Всего новостей: 2229229, выбрано 1041 за 0.102 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист Армия, полиция: Стуруа Мэлор (76)Фельгенгауэр Павел (70)Меркачева Ева (66)Путин Владимир (65)Муртазин Ирек (61)Скосырев Владимир (40)Романова Ольга (39)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (36)Каныгин Павел (34)Латынина Юлия (31)Млечин Леонид (31)Милашина Елена (29)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27)Перевозкина Марина (27)Полухина Юлия (26)Рогозин Дмитрий (26)Лукьянов Федор (25) далее...по алфавиту
Ирак. Сирия. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 июня 2017 > № 2200031 Леонид Исаев, Антон Мардасов

Штурм Мосула: возможен ли перелом в войне с ИГ

Леонид Исаев, Антон Мардасов

Взятие Мосула будет означать первое поражение ИГ в его геостратегическом тылу – Сирии и Ираке. Еще до середины 2016 года джихадисты если и проигрывали, то в основном в расположении противника, прочно удерживаясь в суннитских районах. Но потенциальный успех союзников в Мосуле и Ракке способен остановить экспансию ИГ, превратив тактический успех, достигнутый в 2015 году, в стратегический

После полугода изнурительных боев битва за Мосул, похоже, приближается к своему завершению. Операция по взятию иракского города-миллионника оказалась нелегким испытанием для антитеррористической коалиции во главе с США, но на сегодняшний день именно наступление союзников под Мосулом наравне с успехами сирийских курдов при поддержке все того же Вашингтона является одной из самых успешных кампаний против «Исламского государства» (запрещено в РФ).

Успехи ИГ на территории Сирии и Ирака на ранних этапах его существования были связаны не столько с военной мощью экстремистов, сколько с чрезвычайной разрозненностью в стане их противников. Достаточно вспомнить, что в 2014 году однотысячный отряд джихадистов смог за несколько дней взять Мосул, который охранял тридцатитысячный гарнизон. Тогда багдадские власти наглядно продемонстрировали полную неспособность контролировать суннитские районы страны. После ухода США иракским лидерам так и не удалось объединить вокруг себя силы, заинтересованные в борьбе с терроризмом. В результате для многих суннитов власть ИГ оказалась предпочтительнее багдадского правительства.

Всеобщая координация

Сейчас коалиция, которая отвоевывает Мосул у ИГ, тоже очень разнородная. Поддержку с воздуха осуществляют США и их союзники, в наземном наступлении участвуют вооруженные силы Ирака, курдские отряды «Пешмерга», а также представители шиитского и суннитского ополчения. Но впервые со времен ухода США в Ираке удалось добиться столь высокого уровня координации действий обычно противоборствующих друг с другом сил.

Хотя многие эксперты ожидали, что ИГ не станет защищать Мосул и передислоцируется на территорию Сирии, боевики все-таки решили держать оборону. Ведь в отличие от Ракки или других населенных пунктов посреди сирийской пустыни, Мосул – это крупнейший город под контролем ИГ, который к тому же имеет важное символическое значение.

28 июня 2014 года, когда Мосул был взят силами ИГ, лидер группировки Абу Бакр аль-Багдади выступил со знаменитой речью в Великой мечети ан-Нури. Это имя мечеть получила в честь героя Второго крестового похода и прославленного правителя Алеппо и Мосула XII века Нур ад-Дина Занги, который прославился тем, что уничтожил войско франков в южной Турции и нанес поражение самому Раймонду де Пуатье в Антиохии. Именно в этой мосульской мечети перед тем как выступить против христиан, вассал Нур ад-Дина Саладин прочел проповедь. Очевидно, аль-Багдади осознанно выбрал это место, чтобы представить себя продолжателем дела своих средневековых предшественников, отправлявшихся из Мосула на войну с «неверными». Проповедь в Великой мечети ан-Нури была, с одной стороны, дань памяти основателю ИГ Абу Мусабу аз-Заркави. А с другой – попытка повторить достижение Нур ад-Дина, объединившего под своим знаменем два важнейших ближневосточных центра – Мосул и Алеппо.

Однако на исходе 2016 года американцам удалось сплотить против ИГ самые разнообразные и часто противоборствующие силы региона. В результате к началу 2017 года коалиция смогла добиться ощутимых успехов в кампании против удерживающих Мосул боевиков. Сначала союзники взяли под контроль восточную часть Мосула (город разделен надвое рекой Тигр), а в середине февраля началась новая операция на западном берегу, где, по ооновским данным, осталось порядка полумиллиона мирных жителей.

Наступление антитерростической коалиции на Мосул началось 17 октября – через несколько часов после того, как подразделения ИГ под давлением сирийской оппозиции вышли из разрушенного города Дабика. Американцы слишком торопились начать контрнаступление на позиции джихадистов в Ираке, чтобы успеть добиться ощутимых результатов еще до президентских выборов в США. Из-за этого возникли «слепые зоны», избавиться от которых не получается до сих пор.

Например, на западном направлении (сообщение между Сирией и Ираком) исламистам удалось произвести ротацию подразделений. Брешь с запозданием были вынуждены затыкать шииты из ополчения «Хашд аш-Шааби», формально введенные в состав иракской армии, но сохраняющие лояльность Ирану. Это в свою очередь лишь усилило разногласия между многочисленными участниками операции, каждый из которых претендует на свою зону влияния в освобожденном Мосуле, а также нефтяные месторождения Каяра и Наджма, расположенные неподалеку от города.

Несмотря на заявления Вашингтона о необходимости сдерживать Тегеран, США и Иран пока продолжают намеченную при Обаме координацию действий ради уничтожения основных сил ИГ. Как и в случае с Тикритом и Фаллуджей, из-за больших потерь в иракской армии и полиции американцы по-прежнему опираются на шиитов для удержания Мосула в кольце. В то же время США привлекают и суннитские племена, чтобы контролировать родные районы многих лидеров ИГ и не допустить появления «шиитского коридора» до провинции Дияла, где доминирует «Бадр».

Одновременно проиранские отряды не только препятствуют транзиту боевиков в Сирию, но и не допускают полномасштабных боевых действий в Синджаре между протурецким ДПК, с одной стороны, и езидским ополчением и РПК – с другой. Поэтому вакуум, который неизбежно возникнет после падения Мосула, скорее всего, заполнит Тегеран, а не Багдад или Турция, которая сохраняет тесные отношения с иракскими курдами Эрбилем и поддерживает ополчение «Хашд аль-Ватани».

В результате даже после взятия Мосула Вашингтону и Тегерану придется продолжить взаимодействовать самым тесным образом как минимум по двум причинам. Во-первых, чтобы успех в борьбе с джихадизмом в Ираке не оказался ситуативным – предпосылок для новых успехов террористической идеологии в стране, раздираемой коррупцией, этническими, религиозными и социально-экономическими противоречиями, предостаточно. Кроме того, и после потери Мосула ИГ сохранит в Ираке ощутимое присутствие, контролируя такие районы, как Салах-ад-Дин, Киркук и Диала. Сохраняет свои позиции ИГ и в провинции Багдад, что дает ему возможность регулярно устраивать теракты в иракской столице.

Во-вторых, американо-иранский консенсус в Ираке необходим для скорейшего восстановления инфраструктуры и выхода из гуманитарного кризиса. Война против ИГ сделала беженцами три миллиона человек, многие из которых по-прежнему живут в переполненных лагерях. По данным ООН, совокупное число внутренне перемещенных лиц с начала мосульской операции превысило 330 тысяч человек.

Близкий перелом

Параллельно со штурмом Мосула сирийские курды при воздушной поддержке союзников заметно продвинулись на юг Сирии в рамках операции «Гнев Евфрата». От Ракки их отделяет менее 10 км, и ожидается, что битва за столицу ИГ начнется уже в ближайшем будущем.

В конце марта США перебросили спецназ и подразделения Демократических сил Сирии к югу от Евфрата. Их цель – взять под контроль стратегическую плотину в районе города Табка и дальше наступать на одноименную авиабазу, а также на сам город. Таким образом, коалиция создала плацдарм на западном берегу Евфрата, остановив возможное продвижение сил сирийской правительственной армии к Табке.

По мере развития операции «Гнев Евфрата» и продвижения в глубь Сирии доля арабских племен в составе коалиции постоянно увеличивалась. По некоторым данным, их численность достигает 20 тысяч человек, что во многом объясняет успех коалиции в борьбе с ИГ в районах с преимущественно арабским населением. С одной стороны, это позволяет интегрировать местные арабские племена в коалицию и переориентировать их на борьбу с ИГ. С другой – разбавляет коалицию, снижая роль курдского Демократического союза. Это будет особенно актуально, когда дело дойдет до штурма Ракки и выработки договоренностей с местными племенами.

Тем не менее в операции хватает трудностей. Например, как не допустить отхода боевиков в сторону Дейр-эз-Зора. Сейчас Демократические силы Сирии развивают наступление от Табки, стараясь замкнуть кольцо вокруг Ракки с южного направления. Для полноценного окружения города требуется слишком много сил, и теоретически боевики ИГ могут отойти на юго-запад – в Дейр-эз-Зор. Там, помимо заблокированного гарнизона проправительственных войск, им должны будут оказать сопротивление арабские и курдские подразделения проамериканской коалиции.

В результате, несмотря на всю критику, которой в последнее время подвергалась американская антитеррористическая коалиция, именно ее действия как в Сирии, так и в Ираке позволяют говорить о наметившемся переломе в войне с ИГ. При этом достигнутые в Астане соглашения о создании в Сирии зон деэскалации оставляют возможность для России и ее союзников внести свой вклад в борьбу с джихадистами. Например, создание этих зон на западе Сирии предусматривает наступление правительственных войск и союзных им шиитских формирований на Дейр-эз-Зор, блокированный боевиками. В случае успеха эта операция наряду с «двумя Пальмирами» могла бы стать реальным вкладом просирийской коалиции в разгром ИГ. В этом была бы заинтересована и Москва, которую часто критикуют за то, что она вместо борьбы с ИГ воюет с сирийской оппозицией.

В Багдаде до сих пор функционирует четырехсторонний Центр обмена информацией, но о результатах его деятельности известно крайне мало. Все, что доводилось слышать о работе центра от главы российской группы генерал-майора Александра Смолового, можно свести к ритуальным фразам вроде: «Налажен обмен данными о боевиках из России и стран СНГ, воюющих на территории Ирака и Сирии», «Вскрываются маршруты их доставки в зону боевых действий, лагеря подготовки боевиков и источники их финансирования» и так далее. Однако развить антитеррористическое направление в Ираке России так и не удалось, в результате чего Москва предпочла сконцентрироваться на разрешении ситуативных вопросов – например, идентификации собственных сограждан, воюющих в Ираке.

В Сирии российская борьба с терроризмом со временем во многом переросла в войну против повстанцев на стороне режима. Еще год назад российские СМИ активно обсуждали, кто первый возьмет Ракку: Россия или США. Но с тех пор интерес к этой цели у Москвы угас, а в выступлениях российского руководства место ИГ почти полностью заняла «Джебхат ан-Нусра».

Тем временем именно в рамках операции «Непоколебимая решимость» ИГ впервые потерпело поражение в своем геостратегическом тылу – в Сирии и Ираке. Ведь еще до середины 2016 года джихадисты если и проигрывали, то в основном в расположении противника, прочно удерживаясь в суннитских районах с высокой долей своих сторонников. Но потенциальный успех союзников в Мосуле и Ракке способен остановить экспансию ИГ, превратив тактический успех, которого удалось добиться в 2015 году, в стратегический.

Ирак. Сирия. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 июня 2017 > № 2200031 Леонид Исаев, Антон Мардасов


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 5 июня 2017 > № 2198814 Николай Патрушев

Встреча с Секретарём Совета Безопасности Николаем Патрушевым.

Владимир Путин встретился с Секретарём Совета Безопасности России Николаем Патрушевым. Глава государства поздравил главу Совбеза с юбилеем – 25-летием со дня образования организации. В ходе встречи обсуждалась текущая деятельность Совета Безопасности.

Совет Безопасности России образован 3 июня 1992 года.

В.Путин: Николай Платонович, исполняется 25 лет с момента образования Совета Безопасности. Хочу поздравить и Вас, и всех сотрудников Аппарата и сказать, что за эти годы сделано очень многое и для становления этого важнейшего органа государственного управления, и для его эффективной работы сегодня.

Очень рассчитываю, что и дальше таким же образом будет строиться работа, с тем чтобы ряд ключевых вопросов в сфере обороны, безопасности, жизнеобеспечения государства проходили надёжную своевременную экспертизу через Секретариат в контакте с заинтересованными министерствами и ведомствами.

Хочу всех поблагодарить за совместную работу!

Н.Патрушев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Большое спасибо за то, что Вы положительно оценили работу и членов Совета Безопасности, и Аппарата Совета Безопасности, и тех, кто работает в комиссиях Совета Безопасности.

У нас также активно трудится научный совет и его секции. Работая под Вашим руководством, они понимают, что их работа востребована. Конечно, для них это очень важно, и они готовы трудиться эффективно и далее.

Мы рассматриваем, как развиваются вызовы и угрозы в современном мире. И конечно, нужен достаточно чёткий прогноз, нужно вырабатывать рекомендации, как нам на них реагировать. Вопросы международной, региональной безопасности также требуют тщательного внимания.

Занимаемся разработкой документов стратегического планирования, что тоже очень важно. Один из наиболее серьёзных документов, которые были разработаны, – это Стратегия национальной безопасности, где перечислены стратегические национальные приоритеты.

Вы уже упомянули оборону, безопасность. Добавлю, что очень важно, что там обозначены стратегическая стабильность и – на что мы обращаем сейчас серьёзное внимание – повышение качества жизни российских граждан. Все документы, которые готовятся, проходят именно через эту призму.

Мы сотрудничаем с нашими зарубежными партнёрами. И на самом деле мы видим, что многие наши наработки используются ими в практической деятельности, что тоже очень важно.

Мы полагаем, что и в дальнейшем обстановка в мире не будет развиваться более просто. Наоборот, мы видим целый ряд осложнений в мировой безопасности, да и в региональной тоже. Поэтому своевременная реакция очень важна. Надеемся, что мы будем чётко реагировать и предоставлять необходимые рекомендации.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 5 июня 2017 > № 2198814 Николай Патрушев


Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков

Алексей БУЛДАКОВ: «Родину надо любить тихо».

У каждого популярного актёра есть своя «визитная карточка» – роль, ставшая звёздной в его карьере. Так, для Вячеслава Тихонова – это был Штирлиц, для Анатолия Кузнецова – товарищ Сухов, для Александра Демьяненко – Шурик. А для Алексея Булдакова такой «визиткой» стала роль генерала Иволгина (Михалыча) в комедии «Особенности национальной охоты».

Образ генерала настолько крепко «прилип» к нему, что все остальные роли, а их у актёра почти полторы сотни, как-то отошли на второй план. Мы посчитали это несправедливым и решили расспросить Алексея Ивановича о его отношении к сложившейся ситуации, а заодно узнать о жизни и творческих планах.

Итак, в гостях у журнала «Содружество» – народный артист России Алексей Булдаков.

Алексей Иванович Булдаков родился 26 марта 1951 года в селе Макаровка Ключевского района Алтайского края. Затем семья переехала в Павлодар. Работал на Павлодарском тракторном заводе. Занимался боксом и классической борьбой.

В 1969 году окончил театральную студию при Павлодарском драматическом театре имени А.П. Чехова.

До 1976 года служил в театрах Павлодара, Томска, Рязани, до 1982 года – в Карагандинском областном русском драматическом театре имени К.С. Станиславского.

С 1985 по 1993 год – актёр Театра-студии киностудии «Беларусьфильм».

В кино начал сниматься с 1979 года. Широкую известность и по-настоящему народную любовь принесла роль генерала Иволгина в фильме «Особенности национальной охоты», который вышел на экраны в 1995 году.

На сегодняшний день в фильмографии актёра – около 140 киноработ.

В 1989 году удостоен почётного звания «Заслуженный артист Российской Федерации», в 1999 году – «Народный артист Российской Федерации».

– Алексей Иванович, Ваш знаменитый земляк Михаил Евдокимов некогда пел: «Я памятью полон вчерашнею / И помню на каждом шагу, / Что вскормлен алтайскою пашнею / И вечно пред нею в долгу». Несмотря на то, что Вы жили в разных городах страны и уже давно живёте в Москве, чувствуете ли долг перед малой родиной?

– Да, безусловно. Хотя бы даже потому, что редко там бываю. Считаю, что это плохо.

– А есть к кому приезжать?

– А как же! У меня там двоюродные братья. Да и вообще вся деревня – практически родня.

Алтайская земля меня взрастила, и я питаюсь от неё, даже находясь в отдалении. Жена порой удивляется, когда я захожусь от хохота, пересматривая выступления Миши Евдокимова. А я не могу сдержаться, поскольку то, о чём он говорил, мне очень близко, я это всё просто нутром чувствую. И говор алтайских мужиков, и их проблемы...

– Для многих актёрская профессия – это слава, статус, солидные гонорары. Но есть у этой медали и оборотная сторона. Как Вы считаете, какие негативные моменты сопровождают жизнь артистов?

– Слава, гонорары, поклонники – всё это наносное. Или, как говорил Жан-Жак Руссо, «суета и томление духа». Когда был молодой, мне это нравилось, но постепенно пришёл к выводу: главное – в том, чтобы получать удовлетворение от своей профессии и быть уверенным в правильности своего выбора.

Когда я осваивал актёрскую специальность, у нас каждый учебный год начинался с того, что руководитель курса спрашивал:

«Точно вы выбрали ту профессию? Уверены в этом?» За что я ему благодарен.

Курс у нас был достаточно большой – 26 человек. А выпускалось всего шестеро. Из них в кино остались, пожалуй, только я и Толя Узденский (народный артист России Анатолий Ефимович Узденский – прим. авт.).

И ещё в театре работает актриса Роза Азизова. Вот, пожалуй, и все с нашего курса.

Это я к тому, что, возможно, кто-то и приходит в профессию за славой, за гонорарами, но эти люди постепенно отсеиваются. Ведь сказать правду самому себе всегда тяжело. Даже в подушку. Хотя говорить надо.

– У Вас получается?

– Получается. Даже жена меня иногда спрашивает: «Почему ты не смотришь свои фильмы?» Я обычно отвечаю: «Расстраиваться не хочу». И тут я не кокетничаю. На самом деле редко бывает, когда я себя хвалю, когда чувствую, что задача выполнена и попадание точное. А обычно сижу и думаю: «Не так надо было». А с другой стороны, народу-то нравится (смеётся).

– У многих замечательных актёров их «звёздная» роль оказывается впоследствии их проклятием, потому что режиссёры и зрители видят лишь только этот один-единственный образ. У Вас не было проблем с избавлением от генеральских лампасов после цикла фильмов «Особенности национальной…»?

– Были. И до сих пор есть.

Я уже много раз говорил, но, пожалуй, повторюсь. У меня есть роли, за которые я отвечаю. Считаю, что они с профессиональной точки зрения сделаны почти безупречно. Во всяком случае, мне за них не стыдно. Но вот генерал мне всю творческую биографию подпортил. Режиссёры порой так и говорят: «Алексей, мы боимся ассоциаций». Я отвечаю: «Ну это же глупо. Тащить роль из одного фильма в другой». Если это, не дай бог, когда-нибудь случится, я просто уйду из профессии. Как можно пользоваться одним и тем же? Но я уже понял, что мне от этого не избавиться.

Помните Александра Демьяненко? Сколько у него ролей! И каких ролей! И всё равно все его знали как Шурика.

Никогда не забуду, начало 90-х годов, мы приехали на кинофестиваль в Тверь, тогда этот город ещё назывался Калининым. И как раз Демьяненко получил телеграмму из министерства культуры о присвоении ему звания народного артиста. Он собрал коллег, чтобы отметить это событие. Посидели, а потом пошли гулять по вечернему городу. Вдруг его увидели поклонники и закричали: «Ой, Шурик, Шурик идёт!» Седой человек, за плечами – сотни ролей… И вдруг «Шурик»! Я смотрю, он прямо в лице изменился…

– А как Вы сами реагируете, когда Вас одаривают подобными приветствиями? Кстати, что обычно говорят?

– Михалыч, конечно (улыбается). Да никак уже не реагирую. Я понял, что бесполезно сопротивляться и смирился с этим.

– Вы как-то заявили, что делали своего Михалыча с генерала Александра Лебедя. Вы были с ним лично знакомы?

– Мы познакомились уже после выхода фильма. Как-то под Новый год нас свели журналисты. Я у него сразу поинтересовался впечатлением о фильме. Он мне сказал: «Знаешь, Иваныч, я тогда этот фильм воспринял как издёвку. Он вышел как раз в то время, когда меня сняли с должности секретаря СНБО (Совет национальной безопасности и обороны России – прим. авт.). Вокруг фильма начался ажиотаж. Я тоже решил посмотреть. Купил кассету, поставил…» «Ну, и как ощущения?» – спрашиваю. «В одном месте чуть не расплакался, – отвечает, – настолько похож!» С этого момента у нас завязалась по-настоящему мужская дружба.

Пресса его выставляла этаким солдафоном – «упал – отжался». Я, когда слышал такое, всегда говорил, что это неправда. Он был очень начитанный, умный человек, с хорошим чувством юмора, с самоиронией. Беседовать с ним было одно удовольствие. И главное – честный! Честь мундира для него была превыше всего.

– За свою актёрскую карьеру Вы сыграли много людей в погонах, всецело отдаваясь роли. Приходилось ли в связи с этим испытывать какие-то трудности, сомнения?

– Ну вот, если помните, был такая картина «В лесах под Ковелем», где я играл генерала Фёдорова. Это дважды Герой Советского Союза, партизан, я был лично с ним знаком. Сценарий, который написал кто-то из его приближённых, показался мне слабоватым. Как актёру мне хотелось, чтобы в фильме было больше человеческих взаимоотношений. Ведь партизанский отряд – это совсем другая жизнь, постоянное напряжение.

Хотя потом, когда уже фильм вышел на экраны, Фёдоров сказал, что его многие играли, но так, как сыграл Алексей Иванович… Хотя сам я не очень был удовлетворён работой. Но это скорее из-за слабой драматургии.

– Какой отпечаток на Вашу семью и, может быть, на Вас лично наложила Великая Отечественная война?

– У меня отец воевал, под Москвой. Пулемётчиком был, первым номером. О ручном пулемёте Дегтярёва слышали, конечно. Вот им он и бил врага.

В 1942-м отца контузило. Он мне рассказывал, как это произошло. Шли они ротой, и вдруг команда «Воздух!» Он успел отскочить и залечь. Но рядом как ахнуло, и его завалило землёй. Очнулся уже в госпитале. После излечения отца комиссовали. С войны он вернулся с медалью «За отвагу» и орденом Красной звезды. Кстати, любовь к стрелковому оружию у меня, видно, от него, люблю пострелять (смеётся).

– Какой из созданных Вами кинообразов наиболее близок именно Вашему характеру?

– Трудно так сходу сказать… Их уже более ста сорока. Ну, пожалуй, в фильме «Кому на Руси жить». Тяжёлый фильм, но я бы его отметил. Мне в нём довелось сыграть главную роль. Считаю, что это очень хорошая работа.

– Вы сказали, что снялись уже более чем в 140 фильмах и, собственно, стали широко известны благодаря «голубому экрану». Но тем не менее не раз приходилось слышать Ваши слова, что не кино Вас сделало артистом, а театр. Почему?

– Да, это так. Я и молодёжь наставляю: «Хотите научиться профессии актёра – идите в театр. А кино от вас никуда не уйдёт. Если вы талантливый, вас обязательно заметят и пригласят».

Профессия артиста сродни профессии спортсмена – нужен постоянный тренинг. Не физический, естественно, а внутренний. Надо сидеть над ролью, читать, проговаривать, философствовать. Работа над ролью – это очень серьёзный и в то же время интересный процесс. Именно в театре. А в кино – это эксплуатация твоего таланта, внешности и так далее.

– Меня всегда удивляло, как актёры умудряются заучивать такие большие тексты?

– Ну что вы! Это же целая наука! Сначала режиссёр читает труппе пьесу. Потом разбираем по ролям. Начинаем проговаривать каждую сцену, по событиям, по взаимоотношениям. Затем «встаём на ноги», начинаем ходить по площадке. Дальше отыгрываем первый акт, второй. Потом идём на сцену. Это достаточно сложный процесс. И не за один день делается.

– Случалось ли Вам забывать во время спектакля слова?

– Конечно, бывало. И самый лучший выход в такой ситуации, это замолчать. Потому что если начнёшь выкручиваться, такого наговоришь!

Это Лёва Дуров (народный артист СССР Лев Константинович Дуров – прим. авт.) мне как-то рассказывал. С ним работал актёр, фамилию уже не помню, так он в одном слове четыре ошибки делал. Может от зажима, не знаю. Вот Дуров в главной роли, у него монолог, в котором есть реплика, адресованная партнёру: «Это вы, вы во всём виноваты!» Партнёр должен вопрошать: «Я?» Во время спектакля идёт этот диалог, Дуров произносит фразу: «Это вы, вы во всём виноваты!» И вдруг его партнёр выпаливает: «Мна?» Ну что тут можно сказать?

Или Ефремов (народный артист СССР Олег Николаевич Ефремов – прим. авт.) – ещё во МХАТе, в главной роли. С ним в одном спектакле – Евстигнеев (народный артист СССР Евгений Александрович Евстигнеев – прим. авт.). И Ефремов должен заканчивать свой монолог фразой: «Я отвечаю за вас и за всех!» После чего вступал Евстигнеев. И вдруг на спектакле он выдаёт: «Я отвечаю за вас и за свет!» Евстигнеев говорит: «Да? А за газ?»

В общем, выкручиваются. Их много, таких оговорок. Я знаю, что в Малом театре даже книга выходила с такими вот казусами.

– Некогда судьба Вас связала с Казахстаном, где Вы покоряли сначала театральные подмостки Павлодара, а потом Караганды. Насколько гладко проходило Ваше актёрское становление?

– Мне, как говорится, грех жаловаться на какие-то творческие неудобства. Не могу сказать, что мне не везло, не давали ролей, что было как-то тяжело. Нет. Что давали, то и играл. Причём играл в разных жанрах – драмы, трагедии, мелодрамы, комедии. У меня был свой зритель. Это очень важно, когда у актёра в театре формируется свой зритель. Ведь идут чаще всего именно на актёров.

А потом был Томск, затем – Рязань. И тоже вроде бы всё нормально. Но наступал момент, когда я говорил себе: «Поеду!» Куда поеду? Зачем? Просто подавал заявление и уезжал.

– Не хватало самореализации?

– Да, чувствовал, что чего-то не хватает. Не то чтобы непременно рвался в Москву, нет, Москва – это последний редут.

В Питере был, и в Театре-студии киноактёра в Белоруссии. Семь лет там служил, и очень неплохо.

Как ни странно, в этот период как раз на студии «Беларусьфильм» я почти не снимался. Мотался по всем киностудиям страны, а здесь у меня не заладилось. Если говорить именно о серьёзных работах. Второстепенные роли, конечно, были, например, в фильме «Хотите любите, хотите – нет». Но, как я понимаю, для того времени это было нормально. Например, питерских артистов тащили на «Мосфильм» и наоборот. Происходил такой взаимообмен.

В общем, всякое было. Одно время и жить было негде, скитался по вокзалам, аэропортам. На Московском вокзале в Питере бомжи меня держали за своего. Я на «Ленфильм» поехал сниматься, когда ушёл из рязанского театра. Ни денег, ни прописки. Милиция меня тоже сначала за бомжа принимала, но потом вышел мой первый фильм, и меня начали узнавать. Кто-то из милиционеров даже рекомендовал какую-то недорогую гостиницу. Я отвечал:

«С удовольствием бы, да денег нет». Так что с милицией я дружил, как в аэропорту, так и на вокзале.

– Не оттуда ли корни Вашего персонажа из сериала «Москва. Три вокзала»?

– Да. Над этой ролью я с удовольствием работал и работаю. Бомжей в моей творческой биографии до неё не было. Я для этого персонажа сам многое придумал. Зачастую то, что пишут сценаристы, играть неинтересно. Одно и то же из сериала в сериал. А мне хотелось сыграть живого человека.

Мы отсняли уже восемь сезонов. Сейчас, правда, встали – денег нет.

– Можете что-то ещё назвать из свежих работ?

– В «Леснике» сейчас играем с Толей Котенёвым (заслуженный артист Республики Беларусь Анатолий Владимирович Котенёв. Интервью с Анатолием Котенёвым было опубликовано в № 4 журнала «Содружество» за 2016 год – прим. авт.). Там, кстати, тоже есть претензии к сценаристам. Действие происходит в некой деревне Сосновка, так вот, такое ощущение, что эта захолустная деревушка является центром криминала всей России. Кого там только нет! Золотокопатели какие-то, лесорубы, наркоманы и так далее.

Я уже предлагал, давайте про деревню расскажем. Мне и многие поклонники говорят: «Алексей Иванович, так нравится, когда просто, о деревенской жизни». А у нас – сплошные убийства.

С другой стороны, кто платит, тот и музыку заказывает.

– С годами теряется энергичность, импульсивность. Не мешает ли это Вам строить творческие планы, видеть профессиональные перспективы?

– К сожалению, у нас профессия такая, где не мы выбираем, а нас выбирают. О каких творческих планах можно говорить? Вот я, например, с удовольствием сыграл бы Понтия Пилата, но никто ж не предлагает. «Мастер и Маргарита» – моя любимая книга. Я её постоянно перечитываю. Каждый раз нахожу в ней что-то новое. Мне интересна внутренняя борьба в человеке, движение его души.

– А кого бы ещё хотелось бы сыграть?

– Иуду хотел бы сыграть. Ведь Иуда был любимейшим учеником Христа. И он же его и предал. Почему? Что им двигало? Вот, что интересно. И, кстати, сколько параллелей можно провести с днём сегодняшним. У нас сейчас тоже – деньги получат и на Болотную. Дело даже не в том, что они свою душу продают. Но страну-то зачем продавать? Она-то что вам плохого сделала?

Ну, что ещё? Очень люблю Островского. У него столько современного! Естественно, Чехова... Достоевского... Много чего!

– И в заключение, что бы Вы пожелали сотрудникам органов внутренних дел России и бывших советских республик?

– Хотелось бы отметить, что органы внутренних дел стали работать более профессионально, так сказать, на опережение. Опять же, технические возможности возросли. Поэтому хотелось бы пожелать не сбавлять темпов.

Как точно сказал этот парень из Дагестана: «Работайте, братья!» Какой молодец! Да, надо работать. Если мы хотим жить в нормальной, демократичной стране. То же самое относится и к другим республикам.

Родину надо любить тихо. Каждый на своём месте должен приносить ей пользу!

Игорь Алексеев

Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг

Нарушают и те, и другие

Замглавы миссии ОБСЕ о том, что сейчас происходит на Донбассе.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Число жертв среди гражданского населения на востоке Украины в этом году достигло 219, что на 120% больше, чем в тот же период прошлого года. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания, — признался в интервью порталу Delfi замглавы Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг — человек, который месяцами не выезжает из зоны вооруженного конфликта, где в апрелe на мине подорвался автомобиль с его коллегами (один человек умер, два — ранены). Среди «миссионеров» есть и граждане Латвии.

Наблюдая по телевидению за конкурсом «Евровидение» в Киеве или юмористической передачей «Квартал-95», трудно поверить, что на другом конце той же страны вовсю полыхает вооруженный конфликт, уносящий сотни жизней не только военных, но и гражданских.

Увы, но это так. Многотысячные случаи нарушения Минских соглашений, ведущих к нескончаемым жертвам с обеих сторон, ежедневно фиксируют наблюдатели Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе), которая была развернута 21 марта 2014 года по запросу правительства Украины. Создание такой структуры было акцептировано всеми 57 государствами-участницами ОБСЕ, в число которых входит и Россия. Они же финансируют работу группы. Также деньги и оборудование жертвуют неравнодушные меценаты.

Миссия отслеживает ситуацию с безопасностью в регионе и ежедневно описывает увиденное в докладах. Она же пытается способствовать диалогу конфликтующих сторон — на местах и в формате Трехсторонней контактной группы, куда входят представители России, Украины и ОБСЕ.

Как рассказал порталу Delfi замглавы Миссии Александр Хуг, сегодня в эту организацию входят 652 международных наблюдателя из 44 стран-участников ОБСЕ, 572 из них работают в Донецкой и Луганской областях, в 14 офисах в районах линии соприкосновения на Донбассе. У большинства есть опыт работы в зонах конфликтов, навыки решения вопросов политики и безопасности с помощью гуманитарных и дипломатических методов, у многих — опыт работы в полиции или вооруженных силах. Большое преимущество для наблюдателей на этой территории — знание украинского и/или русского языка, а также опыт работы в Восточной Европе и знание региона. Но строгих требований на сей счет нет.

Миссия делает все, чтобы соблюдать в своей работе принципы беспристрастности и прозрачности, даже в мыслях и занимая ничью сторону. Все наблюдатели, международные и национальные сотрудники, подписывают Кодекс поведения ОБСЕ, которому надо следовать как на работе, так и в свободное время. «Миссионеры» не могут принимать участия в чем-либо, несовместимом с их прямыми обязанностями, что бы ограничивало их независимость.

Замглавы миссии Александр Хуг — один из главных спикеров организации, который неделями и месяцами не выезжает из зоны конфликта. До назначения в украинскую Миссию он работал Руководителем секции и Старшим советником Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств. Профессиональный юрист, служил офицером в Швейцарской армии, был региональным командующим подразделения поддержки Швейцарского штаба ОБСЕ в Северной Боснии и Герцеговине. Работал в Миссии ОБСЕ в Косово, миссии временного пребывания международных сил в Хевроне, и Миссии Евросоюза по обеспечению верховенства закона и правопорядка в Косово.

В общем, человек знающий и опытный, невероятно корректный во всех своих высказываниях и выводах, отчего они обретают особый вес.

Delfi: Почему последнее время про ситуацию на Донбассе, в которой гибнет так много людей, говорят и пишут значительно меньше, чем про действия ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.)? Европе это уже не так интересно?

Александр Хуг: Действительно, внимание СМИ к событиям на Восточной Украине конкурирует с другими острыми ситуациями, происходящими во всем мире, и не всегда «делает» заголовки. Но я бы не сказал, что Европу не интересует украинская ситуация. Уже тот факт, что все 57 государств — участников ОБСЕ согласились на развертывание нашей миссии — убедительное свидетельство серьезного отношения Европы, даже если события на востоке Украины не всегда становятся первополосными новостями.

Миссия ОБСЕ играет свою роль в повышении осведомленности о том, что происходит на местах: мы регулярно публикуем наши наблюдения на сайте и через аккаунты в соцсетях на трех языках — русском, украинском и английском.

— Насколько в данный момент на Донбассе выполняются Минские соглашения? Был ли период, когда они «работали»?

— Минские договоренности нарушаются с обеих сторон. Наша миссия регистрирует сотни, а иногда и тысячи случаев нарушения режима прекращения огня. Только на прошлой неделе более 85% таких нарушений было зафиксировано в трех «горячих точках»: в районе Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк; к востоку от Мариуполя, на территории между Водянами, Пикузами (бывшее Коминтерново) и Саханкой, а также на юго-западе, юге и юго-востоке от Светлодарска.

Мы также продолжаем сообщать о наличии оружия в нарушение договоренностей — минометов, танков, артиллерийских орудий, в том числе многоразовых ракетных систем (МРС) — и регистрировать применение такого оружия. Например, на прошлой неделе миссия зафиксировала 144 взрыва, связанных именно с таким оружием.

Причем, нам известно, что стороны в состоянии прекратить боевые действия в любой момент, как только они этого захотят. Это явно не проблема отсутствия командования и контроля. Наши отчеты — ясное тому свидетельство. Приведу конкретный пример: стороны подтвердили прекращение огня перед началом учебного года в сентябре 2016 года. В течение нескольких часов зона конфликта молчала, за целый день наблюдатели не зафиксировали ни единого нарушения прекращения огня. К сожалению, реальность такова, что обе стороны могут как быстро прекратить насилие, так и начать его снова, так же оперативно.

— Извечный вопрос: присутствуют ли на Донбассе российские кадровые военные?

— Наша задача — сообщать факты по мере их фиксации. Мы не проводим расследований. Да, мы видели бойцов, которые носили одежду с эмблемами Российской Федерации. Мы взяли интервью у задержанных, которые утверждали, что они были членами подразделения Вооруженных Сил Российской Федерации. Вся эта информация документирована в наших отчетах, общедоступна на русском, украинском и английском языках. Мы не делаем выводов из наших наблюдений, а лишь честно сообщаем то, что видим или слышим — читатели могут сами сделать выводы на основе этой объективной информации наших отчетов.

— Можете ли вы утверждать, что какая-то из сторон чаще выступает инициатором или провокатором нарушений Минских соглашений?

— Трудно сказать, кто и что начал, потому что конфликт — это не операция в клинике. Это не просто выстрел с одной стороны и потом выстрел с другой.

Например, если наблюдатель стоит и видит, что одна сторона стреляет, он не может сказать определенно, является ли эта стрельба ответом на предыдущий выстрел или реакцией на перемещение танков. А возможно, где-нибудь в километре от этой пальбы идет другая стрельба, которая спровоцировала огонь в данном месте. В общем, это очень трудно, если не невозможно, с определенностью сказать, кто начал стрелять.

В данной ситуации куда важнее задать вопрос, какие шаги были предприняты в направлении выполнения соглашений, чтобы обеспечить стабилизацию ситуации.

— Переформулирую вопрос так: с какой стороны линии соприкосновения к вам чаще прислушиваются и меньше мешают работать?

— Наблюдатели сталкиваются с ограничениями на свободу передвижений и другими препятствиями по обе стороны линии соприкосновения. Но характер этих ограничений разный. Они несут гораздо больше опасности и угрозы в районах, находящихся за пределами правительственного контроля.

С начала года число подобных инцидентов возросло. Кульминации они достигли 23 апреля, когда в результате взрыва был серьезно поврежден автомобиль миссии в районе контролируемого так называемой ЛНР села Пришиб. В итоге один из членов патруля погиб, а двое получили ранения.

Наши наблюдатели продолжают сталкиваться с угрозами безопасности и после этого фатального инцидента. Например, 5 мая женщина-наблюдатель подверглась угрозе на блок-посту со стороны вооруженного человека, которые она восприняла как сексуальные. Он пригрозил остановить продвижение патруля на восток от контролируемого так называемой ДНР села Петровское. 17 мая из грузовика военного образца была выброшена дымовая граната, которая приземлилось на расстоянии около десяти метров перед транспортным средством наблюдателей, рядом с контролируемым ДНР Докучаевском.

Подобные инциденты не только ограничивают наблюдения Миссии, но и бросают вызов Постоянному совету ОБСЕ, который оговаривает, что наблюдатели должны иметь возможность безопасного передвижения по всей Украине для выполнения своих обязанностей. Это нарушает Минские соглашения…

— Кому могла быть выгодна гибель наблюдателя ОБСЕ? Считаете ли вы это намеренной акцией и какими последствиями чревато это происшествие для обеих сторон?

— Опять же не буду гадать о намерениях тех, кто разместил взрывное устройство, но одно могу сказать с определенностью: оружие было намеренно помещено в это место, чтобы ранить, покалечить или убить кого-то. Но оружие не выбирает — его жертвой мог стать любой, кто путешествует по этой дороге каждый день.

Этот инцидент имел последствия для работы миссии — он ограничил патрулирование наблюдателей только дорогами с асфальтным и бетонными поверхностями, что уменьшило возможность контролировать использование и (не)соблюдение режима вывода оружия; снизило способность использования технологий дистанционного наблюдения, которые требуют, чтобы его операторы покинули твердое покрытие для запуска или обслуживания устройств; ограничить наши контакты с гражданскими лицами, живущими вдали от дорог с твердым покрытием.

Увы, скорей всего эти ограничения будут оставаться в силе до тех пор, пока стороны не предпримут ощутимые шаги для разминирования или хотя бы отметки заминированных территорий.

— Как вы можете охарактеризовать ситуацию на Донбассе с начала 2017 года? Как много людей гибнет из военных и гражданских — от оружия и от низкого качества жизни?

— Уровень насилия каждый день меняется — от нескольких сотен до более тысячи нарушений режима прекращения огня в день. В конце января — начале февраля мы наблюдали серьезную эскалацию в «треугольнике» Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк. Причем в первую неделю месяца число зарегистрированных нарушений увеличилось почти втрое, по сравнению с неделей до того. Число взрывов, вызванных оружием, запрещенным Минскими соглашениями — минометов, танков и артиллерии — увеличилось в шесть раз. Более 40% этих взрывов были вызваны многоразовыми ракетными системами.

С тех пор наблюдается некоторое снижение насилия, но ситуация с безопасностью остается напряженной и неустойчивой. Худшее последствие продолжающихся боевых действий — многочисленные жертвы среди гражданского населения. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания. В итоге в этом году мы подтвердили 219 жертв среди гражданских лиц: 44 из них были убиты, а 175 получили ранения. То есть число жертв, по сравнению с тем же периодом 2016 года, выросло на 120%.

— Что удалось и что еще можно сделать, чтобы жертв становилось как можно меньше, а ситуация все больше разряжалась?

— Мы подтвердили, что более 80% жертв из гражданского населения были ранены или убиты осколками от тяжелых снарядов. Многие пострадали от взорвавшихся мин или неразорвавшихся боеприпасов. Если бы это оружие удалось изъять, как договорились, а минные районы были разминированы или, по крайней мере, отмечены (отгорожены), можно было бы избежать многих жертв среди гражданского населения.

Другая ключевая мера, которая могла бы обеспечить устойчивое прекращения огня и защитить гражданское население и гражданские объекты по обе стороны линии соприкосновения — отвод войск и техники. Мы наблюдали частичный вывод оружия с момента подписания Минских соглашений, но по-прежнему фиксируем большое количество запрещенного оружия. Также стороны не всегда придерживались своих позиций, что приводило к сближению вооруженных сил и техники.

Линия соприкосновения проходит по большинству населенных пунктов Донецкой и Луганской областей. В итоге значительная часть наблюдаемых нами боевых действий случается в городских или полугородских условиях: солдаты, вооруженные люди часто врываются и размещают технику среди гражданских объектов. Стрельба с этих позиций вызывает ответные удары, которые приводят к тому, что люди, живущие в этом районе, все чаще становятся жертвами. Очень важно, чтобы стороны увели своих людей и технику из жилых районов.

— Какие неявные опасности таит в себе эта война? Возможны ли эпидемии, экологическая катастрофа?

— Во многих своих отчетах и на форумах наша миссия отмечает изменения, которые могут привести к пагубным последствиям для окружающей среды и стать потенциальной угрозой здоровью и жизни жителей Донбасса. Мы особенно акцентируем внимание на Донецкой водозаборной станции, которая много раз подвергалась обстрелу за последние четыре месяца. Попадание снарядов в резервуары с хлором может привести к экологической катастрофе на большой территории. Кроме того, почти 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения зависят от станции очистки питьевой воды.

Есть и много других объектов, которые несут потенциальный риск в случае обстрелов: это Бахмутский аграрный союз, расположенный в поселке Новолуганск (опасность несет попадание снарядов в фекальные отстойники, — прим. Ред), и фенольный завод в селе Новгородское (опасность утечки ядовитой химии, — прим. ред.). Единственный способ защитить эти предприятия — вывести тяжелое вооружение и увеличить расстояние между позициями враждующих сторон.

Мы в миссии делаем все возможное, чтобы свести к минимуму опасность и сохранить функционирование этих объектов: устраиваем и контролируем так называемые «окна тишины», которые согласовываются Совместным центром по контролю и координации (JCCC), чтобы стал возможным ремонт гражданских объектов, включая Донецкую водозаборную станцию.

В апреле миссия провела в Луганской и Донецкой областях 46 «зеркальных патрулей» — это когда одновременно патрулируются обе стороны линии соприкосновения.

После ремонтных работ на Донецкой водозаборной станции удалось возобновить снабжение водой 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения. Завершены и работы по ремонту высоковольтных линий электропередач, поставляющих электроэнергию в пять сел на севере от Луганска.

— Верите ли вы в абсолютную победу одной из сторон? Каким видите наиболее реальный вариант полного решения конфликта?

— Не буду спекулировать на возможных сценариях. Однако, есть один очевидный и самый реалистичный способ положить конец конфликту — обеим сторонам надо выполнить свои договоренности: необходимо прекратить стрельбу, вывести оружие, запрещенное Минскими соглашениями, провести разминирование и уделить особое внимание защите гражданского населения.

Все соглашения подписаны, обеими сторонами, по пунктам. Осталось лишь выполнить свои обещания. Но пока стороны отказываются это делать, существует постоянная угроза новой вспышки конфликта.

— Есть ли у вас миссионеры из Латвии? Как Латвия могла бы способствовать в решении конфликта?

— Латвия всегда и в полной мере признавала важность миссии и выступала за то, чтобы она могла осуществлять все свои полномочия. На сегодня в Миссии работают два прикомандированных наблюдателя из Латвии. Уверен, что эта поддержка продолжится.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196748 Джек Мэтлок

Легендарный посол США Джек Мэтлок: война между Россией и США невозможна

На вопросы Neatkarīgā отвечает посол США в Советском Союзе (1987-1991) Джек Мэтлок, который в конце мая посетил Латвию как почетный гость 22-й международной конференции «Балтийский форум».

Юрис Пайдерс (Juris Paiders), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

NRA: В Латвии вы широко известная историческая личность. Ваше выступление на Юрмальской конференции в 1986 году было предвестником Атмоды в Балтии. Вы были первым иностранным дипломатом, публично прочитавшим в Латвии заявление о том, что США никогда не признавали инкорпорацию Латвии в состав Советского Союза. При каких обстоятельствах происходила подготовка к Юрмальской конференции?

Джек Мэтлок: После Второй мировой войны Латвия, Эстония и Литва были включены в состав Советского Союза. Это произошло без официального согласия Запада. Это было определено в секретных протоколах, которые дополняли так называемый пакт Молотова-Риббентропа. СССР отрицал существование секретных протоколов, потому что в официальном договоре следующая агрессия не упоминалась. В распоряжении США оказалась микропленка с текстом договора немецкой стороны. Оригинал был уничтожен, а копии договора находились в нескольких архивах Германии, поэтому мы были убеждены, что секретный протокол существовал. США, Великобритания и другие страны Запада не признавали законность инкорпорации Балтии. К территории СССР были присоединены также другие земли — восточная часть Польши, часть Галиции, бывший Закарпатский регион Чехословакии. Эти территориальные изменения основывались на мирных и других договорах с Румынией, Чехословакией или другими странами, которые согласились на территориальные изменения. В случае государств Балтии такого договора не было. По этой причине в США были сохранены дипломатические представительства государств Балтии.

Как дипломат я впервые посетил Балтию в 1962 году. Когда я беседовал с представителями местных народов, они особо подчеркивали, что они не русские, а латыши, литовцы и т.д. Я говорил: я понимаю — вы не русские, в свою очередь, мы (США) не признаем инкорпорацию вас в СССР. Для многих это было большим сюрпризом, и люди не могли в это поверить. Как только у меня появилась возможность выступить на конференции «Чатокуа» в Юрмале, я посчитал, что упомянуть этот вопрос важно, в особенности потому, что была достигнута договоренность о беспрепятственном показе этой встречи по Латвийскому телевидению.

- Президент США был проинформирован о содержании вашего выступления?

— Время, когда планировалась конференции «Чатокуа» в Юрмале, совпало со временем, когда в Москве был задержан американский журналист Николас Данилофф. До этого мы (США) задержали одного советского шпиона, который работал в ООН и у которого не было дипломатического иммунитета. В Советском Союзе незамедлительно был задержан американский корреспондент, который не был шпионом, но ему выдвинули обвинения в шпионаже, чтобы мог состояться обмен. Арест Данилоффа вызвал определенный кризис в отношениях США и СССР. Жена Данилоффа выступила по телевидению, призвала бойкотировать поездки в Советский Союз.

Мое мнение было таким: поездка на Юрмальскую конференцию не ухудшит положение Данилоффа. Мы должны работать, чтобы его освободить, но, отменив наше участие в Юрмальской конференции, которая будет показана по телевидению, мы потеряем возможность высказать нашу позицию и потеряем возможности коммуникации с местными людьми в Балтии. Из насчитывающей 300 человек американской делегации многие заявили об обеспокоенности по поводу поездки, и тогда госсекретарь Джордж Шульц выразил мнение за тех, кто, решил поддержать Данилоффа, отказавшись от поездки: «Если вы не поедете, то не поедет никто». Я в то время был профессиональным дипломатом в МИДе США. Я задал Шульцу по телефону прямой вопрос: «Должны мы ехать или нет?». Так как другие к нему не обращались, то я был единственным, чье поведение в большой мере играло решающую роль в этом вопросе. Ответ Шульца был таким: «Вы человек с опытом. Решайте сами». Вопрос был настолько политически чувствительным, что Шульц не хотел брать на себя ответственность. Тогда я обратился к советнику президента США по национальной безопасности Джону Пойндекстеру и сказал, что нам нужно ехать, потому что это очень важно, но попросил задать вопрос президенту США о его мнении. Через полчаса Пойндекстер вернулся и сказал: «Президент считает, что вы должны ехать. Коммуникация важна».

Уже после того, как мы вернулись, на собрании сотрудников Шульц высказал комплимент в связи с моим решением отправиться на конференцию.

- Рональд Рейган был президентом, начавшим тяжелую конфронтацию с СССР. Но он также начал доверять советским лидерам и начал политику, завершившуюся окончанием холодной войны.

— Он ненавидел коммунизм и критиковал коммунизм. Но он понимал людей, понимал, что нужно поддерживать отношения с советскими лидерами. Рейган свою неприязнь к коммунизму не персонифицировал. Он понимал, что есть общая ответственность за сохранение мира. Он никогда не говорил, что мы не можем говорить с Советским Союзом. Когда он впервые встретился с Горбачевым, то понял, что есть вопросы, по которым Горбачев не уступит. В то же время Рейган понял, что Горбачев не абсолютный диктатор. Перед поездкой на встречу в Женеве (1985 г.) Рейган подготовил заметки, которые прислал нам — советникам. В этих заметках было несколько интересных пунктов: «Горбачев — не диктатор. Он должен согласовывать свои действия с Политбюро. Он не легкий партнер по переговорам, но мы должны выстраивать отношения, чтобы можно было взаимно доверять. Чего бы мы ни достигли, мы не можем называть это нашей победой».

Рейган утвердил подготовленный мною черновик, в котором говорилось, что мы не можем ставить под сомнение легитимность власти СССР. Вместе с этим мы не пытались содействовать смене правительства, и у нас не было таких возможностей. Было также понимание, что мы не должны пытаться достичь военного превосходства, потому что с такой позицией советские лидеры никогда не согласились бы. Мы начали с того, что попытались изменить поведение советских лидеров, чтобы они сосредоточили внимание на своих интересах. Парадоксально, но многое в советской политике не отвечало интересам СССР, это была проблема, и в этом советских лидеров нужно было убедить.

Президент США понял, что если мы будем поднимать вопрос о правах человека публично, то можем получить негативный ответ. Такие вопросы надо решать на уровне личной коммуникации. Когда на вопросы о судьбах конкретных персон поступало согласие, мы никогда не публиковали, что это произошло под влиянием нашего давления.

Рейган был хорошим актером и хорошо чувствовал, какую реакцию вызовут его заявления. К примеру, в публичных дебатах Рейган никогда не допускал, чтобы он и советские лидеры называли друг друга по имени. Никогда! Любой государственный вопрос отделялся от личных отношений. Президенту США было важно знать, из какой среды происходит Горбачев, какие вопросы, кроме контроля за вооружениями, его действительно интересуют и т.д.

Но есть еще одна важная вещь, которую понимал президент Рейган. Он не ставил знак равенства между коммунистической системой и Россией. Он ориентировался в русской культурной истории и понимал значение православной церкви в России. Он понимал, что коммунизм это одно, а Россия совсем другое, что коммунизм на самом деле тяжело угнетал русских. Он никогда не был русофобом.

- Какой была роль США в поисках решения в связи с событиями января 1991 года в странах Балтии?

— Что касается начала насилия, то у нас не было никакого влияния. После вильнюсских событий заместитель министра иностранных дел СССР проинформировал зарубежных послов, в том числе и меня, что это произошло без одобрения Горбачева. Я сразу указал, что в таком случае нужно немедленно наказать всех ответственных за те события. Естественно, этого не произошло. В конце января я должен был доставить Горбачеву письмо президента Джорджа Буша-старшего. Он писал, что в случае продолжения насилия в Балтии, а на тот момент уже произошел инцидент в Риге (события 20 января 1991 года), нам придется приостановить несколько совместных инициатив. В кабинете, когда Горбачев читал русский перевод письма Буша, было только трое — я, Горбачев и советник Горбачева по международным делам Анатолий Черняев. Горбачев спросил у меня: обещанные Бушем шаги уже начаты или только планируются? Я ответил: эти шаги будут предприняты только тогда, если насилие в Балтии продолжится. Горбачев спросил у меня: «Как вы оцениваете происходящее?». Я не ожидал такого вопроса и не был проинструктирован, ка отвечать. Я сказал, что не понимаю многих вещей, которые произошли у вас с ноября (1990 года): поворот Горбачева направо, смена министра внутренних дел СССР Вадима Бакатина, усиление военного вектора, события в Литве и т.д. Я сказал: это не мое дело, но Валентин Павлов как премьер — очень слабый выбор. Горбачев ответил (слова Горбачева господин Мэтлок процитировал по-русски — Ю.П.): «Пожалуйста, поясните вашему президенту. Понимаете, эта страна находится на грани гражданской войны. Я как президент это должен предотвратить. Мои цели не изменились, но я должен маневрировать. Пожалуйста, помогите президенту Бушу это понять. Что касается вашей политики, то президент Буш будет делать то, что важно для Америки, но скажите ему, что я свои обещания буду выполнять!».

Так и было. СССР не заблокировал в ООН вопрос о наказании Ирака (за оккупацию Кувейта). Позже я пояснил Бушу, что Горбачев ограничен в своих действиях, но он поддерживает нас и делает все возможное, чтобы предотвратить насилие.

Как вижу сегодня, в Балтии люди недооценивают то, что на самом деле именно Горбачев их защитил, хотя в то время он не раскрывал это публично. В Балтии добрым словом поминают Бориса Ельцина, потому что он в январе 1991 года опубликовал призыв к русским солдатам не стрелять в балтийцев. Но не цените слишком низко также заслуги Горбачева. У вас неправильное понимание о том, как много он помог Балтии, и что именно Горбачев защитил Балтию. Другое дело, что (тогдашний руководитель КГБ Владимир Крючков вводил Горбачева в заблуждение о Балтии и о характере событий в Балтии.

- Как удалось добиться такого мирного выхода стран Балтии из СССР?

— После принятия деклараций о независимости я встретился с делегациями всех трех стран Балтии. Встречался с каждой из них в отдельности. Делегации мне пояснили, почему балтийские республики хотят большей автономии, что они ставят дальнейшую цель достичь полной независимости. Когда мне был задан вопрос: «как поступят США, если мы провозгласим независимость, признают ли нас США?», мой ответ был: «Нет!».

- Они были в шоке! Почему?

— Прежде всего, была формальная причина. У нас (США) есть доктрина, что мы признаем только те правительства, которые контролируют свою территорию, но на тот момент правительства стран Балтии полностью свою территорию не контролировали.

Но была причина еще важнее. Я сказал: «Если мы вас признаем, а СССР не признает, то они вас уничтожат, а мы при таком исходе не сможем вас защитить. Мы можем политически поддержать вас, но в том случае, если советские войска выступят против вас, мы вас никак не сможем защитить, потому что не хотим рисковать ядерной войной ради вашей свободы». Мы призывали Балтию завоевать независимость мирным путем: «Какие бы провокации против вас ни предпринимались, не отвечайте на них силой!». Когда я сказал, что необходимы референдумы, члены балтийских делегаций мне возразили: «Мы были незаконно инкорпорированы в СССР! Почему мы должны выходить из СССР с соблюдением советских законов?».

Я ответил: «Решение о вашей независимости будут принимать не юристы! Докажите, что большинство ваших жителей хотят независимости. Горбачева информируют, что вы не представляете большинство жителей. Мир должен знать, что большинство ваших жителей хотят независимости. Я не могу давать вам советы, но вы должны добиться, чтобы независимость поддержали, как минимум, две трети населения.

Так и произошло. В Латвии независимость поддержало даже большинство местных русских.

Я убежден, что с учетом того давления, которое оказывалось на Михаила Горбачева, он сделал лучшее из возможного для независимости стран Балтии.

- Если бы вы были советником президента Трампа, каким был бы ваш совет для улучшения отношений с Россией? Как быть с Украиной?

— На мой взгляд, и я в этом полностью убежден, такие события на Украине (включая Крым) вовсе не начались бы, если бы президенту России Путину были даны гарантии, что Украина не будет принята в НАТО.

Во-вторых. Необходимо отделить Донбасс и Крым как два разных вопроса.

Все приграничные конфликты как в бывшей Югославии, так и в СССР были связаны с проблемой, что у новообразованных государств не были ясно сформулированы обязанности перед нацменьшинствами. В республиках Югославии и СССР были автономные административные единицы для нацменьшинств. В Сербии это было Косово. В Грузии были автономии Южная Осетия, Абхазия. Первое, что реализовали некоторые государства, получив независимость (Грузия даже до официального признания независимости), — это ликвидация автономий.

В случае Сербии и Косово мы (США) приняли одну позицию — поддержали косовских албанцев. В случае Грузии мы приняли абсолютно другую позицию, поддержав силы Грузии. К сожалению, ни в международном праве, ни в международной повестке дня не был выдвинут вопрос об обязательствах новых государств перед прежними автономиями. Следует ли их уважать или нет, и можно ли их ликвидировать при помощи силы? В этом вопросе не было последовательной позиции.

В-третьих. Необходимо учитывать, что геополитически Крым очень важен для России, потому что он был базой российского военного флота.

Если оценивать политический расклад на Украине, то без Крыма Украина политически стабильнее. Правительство Украины боролось против любого проявления автономии Крыма. Такой лидер, как Янукович, никогда не был бы избран президентом Украины, если бы за него ни проголосовали в Крыму. На Украине были области, где 90% избирателей поддержали одного кандидата, а в других областях, например, в Донбассе, 90% поддержало совсем другого кандидата. На Украине не было лидера, который мог бы объединить государство.

Есть еще один вопрос: украино-российская граница никогда не проводилась с учетом свободной воли жителей, высказанной на референдумах. Почему нужно было объявлять священными границы, которые провел Сталин и откорректировал Хрущев, когда Крым был отдан Украине, и у местных людей не спросили, хотят ли они этого? Этот вопрос не черно-белый. Вопрос Донбасса — совсем другой. В обоих случаях Россия допустила большие ошибки относительно того, что на самом деле было в ее интересах. По-моему, присоединение Крыма и события в Донбассе не в интересах России. Это было сделано потому, что русские убеждены, что цель Запада отделить Украину от сферы интересов России, что цель Запада ликвидировать базу российского военного флота на Черном море.

Одно из решений могло бы быть таким: отнять козыри у националистических сил России, чтобы не было никаких оснований для аргументов, что Запад или США хотят контролировать Украину в военном смысле. Ситуация трагична. По большому счету в этой ситуации проигрывают Украина и Россия, а не кто-то другой. Таким было бы мое разъяснение ситуации президенту США.

- Каков ваш взгляд на нынешние глобальные вызовы? Справится ли с ними президент Трамп? Против него выдвигают обвинения за связи с Россией.

— Я не сторонник Трампа, но необходимо сказать, что многие из обвинений не имеют реального обоснования и предназначены для внутриполитической борьбы в США. Я не думаю, что Россия каким-то образом повлияла на результаты выборов в США. Российское влияние на выборы стало внутриполитическим вопросом США, потому что демократы еще до сих пор не поняли, почему они проиграли на выборах. Почему люди проголосовали за Трампа? Потому что национальный комитет демократов выдвинул кандидатом в президенты Хиллари Клинтон.

Я не думаю, что Россия делала что-либо, чтобы повлиять на результаты выборов в США. Некоторые из тех, кто распространяет такие заявления, не читали доклад следствия. На первой странице доклада сказано, что не было влияния на выборы в США, и что нет доказательств, что было влияние на механизм выборов. Что там сказано? Россия может быть связана с хакерскими атаками на электронную переписку демократов, которая была опубликована Wikileaks. Это означает, что информация об электронной переписке не была фальсификацией.

Самое лучшее из того, что до сих пор сделал Дональд Трамп, — это то, что он заявил: хорошие отношения с Россией для Америки выгоднее, чем конфликты с Россией. К сожалению, пока идет расследование обвинений, эти обстоятельства создают большие сложности президенту США в улучшении отношений с Россией.

Хочу подчеркнуть, что для меня неприемлемы звучащие сейчас утверждения, что любые беседы с российскими дипломатами сразу означают что-то плохое. Я бывший дипломат, и частью моей работы было разъяснение политики моего государства, в том числе и другим государствам, разъяснение того, что произошло на выборах в моем государстве. По-моему, в основе таких кампаний желание нарисовать картину, что Россия и США реальные враги, но для этого нет никаких оснований.

- Каким было ваше главное послание на «Балтийском форуме» в Риге?

— Сейчас происходит нечто такое, о чем многие говорят, что это напоминает холодную войну. Но есть существенные отличия. Холодная война в свое время была войной против коммунизма. Это был конфликт между коммунизмом и остальным миром. Сейчас это неактуально. Сейчас дискурс с обеих сторон неправильный. С одной стороны, есть впечатление, что США выгоден возврат времен холодной войны. Тогда происходило военное и экономическое соревнование, в результате которого СССР развалился. В свою очередь, в России господствует мнение, что в конце холодной войны она была немного обманута, что Запад оказал большое давление, чтобы СССР развалился. Оба подхода неверны. Переговоры об условиях окончания холодной войны проходили так, чтобы в выигрыше были обе стороны. Все договоры, которые подписал президент Горбачев, отвечали интересам СССР. Холодная война закончилась до распада СССР. СССР развалился, терзаемый внутренними противоречиями, а не из-за внешнего давления. Сейчас господствует неверное предположение о том, что США и Россия естественные враги, но такое предположение основано на неправильной интерпретации истории о том, как закончилась холодная война. Основные принципы, позволившие завершить холодную войну, уже забыты. На одной из первых встреч в 80-е годы прошлого века Рональд Рейган и Михаил Горбачев договорились, что ядерная война недопустима, что она никогда не должна произойти, а это значит, что война между США и СССР невозможна. Такое понимание означало большую ответственность СССР и США, а сегодня это ответственность США и России. Когда идет речь о конфликтах, забывается, что ядерная война недопустима ни при каких обстоятельствах. Это значит, что невозможна война между Россией и США. Обоюдный рост демонстрации военной силы — это просто безответственное поведение.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2017 > № 2196748 Джек Мэтлок


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2193233 Денис Мантуров

Денис Мантуров: каждый новый станок позволяет экономить время.

Министр промышленности и торговли РФ рассказал о том, как выполняются «майские» указы президента, а также о перспективах предприятий оборонно-промышленного комплекса России.

Российская промышленность добилась значительных успехов по многим направлениям в последние годы и стала привлекательной для российских и международных инвесторов. О том, как министерство промышленности и торговли выполняет «майские» указы президента, о перспективах предприятий оборонно-промышленного комплекса и о новых инициативах в фармацевтической промышленности в интервью ТАСС в преддверии Санкт-Петербургского международного экономического форума рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

- Денис Валентинович, с момента публикации «майских указов» президента прошло пять лет. Какие задачи по выполнению указов легли на Минпромторг и чего удалось достичь?

- Работа Минпромторга по «майским указам» продолжается по нескольким направлениям, из которых самое социально значимое - это производство лекарственных препаратов из списка жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП). Нам надо довести уровень производимых в России препаратов из этого списка до 90%, сейчас мы перешагнули за 81% и считаем, что до конца 2018 года эта задача будет выполнена. В целом вся программа "Фарма 2020", включая и медицинские изделия, и медицинскую технику, оказалась очень эффективной. Мы начали эту программу в 2009 году, и тогда присутствие российских компаний на отечественном рынке составляло 19% в денежном выражении. Сейчас эта доля составляет 30% в денежном выражении и 54% - в натуральном.

Другая задача из «майских указов» касается производительности труда. Необходимо увеличить этот показатель к 2018 году в полтора раза в сравнении с 2011 годом. Здесь в первую очередь акцент ставится на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Мы при расчете этого показателя ориентируемся и на объем производства, и на численность сотрудников на каждом отдельном предприятии. И если объем производимой продукции растет при сохранении числа рабочих, мы на бумаге получаем рост производительности труда. Поскольку мы проводим комплекс модернизации на предприятиях, рассчитываем добиться нужных показателей. Каждый новый станок позволяет экономить время и выполнять большие задачи меньшим количеством сотрудников.

- Как эти задачи сочетаются с другим направлением деятельности министерства - наращиванием объемов выпускаемой гражданской продукции на оборонных предприятиях? Тем более, что недавно на совещаниях у президента обсуждалась госпрограмма вооружений, учитывающая сокращение ГОЗ в следующие годы.

- В 90-е и в начале нулевых годов оборонные предприятия вообще выживали только за счет ВТС – не было ни гражданского, ни гособоронзаказа. А сейчас колоссального снижения гособоронзаказа и не будет. Равно как и не будет неожиданностей – мы знаем все параметры госпрограммы вооружений на период до 2025 года. Эта программа сбалансирована: там, где планируется определенное снижение по ГОЗ, оно будет компенсироваться гражданским направлением. Предполагается усиление военно-технического сотрудничества, поскольку есть потенциально интересные заказы, от которых прежде мы отказывались в связи с загрузкой мощностей и приоритетом в сторону своего главного клиента - Минобороны.

Опыт работы с гражданской и военной продукцией на одном заводе у нас был всегда. Мы сейчас производим среднемагистральный самолет SSJ-100 на предприятии двойного назначения в Комсомольске-на-Амуре, параллельно с истребителем СУ-35, и самолетом пятого поколения. Также происходит и в Иркутске, где будут собирать дальнемагистральный самолет МС-21. Объемы производства этого самолета будут постепенно нарастать, компенсируя сокращение по программе производства истребителя СУ-30. Также мы хотим действовать и по вертолетной программе. В прошлом году были выделены из госбюджета средства для докапитализации ГТЛК на 3,8 млрд рублей, что позволило приобрести заказчикам около 30 вертолетов в льготный лизинг. Хотим то же самое предложить правительству сделать и в этом году, обеспечив таким образом задел по производству гражданских вертолетов на следующий год. Рынок оживает, старые вертолеты Ми-8 еще 70х годов выпуска отживают свой срок эксплуатации, их будут списывать, но нужно что-то нужно взамен, а для этого должны быть конкурентные условия, чтобы авиационные компании могли себе позволить приобрести новый современный вертолет. Это и позволяет сделать ГТЛК.

Кроме этого, мы хотим за счет внедрения новых гражданских продуктов на предприятиях ОПК обеспечить приток технологий в военную сферу, а из военной - в гражданскую. В 90е годы ведущими, с точки зрения новых технологий, были оборонные производства. Теперь все наоборот. Очевидный пример – IT сектор. Там каждый год обновляется вся производственная линейка.

Сейчас мы увидим следующий принципиальный промышленный скачок. В Дубае появится беспилотное воздушное такси. На наш взгляд, это станет переломным моментом для всего транспортного и, в частности, авиационного сектора.

- Каких продуктов сейчас не хватает промышленности?

- Нам нужно создавать новые материалы. Мы производим медь, но при этом у нас нет медной фольги. А она нужна для производства электромобилей, квадрокоптеров, авиации в целом. В мировой промышленности больше будет использоваться литиевый концентрат, никель, вольфрам, металлический марганец. Эти и другие элементы и технологии придут на смену традиционным углеводородам. Первой, по нашим прогнозам, ослабнет зависимость от традиционных углеводородов в транспортном комплексе. На смену им придут продукты химического комплекса.

- Какие у вас планы в сфере добычи редкоземельных металлов?

- Мы, исходя из новых задач в сфере энергетики, с 2011 года развиваем отдельную подпрограмму по редким и редкоземельным металлам. Правда, когда мы запускали эту программу, Китай монополизировал этот рынок, что привело к росту цен – вплоть до $1 тыс. за килограмм продукта. Позже китайцы этот рынок отпустили, и цены также просели – в среднем, до $160. Это сделало программу уже не такой сверхприбыльной, но рентабельность проектов в этой сфере все же просчитывается. Без редкоземельных металлов невозможно реализовывать современные технологии. Поэтому я считаю, что мы абсолютно вовремя начали заниматься этим вопросом, привлекать бизнес, поддерживая его субсидиями на НИОКР и разработку. Как результат – мы сейчас реализовываем крупнейшее в мире месторождение редкоземельных металлов в Якутии – Томтор. Там добывается руда со значительным содержанием редкоземельных элементов. Но самая главная задача - получить из них концентрат. И последние пять лет мы потратили на разработку такой технологии. Рассчитываем выйти на освоение Томторского месторождения со следующего года. Но первую руду планируем получить в 2019-2020 годах. Потом из этой руды будем получать концентрат с использованием монацитовых песков, запасы которых у нас значительны.

Руда с Томторского месторождения будет отправляться в Читу, где на одном из предприятий Росатома и будет выделяться концентрат. А побочным продуктом при производстве концентрата будет торий - это уникальный природный элемент, не являющийся радиоактивным в природном состоянии. И дальше перед нами встанет новая задача – поиски способов ее использования в энергетике. Мы в этом плане не уникальны – Америка, Индия, Китай ведут аналогичные разработки. Минпромторг совместно с Росатомом и Академией наук будет так же искать способы создания реактора на основе этого элемента.

- С вашей точки зрения, в какие разработки в атомной энергетике стоит вкладываться?

- Сейчас сложно говорить однозначно, но мы пришли к выводу, что распределенная энергетика - то есть малые реакторы - будут колоссально дорогими, и их экономическая эффективность будет на первом этапе низкая. Наверное, когда малые реакторы начнут ставить, в том числе и на летательных аппаратах, и в других гражданских целях, их экономика станет более очевидной. Но сегодня таких технологий ни у кого в мире нет, поэтому стоит ориентироваться на высокоэффективные, крупные реакторы.

- Вы говорили об успехах фармацевтической промышленности? Какие инициативы вы планируете для того, чтобы развить и закрепить этот успех? Много говорят о вашей идее разрешить выращивание опийных растений?

- Начать стоит с того, что сегодня мы полностью импортируем субстанции для обезболивающих средств. Наверное, это неправильно. А другие страны легально выращивают у себя снотворный мак под контролем государства. Мне видится, что у нас есть такая возможность. Для этого нужно выделить 200 гектаров земли, такая возможность у нас в стране точно присутствует. Скорее всего, это Волгоград, Астрахань – южный регион с мягким климатом. На этой территории мы будем производить около 30 тонн маковой соломы, которая используется в производстве опийной субстанции. Это даст нам возможность на 80% обеспечить свой внутренний рынок основными субстанциями, которые сейчас импортируются.

Работу с опиумными веществами по разработке лекарств на их базе фактически осуществляет сегодня только одно предприятие – подведомственный Министерству Московский эндокринный завод. Он же и может заниматься выращиванием растений. Государство будет полностью контролировать этот проект, с учетом соответствующих норм безопасности, с контролем периметра и так далее.

- Понятны ли уже сроки и окончательные параметры стратегии развития автомобильной промышленности на период до 2025 года?

- При формировании этой стратегии нам нужно было учитывать изменившиеся правила игры. Особенно это заметно в городах. Люди во всем мире стали больше пользоваться коллективным транспортном. Это каршеринг, альтернативные формы общественного транспорта. Это своего рода триатлон. Ты сначала едешь на велосипеде, потом садишься на каршеринговую машину, доезжаешь до точки, садишься в метро, и подъезжаешь на работу. Интермодальные перевозки. И когда мы с коллегами из минэкономразвития готовили нашу стратегию, мы учитывали эти новые тенденции. В то же время, оглядываясь на другие страны, мы не могли обрушить уже созданную в нашей стране огромную индустрию, не учитывать нашу культуру, ментальность, привычки. Мы постараемся в ближайшее время доверстать программу, но в целом те параметры и подходы, которые в декабре прошлого года Минпромторг уже предоставил на рассмотрение общественности, останутся. Основной акцент сделан на локализации и автокомпонентах.

- Буквально на днях состоялся первый полет самолета МС-21. Сколько на данный момент выпущено опытных образцов самолета МС-21 и когда планируются первые продажи?

- Первый самолет совершил свой пробный полет, второй находится в Центральном аэрогидродинамическом институте им. Профессора Жуковского на испытаниях.

Сейчас уже изготавливаются третий и четвертый лайнеры. Мы рассчитываем, что уже в этом году начнут производиться пятый и последующие самолеты.

Они уже пойдут непосредственно эксплуатантам, заказывающим эти машины.

Мы рассчитываем, что в 2019 году завершим все испытания, получим сертификат летной годности и начнем первые коммерческие поставки.

- Минпромторг выступает за легализацию интернет-торговли алкоголем. До этого шли обсуждения минимальной цены на водку. Консенсус в алкогольном вопросе есть?

- Мы с Минфином определили наши полномочия в этом вопросе. Минфин определяет минимальную цену на водку, и мы с ней соглашаемся. Минфин решил, что она составит 205 рублей за пол-литра.

Мы же определяем, совместно с Минфином, правила игры на этом рынке. В частности, будем продвигать разные форматы торговли алкоголем, включая снижение стоимости лицензии на продажу и смягчение лицензионных требований. Это неправильно, когда где-то в сельском маленьком магазине стоимость получения лицензии на торговлю алкоголем стоит столько же, сколько и для крупного московского гипермаркета. С одной стороны, мы хотим уравнять участников рынка в их возможностях, с другой – не переусердствовать с доступностью. Так, планируется ограничить доступ несовершеннолетних к алкоголю и ввести административную ответственность лиц, не достигших 18 лет, за покупку алкоголя. Сейчас отвечает только продавец за продажу алкоголя детям. Следующий вопрос – легализация интернет-торговли алкоголем. Минфин нас в этом поддерживает. И мы обоюдно согласны с поэтапной отменой запрета продажи алкоголя через интернет. То есть начать с отмены запрета на вино и пиво. Дальше посмотрим, как это будет реализовываться, и возможно, расширим перечень алкогольной продукции, доступной в интернете. Одновременно мы с коллегами из Минфина прорабатываем механизмы эффективного контроля за соблюдением правил торговли алкоголем в интернете.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > minpromtorg.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2193233 Денис Мантуров


Россия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220929 Алексей Лыженков

Противодействие терроризму в регионе ОБСЕ

Алексей Лыженков, Первый директор Департамента по противодействию транснациональным угрозам Секретариата ОБСЕ (2012-2016 гг.), Чрезвычайный и Полномочный Посланник

Вероломные и гнусные террористические акты, совершенные в первые месяцы текущего года, неизбирательное убийство гражданских лиц, преследование целых общин, в том числе по признаку их религии и убеждений, взрывы в метро, теракты в центрах крупнейших европейских городов продолжают потрясать и шокировать. Возможно ли эффективно противодействовать подобным зверствам? Как предотвратить убийство посла или обстрел из гранатомета здания Генерального консульства?*(*Посол России А.Г.Карлов убит в Анкаре в декабре 2016 г., Генеральное консульство Польши обстреляно из гранатомета в Луцке (Украина) в марте этого года. Эти теракты попирают Венскую конвенцию о дипломатических сношениях 1961 г., Венскую конвенцию о консульских сношениях 1963 г. и Конвенцию о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 г.) Как добиться того, чтобы люди пользовались транспортом, посещали массовые мероприятия, встречались с друзьями в кафе и ресторанах без опасений за своих детей, родных и близких, своих друзей, за самих себя?

Правовая основа антитеррористического сотрудничества в ОБСЕ

Впервые 35 государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе выразили совместную решимость воздерживаться от прямой или косвенной помощи террористической деятельности в хельсинкском Заключительном акте1 (принцип VI), подписанном руководителями государств и правительств европейских стран, США и Канады в 1975 году.

Заявление о том, что эти государства будут «принимать эффективные меры по предотвращению и пресечению актов терроризма как на национальном уровне, так и посредством международного сотрудничества» содержится в Итоговом документе Мадридской встречи2 1983 года, состоявшейся на основе положений хельсинкского Заключительного акта. В мадридском документе подчеркивается, что страны-участницы будут препятствовать «использованию их соответствующих территорий с целью подготовки, организации или совершения террористической деятельности, включая направленную против других государств-участников и их граждан». Положения о решимости «сделать все от них зависящее для обеспечения необходимой безопасности всех официальных представителей и лиц, которые участвуют на их территориях в деятельности в рамках дипломатических, консульских или иных официальных отношений», также  содержатся в мадридском документе.

О безоговорочном осуждении, как преступных, всех актов, методики и практики терроризма и решимости сотрудничать в целях его искоренения главы государств и правительств объявили на встрече в Париже3 в 1990 году.

Расширять сотрудничество с целью устранить угрозу терроризма, принять меры для предотвращения на территории своих стран преступной деятельности по поддержке терроризма в других государствах, поощрять обмен информацией в отношении террористической деятельности и вести поиск эффективных направлений дальнейшего взаимодействия - на такие договоренности удалось выйти на саммите в Хельсинки4 в 1992 году.

Признав, что растущую угрозу для общества в их странах представляет терроризм, лидеры вновь безоговорочно его осудили и подтвердили приверженность более широкому сотрудничеству в деле ликвидации этой угрозы безопасности, демократии и правам человека на встрече в Будапеште5 в 1994 году.

Вывод о том, что международный терроризм, экстремизм с применением насилия представляют все большую угрозу безопасности, сделан на встрече на высшем уровне в Стамбуле6 в 1999 году. Ее участники согласились «наращивать усилия по недопущению подготовки и финансирования любых актов терроризма на территории наших государств и отказывать террористам в убежище».

На сессии Совета министров ОБСЕ в Бухаресте7 в 2001 году принято Решение №1 о борьбе с терроризмом и Бухарестский план действий, а также единодушно заявлено о полной поддержке деятельности ООН в этой сфере. ОБСЕ - региональное соглашение по смыслу главы VIII Устава ООН, 57 его участников провозгласили, что будут действовать в соответствии с целями и принципами универсальной Организации.

В Хартии ОБСЕ о предупреждении терроризма и борьбе с ним8  (2002 г.) вновь отмечена ведущая роль ООН в противодействии терроризму и ее поддержка со стороны ОБСЕ. В дальнейшем, практически в каждом документе по проблематике транснациональных угроз, главы государств и правительств ОБСЕ, Совет министров, Постоянный совет будут неизменно подчеркивать центральную координирующую роль ООН в противодействии терроризму, выражать полную поддержку ее усилий на этом направлении.

Свидетельством решимости ОБСЕ внести свой весомый вклад в предотвращение терроризма стал высокий уровень участия ее государств в 19 антитеррористических конвенциях и протоколах, заключенных под эгидой ООН, 16 из которых уже вступили в силу. По состоянию на март 2017 года уровень ратификации государствами - участниками ОБСЕ 16 действующих конвенций составлял около 90%9, а одиннадцатью странами - партнерами ОБСЕ по сотрудничеству - около 75%10.

В современном сложном и взаимозависимом мире необходимо «добиться большего единства целей и действий в противостоянии появляющимся транснациональным угрозам, таким как терроризм…» - заявили главы государств и правительств ОБСЕ в Астанинской11 юбилейной декларации 2010 года.

Решение создать Департамент по противодействию транснациональным угрозам для обеспечения лучшей координации, высокой согласованности и большей эффективности использования ресурсов ОБСЕ, в том числе в антитеррористических проектах, реализуемых Организацией, Совет министров принял в Вильнюсе12 в 2011 году.

Сводную концепцию ОБСЕ в отношении борьбы с терроризмом и Декларацию о совершенствовании надлежащего управления и борьбе с коррупцией, отмыванием денег и финансированием терроризма Совет министров единогласно одобрил в Дублине13 в 2012 году. В декларации министры, в частности, выразили убежденность в неотложной необходимости разработать и принять эффективные меры «по недопущению финансирования терроризма, а также по его пресечению посредством судебного преследования и наказания замешанных в нем лиц». На этой же встрече Совета одобрена Стратегическая концепция ОБСЕ в отношении деятельности, связанной с полицейскими функциями14, которая содержит пять приоритетов полицейской деятельности ОБСЕ по предотвращению терроризма.

Прогресс в осуществлении этих решений отмечен в Декларации о наращивании усилий ОБСЕ по противодействию транснациональным угрозам, с которой Совет министров выступил в Киеве15 в 2013 году.

Две декларации: одну - о роли ОБСЕ в противодействии феномену иностранных боевиков-террористов и другую - о роли Организации в борьбе с похищением людей и захватом заложников террористическими группами Совет министров согласовал в Базеле16 в 2014 году.

Декларация о предупреждении насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму, и противодействии им, а также Декларация о наращивании усилий ОБСЕ по борьбе с терроризмом в свете недавних террористических атак стали результатом заседания Совета министров в Белграде17 в 2015 году.

Договоренностями «сокращать угрозу терроризма путем предупреждения трансграничного перемещения лиц, оружия и денежных средств, связанных с террористической деятельностью»18, а также создать национальные системы обмена информацией об авиапассажирах и повысить безопасность полетов завершился Совет министров в Гамбурге19 в 2016 году.

Документы Совета министров закладывают фундамент сотрудничества государств - участников ОБСЕ в предотвращении терроризма. Они также формируют основу деятельности исполнительных структур Организации на данном направлении и ее рамки. Однако только указанными договоренностями эта база не ограничивается20.

Противодействие терроризму - один из приоритетов ОБСЕ

Важное место в антитеррористических усилиях государств - участников ОБСЕ отведено поддержке Глобальной контртеррористической стратегии ООН21. С учетом четырех приоритетов этой стратегии участники ОБСЕ приняли Консолидированную концептуальную базу для борьбы с терроризмом22. В ней обобщены соответствующие обязательства ОБСЕ, определены роль и сравнительные преимущества Организации в противодействии терроризму, зафиксированы стратегические направления борьбы с террором, а также согласована последовательность предпринимаемых мер и необходимость их координации.

К стратегическим, приоритетным направлениям сотрудничества отнесены: содействие применению международно-правовой базы борьбы с терроризмом; противодействие насильственному экстремизму и радикализации, ведущим к терроризму; пресечение финансирования терроризма; предупреждение использования Интернета в террористических целях; содействие развитию государственно-частного антитеррористического партнерства с участием гражданского общества и СМИ; наращивание усилий на национальном уровне по недопущению попадания к террористам оружия массового поражения; укрепление надежности и безопасности проездных документов; защита прав человека и основных свобод в контексте контртеррористических мер.

Государствам-участникам принадлежит ведущая роль в выполнении этих договоренностей. Приоритеты для исполнительных структур Организации, включая ее институты, такие как представитель по вопросам свободы средств массовой информации (СМИ) и Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), также содержатся в Консолидированной концептуальной базе ОБСЕ для борьбы с терроризмом. Координацию работы по претворению в жизнь ее положений, в том числе всеми «полевыми» присутствиями, институтами и подразделениями Секретариата, выполняют Департамент по противодействию транснациональным угрозам и генеральный секретарь.

В Консолидированной концептуальной базе ОБСЕ для борьбы с терроризмом страны-участницы зафиксировали важное решение о том, что они будут проводить, предпочтительно на ежегодной основе, целенаправленные, ориентированные на конкретный результат конференции по антитеррористической тематике в масштабах всей ОБСЕ.

Приоритеты международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, включая противодействие насильственному экстремизму и радикализации, ведущим к терроризму; укрепление государственно-частного антитеррористического партнерства; пути развития сотрудничества между правоохранительными органами государств-участников, а также тематика защиты прав человека и основных свобод, верховенства права в контексте антитеррора - эти темы обсуждались на такой конференции в масштабах всей ОБСЕ в Киеве в 2013 году.

Роли ОБСЕ в противодействии современным вызовам в области терроризма была посвящена конференция, прошедшая в швейцарском Интерлакене в 2014 году. Ее участники углубленно рассмотрели такие вопросы, как финансирование терроризма и противодействие захвату заложников с целью выкупа; обеспечение законности, гласности и подотчетности в борьбе с терроризмом; реагирование на феномен иностранных боевиков-террористов в регионе ОБСЕ и за его пределами. Рекомендации23 по каждому из них, выработанные на конференции, швейцарское председательство обобщило и распространило среди всех государств ОБСЕ.

Противодействию подстрекательству и вербовке иностранных боевиков-террористов была посвящена конференция в Белграде24 в 2015 году. Дискуссия, в частности, сосредоточилась на следующей проблематике:

- тенденции и динамика рекрутирования иностранных боевиков-террористов;

- наилучшие практики и опыт стратегической коммуникации для предотвращения поощрения и рекрутирования иностранных боевиков-террористов;

- наилучшие практики и опыт расширения возможностей молодежи по противодействию насильственному экстремизму и радикализации, ведущих к терроризму;

- наилучшие практики и опыт выявления и вовлечения лиц, находящихся в зоне риска радикализации и рекрутирования, в качестве иностранных боевиков-террористов. Конкретные предложения участников конференции нашли свое достойное выражение среди более 70 рекомендаций, содержащихся в Плане действий по предупреждению воинствующего экстремизма25, принятого Генеральной Ассамблеей ООН в начале 2016 года.

Дополнительный импульс усилиям ОБСЕ по предотвращению терроризма придал запуск в ходе белградской конференции информационно-пропагандистской кампании под девизом «Сплоченная ОБСЕ в противодействии насильственному экстремизму»26. Кампания предусматривает объединение участников Организации и ее партнеров по сотрудничеству, научных и религиозных кругов, структур гражданского общества в борьбе с насильственным экстремизмом. Через социальные сети, СМИ, Интернет эта кампания уже охватила свыше 2 млн. участников.

В том же, 2015 году Департамент по противодействию транснациональным угрозам и представитель ОБСЕ по свободе СМИ впервые организовали совместный форум на тему «Свобода и обязанности СМИ в контексте политики противодействия терроризму». Правительственные эксперты и представители СМИ вместе обсуждали в Бухаресте ответственность, которая лежит на каждой из этих сторон при освещении террористических атак, а также модальности их взаимодействия в подобных ситуациях на примере теракта в парижской редакции «Шарли Эбдо» в январе 2015 года.

Предотвращению и противодействию насильственному экстремизму и радикализации, ведущим к терроризму, была посвящена  берлинская конференция27 2016 года. На ней собралось свыше 300 участников - высокопоставленных представителей государств ОБСЕ и стран-партнеров по сотрудничеству, 17 международных и региональных организаций, свыше 60 экспертов из научных институтов и структур гражданского общества, молодежных объединений и СМИ. Конференция стала важным вкладом в реализацию на пространстве ОБСЕ Плана действий ООН по предупреждению воинствующего экстремизма28.

На конференции в мае нынешнего года дискуссия о предотвращении и противодействии насильственному экстремизму и радикализации, которые ведут к терроризму, будет продолжена. Предстоит обсудить накопленный национальный опыт борьбы с террором, а также опыт международного антитеррористического сотрудничества, включая вовлечение молодежи в предотвращение и пресечение насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму. Проблематику связи между наркотрафиком, организованной преступностью и терроризмом предстоит обсудить на общесистемной конференции ОБСЕ по борьбе с угрозой незаконного оборота наркотиков в июле этого года.

Уровень представительства государств на антитеррористических конференциях, а также количество их участников растут год от года. В чем причина? Что позволило ОБСЕ ежегодно привлекать неослабевающее внимание к этим форумам и сделать их своеобразной визитной карточкой практического вклада в мировые усилия по противодействию терроризму под эгидой ООН? Конференции создают удобные возможности для высокопоставленных представителей государств вместе с широким экспертным сообществом и заинтересованными членами гражданского общества обсуждать наиболее актуальные вопросы противодействия международному терроризму и вырабатывать соответствующие рекомендации. Кроме того, конференции - удобная площадка для обмена мнениями и согласования возможных совместных действий по пресечению и предотвращению терроризма. В условиях, когда в Организации остро ощущается необходимость укреплять доверие между всеми участниками и налаживать конструктивный диалог по самым острым проблемам, значение таких форумов трудно переоценить.

Австрийское, 2017 года председательство ОБСЕ анонсировало намерение организовать до конца текущего года серию мероприятий по противодействию терроризму и предотвращению радикализации, в особенности среди молодежи. Эта серия предусматривает ряд тематических семинаров на пространстве ОБСЕ и неформальную встречу министров иностранных дел в июле этого года. «Мы должны работать вместе для того, чтобы выявлять и предупреждать первопричины, а также мотивацию, которые используются для рекрутирования и радикализации молодых людей. И мы должны вместе с молодежью противодействовать этому феномену в наших обществах. Терпение и уважение укрепят устойчивость молодежи по отношению к этим жуликам», - заявил действующий председатель ОБСЕ министр иностранных дел Австрии С.Курц.

В пресечение терроризма и передвижения через границы иностранных боевиков-террористов, а также перемещения финансовых средств, используемых для финансирования терроризма, активно вовлечены пограничные службы государств - участников ОБСЕ. Концепция в области безопасности границ и пограничного режима29, принятая Советом министров в 2005 году, создает необходимые рамки для их взаимодействия. В концепции закреплены положения о том, что участники ОБСЕ будут развивать сотрудничество между своими пограничными, таможенными и миграционными службами, ведомствами, отвечающими за выдачу документов на въезд/выезд и виз, правоохранительными и другими компетентными национальными органами. Такое взаимодействие имеет целью, с одной стороны, содействовать свободному и безопасному передвижению людей, товаров, услуг и инвестиций, а с другой - не допускать перемещения через границы лиц, оружия, наркотиков и денежных средств, связанных с террористической и иной преступной деятельностью.

Эффективное полицейское противодействие терроризму также возможно лишь на основе тесного межгосударственного взаимодействия, обмена информацией и опытом, создания институтов подготовки современных кадров, оказания друг другу помощи в ликвидации угроз, вызываемых террористической и иной преступной деятельностью, поддержания верховенства права и обеспечения уважения прав человека и основных свобод.

Необходимую базу под такое взаимодействие подводит Стратегическая концепция ОБСЕ в отношении деятельности, связанной с полицейскими функциями30, в которой определены приоритеты полицейской антитеррористической деятельности ОБСЕ. К ним отнесены следующие: раннее  обнаружение радикализма и насильственного экстремизма, дерадикализация и реинтеграция воинствующих экстремистов в общество; обмен информацией и передовым опытом по предотвращению и расследованию актов терроризма; поощрение партнерства между полицией и населением; привлечение широкой общественности, включая женщин, для укрепления мира, урегулирования конфликтов и противодействия насильственному экстремизму; оказание государствам-участникам помощи в разработке стратегий, тактики и механизмов полицейской̆ деятельности, направленных на борьбу с терроризмом, а также руководящих принципов по подготовке кадров на базе уважения прав человека, основных свобод и верховенства права.

Конференции по антитеррористической тематике в масштабах всей ОБСЕ,  встречи пограничных и полицейских экспертов вырабатывают соответствующие рекомендации, значение которых нельзя недооценивать. Их составляют высококвалифицированные эксперты, профессионалы своего дела, в первую очередь из государств-участников. Весомый вклад в эти усилия также вносят эксперты из стран - партнеров ОБСЕ по сотрудничеству, авторитетных международных организаций, включая антитеррористические структуры ООН, Интерпол, Антитеррористический центр СНГ и многих, многих других. Рекомендации представляют собой конкретные и весьма практичные ориентиры для государств-участников по развитию сотрудничества в предотвращении террористической деятельности, по укреплению общественного правопорядка, верховенства права, по обеспечению надлежащей защиты прав граждан, находящихся на пространстве ОБСЕ, и их свобод.

Некоторые соображения о дальнейших шагах

Казалось бы, государствами-участниками разработана солидная система антитеррористического сотрудничества, приняты соответствующие международные обязательства, Организация проводит регулярные обзоры достигнутого и вырабатывает новые рекомендации. Тем не менее на пространстве ОБСЕ продолжают совершаться теракты. Почему они по-прежнему уносят жизни ни в чем не повинных детей, женщин, стариков? Какие дополнительные меры необходимы для того, чтобы в регионе ОБСЕ каждый мог реализовать свое право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность? Какова роль в этих усилиях именно ОБСЕ?

Для того чтобы продуктивно бороться с терроризмом, участникам Организации имело бы смысл определиться в отношении того, с кем именно им приходится иметь дело. Каков «портрет террориста», орудующего в регионе ОБСЕ,  и каковы масштабы проблемы? К сожалению, информация на этот счет весьма скудная. Прозвучала оценка действующего председателя ОБСЕ министра иностранных дел Австрии С.Курца о том, что среди иностранных боевиков-террористов замечены свыше 100 тыс. человек из региона ОБСЕ. Насколько таких сведений достаточно для пресечения их активности? А каковы объемы средств, выручаемых террористами, например, за освобождение заложников? Как эти средства используются в дальнейшем?

Без конструктивного сотрудничества между государствами-участниками, в духе уже принятых обязательств и деклараций, едва ли удастся предотвратить новые теракты. Кризис доверия в ОБСЕ, безусловно, не способствует такому взаимодействию. Он затрудняет ответ и на вопрос о том, в чем состоит добавленная стоимость для каждого участника Организации в антитеррористическом сотрудничестве именно в рамках ОБСЕ, по сравнению, например, с ООН, Интерполом, антитеррористическими структурами СНГ и ШОС и т. д. Однако без внятных ответов на эти вопросы эффективное пресечение терроризма на пространстве ОБСЕ вряд ли возможно. Подстегнуть такую работу помог бы комплекс следующих мер.

Во-первых, следовало бы укрепить аналитический потенциал ОБСЕ. Последние несколько лет бюджет Организации утверждается на условиях нулевого реального роста, поэтому речь об усилении, тем более расширении Секретариата или других исполнительных структур, очевидно, не идет. В таких условиях необходимый эффект могли бы дать нестандартные решения. Одно из них - созыв периодических встреч руководителей правоохранительных органов государств - участников ОБСЕ. Обмен оценками террористической и криминальной угрозы в регионе ОБСЕ, а также на национальном уровне; совместный обзор усилий по предотвращению терроризма и других криминальных вызовов, обозначенных как приоритетные в Стратегической концепции ОБСЕ в отношении деятельности, связанной с полицейскими функциями; возможные другие договоренности о взаимодействии на кратко- и среднесрочную перспективу, несомненно, повышали бы безопасность в регионе и работали на укрепление доверия между всеми участниками Организации.

Есть все основания полагать, что периодические, например раз в три-пять лет, встречи руководителей правоохранительных органов государств-участников ОБСЕ заметно укрепят безопасность, антитеррористическое и антикриминальное сотрудничество, а незначительные затраты на их проведение, в рамках регулярного бюджета ОБСЕ, полностью себя оправдают. В Организации никогда не обсуждалась возможность собрать руководителей правоохранительных органов для того, чтобы с их угла рассмотреть вопросы безопасности в регионе. Не пришло ли время, чтобы те, кто принимает решения и несет ответственность за обеспечение общественного порядка, взяли инициативу в свои руки и начали ставить экспертам задачи, руководствуясь своим видением проблемы.

Во-вторых, использовать естественные преимущества Организации в области пограничного сотрудничества. ОБСЕ, пожалуй, единственная межправительственная организация, участники которой приняли соответствующую концепцию31 (2005 г.). За истекшее десятилетие наработана солидная база конкретных предложений по пресечению перемещения через границы лиц, оружия, наркотиков и денежных средств, связанных с террористической деятельностью. Не имеет ли смысл оценить проделанную работу и наметить приоритеты по дальнейшему выполнению Погранконцепции, например, на период до 2025 года? Тем более что ее п. 10 прямо предусматривает периодический обзор и мониторинг деятельности ОБСЕ по вопросам границ. Решать такую задачу оптимально было бы при непосредственном участии руководителей погранслужб государств - участников ОБСЕ.

В-третьих, развивать антитеррористическую составляющую в работе Парламентской ассамблеи ОБСЕ. К предложению создать на ее базе комитет по противодействию терроризму привлекла внимание председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко, выступая на международной конференции «Политика безопасности ОБСЕ - взгляд со стороны женщин»32 (Вена, 23 марта 2017 г.). Деятельность такого комитета, отмечалось в выступлении, содействовала бы дальнейшему сближению подходов государств-участников в борьбе с террористической угрозой, координации их действий на данном направлении.

Кроме того, уже сложилась добрая традиция регулярных выступлений координатора ОБСЕ по противодействию транснациональным угрозам и председателя Комитета по вопросам безопасности (невоенные аспекты) Постоянного совета с докладами на сессиях Парламентской ассамблеи ОБСЕ (ПА). Полезно, чтобы и спецпредставитель председателя ПА по контртеррору принимал участие в заседаниях Комитета по вопросам безопасности Постоянного совета, других антитеррористических мероприятиях, организуемых исполнительными структурами ОБСЕ, включая ее «полевые» присутствия и институты.

В-четвертых, совершенствовать и укреплять государственно-частное партнерство по предотвращению терроризма. Решение  на этот счет Совет министров ОБСЕ принял в Мадриде33 в ноябре 2007 года. Десятилетие - подходящий срок для того, чтобы провести обзор проделанной работы и наметить планы на перспективу.

Список предложений можно продолжить. Важно, что запуск диалога в ОБСЕ по таким и схожим инициативам уже работал бы на укрепление доверия в Организации. Осуществление этих шагов укрепит безопасность, снизит террористическую и криминальную угрозы, защитит всех граждан на пространстве ОБСЕ, в том числе дипломатов, от терактов. Очевидно, что обеспечение основных прав каждого человека, включая право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность, заслуживает того, чтобы постараться надежно обеспечить его на практике.

 

 1Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Заключительный акт. Хельсинки, 1975.

 2Итоговый документ Мадридской встречи года представителей государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшейся на основе положений Заключительного акта, относящихся к дальнейшим шагам после конференции. Мадрид, 1983 г.

 3Парижская хартия для новой Европы. Париж, 19-21 ноября 1990 г.

 4Хельсинкский документ СБСЕ 1992 г.: Вызов времени перемен. Хельсинки, 9-10 июля-ля 1992 г.

 5Будапештский документ 1994 г.: На пути к подлинному партнерству в новую эпоху. Будапешт, 5-6 декабря 1994 г. Текст, исправленный̆ 7 февраля 1995 г.

 6Хартия европейской безопасности. Стамбульская встреча на высшем уровне. Стамбул, ноябрь 1999 г. 

 7Решение №1 - Борьба с терроризмом и Бухарестский план действий по борьбе с терроризмом. MC (9).DEC/1, 4 December 2001.

 8Десятая встреча Совета министров. Порту, 6-7 декабря 2002 г. MC.DOC/1/02, 7 December 2002.

 9Status of the Universal Anti-Terrorism Conventions and Protocols as well as other International and Regional Legal Instruments related to Terrorism and Co-operation in Criminal Matters, in the OSCE Area, as of March 2017.

10Ibid.

11Астанинская юбилейная декларация: на пути к сообществу безопасности. SUM.DOC/1/10, 3 December 2010.

12Решение №9/11 о повышении координации и согласованности усилий ОБСЕ по противодействию транснациональным угрозам. MC.DEC/9/11/Corr.1, 7 December 2011.

13Решение №4/12 - усилия ОБСЕ по противодействию транснациональным угрозам. MC.DEC/4/12, 7 December 2012. Декларация о совершенствовании надлежащего управления и борьбе с коррупцией, отмыванием денег и финансированием терроризма. MC.DOC/2/12/Corr.1, 7 December 2012.

14Решение №1049 - Стратегическая концепция ОБСЕ в отношении деятельности, связанной с полицейскими функциями. PC.DEC/1049, 26 July 2012.

15Декларация министров о наращивании усилий ОБСЕ по противодействию транснациональным угрозам. MC.DOC/2/13/Corr.1, 6 December 2013.

16Декларация о роли ОБСЕ в противодействии феномену иностранных боевиков-террористов в контексте выполнения резолюций 2170 (2014) и 2178 (2014) Совета Безопасности ООН. MC.DOC/5/14/Corr.1, 5 December 2014; Декларация о роли Организации в борьбе с похищением людей и захватом заложников террористическими группами. МС.DOC/6/14/Corr.1, 5 December 2014.

17Декларация министров о предупреждении насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму, и противодействии им. MC.DOC/4/15/Corr.1, 4 December 2015; Декларация министров о наращивании усилий ОБСЕ по борьбе с терроризмом в свете недавних террористических атак. MC.DOC/3/15/Corr.1, 4 December 2015.

18Декларация о наращивании усилий ОБСЕ по предупреждению терроризма и противодействию ему. MC.DOC/1/16/Corr.1, 9 December 2016.

19Там же; Решение №5/16 - Усилия ОБСЕ по сокращению рисков возникновения конфликтов в результате использования информационных и коммуникационных технологий MC.DEC/5/16/Corr.1, 9 December 2016; Решение №6/16 более широкое использование информации о пассажирах. MC.DEC/6/16/Corr.1, 9 December 2016.

20Overview of OSCE Counter-Terrorism Related Commitments. Updated February 2016.

21Резолюция, одобренная Генеральной Ассамблеей ООН 8 сентября 2006 г., Глобальная контртеррористическая стратегия ООН. A/RES/60/288

22Решение №1063 - Консолидированная концептуальная база ОБСЕ для борьбы с терроризмом. PC.DEC/1063, 7 December 2012.

23«The Chairmanship Interlaken Recommendations», Counter-Terrorism Conference, Interlaken, 28-29 April 2014. CIO.GAL/66/14, 29 April 2014.

24Ежегодный доклад ОБСЕ, 2015 (с. 36).

25План действий по предупреждению воинствующего экстремизма. А/70/674, 24 December 2015.

26Ежегодный доклад ОБСЕ а также: www.osce/unitedCVE

27www.osce.org/cio/244611

28План действий по предупреждению воинствующего экстремизма…

29Концепция в области безопасности границ и пограничного режима. MC.DOC/2/05/Corr.1, 6 December 2005.

30Стратегическая концепция ОБСЕ в отношении деятельности, связанной с полицейскими функциями. PC.DEC/1049, 26 July 2012.

31Концепция в области безопасности границ и пограничного режима…

32В.И.Матвиенко: «Без России выстроить эффективную систему европейской безопасности невозможно!» // https://interaffairs.ru/news/show/17162

33Решение №5/07 о государственно-частном партнерстве в противодействии терроризму. MC.DЕC/5/07, 30 November 2007.

Россия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220929 Алексей Лыженков


Россия. Весь мир. ПФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 мая 2017 > № 2191478 Виталий Волков

Интервью с Виталием Волковым: "Оптимизируемся за счет модернизации, а не сокращений".

Корветы, экспортные фрегаты, многокорпусные боевые корабли - доля военных заказов Зеленодольского ПКБ сегодня превышает 90%. В свете приближающегося Международного военно-морского салона корреспондент FlotProm обсудил с генеральным директором проектно-конструкторского бюро Виталием Волковым перспективы военных тримаранов, импортозамещение силовых установок и современные технологии судостроения.

Виталий Юрьевич, в преддверии Международного военно-морского салона-2017 вспомним корабли, показанные Зеленодольским ПКБ на МВМС-2015. Какое развитие получил проект фрегата "Русич-1", интересный своими тримаранными обводами? С какими сложностями при его проектировании столкнулись специалисты КБ? Как на разработку отреагировали в командовании ВМФ?

Проект малого фрегата "Русич-1" остался вне поля внимания командования ВМФ. Вместе с тем, инновационный характер этого проекта остался непревзойденным. Его оперативные возможности в разы превышают потенциал традиционных однокорпусных кораблей с таким же вооружением, прежде всего, за счет практически неограниченных условий использования вооружения по бальности моря.

Несмотря на эти и другие качественные преимущества предлагаемых модификаций кораблей с аутригерами, ВМФ ничего не предпринимает для их реализации, ссылаясь на ограниченное финансирование. В то же время доказано, что они экономичнее как в постройке, так и в эксплуатации.

Продолжается строительство более растратных традиционных однокорпусных кораблей, оперативно ущербных. Вот в чем главная трудность на пути реализации кораблей с аутригерами типа "Русич" в железе.

Если говорить о многокорпусных проектах, весьма интересной представляется концепция SWATH (Small Waterplane Area Twin Hull, судно с малой площадью сечения по ватерлинии). Как в Зеленодольском ПКБ оценивают эту концепцию? Могут ли SWATH-корабли применяться для военных целей?

Архитектурно-конструктивная схема судна с малой площадью ватерлинии (СМПВ) была скомпонована с главной целью – "улучшить" качку корабля за счет уменьшения объема его элементов, замываемых на волнении.

Теоретически эта идея верна, но, как известно, любое конструктивное решение на корабле вызывает немало сопутствующих следствий, в том числе и отрицательных. Анализ особенностей СМПВ показывает, что в данном случае количество и значимость таких следствий особенно велики. Так, например, в случае возникновения резонанса качки его мореходность ухудшается за счет слеминга горизонтального моста.

В связи с существенным увеличением площади металлических конструкций СМПВ, как надводных, так и подводных, значительно увеличивается величина смоченной поверхности и, за счет сокращения массы полезной нагрузки, доля массы корпусных конструкций. На многорежимных кораблях типа военных, у которых нормируются малые, экономические хода, на этих ходах существенно увеличивается сопротивление движению, а вместе с ним потребная мощность энергетической установки и расход топлива.

Есть и другие серьезные недостатки СМПВ, которые полностью осветить в интервью невозможно. Их совокупность делает применение схемы СМПВ для военных кораблей нецелесообразным.

Детальный анализ особенностей схемы СМПВ опубликован в журнале "Судостроение" №2 за 2007 год в статье "Каждой корабельной архитектуре – своя сфера применения" за авторством главного конструктора многокорпусных судов и кораблей доктора технических наук Станислава Анатольевича Руденко из Зеленодольского ПКБ.

Зеленодольское ПКБ спроектировало танкер 03182 ледового класса. Он останется единственным арктическим судном в каталоге Зеленодольского ПКБ или планируется развитие линейки флота для освоения северных морей?

В настоящее время по государственным контрактам строятся два таких танкера с ледовым классом Arc4 на "Восточной верфи" (Владивосток) и еще два на судостроительном заводе "Волга" (Нижний Новгород). Кроме того, госпрограммой предусмотрено строительство еще нескольких судов проекта.

Так, для усиления арктической группировки ВМФ принято решение о строительстве двух танкеров на базе проекта 03182 с ледовым классом Arc5. Однако пока что работы по ним не развернуты.

С 2018 года на рыбинском "Сатурне" начнется серийный выпуск отечественных газотурбинных двигателей, мощность которых позволит устанавливать их на корабли класса фрегат. В какие проекты Зеленодольского ПКБ будут заложены ГТД российского производства?

Наше предприятие на протяжении многих лет сотрудничает с НПО "Сатурн". В разные годы нами совместно прорабатывались газотурбинные агрегаты на базе ГТД М75РУ, М70ФРУ и М90ФР, кроме того, специалисты бюро принимали участие в испытаниях ГТД М75РУ и М70ФРУ.

В настоящее время нами совместно прорабатываются варианты замены агрегатов производства ГП НПКГ "Зоря-Машпроект" на кораблях проектов 11540 и 11661К. Что касается перспективных разработок, то здесь можно говорить про газотурбинные агрегаты для проекта 1124МА и тримарана на базе ГТД М75РУ, М70ФРУ и М90ФР.

В отрасли сегодня много говорят о реализации программы импортозамещения. Расскажите, какую деятельность ведут специалисты КБ для перевода созданных проектов на полностью отечественную компонентную базу?

В соответствии с поручением правительства Российской Федерации и в рамках реализации решений, принятых советом Военно-промышленной комиссии по кораблестроению по вопросам снижения зависимости от продукции иностранного производства, развернута работа по подготовке предложений в части импортозамещения.

Для выполнения гособоронзаказа Минобороны определило перечень проектов Зеленодольского ПКБ, под которые разработаны и утверждены "Плановые мероприятия по импортозамещению и снижению зависимости от поставок продукции иностранного производства, используемой при разработке (производстве, ремонте)" и "План-графики мероприятий по импортозамещению и снижению зависимости от поставок продукции иностранного производства, используемой при разработке (производстве, ремонте)".

В плановых мероприятиях отражены предложения по снижению зависимости от использования зарубежных материалов и комплектующих, замене оборудования импортного производства, применяемого в проектах Зеленодольского ПКБ, на оборудование отечественное, предложения по изменению логистики поставляемого оборудования и созданию страхового запаса комплектующих изделий и электронно-компонентной базы.

Замещением изделий электронной компонентной базы занимаются радиоэлектронные корпорации, замещением основного судового оборудования и материалов занимаются ПКБ и заводы-строители.

По строящимся заказам проекта 21631 замена основного оборудования, комплектующих изделий и материалов в части импортозамещения выполнятся в соответствии с предложениями, изложенными в "Плановых мероприятиях по импортозамещению", по согласованию с заказчиком в установленном порядке. Альтернатива импортному оборудованию имеется по всем позициям.

Так, в частности, в соответствии с решением "Об изменении комплектации оборудования малых ракетных кораблей проекта 21631" сегодня ведется работа по замене ГЭУ (дизель, редуктор, система управления).

В случае необходимости агрегатной замены оборудования импортного производства у находящихся в эксплуатации проектов таковая будет осуществляться при проведении ремонтов и модернизации заказов, по итогам определения объема работ после дефектации систем и механизмов корабля, в соответствии с предложениями, изложенными в "Плановых мероприятиях по импортозамещению", по согласованию с заказчиком в установленном порядке.

В рамках плановых мероприятий по импортозамещению и снижению зависимости от поставок украинской продукции все оборудование их производства заменено на отечественное.

В российском судо- и кораблестроении все чаще используются композитные материалы. Из них строят корпуса, надстройки, мачты. Какие задачи стоят перед проектантом при использовании композитных материалов?

Конкурентоспособность судов из композитных материалов обусловлена их высокой удельной прочностью, достигаемой частной экономией масс и возможностью за счет этой экономии повышать эффективность эксплуатации. Задачей проектанта является создание такого конкурентоспособного судна, у которого максимально раскрыт потенциал композитных материалов и в возможно большей степени снижены или отсрочены негативные факторы.

При наличии требований в ТЗ на использование композитных материалов при новом проектировании, Зеленодольское ПКБ готово решать такие задачи.

Еще одной перспективной тенденцией отрасли является модульный принцип строительства судов. В новых проектах Зеленодольского ПКБ он реализован?

Анализируя зарубежный опыт использования модульных концепций строительства, можно отметить, что этот принцип не может быть автоматически перенесен на строительство боевых кораблей. Это обусловлено высокой степенью насыщенности их помещений, требованиями точности позиционирования, а также эксплуатации его полезной нагрузки, каковой является вооружение.

Наиболее рациональным, на мой взгляд, является зонально-модульное проектирование, предусматривающее оптимизацию крупных объемов корабля в зонах устройств вооружения, изготовление и максимальное насыщение этих объемов вне стапеля. Особенно перспективна реализация этого метода в принципиально новом проекте Зеленодольского ПКБ - платформы тримаранного типа с аутригерами.

Среди стратегических задач ПКБ числится оптимизация производственной структуры. Расскажите, за счет чего она осуществляется?

В основу стратегического развития Зеленодольского ПКБ нами поставлено решение следующих задач: выполнение заданий по государственному оборонному заказу, обеспечение качества и сроков разработки морской техники, соответствующей мировому уровню, а также полное удовлетворение спроса отечественных заказчиков в рамках деятельности Объединенной судостроительной корпорации в области гражданского судостроения.

Однако складывающаяся на сегодняшний день ситуация с гособоронзаказом и отсутствие в связи с этим достаточной производственной загрузки у отдельных подразделений вынуждает нас решать задачи организационного характера. Поскольку производственная структура и штатное расписание создаются под номенклатуру и объем выполняемых предприятием работ, они ежегодно корректируется.

Главное для нас - это люди, поэтому снижать издержки мы стараемся путем оптимизации структуры управления. Происходит это путем объединения недозагруженных структурных подразделений и упразднением руководящих должностей.

Вместе с тем производственная структура охватывает не только сферу управления, но и состояние материальной базы предприятия, технологические процессы. И в этом плане модернизация производства является одной из форм оптимизации производственной структуры.

Вектор движения в этом направлении нам задала федеральная целевая программа "Развитие морской гражданской техники на 2009- 2016 годы". Благодаря этой программе осуществляется кардинальное техническое перевооружение основных фондов и экспериментальной базы, а также улучшаются условия труда работников.

Хочется надеяться, что в конечном итоге та работа, которую проводит Зеленодольское ПКБ в данном направлении, принесет ощутимую пользу для бюро.

Известно, что Зеленодольское ПКБ планирует внедрить систему проектирования Aveva Marine. В чем преимущества этой системы и каким будет эффект от ее внедрения?

Зеленодольское ПКБ активно использует систему Aveva Marine в качестве базовой системы проектирования уже с 2009 года, на данный момент при помощи системы уже выполнено несколько проектов разной направленности. Система Aveva Marine не только внедрена в рабочий процесс предприятия, но и привязана также к технологическому процессу других предприятий, например, Зеленодольского судостроительного завода, Балтийского завода, Московского судостроительно-судоремонтного завода, судостроительного завода "Волга", Восточной верфи и прочих.

Основным преимуществом системы Aveva Marine является работа в едином информационном пространстве для всех конструкторских специализаций (специалисты по корпусу, электрооборудованию, судовым системам, обстройке, общепроектным дисциплинам). Любой специалист, размещая конструкции, оборудование, коммуникации, в процессе работы проводит корреляцию с окружающей обстановкой, имеет возможность оперативно влиять на смежные подразделения, избегать коллизий на начальных этапах проектирования.

В конечном итоге это способствует снижению затрат на устранение ошибок уже "в металле" на заводе-строителе. Кроме того, внедрение системы Aveva Marine позволило вплотную приблизится к концепции единой информационной модели в рамках задач PLM (Product Lifecycle Management). Таким образом, модель, созданная в Зеленодольском ПКБ, пригодна не только для непосредственно постройки, но и для решения задач эксплуатации (речь про системы информационной поддержки борьбы за живучесть и интерактивное электронное техническое руководство), обслуживания, ремонта и утилизации изделия.

Кроме того, система Aveva Marine позволяет подготовить модель для передачи в систему виртуальной реальности на базе IC.IDO, что позволяет нам проводить коллективное обсуждение сложных конструктивных вопросов, требующих привлечения инженеров разных специализаций.

Какие еще мероприятия технического перевооружения ПКБ планирует провести или уже провело за последнее время?

Согласно проекту "Техническое перевооружение в развитие проектно-конструкторского потенциала АО "Зеленодольское проектно-конструкторское бюро" в сфере гражданского судостроения", который закончился в 2015 году, основными объектами стали: комплекс оборудования для ситуационного центра главного конструктора КБ для оценки и принятия решений по судам и роботизированным комплексам на всех стадиях жизненного цикла; программно-аппаратный комплекс виртуального презентера (ПАК ВП) главного конструктора; комплекс оборудования и программного обеспечения имитационно-моделирующего стенда (КИМС) надводного корабля (судна) - "виртуального корабля (судна)".

В дальнейшем до 2020 года планируется создание уникальной исследовательской базы для выработки конструкторских решений при создании техники для освоения шельфовых месторождений, включая комплексы для проведения инженерного анализа, всеобъемлющего исследования характеристик технических систем любой сложности и экспериментальной доводки конструкций, а также для разработки интерактивных электронных технических руководств.

Как в конструкторском бюро решается кадровая проблема, характерная сегодня для судостроительной отрасли? Создаются ли программы взаимодействия с университетами, курсы подготовки молодых специалистов? Чем мотивируете молодежь на работу в ПКБ?

После глобальной конверсии, произошедшей в оборонно-промышленном комплексе, некогда мощнейшем секторе российской промышленности, вопрос кадрового обеспечения стал особенно актуальным для многих предприятий судостроительной отрасли. Зеленодольское проектно-конструкторское бюро здесь не исключение.

При этом нам пришлось столкнуться с такими вызовами и проблемами как старение персонала и дефицит квалифицированных работников средней возрастной категории и угроза потери преемственности поколений конструкторов. Никто не отменял и мобильность трудовых ресурсов вместе с глобальной конкуренцией "за мозги" на рынке труда. Именно поэтому работе по подготовке молодых специалистов в бюро уделяют особое внимание.

Система подготовки кадров для Зеленодольского ПКБ начинается с работы с учащимися школ. Чтобы привлечь внимание школьников к конструкторской деятельности, специалисты кадровой службы бюро и конструкторских отделов в течение учебного года посещают образовательные учреждения, где проводят встречи с учениками старших классов, рассказывая об истории Зеленодольского ПКБ, знаменитых конструкторах-земляках, проектах кораблей, востребованных специальностях.

Для школьников и студентов мы проводим экскурсии, во время которых они знакомятся с работой инженера-конструктора и методами проектирования кораблей. В гимназии №3 Зеленодольска силами ее преподавателей и учащихся при содействии нашего ПКБ и Зеленодольского судостроительного завода им. А.М.Горького создан музей судостроения. Ежегодно совместно с городским Центром занятости населения специалисты бюро участвуют в проведении ярмарок вакансий для выпускников школ города и района.

К сожалению, в нашем регионе отсутствуют учебные заведения высшего образования, которые готовят "профильных" специалистов. С исчезновением системы распределения выпускников стало невозможно в достаточном количестве получать молодых специалистов из кораблестроительных ВУЗов Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. Поэтому с 2009 года Зеленодольское ПКБ участвует в федеральной программе, направленной на подготовку научных работников, специалистов и рабочих кадров для организаций оборонно-промышленного комплекса, утвержденной приказом Министерства образования и науки РФ №180 в 2007 году.

В соответствии с этим приказом у нас появилась возможность ежегодно направлять определённое количество абитуриентов для получения высшего профессионального образования по востребованной специальности за счёт средств федерального бюджета в образовательные учреждения, среди которых ведущие кораблестроительные ВУЗы страны: Санкт-Петербургский государственный морской технический университет, Нижегородский технический университет, Казанский национальный исследовательский технический университет имени А.Н. Туполева-КАИ (КНИТУ-КАИ).

Для самих студентов весомым подспорьем является то, что обучаясь бесплатно в ВУЗе, они имеют гарантию трудоустройства по специальности после окончания учёбы, плюс имеют возможность в зависимости от успеваемости получать две стипендии – государственную и от организации.

С абитуриентами, поступающими в ВУЗы по программе целевого обучения, заключаются двусторонние соглашения "предприятие – студент", предусматривающие, помимо дополнительной стипендии и компенсации проезда к месту учебы и обратно два раза в год, обязательную отработку в бюро не менее 5 лет после окончания учебного заведения.

За 7 лет участия в данной программе мы направили на обучение 27 выпускников школ и колледжей города, но, к сожалению, только 6 выпускников трудоустроились в организацию на конструкторские должности. Остальные отказались возвращаться после окончания учебного заведения или были отчислены за неуспеваемость. В соответствии с договором они возвратили или возвращают денежные средства, затраченные на них в период обучения.

Тем не менее, к 2019 году кадровый состав инженеров-конструкторов за счёт этой программы должны пополнить еще 4 молодых специалиста, качественно обученные в профильных учебных заведениях.

В вопросе подготовки профильных специалистов определенные надежды мы связываем с Центром кораблестроения, открытом в 2013 году на базе института авиации, наземного транспорта и энергетики Казанского национального исследовательского технического университета имени А.Н.Туполева (КНИТУ-КАИ) при поддержке правительства Республики Татарстан.

В конце 2016 года мы приняли принципиальное решение поддержать предложение руководства университета о создании на территории Зеленодольского ПКБ базовой кафедры КНИТУ-КАИ "Проектирование и строительство кораблей и судов".

Для этого у нас есть все необходимое: люди, являющиеся профессионалами своего дела, современный программно-аппаратный комплекс виртуального прототипирования, опытовый бассейн, оборудованный по последнему слову техники, свое экспериментальное производство с уникальным станочным парком и базой на берегу волжского залива. Договор об открытии базовой кафедры был подписан в январе текущего года, другие необходимые документы уже разработаны и находятся на стадии согласования.

Кроме того, с этим ВУЗом осуществляется тесное научно-техническое сотрудничество в рамках совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по тримаранной тематике, созданию акваплана, внедрению инновационных проектов, выполнению хоздоговорных работ.

Особо хочу отметить взаимодействие в части подготовки будущих специалистов Зеленодольского ПКБ с Зеленодольским институтом машиностроения и информационных технологий (филиал КНИТУ-КАИ), студентам которого наше предприятие организует производственную и преддипломную практику.

Также нами востребованы выпускники Казанского государственного энергетического университета, Казанского федерального университета, Казанского национального исследовательского технологического университета (КХТИ), Казанской государственной архитектурно-строительной академии и других учебных заведений технической направленности.

Важное место в процессе подготовки инженерных кадров занимает система внутрифирменного обучения как наиболее эффективная форма переподготовки специалистов под производственные задачи, стоящие перед Зеленодольским ПКБ. В бюро разработана своя программа производственного обучения молодых специалистов и сотрудников бюро, окончивших учебные заведения не судостроительного профиля и не имеющих опыта работы в конструкторских организациях, которая включает в себя краткий курс по всем специализациям корабля. За 3 года по данной программе уже прошли подготовку около 60 человек.

Ну и, конечно же, всячески поддерживается участие молодых работников в различных тематических конференциях, выставках, конкурсах и тому подобных мероприятиях - как на территории Российской Федерации, так и за рубежом.

Большим подспорьем в деле привлечения квалифицированных кадров стало бы включение Зеленодольского ПКБ в корпоративную ипотечную программу Объединенной судостроительной корпорации, которая подразумевает оказание содействия работникам обществ ОСК в улучшении жилищных условий путем ипотечного кредитования.

Вопрос на тему инноваций при ОСК. Как Вы оцениваете перспективы внедрения проекта "Судометрика", подразумевающего сборку кораблей и судов в так называемый "чистый размер", без припусков? Если да, то появились ли какие-либо качественные изменения в процессе проектирования?

Внедрение сборки корпусов судов и кораблей в "чистый размер" существенно сократит трудоемкость изготовления корпуса за счет минимизации подгоночных работ. Если учесть, что трудоемкость изготовления корпуса в общей трудоемкости постройки судна составляет 30-50 %, а работы по подгонке деталей, секций, блоков между собой - не менее 5 % от трудоемкости изготовления корпуса, то экономия налицо.

Но для внедрения технологии сборки корпусов судов в "чистый размер" необходим ряд условий. Во-первых, проектные организации и заводы-строители должны работать в одинаковых или совместимых программах 3D-моделирования, чтобы при передаче 3D-модели не терялась "математика". Во-вторых, заводы-строители надо оснастить газорезательными линиями с высокой точностью резки деталей, новейшими механизированными способами сборки секций, внедрить на них технологию безприпускной сборки. В-третьих, необходима высокая культура производства.

В процессе проектирования, при создании 3D-модели "припуски" могут отражаться (назначаться) в атрибутах и использоваться заводом-строителем.

На уровне Правительства России поставлен вопрос о постепенном выравнивании баланса судостроительной отрасли между гособоронзаказом и гражданской продукцией. В каком соотношении находятся военные, гражданские и экспортные проекты ПКБ на сегодня?

По состоянию на 01.01.2017 работы по ГОЗ в общем объеме работ составляют 93%, работы по гражданской продукции – 7%.

Поговорим о военно-техническом сотрудничестве. Вьетнам получил ракетные корабли "Гепард-3.9" по проекту Зеленодольского ПКБ, корабли эксплуатируются оператором уже более 5 лет. Какие отзывы вы получали от заказчика? Была ли модернизирована вторая пара кораблей по итогам эксплуатации первых "Гепардов"?

Отзывы по эксплуатации положительные, корабли показали хорошие мореходные качества и надежность, преодолели во время службы самый сильный 9-бальный шторм (высота волн более 11 метров). Поэтому была заказана в рамках госкредита вторая пара кораблей, которая имеет несколько другой состав ГЭУ.

Теперь вторая пара кораблей "Гепард-3.9" получила полноценное стационарное противолодочное вооружение. Противолодочный вертолет и боезапас к нему, как и на первой паре, также остался на кораблях.

В своем годовом отчете за 2015 год ваши соседи - Зеленодольский завод им. Горького - продемонстрировали облик океанского патрульного корабля на базе "Гепарда 5.1". Не могли бы вы рассказать о технических характеристиках кораблях подробнее и приоткрыть завесу тайны, с каким именно государством ведутся переговоры о его возможной поставке?

Заинтересованность к океанскому патрульному кораблю "Гепард-5.1" проявило одно из азиатских государств, до заключения контракта об этом говорить пока не стоит, так как сведения о проводимых переговорах с иностранными государствами о планируемых поставках вооружений и военной техники не подлежат разглашению.

Корабль, в соответствии с рекламным паспортом, будет иметь дизельную энергетическую установку, обеспечивающую скорость полного хода не менее 23 узлов при полном водоизмещении около 2000 тонн. На корабле будет постоянно базироваться поисково-спасательный вертолет иностранного производства, вооружение по требованию инозаказчика устанавливается скромное – артиллерийская установка калибром 30мм.

Ранее Зеленодольское ПКб представляло судно 3D-сейсмической разведки "Россиянин". В каком статусе этот проект находится сейчас?

За последние 10 лет статус судна 3D-сейсмической разведки "Россиянин" не изменился: оно по-прежнему предлагается, но не востребовано потенциальными заказчиками в связи с отсутствием финансирования.

Какие задачи ставит перед собой Зеленодольское ПКБ на 2017 год? Что войдет в вашу экспозицию на Международном военно-морском салоне?

Ключевыми задачами для бюро являются выполнение ГОЗ, развитие экспортного потенциала создаваемой в бюро военно-морской техники, создание научно-технического задела в области перспективных платформ различной архитектуры, дальнейшее развитие направления гражданского судостроения, работа по импортозамещению во взаимодействии с контрагентами.

На Международном военно-морском салоне МВМС-2017 наше предприятие представит корабли на базе универсальной платформы "Гепард": фрегат "Гепард-3.9" с ПЛО и океанский патрульный корабль "Гепард-5.1".

Мы также покажем многоцелевой корабль проекта 21635 "Сарсар" и рекламно-информационные материалы, касающиеся других образцов военно-морской техники, созданной в бюро. Кроме того, в акватории, прилегающей к выставочному комплексу планируется демонстрация малого ракетного корабля проекта 21631 "Зеленый Дол".

Зеленодольское ПКБ примет участие в МВМС-2017 на едином стенде проектных организаций и судостроительных верфей, входящих в Объединенную судостроительную корпорацию.

Алексей Буланов

Россия. Весь мир. ПФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 29 мая 2017 > № 2191478 Виталий Волков


США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188093 Дональд Трамп

Выступление Дональда Трампа в новой штаб-квартире НАТО

The White House, США

Благодарю вас, генеральный секретарь Столтенберг! Большое спасибо, канцлер Меркель!

Другие главы государств и правительств! Находиться здесь рядом с представителями стран-членов альянса, которые способствуют укреплению мира и безопасности во всем мире, — это большая честь для меня.

Премьер-министр Мэй! Все страны, представители которых присутствуют сегодня здесь, скорбят вместе с вами и выражают вам свою солидарность.

Я хотел бы попросить вас всех почтить минутой молчания память жертв страшного теракта, произошедшего в Манчестере, и поддержать их родственников.

(Минута молчания)

Спасибо. Ужасное событие!

Сегодняшняя церемония является и данью памяти, и демонстрацией нашей непоколебимости и решимости. Мы помним и скорбим о почти трех тысячах невинных людей, которые были жестоко убиты террористами 11 сентября 2001 года. Наши партнеры по НАТО отреагировали мгновенно и решительно, впервые в истории альянса выполнив свои обязательства в соответствии с положениями Пятой статьи о коллективной безопасности.

Недавний теракт в британском Манчестере демонстрирует, каким огромным злом является для нас терроризм, с которым мы столкнулись. Невинные девочки и множество других людей были жестоко убиты и тяжело ранены во время концерта. Были загублены прекрасные жизни людей, у которых были огромные возможности. Этих людей отобрали у родственников, вырвали из семей навсегда. Это была варварская, злобная и жестокая атака на нашу цивилизацию.

Все люди, которые любят жизнь и дорожат ею, должны объединиться, чтобы выявить, разоблачить и изгнать этих убийц и экстремистов, этих — да — неудачников. Они — неудачники! Где бы они ни были в нашем обществе, мы должны вышвырнуть их и не дать им вернуться, сделать так, чтобы они никогда больше не вернулись.

Этот призыв к уничтожению терроризма стал тем посланием, с которым я обратился к участникам исторической встречи глав арабских стран и мусульманских лидеров всего региона, которая проходила в Саудовской Аравии. Во время этой встречи я много общался с королем Салманом — мудрым человеком, который хочет значительного и скорейшего улучшения ситуации. Лидеры ближневосточных стран во время этой беспрецедентной встречи договорились прекратить финансировать радикальную идеологию, которая ведет к этому страшному терроризму на всей планете.

Мои поездки и встречи вернули мне надежду на то, что страны с разными судьбами могут объединиться для борьбы с терроризмом — надвигающейся угрозой для всего человечества. Терроризм должен быть остановлен немедленно. Иначе тот кошмар, который произошел в Манчестере и во многих других местах, будет длиться вечно.

Тысячи и тысячи людей устремляются в наши страны и разъезжаются по их территориям, и во многих случаях мы понятия не имеем, кто эти люди. Мы должны быть стойкими, сильными и бдительными.

В будущем НАТО должна сосредоточить огромное внимание на вопросах терроризма и иммиграции, а также на угрозах со стороны России и на восточных и южных границах альянса. Из-за серьезной обеспокоенности вопросами безопасности я предельно откровенен с генеральным секретарем Столтенбергом и странами-членами альянса, заявляя, что страны НАТО должны в конце концов оплачивать часть расходов и выполнять свои финансовые обязательства. Поскольку 23 из 28 стран-членов альянса по-прежнему не платят в том объеме, в котором должны, и не выделяют тех средств, которые они должны выделять на свою оборону и безопасность.

Это нечестно по отношению к народу и налогоплательщикам Соединенных Штатов. И многие из этих стран задолжали за прошлые годы огромные суммы, поскольку не платили в тот период. За последние восемь лет США потратили на оборонные нужды больше средств, чем все остальные страны НАТО вместе взятые. Если бы в прошлом году все страны альянса выделили на оборону всего по 2% от своих ВВП, то сейчас у нас были бы дополнительные 119 миллиардов долларов на коллективную оборону и на финансирование дополнительных резервов НАТО.

Мы должны признать, что на фоне такого хронического недополучения платежей и растущих угроз даже этих 2% от ВВП будет недостаточно, чтобы сократить отставание в таких областях, как модернизация, боеготовность и численность вооруженных сил. Мы вынуждены наверстывать многие упущенные годы. 2% — это самое малое, что необходимо для того, чтобы противостоять современным, реально существующим и очень страшным угрозам. Если бы страны НАТО вносили свой вклад в полном объеме, НАТО была бы еще сильнее, чем сегодня — особенно в вопросах защиты от угрозы терроризма.

Я хотел бы выразить признательность Национальному мемориалу и музею 11 сентября в Нью-Йорке за то, что он внес свой вклад и передал сюда обломок Северной башни, а также канцлеру Меркель и народу Германии за то, что они подарили этот фрагмент Берлинской стены. Действительно логично и уместно то, что эти два артефакта теперь находятся здесь, на территории новой штаб-квартиры НАТО, так близко друг к другу. И я ни разу не спросил, сколько стоило строительство этой новой штаб-квартиры. Я не хочу этого делать. Но она прекрасна.

Каждый из них знаменует важнейшее событие в истории этого альянса и в вечной борьбе добра со злом. По одну сторону мы видим свидетельство победы наших идеалов над тоталитарной коммунистической идеологией, нацеленной на угнетение миллионов и миллионов людей. А по другую сторону — тягостное напоминание о варварстве, о зле, которое все еще существует в мире и с которым мы должны бороться. И победить сообща, вместе, выступая как группа, как мир.

Эта груда искореженного металла напоминает нам не только о том, что мы потеряли, но и о том, что существует вечно — о мужестве наших людей, о нашей непоколебимой решительности и о наших обязательствах, которые объединяют нас в одно целое.

Мы никогда не забудем тех, кого мы потеряли. Мы никогда не бросим друзей, которые нас поддерживали. И мы никогда не отступим, не откажемся от решительной борьбы с терроризмом, от стремления к безопасности, процветанию и миру.

Благодарю вас. Находиться здесь для меня — большая честь.

США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188093 Дональд Трамп


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188043 Дмитрий Орешкин

Путин с новой войной в Украину не полезет: о плане Кремля на Донбассе

В докладе директора Агентства военной разведки Пентагона, обнародованном накануне, отмечается, что в 2018 году Минские соглашения не будут выполняться, а Россия не откажется от дестабилизации на Донбассе. Какие цели президент РФ Владимир Путин и его окружение выбрали для себя на Востоке Украины, «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Минские соглашения не работают, но они достигли своей главной цели — война остановлена. Сейчас мы имеем дело с провокациями, но это уже не война, а военизированный мир. Настоящая война происходит в другой плоскости. Если Украина сможет провести реформы, что очень трудно. Для реформирования экономики нужно побороть коррупционную составляющую, что бьет по интересам того класса, на который опирается Петр Порошенко.

Запад понимает, что Путин с войной в Украину не полезет. Он уже не может развязать на Донбассе реальную войну, которая была в 2014 году. Но вынужден делать вид, поддерживать гибридное напряжение, перебрасывать туда инструкторов. Как раз для этого используются ДНР и ЛНР. Там все время приходится поддерживать напряжение, идеологические диверсии, подрывать и убивать.

На Западе поняли, что с Путиным надо вести диалог не как с человеком, принадлежащим к общему для них цивилизационному типу, а в рамках общения с такими «псевдокочевыми вождествами». Разговаривать с ним бессмысленно, на него надо воздействовать прямыми материальными фактами. В мирном соревновании эти меры очень эффективны, санкции действенны. Путин будет проигрывать. Он до сих пор не инкорпорировал Донецк — знает, что следующим шагом будут новые санкции.

В Украине же считают, что западные меры слишком слабые. На самом деле, именно такие меры и привели к крушению Советского Союза. Стратегия отбрасывания коммунизма Рональда Рейгана перешла в стратегию отбрасывания Путина. Его отбросили из Большой восьмерки, Россия по номинальному ВВП уже ниже Южной Кореи. Страна находится в тупике, Путин изолирован. Дальше у него нет возможности двигаться — слишком тяжелыми будут последствия.

Путин в очередной раз проиграл в Европе. Попытки расколоть Евросоюз, поссорить Францию и Германию, провести Марин Ле Пен не увенчались успехом. Запад — на стороне Украины, хотя и недоволен тем, как она себя ведет.

Нужно понимать, что в практическом плане у Путина ничего нет. У него нет экономических, демографических и технологических ресурсов.

Путин контролирует средства массовой информации, а, соответственно, и представление народонаселения о том, что происходит в России. При ограниченном доступе к альтернативным источникам информации большинство людей глубоко дезориентированы. Поэтому любые экономические, внешнеполитические провалы, изоляция преподносятся как признаки того, что Россия поднимается с колен. Как было при Сталине — может, мы стали жить хуже, но это потому, что нам все завидуют.

Реагировать на ухудшение жизни следует, затянув пояса и консолидируясь вокруг любимого вождя, чтобы дать отпор враждебному внешнему миру. В Северной Корее жрать нечего, но весь народ вокруг вождя и готовит атомный ответ. В России то же самое, но в более мягкой форме: до трети всех средств уходит на военные программы, сокращаются расходы на образование и медицину, ухудшаются стандарты жизни. Но на Путине это не сказывается, его образ отделен от повседневных трудностей, он воюет с американским империализмом.

Поэтому Путину выгодно поддерживать ощущение войны. Но он понимает, что ощущение войны — это хорошо, а для ведения реальной войны нужны ресурсы, а их нет. Но ему реальная война и не нужна, ему необходима гибридная война. Чтобы население жило в напряженном состоянии, было готово умереть во имя святых идеалов, постоянно ощущало внешнюю угрозу. Население должно понимать, что оно без Путина не выживет.

В России есть люди, которые осознают ситуацию, но у них нет инструментов, чтобы поменять ее. Поэтому они уезжают из страны. Путину же, чтобы удержать свой режим, придется разворачивать внутренние репрессии. Пока масштаб этих репрессий несопоставим со сталинскими временами или Северной Кореей.

В следующем году Путину придется нагнетать патриотическую риторику, поскольку никаких достижений в повестке дня нет. Поэтому для поддержания своего статуса на президентских выборах придется использовать негативную стимуляцию — страх. Значит, нужно будет говорить, что без Путина нас уничтожат: придет НАТО и кованым сапогом нас растопчет. Чтобы это сработало, людям нужно давать доказательства. Поэтому в следующем году следует ожидать виртуальных обострений, сопровождающиеся материальными провокациями, которые будут выглядеть как наступление со стороны Украины. Логика будет такова — мы, россияне, вынуждены давать отпор и сплотиться вокруг Путина. Думаю, что путинские стратеги ждут и готовы провоцировать масштабные действия со стороны Украины. Путин будет играть в поддавки, приглашать Украину к агрессии, к продвижению на Донбассе. В украинском пропагандистском пространстве это будет восприниматься как восстановление контроля над землями Украины, а в РФ — как агрессивные шаги.

Это даст повод выступить перед народом и заявить, что «фашистский» режим уничтожает братьев России на Донбассе. Я надеюсь, что украинский политический класс это понимает. Хотя, судя по действиям так называемой партии войны, может, и не очень. Нужно понимать, что желание продвинуться на Донбассе может стать подспорьем Путину и увеличит уровень его поддержки. В России будут говорить, что кругом враги, поэтому нам придется потерпеть и забыть про экономические реформы, а то придут украинцы и захватят нас. Надо понимать, что это работает.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 мая 2017 > № 2188043 Дмитрий Орешкин


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 24 мая 2017 > № 2185065 Степан Полторак

Украинская армия продолжает укрепляться и реформироваться на фоне дипломатических усилий по решению конфликта на Донбассе - Полторак

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" министра обороны Украины Степана Полторака

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о практических результатах последних визитов в страны-члены НАТО.

Ответ: Такие поездки очень необходимы, потому что если взять нашего стратегического партнера Канаду, то за 25 лет нашей независимости мой визит как главы Минобороны был первым. Сложно строить партнерские или стратегические отношения с таким партнером, не осуществив ни одного визита. Аналогичная ситуация с Германией – нашего министра обороны там не было больше 10-и лет. Также глава украинского оборонного ведомства не посещал Италию более 20-и лет. Говорить о стратегических и партнерских отношениях со странами, входящими в НАТО, при таком взаимопонимании очень сложно. Механизм построения взаимоотношений строится на двусторонних планах, и с каждой страной у меня есть план на год. Также есть план работы с Альянсом в целом, но подчеркиваю, что важно не только работать с НАТО, но и с каждой страной в частности. В последние годы работа в этом направлении была запущена, но мы ее активизировали. Визит в Германию дал возможность обсудить вопросы, связанные с нарушением Минских договоренностей, также мы обсудили план работы между нашими ведомствами и согласовали свыше 40 мероприятий на этот год. Но практическим смыслом наши контакты наполнились только после визита. Вопросы, которые поднимались, связаны с профессиональной подготовкой наших военнослужащих, с консультативной помощью, оказанием медицинской помощи и обучением наших медиков, оказании нам материально-технической помощи нашим госпиталям, а также вопросы обмена информацией и совместными учениями.

Вопрос: Вы также посетил Литву. О чем шла речь в ходе переговоров с руководством этой страны?

Ответ: Во-первых, мы сверили позиции в вопросе выполнения Минских договоренностей, так как нарушения этого документа продолжаются. У меня были встречи с главой парламента и министром обороны, также я ознакомился с работой киберцентра, который является одним из лучших в мире. Я много интересного увидел и спланировал соответствующую работу и в Минобороны Украины и намерен донести ее коллегам из других ведомств.

Кроме этого, с министром обороны Литвы мы обсудили вопрос взаимовыгодной подготовки наших военных. Литва намерена увеличить количество инструкторов и расширить географию подготовки. Речь идет о том, что это будет не только Львовская и Хмельницкая области, но и другие учебные центры. Также был обсужден порядок и особенности нашей работы с НАТО. Я был на учениях ССО НАТО. Впервые украинское подразделение принимало участие в этих учениях: 21 человек, из них 6 человек работали в штабе, остальные – в подразделениях. Украина впервые работала в едином штабе по управлению спецоперацией. Нам три года оказывают помощь все наши партнеры в одиночной подготовке, но сейчас мы выходим на другой уровень, это уже подготовка органов управления и штабов.

Вопрос: Вы заявили о том, что планируется увеличение финансирования Сил специальных операций, по каким направлениям будут распределены эти средства?

Ответ: Мы планируем увеличить средства на оборудование учебного центра ССО, на учебно-материальную базу. Это первый этап. Второй – техническое оснащение этих сил и их вооружение. Финансирование увеличивается по двум направлениям. Это будет приличная сумма, речь идет об увеличении в два раза по направлению материально-технической базы на 2017 год. На вооружение и технику, возможно, увеличим, однако это зависит от судьбы средств по спецконфискации.

Вопрос: Ранее в интервью Вы заявляли, что украинское руководство планирует ряд важных решений по возвращению оккупированного Крыма и территорий Донбасса под юрисдикцию Украины. Можете раскрыть какие-то детали?

Ответ: Я говорил, что руководство делает все, чтобы вернуть неподконтрольные нам Крым, Донецк и Луганск политически-дипломатическим путем, то есть, мирным путем. Люди, которые говорят, что министр обороны должен рассматривать вопрос возвращения территорий военным путем – просто провокаторы. Наша задача – удержать территорию и для этого мы делали, делаем и будем делать все возможное. Для этого у нас увеличилось количество сил, улучшился потенциал, готовность. Но проблему невозможно решить наступательными действиями на Донбассе. ВСУ готовится к отражению агрессии, и это наша главная задача, но говорить о том, что мы готовимся захватить Донбасс – это неправильно. Это был бы слишком большой подарок Путину.

Вопрос: Обстрелы на Донбассе продолжаются, Россия продолжает поставлять вооружение на Донбассе. Какие шаги планирует украинское военно-политическое руководство в связи с текущей ситуацией?

Ответ: Для того чтобы говорить с твердой позиции на любых переговорах, руководству необходима сильная армия. Наша задача – не столько заниматься политикой, сколько модернизацией, реформированием и вооружением наших ВСУ. Минские соглашения постоянно нарушаются, есть закономерность в действиях противника. Перед началом любого переговорного мероприятия на любом уровне они начинают резко увеличивать количество обстрелов, чтобы давить на нас. Эта практика работает с 2014 года. Это говорит о том, что Россия полностью контролирует террористические группировки, они могут в любой момент прекратить огонь. Перед началом последних переговоров в Минске количество обстрелов доходило до 75-и, в день переговоров с 00:00 до 18:00 у нас было 4 обстрела, и то – из стрелкового оружия. После окончания переговоров количество обстрелов увеличилось до 40-а. Общее число наших погибших – с начала года их около 100 – количество завезенной техники говорит о том, что Россия не планирует выполнять Минские договоренности. Я не вижу тенденции к тому, то она (Россия - ИФ) хочет выполнить, хотя бы, первый пункт этих договоренностей. Плюс еще развертывание войск на границе, увеличение группировки в Крыму говорит о недружественном отношении. А также о том, то опасность недружественного отношения к Украине не исчезла.

Вопрос: Какие страны на сегодня помогают Украине укреплять кибербезопасность и правда ли, что в рядах ВСУ будет создано специальное подразделение по противодействию кибератакам?

Ответ: В разных странах такие структуры подчинены разным подразделениям. В Литве они подчинены Минобороны, и они отвечают за безопасность именно этого ведомства и дают рекомендации всем остальным ведомствам. У нас есть определенная система, будет ли объединение ее вокруг одного ведомства – это решение руководства страны. Но работа идет очень серьезная, на уровне СНБО. Создаются подразделения, сеть, программное обеспечение, – все, для того чтобы защитить Украину от кибератак. Советник от НАТО помогает нам создавать такую структур в Минобороны, пока что это на уровне совещательной помощи, но я надеюсь, что будет еще и материальная. На сегодня киберзащита – это прерогатива СБУ, но наличными средствами и силам мы будем обеспечивать это на нашем уровне. Работа по созданию такого подразделения уже идет.

Вопрос: В ходе Вашего визита в Канаду было подписано соглашение о сотрудничестве, которое открывает много возможностей, в частности по закупке вооружения. Как продвигается работа в этом направлении?

Ответ: Это был исторический шаг, мы подписали долгосрочное соглашение о сотрудничестве между Минобороны Украины и Канады. Этот документ позволяет расширить возможности не только в подготовке и разной помощи, но и принимать участие в совместной разработке вооружения, оснащения и техники. Это возможность реализовать полный спектр возможностей, необходимых для укрепления украинской армии. Сейчас работа в этом направлении продолжается.

Вопрос: Осуществляются ли какие-то шаги в вопросе строительства патронного завода?

Ответ: Минобороны самостоятельно завод построить не может. Кабинет министров Украины принял государственную программу по производству боеприпасов. На сегодня отрабатывается вопрос, на каких площадях, на каких заводах, финансовый ресурс. Окончательное решение также за правительством.

Вопрос: Но Киев рассчитывает на помощь иностранных партнеров?

Ответ: Да. Технология строительства такого завода предполагает кооперацию с партнерами. Кто именно будет помогать – это будет определено в ходе переговоров. Я думаю, это будет государственное предприятие, потому что средства будут выделяться государственные. Будет международный контроль, возможно, будут акционеры.

Вопрос: На сколько на сегодня украинская армия обеспечена боеприпасами?

Ответ: Запасов боеприпасов, вооружения и техники на складах и хранилищах достаточно для обеспечения задач, стоящих перед ВСУ. На сколько хватит этих запасов – зависит от интенсивности боевых действий. На сегодня их достаточно для адекватной реакции на обострение ситуации. Количество тонн я не скажу – пускай противник потратит силы и средства, облегчать им роботу не надо. Вооружения и техники у нас на сегодня достаточно. На перспективу – нам необходимо строить свой завод для создания запасов.

Вопрос: Какие виды летального вооружения необходимы украинской армии?

Ответ: Мы нуждаемся в усилении противотанковых средств, средствах ПВО и других средств защиты. То есть в оборонительном вооружении. Именно об этом мы просим наших иностранных партнеров.

Вопрос: Известна ли окончательная цифра убытков от инцидента в Балаклее? Какие меры необходимо предпринять во избежание аналогичных событий на других хранилищах боеприпасов?

Ответ: Ситуация на складах боеприпасов на сегодня неоднозначна. В Балаклее хранилось много боеприпасов, но их количество не было критическим для ВСУ – на выполнение задач инцидент никак не повлиял. Размеры убытков определит следствие, которое основной версией рассматривает теракт. Эта база была оснащена неплохо. Однако следует понимать, что за 25 лет на охрану и оснащение складов средства выделялись минимальные. Еще 2-3 года назад это было максимум 10 млн грн. Для того чтобы оборудовать хранилища всеми необходимыми средствами защиты, оснащения, освещения, для проведения всех регламентных работ мы уже на текущий год предусмотрели 100 млн грн. Кабмин дополнительно выделил 200 млн грн. Но нам необходимо, как минимум, 5,5 млрд грн для должного оснащения всех хранилищ. Думаю, вряд ли у нас есть такие средства. Склад в Балаклее был оборудован достаточно, кроме технического оснащения и прикрытия средствами ПВО, мы еще вывези оттуда около 40 тыс. тонн боеприпасов на другие базы.

Вопрос: Как повлиял данный инцидент на систему охраны других баз?

Ответ: Они все были усилены. На всех базах проведены учения и проверка боеготовности и оперативности действий. Результат неплохой. Защитить базы сложно, но мы провели усиление. На сегодня пересматриваем технические средства, закупаем и устанавливаем новые. Работа ведется.

Вопрос: Улучшилась ли дисциплина в зоне проведения АТО?

Ответ: Она значительно улучшилась. Отдельные случаи нарушения воинской дисциплины на 95% связаны с психологическим состоянием военнослужащих. Нам необходимо поработать над созданием Центров психологической реабилитации. Сеть центров по медицинской реабилитации по всей стране развита неплохо, она рассчитана на тысячу мест. 31 мая я намерен посетить с инспекционной поездкой одну из наших баз и предложить президенту Украины открыть на ее основе базу по психологической реабилитации. Мы уже полтора года занимаемся подготовкой этой базы для нужд участников АТО, кое-что уже есть, кое-то мы еще делаем. 31 мая мы вместе с волонтерами поедем на эту базу, чтобы они посмотрели и определили, подходит ли эта база для задуманных целей. По плану, база сможет уместить 200-250 человек, в целом 9 коттеджей. На сегодня мы поменяли руководство и вернули много разворованных ранее земель. База очень приличная. Думаю, все получится.

Вопрос: Время от времени в СМИ поднимают вопросы событий в Крыму 2014 года, озвучиваются новые подробности…

Ответ: Это закономерный, на мой взгляд, процесс. Чем больше времени проходит, тем больше возможностей искажать и переписывать события новой украинской истории. По состоянию на март 2014 года я был командующим новосозданной Национальной гвардии Украины. После того, как воинские части в Крыму были захвачены, был проведен так называемый "референдум" и встал вопрос вывода украинских войск, помню, при обсуждении, я высказал свою позицию: если подразделения Нацгвардии выводить, - то только на своей технике, с вооружением, под украинскими флагами и с гордо поднятой головой. Тогда мы проделали огромную работу, я лично встречал на первом украинском блокпосту в районе Армянска вышедшие подразделения Нацгвардии. На момент выхода, все они (а это больше 1600 военнослужащих, более 50% личного состава) знали, в какие регионы, в какие воинские части отправляются; мы сделали все, чтобы решить проблемы проживания для этих военнослужащих и их семей, помочь адаптироваться на новом месте службы. Такая поддержка была очень нужна, и это, наверное, минимум того, что могло сделать командование для тех, кто не предал свою Родину.

К сожалению, вывод личного состава других структур происходил не так организовано.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 24 мая 2017 > № 2185065 Степан Полторак


Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев

Поездка президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию может стать началом новой победоносной стратегии на Ближнем Востоке. Об этом Sputnik Казахстан рассказал известный политолог Александр Князев. При этом антииранская риторика саммита "США — Исламский мир", а точнее участие в международной встрече президента Нурсултана Назарбаева, повлиять на отношения Астаны и Тегерана не могут. Повлияют ли поставки американского вооружения Саудовской Аравии на конфликт в Йемене, и зачем президент Назарбаев ездил в Эр-Рияд, читайте в нашем интервью.

− Саммит в Саудовской Аравии очень емко называется "США — Исламский мир". Президент Назарбаев тоже прибыл туда с визитом. Относится ли Казахстан к исламскому миру с точки зрения западных политологов?

С точки зрения западных экспертов, наверное, относится. В мире не так уж много исламских государств. Многие страны, так называемые, таковыми не являются. В обиходе так именуют страны, где большая часть населения по происхождению ассоциируется с исламским вероисповеданием. По этому критерию Казахстан тоже туда относится.

− То есть это традиционное, устоявшееся представление о нашей стране?

— Да, я имею в виду, что исламских стран с точки зрения политической системы, теократических стран, не так много – Пакистан, Афганистан, Иран, Малайзия, Марокко… даже Саудовская Аравия к ним не относится, если строго оценивать политическую систему страны.

− Зачем Нурсултан Назарбаев поехал в Саудовскую Аравию, каково политическое значение поездки?

— Существует Организация Исламского сотрудничества, в которой Казахстан тоже участвует, и в ней участвует большое количество стран со значимой долей, не обязательно даже с большинством, мусульманского населения. Любое такое мероприятие – площадка, где можно встретиться в "несложном" с точки зрения организации формате, пообщаться с руководителями других стран, дать импульсы развитию двусторонних отношений. Либо можно уточнить позиции с какими-то странами. Я думаю, что такие мероприятия имеют значение не как многосторонние форматы, а как предоставление возможности для большого числа двусторонних контактов в коротком временном измерении.

− Один из знаковых итогов поездки Трампа – заключение договоров с Саудовской Аравией о поставках американского вооружения — более чем на 100 миллиардов долларов, в том числе высокоточного оружия, поставки которого были заморожены Обамой в связи с военным конфликтом в Йемене, и опасений применения этого оружия там. Кроме того, известно политическое противостояние Вашингтона с Тегераном. С этой точки зрения поездка Трампа видится значимой и для нас, особенно если вспомнить активное участие Ирана в Астанинском процессе, как бы параллельного женевским встречам по разрешению сирийской проблемы. Можно ли в итоге сказать, что Трамп приехал в Саудовскую Аравию не из-за Саудовской Аравии, а из-за Сирии и Ирана?

— Наверное, так нельзя говорить, поскольку задачи более широки. Но контракт на поставку оружия и преодоление того эмбарго, которое вводил Обама по отношению к Саудовской Аравии подтверждают выводы многих экспертов о том, что политика Трампа будет отличаться от политики Обамы, так как почти всегда политика республиканцев отличалась от политики демократов. Политика демократов на международной арене всегда была более склонной к дипломатическим решениям, без использования серьезных силовых методов. Республиканцы всегда были более жесткими, Трамп, в принципе, это уже продемонстрировал, в том числе и на сирийском направлении, когда последняя встреча в Астане проходила практически на фоне американских ударов по объектам сирийским правительственных сил. Думаю, эта линия подтверждается. Демонстрация более тесных отношений с Саудовской Аравией, естественно, имеет и антииранскую направленность. Вся риторика этих встреч антииранская, и я думаю, что знаковое в этом саммите то, что противостояние арабских монархий, поддерживаемых Израилем, США и европейскими странами против Ирана, будет продолжаться. И, вероятно, конфликт, связанный с Ираном, будет выходить на какой-то новый виток, новое качество.

− Может ли в реальности обостриться ситуация в Йемене из-за оружейных контрактов Саудовской Аравии и США?

— Конечно. Вообще, война в Йемене находится на периферии общественного внимания зачастую, но она имеет большое значение, поскольку географическое расположение Йемена серьезно влияет на коммуникации, связанные с поставками ближневосточной нефти, собственно, в этом один из смыслов этой войны – установление контроля над Йеменом. И это еще одна из площадок противостояния — не такая прямая, как Сирия — с одной стороны Ирана, с другой стороны арабских монархий. И йеменские хуситы, которые там противостоят и войскам бывшего президента, и саудитам, и коалиционным силам, связанных с саудитами, они достаточно успешно действуют на протяжении почти двух лет. Поэтому такое усиление с точки зрения поставок оружия одной из сторон, конечно, будет воздействовать… Здесь есть опасность, что Иран будет вынужден усилить поставки (оружия – ред.) для Йемена, правда, о них сегодня только говорят, но никто не подтвердил, возможно, их не существует… но Йемен может стать одной из площадок такого противостояния.

− Мы, действительно, больше слышим о сирийском конфликте как об "узловой" точке политических интересов разных стран. Не пытается ли Трамп, на ваш взгляд, сместить акцент на йеменский конфликт, так как многие эксперты говорят, что в Сирии США терпят поражение в геополитическом противостоянии. Не пытается ли Трамп перенести его на новое поле битвы?

— Может быть, не перенести, но… Трампу, как и любому президенту, на первом этапе необходимы успехи, поскольку сирийский конфликт носит затяжной характер и дошел до такой стадии, когда никаким способом завершен быть не может, и не может являться демонстрацией яркого успеха американской внешней политики. Йемен может быть выбран в качестве места, где может быть сделана попытка такого успеха достичь и продемонстрировать всему миру, что США во главе с Трампом способны добиваться поставленных задач − этого не смогла сделать администрация Обамы, которая занимала довольно вялую позицию в отношении йеменского конфликта. Это подтвердит определенный имидж США в глазах арабских союзников, всех ближневосточных союзников, это продемонстрирует решимость США Ирану, России, Китаю, утвердит позиции США на Ближнем Востоке и даже шире. Если это получится. Но постановка такой задачи имеет право быть.

− Может ли участие Назарбаева в этом саммите повлиять на отношения Астаны и Тегерана в связи с политической подоплекой трамповского визита, тем более, как Вы упомянули, антииранская риторика преобладает на таких международных встречах?

— Иранская внешняя политика очень прагматична. В ней очень мало места для идеологии, для того, чтобы придавать значение какой-то публичной риторике. Поэтому, я думаю, что если в Астане будут продолжать правильно формировать отношения с Тегераном, то ничего не случится. Иранцы понимают, что многие страны, и Казахстан в частности, должны были в этом участвовать в силу необходимости выстраивать какие-то отношения с США и с арабскими монархиями, саудитами в частности. Если всю ту антииранскую риторику, которая звучала в Эр-Рияде и звучит в Вашингтоне, сделать основой для своих отношений с Тегераном, то это, конечно же, да, повредит. А если это простое участие и те встречи, которые были у президента Казахстана в Эр-Рияде, думаю, какого-то особого отпечатка на двусторонние отношения с Ираном накладывать они не будут. Иранцы к этому относятся, можно подобрать слово — снисходительно.

Казахстан. Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 мая 2017 > № 2184432 Александр Князев


Украина. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 23 мая 2017 > № 2182140 Виктор Назаренко

Глава Госпогранслужбы: Мы ожидаем увеличения пассажиропотока в первый день безвиза с ЕС на 30%

Эксклюзивное интервью главы Госпогранслужбы Украины Виктора Назаренко агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Готова ли Госпогранслужба к введению безвизового режима с ЕС? Все ли пункты пропуска имеют необходимое оборудование? Чего не хватает?

Ответ: Этот вопрос действительно актуален, и не только для пограничников, а в целом для Украины и Европы. Это знаковое событие. Наша служба в целом выполнила весь комплекс задач, которые были определены планом по либерализации визового режима для граждан Украины. Были соответствующие поручения со стороны президента и правительства. Работу мы провели по трем направлениям. Первое – это повышение уровня безопасности и качества погранконтроля в пунктах пропуска, второе – дальнейшая интеграция нашей Госпогранслужбы в общую систему европейской безопасности и третье – это подготовка персонала.

Если говорить о первом направлении, то мы оборудовали практически все международные и межгосударственные пункты пропуска средствами биометрического контроля. В целом на сегодняшний день 157 таких пунктов пропуска, на них мы установили 1268 автоматизированных рабочих мест как на первой линии контроля, так и на второй – это общеевропейская практика.

По второму направлению – мы подключили 125 основных пунктов пропуска на госгранице к базам Интерпола и уже с первого дня функционирования этой системы мы начали получать реальные конкретные результаты, которые касались разыскиваемых преступников. За прошлый год мы зафиксировали 9900 случаев срабатывания по базам Интерпола и реализовали практически около 2500 соответствующих решений. В нынешнем году мы уже имеем более 3400 таких случаев, реализовали из них более 1300.

Многое мы осуществили в сфере подготовки персонала. Это и проект "Новое лицо границы", и соответствующая подготовка нынешнего персонала, в том числе языковая.

Я считаю, что наша служба реально готова работать в условиях безвизового режима для граждан Украины. Следующее направление работы – создание максимально комфортных условий для пересечения границы гражданами, как нашими, так и иностранцами. В частности, речь и о минимизации проблемы с очередями на границе с ЕС. Это комплексная задача и ее реализация зависит не только от погранслужбы, ведь на границе осуществляется 9 видов государственного контроля шестью ведомствами.

К сожалению, у нас сегодня не так много пунктов пропуска на границе с ЕС, их всего 18. Большинство из них были построены еще в советское время, поэтому ведется работа по увеличению их пропускной способности. Эти пункты работают в режиме, который в 2-2,5 раза превышает их реальные возможности.

Также у нас есть ряд проблем, связанных с инфраструктурными моментами перед самими пунктами пропуска. Во-первых, речь идет о сервисных зонах, подъездных дорогах, за что отвечает местная власть. Этими вопросами опекается президент и правительство, и мы совместными усилиями на сегодняшний день делаем все, чтобы минимизировать скопление людей и транспорта в пунктах пропуска.

Госпогранслужба провела эксперимент по поводу разграничения полос движения на подъезде к пунктам пропуска. Нас тут активно поддержала Львовская ОГА, и мы в "Краковце" и в "Раве-Русской" совместно с Нацполицией и местными властями создали на подъездах к пунктам пропуска четкое разграничение движения людей по цели их выезда. Отдельная полоса создана для владельцев автомобилей на иностранных номерах. Ведь у нас есть большая проблема с такими автомобилями, которые и создают большие очереди в пунктах пропуска, поэтому и принято решение создать для них отдельную полосу. Все остальные движутся по другой полосе, что дало возможность минимизировать риски, связанные с недовольством людей и конфликтными ситуациями на границе. Эффективность этого эксперимента подтвердила правильность этого пути, и он будет распространен и на другие пункты пропуска.

Кроме того, на этом пути мы эффективно сотрудничаем с европейскими коллегами, регулярно проводим погранично-представительские встречи с европейскими коллегами, на которых поднимаем вопрос касательно мер по увеличению пропускной способности.

Что касается наших прогнозов и ожиданий 11 июня, то мы изучили опыт наших молдавских и грузинских коллег. Он, конечно, разный, ведь у Грузии нет автомобильных пунктов пропуска с ЕС, плюс у наших стран разное количество населения. Но в целом, с учетом возможностей пунктов пропуска и летнего периода, мы ожидаем, что пассажиропоток в первый день может увеличиться на 30%, а в дальнейшем – на 10-15%. Это с учетом опыта наших коллег.

Мы увеличим смены и наряды, проведем соответствующую работу с нашими смежными службами и коллегами. Кстати, мы выступили с инициативой по поводу того, чтобы европейская пограничная организация FRONTEX с 10 июня делегировала нам своих представителей в пункты пропуска на границе со странами ЕС и на авиационных пунктах пропуска.

Поэтому, я уверен, что все у нас будет хорошо, Украина – это часть Европы, и мы выбороли право ездить в Европу свободно, без виз.

Вопрос: Какая ситуация на сегодняшний день на границе с РФ? Какие тенденции наблюдают пограничники по поводу скопления военной техники?

Ответ: На границе с Россией, в отличие от других участков госграницы, ситуация остается напряженной. Мы вынуждены с учетом опыта находиться в режиме постоянной готовности к активным действиям, в первую очередь со стороны вооруженных сил и других формирований РФ. Не исключены провокации на этом участке границы. Например, в марте-апреле мы начали получать многочисленные свидетельства граждан, пересекающих госграницу, что представители российских спецслужб на разных участках границы настойчиво просят их провезти на территорию России боеприпасы или муляжи оружия. А в начале мая представители ФСБ России "случайно" забыли муляж взрывчатки в поезде, который шел в Украину.

В целом с начала года мы не пропустили через границу более 1,6 тыс. граждан РФ, поскольку в их отношении возникли сомнения касательно цели поездки в Украину.

Если говорить о военной активности России на контролируемом участке границы, то мы отслеживаем эту ситуацию и все сведения сразу же передаем в штаб АТО, ВСУ и в другие компетентные структуры.

Вопрос: А как обстоят дела на линии разграничения в зоне АТО после решения о блокаде перемещения грузов?

Ответ: На сегодняшний день у нас функционируют 5 контрольных постов въезда-выезда на 6 дорожных коридорах, где люди могут пересекать линию разграничения. Вы знаете, что у нас полностью готов к работе шестой КПВВ "Золотое", но из-за позиции российско-террористических войск он сегодня не работает. Мы пытаемся создать максимально комфортные условия для граждан, но в то же время, наша компетенция там ограничена, ведь это не госграница, а линия разграничения и там действуют другие правила.

Что касается очередей, то большинство неудобств для людей возникает из-за обстрелов и блокирования работы КПВВ со стороны НВФ. С начала года наши пункты обстреливались 27 раз, это очень большая опасность, поэтому мы вынуждены немедленно принимать меры для сохранения жизней людей.

Не достаточным является и количество самих КПВВ на линии разграничения. Интенсивность пропускных операций на линии разграничения очень высокая. Мы наблюдаем увеличение движения через КПВВ по сравнению с прошлым годом на 25%. Это достаточно высокая цифра. И мы выступили с инициативой, которая была поддержана штабом АТО, чтобы работу КПВВ продлили до 19.30. Вы поймите, что в ночное время контрольные пункты работать не могут, ведь опасность обстрелов очень высокая.

Если говорить о цифрах, то с начала этого года мы оформили 3,6 млн человек и более 0,5 млн транспортных средств. Кроме того, мы выполнили более 4 тыс. поручений правоохранительных органов в отношении тех граждан, которые пересекают КПВВ. Задержали более 50 человек, в том числе 10 причастных к НВФ, изъяли оружие, боеприпасы. Кроме того, пограничники пресекли незаконное перемещение товаров на сумму более 21 млн грн.

Вопрос: Если количество КПВВ недостаточное, может, стоит открыть больше КПВВ на линии разграничения?

Ответ: Понимаете, зона АТО – это специфический регион, и здесь вопрос увеличения контрольных пунктов рассматривают штаб АТО и военно-гражданские администрации. К сожалению, это зависит не только от украинской стороны. Ведь я уже упоминал КПВВ "Золотое", который полностью готов к работе, но из-за позиции боевиков пропуск не осуществляется.

Вопрос: Какая обстановка на административной границе с Крымом?

Ответ: Что касается админграницы с Крымом, то ситуация на сегодняшний день там остается стабильно-напряженной. На этом направлении мы также постоянно находимся в режиме готовности к активным действиям и задачи здесь, как и в зоне АТО, выполняем совместно с коллегами из Нацполиции, СБУ, Нацгвардии и неравнодушными гражданами Украины.

Нам известно об увеличении контингента российских войск на оккупированном полуострове, мы постоянно фиксируем ведение воздушной разведки, инженерное укрепление позиций российских войск, движение их катеров и кораблей, периодическую ротацию личного состава как со стороны подразделений вооруженных сил, так и пограничных структур, которые там находятся.

Ежедневно в обе стороны пограничники оформляют около 5 тыс. человек и до 1 тыс. транспортных средств. Хочу констатировать, что в целом это значительно меньше, чем за аналогичный период прошлого года, и в целом мы наблюдаем устойчивую тенденцию по поводу снижения пассажиро-транспортного потока в этом направлении.

За первый квартал показатель по пассажирам уменьшился на 25%, по транспорту – на 45%, и эта тенденция продолжается. Я думаю, что большинство граждан сегодня уже понимают сложности относительно пребывания в оккупированном Крыму, а также существующую опасность во время пребывания на полуострове.

Вопрос: Скольким россиянам запрещен въезд в Украину? В частности, интересуют запреты на въезд российским артистам. Сколько их уже в этом списке?

Ответ: Хочу отметить, что Госпогранслужба действует исключительно в рамках своих полномочий и в интересах государства и украинских граждан. Свои действия мы четко координируем с СБУ, Нацполицией и другими правоохранительными органами. В прошлом году наши органы запретили въезд в Украину 5379 иностранцам, из них 1239 – это граждане РФ. В текущем году общее количество запретов на въезд уже достигло 2,5 тыс., 616 из них – граждане РФ.

Что касается артистов и других публичных деятелей из России, которые посещали Крым. На сегодняшний день мы выявили их около 40 человек. Мы очень благодарны за ту помощь, которую нам оказывают неравнодушные граждане Украины и правоохранительные органы. Напомню, что на сайте Госпогранслужбы создан ресурс "Стоп-лист", куда можно сообщать о лицах, нарушивших законодательство при въезде в Крым.

Эти лица осознанно нарушили правила пребывания в Крыму, поэтому запрет им поставлен на 3 года. Уже сообщалось, что в этот список входят такие исполнители, как Лолита Милявская, Юлия Самойлова, Наташа Королёва (гражданка РФ Наталья Порывай), Николай Добрынин, Людмила Артемьева и ряд других.

Я хочу также подчеркнуть, что незаконное пребывание того либо иного человека в Крыму нужно доказать, ведь мы действуем четко по закону.

Вопрос: Известно, что Госпогранслужба отказалась от срочной службы. Какая сейчас ситуация с кадровым наполнением, достаточно ли сил в рядах пограничников?

Ответ: Госпогранслужба с учетом того, что это правоохранительный орган со специальным статусом, еще в 2008 году отказалась от срочной службы. Но в связи со сложившимися обстоятельствами после начала АТО мы вынуждены были одноразово вернуться к практике принятия на службу военнослужащих срочной службы.

На сегодняшний день у нас хватает сил и средств для выполнения возложенных задач. В зоне АТО мы создали дополнительные части, которые несут службу на постоянной основе, создали мобильные подразделения. Мы приняли около 4 тыс. срочников, которые прошли базовую подготовку и были направлены в подразделения, но не в зону АТО. Хочу отметить, что около 10% первой волны призывников пожелали остаться на службе по контракту в рядах пограничников, мы надеемся, что часть из последующих увольняемых тоже пожелают остаться на службе.

Сейчас обстоятельства изменились благодаря тому, что нашей работе содействуют и президент, и министр внутренних дел, и правительство. Вы знаете, что существенно повышено денежное обеспечение с мая прошлого года, соответственно, увеличилось количество желающих пройти службу по контракту в погранслужбе. Мы вместе с иностранными партнерами начали реализацию проекта "Новое лицо границы", которое частично финансируется США. Мы надеемся, что благодаря этому проекту мы сможем разорвать цепь коррупции, которая местами еще существует в структуре.

Поэтому на сегодняшний день у нас нет необходимости возобновлять срочную службу. Но если такая необходимость возникнет, то мы будем готовы принять срочников на службу. Я надеюсь, что такой необходимости не возникнет.

Вопрос: А сейчас какая численность Госпогранслужбы?

Ответ: По закону, численность до 53 тыс. человек, но наш бюджет не позволяет иметь такое количество личного состава. На сегодняшний день у нас на несколько тысяч меньше.

Вопрос: Как строится "Стена" на границе с РФ? Достаточное ли выделяется финансирование на этот проект, на какой он стадии?

Ответ: Что касается проекта по созданию интеллектуальной модели охраны государственной границы с РФ, то я напомню, что в 2015 году правительством был утвержден соответствующий план обустройства границы, который рассчитан на 3 года. Есть проблема с недофинансированием этого проекта, соответственно это повлияло на объем работ по реализации проекта. На сегодняшний день мы завершаем все плановые мероприятия в Харьковской области, уже начали работы в Сумской и Луганской областях.

С середины 2015 года и до сегодняшнего дня мы обустроили более 273 км противотранспортных рвов, 47 км контрольно-следовых полос, 83 км заградительного забора, 153 км рокадных дорог. Мы также приобрели 4 боевых передвижных модуля для систем наблюдения, которые оснащены системами поражения противника.

Эти работы имеют свою цикличность, ведь зимой работы приостанавливаются и весной вновь возобновляются при благоприятных погодных условиях.

Что касается выделения средств, то на текущий год бюджетом предусмотрено 200 млн грн на эту программу, что составляет всего 17% от запланированного. На сегодняшний день мы получили около 30 млн и используем эти средства для этого проекта. В 2015 году было выделено 400 млн, а это всего 40% от запланированного. С этим и связываем не очень быстрое продвижение этого проекта. Но он все равно нужен, мы его будем реализовывать. Очень положительно этот проект оценили наши европейские коллеги, которые приезжали и знакомились с нашим опытом. Кстати, добавлю, что на уже обустроенных участках границы нарушение границы сведено к минимуму, что подтверждает эффективность этого проекта.

Вопрос: Как сейчас обстоят дела с финансированием погранведомства? Хватает ли средств для надлежащего выполнения поставленных задач и развития структуры?

Ответ: В госбюджете Украины на этот год для Госпогранслужбы предусмотрено финансирование 7,063 млрд грн. Из них общий фонд – 7,035 млрд грн, спецфонд – около 30 млн грн.

Чтобы вы понимали, 6,12 млрд грн. – это расходы потребления, то есть практически 87% нашего бюджета уходит на потребление и только 13% идет на развитие. Финансирование, предусмотренное бюджетом, составляет 27,5% от запроса, который подавало погранведомство на 2017 год.

Но при этом мы считаем, что этот бюджет нам позволяет выполнять те задачи, которые стоят перед Госпогранслужбой. Мы уже подали предложения на следующий год и ожидаем, что они будут учтены.

Что касается международной технической помощи, то в 2015 году она составила практически 1/5 часть финансирования, в 2016 году – где-то 1/8, а в этом году, я надеюсь, мы дотянемся до уровня 2015 года. У нас есть много проектов с США, ЕС и отдельными государствами. Также вы знаете, что западные партнеры нам оказывают помощь в лечении военнослужащих в их госпиталях.

Вопрос: А какой запрос бюджетного финансирования погранслужба подала на 2018 год?

Ответ: Запрос на следующий год еще готовится и отрабатывается. Я пока не хочу называть цифры, ведь он должен быть четко проработан, и тогда мы его обязательно обнародуем. Я надеюсь, что он будет поддержан.

Украина. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > interfax.com.ua, 23 мая 2017 > № 2182140 Виктор Назаренко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182027 Евгений Виноградов

НДС в законе: почему это самый любимый налог российских преступников

Евгений Виноградов

руководитель Crime Finance

По каким схемам осуществляется криминальный возврат НДС из бюджета и элементарная налоговая оптимитизация

Налог на добавленную стоимость — самый необычный в российском законодательстве. Необычно в нем то, что он может быть не только уплачен в бюджет, но и при определенных обстоятельствах возмещен. То есть не вы платите налог в казну государства, а государство вам его выплачивает — со своих государственных счетов в казначействе на ваши счета в коммерческих банках.

Знает об этом, как правило, небольшое количество людей — бухгалтеры, директора предприятий и люди, близкие к управлению бизнесом, сотрудники налоговых и правоохранительных органов. У многих людей первое знакомство с этим фактом не обходится без доли удивления. И если зерна столь соблазнительного знания падают на почву сознания людей, для которых хороши любые методы заработка, в том числе и криминальные, ростки преступных всходов иной раз поражают воображение. Интеллектуальные мошенники используют самые разные, необычные и экзотические схемы для возврата НДС.

В двух словах о том, как исчисляется и уплачивается (или возмещается) НДС: суммируем все суммы налога, которые предприятие уплачивает продавцам и поставщикам в пределах отчетного периода, — это исходящий НДС. Суммируем все суммы налога, которые платят предприятию покупатели товара — это входящий НДС. Разницу между входящим и исходящим платим в бюджет. И это понятно — предприятие сработало с прибылью, входящего налога с добавленной стоимости больше, необходимо уплатить его государству.

Но что, если предприятие сработало с убытком или продаж у него вообще не было? Или же входящий НДС вообще равен нулю либо исчисляется по льготной ставке налогообложения? Тогда разница между входящим и исходящим налогом получается отрицательная, и вот она-то и возмещается предприятию из бюджета. И нередко к таким ситуациям проявляют нездоровый интерес разного рода мошенники, придумывая всевозможные способы незаконного возврата (проще говоря — хищения) НДС. Рассмотри некоторые из них.

Первый способ — продажа товара за рубеж.

Компания Х покупает какой-либо товар, облагаемый НДС по ставке 18%, и продает его за границу. Продажа товаров за границу облагается по нулевой ставке, следовательно, весь исходящий НДС подлежит возмещению, так как входящий НДС отсутствует, либо он минимальный и обусловлен теми или иными небольшими расходами на территории РФ, сопутствующими реализации товара за рубеж (транспорт, погрузка-разгрузка и т. д.).

Это, наверное, самая классическая и распространенная схема незаконного возврата НДС: в документах заявляется один товар, а по факту за границу едет совсем другой. Например, заявляется обработанная дорогая ткань, а едет ветошь; заявляются дорогие и непонятные изделия из металла, станки, оборудование, а едет лом; заявляется дорогая керамическая мозаика, а едет битое или нарезанное на мелкие кусочки стекло; заявляется научная работа стоимостью миллионы рублей, а едет распечатка простого текста из интернета не дороже упаковки макулатуры (и такое тоже бывает). Товар фактически не покупается и не продается, сделка имитируется со своими же фирмами, а НДС возмещается с несуществующего товара стоимостью в десятки, если не сотни миллионов рублей.

Популярность этой схемы в среде «беловоротничковой» преступности во многом обусловлена теми сложностями, которые сопровождают проверку любого зарубежного контрагента. Чтобы собрать доказательственную базу, необходимо как минимум запрашивать соответствующие органы иностранного государства. А при хорошем подходе к делу необходимо туда поехать и самим собрать доказательства хищения НДС. В итоге на руках будут либо объяснения сотрудников (а также директоров и учредителей) иностранной компании о том, что они ничего не знают об этой сделке (это еще если повезет, что их найдут и они окажутся номинальными руководителями), либо показания сотрудников таможни и пограничных служб о том, что товар, прибывший с территории РФ, не соответствует заявленному в документах на возмещение НДС.

Это в лучшем случае. В худшем же директоров и учредителей найти не удается, пограничники и таможенники скажут, что не занимаются исследованием товара, а всего лишь проверяют сопроводительные документы. Часто так и бывает. И собрать доказательственную базу на территории государства — покупателя товара не удается. Также необходимо проследить движение денег по счетам: откуда пришли денежные средства, направленные потом в Россию в качестве оплаты за товар. Как правило, это огромные суммы, они приходят из той же России либо сопредельных государств или офшоров и совершают движение по кругу — ясно, что это никакая не валютная выручка, а просто «прогон» денег по кругу.

На территории РФ все куда проще. Мы имеем целую цепочку фирм — поставщиков товара. И если это откровенная афера (то есть товар совсем не тот, который заявлен в документах, либо его количество резко завышено), то собрать доказательства будет гораздо легче. Хотя бы потому, что мало кто из директоров предприятий — продавцов товара захочет сесть за те деньги, которые ему посулили организаторы схемы.

Когда оперативные сотрудники в красках и подробностях обрисуют ему все его «перспективы» по делу, практически любой человек, руководствуясь инстинктом самосохранения, откажется от своей легенды о том, что он это видел и покупал товар, общался с продавцами и т. д. В лучшем случае он, ухватившись за роль свидетеля по делу, скажет, что его соблазнили на это незнакомые люди, в худшем — сдаст организаторов схемы. И здесь не поможет даже адвокат, которого наймут ему организаторы.

Если вы загорелись этими криминальными схемами, помните, что это самое слабое место, и его вам никак не обойти! Человеческий фактор возьмет свое, и схема «завалится». Контролирующие органы это прекрасно знают, и настоящие опера щелкают такие схемы как орехи. Кроме того, необходимо понимать, что люди и структуры, занимающиеся такими схемами, имеют в распоряжении крупные суммы денег, которые они гоняют по кругу, создавая иллюзию валютной выручки. Они готовы нести затраты на конвертацию, рассчитывая окупить их за счет возвращенного НДС. У них выстроены отношения с банками, в том числе иностранными. И, конечно же, без заранее обговоренного «зеленого света» со стороны налоговых органах мало кто затевает подобные игры.

Второй способ — производство товара, который облагается льготным НДС.

Налоговый кодекс определяет группу товаров, облагаемых НДС по льготной ставке 10%. Это, например, некоторые продукты питания, детские изделия и ряд других. Например, предприятие Х закупило фланель с налогом 18%, сшила из нее пеленки и продала их, но уже с налогом 10%. Исходящий НДС будет больше входящего: 10%-18%=-8%. Предприятие возмещает из бюджета разницу. Для производителей — стимул, для мошенников — благоприятная ситуация.

Если за дело берутся «белые воротнички», то получается ситуация, аналогичная первому вышеописанному способу. Если это полностью криминальная схема и товара по факту не производилось, это легко будет доказать. Опрос директоров, швей, других лиц, отраженных в документах, — здесь все ясно. Сложности возникают, когда производство реальное, и меняется либо цена и объем товара (незначительно), либо сорт и качество. Все участники, отраженные в документах, подтвердят все производственные и коммерческие процессы, но практически никто не скажет точно сколько, например, прошло в месяц рулонов ткани (500 или 600) и сколько метров ткани было в каждом рулоне. Шансы что либо выявить будут стремиться к нулю.

Третий способ — разовая покупка.

Предприятие приобретает объект, стоимость которого очень сложно оценить. Например, в 2000-х годах было уголовное дело, по материалам которого предприятие приобрело огромные прибрежные территории одной из крупных рек, которые по предварительной оценке содержали очень крупные залежи песка. Оценка была проведена не совсем компетентными органами, но предприятие это устроило. Оно купило эти территории у другого предприятия за сумму, исчисляемую миллиардами рублей. В этих платежах «сидел» исходящий НДС в размере не одной сотни миллионов.

Он и был предъявлен предприятием к возмещению. Входящий платеж был без НДС, поскольку земли покупались на заемные средства или деньги, внесенные в уставной капитал предприятия. Разумеется, все это было схемой по «раздуванию» исходящего НДС. Кроме того, никто со 100%-ной вероятностью не мог сказать, сколько же песка, определяющего высокую стоимость участков, в реальности на них находится. А общее мнение было таково, что песка там и на сотую часть заявленного не наберется. В итоге схема доказывалась выявлением движения денег.

К таким разовым сделкам можно отнести покупку транспорта либо недвижимости без итоговой смены собственника. Недобросовестные собственники проводят свои товары через фиктивные сделки между своими же предприятиями. Создается иллюзия покупки, в оплате которой «сидит» исходящий НДС, предъявляемый затем к возмещению. Но ни автомобиль, ни спецтехника, ни недвижимость, владельца в итоге не меняет. Одновременно в этом случае может еще и завышаться цена, с которой будет возвращаться НДС.

Четвертый способ — отсутствие сделок по реализации.

Как правило, это разовые схемы, в общей массе они достаточно редки и направлены на то, чтобы создать иллюзию объективного отсутствия сделок. Был куплен товар — например, помидоры. Они испортились, их либо продали на корм скоту за «копейки», либо выбросили. Либо же товар куплен, но его не удается продать — по тем или иным объективным причинам. Схема здесь строится по общим правилам — исходящий НДС большой, входящий — очень маленький или отсутствует. Разница ставится на возврат. Такие сделки бывают или полностью криминальные, или смешанные. Одну такую сделку могут «засунуть» среди других схожих сделок на предприятии, соответственно выявляются они так же, как и во всех других случаях — фиксация наличия товара, опросы людей, и т. д.

Стоит отметить то, что криминальные игры с НДС не всегда направлены исключительно на кражу денег из бюджета. Часто их используют для того, чтобы просто «сравнять» входящий и исходящий НДС и в результате занизить величину НДС к уплате — это уже типичная налоговая оптимизация.

Криминальный возврат или хищение НДС либо оптимизация налогообложения на предприятии по описанным выше схемам, как правило, не видны широкому кругу общественности, и, соответственно не вызывают резонанса в обществе. Но тем, кто эти схемы использует, надо знать одно: как бы благообразно все это ни выглядело, какие бы горы документов, имитирующих активную финансово-хозяйственную деятельность, ни лежали на столах, какие бы мудрые бухгалтеры и красивые секретарши ни заполняли офисное пространство, создавая впечатление успешной фирмы с корпоративным духом, по сути — это самое элементарное воровство. Не сложнее, чем залезть в квартиру через форточку или засунуть руку в чужой карман в автобусе. Только объемы побольше, и в глаза не так бросается.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182027 Евгений Виноградов


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 мая 2017 > № 2211520 Павел Климкин

1944

Павел Климкин, Новое время страны, Украина

Это была одна из самых быстрых и жестоких депортаций в мировой истории под руководством Сталина. Ужасная картина надгробий вдоль железной дороги — последствия событий 18-20 мая 1944 года

«Когда приходят незнакомцы,

Они приходят в твой дом,

Они убивают вас всех и говорят:

„Мы не виноваты, не виноваты…?»

Этими словами своей драматической композиции «1944» украинская певица Сусана Джамаладинова рассказала свою личную историю о сталинской депортации более 240 тысяч этнических татар из Крыма и одержала победу на прошлогоднем песенном конкурса «Евровидение».

Джамале удалось сделать невероятное за одну ночь финала в сфере, где украинские дипломаты борются за правду годами: она объединила Европу в поддержке Украины и крымских татар, направив мощный месседж, который я лично довожу почти ежедневно к коллегам за рубежом: Крым — это Украина! Можно легко догадаться, почему он совсем не был воспринят в России, ведь стал еще одним упреком за их незаконное вторжение и оккупацию Крыма.

Это была одна из самых быстрых и жестоких депортаций в мировой истории под руководством Сталина. Ужасная картина надгробий вдоль железной дороги — последствия событий 18-20 мая 1944 года. «До самой смерти не забуду чувство унижения, когда нас, как стадо животных, погрузили в товарные вагоны, и долгие дни и ночи везли затравленных, завшивленных, голодных: люди умирали, на коротких остановках солдаты выбрасывали трупы из вагонов, хоронить было некогда, паровоз давал гудок и эшелон двигался дальше..», — такие истории не могут оставить равнодушным.

Отсутствие проживания и питания, неспособность адаптироваться к новым климатическим условиям и быстрое распространение заболеваний привело к гибели до 46,2% от общей численности крымско-татарского населения. Лишь в 1956 году крымские татары были освобождены из «лагерей спецпоселения». Зато только независимая Украина окончательно сняла запрет на возвращение крымских татар на историческую Родину и способствовала их устройству в родном Крыму.

К большому сожалению, в 2014 Россия повторила попытку реинкарнации остатков своей империи путем вооруженной агрессии, направленной на насильственное противоправное отторжение Крымской автономии и Севастополя от Украины и их присоединения к РФ. В этот раз Россия не преследовала цель выдворить все крымско-татарское население полуострова. Вместо этого она использует советскую тактику «запугивания и силы» — выдающиеся крымско-татарские политики проукраинских настроений преследуются, оказываются за решеткой, исчезают, подвергаются психологическому давлению и тому подобное.

Заместитель председателя Меджлиса (запрещенная в России организация — прим. ред.) Ильми Умеров был насильно подвергнут «карательной психиатрии», что было любимым сталинским методом репрессий. Несмотря на тот факт, что Украина и ее партнеры начали международную кампанию за его освобождение, господин Умеров достаточно подпадает под уголовную ответственность в РФ за «призывы к нарушению территориальной целостности России».

Чтобы предотвратить это российское вопиющее беззаконие, я готов использовать все имеющиеся инструменты — от политических или судебных мер воздействия до так называемых «методов мягкой силы» вроде кампании #LetMyPeopleGo, направленной на освобождение политических заключенных, содержащихся в России или на территории незаконно оккупированного Крыма.

И наша дипломатическая команда делает первые, но уверенные шаги в направлении к победе. В прошлом месяце Международный суд ООН признал обоснованность позиции Украины и обязал РФ прекратить нарушение Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. В частности, по ситуации в Крыму, Суд обязал Россию «воздерживаться от сохранения или наложения ограничений на способность крымско-татарской общины хранить свои представительские учреждения, в том числе Меджлис; а также обеспечить доступность образования на украинском языке».

Совсем недавно, Комитет министров Совета Европы принял первый документ, посвященный сугубо крымской проблематике, призывая РФ в полной мере выполнять международные обязательства в области защиты прав человека. Одним из важнейших положений документа мы считаем призыв обеспечить доступ правозащитных механизмов СЕ на территорию АРК и продолжить мониторинг в условиях стремительно деградирующей ситуации с правами человека на полуострове..

Уверяю — мы будем продолжать нашу борьбу. Я не устаю на каждой встрече информировать наших иностранных друзей и партнеров о ситуации в изолированном от всего цивилизованного мира Крыма и необходимости принятия последовательных шагов на пути к его неотвратимому возвращению на Украину. Сегодня #Мы все крымские татары! Нашей целью является наконец положить конец многолетней трагедии крымско-татарского народа и объединить свободный демократический мир в нашей борьбе с российской коварной пропагандой.

Павел Климкин, министр иностранных дел Украины.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 мая 2017 > № 2211520 Павел Климкин


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов

Лицедейство вместо авиации.

В гостях у газеты «Щит и Меч» известный актёр театра и кино Сергей БАТАЛОВ.

- Сергей Феликсович, почти каждый мальчишка грезит стать лётчиком. Вы были в шаге от исполнения мечты. Почему сменили крутые виражи на актёрскую жизнь?

- Я родился на Урале, в маленьком городке Ирбите. Детство в основном проводил с бабушкой и дедушкой. Они старались привить мне любовь к возвышенному, к мальчишеским занятиям. Однажды приехал к тётке в Омск погостить. Прогуливался по улицам и увидел на старинном здании надпись: «Авиационный техникум имени Жуковского». Тут же пришла в голову мысль: «Хочу летать». И поступил. Но взлететь так и не пришлось, техникум-то был инженерный и обучал тому, как строить самолёты!

А любовь к театру… Эта история длиною в жизнь берёт начало в раннем детстве. Первой сказкой, увиденной на сцене ирбитского театра, куда в четырёхлетнем возрасте меня привела бабушка, был «Конёк-Горбунок». Она перевернула детское сознание. Я влюбился в театр! До сих пор смеюсь, что появление на сцене Жар-птицы пленило моё сердце навсегда! При любой возможности, порой даже тайком от родителей, бежал на спектакли. Так что мечтал в детстве вовсе не о небе и самолётах, а о сцене и овациях. Я хотел быть артистом!

Вот только мечта моя сбылась именно благодаря авиационному техникуму - при нём работала театральная студия. Туда-то я и поспешил. Промямлил какие-то стихи. Руководитель студии Владимир Солопов, один из ведущих актёров Омского драматического театра, недоверчиво посмотрел на меня - мол, безнадёга. Но всё же принял в группу. Наверное, потому что я был единственным парнем в «малиннике»! Роль получил сразу. Но из-за зажатости, неуверенности в себе на репетициях всё шло не так. В один из вечеров, возвращаясь домой, встретил сокурсницу, которая с радостью произнесла ужасающую для меня новость: «А твою роль дали мне!» Это был удар. Зайдя домой, закрылся в ванной и вышел оттуда в четыре утра. Всю ночь репетировал. На следующий день мастер недоумевал и был в восторге от моей игры!

За эту первую работу на сцене в свои 16 лет на омском конкурсе «Театральная весна» я был удостоен диплома I степени «За лучшую мужскую роль».

Вот так и шучу до сих пор: артист родился в ванной!

- Так как же вы всё-таки оказались в ГИТИСе?

- Окончив техникум, получил распределение на омский авиационный завод, где обязан был от звонка до звонка отработать три года. Но всё случилось так, как предначертано судьбой. На третий день положенного мне отпуска махнул в столицу попытать счастья вместе с коллегами по студии. Басню и стихи учил в поезде Омск - Москва. Сдал экзамены в несколько театральных вузов, и мне представилась возможность выбора. Недолго думая решил: «Учиться буду в ГИТИСе, на курсе Олега Табакова». Там преподавали такие мэтры, как Константин Райкин, Авангард Леонтьев. Это были счастливые годы студенчества. Олег Павлович прикладывал все усилия, чтоб из нас вышли не только одарённые актёры, но и всесторонне развитые культурные люди. За годы учёбы мы десятки раз посещали консерваторию, театры, выставки. До сих пор помнятся встречи с известными персонами советского искусства. Табаков всегда говорил: «Впитывайте всё, впитывайте. Пригодится! И помните: артист как корова. Даёт молоко - хороша, нет - на бойню!»

Что-то схожее произошло и со мной после первого курса. Олег Павлович отчислил 9 человек, в это число попал и я.

Отчаявшись, решил забрать документы и вернуться на завод строить самолёты. Но очередной счастливый случай в лице народного артиста СССР, режиссёра Владимира Андреева, завкафедры ГИТИСа, не дал мне покинуть театральную сцену. Он предложил перейти к нему на курс и продолжить учёбу. Спустя полгода во время сдачи экзаменов Олег Табаков произнёс: «Признаю свою ошибку. Мы поторопились». Это признание позволило мне до конца учёбы быть студентом двух курсов - Андреева и Табакова! Так что порой учиться приходилось не 24, а 48 часов в сутки!!!

- На протяжении 22 лет вы выходили на сцену Театра на Малой Бронной. Почему в конце 90-х решили распрощаться с театральной публикой и полностью уйти в кинематограф?

- Кино влекло меня не меньше театра. Ещё на втором курсе снялся в эпизоде фильма «Несколько дней из жизни Обломова» у выдающегося режиссёра Никиты Михалкова. Исполнил роль Никитки-повара с одной фразой: «Доброе утро, барин!»

Помню как сейчас. Раннее утро. Туман. Стою у самовара, подбрасываю шишки в огонь. Дым, глаза слезятся, ничего не видно. Тут оператор предлагает вырезать этот эпизод из фильма. Внезапное дуновение ветра, дым рассеивается, и перед труппой предстаёт моя персона со слезами на глазах и с самоваром в руках. Никита Сергеевич смотрит на меня, несчастного студента, и с жалостью произносит: «Ну, оставьте самовар!» Правда, после монтажа эпизод стал микроскопическим, и на премьере фильма с криком моих друзей «Баталов!» кадр тут же закончился.

Зато сыграл свою роль юношеский максимализм. Решил: буду сниматься только у Михалкова или в крайнем случае - у Феллини. Поэтому, когда присылали телеграммы с киностудий Довженко, «Молдова-фильм» и других: «Поздравляю. Вы утверждены…. Съёмки тогда-то... Директор картины….», всегда отписывался: «Приехать не могу, сломал обе ноги».

Правда, в 1990 году отказаться от одной из главных ролей в фильме «Облако-рай» режиссёра Николая Досталя, которую считаю своей визиткой в кинематографе, конечно, не смог. За этот фильм на европейском кинофестивале «Звёзды на завтра» я с четырьмя героями по кинокартине получил денежный приз. Примечательно, что приз даётся лишь одному актёру, но деньги вручили всем, поскольку не смогли разделить на худших и лучшего.

Кстати, продолжение этого фильма под названием «Коля - перекати поле» было отснято спустя 15 лет. За эту картину мы с Ириной Розановой, которая сыграла главную женскую роль, получили приз «НИКА-2006».

За годы творческой жизни удалось сыграть в кино более 130 острохарактерных ролей первого и второго плана. Отрицательных из них - всего две-три.

В комедиях «Нежданно-негаданно» и «Ширли-мырли» создал образы милиционеров. Кстати, именно лейтенант из «Ширли-мырли» принёс мне широкую популярность. Впрочем, к звёздности я давно отношусь спокойно. Порой узнаваемым актёра может сделать одна главная роль, а не количество. Однажды великий актёр Алексей Баталов спросил меня: «Сколько у тебя сыграно ролей?» Говорю: «Где-то 30». А он продолжает: «А у меня 22». И тут я восклицаю: «Но каких!»

- Наверняка за годы киношной карьеры вам не раз задавали вопрос, связывает ли вас что-то с выдающимся актёром Алексеем Баталовым. Случались ли курьёзы по этому поводу?

- Когда поступил в ГИТИС, все были уверены, что мы родственники. Так устал оправдываться, что в конце концов махнул рукой и стал соглашаться. «Да, - говорю, - мы родственники». И тут же посыпалось: «Да ладно, не придумывай! Ты себя в зеркало видел? Вы вообще не похожи!»

В 1998 году мне удалось встретиться с Алексеем Владимировичем на одной пресс-конференции. Пожав мне руку, он сказал: «Слежу за тобой. Главное - не подведи фамилию!»

А курьёз действительно был, да ещё какой, правда, по молодости. Как-то мой друг Сергей Газаров, ныне артист, режиссёр и просто замечательный человек, пригласил меня к себе на родину, в Баку. Часа за два до прибытия предупреждает: «Дружище, понимаешь, такая ситуация. Я родным написал, что везу сына Баталова. Так что не выдавай меня». Конечно, я стал возмущаться. Но деваться было некуда. Пришлось спасать друга во вранье. Надо сказать, приём был на высшем уровне. На перроне нас встречал оркестр. В доме собрались десятки родных и близких. Даже кровать для меня купили новую. В общем, пир горой - сын Баталова приехал! Весь месяц приходили какие-то люди, обнимали, говорили, как я похож на отца, как мне с ним повезло, и так далее. Разумеется, приходилось подыгрывать - друг ведь попросил! В день отъезда накрыли стол человек на 30. Тосты, напутствия, пожелания. И вдруг один мужчина, поднимая бокал, произносит: «Мы не отпустим тебя обратно, пока не приедет твой папа!» Ну, думаю, пришло время раскрыть карты. Встаю, благодарю за гостеприимство и говорю: «Даже если бы я не был сыном Баталова…» И тут, получая тычок в бок, слышу шёпот сквозь зубы: «Играем до конца!» Так вот вышло, что в 20-летнем возрасте пришлось вжиться в роль Хлестакова из «Ревизора». Только не на сцене, а в жизни…

- Вы не расстаётесь с усами более 30 лет. Того требуют режиссёры или это ваш имидж?

- В 1987-м режиссёр Сергей Женовач ставил дипломный спектакль «Панночка» по фильму «Вий». Для роли попросил всех актёров отрастить бороду. У меня достойными оказались лишь усы. Спектакль закончился, а усы остались. Лет через 20 для одних съёмок нужно было их сбрить. Когда дочь увидела меня в новом образе, затрезвонила во всё горло: «Папа, срочно отрасти! Это твоя визитная карточка!»

- Каков сейчас творческий процесс Сергея Баталова?

- Съёмки, съёмки, съёмки, чему, безусловно, рад! Выезжаю на киношные фестивали, выступаю с творческими вечерами, играю в антрепризах. Одним словом, судьбой доволен. Фортуна пока не отвернулась.

Вспоминая, что у пассажиров «Титаника» было и богатство, и здоровье, а вот удача обошла их стороной, всегда желаю всем не только здоровья и работы, но и удачи!

- Чем занимаете себя вне творческого процесса?

- Бывали разные времена. Даже выращивал цветы. Домашние говорят, что у меня руки «зелёные». Семечку посадил - подсолнух вырос. Веточку кофейного дерева ткнул в горшок с землёй - заплодоносило. Лет десять назад на барахолке одна женщина презентовала мне большую каменную жабу. Так и повелось. Где бываю, оттуда жабу везу. В коллекции их не один десяток. Сейчас в основном занят строительством загородного дома. Так что жизнь продолжается. И это главное!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная Карточка

Сергей Феликсович Баталов Родился 19 апреля 1957 года. Окончил ГИТИС (1980). Дебют состоялся в телефильме «Ватага «Семи ветров» (1979).

В 1982 году начал службу в Московском драматическом театре на Малой Бронной. С 1990 по 1992 год - актёр театра-студии «Человек».

В 1992 года вернулся в родной Театр на Малой Бронной, где проработал до 1998 года. Снялся в 130 кинокартинах. Визитная карточка - фильм «Облако-рай» (1991). Заслуженный артист Российской Федерации (2005).

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199176 Сергей Пашин, Михаил Сильнов

Новая власть присяжных заседателей.

С 1 июня 2017 года в силу вступает новый закон о суде присяжных. Юрисдикция этого судебного института будет значительно расширена. Так, например, коллегия заседателей сможет выносить вердикты по делам о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и судей. В общей сложности право ходатайства на рассмотрение дел судом присяжных получат более 15 тысяч обвиняемых в особо тяжких преступлениях. При этом количество заседателей сократится с 12 до 8 или 6, а процедура их отбора упростится.

Шанс на «суд равных»

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, автор многих действующих законопроектов о судах Сергей Пашин:

- История суда присяжных в России богата - то взлёты, то падения. Возрождение этого института началось в ельцинской России. Первый процесс с участием присяжных заседателей состоялся в Саратове в декабре 1993 года. На скамье подсудимых оказались братья Мартыновы - их обвиняли в том, что из-за корыстных побуждений они зарубили топорами троих мужчин. В итоге они были признаны виновными лишь в убийстве при превышении пределов необходимой обороны и наказаны относительно мягко.

Больше всего оправдательных вердиктов было вынесено присяжными в 1997 году - 22,9 %. А максимальное число уголовных дел, рассмотренных с участием представителей народа, пришлось на 2010 год - тогда состоялось 633 процесса.

В прошлом году этот судебный институт вынес 217 приговоров, решив судьбу 421 подсудимого. Причём оправдал 60 из них - всего 14,3%.

Если в 2018 году суд присяжных и впрямь станет разбирать дела об убийствах и смертельных телесных повреждениях во всех 2,2 тысячи районных судов России (что маловероятно), то перед судом присяжных, если посчитать, могут предстать около 2 тысяч человек приблизительно из 17 тысяч, получающих такое право. Ходатайство о суде присяжных сегодня заявляют около 12 % обвиняемых, а затем более 17 % такие ходатайства отзывают.

Что касается планов по сокращению числа присяжных заседателей до шести человек в районных судах и до восьми в областных инстанциях, то многочисленными исследованиями доказано: малые коллегии присяжных выгодны стороне обвинения. У них в памяти всплывает меньше доказательств, поэтому они склонны к импульсивным решениям.

Острым оружием присяжных в пору палочной системы выступает нуллификация. То есть вынесение оправдательных приговоров ломает привычную систему.

Помню случай, в Московском областном суде рассматривалось уголовное дело в отношении молодого следователя - лейтенанта юстиции, получившего мзду. Он был оправдан. Присяжные говорили: при повсеместном распространении коррупции сделали «мальчишку» козлом отпущения. Теперь дела о взятках - увы! - изъяты из ведения нашего суда присяжных.

Вообще надо сказать, что вердикты по своим основаниям и значению часто шире рамок конкретного дела, имеют моральное и социальное измерения.

Так, в моей практике, в середине девяностых, был случай, когда оправдали жительницу города Иваново, ударившую своего сожителя ножом в сердце. Коллегия присяжных заседателей нашла доказанным этот поступок, но на основной вопрос записала ответ: «Нет, не виновна». В аналогичной ситуации я не мог вынести оправдательный приговор. Но на этот раз женщина, зарезавшая издевавшегося над ней сутенёра, была осуждена к лишению свободы условно. Этот приговор эмоционально обсуждался в прессе, а я жалел, что не обладаю властью и возможностями, находящимися в руках моих сограждан - присяжных заседателей.

Считаю, что оправдательный вердикт не может и не должен ставиться в вину следователю и прокурорам, рассматриваться как брак в их работе. Поскольку у суда (тем более у суда присяжных) иные, чем у следствия и оперативных работников, стандарты доказанности и правопонимания. Думаю, нужно пересмотреть показатели оценки качества работы сотрудников силовых структур, не взыскивать с них за оправдательные приговоры суда.

Что касается разговоров о несносной дороговизне суда присяжных, о невозможности обеспечить явку кандидатов и организовать процесс с участием присяжных заседателей, то они ведутся для отвода глаз. Кстати, в 1994 году в России состоялось 173 процесса в такой форме. По вызову явились 92 % кандидатов в присяжные. Почему бы не изучить и не перенять хороший опыт?

И враги, и друзья суда присяжных едины в одном: по делам, направляемым в суд присяжных, качество предварительного расследования неизмеримо выше, чем по делам, которые «отписываются» на судейском конвейере.

Чем больше дел смогут рассматривать присяжные, тем выше качество расследования, тем охотнее прокурор и сторона защиты пойдут на сделки, тем меньше дел фактически будет разбираться судом присяжных.

Не суд присяжных должен подстраиваться под существующую систему сыска и следствия, а наоборот, судопроизводство необходимо пересоздать, исходя из заданных демократическим правосудием стандартов. Это означает, в частности, отказ от гигантских уголовных дел, уход от широкого использования в процессе признаний и результатов «камерных разработок», ограничение использования в суде письменных доказательств и показаний с чужих слов, введение состязательной экспертизы.

И тогда, может быть, благодаря суду присяжных сбудется мечта о воцарении в отечественных судах правды и милости. Напомню, этот судебный институт ввёл в 1864 году Александр II, объявив о желании «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных».

Толчок к демократии

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доцент, советник юстиции Михаил СИЛЬНОВ:

- Федеральным законом от 23.06.2016 № 190-ФЗ в УПК РФ внесены столь радикальные новшества, что внедрять их решено в два этапа. Поправки, касающиеся процедуры подбора присяжных, не влияющие на финансирование и организационно-штатное обеспечение судов, - с 1 июня 2017 года. А нововведения в части подсудности дел и формирования судебных составов - с 1 июня 2018 года.

Подходы к комплектованию судов присяжных на различных этажах судебной власти будут различаться. В районных звеньях будут действовать коллегии присяжных, состоящие из судьи районного (гарнизонного военного) суда и шести присяжных заседателей. В инстанциях уровня субъекта федерации судебные составы будут сформированы из числа судьи Верховного суда республики, краевого или облсуда, суда города федерального значения, автономной области, автономного округа, окружного (флотского) военного суда и коллегии из восьми присяжных заседателей.

Серьёзные изменения коснутся подсудности дел судам присяжных. До принятых изменений мы наблюдали лишь её стремительное сокращение. А теперь, впервые за многие годы, видим не только увеличение числа видов уголовных преступлений, отнесённых к ведению судов с участием присяжных заседателей, но и расширение круга судебных инстанций, вовлечённых в процесс формирования таких судебных составов. То есть юрисдикция этого судебного института будет распространяться даже на уровень судов районного звена - чего ранее не было.

Несколько слов о тенденциях в изменении в подсудности суда присяжных. В первой редакции УПК РФ суду с участием присяжных заседателей были подсудны все уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям - всего более 50 составов преступлений. Но вскоре подсудность стала неумолимо сокращаться.

Например, Федеральным законом от 30.12.2008 № 321-ФЗ из ведения судов присяжных исключили теракт, захват заложника, организацию незаконного вооружённого формирования, массовые беспорядки, госизмену, шпионаж, насильственный захват власти, вооружённый мятеж, диверсию.

Федеральным законом от 29.12.2010 № 433-ФЗ из подсудности присяжных исчезли дела о преступлениях, составляющих сведения о гостайне, уголовные дела в отношении членов Совета Федерации, депутатов Госдумы, судей.

Федеральный закон от 23.07.2013 № 217-ФЗ исключил дела по взяткам, коммерческому подкупу, неуважению к суду, незаконному привлечению к уголовной ответственности и освобождению от неё, принуждению к даче показаний - всего более 20 составов.

Позже из подсудности присяжных вырвали дела, касающиеся преступлений против половой свободы и неприкосновенности.

В итоге за судами присяжных сохранилось около 20 статей, да и то в большей степени номинально. Поскольку по таким «экзотическим» составам, как производство или распространение оружия массового поражения (ст. 355 УК РФ), применение запрещённых средств и методов ведения войны (ст. 356 УК РФ), и некоторым другим дела вообще никогда не рассматривались.

Нынешние законодательные нововведения останавливают процесс медленного разрушения судов присяжных. Круг подсудности расширен за счёт таких распространённых преступлений, как неквалифицированное убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Думаю, процент этих дел станет наиболее существенным в общем объёме нагрузки на суды присяжных.

На сегодняшний день в ведущих мировых государствах судами присяжных рассматривается гораздо больше дел, которые в части общего количества рассмотренных судами присяжных дел значительно опережают аналогичные российские данные. И даже в Российской империи количество дел, рассмотренных присяжными, существенно превышало современные цифры.

Хочется надеяться, что предстоящие изменения - признак укрепления демократических начал российского уголовного судопроизводства, толчок к новому этапу развития судебной системы, шаг на пути дальнейшей интеграции в международные стандарты осуществления правосудия.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199176 Сергей Пашин, Михаил Сильнов


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова

Профайлинг: не спрятаться, не скрыться.

Как вычислить в толпе террориста или потенциального преступника? Можно ли «сыграть» на опережение и обезвредить его до того, как он претворит свои планы в жизнь? Где учат этому искусству?

О новой технологии оценки и прогнозирования поведения человека рассказывает начальник кафедры психологии и педагогики Краснодарского университета МВД России подполковник полиции Анна Таганова.

- Анна Александровна, сравнительно недавно в мире заговорили о новой технологии предупреждения преступлений - профайлинге. Что же это такое?

- Это метод, позволяющий выявлять людей, планирующих совершить преступление или склонных к неадекватным поступкам путём наблюдения за их поведением, особенностями внешности, эмоциями, речью. С его помощью можно эффективно бороться с терроризмом и экстремизмом превентивно. Такой подход совмещает в себе теоретические наработки и многолетний практический опыт работы психологов разных стран.

Безусловно, каждый сотрудник, задействованный в обеспечении безопасности массовых спортивных, политических, культурных мероприятий, должен уметь заметить в толпе людей с деструктивными намерениями. А для профайлеров, несущих службу в общественных местах, основная работа в том и состоит.

- И как работает технология?

- Дело в том, что у человека, который замышляет недоброе, есть специфические отличия во внешности, поведении, даже в документах, удостоверяющих личность, и его вещах. Изучение и систематизация этих особенностей позволяют создать профиль, на основании которого человека из толпы можно классифицировать как неопасного или потенциально опасного. Исходя из этого, тот или иной людской поток «обрабатывается» по определённой схеме, что позволяет выявить подозрительные и критические признаки индивида. Позитивные с большой степенью вероятности будут свидетельствовать о непричастности наблюдаемого к криминалу. Негативные - наоборот являются тревожными индикаторами.

- Можно ли заранее составить порт­рет типичного правонарушителя?

- Для каждого вида массового спортивного мероприятия есть свой «типовой участник», соответствующий по внешним признакам целям события. Все «отклонения» от данного образа должны вызывать подозрения. Профайлер определяет статус каждого лица с точки зрения его возможной причастности к возможному противоправному действию. Самый простой пример: подозрительным для специалиста будет выглядеть человек, утверждающий, что он является ярым фанатом спортивной команды, однако обладающий при этом нехарактерным внешним видом и не имеющий обычных для болельщика атрибутов. Выявление этих «отклонений» должно происходить на основе беспристрастного логического анализа имеющихся в распоряжении сотрудника фактов, полученных в результате наблюдения и опроса при проведении досмотровых мероприятий.

- Внедряется ли сейчас технология профайлинга в процесс подготовки российских полицейских?

- Краснодарский университет одним из первых среди ведомственных вузов разработал и внедрил в учебный процесс программы подготовки специалистов в области практического использования профайлинга. Наши курсанты проходят обучение по авторскому курсу «Профайлинг как метод обеспечения безопасности на объектах транспортной инфраструктуры». Универсальность данной технологии позволяет обучать и другие категории слушателей. В университете получают знания сотрудники МВД России, обеспечивающие безопасность на транспорте и при проведении массовых мероприятий, представители подразделений ГИБДД и уголовного розыска. Помимо этого, в 2014 и 2015 годах обучение основам профайлинга прошли работники бывшей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, психологи Федеральной службы исполнения наказаний России. Особую категорию слушателей курса составляют представители правоохранительных органов иностранных государств.

- А существуют ли особые требования к обучаемым?

- Несомненно, сотрудники, которых направляют для повышения квалификации, проходят тщательный отбор. Предварительными условиями поступления на данный курс являются наличие высшего психологического или юридического образования, не менее чем пятилетний стаж в правоохранительных органах и положительная характеристика с места службы. Необходимо отметить, что сложность и многоплановость функциональных обязанностей профайлера требуют наличия у человека не только соответствующих профессиональных и личностных качеств, но и широкого спектра умений и навыков. Понятно, что эффективность профайлинга непосредственно зависит от специалиста, который будет применять данный метод в своей работе.

- То есть вы хотите сказать, что слушатель уже должен обладать рядом специфических черт характера и поведения?

- Конечно. Главная задача профайлера - выявление потенциально опасных лиц, поэтому он должен исходить из того, что каждый прохожий может оказаться террористом, а любой предмет - представлять опасность. В связи с этим подозрительность рассматривается как важная черта характера, но при условии, что она не будет чересчур завышенной. Наличие внутренней дисциплинированности, которая должна ­сказываться на общем подходе сотрудника к работе, начиная от внешнего облика и своевременного прихода на службу и заканчивая неукоснительным соблюдением должностных инструкций, обеспечит высокие показатели деятельности. Самоконтроль, чувство ответственности также будут положительным образом влиять на выполнение профайлером своих обязанностей. Поскольку в работе возможно общение с потенциально опасными лицами, то необходимым качеством является умение оказывать сильное психологическое воздействие. Неуверенный в себе и неорганизованный человек производит негативное впечатление на окружающих, что абсолютно неприемлемо, учитывая специфику проводимой работы.

- Анна Александровна, расскажите, пожалуйста, как проходит процесс обучения профайлингу.

- Наша программа условно разбита на три составные части: получение теоретических знаний, выработка практических навыков и их реализация, что называется, в полевых условиях. Первая включает в себя вводный лекционный курс по основам работы. Вторая, наиболее важная часть - формирование начального опыта в ходе практических занятий. Тут используются разные формы обучения. Так, в рамках тренингов, выполняя определённые упражнения, слушатели развивают профессиональную наблюдательность. Навыки выявления и классификации подозрительных и критичных признаков формируются в процессе просмотра и анализа большого количества видеоматериалов с мест совершения реальных преступлений, заснятых камерами видеонаб­людения. Решение ситуационных задач связано с приёмами распознавания признаков скрыто носимого оружия и взрывчатки на теле человека, выявлением в толпе лиц, способных совершить террористический акт, оценкой актуального эмоционального состояния лица при досмотре и многим другим. Например, путём тайной жеребьёвки в группе участников определяется человек, у которого во время выполнения задания будет находиться пакет с якобы наркотическим веществом. Его задача - взять незаметно из заранее оборудованного тайника в учебной аудитории «товар», спрятать на собственном теле и пройти собеседование. Либо предпринимается попытка пронести через досмотровый пункт огнестрельное оружие или пройти незамеченным с «поясом шахида». Обучаемый ощущает на себе все возможные особенности и подозрительные признаки, которыми может обладать нарушитель правопорядка. При этом срабатывает механизм «прочувствования и осознавания».

Значительная часть учебного времени отведена работе на различных тренажёрах распознавания мимики, металлодетекторах, интроскопах.

Третьей, итоговой составляющей обучения является прохождение практики на базе городского аэропорта. В течение нескольких дней под контролем специалистов слушатели осуществляют предполётный досмотр пассажиров.

В итоге сотрудники, прошедшие курсы повышения квалификации с изучением технологии профайлинга, способны без особого труда распознавать состояния «субъектов», указывающие на возможное наличие противоправных намерений, определять признаки сокрытия опасных предметов, чувствовать ложь по речи и невербальным проявлениям, проводить различные виды опросов в рамках досмотровых мероприятий и проверки документов, устанавливать доверительные отношения с гражданами.

- Есть ли реальная отдача от обучения?

- За два года более 100 сотрудников из разных регионов страны прошли обучение по данному направлению. В университет поступили положительные отзывы от руководителей органов внутренних дел. Эффективность программы подтвердилась и во время несения службы по обеспечению безопасности при проведении крупных спортивных и культурных мероприятий. Например, в городе Сочи - на российском этапе «Формулы-1», III Всемирных военных играх, Всемирных хоровых играх и саммите Россия - АСЕАН.

Беседу вела Инна КАРГАПОЛОВА

Только факты

С 6 января по 20 марта 2014 года личный состав сводного отряда Краснодарского университета МВД России нёс службу и осуществлял досмотр личных вещей и багажа персонала и посетителей на олимпийских объектах горного кластера с помощью технических средств. Определялись и выявлялись запрещённые к проносу предметы и вещества: продукты питания, вода и прочие жидкости, металлические, колюще-режущие, аэрозольные предметы и т.д. Слушатели демонстрировали хорошие умения, навыки и знания, в том числе иностранных языков, необходимых в общении с гражданами других стран. Для организации и учёта несения службы личным составом были разработаны посменные постовые ведомости на каждый объект. Вёлся учёт и анализ поступающей информации с объектов несения службы.

За время несения службы на досмотровом оборудовании на объектах горного кластера были изъяты запрещённые к проносу на олимпийские объекты предметы: 1 травматический пистолет ПБ-4-2 «Оса», калибр 18.5 на 55, 1 пневматический пистолет, 2 армейских взрывпакета, 2 электрошокера, 630 ножей, 1 топор, 80 отвёрток, легковоспламеняющиеся жидкости - 18 литров бензина, 3 литра растворителя, алкогольные напитки в количестве 330 литров, наркотические вещества - 45 граммов марихуаны, а также 6 перцовых баллончиков, 16 баллончиков с газом, 57 аэрозольных баллончиков, 5020 виртуальных закладок.

Всего было выявлено более 5200 предметов, запрещённых к проносу на олимпийские объекты, досмотрено более 1 619 000 единиц ручной клади.

Стоит отметить и участие сводного отряда университета в количестве 250 человек в обеспечении охраны порядка в период подготовки и проведения российского этапа чемпионата мира «Формулы-1» в городе Сочи с 1 по 13 октября 2014 года, где личный состав осуществлял досмотровые мероприятия на контрольно-пропускных пунктах «Сочи-парка». Во время проведения чемпионата сотрудниками и курсантами университета было досмот­рено более 200 тысяч человек и изъято более 47 тысяч запрещённых предметов. Руководство объектов отметило высокий уровень подготовки наших сотрудников и курсантов, их дисциплинированность и ответственный подход к выполнению поставленных задач, хорошее знание английского языка, что в значительной мере облегчало работу сотрудников полиции при осуществлении досмот­ровых мероприятий.

В период несения службы нарушений служебной дисциплины не допущено. Поставленные задачи выполнены в полном объёме, без замечаний.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199175 Анна Таганова


Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 16 мая 2017 > № 2175641 Лаура Агыбаева

Более 40 казахстанцев осуждены за торговлю людьми в 2017 году

В наши дни торговля людьми является одной из форм выгодного криминального бизнеса. По официальной статистике чаще всего жертвы попадают в сексуальное или трудовое рабство. В ХХI веке людей продают обманом, насилием, угрозами. Кто попадает в группу риска, и какие сроки получают торговцы людьми? На эти вопросы ответила судья Верховного Суда Лаура Агыбаева.

- Лаура Арыкбаевна, какие преступления относит Уголовный кодекс РК к торговле людьми?

- Это разнообразные виды преступлений, к ним относятся торговля людьми, торговля несовершеннолетними, вовлечение в занятие проституцией, вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией, похищение человека с целью эксплуатации, лишение свободы с целью эксплуатации, понуждение к изъятию или незаконное изъятие органов и тканей человека, организация и содержание притонов для занятия проституцией и сводничество.

- Сколько подобных преступлений было совершено в Казахстане за последние два-три года? И кто в зоне риска?

- В большинстве своем это женщины и дети, которые подвергались сексуальной либо трудовой эксплуатации.

Правоприменительная практика по рассмотрению уголовных дел в сфере торговли людьми Верховным Судом изучается на системной основе, ежегодно. Если говорить о статданных, то в 2016 году таких дел рассмотрено 128, осуждены 193 лица, в 2017 году за первый квартал - 34 дела с осуждением 48 лиц.

Как показывает судебная практика, в течение последних лет участились случаи торговли несовершеннолетних детей в медицинских учреждениях, и это вызывает тревогу. Так, например, в Шымкенте, врач, заведующая отделением и их посредник в течение длительного времени продавали младенцев. Врачи сообщали пособнице о детях-отказниках и подделывали документы на них. Та находила желающих стать их родителями. В свидетельстве о рождении матерью значилась покупательница.

По этой налаженной схеме продажу новорожденных детей осужденные превратили в промысел, с 2010 года по 2013 год осужденные успели продать 20 детей и получить за каждого ребенка сумму от 140 тыс до 450 тыс тенге. В торговле людьми уголовную ответственность несут обе стороны незаконной сделки.

Такие преступления носят скрытый характер и для их выявления необходим комплексный подход со стороны государственных органов, неправительственных организаций и каждого гражданина в частности. К сожалению, имеются случаи, когда собственные родители занимаются продажей своих малолетних детей. К примеру, супруги на одном из сайтов разместили объявление об обмене неродившегося ребенка на автомобиль Toyota Camrу. Прочитав это объявление, директор Центра суррогатного материнства «Болашақ» обратилась в полицию. Супруги, получив гендоверенность по управлению машиной, написали расписку об отсутствии претензий по ребенку и передали свое дитя «покупателю». Там же они были задержаны и после осуждены к длительным срокам лишения свободы.

- В чем сложность рассмотрения дел, связанных с торговлей людьми?

- Одна из важных проблем дел этой категории - это идентификация, то есть выявление потерпевших. Это обусловлено высокой латентностью данных видов уголовных правонарушений.

- Как выявляются такие преступления?

- Во многих случаях благодаря сообщениям третьих лиц, либо путем проведения оперативно-розыскных мероприятий. Это связано со спецификой раскрытия данных видов преступлений. Ведь зачастую потерпевшие лишены какой-либо возможности самостоятельно обратиться в правоохранительные органы, они насильно удерживаются, подвергаются насилию, угрозам, в случае бегства жестоко наказываются.

По делам о торговле людьми известно, что жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение с потерпевшими, вынуждавшее потерпевших принимать крайние меры к бегству даже способом опасным для их жизни, к сожалению, являются нередким явлением.

Так, районным судом столицы было рассмотрено уголовное дело в отношении сводника, который удерживал в квартире нескольких девушек. Одна из них, пытаясь сбежать, спустилась с 5 этажа по простыням. Но сорвалась и получила травму. На место была вызвана «скорая» и полиция. В результате чего выявлено преступление по торговле людьми. Виновные были наказаны.

- Как быть с потерпевшими, которые бояться давать показания в суде против торговцев людьми?

- Показания потерпевших по этим категориям дел действительно являются важными доказательствами. Дача показаний потерпевшими вызывает психологический стресс, может представлять и угрозу их безопасности. В таких случаях, орган, ведущий уголовный процесс, обязан принять соответствующие меры. Закон предоставляет возможность дачи потерпевшими показаний и без присутствия осужденного. Для обеспечения безопасности потерпевших в статье 217 УПК предусмотрено осуществление допроса потерпевших с сохранением конфиденциальности.

Кроме того, Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрено такое процессуальное действие, как депонирование показаний потерпевшего следственным судьей еще в досудебной стадии уголовного судопроизводства. Эти показания принимаются в качестве доказательства в ходе судебного рассмотрения дела и не требуют явки потерпевшего в суд для дачи показаний.

Депонирование показаний потерпевших целесообразно также в случаях, когда потерпевшими являются граждане других государств, которые хотят уехать из страны до рассмотрения дела в суде, когда потерпевшими являются не достигшие совершеннолетия, которым неоднократные допросы о пережитом наносит психологическую травму.

Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 16 мая 2017 > № 2175641 Лаура Агыбаева


КНДР. Корея. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 мая 2017 > № 2176911

Левый поворот. Как новый президент Южной Кореи изменит отношения с США и КНДР

Андрей Ланьков

Отношения США и Южной Кореи в правление Мун Чжэ Ина будут представлять собой цепь кризисов, потому что сейчас Вашингтон и Сеул выбрали противоположные подходы в отношениях с Пхеньяном. Трамп – сторонник максимального давления на Северную Корею, а Мун готов вернуться к «политике солнечного тепла», то есть экономического содействия Северной Корее и определенных политических уступок Пхеньяну

Девятого мая в Южной Корее прошли президентские выборы – впервые в истории страны они проводились вслед за импичментом действующего президента. Закончились они предсказуемо – выборы с заметным отрывом выиграл кандидат от левонационалистических сил Мун Чжэ Ин.

Когда в начале этого года стало ясно, что импичмент президента Пак Кын Хе неизбежен, мало кто сомневался в том, что следующим президентом станет именно Мун Чжэ Ин. Дело тут не в присущей ему харизме (особой харизмы у него как раз не наблюдается) или особых талантах, а в том, как устроена политическая жизнь Южной Кореи.

Партийные традиции

В политическом отношении Южная Корея давно и прочно расколота на два лагеря, на «консервативные», то есть правоцентристские силы, которые представляла президент Пак Кын Хе, и левых националистов, главой которых как раз и является Мун Чжэ Ин. При этом конкретные текущие названия партий не стоит, пожалуй, даже упоминать – корейские партии переформатируются раз в несколько лет, но этот политический ребрендинг носит весьма формальный характер: всем понятно, что за очередной парой партийных аватаров стоят все те же два неизменных лагеря.

Скандал, развернувшийся в конце прошлого года вокруг президента Пак Кын Хе, логичным образом привел к полной компрометации правых сил. В результате левые автоматически стали единственными кандидатами на победу. Если на выборах и случились сюрпризы, то к ним следует отнести как раз неожиданно неплохие результаты, которые продемонстрировал кандидат правых сил Хон Чун Пхё.

В любом случае следующие пять лет, скорее всего, корейцам предстоит прожить под руководством Мун Чжэ Ина, так что имеет смысл присмотреться к новому главе южнокорейского государства и подумать о том, что будет представлять его политика.

Сам Мун Чжэ Ин родился в семье беженцев из Северной Кореи, однако, в отличие от большинства людей подобного происхождения, он с юности тянулся к левому лагерю. После окончания юридического факультета Мун стал близким другом будущего президента Но Му Хёна, в администрации которого (2002–2007) он занимал заметные посты. Именно на своей близости к Но Му Хёну Мун Чжэ Ин построил свою политическую карьеру после 2008 года.

Сам Но Му Хён, оказавшись под следствием по обвинению в коррупции, покончил с собой, превратившись в глазах левых националистов в своего рода секулярного святого, так что былая близость к этой полусакральной для левых националистов фигуре дала Муну немалые политические преимущества, сделав его безальтернативным лидером левого лагеря.

В современной Южной Корее различия между левыми и правыми по вопросам экономической политики в целом минимальны. В стране фактически сложился консенсус по вопросу, какой должна быть корейская экономика, – она должна быть рыночной, но с элементами государственного перераспределения и с развитой социальной сферой. И левые, и правые в целом согласны с тем, что сейчас Корее остро не хватает социального государства, и намерены его активно развивать, в том числе увеличивая налоги. Различия есть только по вопросам тактическим – левые и правые спорят о том, с какой именно скоростью Корея должна двигаться к некоему подобию североевропейского «социально-рыночного государства».

В условиях, когда глубоких разногласий по вопросам экономики между двумя лагерями не наблюдается, споры между ними часто сводятся к проблемам, которые внешним наблюдателям кажутся не слишком важными: например, деятели обоих лагерей с упоением спорят о том, как следует оценивать те или иные события новой и новейшей истории Кореи.

Фактор Трампа

Однако внешних наблюдателей волнует в первую очередь внешняя политика, а вот в этой области между Мун Чжэ Ином и его оппонентами из правоконсервативного лагеря наблюдаются заметные различия.

Было бы преувеличением считать, что южнокорейские левые националисты настроены антиамерикански. Многие из них – выходцы из студенческого движения 1980-х и помнят те времена, когда «американский империализм» воспринимался ими как главный источник проблем Южной Кореи. Однако сейчас былой радикализм ушел в прошлое и в целом левые националисты понимают, что без военно-политического союза с США Южной Корее придется непросто (не в последнюю очередь потому, что в таком случае Сеулу нужно будет существенно увеличивать собственный военный бюджет).

Тем не менее в ходе кампании Мун Чжэ Ин постоянно позиционировал себя как кандидата, который может сказать «нет» Вашингтону. Это вполне соответствует политике его ментора Но Му Хёна. Речь идет о том, чтобы, сохраняя союз с США, добиться для себя большей автономии.

Однако именно этот подход вызывает наибольшее раздражение у нынешнего президента США. В ходе своей кампании Трамп несколько раз упомянул американо-южнокорейский союз в самом негативном контексте, в качестве примера того, как Вашингтону не следует выстраивать отношения с союзниками. Он подчеркивал, что союз дает Южной Корее экономические преимущества, в частности снижая расходы Сеула на оборону, что, в свою очередь, немало помогает корейским фирмам в их продвижении на американский рынок за счет, как считает Трамп, американских компаний.

Кроме того, Трамп несколько раз заявил о своем желании пересмотреть соглашение о свободной торговле с Южной Кореей, которое он назвал «ужасающим» и крайне невыгодным для США. Любопытно, что в свое время корейские левые (их более радикальные группировки) тоже активно выступали против этого соглашения, которое, как они утверждали, крайне невыгодно Корее. Однако сейчас, когда в Вашингтоне всерьез заговорили о пересмотре соглашения, никакого энтузиазма среди левых этот поворот не вызывал.

Таким образом, попытки Мун Чжэ Ина несколько дистанцироваться от США, не ставя при этом под угрозу союзные отношения с Вашингтоном, могут вызвать немало раздражения у Дональда Трампа. Скорее всего, отношения США и Южной Кореи в правление Трампа и Мун Чжэ Ина будут представлять собой цепь кризисов.

Во многих случаях детонатором таких кризисов может стать политика в отношении Северной Кореи, потому что сейчас в своих отношениях с Пхеньяном Вашингтон и Сеул, кажется, выбрали противоположные подходы.

Трамп является сторонником максимального давления на Северную Корею, а Мун, верный традиционной линии своего политического лагеря, стремится к возвращению – полному или частичному – к так называемой политике солнечного тепла, то есть к политике экономического содействия Северной Корее и определенных политических уступок Пхеньяну. Как легко догадаться, политика эта в первую очередь ассоциируется с именем президента Но Му Хёна, инкарнацией которого Мун Чжэ Ин хочет если не стать, то хотя бы выглядеть.

Трудности солнечного тепла

Мун Чжэ Ин неоднократно заявлял о своем желании восстановить Кэсонскую промышленную зону – пограничный промышленный район, где северокорейские рабочие трудились на предприятиях, принадлежащих южнокорейским компаниям и под присмотром южнокорейских менеджеров. Зона эта была закрыта по инициативе Пак Кын Хе. Выражал он интерес и к другим проектам так называемого межкорейского сотрудничества (слово «сотрудничество» здесь не слишком применимо, так как почти все эти проекты субсидировались южнокорейскими налогоплательщиками).

Однако в попытках возобновить взаимодействие с Северной Кореей президент Мун столкнется с тремя проблемами. Во-первых, принятые в последние несколько лет решения Совета Безопасности ООН прямо запрещают или резко затрудняют многие из тех форм экономической деятельности, которые в прошлом составляли основу политики солнечного тепла.

Во-вторых, южнокорейские избиратели, хотя в целом и хотели бы улучшения отношений с КНДР, вовсе не готовы платить за это улучшение. Мысль о субсидиях Пхеньяну вызывает у южнокорейского налогоплательщика ярко выраженную отрицательную реакцию. А без субсидий так называемое сотрудничество с Северной Кореей невозможно в принципе.

В-третьих, подобная политика идет вразрез с новой линией Вашингтона и, скорее всего, подольет еще больше масла в костер американо-южнокорейских противоречий.

Наконец, в ближайшее время можно ожидать серьезных споров вокруг планов размещения в Южной Корее американской системы противоракетной обороны THAAD. Эффективность этой системы несколько сомнительна, но ее размещение южнокорейская публика в целом поддерживает, считая, что сомнительная защита от северокорейских ракет все же лучше, чем полное отсутствие какой-либо защиты. Однако решение о размещении ракет вызвало максимально негативную реакцию Китая, который не рад появлению американской ПРО у своих границ и ввел против Южной Кореи весьма болезненные экономические санкции.

Во время кампании Мун Чжэ Ин избегал высказываться на тему THAAD. Эта осторожность была понятна: с одной стороны, значительная часть активистов его партии и ядро его избирателей относились к идее развертывания американской ПРО негативно, а с другой – у большинства южнокорейской публики было по этому вопросу прямо противоположное мнение.

Скорее всего, администрация Муна в итоге примирилась бы с развертыванием THAAD, но в игру вмешался лично президент Трамп. Он вдруг заявил, что Южная Корея должна заплатить миллиард долларов за размещение системы, которая в первую очередь защищает именно ее. Как быстро выяснилось, требование материальной компенсации прямо нарушает существующие американо-корейские соглашения и не было согласовано ни с Госдепартаментом, ни с Пентагоном. Однако само это высказывание, кажется, сдвинуло баланс сил в пользу противников THAAD, и Мун уже в качестве президента выразил намерение вернуться к этому вопросу.

Таким образом, можно быть уверенным: отношения Вашингтона и Сеула при Мун Чжэ Ине будут сложнее, чем когда-либо за последние 70 лет, а вот отношения Севера и Юга, наоборот, улучшатся (насколько – другой вопрос). В любом случае нас, кажется, ждут весьма интересные времена: в ситуации вокруг Корейского полуострова появляется все больше новых факторов, она становится все менее предсказуемой.

КНДР. Корея. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 мая 2017 > № 2176911


Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 15 мая 2017 > № 2175846 Мухтар Алтынбаев

Бывший министр обороны, ныне сенатор Мухтар Алтынбаев, дважды возглавлявший оборонное ведомство Казахстана, в эксклюзивном интервью Sputnik Казахстан рассказал о становлении казахстанской армии на заре независимости и о сложных решениях, которые приходилось принимать руководству страны и ему лично.

– В этом году Казахстан отмечает 25-летие Вооруженных сил страны. Вы помните седьмое мая 1992 года, когда президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о создании Вооруженных сил?

– В этот день я находился в войсках, раздался срочный звонок о том, что нужно прибыть в Администрацию президента. Это было неожиданно, воочию с президентом я встречался всего один раз. Приехал, смотрю, сидит Сагадат Кожахметович (первый министр обороны независимой РК Сагадат Нурмагамбетов — ред.), он тогда возглавлял комитет обороны.

Ждали около часа, никто не поймет, в чем дело. Через некоторое время вышел президент и объявил: Россия создала свои вооруженные силы, указ подписан президентом Ельциным. О чем это говорит? Перестала существовать Советская армия — единая, мощная, вооруженная.

Президент объявил о создании вооруженных сил Казахстана, первым министром был назначен Сагадат Кожахметович. С этого момента началось официальное становление наших вооруженных сил.

Про Каддафи и дедовщину

– Как бы Вы оценили сегодняшнее развитие Вооруженных сил Казахстана? С какими проблемами пришлось столкнуться стране?

– Становление наших вооруженных сил было непростым — это и социальные, и экономические, и политические вопросы. Огромное количество арсеналов и складов оставались в связи с войной с Афганистаном. К этой проблеме наложились кадровые вопросы — в то время шел большой отток, укомплектованность доходила до критической метки в 40%.

Серьезнейшей проблемой было ядерное вооружение — оставлять или не оставлять ядерные силы? Президент принял непростое решение о закрытии Семипалатинского полигона. Потом я узнал, как президент говорил, что, оказывается, мусульманские государства, Каддафи (ныне покойный лидер Ливии Муаммар Каддафи — ред.) предлагали большие деньги: "Будем содержать мусульманское государство, оставьте ядерное вооружение".

Представляете, какой был соблазн? Потом мы уже поняли, президент объяснил: если бы мы оставили ядерное вооружение, на нас бы смотрели под другим ракурсом, мы бы оказались под многими санкциями. Это как сейчас Северная Корея.

Остались лишнее вооружение, техника, надо было от этого избавиться. Тогда были ошибки, спотыкания. Вы помните, в 1999 году эти корейские МиГ-21, когда нам надо было продать лишние сотни устаревающих, ненужных самолетов. Тогда определенные санкции были, проблемы на уровне государства, руководителей государств. Дошло до того, что пришлось в 1999 году уйти с должности министра обороны, чтобы не навредить авторитету государства. Такое решение было. (В 1999 году произошел скандал с продажей Казахстаном истребителей МиГ Северной Корее, из-за чего Алтынбаев ушел в отставку).

Потом это обустройство Казахстана в военном плане. Военная география была однобокой — на юго-востоке, со стороны Китая. Везде − запад, юг − было пусто. Надо было обустраивать городки, технику расставлять. Постепенно решались социальные вопросы, жилищные проблемы.

Серьезной проблемой была солдатская дедовщина. Когда в казарме живут сто, двести молодых людей, энергия кипит, и нет должного контроля, нагрузки, между ними начинаются какие-то "терки". Эту проблему надо было решать, надо было наладить четкий распорядок дня, загруженность людей, чтобы они занимались делом. Ну и потом мы вынуждены были постепенно переходить на профессиональную армию.

Постепенно армия стала вставать на ноги. Для сравнения: раньше бюджет составлял 5 миллиардов тенге, сейчас более 440 миллиардов тенге. Начали работать наши учебные заведения. Сегодня, считайте, что мы укомплектованы подготовленными кадрами.

– Какие новые вызовы стоят перед казахстанской армией в связи с глобальными угрозами?

Есть новые вызовы. Президент в своем выступлении говорил, что сейчас нет такого: вот враг, мы фронтально идем и воюем. Очень сложные вызовы — теракты, наркотрафик, беженцы и так далее. В любом месте Казахстана может вспыхнуть в какой-то момент ситуация как в Актюбинске, непонятно, людей зомбируют, что ли. То есть мы должны противостоять этому, ввести к военным какие-то новые требования. Это IT-подготовка, знание техники, высокая политическая образованность, физподготовка, дисциплина.

– Какие еще задачи нужно решать для развития казахстанской армии?

Сегодня наступил момент, что надо менять вооружение. Президент поставил задачу, что мы будем покупать суперсовременное вооружение, нам нужно переоснащаться. Будем говорить грубо: мы сейчас чуть опаздываем.

Поэтому сегодня закупаются современные самолеты, современные зенитно-ракетные системы, радиооборудование, оснащение, обмундирование военнослужащих. Но на сегодняшний день надо активно перевооружаться. Для этого надо выделять средства, это очень дорогое удовольствие.

Но опять же, личный состав, то есть офицеры, военнослужащие должны быть грамотными. Можно купить золотое вооружение, но если человек необразованный, то дай ему это вооружение, он завтра его сломает. Поэтому все это в совокупности должно быть: в первую очередь человек, потом вооружение.

Школа жизни

– Вы в течение нескольких лет работали на шахте в Караганде, затем решили связать жизнь с небом и стать пилотом. Что побудило Вас пойти на такой шаг?

Мой отец в Караганде работал директором шахты. Я все пытался попасть в гражданскую летную авиацию, не получилось. Сильно хотел летать, летал в аэроклубе на самолетах, стал офицером, младшим лейтенантом запаса, работал на шахте. Я работал под землей, на проходке, где-то около шести лет стажа у меня.

Я думаю, это очень хорошая школа, работа с коллективом, людьми. Шахтеры — они бескомпромиссные, чистые, вы знаете, там коррупции, ничего такого нет. Это тяжелая работа, но хорошая школа.

О семье

– Ваш сын тоже выбрал военную карьеру. Как Вы отнеслись к его выбору?

– Сын вырос в гарнизоне, окончил школу и хотел быть только военным. Мы с супругой были категорически против, уговаривали, но бесполезно. Он поступил в училище, успешно закончил, после окончания сам напросился в Заполярье, служил на Новой Земле, Амдерма, Земля Франца-Иосифа. Из Москвы ребята звонили: Мухтар Капашевич, ты что, с ума сошел, в Заполярье единственного сына отправляешь?

Мы с супругой звоним сыну, а он: нет, я решил. И вот он в Заполярье в тяжелых условиях отслужил. Работал военным атташе, командиром части, командующим регионального командования, замначальника генштаба, инспекцию возглавлял Минобороны. Сейчас он в Администрации президента завотделом по военным вопросам. За него краснеть не приходилось. За него я не просил, протеже не проявляли, своим трудом всего добился.

– Какими качествами должен обладать военнослужащий?

Во-первых, надо любить это дело, чтобы призвание было, а не так, что случайно попал и работа в тягость. Второе, конечно, нужны здоровье, знания. Надо быть грамотным, дисциплинированным, уметь подчиняться и командовать. И уметь требовать.

– Немаловажную роль в карьере военного играет его семья. Какой должна быть жена военного?

Для жены это, наверное, вдвойне, втройне тяжелая ситуация, потому что она бросает все, бросает родных и едет за мужем. Переезды у нас случаются часто. Мы же как: чемодан взял и уехал. А супруга весь скарб собирает, приезжает через месяц. И, к сожалению, я хочу сказать, может наша черствость или какое-то… Потом уже осознаешь со времени, с возрастом, что не до конца оцениваешь ее тяжелый труд, не до конца оцениваешь ее патриотизм, самоотверженность, героизм во всех этих делах.

Потому что тяготы гарнизона, когда кушать нечего, в квартире зимой пять-шесть градусов, а она готовит на керогазе. Денег не хватает, какие-то излишки, лишнюю одежду продает на базаре, чтобы хоть какие-то деньги заработать. Мороз 40 градусов, а она на работу бежит в осеннем пальтишке, купить зимнее или сапоги не на что.

Вот такие вот тяготы и лишения ложатся на плечи членов семьи, особенно супруги. Ну, и, конечно, переживает за тебя, когда идешь на работу. Но не показывает, старается, чтобы дома все было нормально.

Последние семь лет обладатель высшей государственной награды "Халык кахарманы" ("Народный герой") Мухтар Алтынбаев сменил министерский портфель на депутатское кресло. Указом президента Казахстана в апреле 2010 года он был назначен сенатором и входит в комитет по международным делам, обороне и безопасности сената Парламента.

Казахстан > Армия, полиция > newskaz.ru, 15 мая 2017 > № 2175846 Мухтар Алтынбаев


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 мая 2017 > № 2174654 Джеймс Джонс

Когда диктатор ошибается в расчетах, он теряет власть

Интервью с генералом Джеймсом Джонсом — главнокомандующим силами НАТО в Европе в 2003-2006 годах.

Дорота Высоцка-Шнепф (Dorota Wysocka-Schnepf), Gazeta Wyborcza, Польша

Gazeta Wyborcza: Дональд Трамп неоднократно говорил, что НАТО устарело. Нам пора бить тревогу?

Джеймс Джонс: И да, и нет. НАТО не устарело, и, мне кажется, новый президент уже изменил свое мнение по этому вопросу. К счастью, он прислушивается к своим советникам по безопасности. Однако нам пора адаптировать Альянс к реалиям XXI века, доказать, что он остается важной организацией, которая способна заниматься теми делами, какими она сейчас не занимается. НАТО создавалось для защиты Западной Европы и других частей мира от Советского Союза. Мы реагировали только после первого удара. Сейчас, когда появились современные угрозы, как терроризм, новый стиль агрессии со стороны России или проблема Северной Кореи, мы не можем ограничиваться реагированием, Альянс должен стать более изобретательным.

Я не говорю, что каждые пару месяцев нам нужно вступать с кем-нибудь в военное столкновение, я, скорее, имею в виду предотвращение потенциальных конфликтов, например, в Африке при помощи участия в мирном процессе на Ближнем Востоке. В первую очередь нам следует сплотить ряды с арабскими странами, чтобы уничтожить очаги терроризма. Мне кажется, что жители Европы и тем более Америки на самом деле не вполне понимают, почему нам до сих пор нужно НАТО.

— Дональд Трамп видит угрозы только на Ближнем и Дальнем Востоке или осознает, что проблемы безопасности существуют в регионе Польши?

— Пятая статья Вашингтонского договора четко говорит, что нападение на одного из нас равняется нападению на всех. Я верю, что президент Трамп это знает, и если у кого-то из союзников возникнут проблемы, остальные страны, в том числе США, придут ему на помощь.

— Задавая вопрос о польском регионе, я имела в виду нападение России на Украину. Решит ли новая вашингтонская администрация активнее заняться этой темой?

— Да, хотя дьявол скрывается в деталях. Под конец президентского срока Барака Обамы и сейчас, при Трампе, США стали наращивать свое присутствие в Европе, в особенности на востоке континента. Наши войска находятся в Румынии, Болгарии, Польше, странах Балтии. Это ответ на то, что Москва захватила Крым и занимается эскалацией проблем на Украине и на Ближнем Востоке. Давление на Россию не должно ограничиваться военной сферой, оно может быть экономическим, энергетическим. Есть масса способов послать Москве сигнал, что ее действия совершенно неприемлемы.

— Достаточно ли силен тот сигнал, который президент США послал Москве?

— Я бы призвал наших европейских друзей не спешить оценивать новую американскую администрацию. В нее вошли люди, которые никогда раньше не занимались управлением, а, кроме того, мы только начинаем знакомиться с людьми, которые заняли ключевые посты в Государственном департаменте, министерствах обороны и энергетики, Совете национальной безопасности. Именно они займутся воплощением идей президента. Обычно новому руководству на то, чтобы оно проявило себя и сформировало свою политику, дают полгода. В этом случае процесс может занять в два раза больше времени.

— Вы можете представить себе партнерство или искренний диалог между Америкой и Россией?

— Было время, когда это казалось мне реальным. С 2003 до 2006 года я занимал пост главнокомандующего силами НАТО в Европе, тогда наши отношения с Россией были очень хорошими. Я бывал в Москве, командующий российскими вооруженными силами бывал в моем доме в Брюсселе. Мы вели диалог в рамках Совета Россия-НАТО, функционировал Совет Украина-НАТО. Когда во время первого президентского срока Барака Обамы я был советником по национальной безопасности, все выглядело неплохо: появилось соглашение о сокращении вооружений, у главы нашего государства складывались отличные отношения с президентом Медведевым. Я действительно думал, что Россия раз и навсегда решила занять место в евроатлантическом пространстве, а не за его пределами.

— Но…

— Но в нашем мире один-единственный человек может все изменить.

— И зовут его…

— Владимир Путин. Он вернулся на президентский пост с совершенно новой концепцией политики, и сейчас нам, к сожалению, приходится решать эту проблему.

— Дональд Трамп отдал приказ нанести удар по сирийской авиабазе. Это было верное решение?

— Это было совершенно необходимо. Администрация Обамы невольно подавала сигналы, что сирийская проблема ее не интересует. Эти сигналы доходили до наших союзников в Европе и, что особенно важно, в арабском мире. Арабские страны решили, что мы сконцентрировали внимание на Азии и отвернулись от них, так они это восприняли. Еще была череда ошибок во время «арабской весны», свержения президента Мубарака в Египте и крайне неудачных бомбардировок Ливии, после которых не появилось плана по восстановлению страны без Каддафи. Кроме того, и это самая большая ошибка, мы не извлекли выводов из того, что Башар Асад пересек черту еще в 2013 году, когда применил против граждан собственного государства химическое оружие. Террористические организации и Владимир Путин поняли, что Вашингтон слаб, и воспользовались этим.

Удар по сирийской авиабазе был, на мой взгляд, знаком, что позиция США в отношении этой части мира начала меняться. Честно говоря, я бы поддержал идею уничтожения всей сирийской авиации.

— Северная Корея снова угрожает ядерным ударом. Может ли напряженность на этот раз переродиться в военный конфликт?

— Корея очень опасна хотя бы потому, что о происходящем на ее территории мы почти ничего не знаем. Существует очень мало каналов коммуникации, они поддерживаются при посредничестве Китая. Если бы Китай захотел, он мог бы контролировать любого корейского руководителя. Конечно, при условии, что человек, который управляет Северной Кореей, рационален и вменяем.

У диктаторов есть одно общее свойство: они ни за что не хотят расставаться с властью. Теряют они ее обычно тогда, когда неверно оценивают ситуацию. Такая опасность существует сейчас в отношении Северной Кореи. Ким Чен Ын может ошибаться в своих расчетах. У него пока нет такого оружия, которое способно угрожать США, но есть ракеты, которые могут уничтожить столицу Южной Кореи и долететь до территории нескольких других наших союзников в этой части мира. Ким Чен Ын, как я думаю, должен понимать, что если он пойдет на что-то такое, американский ответ будет сокрушительным, и он лишится власти.

Корейская проблема волнует сейчас лидеров многих государств, и в ближайшее время, судя по всему, она не утратит своей актуальности, однако, я надеюсь, что тактика, которую мы избрали, позволит сохранить статус-кво и избежать вспышки военных действий. Я согласен с мнением, что если бы Китай захотел взять Северную Корею (а он наверняка хочет) под свой контроль, он был бы способен это сделать, хотя это, конечно, не равнозначно окончательному решению проблемы.

— В мире такое множество очагов конфликтов, что будущее стало вызывать больше тревоги, чем раньше?

— XX и XXI век сильно отличаются друг от друга. Развитие технологий, социальных сетей, разнообразные зачастую непредсказуемые события сталкиваются с реальными возможностями конкретных стран. Появились угрозы со стороны сил, которые действуют в рамках структур нескольких государств. Есть Иран с его ядерным потенциалом. Он может передать оружие, например, движению ХАМАС или другой террористической организации, влияния на которую не имеет ни одна ответственная страна. Здесь возникает большой риск, ведь если террористы получат ядерное оружие, это будет революция, которая полностью изменит правила игры. Нам следует действовать более сплоченно.

Организации, которые в прошлом веке работали вполне эффективно, сегодня должны действовать гораздо быстрее. Я имею в виду НАТО, ООН, а также Европейский союз. Нам в Вашингтоне тоже следует сменить стиль наших действий, чтобы выдержать столкновение с современным миром: реальным, а не таким, каким мы хотели бы его видеть.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 мая 2017 > № 2174654 Джеймс Джонс


США. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175883 Юрий Жигалкин

Российской конницей по американским танкам?

Юрий Жигалкин, Радио Свобода, США

Какие выводы делают американские военные эксперты, посмотрев военный парад в Москве? Остановят ли российские С-400 американские F-35? В чем слабость российского оружия, продемонстрированного сирийской войной? Кого пугает Кремль? Как ответит Вашингтон на нарушение Москвой договоров о сокращении вооружений?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с американскими военными экспертами: бывшим профессором Военного колледжа сухопутных сил США сотрудником американского внешнеполитического совета в Вашингтоне Стивеном Бланком и бывшим сотрудником Пентагона, ныне научным сотрудником корпорации CNA Михаилом Кофманом.

Во вторник во время парада 9 мая по брусчатке Красной площади проследовали танки, ракеты, бронетранспортеры, или, в трактовке информационной службы Russia Today, более ста единиц вооружений, соответствующих последнему слову техники. От БМП «Тайфун», «доказавшей свою надежность в Сирии», и ракетно-зенитных комплексов «Бук», «способных отбить масштабную воздушную атаку», до противовоздушных «Панцирей», которые «единственные в мире способны вести прицельную стрельбу на ходу», и противовоздушных комплексов С-400, не имеющих, по уверениям RT, себе равных в мире. Такую точку зрения на российскую боевую технику разделяют не все. Накануне парада американский военный журналист Гарри Уэтцел опубликовал статью, в которой он анализирует действия российской авиации в Сирии и приходит к выводу о том, что она по боевым возможностям значительно уступает современной западной авиации. Например, ничтожный процент российских самолетов оборудован системами электронного наведения, используемыми западными военными самолетами более 20 лет. Что означает, что они ведут довольно приблизительное бомбометание, нанося значительный побочный урон в тех населенных пунктах, которые стали объектом атак. Показательные атаки крылатыми ракетами кораблей Каспийской флотилии по объектам в Сирии показали, что Россия наконец-то обладает вооружением, которое поступило западным армиям более двадцати лет назад. Одно из самых интригующих западных экспертов российских вооружений — ракетно-зенитные комплексы С-400 пока простаивают без дела и не дают поводов оценить их боевые качества, но, как пишет Уэтцел, есть данные о том, что израильтяне нашли ключ к нейтрализации комплексов С-300, они проводили учения, используя С-300, находящиеся на вооружении Кипра.

Иными словами, кое-что из увиденного на параде в Москве является последним словом военной техники девяностых годов, а кое-что, как, например, танк «Армата», выглядит скорее как мираж, результат игры воображения конструкторов, высокая стоимость которого попросту неприемлема ни для России, ни для другого государства.

Что разглядели в рядах боевых машин на этом параде американские эксперты? Стивен Бланк увидел прежде всего политическое действо:

— У них две аудитории: внутренняя и внешняя. По замыслу организаторов, обе аудитории должны увидеть на этих парадах подтверждение того, что Россия является мощной военной державой, чье оружие — лучшее в мире и так далее. Для россиян — это доказательство крупнейших успехов Путина в восстановлении военной мощи страны и уважения к ней в мире. Но я не думаю, что эти парады способны ввести в заблуждение российскую политическую или военную элиту касательно реальной эффективности того, что мы увидели на параде, поскольку мы стали свидетелями немалого числа случаев, когда оружие не работает, когда вооружение или оборудование было официально признано дефективным. К примеру, все запуски с использованием ракеты-носителя «Протон» были отменены, потому что все ракеты оказались дефектными. Кораблестроение в России находится в ужасном состоянии. Там есть, конечно, несколько видов оружия, которое в самом деле является современным и эффективным, например, зенитно-ракетные комплексы С-300, С-400. Но, по большому счету, то, что мы видим на параде, это классическое советское и российское вранье.

— С вашей точки зрения, находит эта демонстрация мощи или, как вы говорите, бахвальство ожидаемый Кремлем эффект в западных столицах?

— Запад не является монолитным. Там существуют разные аудитории. Но западные военные испытывают здоровое уважение к российской армии. Нет сомнений, что она сегодня находится в лучшем состоянии, чем десятилетие назад, что она значительно лучше экипирована и обладает более современным вооружением, которое представляет опасность для соседей России и даже для Запада. Она обладает мощными противовоздушными системами, артиллерией, некоторыми типами ракет, например, «Искандерами», противокорабельными ракетами, субмаринами, ядерным арсеналом. Но, по большому счету, западные армии превосходят российскую в том, что касается качества и количества вооружений. И все это прекрасно знают. Когда мы слышим, что Москва намеревается размещать «Искандеры» в Калининграде с целью противостояния несуществующей угрозе, я думаю, это воспринимается очень просто: мафиозная власть, как называют Кремль некоторые аналитики, прибегает к мафиозным способам устрашения. Но она забывает, что эти ракеты могут быть уничтожены с помощью воздушных ударов, командные пункты могут быть уничтожены с моря. Любое оружие имеет свои слабые стороны, которыми воспользуется противник.

— Господин Бланк, США официально обвинили Россию в нарушении советско-американского договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности. Практического ответа Вашингтон пока не дал, но что означает это фактически беспрецедентное обвинение?

— Это означает следующее: мы отныне не можем полагаться на договоры с Россией с целью обеспечения безопасности, россияне хотят обладать возможностью вести боевые действия с применением ядерного оружия; что они вновь пытаются взять Европу в заложники, как это было во время холодной войны, и что они также ищут ядерный щит, чтобы прикрыться от Китая, хотя об этом никто вслух не говорит. К этому можно добавить, что впредь никакой договор с Россией не будет стоить бумаги, на которой он написал, поскольку россияне спокойно его нарушат.

— Как США должны на это ответить, по-вашему?

— Мой совет — мы можем и должны предпринять разные шаги, поскольку такое поведение России затянулось. Прежде всего, необходимо увеличить численность обычных сил в Европе, с тем чтобы можно было эффективно помочь странам Балтии, противостоящим Кремлю. Второе — стоит возобновить производство ракет средней дальности, которые потенциально могут быть дислоцированы в Европе. Третье — расширить арсенал тактического ядерного оружия, по которому мы заметно уступаем России. Нельзя забывать, что Москва нарушила фактически все подписанные ею соглашения по контролю над вооружениями, за исключением последнего договора СНВ. Но ограничения, налагаемые этим договором, могут воспрепятствовать осуществлению российских планов модернизации ядерного арсенала уже в следующем году. Посмотрим, будет ли Москва верна этому договору. В любом случае мы должны внушить Кремлю мысль, что попытки нарушить суверенитет союзников по НАТО не останутся безнаказанными, доказать это, продемонстрировав наши возможности и волю прибегнуть к ним.

— Но все-таки нужно признать, что пока такую волю демонстрирует Кремль, возьмем хотя бы сирийский конфликт?

— А что сумел совершить там? Силы Асада рассыпаются. По последним подсчетам, он имеет не больше 18 тысяч солдат, готовых воевать за него. Российские сухопутные силы не пойдут в Сирию. Российские ВМФ и ВВС не смогут удержать Сирию, если Асад не сможет удержать ее своих руках. Иными словами, Россия, несмотря на ее значительные достижения в Сирии, оказалась у точки, когда она будет сражаться за Асада и Тегеран, а не за Москву и Путина, — говорит Стивен Бланк.

— Михаил Кофман, какие чувства вы испытываете, когда наблюдаете за этим представлением военной техники? Russia Today пишет: это лучшее в мире, это уникальное, это соответствует лучшим образцам. Соответствует?

— С одной стороны, они правильно говорят, что на параде самая современная техника, которая производится в России. Но с другой стороны, конечно, как любая страна, они преувеличивают или рекламируют свою боеспособность, особенно по сравнению с технологиями, которые уже давно существуют в мире, в армиях западных вооруженных сил и даже Китая. Понятно, что в некоторых вещах есть большие преувеличения, а в некоторых они правду говорят, что, может быть, нет аналогов, скажем, у них самые лучшие варианты из всех аналогов, которые сейчас есть.

— Хорошо. Коснемся предмета особой гордости. Согласно Russia Today, на параде в Москве продемонстрированы зенитно-ракетные комплексы С-400, которые являются, я цитирую, «самыми передовыми, не имеющими аналогов в мире». Звучит как повод для искренней гордости?

— Вы знаете, это правда, что это самая современная система из систем ПВО, сухопутных. Но с другой стороны, то, что она самая лучшая, самая хорошая у России, это не означает, что она эффективная против Запада, и об этом часто люди забывают. Потому что всегда надо задать два вопроса. Во-первых, она сработает против очень дорогой и в некоторой степени почти уникальной технологии, которая в наличии в больших количествах у Соединенных Штатов? Против самолетов малой видимости, скажем. Второй вопрос: в каком количестве или наличии она существует в вооруженных силах России. Все понимают, что новые платформы танковые БМП «Армата» только сейчас прототипы, их испытывают на три года, заказано штук 80. Из 2300 танков, которые у новейших вооруженных сил России, можно понять, что максимально пока рассчитывают, что, может быть, 80 из них будут «Армата», ничтожное число. С-400 — это, конечно, великолепная система, но не надо преувеличивать ее возможности, во-первых, а во-вторых — против кого она будет использоваться. Это как раз классная система, если воевать со странами, у которых самолеты четвертого поколения. Единственная проблема, что, может быть, придется воевать с такими странами, как Соединенные Штаты, у которых бомбардировщики пятого поколения.

— Известно, что во время арабо-израильских войн советские системы ПВО, которыми пользовались арабские страны, провалились, потому что, насколько я понимаю, они просто не смогли засечь израильские самолеты. Радары были либо уничтожены, либо они оказались неэффективными. Видимо, комплексы С-400 более эффективны?

— Насколько они могут быть эффективны против ВВС Соединенных Штатов, очень большой вопрос. Поэтому я бы так их не рекламировал. То, что она самая лучшая, не означает, что она эффективная и может защитить Россию. Цикл изменений, модернизация вооружений, цикл технологий, который сейчас, когда страна пропускает 10-15 лет низкого развития, то она, может быть, отстает в некоторых ключевых отраслях, которые кардинально меняют соотношение сил. Чтобы понять, просто историческая разница, если мы смотрим на XV-XVI век, страна могла легко пропустить 50-60, 100 лет развития вооруженных сил, все равно нормально выступить на поле боя с армией и иметь хороший шанс выигрыша. Но это все изменилось где-то в конце XIX века. Несмотря на то что у вас самая лучшая кавалерия в мире, если она не может преодолеть брони и пулемета, то это все равно бессмысленная битва.

— Параллель очень любопытная. Вы считаете, что современные российские системы ПВО будут так же эффективны против самолетов пятого поколения, как конница против броневиков или танков?

— Все-таки да.

— С-400 — это кавалерия?

— Может быть, мы не знаем. Если радары не видят самолет, который создан для того, чтобы быть невидимым, тогда какая ее боеспособность, в конце концов?

— А вы представляете, что произошло во время сенсационного удара «томагавками» по сирийской военно-воздушной базе Шайрат? Я хорошо помню пресс-релиз Пентагона, в котором говорилось о том, что объектами удара были также радары и другие объекты ПВО. То есть системы ПВО оказались бессильными перед крылатыми ракетами или они не ответили, как утверждают кое-какие российские источники, дабы не вступать в прямой конфликт с США?

— Во-первых, российские системы ПВО были поставлены, чтобы защищать лишь российский контингент, а не сирийский. Во-вторых, они только находятся в двух местах, там системы С-400 и системы С-300, они с этих мест абсолютно не покрывают большие части Сирии. В-третьих, ясно, их использовать не хотели, но даже если бы хотели, они, я уверен, не смогли бы из-за двух причин. Во-первых, сбить крылатую ракету можно, если система ПВО стоит на базе, которая является целью. Российский «Панцирь» великолепно может сбить крылатые ракеты, но он стоит на базе Хмеймим. Второе, что надо понять: крылатые ракеты запускают специальным путем, их не посылают напрямую, они маневрируют, поворачивают налево, направо и так далее. Понятно, что в Америке тоже не дураки, мы бы никогда не послали эти ракеты таким путем так, чтобы российская ПВО имела возможность их достать. Залп ракет был очень массированный. Я уверен, что даже если бы там стояла российская система обороны, она бы все равно не смогла справиться с залпом в 60 ракет.

— Михаил, Кремль, и это понятно, использует сирийскую кампанию, чтобы внушить мысль о если не превосходстве, то достоинствах российского оружия. Взять хотя бы ракетные удары по целям в Сирии, нанесенные с кораблей Каспийской флотилии. Но есть и другая точка зрения на этот счет. Американский военный журналист Гари Уэтзел делает противоположный вывод, анализируя военные действия России в Сирии. «Вмешательство в Сирии показало, что Россия далеко отстала от Запада», — пишет он и приводит среди фактов неспособность России создать свои собственные системы точного наведения авиационных ракет и бомб. Насколько эта оценка, по-вашему, объективна?

— Первое, что это показало, что ВВС России, которые, мы знаем, уже далеко отстали от возможностей ВВС Соединенных Штатов, потихоньку догоняют и сегодня выглядят более боеспособными, чем ВВС НАТО в 90-х годах. Люди забывают, что в течение пятидневной войны в Грузии в 2008 году Россия потеряла шесть самолетов, и большую часть их от своего огня. Мы наблюдаем за действиями модернизированных советских ВВС, где не только ни один самолет не свалился с неба за полтора года, а если посмотреть, сколько авиаударов они нанесли без катастрофы…

— Тот факт, что российские самолеты не падают с неба, что они делали около десяти лет назад, конечно, важен. Но вы сравнили нынешние возможности российской авиации с теми, чем обладали американские самолеты в 90-х годах?

— Вы должны понять, что в 90-х годах, скажем, первая кампания, где могли наблюдать за использованием высокоточного вооружения, — это «Буря в пустыне» в 1991 году. Люди не знают, что «Буря в пустыне» — это первое начало высокоточного вооружения наших ВВС, мы использовали менее 1 процента во всей кампании. Начало хорошего использования высокоточного вооружения — это уже Афганистан и война в Ираке 2003 года. Россия недавно была в таком состоянии вооруженных сил, особенно ВВС, что это все-таки подвиг, что они как-то быстро вырвались из 80-х годов куда-то в 90-е. Понятно, что Россия отстает от нас минимально лет на 15.

— Но, тем не менее, это факт, что у России нет современных систем наведения. Или они современные для третьего мира?

— Они современные для России. Просто уровень технологий высокоточных вооружений у России наиболее примитивный. Они только в Сирии начинают эксплуатацию высокоточного вооружения. Насколько мы видим, там есть две главные кардинальные проблемы. Российское высокоточное вооружение, вот эти новые бомбы, которые они используют, они не очень точные. Кстати, они понимают это и делают правильные выводы, может быть, они не очень об этом говорят, но понимают и видят результаты — высокоточное вооружение не высокоточное. Проблема номер два — систем наведения все еще нет, долго ждать. Объяснение простое: высокоточные системы все новые, первый конфликт, где они используются, они в серийном производстве, но они дороги, у них есть мало экземпляров, особенно такого испытания еще не было. Понятно, что они первого поколения.

— У этого сюжета есть еще один важный аспект. Ведь в таком случае у тех, кто обвиняет Москву в атаках на мирных жителей в Сирии, в самом деле есть серьезные основания для этих обвинений? Если Россия использует ничтожное число управляемых бомб и ракет, то, скажем, бомбя Алеппо, она наверняка накрыла множество жилых домов?

— Верно. Если использовать там, где есть мирное население, тогда понятно, особенно когда используют оружие более широкого поражения, то есть большие фугасные бомбы и кассетные бомбы, которые они там используют. В основном они используют противотанковые, но все-таки некоторые они используют кассетные бомбы, которые против людей.

— Если отвлечься от поля боя в Сирии, мы много слышим о превосходстве российского танка «Армата». Можно предположить, что и эти танки лучше того, что было современным двадцать лет назад? Ведь современный танк должен уметь хорошо и далеко видеть, уметь координировать огонь, для чего необходимы наисовременнейшие технологии. То есть есть основания думать, что и он будет уступать последним американским образцам?

— Нет, как раз наши образцы очень далеко отстали. Потому что мы не воюем танками, мы воюем ВВС и флотом. Мы сравниваем две абсолютно разные армии. Есть одна армия, которая всегда воюет через океан, а Россия — это всегда громадная держава Евразии, самая ключевая часть армии — это сухопутные войска, а ВВС России всегда отставали, и то же самое ВМФ. Мы сравниваем армию, которой нужны хорошие танки, с армией, которая особенно танками не воюет.

— То есть «Армата» на самом деле дает право на гордость российском военно-промышленному комплексу?

— Абсолютно. Единственное, есть маленький нюанс: они создали танк, который им не по бюджету. Большая проблема с технологиями — это деньги.

— Русский танк дороже американских танков получается — это несерьезно?

— Он есть. Да, в этом все дело, что он такой современный, что его не купят.

— В свое время немало говорилось и о еще одном российском вызове США — самолете Т-50, эквиваленте американского F-35, обошедшегося США в какие-то немыслимые суммы. Правда, я читал, что индийцы, участвующие в его разработке, не очень-то довольны российскими технологиями?

— С этим самолетом две проблемы. Это все-таки пока самолет поколения 4++. Главная проблема, что нового мотора на него нет, на нем стоит мотор Су-35. Россия долго работает. Но двигатель для самолета — это самая сложная вещь с точки зрения инженерского проекта. Двигатель — это не такая штука, которую можно легко изобрести и собрать. Форма есть самолета пятого поколения, трудно понять, насколько материал, который использовали в его создании, хорошо маскирует. Но главная проблема, мы знаем, двигателя пятого поколения нет.

— В таком случае, что же все-таки однозначно хорошее, ясное и современное у России на уровне, скажем, американских и западных последних образцов?

— В сухопутных войсках все. И не просто на нашем уровне, но, скорее всего, лучше, особенно, когда мы обсуждаем артиллерию. Там много современных систем противотанковых и так далее, все в России хорошо с танками, бронетранспортерами, боевыми машинами пехоты хорошо. В ракетных системах, есть много ракетных систем сухопутного базирования или противокорабельные, которые абсолютно великолепные.

— Михаил, после такого описания на душе появляется чувство тревоги за восточноевропейских союзников по НАТО, если у российской армии дела столь хороши.

— Правильно поставить вопрос: все хорошо, но а мы выиграем?

— Если верить российской пропаганде, они говорят, что у них все хорошо и они выиграют.

— Я только что был в Москве, я смотрел выступление Валерия Герасимова, главы Генерального штаба. На его картинках, на его слайдах так страшно выглядела способность Соединенных Штатов разнести Россию «Томагавками», которых тысяча штук по сравнению с десятками, которые у России. Наш великий ВМФ с системой и противовоздушной обороны, и противоракетной обороны может все сбить. Наша способность использовать дальнобойное высокоточное вооружение, которое у нас в комплекте в тысячах, — это для России не просто серьезная проблема, а они очень волнуются. Во-вторых, наша способность нанести и авиаудары, и удары с военно-морского флота и вообще со временем разнести и растерзать всю эту технику, которую они показали на параде, — это реально. Поэтому, когда мы сопоставим их вооруженные силы с нашими, понятно, что у них есть некоторая боеспособность, которая и аналогична, и лучше, чем наша. С другой стороны, это не означает, что они могут все-таки выстоять и что мы не можем растерзать на клочья всю эту великую армию, которую он показывали на параде.

— А у вас, профессионала, изучающего российскую армию много лет, есть объяснение этим страхам российских генералов, если они, конечно, не ведут свои собственные игры? Ведь совершенно ясно, что Запад России не угрожает. Чего генералы раскручивают страхи? Ведь они даже заговорили о применении ядерного оружия.

— Чего все крутят?

— Извините, Запад не крутит. Западноевропейские страны сокращают оборонные бюджеты.

— Да, они сокращают. Но у военных у всех одинаковый аргумент, что громадная угроза, надо увеличивать затраты на вооружение, у нас не хватает, нас все победят. Если читаешь, что пишут военные в Минобороны Англии, вообще можно упасть в обморок. В России сейчас милитаризм, начавшийся с Первой мировой войны, которая существовала в Европе, открытый чистый классический милитаризм. Боеспособность вооруженных сил — ключевая опора внешней политики и внутренней политики. И с другой стороны они провели более-менее успешные военные реформы и модернизацию. Есть много внутренних бюрократических аргументов, так как армия — это молоток, и она всегда должна найти гвозди, иначе нафиг она. Когда страна выбирает путь милитаризма и осваивает национальную идею на таком, тогда понятно, куда оно все дальше идет.

— Как раз непонятно, к чему дальше ведет, приведет наверняка к чему-нибудь плохому.

— Будут хорошие парады, будет закупка техники. Все-таки не изменяет фундаментальной проблемы в том, что большую часть более современных идей, которые они показывали, осуществить не удастся, пока на них денег нет, и это все понимают в России.

— Михаил, денег нет, но «Искандеры» движутся в Калининградскую область, по данным американской разведки, кажется, два батальона ракет средней дальности, запрещенных советско-американским договором, развернуты в европейской части России. Если по всей квартире, образно говоря, развешиваются ружья, то не повышается ли опасность, что что-нибудь из них и выстрелит?

— Для меня ключевая проблема в том, что они создают для себя те геополитические проблемы, которых они и опасаются. Они модернизируют ракеты. Ракеты и сейчас стоят в Калининграде, только в Калининграде стоит «Точка-У», старая, древняя, которая устарела, они ее сейчас будут менять на «Искандера». Дело в том, что зачем — они же сами для себя создают эту обстановку. Потому что от каждого решения есть реакция. Понятно, что европейская реакция — это дальше опасаться России, не доверять ей и принимать решения, которые будут бурно развивать военную активность НАТО и так далее.

США. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175883 Юрий Жигалкин


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 мая 2017 > № 2199210 Сергей Цуранов

Когда робот растеряется, врач найдёт решение.

5 мая - 75 лет Главному клиническому госпиталю МВД России.

Быть хирургом по плечу не каждому: длительная учёба в мединституте, многолетнее наживание опыта, ежедневные стрессы…

Как стать хорошим врачом, оставаясь оптимистом, и сохранить на долгие годы интерес к профессии и людям? Об этом наш разговор с полковником внутренней службы в отставке, ведущим хирургом Главного клинического госпиталя МВД, заслуженным врачом Российской Федерации Сергеем Цурановым.

- Сергей Владимирович, вы знаете, что по статистике продолжительность жизни врачей в среднем на пятнадцать лет короче, чем у их пациентов?

- Машины ломаются, а уж человек….

- Кстати, о машинах. Наука шагнула далеко вперёд - уже можно лечить на расстоянии. Сложные операции делаются с участием медицинской техники. Но можно ли полностью довериться роботам?

- Их преимущества, конечно, бесспорны: сокращение кровопотери во время операции, снижение риска инфекционных и других осложнений, уменьшение длительности послеоперационного периода и снижение болевых ощущений. Но случись непредвиденная ситуация, и робот «растеряется». А врач всегда найдёт решение.

- Неожиданности в вашей работе - явление частое?

- Хирург готовится к операции, разрабатывает её. И, конечно, предусматривает возможные нештатные ситуации. Но никто не застрахован от «сюрпризов», хотя хороший хирург должен быть всегда готов к этому.

- Помните первый случай, который поставил вас в тупик?

- Это был аппендицит. Но с таким нетипичным его расположением! Впоследствии я не раз вспоминал слова одного знаменитого советского хирурга, который на вопрос, какую самую простую он делал операцию, ответил - аппендицит. И самую сложную - тоже аппендицит.

- Меняется медицина, а пациенты?

- Как шутят сами врачи, нет здоровых людей, есть недообследованные. А если серьёзно, наши граждане стали вдумчиво относиться к своему здоровью. Если раньше с незначительными, по их мнению, болезнями бегали от врачей, теперь начинают следить за собой.

Значительно меньше стало «язвенников», которых надо лечить оперативно. Но это заслуга лечащих терапевтов и хороших лекарств. Стали лучше диагностироваться онкологические заболевания, хотя до Европы и Японии нам ещё далеко.

- Фильмы смотрите про врачей?

- Не интересует - очень заметна разница между реальностью и кино.

- Но знаменитая фраза «резать к чёртовой матери, не дожидаясь перитонитов» наверняка хорошо знакома. А в жизни встречаются такие хирурги - несентиментальные, даже грубоватые, для которых главное одно - профессионально сделать работу?

- Не всегда то, что видишь внешне, соответствует внутреннему состоянию. Некоторая сухость может быть и защитной реакцией, чтобы не рвать нервы, которые нужны и тебе самому, и пациентам.

- Когда выбирали профессию, какова была ваша мотивация - буду спасать людей, заниматься благородным делом, или стану уважаемым человеком и мне всегда будет гарантирована работа?

- Честно говоря, так глобально не мыслил. Я-то хотел идти на биологический факультет, нравились птички-зверюшки. Но мама вернула на землю, объяснив, что после окончания биологического факультета буду преподавать биологию в школе. Педагогического призвания за собой я не замечал и в итоге поступил в мединститут. А почему хирургия? Хотелось движения, живого дела.

- А как же наука - ведь вы имеете учёную степень?

- Защитив в своё время кандидатскую диссертацию, понял, что наука - это не моё.

- Что значит репутация в вашей профессии?

- Как и везде - уважение к тебе как к специалисту и человеку. А это прямое следствие того, насколько коллеги правильно оценивают твои достижения и твои ошибки.

- Все ли врачебные ошибки - удар по репутации?

- Врач должен иметь право на ошибку, но не на халатность. Главное, как он из сложной ситуации выйдет. Безусловно, цена ошибок дорога. Но ведь и мы не боги. Да и ошибки бывают разные. Это не мистика, но иногда случается так, что операция сделана качественно, а пациент долго не поправляется. Как говорят, тяжёлая рука. Я знавал таких специалистов. Они, к счастью, были умными людьми и, когда это понимали, уходили из профессии.

- К интуиции прислушиваетесь?

- Больше полагаюсь на чёткие знания, детально изученную историю болезни и тщательно выверенный план предстоящей операции. Хотя случаются и совершенно неожиданные ситуации, когда выручает интуиция. То, что у врача на чувствах и ощущениях, приходит с опытом, это трудно объяснить.

- Для вас важно доверие пациента?

- Это важно для любого врача. Нужно расположить к себе человека, чтобы был толк от лечения. Внимание тоже исцеляет.

- Пациентам говорите всю правду?

- Мы стали более откровенными с пациентом. Когда я учился, начинал работать, считалось, что врачи не должны открывать пациенту его истинное состояние.

- А может, человеку лучше о чём-то не знать?

- Вот представьте - идёт пациент на сложную операцию, которая может и протекать нестандартно, и привести к осложнениям, а иногда и к смерти. Должен он быть готов к такому повороту? И кроме того, у каждого в этом случае должно быть право выбора. Считаю, что с людьми надо поступать честно, не утаивая ничего. Но, конечно, выдержать правду по плечу не каждому. Поэтому все мы, врачи, немножко психологи. Больной должен идти на операцию осознанно, понимая все риски. Вот только что я разговаривал с пациентом, которому предстоит сложная операция на щитовидке. Объяснил, как она будет проходить, как должно идти послеоперационное лечение, какие возможны осложнения. Предупреждён - значит вооружён, а в нашем случае - значит точно следуешь рекомендациям врача и не позволяешь легкомысленного отношения к собственному здоровью.

- У вас большой опыт. Есть необходимость поделиться им?

- Я не любитель читать наставления. Если кто-то хочет учиться - с удовольствием поделюсь тем, что имею.

- Чем отличается хороший хирург от великого?

- Хорошим, который добросовестно делает свою работу, должен стать каждый. Гениальность - это, скорее, о хирурге с научным складом ума, который может сказать новое слово в науке. Большим профессиональным и человеческим счастьем было работать с Евгением Александровичем Войновским, хирургом от бога, творчески подходившим к самым сложным операциям. А, собственно, чем не гении наши хирурги-травматологи, которые осваивают новые операции - эндоскопию, протезирование, чего у нас в госпитале не было ещё 15 лет назад? Стремление к совершенствованию - тоже своего рода талант.

- Вы состоялись как профессионал?

- Всегда боялся себя переоценить. Надо реально понимать свои возможности - этим правилом старался руководствоваться всю жизнь. По крайней мере совестью не поступался.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 мая 2017 > № 2199210 Сергей Цуранов


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175879 Дейв Маджумдар

Ядерное оружие, подлодки и ракеты: как Россия намерена оспорить военное превосходство США

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».

Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».

В ответ на Третью компенсационную стратегию Пентагона Россия поставила перед собой приоритетную задачу по разработке тактического и стратегического ядерного оружия. Об этом говорится в новом докладе Института оборонных и стратегических исследований (Institute of Defence and Strategic Studies) при сингапурской Школе международных исследований им. С. Раджаратнама. Но хотя Кремль основное внимание уделяет созданию новых образцов ядерного оружия в условиях усиления гонки обычных вооружений, Москва также внедряет военные инновации, хотя и с меньшим размахом.

«Российский ответ на эти инициативы состоит из двух основных элементов. Первый элемент — это противодействие Третьей компенсационной стратегии при помощи Первой компенсационной стратегии, что означает приоритетную разработку разнообразных систем стратегического и тактического ядерного оружия, — пишут профессор Института оборонных и стратегических исследований Майкл Раска (Michael Raska) и ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока Российской академии наук Василий Кашин. — Россия, имеющая современный арсенал ядерного оружия, может эффективно противостоять инновациям США, НАТО и Китая в области обычных вооружений. Второй элемент данной стратегии более амбициозен и сопряжен с более значительными техническими рисками. Россия начала создавать противовес многим техническим инициативам США, осуществляя аналогичные отечественные программы, которые, однако, менее масштабны и имеют узкую специализацию».

Россия проводит обширную модернизацию своего ядерного арсенала, реализуя целую серию программ, призванных создать противовес американской системе противоракетной обороны, которая появляется в Европе. «Россия разворачивает новые МБР РС-24 „Ярс" и вводит в строй подводные лодки проекта 955 „Борей" с ракетами РСМ-56 „Булава", — пишут авторы. — Но одновременно она разрабатывает как минимум два новых семейства межконтинентальных баллистических ракет: тяжелую твердотопливную МБР „Сармат" (РС-28) и мобильный твердотопливный ракетный комплекс „Рубеж" (РС-26), которые предназначены конкретно для уничтожения перспективного американского противоракетного щита в Европе. Также начата разработка рельсовой системы МБР на базе одной из состоящих на вооружении межконтинентальных баллистических ракет (скорее всего, это РС-24). Далее, Россия создает для своих МБР гиперзвуковые головные части. А еще она осуществляет масштабную программу по созданию модернизированной версии стратегического бомбардировщика Ту-160, который будут строить в Казани. Москва очень серьезно относится к любым потенциальным угрозам, снижающим эффективность российских ядерных сил, и незамедлительно начинает принимать контрмеры».

В дополнение к этому Россия модернизирует свои тактические ядерные силы, в состав которых входят баллистические ракеты малой дальности, атомные бомбы свободного падения, крылатые ракеты и даже зенитные ракеты с ядерными боеголовками. «Короче говоря, российские программы, нацеленные на перевооружение ядерных сил, находятся на продвинутом этапе, — пишут авторы. — Россия уже имеет значительное преимущество над Соединенными Штатами в плане качества и разнообразия систем доставки, и способна надежно обеспечить стратегическую эффективность своих ядерных сил в ближайшем будущем».

Вместе с тем, Россия не отказалась от обычных вооружений и ведет исследования примерно по тем же направлениям, что и США, формируя свой ответ на американскую Третью компенсационную стратегию. Но масштабы такой деятельности ограничены из-за недостатка ресурсов. «Российские технологии в некоторых областях находятся на раннем этапе развития, — пишут авторы. — Но по другим направлениям, таким как энергетическое оружие направленного действия, рельсотроны, гиперзвуковые летательные аппараты, подводные необитаемые аппараты, она продвигается вперед весьма успешно».

В долгосрочной перспективе русские, скорее всего, сосредоточатся на создании следующей техники:

— Роботизированные системы и системы с дистанционным управлением, включая БПЛА, а также машины для сухопутных войск, которые в настоящее время проходят серьезные испытания. Это боевые и разведывательные машины, а также транспортные средства тылового обеспечения и поддержки.

— Новое поколение систем радиоэлектронной борьбы, а также средства ведения кибервойны с улучшенными характеристиками.

— Внедрение передовых систем управления, включая интернет на поле боя.

— Современные комплексы противовоздушной и противоракетной обороны большой и сверхбольшой дальности с возможностями противоспутниковой борьбы, которые будут использоваться не только в ПВО, но и для завоевания превосходства в воздухе. Тем самым, Россия сможет лишить преимуществ своих западных противников.

— Хорошо защищенные бронированные машины нового поколения, которые существенно снизят потери в локальных конфликтах.

— Современные истребители, способные противостоять западным самолетам пятого поколения.

— Гиперзвуковое оружие как главное средство поражения противовоздушных и противоракетных систем будущего.

— Программы по созданию энергетического оружия направленного действия, призванные заложить основу для разработки перспективных систем вооружений.

Что примечательно, в этот список не вошли такие проекты, как гигантский эсминец с ядерной силовой установкой типа «Лидер» и новые авианосцы. Дело здесь вот в чем. Хотя кремлевские государственные СМИ очень часто ведут весьма странную и нелепую пропаганду, в российских профессиональных журналах приводится точная информация о стратегии Москвы. Между тем, западные аналитики и СМИ в целом игнорируют такую информацию — возможно, по причине языкового барьера.

«Важно понять различия между российской оборонной политикой, рисуемой ведущими СМИ этой страны, ее оборонной политикой в представлениях Запада и реальной оборонной политикой России, — пишут авторы. — Три этих явления существуют в основном в трех разных вселенных и практически не соприкасаются. Военные технологии и программы военного строительства, которые в действительности определят облик будущей российской армии и характер стратегического баланса в российском географическом окружении, почти никогда не бывают секретными. Они подробно и хорошо описаны в заявлениях военного командования России и в профессиональных изданиях, где выступают российские военные эксперты. Однако ведущие российские средства массовой информации редко уделяют внимание и придают значение таким программам, и вместо этого имеют привычку писать о громких, но нереалистичных концепциях по созданию вооружений. Запад их тоже чаще всего игнорирует, предпочитая изображать Россию этакой усиливающейся мировой державой, которая на всех фронтах и по всему миру бросает вызов США и Западу».

В конечном итоге Кремль, похоже, осуществляет весьма разумную стратегию, принимая во внимание технические и материальные возможности России.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 мая 2017 > № 2175879 Дейв Маджумдар


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172396 Антон Уткин

Пока мировые лидеры спорят, террористы вооружаются

У ИГ есть все возможности для применения химического оружия, убежден российский эксперт Антон Уткин.

О том, к чему может привести недостаточно тщательное или предвзятое расследование таких инцидентов, как химическая атака под Идлибом 4 апреля, в интервью «Росбалту» рассказал инспектор ООН по химическому оружию в Ираке Антон Уткин.

— Тема применения химоружия на Ближнем Востоке за последнее время стала одной из наиболее острых. Можно ли вообще оценить, насколько велики запасы отравляющих веществ в регионе?

— На сегодняшний день подавляющее большинство стран Ближнего Востока присоединились к Конвенции по запрещению химического оружия. Это означает, что они задекларировали свои запасы химоружия, взяли на себя обязательства по его уничтожению, и требования эти выполнены или выполняются.

Два ближневосточных государства — Израиль и Египет — Конвенцию не подписали. При этом, по оценкам экспертов, Израиль обладает химическим оружием и серьезным потенциалом для его производства: в 1990 году министр обороны этой страны открыто заявлял, что Израиль применит химоружие в случае нападения. Египет, по имеющимся сведениям, использовал химоружие в северном Йемене, и хотя вряд ли его возможные запасы значительны, Египет безусловно имеет ресурсы для его производства. Кроме того, есть известные остатки химоружия. Например, бункер 13 на заводе Аль Мутанна на северо-западе от Багдада, где находилось от 2 до 3 тысяч снарядов реактивной артиллерии в снаряжении зарином. Поскольку в бункере были неразорвавшиеся авиационные бомбы, инспекторы ООН забетонировали его вместе со всеми находившимися там боеприпасами. В июле 2014-го территория завода, где расположен бункер, была захвачена «Исламским государством» (террористической организацией, запрещенной в РФ — ред.) В ноябре 2015-го Ирак возобновил контроль над этой территорией, однако некоторые эксперты полагают, что химоружие из бункера 13 могло оказаться в руках террористов из ИГ.

Страной, не присоединившейся к Конвенции, была также Сирия — до августа 2013 года, когда в пригороде Дамаска произошла химическая атака. Собственно, именно этот инцидент побудил Барака Обаму заявить о возможности применить военную силу в Сирии. После того как в процесс вмешалась Россия, Башара Асада удалось убедить присоединиться к глобальному режиму химического разоружения. В результате Сирия задекларировала свои запасы химоружия. Но поскольку Сирийская свободная армия отказалась поддержать 9-месячное прекращение огня, необходимое для уничтожения этих запасов на месте, было принято решение о вывозе отравляющих веществ с территории Сирии. В результате международных усилий с участием США, Дании, Норвегии, Великобритании, Италии и других государств в сентябре 2014 года официально завершилось уничтожение сирийского химического оружия. Кроме того, на территории самой Сирии было уничтожено 24 из 27 объектов по его производству. Оставшиеся три находятся на территории, которую сирийское правительство не контролирует, и неизвестно, что на них происходит.

— По заключению ОЗХО все задекларированное оружие в Сирии было уничтожено. Но вот все ли оно было предъявлено?

— Вопрос, конечно, закономерен. Некоторые западные страны утверждают, что задекларировано было далеко не все. Аргументы приводятся следующие. В одном из исследовательских центров Сирии анализы показали следы прекурсоров для химоружия, а в 2014 году Сирия дополнительно сообщила о том, что до присоединения к Конвенции в стране проводились эксперименты с рицином, все запасы которого были ранее уничтожены. Здесь нет ничего удивительного, если учесть, в какой спешке Сирия декларировала свое химоружие. Кроме того, Сирия — не первая страна, которая делает дополнения к своей первичной декларации.

При этом надо иметь в виду, что сегодня степень открытости Сирии в части химоружия является беспрецедентной — ведь резолюция Совета безопасности 2118 обязывает государство предоставлять инспекторам ОЗХО и ООН доступ к «любым и всем объектам», если «у ОЗХО имеются основания полагать, что эти объекты имеют отношение к мандату ОЗХО». Сирия это требование выполняет, и ничего компрометирующего до сих пор не найдено. Поэтому сообщение ОЗХО о полном уничтожении всего объявленного сирийского химоружия должно трактоваться как отсутствие у Сирии химоружия как такового.

— А как же недавнее заявление беглого сирийского генерала Захер ас-Саката, обвинившего президента Сирии в сокрытии сотен тонн химического оружия?

— С момента уничтожения сирийского химоружия прошло почти три года. Почему он не озвучивал свои претензии на протяжении двух лет после того, как сбежал, а объявился только после атаки под Идлибом? Вразумительного ответа нет, так что его заявление вызывает серьезные сомнения.

— 2 мая в СМИ со ссылкой на доклад Human Rights Watch появилась информация, согласно которой под Идлибом могли быть использованы бомбы с зарином советского производства — это подтверждает зеленая маркировка, наносившаяся на подобные боеприпасы. То есть авторы доклада опровергают заявления Москвы и Дамаска о том, что причиной гибели 92 человек от отравления зарином 4 апреля могло стать попадание бомбы в склад с токсичными веществами. Насколько серьезны эти аргументы?

— Во-первых, Россия никогда не экспортировала свое химоружие и не способствовала его распространению. Во-вторых, следует обратить внимание на технические аспекты данного инцидента. Авиабомба при взрыве раскрывается изнутри «звездочкой», здесь же остатки корпуса подверглись сжимающему усилию снаружи. От бомбы должно было остаться гораздо больше — например, хвостовая часть. Деталь, которую пытаются выдать за наливную горловину с пробкой, явно несколько лет ржавела, в отличие от достаточно хорошо сохранившейся краски на корпусе импровизированного боеприпаса. Если же, как сказал представитель Белого дома на брифинге, взрыва не было, то бомба должна была лопнуть, но остаться почти целой. Есть еще много технических моментов, которые свидетельствуют о постановочном характере данного инцидента.

— То есть однозначные выводы относительно химатаки под Идлибом делать пока рано?

— Необходимо провести полноценное расследование, и только потом делать заключения. Россию сейчас упрекают в том, что она пытается все запутать: то утверждает, что был разбомблен склад «Исламского государства» с отравляющими веществами, то говорит, что это была провокация. Складывается ощущение, что Запад гораздо охотнее понял бы Россию, если бы она придерживалась какой-то одной версии. Однако это был бы абсолютно необъективный подход. Если произошло уголовное преступление, следователь выдвигает все возможные версии — и по мере расследования исключает их, пока не останется одна, изобличающая преступника. Самое правильное — сначала разобраться в деталях, а потом назначать виновных.

— На ваш взгляд, какие все-таки основные версии трагедии под Идлибом?

— Версий может быть довольно много, учитывая, что достаточно большое количество участников могло быть заинтересовано в подобной эскалации напряженности. Например, Свободная сирийская армия могла пойти на такой шаг, поскольку опасалась, что США могли согласиться с оставлением Асада на посту президента. Для Израиля, который главной целью видит выдавливание Ирана с сирийской территории, это могло быть способом заставить США усилить антииранское давление. Тем более есть информация, что во время инцидента 4 апреля в районе Хан-Шейхуна находился беспилотник, вылетевший с авиабазы в Иордании, на которой расположены совместные силы Саудовской Аравии и Израиля.

Однако прежде чем рассматривать детально каждую из этих версий, необходимо разобраться с самим инцидентом. Если предположить, что это была инсценировка, то складывается впечатление, что инициаторы этой манипуляции добиваются успеха. Ведущие мировые СМИ транслируют лишь одну версию. Главная цель — выяснить, что же на самом деле произошло в Идлибе, — забыта, а тем временем США наносят авиаудары, разрушаются механизмы взаимодействия, усиливается конфронтация, взрастают риски и угрозы. Поэтому очень важно, чтобы механизмы расследования были действенными и носили технический характер. В противном случае привлекательность подобных манипуляций будет только взрастать и провоцировать новые схожие инциденты.

— В конце апреля ОЗХО отвергла предложения России по расследованию этой химатаки. Чем не понравился российский проект?

— Дело в том, что у России было несколько ключевых претензий к работе Миссии по установлению фактов применения химического оружия в Сирии (МУФС). Во-первых, изначально планировалось, что она будет работать как единый механизм, однако в какой-то момент ее разделили на две группы. Одна из них сотрудничает с сирийским государством, другая — с оппозицией. Москва утверждает, что состав второй группы непонятен, и вообще неясно, как она работает. Ее члены никогда не выезжали на места химатак и всегда использовали только те материалы, которые предоставлялись представителями сирийских оппозиционных сил. А ведь одним из принципов оценки объективности результатов работы инспекции является степень сотрудничества проверяемой стороны. Если оппозиция не предоставляет доступа к местам химатак, то и степень доверия к ее утверждениям и предъявляемым доказательствам носит по крайней мере спорный характер.

Второй проблемный момент состоит в том, что обеими группами руководят британские специалисты — Стивен Уоллес и Леонард Филипс. С точки зрения России это не соответствует географическому принципу распределения должностей. Дело не в том, насколько можно или нельзя доверять конкретно Уоллесу и Филипсу — эти люди не заслуживают каких-то принципиальных упреков и работают хорошо. Но так сложилось, что в ОЗХО есть дисбаланс в сторону именно британских специалистов. Кстати, максимальный срок обоих руководителей групп уже истек, и они работают по дополнительному контракту, что бывает крайне редко. Нужны перемены, и грамотных специалистов немало.

Одним из основных упреков России в адрес МУФС было то, что миссия проявляет бездействие. В частности, она до сих пор не выехала на места применения и хранения оружия. Что ей мешает — непонятно. Если на базе, которую разбомбили американцы, хранилось химоружие, то неизбежно должны были остаться его следы. Но это никто не проверял. Кроме того, почти 6 месяцев образцы, представленные российской стороной непосредственно с места применения химоружия в населенном пункте Мааррет-Умм-Хауш, находились в распоряжении ОЗХО без каких-либо результатов. И только сейчас, после настойчивых заявлений министра Лаврова, организация подтвердила факт химической атаки. Причем придется приложить немалые усилия, чтобы найти эту информацию на сайте ОЗХО. А образцы, представленные Белыми касками — организацией, которую не раз уличали в создании фейковых видео- и фотоматериалов, — были немедленно проанализированы, и результаты расследования громогласно объявлены. Означает ли это, что к России, одному из ведущих разработчиков и участников Конвенции, доверия меньше, чем к Белым каскам?

Поэтому суть предложения заключалась в том, чтобы создать новую группу из грамотных специалистов, в которой будет соблюдено географическое представительство. Однако проект не был одобрен.

Правда, здесь есть нюансы. Те, кто голосовал против российского проекта (например, Германия), заявляли, что их решение объясняется отсутствием явных претензий к работе старых групп. «За» проголосовали шесть государств, в том числе Россия, Иран, Китай и ЮАР. Из сорока государств Исполнительного совета ОЗХО тринадцать, включая Индию, Пакистан, Аргентину, воздержались. То есть если мы возьмем тех, кто воздержался и кто поддержал резолюцию, получается практически половина Исполнительного совета. В такой ситуации вряд ли можно говорить о единстве при отклонении российского предложения.

— Но между «поддержали» и «воздержались» все-таки довольно большая разница…

— Согласен. Возможно, российской стороне нужно было действовать тоньше. Можно было уйти от политических дискуссий в Исполнительном совете ОЗХО, а вместо этого сделать заявку на инспекцию по запросу на аэродром в Шайрате. Ведь необходимо было в первую очередь проинспектировать аэродром, так как в Хан-Шейхун инспекторы попасть все равно бы по соображениям безопасности не смогли. А инспекция по запросу — это чисто техническая процедура, и отменить ее можно только в течение двенадцати часов двумя третями голосов Исполнительного совета и лишь в случае недобросовестного запроса. Но против чего голосовали бы тогда члены Исполнительного совета? Против наличия у США достаточных доказательств для нанесении авиаудара?

Да, ОЗХО считает инспекцию по запросу крайней мерой, и за время существования организации ни одной такой инспекции не было. Но разве применение химоружия — не крайний случай? Если бы инспекция была проведена немедленно, дальше по ее результатам можно было бы решать и другие проблемы в Исполнительном совете. В любом случае это позволило бы ОЗХО сохранить независимость в решении подмандатных вопросов и уберечься от манипуляций.

— Как такое политическое «перетягивание каната» отразится на расследовании атаки под Идлибом?

— Есть миф, что ОЗХО проведет расследование и узнает, кто виновен. Ничего подобного. Задача организации — всего лишь выявить факт применения химического оружия. А решать, кто виноват, должен совсем другой орган — Совместный механизм ОЗХО и ООН по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии.

Интересно, что из более чем двухсот случаев применения химического оружия за последние четыре года этот механизм проанализировал только девять, и всего по четырем были назначены виновные. По трем инцидентам ответственной была названа сирийская армия, еще по одному — «Исламское государство». При этом только в случае, где виновным было объявлено ИГ, имелась возможность посетить место преступления, взять образцы почвы, тканей и т. д. Там, где обвинения были предъявлены сирийской армии, никакого расследования на местах применения химоружия не проводилось. Все выводы были основаны только на информации, полученной от оппозиционных сил. Поэтому Россия с ними и не согласилась. Например, одним из аргументов является то, что у оппозиции нет вертолетов, и поэтому все случаи применения химоружия с вертолетов якобы явно указывают на сирийскую армию. Однако где гарантия того, что видео с вертолетом снималось именно в месте применения химоружия, если инспекторы там даже не побывали?

По апрельскому случаю представители МУФС в Турции опросили свидетелей, которые были им представлены Белыми касками. Уверен, что показания этих свидетелей будут так же непоследовательны, как и фото- и видеоматериалы. Однако как на эту информацию прореагирует Совместный механизм по расследованию, пока вопрос.

— По вашим оценкам, какие запасы химического оружия есть у других участников ближневосточного конфликта?

— В первую очередь, здесь речь должна вестись об «Исламском государстве». В свое время его лидер аль-Багдади убрал практически всех иностранцев из руководства организации и привлек военных специалистов из партии БААС, которым после люстрации было запрещено занимать какие-либо должности в правительстве, армии и государственных учреждениях Ирака. Среди них было очень много экспертов по химическому оружию. К концу 1980-х годов, когда химическая программа Саддама Хусейна была в самом расцвете, в стране насчитывалось не менее ста военных руководителей и более двух тысяч технических специалистов в этой области. Потеряв возможность работать в структурах нового Ирака, многие из них подались в ИГ. Именно они в итоге обеспечивают нынешние успехи этой террористической группировки. Например, в январе 2015 года в СМИ сообщили, что был уничтожен Абу Малик — один из главных экспертов Саддама Хусейна по химическому оружию, который возглавлял технические работы на объекте по его производству в иракском Мутане.

— То есть доступ к экспертным знаниям и квалифицированным специалистам у ИГ более чем достаточный?

— Совершенно верно.

Есть и еще один момент. Помимо доступа к экспертным знаниям, для создания химоружия нужны оборудование и материалы. Если создавать химическое оружие, которое будет очень долго храниться, понадобится качественное и дорогостоящее оборудование. Но если такой задачи нет, и оружие планируется применять в самый ближайший срок, то требования к качеству оборудования резко снижаются. Это мы знаем из опыта иракской программы.

Что касается доступа к материалам, то речь идет об основных компонентах химической промышленности: фосфорных соединениях и фторе для создания нервнопаралитических газов, сере и этилене — для иприта. И в Ираке, и в Сирии ИГ контролировало или контролирует целый ряд территорий, где есть производственные мощности, изготавливающие компоненты, которые могут быть преобразованы в исходные вещества для производства химического оружия. Для этого, правда, могут понадобиться дополнительные химикаты. Однако из сообщений СМИ известно, что такую поддержку ИГ получало из-за рубежа, в том числе из Турции и от Саудовской Аравии. Кроме того, располагая хорошими финансовыми возможностями, купить на черном рынке необходимые вещества не представляет большой сложности.

— На ваш взгляд, вероятность дальнейшего применения химоружия со стороны ИГ в будущем велика?

— Если посмотреть программные документы ИГ, то возможность использования оружия массового поражения в них прямо обозначается как один из компонентов идеологии. И когда в применении химического оружия почти всегда обвиняют исключительно сирийскую армию, это идет на руку ИГ и другим террористическим группировкам. То есть ничто не мешает им и дальше прибегать к провокациям при использовании химоружия. Пока лидеры международного сообщества спорят между собой, ИГ будет спокойно решать свои вопросы. Когда Россия — по одну сторону, США и другие западные страны — по другую, а ИГ — по третью, обязательно найдется сила, которая, даже не помогая напрямую ИГ, будет способствовать его деятельности. Поэтому нужно объединять силы и создавать четкие правила игры, при которых будет понятно, кто за кого.

Беседовала Татьяна Хрулева.

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172396 Антон Уткин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171370 Леонид Бершидский

Послание Путину от 42 миллионов погибших

Потери Советского Союза во Второй мировой войне могут значительно превышать официальные цифры

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

По официальным данным, в состоявшемся во вторник шествии в память участвовавших во Второй мировой войне предков только в одной Москве приняли участие 800 тысяч человек, включая президента Владимира Путина. Память об участниках войны лежит в основе путинской версии российского патриотизма и стала важной частью идеологии, укрепляющей российскую геополитическую самоуверенность. Однако у так называемого движения «Бессмертный полк» есть и другая сторона, подрывающая эту идеологию. Его лидеры утверждают, что, согласно рассекреченной статистике, Советский Союз потерял за время войны астрономическое количество жизней — 42 миллиона человек вместо официально признанных 27 миллионов.

«Бессмертный полк» — традиция выходить 9 мая, в годовщину советской победы, на шествие с фотографиями воевавших родственников — возник в 2000 годах. Начинался он как низовое движение. Название ему дали три журналиста из Томска. Решение Кремля возглавить эту инициативу заменило патриотический порыв местных активистов официозными пропагандистскими усилиями, направленными на превращение победы 1945 года в опору российской национальной гордости. Вопрос о сближении с официальными властями перессорил организаторов, и в итоге московское отделение «Бессмертного полка» откололось и полностью подчинилось кремлевским указаниям.

Однако в исходной идее «Бессмертного полка» имелось нечто, противоречащее официальному подходу. В конце концов, почти все люди на этих фотографиях мертвы. Многие из них погибли на войне, погубившей изрядную часть населения Советского Союза и оставившей целые семьи и даже деревни без мужчин.

В феврале российский парламент провел слушания, посвященные «Бессмертному полку» как элементу «патриотического воспитания». В этом мероприятии участвовали множество депутатов и целый ряд представителей различных государственных ведомств, что стало знаком поддержки на самом высоком уровне, которую получило движение. Открывая слушания, парламентарий Вячеслав Никонов говорил о необходимости защищать российскую победу от гибридных атак и от возрождения нацизма на Украине. Однако после этого другой парламентарий, Николай Земцов, бывший одним из основателей «Бессмертного полка» и одним из наиболее активных сторонников придания ему официального характера, сделал неожиданное заявление.

В подготовленном для слушаний докладе Земцова было сказано, что, согласно рассекреченным в постсоветские времена данным, во Второй мировой войне погибли 41,979 миллиона советских граждан — примерно 19 миллионов военнослужащих и 23 миллиона мирных жителей.

В России подсчет потерь Второй мировой войны всегда был вопросом государственной политики. Иосиф Сталин преуменьшал советские потери — при нем речь шла о семи миллионах. Позднее Никита Хрущев признал, что погибли 20 миллионов человек, и в 1970-х и 1980-х годах в советской школе мне называли именно эту цифру. В последние годы советской власти, при президенте Михаиле Горбачеве, официально стали говорить о 27 миллионах. Это была неудобная цифра: Германия потеряла — по официальным подсчетам, которые некоторые историки считают заниженными, — 7,3 миллиона человек. Гигантская цена, заплаченная за советскую победу, заставила многих задаться вопросами о качестве сталинского руководства и о том, насколько советское государство ценило человеческие жизни.

В дальнейшем 27 миллионов оставались официальной цифрой. Путин ссылался на нее в своих речах. Согласно известной работе генерала Григория Кривошеева «Великая Отечественная без грифа секретности», выпущенной при государственной поддержке в 2009 году, общее количество погибших составляет 26,6 миллионов. Эта цифра была получена с помощью экстраполяции на основании данных определенных переписей. Оценка Земцова, основанная на работе историка Игоря Ивлева, опирается на другие источники. У Государственного планового комитета, статистического и распределительного центра советской плановой экономики, были более конкретные данные, однако, как уточнял Ивлев, они не относились к военнослужащим, информация по которым учитывалась отдельно.

Население Советского Союза, по данным Ивлева, составляло в общей сложности 205 миллионов человек в 1941 году и 169,8 миллиона — в 1945 году. Если учесть 17,6 миллиона рождений и предположить естественную смертность на уровне 1941 года, это означает, что связанные с войной потери доходят до 42 миллионов человек.

Хотя подход Ивлева вызывает сомнения у ряда историков, его данные теперь полуофициально обсуждаются людьми, ответственными за использование памяти о войне для «патриотического воспитания». Если эти цифры верны, они подчеркивают масштаб российской трагедии и цену, которую страна заплатила за избавление мира от нацизма. Но одновременно они свидетельствуют о пирровой победе диктатора, которого не волновало, сколько людей погибнет, исполняя его приказы. Помпезные торжества в честь годовщины победы после состоявшегося в 2014 году вторжения в Крым, и вездесущий лозунг «Можем повторить» выглядят на фоне выведенной Ивлевом цифры потерь просто зловеще.

Потери России были так велики, что она должна была бы стать самой миролюбивой страной в мире — даже менее воинственной, чем Германия, осознанно держащая военную активность на низком уровне, несмотря на полный отказ от наследия своих агрессивных лидеров 20 века. Если она, действительно, потеряла во Второй мировой войне четверть населения, она должна стремиться к тому, чтобы никогда больше это не «повторять». Однако налеты Путина на соседние страны и его готовность к военным операциям вдалеке от российских границ игнорируют те печальные воспоминания, которые пробуждает «Бессмертный полк».

Даже победы иногда обходятся невероятно дорого. Путин мог бы об этом задуматься, когда он шел вместе с толпой, неся портрет своего отца, который воевал и вернулся живым, — но не своего брата Виктора, умершего от дифтерии в блокадном Ленинграде.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171370 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171369 Кирк Беннетт

Имперская амнезия России

Почему российско-украинская война может продлиться долгие годы.

Кирк Беннетт (Kirk Bennett), The American Interest, США

В провокационной колонке в Financial Times от 27 марта под заголовком «Брексит и имперская амнезия» (Brexit and Imperial Amnesia) Гидеон Рахман (Gideon Rachman) упрекнул англичан за, как выразился один читатель, «серьезное недопонимание деспотичного имперского прошлого Британии». Статья Рахмана породила оживленные и весьма увлекательные дебаты на эту тему, а мне дала возможность глубже понять еще более примечательную статью, которую я незадолго до этого прочел в «Независимой газете» за 17 марта. Статья эта называется «Главное — не повторять ошибки», а написал ее заместитель директора московского Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

Те ошибки, о которых говорится в статье, Храмчихин считает вопиющими промахами, допущенными Россией (и Советским Союзом) в ущерб себе самой. Что интересно, он не включает в этот список просчетов такие трагические эпизоды как депортация черкесов, подавление польской независимости, сталинские бесчинства, или разгром революции в Венгрии в 1956 году. Нет, прискорбные исторические ошибки России вызваны ее чрезмерной щедростью и неспособностью воспользоваться появлявшимися в результате этого возможностями. Вот примеры безрассудной российской сдержанности:

• Во время Семилетней войны русская армия в 1758 году заняла Восточную Пруссию и имела все шансы выбить Пруссию Фридриха Великого из рядов ведущих европейских держав. Но в начале 1762 года на русский престол взошел поклонник Фридриха Петр III, который преклонялся перед своим кумиром и вывел Россию из состава антипрусской коалиции, а также ушел из Восточной Пруссии. Храмчихин сожалеет о том, что Россия упустила прекрасную возможность помешать объединению германских земель и предотвратить Первую мировую войну. Но если бы эта война все равно началась в том или ином виде, то бывшая Восточная Пруссия была бы на положении российской провинции, и оттуда для русской армии сразу открывался бы прямой и короткий путь на Берлин.

• Если верить Храмчихину, то российская демонстрация силы в 1833 году спасла турецкого султана Махмуда II от его восставшего вассала египетского паши Мухаммеда Али. Вместо того, чтобы пощадить своего давнего врага-османа, отмечает Храмчихин, Россия должна была воспользоваться слабостью турок и забрать себе все европейские владения Турции и значительную часть Анатолии, «оставив остальное египтянам».

• Точно так же, в 1848 году Россия спасла австрийскую империю, подавив венгерское восстание. Россия могла воспользоваться случаем и присоединить населенные украинцами австрийские территории Галицию и Буковину («которые тогда были не русофобскими, как сейчас, а вполне пророссийскими»), либо могла потребовать их в качестве платы за оказанные Вене услуги.

• Когда коммунисты в конце 1940-х захватили власть в Китае, Сталин недальновидно отдал им номинально китайскую, но фактически находившуюся под властью Советов провинцию Синьцзян, хотя она в 1940-е годы «очень просилась как минимум к независимости, как максимум — в состав СССР». Еще более прискорбно то, считает Храмчихин, что Сталин отказался от «корейского варианта» и не разделил материковую часть Китая на две примерно равные половины между «красными» и «белыми». Так он породил бы постоянное противостояние между двумя частями Китая, исключив возможность «какой-либо внешней экспансии».

В своей недавней статье Андрей Колесников из Московского центра Карнеги прокомментировал умонастроения россиян, убежденных в том, что «ледниковые периоды в истории России — периоды, когда хладнокровные лидеры правили железной рукой — для страны были хорошими. Оттепель — периоды демократизации и модернизации — были плохими, характеризовались срывами и насилием». Храмчихин в своей статье предлагает внешнеполитическое подтверждение данного правила: территориальная экспансия российского государства всегда и везде была во благо, а отказ от расширения достоин только сожаления.

Всегда очень любопытно слушать русских, чья страна является самой большой в мире как минимум с момента покорения Сибири в XVI веке. Они жалуются на выверты истории (не говоря уже о злобных интригах врагов), лишившие российское государство еще больших территорий. В отличие от русских, трудно себе представить современного английского аналитика, который жалуется на то, что Британская империя не создала еще больше колоний (например, Тибет, Афганистан или кусок Персии). Или американцев, сетующих на то, что Америка не включила в свой состав Канаду и не забрала себе крупные территории Мексики, когда там в начале XX века шла гражданская война. Представьте себе международную реакцию, если бы какой-нибудь немецкий аналитик взялся оплакивать неспособность своей страны воплотить в жизнь Брестский договор 1918 года, заявляя, что он мог обеспечить долговременную безопасность восточных рубежей Германии, помешал бы возникновению сильного советского государства и предотвратил начало Второй мировой войны. И далее по аналогии: если бы эта война все равно началась в том или ином виде, прибалтийские государства, Белоруссия и Украина на тот момент были бы зависимыми территориями Германии, и немецким войскам открывался бы прямой и короткий путь на Москву.

Но хватит фантазий, которые заставили бы покраснеть Редьярда Киплинга. В конце концов, бывшие имперские державы должны стыдиться своих завоеваний, а не скорбеть из-за того, что их территориальные захваты были не столь обширными.

Храмчихин пытается приукрасить немаловажный вопрос об общественном мнении на территориях, которые могли (нет, должны были) войти в состав России. Да, украинцы Галиции и Буковины в 1848 году могли согласиться на российское правление, по крайней мере, на начальном этапе; но мне трудно поверить, что немцы Восточной Пруссии восторженно приветствовали русскую армию в 1758 году, а уж тем более в 1914. Многочисленные турки на Балканах и в Анатолии стали бы весьма непростыми подданными для царя, поскольку даже балканские христиане оказались довольно беспокойными. В XIX веке они возрождали и укрепляли свои национальные государства, и Российская империя стала бы для них неприятной помехой — точно такой же, как и османы. Надо признать, что в конце XVIII и начале XIX века, когда большинство европейцев к востоку от Рейна жили либо в многонациональных империях, либо в мини-государствах, территории переходили из рук в руки без учета пожеланий проживавшего там населения. Такая практика в XIX веке начала создавать все больше проблем в связи с ростом национализма, а затем она стала просто невозможна. Именно по этой причине стали распадаться крупные империи. Любопытно посмотреть, как Российской империи удалось бы избежать этой участи и постоянно расширять свои территории вопреки недовольству и обидам тех нерусских подданных, которые уже находились в ее составе.

Тема краха империй поднимает другой важный вопрос. Надеюсь, я не слишком глубоко вдаюсь в анализ Храмчихина, но в нем присутствует некий тонкий и зловещий подтекст. Казалось бы, нет никакого смысла оплакивать упущенные исторические возможности по присоединению новых провинций к Российской империи, коль этим территориям все равно было суждено обрести независимость в 1917, 1991 или в каком-то другом году. В скорби по иллюзорной утрате территорий, которые никогда не принадлежали России, присутствует мучительная тоска по империи, которой не стало. Поэтому эссе Храмчихина кажется мне в большей степени не гаданием на кофейной гуще по принципу «ах, если бы», а скрытым упреком по поводу распада московской империи и последующей постсоветской деколонизации российской периферии. Иными словами, это клинический случай имперской ностальгии.

Более того, если пойти этим путем и начать сожалеть об упущенных исторических возможностях (которые зачастую можно увидеть только в ретроспективе), то можно бесконечно выстраивать аргументы против сдерживания своих имперских аппетитов. Храмчихин мог бы пожаловаться на то, что Россия бездарно и по совершенно непонятным причинам не воспользовалась своими позициями на Аляске в Калифорнии в XVIII и XIX веке, чтобы удушить североамериканский империализм в колыбели, или по крайней мере, лишить американцев (и их канадских лакеев) возможности выхода к Тихому океану. Или на то, какую необъяснимую недальновидность проявил царь Александр I, когда он после разгрома Наполеона вывел русскую армию из оккупированного и освобожденного Парижа.

Но есть и более актуальный вопрос о том, где существуют сегодня такие слабые места — где близорукая сдержанность и неуместное благородство России создают угрозу ее долгосрочным интересам. Где сегодня Россия может повторить свои ошибки?

Что любопытно, Храмчихин очень мало говорит об отношениях России с вероломным Западом, поскольку в нынешних подходах Кремля предположительно нет особой угрозы ненужной сентиментальности. Вместо этого он с опаской говорит о «стратегическом партнерстве» России и Китая, осуждая Пекин за то, что он не оказывает Москве действенную поддержку в Крыму, на Украине и в Сирии, а также призывая Кремль последовать примеру КНР и более решительно отстаивать свои собственные национальные интересы. Именно по той причине, что Китай стал для России новым полудругом-полуврагом, Москве следует отказаться от своей прискорбной склонности поддаваться на обман и надувательство союзников.

Но именно на постсоветском пространстве и особенно на Украине Храмчихин усматривает важную необходимость проводить жесткую политику без каких-либо заигрываний и политеса. Он утверждает: «Идея независимой Украины является русофобской по определению. То есть, Россия и Украина либо одна страна, либо враги». Храмчихин осуждает Кремль за то, что он до 2014 года «безропотно финансировал украинскую русофобию». Лишь после переворота в Киеве в феврале 2014 года под открыто антироссийскими лозунгами на Москву «снизошло краткое прозрение», и она повела себя с Украиной так, как та того заслуживала. Но и в этом случае Россия ограничилась полумерами. «Сейчас уже понятно, что с Донбассом надо было поступать так же, как с Крымом», — пишет Храмчихин. Далее он делает следующий вывод. «Надо относиться к ней, как к прямому врагу, а не ломать комедию с „братством народов". Мы ни в коем случае не должны делать киевскому режиму того подарка, который он изо всех сил хочет сейчас получить — прямого военного вторжения». Надо просто своевременно подтолкнуть зашатавшееся украинское государство, и пусть потом внутренние противоречия этого врага возьмут свое. «Нашей целью, — пишет Храмчихин в заключение, — должен стать крах нынешнего украинского государства и его режима с дальнейшим их полным переформатированием, политическим и территориальным».

Храмчихин, как и многие россияне, видимо исходит из того, что украинская враждебность по отношению к России (многие русские ее преувеличивают, но тем не менее) абсолютно беспричинна и является неблагодарной реакцией эгоистичного, упрямого и отсталого крестьянского народа (хохлов) на многовековую непоколебимую доброжелательность Москвы. Но ключом к пониманию этого кажущегося необъяснимым поведения является не какой-то там дефект коллективной украинской психологии, а именно имперская амнезия России. Например, Храмчихин верно замечает, что в XIX веке украинцы Галиции и Буковины были глубоко пророссийскими, а теперь настроены очень враждебно по отношению к Москве. Но похоже, он не имеет ни малейшего понятия о том, как и отчего произошло такое изменение в отношениях. Возможно, он, как и многие россияне, полагает, что украинцам просто промывают мозги антироссийской пропагандой. А что касается Галиции и Буковины, то честный анализ исторического периода после включения этих территорий в состав Советского Союза в 1939 году даст ответ на все загадки по поводу того, почему настрой местного населения к Москве резко изменился.

Имперская амнезия России находит достойную пару в полном незнании многими западными аналитиками исторического контекста российско-украинских отношений. Они могут рассматривать этот конфликт только через искажающую призму великодержавного соперничества или затасканной идеи «Большой игры». Меня поразил один западный комментатор, который в своем неумелом стремлении к беспристрастности заявил, что существует масса исторических примеров того, как русские войска топтали своими сапогами Украину. Здесь следует также добавить, что существует масса исторических примеров того, как американские войска топтали своими сапогами Карибские острова, или как немецкая армия захватывала Бельгию. Москва не заслуживает того, чтобы ее отвратительные действия на Украине объяснялись какими-то историческими прецедентами. И никто не должен рассматривать российскую интервенцию против Украины и прочие «прецеденты» как некое стандартное, а поэтому объяснимое и простительное поведение.

Западным аналитикам и многим российским обозревателям абсолютно непонятна идея о том, что украинцы могут ценить свою национальную идентичность и с готовностью ее защищать. На самом деле, украинцы ведут запоздалую войну за независимость и сохранение государственности, которая совершенно неожиданно и мирно досталась им в 1991 году. Единственная неожиданность здесь заключается в том, что кому-то украинский патриотизм может показаться неожиданным.

Либо Россия и Украина — одна страна, либо они — враги. Это чисто российские, но не украинские настроения. Именно русские назвали украинскую государственность, да и саму идею украинского этноса истинной и неоправданной русофобией. Украинцы, со своей стороны, вплоть до 2014 года были очень доброжелательно настроены к России и безо всякого интереса, а то и враждебно относились к членству в НАТО. Те аналитики, которые утверждают, что Россия начала интервенцию на Украине, дабы не допустить расширения НАТО, ставят телегу впереди лошади. Цель российской политики не в том, чтобы не пустить НАТО на Украину. Она заключается в уничтожении украинского государства, которое НАТО могла бы со временем принять в свои ряды. Цель — в «крахе нынешнего украинского государства и его режима с дальнейшим их полным переформатированием, политическим и территориальным». И не угроза расширения НАТО в ближайшей перспективе (такой угрозы не было) вызвала объяснимую и незамедлительную реакцию со стороны России. Как раз оппортунистическое российское вторжение укрепило многих украинцев в мысли о том, что членство в НАТО это весьма привлекательная перспектива. Москва постоянно допускает одну и ту же историческую ошибку, выступая в качестве главного вербовщика в ряды Североатлантического альянса, но Храмчихин по какой-то любопытной причине не хочет это признать, хотя данная идея вполне укладывается в его концепцию о том, будто Россия попустительствует собственным врагам.

Храмчихин лицемерит, призывая Москву «ни в коем случае не делать киевскому режиму того подарка, который он изо всех сил хочет сейчас получить — прямого военного вторжения». Нынешние военные действия России на Украине не становятся менее прямыми от того, что они ограничены и осуществляются скрытно. Более того, отказ России повторить в Донбассе крымский сценарий объясняется не дефицитом решимости и не приступом традиционного российского добросердечия. Просто в решающий момент «русской весны» в 2014 году Москве не хватило личного состава, который можно было бы оперативно перебросить на Украину. Крым был приоритетом, а на Донбасс «вежливых зеленых человечков» не хватило. Россия стремится решить данную проблему, создавая и восстанавливая свои военные базы вблизи украинской границы. В недалеком будущем рядом с Украиной будут находиться десятки тысяч «вежливых зеленых человечков», и они могут стать движущей силой «спонтанных народных восстаний» против «фашистской хунты» в Киеве, которые инспирирует Москва.

Многие россияне строят иллюзии о том, что вежливого братского толчка будет вполне достаточно, чтобы свергнуть правительство в Киеве, уничтожить украинское государство и покончить с этим непристойным национальным проектом на Украине. Но фиаско Москвы с идеей Новороссии в 2014 году должно заставить русских задуматься. Кремль придумал некое мифическое образование с собственным флагом под названием «Новороссия», полагая, что оно станет локомотивом массового сепаратистского движения русскоязычных украинцев. Но этот проект с треском провалился, когда говорящие по-русски жители Украины с разной степенью энтузиазма решили остаться в ее составе. Если по аналогии судить о стремлении ирландцев воссоединиться с Британией, беря в качестве критерия количество англоязычных людей, которые ходят по улицам Дублина, то мы очень сильно ошибемся. Москва допустила такую же ошибку с Новороссией, но даже сейчас до конца не ясно, сделали ли русские из этого необходимые выводы. Флаг Новороссии по-прежнему развевается в оккупированном Донбассе, а это говорит о том, что проект Новороссии Кремль держит про запас, чтобы выдвинуть его снова, когда настанет благоприятный момент.

В предстоящие годы со стороны России можно ждать многочисленных и активных попыток свергнуть шаткое, но удивительно цепкое украинское государство. С точки зрения Кремля, было бы большой глупостью заключать договоренность с Украиной сейчас, когда она едва стоит, когда хроническая коррупция, раздражительная политика и хрупкая экономика вселяют в Россию большой оптимизм (это еще одна классическая российская ошибка по Храмчихину). Действительно, у Украины удивительная способность самой себе наносить увечья. Но можно ли побудить русскоязычное население Украины, недовольное и раздраженное прискорбным состоянием дел в своей стране, отказаться от украинской государственности и поддержать идею Новороссии? Это соблазнительное предположение, и оно наверняка будет вдохновлять российскую политику в обозримом будущем. Тем не менее, Украина, несмотря на свои многочисленные и непрекращающиеся кризисы, преуспела, по крайней мере, в том, что укрепила национальное самосознание своего населения. И конечно, украинская армия уже никогда не окажет такое слабое сопротивление противнику, как это было в 2014 году. Русские могут мечтать сколько угодно, но Украина стала крепким орешком.

Говорят, что шанс стучится в двери только один раз, и 2014 год мог стать для России последним шансом уничтожить украинский национальный суверенитет. Конфликт в Донбассе стал войной на изнурение, в которой Россия использует выжидательную тактику, надеясь, что шанс постучится в ее двери еще раз. Если Россия не в состоянии убить украинский национальный проект, то может быть, она сумеет искалечить Украину, оторвав от нее сказочную Новороссию? А может, эти непокорные и коварные хохлы, известные своим упрямством и двурушничеством, изловчатся и перехитрят более сильных и многочисленных русских? Скорее всего, пройдет много лет, прежде чем мы узнаем об этом.

Между тем, вера россиян в украинскую русофобию превращается в сбывающееся пророчество. Война привела к вполне предсказуемым последствиям, и на смену теплым мыслям о русско-украинском братстве и солидарности в умах украинцев появились более мрачные образы из общей истории: гонения на украинский язык, насильственная русификация, репрессии советской эпохи и прежде всего голодомор, как называют катастрофический голод 1933 года. Большинство россиян, не обращая внимания на эти факты из прошлого, думают только о необъяснимой неблагодарности хохлов, напрочь забывших бескорыстную доброту и щедрость России — и прежде всего, ее благородные попытки освободить Украину от фашистской хунты, которую ей навязали западные спецслужбы. Ощущение собственной добродетельности и праведности, которые подверглись надругательству, будет и дальше вдохновлять русских на борьбу с тлетворным национальным проектом Украины, чтобы покончить с ним раз и навсегда, и чтобы ворчливая и беспокойная Хохляндия снова приникла к российской груди, где ей самое место. Таким образом, этот порочный круг будет сохраняться и дальше.

Похоже, что Россия из-за своей имперской амнезии обречена на повторение собственных ошибок — но совсем не так, как это представляет себе Храмчихин.

Кирк Беннетт — бывший дипломат, много пишущий о России и постсоветском пространстве.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171369 Кирк Беннетт


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 5 мая 2017 > № 2199219 Ирина Кутянова

Тестирование на наркотики: панацея или псевдодеятельность?

Сейчас во многих школах детей подвергают тестированию на наркотики. Что нужно знать родителям? Законно ли заставлять ребёнка сдавать анализ на наркотики? Какие меры будут приняты в случае положительного результата? Об этом рассуждает руководитель кафедры социальной и психологической реабилитации РГСУ, кандидат психологических наук Ирина КУТЯНОВА:

- Сегодня один из ключевых методов профилактики наркопотребления среди подростков и молодёжи - тестирование на запрещённые вещества. Возникает справедливый вопрос: насколько оно эффективно в качестве профилактической меры, а также как средство раннего выявления употребления наркотиков?

Сначала обратимся к доводам «за» него. Инициаторы убеждены: подросткам страшна сама мысль о такой проверке. А исследование поможет на ранних стадиях выявить тех, кто вовлечён в смертельно опасное занятие. Наконец, тестирование проводится для уверенности родителей в том, что их ребёнок «чист».

Но есть и другая сторона медали.

Во-первых, и это самое главное, анализ на наркотики - процедура добровольная. А значит, те подростки, которым есть что скрывать, не согласятся на него.

Во-вторых, тесты не распознают наиболее популярные среди современных подростков вещества: спайсы, соли, насвай, лекарственные препараты, синтетические наркотики и другие.

Можно привести много случаев, когда школьнику, на самом деле сидящему на «синтетике», тест выдаёт отрицательный результат. Учителя и родители успокаиваются, а подросток продолжает употреблять. В итоге оказывается либо в реанимации с острой интоксикацией, либо на скамье подсудимых. К этому моменту зачастую он уже сформировавшийся наркоман. То есть вместо раннего выявления мы получаем латентность наркомании!

В-третьих, проверка, которая проводится с помощью анализа слюны, покажет лишь вещества, употреблённые за 2 часа до неё. Несмотря на это, в ряде регионов этот вид тестов всё равно закупают для проверки учащихся.

При этом системная работа с юными потребителями отсутствует. Коррекционная программа в регионах финансируется по остаточному принципу. Формализм, да и только!

Самое интересное, что родителям подростка старше 14 лет могут не сообщить о положительном результате - ведь для этого по закону требуется согласие ребёнка.

В итоге получается, что тестирование не обязательно, не результативно, статистически недостоверно, затратно и не оправданно.

Что делать в этой ситуации? Думаю, что необходимо отказаться от практики тестирования слюны. Надо разработать тесты на современные наркотики и психотропные вещества. Организовать внезапные проверки. Внести законодательные изменения, позволяющие разглашать результаты тестов детей до 18 лет их законным представителям. Создать действенную систему помощи подросткам и их родителям. Иначе любое тестирование будет оставаться неэффективным и затратным.

Недавно всерьёз заговорили о тотальном тестировании школьников. Считаю, что к этой мере можно приходить только после устранения всех существующих недочётов.

Подготовила Ольга ИВАНОВА

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 5 мая 2017 > № 2199219 Ирина Кутянова


Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 5 мая 2017 > № 2164103 Талгат Аликулов

Как служится сегодня в армии РК ?

Автор: Рамзия Юнусова

«У нас в армии дедовщины нет!» Так заявил начальник департамента по делам обороны ЮКО (ДДО ЮКО) полковник Талгат Аликулов в интервью, которое он дал корреспонденту Central Asia Monitor в преддверии Дня защитника Отечества. При этом он сослался на слова министра обороны РК генерал-полковника Сакена Жасузакова. Последний таким образом успокоил родителей южноказахстанских призывников.

– Сегодня в казахстанской армии созданы такие условия, при которых новобранцы практически не контактируют с «дедами». А если и случаются факты рукоприкладства, то в основном среди сверстников, на почве личной неприязни, – говорит облвоенком.

– Какие именно условия?

– «Молодежь» и «старики» и питаются, и спят в различных помещениях. Не говоря уже о занятиях. Кроме того, у нас повсюду устанавливаются камеры наблюдения, которые позволяют вовремя пресечь возникающие конфликты.

– А суициды? Складывается впечатление, что они в армии участились. Особенно, кстати, среди новобранцев с юга Казахстана.

– Наоборот, количество суицидов в последние годы сократилось. А впечатление такое складывается отчасти оттого, что, к примеру, в Советской армии такие факты тщательно скрывались. Сегодня же трудно что-то утаить. В этом плане уже на начальном этапе проводится большая профилактическая работа. В каждой районной призывной комиссии работает психолог, который несет личную ответственность – естественно, вместе с командиром части – за каждый совершенный впоследствии суицид. Если призывник вызывает подозрение на предмет адекватности, то он сразу «отсеивается». Сегодня упор делается не на количество, а на качество.

– Уж коли мы об этом заговорили, что вы можете сказать о количественном и качественном составе южноказахстанских призывников? В какие виды войск их чаще всего направляют?

– Сейчас процент молодых парней, призываемых в армию, намного ниже, чем в советские времена. Повторюсь, ставка делается на качество. Поэтому будущие солдаты отбираются с особой тщательностью. Ко всем юношам, подлежащим призыву, предъявляются повышенные требования по состоянию здоровья, физическому развитию и психологической устойчивости. Этих критериев неукоснительно придерживаются все органы военного управления при отборе кандидатов.

Напомню: сейчас идет весенний призыв, который начался в марте и продолжится до июня. В нынешнем году квота для нашей области увеличена, и в Вооруженные силы страны отсюда будет привлечено более четырех тысяч новобранцев. Это больше четверти от общего количества призывников по Казахстану. Здесь мы держим пальму первенства.

Около пятисот юношей будут направлены в части Пограничной службы КНБ, 700 – в распоряжение Министерства обороны, примерно тысяча – в Национальную гвардию и 30 – в Службу государственной охраны РК. Наши парни будут проходить службу вдали от дома: комплектование всех воинских частей ведется по экстерриториальному принципу с учетом имеющихся у призывников специальностей.

– Представительниц слабого пола, насколько я знаю, набирают только на контрактной основе?

– Так точно!

– Изменились ли требования к состоянию здоровья призывников?

– Конечно. Сегодня это едва ли не главное требование к призывнику. Солдат казахстанской армии должен быть физически вынослив, здоров. Если у призывника ожирение или прогрессирующее плоскостопие, то он отсеивается.

– А как вы учитываете личные пожелания призывников служить в том или ином виде или роде войск?

– Они учитываются, но не всегда. Конечно, практически все мечтают о десантных войсках, но туда направляются самые достойные, которые также должны иметь соответствующие физические данные и психологичес­кие характеристики. И потом, мы должны соблюдать спущенную нам разнарядку. А еще учитывается такой фактор, как совместимость данных призывника со спецификой тех или иных видов войск. Скажем, парень при росте в 180 см и весе в 70 кг хочет служить в танковых войсках, но ведь он просто не пролезает в люк.

– Как сейчас «косят» от армии?

– Наоборот, сегодня значительная часть молодежи стремится попасть в армию. Во-первых, существенно сократился срок службы. Во-вторых, в лучшую сторону изменились условия, в которых живут солдаты. Сейчас на питание каждого бойца выделяется 1022 тенге в день. Не каждая семья может позволить себе такое. Поэтому желающих служить больше, чем планируется призвать, и, соответственно, нет необходимости «косить» от армии, идти на нарушение закона. У меня, к примеру, был такой случай: в ходе собеседования юноша заявил, что психологически не готов к воинской службе. И мы не стали его призывать: зачем, если у человека такое отношение к армии?

– А что делать, если религиозные чувства не позволяют держать в руках оружие?

– В отношении религиозных фанатиков лично у меня лично сложилось мнение, что это зомбированные люди. Такие армии не нужны, они даже опасны. Мы, как правило, их не призываем. Но фамилии этих молодых людей передаем в соответствующие органы. И все равно ставим на учет в военкомат. Если вдруг наступит «час икс», на защиту Родины должны подняться все, вне зависимости от вероисповедания.

– В каких элитных войсках служат выходцы из ЮКО?

– А у нас все войска элитные. Впрочем, ежегодно мы отправляем от нашей области 25 парней – самых высоких, самых красивых, с высшим образованием – в Службу государственной охраны.

– Часто ли родителям приходят благодарственные письма от командиров тех частей, где служат их сыновья?

– Часто. Если во время службы юноша показал себя воспитанным, доб­росовестным, смелым, проявил лучшие человеческие качества, то это, безусловно, заслуга родителей. И они получают благодарность от командиров за то, что воспитали настоящих защитников Отечества.

– Что ждет граждан, достигших 27-летнего возраста и не прошедших военную службу?

– Их ждет счастливое будущее (улыбается) На самом деле, пусть себе спокойно живут и дальше. Только нужно будет предоставить в военкомат необходимые оправдательные документы.

– Какие проводятся мероприятия по подготовке юношей к военной службе?

– Во-первых, это занятия по начальной военной подготовке, которые проводятся в общеобразовательных школах. Их никто не отменял. В последние годы все большую популярность приобретает военно-патриотический проект «Айбын» (что-то вроде советской «Зарницы»). Вообще, военно-пат­риотическое воспитание молодежи – это одно из основных направлений деятельности Вооруженных Сил РК. В Казахстане активно развивается сеть военно-патриотических и военно-спортивных формирований при школах, расширяются военно-шефские связи, укрепляется взаимодействие между военной и гражданской молодежью. Ведь каждый четвертый воспитанник военно-патриотического клуба впоследствии связывает свою жизнь с армией. Молодые люди, прошедшие воспитание и закалку в стенах таких клубов, получают необходимые навыки и легче адаптируются к условиям армейской службы. К слову, ваш покорный слуга в советское время, будучи школьником, активно участвовал в игре «Зарница».

– Сейчас солдаты-призывники служат всего год. Не маловато ли? Успеют ли безусые пареньки пройти школу жизни, стать настоящими мужчинами?

– Вполне. Чтобы стать настоящим мужчиной, необязательно несколько лет ходить в кирзе. По моему мнению, в армии постоянно должны служить специалисты, профессионалы. Остальным достаточно и года армейской жизни

Казахстан > Армия, полиция > camonitor.com, 5 мая 2017 > № 2164103 Талгат Аликулов


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163691 Виктор Медведчук

Расследование одесской трагедии: тест на демократию власть не прошла

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

После страшной трагедии в Одессе, очевидцами которой стали тысячи одесситов (тогда в результате поджога Дома профсоюзов заживо сгорели десятки людей), прошло уже три года. Однако расследование этого преступления, жестокость которого потрясла весь мир, до сих пор не завершено, виновные в массовой гибели людей не наказаны, справедливость не восторжествовала…

События 2 мая 2014 года известны по минутам, за три года опрошены сотни свидетелей, собраны тысячи видео- и фотодоказательств… Однако результатов расследования, которых ждут не только в Украине, но и во всем мире, до сих пор нет. Отсутствие прогресса в расследовании одесской трагедии только усиливает сомнения в том, что власть заинтересована в установлении истины.

Международная консультативная группа Совета Европы, наблюдавшая за расследованием трагедии, еще в ноябре 2015 года сделала вывод, что следствие не соответствовало требованиям Европейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, не было ни объективным, ни независимым, ни эффективным.

Обеспокоенность ходом расследования выражали и в Организации Объединенных Наций. В докладах Управления верховного комиссара ООН по правам человека о ситуации с правами человека на Украине неоднократно отмечались случаи вмешательства в деятельность судебной власти, а также процедурные нарушения, «которые свидетельствуют о недостаточной заинтересованности в надлежащем расследовании и привлечении к ответственности виновных, а также о непосредственном и непрямом политическом вмешательстве, что позволяет предполагать преднамеренное препятствование правосудию и задержки в его осуществлении».

О том, что главным препятствием в установлении истины при расследовании трагедии 2 мая является не непрофессионализм следственных органов, а «…дефицит желания привлечь к ответственности тех, кто это осуществлял», говорила два года назад и являвшаяся тогда представителем США при ООН Саманта Пауэр.

Однако ни возмущение украинской общественности, ни критика международных институций не заставили власть довести расследование до логического завершения. Несмотря на широчайший общественный резонанс, судебные заседания по-прежнему переносятся, радикалы оказывают давление на суд, самоотводы судей продолжаются, а начальник Главного управления Национальной полиции в Одесской области Дмитрий Головин заявил, что многие улики по делу 2 мая 2014 года потеряны. При таком подходе власти объективного и беспристрастного расследования ждать не приходится.

Понимая это, родственники погибших в Доме профсоюзов в августе 2016 года подали иск в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), это их единственный шанс юридически зафиксировать бездействие органов власти. ЕСПЧ подтвердил: иск принят к рассмотрению. Адвокаты потерпевших считают, что это не только подстегнет следствие, но и заставит его быть справедливым и беспристрастным.

Очень хочется верить, что надежды родственников погибших оправдаются, и виновные в этом страшном преступлении все же понесут наказание. Ведь расследование одесской трагедии — это своеобразный тест на соответствие команды евроинтеграторов тем принципам, которые ею постоянно декларируются: демократия, открытость, верховенство права. И тест этот не пройден.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163691 Виктор Медведчук


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163689 Сергей Згурец

Украинские танкисты воюют против россиян на Донбассе вслепую

Военный эксперт Сергей Згурец подробно рассказывает о вооружении украинской армии

Ярослав Жаренов, Апостроф, Украина

После торжественной демонстрации новые образцы вооружения зачастую не попадают в ВСУ, а если их и передают, то в очень небольших количествах. О том, почему так происходит, а также о перспективах развития украинского флота и авиации во второй части интервью для «Апострофа» рассказывает директор информационно-консалтинговой компании Defense Express, военный эксперт Сергей Згурец.

«Апостроф»: Вы говорили, что могут ракетные комплексы «Ольха» стать заменой «Точки». Какие у них особенности? Способны ли они пробить российскую систему ПВО в Крыму? Какой потенциал создания таких ракет на Украине?

Сергей Згурец: Когда мы говорим о любых новых образцах в оборонке, которые создаются на Украине, я бы хотел, чтобы вы распрощались с определенными иллюзиями. Любой новый образец вооружения имеет смысл только тогда, когда: 1) он производится серийно в достаточном количестве; 2) вооруженные силы или подразделения способны эффективно применять новый образец вооружения. Если нет ни первого, ни второго, то о новых образцах вооружения можно не говорить.

Период 2017 года является наиболее сложным с точки зрения перевооружения украинской армии: с одной стороны, запасы, которые мы использовали для восполнения потерь и комплектования новых бригад, фактически ограничены и исчерпаны, ремонтная база для восстановления советской техники также исчерпана, а массовое производство новых образцов вооружения только налаживается. Практически все образцы техники еще только находятся на этапе подготовки или завершения испытаний. Только после прохождения испытаний идет начало серийного производства. Количество образцов, которое производится массово и серийно, у нас пока небольшое. Комплекс «Ольха» по документам является модернизацией РСЗО «Смерч», а фактически это новый комплекс, способный поражать цель на удалении от 120 км и дальше. Должен пройти цикл испытаний, который завершится государственным испытанием. Серийное производство начнется только после удачного завершения госиспытаний. Серийное производство, я думаю, также займет как минимум год-полтора. Речь идет сначала о производстве количества изделий, которые будут комплектовать определенное штатное подразделение, которое научится эффективно этот комплекс применять.

— Сначала по одному подразделению?

— Это может быть дивизион или другое штатное подразделение, которые должны провести отработку применения этого комплекса в штатных подразделениях, параллельно должно быть налажено серийное производство. Ахиллесова пята украинской оборонной промышленности — мы делаем ставку на отдельные ограниченные единичные образцы техники, которые созданы на нашей оборонке. Если произведено 3, 5, 10 или даже 20 образцов, то на фоне, например, одной бригады, в которой порядка 6 тыс. личного состава и 3 тыс. образцов разного железа, эти 10 или 15 новых образцов эффективность бригады не поднимут. Только массовое перевооружение новыми образцами позволит говорить о качественном перевооружении армии. Я бы сейчас акцентировал внимание на том, что создаются первые предпосылки для перевода образцов, созданных как опытные, в формат серийного производства. По этой же колее должен пройти комплекс «Ольха» и ряд других образцов отечественной оборонки.

— Как сейчас обстоят дела со скандальными машинами «Дозор-Б»?

— В нашем журнале Defense Express в том году мы очень внимательно проанализировали ситуацию с «Дозором». Позже представители «Укроборонпрома» на пресс-конференции заявили, что «Дозор-Б» прошел все испытания. В 2016 году было изготовлено 10 машин, при том что, естественно, все ожидали гораздо большего количества. Сейчас 10 машин после изготовления их на Львовском заводе завершили этап обкатки в войсках. В результате значится так: в принципе машина удовлетворяет основным требованиям военных, она подтвердила основные технические характеристики, тем не менее есть ряд замечаний, которые должны быть устранены. К таким замечаниям относятся: высокая температура в салоне, обрыв рулевых колонок на ряде машин, шумность машины с точки зрения ходовой части, невозможность обеспечить поворот пулеметчика, который ведет огонь из пулемета, потому что пулеметчик сидит на кресле и не может на 360 градусов повернуться. Всего там около семи замечаний, которые должны быть устранены в рамках доведения этой машины до идеального варианта. Так как эта опытная эксплуатация завершилась еще в конце прошлого месяца, то сейчас основной заказчик в лице Минобороны должен принимать решение, что с этой машиной делать. Я думаю, что будет скорее всего принято политическое решение, которое поможет эту машину оперативно доработать, но я боюсь, что производство этой машины начнется или со второй половины этого года, если будут внесены изменения в гособоронзаказ, потому что я не помню, есть ли эта машина в гособоронзаказе, и будет ли она заказана Министерством обороны, потому что я объективно понимаю, что военные хотели машину обкатать, реально посмотреть, что за этим изделием стоит.

— Что будет дальше с этой машиной?

— Сейчас мы находимся на этапе, когда десантники поездили, замечания изложили, производитель в лице Львовского бронетанкового завода в альянсе с ХКБМ эти замечания должны учесть и опять выставить машину, например, на следующий этап. Но следующий этап с правовой точки зрения может быть оформлен по-разному, поэтому я думаю, что «Дозор Б» в целом военных устраивает, но с учетом изменений, которые заявлены. Но характер этих изменений может быть глобальным. Если, например, упираться в то, что есть шумность ходовой части, а она вызвана тем, что ходовая часть базируется на основе советских БТР-80, то переделка ходовой части может спровоцировать создание практически новой машины. Требования по перегреву салона и все остальное также может потребовать новой системы охлаждения, пересмотра конструкторских решений, которые заложены сейчас в версию машины «Дозор». Фактически, возможно, нужно будет создавать машину чуть ли не по второму кругу, и на фоне этого, например, появление таких машин, как «Козак-2М», которая создана частным предприятием «Практика», интересно с точки зрения того, что «Козак-2М» является уже не просто бронированным автомобилем, а боевой колесной машиной и де-факто может претендовать на ту нишу, которую сейчас занимает «Дозор». Я думаю, что может быть интересный прецедент, с одной стороны, будем иметь «Дозор», который разработан государством, и с другой стороны, частная компания предложила машину в таком же сегменте, которая готова пройти реальные госиспытания по требованиям военным, ВДВ и ССО.

— Относительно танкового парка ВСУ — оцените перспективность создания танка с выносным вооружением на базе Т-64 или даже того же «Оплота», насколько они могут конкурировать с российскими Т-72Б3 или теми, которые уже были замечены на Донбассе?

— С российским танком Т-72Б3 может конкурировать любой танк Т-64, который будет оснащен ночным зрением. Для этого нужно обеспечить их тепловизорами, которые будут видеть танк противника на том же расстоянии, как видит сейчас, например, российский Т-72Б3. Основная проблема наших танковых подразделений состоит в том, что за два года мы не решили главную задачу: обеспечить адекватные возможности танкистам вести боевые действия в ночной период. Наши танки ночью слепые. Исходя из этого, естественно, падает эффективность применения любых подразделений, которые опираются на танк как основную защищающую единицу.

— Как эту ситуацию исправить?

— Мы должны или закупать тепловизоры за рубежом, что связано с определенными проблемами, или создавать собственное решение, которое позволит применять тепловизионную технику для обеспечения танковых подразделений. Это главная задача этого года. Если эта задача не будет решена до конца года, то я буду весьма категорично настроен к политике руководства страны — действительно ли оно занято повышением боеспособности украинской армии. Можно показывать кучу новых образцов, которые существуют в одном экземпляре, при этом понимать, что танковые подразделения просто слепы на поле боя. Это касается БМП и БТР в том числе.

Задача по танковым войскам состоит в том, чтобы обеспечить им ночное зрение, а второе — поднять уровень защиты танков. Уровень защиты танка упирается в то, что танки «Булат», которые использовали в зоне боевых действий и которые представлялись как модернизация танка Т-64, показали определенные негативные вещи. Речь шла о перегруженности танка защитой, которая на него навешана. При той мощности двигателя она не позволяет обеспечить его эффективность и маневренность. С другой стороны, отсутствие ночного зрения также на самом деле является явным недостатком модернизации танка Т-64 до версии «Булат». Все эти нюансы учтены, и сейчас разрабатывается другая рациональная версия модернизации танка Т-64, которая составит основу танковых подразделений на ближайшую перспективу.

— Если говорить о танках противника, как нам конкурировать с той же российской «Арматой»?

— У нас есть более интересные решения, которые касаются, например, создания танка с выносным вооружением. Такой проект был разработан инженерной группой «Арей», например, танк «Тирекс» на основе танка Т-64. Сейчас ХКБ должно проявить достаточно агрессивную политику, показав, что бюро способно продуцировать новые идеи, чтобы не получилось так, что есть вывеска ХКБ, а создание ярких образцов крайне ограниченно. Отмечу, что создание новых образцов сдерживается финансовыми возможностями, отсутствием элементной современной базы, которая не позволяет соответствовать новым требованиям и возможностью системно заниматься работой инженерной и конструкторской мысли. Отсутствие мысли делает маловероятным, что мы будем иметь в будущем новые образцы.

— Что в такой ситуации делать украинским разработчикам?

— Есть предложения и идеи перескочить через поколение и не заниматься танком «Оплот», потому что, по моим оценкам, он будет в принципе последним могиканином, который будет поставляться в Таиланд. Я не уверен, что ВСУ будут закупать «Оплот» в ближайшее время, потому что армия делает ставку на модернизацию танка Т-64. Это будет промежуток времени 5-7 лет, где дальше должен идти танк, который способен конкурировать с противником.

Что касается российской «Арматы», то ее производство сопряжено с громадными проблемами, даже возникает сомнение, что через 10 лет мы увидим на поле боя танк «Армата», учитывая ряд технических, организационных и финансовых проблем, которые стали видны в России в последнее время. К этому времени мы должны придумать решение: или иметь собственный танк, если идти по линейному пути противодействия, или создать эффективные образцы противотанковых средств, которые способны минимизировать преимущество любого танка на поле боя. Поэтому, может быть, не нужно сейчас решать задачу лоб в лоб: у них «Армата» — и у нас что-то такое должно быть. Может, стоит идти по ассиметричном пути — создать эффективное средство противодействия танкам и меньше тратить деньги на вариант линии противодействия.

— Какова ситуация с военной авиацией?

— По количеству авиационной техники, способной выполнять боевую задачу (к ним относятся истребители Су-27, МиГ-29, Су-24, Су-25), количество техники, которую можно отправить в бой, по сравнению с периодом начала войны, существенно возросло. Это объясняется двумя факторами. С одной стороны, были выделены средства на ремонт техники, что привело к увеличению исправной техники. С другой стороны, учитывая требования войны, был немного понижен порог требований к технике, которую можно бросать в бой. Если в мирное время командир не рискнул бы отправлять самолет в полет с определенными ограничениями, то в условиях войны это делать можно.

В то же время обратим внимание на силы противника. Если у него, например, стоит эффективная система противовоздушной обороны, а так произошло, что россияне подтянули к нашим границам комплексы С-300 крайних модификаций, в Крыму подтянули С-400, которые имеют достаточно большой радиус поражения, подтянули «Буки-М2», то фактически противовоздушный зонтик над зоной боевых действий они существенно укрепили. Поэтому переть на рожон, бросая в бой авиацию, просто не сосем рационально.

— А если Россия начнет применять авиацию?

— В таком случае кроме средств противовоздушной обороны будет применяться и украинская авиация, которая будет выполнять задачи противодействия самолетам противника. И тут большую роль будет играть количество личного состава. Отдам должное Вооруженным силам — налет летчиков за последние два года существенно возрос. Если мы раньше говорили, что летчики летали по 10 часов, в то время как натовцы летают по 100 часов и больше, то я могу сказать, что налет наших летчиков превышает уже налет натовцев, потому что мы получили больше топлива.

Мы понимаем, что мы переживаем период войны, и здесь любые средства хороши. Когда мы говорим о системном перевооружении авиации, то ситуация гораздо сложнее, потому что авиация и ПВО — наиболее дорогостоящие виды вооруженных силах. Если мы посмотрим, что на перевооружение выделена сумма в пределах 6 миллиардов гривен (на новое и модернизированное), то эта сумма в пересчете на доллары даже меньше, чем бюджет футбольного клуба ведущего европейского государства. Мы должны понимать, что мы остаемся по-прежнему бедной страной и вынуждены искать любые способы противодействия агрессии. И когда мы говорим о плановом перевооружении, то говорить о новых образцах самолетов, я думаю, пока не приходится. Мы вынуждены все основные ресурсы бросать на сухопутные силы, в первую очередь на артиллерию, на бронетанковые подразделения, на механизированные бригады, которые несут основной груз боевых действий. Авиации — это этап второго периода, как, собственно, и флот, потому что проблема с флотом чем-то похожа на авиацию. Флот мы фактически потеряли, и эти точечные вкрапления военных катеров в акватории задачу боеспособности военного флота практически не решают.

— Если уже заговорили о флоте, у нас за последнее время были приняты на вооружение два катера типа «Гюрза» (Бердянск и Аккерман), но приняты, насколько нам известно, с задержкой в несколько месяцев. С чем оно связано и когда ждать новых образцов?

— Катера типа «Гюрза», которые будут изготовлены на Ленинской кузне, на самом деле имеют опосредованное отношение к повышению боеспособности флота, потому что они не разрабатывались для ведения боевых действий в акватории Черного моря, они разрабатывались для Дунайского устья, для других речек, где они могут вести борьбу с группировкой противника на берегу. Это противотеррористические катера, которые по большому счету, выходя в акваторию Черного моря, мне кажется, не обеспечивают решение задач флота.

Следующий этап, который более понятен с точки зрения Черного моря — это ракетные катера типа «Лань», которые имеют гораздо большее водоизмещение и наконец, возможно, будут иметь образцы ракетного вооружения, способные поражать цель противника на удалении 200-300 км. Для сравнения катер типа «Гюрза» вооружен пушкой с дальностью стрельбы до 2 км. Строительство таких железных коробочек (катеров типа «Гюрза» — прим. ред.) потенциал флота не повышает.

Флот должен обеспечить решение задач по основным угрозам: поражение кораблей противника и береговых целей противника. Для уничтожения кораблей и катеров противника нам нужны противокорабельные ракеты, которые способны на безопасном удалении для корабля обеспечивать пуск и поражение цели. Пока мы эти вещи обеспечить не можем, поэтому если мы даже построим 100 катеров типа «Гюрза», то ситуация не изменится.

— Что делать в такой ситуации?

— Мы должны немного перестроить концепцию флота, отказавшись на какой-то период времени от корабельного состава, и сделать ставку на противокорабельный комплекс, который разместим на береговой линии, чтобы хотя бы с берега отражать угрозы. Но это опять стоит вопрос: чем? Когда я говорю о корабельном комплексе, то я имею ввиду разработки КБ «Луч», которое делает противокорабельную ракету «Нептун». Эта ракета может базироваться и на сухопутном варианте, и на морском варианте. Но сроки испытаний, сроки завершения в принципе тоже имеют достаточно большой временной лаг, и как минимум до 2020 года, судя по всему, мы будем жить без противокорабельных комплексов, если мы не решимся в качестве страховочного варианта закупить французские «Экзосет» (Exocet), чтобы хоть как-то минимизировать риски, потому что сейчас у нас фактически нет возможностей поразить цели противника на море.

— Недавно появилась информация, что Порошенко решил демилитаризировать наш многострадальный крейсер «Украина». Насколько реальной является его продажа, учитывая геополитическую ситуацию (в Китай мы его не продадим, потому что США будут против, в Россию тоже не продадим по логичным причинам)? Если не продавать, то есть ли смысл нам его достраивать?

— Мы считаем, что мы получили какое-то советское наследство, которое не портится и пребывает в идеальном состоянии, и в любой момент мы его можем, как кролика из шапки, достать и продать кому мы захотим. История с продажей крейсера «Украина» с определенной дискретностью поднималась чуть ли не со времен получения независимости. Основной проблемой продажи крейсера «Украина» было отсутствие основного вооружения, которое обеспечивало этот комплекс теми возможностями, ради которых делался. Речь идет о ракетном вооружении для задач ПВО и целей на море, которое на комплекс поставлено не было. Это вооружение мы должны были закупать у россиян для того, чтобы продать индусам или китайцам. Но это было в начале 2000-х годов. В данный момент я не уверен, что мы сможем этот крейсер кому бы то ни было продать, потому что за это время все погнило, проводки, оборудование, которое требует на самом деле повторного анализа и проверки с пониманием того, что заказчику этот комплекс крайне нужен. Корабль без вооружения заказчику не нужен, а вооружение, под который создавался корабль, за эти 25 лет системно устарело. Что бы мы сейчас ни поставили, это будет новый корабль. Поэтому, скорее, мы должны смириться с тем, что заказчика на эту огромную железяку мы не найдем.

Демилитаризация этого крейсера связана с решением других сопутствующих задач. Ряд артсистем, которые стоят на этом крейсере, по прогнозам мы должны взять и использовать на кораблях другого класса, которые мы можем достроить. Артвооружения морского назначения у нас также нет, мы должны его покупать у инозаказчика или начать собственное производство, что крайне сложно.

Кроме крейсера «Украина» есть еще более сложный проект — корвет «Владимир Великий», который стоит на Николаевском судостроительном заводе и имеет определенную степень готовности. Этот корвет создавался как основа будущего флота Военно-морских сил Украины. Стоимость корабля в довоенный период оценивалась в 250 миллионов евро, это первый корабль в серии из четырех кораблей. Теперь строительство корабля приостановлено. Правда, в рамках гособоронзаказа предусмотрено, что по госгарантии на его достройку выделены деньги в пределах 1 миллиарда. Темпы достройки мне не совсем пока понятны, но я знаю главный риск. В этом проекте участвует порядка 28 зарубежных компаний, включая все ведущие компании по ракетному вооружению, по системам управления, связи и так далее. Мы подписали контракты и затягиваем с их выполнением. Часть из них по времени уже сорваны. Так вот сумма достройки корвета на данный момент равна сумме штрафных санкций, которые нужно заплатить завтра, если мы решим этот корвет не строить. Мы находимся в таком странном положении, что все равно лучше достроить и иметь корвет, чем поругаться с Европой, заплатить штрафные санкции и не иметь корабля, но потерять те же деньги.

— Какая ситуация с финансирование флота?

— Если сравнивать с довоенным периодом, то ситуация с денежным довольствием личного состава улучшилась. Нельзя говорить о том, что нам не хватает, как это было раньше, но перспективы развития флота — это очень непростой вопрос. Чтобы понимать проблему флота, нужно понимать, зачем он нужен, как он будет применяться. По моему мнению, главный клинч, который сопровождал украинские морские силы, в том, что в руководстве Генерального штаба в основном все были сухопутчиками. И непонимание того, как применять флот, в каких объемах и зачем он вообще нужен, накладывало отпечаток на удовлетворение приоритета флота по тем или иным закупкам, по подготовке и по всему остальному. Флот при сухопутном доминировании всегда был в пасынках. Эта тенденция сейчас сохраняется, тем более что при ограниченном финансировании и угрозах в сухопутном направлении основная ставки при расходовании денег сделана именно на сухопутный компонент.

Что же касается модернизации в рамках гособоронзаказа, то хочу отметить один риск. Если «Ленинская кузня» вдруг решила, что она способна модернизировать флагман «Гетьман Сагайдачный», то, я думаю, это немного чрезмерные амбиции, учитывая, что корабль нужно перегнать в Киев (недавно в СМИ появилась информация, что «Ленинская кузня» выступила «прокладкой» в тендере по модернизации «Гетьмана Сагайдачного», — Апостроф). Есть риски с перебазированием, если до этого сюрреализма дойдет. И поэтому, я даже не уверен, учитывая граничное количество кораблей, способных хоть как-то выполнить боевую задачу, что командование ВМС наберется смелости на этом этапе вообще отдавать флагман «Гетьман Сагайдачный» на модернизацию, потому что вопросы, которые связаны с модернизацией корабля, могут надолго поставить фрегат в доки, и это уже займет годы. То есть мы можем корабль вообще потерять.

— Мы потеряли наш единственный до недавнего времени подводный корабль «Запорожье». Ситуация с нынешним флотом у нас и так не совсем удачная, с подводным тем более. Говорилось о готовности Турции передать нам четыре подводные лодки, но конкретных сроков пока нет. Есть ли у вас информация по этому поводу? Это планируется в ближайшие пять лет, позже или раньше?

— Военно-морские силы должны иметь все компоненты, включая подводные силы. Отношение к подводным кораблям в составе ВМС Украины у разных военных начальников разное. Если прошлый командующий ВМС говорил, что это необходимо, то нынешний начальник ВМС находится в более сжатых реалиях, и его задача обеспечить хотя бы минимальную способность флота выполнять резко ограниченный круг боевых задач. Я не думаю, что вопрос по подводным лодкам будет подниматься в ближайшие пять лет. И неважно, какой поставщик это будет обеспечивать, потому что с одной стороны это деньги, а с другой стороны это целое направление подготовки личного состава, который на данный момент практически утерян. То есть нужно создавать базирование подводных лодок, подготовку торпед на вооружение и так далее.

С другой стороны, учитывая, что в составе Черноморского флота появляются новые подводные лодки, сейчас главная задача украинской стороны — обеспечить способы противодействия подводному флоту РФ на Черном море. Для этого поставлена цель на закупку, с одной стороны, минных тральщиков, которые способны минимизировать угрозы применения противником мин и обеспечить безопасность акватории для движения военных и гражданских кораблей. Нам минные тральщики нужны кровь из носу, а мы их не делаем, поэтому их нужно покупать. Возможно, таким партнером будет Франция, если мы сумеем убедить французов. А с другой стороны, нужно решить способы борьбы с подводными лодками противника с помощью наших вертолетов или других средств поражения.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163689 Сергей Згурец


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163675 Девин Нуньес

Девин Нуньес: Русские понимают только язык грубой силы

Луиза Мейрелес (Luísa Meireles), Expresso, Португалия

Американский политик португальского происхождения, достигший значительных высот в государственной иерархии США, на днях приезжал в Лиссабон, чтобы провести ряд деловых встреч. Верный Трампу председатель комитета по разведке Палаты представителей является сторонником жесткой линии во внешней политике.

Конгрессмен Девин Нуньес (Devin Nunes), самый влиятельный «португалец» в американской политике, — в последнее время оказавшийся в центре внимания из-за расследования случаев российского вмешательства — с самого начала выступал сторонником президента Трампа и принимал участие в работе его переходной команды. Принадлежит к числу бескомпромиссных республиканцев.

Expresso: Как складываются отношения между Соединенными Штатами и Россией после запуска целого ряда расследований предполагаемых связей между Москвой и командой Дональда Трампа?

Девин Нуньес: Я не питаю на этот счет особых иллюзий. В какой-то степени Путин — неразборчивый в средствах диктатор. Я на протяжении многих лет пытаюсь обратить на это внимание, однако мои предупреждения полностью игнорировались администрацией Обамы. Я вообще сомневаюсь, что с Путиным можно работать. Все президенты мечтают об этом, но мечты остаются мечтами.

— Однако серьезной проблемой в начале работы новой администрации были как раз отношения с Россией, включая и ваш случай.

— Я принадлежал к числу тех, кто год назад предупреждал о возможных шагах России, я говорил, что наша неспособность понять ее намерения и планы является крупнейшим поражением со времен 11 сентября. Администрация Обамы оставила мои предостережения без внимания, и я сделал несколько публичных заявлений.

— Почему ничего не было предпринято?

— Потому что они пытались заключить с Россией договор по Ирану, по Сирии… Русские уже долгое время проявляют себя в качестве ненадежных партнеров, целый ряд американских президентов, начиная с Билла Клинтона, пытались работать с Россией и Путиным, и всегда безуспешно. Сдается мне, что и у президента Трампа это не получится.

— Но в любом случае ему придется иметь дело с Россией: это огромная страна и ядерная держава.

— Собственно поэтому все президенты и государственные секретари не оставляют попыток работать с Путиным.

— Так как же решить эту проблему?

— Лично я выступаю за более жесткие санкции, за то, чтобы отправить оружие на Украину, что, кстати, одобрил Конгресс, но не сделала последняя администрация. Мы предупреждали и о кибервмешательстве, которое русские практикуют уже многие годы. В 2013 году от нас поступили вполне конкретные предупреждения, однако ничего не было сделано. Думаю, русские понимают только язык грубой силы. Применение силы и недопущение попыток переступить за обозначенную черту.

— Но применение грубой силы — довольно опасный шаг.

— Все опасно, но гораздо опаснее, если они возьмутся за страны Балтии. Что тогда произойдет? Мы не знаем, как далеко они готовы пойти. Речь идет о разных степенях опасности. Между тем опаснее всего — бездействовать.

— Обвинение в адрес администрации Трампа основано на прямо противоположном: будто бы перед выборами команда Трампа заключила с русскими своего рода соглашение, чтобы нанести вред кандидатуре Хиллари Клинтон.

— Мы должны полагаться на факты: для вышесказанного нет никаких доказательств. По этому вопросу ведется несколько расследований. Я внимательно слежу за Россией, и на протяжении многих лет, даже десятилетий, они вмешиваются в ход наших выборов.

— Что вы имеете в виду? Каким образом?

— Да, на протяжении ряда десятилетий, и на этот раз мы предупреждали правительство о кибератаке. То есть комитет по разведке сделал предупреждение в отношении России, и снова администрация не предприняла никаких мер. Можно сказать, что в какой-то степени русские занимаются пропагандой в мировых масштабах. RT [российский телеканал на английском языке] представляет собой глобальную сеть, и они — отличные мастера пропаганды. Но могли они повлиять на результаты выборов в Соединенных Штатах? Сомневаюсь. Не думаю, чтобы с командой Трампа было какое-то соглашение. В случае своего поражения на выборах люди ищут всяческие оправдания, которые не имеют ничего общего с действительностью. Но мы ведем расследование, и, если что-то обнаружится, все об этом узнают.

— А как же вопрос о прослушивании?

— Я первый заявил, что в Trump Tower не велась прослушка. Но это не значит, что в переходный период Трампа не использовались другие методы. Они были. Вопрос об их законности должны решать другие, ведется расследование возможных случаев использования секретных служб ненадлежащим образом.

— Вы отказались курировать расследование российского вмешательства в выборы, к тому же в отношении вас ведется еще одно дело.

— Мои политические противники, а таких у меня много, могут делать какие угодно заявления, однако за время службы я заработал себе репутацию добросовестного и надежного сотрудника. Я решил так: хотите предъявлять обвинения — предъявляйте. Они попытались сделать меня главным лицом данного расследования и преуспели в этом, но я не мог допустить, чтобы это нанесло какой-то вред следствию. Поэтому устранился, и сейчас мы переходим ко второй фазе, когда прокуроры проводят допросы, пока не разберутся со всеми предполагаемыми обвинениями.

— Вас обвиняют в том, что вы сообщили журналистам, что Дональда Трампа прослушивали.

— С тем, что произошло, много путаницы. Если кратко, было несколько расследований фактов использования наших разведслужб в политических целях, и мне это было известно задолго до того, как Трамп написал об этом в Twitter. Когда набралось весомое количество доказательств, я понял, что стою перед серьезной проблемой, тогда я решил побеседовать с прессой и сказать о том, что собираюсь сообщить об этих обнаружениях Белому дому. Это была пресс-конференция! Выйдя из Белого дома, я вновь поговорил с прессой. Я пытался сделать свои действия максимально прозрачными, а меня обвиняют в утечке информации! Здесь явно замешана пропаганда.

— А как вы относитесь к заявлениям своих коллег-республиканцев, например, сенатора Маккейна?

— Есть много конгрессменов, которые не прочь помелькать в новостях.

— То есть для вас эта история надуманная?

— Лично для меня — да, но правда в том, что она разлетелась по всей стране и по всему миру. Думаю, ее истоком является тот факт, что люди не согласны с результатами выборов.

— В общем вы ждете решения комитета по этике?

— Оно ничего не даст. Чего я не хочу, так это чтобы расследованию в отношении России, которым занимается мой комитет, был нанесен какой-то вред. Я не принимаю в нем участия, но стою во главе комитета, потому что именно у нас есть доступ к информации. У меня тоже есть доступ, но я не отвечаю за расследование и не провожу допросы. Дел у нас хватает, и проблем тоже: начиная с Северной Кореи и заканчивая Сирией, Северной Африкой, Китаем и Ближним Востоком.

— Ситуация с Северной Кореей действительно крайне опасна, или вы считаете, что в ней также есть некий элемент провокации и шоу?

— Каждый раз, когда Северная Корея испытывает какое-либо ядерное оружие или технологию запуска ракет, она совершенствует свои вооружения и таким образом продолжает наращивать военный потенциал. Северная Корея — режим-пария, который не может не внушать тревогу и представляет все большую опасность не только для Южной Кореи, но и для Японии.

— Но для сдерживания Пхеньяна Соединенным Штатам необходимо, чтобы свое влияние на него оказывал и Китай.

— Это всегдашняя проблема. Китай этого не делает. Я не знаю, что обсуждали китайский и американский президенты во время недавней встречи, но, если судить по обнародованной информации, беседа прошла в позитивном ключе. Что касается меня, то я уверен, что мы не можем позволять корейской диктатуре продолжать испытания этого оружия.

— Что готовы предпринять Соединенные Штаты, если Северная Корея проведет еще одно испытание?

— Что мне нравится в президенте Дональде Трампе, так это то, что он не говорит о своих намерениях что-то делать или не делать.

— Это мы уже заметили.

— У него это отлично получается. С военной точки зрения разумно не сообщать о планах. И сразу приступать к действиям.

— Но он готов действовать в случае очередного испытания?

— Мы располагаем значительными военными силами в регионе.

— Китайцы попросили доступ к бухте Уолфиш-Бей в Намибии.

— У них уже есть порты в Сан-Томе, в Джибути, военное присутствие в Шри-Ланке и в четырех или пяти других точках за пределами страны. Они строят базы по всему миру.

— Как вы объясните столь активное продвижение Китая в Атлантику?

— У них есть военный контингент в Сан-Томе, и мы знаем, что они уже давно положили глаз на Азорские острова, на Лажеш. Нам известна их тактика и то, что они собираются предпринять в отношении Азорских островов.

— Но в Сан-Томе есть и американские военные.

— Это незначительное присутствие, речь не идет о базе или контингенте войск.

— Китай и Россия хотят обосноваться в Атлантике из-за США, чтобы взять этот регион под свой контроль?

— Китайский флот будет делать все возможное, чтобы продвинуться вперед и расширить возможности для перехвата информационных сигналов. С 2013 года наш комитет располагает информацией о том, что Huawei и ZTE [китайские компании в сфере коммуникаций] могли использоваться для сбора информации в глобальных масштабах.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163675 Девин Нуньес


Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163673 Энди Экин

Что мы знаем о «большой стратегии» России?

Энди Экин (Andy Akin), The Washington Post, США

В апреле госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) встретился со своими коллегами в Москве, а также с российским президентом Владимиром Путиным. Тиллерсон выразил обеспокоенность США в связи с тем, что двусторонние отношения находятся «на самом низком уровне». Ранее на этой неделе Тиллерсон предупредил, что поддержка Россией режима Асада в Сирии не согласуется с позицией США.

Напряженность в отношениях между США и Россией, возникшая не так давно в связи с влиянием Москвы в Сирии, является новейшей главой в нескончаемой истории попыток понять программу действий России — ее «большую стратегию».

В 2015 году в Москве была принята Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (СНБ) — документ о приоритетах, интересах страны и стоящих перед ней угрозах. В этой новой стратегии отражены целенаправленные действия по поддержке политики в области здравоохранения и образования страны. Наряду с этим в качестве перспективной области обозначено возобновление интереса к Центральной Азии и отношениям с Китаем. В документе несколько раз завуалированно упоминаются потенциальные противники, в том числе США и НАТО, но до уровня враждебности времен холодной войны риторика документа не доходит.

Однако «большая стратегия» представляет собой более широкую программу действий страны с целью задействовать все доступные инструменты власти для формирования международной системы, которая будет работать в ее пользу. Большая стратегия России включает в себя элементы НСБ, но отнюдь не ограничивается определением приоритетов — ее целью является формирование международного сообщества, которое будет устраивать Россию.

Путин не афиширует российскую большую стратегию, однако внешнеполитические инициативы, выдвигаемые Россией на протяжении последних шести месяцев, создают четкую картину его целей. В частности, большая стратегия России ориентирована на решение трех задач: создание нового, более благоприятного баланса сил в международной системе; расширение доступа к новым рынкам финансирования и экспорта и оказание активного влияния на постсоветском пространстве.

1) Создать многополярный мир путем сдерживания западных институтов

Как следует из документа 2015 года, в котором изложена НСБ, явного стремления стать мировым лидером российское государство не проявляет. Вместо этого Россия рассчитывает изменить порядок существующей международной системы, ориентированной на Запад. Здесь задача России состоит не в том, чтобы российские цели противоречили центральному порядку, а в том, чтобы добиться уважения интересов российского государства со стороны других влиятельных стран.

С этой целью в Стратегии национальной безопасности России, разработанной в 2015 году, неоднократно говорится о создании и поддержке «многополярного» международного порядка, при котором Россия будет партнером — равным Соединенным Штатам, Европейскому Союзу и Китаю. И главное в создании такого многополярного мира — сократить сферу международного влияния западных институтов.

А это значит — ставить под сомнение готовность НАТО выполнять свои обязательства, ликовать по поводу разногласий в Евросоюзе и пытаться манипулировать избирательным процессом в США и во Франции, то есть, делать все, что может вывести либеральный международный порядок из равновесия. Партнерство между Россией и Китаем — хотя еще и слабое — продолжает развиваться в качестве контраста Бреттон-Вудской мировой финансовой системы, установленной после Второй мировой войны.

Поэтому Москве выгодно, когда системы безопасности, политические и экономические институты Запада существуют и действуют в условиях неопределенности.

2) Добиться открытия рынков и отмены санкций

Вторая цель, на достижении которой сосредоточена большая стратегия России, заключается в том, чтобы обеспечить приток денежных средств в государственную казну за счет доступа к рынкам экспорта систем вооружения, нефти и газа. Краткосрочной целью является ослабление или снятие экономических санкций, введенных против Российского государства, крупных российских финансовых компаний и высокопоставленных российских чиновников после аннексии Крыма в 2014 году. Санкции в сочетании с падением цен на нефть и газ возымели действие и нанесли удар по путинскому режиму и многим российским компаниям-экспортерам. Пока эти санкции остаются в силе, они препятствуют действиям по расширению рынков сбыта российского газа, нефти и экспорта оружия.

3) Демонстрировать силу и влияние в регионе

В качестве третьего шага Москва хотела бы возобновить свое влияние и демонстрировать свою силу и мощь в традиционной сфере влияния — и на новых территориях. Российское государство стремится формировать внешнюю политику соседних государств и оказывать существенное влияние на правящие там коалиции.

Кроме того, российская политика, озвученная Путиным в марте 2014 года вскоре после аннексии Крыма, предполагает защиту русского населения за рубежом. Москва проводит более агрессивную политику влияния в бывших советских республиках, и обещание решительной «защиты» русского населения за рубежом означает возрождение России.

Цель такова: активно преобразовать регион и превратить его в кольцо из стран подопечных Москве или даже ее марионеток.

4) Еще одна задача (неофициальная) — покупать лояльность

Хотя, разумеется, это не является официальной частью стратегии национальной безопасности России, авторы нескольких написанных в последнее время книг о Путине и его стиле руководства указывают на то, что одной из главных особенностей путинского режима является передача государственных средств в частные руки. Олицетворением стиля правления Путина является обогащение лояльных элит, безнаказанность в обход принципов традиционных государственных институтов.

В частности, обычной практикой является предоставление в обмен за личную преданность выгодных контрактов, обеспечение «откатов» или игнорирование фактов получения друзьями и родственниками коррупционных доходов. Следовательно, в основе путинской власти — и, следовательно, русской большой стратегии — лежит обеспечение доступа к достаточным капиталам для распределения их между друзьями и союзниками. Попытки международных сил или внутренней оппозиции положить конец путинской системе покровительства в обмен за лояльность встречают яростное сопротивление.

Все эти скрытые стратегии помогают объяснить конечные внешнеполитические цели, к которым стремится Россия: подорвать устои возникших после Второй мировой войны и возглавляемых Западом международных режимов, основанных на международных организациях, расширении демократии и защите прав человека.

Вместо этого российские власти активно добиваются восстановления государство-центричного международного порядка, при котором особое значение придается прагматичной реальной политике — когда страны действуют не в соответствии с моральными принципами и представлениями о внешней политике, а в соответствии со своими потребностями и возможностями. По-прежнему неизвестно, как полные решимости и намеренные выполнять свои обязательства США и западные союзники собираются противодействовать реализации Россией своей большой стратегии — особенно если это предполагает активизацию действий в Сирии.

Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163673 Энди Экин


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162616 Ефим Фиштейн

На восточном фронте неспокойно

Ефим Фиштейн (Jefim Fištejn), Forum24

Кому еще интересны новости с Восточной Украины? Кого еще может встревожить известие о том, что поселок Счастье снова взяла одна из сторон, и что при этом погибло некоторое количество украинских солдат или сепаратистов? Кому еще интересны пустые разговоры о необходимости соблюдать Минские договоренности, упоминание которых уже давно не утратило суть, потому что под ними теперь понимается только прекращение огня? Отвод тяжелых вооружений от условной линии фронта может происходить время от времени, а может и нет. Однако ни разу дело так и не дошло до выполнения других пунктов договоренностей, подтвержденных подписью высокопоставленных лиц. Ведь в итоге все эти договоренности должны привести к неизбежному возвращению спорной территории под юрисдикцию Украины. Даже местные выборы, обусловленные конституционными изменениями, провести невозможно, потому что их должны организовать украинские власти после возвращения всех граждан, первоначально проживавших в Донецкой и Луганской областях. Поскольку для России финальная цель договоренностей неприемлема, она не идет даже на первый шаг, ведущий к достижению подобной цели. Поэтому стрельба будет продолжаться, а поступающие новости будут такими же монотонно занудными.

Почти у всех, кто побывал на территории повстанцев, сложилось впечатление, что местное население живет с ощущением полной безнадеги и изможденности. Они попались на удочку, проглотив приманку в виде лозунга «Путин нам поможет», как будто он придет и присоединит Донбасс к России, что автоматически и сразу же приведет к процветанию. Но вместо процветания продолжается бесконечная война, которая уже давно не имеет никакого смысла, продолжается экономическое разложение, царит бедность и полное бесправие. Причудливый проект под названием «Донбасс» провалился в черную дыру, на дне которой уже валяются другие сенсационные путинские идеи, такие как Евразийский союз, Русский мир, Новороссия и прочие. Первоначальный смысл проекта заключался в том, что Донбасс превратится в постоянный очаг напряженности, в своего рода Сектор Газа, а его населению не останется ничего другого, как зарабатывать на жизнь бесконечной войной. Целью было превратить полтора миллиона мужчин в джихадистов Хамаса, для которых единственным смыслом жизни будет Священная война против векового врага. Цель, казалось бы, вот-вот будет достигнута, но все закончилось, как всегда. Местным жителям осточертела неопределенность в жизни без прошлого и будущего. Многие проголосовали ногами: регион покинуло около двух миллионов человек. Большая часть переехала в другие регионы Украины, где им приходится жить в нищете. Точно так же сложилась жизнь тех несчастных, кто бежал в Россию. Те, кто остался, сыты войной по горло и не спешат брать в руки оружие. Нет таких денег, за которые люди были бы готовы умирать — такое под силу только идеям, а их на складе не было.

В Чехии тоже по-прежнему достаточно тех, кто верит: на востоке Украины идет гражданская война. Это основной тезис российской пропаганды: ополчение якобы как минимум на две трети состоит из местных граждан, а российских «офицеров в отпуске» там не более трети. Некий воображаемый «донбасский народ» якобы сопротивляется киевской колонизации. Если оставить в стороне тот факт, что Россия разместила на украинской границе военные подразделения, по численности превосходящие всю украинскую армию, и может оперативно оказаться на территории соседа, что однажды уже было сделано во время боев за донецкий аэропорт вблизи Иловайска и Дебальцево, и если забыть о неприкрытой аннексии Крыма, которую весь мир считает оккупацией чужой территории, все равно останутся вопросы относительно мифического «донбасского народа».

В данном случае нелегко выделить этническую, культурную и социальную группу, которая образовывала бы подобную общность. Более того, ополчение самопровозглашенных республик недостаточно репрезентативно, чтобы представлять все население. Из восьми миллионов жителей Донбасской и Луганской областей за оружие взялись от 30 до 40 тысяч мужчин, а это полпроцента населения. Но в рядах ополченцев хоть отбавляй и представителей этнических меньшинств континентальной России (от бурятов до многочисленных чеченцев). Для гражданской войны мотивация конфликта слишком слаба: нет ни социальной, ни этнической, ни религиозной подоплеки. Ситуацию понять нетрудно: войну развязала Россия. Это Россия оккупировала третью часть территории двух областей соседней страны. Это российские диверсионные группы спровоцировали сепаратистское движение и, применив жесткую силу, создали новые институты власти. Это Россия вооружила сопротивление, обеспечила штабную логистику и координирование, руководила военными операциями. Это Россия до сих пор поставляет амуницию, продовольствие, технику, топливо, медикаменты, деньги наемникам и боеприпасы. Русские там даже воинские звания и погоны.

Владимир Путин не может признать, что бросил регион на произвол судьбы после того, как поставил его на грань выживания. Российский президент хорошо освоил искусство обращения с важными символами, которое не требует никаких финансовых вложений. Именно в этом и заключается подлинный смысл решения, принятого в этом году: о признании личных документов (загранпаспортов и школьных и институтских дипломов), выданных самопровозглашенными республиками. Этот символический шаг открывает перед кремлевским режимом целый ряд новых возможностей, помимо того, разумеется, что позволяет оказывать психологическое давление на киевскую власть. Тут существует вариант, который уже оправдал себя в отношениях с псевдореспубликой Приднестровье: вот уже 25 лет Россия признает документы об образовании, выданные на этой территории, а также водительские права, государственные номерные знаки и документы, подтверждающие личность. Также возможен сценарий, реализованный в Южной Осетии: речь о так называемом подписании договора о совместной обороне, размещении военных контингентов и признании местного ополчения частью вооруженных сил Российской Федерации. Также всегда остается вариант выхода из Минских договоренностей в связи с их явной неэффективностью.

Важным элементом стратегии гибридной войны является наведение хаоса в области правовых норм, когда закон и правила перестают действовать. За отменой виз для обладателей документов самопровозглашенных республик намеренно теряется тот факт, что между Россией и Украиной уже давно существует безвизовый режим. Тому, у кого есть удостоверение личности, выданное украинским государством для въезда в Россию, специальное разрешение и не требуется, а остальные документы подлежат нострификации. Теперь в случае восстановления визового режима с Украиной жители Донецка и Луганска останутся единственными украинскими гражданами, кто сможет беспрепятственно пересекать границу. Многочисленным украинским гастарбайтерам это дает новую возможность — поменять киевские документы на паспорта ДНР и ЛНР.

Совершенно противореча намерениям, это постановление в целом перечеркивает все приложенные прежде усилия и только подтверждает первоначальный статус данной территории. Черным по белому в постановлении написано, что речь идет только о территории «отдельных регионов Донецкой и Луганской областей Украины». Парадоксально, но это определение еще определеннее, чем формулировка из украинского закона, в котором говорится об «отдельных регионах с особым режимом местного самоуправления». Местное население в путинском постановлении определяется как «граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на территории отдельных регионов Луганской и Донецкой области Украины». По действующим законам, российские органы власти должны зарегистрировать обладателей подобных документов как граждан Украины или лиц без гражданства.

Возникает обоснованное подозрение в том, что этот шаг Путин делает, в первую очередь, с оглядкой на Запад, а не на тех, кто все еще проживает на территориях, подконтрольных русским диверсантам. Смысл этого жеста в том, чтобы Запад надавил на украинского президента и подтолкнул его к скорейшему признанию автономного статуса региона и к проведению местных выборов, а иначе будет худо. Это подтверждает формулировка о «временном характере» постановления, которое будет действовать до окончательного урегулирования ситуации.

Вся внешняя политика Москвы крутится вокруг Вашингтона, как Земля крутится вокруг Солнца. Даже российские действия в Сирии — лишь следствие этой мотивировки, и операция ведется с постоянной оглядкой на американскую реакцию. Поэтому и недавнее постановление Путина нужно рассматривать как «пробный шар». Кремль хочет проверить реакцию Белого дома и Брюсселя, в особенности после прихода Дональда Трампа. Пока никакой реакции не последовало, и Кремль может перейти в наступление и, например, предложить адаптировать Минский формат к новым условиям. Вместе с тем это демонстрация того, как будет выглядеть президентская кампания 2018 года. Она, вне всяких сомнений, будет проходить под националистическими лозунгами, хотя и без эксцессов периода Русского мира 2014 года. Но если за оставшиеся месяцы Порошенко сломить не удастся, не исключено, что Кремль решится на признание самопровозглашенных республик или даже на их «добровольное присоединение» к России во имя предвыборной кампании.

На востоке Украины у нас серьезная проблема — типичный «замороженный» конфликт. Время от времени Россия будет доводить его до точки кипения, чтобы таким образом поддерживать напряженность, дестабилизирующую Украину. Будут использоваться особенные случаи: годовщины, международные переговоры, общегосударственные выборы, праздники. Люди, которые еще не покинули эту богом забытую территорию, продолжат жить в подвешенном состоянии в нечеловеческих условиях, как в черной дыре международных отношений. У них не будет ни денег, ни работы, а Россия будет подпитывать свою пропаганду, передавая душераздирающие сообщения с войны (для этого требуется время от времени возобновлять перестрелки). Сама линия соприкосновения превратилась в полосу окопов с бетонными укреплениями, став де-факто новой границей. Скорее всего, стороны избегают попыток ее прорвать. Для этого нужен массированный военный удар с применением тяжелых вооружений, танков, авиации и прочего. Для Путина, добивающегося определенной нормализации отношений с Западом, а также для Порошенко, который вынужден полагаться на экономическую помощь Запада, обусловленную попытками восстановить мир, такое наступление означало бы большие материальные потери и пятно на репутации.

Подобное развитие событий заставило бы нынешних повстанческих лидеров Захарченко и Плотницкого пойти на непредсказуемые действия. Они не могут остаться на Донбассе в случае его возвращения под украинскую юрисдикцию, даже если бы им посулили амнистию. Они остаются последними из местных командиров, которых еще не убили собственные соратники, хотя несколько покушений уже было. Таким образом, война — их единственная гарантия на жизнь. Любая надежда на мир заставит их немедленно бежать. Но и для Владимира Путина мир стал бы признанием очередного поражения. Поэтому есть основания предполагать, что конфликт на востоке Украины будет заморожен на многие годы — скорее всего до «смены караула» в Кремле.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162616 Ефим Фиштейн


Россия. Евросоюз. Франция > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162595 Ален Родье

Почему мы делаем вид, что напуганы сильно преувеличенным военным потенциалом России?

 Ален Родье (Alain Rodier), Atlantico, Франция

В 2017 году военные расходы Парижа превысят военные расходы Москвы. Учитывая резкое сокращение российских расходов в этой области и неблагоприятную экономическую ситуацию, можно с уверенностью сказать, что боевая готовность России не так высока, как кажется.

Atlantico: Россия серьезно сократила военные расходы, несмотря на демонстрацию военной силы в Сирии. Расходы России меньше расходов США в десять раз и почти такие же, как у Франции. В этой связи, не переоцениваем ли мы боевые способности Кремля?

Ален Родье: Чтобы быть точным, согласно докладу Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI) опубликованному 24 апреля 2017 года, общая цифра военных мировых расходов в 2016 году в процентном соотношении составила 36% в США, 13% в Китае и 4,1% в России. Совокупные цифры по Франции, Германии и Великобритании достигают 8,6%- а это в два раза больше!

Спецслужбы всегда очень любили сравнивать численность состава и количество военного оборудования (военный баланс). Я не могу отказать себе в удовольствии поупражняться с цифрами, тем более что они являются приблизительными.

Для начала речь пойдет о людях. Население стран НАТО составляет 917 миллионов человек, из которых 317 миллионов — американцы и 142 миллиона — русские. На деле основное количество солдат набирается среди народов этих стран. Таким образом, ресурсы западных стран гораздо выше, чем у России.

На военной службе НАТО находятся 3,6 миллионов мужчин (и женщин), из которых 1,5 миллиона человек — американцы, против 800 тысяч человек у русских. В плане авиации НАТО насчитывает 5,9 тысяч боевых самолетов, из которых 3,5 тысяч американские против 1,9 тысяч у русских.

ВМС США насчитывает 10 авианосцев, не считая вертолетоносцев, в то время как в распоряжении Москвы — всего один, стоящий в сухом доке уже довольно долгое время. В распоряжении НАТО находятся примерно 6 тысяч боевых танков, из которых 2,3 тысяч принадлежат американцам против 2,8 тысяч у русских.

Единственна область, в которой существует паритет, — это ядерное оружие. У американцев есть 1,481 тысяч ядерных боеголовок против 1,735 тысяч у русских. Этого достаточно чтобы уничтожить нашу планету несколько раз. Конечно, эти цифры не включают в себя все элементы, в частности пригодность оборудования, которое чаще всего составляет всего 50% от общего числа, боеспособность и опыт различных игроков.

— Что является источником такого преувеличения военных возможностей России? Кем эта информация больше всего поддерживается и с какой целью?

— Со времен окончания Второй мировой войны Вашингтон всегда старался преувеличить угрозу СССР, потом Варшавского договора и наконец, России. У союзников Вашингтона по НАТО, которые были зависимы от американской разведки (и остаются полностью зависимыми и сейчас) не было никаких причин сомневаться в заявлениях США, тем более что британцы всегда разделяли мнение Вашингтона, и их служба разведки всегда пользовалась серьезной репутацией.

Франция, сначала немного, а потом уже серьезно, начала сомневаться в их заявлениях, анализируя афганский конфликт под началом Красной армии. Собранные Францией данные показывали, что красивая российская военная техника не была такой эффективной, как предполагалось.

Но вопрос на ваш ответ находится в речи произнесенной президентом Эйзенхауэром 17 января 1961 в конце его второго срока: «Мы должны остерегаться неоправданного, намеренного или ненамеренного влияния военно-промышленного комплекса. Потенциал опасного роста его неоп­равданной власти существует и будет существовать. Нам не следует прини­мать что-либо на веру. Лишь бдительное и информированное граждан­ское общество может настоять на разумном сочетании огромной индуст­риальной и военной машины с нашими мирными методами и целями, с тем, чтобы безопасность и свобода могли совместно процветать». К сожалению, он уже тогда предвидел, что именно будут развивать американские неоконсерваторы, к которым впоследствии присоединятся их европейские коллеги. Стоит обратить внимание, что такие люди есть и среди республиканцев и среди демократов и, что в Европе деление на правых и левых не играет никакой роли. Там тоже в обоих лагерях есть неоконсерваторы.

— По вашему мнению, с какими проблемами придется столкнуться России, и к какой цели она движется, учитывая неблагоприятную экономическую ситуацию в стране?

— Проблемы в экономике, сопоставимые с уровнем экономических проблем в Италии, вынуждают Москву сделать выбор, который ударит по военному потенциалу, несмотря на пропаганду в соцсетях. Это сказывается на программах модернизации, которые систематически пересматриваются и на них выделяется все меньше денег.

Однако их стратегические возможности в географическом плане — гораздо более скромные по сравнению с Вашингтоном. У России всего 12 военных баз за рубежом, а у Америки — 800!

Итак, цель России состоит в том, чтобы просто пощекотать нервы странам НАТО. Но у России больше нет тех возможностей, которые у нее были во времена Варшавского договора. С военной точки зрения Россия — уже не та, что во времена холодной войны. Зато Россия переходит к «гибридным» конфликтам, зная, что сейчас можно вести войны не только с помощью боевой техники.

Россия. Евросоюз. Франция > Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162595 Ален Родье


Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2017 > № 2161177 Леонид Исаев, Николай Кожанов

После химии и ракет. Как меняются позиции России и США по Сирии

Леонид Исаев, Николай Кожанов

Удар по базе Шайрат неизбежно поднимал вопрос, в состоянии ли Россия защитить своих союзников. Тем более что за время своего присутствия в Сирии она создала устойчивый миф о неприкасаемости всех, кого защищает.

Когда в начале апреля в сирийской провинции Идлиб произошла химическая атака, на которую Вашингтон ответил ракетными ударами по авиабазе Шайрат, большинство экспертов заговорили о том, что для российского присутствия в Сирии настал переломный момент. Правда, в вопросе о природе перелома единодушия уже не было.

Одни считали, что России наконец-то указали на место и теперь она должна осознать, что времена «нерешительного» Барака Обамы закончились. Другие говорили, что удар по базе Шайрат в очередной раз напомнит Москве, что решить сирийский кризис в одиночку не под силу никому, а потому надо искать общий язык с другими державами (прежде всего США). Наконец, нашлись и те, кто с фатализмом заговорил о том, что новый виток насилия в Сирии может поставить мир на грань конфликта двух держав: Россия, мол, не пойдет на уступки США по Сирии, нарастит помощь Асаду и начнет открыто противодействовать Вашингтону, перечеркнув наметившиеся перспективы для российско-американского ситуативного взаимодействия.

К счастью, ни один из этих сценариев не реализовался, хотя серьезная опасность усиления конфронтации между Россией и США существовала, а отношения между ними, по словам Путина, деградировали еще сильнее, чем при Обаме.

Кто убийца-дворецкий?

В охлаждении российско-американских отношений заинтересованы многие, как в самой Сирии, так и за ее пределами. Поэтому однозначно утверждать, кто устроил химатаку в Хан-Шейхуне, сложно.

Сирийское руководство, судя по его заявлениям, не склонно искать компромиссов с оппозицией и грезит о невозможном – о полном возвращении контроля над всей страной военным путем. Добиться этого без военной помощи союзников и в первую очередь России она не в состоянии. Однако в Москве прекрасно понимают, что амбиции баасистов ничем не подкреплены, а их выполнение потребует увеличения российского военного присутствия, а это несет в себе неоправданные политические риски.

Более того, участие в очередных военных кампаниях в Сирии чревато для российского руководства тем, что издержки и вовсе перевесят добытые с огромным трудом преимущества. Все это вынуждает Москву не наращивать военный потенциал в Сирии, а пытаться продать те ликвидные активы российской внешней политики, которые она сейчас имеет.

Дамаск это не устраивает, и он с завидной периодичностью срывает миротворческие усилия России, устраивая разного рода провокации. После срывов переговоров Москва, как правило, с новой силой начинает оказывать силовое давление на противников режима, еще больше втягиваясь в военные действия. Если это Асад действительно нанес удар по Хан-Шейхуну, он прежде всего хотел окончательно похоронить политический процесс, начатый в Женеве и Астане, спровоцировав очередной виток конфликта, на этот раз в провинции Идлиб, на которую сирийский режим нацелился еще после взятия города Алеппо.

Получив благодаря российской поддержке возможность наступать, сирийский режим окончательно решил сделать ставку на военное урегулирование конфликта, причем преимущественно руками союзников. Нежелание Дамаска переходить к политическому диалогу понятно – баасисты в этом случае рискуют безвозвратно потерять свою монополию на власть, которую придется делить с давними противниками.

Поэтому режим стремится загнать американо-российские отношения в настолько глубокий кризис, чтобы Россия отказалась от дальнейших переговоров и попыталась решить сирийский вопрос исключительно силовым путем на стороне Дамаска. Эпизодически это получается, как, например, прошлой осенью в Алеппо, где после срыва Лозаннских договоренностей Лаврова – Керри сирийская армия при поддержке российских ВКС начала бомбить город.

Главная угроза для баасистского руководства сегодня не столько ИГИЛ или «Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», обе запрещены в РФ), а сирийская оппозиция и прежде всего ее вооруженное крыло, имеющее свои позиции «на земле» и участвующее в женевских переговорах. Именно она, а также курды – основные претенденты на места в переходном органе власти, предусмотренном резолюцией Совета Безопасности ООН №2254, и активные сторонники новой Конституции, которая перераспределила бы властные полномочия между центром и регионами и между различными политическими силами.

Заинтересованы в химатаке могли быть и иранцы. По словам некоторых экспертов, их связи с сирийскими ВВС, особенно по линии разведки, очень сильны, и они вполне могли договориться сбросить авиабомбу с химзарядом в расчете внести разлад в российско-американские связи.

Предыдущие два десятилетия весьма нестабильных российско-иранских отношений, когда Москва и Тегеран периодически предавали друг друга ради улучшения связей с третьими государствами, создали у иранцев сильнейшее недоверие к России. В результате, сотрудничая с Москвой в Сирии, иранцы постоянно опасаются, что Россия предаст их ради нормализации отношений с США или Турцией.

То, что именно Россия вопреки желанию Тегерана настояла на участии американцев в качестве наблюдателей в переговорах в Астане, вкупе с успешным взаимодействием Москвы и Вашингтона под Манбижем, где США и Россия совместными усилиями разрушили турецкие планы продвинуться в глубь Сирии, только способствовало усилению иранских опасений. Химатака и последовавшие авиаудары американцев гарантированно вносили разногласия в диалог между Москвой и Вашингтоном, исключая в понимании иранцев возможность «предательства» со стороны Москвы своих союзников – Дамаска и Тегерана.

Никто не отрицает всерьез и возможной причастности и сирийской оппозиции. После поражения в Алеппо она явно находилась в слабом по отношению к Дамаску положении. Приход на президентский пост в США Дональда Трампа давал немного надежд: Трамп открыто заявлял, что внутрисирийские проблемы должны решать сами сирийцы, а Америка должна сконцентрироваться на борьбе с терроризмом, отказавшись от идеи смены режима в Дамаске. Это ставило сирийскую оппозицию перед неутешительным выбором: либо пытаться при содействии Москвы интегрироваться в существующую систему власти, либо быть рано или поздно уничтоженной.

На этом фоне было необходимо любой ценой изменить отношение новой администрации США к сирийскому режиму. Лучшего способа, чем химатака, которую мировое сообщество, с большой долей вероятности, спишет на Дамаск, придумать сложно. Характерно, что буквально накануне инцидента в Хан-Шейхуне в Вашингтоне начал свой визит глава сирийского оппозиционного Высшего комитета по переговорам (эр-риядской группы) Рийад Хиджаб, который соответствующим образом отозвался на атаку, стремясь столкнуть между собой Москву и Вашингтон.

Наконец, еще одна сила, которой химатака была бы на руку, – это группировка «Тахрир аш-Шам». По мере установления режима прекращения огня на территории Сирии она стала терять свою популярность, потому что оказалась не способна выполнять функции гражданской администрации в относительно стабильное время. С учетом того, что из Алеппо в Идлиб бежало и много ее противников, влияние «дочки» «Аль-Каиды» в рядах оппозиции стало постепенно сокращаться. На момент химатаки бывшей «Ан-Нусре» нужно было любой ценой подорвать режим прекращения огня, а инцидент в Хан-Шейхуне не только мог поставить крест на мирном процессе, но и столкнуть между собой основных гарантов перемирия.

Без истерик

Единственной стороной, кроме Запада, которая никак не могла быть заинтересована в химической атаке в Идлибе, стала Россия. Для нее запуск политического процесса в Сирии – это возможность достойно выйти из сирийского конфликта. Все другие варианты чреваты высокими рисками, ростом стоимости присутствия Москвы в Сирии и последующим проигрышем.

Более того, Россия сейчас больше всех заинтересована в политическом урегулировании сирийского конфликта. Для нее срыв Женевы и Астаны чреват серьезными репутационными издержками. После окончательного срыва в сентябре 2016 года мирной инициативы, реализовавшейся в рамках Международной группы поддержки Сирии, где председательствовали РФ и США, Москва воспользовалась переходным периодом в американском руководстве, чтобы перехватить инициативу и обозначить свои правила игры в Сирии. Именно на это была направлена тройственная инициатива России, Ирана и Турции в декабре 2016 года и последовавшие за ней астанинский и женевский процессы.

С трудом возобновив переговоры по Сирии, Москва более, чем кто бы то ни было, заинтересована в их успехе. Ведь в случае провала Россия уже не сможет списать это на деструктивную роль США или других внешних партнеров, как это было раньше. Ставки в Женеве для Кремля слишком высоки, а результаты по-прежнему остаются непредсказуемыми, а значит, Москва заинтересована в деэскалации сирийского конфликта, а также в создании условий для того, чтобы придать грядущей встрече хоть сколько-нибудь конструктивный характер.

Но кто бы ни устроил варварскую химатаку в Хан-Шейхуне, он очень сильно рассчитывал, что Москва не сможет проявить хладнокровие и выдержку, а эмоционально отреагирует на последовавшую американскую акцию возмездия, что неизбежно приведет к новому витку напряженности в Сирии. Расчет в целом был вполне оправдан: Москва часто чрезмерно озабочена формальностями и тем, как она будет выглядеть в глазах мирового сообщества. Удар по базе Шайрат неизбежно поднимал вопрос, в состоянии ли Россия защитить своих союзников. Тем более что за время своего присутствия в Сирии она создала устойчивый миф о неприкасаемости всех, кого защищает.

Осенью 2016 года, когда ВВС США по ошибке нанесли удар по позициям сирийской армии в Дейр-эз-Зоре, российское Минобороны сообщило, что доставило в Сирию комплексы С-300, многозначительно добавив, что «радиус действия зенитных ракетных систем С-300 и С-400 может стать сюрпризом для любых неопознанных летающих объектов», а также о том, что у боевых расчетов российских ПВО «вряд ли будет время на выяснение по прямой линии точной программы полета ракет и принадлежности их носителей». Это создало представление о том, что Москва гарантирует своему союзнику полную защиту от военных нападений со стороны внешних сил и особенно со стороны стран – членов антитеррористической коалиции во главе с США.

К тому же в прошлом Москва не раз демонстрировала излишнюю эмоциональность и готовность к необдуманным и резким шагам в ситуации, когда что-то идет не по ее плану или она считает, что ее неоправданно игнорируют. Постфактум российское руководство все же пытается переосмыслить все произошедшее, но на сегодняшний день ситуация усугубляется еще и тем, что непредсказуемость действий России дополнилась такими же непредсказуемыми действиями Вашингтона, от которого привыкли ожидать более взвешенных и прагматичных решений.

Впрочем, истерики в этот раз не было. В первый день после атаки на Шайрат Россия, судя по всему, действительно стала готовить асимметричный ответ США. Было приостановлено действие механизмов, позволяющих США и России избегать случайных столкновений в небе над Сирией, часть сирийских ВВС была переброшена на базу Хмеймим, в Москве зазвучали голоса о необходимости усилить работу российских и сирийских систем ПВО. Но вскоре резкость заявлений пошла на спад.

Россия сверила позиции с Дамаском и Тегераном, успокоила партнеров, что не собирается их менять на лучшие отношения с США (а возможно, и пожурила за развязывание новой волны насилия в Сирии), связалась с другими региональными державами – Турцией и монархиями Залива, чтобы убедить их сохранить астанинский и женевский форматы. Одновременно Москва постаралась взять под свой контроль международное расследование химатаки в Хан-Шейхуне. В ходе визита Рекса Тиллерсона в Москву Сергей Лавров и Владимир Путин послали Трампу однозначный сигнал: российское руководство открыто к обмену мнениями даже в том случае, если результаты от него не вполне очевидны.

Россия удержалась от резких шагов по двум причинам. С одной стороны, в Москве быстро осознали, что удар по Шайрату американцы нанесли под влиянием момента и с целью показать части собственных избирателей, что новый президент действительно способен на жесткие шаги. Иными словами, Трамп просто не мог не отдать приказ об ударе после того, как американское общественное мнение пришло к выводу, что химатака была устроена баасистами. В противном случае это лишь добавило бы критики в адрес нового президента, особенно со стороны его коллег по Республиканской партии.

Поступок Трампа скорее ситуативный – последующее затишье подтвердило, что четкой стратегии в Сирии у Вашингтона как не было, так и нет. Более того, тратить силы в Сирии на свержение Асада американцы не хотят, предпочитая позиционировать ракетный удар как предупреждающий сигнал баасистскому режиму, а не прелюдию к наземной операции. А значит, Москва по-прежнему остается одним из главных факторов, определяющих ситуацию «на земле».

С другой стороны, помог и скорый визит госсекретаря США. Он был воспринят в России как знак, что новая американская администрация все еще считает Москву серьезной силой и готова к разговору с ней, а ракетная атака на Шайрат не была призвана как-либо унизить Кремль или продемонстрировать неспособность России защитить своих союзников. В конце концов, Трамп, хоть и действовал неожиданно, все же предпринял предусмотренные в таких случаях шаги, чтобы связаться с Россией и предупредить о ракетном ударе. Иными словами, все формальности были соблюдены.

Кроме того, невольную роль в удержании Москвы от поспешных решений сыграл и отказ главы МИД Великобритании Бориса Джонсона посетить Россию. На этом фоне в целом не столь результативный визит Рекса Тиллерсона смотрелся как жест уважения к России. Британцы подобно громоотводу приняли на себя значительную часть раздражения Москвы за Хан-Шейхун и Шайрат. Знаменитая отповедь и.о. постпреда России при ООН с требованием «не отводить глаза» была направлена именно против британцев, а не американцев.

Таким образом, ситуативный инцидент с базой Шайрат не внес особых изменений ни в американскую, ни в российскую стратегию на Ближнем Востоке. Кремль по-прежнему ждет внятной позиции Штатов по сирийскому кризису, но кадровый вакуум в Госдепартаменте никак не позволяет американцам перейти от лозунгов к практическим действиям. А раз так, то и реагировать Москве не на что. Не видя изменений за океаном, Россия сохранит свою стратегическую линию, направленную на то, чтобы запустить процесс политического урегулирования в Сирии под российским контролем и в рамках уже созданных для этой цели переговорных институтов.

Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2017 > № 2161177 Леонид Исаев, Николай Кожанов


Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 28 апреля 2017 > № 2199349 Виталий Сидоренко

В ритме жизни.

На вопросы корреспондента журнала «Полиция России» отвечает заместитель начальника Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению МВД России – начальник Управления медицинского обеспечения, заслуженный врач Российской Федерации, кандидат медицинских наук, доцент, генерал-майор внутренней службы Виталий СИДОРЕНКО.

– Виталий Алексеевич, какие изменения произошли в Управлении медицинского обеспечения ДТ МВД России после реорганизации ведомства в прошлом году? Появились ли новые задачи и функции у возглавляемого вами подразделения?

– На сегодняшний день в систему медицинской службы МВД России входят Управление медицинского обеспечения (УМО) Департамента по материально-техническому и медицинскому обеспечению МВД России, Центральная медико-санитарная часть МВД России, 84 медико-санитарные части МВД России по субъектам Российской Федерации (МСЧ) и 41 учреждение здравоохранения. В 2016 году в результате проводимого реформирования ведомства в ведение УМО ДТ МВД России переданы шесть здравниц упразднённых федеральных служб и центральная поликлиника ФСКН, переименованная в Центральную поликлинику № 3 МВД России. Таким образом, выросла и численность личного состава медицинской службы МВД России, которая составляет около 34 тысяч человек.

После реорганизации ведомства выросло и число лиц, подлежащих медицинскому обеспечению в МВД России. На сегодняшний день это около 3,3 миллионов человек. В том числе медицинская помощь оказывается около 420 тысячам сотрудников других правоохранительных органов (Федеральная служба исполнения наказаний, Государственная противопожарная служба, Государственная фельдъегерская служба и лица, уволенные со службы из федеральных органов налоговой полиции), что составляет 13 процентов от общего числа обслуживаемых.

В структуре управления появилось вновь созданное подразделение для выполнения новой для нас функции – организации и осуществления ведомственного контроля качества и безопасности деятельности медицинских, санаторно-курортных и аптечных организаций системы МВД России. Кроме того создана группа организации государственного ветеринарного надзора.

Несмотря на создание Федеральной службы войск национальной гвардии, медицинское обеспечение военнослужащих и членов их семей сохраняется в медицинских организациях системы МВД России. Одновременно более 75 тысяч сотрудников упразднённой ФСКН России и граждан, уволенных из органов наркоконтроля с правом на пенсию, а также членов их семей прикреплены на медобслуживание к учреждениям ведомственного здравоохранения. Таким образом, количество обслуживаемых в медицинских организациях системы МВД России увеличилось.

– В ведомственной медицине МВД России работают специалисты высокой квалификации, в том числе имеющие учёные степени. Можно ли утверждать, что их высокая подготовка – результат создания в наших медицинских организациях всех условий для научно-практической деятельности и «оттачивания» профессиональных знаний и умений сотрудников?

– У руководства управления медицинского обеспечения МВД России есть понимание важности научной работы в наших ведомственных медицинских организациях. Если врач не развивается – он регрессирует.

Существует ещё одна важная составляющая научно-исследовательской работы – профилактика профессиональной деформации. Медицинские работники имеют дело с человеческой бедой, горем. Постоянного, каждодневного сопереживания не выдержит ни одна психика. Единственное средство профилактики, как считают психологи (и это общепризнанно), – занятие преподавательской и научно-исследовательской деятельностью. Есть даже рекомендательные документы Минздрава, касающиеся профилактики эмоционального выгорания и профессиональной деформации медицинских работников. В них основным средством такой профилактики признано последипломное образование и занятие научно-исследовательской деятельностью.

Научно-исследовательская работа и внедрение передового научного опыта в МВД России сегодня регламентируется Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 1 апреля 2016 г. № 155 «Об осуществлении научной (научно-исследовательской) деятельности в органах внутренних дел Российской Федерации». В настоящее время он перерабатывается главным образом в связи с тем, что структура Министерства в прошедшем году претерпела изменения. Этот приказ регламентирует право всех медицинских организаций МВД России заниматься научной работой. Причём раньше это касалось только образовательных и научно-исследовательских учреждений. А в новой редакции, принятой на декабрьском заседании научно-практической секции ДТ МВД России, было решено расширить перечень учреждений. И в новой редакции наукой предписано заниматься «образовательным, научно-исследовательским и медицинским организациям, в том числе санаторно-курортным учреждениям». Это уточнение в известной степени гиперболизация, потому что клинические госпитали должны были заниматься наукой всегда. Мы считали, что это само собой разумеется, но на практике так оказывалось не всегда – зачастую непонимание некоторых руководителей препятствовало научной работе, проводимой в возглавляемых ими организациях.

Таким образом, теперь в план научно-исследовательских и конструкторских работ можно включать практически любые медицинские учреждения или, в современной трактовке, любую организацию, вплоть до санаториев или реабилитационных центров.

К сожалению, у нас нет научно-методических отделов в госпиталях. Единственный орган, который направляет и регламентирует научно-исследовательскую деятельность в МВД России, – это научно-практические секции департаментов. В нашем департаменте есть такая секция, поскольку он самый крупный в МВД России и его деятельность многопланова в отличие от аналогичных подразделений в других силовых ведомствах, занятых только вопросами материально-технического снабжения и обеспечением служебно-боевой деятельности.

– Существуют ли проблемы с кадрами для ведомственных лечебных учреждений? Ведь ведомственная медицина предполагает, видимо, определённую специфику подготовки врачей?

– К сожалению, у нас нет организаций, в задачи которых входила бы подготовка специалистов для медицинских организаций МВД России и внедрение новых медицинских технологий.

Есть и более насущные проблемы. Так, если по каким-то причинам у нас отсутствуют или в недостаточной степени развиты некоторые методы диагностики и лечения, мы прибегаем к услугам других министерств и ведомств. Например, Министерства здравоохранения. На оплату этих мероприятий тратятся серьёзные средства, которые можно было бы направить на развитие аналогичных научных направлений у нас. Например, онкологии, сердечно-сосудистой хирургии, хирургии повреждений. Последнюю мы должны развивать априори. Ведь МВД России – силовое ведомство, его сотрудники при выполнении служебных обязанностей могут получать ранения различной степени тяжести…

В случае необходимости мы привлекаем специалистов со стороны. Но необходимо решать вопросы организационно. Например, нет функций без структуры. Можно идти и дальше по пути внештатных лабораторий, специалистов. Но они уже столько времени существуют, что элементарная логика показывает: пора их сделать штатными.

– И всё же сотрудники органов внутренних дел стремятся лечиться в наших медицинских учреждениях и отдыхать в ведомственных санаториях. Безусловно, здесь играют роль заботливое отношение медперсонала к пациентам и высокий уровень оказываемых услуг. Какими ещё успехами ведомственной медицины мы можем гордиться сегодня?

– Одним из важнейших шагов в направлении развития ведомственной медицинской науки стало создание в научной секции ДТ МВД России рабочей группы, которая называется «Лаборатория боевой патологии». Силами этой лаборатории проводятся научные исследования и лабораторные работы по обозначенному профилю. Кроме того, в последние два года были созданы временные творческие научные региональные группы, в состав которых вошли врачи медико-санитарных частей МВД России – Москвы, Санкт-Петербурга, Махачкалы, Нижнего Новгорода, Грозного, Калининграда, Краснодара и других регионов.

Среди всех медико-санитарных частей МВД России можно выделить МСЧ по Республике Дагестан. Там сегодня благодаря начальнику МСЧ полковнику внутренней службы Магомеду Магомедову ведомственная медицина находится на очень высоком уровне. Как высококвалифицированный специалист и профессионал в области лапароскопической хирургии, он активно внедряет различные новации. В Махачкале на базе госпиталя МВД республики мы проводим мастер-классы по эндохирургии. В прошлом году провели межведомственную всероссийскую научно-практическую конференцию «Актуальные вопросы военно-полевой хирургии».

В своей практике мы определили одним из первых этапов развития ведомственных медико-санитарных частей и ведомственных госпиталей, особенно в части хирургии, организацию теснейшего сотрудничества с местными НИИ и лечебными учреждениями Минздрава. Так, в Нижнем Новгороде благодаря такому взаимодействию наших медиков с научно-исследовательскими и лечебными учреждениями Минздрава сегодня появился единственный госпиталь в системе МВД России, где развивается трансплантология. На сегодняшний день здесь выполняется более 25 трансплантаций печени в год.

– Какие задачи в ближайшей перспективе планируется решать в рамках деятельности УМО ДТ МВД России?

– Конечно, развитие ведомственной медицины необходимо. Ведь есть, например, вид спе­цифических патологий, по которым госпитали годами отрабатывали методики лечения. В частности, минно-взрывная, огнестрельная травма. В гражданских больницах с этим сталкиваются время от времени, и не на столь высоком уровне, как у нас, могут оказать помощь. Тем более что характер таких повреждений постоянно меняется...

Всё это понимают в тех силовых ведомствах, где есть свои высшие учебные медицинские организации, которые готовят кадры для медицинских учреждений своих структур. В МВД России, повторюсь, никаких академий, институтов, в том числе последипломного образования, на сегодняшний день нет.

Одно из новшеств, которое мы ввели с этого года, – стажировка специалистов ведомственных центральных поликлиник Москвы и Московской области в Главном клиническом госпитале МВД России. Это вызвано тем, что в известной степени поликлиническая хирургия всегда была оторвана от госпитальной. А поликлиники – основной «поставщик» больных в стационары. Кроме того, в ГКГ МВД России стали чаще приезжать на стажировку и хирурги региональных госпиталей.

Ведомственные врачи должны постоянно совершенствоваться и изучать новые методы и подходы в лечении различных болезней и травм. Речь идёт о современных методах лечения и диагностики и преподавания избранных вопросов военно-полевой хирургии или хирургии повреждений. Поэтому такое значение в современной ведомственной медицине уделяется новым исследованиям и изысканиям как в части повышения квалификации наших врачей, так и в области внедрения и дальнейшего использования новейших технологий.

Беседу вела Тамара ВОЙНОВСКАЯ

Россия > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 28 апреля 2017 > № 2199349 Виталий Сидоренко


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 28 апреля 2017 > № 2160825 Владимир Путин

Заседание Совета Безопасности.

Владимир Путин провёл заседание Совета Безопасности, на котором рассматривались реализация Стратегии государственной антинаркотической политики до 2020 года и дополнительные меры по противодействию распространению наркомании.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня мы обсудим ключевые вопросы антинаркотической политики, эффективность противодействия наркопреступности.

Напомню, что в 2010 году утверждена Стратегия государственной антинаркотической политики до 2020 года. Этот документ помог консолидировать усилия органов власти и гражданского общества в решении этой важной социально значимой задачи. Вместе с тем общее количество только официально зарегистрированных наркозависимых составляет, по статистическим данным, порядка 600 тысяч человек. К сожалению, за последние пять лет эта цифра существенно не меняется. При этом число несовершеннолетних наркоманов возросло на 60 процентов.

Однако это только официальная статистика. По данным соцопросов, наркотики употребляют около 7,5 миллиона, из них два миллиона регулярно, расширяются масштабы незаконного оборота синтетических наркотиков и новых психоактивных веществ.

Чаще всего их поставщиками выступают преступные группировки из-за рубежа, стран Европы, Азии. В последнее время значительный поток идёт и с Украины. Не прекращаются попытки распространения в российских регионах афганских наркотиков, в том числе героина, остаётся высоким уровень наркопреступности. Вы помните, в 2015 году мы выносили этот вопрос на заседание президиума Госсовета.

Особо отмечу, что при распространении наркотиков и психоактивных веществ всё чаще используются современные средства коммуникации и электронных платежей. Сегодня мы должны обсудить, как выполняются задачи, поставленные в антинаркотической Стратегии, и что необходимо сделать для её более эффективной реализации.

Нужно определить меры, направленные на сокращение незаконного распространения и немедицинского употребления наркотиков, снижение негативных последствий для безопасности общества и государства, здоровья граждан.

Очевидно, что с учётом передачи функций ФСКН в МВД следует качественно повысить уровень координации антинаркотической деятельности госорганов, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества.

В приоритетном порядке необходимо выявлять и перекрывать каналы незаконных поставок наркотических средств из Центральной Азии, а также синтетических наркотиков европейского, украинского, азиатского происхождения, оперативно пресекать деятельность наркодилеров, связанных с ними организованных преступных групп, в том числе транснациональных.

Важнейшей задачей является подрыв экономических основ наркопреступности, которая, как известно, служит финансовой подпиткой и для террористических, экстремистских структур.

Надо совершенствовать и систему профилактики наркомании, с использованием современных методик выявлять наркозависимых на ранних стадиях, качественно лечить и реабилитировать больных. Нужно продолжать целенаправленную антинаркотическую пропаганду в средствах массовой информации, формулировать устойчивый иммунитет к употреблению наркотиков, особенно у молодёжи.

На международном направлении важно наращивать антинаркотическое сотрудничество с компетентными органами других стран, нашими партнёрами по Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ, Краткая справка Содружество Независимых Государств (СНГ) СНГ, Краткая справка Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) Шанхайской организации сотрудничества, Краткая справка БРИКС (англ. BRICS) БРИКС, доводить до мировой общественности нашу позицию о недопустимости либерализации международно-правового режима контроля над наркотиками. Это основной круг вопросов, которые нам предстоит сегодня обсудить.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 28 апреля 2017 > № 2160825 Владимир Путин


Украина > Армия, полиция. Электроэнергетика > interfax.com.ua, 28 апреля 2017 > № 2157102 Вадим Черныш

В Украине необходимо как можно быстрее создать единый реестр пропавших без вести - Черныш

Эксклюзивное интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В ночь на 25 апреля НЭК "Укрэнерго" отключила неподконтрольную Киеву территорию Луганской области от энергоснабжения и появилась информация, что электроэнергия будет теперь поставляться из России. Это возможно?

Ответ: Насколько нам известно, поставки электричества с территории Российской Федерации происходили и ранее через подстанцию "Победа", которая расположена практически на государственной границе между РФ и Украиной. Эта подстанция довольно мощная, напряжение там 500 кВ и через эту подстанцию обеспечивалась промышленность территории, прилегающей к границе. От нее идут несколько более мелких линий вглубь территории области. Поэтому нам было известно об этом альтернативном пути поставки электрической энергии.

Вопрос: Каковы были объемы поставок?

Ответ: Эта территория контролируется Россией и боевиками, объемы приблизительно равны 470 МВт/час. При этом данная сеть отключена от единой энергосистемы Украины. С нашей стороны, с подконтрольной украинской власти, поставки происходили с Луганской ТЭС, которая расположена в Счастье. Получалось так, что одновременно с поставками электроэнергии на станцию по железнодорожному пути, который идет параллельно линии электропередач, шли поставки угля антрацитовой группы с неподконтрольной территории, чтобы эту электроэнергию вырабатывать.

Вопрос: Почему было принято решение об отключении?

Ответ: Нужно вспомнить всю хронологию событий. В мае 2015 года Кабинет министров принял постановление №263, которым урегулировал работу энергопоставщиков на неподконтрольной Украине территории, благодаря чему удалось не прекращать электрообеспечение всех категорий потребителей в отдельных районах Луганской и Донецкой областей. Для ОРЛО таким поставщиком было определено "Луганское энергетическое объединение".

В июле 2016 года незаконные вооруженные формирования ОРЛО присвоили имущество ЛЭО, а наши усилия в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске с целью возобновления контроля, были заблокированы. Следующий шаг. ОРЛО, при поддержке Российской Федерации зимой этого года заблокировали поставку угля с неподконтрольной территории на Луганскую ТЭС в Счастье.

В конце января этого года был взорван железнодорожный путь Сентяновка-Шипилово на неподконтрольной территории. В марте этого года на территории ОРЛО были захвачены украинские предприятия, являющиеся наибольшими потребителями электроэнергии. В результате этого, правовые отношения с ними стали невозможны, в том числе и в вопросе поставок электроэнергии, поскольку их деятельность вышла за рамки правового поля Украины.

Далее. 24 апреля вооруженные люди заняли электроподстанцию "Михайловка" на неподконтрольной территории, где работает персонал "Укрэнерго" и заставили работников отключить две линии от Счастьинской ТЭС, расположенных на подконтрольной территории. Поэтому Украина вынуждена была пойти на такой шаг.

Вопрос: Долги тоже были причиной?

Ответ: Долги неподконтрольных территорий за электроэнергию громадны – более 5 млрд грн. Из них доли отдельных районов Луганской области – 2,7 млрд грн.

Вопрос: А как же население?

Ответ: Население имеет сейчас электроэнергию, она поступает через подстанцию "Победа", насколько мы знаем, с территории РФ. Украина не стремится ухудшать положение местного населения, она вынуждена была прекратить поставки электроэнергии, это вынужденный шаг.

Вопрос: Не будет ли гуманитарной катастрофы из-за отключения электроэнергии?

Ответ: Из-за электричества не будет. Ведь мощности достаточно для обеспечения потребностей людей.

Вопрос: Вы не ожидаете негативной реакции международных гуманитарных организаций в ответ на такой шаг?

Ответ: Не думаю, что такая негативная реакция последует. Вины Украины в этом нет, полностью вина возлагается на российскую сторону и людей, которые фактически контролируют ситуацию в отдельных районах Луганской области.

Вопрос: 24 апреля вечером была информация, что на территории Луганска было отключение электроэнергии.

Ответ: По нашей информации, в 23:50 в понедельник в Луганске действительно было отключено электричество, но потом его снова включили. Хочу подчеркнуть, что Министерство энергетики и угольной промышленности Украины уже давно предупреждало о том, что электроэнергия будет отключена.

Вопрос: На данный момент ТЭС в Счастье работает?

Ответ: Да, у нее еще есть немного запасов угля. Что интересно, до этой территории "блокадники" не добрались, а поставки угля туда были прекращены со стороны неконтролируемой территории.

Вопрос: ТЭС в Счастье сейчас единственный источник электроэнергии для подконтрольных территорий?

Ответ: В октябре 2015 года было поручение проработать возможность строительства альтернативных ЛЭП для обеспечения севера Луганской области. Линии должны были идти со стороны Углегорки. Сейчас "Укрэнерго" уже работает над этим, но времени с 2015 года прошло довольно-таки много.

Вопрос: Правильно я понимаю, что неподконтрольные территории фактически не зависят от электроэнергии с территории, которая подконтрольна Украине?

Ответ: Зависимость есть. Просто, насколько мы знаем, я тут не могу выступить экспертом, поскольку не являюсь энергетиком, однако, по некоторым данным, там достаточно мощности, ее хватает для домов и квартир, однако недостаточно для промышленных предприятий. Поэтому это скорее временная альтернатива.

Вопрос: Не означает ли это отключение, что ТЭС в Счастье утратила ценность для боевиков, ведь они не получают оттуда электроэнергии, и могут попробовать разрушить ее?

Ответ: Я не могу сказать, что они намерены так поступить, но риск существует.

Вопрос: Вследствие конфликта на востоке Украины есть не только погибшие и раненые, но и пропавшие без вести. К данной категории лиц относятся как военнослужащие, так и гражданские лица.

Ответ: Да, в любом вооруженном конфликте, неизбежно возрастает количество жертв в моменты обострения, но, говорить о выживших, погибших или же раненых можно только когда установлена судьба конкретных людей. При этом в каждом конфликте есть достаточно большой процент людей, судьба которых во время боевых действий не известна. Человек был в зоне боевых действий, если он военный и пропал, то каковой может быть его судьба: его могли захватить и незаконно удерживать на неподконтрольных территориях; он мог погибнуть, но об этом никто не знает; а мог и дезертировать.

Вопрос: Есть ли хотя бы приблизительные оценки их количества?

Ответ: Эта система учета в Украине фрагментирована и единой цифры нет. У нас есть координационный центр СБУ, и он ведет определенный учет, однако системы, которая бы позволяла консолидировать всю информацию, нет. На этот недостаток нам указывают и международные отчеты, в частности Международного комитета Красного Креста (МККК), Совета Европы.

Вопрос: Каковы их оценки?

Ответ: МККК говорит, что число пропавших может составлять до 2 тыс. человек, но сразу уточняет, что это не точная информация, а исключительно их оценки. Мы говорили со многими экспертами, и они неофициально говорят, что по некоторым признакам можно судить, что речь идет о числе до 4 тыс. пропавших без вести. СБУ же говорит о 410 пропавших без вести, это официальное число.

Вопрос: Почему цифры так отличаются?

Ответ: Не всегда можно официально признать человека пропавшим. В некоторых случаях его просто нет, по месту проживания, может, он просто уехал на заработки. Если говорить о зоне конфликта, то он мог оказаться в России, к примеру.

Вопрос: Как же установить его судьбу?

Ответ: Если рассматривать худший вариант, в случае? если находят останки погибшего человека, личность которого не установлена, то необходимо провести расследование, в ходе которого можно будет определить, кто он. Если же необходимо провести такое расследование в условиях конфликта, то часто необходимо неоднократно пересекать линию соприкосновения сторон, ведь останки могут быть по одну сторону, а образец ДНК, полученный от родственников, – по другую. В таком случае или останки или образец ДНК необходимо перевезти для проведения экспертизы, и все это время родственники не знают судьбы пропавших.

Вопрос: В отношении военных такая работа проводится?

Ответ: Да, но недостаточно. Тут важно не забывать и о гражданских, в частности, местных жителях, которые просто проживают в зоне конфликта, они тоже пропадают. Они могут находиться в плену, их могут пытать, а то и насильно заставить стать донорами органов. К сожалению, в конфликтах такое бывает, когда ранен какой-нибудь видный террорист и ему нужна пересадка, то другие боевики, имея оружие в руках, могут пойти на то, чтобы выкрасть гражданского. Поэтому и необходимо понимать, кто пропал, вести работу по установлению его судьбы, в первую очередь, для того, чтобы его родные и близкие знали, что с ним. Даже если человек погиб, то необходимо определить, где его останки и с уважением и почестями похоронить.

Вопрос: Каков же выход? Как организовать работу по вопросу без вести пропавших?

Ответ: Мы считаем, что в данном вопросе ценен опыт МККК, ведь эта организация занималась подобными вопросами как в Первую и Вторую мировые войны, так и сейчас в ходе войны в Сирии. Также она политически беспристрастна, что дает ей возможность работать в Украине, как на подконтрольной, так и на неподконтрольной территории. Это немаловажно, если необходимо вести расследование для установления судьбы того или иного человека. Это одна из причин, почему мы боремся за предоставление международным организациям доступа к местам незаконного содержания на неподконтрольной территории. Мы считаем, что некоторые люди, не знаем сколько их, могут находиться и в России. При этом речь идет не просто о доступе, а и о возможности для представителя такой организации пообщаться с задержанным с глазу на глаз, ведь при боевиках он может и не назвать своего настоящего имени, или не расскажет о тех зверствах, свидетелем которых стал. Для этого и дипломатия должна работать, и переговорный процесс в Минске должен идти.

Вопрос: Существует ведь и технический вопрос, если говорить об идентификации останков?

Ответ: Да, ведь недостаточно найти останки, необходимо иметь технические ресурсы для их идентификации. Вопросов много, и ни один орган в Украине не уполномочен решать весь этот ряд проблем.

Вопрос: Но есть законопроект об урегулировании статуса без вести пропавших.

Ответ: Мы подготовили законопроект на основе модельного закона МККК, и он был внесен в Верховную Раду группой депутатов, среди которых и первый вице-спикер Ирина Геращенко. Законопроект предусматривает создание единого реестра без вести пропавших, что позволит нам понять общую картину. К тому же, внутри реестра будет своя квалификация, по типам. Подать информацию туда смогут и родственники, и заинтересованные организации. Имея такой формальный перечень, можно будет вести работу по этим людям, и тут речь не только о проведении формального расследования, а скорее об установлении их судьбы. Красный Крест ведь не проводит расследование, но сбор информации позволяет ему установить судьбы многих людей. Играет тут роль и то, что данная организация работает во многих странах, в той же России.

Вопрос: В реестр будут включены только пропавшие вследствие конфликта на востоке Украины?

Ответ: Нет, он будет общим, ведь у нас есть и пропавшие во время событий Евромайдана, судьба которых до сих пор неизвестна. Но в этот реестр будут включаться и пропавшие без вести в ходе природных катаклизмов или других чрезвычайных ситуаций. Тут главное – установить, что произошло с пропавшим человеком. Система, которую предлагается создать при этом, универсальна и может быть задействована как в ходе конфликта, так и в случае природных чрезвычайных происшествий. Данная система нужна не нашему министерству, а стране, хотя и не понятно, почему она была не нужна ранее, и многие говорят, что не нужна и сейчас. Также здесь идет речь и об отношении государства к своим гражданам, как к гражданским, так и к тем, кто его защищает.

Вопрос: Какова судьба законопроекта, ведь он, если не ошибаюсь, был внесен в парламент еще в декабре 2016 года?

Ответ: Он прошел ряд комитетов. К нему есть определенные замечания, среди них справедливые, но в том числе просто абсурдные. Кто-то, например, увидел в нем коррупционные риски, но какие, я понять не могу. Хотелось бы, чтобы депутаты после того, как возобновят работу 15 мая, внесли этот важный законопроект в повестку сессии.

Вопрос: Предусмотрена ли законопроектом какая-то дополнительная социальная поддержка родственников пропавших?

Ответ: Можно будет потом говорить о каких-то гарантиях для тех людей, которые будут в этом реестре, и их родственников.

Вопрос: А какой международный опыт в данном вопросе?

Ответ: Мы изучали опыт международных организаций – МККК, ООН, других стран, которые имели конфликты на своей территории, те же Сербия и другие страны бывшей Югославии. Тут многое уже разработано и внедрено. Начиная с порядка подачи заявления о пропаже, техники проведения анализа останков, эксгумации, проведения переговоров об обмене и перемещении останков. Как показывает международный опыт, один из самых сложных этапов – это подача заявления о пропаже. Например, в МККК к такому заявлению прилагается анкета, которая может содержать до 200 самых разнообразных вопросов: начиная с имени, описания условий пропажи, фотографий и вплоть до схематического рисунка тела, на котором необходимо указать особые приметы пропавшего. Иногда к такой анкете необходимо приложить снимок зубов.

Вопрос: Это большой стресс для человека…

Ответ: Конечно, но подобная информация очень важна для поиска пропавших. Такое интервью может занимать до 2 часов. При этом данный процесс сложен психологически, не только для заявителя, но и для того, кто такие заявления принимает. И тут обязательно нужно обеспечить необходимую подготовку для подобных специалистов. После сбора информация вводится в единую базу для дальнейшей работы.

Вопрос: Законопроект предусматривает создание Комиссии по вопросам лиц, которые пропали без вести.

Ответ: Это будет координационный орган, который замкнет на себе информацию по пропавшим без вести от разных органов: Национальной полиции, Службы безопасности Украины, Национальной гвардии, Министерства обороны.

Вопрос: Именно к ней должны будут идти, подавать заявления о пропаже?

Ответ: Люди смогут подавать заявления там, где им это будет проще, если в полиции, то в полиции – вся информация все равно будет собираться в едином реестре.

Вопрос: Но вы упомянули, что подача таких заявлений - довольно сложный процесс, требующий определенной подготовки тех, кто их принимает.

Ответ: Мы всех, кто будет заниматься таким вопросами, натренируем.

Вопрос: То есть в каждом полицейском участке будет человек, обученный работе с подобными заявителями?

Ответ: Верно.

Вопрос: А обратиться к Комиссии?

Ответ: Можно обратиться и к Комиссии напрямую. Главное, чтобы заявление принимал подготовленный человек, который по одной и той же методике, по стандартной форме, получил бы все необходимые сведения и передал информацию в реестр.

Вопрос: Сейчас же тоже можно подать заявление о пропаже в полицию.

Ответ: Подать заявление можно, но мы говорим о сборе необходимой информации от заявителя, его психологической поддержке на этом этапе, внесении информации в одну базу данных. Ведь можно собрать огромное количество информации в разных базах данных у разных органов, но без возможности их сопоставить, будет мало толку.

Вопрос: Кто должен войти в состав Комиссии?

Ответ: Наше предложение депутатам – мы готовы этим заниматься и войти в состав комиссии. Также в нее должны войти военные, полиция, Служба безопасности Украины, другие силовые структуры. Такой состав необходим как минимум для создания единой базы данных и ее синхронизации с базами данных силовых структур. Координация данных органов необходима и для налаживания процесса проведения генетического анализа останков, ведь нужные лаборатории есть у Министерства внутренних дел, Минобороны, Министерства юстиции, Министерства здравоохранения. Кроме того, при комиссии будет группа международных экспертов, с ними уже проведены предварительные переговоры.

Вопрос: А что с необходимым материально-техническим обеспечением?

Ответ: Мы имеем договоренности, что вся техническая помощь, которая нужна от международных партнеров, будет предоставлена, если мы будем определены органом, ответственным за координацию решения вопросов, связанных с без вести пропавшими. С методиками и некоторыми материалами готов помочь Красный Крест.

Вопрос: В пояснительной записке к законопроекту сказано, что на его реализацию не нужно дополнительное финансирование, за счет чего же он будет реализовываться?

Ответ: Идея в том, что каждое ведомство, просто за счет своих, предусмотренных в государственном бюджете, средств будет обеспечивать заработную плату своим делегатам в составе Комиссии. К тому же, на проведение анализов ДНК и розыска пропавших без вести есть средства и сейчас в бюджетах силовых ведомств, в крайнем случае, нужно будет просто в будущем предусмотреть увеличение финансирования на эти цели. При этом деятельность Комиссии может способствовать целостности процесса выяснения судьбы пропавших без вести.

Вопрос: Вы говорили о создании единого реестра лиц, которые пропали без вести, это ведь требует финансирования?

Ответ: Мы планируем взять уже существующее программное обеспечение, которое нам предлагают наши международные партнеры. По состоянию на прошлый год была договоренность, что его нам передадут бесплатно. Тут я доверяю их слову. Понимаете, когда разговариваешь с представителями иностранных организаций, несмотря на то, что это не их страна, не их люди гибнут или пропадают, но они искренне хотят помочь. При этом часто наши деятели слишком толстокожи и создается впечатление, что им все равно. Тут речь о гуманистических побуждениях и желании помочь.

Вопрос: А подготовка персонала для работы с теми, кто хочет подать заявление о пропаже человека?

Ответ: Тренинги по своей сути также не требуют дополнительного финансирования, ведь они могут проводиться на базе тех структур, в которых работают нуждающиеся в подготовке: будь-то Нацполиция или Минобороны. При этом тренеров нам также могут предоставить.

Вопрос: Силовые органы поддержали данную инициативу, и готовы поделиться имеющейся у них информацией?

Ответ: Да, Кабинет министров, как коллективный орган, куда входят и Минобороны, и МВД поддержал идею. Информацию из своих баз данных они готовы предоставить, при условии, конечно, соблюдения стандартов защиты персональных данных.

Вопрос: Несколько вопросов о других аспектах деятельности министерства. Премьер-министр Владимир Гройсман недавно анонсировал, что в июне планируется внесение изменений в государственный бюджет. Намерены ли вы просить об увеличении финансирования?

Ответ: Финального варианта предполагаемых изменений я еще не видел.

Вопрос: Но в прошлом году вы просили выделить вам на 2017 год около 1 млрд грн, дали же вам лишь 25 млн грн?

Ответ: Верно, это средства лишь на деятельность министерства.

Вопрос: Достаточно ли этих средств для полноценной работы?

Ответ: Имея такое финансирование, мы концентрируемся только на координации. Многие удивляются, чем мы занимаемся – да вот координацией и занимаемся, поскольку не имеем средств на что-то другое: строить жилье – денег не выделили, строить контрольные пункты въезда-выезда – не выделили. Это вынуждает нас работать с теми, кому соответствующие средства выделили.

Вопрос: А для повседневной работы достаточно, потому что сумма и вправду очень маленькая, по сравнению с другими ведомствами?

Ответ: Только на зарплаты и все. Даже для оборудования рабочих мест в министерстве мебель и техника были предоставлены донорами.

Вопрос: Спектр проблем, с которыми сталкивается министерство, достаточно широкий, удается ли полноценно охватить все?

Ответ: Недавно у нас был эксперт из Молдовы и говорил о том, что у них проблемы, которые касаются Приднестровья, и проблемы переселенцев с той территории для многих ведомств являются чем-то сродни общественной работе, и они пытаются ее перенаправить в офис, который занимается Приднестровьем. Я тогда промолчал, но могу сказать, что у нас ситуация похожая. В любой сфере: культура, медицина, если затрагиваются вопросы неподконтрольных территорий или переселенцев, то все считают, что это исключительно вопросы нашего министерства. Получается, что на контролируемой территории эти вопросы разделены между профильными ведомствами, а что касается неподконтрольных районов и вопросов переселенцев – все в сфере одного министерства. Это неправильный подход, со стороны многих мелких и средних чиновников.

Вопрос: В апреле был принят план приоритетных действий правительства на 2017 год. Среди тех мер, исполнителем которых определено Министерство по вопросам временно оккупированных территорий, есть утверждение государственной целевой программы восстановления и развития мира в восточных регионах Украины. Готова ли она?

Ответ: В конце 2016 года правительство утвердило концепцию данной государственной программы, которая была подвержена довольно острой критике, как мне кажется незаслуженно. Программа уже разработана министерством в долгих и порой мучительных консультациях с заинтересованными государственными и негосударственными организациями: международными, неправительственными общественными организациями, местными и центральными властями. Учитывая широкий круг участников, довольно сложно было найти компромисс, ведь часто предложения участников процесса прямо противоречили друг другу. Но это цена, которую необходимо платить за привлечение многих заинтересованных сторон. Я хотел бы, чтобы общество это понимало. Все можно сделать быстро, это если мы в министерстве сами сядем и напишем, но это тоже не будет воспринято обществом.

Вопрос: Какова нынешняя ситуация?

Ответ: Проект программы до сих пор находится на стадии согласования. Есть регламент Кабмина, который предусматривает, что если министерство подготовило проект акта, провело его общественное обсуждение и направило на согласование в другие министерства, то ответ должен быть предоставлен в течение 10 дней. Пока мы ответов от многих министерств не получили, хотя прошло вот уже 3 недели. И это притом, что многие из них принимали участие в разработке данного проекта программы. После согласования необходимо еще учесть замечания, которые будут высказаны, а это все требует времени.

Вопрос: В проекте программы есть пункты о создании центров предоставления административных услуг непосредственно вблизи линии разграничения?

Ответ: Однозначно, и больше того, мы не будем ориентироваться только на программу. 11 января был принят план мер, направленных на реализацию некоторых основ государственной внутренней политики в отношении отдельных районов Донецкой и Луганской областей, где органы государственной власти временно не осуществляют свои полномочия. Данный план как раз и предусматривает предоставление необходимых услуг жителям неподконтрольных территорий. Ведь согласно Конституции, родившийся в роддоме в Донецке или Луганске ребенок – гражданин Украины. Но как оформить соответствующий документ? Определенные меры были предприняты, но их недостаточно и сейчас мы работаем над этим вопросом.

Вопрос: Ваше министерство определено, как исполнитель в содействии международным организациям в доставке гуманитарных грузов. Сейчас эти функции выполняет Минсоцполитики. Значит ли это, что признание грузов гуманитарными могут передать Министерству временно оккупированных территорий?

Ответ: Я бы хотел, конечно, чтобы мы имели весь цикл полномочий. Минсоцполитики сейчас занимается регистрацией гуманитарной помощи, что освобождает от налогообложения и облегчает некоторые другие аспекты ввоза их в Украину. Мы же занимаемся и другими вопросами. Мы координируем предоставление гуманитарной помощи, сообщаем международным организациям о тех или иных потребностях.

Вопрос: То есть передавать им перечни необходимых товаров?

Ответ: Не только. Также мы можем способствовать тому, чтобы не было дублирования: чтобы не ездили по одной и той же территории группы от разных доноров для изучения там ситуации и потребностей населения. Если речь идет о предоставлении помощи в "серой зоне" между позициями сторон на Донбассе, то необходимо договориться о режиме прекращения огня. Это требует координации, и мы помогаем в этом.

Украина > Армия, полиция. Электроэнергетика > interfax.com.ua, 28 апреля 2017 > № 2157102 Вадим Черныш


Сирия. Ирак. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199353 Галина Хизриева

Не дать им «прописаться» среди нас.

У нас в гостях эксперт по проблемам псевдоисламского экстремизма, старший научный сотрудник Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ), наш постоянный автор Галина Хизриева. Поводом для очередной встречи стали трагические события в Санкт-Петербургском метрополитене, где в результате теракта погибли и пострадали мирные граждане. Почти одновременно было совершено, увы, очередное нападение на инспекторов ДПС в Астрахани. В обоих случаях чётко прослеживается кровавый след запрещённой в России экстремистской организации ИГИЛ-ДАИШ.

Нас тоже хотят «осчастливить» халифатом

- Галина Амировна, чего ждать дальше?

- Действительно, ситуация непростая. Увы, надо признать, что на сегодняшний день во многих крупных городах России уже существуют «спящие» ячейки запрещённых террористических организаций. Обратите внимание: и террорист-смертник из метрополитена, и астраханские бандиты, да и почти все другие задержанные экстремисты нисколько не скрывают свою принадлежность к ИГ* и другим псевдоисламским радикальным группировкам, хотя и осознают, что этим они только отягощают свою участь.

- Такое ощущение, что в этом и заключается их задача…

- Вот именно. Они стремятся обозначиться, «прописаться» среди нас и заявить как минимум о своём постоянном незримом присутствии, оказывать психологическое давление, провоцировать непроходящий стресс у людей от мысли, что мирный, привычный ход жизни может быть в любой момент нарушен. Можно сказать, что это их тактическая задача-минимум. Пусть дальше их ждёт суд, тюремное заключение, но своё «небольшое» дело они сделали. Тюрьмы они не боятся и даже стремятся попасть туда. Ведь на «зонах» экстремисты намерены продолжать вести пропаганду и даже ещё более успешную вербовку! Противник коварен, и одними запретами и закрытыми судебными процессами вопрос не решить. Нам надо чётко осознавать, что, как бы ни развивались события в Сирии и Ираке - удачно для нас или нет, - нам не избежать притока «ветеранов боевых действий» в Россию, поскольку мы для них такая же желанная цель - нас тоже хотят «осчастливить» халифатом.

Поэтому правоохранительные фильтры должны работать на полную мощь, чтобы не впускать в наш дом чужеродную и опасную идеологию. К сожалению, есть тенденции к вербовке радикально настроенных граждан и внутри страны.

Прививка от сектантства - вера

- Чем же привлекательна эта экстремистская идеология для наших соотечественников?

- По своей сути ИГИЛ* - это большая секта, которая использует самые современные методики и наработки по вербовке широких слоёв населения, включая немусульман. Причём, что интересно, как раз по-настоящему верующих мусульман или христиан в её рядах нет! Это говорит о том, что лучшей профилактикой вовлечения в эту структуру могло бы быть систематическое религиозное просвещение народа, причём начиная с младых ногтей. Верующий человек способен гораздо быстрее дать оценку услышанному, перепроверить получаемую информацию в надёжных источниках, у своих духовных наставников, в приходской мечети или церкви. Неверующий или так называемый «захожанин», бывающий в храме в лучшем случае раз в году и не бравший в руки Коран или Библию, этой возможности лишён - у него нет чёткого критерия понятий справедливости, любви, добра и зла, которыми оперируют вербовщики. Поэтому эмиссары всё чаще делают ставку на прагматизм. Они взывают якобы к разуму человека, к его логике. Но при этом, являясь хорошими психологами, находят к каждому клиенту свой «ключик». Индивидуальный подход в такой работе - первое правило джихадистов.

Наверняка все помнят историю Варвары Карауловой, которая попала в сети, влюбившись в одного из вербовщиков. В этом случае исламист сыграл на нежных чувствах юной особы. А вот вам пример другого подхода к девушке. Если она не слишком хороша собой и комплексует по этому поводу, то ей внушается следующий посыл: зачем тебе жить вообще, если ты никогда не испытаешь счастье истинной любви? Стань героиней, звездой новостей, доказав всем, что ты чего-то стоишь! Исполни волю «всевышнего», который ждёт тебя в своих «райских садах».

Юношей «берут» на нереализованном честолюбии, сути гордыни («тварь я дрожащая или право имею?») или жажде справедливости (ведь мир вокруг страшно несправедлив), которую можно восстановить, только взяв в руки оружие. На молодого человека из Кузбасса по имени Анзор в одной из соцсетей вышел вербовщик. Стали переписываться, сдружились. Незнакомец из интернет-пространства полностью разделял печали и радости Анзора. Словом, втёрся в доверие. А потом на правах старшего по возрасту стал учить уму-разуму молодого. Если, мол, ты истинный мусульманин, то почему не отправляешься в Сирию, где угнетают наших братьев? И для убедительности направил видеоролики, на которых якобы правительственные войска Башара Асада издеваются над ни в чём не повинными мусульманами… Всё закончилось печально: Анзор оказался в Сирии, где и погиб.

- Неужели так легко убедить человека пополнить ряды экстремистов?

- Конечно, нет. Именно поэтому вербовщики применяют те же схемы, что и крупный бизнес при реализации своих проектов. Давно не секрет: чтобы заставить людей покупать тот или иной товар, маркетологи используют определённые психологические приёмы. Так, в рекламе часто присутствуют либо сексуальные женщины, либо очаровательные дети, либо милые домашние животные - всё это вызывает эмоциональное расслабление у человека. И связывается это приятное чувство непосредственно с рекламируемым товаром. Вербовщики взяли на вооружение этот подход. На роликах экстремистов можно увидеть, к примеру, молодого человека в военной форме и с автоматом за спиной, который мило улыбается в камеру и поглаживает котёнка. Дескать, это несчастное существо боец ИГ* вытащил из-под гусениц асадовского танка... Такая картинка вызывает справедливый гнев по отношению к «жестокому режиму» и желание встать в ряды «борцов за справедливость».

Эффективнее всего такие методы действуют на совсем молодых людей. В возрасте 13-14 лет подростки, оставаясь ещё внутренне незрелыми, эмоционально уже готовы к работе над собой. А родители в это время заняты - работают на трёх работах или решают свои житейские и личные проблемы. Живое общение сведено к минимуму. Более того, многие отцы и матери вообще не знают, как правильно общаться со своим чадом, о чём разговаривать. Что уж говорить о неполных семьях, где дети не видят положительного примера отца? Всё это играет на руку вербовщикам неокрепших душ. Здесь же и благодатная почва для организаторов печально знаменитых подростковых «групп смерти»…

Силой ужаса и истощения

- Да, очень похоже! Мы рассказывали об этом на страницах нашей газеты. И всё же одно дело убить себя, другое - хладнокровно убивать других. Откуда это?

- Жестокость и есть один из ключевых моментов антирелигиозной, сектантской сути ИГИЛ*. Это отдельная и очень серьёзная тема, но немного коснусь её. В 2005 году вышла книга известного идеолога джихадистов под названием «Управление дикостью». В ней утверждалось, что новое исламское государство можно построить только «силой ужаса и истощения». В США это «произведение» моментально было переведено для военных, которые служили в Ираке. Подразумевалось, что лучше зная врага, они успешнее будут с ним бороться. Но, противоядия, кроме «языка» оружия, так и не выработано.

В книге утверждается, что строители исламского государства должны стать палачами для многих сотен тысяч людей: «Да, мы должны пройти через этот критический период дикости! И мы добьёмся своей цели только тогда, когда пройдём через кровопролитие». Необходимо это для того, чтобы пролитое море крови ужаснуло мир настолько, чтоб их стали панически бояться и беспрекословно шли под их власть. Уничтожить всех несогласных с их идеологией, заставить мир преклоняться и подчиняться - такова цель террористов. То есть речь идёт о неограниченной власти над людьми. А это уже практика самоуничтожения. Чтобы «обновить кровь» в собственных рядах, игиловцы убивали своих наставников, учителей. Даже Аль-Каида, ещё недавно считавшаяся террористической организацией № 1 в мире, из которой, собственно, и выросло так называемое исламское государство, отмежевалась от таких «отморозков». Проект «ИГИЛ*» ушёл в автономное плавание.

Джихадисты этого квазигосударства убивают по национальному или религиозному признаку, например, курдов, езидов или христиан-коптов и по малейшему подозрению - даже своих родственников как кяфиров (неверных). А потом они будут по очереди до последнего человека себя уничтожать. Потому что не могут доверять друг другу. И такие примеры уже есть, когда мелкие группы джихадистов начинают враждовать друг с другом.

Эта война догонит и на краю света…

- То есть в конечном итоге ИГ* уничтожит само себя?

- Боюсь, до этого ещё далеко. И уж тем более нам не стоит ждать, когда всё решится само собой, ведь каждый день существования этой террористической организации уносит жизни безвинных людей.

- А что нужно делать сотрудникам полиции: участковым, оперуполномоченным, патрульно-постовым, инспекторам ДПС, столкнувшимся с радикалами при исполнении своих служебных обязанностей? Ведь уже были случаи, когда на них нападали даже с топорами…

- Полицейские, особенно работающие «на земле», должны знать хотя бы основные приметы и отличия традиционных мусульман от пришлых или завербованных экстремистов. Нужно помнить, что борьба будет долгой, и от неё никуда не уйти. Эта война догонит вас и на краю света. Важно понимать, что ваххабизм - идеология наступательная и террористическая. Её адепты появились у нас именно для того, чтобы сеять страх и ужас. С ними не удастся договориться, переубедить их не получится, потому что для них все представители органов кяфирской власти - смертельные враги. И ещё: для убийства радикалам нужен вовсе не повод, а лишь удобный случай. Поверьте, что они не имеют никакой другой цели, кроме как просто убивать неверных, коими, по их убеждению, являемся все мы, независимо от нашей религиозной принадлежности. Мусульмане на службе государства им особенно ненавистны.

- Галина Амировна, можно ли победить такую страшную идеологию?

- Я считаю, что можно. Первое правило - не бояться их, как не испугался Герой России лейтенант полиции Магомед Нурбагандов, который перед лицом смерти призвал коллег бить бандитов и дальше. Или как солдат Евгений Родионов, которого боевики в плену заставляли отречься от веры, снять нательный крест, что он сделать отказался. Оба они были убиты, но разве не нанесли они этим поражение своим убийцам, которые почувствовали всё своё ничтожество? Второе правило - не быть как они. Их гордыне, необузданности и распущенности надо противопоставить смирение, сдержанность и самоограничение. «Непобедимы себя победившие», - говорил великий Суворов, который достиг невиданных побед благодаря этим развитым в себе качествам. Наши общие предки умели побеждать и турецких янычар, и фанатичных головорезов-башибузуков, и нацистов, обретших после покорения Европы небывалую мощь.

Не предательство, а богоугодное дело

- Давайте закончим эту беседу на оптимистичной ноте. Что уже сделано в России, чтобы она не превратилась в Европу, где сегодня очень неспокойно, а тем более в Ближний Восток?

- Сделано и правда очень много. Во-первых, восстановлена система традиционного для России мусульманского образования. Это очень серьёзный вопрос, потому что он решает проблему воспроизводства мусульманской элиты страны. Пусть пока не так, как хотелось бы, но надо понимать, с чего мы начинали. Не просто с пустого места, а с глубокой воронки.

Очень хорошо поставлена работа по противодействию пропаганде экстремизма в соцсетях. Сегодня этот канал вербовки перекрыт.

Проведена реорганизация структур в СКФО, отвечающих за борьбу с терроризмом. Нынешние руководители нацелены на более гибкие методы работы с широким привлечением к сотрудничеству духовенства.

Пришло наконец понимание, что нужно менять пенитенциарную систему по отношению к осуждённым экстремистам. На самом высоком уровне признано, что их целесообразно изолировать от других заключённых, дабы не способствовать распространению соответствующей идеологии.

Большой прорыв на фронте борьбы с псевдоисламским экстремизмом достигнут благодаря грозненской фетве - инструменту, позволяющему вносить поправки в антиэкстремистское законодательство, влиять на умму. Теперь чётче стали видны «островки» раскола, к кому они примыкают. Есть маркер отношения к проблеме.

К тому же в государстве убедились, что наше законодательство надо синхронизировать с законодательством стран СНГ и изучить интересные законопроекты других стран в области противодействия насильственному экстремизму. А ещё недавно мы даже термин этот не воспринимали!

Меньше всего хотелось бы, чтобы ваши читатели подумали, что главная цель законодательства - это совершенствование рестриктивных, запретительных мер. Задача не в том, чтобы всех переловить и пересажать, а в том, как создать такое антиэкстремистское законодательство, которое бы канализировало пассионарные проявления религиозного чувства у наших мусульман в конструктивное русло; и чтобы всякое действие во благо страны и соотечественников воспринималось бы верующим не предательством интересов мусульман, как говорят проповедники ваххабизма, а богоугодным деянием, каковым оно и является на самом деле.

Беседу вели

Роман ИЛЮЩЕНКО, религиовед;

Сергей БАШКАТОВ

Наша справка

Исламское государство - сокращённо ИГ*, ранее «Исламское государство Ирака и Леванта» - сокращённо ИГИЛ* или ДАИШ* - международная исламистская суннитская организация, действующая преимущественно на территории Сирии и Ирака. Фактически существует с 2013 года как непризнанное квазигосударство (29 июня 2014 года провозглашённое как всемирный халифат с шариатской формой правления и штаб-квартирой (столицей) в сирийском городе Эр-Ракка. Помимо Сирии и Ирака, ИГ* или подконтрольные ему группировки также участвуют в боевых действиях в Ливане, Афганистане, Алжире, Пакистане, Ливии, Египте, Йемене, Нигерии, ИГ* ведёт террористическую деятельность в некоторых других странах.

Признано рядом стран и некоторыми международными организациями как террористическая организация. Группировка осуждена одним из крупнейших суннитских улемов Юсуфом аль-Кардави.

*ИГ, ИГИЛ, ДАИШ - террористическая организация, запрещённая в Российской Федерации и ряде других стран.

Сирия. Ирак. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199353 Галина Хизриева


Россия. ДФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199351 Вадим Ильиных

Чтобы исчезающие виды не исчезли.

Уже четыре года в структуре Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Приморскому краю действует специализированное подразделение по противодействию незаконной добыче животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации. О деятельности отдела по выявлению преступлений в лесопромышленном комплексе и защите биоресурсов рассказал начальник УЭБиПК УМВД России по Приморскому краю полковник полиции Вадим ИЛЬИНЫХ:

Под прицелом - краснокнижные звери

- Защита краснокнижных животных - одно из основных направлений деятельности отдела. На территории нашего региона расположены ареалы обитания сотен исчезающих видов животных, самые известные из которых - амурский тигр и редчайшая кошка планеты - дальневосточный леопард.

Их вымирание обусловлено прежде всего деятельностью человека, и главный отрицательный фактор - браконьерство, которое с начала 90-х годов прошлого века приобрело коммерческий характер. Шкуры, кости и другие части убитых животных находят сбыт в большинстве стран Восточной Азии как ценное лекарственное сырьё, так называемые дериваты.

Для пресечения деятельности организованных групп, осуществляющих незаконную добычу фауны, наши сотрудники проводят комплексные оперативно-профилактические мероприятия высокой степени сложности.

Результатом этой работы стало оперативное сопровождение более 50 уголовных дел, возбуждённых по фактам незаконной охоты, хранения, перевозки и реализации дериватов редких и исчезающих видов фауны.

В 2013 году в Уголовный кодекс Российской Федерации были внесены дополнения, в соответствии с которыми введена ответственность за незаконную добычу и оборот ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесённым в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и производных.

Несмотря на то что статья 258.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет и крупного денежного штрафа, это не останавливает браконьеров и они не прекращают преступный промысел…

Приведу лишь несколько вопиющих примеров. Летом прошлого года в Находке наши сотрудники совместно с коллегами из ФСБ России пресекли деятельность организованной преступной группы, занимающейся браконьерством. Причинённый государству ущерб превысил 9 миллионов рублей. В рамках расследования уголовного дела проведён ряд криминалистичес­ких экспертиз, по результатам которых установлена причастность браконьеров к незаконной охоте на краснокнижных животных. Расследование уголовного дела, возбуждённого по статье «Незаконная охота», окончено. Дальнейшую судьбу браконьеров определит суд.

Охотник под маской жертвы

Один год и два месяца исправительных работ заслужил по решению суда охотник, застреливший амурского тиг­ра. Кроме того, он навсегда был лишён охотничьего оружия и права заниматься охотой. Интересно, что изначально браконьер пытался себя выдать за жертву. Получивший неопасные для жизни ранения охотник утверждал, что на территории охотхозяйства «Фауна» в Хасанском районе на него неожиданно и без всякой причины набросился тигр и он был вынужден защищать свою жизнь. Однако в ходе следствия сотрудники полиции, используя данные экспертиз и допросы свидетелей, пришли к выводу: тигр напал на подозреваемого, будучи им уже смертельно раненным, а первые три выстрела были произведены вслед уходившему хищнику. Человек преследовал тигра, за что и поплатился. Дело с обвинительным заключением передали в суд, где и была доказана вина охотника.

Недавно в Арсеньеве у злоумышленников было конфисковано восемь шкур амурского тигра и другие дериваты животных. Это одна из крупнейших партий шкур амурского тигра, когда-либо изъятых в России. Кроме того, в квартире хранились незарегистрированное оружие и 150 патронов к оружию с нарезным стволом. Во время обыска у подозреваемых обнаружено также около 1,4 килограмма корней женьшеня, около 100 бутылок со спиртовой настойкой корня и 115 тысяч долларов США.

В Михайловском районе задержана группа местных жителей, которые, как предполагается, незаконно торговали костями амурского тигра. Их автомобиль был остановлен на федеральной трассе Хабаровск - Владивосток. В нём при досмотре обнаружены части скелета животного. По заключению специалистов центра «Амурский тигр», это были фрагменты тигриных рёбер. После экспертного анализа прошли обыски в домах подозреваемых: в Уссурийске, Чугуевском и Кавалеровском районах. Оперативники изъяли охотничьи ружья, патроны, желчь медведей, туши животных, три тысячи особей трепанга и множество костей амурского тигра. Более того, один из браконьеров держал на своём частном подворье девятимесячную гималайскую медведицу. Зверь сидел практически без движения в жёстком ошейнике и тесной клетке. Полицейские передали медвежонка под опеку ветеринаров в зоопарк Уссурийска. В отношении подозреваемых возбуждены уголовные дела, один из фигурантов заключён под стражу.

И таких примеров можно приводить много. Только с начала этого года сотрудниками органов следствия и дознания Управления МВД России по Приморскому краю возбуждены 13 уголовных дел по фактам незаконной охоты на особо ценных диких животных и оборота дериватов животных, занесённых в Красную книгу.

На земле леопарда

Конечно, эффективность работы нашего подразделения во многом зависит от качества взаимодействия с общест­венными организациями, занимающимися вопросами сохранения «краснокнижных» животных, и жёсткости контроля с их стороны за исполнением природоохранного законодательства.

Многое делается и для экологического просвещения граждан. Главная цель такой работы - пропаганда бережного отношения к природе. Для этого наши сотрудники вместе с активистами-экологами читают в образовательных учреждениях региона лекции, беседуют о проблемах защиты редких животных. Помимо этого, они регулярно проводят обучающие семинары для специалистов службы охраны национальных парков, разъясняют нормы действующего уголовного и административного законодательства, рассказывают о правилах ношения и хранения оружия, об особенностях выявления, документирования и пресечения преступлений, связанных с незаконной охотой.

Сегодня стражи правопорядка эффективно взаимодействуют со службой охраны Объединённой дирекции национального парка «Земля леопарда» и Государственного природного биосферного заповедника «Кедровая падь». Проводится работа по пресечению преступлений и правонарушений на особо охраняемых природных территориях, сотрудники которых решают задачу по сохранению и восстановлению единственной в мире популяции дальневосточного леопарда.

Приморская полиция участвует в реализации государственной политики по защите редких видов животных, занесённых в Красную книгу. Объединение усилий государственных и общественных организаций, жёсткий контроль над исполнением природоохранного законодательства и экологическое просвещение - основные приоритеты деятельности сотрудников специализированного подразделения по противодействию незаконной добыче животных, занесённых в Красную книгу Российской Федерации.

Записала Ирина СЫРОВА

Приморский край

Наша справка

Амурский тигр стал своеобразным символом Приморского края. За последнее столетие его популяция пережила глубокие и драматичные изменения: в конце 30-х - начале 40-х годов, когда на всём ареале в пределах страны оставалось порядка 20-30 зверей, затем - перелом к постепенному росту до 1990 года, когда численность тигра, возможно, достигла уровня 300- 350 особей. Главным фактором, приведшим тигра на грань исчезновения, было прямое преследование его человеком.

С 1947 года в России введена законодательная охрана тигра. В настоящее время принята детально разработанная «Стратегия сохранения амурского тигра в России» и предпринимаются всесторонние усилия по нормализации ситуации с этим редким и прекрасным хищником.

Дальневосточный, или амурский леопард - самый северный из всех подвидов леопарда. Его популяция считается генетически обособленной. Требуется принятие мер по её сохранению как генетически уникального компонента в системе видового разнообразия не только региона, но и мира в целом. В настоящее время в крае насчитывается не более 80 особей леопарда и учёными предпринимаются все усилия по спасению этого животного от вымирания.

Россия. ДФО > Армия, полиция. Экология > mvd.ru, 27 апреля 2017 > № 2199351 Вадим Ильиных


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 апреля 2017 > № 2160822 Сергей Чемезов

Встреча с главой госкорпорации «Ростех» Сергеем Чемезовым.

Генеральный директор государственной корпорации «Ростех» Сергей Чемезов представил Президенту отчёт о деятельности госкорпорации за 2016 год.

В.Путин: Сергей Викторович, у Вас готов годовой отчёт. Пожалуйста.

С.Чемезов: Владимир Владимирович, готов представить Вам традиционный годовой отчёт корпорации, отчёт за 2016 год.

Несмотря на достаточно сложную макроэкономическую ситуацию, корпорация показала неплохие результаты. Мы увеличили объём выручки на 11 процентов и достигли объёма более 1,2 триллиона рублей.

Отрадно, что рос и выпуск гражданской продукции. Объём вырос до 374 миллиардов, и сегодня доля составляет 25 процентов. Это очень хорошо, потому что мы понимаем, что гособоронзаказ не вечен в таком объёме. Конечно, он всё равно будет в каком–то объёме, тем не менее таких больших заказов больше не будет. Поэтому, конечно, поставили задачу перед всеми холдингами добиться к 2025 году увеличения доли гражданской продукции до 50 процентов. Тогда мы уже не будем зависеть от военной составляющей.

Объём экспорта у нас также вырос, правда, не так много, на три процента, тем не менее объём составил 13,1 миллиарда долларов, это объём проданной через Рособоронэкспорт продукции.

Суммарный объём средств, который мы инвестировали в НИОКРы, ОКРы, составил в 2016 году 142 миллиарда, увеличился на 10 процентов. Из этой суммы 43,9 миллиарда – это собственные средства. Конечно, государство нам помогает, почти 100 миллиардов выделялось на инвестиционные проекты. Но мы изыскиваем и собственные средства.

Среднемесячная зарплата также выросла, сегодня она достигла 44 тысяч рублей. Это, в общем–то, неплохая зарплата по сравнению со среднероссийской – порядка 37 тысяч рублей. И она выросла по сравнению с 2015 годом на семь процентов.

Такое ключевое бизнес-событие в 2016 году произошло, как продажа 12 процентов холдинга «Вертолёты России». Мы их продали нашему фонду РФПИ – Российскому фонду прямых инвестиций – совместно с иностранными фондами. Был также подписан контракт на создание совместного производства вертолёта Ка–226 в Индии.

В.Путин: Какова стоимость контракта?

С.Чемезов: Более миллиарда. 40 машин мы поставим и 160 будут изготавливаться по лицензии на территории Индии.

В.Путин: Более миллиарда долларов?

С.Чемезов: Да, естественно.

Также мы завершили поставку С–300 в Иран. Все свои обязательства выполнили.

В 2016 году был также открыт новый международный аэропорт в городе Жуковском, который станет первым аэропортом, ориентированным на работу с авиакомпаниями-лоукостерами. В данный момент из этого аэропорта осуществляют свои рейсы семь авиакомпаний.

В 2016 году также продолжилась реализация программы строительства перинатальных центров. Мы в прошлом году сдали два центра – в Оренбурге и Уфе – и в этом году должны завершить строительство ещё тринадцати центров. Один из них мы с Вами вместе открывали в Брянске. Хочу также отметить, что более 60 процентов медицинского оборудования, которое установлено в этих центрах, произведено в России, и большинство из них – на наших предприятиях.

Мы завершили два крупных проекта на поставку в Нижний Тагил и в Улан–Удэ «умного» освещения в рамках [проекта] «Светлый город». Что значит «умное»? Мы сделали светильники из наших светодиодов, которые произведены у нас, и они включаются и выключаются в зависимости от уличной освещённости. Это значительно экономит городские средства.

В.Путин: По импорту мы сколько закупаем для освещения?

С.Чемезов: По импорту, к сожалению, пока ещё закупается много. Мы только начинаем сейчас развивать это производство. В Петербурге основная компания находится.

В.Путин: На «Светлане»?

С.Чемезов: На «Светлане», да. И ещё у нас в рамках компании «Швабе» – это оптический концерн – у них тоже есть своё производство.

Концерн «Калашников» открыл пять новых производственных объектов. Мы с Вами тоже были на этом предприятии. Очень, я считаю, удачный пример частно-государственного партнёрства. Первоначально частные инвесторы у нас имели 49 процентов. Мы сейчас уже приняли решение увеличить их долю до 75 [процентов], оставим 25 [процентов] плюс одна акция, для того чтобы осуществлять общий контроль за производством оружия.

«Калашников» стал сейчас многофункциональным предприятием, производит не только стрелковое оружие, но и – они приобрели сейчас верфь в Рыбинске – производят катера и для гражданских нужд, и для военных, беспилотники делают, которые успешно используются нашей армией. То есть это очень успешная компания.

Сегодня господин Бокарев, который является одним из акционеров, изъявил желание войти к нам в другой, новый холдинг. Это высокоточное оружие. Мы сейчас рассматриваем, какую долю ему можно будет продать.

Корпорация разработала также информационно-аналитическую систему мониторинга и контроля в сфере закупок. Очень интересная получилась программа. Её очень хорошо оценили все наши федеральные ведомства. Мы договорились, что сейчас опытная прокатка этой системы пройдет у Минздрава в рамках закупок медицинского оборудования, фармацевтики. И если она в течение этого года себя хорошо зарекомендует, то мы сможем это уже распространить на все государственные закупки.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 27 апреля 2017 > № 2160822 Сергей Чемезов


Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 апреля 2017 > № 2155888 Аркадий Дубнов

Плохая игра. Как Афганистан идет к катастрофе

Аркадий Дубнов

Афганистан рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон

Ситуация в Афганистане в последние недели стремительно деградирует. Центральная власть в Кабуле последовательно утрачивает контроль в провинциях страны, отдавая ее в руки боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ) и «Талибана». Особенно заметна эта тенденция на севере Афганистана, граничащем с государствами Средней Азии. Ограниченное военное присутствие США и НАТО не способно обеспечить должный уровень безопасности даже в местах дислокации их контингентов. Обучение и подготовка Афганской национальной армии (АНА) и полиции, которыми занимаются американцы и европейцы, так и не подняли профессиональный уровень правительственных вооруженных сил, что вместе с разъедающей их коррупцией трагически подрывает безопасность в стране. Проблемы усугубляются так и не разрешенными противоречиями внутри самого правящего режима во главе с президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой.

Троянский конь на базе

Ощущение нарастающей военно-политической катастрофы в Афганистане выглядит особенно гнетущим на фоне беспрецедентно гибельной для афганской армии атаки, совершенной талибами на один из ее гарнизонов 21 апреля: по последним данным, ее жертвами стали не менее 250 военных. После этого в отставку подали высшие военные чины страны, министр обороны Хабиби и начальник Генерального штаба Шахин. В Кабул с необъявленным визитом вынужден был прибыть министр обороны США Джеймс Мэттис. Наиболее заметным публичным выражением его пребывания в Афганистане стали очередные обвинения в адрес России в поддержке талибов и даже в поставке им оружия. Эти обвинения Москва категорически отвергает, обнаруживая в них «поле для геополитических игр».

Как бы то ни было, но Афганистан действительно рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон.

Атака талибов на гарнизон 209-го корпуса Афганской национальной армии, расположенный на западной окраине северной столицы Мазари-Шарифа, была произведена по всем канонам профессиональной диверсионной операции, или, если хотите, партизанской войны. Десять солдат в форме АНА на двух машинах остановились у блокпоста на въезде в гарнизон, показали дежурным на вахте окровавленных раненых, которых надо срочно доставить в госпиталь. Затем, когда машины без досмотра въехали внутрь, там раздались два взрыва и начался планомерный расстрел военных, подавляющая часть которых были безоружные. Они только что закончили пятничную молитву в гарнизонной мечети, к тому же среди них было много необученных солдат, только недавно призванных на службу.

Столь массового истребления своих рядов афганская правительственная армия не знала почти 16 лет, с тех пор как из Кабула при содействии американцев было изгнано правительство «Талибан» и к власти уже в конце 2001 года пришла национальная администрация во главе с Хамидом Карзаем.

Поначалу официальный Кабул старался приуменьшить масштабы кровавой бойни в Мазари-Шарифе, но скрыть полностью ее подробности не удалось.

Стало известно, что за два дня до нападения прибывший из Кабула замминистра обороны Афганистана в ходе инспекционной проверки 209-го корпуса обнаружил в арсенале пропажу сорока процентов оружия и боеприпасов. Мало кто сомневается, что его просто продали боевикам то ли «Талибана», то ли ИГИЛ.

В ряде публикаций в афганской прессе приводятся утверждения, что случившееся стало результатом предательства в рядах военных. Более того, в социальных сетях страны распространилось видео, в котором некий афганский офицер возлагает ответственность за трагедию на президента Ашрафа Гани и губернатора провинции Балх (Мазари-Шариф является ее центром), влиятельного лидера таджикского меньшинства страны Мохаммада Атта, который якобы организовал это нападение. Согласно конспирологической версии, атаковавшие были переодетыми боевиками ИГИЛ и изменившими присяге военными.

Впрочем, подобная картина трагедии противоречит сообщениям, согласно которым «Талибан» взял на себя ответственность за атаку, заявив, что это месть за недавнее убийство назначенных талибами теневых губернаторов провинций Кундуз и Баглан.

Как заметил 26 апреля в своем выступлении на афганской панели VI Конференции по международной безопасности в Москве один из самых авторитетных мировых экспертов по Афганистану Таалатбек Масадыков (бывший политический директор спецмиссии ООН в Афганистане), «никто в этой стране точно не может сказать, кто атаковал гарнизон АНА в Мазари-Шарифе, – талибы, игиловцы или сами афганские военные».

ИГИЛ у ворот

Что касается Кундуза, то ситуация в этой пограничной с Таджикистаном провинции уж точно не контролируется центральным правительством. Во всяком случае, нет оснований считать, что местные силы правопорядка подчиняются Кабулу, а не боевикам ИГИЛ, которые чувствуют себя хозяевами этих мест. По сообщениям информированных источников в Афганистане, две недели назад, 13 апреля, в дневное время шесть полицейских пикапов доставили в провинциальный центр – он тоже называется Кундуз – около сорока одетых во все черное игиловских боевиков с оружием в руках, выгрузив их около городской мечети.

Реальное соотношение между влиянием ИГИЛ и правительственных структур на местах хорошо иллюстрируется ставшим публично известным призывом, с которым в отчаянии обратился к официальному Кабулу губернатор осажденной игиловцами провинции Сарипуль Захир Вахдат: «Если вы решили уже сдать провинцию на милость ИГИЛ, то вывезите отсюда моих людей!»

По сведениям из заслуживающих доверия афганских источников, количество боевиков ИГИЛ в северных провинциях страны выглядит весьма внушительным: в Кундузе и Тахоре по три тысячи; в Фарьябе и Сарипуле – от двух до трех тысяч; в Джаузджане, Самангане и Балхе по тысяче боевиков. Костяк этих сил составляют выходцы из стран Центральной Азии, российских районов Северного Кавказа, уйгуры из китайского Синцзяня.

При этом ситуация выглядит так, что правительство Афганистана странным образом видит своим главным противником «Талибан», а не ИГИЛ. Возможно, потому, что ИГИЛ не рассматривается Кабулом в качестве своего политического противника, который соперничает с ним за власть в стране; идеологически игиловцы берут выше – речь уже давно идет о создании ими провинции Хорасан, объединяющей все регионы Центральной Азии, включая китайский СУАР. Именно эта цель стимулирует вставать под черные знамена ИГИЛ этнических узбеков, туркмен, таджиков, казахов и уйгуров, значительная часть которых постепенно инфильтруется на север Афганистана из Сирии или доставляется туда из лагерей, находящихся в так называемой зоне племен на границе Пакистана и Афганистана.

Амбиции же талибов ограничены Афганистаном, и они, в отличие от игиловцев, как раз стремятся вернуть себе власть в Кабуле или во всяком случае претендуют на ее дележ с другими афганскими группировками. При этом никаких планов внешней экспансии за пределы Афганистана они не вынашивают, и за двадцать с лишним лет после их возникновения на афганской сцене никто и никогда не в состоянии был их обвинить в таких замыслах.

«Талибан» свой и чужой

Однако отнюдь не «внешнее миролюбие» сделало «Талибан» – силу крайне жестокую и безжалостную, которую современная цивилизация, хоть западная, хоть восточная, вряд ли когда-нибудь сможет приблизить к себе, – потенциальным партнером Москвы по диалогу. Российская дипломатия, которую на афганском направлении уже многие годы курирует спецпредставитель президента России Замир Кабулов, только пару лет назад вынуждена была признать, что без талибов афганского примирения не достичь, с ними придется договариваться. Так, как это случилось в те же 1990-е, когда гражданскую войну в Таджикистане удалось остановить, только когда Москва и Тегеран заставили таджикского президента Эмомали Рахмонова (Рахмоном он велел себя называть позже) вступить в переговоры с вооруженной таджикской оппозицией. В конце июня исполнится 20 лет со дня подписания в Москве мирного соглашения между правительством Таджикистана и оппозицией.

Что же касается поворота Москвы к «Талибану», с которым, по словам господина Кабулова, существуют «каналы» общения, то не исключаю, что сделано это было в том числе и в пику считающемуся проамериканским режиму в Кабуле во главе с президентом Ашрафом Гани. Неудивительно, что там если не в штыки, то уж точно без какого-либо энтузиазма восприняли после этого миротворческую активность Москвы – не слишком пока удачную попытку провести многосторонние консультации по афганскому урегулированию, состоявшиеся 14 апреля. Представительство официального Кабула было понижено до уровня малозначимого правительственного чиновника, и единственным видимым результатом стало согласие продолжать консультации с призывом провести их следующий раунд в афганской столице.

Новая администрация США в Белом доме проигнорировала приглашение Москвы участвовать в этих консультациях, сославшись на отсутствие предварительного согласования целей российской инициативы. Асимметричным ответом накануне встречи в Москве, 13 апреля, стал впервые произведенный в боевых условиях американской авиацией удар самой большой в истории неядерной бомбой GBU-43 весом 9,5 тонны, как заявлено в Вашингтоне, по позициям ИГИЛ в восточной провинции Нангархар. Там, в уезде Ачин у границы с Пакистаном, в складках горы Мамынд находятся пещеры и штольни, оставшиеся после разработок мрамора, служившие убежищем и арсеналом игиловцев, которые к моменту бомбардировки уже их покинули.

Демонстрация американской военной мощи, конечно же, не имела практически никакого оперативного значения. «Мать всех бомб», как ее пафосно назвали сами американцы, взорвалась у подножия горы, закупорив штольни и уничтожив, по сведениям международных структур в Афганистане, около пятидесяти жителей находившейся рядом деревни Алихель, население которой составляли в основном семьи игиловцев. Местные жители оттуда уже давно ушли. По данным же американских военных, было уничтожено более девяноста боевиков ИГИЛ.

Президент Трамп был счастлив: «Очень, очень горд нашими людьми. Очередная, еще одна успешно выполненная работа. Мы очень, очень гордимся нашими военными».

В место падения супербомбы до сих пор не допускаются журналисты, афганские власти и местные жители, только американский спецназ.

А спустя пару дней неподалеку от этого места, как утверждают местные жители, в расположение тренировочного лагеря ИГИЛ было сброшено оружие. С чьих вертолетов это было сделано, можно только догадываться, если знать, что чужие там не летают. Впрочем, о принадлежности этих вертолетов западным военным структурам, дислоцированным в Афганистане, уже открыто говорят сейчас и в афганском парламенте.

Бывший высокопоставленный ооновский чиновник Таалатбек Масадыков, обращаясь к участникам московской конференции из Пакистана и некоторых западных стран, был достаточно откровенным, вспоминая 1980-е годы, времена советской военной интервенции в Афганистан: «Тогда нынешние партнеры по НАТО готовили в пакистанских лагерях моджахедов для борьбы с Советским Союзом, но уже много лет, как шурави (советские) ушли, а бизнес остался». Господин Масадыков говорил о регулярной еженедельной доставке боевиков из тех же лагерей, но уже сегодня, в северные провинции Афганистана, о свободном их перемещении по территории этих провинций, о женских тренировочных лагерях в провинциях Фарьяб и Сарипуль.

Официальный Кабул, как и ожидалось, приветствовал американскую бомбардировку, однако значительная часть влиятельных афганских элит, в том числе поддерживающих главу исполнительной власти Абдуллу Абдуллу, ее резко осудила.

Плохая игра

Белый дом признал, что целью удара был психологический эффект, способный предельно жестко продемонстрировать: новая американская администрация будет вести себя по отношению к «плохим парням» в мире решительно и без лишних сантиментов, как это и было обещано во время предвыборной кампании Дональда Трампа в США. Первой такой акцией устрашения стал удар, нанесенный неделей ранее, 7 апреля, американскими «томагавками» по сирийскому аэродрому Шайрат, с которого, как утверждают в Вашингтоне, взлетели самолеты Асада, чтобы произвести бомбардировку по оппозиции в Идлибе химическим оружием.

Однако то, что, казалось бы, выглядит уместным в Сирии или по отношению к северокорейскому диктатору, совсем плохо работает в Афганистане. У моджахедов там уже почти сорокалетний опыт сопротивления иноземным армиям либо их ставленникам в стране. Талибы еще раз продемонстрировали это в день неожиданного прилета в Афганистан шефа Пентагона Джеймса Мэттиса, дерзко атаковав американскую военную базу в провинции Хост. Результаты инспекции генерала Мэттиса, гордящегося своим прозвищем Бешеный пес, широкой публике неизвестны. Но одно важное заявление он сделать успел: «Политика Москвы на афганском направлении вынуждает американскую сторону к конфронтации». Этим словам предшествовало заявление командующего Вооруженными силами США и НАТО в Афганистане Джона Николсона, в очередной раз обвинившего Россию в поставках оружия талибам. Анонимный американский военный источник сослался на данные, согласно которым Москва поставляет талибам пулеметы.

Каких-либо официальных подтверждений этим заявлениям либо документальных свидетельств из Вашингтона не поступало. Разумеется, в Москве эти обвинения гневно отвергают, – «лживыми и безосновательными» назвал их глава российского МИД Сергей Лавров, встречаясь с экс-президентом Афганистана Хамидом Карзаем, прибывшим в Москву для участия в конференции по безопасности.

«Афганский вопрос используется внешними силами как предлог для геополитических игр», – переходит в атаку господин Лавров. А ведь не без этого, если попытаться взглянуть со стороны. Штаты навязывают Москве в союзники «Талибан», проводя между ним и патронируемым самими американцами официальным Кабулом двойную сплошную линию, а сами при этом странным образом ведут двойную игру с ИГИЛ в Афганистане.

Зачем нужен Трампу новый плацдарм противостояния с Кремлем в Афганистане? Хорошо ли он знает историю «этих мест», чтобы доверять генералам начинать новые рискованные игры моджахедов в Центральной Азии? Джинн уже не раз выпускался из бутылки и ни разу окончательно ими не был загнан назад. Это и правда кажется плохой игрой. Спецпредставитель Путина по Афганистану господин Кабулов не теряет оптимизма, утверждая, что США все еще не определились с позицией по афганскому вопросу. Имеет ли он в виду Трампа или генералов, дипломат не уточнил.

Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 апреля 2017 > № 2155888 Аркадий Дубнов


Россия. СНГ > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 25 апреля 2017 > № 2199319 Андрей Конев

В интересах ведомственного образования.

О деятельности Ассоциации вузов МВД/Полиции государств – участников СНГ по подготовке и повышению квалификации руководящего состава органов внутренних дел (полиции).

Конев Андрей Николаевич,

начальник Академии управления МВД России, генерал-майор полиции доктор технических наук, кандидат юридических наук, доцент, академик Российской академии юридических наук.

Внедрение современных методик и технологий в подготовку кадров является в настоящее время одним из важнейших элементов системы профессиональной подготовки. В особенности это касается подготовки руководящих кадров для системы МВД. Ведомственное высшее образование сегодня переживает значительные трансформации под воздействием требований, которые предъявляют социальные запросы и профессиональная практика. Будущий руководитель обязан быть всесторонне подготовлен образовательной организацией таким образом, чтобы он мог в минимальные сроки, с полной отдачей включиться в практическую деятельность подразделений органов внутренних дел, продуктивно используя квалификацию, опыт и компетенции, полученные в ходе обучения. В целях повышения эффективности этой работы необходимо в полной мере использовать накопленный в органах внутренних дел опыт, имеющуюся учебную базу, кадровый потенциал специалистов по профессиональной подготовке, новые технологии и средства обучения. Практическим механизмом объединения усилий министерств внутренних дел стран Содружества на данном направлении стала деятельность Ассоциации вузов МВД/Полиции государств – участников СНГ по подготовке и повышению квалификации руководящего состава органов внутренних дел (полиции).

Идея создания международной структуры, объединяющей профильные вузы по подготовке руководящих кадров МВД/Полиции государств – участников СНГ, принадлежала генерал-лейтенанту милиции В.Я. Кикотю. Инициатива получила свое развитие на совещании руководителей кадровых аппаратов министерств внутренних дел (полиции) государств – участников СНГ, состоявшемся в мае 2007 года в Казани, на котором было принято решение о создании Ассоциации. В октябре 2007 года на Совещании руководителей кадровых аппаратов, состоявшемся в Кишиневе (Республика Молдова), было подписано Положение об Ассоциации. Согласно Положению, в Ассоциацию входят национальные образовательные организации государств – участников СНГ, осуществляющие подготовку, переподготовку и повышение квалификации руководящего состава милиции (полиции). Помимо этого, в мероприятиях, проводимых Ассоциацией, допускается участие других вузов системы министерства внутренних дел (полиции) стран Содружества.

В сентябре 2009 года в Москве, в ходе очередной встречи руководителей вузов МВД (Полиции) стран Содружества руководителями шести образовательных организаций государств – участников СНГ (Академии управления МВД России, Академии МВД Республики Беларусь, Академии МВД Республики Таджикистан, Академии «Штефан чел Маре» МВД Республики Молдова, Академии МВД Кыргызской Республики имени генерал-майора милиции Э.А. Алиева, Академии Полиции Республики Армения) был подписан проект Протокола о сотрудничестве.

17 ноября 2009 года на Совещании руководителей кадровых аппаратов министерств внутренних дел (полиции) государств – участников СНГ в Бишкеке Протокол о сотрудничестве был утвержден. Указанная дата и считается днем основания Ассоциации.

В ноябре 2012 года, в инициативном порядке, в состав Ассоциации вступила Алматинская академия МВД Республики Казахстан. В ноябре 2015 года решением Совещания руководителей кадровых аппаратов МВД/Полиции государств – участников СНГ был введен институт наблюдателей, допускаемых к работе Ассоциации. С 2015 года к деятельности Ассоциации в качестве наблюдателя приступили ведомственные вузы из Могилёва и Караганды.

Учитывая многолетние опыт, традиции, статус в профессиональной среде органов внутренних дел и полиции Содружества и за его пределами, объединяющим центром вузов – участников Ассоциации стала Академия управления МВД России. Секретариат Ассоциации базируется в Академии управления МВД России и выполняет координирующую функцию путем взаимодействия с офицерами связи вузов, организационного обеспечения проведения собраний участников Ассоциации, подготовки проектов совместных планов, программ. В соответствии с решением совещания руководителей кадровых аппаратов МВД/Полиции от 2010 года директором Ассоциации является начальник организационно-аналитического отдела Академии майор полиции М.В. Агафонов.

Ассоциация предоставляет научно-педагогическим коллективам вузов-участников площадку для обмена опытом и научными достижениями в сфере подготовки кадров органов внутренних дел, проведения совместных научных исследований и осуществления публикаций, взаимных стажировок. Помимо этого, межвузовское взаимодействие позволяет осуществлять сбор эмпирического материала, способствует реализации задач и целей, поставленных перед Академией управления МВД России в качестве базовой организации государств – участников СНГ по подготовке, переподготовке и повышению квалификации руководящего состава для органов внутренних дел (полиции) (решение Совета глав правительств СНГ от 30 мая 2014 года), усиливает аккредитационные позиции посредством привлечения на обучение иностранных специалистов, организации и проведения научно-представительских мероприятий международного уровня.

В рамках деятельности Ассоциации взаимодействие между участниками осуществляется в образовательном, научно-практическом, культурно-спортивном и информационном направлениях. За семь лет организовано и проведено более 240 мероприятий образовательного и научного направлений с участием представителей вузов – членов Ассоциации, в том числе около 60 учебных, научных стажировок и краткосрочных семинаров, 140 научно-методических конференций, круглых столов и иных научно-представительских мероприятий, подготовлено и защищено более 40 диссертационных работ, осуществлено около 200 взаимных и совместных публикаций в сборниках вузов. Участниками Ассоциации осуществлено около 300 командирований и приемов специалистов. Более 100 сотрудников МВД государств – участников СНГ прошли переподготовку или повышение квалификации. Участие в мероприятиях, проводимых в рамках Ассоциации, с момента ее создания приняли более 650 представителей вузов – членов Ассоциации. Апробировано более 80 научных и учебных материалов.

Проводятся совместные научные исследования по актуальным проблемам правоохранительной тематики. Так, в 2014–2015 годах проведено совместное научное исследование авторским коллективом в составе представителей Академии МВД Республики Беларусь, Академии управления МВД России и Академии МВД Республики Таджикистан по теме «Процессуальные сроки в досудебном производстве по уголовным делам: проблемы правового регулирования и правоприменения». С 2016 года сотрудниками Академии управления МВД России, Академии МВД Республики Таджикистан, Карагандинской Академии МВД Республики Казахстан, Могилёвского института МВД Республики Беларусь осуществляется совместное научное исследование по теме «Приграничное сотрудничество территориальных органов полиции (милиции) государств – участников СНГ в борьбе с преступностью».

С 2014 года на ежегодной основе проводится Спартакиада среди коллективов вузов-участников Ассоциации. В 2014 и 2015 году мероприятия организованы и проведены на базе Академии управления МВД России, в 2016 году хозяином турнира выступил Образовательный комплекс Полиции Республики Армения. В течение 3 лет участие в Спартакиаде в составе команд приняли 46 представителей вузов – членов Ассоциации пяти стран.

В перспективном видении деятельность Ассоциации ориентирована на использование современных информационных технологий, активное внедрение дистанционных форм взаимодействия, участия в форумах, заседаниях рабочих групп, проведение вебинаров, развитие и увеличение числа совместных мероприятий заочного участия.

Эти и другие актуальные аспекты деятельности Ассоциации рассматривались на состоявшемся 16–18 ноября 2016 года в Академии управления МВД России ежегодном собрании ректоров вузов – участников Ассоциации.

Участники собрания пришли к единому мнению, что одним из приоритетов подготовки высококвалифицированных сотрудников полиции (милиции), сочетающих глубокие знания с высокими нравственными и моральными качествами, должно стать совершенствование института воспитательной работы.

Что касается взаимодействия в научной сфере, то участники решили рассматривать в качестве важнейшей составляющей совместной работы практику проведения совместных научных исследований по наиболее актуальным проблемам правоохранительной деятельности и внедрение их результатов в образовательный процесс и практическую деятельность.

В ходе мероприятия были затронуты и проблемные вопросы, такие как повышение языковой компетенции кандидатов на обучение в образовательных организациях системы МВД России из стран Содружества до уровня, достаточного для адаптации обучаемых к учебно-информационной среде и полноценному освоению образовательных программ.

В этой связи обсудили возможность проведения соответствующих тестовых испытаний с использованием дистанционных образовательных технологий.

Было принято решение об организации на базе Академии управления МВД России курсов повышения квалификации руководящего состава МВД (Полиции) государств – участников СНГ, разработке модели соответствующей программы дополнительного профессионального образования.

В настоящее время Ассоциация – это единственная полностью оформленная международная структура (со всеми атрибутами и нормативными документами) в сфере ведомственного полицейского образования на всем постсоветском пространстве. За истекшие семь лет ей накоплен значительный опыт практического взаимодействия, для развития которого Академией управления МВД России и впредь будут предприниматься все необходимые меры.

В своём заявлении в связи с 25-летием СНГ главы государств – участников СНГ акцентировали внимание на всемерном содействии взаимообогащающему диалогу культур, в том числе совершенствованию партнерства в сфере образования и науки. Представляется, что деятельность Академии управления МВД России в рамках Ассоциации также способствует реализации этих задач, что, в свою очередь, отвечает интересам правоохранительного сотрудничества стран Содружества и ведомственного образования.

Россия. СНГ > Армия, полиция. Образование, наука > mvd.ru, 25 апреля 2017 > № 2199319 Андрей Конев


Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154440 Владимир Путин

Заседание Военно-промышленной комиссии.

Под председательством Президента в Рыбинске состоялось заседание Военно-промышленной комиссии.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги.

Очередное заседание Военно-промышленной комиссии проходит в Рыбинске, на знаменитом заводе «Сатурн». Это предприятие – один из лидеров отечественного газотурбостроения. На протяжении века оно поставляет двигатели и агрегаты для военной и гражданской авиации, для флота, выпускает энергоустановки для ТЭКа, тем самым вносит весомый вклад в укрепление обороноспособности, развитие промышленного, технологического потенциала нашей страны.

Пользуясь случаем, хочу ещё раз поблагодарить всех сотрудников «Сатурна» за добросовестную работу и пожелать им успехов. Чуть позже ещё вернусь к тому, о каких успехах я говорю, о чём идёт речь.

В нашей повестке – целый ряд значимых вопросов.

Первое. Предстоит обсудить, как идёт создание новых образцов вооружения и техники, прежде всего для сил общего назначения и средств разведывательно-информационного обеспечения. События последнего времени вновь показали, насколько востребованы такие вооружения в современной армии.

Прошу представителей оборонно-промышленного комплекса доложить, как выполняются тактико-технические требования Министерства обороны, предъявляемые к названным системам и другим перспективным образцам вооружения и техники, какие конкретные задачи поставлены перед конструкторскими бюро и оборонными предприятиями, в какие сроки они будут выполнены и сколько это будет стоить для бюджета.

Добавлю, что, реализуя планы Госпрограммы вооружения и задания гособоронзаказа, нужно учитывать ещё одно важное обстоятельство. Интерес к российскому вооружению в мире растёт, мы это видим. Видим не только по публичным политическим заявлениям, но и по объёмам контрактов – исполненных и имеющихся у нас в исполнении. В том числе это происходит благодаря эффективному применению нашего оружия в реальных, боевых условиях, в том числе в антитеррористической операции в Сирии. Разумеется, нельзя упускать эту возможность для того, чтобы укрепить наши позиции на мировом рынке вооружений.

Вместе с тем по производству отдельных видов сухопутных вооружений организации ОПК загружены заданиями Минобороны практически полностью. Соответственно, обеспечить в требуемые сроки выполнение заявок по линии военно-технического сотрудничества становится всё сложнее.

Очевидно, что если сегодня мы будем отказываться от зарубежных заказов, то завтра можем упустить перспективных партнёров, уйти с рынка. В этой связи прошу дополнительно проработать меры по выполнению экспортных поставок вооружений сил общего назначения. Одновременно Правительству нужно более чётко скоординировать работу Минобороны, ФСВТС, Минпромторга, организаций ОПК – так, чтобы своевременно реализовать задания гособоронзаказа.

Вторая важная тема сегодняшней повестки – это реализация программ импортозамещения в оборонном комплексе. Вопрос принципиально важный для надёжного обеспечения нашей обороноспособности и технологической независимости. На эти цели направляются серьёзные ресурсы, проводятся комплексные, масштабные проекты.

В начале я уже говорил, хочу вернуться к «Сатурну». Здесь с 2014 года проводится работа по организации производства корабельных газотурбинных двигателей для боевых кораблей. Это позволит нам самим производить и обслуживать такие двигатели.

Вы знаете, что до этого времени, до 2014 года, мы такие двигатели закупали на Украине. К сожалению, не по нашей вине, и кооперация распалась, и возможность сотрудничества с нашими украинскими партнёрами исчезла. Мы были вынуждены заняться импортозамещением. И, откровенно говоря, это пошло нам на пользу с технологической точки зрения, потому что за это время, с декабря 2014 года по сегодняшний день, нами создана фактически новая научная отрасль, новая отрасль производства. Такой компетенции раньше в России не было.

Мне приятно отметить, что работа выполнена, выполнена практически досрочно. Мы предполагали, что перенесём график «вправо» по строительству соответствующих военных кораблей года на два, но получится чуть поменьше, где-то на полтора года сдвижка.

У нас была возможность пойти по различным вариантам – искать импорт или комбинировать что-то. Мы приняли другое решение – развивать эти отрасли у себя. И, судя по всему, сделали правильно, потому что не только получили новую компетенцию, но и получили абсолютно новую технику, более современную по сравнению с той, что мы брали раньше. У неё и КПД выше на 10–15 процентов, и ресурс больше. Это касается кораблей и ближней, и дальней морской зоны.

К сожалению, повторю ещё раз, кооперация у нас прекратилась с нашими партнёрами в этой части, так же как и по двигателям авиационным. Но и здесь мы уже построили предприятия, как вы знаете, в Петербурге, они приступили к работе и фактически закрывают всю нашу потребность.

Мы готовы будем при возможности, которая от нас не зависит, вернуться к кооперации с нашими партнёрами и в этих сферах, важно только, чтобы для этого были созданы соответствующие условия.

В целом же, по оценкам экспертов, к 2025 году благодаря программе импортозамещения наше вооружение и техника будет состоять из узлов, компонентов, деталей российского производства на 85 процентов. Причём все они должны строго соответствовать требованиям Министерства обороны.

И наконец, ещё один вопрос повестки – это развитие Военно-Морского Флота в целом.

Отмечу, что по итогам 2016 года доля современных образцов вооружения и техники в ВМФ составила около 47 процентов. При этом в целом по Вооружённым Силам такая обеспеченность – 58,3 процента.

Понятно, что у техники для флота есть своя специфика. При её выпуске требуются более длительные технологические и производственные циклы. И я уже говорил о вынужденном импортозамещении, что тоже немножко сдвинуло наши планы. Тем не менее мы должны решить задачу: в течение предстоящих трёх лет, до 2020 года, доля современного вооружения и техники и в войсках, на флоте должна быть доведена до 70 процентов. У нас есть для этого все предпосылки, все условия. Мы это сделаем.

Основные приоритеты развития ВМФ – это укрепление морских стратегических ядерных сил, оснащение современным оружием, а также синхронизация развития обеспечивающей инфраструктуры.

К 2025 году надо создать сбалансированный корабельный состав ВМФ, который будет способен решать весь комплекс задач мирного и военного времени в ближней и дальней морских зонах, обеспечит военно-морское присутствие России во всех стратегически важных районах Мирового океана.

В этой связи особая ответственность ложится на оборонные производства, которые в рамках госпрограммы «Развитие ОПК» будут выпускать корабли и вспомогательные суда, обеспечивать их современными вооружениями, средствами управления и связи. Уверен, что и Минобороны, и представители оборонно-промышленного комплекса хорошо понимают масштаб поставленных задач и будут достойно их решать.

Давайте приступим к работе.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > kremlin.ru, 25 апреля 2017 > № 2154440 Владимир Путин


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153490 Филип Джиральди

Отдавал ли Асад приказ на проведение газовой атаки в Сирии?

И снова реальной разведывательной информации очень мало.

Филип Джиральди (Philip Giraldi), The American Conservative, США

Утром 4 апреля истребитель-бомбардировщик сирийских ВВС российского производства Су-22 сбросил что-то или выстрелил чем-то по цели в удерживаемой повстанцами провинции Идлиб. Образовалось облако из какого-то химического вещества и медленно поплыло в сторону близлежащей деревни Хан-Шейхун, где от него погибло от 50 до 100 человек. Нам также известно, что перед атакой русские сообщили американским военным по горячей линии, что будет нанесен удар по складу с оружием.

Еще нам известно о том, что можно считать сопутствующим ущербом. Президент Дональд Трамп сказал, что гибель людей и предполагаемое применение химического оружия относится к «жизненно важным интересам США», и спустя два дня использовал это в качестве предлога для нанесения удара 59 крылатыми ракетами по сирийской авиабазе Шайрат. Американские ракеты не нанесли существенного ущерба аэродрому, с которого вскоре возобновились боевые вылеты авиации. Белый дом также радикально изменил свою позицию по вопросу сирийских мирных переговоров, объявив, что уход Башара аль-Асада является непременным условием политического урегулирования кризиса. Он также заявил, что Россия покрывает сирийского президента. Госсекретарь Рекс Тиллерсон объявил, что двусторонние отношения с Москвой не улучшатся, пока Россия поддерживает Асада. По словам президента Трампа, отношения с Россией опустились «до рекордно низкого уровня».

В поддержку своей линии, оправдывающей нанесение ракетного удара, американское правительство выпустило четырехстраничный документ под названием «Применение режимом Асада химического оружия 4 апреля 2017 года». Этот доклад был подготовлен Советом национальной безопасности, который является подразделением Белого дома, а его автором стал не директор национальной разведки Дэн Коутс (Dan Coats), а советник по национальной безопасности генерал-лейтенант Герберт Макмастер (H.R. McMaster). Источник происхождения документа говорит о том, что этот доклад совсем не то, за что его выдают — не «оценка американского разведывательного сообщества». В нем звучит целая серия утверждений, часть из которых можно считать подтвержденными фактами, а часть вызывает сомнения.

Надо иметь в виду, что почти вся информация и свидетельства с места атаки в Сирии получены от источников из антиасадовских сил, которые связаны с филиалом «Аль-Каиды» «Ан-Нусрой» (запрещенные в России организации — прим. пер.), удерживающей этот район. К ним относятся и так называемые «Белые каски», ставшие суррогатом оппозиции. Общепринятая версия строится на этих показаниях, а также на утверждениях обеих американских партий об «определенной» виновности Асада. Это представляется как непреложный факт, причем даже демократами, которые обычно более либеральны.

Четырехстраничный доклад Белого дома дополнен комментариями Макмастера и министра обороны Джеймса Мэттиса (тоже бывший генерал), которые прозвучали в день американского ракетного нападения, а также недавним интервью с директором ЦРУ Майком Помпео, рассказавшем о процессе принятия решения и о военных вариантах действий. Все эти руководители, а также сам президент Трамп посчитали не требующей доказательств аксиомой то, что химическую атаку осуществила Сирия. Что касается мотивов этой атаки, то в докладе утверждается, будто Дамаск пытался остановить наступление повстанцев. Некоторые средства массовой информации заявили, что это было сделано для «проверки» США или для устрашения сирийского населения, хотя многие обозреватели считают такие объяснения неубедительными. В конце концов, зачем было Башару аль-Асаду применять химическое оружие, если он выигрывает эту войну? А вот у повстанцев теоретически было множество мотивов устроить атаку под чужим флагом, дабы настроить Западную Европу и американцев против Дамаска.

В докладе Белого дома есть множество повторов о причастности Сирии, о неспособности повстанцев провести химическую атаку, об останках погибших и о симптомах умерших и пострадавших. Там говорится об «уверенности» американского правительства в том, что власти Сирии утром 4 апреля осуществили химическую атаку с использованием «нервно-паралитического отравляющего газа зарин против собственного народа», и что повстанцы никак не могли сфабриковать данный инцидент, потому что это для них слишком сложно. Среди американских разведывательных сведений, якобы относящихся к атаке, есть данные радиоразведки, геопространственного мониторинга, а также результаты физиологических исследований. Плюс ко всему, «надежные открытые источники, которые повествуют о случившемся четко и последовательно». Сюда также относятся съемки с коммерческих спутников, на которых виды воронки от примененного оружия, и оценки гражданских организаций типа «Врачи без границ» и Amnesty International.

В докладе американского правительства также утверждается, что Сирия нарушила свои международные обязательства, сохранив у себя химическое оружие, хотя Дамаск в 2013 году согласился уничтожить все свои запасы. Согласно этому докладу, весьма сомнительную химическую атаку в Гуте в 2013 году также осуществил Дамаск, а сирийские эксперты по химическому оружию вероятно «готовили атаку на севере Сирии». Симптомы жертв говорят о том, что использовался зарин.

Согласно этому докладу, после атаки русские и сирийцы начали распространять «ложную информацию», используя «многочисленные и весьма противоречивые рассказы о случившемся, чтобы создать путаницу и посеять сомнения у международного сообщества».

Как отмечалось выше, кроме реальных голых фактов, к которым относятся сирийская атака, американский ответный удар и погибшие, в этих инцидентах и в их анализе мало что можно считать неопровержимым и достоверным. В докладе Совета национальной безопасности много спорных моментов, а еще следует иметь в виду, что при его подготовке почти не использовались американские источники разведывательной информации. В заявлении о том, что «сирийские эксперты по химическому оружию вероятно участвовали в подготовке атаки» налицо неопределенность, а это свидетельствует о том, что перехваченный телефонный разговор мог быть истолкован слишком вольно. Что касается геопространственного мониторинга, то это данные со спутника (или даже с беспилотника), либо с самолета ДРЛО, действовавшего вдоль турецкой границы и зафиксировавшего маршрут Су-22 и последующий взрыв (взрывы). Это вряд ли можно считать исчерпывающим доказательством, поскольку в данных мониторинга нет ничего такого, что было бы нам неизвестно.

О неубедительности данных американской разведки стало известно 13 апреля из разговора директора ЦРУ Майка Помпео, который рассказал о давлении со стороны Белого дома, требовавшего дать «оценку». В заключение он сказал следующее: «Все видели фотографии из открытых источников, поэтому действительность на нашей стороне». Здесь можно добавить, что эта действительность была получена не от разведывательного сообщества, на которое тратится 80 миллиардов долларов в год, а из спутниковой фотосъемки Google, которую повстанцы вполне могли откорректировать, а средства массовой информации интерпретировали как хотели.

Обозревателям также надо проверить утверждения о том, что повстанцы не в состоянии устроить химическую атаку и провести операцию под чужим флагом. Было множество случаев, когда ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) и «Ан-Нусра» использовали химические вещества в Сирии и Ираке. Последний раз они применяли их на прошлой неделе в западной части Мосула. А похожая операция под чужим флагом в Гуте в 2013 году почти удалась, причем наверняка не без помощи турецкой разведки. Ее остановили лишь тогда, когда директор национальной разведки Джеймс Клэппер неожиданно прибыл в Овальный кабинет к президенту Обаме и сказал ему, что дело против Дамаска это отнюдь не «пара пустяков».

Вызывают сомнения и визуальные доказательства того, что сирийцы провели химическую атаку с воздуха. Единственный очевидец это 14-летняя девочка, которая рассказала, что видела, как с самолета сбросили бомбу, и она попала в расположенное неподалеку здание, после чего в небо поднялось грибовидное облако. Точно так же этот инцидент описывают русские и сирийцы, исключая при этом зарин, который бесцветный. А еще есть показания заслуженного профессора Теодора Постола (Theodore Postol) из Массачусетского технологического института. Постол изучил фотографии и пришел к выводу, что отравляющее вещество было применено с земли, а не сброшено с воздуха. Он сказал, что любой компетентный анализ подтвердит его точку зрения. Это говорит о том, что выводы были сделаны чрезмерно поспешно. Постол заявил: «Можно без тени сомнений доказать, что в документе не представлено никаких доказательств, указывающих на наличие у американского правительства конкретной информации о том, что химическую атаку осуществила Сирия».

Бывший военный инспектор Скотт Риттер (Scott Ritter) тоже усомнился в выводах доклада Белого дома, отметив, что имеющиеся улики указывают на применение сирийцами обычных вооружений. Он также заметил, что при помощи имеющихся у Су-22 систем вооружений невозможно осуществить химическую или газовую атаку с воздуха, о чем вряд ли известно Дональду Трампу и его советникам.

А еще были жертвы. Анализы, подтвердившие наличие зарина, проводились в турецких госпиталях, а Анкару никак нельзя назвать нейтральной стороной. Ведь президент Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно требовал отстранить Асада от власти.

В этой суматохе легко можно забыть о том, что повстанцы и их пособники это убийцы, совершающие точно такие же преступления, в которых обвиняют Башара аль-Асада. К двум последним примерам зверств повстанцев относятся казнь ребенка, которому отрубили голову, и обстрел сирийских беженцев, ждавших своей очереди, чтобы перейти на территорию, контролируемую правительственными войсками. В ходе второго инцидента погибло больше людей (в том числе, женщин и детей), чем в результате событий в Хан-Шейхуне. Но президент Трамп об этом даже не упомянул. Американские СМИ лишь мимоходом сообщили об этом обстреле, а потом сразу же предали его забвению. Наверное, это из-за того, что данный факт не соответствовал господствующей линии повествования.

Белый дом ссылается и на другие видео и фотографии, на которых видно, как пострадавшим оказывает помощь медицинский персонал, но без каких-либо средств защиты. Если бы там был применен зарин, эти люди тоже пострадали бы. Кроме того, симптомы поражения зарином схожи с симптомами от применения других отравляющих веществ, таких как хлор и дымовые боеприпасы. Один пострадавший сказал, что чувствовал запах чеснока и испорченной еды. А зарин не только бесцветный, но и не имеет запаха.

А еще остается вопрос о наличии у Асада химического оружия. Белый дом сегодня постоянно утверждает, что сирийцы сохранили у себя значительные запасы такого оружия, хотя это противоречит заявлению госсекретаря США Джона Керри, которое он сделал в июле 2014 года. Тогда Керри сказал, что все оружие уничтожено: «Мы заключили сделку, и химическое оружие было уничтожено на 100%». Соединенные Штаты сотрудничали с Россией и сами многое сделали для уничтожения сирийского химического арсенала.

Многое говорит о том, что Белый дом и главные советники президента поспешили с выводами. Возможно, Асад действительно совершил то, в чем его обвиняют, но администрация Трампа решила возложить вину на сирийцев, еще не имея ясного и четкого представления о случившемся. Как и в Ираке, имеющиеся разведывательные сведения были использованы так, чтобы они укладывались в предпочтительную сюжетную линию. Оставалось только созвать совещание с участием высокопоставленных советников и решить, как наказать Дамаск. Правду о произошедшем в Сирии 4 апреля еще предстоит выяснить, но она наверняка известна многим в американском разведывательном сообществе. Наверное, когда-нибудь кто-нибудь из числа знающих о произошедшем почувствует необходимость раскрыть известные ему (ей) факты.

Между тем, последствия этого инцидента и ответные действия США очень серьезны, а возможно, и катастрофичны. Профессор Принстонского университета и ведущий американский специалист по России Стивен Коэн (Stephen Cohen) сказал об этом так:

Я думаю, это самый опасный момент в российско-американских отношениях, по крайней мере, с момента Карибского кризиса. Возможно, ситуация даже более опасная, так как она намного сложнее…. Поэтому вполне естественно возникает вопрос. Зачем Трамп запустил 50 ракет «Томагавк» по сирийской авиабазе, убив несколько людей, если это не имело никакой военной ценности? Он что, хотел сказать: «Я не кремлевский агент»? Дело в том, что обычно президент действует иначе. Он обращается в ООН. Он просит провести расследование и выяснить, что же произошло с этим химическим оружием. А уже потом решает, что делать. Но они приняли поспешное решение о применении этих «Томагавков», сделав это во время ужина в Мар-а-Лаго с лидером Китая, и очень сильно унизили его, потому что он союзник России.

Филип Джиральди — бывший офицер ЦРУ, а ныне исполнительный директор Совета по национальным интересам США (Council for the National Interest).

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153490 Филип Джиральди


Россия. Весь мир. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 апреля 2017 > № 2199321 Ольга Зайцева

Ольга Зайцева:«Важно поймать “вкус победы”».

В гостях у журнала «Полиция России» известная российская биатлонистка Ольга ЗАЙЦЕВА.

Визитная карточка

Российская биатлонистка.

Родилась 16 мая 1978 года в Москве. Увлекалась лыжами с 1987 года, в 1991-м начала заниматься в московской СДЮШОР № 43. Через три года перешла в биатлон.

Окончила Российскую государственную академию физической культуры. В 1999 году поступает на службу в Подольское УВД. С 2001 по 2014 год выступала в основном составе сборной команды страны. Заслуженный мастер спорта Российской Федерации.

Участвовала в четырёх Олимпиадах. Дважды становилась их победительницей в эстафете (2006 и 2010) и дважды – серебряным призёром (2010 и 2014). Трёхкратная чемпионка мира в эстафете (2005, 2009) и масс-старте (2009), многократный призёр этого первенства. Одержала 13 побед на этапах Кубка мира в личных гонках.

Награды: орден Дружбы (2010 г.), медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени (2014 г.) и II степени (2003 и 2007 гг.)

Воспитывает двух сыновей.

– Ольга, чтобы выступать в биатлоне, вам, тогда 16-летней лыжнице, пришлось быстро учиться стрелять. Был ли прежде стрелковый опыт? Почему решили дополнить лыжи винтовкой?

– Не было так: мол, ах, всё произошло впервые. Моя сестра Елена занималась биатлоном, поэтому я и этот вид спорта знала, и винтовку в руках держала. Но вот стрелять из неё не доводилось. Набирали команду биатлонисток нашего возраста для участия в соревнованиях и решили быстро переобучить лыжниц. Видимо, рассчитывали так: пусть попадут–не попадут в мишени, зато пробегут быстро. К тому времени я уже серьёзно занималась лыжами и результат получался – в Москве считалась одной из лучших в своей возрастной группе. Мне предложили поучаствовать в биатлоне – согласилась, получила винтовку. Стрельбе меня и ещё одну девочку – Лену Подлубную, мою одноклассницу и коллегу по спорту, обучал Виктор Никитич Изотов (его уже нет с нами). Общей подготовкой команды руководил Александр Иванович Суслов (которого тоже, к сожалению, не стало). Я прошла все отборы, которые положены для попадания в команду для участия во всероссийской зимней Спартакиаде. Отбирались на соревнованиях, которые проводили в Истре и Красногорске. В результате я отправилась на турнир, а там, конечно, чуда не произошло, стрелять толком не научилась, но в итоге стала восьмой, так как очень быстро бежала. Признаться, в 90-х скорости в биатлоне были невысокие, вот и «выехала». Сейчас попробуй на каких-нибудь соревнованиях с четырьмя промахами попасть в первую десятку – это просто невозможно. Но для меня тогда это был хороший результат и в итоге биатлон затянул. Благодаря Александру Ивановичу я осталась и продолжила тренировки с ним.

– Первое личное серебро на юниорском чемпионате мира в Контиолахти, через год – золото (в команде)… Какая из этих наград дороже?

– Серебро было настолько дорогим, насколько и неожиданным. Ведь перед началом соревнований об этом даже думать не приходилось. Тогда по возрасту до юниорки я не дотягивала года и в команде вообще считалась запасной. Спринт бежала, чтобы попробовать силы, и тут – второе место. Без него, наверное, не было бы и золота на следующем чемпионате. Меня включили в эстафетную команду, которая победила. Вообще, тогда время классное было, весёлое, мы – молодые. Перед чемпионатом у нас проходили сборы в Кавголово под Санкт-Петербургом. На одной из тренировок нам сказали пройти небольшую дистанцию без серьёзной нагрузки, а мы с девчонками по ошибке заехали на марафонскую трассу. Часа три катались, нас уже искать начали. Потом, когда золото выиграли, над нами долго подшучивали: мол, какие чудеса марафончик делает.

– Много наград вы завоевали в эстафетных гонках. Признайтесь: Ольга Зайцева – «одинокий рейнджер» или командный игрок?

– Скорее, командный. Выступая в команде, всегда за неё. Ради этого перестроюсь, настроюсь, но сделаю и покажу отличный для команды результат. Лично для себя так не смогу. И, если станет совсем тяжело, – могу себя пожалеть, а для команды буду терпеть.

– С 2000 года вашим тренером стала старшая сестра. Если не секрет: почему приняли такое решение? Трудно ли заниматься под руководством близкого родственника?

– Тогда было сложное время. Мой тренер Александр Иванович Суслов ушёл с работы – денег не хватало, а ему надо было кормить семью. Я как раз переходила из юниоров во взрослые и осталась у разбитого корыта. Тогда моей сестре Оксане Рочевой, она работала в Минспорта России, подсказали взять меня под свою опеку. Оксана занималась любой работой: договаривалась по поводу сборов, тренировок, выездов на стрельбища, искала спонсоров, поддерживала на тренировках, а ещё и помогала с моим старшим, тогда маленьким, сыном. На всё это требуется уйма времени. Когда я вошла в сборную команду страны, там этими вопросами централизованно занимался тренерский штаб. Так что на время подготовки и соревнований личный наставник не требовался. Но вот в межсезонье мы с Оксаной снова трудились вместе. Вообще-то, я против тренировок под руководством близкого человека, например, мужа. Ведь это работа. А зачем в семье лишний повод для служебных стычек? С сестрой несколько иначе. Во-первых, она – женщина, и ей легче меня понять: когда подойти, поговорить, а когда лучше не трогать. Во-вторых, мы с ней с детства очень близки – родная кровь. Я ей очень благодарна, что она взяла на себя массу административной работы. Мне же оставалось честно впахивать и показывать результат.

– Насколько возможно и трудно ли подходить к каждому старту в оптимальной форме, как это делает, например, Мартен Фуркад?

– Фуркад довольно нетипичный биатлонист, но это его секреты. По себе скажу, что пик формы, когда показываешь наилучшие результаты, – состояние довольно неустойчивое. Стоит подхватить небольшой насморк – начинается спад, форма ушла, и ты уже никакой. Можно тренироваться сто лет, но важно «попадать» в нужное время. Когда становишься взрослее, начинаешь рассчитывать, тренеры помогают. Меня по молодости спортивный журналист Константин Бойцов назвал «декабристкой» из-за того, что в начале сезона показывала лучшие результаты. Пришлось много работать, хотела доказать, что не только в декабре показываю результат, а всегда бегаю. А вообще, пик формы, как и спад, заложен в физиологии организма. Это нормальное явление, ведь человек – не машина.

– Выступления на многих чемпионатах и кубках мира, четырёх Олимпийских играх, других крупных международных соревнованиях не стали для вас рутинными буднями? Какие из них для вас самые знаковые?

– Всегда больше всего готовишься к Олимпиаде. Этапы Кубка мира воспринимаешь, скорее, как предварительные старты. По молодости же отобраться и выступить на нём было очень значимо. Правда, сейчас зачастую некоторые спортсмены, видимо, не стремятся на Кубок мира, говорят, что им и на Кубке Европы хорошо. Хотя эти соревнования ниже рангом. Возможно, у них поменялись ценности, и они борются уже не за идею, а за гонорар.

– Вы частично ответили на следующий вопрос: в чём причина достаточно длительного периода нестабильного выступления наших биатлонистов – неправильная подготовка, психологическое давление, тренерские ошибки или что-то иное?

– Неправильная мотивация спортсменов – да, но ошибки наставников вряд ли. Хотя за последнее время тренерский штаб несколько изменился, но всё равно эти люди видели, как работали их предшественники. Насколько мне известно, при подготовке сборной нет нововведений, которые бы помешали показать хороший результат. Наоборот, сейчас тренировочный процесс развивается и становится разнообразным. Думаю, очень влияет психологическое давление на спортсменов. Благодаря СМИ биатлон стал очень популярным видом спорта. Если происходят какие-либо трения между спортсменами или федерациями, те же журналисты подчас раскручивают эти нестыковки в настоящие войны. На таком фоне вся страна ждёт от биатлонистов только побед. Этого хотят и сами спортсмены, и их тренеры. Но, например, наши девчонки часто не справляются с таким психологическим грузом. У многих опыта ещё маловато, однако с возрастом это пройдёт. Часто привожу в пример Татьяну Акимову. Она один раз выиграла Кубок мира, запомнила состояние победительницы, наверняка захочет его снова пережить. И это получится! Очень важно поймать и не терять «вкус победы» – это особые чувства и эмоции.

Ещё одна причина – смена поколений. Сейчас пожинаем плоды того периода, когда детей уже не воспитывали работать на благо страны. Вырастут другие, готовые тренироваться и напрягать себя до изнеможения. Надеюсь, со временем всё наладится.

– Некоторое время назад говорилось, что вы планируете войти в тренерский штаб женской биатлонной сборной России. Почему до сих пор этого не произошло?

– Действительно, президент Союза биатлонистов Александр Кравцов сделал такое громкое заявление. Но именно тогда же я узнала, что у меня родится второй ребёнок. Пообщалась с Александром Михайловичем, он понял, что такая работа пока не для меня. Думаю, всё впереди. Пока воспитываю своих детей, помогаю сестре Оксане – она работает в спортивной школе № 102. Для этой школы сейчас строится спортивный комплекс, в котором будет стрелковый тир, длина – как у настоящего биатлонного стрельбища.

Я помогаю популяризировать свой вид спорта. Моя задача – заинтересовать как можно больше детей. В общем-то, ребят, желающих заниматься биатлоном, достаточно много. Но, к сожалению, в столице негде сегодня растить биатлонистов, нет места с настоящим стрельбищем и лыжной трассой. И я очень надеюсь, что такое место в скором времени у нас появится. И это будет лыжно-биатлонный комплекс, не хуже, чем в Ханты-Мансийске или Тюмени…

– Насколько дружными были отношения в «большой биатлонной семье» в период ваших выступлений? Изменились ли они сейчас?

– Разве на работе бывают семьи? Дружные коллективы – да. Наша команда была такой. Хотя вид спорта индивидуальный, и ты борешься на трассе даже со своими подругами. Но вне соревнований мы тепло общались, дружили, не враждовали. На международном уровне тоже друг к другу всегда уважительно относились. Каких-то грубых высказываний не слышала, может, их просто не раскручивали. Единственное, когда в 2009 году дисквалифицировали несколько российских биатлонистов за допинг, народ откровенно косился в нашу сторону. Конечно, это их проблемы, но вслух никто из «биатлонной семьи» ничего не говорил.

– А доклад Макларена по допингу?

– Мне кажется, эти доклады – грязная тень на нашу Олимпиаду. Там и обо мне писали. Ужасно неприятно. Знаю: мы ничего не меняли и не царапали. Непонятно, что решат. Говорят, и в руководстве WADA не все довольны результатами – у них своя война. Но со стороны кажется, что хвост виляет собакой.

– Какие качества, необходимые биатлонисту, могут пригодиться полицейским?

– Биатлон не только требует меткой стрельбы, но и развивает, как говорят, «дыхалку», функциональные возможности организма, физическую выносливость. Думаю, для людей в погонах это совсем не лишние качества.

– Как учитель физкультуры с «красным дипломом» вы своих сыновей приучаете к спорту?

– Старший часто видел, как мама тренировалась, и сам растёт спортивным мальчиком. Очень любит кататься на лыжах. Кричит, чтобы их не снимали, даже когда зимой в какой-нибудь магазин заходим. Несколько лет занимается хоккеем с шайбой. Пока говорит, что нравится. Младшему только полтора, так что о спортивном воспитании говорить рановато.

– Не напрягает повышенное внимание журналистов или это считаете неотъемлемым «бонусом» известности?

– Конечно, это «бонус», но стараюсь общаться с прессой умеренно.

– Что труднее профессионально заниматься спортом или воспитывать детей?

– Уже давно убедилась, что детей воспитывать сложнее.

– Наверняка, ваш любимый вид спорта биатлон, тогда номер два в рейтинге?

– Лыжи и горные лыжи.

– Ваш прогноз, чемпионат мира 2021 года в Тюмени состоится?

– Думаю, нет. Но это на сегодняшний день. В следующем году международная федерация будет принимать окончательное решение, остаётся надеяться, что всё-таки чемпионат оставят у нас.

Беседу вёл Сергей ФЁДОРОВ

Россия. Весь мир. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 24 апреля 2017 > № 2199321 Ольга Зайцева


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150485 Али Шамхани

«Большинство сирийцев поддерживают Асада»

Генерал Али Шамхани напоминает об обязательствах его страны перед Дамаском и предостерегает США против их политики вмешательства.

Луи Имбер (Louis Imbert), Le Monde, Франция

Генерал Али Шамхани (Ali Shamkhani), секретарь Высшего совета безопасности Ирана — ключевая фигура внешней политики Ирана. В интервью Ле Монд (Monde) в Тегеране, он говорит о недавней атаке США против Башара Асада и о долгосрочных обязательствах своей страны перед Сирией.

— После ударов США по Сирии 7 апреля вы не боитесь, что американское вмешательство на Ближнем Востоке станет более активным?

— Президент США Дональд Трамп был избран, критикуя войны, которые Америка вела в Афганистане и Ираке и ту цену, которую за них пришлось заплатить. Сегодня союзники США в регионе хотят, чтобы Америка все больше увязла в этом конфликте. Остается узнать, повторят ли американцы свои ошибки. Однако Америка и ее союзники вмешиваются в политику Сирии уже шесть лет — здесь нет ничего нового. Эти удары и прямое участие Вашингтона не изменят ситуацию.

— Этот удар был реакцией на химическую атаку на деревню Хан-Шейхун контролируемую оппозицией. США обвинила в этой атаке Дамаск-вашего союзника. Что вы думаете по поводу химических атак?

— На фронте я сам был свидетелем химических атак против иранских войск во время войны Ирана с Ираком (1980-1988). Европейские страны поставляли это химическое оружие Ираку, так до сих пор и, не признав это. Иран считает производство, хранение и использование этого оружия, неважно кем и в каком количестве, как непростительный грех.

Мы также считаем маловероятным, что Дамаск мог совершить эту атаку в Хан-Шейхуне. Мы требуем независимого расследования. И мы осуждаем удары США под этим предлогом — Америка не может быть одновременно и судьей и присяжным.

— Применение химического оружия Дамаском было неоднократно документально подтверждено. Вы обсуждали это со своим союзником?

— Обе стороны обвинялись в применении химического оружия во время этой войны. Но сирийское правительство должно было уничтожить свой арсенал в 2013 году, и Организация по запрещению химического оружия подтвердила факт его уничтожения.

— Отношения между Россией, которая является вашим союзником и США находятся сейчас на самом низком уровне. Это в ваших интересах?

— Наши отношения с Россией не зависят от отношений между Москвой и Вашингтоном. У нас с Россией общая граница в Каспийском море. У нас были отношения до революции 1979 года, сейчас мы сотрудничаем в ядерной сфере, в области туризма и это сотрудничество будет усиливаться, пока будут существовать террористы, подталкиваемые некоторыми странами региона.

— Россия кажется менее заинтересованной, чем вы в поддержке Асада у власти. Вы не боитесь, что Москва может навязать политическое решение, которое вас не устроит?

— Нахождение у власти Башара Асада не зависит от иностранного вмешательства. Большинство населения поддерживает Асада, и сирийцы сами будут определять судьбу своей страны. Слухи, о которых вы говорите, распространяют сами западные страны и иранские либералы. Но мы этого не боимся и Асад тоже.

— Иран поддерживает астанинские переговоры вместе с Россией и Турцией. Но вас, кажется, больше заботит военная обстановка, чем дипломатия…

— В Женеве мы подталкиваем сирийское правительство и оппозицию к переговорам под эгидой ООН. В Астане речь идет об обеспечении устойчивого перемирия, которое является первым шагом к реализации политического процесса. В Сирии не может быть военного решения.

— Но Башар Асад говорит, что намеревается отвоевать всю территорию страны…

— Он хочет сражаться с терроризмом. ИГ, «Аль-Каида» (террористические организации, запрещенные на территории РФ, — ред.) и их союзники контролируют часть территории. Нельзя допустить, чтобы хотя бы одна сирийская деревня оставалась в их руках. Террористические группы отправились на переговоры в Астану после поражения в Алеппо: без влияния на территории страны переговоры невозможны.

— Вы все еще считаете «террористической» вооруженную оппозицию, которая участвует в переговорах в Астане?

— Ситуацию можно поделить на «до» и «после» освобождения Алеппо. Они отступили, когда были убеждены в своем поражении. Если они прекратят бороться, если будут остановлены поставки оружия из-за границы, если они разорвут связи с «Аль-Каидой» и выдвинут политические требования, мы не станем считать их террористами. То же самое касается США и Европы: два года назад они ставили первым условием проведения переговоров уход Башара Асада из власти. Оно было стратегической ошибкой, и они отказались от него.

— Иран договорился с Катаром об эвакуации четырех шиитских и суннитских деревень, которые осаждаются, соответственно, мятежниками и режимом. Некоторые опасаются раздела сирийской территории на религиозной основе…

— Мы уже не первый год стремимся спасти оказавшееся в осаде население. Эвакуация, кстати, проходит не лучшим образом, и в результате теракта 15 апреля погибли более 120 человек. Это не раздел, а временное решение, и мне не кажется, что оно может найти применение в других зонах.

— Часть иранского правительства хорошо приняла избрание Дональда Трампа. Она рассчитывала на «сделку» с бизнесменом. Этот расчет все еще в силе?

— На Ближнем Востоке у нас нет ни потребности, ни желания вести переговоры с США. Но не стремимся мы и к напряженности, которая бы стала ударом по региональной стабильности.

— Американское правительство сообщило, что не собирается отменять достигнутое в июле 2015 года соглашение по иранской ядерной программе. Но не опасаетесь ли вы, что оно может ввести новые санкции?

— В соответствии с волей верховного лидера Али Хаменеи Иран развивает «экономику сопротивления» с опорой на национальные ресурсы. Мы прекрасно понимаем, что США ведут против нас экономическую войну, но им приходится иметь дело с новой ситуацией. Европейские правительства больше не хотят следовать за ними. Мы призываем их поддержать предприятия, чтобы они инвестировали в Иран. У нас есть природные ресурсы, в том числе газовые, которые могли бы позволить Европе диверсифицировать свое энергоснабжение.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150485 Али Шамхани


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 20 апреля 2017 > № 2199136 Лариса Лужина

Актриса с лицом иностранки.

Народная артистка РСФСР Лариса ЛУЖИНА снялась более чем в 120 кинофильмах. Сегодня любимая актриса многих поколений зрителей - гость «Щита и меча».

- Лариса Анатольевна, вы - ребёнок войны, выживший в блокадном Ленинграде. Остались ли воспоминания о тех страшных событиях?

- Забыть такое невозможно. Хотя и знаю о военном времени в основном по рассказам мамы - мне-то, когда началась война, было всего два года. Навсегда врезалось в память, как во время бомбёжек прятались со старшей сестрой под кроватью, а не бежали в подвал, как велела мама. Она тогда сутками работала на заводе. Папа при защите форта «Серая лошадь» недалеко от Кронштадта получил ранение. Из-за нехватки мест в переполненных госпиталях его привезли домой. Умирал на наших глазах, а когда сердце перестало биться, мама зашила тело в одеяло и вынесла из подъезда. Во время блокады трупы складывали на улицах, откуда два раза в неделю проезжавшая машина их забирала. Хоронили в братской могиле. Позднее осколком снаряда убило бабушку, затем не стало и сестры Люси. Так мы с мамой остались вдвоём. Как выжили в блокаду, знает один Господь Бог. Ели клейстер с обоев, варили кожаные ремни…

В 1944-м нас эвакуировали в Сибирь, где пришлось жить в холодной землянке. Голодали, конечно. И лишь следующей победной весной, минуя Ленинград, где у нас никого и ничего не осталось, переехали в Таллин, к маминому дяде. Ютились в шестиметровой комнатушке с единственной узенькой кроватью. Для меня приставляли стульчики, которых с годами, по мере взросления, становилось больше. Кстати, тот дом, несмотря на то, что вокруг уже многое изменилось, до сих пор стоит.

- Тем не менее жизнь всё же наладилась. В юности вы стали настоящей моделью, звездой эстонского подиума…

- В советском Таллине я прожила 20 лет. Как-то, листая свежую газету, увидела объявление: «Дому моделей требуются манекенщицы». Параметры мои подошли: высокая, с тонкой талией. Так сбылась первая мечта! Меня наряжали, делали макияж, и я с сияющим лицом ступала на подиум, демонстрируя вечерние туалеты. Конечно, для молоденькой девчонки, у которой своих нарядов не было (мы с мамой жили очень бедно), каждый выход был праздником.

Наверное, именно тогда впервые ощутила себя актрисой: шикарные платья, зрители, овации - чем не театральная сцена?

- Однако в кино вы попали по воле случая. Не каждого прохожего на улице приглашают сниматься, а вам такой случай улыбнулся.

- Это так. Однажды по дороге домой меня остановили и предложили сняться в массовке фильма «Незваные гости». Конечно же, сразу согласилась. Там-то, на съёмочной площадке, ко мне подошла девушка по имени Лейда и спросила: «Хотите сняться в эпизоде? Умеете петь?» И тут же вспомнился не совсем удачный сценический опыт.

Дело в том, что стать актрисой я мечтала с детства. Девчонкой посещала театральную студию в Доме пионеров, участвовала в драмкружке при школе, руководил которым знаменитый режиссёр и автор пьес, просто замечательный человек Иван Данилович Россомахин. Он-то и разглядел во мне и моих друзьях по кружку Виталии Коняеве, Игоре Ясуловиче и Володе Кореневе актёрские способности. Но, увы, приёмная комиссия Ленинградского института театра, куда мы с друзьями решили поступать, влепила мне двойку. А ребята конкурс прошли. Нетрудно представить моё разочарование.

И вот ещё один шанс. С лёгкой руки Лейды Лайус, которую я считаю своей крёстной мамой в профессии, началась моя киношная жизнь. Во многом благодаря ей и во ВГИК поступила. Дело было так. Великий Сергей Герасимов, отчислив двух девочек, искал замену. Лейда посоветовала посмотреть меня. Через пару дней я стояла в гостиной дома мастера. А передо мной, устроившись поудобнее, сидели Сергей Аполлинариевич с супругой - легендарной актрисой Тамарой Макаровой. Скажу сразу, просмотр они провели с пристрастием, спас, как мне кажется, только монолог Ларисы из «Бесприданницы». Герасимов произнёс: «Ладно, не реви, беру!»

- Сергей Герасимов был не только вашим учителем, он ещё и дал вам путёвку в большое кино, порекомендовав на одну из ролей в фильме «На семи ветрах», который принёс вам известность и всенародную любовь.

- Я вообще Сергея Герасимова и Тамару Макарову считаю своими вторыми родителями. На курсе ВГИКа мы были их детьми, которых они всегда и во всём защищали, когда было необходимо, помогали, кормили и даже подбирали в магазинах новые наряды, порой оплачивая из своего кармана.

Действительно, именно Сергей Аполлинариевич рекомендовал меня режиссёру Станиславу Рос­тоцкому на роль главной героини в картине «На семи ветрах». Моим партнёром стал Вячеслав Тихонов, с которым, прямо скажу, работать было непросто. При внешней мягкости Вячеслава я практически до конца съёмок так и не смогла найти с ним общего языка. По сюжету между нами высокие чувства, трепетное отношение, тонкие переживания, а в реальной жизни друзьями мы стали лишь сорок лет спустя.

Я считаю картину «На семи вет­рах» своей визитной карточкой. Она открыла мне дорогу в Париж, на Каннский фестиваль. 1962 год не забыть никогда! Ещё вчера я пила чай с чёрным хлебом в общежитии, а сегодня перед моими глазами рос­кошь: дамы в вечерних туалетах, мужчины в смокингах, радушные приёмы, на столах блюда, которых отродясь не видывала.

Потом были поездки в Осло, Варшаву, Берлин, Тегеран.

- Словом, «она была в Париже», как поётся в известной песне Владимира Высоцкого. Ведь он вам её посвятил?

- С Володей мы познакомились задолго до его известности, когда он, наоборот, был, так сказать, под запретом. Высоцкий дружил с моим мужем, и во время встреч я много ему рассказывала о своих поездках по миру.

Отдельное спасибо кинорежиссёру Станиславу Говорухину, который, пригласив меня на роль врача в фильме «Вертикаль», дал возможность находиться в одной киноэкспедиции с Володей Высоцким.

Фильм снимался в Приэль­брусье. Говорухин, будучи опытным альпинистом, заставлял и группу многие трюки отрабатывать самостоятельно. Мы научились зарубаться ледорубом, ходить в триконях, это ледоступы такие. Даже покорили две вершины.

После очередной поездки в ГДР опять делилась с ним впечатлениями. На следующее утро Володя написал песню «Она была в Париже». После даже прошёл слушок, что у нас с Высоцким роман. Но это не так. Он не был, как это говорят, героем моего романа.

- Вы одна из немногих советских актрис, которым уже тогда разрешено было сниматься за рубежом. Наверное, это из-за внешности под стать иностранным актрисам?

- Не знаю. Может, это стечение обстоятельств, может, счастливый случай, но однажды немецкий режиссёр Иоахим Хюбнер в поисках актрисы на главную роль, увидев кинокартину «На семи ветрах», сказал жене: «Смотри, вылитая Ева!»

Дав согласие на съёмки в фильме «Доктор Шлютер», который с успехом прошёл и на наших телеэкранах, я тогда предположить не могла, что много и долго буду работать за пределами своей страны. К слову, за съёмки в этой пятисерийной картине я получила премию ГДР, золотую медаль, которая считалась почётной наградой. Забавный случай произошёл в момент награждения. Вальтер Ульбрихт, на тот момент председатель Госсовета, оказался небольшого роста и никак не мог дотянуться, чтобы прикрепить мне медаль. Пришлось наклониться. В благодарность хотела его поцеловать и получилось, что чуть не в макушку. На следующий день газеты, разместив на главной странице снимок, написали: «Kuss von Larisa» - «Поцелуй от Ларисы».

- В своей творческой карьере вам довелось сыграть роль матери Юрия Гагарина. Как вживались в этот образ?

- С Анной Тимофеевной я встречалась лично, приезжала для этого на Родину первого космонавта. Помню, по дороге пришлось остановить попутку. Разговорились с водителем, который был хорошим приятелем отца Юры. Он вспоминал: «В тот день мы вдвоём рыбачили. Для настроения прихватили приёмник. Вдруг прерывается передача и звучит сообщение: «Майор Гагарин…» Я, спешно пихая в бок Алексея, кричу: «Слышь, твой Юрка в космосе!» А он в ответ: «Не, это не мой, мой ещё лейтенант…»

С Анной Тимофеевной мы подружились. Она оказалась милой и доброй женщиной. К съёмкам фильма «Так начиналась легенда» приступили спустя шесть лет после гибели Юрия Алексеевича, а она всё не могла отойти от утраты, плакала и тихонько причитала.

- Чем живёт сегодня Лариса Лужина? Что впереди?

- Сегодня в основном снимаюсь в телесериалах, более полувека выхожу на сцену Московского государственного театра киноактёра. Сейчас полным ходом идут репетиции спектакля «Александр III», где играю императрицу Марию Фёдоровну. Выезжаю с антрепризами по стране и ближнему зарубежью.

Ещё одно значимое событие - вышла в свет моя книга «Жизнь по вертикали», презентация которой состоялась 10 апреля в Доме книги на Новом Арбате.

Какие планы на будущее? Конечно, сняться в хорошем кино! Больше общаться с внуками, которых у меня трое. Спасибо сыну за такой подарок судьбы! Они превосходные парни. Средний недавно вообще удивил. Получил паспорт, где указаны две фамилии - Шувалов-Лужин! Так что фамилия на мне не заканчивается, а будет жить!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 20 апреля 2017 > № 2199136 Лариса Лужина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter