Всего новостей: 2358080, выбрано 1260 за 0.111 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (75)Муртазин Ирек (71)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (32)Млечин Леонид (32)Полухина Юлия (32)Милашина Елена (29)Гордиенко Ирина (27)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Лукьянов Федор (26) далее...по алфавиту
Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак

Полторак: за год силы АТО ни разу не нарушили Минские соглашения в части территорий

Интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" и телеканалу "1+1"

Из штаб-квартиры НАТО уже были заявления о том, что ветирование Венгрией заседания комиссии Украина – НАТО на уровне министров не отразится на партнерстве в целом. Министерство обороны получало ли какие-либо сигналы от Альянса об изменениях сотрудничества?

У нас в этом плане полное взаимопонимание, я общался со многими министрами обороны стран Альянса. Недавно в Ванкувере (Канада) у меня были встречи с 40-а министрами обороны, двусторонние встречи я провел с 10-ю министрами обороны, из них 8 – министры стран НАТО.

В ходе встречи с польским коллегой, с коллегой из США было подтверждено, что у нас нет никаких проблем в общении, у нас наоборот идет наращивание нашего сотрудничества.

Относительно проведения комиссии Украина-НАТО на уровне министров, - эта работа запланирована на следующий год, с самого начала года. Заседания Комиссии в декабре не будет, но у нас был ряд очень важных двусторонних и многосторонних встреч. И главнейшая – заседание Комиссии Украина-НАТО в июле в Киеве, визит генсека Йенса Столтенберга. Наше взаимодействие только наращивается. Наш потенциал имеет перспективы для увеличения. Поэтому тут проблем никаких нет.

Как сейчас исполняются соглашения, подписанные с Канадой в начале 2017 года? Насколько близка перспектива предоставления оружия, или нашей закупки оружия у Канады?

У нас регулярные встречи с министром обороны Канады Хаджитом Саджаном, у нас очень хорошие с ним отношения, он патриот Украины. Во время визита в Ванкувер я встречался и с министром иностранных дел (Канады – ИФ) Христей Фриланд, которая тоже патриот Украины.

Процессы, которые сейчас происходят в Канаде по поводу предоставления разрешения на закупку или поставку вооружения, техники, оснащения они происходят планово. Мы подписали в апреле с министром обороны Канады соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, которым предусматривается возможность закупать вооружение в Канаде. Процесс в Канаде проходит определенные этапы, и он в декабре должен быть завершен. Об этом говорили все, с кем я встречался, и главы МИД и Минобороны, и глава украинской диаспоры в Канаде.

Речь идет о возможности проведения поставки стрелкового вооружения. Имеется в виду все, весь комплекс. И я думаю, что до нового года они должны принять это решение.

Как вы оцениваете ход реформ, реально ли их завершение до 2020 года?

В плане выполнения стратегического оборонного бюллетеня сказано, что указом президента могут вноситься изменения каждый год. Ситуация меняется, поэтому мы внесем изменения в наши планы, их немного, но они будут.

Что касается украинской армии, я хотел бы сказать, что нами был принят план до 2020 года, - мы должны выполнить все критерии, что бы вступить в НАТО, чтобы быть совместимыми с войсками стран НАТО. Но я хотел бы сказать, что мы должны принять за стандарт систему, которая существует в тех странах, систему Вооруженных сил. Но я глубоко убежден, что мы должны строить свою систему, потому что одинаковой формулы для всех случаев нет. Каждые Вооруженные силы имеют свои особенности даже в странах Альянса. Наши партнеры много чего поменяли в своих армиях после того, как были в Украине. После того как услышали нас, увидели наши трудности.

Поэтому нам необходимо строить ту армию, которая отвечает нашим потребностям, исходя из угроз, экономического положения. Я хотел бы, чтобы нам удалось создать армию, которая имела бы преимущества в воздухе, на море, на суше и в информационных вопросах. Тогда, я думаю, что эта армия будет той, которой будет гордиться Украина, украинский народ. И я буду служить народу Украины.

Как называть правильно то, что происходит на востоке Украины? Это антитеррористическая операция или война?

В 2014 году, когда принималось решение о введении режима антитеррористической операции, тогда я был командующим Национальной гвардии Украины, это было единственно правильное решение. Была возможность сконцентрировать силы и средства и провести мероприятия по приведению армии в боевое состояние и всех силовых структур. Это дало нам возможность выстоять в первые дни, когда все силовые подразделения были не готовы к боевым действиям в Донецкой и Луганской областях. Со временем Россия начала массировано вводить свои группировки, регулярные войска, артиллерию, танки, на территорию Донбасса, потом была выстроена четкая вертикаль командования теми подразделениями со стороны России, и 1-й и 2-й армейские корпусы вошли в состав 8-й армии ВС России. Сейчас есть четкая вертикаль управления, и, кстати, последние происшествия в Луганске, там были непонятные события, а 2-й армейский корпус туда не вмешивался.

Сейчас ситуация сменилась, необходимо менять законодательную базу. Поэтому и подготовлен проект закона, где четко определено, что происходит в Донецке и Луганске – агрессия со стороны РФ.

Я не вижу разницы между террористическими группировками и ВС России. Армия, которая перешла границу другого государства и осуществила агрессию, это и есть террористическая группировка. Все, что происходит в Донецке и Луганске, это все происходит при поддержке, при разрешении и полном управлении России.

Можно говорить, что на сегодня конфликт на Донбассе заморожен?

Когда лишь в этом году 14 тыс. раз были обстреляны наши позиции и населенные пункты, погибли 400 гражданских лиц, нельзя говорить, что конфликт заморожен. Он находится в активной фазе. Имеют место и боевые столкновения и обстрелы.

Главная задача ВСУ – защитить народ, страну, территориальную целостность. Для нас выгодно, чтобы Российская Федерация ушла с Донбасса и вернула Крым.

Мы готовимся к тому, чтобы не повторить ошибок 2014 года, создаем армию, которая может защитить наши границы. В 2014 году в этому не были готовы ни Вооруженные силы, ни другие подразделения не были готовы. Армия была в таком состоянии, что по некоторым направлениям не было ни одного подразделения на пути от границы до Киева. На сегодня у нас достаточно сил и средств в зоне проведения АТО, достаточно сил в учебных центрах и на полигонах, где они проходят подготовку, боевое слаживание, чтобы реагировать на угрозы не только с направления АТО. У нас сформированы новые части и соединения на опасных направлениях. Все, что связано с Россией – это опасное направление, начиная от Приднестровья, Крыма и востока Украины, где формируется инфраструктура российских сил, создаются новые части и подразделения.

Наших соседей на Западе – Венгрия, Польша – мы рассматриваем, как партнеров, которые помогают нам реформироваться.

У сил АТО есть возможность сдерживать агрессию на линии разграничения или все же на госгранице?

Мы готовимся к тому, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Что касается ВСУ, то это можно сделать путем создания сильных ВСУ. Необходимо повышение обороноспособности, надо закупать технику, вооружение, менять систему подготовки, надо реформировать ВСУ, создавать инфраструктуру, наращивать силы. В 2014 году мы были к этому не готовы. Но принятые меры позволили нам остановить врага и обеспечить ВСУ основными элементами, которые определяют боеспособность армии, сегодня мы готовы защищать страну.

Возможна ли вторая волна российской агрессии?

Мне тяжело сказать, потому что я не знаю, что думает Путин, невозможно прогнозировать какие действия он спланировал. Но в любом случае мы должны готовиться, тем более что такая угроза, конечно, остается.

Учитывая инфраструктуру, части, подразделения, объединения которые разворачиваются на границе с Украиной, все это свидетельствует о том, что Путин точно не отказывается от агрессии против Украины.

Но если раньше они могли пройти до Киева без потерь, то сегодня, конечно потенциал у России большой, но это совсем другая война будет. И в том числе сильные Вооруженные силы Украины являются сдерживающим фактором, для того чтобы отражать открытую агрессию против страны.

Довольны ли вы армией по контракту?

За прошлый год на военную службу по контракту пришли свыше 69 тыс человек, в этом году – 34 тыс. Большинство из них имеют боевой опыт, они обучены и мотивированы. Сегодня наша армия уже в основном контрактная, потому что военнослужащих срочной службы у нас около 20 тыс, и они не привлекаются к выполнению боевых задач. Срочники находятся на полигонах, обеспечивают учебный процесс, а также выполняют другие задачи, возложенные на другие подразделения ВСУ. В зоне АТО нет ни одного солдата-срочника, там только контрактники.

У нас кроме 250 тыс военнослужащих ВСУ еще есть 100 тыс резервистов, которые каждый год проходят боевые учения. Там не только мобилизованные, там бывшие добровольцы, другие военные, которые имеют опыт и желание.

Госбюджет на 2018 год позволит повысить зарплаты военнослужащим?

Предварительно запланировано в бюджете 83,3 млрд грн, бюджетный запрос у нас был 143 млрд грн. Наши бюджетные возможности ограничены, но даже с такой суммой можно улучшить реальное положение дел. Это рациональное использование средств, проведение прозрачных торгов, закупка необходимых вещей. Это все нам позволит максимально рационально использовать выделенные средства. Сначала мы обеспечим срочные направления, по боеспособности ВСУ, выполнению задач в зоне АТО. В этом бюджете мы большинство средств закладываем на развитие.

Какова ситуация с небоевыми потерями в ВСУ?

Проблема небоевых потерь существует и во всех армиях мира, и у нас. Если сравнить с предыдущими годами, то количество таких потерь уменьшилось в 5 раз. В этом году у нас 90 таких случаев. И это прогрессивная динамика. Хотя еще не все сделано – и командирами на местах, и специалистами по отбору личного состава.

Сумма, предусмотренная в проекте госбюджета-2018, включает средства на охрану складов и арсеналов?

Что касается хранилищ и арсеналов, это системная проблема государственного значения. За всех годы Независимости этой проблеме никто внимания не уделял, а ее решение требует комплексного подхода. Мы подготовили предложения, идет работа, я думаю, что в течении месяца мы приступим к системному решению этой проблемы.

У нас сотни тысяч боеприпасов, вывезенных с Европы, остались Украине. Проблема в том, что эти ракеты, боеприпасы, хранятся на земле, а это постоянная опасность диверсии. Мы сейчас планируем строительство подземных железобетонных хранилищ, которые даже при существующей системе охраны и обороны обеспечат надежность хранения этих боеприпасов.

На это надо до 10 млрд грн, это на то, чтобы все арсеналы привести в должное состояние. Это невозможно сделать за один год. Мы разработали программу сроком действия на несколько лет, выбрали арсеналы, по которым необходимы срочные решения и по ним мы работаем. А есть арсеналы, на которых охрана в принципе обеспечивается, поэтому на них мы будем тратить меньше средств.

Что качается недавних инцидентов на военных складах, то по каждому из них есть приказ министра и назначена комиссия. В отчетах указаны все предпосылки таких событий, есть приказ о привлечению ответственности должностных лиц и спланированы необходимые мероприятия.

Не считаете ли вы, что необходимо менять международный формат по урегулированию конфликта из-за того, что Минские соглашения не работают?

Как работает Россия? Она сначала создает проблему, а потом выступает миротворцем. Также происходило и в Украине. Сначала РФ захватила Крым, начала открытую агрессию против Донецка и Луганска, а потом приехала в Минск, села за стол и начала выступать, как миротворец.

Минские соглашения, когда были подписаны, были жизненно необходимы для ВСУ. Решение, принятое президентом Порошенко, было единственно правильным на то время.

Я тоже недоволен качеством выполнения этих договоренностей, но я убежден, что очень сложно рассчитывать на выполнение договоренностей со стороны России. К сожалению, Минские соглашения не работают, потому что Россия не хочет мира в Украине, а не потому, что документ плохой или что-то еще.

Россия блокирует выполнение Минских соглашений, так как хочет, чтобы Украина теряла территории, людей, и она над этим работает.

Необходимо сильное давление на Россию, с тем, чтобы она начала выполнение хотя бы первого пункта этих соглашений. Одним из вариантов для того, чтобы начать хоть какой-то диалог может стать размещение миротворческой миссии ООН в Донецке и Луганске. Об этом я говорил на конференции в Ванкувере (Канада). Там было 40 министров обороны, я выступал, доносил им позицию официального Киева, наши условия для размещения такой миссии.

Есть вопросы к наблюдателям СММ ОБСЕ, в частности, последний случай братания члена миссии и боевика

Давать оценку СММ ОБСЕ должно руководство ОБСЕ. Я не буду этого делать. Есть человеческий фактор. Но чтобы приступить к процессам, которые бы свидетельствовали о том, что Россия желает восстановить территориальную целостность Украины, для начала надо прекратить огонь. Это можно сделать путем введения миротворческой миссии ООН на Донбасс, при чем – на всей территории.

Мог бы изменить ситуацию в зоне АТО факт предоставления западными партнерами Украине летального вооружения?

Нам не надо делать акцент на том, что кто-то должен нам дать летальное вооружение, или денег для того, чтобы мы могли сами себя защищать. Нам надо сначала использовать все свои возможности, а у нас их достаточно. И то, что сегодня происходит в ВПК, свидетельствует о наличии у нас потенциала, просто надо немного больше работать.

У нас много говорится о Джавелинах (Javelin - переносной противотанковый ракетный комплекс, США), но давайте посчитаем, сколько он стоит. Сможем ли мы с нашим бюджетом обслуживать его, обучать наших военных. По моему убеждению, мы должны рассчитывать на собственные силы, возможности нашего ВПК, создавать свои ракеты, танки, противотанковые средства, средства ПВО.

Сколько территорий вернули в этом году силы АТО?

По территориальному признаку, размещению на линии разграничения мы ни разу не нарушили свои обязательства по Минским соглашениям. Для того, чтобы с нами вели диалог, в том числе и наши партнеры, мы должны выполнять наши обязательства. Что касается тех участков, которые выгодны в военном плане для сил АТО, которые нам принадлежат по некоторым направлениям, конечно же мы их заняли. Но мы передвигаемся по нашей территории. Там тоже наша территория, но тут я имею в виду территории, определенной Минском.

По состоянию на сегодня нужна ли волонтерская помощь военнослужащим, выполняющим задачи в зоне АТО?

Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые вместе с военными поехали из дома, правда, без оружия, чтобы помочь Вооруженным силам. Сегодня волонтеры есть, и даже при Минобороны работает Совет волонтеров. Но, по моему убеждению, главными задачами волонтеров, большинство из которых очень прогрессивные, является помощь в реформировании ВСУ, делать их более открытыми, выносить новые идеи и помогать контролировать процессы. Я практически каждый день встречаюсь с волонтерами.

Я буквально неделю назад был на линии столкновения в зоне АТО и могу заверить, что на сегодня все необходимое для того, чтобы ВСУ, подразделения и соединения успешно выполняли задачи – все есть. Конечно, когда человек находится далеко от дома и ему привозят то, чего в зоне операции нет, то это хорошо. Но такой острой необходимости, как в начале АТО, на сегодня нет.

На днях я встречался с волонтерами, которые занимались авиаразведкой и многие сейчас готовы помогать в подготовке и они начинают работать в новом формате.

Если же какой-то человек хочет помочь армии, он может приехать в военную часть, не обязательно на передовую, и помочь военчасти, которая готовится к АТО, но пока что находится в пункте постоянной дислокации.

Расскажите о новосозданном подкомитете по реформам, сколько там будет людей, чем будут заниматься, войдут ли туда те волонтеры, которые сейчас работают при Минобороны?

Во всех странах во время проведения реформ в Вооруженных силах создавались комитеты, которые под руководством министра осуществляли эти реформы. Сейчас создается подразделение, которое контролирует, что сделано, что не сделано, корректирует программу, докладывает, осуществляет полностью мониторинг и координацию всей этой работы.

У меня 65 советников по реформам, а также 6 советников стратегического уровня – от США, Великобритании, Канады, Германии, Польши и Литвы. Мы вместе с ними решили, что для улучшения работы необходимо создать подразделение, которое будет мониторить ход реформ и ускорять их.

Я сначала получил предложение, чтобы сделать отдельное подразделение численностью, по-моему, человек 40. Но я считаю, что это неправильное решение. Поэтому мы сделали подразделение с численностью 12 человек. Оно будет подчинено генералу Петренко, директору департамента, который занимается стратегическими планированиями, и это будет один коллектив, который будет направлять, контролировать и докладывать обо всех проблемах, связанных с реформами.

До конца года Верховной Раде осталось меньше 10-и пленарных дней. Вы можете назвать самые необходимые Министерству законодательные инициативы, которые необходимо принимать срочно?

Очень нужен бюджет Украины (госбюджет на 2018 год - ИФ), я очень надеюсь, что он будет принят на этой неделе. Потому что нам нужно время для того чтобы правильно спланировать государственный оборонный заказ на следующий год, планировать все наши закупки, чтобы мы впопыхах не делали все это, и начали реальные тендера и процесс закупки и поставки вооруженной техники и оснащения буквально с января месяца. Это для нас очень важно и очень нужно.

Очень нужен закон про полицию. Этот законопроект неоднократно подавался в Верховную Раду, я надеюсь, что он будет принят. Там четко определен порядок использования военной полиции, она будет иметь определенные полномочия относительно привлечения к ответственности. Мы сможем давать более обоснованную и профессиональную, как мне кажется, оценку событиям, которые совершили военные.

По поводу судов, тут разные мысли. Я думаю, что по большому счету, даже если не создавать специальные суды по рассмотрению дел, связанных с военными, то судья, который рассматривает дела военных, точно должен быть незаангажирован и должен быть подготовлен. Потому, что очень много есть документов, которые определяют деятельность каждого военного. И такой судья, перед тем, как рассматривать дела военных, должен пройти определенную подготовку. Или это может быть вообще отдельный суд.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак


Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414435 Ольга Романова

Ольга Романова: "Они хотели посадить меня в тюрьму"

Майк Дюльффер | Die Zeit

Ольга Романова, журналистка и правозащитница, возглавляет российскую неправительственную организацию и с недавних пор живет в Берлине. В интервью немецкой Die Zeit она рассказывает о том, почему приняла решение покинуть Россию.

"Мой случай очень похож на то, что произошло с режиссером Кириллом Серебренниковым. Моя правозащитная организация "Русь сидящая" оказывает юридическую поддержку Серебренникову, поэтому с его делом я хорошо знакома. Я подозревала, что нам грозит то же самое. Через три недели после обысков у Серебренникова они пришли к нам", - рассказывает Романова.

Обоснованием для обысков во всех офисах организации послужил якобы тот факт, "что мы присвоили госсредства", продолжает собеседница издания. "Однако мы никогда не получали денег от государства. (...) Мы - благотворительная организация, к тому же оппозиционная - откуда у нас государственные деньги? Кроме того, сумма была указана в долларах. И на мой вопрос, почему в долларах - мы в России рассчитываемся рублями - сотрудник ответил: "Ну ты же все понимаешь", - говорит Романова.

"Русь сидящая", - продолжает Романова, - отстаивает права тех, кто сидит в российских тюрьмах. Уже только по этой причине мы затрагиваем все больные места Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Ее возглавляют сегодня те, кто раньше работал в ФСБ. Конечно, они заинтересованы в том, чтобы избавиться от меня и закрыть нашу организацию".

"Они хотели посадить меня в тюрьму, чтобы навредить лично мне и испортить репутацию организации. Они меня ненавидят", - говорит журналистка.

"Есть и вторая причина - это президентские выборы в марте 2018 года. Ежегодно из России уезжают около 2,5 тыс. человек, но перед выборами их число выросло еще больше. Органы государственной власти пытаются очистить оппозиционное поле. Они хотят предотвратить повторение протестов, аналогичных тем, что были в 2012 году. (...) Мне посоветовали не появляться в России до выборов. Я задаюсь вопросом: а почему после них что-то должно измениться в лучшую сторону?" - говорит собеседница издания. При этом Ольга Романова выражает уверенность в том, что однажды она вернется в Россию.

Останавливаясь на работе своей организации, она говорит о том, что сегодня не нужно физического присутствия, чтобы работа продолжалась. На данный момент в Москве в благотворительном фонде работают 18 человек, "у нас есть еще офис в Новосибирске, в будущем году мы планируем открыть офисы в Санкт-Петербурге и Ярославле".

"В год мы занимаемся примерно 3 тыс. семей, в которых один из членов находится в тюрьме. Если кто-то был приговорен к тюремному сроку несправедливо - в России это треть все заключенных - мы пытаемся придать его дело максимальной огласке. Мы помогаем всем, кто в этом нуждается. Семьи страдают всегда: иногда в тюрьме оказывается единственный кормилец. Мы оплачиваем адвокатов, помогаем детям и женам. А если кто-то подвергся в тюрьме пыткам или тяжело заболел, мы заботимся о нем - неважно, какой закон он нарушил", - рассказывает Романова.

Останавливаясь на источниках финансирования "Руси сидящей", Романова указывает на то, что около 5% бюджета приходится на долю заказов, еще 70% поступает от шести основных спонсоров, а остальное - "народные средства".

"Государственного финансирования у нас никогда не было - так же, как мы никогда не получали денег из-за границы. Недавно мы выиграли европейский тендер и поэтому поставим флажок ЕС в наших офисах", - говорит Романова.

Теперь "Русь сидящую" признают иностранным агентом, констатирует собеседница немецкого издания. "Однако сами мы не будем регистрироваться в этом статусе. (...) Мы поступим, как "Мемориал", который всегда приписывает, что организация является иностранным агентом "с точки зрения Министерства юстиции".

По мнению Ольги Романовой, "президент Путин может сохранить свою власть только в том случае, если ни одна из противоборствующих кремлевских групп не будет чувствовать себя победительницей". Поясняя смысл репрессий против инакомыслящих - несмотря на то, что переизбрание Путина практически свершившийся факт, - она указывает на то, что "Путин - гениальный диктатор. Причем в этом случае слово "гениальный" имеет негативную окраску. Когда пять лет назад молодежь вышла на улицы, на Болотную площадь, последовали жесткие репрессии. Многие оказались в тюрьме, большое количество людей были вынуждены покинуть страну. (...) И вот в марте этого года на улицы вышло новое поколение тех, кому меньше 20 лет, многие из них не знали ничего о процессах после Болотной площади. Трава вырастет в любом случае, и в любом случае она будет зеленой", сколько ее ни стриги.

"Россия на самом деле очень свободная страна со множеством возможностей. Можно достичь всего: постов, денег, известности и славы (...) - но только в том случае, если ты не лезешь в политику. (...) Если кто-то вдруг начинает обращать внимание на то, что воздух загрязнен, или выступает против сброса химикатов в реку, если кто-то считает, что нельзя мучить кошек и собак, и еще спрашивает, почему в телевизоре врут, тогда с успехом надо попрощаться", - констатирует Романова.

Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414435 Ольга Романова


КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт

Мадлен Олбрайт: Как защитить мир от Северной Кореи

Мадлен Олбрайт | The New York Times

Мадлен Олбрайт, занимавшая в администрации Билла Клинтона посты посла США в ООН (1993-1997) и госсекретаря США (1997-2001), рассказывает в The New York Times о своих переговорах с северокорейским лидером Ким Чен Иром и заключении договора "Рамочная договоренность" (Agreed Framework), благодаря которому США удалось убедить Северную Корею не создавать ядерное оружие.

"Когда к власти пришла администрация Буша, она отказалась продолжать переговоры и перешла к более конфронтационной стратегии. К 2003 году "Рамочная договоренность" обрушилась. К 2006 году Северная Корея испытала свое первое ядерное устройство", - напоминает Олбрайт.

"Уходя в отставку, я полагала, что события на Корейском полуострове могут развиваться во многих направлениях. К сожалению, после множества поворотов они прошли полный цикл. Администрация Трампа теперь имеет дело с тем самым призраком, которого боялся Клинтон: с Северной Кореей, вооруженной ядерными бомбами в достаточном количестве, чтобы угрожать своим соседям - и Соединенным Штатам, - предотвращая вторжения на свою территорию", - отмечает Олбрайт.

"Очевидно, если бы данную дилемму было легко решить, это было бы давно сделано. Фундаментальная проблема в том, что руководство Северной Кореи считает, что для того, чтобы гарантировать его собственное выживание, требуется ядерное оружие. Для подтверждения этой идеи ему нужно только поразмышлять о судьбе Саддама Хусейна (Ирак) и Муаммара аль-Каддафи (Ливия), - рассуждает политик. - Однако самый многообещающий способ стабилизировать ситуацию не отличается от подхода, использованного администрацией Клинтона. Политика Соединенных Штатов в отношении Северной Кореи должна включать в себя дипломатическое давление, улучшенное военное сдерживание, тесное сотрудничество с Южной Кореей и Японией, а также готовность участвовать в прямых переговорах не в качестве вознаграждения для Пхеньяна, а в качестве средства сделать то, что необходимо для нашей собственной безопасности".

"Слишком долго американские политики тщетно искали ловкого, простого решения для северокорейских ядерных амбиций. Была надежда на то, что режим в Пхеньяне изменится или что Китай принудит Северную Корею к капитуляции. В результате произошел откат назад. Прежние достижения упущены, не замененные ничем новым. Настало время для более реалистичного и серьезного подхода - такого, который позволяет исчерпать возможности дипломатии и защитить наших граждан, а также не повергнуть мир в войну, без которой можно обойтись", - заключает Олбрайт.

Данная статья впервые опубликована в издаваемом редакцией The New York Times журнале Turning Points, посвященном поворотным моментам текущего года, которые могут повлиять на следующий год

КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт


Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра

Запад сам отказался играть с Россией белыми

Укрiнформ, Украина

Александр Вондра — человек с богатой биографией: диссидент во времена Чехословакии, в Чешской Республике он занимал немало значимых постов, в числе которых можно назвать такие как заместитель министра иностранных дел Чешской республики (причем дважды: в 1993-1997 годы, тогда он руководил формированием штата МИДа независимой Чехии, и в 2003-м, тогда он отметился тем, что выступал против увеличения импорта нефти из России), министр иностранных дел (2006-2007), заместитель премьер-министра Чехии по европейским вопросам (2007-2009), министр обороны (2010-2012)… Политик сыграл немалую роль в процессах интеграции страны в евроатлантические структуры.

Сегодня Вондра — директор Пражского центра трансатлантических отношений. Демонстративно подчеркивая, что не занимает никаких официальных должностей, продолжает держать руку на пульсе, выступает на различных чешских и международных конференциях.

Для изменения поведения России недостаточно ограниченных санкций Запада

«Укрiнформ»: Господин Вондра, вы критиковали Запад за его слабый ответ на нарушение Россией международного права. Каким он, по-вашему, должен был быть?

Александр Вондра: Прежде всего, я думаю, что Запад должен вести политику с позиции силы, а не слабости. Он должен быть в состоянии сдержать поведение России до того, как она начнет действовать. Потому что отвечать всегда сложнее, чем изначально определить порядок дня самому. Потому что отвечать — это как играть в шахматы черными фигурами. А играть лучше белыми, потому что они задают повестку дня.

Я вижу проблему в том, что Запад в прошлом отказался от игры белыми и начал плохо играть черными. Это было сделано из-за неспособности отреагировать на аннексию Россией Крыма, что стало попросту нарушением обязательств, данных в начале 1990-х, когда Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на политические гарантии своей территориальной целостности. В таких ситуациях должен быть зеркальный ответ — что-то, чтобы не допустить повторения Россией подобного сценария, особенно в отношении тех стран, которые являются членами и партнерами НАТО и находятся под ее защитой.

Единственным подходящим ответом было бы предупредить Россию, что она нарушила Будапештский меморандум, и с этого дня мы больше не обязаны придерживаться наших обязательств от 1997 года (Основополагающий акт Россия — НАТО 1997 года — прим. ред.). Но Запад не отважился сделать это и стал уязвимым.

Например, Россия нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, значит, США либо тоже могут модернизировать свои вооружения, либо дать правильный ответ о размещении аналогичного оружия в Центральной и Восточной Европе. Но есть обязательства от 1997 года.

Запад вместо этого объявил санкции против России. Но, постойте: ограниченные санкции вредят России недостаточно, чтобы изменить ее поведение. Запад переиграл сам себя и загнал себя в ловушку, потому что однажды ему придется отказаться от санкций, они не навсегда. Уже сейчас идут дебаты, в том числе в Германии, в США, о том, чтобы вернуться к business-as-usual с Россией. И в этом проблема.

— В такой ситуации как, по-вашему, можно не допустить повторения сценария в будущем? Россия может пойти на это?

— Я не могу говорить за россиян. Надеюсь, что они не станут повторять сценарий, который осуществили в Крыму.

Но нельзя полностью уповать на то, что они этого не сделают. В сегодняшних международных делах доверия недостаточно, если речь идет о нации-конкуренте, а не о дружественной стране.

Поэтому Запад должен одобрить меры, которые будут сдерживать Россию от повторения.

России не под силу разрушить западные демократии

— Вас невозможно заподозрить в русофилии, однако на недавней конференции «Разговор о НАТО возле Бранденбургских ворот» в Берлине вы жестко раскритиковали Запад за то, что рукопожатия с русскими уже приравниваются к «политическому самоубийству». Это вы что имели в виду?

— Это другая проблема. Россия — большая страна, ядерная. Держава, которую, я думаю, невозможно изолировать. И уж точно ее нельзя изолировать одними лишь санкциями. И кто-то же должен с ними говорить с позиции принципов. Диалог между Западом и Россией крайне нужен. Не только о том, что разделяет, а о вещах, которые беспокоят и нас, и их. Исламский радикализм, например, это общий вызов и России, и нам.

Кто как не американский президент имеет власть, чтобы говорить с Путиным? Кто как не НАТО как крупнейший альянс, организация, которая объединяет американцев и европейцев? Но из-за истерии, в частности, в США, в политике стало уже почти невозможным приближаться к русским и говорить с ними, не совершая «политического самоубийства». И поэтому никто не говорит с русскими из-за внутренних политических причин. Из-за мании, что российский КГБ вмешивается в американские выборы и по всему миру. Послушайте, это глупо: Америка — великая держава, и русские попросту не могут победить ее демократию. Они недостаточно сильны для того, чтобы разрушить даже нашу (чешскую) демократию, я уверен в ней. И поэтому думать, что они управляют всем и вся… — это не соответствует действительности.

Даже в самые тяжелые годы холодной войны, когда СССР был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть

Я уверен, что они работают против нас, это естественно, спецслужбы за это получают деньги. Но и мы должны работать против них, а не просто кричать, что они работают против нас. Но Запад погружен в мечты, что он живет в каком-то чудесном 21 веке, в котором будет общее управление, и все будут счастливы, что ада нет вовсе. Таким образом мы сами создаем альтернативный ад. И теперь мы платим цену за глупость Запада.

Стратегический диалог — нормальная вещь. И даже в самые тяжелые годы Холодной войны, когда Советский Союз был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть.

Международная политика — большой бизнес

— В январе этого года вы были одним из подписантов открытого письма президенту США, предостерегая его от «большой сделки» с Путиным. Какими вам видятся действия американского президента в отношении России сегодня?

— Я подписал письмо, потому что ощущал, что есть приступ наивности среди американских политиков времен Обамы в том, что касается отношений с Россией. Но международная политика — это не воскресная молитва в церкви, это в большей степени бизнес. И поскольку я наблюдал это пренебрежение ключевыми принципами делового характера международной политики, я и написал письмо Трампу.

Я думаю, с одной стороны, Трамп как-то понимал, что вызов России требует другого ответа, и тут я согласен с ним. С другой стороны, я опасался, что, играя по-крупному, он может продать малое.

Другими словами, приход Путина в Европу — это не приход Сталина или Ленина, это как явление царя Александра на Венском конгрессе. Наша единственная проблема — у нас нет Меттерниха (Клеменс Меттерних, австрийский министр иностранных дел, руководивший организацией Венского конгресса 1814-15 гг, перекроившего карту Европы — прим. ред.). Чехи или поляки считают, что если бы у нас был Меттерних, он бы не продал нас.

Так что мой мессидж Трампу был: если ты хочешь быть Меттернихом, это отлично, но ты не должен продавать нас.

— Президент Чешской Республики Земан сделал не так давно заявление с международной трибуны, что Россия должна заплатить за Крым — и дело решено…

— Я не голосовал за Земана, и я не согласен с Земаном. Я могу сказать лишь, что это пожилой человек, который пытается быть деловым. Но ставки, цену он установил слишком низкие. Как русская проститутка, которая хочет продать свое тело по очень скидочной цене.

Украине повезло, что у Бабиша нет бизнеса в России

— В Чехии сейчас проходит процесс формирования правительства. Как вы думаете, какой будет его политика в отношении России и Украины?

— Я не знаю. Я даже не знаю, будет ли правительство. И я не фанат Бабиша. Мне он представляется скорее проблемой, чем решением для формирования чешской политики.

Вы должны быть счастливы тем, что у него нет никакого бизнеса на Востоке (Европы), в России. Пока нет. У него большой бизнес в Германии. Поэтому я не думаю, что он будет «свободным художником», поскольку ему нужны деньги ЕС, субсидии для его основного бизнеса.

КОНТЕКСТ

Новая газета

Россия опаснее, чем СССР

AldriMer.no30.11.2017

Россия не собирается отступать на Украине

The National Interest04.12.2017

Россия очень кстати демонстрирует рост!

Akşam01.12.2017

Россия контролирует Трампа?

The New York Times29.11.2017

Я вижу в Бабише человека, который, с одной стороны, использует очень популистский язык, привлекая внимание дома, но в то же время, я ожидаю, что он будет вести себя очень конформистски и прагматично для своего бизнеса.

Проблема в том, что он толкает неким образом чешскую демократию в восточном направлении, меняя ее натуру. С 1989 года мы строили демократию как какой-то процесс «вверх дном». Он переворачивает это на «верхом вниз». Он — второй богатейший человек в стране. Его абсолютное богатство равняется таковому Трампа. Но в относительном измерении его богатство может сравняться с объемом чешской экономики. В этом разница: он — абсолютный монополист в чешской экономике, Трамп же лишь сравнительно небольшой застройщик недвижимости.

Мне трудно сказать, чего вам ожидать от Бабиша, но сейчас он испытывает трудности с формированием правительства большинства. Потому что он, как акула: традиционные партии бояться вступать с ним в коалицию, потому что он их проглотит. Стоит огромный вопрос, сможет ли он создать солидное правительство при доверии парламента.

Думаю, еще месяц-полтора ничего не будет происходить на международном направлении, а там посмотрим.

Ради блага страны надо забыть о личных амбициях

— Вы были одним из тех, кому приписывают одну из самых больших заслуг в том, чтобы Чехия стала членом НАТО в 1999 году. Что бы вы посоветовали нашей стране, чтобы приблизить членство в НАТО и в ЕС?

— Честно говоря, у меня нет простого ответа на эти вопросы. Я много сделал для того, чтобы помочь вам году в 2003-м, накануне Оранжевой революции. Я провел много дней и недель в Киеве, несмотря на болезнь моей жены, которая была в Праге. Но потом вы так много напортили… Эти стычки между Тимошенко и Ющенко…

Могу сказать на примере нашей демократии. После 1989 года («Бархатной революции» в Чехословакии — прим. ред.) тоже было два парня — Гавел и Клаус (Вацлав Гавел — первый президент Чехии, в 1993-2003 гг., Вацлав Клаус — второй президент Чехии, в 2003-2013 гг. — прим. ред.). Они были как день и ночь. Они ненавидели друг друга. Но ради блага демократии, блага страны они смогли сотрудничать и отставить в сторону свою враждебность. И в самое критическое время, между 1990 и 1997 они просто работали вместе. Потом Гавел объявил «войну» Клаусу, они разошлись полностью, но к тому моменту у нас уже были обязательства со стороны НАТО и ЕС. Страна получила «якорь» и могла позволить себе роскошь внутренних раздоров и битв. Но в часы, когда мы старались закрепить страну, мы были едины.

А вы совершили ошибку, вы не использовали время между 2003 и 2008 гг., когда все еще было окно возможностей, когда Запад показывал мощь, когда дверь была открыта. Но после 2008-го, после прихода в 2009 году Барака Обамы, с началом экономического кризиса в Европе, Запад начал плохо играть на восточном и южном направлениях. Я думаю, это продолжается.

Я не могу вам предложить некий рецепт легкой дороги на Запад. Теперь многое зависит от вас. Если мы имеем огромную геополитическую игру, то надо либо бороться, откинув все сомнения, либо вообще не играть в нее.

Есть три альтернативы: пригласить на обед и быть готовым платить за него, не приглашать на обед (и тогда страна хотя бы понимает, о чем речь, и может сконцентрироваться на своих реформах сама) или пригласить на обед и не платить в конце. И это — наихудший сценарий. И это то, что Запад сделал в свое время в отношении Украины, предложив ей соглашение об Ассоциации. Это цинично, но это правда.

Проблема была в том, что Обама переложил украинские дела на плечи европейцев, а плечи Европы были настолько слабы, что не смогли удержать ее. И в целом неспособность европейцев играть жестко привела к тому, что Путин интерпретировал это и аннексировал Крым. Для нас это должно быть уроком, что если вы решили играть, то играть надо жестко.

Не переборщить с интеграцией

— Чехия — все же не очень большая страна, чтобы оказывать определяющее влияние. Но Германия таковой является. Готова ли она взять на себя ответственность?

— Боюсь, что нет. Было известное высказывание британского премьера Бенджамина Дизраэли, который так прокомментировал акт объединения Германии в 1871 году: Германия слишком большая, чтобы быть лишь одним из многих игроков, но слишком мала, чтобы навязывать свою волю другим. И это традиционная немецкая ловушка. Сейчас Европа другая, мы имеем европейскую интеграцию, но это все еще очень незавершенное дело. Посмотрите на Испанию, Каталонию, Италию. Думаю, это правило Дизраэли работает и сегодня.

— Брексит, референдумы в странах… Не кажется ли вам, что европейский проект потихоньку разваливается?

— Я надеюсь, что он не провалится. Потому что эта свобода передвижения капиталов, людей, услуг, товаров — это то, что для всех нас очень важно. Внутренняя открытость Европы, по крайне мере для нас, чехов, напрямую связана с благосостоянием. Закрытие границ вновь будет катастрофой для экономического развития Чехии. Я надеюсь, мы останемся вместе.

Но для того, чтобы оставаться вместе, я думаю, мы должны умерить наши амбиции. Мы должны быть осторожны в продвижении интеграции выше лимитов, с которыми люди могут жить.

Европа, несмотря на всю интеграцию в экономике и политике, по-прежнему остается еще очень многоликой. Континент с разнообразными культурами. Нет никакой политической европейской нации; есть немецкая нация, французская…

Я бы был осторожным в ускорении интеграции выше пределов, потому что это как веревка — если тянуть слишком сильно, она может порваться в любой момент.

— То есть, нет — дальнейшему расширению?

— Я в большей степени предупреждаю по поводу непомерного углубления интеграции, а не расширения.

В то же время, будем реалистами: среди западноевропейских институтов не слишком много воли и желания продолжать расширение так быстро, как они делали в прошлом.

Я далек от того, чтобы обещать вам что-то, что от меня не зависит.

Александр Вондра, экс-министр обороны, экс-министр иностранных дел Чехии

Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410163 Эдвард Лукас

Ми6 — о нарастающей угрозе со стороны России

Британия, наконец, всерьез отнеслась к опасности путинского режима, но она все еще удручающе плохо оснащена, чтобы как-то ему противостоять.

Эдвард Лукас (Edward Lucas), The Times, Великобритания

После 25 лет излишней самонадеянности Британии Россия стала для нее главной международной угрозой. Капитан Уайтхолла дал отмашку. Под палубами кочегары бросают уголь в горящие печи. Штурманы пытаются найти давно забытые маршруты и карты.

Новые настроения — отчасти тревожные, отчасти решительные — определили замечательную речь, произнесенную в штаб-квартире НАТО человеком, которого правительство скромно характеризует как «высшее должностное лицо». Этот человек — в котором многие в аудитории признали Алекса Янгера (Alex Younger), главу Ми6 — рассказал посланникам НАТО, что Кремль «стал примером» современных угроз, которые стоят перед нашей страной и ее союзниками. Цель России состояла в том, чтобы расколоть Запад, посеять неуверенность и двойственность. Знакомые границы оказались размыты: между словами и действиями, электронным и кинетическим миром, между домашними и международными угрозами, даже между миром и войной. В частности, старая модель конфликта, в которой военные действия состояли на 80% из применения силы и на 20% — из информации, теперь обернулась вспять.

Призывая союзников расширить свою деятельность в деле сопротивления российской гибридной войне, он также осудил «чувство безнаказанности» Кремля, подогреваемое нежеланием Запада отвечать на российские провокации. Решение не предпринимать действия само по себе является ответом, сказал он с укором, и такой ответ может привести к эскалации.

Это, безусловно, является уроком последних двух с половиной десятилетий. После недолгого периода в начале 1990-х, когда Россия выступала в роли государства, которому «диктуют правила», так как она была вынуждена принять нормы мира в период после холодной войны, она стала «государством, которое создает видимость подчинения правилам»: оно делает вид, что соблюдает международные соглашения, но на деле подменяет и нарушает их. Далее, подогреваемая растущими ценами на нефть и путинским контролем политической системы, она стала откровенным нарушителем правил, угрожая нарушить мировой порядок безопасности, вмешавшись в дела своих соседей. Масштаб этого вмешательства варьировался от кибератак (Эстония, 2007) до военного вторжения (Украина, 2014). Россия также не гнушалась подкупом, пропагандистскими нападками и агрессивной диверсией, каковым был, например, неудавшийся переворот в Черногории в прошлом году.

Британия, как и Запад в целом, предпочитала громко сетовать, вместо того, чтобы предпринимать какие-то действия. Неудивительно, что Россия решила, что может вмешаться даже во внутренние дела крупных западных стран. Только в начале этого года служба национальной безопасности Британии, наконец, решила повысить Россию до уровня угрозы «первого порядка», наряду с кибератаками и терроризмом (в перечне угроз 2010 года Россия даже не упоминалась). Спустя всего полгода этот сдвиг превратился в стратегию. Она состоит из следующих элементов: расширения нашего военного ответа внутри страны и в Восточной Европе, противостояния кремлевской пропаганде при помощи «стратегических коммуникаций», обуздания российского интриганства на территории бывшей Югославии, защиты наших компьютерных сетей от передового российского кибероружия, усложнения жизни российской элиты и поддержки Украины.

Все это похвально. Как и внимание, которое депутаты уделяют этому вопросу, в частности, расследованию российской дезинформационной атаки Комитетом палаты общин по цифровым технологиям, культуре, СМИ и спорту. Парламентский комитет по разведке и безопасности, вновь созванный после возмутительно длительного пятимесячного перерыва после выборов, также продолжит свою работу.

Задавать вопросы и добывать ответы — это не одно и то же. Списки с пожеланиями невозможно назвать стратегией. Стремление к цели не создает средств к ее достижению. С 1991 года эта страна растратила свой потенциал в отношениях с Россией. Приоритетом была торговля и инвестиции, а также поиск общей основы в борьбе с преступностью и терроризмом. Те, кто беспокоился о влиянии российских денег на нашу финансовую систему или сомневался в искренности российских предложений сотрудничества, были вытеснены из игры или отстранены. Люди, несущие ответственность за эту политику, до сих пор по большей части отрицают это.

В результате нас постоянно застают врасплох, нам постоянно не хватает информации о целях и планах России. В некоторых московских кругах стало модно называть Москву «третьим Римом», подразумевая, что она является духовной и геополитической наследницей Римской и Византийской империй. Поэтому, когда влиятельные российские вебсайты описывают Британию как «Карфаген», подразумевая наше полное уничтожение, можно ли назвать это просто риторикой или за этим скрывается нечто более зловещее? Были ли недавно проведенные российские учения предназначены для возбуждения аудитории в России, или Кремль действительно считает, что атомная война неотвратима? Было бы полезно знать ответы на эти вопросы.

Несмотря на то, что по сути своей Россия — слабая страна, она сильна в нужных ей вопросах. Как рассказал, выступая в парламенте в прошлом году, Виктор Мадейра (Victor Madeira), специалист по российским угрозам, все вместе наши военные атташе, силы разведки и королевские войска связи и всей остальной армии, включая ВМФ, воздушную разведку и службы наблюдения и рекогносцировки, 77-ю бригаду (подразделение армии, занимающееся информационной войной), имеющие отношение к военному делу отделы Центра правительственной связи и Кабинета министров, службы оборонной разведки, а также силы нашего спецназа, королевских десантных и парашютных войск составят всего лишь одну двенадцатую от приблизительного объема всего лишь одного из российских шпионских агентств — военной разведки ГРУ.

Нам также не хватает политической воли действовать в соответствии с нашим перечнем пожеланий. Связи России с Трампом и Брекситом даже не следует упоминать. Сити (который известен также под названием Лондонград) пускает слюни при мысли о перспективе котировок En+, энергетического и металлодобывающего конгломерата, контролируемого олигархом Олегом Дерипаской. Вырученная сумма порядка 1 миллиарда должна пойти на оплату долгов этой компании ВТБ, российскому банку с хорошими связями, по которому нанесли удар западные санкции после вторжения России в Крым. Ни одного слова критики от правительства не прозвучало.

Возможно, Уайтхолл отправился по новому маршруту. Однако в неблагоприятных погодных условиях он выглядит не слишком пригодным для плавания.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410163 Эдвард Лукас


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427345 Владимир Фесенко

О чем говорил Волкер

Украина не может в одностороннем порядке выйти из минских соглашений. Лучшего подарка для России просто не придумаешь.

Владимир Фесенко, Новое время страны, Украина

О том, что Украине следует предоставить специальный статус восточным территориям и ограниченную амнистию для тех, кто участвовал в конфликте, Курт Волкер говорил не только в интервью Politico, но и народным депутатам Украины при встрече с ними в октябре 2017 года. Здесь нет ничего нового. Но есть очень важное уточнение. Если расшифровать полностью заявление Волкера, в контексте других его заявлений, то Украина может объявить амнистию и проголосовать за новый порядок самоуправления регионов только в том случае, если Россия согласится на допуск полноценной миротворческий миссии ООН на неконтролируемые участки российско-украинской границы. То есть только если российская сторона примет решение о дальнейшем урегулировании конфликта с использованием миротворцев, только тогда представителям украинской власти нужно будет сделать те самые «сложные шаги для мира на Донбассе».

Речь не идет о том, что Украина должна взять и проголосовать за это. Во-первых, я напомню, закон о порядке особого самоуправления восточных регионов уже работает, он проголосован. Но он будет запущен тогда, когда огонь на Донбассе прекратится и пройдут выборы. А выборы, в свою очередь, пройдут тогда, когда будет согласована формула их проведения, будут обеспечены условия и будет осуществляться контроль над границей — либо полицейской миссией ОБСЕ, либо миротворцами ООН. Не будет прекращения огня и должного контроля над границей — не будет никакого особого статуса.

Но на мой взгляд, Россия не пойдет на уступки по миротворческой миссии. Это маловероятно. Максимум, что сейчас возможно, это обмен заложниками. И то при условии, что не будет очередных хитрых и циничных комбинаций россиян и выдвижения неприемлемых для нас условий. Поэтому, что касается прогноза того, как будет развиваться ситуации на Донбассе, я согласен с Волкером. На 80%, а я думаю, даже на 90%, ситуация в 2018 году останется такой, какой она есть сейчас. Еще, как минимум, на год.

Что касается минских соглашений. На днях министр МВД Украины Арсен Аваков заявил, что минские соглашения — мертвы. Я подобные высказывания слышал неоднократно от украинских политиков. Мы знаем, что Народный фронт склонен — и чем дальше, тем больше — к демонстрации воинствующего патриотизма. Подобные заявление делал и Александр Турчинов, например. Я думаю, что и Аваков сделал это для внутриполитического потребления. Это борьба за собственный имидж.

О том, что «Минск» не работает, говорят уже давно. Но проблема в том, что, во-первых, к минским соглашениям привязаны антироссийские санкции. И вторая и очень важная для нас деталь. Мы не может отказаться от Минска в одностороннем порядке. Если мы это сделаем, мы выступим в роли страны, которая хочет продолжения конфликта, хочет не мира, а войны. И я боюсь, что это будет неправильно понято нашими союзниками. Кроме того, это даст прекрасный шанс друзьям России в Европе требовать отмены санкций против Кремля. Да, конечно, можно ставить критические диагнозы по этим соглашениям. Но мы не можем в одностороннем порядке выйти из них. Лучшего подарка для России просто не придумаешь.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427345 Владимир Фесенко


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер

Курт Волкер: полная стенограмма беседы

Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser), Politico, США

Сьюзан Глассер: Привет, я Сьюзан Глассер, добро пожаловать на передачу The Global Politico. Рада представить нашего сегодняшнего гостя посла Курта Волкера, которого я знаю уже давно, и который сегодня выполняет по-настоящему трудные задачи, оказавшись в самом центре новостей. Он стал специальным представителем Соединенных Штатов по украинскому кризису и очутился в эпицентре неспокойных и захватывающих российско-американских отношений. Я бы сказала, что сегодня вы один из немногих в американском правительстве, кто проводит переговоры с русскими на высоком уровне.

Вы совсем недавно вернулись с очередного раунда переговоров, которые состоялись у вас с одним из главных помощников Владимира Путина Владиславом Сурковым. Расскажите нам о них, Курт.

Курт Волкер: Что ж, Владислав Сурков работает в президентской администрации. Ему поручали заниматься некоторыми замороженными конфликтами типа Абхазии, Южной Осетии. Его считают человеком, который несет ответственность за российскую интервенцию на Украине — как в Крыму, так и в Донбассе.

Госсекретарь Тиллерсон от имени Госдепартамента и от имени американского правительства попросил меня представлять США и более активно подключиться к переговорам, нацеленным на урегулирование конфликта в Донбассе на востоке Украины. Разрешить его призваны так называемые Минские соглашения

Это была моя третья встреча с Сурковым. Мне кажется, что русские задумались вот над чем: может, стоит закончить этот конфликт, установить мир, уйти оттуда, а потом посмотреть, что из этого получится? Не думаю, что они приняли окончательное решение, и что они твердо намерены это сделать. Однако мне кажется, что они рассматривают такую возможность.

Я обнаружил, что сам Сурков очень умный, очень профессиональный и очень способный человек. Возможно, у него несколько циничное чувство юмора, однако он знает, что делает. Мне кажется, что он в этом смысле хороший собеседник. Поэтому, если мы чего-то и добьемся, то это будет исходить от Суркова и от его отношений с президентом Путиным.

— То есть, вам кажется, что у него есть определенные возможности добиться каких-то результатов? Он говорит от имени Путина?

— Я думаю, что решить этот вопрос может только сам президент Путин. Однако Сурков имеет возможность общаться с президентом, а это очень важно. Кроме того, он скроен не по лекалам Министерства иностранных дел или Министерства обороны. Он политтехнолог. Он занимался предвыборными кампаниями, он занимался некоторыми региональными конфликтами, имел дело с лидерами Чечни, а также Южной Осетии и Абхазии, о чем я уже говорил. Поэтому у него имеются каналы общения. Однако я считаю, что решения принимает Путин.

— Хорошо. Многие люди говорят — в том числе, люди из администрации, с которыми я беседовала в последнее время — они говорят, что наши отношения в настоящий момент не только очень плохи, но и не достигли пока самой нижней точки. Так что переговоры с ними об Украине — это довольно интересный момент.

Насколько плохи, на ваш взгляд, эти отношения?

— Что ж, это интересно. Безусловно, сегодня существует очень негативная реакция на то, что делает Россия, будь это выдворение дипломатов из нашего посольства в Москве, какие-то ее действия в Сирии и других странах, или договор РСМД.

Украина — это интересная тема, по которой у нас очень разные точки зрения. Однако мы можем договариваться о каких-то совместных действиях, и это может стать основой для достижения чего-то позитивного. Я считаю, что Россия хочет, чтобы Украина была пророссийской, дружественной по отношению к ней страной, и чтобы с ее правительством можно было работать.

Тем не менее, вторгшись на Украину и захватив часть ее территории, они добились лишь того, что эта страна стало гораздо более сплоченной, националистической и ориентированной на Запад.

— Да, обратная реакция. Как это ни парадоксально, многие люди говорят, что путинская интервенция еще больше сплотила украинцев.

— Верно. Это прямо противоположно тому результату, которого они добивались. Поэтому у них есть основания сказать: «Что ж, мы не добились того, чего хотели. Это дорого нам обходится, как в плане затрат на ведение боевых действий и на поддержание гражданской администрации, так и в плане санкций, репутации, отношений с Европейским Союзом, отношений с Соединенными Штатами». Поэтому не исключено, что они заинтересованы в разрешении этой проблемы.

И конечно, мы хотели бы, чтобы при разрешении этой проблемы была восстановлена территориальная целостность Украины.

— Хорошо. Как вы думаете, в какой мере Сурков и прочие россияне готовы признать эти факторы? Насколько они откровенны с вами?

— Это любопытно, потому что есть разница между тем, что они говорят и что, согласно моей интуиции, они знают. Они ни за что не скажут: «Да, мы совершили вторжение, да, мы сделали то, сделали это». Но мы знаем, что они знают, и они знают, что мы знаем, и…

— Я знаю, что ты знаешь, что он знает.

— Поэтому можно вести речь о том, чего мы можем достичь.

— По этому поводу, в какой степени мы можете поднимать вопросы о Крыме и о Донбассе? Или вы говорите только об одном?

— Это очень хороший вопрос, потому что разницы между ними почти нет. Это российское вторжение, оккупация чужой территории. Что касается Крыма, то они заявляют, что присоединили его, но в обоих случаях мы это не признаем, Это незаконно.

Минские соглашения действуют в отношении только конфликта на востоке Украины, где сейчас ведутся активные боевые действия. Сегодня в среднем каждые три дня гибнет один украинский солдат, гибнет на территории Украины, защищая свою страну. Поэтому там происходит очень горячий конфликт.

В Крыму ситуация иная. Безусловно, мы не согласны с российским вторжением и оккупацией Крыма, а также с его присоединением к России. Но если мы можем добиться прогресса по другому вопросу, вопросу Донбасса, мы должны это сделать.

— То есть, вы не поднимаете вопрос о Крыме?

— Я поднимаю вопрос о Крыме. Я поднимаю вопрос о Крыме, а русские говорят мне в ответ: «Мы не собираемся вести переговоры о Крыме». Просто важно понизить планку и договориться о том, что мы в этом вопросе не соглашаемся,

— Понятно. Итак, сейчас идет дискуссия о том, существует ли возможность для ввода миротворцев в соответствии с российской инициативой, которая была выдвинута в сентябре.

— Да. Здесь возникает вопрос о том, хочет ли Россия уйти, что далеко не ясно. Но между русскими и украинцами существует глубокое недоверие. Русские не верят в то, что украинцы будут выполнять Минские соглашения, поскольку они предусматривают большое количество политических шагов. А украинцы считают, что русские никогда не откажутся от контроля над этой территорией.

Так что миротворческие силы должны будут навести мосты и устранить недоверие. Они позволят укрепить безопасность, создать условия для проведения выборов в местные органы власти, создать условия для того, чтобы украинцы могли выполнить другие положения Минских соглашений, получив в результате свои территории назад и восстановив украинский суверенитет. Это и будет полным выполнением Минских соглашений.

Но проблема в том, что патовая ситуация существует уже три года, и дело не сдвигается с мертвой точки. Поэтому идея с миротворцами предназначена для того, чтобы обеспечить безопасность, а также дать время и пространство для достижения этой цели.

— Некоторые люди говорят, что дипломаты неисправимые оптимисты, так как в противном случае они бы этого не делали. В сообщениях о вашей последней встрече — мне кажется, это была ваша третья встреча с Сурковым — говорится, что вы предложили список из 29 пунктов, где изложены некие принципы, и что русские отвергли все эти пункты, за исключением трех.

Я полагаю, что эти три пункта были о том, как писать слово Украина.

— Да, я даже не считал. Ситуация складывается следующим образом. Россия в сентябре представила в Совет Безопасности ООН проект резолюции. Ее предложение предусматривает направление сил ООН на Украину для защиты наблюдателей ОБСЕ, которые работают на востоке. Предполагалось, что миротворцы будут следить за соблюдением условий прекращения огня и за отводом тяжелых вооружений.

Безусловно, сейчас все знают, что условия прекращения огня не соблюдаются. Их нарушают каждую ночь, иногда по несколько раз. Ведет огонь артиллерия, звучат взрывы, стреляют минометы и так далее. А тяжелое вооружение так пока полностью и не отведено.

Так что соглашение на самом деле не работает. А замысел русских заключается в том, что если наблюдатели будут находиться под защитой, они смогут углубиться на территорию, будут в безопасности, и им не придется преодолевать большие препятствия. На мой взгляд, это довольно спорный аргумент, потому что если бы русские хотели пустить наблюдателей во все районы Донбасса, они бы сделали это. Нет, здесь что-то другое.

Поэтому мы сказали: «Смотрите, нас заинтересовала идея, которую Россия предложила ООН. Следует подумать над направлением миссии ООН на Украину. Но это должны быть настоящие миротворческие силы, это должны быть такие силы, которые смогут обеспечивать безопасность на всех спорных территориях, которые будут знать о местах размещения тяжелых вооружений, и которые смогут реально контролировать украинскую сторону границы с Россией, чтобы через нее не переходили свободно люди, и не перебрасывалось оружие. Если сделать это, такой шаг будет очень полезен, и он позволит перейти к исполнению Минских соглашений».

Я считаю, что русские выступили с этим предложением для того, чтобы начать диалог. Они хотели запустить переговорный процесс по вопросу о том, какими должны быть миротворческие силы.

Наша третья встреча, как вы сказали, была шагом назад. Они снова вернулись к своему первоначальному предложению. Не знаю, какой после этого будет их следующий шаг. Возможно, это произошло совсем по другим причинам, никак не связанным с Украиной, и что это просто отражение нынешнего состояния российско-американских отношений. Наверное, это в большей степени связано с тем, что двусторонняя встреча между президентами Трампом и Путиным не состоялась.

— Наверное. Значит, это их очень сильно разозлило?

— Ну, мы не знаем. Просто такова была последовательность событий. Двусторонняя встреча не состоялась. У нас была встреча с Сурковым в Белграде, которая совершенно очевидно стала шагом назад. Это была теплая встреча, у нас состоялась хорошая дискуссия, но это был шаг назад. Посмотрим, что произойдет на следующей встрече, которая должна состояться где-то в декабре.

— Хорошо. И конечно же, это будет ближе к марту 2018 года, когда Владимир Путин предположительно будет баллотироваться на очередной срок, когда пройдут более или менее формальные выборы, вокруг которых, тем не менее, будет много политики. Итак, очень многие из числа тех, кто следит за Россией, задают вопрос: сможет ли Путин до выборов сделать что-то в отношении Украины, а не просто топтаться на месте, заняв выжидательную позицию. Какова ваша точка зрения на сей счет?

— Ну, это открытый вопрос. На выборах 2012 года он действовал на националистической платформе, защищая российский народ от внешних врагов и оправдывая необходимость сохранения своей власти в России. Как будет на сей раз — захочет ли он снова разыграть националистическую карту или решит действовать иначе — это пока неясно.

Думаю, позволительно сказать, что он решил помириться, решил прекратить боевые действия и уничтожение украинцев и русских. Он добьется особого статуса для восточной Украины. Он добьется исполнения Минских соглашений, и международное сообщество обеспечит безопасность в этом регионе, безопасность для русскоязычного населения и для всех остальных.

Так что если он захочет, он сможет претендовать на большие достижения. Но нам неизвестно, как он хочет это повернуть.

— Хорошо. Конечно, можно допустить, что будет именно такая версия кампании, которая нравится нам. Но Владимир Путин добивается успехов не только за счет критики США и своей националистической политики, но и благодаря тому, что в последние годы на российском телевидении была создана целая повествовательная линия, целая теория о том, что это буквально передовая войны между Россией и Западом, войны между Россией и США. Он публично заявляет об этом.

Поэтому, как мне кажется, у вас должны быть некоторые сомнения в том, что Владимир Путин откажется от повествовательной линии об этом конфликте, которую он сам создал.

— Это верно, и откровенно говоря, все в его руках. А мы можем только четко заявлять о том, что такое состояние дел — это настоящая война, это гуманитарная трагедия, это негативно отражается на населении региона, которое он якобы защищает. Именно эти люди несут на себе основное бремя страданий и лишений. И это очень дорого обходится России.

Они могут это сделать. Они сделали это в Абхазии, они сделали это в Приднестровье. Они могут это сделать. Но это для них не лучший вариант. А мы можем попытаться создать некие рамки, некую концепцию, показав, какой может быть альтернатива. Что будет, если Россия поддержит размещение миротворцев на этой территории, поддержит реализацию Минских соглашений, согласится на восстановление украинского суверенитета и увидит, какой результат это ей дает.

Думаю, есть немало причин, по которым они захотят попробовать. Но решение будут принимать только они.

— Безусловно, ведь мы очень много говорили о российской стороне, о том, чего хочет Путин. Это всегда самый важный вопрос с тех пор, как он пришел к власти.

Но есть еще и американская сторона, и я должна задать тот же вопрос: чего хочет Трамп? Мне очень интересно, какую политику в отношении России в данный момент проводит администрация, особенно в связи с тем, что в Вашингтоне сегодня говорят о России больше, чем когда-либо, по крайней мере, на моей и вашей памяти.

С кем вы работаете по этим вопросам? Насколько согласована эта политика? И как идут дебаты в администрации о поставках оружия на Украину, какова ее позиция, и насколько это осложняет вашу работу?

— Мне предложил заняться этой работой госсекретарь Тиллерсон, и я подчиняюсь напрямую госсекретарю Тиллерсону, ведя с ним активные беседы. Кроме того, я получил возможность встретиться с большинством высокопоставленных руководителей из кабинета и администрации, и поговорить с ними об Украине и о том, что мы делаем.

Я бы сказал, что в этом вопросе есть большая степень единодушия, есть единая и сплоченная позиция. Кроме того, я также имел возможность принять участие во встрече президента Трампа с президентом Порошенко на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Исходя из этого, я могу сказать, что в администрации существует довольно прочный консенсус. Проще всего об этом можно сказать словами президента, который заявил, что он хочет мира. На Украине воюют и гибнут люди, и он хочет, чтобы там был мир.

Кроме того, если мы хотим каких-то улучшений в российско-американских отношениях — а я думаю, что это должно быть целью США — мы не должны стоять на месте. Мы хотели бы более конструктивных отношений. Тогда удастся добиться прогресса по Украине. Именно так надо действовать, и именно об этом президент Трамп сказал президенту Путину на встрече G-20 в Гамбурге. Именно так, если мы хотим улучшений…

— Что касается поставок оружия на Украину, то дебаты на эту тему идут с переменным успехом уже долгое время. Считаете ли вы, что это решение будет в конечном счете утверждено — это первый вопрос. А во-вторых, какое воздействие это окажет на ваши переговоры о мире?

— Что ж, важно правильно сформулировать этот вопрос. Эта страна — Украина, она ведет боевые действия на собственной территории, защищается от насилия, там каждый день гибнут люди. Речь идет о самозащите. А этот принцип заложен в уставе ООН. Так поступила бы любая страна, которая хочет защитить свою территорию, защитить свое население от агрессии.

У США есть военные связи с десятками и десятками стран во всем мире, и Америка поставляет оружие в десятки и десятки стран. Я не вижу никаких убедительных причин, по которым Украина является чем-то особенным. Почему бы это не сделать? Ведь украинцы активно пытаются защитить свою территорию. Это вопрос обороны, а не…

— Могло ли что-то быть иначе, если бы администрация Обамы, которая точно так же не могла решить этот вопрос, несмотря на рекомендации госсекретаря и Пентагона (а в итоге Обама отказался), все же сделала это? Теперь возникает такая же ситуация, и Госдепартамент с Пентагоном снова выступают с такой рекомендацией.

Могло ли что-то пойти иначе в этой войне, если бы решение было принято? И если мы решим осуществить такие поставки, к чему это приведет?

— Аргументы, с которыми некоторые люди выступали в прошлом, они не очень убедительны, на мой взгляд. Один аргумент состоит в том, что поставки могут привести к эскалации боевых действий, к гонке вооружений, что у России всегда будет больше возможностей для эскалации, что мы сами разжигаем этот конфликт. Но на самом деле, конфликт уже существует, Россия уже разжигает его, уже ведет боевые действия. Так что, на мой взгляд, эти доводы неубедительны.

А еще говорят, что такие подставки придадут смелости украинцам, которые перейдут в наступление. Но украинцы не глупцы, они тоже это знают. Еще один довод состоит в том, что есть разница между летальной и нелетальной боевой техникой.

— Похоже, именно это поставило в тупик администрацию Обамы.

— Опять же, смысл поставок военной техники в том, чтобы Украина могла применить силу в целях самообороны. Администрация Обамы, например, поставляла туда контрбатарейные РЛС. Контрбатарейные РЛС дают возможность определить, откуда ведется минометный огонь, и точнее скорректировать ответный огонь, чтобы можно было убить тех людей, которые делают это. Их называют нелетальной боевой техникой, однако это была очень эффективная помощь украинцам со стороны администрации Обамы, и я считаю ее весьма уместной.

Также важно помнить о том, что украинцы и сами производят большое, очень большое количество военной техники.

— Правильно. Украина была одним из центров производства вооружений в Советском Союзе.

— Точно. И они до сих пор их производят, они провели довольно большую работу по восстановлению и перестройке своей армии. В 2014 году эта армия была почти полностью разгромлена, но они ее восстановили, и эта армия, надо сказать, довольно успешно поддерживает стабильность на линии конфликта.

— Верно. Именно об этом я хотела вас спросить. Они более или менее — они как бы остановили русских, повстанцев. Изменится ли что-то…

— Я бы сказал иначе: Россия решила не продвигаться дальше на украинскую территорию.

— Хорошо.

— И я думаю, украинцы нарастили свои возможности, усилили армию.

— Хорошо. Это в большей степени похоже на сдерживание, чтобы Россия снова не перешла в наступление.

— Именно так. Именно так. Это сдерживание.

— По крайней мере, таковы аргументы в его пользу.

— Да, таковы аргументы. Опять же, я не хочу углубляться в детали и говорить о том, что это большая проблема. Просто Украина, как и любая другая страна в мире, должна иметь возможность защитить себя и сдержать агрессию. Но есть вопрос гораздо важнее. Это вопрос о том, сможет ли Украина добиться успеха как страна. Сможет ли она создать демократию, рыночную экономику, добиться благополучия, укрепить безопасность и так далее. А еще, сможем ли мы урегулировать этот конфликт, что, на мой взгляд, является важным шагом в восстановлении суверенитета, в восстановлении территориальной целостности в Европе, в выходе из того тупика, в котором мы сегодня оказались вместе с Россией. Именно в этом направлении мы хотели бы двигаться.

— Но я бы не сказала, что вы возлагаете большие надежды на скорейшее установление мира. Еще один вопрос по поводу поставок оружия. Можно себе представить другую версию того, как на это отреагирует Россия.

Скажем, Трамп принимает решение о поставках, и они начинаются где-то в следующем месяце или около того. То есть, до президентских выборов в России. Вы же понимаете, как это преподнесет российское телевидение, как на это посмотрят в Москве. Начнутся разговоры о том, что Соединенные Штаты снова начали свои провокации, и поэтому России необходимо сделать в ответ то-то и то-то. Начнется новый виток пропаганды, а Путин снова заговорит о том, как он защищает страну от злобного западного агрессора. И все это будет происходить накануне выборов.

— Что ж, прежде всего, позвольте мне повторить, что никакого решения пока нет.

— Я это понимаю, я понимаю.

— И сделаем мы это или не сделаем, это наше решение. Да, и в связи с вашим вопросом, я не думаю, что мы должны принимать свои решения, исходя из того, что будут говорить об этом российские СМИ, какую повествовательную линию они представят. Я думаю, что мы должны принимать решения, исходя из американских интересов, из национальных интересов США, из того, как мы позиционируем себя в мире. Мы должны исходить из своих собственных суждений, а не из чего-то другого.

— Хорошо. Давайте немного поговорим о другом, потому что это очень интересно, и я уверена, что это заинтересует наших слушателей. Вы работали в администрации Буша. Теперь вы вернулись назад в правительство в совершенно иных обстоятельствах. Это совершенно другая республиканская администрация. Я знаю, что у вас есть множество друзей, которые по-разному относятся к нынешней версии внешней политики, существенно отличающейся от прошлого.

Но у вас другая позиция, которую вы, как я слышала, излагали в Госдепартаменте. Совершенно очевидно, что сегодня звучит много вопросов, проходит много публичных дискуссий о том, не зашел ли госсекретарь Тиллерсон слишком далеко; о том, что случилось с нашим моральным состоянием, и к чему приведет эта реорганизация. На самом деле, никто этого не знает. А еще он собирался ликвидировать все должности специальных представителей, видимо, за исключением вашей. Так что это очень интересно. Расскажите нам немного о том, почему вы решили вернуться, и что вы обнаружили, придя в Госдепартамент.

— Ну, ответить на первый вопрос довольно просто. Мне небезразличны эти проблемы, мне небезразлична Украина как страна, небезразличен ее успех. Я хочу, чтобы этот конфликт был урегулирован. Я хочу, чтобы мы вернулись к идее о том (об этом говорили многие, очень многие администрации, начиная с Джорджа Буша-старшего и далее), что Европа должна быть единой, свободной и мирной. Что мы стремимся продвигать демократические общества, общества процветающие, приводимые в движение рыночными силами. Мы хотим безопасности для всех без исключения, в том числе, для России.

Но мы этого не добились Да, мы многое сделали. Многие страны, которые в 1990 году не являлись членами НАТО, позднее вступили в эту организацию, и сегодня это демократические, процветающие и надежно защищенные государства, такие как Чехия, Эстония и так далее.

Так что мы добились колоссальных успехов, но мы прошли не весь путь. В Европе сохраняются активные конфликты. Поэтому, если есть какой-то способ решения этих вопросов, я бы очень хотел сделать это. Я готов делать все возможное в этих целях.

И во-вторых, из-за этого меня не очень-то беспокоит связанная с этим политика, будь это политика демократической администрации республиканской администрации, политика Буша, Трампа и так далее. Я думаю, что в этом многие со мной согласятся. Если мы не будем втягиваться во внутриполитические дебаты, которые сегодня идут в нашей стране, и сосредоточимся на сути и содержании внешней политики, с этим тоже очень многие согласятся.

А что касается Госдепартамента, то там работают замечательные люди. Это люди очень умные, очень целеустремленные. Они хотят вносить свой вклад, они хотят упорно работать. Передача власти всегда очень трудна, а нынешняя передача особенно. И мне кажется, что такие люди как Уэс Митчелл (Wes Mitchell), которые сегодня занимают…

— Это новый помощник госсекретаря по европейским делам.

— Верно. Новый помощник госсекретаря по европейским делам. Возникает связка между политическим руководством, находящимся на самом верху администрации, дипломатической службой и теми профессионалами, которые в ней работают. Такую связку надо укреплять и наращивать. Она нужна для того, чтобы Госдепартамент ощущал себя полезным, чтобы он осознавал свою способность вносить полезный вклад.

Теперь, что касается цифр. После 2001 года Госдепартамент очень сильно разросся. Если посмотреть на Госдепартамент и его бюджет в то время, а затем взглянуть на то, что произошло потом, на те миссии, которые он выполнял после этого, то можно сказать, что он разросся колоссально.

Вы здесь говорили о специальных посланниках. Их очень много, этих специальных посланников Я не знаю точное их количество но…

— 78 человек или около того?

— Да, огромное количество. Знаете, хотелось бы думать, что правильнее было бы поступать по-другому. Те люди, которые занимают свои должности, которые назначаются президентом, утверждаются сенатом и несут ответственность за различные регионы мира — именно они должны отвечать за внешнюю политику.

Мне предложили заняться этими переговорами по Украине тогда, когда помощник госсекретаря еще не был утвержден. Французы, немцы, украинцы, а также русские громко требовали, чтобы США назначили такого человека для ведения переговоров. И я рад тому, что занимаюсь этой работой. Я делаю это добровольно, бесплатно, я не ввожу в расходы налогоплательщиков, и я…

— Да? Я не знала об этом. Это интересно.

— Да, и я бы хотел, чтобы такая должность появилась в Госдепартаменте, когда это будет целесообразно.

— Да, это интересно, потому что они очень хотели, чтобы за столом переговоров присутствовал кто-то из США.

— Да.

— Еще об этом. Я понимаю вашу мысль о том, что из этого нужно убрать политику, которая раскалилась до предела во всем, что связано с Россией. И я понимаю, что в конкретном плане, если США сядут за стол переговоров и попытаются помочь запустить некий миротворческий процесс, они найдут в этом немало единомышленников. Но что вы думаете по этому поводу? Я имею в виду, чтобы работали на Джона Маккейна, который, пожалуй, является самым видным республиканским критиком внешней политики президента Трампа. И совершенно очевидно, что по-прежнему существует конфликт между глобалистами (я полагаю, что мы с вами тоже попадаем в эту категорию) и идеей о том, что появился и усиливается национализм нового типа, действующий под лозунгом «Америка прежде всего» и превращающийся во внешнюю политику. Видите ли вы практические выражения такого национализма, или он пока еще не проявился?

— Речь идет о том, чтобы сотрудничать и взаимодействовать с остальным миром. Со всем миром.

— Но есть люди, которые могут сказать: «Это не наша забота. Почему Америка должна этим заниматься?»

— Соответственно, я не могу говорить от имени сенатора Маккейна. Существуют разные точки зрения, находящие отражение во внутренней политике. Но вопрос в том, как это делать, как решать на практике эту внешнеполитическую проблему. И мне кажется, что когда мы начнем заниматься реальным делом, возникнет серьезное единодушие.

Людям нужна сила, им нужны американские ценности, им нужны американские интересы. Они хотят добиваться успеха. И я бы сказал, что это касается всех, и демократов, и республиканцев.

— Хорошо. А вот еще один момент. Смотрите, мы только что говорили о Суркове и о том, в какой мере решению этих вопросов содействуют соответствующие руководители. Готов ли Путин добиваться мира? Готов ли Трамп добиваться мира? Это очень важный вопрос.

Безусловно. Я знаю, я слышал это непосредственно от президента, он хочет добиться этого. Он хочет добиться мира, хочет урегулирования, хочет, чтобы Украина вернула свою территорию. Это предельно ясно.

Что касается Путина, то мне кажется, что мы видим некие проблески надежды, мы видим причины, по которым они тоже могут на это пойти. Однако они сами будут принимать решение на сей счет, и вполне возможно, что их решение будет прямо противоположным.

— Что ж. Это очень важный момент. Я хотела бы спросить вас — ведь вы занимаетесь этим всего несколько месяцев, вы человек новый, и вы три раза вели переговоры с Ссурковым. Так вот — что вас удивило? Как вам кажется, что нового вы узнали? Появились ли какие-то новые мысли, новые взгляды на происходящее, отличающиеся от того, что мы обычно наблюдаем в Вашингтоне?

— Ну, я бы не стал так говорить, но что меня действительно удивило, так это те изменения, которые произошли в отношении Западной Европы к России с тех пор, как я ушел из правительства.

— Я должна заметить, что вы занимали должность представителя США в НАТО.

— Да Я занимал эту должность с 2008 по 2009 год. Как раз в то время Россия вторглась в Грузию. Но тогда существовало сильное нежелание откровенно говорить о том, что сделала Россия, или резко выступать против нее. Если вы помните, после того, как они вторглись в Грузию, буквально через шесть месяцев мы привезли эту большую кнопку перезагрузки, а Лавров с госсекретарем Клинтон заявили, что мы будем двигаться дальше.

Сегодня отношение Западной Европы к России совершенно иное. Налицо гораздо больше откровенности, больше понимания того, что Россия вмешивается в их выборы, в их политические процессы. Больше понимания того, что Россия сделала со своими соседями, такими как Грузия, Молдавия, Украина. То есть, налицо совершенно другое отношение, не то, что существовало 10 лет тому назад.

— Сегодня все ястребы, что касается России.

— Знаете, Россия сама все это создала. Люди этого не хотели. Люди были за то, что всегда говорит президент — что мы хотели бы поладить с Россией, но из-за ее действий поладить с ней чрезвычайно трудно.

— Вы подняли вопрос о вторжении в Грузию. У меня сложилось такое впечатление, что тот шестимесячный период после вторжения, о котором вы говорили, был ключевым. За это время Путин каким-то образом уверовал в то, что карательные меры за нападение на соседей будут не очень серьезными. Наверное, это повлияло на его ошибочное решение вторгнуться на территорию Украины.

— Да. Думаю, вы правы. Если посмотреть прямо на эти взаимосвязанные моменты, возникает впечатление, что после вторжения в Грузию он получил карт-бланш. Наверное, он подумал, что и с Украиной будет точно так же, что и в этом случае он тоже получит карт-бланш. Еще один момент. Если говорить откровенно, все красные линии в Сирии по химическому оружию, которые мы обозначили, но не стали соблюдать, то есть, поговорили об этом, а потом замолчали — это каким-то образом убедило Путина в том, что мы не будем предпринимать активные действия в случае с Украиной.

Это, как мне кажется, привело к просчетам, так как он подумал, что ему снова все будет дозволено. Но вместо этого мы ввели санкции, которые действуют уже три с половиной года. Изменилось отношение в Западной Европе. Изменилось отношение в нашей стране. Мы в ответ увеличили численность группировки войск в прибалтийских странах, в Польше и Румынии, сделав это для того, чтобы укрепить силы сдерживания НАТО, чтобы помочь нашим союзникам. Мне кажется, он этого не ожидал, думая, что все будет как прежде.

— Да, интересно, что вы подняли вопрос о санкциях и о НАТО. Вы давно уже за этим наблюдаете, и у меня в связи с этим вопрос. Должна ли Украина в будущем стремиться к членству в НАТО?

— Ну, никто не может отнять у нее эти устремления. Решение будут принимать сами украинцы. Чего они хотят для своей страны? Ни мы, ни европейцы, ни кто-то еще не должен вести переговоры через их головы, показывая, что выбор у них небольшой. Но мы должны сохранять свои стандарты. Мы не должны понижать стандарты членства в НАТО. Мы должны настаивать на демократии, на реформах, на рыночной экономике, на борьбе с коррупцией, на реформах в армии, на вкладе в общую безопасность, на оперативной совместимости. Все это пришлось сделать чехам, все это пришлось сделать полякам. Эти вопросы пока не решены. Следовательно, Украине предстоит еще пройти долгий путь.

— Вы считаете, что от дальнейшей агрессии Путина удерживает то, что Польша и страны Прибалтики являются членами НАТО?

— Да. Знаете, это гипотетический вывод, потому что практические выводы делать трудно. Но я думаю, что русские знают: если они предпримут что-то против одного из прибалтийских государств, это вызовет многостороннюю реакцию со стороны Европы и США. Это сдерживающий фактор.

Конечно, здесь могут быть разные точки зрения. Скажем, НАТО важна в психологическом плане. Но есть и приверженцы другой точки зрения. Например, если бы мы не продемонстрировали такую решимость, русские могли пойти на агрессию даже против члена НАТО. Так что на это можно смотреть по-разному. Но мне кажется, факты говорят о следующем: Россия считает, что мы продемонстрировали свою готовность ответить на ее нападение. А поэтому ей не стоит этим заниматься.

— Это любопытно. Я имею в виду, как вы обрисовали вопрос о том, что администрация Обамы по сути дела непреднамеренно подала Путину неправильный сигнал, показав после Грузии, что он не понесет серьезное наказание за вторжение в соседнее государство, что издержки ему по карману, и что именно из-за этого он решил ввести войска на Украину.

Как вам кажется, дошли ли до него до него новые сигналы, или он думает так же, как и прежде? Кто-то из администрации говорил мне, что русских на самом деле это не убедило. Может быть, Владимир Путин считает, что это нечто вроде хоккейного буллита. Ты занимаешь место в воротах, тебя обстреливают санкциями пару минут, а потом ты возвращаешься на лед и снова начинаешь играть. Понял ли Путин, дошло ли до него, что он уже не сможет играть как раньше?

— Ну, я смотрю на это так. Это стабилизирует обстановку. Они начинают думать: да, надо что-то делать, надо начинать решать некоторые проблемы, начинать урегулирование. Вот почему — здесь я снова возвращаюсь к теме Украины — они могут прийти к выводу, что мы в состоянии с ними о чем-то договориться.

— Итак, мы совершили полный круг. Наш сегодняшний гость — посол Курт Волкер, который, как мне кажется, занимает одну из самых интересных должностей в администрации Трампа, который реально говорит с русскими. Многие другие высокопоставленные американские руководители сегодня этого не делают. Так, надо закругляться. Но позвольте задать вам еще один вопрос: каковы в процентах шансы на то, что через год боевые действия на востоке Украины будут продолжаться?

— Я бы сказал, как минимум 80%.

— 80%?

— Думаю, есть шанс, что боев не будет, но наиболее вероятный сценарий — это их возобновление. Дело в том, что люди там по-прежнему гибнут. Это плохо для населения Донбасса, которое Россия, по ее словам, пытается защитить. Это плохо для самой Украины. За время боевых действий на востоке Украины погибло уже более 10 000 человек. Если боевые действия продолжатся, это будет очень и очень печально.

Мы должны предпринимать все возможные усилия для решения этой проблемы, но мы должны быть реалистами и понимать, что это очень трудно.

— Когда ваши внуки будут изучать карту, Крымский полуостров будет в составе России?

— Нет. Здесь ситуация такая же, как в моем детстве. Тогда на карте Прибалтики была сноска со словами о том, что Соединенные Штаты не признают насильственное включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Я думаю, на новых картах будет то же самое.

— Так что на пенсии поедем отдыхать в Ялту.

— Ну, будем надеяться на то, что рано или поздно мы добьемся такого результата. Но к счастью для меня, до внуков мне уже совсем недалеко.

— Это были очень интересные взгляды на Россию, которым не уделяется должное внимание здесь, в Вашингтоне. Я была рада побеседовать о политике в отношении России и Украины с послом Куртом Волкером, и я благодарю вас за то, что вы пришли на передачу The Global Politico. И спасибо всем нашим слушателям за то, что слушали нас.

— Великолепно. И спасибо вам за то, что пригласили меня.

— Спасибо.

Сьюзан Глассер — главный обозреватель POLITICO по международным делам. Она ведет новую еженедельную передачу The Global Politico.

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426754 Олег Жданов

Война на Донбассе — угроза Западу?

Главный вопрос не в этом. А в том, где будут стоять российские танки.

Олег Жданов, Корреспондент, Украина

Заявление министра обороны Степана Полторака, что война на Донбассе составляет угрозу Западу, вызывает большие сомнения.

Война на востоке Украины не составляет большой опасности для Запада. Вопрос в том, кто вообще будет курировать такое государство, как Украина. Скажу больше, европейские страны — локомотив ЕС — с большим удовольствием отдали бы нас России. В принципе, что и пытается сделать Ангела Меркель, тем самым снять головную боль проблемы кризиса в Украине. Единственное, что ее останавливает, это то, что придется признать Крым российским, потому что тогда в Германии отдельные регионы могут также попробовать отделиться. В частности, это касается мюнхенской Баварии, которая готова встать и идти своей дорогой. Если бы не это, то Германия давно бы отдала Украину России.

Так что особой угрозы для Запада нет. Единственное, есть разница в том, где будут стоять российские танки. На нашей границе, как они стоят там сейчас, или на границе стран НАТО. Для альянса выгоднее, чтобы танки так и оставались на нашей границе, а он нам будет помогать в качестве партнерства. А России — чтобы их танки стояли на польской границе, где и начинается граница с Североатлантическим альянсом.

Что же касается возможного ухода российских войск с востока Украины, то, скорее всего, это произойдет, когда в обеих странах сменится власть. Увы, эта война сейчас выгодна и тем, и другим. Особенно, если учесть, что они получают сумасшедшую прибыль от контрабанды, переправляемой через неконтролируемую границу. Так что при этой власти она не закончится.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426754 Олег Жданов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426753 Леонид Радзиховский

Путин выдает катастрофу за успех: как заставить Россию уйти с Донбасса

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Новые санкции США против России никак не повлияют на агрессию Москвы в Украине. Тем более, накануне выборов Владимир Путин не будет демонстрировать слабость. При этом есть только один вариант, как заставить РФ прекратить войну, который неприемлем для Европы и Штатов. Такое мнение высказал «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский, комментируя введение новых секторальных санкций против РФ.

В системе приоритетов любого авторитарного режима стоит имидж. Как говорилось в какой-то рекламе: «Имидж — ничто, жажда — все». А в авторитарных режимах все ровно наоборот: «Жажда — ничто, а имидж — все». Поэтому Путин не будет демонстрировать слабость. А любое отступление в его понимании — это демонстрация слабости.

Уж как-то будут выкручиваться компании (в банковском и энергетическом секторах, против которых введены новые санкции, — «Апостроф»). Сколько раз вводили эти санкции, сколько раз усиливали, но очень серьезного эффекта это не давало. Да, санкции тормозят, замедляют рост, но какого-то фатального ущерба не наносят.

А кроме ответных словесных выпадов никакой реакции не будет. Свою позицию Москва много раз формулировала и менять ее не будет — ввод миротворцев, но только при условии полного выполнения Минских соглашений, особый статус (оккупированного Донбасса, — «Апостроф») и так далее. Все это тысячу раз сказано и никаких перемен позиции Москвы, естественно, не будет. Так же, как и не наступило никаких перемен (в так называемой ЛНР, — «Апостроф») после ухода Игоря Плотницкого и прихода Леонида Пасечника. Неважно — кто ушел, кто пришел. Когда только «сожрали» Плотницкого, я сказал, что ничего не изменится.

Другое дело, если будет синергетический эффект (от санкций, — «Апостроф»), то есть количество перейдет в качество. Но пока что совершенно этим не пахнет. Посмотрим, какие санкции американцы введут в феврале. Они грозятся какими-то страшными санкциями.

Но я не верю в февральские санкции. Не думаю, что американцы пойдут на какие-то жесткие санкции, поскольку они не хотят терпеть ни малейшего убытка сами. Пока санкции выгодны американцам, они на них с удовольствием идут. А когда они будут невыгодны, американцы на них не пойдут.

Как заставить Россию уйти с Донбасса? Во-первых, войны сейчас как таковой нет, а конфликт заморожен. Во-вторых, спонсирование «республик» не прекратится по той простой причине, что если это сделать, то там начнется полнейший голод. Поэтому на это Россия никогда не пойдет.

Вообще говоря, с этими «республиками» и с Крымом произошло то, что Путин называет геополитической катастрофой. Это была геополитическая катастрофа для России. Для Украины, наверное, тоже. Но, прежде всего, для России. Но для Путина принципиально важно, чтобы люди так не думали. Ему важно показать, что это не геополитическая катастрофа, а, наоборот, большой успех — «Крымнаш», «спасаем русских» и так далее. Имидж Путина завязан на этих «республиках». Поэтому отдать свой имидж он ни за какие деньги не может.

Я считаю, что по Крыму — тут вопрос вообще закрыт. А что касается «республик», то вопрос открыт. Путин мог бы уйти при одном единственном условии: если он сохраняет свой имидж. Как это можно сделать, он вроде объяснил: если выполнить все эти Минские соглашения, если эти «республики» получат привилегии, особый статус, особый режим управления и так далее, то тогда Путин смог бы внутри России выдать уход с Донбасса за большую геополитическую победу. Мол, мы, Россия смогли навязать Украине и Западу то решение, которое нам нужно. Поэтому мы уходим с развернутыми знаменами и высоко поднятой головой.

Но поскольку Украина на это никогда не согласится, потому что это означало бы политическую катастрофу уже лично для Петра Порошенко, то, соответственно, это стоп. Ни туда, ни сюда.

Поможет ли уход Путина? Ну, во-первых, он остался как минимум до 2024 года. А, во-вторых, санкции могли бы решить проблемы, если бы в России начался голод. Но таких санкций еще не изобрели в природе. Теоретически, если бы Запад согласился на огромные риски и потери для самого себя и перекрыл бы реально торговлю с Россией, то вот тогда… Но Запад на это никогда не пойдет. За 2016 год торговля России со странами ЕС и Соединенными Штатами значительно выросла. Между прочим, и торговля России с Украиной значительно выросла.

Поэтому на такие санкции, которые реально режут ножом по живому, ни один дурак никогда не согласится. Символические санкции — это, безусловно неприятно, но совершенно не фатально для России. Более того, я абсолютно уверен, что эти сверхгрозные и сверхстрашные санкции, которые обещают в феврале 2018 года, которые персонально направлены против людей из окружения Путина — это абсолютная туфта. В том смысле, что если любой Ротенберг или Тимченко, или Ковальчук на законном основании что-то купил в США, будь то недвижимость, акции или что угодно, то никто его пальцем не тронет, а все его при нем и останется. Вот если можно доказать, что это куплено с уклонением от налогов, отмыванием денег, тогда будут проблемы. Но я думаю, что большинство людей из близкого окружения Путина не такие идиоты, чтобы за 4 года ничего не сделать. Сомнительные активы давно ликвидированы, а бесспорные, прозрачные активы при них и останутся. Никто им ничего не сделает.

Я не думаю, что американцы пойдут на беспредел и начнут отбирать честную, так сказать, собственность. Тогда, простите, они всю свою экономику развалят, а они этого делать, естественно, не будут. Поэтому санкции — это символические обмены символическими уколами. Это как дуэль, где оба благородных соперника выпалили в воздух и разошлись.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426753 Леонид Радзиховский


КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 ноября 2017 > № 2407119 Андрей Ланьков

От защиты к нападению. Может ли ядерная программа Северной Кореи стать наступательной

Андрей Ланьков

Если США увязнут во внутри- или внешнеполитических проблемах, в Пхеньяне могут подумать, что им удастся не допустить вмешательства американцев в их конфликт с Югом под угрозой ядерного удара. Тем не менее нынешняя политика Ким Чен Ына не похожа на политику человека, готового начать поход на Сеул и Пусан

В последнее время весь мир стал свидетелем ракетной канонады, доносящейся с Корейского полуострова: Пхеньян ускоренными темпами создает ядерный потенциал. Тем временем Вашингтон, а если точнее, то в первую очередь Совет национальной безопасности и ближайшие советники Трампа находятся в непростых размышлениях, какие именно долгосрочные цели преследует Ким Чен Ын, столь решительно взявшийся за продвижение ядерной программы.

Наращивание потенциала

До недавнего времени с его целями, казалось, все было ясно. За исключением небольшого количества особо упрямых правоконсервативных идеологов, все в Вашингтоне, равно как и в других мировых столицах понимали: работа северокорейцев над ядерным оружием, начатая еще в 1960-е годы и ускорившаяся в начале 1990-х, продиктована опасениями по поводу безопасности КНДР. В зависимости от личных политических предпочтений эти опасения можно описать как «беспокойство за будущее страны» или «беспокойство о сохранении режима» – это вопрос вкуса.

Иначе говоря, северокорейское руководство, несмотря на тяжелейшие проблемы в экономике, не жалело сил на ракетно-ядерную программу в первую очередь потому, что хотело избежать печальной судьбы режимов Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. И это в целом понимали в мировых столицах.

Более того, до недавнего времени подразумевалось, что Северная Корея не представляет прямой угрозы для США и в чисто техническом плане. В распоряжении северокорейских военных просто не было средств доставки, которые бы позволяли им нанести удар по континентальной территории Соединенных Штатов. Конечно, теоретически Пхеньян мог проявить изобретательность и, например, спрятать ядерный заряд в трюме обычного обшарпанного рыболовного траулера, который потом был бы отправлен куда-нибудь к берегам Калифорнии и там подорван (о возможности такого варианта давно уже говорили всерьез, и не только в США). Тем не менее отсутствие средств доставки успокаивало.

Северокорейская ядерная программа все равно вызывала беспокойство, но в первую очередь потому, что создавала опасный прецедент. В отличие от Индии, Пакистана и Израиля КНДР в свое время подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и использовала это обстоятельство, чтобы легально получить доступ к некоторым ядерным технологиям. Потом она, как известно, вышла из Договора о нераспространении и успешно разработала ядерные заряды. Понятно, что этот прецедент не вызывал восторга у США и других официально признанных ядерных держав, включая Россию и Китай. Тем не менее прямой угрозы для США не было.

Однако на протяжении последних лет ситуация изменилась кардинальным образом. Ким Чен Ын, придя к власти, не был удовлетворен тем уровнем ракетно-ядерного потенциала, который был создан его отцом. Хотя многие специалисты считали, что и этот уровень был достаточным для минимального сдерживания Соединенных Штатов и иных потенциальных противников.

Ким Чен Ын начал вкладывать немалые средства в ускоренное развитие ракетно-ядерной программы и за пять лет правления добился куда больших успехов, чем ожидали зарубежные эксперты. За время его правления Северная Корея не только провела четыре ядерных взрыва, но и успешно разработала термоядерный заряд, который был испытан в сентябре этого года.

Еще важнее здесь то обстоятельство, что за годы правления Ким Чен Ына впечатляющих успехов добились северокорейские ракетчики. В частности, им удалось создать межконтинентальную баллистическую ракету «Хвасон-14», которую впервые испытали в июле 2017 года. Все четыре запуска ракет этого типа оказались успешными. «Хвасон-14» способна поражать цели на большой части континентальной территории США – в частности, в зоне ее досягаемости находятся Сан-Франциско и, возможно, Нью-Йорк, хотя Вашингтон и города южной части США в эту зону, кажется, пока не попали.

Одновременно северокорейские инженеры успешно работают над созданием твердотопливных ракет и баллистических ракет подводных лодок. Пока в северокорейском подводном флоте есть только одна подводная лодка, оборудованная для запуска баллистических ракет, но данные спутниковых снимков не оставляют сомнений в том, что в ближайшее время количество таких лодок вырастет.

В результате Северная Корея стала третьей после Китая и России страной в мире, которая в состоянии нанести удар по континентальной части Соединенных Штатов, и это обстоятельство сильно меняет всю ситуацию. Раньше США, если бы решили принять участие в новом вооруженном конфликте на Корейском полуострове, рисковали лишь жизнью своих солдат. В новых обстоятельствах потенциальная цена подобной военной акции (необходимой, например, в рамках союзнических обязательств по отношению к Южной Корее) может измеряться сотнями тысяч и миллионами жизней простых американских граждан – обитателей крупных американских городов.

Могут повторить

В этой обстановке в Южной Корее стали задумываться о том, насколько они могут полагаться на обязательства, взятые США в былые годы. Далеко не все в Сеуле сейчас уверены, что Соединенные Штаты будут готовы, как часто говорят, «пожертвовать Сан-Франциско, чтобы спасти Сеул». Именно этим вызван резкий рост интереса Сеула к идее создать собственное южнокорейское ядерное оружие.

Вдобавок многие стали осознавать, что в нынешней ситуации у Северной Кореи появилась теоретическая возможность перейти от оборонительной стратегии к наступательной. Сейчас, когда Северная Корея в состоянии нанести удар по США, Ким Чен Ын и его окружение могут попытаться завершить дело, некогда начатое, но проваленное дедом нынешнего северокорейского руководителя, – попытаться объединить Корейский полуостров под властью семьи Ким.

Как известно, сразу же после создания КНДР, в 1948 году, Ким Ир Сен начал активную дипломатическую кампанию, направленную на то, чтобы получить у Москвы и Пекина благословение на «операцию по освобождению Южной Кореи», жители которой, как считал Ким и его окружение (возможно, вполне искренне), «страдали под гнетом американского империализма и лисынмановской клики».

Ким Ир Сен, проявив немалое дипломатическое мастерство, в конце концов убедил Сталина в том, что военное решение северокорейской проблемы вполне реально. Сталин и Ким Ир Сен исходили тогда из того, что американцы не захотят или не успеют вмешаться в конфликт и спасти своих сторонников в Сеуле от разгрома. Как выяснилось, эти расчеты были ошибочными: США в конфликт вмешались, и в результате корейская война окончилась вничью.

Однако сейчас у северокорейского руководства может возникнуть ощущение, что в нынешней ситуации рано или поздно будет подходящий момент для повторения неудачной попытки 1950 года. Если в Вашингтоне у власти будет слабый президент или США увязнут в каких-то внутри- или внешнеполитических проблемах, в Пхеньяне могут подумать, что им удастся не допустить вмешательства американцев в их конфликт с Югом – «внутренние дела корейского народа» – под угрозой ядерного удара.

Такой конфликт будет представлен именно как внутреннее дело единой корейской нации, истинный лидер которой, конечно же, находится в Пхеньяне. К тому же наличие ядерного оружия дает Пхеньяну решающее военное преимущество над Югом – и руководство КНДР относится к числу тех немногих правительств мира, которые могли бы такое преимущество использовать. Таким образом, запугав США и нейтрализовав Юг – угрозами или реальным тактическим применением ядерного оружия, Северная Корея может (теоретически) объединить страну под своим контролем.

Насколько велика вероятность такого поворота событий, сказать сложно, но о том, что такой поворот событий возможен, сейчас говорят специалисты не только в Вашингтоне, но и в иных странах – в том числе и в тех, отношения которых с Соединенными Штатами трудно назвать идеальными.

Правда, сама по себе вероятность того, что Ким Чен Ын начнет мечтать о завоевании Юга, значит не так много. В конце концов, на протяжении большей части истории генеральные штабы всех армий в основном готовились к конфликтам, которые там так и не произошли. Можно, например, вспомнить, что весь XIX век французский флот готовился к решительным сражениям с британцами – каковых, как известно, так и не случилось. Наличие теоретической возможности и желания вовсе не означает, что тот или иной сценарий реализуем и будет реализован на практике.

Управление рисками

Даже забыв о роли США и потенциале южнокорейской армии, можно понять, что Южная Корея едва ли станет для Севера легкой добычей. Южная Корея превосходит Северную по объему ВВП в 30–60 раз, а по численности населения – в два раза. В истории действительно были случаи, когда более развитые в экономическом плане общества захватывались не столь богатыми, но решительными соседями. Однако в последние века во всех этих случаях на стороне бедного, но агрессивного соседа обычно было хотя бы численное преимущество.

Нынешняя политика Ким Чен Ына также не похожа на политику человека, готового начать поход на Сеул и Пусан. Ким Чен Ын по-прежнему активно тасует руководство вооруженных сил. За шесть лет его правления на посту начальника Генерального штаба побывали пять человек, а на посту министра обороны – шесть. Для сравнения: за все 46 лет правления его деда Ким Ир Сена в КНДР было восемь начальников Генштаба и шесть министров обороны. Постоянные чистки и перемещения в армии показывают, что Ким Чен Ын вряд ли сейчас готовится к активному наступлению. Вдобавок Ким Чен Ын активно занимается проблемой увеличения уровня жизни населения и вкладывает немалые средства в развитие гражданской экономики. Все это едва ли является индикатором близкого конфликта.

Тем не менее в Соединенных Штатах все громче звучат разговоры о том, что в нынешней ситуации КНДР готовится к внезапному удару, который может быть нанесен в ближайшее время. Беспокойства американским дипломатам и военным добавляет то обстоятельство, что многие считают (скорее всего, несправедливо) Ким Чен Ына иррациональным и непредсказуемым лидером, который мотивирован какой-то непонятной, но явно агрессивной идеологией. Неслучайно, что в последние год-два в Вашингтоне с большим интересом читают работы американского культуролога и историка-корееведа Брайана Майерса, который уже не одно десятилетие доказывает, что КНДР, несмотря на всю свою псевдосоциалистическую оболочку, в действительности является ультраправым государством, цель и смысл существования которого – завоевательные походы (точнее, один такой поход – на Юг), а идеология – перекрашенный японский милитаризм образца 1941 года. Независимо от того, имеет ли построение Брайана Майерса (человека в профессиональных кругах, безусловно, уважаемого) отношение к реальности, сам факт его популярности среди американских элит говорит о многом.

Спор о северокорейских намерениях носит не слишком академический характер. Если в Вашингтоне решат, что КНДР готова не просто рассматривать (на уровне, скажем, планов Генерального штаба) теоретическую возможность завоевания Юга, а реально собирается начать такую войну в ближайшем будущем, то наиболее логической позицией США и их союзников является нанесение упреждающего удара. Понятно, что такой удар приведет к досрочному началу войны на Корейском полуострове – но сторонники этой стратегии считают, что лучше начать войну сейчас, чем ждать, когда Северная Корея будет представлять еще большую угрозу и нарастит еще больший ракетный потенциал.

К счастью, подобная точка зрения пока разделяется меньшинством американских экспертов и лиц, принимающих решения, в том числе и явным меньшинством в Госдепартаменте и Пентагоне. Однако число ее сторонников быстро увеличивается, и это обстоятельство не может не вызывать тревогу.

КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 ноября 2017 > № 2407119 Андрей Ланьков


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков

Интервью с Дмитрием Жидковым: в холдинге "Швабе" могут появиться новые предприятия.

В 2017 году бренд "Швабе" не сходил со страниц военных изданий. Холдинг успел добиться разрешения на самостоятельный экспорт продукции двойного назначения, заинтересовать военных "всевидящей" инфракрасной камерой и провести импортозамещение востребованных Минобороны прицелов. Резюмируя успехи, заместитель генерального директора "Швабе" по ГОЗ, ВТС и взаимодействию с органами государственной власти Дмитрий Жидков обсудил с корреспондентом Военное.РФ баланс между "умным" производством и защитой информации, перспективы лазерного оружия и поставленную Ростехом задачу по увеличению объемов гражданской продукции до 80% от общего производства холдинга.

Дмитрий Владимирович, здравствуйте! Начнем интервью с актуальной повестки. Последнее время в промышленных и экономических кругах много говорят о грядущей цифровой революции, так называемой "индустрии 4.0". Как на внедрение "умного производства" смотрят в холдинге "Швабе"?

В своей практике мы уже используем такие современные инструменты, как аддитивные технологии и, в частности, 3D-печать, инструменты интернета вещей и различные инновационные продукты, которые значительно упрощают решение многих производственных задач.

Практически на всех производственных площадках "Швабе" уже работает и продолжает внедряться автоматизированное оборудование – новые высокотехнологичные станки и робототехника. Так, например, "умные" станки самостоятельно определяют необходимость смены той или иной детали в процессе выполнения задач, сообщают об этом оператору и выполняют замену. Это один из инструментов интернета вещей, который сегодня стремительно входит в нашу жизнь.

Как правило, современные мощности, закупаемые предприятиями, способны поддерживать постоянную связь и с серверами компании-изготовителя. При таком взаимодействии поставщики станков обеспечивают своим клиентам быструю реакцию на сбои и поломки, оперативную поставку оснастки. И мы, как и многие другие российские промышленники, стараемся договариваться с производителями оборудования о создании каналов связи с их серверами.

Однако при выполнении контрактов по гособоронзаказу или ВТС все станки находятся во внутреннем серверном контуре предприятий и никак не пересекаются с контуром внешним. Информация о состоянии оборудования и применяемых деталей, с которой работают инженеры и программисты, не выходит за пределы производств.

Еще одна злободневная тема – диверсификация производства предприятий оборонно-промышленного комплекса. Стоит ли такая цель перед холдингом?

Холдинг следует установленному руководством страны курсу на диверсификацию и реализует ее на всех производственных площадках. Ростех, в который входит "Швабе", поставил перед нами задачу к 2025 году выпускать до 80% гражданской продукции от общего объема производимой техники. Сейчас наши мощности существенно загружены гражданскими заказами и объемы этой загрузки планомерно растут.

Во многом за счет активного переориентирования технологий двойного и специального назначения в гражданскую среду мы намерены достигнуть заданной планки. Не исключено, что для решения этой задачи в холдинге появятся новые предприятия.

Поговорим о внешнеэкономической деятельности. Какие регионы вам наиболее интересны в экспортном плане, о каких последних успехах можете рассказать?

Прежде всего, мы работаем с нашими традиционными партнерами: с Китаем, Индией, со странами Юго-Восточной Азии и Африки. Из успехов в этом направлении в качестве примера могу рассказать об установках для очистки воды, которые с недавних пор выпускает НИИ "Полюс" им. Стельмаха. Дело в том, что производство оптики требует высокоочищенной воды с минимальным содержанием примесей. Поэтому мы разработали систему очистки воды на молекулярном уровне, а затем определили, что у нее большие перспективы на гражданском рынке.

Установками заинтересовались даже в Европе: их там сочли на порядок прогрессивнее классических водоочистительных систем. Для них есть и другое применение. Их размер может варьироваться – в зависимости от того объема воды, который необходимо очистить. К примеру, устройства можно применять в составе мобильных санитарно-бытовых комплексов.

Кстати говоря, возвращаясь к теме внешнеэкономической деятельности, хочу отметить, что в этом году, согласно рейтингу журнала "Эксперт", "Швабе" вышел на 28-е место среди несырьевых экспортеров страны.

А о каких-нибудь уже подписанных за недавнее время документах по линии ВТС расскажете?

Один из самых показательных примеров – это, пожалуй, подписание меморандума с китайской корпорацией аэрокосмической науки и промышленности CASIC на полях авиасалона МАКС-2017. Его цель – расширение партнерства и увеличение числа позиций поставляемой в Китай номенклатуры. К тому моменту мы уже выполняли текущие контракты с CASIC по поставкам электронно-компонентной базы. А на МАКС китайские партнеры предложили нам продлить действующие контракты и развивать взаимодействие дальше.

Раз уж много говорим о Китае. На "Иннопроме-2015" "Швабе" подписал контракт с китайской компанией "ЮниСтронг", выпускающей компьютеры и планшеты для силовиков. Как складывается сотрудничество?

А вот здесь мы работаем в области гражданского приборостроения. Одно из наших предприятий изготавливает в кооперации с "ЮниСтронгом" геодезическое спутниковое оборудование.

Расскажите про работу холдинга на постсоветском пространстве.

В последние годы мы вышли на новый уровень взаимодействия с такими странами СНГ как Узбекистан, Киргизия, Армения и Казахстан. В частности, в Белоруссии более 10 лет активно работает представительство нашего холдинга – компания "Швабе-Минск". Мы поставляем в эти страны медицинские изделия, прицельные, наблюдательные и геодезические приборы, светотехнику, а также различные технологические решения в рамках экосистемного проекта Ростеха "Умный город". Помимо этого, мы также сотрудничаем с государствами СНГ в отношении специальной техники.

Осуществляете ли локализацию производства в Индии, Юго-Восточной Азии, Африке?

С Индией (на Aero India 2017) мы проводили переговоры по поводу локализации оптико-электронных систем для передовой российской авиационной техники.

Как боретесь с лоббизмом? Какую помощь оказывает наше государство во внешнеэкономической деятельности? Существуют ли какие-либо рычаги и инструменты, позволяющие минимизировать издержки зарегулированности?

В феврале 2017 года указом президента и распоряжением ФСВТС "Швабе" получил право на самостоятельную зарубежную деятельность в отношении продукции специального назначения. Это касается проведения модернизации техники, поставки запасных частей, обучения зарубежного персонала, создания совместных предприятий и сервисного обслуживания. Ощутимо повысится мобильность взаимодействия с зарубежными заказчиками.

Как известно, продажа специальной продукции – процедура затяжная, от первого контакта до начала поставок может пройти и год, и два, и пять лет. Полагаю, совсем скоро мы выйдем непосредственно на подписание прямых контрактов в новом формате сотрудничества.

Также со стороны государства нам оказывают неоценимую помощь дипломатические структуры за рубежом, рассказывая какие-то специфические нюансы об интересах заказчиков и тому подобные моменты, крайне полезные при переговорах.

Опять же, серьезную методическую поддержку оказывает ФСВТС России. Весной служба провела для нас большой семинар, на который приехали руководители предприятий холдинга и специалисты по военно-техническому направлению. Выступали ключевые сотрудники по ценообразованию и взаимодействию с промышленниками, обсуждали вопросы по законодательству и различным тонкостям ВТС.

И еще, недавно подписали соглашение с Российским экспортным центром на предмет продвижения гражданской техники. Специалисты центра также недавно провели у нас семинар, обучали сотрудников "Швабе", обещали поддержку в области защиты интеллектуальной собственности и в логистике. Впрочем, мы только начинаем сотрудничество и оно пока в зачаточном состоянии.

Как вы взаимодействуете с Фондом перспективных исследований, сколковскими фондами и центрами?

Действительно, мы взаимодействовали по ряду проектов, в том числе велась работа по созданию экипировки солдата будущего, которая сейчас находится в разработке. Вместе с тем недавно на одной из наших производственных площадок в серийное производство был запущен инновационный аппарат для сварки оптоволоконных кабелей, не имеющий аналогов в России. Это пример успешного стратегического партнерства с одним из резидентов "Сколково".

Это первый аппарат для сварки оптоволокна российского производства. Он создан в рамках федеральной программы импортозамещения и способен в 1,5 – 3 раза удешевить процедуру монтажа оптоволокна по сравнению с зарубежными аналогами.

На внутреннем военном рынке Минобороны с большим интересом смотрит в сторону контрактов жизненного цикла, рассчитывая в перспективе работать с производителями военных самолетов и кораблей именно в рамках такой бизнес-модели. Производит ли "Швабе" продукцию, которую можно реализовать при помощи таких контрактов?

Прежде всего, продукция "Швабе" – это комплектующие более крупной спецтехники. А контракты жизненного цикла продают непосредственно головные производители. При необходимости они отправляют в холдинг заявку на изготовление определенного количества запасных частей, тех или иных образцов техники, измерительно-контрольной аппаратуры.

Тем не менее, мы реализуем контракты жизненного цикла по гражданской технике, к примеру, в медицинском секторе. Я говорю про оснащение перинатальных центров, установку оборудования, обучение сотрудников, замену деталей. Помимо этого, по данной модели работаем над проектом "Светлый город" в Нижнем Тагиле и Набережных Челнах, а также по транспортной инфраструктуре и светофорам в различных городах страны.

Летом 2017 года состоялось три значимых для военно-промышленной отрасли мероприятия: Международный военно-морской салон, Международный авиационно-космический салон, а также форум "Армия". Выставки – отличный повод продемонстрировать широкой общественности ту или иную новинку. Одной из самых интригующих разработок, представленных летом "Швабе", можно назвать "всевидящую" инфракрасную SWIR-камеру для поиска замаскированных предметов. Расскажите о ней подробнее.

Да, мы продемонстрировали камеру коротковолнового инфракрасного диапазона спектра SWIR посетителям авиасалона и "Армии". Показали ее в действии: в ходе теста с обычной папкой для документов и тонированными автостеклами. Несмотря на непрозрачность этих материалов, наблюдатель видел, что находится внутри папки и что происходит внутри автомобиля по ту сторону стекла.

Наша камера "видит" через дым и туман, она буквально насквозь просвечивает непроницаемый материал, в том числе некоторые ткани, к примеру, костюм из вискозы, и вместе с тем может определить местоположение очага пожара. Разработкой заинтересовались в МЧС, поскольку она, в отличие от стандартного оборудования, с вертолета способна отобразить фигуру человека в воде. Иначе говоря, камеру можно применять и в системах безопасности.

Кроме того, наши иностранные партнеры говорили, что если на вертолет или беспилотник к уже имеющимся прицелам, приборам ночного видения и подобным аппаратам добавить еще и SWIR-систему, то ощутимо улучшится целенаведение.

Как бы то ни было, у камеры очень большие перспективы и экспортный потенциал. Сейчас мы уже начинаем ставить ее на серийное производство.

Какую продукцию "Швабе" предлагает для нужд Военно-морского флота?

Для флота мы выпускаем системы оптического наблюдения, оптико-локационные станции. Этим занимается одно из наших предприятий. Помимо этого, холдинг производит различные многоканальные системы для кораблей, включающие дальномер, прибор ночного видения, тепловизор.

Разрабатывает ли "Швабе" оборудование для экипировки "Ратник"?

Наши предприятия активно участвовали в создании экипировок "Ратник-1" и "Ратник-2". В рамках этих проектов мы сделали прицелы для стрелкового оружия, специальные оптические прицелы для снайперов, малогабаритные бинокли, лазерные целеуказатели, всесуточные носимые приборы разведки и переносные приборы разведки, способные "видеть" в инфракрасном диапазоне и определять координаты цели.

В настоящее время организации "Швабе" готовят изделия для будущих поколений экипировки "Ратник". В перечень перспективной продукции входят нашлемные наглазники, мониторы, обладающие инфракрасными и телевизионными модулями, а также системы дополненной реальности, позволяющие солдату видеть в режиме реального времени координаты места, направления угроз, боевые команды, ближайшие объекты и другие данные.

Работает ли "Швабе" над дистанционными системами управления роботами?

Сейчас активно развивается сфера систем оптического наблюдения для российских беспилотников. Мы работаем в направлении уменьшения массы и габаритов, в частности, для беспилотников среднего класса ВС РФ. В области асферической оптики мы смогли, например, вместо семи обычных линз использовать лишь две. Масса объектива уменьшилась в полтора-два раза. Второе направление – стабилизация аппаратуры на борту. И самое главное – лазерная подсветка, которая обеспечивает точное наведение управляемых боеприпасов.

В этом сегменте, как и в других направлениях, мы конвертируем технологии двойного и специального назначения в гражданские разработки. В числе таких изделий можно отметить и линейку систем для гражданских беспилотников. Сейчас они очень востребованы в сфере мониторинга инфраструктурных объектов: автодорог, нефте- и газопроводов, линий электропередачи.

Панорамная камера – еще одна новинка в этом направлении. Она предназначена для специализированных профессиональных средств фото- и видеофиксации цифровых изображений, систем видеонаблюдения, различной техники – роботы, манипуляторы, транспорт специального назначения, пилотируемые и беспилотные летательные аппараты. Позволяет снимать видео стандарта 4К (3840×2160 пикселей) с частотой 30 кадров в секунду и углом охвата по вертикали и горизонтали 360°, а также имеет функцию постредактирования в режиме реального времени (выравнивание геометрии и изменение яркостных характеристик).

Устройство, обладающее плавным 10-кратным увеличением, не уступает существующим российским и зарубежным аналогам по скорости формирования единого цифрового панорамного изображения от нескольких источников.

Кроме того, недавно на одном из предприятий нашего холдинга разработан лазерный комплекс по противодействию малоразмерным БПЛА. Это устройство позволяет обнаружить, сопроводить и нейтрализовать наблюдаемый объект.

Какие решения позволяют снизить себестоимость военной продукции?

Уменьшить себестоимость можно благодаря внедрению в специзделие различных инновационных технологий. Также этого можно добиться за счет применения передового оборудования и различных компонентов специальной продукции при изготовлении гражданской техники. Емкость гражданского рынка существенно превышает военный, поэтому увеличивая таким образом объем производства спецкомпонентов, мы снижаем себестоимость военной продукции. При этом трансфер этих же готовых решений специального назначения в гражданскую среду способствует снижению себестоимости гражданской продукции.

Расскажите про соцподдержку сотрудников холдинга. Какие условия труда сейчас на производствах? Какие прогрессивные программы поощрения работников внедряете?

На многих предприятиях "Швабе" при активной поддержке профсоюзных организаций создана эффективная система социальной поддержки. Сотрудники обеспечены полисами добровольного медицинского страхования, негосударственным пенсионным обеспечением, бесплатными путевками в санатории и пансионаты, а также дотациями на питание и спорт.

Специальные надбавки получают молодые рабочие и специалисты, работники высшей квалификации, имеющие ученую степень. Родителям компенсируется часть оплаты за детский сад, организуется обучение их детей по целевому направлению за счет средств предприятий. Помимо этого, в некоторых организациях холдинга внедряются программы, направленные на улучшение жилищных условий сотрудников, – помощь в аренде жилья, ипотека.

Холдинг активно помогает заводским советам ветеранов. Для пожилых людей на регулярной основе организуются встречи и вечера отдыха, выделяются путевки в санатории и пансионаты. Ежегодно члены организации участвуют в выездных экскурсиях, а также в корпоративных мероприятиях, посвященных значимым событиям в жизни предприятия.

Какие выставки посетите в 2018 году, какие ставите перед собой цели и задачи?

В 2018 году холдинг намерен участвовать в 7 выставках: Defexpo India, DSA, Kadex, Армия, Интерполитех, Airshow China и Indo Defence, а также более чем в 30 выставках продукции гражданского назначения. На этих экспозиционных площадках мы планируем обсудить с действующими заказчиками и потенциальными партнерами вопросы сотрудничества в области поставки новых изделий и запчастей для российской наблюдательной техники.

И о долгосрочной перспективе. Сегодня "Швабе" – инновационный холдинг, который вплотную работает с технологиями будущего. Можно ли представить его в 2030-х годах одним из основных игроков рынка вооружений, основанного на "новых физических принципах"*?

Да, у нас есть сегодня ряд интересных проектов по этому направлению. Вообще, если не заглядывать на десятки лет вперед и не мечтать о реализации идей, которые сегодня кажутся слишком смелыми, то стратегического мышления так и не появится.

У нас есть определенные козыри в рукаве, да и наука тоже не стоит на месте, а комплексно развивается в разных направлениях. Вот скажем, лазерное оружие. Сейчас для одного выстрела нужна батарея размером с вагон. Но со временем появляются новые материалы и технологии, и, соответственно, уменьшаются источники питания. Мы совсем близко к тому времени, когда подобная продукция начнет использоваться и в бытовых целях.

* - Термин "оружие на новых физических принципах" (ОНФП) в данном случае носит условный характер, так как в большинстве случаев в образцах используются известные физические принципы, а новым становится их применение в оружии. Выделяют следующие виды ОНФП: лазерное, радиочастотное, пучковое, кинетическое оружие и др.

Алексей Буланов

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > flotprom.ru, 29 ноября 2017 > № 2407214 Дмитрий Жидков


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406006 Слава Рабинович

Есть механизм, как заставить Кремль прекратить войну на Донбассе

Рабинович о том, что остановит российскую агрессию

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Вывод войск РФ с Донбасса возможен только под давлением самых жестких санкций США против российской так называемой «элиты», а нынешние ограничительные меры не слишком влияют на режим Владимира Путина в среднесрочной перспективе. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович, комментируя слова спецпредставителя Госдепартамента США по вопросам Украины Курта Волкера о том, что война на Донбассе может продолжаться еще минимум год.

У американцев всегда был, есть и будет механизм, как заставить Кремль прекратить войну на Донбассе. Это такие санкции против главарей путинской ОПГ, которые остановили бы российскую агрессию.

Если взять плеть, которой постоянно бить по хвосту путинской гидры, то это фактически ничего не даст. Если взять и ударить санкциями по множественным головам этой гидры, тогда это моментально даст эффект.

То, что было введено поэтапно, из ряда мер санкционного режима, начиная с весны 2014 года, я лично не считаю адекватным ответом на угрозу мировому сообществу, которая исходит от путинской России. Вся ситуация была осложнена российским вмешательством в американские выборы и возможным существенным влиянием на ту малую величину, которая помогла избранию Трампа.

Трамп является, безусловно, агентом Кремля в той или иной степени, как он считает сам или как считает Путин, в зависимости от того, как они друг друга видят. Совершенно очевидно, что он явно ведет совершенно другую игру, нежели институциональная государственная машина США. А она, в свою очередь, не очень быстрая (хотя и неотвратимая). Соответственно, я думаю, что вся причина «засора» состоит в том, что более чем 10-летнее поведение Путина в качестве международного гопника происходит от его тестирования западной системы на устойчивость и способность противостоять его преступлениям, начиная с убийства Александра Литвиненко (бывшего офицера ФСБ, — «Апостроф») в центре Лондона. Я думаю, что это событие было первой реальной международной диверсией и террористическим актом, произведенным на территории иностранного государства, члена НАТО, члена Большой семерки, с использованием радиоактивных материалов — и это все на российском государственном уровне осталось абсолютно безнаказанным. Как и продолжают быть безнаказанными все остальные международные преступления, как военные, так и акты международного терроризма со стороны Путина и его ОПГ.

Соответственно, Волкер может иметь свое видение того, что там будет происходить и как долго, потому что у него есть какое-то понимание того, в каком горизонте будут применены существенные санкции против Путина и его ОПГ, то есть против голов гидры.

Совершенно очевидно, что против мафии, завладевшей всем государством и превратившей его в мафию, может быть только серьезная борьба при помощи санкций, которые снесут головы гидре.

А чтобы убить головы путинской гидры, должны быть санкции двойного или тройного направления.

Первое — чтобы помочь так называемой «элите» России избавиться от путинского режима, независимо от того, хотели бы они этого или нет до 2014 года. Я имею в виду, что их желание до того времени не имеет ничего общего с тем, что есть на данный момент. Например, персональные санкции против Ротенбергов, Ковальчуков и Тимченко (санкции против известных российских бизнесменов Юрия Ковальчука, братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, Геннадия Тимченко, приближенных к Путину, — «Апостроф») не играют большой роли. А вот если бы персональные санкции вводились против 100 человек из путинского окружения ежемесячно, и за первый год 1200 человек попали бы под персональные санкции, а на конец второго года под персональные санкции попали бы 2400 человек, то эта так называемая «элита», получив 2400 санкционных физических лиц, сегодня вела бы себя по-другому по отношению к путинскому режиму с точки зрения устойчивости сердцевины путинской ОПГ.

Второе — с уже существующим санкционным режимом Россия вошла в долгосрочный период экономического угасания, необратимого процесса, который в среднесрочной перспективе невозможно повернуть вспять. Но эта перспектива может, к сожалению, оборачиваться месяцами и годами агрессии против Украины, в том числе, тысячами и десятками тысяч жертв.

Поэтому постепенное экономическое угасание путинского режима — не лучший способ остановить его агрессию. Против режима могли бы быть введены совершенно другие, гораздо более жесткие экономические и финансовые санкции, включая если не полное, то частичное эмбарго на экспорт энергоносителей из России, гораздо более жесткие ограничения в финансовой сфере и так далее, чтобы экономика страны рухнула гораздо быстрее.

Это, конечно же, поставит под удар весь российский народ. Но, с другой стороны, народ взял на себя ответственность за тот режим, который существует в России. Российский народ по определению берет на себя ответственность точно так же, как и великий немецкий народ брал на себя ответственность за 12 лет гитлеризма.

Я думаю, что комбинация массовых персональных санкций с жесткими экономическими финансовыми санкциями послужила бы делу уничтожения этого режима гораздо быстрее. Но западные страны до сих пор не были готовы к этому. К сожалению. Посмотрим, что произойдет после 2 февраля 2018 года, когда выйдет тот знаменитый и долгожданный доклад в США. Какие меры будут приняты после этого? Будем надеяться на то, что мои аргументы будут услышаны! Возможно, будет взято и третье направление санкций. То есть персональные — против самого Путина.

Слава Рабинович, российский блогер и финансист, специально для «Апострофа»

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406006 Слава Рабинович


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403822 Витаутас Ландсбергис

Витаутас Ландсбергис: Россия и Украина должны как-то жить, но если одна из них считает, что война — лучше мира, она больна

Элина Бекетова, 112.ua, Украина

Витаутас Ландсбергис, который дважды руководил литовским парламентом, а после распада Советского Союза имел полномочия лидера государства, рассказал о своем видении путей разрешения конфликта на Донбассе, о том, почему считает Украину союзной ЕС страной, и стоит ли Киеву разрывать отношения с Москвой.

«112»: Господин Ландсбергис, спасибо вам большое, что согласились дать интервью «112 Украина». Одна из топ-тем в эти дни — на Украине ко второму чтению готовится законопроект о деоккупации Донбасса, где будет указано, что Россия — страна-агрессор, и будет указана дата начала оккупации — 20 февраля 2014 года. Как вы считаете, нужен ли такой документ Украине?

Витаутас Ландсбергис: Я не видел этого проекта, я не могу сказать, нужен он или нет, правильный он или нет. О какой реинтеграции Донбасса можно говорить сегодня, когда Донбасс отторжен и находится под оккупацией российских ставленников, или как их там назвать? И под опекой московской силы, которая не позволит, чтобы Украина пришла восстанавливать Донбасс как часть Украины. Это российская оккупация, прямолинейная или осуществленная руками наемников, или как там: зеленых человечков, без голов и без ног. Не в том дело, а дело в том, что Украина законом хочет сказать. Какая реинтеграция — сегодня или через 10 лет, когда этот проект рухнет и надо будет собирать какие-то руины, что останутся после неудачного проекта «Новороссия» или российского Донбасса. Может быть, и Россия рухнет. Но на что нацелен закон, я не знаю. Если он в перспективе говорит о том, что будет после этого, может быть, он и нужен… Чтобы показать, что после этого будет справедливость, демократия, будет как какое-то возмещение, компенсация и кара справедливости для преступников. Но строго по закону, и может быть, при европейском участии… Лучше, чтобы везде имелось ввиду, что Украина — ассоциированный член ЕС, можно сказать, не полноправный член, а ассоциированный член ЕС, а не Российской Федерации… И для кого-то это больно. Но это выбор, Украина имеет на это право. И в этом направлении можно и должны идти дальше. Надо привлекать партнеров, чтобы Европа хотя бы получала сведения, как ее ассоциированному члену Украине удается решать вопросы, связанные с российской агрессией. Надо информировать Европейский Союз. Он должен быть в курсе дел.

— Если мы отойдем сейчас от законопроектов, то каким образом можно прекратить российскую агрессию на Украине? Как заставить Россию вывести свои войска из оккупированного Донбасса и вернуть Крым? Это вообще возможно? И в перспективе скольких лет?

— Это возможно. Нужно, чтобы Россия вернулась к здравому смыслу. Но как ей помочь в этом? Нужно искать методы, методики. Украина сопротивляется, ведет свою оборонительную войну против сил агрессора. И это должно быть в порядке дня. Лучше бы, чтобы эта война угасала. И это бы приближало нас к мирным переговорам с Россией. Украина и Россия должны вести мирные переговоры.

— Мирные переговоры? Некоторые украинские народные депутаты считают, что Украине необходимо разорвать дипломатические отношения с Россией. Как вы считаете, стоит ли это делать?

— Мирные переговоры — это форма отношений. Когда есть отношения, то есть смысл добиваться переговоров. А зачем эти отношения, когда не ведутся переговоры? Это же не отношения. Это какая-то формальность, как будто тут сидит посол, там сидит посол. Но ведут ли они переговоры от имени своих правительств? А если нет — то на что они тратят время и деньги?

— А если ведут такие переговоры, то нужно оставлять такие отношения?

— Если такие переговоры ведутся, это значительная подвижка. Но я не слышал об этом, чтобы велись переговоры Москва — Киев или Киев — Москва…

— То есть вы считаете, что нужно разрывать дипотношения?

— Какой смысл разрывать то, чего на самом деле не существует? Если они не говорят между собой по самому животрепещущему вопросу, войне, и гибнут люди, какие тут отношения? Отношений просто нет. Нечего разрывать. Можно навязывать отношения, можно послать делегацию, можно позвать: «Приезжайте! Сядем, поговорим, как закончить эту войну». И пусть Москва ответит: «А мы не хотим это заканчивать, пусть это так идет бесконечно». Так будет тоже ясно, кто чего хочет.

— А на каком уровне должны быть эти двусторонние, как я понимаю вас, переговоры между Москвой и Киевом? На уровне министерств или на уровне президентов?

— Это действительно не мое дело. Мое дело предполагать, как там могло быть. Но я вижу, что нужна исходная точка, призыв… Призыв может исходить от президента. Самое лучшее, что нет каких-то низших чиновников. Президент говорит от имени государства. Пусть он пришлет письмо, не телефонный разговор, а специальное письмо президенту другой страны, которая послала своих людей с опознавательными знаками или без, но своих людей, против страны президента Порошенко.

— В украинском политикуме сейчас активно обсуждают возможность введения миротворческой миссии ООН на Донбасс. Украинская позиция — такая миссия должна быть на всей территории Донбасса, вплоть до украинско-российской границы. Россия считает, что миротворцы могут только обеспечивать безопасность сотрудников ОБСЕ и должны находиться на линии разграничения и ни на каких других территориях. Как найти компромисс? Поможет ли такая миссия ООН?

— Если Россия тут занимает позицию такой диктующей стороны, такой формы требует, значит, чувствует себя участником и хозяином ситуации, признает, что она там есть. А вот нужно ли соглашаться с этими предварительными требованиями, тут я не уверен. Надо изложить позиции фундаментальные, как Украина и делает, если идет речь о перемирии, то на всей территории оккупированной, и с возвратом контроля над границей, как и предполагают минские соглашения. Они не выброшены в корзину, но они и не выполняются… Только о них говорят, упоминают о них. Можно так отнестись к ним. Вот так как там сказано — вывод чужих войск, контроль над границей и тогда идем дальше. Чтобы там не ходили через границу, чтобы не нападали наемники или авантюристы, которые хотят сделать свое марионеточное государство, грабят людей, шантажируют, мол, платите нам, а то мы будем еще воевать. Вот чтобы это прекратить, такой контроль наблюдательных войск ООН был бы очень полезен. Не может быть, чтобы какая-то заинтересованная сторона диктовала условия. Если есть мысль, что надо договориться, так давайте без таких требований.

— Если это диктование условий со стороны России, то каким образом можно минимизировать влияние России в том же Совете безопасности ООН, где Россия — постоянный член, а Украина — непостоянный? И как Украина может на чем-то настаивать, если Россия — постоянный член?

— Россия по своему поведению, может быть, уже давно могла бы быть исключена из Совета. Она не выполняет устава ООН, значит, ей нечего уповать, что мы вот там состоим, в этом Совете безопасности, и мы там можем диктовать, мы можем парализовать, мы очень сильны… Не в том дело — сильны вы умом или не сильны. Две страны должны как-то жить, а если одна из них считает, что война — лучше мира, ну так она больна. Надо лечиться.

— В Литве в начале ноября представили «Европейский план для Украины» (его еще называют «Планом Маршалла» для Украины). Он предполагает 5 миллиардов евро ежегодно. Вам что-то известно об этом плане?

— Конечно, мне о нем известно. И пусть эта идея понемножку созревает и продвигается. Литва не в силах одна провести такой документ. Это все страны ЕС когда-нибудь придут к такому согласию. И примут такой или похожий план очень весомой помощи Украине, чтобы она после войны смогла встать на ноги, залечить свои раны. Вернуть людей, а это уже около 2 миллионов беженцев из этих районов, где ведутся военные действия. Очень сложные проблемы послевоенные, но сначала нужно закончить войну, и тогда можно планировать послевоенную помощь. Можно планировать помощь и сейчас, во время войны. Я не думаю, что кто-нибудь в Европе обсуждал бы помощь России, как бы ей поудачнее побороть Украину. Тут уже анекдот был бы. Украина стала жертвой нападения, и помощь нужна ей. Сколько денег — по-моему, это не самое важное. Важно — принципиальные подходы, решения.

Дело в том, что напали на союзную страну. Наполовину, но это уже союзная страна. Если на нее напали — значит, напали на ЕС. Как реагировать ЕС? Если слишком сильно помогать, агрессор разозлится. Мы об этом слышали в свое время. Что западные страны не хотели слишком поддерживать Литву, слишком поддерживать Горбачева, чтобы слишком крайние силы не бесились еще больше. Но это просто такие увиливания и отход от фундаментальных вопросов — кто на чьей стороне стоит.

— То, о чем вы говорите, что Украина — ассоциированный член ЕС, на прошлой неделе в Брюсселе был саммит Восточного партнерства, президент Украины неоднократно заявлял, что членство в ЕС для Украины важная цель. Вы со своей стороны верите, что Украина станет членом ЕС?

— Я бы хотел, чтобы Украина поверила в это. Что она действительно хочет и не будет мешкать с необходимыми переменами, с приструниванием всяких эгоистических сил, которые наживаются на этой войне. Там есть где посмотреть на себя и навести порядок. Мое желание — чтобы Украина была более единой в этом стремлении установить мир вокруг себя и конечно внутри. Но если оттуда просачивается война, просачивается через границы, то вряд ли можно отстоять мир, можно только бороться с перманентной войной. Грязной, перманентной войной. Кто-то может считать, что Украина истечет кровью, или нервы не удержит, произойдут перевороты, но как считают сами украинцы? Устоим ли мы, чтобы не оправдались эти вражеские расчеты? Вот именно так им нужно ответить… У власти должны быть люди, которые уверены в украинском выборе и в праве Украины идти своим путем, и этот путь — не путь войны, Украина не нападала на Россию, она хочет установить мир, и чтобы на этом сходились все украинские политические силы.

— Спасибо вам за интервью, господин Ландсбергис!

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403822 Витаутас Ландсбергис


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403821 Арсен Аваков

Господа, хватит читать мораль Украине, потому что вы нас бросили

«Климкин, не бери меня в дипломаты!»

Арсен Аваков, 12.ua, Украина

Война в Украине для многих европейцев стала синонимом словосочетания «минский процесс». И меня это возмущает донельзя.

Несколько дней назад имел в Европе достаточно откровенную дискуссию с нашими европейскими партнерами — политиками и дипломатами.

Им, конечно, до чертиков надоели проблемы украинско-российского конфликта — им хочется заниматься своим, но они небезосновательно переживают, что если ситуацию не разрешить, то проблемы возникнут у всего Евросоюза. И потому под давлением, в том числе мощнейшего европейского пророссийского лобби, все время повторяют — Украина должна выполнять Минские соглашения и быть более сговорчивой. Украина в рамках минского процесса не выполняет того, Украина не выполняет сего.

Я сейчас тут напишу то, что сказал им на закрытой встрече достаточно резко и открыто — уж извините, дипломатических академий не кончали:

Господа, хватит читать мораль о том, что Украина должна сделать, чтобы умиротворить агрессора в рамках Минских соглашений. Вы, господа, когда заводите песню о том, что Украина, защищая себя, не так трактует Минские соглашения, — не передергиваете ли?

Или это не просветленный западный мир бросил Украину в самый тяжелый момент агрессии и аннексии территорий, несмотря на заключенный в 1994 году Будапештский меморандум?

Вы забыли, господа, что в рамках Будапештского меморандума в обмен на отказ от ядерного оружия великие страны гарантировали Украине независимость, суверенитет и территориальную целостность?

Что? Это не был строгий дипломатический договор, говорите?… Ну, тогда чего же стоит пресловутый Минский договор — кто его подписал и кем он внутри Украины признается состоятельным?

Минский договор можно и нужно признавать успешным только в одном — это был болезненный для Украины компромисс, как способ остановить активную фазу войны и кровопролитие. И это сработало.

Можно ли через Минский процесс разрешить кризис? Нет!

Минский процесс — мертв, и это не гипотеза — это факт. И это теперь инструмент замораживания конфликта на долгие годы! И это не в интересах Украины. Украине не нужен замороженный конфликт!

Украине нужно вернуть территориальную целостность и суверенитет над оккупированными территориями Крыма и Донбасса — и не путем умиротворения агрессора. Идти нужно путем ряда поступательных шагов и разумных компромиссов.

Набор этих шагов достаточно прост. Один за другим:

1. Вывод оккупационных войск России с территории Украины — с войсками должны уйти прорусские марионеточные администрации, управляемые Кремлем.

2. Введение миротворческой миссии с участием международных сил (инициатива президента Порошенко). Миротворцы наравне с украинскими пограничниками должны обеспечить полный контроль на всем протяжении украинско-российской границы на оккупированных территориях.

3. Возвращение на освобожденные территории органов юстиции и правопорядка Украины.

4. Проведение выборов в местные советы и органы власти по украинскому законодательству с обеспеченными демократическими процедурами.

5. Принятие национального Закона об ограниченной амнистии и Закона о коллаборантах (схожего, к примеру, с поствоенным французским Де Голлевским законом). При этом украинский народ не примет амнистии для лиц, на руках которых кровавые преступления — это нужно также понять.

6. Общенациональный диалог по проблемам Донбасса и Крыма для выработки специальных решений посткризисной адаптации.

7. Принятие специальной экономической программы восстановления Донбасса, способной форсированно в короткие сроки предотвратить последствия войны и поднять качество жизни каждого гражданина Украины, проживающего на ранее оккупированных территориях.

Вот и все. И если не отворачиваться от реальности и понимать суть, а не имитировать процесс, то договориться очень просто, дорогие товарищи дипломаты — сказал я им. И мы очень рассчитываем на вашу поддержку.

Потому что ничего иного украинский народ не примет. И любой политик не может вам пообещать иного — ибо будет немедленно снесен волей украинского народа. И это — честная позиция. И это — позиция справедливости по отношению к Украине. И мы просим вашей поддержки.

И назовите вы этот процесс тогда как хотите — хоть минский, хоть венский, хоть женевский. Важно реально защитить права Украины, а не потакать агрессору.

Коллеги-политики не ожидали такого напора, и в повисшей паузе я решил «добить» их еще одним аргументом:

Я вам сейчас, господа, предоставлю достоверные данные нашей разведки.

Знаете ли вы, господа, что сегодня на временно неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей Украины под видом военизированных формирований так называемых «ДНР» и «ЛНР» действует оперативная группировка российских оккупационных войск, в состав которой входят 1 (Донецк) и 2 (Луганск) армейские корпуса 8 Армии Южного военного округа ВС РФ, состоящие из местного населения, наемников и кадровых военнослужащих ВС РФ?

Эти соединения усилены подразделениями из состава округов, видов, родов войск ВС РФ, действующих на ротационной основе. Они представляют собой первый эшелон сил на данном направлении.

Общая штатная численность группировок войск 1 (Донецк) и 2 (Луганск) армейских корпусов 8-й армии:

— военнослужащих — 35,5 тыс.;

— танков — до 478;

— боевых бронемашин — до 848;

— артиллерийских систем/минометов — до 750;

— реактивных систем залпового огня — до 208;

— противотанковых средств — до 363;

— средств противовоздушной обороны — до 419.

Управление этими группировками войск осуществляется Оперативным командованием, созданным на базе штаба 8-й Армии (Новочеркасск, РФ), части и подразделения которой представляют собой второй эшелон сил. Также через 8-ю Армию осуществляется оперативное, боевое и логистическое обеспечение 1 и 2 армейских корпусов.

Отдаете ли вы себе отчет, господа, что, например, танков у этой группировки больше, к примеру, чем у Великобритании… И это не вооруженные отряды местных сепаратистов, и танки и пушки они не в местном военторге купили, а получили из России. Откуда же получают в огромном количестве ежедневно снаряды. И эти снаряды приносят на нашу землю смерть. Каждый день.

Поэтому не стоит, дорогие наши друзья, лицемерить и искать в позиции Украины недочеты: мы сдерживаем бешеную собаку путинского режима у своих границ и границ Европы — и несем потери, каждый день, и рассчитываем на действенную помощь в соответствии с принципами европейского цивилизованного мира, выбор в пользу которого сделали украинцы.

И спасибо вам за санкции, которые вы ввели против агрессора, и за помощь оперативную. И понимаю, что вы устали, и что враг силен, но разве украинские проблемы не общеевропейские, и не должны мы вместе отдать все силы, чтобы ликвидировать конфликт? Ведь если падет Украина, кто будет следующим? Литва? Латвия? Польша? Эстония? Молдавия? Или вы забыли победное шествие умиротворенного аншлюсом Австрии Гитлера?

Я был резок и попросил у коллег прощения за недипломатический слог — но зато мы очень откровенно продолжили дискуссию, и важно то, что мы говорили с европейцами с одних позиций и без иллюзий. Надеюсь, это было важно для будущего!

Вот такой был разговор.

Климкин, не бери меня в дипломаты!

С другой стороны, надеюсь, тебе после моих таких речей будет проще.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403821 Арсен Аваков


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403801 Виталий Портников

У нас невероятное окно возможностей, но Украина все еще может стать колонией России

Журналист о внешней и внутренней политике Украины

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Украинский журналист и публицист ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ во второй части интервью «Апострофу» рассказал, почему Украине не надо бояться конфликтов с соседями, что нужно для того, чтобы действительно побороть коррупцию, почему недовольство общества действиями власти — это хорошо, и по какой причине Украина снова может стать колонией России.

Предыдущую часть интервью читайте здесь: У Путина есть четыре сценария для Донбасса, Кремль выберет худший для Украины

— В последнее время у Украины много конфликтов с соседними странами — Венгрией, Польшей, теперь с Беларусью. Как вы считаете, в чем проблема?

— Я разделял бы эти вещи. Конфликт с Беларусью связан с тем, что Беларусь, объективно говоря, является союзником Российской Федерации. Не надо ошибаться в оценке возможности свободы действий белорусского руководства. Но вообще конфликты между цивилизованными странами — это вариант нормы.

— Это вариант нормы, если бы это не произошло в последние месяцы сразу с несколькими нашими ближайшими соседями.

— А конфликты всегда в первую очередь бывают с соседями. У нас нет платформы для конфликтов с Португалией, скажем, Испанией. Вместе с тем эти страны в нас не очень заинтересованы.

— Но, как вы считаете, возможно, неправильно было высылать белорусского дипломата из Украины? Не приведет ли это к еще большему ухудшению отношений.

— Конечно, правильно. Это транспарентность дипломатии. Я вообще не понимаю логики вашего вопроса. Когда одна страна высылает дипломата со своей территории, нет никакого значения, какие обвинения этому дипломату предъявляются. Даже когда речь идет о том, что этот дипломат является представителем специальных служб. Ибо это норма дипломатической жизни, всегда какие-то дипломаты являются представителями специальных служб, и все об этом знают. Это никакая не новость ни для одной страны, где вообще хоть когда-либо открывалось какое-либо посольство другой страны. В таком случае другая страна также высылает такое же количество дипломатов, которое было выслано. Высылают пять человек — тогда высылают пять человек с другой стороны, высылают 25 — тогда высылают 25 с другой стороны. Это называется «транспарентность дипломатии».

Бывает другая ситуация. Как вы знаете, Россия пошла на беспрецедентные шаги, когда президент [США Барак] Обама выслал определенное количество российских дипломатов, а президент [России Владимир] Путин, считая, что он таким образом дает сигнал новоизбранному президенту [Дональду] Трампу, который тогда еще не вступил в должность, воздержался от реакции. Это беспрецедентный момент в истории двусторонних взаимоотношений. Но, как видим, через несколько месяцев Россия пошла на более серьезный шаг и выслала гораздо большее количество людей, чем это сделала американская сторона. Так сказать: вы не услышали наш сигнал, значит, мы отвечаем не только транспарентно, а еще более обостренно. И американцы начали отвечать более обостренно. Но это норма.

— А если мы рассмотрим конфликт с Венгрией, который начался из-за закона об образовании? Как вы считаете, есть ли притеснение нацменьшинств в Украине?

— Конечно, нет. И вместе с тем я считаю, что Венгрия имеет полное право выступать со своими заявлениями. Вы действительно не понимаете? Речь идет о взаимоотношениях суверенных государств. У них разные точки зрения. У Венгрии своя точка зрения на то, каким должно быть образование в Украине. Они говорят, что так не должно быть, а мы говорим, что так должно быть. Мы ведем с ними диалог. Если бы вы следили за мировой политикой, то знали бы, что у Венгрии были по этому поводу конфликты с Румынией. Я не о вас лично говорю, я говорю вообще об украинских журналистах и зрителях.

— Разве при подготовке украинского закона об образовании не должен обсуждаться вопрос языков нацменьшинств со странами, которые они представляют? Такого обсуждения у Украины с Венгрией не было.

— Это не так, не существует такой нормы. Граждане Украины венгерской национальности — это такие же граждане Украины, как и граждане Украины любого другого происхождения — румынского, польского и так далее. Мы все здесь — украинцы, и Украина должна заботиться о правах каждого своего гражданина. А это означает, что она не с Венгрией должна обсуждать то, как будут выглядеть венгроязычные школы Украины, а с собственными гражданами, с представителями собственных национальных меньшинств.

Если в статье закона гарантируется право на изучение венгерского, румынского или любого другого языка представителями национальных меньшинств, а с 5-го класса, как четко говорится в этой статье, разрешается преподавание нескольких предметов на языке страны Евросоюза (среди которых, очевидно, есть и венгерский, потому что Венгрия — член Евросоюза), то это означает, что ничего существенного в статусе преподавания венгерского языка вообще не меняется, что венгерская школа остается такой, какая она есть, только с усиленным преподаванием предметов на украинском языке, что является задачей украинского государства. Потому что украинское государство должно обеспечить равные права каждому своему гражданину, в том числе и равные права для поступления в высшие учебные заведения Украины.

Гражданин Украины венгерского этнического происхождения должен иметь те же права и возможности для сдачи тестов, что и граждане Украины украинского или российского этнического происхождения, которые не имеют никаких проблем со сдачей тестов на украинском языке. Это касается любых представителей национальных меньшинств.

Для венгерской стороны важно другое. Венгрия смотрит на венгров, которые проживают за рубежом, как на часть своего государственного тела. Это связано с многовековой историей Венгрии, с тем шоком, который венгерское государство пережило после Первой мировой войны, когда от того, что в Венгрии считают исторической Венгрией, были отрезаны огромные части территорий, которые сегодня являются частью территорий соседних государств. Совсем не столько Украины, потому что в Украине совсем маленькая территория бывших, с точки зрения венгерской стороны, венгерских территорий. Это, прежде всего, Словакия, Румыния. С этими странами по поводу образования у Венгрии не меньшие, а то и большие конфликты, чем с Украиной. Эти конфликты между соседними странами по тому или иному поводу ведутся десятилетиями. Это норма цивилизованной жизни.

Не надо путать это с конфликтами с Россией, когда свою точку зрения доказывают с помощью экономических санкций, как это было раньше, или с помощью танков, как это мы видим сейчас. Когда страна выступает со своим видением ситуации, это абсолютно нормально. И когда она использует все инструменты для того, чтобы убедить другую страну в правильности своей позиции, это абсолютно нормально.

Венгрия может иметь свою позицию относительно того, как должна выглядеть школа национальных меньшинств в Украине. И здесь совершенно очевидны ее мотивы. Первый мотив — поддержка мифа о целостности венгерского национального тела. Венгрия всем гражданам, которые имеют венгерское этническое происхождение, дает венгерские паспорта. Это абсолютно беспрецедентно в Европе. Этого не делают ни Румыния, ни Польша в таком виде, как это делает Венгрия. В Польше есть карта поляка, Румыния дает свое гражданство только тем, кто жил на территории бывшей Румынии до определенных событий, а в Венгрии каждый венгр — это гражданин, без всякого исключения.

Вот мы часто говорим о «русском мире». Венгрия сознательно создает «венгерский мир», это часть ее государственной идеологии. И я больше скажу — мне импонирует этот подход. Я считаю, что это правильно. Венгров очень мало в мире, венгерский язык выучить очень трудно. При этом это — народ большой интеллектуальной и духовной культуры, народ, который дал миру Ференца Листа, Шандора Мараи, больших интеллектуалов, композиторов, писателей, государственных деятелей. И совершенно очевидным является желание руководителей этого народа (я уже даже не говорю про Виктора Орбана, для меня это особая фигура) сохранить его в целостности. Это задача венгерского государства.

А задача украинского государства совсем другая. Наша задача — предоставить всем своим гражданам, в том числе венгерского этнического происхождения, права и возможности функционировать в этом государстве, а не реализовывать себя в других. И здесь государственные интересы Украины и государственные интересы Венгрии пересекаются. И что надо делать? Нужно проводить диалог, который не привел бы к напряжению отношений между соседними странами в будущем. Но может быть и такое напряжение, если мы хотим защищать свои интересы.

То же самое касается и Румынии, и Польши. Это абсолютно нормально. Повторяю, у стран-членов Европейского союза немало такого типа конфликтов, которые связаны с исторической памятью, с языками.

Я недавно был инициатором проведения встречи руководителей украинских и польских организаций в Чикаго, и один из представителей польских организаций привел прекрасный пример. У Великобритании и Ирландии гораздо хуже с исторической памятью, чем у Украины и Польши, скажем. Мы говорим: «Ой, у нас такой ужасный конфликт». Гораздо более ужасный конфликт — между Великобританией и Ирландией. Вот мы говорим, что президент [Польши Анджей] Дуда посещает Киев в следующем месяце. У нас сейчас проводятся интенсивные консультации между украинцами и поляками, между правительственными учреждениями и неправительственными. А вы знаете, сколько лет понадобилось президенту Ирландии и королеве Великобритании, чтобы обменяться государственными визитами?

— Сколько?

— Почти 100, это было совсем недавно. Президент Ирландии никогда не посещал Лондон, королева Великобритании никогда не посещала Дублин. Страны, которые не просто рядом, а которые имеют общую границу на севере Ирландского острова, но для ирландцев это — неотъемлемая часть Ирландии, для англичан это — неотъемлемая часть Соединенного королевства. До сих пор в Ирландии есть вера в то, что рано или поздно остров воссоединится. До недавнего времени это даже было записано в конституции Ирландии. Я уже не говорю о том, какие кровавые споры были во время национально-освободительного движения в Ирландии. Для англичан участники этого движения — сепаратисты, убийцы и террористы, а для ирландцев они — герои. Одни и те же люди.

Прекрасный пример я видел собственными глазами в Южном Тироле. Это часть итальянской провинции Трентино-Альто-Адидже. В городе Тренто доминантным является мавзолей человека, который боролся за независимость Трентино от Австрии и был расстрелян австрийским трибуналом как военный преступник, сепаратист и предатель. И этот человек — национальный герой Италии, потому что сейчас территория вернулась в состав Италии. А в 30 минутах [езды] от этого мавзолея есть другой город, также итальянский, но с немецкоязычным населением, где главная улица носит имя человека, который умер в итальянской тюрьме, потому что боролся за независимость Южного Тироля от Италии, проиграл эту борьбу, совершались террористические акты, различные акции в Италии. Для итальянцев это — сепаратист и террорист, человек, которого обвиняли в уголовных преступлениях. А для их соотечественников, немецкоязычных итальянцев, то есть немцев Южного Тироля, это — герой, именем которого названа главная улица города. Таких примеров в Европе огромное количество.

На острове Корсика, который является французским островом, главные артерии города Аяччо названы именем человека, который родился в этом городе, — Наполеона Бонапарта. Повсюду стоят памятники Бонапарту, есть улицы, музеи Наполеона Бонапарта. Но это все для французов. Потому что доминантой для корсиканцев является маленький дом в горах, где родился основатель независимой Корсики, первый президент Корсиканской республики Паскуале Паоли, в правительстве которого работал отец Наполеона Бонапарта. Когда Наполеон решил, что он будет не корсиканцем, а французом, и стал императором Франции, Паскуале Паоли отправил ему такую телеграмму: «Ты стал Наполеоном, но перестал быть Бонапартом», то есть изменил своей независимой Корсике. Но Корсика до сих пор является частью Французской Республики.

— И там не сносят памятники, не меняют названия улиц?

— Снести памятник — это значит подорвать межнациональный мир. На этом острове были и террористические акты, и смерть людей. Все было, как и в Южном Тироле. Как все было между Польшей и Украиной в довоенные годы, когда часть украинских земель была частью Польши. Так вообще бывает между соседними народами.

— То есть вины украинских дипломатов или слабой дипломатической политики в последних конфликтах нет?

— Украинские дипломаты являются частью диалога между нашими странами. Этот диалог всегда будет противоречив. Если мы хотим быть независимым государством, быть субъектом международного права, если мы хотим отстаивать наше представление о мире и о стране, мы должны понять, что мы будем жить в мире постоянных конфликтов, как и другие страны в нем живут.

Вот конфликт между США и Мексикой вам нравится? Наверняка не нравится. Но он есть, это норма. Конфликт между США и Канадой по поводу зоны свободной торговли вам нравится? Вот конфликты, которые есть между европейскими странами, скажем, между Грецией и Турцией. Греция уже несколько раз блокировала вступление Турции даже не в Европейский союз, а в переговоры о вступлении в Европейский союз, имея в виду проблему Кипра, которая до сих пор не решена. И эта проблема очень похожа на проблему ДНР и ЛНР или на другие постсоветские конфликты.

Если мы хотим жить в бесконфликтном мире, нам надо возвращаться в 2013 год, быть российским сателлитом, иметь не историческую память, а советскую версию истории, и не обращать никакого внимания на украинский язык. «Какая разница?» — как говорят носители колониального мышления в нашей стране. Тогда не будет никакого значения, на каком языке там разговаривает венгр в городе Берегово или румын в городе Герца. Пусть они разговаривают на русском языке, а на венгерском учатся и едут себе в Венгрию. И тогда все будет хорошо.

У Польши с Беларусью нет никакого конфликта по поводу исторической памяти, а у Польши с Литвой эти конфликты продолжаются с 1991 года, со времени возникновения независимой Литвы. Разные взгляды Польши и Литвы на историю Речи Посполитой и Великого княжества Литовского, на историю короны Великого княжества Литовского, на Люблинскую унию, на межвоенный период, когда часть территории Литвы с ее столицей Вильнюсом была оккупирована Польшей и считалась неотъемлемой частью польского государства, что не признавалось Литвой и большой частью международного сообщества. Но для поляков это была Польша. И до сих пор можно увидеть довоенные карты Польши с Вильнюсом, и никто вам не скажет, что это была оккупированная территория. Хотя литовцы с 1920 года ждали освобождения этой территории. И знаете, как они получили Вильнюс обратно? В 1939 году, когда польское государство было уничтожено гитлеровцами и Советским Союзом, Сталин отдал Вильнюс Литве, потому что он говорил, что он не принадлежит Советскому Союзу, что это неотъемлемая часть территории Литвы. Он потом оккупировал Литву в 1940 году уже вместе с Вильнюсом. Очевидно, что это разные трактовки истории, совершенно разные. Но это не мешает тому, что Польша и Литва вместе в Европейском союзе, в НАТО, что они будут продолжать спорить по поводу этой литовско-польской истории еще долгие десятилетия, как и украинские историки с польскими историками. Это норма цивилизованной жизни. Украинцы просто боятся мира, потому что они все время жили на каком-то колониальном хуторе. Надо перестать пугаться.

— Давайте поговорим о протестах в Киеве, которые практически сошли на нет. Как вы считаете, что дальше ждет участников этих протестов и самого Михеила Саакашвили? Каково его политическое будущее в Украине, есть ли оно?

— Социология не дает радужного ответа на этот вопрос. У бывшего президента Грузии, как мне кажется, должно быть политическое будущее в Грузии. И на этом точка.

— Понятно, что его там не будет, потому что он там в розыске.

— Времена меняются, и политическая ситуация меняется. В свое время за Михеила Саакашвили голосовало там подавляющее большинство граждан Грузии. Никто не сказал, что маятник истории еще раз не сделает свой поворот. Но просто бороться за влияние, власть и народ надо в собственной стране. Нельзя менять страны как чулки.

— Еще вопрос по поводу скандалов вокруг антикоррупционных органов — Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Как вы считаете, есть ли здесь политическая составляющая? И какими могут быть последствия конфликтов между такими важными для украинцев органами?

— Насколько я понимаю, важны эти антикоррупционные органы были не столько для украинцев, сколько для Запада. Запад считал, что если создать новые антикоррупционные структуры, то это будет успешная борьба с коррупцией. У меня такой иллюзии никогда не было. Во всех странах, где они были созданы, в Центральной Европе по крайней мере, антикоррупционные структуры показали свою неспособность побороть коррупцию, если нет институциональных изменений.

Я сторонник институциональных изменений — то есть когда меняется законодательство, которое исключает возможность коррупционных действий со стороны чиновников, и когда так меняется налоговая система, что она способствует тому, чтобы граждане платили налоги, а не убегали от них. Хотя этого не удалось добиться даже в таких странах, как США. Там Трамп, когда занимался бизнесом, делал все возможное, чтобы избежать налогообложения в той мере, в которой он должен был бы платить, потому что находил с помощью юристов легальные возможности обойти налоги. И все дискутируют, насколько это было легально.

Для меня абсолютно очевидно, что борьба с коррупцией не связана с репрессиями против коррупционеров, когда остаются возможности для злоупотреблений. В Китайской Народной Республике, где тоже коррупция является частью политической борьбы наверху власти, расстреливают за коррупцию. Коррупция при этом не уменьшается и не может уменьшаться, потому что не меняются правила игры. Главное правило борьбы с коррупцией — это изменение правил игры.

Хотя мы выросли в социалистическом мире, где главными были репрессии. У нас в стране победители в гражданской войне — это как раз те, которые были за репрессии, и большинство людей, которые здесь живут, это все же дети тех, кто сажал, а не дети тех, кого сажали. Потому что дети тех, кого сажали, не рождались в таком количестве. А вы знаете, что в сталинские времена это была примерно половина на половину. И все эти потомки вохровцев — конечно, сторонники репрессий, это в них закодировано. Мы все такие в этом обществе. Большинство людей, которые имели бы другое мышление, или просто покинули эту страну после гражданской войны, или были уничтожены в период 20-50-х годов ХХ столетия. Просто надо иметь понимание, в обществе потомков кого мы живем.

Поэтому, конечно, нашему человеку было бы намного приятнее и понятнее услышать слова, что надо всех посадить. Тем более, когда этим злоупотребляют политики и так называемые антикоррупционеры. Без институциональных изменений украинская коррупция останется непобежденной. А то, что происходят конфликты между антикоррупционными органами, это нормально. Ведь, конечно, если вы создаете органы, которые соревнуются между собой за возможность кого-то посадить, а в условиях нереформированной судебной системы и достаточно аморального общества такой возможности нет, то главным смыслом их деятельности является пиар и самопиар. И конфликт между собой — это тоже часть этого пиара, больше ничего. Надо просто перестать на это обращать внимание. Антикоррупционные органы должны скомпрометировать друг друга настолько, чтобы у людей не возникало больше мыслей, что это какая-то панацея. Мы все время ищем какого-то мессию, какого-то политика-панацею или какую-то структуру-панацею. Нет, панацея — это жизнь по жестким правилам.

— Как вы считаете, сколько нужно времени, чтобы воплотить эти институциональные изменения?

— Они уже начались. Много реформ, которые происходят сегодня, это институциональные изменения. Медицинская реформа, образовательная реформа, децентрализация — это институциональные изменения. Децентрализация не уничтожает коррупцию, но уменьшает расстояние между гражданами и властью. Потому что проконтролировать мэра города или какой-то городской совет намного легче, чем Киев. И если ты видишь, что у тебя в городе нет вообще дорог, не ремонтируются трубы горячей или холодной воды и тому подобное, ты можешь четко понимать, кто ворует. Так что так или иначе это опускает коррупцию на места, но в перспективе ее изменят. Так что это тоже институциональное изменение.

Приватизация государственных предприятий, потому что главный источник коррупции — это, безусловно, государственные предприятия. Полная приватизация тоже приведет к серьезному уменьшению коррупции. Это произойдет. Можно было бы еще много чего сказать. Такого типа законы принимаются быстро. Но у нас все законодательство написано таким образом, чтобы его можно было по-разному интерпретировать. Это законодательство тоже требует анализа и изменений. И это займет долгое время. Потому что у нас в принципе законодательство заточено под коррупцию.

Я бы вам привел такой простой пример, что такое вообще коррупция в Украине без всех этих депутатов, министров, чиновников и прочего. Так называемая «упрощенка», которую все так защищают. Я считаю, что этот режим уплаты налогов абсолютно уместен, когда речь идет об интересах мелкого и среднего бизнеса. Потому что как иначе начать свое дело при том налогообложении, которое существует? Но когда большое предприятие принимает на работу большое количество людей и оформляет этих людей как частных предпринимателей, чтобы они сами не платили налогов столько, сколько они должны платить в бюджет, а, с другой стороны, это предприятие не платило бы достаточную часть налогов на их страхование, в пенсионный фонд и прочее, то это и есть самый главный источник такой бытовой коррупции. Люди с помощью одобренной государством схемы избегают реального налогообложения. Это и есть коррупция в чистом виде, но разрешенная. За эту коррупцию вас не могут каким-то образом наказать, потому что вы делаете все так, как написано в законе. А в законе нет никакого ограничения, которое могло бы отделить настоящего мелкого и среднего предпринимателя от того, кто является наемным работником и только выдает себя за мелкого и среднего предпринимателя. Значит, надо над этим законом так работать, чтобы оставить льготы для настоящих мелких и средних предпринимателей, но вместе с этим поставить четкий барьер на самой возможности злоупотребления этой налоговой схемой.

— А с медициной?

— То же самое — с медициной. Когда вы приходите к врачу в государственную поликлинику и понимаете, что вы должны оплатить там, там и там, это приводит к поразительным вещам. В Киеве в принципе вы получаете свою модель платной медицины, более или менее качественной, а в провинции вы не получаете ничего, потому что люди работают там, где есть деньги. И в результате там, где у людей нет возможности платить за услуги, а вместе с тем как бы есть бесплатная медицина, происходят вопиющие трагические вещи. Вы даже себе не представляете, что происходит с людьми, которые попадают в такие больницы или поликлиники [в провинции]. А я вам скажу, что происходит. Их не излечивают, их инфицируют ужасными болезнями, потому что нет обычных одноразовых шприцов, каких-то зондов или чего-то еще. И людям просто укорачивают жизнь на десятилетия.

— То есть медицинская реформа, в том виде, в котором она принята, вы считаете, эту ситуацию разрешит?

— Она должна решить ситуацию с коррупцией. Как мы с вами защищаемся от этой ситуации, чтобы выжить? С помощью коррупции. Мы платим, и врачи берут деньги от нас, поскольку должны создавать базу. Они же не просто деньги берут, они еще создают базу: медикаменты, технологии. Это если вы говорите про государственную медицину. Или вы ходите в платную поликлинику, где эти люди подрабатывают, потому что они не могут прожить за свои деньги. Но мы говорим с вами о больших городах. А я вам говорю о маленьких городах. Нельзя смотреть с перспективы Киева на все это. Конечно, это все позволит преодолеть коррупцию, потому что распределит деньги равномерно и даст возможность хотя бы местным органам власти создавать нормальную медицинскую базу и платить нормальные деньги врачам. Это исключит возможность ошибки и, я бы сказал, медицинского убийства.

— Недовольство в обществе продолжает расти, как вы считаете, что украинская власть делает неправильно, какие ошибки допускает?

— Я вообще не думаю о неудовлетворенности общества. Общество не должно быть удовлетворено действиями властей во времена реформ. Если общество удовлетворено действиями власти, значит, власть делает все неправильно. Власть должна не оглядываться на общество во времена реформирования. Она должна принимать непопулярные решения, власть должна игнорировать точку зрения общества на изменения.

Я всегда привожу цитату епископа Абеля Музоревы, который проиграл Роберту Мугабе в Зимбабве. Когда Музореве сказали, что большинство людей его не поддерживают, он сказал, что не может доверять мнению людей, которые не способны даже прочитать утреннюю газету. Эти люди не выбрали Абеля Музореву руководителем Зимбабве, они выбрали Мугабе и живут в бедности, авторитаризме и безысходности. Они обклеивают свои стены денежными купюрами в Зимбабве, потому что это дешевле, чем купить себе какие-то обои.

Но власть делает неправильно другие вещи. Власть не консолидирована после Майдана. Это огромная проблема, что одни политики готовы быть ответственными за будущее страны, а другие думают о выборах. Не время думать о выборах, когда страна требует перемен, когда весь постсоветский ресурс уничтожен. Не время думать о том, нравишься ты избирателю или нет. Пусть избиратель выберет других через какое-то время. Время думать только о серьезных изменениях.

После внеочередных выборов в парламент у нас образовалось невероятное окно возможностей, потому что большинство в парламенте получили так называемые партии Майдана: «Народный фронт», «Блок Петра Порошенко», который был создан на основе УДАРа и «Солидарности», «Батькивщина», Радикальная партия, «Самопомич». Это все партии, в которых есть активисты Майдана. После восстановления территориальной целостности Украины это окно закроется на долгие десятилетия, потому что большинство в парламенте могут составлять пророссийские антиреформаторские силы. Это абсолютная реальность.

Если вы не верите в эту реальность, то посмотрите на Грузию. Там было окно возможности для реформ и изменений. А потом совсем иначе все стало. Правда? Об этом вам может рассказать Михеил Саакашвили лучше, чем я. Это если мы уже говорим о грузинских реформах как о каком-то образце для определенной части нашего населения. Но так во многих странах было. Окно возможности, как в Польше, реформы, а потом приходят левые посткоммунистические силы.

Вместо того, чтобы этим окном возможности воспользоваться, чтобы создать сильную коалицию изменений, у нас начались распри между самими партиями Майдана. У нас началась борьба между президентской структурой и правительством, которая привела к отставке первого реформаторского правительства Украины — правительства Арсения Яценюка. Это огромная ошибка. И огромный успех в том, что новое правительство было создано «Блоком Петра Порошенко» и «Народным фронтом», а новый премьер Владимир Гройсман осознал необходимость учитывать интересы обеих коалиционных сил этих партий Майдана в правительственной деятельности, что это должно быть именно правительство перемен. А могло быть иначе, если бы во главе правительства появился какой-то безответственный популист из тех претендентов, которые тогда были на улицах и уже бегали на Банковую в мечтах лоббировать интересы того или иного олигарха.

Не может быть никаких конфликтов во время войны и реформ. Может быть только национальное единство. Я не включаю в это национальное единство людей, которые сознательно работают на Москву. Конечно, у них свои интересы. Они собираются возвращаться к власти, они создают себе возможности, у них есть эти возможности. Но если мы думаем об Украине, которую нам хочется видеть, то каждый человек, который не участвует в изменениях, который не берет на себя ответственности, который хочет быть не в правительстве, а в оппозиции — предатель этой Украины, сознательный предатель. Никакие мысли о рейтингах и победе на президентских выборах не оправдывают этого предательства украинского народа, по моему мнению.

— «Оппозиционный блок» и другие партии, которые вы назвали пророссийскими, ведь тоже имеют своего избирателя в Украине.

— Конечно, оппозиционные группы и другие группы готовы к возвращению Украине ее колониального статуса. У них есть избиратели, которые готовы жить в этом колониальном статусе. Я этого не собираюсь отрицать. Украина веками жила в виде колонии России.

Но если у партий есть общий вектор — европейское развитие, евроатлантическое развитие, восстановление территориальной целостности, проведение реформ, общий вектор, что Украина — не Россия и не российская колония, то на этой платформе нужно объединяться.

Партии, которые этого не делают, становятся логичными союзниками пророссийских политических сил, Кремля, «Оппозиционного блока», бывшей Партии регионов. Под какими бы патриотическими лозунгами они ни выступали, какие бы палатки перед Верховной Радой ни ставили, какие бы вышиванки ни надевали, вы должны четко понимать, что эти люди являются предателями идеи независимой суверенной Украины. Если эти люди живут не интересами Украины, а интересами своих электоральных успехов завтра, они являются предателями независимой суверенной Украины. Если общественные активисты вместо контроля над властью говорят о досрочных выборах, думая, что они из общественных активистов перейдут в парламент, эти общественные активисты являются предателями. Вы должны понимать, насколько безразлична им эта страна.

Не все равно только тем, кто берет на себя ответственность. Среди ответственных людей тоже есть немало тех, кто думает только о собственной власти или о консолидации власти. Конфликт между президентурой и правительством является яркой иллюстрацией этого факта. Петр Порошенко за это время сделал немало для консолидации власти в своих руках. Я тоже это считаю неправильным и очень надеюсь, что переход к парламентской республике раз и навсегда поставит точку в этом дуализме власти. Я уверен, что Украина должна быть парламентской республикой, потому что сильное правительство во главе с сильным премьером должно руководить этой страной. А президент, которого будет выбирать парламент, а не народ, должен быть символом государственного единства. Я надеюсь, что рано или поздно мы к этому придем. И я буду над этим работать столько, сколько смогу.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403801 Виталий Портников


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406886 Бурхан Гальюн

Россия должна признать свои ошибки и извиниться перед сирийцами

Бурхан Гальюн (Burhan Galyun), Al Araby Al Jadeed, Великобритания

Когда Россия начала военную операцию в Сирии, ее вмешательство вызвало надежду среди широких слоев сирийского населения, в том числе тех, кто поддерживает сирийскую революцию. Так, многие сирийцы считали, что Россия, в отличие от Асада и Тегерана, является государством в прямом смысле этого слова. Это значит, что в своем поведении и отношениях с другими странами, какой бы ни была конъюнктурная позиция их правителей, Россия придерживается минимальных принципов, налагаемых единой международной системой и взаимодействием с государствами и народами, обладающими той или иной степенью независимости и суверенитета. Среди таких принципов нужно выделить уважение основных международных законов и обязательств, без которых не может поддерживаться мировой порядок, а пренебрежение ими или чрезмерное преувеличение их значения угрожает стабильности, суверенитету государств и миру во всем мире. Это побуждает государства проявлять сдержанность, избегать эмоциональных реакций и реваншистских действий, предпочитая использование дипломатии, ведение диалога, переговоров и поиск разумных решений. Кроме того, это заставляет их держаться в стороне от преступной деятельности без рисков стать похожими на иррациональные племенные и сектантские банды, которые совершают политически и морально неприемлемые действия вроде убийств мирного населения, жертвуют целым народом ради достижения стратегических, политических и экономических интересов.

Государственная логика и клановая логика

Государство, сущность которого заключается в монополизации права на насилие в пределах своих границ, несет ответственность за кодификацию применения насилия не только на своей территории, но и за ее пределами. Вестфальский мир, заключённый в XVII веке, признал незаконным силовой захват территорий, то есть экспансию, благодаря которой в прошлом были созданы все империи и древние цивилизации. С тех пор государства пытались регулировать свои отношения на правовой, рациональной основе, сформировали соответствующие традиции и создали крупный международный институт — Организацию Объединенных Наций, которая за более чем семь десятилетий приняла конвенции и уставы различной степени обязательности, сформулировала понятие международной легитимности, то есть обозначила пределы применения насилия в международных отношениях. Таким образом, область международных отношений приближается к сфере отношений внутри государства. В результате появилось два источника легитимности: внутренний и международный. Регулярное или чрезмерное применение насилия вне рамок закона снижает легитимность государства, превращает любую существующую национальную власть во власть несправедливую, которая способна применить насилие в отношениях с другими государствами. Последнее выходит за рамки традиций и законов, то есть международных соглашений и конвенций, и превращает государство в изгоя, который утрачивает преимущества, связанные с принадлежностью к международному сообществу. Это в свою очередь приводит к сокращению их суверенитета и возможности реализовать право на международную защиту и сотрудничество, и, возможно, даже к исключению этого государства из международной системы и объявлению войны против него.

Это не означает, что международное право регулирует или создает отношения между государствами в наше время. Сила остается решающим фактором, определяющим характер этих отношений. Однако право ограничивает манёвры великих держав, препятствует чрезмерному применению силы и предоставляет самым слабым странам возможность найти решение проблем в отношениях с крупными государствами. В то же время международный порядок, который по-прежнему нуждается в независимой силе, не мешает ведущим странам, таким как Россия, прямо или косвенно использовать силу, чтобы максимально увеличить свои завоевания и укрепить свои позиции и роль в определении повестки дня международной политики. Это также способствует разработке критериев применения силы, определению условий, позволяющих странам ее применять для обеспечения материальных или стратегических интересов, и кроме того, позволяет определять издержки, которое понесёт государство в связи с этим, даже если силу используют могущественные государства. В результате, во многих случаях вместо слепого использования силы для разрешения конфликтов и достижения своих целей, государства все чаще полагаются на неё, чтобы разжечь эти конфликты. В нынешнюю эпоху, когда мир, как часто говорят, превратился в маленькую деревню, и все больше верится в общность человеческой судьбы и равенство народов, практически невозможно успешно урегулировать какой-либо конфликт путем полного сокрушения одной из его сторон, как это было до появления современного государства во времена племенных, сектантских и идеологических конфликтов. Сегодня ни один народ не согласен руководствоваться старыми правилами разрешения споров, добровольно отказываясь от законов политики, логики равенства и справедливости и ведения переговоров касательно общих и взаимных интересов. Таковы традиции нынешней эпохи, вытекающих из концепций государства, суверенитета, прав народов и других общественных групп.

Россия ведёт к миру через кладбища

Москва участвует в крестовом походе Асада против сирийского народа, готова стоять за его сохранение у власти вплоть до гибели последнего сирийца и избавляет его от ответственности за продолжающиеся преступления. Это не только подрывает авторитет российского государства, его способность регулировать и стабилизировать международные отношения, но и его позиции в борьбе за возвращение статуса глобальной державы.

Действия России в Сирии, направленные на то чтобы сломить волю сирийского народа и лишить его права добиваться свободы в борьбе с режимом, который оказался в международной изоляции, бесславят ее перед всем миром и не служат ее интересам. Асад разжег костёр для своего народа и народов других стран региона в отместку за их требование уйти в отставку. Москва поддержала Асада, поскольку тоже желала ответить Западу за своё отстранение от участия в процессе раздела Ирака и Ливии на зоны влияния. Я уверен, что Россия выйдет из этого сирийского «костра» более слабой, чем она была до вмешательства в конфликт, и окажется в ещё большей политической и моральной изоляции. Москва демонстрирует силу против беззащитного сирийского народа, проводя испытания своего нового оружия и его огневой мощи на телах невинных сирийских детей и позиционируя себя в качестве сверхдержавы, и лишает поддержки слабых и бедных народов, которые нуждаются в силе, которая бы могла противостоять авторитарной политике Запада, господствующей в международных отношениях. Тем самым она ведёт себя бесчеловечно и безнравственно, способствуя ещё большей изоляции Сирии, заставляя народы усомниться в России и испытывать страх перед ней. Все это может подтолкнуть сирийцев вновь обратиться за помощью к западным странам, выбирая меньшее из двух зол.

То, что делает Россия с начала сирийской революции и в ходе рождённого ею кризиса, ее безоговорочная политическая ставка на одну единственную силу — режим Асада, применение силы с целью полного уничтожения противника, использование всяческих оправданий и пренебрежение какими-либо человеческими или правовыми принципами, привело к тому, что она лишилась права играть роль посредника в международных конфликтах. Как может государство, которое желает защитить преступников, публично обвиняемых в совершении военных преступлений, преступлениях против человечности, нарушает международное право и действует вопреки международному консенсусу, быть посредником в переговорах по политическому урегулированию в Сирии или пытаться найти решение конфликта в одностороннем порядке? Как это государство может способствовать тому, что стороны конфликта найдут приемлемое для всех решение, если оно не оставляет им никаких шансов сделать это, поскольку не скрывает своего враждебного отношения к любому решению, гарантирующему сирийскому народу минимальные права, и пытается восстановить их доверие к режиму, объявившему войну своему же народу. Как может страна, которая использовала вето десять раз, блокируя резолюции ООН по сирийскому вопросу, которая отвергает любое предложение, не гарантирующее выживание Асада и его кровавого режима, и противостоит воле сирийцев (или большинства из них) и самого международного сообщества, действовать во благо Сирии и интересов ее народа, в целях обеспечения мира, стабильности и региональной и глобальной безопасности? Вместо того, чтобы положить конец войне, Россия проводит катастрофическую политику, которая лишь усугубляет ситуацию и поиск выхода из неё. Вместо того чтобы, как Россия мечтала, влиться в ряды великих держав-миротворцев, обладающих международным авторитетом и престижем, которых она так хочет добиться, она поставила себя в положение обвиняемого, который несёт ответственность за защиту убийц и попытку скрыть их преступления.

Поспешная дипломатия Лаврова

Возможно, Россия не проиграла и не проиграет войну в Сирии в военном отношении или пока ее не проиграла, однако она потерпела поражение в политическом и моральном отношениях. Во-первых, она проиграла битву за торжественное возвращение (через Сирию) в международное сообщество в качестве государства-миротворца, к действиям которого общественное мнение благосклонно, равно как и народы, уставшие от дискриминационной политики западных стран. Причиной является то, что Москва испытывала жажду мести, поскольку считала, что Запад, который унижал и угнетал страну в течение десятилетий, по-прежнему стремится к блокаде России и ее исключению из рядов влиятельных стран. Это, по её мнению, оправдывает все, что она делает, включая уничтожение населения и мест их проживания и освобождение от какой-либо ответственности. Те же стимулы в прошлом побуждали Тегеран в попытке прорвать объявленную против него блокаду, вторгнуться в соседние страны и уничтожить их путём демонтажа национальных структур. Тем самым иранское руководство хотело продемонстрировать мощь и убедить западные страны в том, что оно способно угрожать их интересам на Ближнем Востоке, превращая арабские государства в арену хаоса, насилия, разрушения и терроризма.

Если бы российский министр иностранных дел Сергей Лавров проявлял меньше высокомерия в своих заявлениях, предпочитая мудрость капризам мести, попытался бы в какой-то степени вникнуть в проблемы других сирийских игроков и понять их интересы и чаяния, возможно, Россия бы достигла своих целей и смогла положить войне конец. Как следствие, можно было бы избежать сирийской катастрофы, от последствий которой сирийцы страдают на протяжении многих лет. Как бы то ни было, Россия не оказалась бы в военной, политической и моральной трясине, в которой сейчас находится, и не была бы заложником дьявольских расчетов иранских мулл и их возрождённых средневековых проектов, а также кровожадного сирийского президента и его варварских служб безопасности.

Все это неприемлемо для могущественной страны такого масштаба как Россия. Ее огромная мощь налагает соответствующие международные обязательства, не позволяющие участвовать, независимо от своих расчетов, в жертвоприношении целого народа, разрушать его родину и будущее, полагаться на военную мощь и защищать с ее помощью военного преступника, врага человечества от какой-либо юридической, политической ответственности и правосудия.

Не только Сирия с ее народом и цивилизацией стала жертвой безумия и кровопролития глупца у власти. В ловушке оказалась и сама Россия. Это ловушка сирийского проклятия, которое будет преследовать всех, кто участвовал, поддерживал, умалчивал преступления и решил избежать ответственности.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406886 Бурхан Гальюн


США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн

Пока Америка спит, Россия возвращается на Ближний Восток

Ариэль Коэн (Ariel Cohen), The National Interest, США

Россия возвращается на Ближний Восток. Кремль методично создает реальную систематическую геополитическую угрозу интересам США и их союзников. Поведение Москвы вызвано стремлением к престижу и влиянию, а поиск рынков для своего оружия и других товаров является классической манерой поведения любой великой державы.

Центральным элементом этого стремления является нефть, но проблема эта не единственная. Поскольку цены на нефть находятся на отметке выше 55 долларов за баррель, а Саудовская Аравия, оказывающая определяющее влияние на этот рынок, переживает самый тяжелый политический кризис с 1920-х годов, когда была создана монархия, сотрудничество Москвы с Тегераном и Эр-Риядом в вопросе ограничения добычи ставит Россию в центр внимания в регионе. Однако возобновление деятельности Кремля на Ближнем Востоке носит геополитический характер и выходит за рамки бизнеса. Как и в советское время, Москва стремится контролировать правительства, восстанавливать военные базы, открывать морские пути и расширять экспорт. Эти амбиции великой державы означают серьезные изменения геополитического равновесия сил в регионе, что свидетельствует о возврате к стратегической конкуренции XIX века и поднимает серьезные вопросы о будущем американской державы.

Возобновление конкуренции великих держав

Россия с незапамятных времен определилась как империя, постоянно расширяющая свои границы. За 800-летнюю историю страны ее территория сокращалась всего три раза: в начале XVII века во время «смуты», приведшей к польской оккупации Москвы; после большевистского переворота 1917 года; и, наконец, в результате распада СССР в 1991 году.

После распада СССР Россия отказалась от большинства своих военных баз на Ближнем Востоке, хотя и сохранила нескольких клиентов, покупавших оружие. Быть империей было слишком дорого. Сирия — со своей военно-морской базой («пунктом материально-технического снабжения») в Тартусе и авиабазой в Хмеймиме — была единственной страной, из которой Москва уходить не хотела.

На фоне роста цен на нефть после российско-грузинской войны 2008 года и особенно после вторжения Москвы на Украину и в Крым в 2014 году (позже в том году цены на нефть упали) Россия приступила к методическому восстановлению равновесия сил на Ближнем Востоке. Ее цель состоит в том, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам и их партнерам.

Некоторые аналитики считают, что Сирия может стать разменной монетой в урегулировании украинского кризиса и рычагом давления в вопросе санкций, введенных Соединенными Штатами. Однако сокращение регионального присутствия США на Ближнем Востоке и готовность России заполнить образовавшуюся пустоту указывает на то, что амбиции (Москвы) простираются дальше.

Цели России на Ближнем Востоке включают в себя несколько аспектов, имеющих большое значение для ее национальной безопасности и глобальной стратегии:

• Плацдарм для борьбы с джихадизмом. Радикальный ислам оказался привлекательным примерно для 2,5 тысяч российских граждан, воевавших в Сирии и Ираке, а также многих сотен граждан бывших советских республик, которые решили вступить в отряды боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. пер.). Их «возвращение на родину» представляет реальную угрозу. Москва является вторым по величине городом Европы после Стамбула по численности мусульманского населения.

• Театр стратегического соперничества с США. Правящая элита — Путин и его окружение, руководство силовых ведомств, а также российское телевидение — зациклены на проблеме поражения (России) в холодной войне. Все они одержимы мыслью о том, что Америка якобы пытается ослабить их Родину или даже разделить ее на части.

• Влияние цен на нефть. Россия заинтересована в том, чтобы усилить свое влияние на цены на нефть — тем более что этот ресурс жизненно важен для российской экономики. Это влияние может быть обеспечено за счет заключения картельных соглашений или путем разжигания конфликтов — например, как в случае конфликта Саудовской Аравии с Ираном. Ничто так не повышает цены на нефть, как угроза войны или блокада Ормузского пролива.

• Рынок оружия. Конфликт в Сирии продемонстрировал возможности российского военно-промышленного комплекса — от крылатых ракет средней дальности Калибра до истребителей СУ-35 и зенитных ракетных комплексов С-400. Они продаются тем, кто предлагает самую высокую цену, потому что, как говорят в Москве, «продавая оружие, приобретаешь хороших союзников».

• Решимость России поддерживать своих союзников. Сирийская война продемонстрировала решимость Москвы не бросать союзников, несмотря на ухудшающиеся обстоятельства. Русские ведут дела с такими политиками как Саддам или Асад, а Вашингтон остается слишком требовательным и ставит условия.

Вакуум власти в регионе

Администрация Обамы считала, что в интересах США отказаться от участия в «войнах Буша». Реакция Обамы на сирийский кризис свидетельствует о том, что иранская ядерная сделка и неучастие в военных конфликтах было важнее, чем предотвращение крупнейшей со времен Второй мировой войны гуманитарной катастрофы. Да и Трамп в первый год пребывания у власти тоже не предложил последовательной политики.

Реакция Америки на вызовы России на Ближнем Востоке указывает на вакуум власти в регионе. Европейцы не могут его заполнить, а Китай сможет сделать это не раньше чем через десять лет. Поэтому по умолчанию — и согласно своим намерениям — в «игру» вступает Россия.

Всегда виновата Америка

Россия сочинила «изобличительную» историю о региональном вмешательстве США на Ближнем Востоке, в Европе и на постсоветском пространстве, начиная с оккупированного Советским Союзом Афганистана. Некоторые российские «эксперты» задним числом изображают «советы» анти-джихадистами, в то время как США якобы поддерживали моджахедов, в том числе и радикалов.

Подобно консервативным арабским лидерам и израильтянам, Россия считала, что США при Обаме отказываются от союзников и открывают двери «Братьям-мусульманам» (организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.), что порождает хаос в Египте, Сирии, Иордании, Газе и в других странах. Кроме того, русские не обращали внимания на системное поражение закосневших, коррумпированных и жестоких авторитарных квази-социалистических режимов в Каире, Багдаде, Триполи и Дамаске, постоянно думая лишь о реальном или воображаемом влиянии Америки в этих странах.

Последний рубеж Москвы

Поэтому Кремль выстроил в Сирии линию обороны. Это — сделка Москвы с дьяволом: Асад, которого осудили и Обама и Трамп, до сих пор остается у власти; мирными переговорами в Астане управляют из Москвы и Тегерана; и российские военные завершили свою первую успешную операцию по развертыванию сил и средств за пределами советских границ за период после полнейшей неудачи в Афганистане несколько десятилетий назад.

Россия восстановила свои напряженные отношения с Турцией — Анкара даже покупает российские зенитные ракетные комплексы С-400. Кроме того, несмотря на санкции Запада, Турция приступила к реализации проекта строительства трубопровода «Турецкий поток». Некоторые могут сказать о столкновении интересов России и Турции в Сирии и на Черном море, но в краткосрочной и среднесрочной перспективе антиамериканизм Анкары может взять верх.

Даже верный союзник США Израиль после сделки Обамы с Ираном стал теплее относиться к Москве. В условиях роста влияния Ирана на Голанских высотах и активизации «Хезболлы» у границ еврейского государства возникла необходимость диалога между Иерусалимом и Москвой. Отношения между Путиным и Нетаньяху остаются прочными, несмотря на масштабное развертывание российских войск и техники в Сирии, которое угрожает воздушному господству Израиля над Левантом.

Путин также добивается расположения президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Египет и Россия совместно поддержали генерала Халифа Хафтара в его стремлении к власти в Ливии, тогда как Госдепартамент США по-прежнему поддерживает слабое правительство Триполи.

Наконец, в Иране Россия теперь пользуется правом на временную посадку и дозаправку своих самолетов на авиабазе в Хамадане, а также возможностью вести через воздушное пространство Ирана ракетный огонь с акватории Каспийского моря по целям в Сирии. Продолжающееся на протяжении многих десятилетий сотрудничество между Тегераном и Москвой против Соединенных Штатов, их арабских союзников-суннитов и Израиля крепнет.

Выводы: альтернативы для США на Ближнем Востоке

Сланцевая революция в Соединенных Штатах проходит на фоне усталости США от войны и сокращения международного участия в международных делах. Трампа не интересуют глобальное распространение демократии и идеологические крестовые походы против других государств, и он, по всей видимости, стремится к партнерству с Путиным. Однако вашингтонская правящая элита (включая республиканцев из числа лидеров Конгресса) с ним не соглашаются, считая Россию непримиримым глобальным противником.

Откажется ли Америка от политики «неучастия», мы не знаем. Как показывает история, США — глобальная держава и она будет втянута в процесс будущего состязания с великими державами — в том числе с Россией, Китаем и Ираном. Но пока не будет сформулирована внятная, последовательная, заслуживающая доверия политика и ее цели, пока не будут налажены отношения с ключевыми для нее странами, Америка может лишиться своего господствующего положения, которое она занимала после окончания холодной войны в различных регионах — в том числе и на Ближнем Востоке. Поддержка саудитов в Йемене, сотрудничество с Ираком против ИГИЛ и новый «мирный план» урегулирования израильско-палестинских отношений пока нельзя назвать последовательной региональной стратегией.

Из-за этого отсутствия ясной и последовательной политики Соединенным Штатам будет еще сложнее оказывать поддержку своим союзникам в Персидском заливе и Израилю. К тому же, это станет причиной дальнейшего ухудшения отношений с Египтом, ключевым союзником США в арабском мире. В конечном итоге это ослабит положение Америки на мировой арене, поскольку Россия со своей слабеющей экономикой (которая составляет лишь одну четырнадцатую часть экономики Америки) одерживает победу над сверхдержавой США на важнейшем с геостратегической точки зрения театре.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн


Египет > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406790 Дмитрий Добров

Синай — новый очаг ближневосточного терроризма

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Теракт, совершенный в суфийской мечети на севере Синайского полуострова, стал самым кровавым в новейшей истории Египта. Погибли свыше 300 человек, более ста ранены. Нападение, в котором приняли участие около 40 боевиков, было совершено на мечеть Ар-Рауда, которая очень популярна у последователей суфизма — эзотерической ветви ислама. Это учение очень распространено на Синае, но радикальные исламисты считают его еретическим. Особенно рьяно борются с суфизмом салафиты и связанные с ними религиозные движения, в том числе «Братья-мусульмане», «Аль-Каида» и ИГИЛ (террористические организации, запрещенные в России — прим. ред.). Поэтому нападение на суфийскую мечеть исламисты наверняка назовут «карой вероотступникам». Пока еще неизвестно, какая именно из многочисленных исламистских организаций совершила теракт, но уже с определенностью можно сказать, что Синай стал в последние годы одним из очагов терроризма не только в Египте, но и на всем Ближнем Востоке.

Западные СМИ считают, что теракт в мечети Ар-Рауда означает провал антитеррористической кампании, которую президент ас-Сиси вел в последние годы на Синае. По данным вашингтонского института ближневосточной политики (Tahrir Institute for Middle East Policy), с июля 2013 года в результате террористических нападений на полуострове погибло более тысячи египетских военных и полицейских. Только в первом квартале 2017 года здесь было совершено свыше 130 терактов. Египетская журналистка Мона эль-Тахауи пишет на страницах The New York Times: «Президент ас-Сиси, так же как и его предшественники (Хосни Мубарак и Мухаммед Мурси) не смог поставить под контроль Синайский полуостров. Египетские силы безопасности плохо знают местные условия и презирают бедуинские племена, они с недоверием и враждебностью относятся к жителям Синая». Журналист британской The Independent Роберт Фиск считает, что события на Синае напоминают начало гражданской войны в Сирии. Хотя в ходе антитеррористической кампании в Египте было арестовано около 60 тысяч человек, это не дало результатов. Египет может стать новым бастионом ИГИЛ, который был побежден в Сирии, но перенес подрывную деятельность на другие арабо-мусульманские страны.

Аналитики отмечают, что Синайский полуостров превратился за последние годы в «неуправляемую зону», которая не подчиняется египетскому правительству. Синай — полуостров между Африкой и Азией с площадью в 60 тысяч квадратных километров и населением, не превышающим 400 тысяч человек. В силу стратегического положения между Египтом, Израилем и сектором Газа, начиная с арабо-израильской войны 1948 года здесь сложился особый «бизнес-климат», основанный на широкомасштабной контрабанде (оружием, наркотиками и «живым товаром»), а также на тысячелетних бедуинских традициях «самостийности».

На Синае было неспокойно всегда, бедуины традиционно конфликтовали с центральной властью, которую они не признавали и продолжали жить за счет контрабанды и теневых операций. После окончательного вывода израильских войск с полуострова в 1982 году правительство Египта обвинило бедуинов в коллаборационизме и лишило их доступа к госслужбе и туристическому бизнесу. Это вызвало различные формы сопротивления, в том числе вооруженного. Но подлинная эскалация насилия произошла после «цветной» революции 2011 года, когда центральная власть временно утратила контроль над полуостровом. Ситуация особенно накалилась после армейского контрпереворота 2013 года, в результате которого в Египте был низложен президент-исламист Мухаммед Мурси. Синай стал новым очагом терроризма в регионе, а после разгрома ИГИЛ в Сирии сюда стали перемещаться дополнительные контингенты боевиков.

Объектами исламистских нападений на Синае все чаще становятся иностранные туристы. Особенно страдают от растущей нестабильности туристические анклавы на юге полуострова. Начиная с 2004 года после серии инцидентов фактически прекратился поток израильских туристов, который ранее достигал 400 тысяч человек в год. В последние годы на Синае захватывались заложники-иностранцы, подрывались автобусы, осуществлялись индивидуальные нападения на туристов с применением холодного оружия. Для Египта, зависящего от индустрии туризма, сложилась неприемлемая ситуация. Теракты имеют не только религиозную основу, они также выражают протест против государства, которое игнорирует интересы местных жителей. Бедуины протестуют против политики Каира, который отобрал у них земли и отдал под отели, в то же время отказываясь принимать местных жителей на работу.

На полуострове действуют многочисленные группировки исламистов. Самая известная — «Вилайет Синай» («Провинция Синай»), которая взяла на себя ответственность за многие теракты не только на полуострове, но также в Каире и других городах Египта. Известная с 2011 года как «Ансар Бейт аль-Макдис», она поменяла название в ноябре 2014 года, заявив о верности так называемому «Исламскому государству». Именно эта группировка взяла на себя ответственность за взрыв российского самолета над Синаем 31 октября 2015 года, жертвами которого стали 224 человека. В последние месяцы на Синае активизировались отряды ИГИЛ и «Аль-Каиды». По мнению аналитиков, эта активность будет возрастать по мере эвакуации боевиков из Сирии и Ирака. Не исключено, что именно они напали на суфийскую мечеть, поскольку являются (под влиянием Саудовской Аравии) идеологически непримиримыми противниками суфизма. На Синае действует также террористическое подразделение «Аль-Каиды» под названием «Джунд аль-Ислам» (Воин Ислама), уже проявившее себя в Сирии. Эта группировка соперничает с боевиками ИГИЛ, обвиняя их в убийстве «невинных мусульман», а основные удары наносит по египетской армии и полиции. Известны и другие исламистские группировки, такие как «Аль-Мурабитун» (связана с «Аль-Каидой»), «Ансар аль-Ислам», «Аджнад Миср» («Солдаты Египта», аффилирована с ИГ), а также «Хасм» (связана с «Братьями-мусульманами»).

Особую роль в обострении ситуации играет контрабанда. Вдоль западного побережья Синая проходит главная торговая артерия мира — Суэцкий канал. Это создает широкие возможности для контрабанды, особенно учитывая масштаб коррупции в Египте. Бороться с контрабандой практически невозможно, так как для бедуинских племен это основной, а подчас и единственный способ заработка. Контрабандная практика складывалась на Синае столетиями, она давно стала образом жизни бедуинов. В западной прессе много писалось о переправке нелегальных беженцев и проституток в Израиль по караванным тропам.

Контрабанда особенно усилилась после того, как Израиль начал в 2007 году блокаду сектора Газа в ответ на постоянные ракетные обстрелы своей территории. Было прорыто не менее полутора тысяч подземных туннелей, по которым с территории египетского Синая в Газу поставлялись оружие, взрывчатка, компоненты для ракет «Касам» и продовольствие. По некоторым туннелям могли свободно проезжать автомобили. Египетские власти создали буферную зону, чтобы воспрепятствовать поставкам оружия движению «Хамас». Туннели взрывают, закачивают в них воду, но контрабандисты вырывают новые. Ситуация остается неразрешимой до сих пор.

Египет > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406790 Дмитрий Добров


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406085 Дейв Маджумдар

Российская армия готовится к новой большой войне

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Новый российский государственный план перевооружения, рассчитанный на период с 2018 по 2027 год, предусматривает перенос усилий на сухопутные войска.

В предыдущем плане 2011-2020 годов Кремль уделял основное внимание возрождению российского военно-морского флота. С учетом опыта боевых действий Москвы на Украине и того обстоятельства, что Россия является евразийской сухопутной державой, такой перенос усилий вполне логичен. Как отмечает старший научный сотрудник Центра анализа ВМС Дмитрий Горенбург (Dmitry Gorenburg), новые российские бронированные боевые машины почти готовы к серийному производству.

«Из-за опыта, полученного Россией на Украине, Москва пришла к выводу о том, что в будущих конфликтах ей в первую очередь понадобятся сухопутные войска. А еще это объясняется тем, что новые модели танков и бронемашин почти готовы к серийному производству, — написал Горенбург в издании PONARS, — Танки Т-90 и Т-14 „Армата", боевая машина пехоты „Курганец-25", а также бронетранспортеры „Бумеранг" должны поступить на вооружение в следующие восемь лет, хотя количество танков „Армата" будет ограничено по причине высокой стоимости производства».

Кроме того, Россия продолжит производство новых образцов артиллерийских и ракетных вооружений, которые должны прийти на смену таким образцам как самоходная артиллерийская установка «Мста» (ее заменит «Коалиция»). И хотя модернизация идет своим ходом, а сухопутные войска получают новые системы разведки, наблюдения и средства радиоэлектронной борьбы, не все идет так гладко, как хотелось бы русским. Россия отстает от графика создания систем сетецентрической войны.

«Есть также проблемы с автоматизированными системами управления для сухопутных войск. Первоначально существовал план создать к 2020 году 40 бригад, но пока такие бригады существуют в опытном варианте в составе одной-единственной дивизии, — написал Горенбург. — Есть сведения, что у военных неоднозначное отношение к этим системам, и они могут решить, что данные системы нуждаются в совершенствовании до их поступления на вооружение в широких масштабах. В этом случае разработка средств ведения сетецентрических боевых действий может быть отложена, и продолжится лишь после 2027 года».

В целом российские вооруженные силы достаточно сильны, чтобы сдержать всех своих соседей на постсоветском пространстве без применения ядерного оружия. Тем не менее, Кремлю приходится полагаться на ядерное оружие для сдерживания Китая и НАТО.

"Что касается боевого потенциала, то Россия достаточно сильна для того, чтобы защититься в ходе неядерной войны от любого противника, а также одержать верх над любым соседним государством, за исключением Китая, — написал Горенбург. — Таким образом, новые закупки будут нацелены на то, чтобы Россия не отставала в техническом и технологическом плане от равных ей по силам противников (членов НАТО и Китая).

Следовательно, темпы модернизации будут неравномерными, но Россия продолжает догонять другие страны, хотя в определенных областях она будет по-прежнему отставать от США и, возможно, от Китая.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406085 Дейв Маджумдар


Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406074 Дмитрий Тренин

Книга Дмитрия Тренина «Что Россия затевает на Ближнем Востоке?»

Своевременный отчет о том, как правительство Путина ловко разыграло геополитическую партию

Дэвид Гарднер (David Gardner), Financial Times, Великобритания

Одной из тех историй, которым в последние несколько лет удалялось не слишком много внимания, стала история о том, как Владимир Путин использовал Ближний Восток в качестве трамплина для возвращения России на мировую арену в качестве глобальной державы. Многие лишь усмехнутся, услышав это, учитывая плачевное состояние российской экономики, тяжелую демографическую ситуацию и массу интриг внутри Кремля. Однако за два года своей военной кампании в Сирии Москва сумела оттеснить США на второй план и вернуть себе место в группе ведущих мировых держав.

Это своевременное язвительное эссе, написанное директором Московского центра Карнеги Дмитрием Трениным, стало бесценным отчетом о том, как Путин сумел извлечь выгоду из сложившейся в регионе ситуации, в то время как звезда Вашингтона померкла.

В Европе путинскую Россию чаще всего воспринимают как ревизионистскую державу, стремящуюся устранить последствия поражения Советского Союза в холодной войне. На Ближнем Востоке Россия — это держава, поддерживающая статус кво, которая, пережив поражение в Афганистане, научилась «воспринимать альянсы и союзы в этой части мира как тактические и легко меняющиеся, поскольку здесь нет ни постоянных друзей, ни вечных врагов».

Советский Союз вмешался в ближневосточную геополитику на стороне Израиля в момент создания этого государства в 1948 году. К 1955 году Москва, вынуждаемая обстоятельствами холодной войны, переключилась на Египет Гамаля Абделя Насера (Gamal Abdel Nasser), а затем и на другие так называемые арабские социалистические режимы, такие как баасистская Сирия и Ирак — за три десятилетия СССР подготовил около 55 тысяч арабских офицеров. Советский Союз поддержал Ирак в его войне с Ираном 1980-1988 годов, но теперь Россия встала на сторону Ирана, которому удалось извлечь огромную выгоду из катастрофической англо-американской военной кампании в Ираке в 2003 году.

По мнению многих экспертов, возвращение Путина на Ближний Восток стало следствием его глубокого негодования в связи с тем, что НАТО использовала резолюцию Совбеза ООН, призванную предотвратить кровопролитие в Ливии в 2011 году, чтобы провести смену режима и свергнуть Муаммара Каддафи (Muammer Gaddafi).

В этом действительно есть определенная доля истины. Но Кремль видел во всем том, что было связано с так называемой арабской весной, западную угрозу, и он в изумлении наблюдал за тем, как «США разделались со своим египетским союзником Хосни Мубараком (Hosni Mubarak) спустя неделю массовых протестов на площади Тахрир в Каире, а затем смирились с приходом к власти исламистов из „Мусульманского братства"». Тогда Москва задумалась над тем, не готовят ли США российскую весну.

С точки зрения Путина все это выглядело арабской версией «цветных революций», прокатившихся по бывшим советским республикам, от Грузии до Украины. «Искры от арабских революций могли разжечь пожар в геополитическом подбрюшье России», — пишет Тренин. После площади Тахрир «киевский Майдан 2013-2014 года дал им представление о том, как может выглядеть успешный городской бунт». Однако грубые ошибки США — прежде всего их стремление добиться падения режима Башара аль-Асада и одновременно отказ предоставить повстанцам средства, необходимые для его свержения — внушили россиянам ощущение, что у них появился шанс. «Для российских арабистов американцы и их европейские союзники были не более чем учениками незадачливого чародея, которые не понимали, что они делают», — утверждает Тренин.

Два года назад Россия перешла в наступление, отправив свои военно-воздушные силы на помощь режиму Асада, на стороне которого в тот момент выступали истощенная сирийская армия, Корпус стражей Исламской революции и поддерживаемые Ираном отряды боевиков во главе с Хезболла.

Продемонстрировав свою беспощадность, Россия одержала победу и, с точки зрения Москвы, преподала США урок успешной военной интервенции. Иран тоже одержал победу в Сирии и добился успехов в Ираке, поскольку его шиитские союзники помогли вытеснить оттуда ИГИЛ. А Турция, возмущенная альянсом США с сирийскими курдами, поддерживающими тесную связь с турецкими курдами, решила примкнуть к России и Ирану.

Возможно, Путин считает, что его цель достигнута. «Военная кампания России в Сирии была обусловлена не только — и не в первую очередь — ситуацией в Сирии или даже на Ближнем Востоке, — утверждает Тренин. — Москва стремилась вернуться на глобальную арену в качестве сверхдержавы».

Тренин, бывший офицер советской армии, основывает свой анализ на истории, хотя кто-то, возможно, захочет поспорить по поводу его акцентов. Он считает, что именно угрозы Никиты Хрущева способствовали уходу Великобритании и Франции из Суэцкого канала после того, как в 1956 году они вместе с Израилем вторглись в Египет, хотя большинство экспертов убеждены, что их уход стал следствием давления со стороны президента Дуайта Эйзенхауэра, который разоблачил заговор колониалистов.

Однако, если говорить о недавнем прошлом и настоящем, то книга Тренина содержит в себе множество крайне ценных наблюдений и выводов. В этом смысле с ней вряд ли что-либо сравнится.

Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406074 Дмитрий Тренин


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406062 Захар Прилепин

Захар Прилепин: «Все русские герои — бандиты»

Вероника Дорман (Veronika Dorman), Вероника Дорман (Veronika Dorman), Liberation, Франция

Захар Прилепин, чьи политические взгляды представляются совершенно неприемлемыми части его современников, представляет собой вызывающую споры фигуру. Мнения о его произведениях разнятся на порядок меньше. Это касается в частности его последнего романа «Обитель», который вышел в России в 2014 году, когда бывший политический противник Владимира Путина и духовный наследник национал-большевика Эдуарда Лимонова решил с оружием в руках поддержать восстание на востоке Украины, вступив в ряды сепаратистского движения, получившего помощь Москвы. Тем самым Прилепин навлек на себя критику оставшихся по другую сторону баррикад российских писателей, артистов и журналистов, однако закрепил свое место среди величайших русских романистов современности будоражащей воображение книгой, напряженным и многосторонним рассказом о бесчеловечности первого советского лагеря.

Пятый роман писателя, который называет себя в первую очередь «военным» (он воевал в Чечне с 1996 по 1999 год в рядах ОМОНа и описал ужасы войны в «Патологии»), можно считать самым амбициозным из всех. В «Обители» Прилепин становится продолжателем традиции философских размышлений о человеческой природе и ее наклонностях, к добру и особенно к злу.

«Каждый человек носит на дне своем немного ада», — считает главный герой романа Артем Горяинов. Прилепин смотрит в бездну глазами десятков прекрасно прописанных персонажей. Человеческая природа препарируется и выставляется на обозрение в стремлении доказать следующий фундаментальный постулат: не бывает наказания без преступления, никто не может быть полностью невиновным, человек (по крайней мере, русский человек, единственный, кто интересует националиста Прилепина) всегда — творец собственных бед.

К искуплению же можно прийти лишь через страдание. Лаборатория Захара Прилепина — это лаборатория ГУЛАГа, квинтэссенция советского опыта, как говорил Солженицын. Воспитанный на произведениях выдающегося предшественника Прилепин проводит свой опыт на Соловках, на самом краю обитаемого мира, на крайнем севере, в монастыре, который стал первым концентрационным и трудовым лагерем в красной России. Все тот же Солженицын возвел его в ранг опухоли, от которой пошли во все стороны метастазы советской лагерной системы. На карте памятных мест истории репрессий Соловки стали одной из первых голгоф мученичества русского народа. Идеальное место для романа Прилепина.

Артем, осужденный за отцеубийство молодой человек туманного физического и психологического образа, погружается в невероятно варварскую тюремную систему предка ГУЛАГа. Там соседствуют друг с другом священники, артисты, писатели, офицеры Белой армии, солдаты Красной армии, уголовники… Все общество заперто в лагере, который послужит образцом для других. Там он встречается с начальником лагеря Эйхманисом и его преемником Ногтевым, которые существовали в действительности и описываются им с дотошностью биографа. Нашлось место и для необычной истории любви заключенного и охранницы. «Сырье» романа (множество свидетельств бывших «жителей» Соловецкого лагеря особого назначения) придает ему мощнейшую документальную силу.

Как и настоящие Соловки по словам тех, кто смогли выжить там и рассказать о них, прилепинский лагерь — сущий ад. Но рукотворный и, следовательно, несовершенный ад. Пытки, самоуправство, крайняя жестокость охранников, физический и нравственный упадок отупленных холодом, голодом, принудительным трудом и абсурдом заключенных — все это пересекается в замкнутом пространстве лагеря с моментами покоя, проблесками надежды, проявлениями щедрости и солидарности. С расположенных посреди ледяных вод Белого моря островов так просто не сбежать, однако можно хоть на мгновение отдохнуть от смертельно тяжелого труда, если тебя отправят не на лесоповал, а в залив. В случае Артема способом справиться с обесчеловечиванием становится опасный, но придающий желание жить роман с чекисткой Галей. Тем не менее ад остается адом, причем адом по Достоевскому, в котором фигуры жертвы и мучителя взаимозаменяемы, поскольку (хоть и в разной степени) существуют в каждом, в заключенных и охранниках вне зависимости от того, кто они: верующие, атеисты, царисты или большевики. «Русскому человеку себя не жалко: в этом его главная черта», — считает Прилепин. «Мы наказываем себя очень скоро и собственными руками», — пишет он в эпилоге, где место писателя занимает человек, у которого вызывает ощутимую нежность эта склонность русского народа к самонаказанию.

Libération: Почему вы решили написать роман об истоках ГУЛАГа в середине 2010-х годов?

Захар Прилепин: Все весьма прозаично. Я закончил один роман, мне было особенно нечем заняться. Точно так же сидевший без дела друг-режиссер предложил съездить на Соловки, чтобы, быть может, найти там вдохновение для сценария. У нас есть православные олигархи, которые набили карманы в 1990-х годах, а сейчас решили замолить грехи. Один из них наверняка предложил Саше снять фильм о монастыре и священниках. Денег мы так и не увидели, но все же отправились в путь. Мы пробыли там какое-то время. Мы ходили на службы, выпивали, встречались с жителями и экскурсоводами, которые рассказали нам бесчисленное множество историй об этих местах. Вернувшись, я сказал себе, что переоценил свои возможности. Я не был в тюрьме и не жил в монастыре. Как обо всем этом писать?

— Вашим главным источником стали рассказы заключенных с Соловков?

— Их огромное множество. Я также перечитал «Архипелаг ГУЛАГ», «Колымские рассказы» и прочие антологические книги о лагерях, причем даже не ради информации, а чтобы избежать повторения того, что было написано до меня. В литературе о ГУЛАГе тоже есть свои клише, как и во всем, что становится массовым. Перед тем, как начать писать, я провел год за прочтением всего, что было выпущено о Соловках, а также мемуаров белых офицеров, дневников (чтобы познакомиться с языком тех лет), религиозных текстов, молитвенников, словарей тюремного жаргона. В лагере было 30 социальных уровней, и мне нужно было все это изучить. В конце я начал вести себя, как маньяк. Я начертил большую карту Соловков и прикреплял сверху фотографии. В романе есть множество персонажей, у которых были реальные прототипы.

— Период концлагеря постепенно стирается из богатой истории Соловков…

— У меня сложилось другое впечатление: на Соловках вроде бы уже ничего нет, но при этом все есть. 500-летний монастырь создает ощущение недвижимости времени. К этим камням прикасались Петр I, Степан Разин, большевики, Горький… Время застыло. Сейчас там вполне могли бы быть 1920-е годы.

— Каким был ваш литературный замысел?

— Это не художественный вопрос, а замысел, который опирается на весь мой жизненный опыт. В подростковые годы я безумно любил поэзию «серебряного века». С середины 1980-х годов я окончательно двинулся. Тогда еще были времена СССР, и никто не выпустил ни одной антологии. Я скупал все у букинистов, сам набирал на печатной машинке сборники символистов, футуристов и т.д. От поэзии начала ХХ века до Соловков всего один шаг. Соловки — последний аккорд «серебряного века». С другой стороны, у меня были сложные отношения с советской властью. Я придерживался безусловно левых взглядов, но испытывал невыразимые страдания, потому что они убили Павла Флоренского, Бориса Корнилова, Мандельштама. Зачем было их ликвидировать? Мне нужно было решить эти вопросы как православному верующему, воспитанному на русской классике человеку левых взглядов, выросшему в деревне крестьянскому парню… Все это наполнено противоречиями. Мой отец первым получил образование и поселился в городе. До него наша семья тысячу лет пахала землю. Революция освободила нас. Но нельзя забывать, что она привела к уничтожению целой самобытной культуры… Нужно найти способ примирить все это.

— Вы стираете грань между жертвами и палачами…

— Мне всегда хочется, чтобы у всех было право голоса, возможность заявить о себе. В этом заключается одна из моих задач. Дело в том, что у Шаламова и Солженицына говорят только зеки, жертвы. Но если вы знакомы с историей гражданской войны, то знаете, что Бабель, Багрицкий, Петров и многие другие были большевиками, милиционерами, агентами НКВД. Они все участвовали в этом, и любой мог оказаться на Соловках, на вышках охраны… История — сложная штука. Сегодня же все упрощают. С одной стороны — жертвы, с другой — палачи. С одной стороны — хорошие, с другой — плохие. Тогда же все были взаимозаменяемы. Охранники попадали в те же самые братские могилы. А зек Френкель встал во главе всего ГУЛАГа.

— Вы описываете мир, в котором нет заслуживающей наказания невинной жертвы. То есть, в некотором роде вы считаете ГУЛАГ заслуженным наказанием в масштабах истории. Своеобразным искуплением…

— Я не говорю, что оно было заслуженным. Но как сын крестьян могу сказать следующее: до революции простые мужики не участвовали в общественной и культурной жизни. Их не считали животными, но и не воспринимали как полноценных людей. Крепостное право было отменено лишь незадолго до того. Жизнь была очень тяжелой. Солдат забивали до смерти, люди гибли от голода. Россия поставляла хлеб всей Европе, но на самом деле наши крестьяне недоедали. Нервы у всех были напряжены до предела. Все было пропитано ненавистью к абсолютизму. Сегодня, post factum, утверждают, что плохие большевики убили доброго царя и боролись с чудесными белыми эмигрантами, которые так любили монарха. Но это неправда. Они терпеть его не могли. Балмонты, Сологубы, Ходасевичи [эти писатели эмигрировали после революции — прим.ред.] — все они ненавидели монархию. Отношения с погруженной в мракобесие церковью тоже были ужасными. Что-то должно было случиться.

— В чем вы видите причину успеха вашего романа? В выбранной теме?

— Нет, не думаю, потому что эта тема за 25 лет сидит у всех в печенках. Четверть века национального покаяния — этого достаточно. Мы все поняли. Нет, это, скорее, увлекательный роман, который отвечает нынешнему времени национального примирения. С одной стороны, его читал патриарх Кирилл, чей отец был заключенным на Соловках. С другой стороны, мне пришли письма от дочери начальника лагеря Эйхманса, которая сказала мне, что я создал безупречный образ отца. Оба полюса сближаются. Эта встреча произошла в моем романе.

— Прошло сто лет после революции 1917 года. Что делать с этим наследием?

— Не нужно с ним ничего делать. Власти с ее миллиардами и звездами шоу-бизнеса нечего праздновать. Но я верю в эклектичное сознание российского народа. Только на Западе думают, что россияне делятся на патриотов-традиционалистов и либералов-западников. В русском человеке все переплетено. Он может читать Бориса Акунина, смотреть по телевизору Ксению Собчак, требовать, чтобы Ленина оставили в мавзолее, но при этом не трогали Николая II. Все в порядке. В нем совмещается все, и это не мешает ему спокойно спать. Кроме того, есть маргиналы, те, кто хотят возвращения монархии, левые радикалы и т.д. Эти крайности борются друг с другом и кидаются грязью, а люди смотрят на них со скептицизмом…

— Какую роль играет власть в этой конфронтации?

— Власть ведет свою игру. Путину очень трудно противостоять, потому что он позволяет всему этому мирку сосуществовать, не допуская смещения в крайности, как правые, так и левые. Вне зависимости от сложностей отношений с остальным миром наша элита на 90% западническая и либеральная.

— Вы были в антипутинской оппозиции до 2014 года. Сегодня вы сражаетесь за пророссийские силы на востоке Украины. Вы не допускаете сепаратистского движения в России, но считаете нормальной поддержку сепаратистов в соседней стране…

— Я — русский. Меня волнуют только интересы России. Человеческая нравственность — это не моя область. Не думаю, что это так уж сильно волновало Пушкина, который мечтал присоединиться к греческому восстанию в 1821 году, или сделавшего это Байрона. В ХХ веке были тысячи подобных историй. Думаете, все было легально? Так, почему же требуете от меня отчета?

— Вы принадлежите к военному командованию Донецкой народной республики, идеализируете ее бойцов, людей с «благородными» мотивами, как вы говорите. Вы до сих пор оплакиваете гибель Моторолы (Арсена Павлова), полевого командира с сомнительным прошлым…

— У всех героев «Тихого Дона» Шолохова сомнительное прошлое. Степан Разин, Ермак, все персонажи моего детства, всего моего воспитания (в его основу легли вовсе не «Три мушкетера»)… По большей части, все русские национальные герои — бандиты… До самой гражданской войны, в которой я оказался бы на стороне красных. Красные были сомнительными, как, впрочем, и белые, не говоря уже о зеленых. Сомнительное меня не пугает. Мой роман как раз заключается в том, что все немного сомнительные. Невинных нет.

— Вы считаете, что жизнь и литература переплетаются, но на востоке Украины есть люди, которые ничего не просили и лишь страдают от войны…

— Они в меньшинстве. Кроме того, никто никогда ничего не просил. Только вот одни завладевают Америкой, а другие вторгаются в Ирак и Афганистан. Одни не хотели распада СССР, другие хотели. В Абхазии и Осетии никто ничего не хотел, но всем пришлось заплатить высокую цену. Потому что такова история. И вера в то, что без Путина в Донбассе было бы все замечательно, ошибочна.

— Какую же, по-вашему, роль играет в ситуации Кремль?

— Путин стремился как можно больше минимизировать ущерб, однако был вынужден мириться с развитием событий. Сегодня Кремль стал заложником ситуации. А для российской буржуазии и экономической элиты все это — настоящий кошмар. Им хотелось бы, чтобы они моргнули, и проблема Донбасса исчезла сама собой. Им совершенно не нужны санкции, все эти полевые командиры. Но что поделать? Если Россия полностью дистанцируется от ситуации, начнется ужасная бойня.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406062 Захар Прилепин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 ноября 2017 > № 2403853 Захар Прилепин

Захар Прилепин: "Все российские герои - разбойники"

Вероника Дорман | Libération

Мнения о таком человеке, как Захар Прилепин, разделились - для части собратьев по перу его политические взгляды неприемлемы. Его творчество вызывает большее единодушие. Также произошло с его последним романом "Обитель", опубликованным в России в 2014 году, когда бывший оппозиционер Владимира Путина и духовный сын национал-большевика Эдуарда Лимонова решил поддержать мятеж на востоке Украины и взяться за оружие на стороне сепаратистского движения, поддерживаемого Москвой. Интервью с Захаром Прилепиным взяла журналистка французской газеты Liberation Вероника Дорман.

"В романе "Обитель" вы стираете границы между жертвами и палачами..." - заметила журналистка.

"Мне всегда хотелось, чтобы каждый человек имел право на выражение своего мнения. Это одна из моих задач. Потому что у Шаламова и Солженицына говорит только зэк в качестве жертвы. Но когда знаешь историю Гражданской войны, то видишь, что Бабель, Багрицкий, Петров и многие другие были большевиками, милиционерами и даже агентами НКВД. Они все в чем-то участвовали, и любой из них мог оказаться на Соловках, за тюремными вышками... История сложна. Сегодня принято все упрощать. Жертвы с одной стороны, палачи - с другой, есть добрые и злые. Но в ту эпоху все были взаимозаменяемы. Охранники заканчивали жизнь в тех же общих могилах. Зэк Френкель возглавил весь ГУЛАГ", - сказал Прилепин.

"Как вы объясняете успех вашего романа? Выбранной темой?" - спросила журналистка.

"Нет, не думаю, поскольку все пресытились этой темой уже двадцать пять лет назад, - ответил писатель. - Четверть века национального покаяния - этого достаточно. Мы уже все осознали. Нет, это скорее захватывающий роман, который соответствует нынешнему моменту национального примирения".

"Прошло сто лет после революции 1917 года. Что делать с этим наследием?" - поинтересовалась журналистка.

"Ничего не надо делать, - ответил Прилепин. - Власти нечего праздновать, со своими миллиардерами и звездами шоу-бизнеса. Однако я очень доверяю эклектическому сознанию российского народа. Только представители Запада думают, что русские разделяются на патриотов-традиционалистов и либералов-западников. В русском человеке все совмещено. Он может читать Бориса Акунина, смотреть Ксению Собчак по телевизору, он не хочет, чтобы трогали Ленина в Мавзолее, и в то же время не надо сваливать вину на Николая II. Все идет своим чередом. Он комбинирует все, и это не мешает ему оставаться в бездействии. И еще есть маргиналы, те, кто жаждет возвращения монархии, левые радикалы и др. Эти крайности сталкиваются и колотят друг друга, но народ смотрит на это скептически..."

"Какова роль власти в этой конфронтации?" - спросила интервьюер.

"Власть выходит сухой из воды. Быть в оппозиции к Путину очень сложно, потому что он позволяет всему этому бомонду сосуществовать, всячески препятствуя скатыванию к крайностям, как правым, так и левым. Наша элита, сколь бы ни были трудны ее отношения с остальными, на 90% прозападная и либеральная", - считает собеседник издания.

"Вы находились в оппозиции к Путину до 2014 года. Сегодня вы сражаетесь на стороне пророссийских сил на востоке Украины. Вы не согласились бы на сепаратистское движение в России, но считаете нормальным поддерживать сепаратистов в соседней стране..." - заметила Дорман.

"Я русский. Меня интересуют только интересы России. Человеческая мораль - не моя сфера. Не думаю, что это сильно беспокоило Пушкина, который мечтал присоединиться к греческому восстанию (1821), или Байрона, который это сделал. В XX веке множество таких историй. В данный момент в мире идет 60 войн. Вы думаете, что все они законны? Почему тогда вы призываете меня к ответу?" - парировал Прилепин.

"Вы входите в состав военного командования самопровозглашенной Донецкой республики, вы идеализируете этих воинов, по вашим словам, у них "благородные" мотивы. Вы все еще оплакиваете гибель Моторолы (Арсена Павлова), командира подозрительной войны с сомнительным прошлым..." - напомнила журналистка.

"Все герои "Тихого Дона" Шолохова имели сомнительное прошлое. Степан Разин, Ермак, все персонажи из моего детства, все мое воспитание - основанное не на "Трех мушкетерах", - русские национальные герои в основном все были разбойниками... Вплоть до российской Гражданской войны, в которой я воевал бы на стороне красных. Эти красные были сомнительны, как, впрочем, и белые, не говоря уже о зеленых (вооруженные бандиты, которые сражались и против красных, и против белых. - Прим. Liberation). Сомнительная сторона меня не пугает. И мой роман об этом, о том, что все люди немного сомнительны. Безгрешных не существует", - убежден писатель.

"Какую роль, по-вашему, играет Кремль в ситуации, сложившейся на Донбассе?"

"Путин постарался минимизировать ущерб по максимуму, но он вынужден вести переговоры. Сегодня Кремль оказывается заложником данной ситуации. Для российской буржуазии и экономической элиты все это просто кошмар. Они предпочли бы закрыть глаза, затем открыть их - и чтобы проблема Донбасса исчезла. Им совершенно не нужны ни санкции, ни все эти полевые командиры. Но что поделать? Если Россия полностью отойдет от этой ситуации, это спровоцирует страшную резню", - полагает собеседник издания.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 ноября 2017 > № 2403853 Захар Прилепин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406844 Олег Жданов

Отставка Плотницкого: почему проиграл главарь ЛНР и кому Путин отдает Луганск

Военный эксперт о том, что значит отставка главаря луганских боевиков

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Отставка главаря так называемой ЛНР Игоря Плотницкого — результат борьбы силовиков России на оккупированном Донбассе. Последние события говорят о том, что на территории, подконтрольной боевикам луганской так называемой «республики», военные РФ выиграли у ФСБ. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов.

События в Луганске — это борьба спецслужб России. Скорее всего, Россия взяла направление на создание так называемого «Приднестровья» в версии 2.0: оборудование новой границы с Украиной по линии разграничения, согласно вбросов депутата Госдумы, и создание квазигосударства наподобие Приднестровья.

Потому что Россия отказалась обсуждать миротворческую миссию, и [спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт] Волкер сказал, что у них два пути: либо миссия, либо создание «Приднестровья», за чем последуют санкции и все остальное.

Поэтому там военные наводят порядок, выбивают оттуда ФСБ и берут под контроль эту «республику». Как они поступят дальше: объединят так называемые ЛНР и ДНР или оставят две «республики» — вопрос времени. Судя по тому, что Игорь Плотницкий уже в Москве (и подал в отставку, — «Апостроф»), то будут объединять в одну.

Дело в том, что Плотницкого курировала ФСБ изначально, как и это луганское самообразование. Донецкое самообразование и Александра Захарченко курирует генеральный штаб, то есть министерство обороны России. (Уволенного «главу «МВД ЛНР») Игоря Корнета поддержали не представители ФСБ. Захарченко бросил туда верных ему боевиков, и через границу, скорее всего, вошла в Луганск какая-то частная военная компания — что и зафиксировала ОБСЕ.

То есть военные выдавливают ФСБ. Вокруг Путина тоже ведь идет политическая борьба. И [министр обороны РФ Сергей] Шойгу, как преданный и верный Путину человек, берет на себя, во-первых, контроль над этими территориями, во-вторых, реализацию бюджетных средств на содержание этой территории и, в-третьих, контрабанду в обоих направлениях. Он наверняка убедил Путина, что единое командование и единое кураторство в лице его самого или его ведомства будет намного эффективнее.

Путин, к тому же, всегда отдавал предпочтение армии, несмотря на то, что сам — выходец из структур КГБ-ФСБ. Но он всегда щемил ФСБ. А сама ФСБ — самая нелояльная к Путину организация в структурах управления РФ.

Поэтому он, скорее всего, поддался на разговоры Шойгу и принял решение, что военные справятся лучше. Вот они и разыграли такой спектакль якобы «восстания» внутри так называемой ЛНР.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406844 Олег Жданов


Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 24 ноября 2017 > № 2420112 Игорь Баталов

Под контролем – «городской» регион.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник УМВД России по Мурманской области генерал-майор полиции Игорь БАТАЛОВ.

– Игорь Валерьевич, как бы вы охарактеризовали оперативную обстановку в Мурманской области в целом?

– Она достаточно стабильная, уровень преступности относительно невысокий. Более того: начиная с 2012 года наметилась устойчивая тенденция к его понижению. Например, за 9 месяцев текущего года в Мурманской области число зарегистрированных преступлений снизилось на 15,3 процента, в том числе относящихся к категории тяжких и особо тяжких составов – на 19,9 процента.

То, что оперативная обстановка в Мурманской области стабильная и контролируемая органами внутренних дел, во многом объясняется тем, что значительная часть населения региона – военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, а также члены их семей, которые, как правило, являются законопо­слушными гражданами. Около 94 процентов всего населения области живёт в городах. Здесь находятся четыре довольно крупных закрытых административно-территориальных образования (Североморск, Александровск, Видяево и Заозёрск). В областном центре –Мурманске – много промышленных гигантов, на которые в советское время отовсюду приезжали работать лучшие люди страны. Поэтому народ здесь очень образованный и интеллигентный, который к сотрудникам полиции относится доброжелательно, уважительно, с большим доверием. Это, конечно же, помогает органам внутренних дел уверенно контролировать ситуацию.

– Мурманскую область называют воротами в Арктику. Здесь находится база Северного флота страны. Как подобная специфика сказывается на работе органов внутренних дел?

– В области находится единственный в России северный незамерзающий город-порт, наш форпост в Арктике. Все остальные порты, а их около 80, имеют какие-либо ограничения или по срокам навигации, или по глубине фарватера. Мурманский порт таких ограничений не имеет. Поэтому велико его стратегическое значение для страны.

Здесь базируется не только Северный флот, но и корабли единственного в мире атомного ледокольного флота ФГУП «Атомфлот», которые обеспечивают проводку судов по Северному морскому пути. Боевые корабли и подводные лодки благодаря незамерзающему Кольскому заливу всегда готовы к защите приарктической территории и государственной границы России. В области часто проводятся комплексные учения, в которых принимают участие все силовые структуры, в том числе и региональные полицейские. Кроме того, сотрудники органов внутренних дел взаимодействуют как с командованием Северного флота, так и с органами ФСБ, когда дело касается обеспечения безопасности Северного морского пути.

– Высокий уровень доходов основной части населения региона, активно пользующегося онлайн-услугами в сети Интернет и имеющего по 2–3 банковских карты на одних руках, является привлекательным для так называемых дистанционных мошенников. Какие меры принимаются полицейскими по профилактике и раскрытию этих преступлений?

– Противодействие им стало особенно актуальным для Мурманской области с 2015 года. Благодаря масштабной профилактической работе по итогам 2016 года в Заполярье зарегистрировано снижение количества подобных преступлений. А по итогам 9 месяцев этого года их стало меньше ещё на 9,3 процента.

Способствовала этому, в частности, акция «Внимание: мошенники!». В ходе неё распространялись разработанные и отпечатанные в типографии УМВД памятки «Телефонные мошенничества», «Банковские карты», «Безопасный Интернет – детям», «Интернет-мошенничества», плакат «Телефонные мошенничества». Также был подготовлен видеоролик для размещения на различных медиаэкранах. Ежедневно на официальном сайте управления в новостном блоке размещалась информация о совершённых мошенничествах, с указанием способов и методов, используемых при совершении преступлений.

Кроме того, в 2016 году сотрудниками полиции Мурманской области был разработан и внедрён в работу специальный программный продукт «Дистанционное мошенничество», благодаря которому удалось улучшить раскрываемость данного вида преступлений. Этот продукт мы презентовали в МВД России и сейчас Министерством внутренних дел принято решение об использовании передового опыта Мурманска в других регионах.

Мы определили порядка 6–7 позиций, по которым стали собирать информацию. Фиксируем следующее: откуда поступает звонок; район, в котором осуществляется съём денег через банкомат; номера телефонов – с которого поступил звонок и на какой позвонили; кто владелец sim-карты; где находится банкомат, с которого снимали наличные; счёт, с которого был осуществлён этот съём; номер отделения банка и его адрес.

На сегодняшний день в информационную поисковую систему (ИПС) «Дистанционные мошенничества» внесена информация о более чем 14 тысячах уголовных дел из 12 регионов Российской Федерации, выявлено 748 совпадений во всех регионах страны, использующих ИПС. Систематизация уголовных дел путём использования поисковой системы позволяет объединять их в одно производство, тем самым сокращается число приостановленных уголовных дел.

В целях дальнейшего совершенствования ИПС специалистами УМВД России по Мурманской области систематически вводятся новые дополнительные справочные реквизиты, в которых возникает необходимость в зависимости от способов совершения преступлений. Проводится работа по модернизации алгоритма действий для ускорения обработки данных.

Важно вбивать в базу все атрибуты, и тогда совпадения кратно увеличиваются. Поэтому в системном порядке в ИПС вводятся дополнительные формы отчётности, которые позволяют осуществлять контроль за деятельностью сотрудников процессуальных и оперативных служб по вводу информации в ИПС в части её полноты и своевременности.

Таким образом, архитектура программного обеспечения ИПС «Дистанционное мошенничество» позволяет гибко менять систему в максимально короткие сроки.

– Мурманская область граничит с двумя государствами Евросоюза – Финляндией и Норвегией. Как осуществляется взаимодействие с зарубежными коллегами?

– С полицией Королевства Норвегия – в рамках международного права, административного и уголовного законодательства.

А с коллегами из Финляндии, которые более активны, ещё и в рамках созданной в 1996 году группы личных представителей глав правительств стран – участниц Совета государств Балтийского моря по сотрудничеству в борьбе с организованной преступностью. В 2017 году установлены прямые контакты между приграничными территориальными подразделениями МВД России и органами полиции Финляндии.

Одно из последних заседаний российско-финляндской координационной группы по вопросам оперативного взаимодействия в борьбе с преступностью состоялось летом этого года в Мурманске. По итогам встречи были подписаны документы, определяющие вектор взаимодействия полиций двух стран на 2017–2018 годы. Были определены основные мероприятия по борьбе с организованной преступностью, противодействию незаконной миграции, пресечению деятельности международных транснациональных группировок, причастных к поставкам наркотических средств в Россию и Финляндию.

Полиция Мурманской области работает в тесном взаимодействии с пограничными управлениям ФСБ по Западному арктическому региону и по Республике Карелия, чьи подразделения осуществляют контроль за пограничными пропускными пунктами Лотта, Салла в Кольском районе и таможенным пунктом Борисоглебск в Печенгском районе. В конце 2015 года и начале 2016 года именно через эти пункты накатила волна так называемой сирийской миграции. Благодаря взаимодействию всех правоохранительных органов области удалось избежать массовых беспорядков и других чрезвычайных происшествий.

Сейчас ситуация стабилизировалась. Но миграционные потоки остаются довольно значительными и требуют постоянного контроля. Так, через пункты пропуска на государственной границе, расположенные на территории Мурманской области, в этом году въехали около 60 тысяч иностранцев, в основном граждан Норвегии и Финляндии.

– Мурманская область – это крупнейший рыбопромысловый регион России. Насколько успешно ведётся работа по охране биоресурсов?

– В регионе около 130 тысяч рек и озёр. В них, а также в акватории Балтийского и Белого морей, обитают многочисленные виды рыб, в том числе ценных пород. Конечно, это привлекает сюда любителей незаконного лова. В основном факты браконьерства пресекаются полицейскими на внутренних водоёмах или озёрах, находящихся на территории природных заповедников.

Ежегодно с мая по ноябрь проводится операция «Путина». По итогам прошлого года по выявленным фактам нарушения природоохранного законодательства в сфере водных биологических ресурсов сотрудниками правоохранительных органов Мурманской области возбуждено 133 уголовных дела. Установлено 116 лиц, виновных в браконьерстве. А в этом году полицейскими возбуждено 97 уголовных дел по ст. 256 УК Российской Федерации за незаконную добычу водных биологических ресурсов, составлено свыше 200 административных протоколов. В ходе рейдовых мероприятий сотрудниками полиции изъято более 150 орудий лова. В большинстве случаев – ставные сети.

Для качественной организации работы по противодействию незаконной добыче биоресурсов необходимы быстроходные маломерные суда, в том числе ледового класса. Ежегодно для нужд УМВД приобретаются патрульные и скоростные катера. Так, в этом году управление получило 5 современных быстроходных моторных лодок специального назначения с транспортировочными трейлерами. Патрулирование акватории заливов Баренцева и Белого морей осуществляется совместно с сотрудниками пограничного управления ФСБ на их катерах.

– Кольский полуостров называют Меккой не только рыболовов, но и туристов. Что делается для обеспечения их безопасности?

– О том, что в регионе можно комфортно и с пользой отдохнуть, говорит тот факт, что на территорию Мурманской области ежегодно приезжают много иностранных туристов. Только в течение этого года у нас уже побывало более двадцати тысяч туристов из Норвегии, почти столько же из Финляндии, довольно много из Китая. Несмотря на то, что в Мурманской области существуют ограничения по доступности некоторых территорий, на полуострове есть где отдохнуть людям с разными запросами и предпочтениями. Здесь очень развит туристический кластер, ориентированный на любителей комфортной рыбалки. Кроме того, в предыдущем сезоне больше 150 тысяч человек посетили горнолыжные курорты области, которые имеют хорошо развитую инфраструктуру и трассы с разной степенью сложности.

Конечно, мы уделяем особое внимание обеспечению безопасности туристов. Например, в связи со значительным увеличением потока любителей зимних видов спорта, прибывающих в город Кировск Мурманской области, с февраля по апрель ежегодно в распоряжение Межмуниципального отдела МВД России «Апатитский» дополнительно выделяются порядка 80 сотрудников полиции (в основном – дорожно-патрульной и патрульно-постовой служб), около 30 единиц автотранспорта. Также к обеспечению общественного порядка привлекаются народные дружинники Кировской городской общественной организации «ДНД Хибины», которые вместе с полицейскими несут службу на объектах туризма и прилегающей территории.

В результате принимаемых мер на объектах горнолыжного комплекса, в местах проживания гостей города нарушений правопорядка в туристический сезон 2017 года не допущено.

И впредь будем делать всё от нас зависящее, чтобы обеспечить гостям региона спокойный отдых и яркие, незабываемые впечатления от посещения Кольской земли.

Беседу вела Тамара ВОЙНОВСКАЯ

Россия. СЗФО > Армия, полиция > mvd.ru, 24 ноября 2017 > № 2420112 Игорь Баталов


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев

Переворот в Луганске. Что упускает российское руководство

Максим Артемьев

Историк, журналист

В Луганской народной республике давно протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью

Переворот в Луганске, исходом которого стало вчерашнее бегство в Москву главы ЛНР Игоря Плотницкого — вопреки его многократным уверениям, что у него все под контролем, и что он никуда республику не покинет, вызывает множество вопросов.

Первый — и самый очевидный из них — где же были все наши аналитики, специалисты по ближнему зарубежью и украинским делам? Почему смена власти свалилась как снег на голову (а в эти дни в Луганске снег выпал в большом количестве, делая поговорку вдвойне актуальной) не только несчастным жителям ЛНР, но и «экспертному сообществу»?

Ни один из них даже не намекнул, что в непризнанной республике что-то происходит, что позиции Плотницкого очень шаткие, что его власть висит на ниточке. Только когда он отправил в отставку министра внутренних дел Игоря Корнета, «эксперты» заговорили — за день до начала переворота.

Это обстоятельство показывает, как плохо в России знают о том, что происходит в непризнанных республиках Донбасса, хотя и внешняя и внутренняя политика современной России напрямую зависит от ситуации там.

Второй вопрос непосредственно связан с первым. А каково же влияние России на Донбассе? Вкладывает ли Кремль средства в поддержание на плаву непризнанных республик? Буквально во время начавшегося переворота в Донбасс пришел уже 71-й гуманитарный конвой МЧС России. Только в Луганск пятнадцать грузовых автомобилей доставили 162 тонны гуманитарной помощи, в которую вошли продуктовые наборы для детей и медикаменты. Еще двадцать восемь автомобилей с 364 тоннами груза последовали в Донецк. Начиная с первого гуманитарного конвоя в августе 2014 года, Россия отправила более 71 000 тонн гуманитарной помощи, за счет которой во многом и живут республики.

И это только надводная часть «айсберга». Возможно, поддержка оказывается и по иным каналам. Один из местных журналистов в разговоре со мной сказал, что в «Луганске ремонтируют дорог и домов больше, чем до войны». По его мнению, жизнеобеспечение 3-4 миллионов человек, живущих в Донбассе на неконтролируемой Украиной стороне, целиком легло на Россию. Наша страна действительно приняла большое количество беженцев из Донбасса, и большое количество его жителей находится в России на заработках. Не забудем и о поддержании обороноспособности ДНР-ЛНР.

В Донбассе давно уже перешли на рублевое обращение. В принципе, для финансовой системы России это не страшно — как не страшно для США или Евросоюза наличие государств, не имеющих собственной валюты и использующих доллар или евро. Более того, утилизация там излишней рублевой массы может быть даже полезной с точки зрения борьбы с инфляцией. Однако это — палка о двух концах, ведь жители ДНР-ЛНР регулярно закупаются в России, и, таким образом, рубли к нам возвращаются.

Помимо экономических издержек (большинство из них через бюджет не проходит и завуалировано, и, таким образом, объективном подсчету не поддается), велики издержки и политические. Россия находится под международными санкциями в том числе ввиду поддержки непризнанных республик, а это в свою очередь бьет по экономике страны.

Поэтому, раз Россия столько несет расходов и убытков, было бы разумно считать, что ЛНР-ДНР находятся под контролем Кремля, и там ничего не происходит без его позволения. Собственно, на Западе, и, в особенности, на Украине считают именно так.

Контролирует ли Кремль ЛНР

Но произошедшее стало сильнейшим разрывом шаблонов. Ведь если принять точку зрения, что ЛНР и ДНР — марионетки Москвы, тогда случившееся с Плотницким либо инициатива Кремля, либо восстание против нее, либо свидетельство неподконтрольности, по крайней мере, ЛНР.

Но в данном случае все, видимо, сложнее. И загадочное молчание официальных лиц России это подтверждает. Даже уже когда Плотницкий прибыл в Москву, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял: «Я по-прежнему не комментирую ситуацию с Плотницким и с ЛНР». Такая позиция совершенно непонятна — Москва гарант Минских соглашений, под которыми стоит подпись Плотницкого. Теперь, когда он ушел в отставку, что с ними будет? Действительны будут соглашения или нет? К России это не имеет отношения?

Но хуже всего следующее — буквально накануне переворота Владимир Путин, впервые за три с половиной года, пообщался напрямую с главами ДНР и ЛНР по вопросу обмена пленными. Этому факту пропаганда придала особое значение. Теперь же один из глав, по сути, остался не у дел. Назвать это иначе как афронтом, серьезным унижением России — нельзя.

То, как легко и элегантно в Луганске произошла «коррекционная революция», если воспользоваться термином из сирийской истории, когда под этим лозунгом к власти пришел Хафез Асад — отец нынешнего президента, говорит о том, что в ЛНР давно уже протекали подспудные процессы, в результате которых Игорь Плотницкий оказался генералом без войска, а Россия — перед неприятной неожиданностью. Но только их не отслеживали ни «политологи», ни спецслужбы, ни политики. В противном случае Россия бы не молчала и не занимала отстраненной позиции.

Тут надо провести сравнение между двумя главами непризнанных республик — ЛНР, Плотницким, и ДНР, Захарченко. У первого послужной список повесомее и посолиднее — закончил военное училище, служил в армии, далее бизнес, затем восемь лет госслужбы. То есть человек имеет широкий опыт и понимает что такое управление. А у Александра Захарченко — всего лишь техникум и непонятный бизнес. Тем не менее, он власть держит крепко – в отличие от многоопытного Плотницкого.

Впрочем, биография Плотницкого имеет немало «белых пятен». Как уроженец Черновицкой области оказался в Луганске? Служил ли он там на момент увольнения, жена ли его оттуда родом? Зачем ушел с госслужбы в 2012 году, и чем занимался на момент восстания в 2014 году? Почему именно на него была сделана ставка, когда подал в отставку первый глава ЛНР Валерий Болотов? Ведь общественной активностью Плотницкий не отличался. Ну и самый неприятный вопрос — отчего именно в ЛНР случилось столько загадочных смертей вождей восстания и основателей республики, достаточно вспомнить легендарных Мозгового и Дремова?

Маленький человек и большие амбиции

Глава ЛНР на своей последней пресс-конференции перед бегством в Москву назвал своего противника Корнета «маленьким человеком с большими амбициями». Но, на самом деле, именно Плотницкого можно назвать «маленьким человеком» нежданно-негаданно попавшим в большую историю. Мелкий чиновник и мелкий бизнесмен в свои пятьдесят лет и думать не мог в 2014-м, что его ожидает такой взлет. Но его судьба типична для тех, кто в «русскую весну» решил сделать решительный шаг. В обстановке, когда правящие элиты растерялись и разбежались, именно такие люди поднимаются вверх. Однако его потенциала хватило только на три года, что также типично для революционеров. С работой в относительно мирное время Плотницкий не справился.

Делая хорошую мину при плохой игре, Москва, конечно, теперь что-то будет вынуждена предпринимать. Понятно, что в поисках компромисса между новыми элитами Донбасса ее слово будет решающим. Однако надолго ли хватит ее потенциала? Проблема ее политики в том, что она не умеет играть «вдолгую». До сих пор ничего кроме ситуативного реагирования продемонстрировано не было. Идея о слиянии двух республик в одну, о которой сейчас немало говорят, должна получить поддержку в Луганске, которому грозит превращение из самостоятельного центра в провинцию. Добиться этого будет нелегко — если такая задача, вообще, ставится.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400733 Максим Артемьев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400008 Максим Вихров

Луганский путч. Почему начался и чем закончится вооруженный конфликт в ЛНР

Максим Вихров

События в Луганске свидетельствуют о серьезных проблемах с управляемостью ЛНР. Выходит, Москва не в состоянии поддерживать порядок и решать внутренние противоречия в стратегически важном для себя городе. Причем все зашло настолько далеко, что усмирить заигравшихся местных командиров можно только с привлечением вооруженного контингента из Донецка

События последних дней в Луганске, ставшие для многих неожиданностью, породили массу слухов и интерпретаций: от операции украинских спецслужб до начала слияния ЛНР и ДНР. Однако все намного проще: внутренний конфликт между руководством «республики» и силовиками назревал давно и, несмотря на шумиху, на ситуацию в Донбассе никак не повлияет.

Причины и стороны

Конфликт Игоря Плотницкого с силовиками ЛНР длится уже более двух лет. В открытую фазу он перешел еще в октябре 2015-го. Поводом стал арест приближенного к Плотницкому «министра» энергетики ЛНР Дмитрия Лямина, произведенный «министерством» госбезопасности ЛНР. Силовики выдвинули Лямину стандартное обвинение в работе на Украину, однако за него вступился Игорь Плотницкий.

Глава «республики» обвинил МГБ в самоуправстве и отстранил руководителя «министерства» Леонида Пасечника от исполнения обязанностей до выяснения обстоятельств. Соответствующее распоряжение было опубликовано на местных интернет-ресурсах. В ответ МГБ объявило, что правительственные сайты подверглись атаке украинских хакеров и отстранение Пасечника – это просто фейк, призванный спровоцировать конфликт между силовиками и руководством «республики».

На стороне МГБ выступило МВД ЛНР, возглавляемое Игорем Корнетом. Оба силовых ведомства выдвинули новые обвинения против Лямина и заявили о намерении бороться с коррупцией во всех эшелонах власти «республики». Их поддержал «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, полевой командир Павел Дрёмов, группировка которого контролировала город Стаханов, а также «мэры» Брянки и Красного Луча.

Силовики попытались перевести конфликт в общественную плоскость: МГБ выдало разрешение «Луганской гвардии» (маргинальная группировка соратников бывшего «народного губернатора» ЛНР Валерия Болотова) на проведение импровизированного митинга против коррупции в «республике», но мероприятие сорвала лояльная Плотницкому «госохрана». Все шло к открытому силовому противостоянию, однако конфликт внезапно (возможно, после вмешательства российских кураторов) удалось поставить на паузу: силовики и Плотницкий заявили, что будут бороться с коррупцией сообща, и все остались при своих должностях.

Тем не менее скрытая борьба все равно не прекратилась. «Министра» Лямина обвинили в присвоении автозаправок и оставили под арестом, а в ответ, через пару дней, верная Плотницкому «генпрокуратура» арестовала начальника одного из райотделов МГБ.

Через полтора месяца, в декабре 2015-го, погиб Павел Дрёмов – взорвался в машине, возвращаясь с собственной свадьбы. В августе 2016-го было совершено покушение уже на самого Плотницкого, которого хотели то ли взорвать, то ли напугать. Тогда глава ЛНР отделался относительно легкими ранениями. А в сентябре 2016-го по странному стечению обстоятельств погибли родители Плотницкого, проживавшие на территории России, – якобы от отравления грибами.

Вскоре после этого глава ЛНР объявил, что в «республике» была предпринята попытка переворота, которую удалось предотвратить. В Луганск из ДНР было переброшено подразделение «Спарта», последовали расправы над теми, кого объявили заговорщиками. Среди них оказался «премьер-министр» ЛНР Геннадий Цыпкалов, который подвергся пыткам и был убит.

Второй раунд

Противостояние продолжилось и в 2017 году: в феврале в своей машине взорвался «начальник управления народной милиции» ЛНР Олег Анащенко.

Нынешнее обострение началось в сентябре, когда «парламент» ЛНР выступил с критикой работы МВД, а главу ведомства Корнета уличили в том, что он проживает в незаконно захваченном доме. Девятого ноября Плотницкий в присутствии прессы и при участии вооруженных людей выдворил Корнета из этого дома, а 20 ноября указом снял «министра» с должности. Однако уже на следующий день МВД публично заявило, что сотрудники ведомства признают своим руководителем только Корнета, а уголовное дело, возбужденное против «министра», считают сфабрикованным.

Сам же Корнет не только опроверг свою отставку, но и выступил с обвинениями в адрес руководства ЛНР. По его словам, окружение Плотницкого уже давно работает на украинские спецслужбы, а переворот, якобы предотвращенный в прошлом году, был выдуман для оправдания репрессий.

На этот раз силовики сразу перешли к решительным действиям: 21 ноября центр Луганска был перекрыт вооруженными людьми, которые заблокировали административные здания. В городе на некоторое время отключили телевидение, радио и мобильную связь. Плотницкий назвал это попыткой Корнета оспорить свою отставку, но подчеркнул, что ситуация находится под контролем. Уже вечером в Луганск вошла большая колонна военной техники из ДНР. Но усмирять взбунтовавшихся корнетовцев они не стали: как позднее заявили в МГБ ДНР, ведомство проводит в Луганске «антидиверсионные мероприятия» совместно с силовиками ЛНР.

Двадцать второго ноября силовики захватили здание «генпрокуратуры» ЛНР и начали задержания функционеров из ближайшего окружения Плотницкого. На пресс-конференции Корнет объявил, что в Луганске проходит операция по обезвреживанию украинских агентов, которые внедрились в высшие эшелоны власти ЛНР и готовили возвращение «республики» в состав Украины. Кроме того, задержанных обвиняют в том, что это они выдумали прошлогоднюю попытку переворота. О самом Плотницком говорят как о жертве манипуляций со стороны этих самых агентов.

Заявлений о смене власти в «республике» до сих пор не прозвучало. Тем не менее 22 ноября Плотницкий назвал действия силовиков попыткой государственного переворота. В ответ МВД объявило фальшивкой видеозапись с соответствующим заявлением главы ЛНР. Двадцать третьего ноября Корнета поддержало МГБ ЛНР, а Плотницкий отбыл в Москву.

Перспективы

В целом логика происходящего в Луганске понятна. Начиная с 2014 года Игорь Плотницкий был занят выстраиванием вертикали собственной власти, в чем ему содействовала Москва, заинтересованная в повышении управляемости «республик». Методы подавления внутренней оппозиции были предельно жесткими: начиная с 2015 года все более-менее самостоятельные полевые командиры были физически уничтожены, а с казаками атамана Николая Козицына состоялась целая война.

Природа противоречий Плотницкого с луганскими силовиками пока окончательно неясна. По разным версиям, это могла быть борьба за власть или за контроль над финансовыми потоками, проходящими через «республику».

Учитывая высокую склонность обеих сторон к насилию, шансов, что конфликт удержится в рамках аппаратной борьбы, практически не было. Единственным сдерживающим фактором было то, что и Плотницкий, и Корнет, и прочие силовики являются частью марионеточного режима, установленного Москвой.

Начиная с 2014 года Москва прилагала немало усилий, чтобы придать «республике» и лично Плотницкому хотя бы видимость легитимности. Для этого инсценировался «референдум», «выборы», формировался «парламент» и прочие органы власти, пусть и существующие чисто номинально. Ведь одно дело, когда в Минске «республики» представляют хотя бы формально избранные лица, и совсем другое, когда это люди, пришедшие к власти в результате вооруженного переворота.

Возможно, именно поэтому Плотницкий не был ни убит, ни низложен. Впрочем, ущерб уже нанесен, поскольку в ходе борьбы стороны не скупились на взаимный компромат. Например, выяснилось, что Корнет на самом деле жил в доме, отнятом у местного бизнесмена, а пытки и фальсификация обвинений, о которых сейчас говорит «генпрокуратура», широко применяются в ЛНР.

В целом события в Луганске свидетельствуют о серьезных проблемах с управляемостью «республики». Выходит, Москва не в состоянии поддерживать порядок в стратегически важном для себя городе. Причем все зашло настолько далеко, что усмирить заигравшихся луганских марионеток можно только с привлечением вооруженного контингента из Донецка.

Хотя сегодня Луганск удалось удержать от внутренней войны, восстановление вертикали власти Плотницкого выглядит маловероятным. Скорее всего, из Москвы он если и вернется, то уже чисто номинальным главой «республики» и останется им до следующих «выборов», то есть до ноября 2018-го, после чего его наверняка заменят – якобы в результате народного волеизъявления. А до тех пор власть в «республике» негласно перейдет в руки группировки силовиков. Кроме кадровых перестановок, иных изменений в жизни ЛНР не предвидится: «республика» останется под общим управлением Москвы, ожидая развязки ситуации в Донбассе.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400008 Максим Вихров


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437910 Олег Пономарев

Спустя четыре года в Киеве снова начались беспорядки и горят шины

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — В канун четвертой годовщины т. н. «Революции достоинства» в центре Киева снова растут баррикады, по центру города ходят толпами маргинальные личности, а экс-президент Грузии продолжает мутить воду и стягивает своих сторонников под стены Администрации президента, где особо активные снова начинают жечь шины и требовать смены власти. С одной стороны, украинскую власть действительно нужно поменять. Вопрос только — на кого? Сам Саакашвили вновь заявляет о своих крупных политических амбициях и метит в кресло премьер-министра. О том, что сегодня происходит в Киеве в нашем свежем репортаже.

Под видом «журналистов» на Украине проживали грузинские воры в законе

В минувшие выходные над центром Киева вновь запахло паленой резиной. На этот раз «файер-шоу» с сожжением покрышек у стен Администрации президента на ул. Банковой устроили «активисты» новосозданной партии «Рух новых сил» экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. По словам протестующих все это время, пока к центру города стягивались протестующие, у АП стоял белый микроавтобус с тонированными стеклами из которого якобы спецслужбы вели мониторинг и видеозапись происходящего. Якобы этот же автобус видели и у особняка Петра Порошенко в пригороде Киева, где сторонники беглого президента Грузии днем ранее также устроили импровизированный митинг с требованием освободить задержанных соратников. Одним из них оказался некий доброволец батальона «Донбасс» Вано Надирадзе, которого вскоре депортировали в Грузию. Кроме Надирадзе были также задержаны граждане Грузии Тамаз Шавшишвили, Зураб Цинцадзе и Мамука Абшидзе. Их арест и стал формальным поводом для сторонников М. Саакашвили инициировать новые беспорядки в Киеве, а под «шумок» снова выйти с требованием свергнуть власть Порошенко.

По словам Саакашвили, восьмерых граждан Грузии не только задержали незаконно, но и депортировали из Украины в нарушение всех законов. Все они, якобы были журналистами, в том числе один из них — Тамаз Шавшишвили, являлся оператором грузинской телекомпании «Рустави 2». Саакашвили назвал все происходящее борьбой украинской власти против него и его сторонников и уже наметил новый митинг на 3 декабря:

«Судя по тому, что в квартире, где их брали, много крови, они жестоко избиты и их не высылают и не показывают с целью скрыть следы преступления», — заявил Саакашвили.

При этом он добавил, что среди задержанных были и участники АТО на Донбассе. При этом он так и не смог объяснить, на каком основании граждане другого государства воюют на территории независимой Украины в составе каких-то «добровольческих батальонов».

Информацию о выдворении граждан Грузии Служба безопасности Украины (СБУ) обнародовала 17 ноября. Решение было принято на основании полученных от миграционной службы и национальной полиции Украины материалов, согласно которым, по данным СБУ, деятельность этих людей противоречит интересам обеспечения нацбезопасности Украины.

На борьбу с Саакашвили были брошены все силовые ведомства страны

Самое интересное, все ожидали, что грузин отправят в Тбилиси из столичного аэропорта Жуляны. Но в предполагаемое время связь с задержанными у сторонников Саакашвили оборвалась. О задержанных не было ничего известно около суток, а версии выдвигались самые фантастические.

Как выяснилось позже, всех задержанных отправили в Грузию не самолетом, а паром в порт Поти.

После депортации детально о произошедшем «Sputnik Грузия» рассказал сам Шавшишвили. Граждан Грузии доставили в порт на пароме накануне. Пограничные и таможенные процедуры длились несколько часов.

«Приблизительно два-три дня назад в 11:00 ко мне домой ворвались вооруженные автоматами порядка 15 спецназовцев. Ударили в лицо пистолетом, точнее рукояткой, я упал. Тогда и начали связывать мне руки. Били ногами. Потом меня подняли и завязали глаза. Вывели из дома и отвезли в неизвестном направлении», — рассказал Шавшишвили.

«Я не понял, кто они, или, чего хотят. Из дома меня похитили, бросили в багажник и увезли. Далее перевели в другую машину, а после этого еще два раза меняли машину… Подняли в вертолет, положили на пол и куда-то отвезли, но, куда, не знаю. Неожиданно понял, что нахожусь на корабле. Когда спустили в каюту, сняли скотч с глаз. Я никого не узнал, так как на них были маски», — добавил он.

Ситуацию уже прокомментировало посольство Грузии на Украине. По словам грузинских дипломатов, дипмиссия находится на связи с МИД Украины и другими профильными ведомствами с 17 ноября, как только получила информацию о принудительном возвращении на родину восьми граждан Грузии.

«Согласно информации о произошедшем, предоставленной Службой безопасности Украины, вышеупомянутые граждане в результате совместно проведенных мероприятий Службой безопасности Украины, Национальной полицией, Государственной иммиграционной и пограничной службами были принудительно возвращены в Грузию за деятельность, которая противоречит интересам национальной безопасности. Данной информацией украинская сторона объясняет малую детализацию касательно возвращения», — говорится в заявлении посольства Грузии на Украине.

Элитная жизнь украинской оппозиции

Однако прекращать свою бурную политическую деятельность на Украине М. Саакашвили явно не намерен. 19 ноября 2017 г. на очередном митинге М. Саакашвили заявил о премьерских амбициях.

«Если власть не работает, народ должен сам стать властью. Никто, кроме самих украинцев, не будет их спасать. На наших восточных рубежах враг, на западных — много друзей, но есть и конкуренты. Поэтому никто, кроме украинцев не будет их спасать», — заявил он в центре Киева.

Среди лозунгов Саакашвили — стандартный набор и ничего нового.

«Мы должны вместе создать это правительство. Я готов вместе с вами сделать это. Мы должны найти новых людей, чтобы власть не говорила. Если не мы, то, кто? Есть много людей, талантливых, работящих, патриотических украинцев. Давай работать над новым правительством. Я готов вместе с вами возглавить этот процесс, я готов и возглавить это правительство, если это нужно», — заявил Саакашвили.

Он также добавил, что 3 декабря намерен устроить Порошенко «народный импичмент», если он не прислушается к требованиям протестующих. Вот только послушать своего лидера пришло от силы 100-150 «недовольных».

В то же вечер, когда Саакашвили болел всей душой за простой украинский народ, его «правая рука» и организатор всех митингов «Руха новых сил» Давид Сакварелидзе был замечен за шопингом в одном из самых дорогих супермаркетов Киева «GoodWine». Журналисты заметили в тележке хлеб за 106 гривен, (обычная цена обычного белого хлеба — 10 гривен.), 6 пачек йогурта по 90 гривен, (при цене 10-15 гривен и фрукты. Они было попытались расспросить у оппозиционера почему он настолько далек от народа, в то время как под Верховной радой его сторонники едят пшеничную кашу, Д. Сакварелидзе отмахнулся от журналистов со словами, что все противники М. Саакашвили — провокаторы, которым платят деньги за дискредитацию их безупречной репутации борцов за права и свободы украинцев.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437910 Олег Пономарев


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437891 Дмитрий Орешкин

Силовики поставили Путина перед фактом

Дмитрий Орешкин, Обозреватель, Украина

Давайте исходить из того, что объективно и очевидно на данный момент. До последнего момента «ЛДНР», как представители русского мира, так и не смогли найти возможность объединить силовые составляющие в единую структуру. Это можно интерпретировать как вполне закономерный конфликт между полевыми командирами, которые хотят тотального контроля над территорией и над ее ресурсами. Поэтому Захарченко и Плотницкий изначально были врагами, хоть и фотографировались рядышком.

Внутри «ЛНР» тоже были конкурентные отношения и всех, кто мог претендовать на звание первого человека, группа Плотницкого уничтожала. Как впрочем и у себя на территории группа Захарченко. Об этом свидетельствует огромное количество внезапно умерших или повесившихся в подвале людей из высших эшелонов власти «ЛДНР». И это показывает как на самом деле там устроена политическая структура.

В Москве тоже есть две большие группы влияния, которые по-разному видят будущее этих территорий. Это силовики с опорой ФСБ и кремлевские персонифицированные люди в виде Владислава Суркова. Последние мыслят так, что эти территории неподъемные для российской экономики и правильнее было бы впихнуть их назад Украине с тем, чтобы повесить это на шею господину Порошенко. Силовики же воспринимают мир через дула автоматов. Для них важно объединить силовые структуры «ЛДНР» в единое целое, которое неформально управляется из Москвы и которое неформально висит над Украиной и создает ей угрозу. И сейчас совершенно очевидно, что инициативу перехватили силовики.

Плотницкий же артикулировал идею Суркова, что да, надо входить в состав Украины, после чего силовики поняли, что дело плохо и надо брать инициативу на себя. Видимо, силовики приняли решение поставить Путина перед фактом. Мол, господин Плотницкий с управлением не справился, значит, надо поставить более сильного и зависящего от силовой составляющей господина Корнета.

Из России вошли танки, из «ДНР» — «КАМазы» с живой силой, а Плотницкий оказался в России. Что с ним будет дальше — пока не совсем понятно. Но если так пойдет и дальше, то вполне возможно, что «ЛНР» и «ДНР» выстроят в единую силовую структуру, которая подчиняется приказам уже не Суркова, а людям из ФСБ.

Для Украины это означает, что военная составляющая становится еще более существенной. Поскольку к власти приходят силовики, понятно, что они будут использовать силовые методы. Значит усилятся перестрелки, засылание диверсионных групп. Ну, в общем, чтоб Украине жизнь медом не казалась.

Это плохой признак, потому что если Плотницкого, подписавшего Минские соглашения, уберут — это наносит существенный удар по самому Минскому процессу. Он и так буксует, а теперь получается, что эти документы отправляются в корзину. Может быть, Путин, персонально этого не планировал, но его поставят перед фактом. Тогда система сдержек и противовесов, которую Путин всегда выстраивал между силовиками и рационально мыслящими людьми типа Суркова, проиграна сурковской командой и выиграна силовыми структурами.

Чем кончится история — не так уж и важно, потому что в любом случае объединенные «ЛДНР» или порознь — они все равно останутся непризнанными, все равно не могут строить хоть на сколько-нибудь вменяемую экономику и будут существовать за счет дотаций из бюджета. Кстати, незаконных. И если там главным будет Захарченко, а все видимо к этому идет, то для силовиков это воспринимается как наведение порядка, единый сильный лидер и прочее. Тогда получится более зависящий от Москвы сплоченный плацдарм, с которого будут наноситься какие-то удары по территории Украины.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437891 Дмитрий Орешкин


Россия. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 23 ноября 2017 > № 2420119 Ирина Толкачева

На кого сердится Джоконда?

Конечно же, это эксперт. Ведь это он разбирается в психологии человека, умеет рисовать и применять на практике научные знания в области габитоскопии. А значит, способен создать портрет человека, которого другой человек видел лишь несколько секунд… Если благодаря работе экспертов оперативники, участковые и патрульные постовые могут узнать в толпе преступника, то разгадать улыбку Моны Лизы - вообще проще простого?

Точка, точка, запятая…

По первой профессии Ирина Толкачёва - художник-оформитель. По второй - учитель черчения и рисования, по третьей - эксперт-криминалист. Майор полиции служит в ЭКЦ УМВД России по Омской области. Специализация - «габитоскопия и портретная экспертиза».

- Чем отличается портрет, составленный со слов потерпевшего, от, допустим, «Девочки с персиками»?

- Вы намеренно или случайно спросили именно о ней? - улыбается Ирина. - Если случайно, то получилось, как будто и намеренно - кто же не знает этой замечательной картины Серова! 12-летняя Вера Мамонтова позировала художнику на протяжении двух месяцев. Это портрет, написанный с натуры. Тот, который составляет эксперт, так называемый субъективный портрет, изготавливается в соответствии с представлением о его внешности в сознании другого человека. Основанием для такого портрета служит мысленный образ, сложившийся у носителя информации - то есть жертвы.

При изготовлении субъективного портрета эксперт преобразовывает мысленный образ в графическое изображение - рисованное, рисовано-композиционное или фотокомпозиционное. А образ этот хранится в памяти. Чужой. Вот почему эксперт обязательно должен знать, как работают механизмы восприятия, запоминания и воспроизведения облика того, кто раньше был неизвестен.

В практике старшего эксперта Ирины Толкачёвой был случай, когда жертве хватило четырёх секунд, чтобы запомнить обидчика. Носителем информации была женщина.

Преступник держал пистолет у её лица. Стресс так повлиял на организм, что память зафиксировала образ врага с фотографической точностью - вплоть до расположения морщин у глаз. Женщины, кстати, запоминают лучше мужчин. Точности больше, деталей. Но они же, как утверждает Ирина Толкачёва, склонны к излишней эмоциональности и способны пофантазировать. Эксперт должен это учитывать.

- Не перейти ли от конкретных слов к делу? Мысленный образ, который остался в моей памяти, таков: «…не красавец, но и не дурной наружности, не слишком толст, не слишком тонок, нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод…». Нарисуете субъективный портрет?

- Это описание литературного героя, - невозмутимо отвечает майор полиции. - А никак не мысленный образ, но это во-вторых. Во-первых же, характеризующих признаков слишком мало. Но определением половой принадлежности мы уже отвели от прекрасной половины человечества подозрение в совершении преступления…

- А вот тут ещё вопрос приготовил для науки о внешнем облике человека - габитоскопии. Сотрудники Амстердамского университета изучили эмоции, которые испытывает человек, впервые увидевший картину Леонардо да Винчи. Оказалось, что 83 % зрителей описывают лик Моны Лизы как счастливый, 12 % - испуганный, сердитой Джоконда кажется 5 %. Отчего эта разница в восприятии?

- Я бы объяснила её эмоциональным состоянием зрителя, - отвечает Ирина Толкачёва. - Могу поделиться кое-какими наблюдениями из практического опыта работы по поводу специфики образования мысленного образа. Лица мошенников зачастую запоминаются потерпевшим добрыми и симпатичными - потому что они испытывали к ним доверие. Грабители, напротив, вспоминаются угрюмыми, злыми и даже уродливыми. Тут всё дело в эмоциях, которые пережил потерпевший. Пожилые и дети обычно сильно ошибаются в возрасте. Для первых все лица кажутся моложе, для вторых - взрослее. Чётко запоминают внешность военные и охотники. Плохо - кассиры, продавцы, кондукторы - те, кто работает с большим количеством людей. Человек после 30 лет дольше выбирает элементы - чаще сомневается.

В силу разных причин очевидец не может описать лицо преступника с фотографической точностью. Задача эксперта - создать похожее изображение. И прежде чем говорить об элементах лица, а их около 20, нужно выяснить условия формирования и сохранения в памяти мысленного образа. Именно поэтому, по словам собеседницы, экспертам нужно как можно больше знать о потерпевших и свидетелях происшествий.

- Умение рисовать - условие обязательное?

- До появления компьютеров эксперт этого профиля ничем другим, кроме карандаша и стирательной резинки, не пользовался, - рассказывает Ирина Толкачёва. - Ошибся, допустим, наш потерпевший с пропорциями лица, размером его элементов - рисунок стирается и создаётся снова. Но навыки рисования нужны и сейчас, когда субъективный портрет составляется подбором заложенных в компьютерной программе элементов. Я бы назвала усилия эксперта в этом случае художественной, точечной доработкой изображения, полученного схематичным путём.

Не бровь - так глаз

Какие элементы человеческого лица создают основу мысленного образа? Что важнее всего - глаза? губы? нос? По словам майора полиции, на человеческом лице - более 20 элементов. Каждый из них характеризуется хотя бы двумя признаками - формой и величиной. Затем тремя степенями их выраженности - большой, средней, малой.

- Теперь представьте, какое количество у нас рабочего материала! - говорит Ирина Толкачёва.

- А если я назову такие элементы: узкое лицо, неширокие глаза, среднего размера рот и уши, брови тоже невелики, - изготовите субъективный портрет и сколько времени уйдёт на его создание?

- Извините, нет. Вы же сейчас, описывая себя, создаёте свой словесный портрет, не совсем, правда, правильно. А мы же говорим о другом… О мысленном образе, а не о том, который сейчас перед моими глазами. По поводу времени: до появления компьютеров рисовали около двух часов. Сейчас на эту работу уходит примерно полчаса.

Эксперты начинают с того, что выбирают овал лица. Определяются с пропорциями. Затем выясняют, что очевидец запомнил лучше: причёску, глаза, форму носа. Уверенно включают эти элементы в портрет. «Недостающие» черты воспроизводятся в портрете нейтральными, допускаемыми очевидцем. Но как быть, если потерпевших несколько. И мысленный образ одного и того же преступника у них разный?

- Было у нас уголовное дело с 26 субъективными портретами. Все бабушки, от 70 лет и старше, - рассказывает эксперт. - Мошенница брала у них деньги для того, чтобы якобы забрать из морга тело матери, а вернуть обещала на похоронах. Но всё же мошенница была опознана. Как мы работали в этом случае: портрет составляли с каждой потерпевшей. Каждой потом показывали все получившиеся варианты. Вносили поправки и добились максимально возможного сходства с разыскиваемой. В её лице была одна интересная деталь: уголки глаз опущены к центру. Такие глаза называют косовнутренними. Вроде бы мелочь, но существенно сказывается на похожести/непохожести.

- Зачем природе такие наши глаза?

- Давно же сказано: природа - величайшая мастерская. Пробует, экспериментирует. Нам просто нужно знать эти и другие особенности и использовать в работе.

- Что ещё есть в человеческом лице, о чём многие его носители не знают? Наверняка, чтобы не оскорбить чувства косовнутренних, природа создала и косонаружные глаза?

- И те, и другие имеют право на существование, - утверждает майор полиции. - Как и горизонтальные - самые распространённые. Это тонкости, о которых знает специалист. Только вот обычному человеку трудно описать внешность незнакомца. Да что незнакомца! Попросите кого-нибудь описать внешность хорошего знакомого или даже самого себя. Тут-то и начнутся трудности! Может быть, впервые задумается: а какой формы у меня лицо, глаза, брови? Существуют ли особенности? У некоторых людей на ушах есть так называемый Дарвинов бугорок. Читала, что его наличие говорит о хорошо развитой интуиции…

- Мне вот что начинает казаться: интуиция для эксперта - что для художника вдохновение. Чем вдохновляетесь?

- Созерцанием природы. С фотоаппаратом.

- Создаёте её субъективный портрет?

- Скорее, объективный. Но исключительно в личном ощущении.

- Как вы это тонко подметили.

- Такая работа - тонкая и терпеливая. И да, во многом интуитивная…

Александр ЛИЗУНОВ

Россия. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 23 ноября 2017 > № 2420119 Ирина Толкачева


Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396236 Юрий Белобров

Милитаризация НАТО набирает обороты

Юрий Белобров, Ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат политических наук

Страны НАТО, как не устает повторять руководство альянса, осуществляют крупнейшее усиление коллективных вооруженных сил блока со времени завершения холодной войны. Наряду с планомерным наращиванием оборонных расходов, разбуханием военного потенциала альянса и увеличением численности войск передового базирования у российских границ на территории восточноевропейских государств расширяются масштабы военной деятельности, создаются или приводятся к стандартам НАТО объекты заблаговременного складирования вооружения, тяжелой военной техники и запасов материальных средств. Согласно расчетам стратегов НАТО, это позволит альянсу не только осуществлять быстрое развертывание сил первоочередного задействования вблизи российской территории, но и значительно ускорит последующее формирование группировок войск за счет сокращения сроков их переброски с континентальной части США и Великобритании.

Североатлантическим блоком также подписано соглашение с Финляндией и Швецией «О поддержке принимающей стороны», которое фактически легитимизирует возможность пребывания контингентов НАТО на территориях этих стран и использование их инфраструктуры для обеспечения перебросок коалиционных войск на восточный театр военных действий.

Таким образом, на западной границе России создается наступательный военный потенциал альянса, усиливающий существующий дисбаланс в обычных вооружениях на европейском континенте в пользу Запада и повышающий уровень военной напряженности в регионе. В качестве предлога для накачки военных мускулов Североатлантического блока избраны события на Украине, спровоцированные и подпитываемые западными странами.

Конфронтации с Россией дан «зеленый свет»

Значительный импульс милитаристским усилиям НАТО был дан на саммитах альянса в Уэльсе в сентябре 2014 года и Варшаве в июле 2016-го, на которых Россия объявлена главным источником военных угроз странам блока. На встрече в верхах в Уэльсе была согласована коллективная военная программа альянса, ключевыми элементами которой провозглашены усиление борьбы с «вызовами, брошенными Россией», то есть новая конфронтация с ней, «сдерживание, основанное на адекватном сочетании ядерных и обычных вооружений, а также сил и средств ПРО», и продолжение экспансии альянса на Восток, Балканы и Скандинавию.

Одобренный участниками саммита План действий НАТО по повышению боеготовности предусматривает беспрерывное присутствие сил альянса в воздухе, на суше и на море в приграничных с Россией районах, включая среди прочего увеличение сил быстрого реагирования (СБР) НАТО, созданных в 2002 году, формирование передовых экспедиционных сил на ротационной основе и необходимых органов управления войсками, повышение слаженности и оперативности действий натовских соединений, модернизацию военной инфраструктуры на территории стран ЦВЕ и Прибалтики, усиление военно-морского и военно-воздушного потенциала, реализацию масштабной программы учений. Подтверждены также роль ядерного сдерживания в качестве основной составляющей общего потенциала сдерживания Североатлантического союза, укрепление киберзащиты и активизируется взаимодействие разведывательных ведомств союзных государств.

План был подкреплен решением о повышении в течение десяти лет всеми членами альянса военных расходов в реальном выражении до 2% ВВП по мере его роста и руководящим указанием об увеличении общих расходов на закупку военной техники1 (разумеется, главным образом американской).

Вслед за этим на саммите в Варшаве был закреплен взятый ранее курс на жесткую конфронтацию с Россией и дан дополнительный толчок его практической реализации. Причем стратегическое соперничество с Россией обозначено в качестве долгосрочной евроатлантической перспективы. Мотивировано это тем, что, по утверждению альянса, за последние годы Россия, значительно укрепив и обновив свой военный потенциал, проводит напористую внешнюю политику и демонстрирует готовность применения силы в отношении своих соседей и других стран в критически важных для НАТО регионах.

В целях подавления сопротивления России глобальному курсу НАТО на установление гегемонии Запада на планете и обуздания ее самостоятельных действий на международной арене и внутри страны в Варшаве был одобрен многоплановый подход блока к сдерживанию России, включающий комплекс мер военного, политико-дипломатического, финансово-экономического и информационного давления на нее.

В военной сфере НАТО придерживается тактики устрашения России, предусматривающей форсирование выполнения Плана действий альянса по повышению боеготовности коллективных вооруженных сил блока. Продолжена также ревизия ядерной политики альянса. В частности, закреплен курс на вовлечение государств-членов в усилия по укреплению ядерного сдерживания России. В отличие от традиционной формулы, содержащейся в Уэльском заявлении, на этот раз декларировано, что построение сил ядерного сдерживания блока предусматривает не только развертывание в передовом районе в Европе ядерного оружия США и других ядерных держав альянса, но и предоставление соответствующими государствами-членами сил, средств и инфраструктуры, которые должны обеспечить безопасность, сохранность и эффективность всех компонентов ядерного сдерживания НАТО, разворачиваемого на их территории, а также как можно более широкое участие заинтересованных государств-членов в согласованных механизмах распределения ядерного бремени2. Тем самым полностью игнорируется то, что размещение ядерного оружия на территории других государств НАТО и отработка задач по нанесению ядерных ударов в ходе многочисленных учений альянса с участием неядерных государств являются прямым нарушением ДНЯО и явным подрывом режима ядерного нераспространения в глобальном масштабе.

В попытке обеспечить полное прикрытие территории европейских стран  НАТО от возможных ответных ракетных ударов со стороны России и других потенциальных противников объявлено о завершении создания начального оперативного потенциала ЕвроПРО в результате размещения противоракетного комплекса «Иджис Эшор» в Румынии, комплекса раннего предупреждения и передового базирования в Турции и ускорения работ по строительству объекта «Иджис Эшор» в Польше, которые планируется завершить к концу 2018 года. Причем на базе ПРО в Румынии размещены универсальные пусковые установки, с которых могут осуществляться пуски не только противоракет, но и крылатых ракет «Томагавк». Аналогичные вооружения готовятся к развертыванию и в Польше. В результате под прицелом крылатых ракет окажутся все стратегические объекты, расположенные в европейской части России.

На состоявшемся в Брюсселе в мае 2017 года очередном саммите НАТО руководством альянса было доложено о результатах проводимой работы по наращиванию потенциала сдерживания и обороны блока НАТО и согласованы меры по дальнейшему повышению ее финансового обеспечения. В частности, было указано, что военные расходы стран - членов НАТО растут уже третий год подряд, увеличившись с 2015 года на 46 млрд. долларов. В 2017 году, согласно данным, представленным штаб-квартирой альянса, они составят почти 946 млрд. долларов, то есть суммарно увеличатся на 4,3%, или более чем на 25 млрд. долларов3. Причем военные расходы европейских государств альянса и Канады составят почти 300 млрд. долларов.

Хотя в 2017 году 25 стран альянса продолжили наращивать свои военные бюджеты в реальном выражении, а десять государств израсходовали в 2016 году 20% их военных бюджетов на приобретение вооружений, боеприпасов и других материальных средств4, тем не менее, как сетуют в Брюсселе, только пять государств - членов НАТО (США, Великобритания, Польша, Греция и Эстония) 
из 29 выполнили руководящие указания о доведении военного бюджета до 2% ВВП. Поэтому страны, не выполнившие это обязательство, были призваны удвоить свои усилия на этом направлении уже в 2017 году. Дескать, это крайне важно для прочности трансатлантической сцепки, на которой основан Североатлантический союз.

Между тем, согласно высказыванию генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга, на саммите альянса в Брюсселе Президент Д.Трамп заявил, что США рассматривают достижение двухпроцентного уровня военных расходов союзниками как минимальное требование5. Из этого следует, что США не намерены останавливаться на этом и в дальнейшем будут добиваться от союзников гораздо большего вклада в общий военный «котел» альянса. То есть в Вашингтоне рассчитывают на то, что и после достижения всеми странами - членами блока уровня военных расходов в 2% ВВП наращивание их военных бюджетов будет продолжено.

И хотя в американском экспертном сообществе понимают, что по мере реализации требования о 2% Германией, оборонные расходы которой в этом случае достигнут почти 70 млрд. долларов, в результате чего она обойдет по этому показателю Великобританию и Францию, в этих и других странах могут возникнуть опасения по поводу потенциальных последствий для их безопасности - превращения Германии в доминирующую континентальную военную державу в Европе, тем не менее «ястребы» настаивают на усилении американского давления на Берлин в пользу полного выполнения этого требования. Наряду с этим они же рекомендуют администрации Д.Трампа подтвердить приверженность европейской безопасности, усилив передовое военное присутствие США на восточном фланге альянса и устранив в своей политике любую двусмысленность в отношении выполнения статьи 5 Вашингтонского договора6 (о защите союзников).

Формируют наступательный потенциал

В том что касается выполнения Плана по укреплению передового военного присутствия НАТО в Восточной Европе у российских границ, то, согласно натовской статистике, в 2016 году втрое увеличена численность сил быстрого реагирования блока, которая достигла 40 тыс. человек7. В 2017 году в структуре СБР сформирована межвидовая (с наземным, воздушным и морским компонентами) Объединенная оперативная группа повышенной готовности (ООГПГ), состоящая из четырех многонациональных батальонов общей численностью около 4500 человек, развернутых в Латвии, Литве, Эстонии и Польше при участии 17 различных стран НАТО, включая Канаду и США8.

Параллельно этому растет военное присутствие НАТО и в юго-восточной части Европы за счет формирования многонациональной бригады в Румынии, которая создается на основе контингентов численностью в батальон, выделяемых Болгарией, Польшей и Турцией, и усиления военно-воздушных и военно-морских сил альянса в регионе. Как подчеркивается натовским руководством, в случае обострения военной ситуации в регионе все эти силы будут действовать в координации с национальными армиями принимающей страны.

Натовские аналитики с удовлетворением отмечают, что участие многих стран блока в формировании упомянутых многонациональных боевых подразделений на восточном фланге альянса является своего рода гарантией того, что все эти страны будут автоматически втянуты в боевые действия в случае возникновения вооруженного конфликта с Россией9.

Для обеспечения тесной координации действий по развертыванию упомянутых боевых группировок у российских границ, а также организации соответствующих тренировок и взаимодействия с национальными ВС принимающих стран создано восемь передовых командно-штабных центров в восточной части Североатлантического союза10. Все перечисленные подразделения действуют под надзором Штаба многонационального корпуса «Северо-Восток» в Щецине (Польша) и Штаба многонациональной дивизии «Юго-Восток» в Бухаресте.

В ускоренном режиме формируются по стандартам НАТО вооруженные силы Украины и Грузии, которые по замыслу НАТО должны стать неотъемлемым боеспособным компонентом альянса11. Причем влиятельные американские атлантисты призывают форсировать эти усилия и оснастить армии упомянутых стран летальным оружием12.

Одновременно усиливаются военное присутствие и активность США в регионе. Впервые за четверть века Пентагон принял новый оперативный план обороны Европы, предусматривающий развертывание на континенте наступательных вооружений и обеспечение превосходства в воздухе и на море в целях блокирования сил неприятеля13. В мае 2017 года в преддверии саммита НАТО администрация Д.Трампа внесла на рассмотрение Конгресса бюджетное предложение об увеличении на 40% ассигнований на военное присутствие США на европейском континенте. Этими шагами на деле, как подчеркнул Й.Столтенберг, подтверждена приверженность США НАТО и коллективной обороне14.

С января 2017 года в рамках операции «Атлантическая решимость» из США в Польшу была переброшена 3-я танковая бригада на замену находившейся там в течение девяти месяцев 1-й танковой бригады. Заявлено, что такие контингенты будут постоянно размещаться в этих странах на ротационной основе15. Согласно уже одобренному НАТО плану, США и их союзники намерены выделить дополнительно 4 млрд. долларов на развертывание еще одной американской боевой бригады в Европе в дополнение к находящимся уже там двум военным контингентам и одной авиабригады, а также создать постоянную военную базу хранения тяжелой военной техники для быстрого развертывания, если потребуется, еще одной американской бригады16.

В рамках выполнения упомянутого оперативного плана обороны Европы на территориях восточноевропейских государств наращивается постоянное базирование тяжелой военной техники США и других ведущих стран альянса, ведется развертывание системы тылового обеспечения, включая объекты заблаговременного складирования военного оборудования, боеприпасов, запасов ГСМ и других материальных средств. На эти цели из бюджета НАТО выделено 220 млн. долларов17.

Согласно оценке Минобороны России, только за 2015 год в странах Балтии, Польше и Румынии натовский контингент увеличился по самолетам в восемь раз, по количеству военнослужащих - в 13 раз. На территории упомянутых стран дополнительно переброшено 300 танков и БМП18. Притом что, согласно официально заявленным данным на 1 января 2011 года (с тех пор страны Запада не предоставляют такую информацию), количество боевой техники в странах НАТО превосхо-дило ее наличие в России: по танкам более чем в 3,5 раза, по БМП, артсистемам, самолетам и вертолетам - почти в 2-2,5 раза19.

В 2016 году Североатлантический союз определил концептуальную основу для объединения своих систем противовоздушной и противоракетной обороны в Интегрированную систему противовоздушной и противоракетной обороны (ИСПВО и ПРО) НАТО, которая будет обеспечивать патрулирование воздушного пространства и оборону альянса от авиации и баллистических ракет потенциального противника. На саммите НАТО в Варшаве объявлено о создании ее начального оперативного потенциала.

Уместно также напомнить, что в Бельгии, Италии, Нидерландах, ФРГ и Турции размещено около 200 американских атомных бомб. В состоянии постоянной боевой готовности в непосредственной близости к РФ (в Литве под Шауляем, Эстонии на базе Эмари и в Норвегии) базируются 310 самолетов - носителей ядерного оружия20.

Заслуживает также упоминания тот факт, что НАТО приступила к разработке новой военно-морской стратегии альянса, в которой рассматриваются варианты «обхода» Конвенции  Монтрё в целях изменения существующего ограничительного порядка пребывания иностранных кораблей в Черноморском регионе.

Важное значение с точки зрения усиления военного потенциала НАТО придается активизации мероприятий, связанных с повышением боевой подготовки и координации действий всех элементов коллективных сил альянса и управления ими. В этих целях резко возросла интенсивность и увеличены масштаб и состав участников военных учений в Европе с участием государств - членов альянса.

Согласно данным, приведенным российским представительством при НАТО, в 2014-2017 годах интенсивность мероприятий оперативной и боевой подготовки войск альянса выросла на 80%. Ежегодно проводится более 200 общенатовских, многосторонних и национальных маневров в Европе. Только в 2016 году НАТО провела 107 собственных учений и приняла участие еще в 139 национальных учениях21. Например, в период проведенных в июне 2016 года военных учений альянса в Польше «Анаконда» там была создана группировка войск стран НАТО, насчитывавшая около 31 тыс. военнослужащих, включая 14 тыс. американских солдат22 и значительное число тяжелой военной техники. К выполнению отдельных задач в ходе учений привлекалось пять стратегических бомбардировщиков ВВС США, действовавших с аэродрома Фэрфорд в Великобритании. Причем только на десять учений НАТО в таких странах, как Греция, Норвегия и Соединенное Королевство, были приглашены российские наблюдатели23.

В 2017 году у российских границ на территории стран Балтии, Польши и в акватории Балтийского моря проводились масштабные учения альянса «Балтопс-2017» и «Удар сабли-2017», в которых принимали участие свыше 10 тыс. военнослужащих, более 70 кораблей и вспомогательных судов, около 70 самолетов, в том числе американские стратегические бомбардировщики B-5224. Особое значение руководство альянса придает проведению в 2017 году крупнейшего командного учения НАТО «Трайдент Джевелин-2017», являющегося подготовкой к проведению самого масштабного за последнее время военного учения альянса «Трайдент Джанкчер-2018», в котором планируется задействовать свыше 35 тыс. натовских военнослужащих25.

Рассматривая кибероружие в качестве эффективного средства подавления стратегического потенциала противника, НАТО уделяет повышенное внимание усилению своего киберпотенциала. На саммите в Варшаве достигнута договоренность о создании странами альянса полного спектра инструментов киберзащиты. Там же принято два важных решения в целях реагирования на изменяющийся ландшафт киберугроз.

Во-первых, государства-члены признали киберпространство как сферу операций, где НАТО должна так же эффективно действовать, как в воздухе, на суше и на море. Это открывает возможность военным структурам НАТО заняться подготовкой и планированием операций, проводимых в жестких и ухудшившихся условиях киберсреды. А во-вторых, начата практическая отработка порядка введения в действие статьи 5 («Коллективная оборона») Вашингтонского договора в случае кибератаки на технические средства систем государственного и военного управления стран - участниц НАТО. Поскольку в современных условиях истинные источники кибератак идентифицировать крайне сложно, появляется возможность абсолютно бездоказательно назначать виновных и воздействовать на них военными методами26.

q

Приведенные основные данные о военных усилиях НАТО убедительно свидетельствуют о том, что государства - члены блока вернулись к истокам - стратегическому сдерживанию России на основе усиления коллективной обороны, разворачивают гонку вооружений и наращивают военную активность альянса у границ Российской Федерации. Такие действия сопровождаются агрессивной пропагандистской русофобской кампанией, развязанной в последнее время на фоне украинских событий. При этом цинично утверждается, что предпринимаемые меры по наращиванию потенциала НАТО носят оборонительный характер, являются соразмерным и пропорциональным ответом на действия России и соответствуют международным обязательствам Североатлантического союза27.

Действия НАТО по расширению альянса, усилению своего наступательного потенциала и укреплению «восточного фланга» усиливают напряженность и ослабляют военную безопасность в Европе, нарушая сложившийся после окончания холодной войны баланс сил в регионе. Европа в результате этих деструктивных и провокационных действий постепенно превращается из еще недавно относительно стабильного и спокойного в военном отношении региона в зону повышенной напряженности и конфронтации.

В стратегическом плане наращивание странами НАТО у российских границ вооружений и техники под надуманным предлогом российской угрозы увеличивает также риски непреднамеренных опасных инцидентов, серьезно ослабляя стабильность в регионе. Как следствие всего этого, отношения России с НАТО по инициативе альянса вступили в самый опасный период жесткой конфронтации после окончания холодной войны. Существующие противоречия между сторонами продолжают углубляться, а взаимное доверие катастрофически уменьшается.

Нынешний милитаристский курс альянса, безусловно, представляет фундаментальный вызов для России, требующий от нее глубокой разработки и принятия адекватных ответных оборонительных мер и эффективных решений по мобилизации как военных, так и дипломатических, информационных и иных ресурсов для его успешного отражения. В свою очередь, Западной Европе пока не поздно следует задуматься, куда толкают ее ретивые атлантисты, ожидающие от стран - членов НАТО все новых и новых жертвоприношений молоху военных приготовлений.

 1Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Уэльсе. Пресс-релиз НАТО. 8 сентября 2014 г. // www.nato.int/cps/ru/natohq/official_texts_112964.htm

 2Warsaw Summit Communique. 09 July. 2016 // www.nato.int/natohq/official_texts_133169.htm?selectedLocale=en

 3Defence Expenditure of NATO Countries (2010-2017). NATO Press  release of 29 June 2017 // http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf_2017-06/20170629_170629-pr2017-11

 4Ibid.

 5Press conference by NATO Secretary-General Jens Stoltenberg following the meeting of NATO Heads of State and/or Government in Brussels on 25 May 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144098.htm?selectedLocale=en

 6Vershbow A. and Pothier F. NATO and Trump. The Case for a New Transatlantic Bargain. Report to the Atlantic Council.  June 2017. Atlantic Council // NATO and Trump_web0623.pdf-Adobe reader  

 7Annual report by the NATO Secretary-General for 2016 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_142149.htm

 8News: NATO battlegroups in Baltic nations and Poland fully operational. 28 August. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_146557.htm

 9John R. Deni Enhancing NATO’s Forward Presence // http://carnegieeurope.eu/strategiceurope/68792?lang=en

10Annual report…

11http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command

12Statement before the Senate Armed Services Committee by Ambassador Alexander Vershbow. 21 March. 2017 // http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-21

13http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command.

14Press conference by NATO Secretary General…

15http://www.ng.ru/politics/2017-01-10/1_6897_nato.html?print=Y

16Sokolsky R. The New NATO-Russia Military Balance: Implications for European Security. Task Force White Paper. 13 March. 2017 // http://carnegieendowment.org/2017/03/13/new-nato-russia-military-balance-implications

17http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command.

18 Литовкин В. Противоядие для западных рубежей: чем РФ  ответит на усиление баз НАТО в Восточной Европе. 14.01.2016 // http://tass.ru/opinions/2586466

19http://www.ng.ru/armies/2016-04-01/1-tanks.html?Print=y

20Там же.

21Доклад Представительства России при НАТО «Россия - НАТО: мифы и реальность» // http://missiontonato.mid.ru/web/missiontonato/topics/russia-nato-facts-and-myths/

22http://www.armed-services.senate.gov/hearings/17-03-23/united states European Command

23Доклад Представительства России при НАТО…

24Там же.

25Press point by NATO Secretary-General Jens Stoltenberg following the meeting of the NATO-Russia Council. 13 July. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions-146220.htm?selectedLocale

26Выступление начальника Генштаба ВС РФ генерала армии В.Герасимова на конференции MCIS-2017 // http://mil.ru/mcis.news/more.htm?id=12120704@cmsArticle

27Годовой отчет генерального секретаря NATO за 2016 г. // http://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions-142149.htm; News: NATO battlegroups in Baltic nations and Poland fully operational. 28 August. 2017 // http://www.nato.int/cps/en/natohq/news_146557.htm

Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396236 Юрий Белобров


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396234 Анатолий Смирнов, Анатолий Стрельцов

Российско-американское сотрудничество в области международной информационной безопасности: предложения по приоритетным направлениям

Анатолий Смирнов, Главный научный сотрудник Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России, профессор, доктор исторических наук

Анатолий Стрельцов, Заместитель директора ИПИБ МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор юридических наук

Возможная повестка дня российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности (МИБ) определяется прежде всего реальным состоянием российско-американских отношений, а также возрастающей ролью продолжающейся научно-технической революции в мировой политике в целом.

Как отметил Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая на итоговой сессии XIV ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай»: «Раньше, оценивая роль и влияние государств, говорили о значении геополитического фактора, о размерах территории, обладании военной силой, природными ресурсами. Безусловно, это и сегодня важнейшие факторы. Однако теперь другим важнейшим фактором, без всяких сомнений, становится научно-технологический, и его значение будет только усиливаться. Собственно говоря, так было всегда, но сегодня это будет иметь прорывной характер и очень быстро будет решающим образом влиять на сферу политики и безопасности»1.

По оценкам ведущих экспертов мира в области внешней политики, отношения между Россией и США в настоящее время достигли критически низкого уровня. Эта оценка совпадает с мнением министра иностранных дел России С.Лаврова, который полагает, что «двусторонние связи остаются заложником разборок в американском истеблишменте... Это прямое следствие политики администрации Б.Обамы, которая разрушала фундамент сотрудничества, а перед уходом заложила под него мины долгосрочного действия, чтобы осложнить жизнь своим преемникам»2

Определенные надежды на потепление в российско-американских отношениях, которые порождались решениями президентов Российской Федерации и США (2009 г.) о начале «перезагрузки» этих отношений3, о сокращении стратегических наступательных вооружений, подписанием совместного заявления о новой области сотрудничества в укреплении доверия (2013 г.)4 и другими, достаточно быстро исчезли.

Анализ событий современной внешней политики США предоставляет достаточно аргументов в поддержку предположения о том, что в последние годы американский истеблишмент в стратегическом плане готовится к реализации «силового» сценария разрешения противоречий с Россией. С этой целью оказывается масштабное информационно-психологическое давление на международное общественное мнение, которому навязывают образ России как главного виновника всех проблем внутренней и внешней политики США и Запада в целом.

В этот сценарий вписываются попытки голословно обвинить Россию во влиянии на результаты американских выборов 2016 года, в доступе к закрытым данным в американских государственных информационных системах, в ведении «фейковой» пропаганды и в других случаях якобы недобросовестного поведения России.

Предположение авторов о подготовке США «силового» сценария взаимодействия с Россией объясняет многие факторы американской внешней политики. В частности:

- продавленное Конгрессом США подписание 2 августа 2017 года закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций», предусматривающего ужесточение режима санкций в отношении России, Ирана и КНДР5

- решение Б.Обамы о закладке в объекты критической информационной инфраструктуры России так называемых «кибербомб», которые можно привести в действие6 для подрыва экономической и социальной стабильности российского общества;

- разработка ЦРУ маскировочных программных средств проведения компьютерных атак, в том числе под «чужим флагом»7

- усиление информационной составляющей американского потенциала ведения «гибридной» войны и создание системы глобальной электронной слежки и роботроллинга в социальных сетях, направленного на инспирирование «кибербунта» в России;

- открытие под надуманным предлогом ряда киберцентров передового опыта НАТО, в том числе с Евросоюзом в Хельсинки в сентябре 2017 года Центра по противодействию так называемым «гибридным угрозам» (в первую очередь из России)8;

- целый ряд иных действий США, в том числе с российским дипломатическим имуществом, грубо нарушающих международное право и создающих угрозу национальным интересам Российской Федерации.

В предположение о подготовке «силового» сценария, как представляется, вписывается и позиция США по отказу от взаимодействия с Россией в сфере предотвращения инцидентов в ИКТ-среде, предусмотренного совместным заявлением президентов Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки (2013 г.), а также принятие в 2015 году Стратегии кибербезопасности США, позволяющей вести наступательные кибервойны9.

Вышеизложенное стимулирует активизацию усилий экспертов по поиску рациональных направлений двустороннего сотрудничества в ИКТ-сфере.

Среди множества работ, так или иначе посвященных обсуждению возможных направлений двустороннего сотрудничества, привлекает внимание аналитическая записка РСМД (П.Шариков, М.Смекалова) и американского Института Восток-Запад (Б.МакКоннелл)10, в которой предпринята попытка анализа ситуации в области МИБ и выработки предложений на определенную перспективу.

Поддерживая стремление вышеуказанных экспертов к всестороннему анализу основных факторов, влияющих на выбор направлений такого сотрудничества, можно согласиться с исходной позицией авторов о том, что «текущее состояние российско-американских отношений отличается высоким уровнем недоверия», равно как и с предложением продолжать контакты на уровне экспертного, дипломатического и бизнес-сообществ для достижения компромисса.

 Однако нельзя согласиться с тем, что при формулировании предложений по направлениям российско-американского сотрудничества авторы оставляют без внимания позицию Российской Федерации, изложенную в целом ряде документов стратегического планирования, принятых в последнее время.

Так, по существу, проигнорирована позиция Российской Федерации по вопросу об основных внешних угрозах государственной, экономической и общественной безопасности России, а также угрозах международному миру и безопасности, исходящих из глобального информационного пространства, изложенная в Концепции внешней политики России11. Осталась за рамками исследования закрепленная в этом же документе позиция российского политического руководства по вопросу о необходимости выработки под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в области обеспечения МИБ, в том числе посредством интернационализации на справедливой основе управления информационно-телекоммуникационной сетью «Интернет».

Остались незамеченными многочисленные инициативы России и ее партнеров в сфере МИБ, например представленная секретарем Совета безопасности России Н.Патрушевым еще в 2011 году концепция универсальной Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности12.

Кроме того, вызывает недоумение попытка соавтора рассматриваемой работы Брюса МакКоннелла, вице-президента по глобальным вопросам Института Восток-Запад, критиковать российский подход к определению термина «информационная безопасность», который, по его мнению, является излишне широким. «Российское видение кибербезопасности включает защиту от использования информационного пространства для нанесения ударов по России. Так, например, действия госсекретаря США Хиллари Клинтон по защите права на свободу слова и продвижению социальной сети «Твиттер» для высказывания своих политических настроений были восприняты как попытка стимулирования «цветной революции» в России» (данный тезис резко контрастирует с истерией в американском истеблишменте по поводу «мифического» влияния России на американские выборы 2016 г.).

Б.МакКоннелл пытается не замечать инспирированных с участием бывшего госсекретаря США Х.Клинтон «арабской весны», а также целого ряда других «цветных революций», несмотря на то что публикация дипломатической переписки в «Wikileaks» убедительно раскрывает технологию этой, по существу, подрывной работы США в ИКТ-среде. Вряд ли можно прийти к другому выводу, анализируя текст шифротелеграммы посольства США в КНР от 25 января 2010 года13

Трудно согласиться и с тем, что образование так называемой Глобальной комиссии по стабильности киберпространства14 является средством решения всех проблем создания, оценки и разработки рекомендаций, касающихся применения норм, правил и принципов ответственного поведения государств, призванных способствовать обеспечению открытой, безопасной, стабильной, доступной и мирной ИКТ-среды, а также выдвижению предложений по обсуждению в более широком формате.

Ни процедура образования комиссии, ни ее состав не создают оснований для подобных иллюзий. При этом остаются «за кадром» многочисленные инициативы России и ее партнеров в ООН по организации работы для исследования глобальных аспектов стратегической стабильности, в том числе в ИКТ-сфере.

Вызывает сожаление, что российские соавторы записки РСМД не высказали своего мнения на сей счет.

Искусственность данного подхода к выстраиванию повестки дня российско-американского сотрудничества в области МИБ вынуждает авторов настоящей работы предложить свой взгляд на основные проблемы обеспечения МИБ и возможные приоритетные направления сотрудничества России и США в данной области.

По мнению авторов, в современных условиях укрепление российско-американского сотрудничества по-прежнему является одним из ключевых факторов обеспечения международной безопасности вообще и в информационной сфере в частности.

Как показала работа Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в области информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности, в международном экспертном сообществе усилиями в том числе Российской Федерации и ее партнеров сложилось общее понимание необходимости соблюдения международных обязательств, вытекающих из признанных государствами источников международного права: общих и специальных международных конвенций; международного обычая; общих принципов права, признанных цивилизованными народами; судебных решений15

Существует согласие16 и в том, что ИКТ-среда является новым пространством международных отношений. Основными признаками, отличающими ИКТ-среду от традиционных пространств реализации отношений суверенных государств (суши, моря, воздушного пространства), являются:

- искусственный характер ИКТ-среды, образуемой совокупностью средств телекоммуникаций, вычислительной техники, программного обеспечения, функционирующих в системе глобальных цифровых идентификаторов, работоспособность которой поддерживается усилиями прежде всего негосударственных организаций, находящихся в различных юрисдикциях;

- виртуальность процессов применения ИКТ, следствием которой является невозможность непосредственного наблюдения условий возникновения инцидентов в ИКТ-среде;

- трудность определения источников инцидента в ИКТ-среде;

- дестабилизирующие последствия злонамеренного или враждебного использования ИКТ против критически важной инфраструктуры общества, совершения террористических нападений на объекты ИКТ-среды и связанную с ИКТ инфраструктуру;

- использование ИКТ террористическими организациями для вербовки сторонников, финансирования, обучения, подстрекательства и проведения терактов.

Озабоченность американских политиков «мифическим» влиянием других государств на развитие политических процессов в США приближает время признания угрозой МИБ использование ИКТ для вмешательства во внутренние дела суверенных государств, о необходимости противодействия которой Россия и ее партнеры по Шанхайской организации сотрудничества не только заявили в совместном соглашении17, но и дважды - в 2011 и 2015 годах - вносили проекты соответствующих резолюций в ООН18

Из возможных способов обеспечения применимости международного права к ИКТ-среде США выбирают толкование международных обычаев и принципов, не накладывающих на государства дополнительных обязательств по международному сотрудничеству в области предотвращения использования ИКТ в военных целях, а также в области сотрудничества по проблемам предотвращения преступной, в том числе террористической, деятельности.

Соглашаясь с принятием ответственности за предотвращение «использования их территории для совершения международно-противоправных деяний с использованием ИКТ»19, американские эксперты пока не видят необходимости договариваться об установлении границ зон ответственности государств в ИКТ-среде, о процедуре объективизации данных о нарушении международных обязательств государствами, о порядке расследования международных инцидентов в ИКТ-среде на основе взаимодействия национальных Групп реагирования на инциденты информационной безопасности.

Исходя из безусловного приоритета поддержания международного мира, безопасности, создания открытого, безопасного, стабильного, доступного и мирного глобального информационного пространства, крайне важно сосредоточить усилия государств на предотвращении конфликтов в ИКТ-среде и использовании ИКТ для достижения военных целей, а не на их легализацию.

В условиях бурного роста преступности в компьютерной сфере, а также с учетом уязвимостей Industry 4.0 (ожидаемый ущерб от их использования в преступных целях возрастет, как ожидается, с 400 млрд. долл. в 2016 г. до 3 трлн. долл. суммарно к 2020 г.)20 не менее важным становится принятие универсальной Конвенции по противодействию информационной преступности, проект которой представлен Россией в мае 2017 года на VIII Международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, а также «на полях» 26-й сессии Комиссии ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию21

Международное сообщество могло бы сосредоточить усилия на прогрессивном развитии международного права, на адаптации его к особенностям ИКТ-среды как новой сферы международного сотрудничества.

В основу предложений по приоритетным направлениям российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности можно было бы положить идею совместного выполнения следующих мероприятий:

1. Подготовка проекта Конвенции по обеспечению международной информационной безопасности, закрепляющей основные подходы к прогрессивному развитию международного права применительно к ИКТ-среде посредством принятия норм, уточняющих содержание международных обязательств государств в ИКТ-среде, процедуру выявления нарушений этих обязательств, определения субъектов, нарушивших международные обязательства, а также процедуры мирного разрешения международных споров, связанных с инцидентами в ИКТ-среде22;

2. Подготовка проекта руководства по применению принципов, норм и правил ответственного поведения государств в ИКТ-среде;

3. Подготовка проекта Конвенции по противодействию информационной преступности;

4. Подготовка проектов дополнений к существующим международным договорам, уточняющих содержание международных обязательств в ИКТ-среде, и прежде всего в контексте предупреждения возникновения международных конфликтов и мирного разрешения международных споров;

5. Подготовка универсального международного договора о порядке отграничения зон ответственности государств в ИКТ-среде и правового закрепления границ этих зон ответственности (пространственных пределов суверенитета государств в ИКТ-среде);

6. Подготовка международных соглашений о порядке расследования международных инцидентов в ИКТ-среде на основе взаимодействия национальных центров реагирования на опасные события в данной среде, а также о порядке приписывания субъектам международного права ответственности за возникновение таких инцидентов;

7. Создание международного органа для рассмотрения международных споров по вопросам безопасности продуктов, реализующих функции ИКТ, а также по вопросам использования ИКТ для вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Для организации работы по перечисленным направлениям стоило бы создать при одной из международных организаций или Комиссии международного права при Генеральной Ассамблее ООН специализированную рабочую группу по подготовке предложений по проектам международных договоров. В состав такой рабочей группы могли бы войти юристы, инженеры и представители силовых структур заинтересованных государств.

Экспертизу проектов документов, подготовленных специализированной рабочей группой, можно было бы осуществлять с использованием потенциала Группы правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности, созываемой Генеральным секретарем ООН по рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, а также в формате двусторонних и многосторонних консультаций.

 1URL: http://kremlin.ru/events/president/news/55882

 2URL: https://ria.ru/politics/20171004/1506134984.html

 3URL: https://ria.ru/politics/20090401/166744761.html 

 4URL: http://kremlin.ru/supplement/1479 (дата обращения: 06.10.2017).

 5URL: http://tass.ru/politika/4458190 (дата обращения: 03.08.2017).

 6URL: https://www.kommersant.ru/doc/3335422 (дата обращения: 06.10.2017).

 7URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4077772 (дата обращения: 06.10.2017).

 8URL: https://goo.gl/rDCwkQ (дата обращения: 06.10.2017).

 9URL: https://www.defense.gov/Portals/1/features/2015/0415_cyber-strategy/Final_2015_DoD_CYBER_STRATEGY_for_web.pdf (дата обращения: 16.10.2017).

10МакКоннелл Б., Шариков П., Смекалова М. Предложения по российско-американскому сотрудничеству в сфере кибербезопасности / РСМД. Сентябрь 2017. №11 // URL: http://russiancouncil.ru/papers/RIAC-EWI-Russia-US-Cybersecurity-Policybrief11-ru.pdf

11Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации 30 ноября 2016 г. // http://kremlin.ru/acts/bank/41451/page/2

12URL: http://www.scrf.gov.ru/security/information/document112 (дата обращения: 07.10.2017).

13См.: Смирнов А.И., Кохтюлина И.Н. Глобальная безопасность и мягкая сила 2.0. М.: ВНИИГеосистем, 2012. С. 55, 219-226 // URL: https://mgimo.ru/upload/iblock/60a/60ad847142af15b58c4b7ce272d9607c.pdf

14URL: http://cyberstability.org/commissioners/ (дата обращения: 07.10.2017).

15Статут Международного суда. Ст. 38. П. 1.

16Доклад Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности. 22 июля 2015 г., A/70/174.

17Соглашение между правительствами государств - членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности. Екатеринбург, 16 июня 2009 г.

18URL: http://www.mid.ru/mezdunarodnaa-informacionnaa-bezopasnost/-/asset_publisher/UsCUTiw2pO53/content/id/916241

19Доклад Группы правительственных экспертов по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности. 22 июля 2015 г., A/70/174. П. 13 С.).

20URL: https://goo.gl/Bg4bnY (дата обращения: 06.10.2017).

21URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=27991# (дата обращения: 06.10.2017).

22Крутских А.В., Стрельцов А.А. Международное право и проблемы обеспечения международной информационной безопасности // Международная жизнь. 2014. №11.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396234 Анатолий Смирнов, Анатолий Стрельцов


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440707 Дейв Маджумдар

Готовься, Америка: российская бомбардировочная авиация может вскоре стать самой грозной силой

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Модернизированный парк российских стратегических бомбардировщиков, включая новые производственные версии Ту-160М2, даст Кремлю больше возможностей для нанесения ударов обычными видами оружия по всему миру. В настоящее время Россия при нанесении высокоточных ударов большой дальности использует в основном крылатые ракеты «Калибр», пуск которых производится с подводных лодок. Однако с принятием на вооружение модернизированных бомбардировщиков, оснащенных малозаметными обычными ракетами большой дальности Х-101 и ракетами Х-102 в ядерном оснащении КБ «Радуга», Кремль получил более грозное оружие. А поскольку Россия все больше полагалась на ядерное оружие, видя в нем гарантию своей безопасности, теперь эта ее зависимость пошла на убыль.

«На плановой основе осуществляется модернизация стратегических ракетоносцев Ту-160м и Ту-95мс», — заявил начальник Генерального штаба генерал Валерий Герасимов, выступая 7 ноября на коллегии Министерства обороны.

«На них устанавливаются более мощные двигатели, бортовое радиоэлектронное оборудование переводится на отечественную элементную базу, расширяется спектр применяемых средств поражения. Начата разработка перспективного авиационного комплекса дальней авиации».

Модернизация российской бомбардировочной авиации приведет к тому, что в России появится гораздо больше самолетов, способных нести крылатые ракеты. «Количество самолетов, способных применять новые крылатые ракеты, увеличилось более чем в 11 раз, доля современных стратегических ракетоносцев возросла по сравнению с 2012 годом на 53% и составила 75,7%», — сообщил Герасимов.

Модернизация самолетов очень важна, поскольку она снижает зависимость постсоветской России от ядерного оружия. «Неядерные силы сдерживания получили дальнейшее развитие, — заявил начальник Генштаба. — В оснащении вооруженных сил России был совершен настоящий прорыв в области высокоточного оружия большой дальности. Проводится модернизация дальней авиации, чтобы эти самолеты можно было оснастить новыми крылатыми ракетами Х-101».

Надо сказать, что по некоторым меркам русские в настоящее время находятся на переломном этапе.

«Мы уже достигли переломного момента даже без гиперзвукового оружия, потому что у нас есть „Калибр". Более того, у нас есть крылатая ракета воздушного базирования Х-101, обладающая колоссальной и непревзойденной дальностью в 4 500 километров», — рассказал The National Interest старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований при Высшей школе экономики Василий Кашин.

«Сочетание Х-101 плюс стратегический бомбардировщик дает в определенном смысле глобальные ударные возможности, хотя сам самолет весьма медленный», — отметил он.

Получив ракету Х-101, российская бомбардировочная авиация сможет дополнить и даже заменить собой российский подводный флот, став главным ударным средством большой дальности. «В некоторой степени эта авиация сможет заменить военно-морской флот», — сказал Кашин.

«Я думаю, именно по этой причине вкладываются большие деньги в программу Ту-160М2. Они смогут одновременно наносить мощнейшие ракетные удары по всему миру».

Между тем, Россия продолжает разработку гиперзвукового оружия, которое еще больше снизит зависимость Москвы от ядерного арсенала.

«Развитие высокоточного оружия и ведущиеся разработки гиперзвуковых ракет позволят перенести основную часть задач стратегического сдерживания из ядерной в неядерную сферу», — отметил Герасимов.

Россия добивается немалых успехов в создании гиперзвуковой противокорабельной ракеты «Циркон», которая обладает относительно небольшой дальностью. В ближайшее время Россия вряд ли станет создавать новое неядерное стратегическое оружие большой дальности.

«Я думаю, что до создания неядерного гиперзвукового стратегического оружия пока еще далеко», — отметил Кашин.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440707 Дейв Маджумдар


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440658 Энн Эпплбаум

Энн Эпплбаум: Путин хочет не реставрации империи, а восстановления советских позиций в мире

112.ua, Украина

Каковы опасения Владимира Путина в отношении Украины, нужна ли стране миротворческая миссия ООН и как стать лучшим государством — рассказала журналистка, историк и лауреат Пулитцеровской премии Энн Эпплбаум в эксклюзивном комментарии Элине Бекетовой и ее проекту 112 Insight International. В Киеве писательница по приглашению Национального университета «Киево-Могилянская академия». Эпплбаум презентовала свою книгу о Голодоморе в Украине «Красный голод. Война Сталина с Украиной». Как отметила журналистка — книга не только о Голодоморе, ведь она объясняет советскую политику в отношении Украины.

— Элина Бекетова: Спасибо за то, что присоединились к «112 Украина»! Мой первый вопрос будет про Польшу — Вы называете ее вторым домом. Что думаете о напряженности в отношениях между Украиной и Польшей, возникшей в последнее время из-за исторического прошлого. Почему это произошло, и как это прекратить?

— Энн Эпплбаум: Я думаю, что это один из самых глупых споров, которые сейчас происходят в Европе. Есть две страны, которые имеют общие интересы, они должны работать вместе и должны видеть, что у них есть много общего — это Польша и Украина. У вас есть параллельные отношения с Европой, с Россией, вы должны сотрудничать так, как вы это делали на протяжении 25 лет. В частности, за последние 5 лет Польша была страной, которая создала идею пути Украины в Европу, Ассоциации для Украины и была центром переговоров между Украиной и Европой в течение последнего десятилетия. И мысль о том, что у Украины может быть какой-то конфликт с Польшей, является чушью. Я знаю, что есть националисты и люди, которые из собственных побуждений, из политических соображений хотят произвести большое впечатление или доказать, что они защищают страну на мировой арене…

— Это причина, почему этот спор появился сейчас?

— Я думаю, что нет других хороших объяснений этому. В Польше нет движения против украинцев, нет прежнего гнева в отношении Украины. Если бы я могла посоветовать, то сказала бы: пожалуйста, давайте не делать из этого большую проблему, будем двигаться дальше, давайте обсудим все позитивные вещи, которые могут сблизить две страны. У вас очень много общего, очень важно, чтобы вы работали совместно в будущем.

— Говоря об Украине и России, на Ваш взгляд, Путин все-таки хочет восстановить Российскую империю, или он отказывается от этой идеи?

— Я не думаю, что он настолько заинтересован в Российской империи, сколько он заинтересован в возвращении советских позиций на мировой арене. Итак, давайте будем немного точнее. Я думаю, ему это интересно. И он пытается это сделать несколькими разными способами. И помните, что он работает с позиции слабости. Поскольку его страна с относительно небольшой экономикой, которую можно сравнить, пожалуй, с Италией, но совершенно точно не с ЕС или США. Используя более ограниченные инструменты, он старается сыграть свою роль на мировой арене, и он пытается это сделать посредством войны в Украине, посредством войны в Сирии. Это, пожалуй, его цель. Итак, если вы хотите назвать это возрождением империи… Так, нельзя сказать, что это Российская империя, но я думаю, что он хочет сыграть своеобразную суперроль в мире.

— Каково его самое большое опасение в Украине?

— Я думаю, что больше всего опасение Путина относительно Украины на самом деле является идеологическим. Посмотрите, если бы Украина стала демократической, успешной, процветающей, где соблюдаются нормы права, где борются с коррупцией, страной, которая интегрирована в остальную часть европейского континента, экономически и политически, тогда я думаю, что русские скажут: если Украина смогла это сделать, которая настолько близка нам, то почему бы нам не попробовать? Путин видит эту идею про демократическую Украину, европейскую Украину как идеологическую угрозу для себя.

— Как далеко Украина от того, чтобы быть демократической европейской страной, мы такой уже являемся?

— Еще не являетесь. Это процесс. Я не могу дать вам цифру или точное место на дорожной карте. Я надеюсь, вы будете продолжать двигаться в этом направлении.

— Как считаете, Украине нужна миротворческая миссия? Дискуссия уже давно идет. Украина хочет миротворцев на всей территории Донбасса, Россия — частично. Как найти компромисс?

— У меня такое впечатление, что Россия начинает понимать, что эта война в Украине является ошибкой, что это не хорошо для России, она уже не популярна там. Одна из причин, почему он сейчас ведет переговоры — об этом больше не говорят активно в России. И я думаю, что мы сейчас в начале очень длительного периода переговоров. Это очень хорошая новость, что у вас есть Курт Волкер, который симпатизирует вашему пути видения мира. И это очень удачно, чтобы такой человек был в американской администрации. У меня нет точной формулы компромисса, я не знаю, как это должно выглядеть, но я не думаю, что это уже невозможно. Думаю, мы сможем говорить об изменениях в ситуации в следующие год-два.

— Спасибо, что присоединились к нашему эфиру!

Беседу вела Элина Бекетова

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440658 Энн Эпплбаум


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан

Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей и дать срок на адаптацию - и.о. главы ГФС Мирослав Продан

Эксклюзивное интервью исполняющего обязанности главы Государственной фискальной службы (ГФС) Мирослава Продана агентству "Интерфакс-Украина"

- Парламент принял так называемый закон "Маски-шоу стоп”. Премьер говорит, что это серьезный шаг навстречу бизнесу, страдающему от беспредела отдельных силовиков. Будет ли все это реально работать?

- Этот закон действительно один из важных шагов по улучшению инвестиционного климата. Мы сколько угодно могли вести диалог с инвесторами, бизнесом, но предприниматели ощущали себя бесправными перед государством, силовыми органами. Давайте говорить откровенно: вас могли банально "заказать" конкуренты и с помощью обысков, выемки техники, документов просто не позволить работать. Но закон заработает, если будут отлажены механизмы эффективного контроля над его исполнением. Если у предпринимателя проводят обыск и не пускают в помещение адвоката, он должен понимать, как зафиксировать этот факт и куда, к кому конкретно в данном случае обращаться с жалобой на действия силовиков.

- Налоговая милиция уже готовится к изменениям в работе?

- Изменения в нашей работе начались задолго до принятия закона. Количество "силовых” действий со стороны налоговой милиции, тех же обысков, в этом году значительно сократилось, мы уходим от модели силового органа и трансформируемся в сервисно-консультационную службу. 95% нашего бизнеса платит налоги добровольно. И для меня увеличение именно этой цифры – наиболее важный KPI нашей работы.

- Может ли новый закон помешать борьбе с махинаторами? Пару недель назад вы рассказали о совместной с НАБУ операции по аресту 450 млн грн одесских контрабандистов. Какое продвигается это дело?

- Дело расследует НАБУ. Думаю, когда придет время, наши коллеги прокомментируют ход следствия. Я же только хочу отметить, что контрабандная группировка, с которой мы ведем войну, не собирается пока сдаваться. "Минимизаторы" работали через один из одесских судов, который, как на конвейере, отменял все решения таможенников о корректировке таможенной стоимости. До бюджета в итоге доходило только 5-10% платежей. Вы думаете, после ареста денег, после всех публичных заявлений судьи испугались и прекратили работать на контрабандистов? -- Ничуть. Решения в пользу фиктивных импортеров продолжают приниматься. А против наших сотрудников, которые как раз и ведут борьбу против "минимизаторов", включаются масштабные "ответные действия": фабрикуются абсурдные дела, проводятся "маски-шоу". Идет давление "по всем фронтам". Признаюсь: когда мы разворошили это "осиное гнездо", то не ожидали, насколько мощной окажется у контрабандистов поддержка. Но отступать мы не намерены.

- Не эта ли группировка "минимизаторов" заблокировала вам закупку сканеров для таможенных пунктов пропуска?

- В Украине достаточно людей и сил, сопротивляющихся усилению контроля на границах. Потому что это миллиарды, если не десятки миллиардов теневых финансовых потоков. Закупку сканеров мы обязательно проведем в следующем году. У нас по этому вопросу имеется огромная поддержка со стороны правительства, бизнес-ассоциаций. Мы обязательно выиграем суд у Антимонопольного комитета, доказав, что нам сорвали тендер без объективных причин. Очередное слушание дела назначено на 29 ноября. Проводить новый тендер будем так, чтобы все этапы закупки находились в фокусе внимания СМИ и гражданского общества. А в этом году, я очень рассчитываю, успеем оборудовать пункты пропуска на западной границе 11 комплексами весового контроля. Это лишь одна из мер, но часть схем по минимизации таможенных платежей она однозначно закроет.

- Но ведь остаются еще "челноки" или "пиджаки", как их называют. Что с этим делать?

- Проблема "челноков" – это, прежде всего, проблема нашего законодательства. Украинцы сейчас через автомобильные пункты пропуска имеют полное право завозить товары на EUR500 без таможенного оформления. В итоге на многих пунктах пропуска местные жители целыми семьями, а то и селами стали работать "челноками": дробят большие партии товара по EUR500, грузят в "бусики" и перевозят через границу. Но просто взять и отменить эту норму - не выход: ведь у нас, кроме "челноков", десятки тысяч реальных туристов, которые, возвращаясь в Украину, везут сувениры, подарки. Норму закона нужно просто дополнить. Насколько мне известно, разработано несколько законопроектов, направленных на решение этой проблемы. Авторы предлагают разные ограничения, например, установить лимит количества пересечений границы с возможностью ввоза товара без оформления и т.д. Но, с точки зрения ГФС, мы в значительной степени снимем проблему, если введем требование по времени пребывания человека за границей: чтобы ввести в Украину товар на EUR500 без оформления: вы должны находиться за границей минимум сутки. После принятия такого условия челночный бизнес потеряет смысл. Хочу подчеркнуть: ГФС видит проблему и понимает, как ее решить. Но не ГФС меняет законодательство. Это должно быть политическое решение.

- На прошлой неделе разгорелся скандал вокруг Национального агентства по предотвращению коррупции. Одна из претензий: проверки деклараций высших чиновников и политиков проводились, скажем так, необъективно. Какую роль в этих проверках играет ГФС?

- Декларации госслужащих – непосредственная зона ответственности Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК). Но есть случаи, когда, в соответствии с постановлением суда, ГФС обязывают провести контрольно-проверочные мероприятия, в том числе на предмет соответствия данных в поданной декларации. Мы даем НАПК информацию по их запросу. У них нет собственной базы, ведь агентство создано не более двух лет назад, поэтому используют нашу базу – Государственный реестр физических лиц (ГРФЛ), где хранятся все данные о полученных гражданами и субъектами хозяйствования доходах. ГРФЛ работает с 1998 года. Планируя какую-либо проверку определенного лица, НАПК формирует нам сообщение, а мы готовим информацию. Проверки они проводят сами.

- И по министру финансов, и по министру инфраструктуры?

- В том числе. Но я запросы не разделяю. Процедура в случае проверки данных министра финансов, кого-либо из депутатов, общественных деятелей или любого другого гражданина абсолютно идентичная.

- Много поступает таких запросов?

- Мы же получаем запросы не только от НАПК. Приходят решения суда с сопроводительным письмом от контролирующего органа, который инициировал обращение, например, от Генеральной прокуратуры. Во всех случаях проверка одинаковая. К концу 2016 года мы получили от Генпрокуратуры 37 таких поручений, в течение этого года – до полусотни. Нацагентство по предотвращению коррупции обращается только за информацией.

- Национальный банк предлагает идею валютной и налоговой амнистии, чтобы подвести черту и "начать жизнь заново". Насколько возможно ввести после этого и единую налоговую декларацию? Как вы относитесь к этой идее?

- Одну налоговую амнистию мы уже переживали.

- Но все-таки она была для предприятий…

- Однако результаты не оправдали надежд. Плательщики могли подать уточняющий расчет по декларациям, которые несли риски при формировании схемного налогового кредита, скорректировать сумму и уплатить 5% от нее. Этим мало кто воспользовался, ведь, по сути, нужно было признать, что эта операция носит рисковый характер. Опасались, что, указав на свои ошибки в прошлых периодах и признав их, получат обратный эффект, что это выльется в какие-то дополнительные меры со стороны контролирующих органов. С учетом объемов схемного налогового кредита за 2010-2014 гг. мы получили незначительные средства от такой амнистии. Поэтому нужно ощущать настроение общества: готово ли оно, готов ли бизнес к такой амнистии. Пока нет уверенности, что признание своей вины в дальнейшем используют именно в благих целях, а не против тебя. С этим опасением я столкнулся еще тогда. О нем говорили на встречах с бизнесом в регионах. Хотя со стороны государства сложно было бы придумать что-то более лояльное, разве что списать вообще все. Но бизнес говорит: сегодня у государства одна стратегия, завтра – иная. К тому же нужно определить четкие критерии, чтобы избежать злоупотреблений. Если речь о "нулевой декларации", то с этим будут не согласны те, кто уже сегодня подал электронные декларации. Их воспринимают как "нулевые". По-другому сложно объяснить, зачем было самостоятельно декларировать миллионы при отсутствии подтверждения их доходами. Вопрос очень тонкий, его следует реализовать тогда, когда есть уверенность в готовности общества к таким инициативам.

- Планов об отмене упрощенной системы нет? Против "упрощенки", насколько изв5естно, активно выступал МВФ.

- Давайте сразу обозначим. ГФС – орган центральной исполнительной власти, он лишен права законодательной инициативы. Мы можем рекомендовать, инициировать перед Министерством финансов какое-то свое видение, представлять позицию. Минфин уже выходит с проектами на Кабмин или через профильные комитеты инициирует изменения в законодательство. Поэтому не мы решаем, что отменять, а что не отменять.

- Но у вас есть депутаты, которые вас хорошо слышат.

- Безусловно, у нас есть диалог с комитетом по налоговой и таможенной политике. Но формирует налоговую и таможенную политику Минфин, ГФС же реализовывает. Идеология и законодательная база – это функция министерства. Поэтому я могу лишь высказывать свое мнение. Как известно, в экономически развитых странах упрощенная система налогообложения также существовала. Но она вводилась на переходной период, позволяя бизнесу встать на ноги после кризиса и экономических катаклизмов. Формат налоговой отчетности специально делали настолько понятным, чтобы предпринимателю не приходилось нанимать специалиста, чтобы справляться с бухгалтерией. Он мог делать это сам. У нас этот переходной период затянулся. Давайте говорить откровенно: упрощенная система в существующем виде активно используется крупным бизнесом для минимизации налогов. Фактически, это последняя оставшаяся лазейка в законодательстве. Сегодня минимизация налогов в упрощенной системе набирает обороты, поскольку иных механизмов уже нет. Привожу пример. Огромный супермаркет или сеть спортклубов. Это же не малый бизнес? Бухгалтера они могут нанять? Могут. Но почему-то работают через ФОПы. У них даже нет юрлица. Вместо него десятки, а иногда и сотни ФОПов, на счет которых поступает выручка. Дошли до установленного лимита - закрыли ФОП, открывают другой. Это наносит очень большие потери бюджету и не имеет никакого отношения к мелким предпринимателям.

- Какой же выход?

- Следует продумать механизм перехода от упрощенной системы налогообложения к общей, дать срок бизнесу на адаптацию. Тогда сможем закрыть еще один колоссальный источник минимизации налогов. Мы работаем над тем, чтобы налоговая отчетность не отвлекала у мелких предпринимателей много времени. Для этого расширяется функционал, улучшается качество сервисов, удобство Электронного кабинета плательщика. Вам не нужно ходить в налоговую, дома есть компьютер и интернет – отправляйте все данные через ваш "кабинет". Мы к этому стремимся. И так обязательно будет.

- А кассовые аппараты?

- Скажу, наверное, непопулярную вещь, но РРО – единственный механизм по наведению порядка в системе государственных финансов. И мы никуда не уйдем от них. Без кассовых аппаратов мы никогда не победим контрабанду, поскольку розничные сети не смогут ее бесконтрольно реализовывать и наличкой рассчитываться с контрабандистами. Пока в Украине можно продать товар за наличные без контроля, до тех пор будет стоять вопрос контрабанды. В том числе через схему "пиджаков" или "челноков". Если никто не будет покупать этот товар без сопутствующих документов, не будет и предложения. Точка. Многие страны пытались решить эту проблему по-разному, но все пришли к единому выводу: нужны РРО.

- Опять поднимется волна негодования – власть хочет заставить предпринимателей покупать кассовые аппараты… А олигархи тем временем продолжают прятать всю прибыль в оффшорах.

- А почему обязательно кассовые аппараты? Наши специалисты, например, разработали модель портативного устройства, которое совместимо с ноутбуком, смартфоном или другим гаджетом. Нужно только установить программы и иметь подключение к интернету. Устройство будет стоить около 700 грн и не потребует дополнительного обслуживания. Один раз купил – и все твои операции автоматически попадают в наш единый реестр операций. На недавней встрече руководства страны с бизнесом премьер-министр поднимал вопрос о кассовых аппаратах. Он отметил, что если для ФОПов проблема покупки кассовых аппаратов стоит только в финансовой плоскости, то можно рассмотреть покупку его в счет уплаченных налогов. Государство фактически дарит предпринимателю аппарат, стоимость которого затем компенсируется из налогов, которые он уплатит. Идею приняли положительно. Поэтому решение проблемы мы готовы предложить.

Что же касается оффшоров, то это проблема не только Украины. И это проблема комплексная, а не только налогообложения. Но если мы сейчас начнем ее обсуждать, на другие вопросы времени не останется.

- Министр финансов Александр Данилюк на пресс-конференции заявил о значительном росте количества возможных "скруток", в связи с чем даже поручил отстранить от обязанностей руководство ГФС Киева и провести расследование.

- Текст поручения, которое мы получили, несколько отличается от озвученного министром на пресс-конференции. Мы определили, в каких регионах проблема носит массовый характер. Возможный кредит для минимизации уплаты НДС сформировали 10 налоговых инспекций. Мы создали 10 рабочих групп из представителей разных департаментов центрального аппарата, они выехали в эти налоговые инспекции. Если на местах будут давить на проверяющих или препятствовать им, тогда руководитель рабгруппы может инициировать механизм отстранения начальника инспекции от исполнения служебных обязанностей на время проведения такой проверки.

Я не уполномочен отстранять должностное лицо по своему желанию или поручению министерства. Это раньше руководитель ГФС мог принимать подобные решения единолично. С 1 мая 2016 года вступил в силу закон о госслужбе, и все решения по наложению дисциплинарных штрафов или увольнению принимает дисциплинарная комиссия и уже она рекомендует руководителю, как поступить. Процедура должна быть соблюдена, иначе она может быть обжалована в судебном порядке.

- Не утихают споры вокруг автоматической блокировки рисковых накладных. На прошлой неделе в профильном комитете парламента прошли слушания на тему СМКОР (система мониторинга критериев оценки рисков - ИФ). На этой неделе ожидается решение судьбы системы…

- Вы помните, какая несколько лет назад была проблема с "налоговыми ямами"? Летом 2015 года внедрили систему электронного администрирования НДС, и проблема ушла. С "ямами", как способом минимизации уплаты налога на добавленную стоимость, разобрались. Следующий шаг ГФС – борьба со схемным налоговым кредитом от сельскохозяйственных предприятий на спецрежиме налогообложения. Перевели их на общую систему – и возможность злоупотреблять с НДС в агробизнесе отошла в прошлое. Третья проблема – "скрутки", "пересорт" или, как мы его называем в ГФС, "встречный транзит". Благодаря системе СМКОР вопросы "скруток" и "пересорта" ушли на второй план, хотя система еще не идеальна и нуждается в усовершенствовании. То есть, сейчас имеем абсолютно иные масштабы, объемы. Раньше за 20 минут создавались фирмы-посредники, покупавшие импортный НДС. Сейчас этого нет. Этот бизнес уничтожен. Сегодня благодаря СМКОР, чтобы предприятие имело шанс провести рисковые операции, у него должно быть не менее 25% реальной экономической деятельности. Иными словами, это еще не победа, но очень существенный шаг вперед. И это не только мое мнение. Европейская бизнес ассоциация также заявила, что не поддерживает попытки отмены СМКОР. Да, внедрение системы идет непросто, так как она уникальна. Но происходит процесс ее доработки. И очень хорошо, что есть диалог по этому вопросу, что в работу активно включился профильный комитет Верховной Рады, создана рабочая группа с участием депутатов, представителей Минфина, ГФС и бизнеса. Идет поиск оптимальных решений. Мы видим конструктив со стороны своих коллег. Какое именно будет принято решение, пока не берусь прогнозировать, но считаю: у нас нет альтернативы избранному пути.

- По каким критериям оцениваете эффективность новой системы?

- Процент заблокированных налоговых накладных с каждым месяцем уменьшается, в то же время мы сохраняем значительный рост по начислениям НДС. На 20 ноября в системе СМКОР зарегистрировано более 94,8 млн налоговых накладных на сумму 557,6 млрд грн. Приостановлено 515 тыс. налоговых накладных на сумму 11,2 млрд грн. Это 0,5% общего объема. То есть, направление выбрано правильно. Остается решить две проблемы – наладить эффективный механизм корректировки критериев, чтобы "схемщики" не успевали адаптироваться и найти "противоядие". И защитить честных налогоплательщиков, которые несправедливо попали под блокировку. Даже если таковых всего 30 или 40 в стране за день. Признаю, если мы ситуацию стабилизировали в целом, то остаются случаи, где система еще срабатывает некорректно. Но еще раз повторю: ГФС – орган исполнительной власти. Мы будем работать с теми инструментами и в рамках той модели, которую определят правительство и парламент. В прошлую пятницу вступил в силу приказ Минфина с новыми критериями. Например, теперь автоматически будут приниматься таблицы плательщика, у которых налоговая нагрузка превышает 2%. Изменения решат проблему с блокировкой реальных операций.

- Каково ваше отношение к инициативе введения налога на выведенный капитал?

- Положительное. Я поддерживаю создание условий, при которых у бизнеса появляется еще один серьезный стимул для инвестиций. Но нужно понимать, в какой перспективе это делать. Готово ли государство к временному сокращению поступлений по налогу на прибыль? По разным оценкам, на первом этапе речь идет о потерях бюджета в 20-40 млрд грн в год. Ситуация выровняется в перспективе трех-пяти лет. Но всем нам следует подумать о компенсаторах на этот период.

- Но это точно не 2018 год, судя по вашим словам?

- Мне кажется, что ближайший срок, когда может заработать налог на выведенный капитал, это второе полугодие следующего года.

- Принят в первом чтении бюджет на следующий год. За счет чего будете увеличивать доходы госказны, которые должны прилично вырасти?

- Наши плановые показатели на следующий год увеличены более чем на 100 млрд грн по сравнению с текущим годом. Речь идет о дополнительных 68 млрд грн по таможенному направлению, 27 млрд грн – по налоговому. То есть, индикативы по таможне выросли на 25% по сравнению с 2017-м, а по налоговой – на 7%. В целом запланировано увеличение поступлений на уровне 15%. Это реалистичные показатели. Думаю, мы справимся.

Как видите, основной акцент в росте показателей делается на таможню. По итогам октября таможня дала в бюджет более 30 млрд грн -- абсолютный рекорд за всю историю Украины. При этом Одесская таможня досрочно выполнила годовой план. При плане в 16,6 млрд грн, 18 октября одесские таможенники уже перечислили в бюджет 16,7 млрд грн. На 1 ноября объем перечисленных таможенных платежей составил более 17,5 млрд грн, то есть годовой индикатив перевыполнен на 5%. И это прецедент за последние годы. Если такая динамика сохранится, мы ожидаем, что к концу года дополнительно поступят еще 4 млрд грн. А значит, только Одесса перечислит в бюджет более 20 млрд грн. И мы должны идти дальше, не сбавляя темп. Поэтому нам так важны сканера, без которых эффективно проводить процесс детенизации невозможно.

В налоговой сфере большой теневой сектор остается в зарплатном направлении. После того, как мы ужесточили ответственность работодателей за выдачу зарплат в конвертах, многие пересмотрели свою позицию и стали платить "в белую". Например, в Киеве по сравнению с прошлым годом средняя официальная зарплата выросла на треть. Но работы еще очень много. Достаточно взглянуть, например, на суммы, которые официально декларируют наши звезды спорта или эстрады.

- В следующем году будет сохранен таможенный эксперимент, когда половина от перевыполнения таможнями плана идет на строительство дорог?

- Да, очень большая поддержка в этом вопросе исходит от региональных властей. В рамках эксперимента с начала года таможнями уже перечислено 10,2 млрд грн. Только по итогам октября на ремонт дорог в регионах должно быть направлено 1,86 млрд грн, что также является рекордом за 10 месяцев. То есть, октябрь у нас получился рекордным по многим показателям. До этого наибольшая сумма была перечислена на дороги в мае – 1,83 млрд грн. И вы видите, что ситуация с дорогами в стране начала действительно меняться в лучшую сторону.

- Налог на недвижимость – оправдались ли надежды, что с его помощью можно будет наполнить местные бюджеты?

- Самая большая проблема – база налогообложения. Мы используем электронную базу, но в ней нет значительной части объектов. Там, где органы местного самоуправления приняли на себя ответственность и наполняют базу, там сборы увеличиваются. А если документация до сих пор на бумаге и лежит в архивах БТИ, процесс тормозится. К сожалению, сегодня база по старым объектам наполняется в основном за счет операций с недвижимостью. Все, что зависит от ГФС, мы делаем.

- Последний вопрос: когда у вас появятся заместители?

- Хороший вопрос (смеется). Заместители очень нужны. Я сейчас много бываю в командировках. В последние годы у нас образовался определенный вакуум в отношениях с международными партнерами по таможенному направлению. Мы потеряли много наших международных связей и фактически выпали из деятельности международных организаций, перестали участвовать в важных конференциях. А таможня не может существовать обособлено от других стран. Чтобы эффективно работать, нужно быть "в коннекте" с соседями. И я много времени расходую на поездки за границу, чтобы наладить утерянные связи, организовать совместные со странами-соседями меры по борьбе с контрабандой, обмен информацией по таможенной стоимости, общие пункты проведения таможенного контроля. Поэтому, конечно, увеличение количества заместителей - важный вопрос. Но я нахожусь сейчас на двух должностях – и. о. руководителя и заместителя главы ГФС, что делает невозможным взять кого-то на должность заместителя. Так что, придется пока поработать за двоих.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > interfax.com.ua, 22 ноября 2017 > № 2399792 Мирослав Продан


Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: создание ядерного оружия — это особое творчество

Двадцать второго ноября 1955 года в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне состоялось успешное испытание первой полноценной отечественной водородной бомбы РДС-37. Она стала прототипом будущих боеприпасов, ставших основой ядерного щита России и обеспечивших стратегический паритет с США и в конечном счете мир. По мнению специалистов, ключевой вклад в те успехи внес молодой тогда сотрудник ядерно-оружейного "штаба" страны — Конструкторского бюро-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, Саров) — Юрий Трутнев.

Второго ноября этого года первому заместителю научного руководителя по перспективным исследованиям РФЯЦ-ВНИИЭФ академику Трутневу исполнилось 90 лет. Президент России Владимир Путин в Кремле вручил легендарному ученому орден "За заслуги перед Отечеством" первой степени. О том, как создавались отечественные термоядерные заряды, как опыт советского атомного проекта может помочь развивать новые направления оборонных исследований и о том, что нужно молодежи, чтобы состояться в науке, Юрий Трутнев рассказал в интервью РИА Новости. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

- Юрий Алексеевич, как вы считаете, несмотря на развитие новых видов оружия, например гиперзвукового, остается ли необходимость в существовании ядерного оружия?

— Конечно, остается, причем необходимость не просто в его существовании, но и совершенствовании. Мы этим занимаемся в нашем ядерном центре. Но не только этим, а и другими вещами, которые, скажем так, помогли бы ядерному оружию поразить врага.

- Ведущие державы, обладающие ядерным оружием, соблюдают запрет на его испытания. Не может ли в таких условиях снизиться качество оснащения ядерных сил?

— В том, что испытания запрещены, я думаю, ничего страшного нет — накоплен необходимый опыт, накоплены заряды, которые мы можем делать. Создаются и новые носители, на которые можно ставить существующие заряды.

- Ваши ученики и коллеги в один голос говорят о том, что вы сохраняете большую работоспособность и огромную любознательность в науке. Можно ли, в пределах возможного, рассказать, над какими вещами вы сейчас работаете?

— С самого начала я работал на обороноспособность страны. И сейчас это самая главная моя задача. Но подробно говорить, какими задачами я занимаюсь в настоящее время, наверное, все-таки нецелесообразно.

- А каким образом вам удалось прийти к идеям, которые легли в основу нашего современного термоядерного оружия?

Первая атомная: как новое оружие изменило судьбу СССР и всего мира

- С чего все началось? После того, как был сделан и испытан в 1949 году первый советский атомный заряд, и американцы, и наша страна начали разрабатывать термоядерные заряды. 12 августа 1953 года был испытан наш заряд, так называемая слойка, конструкция которой — атомный заряд, окруженный слоями термоядерного "горючего" и урана-238 — была предложена Андреем Сахаровым. Но это не был термоядерный заряд в современном понимании. Дело в том, что заряд можно считать термоядерным, если больше половины энергии при его взрыве выделяется за счет термоядерных реакций слияния ядер изотопов водорода — дейтерия и трития, а не за счет реакций деления ядер урана или плутония. С этой точки зрения "слойка Сахарова" была атомным зарядом с так называемым термоядерным усилением, дававшим поток нейтронов, которые способствовали делению ядер урана-238. Это позволило повысить мощность заряда до 400 килотонн. Для сравнения, первый наш атомный заряд дал около 20 килотонн.

Перед нами стояла задача повысить мощность заряда до мегатонного уровня. Но в какой-то момент стало ясно, что в силу особенностей конструкции "слойки" этого не добиться.

- В чем были основные затруднения?

— Надо было придумать, как эффективно сжимать большие количества термоядерного "горючего" — дейтерида лития-6. Ведь термоядерные реакции идут при колоссальных температурах и давлениях. Так вот, обычные взрывчатые вещества для обеспечения нужного сжатия, или как мы называем имплозии, не годились.

Использовать для этого энергию взрыва атомных зарядов впервые предложил Авраамий Завенягин — один из руководителей нашей атомной отрасли в то время. Он сказал — возьмите термоядерный заряд, обложите его кругом атомными зарядами, одновременно взорвите их, они его и обожмут. И вот это было еще, конечно, не решение проблемы, но намек на то, что делать. Эту идею потом развил наш теоретик Виктор Давиденко. Фактически он предложил схему так называемого двухступенчатого заряда — кожух, в котором находились пространственно разделенные атомный и термоядерный узлы. Энергия взрыва первичной атомной ступени использовалась бы для зажигания термоядерных реакций во вторичной ступени. У наших выдающихся специалистов Якова Зельдовича и Андрея Сахарова были большие надежды на эту схему так называемой ядерной имплозии.

- А какие идеи были у вас?

- Расскажу. Я много занимался теорией КПД атомных зарядов. Я знал, что при их взрыве очень много энергии выходит в виде рентгеновского излучения. И я начал подумывать о том, как бы сделать так, чтобы термоядерный заряд обложить легким веществом — "обмазкой". Это могут быть химические элементы с малым номером, имеющие очень хорошую теплопроводность, и с помощью рентгеновского излучения от взрыва первичного атомного заряда "обмазку" нагреть. При этом ее вещество испарялось бы наружу, навстречу излучению, а в результате, как при движении ракеты, создавался бы реактивный импульс, направленный внутрь вторичного заряда и создающий давление, нужное для эффективного сжатия термоядерного "горючего".

Но как было обеспечить равномерное, симметричное воздействие излучения на сферическую поверхность термоядерного заряда с "обмазкой"? Тут я застрял.

И вот в некий момент весной 1954 года из Москвы приезжает Зельдович и говорит: "Знаю, что делать! Давайте будем выпускать излучение вот так". И тут же нарисовал схему, каким образом можно реализовать принцип радиационной имплозии. И я сразу понял, что моя идея пригодна для этого.

Я в тот же день пришел к Сахарову и говорю: "Андрей Дмитриевич, вот Яков Борисович предлагает действовать излучением таким-то образом. А я предлагаю термоядерный заряд окружить легким веществом и с его помощью производить обжатие". И остановились на этом.

- На вашем предложении?

— Нет, это не только мое предложение. Это предложение трех людей — Зельдовича, Сахарова, Трутнева. Зельдович предложил, как именно направлять рентгеновское излучение, Сахаров показал, что это излучение не поглощается стенками кожуха, а остается в нем и поэтому может происходить равномерное воздействие на поверхность термоядерного узла. А моя идея — "обмазка" из легкого вещества для перевода излучения в необходимое давление. Я помню, как я придумал свою идею, но как они дошли до своих идей, сейчас могу только догадываться.

Но, конечно, надо было сначала все рассчитать, показать, получится ли что-нибудь. Это же не велосипед — соединил два колеса и едешь. Здесь температуры в десятки миллионы градусов. Давления невероятные. Времена… У нас было измерение времени в мигах, а за один миг принималась одна десятимиллионная доля секунды. А весь процесс взрыва происходит за несколько десятков мигов. Представляете, какие это малые времена?

- А сколько времени заняли расчеты и создание заряда?

— Могу сказать — идея появилась весной 1954 года, а испытание произошло в ноябре 1955 года. И все это время шла бешеная работа. К ней подключились молодые специалисты — те, кто пришли в наш центр в 1951-м году, в том числе и я. И каждый рассматривал определенный момент процесса. И в результате был сконструирован фактически первый наш настоящий термоядерный заряд РДС-37. Основной принцип его устройства сейчас не скрывается.

- Как проходило его испытание 22 ноября 1955 года?

— Мы стояли в 40 километрах от эпицентра взрыва. У нас, конечно, были темные очки, защищавшие глаза. Вспышка. Мы вскочили, начали кричать: "Победа!" — и тут пришла ударная волна. Как нас тряхнуло! Мы попадали, вскакиваем — а тут вторая волна, отраженная от земли. Опять все упали.

Самое главное — то, что мы получили расчетную мощность 1,6 мегатонны. Мощность заряда, правда, изначально была уменьшена вдвое, потому что полигон не был рассчитан на взрывы больших мощностей.

Но у меня тем временем в голове уже была другая идея — более совершенного изделия на основе нового принципа конструирования термоядерного заряда. После испытания РДС-37 я на следующий день вечером позвал на берег Иртыша моего друга и коллегу Юрия Николаевича Бабаева и говорю: "Юра, давай мы попробуем сделать вот такую штуку". И он согласился. Мы вернулись в Саров и нарисовали схему заряда, предложили ее. Это изделие получило индекс 49. Я не буду говорить, что это такое. Изделие 49 похоже на РДС-37, но не во всем. Над нами начали смеяться, это все ерунда, ничего у вас не получится. Короче, нас не поддержали — потому что не поняли. Решили, по-видимому, так — ну придумывает молодежь, ну и пусть. И долгое время так было.

А мы что? Наше КБ-11 в части расчетов сотрудничало с Мстиславом Келдышем, с его Институтом прикладной математики. С его молодыми ребятами мы к тому времени уже сработались. И начали считать. Все было ясно и понятно.

В то же время наши специалисты — Зельдович, Сахаров, Евгений Забабахин, Лев Феоктистов — предлагали свои варианты, оставаясь в рамках схемы РДС-37. Я до сих пор не могу понять, как такие люди, выдающиеся умы, вместо того чтобы приспосабливать термоядерный заряд к носителю, к ракете, начали исследовать — а нельзя ли получить еще большую мощность? И напоролись на то, что те изменения, которые они предлагали, приводили к отказу. У Зельдовича на испытаниях подряд было три отказа термоядерных узлов!

- Что же в итоге?

— Мы стали настаивать на своем предложении. Нас поддержал Игорь Васильевич Курчатов. Испытание изделия 49 состоялось в День Советской Армии, 23 февраля 1958 года на полигоне на Новой Земле. Успех был очень большой. В 1958 году состоялось несколько испытаний изделий разных мощностей на основе 49-го заряда. Он пошел в серию, его поставили на ракеты, и это уже была основа термоядерного оружия нашей страны.

Но после испытаний в ноябре 1958 года наше руководство прекратило дальнейшие эксперименты на полигонах, это был первый мораторий на ядерные испытания. И вот какая вещь — Сахаров выступил за отказ от испытаний. Но в стране в это время не было ни одного боевого термоядерного заряда! А Сахаров настаивал — мы будем сдавать военным свои заряды без испытаний.

Я некоторое время назад начал перелистывать историю наших испытаний и сопоставлять ее с тем, что делал тогда Сахаров и о чем он потом писал в своих воспоминаниях. Так вот что выясняется — он все время выступал против испытаний именно наших новых зарядов. Выходит некрасивая вещь — у него не получается с его зарядами, а у нас получается, и он выступает против наших испытаний. Как это можно было делать в тех условиях противостояния с США, когда американцы испытывали свои новые термоядерные заряды? Не могу понять. Тут даже не знаешь, что и думать.

Однажды, много позже, я сказал Юлию Борисовичу Харитону (научному руководителю КБ-11/ВНИИЭФ — ред.): " Давайте съездим к Сахарову и зададим ему вопросы, в том числе можно ли сдавать заряды военным в серию без испытаний". Приехали, спрашиваем. Он отвечает, можно сдавать без испытаний. Говорил только я. Юлий Борисович молчал. Но когда мы уходили, одевались, вдруг Харитон сказал: "Андрей Дмитриевич, ваша позиция — это позиция игрока". Попрощались и ушли. Через три дня Сахаров умер.

- Конец 1950-х годов, начало 1960-х — постепенно приближалось время для самого мощного в истории термоядерного заряда, которое сейчас в обиходе называют по-разному — "Царь-бомбой" или "Кузькиной матерью"…

— Это изделие под индексом 602 предложил тоже я. Харитону я сказал: "Юлий Борисович, давайте сделаем 100-мегатонный заряд. Может быть, тогда на Западе поймут, что дальше им будет бессмысленно наращивать свой мегатоннаж". Он согласился. Но мы и здесь в целях безопасности сделали заряд половинной мощности, ступень из урана-238 заменили на свинец.

Приехали на Новую Землю. Испытание состоялось 30 октября 1961 года. Мы стояли у пульта, где шел обратный отсчет. И в некий момент хлоп! — и радиосвязь прекратилась. Это значит, что взрыв успешно произошел, его мощность составила 58 мегатонн.

Взрыв был очень чистым с точки зрения выделения радиоактивных осколков. Американцы и англичане потом удивлялись — как это, такая мощность и так мало осколков — процента три? После этого все, что мы, молодые, ни предлагали, все шло на испытания. Удивительное дело — уже не случалось, чтобы нам отказали, даже разговоров таких не было. Мы с Бабаевым подключили кучу теоретиков, которые тут же обучались и получали нужные результаты.

Был такой любопытный случай. Мы решили сделать 40-мегатонный, но при этом компактный заряд. Опять-таки чтобы радиоактивной грязи не было, убрали урановую ступень и тоже заменили ее на свинец. Расчетную мощность тем самым снизили до 20 мегатонн. В день испытаний я был здесь, в Сарове. Съездил на рынок, вернулся домой. Раздается звонок Юлия Борисовича Харитона: "Юрий Алексеевич, немедленно приезжайте в кабинет Музрукова". Это был директор нашего центра. Я спрашиваю, а как дела на полигоне?— "Вот приезжайте". Приезжаю. Картина: пустой кабинет, сцепив руки за спиной, быстро, из угла в угол, нахмурившись, ходит Харитон. Я опять: "Юлий Борисович, что получилось-то?" — "Две мегатонны". — " Как две мегатонны? Там должно быть 20 мегатонн". — "Ну вот так вышло". Думаю, елки-палки, как же так? Но я догадался спросить: "Юлий Борисович, а по какой методике определяли мощность?" — "По подъему облака". Довольно нахально говорю: "По подъему облака? Юлий Борисович, я поехал домой. Когда будут настоящие измерения, тогда другое дело".

- Что же произошло?

- Облако всегда поднимается на ту или иную высоту в зависимости не только от мощности взрыва, но и от состояния атмосферы. В тот раз инверсия воздуха была такой, что облако поднялось только на 16 километров при двадцати мегатоннах. Так вот, я приехал домой и размышляю — что же там могло быть? Вдруг новый звонок: "Юра? Мы сейчас к вам приедем". Это был Давид Абрамович Фишман (руководитель конструкторского бюро КБ-11/ВНИИЭФ по разработке ядерных зарядов — ред.). Приехали они с Харитоном и говорят, да, по другим методикам измерили мощность, получили двадцать мегатонн.

- Правильно мы понимаем, что, возможно, самым главным результатом испытания "супербомбы" в 1961-м году стало то, что американцы практически сразу прекратили гонку за наращивание мегатоннажа своих зарядов?

— Абсолютно правильно. Американцы поняли, что нас не испугаешь, а мы их испугаем. И они опустили мощности в своих испытаниях. Мы могли и больше сделать, но какой смысл?

- Вы отметили очень высокую степень чистоты того заряда. Именно тогда возникло направление по созданию зарядов для мирных, промышленных взрывов?

— Мы с самого начала думали о том, как использовать ядерные взрывы для мирных целей. Что для этого нужно было сделать? Очень сильно уменьшить, фактически ликвидировать радиоактивность осколков, возникающих при взрыве. Я и здесь проявил инициативу — как сделать чистый заряд, в термоядерном узле которого нет делящихся материалов. И мы спроектировали такой заряд. Параллельно тематикой промышленных зарядов занимался и второй наш ядерный центр — нынешний ВНИИТФ в Снежинске.

- Известно, что с помощью первого мирного ядерного взрыва в 1965 году в Казахстане было создано озеро Чаган.

— Это было сделано как раз с помощью нашего заряда. Его взорвали в русле реки Чаган. Сделали воронку, она заполнилась водой. Позже там сделали гидростанцию.

- Писали, что вы в этом озере купались.

— И купались мы, и ничего страшного. Врут, когда говорят, что там опасно. В этом озере рыбы развелось огромное количество.

- Юрий Алексеевич, сами ученые считают ядерные и термоядерные заряды совокупностью оригинальных и даже красивых физических принципов и инженерных решений. А с чем бы вы сравнили разработку зарядов? Например, с работой архитектора? Ведь это же тоже можно назвать настоящим творчеством?

— Это творчество, но совершенно иного порядка, чем, например, работа художника. Художник работает в первую очередь на эмоциях: здесь проведем кистью так, а здесь иначе. Этот куст страшно "кричит", сделаем так-то. А у нас — расчет, очень сложный и очень ответственный. Если что-то прозеваешь, ничего не получится. И мы делали расчеты группами, работали командами, где каждый понимает друг друга. Если надо что-то проверить — не спорят, а смотрят, проверяют. С такими группами я привык работать, организую их — и дело идет.

- На проходивших в сентябре выборах президента Российской академии наук запомнилось ваше яркое выступление с трибуны в поддержку кандидатуры Александра Сергеева, впоследствии избранного главой РАН.

— Я должен сказать, что выступление Александра Михайловича с его четкой программой, пониманием, что и как делать, значительно превосходило выступления всех остальных кандидатов. Было видно, что вот он — настоящий лидер.

- По мнению Александра Сергеева, о чем он не раз говорил, в России сейчас практически исчерпан накопленный в советские времена научный задел для решения оборонных задач. Как вы полагаете, для улучшения ситуации может ли помочь опыт нашего атомного проекта, когда четко ставились конкретные задачи, а для их решения концентрировались все необходимые ресурсы — интеллектуальные и материальные?

— Может. То, что важно с точки зрения обороны, надо сосредотачивать в таких институтах, как наш. Я выступаю за то, чтобы в нашем ядерном центре развивать то, что хуже идет в других местах, но что у нас, наоборот, идет успешно и что мы могли бы делать.

- Можете ли привести пример?

Росатом начал разработку боевого комплекса на новых физических принципах

- Суперкомпьютеры. Я считаю, что эти машины по-настоящему должны делать мы, наш институт, потому что мы в этом заинтересованы в высшей степени. Не в материальной выгоде — продать и деньги положить в карман, а в возможности применять эту технику и знать, что она работает на дело. Для того чтобы правильно спроектировать заряд, надо сначала его рассчитать, тем более что мы же не можем пощупать, что происходит в термоядерном узле. И для этого надо иметь не только соответствующих физиков-теоретиков, но и математиков и, естественно, вычислительную технику. За это я боролся всю жизнь и борюсь сейчас.

В свое время мы считали на "Рейнметаллах" — они были электромеханические и здорово трещали. Потом появились первые наши ламповые машины "Стрела". Вот как раз на них и был рассчитан РДС-37. А после 49-го изделия к нам в центр поступили машины М-20 и затем БЭСМ — быстродействующие электронные счетные машины. БЭСМ-3, БЭСМ-4 и, наконец, БЭСМ-6. Я хочу подчеркнуть, что это была, конечно, для своего времени суперЭВМ, первая наша вычислительная машина на полупроводниках, она позволила Советскому Союзу сравняться с американцами в вычислительных мощностях.

Но дальше у нас в стране пошли по неверному пути — стали ориентироваться на западные ЭВМ, и в итоге отстали. Но в нашем ядерном центре мы работаем целиком на отечественных машинах.

- Юрий Алексеевич, а что нужно молодым людям, чтобы состояться в науке?

— Я могу, судя по своему опыту, сказать так — прежде всего надо много читать. Сейчас мало читают, причем читают в основном ерунду. Но как привить молодежи потребность к хорошей литературе, описывающей науку и научные исследования? Конечно, надо читать научно-популярные книги. Например, "Охотники за микробами" и "Стоит ли им жить?" Поля де Крюи. Это же любопытнейшие, великолепные вещи. Фантастику — ее я читаю с большим удовольствием, люблю именно научную фантастику, перечитываю Станислава Лема. Очень советую читать книги из серии "Жизнь замечательных людей".

Я с детства собирал книги, у меня большая библиотека. Когда наша семья в 1944 году вернулась в Ленинград после снятия блокады, одно из самых больших впечатлений на меня произвели книжные развалы на фоне разрушенных домов. Горы книг, их продавали, и я покупал и покупал книги по науке. Интересно, что даже потом находились владельцы некоторых книг.

Как-то раз, еще до войны, я купил небольшую книжечку о конференции по физике атомного ядра. Автором был Юлий Харитон. И вот ведь как получилось — мы потом несколько десятилетий работали вместе. Однажды я рассказал ему, что у меня есть такая книжка. А у Харитона ее почему-то не было, видимо, потерялась. И он попросил подарить ее. Конечно, Юлию Борисовичу я отказать не мог.

Владимир Сычев, РИА Новости

https://ria.ru/interview/20171122/1509304656.html

Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев


Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам встречи с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Только что мы с Президентом Ирана господином Рухани и Президентом Турции господином Эрдоганом завершили весьма обстоятельные переговоры по Сирии, которые прошли в конструктивном и деловом ключе. Предметно обсудили основные аспекты сирийского урегулирования, договорились и впредь прилагать самые активные усилия для решения главной задачи – установления мира и стабильности в этой стране, сохранения её суверенитета, единства и территориальной целостности. С удовлетворением констатировали существенные успехи в совместной борьбе с терроризмом, подтвердили готовность наращивать взаимодействие для окончательного уничтожения ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры», других экстремистских группировок.

По нашему общему мнению, успехи на поле боя, приближающие освобождение от боевиков всей территории Сирии, открывают и качественно новый этап в урегулировании кризиса в целом. Имею в виду реальную перспективу достижения долгосрочной всеобъемлющей нормализации в Сирии, политического обустройства страны в постконфликтный период. Именно на это и ориентировано согласованное по итогам наших переговоров Совместное заявление.

В документе определены приоритетные сферы дальнейшего сотрудничества России, Турции, Ирана, играющих ведущую роль в сирийских делах, поставлены конкретные задачи на перспективу. Мы едины в том, чтобы продвигать взаимодействие трёх государств в астанинском формате, который уже доказал свою эффективность, способствовал существенному снижению уровня насилия в Сирии, созданию условий для возвращения беженцев и внутренне перемещённых лиц.

Как страны-гаранты, Россия, Иран и Турция продолжают плотно работать над укреплением режима прекращения боевых действий, устойчивым функционированием зон деэскалации, повышением доверия между сторонами конфликта. В этом плане намечены первоочередные шаги по активизации инклюзивного межсирийского диалога на основе резолюции 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

С удовлетворением отмечу, что президенты Ирана и Турции поддержали инициативу о созыве общесирийского форума – Конгресса национального диалога в Сирии. Условились провести это важнейшее мероприятие на должном уровне, обеспечить участие в нём представителей широких слоёв сирийского общества. Поручили МИДам, представителям специальных служб, оборонных ведомств дополнительно проработать вопрос о составе и сроках проведения Конгресса здесь, в Сочи.

В целом имеется в виду собрать за столом переговоров делегатов от различных политических партий, внутренней и внешней оппозиции, этнических и конфессиональных групп. Конгресс рассмотрит ключевые вопросы общенациональной повестки для Сирии, прежде всего связанные с разработкой параметров будущего государственного устройства, принятием новой конституции, проведением на её основе выборов под надзором Организации Объединённых Наций. В результате появится стимул для активизации усилий по сирийскому урегулированию в рамках женевского процесса. Вновь подчеркну, судьбу Сирии должны определять сами сирийцы – как сторонники действующей власти, так и оппозиция.

Мы проинформировали коллег о состоявшейся здесь, в Сочи, беседе с Президентом Сирии Башаром Асадом, отметили высказанную нам приверженность сирийского руководства принципам мирного решения политического кризиса, готовность провести конституционную реформу и свободные, подконтрольные ООН выборы.

В ходе сегодняшних переговоров мы не обошли вниманием и вопросы социально-экономического восстановления Сирии. Предстоит проделать большую работу – по сути, помочь сирийцам заново создать инфраструктуру, возродить промышленность, сельское хозяйство, торговлю, вновь открыть социальные объекты: больницы, школы, детские сады.

Принципиально важно – мы это подчёркивали не раз – в разы нарастить объёмы гуманитарной помощи населению, полностью разминировать территорию Сирии, сохранить историческое и культурное наследие. На сегодняшней встрече договорились делать всё, чтобы стимулировать подключением к этой работе других государств, региональных и международных организаций.

В заключение хотел бы поблагодарить иранских и турецких партнёров, моих коллег Президента Рухани и Президента Эрдогана, за содержательный и очень полезный, результативный разговор. Хотел бы надеяться, что достигнутые договорённости помогут реально ускорить процесс мирного урегулирования в Сирии, снизят риски возникновения новых конфликтов, обострения межэтнического и межконфессионального противоборства и, как следствие, окажут самое позитивное воздействие в целом на обстановку в ближневосточном регионе.

Благодарю вас за внимание.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Аллаха, всемилостивого и милосердного!

Прежде всего необходимо поблагодарить Президента Путина за его важную инициативу по созыву саммита трёх стран в целях обсуждения вопроса мира и стабильности в Сирии и создания безопасных условий для возвращения сирийских беженцев на родину.

Важность того момента, который был выбран для этой встречи, состоит в том, что сейчас наши решения могут оказывать содействие стабилизации ситуации в Сирии, а также помочь в процессе астанинских встреч.

Базы ИГИЛ в Сирии и в Ираке большей частью уничтожены, сформировано согласие в регионе относительно борьбы с терроризмом. Терроризм не может быть инструментом ни для какой страны, терроризм в любых условиях может становиться угрозой для стран. И мы видим, что теперь ИГИЛ угрожает тем государствам, которые в свое время помогали ИГИЛ, и убивает невинных граждан этих стран. В этих условиях была созвана нынешняя встреча.

Встреча очень полезная, мы обменялись мнениями, поделились своими позициями. Основная цель – формирование Конгресса национального межсирийского диалога с участием представителей всех слоев населения Сирии, тех, кто поддерживает сирийское правительство, и тех, кто находится в оппозиции к нему, чтобы они могли собраться, обсудить будущее Сирии и создать условия для разработки новой Конституции Сирии. На основе новой конституции могли бы пройти выборы в Сирии. Это, в свою очередь, могло бы стать посланием мира и стабильности для всего региона. И наши три страны призывают все страны мира оказывать содействие в установлении мира в Сирии и создании условий для возвращения сирийских беженцев на родину, обеспечения условий для экономического восстановления сирийского государства.

Мы изложили свои позиции. Все три страны высказались в пользу проведения Конгресса национального межсирийского диалога здесь, в Сочи, а также встречи на уровне министров иностранных дел трех стран. Представители специальных служб трех стран проведут встречи, чтобы обеспечить условия для проведения этого конгресса.

Мы надеемся, что этот конгресс станет новым шагом к достижению мира и стабильности в Сирии, а также проведению свободных выборов в Сирии на основе новой конституции.

Вновь хотел бы поблагодарить уважаемого господина Путина за его приглашение, а также господина Президента Эрдогана за участие в нынешней встрече. Надеемся, что этот процесс в целях достижения мира в Сирии будет продолжен.

Р.Эрдоган (как переведено): Уважаемые друзья! Уважаемые члены делегаций! Дамы и господа!

Приветствую всех от всей души. Хочу выразить благодарность в лице моего друга господина Путина всем нашим российским друзьям.

С Россией наш тесный диалог продолжается как в плане двусторонних отношений, так и в плане региональных вопросов. Слава Аллаху, мы собираем плоды во всех сферах. Особенно хочу отметить, что мы согласны с господином Путиным относительно того, что нужно придать работе дополнительный импульс.

В ходе двусторонней встречи с господином Рухани мы пришли к единому мнению, что нам необходимо еще больше развивать наши отношения во всех сферах.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших сегодняшних встреч, как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы провели критические встречи.

Мы искренне обсудили вопросы, стоящие на повестке дня. Мы вновь рассмотрели шаги, которые нам придется осуществить для установления перемирия в Сирии. Мы с удовольствием констатировали, что основную роль в снижении напряжения сыграло создание зон деэскалации.

Мы также обсудили шаги, которые могут внести вклад в женевский процесс для устойчивого разрешения вопроса сирийского конфликта с учетом прогресса, который был достигнут в ходе астанинских переговоров.

С другой стороны, хочу отметить, что мы пришли к единому мнению, что нам необходимо оказать поддержку осуществлению масштабного, свободного, справедливого и прозрачного политического процесса под руководством сирийского народа, которое закреплено в резолюции совбеза ООН под номером 2254.

Хочу также отметить, что мы решили, что наши действия должны быть осуществлены в координации для внесения значимого вклада в ходе Конгресса национального диалога Сирии, который будет проведен по инициативе Российской Федерации.

Наше сегодняшнее заявление является первым шагом, отражающим основы нашего сотрудничества. Несомненно, в этом плане самое большое наше желание – эти положительные шаги должны быть продолжены. Позиции сторон в этом плане имеют большое значение для успеха наших усилий. В первую очередь это зависит от позиции правительственного режима и оппозиции. С другой стороны, мы как страны-гаранты, наше взаимопонимание и взаимное уважение имеют критическую роль в этом плане.

Исключение террористических элементов, которые покушаются на национальную безопасность нашей страны, на политическое единство и территориальную целостность Сирии, будет являться приоритетом нашей страны. Никто не должен ожидать, чтобы мы находились под одной крышей с террористической организацией, которая покушается на национальную безопасность. Если мы выражаем приверженность территориальной целостности Сирии, а также политическому единству Сирии, мы не можем видеть в качестве легитимного игрока кровавую банду, которая старается разделить страну.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших консультаций как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы сделали акцент на том, что необходимо осуществить меры по укреплению доверия. Для поэтапного осуществления данных мер необходимо открыть беспрепятственный и бесперебойный доступ к гуманитарной помощи людям, которые на протяжении долгих лет оставались изолированы в этом плане.

Считаю, что достигнутая нами точка будет являться основным этапным решением для этого вопроса. С другой стороны, также считаю, что наши встречи пойдут на пользу и будут иметь положительный отклик в этом регионе. Приглашаю всех ответственных членов международного сообщества поддержать наши усилия.

Большое спасибо.

Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443734 Дейв Маджумдар

Российский сверхзвуковой бомбардировщик модернизируется и оснащается новыми сверхзвуковыми ракетами

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия планирует провести модернизацию флота своих дальних бомбардировщиков Ту-22М3, по кодификации НАТО — Backfire, и установить на них новые двигатели и авионику. Если все пойдет по плану, то первый из 30-ти модернизированных самолетов поднимется в воздух уже в следующем году.

«В 2018 году поднимется в воздух первый глубоко модернизированный Ту-22М3, — сообщил 17 ноября в интервью расположенному в Москве агентству ТАСС генеральный директор ПАО „Туполев" Александр Конюхов. — В дальнейшем в этом же году, в соответствии с новой госпрограммой вооружения, начнется модернизация находящихся в строю самолетов. Она будет проведена в сроки, определенные этой программой».

Первые сверхзвуковые бомбардировщики Ту-22 были приняты на вооружение в 1983 году, в период холодной войны. Хотя они проходили модернизацию и раньше, нынешнее обновление является наиболее масштабным со времени производства первоначальной версии этого давно находящегося в составе Военно-воздушных сил России бомбардировщика.

Помимо продления жизни планера, модернизация бомбардировщика Ту-22М3 будет включать в себя установку системы прицеливания СВП-24-22, радара НВ-45, кабины пилота, а также некоторых других систем. Кроме того, русские планируют заменить двигатели Кузнецова НК-25 на более современные и более экономичные двигатели НК-32-02, разработанные для обновляемого в настоящее время бомбардировщика Ту-160М2, по кодификации НАТО — Blackjack.

«Бомбардировщик Ту-22М3М будет иметь абсолютно новую авионику, такую же, как Ту-160М2, — сообщил агентству ТАСС источник в оборонной промышленности. — Это относится и к навигационно-прицельному комплексу».

Майкл Кофман (Michael Kofman), эксперт в области российской военной техники Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analysis), скептически настроен относительно некоторых аспектов этой программы модернизации. Кофман справедливо замечает, что замена двигателей на существующем планере может потребовать сложной предварительной инженерной доработки. «Я очень скептически отношусь к установке двигателей НК-32-02 на бомбардировщик Ту-22М3», — отметил Кофман.

Более того, в сообщении ТАСС говорится о том, что Ту-22М3М будет оснащаться модернизированной противокорабельной ракетой Х-32, более современной версией ракеты Х22 (AS-4 Kitchen по кодификации НАТО). Эта большая ракета (ее вес составляет 5800 килограммов) способна развивать скорость около 4,5 Маха, ее максимальная высота полета составляет 40 тысяч метров, тогда как радиус действия — одна тысяча километров. Она может иметь обычную боевую часть весом 500 килограммов, или ядерный заряд, если возникнет такая необходимость. Ту-22М3М будет способен брать на борт три такие ракеты.

Хотя комбинация бомбардировщика Ту-22М3М и ракеты Х-32 выглядит замечательно на бумаге, ее слабостью продолжает оставаться наведение на цель. В ракете Х-32 используется сочетание инерциальной навигации, системы GPS/ГЛОНАСС и активного радара для наведения на удаленные цели. Однако расстояние в тысячу километров превышает радиус действия установленных на бомбардировщике Ту-22М3М датчиков. В советское время данные относительно наведения на цель предоставлялись размещенной в космосе системой океанской разведки ЭОРСАТ (EORSAT), которая с настоящее время уже не существует.

Пока не ясно, как русские решают сегодня проблему наведения на цель. Нельзя сказать, что Военно-морским силам США удалось полностью решить подобную проблему, но когда будет полностью готова Интегрированная система управления огнем — противовоздушная оборона военно-морских сил (Naval Integrated Fire Control — Counter Air (NIFC-CA), можно будет сказать, что Соединенные Штаты в значительно степени с ней справились.

Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443734 Дейв Маджумдар


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443716 Олег Пономарев

Зачем на Украине создают аналог ФБР?

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Взяв курс на «очистку» власти после т. н. «Революции Достоинства» украинская власть с энтузиазмом принялась плодить новые министерства, ведомства управления и т. п. Как шутят на Украине — с одной стороны это является доказательством проводимых реформ для западных партнеров, с другой — у новой власти имеется масса родственников, которых нужно трудоустроить. В результате в стране сегодня работает, (а скорее нет), СБУ, Генеральная прокуратура, Национальное агентство противодействия коррупции, Национальное антикоррупционное бюро, а вот с недавнего времени аналог американского ФБР — Государственное бюро расследований (ГБР).

Пчелы против меда или почему коррупцию на Украине победить нельзя

Накануне отмечаемого 9 декабря Международного дня по борьбе с коррупцией, на Украине создали новый правоохранительный орган по аналогии с американским Федеральным бюро расследований — Государственное бюро расследований. Первым скандалом, разгоревшимся вокруг еще не созданного органа стало то, что имя потенциального главы было известно журналистам еще за несколько дней до конкурса. А это явно свидетельствует о «договорняках» и далеко не прозрачной процедуре отбора. Как и предполагали СМИ, в четверг, 16 ноября, из 19 кандидатов конкурсная комиссия избрала руководителем НБР именно Романа Трубу.

По мнению большинства экспертов, данная Комиссия — орган, который самостоятельно ничего не решает, поскольку полностью контролируется «Народным фронтом» Арсения Яценюка и лично президентом Украины Петром Порошенко.

По информации, предоставленной самим ГБР, Труба — бывший прокурор, ранее занимавший должности заместителя начальника следственного отдела следственного управления прокуратуры Львовской области. С Западной Украины в Киев он перебрался после «революции» 2014 г., а лоббистом стал исполнявший тогда обязанности Генерального прокурора Олег Мохницкий. Он же и назначил Трубу на должность заместителя начальника Главного следственного управления — начальника управления по расследованию особо важных дел ГПУ. С приходом в ГПУ Виктора Шокина Труба сначала был понижен в должности, а потом уволен.

С 2015 г. по сегодняшний день Труба занимался частной юридической практикой, пока о нем не замолвил слово перед Порошенко глава Совета по нацбезопасности и обороне Александр Турчинов. В обмен на эту должность Труба обещал быть на 100% лояльным к Порошенко. Такими же лояльными к власти стали, и заместители главы ГБР — Алексей Горащенков и Ольга Варченко. Иными словами, весь этот орган полностью «лег» под Порошенко и вряд ли будет объективно рассматривать коррупционные схемы самого президента.

Порошенко создал «частную» Прокуратуру и СБУ в одном лице

Напомним, что на Государственное бюро расследований будут возложены функции расследования уголовных дел, в которых фигурируют правоохранители включая СБУ, НАБУ и прокуроров, судьи и высшие чиновники, от министров до начальников Главных управлений. Таким образом, новый орган станет над всей правоохранительной системой Украины, а его полномочия будут неограниченными. Больше чем у Генеральной прокуратуры и СБУ вместе взятых. С появлением ГБР значительно ослабнет роль генпрокурора Юрия Луценко, который привык вести самостоятельную игру и не слушать П. Порошенко, а также Арсена Авакова — возглавляемое им Министерство внутренних дел также станет «подотчетным» Трубе.

Кроме этого, Верховная рада Украины уже готовит законопроект, согласно которому ранее самостоятельный орган — Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) войдет в систему ГБУ и станет просто Департаментом.

«Это будет супер-силовой орган, который сконцентрирует все рычаги влияния. Это будет супер-прокуратура с супер-НАБУ вместе взятые. Другие органы попросту теряют смысл существования. ДБР — это ключевой инструмент, за него будет Банковая бороться, будет стараться не допустить повторения казуса НАБУ, когда этот орган оказался все-таки не совсем управляемым», — поясняет украинский политолог Руслан Бортник.

По уровню коррупции Украина впереди планеты всей

Тем временем западные организации публикуют об Украине весьма неутешительные выводы, которые не могут не раздражать официальный Киев. За два года — с 2015 по 2017 гг. Украина взлетела в рейтинге наиболее коррупционных стран с 7 на 1(!) место. Об этом свидетельствует исследование аудиторской компании Ernst&Young о рисках мошенничества в 41 исследуемом регионе. При этом Россия в том же рейтинге заняла 16 место, поднявшись всего на две позиции.

В десятку самых коррупционных стран, кроме Украины, вошли Кипр, Греция, Словакия, Хорватия, Кения, Южная Африка, Венгрия, Индия и Египет. Наименее коррупционными странами оказались Дания, Норвегия, Финляндия, Швейцария и Швеция.

В ходе исследования было проведено 4100 интервью в 41 стране. Опрашивались члены советов директоров, руководители среднего и высшего звена. На Украине опросили 100 сотрудников компаний.

Выяснилось, на Украине число респондентов, считающих, что коррупция распространена в стране составляет — 88%.

Отмечается, что отсутствие экономического роста и улучшения бизнес-климата на Украине, в сочетании с отсутствием эффективной системы наказания, может подтолкнуть бизнесменов к нарушению этических норм.

«Так, чтобы помочь бизнесу выжить, по крайней мере 37 процентов респондентов готовы предложить денежное вознаграждение в обмен на заключение или продление контракта», — сказано в исследовании.

Также в исследовании говорится, что регуляторные нормы оказали позитивное влияние на этические стандарты только в 12% опрошенных компаний.

Ранее, согласно рейтингу «Freedom House» Украину признали частично свободной страной, где зафиксированы многочисленные факты давления на СМИ и свободу слова.

И буквально два дня назад, 16 ноября 2017 г. прозвучало еще одно уничижительное в адрес Украины обвинение — у международного сообщества заканчивается терпение из-за нехватки практических результатов борьбы с коррупцией на Украине.

Об этом заявил еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства и переговоров по расширению Йоханнес Хан в интервью «Общественному телевидению Украины».

«В плане борьбы с коррупцией, на мой взгляд, фактические результаты достаточно скромные. Я считаю, за этим должна пристально следить власть: правительство и другие ее органы. Дело не только в создании институтов или наличии необходимого законодательства, но и в том, как оно реализуется», — заявил еврокомиссар.

По его словам, именно в практическом воплощении ЕС видит серьезную недоработку, на которую Киев должен обратить внимание. «Как раз в этом у международного сообщества все больше иссякает терпение», — подчеркнул ЙХан.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443716 Олег Пономарев


Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис

Раймондс Бергманис: боевые группы НАТО умножили безопасность в регионе

Бенс Латковскис (Bens Latkovskis),Neatkarigas Rita Avize, Латвия

В будущем году расходы Латвии на оборону достигнут запланированных 2% от внутреннего валового продукта. Достижение этого уровня было нашей целью с 2014 года, когда резко обострилась международная обстановка и стало ясно, что мир не является чем-то самим собой разумеющимся, а расходы на оборону это не пустое разбазаривание денег. О том, как эти дополнительные деньги будут расходоваться, и как эти расходы укрепят нашу безопасность, беседа с министром обороны Латвии Раймондом Бергманисом.

NRA: Вы недавно вернулись с совещания министров обороны стран-членов НАТО в Брюсселе. Что там было решено, и как это повлияет на обороноспособность нашего государства?

Раймондс Бергманис: Это была очередная рабочая встреча, на которой обсуждалось, как у нас обстоит с процессом адаптации, который начался в 2014 году с принятых на саммите в Уэллсе решений. В данный момент очень важны вопросы логистики, и в понедельник (беседа с министром состоялась в День Лачплесиса, 11 ноября — NRA), я отправлюсь на встречу министров обороны стран ЕС, к которой наше государство приняло политическое решение присоединиться к так называемому PESCO (англ. — Permanent structural cooperation), или постоянному структурному сотрудничеству.

— Что включает в себя это сотрудничество?

— Там много различных проектов, но для нас сейчас самый важный один, о чем говорилось также на встрече министров стран НАТО и, наверное, будет говориться на совещании министров ЕС. Речь о так называемом военном Шенгене, а именно: о возможности перемещения по территории ЕС без лишних сложностей. В случае НАТО мы говорили также о перемещении войск через океан. Очень важно обеспечить это быстро и качественно. Мы в этом вопросе выглядим хорошо, потому что многое сделали в сфере законодательства, чтобы военные грузы могли пересекать границу без долгого ожидания разрешения. Есть еще технические вопросы, связанные с инфраструктурой портов, аэродромов, железной дороги. Они связаны также с проектом Rail Baltic, который очень важен, в том числе и с аспекта безопасности. Я беседовал с министром сообщения о возможном сотрудничестве по этим вопросам.

— Где сейчас проблемные места?

— К примеру, грузоподъемность мостов, высота тоннелей. С размещением усиленной боевой группы в государствах Балтии и Польше во многих местах, в особенности в Польше, возникли некоторые проблемы.

— Означает ли это, что мы возвращаемся к ситуации советских времен, когда функциональность каждого гражданского объекта оценивалась в соответствии с военной ситуацией, и строительство объектов обязательно согласовывалось с военными?

— Речь о критически важных объектах инфраструктуры, где сотрудничество осуществляется. Если ведется новое строительство или реконструкция, то многие важные для нас (военных) вещи принимаются во внимание.

— Только что вышла книга депутата Европарламента, бывшего министра иностранных дел Сандры Калниете о внешнеполитической службе Латвии. Эту книгу пронизывает обида, что большие государства относятся к маленьким довольно пренебрежительно, равнодушно, и маленьким странам сложно встретить понимание. Пришлось ли вам в своей работе сталкиваться с чем-то подобным?

— В течение двух лет с тех пор, как я министр, находясь за общим столом, у которого сейчас уже 29 государств НАТО, я ничего подобного не чувствовал. Не чувствую разницы — будь это сверхдержава, государство-учредитель альянса или государство, которое позже присоединилось к альянсу. Там царит принцип консенсуса, и это сложная задача, когда все должны договориться. Но именно в прошлом году в Варшаве состоялся саммит руководителей стран

НАТО, на котором были приняты эти исторические решения о размещении расширенных боевых групп союзников в государствах Балтии и Польше. Я действительно считаю, что эти решения исторические, и мы, возможно, еще не до конца осознаем огромное значение этих решений для безопасности нашего государства. В Варшаве у меня было много двусторонних встреч, одна из них — с представителями Испании. Испанская сторона сразу ясно заявила, что они хорошо понимают нашу ситуацию и готовы помочь и принять участие. Этим все было сказано. Ни о каком непонимании ситуации не может быть и речи. И итальянская сторона, у пограничной охраны которой большая нагрузка в связи с потоком мигрантов, присутствует здесь, и итальянцы тоже относятся с пониманием. Лучший ответ на ваш вопрос — наша боевая группа, которую возглавляют канадцы. У нас трансатлантические связи с Канадой, и я могу сказать спасибо канадцам за их понимание и участие в этих процессах, которое с каждым годом углубляется. В Латвии неоднократно побывали и министр обороны, и министр иностранных дел Канады, и всегда у нас было очень хорошее взаимопонимание. 25 мая этого года в Брюсселе прошла встреча руководителей государств НАТО, во время которой министр обороны Канады Харджит Саджан познакомил меня с премьер-министром своей страны господином Джастином Трюдо, и он, узнав, что как раз в тот день у моего сына было 18-летие, отправил ему по телефону видеопоздравление. Это демонстрирует, насколько искренние и заинтересованные наши межгосударственные отношения. Надеюсь, что Трюдо посетит с государственным визитом Латвию, что было бы очень важно. Говоря о трансатлантической солидарности, необходимо упомянуть также участие солдат Словении и Албании в дислоцированной здесь боевой группе, хотя у них, на Балканах, мир по-прежнему довольно хрупкий. Также необходимо упомянуть Польшу, солдаты которой присутствуют здесь в большом количестве, несмотря на то, что такая же боевая группа размещена у них. Синергия процесса создания нашей боевой группы — единство и солидарность.

— В исследовании аналитического центра RAND, в котором рассматривались различные сценарии возможных военных действий, указано, что в случае фронтального нападения России на страны Балтии огромное значение будет иметь то, начнут ли вооруженные силы Польши активные действия немедленно и придут ли на помощь.

— Это так называемый Сувалкский коридор (литовско-польский пограничный участок между Калининградской областью и Белоруссией), который является очень важным фактором. Ни для кого не секрет, что Россия особо отрабатывает возможность отрезать страны Балтии от возможной помощи в кризисной военной ситуации. С Польшей у нас очень хорошее сотрудничество. С их стороны большое понимание, и у меня хорошие личные отношения с опытным польским политиком, министром обороны Антонием Мацеревичем. Он в Польше очень уважаемый политик, твердый политик. Сейчас в Польше очень стремительно развивается военная индустрия, увеличиваются инвестиции в вооруженные силы, и Польша одна из стран НАТО, уже выделяющих на оборону 2% ВВП. В будущем году и мы с Литвой достигнем этого уровня, и будет уже восемь таких государств НАТО из 29.

— Когда упоминаются эти 2%, людям хочется знать, куда эти деньги уйдут. Что нового будет построено, какое новое оружие, какие новые единицы военной техники будут в нашем арсенале?

— Развитие происходит очень стремительно, и я должен сказать огромное спасибо народу, правительству, парламенту за понимание, что выделяются эти средства. Это не легко, потому что потребности есть у всех, и их много, но несмотря на это, они пошли навстречу и выделили деньги на оборону. Это высоко ценит каждый союзник, потому что мы показываем пример, демонстрируем, что сами хотим защищать свое государство. Видя это, и союзники готовы участвовать и помогать. США вложили сюда огромные суммы. Мы построили много складов, которые нам были очень необходимы, построены новые казармы, стремительно развивается инфраструктура аэродрома в Лиелварде. Нашу главную базу лучшим образом охарактеризовал канадский министр, который побывал здесь уже три раза. Он сказал, что даже не верит своим глазам, как быстро все развивается: казармы, полигоны, склады, ремонтные мастерские, столовая, спортзал. Что касается боеспособности, то я должен сказать спасибо вооруженным силам, а в особенности Ополчению, которому было дано много обещаний, но не всегда они выполнялись. И сейчас в связи с варшавскими решениями, чтобы реализовать обязанности принимающей страны, мы должны были перепланировать некоторые позиции во внутреннем бюджете. И поэтому опять все немного отодвинулось, но ничего не остановлено и не прервано. У нас имеется проект механизации, в рамках которого приобретены бронемашины из Великобритании. В этом году подписали договор с австрийцами о поставках самоходной артиллерии поддержки боевого огня. Надеюсь, что 18 ноября (День провозглашения независимости Латвии — прим. ред.) увидим ее на Набережной. Многим эта техника, наверное, покажется танками, но это артиллерийские установки, которые визуально очень похожи на танки. У австрийцев мы также покупаем 120-миллилметровые минометы. С датчанами подписан договор, и надеюсь, что в ближайшее время получим установки противовоздушной обороны Stinger. Усовершенствованы наши радарные системы раннего предупреждения. В следующем году будут еще дополнительные установки, которые смогут закрыть все небольшие недостатки по обнаружению низко летящих объектов. Есть общая установка командования всех вооруженных сил — в будущем году обеспечить всех солдат индивидуальной экипировкой, потому что в августе будущего года здесь пройдут крупнейшие военные учения с момента восстановления независимости.

— Примет ли в этих учениях упомянутый батальон НАТО?

— Думаю, что да, потому что в настоящее время ведется полноценная интеграция этой боевой группы в наши вооруженные силы. Продолжая о наших силах — очень много сделано для развития боеспособности подразделения специального назначения, в каждом батальоне Ополчения созданы отряды повышенной готовности, с каждым годом совершенствуются наши инженерные силы, потому что приобретается все лучшая техника. Идут также переговоры о приобретении большего объема противотанкового оружия.

— Танки традиционно являются ударной силой сухопутных войск России. Что мы готовы противопоставить?

— Борьба против танков — очень важный элемент стратегии нашей обороны. Если мы развиваем вооруженные силы нашего государства и у нас нет намерения идти в военный поход против других государств, то противотанковая и противовоздушная оборона это самое главное. Это именно то, что мы вместе со своими союзниками сейчас делаем и будем делать. Уже сейчас у нас есть произведенное в Израиле противотанковое оружие Spike и системы Karl Gustav. Можно сказать, что все достаточно хорошо, но может быть еще лучше. Сейчас средства для этого есть, и арсенал противотанкового оружия будет пополнен. Вооруженные силы подают нам запрос, затем происходит оперативная оценка, что нам больше всего необходимо, и какие у нас средства, что можем себе позволить. Нужно найти оптимальный средний путь, и, к примеру, в случае с гусеничными боевыми машинами CVRT из Великобритании мы нашли решение. Эти машины продемонстрировали на удивление хорошую совместимость с нашими природными и климатическими условиями.

— Разговоры, что купили старые консервные банки, безосновательны?

— Абсолютно безосновательны, и это доказано, когда в этом году самое большое количество солдат с момента восстановления независимости отправились на обучение в Германию, где они продемонстрировали фантастические результаты. Американцы были удивлены, что мы используем эти машины только год, но достигли такого высокопрофессионального навыка управления.

— С увеличением расходов на оборону все громче звучат мнения о необходимости создания своей военно-технической индустрии, чтобы эти дополнительные деньги работали, в том числе и в наших экономических интересах.

— Когда я пришел на работу в минобороны, парламентским секретарем был господин Пантелеевс. Он, смеясь, спросил у меня: «Ты видел на втором этаже портретную галерею? И ты там будешь висеть, и когда люди увидят твой портрет, что они будут вспоминать?». Я подумал: хороший вопрос. Одна из моих задач для меня лично и для всей системы в целом — развитие оборонной индустрии в Латвии. У нас она была, но в малоразвитом состоянии. Сейчас мы стараемся все это улучшить, и надеюсь, что уже в ближайшее время сможем сообщить о новых договорах по сотрудничеству, чтобы как можно больше денег оставалось здесь на месте. Сейчас крупные военные компании, которые поставляют нам экипировку и другие вещи, это поняли и приняли новые правила игры. Эти компании к своему удивлению нашли у нас местные предприятия, которые готовы к сотрудничеству на высококачественном уровне. Намного проще и выгоднее, если технический уход для нашей бронетехники можно будет обеспечить на месте, а не отправлять ее куда-то. До Второй мировой войны здесь было три предприятия, производивших амуницию. Надеюсь, что в будущем амуницию для нужд наших вооруженных сил будут поставлять наши предприятия. Это очень важно с точки зрения безопасности поставок, в особенности в кризисной ситуации. Мы также заключили меморандумы о сотрудничестве с сельскохозяйственными организациями о снабжении продовольствием наших вооруженных сил и ополчения.

— Ситуация в мире резко изменилась после событий 2014 года. Сейчас напряженность в отношениях с Россией снижается или возрастает?

— Да, в 2014 году ситуация резко изменилась, но не следует забывать также 2008 год, когда произошло российское вторжение в Грузию. Это продемонстрировало, что ситуация не такая, какую мы надеялись видеть. И сейчас присутствие вооруженных сил России у наших границ существенно возрастает, и нет никаких признаков, свидетельствующих об ослаблении напряженности. Строится новая военная инфраструктура, дислоцируются новые подразделения. Господин Шойгу, министр обороны России, заявил, что будут размещены три новые дивизии. Это огромные цифры в сравнении с тем, что они нас упрекают, будто мы их провоцируем своими подразделениями.

— Уравновешивает ли наш батальон дополнительных сил НАТО эти три российские дивизии?

— Это также демонстрирует, что с нашей стороны это не провокационные действия, а сдерживание. Это сдерживание срабатывало и срабатывает сейчас. В свое время военный перевес Варшавского пакта над находившимися в Западном Берлине силами США был еще более сокрушительным, и эта доктрина сдерживания и 5-й параграф Вашингтонского договора в полной мере доказали свое значение. Это действует, и ни у кого в этом нет сомнений, в чем я в очередной раз убедился в ходе недавнего визита в Финляндию, где это подтвердил также министр обороны США господин Мэттис. Размещение боевых групп в государствах Балтии и Польше сделало ситуацию во всем регионе намного безопаснее.

Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис


Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 ноября 2017 > № 2393348 Дмитрий Рогозин

Рабочая встреча с Заместителем Председателя Правительства Дмитрием Рогозиным.

Д.Рогозин информировал Президента о ходе строительства сверхзвукового стратегического бомбардировщика-ракетоносца «Ту-160М2».

В.Путин: Дмитрий Олегович, хотели доложить про «Ту-160»?

Д.Рогозин: Так точно.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вами было принято решение об укреплении российской ядерной триады, в том числе воздушного компонента, и возобновлении производства на новой технической и технологической основе нашего стратегического ракетоносца «Ту-160».

Докладываю, что сегодня, в дни, когда в Казани Казанский авиационный завод, Казанское авиационное объединение имени С.П.Горбунова празднует свое 90-летие, произошла выкатка из цеха созданного из задела самолёта «Ту-160М2».

По сути дела, это означает, что завод выполнил сложнейшую задачу по восстановлению утраченного в свое время производства, включая электронно-лучевую сварку, работу по титану. Это новое радиоэлектронное бортовое оборудование. На самарском заводе «Кузнецов» было воссоздано, тоже на новой основе, производство двигателя НК-32 второй серии. Сегодня мы уже передали на лётные испытания первый самолёт, который ознаменует собой начало процесса возобновления производства стратегических бомбардировщиков.

Планируем, что уже в 2019 году будут созданы и начнут испытания самолёты, созданные, как мы говорим, «из руды», в 2023 году – серийная поставка, а первый полёт «Ту-160М2», который сегодня вышел из цеха, мы планируем провести в феврале следующего года.

В.Путин: Ну что ж, отлично. Поздравляю авиастроителей и думаю, что порадуем Министерство обороны. Это именно Минобороны настаивало на возобновлении этой версии «Ту-160» на новой базе, в общем оправдавшего себя носителя, самолёта, сверхзвукового самолёта. Отлично. Поздравляю.

Д.Рогозин: Спасибо.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > kremlin.ru, 16 ноября 2017 > № 2393348 Дмитрий Рогозин


Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Ходоки в Пекин. Как в Зимбабве вырабатывается новый формат передачи власти для Африки

Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в Африке. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества

Зимбабве часто появляется в российских и западных СМИ как хрестоматийный пример экономически и политически «провалившегося» государства, управляемого карикатурно некомпетентными и коррумпированными автократами. Между тем эта страна – пример удивительной устойчивости персоналистского режима перед лицом экономического краха и многолетнего санкционного давления.

За последние два десятилетия Зимбабве пережила острый экономический и земельный кризис середины 90-х (тогда произошло знаменитое изъятие земель у белых фермеров, которые Великобритания так и не выкупила, не выполнив своих обещаний), гиперинфляцию 2007–2008 годов, когда цены росли на 98% в день и страна отказалась от национальной валюты, а также политический кризис, после которого президент Роберт Мугабе, правящий страной с момента объявления независимости в 1980 году, вынужден был пойти на «Глобальное соглашение» с оппозицией и терпеть своего главного соперника Моргана Цвангираи во главе правительства.

В 2013 году партия Мугабе ZANU-PF получила 61% на выборах, пост премьер-министра был упразднен и страна вернулась к прежнему однопартийному персоналистскому правлению. Однако из-за возраста Мугабе внутри правящего класса развернулась борьба за пост преемника.

Причины кризиса

События в Зимбабве следует рассматривать не как военный переворот, а скорее как попытку части элиты, представленной преимущественно силовиками-ветеранами национально-освободительного движения, не допустить передачу власти через их голову группе молодых партийных функционеров и последующего изменения сложившейся системы контроля за ресурсами. То есть это своего рода превентивный контрпереворот, направленный на сохранение статус-кво.

Ключевые внешние региональные (ЮАР) и мировые (Китай) игроки заинтересованы в сохранении стабильности и преемственности политического курса в Зимбабве. Надежды США и Великобритании на качественные изменения в политическом устройстве Зимбабве в связи с отстранением Мугабе от власти, скорее всего, беспочвенны.

Противоречия между кланами в Зимбабве играют важную роль в политике и доступе к экономическим ресурсам. Почти все высшее руководство страны – это представители одной народности – шона, но это не мешает активной борьбе между субэтническими группами. Президент Мугабе принадлежит к клану зезуру, его многолетний оппонент, лидер оппозиции Морган Цвангираи – к каранга. При этом одним из самых влиятельных лидеров каранга считается и ближайший сподвижник Мугабе – Эммерсон Мнангагва. Несколько дней назад, 6 ноября 2017 года, Мнангагву отправили в отставку с поста вице-президента, что и спровоцировало нынешний политический кризис.

Эммерсона Мнангагву назначили вице-президентом Зимбабве в декабре 2014 года – тогда он считался будущим преемником стареющего Мугабе, компромиссной фигурой, устраивающей политическую элиту страны. В ноябре его отправили в отставку с официальной формулировкой «несоответствие занимаемой должности», но дело было явно в том, что накануне первая леди Зимбабве, 52-летняя Грейс Мугабе (замужем за президентом Мугабе с 1996 года), выступая на митинге, прямо обвинила Мнангагву в подготовке государственного переворота.

После отставки Мнангагвы его сторонников начали исключать из правящей партии ZANU-PF, чтобы они не помешали назначить новым вице-президентом жену Мугабе Грейс. Сам Роберт Мугабе обвинил бывшего зама в «нетерпении» занять место президента и обращении за помощью к неким колдунам.

Однако операцию по смене преемника не удалось провести гладко. Тринадцатого ноября командующий Силами обороны Зимбабве (название национальных Вооруженных сил) генерал Константин Чивенга неожиданно для многих публично выступил на стороне Мнангагвы и обвинил «людей, не принимавших участие в освободительной борьбе в 1970-е» (то есть Грейс Мугабе и группу молодых функционеров внутри ZANU-PF, известную как G40), в попытке захвата партии. Генерал также заявил, что «ради защиты нашей революции военные не станут уклоняться от вмешательства».

Обращение генерала Чивенги ясно обозначило линию противостояния по поводу будущего политического устройства Зимбабве: ветераны национально-освободительного движения, занимающие ключевые посты в силовых структурах и извлекающие ренту из своего рода «силового предпринимательства», против молодых (40–50-летних) партийных функционеров и правительственных технократов, обязанных своим положением распределяющим бюджетные ресурсы персоналистским патронажным сетям и покровительству Грейс Мугабе.

На следующий день после выступления генерала Чивенги, которого партийцы из ZANU-PF немедленно обвинили в посягательстве на мир и стабильность в Зимбабве, военные заняли здание государственного вещателя ZBC и разместили у ряда правительственных зданий бронетехнику, но не стали вводить никаких ограничений на транспортное сообщение, торговлю и перемещение жителей.

Утром 15 ноября Силы обороны Зимбабве в лице генерал-майора Субисисо Мойо заявили, что берут под охрану президента Мугабе и его семью, чтобы выявить «преступников» в окружении главы государства. По данным СМИ, несколько близких к Грейс Мугабе министров уже задержаны, но формального заявления о переходе властных полномочий в руки военных пока сделано не было.

Международный контекст

Военные неслучайно отказываются официально признавать, что взяли власть в Зимбабве. Африканский союз (АС) крайне негативно относится к вмешательству военных во внутреннюю политику. В 2013 году АС приостановил членство Египта в организации после случившегося там переворота.

Для не имеющей выхода к морю Зимбабве любые региональные санкции/ограничения чреваты серьезными проблемами со снабжением. Хотя председатель Союза, президент Гвинеи Альфа Конде заявил, что произошедшее в Зимбабве «похоже на переворот», пока Комиссия АС выпустила относительно нейтральное и взвешенное заявление.

Ни одна из соседних стран, особенно региональный лидер ЮАР, не заинтересована в том, чтобы события в Зимбабве переросли в полномасштабный конфликт. Возможное насилие неизбежно спровоцирует потоки беженцев с перспективой гуманитарной катастрофы в масштабах всей Южной Африки, поэтому именно президент ЮАР Джейкоб Зума взял на себя роль внешнего посредника, переговорил по телефону с Мугабе и заявил, что поддерживает контакт с военными.

За несколько дней до начала кризиса генерал Чивенга побывал в Китае и встретился там с министром обороны Чан Ваньцюанем. То есть Пекин если и непричастен к перевороту, то по крайней мере был поставлен в известность о планах отстранить Мугабе от власти. Официальный представитель МИД КНР, отвечая на соответствующий вопрос журналистов, назвал визит обычным двусторонним мероприятием, но при этом воздержался от оценки ситуации в Зимбабве.

Слухи о причастности китайцев к перевороту распространяются зимбабвийскими СМИ, которые указывают на то, что бывший вице-президент Мнангагва якобы сразу после отставки полетел в Китай, где в 1970-е проходил военную подготовку. Этот визит ему помог организовать глава влиятельной Ассоциации военных ветеранов Кристофер Мутсвангва, посол Зимбабве в Китае в 2002–2006 годах.

Что дальше

Фактическое отстранение Мугабе от власти (точнее, от процесса принятия решения по кандидатуре преемника) похоже на вариант мягкого внутриэлитного контрпереворота. Бессменному лидеру, судя по всему, гарантируют безопасность и важную символическую роль «отца нации», но не позволят сохранить нынешнюю модель правления и дальше, передав власть жене Грейс.

Очередные всеобщие парламентские выборы в Зимбабве, по итогам которых депутаты избирают президента, намечены на лето 2018 года. Возможно, Роберт Мугабе если и не сохранит за собой пост президента, то так или иначе останется на статусной и формально высшей государственной должности, потеряв реальные властные полномочия в результате реформы системы управления. Например, можно восстановить упраздненный в 2013 году пост премьер-министра или создать специально для Мугабе новой конституционный орган.

Скорее всего, дальше режим в Зимбабве трансформируется таким образом, что место Роберта Мугабе формально или фактически займет кто-то из ветеранов национально-освободительного движения. Или в стране сложится менее персоналистский режим, основанный на коллективном правлении ветеранов-военных. И в том и в другом случае основные параметры нынешней политэкономической системы останутся без существенных изменений.

Также ветераны национально-освободительного движения могут попытаться создать правительство национального единства с участием оппозиции. Таким образом, они смогут, с одной стороны, нейтрализовать лично связанных с кланом Мугабе оппонентов, а с другой – использовать это для выхода из международной изоляции. Основное препятствие для такого сценария – фигура Роберта Мугабе, от которой никто отказываться пока не готов.

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в регионе. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества, а их влияние уже не зависит от отдельных фигур одиозных лидеров.

Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский

Переворот в Зимбабве — не повод для торжества

Однако он может послужить уроком для других диктаторов, пытающихся удержаться у власти.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В качестве лидера Зимбабве Роберт Мугабе продержался у власти дольше, чем Сталин в Советском Союзе и Мао в Китае. Поскольку его правление подошло к концу — это представляется вероятным, с учетом его очевидной невозможности освободиться из-под домашнего ареста после прихода к власти военных, — то имеет смысл порассуждать о тех ошибках, которые стали причиной завершения такой замечательной карьеры.

Дэниел Трисман (Daniel Treisman), политолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно в одной своей публикации высказал мнение, что падение большинства диктаторов объясняется их излишней человечностью — высокомерием, склонностью к ненужному риску, импульсами в области либерализации, направляющими на опасный путь, выбором неправильного преемника, контрпродуктивным насилием. 93-летний Мугабе не является исключением — он подготовил себе неправильного преемника и слишком сильно полагался на своих военных. А когда он попытался изменить свой выбор, генералы решили, что пора положить этому конец.

Почти на протяжении всего 37-летнего правления Роберта Мугабе Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa) — как и Мугабе, он является ветераном войны за освобождение от британского господства — был самым близким союзником и помощником. Он был первым министром безопасности страны, а также возглавлял специальные силовые структуры, занимавшиеся подавлением сопротивления со стороны различных племен, несогласных с правлением партии Мугабе.

Бойцы этих подразделений заставляли жителей деревень танцевать на еще свежих могилах своих родственников и произносить при этом лозунги в поддержку Мугабе. Хайди Холланд (Heidi Holland) рассказала об этом в своей книге «Обед с Мугабе» (Dinner with Mugabe), в которой описывается его путь от иконы национального освобождения к автократическому правлению.

Позднее, в конце 1990-х годов, когда государство Зимбабве выступило на стороне правительственных сил во Второй конголезской войне, Мнангагва установил тесные связи с военными, помогая им получать концессии на добычу полезных ископаемых в обмен на поддержку Лорана-Дезире Кабилы (Laurent-Desire Kabila). Политические амбиции Мнангагвы росли, и в 2005 году Мугабе остановил его продвижение наверх, лишил его руководящего поста в правящей партии Зимбабвийский африканский национальный союз (Zanu-PF).

Это произошло после попытки Мнангагвы занять пост вице-президента. Однако он смог пережить понижение своего ранга, и в конечном итоге получил должность вице-президента в 2014 году. Было очевидно, что, несмотря на отсутствие у него необходимых политику качеств — Мнангагва дважды проиграл на выборах в своем родном избирательном округе, — Мугабе, тем не менее, считал его своим потенциальным преемником.

Поскольку Мнангагва продемонстрировал свою способность держаться у власти, укреплять свои связи и добиваться поддержки со стороны различных частей истеблишмента Зимбабве, Мугабе становился все более зависимым от военных. Вот что написал по этому поводу в 2014 году зимбабвийский эксперт Чарльз Мангонгера (Mangongera):

«По мере ослабления авторитарного контроля в результате роста влияния оппозиции военные стали принимать все более и более активное участие в политике. Представители военных элит получили право институционального вето, а также возможность блокировать переход страны к демократии, и делали они это с помощью милитаризации ключевых государственных институтов и использования санкционированного государством насилия в отношении тех людей, который бросали вызов Мугабе. За это представители военных элит получали вознаграждение в виде прибыльных государственных контрактов, доступа к лучшим земельным участкам, концессий на добычу полезных ископаемых и других привилегий хищнического государства во главе с Робертом Мугабе».

Силы обороны Зимбабве нельзя отнести к категории тех военных формирований, которые в критические моменты вмешиваются в происходящие события для того, чтобы гарантировать нормальное функционирование государства и сохранить приверженность к существующим традициям управления, как это делали несколько раз в течение XX столетия турецкие военные. Зимбабвийские силы обороны неразрывно связаны с Зимбабвийским африканским национальным союзом, но не обязательно с Мугабе. По мере того как стареющий диктатор становился все более слабым (он часто засыпал во время публичных мероприятий), Константайн Чивенга (Constantine Chiwenga), командующий Зимбабвийскими силами обороны, стал союзником Мнангагвы.

И когда Мугабе ранее в этом месяце уволил Мнангагву, обвинив его в отсутствии лояльности, и когда стало ясно, что этот диктатор хочет сделать свою жену Грейс вице-президентом, а затем и преемником, Чивенга сделал свой ход, пообещав остановить тех, кто «намерен похитить революцию». На следующий день, во вторник, в Хараре произошел военный переворот.

Особого повода для торжества в данном случае нет. Грейс Мугабе, с учетом ее бурного темперамента и любви к роскоши, вряд ли стала бы великим президентом. 75-летнего Мнангагву тоже нельзя считать более приемлемым вариантом. Наблюдатели называют его жестоким и злым человеком. «Оппозиционный кандидат, победивший его в 2000 году в округе Квекве после проведения жесткой кампании, едва не лишился жизни, когда молодые сторонники Зимбабвийского африканского национального союза похитили его, облили бензином, но не смогли поджечь», — подчеркнула в своей статье Холланд.

Государство Зимбабве, столкнувшееся с травматизирующим насилием и экономическими беспорядками во время правления Мугабе, не может ожидать чего-то особенного от вмешательства военных. Такого рода изменения, возникшие в результате дворцовых интриг, а не народного сопротивления, не позволяют надеяться на какие-то изменения, и ситуация может ухудшиться. Новый диктатор будет пытаться убедить всех в том, что он лучше защищен от переворотов, чем его предшественник, и это может означать еще больше репрессий с применением насилия.

Однако для автократов в других местах события в Зимбабве могут послужить полезным уроком. Многолетний сподвижник, претендующий на роль преемника, не может ждать вечно смерти диктатора. Если ему будет позволено укрепить свою власть, то в таком случае дни диктатора будут сочтены. Кроме того, диктатору не дадут возможности изменить свое решение по поводу преемника.

Постоянная перетряска аппарата безопасности и политического руководства позволила Сталину и Мао умереть на своем посту. Принятое на раннем этапе решение о создании династии хорошо сработало в случае с Ким Ир Сеном. Мугабе не сможет присоединиться к когорте этих непобежденных диктаторов, поскольку он проявил беспечность. Но это вполне человеческое качество, особенно после почти четырех десятилетий пребывания во власти.

Данная статья не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский


Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390324 Олег Кузнецов

Зачем было нападать на Цхинвал, когда можно было банально взорвать Рокский тоннель?

Лейла Нароушвили, Грузия online, Грузия

Конфликты на Южном Кавказе разные эксперты, политики и историки оценивают по-разному. «Грузия online» предлагает точку зрения Олега Кузнецова, историка, российского независимого эксперта по Кавказу.

«Грузия online»: Неправительственная организация «Гражданская платформа мира между Арменией и Азербайджаном» надеется сдвинуть с мертвой точки ситуацию вокруг Нагорного Карабаха. Сможет НПО выполнить такую сложную задачу?

Олег Кузнецов: Я достаточно жестко отношусь к ситуации в районе Нагорно-Карабахского конфликта и прекрасно понимаю, что больших подвижек на протяжении последнего времени, нет. Более того, достаточно адекватно оцениваю ситуацию в том смысле, что этот конфликт не только межнациональный и межгосударственный, как его пытаются представить, а конфликт, который поддерживается многими международными структурами и иностранными государствами. Исходя из этого, в рамках существующей системы межгосударственных отношений, его решение достаточно проблематично, так как Армения и Азербайджан в большей степени являются заложниками в этом конфликте.

Любая общественная инициатива снизу, как некая интеллектуальная альтернатива, представляет интерес хотя бы потому, что предлагает другую модель решения. Когда выступающие говорят о том, что мы должны выстроить компромиссы, они должны быть найдены не в плоскости именно межгосударственных отношений, межгосударственной политики, а в области межнациональных отношений. Или в плоскости какой-то принципиально иной модели сосуществования народов с разной культурой, разной религией, но проживающей на одной территории. Это достаточно важно потому, что 30 лет войны с обеих сторон породили многие серьезные идеологемы, получившие закрепление на уровне государственной политики. Армения считает Карабах, точнее они провозгласили как Арцах, вторым армянским независимым государственным образованием на Южном Кавказе, т.е. по юридической терминологии, было создано квази-государство, обладающее всеми реальными институтами государственности, поэтому армянам придется отказаться от созданного ими же де-факто государства для того, чтобы начать искать компромиссы.

Азербайджан на конституционном уровне объявляет себя правопреемницей Азербайджанской Демократической Республики 1918 года, т.е. считает, что территория Азербайджана включает и те территории и некоторые области, которые находятся в государственных границах современной Армении, я имею в виду Зангелан и что было отторгнуто большевиками от Азербайджана и передано Армении в 1924 году. Объем компромиссов слишком большой для того, чтобы стороны смогли бы договориться на общественном уровне.

В любом случае, сюда вовлекается межгосударственная, внутриполитическая позиция, к тому же, накал взаимной ненависти двух народов сегодня очень высок. Не думаю, что политики, может быть даже косвенно находящиеся в азербайджанской и армянской власти, поддержат эту программу, как некоего поиска интеллектуальной альтернативы. В тоже время, мы прекрасно понимаем, что и в одной, и в другой стране есть очень много непримиримых.

Вспомним недавние события в Армении — как только Серж Саргсян заговорил о каких-то возможных позитивных переговорах, сразу же, в июне прошлого года, в Ереване произошел мятеж и группа боевиков «Сасна црер» захватила расположение полка Патрульно-постовой службы полиции Еревана, т.е. произошло вооруженное противостояние между террористами, хотя в Армении их террористами не считают, но с точки зрения международного права они являются террористами. Противостояние с армянской властью продолжалось две недели. Я больше чем уверен, что ультра-радикалы, ультра-националисты есть как в Армении, так и в Азербайджане, поэтому любая интеллектуальная альтернатива должна сначала прорости внутри азербайджанского и армянского обществ. Если прорастет и люди воспримут эту альтернативу, то есть слабый шанс и возможность сближения народов. В любом случае, война не лучший вариант решения проблемы, любая война бессмысленна и станет тупиком для всего региона. Если есть альтернатива, ее нужно, по крайней мере, поддержать, изучить и учитывать в моделировании развития ситуации.

— Распространено стойкое убеждение, что ни один конфликт на Южном Кавказе, как и их решение, не обходится без участия Москвы. Какую роль может сыграть Россия в решении данного конфликта?

— Прежде всего, это мое субъективное мнение, не хотел бы, чтобы Россию делали единственно ответственной за всю ситуацию в регионе. Хочу напомнить, что недавно исполнилось 25 лет печально известной 907-й поправки к Акту зашиты свободы США, это официальный государственный документ, где четко сказано, что США не будут оказывать никакой помощи Азербайджану до тех пор, пока он будет осуществлять агрессивные действия в отношении Армении и НК, т.е. с точки зрения американского законодательства, Нагорный Карабах это самостоятельный субъект международного права. И де-факто по этому закону, а это законодательный акт, Америка признает независимость Карабаха, соответственно является союзницей Армении. Поэтому, когда говорят о том, что только Россия поддерживает Армению в ее противостоянии с Азербайджаном, за счет своей военной базы на территории Армении или какой-то военной помощи, это не соответствует действительности, поскольку не только Россия является союзницей Армении в Нагорно-Карабахском конфликте. Говорить, что Россия одна способна повлиять на изменение ситуации, не так, и я (в этом) более чем уверен. Именно поэтому существуют несколько мировых центров силы, которые заинтересованы в сохранении нынешней ситуации конфликта в перманентно вялотекущем состоянии, тлеющей фазе, свидетелями которого мы является. Подобное состояние позволяет обеспечить, сохранить некий неустойчивый паритет интересов этих центров сил в регионе и, к несчастью, вопросы геополитики основных мировых столиц сейчас превалируют над интересами двух народов.

— Вы являетесь специалистом по Кавказу, поэтому, не могу не задать вопрос по нашим конфликтам. Кремль признал два грузинских сепаратистских региона и требует от официальной Грузии смириться с новой реальностью. Ваша оценка.

— Новая реальность уже есть, ее невозможно изменить. Президент РФ Дмитрий Медведев подписал два указа о признании независимости этих территорий. Пути назад — отменить эти указы, думаю, для России нет, поэтому РФ является заложницей данной ситуации, в том числе. Весь мир не признает Абхазию и Южную Осетию, тогда как Россия ее уже признала. Такая же ситуация, допустим, была в 1995 году, когда была провозглашена Чеченская республика Ичкерия и Эстония признала, но при этом весь мир не признал. Поэтому, для России это новая реальность.

— Насколько продуманным было такое решение для самой России?

— 9 лет это не такой большой срок, чтобы понять, насколько это хорошо для РФ, если мы берем чисто эгоистическую точку зрения. С другой стороны, не буду называть их самостоятельными государствами, они ведут себя очень и очень некорректно даже в отношении к России, благодаря которой они существуют. Например, ни для кого не секрет, что абхазы перекрыли пути сезонных миграций рыб и рыбные запасы Азовского моря находятся сейчас под угрозой, это реальность, о которой не любят говорить, но тем не менее, национальный эгоизм в этих территориях зашкаливает. Это объективный факт.

Абхазы не пускают никого на свой рынок недвижимости, все думали что будут какие-то инвестиции, можно будет превратить этот регион в некую туристическую мекку, но этого нет. Тем более, ситуация в нынешней Абхазии очень странная — долгое время она считалась христианским государством, причем православным. Последние 10 лет мы наблюдаем большой приток мусульман, бывших граждан Абхазии, которые возвращаются из Турции, также наблюдаем активное переселение армян-григориан и усиление влияния армянской григорианской церкви. Т.е. Абхазия в среднесрочной перспективе, ни завтра, ни послезавтра, лет через 5-7, может превратится в новую зону этно-политического конфликта на Кавказе, и прежде всего, с религиозной окраской. Тогда Карабах будет менее актуален, чем Абхазия. К несчастью, такова ситуация и российское экспертное сообщество это прекрасно понимает, но не всегда власть России к этому прислушивается. Хотя с другой стороны, мы можем говорить о том, что Абхазия имеет достаточно исторических предпосылок для того, чтобы быть самостоятельным государством. Сам грузинский царь, Давид Строитель начинал объединение Грузии с Абхазии, т.е. она была историческим игроком, которая присоединилась к Грузии. Здесь вопрос в том, что ядром объединения была Абхазия, и в 20-м веке была Абхазская Автономия, но мы не будем сейчас углубляться в исторические и политические вопросы.

Что касается Южной Осетии, говорить, что были какие-то предпосылки государственности до Советского Союза, этого не было. Осетины были христианизированы благодаря усилиям священников грузинской церкви в 18-19 веках и естественно, церковно-религиозное движение сопровождалось закабалением. Возможно, в этом лежит причина грузино-осетинского конфликта, что некогда самовольные племена оказались в крепостном положении. Здесь может быть экономический подтекст, социальный, но нет политического подтекста для этого конфликта, поэтому ставить на одну плоскость Абхазию и Южную Осетию смысла нет. То, что конфликт в Южной Осетии был порожден не Цхинвалом, это так. Самое парадоксальное, что между Южной и Северной Осетией кроме Рокского перевала нет никакого другого пути сообщения и то что произошло нападение на Цхинвал в 2008-м, с военной точки зрения, было бессмысленно. Первый огонь открыли грузинские войска.

— Нет, постоянно шли обстрелы грузинских сел и полицейских постов с осетинской стороны, был убит грузинский полицейский, были раненые, но в российских СМИ о гибели грузинского полицейского, обо всем этом не было информации…

— Были обоюдные провокации, но зачем было нападать на Цхинвал, когда можно было банально взорвать Рокский тоннель и полностью перекрыть пути контактов между Россией и Южной Осетией?

— Российская армия уже находилась в Самачабло — т.н. Южной Осетии — до начала военных действий, 3-4 августа Кокойты объявил эвакуацию детей, женщин стариков, всего осетинского населения в Россию, но не грузинского, они знали что будет война. Кстати, со временем в Интернете начали появляться видео, где об этом говорится…

— Хорошо, пусть будет по-вашему, но в любом случае, то что в Южной Осетии и Абхазии две разные ситуации по всем параметрам, вы со мной согласны? Поэтому, опять-таки, посмотрим со стороны не Тбилиси, а со стороны Москвы. Абхазия — 300 тысяч населения, ЮО — 250 тысяч.

— Нет, откуда столько, возможно, где-то в пределах 60-70 тысяч.

— С точки зрения российского обывателя, 300 тысяч населения меньше обычного областного центра в России, а 70 тысяч — меньше районного центра. Т.е. в нашем понимании, в понимании российского обывателя, это вообще не вопрос — мятеж в каком-то сельском районе никак не привлекает к себе внимания россиян. Это не наша война.

— Хотя Россия активно участвовала во всех войнах или конфликтах, она снабжала оружием все стороны…

— В Гудауте стояла 7 военная база России, которая не позволила бы грузинской армии что-либо сделать на территории Абхазии. Опять же, корни событий 2008 года нужно искать в 1992-м и давайте будем называть вещи своими именами: Звиад Гамсахурдиа был далеко не демократическим лидером и война фактически преследовала вот какую цель: легализацию преступных капиталов Гамсахурдии или тех, кто стоял за его спиной, большое количество теневых денег советского образца…

— Какие деньги? Из Москвы приезжают кремлевские посланцы, начинают гражданскую войну, устраивают государственный переворот…

— Почему только Кремль? Кремлю всегда противостояла организованная преступность, причем этническая преступность. Возможно, сращивание было на уровне государства, но не на уровне региона. В любом случае, войны того времени, та же карабахская война, не велась на государственные деньги. В России мы прекрасно понимаем, что основными источниками являлись частные инвестиции…

— Во время войны в Абхазии, Шойгу завозил целый трейлер с деньгами, которые были упакованы в ящики, а сверху завалены всякой продукцией, овощами…

— Не спорю, но откуда они были? Я прекрасно знаю, что сейчас, в регионе допустим, Краснодара, Ростова армянская диаспора активно собирает деньги на финансирование войск в Карабахе. Это деньги государственные или частных лиц, которых принуждают? Государственные тогда, когда они берутся из закрытых спецфондов, либо прописаны строкой в бюджете. Если посмотреть по материалам коллегии ФСБ 2013 года, было четко сказано, что в России, в легальном обороте находятся 35% денежных средств. Ранее находилось только 15% в легальном обороте. Соответственно, на всем постсоветском пространстве ситуация была аналогичной, поэтому, когда государство не контролирует легальный оборот денег, когда большая часть денежной массы находиться в нелегальном обороте, очень легко в такой ситуации аккумулировать эти деньги и завозить. Не хочу оправдывать Шойгу, мне этот факт неизвестен, но я хорошо понимаю, каким образом могли быть взяты эти деньги. Известно, что в 1994 году, на территории Чечни было захвачено 280 миллионов долларов. Возникает вопрос, откуда они там оказались? К несчастью, в наше время, оборот денежной массы организован таким образом, что проследить, какие финансовые активы, легальные или нелегальные, поступают на финансирование конфликтов, невозможно. На этом фоне можно создавать любые мифы, но то, что Кавказ — сфера интересов России, не означает, что также не является сферой интересов других сил, как легальных, так и нелегальных.

— В центре Грузии, российские оккупационные, пограничные войска стоят в 40 кv от центральной магистрали и все передвигают т.н. границу, захватывая все новые части территории, т.е. они перешли административные границы сепаратного Цхинвальского района — т.н Южной Осетии…

— Вопрос заключается в том, что Россия создала два государства-лимитрофа, которые обеспечивают ее национальные интересы, но это вовсе не означает, что она является оккупирующей страной. Россия признала Южную Осетию независимой страной, соответственно, то что делается между Южной Осетией и Грузией, с точки зрения России, это межгосударственные отношения. Поэтому, ответственность за любые действия в нашем, российском понимании, лежит на Южной Осетии, а не на России. Между РФ и ЮО подписаны межгосударственные соглашения по оказанию помощи, точно также российские войска стоят в Армении или войска США в Германии.

— Это не ползучая оккупация?

— Если перемещается, то это расширение территории Южной Осетии. Грузия имеет право, поступать, согласно международному праву: опротестовать, писать заявления.

Грузия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390324 Олег Кузнецов


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 ноября 2017 > № 2393225 Рубен Ениколопов

Уклонение от политики. Почему не заканчивается каталонский кризис

Рубен Ениколопов

Все разговоры о независимости на данный момент можно забыть. Но и рассчитывать на то, что удастся безболезненно сохранить статус-кво, тоже не приходится. Сложно себе представить долгосрочное решение каталонской проблемы без существенных изменений в статусе региона. Вопрос в том, когда это произойдет и обязательна ли для этого смена правительства в Мадриде

После того как руководство мятежной Каталонии оказалось кто под домашним арестом, кто в эмиграции, многие поспешили списать каталонский кризис в разряд решенных проблем. Каталонский сепаратизм повержен, его лидеры сидят в тюрьме, и вся Испания возвращается к нормальной жизни.

Однако на самом деле ситуация в Каталонии перешла в новую, лишь немногим менее острую фазу. Жесткое силовое вмешательство Мадрида в принципе не могло решить проблем, которые привели к кризису, так как история каталонского кризиса – это во многом история провала нормального демократического процесса. И именно поэтому многие детали происходящего порой сильно напоминают особенности российской политики.

Нормальный демократический процесс предполагает учет мнений всех заметных групп населения и достижение некоторого политического компромисса. У тех, кто находится у власти, всегда есть соблазн проводить свою политику без оглядки на мнение оппонентов. Но попытки срезать углы и решить проблемы, не достигая компромисса, чаще всего приводят к тому, что все такие решения откатываются обратно, как только власть ускользает из рук.

Эту нехитрую закономерность очень хорошо почувствовали на себе российские реформаторы 90-х, которые спустя много лет признают, что основной их ошибкой было именно нежелание или неумение достигать широкого политического консенсуса. Огромное количество их, казалось бы, разумных и благих начинаний было спущено сверху, а не выработано в процессе политической борьбы. И именно поэтому большинство из них было развернуто обратно или полностью извращено по сути, как только их создатели отошли от власти.

Суд против демократии

В ситуации в Каталонии обе стороны ведут себя похожим образом. Ни власти в Мадриде, ни уже бывшее правительство Каталонии не предпринимали серьезных попыток переговоров и попросту игнорировали мнение несогласных. Наиболее заметно это в действиях Мадрида как более сильной стороны конфликта, но те же грехи лежат и на совести борцов за независимость.

Самое заметное нарушение демократического процесса со стороны Мадрида – это активное использование судебной власти в решении политических споров. Судебные решения сыграли чуть ли не основную роль в развитии каталонского кризиса. Первые массовые протесты прошли в Каталонии в 2010 году, когда испанский суд существенно урезал ее автономию, зафиксированную в так называемом эстатуте – специальном законе, определяющем статус Каталонии в составе Испании.

Закон этот был принят в 2006 году на каталонском референдуме и фиксировал систему самоуправления Каталонии и ее взаимоотношений с Мадридом. По счастливому совпадению, решение о несоответствии эстатута испанской Конституции, приведшее к переписыванию 14 его статей и интерпретации еще 27, было принято через четыре года после принятия – именно тогда, когда консервативная Народная партия набрала достаточный политический вес, чтобы было понятно, что следующие выборы выиграет именно она.

В 2014 году судьи заблокировали даже не референдум, а ни к чему юридически не обязывающую консультацию по вопросу о независимости Каталонии (которая все равно прошла под загадочным названием «партисипативный процесс»). Судьи опять же принимали решение о незаконности проведения октябрьского референдума, об аресте двух Жорди (лидеров основных общественных организаций, выступающих за независимость Каталонии) и последнее – об аресте членов низложенного каталонского правительства.

Формально принятие важных решений судьями не противоречит никаким нормам. Проблема заключается в том, что если посмотреть на конкретные примеры, когда судьи так активно вмешиваются именно в политический процесс, то найти их в действительно демократических странах будет крайне сложно. Наоборот, активное участие судов в политической жизни является очень хорошим индикатором проблем с демократией.

Именно благодаря судебной власти в Венесуэле по-прежнему удерживается у власти президент Мадуро. Достойный продолжатель дела Чавеса по доведению экономики страны до коллапса, потерявший поддержку и населения, и парламента, проголосовавшего за его отставку, Мадуро может по-прежнему называть себя легитимным президентом благодаря решениям лояльных судей.

Судебная власть играет важнейшую роль и в российской политической жизни. Не секрет, что одна из главных проблем с выборами в России – это отказ допустить до голосования неугодных кандидатов. Именно судебными решениями определяется, кто будет зарегистрирован в качестве кандидата, а кто нет. Законодательные новшества типа муниципальных фильтров, конечно, облегчают работу судей, но и без них суды много лет неплохо справлялись с отбором кандидатов так же, как и с официальным утверждением даже самых сомнительных результатов выборов.

Безусловно, судебная власть в Испании гораздо более независима, чем в Венесуэле или России. То, что решения мадридских судов в последние годы колебались вместе с генеральной линией той партии, которая находится у власти, связано скорее с совпадением идеологий, чем с прямым воздействием. И даже тот факт, что решение арестовать лидеров каталонских общественных организаций, а затем и членов каталонского правительства принимала одна и та же судья, совершенно случайно оказавшаяся «на дежурстве» именно в эти дни, свидетельствует скорее об умелом стратегическом манипулировании со стороны прокуратуры, хотя и выглядит до боли похожим на басманное правосудие.

Гораздо больше проблем вызывает то, что судебная власть вмешивается в вопросы, которые по сути являются политическими, а не юридическими. Когда камнем преткновения становится недовольство законами страны, то слепое апеллирование к этим же самым законам превращается в «Уловку-22». То, что решения по таким важным вопросам, как разделение полномочий между регионами, принимаются не через общее голосование и политические переговоры, а несколькими людьми в мантиях, вызывает огромное раздражение у несогласных.

Отделение против демократии

У кого-то может сложиться впечатление, что основной аргумент каталонских сепаратистов – это экономические выгоды отделения от Испании. Хотя такие доводы действительно звучат («хватит кормить Эстремадуру»), происходит это все реже. Более того, резкое обострение ситуации произошло именно тогда, когда экономическая ситуация в Испании нормализовалась.

Существенное увеличение сторонников независимости в последние годы произошло в основном из-за неуклюжих действий Мадрида. Борьба за проведение октябрьского референдума подавалась его организаторами прежде всего как борьба за демократию и возможность выражать свое мнение путем голосования. В преддверии референдума на баннерах, призывавших принять в нем участие, слово «демократия» встречалось даже чаще, чем слово «независимость».

Подобный подход разделяли даже некоторые противники отделения. Те 10% населения, кто не поленился принять участие в запрещенном референдуме, но проголосовал против, по большей части состояли именно из людей, кто был одинаково недоволен как идеей независимости Каталонии, так и попытками решить этот вопрос в закрытых кабинетах.

Образ борцов за демократию обеспечивал сторонникам независимости моральное превосходство. Их позиция вызывала сочувствие даже у некоторых противников отделения – они тоже хотели, чтобы их голос был услышан.

Решающим стал момент, когда речь зашла уже не о праве высказаться, а непосредственно об объявлении независимости. Лидеры сепаратистов потеряли поддержку большинства населения, когда объявили независимость, не имея на это демократического мандата, а совсем не тогда, когда Мадрид ввел в действие 155-ю статью и официально распустил каталонское правительство.

Ни одно из голосований, прошедших в Каталонии, не свидетельствовало о том, что большинство населения действительно хочет отделиться. Выборы в парламент Каталонии в 2015 году подавались почти как голосование по вопросу об отделении. Политическая программа ведущего политического блока «Вместе за Да», по сути, сводилась к этому вопросу – быть Каталонии независимой или нет. И набрал этот блок меньше 40%. Даже вместе с голосами еще более радикального блока CUP сепаратисты набрали лишь 48% голосов. Но из-за того что эти 48% обернулись небольшим большинством мест в каталонском парламенте, сепаратисты поспешили объявить о своей победе и о том, что большинство населения Каталонии жаждет независимости.

Результаты октябрьского референдума тоже были абсолютно неубедительными. Красивая цифра 90% за независимость разбивается о 40% явки. То есть за отделение высказалось лишь 36% населения.

Принятие столь судьбоносного решения, как отделение от Испании, на основании такой зыбкой поддержки очень плохо стыкуется с общепринятыми нормами демократии. Это лишило каталонское правительство поддержки существенной группы избирателей, для кого защита демократических норм была важнее, чем вопрос независимости.

Накопленные раздражители

Сейчас ситуация в Каталонии развивается одновременно и в политическом, и в правовом русле. Пока суды принимают решения об аресте бывших членов каталонского правительства, все готовятся к новым выборам, назначенным на декабрь. И основная интрига в том, кто на них победит.

Результаты предыдущих голосований и соцопросы показывают, что население Каталонии разделено примерно поровну между сторонниками и противниками независимости. И те и другие уверены, что победа останется за ними. Сказать, кто из них прав, сейчас невозможно.

Но кто бы ни победил на выборах, эта победа будет, скорее всего, зыбкой. Консенсуса в обществе нет, а голосовать люди будут скорее против, чем за. На каждого раздраженного действиями Мадрида найдется такой же раздраженный безответственным объявлением независимости.

В любом случае победителям придется вести очень сложный диалог с Мадридом о статусе Каталонии в составе Испании. Все разговоры о независимости на данный момент можно забыть. Но и рассчитывать на то, что удастся безболезненно сохранить статус-кво, тоже не приходится.

Максимум, на что пока готов Мадрид, это расплывчатые заявления, что мы можем потом как-нибудь обсудить увеличение полномочий Каталонии, которые, по утверждению самого Мадрида, и так уже чуть ли не самые большие в Европе.

Сам по себе намек на открытость к диалогу – это уже глоток свежего воздуха, но утверждение, что уровень автономии Каталонии чуть ли не самый высокий в Европе, вызывает много вопросов и выглядит как явное передергивание. Как минимум в самой Испании есть Страна басков, которая обладает на порядок большим уровнем автономии, вплоть до самостоятельного сбора налогов.

Безусловно, Испания не может позволить себе предоставить огромной Каталонии такую же самостоятельность, что и небольшой Стране басков. Но этот пример – важный раздражитель для многих сторонников каталонской независимости. Особенно потому, что баски добились такого высокого статуса не мирными референдумами и митингами, а во многом благодаря террористической активности ЭТА.

Пока что нет даже намека на то, что каталонцы готовы взять на вооружение террористические методы. Терроризм в современной Европе монополизирован религиозными фанатиками и перестал быть средством политической борьбы, как это было еще несколько десятков лет назад. Но в качестве раздражителя для сторонников каталонской автономии пример Страны басков никуда не девается.

Аргументация Мадрида выглядит неубедительной и без специфичного примера Страны басков. Не имеет никакого смысла сравнивать Испанию с мелкими государствами Европы, половина из которых меньше не только Испании, но и Каталонии. Децентрализация актуальна только для достаточно больших и разнородных стран.

В Европе есть четыре государства сравнимого с Испанией размера – Германия, Франция, Великобритания и Италия. В двух из них – Германии и Великобритании – все составляющие их регионы обладают большим уровнем автономии, чем Каталония. В Италии сразу пять регионов обладают статусом автономий с более широкими полномочиями, чем Каталония. Лишь во Франции уровень децентрализации ощутимо меньше, чем в Испании.

Но Франция гораздо более однородная страна, чем Испания. Сознательная политика по гомогенизации населения в XIX веке и две мировые войны привели к тому, что во Франции региональные различия во многом стерлись. Отсюда и низкий уровень децентрализации.

В конечном итоге именно разнородность регионов внутри страны объясняет равновесный уровень децентрализации, при котором не происходит существенных политических конфликтов. Поэтому даже в небольших, но разнородных государствах (Бельгия или Швейцария) уровень децентрализации существенно превышает испанский.

Попытки навязать одинаковые правила игры и жесткое управление из центра в странах с существенно разнородным населением (включая и Россию) в итоге всегда приводят к росту напряженности и кризисам, подобным каталонскому. Поэтому сложно себе представить долгосрочное решение каталонской проблемы без существенных изменений в статусе региона. Вопрос в том, когда это произойдет и обязательна ли для этого смена правительства в Мадриде. Но это станет понятно только после декабрьских выборов.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 ноября 2017 > № 2393225 Рубен Ениколопов


Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков

Виталий Кабаков: кабельный рынок – индикатор промышленного роста страны.

Российская кабельная промышленность сегодня предлагает отечественному ВПК более высокотехнологичную продукцию. Она не только сумела создать альтернативу импортным поставкам, в том числе кабелям для надводных судов с Украины, но и сформировала инновационный запас. Сейчас дело за оборонкой, которая, с одной стороны, всегда отличалась консерватизмом, но в то же время была локомотивом роста экономики. Заместитель директора по продажам "Холдинга Кабельный Альянс" Виталий Кабаков рассказал FlotProm о работе с военными заказчиками, модернизации кабельной отрасли, импортозамещении, а также о новых разработках компании.

Виталий Викторович, нужна ли сейчас консолидация отрасли, помогает ли она?

Кабельная отрасль – своего рода индикатор состояния экономики. Кабельная продукция используется во всех отраслях народного хозяйства, и самочувствие экономики отражается на состоянии кабельной отрасли. Динамика есть, и она положительная.

Сейчас экономика и промышленность восстанавливаются после недавнего кризиса, вкладываются инвестиции в проекты разного уровня. Кабельная отрасль отражает все эти тенденции, постепенно развиваясь.

За последнее десятилетие расстановка сил на российском кабельном рынке изменилась не сильно. Отдельные перемены есть: С 2011 года наш холдинг под руководством Уральской горно-металлургической компании (УГМК) объединил три кабельных завода. В большей степени это положительно сказалось на нашем развитии и возможностях. Действуя как единый организм, мы смогли консолидироваться, чтобы максимально удовлетворять потребности заказчиков.

Речь не только о консолидации, но и о производственной кооперации, о развитии научного потенциала, а также об обмене опытом между заводами, отдельными инженерами и так далее. В рамках единой структуры мы закрыли одинаковые группы выпускаемых изделий на разных предприятиях, оптимизировав загрузку и производство. В мире всего несколько крупных кабельных корпораций, которые консолидируют свои усилия, и это приносит успех.

Военных заказов все больше

По статистике последних лет, заказы от военно-промышленного комплекса существенно увеличились. Кабельная отрасль это чувствует?

Да, есть положительная динамика. В первую очередь это связано с освоением новой для нас номенклатуры – например, в части импортозамещения. Мы также предлагаем новые виды продукции для флота – как военного, так и гражданского. Растут заказы на наших судоверфях. Вообще, существенная доля наших заказов – это именно ВМФ.

Предприятия долгое время использовали кабели в бумажной маслозаполненной изоляциии. Сейчас Россия переходит на новые технологии – например, на изоляцию из сшитого полиэтилена (СПЭ-кабели)...

Кабели на среднее напряжение с бумажно-пропитанной изоляцией появились в середине прошлого века. Новая технология, пироксидная сшивка, появилась в России в начале 2000-х годов, первую такую производственную линию установили, кстати, на нашем заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Сшитый полиэтилен занимает все большую долю рынка, такие кабели более надежны и долговечны. Бумажно-пропитанный кабель сегодня уже постепенно запрещают в мегаполисах.

Новые разработки медленно, но внедряются в оборонку

То есть будет масштабная замена на новые технологии и в сфере ВПК?

Да, мы постепенно к этому идем. Кабельная отрасль консервативна, и реализация всего нового может идти годами и десятилетиями.

Разработки и выполнение опытно-конструкторских работ (ОКР), насколько известно, ведутся в основном в инициативном порядке?

В большей степени. У нас хорошая научная школа, много ОКР идут как исследования. Наш холдинг располагает кабельным институтом в Томске. Таких учреждений в России немного: томский Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ) и столичный Всероссийский Научно-Исследовательский проектно-конструкторский и технологический Институт Кабельной Промышленности (ВНИИКП).

А что с подготовкой специалистов?

Сегодня кабельные факультеты и специальности есть еще в трех университетах. Это Москва, Пермь и Томск. С профессионалами у нас проблем нет.

Поговорим о профильных НИИ. У многих иностранных холдингов, например, Prysmian Group – около 20 научных подразделений с общей численностью сотрудников под тысячу.

Мы активно расширяем штат исследователей, только в НИКИ у нас 120 технологов, а также дополнительный персонал. Сейчас ведем ряд опытно-конструкторских работ, у нас есть и свои патенты. Часть разработок ведется под потребности ВПК, в том числе в инициативном порядке. Если в этом есть нужда у военных и это нужно стране, мы готовы пойти на такое.

Томский НИКИ – не только разработчик, но и держатель нормативной документации. Так, недавно мы разработали новый спецкабель для ВМФ, а в июле уже получили первый заказ. Довольно часто мы производим что-то по особому требованию, а не в глобальных масштабах. Тут задействуется и опытное производство. Кроме того, мы постоянно взаимодействуем с другими предприятиями, идет обмен опытом.

В оборонке кабельная отрасль с советских времен обеспечивает три основных направления: кораблестроение, авиацию и радиоэлектронику. В наши дни это распределение по-прежнему актуально?

Да. Но тогда поставки для ВПК были по некоторым группам изделий кратно выше. Сегодня больше половины номенклатуры для судовой отрасли идет на ВМФ. Но если взять только электрокабель, доля судовых поставок в нашем производстве – не более 5%. Тем не менее судовой кабель – основной в наших поставках для оборонки. В числе наших заказчиков – концерн "Алмаз-Антей", "Концерн Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ) и многие другие предприятия, что входят в крупные оборонные холдинги.

Как ХКА помогает российским военным уходить от импорта

Помимо военного направления, важный момент – импортозамещение. Тут свою роль сыграли антироссийские санкции. Как обстоят дела с импортом на кабельном рынке?

Хороший вопрос. В гражданской кабельной отрасли доля импорта – 20-25%. В отрасли военной импорта меньше, около 5% – в основном там, где наша промышленность не может изготовить ту или иную вещь. Тут речь идет скорее об импорте составляющих, а не готовых изделий.

В 2014 году мы полностью импортозаместили изготовление судовых кабелей для надводных кораблей ВМФ. Ранее их делали на Украине, на Бердянском кабельном заводе. Холдинг провел ряд научно-исследовательских работ, испытаний, после чего мы успешно организовали отечественное производство.

Получилось лучше, чем импортное?

У наших изделий много новых отличительных особенностей по сравнению с тем, что производилось украинской стороной еще по советским стандартам. То, что мы сегодня поставляем флоту, – наиболее современные изделия, которые сейчас можно изготовить. Однако ВПК очень консервативен, и кабельная продукция часто воспринимается как материал, а не как изделие.

А что касается импортозамещения в области оптоволокна и других современных технологий?

У нас есть производство оптоволоконного кабеля, работает с 2014 года, но тут рынок уже сформировался. Мы больше работаем в области электрокабеля, покрывая до 90% потребностей рынка. Активно идет развитие полимерного направления. Так, в 2016 году в Томске запустили новейший цех по производству кабельных резин, не имеющий аналогов в России.

В ближайшие три-четыре года холдинг запустит новое полимерное производство. У нас также есть наработки по другим типам кабельной изоляции: безгалогенные компаунды, ПВХ-пластикаты и полиэтилены. При этом у отечественных производителей "химическое" направление сегодня "не блещет".

Вообще, мы преодолеваем наследие развала СССР и 1990-х годов. И поле для работы большое: отечественные наработки в сфере высоковольтных и сверхпроводящих кабелей еще не на лучшем уровне: тут правят бал Южная Корея, Япония и США. А потребности велики: открываются навигационные станции, такие кабели нужны для разведывательных целей, есть множество интересных разработок у того же КРЭТ.

Как в процессе модернизации внедряются новые технологии

Как обновляются предприятия холдинга?

В планах – существенная модернизация. Например, в Кольчугино модернизируем производство силовых кабелей для судов: покупаем новые производственные линии, обновляем оборудование, модернизируем линии для прокладки силовых кабелей в галогенном исполнении. Также идет развитие в области производства силовых кабелей и кабелей управления для нефтегазовой отрасли. Самый большой и амбициозный проект – организация производства силовых кабелей на 330 киловольт и вышe.

Одно из интереснейших направлений, которое пока слабо развито на российском рынке – технология радиационной, или электронно-лучевой сшивки. Ее активно используют за рубежом, в том числе для продукции спецназначения: для машиностроения, кораблестроения, авиации. Если кратко, ЭЛ-сшивка позволяет увеличить ресурс и характеристики продукции на 20-40%. Снижается также вес и размер изделий при повышении их надежности. Это важно, например, для робототехники, где много движений. А материалы на основе "радиационной" технологии обеспечивают сотни тысяч циклов изгиба. Электронно-лучевая сшивка применима также в авиации, где существенен вес и габариты продукции. Мы осваиваем эту технологию на заводе "Электрокабель" в Кольчугино.

Кроме того, на кольчугинском "Электрокабеле" в течение 4-5 лет реализуют инвестпрограмму стоимостью более двух миллиардов рублей. Запланировано развитие фильерного производства, производства судовых кабелей, безгалогенных кабелей. Самый крупный проект – строительство высокотехнологичного цеха по выпуску кабелей на напряжение 330 кВ и выше.

Другой пример – перенос производственной площадки "Уралкабеля" из Екатеринбурга за пределы города, в соседнюю Верхнюю Пышму. Там находится штаб-квартира УГМК. Завод фактически построят заново и оснастят по последнему слову техники. Это будет не только переезд, но и увеличение номенклатуры продукции для ВПК. Новый "Уралкабель" сможет лучше удовлетворить потребности военных, в том числе в изготовлении кабельной продукции для авиации.

На заводе "Сибкабель" в Томске усовершенствуют процесс выпуска кабелей для горнорудной отрасли, расширится также их ассортимент. Современная производственная линия стоимостью около 300 млн рублей, которая поступит на предприятие в ближайшие месяцы, позволит выпускать кабели для горняков с использованием новейших изоляционных материалов, в том числе производящихся в новом цехе "Сибкабеля". Сам цех, специализирующийся на выпуске высококачественных резиновых смесей, также модернизируют.

ХКА готов к инициативным разработкам для военных

Как идет работа с военными, в частности с приемкой?

В целом – достаточно эффективно, за долгие годы взаимодействия сотрудничество уже выстроено. Военные представительства есть на всех наших предприятиях. Определенные сложности, конечно, есть, но это связано с серьезностью отрасли и общей ответственностью.

В области военных заказов бывает непросто заменить изделие на более новое или с лучшими показателями, ведь даже гражданский кабельный рынок довольно консервативен. А в военных заказах бывают ситуации, когда та или иная номенклатура продукции заложена в определенный вид вооружения, скажем, в 1980-х годах, и это допускается до сих пор.

Получается, что для замены нужно заново проходить все процедуры проверки единицы техники. На это военный заказчик часто не идет. Выход – внедрение новых кабелей уже в новую продукцию. Старое часто остается без изменений.

Конечно, с военными больше согласований, изделия серьезнее, ведь это безопасность страны – и сделки проходят дольше. Холдинг меняется, чтобы полностью соответствовать новым требованиям законодательства, например, с работой по спецсчетам. Мы для себя эти вопросы закрыли и полностью удовлетворяем требования государства и заказчика.

Насколько велика доля военной приемки в ваших поставках?

Пока что – менее 10%, хотелось бы эту цифру увеличить. Для этого мы постоянно развиваемся, внедряем новые технологии и обновляем производственные мощности. Холдинг увеличит объем продукции, которую можно выпускать для нужд ВПК, в полтора-два раза за следующие пять лет. Это станет возможным благодаря реконструкции и модернизации предприятий.

Мы готовы более продуктивно работать с компаниями военно-промышленного комплекса, получать от них технические задания; готовы сотрудничать, в том числе выделяя собственные средства на разработки. В этом направлении нам помогает Минпромторг, с которым ХКА активно взаимодействует. Министерство участвует в том числе в финансировании проектов.

Кабельная промышленность России в последние годы продвинулась вперед. Если в 1990-е годы эта область отставала от ведущих "кабельных" держав примерно на четверть века, сегодня наше отставание сократилось и составляет уже около десяти лет.

Коррелируют ли ваши новые разработки с Госпрограммой вооружений на 2018-2025 годы?

У нас есть несколько проектов, в том числе для флота, но озвучивать их пока рано.

Немного о сырье. Медь – один из основных элементов для кабельной промышленности, от цены сырья зависит и стоимость вашей продукции. Какова сегодня эта динамика?

Динамика интересная. Если в 2016 году цена держалась на уровне 5-6 тысяч долларов за тонну, с июля этого года произошел серьезный рост, примерно на 20%. Сырьем мы себя обеспечиваем полностью, основной поставщик – УГМК. 60% от стоимости кабеля – это металл, 10-15% – компоненты конструкции, остальное – производство, налоги и т.д.

Есть установка правительства для предприятий на выравнивание между гособоронзаказом и гражданским направлением. Как вы этому соответствуете?

Мы прежде всего многопрофильное предприятие и покрываем 90% ассортимента, необходимого российским заказчикам. Доля ВПК в линейке нашей продукции примерно соответствует доле бюджета военно-промышленного комплекса в ВВП страны.

Говоря о будущем, отмечу, что потребность военной промышленности в кабелях растет. Мы готовы эту потребность закрыть. Государство – надежный заказчик, работать с ним сложно, но это важно и интересно. России нужны сильные вооруженные силы, наш ВПК развивается, и холдинг готов удовлетворить его нужды.

Справка FlotProm

"Холдинг Кабельный Альянс" – одно из ведущих предприятий электротехнической отрасли России. В его состав входят три завода – АО "Электрокабель" Кольчугинский завод" (Владимирская область), АО "Сибкабель" (Томск), АО "Уралкабель" (Екатеринбург), а также Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и технологический кабельный институт (НИКИ), расположенный в Томске.

Номенклатура продукции ХКА насчитывает около 150 тыс. маркоразмеров кабелей и проводов (более 40 групп). Изделия компании востребованы в различных отраслях экономики: энергетической, телекоммуникационной, горнорудной, химической, нефтегазовой, строительной и т.д.

Среди ключевых заказчиков – предприятия Минобороны РФ, Росэнергоатома, РЖД, "Газпрома", "Роснефти" и другие. Часть продукции поставляется в страны СНГ.

В 2016 году заводы ХКА переработали 37,5 тыс. тонн меди. Это на 12% больше, чем годом ранее (33 тыс. тонн). Общий объем переработки металла (по весу меди) на предприятиях компании в прошлом году превысил 50 тыс. тонн. За девять месяцев 2017 года уже переработано 43 тыс. тонн.

Россия. УФО. СФО > Металлургия, горнодобыча. Армия, полиция > flotprom.ru, 15 ноября 2017 > № 2388599 Виталий Кабаков


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > amurmedia.ru, 14 ноября 2017 > № 2451596 Станислав Сливко

Революционной ситуацией пригрозил властям Хабаровского края историк-коммунист

В интервью корр. ИА AmurMedia Станислав Сливко рассказал, к чему могут привести невыученные уроки Октября

Октябрьские события 1917 года могут и должны научить властей Хабаровского края слушать и слышать различные мнения, звучащие в обществе. В противном случае, господство определенных классов и определенных партий создаст все условия для ситуации, которая 100 лет назад во многом определила развитие мира в XX веке и продолжают привлекать внимание как широкой общественности, так и профессиональных историков, корр. ИА AmurMedia задал кандидату исторических наук, доценту кафедры Отечественной и Всеобщей истории ПИ ТОГУ Станиславу Сливко.

— Чем ближе "красный день календаря", тем шире спектр мнений и оценок событий столетней давности. Возможен ли объективный анализ событий, которые происходили в октябре 1917?

— Разумеется, возможен, но при условии, прежде всего, четкого представления сущности Октябрьской революции. Однако при всей разнице мнений относительно произошедшего, ни один современный историк не ставит под сомнение мировое значение Октябрьской революции. Все согласны с тем, что революция в России повлияла на страна Европы, Азии, Америки, то есть на весь мир. Недавно к нам в институт из Китая приезжал доктор исторических наук Шень Чжэньхуа. Он читал лекцию "Октябрьская революция и Китай" и по его убеждению, основы современной китайской государственности и успех Китайской революции — это прямое следствие революции 1917 года в России.

— Но прежде всего Октябрьские события оказались значимыми именно для России...

— Для России это, вообще, были эпохальные события, который положили начало советской государственности. Никто ведь не отрицает, что Российская Федерация является правопреемником и РСФСР, и СССР.

— В последнее время все чаще можно услышать мнение, что Октябрь — это "бесчеловечная трагедия", ответственность за которую лежит на большевиках. Слова об исторической необходимости и объективной закономерности событий столетней давности высказывается гораздо реже. Почему так происходит?

— Потому что сегодня одну историческую концепцию просто взяли и заменили другой. Но историческая наука намного шире и богаче, однако многообразие научных теорий, опять замалчивается. К примеру, в нынешних школьных учебниках истории, предпочитают говорить о Великой российской революции, тем самым объединяя Февральскую и Октябрьскую революции в единый исторический процесс. Такой термин появился относительно недавно и был введен директивным путем без какого-то либо серьезного обсуждения профессиональным историческим сообществом. Школьные учебники призваны научить ученика думать, показать разницу в оценке событий, чтобы он смог сформировать свою точку зрения. Отрывать образование от науки совершенно неприемлемо.

— То есть сегодня ученые продолжают изучать революционный опыт России?

— Еще как! Сегодня появляются новые работы, в которых революционные события рассматриваются с других методологических позиций, в оборот вводятся новые исторические источники. Пример, появляются работы по истории повседневности в период революции, о жизни городского населения во время революции и гражданской войны, очень интересные работы по изменению сознания человека в эпоху революции. Все это показывает, что сейчас идет углубление исследований по Октябрьской революции.

— Для наглядности Вы можете описать обстановку в Петербурге 100 лет назад?

— Чтобы показать, что революция была неизбежна? Пожалуйста. Своим студентам я показываю две фотографии, которые хранятся в Государственном историческом музее. Одна с банкета в одном из ресторанов Петрограда 1917 года: дамы в богатых нарядах и бриллиантах, столы, уставленные деликатесами. Вторая фотография — тоже Петроград 1917 года, очередь за хлебом в несколько сотен метров. Такая вот была реальность: хлебные бунты, город заполонили беженцы, солдаты в отпусках с фронта или после госпиталей, дезертиры. И тут те, кто на военных подрядах и спекуляциях делали большие деньги. Нестабильность нарастала. Возможно, в октябре 1917 революции можно было бы избежать, но рвануло бы так или иначе. Если не в октябре, то чуть позже — в 1920 году или 1921, потому что противоречия никуда бы не делись. Революция стала отражением глубинных противоречий, которые вызревали в русском обществе на протяжении многих десятилетий. Если мы откроем мемуары известного лидера белого движения Антона Деникина, то прочитаем, что он видел истоки февраля 1917 года во всем 300-летнем царствовании династии Романовых.

— Но извлечь из революционного опыта полезные уроки можно лишь в том случае, если верно оценить не только позитивные, но негативные последствия Октября.

— Совершенно верно. Если у советской системы не было недостатков, СССР существовал бы поныне. С другой стороны, "рожденные в СССР" не вспоминали бы свою "тоталитарную" родину с трогательной ностальгией, если бы ей были свойственны только черные стороны, которые так любят подчеркивать сторонники полного либерализма. Для начала, Октябрь дал России дееспособное правительство, в отличие от Февраля. Большевики же оказались способны удержать власть, сохранить последовательность политической линии, обеспечить пусть минимальное, но снабжение городов, которые жили впроголодь, но от голода не умирали, отразить внешнюю угрозу. Октябрьская революция дала стране новую боеспособную армию. Никакими "обманами", "мобилизациями" и "террором" нельзя объяснить тот факт, что за 1918-1920 годы Красная армия победила 15 государств-интервентов и 3 сильные белые армии. Переход на сторону большевиков множества бывших царских офицеров, к примеру, легендарного Алексея Брусилова, подтверждает привлекательность новой армии и нового строя. Огромные изменения принесла революция в культурную жизнь страны, где в начале 20 века было 40% неграмотного населения. Советская система образования долго считалась лучшей в мире. И нет современного человека, который втайне не жалел бы о советской бесплатной медицине.

— Как Вы считаете, Россия хорошо учит уроки истории?

— Тут нет однозначного ответа. Дело в том, что любое общество неоднородно, оно разделено на классы, а у классов есть свои интересы. И как бы ни учили уроки истории, если эти уроки будут в противоречии с насущными классовыми интересами, то все равно ошибки будут повторяться.

— Можно из современности что-нибудь?

— К примеру, сегодняшнюю общественно-политическую ситуацию в нашем крае. История учит: чтобы не довести страну до революционной ситуации, нужно слушать разные слои общества, разные мнения и приходить к компромиссу. Но что мы видим в результате? Компартия предлагает на краевом уровне принять законопроект "О детях войны". Несмотря на то, что проходят митинги и пикеты, выступления в печати, законопроект вносили на рассмотрение три раза, и он не требует больших финансовых вливаний, все равно большинство дружно голосует против.

— Извлекла власть уроки 1917 года?

— Нет, она продолжает политику невнимания к серьезным социальным проблемам. Понятно, что у нас сейчас господствуют определенные классы, их интересы выражает определенная партия и делиться властью она не хочет. С ростом экономических трудностей это все грозит нестабильностью и новой революционной ситуацией. Советская история — это огромный пласт для познания. И Россия для своего дальнейшего развития должна взять самое лучшее, не допуская ошибок, допущенных в ходе строительства социализма, которые и привели к его падению.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > amurmedia.ru, 14 ноября 2017 > № 2451596 Станислав Сливко


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2017 > № 2443635 Константин Боровой

Константин Боровой: Кремль вернет Украине Крым и Донбасс при одном условии

Об оружии для Украины и аргументе, который подействует на Россию

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Россия согласится на уход из Крыма и с Донбасса в случае, если увидит, что Украина собрала достаточно сил, чтобы освободить эти территории. О том, что должны сделать для этого США, американском оружии для Украины и несостоявшихся переговорах Дональда Трампа и Владимира Путина в интервью «Апострофу» рассказал российский оппозиционный политик Константин Боровой.

— Главной темой минувших выходных были неудавшиеся переговоры Путина и Трампа. Российская сторона обвиняет в срыве официальной встречи администрацию американского президента. Это как-то скажется на отношениях России и США, которые на сегодняшний день являются непростыми?

— Проблема в том, что там говорить было не о чем. От Путина ожидают каких-то шагов по направлению к разрешению проблем. Но он этих шагов не делает и, более того, делает все возможное для того, чтобы сложности увеличивались. Это касается и Украины, и Сирии, и Северной Кореи. Фактор КНДР в последнее время добавился к проблемам.

Путин настроен не разрешать проблемы, а создавать их. В этих условиях переговоры просто бессмысленны. Единственный путь переговорный — это санкции, которые являются единственной возможностью заставить Путина и Кремль прислушиваться к потребностям мира.

— Вместе с тем, Трамп писал в Twitter, что нужно дружить и примиряться с Россией и с ее помощью решать конфликты. Каким образом это делать? Возможна ли дружба между Россией и США в этом контексте?

— В данном случае Трамп поступает как опытный переговорщик, оставляя Путину возможность для каких-либо действий, которые могут привести к улучшению отношений, снятию санкций. Он говорит правильно, заявляя о том, что такая возможность существует. Другое дело, что она нереализуема, потому что две стороны участвуют в переговорах и отношениях вообще. Когда одна из сторон не хочет этих отношений, не важно, что она говорит. Девушка может говорить, что она любит вас, но при этом делать все, чтобы отношения не развивались. Здесь точно такая же ситуация. Путину нужны переговоры, необходимо снятие санкций. Но никто не собирается снимать санкции просто так. Они могут быть аннулированы или ослаблены только в ответ на какие-то конкретные действия. Вместо сближения и даже символических шагов навстречу США Путин демонстрирует агрессивность и отсутствие интереса к переговорам.

То есть это странная ситуация, когда Путину нужны переговоры, но он делает все, чтобы их не было. В отношениях с девушками это называется кокетством, которое иногда приводит к сдвигу в отношениях, но чаще всего все это заканчивается разрывом.

— Но ведь американцы предлагают россиянам конкретные шаги. Курт Волкер прямо говорит Владиславу Суркову — убирайте войска с Донбасса. Как Вы считаете, почему Кремль не идет навстречу Белому дому, продолжая гнуть свою линию, которая ведет в тупик?

— Кремль решает глобальную задачу — сохранение власти. И в рамках ее решения уступать на Донбассе, уступать в Украине — это проигрыш и ущерб с точки зрения Кремля. Сегодня Кремль добивается маленького результата, поскольку их главная проблема — это выборы (президента РФ, — «Апостроф») 18 марта. Соответственно, они пытаются максимально оттянуть введение новых санкций и законов об отмывке денег российских олигархов, нелегально размещенных на Западе. Планируется, что 18 февраля будут обнародованы данные по поводу денег российских олигархов, а по существу, денег Путина. Вот сегодня Кремль добивается того, чтобы эти данные были обнародованы после 18 марта. Это такая маленькая их задача.

Кремль умеет решать тактические задачи. По всей видимости, им тем или иным способом удастся перенести это обнародование. Но Кремль не умеет решать стратегические задачи — это спасение страны, улучшение отношений с США, со всем остальным миром. Кремль не знает, как решать эти задачи, и, похоже, не умеет этого делать. Поэтому сосредотачивается на решении тактических задач — на сегодня максимально оттянуть момент обнародования данных об олигархах.

Так устроены российские спецслужбы. Они умеют решать на коротком промежутке времени тактические задачи, но стратегического мышления в Кремле совсем нет. Они спасают ситуацию сегодня, не думая о том, что будет со страной и с ними через год, два, пять.

На самом деле, это результат некоторого понимания того, что стратегические задачи не решаются — невозможно сохранить власть в стране, управляя государством таким способом, ликвидируя конкуренцию, изолируя страну от всего остального мира, создавая провокации по всему миру, ведя военные действия, захватывая чужие территории и отказываясь обсуждать возврат этих территорий.

Сегодня ведь проблем накопилось очень много, а Украина — это только одна из них. Есть еще Приднестровье, грузинские территории (Абхазия и Южная Осетия), Сирия (несколько сложных территориальных проблем). То есть, понимая то, что стратегически ничего решить нельзя, Кремль пытается решением тактических задач максимально оттянуть момент собственной катастрофы.

— Что касается Украины. Россия предложила свою резолюцию по миротворцам ООН на Донбассе. Вместе с тем, США вносят другие варианты к российскому предложению. Когда миротворцы зайдут на Донбасс, чем все может закончиться в регионе?

— Предложение Путина очень опасное, потому что он пытается заморозить конфликт, разделить территорию Украины фактически на два государства. Это буквальное повторение того, что было в Приднестровье, Абхазии. Это замораживание конфликта на многие годы.

Это не решение проблемы, а способ для того, чтобы ее не решать. Кремль хочет создать точку нестабильности, с помощью которой можно будет влиять не только на внутриукраинские, но и на внутриевропейские дела.

Я думаю, что единственный способ решения проблем Украины — это поставить ей полноценное вооружение и позволить Украине, против которой идет не просто агрессия и оккупация территорий, а полноценная война, отстоять свои территории, защитить своих граждан военным путем.

Большие поставки вооружения Украине — это единственное решение проблем. В свое время проблему нацистской Германии удалось решить именно так — большими поставками американского оружия в Великобританию, Советский Союз. А в данном случае требуется быстро и эффективно помочь Украине в военном конфликте, чтобы отстоять свою землю. Не захватить территорию России — это Украине не надо.

Все говорят о том, что это может привести к разрастанию конфликта. Но у меня ощущение, что это единственный способ, который приведет к прекращению конфликта. Даже заявление о том, что такая программа началась, возможно, приведет к тому, что российские войска будут выведены с территории Украины.

— Но ведь американцы намерены расширить миротворческую миссию ООН на всю территорию Донбасса, до границ с Россией. Каких действий ожидать от Кремля в таком случае?

— Россия никогда не согласится на сценарий, в результате которого Украина вновь обретет контроль над собственными территориями. Потому что это моментально приведет к прекращению конфликта. Ведь это не только конфликт с российскими вооруженными силами, которые могут быть выведены. Это и конфликт с боевыми формированиями террористов. А украинская армия и спецслужбы, я думаю, знают, что с ними делать. Но Россия никогда не пойдет на это.

Безусловно, привлечение миротворцев — это мирное решение проблемы. Но для России это будет означать конец контроля над территорией, возможно, вывод войск, потерю управления над бандформированиями. Но маловероятно, что Россия согласится на капитуляцию, по существу.

— Возможна ли дальнейшая эскалация со стороны России, если на оккупированных территориях порядок будет наводиться миротворческими силами?

— Сегодня происходят постоянные провокации против Вооруженных сил Украины. А если туда добавить миротворцев, которые, между прочим, начнут погибать… А пропагандистская машина Кремля тут же будет заявлять, что миротворцы гибнут по вине Украины. В этих условиях добавлять туда миротворцев так, как предлагает Путин — это усложнять ситуацию.

Я думаю, что для американцев это тоже способ не решать проблемы. Вместо того, чтобы просто вооружить Украину, дать ей силы защищать свои территории, ищутся какие-то паллиативы. А постоянное нормальное решение — это вооружить Украину, сделать ее достаточно сильной, чтобы она была в состоянии защитить свою территорию от агрессии.

Решение по миротворцам, которое предлагают американцы, приведет к капитуляции, значит, оно не будет принято Кремлем. Конечно, можно устроить переговоры по этому поводу, но они будут устроены не для того, чтобы решать проблему, а чтобы максимально оттягивать момент решения.

Повторюсь, что решение проблемы только одно — вооружение Украины. Поставка не Javelin, которые очень нужны и полезны, а настоящего серьезного оружия. Только это решение приведет к прекращению оккупации территории Украины, освобождению Крыма. Потому что в тот момент, когда Украина покажет, что она в состоянии защищать свои территории, Россия будет заинтересована вступить в переговоры с Украиной, в противном случае потеряет не только Крым, но и Севастополь (базу Черноморского флота РФ, — «Апостроф»).

— В таком случае Кремль будет пытаться выйти из конфликта с помощью переговоров?

— Если Украина продемонстрирует способность освободить свою территорию от российских войск на востоке, то для России это будет означать необходимость быстрого начала переговоров, пока эта проблема не будет решена Украиной силовым путем. Кремль пойдет и на компенсацию, и на возврат собственности, бутылок «Массандры». Они все вернут, лишь бы осталась возможность присутствовать в Севастополе. Либо полный вывод войск, в том числе и из Севастополя, и дальнейшая изоляция России.

— И последний вопрос. А как добиться мощного полноценного вооружения от тех же Штатов?

— Для этого нужно реформировать государство. В сегодняшних условиях коррумпированному, неуправляемому по существу государству получить такую поддержку от Соединенных Штатов сложно и маловероятно.

Только таким образом, реформировав государство, Украина способна стать полноценным государством и добиться помощи от Соединенных Штатов. А сегодня продажная власть предпочитает продолжать торговать с Россией, а не освобождать свою территорию. И в этих условиях помогать Украине никто не хочет и не будет. И этот конфликт растянется на десятилетия.

Сегодня, как это ни странно, все зависит от самой Украины. Если примет народ Украины решения о реформировании армии, борьбе с коррупцией и олигархами, нормальной конкурентной экономике, тогда все будет решено. Помогут и «план Маршалла» сделают — все сделают.

Не примет народ такое решение — тогда будет Украина оставаться в состоянии государства третьего мира, коррумпированного, продажного, которое больше заинтересовано в прибылях для кучки олигархов, а не в победе над оккупантом. Тогда все так и будет оставаться. Все зависит от народа Украины.

Вариант выхода из этого тупика предложил Михаил Саакашвили. Теперь от общества зависит, примет оно это решение или нет.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2017 > № 2443635 Константин Боровой


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин

Взяли под козырек. Как китайская армия становится опорой власти Си Цзиньпина

Василий Кашин

Структура нового Центрального военного совета Китая говорит в пользу будущего повышения роли армии в политической жизни страны и ее превращения в опору политической власти Си Цзиньпина

Одним из главных итогов XIX съезда Компартии Китая (КПК) стало формирование нового Центрального военного совета партии (ЦВС). В Китае ЦВС – это высший орган управления вооруженными силами, а председатель ЦВС обладает полномочиями их главнокомандующего. ЦВС – типичное китайское «учреждение с двумя вывесками»: партийный орган одновременно имеет статус Центрального военного совета КНР, государственной структуры, прописанной в конституции. Поэтому прошедшие по итогам XIX съезда назначения должны будут формально утвердить в марте 2018 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей. Тем не менее назначения по партийной линии гораздо важнее назначений по государственной линии – именно они дают настоящую власть.

Сам себе командир

Пост председателя ЦВС – один из трех главных постов в китайской системе власти наряду с должностями генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР. С начала 1990-х годов предполагается, что высший руководитель КНР, возглавляющий соответствующее поколение китайских руководителей, должен совмещать все три позиции, но никаких формальных правил по этому поводу нет.

Например, лидер третьего поколения китайских руководителей Цзян Цзэминь, сдав после двух положенных сроков у власти пост генсека ЦК КПК в ноябре 2002 года и председателя КНР в марте 2003 года, предпочел задержаться во главе ЦВС до сентября 2004 года. Тем самым он обеспечил себе сохранение значительного политического влияния и после формального ухода с высших постов в партии и государстве.

Более того, основатель современного Китая Мао Цзэдун и архитектор китайских реформ Дэн Сяопин управляли страной и партией главным образом с позиции председателя ЦВС, в то время как прочие их должности могли меняться. Например, Мао стал председателем ЦВС КПК в декабре 1936 года и занимал этот пост почти 40 лет до своей смерти в сентябре 1976-го, правда, с перерывом с 1949 по 1954 год. Пятилетний перерыв был связан с тем, что ЦВС был тогда временно упразднен и заменен Революционным военным советом Центрального народного правительства, председателем которого был, разумеется, тоже Мао.

Даже пост председателя ЦК КПК (формально упразднен в 1982 году, заменен на должность генсека) Мао занимал менее продолжительное время (1943–1976). Что касается должности председателя КНР, то она является сугубо церемониальной и реальной власти не дает. Дэн Сяопин проводил свои знаменитые экономические реформы главным образом в должности председателя ЦВС, которую он занимал с 1981 по 1989 год. Его влияние во многом основывалось на авторитете в военной среде (в прошлом он занимал должности члена ЦВС, зампреда ЦВС, начальника Генерального штаба и так далее).

Государство в государстве

Важная роль ЦВС в китайской политической системе связана с построением армии как своего рода государства в государстве. Армия имеет свою отдельную правоохранительную систему, включающую службу безопасности, прокуратуру, суды и антикоррупционные структуры. У китайской армии есть свои СМИ, имеющие общенациональное значение, свои финансовые службы и в целом своя стройная «вертикаль власти», на которую не способны повлиять никакие партийные и государственные структуры извне.

Частью системы вооруженных сил, контролируемой ЦВС, является и Народная вооруженная полиция; аналог Росгвардии), которая после недавних реформ окончательно подчинена Центральному военному совету (раньше речь шла о двойном подчинении ЦВС и Министерству общественной безопасности КНР). Еще одна часть военной машины – Центральное бюро охраны, вместе с его Центральным полком охраны. Эти примерные аналоги российских ФСО и Кремлевского полка исторически были в двойном подчинении Генерального штаба (ныне Объединенный штаб ЦВС) и канцелярии ЦК КПК и укомплектованы кадровыми военными.

Председатель ЦВС – единственный политический руководитель в Китае, способный отдать приказ о применении вооруженных сил. Ему же принадлежит исключительное право отдать приказ о применении ядерного оружия. В нормальных условиях такой приказ должен быть подтвержден начальником Объединенного штаба с его командного терминала. Но в случае гибели начальника штаба председатель ЦВС может отдать приказ о пуске ракет единолично. Должности председателя КНР и генсека ЦК КПК подобных полномочий сами по себе не предполагают.

Подчиненные ЦВС довольно многочисленные военные специальные службы играют важную роль в обеспечении руководства страны разведывательной информацией, а в некоторых случаях выполняют и весьма важные функции в поддержании внутренней безопасности. По отдельным направлениям они могут дублировать некоторые структуры входящих в состав Госсовета КНР министерств общественной и государственной безопасности.

Сицзиньпинизация армии

По заведенной практике один из главных элементов передачи власти в Китае состоял в том, что на нечетном съезде партии будущего преемника руководителя страны назначали на пост заместителя председателя ЦВС. Но вопреки традиции на прошедшем недавно XIX съезде КПК нового, гражданского заместителя председателя ЦВС не появилось. Из этого автоматически следует, что на данный момент КПК и сам Си Цзиньпин не определились ни с личностью преемника, ни с процедурой передачи власти, которую можно было бы ожидать в 2022 году.

Этим нововведения не исчерпываются. Перед съездом, по всей видимости, обострились противоречия в высшем китайском военном руководстве. В пользу этого говорит внезапный арест в августе 2017 года руководителей ключевых структур ЦВС – начальника Объединенного штаба Фан Фэнхуэя и начальника Политического управления Чжан Яна – по коррупционным обвинениям. Облик нового ЦВС существенно отличается и от появлявшихся в предшествующие месяцы утечек в прессе, и от прежней структуры.

Изменения частично связаны с проведенной в 2015–2016 годах радикальной реформой органов управления китайскими вооруженными силами. Также перемены отражают стремление к максимальной централизации военного руководства. Все члены ЦВС, кроме Си Цзиньпина, – кадровые военные в звании генерал-полковника.

Новый ЦВС, как и старый, имеет двух заместителей председателя. Один из них, Сюй Цилян, сохранил свой пост и поэтому может считаться «первым зампредом» (на практике это выражается лишь в небольших бюрократических и процедурных привилегиях). Другой заместитель председателя, Чжан Юся, в прошлом возглавлял Управление по развитию вооружений ЦВС и имеет репутацию военачальника, пользующегося личным расположением Си Цзиньпина. В нынешнем ЦВС Сюй Цилян, предположительно, курирует вопросы материально-технического обеспечения, капитального строительства, финансы. Чжан Юся, видимо, отвечает за международные связи, разведку, высокие технологии, боевую подготовку.

Хотя после реформ 2015–2016 годов ЦВС стали напрямую подчиняться целых 15 структур, в совет, помимо председателя и двух замов, входят всего четыре человека. Первый из них, бывший командующий Ракетными войсками НОАК Вэй Фэнхэ, как ожидается, будет формально назначен на пост министра обороны КНР на ближайшей сессии ВСНП в марте 2018 года.

Министерство обороны в Китае, в отличие от других стран, не занимается организацией военного строительства и не имеет никаких полномочий по управлению войсками. Оно выступает в качестве представителя Народно-освободительной армии Китая в ее отношениях с иностранными военными – например, при обсуждении вопросов военного и военно-технического сотрудничества. Другая важная функция министерства – роль посредника в отношениях между НОАК и гражданским госаппаратом. Поэтому министр обороны также входит в состав Госсовета КНР.

Также в ЦВС состоит начальник Объединенного штаба Ли Цзочэн. Объединенный Штаб – ключевая структура ЦВС, отвечающая за управление всеми видами вооруженных сил. Его создали в ходе реформ на базе старого Генерального штаба НОАК. Ли – еще один военный руководитель, имеющий репутацию политического фаворита Си Цзиньпина.

Третий участник ЦВС – начальник Политического управления Мяо Хуа. После проведенных реформ Политуправление утратило ряд важных функций, например контроль над военной контрразведкой, судами, прокуратурой. Но оно продолжает контролировать армейскую кадровую службу и имеет собственную структуру внешней разведки – Управление внешних связей, специализирующееся на операциях скрытой пропаганды и влияния.

Наконец, четвертый участник ЦВС – это секретарь Комиссии по проверке дисциплины ЦВС Чжан Шэнминь. Этот руководитель не только контролирует армейский антикоррупционный орган. Он также занимает пост заместителя председателя Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК, что дает ему возможность участвовать в антикоррупционной политике в масштабах всей страны. Кроме того, Чжан Шэнминь, по всей видимости, является секретарем сформированной в рамках ЦВС рабочей группы, курирующей весь армейский правоохранительный аппарат. В него, помимо армейской Комиссии по проверке дисциплины, входят структуры Политико-юридической комиссии ЦВС – служба безопасности, военные прокуратура, суды и так далее.

Новый ЦВС компактен, очень централизован и нацелен на то, чтобы максимально эффективно координировать работу всех элементов китайской военной машины. Нынешняя структура ЦВС говорит о том, что роль армии в политической жизни Китая будет только расти. В долгосрочной перспективе вооруженные силы становятся одной из главных опор политической власти Си Цзиньпина.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443667 Олег Жданов

Кремль попал в ловушку: зачем украинцев пугают наступлением войск Путина

Военный эксперт — о якобы российских миротворческих войсках и давлении на Кремль

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Россия не настолько глупа, чтобы перекрасить военную технику в белый цвет и выдать свои войска возле границ Украины за миротворцев. Вместе с тем, Кремль угодил в ловушку, внеся в Совбез ООН проект резолюции по миротворцам на Донбассе. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов, комментируя заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Александра Турчинова о том, что Россия стянула в приграничные с Украиной районы военную технику, перекрашенную под миротворческие силы.

То, о чем сказал Турчинов, вообще не похоже на правду. Я не знаю, зачем он нагнетает обстановку. Может, секретарь СНБО хочет показать свою значимость. Может, хочет запугать общество. Потому что мы на усиление обстрелов и конфронтации на фронте не сильно реагируем — для нас к сожалению, это стало — на уровне цинизма — сухой статистикой: что обстрелы, что потери. Потому это может делаться исключительно из политических мотивов, чтобы удержать общество от конфронтации, от эскалации конфликта между властью и обществом. Скорее всего, заявление было сделано именно по этой причине.

Что касается РФ, то ее войска примерной численностью 20-30 тысяч как были сосредоточены вдоль нашей восточной границы, так и есть. В июле 2014 года, когда был сбит малайзийский самолет (Boeing 777 рейса MH17), у границ Украины в Ростовской области стояли колонны 15-го армейского корпуса миротворческих сил стран СНГ, который был переброшен тогда из Абхазии под нашу границу. Мы это все видели, были видео, фото и все остальное — сейчас ничего этого не наблюдается. Разведка же не дремлет. Есть и простые граждане, которые снимают эшелоны с техникой и присутствие российской техники возле нашей границы. То есть нет никаких доказательств тому, что Россия стягивает к границе вооруженные силы и собирается их «перекрасить» под миротворцев ООН.

РФ не настолько глупа, чтобы перекрасить технику в белый цвет и написать «UN» — это международное обозначение миротворческих миссий ООН. Я не думаю, что Россия опустится до такого уж уровня. Это может повлечь за собой очень серьезные штрафные санкции, чего Россия больше всего сейчас боится.

С миротворцами идет большая игра, но она, как по мне, никак не связана со встречной резолюцией. Насколько я понимаю, США решили разыграть классический гамбит: они поймали РФ на том, что те согласились на миротворческий контингент на Донбассе. Для того чтобы у России исключить вариант маневра, они попросили нас не подавать свою версию резолюции по миротворцам на Донбассе — если говорить о заявлении спецпредставителя по Украине Курта Волкера. И теперь США хотят начать диалог о миротворцах в Совбезе ООН и выдвигают встречное предложение: допустим, 20 тысяч.

Дьявол в деталях: если есть миротворческая миссия, никаких других вооруженных формирований быть не может. Ни «народных милиций», ни «ополченцев» — они разоружаются в первую очередь — ни иностранных армий, даже наши вооруженные силы там не будут присутствовать. Состав миссии определяет сторона конфликта, то есть Украина. Россия отрицает свою причастность к этому конфликту. Получается, для РФ это абсолютно неприемлемые условия. Но Россия, согласившись с введением миротворцев на Донбасс и внеся в Совбез ООН собственный проект резолюции, загнала сама себя в угол. Ей теперь надо либо соглашаться, либо она в глазах всего мира будет выглядеть не совсем корректно в плане того, что она сама отказывается от собственных мирных инициатив в Совете Безопасности ООН. Вот в чем гамбит, вот на чем США поймали Россию.

Либо Россия будет обсуждать свою резолюцию, либо она не будет обсуждать ничью. Для нее наличие миротворцев на Донбассе — это конец конфликта, стопроцентный проигрыш в войне. Потом уже никто и не вспомнит о Минских соглашениях, если туда войдут миротворцы ООН и введут временные международные администрации, которые будут выполнять роль местных советов, и там начнется амнистия — фильтрация тех, кто принимал, а кто не принимал участия в военных преступлениях — и разоружение.

Россия в любом случае будет тянуть время. Нужно лишить ее пространства для маневра. Поэтому я не думаю, что будут обсуждаться две резолюции (по миротворцам на Донбассе — «Апостроф»).

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 ноября 2017 > № 2443667 Олег Жданов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter