до начала военных действий в Донбассе) трое бывших президентов Украины (Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко) призвали новый киевский режим выйти из Харьковского соглашения 2010 года, которое давало российскому Черноморскому флоту право базироваться в Крыму (в обмен на скидки на российский природный газ).

По вполне понятным причинам этот последний шаг в совокупности с протоколами безопасности и внешней политики, закрепленными в Соглашении об ассоциации с Евросоюзом (которое Порошенко подписал в июне 2014 года), заставил российское правительство заподозрить, что НАТО готовит почву для принятия Украины в члены альянса.

Несомненно, начало жестокой и беспорядочной «антитеррористической операции» Киева против Донбасса — которая окончательно оттолкнула от нового правительства русскоязычных украинцев, проживающих в восточной части страны, — сыграло существенную роль в том, чтобы Кремль решил прийти на помощь ополченцам летом 2014 года, а затем и в следующем году под Дебальцево.

Менее опасные варианты

Одной из разумных альтернатив членству Украины в НАТО мог бы стать договор, разработанный по образцу Австрийского государственного договора 1955 года. Последний представлял собой соглашение, достигнутое четырьмя оккупирующими державами (США, СССР, Великобритания и Франция), которое предоставляло Австрии независимость при условии, согласно документам Госдепартамента, что «получившее независимость государство Австрия провозгласит нейтралитет, став буферной зоной между Востоком и Западом», то есть не станет вступать ни в НАТО, ни в организацию Варшавского договора под руководством СССР.

Чарльз Болен (Charles Bohlen), легендарный американский дипломат, который был послом США в Москве с 1953 по 1957 год, писал в своих мемуарах «Свидетель истории» (Witness To History), что, если говорить об Австрийском государственном договоре, то, с его точки зрения, «лидеры Кремля и, возможно, советское военное руководство сочли, что по-настоящему нейтральная Австрия могла оказаться для советской России более ценным приобретением, чем расколотая страна, в которой Красная армия будет оккупировать беднейшую половину».

Ситуацию в послевоенной Австрии — которую оккупировали Восток и Запад — нельзя назвать идеальной аналогией к ситуации, которая наблюдается сегодня на Украине, однако западная дипломатия может извлечь весьма ценные уроки из того, что, по мнению Болена, тогда руководило действиями Кремля.

Но вместо того, чтобы выполнять условия Минского соглашения (в соответствии с которым Донбасс остается частью Украины, но при этом получает большую автономию от Киева) или искать более разумную альтернативу решениям важнейших проблем национальной безопасности, Порошенко продолжил бить тревогу в связи с очередным — на этот раз совершенно иллюзорным — вторжением России.

В своем недавнем выступлении перед украинским парламентом Порошенко заявил, что «доказательств ее [Москвы] подготовки к наступательной войне континентального масштаба все больше».

Однако опасность, возможно, далеко не так очевидна и неизбежна, как утверждает Порошенко. Мэри Дежевски (Mary Dejevesky) из британского издания Independent написала следующее: «Альянс НАТО проводил военные учения в Черном море, а перед этим и в районе западных границ Украины. В связи с этим стоит задать вопрос о том, кто и кому угрожает».

Действительно, если бы Россия готовилась к началу масштабной войны в Восточной Европе, стала бы она сокращать свой военный бюджет на 25% до 48 миллиардов долларов, о чем Кремль недавно объявил?

Как бы трудно ни было нашим рыцарям новой холодной войны поверить в это (некоторые из них имеют довольно слабое представление о российско-американских отношениях, о которых они так часто и с таким пафосом высказываются), призывы к мирному урегулированию украинского конфликта исходят не от Вашингтона, а от Москвы и Берлина.

Тем не менее, патовая ситуация сохраняется: урегулирование украинского конфликта — посредством выполнения условий Минского соглашения, а также решения серьезных проблем безопасности всех сторон конфликта — в нынешней ситуации невозможно.

Джеймс Карден — бывший советник Госдепартамента США по России.

Украина. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358953 Джеймс Карден


Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько

НАТО нужен новый план

Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki), Nasz Dziennik, Польша

Интервью с бывшим заместителем директора Бюро национальной безопасности Польши генералом Романом Полько.

Nasz Dziennik: Россияне заявляют, что американцы вопреки предыдущими договоренностям разместили у их границ не бригаду, а дивизию. В ответ на это россияне направят в Калининградскую область дополнительные комплексы «Искандер».

Роман Полько (Roman Polko): Владимир Путин становится скучным, честно говоря, он бы мог сменить пластинку. Ложь в виде такого рода высказываний или карикатур, изображающих НАТО агрессором, который наращивает потенциал у границы с Россией на глазах невинного российского рабочего или крестьянина — это все грубые манипуляции. Такая сатира напоминает времена холодной войны, когда точно так же изображали западный империализм, а операции СССР, покорявшего очередные рубежи (например, в Германии), преподносились как исключительно мирные шаги. Я бы хотел обратить внимание, что американцы проводят совершенно прозрачную политику. Действия американской бронетанковой бригады, которая прибыла в Польшу в рамках операции Atlantic Resolve, с самого начала (то есть с момента высадки в Германии) и до этапов переброски и учений была совершенно прозрачной.

Так выглядит политика открытости, которая позволяет держать вооруженные силы под контролем. На этом фоне основанная на лжи (например, на противоречащих фактам заявлениях, будто в Польше находится американская дивизия) кагэбистская игра Путина — это та же самая риторика, которую мы слышали, когда нам рассказывали, что в Крыму и в Донбассе находятся не россияне, а «зеленые человечки». Путин демонстрирует невероятный уровень цинизма и лицемерия.

— О чем это говорит?

— В первую очередь, это показывает, что Путин — не тот партнер, с которым можно вести осмысленную дискуссию. Сложно подписывать соглашения или о чем-либо разговаривать с человеком, который обманывает, юлит, извращает факты и плетет интриги.

— На какую аудиторию ориентирована такая тактика: на внешнюю или на внутреннюю?

— В основном, на внутреннюю. Такая риторика призвана, во-первых, послужить доводом в пользу увеличения расходов на вооружения, и, во-вторых, объяснить причины экономического кризиса, который разразился, в частности, из-за западных санкций. Основная цель этих действий — поддержать процесс обновления российских вооруженных сил. Так я это понимаю.

— Так или иначе, Россия усомнилась в том, что американские войска находятся в Польше на ротационной основе. Увеличился ли в связи с этим риск российской агрессии?

— Опасения, конечно, существуют, их не может не быть, ведь за нашей восточной границей находится непредсказуемый партнер, который располагает ядерным арсеналом. Одного этого достаточно, чтобы продолжать держать руку на пульсе. Честно говоря, Россия — это для нас гораздо более опасный сосед, чем Северная Корея и режим Ким Чен Ына для Южной Кореи. Осознание этого факта порождает страх. Факты таковы, что наш восточный сосед непредсказуем, неизвестно, на какие шаги он еще пойдет. Это показали события, случившиеся совсем недавно.

Перспектива того, что Россия вторгнется в Грузию или на Украину, казалось невероятной, но это произошло. В связи с этим нам следует напоминать о действиях Путина на площадке Альянса, чтобы тот на самом деле решил нарастить свое присутствие на восточном фланге и разместить там не бригаду, а дивизию. Раз Путин утверждает, что такая дивизия там уже находится, нужно приложить все усилия к тому, чтобы она там действительно появилась. Российский президент стремится к эскалации и гонке вооружений, адекватной придуманным им самим угрозам, а в связи с этим собирается перевести дополнительные силы в Калининградскую область, но у НАТО есть сейчас потенциал, чтобы принять этот вызов. Путин должен понять, что СССР уже однажды проиграл гонку вооружений, а в итоге распался. Его действия — это провокация, он хочет проверить, отреагируем ли мы на нее.

— Как, по Вашему мнению, мы должны реагировать?

— Я считаю, что нам следует дать ответ хотя бы для того, чтобы Путин спустился с небес на землю. Это шанс продемонстрировать солидарность западных стран, ведь когда мы о ней громко заявляем (как это было, например, на саммите НАТО в Варшаве), даже российская пропаганда смягчается, становится бессильной.

— Вас пугает появление комплексов «Искандер» поблизости от нашей границы?

— Сейчас ракетные вооружения стали мобильными, это позволяет достаточно быстро перебрасывать их на большие расстояния. Честно говоря, меня одинаково пугают «Искандеры», которые находятся и вблизи польской границы, и под Москвой. Стоит, однако, отметить, что Россия не может перебросить все свои силы на запад, ведь у нее, например, есть проблемы с Китаем. Некоторые районы Сибири до сих пор имеют спорный статус, а, как мы знаем, китайцы тоже располагают опасным потенциалом и нуждаются в новых территориях. Российские интересы простираются и на другие регионы, в частности, на Ближний Восток, в связи с чем Россия не может позволить себе сконцентрировать все военные силы у восточного фланга НАТО. Если Путин решит пойти на такой шаг, это обрадует представителей разных этнических меньшинств, живущих на территории РФ: у них появится возможность нанести свой удар.

— Насколько вероятно, что Россия нарастит потенциал танковых войск и сконцентрирует их у нашей восточной границы? Может ли создаться ситуация, в которой перевес сил в этом регионе окажется на ее стороне?

— Сначала Москве нужно модернизировать свои танки. Появление новых моделей еще не говорит о том, что она располагает современным арсеналом. Судя по всему, у нее есть прототип, который находится на этапе тестирования. Во всем этом больше пропаганды и запугивания, чем фактов.

Между тем прошедшие недавно учения «Запад» показали, что россияне считают территорию Белоруссии своей собственной, а это с точки зрения нашей безопасности выглядит не очень хорошо, особенно, если Россия решит сконцентрировать там свои силы. После распада СССР сложилась выгодная для нас ситуация: угроза отодвинулась от наших границ. Теперь Украина и Белоруссия, которые служили своего рода буфером, в значительной мере находятся под контролем России, и это следует учитывать.

— Как выглядит сейчас расклад сил на линии НАТО-Россия в геополитическом плане?

— Если взглянуть на пропорции и современную специфику военных столкновений, в которых потенциал зависит не только от количества танков, но также от экономических и энергетических возможностей, наличия материальных резервов, можно сказать, что у России в открытой конфронтации с Западом, с НАТО нет шансов на победу. Более того, если европейские страны объединят свои усилия в сфере безопасности и обороны, они смогут успешно противостоять Москве даже без помощи США.

Путин это понимает, и поэтому старается посеять раздор между европейскими партнерами, разрушить их солидарность. Открытой конфронтации он, однако, избегает, предпочитая оставаться в «серой зоне». То, что мы называем гибридной войной — это как раз такая серая зона. Она позволяет Путину разными методами добиваться своих целей, в том числе, использовать войска, как мы видели и видим в Крыму и на Донбассе. Запад при этом может оставаться безучастным, поскольку по своему масштабу эти конфликты не подпадают под наше определение войны.

— Способен ли Запад в случае возникновения военного конфликта придти на помощь странам Балтии?

— Это прозвучит странно, но для таких государств, как Польша, Литва, Латвия и Эстония, лучше, чтобы разразился открытый конфликт, ведь тогда у союзников по НАТО не будет другого выхода, кроме как придти им на помощь. Гораздо более серьезную опасность представляют завуалированные операции, диверсии и дезинформация. Именно эти методы использует Путин, провоцируя конфликты внутри стран, которые входят в сферу его интересов. Позднее он получает предлог для вмешательства в суверенную политику этих государств под предлогом оказания гуманитарной помощи своим соотечественникам.

Я бы обратил внимание на слова Дональда Трампа, который призвал НАТО переосмыслить свою деятельность, сконцентрировав внимание на киберпространстве и упоминавшейся выше «серой зоне». Пятой статьи, на которой зиждился Альянс, уже недостаточно. Возможно, мы могли бы наполнить ее смыслом, начав дискуссию о ее возможных интерпретациях, особенно в сложных ситуациях, когда нужно определить, можно ли уже говорить о конфликте или еще нет.

— Кто должен инициировать такую дискуссию?

— НАТО проводит саммиты и заседания, у нас есть там свои представители, хотя, конечно, было бы лучше, если бы их стало больше. Стоит по мере возможности использовать тех людей, которые наладили в Альянсе контакты. Польша, будучи одной из самых больших стран региона Восточной и Центральной Европы, может вновь его возглавить и инициировать такого рода дискуссии, как это было при президенте Лехе Качиньском (Lech Kaczyński). Этот политик превратился в настоящего лидера во время конфликта в Грузии, а одновременно проявил себя в сфере энергетической безопасности. Когда Россия решила перекрыть нам газовый вентиль, он предпринял умелые дипломатические шаги, благодаря которым эту тему подняли на саммите НАТО.

— Пожалуй, наступил удачный момент, чтобы заняться укреплением польской безопасности, пользуясь благоприятной конъюнктурой и поддержкой со стороны президента Трампа.

— Именно так. Такая возможность есть, нужно только разработать, продумать и представить конкретный план. Следует отринуть комплексы, ведь мы уже показали собственные возможности. Сейчас мы способны сами внести вклад в обеспечение безопасности Польши и всего нашего региона. Возможно, какие-то переговоры, о которых мы не знаем, уже ведутся, ведь вся эта «кухня» секретна. Результаты мы видим: в нашей стране появились американские военные. Было бы хорошо, если бы нашим путем последовали другие европейские страны: Германия, Франция или Италия.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько


Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова

Трудности палестинского единства: что сулит Ближнему Востоку примирение ФАТХ и ХАМАС?

Ксения Светлова

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности

«Я лично сломаю шею каждому, кто будет выступать против палестинского единства», – говорил Ихья Синвар, лидер ХАМАС в Газе. Помогли его угрозы или нет, но 12 октября в Каире лидеры двух противоборствующих палестинских движений, ФАТХ и ХАМАС, в очередной раз заявили, что достигли соглашения по вопросу национального примирения, предъявили подписанное соглашение и пообещали действовать сообща во имя палестинских интересов.

Помирить палестинцев взялся Каир, а в курсе дела были и Вашингтон, где на этот раз не стали накладывать вето на переговоры о единстве, и Иерусалим, который направил свою делегацию в египетскую столицу как раз за день до подписания соглашения. Стороны договорились о размещении в Газе трех тысяч полицейских Палестинской автономии, начале подготовки к выборам, а также к объединению силовых структур в Газе и на Западном берегу во имя принципа «одна власть, один голос, одно оружие».

После военного переворота в секторе Газа и воцарения там ХАМАС прошло 10 лет и три войны с Израилем. Больше 10 лет председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас не посещал прибрежный анклав, где живет почти два миллиона палестинцев. Смогут ли заядлые враги ФАТХ и ХАМАС на этот раз выработать формулу, которая позволит им разделить власть таким образом, чтобы удовлетворить требования Египта, Израиля, международного сообщества, а также самих палестинцев?

Шаг вперед, два назад

Примерно раз в три года представители ФАТХ и ХАМАС встречаются в Каире (реже в других арабских столицах) и заключают перемирие. Последний раз это произошло в 2014 году. Палестинские СМИ торжественно объявили о создании правительства национального единства, палестинские чиновники из Рамаллы посетили Газу, глава Центризбиркома подтвердил информацию о том, что президентские и парламентские выборы пройдут в течение года.

До этого было Каирское соглашение 2011 года. Тогда речь тоже шла о проведении выборов в течение года, шли переговоры по вопросу о вступлении ХАМАС в Организацию освобождения Палестины (ООП), создании правительства национального единства и так далее. Еще раньше были встречи в столицах Йемена и Катара, а также в Мекке в 2007 году.

Со стороны ФАТХ выступал опытный переговорщик Аззам аль-Ахмад, член ЦК ФАТХ и бывший министр. ХАМАС представлял доктор Муса Абу-Марзук, второй человек в политической верхушке исламистского движения. Но рукопожатия и объятия всякий раз заканчивались ничем – раскол между Газой и Западным берегом продолжался, и по прошествии нескольких месяцев, а иногда и недель ничто не мешало «участникам диалога о единстве» поливать друг друга грязью, кидать за решетку активистов ХАМАС в Рамалле и ФАТХ – в Газе, отключать электричество, прекращать выплачивать зарплаты и называть друг друга земляным червяком.

Как показывает опыт, стороны были в состоянии договориться о составе правительства, дате выборов и назначении комитетов по решению других вопросов. Но сдвинуть с места самые тяжелые вопросы, например оружие ХАМАС и контроль над границами Газы, до сих пор было невозможно.

На данный момент многие базовые условия изменились. Катарские спонсоры ХАМАС оказались в изоляции и были вынуждены изгнать лидеров ХАМАС из Дохи. К власти в ХАМАС пришли «местные» – бессменный секретарь политбюро Халед Машаль уступил пост Ихье Синвару, родившемуся в лагере беженцев Хан-Юнес. Руководство ХАМАС внесло поправки в свою хартию, а гуманитарный кризис в Газе подрывает популярность движения и создает удобную почву для его противников. Наконец, Аббасу – лидеру Палестинской автономии – необходимо считаться с мнением улицы, где огромное большинство поддерживает единство. Но будет ли этого достаточно для того, чтобы помирить непримиримых?

Полбороды и многоэтажки

Чтобы понять глубину раскола между палестинскими националистами и исламистами, стоит заглянуть не на 10, а на 20 с лишним лет назад. После подписания соглашений в Осло между ООП и Израилем в 1993 году в Газу вернулся лидер ООП и движения ФАТХ Ясер Арафат. Он и его сподвижники, значительная часть которых провела вместе с ним многие годы между Ливаном и Тунисом, заняли ключевые посты в новообразованной Палестинской национальной администрации.

Исламистское движение ХАМАС, созданное в 1987 году на основе близкого к «Братьям-мусульманам» движения «Аль-Мугамма аль-Ислами», тогда отвергло любые попытки договориться с Израилем и отказалось уступать даже небольшую часть «исконной палестинской земли». Пока ФАТХ строило национальные палестинские институты и продолжало переговоры с Израилем, ХАМАС создало в Газе вооруженную милицию – батальоны «Эзз ад-Дин аль-Кассам» и стало устраивать теракты против израильских военных и гражданских лиц. Люди Ясера Арафата то заигрывали с ХАМАС, то наказывали по всей строгости: например, в 1996 году Мухаммад Дахлан, глава службы превентивной безопасности в Газе, бросил в тюрьму всю верхушку ХАМАС и в знак унижения приказал сбрить им по полбороды.

Тем временем переговоры между ФАТХ и Израилем зашли в тупик, стороны обвинили друг друга в несоблюдении многих пунктов соглашений в Осло. Палестинцы указывали на продолжение строительства в поселениях, а израильтяне считали, что Арафат недостаточно борется с террором, который все чаще и чаще поднимал голову (в так называемые мирные годы в Израиле начали действовать террористы-смертники – шахиды взрывались в автобусах, на оживленных улицах и перекрестках).

Все это время ХАМАС продолжал работать, выстраивая сеть детских садов и школ, раздавая гуманитарную помощь и подарки по праздникам, помогая бедным семьям играть свадьбы и собирать приданое для невест. После начала интифады 2000 года ХАМАС – главная сила в Газе. Власти автономии, лишившиеся многих полномочий и возможностей, были уже не способны остановить рост популярности исламистского движения среди молодежи.

В 2005 году, когда Израиль провел одностороннее размежевание с Газой и вывел оттуда свою армию и поселения, ХАМАС де-факто стал правителем сектора. В 2006 году ХАМАС, впервые принявший участие в парламентских выборах, одержал ошеломительную и неожиданную победу, а в июне 2007 года устроил путч в Газе. Люди в черной одежде разгромили учреждения ПНА, а силовики ФАТХ получили пулю в коленную чашечку, падая вниз с крыш высоких зданий. Вот она, месть за сбритые бороды, аресты и унижения. Начиная с 2007 года между Газой и Рамаллой идет информационная война, лидеры ХАМАС обвиняют председателя Палестинской автономии в нелегитимности, он, в свою очередь, не остается в долгу, обвиняя руководство ХАМАС в предательстве.

Граница на замке

Вопрос о примирении между ФАТХ и ХАМАС всегда имел международное значение. С точки зрения международного сообщества власть ХАМАС над Газой – незаконная. Международное признание есть только у ООП и Палестинской национальной администрации, а Махмуд Аббас считается единственным законным представителем палестинского народа. ХАМАС, наоборот, признан террористической организацией в Израиле, США и ЕС.

Еще в 2006 году, вскоре после победы ХАМАС на выборах, международный квартет (ООН, США, ЕС и Россия) выдвинули требования к палестинским исламистам: признать существование Израиля, признать все ранее подписанные соглашения между ООП и Израилем и прекратить вооруженную борьбу против Израиля. В ответ ХАМАС ровно через год взял под свой контроль пропускные пункты на границах Газы с Египтом и Израилем и начал строить боевые туннели на границе с Израилем, чтобы похищать гражданских лиц и солдат. Продолжались и ракетные обстрелы территории Израиля со стороны Газы. Сегодня более 75% ракет, которые находятся в арсенале ХАМАС, производятся на территории сектора.

Обе границы Газы на протяжении последних нескольких лет закрыты – через КПП Эрез в Израиль проходят лишь те палестинцы, кто получил разрешение на въезд от израильских силовых структур, и только для получения медицинской помощи в израильских больницах. Египет держит свою границу с сектором по большей части закрытой. Исключение делается в основном в дни главных исламских праздников. Таким образом, ХАМАС фактически отрезал Газу и ее жителей от внешнего мира.

Газа полностью зависит от международной гуманитарной помощи, безработица в секторе составляет свыше 40%. Особенно тяжело жителям сектора пришлось после войны 2014 года – эта война продолжалась больше 50 дней, было разрушено немало жилых домов, школ и больниц, откуда боевики ХАМАС обстреливали израильские города.

На конференции доноров собрали более $4 млрд на нужды сектора, но доноры не спешат расставаться с деньгами, пока в Газе правит ХАМАС. Во-первых, значительная часть средств оседает в карманах лидеров ХАМАС и потом идет на вооружение исламистов. Во-вторых, никто не гарантирует, что через пару лет не случится еще одна война, и тогда вся инфраструктура вновь будет разрушена. Тем временем в Газе уже полным ходом идет гуманитарный кризис, последствия которого могут вскоре почувствовать и в Египте, и в Израиле.

Фараон-посредник

В Египте до сих пор не могут забыть, что на протяжении 19 лет правили Газой, хотя были вынуждены уступить ее Израилю еще после войны 1967 года. На словах египтяне всегда были солидарны с «братским палестинским народом», хотя в 1950-е годы делали все возможное, чтобы палестинцы не смогли учиться в египетских университетах, а в 2000-х по большей части держали свою границу с Газой закрытой.

Отношения Газы и Египта определяются прежде всего вопросами безопасности. Пока ХАМАС не мешает Египту – Египет не мешает ХАМАС. Но как только стало известно, что определенная часть ХАМАС активно сотрудничают с «Исламским государством» (запрещено в РФ) на Синае, предоставляет им своих инструкторов и лечит пострадавших игиловцев у себя в больницах, отношения разладились окончательно.

После прихода к власти в Египте президента Абд аль-Фаттаха ас-Сиси также выяснилось, что ХАМАС занимался диверсионной деятельностью на территории Египта и даже помогал многим исламистам бежать из тюрем после тахрирской революции 2011 года. С тех пор солидарности с ХАМАС в Египте стало еще меньше, и в течение нескольких лет Каир публично отказывался от каких-либо посреднических усилий.

Что же произошло сейчас? ХАМАС серьезно ослаблен после потери своих катарских сторонников, и возможность переманить ХАМАС на свою сторону – это дополнительная победа над Катаром. Кроме того, таким образом египтяне решают вопрос безопасности на границе Газы и Синая – власти ХАМАС уже пошли на создание буферной зоны в Газе и обязались прекратить какие-либо контакты с местным ИГИЛ. Таким образом, Египет вновь входит в роль посредника-тяжеловеса, способного сдвинуть с места тяжелый камень палестинского единства, разрубает связку Катар – ХАМАС и решает вопрос сотрудничества ХАМАС и ИГИЛ.

Неудобное единство

Несмотря на в целом позитивную атмосферу на переговорах в Каире, два вопроса по-прежнему остаются спорными. Это контроль над КПП и разоружение ХАМАС. Самое опасное для самих палестинцев, а также для всех соседей Газы – это хезболлизация сектора. Если Палестинская автономия вернется в Газу только на уровне гражданской администрации (чтобы собирать налоги и заботиться о каждодневных нуждах жителей сектора), то это означает, что Газа останется взрывоопасным местом, где задают тон те, кто по-прежнему призывает к уничтожению Израиля.

Сегодня лидеры ХАМАС открыто заявляют, что не откажутся от «оружия восстания», используя тот же термин, что и «Хезболла» в Ливане, – «силах аль-мукаввама». В конечном счете это оружие может обернуться и против «единомышленников» из ФАТХ, как уже было не раз в прошлом.

На данный момент все зависит не только от лидеров ФАТХ и ХАМАС, но и от стран-доноров, ООН и арабского мира. Если они примут как данность оружие ХАМАС и его контроль над КПП, то грош цена такому соглашению, потому что оно не продержится и нескольких месяцев и, возможно, приведет к новой войне.

Например, пока трудно понять, как будет выглядеть пункт об «объединении силовых структур в Газе и на Западном берегу». Имеется ли в виду окончательное объединение силовых структур автономии, которые поддерживаются и тренируются США, с боевым крылом ХАМАС «Эзз ад-Дин аль-Кассам», чьи боевики до недавнего времени обстреливали Израиль ракетами и угрожали «стереть в пыль сионистское образование»? Если да, то кому они будут подчиняться? И что станет с ракетным арсеналом ХАМАС? Перейдет ли он к властям автономии? И уж никак нельзя не задать самый крамольный вопрос: что все-таки произойдет со всем этим соглашением, если в Палестинской автономии опять пройдут выборы и на них опять одержит победу ХАМАС? Ждут ли Ближний Восток еще 10 лет хождений по мукам и попыток сделать квадрат круглым?

Как отреагирует на примирение ФАТХ и ХАМАС Израиль? С одной стороны, объединение ФАТХ и ХАМАС, если оно будет успешным, выбивает почву из-под ног у тех, кто обвиняет Аббаса в недееспособности и указывает на то, что «раис» уже почти 11 лет не бывал в секторе. Но что произойдет в тот момент, когда он туда отправится – а это может быть уже через месяц? Многие представители правого крыла скажут, что Аббас идет на поводу у террористов и создает с ними союз.

Все эти реакции хорошо известны, потому что такие соглашения подписываются не впервые. В Израиле действительно существует консенсус в отношении контроля над границами сектора – туда должны вернуться силы Палестинской автономии – и разоружения ХАМАС. Но что, если в результате нынешнего соглашения произойдет и то и другое? Пока что поверить в это крайне сложно, учитывая мириады проблем, которые могут помешать реализации договора. Но если вдруг такое все же произойдет, то тогда израильскому руководству придется тщательно оценить новую ситуацию. Отказываться от переговоров о мире под предлогом, что палестинцы разъединены или в Газе царит ХАМАС, уже не получится.

Итак, после подписания соглашения о примирении может начаться или не начаться новый этап в жизни сектора Газа. Если ХАМАС пойдет на разоружение своего военного крыла и перевод пограничных КПП под контроль автономии, в Газу войдут строительные компании, инвесторы и огромное количество гуманитарной помощи.

Фактически произойдет все то, что уже могло произойти после одностороннего размежевания. Тогда, в сентябре 2005 года, мне как журналисту довелось наблюдать, какую бурную деятельность развернули в Газе подрядчики из ОАЭ и Египта, инвесторы из Европы и арабского мира. Все закончилось после судьбоносных выборов в январе 2006 года и последующего решения ХАМАС не отказываться от своей смертоносной исламистской идеологии. Это решение стоило многим палестинцам в Газе жизни и здоровья.

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа по большей части жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности. Страшно подумать, что произойдет, если и этот шанс будет упущен.

Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358932 Энн Эплбаум

Новый взгляд на сталинский голодомор

Лауреат Пулитцеровской премии Энн Эплбаум рассказывает, как в 1930-е Сталин убил миллионы людей, организовав массовый голод с целью подавления национально-освободительного движения и укрепления российского влияния на Украине.

Терри Гросс (Terry Gross), National Public Radio, США

Терри Гросс, ведущий: В эфире программа Fresh Air и ее ведущий Терри Гросс. Темы сегодняшнего интервью: российские дезинформационные кампании вчера и сегодня. Моя гостья Энн Эплбаум — обозреватель Washington Post и один из руководителей нового экспертно-аналитического центра, посвященного анализу, освещению и противодействию дезинформации. Она называется «Арена» и базируется в Лондонской школе экономики, где моя гостья работает профессором. Эплбаум также является автором новой книги о том, как в начале 1930-х годов Сталин прибегнул к дезинформации и организовал на Украине голодомор, унесший жизни почти четырех миллионов человек. Его цель была частично обусловлена стремлением остановить украинское национально-освободительное движение. На востоке Украины, где уже четвертый год идет борьба с российскими сепаратистскими силами, отголоски ощущаются и по сей день. В 2014 году Россия аннексировала Крым у Украины.

Эплбаум также является автором книг «Железный занавес: подавление Восточной Европы (1944-1956)» и «ГУЛАГ» — истории сталинских трудовых лагерей. Она американка, живет в Лондоне и Польше. Ее новая книга называется «Красный голод: война Сталина с Украиной».

Госпожа Эплбаум, добро пожаловать в передачу Fresh air. Давайте кратко поговорим о том, как на протяжении последних нескольких лет Россия вмешивается в дела Украины. Можете просто перечислить нам все, что она совершила.

Энн Эплбаум: В 2014 году украинцы устроили испугавшую российского президента уличную революцию, участники которой размахивали флагами ЕС и призывали к верховенству права и демократии. В ответ на это их президент бежал из страны. Он всегда пытался сблизить свою страну с Россией и изменить конституцию.

Россия, в свою очередь, ответила на это вторжением и оккупацией присоединенного к Украине полуострова Крым, включив его в конечном счете в состав России, а затем вторглась — и продолжает воевать — в восточную часть Украины под названием Донбасс, где российские сепаратисты получают поддержку со стороны России, а также оружие и помощь российской армии с целью оккупации восточной Украины.

— Россия хочет аннексировать Украину? В этом ее цель?

— Нет. Россия не хочет аннексировать Украину. Россия хочет разрушить Украину и любое украинское правительство, которое будет создавать ей какие-либо идеологические или иные проблемы. Россия хочет видеть Украину своего рода колонией, страной, которая присягнет ей на верность, последует за ее политической системой и будет удобна для российского бизнеса.

— Имеет ли история, которую вы рассказываете в своей книге о войне Сталина против Украины и о том, как он помог организовать голод на Украине, какое-то отношение к нынешней ситуации?

— Да, во многом. Наиболее интересным моментом я считаю мотивацию Сталина. Сталин воспринимал Украину проблемой не только в контексте своего политического авторитета, но и для всей большевистской революции в целом. И он стремился ликвидировать Украину как проблему, как суверенное государство, поскольку боялся, что она могла подорвать основы большевизма.

Это очень похоже на восприятие Украины Путиным. Он считает любую продемократическую Украину и любую Украину, близкую к Европе в политическом и экономическом плане, вызовом своей политической системе, которая представляет собой коррумпированную олигархию. И он боится именно тех эмоций, которые побудили людей выйти на улицы Киева. Поэтому считаю справедливым сказать, что оба этих правителя считали Украину источником анархии, недовольства или потенциальных неприятностей для собственных политических систем.

— В 1930-е, период, рассматриваемый в ваших книгах, Украину считали житницей СССР. Поэтому во время голода она стала особенно важна.

— Верно. С самого начала Украина была важна для СССР как источник зерна. Урожайных сезонов на Украине, как известно, два. На ее территории расположен необычайно плодородный черноземный район. Поэтому она была важна как для царской империи, так и для СССР как источник зерна. И, конечно же, это стало одной из причин нежелания Советского Союза ее потерять.

Поэтому во время гражданской войны 1917-18 годов он приложил колоссальные усилия для того, чтобы сохранить Украину и убедиться в том, чтобы не преуспело украинское движение независимости, стремившееся создать суверенное украинское государство. Эта мотивация шла рука об руку со страхами Сталина относительно способности украинского национализма бросить идеологический вызов большевизму.

— Люди голодали, а действия Сталина ситуацию лишь усугубили. Расскажите о масштабах голодомора на Украине. В книгах вы пишете, что людям приходилось есть даже собственные ремни.

— Люди ели изделия из кожи. Ели листья и траву. Они ели кошек, собак и белок. Я читала, что некоторые варили лягушек и жаб, пытались печь хлеб с помощью некоего подобия муки из листьев и корней. Некоторым повезло больше — они жили рядом с реками и лесами и, конечно же, имели возможность ловить рыбу и собирать грибы. Остальные же вскоре начали серьезно голодать.

При голодании умереть можно совершенно неожиданно. Организм ослабевал, и люди умирали в поисках пищи. Они выходили в поле, надеясь найти остатки собранного урожая, и падали прямо там. Они шли пешком к местным железнодорожным вокзалам или городам и падали прямо у дороги. Среди немногих имеющихся у нас фотографий есть и такие, а также множество записей — найденных, в частности, на железнодорожных вокзалах — о том, как люди собирались там и ждали поезда, а когда тот приходил — умоляли взять их с собой.

Одним из сталинских способов обострения голода было создание фактического кордона вокруг Украины. Украинские крестьяне не имели разрешения на выезд, но, разумеется, стремились уехать. Люди пытались проникнуть в города, пытались получить работу на заводах, пытались уйти со своих ферм, чтобы получить еду. Уровень царившего тогда отчаяния нам с вами представить очень трудно.

— Вы также пишете о каннибализме.

— Каннибализм имел место быть. И знаете, украинцы весьма неохотно говорили об этом впоследствии, поскольку стыдились даже одной мысли о том, что такое могло случиться. Нормальным каннибализм не считался никогда, даже в голодные времена. К нему всегда относились как к чему-то поистине ужасному.

Каннибалов отлавливали и арестовывали. Некоторых линчевали. Есть полицейские отчеты, в которых говорится как о людоедах, так и о тех, кто о них сообщал. Десять лет спустя приезжавшие на Украину люди стали расспрашивать о голоде и приходили в ужас от историй о каннибализме, поскольку в условиях нормальной жизни поверить в это трудно.

Но это стало частью тайной истории голодомора. Люди знали и говорили об этом, но в газетах об этом, разумеется, никогда не писали, да и вообще особо не освещали публично.

— Так голод был вызван естественными причинами или его организовал, как вы говорите, Сталин?

— На деле не было никаких естественных причин. Причина заключалась не в погодных условиях и не в насекомых — ни в чем из того, что обычно вызывает голод. Тот голод был вызван исключительно политическими решениями. Сначала было принято общее решение о коллективизации. В связи с чем советское крестьянство — причем во всем Советском Союзе, а не только на Украине — было вынуждено оставить свои дома и присоединиться к колхозам и совхозам.

Это вызвало неимоверные разрушения. Крестьяне сопротивлялись и отбивались, иногда жестко. Их побуждали к этому команды активистов, которых направляли в деревни именно с этой целью. Вся система сельского хозяйства была реорганизована, в результате чего произошел огромный спад производства продуктов питания. Люди покидали свои дома, но у них не было стимула работать на новых фермах, а общее разрушение привело к тому, что продовольствия стало гораздо меньше.

Но как я уже говорила, в 1932 году стало ясно, что люди голодают. Что произошло на самом деле, так это принятое советским Политбюро решение обострить голод на территории Украины. Так что в рамках масштабного советского голода, затронувшего множество людей в России, Казахстане и других местах, некоторые решения были нацелены именно на Украину, в частности, вышеупомянутый кордон. Многие деревни, поселки и колхозы были занесены в черный список. Решения, затрагивавшие одну лишь Украину, были призваны обострить ситуацию именно там.

— Какова была цель Сталина в рамках коллективизации хозяйств и вытеснения украинских крестьян и землевладельцев с их территорий?

— Цель коллективизации состояла, по сути, в том, чтобы превратить крестьян в некий зависимый пролетариат. У них не было бы собственных земель. Они не могли бы принимать самостоятельные решения и находились бы под контролем государства. Это, как он считал, было бы эффективнее. Мне кажется, была и политическая причина: это позволило бы распространить советскую власть на сельскую местность. В городах контролировать людей проще. Можно национализировать промышленность, заставлять людей работать в сельской местности и решать, где именно. У людей была собственность, но жаждавшее получить над ними контроль государство все отняло.

А на Украине его цель была несколько иной. Другими словами, коллективизация ознаменовала первую волну политических изменений на Украине. А у голода была дополнительную цель, заключавшаяся в ослаблении крестьянского сопротивления Украины и национально-освободительного движения, которое он считал связанным с крестьянством, о чем неоднократно говорил. Его идея заключалась в ликвидации Украины как политической проблемы. Крестьянство было общей проблемой всего СССР, а также частной проблемой Украины, где главной составляющей националистического движения были крестьяне. Он собирался ослабить и ликвидировать их с помощью голода и массовых арестов.

— Сталин переселил многих россиян на Украину и заменил ими украинских.

— Произошло две вещи. Во-первых, для организации голода из России и из украинских городов отправили бригады с целью коллективизации крестьян, а затем и конфискации их зерна и другого продовольствия. Отряды активистов прошлись по домам и конфисковали у людей буквально всю еду — все, что у них было. Во-вторых, уже после голода — в 1933, 1934 и 1935 годах — из других частей Советского Союза прибыли россияне для колонизации пустовавших украинских деревень. На огромных сельских территориях больше никто не жил.

Россиян привлекли для русификации сельской Украины. Степень эффективности данного решения остается спорным вопросом и сейчас. Некоторые остались. Были найдены весьма любопытные письма, написанные рукой привезенных в эти пустые общины россиян. Они не знали, куда их посылают и пришли в ужас, обнаружив трупы. Они обнаружили неухоженные поля и не знали, куда их привезли. Поэтому некоторые из них ушли. В течение последующих 10-20-30 лет Украина — причем не только сельская, а вообще вся — подверглась всесторонней русификации.

Русские пришли и заняли множество постов в украинской Коммунистической партии и институтах власти, а также заменили украинцев в сельскохозяйственных районах. Таким образом голод был, по сути, лишь частью более масштабного процесса русификации Украины, замены украинского языка русским, замены людей, считавшихся украинцами русскими — и все ради того, чтобы советизировать Украину и превратить ее в более послушную колонию Советского Союза.

— Помимо прочего, были и массовые депортации украинцев, десятков тысяч человек. Что послужило причиной?

— Частью коллективизации и обусловивших ее причин была демонизация Сталиным части сельского населения, представители которой стали называться кулаками. Термин этот означал богатых крестьян. Многие из тех, кого называли кулаками, ни по каким принятым стандартам богатыми считаться не могли. В том смысле, что у них было просто две свиньи, а не одна. Или поле площадью два с половиной гектара, а не полтора. И многие из них, конечно, богаты не были. Стать кулаком можно было в случае выступлений против коллективизации или, например, отказа отдать зерно или продукты бригадам активистов.

Демонизация кулаков была на руку Сталину, поскольку порождала раскол и ненависть внутри украинских деревень. Целью системы было восстановить одну часть населения против другой. Почему люди страдают? Почему им не хватает еды? Почему их семьи так бедны? Во всем виноваты кулаки. Вините кулаков. Они в ответе за все ваши проблемы. Подобная риторика использовалась на всей территории Советского Союза, в том числе в городах. Городским рабочим, которые также страдали от нехватки продовольствия, внушали, что ответственны за это кулаки. Они стояли на пути революции — мол, революция не увенчалась успехом, поскольку ее остановили кулаки.

Против кулаков проводилась массовая пропагандистская кампания. А еще их депортировали. Сотни тысяч людей из Украины отправили в наиболее отдаленные районы Советского Союза: на крайний север и Дальний Восток. Некоторых отправили в ГУЛАГ, где они стали по сути рабами. Просто смешно. Я столкнулась с ними, когда писала книгу о ГУЛАГе. В 1930-м, '31-м и '32-м годах был зафиксирован резкий прирост населения ГУЛАГа. То были высланные из Украины и других частей СССР кулаки. Именно в этом и заключалась их травля — в массовой депортации.

— Насколько успешным оказалась победа Сталина над украинским национализмом и изменение населения Украины, чтобы ее отождествляли не с националистическим движением, а с Россией?

— Успех Сталина в 1930-х и 1940-х годах заключался в подавлении национального движения, которое в ином контексте могло иметь успех. В то время, в 1917 и 18 годах, Украина стремилась к независимости. В тот период многие европейские нации становились государствами. Или теряли государственный статус. Думая о Польше, вы думаете о Чехословакии, Литве, Эстонии и Латвии. Так что ничего необычного в этом желании не было. Демократический либеральный национализм был важным движением той эпохи.

Сталину наконец удалось подавить это движение и уничтожить его, на время своей жизни и ближайшее будущее. А вот память о нем он уничтожить не сумел. Голод подавил желание крестьян сопротивляться, а последовавшие за этим массовые аресты интеллигенции ликвидировали руководство национального движения. А память осталась. Как и память о голодоморе. Люди хранили ее в своих семьях. Бабушки и дедушки рассказывали о случившемся своим внукам. Люди хранили документы и истории. И в 1980-е и 1990-е годы, когда Советский Союз начал разваливаться, украинцы вернули это движение, нашли своих героев и стали искать примеры того, каким государством могли бы стать в постсоветском мире.

Так что Сталин уничтожил его лишь до конца эпохи существования СССР, но оно появилось снова. И в каком-то смысле появление независимой Украины со своей собственной идентичностью, отличавшейся от Советского Союза, провозглашение независимости и отказ присоединиться к своего рода постсоветскому союзу с Россией и другими бывшими республиками СССР сыграли действительно важную роль. Без Украины Россия не видела смысла даже в попытках продолжения дела Советского Союза. Сталин был прав в том, что возрождение национального украинского государства уничтожило бы Советский Союз, что в конце концов и произошло. Сталин уничтожил его не навсегда, а лишь на какое-то время, и оно вернулось. И сегодняшняя Украина знает эту историю, историю 1920-х годов и историю голодомора. И это стало частью ее современного самосознания.

— В Лондонской школе экономики вы, среди прочего, помогаете с проектом по изучению дезинформации. Изучаете ли вы данный вопрос применительно к выборам и на что именно смотрите?

— Мы занимаемся целым рядом проектов, и среди них действительно был один, в рамках которого мы изучали попытки России манипулировать предвыборной кампанией Германии в интернете и не только, а также выясняли способы, которыми правительство России или агенты российского правительства и представители российского правительства или даже простые россияне пытались содействовать победе ультраправых сил. Какими были их методы и тактики в интернете? Что за сообщения они отправляли? Как пытались создать раскол внутри Германии, поскольку то была пропаганда, который пыталась воспользоваться ультраправая партия «Альтернатива для Германии»?

И раз уж мы затронули тему моей книги, тот факт, что я (смеется) заинтересовалась этим вопросом не случаен, потому что возможность организации голодомора на Украине и других сталинских зверств была обусловлена именно использованием в СССР дезинформации, пропаганды и того, что мы сейчас называем риторикой ненависти, с целью вдохновить людей на ужасные вещи. Так почему же люди согласились на тоталитаризм? Почему согласились на диктатуру? Потому что и убедили с помощью данной весьма спорной и невеселой риторики.

Не хочу проводить прямых сравнений между Советским Союзом и президентом. Все по-другому. Интересно было бы проанализировать, почему. Но, тем не менее, в некоторых суждениях о нынешней российской власти и людях, управляющих ее пропагандистской системой, звучат отголоски прошлого, в особенности идеи раскола и поиска козла отпущения.

Что-то не так с моей жизнью? Моей вины в этом нет. Что-то не так с моим обществом? Наши решения не при чем. Нужно искать козла отпущения, искать врагов. Именно этим и занимаются ультраправые силы Германии. Они выставляют врагами мусульман и ислам, беженцев и иностранцев.

— Разве не это происходит прямо сейчас?

— На Западе эта тема весьма распространена. В России посчитали, что могут использовать это в стремлении разделить и дезорганизовать западные демократии. Что и сделали во многих странах, в том числе и нашей, а также в Соединенных Штатах и Германии.

В Германии это потребовало гораздо меньше усилий. У них большой интерес к Германии, не только к ультраправым. Они, как мне кажется, думают о том, как заставить людей сердиться, бояться и где взять козлов отпущения. Они видят в этом прекрасный способ объединить людей против одного врага.

— В чем заключается интерес России к Германии?

— В том же, в чем и на остальной территории Европы — покончить с Евросоюзом, который, как она считает, подрывает ее способность совершать коррупционные и двусторонние сделки в Европе. Поэтому она поддерживает политические партии, выступающие против Евросоюза. Она стремиться покончить с НАТО, потому что хочет, чтобы США и их влияния в Европе больше не было.

В целом она стремится расшатать и разрушить либеральную демократию везде, где только можно, отчасти из практических соображений, поскольку российским компаниям станет намного проще вести бизнес коррумпированными методами, особенно в тех странах, где не так уж и сильно уважают верховенство закона, и людей можно подкупать. Иными словами, они хотят экспортировать коррупцию, и это помогает с подрывом демократии.

Но я думаю, что за их стремлением подорвать демократию стоит нечто большее: демократическая риторика, а также идеалы верховенства права, свободы слова и свободы решений подрывают нынешний российский режим. Он представляет собой олигархическую коррупционную диктатуру, которая больше всего на свете боится призывающих к демократии людей на улицах. Им выгодно подрывать демократию своих соседей, ведь тогда они смогут сказать своему народу: «демократия — это катастрофа. Она не работает ни в Соединенных Штатах, ни в Германии. Зачем тогда вообще к ней стремиться?»

— Ангела Меркель победила на выборах, но ультраправые выступили недурно и тоже получили места. Стоит ли приписывать это россиянам?

— Нет, не стоит. Русские не создают ультраправых. Они не создают политические партии в зарубежных странах. Несколько раз они пытались, но, как правило, безуспешно. Что они делают, так это пытаются посодействовать иногда деньгами, иногда советом, а иногда онлайн троллингом. Они стремятся помочь ультраправым. И практически в каждой европейской стране у них есть союзники.

Во время французской избирательной кампании они поддерживали Марин Ле Пен. Деньгами. Они оказывали ей финансовую помощь. Она была кандидатом крайне правых сил. В Германии у них были советники и онлайн-кампания, разработанная для помощи ультраправым с использованием тех методов, которые разрабатывались и совершенствовались в ходе нескольких выборных гонок на протяжении многих лет. Они давно над этим работали.

— За что выступают ультраправые силы Германии? Связаны ли они с бывшей нацистской партией и являются ли радикальными антисемитами?

— Нет. Современные ультраправые силы стараются не связываться с нацистской партией потому, среди прочего, что нацизм в Германии противозаконен в буквальном смысле слова. Изображения свастики запрещены. Ультраправые организовались вокруг антиевропейских и антииммиграционных вопросов, а потому агитируют против членства Германии в различных международных клубах и выступают за жесткие ограничения иммиграции и депортацию иммигрантов.

Кое-что из используемой ими риторики в Америке называют «тактикой собачьего свистка». Поэтому иногда в их словах звучат антисемитские отголоски, а один из их лидеров говорил о том, что пришло время перестать стыдиться немецких солдат, воевавших во Второй мировой войне, подразумевая, что память о Вермахте должна рассматриваться с более положительного ракурса. Но открыто поддерживать нацизм в Германии противозаконно.

— Как вы думаете, какова была степень эффективности помощи россиян ультраправым в получении мест в парламенте?

— Очень трудно определить влияние России, но помочь ультраправым они, конечно, пытались. У них, безусловно, есть связи с ультраправыми. И они, разумеется, сильно помогли им с онлайн-кампанией и усилением присутствия ультраправых в немецких соцсетях.

А немецким ультраправым силам внутри многочисленной русскоязычной общины в Германии, состоящей в основном из эмигрантов из бывшего Советского Союза, они помогли особенно. А еще они приложили огромные усилия для привлечения этих людей к немецким организациям ультраправых. Иными словами, точно определить это нельзя, но некоторое влияние в этом отношении они все же оказали.

— Одним из фигурантов расследований по делу кампании Трампа и вмешательства России в выборы является Пол Манафорт, бывший советник на Украине. Он консультировал президента Виктора Януковича и членов его партии, а в 2014 году Янукович бежал из страны после серии демонстраций против него и его антидемократических мер. Итак, вы изучали Украину в то время, когда Пол Манафорт был советником. Как скоро вы узнали о нем и как бы охарактеризовали его роль?

— Когда Пол Манафорт был назначен руководителем кампании Трампа, у меня появилось ужасное чувство столкновение миров. Я работала над вопросом Украины, которая с американской точки зрения центральным вопросом не является. Я знала о роли Манафорта и вдруг увидела, как он оказался в самом центре политики США. И тут я поняла: все его действия и вся украинская политика на протяжении последних семи лет стали актуальны в контексте американских выборов.

Виды агитации, частью которой он был или о которой знал, в частности, использование онлайн-троллинга и масштабных дезинформационных кампаний в сети интернет — об этом я знала от Украины. Речь шла о действиях россиян на Украине и в других странах, а именно об организации масштабных насильственных митингов, где избивают людей. Это еще одна избирательная тактика Украины. В некотором роде он принес эту постсоветскую политику в США. И это стало для меня шоком, как я уже говорила. Совсем не то, что я ожидала увидеть.

Возможно, мы снова оказались в исходной точке. В 1990-е США и Западная Европа экспортировали либеральную демократию и демократическую политику на восток, а теперь мы имеем дело со своего рода реэкспортом. Поэтому они ведут насильственную, сеющую распри, гневную политику, направленную на стравливание людей друг с другом и формирование политических коалиций, основанных на кампаниях ненависти, — вот что было сделано на Украине. Как и в других странах постсоветского мира. Он или кто-то еще привез это в США.

— Чем был известен Манафорт с точки зрения стиля его кампании на Украине?

— Одной из причин его известности было то, что он решил «преобразовать» Виктора Януковича. Виктор Янукович однажды попытался купить выборы, а за несколько лет до этого — сфальсифицировать результаты голосования.

Задачей Манафорта было, скажем так, причесать Януковича, купить ему хорошие костюмы, научить его правильно говорить и организовать его кампанию, а, возможно, и онлайн-кампанию. Именно это и принесло Манафорту известность. В каком-то смысле он взял бывшего преступника и придал ему более президентский вид. Помимо этого, он был также известен ввиду эпизодов, связанных с коррупцией.

Во время американской избирательной кампании произошло кое-что, чему не уделялось особого внимания — группа украинских депутатов и журналистов пролистала свои записи и провела небольшое исследование, обнаружив некий журнал учета партии Януковича, где фиксировались имена тех, кому ее члены давали взятки или платили неоформленные должным образом деньги за весь период пребывания Януковича был у власти. И, естественно, одним из них был Манафорт. Обнародовано это было во время избирательной кампании Трампа, руководителем которой был именно он.

— Получается, во время наблюдения за кампанией Трампа в период руководства Манафорта вы видели экспорт российской политики и импортировавшуюся Манафортом в США дезинформацию.

— Да. Весной прошлого года я написала об этом статью, в которой говорила о том, что представляет из себе Манафорт и что кампания Трампа есть ни что иное, как политика в духе России.

— Вы пишете о России, бывшем Советском Союзе и Украине в благоприятное для изучения этих вопросов время, поскольку после распада СССР архивы были открыты. Вы обратились к ним, чтобы написать книгу о сталинской войне на Украине и организованном им голодоморе.

Что вы нашли в архивах? Мне кажется, что предпринимавшиеся Сталиным действия хранились в тайне на протяжении многих десятилетий — официально в тайне. О голодоморе в школах не рассказывали, эта информация скрывалась. Есть ли об этом какие-то записи?

— Весьма интересный вопрос. Да, записи в СССР велись. О лагерях ГУЛАГа и массовых убийствах, и все это находится в открытом доступе в архивах. Помните: эта политическая система никогда не ожидала краха, она считала себя бессмертной и что этих архивов никто никогда не увидит и, конечно же, не станет обсуждать, как мы с вами.

Архивы сохранили с целью отслеживания численности собственного населения. В КГБ тоже использовали архивы и хранили свою историю с целью дальнейшего ее изучения. В КГБ изучали прошлые операции и учились на полученном опыте. Я видела эти записи, и вы тоже можете изучить их в любое время.

— Были ли там книги учета количества тех людей, которых ежедневно депортировали и у которых отбирали продовольствие?

— Нечто похожее на статистику депортаций было, ведь нужно же им было знать, сколько именно человек окажется в лагерях и прочее. Со статистикой количества погибших сложнее, ведь информацию о голодоморе государство скрывало. Есть много косвенных доказательств того, например, что врачи указывали в свидетельствах о смерти неверную информацию. Они ни разу не указали, что человек умер от голода.

Численность жертв голодомора была подсчитана демографами лишь недавно: они изучили записи о рождении и смерти, прикинули количество людей, которые должны были умереть в определенном году и сравнили показатели с фактическими данными. Но государство, конечно же, сохраняло данные о доступном для работы в трудовых лагерях населении.

— Вы живете в Англии и Польше, правильно?

— Да.

— Но вы американка.

— Американка.

— Вы следите за американской политикой с точки зрения жизни в Европе. Как она выглядит с вашей позиции? Что именно вы видите? Что именно слышите вокруг себя? Вопрос поставлен широко, понимаю, но мне хотелось бы узнать точку зрения живущей в Европе американки.

— Большинство европейцев смотрят на Соединенные Штаты с таким же чувством, какое пришло бы к вам, окажись вы на необитаемом острове и узрев вдали пришедший спасти вас корабль. Для европейцев Соединенные Штаты были своего рода источником комфорта, стабильности на протяжении многих десятилетий. Они предлагают ядерный зонт странам, не имеющим собственного ядерного оружия. И связь здесь не только военная, но и идеологическая, политическая и экономическая.

США действительно были якорем Запада, наиболее значимой и самой большой западной страной, но при этом более других убежденной в собственных идеалах: идее демократии, свободе слова, свободной торговле и всем том, что делало Запад богатым и процветающим. И последний год заставил многих задуматься о том, как долго это будет продолжаться.

Трамп не только не говорит на том языке, на каком американские президенты говорили со времен Второй мировой войны, альянсов и дружеских отношений. Да и на языке демократии он тоже не говорит. Он не говорит об этом, не продвигает это и не кажется заинтересованным в этом, когда произносит громкие речи. Осторожничает, как мне кажется,.

В нем видят человека, стремящегося разобщать, а не объединять, поэтому люди беспокоятся за весь западный союз, западный лагерь. Долго ли продлиться наша сплоченность? Долго ли мы сможем осуществлять торговлю столь же беспрепятственно? Долго ли мы сможем поддерживать свою мощь и значимость в этом мире?

— Что ж, большое спасибо Энн Эпплбаум за то, что поговорила с нами.

— Спасибо большое. Мне очень понравилось.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358932 Энн Эплбаум


Евросоюз. Украина. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 октября 2017 > № 2357203 Ханс Бликс

«Россия должна заверить Европу, что не хочет захватить Прибалтику»

Экс-глава МАГАТЭ рассказал о будущем отношений России и Европы

Валентин Логинов

Европа вряд ли откажется от минских соглашений, поэтому Киеву все же придется провести конституционную реформу, без которой долгосрочное перемирие в Донбассе невозможно. Но Украина должна понять, что ей необходимо восстанавливать экономическое сотрудничество с Россией. Будет ли решена проблема Крыма и как создать зону разрядки в отношениях России и Запада, «Газете.Ru» рассказал шведский дипломат, экс-глава МАГАТЭ Ханс Бликс.

— Диалог между Москвой и европейскими столицами сейчас находится в достаточно замороженном состоянии. Как вы считаете, есть ли возможность преодолеть разногласия между Россией и странами Запада, возникшие вокруг ситуации на Украине?

— Конфликт вокруг Украины дал толчок к большому количеству разговоров. В том числе в этом же контексте стала обсуждаться даже проблема ядерной безопасности.

Но я считаю, что ответственным политическим и военным фигурам не стоит даже упоминать об этом — ни в России, ни в США. С моей точки зрения, жизненно необходимо постараться найти решение для украинской проблемы.

Я считаю вдохновляющим предложение российской стороны ввести миротворческие силы ООН в зону конфликта (Москва предлагала разместить контингент вдоль линии соприкосновения между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса. — «Газета.Ru»). Но также высказывались предложения ввести миротворческий контингент по всей территории, занятой ополченцами. Я полагаю, что в Донбасс действительно могли просочиться российские силы, но идея размещения миротворческого контингента мне кажется интересным началом.

Украина как таковая запустила большое количество ответных реакций, не только в США, но и в Европе, и в моей родной стране — Швеции. Мне кажется, Крым стал очевидным примером нарушением устава ООН. Но с другой стороны, я не думаю, что кто-либо надеется на то, что ситуация повернется вспять. Такое положение, скорее всего, никогда не будет признана [международным сообществом].

— Ситуация с Крымом для России решена — об этом говорит и российское руководство. Но ведь и основная часть санкций, наложенных на Москву, не связана с Крымом.

— Да, по-настоящему насущной проблемой я считаю именно влияние на восточную Украину. Я не вижу возможности возвращения к долгосрочной разрядке [между Россией и Украиной] до тех пор, пока Киев не обретет полный суверенитет над этой территорией. При этом должны произойти какие-то изменения в конституции, как это было обозначено в минских соглашениях. Но я считаю, что территории должны быть очищены от ополченцев.

Другой линией интересов является достижение таких договоренностей между Европейским союзом и Украиной по вопросу экономической ассоциации, при которых экономические отношения и торговля между Россией и Украиной могут развиваться параллельно с движением Украины в сторону свободного европейского рынка.

Есть такие прецеденты, опыт, как это делается в мире. Это, скорее всего, сложно, но это экономика и международная торговля. Я понимаю, что у Украины с Россией богатая история экономического сотрудничества, и как-то этот вопрос может быть решен.

При этом в Западной Европе должны, как мне кажется, получить заверения, что у России нет планов в отношении стран Балтии, Польши, Чехии и Словакии, Румынии и т.д. Это должно быть услышано. Лично я не думаю, что такие планы существуют, но это должно быть сказано вслух.

— Но готовы ли страны Запада к конструктивному диалогу с Россией?

— Да, я думаю, они готовы. С увеличивающейся силой минский и нормандский процессы, спотыкаясь, но все же идут вперед. И даже если посмотреть на мою родную страну, раньше все было очень сильно заморожено, почти никаких взаимоотношений. И это мнение меняется. Теперь все чаще звучат голоса, что нет, у нас все же должен вестись диалог, мы должны разговаривать. В случае с США это все находится на еще более низком уровне, но, в целом, и здесь постепенно все возвращается.

Я считаю, что должно быть больше российских студентов на Западе. Больше иностранных молодых людей должны ездить в Россию учиться.

— А что относительно самой Швеции? Стокгольм традиционно придерживается достаточно сдержанной внешней политики, но и оттуда все чаще звучит много критики в адрес Москвы.

— С самого начала украинского кризиса обстановка серьезно накалилась. Я помню, российские самолеты довольно часто летали над Ла-Маншем, над Балтийским морем. Конечно же, много нероссийских самолетов летает в окрестностях Калининграда и над Балтикой в том числе. Российские самолеты даже на пару минут залетали в шведское воздушное пространство и выполняли учебные маневры. Я еще тогда шутил, что за каждую такую минуту поддержка присоединения Швеции к НАТО растет на один процент (Швеция не входит в Североатлантический альянс. — «Газета.Ru»).

Такие вещи, конечно же, очень любят подхватывать СМИ. Что мне нравится, что в последнее время стало меньше таких инцидентов, и вообще мы стали аккуратнее следить за тем, чтобы ни в коем случае не происходило никаких столкновений и эскалации. Пока остается напряженность, не стоит военному языку тела усложнять ситуацию.

Тут надо учитывать, что на общественное мнение в Швеции очень сильно влияет ситуация в балтийских странах. Поскольку они маленькие, они были частью Советского Союза, они уязвимы. Поэтому все, что исходит из Москвы и имеет непосредственное отношение к странам Балтии, имеет прямое влияние на шведское общественное мнение.

Кроме того, Россия и Швеция всегда были соседями, с самого начала. Викинги по Днепру добирались до Константинополя. И с Россией у нас были войны, но не в последние сотни лет.

Мой вывод такой — мы должны вернуться к усиленной торговле, усиленному экономическому взаимодействию. Со стороны Запада в России очень много шведских инвестиций, и я считаю, что это хорошо. Я думаю, что экономическая взаимозависимость — это хорошо, и мы должны возвращаться к этому.

Перед всеми странами мира сейчас стоит вызов перехода своих экономик на цифровые рельсы. А в России, вдобавок к этому, стоит вызов в адаптации экономики, которая в 1990-е годы прошла не столь удачно, по моему мнению. Конечно же, российская экономика сильно модернизировалась, но РФ также придется побороть коррупцию, и в России об этом знают.

— Но возвращению экономического взаимодействия, в основном, мешают санкции, а их снятие завязано на минских соглашениях. В то же время Киев часть договоренностей попросту игнорирует. Будет ли Запад продолжать поддерживать киевские власти даже с учетом пробуксовки Минска?

— Я думаю, что Европейский союз будет настаивать на выполнении минских соглашений. Причем не столько ЕС, сколько Франция и Германия.

Я не вижу ничего такого, что бы говорило о том, что [Париж и Берлин] изменят свою позицию относительно минских договоренностей. Поэтому я предполагаю, что на Украине все же должны быть произведены какие-то конституционные подвижки — до того, как будут сняты санкции с России параллельно с отводом войск от границ.

Отвод войск, конечно, важен, но на самом деле и конституционная реформа важна не меньше. Кроме того, Украине необходимо наладить экономические связи с Россией.

— Другая линия, по которой обострились отношения после начала украинского кризиса — это НАТО. Альянс усиливает присутствие на границах России, что естественно вызывает ответную реакцию со стороны Москвы. Видите ли вы возможность преодолеть эскалацию?

— Существует два подхода поддержания мира. Первый — проведение четкой «красной линии», и мы точно знаем, где она проходит. И как только кто-то пересекает эту линию, то «бах!». Это способ военных.

А есть более дипломатический способ, когда стороны договариваются о том, чтобы освободить какую-то зону друг между другом. Буфер — не очень хорошее слово, тем не менее, между [соперничающими сторонами] должна быть зона разрядки.

Например, у НАТО есть договоренность, что на территории бывших стран Варшавского договора не будет ядерного оружия.

При том что Балтика всегда была спокойным регионом, сейчас и Швеция совместно с НАТО проводила в регионе учения «Аврора-2017», так же как и Россия [совместно с Белоруссией] провела учения «Запад-2017». И в этом мы больше приближаемся к варианту с «красной линией».

Лично я больше склоняюсь к версии разоруженных зон. Конечно, вариант с «красной линией» необходим в некоторых местах, например, на Корейском полуострове. Но в случае Евросоюза, России и Украины, я думаю, стоит создавать зону разрядки.

Прекрасный пример в этом отношении — Финляндия. При том что Сталин вел войну с Финляндией, у Москвы и Хельсинки исторически хорошие, корректные отношения, очень много торговли. При этом Финляндия является частью Европейского союза, это хороший пример разоруженной зоны.

Я считаю, что Украине стоит обратить внимание на Финляндию как на хороший пример. Независимая страна, с безопасной границей с Россией, член Европейского союза, который может торговать в обоих направлениях, в том числе и с Москвой.

Беседа состоялась на полях 10-й конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, прошедшей 9-10 октября в Париже.

Евросоюз. Украина. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 октября 2017 > № 2357203 Ханс Бликс


США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов

Америка вновь решила менять власть в Иране

И для этого ее президент готов отменить ядерную сделку с Тегераном

Юрий Сигов, Вашингтон

Трудно пересчитать число стран, которые гордо именуют себя "союзниками Америки". Их правители из кожи вон лезут, чтобы понравиться американскому президенту и членам конгресса, уверяют их в своем наивысшем почтении и при любом удобном случае стремятся сделать так, чтобы официальный Вашингтон ими остался доволен. С врагами же США вроде как все немного попроще. Их поименно знают даже дети малые в американских школах, а зовут их Россия, Иран и КНДР.

Судя по заявлениям, которые периодически раздаются с самых верхних этажей американских властных структур, и если включить телевизор - почитать любую американскую газету, то страшнее России и придумать ничего на свете невозможно. На втором месте (вроде бы) по степени недовольства Америки стоят Северная Корея и ее решительный и ядерно-вооруженный товарищ Ким-младший. Но вот что оказалось любопытным: в сенате США на полном серьезе считают, что главный враг Америки - это все-таки Иран. И именно с ним надо как можно быстрее "кардинально разбираться", пока он якобы не стал обладателем собственной атомной бомбы.

Исключительно по этой причине американские законодатели просто требуют от президента США выйти из так называемой ядерной сделки с Ираном, заключенной пару лет назад. А также призывают его нанести (пока не поздно) ракетный удар по ядерным объектам Ирана, и разрушить их до основания. А затем... А затем заставить перепуганный Тегеран полностью разоружиться, уничтожить свою ракетную программу и прекратить вмешиваться во внутренние дела других государств. Если вы думаете, что все это - некая театральная постановка на сцене местного цирка-шапито, то очень сильно ошибаетесь.

Дело в том, что в начале следующей недели истекает срок так называемой сертификации иранской ядерной сделки президентом США. Он это должен делать каждые три месяца, опираясь на доклады американской разведки, насколько Иран выполняет четко все взятые на себя обязательства. А если не выполняет, то сделку отменить, и вновь ввести против Тегерана санкции. Так вот именно к этому все на данный момент и идет.

Чем Иран угрожает США? Да тем же, чем и Россия с КНДР - своим существованием

Сейчас сложилась такая ситуация, в которой Иран на полном серьезе объявлен растущей угрозой США, а сама ядерная сделка с ним (что считается "позорным поражением Б. Обамы" всем нынешним составом американского сената) - угрозой безопасности страны. Иранский режим объявлен враждебным интересам Америки, и его предлагается как можно быстрее сменить (что, естественно, можно сделать только с помощью внешней военной силы).

Согласно докладу, который американский сенат предоставил президенту страны Д. Трампу, Иран поддерживает международных террористов в 12 государствах, содержит "сирийского палача Б. Асада", а сам иранский режим - якобы самый антиамериканский в мире (я все-таки раньше думал, что северокорейский). Тысячи американских военных убиты были в Ираке и Афганистане, и все это, оказывается, сделано либо иранскими специалистами, либо с помощью иранского оружия.

В Иране правит вовсе не "умеренный" президент Роухани, а поголовно религиозные фанатики, которые рвутся к ядерному оружию. Иран осуществляет свою ядерную программу с 1984 года, а его главные помощники в овладении ядерными технологиями (ну естественно) - Россия и Китай. Иран только обманывает США, он уже много раз обманывал Б. Обаму, а вся эта ядерная сделка с ним - настоящая провокация против национальных интересов Соединенных Штатов, считают американские сенаторы.

Как заявил в своем выступлении в Совете по международным делам сенатор от штата Арканзас Том Коттон, член комитета по разведке (он, кстати, служил в Афганистане и Ираке, и при слове "Иран" готов, что называется, немедленно взяться за оружие), любые переговоры с Тегераном (и по любому вопросу) - это пустая трата времени. Это Б. Обама умиротворял иранских аятолл, а нынешний президент США якобы должен быть "решительным и дерзким". И если потребуется, то решить иранскую проблему военным путем, раз в Тегеране "нормального языка" не хотят понимать.

Сенатор Коттон помимо всего прочего уверен, чтто Иран и не думал закрывать свою ядерную программу. "Он нас водит за нос", но мы не такие простаки, как думают в Тегеране" - подчеркнул он. По оценкам американских военных экспертов, к 2025 году у Ирана будут в наличии десятки ядерных зарядов, тысячи центрифуг. А все те инженеры и другие специалисты, которые работали все прошедшие годы над иранской ядерной программой, по-прежнему на своих рабочих местах. И продолжают трудиться над тем, чтобы якобы нанести Америке "непоправимый урон".

Эти же эксперты заявляют, что к 2030 году Иран будет уже полноправной мировой ядерной державой, если Америка в данный процесс решительно не вмешается. Все же нынешние международные инспекции иранцы умышленно не пускают на военные объекты, и тем абсолютно ничего неизвестно о том, что происходит на иранских ядерных предприятиях. Помимо этого американцы обвиняют Иран в том, что он намерен создать ядерные центры в Сирии и Ливане, и передать целый набор ядерных технологий движению "Хезболла" - главному врагу Израиля.

В своем докладе для президента США американские сенаторы открыто называют Иран "террористическим государством", и требуют примерно его наказать, пока не поздно. Именно поэтому в сенате любой договор с Ираном заранее обречен на провал. И именно поэтому предыдущая администрация Белого дома оформляла его как "ядерную сделку", а не законопроект, зная, что в сенате такой документ гарантированно заблокируют.

На данном же этапе сенаторы предлагают (а точнее - требуют) президенту США выйти из иранской ядерной сделки, не подписывать ее продление, и немедленно ввести новые санкции против Ирана, даже если они будут чисто односторонними, и другие подписанты сделки их не поддержат. В требовании к Д. Трампу от сенаторов подчеркивается, что ядерная сделка с Ираном - мертвому припарка, Иран - фактически незаконная ядерная держава (а Америка сама законная-то?), и ее любыми путями надо уничтожить.

Сенаторы также уверены, что чем такая - так лучше никакая сделка с иранцами. А за 60 дней, которые положены по американскому законодательству, в сенате предлагается разработать новый пакет антииранских санкций, которые по сравнению с предыдущими должны будут просто ограбить и полностью поставить на колени Тегеран. И тогда не только у Ирана, но и у России с Китаем будет конкретный выбор: либо оставаться "на сделочной ноге" с Ираном, либо идти против Америки и их "союзников" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новые санкции только против Ирана? Тогда Америке их придется вводить и против всех тех, кто сегодня с Тегераном имеет дело

Итак, вопрос сейчас поставлен жестко и конкретно. Президенту Соединенных Штатов (он и сам, в принципе, такую идею поддерживает) предлагается не продлевать действие сделки (ведь это не межправительственное соглашение, и никакого одобрения американских законодателей ему для этого не нужно), а разорвать ее. Также в течение двух месяцев планируется ввести против Тегерана новые санкции, которые должны будут подорвать экономическое и финансовое положение Ирана.

Поскольку утверждается, что ядерная программа Ирана представляет гораздо большую опасность для США, чем северокорейская (хотя у Ирана вроде бы пока нет ядерного оружия, а у КНДР оно не просто имеется, но и регулярно испытывается), то угроза Тегерана для безопасности Соединенных Штатов также гораздо выше, чем со стороны товарища Кима-младшего. Именно по этой причине предлагается серьезно подготовиться к проведению военной операции против Ирана, которая уже вроде как прорабатывается американскими военными в тесном контакте с Израилем.

Здесь, на мой взгляд, вот что интересно. Поскольку тот же сенатор Коттон воевал несколько лет в Ираке в составе американского воинского контингента, то он уверен: Иран можно разгромить и без всякой наземной операции. Нет якобы никакой необходимости оккупировать эту страну, как американцы сделали с Ираком и Афганистаном. А достаточно теми же крылатыми ракетами нанести внезапный удар по всем ядерным объектам Ирана (или тем, которые находятся у американцев на подозрении). И Иран якобы тут же если не полностью капитулирует, то, по крайней мере, пойдет на все те уступки, которых от него требует официальный Вашингтон.

При этом американские сенаторы ссылаются на уже имеющийся опыт США и Израиля в отношении Ирака, а также бомбежку нефтяных платформ у самого Ирана в 80-90-е годы прошлого столетия. А сенатор Коттон уверен, что хорошо сработала и атака на сирийские объекты американскими крылатыми ракетами весной нынешнего года. И, по его словам, ни Китай, ни Россия по этому поводу даже не пикнули. Так чего не повторить нечто подобное относительно иранских ядерных объектов?

Показательно, что проведя своего рода "предварительный опрос" среди своих союзников насчет выхода США из иранской ядерной сделки, американское руководство уверено, что получит в случае военного удара по Ирану и введения новых американских санкций против Тегерана полную поддержку. Особенно рады будут такому ходу событий ближневосточные союзники Соединенных Штатов, в частности страны Персидского (Арабского) залива. Для которых Иран- страшный, опасный и коварный враг, но с которым они без помощи Америки никогда не справятся.

А что по этому поводу скажут Москва, Пекин и сам Тегеран?

Как явствует из всего вышеперечисленного, ситуация вокруг Ирана американцами действительно вновь капитально нагнетается. Сам президент страны обещал избирателям, что ядерную сделку с Тегераном непременно расторгнет, как попадет в Белый дом. Б. Обаму за то, что он "пошел на поводу у аятолл" называют "позорным трусом и слабаком". А само иранское руководство нынешняя администрация Белого дома считает реальной угрозой безопасности своей страны.

В этой обстановке решимость американского руководства разорвать сделку с Ираном (как это уже сделала администрация Д. Трампа с целым рядом международных и внутренних документов и решений прежнего руководства страны, начиная от реформы медицинского страхования и кончая выходом из соглашения о климате, которое Б. Обама подписывал с другими лидерами в Париже) вполне просчитываема. И то, что на Иран и у Д. Трампа, и у значительного числа конгрессменов и сенаторов совпадают точки зрения, не должно никого удивлять.

Вопрос теперь в том, как на подобное прореагируют те, кто эту сделку вместе с Америкой подписывал. Германия, Великобритания и Франция, вполне возможно, просто вынуждены будут отнестись к решению США "с пониманием". По крайней мере в позу они по данному конфликту становиться не будут. Но им четко надо понимать, что введение американских новых санкций против Тегерана - это и точно такие же санкции против компаний этих стран, которые уже намылились выходить на иранский рынок. А также постепенно восстанавливать с ним финансовое и банковское сотрудничество.

Отдельный разговор будет в этом случае о позиции России и Китая. Они с Ираном не просто после снятия ряда санкций стали активно налаживать торгово-экономические отношения, но и пытаются инвестировать в иранскую экономику. Соответственно, та же Россия, которую американцы со всех сторон обложили разного рода санкциями похлеще иранских, либо вообще вынуждена будет прекратить иметь какие-либо дела с США, либо наладить с Тегераном своего рода "союз обиженных", поскольку обе страны вместе с КНДР официально объявлены врагами Америки. Так что сообща им вроде как полегче будет с подобной проблемой бороться.

Китай же продолжает тактику заигрывания с США, и особенно в том, что касается торгово-экономических отношений. Профицит китайской внешней торговли с Соединенными Штатами составляет более 350 млрд. долларов. И если американцы "из-за Ирана" попытаются перекрыть этот товарно-денежный кислород китайцам, то тем мало не покажется. В то же время китайские власти активнейшим образом продолжают окучивать дочку Д. Трампа Иванку и ее мужа - советника американского президента Дж. Кушнера в том, что касается предоставления контрактов фирмам и компаниям, связанным с первой семьей Америки.

Если Китай откажется поддерживать Америку в плане введения новых санкций против Ирана (а скорее всего, так и будет), то у Соединенных Штатов есть масса рычагов, как Пекин за это наказать. Но при этом, что совершенно очевидно, пострадают уже и деловые интересы самого первого семейства США. А это для президента-бизнесмена страны Д. Трампа - момент более чем чувствительный.

И, наконец, какие варианты поведения могут быть в этой ситуации у самого виновника "ядерного торжества" Ирана? Иранское руководство уже неоднократно давало понять, что не боится угроз США, и намерено соблюдать условия сделки ровно до того момента, до которого их будут соблюдать американцы. А как они свои обещания нарушат, значит, и Тегеран будет свободен от каких бы то ни было обязательств, которые давались еще Б. Обаме. Соответственно, свою ядерную программу иранцы могут запустить в течение нескольких недель, а обладать ядерным оружием смогут через 5-6 месяцев (по оценкам американской разведки).

Но это произойдет только в том случае, если за это время США и Израиль не решатся ударить по иранским ядерным объектам крылатыми ракетами или с помощью бомбардировок с воздуха. Что может в этой обстановке произойти - также предсказуемо. Иран уже получает противоракетные комплексы ПВО из России плюс активно закупает самое современное другое вооружение. И вполне вероятно, что первые боевые "разминочные тренировки" российских противоракетных комплексов состоятся не в небе над Сирией, а вокруг ядерных объектов Ирана. Если, конечно, до подобного развития событий дело все-таки дойдет...

США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов


Франция. Мали > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350090 Диокунда Траоре

Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

Оливье Таллес (Olivier Tallès), La Croix, Франция

Дионкунда Траоре, бывший президент Мали (с 2012 по 2013 гг.), был гостем на Родосском Форуме, организованном Исследовательским институтом «Диалог цивилизаций». Этот «мозговой центр» находится в Берлине, и руководит им Владимир Якунин, бывший президент ОАО Российские железные дороги, которого причисляют к кремлевской элите.

Ла Круа: В январе 2013 года, когда французские вооружённые силы начали освобождать север страны от захвативших его групп исламских экстремистов, вы были временным президентом Мали. Можете ли вы вспомнить, в какой обстановке проходила эта операция?

Дионкунда Траоре: С самого начала международное сообщество посчитало, что это проблема сугубо малийского народа, которую мы должны решить самостоятельно, ограничившись силами Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) или даже Африканского союза. В течение нескольких месяцев я убеждал всех, что речь идет о глобальной угрозе и что, оказав помощь нам, наши партнеры помогут также самим себе. В то же время Франция вела активную деятельность в Совете безопасности ООН, чтобы привлечь внимание постоянных членов Совета к данной проблеме и указать на угрозу развала нашей страны.

— 10 января 2013 г. исламисты из группировок Акми, Мужао и Ансар ад-Дин двинулись на юг Мали и вытеснили правительственные войска из стратегического поселения Кона… Какова была ваша реакция?

— Совместно с французскими властями мы определили красную черту, за которую террористы не должны были перейти ни в коем случае. Мы понимали, что Организация Объединенных Наций — это неповоротливая машина, в которой слишком поздно осознают всю угрозу. Спустя 72 часа после нападения экстремистов мне позвонил Франсуа Олланд. Он сказал мне: «Брат мой, ты считаешь, что они пойдут в атаку?» Он был настроен скептически. Я ответил «да», поскольку террористы осознавали свою силу. Французский президент заверил меня в своей поддержке, сказав: «Хорошо, но мне нужно официальное приглашение». Я составил соответствующее письмо. Именно это позволило нам не упустить момент три дня спустя. Когда эти люди (НДЛР: группы повстанцев) пересекли нашу границу, я отправил письмо и Франция вмешалась, имея единогласную поддержку Совета Безопасности. Если бы Франция не начала операцию «Сервал», террористы дошли бы до Бамако.

— Какой итог вы можете подвести по иностранным военным вмешательствам в Мали?

— Крайне положительный. Мали стояла на коленях. Благодаря вмешательству Франции в этом регионе, территория была освобождена. Но проблемы не были урегулированы раз и навсегда: асимметричная война против цивилизации в Мали по-прежнему идет, а страны Ближнего Востока финансируют вооруженные группировки и переносят свои конфликты на чужую территорию. Если против этих группировок, которые сеют террор, все еще необходимы военные операции, то с населением Севера необходимо установить открытый и искренний диалог.

Кроме того, задавшись целью доказать, что эти люди не являются гражданами «второго сорта», правительство увеличило количество проектов помощи населению Севера, тем самым вызвав волнения в стране — точнее, в ее центральном регионе. Стоит опасаться того, что проблемы Севера будут распростра-няться, поскольку от Кидаля до Каеса мы имеем дело с одинаковыми проблемами развития.

— Французское присутствие в Мали стало постоянным спустя четыре года после начала операции «Сервал». Не является ли это некой формой поражения?

— Изначально Франция не должна была оставаться на неопределенный срок. Совместно с Франсуа Олландом мы заложили некие основы для быстрого и по-шагового выхода из кризиса. Мы как следует обдумали все предстоящие шаги. Но нам не удалось осуществить этот переход, и на самом деле это вина нескольких малийских политиков. Они не поняли природы данной проблемы и считали, что мы сможем разобраться без Франции. Когда они поняли, что вы-брали неверный путь, мы уже потеряли два года. Вся работа была бесполезна и пришлось начинать всё сначала.

Тем временем миротворческая миссия ООН прибыла на место проведения опе-рации «Сервал». Вы сами прекрасно знаете, как это все происходит: эти миротворцы ООН — чиновники, которые зарабатывают себе на жизнь. Для некоторых из них чем дольше длится миротворческая миссия, тем лучше.

— Можно ли сегодня говорить о выводе французского контингента из Сахеля?

— Присутствие иностранного контингента должно продлиться ещё некоторое время. У нас нет армии. В этом регионе большинство стран имеют опереточные армии, способные лишь маршировать на параде в национальный праздник независимости, совершать государственные перевороты и нападать на невооруженных гражданских. Мы не можем обеспечить собственную безопасность. Это очень грустно и для Мали, и для Франции, и для всех стран нашего региона. Они помогли нам выжить. А мы, малийцы, не сыграли собственной роли в этом деле. Мы обязаны использовать наши скромные средства и нести хоть какую-то ответственность.

Франция. Мали > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350090 Диокунда Траоре


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349407 Константин Боровой

У Кремля есть мощное оружие: Украина пока не понимает всей опасности

Украине необходимо проделать титаническую работу в информационной войне с Кремлем

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Кремль ведет полноценную пропагандистскую войну, а Украина пока не разработала эффективного ответа на нее. Такое мнение «Апострофу» высказал российский оппозиционный политик Константин Боровой, комментируя деятельность российских спецслужб по блокированию проукраинских активистов в Facebook.

Угроз много. На информационном фронте работает целая армия. Созданы специальные информационные войска. Угрозы самые разные: и в бизнесе осуществляется коммерческая агрессия против крупнейших компаний, и против политических структур.

К сожалению, почти ничего не делается в качестве контрпропагандистской работы. Но это связано с тем, что само явление пропаганды как инструмента ведения войны не изучается. Его не понимают те, кто должен был бы противодействовать этому. Это довольно сложный инструмент, на который в России работает большое число специалистов — психологи, сотрудники спецслужб, военные, информационщики, группы оперативного отслеживания информации и просто спецслужбы по направлениям своей деятельности. Это и разведывательная информация, поддержание в активном состоянии агентурных сетей, которые также играют разные пропагандистские роли.

Это довольно сложный и очень дорогой инструмент. К сожалению, Запад и Украина не очень пытаются разобраться, как он работает, как он функционирует и каковы его основные опасности.

Кремль ведет настоящую информационную войну. Это боевые действия в информационном пространстве с использованием разных инструментов.

Вот последний скандал с антивирусом Касперского. Выяснилось, что по существу сетевые атаки координировались с помощью таких инструментов, как псевдоантивирус.

Как Украине бороться? Нужно изучать все эти сложные инструменты. К примеру, администрация [Петра] Порошенко просто копирует эти пропагандистские кампании. Но это уровень 80-х годов прошлого века — полное непонимание того, как устроены российские пропагандистские кампании, что такое установки, что такое информационные задачи, как их координировать, формулировать и создавать как проекты.

Не хватает в Украине специалистов, а контрпропагандистской работы не ведется вообще. Вот попробовала администрация Порошенко скопировать, а ничего не вышло. Получился примитивный и, главное, неработающий пропагандистский инструмент.

К тому же, Россия тратит на это десятки миллиардов, а те же американцы выделили на контрпропагандистскую работу полмиллиарда. НАТО — вообще всего 25 миллионов.

Придуман новый инструмент ведения военных действий, а его всерьез не оценивают. А это настоящий инструмент, настоящее оружие, которые имеют прямое воздействие на человека.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349407 Константин Боровой


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349349 Олег Панфилов

Россия и НАТО — отношения без будущего

Богатые россияне, вне зависимости от того, откуда у них деньги, имеют в США и странах — членах НАТО недвижимость, в портах стоят их яхты, в аэропортах — самолеты. Но НАТО по-прежнему считается врагом.

Олег Панфилов, Новое время страны, Украина

Мое давнее советское детство совпало с очередным всплеском антиНАТОвской пропаганды — газеты и журналы пестрели карикатурами и статьями о том, как НАТО хочет захватить Страну Советов и погубить советскую народную демократию. Именно так и называли — «народная демократия», советским косноязычием, как потом Генеральный секретарь ЦК КПСС, «наш дорогой» Леонид Ильич сказал, что «экономика должна быть экономной». Так вот, было это в пору чудом урегулированного Карибского кризиса и намечающегося афганского. От моего города до афганской границы было каких-то 450 километров, поэтому все транспортные самолеты, летевшие помогать афганцам, «выбравшим социализм», летели прямо над нашим городом. Мы поднимали головы в небо и видели сотни гудящих от натуги самолетов, увозивших деньги советских людей на чужую войну.

Школьниками, а потом студентами рассматривали карикатуры в «Крокодиле», где мэтр советской сатиры Борис Ефимов в каждом номере выдавал новые рисунки — обязательный в смокинге и цилиндре капиталист крутил глобус или водил корявым пальцем по карте, чтобы показать маршруты империалистического НАТО по завоеванию свободолюбивых социалистических стран. Мы тогда не знали, как, почему и кем было создано НАТО, мы на самом деле поражались тому, насколько кровожадны были планы капиталистов, желающих захватить нашу невероятно счастливую советскую страну, в которой тогда не знали, что такое жвачка и джинсы, но гордились кирзовыми сапогами и сандалиями ленинградской фабрики «Скороход». И многие считали, что нам мешает жить именно НАТО, а не советский Госплан, КПСС, Комсомол и приобретенная за десятилетия советской власти задавленность населения.

Нынешней молодежи непросто разъяснить, что такое советская пропаганда: с одной стороны, тебе круглосуточно вдалбливают, что счастливее страны нет на свете. и когда удается выстоять очередь и купить килограмм вонючих сосисок, то начинаешь верить, что где-то там во Франции или Англии не всем сосиски достаются, а если дойдешь до прилавка, то получишь не килограмм, а полкило самых вонючих французских сосисок, сделанных на мясокомбинате имени Жанны д'Арк. С другой стороны, мы должны были всех ненавидеть — китайцев, потому что они «ревизионисты», югославов, потому что они нас предали, но больше всех мы были обязаны ненавидеть НАТО. С полос газет и страниц журналов, с экранов телевизоров и кинотеатров, из рупоров радио нам каждый день говорили, что НАТО это что-то вроде огромного монстра, который клацает зубами, испускает смрадный дым из огненной пасти, точит свои когти, чтобы всех нас погубить.

Примерно с середины 1970-х годов наравне с газетными и телевизионными «страшилками» в Советский Союз стали проникать идеологические подрывные материалы — жвачки, сигареты, джинсы, «пласты» — виниловые пластинки с роком и джазом, журналы, видеокассеты. Работники посольств и раньше привозили, но теперь НАТО стало проникать если не в каждый дом, то в сознание многих людей, решивших поменять тягучую конфету «Тузик» на жвачку «Huba Bubba». В советской пропаганде стали публиковать карикатуры и статьи про стиляг, предающих советский образ жизни и клюющих на чужеродные для борца за идеалы коммунизма безделушки. Вот тогда становилось понятно, что НАТО — это вкусные, не виданные в СССР продукты и красивые вещи, которые можно достать только у спекулянтов.

К концу 1980-х годов НАТО не то чтобы полюбили, все советские люди понимали, что «ножки Буша», толстенькие куриные бедра, оттуда — из НАТО. Что пустые прилавки магазинов — результат санкций, к которым руку приложило НАТО — не напрямую, не решением совета министров обороны или иностранных дел, а руководства страны, основателя НАТО. Постепенно карикатурный дядя Сэм в котелке и в жилетке из американского флага становился вхож в почти каждый дом: тогда американцы не только поставляли куриное мясо в голодный Советский Союз, а потом и в независимую Россию, но и оплачивали производство птицеводства на российской территории.

Часть россиян выросла на НАТОвской курятине, которую поставляли большими партиями почти десять лет и импортируют до сих пор. С первых лет независимости России НАТО стало присутствовать в каждом доме — всем стали доступны джинсы, и даже если их шили во Вьетнаме или Таиланде, они были американским символом, обтягивающим крутые задницы российских девушек и становящиеся предметом гордости парней из бывших колхозов. А потом кинотеатры заполнили голливудские фильмы, на телевидении Зыкину и Кобзона разбавляли Майклом Джексоном и Мадонной, в кроссовках ходили почти все, даже если их склеили в Ереване. НАТО была на теле почти каждого молодого человека, покупавшего футболку с рисунками орла или американского флага.

Советская пропаганда, когда-то сидевшая в головах людей, постепенно исчезала, люди уже не боялись говорить и даже рассуждать о НАТО. Борис Ефимов покаялся и принес в редакцию Радио Свобода свои карикатуры советского времени, на которых журналисты были изображены с раздвоенными языками, с которых капал яд. Михаил Горбачев уже встречался с Рональдом Рейганом и Джорджем Бушем-старшим, получая от каждого порцию похлопываний по плечу. Потом Советский Союз прекратил свое существование — по объективным причинам, как говорят врачи, «несовместимым с жизнью». Конечно, НАТО особо и не таилась, не скрывая радость от исчезновения «империи зла».

Несмотря на то, что открывались архивы, появились публикации о НАТО, из которых можно было узнать, к примеру, о причинах создания Североатлантического блока, и одной из них был захват советскими войсками стран Восточной и Центральной Европы в последний год Второй мировой войны. О том, что НАТО, на самом деле, прежде всего политическая организация, а потом уже военная. Что в Брюсселе, штаб-квартире НАТО, работают дипломаты, а командование находится в другом небольшом бельгийском городе Монс. Что прежде чем начать какую-либо операцию, ведутся долгие переговоры, консультации, идет поиск компромиссов, прежде всего потому, что любая война — это смерти и солдат, и случайно попавших под обстрелы мирных жителей. Для СССР, а потом и путинской России НАТО — это пугало внутреннего употребления, когда зависть у Кремля к альянсу скрыть сложно, но необходимо делать все, чтобы население его постоянно боялось. И когда население живет мыслью «лишь бы не было войны», то его можно спокойно посылать на многочисленные войны.

Все годы существования НАТО с 4 апреля 1949 года был раздражителем для советской власти — они понимали, что эта организация не даст им дальше продвигаться вглубь Европы и захватывать страны, чтобы насаждать там марксизм-ленинизм. Поэтому в пропаганде всегда был внешний враг — США и НАТО, хотя понятно, что это практически одно и то же, к альянсу присоединились европейские страны, а со вступлением Турции, Азия стала сближаться с альянсом. Сейчас членами НАТО являются 29 стран, на пути к интеграции еще четыре страны, в том числе Грузия и Украина. Единственная страна — член НАТО, у которой нет собственной армии вообще, это Исландия. Для многих новых стран НАТО — гарант безопасности, как и прежде — от угрозы нападения из России.

В армиях стран НАТО около 4 миллионов военнослужащих, самая совершенная техника и вооружение. Расходы на 2015 год составили 892 миллиардов долларов. Штатная численность военнослужащих российской армии — чуть больше одного миллиона, бюджет — около 80 миллиардов долларов. Это несоответствие и отставание в технологиях вызывает истерику в российской пропаганде, но, кроме поддержки оболваненной части населения, противостоять НАТО у России нет возможности. Однако телевидение не прекращает попытки убеждать россиян в том, что почти все проблемы у России — от НАТО, которая всех подряд убивает и постоянно захватывает чужие территории. Но самый простой подсчет военных операций и войн опять ставит Россию, как и в прошлом СССР в положение постоянного и безапелляционного вруна.

Со времени создания НАТО в 1949 году, Советский Союз участвовал в многочисленных войнах — и как непосредственный участник, и как поставщик военных советников, вооружения, боеприпасов и техники.

Таким образом советская, а потом и российская армия непосредственно участвовала в 31-м военном конфликте или многолетних войнах. Силы НАТО за это период участвовали только в шести военных операциях — на территории Югославии, Афганистана, Ирака и Сирии. Остальные случаи применения армий НАТО связано с операциями по поддержанию мира в разных частях мира, как, например, контроль за проведением операции широкой коалиции «Буря в пустыне» в Персидском заливе во время войны между Кувейтом и Ираком, морская и воздушная блокада территории Югославии. Или операции НАТО по противодействию пиратской деятельности у побережья Сомали. Список всех операций НАТО есть в интернете и ознакомится с ними нет проблем.

Сейчас в отношениях России и НАТО, а точнее в их отсутствии, новый период — Кремль страшно недоволен сближением с альянсом Грузии и Украины. Причем, если у Грузии это получается давно и весьма успешно, и Россия старается их не замечать, то украинское сближение расценивается Москвой как предательство и, по меньшей мере, близкий конец света для российских имперских амбиций. Конечно, Россия уже не та, что была четверть века назад и многие достижения ширпотреба стран НАТО, как и науки искусства доступны россиянам, многие из которых считают это само собой разумеющимся. Богатые россияне, вне зависимости от того, откуда у них взялись деньги, имеют в США и странах-членах НАТО недвижимость, в портах стоят их яхты, в аэропортах — их самолеты. Но НАТО по-прежнему считается врагом, который кому-то угрожает.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349349 Олег Панфилов


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Финансы, банки > mvd.ru, 12 октября 2017 > № 2369313 Андрей Ярцев

Найти доказательство без теорем.

На раскрытие экономического преступления может уйти от двух месяцев до нескольких лет. Но БЭПовцы берут не количеством, а качеством. Ведь одна преступная группа может похитить, отмыть несколько сотен миллионов рублей, а в отдельных случаях счёт идёт на миллиарды. О том, как юридические тонкости переплетаются с экономическими нюансами, рассказал начальник отдела по борьбе с организованной преступностью и легализацией доходов, полученных преступным путем, УЭБиПК УМВД России по Тульской области подполковник полиции Андрей Ярцев.

От практиканта до начальника

На последнем курсе Тульского филиала Университета МВД России я пришёл на практику в отдел по противодействию преступлениям в кредитно-финансовой сфере и легализации доходов, полученных преступным путем, УБЭП УВД Тульской области. С тех пор прошло 18 лет. От практиканта дошёл до начальника отдела.

Сейчас у нас работают люди, которые стояли у истоков и начинали службу вместе со мной. Это одновременно и плюс, и минус. С одной стороны, мы давно понимаем друг друга с полуслова, работа отдела полностью налажена и откалибрована с ювелирной точностью. С другой - очень непросто руководить людьми, с которыми начинал службу. Они помнят меня ещё зелёным лейтенантом, и это накладывает на руководителя дополнительную ответственность.

Когда пришёл на службу, стало понятно, что знанием законов и кодексов здесь не обойтись. Приходилось часами разбираться в запутанных и непонятных экономических и бухгалтерских терминах, анализировать финансовую отчётность. Поэтому подал документы на получение второго высшего образования. Через несколько лет у меня на руках был диплом по специальности «Бухгалтерский учёт, анализ и аудит». На мой взгляд, наличие второго высшего образования для сотрудника полиции - очевидное преимущество.

Юриспруденция - это базис. Но если хочешь стать профессионалом и досконально разбираться во всех вопросах, относящихся к специализации, - этому нужно долго и усердно учиться.

Квартирный вопрос и чужие инвестиции

Когда у человека на улице вытащили кошелёк, он заявляет об этом в полицию. Факт правонарушения очевиден. А информацию о готовящихся либо уже совершённых экономических преступлениях мы чаще всего получаем из оперативных источников. Заявлений от потерпевших нет. Нет и оснований для возбуждения уголовного дела.

И мы занимаемся как раз тем, чтобы выявить сам факт преступления. Иногда на это уходит много времени - приходится проводить проверки, изучать финансовую документацию, искать нестыковки, неточности, ошибки, связывать всё это воедино, взаимодействовать с другими структурами - от следственного комитета и таможни до прокуратуры и региональных органов исполнительной власти. Только тогда начинает вырисовываться более-менее ясная картина.

Сотрудники действуют в рамках уголовно-процессуального законодательства, «раскручивая» дело и доводя его до логического завершения. В этом и есть наша специфика - в отличие от коллег из других подразделений, мы должны сначала выявить преступление, затем доказать, что оно таковым является, и только потом виновного в судебном порядке привлекут к ответственности.

Самое масштабное дело последних лет - скандал вокруг крупного тульского банка «Первый Экспресс». Преступная группа, в которую входили руководители банка, «вывела» из оборота 5,6 млрд рублей. Деньги потрачены на индивидуальные бизнес-проекты: строительство коттеджных посёлков, приобретение недвижимости, инвестиции, организацию производственных предприятий в других регионах. Таким образом финансисты хотели «прокрутить» деньги клиентов, а заработанное положить в карман. Расследование этой истории длилось несколько лет, и сейчас дело находится в стадии судебного разбирательства.

Приходится иметь дело и с «мелкими», но при этом не менее сложными случаями. Недавно завершилось расследование уголовного дела, фигурантом которого стала сотрудница крупного банка. Женщина имела доступ к данным вкладчиков и, пользуясь служебным положением, перевела их деньги на свой счёт. Этими средствами она погасила ипотечный кредит, сняв обременение со своей квартиры. Недвижимость сотрудница продала и получила абсолютно законный доход.

Нам предстояло доказать, что для погашения ипотеки женщина использовала похищенные средства и легализовала их. В итоге мошенница признана виновной и сейчас находится в местах лишения свободы. Этот пример иллюстрирует основную сложность нашей работы - доказательство совершённого экономического преступления.

«Тюремный» главарь и всероссийский масштаб

Десять-пятнадцать лет назад экономика нашей страны только набирала обороты. Сейчас же с её развитием возникают новые виды преступлений экономической направленности.

До сих пор «популярны» кредиты по фальшивым документам. Финансовые обязательства «вешают» на посторонних людей, потерявших паспорта. Приходится распутывать всю цепочку, выходить на инициаторов и непосредственных исполнителей преступного деяния. Постоянно в зоне пристального внимания подразделений экономической безопасности находятся кредитные учреждения и микрофинансовые организации, выдающие краткосрочные займы под огромные проценты.

В начале моей службы каждый случай «банковского» мошенничества казался очень сложным. Но теперь я считаю, что прошлые дела были всего лишь «разминкой» по сравнению с теми, которые приходится выявлять сейчас. Десять лет назад под определение «фальшивомонетчик» попадали, например, студенты, которые распечатывали купюры на обычном струйном принтере и расплачивались ими в ближайшем ларьке. Сегодня фальсификаты того времени были бы признаны «содержащими явные признаки подделки», и привлечь изготовителей и сбытчиков к ответственности за фальшивомонетничество вряд ли бы удалось. Сейчас в каждом маленьком магазине есть прибор, способный моментально отличить наскоро подделанную купюру от оригинала, да и продавцы обучены элементарным способам распознавания фальшивок.

Поэтому преступники используют более изощрённые методы, дорогостоящее оборудование и новые технологии, постоянно повышая качество своей «продукции». Поддельные купюры получаются очень качественными - определить их происхождение могут лишь специалисты.

В 2013 году мы вели дело организованной преступной группы, занимающейся изготовлением и распространением фальшивок по всей России. Печатали купюры в Северо-Кавказском регионе, оптовыми партиями доставляли в Москву, а уже оттуда фальшивки растекались по регионам - Воронеж, Тула, Липецк. Обороты у преступников были огромные, счёт шёл на десятки миллионов. В итоге на скамье подсудимых оказались семь активных членов ОПГ, все они получили реальные сроки заключения.

Дело для учебника по криминалистике

В этой истории ОПГ, занимающуюся перевозкой и сбытом фальшивых денег организовал преступник, отбывающий наказание в колонии строгого режима.

Мужчина был осуждён за незаконное хранение оружия. В тюрьме ему удалось сколотить ядро группировки из заключённых, которые должны были вскоре освободиться. Выйдя на волю, они нашли исполнителей, организовали канал поставки, наладили систему сбыта. Сидящий в колонии главарь по своим каналам контролировал «работу», регулярно получал отчёты и раздавал указания. Когда преступную схему удалось окончательно распутать, ему оставалось сидеть около двух лет. В связи с новыми обстоятельствами приговор пересмотрели - организатору добавили ещё 12 лет и ужесточили условия пребывания. Так что вернуться к своему промыслу он теперь вряд ли сможет.

Наверное, самый большой плюс работы в подразделении УЭБиПК - это масштаб деятельности. Результаты нашей службы напрямую сказываются на экономической ситуации в регионе и потенциально являются одним из факторов снижения социальной напряжённости. Когда ты чувствуешь значимость твоего вклада, понимаешь, какой резонанс вызовет итоговый результат - появляется сильная мотивация довести дело до конца, несмотря ни на что. Признаюсь, очень приятно и лестно ощущать себя причастным к чему-то большому. Ну и, конечно, искренне благодарен всем коллегам. Ведь все наши достижения - это общая заслуга.

Записал Леонид ПОЧЕКИН

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Финансы, банки > mvd.ru, 12 октября 2017 > № 2369313 Андрей Ярцев


США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 12 октября 2017 > № 2349402 Михаил Горбачев

Михаил Горбачев: моя просьба к президентам России и Соединенных Штатов

Михаил Горбачев | The Washington Post

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный СССР и США 30 лет назад, "теперь оказался в опасности", пишет в статье, опубликованной в The Washington Post, экс-президент СССР Михаил Горбачев. (Текст приведен в переводе с сайта The Washington Post. Русскоязычный вариант статьи опубликован на сайте "Российской газеты" под названием "Нужно искать выход". - Прим. ред.).

Упомянув, что "с обеих сторон звучат призывы отказаться от Договора" о РСМД, Горбачев обращается к президентам России и США.

"Я призываю Россию и США подготовить и провести полномасштабный саммит по всему ряду вопросов", - пишет он, рекомендуя на этой встрече в верхах "сосредоточиться на проблемах сокращения ядерных вооружений и укрепления стратегической стабильности". Горбачев подчеркивает: если система контроля ядерных вооружений рухнет, последствия будут гибельными.

"Я уверен, что подготовка совместного заявления президентов о приверженности двух стран Договору о РСМД, - реалистичная цель. Одновременно можно было бы урегулировать технические вопросы; в этих целях могла бы возобновить свою работу совместная контрольная комиссия в рамках Договора о РСМД. Я убежден, что при наличии "импульса" со стороны двух президентов генералы и дипломаты смогут достичь соглашения", - пишет Горбачев.

"Сегодня перед нами стоит двойная трудная задача: предотвратить крах системы "ядерных договоренностей" и обратить вспять ухудшение американо-российских отношений. Пора сделать первый шаг", - заключает автор.

США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 12 октября 2017 > № 2349402 Михаил Горбачев


Киргизия. Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 11 октября 2017 > № 2369353 Данияр Абдыкаров

Открывая новые сферы партнёрства.

Наш собеседник – заместитель Министра внутренних дел Кыргызской Республики полковник милиции Данияр Абдыкаров, курирующий оперативные службы, в том числе криминальную милицию, подразделения по противодействию экстремизму и незаконной миграции, следственные органы.

Данияр Сатарбаевич Абдыкаров родился 30 мая 1975 года в г. Ош. Окончил Бишкекскую высшую школу милиции. С 1994 по 1998 год служил оперативным сотрудником УВД г. Бишкека. С 1998 по 2001 год – на оперативной работе в Главном управлении уголовного розыска (ГУУР) МВД Кыргызской Республики.

С 2001 по 2016 год находился на руководящих должностях УВД – ГУВД г. Бишкека, УВД – ГУВД Чуйской области, УВД Таласской области и Центрального аппарата (ЦА) МВД Кыргызской Республики.

22 февраля 2016 года назначен заместителем Министра внутренних дел Кыргызской Республики. Удостоен ряда государственных и ведомственных наград.

– Данияр Сатарбаевич, вот уже почти 93 года подразделения кыргызской милиции выполняют задачи по обеспечению общественной безопасности и борьбе с преступностью. Как Вы оцениваете уровень этой работы на современном этапе?

– Да, в ноябре этого года нашей милиции исполнится 93 года. Если говорить о достижениях, то самое главное, мы надёжно обеспечиваем безопасность наших граждан, достойно боремся с преступностью. Показатели деятельности милиции свидетельствуют, что борьба с преступностью с каждым годом становится всё эффективнее.

– Как Вы оцениваете криминогенную ситуация в республике?

– Анализ состояния криминальной обстановки показывает, что за последнее время происходит уменьшение темпов роста преступности. Органы внутренних дел республики добились устойчивого снижения количества регистрируемых преступлений, которое наблюдается на протяжении последних пяти-шести лет. Можно утверждать, что нам удалось добиться заметной стабилизации криминогенной ситуации. На территории страны проводятся комплексные оперативно-профилактические мероприятия и кодовые рейдовые операции. Эти меры положительно влияют на снижение уровня уличной преступности, количества грабежей, разбойных нападений.

Основные усилия министерства сейчас сконцентрированы на наиболее важных направлениях борьбы с преступностью, проведении профилактических мероприятий с максимальным использованием имеющихся сил и средств.

– Как показывают последние события, в республике заметно возросла активность международных экстремистских и террористических организаций по дестабилизации общественно-политической ситуации в стране. Что в этой связи предпринимают структурные подразделения МВД, в чьи задачи входит борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом?

– Противодействие религиозному экстремизму и предупреждение терроризма является одной из приоритетных задач Министерства внутренних дел Кыргызской Республики, и в данном направлении во взаимодействии с другими государственными органами на постоянной основе проводится целенаправленная работа.

За семь месяцев текущего года на территории Кыргызской Республики органами внутренних дел выявлено 421 преступление экстремистской направленности, возбуждено 153 уголовных дела, изъято 6 233 материала религиозно-экстремистского содержания. Это листовки, книги, газеты, журналы и брошюры, рукописные конспекты, компьютерная техника, аудио- и видео-, а также электронные носители, ноутбуки и планшеты, телефоны, помимо этого, боеприпасы и оружие.

Также актуальной задачей Министерства является выявление граждан, принимавших участие в деятельности незаконных вооружённых формирований за рубежом, с целью своевременного пресечения возможной террористической и экстремистской деятельности с их стороны.

За текущий период 2017 года МВД республики и его территориальными подразделениями выявлено 111 фактов, связанных с террористической деятельностью, из которых 95 – имеют отношение к вербовке и переправке граждан Кыргызской Республики в зарубежные страны, где происходят вооружённые конфликты. По 45 фактам возбуждены уголовные дела, по остальным – проводятся дополнительные оперативно-разыскные мероприятия.

Только карательными мерами ситуацию в религиозной сфере не исправить. Здесь надо делать ставку прежде всего на просвещение, процесс этот длительный, поэтому, чтобы поставить заслон радикальным идеям, необходим целый комплекс мер: пропаганда традиционного ислама в молодёжной среде, качественное образование в школах и вузах, поддержка культурной составляющей, духовных ценностей в обществе, менталитета и обычаев народа. Необходим постоянный диалог всех сил общества и государства, предполагающий уважение чувств верующих.

В настоящее время сотрудниками Министерства проводится работа по повышению компетентности и квалификации духовенства, которая является фактором первостепенной важности в борьбе с радикальными течениями, активизируется роль СМИ в борьбе с радикализмом с целью своевременного информирования населения о негативных последствиях экстремизма, усиливается роль институтов гражданского общества по вопросам предупреждения экстремизма во взаимодействии с государственными органами.

– Расскажите, пожалуйста, о борьбе с наркопреступностью на территории Кыргызской Республики.

– Проблема незаконного оборота наркотических средств продолжает оставаться одной из самых актуальных в мире. Наркобизнес приобрёл ярко выраженный международный характер. Ему присущи такие транснациональные черты, как организованность, создание устойчивых наркотрафиков, налаженный механизм отмывания денег, наличие влиятельных покровителей, в том числе и в правоохранительных органах. Более того, в последние годы наркоэкспансия становится всё более агрессивной, превращается в главный источник угрозы генофонду, вследствие чего становится чуть ли не доминирующим фактором, угрожающим национальной безопасности государств Центрально-Азиатского региона.

Для Кыргызстана наркобизнес крайне опасен ещё и из-за его географического положения. Мы – транзитная страна. Через территорию республики проходит наркотрафик. Часть наркотиков оседает внутри страны и отравляет наше население. За счёт наркотрафика существуют местные, в том числе экстремистские, группировки. Если бы не этот поток наркотиков, то они оказались бы на голодном пайке.

Поэтому мы уделяем особое внимание выявлению и пресечению каналов контрабанды крупных партий наркотических средств афганского происхождения, проходящих через территорию Кыргызской Республики. Эти мероприятия обычно проводятся при активном сотрудничестве с другими компетентными органами и приводят к изъятию особо крупных партий наркотиков.

Рассказывая о работе по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, необходимо отметить совершенствование законодательной и нормативно-правовой базы и изменения в структуре правоохранительных органов Кыргызской Республики. В декабре 2016 года в Министерстве внутренних дел республики была образована Служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (СБНОН), куда вошли ГУБНОН МВД и ликвидированная Государственная служба по контролю наркотиков.

При координирующей роли СБНОН МВД Кыргызской Республики с привлечением сил и средств Государственного комитета национальной безопасности, Государственной таможенной службы при Правительстве Кыргызской Республики, Государственной пограничной службы и Государственной службы финансовой разведки при Правительстве Кыргызской Республики была организована и проведена антинаркотическая операция «Канал – Западный заслон». Эта антинаркотическая операция государств – членов ОДКБ осуществляется ежегодно под эгидой Совета коллективной безопасности ОДКБ и Координационного совета руководителей компетентных органов по противодействию незаконному обороту наркотиков (КСОПН).

Основные итоги оперативно-служебной деятельности СБНОН за восемь месяцев текущего года – это изъятие из незаконного оборота свыше 11,5 тонны наркотических средств всех видов, в том числе: героина – около 62,5 кг, опия – более 9 кг, гашиша – свыше 170 кг, марихуаны – более 345 кг, каннабиса – около 10 тонн.

Самые крупные задержания состоялись в марте текущего года в Бишкеке. Сотрудниками службы были успешно проведены специальные операции, направленные на выявление и пресечение канала контрабанды особо крупной партии наркотического средства афганского происхождения через территорию Кыргызской Республики. Так, например, в автомашине гражданина Таджикистана было обнаружено наркотическое средство «героин» весом более 8 кг. Также в марте 2017 года задержан гражданин Кыргызстана с более чем 7,5 кг героина. В августе текущего года в Иссык-Кульской области задержан местный житель, в доме которого обнаружено и изъято наркотические средства «гашиш» весом около 60 кг и «марихуана» весом 41 кг 500 г.

В целом на борьбу с наркопреступлениями и наркоманией расходуются большие ресурсы – и материальные, и человеческие. Но для успеха в этой борьбе необходима помощь всего общества – медиков, педагогов, родителей, всех, кому небезразлична судьба новых поколений. Только сообща мы сможем успешно противостоять этому злу.

– Преступность во всём мире приобретает транснациональный характер. Как идёт борьба с международными организованными преступными группировками?

– Транснациональная организованная преступность не останавливается на достигнутом, а постоянно трансформируется, адаптируется к рынку и порождает новые виды преступности. Она оказывает деструктивное воздействие на экономику, общественные процессы и демократические институты, поэтому действует разрушительно для любого государства и общества. К тому же, транснациональную преступность характеризует мобильность, игнорирование национальных границ.

К числу основных разновидностей транснациональной преступности можно отнести торговлю людьми, неправомерное завладение и перегон автотранспортных средств, незаконный оборот наркотиков, незаконную миграцию и др. Безвизовый режим с некоторыми соседними государствами облегчает передвижение больших потоков мигрантов, в том числе и преступников. В силу ряда социально-экономических и географических причин Кыргызстан вовлечён в зону действия организованной сети преступных групп. В результате осуществления Плана взаимодействия МВД стран СНГ и пограничных служб преступные элементы лишены возможности скрываться от правосудия на их территориях.

Свежим примером активной борьбы с транснациональной преступностью может служить недавний факт задержания сотрудниками МВД Кыргызской Республики гражданина Таджикистана, у которого при проверке документов на автомобиль было выявлено несоответствие номеров на кузове машины с данными технического паспорта транспортного средства. Позже выяснилось, что данный автомобиль проходил по уголовному делу, возбуждённому на территории Российской Федерации по статье «Убийство». Бывший владелец автомашины, занимавшийся угонами транспортных средств, был убит, после чего автомобилем завладели неизвестные лица. Следственными органами республики в настоящее время проводится расследование всех обстоятельств дела.

За последние пять лет сотрудниками МВД Кыргызской Республики в общей сложности задержано 39 автотранспортных средств, числящихся в розыске и угоне на территории Российской Федерации и Республики Беларусь. Из них две автомашины были угнаны из Германии, две – из Казахстана, 35 – из России. Совместными усилиями установлены и члены устойчивых преступных групп, в число которых входят граждане России, Беларуси, Таджикистана, Украины и Кыргызстана.

Работа в данном направлении, как правило, ведётся в тесном сотрудничестве с НЦБ «Интерпол» и коллегами из БКБОП СНГ, МВД России, МВД Республики Казахстан, МВД Таджикистана и МВД Республики Беларусь, в соответствии с соглашениями о сотрудничестве стран СНГ в борьбе с преступностью и хищениями автотранспортных средств.

В противодействии транснациональным преступным группам нам большую помощь оказывают международные правоохранительные организации.

– Расскажите, пожалуйста, о работе по раскрытию наиболее резонансных преступлений.

– В текущем году органами внутренних дел республики проделана огромная работа по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, имевших широкий общественный резонанс. Приведу несколько примеров.

Следственным управлением и оперативными службами МВД Кыргызской Республики и ГУВД г. Бишкека выявлена и обезврежена организованная преступная группа, ранее совершавшая разбойные нападения и кражи имущества из организаций и учреждений на территории г. Бишкека и Чуйской области. На счету данной преступной группы – многочисленные громкие резонансные преступления, в том числе разбойные нападения и кражи с целью завладения денежными средствами в крупном размере, хищение большого количества огнестрельного оружия. В результате грамотных действий оперативных и следственных подразделений ОВД все преступления, совершённые данной группой, раскрыты.

6 февраля текущего года в центре Бишкека было совершено разбойное нападение на китайский ресторан «Цзи Сянь». В это заведение ворвались вооружённые люди в масках, которые угрожая персоналу и посетителям, забрали из кассы 100 тысяч сомов, после чего скрылись в неизвестном направлении. Благодаря скрупулёзной работе следователей и оперативников эта преступная группа была задержана, в ходе дальнейших следственных действий установлена причастность задержанных лиц к другим громким преступлениям.

В частности, в апреле 2017 года на территории г. Бишкека эта же преступная группа ночью проникла в здание частного охранного агентства и похитила из оружейной комнаты большое количество огнестрельного оружия: карабины марки «Сайга-410» в количестве 9 шт., травматические пистолеты марки «МР-471» в количестве 10 шт., а также пистолеты марки «ИЖ-71» в количестве 3 шт. Они же в мае – июне текущего года совершили ряд краж с проникновением в здания учреждений и организаций, откуда были похищены денежные средства в крупном размере.

При проведении следственных действий установлены все участники преступной группы, один из которых был объявлен в межгосударственный розыск и, благодаря взаимодействию сотрудников МВД Российской Федерации и Кыргызстана, задержан в Москве. Другой активный участник преступной группы, ранее неоднократно судимый за разбой, изнасилование и грабёж, также скрывался от правосудия. В июне этого года обвиняемый был объявлен в межгосударственный розыск. 21 июля 2017 года в ходе совместных оперативно-разыскных мероприятий сотрудников МВД Казахстана и Кыргызстана разыскиваемый гражданин был задержан. Похищенное преступной группой оружие было найдено на территории дачных участков в Чуйской области.

Одним из резонансных раскрытий этого года можно назвать также задержание и изобличение преступной банды скотокрадов, орудовавшей в основном на территории южных областей республики. На счету данной группы – более 30 эпизодов краж скота. Сумма ущерба, нанесённая данной преступной группой, составляет несколько миллионов сомов.

– И последний немаловажный вопрос – о международном сотрудничестве. Что делается в этом направлении?

– Сотрудничество между министерствами внутренних дел стран СНГ развивается в многостороннем формате в рамках таких интеграционных объединений, как СНГ, ЕврАзЭС, ШОС, ОДКБ. На площадке СНГ оно осуществляется в соответствии с межгосударственной программой совместных мер борьбы с преступностью, а также межгосударственными программами по борьбе с различными видами преступлений на территории СНГ. Как показывает практика, реализация данных межгосударственных программ даёт свои положительные результаты.

Противодействие международному терроризму, выявление и пресечение деятельности региональных экстремистских организаций осуществляется в тесном взаимодействии МВД Кыргызской Республики, МВД Казахстана, МВД Российской Федерации и МВД Таджикистана. Немаловажная роль в этих процессах отводится нашим уполномоченным сотрудникам – заместителю директора БКБОП от МВД Кыргызской Республики Аскату Алиеву и представителю Министерства внутренних дел Кыргызстана в МВД Российской Федерации Абдраиму Салимову. Благодаря их работе органы внутренних дел наших государств открывают для себя новые сферы партнёрства.

Бакыт Сеитов

Киргизия. Россия. СНГ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > mvd.ru, 11 октября 2017 > № 2369353 Данияр Абдыкаров


Россия > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 10 октября 2017 > № 2346481 Сергей Качкин

Государственных наград им не положено.

На вооружении органов внутренних дел стоит немало различных спецсредств. Эффективность их применения бывает разной. Но есть одно, которое не откажет в самый решающий момент, постоянно готово к работе, обязательно поможет не только выполнить поставленную задачу, но и способно защитить, закрыть собой полицейского. Это служебная собака.

О работе этих замечательных животных наш сегодняшний разговор с начальником Центра кинологического обеспечения Министерства внутренних дел России полковником полиции Сергеем КАЧКИНЫМ.

- Сергей Анатольевич, существует огромное количество собачьих пород. Они отличаются не только экстерь­ером, но и характерами, способностью к обучению, иными качествами. Какими принципами вы руководствуетесь в отборе будущих четвероногих полицейских?

- Выбор породы собак целиком и полностью лежит на руководителе того или иного кинологического подразделения. Однако сегодня, когда цели и задачи полиции усложняются, появляются общие требования. К примеру, раньше у нас было много спаниелей и лабрадоров, которые теперь безоговорочно уступили лидерство породе на все времена, от которой мы никогда не сможем отказаться - немецкой овчарке. Кроме того, отлично зарекомендовали себя в службе ротвейлеры, бельгийские овчарки, прежде всего малинуа.

Курс в этом направлении мы взяли главным образом потому, что при значительно увеличившихся объёмах работы мелкие собаки не всегда справляются с теми задачами, которые стоят перед кинологической службой. Так, в поиске наркотиков очень часто использовались спаниели и лабрадоры. Но ведь работа всегда связана с большим риском, прежде всего для сотрудника. Бельгийская овчарка - это сильное животное, которое может постоять и за себя, и за своего проводника. А мелкая собачка? Вот поэтому курс был взят на то, чтобы пёс, помимо розыска, мог ещё выполнять и защитные функции.

- Вы с особой теплотой отозвались о немецких овчарках. Можно ли сказать, что это универсальная собака?

- Она всегда была и останется таковой.

- И всё же, как вы сказали, всё сильнее чувствуется «конкуренция» со стороны овчарок бельгийских…

- Действительно, в последние годы в системе МВД всё больше появляется собак этой породы. Не ошибусь, если скажу, что по количеству они уже почти сравнялись с немецкой овчаркой. Потому что и характер, и темперамент, и желание работать, ну и потенциал по выносливости у них гораздо выше.

- Как мы поняли, задач, где предполагается использование служебных собак, становится всё больше. В каких же случаях подключаются кинологические подразделения?

- Может быть, это и давно избитая фраза, но то, что ни одна наука в ближайшие годы не сможет заменить собачий нос - это факт. В последнее время, когда в стране происходит большое количество массовых мероприятий разного уровня, нагрузка на кинологическую службу постоянно возрастает. Кинологам приходится работать в самых различных условиях: и в дождь, и в грязь, и в снег. Для этого и подбираются такие собаки, которые смогли бы долго сохранять работоспособность. Использовать же животное можно по любому направлению службы, вплоть до поиска взяток. Поверьте, и такое возможно, потому что, повторюсь, границ применению собак не существует.

- А откуда вообще берутся собаки в подразделениях органов внутренних дел?

- Здесь есть определённые проблемы. Дело в том, что в рамках Федерального закона о госзакупках собак мы должны покупать на конкурентной основе, допустим, через аукцион. Можно без нежелательных последствий приобрести стадо коров, но нельзя купить стаю собак. Потому что их отбор идёт исключительно индивидуально. Для этого центром разработана масса рекомендаций, осуществляется специальное обучение. В первую очередь нас интересуют здоровье собаки и её желание работать. А выявить это можно только целой серией тестов. И только после этого делается заключение: годен ли пес к службе или нет.

- Каким образом подбирается конкретная собака конкретному сотруднику полиции? Бывает ли такое, что «пара» не сработалась и собаке ищут другого напарника?

- Что-то не припомню таких случаев. Наша служба уникальна тем, что случайные люди здесь практически не задерживаются. Как можно заставить человека любить животное, если у него выработано абсолютно противоположное отношение? Если человек идёт на службу с душой, с любовью к своему питомцу, вот тогда и формируется работоспособный и эффективный тандем.

- Существует устоявшийся образ из кинофильма «Ко мне, Мухтар!», где Юрий Никулин в роли милиционера Глазычева приводит свою собаку домой, берёт пса на прогулку в выходной, то есть практически с ней не расстаётся. В жизни существуют такие же отношения между кинологами и их питомцами или для сотрудников это только работа?

- Если мы говорим о хорошей работе пары «человек-собака», то этот дуэт складывается только на взаимопонимании. Более того, многие сотрудники держат собак у себя дома. Если посадить животное в вольер и уйти на двое-трое суток, ничего путного не получится. Собака очень чутко реагирует на отношение к себе и платит человеку тем же.

- Как протекает служба полицейских собак? Какие поощрения для них предусмотрены?

- Мы приобретаем животных в возрасте двух месяцев. По достижении годовалого возраста принимается решение о его годности к дальнейшей работе. Предельный срок службы собаки, согласно нормативным актам, - 8 лет. Но если она сильна и здорова, может служить дольше ровно столько, сколько может. Каких-то жёстких ограничений нет.

Что касается поощрений, наверное, для собаки лучшая награда - похвала провод­ника за хорошо выполненную работу. А на спортивных состязаниях им, как любым победителям любых соревнований, вручаем медали. Государственных наград животным, увы, пока не предусмотрено.

- Вопрос не как руководителю полицейской службы, а как признанному специалисту, профессионалу собаководства. Нередко в городах граждане заводят собак бойцовых пород. Оправдано ли это? И к чему следует быть готовым человеку, который решил завести такого «грозного» друга?

- Я принципиально не согласен с формулировкой «опасная собака». Да, есть бойцовские породы. Но всё-таки за каждой собакой стоит человек. И если хозяин делает из своего подопечного дикого зверя, если он пренебрегает общими правилами совместного существования, так сказать, «жития-бытия», тогда, естественно, возникнут проблемы. И поднимается шум, мол, собака виновата. Не бывает такого! Всегда виноват только человек. Поэтому, считаю, должна быть установлена ответственность граждан за поведение своих воспитанников.

Кстати, согласно статистике, чаще люди подвергаются нападениям со стороны представителей мелких пород. Причём главным образом своих хозяев кусают кокеры и пудели.

- Сергей Анатольевич, дайте рекомендации, как себя вести, если во дворе, на улице бездомная собака начала проявлять агрессию по отношению к человеку? Как не раззадорить животное ещё больше и избежать травм?

- В основном укусы являются следствием того, что человек начинает нервничать, кричать, размахивать руками. В такой ситуации животное, по своей физиологии, по своей природе, всегда отвечает агрессией на угрозу. Спокойно стоящего человека собака никогда не укусит.

Беседу вели Станислав КОМИССАРОВ и Андрей ШАБАРШОВ

Россия > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 10 октября 2017 > № 2346481 Сергей Качкин


Великобритания. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inopressa.ru, 10 октября 2017 > № 2345473 Пол Мейсон

Главные угрозы Британии - Россия и джихадисты, и оборонная политика должна отражать это

Пол Мейсон | The Guardian

Пол Мейсон критикует в The Guardian стратегию развития британской обороны, представленную в 2015 году.

"Единственное, чего не хватало в этом мелькании карт и организационных диаграмм, так это четкого понимания изменяющихся угроз Великобритании", - утверждает журналист.

"Как понятно теперь, речь идет о терроризме джихадистов, приверженцев "Исламского государства"*, и гибридной войне, которую ведет со всеми западными демократиями Владимир Путин. Даже в 2015 году было ясно, что главная и стратегическая угроза мировому порядку пришла со стороны односторонних действий Москвы. Крым аннексирован, Украина в практических целях расчленена, массовое убийство пассажиров рейса MH-17 устроено повстанцами, которых защищает и вооружает Россия. Тем не менее, стратегия безопасности озаботилась торговыми проблемами, бюджетом на оказание помощи, показной военно-морской базой в Бахрейне и учебными миссиями в Малайзии и Сингапуре", - говорится в статье.

"В сердцевине этой стратегии была защита "международного миропорядка, основанного на правилах, и его институтов". Однако с 2015 года в этом основанном на правилах мировом порядке появились две большие дыры. Во-первых, британские избиратели решили разломать один из его жизненно важных институтов - ЕС. Затем Кремлю удалось так эффективно манипулировать американской избирательной системой, что человек, находящийся под следствием из-за связей с российской разведкой, теперь является главнокомандующим американской армией", - заявляет журналист.

"Основанный на правилах мировой порядок находится в беспорядке, место Великобритании в нем неясно - а возможности британской армии урезаются под диктовку бюджета строгой экономии, в котором нет смысла. Что же касается министра иностранных дел - лица, номинально ответственного за решение этих проблем, - как кажется, он не усидит на этом посту достаточно долго, чтобы их обмозговать", - пишет Мейсон.

"Изменившийся паттерн терактов этим летом побудил нас собраться и централизовать разведывательные ресурсы, а также переосмыслить антитеррористические тактики. Это хорошо. Но спросите, что мы делаем в связи с попыткой Путина расчленить Европу, и самым честным ответом будет: "Помогаем ему", - указывает автор.

"Никто не может предсказать, как существующие угрозы Великобритании будут эволюционировать. Но, когда вы видите Испанию, терзаемую гражданскими протестами, и некоторые части Германии, отдающие крайне правым более 20% голосов, разумно полагать, что эти угрозы будут нарастать в Европе. Все, о чем мы можем попросить военных технократов, - назначить силы, способные реагировать на эволюционирующий вызов, и оснастить их оборудованием, достаточно гибким для этой цели, - говорится в статье. - У правительства мы можем попросить стратегической ясности и денег. Пока нет ни того ни другого".

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Великобритания. Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inopressa.ru, 10 октября 2017 > № 2345473 Пол Мейсон


США. СФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345100 Леонид Бершидский

Зачем вообще США вмешались в сирийский конфликт?

Бывший министр обороны Соединенных Штатов Эш Картер описывает в своих мемуарах действия, у которых мало сторонников на Ближнем Востоке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Откровенные мемуары бывшего министра обороны Соединенных Штатов Эша Картера (Ash Carter) предоставляют редкую возможность лучше понять стратегию президента Барака Обамы еще до того, как она станет достоянием истории. Однако в результате многочисленных глубоких наблюдений автора возникает вопрос: А зачем вообще Соединенные Штаты ввязались в это дело?

Очевидной целью публикации подробных воспоминаний Картера является определение его собственной роли в нанесении поражения «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим ред.). Бывший министр обороны утверждает, что активные операции против «Исламского государства» и конкретный план ведения боевых действий, который, по мнению Картера, до сих пор реализуется Соединенными Штатами и союзными силами (две «красные стрелки» указывают на Мосул и Ракку), принял определенную форму только после его назначения на должность в феврале 2015 года.

Но если отставить в сторону его заботу о самом себе, то следует сказать, что в 45-страничной публикации Картера описываются действия, которые имели мало сторонников в этом регионе.

Картер полагает, что вывод американских войск из Ирака и стал причиной возникновения «Исламского государства». Но даже после того как эта террористическая группировка образовала свое «государство», «люди этого региона не были против возвращения вооруженных сил в том количестве, которое необходимо для вторжения», — подчеркивает бывший министр обороны. В течение двух лет пребывания на посту министра обороны Картер вынужден был «уговаривать (иракского) премьер-министра (Хайдера) аль-Абади принять большее количество американских солдат (это был спорный вопрос для внутренней политики Ирака). Иракские силы тоже первоначально не хотели воевать, что вызывало откровенное возмущение Картера и американских генералов, подталкивавших иракцев к активным действиям.

Сирийское правительство президента Башара Асада, конечно же, еще меньше приветствовало вмешательство Соединенных Штатов, даже когда идея вашингтонской администрации состояла в формировании с чистого листа местных сил для борьбы с «Исламским государством» «с помощью рекрутирования отдельных боевиков, формирования из них новых подразделений и повторного направления их для ведения боевых действий в Сирии». Хотя, как подчеркивает Картер, идея состояла в том, что эти боевики не будут вовлекаться в гражданскую войну в Сирии, Асад прекрасно понимал, что американцы думали о нем. Затем в игру вступил Картер и изменил план. «Почти все реальные боевики уже были частью созданных ad hoc (в переводе с латинского: специально, для конкретной цели — прим. ред.) группировок и все они хотели воевать против Асада, а также против «Исламского государства», — отмечает он.

Уже после того как Соединенные Штаты согласились на этот вариант, Асад представил российскому президенту Владимиру Путину свою картину происходящего. Путин увидел в этом вмешательство Соединенных Штатов в гражданскую войну, попытку устроить смену режима — против этого он резко возражал в случае с Ливией и даже вступил в спор с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым, позволившим Западу беспрепятственно вмешаться в этот конфликт. За счет вооружения и подготовки настроенных против Асада группировок администрация Обамы — и лично Картер, если это он, на самом деле, обеспечил изменение стратегии — смогла втянуть Россию в этот конфликт.

Путин в сентябре 2015 года начал российскую военную операцию, и Картер вспоминает настойчивые попытки российской стороны установить какую-либо модель сотрудничества с Соединенными Штатами. «С самого начала Россия пыталась ассоциировать нас и проводившуюся против «Исламского государства» кампанию с тем, что она сама делала в Сирии — Москва постоянно говорила всему миру о своем желании координировать с нами свои усилия и сотрудничать с нами, а также просила делиться данными о целях и разведывательной информацией», — отмечает Картер. Он резко выступил против такого предложения по трем основным причинам.

Во-первых, координация с Россией, близкой союзницей Ирана в Сирии, могла бы ослабить решимость премьер-министра Ирака Абади работать вместе с Соединенными Штатами. Во-вторых, это могло связать Соединенные Штаты с «бесчеловечной» российской военной кампанией (в лучшем случае сомнительная причина с учетом многочисленных жертв среди гражданского населения, вызванных ударами возглавляемой Соединенными Штатами коалиции). И, в-третьих — на мой взгляд, это было наиболее важным для администрации Обамы, — «подобное решение было бы опрометчивым шагом, в результате которого России незаслуженно получила бы лидерскую роль на Ближнем Востоке».

Неудовлетворительное взаимодействие с Россией и борьба Картера, направленная на то, чтобы лишить Госдепартамент возможности заключить сделку с Путиным — она предусматривала военную координацию, а не только деэскалацию, — описывается в главе под названием «Вредители и пассивные созерцатели» (spoilers and fence-sitters). Помимо России и Ирана, в эту категорию входит Турция, которая, по мнению бывшего министра обороны, «создавала наибольшее количество сложностей при проведении этой кампании». А также соседние арабские государства, страны Персидского залива, которые, как отмечает Картер, «активно занимались лоббированием и проведением пиар кампаний, однако все эти действия по какой-то причине никогда не превращались в операции на поле боя».

Резюмируя, следует сказать, что общие интересы Соединенных Штатов не были четко определены в отношениях с Ираком, Ираном, Россией, Турцией, правительством Асада в Сирии и государствами Персидского залива. А были ли вообще у Соединенных Штатов союзники, полные энтузиазма?

Ну, были некоторые среди настроенных против Асада повстанцев (за исключением тех, кто был предан исламистским целям) и, в основном, курды. Поддержка курдов Соединенными Штатами была главной причиной того, что Турция из союзника превратилась во «вредителя». Но, по крайней мере, хоть кто-то хотел, чтобы Соединенные Штаты были вовлечены, однако причины этого были больше связаны не с «Исламским государством», а мечтой курдов о суверенном государстве. Иракские курды недавно проголосовали за свою независимость, подтвердив тем самым все те опасения, которые были у Абади в отношении операции Соединенных Штатов против Исламского государства.

Ведя борьбу с «Исламским государством», Соединенные Штаты умудрились наступить на «больные мозоли» всем участникам событий в этом сильно пострадавшем и взрывоопасном регионе, который с подозрением относился к вмешательству Соединенных Штатов после авантюр в Ираке и в Ливии. Картер в своей публикации проливает свет на то, как это случилось, а также на механику нанесения поражения «Исламскому государству». Он объясняет, почему мир в этом регионе не будет гарантирован даже после победы над исламским государством — сам Картер озабочен тем, что «усилия международного сообщества по стабилизации и управлению отстают от военной кампании». В своих воспоминаниях Картер также задает вопрос: А можно было бы добиться более устойчивого решения, если бы Асад и его союзники, с одной стороны, и Турция, с другой стороны, сами бы решали проблему с «Исламским государством» без вмешательства Соединенных Штатов?

Однако не имеет смысла рассуждать о том, что не произошло. Вовлеченность Соединенных Штатов лишь возросла после ухода администрации Обамы, а политическая стабильность в Сирии и в Ираке стала еще более труднодостижимой на фоне попыток наций Ближнего востока и вооруженных группировок привыкнуть к треугольнику влиятельных политических брокеров в составе Соединенных Штатов, России и Турции. Картер может с гордостью говорить о том, что он внес свою лепту в создание этой новой и неустойчивой конфигурации.

Высказанные в этой статье взгляды не обязательно отражают позицию редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

США. СФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345100 Леонид Бершидский


Россия. СФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 9 октября 2017 > № 2346126 Игорь Медведев

У нас формируются звёзды и звёздочки.

В этом году Сибирский юридический институт МВД России отмечает 55-летие. О деятельности вуза в сфере международного сотрудничества и не только нам рассказал начальник института генерал-майор полиции Игорь МЕДВЕДЕВ.

- После упразднения ФСКН России в 2016 году Сибирский юридический институт перешёл в ведение МВД России. Что изменилось?

- Мы вновь стали членами большой команды образовательной системы МВД России. Появилась возможность обмениваться опытом, методическими разработками с коллегами из других ведомственных вузов. С возвращением в Министерство внутренних дел Российской Федерации мы возродили образовательные программы дополнительного образования.

Главное новшество - на базе института одновременно с курсантами обучаются слушатели факультета профессиональной подготовки, в том числе сотрудники полиции, только что принятые на службу. Вуз стал профильной площадкой и для тех, кто, придя служить в полицию, проходит базовое профессиональное обу­чение, и для тех, кто получает высшее юридическое образование на факультете заочного обучения.

Сибирский юридический институт МВД России по-прежнему специализируется на подготовке специалистов для подразделений наркоконтроля как в Российской Федерации, так и за её пределами.

- Расскажите подробнее о деятельности СибЮИ МВД России за рубежом.

- Международное сотрудничество - одновременно и повод для гордости, и трудоёмкий процесс. С 2012 года преподаватели Сибирского юридического института МВД России проводят выездные тренинги в Перу, Узбекистане и Казахстане. В институте на курсах повышения квалификации обучаются специалисты антинаркотических подразделений Афганистана, Пакистана, стран Центральной Азии. На базе института и при проведении выездных курсов повысили квалификацию 700 сотрудников из 16 стран мира.

Второе, не менее значимое направление в международном сотрудничестве - обучение по программе высшего юридического образования будущих офицеров правоохранительных органов из республик Киргизия, Таджикистан, Казахстан, Монголия. В этом году состоялся второй выпуск иностранных специалистов, которые продолжают служить в компетентных органах у себя на родине. Юноши и девушки считают, что образование, полученное в России, даёт возможность построить успешную профессиональную карьеру. Они любят Сибирский юридический институт, город Красноярск, Россию за гостеприимство.

Развиваем международное сотрудничество и в рамках научно-исследовательской деятельности. Наши преподаватели в формате видеоконференций обмениваются опытом с коллегами из Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Перу. С руководством Могилёвского института МВД Республики Беларусь мы подписали протокол о сотрудничестве в научной деятельности.

- Игорь Анатольевич, на что вы делаете ставку в процессе обучения: современные методы и технологии или профессионализм профессорско-преподавательского состава?

- Как любая инновационная образовательная организация, мы используем оборудованные лаборатории и полигоны, новые информационные технологии и методики. Но приоритет отдаём формированию мотивации обучаемого. Чем она сильнее, тем больше шансов у курсанта и слушателя глубоко освоить ту или иную учебную дисциплину. А что может замотивировать лучше всего? Конечно, личный пример преподавателя. Талантливый педагог с опытом практической деятельности в подразделениях, с богатыми теоретическими знаниями и творческим потенциалом всегда будет образцом для подражания.

Практики с учёной степенью для прохождения службы выбирают наш институт. И нам есть из кого выбрать знающих и опытных педагогов, владеющих интересными методиками работы с аудиторией.

Мы предлагаем кандидатам на должность преподавателя провести несколько пробных занятий. Это даёт возможность и нам оценить потенциал преподавателя, и самому кандидату понять, справляется ли он с аудиторией, каким образом он сможет осуществлять образовательную деятельность. Кроме того, у нас преподают по совместительству работники прокуратуры, следственных органов, экспертных учреждений различного профиля, многие из которых­ - выпускники Сибирского юридического института МВД России и имеют учёные степени.

- Наверняка среди курсантов есть те, которыми гордится институт. Расскажите о ваших звёздах и звёздочках.

- Я уверен, что современный сотрудник полиции должен быть не только высококвалифицированным юристом, но и грамотным, образованным, эрудированным и разносторонне развитым человеком. В Сибирском юридическом институте МВД России не первый год существуют курсантские общественные формирования. Молодые люди, поступая на службу в институт, могут развиваться в любом направлении - творчестве, спорте, общественных инициативах. Обучение в вузе даёт возможность раскрыть разные грани талантов, что наши юноши и девушки постоянно демонстрируют на различных конкурсах, фестивалях и форумах. И это можно рассматривать как элемент воспитательной работы.

Курсанты проводят проф­ориентационные или профилактические занятия с обучающимися и воспитанниками подшефных организаций и образовательных учреждений города и края. Ребята собирают команды единомышленников, пропадая вечерами в актовом зале или компьютерном классе. Наши юноши и девушки помогают детям с ограниченными возможностями участвовать в городском проекте «Инклюзивные танцы».

Вернувшись в систему МВД, мы сразу заявили о себе на творческих конкурсах - Всероссийской благотворительной акции МВД России «Милосердие белых ночей», Всероссийском конкурсе музыкального творчества МВД России «Щит и лира». Наши танцевальные коллективы Liberty и «Грация», вокальная группа «Статус», команда КВН «30 грамм юмора», операторы, режиссёры и корреспонденты телевизионного проекта СибЮИnews - это постоянные участники и победители молодёжных форумов и фестивалей. Это те молодые люди, про которых говорят с восхищением: «Да это же будущие офицеры полиции!»

В сентябре курсант 1-го курса Валерия Гензе стала второй на первенстве Европы по кикбоксингу. А ведь на соревнования в Македонию приехали 1600 участников из 37 стран.

А курсант 4-го курса Сибирского юридического института МВД России Марина Букреева привезла серебряную медаль из Словении. Спортсменка выступила на первенстве Европы среди юниоров по дзюдо. В борьбе за втрое место ей пришлось нелегко в поединке с хозяйкой соревнований. Победили сибирский характер и наша поддержка!

Но, конечно, наши курсанты и слушатели - это прежде всего сотрудники правоохранительных органов. И они проявляют себя таковыми вне стен института. Месяц назад в лесном массиве около административного корпуса факультета профессиональной подготовки мужчина напал на девушку и, угрожая ножом, вырвал из рук сумочку. Потерпевшая отбивалась руками и ногами. Нападавший ранил её в ухо. На крики прибежали слушатели института майор полиции Айдын Делгер, капитан полиции Вячеслав Шалаев, старший лейтенант полиции Владимир Безденежных и младший лейтенант юстиции Константин Ефимов. Злоумышленник набросился с ножом на Владимира Безденежных. Но слушатель института обезоружил мужчину, применив навыки боевых приёмов. Все вместе задержали злодея. Ребята передали его коллегам, приехавшим на место из территориального отдела полиции, а девушку - в руки медработников скорой помощи. Оказалось, что задержанный ранее был судим за убийство.

Поступок отметили руководители краевого главка: слушателям вручили почётные грамоты. Такими парнями институт тоже гордится.

И меня радует тот факт, что мы, прикладывая массу усилий, получаем и квалифицированных специалистов, и полицейских, готовых демонстрировать человеколюбие и талант. Мы - одна большая команда, работающая на развитие потенциалов каждого, кто служит в стенах Сибирского юридического института МВД России.

Беседу вела Ольга АНДРЕЕВА

Россия. СФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 9 октября 2017 > № 2346126 Игорь Медведев


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343086 Дмитрий Ярош

Донецк и Луганск мы вернем, и уже довольно скоро

Дмитрий Ярош о войне с Россией и параде победы в Донецке.

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

Командир «Украинской добровольческой армии», бывший лидер «Правого сектора» (экстремистские, запрещенные в России организации — прим. ред.), народный депутат Украины Дмитрий Ярош в третьей части интервью «Апострофу» рассказал, как относится к критике в свой адрес, какую модель армии стоит позаимствовать ВСУ, как быстро Украина вернет Донбасс и когда украинцы будут праздновать победу в войне.

«Апостроф»: Наверное, для вас не секрет, что вас часто критикуют. Как относитесь к тому, что вас обвиняют в недостаточном радикализме, нерешительности, порой — даже в измене идеалам революции (что бы в это понятие ни вкладывалось)?

Дмитрий Ярош: Ой, знаете — собаки лают, а караван идет. Сколько всяческого мусора высыпается… Я не на все смотрю, даже свои интервью не просматриваю после того, как они выходят. Мне это неинтересно. Это все — средство. Всех не осчастливишь, всем не угодишь. Я говорил ребятам, когда только война начиналась: вот увидите, через некоторое время окажется, что нас не было на Майдане, мы ничего не делали. Потом начнут говорить: «Да они и на войне, неизвестно, были ли», «И где там тот Ярош был? Где „Черный"? Где „Червень", „Тихий", „Шум"?.. Никого не было, то все сказки» и так далее. Мы и к такому готовы. У нас в гимне украинских националистов есть слова: «Не надо нам ни славы, ни платы, ибо плата нам — право на борьбу. Слаще нам в бою умирать, чем жить в оковах, словно немые рабы». Поэтому мы делаем то, что обязаны делать. Мы — мужчины, мы — граждане, мы защищаем наше государство. Конечно, не идеально. Очень хотелось бы провести парад победы в Донецке. Зайти, зачистку провести, пройтись по городу, потом в ресторане посидеть, на берегу реки… Хочется. И я для этого все делаю, что можно делать.

— Это же будет рано или поздно?

— Да будет, конечно! Нам бы дожить. Донецк и Луганск мы вернем. И уже довольно скоро. Уже не на десятилетия план, так сказать, а на какой-то гораздо меньший срок. Нам же, как и всем, тоже хочется, чтобы война завершилась. Когда она закончится — тогда можно и с политикой завязать. Внуков воспитывать, книжки писать. Возможно, так и случится скоро. Помните? «Этот День Победы мы приближали, как могли»…

— Но из-за гибридности нынешней войны у нас вряд ли будет какой-то конкретный день, который можно будет считать днем, когда закончилась война.

— Насчет востока, я думаю, такой день будет… Впрочем, какая-то дата будет установлена в любом случае. Это как у нас с днем рождения «Украинской добровольческой армии» произошло. Мы считаем, что это случилось 20 апреля, потому что наш первый бой состоялся именно в этот день. Мы же определенные этапы прошли. Сначала были группы «Правого сектора», силовой блок. Затем я сформировал ДУК. Далее сформировали уже УДА, на базе подавляющего большинства тех подразделений, которые были в «Добровольческом украинском корпусе»… Соответственно, мы ведем свою родословную с 20 апреля 2014 года. Возможно, на 20 апреля 2018 года и День победы сделать? Чтобы совместить две даты — чтобы не праздновать много (смеется).

— Хорошая идея! А если серьезно, ваш прогноз о том, что окончание войны — дело не десятилетий, а значительно более короткого отрезка времени, базируется исключительно на интуитивных ощущениях? Или не только?

— Не только. Я же получаю определенную информацию и из-за линии, и по линии фронта. Понятно, что у меня есть какие-то определенные расчеты относительно возвращения украинской власти на украинскую землю. При этом, когда я говорю об украинской власти, я имею в виду прежде всего власть украинского народа на той территории. И не отождествляю украинскую власть с действующей властью. Потому что эта власть часто не по-украински, к сожалению, действует. Хотя я упоминал уже ораторские способности президента. А меня еще Василий Иванишин (член запрещенной в России украинской экстремистской праворадикальной организации «Тризуб» имени Степана Бандеры — прим.ред.) покойный учил, что очень важно, что именно говорят те, кто наверху находится. В частности, президенты. Если они дают какие-то национальные месседжи — то вся чиновничья вертикаль начинает этому подыгрывать. Так уж устроена государственная система. Чиновники даже могут в сердце совсем не разделять всего этого — но все равно тогда они работают на народ и государство. Потому что есть указание, и оно, так или иначе, выполняется.

Поэтому это все очень хорошо. Я понимаю, что молодежь этого уже не понимает, но для меня как для человека, который поднял сине-желтый флаг в апреле 1989 года у себя в Каменском, очень важно, что сейчас, особенно после революции, происходят декоммунизация, украинизация, переименование топонимов и так далее. Для меня это очень важно. Я ради этого жил — и я вижу результат, так сказать. А вот молодежь уже на этом вырастала, потому что они уже в независимом государстве родились. А я помню, как не мог объяснить детям, почему в моем городе стоят памятники Ленину, Дзержинскому. Моей дочке Насте сейчас 23, а в свое время она, еще маленькой, спрашивала: «Папа, а что это оно там стоит?» А я говорю: «Он детей жрал». Потому что как ты ребенку объяснишь? И ребенок спрашивает: «О, так а зачем же он здесь?» А теперь нет. Ни Ленина, ни Дзержинского. Это тоже результат.

К сожалению, наша власть не всегда понимает значение символов. Не только центральная власть. Я и с мэрами или губернаторами общаюсь все время и слышу, что у них более прагматичные соображения. Прагматичный подход, как они это называют. Но на самом деле символы и символизм играют ключевую роль. Люди даже воюют за символы. Они не воюют за деньги. Они подвиги не за деньги совершают. Ибо что такое жизнь и что такое деньги, когда на грани стоишь?.. Все воюют за символы: за флаг, за гимн, за будущее детей — потому что это тоже символ для подавляющего большинства людей. Поэтому когда мне говорят, что можно было деньги кинуть не на переименование Днепра, к примеру, а на дороги, я с этим не согласен. Даже мой хороший друг Борис Филатов не понимает до конца всю силу символов. Сейчас, смотрю, Андрей Денисенко начал хорошую кампанию за переименование области из Днепропетровской в Сичеславскую. Это же конституционная норма, там сложный процесс.

— Почему именно Сичеславскую?

— Он объясняет абсолютно логично, что на территории нашей области из восьми сечей было пять. Соответственно — Сичеславщина… И есть исторический прецедент во время освободительной борьбы, когда официально не переименовали, но неофициально называли Екатеринослав Сичеславом. Это абсолютно нормальные вещи — и все это, безусловно, надо делать. То есть каждый должен своим заниматься. И что толку от моего радикализма? Я свой радикализм на войне проявляю. Что может быть более радикальным, чем уничтожить врага? Ничего! (смеется) А покричать, покритиковать — это есть кому. В государстве так много этого добра, что ой-ой-ой… Посмотрите, сколько активистов появилось разных. Чего-то до революции вообще не видно было никого, а тут такими активистами все стали!.. И экологические контроли, и казаки, и правозащитники… То «тайные тюрьмы СБУ» найдут, то «застенки «Правого сектора», то еще что-то придумают — и начинается крик.

— Недаром же существует поговорка «два украинца — три гетмана».

— Вот как раз в «Украинской добровольческой армии» мы с этой проблемой справились элементарно. Четкая иерархия, структура, подчинение, авторитетные командиры, потому что в авторитарной добровольческой структуре только авторитетный командир может командовать. В этом мы от ВСУ очень отличаемся, кстати. Люди бесхарактерные и так далее у нас командовать не могут. Поэтому и уровень боеспособности таких подразделений выше. Ибо это хребет, на котором все держится. Люди могут меняться, но когда есть командиры и они все в команде работают — это супер. У меня лучшая команда, я считаю. Я верю им всем, я их люблю всех… Комбат «Черный», комбат «Червень», «Тихий», «Вольф», «Шум», Яна Зинкевич, куча командиров, которые под ними и которых я знаю и ценю… Вот реальное фронтовое братство. Это люди, объединенные идеей, едиными принципами, авторитетом. И если у кого-то одного возникает проблема — остальные собираются вместе и решают ее.

Я бы хотел, чтобы и Вооруженные силы Украины именно такими были. А то я так смеялся, когда президенту написали текст — и он читает, что у нас теперь в ВСУ — все добровольцы. Ведь они добровольно контракты подписывают — значит, добровольцы… Они так и не поняли, что добровольцы — это явление, которое не так легко сделать. И если ребята в начале войны воевали в «Айдаре», в «Азове» и так далее, а сейчас уже три года служат на контракте — они уже не являются добровольцами. Сейчас, говорят, на передке рядовой получает от 17 тысяч гривен в месяц. Там уже мотивация не добровольческая, там уже финансовая мотивация. Это уже контрактник становится — и с добровольцами это совершенно не связано.

— Да, но мне кажется, довольно сложно такую махину, как ВСУ, удерживать мотивацией, присущей добровольцам — особенно если уже два года война ведется исключительно позиционная, а продвижение вперед и освобождение оккупированных территорий осталось в 2014-2015 годах.

— Сложно. Но возможно. Это, опять же, зависит от командного состава. Хотя, конечно, наша добровольческая армия — это очень маленькая структура. Она управляема, в ней можно нормально управлять. И я понимаю, что управлять структурой, которая насчитывает 200 тысяч человек — однозначно сложно. Я могу назвать десятки офицеров, которые на войне стали героями, поднялись в звании, учатся в академии — тот же «Адам» (герой Украины Евгений Меживикин), «Кощей» (Дмитрий Кащенко, командир танкового батальона 93-й бригады), Олег Микац (бывший командир 93-й бригады, сейчас — командующий ОТГ «Луганск»), много других ребят, с кем я воевал, видел, что они могут, и знаю, какими авторитетными для своих подчиненных командирами они были. И самое важное, чтобы их не на задворки позасовывали неизвестно куда, а чтобы они возглавляли реальные боевые подразделения. Потому что они уже под себя будут формировать структуры и людей подбирать соответствующих.

Крайне важно дать офицерам ВСУ больше возможностей проявлять инициативу. Потому что безынициативность приводит к деградации, к потере авторитета и так далее. Тем временем в нашей армии я наблюдаю «совок». Я понимаю, что тому же [главе Генштаба ВСУ Виктору] Муженко трудно работать на этом уровне, потому что найти уровня стратегического мышления генералов в армии, которая разрушалась десятилетиями, очень трудно. Это объективная проблема. Поэтому стоит рисковать, поднимать тех ребят, кто себя на этой войне проявил. Пусть он майор будет — но если он грамотный, то его надо уже в Генеральный штаб вводить, а не какого-то паркетного толстопузика держать возле себя. Исключительно потому, что этот толстопузик — генерал, в свое время он три года был командиром взвода, пять лет командовал ротой, рос, рос, рос и, наконец, дорос. Это не метод формирования армии.

— А в чем метод?

— Израильская армия — отличный пример. Когда они формировались из ничего практически. Раз, раз, раз — и появилась армия. Хотя там, конечно, такая американская помощь и материальная, и по вооружению идет, что нам и не снилось. Но при всем это — армия, где есть инициатива, где командир первым идет в бой, а не просто сидит где-то и так далее. И мы можем такую армию построить. Просто нашим генералам надо научиться рисковать. И давать соответствующие возможности для офицеров, стоящих ниже. Пусть они себя проявляют! Дайте им свободу в действиях просто! Порой я слышу, что майоры в окопах сидят, чтобы контролировать, чтобы боец не выстрелил в ответ во время режима прекращения огня. И такие случаи бывают! Хотя мне очень понравилось, как в Facebook командир 128-й бригады Собко писал: вставайте в ряды 128-й бригады — у нас нет запрета на открытие огня (смеется). Нормальная инициатива, кстати! Комбриг адекватный и правильно все делает.

— У них еще один лозунг есть, с помощью которого они призывают людей идти в 128-ю бригаду на контракт. «Сепары сами себя не убьют».

— Конечно. Хотя это не совсем правильно (смеется). Частенько у них разборки происходят — и они друг друга довольно резво валят. Поэтому я бы поспорил.

— Что можете сказать о недавнем скандале с 35 тысячами гривен штрафа за открытие огня в ответ на обстрелы? О вроде бы существующем запрете на ответ?

— Я публиковал пост генерала Микаца на эту тему. Это мой брат по оружию, с которым мы вместе служили, вместе выполняли задания, были в боях плечом к плечу. Я его искренне уважаю. И он в том посте четко дал ответы на все эти вопросы. Уже после того я с ним непосредственно говорил на эту тему. И он мне еще раз подтвердил, что вообще никаких вопросов относительно этого нет. И если есть огонь с той стороны — мы должны отвечать. В конце концов, это же как в Крыму ситуация тогда, в 2014-м… Просто выполняйте устав. Здесь не нужно даже распоряжения командира.

Но есть то, о чем я только что говорил — абсолютная безынициативность. Часто командиры на местах боятся ответственности за выстрел, за все остальное. Хоть его никто не будет трогать за это, но он думает: «Ага, там же сказали, что так нельзя, потому что Америка, потому что Меркель будет укорять Порошенко, что же вы своих людей не контролируете, что же вы за государство такое?» и так далее. И начинается эффект исполнителя. И какой-нибудь батальонный или ротный командир сам для себя решает: «А лучше я вообще не дам патронов бойцу — тогда он точно не стрельнет. А если что — в рукопашную пусть идет, сепара наступающего прикладом по голове пусть лупашит».

Но и командование сектора, и командующий АТО [Александр] Локота мне подтверждали: нет запрета на открытие огня в ответ. Наоборот. Можно реагировать. И они четко об этом заявляют. Насколько я помню, Муженко даже неоднократно в своих интервью говорил, что не может быть запрета на открытие огня во время войны. Хотя то, что нечто такое может быть где-то на местах — не исключаю. Потому что я наблюдаю за определенными частями и подразделениями ВСУ, где командиры переигрывают. Они так хотят выслужиться — но выслужиться по-совковому, непорядочно — что начинают переигрывать. И в окоп информация доходит уже совершенно искаженная, не та, что вышла сверху.

Но, видите, я не сторонник выносить любой сор из так называемой ВСУшной кухни. И когда бойцы делают видеообращения и так далее — это совсем не играет на положительный имидж нашего государства, наших Вооруженных сил. Любая анархия в армии — это всегда плохо. Впрочем, при всем том бывают, думаю, такие ситуации, когда другого выхода не остается. Например, как недавно в 72-й бригаде было, когда приезжает генерал, который сам в бой вряд ли когда-либо ходил — и начинает солдатам на передке рассказывать о величии России… Если бы ребята не обратились с видеообращением — видимо, тот генерал и дальше сидел бы на месте или ездил и других деморализовал… А так вышло видеообращение, того генерала дернули с фронта, чтобы его здесь и близко не было. Потому что боятся скандала. Опять же, не от порядочности, скорее всего, а от боязни скандалов, огласки и так далее.

Но так не должно быть. Ни с какой стороны… Таким генералам не место в ВСУ, здесь даже речи нет. Генерал — это воин. Он не должен рассказывать о том, как страшно воевать с Россией, какие у нее самолеты, как много крылатых ракет и так далее. Он должен говорить: будет приказ — мы возьмем Донецк. Все. Не будет приказа — мы будем стоять. Потому что армия — это исполнительный орган в руках государства, в руках украинского народа. В первую очередь, народа, а во вторую уже — власти, избранной народом. И об этом тоже армии следует постоянно помнить. И правильные акценты в воспитательной работе делать. Потому что когда начинают делать все и вся из президента царька какого-то очередного, то это плохо заканчивается для всех. И для «царька» этого, и для народа, и для армии…

Даже вот развешивание портретов чего стоит. «Ну, это же символ, это же должность»… А знаете, что на Сечи делали кошевому? Голову землей посыпали при избрании, чтобы он понимал, что он откуда пришел — туда и уйдет. Такую же процедуру надо, видимо, при принятии президентом присяги делать. А, может, еще и «буков» десять дать по заднице, чтобы помнил, что с ним может быть очень плохо… Потому что они так зазнаются, звездочки хватают — и потом им тот народ ни к чему.

Заключительную часть интервью читайте на «Апострофе» в ближайшее время

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343086 Дмитрий Ярош


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2017 > № 2341641 Леонид Бершидский

Хотите сохранить право на ношение оружия? Наведите порядок в своем обществе

С политической точки зрения разоружить Америку трудно. Но если общество станет более сплоченным, эффект будет тот же самый.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стрелок Стивен Пэддок (Stephen Paddock) за 15 минут убил в Лас-Вегасе больше людей, чем исламские террористы в Западной Европе за весь этот год. Его жертвами стали 59 человек, в то время как в ходе терактов в Лондоне, Стокгольме, Париже, Манчестере, снова Лондоне и Барселоне погибли 57. Поэтому негативная реакция на ношение оружия в США вполне понятна. В Западной Европе, где действуют жесткие законы о владении оружием, террористические акты с применением автомашин, ножей, самодельных бомб обычно приводят к меньшему количеству жертв. Один из возможных способов решения этой проблемы заключается в ужесточении правил владения и ношение оружия. Но в США такая мера вряд ли найдет понимание. Многие подозревают (и совершенно правильно) что корень проблемы не в этом. В таком случае остается еще одна возможность, которую сторонники ношения оружия рассматривают редко, хотя она дает им шанс найти взаимопонимание с оппонентами.

Безусловно, Соединенные Штаты являются неоспоримым чемпионом мира по количеству оружия, находящегося на руках. В этой стране на 100 человек приходится 89 единиц огнестрельного оружия. Но в некоторых странах Европы также довольно развита культура владения оружием, а законы там относительно мягкие, из-за чего оружие хранится во многих домах. Швейцария и Финляндия входят в первую мировую пятерку по количеству хранящегося дома оружия. Там этот показатель равен 46 и 45 единицам на 100 человек, соответственно.

Возможно, оружия в частном владении в этих двух странах стало меньше после 2011 года, когда было проведено исследование под названием «Обзор стрелкового оружия», из которого были взяты эти данные. Но в Швейцарии и Финляндии очень развита культура владения оружием, а законы там далеко не самые строгие. В Швейцарии многие люди хранят дома огнестрельное оружие на случай иностранного вторжения. Поэтому данная страна давно уже стала излюбленным примером для американских сторонников свободного ношения оружия. Им нравится подчеркивать, что в этой стране традиция владения оружием не ведет к увеличению числа убийств. В Швейцарии на 100 тысяч человек населения приходится лишь 0,7 убийства, о чем свидетельствуют данные вебсайта GunPolicy.org. В Соединенных Штатах же этот показатель составляет почти 11 убийств. В Финляндии для покупки оружия нужна лицензия, но коллекционирование оружия это достаточно веская причина для его продажи. Да и количество оружия на человека там никак не ограничивается. В этой стране на 100 тысяч человек приходится всего 0,2 убийства.

В Норвегии и Исландии также высокие показатели владения оружием: 27 и 30 единиц на 100 человек, соответственно. Но в этих странах убийства с применением огнестрельного оружия практически не совершаются. А там законы еще мягче, чем в Финляндии. В Норвегии разрешение на ношение оружия могут дать в целях самообороны. Кроме того, там разрешено владеть автоматическим оружием. В Исландии правила такие же мягкие, как и в США. Никакой лицензии не требуется. Покупателя просто проверят.

Так почему же в этих странах, где тоже очень много оружия, не совершаются в таких больших количествах массовые убийства? Почему стрелки не открывают огонь по скоплениям людей? Вот что по этому поводу говорит профессор криминологии и общественной политики Питер Сквайрс (Peter Squires), работающий в Британии в Брайтонском университете (этот человек занимается изучением насилия с применением оружия в разных странах с середины девяностых годов):

В сплоченном, доверительном, толерантном и ответственном обществе снижается риск от владения оружием.

Легко понять, почему Швейцария, Финляндия, Норвегия и Исландия соответствуют этой логике. Это маленькие, богатые, относительно однородные общества где сильны местные общины. Кроме того, это одни из самых счастливых стран на земле. По данным исследования World Happiness Report за текущий год, все эти страны по показателю счастья находятся выше США.

Коллектив, составляющей эти доклады о всемирном счастье, проверяет самые разные страны по таким объективным параметрам как ВВП на душу населения и продолжительность жизни, а также по субъективным меркам, таким как представление о коррупции, щедрость общества, сила организаций социальной поддержки. Скандинавские страны и Швейцария являются лидерами по всем этим показателям. А что касается Соединенных Штатов, то экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs), участвующий в этом исследовании, написал для издания 2017 года специальную главу под названием «Возродить американское счастье». В ней отмечается, что хотя ВВП на душу населения в США с 1960 года вырос в три раза, счастливых людей там больше не стало. Наоборот, в последнее время показатели счастья в этой стране снижаются. Вот что пишет Сакс:

Соединенные Штаты могут и должны повысить показатели счастья, решив многогранные социальные проблемы Америки, такие как усиление неравенства, коррупция, изоляция и недоверие. Им не следует зацикливаться только на экономическом росте.

Конечно, Сакса нельзя назвать человеком объективным и беспристрастным, поскольку во время прошлогодней президентской кампании он был советником у сенатора Берни Сандерса. Но он далеко не единственный квалифицированный специалист, заметивший ослабление американского общества, увидевший упадок социального капитала и раздробленность различных общин.

Все эти явления нельзя связать напрямую с действиями таких людей как Пэддок. Никто не знает, зачем он долгие годы собирал свой арсенал, и пока нет четких представлений о том, почему он открыл огонь по толпе незнакомых людей. Даже его подруга по всей видимости понятия не имела о том, что он замыслил. Теоретически такое могло произойти где угодно. В Швейцарии с 2000 года два человека открывали огонь по случайным прохожим, хотя жертв в этих случаях была гораздо меньше. В 2011 году Андерс Брейвик в Норвегии напал на молодежный лагерь, убив там больше людей, чем Пэддок. Невозможно защитить общество от вооруженного человека, испытывающего недовольство, вражду или идеологическую ненависть. Но именно в США массовые убийства совершаются с пугающей регулярностью. А поэтому там возникла настоятельная необходимость в многостороннем подходе к решению этой проблемы.

Я встречался с самыми разными американцами, которые хранят у себя большое количество разнообразного оружия. Я знаю женщину из сельской местности Айовы, у которой левацкие взгляды, но которая, тем не менее, с удовольствием ходит на охоту. Мне знаком участник движения за выживание из Северной Флориды с крайне правыми взглядами. Этим людям не понравится, если их лишат права на ношение оружия. Будет исключительно трудно изменить общественное мнение США, чтобы ужесточить правила, а тем более сократить количество хранящегося на руках оружия — даже до уровня Финляндии и Норвегии. И даже если такое случится, на это уйдут многие десятилетия.

США обладают достаточно мощным экономическим потенциалом, чтобы более быстрыми темпами решить другую половину этого уравнения. Этой стране нужно создать более прочную систему социального обеспечения, ей надо укреплять равенство и восстанавливать социальный капитал. Это рецепт Сакса, который многие американцы отвергают, называя «социализмом». Но на самом деле, это социал-демократия, которая является нормой в большинстве стран западного мира. И тем, кому все это не нужно, следует трезво оценить ситуацию. Чем больше будет такого социализма, тем меньшей опасности будет подвергаться их любимое право на ношение оружия.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2017 > № 2341641 Леонид Бершидский


Россия. Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 октября 2017 > № 2352403 Курт Волкер

«Россия слишком далеко зашла с военным присутствием на Украине»

Курт Волкер рассказал о переговорах с Владиславом Сурковым по Украине и пранкерах

Игорь Крючков

Спецпредставитель госдепа США по Украине Курт Волкер в интервью «Газете.Ru» рассказал, что может сблизить позиции Вашингтона и Москвы по миротворцам, готовы ли Соединенные Штаты к отказу от Минских соглашений и оценил ли он юмор российских пранкеров.

— Прежде всего, проясните ситуацию с телефонным розыгрышем. Ранее в российских СМИ сообщалось, что российские пранкеры дозвонились до вас, один из них представился Александром Турчиновым, главой Совета национальной безопасности и обороны Украины, и задал вам ряд вопросов. Расскажите, был ли этот разговор и что вы думаете об этом розыгрыше?

— Действительно, такой звонок был, и я должен признать: у них прекрасное чувство юмора. Некоторые вопросы, которые они мне задали, то, как они мне их задавали, — это было достойно восхищения. Мне кажется, эта история показывает, почему это важно, чтобы в стране были живые, открытые и свободные СМИ, и люди могут оценить это.

— Миротворцы ООН на Донбассе, очевидно, — главная тема вашей будущей встречи с Владиславом Сурковым. США здесь разделяют позицию Украины: миротворцы должны контролировать весь Донбасс, в том числе границу с РФ. Этот взгляд не совпадает с российским, согласно которому «голубые каски» должны защищать ОБСЕ только на линии соприкосновения. Ни одна из сторон не говорит о готовности к компромиссам. Выходит, мы в очередном дипломатическом тупике?

— Здесь стоит начать с того, что цель Минских соглашений, которые поддерживают и Россия, и США, и на условия которых согласилась Украина, — это восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины над востоком страны. И один из вопросов, который Россия постоянно поднимает в ходе дискуссий, — это необходимость обеспечить безопасность русскоязычного населения в зоне конфликта. С этим мы тоже согласны.

Единственное место на Украине, где русскоязычное население подвергается опасности, — это там, где находятся российские войска.

Так что основная идея международной миротворческой миссии заключается в том, чтобы обеспечить безопасность в зоне конфликта и таким образом гарантировать, что русскоязычное население будет чувствовать себя защищенным. Кроме того, миссия миротворцев станет основой для выполнения Минских соглашений.

Так что мне кажется, что у позиций России, Украины, Франции и Германии (участники «нормандской четверки» — переговорного формата, поддерживающего минский процесс. — «Газета.Ru») много общего.

Вопрос в том, как мы можем перейти от российского предложения по миротворцам, которое было объявлено в Нью-Йорке, к более широкому подходу, чтобы мы могли избежать углубления противоречий внутри Украины и действительно создать условия и для обеспечения безопасности в зоне конфликта, и для реализации Минских договоренностей.

— Есть ли какие-то конкретные идеи, как можно сблизить эти позиции?

— Ну, для начала — продолжать эти переговоры. Это и есть главный смысл моей встречи с Сурковым. Мы слышали, что предлагает Россия. Мы в некоторой степени ответили на эти предложения. Мне кажется, у нас есть несколько общих целей — суверенитет Украины и безопасность для местного населения. Как мы можем добиться этого, мы и будем обсуждать 7 октября в Сербии. Говоря прямо, на востоке Украины сейчас идет война в горячей стадии. Тысячи убитых, миллионы людей, оставивших свои дома. Это настоящая трагедия: русские и украинцы воюют друг с другом. Это плохо и для России, и для Украины.

Поэтому если США смогут сыграть свою роль и помочь добиться мира, чтобы люди, живущие там, смогут восстановить нормальные взаимоотношения, мы будем очень рады.

— Параллельно в США обсуждаются поставки так называемого летального оружия на Украину. Не кажется ли вам, что такие поставки могут дестабилизировать и без того опасную обстановку на Донбассе?

— Мы готовы обсуждать все, что готов обсуждать господин Сурков, в этом смысл встречи. На мой взгляд, ситуация в следующем. Согласно статье 51 Устава ООН, каждая страна имеет право защищаться. Единственные боевые действия, которые сейчас происходят, идут на территории Украины. Я думаю, что страна вправе защищать себя.

— Со стороны Украины неоднократно делались заявления о том, что Минские соглашения не работают, поэтому их нужно либо видоизменять, либо отменять в принципе. Что вы думаете об этой идее?

— Позиция США заключается в том, чтобы Минские соглашения были выполнены, а не отвергнуты.

Но, по правде говоря, прошло уже три года с тех пор, как начался этот конфликт, и минский процесс до сих пор не остановил боев. Люди гибнут там каждую неделю. Прекращение огня, перемирие и дальнейшие политические шаги, включая выборы в Донбассе, — ни по одному из этих направлений не удается достичь прогресса. Так что нельзя сказать, что Минские соглашения работают эффективно.

Мы надеемся, что американо-российские консультации помогут сдвинуть ситуацию с этой точки, достичь момента, когда Минские соглашения начнут выполняться, а конфликт — завершаться.

— Сегодня в США есть много инициатив относительно украинской политики. При нынешней позиции России на этом направлении, насколько велик шанс, что она столкнется с еще одним пакетом санкций?

— США хотели бы найти пути для улучшения взаимоотношений с Россией. В последнее время у нас был очень плохой период, неприятная ситуация с дипломатическими представительствами, и, честно говоря, украинский конфликт входит в число проблем.

Мне кажется, Россия слишком далеко зашла с военным присутствием на Украине, установлением контроля над ее территориями.

И сегодня это, действительно, преграда для восстановления американо-российских отношений. То же самое президент Трамп объяснял президенту Путину на саммите «большой двадцатки» в Гамбурге в прошлом июле.

Мы бы хотели урегулирования конфликта на Украине. Насчет внутренней дискуссии — вы правы, что в США сохраняется очень серьезное беспокойство по поводу ситуации на Украине.

За введение новых санкций в отношении России проголосовали 98 американских сенаторов и 419 членов палаты представителей. В США обеспокоены ситуацией на Украине и хотят, чтобы российские войска ушли с востока Украины, а Минские соглашения были выполнены. Опять же,

если Минские соглашения будут выполнены, это станет основой для снятия санкций с России.

Это следующий этап, которого мы хотели бы достичь, но это произойдет только после урегулирования украинского конфликта.

— Как сильно внутренние противоречия в Вашингтоне относительно Украины влияют на вашу работу как дипломата?

— Я слышал о внутренних противоречиях, но, говоря по правде, я сам этого никогда не замечал. Я нахожусь в тесном контакте с конгрессом, с госсекретарем Рексом Тиллерсоном, с министром обороны Джеймсом Мэттисом, с президентским советом по нацбезопасности. И везде я вижу уверенное единство, противоречий в Вашингтоне нет.

Понятно, что если бы проблемы такого рода действительно были, то работу это бы мне усложнило. Но у нас однозначно консенсус --

мы хотим, чтобы Россия помогла добиться мира на Украине, вывела свои силы, и мы хотим, чтобы выполнялись Минские договоренности.

Если это произойдет, это станет первым твердым шагом к восстановлению американо-российских отношений.

— Российские и даже некоторые европейские политики критиковали американский подход к антироссийским санкциям, поскольку они слабо привязаны к конкретной повестке и не подталкивают Россию к конкретным действиям. Санкции просто во имя санкций только дестабилизируют обстановку. С вашей точки зрения, нынешние санкции помогают США в продвижении своей внешней политики на Украине?

— У американской администрации и многих европейских стран был единый взгляд на предварительный текст законопроекта о санкциях. Он заключался в том, что формулировки, которые содержались в документе, не позволяли администрации США следовать правильному подходу к использованию санкций. Кроме того, были несколько проблемных пунктов с точки зрения принципа экстерриториальности.

Финальный же текст закона о санкциях претерпел изменения в результате поправок, и это ведет нас правильным курсом.

Нынешние санкции прочно увязаны с Минскими соглашениями и нацелены на то, чтобы Россия обеспечила восстановление суверенитета и территориальной целостности Украины.

Если нам удастся добиться этого с помощью международного миротворческого контингента, а также гарантировать, что Украина пройдет свою часть пути согласно Минским договоренностям, это будет большим шагом вперед.

Так что мне кажется, нынешние санкции помогают.

И, с моей точки зрения, сегодня США с Россией могут наметить путь, который выведет нас из нынешней ситуации.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние конфликта на Донбассе? Каков шанс новой эскалации и возвращения к полномасштабному конфликту?

— Потенциал для эскалации остается всегда.

У России много людей и техники в зоне конфликта. Войска сконцентрированы вдоль линии соприкосновения.

Нарушения режима прекращения огня происходят каждую ночь. Перестрелки, взрывы, удары артиллерией. Каждые три дня погибает один украинский солдат.

Очень печально наблюдать противостояние между Россией и Украиной. Надеюсь, ситуация изменится, перемирие начнет крепнуть, а воюющие стороны будут разведены. Но всегда есть риск, когда войска находятся на таком небольшом расстоянии друг от друга. Поэтому нам кажется, что миротворческие силы очень помогут.

Если бы миротворцы находились в зоне конфликта и обеспечивали бы безопасность, то тогда потенциальной возможности для эскалации было бы гораздо меньше.

— Вы утверждаете, что российские войска присутствуют на территории Донбасса. Россия отвергает эти обвинения. До сих пор со стороны США не было представлено никаких доказательств того, что регулярные ВС России находятся в зоне конфликта. Почему этого не произошло?

— Ну, есть множество публичной информации на этот счет: от фотографий, в том числе снимков со спутника, до соцсетей. Российские военнослужащие попадают в плен, их допрашивают украинцы.

Так что утверждение о том, что Россия управляет и контролирует вооруженные силы на востоке Украины, не вызывает сегодня никаких сомнений. Имне не кажется, что США должны предоставлять какие-то доказательства в подтверждение этому.

Но я полагаю, что США смогут сыграть свою роль в разрешении конфликта.

Россия. Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 6 октября 2017 > № 2352403 Курт Волкер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter