Всего новостей: 2401929, выбрано 1370 за 0.112 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Полухина Юлия (33)Латынина Юлия (32)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Мусафирова Ольга (27) далее...по алфавиту
Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников

Путин-«миротворец» опаснее Путина-агрессора

Виталий Портников, LB.ua, Украина

Владимир Путин не блефовал, когда в присутствии московского патриарха Кирилла и своих ближайших соратников Дмитрия Медведева и Виктора Медведчука анонсировал возможный обмен пленными между Россией и Украиной. Накануне Нового года этот обмен действительно состоялся. Очевидно, что любой нормальный человек не может ощущать ничего, кроме чувства огромного облегчения — наши защитники вместе с другими заложниками Кремля оказались дома и им больше ничего не грозит. И, тем не менее, необходимо ответить самим себе на один очень простой вопрос: почему Путин пошёл на это?

На протяжении нескольких лет не было никаких обменов. Представители Москвы и ее марионетки придумывали самые разнообразные поводы для того, чтобы не освобождать людей. Даже когда сами российские представители выступали с предложениями об обмене, их инициативы на поверку оказывались самым обыкновенным блефом. И вот — все произошло на самом деле. Но почему? Можно, конечно, успокаивать себя тем, что Путин просто поддался под давлением Запада, что он боится санкций и поэтому должен идти навстречу. Отчасти это будет правдой. Путину действительно не нужны санкции — тем более новые санкции американцев. Однако важно понять, каким путём пойдёт российский правитель, чтобы добиться отмены этих санкций. То, как произошёл обмен пленных — по просьбе любимого Путиным украинского (условно говоря) политика, с участием патриарха, позволяет дать ответ на этот вопрос. Путин решил быть миротворцем. Разумеется, в своём понимании этого термина. Но путинского понимания вполне может оказаться достаточно и для Запада, где стремление к восстановлению нормальной атмосферы в отношениях с Россией достаточно велико.

Уже приходилось объяснять, почему я считаю заключение Минских соглашений позитивным фактором для Украины. Не только потому, что они позволили остановить военные действия в неблагоприятной для нас ситуации и заняться созданием полноценной современной армии. Но и потому, что они позволили интернационализировать конфликт и превратились в орудие продления санкций против России. Каждый раз европейцам — в том числе и благожелательно настроенным к Кремлю — приходилось констатировать, что соглашения не выполняются, а санкции продлеваются. И так — до бесконечности.

Но бесконечность быстро утрачивает смысл, если Кремль начинает Минские соглашения выполнять. Или делать вид, что выполняет. Мы прекрасно знаем, что в этих документах есть целый ряд пунктов, политически невыполнимых для украинской стороны. Да, эти пункты теряют смысл в случае восстановления украинского контроля над территорией. Понятно, что не существует местной власти в Донецке или Луганске, которая без контроля Москвы будет требовать особый статус в составе Украины. Но если российский контроль сменится международным — теми же наблюдателями ООН? А украинский контроль над территорией пообещают восстановить только после выполнения нами Минских соглашений во всей их безумной полноте? Тогда то, что казалось ловушкой для России, станет ловушкой уже для нас самих.

Могут спросить — а что будет, если Путин не будет действовать столь хитроумно, а просто предпочтёт оставить Донбасс ради отмены санкций и примирения с Западом? И никто при этом не станет требовать от нас ни особого статуса для Донбасса, ни языковой автономии, ни прочей лабуды? Что тогда?

Тогда может сложиться ситуация, в которой огромное количество наших соотечественников вновь вспомнит, какая Россия замечательная страна, как важно с ней дружить, как важно забыть о войне, когда наступил мир, как важно восстановить экономические связи и вместе помочь восточным областям — тем более, что в Евросоюз нас не берут, как оказалось. Если Путин не допустит никаких ошибок, то уже на следующих парламентских и президентских выборов «партия мира» — то есть объединённые силы коллаборационистов и агентов Кремля разгромят «партию войны» — то есть не таких уж и многочисленных украинских государственников. Реванш в новом виде состоится.

Что сделать, чтобы его не допустить? На самом деле, возможностей у нас не так уж много. Нам противостоит сильная и укоренившаяся в украинском обществе государственная машина бывшей метрополии. В конце концов, мы выигрывали все эти годы только потому, что Путин допускал ошибки. Страшно подумать, что будет, если он начнёт играть безошибочно — даже от безысходности.

И, тем не менее, не попытаться выиграть мы не можем. Первое, что нужно сделать — это начать переносить акценты с Донбасса на Крым. Это очевидное нарушение международного права вкупе с репрессиями против коренного населения и попытками изменить демографическую картину с помощью новых колонистов. Классический случай оккупации, которую из-за включения Крыма в состав России не так-то просто преодолеть.

Нужно приучать и своё общество, и Запад к тому, что даже после окончания конфликта на Донбассе российский режим остаётся оккупантом и врагом.

Второе — это целенаправленная работа против российской политической и информационной агентуры в стране. Необходимо принять целый ряд законодательных актов, которые чётко определили бы понятие агрессии и оккупации и затруднили бы существование на территории Украины политических партий, общественных организаций и СМИ, которые ставят под сомнение саму оккупацию. Никто не может запретить полемики об украинской истории — но любое государство способно защитить представление о своём актуальном положении.

Третье — необходимо начать говорить с обществом о приоритетах. Сами граждане должны, наконец-то, определиться — какое государство они строят, богатое или все же свое. Конечно, эти задачи могут и совпадать, но совершенно не обязательно из одного следует другое. Если украинцам не нужна Украина, а нужно просто хорошо жить, то никакой Путин им не поможет — даже если завоюет половину страны. Тогда можно констатировать, что цивилизационный шанс 2014 года не использован, и Украина обречена на вечную роль полуколонии. Но если все же наши сограждане хотят построить Украину, а не «вообще богатую страну», то им придется понять, что только свободная страна может стать успешной. И что только освобождение от России в широком смысле — от ее армии, наемников, пропаганды и исторических мифов — может стать залогом украинского будущего. Попросту говоря, нельзя на месте Украины выстроить большую некоррумпированную Брянскую область. Не получится. И тех, кто утверждает обратное, можно со спокойной совестью зачислить в союзники Путина. Как и тех во власти, кто до сих пор пытается с Путиным договориться.

Потому что договориться не получится. Можно только разойтись, избегая путинских ловушек. И с точки зрения расстановок этих ловушек следующий год будет куда сложнее уходящего. Путин-«миротворец» куда опаснее Путина-агрессора.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 декабря 2017 > № 2443245 Виталий Портников


Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455829 Василий Грицак

Глава СБУ: РФ активно пытается вербовать украинских топ-чиновников для влияния на политические процессы

Интервью главы Службы безопасности Украины Василия Грицака агентству "Интерфакс-Украина"

В канун Нового года состоялся долгожданный обмен, 73 украинца вернулись домой. Но 103 человека все еще остаются в заложниках на неподконтрольных Украине территориях Донбасса. Какие шаги будут предприняты для их освобождения?

Произошло знаменательное событие, думаю, что событие года: благодаря титаническим усилиям и нашего политического руководства, и международных партнеров удалось вернуть домой 74 наших граждан, которые так долго находились в плену. Освободили 74, не 73, одна женщина не захотела возвращаться, так как у нее в Донецке семья, де-факто она тоже освобождена из плена.

Да, по нашим данным, 103 человека все еще остаются в плену. По состоянию на несколько дней назад, боевики подтверждали данные по 94-м. А по данным нашего Центра мы понимаем местонахождение 108 человек на территории так называемых отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

Над возвращением этих людей мы обязательно будем продолжать работу и приложим к этому максимум усилий.

Когда может быть следующий этап обмена?

Следующий этап обмена, надеюсь, произойдет в кратчайшие сроки, мы активизировали эту работу. С учетом того, что мы вернули наших ребят, я подготовил соответствующее указание, чтобы максимально эффективно использовать этот шанс для ускорения очередного этапа обмена.

Мы обязательно поработаем с теми, кто вернулся домой, проведем детальный опрос: где, с кем, в каких местах они, возможно, имели контакты с теми людьми, кто считается сейчас в плену или пропавшими без вести (а таковых, по нашим данным, 402 человека). Возможно, судьбу некоторых из них нам удастся выяснить.

Но для начала освобожденным ребятам необходимо предоставить возможность обследоваться, поправить здоровье, стабилизировать психологическое состояние, после этого мы будем с ними общаться и работать.

То есть, опрос освобожденных поможет получить информацию относительно других заложников и тех, кто считается пропавшими без вести?

Однозначно! Мы будем прилагать максимум усилий во время общения с этими ребятами, чтобы они могли максимально вспомнить информацию о том, где, с каким количеством людей пересекались в застенках "ЛНР/ДНР". Конечно, будем делать поправку на возможное психологическое и физическое давление за время пребывания в плену.

Будет ли СБУ проверять их на возможную вербовку Российской Федерацией?

Конечно, мы будем их опрашивать относительно обстоятельств пребывания в плену. Есть такое понятие, как контрразведывательный опрос, и мы обязательно его проведем. Есть случаи, к примеру, когда наш боец, будучи раненым, без сознания, попал в плен, и тут не возникает никаких вопросов.

Если же обстоятельства попадания в плен не до конца выяснены, или же есть показания других военнослужащих об определенных проблемных вопросах, то контрразведывательный опрос будет проводиться.

Кроме того, мы прекрасно понимаем, что в отношении наших военнослужащих, да и всех граждан Украины, которые находятся или находились в плену, осуществляется не только физическое и психологическое давление, но и проводится вербовка.

Такие вербовочные подходы, и я тут не открою тайну, осуществляются, как мы считаем, в 90% случаев во время пребывания на заработках в Российской Федерации.

Говорят о нескольких миллионах украинцев, которые находятся в РФ, и я убежден, что далеко не всех агентов вражеских спецслужб из числа граждан Украины мы на сегодня раскрыли.

К примеру, та же история с полковником Безъязыковым?

Да, это классический пример того, как украинский военнослужащий стал объектом для подозрения в государственной измене. Конечно, я не могу обвинять этого человека, пока степень его вины не будет определена или подтверждена судом.

К слову о получении информации о пленных и пропавших без вести. Служба безопасности Украины сегодня (27 декабря - ИФ) задержала боевика, который пытался пересечь линию столкновения. Этот человек принимал непосредственное участие в удержании и пытках пленных, вооруженном штурме админзданий в Должанске, в том числе пограничного отряда, конвоировании по указанию российских кураторов военнопленных Вооруженных сил Украины на территорию РФ.

Официально нам известно, что на территории России находится 10 граждан Украины, но это только то, что нам известно. Мы подозреваем, что многие из этих 402-х, которых мы считаем без вести пропавшими, могут находиться на территории Российской Федерации, или, как они говорят, "союзных республик". Думаю, что этот задержанный нами боевик расскажет что-то по этому поводу.

Есть информация, что в списках на обмен со стороны ОРДЛО был заявлен человек, который якобы имел отношение к уничтожению малазийского "Боинга" в 2014 году... Это правда?

Стороной ОРДЛО был заявлен человек, который действительно проходит как свидетель по делу малазийского "Боинга". Конечно же, мы не отдали этого человека. Он остался у нас. Мы не могли этого сделать ни при каких обстоятельствах.

У нас есть, как мы говорим, "в активе", граждане Российской Федерации. Они пройдут соответствующие процедуры, суды, и мы используем все возможности для возвращения наших заложников, которые находятся на территории Российской Федерации. Россиян мы не должны отдавать в ОРДЛО, их надо передавать либо консулу, либо самим россиянам.

Украина запускает систему биометрического контроля для иностранцев, в частности граждан РФ. Какого эффекта ожидаете? Не произойдет ли так, что с уменьшением количества диверсантов в Украине снизится число туристов?

Я убежден, что введение биометрических паспортов для пересечения границы с Российской Федерацией будет содействовать укреплению национальной безопасности страны. Это значительно осложнит работу, в первую очередь, российских спецслужб. Также даст нам возможность ускорить процесс идентификации прибывших на территорию Украины людей, причастных к различным видам преступлений.

Может ли быть миграционный ответ России в зеркальном плане еще худшим, к примеру, не введет ли Россия первой визовый режим? В таком случае могут пострадать сами украинцы.

Уверен, что Россия будет предпринимать меры в ответ, но что это будет – увидим. Осталось ждать совсем недолго. Конечно, кто-то от введения биометрического контроля будет иметь дополнительные трудности при пересечении границы с Россией. Но тем людям, которые не нарушают закон, бояться нечего.

Выход российских представителей из СЦКК ухудшает ситуацию на Донбассе: усиливаются обстрелы, снижается безопасность наблюдателей…

Это не очень хорошее политическое решение Москвы – отозвать офицеров с территории Украины. Это был очередной этап эскалации напряжения отношений между Украиной и Россией, и под угрозой была даже возможность проведения обмена.

Что делать в этой ситуации? Следует ли Украине настаивать на возвращении россиян в СЦКК?

Убежден, что это надо делать, поскольку на сегодняшний день мониторинговая миссия ОБСЕ и Красный Крест могут попасть далеко не во все районы Луганской и Донецкой областей.

Но к процессу возвращения представителей РФ СЦКК СБУ приобщаться не будет, это работа МИД.

Актуален ли вопрос переформатирования АТО, каково ваше видение нового формата противодействия гибридной войне?

Конечно, всё станет на свои места, если будет принят закон о деоккупации, потому что на то время, когда вводилась АТО, никто до конца не осознавал масштабы, в которые перерастет захват админзданий в Донецкой, Луганской, Харьковской областях. Режим проведения АТО дал возможность провести выборы президента Украины, Верховной Рады, местных советов и сохранить все демократические завоевания.

Мы не снимаем с себя ответственности. Ключевая роль в военном конфликте принадлежит военным, а в гибридной войне – СБУ. Мы будем продолжать противодействовать агрессии РФ, независимо от того, в каком формате наша работа будет проводиться.

Есть ли угроза национальной безопасности на западе Украины, в южной части? Кроме российской агрессии, существуют ли другие вызовы?

Да, угроза такая существует. Россия вкладывает немалые ресурсы: финансовые, интеллектуальные, информационные в дестабилизацию процессов на западе и юге нашего государства. Вы знаете о намерениях создания так называемых "Бессарабского народного совета", "Одесской народной республики", знаете об определенных процессах на Закарпатье. Россия щедро финансирует даже некоторые общественно-политические структуры в западных странах, чтобы через их возможности дестабилизировать процессы на западе и юге нашей страны, где представлены национальные меньшинства, - на Закарпатье, в Одессе, Черновцах.

Правительства западных стран понимают угрозу, которую в себе несут эти процессы, поскольку после выполнения заданий российских спецслужб на территории Украины эти же пророссийские структуры могут быть направлены уже против правительств своих стран.

У нас есть задокументированные факты надругательств над памятниками, повреждения государственных символов, культовых сооружений.

За всеми этими событиями стоит только Россия?

У нас задокументирована, как правило, Россия, зафиксированы факты причастности российских спецслужб.

История с Саакашвили не в лучшем свете показала работу правоохранительных органов Украины, в частности, СБУ. Допрос он тоже игнорирует…

Мне тоже не все нравится в этой истории с попыткой задержания Саакашвили и уведомления его о подозрении.

Производство на то время осуществляла Генеральная прокуратура Украины, и процессуальные действия проводились под ее непосредственным руководством. Могу сказать только то, что никто не рассчитывал, что Саакашвили не откроет двери квартиры и начнет убегать. Человек, который ни в чем не виновен, убежден в своей правоте, не должен бегать от правоохранителей.

Что касается дальнейшей его перевозки в место, где с ним должны были проводиться процессуальные действия, то в компетенцию СБУ не входит работа по разблокированию дороги и толпы. Офицеры, которые находились в автомобилях, прошли АТО и много видели в своей жизни, но они сдержались и не совершали никаких насильственных действий, и это было правильно.

К примеру, представьте себе следующую ситуацию. Наши офицеры, к сожалению, тоже нарушают закон, и у нас есть более 80 уголовных производств, по которым они привлекаются к ответственности. Так вот, кто-то приходит на процессуальное действие к нашему офицеру, и он зовет на помощь своих побратимов, с которыми вчера воевал в АТО. Во что мы тогда превратим наше государство? Свою невиновность надо доказывать в судах, и тогда все станет на свои места, мы ведь строим правовое государство.

Каковы судебные перспективы этого дела, с учетом сомнений в аутентичности записей разговора Саакашвили и Курченко?

Не могу давать оценку, это должен делать следователь. Сначала Саакашвили пришел в Генеральную прокуратуру, там с ним процессуальные действия проведены не были, потом ему со второго раза была вручена повестка, он принял ее и пришел в Главное управление СБУ в Киеве и Киевской области, но снова-таки не зашел.

Такая позиция, конечно же, не совсем нравится следователю, потому что, если человеку есть что сказать, он должен аргументированно отстаивать свою правоту, а не просто собирать митинги.

Следователи, расследующие уголовное производство, назначили экспертизу аутентичности голосов, которые звучат на пленке. Она проходит в Институте судебно-технических экспертиз, о ее результатах будет уведомлен следователь, который ведет это дело. Пока она не завершена. И я надеюсь на объективный результат.

На минувшей неделе был задержан переводчик премьер-министра, работавший на российские спецслужбы. Наверняка он не единственный потенциальный подозреваемый в связях со спецслужбами РФ в высокопоставленных кругах…

Эта проблема остается очень серьезной, несмотря на то, что с 2014 года СБУ проводит масштабную работу, и большое количество тех, кто работал на Россию, привлечены к уголовной ответственности.

Переводчик премьера - это действительно довольно-таки большая "рыба", пойманная на госизмене за годы независимости.

Один ли он? Нет, конечно, не один. Я не открою большую тайну, если скажу, что в работе Службы безопасности есть много дел, по которым проходят граждане Украины, обоснованно подозреваемые в государственной измене. Среди них есть и те, кто занимает высокие должности.

Нет ничего удивительного в том, что и в СБУ остались так называемые "кроты". До Революции Достоинства для спецслужб России, к сожалению, были созданы максимально благоприятные условия относительно агентуры. Именно поэтому мы задерживаем собственных сотрудников. Задерживаем самих же контрразведчиков, которые должны работать в первую очередь против нашего внешнего врага. Среди задержанных сотрудников СБУ - полковники, подполковники. Эта работа проводится на постоянной основе, мы очищаемся.

Часть 2 статьи 111 Уголовного кодекса предусматривает освобождение от уголовной ответственности человека, который добровольно сообщил СБУ о том, что он работает на другое государство. И, пользуясь случаем, я советую таким гражданам лучше обратиться в СБУ с заявлением, чтобы потом не получать серьезные сроки заключения.

Россия использует любые механизмы, чтобы вмешиваться в наши дела, и, конечно же, для нее является приоритетом вербовка топовых чиновников, правоохранителей, судей, депутатов, для того, чтобы не только иметь информацию, но и пытаться формировать общественное мнение, влиять на политические процессы в нашем государстве.

Чем больше увеличивается уровень нашего противодействия, тем больше возрастают усилия России по агентурному проникновению в органы власти нашего государства.

Можем ли ожидать новых задержаний подобного рода?

Убежден, что да.

Каковы результаты расследования масштабной кибератаки, которая была летом этого года? Есть ли доказательства того, что за этими действиями действительно стоит Россия?

Россия использует Украину как полигон, в том числе для проведения кибератак. В то же время я считаю, что мы неплохо справились с последней кибератакой Petya, смогли упредить негативные последствия.

СБУ - не единственный правоохранительный орган, который противодействует киберпреступности. Государственная служба по защите информации в этом плане является первым номером, но у нас есть хорошие возможности и специалисты, мы наращиваем усилия в этом направлении, также пользуемся помощью стран НАТО.

Установлено ли происхождение последних хакерских атак на инфраструктурные информационные системы?

Осенью произошла массовая фишинговая рассылка на официальные электронные адреса центральных органов исполнительной власти, которая содержала вредоносное программное обеспечение для похищения уязвимой информации.

Сотрудники СБУ установили, что после открытия вредоносного приложения реализовывался механизм полного удаленного управления пораженным компьютером. В частности, мы выяснили, что клиентская часть хакерского программного обеспечения "DarkTrack" после установки на компьютеры соединялась с серверным оборудованием с российскими IP-адресами. Фактически подконтрольные Кремлю российские хакеры могли получать возможность скрыто и удаленно администрировать украинские веб-ресурсы и получать с них информацию.

Кроме того, СБУ зафиксировала организованные спецслужбами РФ кибератаки двумя разновидностями вируса типа "PSCrypt".

Хакеры отправляли файлы с вредоносным программным обеспечением, предназначенным для шифрования информационных систем региональных объектов критической инфраструктуры. После запуска приложения загружался вредоносный файл, который шифровал содержимое дисков и размещал на рабочем столе информацию о необходимости оплаты средств для дешифровки через анонимные электронные счета, и в большинстве случаев эти фишинговые электронные письма поступали через российские почтовые серверы.

Таким образом, можно говорить о российском происхождении этих хакерских атак.

Какие конкретно меры предпринимаются СБУ для предотвращения подобного рода кибератак, можно ли сделать что-то для полной безопасности?

В этом плане никто не может чувствовать себя в полной безопасности, и это касается не только Украины. Россия апробирует какие-то методы в Украине, в частности, вирус Black Energy - для атаки на наши генерирующие предприятия, а потом использует его для атаки на такие же предприятия в других странах.

Также вы знаете, что кибератакам были подвержены многие правительственные учреждения мира, в том числе были зафиксированы и вмешательства в выборы.

Можем ли мы надеяться на то, что атаки такого масштаба, как вирус Petya, не повторятся?

Мы делаем все для этого: общаемся не только с нашими партнерскими спецслужбами, но и с бизнесом, предлагаем наши услуги для того, чтобы построить систему безопасности на больших предприятиях, говорим о том, какие программы не следует использовать…

С учетом того, что Украину ожидают президентские и парламентские выборы, насколько масштабным может быть использование Россией социальных сетей для вмешательства в предвыборную кампанию, как СБУ может этому противодействовать?

Россия использует все методы гибридной войны, в том числе, конечно, и свои кибервозможности, а они возросли в разы, начиная с 2014 года.

Да, создаются фейковые аккаунты, создаются сайты. Помните сайт "Украинская революция", сайт "Майдан 3:0", которые призывали к вооруженному восстанию, насильственному изменению власти? Наше киберподразделение вместе с подразделениями защиты национальной государственности выяснило, что за этими сайтами стоял российский гражданин.

Мы мониторим информационное пространство на предмет выявления угроз национальной безопасности. С одной стороны, у нас нет цензуры, люди могут свободно высказывать свои мысли, но в то же время в их высказываниях не должно быть призывов к насильственному свержению государственного устройства. И как только мы находим такую информацию, конечно, проверяем, кто стоит за этим аккаунтом. Часто видим, что следы ведут далеко, даже не в Россию, а куда-нибудь, к примеру, в Бразилию. Но потом при помощи наших международных партнеров мы устанавливаем, что концы все-таки находятся в РФ. Иногда нам удается установить конечный IP-адрес того, кто создает эти аккаунты, и тогда мы можем даже установить имя того человека, который его создал.

Россия точно будет предпринимать попытки вмешаться в украинские выборы в этом направлении, так как они уже пробовали влиять на избирательный процесс и за океаном, и в Европе. И эти факты вмешательства документируются в уголовных производствах в этих странах.

Есть ли у вас информация об использовании Россией для дестабилизации ситуации в Украине организаций национально-патриотической направленности?

Конечно. Если российские спецслужбы стремятся использовать офицеров СБУ, высокопоставленных должностных лиц как своих агентов не только для получения информации, но и для влияния на процессы, которые происходят в Украине, то они могут использовать и национал-патриотические силы. К сожалению, это - правда, и многие из тех, кто находится в этих организациях, ни сном, ни духом не ведают, кто на самом деле стоит за кулисами этой деятельности.

Ярким примером этого может быть гражданин Дульский, бывший лидер "Наждака", который сейчас скрывается в России. Ему и еще пяти его так называемым сподвижникам объявлено подозрение, в отношении некоторых из них избрана мера пресечения за антиукраинские акции, целью которых было, например, поссорить Украину с Польшей, с Болгарией. По итогам расследования уголовных производств эти люди, я думаю, будут привлечены к уголовной ответственности.

А как отделить тех людей, которые "ни сном ни духом", от тех, кто работает на спецслужбы РФ?

На самом деле, это очень сложная задача. И в этом заключается работа СБУ: не просто выделить по контрразведывательным признакам, но и начать оперативно-розыскное дело, получить соответствующие определения судов и тщательно проверить информацию о возможной причастности к деятельности иностранных спецслужб или деятельности во вред интересам украинского государства. И это документируется очень сложно.

В выявлении таких граждан должны помогать и государственные органы, и общественно- политические объединения, и тогда нам будет намного легче пресекать такие преступления.

Я вам скажу без преувеличения, что документировать чиновника из Кабмина нам помогал сам Кабмин. Премьер об этом знал и содействовал тому, чтобы мы могли качественно зафиксировать деятельность его переводчика, не допустить утечки информации врагу.

Надругательства над памятниками, синагогами – это действия российской агентуры?

Да, и это не просто мои слова. У нас есть задокументированные заказы от граждан Украины, которые находятся в РФ. Как правило, российские спецслужбы используют тех, кто имеет связи в Украине, привлекают политических беглецов режима Януковича для организации каналов финансирования, для непосредственной организации и проведения заказных акций на территории Украины, которыми они хотят поссорить Украину со своими соседями.

Что вы думаете об организации "С14"?

Они допускают деструктивные вещи, к сожалению… Нельзя сказать однозначно, что это не патриотическая организация. Она несколько радикализирована. Но я убежден, что в этой организации есть много патриотов Украины, которые искренне верят в то, что своими действиями они могут сделать что-то полезное для государства. Их бы энергию да в правильное русло…

Установлены ли новые факты деятельности в Украине "ЧВК Вагнера"?

Мы продолжаем работу по установлению членов "ЧВК Вагнера" к военным преступлениям на территории Украины и на территории других государств. На сегодняшний день нами установлено уже более 2 тысяч человек из ЧВК. Это частная армия Кремля, и когда начинается военный конфликт в какой-то стране, то первыми от имени России заходят "зеленые человечки" "ЧВК Вагнера".

По той информации, которая у нас есть, часть этой кампании используется в Африке, в Судане и Йемене.

А буквально на днях мы выявили следующий факт. Вы помните сбитый Ил-76 над Луганским аэропортом в июне 2014 года, когда погибло 40 десантников и 9 членов экипажа? Среди погибших был и командир отделения 25-й Днепровской воздушно-десантной бригады ВСУ старший солдат Олег Лифинцев, родом из Каховки. Мы установили, что его родственник Алексей Лифинцов - предатель Украины из Севастополя, проходит службу в "ЧВК Вагнера" и занимает должность командира минометной батареи, его личный номер М1184.

У нас есть документальная информация, что часть его коллег из ЧВК почти каждый день летом 2014 года обстреливали Луганский аэропорт.

Мы устанавливаем степень родства этих людей, но могу сказать, что это близкий родственник. Представьте себе: десантник был в Ил-76, а его родственник – в ЧВК…

В контексте создания Национального бюро финансовой безопасности есть ли единое видение функционала структуры? Готова ли СБУ к передаче своих подразделений по борьбе с преступлениями экономической направленности?

В случае принятия закона и создания этого органа, конечно, какая-то часть полномочий перейдет им. Но, я убежден, что за Службой безопасности останутся вопросы защиты объектов критичной инфраструктуры, то есть, экономическая контрразведка.

Мы уже сейчас максимально отходим от документирования просто экономических преступлений, поскольку этим занимаются другие государственные органы. Мы интересуемся вопросами, связанными, к примеру, с тем, в каком состоянии дамба Киевской ГЭС, какого качества и откуда завозятся ТВЭЛы для атомных электростанций, - это то, чем должна заниматься экономическая контрразведка.

Есть концепция реформирования Службы безопасности, которую подготовили и направили на рассмотрение в высшие инстанции – в СНБО и на утверждение президенту Украины. Концепция предусматривает поэтапное реформирование Службы безопасности, и в случае принятия этих нормативных актов часть функций СБУ перейдет другим органам.

Подытоживая, какие сейчас ключевые, наиболее серьезные угрозы национальной безопасности, на что в первую очередь будет обращать внимание СБУ в следующем году?

За почти четыре года гибридной войны методы РФ сильно изменились. Если до осени 2015 года это были в первую очередь боевые действия, то потом акценты сместились в сторону попыток дестабилизации внутри нашего государства. И таким образом, сейчас угроза, которая стоит на первом месте, - диверсионная террористическая активность России.

Следующий пункт – попытки России дестабилизировать ситуацию внутри нашего государства разными способами. Мы фиксировали высокую активность России, финансовую поддержку процессов, связанных с попытками дестабилизации ситуации на почве межнациональных отношений – между Украиной и Польшей, Болгарией. Мы выяснили, что целый ряд акций щедро финансировался Россией для того, чтобы поссорить нас с нашими соседями.

Еще одна угроза национальной безопасности – это коррупция, и политическая в том числе.

Украина. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 29 декабря 2017 > № 2455829 Василий Грицак


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443269 Татьяна Кузнецова

Большой обмен

Татьяна Кузнецова, УНИАН, Украина

Тот факт, что 74 человека встретят Новый год в кругу своих семей, а не в тюремных застенках боевиков «ДНР» и «ЛНР», пожалуй, можно считать одним из главных позитивных событий уходящего года. Вместе с тем, очень жаль, что речь пока не идет об обмене «всех на всех».

В среду, 27 декабря, Украина обменяла 306 человек из списков «ДНР» и «ЛНР» на 74 украинцев, которые незаконно удерживались боевиками. «У нас есть планы и предложения, как освободить всех. И как сделать это как можно скорее. Отдадут только 74, мы должны были разблокировать процесс освобождения. Но должны освободить всех», — заявила накануне обмена представитель Украины в гуманитарной подгруппе Трехсторонней контактной группы по Донбассу, первый вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко.

Процесс обмена длился несколько часов, и около пяти вечера представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко сообщила на своей странице в Facebook, что все 74 украинских заложника, которые находились в плену на оккупированной территории Донбасса, освобождены. «Хорошие новости, о которых уже можно говорить. Процесс обмена завершился. Украинская сторона получила 74 заложников, которые находились в плену на оккупированной части Донбасса. Они возвращаются домой!» — написала она.

Тема освобождения украинцев, которых незаконно удерживают боевики на неподконтрольных территориях Донбасса, давно не сходила с повестки дня переговоров в Минске. Списки людей «на обмен» обсуждались как два года назад, так обсуждаются и сегодня. Правда, за это время Украине удалось продвинуться в этом вопросе хотя бы в том смысле, что боевики немного поумерили свои «аппетиты»: если еще в начале 2017 года «ДНР» требовали освободить 524 человека, а «ЛНР» 377 человек, то к концу года общий список уменьшился до приблизительно трех сотен. Что же касается граждан Украины, незаконно удерживаемых контролируемыми Россией боевиками, то их в ОРДЛО, по разным подсчетам, около 170 человек.

Впрочем, сепаратисты это не подтверждают. Количество людей, которых они, теоретически, готовы были отдать Киеву, в течение 2017 года колебалось от семи десятков до сотни человек. Стоит отметить, что Украина не раз предлагала провести обмен хотя бы этого количества граждан, и готова была отдать взамен втрое больше человек. К сожалению, довести такие переговоры до логического завершения не удалось ни разу. Читайте также Названы имена украинцев, освобожденных из плена боевиков на Донбассе Впрочем, чтобы разблокировать процесс обмена и освободить своих заложников, Киев шел и на откровенные уступки — освобождал людей из списков боевиков в одностороннем порядке.

Так, год назад Украина отдала сепаратистам 15 человек. К сожалению, это не стало поводом для ускорения переговоров и освобождения заложников фейковыми «ДНР» и «ЛНР». Одной из причин срыва предшествующих попыток обмена можно считать манипулирование списками. В частности, сепаратисты раз за разом включали в свои «метрики» людей, которые не только не связаны с конфликтом на Донбассе, а являются отпетыми преступниками, получившими свои сроки за совершение особо тяжких преступлений. Исключить из списка лиц, освобождения которых они требуют, два десятка уголовных преступников, не имеющих отношения к событиям на Донбассе, сепаратисты согласились только летом текущего года. «Это важный и конструктивный момент», — заявила тогда Ирина Геращенко.

Но уточнила, что при этом «представители ОРДЛО продолжают требовать амнистии и освобождения еще 45 человек, не имеющих отношения к конфликту и совершивших тяжкие преступления, — бывших «беркутовцев», которые расстреливали «Небесную сотню», организаторов терактов в Одессе и Харькове», а также кадрового российского военного Виктора Агеева, задержанного украинскими военными в Луганской области. «Но здесь позиция Украины однозначна — это военный преступник. Мы ожидаем, что власти РФ признают его нахождение на Украине, суд должен определить меру его преступления, мир должен знать детали преступления, потому что это факты российской военного присутствия на Донбассе», — отметила она.

В целом, по словам Ирины Геращенко, переговоры об обмене неоднократно заходили в тупик, поскольку боевики слишком часто меняли свои запросы. «Подают нам фантасмагорический список из 600 человек, половины из которого просто не существует, мы не знаем, кто это и где эти люди», — рассказывала она после одной из встреч в Минске.

Такое поведение «переговорщиков» из фейковых «республик», вероятно, достало не только представителей Украины в контактной группе, но и международных участников минских встреч. Можно только гадать, кто, где и как сильно надавил на Кремль, но весной стороны договорились о верификации (уточнении) списков, поданных боевиками. Было принято решение, что собирать эту информацию по СИЗО и тюрьмам Украины будет офис уполномоченного Верховной рады по правам человека при участии членов наблюдательной миссии ОБСЕ и родственников тех, кого желают обменять сепаратисты.

В мае верификация стартовала. Впрочем, это вовсе не гарантировало положительных результатов новых переговоров об обмене. Пример? Под угрозой срыва был и нынешний обмен. Дело в том, что буквально за неделю до него, когда «списки заложников» были согласованы сторонами, боевики неожиданно снова расширили свои требования.

«Украина подтвердила готовность к освобождению заложников до новогодних и рождественских праздников, мы настроены сделать все как можно скорее и даже раньше. Вместе с тем от представителей ОРДЛО в последние дни, 14-15 декабря, минская группа получила еще дополнительные списки с требованием обязательно включить этих людей в списки на освобождение. И это, по сути, вносит серьезную сумятицу в определение даты обмена. И по сути, ведет к срыву процесса», — заявила тогда Ирина Геращенко.

Еще одна неожиданная проблема в вопросе обмена заложниками — нежелание некоторых людей из списков «ДНР» и «ЛНР» возвращаться в фейковые республики. Так, в июле, после верификации, выяснилось, что 100 человек из заявленных боевиками на обмен предпочли бы оставаться на контролируемых Украиной территориях. К декабрю ситуация не сильно изменилась. «Некоторые из лиц, включенных в списки ОРДЛО, категорически отказываются перемещаться на временно оккупированные территории. И о своем нежелании они заявили только сейчас, а не в мае, когда проводилась верификация…

ОРДЛО, по сути, настаивает на том, чтобы украинская сторона тащила на линию соприкосновения свободных людей», — рассказала Геращенко. Естественно, этот факт сепаратисты тут же попытались использовать против Киева. Мол, заявляя об этом, Украина сама занимается затягиванием обмена. Такое же обвинение в адрес Украины озвучил и президент РФ Владимир Путин на своей большой пресс-конференции в середине декабря. Прикинувшись «миротворцем», кукловод бандитов из «ДНР» и «ЛНР» Путин заявил, что «надо действительно хоть в преддверии Нового года, Рождества сделать этот добрый шаг навстречу друг другу» и освободить пленных.

Отметим, что это «миротворчество» хозяина Кремля никак не связано с гуманностью или сочувствием к заложникам. Это — новый образ Путина накануне президентских выборов в России, которые состоятся в марте будущего года. Своим новым амплуа президент РФ, с одной стороны, демонстрирует российскому избирателю, что он «многое решает». С другой стороны, показывает ЕС и США, что делает шаги по «урегулированию ситуации» на Донбассе. Мол, теперь — очередь за Украиной. Хочется надеяться, что и на Украине, и на запад от ее границ, все понимают, что действия Путина — притворство. Вместе с тем, разумно было бы использовать эти интересы хозяина Кремля для того, чтобы освободить всех заложников.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 декабря 2017 > № 2443269 Татьяна Кузнецова


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440629 Штефан Шолль

Методы террора в Донбассе

Восточная Украина. Телеканалы мятежной Донецкой Республики показали авторитетного врача и ее мужа как украинских шпионов. Хотя их признания кажутся сомнительными, им грозит 20 лет лишения свободы.

Штефан Шолль (Stefan Scholl), Дмитрий Дурнев, Luzerner Zeitung, Швейцария

Кто знает, симпатизировали ли они втайне Украине или твердо верили в повстанческую Донецкую Народную Республику (ДНР)? Как и многие жители Донецка, они редко говорили о политике. Во всяком случае, когда в апреле 2014 года в Донецке разразился пророссийский мятеж, направленный против Украины, 50-летняя Елена Лазарева и 46-летний Андрей Кочмурадов остались там. Город был их жизнью: она работала врачом, у него был интернет-бизнес, у них был сын и два внука. Они владели квартирой и двумя французскими автомобилями.

На видео, показанном телеканалами ДНР, на лицах Елены и Андрея не видно раскаяния или даже паники. Скорее они послушно и старательно пытаются изложить логически связанное признание. Кажется, что их воля к самозащите основательно сломлена.

По данным МГБ, Министерства государственной безопасности мятежников, сотрудники украинской спецслужбы СБУ арестовали супружескую пару на украинском блокпосту и завербовали их. «С июля 2016 года я через приложение Whatsapp регулярно отправляла сотрудникам СБУ информацию о военнослужащих, которые находились на лечении в нашем отделении», — говорит Елена. Украинцев интересовали анкетные данные, воинские части, адреса и характер ранений пациентов.

Андрей рассказал, что от него люди из СБУ требовали файлы клиентов провайдера, на которого он работал. Но есть один изъян: Елена говорит, что СБУ завербовала ее и ее мужа в июле 2016 года. Ее муж, в свою очередь, говорит про декабрь 2016 года. Как будто им продиктовали выдуманные и небрежно согласованные признания.

Огромный страх перед крайне жестокими наказаниями

Каналы мятежников регулярно передают по телевидению такие признания. По собственным данным, МГБ раскрыло в этом году 45 дел, в которых речь шла об измене родине и шпионаже. 14 человек получили сроки лишения свободы от 12 до 18 лет. Многие жители ДНР живут в страхе, потому что их могут похитить, арестовать, пытать и крайне жестоко наказать как предателей.

В середине октября Елена не возвратилась из контролируемого украинцами Покровска, куда она ездила на годовщину смерти матери, умершей два года назад. «Она прошла пост ДНР, позвонила сыну, чтобы сказать, что она почти дома, — рассказывает бывший коллега Андрея. — Но затем она позвонила своему мужу: „Есть проблемы, ты должен приехать и разобраться"». После этого Елена и Андрей пропали вместе со своими машинами. Родственники, коллеги, друзья начали поиски, но тщетно.

Андрей и Елена снова появились только в середине декабря, в роли сознавшихся предателей. Хотя то, что СБУ действительно имела потребность в ее историях болезни и медкартах, кажется сомнительным. В Донбассе тоже давно уже шпионят через интернет. В мае 2016 года все госслужащие ДНР получили свои зарплаты с опозданием: украинские хакеры взломали сервер Министерства информации и скачали оттуда файлы Министерства финансов.

Мятежники многих сажают в тюрьму. Критически настроенный донецкий блоггер Станислав Асеев исчез в начале июня, ДНР подтвердила, что держит его в заключении. Даже министры, которые слишком громко говорили о проблемах, оказались в тюрьме. Согласно данным представителя Украины на Минских переговорах Ирины Геращенко, на контролируемой мятежниками территории бесследно исчезли 403 человека. Остается неясным, сколько из них на самом деле потеряли свою свободу или даже жизнь.

Сообщения о пытках и угрозах

Российский политолог Роман Манекин, ярый сторонник сепаратистов, который в 2014 году переехал в Донецк, в сентябре написал о том, что у него есть список, состоящий из 300 только российских граждан, сидящих в тюрьмах ДНР. Вскоре после этого он и сам оказался за решеткой. Потом он жаловался, что ему на голову надели пластиковый пакет, избили до вывиха конечности. «Если я еще раз там окажусь, — говорит освобожденный заключенный о тюрьме города Горловка, — я повешусь в камере».

Кто знает, что делали люди из службы безопасности ДНР с Еленой и Андреем? Ясно то, что мятежники осудят их по уголовному кодексу Украинской ССР 1961 года, предусматривающему за «измену родине» от 12 до 20 лет лишения свободы. В отличие от солдат, у супружеской пары практически нет шансов попасть под обмен пленными, потому что передача гражданских лиц украинской «оккупационной власти» противоречит идеологии сепаратистов. На украинской стороне тоже есть черные списки, в Киеве были убиты несколько критически настроенных журналистов, в украинских СИЗО ждут своих процессов или обмена предполагаемые сепаратисты.

Врачи тоже больше не доверяют друг другу

Но на Украине больше гласности, больше правовой защиты, чем в ДНР. А в донецком окружении Елены и Андрея растет страх. Многие их друзья спрашивали наводили о них справки в органах власти, теперь и они сами могут попасть под подозрение как сочувствующие. Все шокированы тем, что это коснулось и Елены, уважаемого врача, которая на протяжении 27 лет работала в нейрохирургическом отделении интенсивной терапии донецкой областной больницы имени Калинина. С 2014 года там лечатся и многие раненные на войне.

Медики чувствовали себя неприкасаемыми, но теперь разговоры в кругу коллег Елены стали короче и формальнее. «Она передает украинцам по Whatsapp медкарты», — утверждает заведующий отделением в больнице. В Донецкой Республике мятежников врачи тоже больше не доверяют друг другу.

Соавтором нашего московского корреспондента Штефана Шолля является Дмитрий Дурнев — корреспондент в Донбассе российской газеты «Московский Комсомолец». Ранее он работал врачом в нейрохирургическом отделении интенсивной терапии известной донецкой областной больницы имени Калинина.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 декабря 2017 > № 2440629 Штефан Шолль


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440266 Слава Рабинович

Если Москва двинет войска на Мариуполь и Крым, все взорвется изнутри

О реакции России на предоставление Украине «Джавелинов».

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Предоставление Украине летального оружия и, тем более, ПТРК «Джавелин», является поводом для угроз с российской стороны. Но у Москвы нет возможностей для очередного военного удара по Украине. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович.

Предоставление комплексов «Джавелин» Украине, судя по тому, что я читаю в прессе, это done deal, то есть действие, которое совершенно точно произойдет. Это, во-первых. Во-вторых, это то, какой может быть реакция России на такой шаг. Действия РФ против Украины в 2014 году были встречены украинской властью, украинским обществом и украинской армией таким образом, что это может быть названо week and meek, то есть слабо и вяло. Сейчас не будем вдаваться в подробности, почему так получилось, но это уже давно описано.

Все, что может сделать Россия сейчас по поводу предоставления летального оружия, в том числе противотанкового, Украине — это пыжиться, тужиться, что угодно говорить, но она ничего больше не может сделать против Украины, по многим причинам. Во-первых, украинская армия сейчас не та, которая была весной-летом 2014 года.

Во-вторых, совершенно понятна позиция мирового сообщества.

И, в-третьих, самое главное — это те дополнительные санкции, которые будут введены в этом случае против путинской ОПГ, вплоть до отключения «СВИФТ» (SWIFT), частичного или полного эмбарго на основные товары экспорта РФ.

Тем не менее, мне кажется, что было бы неплохо протестировать путинскую ОПГ на инстинкт самосохранения. Потому что если они его потеряли полностью — как было похоже в конце зимы-в начале лета 2014 года — эта ОПГ полностью взорвет собственный режим.

Что может сделать Россия? Начать военное вторжение в сторону Мариуполя и пробивать сухопутный коридор в Крым, как это планировали в 2014 году? Тогда будет обрушена банковская система в России, будет закрыт «СВИФТ», будут широчайшие секторальные санкции…

Военная операция не может идти отдельно от того, что случится в России в этот момент. Несколько дней назад в тысячах или десятках тысяч кассовых аппаратов по всей России случился программный сбой, и российские ритейлеры потеряли десятки миллиардов рублей просто за полдня. Отключение «СВИФТ» и какие-то другие санкции повергнут в полный хаос всю российскую финансовую систему и не только.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440266 Слава Рабинович


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440261 Дейв Маджумдар

Российская армия в 2035 году: убивать врага на расстоянии (крылатыми ракетами)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Безусловно, Россия сегодня не представляет собой той опасности, какую когда-то представлял Советский Союз. Но Москва сейчас гораздо сильнее, чем после распада Советского Союза, когда Кремлю в целях сдерживания приходилось делать ставку исключительно на свой ядерный арсенал. У современной России есть силы и средства, чтобы ответить на потенциальные угрозы, не прибегая к ядерному оружию. «Россия сегодня имеет вполне приличные регулярные неядерные силы, — сказал Кофман. — И ядерное оружие уже не является для нее единственным средством сдерживания противника».

Облик российской армии в 2035 году будет определяться в основном тем, насколько успешно Москва сумеет перейти от задуманных еще при Советском Союзе проектов к планам, которые были рождены в новой России. Многие образцы современных российских вооружений, такие как крылатые ракеты «Калибр-НК» и баллистические ракеты «Искандер-М», проектировались еще в конце 1980-х годов, когда начался распад Советского Союза.

«На самом деле, все это проекты конца восьмидесятых годов, почти все, — заявил 24 марта на презентации в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне Майкл Кофман, работающий специалистом по российским вооруженным силам в Центре военно-морского анализа. — Скоро мы увидим переход, увидим, какие реальные образцы вооружений нового поколения сможет дать эта программа».

К таким российским образцам вооружений нового поколения, которые разрабатывались уже после советской эпохи, относятся система ПВО и ПРО С-500, гиперзвуковая противокорабельная крылатая ракета «Циркон» и бомбардировщик-невидимка ПАК ДА КБ Туполева. Есть и другие системы нового поколения, среди которых двигатель для истребителя-невидимки пятого поколения ПАК ФА, получивший название «Изделие 129». Непонятно, сколько опыта и знаний придется накопить России для разработки этих новых двигателей, поскольку страна не создала ни одного нового мотора для истребителей с советских времен. «Создание двигателей — это по-настоящему трудная работа, — отметил Кофман. — Если бы это было не так, Китай не стал бы покупать российские двигатели».

В будущем Россия может сосредоточить свое внимание на «неконтактной войне», создавая ударные средства большой дальности, комплексы ПВО и ПРО большого радиуса действия, а также высокоточное оружие. Идея заключается в том, чтобы покарать вероятного агрессора на большом расстоянии, то есть, нанести ответный удар непосредственно по такому агрессору. «Они работают над созданием средств сдерживания путем устрашения. Именно для этого создается весь этот ударный потенциал большой дальности, — сказал Кофман. — Это возможность нанести ответный удар обычным оружием, а не ядерным».

Русские также разрабатывают беспилотные системы, делая это не так, как западные армии. В настоящее время Россия отстает от Запада в создании беспилотной техники, однако Кремль и российская военная промышленность вкладывают в разработку таких систем немалые средства. Россия быстро продвигается вперед в области робототехники. «В российской армии дроны быстро распространяются», — заявил Кофман.

В отличие от западных армий, Россия уделяет меньше внимания крупным средневысотным беспилотным летательным аппаратам. В гораздо большей степени она сосредоточилась на создании тактических систем для российских сухопутных войск. Русские намерены создавать в больших количествах дешевые беспилотники одноразового применения, которые можно использовать для ведения разведки и в качестве средств целеуказания для тяжелой артиллерии. «Русские пытаются создать средства дальнего огневого воздействия класса „поверхность-поверхность", — отметил Кофман. — В этих целях они очень быстро приспосабливают беспилотники к тактике боевых действий российской армии. А российская армия хочет иметь огромную огневую мощь».

Политолог из шведского Агентства оборонных исследований (FOI) Томас Малмлеф (Tomas Malmlöf) добавляет, что Россия вкладывает большие деньги в создание средств радиоэлектронной борьбы. Более того, что касается сил и средств кибервойны, то Россия находится на равных или почти на равных с США, отмечает Кофман. Однако потенциал киберсредств очень трудно измерить, потому что часть информации поступает через разведку, а остальное становится известно лишь после применения тех или иных средств. «Изучать этот набор средств довольно сложно», — отметила директор российской и евразийской программы Центра стратегических и международных исследований Ольга Оликер (Olga Oliker).

По сути дела, российские военные осуществляют переход от армии, которая полагается на массу и количество, к той армии, которая сможет наносить высокоточные удары и при этом сохранит возможность действовать по большим площадям. Однако Оликер отмечает, что Россия пока не включила в полной мере высокоточное оружие в свою военную доктрину, и что эта работа ведется в настоящее время. Например, в Сирии высокоточное оружие используется не очень продуманно. Однако российская доктрина применения высокоточного оружия постоянно развивается, а армия учится применению новых средств. «За этим стоит следить», — отмечает Оликер.

Безусловно, Россия сегодня не представляет собой той опасности, какую когда-то представлял Советский Союз. Но Москва сейчас гораздо сильнее, чем после распада Советского Союза, когда Кремлю в целях сдерживания приходилось делать ставку исключительно на свой ядерный арсенал. У современной России есть силы и средства, чтобы ответить на потенциальные угрозы, не прибегая к ядерному оружию. «Россия сегодня имеет вполне приличные регулярные неядерные силы, — сказал Кофман. — И ядерное оружие уже не является для нее единственным средством сдерживания противника».

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 декабря 2017 > № 2440261 Дейв Маджумдар


Корея. США. ДФО > Армия, полиция > amurmedia.ru, 26 декабря 2017 > № 2466301 Георгий Карлов

Георгий Карлов: В современных условиях обороноспособность Дальнего Востока должна расти

В Госдуме РФ прокомментировали слова Владимира Путина о «конфликтном потенциале» в зоне АТР

Дальний Восток занимает особое место в стратегии обеспечения безопасности страны в условиях роста военного потенциала в зоне АТР, связанного с напряжённостью на Корейском полуострове. Об этом во вторник, 26 декабря, заявил член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Георгий Карлов. Эксперты продолжают комментировать речь Президента Владимира Путина с ежегодного расширенного заседания коллегии Министерства обороны РФ, состоявшегося в пятницу, 22 декабря, в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого, – сообщает корр. ИА PrimaMedia (Москва).

Одним из приоритетов Минобороны РФ президент назвал отслеживание изменения баланса сил в регионах, граничащих с Россией. На западе это наращивание инфраструктуры НАТО и США, на востоке – высокий конфликтный потенциал вокруг Корейского полуострова.

– Самым тщательным образом нужно отслеживать изменение баланса сил и военно-политической обстановки в мире, прежде всего вблизи российских границ, а также в ключевых, стратегически важных для нашей безопасности регионах. В том числе это касается Ближнего Востока, Корейского полуострова, где сохраняется высокий конфликтный потенциал, а также, безусловно, Европы, где ускоренными темпами идёт наращивание инфраструктуры НАТО и США, – сказал Владимир Путин на расширенном заседании коллегии Министерства обороны РФ.

Георгий Карлов, депутат Госдумы РФ от Сахалинской области и член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, заявил, что наращивание военного потенциала со стороны НАТО сегодня для оборонного ведомства является озабоченностью номер один.

– В современных условиях в стратегии безопасности России особое место занимает Дальний Восток. Очевидно, что усиление военного потенциала в Азиатско-тихоокеанском регионе связанно с нарастанием напряженности на Корейском полуострове. И сегодня решение вопросов обороноспособности страны в стратегически важном регионе – не терпит отлагательств, – пояснил Георгий Карлов.

Напомним, что осенью этого года было заявлено о принятом решении по созданию современной базы на Курильских островах. Тогда же министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил на четвертом совещании стран-членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), что в Азиатско-Тихоокеанском регионе происходит непропорциональный рост военных сил и распространение террористических угроз, что ставит под удар безопасность АТР. В Госдуме РФ отмечалось, что принятый федеральный бюджет на 2018 год и плановый период 2019-2020 предполагает, что в ближайшие годы военные объекты Дальнего Востока получат дополнительное финансирование и будут модернизированы.

Корея. США. ДФО > Армия, полиция > amurmedia.ru, 26 декабря 2017 > № 2466301 Георгий Карлов


Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз

В команде президента Эрдогана есть сторонники выхода из НАТО – турецкий эксперт

В турецких СМИ появилась информация, что по соглашению о поставке российских ЗРК С-400 в Турцию Москва может запросить у Анкары создание своей военной базы в Турции. Учитывая, что Турция является членом НАТО, такая ситуация может стать беспрецедентной и вызвать серьезную озабоченность у Cевероатлантического альянса. О том, может ли Турция быть исключена из НАТО, а также о ситуации на Ближнем Востоке в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал научный сотрудник программы Ближнего Востока и Северной Африки Европейского совета по международным отношениям, турецкий политолог Гюней Йылдыз.

- Господин Йылдыз, турецкие СМИ пишут, что в рамках подписанных соглашений о купле-продаже российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 Россия до 2019 г. может создать в Турции военную базу. Считаете ли вы возможным такое развитие событий?

- Это очень сложный вопрос. Турция состоит в НАТО, а ни одно государство – член НАТО никогда не помышляло о наличии российской военной базы на своей территории. Чтобы понять и объяснить это, нам придется поговорить о двух вещах: о турецкой стратегии обороны и о том, что турецкая элита, президент Эрдоган и его окружение думают по этому поводу.

Во-первых, турецкая национальная стратегия обороны довольно новая, она была принята всего год назад. Какие бы технологии Турция не имела на своих базах, она хочет иметь возможность производить их самостоятельно, на территории страны, она хочет иметь доступ к соответствующему программному обеспечению. Чтобы добиться этого, Анкара сотрудничает со странами Запада. Пример – соглашение Турции с Великобританией, а также с Германией и Италией, согласно которым Анкара получает помощь в разработке своего истребителя TF-X.

Турция пользуется любой возможностью заполучить западные технологии. А когда она не может этого сделать, она диверсифицирует используемые технологии. Соглашение с Россией о покупке С-400 в основном нацелено на диверсификацию противовоздушной обороны страны.

Что об этом думают турецкие элиты? По их мнению, президент Эрдоган со времен ухода с поста премьер-министра Ахмета Давутоглу и особенно после государственного переворота заключил союз с несколькими исключительно пророссийскими группами. Они считают, что в среде военных также существуют пророссийские группы, поддерживающие линию Эрдогана.

Даже в команде президента есть люди, полагающие, что стране следует выйти из НАТО. Союз с Москвой дает Эрдогану пространство для маневра между США и Россией. Советники турецкого президента, наиболее влиятельные люди в Турции, и сам президент считают, что в ближайшие два года большая игра будет вестись между Москвой и Вашингтоном, а европейским странам не отведена в ней сколь-нибудь значительная роль.

После того, как Турция в 2015 г. сбила российский истребитель, она осознала, что у нее нет рычагов воздействия на Москву, особенно когда речь идет о политике России на Ближнем Востоке. Когда президент Путин и президент Эрдоган восстанавливали отношения между странами, это происходило на российских условиях, а не турецких. Россия диктовала свои интересы, имея политические, экономические и военные рычаги воздействия на Турцию.

Нельзя полностью исключать возможность создания российской военной базы в стране, но в краткосрочной перспективе это кажется мне крайне маловероятным.

Однако после заключения договора о С-400, чтобы Турция могла пользоваться новой технологией, российские военные советники будут контактировать с высокопоставленными турецкими военными. И это вызывает у НАТО опасения, что русские могут воспользоваться ситуацией для получения дополнительной информации о НАТО, к которой у них не должно быть доступа.

- Как изменятся отношения Турции с НАТО? Есть ли риск исключения Анкары из Североатлантического альянса?

- Я прочитал несколько газетных передовиц и заявлений бывших представителей властных структур, особенно американских, об исключении Турции из НАТО. Но я не думаю, что это реалистичная перспектива. Турция нуждается в НАТО больше, чем НАТО нуждается в Турции. А Европе НАТО нужно больше, чем оно нужно США.

Европейские военные чиновники видят реально высокую угрозу со стороны России, и чтобы ей противостоять им необходима страна, расположенная в стратегически важной зоне – такая, как Турция. Поэтому европейские члены НАТО, несмотря на все проблемы, хотят, чтобы Турция оставалась членом Альянса.

Несколько бывших американских чиновников говорят с позиции силы, зная слабые стороны Турции. Если Турция будет исключена из НАТО или лишится его поддержки, будущая стабильность страны не может быть полностью гарантирована.

Президент Эрдоган считает, что он может договориться и с Москвой, и с Вашингтоном, полагая, что хорошие отношения с Россией помогут ему в диалоге с США. Ведение дел с Москвой гораздо более значимо, пока Турция состоит в НАТО. Поэтому Анкара не намерена выходить из Альянса. Она желает диверсифицировать свои вооружения, используя ресурсы как Москвы, так и НАТО.

- Некоторые зарубежные СМИ пишут, что США создают из боевиков ИГИЛ* «новую сирийскую армию». Какие риски несет в себе появление подобной армии для России и Турции?

- По этой теме информации не так много. Американская стратегия создания небольших вооруженных групп осталась в прошлом.

Я думаю, подготовка США предполагаемых членов ИГИЛ направлена на противодействие повстанческим настроениям в стране, а также на укрепление стабильности, а не против президента Асада, сил Ирана или в долгосрочной перспективе – России. Не думаю, что эту «армию» готовят для противодействия какой-либо другой силе. Скорее, это делается для того, чтобы держать под контролем военные группировки в северной и северо-восточной Сирии, где проводят операции союзники США.

Единственная сила, которой США сейчас могут доверять – это антиисламистские Демократические силы Сирии. Тренировать исламистскую группировку – это не в интересах США.

- Какой сценарий развития событий ждет Сирию?

- Возможно, Россия станет доминирующей силой влияния в ближней или среднесрочной перспективе. Особенно если она сможет добиться соглашения между Демократическими силами Сирии (СДС) и Асадом. Это единственная сверхдержава, которая одновременно может вести переговоры с Турцией, правительством Асада, Ираном и СДС.

В этом преимущество России перед Европой и Турцией. Россия – единственная страна, способная дипломатически повлиять на будущее Сирии. От ее действий будет зависеть, удастся ли различным группам, таким как СДС и правительство Асада, создать то, что российские чиновники ранее назвали «федеральной Сирией».

- На ваш взгляд, в свете происходящих в мире событий будет ли укреплено военное сотрудничество между Турцией и Россией в Сирии и в регионе в целом?

- После того, как США признали Иерусалим столицей Израиля, несколько стран могли бы назвать себя лидерами антиизраильской оппозиции. Мы видим, что, несмотря на попытки опротестовать это решение, Саудовская Аравия и Египет не спешат начинать кампанию против Израиля. Об этом говорил только Эрдоган, однако турецкая внешняя политика не может быть исламистской и строиться на почве межконфессиональной вражды. Президент Эрдоган попытается заработать на ситуации с Иерусалимом политические очки, но я не думаю, что это будет способствовать укреплению сотрудничества между Россией и Турцией.

- Как вы думаете, конфликт вокруг статуса Иерусалима приведет к серьезным изменениям на Ближнем Востоке?

- Палестинцы от этих событий проиграли больше всего, а вот Израиль оказался в беспроигрышной ситуации. Если он заставит другие страны признать Иерусалим столицей, это окажется полной победой. Если ситуация примет вид затянувшегося кризиса, то сохранится статус-кво, что опять же в интересах Израиля.

Не думаю, что палестинский вопрос резко станет приоритетом номер один. Сейчас Палестина не может рассчитывать на исламистские или суннитские военные группировки или государства, поскольку в данный момент они борются против сил шиитов или Ирана и не хотят вовлекаться в противостояние с Израилем. Палестинский вопрос – необязательно эпицентр, который может повлечь за собой значительные изменения на Ближнем Востоке, особенно после арабской весны и напряженного противостояния между суннитами и шиитами.

Не думаю, что он станет причиной серьезных конфликтов. Если взглянуть на страны региона, например, Йемен, то там мы наблюдаем противостояние проиранских и просаудовских сил, и этот конфликт возник не из-за того, что происходит с Иерусалимом, а в основном из-за конфликта властей Ирана и Саудовской Аравии. В Сирии правительство Асада не в том положении, чтобы выступить против Израиля, поскольку сейчас внутренние проблемы страны имеют более высокий приоритет. Из-за конфликта вокруг Иерусалима Хезболла в Ливане может улучшить свои позиции, однако она потеряла поддержку суннитов на Ближнем Востоке после вмешательства в сирийский конфликт.

Турция также потеряла поддержку из-за своей непоследовательной политики. В Ираке основным вопросом является стабилизация страны, сдерживание суннитского населения и противостояния между курдами и центральным правительством. Ни одна из этих стран не может ставить события в Иерусалиме в приоритет. Однако в данной ситуации важно оценить, насколько сильным будет влияние Ирана на Ирак, Сирию и Ливан. Может возникнуть конфликт между Израилем и региональными проиранскими силами, которые хотят укрепить свои позиции, используя конфликт вокруг Иерусалима.

- Правда ли, что США создали так называемое курдское правительство во главе с Ильхамом Ахмедом?

- Ильхам Ахмед – лидер сирийского демократического совета, гражданской ветви Демократических сил Сирии. У СДС имеется несколько оппозиционных арабских группировок в каждой из зон, которую они контролируют. Я бывал в Манбидже, месяц назад – в Ракке. Во всех этих регионах имеются арабские группировки, присоединяющиеся к Демократическим силам Сирии. СДС также сотрудничают с Россией на различных уровнях – в Африне в северо-западной Сирии, а также на северной границе страны.

США помогали множеству исламистских группировок в Сирии, тренировали, вооружали их, оказывали политическую поддержку. Однако ни одна из этих группировок не смогла создать правительство. У курдов же подход иной – «федеральная Сирия». Россия была первой страной, поддержавшей его. Их модель работает лучше, чем у любой другой оппозиционной группировки.

СДС действуют как реальный актор, ведя диалог как с США, так и с Россией, которая сейчас выступает медиатором между Демократическими силами Сирии и режимом Асада. Поэтому СДС – это новая реальность.

*ИГИЛ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация.

Источник – Евразия.Эксперт

Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз


Азербайджан. СНГ. Россия. Весь мир > Армия, полиция > mvd.ru, 24 декабря 2017 > № 2435115 Вилаят Сулейман оглы Эйвазов

Сообща против глобальных угроз.

Современный Азербайджан, как и другие страны мирового сообщества, стоит перед лицом глобальных угроз и вызовов, исходящих от международного терроризма, организованной транснациональной и внутренней преступности. О том, как противостоят этим угрозам стражи правопорядка, рассказал первый заместитель Министра внутренних дел Азербайджанской Республики генерал-лейтенант полиции Вилаят Сулейман оглы Эйвазов.

– Господин первый заместитель Министра, расскажите, пожалуйста, какова сегодня криминогенная обстановка в республике. Эффективна ли работа полиции по противодействию криминалу?

– В основе правоохранительной деятельности, осуществляемой в нашей стране, лежат фундаментальные политические, экономические, социальные и правовые реформы, начатые ещё в середине 90-х годов прошлого века.

Именно тогда, в августе 1994 года, Президентом страны был подписан Указ, который стал основным организационно-мобилизующим документом и руководством к действию в борьбе с разгулом преступности, имевшим место в то время в Азербайджане. В рамках выполнения задач, поставленных в этом Указе, были предотвращены и раскрыты несколько готовящихся и совершенных террористических актов, ликвидированы многочисленные незаконные вооружённые формирования, преступные сообщества и отдельные организованные группы, действовавшие в стране на протяжении длительного времени. Из незаконного оборота были изъяты десятки тысяч единиц огнестрельного оружия и боеприпасов.

Параллельно с этим проводилась работа по совершенствованию законодательной и нормативно-правовой основы деятельности органов внутренних дел, приведению её в соответствие с международными стандартами. За период независимости Азербайджана Президент страны подписал около 350 указов и распоряжений, связанных с регулированием различных вопросов, касающихся деятельности органов внутренних дел, в том числе направленных на усиление социальной защищённости и материального благосостояния личного состава.

Азербайджан присоединился практически ко всем международным актам по вопросам борьбы с преступностью и последовательно выполняет взятые на себя обязательства, исходящие из положений этих документов.

Всё это в совокупности позволило поднять материально-техническое оснащение и организационно-правовое обеспечение органов внутренних дел на качественно новый уровень, укрепить кадровый состав, создать оптимальные условия для организации и осуществления эффективной работы по борьбе с преступностью. В результате криминогенная обстановка в республике была взята под полный контроль, созданы необходимые условия для нормальной спокойной жизни людей.

– В последнее время в мире значительно выросла активность международных экстремистских и террористических организаций. Что в этой связи предпринимают структурные подразделения МВД, в задачи которых входит борьба с религиозным экстремизмом и терроризмом?

– Угроза, исходящая от международного терроризма, в Азербайджане воспринимается не как абстрактное понятие и что-то далёкое, а как реальная опасность для жизни, здоровья и благополучия людей, и борьба с ней ведётся по всем фронтам.

По этому вопросу у нас налажено чёткое взаимодействие между всеми государственными структурами и институтами гражданского общества. Проводится большая работа по нейтрализации влияния на молодых людей лиц, пропагандирующих радикальные религиозные взгляды и экстремистские идеи, а передвижение этих людей по стране постоянно контролируется. Под жёстким контролем – и выдача таким лицам выездных и въездных документов при пересечении ими государственной границы. Исключается всякая возможность предоставления радикалам из других государств убежища и легализации в Азербайджане.

Сотрудниками органов внутренних дел во взаимодействии с другими заинтересованными органами проводится большая работа по выявлению и изъятию из оборота пропагандистских материалов экстремистского содержания. Только за последние три года органами внутренних дел страны у радикалов различных мастей, а также лиц, им сочувствующих, изъято свыше 16 200 экземпляров печатной продукции и около 1 300 единиц аудио- и видеоматериалов, пропагандирующих экстремизм и насилие.

– Как организована борьба с наркопреступностью на территории Азербайджанской Республики?

– Общеизвестно, что одной из самых финансово привлекательных для преступников сфер криминальной деятельности является незаконный оборот наркотиков, поэтому борьба с наркобизнесом имеет для нас исключительное значение. Противодействие этому злу должно включать в себя комплекс законодательной, организационно-практической и информационно-аналитической деятельности. В Азербайджане уделяется большое внимание своевременному выявлению и пресечению деятельности наркоторговцев, ликвидации каналов поступления и источников распространения наркотиков. Проводится большая пропагандистская и просветительская работа среди населения, прежде всего в учебных заведениях, стараемся донести до молодых людей мысль о пагубности пристрастия к ядовитому зелью.

Последовательно осуществляются мероприятия по выявлению и уничтожению посевов растений, содержащих наркотики, причём как культивируемых, так и дикорастущих. Ежегодно проводятся специальные широкомасштабные операции, охватывающие всю территорию республики.

Одной из важнейших задач в борьбе с незаконным оборотом наркотиков считаем установление надёжного заслона на пути их контрабандного ввоза в Азербайджан и исключение возможностей транзита в третьи страны. За последние три года было выявлено и пресечено 70 фактов такой контрабанды. Задержали и привлекли к уголовной ответственности почти 600 человек, из которых 64 – являются гражданами иностранных государств.

В целом же за этот период органами внутренних дел выявлено всего 8 420 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, в том числе свыше 2 200 фактов их реализации.

– Насколько остро стоит для республики проблема нелегальной миграции?

– В последнее время эта проблема обострилась для всех стран. По сравнению с прошлыми годами заметно увеличилось число иностранцев, пытающихся противозаконными путями въехать в Азербайджан, в том числе с целью обосноваться здесь либо незаконно транзитом перебраться в Европу. Так, только за последние три года за подобные нарушения миграционного законодательства Азербайджана и пограничного режима задержано около 500 человек, являющихся гражданами других государств. Очень часто под прикрытием миграции, как законной, так и незаконной, скрывается одна из самых социально опасных форм преступности – торговля людьми. Эта современная форма рабства, которая таит в себе высшую степень угрозы не только для свободы и прав человека, но и напрямую для его жизни и здоровья, воспринимается в Азербайджане как один из самых тяжких видов преступлений. Поэтому и отношение к борьбе с этим видом преступности – соответствующее. Создана и совершенствуется национальная законодательная база, на постоянной основе принимаются необходимые меры по выявлению, разоблачению и привлечению к ответственности лиц, причастных к торговле людьми, по совершенствованию информационно-аналитической, просветительской, профилактической и оперативной работы в этой сфере. На достаточно хорошем уровне находится организационное и материально-техническое обеспечение этого участка деятельности. Создан и успешно действует центр поддержки жертв торговли людьми, обеспечивающий полную безопасность, медицинскую, психологическую и материальную поддержку временно проживающих там лиц.

Мы понимаем, что ввиду специфики данного вида преступности эффективное противодействие ему невозможно без хорошо налаженных контактов с нашими зарубежными партнёрами. Поэтому Азербайджан присоединился к соответствующим международным договорам и сегодня является полноправным субъектом международно-правовой деятельности по противодействию торговле людьми.

У нас – полное взаимопонимание и тесное взаимодействие с коллегами из стран, которые наиболее часто становятся исходным либо конечным пунктом трафика для наших граждан, ставших жертвами торговли людьми.

Вся эта работа в совокупности даёт свои положительные результаты. За последние три года нам удалось выявить и пресечь противоправную деятельность 460 преступников, вызволить из фактического рабства, вновь социализировать и вернуть к своим семьям 196 человек, ставших жертвами торговцев людьми.

– Научно-технический прогресс и развитие информационно-коммуникационных технологий позволили значительно поднять уровень борьбы с преступностью. Вместе с тем, век электроники и компьютеров породил новый вид правонарушений, который называют киберпреступностью. Как удаётся справляться с вызовами в сфере высоких технологий?

– Различные компьютеризированные информационные и наблюдательные видеосистемы широко используются практически на всех направлениях деятельности органов внутренних дел Азербайджана. Это сделало возможным в режиме реального времени наблюдать за оперативной обстановкой в общественных и иных местах, почти мгновенно получать необходимые данные о транспортных средствах, в том числе угнанных, находящихся в розыске преступниках, лицах, пересекающих границу, и так далее. Вместе с тем, сегодня многие преступления готовятся и совершаются с помощью социальных сетей. Именно через них идёт основной поток пропаганды насилия, радикальных и экстремистских идей, вербовка в ряды террористических организаций. Значительное распространение получили преступления, совершаемые в сфере услуг, оказываемых через Интернет и в различных банковских электронных системах.

Основным направлением деятельности по организации и осуществлению борьбы с преступностью такого рода мы считаем привлечение высококлассных специалистов в области информационно-коммуникационных технологий, повышение уровня профессиональной компьютерной подготовленности личного состава, и я думаю, что во многом это нам удаётся.

Сегодня в рядах личного состава органов внутренних дел нашей страны служит большое число высокопрофессиональных инженеров, программистов, технологов, аналитиков, специализирующихся в области применения электронной и компьютерной техники. Оперативные службы тесно взаимодействуют с этими специалистами, за последние три года выявлено и раскрыто около 180 преступлений, совершённых с использованием современных технологий. Мы хорошо осознаем, что для преступников привлекательность и, если можно так выразиться, «перспективность» сферы высоких технологий дальше будет только возрастать, и поэтому перед нами стоит задача быть в постоянной готовности и во взаимодействии с заинтересованными структурами, перекрывать возможности для совершения преступлений.

– Как МВД Азербайджанской Республики взаимодействует с правоохранительными органами СНГ и в частности с Министерством внутренних дел Российской Федерации?

– В силу глобализации современного мира и открытости Азербайджана для международного сотрудничества для нас очень важно иметь хорошие деловые контакты с полицейскими структурами соседних стран. На особом месте для нас стоит сотрудничество с органами внутренних дел государств – участников СНГ. Общая история, отсутствие визового режима и близкая ментальность наших людей являются благодатной почвой для дружбы народов и простого человеческого общения.

Вот почему самое пристальное внимание мы уделяем сотрудничеству в формате Содружества, в рамках Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ. Одна из наиболее эффективных площадок совместной работы – Бюро по координации по борьбе с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств – участников СНГ (БКБОП).

Не секрет, что зачастую лица, совершившие преступления в одной из стран Содружества, пытаются скрыться на территории других стран СНГ. Поэтому одним из главных направлений сотрудничества в рамках СНГ является розыск преступников. У нас накоплен большой опыт совместной работы в сфере межгосударственного розыска: оперативно решаются вопросы обмена информацией, задержания и экстрадиции преступников. За последние три года было задержано 675 лиц, объявленных в межгосударственный розыск правоохранительными органами государств – участников СНГ. За этот же период в странах Содружества установлено и задержано 200 человек, разыскиваемых соответствующими структурами Азербайджана.

Уверен, что у нас ещё есть резервы для дальнейшего совершенствования этой работы, и недавнее утверждение «Регламента компетентных органов государств – участников СНГ по осуществлению межгосударственного розыска лиц» открывает новые возможности для решения вопросов обеспечения принципа неотвратимости наказания на всём пространстве Содружества.

Эффективной формой международного сотрудничества в борьбе с преступностью является проведение совместных целевых профилактических и оперативно-разыскных операций на сопредельных территориях соседних государств. Ярким примером того, что такие мероприятия способствуют укреплению взаимопонимания, дружеских и профессиональных связей, могут служить ежегодно проводимые в приграничных регионах Азербайджана и Российской Федерации широкомасштабные специальные совместные операции «Граница-Заслон» по отработке территории и информации о лицах и объектах, представляющих собой потенциально повышенный источник общественной опасности, выявлению возможных мест нелегального пересечения государственной границы, тайников для хранения оружия, боеприпасов, военного снаряжения.

Всё это осуществляется на основе интенсивного обмена как открытой, так и оперативной информацией о противоправной деятельности, местопребывании, маршрутах передвижения лидеров и участников организованных преступных формирований, их пособниках и других связях.

В результате такой операции, проведённой в конце мая – начале июня этого года, азербайджанской стороной было выявлено и раскрыто восемь совершенных преступлений, задержано 29 находящихся в розыске преступников, в том числе 13 человек, разыскиваемых правоохранительными органами Российской Федерации, установлены места трёх без вести пропавших лиц, из которых один человек разыскивался российской стороной, и 56 должников. Наряду с этим, выявлено и изъято 8 автоматов, 16 пистолетов, 82 ствола охотничьего оружия, в том числе 9 винтовок и 16 обрезов, 53 гранаты, свыше 7 000 патронов и многое другое.

И, конечно, одним из важнейших направлений совместной деятельности является обмен оперативной и иной информацией о лицах, причастных к террористической деятельности, особенно тех, кто являются активными участниками и пособниками вооружённых террористических формирований, воюющих в разных странах.

Известно, что счёт таких лиц из числа граждан стран СНГ идёт на тысячи. Например, у нас имеется информация о том, что в рядах террористов на Ближнем Востоке в боевых действиях принимают участие 810 граждан Азербайджана.

Недавно руководство МВД Азербайджана выступило с предложением об обмене информацией между государствами СНГ о таких лицах, с тем чтобы поставить заслон на пути их возвращения не только в страну исхода, но и на территорию Содружества в целом. Мы со своей стороны в инициативном порядке уже направили соответствующую информацию о таких гражданах Азербайджана в БКБОП для передачи нашим партнёрам по СНГ.

Действенным и эффективным, на наш взгляд, должен стать вновь установленный институт лишения гражданства и запрета на въезд в Азербайджан граждан нашей страны, активно участвующих в террористической деятельности за рубежом. И эта мера уже применена в отношении более чем 150 таких лиц.

Подводя итог сказанному, подчеркну, что деятельность по обеспечению общественной безопасности и надёжной защиты жизни, здоровья, прав и свобод наших граждан от преступных посягательств – это непрерывный процесс, который требует постоянной напряжённой работы и совершенствования. И есть ещё много очень важных целей, к достижению которых мы все должны стремиться, решая стоящие перед нами задачи на самом высоком уровне.

Эхсан Захидов,

начальник пресс-службы

МВД Азербайджанской Республики

Азербайджан. СНГ. Россия. Весь мир > Армия, полиция > mvd.ru, 24 декабря 2017 > № 2435115 Вилаят Сулейман оглы Эйвазов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433226 Олег Жданов

Война на Донбассе: кто даст Украине оружие, которого боится Россия

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Госдепартамент США одобрил продажу Украине летального оборонительного оружия. Киев сможет купить некоторые легкие вооружения и стрелковое оружие, но для него по-прежнему недоступны противотанковые ракетные комплексы Javelin. Правда оружие, которого боятся военные Владимира Путина, Украина может получить и не от Соединенных Штатов. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов.

Вы выходите на рыцарский бой не с деревянным мечом, а с железным. То же самое — Javelin и наши противотанковые комплексы, он на целое поколение лучше. Javelin для ведения боевых действий — это довольно критично для РФ. Имея, допустим, эти комплексы, мы спокойно выбиваем бронеобъекты из их системы обороны или, не дай Бог, боевых порядков наступающих войск. Тогда наступление сводится к нулю. Поэтому, может быть, Javelin не включили в список разрешенных к продаже вооружений, чтобы не дразнить Россию.

Но это абсолютно не принципиально. Для нас принципиально, что Дональд Трамп дал официальное разрешение на поставки летальных видов вооружений для Украины. Не забывайте, что Канада включила нас в список стран, которым можно продавать любые виды вооружений. Поэтому получить Javelin мы можем и у Канады. Получить мы их, в конечном итоге, можем и через Чехию, которая также включила Украину в список стран, которым можно продавать летальные виды вооружений.

Поэтому то, что США пока не разрешили своим компаниям продавать нам Javelin — совершенно не принципиальный момент. И здесь надо отдать должное американской президентской администрации, что уже наконец-то есть официальное решение. Теперь все зависит только от нас.

В этом году мы уже получили 350 млн долларов военно-технической помощи — не деньгами, а именно помощью. В том числе, Соединенные Штаты поставляли нам санитарные Hummer и снайперские винтовки. Правда, у нас немножко неправильно это преподносят: как будто это президент (Петр Порошенко) дарит Вооруженным силам, а не США. Но 350 млн они реализовали. На следующий год включено летальное вооружение — и системы ПВО, и стрелковое оружие. Список уже согласован Пентагоном и Генеральным штабом ВСУ. Поэтому вопрос лишь в том, что мы хотим попросить и что они готовы нам в рамках этой помощи предоставить.

Вопрос — куда мы собираемся тратить, вопрос нашего поведения. В 2014 году Канада нам предлагает истребители F-16 — мы спускаем на тормозах, делаем вид, что не слышим. В 2015 году нам предлагают те же Javelin — мы же быстро принимаем на вооружение ПТУР (противотанковая управляемая ракета, — «Апостроф») «Стугна», говорим, что он лучше в десять раз, хотя он хуже на целое поколение. В этом году опять весной была волна: Javelin — дадут или не дадут. Мы сразу же что сделали? Приняли на вооружение ПТУР «Корсар» и сказали: «А он еще лучше, чем Javelin». То есть мы сами, с одной стороны, бегаем-просим (правда, внутри страны), а когда нам за рубежом говорят: берите, ребята, деньги на помощь и вот, пожалуйста, покупайте, — мы говорим: не-не-не, у нас все есть свое, самое лучшее.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433226 Олег Жданов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433220 Степан Полторак

«Мы должны рассчитывать на собственные силы»

Министр обороны Украины Степан Полторак — об итогах года для армии

Геннадий Карпюк, День, Украина

2017-й год был важным для нашей армии. Мужество и победа обновленного войска дали государству бесценный ресурс — время. Украинские защитники не только не отступили, но и ощутимо улучшили тактическое положение на линии столкновения. Цена такой непоколебимости невероятно высока — жизнь и здоровье многих воинов-патриотов. В это время отечественные Вооруженные силы учились, совершенствовали возможности, наполняли конкретным содержанием запланированные оборонной реформой стратегические шаги. Они значительно приблизились к образцу армии, построенной на фундаменте натовских стандартов и подходов. Конечно, были и проблемы, потери, что-то не удалось, но Украину не остановить — она поднялась, распрямилась. Ее уже никогда не придавит груз колониального прошлого. О том, каким выдался еще один год украинского войска, на какие перспективы следует надеяться в будущем, мы спросили у главы Министерства обороны генерала армии Украины Степана Полторака.

«ВПЕРВЫЕ ЗА ВРЕМЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ПРЕДОСТАВЛЕНО 3 МЛД ГРИВЕН В ГОД НА СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИЛЬЯ ДЛЯ ВОЕННЫХ»

— Степан Тимофеевич, сначала поинтересуюсь перспективой. Скажите, пожалуйста, насколько оборонный бюджет 2018-го отличается от текущего? Как в нем поддержаны потребности ведомства?

— На 2017-й мы получили 69,2 миллиарда гривен, что составляет 2,43% ВВП. Израсходовали их следующим образом. 13,5 миллиардов — на закупку и модернизацию вооружения и военной техники, 43 миллиарда пошли на содержание персонала, 9,5 — это эксплуатационные расходы, а 2,9 миллиарда направилы на поддержку инфраструктуры. Почти 3 миллиарда из этой суммы перенесены на 2018-й. Наш минимальный запрос на следующий год составлял 141,2 миллиарда гривен. Фактически из госбюджета Минобороны получило 86 миллиарда, что составляет 2,58% ВВП. И даже этот финансовый ресурс дает возможность значительно увеличить — на 21% — объем закупки и модернизации вооружений и военной техники. Выросли и расходы на развитие инфраструктуры и эксплуатационные расходы. Больше средств запланировано на содержание персонала, повышение живучести баз и арсеналов, строительство жилья и подготовку личного состава. Расходы на 2018 год планировали в соответствии с нашими возможностями. С учетом уже полученного бюджета, основные расходы распределили так, чтобы обеспечить выполнение Вооруженными силами боевых задач. Кстати, за времена независимости впервые выделено столько средств — 3 миллиарда гривен в год — на строительство жилья для военных. Конечно, мы нуждаемся в значительно большем ресурсе, но следует учитывать и возможности нашей экономики.

Основными приоритетами финансирования Министерства обороны на следующий год является оснастка войск современными образцами вооружения и военной техники, надлежащее тыловое обеспечение и повышение соцзащиты военнослужащих. Так, на 2018 год предусмотрено 300 миллионов гривен на закупку танков «Оплот».

— Подведем итоги 2017-го. С какими главными достижениями он войдет в историю нашего войска?

— Я выделил бы десять основных достижений года.

Прежде всего, это достижение высшего уровня социальных гарантий военнослужащих, в частности увеличение денежного довольствия. Особенно это почувствовал тот, кто находится на линии столкновения, сержанты и военнослужащие, выполняющие опасные задания. Правительством усовершенствован порядок начисления денежного довольствия, который не изменялся десятилетиями. Это позволит установить зависимость размеров окладов — должностного и по воинскому званию — от прожиточного минимума, будет гарантировать ежегодный рост размера денежного довольствия в зависимости от улучшения социальных стандартов в государстве. С начала года военнослужащим выделены 928 квартир, обеспечены жильем 433 участника АТО, продолжается строительство 91 жилого комплекса для размещения наших контрактников и работа на 430 объектах военной инфраструктуры.

Во-вторых, укомплектованность войска стала лучше. В этом году с Вооруженными силами заключили контракт 34 тысячи человек. Если учесть показатель прошлого года, то всего мы взяли на контракт более 100 тысяч человек, перейдя таким образом на контрактную армию. Напомню: 20 тысяч строковиков не принимают участия в АТО. Сформирован и оперативный резерв численностью 136 тысяч человек, большинство из которых зачислены в первую очередь резерва бригад и полков. На базе Черниговского областного военкомата завершен эксперимент по созданию территориального центра комплектования и социальной поддержки. Так мы отходим от несколько негативного восприятия обществом военкоматов. Практически осуществлены отдельные меры по реализации Закона Украины «О Едином государственном реестре военнообязанных». В частности, завершена работа по запуску автоматизированной системы упомянутого реестра.

В-третьих, удалось оптимизировать структуру и численность аппарата Минобороны. Более 40% подразделений Генштаба и других органов военного управления приведены к типичной структуре штабов НАТО, унифицирована структура воинских частей боевого состава. Ранее здесь было много проблем. Активно реформируется система управления государством в условиях чрезвычайного положения и особого периода. Разработаны принципы оборонного планирования на основе возможностей в Министерстве обороны и Вооруженных силах, утвержден каталог таких возможностей и рекомендации по их оцениванию. Фактически заложен фундамент следующих этапов оборонной реформы. Сейчас работаем над организацией высших академических курсов по вопросам оборонного планирования по стандартам НАТО и Школы оборонного менеджмента.

Четвертое важное достижение — это улучшение обеспечения Вооруженных сил вооружением и военной техникой. На протяжении года в войска поставлено 1,4 тысячи новейших и модернизированных ее образцов. Мы расширяем сотрудничество в военно-технической сфере с иностранными партнерами, прежде всего со США, Канадой, Польшей, Литвой. В частности, правительство Канады включило Украину в перечень стран, в которые разрешен экспорт стрелкового оружия и оборудования.

Следующая позиция успеха — высшее качество учений благодаря изменению их методов и форм. В этом году количество учений в составе бригад или полков выросло на 65%. Во время подготовки используется почти 670 стандартов НАТО на разных уровнях. Чтобы решить проблему взаимодействия между силовиками, в 2017-м проведено более 30 учений с коллегами из других силовых структур.

Пункт шестой — создание фундамента эффективной системы логистики и создание Главного управления логистики Вооруженных сил. 23 военных части перешли на новую систему питания, в следующем году на нее перейдут еще 80 частей. Седьмое достижение — улучшение медицинского обеспечения, а восьмое — успешное восстановление военной инфраструктуры: учебных центров, полигонов. Отмечу отдельно расширение сети военных вузов и изменение подходов к отбору и обучению будущих офицеров. И завершает этот перечень дальнейшее укрепление международной поддержки нашей оборонной реформы.

Считаю: задачи, которые мы ставили в Стратегическом оборонном бюллетене на 2017 год, выполнены на 90%. А трудности в основном касались законодательной базы. Например, до сих пор не принят закон о военной полиции, который очень нужен. На следующий год запланировано много работы. В частности, до конца 2018-го министром обороны должно быть гражданское лицо.

«НАТО ПОМОЖЕТ, НО СЛЕДУЕТ УСИЛИТЬ ВОЗМОЖНОСТИ УКРАИНЫ»

— Кстати, о поддержке партнеров. Конгресс США предусмотрел предоставление в 2018 году 350 млн долларов помощи украинской армии. Как эти средства будут расходоваться?

— Сразу отмечу: эти деньги назначены на весь сектор безопасности и обороны. И поступят они в два этапа. Что касается первых 175 миллионов долларов, решение уже есть. Летом рассмотрят вопрос по второй половине суммы — по итогам оценки динамики оборонной реформы и согласования Конгресса. Мы обратились к коллегам из Минобороны США и указали, что нам требуется. Прежде всего, средства РЭБ, связи, беспилотники. Причем от американской стороны получаем не средства, а только определенную продукцию. А вот предоставление летального вооружения требует политического решения американского руководства. Министр обороны США Джеймс Мэттис, председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд, поддерживая идею предоставления Украине вооружения, отмечают наличие политической воли Белого дома. Надеюсь, решение будет позитивным. С 2014-го Вооруженные силы Украины получили американской гуманитарной и материально-технической помощи на около 240 миллионов долларов. В частности, это станции контрбатарейной борьбы, средства связи, бронированные автомобили, медицинское оборудование, системы имитации боевых действий.

— Многих волнует вопрос, когда же наконец нам будут поставлять ПТРК «Джавелин»?

— В упомянутом списке есть и «Джавелин» как эффективное средство противотанковой борьбы. Все зависит от решения американской стороны. Но сейчас мы делаем ставку на отечественные средства, которые прошли существенную доработку. Это «Стугна», «Корсар» и «Скиф». Кстати, недавно значительно увеличен заказ по ним на следующий год.

— Каким может быть ответ России на поставки «Джавелинов»?

— Честно говоря, предусмотреть реакцию России трудно, если учесть, что она завела на оккупированную часть Донбасса более 1,3 тысячи единиц бронетехники, почти 700 танков, 650 систем залпового огня, средств ПВО. Чем еще способна удивить Россия? Она столько оружия и техники здесь сконцентрировала, что по ее количеству силы оккупанта сопоставимы даже с некоторыми странами НАТО.

— Что из вооружения и военной техники страны НАТО поставили нам за три года?

— В основном сотрудничаем в вопросах нелетальных вооружений. Что касается летальных, имеем дело лишь с Литвой, которая первой и до сих пор единственной поставила противотанковые средства и стрелковое вооружение. Недавно Вильнюс еще предоставил определенные вооружения. Сейчас решаем, как их перевезти. В целом, Литва в 2014 и 2016 годах передала Украине в пределах материально-технической помощи стрелковое оружие и заряды к нему. В частности, 104 пулемета ДШК, 60 — КПВТ, более 358 тысяч зарядов калибра 12,7 мм и почти 336 тысяч — калибра 14,5 мм Это сотрудничество мы продолжим.

«В 2018-м УКРАИНА БУДЕТ СТРОИТЬ СУПЕРХРАНИЛИЩА СОБСТВЕННЫЙ ЗАВОД ПО ПРОИЗВОДСТВУ БОЕПРИПАСОВ»

— Какие выводы сделало Минобороны после взрывов на складах под Калиновкой и других похожих инцидентах?

— Порядок хранения боеприпасов и поддержания живучести баз и арсеналов является проблемой государственного значения. Она ярко проявилась с началом вывода советских войск из Центральной Европы, когда сотни тысяч тонн боеприпасов складировали на неподготовленных хранилищах, базах, часто на земле. Ресурс на эти объекты выделяли минимальный, что привело к ужасным последствиям.

По каждой такому чрезвычайному происшествию инспекционные группы провели служебные расследования. Есть мои приказы в соответствии с выводами проверок и привлечение к ответственности должностных лиц. Были серьезные кадровые решения. Только после инцидента в Сватово я уволил заместителя начальника Генерального штаба, привлек к ответственности еще четверых генералов, уже не говоря о непосредственных руководителях, отвечавших за это хранилище. Правоохранительные органы должны закончить расследование, однако наши данные дают основания говорить о совершении диверсий на упомянутых объектах. Но мы еще не получили ответа на вопрос, каким образом их осуществили.

Чтобы кардинально изменить ситуацию, по поручению Президента принято комплексное решение. Завершаем проектирование закрытых железобетонных подземных хранилищ, которые обеспечат надежность охраны и живучесть арсеналов. В прошлые годы на решение этой проблемы выделяли всего 10-20 миллионов гривен. В этом году пришло вместе с дополнительными поступлениями приблизительно 300 миллионов, а на год следующий запланировано выделение 500 миллионов бюджетных гривен. За них мы построим хранилища, способные защитить боеприпасы даже от авиаударов. Будет происходить и определенная передислокация боеприпасов на другие склады, где существует возможность их хранить.

Существуют отработанные Генеральным штабом планы отражения внешней агрессии, которые предусматривают наличие определенных объемов материально-технических средств. Количество имеющихся боеприпасов достаточно для ведения боевых действий. Конечно, если они будут длительными, возникнет необходимость постоянных поставок боеприпасов. Однако предпосылок для их нехватки на линии столкновения нет.

— То есть Украина нуждается в строительстве собственного завода по производству боеприпасов? Какие известны подробности этого проекта?

— Да, принято решение о создании производства боеприпасов на фондах Минобороны. Также организуется производство пороха, взрывчатых веществ, гильз и других комплектующих боеприпасов на отечественных предприятиях. На строительство такого завода уже выделены 1,4 миллиарда гривен. А начнем его строить в 2018-м. Но это еще не все средства, необходимые для этой цели, их также будут искать. Прежде всего, на упомянутом предприятии будут выпускать дефицитные для нас боеприпасы, как старого образца, так и в процессе того, как будем покупать современное вооружение, будем начинать и производство новой номенклатуры боеприпасов. Например, тех же снарядов калибра 155-мм, конечно, с началом закупки соответствующих пушек. Иногда слышу критику, мол, зачем строить завод, если у нас много запасов тех же патронов калибра 5,45-мм, которых есть более 5 миллиардов! Конечно, такие патроны точно не будем выпускать, а только те, которые нужны, чтобы не покупать за рубежом. А решать вопрос перехода на натовские калибры целесообразно системно, потому что это однозначно длительный во времени и дорогостоящий процесс. Например, Польша почти 20 лет в Альянсе, а в вооружении она до сих пор полностью не перешла на калибры НАТО.

«Я ГОТОВ ПОДАТЬ В ОТСТАВКУ, ЕСЛИ ДОКАЖУТ, ЧТО ГЕНЕРАЛ ПАВЛОВСКИЙ ПРИЧАСТЕН К КОРРУПЦИИ»

— Как прокомментируете историю с так называемым топливным скандалом?

— Борьба с коррупцией является одним из приоритетов моей работы. За три года многое сделано. Сотни должностных лиц уволены, привлечены к ответственности. В основе действий всех должностных лиц, которые работают в Министерстве обороны, должна быть законность. Но только закон и суд, после надлежащего расследования, уполномочен определять виновность кого-либо. В частности, и генерала Павловского. Как только моему заместителю выдвинули обвинение, я выразил собственную точку зрения: если виновен, следует привлекать к ответственности. Если нет — не стоит наклеивать ярлыки до решения суда. Генерал Павловский — боевой опытный офицер, он руководил сектором «М» в АТО, в отношении него в России открыто несколько уголовных производств. Насколько я знаю, его за два месяца ни разуа не допросили. То есть мы слышали громкий скандал и обвинения на всю страну в огромной коррупции. А юридической оценки, подкрепления этим словам до сих пор нет. Что касается того горючего, отмечу: тогда его закупили по самой низкой цене в Украине. Дешевле никто не покупал! Но, если там произошли нарушения, правоохранительные органы обязаны это доказать и привлечь виновных к ответственности. Знаете, я готов подать в отставку, если докажут, что генерал Павловский причастен к коррупции. Однако хочу, чтобы те люди, которые сейчас публично его обвиняют, тоже понесли определенную ответственность, если их слова не найдут подтверждения. Кстати, это касается не только Павловского, а всех без исключения, кого обвиняют в нарушении закона. Хочется, чтобы в правоохранительных органах не делали политических заявлений, а оперировали исключительно фактами.

Во всех остальных случаях, когда находили нарушения у наших поставщиков, мы проводили расследование, формировали претензионное дело и возвращали некачественный продукт, заставляя предоставлять качественный. В целом, нужно доработать нормативную базу таких поставок, иначе подобным обвинениям не будет конца. Например, в том, что Минобороны закупило плохую тушенку или пошило некачественную форму. Но почему-то ничего не слышно о вине поставщика. Это неправильно. Если мы закупили 6 миллионов банок тушенки, нельзя проверить каждую, хотя у нас есть соответствующие лаборатории. Поставщик должен отвечать за выполнение своих обязательств. Минобороны проводит претензионную работу, но почему-то общество не задает таких же каверзных вопросов производителю. Мы в этой теме выиграли много судов, и я хочу, чтобы общество нас здесь поддержало. А спрашивать следует не только за некачественную тушенку, но и за некачественное вооружение и технику, поставленные в Вооруженные силы.

— Можете самокритично отметить, что не успели реализовать в этом году?

— Нам нужно улучшить состояние дисциплины и правопорядка в Вооруженных силах: они должны быть лучше, чем в сейчас. И здесь нам есть над чем работать. Нужно улучшать социальную защиту наших военных: обеспечение жильем, надлежащих условий прохождения службы и уверенности в завтрашнем дне. Должны эффективнее работать на рынке модернизации и закупки новейшего вооружения и военной техники. Это основные приоритеты, над которыми впереди много работы.

Уверенность в нашей победе предает сил и вдохновения в том, что делаем. Мы должны рассчитывать прежде всего на собственные силы и ресурсы. Не стоит считать деньги, которые кто-то и когда-то даст нам в долг, подарит или продаст оружие. Нужно разрабатывать собственные вооружения, строить свой ОПК, развивать экономику. И, чтобы выстоять перед угрозами, стоящими перед Украиной, нам нужно объединяться. Победа на 90% зависит от нас с вами. И только остальное — от влияния наших соседей или партнеров. Если будем думать иначе, нам точно ничего не удастся. Это чисто наша работа.

«День» размещает официальную часть интервью министра обороны, но предложил Степану Полтораку ответить на дополнительные вопросы издания.

«У НАС ПРОЦЕСС ЭВОЛЮЦИОННЫЙ — НА «РЕВОЛЮЦИЮ», К СОЖАЛЕНИЮ, НЕ ХВАТАЕТ СРЕДСТВ»

— Недавно экс-советник президента РФ Андрей Илларионов в эфире одного из телеканалов заявил: «Сейчас расходы на одного военнослужащего в Украине (оружие, техника, экипировка.) в 6-7 раз ниже, чем на одного военнослужащего в России». Почему? Способны ли мы обеспечить хотя бы паритет?

— Чтобы сравнивать определенные данные, нужно знать, какое содержание вкладывал этот эксперт в такую оценку, и иметь представление об источниках его информации. Было бы неправильно считать определенные расходы, которые идут на перевооружение, например, танковых войск, развитие полигонной инфраструктуры, на денежное содержание всей армии, средства на модернизацию логистической системы и на специальные операции, а затем «размазывать» их равномерно по всему личному составу, чтобы выйти на определенную усредненную цифру. Так трудно дойти до реальной оценки, которую нам действительно нужно учитывать. Да и она не является определенным абсолютным показателем. Украинская армия, как и любая другая, имеет определенные приоритеты, куда направляется основной ресурс, который может позволить состояние экономики государства. Действительно, российские Вооруженные силы обладают значительным потенциалом, который является производным от общего объема экономики, которая все больше милитаризируется. Не будем оценивать «стоимость солдата», здесь легко увязнуть в дискуссионных контраверсиях, следует понять, что их войско чисто физически больше, но «размер» — не самое главное. И это неоднократно доказывали разнообразные военные кампании «крупных» государств наподобие финской и афганской для СССР и вьетнамской для США. Нужно, прежде всего, заботиться об эффективности войска, реально прогнозировать будущие угрозы, целенаправленно готовиться к ним. Именно это мы и проводим, постепенно увеличивая, о чем я уже говорил, расходы на наиболее важные секторы нашей обороны. Это процесс эволюционный — на «революцию», к сожалению, не хватает средств.

— В интервью «Дню» военные люди и военные эксперты неоднократно отмечали проблему по адаптации к мирной жизни (психологической реабилитации, лечения, получения жилья и тому подобное) военнослужащих, заключивших контракт с ВСУ. Как решается этот вопрос?

— В отличие от ситуации 2014-го, усилиями Министерства обороны, органов местного самоуправления, ряда профильных ведомств, волонтеров, общественных организаций и наших зарубежных партнеров, Украина на данный момент имеет несравненно более действенную систему реабилитации и социализации военных, воевавших в районе проведения АТО. Это отдельная тема. Были преодолены многие проблемы, в частности системные и законодательные. Хотя еще немало нужно решить. Наши психологи теперь знают, как работать с людьми, страдающими посттравматическим синдром, действуют разнообразные программы возвращения таких военных к мирной жизни, их трудоустройства. Немало предприятий даже держат определенные квоты для атошников, существуют и грантовые программы стартового развития собственного дела таких ветеранов. На сегодняшний день есть значительная реабилитационная база Минобороны, которая составляет около 1,5 тысячи коек. Ведущими здесь является санаторное отделение военно-медицинского клинического центра в Виннице, госпиталь в городе Ирпене, где действует Центр психофизической реабилитации для пострадавших в АТО, и специализированное отделение для лечения нейротравм во Львове. Эти учреждения созданы практически «с нуля» с использованием передового опыта стран НАТО. В целом, действует целая системы отделений психологической реабилитации, которая охватывает практически все регионы государства, — таких, как отделение психоневрологической реабилитации в госпитале в г. Староконстантинов на Хмельниччине и отделение психосоматической патологии в Военно-медицинском клиническом центре Западного региона во Львове. Кроме того, значительно должно улучшить эту работу внедрение медицинской информационной системы «Е-здоровье», которое осуществляет Проектный офис реформ при Министерстве обороны Украины.

Вопрос социальной защиты участников боевых действий урегулирован Законом Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты». Перечень льгот и компенсации, которые предоставлены участникам боевых действий, определены ст. 12 упомянутого закона. Никаких ограничений относительно предоставления льгот участникам боевых действий нет.

В 2017-м из фондов Минобороны Украины были обеспечены жильем почти 400 участников АТО — именно столько нам позволил имеющийся государственный ресурс. Наиболее действенным механизмом решения квартирной проблемы военных является полное выполнение бюджетной программы «Строительство (приобретение) жилья для военнослужащих Вооруженных сил Украины». Это могло бы стать гарантированной частью мотивационной программы службы в войске. Но законодательные ограничения снижают эффективность выполнения этой бюджетной программы. Например, для согласования распределения средств на такое строительство (реконструкцию), после его утверждения, остается около 6-7 месяцев, что недостаточно для осуществления эффективного строительства жилья. Сейчас мы прорабатываем проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по вопросам обеспечения жильем граждан». Он предусматривает, что начиная с 01 января 2020-го военнослужащие на время прохождения службы будут обеспечиваться штатно- должностным служебным жильем на территории или вблизи воинских частей. Это жилье закрепят за соответствующими должностями, и оно не будет подлежать передаче в коммунальную или частную собственность. До того военнослужащих не будут зачислять на квартучет граждан, а после достижения 20 календарных лет выслуги они будут иметь право получить одноразовое пособие на решение жилищного вопроса, что позволит им приобрести собственные квартиры. Также проект закона предусматривает норму по предоставлению военнослужащим компенсации кредита на приобретение жилья и процентов по нему в зависимости от выслуги лет. Замечу, что сейчас мы возобновляем фонды военных городков для размещения новосформированных воинских частей и строительство лагерных городков для проведения боевого слаживания.

— Украинские военные воюют за свою родную землю в прямом и переносном смысле. Государство обещало выделить земельные участки, но в последнее время этот процесс затормозился, многие участники АТО жалуются, что до сих пор не получили обещанный земельный участок. Почему?

— Сразу замечу, что обеспечение земельными участками военнослужащих — участников боевых действий не относится к компетенции Минобороны. В соответствии со ст. 122 Земельного кодекса Украины передача земельных участков в собственность или пользование относится исключительно к сфере полномочий органов исполнительной власти и местного самоуправления. Однако мы проводим мероприятия по информированию участников боевых действий относительно права на льготы и компенсации, в частности, относительно обеспечения соответствующими земельными участками. То есть все законные основания для реализации упомянутой льготы у атошников есть, однако существуют проблемные вопросы в ее реализации в отдельных громадах и территориях. И о причинах такого положения нужно спрашивать именно с них, поскольку такие участки выделяются из земель государственной или коммунальной собственности.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433220 Степан Полторак


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433209 Николас Гвоздев

Решение о поставке Украине летального оружия не изменит ситуацию

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Когда начали поступать сообщения о том, что США предоставят летальное оружие вооруженным силам Украины, я предположил, что в американской политике произошел серьезный сдвиг. Но, когда я начал детально анализировать эти сообщения, мне стало ясно, что все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Оказалось, что спустя несколько месяцев бумажной работы и консультаций с президентом, Дональд Трамп поставил свою подпись под указом, который разрешает Госдепартаменту США выдавать экспортные лицензии, необходимые для продажи снайперских винтовок вооруженным силам Украины. Это действительно является отходом от политики администрации Обамы, которая не разрешала продажу американского огнестрельного оружия Украине и ограничивала военную помощь США поставками продуктов питания и технического оборудования. Однако эта перемена является вовсе не такой значительной, как утверждают некоторые эксперты и пользователи Твиттера.

Во-первых, экспортные лицензии на большую часть «более тяжелого» военного оборудования, которое Украина просит у США — начиная с противотанковых ракетных комплексов «Джавелин» — до сих пор не одобрены. Более того, хотя президент поставил свою подпись под указом, разрешающим выдавать лицензии на продажу снайперских систем, каким образом Украина будет платить за это оружие, до сих пор остается неясным. В контексте пассивно-агрессивного подхода Трампа к политике в отношении России, он, вполне возможно, решил больше не растрачивать политический капитал зря, «блокируя» продажу оружия, которую поддерживают обе палаты Конгресса США, а настоять на том, чтобы Украина заплатила за предоставляемое Америкой военное оборудование. Трамп вполне может поднять вопрос о том, почему американские налогоплательщики должны платить за это оружие, в то время как Украина до сих пор занимает 11 место в списке крупнейших экспортеров оружия в мире — и в то время как президент Украины Петр Порошенко инициировал реализацию планов, в рамках которых украинские предприятия оборонного комплекса должны поднять страну в первую пятерку мировых поставщиков оружия.

Таким образом, до сих пор остается огромный разрыв между одобрением экспортных лицензий и фактическим началом поставок оружия на Украину.

Возможно, Трамп пытается придерживаться принципа разумных ограничений — то есть одобряет экспортные лицензии на продажу Украине некоторых видов летального оружия при условии соответствующей оплаты, но при этом отказывается одобрить продажу таких систем, как «Джавелин», чтобы продемонстрировать, что в отличие от Барака Обамы он готов предоставить некоторое оружие, но не такое, которое потенциально может коренным образом изменить ситуацию на местах и спровоцировать Россию на эскалацию. Мы уже наблюдали такой подход в случае с решением касательно Иерусалима — когда Иерусалим был признан столицей Израиля в соответствии с законом, принятым Конгрессом, но за этим не последовало никаких конкретных действий со стороны американских консульств в Тель-Авиве. Может быть, Трамп надеется, что ограниченные продажи летального оружия Украине позволят наладить отношения с двухпартийным истеблишментом национальной безопасности, который до сих пор с подозрением относится к его российской политике, и при этом не перечеркнут полностью его стремление заключать «сделки» с Россией?

Рассчитывает ли он получить больше свободы действий в вопросе введения новых санкций, на которых настаивает Конгресс?

Как отреагирует Москва? Смирится ли Кремль с политической реальностью ограниченных продаж летального оружия Украине, поняв при этом, что такие продажи не могут коренным образом поменять баланс сил на местах? Попытается ли Россия использовать это решение о продаже оружия, чтобы расколоть евро-американский консенсус в вопросе санкций — особенно теперь, когда политические позиции Ангелы Меркель, главного сторонника сохранения антироссийских санкций в Европе, серьезно пострадали в результате неудачной попытки сформировать новую коалицию в Германии? Ранее на этой неделе российские военные прекратили работу в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня на юго-востоке Украины — некоторые украинские эксперты полагают, что этот шаг является предвестником роста интенсивности конфликта, ожидаемого ими в ближайшие несколько недель. Может быть, Россия уже пытается изменить фактическую ситуацию на местах?

Многое зависит от того, как Россия истолкует трамповский стиль принятия решений. Удар, нанесенный США в Сирии, может стать своего рода подсказкой для Кремля. Согласившись нанести удар по сирийской военной базе, Трамп хотел четко обозначить тот факт, что его стиль принятия решений существенно отличается от стиля Обамы, однако он решительно отказался пойти дальше, то есть нанести удары по другим целям или активизировать усилия по свержению Башара аль-Асада.

Итак, применим ли сирийский прецедент к ситуации на Украине? Вполне возможно, это является ключевым вопросом — вопросом, ответ на который мы узнаем в ближайшие несколько недель.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433209 Николас Гвоздев


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу

Расширенное заседание коллегии Министерства обороны.

Владимир Путин посетил Военную академию Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого (ВА РВСН), где принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии Министерства обороны Российской Федерации.

Перед началом заседания глава государства осмотрел учебно-лабораторный корпус и учебно-научный центр ВА РВСН и ознакомился с комплексным планом развития вуза.

Военная академия РВСН имени Петра Великого – одно из крупнейших военно-учебных заведений Вооружённых Сил России. Академия осуществляет подготовку офицерских кадров командного и инженерного профилей, проводит научные исследования по основным направлениям развития Ракетных войск стратегического назначения.

* * *

В.Путин: Товарищи офицеры!

Прежде чем начать, хочу поздравить Вооружённые Силы с таким замечательным новым объектом, прежде всего – конечно, Ракетные войска стратегического назначения. Это не просто современный [объект], а объект, который позволяет готовить кадры, развивать отрасль в широком смысле этого слова по самым современным и самым передовым стандартам – чрезвычайно важно, хочу поблагодарить за это руководство Министерства обороны.

Начать хотел бы тоже с благодарности – с благодарности военнослужащим – участникам операции против террористов в Сирии, хочу поблагодарить весь личный состав Вооружённых Сил.

Министр обороны доложит об этом подробнее. Скажу только главное: в борьбе с международным терроризмом, с этой глобальной абсолютно угрозой, наши солдаты и офицеры действовали мужественно, профессионально и, что очень важно, эффективно, показали качественно возросшие современные возможности Вооружённых Сил России и внесли, без всяких сомнений и преувеличений, решающий вклад в разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов.

Вы знаете, что фактически это была не просто какая-то группировка – целая террористическая армия, хорошо организованная, сплочённая, обученная, вооружённая, прямо угрожавшая нашей стране, да и всему миру, можно сказать.

Вместе с сирийскими войсками российские военнослужащие освободили практически всю сирийскую территорию от банд боевиков, спасли жизни сотен тысяч людей, сохранили государственность Сирийской Республики, открыли путь для политического урегулирования внутрисирийского конфликта. И оценка действий наших армии и флота может быть только одна: отлично.

Мы всегда будем помнить при этом подвиг наших боевых товарищей, которые не вернулись, погибли, защищая Россию и наш народ. Наш человеческий, моральный, нравственный долг – поддержать их семьи. Государство, сослуживцы всё сделают для этого.

Прошу почтить их память минутой молчания.

(Минута молчания.)

Уважаемые коллеги, ситуация вокруг Сирии, с чего я начал, и в целом военно-политическая обстановка в мире подтверждают правильность, своевременность наших решений по укреплению армии и флота, по направлению необходимых ресурсов на активное военное строительство.

За последние годы была проведена действительно масштабная работа: завершены глубокие структурные преобразования Вооружённых Сил, более эффективной стала вся система военного управления.

Идёт планомерное перевооружение всех видов и родов войск. В этой связи приведу только несколько цифр, которые демонстрируют динамику этого процесса. В 2012 году доля современного вооружения и техники в войсках составляла 16 процентов; сейчас, в конце 2017 года, – около 60 процентов; к 2021 году должна вырасти до 70 процентов.

Шесть масштабных проверок, проведённых в текущем году, подтвердили высокую готовность войск, способность оперативно усиливать подразделения в Арктике, создавать самодостаточные, эффективные группировки на других ключевых для обороны страны направлениях.

Важным этапом боевой подготовки стало совместное российско-белорусское стратегическое учение «Запад-2017», в ходе которого отработаны задачи обеспечения безопасности Союзного государства.

В предстоящие годы необходимо продолжать последовательную работу по качественному развитию Вооружённых Сил. И здесь хотел бы особо отметить: мы видим, что мир переживает настоящий переворот в экономике, технологиях, знаниях. Очевидно, что такие глубокие трансформации затронут – не могут не затронуть, обязательно затронут – и военную сферу, состояние армий ведущих стран мира. И эти тенденции нам нужно не просто учитывать, а брать в основу военного планирования и строительства.

Россия должна быть среди государств-лидеров, а по некоторым направлениям – абсолютным лидером в строительстве армии нового поколения, армии эпохи нового технологического уклада. Это имеет важнейшее значение для обеспечения нашего суверенитета, мира и безопасности наших граждан, для уверенного развития страны, проведения открытого и самостоятельного внешнеполитического, в интересах нашей страны курса.

На каких приоритетах текущей и перспективной работы необходимо сосредоточиться. Первое, самым тщательным образом нужно отслеживать изменение баланса сил и военно-политической обстановки в мире, прежде всего вблизи российских границ, а также в ключевых, стратегически важных для нашей безопасности регионах. В том числе это касается Ближнего Востока, Корейского полуострова, где сохраняется высокий конфликтный потенциал, а также, безусловно, Европы, где ускоренными темпами идёт наращивание инфраструктуры НАТО и США, которые, как вы знаете, недавно изложили свою оборонную стратегию. На дипломатическом языке, если можно два слова сказать, она носит, безусловно, наступательный характер, а если переходить на военный язык, то, безусловно, агрессивный. Мы это должны учитывать в своей практической работе.

Давайте будем называть вещи своими именами: по событиям, касающимся Европы, речь идёт именно о наступательной инфраструктуре, которая там создаётся. Причём речь идёт о нарушениях со стороны Соединённых Штатов положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 года, к сожалению. Многие находящиеся в этом зале прекрасно понимают, о чём идёт речь.

Так, в Румынии уже размещены, а в Польше разворачиваются американские универсальные пусковые установки систем противоракетной обороны. Формально они предназначены для противоракет, но дело в том, и специалисты об этом прекрасно осведомлены, что это универсальные установки. Они могут применяться и для пуска существующих крылатых ракет морского базирования с радиусом действия 2500 километров, и в этом случае они уже перестают быть ракетами морского базирования, они могут быть легко перемещены на сушу, на территорию. То есть пусковые установки для противоракет в любой момент могут стать установками для крылатых ракет средней дальности.

Или ещё один пример: применяемые в Соединённых Штатах Америки ракеты – мишени для тестирования систем противоракетной обороны по своим характеристикам идентичны баллистическим ракетам средней и меньшей дальности. Они уже есть и используются. Их производство в США может свидетельствовать о разработке запрещённых Договором о РСМД технологий.

Отмечу и то, что Пентагону на 2018 год выделены средства на создание мобильной ракетной системы наземного базирования с дальностью стрельбы до 5500 километров. Таким образом, США, по сути, ведут дело к разрушению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Всё время выискивают какие-то нарушения с нашей стороны, а сами последовательно этим занимаются, так же как они в своё время последовательно и настойчиво занимались выходом из Договора по противоракетной обороне, что в конце концов, как нам известно, в одностороннем порядке и сделали. Разумеется, это всё серьёзно снижает уровень безопасности в Европе и в мире целом.

У нас есть суверенное право и все возможности для того, чтобы адекватно и своевременно реагировать на подобные потенциальные угрозы. При необходимости прошу оперативно готовить и вносить обоснованные предложения по корректировке документов военного планирования, по повышению уровня обороноспособности страны.

Второе. Со следующего года начинается реализация новой Государственной программы вооружения. Её ключевые параметры мы обсуждали в мае и ноябре на совещаниях в Сочи и на многочисленных совещаниях в Москве. Особый акцент нужно будет сделать на оснащении войск высокоточным оружием воздушного, наземного и морского базирования, беспилотными ударными комплексами, а также средствами индивидуальной экипировки военнослужащих, новейшими системами разведки, связи и радиоэлектронной борьбы.

Необходимо уже с первых месяцев обеспечить эффективное, ритмичное исполнение намеченных планов. Безусловно, как мы работали по предыдущей программе вооружения, будем это держать под постоянным контролем.

Третье. Как уже отмечал, мы фиксируем дальнейшие попытки сломать стратегический паритет с помощью развёртывания глобальной системы противоракетной обороны, а также ударных систем, сопоставимых с ядерным оружием, – в неядерном исполнении, но по своим ударным качествам и по точности мало чем уступающим ядерному. Для чего такое оружие? Считаю, только с одной целью – для шантажа, поскольку возникает иллюзия возможного безнаказанного удара.

Сегодня наши ядерные силы находятся на уровне, который обеспечивает надёжное стратегическое сдерживание, при этом нам необходимо их развивать дальше. К концу 2017 года доля современного вооружения в «ядерной триаде» России достигла 79 процентов, а к 2021 году ядерные силы наземного базирования должны быть оснащены новыми вооружениями до 90 процентов. Речь идёт о ракетных комплексах, способных уверенно преодолевать существующие и даже перспективные системы противоракетной обороны.

Четвёртое. Мы должны существенно повысить мобильность Вооружённых Сил. Это касается организации логистики, переброски и снабжения войск, их способности оперативно развёртываться и действовать там, где это необходимо для обеспечения безопасности нашего государства.

Нужно укреплять потенциал Сил специальных операций. Кроме того, поручаю проработать вопрос об оснащении, качественном и количественном усилении частей и соединений Воздушно-десантных войск.

В следующем году в ходе манёвров войск «Восток-2018» Вооружённым Силам необходимо в комплексе отработать задачи по переброске на несколько тысяч километров и развёртыванию в новых районах крупной группировки личного состава наземной техники и авиации.

Уважаемые товарищи, одной из важнейших задач государства было и остаётся укрепление социальных гарантий военнослужащих и их семей. Сейчас экономика восстанавливается, у нас появляются дополнительные ресурсы. И в качестве одной из первоочередных мер в федеральном бюджете на предстоящую трёхлетку мы предусмотрели возобновление ежегодной индексации денежного довольствия военнослужащих. На эти цели за три года только для военнослужащих Минобороны будет выделено свыше 82 миллиардов рублей. Одновременно с 1 января будут увеличены и военные пенсии.

Продолжим работу по развитию системы медицинского, санитарно-курортного обеспечения военнослужащих и членов их семей, решению их жилищных вопросов. В этом году девять тысяч военнослужащих получили постоянное жильё, более 31 тысячи – служебное. Всего за последние пять лет реализовали свои права на жилищное обеспечение 457 тысяч военнослужащих.

Меняется облик военных городков. В наиболее крупных появились современные спортивные и досуговые центры. Многое сделано для наведения порядка и в работе обслуживающих структур жилищно-коммунального хозяйства. Вместе с тем в отдельных гарнизонах военнослужащим по-прежнему не так просто устроить детей в детские сады, школы. Знаю это в том числе и по обращениям с этими проблемами в мой адрес, причём количество их растёт.

Прошу Министерство обороны уделить этой проблеме повышенное внимание, в том числе командующим войсками округов, флотов, начальникам гарнизонов нужно активнее взаимодействовать с регионами, местными властями в решении этих и других вопросов, касающихся обустройства военных городков. Я знаю, что руководители регионов, крупных муниципалитетов всегда идут навстречу, нужно просто активнее с ними работать.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить командование, весь личный состав Вооружённых Сил за достигнутые результаты. Рассчитываю, что каждый из вас и впредь будет честно и добросовестно служить России и нашему народу. Желаю вам успехов.

Спасибо большое.

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Благодарим Вас за высокую оценку проведённой Вооружёнными Силами военной операции. Это было бы невозможно без Вашего личного внимания к вопросам развития армии и флота и практически постоянной координации нашей работы в Сирии.

Бесценный боевой опыт в Сирии получили более 48 тысяч военнослужащих российской армии, из них свыше 14 тысяч отмечены государственными наградами. 80 процентов экипажей оперативно-тактической и 90 процентов армейской авиации имеют от 100 до 120 боевых вылетов. Экипажи дальней авиации получили практику нанесения ударов по важным объектам боевиков. Всего авиацией Воздушно-космических сил России за два года совершено 34 тысячи боевых вылетов.

Впервые в боевых действиях участвовали лётчики корабельной авиации с тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», ими выполнено 420 боевых вылетов. По наиболее важным объектам боевиков применялись высокоточные ракеты большой дальности «Калибр», Х-101, «Искандер», «Точка-У», Х-55 и другие.

Кораблями и подводными лодками нанесено 100 ударов, а самолётами стратегической авиации – 66 ударов на дальность от 500 до 1,5 тысячи километров. Каждая ракета поразила назначенную цель.

Задачи по уничтожению главарей бандформирований и объектов террористов в глубоком тылу решались Силами специальных операций. Они также координировали удары авиации и огонь артиллерии с применением новейших систем наведения и целеуказания. Силы специальных операций продемонстрировали высокий профессионализм и готовность к выполнению самых сложных задач.

Комплекс С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с истребителями авиации обеспечили полное превосходно наших Воздушно-космических сил в сирийском воздушном пространстве. Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме. Возможности комплекса «Панцирь», доведённые до перехвата реактивных снарядов и других малоразмерных целей, позволили уничтожить 16 беспилотных летательных аппаратов, 53 снаряда реактивных систем залпового огня.

В сирийской операции было апробировано большинство образцов нашей военной техники, это 215 видов вооружений. При боевом применении выявлено 702 недостатка и недоработки, 99 процентов из которых уже устранены. За эту оперативность мы благодарны представителям промышленности.

В результате операции восемь тысяч единиц бронетехники и пикапов с крупнокалиберными пулемётами уничтожены, кроме этого – 718 заводов и мастерских по изготовлению оружия и боеприпасов. Ликвидировано 60 318 боевиков, из них 819 главарей бандформирований и 2840 выходцев из Российской Федерации.

Авиацией решена важнейшая задача по лишению террористических организаций источников доходов от продажи нефтепродуктов, которые составляли не менее трёх миллионов долларов в день. Уничтожено 396 мест незаконной добычи нефти и заводов по её переработке, а также 4100 топливозаправщиков.

При поддержке Воздушно-космических сил России сирийскими правительственными войсками и ополчением от террористов освобождено 1024 населённых пункта, включая наиболее значимые города Алеппо, Пальмиру, Акербат, Дейр-эз-Зор, Меядин и Абу-Кемаль. Это позволило одному миллиону 300 тысячам беженцев вернуться в свои дома.

В Алеппо во избежание многочисленных жертв осуществлена уникальная по масштабу и сложности гуманитарная операция. В ходе неё за четверо суток вывезено 28 752 человека. Для гражданского населения создавались гуманитарные коридоры, развёртывались пункты временного проживания, питания, медицинской помощи. Опыта проведения подобных операций в вооружённых конфликтах не было.

Впервые для прекращения гражданской войны создано четыре зоны деэскалации. Они позволили достичь перемирия между формированиями вооружённой оппозиции и сирийскими правительственными войсками. Гарантами соблюдения перемирия выступили Россия, Иран и Турция.

Благодаря работе российского центра примирения к режиму прекращения боевых действий присоединились 2301 населённый пункт с общей численностью 10 миллионов 500 тысяч человек.

Народу Сирии регулярно доставляется гуманитарная помощь, проведено 1696 акций, в результате которых обеспечено питанием 700 тысяч мирных жителей. Оказывается содействие Организации Объединённых Наций и Международному комитету Красного Креста в доставке гуманитарных грузов.

Российскими сапёрами разминировано 6533 гектара территорий, 1410 километров автомобильных дорог, 17 138 зданий и сооружений, обнаружено и уничтожено 105 054 взрывоопасных предмета. Офицерами Международного противоминного центра России на территории Сирии создан Центр подготовки специалистов по разминированию. Подготовлено 740 сирийских военнослужащих – теперь они самостоятельно решают задачи по поиску и уничтожению взрывоопасных предметов.

Помощь российских военных медиков получили 66 852 мирных жителя, 435 из них эвакуированы в лечебные учреждения Российской Федерации с использованием медицинских авиационных эвакомодулей.

Подчеркну, что военная операция в Сирии проведена в основном в пределах изначально предусмотренных Министерству обороны ассигнований путём оптимизации планов деятельности и боевой подготовки. Дополнительные затраты, связанные с увеличением расходов боеприпасов и восстановлением техники, обеспечивались за счёт перераспределения Государственной программы вооружения без изменения её ключевых параметров.

Говоря об операции в Сирии, необходимо вспомнить о реализации инициативы нашего Президента в 2013 году по уничтожению сирийского химического оружия. Тем самым была снята угроза нанесения ударов американских крылатых ракет по территории Сирии и насильственной смены действующей власти, как это было в Югославии, Ираке и Ливии. Всего совместными усилиями России и США, Франции, Италии, Китая, Финляндии вывезено и утилизировано одна тысяча 300 тонн химического оружия.

На сегодняшний день в Сирийской Арабской Республике полноценно функционирует авиационная группа ВКС России на аэродроме Хмеймим и пункт материального обеспечения Военно-Морского Флота в Тартусе. Там создана современная военная и социальная инфраструктура, это позволяет поддерживать стратегическую стабильность в регионе, сдерживать возможное проникновение террористических группировок в Сирию.

Для создания условий политического урегулирования конфликта в настоящее время осуществляется подготовка Конгресса сирийского национального диалога. На него приглашены представители всех этнических и конфессиональных групп, политических партий и вооружённых группировок Сирии.

Остановлюсь на важнейших итогах 2017 года. В Ракетных войсках стратегического назначения три ракетных полка завершили перевооружение на современные комплексы «Ярс» подвижного базирования. Авиационные стратегические ядерные силы в текущем году пополнились тремя модернизированными самолётами.

По силам общего назначения. В Сухопутных войсках сформированы управление армией, 18 соединений и воинских частей. В войска поступило 2055 новых и модернизированных образцов вооружений, на которые переоснащены три соединения и 11 воинских частей.

В составе Воздушно-космических сил сформирована военно-транспортная авиационная дивизия и авиационная дивизия особого назначения. Получен 191 современный самолёт и вертолёт, 143 единицы вооружения противовоздушной и противоракетной обороны. С декабря поступила на опытное боевое дежурство единая космическая система.

В состав Военно-Морского Флота вошли 10 кораблей и боевых катеров, 13 судов обеспечения, четыре береговых ракетных комплекса «Бал» и «Бастион». Морская авиация пополнилась 15 современными самолётами и вертолётами. На Северном флоте развёрнуто управление 14-го армейского корпуса.

В Воздушно-десантных войсках сформированы отдельные десантно-штурмовые и ремонтно-восстановительные батальоны. Поставлено 184 новых боевых бронированных машин и самоходных орудий.

В Вооружённые Силы поступило 59 комплексов, это 199 беспилотных летательных аппаратов.

Возможности единой системы управления тактического звена доведены до заданных Министерством обороны требований. В ходе мероприятий боевой подготовки достигнуто сокращение временных показателей на организацию боевых действий на 20–30 процентов, при управлении боем – в 1,5–3 раза.

В целом мероприятия, предусмотренные государственным оборонным заказом 2017 года, выполнены.

Реальные возможности войск решать задачи по предназначению подтверждены в этом году в ходе шести внезапных проверок боевой готовности. В них участвовали все военные округа, виды и рода войск Вооружённых Сил, а также федеральные и региональные органы власти Российской Федерации. Сегодня внезапные проверки являются основной формой проверочных мероприятий и боевой учёбы войск.

В Вооружённых Силах проведено около 15 тысяч различных мероприятий подготовки войск, что на 20 процентов больше, чем в 2016 году. На 16 процентов увеличилась интенсивность межвидовой подготовки, в два раза повысилось количество двусторонних учений.

Наиболее значимым мероприятием оперативной подготовки стало российско-белорусское учение «Запад-2017». Наши армии подтвердили готовность к вооружённой защите Союзного государства Россия–Беларусь.

Мероприятия военного сотрудничества в этом году охватывали 90 стран. Проведено 35 международных учений различного уровня, наиболее масштабными из них стали «Боевое братство», «Морское взаимодействие», «Индра».

Ежегодную Московскую конференцию по международной безопасности в этом году посетило рекордное количество делегатов – более 800 представителей из 86 стран и восьми международных организаций. В 2017 году на базе парка «Патриот» Министерства обороны проведено 44 конгрессно-выставочных мероприятия. Ключевым событием года в этой сфере стал Международный военно-технический форум «Армия-2017». По уровню организации и количеству участников он сравнялся с ведущими мировыми выставками вооружений.

По поручению Верховного Главнокомандующего впервые в новейшей российской истории проведён Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге. Он подтвердил статус России как мощной морской державы. В соответствии с Вашим решением данный парад становится ежегодным и в следующем году будет совмещён с Военно-морским салоном.

Товарищ Верховный Главнокомандующий! С открытием Петрозаводского президентского кадетского училища завершено выполнение Вашего поручения о формировании сети таких учебных заведений, охватывающих все федеральные округа. Введён в строй филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске.

На этом работа не завершается. В следующем году по Вашему поручению будут введены два многофункциональных учебных комплекса в Нахимовском военно-морском училище в Санкт-Петербурге, а также физико-математическая школа для одарённых детей в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения – здесь, в Балашихе.

Благодаря открытию многопрофильной клиники Военно-медицинской академии имени Кирова Министерство обороны получило возможность оказывать полный спектр высокотехнологичной медицинской помощи на уровне международных стандартов. Показатели деятельности клиники сопоставимы с мировыми: более 35 тысяч стационарных пациентов в год, 19 800 операций, из которых 16 тысяч – сложные и высокотехнологичные.

На базе Академии создана и эффективно функционирует система телемедицины. Она позволяет консультировать медперсонал и контролировать состояние тяжёлых больных во всех гарнизонах. Только для военнослужащих в Арктике в течение года поведено более 100 экстренных и плановых телемедицинских консультаций. В целом по Вооружённым Силам общая заболеваемость военнослужащих снижена на семь процентов.

В соответствии с Вашим решением впервые в Государственную программу вооружения включены специальные расходы на обустройство военной инфраструктуры под поступающую новую технику. Это позволило выйти на полную синхронизацию сдачи строящихся объектов со сроками прибывающего в войска современного вооружения. В этом году построено 3287 зданий и сооружений общей площадью три миллиона 200 тысяч квадратных метров, что на шесть процентов превышает показатели прошлого года.

В рамках строительства 25 производственно-логистических комплексов в текущем году введён в эксплуатацию первый пилотный комплекс «Нара». Это обеспечит сокращение 25 крупных объектов хранения и оптимизирует расходы на их содержание.

Таким образом, задачи 2017 года Министерством обороны выполнены.

С учётом предстоящих выборов 2018 года не можем не подвести итоги развития Вооружённых Сил за пять с половиной лет под руководством Верховного Главнокомандующего.

Начну с оценки возросших угроз. С 2012 года численность размещённых военных контингентов НАТО у западных рубежей России увеличилась в три раза. В Прибалтике и Польше развёрнуты четыре батальонные тактические группы, бронетанковая бригада сухопутных войск Соединённых Штатов, штабы многонациональных дивизий НАТО в Польше и Румынии. Численность сил первоочередного задействования альянса возросла с 10 до 40 тысяч, а срок их готовности сокращён с 45 до 30 суток.

Система ПРО США в Европе выведена на уровень начальной оперативной готовности. Её элементы также развёрнуты в Японии и Южной Корее. Интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у наших границ увеличилась в 3,5 раза, а морской – в 1,5 раза. Мы решительно пресекаем любые попытки нарушить российские воздушные и морские границы.

НАТО в два раза нарастило интенсивность военных учений у наших границ. В 2014 году альянсом проведено всего 282 учения, а в этом – уже 548. Ежегодно у западных границ России проводится более 30 учений, сценарий которых основывается на вооружённом противоборстве с нашей страной. Мы внимательно отслеживаем каждое учение НАТО и принимаем соответствующие меры.

Для реагирования на новые угрозы и поддержания стратегического баланса нами расширена география маршрутов патрулирования самолётов дальней авиации и походов кораблей. За пять лет стратегическими ракетоносцами выполнено 178 полётов на воздушное патрулирование, а кораблями Военно-Морского Флота – 672 похода во все стратегически важные районы Мирового океана.

Приняты меры по повышению качественного состояния Вооружённых Сил. За пять лет Вооружённые Силы получили: 80 межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, три ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей», 55 космических аппаратов, 3237 танков и других боевых бронированных машин, более одной тысячи самолётов и вертолётов, 150 кораблей и судов, шесть подводных лодок, 13 береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион».

Это позволило перевооружить 12 ракетных полков на комплекс «Ярс»; 10 ракетных бригад – на комплекс «Искандер»; 12 авиационных полков – на самолёты «Миг-31БМ», «Су-35С», «Су-30СМ», «Су-34»; три бригады армейской авиации и шесть вертолётных полков – на вертолёты «Ка-52» и «Ми-28»; 16 зенитно-ракетных полков – на зенитно-ракетную систему С-400, 19 дивизионов – на комплекс «Панцирь-С», 13 дивизионов – на ракетные комплексы «Бал» и «Бастион». 35 общевойсковых соединений обеспечены современной боевой экипировкой «Ратник-2». Новая техника, поступившая в войска, размещена на современной инфраструктурной базе.

Впервые за историю новой России по периметру нашей границы создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. Это достигнуто за счёт развёртывания и постановки на боевое дежурство шести новых радиолокационных станций высокой заводской готовности «Воронеж», а также доработки трёх действующих радиолокационных станций «Дарьял», «Днепр» и «Волга».

В результате выполнения Государственной программы вооружения оснащённость армии и флота современным вооружением достигла 59,5 процента. В Стратегических ядерных силах уровень современности составляет 79 процентов, в Сухопутных войсках – 45, в Воздушно-космических силах – 73 процента, в Военно-Морском Флоте – 53 процента.

В целях повышения эффективности расходования бюджетных поступлений в Министерстве обороны введена уникальная информационная система контроля за движением средств, предназначенных для финансирования государственного оборонного заказа. Нам удалось преодолеть негативные тенденции, связанные с переавансированием промышленности и полной оплатой неисполненных контрактов. При существенном снижении сумм авансирования заключённых контрактов произошёл рост объёмов поставок вооружения и военной техники. Созданная система мониторинга расчёта по гособоронзаказу позволяет не только увидеть направления расходования бюджетных средств, реальное влияние государственного оборонного заказа на экономику, но и оценивать эффективность их использования.

Существует мнение, что военные расходы направляются исключительно на содержание армии. Это не так. 60 процентов военного бюджета идёт на закупку высокотехнологичной продукции у предприятий оборонно-промышленного комплекса. Они размещены во всех регионах страны и оказывают существенное влияние на их развитие. За счёт отчислений предприятиями ОПК наполняются федеральный и региональный бюджеты на сумму более 480 миллиардов рублей налогов и налоговых платежей. Расходы на заработную плату рабочим и служащим превышают 440 миллиардов рублей в год.

Таким образом, стабильный оборонный заказ – это переоснащение армии, доходы населения в виде оплаты труда, доходы государства в виде налогов и доходы бизнеса в виде прибыли. По сути, средства, вложенные в финансирование армии, – это государственные инвестиции, обеспечивающие развитие различных отраслей экономики и регионов страны. Они гарантируют рост научно-технических и производственных возможностей предприятий промышленности, повышение их технологического уровня и реально увеличивают количество рабочих мест, занятых специалистами с высокой квалификацией.

Те, кто заявляют, что наши расходы на армию слишком раздуты, видимо, не знают, как обстояли дела с финансированием Вооружённых Сил в 1990-х годах. Военный бюджет ежегодно сокращался: в 1992 году он составлял 16 процентов от ВВП, а в 2000-м – уже 2,6 процента, или 5 миллиардов долларов. Это не отвечало реальным потребностям Вооружённых Сил: военная инфраструктура не развивалась, новая техника поступала в армию единичными экземплярами, денежное довольствие военнослужащих своевременно не выплачивалось, что способствовало уходу профессионалов из войск. По факту в то время у России Вооружённые Силы были, но боеспособных соединений и воинских частей почти не оставалось.

С 2000 года удалось существенно повысить боевые возможности армии и флота. Только с 2012 года доля современной техники возросла почти в четыре раза, темпы военного строительства – в 15 раз, численность военнослужащих по контракту – в 2,4 раза, интенсивность мероприятий боевой подготовки войск – на 30 процентов. При этом военный бюджет сбалансирован, отвечает потребностям Вооружённых Сил и в следующем году составит 2,8 процента от ВВП, или 46 миллиардов долларов. При этом в США он превысит 700 миллиардов, в Великобритании составит порядка 60 миллиардов, а во Франции и Германии – по 40 миллиардов долларов. Комментарии здесь излишни.

Сегодня российская армия является современной, мобильной, компактной и боеспособной. Мы не бряцаем оружием и воевать ни с кем не намерены. В то же время никому не советуем проверять на прочность нашу обороноспособность.

Созданный Национальный центр управления обороной Российской Федерации кардинально изменил подходы к построению системы управления военной организацией государства. В его развёртывании мы вышли на систему управления пятого поколения. Информационная платформа Национального центра позволила объединить в единую систему межведомственного взаимодействия 158 федеральных и региональных органов власти, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Одной из особенностей работы Центра является круглосуточный мониторинг и контроль за выполнением государственного оборонного заказа. В результате удалось повысить исполнение заданий государственного оборонного заказа до 97 процентов. Ничего подобного в мире ещё не создавалось.

За прошедшие пять лет существенно изменён кадровый состав Вооружённых Сил. Количество военнослужащих по призыву уменьшилось на 50 тысяч – с 290 до 240 тысяч человек, а численность военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, увеличилась со 162 тысяч человек в 2012 году до 384 тысяч в настоящее время. Повысилось качество их отбора: 70 процентов контрактников имеют высшее или среднее профессиональное образование. Сегодня соединения и воинские части укомплектованы на 95–100 процентов профессиональными военными кадрами, что позволяет поддерживать высокую боевую готовность российской армии. Сеть высших военных учебных заведений Министерства обороны насчитывает 36 учреждений и полностью обеспечивает Вооружённые Силы квалифицированными специалистами.

В короткие сроки завершено строительство объектов Военно-медицинской академии имени Кирова, Рязанского воздушно-десантного командного училища имени Маргелова, Военной академии РВСН имени Петра Великого, в которой мы сейчас находимся.

Развивается информационно-образовательная среда военных учебных заведений, создана единая электронная библиотека военных вузов. Всего год их эффективного применения показал значительное повышение качества подготовки военных кадров и объёмов полученных знаний. Более того, внедрение электронных образовательных ресурсов в войсковое звено расширило возможность непрерывной профессиональной подготовки военнослужащих в течение всего периода службы.

Научные роты стали надёжным источником для повышения военно-научного потенциала Вооружённых Сил. После завершения службы по призыву примерно четвёртая часть военнослужащих решает связать свою службу с армией. Всего с момента создания данных рот офицерами стали 365 военнослужащих.

Государством уделяется приоритетное внимание социальной защищённости военнослужащих. За пять лет свои права на жилищное обеспечение реализовали 457 тысяч человек, из них 149 тысяч обеспечены служебными квартирами, 120 900 получили постоянное жильё, компенсацию за поднаём жилья получили 107 700 военнослужащих, своё право в рамках накопительной ипотечной системы реализовало 79 400 человек.

Эффективно работает новая форма жилищного обеспечения – жилищная субсидия: с 2014 года ею воспользовались 24 100 военнослужащих. Введение жилищной субсидии позволило решить многолетнюю проблему обеспечения жильём военнослужащих, находящихся в распоряжении. С 2016 года для офицерского состава увеличены выплаты за поднаём жилых помещений до средних по стране показателей.

За счёт массового применения типовых и современных технологических проектов достигнуты оптимальные ценовые характеристики строящихся объектов. Это позволило добиться стоимости строительства одного квадратного метра объектов Министерства обороны, не превышающей 32 тысячи рублей, что ниже, чем по стране в целом. Всего за пять лет построено 10 221 здание и сооружение. Сегодня на один вложенный рубль вводится основных фондов на один рубль 40 копеек. Строительство ведётся по всей территории страны, включая арктические районы и военные базы, расположенные за рубежом.

Всего в Арктике, на островах Котельный, Земля Александры, Врангеля и мысе Шмидта, за пять лет возведено 425 объектов общей площадью 700 тысяч квадратных метров. В них размещено более одной тысячи военнослужащих, а также специальное вооружение и техника. При строительстве использовались инновационные и энергоэффективные технологии. В Арктике построено три уникальных комплексных военных объекта – «Арктический трилистник». Продолжается строительство полноценного аэродрома на архипелаге Земля Франца-Иосифа, который будет способен круглогодично принимать самолёты. За всю историю освоения Арктики ещё ни одна страна в мире в условиях Крайнего Севера не реализовывала такие масштабные проекты.

Завершена работа по передаче в собственность субъектам Российской Федерации и муниципальным властям высвобождаемого военного имущества. Передано 1396 военных городков, не имевших перспектив использования; 56 тысяч объектов недвижимого имущества, включая 525 котельных, 40 школ, 439 детских садов, 244 медицинских учреждения. Это позволило высвободить около 40 тысяч гражданского персонала Министерства обороны и сэкономить три миллиарда 700 миллионов рублей, выделенных на коммунальное обслуживание и содержание неэксплуатируемых военных городков.

Министерством обороны полностью реализована программа Правительства по передаче 467 детских садов в ведение местных органов самоуправления. Надеемся, что муниципальные власти выполнят взятые на себя обязательства по обеспечению детей военнослужащих местами в этих дошкольных образовательных учреждениях, а Министерство обороны примет все меры по выполнению Вашего поручения.

Министерством обороны взят курс на заключение контрактов полного жизненного цикла, восстановление ремонтных органов в соединениях, воинских частях, проведение плановых ремонтов на предприятиях Министерства обороны и ОПК. В результате исправность вооружений и техники доведена до 94 процентов и поддерживается на этом уровне.

Министерство обороны освобождается от балласта несвойственных функций и задач, тяжким грузом лежащих на плечах армии. С этой целью завершается передача в ведение госкорпорации «Ростех» и Министерства промышленности России 110 военных заводов, на которых работает порядка 30 тысяч человек. Это позволит обеспечить развитие данных предприятий в структуре оборонно-промышленного комплекса страны.

Вооружёнными Силами завершается ликвидация экологического ущерба в Арктике. На архипелаге Новая Земля, аэродроме Алыкель, островах Котельный и Врангеля очищено 100 740 квадратных километров территорий, всего собрано 16 тысяч и вывезено 10 тысяч тонн металлолома. В полном объёме утилизированы все подлежащие сносу 432 здания. Осталось очистить 13 155 квадратных километров.

С 2014 года в Министерстве обороны запущена программа «Эффективная армия». В результате её реализации мы сделали ненужным привлечение дополнительных денежных средств на непредвиденные расходы, возникающие в течение финансового года. За три года экономия составила 129 миллиардов рублей. Сэкономленные деньги пошли на покрытие дефицита базовых показателей по статьям материально-технического и коммунального обеспечения.

Совершенствование коммунального хозяйства Министерства обороны позволило сэкономить семь миллиардов 800 миллионов рублей. Ежегодный эффект от работы восстановленных штатных войсковых ремонтных органов составляет порядка двух миллиардов 800 миллионов рублей. Введение системы контроля управления доступом и заказ питания в 729 столовых дало экономический эффект более одного миллиарда 600 миллионов рублей. Восстановленные на арсеналах ремонтные центры и цеха вернули в строй один миллион 700 тысяч ракет и боеприпасов (их закупка обошлась бы бюджету в 117 миллиардов рублей). С 2016 года закуплено и поставлено на арсеналы порядка 70 тысяч штук современной укупорки боеприпасов, что позволяет ежегодно экономить до 700 миллионов рублей.

И это далеко не все направления, по которым осуществляется реализация программы «Эффективная армия». К исходу 2020 года экономический эффект от мероприятий данной программы составит 337 миллиардов рублей.

Нефтяными компаниями на аэродромах Вооружённых Сил введены в эксплуатацию восемь топливозаправочных комплексов, завершается строительство ещё пяти. За это хотел бы поблагодарить руководство нефтяной компании «Газпромнефть». В следующем году к данному проекту присоединяются ещё две компании: «Роснефть» построит девять комплексов, «ЛУКОЙЛ» – ещё три.

В целях совершенствования и оптимизации мест хранения вооружения, ракет и боеприпасов завершается строительство 580 хранилищ. Это позволит разместить в них несколько сотен тысяч тонн боеприпасов.

С каждым годом возрастает интерес зарубежных стран к Армейским международным играм. Начавшиеся с танкового биатлона армейские состязания выросли до масштабных международных мероприятий по проверке боевой выучки и надёжности военной техники. Число участвующих государств достигло двадцати восьми. Впервые игры проведены на территории пяти стран – России, Азербайджана, Белоруссии, Китая и Казахстана. В рамках подготовки к играм модернизировано 149 полигонов.

По инициативе Министерства обороны и при поддержке Верховного Главнокомандующего создано молодёжное движение «Юнармия», сегодня его ряды объединяют 188 тысяч подростков. За короткий срок она стала одной из самых массовых молодёжных организаций в стране. Около 16 тысяч подростков приняли участие в юнармейских спортивных патриотических лагерях. Данная работа будет распространена на все регионы России.

Подвести итог пятилетней деятельности можно данными социологических исследований. С 2012 года в российском обществе наблюдается поступательный рост одобрения деятельности Вооружённых Сил. При этом отрицательные оценки снизились в 4,5 раза: с 31 до 7 процентов. Сегодня 64 процента граждан России считают, что служба в армии является хорошей школой жизни для молодых людей. В настоящее время армии России доверяют 93 процента населения страны – это максимальный показатель за всю историю социологических измерений. Столь высокое доверие народа нас ко многому обязывает.

В 2018 году Министерству обороны предстоит решить следующие основные задачи. В Вооружённых Силах – выйти на 61 процент современности вооружения и техники, в том числе в Стратегических ядерных силах – на 82 процента, в Сухопутных войсках – 46 процентов, Воздушно-космических силах – 74 процента, Военно-Морском Флоте – 55 процентов.

В Ракетных войсках стратегического назначения – поставить на боевое дежурство 11 пусковых установок с баллистическими ракетами «Ярс»; ввести в боевой состав шесть модернизированных стратегических ракетоносцев; принять в состав флота головной атомный подводный крейсер проекта 955А «Князь Владимир», вооружённый баллистическими ракетами «Булава».

В Сухопутных войсках – сформировать семь соединений и воинских частей, поставить более 3,5 тысячи единиц новых образцов вооружения.

В Воздушно-космические силы и авиацию Военно-Морского Флота поставить 203 новых и модернизированных самолёта и вертолёта, четыре дивизионных комплекта зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь», 10 дивизионных комплектов зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф», обеспечить выполнение задач опытно-боевого дежурства единой космической системы.

В боевой состав Военно-Морского Флота принять 35 кораблей и судов обеспечения; подготовить и провести стратегическое командно-штабное учение «Восток»; обеспечить развитие системы финансового мониторинга государственного оборонного заказа в части контроля и определения оптимального уровня стоимости производства вооружения и военной техники; завершить работы по реконструкции и строительству 11 аэродромов, включая Североморск-1, Моздок, Балтимор, Бельбек, Алыкель, области; ввести в эксплуатацию три тысячи зданий и сооружений; создать военный инновационный технополис «Эра».

Товарищ Верховный Главнокомандующий! Набранные темпы развития Вооружённых Сил в следующем году будут сохранены. Пути решения выявлены в ходе проработки проблемных вопросов, учтены в планах деятельности Министерства обороны на 2018 год.

Доклад закончен.

В.Путин: Уважаемые коллеги, товарищи!

Министр в своём докладе сказал практически всё. Добавлю к тому, что было сказано и мной, и руководителем ведомства.

Мы с вами хорошо видим, знаем, что количество вызовов в современном мире только увеличивается, растёт, не становится меньше. Говорили о приближении инфраструктуры НАТО к нашим границам.

Кстати говоря, когда мы на собственной территории перемещаем какие-то подразделения, воспринимается это и преподносится как какая-то угроза кому-то, а когда к нашим границам подвигаются базы, инфраструктура, разворачиваются новые комплексы, это вроде как так и должно быть. Но это так и должно быть только для тех, кто так делает, но только не для нас. Мы-то понимаем, что количество угроз нарастает. Та же американская доктрина военная, оборонная, о которой я уже упомянул, которая совсем недавно была предъявлена миру и американскому народу, – она действительно носит наступательный, если не сказать агрессивный характер. Но это же не просто слова, не просто бумажка – это подкреплено конкретными действиями и обеспечено финансированием: свыше 700 миллиардов долларов выделяется Соединёнными Штатами на оборонные, военные, если быть более точным, цели.

Действительно, мы иногда слышим, что наш военный бюджет очень большой, Министр сейчас об этом вспомнил: он у нас 46,6 миллиарда рублей, и всё. В прошлом году он составил 4,1 процента от ВВП, для российской экономики это много. Но он не был связан с завышением текущих расходов в прошлом или позапрошлом годах.

В прошлом году такое увеличение в процентном отношении к ВВП было связано с тем, что мы приняли решение погасить кредиты, которые Минобороны было вынуждено брать для того, чтобы реализовывать программу вооружения, и не просто было вынуждено, а делало это по согласованию с Правительством, разумеется, и с Министерством финансов. То есть из года в год на протяжении последних лет финансирование было ритмичным, в рамках заданных назначений, но частично осуществлялось за счёт кредитования с согласия Минфина. Вот эти кредиты наросли, и Правительство приняло решение выделить дополнительные средства для погашения этих кредитов. Ничего сверх ранее заявленного Министерство обороны не потратило, но чисто формально показатель в процентах от ВВП вырос.

В следующем году, наступающем, в процентном отношении к ВВП это будет 2,8 с небольшим процента – 2,85–2,86, потом потихонечку ещё даже будет снижаться. Возникает вопрос: можем ли мы быть самодостаточными в этих условиях и с этими возможностями, можем ли мы надёжно и безусловно обеспечить обороноспособность нашего государства? Можем, обязаны и сделаем это.

Позволительно будет спросить – как? Нас с вами ещё Суворов учил, что воевать нужно не числом, а умением. Есть очень много хороших наших народных поговорок, например, «сила есть – ума не надо». Вот нам с вами нужен ум. Мы не будем опираться исключительно на «военные мускулы», мы не будем втягиваться в истощающую нашу экономику бессмысленную гонку вооружения, не будем этого делать ни в коем случае.

На что же мы тогда должны опираться в решении задач в сфере обороноспособности и безопасности? Ответ очень простой: на мозги, на интеллект, на дисциплину и организованность при решении задач, стоящих в этой сфере. У нас есть замечательные заделы, доставшиеся из прошлых десятилетий, но есть уже и новые, абсолютно современные наработки, сделанные нашими молодыми исследователями, конструкторами и инженерами.

Из чего складываются деньги, которые государство выделяет оборонному ведомству и другим силовым структурам? Из содержания и оснащения, причём в обоих этих компонентах есть то, что мы называем развитием, и в обоих компонентах это важно – и в содержании, и в развитии. Почему в содержании? Потому что на этом можно сэкономить деньги, во всяком случае не транжирить, не разбрасываться деньгами, как сеятель, который зёрна бросает, но сделать это содержание современным, достойным наших Вооружённых Сил и наших военнослужащих, но достаточно экономным в то же самое время.

Что касается собственно развития, то это, конечно, прежде всего современные Вооружённые Силы в прямом смысле этого слова, современное вооружение. Это развитие новых перспективных, высокоточных и высокотехнологичных, уникальных по своей эффективности видов вооружения. Для достижения этих целей мы должны проявить, как я уже говорил, творческий подход, дисциплину, ответственность. И у меня нет никаких сомнений, эта уверенность основана на расчётах и на нашей совместной с вами работе, – мы точно и безусловно обеспечим обороноспособность нашей страны.

Есть ещё нечто, на что мы опираемся при этих расчётах. Я говорю без иронии, мы опираемся на нашу миролюбивую внешнюю политику. Это важно, потому что нам не нужно бесконечное число баз по всему миру, и мы не собираемся играть роль мирового жандарма. Нам по определению это не нужно, это просто дорого стоит и не входит в наши планы совершенно. Если мы всё это будем вместе иметь в виду и будем всё это исполнять дисциплинированно, творчески и с ответственностью, мы тогда выполним ту задачу, решение которой ждёт от вас народ России: мы точно и безусловно обеспечим нашу обороноспособность, создадим условия для мирной жизни, развития во всех сферах – и в экономике, и в социальной области.

Хочу вам пожелать успеха, удачи в этой чрезвычайно важной работе. Благодарю вас за службу и поздравляю с наступающим Новым годом!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш

Геополитические аспекты информационной войны

Интервью с бывшим дипломатом Витольдом Юрашем.

Адам Лелонек (Adam Lelonek), Defence24, Польша

Defence.24: Вмешательство в избирательный процесс в США, Франции и Германии; операции против стран Балтии, Швеции и Финляндии; информационные и психологические атаки на страны, входящие в ЕС и НАТО — это лишь начало длинного списка шагов, которые предпринимает Кремль. Что, если взглянуть на проблему в контексте Польши, играет в российском наступлении ключевую роль: деньги, люди, технологии?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): Когда заходит речь о российских успехах во внешней политике, мне всегда вспоминается название самого известного фильма Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) — «Triumph des Willens». Российские успехи — это практически всегда «триумф воли». Россия, на самом деле, слабое государство, но она очень серьезно относится к этой игре, и этим ее подход отличается от нашего.

Конечно, существует российская агентура, проводятся операции по дезинформации, но у меня складывается впечатление, что во многих наших провалах виноваты мы сами. В последние 27 лет мы проигрываем борьбу за будущее Украины и Белоруссии отнюдь не из-за России. Мы создаем «кружки взаимного восхищения», не наказываем людей за ошибочные прогнозы или неэффективную работу, продвигаем дипломатов, которые не добились никаких результатов во время своей службы на востоке. Мы позволяем существовать аналитическим центрам, чья работа носит академический и теоретический, а не прикладной характер, не осуждаем конформистов в рядах экспертов, аналитиков и дипломатов, которые вчера поддакивали партии «Гражданская платформа» (PO), а сегодня лебезят перед «Правом и Справедливостью» (PiS). Все это наши собственные проблемы, а не результат действий России.

Конечно, Россия предпринимает свои шаги и инициирует какие-то события, но, честное слово, 99% проблем — это наша вина. Мне кажется, политики и экспертные круги нашли удобную отговорку, чтобы не заниматься анализом своих слабых сторон. «Злые россияне не дают нам быть эффективными», — говорят они. Это не так. Россияне мешают нам быть эффективными, но если бы мы сами взялись за игру всерьез, мы смогли бы добиться большего. Польская восточная политика — это, однако, настоящее дно. Я часто замечаю, что ею занимаются индивидуумы с не самыми выдающимися способностями. Сложно поверить, что все эти люди, на счету которых нет никаких заслуг, обязаны своими карьерами ФСБ, СВР или ГРУ.

— Фронт российских действий не ограничивается Украиной и Белоруссией. Россия старается разрушить сплоченность ЕС и НАТО, подорвать наше доверие к партнерам и институтам, расшатать основы демократии и нашу систему ценностей.

— Все это, конечно, есть, однако, здесь тоже появляется одно «но». Я как-то занимался поиском первопричин российско-польской «перезагрузки» и пытался найти следы того, что она произошла с подачи Москвы. Однако сколько я ни искал, я натыкался только на американские следы. Я знаю, что Вашингтон оказывал давление на Варшаву, призывая ее нормализовать отношения с Москвой. Это совершенно логично. Представим, что в тот момент состоялись американо-российские переговоры. Чего добивались американцы, мы знаем: поддержки на Ближнем Востоке и в переговорах по Ирану, остановки экспорта зенитно-ракетных систем С-300 в эту страну, активного участия России в шестисторонних переговорах на тему северокорейской ядерной программы, а также предоставления транзитного коридора в Афганистан.

Чего добивались россияне, обычно не говорят, но ведь им тоже что-то было нужно. Если бы я был представителем российской стороны, я бы сказал, что первым и вторым пунктом идет Украина, а третьим — Белоруссия, но первостепенной роли она не играет. Я бы наверняка подумал, какая из связанных с США западных стран, ведет самую активную политику на этом направлении. Ответ — Польша. Так что, извините, зачем россиянам раскрывать своих агентов (которые находятся у нас в стране, как я подозреваю, для того, чтобы оказывать влияние на польское руководство), если достаточно сказать американцам, чтобы они попросили поляков успокоиться. Я знаю, что польско-американские переговоры были посвящены этой теме.

Конечно, я не хочу сказать, что от США и от России исходит одинаковая опасность. За шпионаж в пользу Москвы следует сажать в тюрьму, а за шпионаж в пользу США достаточно дать пощечину. (Смеется.) Нам, как мне кажется, следует начать делать две вещи, которых мы, насколько я знаю, не делаем. Во-первых, контрразведка должна взять под опеку не только российское, но также белорусское и украинское посольство. Во-вторых, нужно начать шпионские операции на Западе. Я сильно сомневаюсь, что при той сильной контрразведке, которой обладает Восток, мы можем что-то узнать там. Не буду даже говорить о таких мелочах, как талантливые кадры, которых мы по собственной воле лишились. Возможно, нам будет проще узнать на Западе, о чем тот разговаривает с Россией.

Самое главное, во время американо-российского сближения, может удивительным образом выясниться, что США и Россия заключили сделку, а их интересы совпадают. Я говорю это как человек, который приветствует присутствие американских военных в Польше и выступает за союз с Вашингтоном.

— Геополитический контекст и отношения между Кремлем и Вашингтоном как элемент информационной войны?

— Отчасти да. У нас принято говорить, что россияне обманывают американцев. Но ведь США — самая могущественная держава мира, что-то мне не кажется, что если бы Владимир Путин во всем водил их за нос, они бы продолжали с ним разговаривать. Нет, так это не работает. Кто-то играет главную роль, кто-то второстепенную, кто-то — глобальный игрок, а кто-то — региональный, кто-то «сильный парень», а кто-то (если убрать за скобки ядерный потенциал) обладает средними возможностями. В этой паре Россия выступает «младшим партнером». В отличие от большинства польских комментаторов я считаю, что Москва это понимает, поэтому она, в частности, сыграла положительную (с точки зрения США или как минимум администрации Обамы) роль в сирийском конфликте.

У нас все говорят, что россияне, мягко говоря, обманули американцев, но давайте посмотрим на этот «обман» внимательнее. Если бы россияне не вмешались в ситуацию после того, как Башар Асад применил химическое оружие, США пришлось бы начать бомбардировку Сирии. К этой войне наверняка подключился бы Иран, а это бы перечеркнуло перспективу на заключение ядерного соглашения между ним и Вашингтоном. В итоге американцам пришлось бы отказаться от выхода с Ближнего Востока, поскольку Израилю продолжала бы угрожать опасность. Конечно, можно сказать, что у Биньямина Нетаньяху свое мнение на этот счет, но реальной угрозы ядерной атаки на Израиль в ситуации, когда Иран не ведет ядерной программы, нет.

Обеспечив Израилю безопасность, американцы могли перенести центр тяжести, то есть сконцентрировать внимание на Китае, который стал для США серьезной проблемой. Пока существовала угроза, что Тегеран может получить ядерное оружие, Вашингтону приходилось одновременно заниматься двумя стратегическими направлениями. Есть еще один важный момент: отказ иранцев от ядерной программы означает, что от нее может отказаться и Саудовская Аравия.

Конечно, она ведет с Ираном так называемую опосредованную войну в Йемене, но это не то же самое, что две конкурирующие ядерные программы. При этом ядерное оружие в руках режима аятолл не так опасно, как оружие в руках саудовского режима, ведь мы помним, что «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещенные в РФ террористические организации — прим. ред.) — это суннитские, а не шиитские группировки. Первую, кстати, создал выходец из Саудовской Аравии.

И, наконец, есть еще один важный элемент: уход США, выступавших гарантом существования саудовского режима, заставляет его заняться внутренними реформами. Дом Саудов мог закрывать глаза на разные выходки ваххабитской части истеблишмента, поскольку американцы гарантировали ему безопасность. Конечно, на международном уровне гарантии продолжают действовать, но центр внимания американцев сместился. Чем больше США разворачиваются в направлении Юго-Восточной Азии, тем активнее в Саудовской Аравии начинают расправляться с ваххабитами, которые представляют потенциальную опасность для дома Саудов. Таким образом, уходя с Ближнего Востока, американцы способствуют борьбе с исламским фундаментализмом, который берет исток не в Иране, а в Саудовской Аравии. А началось все с того, что благодаря действиям россиян не разразилась американо-сирийская война. Вся эта сложная конструкция появилась благодаря вмешательству России. Значит, другая сторона должна сделать ответный шаг.

— Как все это соотносится с польской тематикой?

— В столкновении держав мы всегда будем играть второстепенную роль. При этом в момент возникновения конфликтов между США и Россией Польша всегда будет активизировать украинское и белорусское направление политики, а в момент разрядки напряженности — отодвигать его на второй план. Так было, так есть, так останется в будущем. Нам приходится приспосабливаться, ведь наша безопасность зависит от американцев, мы не можем проводить такую политику, с которой они не согласны, однако, нам следует сохранять хотя бы минимум автономности и стараться извлекать выгоду из каждого очередного «поворота» американо-российских отношений. Это серия партий, как в покере. Садясь за стол переговоров, мы должны каждый раз получать чуть более сильные карты, чем в прошлый раз, но для этого нужна минимальная автономность. Это прозвучит жестко, но особенного выбора нет: нам приходится быть на 25% американской колонией. Другие варианты — стать на 50% колонией Германии или на все 100% — России. Но стоит помнить, что хотя бы 75% независимости у нас остаются.

— Ситуация в Польше будет зависеть от того, что происходит на более высоком уровне международной политики. Однако Россия устраивает дезинформационные и пропагандистские кампании, направленные на нас и наших партнеров. Как нам защитить себя, раз наши возможности по геополитическим причинам ограничены?

— Я думаю, нам следует избрать в восточной политике метод малых шагов, а не строить масштабные планы. Слабость нашей политики заключается в том, что у нас всегда есть концепции, но мы забываем о тактическом уровне, о «modus operandi». Нужно чего-то добиться. Можно купить какую-нибудь компанию, позаботиться о том, чтобы борьба за демократию в Белоруссии не превратилась в борьбу за исторические концепции, чтобы польское меньшинство на Украине не попало в объятия «русского мира» (а это происходит), чтобы мы смогли представить нашим партнером какое-то конкретное предложение (пока у нас его нет). Будет достаточно любого успеха.

Возвращаясь к теме России, напомню, что сейчас Facebook и Twitter уже пошли на сотрудничество с американской администрацией. Значит, на переговорах с американцами, нам пора заявить, что мы ожидаем того же самого, ведь у нас возникли те же проблемы. Нам тоже нужно поставить вопрос о блокировке фейковых аккаунтов, решить, как помешать троллям работать. Эти вопросы должны стать темой наших переговоров. Еще мы можем завести собственных троллей. В противостоянии России у нас есть одно преимущество: чтобы навредить российскому режиму, не придется даже особенно лгать, хотя лично я мог бы делать и это. Раз уж война, то война.

И, наконец, нам следует задуматься, не считает ли российский режим, что наши усилия по демократизации ему угрожают, не является ли то, что кажется нам атакой, на самом деле контратакой. Таким тезисом я, видимо, задену чувства тех, кто считает, что миссия Польши — нести на восток демократию (раньше это место занимало просвещение). Мы уверены, что пропаганду демократии нельзя назвать информационной агрессией, поскольку это правое с моральной точки зрения дело. Но что с того! Следует задать себе вопрос, выгодно ли нам этим заниматься, кому это больше всего вредит. Возможно, будет правильно отказаться от борьбы с россиянами и возложить эту задачу на американцев или немцев, конечно, если они согласятся.

— Раз мы заговорили о продвижении демократии, я бы хотел спросить у вас о Белоруссии.

— Здесь все очень просто. Если говорить максимально кратко: мы делаем слишком мало, чтобы свергнуть Лукашенко, но слишком много, чтобы показать ему, что мы этого добиваемся. То есть мы избрали самую глупую политику из возможных. Впрочем, у нас нет способа его свергнуть, поскольку мы обиделись на белорусскую номенклатуру. Причина всего этого традиционная: мы ощущаем моральное превосходство и ходим, гордо рассказывая о своих высоких моральных качествах. Будто в Европе это кого-то интересует! Если прибегнуть к простой метафоре, можно сказать, что если у нас нет возможности ударить кого-то в точку на стыке нижних конечностей и туловища, то не стоит бить его по лодыжкам. Но мы занимаемся именно этим.

— Что вы можете сказать о действиях России в сфере информационной и психологической войны, которые направлены не на весь Запад, а только на Польшу?

— У меня складывается впечатление, что, к сожалению, существует конкретная причина, по которой у канала Russia Today нет польскоязычной версии: такой канал нам просто не нужен. Набожная, то есть основная часть наших правых кругов, не нуждается в российских подсказках, чтобы говорить о разложении Запада, господстве гомосексуалистов и гендерной идеологии. Россияне могут не открывать у нас отделение RT, достаточно, что правые делятся своими реальными идеями, которые (по своим причинам), к сожалению, полностью совпадают с российскими. Либеральные элиты, между тем, считают Польшу «бесперспективной невестой», которой нечего предложить. У нас есть два течения: в одном полагают, что Польше нечего сказать, а во втором сами отказываются от того, чтобы иметь право голоса. Что тут еще делать россиянам? Достаточно просто позволить нам быть самими собой, ведь противоположностью глупости у нас выступает не мудрость, а другая глупость.

— Но мы видим конкретные пропагандистские и дезинформационные операции.

— Конечно, они есть, но мне кажется, что российскую пропаганду успешно затмевает взаимная польская ненависть и глупость, из-за которой нас бросает из крайности в крайность. Я вел интервью с российским послом на канале Polsat News 2, и во время нашего разговора был такой момент, когда я задал вопрос, какие перед ним стоят задачи, а он замешкался с ответом. По неписаному закону послами не назначают сотрудников разведки, а если они работали в этой структуре, их освобождают от обязанностей на время несения дипломатической службы. Мне кажется, что посол колебался с ответом на мой вопрос не потому, что он не мог сказать о своей работе на разведку, а потому, что никаких задач в Польше перед ним не ставят.

Говорят, что во времена СССР каждый советский посол мечтал работать на Сейшельских островах. Место для пенсионера: делать ничего не нужно, но дадут яхту с флагом. Мне иногда кажется, что послу России в Польше очень скучно. Добавлю еще одну любопытную деталь (надеюсь, господин посол не обидится): после программы я поблагодарил его за интервью и в шутку добавил, что посла США мне пригласить не удалось. Посол улыбнулся и ответил: «это потому, что он гораздо важнее меня».

— У нас много говорят о завуалированных действиях России, которые связаны с информационным и психологическим воздействием. Как вы оцениваете их с позиции бывшего дипломата?

— Я помню момент, когда один высокопоставленный белорусский чиновник сказал мне, что однажды россияне начали настойчиво просить белорусов приглашать в Белоруссию Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski) и даже, если возможно, устроить ему встречу с Лукашенко. Белорусы решили, что польский политик — это человек, с которым они не хотят иметь ничего общего. Из этого можно сделать выводы. Зачем были нужны поездки Пискорского в Белоруссию? Затем, чтобы привлечь к нему внимание. В Польше, на Украине и даже в России он может встречаться с кем хочет, а Белоруссия — это уже подозрительная страна с определенной репутацией. То есть россияне хотели, чтобы мы Пискорского заметили.

Конечно, он мог быть российским агентом, но точно не таким, который добывает тайную информацию и делает копии секретных документов: он не смог бы получить к ним доступ. Также он не был человеком, который мог кого-то вербовать, ведь все знали, что он занимает пророссийскую позицию. Но какую-то же роль он играл, правда? Если россияне так сильно хотели привлечь к нему внимание, то логично предположить, что у него была другая задача. Раз он не похищал секреты и никого не вербовал, значит, он отвлекал внимание от кого-то другого. Напрашивается вопрос: что предприняло польское экспертное сообщество? Ответ: занялось Пискорским! Это значит, что мы разыграли сценарий, который написали в Москве.

— Политики и некоторые эксперты в Польше и на Западе сосредоточили свое внимание на фальшивых новостях, но это не самая большая опасность, это даже не тот инструмент, которым активнее всего пользуется у нас Россия. Пожалуй, не все верно оценивают масштаб проблемы.

— У меня тоже сложилось впечатление, что польское экспертное сообщество сосредоточило внимание на фальшивых новостях. Они, конечно, сыграли некоторую роль в том, чтобы изменить наше отношение к Украине, но вряд ли настолько важную. Я думаю, что у нас подхватили тему фальшивых новостей и занялись какими-то второстепенными вещами, чтобы объяснить ими польские поражения в восточной политике. Но, извините, поражения в этой сфере мы терпим вот уже 27 лет, а раньше не было ни фальшивых новостей, ни явных пророссийских кругов в нашей стране. Человек, который занимает в Польше пророссийскую позицию, скорее, лишает себя политического будущего, чем получает шанс продвинуться. С одной стороны, Москва сама хочет, чтобы мы занимались этими кругами, а с другой — мы пытаемся замять вопросы об эффективности нашей деятельности или причинах ее неэффективности.

Напомню историю об одной из стран, лежащих за нашей восточной границей, — Литве. Во время визита Войчеха Ярузельского в Москву в 1986 или 1987 году, с датой я могу ошибаться, советские товарищи рекомендовали Варшаве заняться польским меньшинством в этой республике. Они даже назвали людей, которые, по удивительному совпадению, в момент, когда Литва боролась за независимость, встали на сторону России.

Значит, россияне уже в 1985 или 1986 году продумывали сценарии на случай, если Советский Союз распадется. Раз они рассматривали такой сценарий, значит, они готовили таких же людей и в Польше. Так что если бы я искал российских агентов, в том числе агентов влияния, я бы присмотрелся не к тем, кто стал заметен с 2014-2015 годов, а к тем, кто проявлял активность в восточной политике гораздо дольше.

— Возможно, нам стоит обратить внимание и на тех, и на других?

— Возможно. Однако «Право и Справедливость» отходит все дальше от наследия Леха Качиньского (Lech Kaczyński) не под влиянием радикальных политических деятелей, каких-то «бритоголовых» или интернет-троллей. Так происходит в результате действий конкретных молодых политиков. Ответственность лежит на них, а не на неких радикальных силах.

— Многим слушателям и зрителям на Западе и в Польше сложно осознать масштаб пропагандистских и дезинформационных операций, поскольку ко многим процессам подключаются дипломатические структуры государства.

— Разумеется, все это мы видим. Ярким примером служат здесь польско-российские отношения. Есть еще одно обстоятельство: по обе стороны границы действуют провокаторы, которых вдохновляет или даже инструктирует Москва. Происходят инциденты с применением насилия. Жертв, к счастью, пока нет, но, кто знает, что будет. Проблема заключается в том, что на действия полутора десятка провокаторов реагируют тысячи людей. Вина, кстати, лежит на либеральных элитах: они думали, что если замять тему Волыни, она исчезнет. В свою очередь, партия «Право и Справедливость» решила не обсуждать Волынскую резню, а использовать ее в качестве инструмента, не разобраться с проблемой, а привлечь радикальный электорат.

Возвращаясь к вышеупомянутым провокаторам, вспомню одну историю. Однажды глава Днепропетровской области Игорь Коломойский рассказал в интервью, как он победил у себя сепаратистов, когда на Украине начиналась война. Его люди «вывезли сепаратистов в лес и провели с ними воспитательную беседу». Я, конечно, понимаю, что у нас совсем другая страна, но, думаю, если кто-то работает в Польше на другое государство, а у нас есть на эту тему оперативная информация, нам тоже нужно проводить воспитательные беседы (не в лесу, разумеется). Наш государственный аппарат умеет действовать жестко. Мы видим акции против футбольных фанатов, против людей, занимающихся сайтом, где высмеивают президента, или против активистов, которые блокируют Смоленские марши (ежемесячное мероприятие в память о жертвах катастрофы польского самолета, разбившегося под Смоленском в 2010 году — прим.пер.). Но с людьми, открыто поддерживающими нашего врага, государственный аппарат ничего поделать не может. Так было при прошлом правительстве, так осталось при нынешнем.

— Что вы думаете о реакции Москвы на внесение поправок в так называемый закон о декоммунизации? Она запустила кампанию, в которой объяснялось, что неблагодарные одержимые русофобией поляки начинают уничтожать советские памятники и кладбища.

— То, что подлежало демонтажу, следовало снести за один день, и тема была бы закрыта. Новость в наше время живет не больше двух суток. Кроме того, в этом нет ничего нового: россияне всегда изображали поляков русофобами, это никуда не уйдет. Мы с россиянами уже не первую сотню лет пытаемся перетянуть на свою сторону Украину и Белоруссию.

Москва понимает, что без помощи Запада, у нас ничего не получится, ведь именно к нему мы стараемся приблизить эти страны. Раз так, россияне сделают все возможное, чтобы испортить наш имидж на западе континента.

Проблема в том, что если мы, польское государство, не снесем эти памятники, Россия поспособствует тому, чтобы кто-то их взорвал или, в порыве гражданских чувств, повалил трактором. Примерно то же самое происходит сейчас на польско-украинском фронте.

Так что если мы даже откажемся от идеи сносить эти памятники, россияне найдут тех, кто сделает это за нас. Кстати, интересно, не увидим ли мы тех же людей, которые сейчас разрушают украинские монументы. Теоретически можно вообразить, что Польша решит отказаться от сноса, например, по внешнеполитическим соображениям. Вам придется себе это представить, я лично не верю, что кто-то, особенно при правительстве «Права и Справедливости», способен принять такое решение.

Так что следует разобраться с этой проблемой раз и навсегда, а в день, когда мы это сделаем, президент и премьер должны возложить венки на советском военном кладбище. Мы покажем этим шагом, что проблема была в памятниках, а не в некрополях. Если Рональд Рейган смог возложить венок на кладбище, где похоронены солдаты Ваффен СС, то мы, пожалуй, можем возложить пару цветов на кладбище простых солдат (даже не сотрудников НКВД). Стоит сделать то, что у нас не получается сделать в контексте демонтажа памятников бойцам УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.).

— Это реально?

— Нет. Я забрался в сферы фантастики, ведь и вы, и я понимаем, что никто этого не сделает, правда?

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш


Россия. Саудовская Аравия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433213 Дейв Маджумдар

Россия близка к тому, чтобы продать грозные С-400 Саудовской Аравии

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия и Саудовская Аравия прорабатывают детали соглашения о поставках Эр-Рияду мощных зенитно-ракетных комплексов С-400. Эта ракетная система класса «поверхность — воздух» является частью целого пакета вооружений, которые Россия надеется продать богатому ближневосточному королевству.

«Что касается более сложных систем, то переговоры еще продолжаются, — заявил агентству ТАСС помощник президента Владимира Путина по вопросам военно-технического сотрудничества Владимир Кожин. — Идет обсуждение технических и финансовых аспектов. Я надеюсь, что к концу года мы получим ответы на все оставшиеся вопросы».

По словам Кожина, «эти переговоры ведутся буквально сейчас». В годы холодной войны Россия и Саудовская Аравия были противниками, но в последние месяцы отношения между ними существенно улучшились. В октябре этого года саудовский король Сальман побывал в Кремле и провел переговоры, укрепив таким образом формирующиеся отношения. Тогда же король подписал меморандум о взаимопонимании по вопросу поставок С-400, сделав резкий поворот в политике Саудовской Аравии. Обычно Эр-Рияд покупает оружие в США и Великобритании.

«Они могут использовать это как рычаг давления на США, но интересно и то, как на эти события отреагирует Израиль с учетом того, что он поддерживает постоянные контакты с Москвой по сирийскому вопросу и по многим региональным проблемам, — сказал „Нэшнл интерест" Сэмюэл Бендетт (Samuel Bendett), работающий научным сотрудником в Центре анализа ВМС (Center for Naval Analyses). — Мы стали свидетелями возникновения еще более взаимосвязанных структур интересов, когда Россия поддерживает тесные и открытые связи с Израилем, Ираном и Сирией, несмотря на то, что последние две страны враждебно настроены по отношению к первой».

В практическом плане Саудовская Аравия, скорее всего, нуждается в дополнительных средствах противовоздушной обороны. «Это интересная ситуация, хотя надо сказать, что Саудовская Аравия и раньше занималась диверсификацией своего ракетного вооружения — у нее есть китайские ракеты серии DF, — отметил Бендетт. — Эта страна уже сталкивается с серьезной дилеммой в сфере безопасности. Ее беспокоят ракеты хуситов, могущие долететь до ее территории, а еще она готова тратить деньги на приобретение системы, способной сбивать вражеские самолеты, в данном случае, предположительно иранские».

В таком случае соглашение о покупке С-400 вполне логично (если оно будет подписано). Однако, как отмечает Бендетт, это далеко не решенный вопрос, поскольку переговоры продолжаются, и нет никакой гарантии, что стороны сумеют прийти к взаимоприемлемому соглашению. Тем не менее, сам факт того, что Эр-Рияд ведет переговоры с Москвой, свидетельствует о возможной перегруппировке в регионе.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Россия. Саудовская Аравия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433213 Дейв Маджумдар


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433201 Ирина Щербакова

«Я просто должна быть в России»

Бьёрн Розен (Björn Rosen), Джошуа Кохер (Joshua Kocher), Der Tagesspiegel, Германия

Der Tagesspiegel: Госпожа Щербакова, ваша организация «Мемориал» была в 1989 году первой неправительственной организацией Советского Союза и занимается с тех пор анализом коммунистических преступлений. Именно сейчас исполнилось 100 лет Октябрьской революции. Вы организовывали что-нибудь к этому юбилею?

Ирина Щербакова: Да, выставку, в которой речь идет о 50 людях, ставших первыми жертвами большевиков, еще до начала Гражданской войны в феврале 1918 года. Интересно, что среди арестованных было много социал-демократов. А также и людей, которых хватали прямо на улицах, поскольку они выглядели как буржуи.

— Давайте поговорим об истории Советского Союза и о том, какое влияние она оказывает. Что вы чувствовали в годовщину революции?

— Официальных торжеств не было. Революция стала в России очень неприятным словом, чем-то опасным, на ум сразу приходит оранжевая революция и тому подобное. Если рассматривать это с точки зрения господствующей сегодня идеологии, то Октябрьская революция была катастрофой. До этого у нас была великая царская империя, потом пришли большевики и все разрушили при поддержке заграницы. Определяющей исторической фигурой того времени является сейчас последний царь Николай II…

— …которого сыграл Ларс Айдингер в фильме «Матильда», который рассказывает о связи монарха с балериной. В России он вызвал сильные протесты.

— Против него вспыхнула почти война! Царя нельзя изображать как человека. С другой стороны, Ленин, его основной противник, несущий ответственность за его смерть, по-прежнему лежит в Мавзолее на Красной площади. Были слухи, что к годовщине революции его похоронят, но этого не произошло. Ведь как звучит наш девиз: стабильность, никаких резких движений.

— Над чем вы работаете сейчас в «Мемориале»?

— 5 декабря мы опубликовали нашу обновленную базу данных. Она насчитывает теперь 3,1 миллиона жертв, с краткими биографиями, причинами ареста и смерти. У нас есть также база данных о 40 тысячах преступников. По этому поводу было много шума. Как говорилось, мы хотели начать гражданскую войну. Но ведь там не говорится, кто конкретно участвовал в каких преступлениях, а только указано, где человек работал в структурах государственной безопасности.

— Президент Путин сказал однажды, что тот, кто не жалеет о развале Советского Союза, не имеет сердца, а тот, кто хочет его вернуть, не имеет разума. Прав ли он?

— Ну хорошо…

— Вы колеблетесь.

— По крайней мере, в этом случае он, вероятно, прав. Но другие его цитаты звучат иначе. Например, о том, что распад Советского Союза был крупнейшей геополитической катастрофой для России в ХХ веке.

— Ваш собственный дедушка был убежденным коммунистом. Он занимал высокий пост в Коммунистическом интернационале, Коминтерне. Недавно вы написали биографию своей семьи — чтобы лучше понять своих предков?

— Да. К счастью, моя семья не пострадала от большого террора при Сталине. Поэтому мы могли говорить относительно откровенно, как говорится, в шкафу не было никаких скелетов. В «Мемориале» мы часто сталкиваемся с противоположным: с семьями, в которых всегда молчали. Наш архив полон вырезанных и вымаранных фотографий. Многие люди десятилетиями не знали, что их деды были совсем не теми, кем они их всегда считали. Их семьи из-за страха отказались от воспоминаний о родственниках, которые исчезли во время террора.

— Ваши бабушка и дедушка проживали в московской гостинице «Люкс», в которой в 30-е годы прежде всего размещали коммунистических эмигрантов, например, Герберта Венера и Маркуса Вольфа. Знаете ли вы трагикомедию Леандер Хаусманн о гостинице «Люкс»?

— Честно говоря, я считаю этот фильм слегка примитивным. Можно было бы сделать из этого нечто более смешное. Моя мать, например, в это время училась у Вальтера Ульбрихта кататься на лыжах. Когда я была ребенком, мне часто об этом рассказывали, а я даже представить себе не могла, что у него была такая «человеческая» черта характера. Даже в России о нем рассказывали анекдоты, он считался воплощением тупого партийного функционера.

— Ваше первое сознательное воспоминание, как вы пишете, относится к периоду, когда после смерти Сталина прошло четыре года. Своего рода предзнаменование?

— Безусловно. Потому что это была невероятная веха. Закончились «времена людоедства», фанатичной веры в эту личность и в коммунизм. Я начала жить в то время, когда созданная Сталиным система становилась все слабее. Хотя, конечно, были и откаты назад, как, например, при Брежневе, который застопорил реформы.

— Ваш отец, который был литературным критиком, не особенно любил немцев, в том числе и потому, что из-за боевого ранения у него были покалечены руки. Тем не менее он отправил вас позднее учить немецкий язык.

— Немецкий был иностранным языком, которым мои бабушка и дедушка владели лучше всего, и он традиционно был языком Коминтерна. Мой отец также интересовался немецкой литературой и философией, прежде всего книгами о войне. Он хотел понять другую сторону. Он тотчас прочитывал все, что было переведено из произведений Бёлля или Грасса.

— Позднее вы переводили на русский язык труды немецкоязычных писателей от Франца Кафки до Кристы Вольф. Какой автор оказался для вас наиболее сложным?

— Должна признать, что работа с переводами была для меня скорее нишей, которую выбирают во время диктатуры, чтобы быть по возможности свободным. Больше всего я интересовалась историей и занималась ей через литературу. В начале 80-х годов я составила, например, сборник с рассказами авторов из ГДР. Тогда трудно было предвидеть конец ГДР и Советского Союза, однако унылые будни, описанные в этих рассказах, показали мне, что все… Как это сказать по-немецки?… Что все прогнило.

— Во время поездок в 70-е и 80-е годы ГДР производила на вас особенно угнетающее впечатление.

— Может, и нет, но у меня создавалось впечатление, что было много страха, что оказывалось больше давления. Мне часто говорили, чтобы я не упоминала в письмах определенные вещи или не называла публично определенные имена.

— В Советском Союзе действительно было по-другому?

— Было чувство, что КГБ работает так же плохо, как и все остальное в этой стране. Вы смеетесь, однако изучение дел подтвердило это позднее. К примеру, Александр Солженицын, враг государства номер один. О нем были написаны горы документов, были обыски и указания, как воспрепятствовать его враждебной деятельности. Ну хорошо, когда-то его вышвырнули из страны, однако его труды получили очень широкое распространение.

— После прочтения «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына вы решили в конце 70-х годов брать интервью у женщин, которые сидели в советских лагерях. Насколько это было опасно?

— Существовала целая группа, которая преследовала подобную цель, и ей руководил Арсений Рогинский…

— …нынешний председатель «Мемориала»…

— …который был арестован в 1982 году. Он угодил в лагерь на четыре года, поскольку эта группа опубликовала за границей собранные тексты. А я делала это для себя, тайно. К некоторым людям я приходила по несколько раз, иногда мы проводили вместе целые дни. Я записывала на пленку эти разговоры, до 1988 года ни один из них я не расшифровывала. Кассеты находились у меня, спрятанные в разных местах. Я думала, что рукописи занимают много места, что их можно легко найти и прочитать.

— Вы пишете, что многие заключенные и во времена ГУЛАГа оставались убежденными коммунистами.

— Однажды я брала интервью у женщины, которая в 1927 году была брошена в лагерь в 17-летнем возрасте как троцкистка и лишь в 1957 году отпущена на свободу. В результате она еще больше укрепилась в своих идеях. Я видела очень мало людей, которые после ГУЛАГа не возвратились бы в партию. Ну хорошо, были и практические соображения, люди хотели вновь возвратиться в жизнь. Но некоторые настолько отождествляли себя с идеологией, что иная жизнь казалась им бесполезной. Они ненавидели Сталина, но по-прежнему верили в Ленина.

— «Мемориал» возник в перестройку, в период перелома.

— А она продолжалась самое большее четыре года. Сначала у нас было чувство, что мы — часть широкого движения. Потом наступили рыночные реформы, и у людей становилось все меньше желания вспоминать о прошлом, поскольку настоящее было таким трудным. Уже при Ельцине государство смотрело на наших правозащитников как на врагов из-за критики войны в Чечне. А когда в нулевые годы возникла новая национальная гордость и коммунистический террор предали забвению, мы почувствовали, что оказались на обочине общества. Однако уже несколько лет мы ощущаем новый интерес, прежде всего со стороны молодежи. Некоторым нашим согражданам стало ясно, что власть имущие используют прошлое, чтобы смастерить новую идеологию, и поэтому историей надо заниматься.

— Согласно опросам, Сталин — вновь один из любимых политических деятелей.

— Сегодня уповают на сильное государство, и в этом смысле Сталин олицетворяет продолжение потерянной царской империи. Ибо он вновь создал империю. Вечный вопрос в России гласит: государство для человека или человек для государства? Сейчас мы вновь находимся в такой ситуации, когда государство должно быть главным. Государство якобы гарантирует стабильность и спокойствие.

— Может, Сталин — просто символ победы во Второй мировой войне, главная гордость России?

— Одна из крупнейших проблем заключается в отсутствии перспектив на будущее. Во-первых, у большинства людей нет никаких финансовых накоплений, а, кроме того, нет никаких представлений о том, что это у нас вообще за государство, ведь об этом никогда не говорится, и что станет с ним. В советские времена провозглашали утопию, говорили, что следующее поколение уже будет жить при коммунизме и так далее. Сегодня все идеальное относится к прошлому.

— Например, к Великой отечественной войне?

— Война — это тема, которая затрагивает почти все семьи, она стала неприкасаемой иконой. Хуже, чем в советские времена. Тогда еще было много бывших солдат, которые знали ужасную сторону этой войны. Было бы очень важно задавать такие вопросы: нужно ли было действительно приносить в жертву столько людей? И какими были последствия нашей победы для Восточной Европы?

— Государство называет вас и ваших коллег иностранными агентами. Что означает это в повседневной жизни?

— Для нас важна совместная работа с музеями, библиотеками и школами, но, к сожалению, многие из этих учреждений опасаются, так сказать, заразиться от нас. Мы чувствуем себя прокаженными, сталкиваемся с немыслимым бюрократическим произволом.

— Почему вы не отказываетесь от денег иностранных фондов?

— В некоторых проектах приходится работать за границей, это всегда было нашим убеждением. Ведь жертвами советской системы были представители всевозможных наций, в том числе и множество немцев. Кроме того, те, у кого в России много денег, в большинстве случаев боятся поддерживать так называемых иностранных агентов и не хотят навредить своем бизнесу. Однако для наших проектов мы получаем и российские деньги.

— На какого российского политика вы надеетесь?

— Ни на какого. Что не означает, что я не отношусь положительно к некоторым политикам из оппозиции. Но, к сожалению, я не вижу никого, кто мог бы создать значимое движение, политическую силу, убедительную для людей.

— Если посмотреть на большую часть оппозиции — старых коммунистов, крайних националистов — то легко может создаться впечатление, что для вашей страны Путин — это хороший вариант.

— Это всегда обманчивое впечатление, которое власть хочет создать у людей, чтобы им не пришло в голову что-то менять: если не мы, то придут еще хуже нас.

— Некоторые члены вашей семьи эмигрировали в США, Германию или Израиль. А вы не подумывали об этом?

— Я не люблю громких слов, я родилась и выросла в этой стране, и меня всю жизнь интересовала история России и ее народа в ХХ веке. В 90-е годы у меня была возможность пробыть долгое время за границей в качестве приглашенного профессора или благодаря дружеским отношениям. Находясь там, я всегда опасалась, что потеряю связь и вскоре не буду больше знать, что у нас происходит, о чем действительно думают люди. Я просто должна быть в России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433201 Ирина Щербакова


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин

Игры на грани войны: Путин выбрал опасный сценарий, США уже отвечают

О конфликте между Россией и США из-за нарушения договора о РСМД.

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Россия с помощью договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) пытается шантажировать Запад. А президент РФ Владимир Путин ведет со США игры на грани войны. Об этом «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя решение американских властей принять меры в отношении двух предприятий российского военно-промышленного комплекса, нарушающих договор об РСМД.

Начну с того, что договор не соблюдался, во всяком случае, с российской стороны. Россия сформировала и совершенствовала ракеты — эти самые «Искандеры», которые у нас постоянно смеются (так в оригинале, в действительности — над которыми, прим. ред.). Что, в общем, было запрещено договором о РСМД. А объясняли это тем, что США разворачивают комплексы противоракетной обороны. И по существу — это тоже ракеты, которые в любой момент можно переделать на ракеты «земля-земля».

Это довольно искусственная конструкция, но она использовалась для того, чтобы с российской стороны не соблюдать ограничения, налагаемые этим договором. США на это закрывали глаза. Дело в том, что и в Соединенных Штатах, и в России понимают, что обмен даже не ядерными, а просто ракетными ударами между условными Западом и Востоком исключен. Следующий шаг — это уже межконтинентальные ядерные ракеты. Именно поэтому делать этот шаг никто не будет ни с той, ни с другой стороны.

Поэтому договор об РСМД был, скорее, символическим знаком или, с точки зрения России, механизмом шантажа Запада. Современная война — гибридная. Мы как бы ни при чем: воюют не США, а кто-то там еще, но американским оружием; не вооруженные силы России, а какие-то ЧВК, наемники или какие-то вообще совершенно непонятные люди без имени, роду и племени…

Между тем война идет. И именно так оно и будет продолжаться. Потому что страны слишком большие, и у них слишком много серьезного оружия накопилось, чтобы позволять себе войсковые операции. В гибридной войне очень большую роль играет взаимное устрашение. Когда ситуация обостряется, США вспоминают, что Россия нарушала договор об РСМД. Путину это тоже полезно, потому что надо обострять отношения со США, чтобы мобилизовать внутреннее общественное мнение. То есть видим одновременно и гибридную полевую войну (ЧВК «Вагнера»), и гибридную информационную войну.

Логика такова: «Если вы хотите, чтобы мы вернулись к обсуждению мира на Востоке Украины, сделайте то-то и то-то, примите наши условия по поведению в серой зоне и размещайте миротворцев только вдоль границы (имеется в виду линия разграничения между силами АТО и боевиками и россиянами на Донбассе, — прим. ред.)». Эти игры — на грани войны. Они, как предполагают в Кремле, выигрышны для Путина. Потому что мобилизуют свое общественное мнение и пугают Запад. А Запад пугливый. У Запада представления о допустимом уровне потерь сильно отличаются от российских: условно говоря, если погибнет пять морских пехотинцев США, то для Трампа это будет серьезной проблемой. А для Путина — еще пять орденов дадут, еще пять раз по три миллиона родственникам выплатят, и все будет замечательно… В этом смысле Путину гораздо легче манипулировать общественным мнением на грани войны. Он это понимает и эксплуатирует.

Путину понятна ситуация нагнетания конфликта, но непонятны ассиметричные ответы. Вернее, он не знает, что с ними делать. США, на самом деле, знают, что Путин побоится нанести удар этими ракетами. Поэтому и думают: производишь — ну производи, а мы еще на две зарубочки затянем поясок санкций. Вот примерно так выглядит ситуация. Мне кажется, Владимир Владимирович Путин и его команда, которые пытаются реализовывать обычный советский сценарий запугивания и эскалации, недооценивают тот опыт, который накопился в аналитических службах США — они понимают, что их пугают, и пугают тем самым местом, которым обычно пугают ежа.

И это очень опасно, потому что Путину для серьезности намерений, может быть, придет в голову что-нибудь такое учудить. Надеюсь, что это ему в голову не придет, но тогда все его усилия пропадают втуне, потому что их не воспринимают всерьез.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433196 Дмитрий Орешкин


Украина. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 21 декабря 2017 > № 2432915 Гийом Шойрер

Отсутствие верховенства права и коррупция являются проблемами для инвесторов в Украине – посол Швейцарии

Эксклюзивное интервью посла Швейцарии в Украине и Республике Молдова Гийома Шойрера агентству "Интерфакс-Украина"

Швейцария уделяет особое внимание реализации в Украине гуманитарных проектов. Насколько сильно несоблюдение режима тишины на Донбассе мешает реализации ваших гуманитарных проектов на востоке Украины?

Для Швейцарии гуманитарная помощь Украине стала приоритетом с начала конфликта в 2014 году и продолжает быть до сих пор. Конечно, мы говорим только о гуманитарной помощи, а не о стратегиях сотрудничества с Украиной, которые имеются у нас в течение 20 лет. С начала конфликта возникла сложная гуманитарная ситуация, и сразу же после начала конфликта мы начали программу гуманитарной помощи. Мы помогаем уже в течение четырех лет. Мы видим продолжающийся конфликт. Это не забытый конфликт, но, тем не менее, многие доноры уходят от неотложных потребностей, которые мы видим в Украине. Это проблема. Мы видим, что призывы МККК и агентств ООН не находят должного отклика.

У нас все еще очень сложная ситуация, к сожалению, и потребности все еще слишком высоки. Они не снижаются, но способность агентств реагировать ограничена.

Новый кризис вынудил СМИ обратить внимание на новые проблемы, также драматические, например, в Сирии, Африке и другие. Некоторые из этих катастроф стали результатом человеческих рук, другие – природы, но они привели к меньшей готовности доноров предоставлять средства Украине.

Конкретно, в нашем случае готовность швейцарского правительства продолжать отыгрывать важную роль все также сильна. Об этом упоминал министр иностранных дел Швейцарии. Мы настоятельно призвали уделять больше внимания и серьезно отнестись к положению гражданского населения, затронутого конфликтом в Украине. Мы настоятельно призывали государства, вовлеченные в облегчение гуманитарных последствий конфликта, и решили также внести новый вклад в программу подготовки к зиме UNICEF. Зимой есть особые потребности, и Швейцария, реагируя на призывы гуманитарных агентств, выделила 500 тыс. швейцарских франков в пользу усилий по подготовке к зиме.

В то же время, мы также указали, что не будем уменьшать нашу помощь – мы будем сохранять ее на том же уровне или, может быть, даже немного ее увеличим. В условиях, когда последствия конфликта очевидны, доноры от других государств должны продолжать проявлять солидарность с населением. Конфликт продолжается и это очень горячий конфликт. Население не только вдоль линии разграничения, но и, конечно, люди, живущие по обе стороны от линии соприкосновения, напрямую пострадали от конфликта, так же, как, по меньшей мере, 1,5 млн человек внутри страны, я имею в виду, конечно, внутренне перемещенных лиц. Таким образом, конфликт по-прежнему является гуманитарной трагедией, и я думаю, что всем нам нужно делать все возможное вместе с украинскими властями, конечно, чтобы облегчить страдания людей.

Довольны ли вы сотрудничеством с украинскими властями, в частности с Министерством по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц?

Мы очень довольны работой с министром Вадимом Чернышом. Он очень содействовал доставке гуманитарной помощи. Это очень хорошее конкретное сотрудничество, которое помогает в важных перевозках, регуляциях, обязательствах. Часто помогал как сам министр так и, конечно, все министерство, как и все министры, которые вовлечены в этот процесс. В целом реакция правительства на швейцарскую гуманитарную помощь очень хорошая.

По вашему мнению, какие шаги должно предпринять правительство Украины для разрешения конфликта на Донбассе?

Дорога ясна – это Минский процесс. Также ясно, что есть несколько сторон Минских соглашений. И я думаю, что каждая должна сыграть свою роль в Минском процессе, чтобы достичь успеха. Обязательство правительства Украины и обязательства других сторон соглашений ясны. Они просто должны быть выполнены. Но первое условие, безусловно, с обеих сторон – соблюдение режима прекращения огня. Без прекращения огня достичь результатов по обеспечению безопасности в соответствии с Минским процессом просто невозможно, не говоря о том, чтобы перейти к следующим шагам.

Некоторые политики критикуют Минский процесс за неэффективность…

Мир – это трудно. Если вы посмотрите на все мирные процессы последних лет за пределами Украины, то увидите, что мир требует много уступок, усилий, глобальных всеобъемлющих перспективных взглядов.

Я просто приведу пример мирного процесса в Колумбии, который занял много лет. Правительство в какой-то момент вынуждено было сделать первый шаг к восстановлению взаимного доверия, который в случае Колумбии оказался взаимным. Было много моментов, когда мы думали, что Мирный процесс рухнет, остановится. Некоторые люди были в отчаянии, но, в конце концов, вы всегда будете видеть свет в конце туннеля – сильных лидеров, которые готовы вести мирный процесс вперед. Мирный процесс никогда не будет легким. Это требует уступок от всех сторон, альтернативы нет.

Я не говорю, что нет альтернативы Минскому процессу, но, по моему мнению, это хорошие соглашения. Но первым шагом должно стать прекращение огня, чтобы дать шанс Минскому процессу.

Какой объем гуманитарной помощи был предоставлен Украине в 2017 году, в частности в сфере очистки питьевой воды?

Основная идея швейцарской гуманитарной помощи заключается в том, чтобы напрямую поддерживать население по обе стороны линии разграничения. В то же время, когда вы предоставляете гуманитарную помощь, также необходимо, чтобы власти с обеих сторон призывали к защите всех принципов международного гуманитарного права. В частности, это касается инфраструктуры: воды, трубопроводов, энергостанций и т.д. Данные объекты подвергались целенаправленным обстрелам. Такие действия неприемлемы и противоречат международному гуманитарному праву, и это то, что мы также отстаиваем. Речь не только о прямых действиях по отношению к населению, но и попытках повысить ответственность за нарушение международного права. Это очень важно.

Что мы сделали в 2017 году? Примерно то, чего можно добиться в Украине в сфере гуманитарной помощи с не очень большими деньгами. Швейцарское пожертвование составляет чуть более 3 млн швейцарских франков в год, но разделено на несколько основных целей, одной из которых является вода. Это ключ. Мы знаем, что без воды нет жизни. Кроме того, зимой без воды очень часто также нет системы отопления. Мы работаем с "Водой Донбасса" в частности. Таким образом, Швейцария помогла обеспечить доступ к питьевой воде для около 3,9 млн человек по обе стороны линии соприкосновения. Конкретно, мы доставили немногим менее 2 тыс. тонн химикатов для обработки воды, потому что вода должна быть очищена, чтобы быть питьевой.

Затем специальные мобильные устройства, которые могут в разных местах водопровода проверить качество воды, чтобы избежать заражения. Мы также предоставили техническое оборудование для проверки утечек, специальное лабораторное оборудования для повышения эксплуатационных возможностей "Воды Донбасса". Таким образом, вода была основным нашим приоритетом в 2017 году, также как и в 2016 году, и мы будем продолжать наши пожертвования в эту область.

Другим приоритетом является медицинское оборудование. Люди страдают, и больницам по обеим сторонам контактной линии нужно медицинское оборудование, в частности, что очень важно, - это кардиографы и устройства для тестирования на туберкулез. Оборудование, которое у них было, уничтожено в ходе конфликта. Таким образом, в настоящее время у них есть новое оборудование, которое может обнаружить туберкулез за 24 часа, а не два или три месяца, как это было с предыдущим оборудованием. 12 больниц в Мариуполе, Курахово, Донецке и Луганске были оснащены медицинским оборудованием.

Как вы работаете с неподконтрольными территориями?

Мы работаем напрямую. Мы пересекаем линию разграничения в официальных контрольных пунктах при сотрудничестве с украинским правительством. Мы часто пересекаем линию с грузовиками, ведь всего за это время перевезли около 2 тыс. тонн химикатов.

Это очень важно по гуманитарным соображениям, а также по политическим причинам, потому что это все же соединяет две стороны.

Мы также работаем в области разминирования. Это также очень важная работа с неразорвавшимися боеприпасами. Мы, безусловно, продолжим нашу поддержку в 2018 году.

Как вы оцените реформу децентрализации в Украине?

Честно говоря, очень приятно, что у нас отличное сотрудничество с министрами, за нее ответственными. В Украине много позитивных реформ, и децентрализация – одна из них. Правда, она не столь обсуждаема, потому, что немного менее заметна, особенно в Киеве. Поскольку это происходит в регионах, и вы не ощущаете ее так, как реформу здравоохранения или пенсионную. Мы видим отличный результат децентрализации по отзывам регионов. Действительно хорош тот факт, что у них стало больше финансовой автономии. Мы видим, что муниципалитеты действительно прекрасно понимают, какие новые финансовые возможности они получают и вкладывают деньги непосредственно в действия, например в, новые школы, дороги, клиники и так далее. Хотя мы по-прежнему видим отсутствие действий со стороны некоторых местных властей. Иногда они не знают, что делать с этими деньгами, которые они получают напрямую. Это то, над чем мы работаем. Но такие случаи – это скорее исключения, у большинства – отличные результаты. Я думаю, что граждане понимают положительное влияние децентрализации на их повседневную жизнь.

Еще многое предстоит сделать для укрепления системы, сделать ее лучше, но если вы подумаете, что было сделано менее чем за два года, вы поймете, что уже многое достигнуто.

Украина приняла необходимые законодательные акты для старта реформы здравоохранения. Каково ваше мнение об этой реформе?

Мы работаем очень эффективно с и.о. министра Супрун (и.о. министра здравоохранения Украины Уляной Супрун – ИФ.) и Министерством здравоохранения. Мы абсолютно уверены в той реформе, которую она начала, и которая была принята Радой. Мы считаем, что эта реформа идет в правильном направлении. Альтернативы нет. Это очень хорошая реформа.

Сфера здравоохранения также является приоритетом Швейцарии с тех пор, как мы начали наше техническое сотрудничество с Украиной. Первая часть программы, которая в основном заканчивается сейчас, была в значительной степени сосредоточена на женщинах и маленьких детях, беременности.

Это то, что мы можем делать без реформ – и это было на протяжении многих лет приоритетом Швейцарии – работать с врачами, медсестрами и менеджерами, чтобы помочь беременным женщинам, детям. И в этой сфере многое было достигнуто. Я хотел бы упомянуть одно: в Украине смертность детей в возрасте 1 года сильно уменьшалась за последние годы. Конечно, она по-прежнему высока по международным стандартам, это семь случаев на тысячу детей. Но до этого было 14. Так что это очень хороший результат. Это все было достигнуто не исключительно благодаря швейцарской помощи, но мы на самом деле работали вместе с украинцами и, я думаю, наша роль была достаточно важной.

Мы также уделяем особое внимание образованию. За прошедший год нами были созданы центры образования по всей стране специально для врачей, медсестер и медицинских менеджеров, чтобы научить, как улучшить качество услуг для детей и женщин. Это постоянная работа. Честно говоря, врачи очень часто не говорят с медсестрами и с менеджерами; менеджеры не разговаривают с медсестрами, все работают изолированно. Мы убрали эти стены, они начали общаться. Это отличный результат. Эти люди сейчас являются тренерами. В результате мы имеем эффект домино от региона к региону.

Мы также решили сосредоточить приоритеты Швейцарии на неинфекционных заболеваниях, в основном на здоровом образе жизни. Это также важная часть профилактической медицины. Сегодня неинфекционные заболевания, такие как сердечнососудистые заболевания и рак, являются причиной 90% смертей в стране. Предотвращение и борьба с этими заболеваниями требует большей информированности общества о здоровье, меньшей зависимости от табака и алкоголя и улучшения медицинского обслуживания. Содействие здоровому образу жизни наряду с превентивными мерами поможет обуздать такие заболевания, как рак и диабет, а также заболевания сердечнососудистой системы и респираторные заболевания.

Какие провалы и успехи Украины вы можете отметить в сфере энергоэффективности? Что необходимо сделать?

Мы твердо верим в важность энергоэффективности для всех стран, в частности для Украины. Двое из трех украинцев не могут позволить себе оплачивать свои счета за электроэнергию. Мы верим, что украинские домохозяйства могут сократить свои счета за электроэнергию, инвестируя в такие меры по повышению энергоэффективности, как замена окон или теплоизоляция крыши. По швейцарской инициативе более чем 250 тыс. домохозяйств были предоставлены кредиты для инвестиций в меры по энергоэффективности дома. Мы понимаем, что наша помощь не достаточно велика, чтобы изменить целую страну, но мы пытаемся идентифицировать людей или регионы, которые имеют реальную готовность и способность меняться.

Например, мы работаем с Винницой, это средний по размеру город. Там мы видели реакцию местных властей, которые хотят реализовать идеи совместно с нами. За последние 7 лет мы предоставили более 21 млн швейцарских франков для этого проекта. Мы начали с того, что предоставили 160 трамваев для города из Цюриха. Идея заключалась в том, чтобы уменьшить трафик, улучшить транспортную систему.

Затем мы решили также поддержать реабилитацию системы отопления Винницы. Мы построили, реконструировали, софинансировали три котельные, шесть новых газовых котлов, три котла на дровяном топливе. В целом вся система отопления Винницы была переосмыслена, перестроена и запущена снова. Теперь 80% проекта завершено и в результате Винница стала первым украинским городом, получившим европейскую энергетическую награду. Эту награду очень сложно получить, и не у многих городов Западной Европы есть такая.

Результат – сокращение на 27% потребления газа. Это означает также сокращение на 20 тыс. тонн уровня выделения углекислого газа, что важно для окружающей среды.

Такой же проект у нас есть в Житомире. Начался он позже – в 2014 году. И мы ожидаем, что Житомир станет вторым городом в 2018 году, который получил европейскую энергетическую награду. Помощь Житомиру составляет 15 млн швейцарских франков в год. Вероятно, после того как мы закончим и этот проект, мы сможем выбрать третий или четвертый город.

У нас также есть небольшой проект всего на 6 млн швейцарский франков для частных домов, а также есть два проекта с нашими международными партнерами, такими как ЕБРР и Германия, в Полтаве и Черновцах.

Какие препятствия видят швейцарские инвесторы в Украине? Как это можно решить?

Да, у нас есть и то, и другое – успехи и проблемы. Швейцария является важным иностранным инвестором. Швейцарские компании активно присутствуют в Украине. Очень радует то, что в принципе ни одна швейцарская компания не ушла из Украины в 2014-15 годах, когда Украине и украинцам было очень тяжело. Никто не ушел, все говорили: хорошо, давайте пройдем через это, будем придерживаться обязательств перед Украиной, перед рабочими, клиентами, и мы продолжим работать. В основном сейчас, в 2016-2017 годах, они рады, что остались. В глобальном масштабе они делают хороший бизнес, конечно, всегда могло бы быть лучше, могло бы быть меньше проблем для решения на регулярной основе.

Например, есть производственная база швейцарской компании Vetropack, производящей стеклянные бутылки. Они работают 24/7, две линии производства. Вы бы видели как это потрясающе! Они производят бутылки всех цветов и любой формы.

Другая компания немного дальше, называется Габарит. Они производят инструменты для ванных комнат, также работают 24/7.

Очень успешные производства, но, конечно, у них также есть и проблемы, как в любой стране. Ведение бизнеса – непростая задача. Все равно будут проблемы, которых вы не можете избежать в бизнес-деятельности. Но некоторых проблем можно было бы избежать. Иногда у вас чересчур много правил, бюрократии, а также коррупция, которая все еще является проблемой.

Я слышал рассказы о прямой и косвенной коррупции. Западные компании, швейцарские и другие работают в системе нулевой коррупции.

Но то, что я слышу, например, о системе пожарной сигнализации... Пример: пришел инспектор и сказал, что ваша система не соответствует законам и правилам. Швейцарская компания сказала: "ОК", мы приведем ее в соответствие правилам. Но в правилах есть пространство в толковании, инспектор всегда придирается к чему-то еще, поэтому швейцарская компания будет подчиняться, и будет оплачивать полную противопожарную систему. Конечно, необходимо защищать рабочих, и швейцарская компания сделает это. Проблема только в том, что иногда они слишком сильно поднимают пределы, при том, что вы видите другую компанию за углом, у которой есть только огнетушитель и ведро с водой. Одна компания инвестирует сотни тысяч долларов, а другая компания инвестирует 5 долл. Условия не равны. Таким образом, одна компания получает (и это непрямая коррупция), возможность для снижения цены, потому что, вероятно, они платят пожарному инспектору деньги, чтобы не иметь должной противопожарной системы. И это то, что я услышал от компаний. Это не проблема только для швейцарских компаний, но также для немецких, итальянских и других.

Украинских…

О да! И украинских. Но, безусловно, посыл тут заключается в том, что коррупция является проблемой. Факт, что нет соблюдения верховенства права. Это те два элемента, из-за которых многие бизнесмены сомневаются, приезжать ли в Украину. Они готовы иметь дело с конкуренцией, с деловыми проблемами, проблемами производства, но не с этими двумя проблемами, и у них мало возможностей для позитивного взаимодействия. И им это не нравится, потому что они находятся в руках местных властей или судей или инспекторов или кого-нибудь еще. Сигнал таков - пожалуйста, измените это, защитите и помогите тем компаниям, которые уже находятся в Украине, остаться тут. Конечно, необходимо привлечь больше компаний, и усилия правительства очень хорошие. Но первоочередной задачей было бы защитить компании в Украине, после чего вы привлечете новые.

В прошлом году у нас была проблема со швейцарской компанией, проблема абсолютно искусственная, созданная инспектором. В какой-то момент проблема стала очень серьезной, и это был не первый подобный случай. После этого руководство приняло решение уйти из Украины, поскольку они рассудили, что цена слишком высока, и они не могут в таких обстоятельствах заниматься бизнесом.

К счастью, реакция центральных властей была очень быстрой и позитивной, они отменили все принятые на местном уровне административные решения.

Вы знаете, это большая компания с контактами по всему миру. Если они уйдут, месседж будет катастрофичным для Украины, потому что все поймут, кто уходит.

Реакция – это хорошо, но мы должны предотвращать такие проблемы. Я думаю, что очень полезная инициатива – это бизнес-омбудсмен. Он делает очень хорошую работу, у него очень хорошие юристы, очень эффективные. И они могут реально взаимодействовать с министерствами напрямую, поэтому они очень помогают нам. Я думаю, что это то, что улучшает бизнес-среду в Украине, и компании также понимают его действия.

Каков уровень сотрудничества между Швейцарией и Украиной в выявлении и аресте активов, полученных незаконно в Украине и переданных в Швейцарию?

Швейцария отреагировала мгновенно и сразу же после отъезда Януковича (бывшего президента Украины Виктора Януковича – ИФ), все активы людей, связанных с предыдущим правительством, были заморожены. Это не так много, и я не думаю, что это миллиарды, это примерно 70 млн швейцарских франков. Таким образом, эти деньги были заморожены в 2014 году, но тут возникают трудности в рамках правовой системы. Мы понимаем, что, безусловно, эти деньги были незаконными, но вы должны это доказать. Либо другая сторона должна доказать обратное. Деньги были заморожены на 3 года – до 2017 года, и теперь мы решили продлить процесс замораживания. Мы получили много информации, которую запрашивали у вас, но все это сложно, потому что сложными были схемы перевода денег на счета в швейцарских банках. Они проходят через другие банки, другие страны, другие компании, имена, людей, даты... Вы должны проследить следы этих денег, чтобы четко доказать, что они незаконные.

Мы продолжим заморозку денег, пока вы не отправитесь в суд, после этого мы разблокируем счет и вернем деньги украинцам. Как мы и делали раньше, с другими странами многие годы.

Несколько месяцев назад мы вернули деньги в Нигерию, похищенные президентом Нигерии 15 лет назад. Процесс занял 15 лет с момента замораживания активов в банках до момента их возвращения. Но у нас есть терпение и сила, готовность двигаться вперед. Я не сомневаюсь, что дело будет успешно завершено, но нам нужно обратиться в суд, потому что возвращение средств требует судебного решения. Мы должны применять верховенство закона во всех случаях.

Украина. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 21 декабря 2017 > № 2432915 Гийом Шойрер


США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби

Спасибо за информацию: редкий пример российско-американского сотрудничества в борьбе с террором

Соединенные Штаты и Россия могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

В международных отношениях, как и в человеческих делах в целом, представления формируются очень быстро, а меняются очень медленно, даже при наличии доказательств обратного. Следовательно, было бы ошибкой считать прорывом в напряженных двусторонних отношениях прозвучавшее в воскресенье заявление Кремля. В нем говорится, что Центральное разведывательное управление передало российским спецслужбам информацию о террористической угрозе, и эта информация помогла русским предотвратить смертоносной террористический акт. Несмотря на полезность такой информации, новость об этом вряд ли пробьет дыру в представлениях Москвы о том, что Соединенные Штаты вознамерились ослабить, а со временем и свергнуть российский режим. Тем не менее, эта новость является важным указанием на то, что Соединенные Штаты и Россия по-прежнему могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Сообщения о том, что президент Путин позвонил президенту Трампу и поблагодарил его за информацию ЦРУ, является признаком того, что Кремль видит в этом нечто большее, чем обычный обмен разведывательными сведениями об угрозах. Согласно кремлевскому пресс-релизу, Путин сказал Трампу, что информация из Америки привела к аресту группы подозреваемых, которые планировали взорвать бомбу в историческом Казанском соборе в центре Санкт-Петербурга, который является вторым по величине городом России и родиной Путина. Российское государственное телевидение сообщило, что подозреваемые являются членами террористической ячейки «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.), которая намеревалась использовать в ходе этой операции террористов-смертников. Путин попросил Трампа передать благодарность директору ЦРУ Майку Помпео за помощь его ведомства в этом вопросе, а также заверил президента, что Россия будет незамедлительно делиться с Вашингтоном любой информацией об угрозах для Соединенных Штатов и их граждан.

Соединенные Штаты и Россия далеко не впервые обмениваются важной информацией о террористических угрозах. Надо сказать, что на первой встрече Путина с президентом Джорджем Бушем в июле 2001 года они подробно обсудили вопросы контртеррористического сотрудничества, а Путин предупредил Буша об опасностях исламского террора со стороны стран, находящихся вдоль южной периферии России, и предложил Вашингтону сотрудничать с Москвой в борьбе против «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Спустя несколько месяцев Путин позвонил Бушу и предупредил его об опасных последствиях убийства в Афганистане лидера «Северного Альянса» Ахмада Шаха Масуда, который вел борьбу с талибами. Российская разведка считала, что убийство Масуда предвещает начало масштабной террористической кампании, и что в ближайшее время будет начата операция, которая готовилась уже давно. После терактов 11 сентября обмен разведывательной информацией между США и Россией достиг своего пика, о чем свидетельствуют ежедневные совместные президентские брифинги для Буша и Путина, которые ЦРУ проводило на ранчо Буша в техасском Кроуфорде.

С тех пор обмен разведывательной информацией пошел на убыль в связи с ростом двусторонних разногласий и значительными противоречиями в том, как каждая из этих стран определяет понятие терроризма. Американских официальных лиц все больше тревожило то обстоятельство, что Россия слишком быстро наклеила ярлык террористов вполне легитимной чеченской политической оппозиции, и что она использует слишком жестокие методы борьбы с терроризмом. Москва же считала, что Соединенные Штаты тайно поддерживают чеченских борцов за свободу, передавая им деньги, оружие, и помогая советами. Выступая в 2004 году с обращением к нации после теракта в южном российском городе Беслане, где террористы захватили в заложники школьников и убили несколько сотен человек, Путин едва ли не открыто обвинил Соединенные Штаты в причастности к этому преступлению. Он резко осудил всех тех, кто хочет «отрезать большой кусок нашей страны», и тех, кто «помогает им в этом». По его словам, эти люди думают, что Россия, будучи одной из самых сильных ядерных держав в мире, «по-прежнему представляет угрозу, и эту угрозу необходимо устранить».

Особенность разведки заключается в том, что о ее провалах часто становится известно обществу, а ее успехи остаются в тени. То обстоятельство, что об успехе операции в Санкт-Петербурге сообщили на всю страну, имеет большое политическое значение, особенно в связи с тем, что Путин готовится к переизбранию на президентских выборах, которые состоятся весной будущего года. Но станет ли этот успех переломным моментом, приведет ли он к расширению двустороннего сотрудничества? Это в огромной степени зависит от того, сможем ли мы умерить свои ожидания и преодолеть многочисленные препятствия, стоящие на пути подлинного сотрудничества. Если стороны сумеют ограничить свои амбиции в вопросах двустороннего сотрудничества и, стоя на позициях реализма, расценят этот успех не как важнейший прорыв, а как один шаг в длительном процессе восстановления доверия и предотвращения катастроф, то в этом случае мы сможем избежать разочарований от несбывшихся надежд, которые преследуют российско-американские отношения на протяжении последней четверти века.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимающееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни по России и бывшему Советскому Союзу. Он также является президентом аналитической компании BehaviorMatrix LLC.

США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 декабря 2017 > № 2434381 Дональд Трамп

Речь Трампа о безопасности: Америка — прежде всего

CNN, США

Ниже приводится сделанная Белым домом расшифровка речи американского президента Дональда Трампа о стратегии национальной безопасности, с которой он выступил в понедельник.

***

Позвольте мне начать с выражения глубочайшего соболезнования. Мы сердечно молимся за жертв крушения поезда в штате Вашингтон. Мы внимательно следим за ситуацией и сотрудничаем с местными органами власти. Это именно та причина, по которой мы должны немедленно приступить к ремонту всей инфраструктуры в Соединенных Штатах.

Мы собрались сегодня здесь, чтобы обсудить вопросы, имеющие жизненно важное значение для всех нас. Речь идет о безопасности, благополучии Америки и о ее положении в мире. Я хочу поговорить об этом здесь и сейчас, рассказать, где мы были, куда пришли, и наконец, куда мы будем двигаться в предстоящие годы.

За прошедшие 11 месяцев я пролетел десятки тысяч километров и посетил 13 стран. Я встретился с более чем 100 мировыми лидерами. Я передал послание Америки в грандиозном зале в Саудовской Аравии, на великолепной площади в Варшаве, на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций, а также в демократическом парламенте на Корейском полуострове. Куда бы я ни поехал, для меня является высочайшей привилегией и огромной честью представлять наш американский народ.

На всем протяжении нашей истории американский народ неизменно являлся и является истинным источником величия Америки. Наш народ продвигает нашу культуру и отстаивает наши ценности. Американцы сражались и погибали на полях сражений во всем мире. Мы освобождали захваченные страны, превращали бывших врагов в наших лучших друзей и выводили целые регионы мира из бедности к процветанию.

Благодаря нашему народу Америка является одной из величайших сил мира и справедливости в истории человечества. Американский народ щедр и великодушен, он целеустремлен, полон решимости, храбр, силен и мудр.

Когда говорит американский народ, мы все должны к нему прислушиваться. Чуть более года тому назад вы высказались громко и предельно ясно. 8 ноября 2016 года вы проголосовали за то, чтобы снова сделать Америку великой. Вы поддержали новое руководство и новые стратегии, а также выступили на стороне славных новых надежд. Вот почему мы с вами собрались здесь сегодня.

Но чтобы воспользоваться возможностями, которые предоставляет будущее, нам прежде всего необходимо понять неудачи и провалы прошлого. На протяжении многих лет наши граждане наблюдали за тем, как вашингтонские политики не оправдывают их ожиданий. Наши руководители, которые забыли, к чьим голосом они должны прислушиваться, и чьи интересы обязаны защищать — наши руководители в Вашингтоне заключали катастрофические торговые соглашения, которые приносили огромные прибыли многим зарубежным государствам, но из-за которых тысячи американских заводов и миллионы американских рабочих мест переместились в другие страны.

Наши руководители занимались государственным строительством за рубежом, забывая при этом укреплять и развивать свою собственную страну. Они ослабляли и несправедливо обделяли наших военнослужащих, недостаточно их финансируя и снабжая ресурсами, а также ставили перед ними неясные задачи. Они не требовали, чтобы наши зачастую очень богатые союзники вносили справедливую долю в общую копилку обороноспособности, что создавало огромную и несправедливую нагрузку на американских налогоплательщиков и на нашу великую американскую армию.

Они пренебрегали ядерной угрозой со стороны Северной Кореи. Они заключили катастрофическую, порочную и невероятно вредную сделку с Ираном. Они позволили террористам из таких организаций как ИГИЛ (запрещена в России — прим. пер.) взять под свой контроль огромные территории на всем Ближнем Востоке. Они всячески тормозили американскую энергию. Они накладывали карательные санкции и вводили удушающие налоги. Они уступили наш суверенитет зарубежным бюрократам, работающим в далеких столицах.

Несмотря на громкие возражения американского народа, наши политики широко открыли границы страны, и на нашу территорию незаконно попали миллионы иммигрантов. А еще миллионы были допущены в США без надлежащих проверок, которые необходимы для защиты нашей безопасности и экономики. Руководство в Вашингтоне навязало стране такую иммиграционную политику, за которую американцы никогда не голосовали, о которой они никогда не просили, и которую никогда не утверждали. Из-за этой политики в нашу страну попали не те люди, а нужным людям мы ответили отказом. И как обычно, нести бремя этой нагрузки и платить по счетам пришлось гражданам США.

Вдобавок ко всему наши руководители отошли от американских принципов. Они потеряли из виду предназначение Америки. Они утратили веру в американское величие. В результате в проигрыше оказались и наши граждане. Народ утратил веру в свое государство, в свое правительство, а со временем даже в свое будущее.

Однако в прошлом году все начало меняться. Американский народ отверг неудачи прошлого. Вы заговорили во весь голос и взяли в свои руки судьбу нашей нации.

20 января 2017 года я, стоя на ступенях Капитолия, возвестил о дне, когда народ снова стал хозяином своей страны. Спасибо. Теперь, когда прошло около года, я с гордостью сообщаю вам, что эту новость услышал весь мир, который увидел новые признаки. Америка возвращается, и Америка возвращается сильной.

После вступления в должность я объявил, что Соединенные Штаты вернутся к очень простому принципу: главная и первоочередная обязанность нашего государства состоит в служении гражданам, многие из которых были забыты. Но мы вспомнили о них. С каждым новым решением, с каждым новым действием мы сегодня претворяем на практике принцип «Америка прежде всего».

Мы восстанавливаем свою страну, свою уверенность, свое положение в мире. Мы оперативно решаем возникающие проблемы, отзываемся на вызовы и боремся с ними лицом к лицу.

Мы снова начали вкладывать деньги в оборону. В предстоящем году военные ассигнования составят рекордную сумму — почти 700 миллиардов долларов. Нам требуется чрезвычайная военная мощь, которая, я надеюсь, приведет к прочному и длительному миру. Мы оказываем нашим отважным военнослужащим ту поддержку, в которой они нуждаются, и которую они безусловно заслужили.

Мы вывели Соединенные Штаты из вредных для нас и уничтожающих наши рабочие места сделок, таких как Транстихоокеанское партнерство и очень дорогое и несправедливое Парижское соглашение по климату. Во время своей поездки в Азию в прошлом месяце я объявил, что мы больше не потерпим злоупотреблений в торговле.

Мы установили новые жесткие правила и процедуры, чтобы закрыть террористам путь в Соединенные Штаты. Наши проверки ужесточаются с каждым месяцем. Для противодействия Ирану и его усилиям по созданию ядерного оружия я ввел санкции против Корпуса стражей исламской революции за то, что он оказывает поддержку терроризму. Кроме того, я отказался утверждать иранскую сделку и передавать ее на ратификацию в конгресс.

После моей поездки на Ближний Восток страны Персидского залива и другие государства, где мусульмане составляют большинство населения, объединились для совместной борьбы с радикальной исламистской идеологией и с финансированием террористов. Мы наносим ИГИЛ один сокрушительный удар за другим. Коалиция, созданная для разгрома ИГИЛ, освободила почти все те территории, которые когда-то удерживали эти террористы в Ираке и Сирии. Великолепная работа. Великолепная работа. Благодарю вас. Благодарю вас. У нас великолепная армия. Теперь мы преследуем этих террористов повсюду, куда бы они ни бежали, и мы не пустим их в Соединенные Штаты.

В Афганистане наши войска больше не сдерживаются искусственными графиками и сроками, и мы больше не рассказываем нашим врагам о своих планах. Мы уже видим первые результаты этого на поле боя. Мы ясно и четко указали Пакистану на то, что хотя мы стремимся к продолжению сотрудничества, нам необходимо увидеть его решительные меры против террористических группировок, которые действуют на его территории. Мы каждый год оказываем Пакистану серьезную финансовую поддержку. Она должна ему помочь.

Наши усилия по укреплению Североатлантического альянса создали условия для того, чтобы страны-члены существенно увеличили свои взносы в бюджет НАТО. Теперь в него поступают дополнительно десятки миллиардов долларов. Я не позволю, чтобы страны-члены увиливали от выделения средств, в то время как мы гарантируем им безопасность и готовы воевать за них. Мы четко заявили о том, что богатые страны должны компенсировать Соединенным Штатам расходы на их защиту и оборону. В этом существенное отличие от прошлого. Однако это справедливый и необходимый шаг. Он необходим нашей стране, нашим налогоплательщиком и нашему собственному мыслительному процессу.

Мы проводим кампанию по оказанию максимального давления на северокорейский режим, результатом которой стало введение жесточайших санкций. Мы мобилизовали союзников на беспрецедентные действия по изоляции Северной Кореи. Однако предстоит еще очень большая работа. Америка и ее союзники предпримут все необходимые шаги для денуклеаризации Корейского полуострова и обеспечения того, чтобы северокорейский режим не мог угрожать миру. Благодарю вас. Этот вопрос следовало решить уже давно, задолго до моего прихода к власти. Тогда решить его было гораздо проще. Но мы решим эту проблему, потому что у нас нет выбора.

У себя дома мы выполняем обещания и даем свободу американской экономике. За период после выборов мы создали более двух миллионов рабочих мест. Такого низкого уровня безработицы как сегодня не было уже 17 лет. Фондовый рынок достиг рекордного максимума. Совсем недавно он установил очередной рекорд — в 85-й раз с момента моего избрания.

На каждое новое правило и норму у нас приходится 22 отмененных правила и нормы. Это максимум за всю историю нашей страны. Кроме того, мы открыли богатую кладовую американских энергоресурсов.

Сегодня, когда на нас устремлены взоры всего мира, мы вот-вот примем исторический закон о налоговых сокращениях для американских семей и компаний. Это будет крупнейшее налоговое сокращение и налоговая реформа в истории нашей страны. Благодарю вас. Благодарю вас. Благодарю вас.

Результат, который мы видим, вполне ожидаем. Экономический рост превышает 3% два квартала подряд. Рост ВВП, который существенно опережает прогнозы в период работы моей администрации, станет одним из важнейших инструментов Америки.

В стране усиливается оптимизм, возвращается уверенность и доверие. Пользуясь этим новым доверием, мы также возвращаем ясность нашему мышлению. Мы вновь подтверждаем следующие основополагающие истины.

Государство без границ — это не государство.

Страна, которая не защищает благополучие у себя дома, не может защитить свои интересы за рубежом.

Страна, которая не готова побеждать в войне, неспособна предотвратить войну.

Страна, которая не гордится своей историей, не может быть уверена в своем будущем.

Страна, которая не уверена в своих ценностях, не может собрать свою волю в кулак ради их защиты.

Основываясь на этих истинах, мы сегодня представляем миру нашу новую стратегию национальной безопасности. На основании моих указаний этот документ разрабатывали и готовили более года, и он пользуется поддержкой и одобрением всего моего кабинета.

Наша новая стратегия основана на принципиальном реализме. Она руководствуется нашими основополагающими национальными интересами и берет свое начало в наших вечных ценностях.

В этой стратегии признается тот факт, что нравится нам это или нет, но у нас наступила новая эпоха соперничества. Мы признаем, что сегодня во всем мире существует острая военная, экономическая и политическая конкуренция.

Мы сталкиваемся с режимами-изгоями, которые угрожают Соединенным Штатам и нашим союзникам. Мы сталкиваемся с террористическими организациями, с транснациональными преступными группировками и с другими силами, которые распространяют по всему миру зло и насилие.

Мы также сталкиваемся с державами-соперницами, какими для нас являются Россия и Китай. Эти страны стремятся бросить вызов американскому влиянию, ценностям и богатству. Мы будем стараться налаживать прочное партнерство с этими и другими странами, но делать это мы будем таким образом, чтобы были защищены наши национальные интересы.

В качестве примера я могу рассказать о том, что вчера мне позвонил президент России Путин. Он поблагодарил нашу страну за информацию, предоставленную ЦРУ, которая помогла предотвратить террористический акт, готовившийся в Санкт-Петербурге, и спасти жизни многим людям, возможно, тысячам людей. Они сумели задержать этих террористов до совершения теракта, и никто не пострадал. Это великолепно, и именно так должна вестись эта работа.

Ну хотя мы изыскиваем возможности для сотрудничества, мы будем защищать себя, мы будем защищать свою страну, как мы не делали этого никогда прежде. Спасибо. Спасибо. Спасибо.

Мы знаем, что успех Америки не является непреложным фактом. У нас сильные и упорные соперники, которые готовы вести длительную борьбу. Но к этому готовы и мы тоже.

Для достижения успеха мы должны задействовать все аспекты нашей национальной мощи. Мы должны вести соперничество при помощи всех инструментов этой национальной мощи. При администрации Трампа Америка богатеет, что ведет к усилению ее мощи и влияния. Этот процесс идет быстрее, чем может показаться. На одном только фондовом рынке с момента выборов у нас прибавилось шесть триллионов долларов. Шесть триллионов.

Провозглашая сегодня эту стратегию, я объявляю, что Америка снова возвращается в игру, и Америка намерена победить в этой игре. Спасибо.

Своей стратегией мы продвигаем четыре жизненно важных национальных интереса. Во-первых, она обязана защищать американский народ, нашу страну и наш великий американский образ жизни. В этой стратегии мы признаем, что не сможем обезопасить нашу нацию, если не обезопасим свои границы. Поэтому впервые в американскую стратегию сегодня включен серьезный план по защите нашей территории. Он предусматривает строительство стены на нашей южной границе. Это положит конец безостановочной миграции и ужасным лотереям по выдаче виз и видов на жительство. Эти меры помогут перекрыть лазейки, которые ослабляют действия по исполнению закона. Мы будем оказывать всевозможную поддержку нашим агентам из службы пограничного контроля, сотрудникам миграционной службы и людям из внутренней безопасности.

Кроме того, наша стратегия призывает нас бороться, дискредитировать и побеждать радикальный исламский терроризм и его идеологию, не допуская их распространения на территории США. Мы будем изыскивать новые способы противодействия тем, кто при помощи самых современных инструментов, таких как киберсредства и социальные сети, выступает с нападками на нашу нацию и создает угрозу нашему обществу.

Второй основополагающий принцип нашей стратегии — подъем американского благосостояния. В американской стратегии впервые признается, что экономическая безопасность является частью национальной безопасности. Внутренний экономический рост, устойчивость, сила и процветание абсолютно необходимы для усиления американской власти и влияния за рубежом. Любая нация, которая отказывается от процветания ради безопасности, в итоге теряет и первое, и второе.

Вот почему в этой стратегии национальной безопасности большое внимание уделяется тем важным шагам, которые мы обязаны предпринять для обеспечения благополучия и процветания нации на многие годы вперед.

Эта стратегия предусматривает сокращение налогов и отказ от ненужных норм и правил. Она предусматривает работу торговли на принципах справедливости и взаимности. В ней звучит требование о решительных действиях против несправедливой торговой практики и краж интеллектуальной собственности. Кроме того, она включает принятие новых мер по защите нашей промышленной и инновационной базы в сфере национальной безопасности.

В этой стратегии предлагается полностью перестроить американскую инфраструктуру, такую как дороги, мосты, аэропорты, морские коммуникации и инфраструктура связи. Кроме того, в этой стратегии выражается поддержка американскому энергетическому господству и самодостаточности.

Третьей основой этой стратегии является сохранение мира посредством силы. Мы осознаем, что слабость — это прямой путь к конфликту, а непревзойденная мощь — самое верное средство обороны. По этой причине мы в своей стратегии отказываемся от порочной практики секвестирования в оборонной сфере. Мы от этого избавимся.

Эта стратегия предусматривает полную модернизацию наших вооруженных сил, а также отмену прежних решений о сокращении нашей армии вопреки угрозам национальной безопасности, которые постоянно усиливаются. В ней звучит призыв к оптимизации закупок, к искоренению раздутой бюрократии и к наращиванию вооружений, что имеет побочный эффект в виде создания миллионов и миллионов рабочих мест.

Это стратегия включает планы противодействия современным угрозам, таким как кибернападения и электромагнитные атаки. В ней признается, что космос является той сферой, где идет серьезная конкуренция. И эта стратегия предусматривает создание и развитие эшелонированной противоракетной обороны. В ней излагаются важные шаги по искоренению новых форм конфликта, таких как экономическая и политическая агрессия.

В нашей стратегии подчеркивается необходимость укрепления альянсов для преодоления этих угроз. В этой стратегии признается, что нашу мощь и силу подкрепляют союзники, разделяющие наши принципы и берущие на себя свою долю ответственности за нашу коллективную безопасность.

И в-четвертых, наша стратегия нацелена на расширение американского влияния в мире, хотя начинать здесь нужно с укрепления нашего собственного благосостояния и силы внутри страны.

Америка снова станет лидером. Мы никому не навязываем наш образ жизни, однако мы будем неизменно отстаивать и продвигать свои ценности. Нам нужны прочные альянсы и партнерства, которые основаны на сотрудничестве и взаимности. Мы будем создавать новые партнерства с теми, кто разделяет наши цели и превращает общие интересы в общее дело. Мы не допустим, чтобы косная идеология стала устаревшим препятствием на пути к миру.

Мы будем претворять в жизнь ту концепцию, о которой рассказали миру в этом году. Это концепция сильных, суверенных и независимых стран, которые с уважением относятся к своим гражданам и к своим соседям. Стран, которые добиваются больших успехов в коммерции и сотрудничестве, которые объединены своей историей и смело идут навстречу своей судьбе.

Такого будущего мы желаем всему миру, и такого будущего мы будем добиваться для Америки.

Провозглашая эту стратегию, мы призываем к великому пробуждению Америки, к восстановлению доверия и уверенности, к возрождению патриотизма, процветания и чувства собственного достоинства. Мы возвращаемся к мудрости своих отцов-основателей. В Америке народ управляет, народ правит, и народ является суверенным. То, что мы построили у себя в Америке, драгоценно и уникально. Никогда прежде в истории человечества в странах не властвовала свобода, не господствовал правопорядок, и не благоденствовали люди так, как это происходит в Америке на протяжении почти 250 лет.

Мы должны любить свою страну и защищать ее. Мы должны бдительно и непреклонно оберегать ее, а при необходимости пожертвовать ради нее своими жизнями, как это делали многие до нас, Мы заявляем, что восстановили свою волю, свое стремление к будущему и свои мечты.

Каждый американец должен внести свою лепту в этот грандиозный национальный проект. Сегодня я призываю всех граждан принять участие в реализации этой важнейшей миссии. Наша совместная задача заключается в укреплении наших семей, в развитии нашего общества, в служении гражданам и в прославлении американского величия как блестящего примера для всего мира.

Пока мы гордимся тем, кто мы есть, тем, как мы добились этого, и тем, что мы стремимся защитить, победа будет на нашей стороне.

Если мы сделаем все это, если мы восстановим свою решимость и снова вступим в соперничество ради победы, то вместе мы оставим нашим детям и внукам более сильную, более свободную, более гордую страну. И в этом случае Америка станет более великой, чем прежде.

Благослови вас, Господь. Большое вам спасибо. Спасибо.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 декабря 2017 > № 2434381 Дональд Трамп


Украина. Канада > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 декабря 2017 > № 2427750 Кристель Неан

Война в Донбассе — Канада готова стать соучастницей преступлений против человечности

Несмотря на то, что Россия неоднократно предостерегала западных партнеров от поставок летального оружия Киеву, Канада добровольно взяла на себя роль поджигателя.

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Выполнение Минских соглашений так и не сдвинулось с мертвой точки, и даже обмен заключенными, намеченный на конец года, похоже, не состоится. В свете этих событий — принять решение о поставках летального оружия Украине, это все равно, что выдать Киеву карт-бланш на продолжение кровопролития в Донбассе.

Несмотря на неофициальные поставки оружия в Украину, США до сих пор отказывались принимать неоднократные просьбы Киева об официальном разрешении на поставку оружия в Украину. Надо сказать, что Вашингтон прекрасно отдает себе отчет о последствиях этого шага, учитывая неоднократные предупреждения России по этому вопросу.

И потом, продолжать кричать на каждом углу, что Минские соглашения должны выполняться и поставлять при этом вооружения Украине, создало бы впечатление, что Вашингтон просто смеется над остальными. Но это не помеха — если хозяин не хочет пачкать руки, достаточно отправить слугу.

И для этой роли Канада идеально подходит. Следует напомнить, что в Канаде существует большая украинская диаспора, представители которой вращаются в высших кругах власти. Некоторые министры и высокопоставленные чиновники имеют украинское происхождение, а у некоторых в роду есть даже бандеровцы, что многое объясняет.

13 декабря Канада внесла Украину в список стран, которым разрешается продавать канадское автоматическое оружие. Таким образом, действия канадских властей все больше втягивают Оттаву в конфликт в Донбассе. Не будем забывать, что с 2015 года на Украине постоянно находятся около 200 канадских инструкторов. Они занимаются обучением солдат украинской армии, чтобы те могли лучше убивать гражданское население Донбасса. Это уже делает Канаду соучастником военных преступлений украинской армии. Если мы добавим сюда официальную поставку летального оружия украинской армии, которая участвует в гражданской войне, то это означает, что Канада поддерживает геноцид против населения Донбасса, что делает ее официальным соучастником!

Россия немедленно осудила это решение Канады. В частности, российский сенатор Франц Клинцевич заявил, что это вовлечет Канаду в конфликт в Донбассе.

«Официально одобрив поставки летального оружия Киеву, правительство Канады, на мой взгляд, не до конца понимает, во что оно втягивает свою страну. Не исключено, что эти поставки способны в какой-то мере изменить соотношение сил, противостоящих друг другу сторон в Донбассе (для этого они и затеяны), но дело все-таки в другом. Создается очень опасный прецедент. По сути, Канада становится стороной внутриукраинского конфликта со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если называть вещи своими именами, Канада прямо выступила против Минских соглашений», — заявил Клинцевич.

Мария Захарова, официальный представитель МИД России, резко высказалась по этому поводу: «Мы рекомендуем тем, кто подталкивает к таким решениям и их принимает, остановиться и задуматься о своей личной ответственности. Совершенно очевидно, что поставки американского и канадского военного оборудования толкает руководство Украины, саботирующее мирное урегулирование конфликта на востоке страны, на необдуманные военные авантюры. В Вашингтоне и Оттаве должны понимать, что конфликт в Донбассе, ставший следствием государственного переворота в Киеве, силой не решить, но вина за гибель людей ляжет и на тех, кто даст в руки убийцам оружие».

Мария Захарова заявила, что Канада и США использовали ложные отговорки, чтобы оправдать поставки оружия, обвиняя ДНР и ЛНР в обстрелах, которые ведут украинские силы!

К ней присоединился Леонид Слуцкий, председатель комитета ГД по международным делам, который подчеркнул, что эти поставки окончательно похоронят Минские соглашения, усугубят конфликт и увеличат количество жертв среди гражданского населения.

«Решение Канады о разрешении поставок летального оружия на Украину, а также увеличение расходов в оборонном бюджете США на помощь Киеву показывают, что Запад не заинтересован в мирном решении конфликта на Донбассе. Безусловно, такая военная помощь лишь обострит ситуацию на юго-востоке Украины и отдалит выполнение Минских соглашений», — заявил Слуцкий.

«Самое опасное в этом решении — это неминуемое увеличение числа жертв от применения летальных вооружений на Донбассе. Против кого будет направлено западное оружие на Украине? Очевидно, против мирного населения. Но западным политикам по-прежнему наплевать на гибель стариков, женщин и детей. Вместо того чтобы приложить все усилия и оказать давление для выполнения Киевом Минских соглашений, они лишь подогревают градус конфликта под благодарные аплодисменты Порошенко», — подытожил Слуцкий.

Реакция в ДНР была аналогичной. Денис Пушилин, официальный представитель ДНР, заявил, что это вредоносное решение приведет к обострению конфликта.

Со своей стороны, я не думаю, что канадское оружие сильно повлияет на изменение баланса сил в Донбассе. С другой стороны, это будет ясно воспринято Киевом как карт-бланш, чтобы возобновить войну и окончательно похоронить Минские соглашения. Такое решение неизбежно вызовет кровопролитие среди гражданского населения.

Но принимая такое решение, Канада допустила ряд ошибок. Во-первых, она официально стала соучастником Киева в преступлениях против человечности. В тот день, когда эти военные преступления будут судить, канадские официальные лица рискуют оказаться на одной скамье подсудимых вместе с Порошенко, Турчиновым, Полтораком и другими украинскими официальными лицами.

Во-вторых, официально поставляя Украине летальное оружие, Канада только что подтвердила то, о чем Россия давно говорила, а именно: западное вмешательство в этот конфликт и тот факт, что на Западе абсолютно не хотят урегулировать конфликт на Донбассе мирным путем.

Канада только что вскрыла двойной западный дискурс о Донбассе, и теперь Западу станет гораздо сложнее спекулировать на невыполнении Минских соглашений или на предполагаемой помощи России ДНР и ЛНР, чтобы оправдать тот или иной шаг во время международных переговоров с Россией. Теперь Россия сможет ссылаться на официальное участие Канады в массовом убийстве гражданского населения Донбасса, опираясь на подтвержденные факты.

И уже неважно, будут или нет, осуществлены эти поставки. Слишком поздно. Запад дал Киеву зеленый свет и в скором будущем война с новой силой возобновиться в Донбассе.

Украина. Канада > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 декабря 2017 > № 2427750 Кристель Неан


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 декабря 2017 > № 2425657 Дмитрий Орешкин

Путин готовит ДНР-ЛНР к сливу: что задумали в Кремле

Дмитрий Орешкин о политике Путина по миротворцам на Донбассе

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Президент РФ Владимир Путин готовит российскую общественность к сливу так называемых ДНР и ЛНР. Такое мнение высказал «Апострофу» российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя заявление главы Кремля о миротворческой миссии ООН на Донбассе (Путин сказал, что не против размещения миссии на всей территории оккупированного Донбасса, но Киев должен договориться об этом с боевиками).

Четыре года подряд я говорил, что Донбасс будет находится в каком-то промежуточном статусе — типа Приднестровья. Потому что вернуть его безоговорочно Украине Путин не может без потери лица. Взять Донбасс под свой патронаж и в свою территориальную структуру безоговорочно он, опять же, не может, потому что это будет сопровождаться слишком серьезными издержками. Соответственно, теперь вопрос, в какой именно степени.

Не следует верить тому, что говорит Путин. Он делает одно, говорит другое и считает это абсолютно нормальным. Его слова, скорее, означают некоторую работу с общественным мнением. Он одновременно дает сигналы, что «присоединять» Донбасс не будем, и что украинских войск (на оккупированную часть востока Украины, — «Апостроф») не допустим, потому что будет резня. И самый главный сигнал — миротворческий: он хочет выступать миротворцем. Что вполне естественно, потому что за прошедшие с начала этой кампании три года Россия потерпела очень серьезные экономические поражения, и население это чувствует. Воевать дальше у Путина нет ресурсов — ни идеологических, ни политических, ни финансовых, ни даже военных.

Ему остается лишь маневрировать, что он и делает. Да, идет какая-то закулисная торговля с Соединенными Штатами. К сожалению для Путина, США хорошо поняли, что с ним надо вести себя примерно так, как с Ким Чен Ыном — договариваться бессмысленно, надо давить довольно жестко. У Путина очень слабые переговорные позиции: над ним нависает «Бук», который приехал из России (соответственно, кто-то подписал документ, отправляющий этот «Бук», из которого сбили Boeing MH17 летом 2014 года на Донбассе), нависают обвинения во вмешательстве в выборы в Европе и в США (и они делаются все правдоподобнее с каждым шагом)…

Сейчас его задача — как бы понемножку подготовить так называемые ДНР и ЛНР если не к тотальному сливу, то к какому-то поиску компромисса, главным образом с Западом. И он понемножку отступает, стараясь не делать этого слишком резко, потому что тогда возникнет когнитивный диссонанс. Потом нам (россиянам, — «Апостроф»), думаю, даже расскажут, что в «республиках» очень неэффективное управление, коррупция слишком большая — вот пусть и отваливаются к Украине. Глупее всего в этой ситуации, естественно, выглядят «патриоты» из ДНР и ЛНР.

Мне кажется, он понемножку начинает приучать общественное мнение, что, в общем, эта ноша россиянам не по карману, что мы вовсе не хотим убивать братский украинский народ. А чтобы остановить кровопролитие, нужно подключить иностранных наблюдателей. Но это все работа с общественным мнением.

Очень интересный и сложный вопрос, как будут реально договариваться Волкер с Сурковым. Потому что Волкер — человек, достаточно ясно понимающий, что теперь от Суркова мало что зависит. После того, как (экс-главаря так называемой ЛНР Игоря, — «Апостроф») Плотницкого, как бы «избранного всенародным голосованием» и подписавшего Минские соглашения, удивительно легко взяли и вышвырнули из ЛНР, и, к тому же, сразу выяснилось, что вокруг него было гнездо ядовитых наемников «укрофашистской хунты», любому человеку понятно, с кем договариваться — с тем, кто курирует этих самых лидеров ЛНР-ДНР (а они сидят на Лубянке), или с тем, кто от Кремля отвечает за минский процесс, и фамилия его — Сурков. Но его реальные полномочия и реальный контроль над происходящим вызывают все больше сомнений.

Ситуация делается все менее понятной и все более бесперспективной для того спектра электората, который воспринимает это в терминах патриотизма и борьбы за «русский мир».

Для Путина общественное мнение — объект глубокого и искреннего презрения. Он легко поменяет риторику и легко забудет, что говорил, в тот самый момент, как у него появятся реальные материальные возможности, чтобы держать эти территории под контролем. Поскольку они вряд ли появятся, то есть смысл ожидать смягчения риторики и подготовки общественного мнения к сливу. Но следить надо не за тем, что он говорит. А за тем, что делает и какими располагает ресурсами.

Никто не скажет, на каком этапе переговорного процесса будет найден компромисс. Наверное, он будет найден. Но еще десятилетия конфликт будет находиться в замороженном состоянии — Путин совсем не может уйти просто так, ему ДНР и ЛНР нужны как нарыв в теле Украины, но не в теле России. Поэтому он будет впихивать их формально в тело Украины, чтобы по возможности распространять вокруг заразу. Но ключевые позиции Путин хочет оставить за собой, или, скорее, за ФСБ.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 декабря 2017 > № 2425657 Дмитрий Орешкин


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 15 декабря 2017 > № 2426871 Дареджан Квеидзе

Адвокат Улюкаева: так ведет себя только невиновный человек

«Он может стать писателем»: адвокат Улюкаева рассказала об экс-министре

Яков Лысенко

Замоскворецкий суд Москвы приговорил экс-главу МЭР Алексея Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима, штрафу в размере 130 млн рублей и к восьмилетнему запрету на работу в органах государственной власти. «Газета.Ru» поговорила с адвокатом экс-министра Дареджан Квеидзе о том, как изменился ее подзащитный за время процесса, можно ли привлечь Сечина в качестве свидетеля и кому принадлежат $2 млн, взятые ФСБ для следственного эксперимента.

— Что вы можете сказать о сегодняшнем приговоре?

— У меня нет слов, чтобы комментировать приговор. Я вообще считаю, что Улюкаев должен быть оправдан. Безусловно, мы будем обжаловать это решение суда.

— Вы говорили, что и глава «Роснефти» Игорь Сечин, и генерал ФСБ, бывший глава службы безопасности нефтяной компании Олег Феоктистов неоднократно меняли показания в ходе следствия. Назовите самые яркие «изменения». Чем объясняются, с вашей точки зрения, существенные противоречия в показаниях Феоктистова и остальных свидетелей, а также расхождения его слов с другими материалами дела?

— Показания Сечина я не вправе комментировать, поскольку они не оглашались в судебном заседании.

Свидетеля Сечина при рассмотрении дела уже не существует по известным причинам.

В доказательную базу вошли исключительно записи телефонных переговоров Сечина и Улюкаева, видеозапись и так называемые производные доказательства — это показания Феоктистова о том, что именно по делу ему рассказал Сечин. В частности, показания Феоктистова, оглашенные в суде в прениях защитой о пресловутых двух пальцах якобы на лацкане пиджака, в который Улюкаев на самом деле не был одет.

Что касается показаний Феоктистова, то они давались в закрытом режиме, в закрытом режиме оглашались и его показания на предварительном следствии (кроме вышеуказанного), поэтому оставляю этот вопрос в этой части вне комментариев. Отмечу, что Сечин не обязательно понесет ответственность за провокацию.

— Могут ли Сечина допросить во время апелляционного рассмотрения судом второй инстанции?

— Теоретически, при определенных условиях апелляционный суд может вызвать Сечина. Он не до конца утрачен для правосудия.

— Как вы думаете, почему в ходе эксперимента не взвесили вино?

— То, что в ходе эксперимента государственный обвинитель взвесил сумку с $2 млн, на мой взгляд, всего лишь ход, рассчитанный на некий эффект и никакой смысловой нагрузки как доказательство само по себе не имеет.

Сколько весят американские доллары — факт общеизвестный. То, что в таком саквояже могли находиться такого рода денежные средства, именно могли, а не точно находились, никто не может оспорить.

Равноценно как никто не может оспорить и то, что в этой сумке могли находиться бутылки с вином. Поэтому обвинение в ходе эксперимента не взвесило вино. Сумка при передаче, напоминаю, была закрыта на ключ.

Но это взвешивание для защиты интересно тем, что двадцати с лишним килограммовую сумку государственный обвинитель Борис Непорожный, молодой и рослый, еле донес до весов. А вот не совсем молодой и не такого высокого роста, как обвинитель, Улюкаев с легкостью донес сумку до машины и закинул в багажное отделение. Впрочем, защита обратила внимание суда на это обстоятельство.

— Если в сумке, которую получил Улюкаев от Сечина, было вино, то почему министр не сказал «спасибо»?

— Я полагаю, еще большее спасибо Улюкаев должен сказать за два миллиона американских долларов. Ведь что, по сравнению с двумя миллионами долларов, представляют собой 15 литров вина? Не сказал и не сказал. Всегда мы бываем вежливы?

— На ваш взгляд, были ли у Сечина личные причины для конфликта с Улюкаевым?

— Сам Улюкаев объяснил это обстоятельство на судебном заседании. Мне более ничего не известно.

— Многие удивлялись тому, что судебный процесс был настолько открытым, высказывались многочисленные версии …

— Открытость (гласность) судебного разбирательства — это один из принципов отправления правосудия. Не было никаких законных оснований проводить суд в закрытом режиме. Никакой государственной тайны дела не содержат.

— В своем «последнем слове» Улюкаев говорил довольно откровенные вещи: он признался в лицемерии, в том, что сделал для страны слишком мало, шел на компромиссы, участвовал в общем хороводе. Как, по вашему мнению, изменился за время процесса ваш подзащитный?

— Я уверена, что Алексей Валентинович был искренним в своем последнем слове. Изменился ли Улюкаев за время процесса? Безусловно, создавшиеся обстоятельства не могли не повлиять. Но он с большим достоинством всегда держится. И это такое глубоко изнутри исходящее достоинство.

Так держится только человек, уверенный и знающий, что он невиновен. В нем нет того страха быть уличенным в чужих глазах, иногда с трудом определяемого, который сопутствует преступившему.

Поверьте мне, я много наблюдала за многими в таких ситуациях за более чем 30 лет своей практики.

— Улюкаев также отметил, что после окончания дела он будет «служить людям». Как вы думаете, в какой сфере деятельности экс-министр сможет наиболее полно проявить себя после того, как выйдет на свободу?

— Улюкаев не только высокообразованный, но одаренный и талантливый человек. Он может во многих сферах проявить себя, будь то преподавание экономических наук, поэзия. Я подозреваю, что он может стать и писателем, и сценаристом.

— Экс-министр объяснил четырехкратную неявку Сечина в суд в качестве свидетеля «боязнью ответственности за дачу ложных показаний». Как могли бы выявиться эти «ложные показания»?

— В этом смысле у суда обширные полномочия. Если показания ложные, суд имеет достаточно возможностей таковое установить.

— Из расшифровки показаний Феоктистова следует, что сотрудники ФСБ заявили о необходимости провести следственный эксперимент, а деньги для него ($2 млн) генерал нашел самостоятельно. Ясно ли из материалов дела, кто именно выделил эту сумму? Почему не называется имя этого инвестора, и не мог бы он быть человеком, заинтересованным в отставке Улюкаева? Также известно, что деньги до сих пор не возвращены владельцу. Как это можно объяснить?

— В материалах есть только фамилия, имя, отчество этого человека (по данным РБК, это некий Валерий Михайлов — «Газета.Ru»). Других данных нет. Денежные средства не возвращаются, поскольку они пока необходимы для обвинения как вещественные доказательства. Впоследствии они будут переданы законному владельцу. Имел ли этот человек какой-либо интерес в отставке Улюкаева, из материалов дела не усматривается.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 15 декабря 2017 > № 2426871 Дареджан Квеидзе


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 декабря 2017 > № 2426261 Константин Гаазе

Что означает приговор Улюкаеву

Константин Гаазе

Проиграй Сечин в суде, его позиции не были бы полностью уничтожены, но стало бы понятно, что Путин готов отказаться от своей «левой руки», что возможность избивать бюрократию, обеспечиваемая Сечиным, не нужна или скоро станет не нужна. Это была бы пресловутая exit strategy – внятное указание, что Путин думает о том, чем будет Россия и государство после него. Но президент об этом не думает. Ночное государство нужно президенту, а значит, оно не совершает ошибок

Все, что имеет начало, имеет и конец. Дело Улюкаева завершено – бывший министр экономического развития осужден на восемь лет строгого режима за получение взятки. Понятно, что приговор будет обжалован защитой, кажется, есть надежда, что в тюрьме Улюкаев проведет меньше, чем написано в приговоре, в конце концов, он действительно немолод и не очень здоров.

Обвинитель – не прокурор, а реальный обвинитель Улюкаева, глава «Роснефти» Игорь Сечин – может откупоривать шампанское. Задача этого текста: в который раз реконструировать архитектуру дела и его политический контекст, а также разъяснить, почему Улюкаев признан виновным и осужден, хотя приговор невыгоден для президента Путина (с рациональной точки зрения) и чрезвычайно опасен для всей российской элиты с точки зрения политической.

Дело

Чтобы понять, откуда вообще взялось дело Улюкаева, нужно изучать не обстоятельства его карьеры в качестве зампреда ЦБ и министра экономического развития, а обстоятельства жизненного пути Игоря Сечина. В 2016 году Сечин, уже четыре года работавший главой «Роснефти», стал сдавать: его позиции уже не казались такими неприступными, компания – такой уж успешной, а сам он – таким уж всесильным. Причины – нарочитая публичность Сечина, неприемлемая для куртье двора президента Путина, запредельное количество конфликтов с другими представителями элиты и двора, сомнения в его менеджерской эффективности.

Сравним две сделки, которые «вел» Сечин: сделку по приватизации «Башнефти» в 2016 году и сделку по поглощению ТНК-BP и обмену акциями между «Роснефтью» и BP в 2012-м.

Последняя проходила на пике влияния и могущества Сечина: президент сразу после инаугурации подписал указ, изымающий нефтянку как стратегическую отрасль из ведения правительства, и создал в Кремле Комиссию по ТЭК, секретарем которой стал Сечин. Сечин, уже не будучи чиновником, все равно придумал себе нечто вроде служебного бланка и не без удовольствия слал указания и инструкции вице-премьерам и министрам на этом бланке.

Пакет документов по сделке с BP в правительстве впервые увидели уже с резолюцией президента Путина на письме Сечина на его имя: «Медведеву Д.А. Прошу поддержать и оформить необходимые директивы». К письму были приложены проекты документов, которые правительству оставалось только оформить надлежащим образом. Функция государственной бюрократии в той сделке была сведена к копированию и заверению бумаг, которые уже написали в «Роснефти» и утвердили у президента. Ваше дело – оформлять документацию, как бы намекал премьеру глава новоиспеченной президентской комиссии.

Но время беспощадно даже к всесильным путинским сановникам. С осени 2012 по осень 2016 года случилось много чего – и не все шло так, как хотел бы Сечин. Конфликт вокруг участков на шельфе, конфликт с «Газпромом», конфликты поменьше. Да и самооценка президента после событий 2014 года значительно выросла: если до Крыма Сечин мог без всяких колебаний считать себя тем самым «равным», первым среди которых является президент, то после состав «равных» изменился, как и мнение президента относительно собственного места в истории.

«Башнефть», приватизацию которой наметели на 2016 год, была для Сечина чем-то вроде законного приза. Сама по себе история компании – отдельный сюжет (лицензии на месторождения Требса и Титова «Башнефть», приобретенная АФК «Система», получила при значительном содействии президента Медведева и несмотря на значительное противодействие вице-премьера Сечина; премьер Путин устранился), но важно в данном случае не это. Принято считать, что именно Сечин способствовал и возбуждению дела против владельца «Системы» Владимира Евтушенкова, и возвращению «Башнефти» в собственность государства.

Однако весной и летом 2016 года стало понятно, что сделать все по сценарию 2012 года – документы по приватизации «Башнефти» пишут в «Роснефти», затем президент ставит резолюцию, и правительство их просто заверяет – не выйдет. То ли президент Путин снова решил побыть «пластилиновым» (так якобы, со слов банкира Пугачева, своего старшего товарища в начале 2000-х, характеризовал президента сам Сечин), то ли Сечин вышел из фавора. Правительство капризничало и намекало, что продавать одну госкомпанию другой не самая хорошая идея. Даже если Сечин якобы «содействовал» возвращению «Башнефти».

На кону была и другая сделка – приватизация 19% акций самой «Роснефти», которая должна была завершиться до конца 2016 года. Обсуждавшийся тогда в правительстве самовыкуп акций «Роснефти» за деньги самой компании или деньги «Роснефтегаза» чиновники рассматривали как поражение Сечина: не сумел организовать сделку, не сумел привлечь инвестора. И не стеснялись говорить об этом президенту.

Дай Сечин осенью 2016 года слабину, кто знает, как дальше сложилась бы его судьба. Поэтому он дожал сделку по «Башнефти» – «да» Сечину президент Путин сказал в сентябре, за месяц до поездки в Гоа, где Улюкаев якобы вымогал у Сечина взятку за содействие этой сделке. А затем предварил сделку по «Роснефти» арестом Улюкаева. Пока чиновники приходили в себя, банкир из Санкт-Петербурга Евгений Елин, назначенный врио министра экономического развития сразу после ареста Улюкаева, сделал все необходимое, чтобы эта сделка прошла гладко. Летом 2017 года Елин покинул министерство, где он работает сегодня – публике неизвестно.

Эффект от ареста Улюкаева был столь значителен, что Сечину удалось частично повторить сценарий 2012 года. Седьмого декабря президент Путин принял Сечина и поздравил с успешной сделкой по продаже 19% акций «Роснефти», хотя формально она еще и не была полностью закрыта в тот момент. И, строго говоря, закрылась только год спустя, когда китайская компания CEFC заявила, что на кредит ВТБ готова купить 14,2% акций компании. Это второй раз, когда ВТБ участвует в выкупе одного и того же пакета акций «Роснефти»: в конце 2016 года банк на несколько недель ссудил Glencore, одному из покупателей, 10 млрд евро.

Обвинитель

«Что в голове у Сечина?» – вопрос, который после приговора Улюкаеву становится чуть ли не более важным, чем вопрос «что в голове у Путина?», по крайней мере с точки зрения российской элиты. Карьера Сечина не состояла из одних побед, были и поражения, но в данном случае важна не история его взлетов и падений, а реконструкция его мотивов в деле Улюкаева. Чтобы сузить вопрос о мотивах, его следует переформулировать следующим образом: чем министр так мешал Сечину?

Вероятно, после сделки по «Башнефти», в которой Улюкаева, возражавшего летом 2016 года против продажи этой компании «Роснефти», «дожали», как принято говорить у чиновников, он был не очень доволен. Дальше версии разнятся: следствие и суд говорят, что недовольный Улюкаев пошел просить у Сечина премию, намекая, что может помешать большой продаже акций самой «Роснефти». Но доказательств этому нет. Он мог решить помешать этой сделке просто так, из вредности и не вымогая у Сечина деньги.

На столе у премьера и президента тогда лежал один-единственный реалистичный сценарий сделки: деньги «Роснефти» зачисляются в бюджет, акции передаются от «Роснефтегаза» самой компании. Споры шли лишь о том, может ли «Роснефть» одолжить деньги у «Роснефтегаза» на покупку.

Усложнение архитектуры сделки – появление консорциума катарских инвесторов и трейдеров из Glencore, включение банка Intesa в качестве кредитора консорциума с последующей синдикацией кредита (создание пула банков, делящих риски по кредиту) и, наконец, появление ВТБ как временного кредитора – предполагало, что «второго мнения» быть не должно. Деньги от продажи должны были поступить в бюджет в декабре, от этого зависело кассовое исполнение (зарплаты и так далее) в первом квартале 2017 года.

Высказывая сомнения в целесообразности этих схем, Улюкаев мог довести ситуацию до такого состояния, когда времени на сложные корпоративные процедуры просто не останется. Причем высказывать эти сомнения Улюкаев мог и как министр, и как глава Набсовета ВТБ. Устроив шоу с арестом Улюкаева у себя в офисе, Сечин избавился от этой головной боли и гарантировал, что сложная сделка пройдет так, как нужно. А заодно – в очередной раз – показал всем, в том числе и Кремлю, кто здесь власть.

Говоря совсем просто, в сухом осадке от той декабрьской сделки сегодня, после появления китайцев и второго пришествия ВТБ, остается всего два элемента. Крайне выгодный для Glencore контракт с «Роснефтью» на поставку 55 млн тонн нефти и номинальная доля в «Роснефти», доставшаяся, видимо по политическим мотивам, катарским инвесторам. Почему «Роснефть» не могла занять деньги у ВТБ и просто купить свои акции в 2016 году, ведь правительство это официально не запрещало? Зачем здесь Glencore?

Эти вопросы, задай их Улюкаев в конце ноября 2016 года, могли сорвать сделку в том виде, в котором ее придумали в «Роснефти». Но Улюкаев оказался под арестом. А врио Елин и «нефтяной» вице-премьер Дворкович этих вопросов задавать не стали. Дальше – вопрос веры, веры Улюкаеву или следствию.

Следствие не смогло доказать, да и не старалось, что Улюкаев вымогал у Сечина деньги за содействие сделке по «Роснефти». Улюкаев в последнем слове намекнул, что его посадили именно за это, но ничего конкретного не сказал, что по-человечески более чем понятно. Сечин же просто убрал с доски неудобную фигуры, используя те средства, что у него были. Убрал, понимая, что «либералы» в правительстве сдадут Улюкаева: отчасти из страха, отчасти потому, что «своим» министр для Медведева, Шувалова и прочих стать не успел.

Из сострадания

Игорь Сечин – руководитель российского «ночного государства»? Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется спустя несколько часов после приговора. Президенту Путину – ни в ноябре 2016 года, ни сейчас – посадка Улюкаева не нужна. Качество бюрократии страдает, либералы уходят (минимум два ключевых вице-премьера, по словам источников в правительстве, не намерены продолжать там карьеру после мая 2018 года), молодые технократы неопытны, но не слепы. Даже при условии, что Медведев останется премьером, кто помешает «всесильному» Сечину, который с одним свидетелем посадил целого федерального министра, подчинить правительство себе?

Если президент Путин вообще собирается чем-то управлять в России после 2018 года, фигура такой силы, как Сечин, опасна прежде всего для него самого. Можно, конечно, назначить Сечина премьером, превратив его из «ночного» руководителя в дневного соправителя, но к этому пока все же не идет.

Так почему все закончилось так, как закончилось? Объяснение будет выглядеть примерно так. В дневном государстве несогласие и дискуссии – нормальная процедура. Чиновники спорят друг с другом в переписке, адвокаты и прокуроры – в рамках судебных процессов. Политики – на дебатах. Для дневного государства несогласия, споры, разные позиции – ресурс развития и воспроизводства. В конце концов, легитимное, публичное, процедурное дневное государство имеет право на ошибку. И право ее исправить.

Но никаких несогласий в ночном государстве быть не может: несогласия подрывают веру жертв во всесильность тех, кто их загоняет. И веру самих загонщиков в собственную безнаказанность. Проиграй Сечин в суде, его позиции не были бы полностью уничтожены, но стало бы понятно, что Путин готов отказаться от своей «левой руки», что возможность избивать бюрократию, обеспечиваемая Сечиным, не нужна или скоро станет не нужна. Это была бы пресловутая exit strategy – внятное указание на то, что Путин думает о том, чем будет Россия и государство после него.

Но президент об этом не думает. Ночное государство нужно президенту, а значит, оно не совершает ошибок. Сечин превысил свои полномочия, президенту, увлеченному выборами в США и Сирией, было просто не до Сечина и Улюкаева. Но действия Сечина, действия ночного государства все равно должны были получить высочайшее одобрение. И тогда – в виде мгновенной отставки министра в связи с «утратой доверия», и сейчас – в виде абсурдного приговора, зачитывая который судья искажала факты: не Улюкаев звонил Сечину договориться о встрече в «Роснефти», все было наоборот.

В католическом праве есть принцип, на который обращает внимание философ Джорджо Агамбен: принцип ex dispensatione misericordia. Он означает, что даже если было совершено преступление, например, если епископом стал человек, который не мог им стать, церковь при определенных обстоятельствах может и должна по соображениям защиты благочестия и исходя из высшей необходимости оставить все как есть. Этот принцип – ключевой для понимания того, как работает ночное государство в России.

У Сечина, как и у других его представителей, всегда уже есть в кармане подписанное президентом письмо, в котором указано, что все сделанное этим человеком, даже если он совершает преступление, сделано во имя и во благо государства. Малейшее сомнение в этом просто уничтожит ту систему управления, которая, как стало ясно после завершения процесса над Улюкаевым, не может быть демонтирована раньше, чем закончится правление Владимира Путина.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 декабря 2017 > № 2426261 Константин Гаазе


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 декабря 2017 > № 2425758 Леонид Бершидский

Российская армия: экономичная, но грозная

Российская армия финансируется слабее, чем американская, но она лучше приспособлена к ведению современных войн.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В четверг во время ежегодной пресс-конференции российского президента Владимира Путина один дружественно настроенный журналист спросил его, не втянет ли Россию в дорогостоящую гонку вооружений эскалация напряженности в отношениях с США, а также развал договоров о контроле вооружений. «Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений», — ответил президент, указав на существенную разницу в военных ассигнования США и России.

Это весьма упрощенный ответ для политика, вступающего в избирательную гонку (ну, или типа того, поскольку Путин идет к мартовским выборам и переизбранию, не давая шансов никому). Но следует задать более конкретный вопрос. Каким образом Россия со своим относительно небольшим и уменьшающимся военным бюджетом (3,05 триллиона рублей в текущем году и 2,77 триллиона рублей (42,3 миллиарда долларов) в 2018-м) остается могущественным военным противником США, где бюджет на нужды обороны в 2018 году составит почти 692,1 миллиарда долларов (в текущем году он равен 583 миллиардам)?

Равновесие сил ядерного сдерживания двух стран является достаточно серьезным основанием для того, чтобы избегать прямой конфронтации. Но если этот вопрос оставить в стороне, надо признать, что Путин понимает характер современных военных вызовов гораздо лучше, чем президент США Дональд Трамп и американские законодатели, а авторитарная российская система кажется более эффективной в вопросах военных ассигнований. Следует также заметить, что Россия сегодня почти сравнялась с США в качестве влиятельной силы на Ближнем Востоке, где ее военные помогли сирийскому президенту Башару аль-Асаду победить в гражданской войне, в которой США помогали противоположной стороне. В то же время, цифры российских военных расходов обманчивы. Эта страна намного более милитаризована, чем кажется, если смотреть на ее военные траты. Но такой уровень расходов на безопасность можно поддерживать только в ущерб будущему России.

Решение Трампа о повышении военных расходов, которое требует снятия существующих ограничений на оборонный бюджет, является весьма сомнительной и скорее всего запоздалой реакцией на ослабление международной безопасности.

Как отмечает вашингтонский аналитический Центр стратегических и международных исследований, у США не только самые мощные в мире вооруженные силы. На свои войны эта страна с 2001 года потратила, по меньшей мере, два триллиона долларов. Но если учесть другие, менее заметные траты, скажем, на заботу о ветеранах, увеличение базовой сметы затрат Министерства обороны в связи с войной и проценты по долгам, идущим на покрытие военных расходов, то эта цифра будет ближе к четырем триллионам, это как минимум. Афганский конфликт обошелся США по меньшей мере в 840 миллиардов долларов. Это в четыре раза больше совокупного ВВП Афганистана с 2001 года. С 2018 года в военный бюджет США будут включать дополнительные средства на отправку в Афганистан еще 3 500 военнослужащих, а поэтому результаты огромных расходов за все эти годы кажутся весьма скромными.

Сегодня войны ведутся не толстыми кошельками. Сегодняшний противник на поле боя задействует небольшие, но маневренные и мобильные силы, которые финансируются далеко не так хорошо, как армии государств. Для борьбы с такими силами требуются специальные знания, военная мощь, применяемая лишь в самые важные моменты конфликта, и способность переложить бремя рисков и опасностей вооруженной борьбы на плечи иррегулярных формирований. Россия, несмотря на участие в сирийской войне, все это время сокращала свой военный бюджет. Оппозиционная партия «Яблоко» в этом году оценила стоимость сирийской операции для России с сентября 2015 года в 140,4 миллиарда рублей (это 2,4 миллиарда долларов по нынешнему обменному курсу). Это примерно четыре процента от той суммы, которую США выделили на проведение зарубежных операций на один только 2017 год. Причем исход этой войны для России оказался весьма благоприятным.

США вкладывают деньги в довольно неэффективные силы и средства ведения войны, и при этом они готовятся к крупномасштабной войне, которая вряд ли начнется по причине мощных ядерных арсеналов и несанкционированного распространения ядерного оружия. Даже Северная Корея, у которой неизвестно сколько (но наверняка немного) средств ядерного нападения, и та достаточно опасна, чтобы удержать США от нанесения удара. На пресс-конференции Путин подчеркнул, что Соединенные Штаты не знают точно, куда именно надо наносить удар по Северной Корее. А если режиму Кима удастся запустить хотя бы одну ядерную ракету большой дальности, результаты могут оказаться катастрофическими.

Конечно, оборонный бюджет США кормит крупную и сильную промышленность страны, и как показывают исследования, даже непрямое участие США в том или ином конфликте поднимает курсы акций крупных оборонных подрядчиков. В России самые крупные подрядчики принадлежат государству, у них гораздо меньше лоббистского веса и влияния, а технократическое российское правительство держит их на коротком поводке, хотя некоторые решения о военных закупках скорее служат интересам развития регионов, нежели целям обороны. Такая система в большинстве других стран оказалась бы неэффективной, однако в России она помогает сокращать расточительные расходы в военно-промышленном комплексе, который целиком и полностью зависит от бюджета.

При этом в относительном выражении Россия тратит больше Америки на сопутствующие обороне цели. В проекте бюджета Трампа Министерству внутренней безопасности и Министерству юстиции выделено 71,8 миллиарда долларов. Прибавьте к этому военные расходы, и общий бюджет на нужды безопасности составит 764 миллиарда долларов, то есть, менее 19% от общей суммы федеральных расходов. Россия потратит на нужды обороны и внутренней безопасности в целом 29% от своего федерального бюджета (это примерно 4,8 триллиона рублей). Наверное, это не все затраты, относящиеся к безопасности, о чем в этом году писал Марк Галеотти (Mark Galeotti): в России даже некоторые расходы на образование и развитие идут на военные цели.

В США расходы на федеральные правоохранительные органы составляют лишь малую часть оборонных ассигнований. В России две эти области государственных расходов почти равны. В этом состоит разница между страной с относительно либеральным внутренним порядком и страной, близкой к диктатуре, которой необходимо подавлять инакомыслие и содержать под централизованным управлением крупные ведомства правопорядка.

Россия может показать всему миру, как эффективно тратить деньги на более чем адекватную оборону. Но вместо этого она занимается гонкой вооружений в ущерб собственному развитию. Долгие годы Москва выделяет недостаточно средств на образование и здравоохранение, подрывая то будущее страны, о котором Путин говорил на пресс-конференции: о будущем легко приспосабливающемся к новому, высокопродуктивном и полагающемся на передовые технологии. Судя по ответам Путина репортерам, он по-прежнему предпочитает не замечать этого.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 декабря 2017 > № 2425758 Леонид Бершидский


Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424937 Леонид Бершидский

Российская армия маленькая, да удаленькая

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Во время ежегодной пресс-конференции российского президента Владимира Путина в четверг дружественный журналист спросил его, могут ли растущая напряженность в отношениях с США и трещащие по швам договоры о контроле над вооружениями вовлечь Россию в неприемлемую гонку вооружений", - пишет обозреватель BloombergView Леонид Бершидский. "Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений", - ответил президент, приведя сильно расходящиеся цифры в долларах американского и российского оборонных бюджетов, передает автор.

Это упрощенный ответ политика, начинающего предвыборную кампанию, отмечает журналист. "Вот более каверзный вопрос, который следовало задать: "Как с относительно маленьким и сокращающимся военным бюджетом - 2,77 трлн рублей (42,3 млрд долларов) на 2018 год по сравнению с примерно 3,05 трлн рублей в этом году - Россия остается грозным военным соперником США, с их огромным и увеличивающимся бюджетом почти в 692,1 млрд долларов в 2018 году, по сравнению с 583 млрд долларов в этом году?" - продолжает автор.

По словам Бершидского, "вполне вероятно, что Путин лучше понимает природу современных военных вызовов, чем президент США Дональд Трамп и американские конгрессмены - и российская авторитарная система может быть более эффективной в том, что касается военных ассигнований". В то же время, отмечает журналист, цифры российских оборонных расходов вводят в заблуждение. "Страна гораздо более милитаризована, чем на то указывают ее оборонные расходы, - считает автор. - Этот уровень расходов на обеспечение безопасности поддерживается лишь за счет будущего России".

"Сегодняшние войны не ведутся толстыми пачками денег, - пишет журналист. - Соперниками являются более маленькие, гибкие силы, которые не так хорошо обеспечены ресурсами, как национальные государства. Чтобы с ними бороться, требуется смесь местных знаний, грубая сила, применяемая лишь в важные моменты конфликта, и способность перекладывать риски на плечи бойцов нерегулярных сил". Обозреватель отмечает, что Россия продолжала урезать свой оборонный бюджет на всем протяжении своего участия в сирийской войне, а исход российской операции не обманул ее ожиданий. А США, продолжает автор, "качают деньги в сравнительно неэффективные военные действия - и в подготовку к такой крупномасштабной войне, которая вряд ли будет иметь место из-за существующих атомных арсеналов и несанкционированного распространения атомного оружия".

При этом, говорится далее, в относительном выражении Россия тратит больше на силовые функции, чем США. "Такова разница между страной с относительно либеральным внутренним устройством и практически диктатурой, которая в значительной степени полагается на подавление инакомыслия и должна сохранять большие правоохранительные ведомства под централизованным контролем", - отмечает Бершидский.

"Россия может показать миру, как эффективно тратить на более чем достаточную оборону - но вместо этого она вовлечена в гонку вооружений против своего развития, - считает автор. - Годами она недостаточно финансировала такие сферы, как образование и здравоохранение, подрывая то, что, согласно заявлению Путина на пресс-конференции, является его видением будущего страны - гибкого, основанного на технологиях и высокопроизводительного". Судя по ответам Путина журналистам в четверг, он по-прежнему предпочитает этого не замечать, заключает автор.

Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424937 Леонид Бершидский


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424930 Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили: Как я попал из губернаторского кресла в тюремную камеру

Михаил Саакашвили | The New York Times

"Возможно, я первый со времен Габсбургов экс-глава государства, который сделался лицом без гражданства", - пишет в своей статье в The New York Times экс-президент Грузии и экс-губернатор Одесской области Михаил Саакашвили.

"В прошлом меня также называли одним из злейших врагов президента Владимира Путина. И все же недавно я провел три дня в одиночной камере, куда меня заключила Служба безопасности Украины, обвинившая меня, в частности, в том, что я агент российской спецслужбы", - говорится в статье.

Напомнив, как он начал участвовать в украинских реформах и получил украинское гражданство, отказавшись при этом от гражданства Грузии, Саакашвили пишет: "Я добровольно вызвался стать губернатором Одесской области, чтобы защитить ее от российских попыток взять ее под контроль, а также чтобы дать быстрый старт реформам в ней".

"Все шло хорошо, но к концу 2016 года мы обнаружили, что центральное правительство преграждает путь нашим попыткам осуществления реформ. Порошенко - олигарх, разбогатевший при старой системе, - и его окружение не только перестали помогать моей команде в Одессе и другим реформаторам в правительстве, но также стали прямо подрывать некоторые из наших первоначальных достижений", - заявляет автор. По мнению Саакашвили, причины в том, что расширение транспарентности сужало простор для обогащения этих лиц, а Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), созданное при его содействии, преследовало некоторых приближенных Порошенко.

Саакашвили напоминает хронику дальнейших событий (ушел в отставку, основал оппозиционную партию, был лишен гражданства, НАБУ подверглось атаке).

На прошлой неделе Саакашвили задержали.

"Генпрокурор объявил, что я - агент российской секретной полиции, а моя цель - дестабилизация Украины", - отмечает Саакашвили.

"Украина действительно дестабилизируется Россией. И у России действительно есть могущественные союзники по этой дестабилизации: отечественная, алчная и коррумпированная элита Украины, превратившая страну, которая могла быть одной из богатейших в Европе, в одну из беднейших", - комментирует Саакашвили.

"Я верю в великое будущее Украины. На мой взгляд, как и в других странах Восточной Европы, ключ к ее успеху в том, чтобы переломить тенденцию, при которой побеждают олигархи, умеющие манипулировать выборами", - пишет Саакашвили.

Напомнив, что судья Лариса Цокол отказалась вынести решение о его аресте, Саакашвили сообщает: "Теперь я буду оспаривать предъявленные мне обвинения, и я уверен, что буду полностью оправдан. Судья Цокол - лишь одна из множества храбрых людей, которые есть на Украине. Эти люди - надежда и будущее страны".

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 декабря 2017 > № 2424930 Михаил Саакашвили


Россия. ПФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > mvd.ru, 14 декабря 2017 > № 2435013 Вадим Басиров

Как испаряется чёрное золото.

Республика Башкортостан по объёму добычи нефти занимает девятое место в России, а по её переработке и производству нефтепродуктов - первое. Высокая доходность операций в топливно-энергетическом комплексе привлекает внимание криминальных структур. Ущерб от их деятельности измеряется сотнями миллионов рублей. О ситуации в регионе корреспонденту «Щита и меча» рассказал начальник отдела по выявлению преступлений в сфере ТЭК, оборонно-промышленного комплекса, природных ресурсов и внешнеэкономической деятельности МВД по Республике Башкортостан майор полиции Вадим БАСИРОВ:

- Крупные нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие и транспортирующие компании - это «Башнефть-Добыча», «Транснефть-Урал», «Лукойл». За 11 месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого количество выявленных в республике преступлений в сфере ТЭК выросло на 4 %. Несмотря на это мы отметили снижение зарегистрированных фактов врезок в нефтепровод.

Этого удалось достичь благодаря налаженному взаимодействию со службами безопасности нефтяных компаний. При получении оперативной информации мы вместе с работниками составляем план мероприятий и неукоснительно его придерживаемся. Распределяем зоны ответственности с учётом оперативной обстановки, объекта преступного посягательства. Иногда, чтобы задокументировать факты хищения, требуются месяцы.

Кроме того, на снижение числа врезок повлияло и изменение правоприменительной практики. Ранее подозреваемым мы предъявляли обвинения по каждому спаду давления в трубопроводе, разбивая уголовное дело на эпизоды. Теперь подобное преступление рассматривается как единое.

Способы совершения хищения преступники с каждым годом модернизируют. Как правило, врезки организуют бывшие либо действующие работники нефтедобывающих компаний. Они образованны, владеют знаниями технических условий трубопровода, обладают современной техникой. Чтобы металлоискатель не засёк отвод, жулики используют полиэтиленовые шланги. Кроме того, они применяют метод горизонтального бурения, который отличается скоростью работ, меньшими финансовыми и трудовыми затратами, возможностью делать врезку в труднодоступных местах. Ну а главное преимущество - установка горизонтального бурения позволяет ворам оставаться вне зоны визуального контроля.

Осенью 2014 года преступники посягнули на магистральный нефтепродуктопровод «Пермь-Андреевка», принадлежащий ООО «ЛУКОЙЛ-Транс». Мужчины протянули в безлюдной местности от врезки до деревни Байсарово в Янаульском районе шланг длиной 6 км, который накрыли травой и ветками. Похищенный дизель сливали в специально оборудованное подземное металлическое хранилище, а затем перевозили на лесовозе либо в «газели» с замаскированной бочкой. По данным следствия, преступники похитили 7,5 т топлива стоимостью 220 тысяч рублей. Янаульский районный суд приговорил преступников к условному лишению свободы на срок от 3,5 до 4,5 лет.

Но и наши сотрудники совершенствуют методы документирования данного вида преступлений, привлекают Авиационный отряд спецназначения Росгвардии России.

Например, в августе 2017 года с его помощью полицейские задокументировали врезку в Ермекеевском районе. Вместе с работниками службы безопасности сотрудники установили дополнительные факты преступной деятельности группы по четырём эпизодам. Задержали злоумышленников ночью. Из трубопровода похищено 20 т нефтепродукта.

Наиболее популярны врезки в трубопроводы со светлыми нефтепродуктами. Ведь сбыть готовый бензин гораздо проще, чем непереработанное сырьё. Кстати, топливо воруют не только из трубы. В прошлом году автозаправочная организация Татарии отправляла бензовозы на нефтезаводы Башкирии, закупая таким образом продукт для реализации на АЗС. Автоцистерну в пункте залива после загрузки опечатали. Грузовик заезжает в пункт налива в микрорайоне Черниковка г. Уфы. Там срывают пломбу, отливают бензин, заливают бодягу и отправляют в Татарстан. Хозяин АЗС даже и не подозревает, что продаёт разбавленный бензин, а водитель и сообщники получили выгоду, реализовав похищенное в республике и в соседнем регионе. По факту хищения продолжается следствие.

Впрочем, хищения нефтепродуктов - не единственный вид преступлений в сфере ТЭК. К ним относятся и присвоение товарно-материальных ценностей работниками компании, незаконное возмещение налога на добавленную стоимость предприятиями, осуществляющими деятельность в сфере топливно-энергетического комплекса.

А вот мошенничества при заключении договоров купли-продажи нефтепродуктов не подпадают под критерий преступлений в сфере ТЭК, поскольку, по мнению прокуратуры, предметом преступного посягательства здесь являются не нефть, не оборудование, а денежный оборот. И тем не менее раскрытием подобных преступлений занимаются наши сотрудники. Три месяца назад между предприятиями Казахстана и нашей республики состоялась сделка на 40 млн рублей. Деньги зарубежные партнёры перечислили, а продукт не получили. Мы возбудили уголовное дело по факту мошенничества, во взаимодействии с Интерполом расследуем преступление. Подозреваемый находится в федеральном розыске.

Когда оперативная информация поступает из подразделений, нам зачастую приходится выезжать на места, подключаться к расследованию, помогать коллегам в районах. Это усложняет работу в отделе министерства. Поэтому мы обратились к руководству с ходатайством увеличить штатную численность нашего подразделения. Надеюсь, будем услышаны.

Записала Алёна МАЛЬЦЕВА

Россия. ПФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > mvd.ru, 14 декабря 2017 > № 2435013 Вадим Басиров


Россия. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 декабря 2017 > № 2425744 Изабель Мандро

Путин закрепляется на Ближнем Востоке

В ходе недолгого визита в Сирию российский лидер объявил о выводе войск после «победы» над ИГ, а затем отправился в Египет и Турцию.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Владимир Путин посетил российскую базу Хмеймим, впервые ступив на сирийскую землю с начала военного вмешательства в поддержку режима Башара Асада в сентябре 2015 года.

По дороге в Египет, где 11 декабря состоялась его встреча с Абдул-Фаттахом Ас-Сисси, российский лидер совершил неожиданную остановку, отдав своим войскам приказ возвращаться «домой». «Хорошо, что мы встречаемся в такой обстановке, когда нам есть что отметить: имею в виду результаты совместной работы», — заявил он президенту Сирии, который ранним утром вышел встретить его у трапа Ту-214.

«Мною принято решение: значительная часть российского воинского контингента, находящегося в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой, в Россию», — объявил глава государства. Как бы то ни было, почти то же самое он говорил еще 14 марта 2016 года в Москве. «Считаю, что задачи, поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены. Поэтому приказываю с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики», — заявил он министру обороны Сергею Шойгу. Кроме того, в ноябре Путин дважды упоминал окончание операций в стране.

Скепсис США

В Пентагоне новость восприняли с определенным скептицизмом. «Заявления России о выводе войск зачастую не сопровождаются реальным сокращением контингента и не меняют приоритетов США в Сирии, — заявил официальный представитель ведомства Адриан Рэнкин-Гэллоуэй (Adrian Rankine-Galloway). — Международная коалиция продолжит операции в Сирии и будет оказывать поддержку местным силам».

Президент Франции Эммануэль Макрон, в свою очередь, уже говорил, что военные операции коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация, прим.ред.) будут идти до февраля 2018 года.

Как бы то ни было, в понедельник российский лидер посчитал нужным уточнить, что обе базы России в Сирии продолжат работу. «И если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем им такие удары, которых они пока и не видели», — пообещал он.

Этой поездкой Путин стремился в первую очередь перетянуть на себя провозглашенную «победу» над ИГ, хотя основные достижения в борьбе с джихадистским движением находятся на счету «Сирийских демократических сил». Это арабо-курдское объединение получает поддержку от международной коалиции, а в октябре взяло Ракку, сирийскую столицу «халифата».

Вопрос палестинских территорий

Как отмечает российский эксперт Дмитрий Тренин, новость о выводе войск означает конец кампании, но не военного присутствия России и не ее участия в политических дела региона.

После Сирии Путин тем же днем успел побывать в Египте и Турции. Ускоренное дипломатическое турне на Ближнем Востоке позволяет президенту-кандидату (недавно он заявил о решении баллотироваться на четвертый срок) закрепиться в самом центре международной игры в тот самый момент, когда США Дональда Трампа сеют разброд среди партнеров.

Россия намеревается извлечь выгоду из своей роли в Сирии, а также упрочить свое присутствие в других странах, например, в Ливии, где на нее устремлено все больше взглядов. Идет она и по пути сближения с Египтом, традиционным союзником США. Как писала 30 ноября The New York Times, стороны уже заключили принципиальную договоренность по использованию российской военной авиацией египетского воздушного пространства и баз.

В Каире, где египетский переводчик Ас-Сиси называл его «Ваше Величество», Путин поднял вопрос палестинских территорий и призвал к возобновлению палестино-израильских переговоров по статусу Иерусалима, который Вашингтон недавно признал столицей еврейского государства.

В Анкаре, где у него состоялась беседа с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, российский лидер осудил американское решение, которое «не помогает урегулированию ситуации на Ближнем Востоке, а наоборот, дестабилизирует и без того сложную обстановку в регионе», и выступил за прямой диалог Израиля с Палестиной.

Конгресс сирийского национального диалога в Сочи

Как бы то ни было, на встрече с турецким союзником Путин сделал упор на проведении Конгресса сирийского национального диалога в Сочи в начале следующего года. В конце ноября этой теме был посвящен саммит двух лидеров и президента Ирана Хасана Роухани, однако им так и не удалось решить все спорные вопросы.

На базе Хмеймим президент поблагодарил выстроившихся по стойке «смирно» военных за «искоренение того абсолютного зла, которым является терроризм». Хотя точное число развернутых в стране войск (по разным оценкам, речь идет о нескольких тысячах человек) не называлось, Путин перечислил их: «Летчики, моряки, силы спецопераций, разведка, военнослужащие органов управления и снабжения, военной полиции, медицинской службы, саперы, советники в боевых порядках сирийской армии проявили лучшие качества русского, российского солдата». Упоминались и «потери», точных данных по которым тоже нет.

«Меня все же слегка удивляет, что Россия приписала себе военную победу над ИГ», — отметил 8 декабря министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian). В Москве резко отреагировали на эти слова. «За три года своего существования коалиция только недавно добилась первого «результата» в борьбе с ИГ в Сирии — уничтожив массированными бомбардировками Ракку вместе с мирными жителями», — говорится в пресс-релизе Министерства обороны России.

Россия. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 декабря 2017 > № 2425744 Изабель Мандро


США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал

Чем больше Евросоюз расширяется, тем больше контролируется НАТО – французский эксперт

Евросоюз переживает не лучшие времена. Из-за непростых отношений России и США Европа оказалась втянута в невыгодные «санкционные войны». Америка в этой ситуации говорит с позиции сильного, ведь безопасность ЕС целиком зависит от НАТО. При этом расширение Евросоюза увеличивает влияние НАТО на европейский проект. Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал французский политолог, специалист по геополитике и международным отношениям, известный публицист Александр Дель Вал.

- Господин Дель Вал, Франция когда-то продвигала идею о формировании оси США – «старая Европа» с приглашением в этот союз России. Сегодня очевидно, что подобный план отсрочен если не навсегда, то надолго. Россия объявлена врагом, доверие подорвано, охладели и трансатлантические отношения. В чем корень этих зол, что пошло не так?

- Франция не объявляла Россию своим врагом. Такая риторика исходит не от Парижа, а от системы НАТО и глубинного государства США. Причина очевидна – это опасения американцев и НАТО, что Россия объединится со «старой Европой».

Благодаря России Европа обеспечила бы себя энергоносителями, превратилась бы из «слабой» зоны в «сильную», в ней усилился бы патриотизм.

И с кем-то вроде Путина Европа стала бы гораздо более активной и играла бы по своим правилам. С Россией Европа перестала бы быть «протекторатом» США или того мирового объединения, которое американский социолог Бенджамин Барбер называет «МакМиром». Этот термин означает «американо-англосаксонскую империю», которая контролирует «периферию», окружает российскую «центральную часть» и формирует практически все международные механизмы, а также контролирует судоходные маршруты свободной торговли.

По этой причине (сдерживание и окружение России-«центра» и Китая – конкурента США) делается все возможное, чтобы убедить европейских лидеров следовать антироссийской стратегии. Европейских лидеров нельзя назвать геополитически независимыми, поскольку оборона Европы осуществляется НАТО и США.

С одной стороны, некоторые европейские лидеры хотели бы иметь хорошие отношения с Россией и даже с Ираном. Но из-за американской политики, которая заставляет союзников США придерживаться антироссийских взглядов и стратегии «нового сдерживания», это едва ли осуществимо. А вот значительная часть лидеров «новой» Восточной Европы (Польша, страны Прибалтики, Румыния и другие) занимают пронатовскую позицию и гораздо сильнее настроены против России, чем страны «старой Европы» (Франция, Италия, Греция и т.д.).

Чем больше Европа расширяется, тем больше она теряет независимость и становится зоной, контролируемой НАТО. По этой причине нежизнеспособны панъевропейские и пророссийские геополитические взгляды. «Старая Европа» и Евросоюз должны следовать за Западом и его лидером – США. Это не хорошо и не плохо, это просто факт.

Невозможно отрицать, что постсоветская Россия все еще воспринимается и изображается врагом, как это было во времена холодной войны. Несмотря на то, что ни берлинской стены, ни СССР с 1990-х не существует. Я думаю, холодная война все еще идет, и это то, что я называю «новым сдерживанием сдерживанием» или даже «новым «откатом назад».

- Западные государства активно выступали за смену режима в Сирии. Но ведь альтернативой Башару Асаду были радикальные группировки. Их укрепление на Ближнем Востоке – это экзистенциальная угроза для Европы. В чем причины этого противоречивого курса ряда западных государств?

- Евросоюз ведет странную игру, западные правительства играют с огнем. Стратегия Запада не особенно изменилась со времен холодной войны: Запад все еще использует то, что я называю «джихадистской парадигмой». Это означает использование некоторых суннитов-салафистов, такфиристов, джихадистов, которые могут быть «полезны» для уничтожения национальных государств, которые слишком близки к России или слишком независимы, а также врагов Саудовской Аравии, Катара и Братьев-мусульман. Они тесно связаны с западным блоком еще со времен холодной войны и даже раньше, со времени так называемого пакта Куинси (союза между президентом Рузвельтом и бывшим королем Саудовской Аравии ибн Саудом).

По той же причине на протяжении многих лет Запад пытался ослабить кемалистов в Турции. В сущности, Запад предпочитает исламистов кемалистам-националистам. Я много раз бывал в Турции и был крайне удивлен после разговора с местными военными и националистами, поскольку они постоянно обвиняют «предполагаемо» демократический и секулярный Запад в поддержке радикальных исламистов в Турции (Рефах, Партия добродетели, Партия справедливости и развития).

Как я писал в своих книгах (например, «Исламизм и Соединенные Штаты: альянс против Европы»), многие американские, западные и европейские лидеры «во имя демократии» предпочитают радикальные исламистские группировки, а не секулярные национальные государства.

- На постсоветском пространстве после распада СССР развернулась борьба за влияние. НАТО продолжает расширяться в Восточной Европе на Балканах. Насколько велики риски эскалации конфликта и войны?

- Ответ в данном случае заключен в вопросе, поскольку, как нам известно, причина войны в Грузии, а затем и в Украине – это самонадеянность Запада, который хотел бесконечно расширять свою «империю» (НАТО и ЕС) на восток, чтобы отобрать территорию российского «контролируемого соседства». Мы все знаем, что это была «красная линия» для Москвы. После развала СССР и конца холодной войны была заключена неформальная сделка между США и Россией: США обещали не расширять НАТО на восток, нослово не сдержали.

Россия с трудом приняла, что Польша, страны Прибалтики, Румыния, бывшая Чехословакия и даже Болгария вступят в НАТО. Но такое же решение со стороны Украины и Грузии было неприемлемым для Москвы из-за стратегической важности Крыма и выхода к Черному морю. ЕС и США помогли антироссийским партиями и силам в западной Украине свергнуть предыдущего законно избранного президента Виктора Януковича, чтобы заменить его пронатовскими и антироссийскими силами. Россия считает эти «мягкие цветные революции» в Грузии и Украине (2004-2008 гг.) геополитической и стратегической «агрессией».

Кризис на Украине и гражданская война доказывают, что нам стоит сменить свое отношение и быть сдержаннее. Однако НАТО, не сумев извлечь урок из ужасающей гражданской войны на Украине, все еще делает все возможное, чтобы расширить сферу влияния на восток, на Балканы (Черногория недавно стала частью НАТО). Предпринимаются попытки повлиять на Швецию, Норвегию и другие нейтральные государства с тем, чтобы они вступили в НАТО. США прекрасно понимают, что Россия не станет мириться с расширением НАТО у своих границ. Я думаю, это делается с целью спровоцировать «жесткую реакцию» со стороны Москвы.

Геополитическая задумка состоит в том, чтобы заставить Москву совершить ошибку, чтобы ее можно было обвинить в нарушении международных границ, международного права и прав человека. Именно этого США хотели добиться, провоцируя Москву поддержкой антироссийского путча на Украине.

На самом деле Америка не боится Россию. Однако США недооценили РФ и ее способность сплотить государства, которые вместе хотят бросить вызов мировой монополии Штатов. Америка хочет заставить Россию совершать ошибки, чтобы ее можно было назвать государством, угрожающим международной безопасности. Это делается для того, чтобы предотвратить геостратегический союз между Западной Европой и Россией, разделить континент.

*Братья-мусульмане, Аль-Каида – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > lgz.ru, 13 декабря 2017 > № 2474368 Валерий Новожилов

Человек с ружьём – человек культурный

Литература и армия всегда в России шли в одном строю

Современная армия требует и современно подготовленного воина. Но достаточно ли умения управлять сложной техникой и оружием? Каким сегодня должен быть защитник Отечества? О роли культуры в воспитании призывника, солдата, офицера размышляет генерал-лейтенант запаса Валерий Новожилов.

«ЛГ»-ДОСЬЕ:

Валерий Новожилов – генерал-лейтенант запаса, советник председателя ДОСААФ России, доктор исторических наук, доктор педагогических наук, заслуженный работник культуры Российской Федерации, почётный сотрудник МВД России. Родился в 1963 году в Ленинградской области. Окончил Ленинградское суворовское военное училище, Минское высшее военно-политическое общевойсковое училище, Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. С 1985 года проходил службу на различных должностях в Краснознамённом Туркестанском военном округе Минобороны СССР, с 1994-го – во внутренних войсках МВД России (от офицера управления по работе с личным составом до заместителя главнокомандующего). Награждён орденами «За военные заслуги», Почёта, многими медалями.

– Валерий Юрьевич, «Литературная газета» неслучайно выбрала вас, человека военного, в собеседники на тему культуры, ведь практически всю свою сознательную жизнь вы занимались вопросами культуры.

– Спасибо за такое внимание… Человек с ружьём – от солдата до генерала – не чужд литературе и искусству, в большинстве своём он человек образованный и культурный, каким и должен быть защитник Отечества.

И я очень рад очередной деловой встрече с авторитетным изданием, тем более что опыт сотрудничества у нас уже есть – вскоре после воссоединения Крыма с Россией я встречался с журналистами «Литгазеты», и мы долго и обстоятельно беседовали на военно-исторические темы. Уж не сочтите за лесть, но «Литературка» – одно из любимейших моих изданий ещё с курсантских лет: не только сам читал каждый номер, но и всегда рекомендовал её как просветительское, душеполезное чтение сослуживцам, подчинённым, в особенности политработникам, офицерам воспитательных структур.

Для меня «Литгазета» – не просто надёжный «компас в книжном море», но и точный барометр в обширном общественно-политическом, культурном пространстве. Вот увидел на первой странице одного из недавних номеров короткую аннотацию-анонс о мемуарной книге Владимира Карпова «Жили-были писатели в Переделкино» – тут же заказал через интернет-магазин и прочитал в один присест. Опять же газета, отметившая 85-летие мудрого русского писателя Василия Ивановича Белова, сподвигла недавно в очередной раз взять с полки его книги – «Привычное дело» перечитал буквально за один вечер…

– Ответственность за судьбу Оте­чества должны по-особому чувствовать люди военные. Валерий Юрьевич, вы с юных лет – человек в погонах и, надо полагать, на собственной судьбе ощутили, насколько важно воспитание в духе патриотизма, высокой нравственности и общей культуры именно вооружённого защитника Отечества…

– По жизни так складывалось, что я ещё с суворовских лет не просто жил литературой, искусством, культурой, но и потом стал плотно заниматься собственно культурологией, старался глубже изучить историю формирования духовной культуры русской армии. Кстати, эта проблема легла в основу моей диссертации. Всегда говорил и говорю в любой аудитории людей военных или гражданских, занимающихся военно-патриотическим воспитанием, что и военно-теоретическое, и духовно-нравственное наследие русской армии – бесценный, неисчерпаемый, и, что важно, не теряющий актуальности кладезь мудрости.

Не так давно читал эпистолярное наследие Михаила Васильевича Ломоносова. И вот какое завещание, удивительное по глубине мысли, провидческое, актуальное доныне оставил нам русский гений-самородок. Это его письмо графу Шувалову, датированное ноябрём 1761 года, и прежде практически неизвестное, нелишне сегодня процитировать. Вот основные ломоносовские заветы потомкам: «Первое – «о размножении и сохранении российского народа». Второе – «о истреблении праздности». Третье – «о исправлении нравов на большем народа просвещении». Четвёртое – «о сохранении воинского искусства во время долговременного мира». Комментарии, как говорится, излишни.

В другие времена были у нас и другие призывы-назидания, которые сомнению не подвергались: «Учиться военному делу настоящим образом», «Народ и армия едины»… Ведь армия-то наша, которую в одно время было принято называть впрямую «сколок общества», вся выходила и выходит из народа нашего. И ведь сегодня в Вооружённых силах России, в Росгвардии, погранвойсках, МВД и МЧС служат наши соотечественники, для кого-то сыновья, братья… А для многих допризывников, суворовцев, нахимовцев, кадет – отцы… Вот почему и военно-патриотическое воспитание молодёжи, и её предметная допризывная подготовка – звенья одной цепи.

Современная армия требует современно – и своевременно! – подготовленного воина. Сегодня это человек, умеющий управлять сложной техникой и оружием в бою учебном и готовый ещё сноровистей работать в бою реальном. Срок службы по призыву – год. Техника и вооружение – всё сложнее. Тут и растёт значение допризывной и вневойсковой подготовки, растёт значение ДОСААФ – общественно-государственной организации, вносящей важный, серьёзный и существенный вклад в дело укрепления национальной безопасности.

Сегодня, это очевидно для всех, от армии, от призыва юноши, как ещё пятнадцать-двадцать лет назад, не бегут, напротив, считается престижным учиться в военных вузах, служить по призыву, в том числе в научных, спортивных ротах. У нас перестали стесняться военной формы, офицером быть – снова становится престижно. А посмотрите, сколько генералов и офицеров приходит на ответственные посты в государственных, управленческих структурах. Как тут не вспомнить знаменитое драгомировское: «Ежели офицер не сделает, то и никто не сделает»! Сегодня некоторые кадетские классы, корпуса, училища берут «под крыло» силовики. К примеру, знаю не понаслышке, Московское президентское кадетское училище имени Михаила Шолохова войск национальной гвардии. Прекрасные ребята! Завёл как-то разговор с кадетами-старшеклассниками, поинтересовался, знают ли они творчество великого писателя. Понятное дело, глубоко осмыслить «Тихий Дон» в юные лета не каждому дано. Но вот «Они сражались за Родину» кадеты прекрасно знают, и фильм видели, и книгу читали. Подумал, что это преподаватели, воспитатели директивно насаждают «культ Шолохова». Так нет, пошёл разговор и о «Горячем снеге» Юрия Бондарева, и о «Живых и мёртвых» Константина Симонова – и о фильмах, и о книгах…

– Валерий Юрьевич, а вы не боитесь, что пацифисты могут вас обвинить в призыве к «милитаризации» общества…

– Да не о том речь! Просто надо смотреть в корень проблемы. А то ведь у нас как бывает: молодёжь порою исповедует и пропагандирует так называемый стиль милитари – армейские ботинки, камуфлированные штаны, футболки с лейблом «спецназ»... А внутри – пустышка!

Вот несколько фактов в тему. Государь-император Николай II носил полковничью форму, и царевич Алексей одевался по-военному – то в матроску, то в черкеску с башлыком, то в пехотную серую шинель. И это было не просто детское подражание взрослым. Это было военно-патриотическое воспитание не только в среде придворных генералов (многие, кстати, изрядно повоевали!), но и среди солдат, матросов, юнкеров… И сам Николай II надевал военную форму не только для того, чтобы попозировать дивному портретисту Валентину Серову. Государь всегда живо вникал в повседневную жизнь своего войска, а однажды вместе с солдатами прошёл 30-километровый марш с полной боевой выкладкой, чтобы на своём, как говорится, горбу испытать, каково это – тянуть солдатскую лямку…

И никто не говорит о том, что сегодня стоит задача всех, к примеру, суворовцев, кадет сделать на всю жизнь военными. Но начальная военная подготовка, школьные основы военной службы, жизнь по армейским законам хотя бы в юные лета – залог прочности характера. Поддержка со стороны государства таких общественных движений, как нынешняя «Юнармия», – полезное дело.

Вспоминаю с благодарностью и душевным волнением, что у нас в суворовском училище просто царил культ непобедимого русского генералиссимуса. Его «Науку побеждать» чуть ли не наизусть знали, заветы его были и остаются святы. Разве устарело сегодня суворовское наставление: «Командиру необходимо непрерывное образование себя науками с помощью чтения»? А если обратим этот завет не к командиру только, но ко всякому гражданину, патриоту Отечества, разве «образование … с помощью чтения» будет лишним? Убеждён, военно-патриотическое воспитание подразумевает, не в последнюю очередь, воспитание человека культурного. А для этого, как сказал наш президент, в обществе необходимо формировать такую культурную среду, такие ценности, которые бы опирались на нашу историю, традиции, объединяли бы время и поколения, способствовали консолидации нации.

– А что в вашем понимании «культура»?

– Работая над своей докторской диссертацией, я насчитал несколько десятков толкований слова «культура». Понятие это весьма многозначно. Но сегодня не будем говорить о штабной культуре, физической культуре, культуре поведения в обществе, культуре питания, культуре технической… Культура – это то, что определяет национальную идентичность, чего нельзя увидеть глазами, нельзя ни потрогать, ни взять в долг, ни заложить, ни осязать, а тем более купить, но можно передать. «Традиция» в переводе означает «передача» – слово русское, честное и точное. Нам часто внушали, и мы внушаем молодым воинам, курсантам, кадетам: «Надо свято сохранять и приумножать славные боевые традиции…». Но при этом надо пояснять, что традиция – это память, а память – воздух культуры и душа нации, а вместе с тем и школы, и армии, и семьи. Культура есть здравый смысл, ибо она – психическое здоровье. Культура есть достоинство и совесть, ибо она – нравственное здоровье. И никому не надо бояться человека с ружьём, стоящего на страже безопасности государства, профессионала, человека воспитанного, образованного, культурного…

Беседу вёл Николай Скарятин

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > lgz.ru, 13 декабря 2017 > № 2474368 Валерий Новожилов


Сирия. Ирак. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 13 декабря 2017 > № 2423579 Марианна Беленькая

Попытка №3. Окончена ли война в Сирии

Марианна Беленькая

Теперь в сирийском урегулировании многое будет зависеть от того, получится ли у Москвы реализовать свою идею Конгресса национального диалога в Сочи. Запад пока не торопится поддержать эту российскую инициативу, но год назад попытки России посадить за один стол в Астане различные военные группировки тоже казались безумной затеей. И все же это удалось. Астанинский формат переговоров привел к созданию зон деэскалации, и это реальный результат, несмотря на все оговорки

Президент России Владимир Путин решил поставить точку в войне с террористической группировкой «Исламское государство» (запрещено в РФ), а заодно вырваться вперед в споре с западными коллегами, кто именно победил террористов, лично объявив о выводе значительной части российского военного контингента из Сирии. Однако остаются вопросы. Действительно ли Россия ставит точку в войне? Вышла ли она из сирийского конфликта победительницей? А главное, что считать победой, действительно ли ИГ повержено?

В Госдепартаменте США, комментируя вывод российских военных, подчеркнули, что международная коалиция продолжает свою работу в Сирии и Ираке, так как на территории этих стран по-прежнему остаются боевики ИГ и ситуацию еще нужно стабилизировать.

Победа или нет?

Не согласиться с этим комментарием трудно. По данным Пентагона, в Ираке и Сирии еще не сложили оружие около трех тысяч боевиков этой группировки. По сравнению с десятками тысяч три года назад цифра небольшая. Но нельзя забывать, что многие боевики не были уничтожены. Часть иностранных наемников вернулась на родину или попыталась перебазироваться в другие неспокойные регионы, а сирийские и иракские боевики ИГ пытаются раствориться среди населения. ИГ удерживало населенные пункты годами, это вряд ли было бы возможно без поддержки местных жителей.

«Исламское государство» как структура, претендовавшая на создание собственного государства, потерпело поражение. Но как террористическая группировка продолжает существовать, так же как продолжает уже долгие годы функционировать не менее запрещенная в РФ «Аль-Каида». ИГ cохранило систему управления, достаточно ресурсов и сторонников для организации терактов как на территории Сирии и Ирака, так и за пределами этих стран. Продолжаются атаки ИГ на позиции сирийских военных.

Неопределенной остается ситуация и с другими террористическими группировками, в том числе «Хейат Тахрир аш-Шам», основой которой является «Джебхат ан-Нусра». Они по-прежнему сражаются друг с другом и сирийской армией. Несмотря на договоренности и зоны деэскалации, до сих пор происходят столкновения между сирийской армией и отрядами вооруженной оппозиции.

Война в Сирии не закончена. Так не слишком ли рано Россия празднует победу? Полтора года назад Путин уже объявлял о выполнении стоящей перед Минобороны задачи и приказал начать вывод основных сил из Сирии. Но в итоге военная операция была продолжена.

Однако сейчас расклад сил в Сирии и в Ираке существенно отличается от марта 2016 года. ИГ потеряло контроль над всеми крупными населенными пунктами в обеих странах и остается, по разным оценкам, на 1–3% территории Сирии. Под контролем сирийских властей примерно две трети страны, остальное удерживают курды и различные отряды вооруженной оппозиции. И в этом контексте российские военные справились со своей задачей – продвижение ИГ остановлено, власть в Дамаске сохраняется.

Нужно ли России продолжать держать крупный военный контингент на чужой территории? У США, по официальным данным, 2000 военных в Сирии и 5200 в Ираке. Численность российской группировки в Сирии в последнее время официально не называлась. Известно лишь, какие силы из Сирии уходят или уже ушли. По словам командующего группировкой войск РФ в Сирии генерал-полковника Сергея Суровикина, те, кто остается, способны выполнять задачи с той же эффективностью, что и раньше. Тем более, как уже неоднократно демонстрировала Россия, удар по террористам можно наносить и не находясь непосредственно на сирийской территории.

Россия также оставляет за собой базы в Хмеймиме и Тартусе и достаточный персонал для их обслуживания и охраны. И вообще, судя по заявлениям Путина, Москва по-прежнему готова продолжить операцию в Сирии в случае необходимости.

А необходимость может возникнуть в любой момент. Возрождение ИГ или усиление какой-нибудь другой похожей группировки вполне реально, если в Сирии не будет найден политический консенсус, а перспективы его достижения пока нерадужные.

Сочи и Женева

Политическое урегулирование в Сирии не двигается. Сирийские власти обиделись на принятое в конце ноября оппозицией заявление, что президент Башар Асад должен уйти в отставку до начала переходного периода. После этого Россия с трудом уговорила официальный Дамаск принять участие в переговорах с оппозицией в Женеве. Но это не спасает ситуацию. Приехать еще не означает договориться. Каким может быть компромисс и может ли он вообще быть найден, не знает никто.

Россия тем временем предлагает свое видение дальнейшего урегулирования в Сирии. Началом политического процесса должно стать создание и проведение Конгресса национального диалога. По российской задумке, в рамках этой новой структуры должны быть рассмотрены такие вопросы, как будущее государственное устройство, конституция и проведение на ее основе выборов под контролем ООН.

Официально это не замена переговорам в Женеве, а дополнение к ним. Хотя в арабских СМИ появилась информация, что спецпосланник ООН по сирийскому урегулированию Стаффан де Мистура предположительно заявил оппозиции, что провал переговоров в Женеве будет означать перенос процесса политического урегулирования в Сочи.

Вдохновившись астанинским форматом, когда России, Турции и Ирану удалось усадить за стол переговоров различные сирийские вооруженные группировки, российское руководство решило попробовать повторить этот подвиг на политическом поле. В октябре президент Путин предложил собрать в Сочи представителей этноконфессиональных общин и политических партий Сирии, чтобы они могли выразить свое мнение о будущем страны.

Идея была неожиданной и для самих сирийцев, и для партнеров Москвы по астанинскому формату. Анкара воспротивилась участию в конгрессе представителей курдской партии Демократический союз (ДС), которая причислена в Турции к террористическим организациям. Однако именно ДС является основной политической силой в Сирийском Курдистане, а курдские ополченцы составляют большинство внутри Сил демократической Сирии (СДС), контролирующих практически четверть территории страны. Без курдов проведение конгресса бессмысленно. Нашли ли Турция и Россия взаимопонимание по этому вопросу, пока неясно, но отношение Анкары к идее проведения конгресса стало мягче. По крайней мере, так это видится из Москвы.

Главный вопрос

По последней версии, конгресс состоится в начале следующего года. Но по-прежнему открытыми остаются вопросы: какие сирийские силы приедут в итоге в Сочи, насколько они будут легитимны, кто возглавит конгресс и можно ли будет рассматривать этого человека как потенциальную альтернативу Асаду на время переходного периода или навсегда. И главное – собирается ли Москва держаться за Асада или же готовит почву для его плавного ухода. Судя по сияющему лицу сирийского президента в ходе визита Путина в Хмеймим, он уверен в своем будущем.

В последнее время официальная позиция и Москвы, и Вашингтона по Асаду сводится к одной мысли: решение о своем президенте должны принимать сами сирийцы. Но дальше начинается поле для интерпретаций. Оппозиция по-прежнему настаивает, что Асад должен уйти в отставку до начала переходного процесса. Сирийское правительство выступает за то, что Асад остается до выборов и может баллотироваться на очередной срок.

Что думают в этой связи основные посредники? На днях New Yorker со ссылкой на американских и европейских чиновников сообщил, что администрация США готова согласиться с российской позицией, которую также поддерживает Иран и в какой-то степени Турция, что Асад должен остаться у власти до президентских выборов в 2021 году.

Комментарий Госдепа по этой публикации был достаточно четкий: мы считаем, что будущее Сирии не будет включать в себя Башара Асада, но в конечном итоге это решат жители и избиратели Сирии. Со стороны Москвы спецпредставитель президента РФ Александр Лаврентьев в интервью Bloomberg заявил, что не видит причин, по которым Асад не должен или не будет баллотироваться еще на один президентский срок. «Это полностью его дело», – сказал Лаврентьев.

Возможность выдвинуть свою кандидатуру на очередной президентский срок для Асада заложена в российском проекте сирийской конституции, который появился еще в январе, в начале переговоров в астанинском формате. Однако, как сообщил автору российский дипломатический источник, российский проект – поле для обсуждения. «Это всего лишь проект. Мы попытались затронуть все острые моменты, которые вызывают вопросы, надеясь спровоцировать дискуссию и понять, что же хотят сирийцы. Переговоры в Астане в итоге сконцентрировались на других моментах», – пояснил источник. Он добавил, что теперь в Москве надеются, что широкая дискуссия о будущем Сирии сможет состояться в Сочи.

Многое зависит от того, получится ли у Москвы реализовать свою идею. Запад пока не торопится поддержать российскую инициативу с конгрессом в Сочи. Но год назад попытки России посадить за один стол в Астане различные военные группировки тоже казались безумной затеей. И все же это удалось. Астанинский формат переговоров привел к созданию зон деэскалации. И это реальный результат, несмотря на все оговорки. Как показала практика, положительный результат возможен, если к согласию приходят все основные стороны, заинтересованные в урегулировании сирийского кризиса. Прежде всего это Россия, США, Турция, Иран, Саудовская Аравия. Хотя ими список не ограничивается.

Учитывая число посредников и участников конфликта, варианты развития событий в Сирии возможны самые разные. Точных прогнозов нет ни у кого, в том числе у тех, кто участвует в переговорах.

Москве очень нужно добиться успеха в Сирии не только на военном, но и на дипломатическом поле. Только тогда можно будет сказать, что война действительно закончена. В противном случае успех будет обесценен. Стабильность в Сирии нужна и западным партнерам-соперникам России. Никто не заинтересован в повторении опыта Ирака, где политический хаос привел к триумфу ИГ. Но, глядя, как мировые державы стараются вырвать из рук другу друга лавры военной победы над «Исламским государством», можно представить, как они будут бороться за свой вариант политического урегулирования.

Сирия. Ирак. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 13 декабря 2017 > № 2423579 Марианна Беленькая


Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев

Победа в Сирии. Чем закончилась военная операция для России

Максим Артемьев

Историк, журналист

Есть мнение, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Что на самом деле выиграла Москва по итогам проведенной в Сирии операции?

Главы государств словно устроили соревнование — кто первым объявит о победе над ИГИЛ, запрещенной в России террористической группировкой? Тут отметились и Дональд Трамп, и премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади. Но Владимир Путин, кажется, сделал это наиболее эффектным образом — прямо на сирийской земле на авиабазе Хмеймим, убив двух зайцев: не просто продекларировал победу России и начало вывода войск, но и открыл свою избирательную кампанию, живо напомнив о своем полете на истребителе в кампанию 2000-го или о новогодней поездке в Чечню, где еще шли бои в 1999-м — через несколько часов после отречения Бориса Ельцина, назвавшего его своим преемником.

Однако попробуем отделить пиаровскую составляющую данного шага от realpolitik. Уничтожен ли ИГ? В целом можно говорить о конце этого квази-государства. В Ираке оно ликвидировано практически полностью, в Сирии под контролем ИГ остаются лишь разрозненные клочки территории. Это, разумеется, не исключает того, что партизанско-террористическая деятельность ИГ может в обозримом будущем продержаться неопределенно долго. Ведь данные экстремисты действуют и в Ливии, и в Египте, и в Нигерии.

Но дело даже не в этом (если говорить об уничтожении ИГ как о главной цели российской операции в Сирии). Новейшая история убеждает, что исламский фундаментализм напоминает многоглавую гидру: срубается одна голова – вырастает следующая. Была разбита в целом «Аль-Каида», но на ее обломках вырос ИГ. И неизвестно, что еще появится из его обломков. Точно так же разгром сепаратистов в Чечне в 1999-2000 годах привел к переходу мусульманских фанатиков в Дагестан и другие республики Северного Кавказа. Не ликвидирована питательная почва для проявлений экстремизма — а ее не уничтожить и за десятилетия, ибо радикализм подпитывается слишком сложным клубков факторов, многие из которых укоренены в истории и жизни как Ближнего Востока, так и мусульманского мира в целом.

Однако только ли борьбой с ИГ было обосновано российское вмешательство в Сирию? Напомним, в 2015 году на кону находилась судьба президента Башара Асада и его режима, которому угрожал не только ИГИЛ, просто победы последнего стали той каплей, которая и склонила чашу весов в пользу прямого участия России в сирийской гражданской войне.

А ведь основные противники Дамаска вышли на сцену задолго до ИГ, и сегодня они никуда не делись, напротив, сильнее прежнего. Даже российские авиаудары по т. н. «сирийской оппозиции» в 2015-2016 годах, так возмущавшие Запад, не привели к коренному перелому на фронтах войны с ней. Единственной удачей Асада стало занятие всего Алеппо — крупнейшего города страны. Но в условиях войны и бегства миллионов людей контроль над мегаполисом создает больше проблем, нежели преимуществ. Зато курды заняли Ракку — стратегически важный центр коммуникаций на Евфрате.

Сферы влияния

Если посмотреть на современную карту раздела теми или иными силами Сирии, то мы увидим, что курды контролируют практически всю Северо-Восточную Сирию, оппозиция и «Ан-Нусра» занимают стратегически важные районы вдоль границ с Турцией и Иорданией. При этом надо понимать, что после ударов американцев по силам Асада Дамаск боится предпринимать против них какие-либо меры.

Таким образом, «Сирия после ИГИЛ» — это не мирная страна, а государство, разрезанное на четыре минимум части, при не на четко выделенные территории, а представляющие собой чересполосицу. И поделена она не союзниками, а ярыми противниками, жаждущими уничтожения друг друга.

Поэтому перед нами на очереди следующий этап сирийской трагедии. Более-менее ясность существует только относительно курдов — понятно, что они никогда уже не пойдут на отмену своей автономии, благо имеют и вооруженные силы, и опыт самостоятельного существования, и компактную территорию, и поддержку Запада. Относительно них вопрос заключается только в том, согласятся ли они на автономный статус в составе Сирии, пусть даже при самом минимальном контроле Дамаска, или же их нынешняя де-факто независимость — лишь первый шаг к независимости де-юре? Единственное, что ограничивает последнее, — возможная реакция Турции, Ирака и Ирана.

Что касается остальных участников конфликта, то позиции и цели их настолько антагонистичны, что о примирении невозможно даже мечтать. Кроме того, усложняется международная обстановка на Ближнем Востоке вообще. Решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля спровоцировало мощный негативный отклик арабских государств. В секторе Газа уже объявили о начале третьей интифады.

Многие полагают, что вся сирийская кампания вообще была для Кремля поводом для торга с Западом вокруг Украины. Допустим, что это так на самом деле. Что выиграла тогда Москва? Что на что можно разменять? Сегодня особенных козырей на руках у нее нет, кроме возможности «сдать» Асада, но это было бы совсем неразумно после стольких лет его поддержки. Представляется, что вся сирийская кампания была со стороны России сплошной импровизацией без долгосрочной стратегии. Точнее, стратегия ясна — не дать пасть режиму Асада. Но вот для чего нужно его удержание и какой ценой — не очень понятно.

Из бесспорных геополитических объектов в Сирии имеется только порт в Тартусе. Но ценность его вряд ли может превысить совокупные затраты на войну в Сирии. Кроме того, его будущее зависит не столько от Асада, сколько от того, кто неизбежно придет ему на смену.

Сумма сирийского госдолга России составляла $13,4 млрд. Из них еще в 2005 году было списано $9,8 млрд. Остаток (возможно, резко выросший с тех пор с учетом военных поставок, официальной статистики на этот счет не публиковалось) можно смело отнести к категории безнадежных. Поэтому считать, что война идет ради возврата долгов также нельзя. Нефтяных месторождений в Сирии мало, и имеющиеся находятся либо под контролем курдов, либо в районах неподалеку от них. В любом случае вопрос о нефти всерьез не встает.

Боевой опыт

Во время своего визита на авиабазу Хмеймим Владимир Путин пристально расспрашивал российских летчиков про полученный боевой опыт и работу военной техники; о том, были ли визиты представителей заводов. Это также бесспорно позитивный момент операции — тренировка вооруженных сил в боевых условиях, испытание новейшей техники. Сегодня и сухопутные силы, и ВВС, и ВМФ России обладают уникальным опытом.

Другой момент — это загрузка отечественных предприятий ВПК. Некоторые из них работают с небывалыми прежде темпами, выполняя заказы армии. Надо отметить, что военный заказ в разумных пределах положительно воздействует на экономику. Такие «тигры», как Тайвань или Южная Корея, несли всегда большие затраты на оборону, но это способствовало их экономическому росту, равно как резкое увеличение статей бюджета на закупку и разработку новейших вооружений в рамках «рейганомики».

Суммируя, можно сказать, что сегодня мы видим на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности, продолжение истории, начавшейся после распада Османской империи и усугубленной решениями, принятыми во время холодной войны. Распад СССР и ликвидация советского блока не устранили причин противостояния в регионе. К интересам местных игроков примешиваются интересы сторонних держав, действующих, исходя из своих геополитических и/или идеологических интересов.

В 2011 году Сирия, жившая спокойно и мирно почти тридцать лет, была буквально взорвана влияниями извне и затянута в водоворот «арабской весны», погубившей не одну страну. Сразу купировать проблему Асаду не удалось, власть же он отдавать не хотел, не будучи самоубийцей, поэтому в отличие от Египта или Ливии в Сирии реализовался наихудший сценарий. Думается, мы увидим в будущем немало негативного, что будет повторением в обратной перемотке уже произошедшего.

Сирия. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423326 Максим Артемьев


Россия. Сирия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 12 декабря 2017 > № 2462070 Александр Баунов

Россия пришла в Сирию так, как хотела попасть в Украину

Александр Баунов

Россия объявила о выводе войск из Сирии и победе над «Исламским государством». Что было главной целью сирийской кампании и чего добилась Москва участием в этой войне? Журналист, главный редактор Московского Центра Карнеги Александр Баунов ответил на вопросы «Сноба» по телефону

Если российское руководство говорит, что «Исламское государство» разгромлено, значит, у него есть для этого основания. Или действительность очень быстро опровергнет такие сильные заявления.

Победу всегда хочется поторопить, но это совершенно не значит, что реальность противоположна. Все версии о мотивации Путина ввести войска в Сирию, включая наименее важные, оправдались, а цели операции были достигнуты, хоть и менялись в течение кампании.

После Украины люди привыкли к высоким информационным градусам, горячему информационному питанию, потому что власть поставляла впечатляющие новости, которые приучили людей к тому, что они живут в критический момент истории. Чтобы сохранить это мобилизационное состояние, чувство, что власть объединена с народом общей борьбой, и была придумана Сирия. Это одна из наименее важных причин начала сирийской кампании, но она тоже верная. После общественного разогрева в Крыму и Донбассе трудно было сразу вернуться в спокойный, скучный быт.

Вторая задача — поддержка Путиным Асада. Россия действительно хотела этого, но не потому, что сирийский президент нравится ей как авторитарный лидер и представитель того типа власти, который она считает понятным и близким. А потому, что Асад сам обратился к России за дипломатической, информационной и, в конце концов, военно-политической опорой. В этой ситуации отказ в поддержке означал бы, что Россия замыкается в собственном пространстве, то есть может проецировать силу только на свои бывшие территории, где готова вести оборонительные и наступательные войны, а все остальное в мире ей не по силам.

Россия должна была доказать своим союзникам, реальным и потенциальным, что иметь специальные, особо близкие отношения с Москвой — не напрасный труд. Ровно это она уже доказывала в пятидневную войну 2008 года: если бы Россия без боя отдала Осетию Грузии, ее попытки убеждать других в пользе близких отношений, собственных гарантий и надежности оборонных и экономических проектов были бы довольно бессмысленны.

Кроме того, Асад сделал то, чего не сделал Янукович. Бывшему президенту Украины надо бы поставить памятник в Киеве где-то на месте снесенного Ленина: за то, что он не написал, по просьбе Кремля, официальное письмо с просьбой ввести войска. Асад же на это пошел, и это позволило России появиться в Сирии без резолюции ООН: международное законодательство не запрещает действующему правительству одной страны обратиться с просьбой к действующему правительству другой стороны оказать военную помощь. Россия пришла в Сирию по сценарию, по которому она хотела попасть в Украину. И сколько бы в мировых СМИ ни пытались делегитимировать Асада, это тот самый Асад, с которым все мировые правительства в течение 10 лет до войны поддерживали отношения, звали в гости, награждали орденами.

Вывод войск не зря совпал с объявлением о предвыборной кампании Путина. Ему важно было показать, что, как вторая чеченская война не была такой же, как первая, так и Сирия — не Афганистан

Третьей и самой важной задачей был выход из дипломатической изоляции. Запад на Украине оказался в том же положении, что Россия в Осетии в 2008 году, но, в отличие от России в Осетии, не стал ввязываться в войну с Россией из-за Украины (а кто бы стал). Вместо этого он попытался ее изолировать. Россия стала страной, с которой говорят только о тех проблемах, которые она сама создала. На всех саммитах Путин оставался в компании лидеров развивающихся стран, да и те общались с ним более осторожно, чтобы не раздражать западных коллег.

И вот Россия появляется в регионе, где давно происходит ужас, который создала не она. В гражданской войне прямо и косвенно участвует как минимум два десятка других государств, и Россия, начав интервенцию, становится неотменимым участником переговоров. Первый рубеж, который удалось взять России, — это спасение Асада. Вдруг выяснилось, что этого человека нельзя просто свергнуть, его можно только обменять на переговорах с Путиным. А для этого надо разговаривать с Россией, то есть прекращать изоляцию. Таким образом, Россия вошла в клуб стран, который решает судьбу далекой от всех и от нее самой третьей страны. Этого она и хотела.

Все эти три цели были достигнуты еще весной 2016 года, когда Путин в первый раз объявил о выводе войск. У России был выбор, останавливаться на этом или нет. Обнаружилось, что продолжать кампанию можно, ничем особенно не рискуя: Сирия не стала вторым Афганистаном, расколотый исламский мир не сплотился против нее и т. д.

К 2017 году Асаду вернули Алеппо, Пальмиру и Дэйр-Эз-Зор. Россия не просто помогла Асаду укрепить его позиции, но и вернула Сирию под его контроль, не считая сирийского Курдистана и провинции Идлиб на севере страны и небольших территорий на юге. Главными участниками переговоров стали крупные локальные державы: Иран, Турция — и Россия. В Сирии вновь действует перемирие, а значит, это лучший момент для вывода войск: ведь если ты вышел во время войны, ты уходишь с поля боя. Важно уйти именно в мирное время, иначе о победе нет речи.

Вывод войск не зря совпал с объявлением о предвыборной кампании Путина. Ему важно было показать, что, как вторая чеченская война не была такой же, как первая, так и Сирия — не Афганистан. Теперь Запад спорит с Россией о том, кто на самом деле победил ИГИЛ (Ракку взяла западная коалиция), но два года назад такой спор вообще невозможно было себе представить: России там не было.

Записала Анна Карпова

Россия. Сирия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > snob.ru, 12 декабря 2017 > № 2462070 Александр Баунов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов

Россия готовится к новой войне: Украина получает шансы на Донбассе

Военный эксперт о политике Путина на Ближнем Востоке и угрозе Третьей мировой.

Олег Жданов, Апостроф, Украина

Россия не будет выводить войска из Сирии. Более того, сейчас президент РФ Владимир Путин готовится к новой войне на Ближнем Востоке, которая может перерасти в Третью мировую. В связи с последними событиями обострения на Донбассе не будет, а Украина даже получает новые возможности и шансы в отношении оккупированных территорий. Об этом «Апострофу» заявил военный эксперт Олег Жданов, комментируя заявление Путина по выводу российских войск из Сирии.

Во-первых, это политический ход и никакие войска из Сирии не уйдут. Возможно, даже дойдет до того, что они снимут шевроны и поменяют их на сирийские, чтобы не выделяться и чтобы было как на Донбассе — «ихтамнет».

Почему? Потому что сегодня Путин уже в Египте. Он собирает антиизраильскую коалицию. Сейчас Израиль усиленно хочет втянуть Иран в новую израильско-арабскую войну и, вполне возможно, она начнется, потому что ее хотят и США, и Израиль. И поэтому Путин может демонстрировать любые мирные намерения, но из Сирии он не уйдет никогда. Как только он уйдет из Сирии, то [сирийский президент Башар] Асад на следующий день перестанет быть президентом. Или его вообще ликвидируют.

На сейчас я скажу даже так: в связи ротацией командиров в Луганской области («переворотом» в так называемой ЛНР — прим. ред.) возможна конфронтация на Донбассе, потому что они изучают наш передок. Им надо доразведать цели, понять, кто и где стоит. Поэтому мы сейчас получили там небольшую эскалацию в плане увеличения обстрелов и, соответственно, потери в связи с этим.

А на перспективу я думаю, что сейчас Ближний Восток оттянет большую часть проблем и мы не будем иметь увеличения эскалации. Это должно успокоиться. То есть к Новому году абсолютно не стоит ожидать усиления действий российских войск на Донбассе.

Что касается усиления конфликта на Ближнем Востоке, то у России нет другого выбора. Эта война затевается для того, чтобы оторвать Иран от Российской Федерации и, в первую очередь, разбомбить все его ядерные объекты, втянув Иран в войну. И Россия это прекрасно понимает. Поэтому Россия будет в любом случае поддерживать Иран. А Иран, если клюнет на эту провокацию, то подпишется сейчас за Палестину. Если нет, тогда, может быть, мы не будем стоять на грани Третьей мировой войны.

Будет ли это звонок насчет Третьей мировой? Это будет фактически Третья мировая война. Уже сегодня Беньямин Нетаньяху в Европе ищет союзников со своей стороны в плане того, что уговаривает Европу признать Иерусалим столицей Израиля. А это красная тряпка для арабского мира.

Саудовская Аравия останется в стороне, потому что они со США договорились. У них там свои аферы в размере 140 млрд долларов с нефтяными, газовыми фьючерсами и другими вариантами. Плюс США помогают Саудовской Аравии поменять порядок наследования престола. Они не будут вмешиваться.

А весь остальной арабский мир сейчас опять восстанет против государства Израиль. В первую очередь, лидером восстания будет Иран как самая сильная страна. Далее их вероятно поддержат Иордания, Египет. Путин ведь не зря начал турне по Ближнему Востоку — он собирает. Ну и, соответственно, Россия подпишется за свое детище Иран. И это будет не звоночек, а Третья мировая война, которая может начаться с Ближнего Востока.

Перебросит ли Путин с Донбасса войска на Ближний Восток? Все зависит от нашего желания. Мы можем воспользоваться моментом и решить этот вопрос вплоть до военной операции. Но Россия сама оттуда никогда не уйдет. Либо это будет жесточайшее давление, то есть угроза развала России или что-то аналогичное, либо смена политического руководства РФ. По-другому мы Россию с территории Донбасса никогда в жизни не выдавим. Либо военная операция при хороших обстоятельствах и хорошей подготовке.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421602 Олег Жданов


Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар

Россия и Китай проводят совместные учения ПВО, готовясь к внезапному нападению

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия и Китай приступили к проведению совместных учений сил ПВО-ПРО под названием «Воздушно-космическая безопасность 2017», демонстрируя усиление стратегического партнерства между двумя великими державами. В последние годы Россия и Китай более или менее преодолели те противоречия, которые существовали между ними со времен Советского Союза, чтобы совместными усилиями оказывать сопротивление либеральному международному порядку, действующему под руководством США.

«На базе Научно-исследовательского института противовоздушной и противоракетной обороны Академии ВВС НОАК проводится второе российско-китайское компьютерное командно-штабное учение по противоракетной обороне „Воздушно-космическая безопасность-2017", — говорится в заявлении российского Министерства обороны. — В ходе мероприятия будут отработаны вопросы взаимодействия группировок ПВО-ПРО России и Китая по совместному отражению ракетных угроз со стороны третьих стран».

Согласно этому заявлению, в учениях, которые продлятся до 16 декабря, принимают участие войска оперативно-тактического уровня. Китайское Министерство обороны сообщило некоторые дополнительные детали. «Военные Китая и России с 11 по 16 декабря проведут в Пекине совместные учения ПРО на базе компьютерного моделирования», — заявила официальный представитель китайского военного ведомства У Цянь (Wu Qian).

Согласно заявлению китайского Министерства обороны, совместные российско-китайские учения ПРО проводятся с целью подготовки обеих стран к внезапному нападению. «Эти учения нацелены на то, чтобы помочь обеим сторонам отразить любое внезапное или провокационное нападение с применением баллистических и крылатых ракет на их территории», — говорится в китайском заявлении.

У Цянь заявила, что такие учения проводятся во второй раз, и что они «не направлены против какой-то третьей стороны». Это формальное заявление, однако Россия и Китай в последние годы все больше сближаются. Дмитрий Тренин в своей книге «Надо ли бояться России?» (Should we fear Russia?) написал о том, что формирующееся партнерство между Россией и Китаем можно назвать согласием. «Стратегическое взаимодействие между Москвой и Пекином останется аморфным, но по большому счету, что касается мирового порядка, то здесь Пекин и Москва находятся на одной стороне».

Русские и китайцы недовольны тем, что Америка главенствует в так называемых правилах, на которых основан международный порядок. У обеих стран имеются свои амбиции, которым противодействует Вашингтон. Таким образом, даже если Москва и Пекин согласны далеко не по всем вопросам, в целом они могут сотрудничать там, где их интересы совпадают. «Руководство той Большой Евразией, которую они создают, будет осуществляться не из единого центра, — пишет Тренин. — Но их континентальное согласие по сути будет направлено на ограничение американского доминирования на континентальной периферии и в мире в целом».

Надо сказать, что чем большее давление Америка будет оказывать на Россию и Китай по вопросам их отношений с Вашингтоном, тем теснее будет сотрудничество между Москвой и Пекином в их стремлении создать противовес США. Здесь все сводится к балансу сил.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар


Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик

Хочешь мира — готовься к войне

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik), Rzeczpospolita, Польша

Действительность ставит перед нами все более сложные задачи. Эксперты из Польши, Норвегии и других стран, а также натовские аналитики размышляют, как приготовиться к потенциальному конфликту. На этом фоне тезисы Януша Корвина-Микке (Janusz Korwin-Mikke) (польский политик, европарламентарий — прим.пер.) о «звериной русофобии» тех, кто указывает на угрозу развязывания третей мировой войны, звучат абсурдно, ведь если мы подготовимся к ней, мы сможем сдержать противника от нападения.

В своем тексте «Патриот покупает комплекс Patriot» известный своими симпатиями к Владимиру Путину Корвин-Микке намекает, что решение польского руководства о покупке у американцев зенитно-ракетного комплекса Patriot могло быть продиктовано «холодным расчетом, на фоне которого маячат доллары», а министром обороны Антонием Мачеревичем (Antoni Macierewicz) движет «звериная ненависть к России». Факты, однако, таковы, что хотя стремление Варшавы нарастить вооружения при поддержке США и других партнеров по НАТО действительно проистекает из холодного расчета, оно опирается на трезвую оценку угроз, и эти угрозы совершенно реальны.

Война будущего

Как будет выглядеть война будущего? В докладе под названием «Инициатива по адаптации НАТО», который подготовил аналитический центр GLOBSEC, представлены два возможных сценария. Какой из них станет реальностью, зависит от того, какие решения примет Североатлантический альянс. Документ показывает, как агрессор (авторы называют агрессором Россию) может воспользоваться слабостью стран-членов НАТО, чтобы нанести по ним неожиданный удар, сравнимый с нападением на Перл-Харбор. Из текста следует, что риск нападения возрастает, в частности, из-за незащищенности критической инфраструктуры и энергетики.

Первый сценарий предполагает, что НАТО не успеет подготовиться к атаке. Описанные события разворачиваются в 2025 году. В Европу вновь хлынул поток беженцев, в Тихом океане усиливается напряженность, связанная с противостоянием США и Китая. Тем временем в Баренцевом море происходит инцидент: россияне размещают большую боевую группу поблизости от Норвегии. НАТО не отвечает шагом, который мог бы сдержать Москву, поскольку его силы, состоящие в основном из американцев, заняты углубляющимся (возможно, из-за действий Пекина) кризисом в Тихоокеанском регионе, а также ситуацией в Средиземноморье, где Россия и Иран спровоцировали гуманитарную катастрофу.

В итоге британский авианосец Queen Elizabeth и его боевая группа подвергаются кибератаке. Над ними зависает облако дронов, все внутренние и внешние каналы связи перестают работать, беспилотные аппараты наносят удар по отдельным узлам корабля.

Российские подлодки получают возможность обойти системы обнаружения и затапливают авианосец. НАТО, не имея возможности адекватно отреагировать на эти действия, вынуждено признать, что Баренцево море (а конкретнее, арктические месторождения), переходит под полный контроль Москвы. Россияне заявляют, что они достигли своей стратегической цели, и призывают Запад вступить в переговоры.

Менее пессимистичный сценарий предполагает, что успевшее подготовиться к такой ситуации НАТО дает ответ на первом этапе конфликта и пресекает его, заставляя Россию отказаться от дальнейшей концентрации сил поблизости от Норвегии. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Альянсу придется заняться инвестированием в свой оборонительный потенциал и обеспечить защиту от неожиданных атак.

Подготовиться к неизвестному

Конечно, точно описать конфликты будущего невозможно, а свой отпечаток на прогнозы накладывает наш предыдущий опыт. Мы не смогли предсказать распад Советского Союза и российскую аннексию Крыма. Точно так же сложно предвидеть, как в XXI веке будет выглядеть гипотетический конфликт мирового масштаба.

В прогнозы проникают элементы недавних событий, например, вышеупомянутый захват Крыма. Теперь аналитики полагают, что «зеленые человечки» могут однажды высадиться на Шпицбергене (норвежская территория в Арктике), стремясь проверить готовность НАТО к реакции. По тем же самым причинам они обсуждают вероятность нападения на так называемый Сувалкский коридор, который находится между Польшей и странами Балтии поблизости от Калининградской области.

Однако такой сценарий выглядит не слишком реальным, поскольку в нем используется уже применявшаяся стратегия, а, значит, эффект неожиданность будет отчасти утрачен. Новая мировая война может с равной степенью вероятности напоминать прежние конфликты такого масштаба или полностью от них отличаться. Несмотря на неопределенность, мы, однако, можем уже сейчас предпринять шаги, которые позволят подготовиться к угрозам, представляющимся сейчас абстрактными.

НАТО занимается оценкой новых угроз, а в его секретных аналитических работах появляется тема кибератак, в том числе операций, нацеленных на критическую инфраструктуру, частью которой выступают энергетические объекты. Сценарии, которые обрисовали аналитики GLOBSEC, могут стать реальностью.

Арктические государства уже сейчас ведут споры на тему Шпицбергена, именно поэтому на варшавском саммите НАТО важное место заняла дискуссия о безопасности в Арктике. Кроме того, встает вопрос о путях поставки энергоресурсов. Польские и норвежские аналитики, которые ведут сотрудничество в рамках исследований, посвященных безопасности, указывают, что новые конфликты могут вспыхнуть на маршрутах поставки углеводородов из России (как вторая ветка газопровода «Северный поток»).

Большое значение имеют также территории, расположенные на север от Норвегии. GLOBSEC справедливо отметил, что Москва считает их источником ресурсов на будущее, когда запасы сибирских недр иссякнут, а богатства, которые может скрывать Арктика, станут доступными благодаря таянию льдов. Норвежцы тоже находятся в сложной ситуации: по мере выработки старых месторождений им приходится искать новые. Безопасность Шпицбергена станет ключевой для энергетической безопасности Польши, Норвегии и других членов НАТО. Зависимость от российских углеводородов, в свою очередь, повышает риск атак на объекты этой сферы. Неофициальные источники сообщают, что Альянс уже занимается оценкой масштаба угроз и подготовкой мер защиты.

Романтизм Корвина-Микке

Однако именно политикам отдельных стран придется принимать непопулярное решение о том, что для ответа на неизвестную опасность нам придется наращивать военный потенциал. НАТО может лишь поощрять их к тому, чтобы они сделали ставку на энергетическую безопасность и снизили свою зависимость от России — поставщика, который, как считается, представляет для Альянса наибольшую опасность. Именно политикам придется убедить общество, что на оборону нужно выделить дополнительные средства, как это делает Польша, которая собирается довести расходы на оборонную сферу до 3% ВВП и построить вместе с Норвегией и Данией газопровод Baltic Pipe.

В этом контексте любопытно выглядит дискуссия о комплексах Patriot. Министерство обороны четко заявляет, что оно не согласится покупать их по завышенной цене. В свою очередь, глава оборонного ведомства, продолжает диалог и подтверждает, что Варшава заинтересована в реализации контракта с американцами. Это убедительный аргумент, опровергающий появляющиеся в российских и некоторых польских СМИ тезисы, гласящие, будто Польша вооружается назло России и поэтому готова переплачивать за оружие.

В нецелесообразности шагов, нацеленных на наращивание польского оборонного потенциала, пытается убедить общественность Януш Корвин-Микке, который стремится предстать в роли политического реалиста, а одновременно предлагает вести сотрудничество не с США, а Францией и Россией. На самом деле его позиция не имеет ничего общего с реализмом. Это чистой воды романтизм, предаваться которому перед лицом угрозы с Востока мы никак не можем. Чтобы отдалить эту угрозу нам следует наилучшим образом подготовиться к возможным конфликтам, ведь, как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420992 Илья Пономарев

Госдумы РФ Илья Пономарев о жизни и работе на Украине, об убийствах и следе Кремля.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Бывший депутат Госдумы России, бизнесмен Илья Пономаревв рассказал о роли Кремля и людей из системы, созданной Владимиром Путиным, в громких убийствах и происшествиях на Украине, о достижениях украинской власти за последние годы, а также о том, в каких секторах украинской экономики заинтересованы западные инвесторы.

«Апостроф»: Илья, на Украине вы уже живете полтора года. Как вы оцениваете политическую обстановку в стране?

Илья Пономарев: Вы знаете, есть такой советский анекдот, который приобрел в России второе дыхание, когда у нас господин [Дмитрий] Медведев затеял реформу часовых поясов. Анекдот такой: пьяный на Белорусском вокзале слушает сигналы точного времени. Там говорят: «В столице нашей родины, городе-герое Москве 3 часа дня, в Самаре 4 часа дня, в Екатеринбурге 5 часов… — и так далее. — В Петропавловске-Камчатском полночь». Пьяный это слушает и говорит: «Ну, бардак в стране».

— А, как вы считаете, настоящие реформы, преобразования в стране обязательно должны быть болезненны и непопулярны?

— Спасибо за этот любимый вопрос. Я считаю, что они почти обязательно должны обществом поддерживаться. Бывают исключения, которые непопулярны в обществе, это реформы [чилийского диктатора Аугусто] Пиночета или реформы [премьер-министра Великобритании Маргарет] Тэтчер. Но реформы, например, [американского президента Франклина] Рузвельта в США были безумно популярны, реформы Наполеона во Франции были безумно популярны, реформы [Отто фон] Бисмарка в Германии были безумно популярны. Когда проходили самые резонансные, знаковые реформы, они поддерживались большинством населения. Ключевой вопрос для успеха любой государственной политики — не важно, реформаторской, консервативной, любой другой — это доверие населения. Государство же — это слуга народа, оно должно обслуживать интересы граждан. Тем более, если государство претендует на то, чтобы быть демократическим.

Если мы вообще задумаемся над этим вопросом, то поймем, что господин [Владимир] Путин был выбран семьей [Бориса] Ельцина и его ближним окружением в преемники ровно потому, что нужен был человек, который жесткой рукой не даст возможности по-настоящему популярным политикам, как Евгений Примаков, который реализовал очень успешные экономические преобразования после дефолта 1998 года, как коммунисты, которые пользовались большой поддержкой народа, быть у власти, который гарантирует создавшимся олигархам их собственность. И Путин эту задачу выполнил. Его появление было абсолютно запрограммировано, нужен был человек, который свернет демократические процедуры во имя сохранения непопулярных реформ, которые проходили в 90-е годы. При этом Ельцин был идеалистом и действительно верил в демократию, целый ряд реформ он не смог довести до конца, потому что встречал сопротивление народа, парламента и так далее. При нем институт парламента был живой. А Путин не обладал такой рефлексией, он превратил парламент в чистую декорацию. И все эти преобразования, которые были Гайдаром написаны для Ельцина, довел до конца именно Путин. Он провел именно ту политику, которую хотел проводить Ельцин.

Поэтому, если мы хотим жить в демократическом государстве, то мы должны говорить о тех преобразованиях, которые граждане должны поддерживать. Если они что-то не поддерживают, значит, они не дозрели, нужно им объяснять, мол, давайте это делать. Если люди на это не готовы, значит, не готовы.

— На Украине как раз граждане не поддерживают большинство реформ, которые сейчас проводят.

— Потому что им никто не говорит, никто им не объясняет.

— А, может, реформы не настолько хороши?

— Они не настолько хороши, и их не объясняют. Хороши они или не хороши — это вам решать. Я, в общем, достаточно скептически отношусь ко многим инициативам такого очень правого характера, которые были продиктованы МВФ и всем прочим.

— Это вы сейчас о повышении тарифов?

— В том числе. Я считаю, что сначала нужно было проводить структурную реформу монополий, а потом повышать тарифы. Сначала создать конкурентный рынок, а не монополии на блюдечке подносить деньги. Это касается и реформы образования, и пенсионной, и медицинской. Я внимательно за этим смотрю, хотя, опять-таки, это ваша жизнь, вы сами принимаете эти решения. Мы в России очень сильно ругались, что аналогичные реформы образования, медицины и т.д. недостаточно обсуждаются, но по сравнению с вами мы их обмусолили со всех сторон. А у вас было с самого начала сказано: кто не с нами, тот против нас. Кто против этой реформы, тот — враг народа и сторонник Януковича. Всех заклеймили, пошли и проголосовали.

— Одно из самых больших достижений, которые называет президент Петр Порошенко, помимо того, что мы теперь движемся в Европу, то, что Украина слезла с газовой иглы России.

— Частично слезли, да. Физически газ, который вы получаете, все равно российский, но покупаете вы его в Европе. Вы за это платите дополнительные деньги, поэтому это такой налог на независимость, который платит каждый украинец. За это выходили люди на Майдан, вы хотели быть независимыми, и вы ими стали. И это действительно достижение, потому что это было поставлено в качестве цели политики. Эта цель реализована, достигнута, это можно записать себе в актив. И, наверное, это правильно в долгосрочном ключе. Хотя, конечно, для многих рядовых украинцев совершенно не лишние деньги, которые они за это платят. Но вы этого достигли, и это хороший результат.

Важно теперь, чтобы этот результат работал не в интересах монополий, а в интересах собственного производства. Очень долгое время газодобыча на Украине не развивалась, потому что ее заливали дешевым российским газом, который поставлялся, по сравнению с европейской, по демпинговой цене. Своя добыча не шла, ведь зачем этим заниматься, если и так все дешево? Сейчас вы платите рыночную цену. И, конечно, на мой взгляд, настало время, когда необходимо устранить монополию производителя, превратить это в конкурентный рынок. Создать условия для того, чтобы на этом конкурентном рынке действовали независимые производители. Тогда вы можете не закупать газ извне, а потреблять свой газ. Это и рабочие места, это и налоги, и на самом деле это снижение тарифов.

— Илья, еще хотелось бы вернуться к не очень приятной теме. В марте этого года в Киеве был убит Денис Вороненков, экс-депутат Госдумы России. И в тот день у вас как раз должна была быть с ним встреча. Вы помните, кто первый вам сообщил об этой трагедии, что вы тогда чувствовали и какие у вас были первые мысли?

— Первым подтвердил мне, что убит Денис, Руслан Кравченко, прокурор военной прокуратуры. Я пришел буквально через 5-7 минут после того, как его убили. Видел тело, но он так лежал, что не было видно лица. И поэтому я забеспокоился, потому что одет как-то похоже, как одевался Денис. Но я у всех спросил, кто это, никто не знал.

— А вы звонили ему?

— Да, звонил, телефон не отвечал. Я подождал, потому что пришел чуть раньше того времени, на которое мы назначили встречу. Дождался того времени, а его нет. И еще раз пошел, посмотрел, потом начал уже всюду звонить. Но просто думал, если все-таки это он, то об этом было бы уже известно. А раз никто не знает, кто там, то, наверное, не он. Поэтому я сначала успокоился, а потом начал звонить [нардепу] Антону Геращенко, который все знает как первый советник [министра внутренних дел Арсена] Авакова. Начал звонить в военную прокуратуру, и тот же самый Кравченко мне сначала сказал, что все нормально, он с ним недавно разговаривал.

— И Геращенко тогда вам тоже не подтвердил?

— Он сначала об этом не знал. Руслан сказал сначала, что это не он, а потом непосредственно в процессе нашего разговора кто-то принес новость о том, что это Денис, и он мне сразу сказал: да, это Денис.

— Когда вы об этом услышали, вы наверняка знали о том, что ему поступали угрозы. У вас не было страха за свою жизнь? Получали ли вы за время проживания на Украине какие-либо угрозы?

— Я так скажу, был один эпизод, который, как я теперь знаю, был очень опасным. Я не могу об этом говорить публично, мне для этого нужно разрешение Нацполиции, они знают, о чем идет речь. Но я все равно считаю, что системной команды, которая бы шла от первого лица, в моем отношении нет. Я и в отношении Дениса считаю, что, скорее всего, это была инициатива на очень высоком, но не на высшем уровне. Есть человек, которого Денис все время обвинял во всей этой истории, генерал (ФСБ — прим. ред.) Олег Феоктистов. Я думаю, что искать нужно где-то там. Только он и мог с Тюриным этот вопрос решить (по версии ГПУ, убийство организовал Владимир Тюрин, бывший супруг вдовы Вороненкова Марии Максаковой — прим. ред.). У Тюрина не было своего мотива, а следствие доказало, что это Тюрин чисто с точки зрения улик. Технически это дело рук Тюрина. Почему он это делал? Ему должен был кто-то сказать.

Страшна работа инициативщиков, потому что Путин создал такую систему, при которой их не наказывают за какие-то убийства, покушения и так далее, а, наоборот, вознаграждают, дают ордена, погоны, звания, какие-то плюшки на родине. В худшем случае ничего не происходит, но точно не наказывают. Вот такие люди действительно опасны, от них невозможно защититься. Если кто-то по какой-то причине решит это сделать, то будь у меня хоть полк охраны — значит, будет просто другой способ выбран.

— Кстати, после убийства вам назначили охрану. Сейчас вы ходите с охраной?

— Давайте я не буду отвечать на этот вопрос, каким образом организована охрана. Да, она была выделена. Но про техническую организацию меня просили не говорить. Я так скажу: я чувствую позитивное внимание со стороны украинских спецслужб, которые об этом беспокоятся. Я им за это признателен.

— А сегодня вы чувствуете себя в безопасности?

— Ровно так же, как и до того. Более того, я скажу, что на Западе, в США, я себя чувствую в меньшей безопасности, чем на Украине.

— За тот период, который вы живете на Украине, вы можете наблюдать повышенную криминогенную обстановку. В центре Киева взрывают машины, происходят убийства. При этом еще до окончания расследования украинская власть говорит о том, что это «рука Кремля», «российский след». Как вы оцениваете такую риторику?

— Прежде всего, я хочу сказать, что криминальная ситуация становится лучше. Это показывает статистика, которую недавно опубликовал министр Аваков.

— Вы же знаете, что статистика не всегда отражает действительность.

— Я знаю, но тем не менее есть объективные вещи. В данном случае я в это верю. Просто есть резонансные убийства, которые, безусловно, не идут на спад, а вообще этот год был особенно в плохом смысле слова на это «урожайный». Но это резонансные убийства, громкие, однако их очень мало в процентном отношении. Украина — небезопасная страна в целом, в целом очень высокий уровень криминальной активности. Но общий криминальный тренд идет на спад, а резонансные убийства действительно происходят — потому что страна воюет. Есть известная фраза: то, что у вас паранойя, еще не означает, что за вами не следят. То, что людям удобно обвинять Россию, еще не означает, что это не Россия, которая стоит за рядом из этих историй.

Верю ли я в то, что, грубо говоря, склад оружия взлетел на воздух из-за того, что кто-нибудь окурок кинул? Нет, я в это не верю. Я считаю очевидным (тем более, что несколько одинаковых событий было в разных частях страны), что это — диверсия. А вот кто совершил диверсию? Солдат НАТО? Понятно, что это совершил тот противник, с которым вы сейчас воюете. Тут линия рассуждения очевидна. По заказным убийствам тоже, соответственно, отрабатываются разные версии. Какие-то версии сразу лежат на поверхности, и они озвучиваются. Где-то непонятно, и это озвучивается не сразу. Но тем не менее резонансные убийства, как правило, действительно связаны с политикой, с безопасностью. И, к сожалению, мои соотечественники — первые подозреваемые в списке.

— Но версии — это одно, а вот закрытых дел по этим громким убийствам практически нет.

— Я с вами опять не согласен, вы упоминали дело Вороненкова, его довели до конца. Я могу отвечать за то, в чем я непосредственно участвовал. В этом деле я участвовал. Я работал вместе с прокуратурой. Помогал чем мог. Дело доведено до логического конца.

— С Вороненковым — да. А помимо?

— Я же там внутри не участвовал. Просто могу сказать: а как в принципе раскрывать заказные убийства? Ведь убийцу ловят тогда, когда он как-то с жертвой, во-первых, связан, а, во-вторых, по мотиву. Когда вы за деньги кому-то заказываете убийство, и вообще нет никакой взаимосвязи одного с другим, такие убийства раскрываются крайне редко. Даже если это чистый бизнес. А тут еще и спецслужба в этом участвовала.

— Илья, расскажите, чем вы занимаетесь сейчас?

— Я занимаюсь бизнесом, стараюсь не учить никого здесь жить, а помочь материально, привлечь на Украину западные деньги.

— А каким образом вы планируете привлекать западные инвестиции?

— Создана специальная инвестиционная компания. Это длинный разговор.

— В двух словах.

— Есть инвестиционная компания, есть американские инвесторы, которые готовы вложить в украинскую экономику до 200 миллионв долларов.

— В какие именно секторы?

— Меня больше всего интересует направление, которое я хорошо понимаю. Это направление — как раз нефтегазодобыча. Я в нем разбираюсь, поэтому это для меня является приоритетом. Но у западных товарищей, конечно, есть большой интерес к сельскому хозяйству, к инфраструктурным проектам на территории страны. Главное, сейчас они заинтересованы в том, чтобы здесь начался рост. Многие из этих людей — это чисто финансовые инвесторы, которые хотят зарабатывать от общего роста рынка. Это не стратегические инвесторы, которые, как например, Cargill или Bunge, делают портовые или торговые сооружения под свой конкретно бизнес. Это как раз те люди, которые заинтересованы на Украине в целом, в том, чтобы страна начала расти. К сожалению, могу сказать, что большая часть вашей политической и экономической элиты на данный момент склонна сама грабить страну и не хочет никаких реальных помощников.

— Говорят, что нужно привлекать западные инвестиции, а на деле…

— Конечно, они хотят сами брать в долг, а потом сами решать, что они делают. Помощников, которые бы свои деньги здесь тратили, они не очень хотят.

— Что с этим нужно делать?

— Лаской, терпением, потихонечку мы это, конечно, пробьем. Эта дамба не будет вечной, напор воды будет расти. Чем больше Украина будет развиваться, тем больше будет соответствующего давления, рано или поздно это перельется. Кто захочет в этом участвовать — будет участвовать. А кто не захочет — того смоет.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 декабря 2017 > № 2420992 Илья Пономарев


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 декабря 2017 > № 2434347 Олег Пономарев

Несвободная Украина

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Украинская власть, как мантру, любит повторять, что со свержением «кровавого режима» Януковича страна не только поднялась с колен, но и стремительно ворвалась во все мировые рейтинги, в том числе и по беспрецедентной свободе слова. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. По данным рейтинга «Репортеров без границ», проведенного в апреле 2107 г., Украина заняла 102 место в мире и180 стран по уровню свободы слова. Однако, учитывая стремительное наступление на СМИ и целый ряд резонансных убийств журналистов, данные рейтинга явно устарели и требуют пересмотра. И даже ранее лояльные к Украине правозащитные организации уже не могут умалчивать значительного ухудшения ситуации.

Даже в Непале и Тунисе со свободой слова все в порядке

По свежим данным правозащитной организации «Article 19», цитируемым британским изданием The Guardian, глобальная свобода СМИ за последнее десятилетие упала до самого низкого уровня. Журналистам грозят государственная цензура, организованная преступность и коммерческое давление, вызванное ростом влияния интернета.

«Глобальная свобода средств массовой информации находится на самом низком с начала века уровне», — говорится в докладе. Авторы исследования измеряли свободу выражения мнений в 172 странах мира в течение 2006-2016 гг., а их метрика базируется на 32 таких социальных и политических показателях, как предвзятость в СМИ и коррупция, цензура в интернете, доступ к правосудию, преследование журналистов, а также равенство социальных классов и гендерное равенство.

Наибольший спад свободы слова, по данным Article 19, в течение последнего десятилетия наблюдается в Турции. Однако согласно докладу, Бразилия, Бурунди, Египет, Польша, Венесуэла и Бангладеш также получили тревожный сигнал относительно разнообразия мнений и независимости средств массовой информации.

«К сожалению, наши выводы свидетельствуют, что свобода выражения мнений и взглядов подвергается атаке как в демократических государствах, так и в авторитарных режимах», — отметил исполнительный директор «Article 19» Томас Хьюз. По его словам, журналистам грозят запугивание, преследование и даже убийства в некоторых частях мира. В частности, в Мексике только в 2016 г. произошло 426 нападений на журналистов и представителей СМИ. Кроме того, по данным исследования, в прошлом году в мире 259 журналистов были заключены под стражу, а 79 — убиты. При этом, авторы исследования зафиксировали и положительные тенденции. Например, в Тунисе, Шри-Ланка и Непале со свободой слова дела обстоят весьма неплохо.

Еженедельно на Украине нападают на двух журналистов

К сожалению, в большинстве рейтингов по свободе слова Украина если и упоминается, то весьма обтекаемо и без фактажа. Реальную же картину дня сегодняшнего могут описать оппозиционные СМИ или организации, но их отчеты властью или игнорируются, или вовсе задвигаются на задний план.

«Национальный союз журналистов Украины с начала 2017 г. зафиксировал 85 случаев избиения и проявлений физической агрессии по отношению к журналистам, пять из них — в ноябре», сообщает сегодня пресс-служба Союза.

В пресс-службе также отметили, что в ноябре 2017 г. были избиты пять журналистов. По данным Союза, инциденты произошли в Киеве, Николаеве, во Львовской области и Черновцах.

Далеко не редкостью на Украине стало и физическое устранение журналистов. Так, 20 июля 2016 г. в Киеве в результате взрыва автомобиля погиб журналист Павел Шеремет. 18 апреля 2015 г. был убит киевский журналист Олесь Бузина. В 2014 г., исполняя свой профессиональный долг, на юго-востоке Украины погибли российские журналисты: специальный фотокорреспондент «России сегодня» Андрей Стенин, оператор «Первого канала» Анатолий Клян, корреспондент и звукооператор телеканала «Россия» Игорь Корнелюк и Антон Волошин. Все они посмертно были награждены орденом Мужества.

Еще одно громкое убийство произошло 19 февраля 2014 г. на перекрестке ул. Большая Житомирская и Владимирская в самом центре Киева был расстрелян журналист Вячеслав Веремий, с которым автор данного материала был знаком лично и несколько лет проработал в одной редакции. Сначала Вячеслава вытянули из такси, в котором он возвращался домой, жестоко избили металлическими прутьями, а после — выстрелили в грудь. Журналист скончался в столичной Больнице скорой помощи от потери крови и полученных травм, несовместимых с жизнью.

Суммируя все вышесказанное, следует обратить внимания, что эти преступления против СМИ были совершены уже после свержения президента Украины Виктора Януковича — начиная с 2014 г.

Украинские активисты предпочитают «воевать» в Киеве, а не на Донбассе

Еще сложнее ситуация сегодня обстоит с печатными или электронными СМИ, а также телеканалами, в эфирах которых, не дай Бог может прозвучать нечто, что идет вразрез с «линии партии». Яркий тому пример — недавнее блокирование радикалами телеканала «NewsOne». 3 декабря 2017 г. неожиданно для всех группа людей в камуфляже и балаклавах заблокировала телеканал «NewsOne». Радикалы потребовали, чтобы собственник канала, народный депутат Евгений Мураев покаялся за высказывание, сделанное на минувшей неделе в эфире программы «Украинский формат», в котором он назвал Майдан 2013-2014 гг. госпереворотом. Протестующие принесли под здание канала мешки с песком и заблокировали въезды и выезды колючей проволокой.

Мураев в ответ на блокирование канала заявил, что к этому причастны люди националиста Дмитрия Корчинского, а сама акция проплачена из Администрации президента. Глава министерства внутренних дел Арсен Аваков призвал националистов прекратить блокирование телеканала, а Мураева обозвал мерзавцем и провокатором. В свою очередь президент Петр Порошенко назвал недопустимым любое давление на СМИ, а тем более их блокирование.

Через два дня, так же неожиданно, блокада телеканала была снята, а Е. Мураев вылетел в Брюссель на встречу с еврокомиссарами для обсуждения вопроса свободы работы украинских средств массовой информации.

«Основные встречи пройдут в среду и в четверг, а после этого я вернусь в страну и буду разговаривать с этими псевдоактивистами. Я считаю, что если человек стоит в балаклаве и в полной экипировке, то он должен защищать свою родину там, где должен быть в этот момент, а не терроризировать мирную столицу и неприкрытым способом давить на альтернативную точку зрения политиков или на информационную политику, которую делает канал. Я считаю, что NewsOne — самый честный в стране канал. Он предоставляет площадку абсолютно всем политическим силам и людям с различными взглядами, а это и есть демократия и свобода слова — каждый может давать свою оценку, а народ Украины уже будет решать после этого самостоятельно кто прав, а кто нет, делать свои выводы», — заявил политик.

Как отмечают многие украинские эксперты, снятие блокады с телеканала произошло явно по указке «западных партнеров», которых выход украинской власти за рамки закона и морали действительно возмутил и шел в разрез с образом «демократической и свободной Украины».

Хроника репрессий, хроника убийства свободных СМИ

По данным украинского Центра свободы слова на сегодняшний день украинская власть бросила за решетку десятки людей с отличной от общепринятой точкой зрения. Многие из них за свое инакомыслие без суда и следствия находятся в СИЗ по нескольку лет. Вот только «демократические» страны об этом молчат.

1. Дмитрий Василец задержан СБУ 24 ноября 2015 г. по подозрению СБУ в создании канала «Новороссия-ТВ». Медиа-правозащитник, журналист, общественный деятель, основатель объединения «Медиа-люстрация», ведущий программ "Музей Информационной Войны" и "О чем молчат СМИ".

2. Александр Бондарчук задержан 18 марта 2015 г. за «Своду слова» на Украине по подозрению в сепаратизме. Опубликовал в газете «Рабочий класс», где был редактором, перепечатку интервью с Губаревым (лидером непризнанных республик ДНР). Главный редактор газеты «Рабочий класс» и народного депутата Украины V и IV созывов.

3. Евгений Тимонин был задержан СБУ 24.11.2015 г. Проходит по одному делу с Дмитрием Васильцом по статье 258 ч.3 — другая помощь террористическим организациям. Основная причина задержания — инакомыслие.

4. Роман Колесник был лишен свободы на 4 года за собственное мнение, высказанное в соцсетях — том, что крымчане имеют право на самоопределение и то, что АТО на Востоке Украины может привести к разделению Украины на две части.

5. Василий Муравицкий — оппозиционный журналист, блогер, арестован СБУ в августе 2017 г. по подозрению в измене родины, изменению границ Украины и содействии террористам. Журналист никогда не брал оружия в руках, но писал статьи, содержащие критику действующей власти.

6. Спартак Головачев уже более двух лет (с 2014 г.) Спартак сидит в камере-одиночке колонии № 100 г. Харькова, суды затягивают рассмотрения дела.

7. Дмитрий и Ярослав Лужецкие — инакомыслящие граждане Украины, которых Тернопольский городской суд в спешном порядке 18 февраля 2016 г. приговорил к 15 и 14 годам лишения свободы в колониях строгого режима.

8. Сергей Долженков проходит по делу «2 мая» в Одессе. По версии следствия, «Капитан Какао», возглавил колонну сторонников «Куликова поля» и спровоцировал массовые беспорядки в центре Одессы 2 мая 2014 г.

9. Сергей Ткаченко и Денис Тимофеев. По сфабрикованным материалам в Заводском районном суде Днепродзержинска открыт судебный процесс над молодыми коммунистами — Сергеем Ткаченко, первым секретарем городского комитета КПУ, депутатом горсовета и Денисом Тимофеевым, вторым секретарем Баглейского районного комитета КПУ г. Днепродзержинска, депутатом райсовета.

10. Владимир Грубник арестован осенью 2015 г., ему инкриминируется участие в террористической деятельности, хотя он сам эту вину полностью отрицает. Во время задержания Владимир был сильно избит.

11. Максим Супруненко и Вадим Бакуменко арестованы 17 и 24 июня 2014 г. Обвиняются в планировании осуществления террористических актов на территории Днепропетровской области с целью дестабилизации ситуации в регионе.

12. Юрий Апухтин — координатор общественного движения «Юго-Восток», Харьковский общественный деятель, антифашист.

13. Екатерина Фотьева арестована 22.04.2015 г ст. 258 ч. 2 (терроризм).

14. Сергей Юдаев — стример, вел свои репортажи из очагов напряжения в Харькове в 2014 г.

15. Александр Ефремов задержан 30 июля 2016 г. Генпрокуратурой Украины по обвинению в посягательство на территориальную целостность Украины.

16. Александр Щеголев задержан в феврале 2015 г., суды затягивают дело, решений по сути нет. Обвиняется в действиях, направленных на разгон митингующих с Майдана Независимости и освобождении зданий, в которых они разместились. В отношении него сознательно сформирован образ «убийцы Майдана».

И это далеко не полный список «прессуемых» сегодня украинской властью журналистов….

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 декабря 2017 > № 2434347 Олег Пономарев


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси

Часть элит США видит выгоду в военном конфликте с Россией – американский эксперт

7-8 декабря в Вене проходит заседание совета министров иностранных дел государств-участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). На его полях состоялась очередная встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. МИД и Госдепартамент вынуждены поддерживать постоянный контакт с тем, чтобы избежать эскалации. Однако сегодня мало кто верит в скорую нормализацию отношений между двумя крупнейшими ядерными державами. По мнению американского юриста и политического аналитика Кевина Зиси, определенные силы в США активно противодействуют конструктивному диалогу между Москвой и Вашингтоном. Политик рассказал «Евразия.Эксперт» о том,

- Господин Зиси, 7 декабря в Вене на полях заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ состоялась встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. Каковы ваши ожидания от встречи и насколько реалистичным является сценарий отставки Тиллерсона с поста госсекретаря в свете последних событий?

- Я думаю, на Лавров и Тиллерсон могли бы совершить осторожные шаги в сторону улучшения российско-американских отношений. В США есть силы, которые настроены против такого развития событий, поэтому действовать придется осмотрительно. Мне бы хотелось увидеть встречу Трампа и Путина, но, боюсь, антироссийские силы сейчас слишком сильны. Возможно, это будет последняя крупная встреча Тиллерсона, так как в начале следующего года он уже может уйти в отставку.

Отставку Тиллерсона сейчас широко обсуждают, в Вашингтоне по этому поводу ходят слухи, хотя Трамп их опровергает. Согласно этим слухам, конгрессмен из Канзаса Майк Помпео, который сейчас возглавляет ЦРУ, – это наиболее вероятный кандидат на замену Тиллерсону, если тот будет вынужден оставить свой пост. Тиллерсон был одним из немногих противников милитаризма в администрации Трампа. Из-за его действий большое количество чиновников покинуло свои высокие посты в Госдепартаменте, что ослабило дипломатические возможности Госдепа. Майк Помпео был бы гораздо более агрессивным госсекретарем. Он выступал против иранской ядерной сделки и, скорее всего, подтолкнул бы США к более жесткому противостоянию с Ираном.

- На ваш взгляд, какие изменения могут произойти во внешней политике США по отношению к России, если место Тиллерсона займет директор ЦРУ Майк Помпео?

- Не уверен, что в этом вопросе все зависит от Помпео и Тиллерсона. Дело, скорее, в давлении, которое оказывают на Трампа Конгресс и расследование специального прокурора относительно его предполагаемых связей с Кремлем. Помпео, определенно, милитарист в гораздо большей степени, чем Тиллерсон, но он в основном сосредоточен на Иране.

Трамп хотел бы более дружелюбных отношений с Россией. Тиллерсон – бывший председатель совета директоров «ExxonMobil», и мне кажется, Трамп хотел бы переговоров с Россией с целью получения доступа к ее нефти и газу, но из-за позиции Конгресса и расследования по поводу его связей с Москвой мы не увидели такого развития событий.

У США и России долгая история противостояния еще со времен холодной войны, и идея о том, что Россия – враг номер один, не нова. Американо-российские отношения очень сложные, и я не знаю, удастся ли Трампу сделать их проще.

- Трамп выступает за нормализацию российско-американских отношений, но в США есть силы, которые мешают налаживанию диалога между Москвой и Вашингтоном. Что это за силы?

- В правительстве США, в разведке и среди военных очень силен контингент противников нормализации отношений с Москвой. США сотрудничают с определенными странами НАТО, перебрасывая войска и оборудование к границам России. В сирийском конфликте Россия и США находились по разные стороны. Россия и Сирия добились успеха, и мы посмотрим, как США на это отреагируют.

В США есть группа людей, которая видит выгоду в военном конфликте с Россией. Да, от увеличения расходов на вооружение и разведку кто-то, определенно, получит прибыль. Но некоторые придерживаются другой позиции, согласно которой США выиграют от сотрудничества с Россией с ее богатыми запасами газа и нефти.

Поэтому в США сейчас наблюдается конфликт на очень высоком уровне, бизнес и правительство никак не могут решить российский вопрос.

Многие люди думают, что расследование против Трампа ведется из-за его предполагаемых связей с Россией. Однако по сути оно проистекает из страха возможной нормализации отношений между Россией и США. Этот конфликт сейчас в самом разгаре, и ситуация может очень быстро накалиться.

- В последнее время все чаще говорят о том, что новой точкой противостояния могут стать Балканы, где США наращивают давление на Сербию с целью отказа от ее нейтрального статуса. Атлантический совет – близкий к НАТО научно-исследовательский центр – разработал новую стратегию в отношении Балкан. В чем суть этой стратегии и почему она представлена именно сейчас?

- Атлантический совет – это один из тех научно-исследовательских центров, которые сотрудничают с государством и учитывают его интересы. Балканы сейчас находятся в переходном периоде, стоят между США и Россией. Одни балканские страны являются членами ЕС, другие нет, некоторые имеют базы США на своей территории. И, конечно, на Балканах сосредоточено множество ценных ресурсов, которые США хотели бы заполучить.

Если страны Балканского полуострова сделают шаг в сторону членства в ЕС или НАТО, они станут частью очень крупного антироссийского блока. Не уверен, что со стороны балканских стран это было бы мудрым решением.

Мне кажется, для них лучше быть независимыми от ЕС, России и США и брать от каждой стороны то, что им необходимо. Если у них в союзниках будут ЕС или США, можно ожидать появления большего количества военных баз, американских и европейских корпораций, старающихся получить на Балканах максимальную выгоду. Банки США и ЕС приложат все усилия, чтобы Балканы залезли в долги, и тогда их станет легко контролировать.

Для Балкан сейчас время быть осторожными. Американская империя слабеет, американская экономика не так сильна, как раньше. Если взглянуть на ВВП, то Китай и Европа сейчас сильнее США. Усиливается и Россия, наращивает военную мощь. Балканским странам в современном мире следует избегать ситуации, когда их будут перетягивать между Россией и США, им стоит прокладывать свой собственный курс.

- В последнее время большое внимание приковано к противоречиям внутри евроатлантического сообщества. Например, в связи с отношением Дональда Трампа к Евросоюзу и брекзиту, который он активно поддержал...

- На этой неделе британский парламент делал все возможное, чтобы Трамп не прибыл с официальным визитом в Великобритании. Твиты Трампа об экстремистских группировках в Великобритании задели большое количество людей. Тереза Мэй оказалась в сложной политической ситуации. Ее партия победила на прошлых выборах с минимальным перевесом. Джереми Корбин, лидер лейбористов, на выборах выступил гораздо лучше, чем ожидалось. Между тем, в Великобритании нарастает движение за более справедливую экономику. Недавно группа членов кабинета Терезы Мэй ушла со своих постов, чем поставила кабинет в кризисное положение.

Тереза Мэй теряет позиции, а Джереми Корбин становится сильнее. И Трамп поддерживает слабую сторону, поэтому его вмешательство в Великобритании еще больше ослабит Терезу Мэй и укрепит позиции Корбина.

- Великобритания и Евросоюз пока не смогли достичь окончательных договоренностей по выходу королевства из ЕС (брекзиту). Что мешает этим странам?

- Когда Великобритания голосовала за выход из ЕС, не думаю, что люди осознавали, насколько трудным будет этот процесс. Это первый случай выхода страны из Евросоюза. Не думаю, что они понимали, что ЕС не позволит им просто уйти, перед ними будут поставлены определенные требования. Поэтому Тереза Мэй оказалась в крайне сложной ситуации.

Множество представителей как левых, так и правых хотят, чтобы Великобритания была независимой страной, а не частью ЕС. Среди правых заметны и националистические настроения. У британцев сложилось ощущение, что корпорации обладают очень сильным контролем над ЕС, и что Евросоюз не уважает демократии стран-членов.

Недавно ЕС и Великобритания пытались прийти к соглашению, и я думаю, что Великобритании оно очень дорого обойдется. И когда оно все-таки будет достигнуто, предполагаю, уже гораздо меньшему количеству людей захочется платить за брекзит и независимость.

Решение Великобритании выйти из ЕС было далеко не единогласным. Возможно, когда станут известны детали договоренностей, и люди узнают цену, которую они должны заплатить за выход из Евросоюза, они предпочтут остаться частью ЕС.

Источник – Евразия.Эксперт

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси


Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский

Путин хочет победить, но не любой ценой

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Россия пытается убедить весь мир в том, что ее военная мощь растет, но при этом она скрывает свои расходы с точки зрения потерь и затрат. Однако опубликованные недавно статистические данные демонстрируют удивительно низкий уровень потерь, несмотря на участие России в вооруженных конфликтах в Крыму, на востоке Украины и в Сирии.

Это стало еще одним свидетельством того, что военная стратегия Владимира Путина является намного более продуманной, чем стратегии его предшественников, которые хотели победить любой ценой. Поражение Бориса Ельцина в Чечне лишило его поддержки общества, а дорогостоящая и провальная авантюра Советского Союза в Афганистане ускорила разрушение империи. Позиция Путина намного более безопасна, что значительно усложняет попытки объяснить его подход к войне.

Россия не сообщает о своих боевых потерях с 2010 года, и это не происходило даже в тот момент, когда она расширила свои военные операции на нескольких фронтах. В 2015 году Путина обвинили в попытке скрыть потери в восточной Украине (хотя вовлеченность в конфликт там Россия упрямо отрицает), и сделано это было за счет признания секретными данных о потерях «в мирное время в период проведения военных операций».

На этой неделе ежедневная газета «Ведомости» обнаружила данные о потерях на сайте российского правительства, посвященном закупкам. В октябре страховая компания «Согаз», владельцами которой являются несколько близких к Путину инвесторов, выиграла тендер на страхование российских военнослужащих на случай смерти и ранений. Все находящиеся на действительной службе застрахованы. Это призывники, профессиональные контрактники, офицеры. В 2016 году общее количество застрахованных составило 1191085 человек.

Помимо требований и таблиц вероятности, Министерство обороны, организовавшее этот тендер, опубликовало данные о количестве заявлений о выплате страхового возмещения за период с 2012-го по 2016 годы. Из этих заявлений 3198 имели отношение к гибели военнослужащих. Смерть людей необязательно приходится на тот же год, когда было подано требование, однако их число должно быть близким к истинному количеству потерь.

Эти цифры оказались ниже предыдущих показателей. Так, например, в 2000 году, согласно официальным статистическим данным, российские военные потеряли в Чечне 1310 человек.

В 2014 году Украина обвинила Россию в отправке своих солдат для того, чтобы не дать Киеву разгромить две пророссийские сепаратистские «народные республики» в восточной части страны. Судя по всему, регулярные российские войска действительно появлялись на востоке Украины в критические моменты этого конфликта, в том числе во время окружения украинских военных под Иловайском в августе и в сентябре 2014 года, а также во время их разгрома в Дебальцево в январе и в феврале 2015 года. По данным Министерства обороны Украины, в этих двух сражениях украинская сторона потеряла 432 солдат. Если небольшое увеличение числа погибших россиян в 2014 году касается Иловайска и если считать 650 смертей в год в 2012 году и в 2013 году стандартными потерями в мирное время, то в таком случае Россия во время событий в Иловайске потеряла около 170 человек. Потери в Дебальцево были ничтожно малы с точки зрения статистики.

Столь же незначительными оказались и военные потери в Сирии, где Россия в сентябре 2015 года начала проводить, в основном, воздушные операции в поддержку президента Башара аль-Асада.

Когда Путин пришел на помощь Асаду, многие россияне — включая некоторых сторонников Путина — опасались того, что он может увязнуть там, как это произошло с СССР в Афганистане в 1980-е годы. Потери Советского Союза составили более 15 тысяч человек за 10 лет военных действий — достаточно для того, чтобы их заметили большинство россиян. Лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич описала эту скорбь и этот гнев в своей книге «Цинковые мальчики». Однако с точки зрения военных потерь сирийская кампания Путина мало чего стоила его режиму, а теперь, когда бои почти закончились, какой-либо ущерб его репутации внутри страны представляется весьма маловероятным.

Российская военная традиция — по крайней мере, в войнах 20-го столетия — была направлена не на сохранение живыми солдат, а на достижение поставленных целей любой ценой. Приведенные данные свидетельствуют об изменении — но, возможно, оно не является полностью позитивным. При Путине Россия ведет войны по-другому.

На Украине на сепаратистские силы, состоящие из украинцев, националистически настроенных российских добровольцев и наемников, приходится основное количество потерь в войне, жертвами которой стали уже более 10 тысяч человек. В Сирии русские сапоги на земле — в отличие от самолетов в небе — это, в основном, не регулярные военнослужащие, в бойцы «Группы Вагнера» — частной военной компании, возглавляемой Дмитрием Уткиным, бывшим подполковником российской военной разведки. По имеющимся данным, его подразделение в составе 6 тысяч наемников, среди которых не все — россияне, принимало также участие в вооруженном конфликте на Украине, в том числе во время захвата Крыма. Официальной информации относительно потерь «Группы Вагнера» нет, хотя эти сведения, конечно же, гораздо менее важны с политической точки зрения.

В то время как Путин занимался увеличением и переоснащением российской армии, он также стал использовать концепцию гибридной войны, переместив значительную часть бремени на плечи нерегулярных формирований. Частично благодаря этому сдвигу российские военные потери в 2014 году — они были самыми большими за последние пять лет — составили всего 68,8 на 100 тысяч военных. Это значительно ниже показателя 88,1 на 100 тысяч военных: таковы американские потери в 2010 году. Это последние имеющиеся данные, обнародованные Службой анализа потерь Министерства обороны США.

Вопреки существующей практике, российское Министерство обороны не попыталось опровергнуть информацию, полученную газетой «Ведомости» на основе документации о проведении тендеров. Поэтому данная утечка, возможно, не была случайной — Путин готовится объявить о том, что он в четвертый раз будет претендовать на пост президента страны, и относительно небольшие потери могут помочь ему подчеркнуть свой профессионализм в качестве главнокомандующего. Однако они не смогут оправдать участие России в действиях на Украине, как и человеческую, экономическую и дипломатическую цену, которую России пришлось заплатить в результате этого катастрофического решения Путина.

Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434282 Леонид Бершидский


Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак

Полторак: за год силы АТО ни разу не нарушили Минские соглашения в части территорий

Интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" и телеканалу "1+1"

Из штаб-квартиры НАТО уже были заявления о том, что ветирование Венгрией заседания комиссии Украина – НАТО на уровне министров не отразится на партнерстве в целом. Министерство обороны получало ли какие-либо сигналы от Альянса об изменениях сотрудничества?

У нас в этом плане полное взаимопонимание, я общался со многими министрами обороны стран Альянса. Недавно в Ванкувере (Канада) у меня были встречи с 40-а министрами обороны, двусторонние встречи я провел с 10-ю министрами обороны, из них 8 – министры стран НАТО.

В ходе встречи с польским коллегой, с коллегой из США было подтверждено, что у нас нет никаких проблем в общении, у нас наоборот идет наращивание нашего сотрудничества.

Относительно проведения комиссии Украина-НАТО на уровне министров, - эта работа запланирована на следующий год, с самого начала года. Заседания Комиссии в декабре не будет, но у нас был ряд очень важных двусторонних и многосторонних встреч. И главнейшая – заседание Комиссии Украина-НАТО в июле в Киеве, визит генсека Йенса Столтенберга. Наше взаимодействие только наращивается. Наш потенциал имеет перспективы для увеличения. Поэтому тут проблем никаких нет.

Как сейчас исполняются соглашения, подписанные с Канадой в начале 2017 года? Насколько близка перспектива предоставления оружия, или нашей закупки оружия у Канады?

У нас регулярные встречи с министром обороны Канады Хаджитом Саджаном, у нас очень хорошие с ним отношения, он патриот Украины. Во время визита в Ванкувер я встречался и с министром иностранных дел (Канады – ИФ) Христей Фриланд, которая тоже патриот Украины.

Процессы, которые сейчас происходят в Канаде по поводу предоставления разрешения на закупку или поставку вооружения, техники, оснащения они происходят планово. Мы подписали в апреле с министром обороны Канады соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, которым предусматривается возможность закупать вооружение в Канаде. Процесс в Канаде проходит определенные этапы, и он в декабре должен быть завершен. Об этом говорили все, с кем я встречался, и главы МИД и Минобороны, и глава украинской диаспоры в Канаде.

Речь идет о возможности проведения поставки стрелкового вооружения. Имеется в виду все, весь комплекс. И я думаю, что до нового года они должны принять это решение.

Как вы оцениваете ход реформ, реально ли их завершение до 2020 года?

В плане выполнения стратегического оборонного бюллетеня сказано, что указом президента могут вноситься изменения каждый год. Ситуация меняется, поэтому мы внесем изменения в наши планы, их немного, но они будут.

Что касается украинской армии, я хотел бы сказать, что нами был принят план до 2020 года, - мы должны выполнить все критерии, что бы вступить в НАТО, чтобы быть совместимыми с войсками стран НАТО. Но я хотел бы сказать, что мы должны принять за стандарт систему, которая существует в тех странах, систему Вооруженных сил. Но я глубоко убежден, что мы должны строить свою систему, потому что одинаковой формулы для всех случаев нет. Каждые Вооруженные силы имеют свои особенности даже в странах Альянса. Наши партнеры много чего поменяли в своих армиях после того, как были в Украине. После того как услышали нас, увидели наши трудности.

Поэтому нам необходимо строить ту армию, которая отвечает нашим потребностям, исходя из угроз, экономического положения. Я хотел бы, чтобы нам удалось создать армию, которая имела бы преимущества в воздухе, на море, на суше и в информационных вопросах. Тогда, я думаю, что эта армия будет той, которой будет гордиться Украина, украинский народ. И я буду служить народу Украины.

Как называть правильно то, что происходит на востоке Украины? Это антитеррористическая операция или война?

В 2014 году, когда принималось решение о введении режима антитеррористической операции, тогда я был командующим Национальной гвардии Украины, это было единственно правильное решение. Была возможность сконцентрировать силы и средства и провести мероприятия по приведению армии в боевое состояние и всех силовых структур. Это дало нам возможность выстоять в первые дни, когда все силовые подразделения были не готовы к боевым действиям в Донецкой и Луганской областях. Со временем Россия начала массировано вводить свои группировки, регулярные войска, артиллерию, танки, на территорию Донбасса, потом была выстроена четкая вертикаль командования теми подразделениями со стороны России, и 1-й и 2-й армейские корпусы вошли в состав 8-й армии ВС России. Сейчас есть четкая вертикаль управления, и, кстати, последние происшествия в Луганске, там были непонятные события, а 2-й армейский корпус туда не вмешивался.

Сейчас ситуация сменилась, необходимо менять законодательную базу. Поэтому и подготовлен проект закона, где четко определено, что происходит в Донецке и Луганске – агрессия со стороны РФ.

Я не вижу разницы между террористическими группировками и ВС России. Армия, которая перешла границу другого государства и осуществила агрессию, это и есть террористическая группировка. Все, что происходит в Донецке и Луганске, это все происходит при поддержке, при разрешении и полном управлении России.

Можно говорить, что на сегодня конфликт на Донбассе заморожен?

Когда лишь в этом году 14 тыс. раз были обстреляны наши позиции и населенные пункты, погибли 400 гражданских лиц, нельзя говорить, что конфликт заморожен. Он находится в активной фазе. Имеют место и боевые столкновения и обстрелы.

Главная задача ВСУ – защитить народ, страну, территориальную целостность. Для нас выгодно, чтобы Российская Федерация ушла с Донбасса и вернула Крым.

Мы готовимся к тому, чтобы не повторить ошибок 2014 года, создаем армию, которая может защитить наши границы. В 2014 году в этому не были готовы ни Вооруженные силы, ни другие подразделения не были готовы. Армия была в таком состоянии, что по некоторым направлениям не было ни одного подразделения на пути от границы до Киева. На сегодня у нас достаточно сил и средств в зоне проведения АТО, достаточно сил в учебных центрах и на полигонах, где они проходят подготовку, боевое слаживание, чтобы реагировать на угрозы не только с направления АТО. У нас сформированы новые части и соединения на опасных направлениях. Все, что связано с Россией – это опасное направление, начиная от Приднестровья, Крыма и востока Украины, где формируется инфраструктура российских сил, создаются новые части и подразделения.

Наших соседей на Западе – Венгрия, Польша – мы рассматриваем, как партнеров, которые помогают нам реформироваться.

У сил АТО есть возможность сдерживать агрессию на линии разграничения или все же на госгранице?

Мы готовимся к тому, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Что касается ВСУ, то это можно сделать путем создания сильных ВСУ. Необходимо повышение обороноспособности, надо закупать технику, вооружение, менять систему подготовки, надо реформировать ВСУ, создавать инфраструктуру, наращивать силы. В 2014 году мы были к этому не готовы. Но принятые меры позволили нам остановить врага и обеспечить ВСУ основными элементами, которые определяют боеспособность армии, сегодня мы готовы защищать страну.

Возможна ли вторая волна российской агрессии?

Мне тяжело сказать, потому что я не знаю, что думает Путин, невозможно прогнозировать какие действия он спланировал. Но в любом случае мы должны готовиться, тем более что такая угроза, конечно, остается.

Учитывая инфраструктуру, части, подразделения, объединения которые разворачиваются на границе с Украиной, все это свидетельствует о том, что Путин точно не отказывается от агрессии против Украины.

Но если раньше они могли пройти до Киева без потерь, то сегодня, конечно потенциал у России большой, но это совсем другая война будет. И в том числе сильные Вооруженные силы Украины являются сдерживающим фактором, для того чтобы отражать открытую агрессию против страны.

Довольны ли вы армией по контракту?

За прошлый год на военную службу по контракту пришли свыше 69 тыс человек, в этом году – 34 тыс. Большинство из них имеют боевой опыт, они обучены и мотивированы. Сегодня наша армия уже в основном контрактная, потому что военнослужащих срочной службы у нас около 20 тыс, и они не привлекаются к выполнению боевых задач. Срочники находятся на полигонах, обеспечивают учебный процесс, а также выполняют другие задачи, возложенные на другие подразделения ВСУ. В зоне АТО нет ни одного солдата-срочника, там только контрактники.

У нас кроме 250 тыс военнослужащих ВСУ еще есть 100 тыс резервистов, которые каждый год проходят боевые учения. Там не только мобилизованные, там бывшие добровольцы, другие военные, которые имеют опыт и желание.

Госбюджет на 2018 год позволит повысить зарплаты военнослужащим?

Предварительно запланировано в бюджете 83,3 млрд грн, бюджетный запрос у нас был 143 млрд грн. Наши бюджетные возможности ограничены, но даже с такой суммой можно улучшить реальное положение дел. Это рациональное использование средств, проведение прозрачных торгов, закупка необходимых вещей. Это все нам позволит максимально рационально использовать выделенные средства. Сначала мы обеспечим срочные направления, по боеспособности ВСУ, выполнению задач в зоне АТО. В этом бюджете мы большинство средств закладываем на развитие.

Какова ситуация с небоевыми потерями в ВСУ?

Проблема небоевых потерь существует и во всех армиях мира, и у нас. Если сравнить с предыдущими годами, то количество таких потерь уменьшилось в 5 раз. В этом году у нас 90 таких случаев. И это прогрессивная динамика. Хотя еще не все сделано – и командирами на местах, и специалистами по отбору личного состава.

Сумма, предусмотренная в проекте госбюджета-2018, включает средства на охрану складов и арсеналов?

Что касается хранилищ и арсеналов, это системная проблема государственного значения. За всех годы Независимости этой проблеме никто внимания не уделял, а ее решение требует комплексного подхода. Мы подготовили предложения, идет работа, я думаю, что в течении месяца мы приступим к системному решению этой проблемы.

У нас сотни тысяч боеприпасов, вывезенных с Европы, остались Украине. Проблема в том, что эти ракеты, боеприпасы, хранятся на земле, а это постоянная опасность диверсии. Мы сейчас планируем строительство подземных железобетонных хранилищ, которые даже при существующей системе охраны и обороны обеспечат надежность хранения этих боеприпасов.

На это надо до 10 млрд грн, это на то, чтобы все арсеналы привести в должное состояние. Это невозможно сделать за один год. Мы разработали программу сроком действия на несколько лет, выбрали арсеналы, по которым необходимы срочные решения и по ним мы работаем. А есть арсеналы, на которых охрана в принципе обеспечивается, поэтому на них мы будем тратить меньше средств.

Что качается недавних инцидентов на военных складах, то по каждому из них есть приказ министра и назначена комиссия. В отчетах указаны все предпосылки таких событий, есть приказ о привлечению ответственности должностных лиц и спланированы необходимые мероприятия.

Не считаете ли вы, что необходимо менять международный формат по урегулированию конфликта из-за того, что Минские соглашения не работают?

Как работает Россия? Она сначала создает проблему, а потом выступает миротворцем. Также происходило и в Украине. Сначала РФ захватила Крым, начала открытую агрессию против Донецка и Луганска, а потом приехала в Минск, села за стол и начала выступать, как миротворец.

Минские соглашения, когда были подписаны, были жизненно необходимы для ВСУ. Решение, принятое президентом Порошенко, было единственно правильным на то время.

Я тоже недоволен качеством выполнения этих договоренностей, но я убежден, что очень сложно рассчитывать на выполнение договоренностей со стороны России. К сожалению, Минские соглашения не работают, потому что Россия не хочет мира в Украине, а не потому, что документ плохой или что-то еще.

Россия блокирует выполнение Минских соглашений, так как хочет, чтобы Украина теряла территории, людей, и она над этим работает.

Необходимо сильное давление на Россию, с тем, чтобы она начала выполнение хотя бы первого пункта этих соглашений. Одним из вариантов для того, чтобы начать хоть какой-то диалог может стать размещение миротворческой миссии ООН в Донецке и Луганске. Об этом я говорил на конференции в Ванкувере (Канада). Там было 40 министров обороны, я выступал, доносил им позицию официального Киева, наши условия для размещения такой миссии.

Есть вопросы к наблюдателям СММ ОБСЕ, в частности, последний случай братания члена миссии и боевика

Давать оценку СММ ОБСЕ должно руководство ОБСЕ. Я не буду этого делать. Есть человеческий фактор. Но чтобы приступить к процессам, которые бы свидетельствовали о том, что Россия желает восстановить территориальную целостность Украины, для начала надо прекратить огонь. Это можно сделать путем введения миротворческой миссии ООН на Донбасс, при чем – на всей территории.

Мог бы изменить ситуацию в зоне АТО факт предоставления западными партнерами Украине летального вооружения?

Нам не надо делать акцент на том, что кто-то должен нам дать летальное вооружение, или денег для того, чтобы мы могли сами себя защищать. Нам надо сначала использовать все свои возможности, а у нас их достаточно. И то, что сегодня происходит в ВПК, свидетельствует о наличии у нас потенциала, просто надо немного больше работать.

У нас много говорится о Джавелинах (Javelin - переносной противотанковый ракетный комплекс, США), но давайте посчитаем, сколько он стоит. Сможем ли мы с нашим бюджетом обслуживать его, обучать наших военных. По моему убеждению, мы должны рассчитывать на собственные силы, возможности нашего ВПК, создавать свои ракеты, танки, противотанковые средства, средства ПВО.

Сколько территорий вернули в этом году силы АТО?

По территориальному признаку, размещению на линии разграничения мы ни разу не нарушили свои обязательства по Минским соглашениям. Для того, чтобы с нами вели диалог, в том числе и наши партнеры, мы должны выполнять наши обязательства. Что касается тех участков, которые выгодны в военном плане для сил АТО, которые нам принадлежат по некоторым направлениям, конечно же мы их заняли. Но мы передвигаемся по нашей территории. Там тоже наша территория, но тут я имею в виду территории, определенной Минском.

По состоянию на сегодня нужна ли волонтерская помощь военнослужащим, выполняющим задачи в зоне АТО?

Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые вместе с военными поехали из дома, правда, без оружия, чтобы помочь Вооруженным силам. Сегодня волонтеры есть, и даже при Минобороны работает Совет волонтеров. Но, по моему убеждению, главными задачами волонтеров, большинство из которых очень прогрессивные, является помощь в реформировании ВСУ, делать их более открытыми, выносить новые идеи и помогать контролировать процессы. Я практически каждый день встречаюсь с волонтерами.

Я буквально неделю назад был на линии столкновения в зоне АТО и могу заверить, что на сегодня все необходимое для того, чтобы ВСУ, подразделения и соединения успешно выполняли задачи – все есть. Конечно, когда человек находится далеко от дома и ему привозят то, чего в зоне операции нет, то это хорошо. Но такой острой необходимости, как в начале АТО, на сегодня нет.

На днях я встречался с волонтерами, которые занимались авиаразведкой и многие сейчас готовы помогать в подготовке и они начинают работать в новом формате.

Если же какой-то человек хочет помочь армии, он может приехать в военную часть, не обязательно на передовую, и помочь военчасти, которая готовится к АТО, но пока что находится в пункте постоянной дислокации.

Расскажите о новосозданном подкомитете по реформам, сколько там будет людей, чем будут заниматься, войдут ли туда те волонтеры, которые сейчас работают при Минобороны?

Во всех странах во время проведения реформ в Вооруженных силах создавались комитеты, которые под руководством министра осуществляли эти реформы. Сейчас создается подразделение, которое контролирует, что сделано, что не сделано, корректирует программу, докладывает, осуществляет полностью мониторинг и координацию всей этой работы.

У меня 65 советников по реформам, а также 6 советников стратегического уровня – от США, Великобритании, Канады, Германии, Польши и Литвы. Мы вместе с ними решили, что для улучшения работы необходимо создать подразделение, которое будет мониторить ход реформ и ускорять их.

Я сначала получил предложение, чтобы сделать отдельное подразделение численностью, по-моему, человек 40. Но я считаю, что это неправильное решение. Поэтому мы сделали подразделение с численностью 12 человек. Оно будет подчинено генералу Петренко, директору департамента, который занимается стратегическими планированиями, и это будет один коллектив, который будет направлять, контролировать и докладывать обо всех проблемах, связанных с реформами.

До конца года Верховной Раде осталось меньше 10-и пленарных дней. Вы можете назвать самые необходимые Министерству законодательные инициативы, которые необходимо принимать срочно?

Очень нужен бюджет Украины (госбюджет на 2018 год - ИФ), я очень надеюсь, что он будет принят на этой неделе. Потому что нам нужно время для того чтобы правильно спланировать государственный оборонный заказ на следующий год, планировать все наши закупки, чтобы мы впопыхах не делали все это, и начали реальные тендера и процесс закупки и поставки вооруженной техники и оснащения буквально с января месяца. Это для нас очень важно и очень нужно.

Очень нужен закон про полицию. Этот законопроект неоднократно подавался в Верховную Раду, я надеюсь, что он будет принят. Там четко определен порядок использования военной полиции, она будет иметь определенные полномочия относительно привлечения к ответственности. Мы сможем давать более обоснованную и профессиональную, как мне кажется, оценку событиям, которые совершили военные.

По поводу судов, тут разные мысли. Я думаю, что по большому счету, даже если не создавать специальные суды по рассмотрению дел, связанных с военными, то судья, который рассматривает дела военных, точно должен быть незаангажирован и должен быть подготовлен. Потому, что очень много есть документов, которые определяют деятельность каждого военного. И такой судья, перед тем, как рассматривать дела военных, должен пройти определенную подготовку. Или это может быть вообще отдельный суд.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак


Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414435 Ольга Романова

Ольга Романова: "Они хотели посадить меня в тюрьму"

Майк Дюльффер | Die Zeit

Ольга Романова, журналистка и правозащитница, возглавляет российскую неправительственную организацию и с недавних пор живет в Берлине. В интервью немецкой Die Zeit она рассказывает о том, почему приняла решение покинуть Россию.

"Мой случай очень похож на то, что произошло с режиссером Кириллом Серебренниковым. Моя правозащитная организация "Русь сидящая" оказывает юридическую поддержку Серебренникову, поэтому с его делом я хорошо знакома. Я подозревала, что нам грозит то же самое. Через три недели после обысков у Серебренникова они пришли к нам", - рассказывает Романова.

Обоснованием для обысков во всех офисах организации послужил якобы тот факт, "что мы присвоили госсредства", продолжает собеседница издания. "Однако мы никогда не получали денег от государства. (...) Мы - благотворительная организация, к тому же оппозиционная - откуда у нас государственные деньги? Кроме того, сумма была указана в долларах. И на мой вопрос, почему в долларах - мы в России рассчитываемся рублями - сотрудник ответил: "Ну ты же все понимаешь", - говорит Романова.

"Русь сидящая", - продолжает Романова, - отстаивает права тех, кто сидит в российских тюрьмах. Уже только по этой причине мы затрагиваем все больные места Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Ее возглавляют сегодня те, кто раньше работал в ФСБ. Конечно, они заинтересованы в том, чтобы избавиться от меня и закрыть нашу организацию".

"Они хотели посадить меня в тюрьму, чтобы навредить лично мне и испортить репутацию организации. Они меня ненавидят", - говорит журналистка.

"Есть и вторая причина - это президентские выборы в марте 2018 года. Ежегодно из России уезжают около 2,5 тыс. человек, но перед выборами их число выросло еще больше. Органы государственной власти пытаются очистить оппозиционное поле. Они хотят предотвратить повторение протестов, аналогичных тем, что были в 2012 году. (...) Мне посоветовали не появляться в России до выборов. Я задаюсь вопросом: а почему после них что-то должно измениться в лучшую сторону?" - говорит собеседница издания. При этом Ольга Романова выражает уверенность в том, что однажды она вернется в Россию.

Останавливаясь на работе своей организации, она говорит о том, что сегодня не нужно физического присутствия, чтобы работа продолжалась. На данный момент в Москве в благотворительном фонде работают 18 человек, "у нас есть еще офис в Новосибирске, в будущем году мы планируем открыть офисы в Санкт-Петербурге и Ярославле".

"В год мы занимаемся примерно 3 тыс. семей, в которых один из членов находится в тюрьме. Если кто-то был приговорен к тюремному сроку несправедливо - в России это треть все заключенных - мы пытаемся придать его дело максимальной огласке. Мы помогаем всем, кто в этом нуждается. Семьи страдают всегда: иногда в тюрьме оказывается единственный кормилец. Мы оплачиваем адвокатов, помогаем детям и женам. А если кто-то подвергся в тюрьме пыткам или тяжело заболел, мы заботимся о нем - неважно, какой закон он нарушил", - рассказывает Романова.

Останавливаясь на источниках финансирования "Руси сидящей", Романова указывает на то, что около 5% бюджета приходится на долю заказов, еще 70% поступает от шести основных спонсоров, а остальное - "народные средства".

"Государственного финансирования у нас никогда не было - так же, как мы никогда не получали денег из-за границы. Недавно мы выиграли европейский тендер и поэтому поставим флажок ЕС в наших офисах", - говорит Романова.

Теперь "Русь сидящую" признают иностранным агентом, констатирует собеседница немецкого издания. "Однако сами мы не будем регистрироваться в этом статусе. (...) Мы поступим, как "Мемориал", который всегда приписывает, что организация является иностранным агентом "с точки зрения Министерства юстиции".

По мнению Ольги Романовой, "президент Путин может сохранить свою власть только в том случае, если ни одна из противоборствующих кремлевских групп не будет чувствовать себя победительницей". Поясняя смысл репрессий против инакомыслящих - несмотря на то, что переизбрание Путина практически свершившийся факт, - она указывает на то, что "Путин - гениальный диктатор. Причем в этом случае слово "гениальный" имеет негативную окраску. Когда пять лет назад молодежь вышла на улицы, на Болотную площадь, последовали жесткие репрессии. Многие оказались в тюрьме, большое количество людей были вынуждены покинуть страну. (...) И вот в марте этого года на улицы вышло новое поколение тех, кому меньше 20 лет, многие из них не знали ничего о процессах после Болотной площади. Трава вырастет в любом случае, и в любом случае она будет зеленой", сколько ее ни стриги.

"Россия на самом деле очень свободная страна со множеством возможностей. Можно достичь всего: постов, денег, известности и славы (...) - но только в том случае, если ты не лезешь в политику. (...) Если кто-то вдруг начинает обращать внимание на то, что воздух загрязнен, или выступает против сброса химикатов в реку, если кто-то считает, что нельзя мучить кошек и собак, и еще спрашивает, почему в телевизоре врут, тогда с успехом надо попрощаться", - констатирует Романова.

Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414435 Ольга Романова


КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт

Мадлен Олбрайт: Как защитить мир от Северной Кореи

Мадлен Олбрайт | The New York Times

Мадлен Олбрайт, занимавшая в администрации Билла Клинтона посты посла США в ООН (1993-1997) и госсекретаря США (1997-2001), рассказывает в The New York Times о своих переговорах с северокорейским лидером Ким Чен Иром и заключении договора "Рамочная договоренность" (Agreed Framework), благодаря которому США удалось убедить Северную Корею не создавать ядерное оружие.

"Когда к власти пришла администрация Буша, она отказалась продолжать переговоры и перешла к более конфронтационной стратегии. К 2003 году "Рамочная договоренность" обрушилась. К 2006 году Северная Корея испытала свое первое ядерное устройство", - напоминает Олбрайт.

"Уходя в отставку, я полагала, что события на Корейском полуострове могут развиваться во многих направлениях. К сожалению, после множества поворотов они прошли полный цикл. Администрация Трампа теперь имеет дело с тем самым призраком, которого боялся Клинтон: с Северной Кореей, вооруженной ядерными бомбами в достаточном количестве, чтобы угрожать своим соседям - и Соединенным Штатам, - предотвращая вторжения на свою территорию", - отмечает Олбрайт.

"Очевидно, если бы данную дилемму было легко решить, это было бы давно сделано. Фундаментальная проблема в том, что руководство Северной Кореи считает, что для того, чтобы гарантировать его собственное выживание, требуется ядерное оружие. Для подтверждения этой идеи ему нужно только поразмышлять о судьбе Саддама Хусейна (Ирак) и Муаммара аль-Каддафи (Ливия), - рассуждает политик. - Однако самый многообещающий способ стабилизировать ситуацию не отличается от подхода, использованного администрацией Клинтона. Политика Соединенных Штатов в отношении Северной Кореи должна включать в себя дипломатическое давление, улучшенное военное сдерживание, тесное сотрудничество с Южной Кореей и Японией, а также готовность участвовать в прямых переговорах не в качестве вознаграждения для Пхеньяна, а в качестве средства сделать то, что необходимо для нашей собственной безопасности".

"Слишком долго американские политики тщетно искали ловкого, простого решения для северокорейских ядерных амбиций. Была надежда на то, что режим в Пхеньяне изменится или что Китай принудит Северную Корею к капитуляции. В результате произошел откат назад. Прежние достижения упущены, не замененные ничем новым. Настало время для более реалистичного и серьезного подхода - такого, который позволяет исчерпать возможности дипломатии и защитить наших граждан, а также не повергнуть мир в войну, без которой можно обойтись", - заключает Олбрайт.

Данная статья впервые опубликована в издаваемом редакцией The New York Times журнале Turning Points, посвященном поворотным моментам текущего года, которые могут повлиять на следующий год

КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт


Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра

Запад сам отказался играть с Россией белыми

Укрiнформ, Украина

Александр Вондра — человек с богатой биографией: диссидент во времена Чехословакии, в Чешской Республике он занимал немало значимых постов, в числе которых можно назвать такие как заместитель министра иностранных дел Чешской республики (причем дважды: в 1993-1997 годы, тогда он руководил формированием штата МИДа независимой Чехии, и в 2003-м, тогда он отметился тем, что выступал против увеличения импорта нефти из России), министр иностранных дел (2006-2007), заместитель премьер-министра Чехии по европейским вопросам (2007-2009), министр обороны (2010-2012)… Политик сыграл немалую роль в процессах интеграции страны в евроатлантические структуры.

Сегодня Вондра — директор Пражского центра трансатлантических отношений. Демонстративно подчеркивая, что не занимает никаких официальных должностей, продолжает держать руку на пульсе, выступает на различных чешских и международных конференциях.

Для изменения поведения России недостаточно ограниченных санкций Запада

«Укрiнформ»: Господин Вондра, вы критиковали Запад за его слабый ответ на нарушение Россией международного права. Каким он, по-вашему, должен был быть?

Александр Вондра: Прежде всего, я думаю, что Запад должен вести политику с позиции силы, а не слабости. Он должен быть в состоянии сдержать поведение России до того, как она начнет действовать. Потому что отвечать всегда сложнее, чем изначально определить порядок дня самому. Потому что отвечать — это как играть в шахматы черными фигурами. А играть лучше белыми, потому что они задают повестку дня.

Я вижу проблему в том, что Запад в прошлом отказался от игры белыми и начал плохо играть черными. Это было сделано из-за неспособности отреагировать на аннексию Россией Крыма, что стало попросту нарушением обязательств, данных в начале 1990-х, когда Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на политические гарантии своей территориальной целостности. В таких ситуациях должен быть зеркальный ответ — что-то, чтобы не допустить повторения Россией подобного сценария, особенно в отношении тех стран, которые являются членами и партнерами НАТО и находятся под ее защитой.

Единственным подходящим ответом было бы предупредить Россию, что она нарушила Будапештский меморандум, и с этого дня мы больше не обязаны придерживаться наших обязательств от 1997 года (Основополагающий акт Россия — НАТО 1997 года — прим. ред.). Но Запад не отважился сделать это и стал уязвимым.

Например, Россия нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, значит, США либо тоже могут модернизировать свои вооружения, либо дать правильный ответ о размещении аналогичного оружия в Центральной и Восточной Европе. Но есть обязательства от 1997 года.

Запад вместо этого объявил санкции против России. Но, постойте: ограниченные санкции вредят России недостаточно, чтобы изменить ее поведение. Запад переиграл сам себя и загнал себя в ловушку, потому что однажды ему придется отказаться от санкций, они не навсегда. Уже сейчас идут дебаты, в том числе в Германии, в США, о том, чтобы вернуться к business-as-usual с Россией. И в этом проблема.

— В такой ситуации как, по-вашему, можно не допустить повторения сценария в будущем? Россия может пойти на это?

— Я не могу говорить за россиян. Надеюсь, что они не станут повторять сценарий, который осуществили в Крыму.

Но нельзя полностью уповать на то, что они этого не сделают. В сегодняшних международных делах доверия недостаточно, если речь идет о нации-конкуренте, а не о дружественной стране.

Поэтому Запад должен одобрить меры, которые будут сдерживать Россию от повторения.

России не под силу разрушить западные демократии

— Вас невозможно заподозрить в русофилии, однако на недавней конференции «Разговор о НАТО возле Бранденбургских ворот» в Берлине вы жестко раскритиковали Запад за то, что рукопожатия с русскими уже приравниваются к «политическому самоубийству». Это вы что имели в виду?

— Это другая проблема. Россия — большая страна, ядерная. Держава, которую, я думаю, невозможно изолировать. И уж точно ее нельзя изолировать одними лишь санкциями. И кто-то же должен с ними говорить с позиции принципов. Диалог между Западом и Россией крайне нужен. Не только о том, что разделяет, а о вещах, которые беспокоят и нас, и их. Исламский радикализм, например, это общий вызов и России, и нам.

Кто как не американский президент имеет власть, чтобы говорить с Путиным? Кто как не НАТО как крупнейший альянс, организация, которая объединяет американцев и европейцев? Но из-за истерии, в частности, в США, в политике стало уже почти невозможным приближаться к русским и говорить с ними, не совершая «политического самоубийства». И поэтому никто не говорит с русскими из-за внутренних политических причин. Из-за мании, что российский КГБ вмешивается в американские выборы и по всему миру. Послушайте, это глупо: Америка — великая держава, и русские попросту не могут победить ее демократию. Они недостаточно сильны для того, чтобы разрушить даже нашу (чешскую) демократию, я уверен в ней. И поэтому думать, что они управляют всем и вся… — это не соответствует действительности.

Даже в самые тяжелые годы холодной войны, когда СССР был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть

Я уверен, что они работают против нас, это естественно, спецслужбы за это получают деньги. Но и мы должны работать против них, а не просто кричать, что они работают против нас. Но Запад погружен в мечты, что он живет в каком-то чудесном 21 веке, в котором будет общее управление, и все будут счастливы, что ада нет вовсе. Таким образом мы сами создаем альтернативный ад. И теперь мы платим цену за глупость Запада.

Стратегический диалог — нормальная вещь. И даже в самые тяжелые годы Холодной войны, когда Советский Союз был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть.

Международная политика — большой бизнес

— В январе этого года вы были одним из подписантов открытого письма президенту США, предостерегая его от «большой сделки» с Путиным. Какими вам видятся действия американского президента в отношении России сегодня?

— Я подписал письмо, потому что ощущал, что есть приступ наивности среди американских политиков времен Обамы в том, что касается отношений с Россией. Но международная политика — это не воскресная молитва в церкви, это в большей степени бизнес. И поскольку я наблюдал это пренебрежение ключевыми принципами делового характера международной политики, я и написал письмо Трампу.

Я думаю, с одной стороны, Трамп как-то понимал, что вызов России требует другого ответа, и тут я согласен с ним. С другой стороны, я опасался, что, играя по-крупному, он может продать малое.

Другими словами, приход Путина в Европу — это не приход Сталина или Ленина, это как явление царя Александра на Венском конгрессе. Наша единственная проблема — у нас нет Меттерниха (Клеменс Меттерних, австрийский министр иностранных дел, руководивший организацией Венского конгресса 1814-15 гг, перекроившего карту Европы — прим. ред.). Чехи или поляки считают, что если бы у нас был Меттерних, он бы не продал нас.

Так что мой мессидж Трампу был: если ты хочешь быть Меттернихом, это отлично, но ты не должен продавать нас.

— Президент Чешской Республики Земан сделал не так давно заявление с международной трибуны, что Россия должна заплатить за Крым — и дело решено…

— Я не голосовал за Земана, и я не согласен с Земаном. Я могу сказать лишь, что это пожилой человек, который пытается быть деловым. Но ставки, цену он установил слишком низкие. Как русская проститутка, которая хочет продать свое тело по очень скидочной цене.

Украине повезло, что у Бабиша нет бизнеса в России

— В Чехии сейчас проходит процесс формирования правительства. Как вы думаете, какой будет его политика в отношении России и Украины?

— Я не знаю. Я даже не знаю, будет ли правительство. И я не фанат Бабиша. Мне он представляется скорее проблемой, чем решением для формирования чешской политики.

Вы должны быть счастливы тем, что у него нет никакого бизнеса на Востоке (Европы), в России. Пока нет. У него большой бизнес в Германии. Поэтому я не думаю, что он будет «свободным художником», поскольку ему нужны деньги ЕС, субсидии для его основного бизнеса.

КОНТЕКСТ

Новая газета

Россия опаснее, чем СССР

AldriMer.no30.11.2017

Россия не собирается отступать на Украине

The National Interest04.12.2017

Россия очень кстати демонстрирует рост!

Akşam01.12.2017

Россия контролирует Трампа?

The New York Times29.11.2017

Я вижу в Бабише человека, который, с одной стороны, использует очень популистский язык, привлекая внимание дома, но в то же время, я ожидаю, что он будет вести себя очень конформистски и прагматично для своего бизнеса.

Проблема в том, что он толкает неким образом чешскую демократию в восточном направлении, меняя ее натуру. С 1989 года мы строили демократию как какой-то процесс «вверх дном». Он переворачивает это на «верхом вниз». Он — второй богатейший человек в стране. Его абсолютное богатство равняется таковому Трампа. Но в относительном измерении его богатство может сравняться с объемом чешской экономики. В этом разница: он — абсолютный монополист в чешской экономике, Трамп же лишь сравнительно небольшой застройщик недвижимости.

Мне трудно сказать, чего вам ожидать от Бабиша, но сейчас он испытывает трудности с формированием правительства большинства. Потому что он, как акула: традиционные партии бояться вступать с ним в коалицию, потому что он их проглотит. Стоит огромный вопрос, сможет ли он создать солидное правительство при доверии парламента.

Думаю, еще месяц-полтора ничего не будет происходить на международном направлении, а там посмотрим.

Ради блага страны надо забыть о личных амбициях

— Вы были одним из тех, кому приписывают одну из самых больших заслуг в том, чтобы Чехия стала членом НАТО в 1999 году. Что бы вы посоветовали нашей стране, чтобы приблизить членство в НАТО и в ЕС?

— Честно говоря, у меня нет простого ответа на эти вопросы. Я много сделал для того, чтобы помочь вам году в 2003-м, накануне Оранжевой революции. Я провел много дней и недель в Киеве, несмотря на болезнь моей жены, которая была в Праге. Но потом вы так много напортили… Эти стычки между Тимошенко и Ющенко…

Могу сказать на примере нашей демократии. После 1989 года («Бархатной революции» в Чехословакии — прим. ред.) тоже было два парня — Гавел и Клаус (Вацлав Гавел — первый президент Чехии, в 1993-2003 гг., Вацлав Клаус — второй президент Чехии, в 2003-2013 гг. — прим. ред.). Они были как день и ночь. Они ненавидели друг друга. Но ради блага демократии, блага страны они смогли сотрудничать и отставить в сторону свою враждебность. И в самое критическое время, между 1990 и 1997 они просто работали вместе. Потом Гавел объявил «войну» Клаусу, они разошлись полностью, но к тому моменту у нас уже были обязательства со стороны НАТО и ЕС. Страна получила «якорь» и могла позволить себе роскошь внутренних раздоров и битв. Но в часы, когда мы старались закрепить страну, мы были едины.

А вы совершили ошибку, вы не использовали время между 2003 и 2008 гг., когда все еще было окно возможностей, когда Запад показывал мощь, когда дверь была открыта. Но после 2008-го, после прихода в 2009 году Барака Обамы, с началом экономического кризиса в Европе, Запад начал плохо играть на восточном и южном направлениях. Я думаю, это продолжается.

Я не могу вам предложить некий рецепт легкой дороги на Запад. Теперь многое зависит от вас. Если мы имеем огромную геополитическую игру, то надо либо бороться, откинув все сомнения, либо вообще не играть в нее.

Есть три альтернативы: пригласить на обед и быть готовым платить за него, не приглашать на обед (и тогда страна хотя бы понимает, о чем речь, и может сконцентрироваться на своих реформах сама) или пригласить на обед и не платить в конце. И это — наихудший сценарий. И это то, что Запад сделал в свое время в отношении Украины, предложив ей соглашение об Ассоциации. Это цинично, но это правда.

Проблема была в том, что Обама переложил украинские дела на плечи европейцев, а плечи Европы были настолько слабы, что не смогли удержать ее. И в целом неспособность европейцев играть жестко привела к тому, что Путин интерпретировал это и аннексировал Крым. Для нас это должно быть уроком, что если вы решили играть, то играть надо жестко.

Не переборщить с интеграцией

— Чехия — все же не очень большая страна, чтобы оказывать определяющее влияние. Но Германия таковой является. Готова ли она взять на себя ответственность?

— Боюсь, что нет. Было известное высказывание британского премьера Бенджамина Дизраэли, который так прокомментировал акт объединения Германии в 1871 году: Германия слишком большая, чтобы быть лишь одним из многих игроков, но слишком мала, чтобы навязывать свою волю другим. И это традиционная немецкая ловушка. Сейчас Европа другая, мы имеем европейскую интеграцию, но это все еще очень незавершенное дело. Посмотрите на Испанию, Каталонию, Италию. Думаю, это правило Дизраэли работает и сегодня.

— Брексит, референдумы в странах… Не кажется ли вам, что европейский проект потихоньку разваливается?

— Я надеюсь, что он не провалится. Потому что эта свобода передвижения капиталов, людей, услуг, товаров — это то, что для всех нас очень важно. Внутренняя открытость Европы, по крайне мере для нас, чехов, напрямую связана с благосостоянием. Закрытие границ вновь будет катастрофой для экономического развития Чехии. Я надеюсь, мы останемся вместе.

Но для того, чтобы оставаться вместе, я думаю, мы должны умерить наши амбиции. Мы должны быть осторожны в продвижении интеграции выше лимитов, с которыми люди могут жить.

Европа, несмотря на всю интеграцию в экономике и политике, по-прежнему остается еще очень многоликой. Континент с разнообразными культурами. Нет никакой политической европейской нации; есть немецкая нация, французская…

Я бы был осторожным в ускорении интеграции выше пределов, потому что это как веревка — если тянуть слишком сильно, она может порваться в любой момент.

— То есть, нет — дальнейшему расширению?

— Я в большей степени предупреждаю по поводу непомерного углубления интеграции, а не расширения.

В то же время, будем реалистами: среди западноевропейских институтов не слишком много воли и желания продолжать расширение так быстро, как они делали в прошлом.

Я далек от того, чтобы обещать вам что-то, что от меня не зависит.

Александр Вондра, экс-министр обороны, экс-министр иностранных дел Чехии

Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410163 Эдвард Лукас

Ми6 — о нарастающей угрозе со стороны России

Британия, наконец, всерьез отнеслась к опасности путинского режима, но она все еще удручающе плохо оснащена, чтобы как-то ему противостоять.

Эдвард Лукас (Edward Lucas), The Times, Великобритания

После 25 лет излишней самонадеянности Британии Россия стала для нее главной международной угрозой. Капитан Уайтхолла дал отмашку. Под палубами кочегары бросают уголь в горящие печи. Штурманы пытаются найти давно забытые маршруты и карты.

Новые настроения — отчасти тревожные, отчасти решительные — определили замечательную речь, произнесенную в штаб-квартире НАТО человеком, которого правительство скромно характеризует как «высшее должностное лицо». Этот человек — в котором многие в аудитории признали Алекса Янгера (Alex Younger), главу Ми6 — рассказал посланникам НАТО, что Кремль «стал примером» современных угроз, которые стоят перед нашей страной и ее союзниками. Цель России состояла в том, чтобы расколоть Запад, посеять неуверенность и двойственность. Знакомые границы оказались размыты: между словами и действиями, электронным и кинетическим миром, между домашними и международными угрозами, даже между миром и войной. В частности, старая модель конфликта, в которой военные действия состояли на 80% из применения силы и на 20% — из информации, теперь обернулась вспять.

Призывая союзников расширить свою деятельность в деле сопротивления российской гибридной войне, он также осудил «чувство безнаказанности» Кремля, подогреваемое нежеланием Запада отвечать на российские провокации. Решение не предпринимать действия само по себе является ответом, сказал он с укором, и такой ответ может привести к эскалации.

Это, безусловно, является уроком последних двух с половиной десятилетий. После недолгого периода в начале 1990-х, когда Россия выступала в роли государства, которому «диктуют правила», так как она была вынуждена принять нормы мира в период после холодной войны, она стала «государством, которое создает видимость подчинения правилам»: оно делает вид, что соблюдает международные соглашения, но на деле подменяет и нарушает их. Далее, подогреваемая растущими ценами на нефть и путинским контролем политической системы, она стала откровенным нарушителем правил, угрожая нарушить мировой порядок безопасности, вмешавшись в дела своих соседей. Масштаб этого вмешательства варьировался от кибератак (Эстония, 2007) до военного вторжения (Украина, 2014). Россия также не гнушалась подкупом, пропагандистскими нападками и агрессивной диверсией, каковым был, например, неудавшийся переворот в Черногории в прошлом году.

Британия, как и Запад в целом, предпочитала громко сетовать, вместо того, чтобы предпринимать какие-то действия. Неудивительно, что Россия решила, что может вмешаться даже во внутренние дела крупных западных стран. Только в начале этого года служба национальной безопасности Британии, наконец, решила повысить Россию до уровня угрозы «первого порядка», наряду с кибератаками и терроризмом (в перечне угроз 2010 года Россия даже не упоминалась). Спустя всего полгода этот сдвиг превратился в стратегию. Она состоит из следующих элементов: расширения нашего военного ответа внутри страны и в Восточной Европе, противостояния кремлевской пропаганде при помощи «стратегических коммуникаций», обуздания российского интриганства на территории бывшей Югославии, защиты наших компьютерных сетей от передового российского кибероружия, усложнения жизни российской элиты и поддержки Украины.

Все это похвально. Как и внимание, которое депутаты уделяют этому вопросу, в частности, расследованию российской дезинформационной атаки Комитетом палаты общин по цифровым технологиям, культуре, СМИ и спорту. Парламентский комитет по разведке и безопасности, вновь созванный после возмутительно длительного пятимесячного перерыва после выборов, также продолжит свою работу.

Задавать вопросы и добывать ответы — это не одно и то же. Списки с пожеланиями невозможно назвать стратегией. Стремление к цели не создает средств к ее достижению. С 1991 года эта страна растратила свой потенциал в отношениях с Россией. Приоритетом была торговля и инвестиции, а также поиск общей основы в борьбе с преступностью и терроризмом. Те, кто беспокоился о влиянии российских денег на нашу финансовую систему или сомневался в искренности российских предложений сотрудничества, были вытеснены из игры или отстранены. Люди, несущие ответственность за эту политику, до сих пор по большей части отрицают это.

В результате нас постоянно застают врасплох, нам постоянно не хватает информации о целях и планах России. В некоторых московских кругах стало модно называть Москву «третьим Римом», подразумевая, что она является духовной и геополитической наследницей Римской и Византийской империй. Поэтому, когда влиятельные российские вебсайты описывают Британию как «Карфаген», подразумевая наше полное уничтожение, можно ли назвать это просто риторикой или за этим скрывается нечто более зловещее? Были ли недавно проведенные российские учения предназначены для возбуждения аудитории в России, или Кремль действительно считает, что атомная война неотвратима? Было бы полезно знать ответы на эти вопросы.

Несмотря на то, что по сути своей Россия — слабая страна, она сильна в нужных ей вопросах. Как рассказал, выступая в парламенте в прошлом году, Виктор Мадейра (Victor Madeira), специалист по российским угрозам, все вместе наши военные атташе, силы разведки и королевские войска связи и всей остальной армии, включая ВМФ, воздушную разведку и службы наблюдения и рекогносцировки, 77-ю бригаду (подразделение армии, занимающееся информационной войной), имеющие отношение к военному делу отделы Центра правительственной связи и Кабинета министров, службы оборонной разведки, а также силы нашего спецназа, королевских десантных и парашютных войск составят всего лишь одну двенадцатую от приблизительного объема всего лишь одного из российских шпионских агентств — военной разведки ГРУ.

Нам также не хватает политической воли действовать в соответствии с нашим перечнем пожеланий. Связи России с Трампом и Брекситом даже не следует упоминать. Сити (который известен также под названием Лондонград) пускает слюни при мысли о перспективе котировок En+, энергетического и металлодобывающего конгломерата, контролируемого олигархом Олегом Дерипаской. Вырученная сумма порядка 1 миллиарда должна пойти на оплату долгов этой компании ВТБ, российскому банку с хорошими связями, по которому нанесли удар западные санкции после вторжения России в Крым. Ни одного слова критики от правительства не прозвучало.

Возможно, Уайтхолл отправился по новому маршруту. Однако в неблагоприятных погодных условиях он выглядит не слишком пригодным для плавания.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410163 Эдвард Лукас


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427345 Владимир Фесенко

О чем говорил Волкер

Украина не может в одностороннем порядке выйти из минских соглашений. Лучшего подарка для России просто не придумаешь.

Владимир Фесенко, Новое время страны, Украина

О том, что Украине следует предоставить специальный статус восточным территориям и ограниченную амнистию для тех, кто участвовал в конфликте, Курт Волкер говорил не только в интервью Politico, но и народным депутатам Украины при встрече с ними в октябре 2017 года. Здесь нет ничего нового. Но есть очень важное уточнение. Если расшифровать полностью заявление Волкера, в контексте других его заявлений, то Украина может объявить амнистию и проголосовать за новый порядок самоуправления регионов только в том случае, если Россия согласится на допуск полноценной миротворческий миссии ООН на неконтролируемые участки российско-украинской границы. То есть только если российская сторона примет решение о дальнейшем урегулировании конфликта с использованием миротворцев, только тогда представителям украинской власти нужно будет сделать те самые «сложные шаги для мира на Донбассе».

Речь не идет о том, что Украина должна взять и проголосовать за это. Во-первых, я напомню, закон о порядке особого самоуправления восточных регионов уже работает, он проголосован. Но он будет запущен тогда, когда огонь на Донбассе прекратится и пройдут выборы. А выборы, в свою очередь, пройдут тогда, когда будет согласована формула их проведения, будут обеспечены условия и будет осуществляться контроль над границей — либо полицейской миссией ОБСЕ, либо миротворцами ООН. Не будет прекращения огня и должного контроля над границей — не будет никакого особого статуса.

Но на мой взгляд, Россия не пойдет на уступки по миротворческой миссии. Это маловероятно. Максимум, что сейчас возможно, это обмен заложниками. И то при условии, что не будет очередных хитрых и циничных комбинаций россиян и выдвижения неприемлемых для нас условий. Поэтому, что касается прогноза того, как будет развиваться ситуации на Донбассе, я согласен с Волкером. На 80%, а я думаю, даже на 90%, ситуация в 2018 году останется такой, какой она есть сейчас. Еще, как минимум, на год.

Что касается минских соглашений. На днях министр МВД Украины Арсен Аваков заявил, что минские соглашения — мертвы. Я подобные высказывания слышал неоднократно от украинских политиков. Мы знаем, что Народный фронт склонен — и чем дальше, тем больше — к демонстрации воинствующего патриотизма. Подобные заявление делал и Александр Турчинов, например. Я думаю, что и Аваков сделал это для внутриполитического потребления. Это борьба за собственный имидж.

О том, что «Минск» не работает, говорят уже давно. Но проблема в том, что, во-первых, к минским соглашениям привязаны антироссийские санкции. И вторая и очень важная для нас деталь. Мы не может отказаться от Минска в одностороннем порядке. Если мы это сделаем, мы выступим в роли страны, которая хочет продолжения конфликта, хочет не мира, а войны. И я боюсь, что это будет неправильно понято нашими союзниками. Кроме того, это даст прекрасный шанс друзьям России в Европе требовать отмены санкций против Кремля. Да, конечно, можно ставить критические диагнозы по этим соглашениям. Но мы не можем в одностороннем порядке выйти из них. Лучшего подарка для России просто не придумаешь.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427345 Владимир Фесенко


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер

Курт Волкер: полная стенограмма беседы

Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser), Politico, США

Сьюзан Глассер: Привет, я Сьюзан Глассер, добро пожаловать на передачу The Global Politico. Рада представить нашего сегодняшнего гостя посла Курта Волкера, которого я знаю уже давно, и который сегодня выполняет по-настоящему трудные задачи, оказавшись в самом центре новостей. Он стал специальным представителем Соединенных Штатов по украинскому кризису и очутился в эпицентре неспокойных и захватывающих российско-американских отношений. Я бы сказала, что сегодня вы один из немногих в американском правительстве, кто проводит переговоры с русскими на высоком уровне.

Вы совсем недавно вернулись с очередного раунда переговоров, которые состоялись у вас с одним из главных помощников Владимира Путина Владиславом Сурковым. Расскажите нам о них, Курт.

Курт Волкер: Что ж, Владислав Сурков работает в президентской администрации. Ему поручали заниматься некоторыми замороженными конфликтами типа Абхазии, Южной Осетии. Его считают человеком, который несет ответственность за российскую интервенцию на Украине — как в Крыму, так и в Донбассе.

Госсекретарь Тиллерсон от имени Госдепартамента и от имени американского правительства попросил меня представлять США и более активно подключиться к переговорам, нацеленным на урегулирование конфликта в Донбассе на востоке Украины. Разрешить его призваны так называемые Минские соглашения

Это была моя третья встреча с Сурковым. Мне кажется, что русские задумались вот над чем: может, стоит закончить этот конфликт, установить мир, уйти оттуда, а потом посмотреть, что из этого получится? Не думаю, что они приняли окончательное решение, и что они твердо намерены это сделать. Однако мне кажется, что они рассматривают такую возможность.

Я обнаружил, что сам Сурков очень умный, очень профессиональный и очень способный человек. Возможно, у него несколько циничное чувство юмора, однако он знает, что делает. Мне кажется, что он в этом смысле хороший собеседник. Поэтому, если мы чего-то и добьемся, то это будет исходить от Суркова и от его отношений с президентом Путиным.

— То есть, вам кажется, что у него есть определенные возможности добиться каких-то результатов? Он говорит от имени Путина?

— Я думаю, что решить этот вопрос может только сам президент Путин. Однако Сурков имеет возможность общаться с президентом, а это очень важно. Кроме того, он скроен не по лекалам Министерства иностранных дел или Министерства обороны. Он политтехнолог. Он занимался предвыборными кампаниями, он занимался некоторыми региональными конфликтами, имел дело с лидерами Чечни, а также Южной Осетии и Абхазии, о чем я уже говорил. Поэтому у него имеются каналы общения. Однако я считаю, что решения принимает Путин.

— Хорошо. Многие люди говорят — в том числе, люди из администрации, с которыми я беседовала в последнее время — они говорят, что наши отношения в настоящий момент не только очень плохи, но и не достигли пока самой нижней точки. Так что переговоры с ними об Украине — это довольно интересный момент.

Насколько плохи, на ваш взгляд, эти отношения?

— Что ж, это интересно. Безусловно, сегодня существует очень негативная реакция на то, что делает Россия, будь это выдворение дипломатов из нашего посольства в Москве, какие-то ее действия в Сирии и других странах, или договор РСМД.

Украина — это интересная тема, по которой у нас очень разные точки зрения. Однако мы можем договариваться о каких-то совместных действиях, и это может стать основой для достижения чего-то позитивного. Я считаю, что Россия хочет, чтобы Украина была пророссийской, дружественной по отношению к ней страной, и чтобы с ее правительством можно было работать.

Тем не менее, вторгшись на Украину и захватив часть ее территории, они добились лишь того, что эта страна стало гораздо более сплоченной, националистической и ориентированной на Запад.

— Да, обратная реакция. Как это ни парадоксально, многие люди говорят, что путинская интервенция еще больше сплотила украинцев.

— Верно. Это прямо противоположно тому результату, которого они добивались. Поэтому у них есть основания сказать: «Что ж, мы не добились того, чего хотели. Это дорого нам обходится, как в плане затрат на ведение боевых действий и на поддержание гражданской администрации, так и в плане санкций, репутации, отношений с Европейским Союзом, отношений с Соединенными Штатами». Поэтому не исключено, что они заинтересованы в разрешении этой проблемы.

И конечно, мы хотели бы, чтобы при разрешении этой проблемы была восстановлена территориальная целостность Украины.

— Хорошо. Как вы думаете, в какой мере Сурков и прочие россияне готовы признать эти факторы? Насколько они откровенны с вами?

— Это любопытно, потому что есть разница между тем, что они говорят и что, согласно моей интуиции, они знают. Они ни за что не скажут: «Да, мы совершили вторжение, да, мы сделали то, сделали это». Но мы знаем, что они знают, и они знают, что мы знаем, и…

— Я знаю, что ты знаешь, что он знает.

— Поэтому можно вести речь о том, чего мы можем достичь.

— По этому поводу, в какой степени мы можете поднимать вопросы о Крыме и о Донбассе? Или вы говорите только об одном?

— Это очень хороший вопрос, потому что разницы между ними почти нет. Это российское вторжение, оккупация чужой территории. Что касается Крыма, то они заявляют, что присоединили его, но в обоих случаях мы это не признаем, Это незаконно.

Минские соглашения действуют в отношении только конфликта на востоке Украины, где сейчас ведутся активные боевые действия. Сегодня в среднем каждые три дня гибнет один украинский солдат, гибнет на территории Украины, защищая свою страну. Поэтому там происходит очень горячий конфликт.

В Крыму ситуация иная. Безусловно, мы не согласны с российским вторжением и оккупацией Крыма, а также с его присоединением к России. Но если мы можем добиться прогресса по другому вопросу, вопросу Донбасса, мы должны это сделать.

— То есть, вы не поднимаете вопрос о Крыме?

— Я поднимаю вопрос о Крыме. Я поднимаю вопрос о Крыме, а русские говорят мне в ответ: «Мы не собираемся вести переговоры о Крыме». Просто важно понизить планку и договориться о том, что мы в этом вопросе не соглашаемся,

— Понятно. Итак, сейчас идет дискуссия о том, существует ли возможность для ввода миротворцев в соответствии с российской инициативой, которая была выдвинута в сентябре.

— Да. Здесь возникает вопрос о том, хочет ли Россия уйти, что далеко не ясно. Но между русскими и украинцами существует глубокое недоверие. Русские не верят в то, что украинцы будут выполнять Минские соглашения, поскольку они предусматривают большое количество политических шагов. А украинцы считают, что русские никогда не откажутся от контроля над этой территорией.

Так что миротворческие силы должны будут навести мосты и устранить недоверие. Они позволят укрепить безопасность, создать условия для проведения выборов в местные органы власти, создать условия для того, чтобы украинцы могли выполнить другие положения Минских соглашений, получив в результате свои территории назад и восстановив украинский суверенитет. Это и будет полным выполнением Минских соглашений.

Но проблема в том, что патовая ситуация существует уже три года, и дело не сдвигается с мертвой точки. Поэтому идея с миротворцами предназначена для того, чтобы обеспечить безопасность, а также дать время и пространство для достижения этой цели.

— Некоторые люди говорят, что дипломаты неисправимые оптимисты, так как в противном случае они бы этого не делали. В сообщениях о вашей последней встрече — мне кажется, это была ваша третья встреча с Сурковым — говорится, что вы предложили список из 29 пунктов, где изложены некие принципы, и что русские отвергли все эти пункты, за исключением трех.

Я полагаю, что эти три пункта были о том, как писать слово Украина.

— Да, я даже не считал. Ситуация складывается следующим образом. Россия в сентябре представила в Совет Безопасности ООН проект резолюции. Ее предложение предусматривает направление сил ООН на Украину для защиты наблюдателей ОБСЕ, которые работают на востоке. Предполагалось, что миротворцы будут следить за соблюдением условий прекращения огня и за отводом тяжелых вооружений.

Безусловно, сейчас все знают, что условия прекращения огня не соблюдаются. Их нарушают каждую ночь, иногда по несколько раз. Ведет огонь артиллерия, звучат взрывы, стреляют минометы и так далее. А тяжелое вооружение так пока полностью и не отведено.

Так что соглашение на самом деле не работает. А замысел русских заключается в том, что если наблюдатели будут находиться под защитой, они смогут углубиться на территорию, будут в безопасности, и им не придется преодолевать большие препятствия. На мой взгляд, это довольно спорный аргумент, потому что если бы русские хотели пустить наблюдателей во все районы Донбасса, они бы сделали это. Нет, здесь что-то другое.

Поэтому мы сказали: «Смотрите, нас заинтересовала идея, которую Россия предложила ООН. Следует подумать над направлением миссии ООН на Украину. Но это должны быть настоящие миротворческие силы, это должны быть такие силы, которые смогут обеспечивать безопасность на всех спорных территориях, которые будут знать о местах размещения тяжелых вооружений, и которые смогут реально контролировать украинскую сторону границы с Россией, чтобы через нее не переходили свободно люди, и не перебрасывалось оружие. Если сделать это, такой шаг будет очень полезен, и он позволит перейти к исполнению Минских соглашений».

Я считаю, что русские выступили с этим предложением для того, чтобы начать диалог. Они хотели запустить переговорный процесс по вопросу о том, какими должны быть миротворческие силы.

Наша третья встреча, как вы сказали, была шагом назад. Они снова вернулись к своему первоначальному предложению. Не знаю, какой после этого будет их следующий шаг. Возможно, это произошло совсем по другим причинам, никак не связанным с Украиной, и что это просто отражение нынешнего состояния российско-американских отношений. Наверное, это в большей степени связано с тем, что двусторонняя встреча между президентами Трампом и Путиным не состоялась.

— Наверное. Значит, это их очень сильно разозлило?

— Ну, мы не знаем. Просто такова была последовательность событий. Двусторонняя встреча не состоялась. У нас была встреча с Сурковым в Белграде, которая совершенно очевидно стала шагом назад. Это была теплая встреча, у нас состоялась хорошая дискуссия, но это был шаг назад. Посмотрим, что произойдет на следующей встрече, которая должна состояться где-то в декабре.

— Хорошо. И конечно же, это будет ближе к марту 2018 года, когда Владимир Путин предположительно будет баллотироваться на очередной срок, когда пройдут более или менее формальные выборы, вокруг которых, тем не менее, будет много политики. Итак, очень многие из числа тех, кто следит за Россией, задают вопрос: сможет ли Путин до выборов сделать что-то в отношении Украины, а не просто топтаться на месте, заняв выжидательную позицию. Какова ваша точка зрения на сей счет?

— Ну, это открытый вопрос. На выборах 2012 года он действовал на националистической платформе, защищая российский народ от внешних врагов и оправдывая необходимость сохранения своей власти в России. Как будет на сей раз — захочет ли он снова разыграть националистическую карту или решит действовать иначе — это пока неясно.

Думаю, позволительно сказать, что он решил помириться, решил прекратить боевые действия и уничтожение украинцев и русских. Он добьется особого статуса для восточной Украины. Он добьется исполнения Минских соглашений, и международное сообщество обеспечит безопасность в этом регионе, безопасность для русскоязычного населения и для всех остальных.

Так что если он захочет, он сможет претендовать на большие достижения. Но нам неизвестно, как он хочет это повернуть.

— Хорошо. Конечно, можно допустить, что будет именно такая версия кампании, которая нравится нам. Но Владимир Путин добивается успехов не только за счет критики США и своей националистической политики, но и благодаря тому, что в последние годы на российском телевидении была создана целая повествовательная линия, целая теория о том, что это буквально передовая войны между Россией и Западом, войны между Россией и США. Он публично заявляет об этом.

Поэтому, как мне кажется, у вас должны быть некоторые сомнения в том, что Владимир Путин откажется от повествовательной линии об этом конфликте, которую он сам создал.

— Это верно, и откровенно говоря, все в его руках. А мы можем только четко заявлять о том, что такое состояние дел — это настоящая война, это гуманитарная трагедия, это негативно отражается на населении региона, которое он якобы защищает. Именно эти люди несут на себе основное бремя страданий и лишений. И это очень дорого обходится России.

Они могут это сделать. Они сделали это в Абхазии, они сделали это в Приднестровье. Они могут это сделать. Но это для них не лучший вариант. А мы можем попытаться создать некие рамки, некую концепцию, показав, какой может быть альтернатива. Что будет, если Россия поддержит размещение миротворцев на этой территории, поддержит реализацию Минских соглашений, согласится на восстановление украинского суверенитета и увидит, какой результат это ей дает.

Думаю, есть немало причин, по которым они захотят попробовать. Но решение будут принимать только они.

— Безусловно, ведь мы очень много говорили о российской стороне, о том, чего хочет Путин. Это всегда самый важный вопрос с тех пор, как он пришел к власти.

Но есть еще и американская сторона, и я должна задать тот же вопрос: чего хочет Трамп? Мне очень интересно, какую политику в отношении России в данный момент проводит администрация, особенно в связи с тем, что в Вашингтоне сегодня говорят о России больше, чем когда-либо, по крайней мере, на моей и вашей памяти.

С кем вы работаете по этим вопросам? Насколько согласована эта политика? И как идут дебаты в администрации о поставках оружия на Украину, какова ее позиция, и насколько это осложняет вашу работу?

— Мне предложил заняться этой работой госсекретарь Тиллерсон, и я подчиняюсь напрямую госсекретарю Тиллерсону, ведя с ним активные беседы. Кроме того, я получил возможность встретиться с большинством высокопоставленных руководителей из кабинета и администрации, и поговорить с ними об Украине и о том, что мы делаем.

Я бы сказал, что в этом вопросе есть большая степень единодушия, есть единая и сплоченная позиция. Кроме того, я также имел возможность принять участие во встрече президента Трампа с президентом Порошенко на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Исходя из этого, я могу сказать, что в администрации существует довольно прочный консенсус. Проще всего об этом можно сказать словами президента, который заявил, что он хочет мира. На Украине воюют и гибнут люди, и он хочет, чтобы там был мир.

Кроме того, если мы хотим каких-то улучшений в российско-американских отношениях — а я думаю, что это должно быть целью США — мы не должны стоять на месте. Мы хотели бы более конструктивных отношений. Тогда удастся добиться прогресса по Украине. Именно так надо действовать, и именно об этом президент Трамп сказал президенту Путину на встрече G-20 в Гамбурге. Именно так, если мы хотим улучшений…

— Что касается поставок оружия на Украину, то дебаты на эту тему идут с переменным успехом уже долгое время. Считаете ли вы, что это решение будет в конечном счете утверждено — это первый вопрос. А во-вторых, какое воздействие это окажет на ваши переговоры о мире?

— Что ж, важно правильно сформулировать этот вопрос. Эта страна — Украина, она ведет боевые действия на собственной территории, защищается от насилия, там каждый день гибнут люди. Речь идет о самозащите. А этот принцип заложен в уставе ООН. Так поступила бы любая страна, которая хочет защитить свою территорию, защитить свое население от агрессии.

У США есть военные связи с десятками и десятками стран во всем мире, и Америка поставляет оружие в десятки и десятки стран. Я не вижу никаких убедительных причин, по которым Украина является чем-то особенным. Почему бы это не сделать? Ведь украинцы активно пытаются защитить свою территорию. Это вопрос обороны, а не…

— Могло ли что-то быть иначе, если бы администрация Обамы, которая точно так же не могла решить этот вопрос, несмотря на рекомендации госсекретаря и Пентагона (а в итоге Обама отказался), все же сделала это? Теперь возникает такая же ситуация, и Госдепартамент с Пентагоном снова выступают с такой рекомендацией.

Могло ли что-то пойти иначе в этой войне, если бы решение было принято? И если мы решим осуществить такие поставки, к чему это приведет?

— Аргументы, с которыми некоторые люди выступали в прошлом, они не очень убедительны, на мой взгляд. Один аргумент состоит в том, что поставки могут привести к эскалации боевых действий, к гонке вооружений, что у России всегда будет больше возможностей для эскалации, что мы сами разжигаем этот конфликт. Но на самом деле, конфликт уже существует, Россия уже разжигает его, уже ведет боевые действия. Так что, на мой взгляд, эти доводы неубедительны.

А еще говорят, что такие подставки придадут смелости украинцам, которые перейдут в наступление. Но украинцы не глупцы, они тоже это знают. Еще один довод состоит в том, что есть разница между летальной и нелетальной боевой техникой.

— Похоже, именно это поставило в тупик администрацию Обамы.

— Опять же, смысл поставок военной техники в том, чтобы Украина могла применить силу в целях самообороны. Администрация Обамы, например, поставляла туда контрбатарейные РЛС. Контрбатарейные РЛС дают возможность определить, откуда ведется минометный огонь, и точнее скорректировать ответный огонь, чтобы можно было убить тех людей, которые делают это. Их называют нелетальной боевой техникой, однако это была очень эффективная помощь украинцам со стороны администрации Обамы, и я считаю ее весьма уместной.

Также важно помнить о том, что украинцы и сами производят большое, очень большое количество военной техники.

— Правильно. Украина была одним из центров производства вооружений в Советском Союзе.

— Точно. И они до сих пор их производят, они провели довольно большую работу по восстановлению и перестройке своей армии. В 2014 году эта армия была почти полностью разгромлена, но они ее восстановили, и эта армия, надо сказать, довольно успешно поддерживает стабильность на линии конфликта.

— Верно. Именно об этом я хотела вас спросить. Они более или менее — они как бы остановили русских, повстанцев. Изменится ли что-то…

— Я бы сказал иначе: Россия решила не продвигаться дальше на украинскую территорию.

— Хорошо.

— И я думаю, украинцы нарастили свои возможности, усилили армию.

— Хорошо. Это в большей степени похоже на сдерживание, чтобы Россия снова не перешла в наступление.

— Именно так. Именно так. Это сдерживание.

— По крайней мере, таковы аргументы в его пользу.

— Да, таковы аргументы. Опять же, я не хочу углубляться в детали и говорить о том, что это большая проблема. Просто Украина, как и любая другая страна в мире, должна иметь возможность защитить себя и сдержать агрессию. Но есть вопрос гораздо важнее. Это вопрос о том, сможет ли Украина добиться успеха как страна. Сможет ли она создать демократию, рыночную экономику, добиться благополучия, укрепить безопасность и так далее. А еще, сможем ли мы урегулировать этот конфликт, что, на мой взгляд, является важным шагом в восстановлении суверенитета, в восстановлении территориальной целостности в Европе, в выходе из того тупика, в котором мы сегодня оказались вместе с Россией. Именно в этом направлении мы хотели бы двигаться.

— Но я бы не сказала, что вы возлагаете большие надежды на скорейшее установление мира. Еще один вопрос по поводу поставок оружия. Можно себе представить другую версию того, как на это отреагирует Россия.

Скажем, Трамп принимает решение о поставках, и они начинаются где-то в следующем месяце или около того. То есть, до президентских выборов в России. Вы же понимаете, как это преподнесет российское телевидение, как на это посмотрят в Москве. Начнутся разговоры о том, что Соединенные Штаты снова начали свои провокации, и поэтому России необходимо сделать в ответ то-то и то-то. Начнется новый виток пропаганды, а Путин снова заговорит о том, как он защищает страну от злобного западного агрессора. И все это будет происходить накануне выборов.

— Что ж, прежде всего, позвольте мне повторить, что никакого решения пока нет.

— Я это понимаю, я понимаю.

— И сделаем мы это или не сделаем, это наше решение. Да, и в связи с вашим вопросом, я не думаю, что мы должны принимать свои решения, исходя из того, что будут говорить об этом российские СМИ, какую повествовательную линию они представят. Я думаю, что мы должны принимать решения, исходя из американских интересов, из национальных интересов США, из того, как мы позиционируем себя в мире. Мы должны исходить из своих собственных суждений, а не из чего-то другого.

— Хорошо. Давайте немного поговорим о другом, потому что это очень интересно, и я уверена, что это заинтересует наших слушателей. Вы работали в администрации Буша. Теперь вы вернулись назад в правительство в совершенно иных обстоятельствах. Это совершенно другая республиканская администрация. Я знаю, что у вас есть множество друзей, которые по-разному относятся к нынешней версии внешней политики, существенно отличающейся от прошлого.

Но у вас другая позиция, которую вы, как я слышала, излагали в Госдепартаменте. Совершенно очевидно, что сегодня звучит много вопросов, проходит много публичных дискуссий о том, не зашел ли госсекретарь Тиллерсон слишком далеко; о том, что случилось с нашим моральным состоянием, и к чему приведет эта реорганизация. На самом деле, никто этого не знает. А еще он собирался ликвидировать все должности специальных представителей, видимо, за исключением вашей. Так что это очень интересно. Расскажите нам немного о том, почему вы решили вернуться, и что вы обнаружили, придя в Госдепартамент.

— Ну, ответить на первый вопрос довольно просто. Мне небезразличны эти проблемы, мне небезразлична Украина как страна, небезразличен ее успех. Я хочу, чтобы этот конфликт был урегулирован. Я хочу, чтобы мы вернулись к идее о том (об этом говорили многие, очень многие администрации, начиная с Джорджа Буша-старшего и далее), что Европа должна быть единой, свободной и мирной. Что мы стремимся продвигать демократические общества, общества процветающие, приводимые в движение рыночными силами. Мы хотим безопасности для всех без исключения, в том числе, для России.

Но мы этого не добились Да, мы многое сделали. Многие страны, которые в 1990 году не являлись членами НАТО, позднее вступили в эту организацию, и сегодня это демократические, процветающие и надежно защищенные государства, такие как Чехия, Эстония и так далее.

Так что мы добились колоссальных успехов, но мы прошли не весь путь. В Европе сохраняются активные конфликты. Поэтому, если есть какой-то способ решения этих вопросов, я бы очень хотел сделать это. Я готов делать все возможное в этих целях.

И во-вторых, из-за этого меня не очень-то беспокоит связанная с этим политика, будь это политика демократической администрации республиканской администрации, политика Буша, Трампа и так далее. Я думаю, что в этом многие со мной согласятся. Если мы не будем втягиваться во внутриполитические дебаты, которые сегодня идут в нашей стране, и сосредоточимся на сути и содержании внешней политики, с этим тоже очень многие согласятся.

А что касается Госдепартамента, то там работают замечательные люди. Это люди очень умные, очень целеустремленные. Они хотят вносить свой вклад, они хотят упорно работать. Передача власти всегда очень трудна, а нынешняя передача особенно. И мне кажется, что такие люди как Уэс Митчелл (Wes Mitchell), которые сегодня занимают…

— Это новый помощник госсекретаря по европейским делам.

— Верно. Новый помощник госсекретаря по европейским делам. Возникает связка между политическим руководством, находящимся на самом верху администрации, дипломатической службой и теми профессионалами, которые в ней работают. Такую связку надо укреплять и наращивать. Она нужна для того, чтобы Госдепартамент ощущал себя полезным, чтобы он осознавал свою способность вносить полезный вклад.

Теперь, что касается цифр. После 2001 года Госдепартамент очень сильно разросся. Если посмотреть на Госдепартамент и его бюджет в то время, а затем взглянуть на то, что произошло потом, на те миссии, которые он выполнял после этого, то можно сказать, что он разросся колоссально.

Вы здесь говорили о специальных посланниках. Их очень много, этих специальных посланников Я не знаю точное их количество но…

— 78 человек или около того?

— Да, огромное количество. Знаете, хотелось бы думать, что правильнее было бы поступать по-другому. Те люди, которые занимают свои должности, которые назначаются президентом, утверждаются сенатом и несут ответственность за различные регионы мира — именно они должны отвечать за внешнюю политику.

Мне предложили заняться этими переговорами по Украине тогда, когда помощник госсекретаря еще не был утвержден. Французы, немцы, украинцы, а также русские громко требовали, чтобы США назначили такого человека для ведения переговоров. И я рад тому, что занимаюсь этой работой. Я делаю это добровольно, бесплатно, я не ввожу в расходы налогоплательщиков, и я…

— Да? Я не знала об этом. Это интересно.

— Да, и я бы хотел, чтобы такая должность появилась в Госдепартаменте, когда это будет целесообразно.

— Да, это интересно, потому что они очень хотели, чтобы за столом переговоров присутствовал кто-то из США.

— Да.

— Еще об этом. Я понимаю вашу мысль о том, что из этого нужно убрать политику, которая раскалилась до предела во всем, что связано с Россией. И я понимаю, что в конкретном плане, если США сядут за стол переговоров и попытаются помочь запустить некий миротворческий процесс, они найдут в этом немало единомышленников. Но что вы думаете по этому поводу? Я имею в виду, чтобы работали на Джона Маккейна, который, пожалуй, является самым видным республиканским критиком внешней политики президента Трампа. И совершенно очевидно, что по-прежнему существует конфликт между глобалистами (я полагаю, что мы с вами тоже попадаем в эту категорию) и идеей о том, что появился и усиливается национализм нового типа, действующий под лозунгом «Америка прежде всего» и превращающийся во внешнюю политику. Видите ли вы практические выражения такого национализма, или он пока еще не проявился?

— Речь идет о том, чтобы сотрудничать и взаимодействовать с остальным миром. Со всем миром.

— Но есть люди, которые могут сказать: «Это не наша забота. Почему Америка должна этим заниматься?»

— Соответственно, я не могу говорить от имени сенатора Маккейна. Существуют разные точки зрения, находящие отражение во внутренней политике. Но вопрос в том, как это делать, как решать на практике эту внешнеполитическую проблему. И мне кажется, что когда мы начнем заниматься реальным делом, возникнет серьезное единодушие.

Людям нужна сила, им нужны американские ценности, им нужны американские интересы. Они хотят добиваться успеха. И я бы сказал, что это касается всех, и демократов, и республиканцев.

— Хорошо. А вот еще один момент. Смотрите, мы только что говорили о Суркове и о том, в какой мере решению этих вопросов содействуют соответствующие руководители. Готов ли Путин добиваться мира? Готов ли Трамп добиваться мира? Это очень важный вопрос.

Безусловно. Я знаю, я слышал это непосредственно от президента, он хочет добиться этого. Он хочет добиться мира, хочет урегулирования, хочет, чтобы Украина вернула свою территорию. Это предельно ясно.

Что касается Путина, то мне кажется, что мы видим некие проблески надежды, мы видим причины, по которым они тоже могут на это пойти. Однако они сами будут принимать решение на сей счет, и вполне возможно, что их решение будет прямо противоположным.

— Что ж. Это очень важный момент. Я хотела бы спросить вас — ведь вы занимаетесь этим всего несколько месяцев, вы человек новый, и вы три раза вели переговоры с Ссурковым. Так вот — что вас удивило? Как вам кажется, что нового вы узнали? Появились ли какие-то новые мысли, новые взгляды на происходящее, отличающиеся от того, что мы обычно наблюдаем в Вашингтоне?

— Ну, я бы не стал так говорить, но что меня действительно удивило, так это те изменения, которые произошли в отношении Западной Европы к России с тех пор, как я ушел из правительства.

— Я должна заметить, что вы занимали должность представителя США в НАТО.

— Да Я занимал эту должность с 2008 по 2009 год. Как раз в то время Россия вторглась в Грузию. Но тогда существовало сильное нежелание откровенно говорить о том, что сделала Россия, или резко выступать против нее. Если вы помните, после того, как они вторглись в Грузию, буквально через шесть месяцев мы привезли эту большую кнопку перезагрузки, а Лавров с госсекретарем Клинтон заявили, что мы будем двигаться дальше.

Сегодня отношение Западной Европы к России совершенно иное. Налицо гораздо больше откровенности, больше понимания того, что Россия вмешивается в их выборы, в их политические процессы. Больше понимания того, что Россия сделала со своими соседями, такими как Грузия, Молдавия, Украина. То есть, налицо совершенно другое отношение, не то, что существовало 10 лет тому назад.

— Сегодня все ястребы, что касается России.

— Знаете, Россия сама все это создала. Люди этого не хотели. Люди были за то, что всегда говорит президент — что мы хотели бы поладить с Россией, но из-за ее действий поладить с ней чрезвычайно трудно.

— Вы подняли вопрос о вторжении в Грузию. У меня сложилось такое впечатление, что тот шестимесячный период после вторжения, о котором вы говорили, был ключевым. За это время Путин каким-то образом уверовал в то, что карательные меры за нападение на соседей будут не очень серьезными. Наверное, это повлияло на его ошибочное решение вторгнуться на территорию Украины.

— Да. Думаю, вы правы. Если посмотреть прямо на эти взаимосвязанные моменты, возникает впечатление, что после вторжения в Грузию он получил карт-бланш. Наверное, он подумал, что и с Украиной будет точно так же, что и в этом случае он тоже получит карт-бланш. Еще один момент. Если говорить откровенно, все красные линии в Сирии по химическому оружию, которые мы обозначили, но не стали соблюдать, то есть, поговорили об этом, а потом замолчали — это каким-то образом убедило Путина в том, что мы не будем предпринимать активные действия в случае с Украиной.

Это, как мне кажется, привело к просчетам, так как он подумал, что ему снова все будет дозволено. Но вместо этого мы ввели санкции, которые действуют уже три с половиной года. Изменилось отношение в Западной Европе. Изменилось отношение в нашей стране. Мы в ответ увеличили численность группировки войск в прибалтийских странах, в Польше и Румынии, сделав это для того, чтобы укрепить силы сдерживания НАТО, чтобы помочь нашим союзникам. Мне кажется, он этого не ожидал, думая, что все будет как прежде.

— Да, интересно, что вы подняли вопрос о санкциях и о НАТО. Вы давно уже за этим наблюдаете, и у меня в связи с этим вопрос. Должна ли Украина в будущем стремиться к членству в НАТО?

— Ну, никто не может отнять у нее эти устремления. Решение будут принимать сами украинцы. Чего они хотят для своей страны? Ни мы, ни европейцы, ни кто-то еще не должен вести переговоры через их головы, показывая, что выбор у них небольшой. Но мы должны сохранять свои стандарты. Мы не должны понижать стандарты членства в НАТО. Мы должны настаивать на демократии, на реформах, на рыночной экономике, на борьбе с коррупцией, на реформах в армии, на вкладе в общую безопасность, на оперативной совместимости. Все это пришлось сделать чехам, все это пришлось сделать полякам. Эти вопросы пока не решены. Следовательно, Украине предстоит еще пройти долгий путь.

— Вы считаете, что от дальнейшей агрессии Путина удерживает то, что Польша и страны Прибалтики являются членами НАТО?

— Да. Знаете, это гипотетический вывод, потому что практические выводы делать трудно. Но я думаю, что русские знают: если они предпримут что-то против одного из прибалтийских государств, это вызовет многостороннюю реакцию со стороны Европы и США. Это сдерживающий фактор.

Конечно, здесь могут быть разные точки зрения. Скажем, НАТО важна в психологическом плане. Но есть и приверженцы другой точки зрения. Например, если бы мы не продемонстрировали такую решимость, русские могли пойти на агрессию даже против члена НАТО. Так что на это можно смотреть по-разному. Но мне кажется, факты говорят о следующем: Россия считает, что мы продемонстрировали свою готовность ответить на ее нападение. А поэтому ей не стоит этим заниматься.

— Это любопытно. Я имею в виду, как вы обрисовали вопрос о том, что администрация Обамы по сути дела непреднамеренно подала Путину неправильный сигнал, показав после Грузии, что он не понесет серьезное наказание за вторжение в соседнее государство, что издержки ему по карману, и что именно из-за этого он решил ввести войска на Украину.

Как вам кажется, дошли ли до него до него новые сигналы, или он думает так же, как и прежде? Кто-то из администрации говорил мне, что русских на самом деле это не убедило. Может быть, Владимир Путин считает, что это нечто вроде хоккейного буллита. Ты занимаешь место в воротах, тебя обстреливают санкциями пару минут, а потом ты возвращаешься на лед и снова начинаешь играть. Понял ли Путин, дошло ли до него, что он уже не сможет играть как раньше?

— Ну, я смотрю на это так. Это стабилизирует обстановку. Они начинают думать: да, надо что-то делать, надо начинать решать некоторые проблемы, начинать урегулирование. Вот почему — здесь я снова возвращаюсь к теме Украины — они могут прийти к выводу, что мы в состоянии с ними о чем-то договориться.

— Итак, мы совершили полный круг. Наш сегодняшний гость — посол Курт Волкер, который, как мне кажется, занимает одну из самых интересных должностей в администрации Трампа, который реально говорит с русскими. Многие другие высокопоставленные американские руководители сегодня этого не делают. Так, надо закругляться. Но позвольте задать вам еще один вопрос: каковы в процентах шансы на то, что через год боевые действия на востоке Украины будут продолжаться?

— Я бы сказал, как минимум 80%.

— 80%?

— Думаю, есть шанс, что боев не будет, но наиболее вероятный сценарий — это их возобновление. Дело в том, что люди там по-прежнему гибнут. Это плохо для населения Донбасса, которое Россия, по ее словам, пытается защитить. Это плохо для самой Украины. За время боевых действий на востоке Украины погибло уже более 10 000 человек. Если боевые действия продолжатся, это будет очень и очень печально.

Мы должны предпринимать все возможные усилия для решения этой проблемы, но мы должны быть реалистами и понимать, что это очень трудно.

— Когда ваши внуки будут изучать карту, Крымский полуостров будет в составе России?

— Нет. Здесь ситуация такая же, как в моем детстве. Тогда на карте Прибалтики была сноска со словами о том, что Соединенные Штаты не признают насильственное включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Я думаю, на новых картах будет то же самое.

— Так что на пенсии поедем отдыхать в Ялту.

— Ну, будем надеяться на то, что рано или поздно мы добьемся такого результата. Но к счастью для меня, до внуков мне уже совсем недалеко.

— Это были очень интересные взгляды на Россию, которым не уделяется должное внимание здесь, в Вашингтоне. Я была рада побеседовать о политике в отношении России и Украины с послом Куртом Волкером, и я благодарю вас за то, что вы пришли на передачу The Global Politico. И спасибо всем нашим слушателям за то, что слушали нас.

— Великолепно. И спасибо вам за то, что пригласили меня.

— Спасибо.

Сьюзан Глассер — главный обозреватель POLITICO по международным делам. Она ведет новую еженедельную передачу The Global Politico.

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter