Всего новостей: 2498781, выбрано 1617 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Армия, полиция: Фельгенгауэр Павел (78)Муртазин Ирек (77)Стуруа Мэлор (76)Меркачева Ева (68)Путин Владимир (65)Романова Ольга (41)Скосырев Владимир (40)Бараникас Илья (38)Иванов Владимир (37)Масюк Елена (37)Каныгин Павел (35)Латынина Юлия (33)Полухина Юлия (33)Млечин Леонид (32)Милашина Елена (31)Гордиенко Ирина (28)Лукьянов Федор (28)Рогозин Дмитрий (28)Канев Сергей (27)Минеев Александр (27) далее...по алфавиту
Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски

Речь Путина не была агрессивной — это был призыв к США возобновить переговоры

Военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Independent, Великобритания

Дональд Трамп был так впечатлен парадом во Франции в День взятия Бастилии, что он недавно призвал к проведению похожей военной феерии в Вашингтоне. Возможно, он сейчас думает о том, что овеянный традицией доклад Конгрессу о положении в стране, возможно, тоже следует радикальным образом переработать после того, как ежегодное послание Федеральному собранию, с которым выступил президент Путин, превратилось в демонстрацию силы и вывело его на совершенно новый уровень.

Двухчасовое выступление Путина было четко разделено на две части. Первая представляла собой обычные предвыборные обещания с акцентом на социальную политику и демографию, и все это было проиллюстрировано графиками, показывающими, как далеко продвинулась Россия в течение 18 лет нахождения Путина у власти (и как далеко она еще пойдет). Однако именно вторую часть его выступления, несомненно, запомнит большая часть его аудитории — как в Москве, так и во всем мире.

Оказалось, что в этом году выступление Путина было перенесено из богато украшенного кремлевского зала в один из московских выставочных центров с самым современным мультимедийным оборудованием, и вскоре стало ясно, почему это было сделано. Сначала немного сердитым тоном Путин повторил традиционное осуждение решения президента Джорджа Буша-младшего о выходе из договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны. Однако это была всего лишь прелюдия. Затем Путин представил, по сути, настоящий парад российских достижений в военной области — в небе, на земле и в морских глубинах.

Казалось, это доставляло ему удовольствие — и немалое. Россия, по словам Путина, теперь обладает новой крылатой ракетой с ядерной силовой установкой, которая является уникальной и которая способна преодолеть любую противоракетную оборону. Выведенные на широкий экран диаграммы показывали, как это работает — с помощью компьютерной графики можно было увидеть, как ракета проносится по небу с гиперзвуковой скоростью, меняет направление движения и обходит теперь уже устаревшие оборонительные щиты «звездных войн».

Далее Путин продемонстрировал беспилотники, совершающие элементы глобальной акробатики под управление российских операторов, а также беспилотные подводные лодки, пронзающие на высокой скорости океанские глубины. Были также реальные кадры, на которых можно было увидеть ракеты, стартующие из своих подземных шахт, другие испытания ракетной техники, а также преданных своему делу ученых.

Разумеется, присутствовавшие члены Государственной Думы и другие высокопоставленные фигуры ловили каждое слово выступавшего, они несколько раз вставали и, стоя, аплодировали. Все эта ослепительная демонстрация завершилась призывами Путина сохранять единство нации, а также громким пением национального гимна (музыка советская, слова постсоветские).

Теперь точности ради следует обратить внимание на те вопросы, о которых Путин не говорил, или почти не говорил. Он вообще не упомянул намеченные на 18 марта президентские выборы. Необходимости в этом не было. Это могло бы быть очередным обращением президента к Федеральному собранию, однако за счет удвоения его продолжительности оно превратилось в колоссальную партийно-политическую трансляцию.

Он также ничего не сказал о конфликте на Украине, ограничившись объявлением о том, что новый мост, связывающий Крым с основной территорией России, скоро будет открыт. Российская интервенция в Сирии тоже удостоилась лишь короткого упоминания — Путин похвалил работу и профессионализм людей, служащих в российских вооруженных силах, и подчеркнул, что проведенные там операции показали возросшие возможности России в области обороны.

Сдержанность Путина, вероятно, частично объясняется тем, что после катастрофы Советов в Афганистане и после двух чеченских кампаний многие россияне с тревогой относятся к военным операциям, а вид возвращающихся гробов является в России такой же серьезной политической проблемой, как и во многих других частях мира. Однако отсутствие этой темы, возможно, также свидетельствует о том, что Россия все еще обдумывает варианты эндшпиля в этом вопросе и не хочет в стиле Буша заявлять о том, что «миссия выполнена».

Следует также отметить требование Путина о пятичасовой паузе в боях в Восточной Гуте для организации гуманитарного коридора. Это может быть намеком на то, что возмущение Запада по поводу масштабов кровопролития, вероятно, вызывает некоторую озабоченность в России. Можно только гадать по поводу того, было это сделано умышленно или нет, однако скоро выборы, и поэтому Путин, похоже, посчитал, что будет глупо искушать судьбу — даже в том случае, когда результаты выборов уже предрешены.

Однако военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Да, можно было видеть членов Государственной Думы в зале, особенно мужчин, которых переполняла гордость в тот момент, когда были представлены доказательства (они это так восприняли) того, что Россия «догоняет и перегоняет» наиболее передовых производителей вооружений в мире. Тем не менее, это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

И Путин затем все детально объяснил, хотя особой необходимости в этом не было. Когда Соединенные Штаты вышли из договора по ПРО — следует сказать, что этот договор Советский Союз и Россия рассматривали как особую гарантию своей безопасности. «Никто нас не слушал», хотя Россия была второй по значимости ядерной державой в мире. «Вот пусть послушают сейчас», — сказал он.

Основная идея — если не технология, — возможно, была заимствована непосредственно из недавних сценариев Северной Кореи — это требование о том, чтобы на тебя обратили внимание и воспринимали серьезно, и если демонстрация новых передовых военных возможностей является — с помощью, скорее, угроз, чем любезностей — единственным способом добиться уважительного к себе отношения, то путь так и будет.

В отличие от Ким Чен Ына, в его предолимпийском варианте, Путин особо подчеркнул свои оборонительные и мирные намерения. Россия, по его словам, будет использовать ядерное оружие только в ответ на ядерную атаку. Однако требование о серьезном к себе отношении, а также обида по поводу того, что Запад, по его мнению, воспользовался слабостью России после развала Советского Союза — все это присутствовало в выступлении российского президента. Требование о том, чтобы к России относились как к равному игроку на мировой арене, с учетом ее военной мощи, вероятно, будет задавать тон в течение четвертого — и, возможно, последнего — президентского срока Владимира Путина.

Когда Путин закончил свое выступление, то некоторые наблюдатели заметили определенный — и даже значительный — элемент блефа в его восторженных словах о новых и уникальных возможностях России в военной области. Найдутся и такие люди, которые будут интерпретировать его речь как приглашение к опасному новому этапу американо-российского соперничества. Но, по крайней мере, для меня смысл выступления Путина был не в этом. В большей степени это был призыв к Соединенным Штатам вновь начать переговоры — на основе взаимного уважения.

Мне также показалось, что отношения России и Соединенных Штатов, на самом деле, не такие ужасные, какими их часто представляют. Да, раздается много шума с обеих сторон, однако оба президента и их высокопоставленные дипломаты в основном предпочитают оставаться над схваткой. Да, неистовство в Вашингтоне по поводу предполагаемого вмешательства России в американские выборы (почти) не ослабевает, однако оба президента предпочитают не затрагивать этот вопрос. Да, существует потенциальный риск прямого столкновения между Америкой и Россией в Сирии именно сейчас, когда Асад с российской помощью восстанавливает свой контроль над территорией страны, а Соединенные Штаты заявляют о том, что их военные там останутся.

Однако определенные столкновения уже произошли, и, возможно, десятки россиян были убиты в прошлом месяце в результате американской бомбардировки на севере Сирии — и ответ с российской стороны состоял в том, чтобы не раздувать этот инцидент. Пока еще не ясно, что именно там произошло, и каким был статус этих россиян — они могли быть рабочими по контракту, наемниками, как утверждают некоторые, или, возможно, так их назвали только для того, чтобы сократить политический ущерб? Что бы там ни произошло, отношение к этому инциденту свидетельствует об отсутствии желания начинать войну как у Москвы, так и у Вашингтона. Нам остается только надеяться на то, что такое настроение сохранится и после выборов в России 18 марта.

Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2516990 Леонид Бершидский

Путину нужно современное оружие, а не современная Россия

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В четверг, 1 марта, президент России Владимир Путин четко расставил свои приоритеты на следующий шестилетний президентский срок: о новом стратегическом оружии России он говорил почти так же долго, как и обо всей внутренней политике вместе взятой.

В повестке Путина все еще остаются реваншизм и конфронтация. В то же время создается впечатление, будто он считает, что внутренние проблемы России каким-то образом разрешатся сами, если он поставит перед собой достаточно амбициозные цели. И это — вне зависимости от нового вооружения — может привести к настоящей катастрофе.

Двухчасовая речь Путина должна была одновременно выполнить функции и ежегодного обращения к Федеральному собранию, и основной части его предвыборной кампании перед выборами 18 марта. Несмотря на новаторскую подачу материала с мелькающей на гигантских экранах инфографикой, в первом часе речи не прозвучало ничего особенно нового и знаменательного. Российский лидер, находящийся у власти уже 18 лет, может позволить себе роскошь сравнить нынешние показатели благосостояния граждан в России с аналогичными в 2000 и 2001 годах, и он, не скупясь, их использовал, хвастаясь, что россияне взяли около одного миллиона ипотечных кредитов по сравнению с 4 тысячами в 2001 году, а также что теперь за уровнем бедности живут 20 миллионов россиян вместо 42 миллионов в 2000 году. Путин ни разу не упомянул нефтяной бум, благодаря которому стали возможны эти улучшения.

Путин признал, что некоторые из амбициозных целей, которые он ставил перед выборами 2012 года — например, повышение производительности труда на 50% или кардинальное снижение уровня бедности — не были достигнуты, но утверждал, что никакого прогресса не случилось бы, если бы он не поднял планку. Далее он поставил новые цели, обещая, что в России вдвое увеличатся расходы на здравоохранение в абсолютном выражении и достигнут 4% ВВП, а также на 40% будут увеличены расходы на стимулирование рождаемости. Вдвое увеличатся расходы на строительство дорог, будут модернизированы региональные аэропорты, чтобы людям не приходилось ездить из одного региона в другой через Москву. Оптоволоконные сети обеспечат быстрый интернет по всей России к 2024 году.

Правительство будет полностью переведено на цифровую основу.

Было озвучено множество обязательств по расходам. Путин не объяснил, как они будут финансироваться и не обещал провести никаких структурных реформ, которые могли бы раскрыть скрытые экономические ресурсы. Он лишь упомянул «новые условия налогообложения», которые придется создать правительству, не задерживая темпов экономического роста. Сергей Алексашенко, бывший заместитель председателя российского Центробанка, теперь выступающий с резкой критикой Путина, суммировал эту часть президентской речи в паре твитах:

1. Выборы? Какие выборы?! Всё ясно, работать пора

2. Всё хорошее в стране случилось из-за меня

3. Проблемы есть, знаю, решать их будем, заливая деньгами. Где взять деньги?— мелкий вопрос, не будем обсуждать

4. Есть тяжёлые проблемы, знаю. Это бюрократы плохо работают! У, я им покажу!

Однако Путин со всей очевидностью взбодрился во второй части своего обращения, которая была полностью посвящена военному возрождению России и приукрашена компьютерными видео в стиле видеоигр 1990-х годов.

Они были предназначены для демонстрации нового вооружения, которое, как Путин убеждал свою аудиторию, прошло успешные испытания, а некоторые виды готовятся к серийному производству.

Среди них было несколько разновидностей ракет, включая тяжелую баллистическую ракету «Сармат» и новые типы крылатых ракет, каждая из которых способна, по словам Путина, обойти американские системы противоракетной обороны. Крылатые ракеты обладают неограниченным радиусом действия благодаря ядерным двигателям, и на видеозаписях продемонстрировалось, как они лавируют на территориях, покрытых американскими противоракетными комплексами.

Аудитория радостно отреагировала, когда траектории ракет сошлись где-то в Западном полушарии. Путин также похвастался подводными дронами с ядерными двигателями, способными передвигаться быстрее и гораздо дальше любых современных торпед. Ни у одного государства нет подобного оружия сегодня, сказал он, и все оно произведено при помощи новых постсоветских технологий.

Эта часть речи содержала трехчастное послание западным, главным образом, американским лидерам:

1. «Мы никогда не переставали быть крупнейшей ядерной державой, но нас никто не слушал. Послушайте сейчас!» (Эту реплику аудитория встретила, аплодируя стоя).

2. Если вы думали, что Россия обречена на пожизненное отставание после распада Советского Союза, то ваши расчеты не оправдались: «Сдерживание России не удалось».

3. Система противоракетной обороны США и расширение инфраструктуры НАТО до российских границ «неэффективны и являются бесполезным финансовым бременем».

«Это не блеф», — утверждал Путин. Это заявление, которое, как я надеюсь, никогда не будет проверено на деле.

Некоторые союзники Путина были в восторге от угрожающей части его речи. Маргарита Симоньян, глава пропагандистского канала RT, написала в Твиттере: «Если бы президент США озвучил такое послание, его поддержало бы 99,9 прц населения и уж точно поголовно весь истеблишмент. А у нас в комментах полно нытья и возмущения — на хрена нам это оружие, что за агрессивное послание и проч. Да валите уже, в самом деле».

Я склонен, однако, согласиться с другим москвичом, который, как и я, теперь живет за границей, — галеристом Маратом Гельманом, написавшим в Фейсбуке: «Я реально начал бояться за страну. Это не просто наркокартель с ядерной кнопкой. Это не просто новый виток гонки вооружений. Это какое-то безумие».

Проблема заключается не столько в современном вооружении — такой большой стране, как Россия, нужна военная мощь — сколько в том, что именно надо защищать с помощью этого оружия. Без внятного видения будущего и привлекательной модели для подражания, в отсутствие мягкой власти, о которой стоило бы говорить, и экономической модели, которая могла бы обеспечить устойчивый рост и удержала бы людей от бедности, бряцание ракет в воздухе является страшным, но пустым звуком. В контексте фарсовых выборов с заранее предрешенным результатом растущая военная мощь России подразумевает более надежную защиту для безответственного, репрессивного режима, которому не приходится выполнять ни одно из данных обещаний. Это сила без надежды и смысла.

Увлеченность Путина новыми игрушками можно легко понять. Но в его озорном предложении о том, чтобы слушатели придумали для некоторых из них названия («Володя», — немедленно предложила Симоньян, используя уменьшительную форму имени Путина), скрывается более символичный смысл, чем тот, что вложил в него президент. «Сармат», «Кинжал» и любые новые названия, придуманные «патриотами» для оружия, наталкивают на вопрос: неужели это единственные международно признаваемые бренды, которые способна произвести на свет современная Россия? Если нет, то почему же я не могу вспомнить ни одного другого?

Модернизация вооружения может происходить, если модернизируется и вся остальная страна, освобождаясь от отличительных черт бандитского государства. Это гораздо более сложная задача, о необходимости решения которой Путину прекрасно известно. Просто она его не слишком воодушевляет, поэтому Россию ждут очередные шесть лет демонстрации мускулов и стагнации.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2516990 Леонид Бершидский


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2516996 Кристель Неан

Киев хочет прибегнуть к помощи миротворцев ООН

Киев рассчитывает на бездействие России, надеясь на «хорватский сценарий» решения конфликта на Донбассе

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Когда несколько месяцев назад я говорила о том, что Украина хочет использовать миротворцев для вторжения в Донбасс и провести этническую чистку, наподобие той, что происходила в бывшей Югославии, некоторые решили, что я сгущаю краски, что я слишком пессимистична и у меня развилась паранойя.

Но в Украине, с точки зрения подлости и криминала, возможно все, даже самое худшее. Особенно самое худшее. Достаточно послушать или почитать заявления украинских чиновников, чтобы понять, что пессимистический прогноз, данный Россией (как и многими аналитиками), не был преувеличением, а совсем наоборот.

В подтверждение худших опасений России и многих обозревателей, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Юрий Гримчак выступил на прошлой неделе на украинском «5 канале» с заявлением о возможных сценариях, предусмотренных Киевом в Донбассе.

Гримчак действительно говорил о трех возможных сценариях, предусмотренных украинскими властями для возвращения территорий ДНР и ЛНР под контроль Киева. Сразу же скажу, что ни один из них не предполагает мирного решения этого вопроса, а это в очередной раз подтверждает, что Украина полностью похоронила Минские соглашения!

«Сейчас есть три варианта развития событий. Первый — это военный путь. Мы, как нормальное государство, где-то в Генеральном штабе планируем карты — где, кто, куда и с какими силами. При этом мы рассчитываем и когда наши пойдут вперед, и когда с той стороны идут — это нормальная работа Генштаба планировать возможное развитие событий в наилучшем или наихудшем вариантах», — заявил Гримчак.

По его словам, при военном сценарии украинские военные смогут взять Донбасс под контроль за две недели. Оптимистичный прогноз, учитывая ту катастрофу, в которую превратилась кампания 2014 года.

На полном серьезе г-н Гримчак продолжает рассуждать о том, как вооруженные силы Российской Федерации могли бы противостоять украинской армии (лично я предпочла бы упомянуть о том, как украинская армия может быть уничтожена российской армией). Затем он переходит к основной части своей речи.

Он описывает другие варианты урегулирования ситуации, требующие помощи миротворцев. И, кроме всего прочего, заявляет, что Украина серьезно рассматривает возможность применения хорватского сценария в Донбассе! Для тех, кто не знает подробностей о войне в Югославии или кто забыл про них, я расскажу об операциях «Блеск» и «Молния».

Я прошу вас внимательно прочитать, о том, что там произошло, и что случилось с большим количеством мирных жителей (особенно в сербской Краине).

«Было два хорватских сценария. Первый — Сербская Краина, где стояли войска ООН, но Милошевич дал гарантии, что его армия не покинет казармы и не будет вмешиваться в то, что там будет. Поэтому хорватская армия за 3 дня разгромила армию Сербской Краины, достаточно быстро все это закончилось. Если рассматривать такой сценарий, мы должны благодаря нашим международным партнерам получить гарантии РФ, что она не будет наступать навстречу нашим войскам», — продолжил Гримчак.

Тут я должна сделать отступление пока г-н Гримчак не углубился в свои самые невероятные фантазии. Официальные представители Москвы, начиная с Владимира Путина и Сергея Лаврова и заканчивая различными депутатами, уже более года говорят и повторяют, что Россия никогда не допустит повторения хорватского сценария у своих границ. Россия неоднократно заявляла и подтверждала, что она не допустит этнической чистки и геноцида Донбасса со стороны украинской армии.

Я не знаю, в каком параллельном мире живет этот заместитель министра, но нужно быть совершенно оторванным от реальности, чтобы поверить в то, что чьи-то вопли в Европе или даже в Вашингтоне, смогут помешать России защитить Донбасс в случае повторения «хорватского сценария».

Судя по всему, г-н Гримчак проспал все последние годы, и не заметил, что нынешняя Россия сильно отличается от России 1995 года, и что если в то время она не могла помешать НАТО уничтожить Югославию, то сегодня она в полной мере может защитить русскоязычных жителей Донбасса, если войскам ДНР и ЛНР не хватит сил противостоять украинской армии.

В таких условиях, полагать, что Россия одобрит ввод миротворцев, который приведет к такому сценарию, или считать, что Москва предоставит гарантии невмешательства перед лицом геноцида, является бредом чистой воды.

Кроме того, после таких заявлений становится очевидно, почему Россия, ДНР и ЛНР отказываются от размещения в Донбассе 24 000 миротворцев. Они не забыли, что случилось с Восточной Славонией и Сербской Краиной.

Третий вариант, по мнению, замминистра, который может быть применен для возвращения Донбасса, — это пример Восточной Славонии.

«Это хорватский регион, который контролировался сербами, куда зашла миротворческая миссия ООН, была создана международная временная администрация, которая сделала фактически то же самое, что мы хотим сделать у нас — разоружить боевиков, и вернуть территорию под контроль. Это тот вариант, который на сегодняшний день более реалистичен», — считает Гримчак.

Этот сценарий привел в Славонии к этническим чисткам. Вот какой вариант рассматривает Украина. И это звучит из уст человека, чья функция заключается в том, чтобы проводить государственную политику по восстановлению мира на Донбассе! Война — это мир, да здравствует новояз…

И после всего этого Киев, Вашингтон и остальные разжигатели войны вопят, что Россия, ДНР и ЛНР отказываются от их плана по размещению миротворцев в Донбассе… А все потому, что эти люди принимают свои фантазии за реальность, и думают, что остальные с ними согласны.

В Москве, Донецке и Луганске хорошо известны планы Киева и его хозяев. И, конечно, не может быть и речи о том, чтобы они любезно положили голову Донбасса на плаху, которую Украина с удовольствием отрубит.

В ДНР и ЛНР, конечно, немедленно прокомментировали это заявление заместителя министра Украины. Валерий Скороходов, депутат Народного совета ДНР, сказал, что такие заявления в очередной раз доказывают агрессивный настрой и приверженность официального Киева интервенционному сценарию, что полностью противоречит Минским соглашениям, подписанным Украиной.

Родион Мирошник, представитель ЛНР в политической подгруппе контактной группы по Украине, также высказался по этому вопросу. По его словам, первый сценарий, основанный исключительно на способности ВСУ захватить Донбасс, заранее провалился.

«В остальных двух — чрезвычайная надежда (военно-политического руководства Украины) на сверхвозможности США, которые должны выступить на стороне Киева, с помощью международных сил "зачистить" Донбасс от политически неблагонадежных элементов и передать в руки правителю победившего Майдана»,— заявил Мирошник.

Представитель ЛНР также немного остудил пыл Гримчака и других украинских лидеров, говоря о возможности реализации этих хорватских сценариев в Донбассе. «Во-первых, население Луганской и Донецкой народных республик как минимум в десять раз больше Сербской Краины, которая кроме того, не имела общей границы с Сербией и могла рассчитывать только на крайне слабую помощь Милошевича. А говоря о Восточной Славонии, не стоит забывать, что она сначала была захвачена хорватами в ходе операции "Буря" летом 1995 года, а потом уже там была введена международная администрация», — напомнил Мирошник.

Печальные выводы Мирошника относительно высказываний Гримчака в значительной степени вторят опасениям, которые я неоднократно высказывала в различных статьях: риск распространения конфликта в Донбассе на другие страны.

«Это — украинские фантазии, еще более гипертрофированные, чем во снах Петра Порошенко, и соответственно, еще менее реалистичные. Даже рассмотрение любого военного сценария грозит многотысячными жертвами с обеих сторон и жесточайшим столкновением вооруженных формирований, обладающих значительными запасами огневой и броневой мощи, и перерастанием в крупномасштабную войну, в которую могут быть втянуты многие государства и международные организации», — подытожил Мирошник.

Настало время, когда население Европы должно очнуться и помешать правительствам втянуть его в еще одну масштабную войну на континенте.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2516996 Кристель Неан


Казахстан > Армия, полиция > kapital.kz, 1 марта 2018 > № 2516044 Дарига Назарбаева

Появятся ли в Казахстане частные военные компании?

Деятельность таких организаций в странах ОДКБ могут легализовать при принятии специального закона

Председатель Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности Дарига Назарбаева прокомментировала вопрос создания частных военных компаний на территории Казахстана согласно рекомендациям странам ОДКБ, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Частных военных компаний на территории Казахстана как таковых нет. Я не поддерживаю такую идею. Это частная машина для убийств в буквальном смысле, таковых не должно быть», — озвучила свое мнение сенатор.

Как отмечают эксперты, деятельность частных военных компаний в странах ОДКБ может стать легальной в случае принятия закона «О частной военно-охранной деятельности».

При успешном рассмотрении закон позволит в национальных законодательствах стран — членов ОДКБ ввести нормы, легитимирующие деятельность коммерческих военизированных формирований. В соответствии с законопроектом частные военные компании будут легитимизированы, а сами организации будут действовать только в интересах страны происхождения.

Казахстан > Армия, полиция > kapital.kz, 1 марта 2018 > № 2516044 Дарига Назарбаева


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 марта 2018 > № 2515978 Татьяна Становая

Консервативная технократия неограниченной дальности. Что хотел сказать Путин в послании

Татьяна Становая

Путин предложил модель развития четвертого срока, которую можно условно обозначить как консервативная технократия: сочетание государства-спецслужбы, новейших IT-технологий и технократизованной политической системы

Ежегодное послание Владимира Путина все ждали с особым нетерпением: это исключительная ситуация, при которой ключевое выступление главы государства совпало и с избирательной кампанией, причем кампанией, в рамках которой фаворит так и не представил свою предвыборную программу. Вопреки всем ожиданиям не представил он ее и в послании. Вместо этого ежегодное обращение президента России к Федеральному собранию превратилось в ультиматум мировому сообществу, с которого Путин, по сути, запустил отсчет своего нового срока. Голосование 18 марта после такого выступления окончательно превращается с техническую формальность.

Все послание, которое составило рекордные два часа, очень четко делится на две совершенно разные и даже на первый взгляд противоречащие друг другу по тональности части: внутриполитическую (технократическую, рутинную) и геополитическую (стратегическую).

Проблема-2024: отложенный вызов

С содержательной точки зрения первая часть послания кажется во многом традиционной и инерционной, но это только видимость. Тут можно заметить несколько ключевых политических новаций, указывающих на новые подходы Путина к управлению и его оценке существующих вызовов.

Одна из них – это ощущение абсолютной завершенности политики построения политического режима, отвечающего изначальным запросам Путина. Фраза «мы утвердились как демократическое общество» – деактуализация вопроса о политической институциональной реформе. Так широко обсуждаемые слухи о вероятных конституционных преобразованиях выведены за скобки предвыборного дискурса о параметрах функционирования системы четвертого срока Путина. Это не значит, что реформ не будет: полное отсутствие вопроса о политической системе в послании лишь означает, что этот вопрос президент отложил на более отдаленную перспективу, вписав это в более узкий контекст решения проблемы-2024. Это также означает, что все будущие институциональные трансформации, если и будут иметь место, будут носить исключительно конъюнктурный характер, призванный адаптировать режим к статусу Путина после 2024 года (и, вероятно, этот статус еще только предстоит проработать).

В этой связи важно отметить и еще один нюанс: послание было встроено в сдвоенные временные рамки: часть задач обозначалась на шестилетний срок президентского мандата, часть – на десятилетнюю перспективу (например, увеличить ВВП страны в полтора раза). В этом – подчеркнутая демонстрация желания Путина расширить горизонты планирования за пределы конституционного срока своих шестилетних полномочий и минимизировать риски превращения в хромую утку. Тем самым он как бы сообщает, что вопрос, останется ли он на лидирующих позициях внутри или при власти после 2024 года и как это будет реализовано, на сегодня подвешен до тех пор, пока сам Путин не вернется к его решению.

Цифровизация всей страны

Одной из главных интриг послания был вопрос, продемонстрирует ли президент способность к структурным переменам в экономике и государственном управлении в преддверии нового срока, и если да, то по каким направлениям. Надо отдать Владимиру Путину должное, он в полной мере ответил на этот вопрос, обозначив цифровизацию как панацею, универсальное средство решения сразу всех институциональных, структурных или иных вызовов, стоящих перед страной.

Для преодоления всех проблем, накопившихся в социальной сфере, медицине и образовании, госуправлении, частном секторе, предложено совершить технологический рывок. Рассуждения Путина на эту тему могут создавать впечатление некоторой либерализации риторики: президент предложил освободить бизнес от излишнего давления и проверок, гарантировать защиту прав частной собственности, декриминализировать преступления в экономической сфере, дать больше свобод. Однако для достижения всех этих из года в год повторяемых целей предлагается фактически единственный механизм – перевод всей системы хозяйствования и регулирования в виртуальное пространство.

Тут важно отвлечься от самого послания и вспомнить, откуда вообще исходит это увлечение президента цифровыми технологиями. В публичном пространстве тема стала активно обсуждаться лишь в 2017 году: в мае первый вице-премьер правительства Игорь Шувалов говорил, что Путин «заболел цифровой экономикой». Но в реальности началось все задолго до этого: с развитием крымского кризиса и его последствий цифровые инструменты стали активно применяться во внешней политике и вопросах безопасности. Это касается массовых коммуникаций, использования big data, социальных сетей, цифровых медийных средств информации, киберинструментов сбора информации не только в целях разведки, но и для влияния на общественное сознание и политические силы. Все это в совокупности формировало вокруг Путина новую киберреальность, в которую президент погружался на протяжении 2015–2017 годов. Приставку «кибер», как потом оказалось, легко можно подставить под любой вид государственной деятельности, расширив горизонты возможностей, и Путину, до какого-то момента считавшегося слишком далеким от технологий, это начинало нравиться. Иными словами, «цифровые технологии» – это новый инструмент, возможности которого Россия стала опробовать на практике с началом геополитического кризиса на самом высоком уровне и преимущественно в вопросах внешней политики и безопасности.

Для россиян это будет иметь очень амбивалентное значение. С одной стороны, наличие политической воли к развитию цифровых технологий, их распространению может содействовать унификации и упрощению взаимодействия граждан с властью в самых разных сферах, облегчению доступа к услугам в таких сферах, как образование и здравоохранение. Для предприятий это также позитивный знак, означающий надежду на более прогрессивные и прозрачные отношения с надзорными и контрольными органами, снижение коррупционных рисков и административного давления. Однако, с другой стороны, цифровизация как процесс остается и будет оставаться инициативой, реализуемой не просто государством, а государством с опорой на спецслужбы, играющие критично большую роль в регулировании цифровой сферы, в обеспечении ее безопасности, защиты от внешних угроз, законодательного регулирования. Цифровизация в таком смысле будет означать и одновременное усиление контроля над всеми сферами гражданской частной, государственной и экономической активности со стороны спецслужб.

Путинский курс четвертого срока станет курсом на формирование подконтрольных власти киберпространств во всех сферах человеческой жизни, создание механизма наращивания государственных кибермускул. Вы хотели образ будущего? Он очерчен предельно ясно: робототехника, искусственный интеллект, большие данные, цифровые платформы, технологии распределенного реестра (тот самый блокчейн), – все это обозначается как практическая задача, выполнение которой ляжет исключительно на государственные или околовластные структуры, крайне редко исходящие из приоритетов конкуренции или развития частной инициативы.

Геополитика и новый вождизм

Прослушав послание, можно легко ответить на вопрос, собирается ли Владимир Путин возвращаться к внутренним проблемам и снижать свое внимание к вопросам мировой политики. Для этого вовсе не обязательно дожидаться второй части послания. Первая вполне дает основания утверждать, что президент намерен делегировать все вопросы оперативного укрепления своим подчиненным, сосредоточившись лишь на обозначении целевых долгосрочных показателей развития.

Владимир Путин уже давно стал превращаться из менеджера в геополитического стратега. Но нынешнее послание вводит в его образ яркие элементы политического вождизма. Он не опускается до мелких управленческих задач, но ставит амбициозные, красивые цели. Он не обременяет себя вопросом, откуда брать деньги (его он тут же переадресовал правительству, предложив менять налоговую систему), или задачами, как в итоге достигать поставленных целей. Путин провел жирную линию между тем, чем он готов заниматься в ежедневном режиме (безопасность, геополитика, мировые отношения, глобальное целеполагание в вопросах общего развития), и тем, что он намерен оставить правительству и собственной администрации. Все вопросы обеспечения роста ВВП, повышения средней продолжительности жизни, борьбы с бедностью и прочее обозначены жирными штрихами, в нюансах которых Путин разбираться не хочет.

Эта новая форма вождизма, ставящая Путина выше всех земных проблем, проявилась и в другой новой тенденции: впервые за 18 лет своего нахождения у власти он прекратил сравнивать свое правление с разрушительными и кризисными девяностыми годами и поставил путинскую Россию на уровень выше достижений Советского Союза. Рекордный урожай, прорыв в военных технологиях, мощность портов – Владимир Путин предстал перед своим народом как политический лидер на голову выше лидеров советской эпохи. Такая советизация Путина, которая, наверное, в какой-то степени была процессом ожидаемым, оказалась гораздо более откровенной и стремительной. И это важно учитывать при анализе будущих решений четвертого путинского срока.

В этой связи стоит обратить внимание и на следующий важный нюанс – исключительное доминирование коллективной логики в послании над индивидуальной. Оговорившись лишь в самом общем виде о правах человека и гражданском обществе, о свободах и демократии, Путин все выступление построил на защите и продвижении коллективного интереса и приоритетов государства. «Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда», «наша сплоченность – самая прочная основа для дальнейшего развития. В предстоящие годы нам надо еще больше укрепить свое единство, чтобы мы работали как одна команда», – говорил он, неоднократно повторяя «мы», подчеркивая примат общего над индивидуальным.

Коллективизация логики государственной политики будет вести (а на самом деле уже ведет) к усугублению политического раскола внутри российского общества на тех, кто за Путина, и всех остальных (не обязательно при этом быть против). Достаточно привести один из комментариев главного редактора телеканала Russia Today Маргариты Симоньян, которая во время второй части послания опубликовала гневный твит: «А у нас в комментах полно нытья и возмущения – на хрена нам это оружие, что за агрессивное послание и проч. Да валите уже, в самом деле». Повалят, вероятно, многие, но далеко не всегда из-за того, что они против Путина, а лишь потому, что оказались не за.

Принуждение к переговорам?

Вторая часть послания в определенной степени полностью перечеркнула и затмила первую, став прямым ультиматумом мировому сообществу: во время обращения были показаны видеофрагменты, демонстрирующие готовность и способность России уничтожить своих противников в любой точке мира без риска минимизации наступательного потенциала средствами ПРО или ПВО. В этом смысле выступление президента оставило далеко позади (с точки зрения своей исторической роли) знаменитую мюнхенскую речь, о которой, наверное, как о вехе будут вспоминать сегодня аналитики. Это первое выступление Путина за всю историю его нахождения у власти, когда он публично проигрывает сценарий ядерного удара по западным странам.

В этом смысле обращение президента к Федеральному собранию окончательно выпало из предвыборного и внутриполитического контекста, вписавшись в логику десятилетий противостояния с Западом. Тут можно обозначить несколько ключевых тезисов.

Первый: закрытие темы ПРО как потенциальной основы для восстановления нового стратегического сотрудничества между Россией и США. Впервые Владимир Путин заявляет это в столь однозначном, безапелляционном виде. Идея взаимодействия по ПРО как проект, годами продвигаемый с разной степенью безнадежности, утрачивает всякое геополитическое значение для России. Это, пожалуй, главный результат геополитического кризиса 2014–2016 годов.

Второй: разочарование Путина в коллективной ответственности США и России за ядерную безопасность в мире. Послание президента означает лишь одно – с этого момента Россия намерена действовать в одностороннем порядке без оглядки на возможные последствия для уровня коллективной безопасности. «Каждый сам по себе» – таков посыл Путина, дающего понять, что, если мировое сообщество что-то не устраивает, меняйтесь сами, а к нам никаких требований больше не предъявляйте. И, даже несмотря на оговорку, что Россия намерена соблюдать все взятые на нее международные обязательства, нет больше никакой уверенности в том, что Москва не захочет в один прекрасный день эти обязательства с себя в одностороннем порядке снять, посчитав, что это отвечает ее стратегическим приоритетам. «Сдержать Россию не удалось», – заявил президент, давая понять, что проблемы, как восстанавливать отношения с Западом, нет и не будет. Это момент, в котором Россия, являющаяся частью мировой системы коллективной безопасности, пытается обособиться от нее.

Третий тезис – возвращение политики двойного дна. Надо признать, но Путин очень долго (вплоть до конца 2014 года) в той или иной степени пытался убедить Запад в ошибочности его стратегии в отношении России. Его выступления были достаточно откровенны, позиция прозрачна. По мере развития геополитического кризиса 2014–2016 годов, по мере обрушения последних надежд выстроить хоть какой-то механизм стратегического взаимодействия с Западом Путин начинает выстраивать геополитические ширмы, призванные снять с России ответственность за ее действия в самых разных уголках мира. Примерами таких ширм являются «вежливые люди» в Крыму, добровольцы в Донбассе, наемники в Сирии, а также весь комплекс оправданий за действия троллей и хакеров в США и странах Европы.

В нынешнем послании была представлена еще одна геополитическая ширма, касающаяся ядерной стратегии. «Не нужно создавать для мира новых угроз, а нужно, наоборот, садиться за стол переговоров и вместе думать над обновленной, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации… Россия к этому готова», – заявил Путин после демонстрации ядерной мощи России. Эта фраза, неоднократно в той или иной форме повторенная в прежние годы, сегодня звучит по-другому. Верит ли в это Путин сегодня? В послании не прозвучало ни одного признака, указывающего на то, что российские власти оценивают такую вероятность как существующую. «Принуждение к переговорам», как ширма, становится одной из форм оправдания, легитимации политики по развитию сил ядерного наступления.

В заключение хочется обозначить лишь один вопрос: возможно ли развитие цифровых технологий и их успешное распространение во всех сферах гражданской, экономической и государственной жизни в условиях логики «осажденной крепости», фактически задающей рамки для любых государственных решений в России? Представляется, что такое возможно только в единственном варианте – когда цифровые технологии обслуживают в приоритетном порядке государство, а не частные или автономные субъекты общественной или экономической жизни. Владимир Путин предложил модель развития четвертого срока, которую можно условно обозначить как консервативная технократия: сочетание государства-спецслужбы, новейших IT-технологий и нейтрализованной (технократизованной), зачищенной политической системы. Выборы больше не имеют значения. Путинский режим начинает новый отсчет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 марта 2018 > № 2515978 Татьяна Становая


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 1 марта 2018 > № 2515607 Владимир Путин

Послание Президента Федеральному Собранию.

Владимир Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию. Церемония оглашения состоялась в Москве, в Центральном выставочном зале «Манеж».

На оглашении Послания присутствовали члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства, руководители Конституционного и Верховного судов, губернаторский корпус, председатели законодательных собраний субъектов Федерации, главы традиционных конфессий, общественные деятели, в том числе главы общественных палат регионов, руководители крупнейших средств массовой информации.

* * *

В.Путин: Уважаемые граждане России! Уважаемые члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы!

Сегодняшнее Послание носит особый, рубежный характер, как и то время, в которое мы живём, когда значимость нашего выбора, значимость каждого шага, поступка исключительно высоки, потому что они определяют судьбу нашей страны на десятилетия вперёд.

Именно в такие, поворотные моменты Россия не раз доказывала свою способность к развитию, к обновлению, осваивала земли, строила города, покоряла космос, совершала грандиозные открытия. Эта постоянная устремлённость в будущее, сплав традиций и ценностей обеспечили преемственность нашей тысячелетней истории.

Мы также прошли через масштабные, непростые преобразования, справились с абсолютно новыми и очень сложными экономическими, социальными вызовами, сохранили единство страны, утвердились как демократическое общество на свободном, самостоятельном пути.

Мы обеспечили устойчивость и стабильность практически во всех сферах жизни, а это критически важно для нашей огромной многонациональной страны, со сложным федеративным устройством, с многообразием культур, с памятью об исторических разломах и труднейших испытаниях, которые выпали на долю России.

Однако устойчивость – это основа, но не гарантия дальнейшего развития. Мы не имеем права допустить, чтобы достигнутая стабильность привела к самоуспокоенности. Тем более что многие проблемы ещё далеко не решены.

Россия сегодня – одна из ведущих держав с мощным внешнеэкономическим и оборонным потенциалом. Но с точки зрения важнейшей задачи обеспечения качества жизни и благосостояния людей мы, конечно же, ещё не достигли необходимого нам уровня. Но мы должны это сделать и сделаем это.

Роль, позиции государства в современном мире определяют не только и не столько природные ресурсы, производственные мощности, – я говорил уже об этом, – а прежде всего люди, условия для развития, самореализации, творчества каждого человека. Поэтому в основе всего лежит сбережение народа России и благополучие наших граждан. Именно здесь нам нужно совершить решительный прорыв.

Повторю: прочный фундамент для этого создан. И потому сегодня мы можем ставить и решать задачи нового уровня. У нас уже есть опыт реализации масштабных программ и социальных проектов. Наша экономика показала свою устойчивость, а достигнутая стабильная макроэкономическая ситуация открывает новые возможности для прорывного развития, для долгосрочного роста.

И наконец, в мире сегодня накапливается громадный технологический потенциал, который позволяет совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления. Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на её вызов, зависит только от нас. И в этом смысле ближайшие годы станут решающими для будущего страны. Подчеркну это: именно решающими.

Объясню почему. То, о чём сейчас скажу, абсолютно не связано с внутренним политическим циклом и даже с выборами Президента. Кто бы ни был избран Президентом, каждый гражданин России, все мы вместе должны прочувствовать и понять, что происходит в мире, вокруг нас и какие вызовы стоят перед нами.

Дело в том, что скорость технологических изменений нарастает стремительно, идёт резко вверх. Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она – эта волна – просто захлестнёт, утопит.

Технологическое отставание, зависимость означают снижение безопасности и экономических возможностей страны, а в результате – потерю суверенитета. Именно так, а не иначе обстоит дело. Отставание неизбежно ведёт к ослаблению, размыванию человеческого потенциала. Потому что новые рабочие места, современные компании, привлекательные жизненные перспективы будут создаваться в других, успешных странах, куда будут уезжать молодые, образованные, талантливые люди, а вместе с ними общество будет терять жизнеспособность и энергию развития.

Повторю: изменения в мире носят цивилизационный характер. И масштаб этого вызова требует от нас такого же сильного ответа. Мы готовы дать такой ответ. Мы готовы к настоящему прорыву.

Эта уверенность основана на тех значимых результатах, хотя внешне, может быть, и не таких ярких, тем не менее на таких результатах, которых мы уже добились вместе, на сплочённости российского общества и, главное, на колоссальном потенциале России, нашего талантливого, творческого народа.

Чтобы идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, причём во всех сферах, укреплять институты демократии, местного самоуправления, структуры гражданского общества, судов, быть страной, открытой миру, новым идеям и инициативам.

Нужно принять давно назревшие, непростые, но крайне необходимые решения. Отсечь всё, что тормозит наше движение, мешает людям раскрыться в полную силу и реализовать себя. Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда.

Не сделаем этого – не будет будущего ни у нас, ни у наших детей, ни у нашей страны. И вопрос не в том, что кто-то придёт, захватит и разорит нашу землю. Нет, дело совершенно не в этом. Именно отставание – вот главная угроза и вот наш враг. И если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Это как тяжёлая хроническая болезнь, что неутомимо, шаг за шагом подтачивает и разрушает организм изнутри. Организм часто этого и не чувствует.

Нам нужно обеспечить такую созидательную мощь, такую динамику развития, чтобы никакие преграды не помешали нам уверенно, самостоятельно идти вперёд. Мы сами должны и будем определять своё будущее.

Уважаемые коллеги!

Что должно быть приоритетом для нас? Повторю: считаю главным, ключевым фактором развития благополучие людей, достаток в российских семьях.

Напомню, что в 2000 году за чертой бедности находились 42 миллиона человек, это почти 30 процентов – 29 процентов населения страны. В 2012 году нам удалось снизить этот уровень до 10 процентов.

Из-за последствий экономического кризиса бедность вновь подросла. Сегодня с ней сталкиваются 20 миллионов граждан. Конечно, это не 42 миллиона, как было в 2000-м, но тоже недопустимо много. Даже некоторые работающие люди живут очень скромно.

Мы впервые в новейшей истории смогли приравнять минимальный размер оплаты труда к прожиточному минимуму. Эта норма начнёт действовать с 1 мая 2018 года, что позитивно скажется на доходах около четырёх миллионов человек. Это важный шаг, но не фундаментальное решение проблемы.

Нам необходимо серьёзно обновить структуру занятости, которая сегодня во многом неэффективна и архаична, дать людям хорошую работу, которая мотивирует, приносит достаток, позволяет реализовать себя, создать современные, достойно оплачиваемые рабочие места. На этой основе мы должны решить одну из ключевых задач на предстоящее десятилетие – обеспечить уверенный, долгосрочный рост реальных доходов граждан, а за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности.

На принципах справедливости и адресности нужно выстроить всю систему социальной помощи. Мы много об этом говорим, но это нужно в конце концов сделать. Её должны получать граждане, семьи, которые действительно нуждаются.

В предыдущие годы за счёт активной поддержки семьи, материнства, детства мы смогли переломить негативные демографические тенденции: добились роста рождаемости и снижения смертности, сумели сгладить последствия двух тяжелейших, наложившихся друг на друга, демографических провалов периода Великой Отечественной войны и конца прошлого века. Как видите на графиках, это, к сожалению, оказалось примерно одно и то же по уровню снижения рождаемости. Но сегодня демографические потери 90-х неминуемо дают о себе знать. Это прежде всего снижение рождаемости, так как семьи начинает создавать малочисленное поколение 90-х годов. Это просто объективная данность.

У демографической проблемы есть и экономическое измерение, чисто экономическое измерение. В 2017 году, например, численность населения в трудоспособном возрасте сократилась почти на миллион. В ближайшие годы такая тенденция к сокращению сохранится, что может стать серьёзным ограничением для экономического роста. Трудовых ресурсов просто нет. Необходимо ответить на эти вызовы и в предстоящее десятилетие обеспечить устойчивый естественный рост численности населения России.

Наша демографическая политика доказала свою результативность. И мы продолжили, расширили её. Продлили программу материнского капитала, предусмотрели адресные выплаты при рождении первенца, второго и третьего ребёнка. За пять лет свыше полумиллиона семей с детьми смогут улучшить свои жилищные условия с помощью льготной ипотеки. Также запускается программа обновления детских поликлиник и детских поликлинических отделений в больницах.

Несмотря на ряд сохраняющихся вопросов, в целом решена проблема с детскими садами. Сейчас нужно обеспечить все семьи, которые нуждаются, местами в яслях. Тем самым дать возможность молодым мамам продолжить образование или как можно быстрее, если кто-то хочет, выйти на работу, не теряя квалификацию. За три года должно быть создано более 270 тысяч мест в яслях. Для решения этой задачи окажем финансовую поддержку регионам в объёме порядка 50 миллиардов рублей из федерального бюджета.

В целом за предстоящие шесть лет на меры демографического развития, на охрану материнства и детства нам нужно будет направить не менее 3,4 триллиона рублей. Это большая, но не запредельная, реалистичная цифра, это на 40 процентов больше, чем за предыдущие шесть лет. В 2012–2017 годах мы с вами направили на эти цели 2,47 триллиона рублей.

Наш нравственный долг – всемерно поддержать старшее поколение, которое внесло огромный вклад в развитие страны. У пожилых людей должны быть достойные условия для активного, здорового долголетия. Главное, мы должны добиться увеличения размеров пенсий, обеспечить их регулярную индексацию, причём выше темпов инфляции. Будем стремиться и к тому, чтобы сокращался разрыв между размером пенсии и заработной платой, которая была у человека перед выходом на пенсию. И конечно, нужно повысить качество медицинского и социального обслуживания пожилых людей, помочь тем, кто одинок и оказался в сложной жизненной ситуации.

Решение всех этих вопросов требует комплексного подхода. Считаю, что будущее, новое Правительство должно будет подготовить специальную программу системной поддержки и повышения качества жизни людей старшего поколения.

Нам важен и ценен каждый человек, чтобы он чувствовал свою востребованность, прожил долгую и, главное, здоровую жизнь, радовался внукам, правнукам, чтобы дети выросли и стали успешными в сильной, динамичной, успешной стране, которая выходит на новые рубежи развития.

Россия должна не только прочно закрепиться в пятёрке крупнейших экономик мира, но и к середине следующего десятилетия увеличить ВВП на душу населения в полтора раза. Это очень сложная задача. Уверен, мы готовы эту задачу решить.

Важнейший базовый показатель благополучия граждан и страны – это, конечно, продолжительность жизни. Напомню, в 2000 году в России она составляла немногим более 65 лет, а у мужчин – вообще меньше 60. Это не просто мало, это трагедия, трагически мало.

В последние годы темпы роста средней продолжительности жизни в России – одни из самых высоких в мире. Нам удалось этого добиться. Продолжительность жизни увеличилась более чем на семь лет и составляет 73 года. Но и этого, конечно, недостаточно. Сегодня мы обязаны поставить перед собой цель принципиально нового уровня. К концу следующего десятилетия Россия должна уверенно войти в клуб стран «80 плюс», где продолжительность жизни превышает 80 лет. Это в том числе такие страны, как Япония, Франция, Германия.

При этом опережающими темпами должна расти продолжительность именно здоровой, активной, полноценной жизни, когда человека не ограничивают, не сковывают болезни. Убеждён, такая цель, учитывая положительную динамику прошлых лет, достижима. И для этого всей России, конечно, предстоит сделать большой шаг в своём развитии, чтобы качественно изменилась жизнь каждого человека.

Уважаемые коллеги!

Нам нужно создать современную среду для жизни, преобразить наши города и посёлки. При этом важно, чтобы они сохранили своё лицо и историческое наследие. У нас уже есть успешный опыт обновления городской среды и инфраструктуры. От этого хочу сейчас оттолкнуться. Этот опыт есть и в Казани, во Владивостоке, в Сочи. Меняются многие региональные столицы и малые города. Мы в принципе научились это делать.

Предлагаю развернуть масштабную программу пространственного развития России, включая развитие городов и других населённых пунктов, и как минимум удвоить расходы на эти цели в предстоящие шесть лет.

Понятно, что развитие городов и населённых пунктов связано с комплексным решением многих других проблем: это здравоохранение, образование, экология, транспорт. Всё это также потребует дополнительного финансирования. Об этом буду говорить чуть позднее в соответствующих разделах Послания сегодня.

Обновление городской среды должно базироваться на широком внедрении передовых технологий и материалов в строительстве, современных архитектурных решениях, на использовании цифровых технологий в работе социальных объектов, общественного транспорта, коммунального хозяйства, что в том числе позволит обеспечить прозрачность и эффективность системы ЖКХ, чтобы граждане получали качественные услуги и не переплачивали за них.

Такой масштабный проект – это новые экономические и социальные перспективы для людей, современная среда для жизни, для культурных и гражданских инициатив, для малого бизнеса и стартапов. Всё это послужит формированию в России массового, деятельного среднего класса.

Очень многое будет зависеть, конечно, от городских, местных властей, от их открытости передовым идеям. От готовности откликаться на запросы жителей разных поколений, семей с детьми, пенсионеров, инвалидов. Мнение людей, каким быть их городу или посёлку, должно быть решающим. Мы об этом не раз говорили, в том числе на встречах с руководителями муниципалитетов. Сегодня говорю это не для галочки и прошу обратить на это внимание руководителей всех уровней.

Важно, чтобы развитие городов стало движущей силой для всей страны. Активная, динамичная жизнь России, с её огромной территорией, не может сосредоточиться в нескольких мегаполисах. Крупные города должны распространять свою энергию, служить опорой для сбалансированного, гармоничного пространственного развития всей России.

Для этого крайне необходима современная инфраструктура. Об этом скажу ещё отдельно. Но очевидно, что именно развитые коммуникации позволят жителям малых городов и сёл удобно пользоваться всеми возможностями и современными сервисами, которые есть в крупных центрах, а сами небольшие населённые пункты будут тесно интегрированы в общее социальное и экономическое пространство России. При этом мы поддержим и инициативы, которые позволят нашим малым городам, населённым пунктам сохранить самобытность, по-новому раскрыть свой уникальный потенциал.

Особое внимание будем уделять социальному, инфраструктурному развитию сельских территорий. Российский агропромышленный комплекс уже стал глобально конкурентной отраслью. Такой же современной должна быть и жизнь людей, которые своим трудом обеспечивают этот успех.

Уважаемые коллеги!

Понимаю, насколько важно для человека, для каждой семьи иметь свой дом, своё жильё. Для нашей страны это проблема проблем. Она тянется из десятилетия в десятилетие. Сколько раз её обещали и пытались, искренне пытались решить. А мы можем и должны это сделать.

В 2017 году три миллиона семей в России улучшили свои жилищные условия. Теперь нам необходимо стабильно (обращаю внимание, впервые в истории современной России) выйти на уровень, когда ежегодно не менее пяти миллионов семей улучшают свои жилищные условия. Это сложная задача – прыгнуть с трёх миллионов до пяти. У нас в прошлом году было 3,1 миллиона, а нужно пять. Но это решаемая задача.

Вижу три ключевых фактора повышения доступности жилья. Первый – это рост доходов граждан. Об этом я говорил, мы должны это обеспечить. Снижение ставок ипотечного кредитования и, конечно, увеличение предложения на жилищном рынке.

Напомню – сейчас это уже подзабылось, – что в 2001 году по всей России было выдано, как вы думаете, сколько ипотечных кредитов? Четыре тысячи. Четыре тысячи ипотечных кредитов. Ставка доходила до 30 процентов, в том числе в валюте. Более половины кредитов, кстати, и выдано было в валюте. Воспользоваться ипотекой могли единицы. В прошлом году, уважаемые коллеги, выдано около миллиона ипотечных кредитов. В декабре средняя ставка в рублях впервые опустилась ниже 10 процентов.

Разумеется, мы это тоже хорошо знаем, в каждом конкретном случае стоимость, другие условия кредита индивидуальны. Но в целом нам нужно и дальше снижать среднюю ставку до 7–8 процентов. Мы долго спорили, какую цифру назвать с этой трибуны. Но стремиться нужно, безусловно, к 7 процентам, это уж точно. За предстоящие шесть лет ипотека должна стать доступной для большинства российских семей, для большинства работающих граждан, для молодых специалистов.

И ещё несколько цифр. В 50–70-е годы прошлого века в среднем в стране строилось, вводилось порядка 60 миллионов квадратных метров жилья в год. К концу 80-х годов приблизились к 70 миллионам. Сегодня в России ежегодно строится около 80 миллионов квадратных метров. Было, правда, чуть побольше в некоторые годы, но в среднем 80 миллионов. Нам нужно взять новую высоту, стремиться к увеличению объёмов строительства с сегодняшних 80 до 120 миллионов квадратных метров в год. Цель весьма амбициозная, но также абсолютно реалистичная, если иметь в виду и новые технологии, и опыт, который появился у наших строительных компаний, и новые материалы. Это движение от 80 до 120 возможно и необходимо. Скажу почему. Если мы хотим, чтобы 5 миллионов семей в год получало новое жильё, то строить нужно 120 миллионов.

Люди, которые вкладывают свои деньги в строительство жилья, должны быть надёжно защищены. От долевого строительства нужно поэтапно переходить на проектное финансирование, когда риски берут на себя застройщики и банки, а не граждане.

Предлагаю также вернуться к налогу на имущество физических лиц. Он должен быть справедливым и посильным для граждан.

Когда некоторые, в том числе сидящие в этом зале, коллеги убеждали нас и меня в том числе использовать рыночную стоимость недвижимости при расчёте этого налога, они говорили, что старые, устаревшие оценки БТИ – это анахронизм. Однако в реальности оказалось, что кадастровая стоимость, которая вроде бы должна соответствовать рыночной, часто значительно её превышает. Но так не договаривались, и люди этого от нас никак не ожидали.

Нужно уточнить механизмы расчёта налога, а также определения кадастровой стоимости недвижимости. В любом случае она не должна превышать реальную рыночную стоимость. Все решения необходимо принять максимально быстро в первом полугодии текущего года.

Уважаемые коллеги!

Для развития городов и посёлков, роста деловой активности, обеспечения «связанности» страны нам нужно буквально «прошить» всю территорию России современными коммуникациями.

Уже через несколько месяцев по Крымскому мосту откроется автомобильное движение, а в следующем году – и железнодорожное сообщение. Это даст импульс развитию Крыма и всего российского Причерноморья.

Мы серьёзно обновили федеральные автомобильные трассы. Теперь нужно привести в порядок региональные и местные дороги. Я сейчас не буду называть цифры, но я об этом знаю. Федеральные трассы действительно в значительной степени приведены в порядок. Чуть хуже дело обстоит с региональными. А местные – это вообще никуда не годится. Обращаюсь к руководителям регионов и городов: состояние дорог должно быть постоянно в центре вашего внимания. Нужно наращивать качество и объёмы дорожного строительства, использовать для этого новые технологии и решения, инфраструктурную ипотеку, контракты жизненного цикла.

И конечно, наша важнейшая задача – повысить безопасность на дорогах, до минимума снизить смертность в результате ДТП.

В общей сложности в предстоящие шесть лет необходимо практически удвоить расходы на строительство и обустройство автомобильных дорог России, направить на эти цели более 11 триллионов рублей из всех источников. Это много, имея в виду, что в 2012–2017 годах мы на эти цели направили 6,4 триллиона рублей, тоже большая цифра, но нужно 11.

Получат развитие мощные евразийские транспортные артерии. Уже идёт строительство автомобильной дороги, которая станет важной частью коридора «Европа – АТР». Кстати, наши партнёры из Китая и Казахстана – мы делаем это вместе с ними – свою часть работы уже выполнили. Их участки уже эксплуатируются. И нам нужно серьёзно ускориться.

За шесть лет в полтора раза, до 180 миллионов тонн, вырастет пропускная способность БАМа и Транссиба. Контейнеры будут доставляться от Владивостока до западной границы России за семь дней. Это один из инфраструктурных проектов, который будет давать быструю экономическую отдачу. Там есть грузы, и все вложения будут окупаться очень быстро и будут способствовать развитию этих территорий.

Объём транзитных контейнерных перевозок по нашим железным дорогам должен увеличиться почти в четыре раза. Это значит, что наша страна будет одним из мировых лидеров по транзиту контейнеров между Европой и Азией.

В 1990 году мощность портов всего Советского Союза достигала 600 миллионов тонн. Из-за распада страны мы потеряли практически половину. В начале 2000-х годов мощность портов России составляла только 300 миллионов тонн. За 17 лет мы увеличили её в три раза. В начале прошлого года впервые в истории совокупная мощность портов России преодолела отметку в 1 миллиард тонн. Это, как вы видите на графиках, на две трети больше, чем показатели всего СССР. Кстати, это цифра на начало года, сейчас – уже 1 миллиард 25 миллионов тонн. Растёт постоянно.

Нужно и дальше наращивать этот потенциал, в том числе увеличить пропускную способность железнодорожных подходов к портам Азово-Черноморского бассейна более чем в полтора раза, до 131 миллиона тонн.

Ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока станет Северный морской путь. К 2025 году его грузопоток возрастёт в десять раз, до 80 миллионов тонн. Наша задача – сделать его по-настоящему глобальной, конкурентной транспортной артерией. Обратите внимание, в советское время активнее использовали, чем мы в предыдущее. Но мы нарастим и выйдем на новые рубежи. Здесь нет никаких сомнений.

Мы продолжим активную политику привлечения инвестиций, формирования центров социального и экономического роста на Дальнем Востоке. Будем создавать все условия, чтобы люди здесь жили комфортно, приезжали сюда, чтобы население дальневосточных регионов увеличивалось.

Уже запущен целый ряд масштабных индустриальных проектов в Арктике. Они отвечают самым строгим экологическим стандартам. Укрепляем научную, транспортную, навигационную, военную инфраструктуру, что позволит надёжно обеспечить интересы России в этом стратегически важном регионе. Строим современные атомные ледоколы. Наш арктический флот был, остаётся и будет самым мощным в мире.

Нам предстоит реконструировать и расширить сеть региональных аэропортов России. Через шесть лет половина межрегиональных рейсов будет выполняться напрямую. Ситуация, когда даже в соседние области нужно лететь через Москву, во многом останется в прошлом. Мы этим уже занимаемся. Это касается и авиационной составляющей, и аэропортовой.

На основе Стратегии пространственного развития необходимо подготовить комплексный план модернизации и расширения всей магистральной инфраструктуры страны. Считаю это одной из первоочередных задач для будущего Правительства.

Россия должна стать не только ключевым логистическим, транспортным узлом планеты, но и, подчеркну, одним из мировых центров хранения, обработки, передачи и надёжной защиты информационных массивов, так называемых больших данных.

В целом, развивая инфраструктуру, нужно обязательно учитывать глобальные технологические изменения, то есть уже сегодня закладывать в проекты конкретные решения, которые позволят совместить инфраструктуру с беспилотным транспортом, цифровой морской и воздушной навигацией, с помощью искусственного интеллекта организовать логистику.

Также предстоит внедрить новые технологии генерации, хранения и передачи энергии. В ближайшие шесть лет в обновление отечественной электроэнергетики планируется привлечь около 1,5 триллиона рублей частных инвестиций. По всей стране на цифровой режим работы должны перейти системы электроэнергетики. С помощью так называемой распределённой генерации нужно решить вопрос энергоснабжения отдалённых территорий.

К 2024 году мы обеспечим практически повсеместный быстрый доступ в интернет. Будет завершено строительство волоконно-оптических линий связи к большинству населённых пунктов с численностью жителей более 250 человек, а удалённые, небольшие населённые пункты Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока получат устойчивый доступ через сеть российских спутников.

С помощью передовых телекоммуникаций мы откроем нашим гражданам все возможности цифрового мира. И это не только современные сервисы, онлайн-образование, телемедицина, что само по себе крайне важно, мы с вами это понимаем. Но, кроме того, люди смогут создавать в цифровом пространстве научные, волонтёрские команды, проектные группы, компании. Для нашей огромной по территории страны такое объединение талантов, компетенций, идей – это колоссальный прорывной ресурс.

Уважаемые коллеги!

Важнейшая задача, которая касается каждого, – это доступность современной, качественной медицинской помощи. Мы должны ориентироваться здесь на самые высокие мировые стандарты.

В 2019–2024 годах на развитие системы здравоохранения из всех источников потребуется ежегодно направлять в среднем более 4 процентов ВВП. Но стремиться нужно, безусловно, к 5 процентам. В абсолютном выражении это будет означать, что общие объёмы расходов на здравоохранение должны увеличиться вдвое. При этом надо найти дополнительные возможности для финансирования, которые не сдерживали бы экономический рост.

Хотел бы поблагодарить врачей, фельдшеров, медсестёр за сложный и такой нужный труд. На этих людях держится очень-очень многое, так же как и на учителях, воспитателях, работниках культуры, и они должны получать достойную заработную плату.

Много было сделано в ходе реализации майских указов 2012 года. Должен сказать, что есть какие-то недовыполнения, но в целом, как бы высоко ни были подняты планки этих указов, если бы их не было, то не было бы и результатов, которые мы имеем сегодня. Амбициозные задачи нужно ставить всегда.

И здесь нельзя отступать от уже достигнутых рубежей, я имею в виду сейчас уровень заработной платы. Размер зарплат в бюджетной сфере должен расти и дальше, так же как и качество работы, уровень подготовки специалистов в здравоохранении, образовании, других областях, которые определяют благополучие людей.

За последние годы была проведена оптимизация сети лечебных учреждений. Это делалось для того, чтобы выстроить эффективную систему здравоохранения. Но в ряде случаев, я просто вынужден сегодня об этом сказать, административными преобразованиями явно увлеклись: начали закрывать лечебные заведения в небольших посёлках и на селе. Альтернативы-то никакой не предложили, оставили людей практически без медпомощи, ничего не предлагая взамен. Совет один: «Поезжайте в город – там лечитесь!» Это абсолютно недопустимо, хочу сказать. Забыли о главном – о людях. Об их интересах и потребностях. Наконец, о равных возможностях и справедливости.

Так не должно быть ни в здравоохранении, ни в любой другой сфере. Нужно обеспечить, а где необходимо, восстановить действительно шаговую доступность в первичном звене здравоохранения. Ведь можно это сделать, но нужно было это делать с самого начала, когда занимались преобразованием.

Сейчас нужно сделать как можно быстрее. В населённых пунктах с численностью от 100 до 2000 человек в течение 2018–2020 годов должны быть созданы фельдшерско-акушерские пункты и врачебные амбулатории. А для населённых пунктов, где проживает менее 100 человек, у нас такие тоже есть, организовать мобильные медицинские комплексы, автомобили с повышенной проходимостью, со всем необходимым диагностическим оборудованием.

Нужно держать под контролем исполнение этих задач. Считаю их крайне важными. И прошу также Общероссийский народный фронт находиться в контакте с гражданами, вести мониторинг ситуации на местах. При этом поликлиники и фельдшерско-акушерские пункты, региональные учреждения здравоохранения и ведущие медцентры должны быть связаны в единый цифровой контур, чтобы для помощи каждому человеку были привлечены силы всей национальной системы здравоохранения.

Важнейшая задача – это профилактика заболеваний. В 90-е годы такая работа практически не велась. Мы начали её восстанавливать. Нужно обеспечить всем гражданам реальную возможность не менее одного раза в год пройти качественный профилактический осмотр. Это в том числе важно для воспитания ответственного отношения к собственному здоровью.

Современная диагностика позволит снизить смертность в трудоспособном возрасте, закрепить позитивную динамику в борьбе с болезнями сердечно-сосудистой системы. У нас есть, наметилась такая динамика, это очень хорошо. Но это должно заставить отступить и такую угрозу, как онкологические заболевания.

Я думаю, что, уважаемые коллеги, практически у каждого из нас есть родные, близкие, друзья, которых настигла эта беда – рак. Предлагаю реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фарминдустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему, от ранней диагностики до своевременного эффективного лечения, которая позволит защитить человека. У нас есть позитивный опыт. По всем ключевым показателям, которые демонстрируют результативность онкологической помощи, – а специалисты их хорошо знают, – мы должны выйти на современный, необходимый нам самый высокий уровень.

Уважаемые коллеги!

Для сбережения здоровья людей усилий только лишь медицины будет недостаточно. На всей территории России мы должны обеспечить высокие стандарты экологического благополучия.

Трудно говорить о долгой и здоровой жизни, если до сих пор миллионы людей вынуждены пить воду, которая не соответствует нормам, если выпадает чёрный снег, как в Красноярске, а жители крупных индустриальных центров из-за смога неделями не видят солнца, как в Череповце, Нижнем Тагиле, Челябинске, Новокузнецке и некоторых других городах.

Мы ужесточили сейчас экологические требования к предприятиям, что, безусловно, снизит промышленные выбросы. С 2019 года на экологичные, наилучшие доступные технологии должны перейти 300 промышленных предприятий, оказывающих значительное негативное воздействие на окружающую среду, а с 2021 года это должны сделать все предприятия с высокой категорией риска для окружающей среды.

Мы много раз «подходили к этому снаряду», и представители промышленности всё время ссылались на трудности, с которыми они сталкиваются. Всё, дальше отступать уже некуда. Хочу, чтобы все знали: никаких переносов больше не будет.

Также потребуется модернизировать ТЭЦ, котельные, коммунальное хозяйство, за счёт строительства обходов разгрузить города от транзитных автомобильных потоков, использовать экологичные виды общественного транспорта. Сегодня в России органами государственной власти, общественниками выявлено порядка 22 тысяч свалок. Нам нужно решить эту проблему и в первую очередь, в первую очередь хотя бы убрать, рекультивировать свалки в черте городов.

Предстоит существенно повысить качество питьевой воды. В некоторых небольших населённых пунктах она до сих пор подаётся по часам. Важно подключить к решению этих задач технологии, которые есть в оборонно-промышленном комплексе.

Будут реализованы проекты по сохранению уникальных природных систем Байкала, Телецкого озера, а также всего Волжского бассейна, что прямо повлияет на улучшение качества жизни почти половины населения России.

Откроются 24 новых заповедника и национальных парка. Надо сделать их доступными для экологического туризма, что важно для воспитания бережного, ответственного отношения к природе.

Уважаемые коллеги!

2018 год объявлен в России Годом добровольца, и символично, что этот год начался с принятия закона, который устанавливает обязанность всех уровней власти оказывать содействие волонтёрам. Сегодня деятельные, неравнодушные граждане, социально ориентированные НКО активно участвуют в решении важнейших задач. Именно вовлечённость людей в дела страны и гражданская активность, как и культурные, нравственные, духовные ценности, делают нас единым народом, способным к достижению больших целей.

Сохранить свою идентичность крайне важно в бурный век технологических перемен, и здесь невозможно переоценить роль культуры, которая является нашим общенациональным цивилизационным кодом, раскрывает в человеке созидательные начала.

Предлагаю запустить программу создания в регионах культурно-образовательных и музейных комплексов. Они будут включать в себя концертные залы, театральные, музыкальные, хореографические и другие творческие школы, а также выставочные пространства, где ведущие музеи страны смогут разворачивать свои экспозиции. Что в запасниках держать столько произведений искусства? Это должны быть настоящие центры культурной жизни, открытые для молодёжи, для людей всех возрастов. Первый такой проект будет реализован во Владивостоке. Потом выберем и другие регионы и города страны.

Уважаемые коллеги! Наши дети мечтают о России, устремлённой в будущее. В школьных сочинениях на эту тему много искренних, я бы сказал, проникновенных слов. Смелые мечты всегда работают на большую цель, и мы должны раскрыть талант, который есть у каждого ребёнка, помочь ему реализовать свои устремления. В классах формируется будущее России. Школа должна отвечать на вызовы времени, тогда и страна будет готова на них ответить.

Международные эксперты признают, что наша начальная школа уже одна из самых сильных в мире. Мы продолжим и активную работу по развитию нашего общего образования, причём на всех уровнях. При этом подчеркну: современное, качественное образование должно быть доступно для каждого ребёнка. Равные образовательные возможности – мощный ресурс для развития страны и обеспечения социальной справедливости.

Нужно переходить и к принципиально новым, в том числе индивидуальным технологиям обучения, уже с ранних лет прививать готовность к изменениям, к творческому поиску, учить работе в команде, что очень важно в современном мире, навыкам жизни в цифровую эпоху. Обязательно будем поддерживать талантливых, нацеленных на постоянный профессиональный рост учителей. И, конечно, нам нужно выстроить открытую, современную систему отбора и подготовки управленческих кадров, директоров школ. От них во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов, атмосфера в школе.

Мы продолжим укрепление целостной системы поддержки и развития творческих способностей и талантов наших детей. Такая система должна охватить всю территорию страны, интегрировать возможности таких площадок, как «Сириус», «Кванториумы», центры дополнительного образования и детского творчества во всех регионах России.

Нам нужно выстроить современную профориентацию. Здесь партнёрами школ должны стать университеты, научные коллективы, успешные компании. Предлагаю с нового учебного года запустить проект ранней профориентации школьников «Билет в будущее». Он позволит ребятам попробовать себя в деле, в будущей профессии в ведущих компаниях страны. Уже в этом году выделяем на эту инициативу 1 миллиард рублей.

Значимой задачей считаю развитие движения наставничества. Только так, объединив передовые знания и нравственные основы, обеспечив подлинное партнёрство и взаимопонимание поколений, мы сможем быть сильными.

Уважаемые коллеги!

Сегодня важнейшим конкурентным преимуществом являются знания, технологии, компетенции. Это ключ к настоящему прорыву, к повышению качества жизни.

В кратчайшие сроки нам необходимо создать передовую законодательную базу, снять все барьеры для разработки и широкого применения робототехники, искусственного интеллекта, беспилотного транспорта, электронной торговли, технологий обработки больших данных. Причём такая нормативная база должна постоянно обновляться, строиться на гибком подходе к каждой сфере и технологии.

У нас также есть все возможности, чтобы быстро внедрить сети передачи данных пятого поколения и технологии связи интернета вещей.

Нам надо формировать собственные цифровые платформы, естественно, совместимые с глобальным информационным пространством. Это позволит по-новому организовать производственные процессы, финансовые услуги и логистику, в том числе с использованием технологии «распределённого реестра», что очень важно для финансовых транзакций, для учёта прав собственности и так далее. Это имеет практическое измерение.

Нам нужно наладить разработку и локализацию ключевых технологий и решений, в том числе для освоения Арктики и морского шельфа, для новых систем в энергетике, на транспорте и в городском хозяйстве. Для сфер, определяющих качество жизни, например современных средств реабилитации для людей с ограничениями по здоровью.

Мы обязаны поддержать высокотехнологичные компании, выстроить благоприятную среду для стартапов, для быстрого внедрения новых разработок в производство. Речь идёт об удобной инфраструктуре, комфортных налоговых режимах, защите интеллектуальной собственности, техническом регулировании и венчурном финансировании.

Наше технологическое развитие должно опираться на мощную базу фундаментальной науки. За последние годы мы смогли серьёзно нарастить её потенциал, по целому ряду направлений вышли на передовые позиции. Большая заслуга здесь принадлежит Российской академии наук, нашим ведущим научным институтам.

Опираясь на заделы прошлых лет, в том числе в исследовательской инфраструктуре, нам нужно выходить на принципиально новый уровень. В Гатчине и Дубне уже реализуются проекты современных исследовательских установок класса мегасайенс. Недавно на Совете по науке и образованию принято решение создать мощный синхротронный ускоритель в новосибирском Академгородке и ускоритель нового поколения в подмосковном Протвино.

В результате российская исследовательская инфраструктура будет одной из самых мощных и эффективных в мире. Её использование даст нашим научным коллективам, высокотехнологичным компаниям серьёзные конкурентные преимущества, например, в создании современных лекарств, новых материалов, элементной базы микроэлектроники.

И конечно, такая инфраструктура, амбициозные научные проекты будут притягивать наших соотечественников и учёных из других стран. В этой связи нужно оперативно сформировать правовую основу для работы в России международных исследовательских коллективов.

В полную силу должны заработать мощные научно-образовательные центры. Они будут интегрировать возможности университетов, академических институтов, высокотехнологичных компаний. Такие центры уже формируются в Казани и Самаре, Томске и Новосибирске, Екатеринбурге и Тюмени, Владивостоке и Калининграде и других городах.

Важно нацелить их на реализацию крупных междисциплинарных проектов, в том числе в такой перспективной сфере, как геномные исследования. Кардинальный прорыв по этому направлению откроет путь к созданию новых методов диагностики, предупреждения и борьбы со многими заболеваниями, расширит возможности в селекции, в сельском хозяйстве.

Необходимо закрепить превосходство отечественной математической школы. Это сильное конкурентное преимущество в эпоху цифровой экономики. Площадками для такой работы станут и международные математические центры. Сегодня они уже действуют в Казани и Новосибирске. В рамках принятых решений мы откроем их и в Петербурге, Москве и дополнительно – в Сочи.

Российская молодёжь уже доказывает своё лидерство и в науке, и в других сферах. В прошлом году на международных олимпиадах школьники завоевали 38 медалей. Наши команды с триумфом выиграли олимпиады по естественно-научным дисциплинам и робототехнике, одержали победу на чемпионате мира по профессиональному мастерству, а наши студенты уже в двенадцатый раз стали сильнейшими по программированию.

Опираясь на лучшие практики и опыт, нам нужно в короткие сроки провести модернизацию системы профессионального образования, добиться качественных изменений в подготовке студентов, прежде всего по передовым направлениям технологического развития, сформировать ступень «прикладного бакалавриата» по тем рабочим профессиям, которые фактически требуют инженерного образования, а также организовать центры опережающей профессиональной переподготовки и повышения квалификации для уже работающих граждан.

Также предлагаю создать максимально удобные, привлекательные условия для того, чтобы талантливая молодёжь из других стран приезжала учиться в наши университеты. Они приезжают. Но нужно создать условия, чтобы лучшие иностранные выпускники наших вузов оставались работать в России. Это в полной мере касается зарубежных учёных и квалифицированных специалистов.

Считаю, что надо серьёзно усовершенствовать и процедуру предоставления гражданства Российской Федерации. Фокус внимания должен быть на тех, кто нужен стране: на молодых, здоровых, хорошо образованных людях. Для них нужно создать упрощённую систему получения гражданства в России.

Уважаемые коллеги!

Чтобы обеспечить прорывное развитие, вывести на новый уровень образование и здравоохранение, качество городской среды и инфраструктуры, в ближайшие шесть лет нам потребуется направить на эти цели значительные дополнительные финансовые ресурсы.

Вопрос: за счёт чего? За счёт чего планируется изыскать эти средства? Прежде всего нужно чётко выстроить приоритеты и повысить эффективность государственных расходов. Энергичнее привлекать частные ресурсы для финансирования крупных проектов. Также будущему Правительству предстоит как можно быстрее сформировать новые налоговые условия. Они должны быть стабильны и зафиксированы на предстоящие годы.

Подчеркну, нам нужны такие фискальные решения, которые обеспечат пополнение бюджетов, причём всех уровней, а также исполнение всех социальных обязательств и при этом будут не сдерживать, а стимулировать экономический рост. Именно наращивание экономического потенциала страны, каждого региона – главный источник дополнительных ресурсов. Для этого нам нужна экономика с темпами роста выше мировых. Непростая задача. Но это не благое пожелание, а базовое условие для прорыва в решении социальных, инфраструктурных, оборонных и других задач. Достижение таких темпов роста должно стать ключевым ориентиром для нового Правительства.

За последние годы мы укрепили устойчивость национальной экономики. Значительно снизилась зависимость экономики и бюджета от колебаний цен на энергоносители. Мы нарастили объём золотовалютных резервов. Инфляция опустилась на рекордно низкий уровень, чуть больше двух процентов. Конечно, мы с вами понимаем, что по целому ряду товаров первой необходимости рост цен остаётся существенно выше. За этим нужно жёстко наблюдать, внимательно следить, в том числе антимонопольной службе. Но в целом такой низкий уровень инфляции даёт дополнительные возможности для развития. Напомню, ещё в 2015 году, совсем недавно, инфляция составляла почти 13 процентов – 12,9 процента.

В России сегодня, по сути, сформирована новая макроэкономическая реальность, с низкой инфляцией и общей устойчивостью экономики. Для граждан это условие для роста реальных доходов, снижения стоимости ипотеки. Для бизнеса – предсказуемость в работе и более дешёвый кредит. Бизнес должен тоже адаптироваться, привыкнуть к этим новым макроэкономическим условиям. И, наконец, это позволяет привлекать длинные заёмные средства и частные инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты.

Сейчас у нас есть возможность, не разгоняя инфляцию, сохраняя очень аккуратный, ответственный подход, постепенно снижать процентные ставки, повышать доступность кредита. Рассчитываю здесь на поддержку со стороны Банка России, что, принимая свои решения, реализуя меры денежно-кредитной политики, развивая финансовые рынки, он будет работать в контакте с Правительством в интересах общей цели – создания условий для повышения темпов экономического роста.

Для дальнейшего изменения структуры национальной экономики, наращивания её конкурентоспособности необходимо на принципиально ином уровне задействовать источники роста. Где они? Прежде всего – увеличить производительность труда на новой технологической, управленческой и кадровой основе. По этому показателю мы всё ещё заметно отстаём.

Необходимо добиться, чтобы производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых отраслей (это промышленность, строительство, транспорт, сельское хозяйство и торговля) росла темпами не ниже 5 процентов в год, что позволит к концу следующего десятилетия выйти на уровень ведущих экономик мира.

Хочу подчеркнуть, что повышение производительности труда – это и рост заработных плат, а значит, и потребительского спроса. Это, в свою очередь, дополнительный драйвер для развития экономики.

Все наши действия должны подталкивать компании к выпуску технически сложной продукции, к внедрению более эффективных технологий. Нужно провести инвентаризацию субсидий и других инструментов прямой поддержки отраслей, нацелить их на создание конкурентных товаров.

Второй источник роста – это увеличение инвестиций. Мы уже ставили задачу довести их до 25 процентов от ВВП, а затем и до 27 процентов. Задача, к сожалению, пока не решена. Чтобы обеспечить устойчивый рост, нам необходимо это сделать, сделать во что бы то ни стало. Рассчитываю, что новое Правительство совместно с Банком России представит конкретный план действий по этому направлению.

Инвестиции должны пойти прежде всего на модернизацию и технологическое перевооружение производств, обновление промышленности. Нам нужно обеспечить здесь высочайшую динамику, выйти на уровень, когда в среднем каждое второе предприятие в течение года осуществляет технологические изменения. Вот тогда будет заметно обновление экономики и промышленности.

Третий масштабный резерв экономического роста – это развитие малого предпринимательства. К середине следующего десятилетия его вклад в ВВП страны должен приблизиться к 40 процентам, а число занятых здесь вырасти с 19 до 25 миллионов человек.

Одна из ключевых проблем, которая волнует предпринимателей, – трудно получить доступ к финансовым ресурсам. Сейчас Правительство осуществляет программу, по которой малый производственный бизнес может взять кредит под фактическую ставку в 6,5 процента. Считаю, что её нужно обязательно продолжить, а главное – обеспечить реальную доступность такого инструмента поддержки.

И, наконец, ещё один источник роста – это развитие несырьевого экспорта. Нужно снять здесь все административные барьеры, создать режим наибольшего благоприятствования для тех компаний, которые выходят на внешние рынки.

В течение шести лет мы должны практически удвоить объём несырьевого, неэнергетического экспорта до 250 миллиардов долларов, в том числе довести поставки продукции машиностроения до 50 миллиардов. До 100 миллиардов долларов должен вырасти ежегодный экспорт услуг, включая образование, медицину, туризм, транспорт.

Ещё в начале 2000-х годов мы серьёзно зависели от поставок импортного продовольствия. Ситуация кардинальным образом изменилась. Сейчас нам предстоит сделать следующий шаг. Уже через четыре года мы планируем поставлять на мировые рынки больший объём продовольствия, чем ввозить в страну. При этом нужно нарастить экспорт мясной продукции, товаров высокого передела, а также повысить самообеспеченность страны говядиной, молоком, овощами.

Хочу подчеркнуть: развитие АПК, безусловно, во многом связано с крупным товарным производством, но это не должно идти в ущерб интересам малых хозяйств, людей, которые в них работают. Мы должны поддержать семейные предприятия, фермеров. Будем развивать сельхозкооперацию, создавать условия для роста доходов жителей сельских территорий. То тут, то там, мы же видим, я это знаю, вспыхивают какие-то проблемы, связанные с интересами людей и с тем, что задевают эти интересы. Нужно самым внимательным образом к этому относиться.

Тем не менее хочу ещё раз поблагодарить работников АПК за рекордный урожай [зерна] за всю историю страны – 134 миллиона тонн. Заметьте, это больше, чем рекордный урожай в Советском Союзе. В 1978 году было зафиксировано предыдущее достижение – 127,4 миллиона тонн. Сейчас мы регулярно выходим на урожаи за 100 миллионов тонн.

Понятно, что у такого высокого урожая есть и обратная сторона. Цены снизились, возникли проблемы с хранением и транспортировкой. Чтобы поддержать наших производителей, до 1 июля 2018 года предусмотрены льготные тарифы на перевозку зерна по железной дороге.

Нужно проработать продление этой меры, обязательно, на следующие зерновые сезоны, а также предусмотреть дополнительные закупки в регионах Урала и Сибири, удалённых от портов, и вообще помочь тем, кто готов и хочет заниматься переработкой на месте. Добавочную стоимость надо повышать. И потом дальше идти в животноводство с этим продуктом. Обязательно обсудим эти и другие вопросы, которые ставят работники АПК, на предстоящем в марте форуме сельхозпроизводителей и по итогам сформулируем дополнительные меры поддержки отрасли.

Уважаемые коллеги!

Для того чтобы экономика заработала в полную силу, нам нужно кардинально улучшить деловой климат, обеспечить высочайший уровень предпринимательских свобод и конкуренции.

Хочу обозначить здесь принципиальную позицию. Доля государства в экономике должна постепенно снижаться. В этой связи отмечу, что в последнее время в результате оздоровления банковской системы (и это очень правильный процесс, я его поддерживаю) под контроль государства перешёл ряд финансовых активов. Но нужно их энергично выводить на рынок и продавать.

Следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. Такие споры нужно переводить в административную и арбитражную плоскость.

Прошу рабочую группу по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства с участием Верховного Суда, правоохранительных органов, прокуратуры, представителей делового сообщества подготовить на этот счёт конкретные предложения. С кондачка такие вопросы не решаются. Но их обязательно нужно рассмотреть, вынести для решения и решить. Сделать это нужно как можно быстрее.

При этом, напротив, нормы уголовного права должны жёстко действовать в отношении преступлений против интересов граждан, общества, экономических свобод. Это посягательство на собственность и средства граждан, рейдерские захваты, нарушение конкуренции, уклонение от уплаты налогов и разворовывание бюджетных средств.

Ещё одна важная тема. Количество разного рода проверок формально вроде бы снижается, но в ходе встреч с бизнесом мы слышим, что коренных изменений пока не происходит. Нужно сделать так, чтобы появление контролёров на предприятиях стало исключением. Это оправданно только на объектах с повышенным риском. В остальных случаях должны использоваться дистанционные методы контроля. В течение двух лет необходимо перевести всю систему контроля и надзора на риск-ориентированный подход. Напомню, законодательная база для этого сформирована.

Важно поддержать начинающих предпринимателей, помочь людям сделать первый шаг, чтобы можно было открыть своё дело буквально одним кликом, проводить обязательные платежи, получать услуги, кредит удалённо, через интернет.

Индивидуальных предпринимателей, самозанятых граждан, которые используют такие цифровые сервисы, нужно вообще освободить от отчётности, сделать для них уплату налогов простой транзакцией, проходящей в автоматическом режиме. Что касается предпринимателей, которые используют контрольно-кассовую технику, то им налоговую отчётность нужно решительно упростить. Знаете, это всё такая рутина, на первый взгляд, но эта рутина и не позволяет нам энергично двигаться вперёд. Нужно всё сделать, чтобы зачистить это пространство. Добавлю, что активное внедрение цифровых технологий и платформ позволит последовательно идти к повышению прозрачности и обелению экономики.

Хотел бы сейчас обратиться ко всем представителям российского бизнеса, к тем, кто ведёт своё небольшое дело, семейное предприятие, фермерское хозяйство, руководит инновационной компанией, крупным промышленным предприятием. Я знаю, знаю, что мы ещё многое должны сделать. И, уверяю вас, будем делать всё, чтобы у наших предпринимателей появлялись новые возможности для расширения производств, для открытия компаний, для создания современных рабочих мест. Но в то же время рассчитываю, что российский бизнес будет наращивать свой вклад в прорывное развитие страны, а уважение к предпринимательскому труду в обществе будет расти. Это очень важно.

Уважаемые коллеги! Нам нужно не только выстроить современные сервисы для бизнеса, но и в целом сделать понятной, удобной и комфортной систему взаимодействия между государством и обществом, между государством и гражданином.

Мы уже развернули сеть многофункциональных центров. Человек в любой точке страны теперь может получить государственные услуги по принципу «одного окна». Напомню, что это была специальная программа. Мы её разработали и реализовали.

Нам нужно идти вперёд, в течение шести лет обеспечить предоставление практически всех госуслуг в режиме реального времени, с помощью дистанционных сервисов. Также в цифровую форму нужно перевести документооборот между госструктурами, что важно и для самих госструктур, и для граждан, чтобы не бегать потом по интернету и не искать. Можно будет в одном месте всё получить. Добавлю, что цифровизация всей системы государственного управления, повышение её прозрачности – это и мощный фактор противодействия коррупции.

Чиновники всех уровней должны быть заинтересованы в росте своей эффективности и быть жёстко нацелены на получение конкретного результата. Кстати говоря, мы всё время говорим о коррупции, о чиновниках. Должен сказать и не имею права это не сказать: подавляющее большинство людей, которые работают в системе управления, – честные, порядочные и нацеленные на результат люди. Но то, о чём я сказал, поможет всем, в том числе тем, кто работает в госаппарате, и гражданам, которые пользуются услугами государственных сервисов. Именно в такой логике нужно перестроить всю систему государственной службы, там, где это целесообразно, – внедрить проектные методы работы.

Конечно, нужно обеспечить продвижение современных профессиональных кадров на государственной и муниципальной службе, в бизнесе, в экономике, науке, на производстве, во всех сферах.

Уже состоялся, как вы знаете, первый конкурс «Лидеры России», реализуется целый ряд других проектов по поддержке молодых рабочих, предпринимателей, новаторов, волонтёров, школьников и студентов. Они уже объединили сотни тысяч молодых людей из всех регионов, стали важной ступенью в их жизни и профессиональной карьере.

Хочу подчеркнуть: для всех, кто хочет работать, проявить себя, готов честно служить Отечеству и народу, добиться успеха, Россия всегда будет страной возможностей. В этом залог нашего успешного развития, уверенного движения вперёд.

Все проекты, приоритеты, о которых говорил сегодня: пространственное развитие, инвестиции в инфраструктуру, в образование, здравоохранение и экологию, в новые технологии и науку, меры поддержки экономики, содействие талантам, молодёжи – всё это призвано работать на одну, стратегическую задачу – прорывное развитие России.

При этом, конечно, мы не можем забывать и о надёжном обеспечении её безопасности.

Уважаемые коллеги!

Сирийская операция показала возросшие возможности Вооружённых Сил России. В последние годы проведена огромная работа по укреплению армии и флота. Оснащённость Вооружённых Сил современным оружием возросла в 3,7 раза. На вооружение принято более 300 новых образцов военной техники. В состав стратегических ядерных сил поступило 80 новых межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, 3 ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей». Перевооружены на новый ракетный комплекс «Ярс» 12 ракетных полков. Количество носителей высокоточного оружия большой дальности увеличилось более чем в 12 раз, а высокоточных крылатых ракет – более чем в 30 раз. Значительно возросла мощь сил общего назначения, Воздушно-космических сил и Военно-Морского Флота.

Всей стране и всему миру известны теперь названия наших новейших самолётов, подводных лодок, систем ПВО, ракетных комплексов морского, воздушного и наземного базирования. Всё это – новейшее, высокотехнологичное оружие последнего времени. По периметру границ России (очень важно!) создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. После развала СССР появились огромные «дырки». Всё восстановлено.

Сделан качественный рывок в развитии беспилотной авиации, создан Национальный центр управления обороной Российской Федерации, сформировано оперативное командование дальней морской зоны. Численность военнослужащих по контракту возросла в 2,4 раза, укомплектованность Вооружённых Сил с 70 процентов доведена до 95–100 процентов, ликвидирована многолетняя очередь на постоянное жильё. Срок его ожидания сокращён в 6 раз.

Теперь о главном в этой части, в разделе «Оборона».

Речь пойдёт о новейших системах российского стратегического оружия, создаваемых нами в ответ на односторонний выход Соединённых Штатов Америки из Договора по противоракетной обороне и практическое развёртывание этой системы как на территории США, так и за пределами их национальных границ.

Должен здесь сделать небольшой экскурс в недавнее прошлое.

Ещё в 2000 году США поставили перед нами вопрос о выходе Соединённых Штатов из Договора о противоракетной обороне. Россия была категорически против. Мы исходили из того, что советско-американский Договор о ПРО от 1972 года являлся краеугольным камнем системы международной безопасности. Согласно этому договору каждая из сторон имела право развернуть на своей территории только один район, защищавший её от ракетного нападения. В России такая система была развёрнута вокруг Москвы, в США – вокруг базы ракет наземного базирования «Гранд-Форкс».

Наряду с Договором об ограничении стратегических ядерных наступательных вооружений данное соглашение не только создавало определённую атмосферу доверия, но и гарантировало от бездумного, опасного для всего человечества применения одной из сторон ядерного оружия, поскольку ограниченность систем противоракетной обороны делало потенциального агрессора уязвимым для ответного удара.

Мы долго уговаривали американцев не разрушать Договор о ПРО, не нарушать стратегического баланса. Всё тщетно. В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из этого договора. Но даже после этого мы ещё долго пытались наладить с ними конструктивный диалог. Предлагали для снятия озабоченности и сохранения атмосферы доверия наладить совместную работу в этой области. В какой-то момент мне показалось, что компромисс может быть найден, но нет. Все наши предложения, именно все наши предложения были отклонены. Мы заявили тогда, что будем вынуждены для обеспечения своей собственной безопасности совершенствовать современные ударные комплексы. В ответ нам было сказано: «США создают систему глобальной ПРО не против вас, не против России, а вы делайте что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против Соединённых Штатов».

Откуда взялась такая позиция, в целом понятно. После развала СССР Россия, которая в советское время называлась Советским Союзом, – за границей её так и называли, Советская Россия, – если говорить о наших национальных границах, утратила 23,8 процента территории, 48,5 процента населения, 41 процент валового общественного продукта, 39,4 процента промышленного потенциала (я обращаю внимание, почти половину), 44,6 процента военного потенциала в связи с разделом Вооружённых Сил СССР между бывшими союзными республиками. Техника в Российской армии устаревала, сами Вооружённые Силы находились, прямо скажем, в плачевном состоянии. На Кавказе шла гражданская война, а на наших ведущих предприятиях по обогащению урана сидели американские инспектора.

Вопрос одно время стоял даже не о том, можем ли мы развивать систему стратегического оружия, некоторые задавались вопросом о том, в состоянии ли наша страна вообще безопасно содержать и обслуживать ядерное оружие, доставшееся нам после развала СССР. Россия была вся в долгах, без кредитов МВФ и Мирового банка экономика не работала, социальную сферу содержать было невозможно.

Видимо, у наших партнёров сложилось устойчивое мнение, что возрождение экономики, промышленности, оборонно-промышленного комплекса и Вооружённых Сил нашей страны до уровня, обеспечивающего необходимый стратегический потенциал, в обозримой исторической перспективе невозможно. А если это так, то нет и никакого смысла считаться с мнением России, нужно идти дальше и добиваться окончательного одностороннего военного преимущества, а затем и диктовать свои условия во всех остальных областях.

В принципе, такую позицию, такую логику, исходя из реалий того времени, можно понять, мы сами в этом виноваты. Мы все эти годы, все 15 лет после выхода США из Договора по ПРО, настойчиво пытались вернуть американцев к серьёзному обсуждению, достижению договорённостей в сфере стратегической стабильности.

Кое-что удалось сделать. В 2010 году был подписан Договор СНВ-III между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Однако при реализации планов по строительству системы глобальной ПРО, которое продолжается и сейчас, все договорённости в рамках СНВ-III постепенно девальвируются, потому что при сокращении носителей и боезарядов одновременно и бесконтрольно одной из сторон, а именно США, наращивается количество противоракет, улучшаются их качественные характеристики, создаются новые позиционные районы, что в конечном итоге, если мы ничего не будем делать, приведёт к полному обесцениванию российского ядерного потенциала. Ну просто он будет весь перехватываться, вот и всё.

Несмотря на наши многочисленные протесты и призывы, американская машина заработала, конвейер пошёл. Действуют уже системы ПРО на Аляске и в Калифорнии, как результат расширения НАТО на восток появились два района ПРО в Восточной Европе: в Румынии он уже создан, в Польше завершается развёртывание. Дальность используемых противоракет будет расти, планируется развернуть их в Японии и Южной Корее. В состав глобальной системы ПРО США входит и морская группировка – это пять крейсеров и 30 эсминцев, насколько нам известно, развёрнутых в районах в непосредственной близости от территории России. Ничего здесь не преувеличиваю, работа и сегодня идёт полным ходом.

А что же сделали мы, кроме протестов и предупреждений? Чем ответила на этот вызов Россия? Вот чем.

Все эти годы после одностороннего выхода США из Договора по ПРО мы напряжённо работали над перспективной техникой и вооружением. Это позволило нам сделать стремительный, большой шаг в создании новых образцов стратегического оружия.

Напомню, что система глобальной ПРО США создаётся главным образом для борьбы с ракетами стратегического назначения, летящими по баллистической траектории. Это оружие составляет основу наших Сил ядерного сдерживания. Так же как, впрочем, и других государств «ядерного клуба».

В этой связи в России разработаны и постоянно совершенствуются весьма скромные по цене, но в высшей степени эффективные системы преодоления ПРО, которыми оборудуются все наши межконтинентальные баллистические ракетные комплексы.

Кроме того, мы приступили к разработке нового поколения ракет. В частности, в настоящее время Министерство обороны совместно с предприятиями ракетно-космической отрасли начало активную фазу испытаний нового ракетного комплекса с тяжёлой межконтинентальной ракетой. Мы назвали его «Сармат».

Данный ракетный комплекс придёт на смену комплексу «Воевода», созданному ещё в Советском Союзе. Все и всегда признавали его высокую боевую мощь. Наши зарубежные коллеги, как вы знаете, присвоили ему даже весьма угрожающее наименование.

Но возможности ракеты «Сармат» значительно выше. При весе свыше 200 тонн она имеет короткий активный участок полёта, что затрудняет её перехват средствами ПРО. Дальность новой тяжёлой ракеты, количество и мощность боевых блоков – больше, чем у «Воеводы». «Сармат» будет оснащён широким спектром ядерных боеприпасов большой мощности, в том числе гиперзвуковых, и самыми современными системами преодоления ПРО. Высокие характеристики по защищённости пусковых установок и большие энергетические возможности обеспечат применение данного комплекса в любых условиях обстановки.

Видео покажите, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

У «Воеводы» дальность – 11 тысяч километров, у новой системы ограничений по дальности практически нет.

Как видно из видеоматериалов, он способен атаковать цели как через Северный, так и через Южный полюс. «Сармат» – это очень грозное оружие, в силу его характеристик никакие, даже перспективные системы ПРО ему не помеха.

Но мы этим не ограничились. Мы начали разработку таких новых видов стратегического оружия, которые вообще не используют баллистические траектории полёта при движении к цели, а значит, и системы ПРО в борьбе с ними бесполезны и просто бессмысленны.

Дальше речь пойдёт именно о таком оружии.

Перспективные системы вооружения России основаны на новейших уникальных достижениях наших учёных, конструкторов, инженеров. Одно из них – создание малогабаритной сверхмощной ядерной энергетической установки, которая размещается в корпусе крылатой ракеты типа нашей новейшей ракеты Х-101 воздушного базирования или американского «Томагавка», но при этом обеспечивает в десятки раз – в десятки раз! – большую дальность полёта, которая является практически неограниченной. Низколетящая, малозаметная крылатая ракета, несущая ядерную боевую часть, с практически неограниченной дальностью, непредсказуемой траекторией полёта и возможностью обхода рубежей перехвата является неуязвимой для всех существующих и перспективных систем как ПРО, так и ПВО. Эти слова я произнесу сегодня ещё не один раз.

В конце 2017 года на Центральном полигоне Российской Федерации состоялся успешный пуск новейшей российской крылатой ракеты с ядерной энергоустановкой. В ходе полёта энергоустановка вышла на заданную мощность, обеспечила необходимый уровень тяги.

Проведённые пуск ракеты и комплекс наземных испытаний позволяют перейти к созданию принципиально нового типа вооружения – стратегического комплекса ядерного оружия с ракетой, оснащённой ядерной энергетической установкой.

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Показан обход рубежей обороны. Поскольку дальность не ограничена, она может как угодно долго маневрировать.

Как вы понимаете, ничего подобного ни у кого в мире пока нет. Когда-нибудь, наверное, появится, но за это время наши ребята ещё что-нибудь придумают.

Далее. Хорошо известно, что в мире активно проектируются и создаются беспилотные системы вооружения. Могу сказать, что в России разработаны беспилотные подводные аппараты, способные двигаться на большой глубине (знаете, я бы сказал, на очень большой глубине) и на межконтинентальную дальность со скоростью, кратно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов, даже самых скоростных, надводных кораблей. Это просто фантастика. Они обладают низкой шумностью, высокой маневренностью и практически неуязвимы для противника. Средств, которые могут им противостоять, на сегодняшний день в мире просто не существует.

Беспилотные подводные аппараты могут быть оснащены как обычными, так и ядерными боеприпасами. Это позволит им поражать широкий спектр целей, в том числе авианосные группировки, береговые укрепления и инфраструктуру.

В декабре 2017 года полностью завершён многолетний цикл испытаний инновационной ядерной энергоустановки для оснащения этого автономного необитаемого аппарата. Ядерная установка имеет уникально малые габариты и при этом сверхвысокую энерговооружённость. При объёме в сто раз меньше, чем у установок современных атомных подводных лодок, имеет большую мощность и в 200 раз меньшее время выхода на боевой режим, то есть на максимальную мощность.

Результаты проведённых испытаний дали нам возможность приступить к созданию принципиально нового вида стратегического оружия, оснащённого ядерными боеприпасами большой мощности.

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Кстати, условные наименования этих двух новых видов стратегического оружия России – крылатой ракеты глобальной дальности и беспилотного подводного аппарата – пока не выбраны. Ждём предложений на сайтах Министерства обороны.

Хорошо известно, что страны с высоким уровнем научного потенциала и передовыми технологиями активно разрабатывают так называемое гиперзвуковое оружие. Сверхзвуковая скорость измеряется, как известно, махами в честь австрийского учёного Эрнста Маха, который занимался исследованиями в этой области. Один мах – 1062 километра в час на высоте 11 километров. Одна скорость звука – один мах, от одного до пяти – сверхзвук, от пяти и больше – гиперзвук. Обладание таким оружием, безусловно, даёт серьёзные преимущества в сфере вооружённой борьбы. Его мощь, могущество, как говорят военные эксперты, может быть огромным, а скорость делает неуязвимым для сегодняшних систем ПРО и ПВО, поскольку противоракеты, по-простому сказать, их просто не догоняют. В этой связи понятно, почему ведущие армии мира стремятся обладать таким идеальным на сегодняшний день оружием.

Уважаемые друзья! У России такое оружие есть. Уже есть.

Важнейшим этапом современных систем вооружений стало создание высокоточного гиперзвукового авиационно-ракетного комплекса, также, как вы уже поняли наверняка, не имеющего мировых аналогов. Его испытания успешно завершены, и, более того, с 1 декабря прошлого года комплекс приступил к несению опытно-боевого дежурства на аэродромах Южного военного округа.

Уникальные лётно-технические характеристики высокоскоростного самолёта-носителя позволяют доставлять ракету в точку сброса за считаные минуты. При этом ракета, летящая с гиперзвуковой скоростью, превышающей скорость звука в десять раз, ещё и осуществляет маневрирование на всех участках траектории полёта, что позволяет ей также гарантированно преодолевать все существующие и, я думаю, перспективные системы противовоздушной и противоракетной обороны, доставляя к цели на дальность более двух тысяч километров ядерные и обычные боезаряды. Мы назвали эту систему «Кинжал».

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Но и это ещё не всё, о чём я скажу сегодня.

Настоящим технологическим прорывом является создание перспективного ракетного комплекса стратегического назначения с принципиально новым боевым оснащением – планирующим крылатым блоком, испытания которого также успешно завершены. Ещё раз повторю, что мы неоднократно говорили нашим американским и европейским партнёрам – членам НАТО о том, что будем предпринимать необходимые меры для нейтрализации угроз, которые возникают для нас в связи с развёртыванием глобальной ПРО США. Говорили об этом и в ходе переговоров, и даже публично. Ещё в 2004 году, после учений стратегических ядерных сил, в ходе которых впервые была испытана система, о которой я сейчас говорю, на встрече с прессой я сказал. Неловко себя цитировать, но просто сегодня это будет к месту. Итак, было сказано: «В условиях качественного и количественного роста военного потенциала других государств России необходим прорыв к тому, чтобы иметь оружие и технику нового поколения. В этой связи могу вас с удовлетворением проинформировать о том, что в результате проведённых в ходе этих учений экспериментов, положительно закончившихся экспериментов, мы окончательно убедились и подтвердили – в недалёком будущем на вооружение Российской армии, Ракетных войск стратегического назначения, будут поставлены новейшие технические комплексы, которые в состоянии поражать цели на межконтинентальной глубине с гиперзвуковой скоростью и высокой точностью, с возможностью глубокого манёвра как по высоте, так и по курсу. Должен сказать, что в том, что только что прозвучало, каждое слово имеет значение. Таких систем вооружения в данный момент нет ни у одной страны мира». Конец цитаты.

Конечно, каждое слово имеет значение, потому что речь шла именно о возможности обхода рубежей перехвата. Для чего мы это всё делали? Для чего мы это говорили? Мы не делали, как видите, никакой тайны из наших планов, а говорили об этом открыто и для того, чтобы прежде всего побудить наших партнёров к переговорам. Повторяю, это был 2004 год. Даже удивительно, но, несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкивались в экономике, в финансах, в оборонной промышленности, в армии, всё-таки Россия оставалась и остаётся крупнейшей ядерной державой. Нет, с нами никто по существу не хотел разговаривать, нас никто не слушал. Послушайте сейчас.

Итак, от существующих типов боевого оснащения эта система отличается способностью совершать полёты в плотных слоях атмосферы на межконтинентальную дальность на гиперзвуковой скорости, превышающей число Маха более чем в 20 раз.

При движении к цели планирующий крылатый блок, как я и говорил в 2004 году, осуществляет глубокое маневрирование, как боковое (причём на несколько тысяч километров), так и по высоте. Это делает его абсолютно неуязвимым для любых средств противовоздушной и противоракетной обороны.

Использование новых композитных материалов позволило решить проблему длительного управляемого полёта планирующего крылатого блока практически в условиях плазмообразования. Он идёт к цели как метеорит, как горящий шар, как огненный шар. Температура на поверхности изделия достигает 1600–2000 градусов по Цельсию, крылатый блок при этом надёжно управляется.

Видео, пожалуйста, дайте.

(Демонстрируется видеоролик.)

В силу понятных причин мы не можем сегодня показать истинный облик, истинный внешний вид этого изделия. Даже это сегодня имеет значение, серьёзное значение. Думаю, всем это понятно. Но уверяю вас, всё это есть в наличии и хорошо работает. Более того, предприятия промышленности России приступили к серийному производству этой системы – этого ещё одного нового вида стратегического оружия России. Мы назвали его «Авангард».

Мы хорошо знаем и о том, что ряд государств работает над созданием перспективного оружия на новых физических принципах. Есть все основания полагать, что и здесь мы на шаг впереди. Во всяком случае, там, где нужнее всего.

Так, существенные результаты достигнуты в создании лазерного оружия. И это уже не просто теория или проекты, и даже не просто начало производства. С прошлого года в войска уже поступают боевые лазерные комплексы.

Не хочу в этой части вдаваться в детали, просто пока не время. Но специалисты поймут, что наличие таких боевых комплексов кратно расширяет возможности России, именно кратно, в сфере обеспечения своей безопасности.

Посмотрите небольшое видео.

(Демонстрируется видеоролик.)

Тем, кто интересуется военной техникой, также хотел бы предложить, попросил бы, чтобы они предложили название и этой новой технике, этому новейшему комплексу.

Конечно, мы ещё будем заниматься доводкой, развитием, совершенствованием наших новейших систем оружия. И, разумеется, я сегодня сказал далеко не обо всех наших достижениях и перспективных разработках. Но на сегодня достаточно.

Особо подчеркну, что созданные и создаваемые образцы нового стратегического оружия, по сути, новых видов стратегического оружия, – это не задел времён Советского Союза. В ходе работы мы, конечно, опирались на некоторые идеи наших гениальных предшественников, но всё, о чём я сегодня сказал, – это новейшие разработки последних лет, это результат усилий десятков, десятков научных организаций, конструкторских бюро, институтов. Над этим тихо, скромно, без всякого самолюбования, с полной отдачей сил и на протяжении многих лет работали тысячи, именно тысячи наших специалистов, замечательных учёных, конструкторов, инженеров, увлечённых своим делом талантливых рабочих. Среди них очень много молодых людей. Все они, так же как и наши военнослужащие, которые демонстрировали в боевых условиях лучшие качества российского воинства, все они и есть настоящие герои нашего времени. Хочу сейчас обратиться к каждому из них и сказать: конечно, будут и премии, и награды, и почётные звания, но я знаю, со многими из вас неоднократно встречался лично, что вы работаете не ради наград. Главное – надёжно обеспечить безопасность Отечества и нашего народа. И как глава Российского государства от имени народа России сердечно благодарю вас за труд и за его результаты. Они так нужны нашей Родине сегодня!

В основе всех перспективных военных разработок, как я уже сказал, лежат выдающиеся достижения, которые могут, должны и будут в своё время использоваться в высокотехнологичных гражданских отраслях производства. Но что хочу особо отметить: такое уникальное, сложнейшее оружие может успешно разрабатываться и производиться только государством с высочайшим уровнем фундаментальной науки и образования, мощной исследовательской, технологической, промышленной, кадровой базой. И вы видите, что всеми этими ресурсами Россия располагает.

Мы будем наращивать этот потенциал, концентрировать эти возможности на решении тех масштабных задач, которые стоят перед страной в экономике, в социальной сфере, в инфраструктуре. И такое уверенное долгосрочное развитие России всегда будет надёжно защищено.

Повторю, каждая из названных систем оружия уникальна и важна, но ещё более значимо то, что всё это вместе даёт возможность специалистам Минобороны и Генерального штаба создавать перспективную, комплексную систему обороны страны, в которой каждому новейшему инструменту вооружённой борьбы отводится своя роль. Наряду с имеющимся и уже стоящим на боевом дежурстве оружием стратегического назначения, которое мы также постоянно совершенствуем, Россия получает такую систему обороны, которая надёжно обеспечит её безопасность на длительную перспективу.

Конечно, ещё многое предстоит сделать в сфере военного строительства, но уже сегодня мы с полным основанием можем заявить: в России современная, с учётом огромности нашей территории компактная, высокотехнологичная армия, сердцем которой является преданный своей Родине, готовый на любые жертвы ради своего народа офицерский корпус. Техника, оружие, даже самое современное, рано или поздно появится в других армиях мира. Это нас абсолютно не волнует, у нас это уже есть и будет ещё лучше. Главное – в другом. Таких людей, таких офицеров, как наш лётчик гвардии майор Роман Филипов, у них не будет никогда!

Надеюсь, что всё, что было сказано сегодня, отрезвит любого потенциального агрессора, а такие недружественные шаги по отношению к России, как развёртывание системы ПРО, приближение инфраструктуры НАТО к нашим границам и тому подобное, с военной точки зрения становятся неэффективными, с финансовой – неоправданно затратными и в конечном итоге просто бессмысленными для тех, кто это инициирует и делает.

Обо всём, что было сказано сегодня, мы так или иначе должны были проинформировать наших партнёров в соответствии с принятыми на себя ранее международными обязательствами. В нужное время и в нужном объёме специалисты МИДа и Минобороны ещё не раз обсудят с ними эти вопросы, если, конечно, наши партнёры этого захотят.

Со своей стороны отмечу, что все работы по укреплению обороноспособности России проводились и проводятся нами в рамках действующих соглашений в области контроля над вооружениями, ничего мы не нарушаем. Особо подчеркну: растущая военная мощь России никому не угрожает, у нас не было и нет планов использования этого потенциала в наступательных, а тем более в агрессивных целях.

Мы никому не угрожаем, ни на кого не собираемся нападать, ничего ни у кого, угрожая оружием, не собираемся отнять: у нас у самих всё есть. Наоборот, считаю необходимым подчеркнуть (и это очень важно): растущая военная мощь России – это надёжная гарантия мира на нашей планете, поскольку эта мощь сохраняет и будет сохранять стратегическое равновесие и баланс сил в мире, что, как известно, было и остаётся одним из важнейших факторов международной безопасности после Второй мировой войны и до наших дней.

А тем, кто на протяжении последних 15 лет старается раздувать гонку вооружений, пытается получить в отношении России односторонние преимущества, вводит незаконные с международно-правовой точки зрения ограничения и санкции с целью сдержать развитие нашей страны, в том числе в военной области, скажу: всё, чему вы пытались помешать, воспрепятствовать, проводя такую политику, уже свершилось. Сдержать Россию не удалось!

Теперь нужно осознать эту реальность, убедиться в том, что всё, что мною было сегодня сказано, это не блеф, – а это не блеф, поверьте, – подумать, отправить на заслуженный отдых тех, кто живёт прошлым и не в состоянии заглянуть в будущее, прекратить раскачивать лодку, в которой мы все находимся и которая называется «Планета Земля».

В этой связи хотел бы здесь отметить ещё одно обстоятельство. Большую озабоченность вызывают и некоторые положения обновлённого обзора ядерной стратегии США, в котором расширяются возможности снижения и снижается порог применения ядерного оружия. И кулуарно можно кого угодно и как угодно успокаивать, но мы читаем то, что написано. А написано так, что она может быть пущена в ход в ответ на удары обычными вооружениями или даже на киберугрозу.

Отмечу, в нашей военной доктрине Россия оставляет за собой право использовать ядерное оружие только в ответ на применение против неё или её союзников ядерных и других видов оружия массового поражения или в случае агрессии против нас с применением обычного вооружения, когда под угрозу поставлено само существование государства. Всё очень чётко, ясно, конкретно.

В этой связи считаю своим долгом заявить следующее. Любое применение ядерного оружия против России или её союзников малой, средней, да какой угодно мощности мы будем рассматривать как ядерное нападение на нашу страну. Ответ будет мгновенным и со всеми вытекающими последствиями.

Ни у кого на этот счёт не должно быть никаких сомнений. Не нужно создавать для мира новых угроз, а нужно, наоборот, садиться за стол переговоров и вместе думать над обновлённой, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации. Мы всегда вам об этом говорили. Все эти предложения остаются в силе, Россия к этому готова.

Наша политика никогда не будет основываться на претензиях на исключительность, мы защищаем свои интересы и уважаем интересы других стран, руководствуемся международным правом, считаем незыблемой ключевую роль ООН. Именно такие принципы и подходы позволяют нам выстраивать прочные, добрые и равноправные отношения с абсолютным большинством государств мира.

Пример тому – наше всеобъемлющее стратегическое партнёрство с Китайской Народной Республикой. Особо привилегированные стратегические отношения сложились у России с Индией. Новую динамику получают наши отношения с очень многими странами мира.

Россия активно участвует в работе международных организаций. Вместе с партнёрами развиваем такие объединения и структуры, как ОДКБ, Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС, продвигаем позитивную повестку в ООН, «Группе двадцати», АТЭС. Мы заинтересованы в нормальном, конструктивном взаимодействии с США и Евросоюзом. Рассчитываем, что возобладает здравый смысл и наши партнёры сделают выбор в пользу честного, равноправного сотрудничества.

Даже если наши позиции в чём-то не совпадают, всё равно мы остаёмся партнёрами, потому что нам вместе отвечать на сложнейшие вызовы, обеспечивать всеобщую безопасность, строить будущий мир, который становится всё более взаимосвязанным, где активно набирают динамику интеграционные процессы.

Вместе с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу намерены сделать его глобально конкурентным интеграционным объединением. На повестке дня создание в ЕврАзЭС общего рынка электроэнергии, нефти, нефтепродуктов и газа, гармонизация финансовых рынков, работа таможенных служб. Продолжим работать и над проектом по созданию большого евразийского партнёрства.

Уважаемые коллеги!

Весь мир проходит сейчас через переломный период, и лидером станет тот, кто готов и способен к изменениям, тот, кто действует, идёт вперёд. Такую волю наша страна, наш народ проявляли на всех определяющих исторических этапах нашего развития. За последние без малого 30 лет мы добились таких перемен, для которых другим государствам понадобились столетия.

Шли, идём и будем идти своим уверенным курсом. Были и будем вместе. Наша сплочённость – самая прочная основа для дальнейшего развития. В предстоящие годы нам надо ещё больше укрепить своё единство, чтобы мы работали как одна команда, которая понимает, что перемены необходимы, и готова отдавать свои силы, знания, опыт, талант для достижения общих целей.

Вызовы, большие задачи наполняют особым смыслом нашу жизнь. Нам надо быть смелыми в замыслах, делах и поступках, брать на себя инициативу, ответственность, становиться сильнее, а значит – приносить пользу своей семье, детям, всей стране, менять мир, жизнь страны к лучшему, создавать Россию, о которой мы вместе мечтаем. И тогда предстоящее десятилетие, весь XXI век, безусловно, станут временем наших ярких побед, нашего общего успеха. Я верю, так и будет.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 1 марта 2018 > № 2515607 Владимир Путин


Аргентина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517131 Леонид Бершидский

«Кокаиновое дело» — это очередное свидетельство слабости Путина

Неудачная попытка переправить кокаин из Аргентины в Москву помогает закрепить за Россией репутацию бандитского государства.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ошеломляющие сообщения СМИ о сумках с кокаином, обнаруженных на территории российского посольства в Буэнос-Айресе, доказывают, что та терпимость, которую режим президента России Владимира Путина демонстрировал в отношении разного рода незаконной деятельности его служителей, уже превысила все мыслимые границы. Режиму необходимо найти способ справиться с этой проблемой, в противном случае к нему начнут относиться как к криминальной организации.

Официальный ответ Министерства иностранных дел России вызывает больше вопросов, нежели дает ответов. Около 18 месяцев назад некто (МИД не сообщает, кто именно) обнаружил в жилом школьном комплексе посольства сумки, в которых было почти 400 килограммов кокаина. Как сообщили аргентинские источники, посол России Виктор Коронелли сообщил о находке в полицию. Предположительно, эти сумки принадлежали бывшему сотруднику технического состава учреждения, командировка которого к тому времени уже закончилась. После этого российские и аргентинские чиновники провели совместную операцию, кульминация которой наступила в декабре 2017 года, когда сумки с мукой и датчиками GPS внутри, были отправлены в Москву, чтобы выявить получателя. В результате были задержаны три человека — бывший сотрудник посольства и два человека, попытавшихся забрать груз.

Но у этой версии есть ряд недостатков. Российский экономист Максим Миронов, который живет в Буэнос-Айресе и дети которого посещают упомянутую выше школу, выразил сомнения в том, что 12 больших сумок можно было пронести на территорию школы так, чтобы служба безопасности этого не заметила. Также непонятно, почему российский бизнесмен Андрей Ковальчук попытался забрать груз по поручению бывшего сотрудника посольства, предложив доставить его в Москву на частном самолете.

Ковальчук, с которым удалось побеседовать репортерам частного российского информационного агентства, заявил, что в сумках были коньяк, сигары и элитный кофе, которые он купил, чтобы переправить в Москву. Ковальчук, который, по некоторым сообщениям, работал в департаменте безопасности МИД России, попытался воспользоваться дипломатическими каналами, чтобы избежать пошлин, которыми облагаются предметы роскоши, которые он привозил из разных стран. По непонятным причинам Ковальчук до сих пор находится на свободе.

Что интересно, российское издание РБК отследило номер самолета, которым мука была доставлена в Москву — этот номер виден на одной из фотографий, опубликованных аргентинскими властями — и выяснило, что он принадлежит специальному летному отряду «Россия», который отвечает за перелеты высокопоставленных российских чиновников. «Россией» управляет департамент обслуживания администрации президента, который сразу же заявил, что его самолеты не были задействованы в этом деле, хотя самолет с таким номером и вправду был в Буэнос-Айресе в декабре 2017 года.

Искаженные интерпретации и опровержения — это хорошо знакомая тактика, как, собственно, и сама схема действий. Россияне, особенно сотрудники служб безопасности, имеющие доступ к полезной правительственной инфраструктуре, используют этот доступ для того, чтобы заработать. И, по всей видимости, на это у них есть неофициальное разрешение сверху.

Евгений Пригожин, который контролирует «ЧВК Вагнера» — по сути армию наемников, которая воюет в разных странах по поручению российского правительства, а также выполняет для него коммерческие задания — по всей видимости, активно пользуется сложившейся схемой. Издание «Вашингтон Пост» недавно опубликовало статью, авторы которой ссылаются на перехваченные разговоры Пригожина с одним сирийским министром, которому россиянин обещает предоставить бойцов группы Вагнера для выполнения операции 7 февраля по захвату месторождений нефти, удерживаемых курдами.

Как сообщает издание, Пригожин также сказал, что у него есть разрешение на выполнение этой миссии от одного российского министра. «Вашингтон Пост» также подчеркнула, что, если верить расшифровке, сирийский собеседник Пригожина обещает ему заплатить за его услугу. Если эти данные верны, получается, что Пригожин получает от Москвы разрешение на реализацию своих коммерческих миссий, которые являются незаконными — российские законы запрещают гражданам участие в войнах на территории иностранных государств в качестве наемников.

Некоторые российские хакеры — это тоже пример такого рода поведения. В январе 2017 года несколько программистов, работавших на или в тесном сотрудничестве с ФСБ, были арестованы в Москве по подозрению в измене. Одним из них стал майор Дмитрий Докучаев, который был известным хакером, прежде чем ФСБ заставила его работать на себя. Очевидно, ему разрешили продолжить реализацию его личных прибыльных проектов, включая те проекты, которые стали возможными благодаря краже 500 миллионов аккаунтов «Яху» (Yahoo) — за это преступление он разыскивается в США. История Докучаева, по всей видимости, является еще одним примером того, как слуги Кремля получают неофициальные разрешения на «подработку» на стороне.

Вероятно, подобные люди могут быть очень полезными для государства (по крайней мере, в том, как Путин понимает его цели). Ими руководит стремление к такому богатству, которое государство не может им дать официальными способами. Однако их ошибки сводят на нет всю ту пользу, которую они, возможно, приносят государству. Частная армия Пригожина потерпела болезненное поражение, потеряв десятки людей во время атаки 7 февраля и поставив Кремль в чрезвычайно неудобное положение, в котором он не может выступить в защиту своих граждан — и представители националистических кругов, несомненно, это заметили.

Хакеры, получившие индульгенцию от государства, часто заходят слишком далеко, о чем свидетельствуют дела о государственной измене. Что касается сумок с кокаином, их однозначно нельзя назвать той рекламой, которой добивалось Министерство иностранных дел России — даже если учесть, что оно помогало в выявлении виновных.

В конечном итоге вся эта незаконная «подработка» на стороне создает впечатление, что между деятельностью российских служб безопасности «в дневное время» и их деятельностью «по ночам» нет почти никакой связи. Помогают ли они президенту Башару Асаду с захватом нефтяных месторождений, потому что это отвечает интересам России или потому что кто-то хочет — или кому-то просто позволили — заработать на стороне? Работают ли российские хакеры с какой-то политической целью или с целью личного обогащения? Провозят ли они кокаин ради подработки или потому что Кремль — это наркокартель, который возит министров и контрабанду наркотиков на одних и тех же самолетах?

Их поведение наводит на мысль о том, что все, что они делают, так или иначе разрешено самим Путиным, и многие часто говорят об этом, даже не удосуживаясь проверить, насколько президент России ко всему этому причастен — как получилось в истории с допинговым скандалом, в результате которого множество российских звезд спорта не попали на Игры в Пхенчхане.

Внутри России почти всегда было трудно провести четкую линию между «подработкой» полиции и разведывательных служб и их официальной работой. Однако теперь их незаконная «подработка» становится все более заметной на международной арене, и отчасти это объясняется тем, что своими агрессивными действиями Путин привлекает к России слишком много негативного внимания. Это серьезная проблема: Путин хочет, чтобы его считали принципиальным противником Запада, а вовсе не главой гигантской преступной организации. Если он не сумеет укротить жадность представителей своего аппарата безопасности, который активно пользуется своими невероятными полномочиями, тогда, возможно, он больше не сможет контролировать ситуацию после того, как переизберется в президенты в четвертый раз.

Аргентина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517131 Леонид Бершидский


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517125 Дейв Маджумдар

Специальный представитель Курт Волкер: как достичь мира на Украине

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Администрация Трампа стремится принять активные меры в вопросе Минских соглашений 2014 года, рассчитывая положить конец военному конфликту на Украине. Чтобы достигнуть этой цели, Вашингтон хочет добиться выполнения соглашений, предлагая поэтапный подход, который позволил бы миротворцам Организации Объединенных Наций патрулировать Донбасс, в то время как Киев проведет ряд реформ для решения проблем местного населения.

«Мы предложили, чтобы миротворческие силы ООН зашли на территорию страны, заменив российские и сепаратистские образования, и создали безопасное пространство на период времени, когда можно будет провести местные выборы, после чего региону будет предоставлена амнистия и присвоен особый статус, — заявил Курт Волкер (Kurt Volker), специальный представитель США по переговорам на Украине, во время встречи за ланчем в Центре национальных интересов 26 февраля. — По окончании этого процесса территория будет возвращена Украине».

Волкер сказал, что доволен позицией Соединенных Штатов по этому предложению, но подчеркнул, что до сих пор было мало ощутимых результатов. «Мы занимаемся этим около семи месяцев, и я должен сказать, что я очень доволен позицией США, но не доволен результатами, потому что никаких результатов нет», — сказал он. Волкер подчеркнул, что происходящее на Украине является вовсе не замороженным конфликтом, скорее, можно сказать, что борьба продолжается. Киев теряет по одному военному примерно раз в три дня, отметил Волкер.

Основная проблема состоит в том, что Москва скептически относится к Вашингтону и его намерениям, как признает Волкер, особенно в отношении смягчения санкций. Однако Администрация Трампа надеется предложить России смягчение режима санкций, связанных непосредственно с Минскими соглашениями. «Россия очень скептически отнесется к ослаблению американских санкций», — сказал Волкер.

Более того, у России нет никакой явной выгоды, если она решит покинуть территорию Украины — отменены будут лишь некоторые санкции, в то время как Украина продолжит движение в сторону Запада. А Соединенные Штаты, в свою очередь, не желают исключать вероятность будущего членства Украины в НАТО. Волкер заявил, что Вашингтон не может оказывать давление в этих вопросах на суверенные государства.

Таким образом, неясно, какой подход может избрать Москва после переизбрания президента России Владимира Путина. Но никаких действий со стороны России не предвидится до тех пор, пока не пройдут выборы. Существуют признаки того, что Москва может пойти на обострение конфликта, а не на его деэскалацию, отметил президент Центра национальных интересов Дмитрий К. Саймс (Dimitri K. Simes). В России есть влиятельные фигуры, которые вовсе не настроены идти на уступки Западу, предпочитая двигаться в совершенно ином направлении.

На вопрос о том, возможна ли тотальная российская эскалация, Волкер сказал, что не считает, что у Кремля есть военный потенциал для начала полномасштабного вторжения на Украину. «Перспектива расширения конфликта обойдется России слишком дорого, даже если мы говорим об асимметричной войне, — говорит Волкер. — Я просто не представляю себе этого. Украина оказалась гораздо более выносливой страной, чем кто-либо мог ожидать».

Цели США

Волкер считает, что Соединенные Штаты могут достичь своих целей путем переговоров, в которых у Вашингтона есть две главные цели. Во-первых, Вашингтон рассчитывает восстановить суверенитет и территориальную целостность Украины. Во-вторых, он хочет обеспечить безопасность и защиту всех граждан Украины независимо от их этнической принадлежности, гражданства и вероисповедания.

Чтобы достичь своих политических целей, Соединенные Штаты уточнили язык, которым они пользуются в разговоре о конфликте на Украине. Вместо того чтобы косвенно говорить об этом конфликте без упоминания Кремля, Вашингтон теперь прямо называет территории, находящиеся под контролем сепаратистов, оккупированными Россией, говорит Волкер.

Кроме того, Соединенные Штаты работают со своими партнерами из Европейского Союза над вопросом ужесточения режима санкций против России. Волкер сказал, что Соединенные Штаты работали с Европой, чтобы скоординировать эти санкции и иметь самое непосредственное влияние на Москву и ближайшее окружение Кремля. Более того, администрация Трампа одобрила продажу летального оружия Украине, чего не произошло при администрации Обамы.

Но изменения в политике не будут столь резки, как многие ожидают, говорит Волкер. «Есть то, что я расцениваю как искусственное разграничение между летальной и нелетальной военной техникой, — говорит Волкер. — Приведу пример: РЛС контрбатарейной борьбы, предоставленная администрацией Обамы, позволяет вам определить, откуда ведется минометный огонь, и лучше целиться, атакуя и убивая тех (кто бы это ни был), кто стреляет в вас, что значительно все упрощает. Эта нелетальная противотанковая ракета, которая находится в коробке и не используется, пока на вас не наступает танк, летальна. И то, и другое — это совершенно очевидное оборонительное оружие».

Причина изменения политики со стороны США заключается в том, чтобы продемонстрировать Москве, что она не осуществит дальнейших территориальных завоеваний на Украине без значительных затрат. «Россия не завоюет больше никаких территорий на Украине, — сказал Волкер. — Все останутся на своих местах».

Наступило время заключить соглашение

Это означает, что Россия попадет в тупик из-за затрат, связанных с оккупацией Донбасского региона, а дополнительные расходы при этом возникнут из-за ужесточения американских и европейских санкций. «И непонятно, ради чего все это, — говорит Волкер. — Потому что, на мой взгляд, Россия своими действиями хотела добиться смены киевского правительства или восстановления пророссийских настроений на Украине».

Однако при вторжении сил, получающих поддержку со стороны России, некоторые регионы Украины стали как никогда более сплоченными, а националистические идеи получили здесь самое широкое распространение за всю историю, отмечает Волкер. В самом деле, украинская молодежь, не жившая ни при Российской империи, ни при Советском Союзе, особенно враждебно и подозрительно относится к России. «Эти психологические перемены на Украине очень важны, они оказались гораздо глубже, чем Россия могла предполагать», — говорит Волкер.

Таким образом, у России, с точки зрения Волкера, нет никакой выгоды в конфликте на Украине — сплошные побочные расходы. Он считает, что Россия надеется выйти из бесплодного, на его взгляд, конфликта на Украине. Ключевыми шагами для Вашингтона в таком случае будет уговорить украинское правительство предоставить особый статус русскоязычным территориям Донбасса, разместив при этом здесь миротворцев ООН, которые возьмут контроль над регионом в период его реинтеграции в состав страны. Взамен на это Россия получит некоторое смягчение санкций за предпринятые действия.

Если учесть, что ослабление санкций будет относительно небольшим, по словам Волкера, оно будет ценным, так как это территория, где можно достигнуть соглашения между США и Россией. «Это может быть территория нашего соглашения, — говорит Волкер. — Будет приятно, если у нас появятся и положительные сдвиги в этом деле».

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 февраля 2018 > № 2517125 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 28 февраля 2018 > № 2515613 Владимир Колокольцев

Расширенное заседание коллегии МВД России.

Владимир Путин принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В ходе заседания были подведены итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел за 2017 год и определены основные направления работы на 2018 год.

С основным докладом выступил глава МВД России Владимир Колокольцев.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые товарищи!

Сегодня, как принято на ежегодной коллегии, мы подробно проанализируем итоги работы Министерства внутренних дел за прошедший период, обсудим задачи на будущее и те меры, которые будут способствовать ещё более эффективной защите прав граждан, борьбе с криминалом, обеспечению порядка на улицах и дорогах.

Следует серьёзно повысить качество следствия и дознания. На данном участке особенно важны талант и профессионализм сотрудников. Прошу всемерно поддержать тех, кто смело и честно исполняет свой долг.

Отмечу, что в 2017 году органы МВД укрепили ряд позитивных тенденций. Так, повысилась раскрываемость отдельных видов преступлений, в том числе убийств, разбойных нападений, квартирных краж. Хотя и незначительно, но сократилась уличная преступность. На должном уровне был обеспечен общественный порядок при проведении крупных международных мероприятий, таких как Кубок конфедераций и Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Сочи.

Однако не по всем направлениям ситуация столь благополучная. Вы знаете, что снизился практически до 43 процентов общий уровень раскрываемости преступлений. В последние годы этот показатель, что называется, скачет: то подрастёт, то вновь сократится. Кардинального, видимого улучшения ситуации пока, к сожалению, не происходит. Значит, ключевой принцип неотвратимости наказания реализуется далеко не в полной мере. Это, безусловно, тревожит и общество, и наших граждан, и абсолютно не должно устраивать сами органы внутренних дел.

Одна из значимых задач – обеспечение безопасности в общественных местах. Нужно оперативно реагировать на любые нарушения порядка на улицах, транспорте, на спортивных, зрелищных мероприятиях.

Вновь повторю, следует серьёзно повысить качество следствия и дознания. Вы лучше, чем кто-либо, понимаете, что именно на данном участке особенно важны талант и профессионализм сотрудников. Прошу всемерно поддержать тех, кто смело и честно исполняет свой долг, и в целом обеспечить надлежащий уровень этой работы, чтобы виновные в преступных деяниях не уходили от наказания.

Одна из значимых задач – обеспечение безопасности в общественных местах. Нужно оперативно реагировать на любые нарушения порядка на улицах, транспорте, на спортивных, зрелищных мероприятиях, шире применять здесь современные технические средства, привлекать для помощи дежурным нарядам дружинников, другие общественные структуры.

В поле вашего постоянного внимания должны находиться социальные, особенно образовательные учреждения. Об этом скажу отдельно. Надо всё сделать для того, чтобы учёба и жизнь наших детей были спокойными, свести к минимуму возможные правонарушения.

В прошедшем году на 16 процентов снизилось число преступлений, совершённых подростками, но внимание к этому направлению должно оставаться неизменно высоким. Надо оперативно реагировать на все сигналы, поступающие от учителей, родителей, самих школьников, более активно заниматься профилактикой подростковой преступности. Причём такая работа должна охватывать не только тех, кто входит в так называемые группы риска. Случается, что дети из благополучных семей попадают в сложные ситуации. Главное – своевременно выявлять и решать острые проблемы, чтобы они не приводили к бедам и трагедиям.

В поле вашего постоянного внимания должны находиться социальные, особенно образовательные учреждения. Надо всё сделать для того, чтобы учёба и жизнь наших детей были спокойными, свести к минимуму возможные правонарушения.

Среди приоритетных задач органов внутренних дел – противодействие экстремизму. В прошлом году количество подобных преступлений выросло на 5 процентов. Мы видим, что ряд группировок действуют дерзко и вызывающе, они используют для разжигания национальной и религиозной нетерпимости ресурсы социальных сетей, организуют несанкционированные публичные акции, пытаются вовлечь в свои ряды молодёжь. Нужно решительно пресекать деятельность подобных групп, привлекать к ответственности их организаторов.

Любые незаконные действия, направленные на раскол общества, на дестабилизацию ситуации, – это серьёзная угроза, и ваша прямая обязанность – оперативно её нейтрализовать.

Менее полугода осталось и до старта чемпионата мира по футболу, который пройдёт в 11 городах России. Мы должны провести его на самом высоком уровне и, прежде всего, обеспечить максимальную безопасность и спортсменов, и болельщиков.

Среди приоритетных задач органов внутренних дел – противодействие экстремизму.

В решении этой задачи вам принадлежит, конечно, ключевая роль. Уже накоплен огромный позитивный опыт. Не сомневаюсь, что и на чемпионате в любой возникшей ситуации вы будете действовать корректно, в строгом соответствии с законом. От вашей чёткой, грамотной работы напрямую зависит то, как пройдёт это мероприятие, и имидж нашей страны.

Уважаемые товарищи, среди важных направлений работы МВД – борьба с преступлениями в сфере экономики. Нужно последовательно очищать от криминала, от «серых», теневых схем банковскую систему, ТЭК, производственные и строительные отрасли. И конечно, особое внимание нужно уделять созданию благоприятной деловой среды, защите законных интересов бизнеса, тщательно расследовать факты давления на предпринимателей, их необоснованного преследования, в том числе со стороны правоохранительных органов, что абсолютно недопустимо. Я завтра буду говорить об этом в Послании. Такие правонарушения – особого рода, потому что они подрывают веру людей в закон, в справедливость, в свободу экономической деятельности.

Любые незаконные действия, направленные на раскол общества, на дестабилизацию ситуации, – это серьёзная угроза, и ваша прямая обязанность – оперативно её нейтрализовать.

Нельзя снижать темпов и в борьбе с коррупцией, активнее выявлять тех, кто наживается за казённый счёт, кто использует своё служебное положение или полномочия для незаконного обогащения, незамедлительно реагировать на жалобы людей о разного рода вымогательствах.

В этом году начинается реализация Стратегии безопасности дорожного движения в России, что предъявляет повышенные требования к соответствующим подразделениям МВД. В прошлом году сохранилась тенденция сокращения общего числа зарегистрированных ДТП, однако количество пострадавших в автокатастрофах по-прежнему значительно. В целом, смотрите, в 2017 году ДТП произошло меньше на 3,9 процента, погибло на дорогах на 7,9 процента меньше, раненых меньше на 3,9 процента. Цифры неплохие в целом, как тенденция, но абсолютные величины пока слишком велики. Вместе с коллегами из Минздрава, МЧС, других ведомств вам нужно тщательно проанализировать эту ситуацию и дать конкретные предложения по дальнейшему позитивному движению в этом направлении.

Среди важных направлений работы МВД – борьба с преступлениями в сфере экономики. Нужно последовательно очищать от криминала, от «серых», теневых схем банковскую систему, ТЭК, производственные и строительные отрасли.

Так, четвёртый год подряд растёт количество ДТП, совершённых водителями автобусов. Прошу более строго оценивать качество их подготовки. За руль общественного транспорта должны садиться только профессионалы.

Следует активнее оснащать современными техническими средствами наиболее сложные федеральные трассы, предметно заниматься проблемными участками в крупных городах, прежде всего ликвидацией «пробок». Главное – люди должны видеть реальные результаты вашей работы. Конечно, эта работа должна идти совместно с органами местного самоуправления, но и ваша роль здесь тоже велика.

Серьёзной угрозой для государства и общества остаётся незаконный оборот наркотиков. Мы только сейчас с Министром говорили об этом. Количество таких преступлений, хотя и незначительно, но продолжает расти.

Особое внимание нужно уделять созданию благоприятной деловой среды, защите законных интересов бизнеса, тщательно расследовать факты давления на предпринимателей, их необоснованного преследования, в том числе со стороны правоохранительных органов.

Надо повышать координацию антинаркотической деятельности органов власти всех уровней и общественных организаций, укреплять сотрудничество с партнёрами из тех стран, откуда идут основные потоки наркотиков, а также по линии таких международных структур, как ОДКБ и ШОС.

Следует добиваться порядка в миграционной сфере. За последние годы процедура регистрации мигрантов, выдача им патентов, других документов заметно упростились. Нужно и дальше создавать условия для эффективного регулирования миграционных потоков, для цивилизованного решения всех вопросов, возникающих в этой области, и, разумеется, ни в коем случае не забывать о законных интересах наших собственных граждан.

Надо повышать координацию антинаркотической деятельности органов власти всех уровней и общественных организаций, укреплять сотрудничество с партнёрами из тех стран, откуда идут основные потоки наркотиков, а также по линии ОДКБ и ШОС.

И, наконец, о предложении экспертов, реализация которого может повысить качество работы правоохранительных органов в целом. Как вы знаете, сложилась практика оценивать работу дознавателя, следователя по количеству дел, переданных в суд, в том числе дел, которые должны быть прекращены по нереабилитирующим основаниям. Таких дел – около четверти от всех, что оказались или оказываются в суде, и фактически уже на стадии следствия ясно, что они не имеют перспективы для вынесения приговора, не имеют судебной перспективы. Эксперты предлагают внести изменения в ведомственные нормативные акты МВД, в соответствии с которыми следователю и дознавателю для улучшения отчётности не нужно будет направлять такие дела в суд. Нужно обсудить, обдумать это предложение.

В заключение хочу поблагодарить вас, уважаемые коллеги, поблагодарить руководство МВД, сотрудников центрального аппарата, региональных подразделений за вашу работу. Мы знаем, насколько она тяжела, многообразна, сложна. Рассчитываю, что вы и впредь будете так же ответственно выполнять поставленные перед вами задачи. Желаю вам успехов.

Спасибо большое за внимание.

В.Колокольцев: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Товарищи генералы и офицеры! Уважаемые коллеги!

Реализованный в 2017 году МВД России комплекс мер по противодействию вызовам и угрозам внутренней безопасности позволил сохранить контроль над оперативной обстановкой в стране. Сегодня мы не только подводим итоги этой работы, но и оцениваем готовность Министерства к обеспечению правопорядка в ходе предстоящих выборов Президента Российской Федерации, чемпионата мира по футболу, других значимых событий.

Достижению имеющихся практических результатов во многом способствовало совершенствование законодательных основ правоохранительной деятельности. Всего при участии Министерства внутренних дел России принято 158 федеральных законов, издано 32 указа и распоряжения Президента Российской Федерации, а также 140 актов Правительства. Была модернизирована отраслевая нормативно-правовая база. Руководителям территориальных органов на региональном уровне предоставлены более широкие полномочия для решения организационно-штатных вопросов. В частности, исключено согласование с центральным аппаратом Министерства структуры и численности ряда подразделений, что позволило более оперативно реагировать на изменения криминальной обстановки, повысить эффективность управленческих решений.

За счёт внутреннего перераспределения на 2,5 тысячи единиц увеличили штат миграционной службы, который при передаче в МВД был сокращён на 30 процентов. Это позитивно отразилось на качестве предоставляемых услуг населению.

Изыскали также возможность расширения штатов подразделений по контролю за оборотом наркотиков почти на 2 тысячи единиц. Укреплялись территориальные органы районного уровня, на которые ложится основная нагрузка по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. За пять лет их количество возросло почти на 15 процентов. Если в 2012 году в низовом звене была сосредоточена лишь половина всего личного состава, то в прошлом – его доля превысила три четверти.

Первостепенное внимание уделялось формированию и развитию кадрового потенциала. Ведомственная система профессиональной подготовки в значительной степени обеспечивает потребности органов внутренних дел в специалистах различного профиля и уровня квалификации.

Активно развивается международное сотрудничество в данной сфере. В минувшем году образовательными организациями МВД России подготовлено 700 специалистов из 64 стран мира, продолжают обучение по программам высшего образования более 1300 человек.

Позитивные изменения хотел бы отметить в работе по созданию в служебных коллективах атмосферы нетерпимости к противоправному поведению. За последние пять лет число поступивших от сотрудников уведомлений по фактам обращения к ним с предложениями коррупционного характера возросло в пять раз. Повысилась эффективность внутриведомственного контроля. Сегодня свыше 70 процентов лиц, допустивших правонарушения и должностные проступки, выявляются силами самих органов внутренних дел, прежде всего подразделениями собственной безопасности. В результате начиная с 2012 года в три раза сократилось количество тех, кто совершил грубые нарушения служебной дисциплины. За последние годы на 10 процентов уменьшилось также число сотрудников, подвергнутых уголовному преследованию. К сожалению, несмотря на принимаемые меры, кардинального перелома в вопросах соблюдения законности пока не произошло. Вместе с тем со всей ответственностью могу заявить, что подавляющее большинство наших коллег являются настоящими профессионалами, честными, готовыми прийти на помощь, рискуя собственной жизнью. Только в прошлом году за проявленное мужество и образцовое выполнение служебных обязанностей 507 сотрудников удостоено государственных наград, почти 11 тысяч – ведомственных.

Важная роль отводится социальной защищённости личного состава, оказанию квалифицированной медицинской помощи.

После вступления в силу в 2011 году Федерального закона о социальных гарантиях более 10,5 тысячи полицейских получили единовременную выплату для приобретения или строительства жилья, однако проблема по-прежнему стоит остро. Она во многом влияет на престиж службы и является одной из самых актуальных для сотрудников и их семей. В настоящее время на очереди остаётся свыше 132 тысяч человек.

Принимаются меры по дальнейшему развитию информационной инфраструктуры органов внутренних дел на основе современных инновационных подходов. Для организации нашей повседневной работы внедрены электронные сервисы информационно-аналитической системы обеспечения деятельности Министерства. К ним подключено более 600 тысяч пользователей, в том числе из других органов государственной власти.

Сегодня в населённых пунктах развёрнуто 233 тысячи камер видеонаблюдения, установлено 1200 терминалов экстренной связи «гражданин – полиция». С их помощью в прошлом году выявлено свыше 9 миллионов правонарушений, что на 40 процентов больше, чем в предыдущем. Раскрыто почти 29 тысяч преступлений.

Не менее важная задача – оказание государственных услуг, относящихся к компетенции органов внутренних дел. Министерством принимаются необходимые меры по достижению требуемого уровня удовлетворённости граждан их качеством. Одна из основных обязанностей руководителей территориальных органов – сокращение времени предоставления госуслуг, создание комфортных условий в местах приёма граждан.

Значительные силы и средства полиции в прошлом году были задействованы при обеспечении безопасности крупных общественно-политических и спортивных мероприятий, прежде всего Кубка конфедераций по футболу, Петербургского международного экономического форума, Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. К охране правопорядка привлекалось в общей сложности 2,5 миллиона сотрудников органов внутренних дел.

Ответственные задачи решались в ходе избирательных кампаний в органах законодательной и исполнительной власти различных уровней, а также непосредственно в единый день голосования. По оперативно-справочным учётам МВД было проверено порядка 100 тысяч кандидатов на выборные должности. Безопасность на избирательных участках обеспечивали почти 90 тысяч сотрудников. В результате принятых мер серьёзных нарушений общественного порядка не допущено.

Важнейшим направлением для нас является реализация государственной политики в области безопасности дорожного движения. Выполнение соответствующих программ на федеральном и региональном уровнях способствовало улучшению ситуации на дорогах. За последние пять лет число погибших в автомобильных авариях сократилось на 32 процента, раненых – почти на 17.

Особое внимание уделялось защищённости от дорожно-транспортных происшествий и их последствий наиболее уязвимых участников движения, прежде всего детей и пешеходов.

Внесён ряд изменений в законодательство, ужесточающих требования к лицам, управляющим транспортными средствами. Совместно с Ространснадзором приняты дополнительные меры по повышению безопасности перевозок пассажиров автобусами. Усилен надзор за транспортными компаниями и техническим состоянием этого автопарка.

Кроме того, большое значение придаём выявлению злостных нарушителей Правил дорожного движения, водителей, проявляющих агрессивность, а также находящихся за рулём в состоянии опьянения. Неоценимую помощь в этом сотрудникам Госавтоинспекции оказывают неравнодушные граждане, которые осуществляют общественный мониторинг ситуации на автодорогах.

Расширяется практика использования систем автоматического контроля за соблюдением Правил дорожного движения. В прошлом году с их применением вынесено почти 80 процентов всех постановлений о наложении штрафа в указанной сфере.

В числе безусловных приоритетов Министерства внутренних дел – профилактика правонарушений. Уровень организации этой работы, её масштабы и результативность существенно возросли после принятия в 2016 году соответствующего Федерального закона.

Сегодня на местах реализуется 4,5 тысячи региональных и муниципальных программ с общим объёмом финансирования 65,5 миллиарда рублей. В центре внимания всех субъектов профилактики, в том числе органов внутренних дел, остаются дети и подростки из так называемых групп риска. Адресной работой были охвачены 290 тысяч ребят, совершивших различные правонарушения, при этом каждый третий из них снят с учёта в связи с исправлением. В результате принимаемых мер в целом ситуация улучшилась. С 2012 года количество уголовно наказуемых деяний, совершённых подростками, сократилось почти на одну треть. Однако вопрос защиты их прав и законных интересов остаётся крайне важным.

Особую тревогу вызывает высокий уровень криминальных посягательств в отношении несовершеннолетних. К сожалению, даже дома они не всегда чувствуют себя в безопасности. Только в прошлом году в поле зрения сотрудников полиции находилось 218 тысяч родителей, не исполняющих обязанности по воспитанию и содержанию детей. Вместе с тем даже незначительное психологическое или физическое насилие может спровоцировать суицидальное поведение подростка, проявление им агрессии и жестокости. Мы намерены наращивать усилия по решению этой ключевой задачи, прежде всего в рамках реализации Вашего, Владимир Владимирович, Указа об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства.

Как показывает практика, максимальная эффективность превентивных мер достигается за счёт индивидуальной профилактики. И здесь основная нагрузка ложится на участковых уполномоченных полиции. После сокращения документооборота, избавления от ряда несвойственных функций их деятельность становится предметной и, как следствие, более результативной. Во многом благодаря участковым на 18 процентов сократилось количество тяжких и особо тяжких преступлений на бытовой почве, включая убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Отдельная категория, подлежащая контролю со стороны полиции, – ранее судимые. В минувшем году под административным надзором находилось свыше 100 тысяч лиц. Применение данного института позволило достичь определённых положительных результатов. За последние пять лет число преступлений, совершённых гражданами, уже вступавшими в конфликт с законом, снизилось почти на 19 процентов.

Дополнительные усилия были направлены на противодействие незаконной миграции. В прошлом году полицейскими выявлено свыше 775 тысяч нарушений в данной сфере. Только при проведении специальной операции «Нелегал» их задокументировано свыше 126 тысяч. За пределы страны выдворено и депортировано почти 69 тысяч иностранных граждан. Более 190 тысячам установлен запрет на въезд. Возбуждено 1200 уголовных дел, связанных с организацией незаконной миграции, и почти 32 тысячи – по фактам фиктивной постановки иностранцев на учёт.

Принятые меры способствовали значительному сокращению числа лиц, нелегально находящихся в нашей стране. Сегодня всё больше мигрантов приобретают законные основания для пребывания в России. Растёт количество тех, кто получил вид на жительство или разрешение на временное проживание. Одним из значимых результатов проводимой работы также стало снижение криминальной активности иностранных граждан почти на 7 процентов.

К числу основных наших функций относится оперативно-разыскная и уголовно-процессуальная деятельность. Должен отметить, что ежегодно органами внутренних дел рассматривается более 30 миллионов заявлений и иной информации о правонарушениях. Наряду с этим постоянно растёт количество обращений граждан по различным аспектам работы полиции. Только в прошлом году их принято свыше 3 миллионов 800 тысяч. Рассмотрение такого объёма сообщений в условиях сокращения штатов увеличивает и без того высокую нагрузку на личный состав. Напомню, что за последние годы его численность была уменьшена на 438 тысяч единиц.

Всего в прошлом году органами внутренних дел было раскрыто более 900 тысяч уголовно наказуемых деяний. На контроле руководства Министерства находились преступления, вызвавшие широкий общественный резонанс. Практически по каждому такому факту сотрудники центрального аппарата выезжали в регионы для оказания необходимой помощи.

В соответствии с майскими указами реализуется комплекс мер по борьбе с этнической преступностью. В прошлом году пресечена деятельность 66 таких организованных групп, к уголовной ответственности привлечено свыше 500 их активных участников.

В рамках выполнения Ваших, Владимир Владимирович, поручений активизирована работа по установлению лиц, виновных в совершении преступлений, в первую очередь наиболее опасных, против личности.

В целом за последние пять лет заметно увеличилась раскрываемость убийств. Сегодня она достигла почти 92 процентов. В настоящее время раскрываемость умышленных причинений тяжкого вреда здоровью составляет 93,5 процента, изнасилований – почти 98 процентов. Раскрываемость грабежей повысилась с 49 до 66 процентов, а разбоев – с 67 до 79. Во многом этому способствовало внедрение в практику новых методов и средств обнаружения и изъятия следов на местах происшествий, а также совершенствование методик исследования вещественных доказательств.

Дальнейшее развитие получила сеть лабораторий ДНК-анализа. Только в прошлом году они были открыты в пяти регионах. Сегодня их общее количество достигло 66.

Повысилось качество предварительного расследования, улучшилось положение дел с соблюдением конституционных прав и свобод граждан при расследовании преступлений. В минувшем году сохранилась тенденция снижения числа прекращённых уголовных дел на 44 процента и лиц, необоснованно содержащихся под стражей, на 21 процент. Уменьшилось также количество решений о приостановлении производств в связи с неустановлением или нерозыском обвиняемого.

Несмотря на определённые позитивные изменения, по-прежнему вызывает серьёзную обеспокоенность ситуация с обеспечением прав потерпевших. На низком уровне находится раскрываемость преступлений против собственности, совершаемых с использованием компьютерных и телекоммуникационных технологий. Это именно те противоправные деяния, от которых в наибольшей степени сегодня страдают граждане. Требуются дополнительные усилия по повышению защищённости их имущественных интересов.

В прошедшем году сотрудниками полиции выполнен значительный объём разыскной работы. Задержано 61 тысяча лиц, скрывавшихся от органов дознания, следствия и суда, установлено местонахождение свыше 40 тысяч без вести пропавших. Поисково-спасательные операции, в том числе по розыску детей, осуществлялись совместно с подразделением МЧС России и представителями волонтёрского движения. В этой связи хотел бы сказать, что мы заинтересованы в дальнейшем развитии диалога с добровольческими организациями и будем оказывать им всемерное содействие. Кроме того, в ходе международного сотрудничества нами было задержано почти 2700 обвиняемых, объявленных в розыск иностранными правоохранительными органами.

В целях реализации Стратегии государственной антинаркотической политики выполнен комплекс мер по противодействию незаконному обороту наркотиков, сокращению предложения и спроса на них.

Для ликвидации внутренней сырьевой базы и перекрытия каналов поступления запрещённых веществ из-за рубежа проведён ряд специальных оперативно-профилактических мероприятий, в том числе межгосударственного уровня.

Всего в прошлом году пресечена деятельность 66 организованных преступных сообществ, занимавшихся сбытом наркотических средств, выявлено почти 210 тысяч наркопреступлений, 95 процентов из которых – непосредственно сотрудниками органов внутренних дел. Изъято свыше 24 тонн подконтрольных или запрещённых веществ.

Свой вклад сотрудники полиции вносят в укрепление экономической безопасности страны. На их долю приходится 85 процентов от выявленных всеми правоохранительными органами преступлений данной категории.

Актуальность повышения защищённости российской экономики значительно возросла в условиях неблагоприятной внешнеполитической конъюнктуры. В этой ситуации на первый план выходит пресечение хищений бюджетных средств, прежде всего выделяемых на социальную сферу, крупные инвестиционные проекты, господдержку импортозамещения, развитие малого и среднего предпринимательства.

Одновременно был усилен контроль за финансово-кредитным сектором, в том числе в целях недопущения фактов незаконного обналичивания и вывода денежных средств за границу. Здесь выявлено свыше 30 тысяч преступлений, ущерб от которых составил более 76 миллиардов рублей. Приняты меры к его возмещению на сумму 35 миллиардов.

Сложным остаётся положение дел в жилищно-коммунальном хозяйстве. По-прежнему имеют место завышение тарифов, хищение бюджетных ассигнований, а также злоупотребление в управляющих компаниях и товариществах собственников жилья.

Совместно с заинтересованными ведомствами реализовывались мероприятия по борьбе с коррупцией. В результате задокументировано почти 30 тысяч преступлений, три четверти которых сотрудниками полиции. Размер причинённого ущерба составил 37,5 миллиарда рублей. Приняты меры по его возмещению в объёме 26,5 миллиарда. Органами внутренних дел установлено 13 тысяч лиц, причастных к коррупционным преступлениям. Каждый двенадцатый из них занимал должность в органах исполнительной или законодательной власти.

В условиях сформированной на государственном уровне системы противодействия коррупции акцент был сделан на выявлении преступлений, представляющих повышенную общественную опасность. Больше пресечено преступлений, совершённых в организованных формах: по сравнению с 2012 годом рост на 44 процента; в крупном или особо крупном размере – соответственно в 2,5 раза.

Вместе с тем в отдельных отраслях экономики сохраняется высокий уровень криминальной поражённости. Например, непростая ситуация складывается в топливно-энергетическом комплексе Северо-Кавказского федерального округа, где отмечаются крупные хищения энергоресурсов и коррупционные проявления.

Кроме того, требуется активизировать работу по пресечению фактов преднамеренного банкротства предприятий, в первую очередь имеющих стратегическое значение для безопасности страны, а также с долей государственного участия.

В целях снижения административного давления на бизнес следует продолжить корректировку форм и методов противодействия преступлениям в предпринимательской сфере. Безусловно, мы обязаны реагировать на нарушение закона, но речь идёт о том, что работу нужно выстраивать исключительно в рамках правового поля. Ни у кого не должно возникать сомнений в правомерности наших действий. Это требование касается не только подразделений экономического блока, но и всех, кто осуществляет контрольно-надзорные функции.

Ещё одна ключевая задача – обеспечение эффективного противодействия экстремизму, в первую очередь его организованным формам. В прошлом году, по материалам МВД России, в установленном порядке признаны экстремистскими и запрещены четыре организации. В ряде субъектов Российской Федерации задержаны активные участники особо опасных националистических группировок.

Серьёзное внимание уделялось пресечению попыток распространения деструктивной идеологии в интернете. Его возможности всё чаще используются лидерами радикальных структур для вербовки новых членов, координации действий и организации экстремистских акций. В настоящее время на контроле находится более 2 тысяч ресурсов, включая популярные социальные сети. При этом мы не ограничиваемся выявлением запрещённого контента и закрытием к нему доступа. Одновременно производится масштабная профилактическая работа, ориентированная преимущественно на молодёжь.

Реализуется комплекс мер по раннему предупреждению конфликтов на национальной и религиозной почве. Резонансных происшествий, способных спровоцировать эскалацию напряжённости в обществе, не допущено.

Наращивание усилий правоохранительных органов по пресечению преступлений на начальной стадии радикализации позволило снизить тяжесть экстремистских проявлений. Число деяний насильственного характера в этой сфере уменьшилось за последние три года более чем в 2,5 раза. На системной основе осуществлялись мероприятия по участию в противодействии терроризму. Совместно с органами безопасности и подразделением Росгвардии ликвидированы 14 ячеек международных террористических организаций и три бандгруппы. Отслеживались миграционные потоки с целью недопущения проникновения на территорию России боевиков. Наряду с этим проводилась работа по выявлению лиц, имеющих намерения выехать в страны Ближнего Востока для участия в вооружённых конфликтах.

Значительный вклад в нейтрализацию террористических угроз и стабилизацию в целом обстановки на Северном Кавказе внесла временная оперативная группировка органов и подразделений МВД России. Во взаимодействии с Федеральной службой безопасности и Росгвардией в прошлом году в регионе проведено в общей сложности 14 контртеррористических операций и более 16 тысяч оперативных мероприятий.

Определяя приоритеты государственной политики в 2012 году, Вы, Владимир Владимирович, в своей предвыборной программе отмечали необходимость повышения безопасности граждан. Сегодня могу с уверенностью сказать, что принятые Министерством меры позволили заметно снизить уровень криминальных проявлений в стране. За последние пять лет сократилось общее количество преступлений, в том числе почти на четверть тяжких и особо тяжких. Значительно меньше стало убийств – более чем на четверть, количество разбоев сократилось более чем на 50 процентов, [сократилось количество] грабежей, краж, а также ряда других опасных деяний.

Но главным и самым объективным критерием оценки для нас является мнение граждан. По данным независимых исследовательских центров, наблюдается устойчивая тенденция роста доверия к сотрудникам полиции.

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить личный состав за ответственное и добросовестное отношение к делу. Выражаю также признательность руководителям министерств и ведомств, депутатам Государственной Думы, членам Совета Федерации, представителям общественных организаций за конструктивное и плодотворное взаимодействие. Намерены и дальше наращивать совместные усилия по противодействию современным вызовам и угрозам безопасности наших граждан, принимая все предусмотренные действующим законодательством меры по обеспечению правопорядка в стране.

Доклад закончен.

В.Путин: Уважаемые товарищи!

И в моем вступительном слове, и в докладе Министра было сказано о том, что удалось сделать, где заметное позитивное движение. Безусловно, эти тенденции нужно сохранить.

Есть проблемы, о которых вы знаете и о которых сегодня здесь тоже говорилось. На них нужно обратить особое внимание.

И конечно, у нас впереди очень важное внутриполитическое мероприятие – выборы Президента. У каждого гражданина есть своё собственное мнение о том, что он должен делать в предвыборный период, как выражать своё собственное мнение. Все предусмотренные законом способы выражения этого мнения должны быть гарантированы законом и деятельностью правоохранительных органов.

Вместе с тем все, кто совершает любые акции, должны исходить из того, что действовать нужно исключительно в рамках закона. Это должны для себя иметь в виду и правоохранительные органы, и организаторы любых акций. Поэтому призываю вас к тому, чтобы всё, что находится в ваших руках, было использовано в рамках действующего законодательства, но обеспечивало бы правопорядок и соблюдение законов в стране.

Ещё раз хочу вас поблагодарить за результаты прошлого периода и пожелать вам успехов на будущее.

Благодарю вас. Спасибо большое.

Россия > Армия, полиция > kremlin.ru, 28 февраля 2018 > № 2515613 Владимир Колокольцев


Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513575 Сергей Караганов

Мир на вырост

Политика на пути в будущее

Сергей Караганов — ученый-международник, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала "Россия в глобальной политике". Декан Факультета мировой политики и экономики НИУ ВШЭ.

Резюме Как правило, международные системы формируются в результате войн. Сейчас большая война станет реальным концом истории. Усилия России должны быть гласно нацеленными на обеспечение ее продолжения.

Уже с десяток лет как мир вошел в острую фазу разложения большинства унаследованных от прошлого международных систем. Процесс распада и создания будущего мирового порядка продлится еще несколько десятилетий. У России есть хорошие возможности активно повлиять на его формирование. Не менее важная задача – не допустить срыва в новую большую войну, вероятность которой крайне высока. Необходимо продолжать поворот к Азии и наполнять содержанием концепцию всеобъемлющего партнерства Большой Евразии. Перспективы серьезного улучшения отношений с Европой и особенно Соединенными Штатами пока не просматривается, прежде всего из-за обстоятельств внутри западного сообщества. Российская политика должна быть тактически гибкой, готовой к неожиданностям, но более чем обычно стратегической – направленной на строительство стабильного, мирного и комфортного для России миропорядка. Не столько завтрашнего – 2020-х, а «послезавтрашнего» – 2030–2040-х годов.

Развал порядков

Главная причина нынешней растерянности в элитах и напряжения в мировой политике и экономике – вызревавший давно, но вышедший на поверхность лишь десятилетие назад процесс одновременного разложения большинства мировых и региональных систем, доставшихся нам от прошлого. Образно выражаясь, под ногами задвигалось сразу несколько тектонических плит, на которых зиждется мир и представления о нем.

Самый глубинный из сдвигов – завершение пятисотлетнего господства Европы и Запада в мировой политике, экономике, идейной сфере. Главная причина – утрата военного превосходства, которым они обладали примерно с XVI–XVII веков. (Россия в этом смысле относилась к западному миру. Ее стремительная экспансия к Тихому океану обусловлена не только лихостью казаков и их стремлением уйти от гнета в коренной России, но и превосходством стрелкового оружия и военной организации над стрелами и луками местных племен.) Переломным моментом в многовековой истории западного военного превосходства стала середина ХХ века, когда противостоявшие Западу державы – Россия, а затем Китай – обрели ядерное оружие. Не случайно именно после этого США сначала не смогли выиграть корейскую войну, а потом проиграли вьетнамскую. В обоих случаях вопрос о ядерной эскалации ставился, но на нее не решились. Ощущение превосходства вернулось на историческую секунду – с 1991 по 2008 гг., когда Советский Союз развалился и перестал быть военно-политическим балансиром, а Запад провозгласил «либеральный мировой порядок». Сейчас (после военно-политических неудач в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии) и он распадается, вызывая злую досаду архитекторов.

Кризис 2008 г. выявил, что западная экономическая модель не выдерживает открытой, не подкрепленной военными козырями, конкуренции. Либеральная торгово-экономическая система была выгодна прежде всего тем, кто создавал ее правила и опирался на военно-морское превосходство. Сначала им обладала Великобритания. Потом – Соединенные Штаты. Лучшие пушки и военные корабли, эффективная военная организация позволяли завоевывать и грабить колонии или диктовать условия торговли. Наиболее яркий эпизод – навязывание Китаю в XIX веке через череду войн торговли опиумом из Британской Индии, что погрузило значительную часть китайского общества в наркотический дурман и ускорило деградацию.

Мировую историю, какой мы ее знаем, писали победители – европейцы. Немец Фердинанд Рихтгофен назвал регион экономического и культурного взаимодействия, шедший из Китая на Запад, «Шелковым путем». Теперь китайцы, борясь за новые позиции в идеологическом мире, назвали его современное воплощение «Один пояс – один путь». Термины «Ближний» и «Дальний Восток» придумали британцы, исходя из отдаленности от Лондона. А мы до сих пор называем Дальним восточные регионы Сибири. В ближайшие десятилетия человечество, а не только ученые, будет узнавать новую, ненаписанную европейцами, историю. В которой, например, блистательная Византия, во времена темного Средневековья сохранившая и развившая лучшее в европейской культуре, соединив ее с Востоком, окажется не «византийством», а одним из высших достижений человечества. А борьба и смена китайских династий представится не менее важной, чем чередование Стюартов, Бурбонов, Габсбургов или Романовых. Это, кстати, будет очередным вызовом для преимущественно европейской культурно-исторической идентичности россиян.

Экономический порядок, созданный Западом (прежде всего США) в Бреттон-Вудсе и с 1990-х гг. распространившийся практически на весь мир, подрывают накопленные противоречия, нежелание поднимающихся «новых» играть исключительно по правилам «старых». Но главная причина – в действиях Соединенных Штатов, поворачивающихся к протекционизму, увидевших, что от либерального экономического порядка, не подкрепленного военным и политическим превосходством, больше выигрывают эти самые новые, и не желающих оплачивать конкурентов, в том числе и на Западе. «Америка прежде всего» Трампа в утрированной форме передает настроения американской элиты и населения. США и Европа пока сохраняют ведущие позиции в системе международной экономической взаимозависимости и пытаются использовать это в своих интересах через политику санкций, подрывая по дороге и либеральную систему, и доверие к себе.

Необратимо уходит двухполярная конфронтация, хотя американцы и часть послушных «новоевропейцев» нацелены возродить раскол Европы. Западная Европа хотела бы избежать конфронтации, но держится за атлантическую связку, в рамках которой за безопасность платили американцы. Последние же дистанцируются, хотя и не прочь сохранить зависимость от себя. Зато США стараются «обложить» КНР с юга и востока, пытаясь ослабить ее позиции угрозой перекрытия торговых и энергетических путей через Индийский океан и южные моря, заодно (вопреки здравой внешнеполитической логике) толкают Китай и Россию к углублению де-факто союза. Однако в современном мире, гораздо более сложно устроенном и менее зависимом от воли больших держав, не получится возродить старую двухполярность, относительно выгодную Соединенным Штатам и Западу. Новая же, если вдруг она и установится, едва ли будет в пользу Запада.

Учитывая набранный Пекином темп, уровень инвестиций в науку, образование, технологическое развитие, способность сохранять авторитарную – более эффективную с точки зрения международной конкуренции – политическую систему при соединении с рыночной экономикой, Китай идет к тому, чтобы уже через десять-пятнадцать лет стать по совокупной мощи первой державой мира. Одна из наиболее обсуждаемых тем в этой связи – «ловушка Фукидида», высокая вероятность прямого столкновения поднимающейся и уступающей держав. Давление с востока и юга, обострение соперничества с США толкают Пекин к экспансии на запад и юго-запад. Это будет иметь двойственные последствия. Даст импульс формированию новых поясов развития в центральной Евразии, стимулирует тенденцию к формированию всеобъемлющего партнерства Большой Евразии. Но станет нарастать и противоположная тенденция, связанная с опасениями соседей гигантской мощи Китая.

Положение Запада

Западные общества, еще недавно считавшиеся образцово высокоэффективными, переживают нелегкие времена. Все больше жителей западных стран ощущают себя в проигрыше от глобализации, средний класс столкнулся с перспективой жить хуже и хуже. Информационная революция, прежде всего соцсети, ослабляет рычаги контроля над обществом со стороны элит, партий и традиционных СМИ. Особенно ярко это проявляется в Соединенных Штатах, где коренной средний класс в обход традиционных каналов влияния проголосовал за «нестандартного» кандидата, представляющего его взгляды. Этим, а не колоритной личностью Дональда Трампа или его неопытностью, объясняется граничащая с безумием ярость, охватившая большую часть американской элиты. Неопытными и колоритными были и Джимми Картер, и Рональд Рейган, и Барак Обама. Но – в отличие от Трампа – «своими», выдвинутыми элитой, чтобы провести необходимую коррекцию после кризисов.

Американский истеблишмент, «глубинное государство», как его иногда называют, бьется за восстановление управляемости политической системы. Борьба лишь частично направлена против Трампа. Антироссийская риторика по большей части напоминает прикрытие стремления переформатировать внутреннюю политику самих США, сделать ее снова управляемой, в первую очередь через ужесточение контроля над новыми СМИ. Т.е. для спасения демократии в ней пытаются стимулировать вполне авторитарные тенденции.

Разумеется, раздражение Россией имеет и геополитические причины. Россия – символ и во многом причина потери военного превосходства. Она сознательно противостояла «либеральному мировому порядку». Так что корни антироссийской политики глубоки, и ожидать «потепления» не приходится. И уж точно его не случился, пока американская элита не восстановит контроль над внутренней ситуацией.

Возвращение к status quo ante 1990-х – начала 2000-х гг. невозможно. Американская экономика динамична, а Трамп ее, похоже, еще и подстегнет, так что и через несколько лет США останутся сильными. Открыт вопрос, пойдут ли Соединенные Штаты путем частичного изоляционизма – «крепости Америки» (которая, естественно, не сможет отказаться от глобальной экономической вовлеченности) или же мир снова столкнется с политикой силового реваншизма в стремлении восстановить позиции единственного глобального лидера. Второй вариант качественно более опасен, чем во времена Рейгана. Первый более вероятен. Он поставит перед миром и Россией немало проблем, но и создаст возможности.

Сходная ситуация и в Европе. Почти повсеместно звучат обвинения Москвы во вмешательстве, «русский след» обнаруживают даже в «Брекзите» или каталонском сепаратизме. «Популисты» – значительная часть коренного электората, недовольная проводимой политикой и ухудшением своего положения, теснят элиты, навязывают им свою повестку дня, ослабляют традиционные партии. Но что и кто придет на смену привычной проатлантической верхушке – неясно.

Перед Европейским союзом рисуются четыре сценария. Первый – попытка на худших, чем прежде, условиях зацепиться за союз с уходящими США, возможно, стремясь компенсировать унижение частичным улучшением отношений с Россией. Второй – попытаться добиться стратегической самостоятельности, в том числе за счет создания эффективной политики безопасности, но это требует огромных финансовых и политических инвестиций, пересмотра основ европейского проекта. Такое движение может вести как к сближению с Востоком для отражения реальных вызовов, так и к сохранению более привычной антироссийской линии. (Пока слабеющий европейский проект пытаются стянуть «скрепой» санкций.) Третий – не разрывая с Америкой, стать участником партнерства Большой Евразии. Но оно будет строиться на отличных от нынешних европейских ценностных и политических основах. Четвертый – продолжение нынешнего курса латания дыр с опасностью дальнейшей эрозии европейского проекта.

Пока большинство элит призывают ко второму, хотят первого, идут к четвертому. Третий может появиться через несколько лет. Все варианты требуют от России новой и более активной европейской политики.

Структурно ситуация внутри Запада полна таких напряжений, что становится серьезным вызовом международной безопасности. Если еще десять-пятнадцать лет назад целью международной системы провозглашалось управление подъемом «новых», то сейчас, похоже, впору говорить об управлении упадком «старых». Нынешнее состояние международных отношений – не новая холодная война, но оно много опаснее. Больше структурных напряжений, нерешаемых глобальных проблем, игроков, меньше регулирования. И почти такое же острое идеологическое противостояние. Только не между коммунизмом и капитализмом. Оно идет изнутри западных элит, пытающихся остановить деградацию своих идейных, политических и экономических позиций.

Россия, Китай, Индия, другие «новые» практически не ведут идеологическую экспансию. Их в целом устраивает направление развития миросистемы. Они – державы нарождающегося статус-кво. Оно претит старым.

Вызовы безопасности

На фоне усугубления структурной напряженности в международных отношениях особенно опасны региональные кризисы. Просыпаются конфликты на Ближнем и Среднем Востоке, подавлявшиеся старой международной системой. Почти обречена на деградацию большая часть Экваториальной Африки. Подъем Азии – субконтинента независимых государств – «размораживает» застарелые противоречия, тоже купировавшиеся двухполярностью или колониальными державами, порождает новые очаги.

Ширится волна распространения ядерного оружия. После Израиля, Индии, Пакистана, получивших его безнаказанно, и особенно после агрессий против Ирака, Ливии, отказавшихся от ядерных программ, ожидать отказа от него Северной Кореи бессмысленно. В эту же логику укладывается и присоединение Крыма к России. Геополитически необходимое и исторически справедливое, оно нарушило обещание уважать территориальную целостность Украины, которое содержалось в Будапештском меморандуме (призванном подсластить Киеву отказ от оставшегося от СССР ядерного оружия). Моральное обоснование режима нераспространения подорвано.

Если продолжится жесткое давление на Иран, рано или поздно ядерным станет и он. А тогда почти наверняка последуют Саудовская Аравия и Египет. После КНДР, весьма вероятно, ядерный статус захотят обрести Южная Корея и Япония. Но и без такого малоприятного сценария стратегическая стабильность заметно слабеет, а вероятность развязывания ядерного конфликта растет.

Появляются новые виды вооружений – ядерных, околоядерных, обычных. Кибероружие приобретает стратегический характер с точки зрения способности наносить ущерб, сравнимый с применением оружия массового поражения. Если совместными действиями не поставить его под контроль, оно превратится в идеальное оружие террористов – относительно дешево, трудно отслеживаемо, нанесение же скрытного удара по объектам жизнеобеспечения спровоцирует международные конфликты, возымеет мощный мультиплицирующий эффект. Возможно, уже в работе генетическое оружие и еще более экзотические способы нанесения тяжкого ущерба обществам и странам. Все это на фоне развала старой системы ограничения ядерных вооружений и связанных с ней стратегических диалогов. По новым угрозам серьезных обсуждений практически не ведется.

Частично происходящее – порождение стратегической фривольности (термин, подаренный мне Тимофеем Бордачёвым) или паразитизма. Государства и общества привыкли к длительному состоянию относительного мира, хотят по-страусиному думать, что так будет всегда. Или предлагают эскапистские схемы полной ликвидации ядерного оружия, страх перед которым – главная, если не единственная гарантия сохранения относительного мира. Особенно настораживает на этом фоне уровень отношений между Москвой и Вашингтоном. На поверхности по крайней мере они характеризуются презрением одних и ненавистью других. Скверный фон с точки зрения стратегической стабильности.

Увеличение числа игроков, отсутствие диалога усугубляется интеллектуальным смятением большинства элит, не понимающих, что происходит. А темп изменений нарастает. Четвертая технологическая революция принесет, как и предыдущие, огромные выгоды. Но обострит социальное и политическое напряжение. И неизвестно как. Вспомним, как лет пятнадцать назад США, рассчитывая на превосходство в киберсфере, отказывались от любого ее международного регулирования. Теперь выяснилось, что сами американцы уязвимы. Напомню: социальные сети, другие новые медиа явились одной из причин выхода ситуации во внутренней политике из-под контроля. И сейчас в Соединенных Штатах, еще недавно выступавших за полную свободу Интернета, ведут дело в сторону ее ограничения.

И мощные геостратегические сдвиги, и смятение элит, и новые технологии не только объективно увеличивают угрозу возникновения войны, но и возвращают международные отношения на базовый уровень. Из-под недавно доминировавших экономических, информационных и политических уровней все жестче проступает несущий военно-силовой скелет.

Россия на пороге

Уже приходилось писать (см. статью «2016 – победа консервативного реализма», РГП №1, 2017) о том, что в последние годы российская внешняя политика была крайне успешной. Удалось оседлать историческую волну – ренационализацию, суверенизацию, негативную реакцию многих обществ на глобализацию, повышение роли военно-политического фактора. В моду вновь входят суверенитет, приоритет вопросов безопасности, традиционные ценности. К ним во все времена и почти повсеместно относилось и превалирование интересов общества над интересами индивида, возможность реализации последних, в первую очередь через общественное служение и признание. На Западе мир и благосостояние второй половины прошлого века подхлестнули возникновение нового индивидуализма. Но в глобальном мире он отступает перед генетически обусловленной общественной сутью человека (за эту мысль спасибо Рейну Мюллерсону).

Крым остановил угрожавшее войной расширение западных союзов, изменение баланса не в пользу России, Сирия вернула Москве статус игрока первого уровня. Ощущение побед, возвращение великодержавной уверенности в себе, озлобленная реакция Запада пока сплотили общество и элиту, подстегнув тенденцию к «национализации» последней, вытесняя компрадорские настроения. С главной мировой державой недалекого будущего – Китаем – установлены фактически союзнические отношения. А ведущая часть российской элиты изменила геостратегическую самоидентификацию. Из маргинальной европейской, готовой платить за приближение к «центру», она превратилась в центральную евроазиатскую. То есть модернизируется в соответствии с современным и будущим состоянием мира. Выдержав волну враждебности и санкций, Россия выиграла и морально. Победные реляции можно было бы продолжить. Но перейду к вызовам стратегического характера.

Первым и главным, помимо объективно растущей угрозы войны, является отсутствие серьезной стратегии экономического и социального развития и роста, как и, похоже, даже желания ее продвигать. Накопленный внутренний жирок все тоньше. А компенсация внешнеполитическими победами – ненадежная стратегия. Как, впрочем, и попытка выйти из борьбы, к чему призывают уставшие от нее или не очень знающие мир сограждане. Пока действуем умело и лихо, но срывы возможны и даже вероятны. И уже сейчас относительная экономическая слабость ограничивает желание партнеров дружить и подстегивает стремление противников враждовать. А если стагнация продолжится, любая геополитическая неудача, промах рассеют ауру победителей. Под ней откроется экономическая слабость.

У России не только нет привлекательной стратегии собственного развития, но (что важнее для этой статьи) и позитивной картины будущего мироустройства. Мы (как и Китай) не заполняем идейный вакуум, образовавшийся в результате крушения почти всех международных систем. Многополярность – не желаемое состояние мира, а хаос. Концепция победила лишь как антитеза ушедшей однополярности. Но что дальше?

Нет у России и внятной стратегии (помимо укрепления собственных сил сдерживания) повышения уровня международной безопасности, находящейся в состоянии тяжкого стресса, если не перед угрозой срыва. Отношения с Западом крайне скверные, пусть в значительной степени и не по нашей вине. (Хотя и наша есть – прошлая слабость, глупость, уступки в надежде на благодарность, многолетнее игнорирование неизбежной украинской проблемы.) Пространство экономического и политического маневра сужено. Мы расширили его поворотом на Восток, но продвижение дальше будет все больше наталкиваться на слабость «западного фланга». Уступки «западным партнерам» бессмысленны. Они разожгут уже не высокомерный и глупый экспансионизм, как прежде, а желание «добить», усилят «партию войны». Да и от большинства санкций, особенно американских, избавиться в обозримом будущем практически невозможно. Однако и нынешний характер отношений контрпродуктивен и вреден, нужна смена координат, другой угол зрения, отказ от одержимости Западом как в про-, так и в антизападной форме.

Контуры политики

Нужно отчетливо понимать тенденцию к военизации международных экономических отношений и соответственно подбирать внешних партнеров по развитию. Развал всех прежних мировых систем требует активного и творческого участия в создании нового сбалансированного мирового порядка.

Краеугольным камнем российской стратегии должно стать осознанное лидерство в предотвращении новой большой войны, превращение в ведущего экспортера безопасности. И путем развития сил и доктрины сдерживания, и через предложение, если не навязывание, ведущим странам совместных усилий по укреплению международной стратегической стабильности. Не только и не столько при помощи традиционных переговоров по ограничению вооружений (хотя и они могут быть полезны, а их прошлые результаты стоит сохранять), сколько через предложение и навязывание системы диалогов, повышающих прозрачность, уменьшающих риски случайных конфликтов и их эскалации. Если США пока не хотят, начинать нужно без них – России, Китаю с приглашением других ведущих держав. Другой вариант – инициирование серии неофициальных диалогов с привлечением американцев, китайцев, специалистов из других стран по укреплению международной стратегической стабильности. Ситуация, повторюсь, много опаснее, чем в последние десятилетия холодной войны.

Естественно, нужны и новые теоретические подходы к сохранению мира. В частности, стремление не к преодолению ядерного сдерживания, а к его совместному укреплению как главного на обозримое будущее инструмента предотвращения войны (более подробно см. мою статью «О новом ядерном мире», РГП, № 2, 2017). Стоит бороться против распространения ядерного оружия. Но нужна нацеленная в будущее философия и практика диалогов, вовлекающая новые и даже пороговые ядерные державы, направленная на укрепление их безопасности. Только тогда распространением можно управлять или даже остановить его.

Как правило, международные системы формируются в результате войн. Сейчас большая война станет реальным концом истории. Усилия России должны быть гласно нацеленными на обеспечение ее продолжения. Россия де-факто – крупнейший поставщик безопасности в мире. Это и Ближний Восток, и Центральная Азия, и предотвращение ведущего к войне распространения западных союзов в Европе, и, конечно, сдерживание Соединенных Штатов, других крупных держав. Нужно стремиться к политическому и интеллектуальному оформлению этого статуса.

Создав фундамент будущего мирового порядка посредством взаимного сдерживания и диалогов ведущих держав, можно начать говорить и о принципах этого порядка: сотрудничестве, уважении суверенитета и территориальной целостности, свободе политического, культурного и ценностного выбора. Универсализм коммунизма или либеральной демократии остается в прошлом.

России необходимо возродить легалистскую традицию – приверженность международному праву, подзабытую в ответ на «закон джунглей» времен «либерального мирового порядка». Условия и балансы для этого воссоздаются. Геополитически в ближайшие годы наиболее перспективный путь – продолжение поворота на восток к созданию всеобъемлющего партнерства Большой Евразии. Видимо, США с тем или иным набором государств Европы образуют другой условный центр будущего мира. Существует маловероятный вариант, что Вашингтон и Пекин «договорятся». Это создало бы дополнительные проблемы для позиционирования России. Но стало бы огромным благом для всех.

Россия и Китай подтвердили готовность создавать вместе с другими странами всеобъемлющее партнерство в Евразии, Россия поддержала «Один пояс, один путь», который сможет вместе с другими проектами стать экономическим каркасом партнерства. Но дальше Москва утратила инициативу. Злую шутку сыграл русский характер – прорвались и успокоились. Идея партнерства требует системной работы через активное взаимодействие, прежде всего с Китаем, Индией, Японией, Южной Кореей, странами–членами ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. Большое Евразийское партнерство – не только концептуальная рамка для строительства ключевого элемента будущего миропорядка. Это и способ погрузить в систему институтов, связей, диалогов, балансов растущую мощь КНР. Перед Пекином, во многом продолжающим традицию Поднебесной с ее системой вассальных государств по соседству, стоит нелегкая задача преодоления этой традиции. В глобальном мире она не сработает и приведет к объединению большинства против Китая. Относительно мирного, управляемого и малоконфликтного миропорядка двух центров не получится. (Подробнее о некоторых возможных контурах и ключевых проектах, которые могли бы лечь в основу всеобъемлющего Евразийского партнерства, см. мою статью «От поворота на Восток к Большой Евразии» в журнале «Международная жизнь» № 5, 2017).

На следующем этапе – года через три-четыре – новая политика должна быть дополнена улучшением отношений с ведущими европейскими странами и ЕС, усилиями по вовлечению их в большой евразийский проект, в том числе через диалог ЕАЭС–ЕС, создание треугольника мира и развития Китай–Россия–Европа, в котором Россия была бы и связующим звеном, и балансиром. Нельзя повторять ошибку 1990-х – 2000-х гг. и пытаться укрепить отношения в Европе через институты, оставшиеся от холодной войны, успешно хранящие и воспроизводящие ее – ОБСЕ, НАТО. Их надо использовать инструментально, где они еще могут быть полезны (для регулирования кризисов, предотвращения столкновений), но оттеснять. Желательна и нормализация отношений с США. Она зависит от американской внутренней динамики и может произойти не скоро, однако градус напряженности стоит по возможности снижать, стремиться к выходу из существующих конфликтов, не вовлекаться в новые. Действиями в Сирии и на Украине мы достигли всего, что требовалось. В последнем случае даже сильно переусердствовали.

* * *

Не только история, но и собственные усилия последних лет создали возможность для активного участия в формировании нового мирового порядка. Три четверти века назад мы заплатили за такое право миллионами жизней. И система оказалась невыгодной. Сегодня нужно попробовать за меньшую цену и с большей выгодой. Уйти от вызова не удастся, ведь иначе порядок будет создаваться без нас, а то и против нас. Нужно продолжить проявлять русскую интеллектуальную лихость, но дополненную и не совсем свойственными отечественной традиции системностью, настойчивостью, готовностью к сотрудничеству, стремлением к балансу. И, конечно, укреплять экономический фундамент. Иначе ни везение, ни лихость не помогут. И мы станем не субъектом, а объектом мировой истории.

Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513575 Сергей Караганов


Россия > Образование, наука. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513564 Евгений Кузнецов

В мире ли застой?

Почему российской науке пора перестать пенять на зеркало

Е.Б. Кузнецов – член президиума Совета по внешней и оборонной политике

Резюме Вываривая» из «больших данных» уверенные закономерности, искусственный интеллект позволит строить прогностически подтверждаемые модели без теорий. В ближайшее десятилетие связка AI + Big Data начнет поверять «корреляциями гармонию» по всему спектру научных данных.

Со всех сторон до нас доходят стоны и стенания о «застое науки» и закате ее «золотого века». Что показательно – эти суждения почти всегда имеют российскую прописку, и как бы тем самым они подслащивают пилюлю деградации отечественной науки – мол, всем плохо, что уж там. Однако, увы, если смотреть на современный статус науки из глобального контекста, то ситуация выглядит вовсе наоборот.

Забегая вперед, нужно сказать, что наука переживает самый, пожалуй, волнующий и масштабный период своего существования, начиная с момента ее зарождения в современной институциональной форме в XVII веке, когда возникла и методически самоопределилась «натурфилософия». На наших глазах рождается совершенно новая наука – наука человеко-машинной цивилизации, и этот процесс захватит и изменит саму суть существования цивилизации человеческой.

Но сначала по порядку – о «кризисе наук».

От войны к миру

Сначала – кто и как его диагностировал. Самым частым аргументом служит тот, что современные научно-практические результаты «целиком получены на основе фундаментальных наук 60-х гг. прошлого века». Это особенно удивительно слушать, когда смотришь на эволюцию самого, пожалуй, впечатляющего научного открытия и направления развития медицины – метода редактирования генома.

В середине 1990-х гг. на «футурологической кухне» Сергея Переслегина (других семинаров по долгосрочному прогнозированию в то время, увы, в стране не проводилось) автор этих строк обосновал неизбежность появления метода создания «патчей» человеческого генома специальными вирусами по аналогии с методами правки «плохого» программного кода специальными «заплатками» («патч», «заплатка» – информация, предназначенная для автоматизированного внесения определенных изменений в компьютерные файлы. – Ред.). И был, что типично, высмеян всеми экспертами-биологами, включая тех, что имели глобальный опыт и кругозор, потому как тогда не существовало никаких признаков того, что может появиться такая технология.

Однако уже спустя несколько лет по результатам реализации великого проекта «Геном человека» количество данных о геноме выросло на несколько порядков. Началось экспоненциальное (и даже еще быстрее) удешевление стоимости расшифровки геномов, и вот это уже становится рутинной процедурой, в дешифровку пошли и индивидуальные геномы людей, и геномы наших предков, и всех актуальных для нас биологических видов животных и растений.

В контексте происходящей революции резко повысилось внимание к тому, как работает управление генетической информацией в клетке, и закономерно, что в 2005 г. появляются первые работы о вскрытии механизма «перепрошивки» генома бактерий, противостоящего вирусным атакам. Этот механизм оказался настолько изумительно прост и воспроизводим, что правка и коррекция генома стала массовой практикой. Тысячи лабораторий экспериментируют с генами живых существ и человека, достигая результатов не только на эмбрионах, но и на взрослых особях! Меняются функциональные параметры, излечиваются генетически предопределенные болезни. Эта революция в медицине по своим масштабам имеет все шансы превзойти революцию прививок и антибиотиков. Достаточно заметить, что она решает проблемы «отрицательного отбора» (выживания «генетически несовершенных организмов»), которая вышеупомянутыми медицинскими революциями и порождена.

Утверждать, что в мировой науке происходит «застой», может только тот, кто полностью проглядел явление такого планетарного и исторического масштаба. И да – это в полной мере относится и к российской науке, и к общественности, увы. Если в США, Великобритании и Китае (именно в Китае, который сделал решительную ставку на эту технологию и оказался мировым в ней лидером) работают тысячи лабораторий, в которых ставят эксперименты и совершенствуют методы, то во всей России число таковых можно пересчитать по пальцам одной (!) руки, а количество международных публикаций с российскими авторами по этой теме измеряется единицами, и все они – в соавторстве с западными коллегами и лабораториями...

Тут впору вспомнить, что еще одним «доказательством» кризиса науки является доминирование наукометрических показателей в ее управлении. Да, тут есть крайне интересные закономерности, обсудим их ниже, но сразу стоит сказать, что не из России это обсуждать... Наша наука продолжает проваливаться в наукометрических параметрах вовсе не потому, что «мировая наука стагнирует» либо в ней царит засилье корпораций или недружественных нам государств. Просто основной рост этих показателей демонстрируют в мире самые быстроразвивающиеся науки (что логично). Сейчас это биология (называемая «физикой XXI века»), компьютерные науки (такого термина даже толком нет в русском языке), науки о данных и управлении. И – сюрприз! – именно в этих науках российские показатели самые позорные. Если в физике («царице советской науки») мы отстаем по числу статей от стран-лидеров в разы, то в медицине – на два порядка! Больше чем в сто раз.

Так что у кого и в чем застой, думаю, понятно. А теперь давайте обсудим, что же происходит в самой мировой науке. Начнем с малого. Да, современная наука претерпела существенное институциональное изменение в конце ХХ – начале XXI веков, и не все страны/области сумели этот транзит завершить. Суть процесса можно кратко свести к следующему. В ХХ веке основным заказчиком науки были государства. Их интересовало оружие (отсюда физика, химия и математика), выживание раненых на поле боя, здоровье и сытость населения (отсюда медицина и биология), эффективность экономики и управляемость общества (экономика и гуманитарные науки). Мировые войны и экономический рост стран-лидеров обильно напитали бюджеты научных учреждений. А наиболее щедро – «низковисящие плоды» физики XX века – ядерную бомбу и баллистическую ракету.

Достигнуты феноменальные успехи. Двигатели внутреннего сгорания перевернули транспорт. Авиация совершила революцию в торговле и управлении. Связь кардинально изменила биржи. Антибиотики – медицину. Все описанное – технологический рывок первой половины ХХ века. И перечисленные достижения финансировались государствами, а потом конвертировались из ВПК в мирную сферу. Так же поначалу обстояли дела и во второй половине века, когда происходили прорывы в физике твердого тела, подарившие нам полупроводники и компьютеры. Разработанные сначала для задач ПВО-ПРО и создания «ядерного щита», впоследствии они перетекли в «гражданку» и дали современный менеджмент, глобально-распределенную экономику и рынки, что стало основой рывка развитых и развивающихся стран.

Но уже в ходе этой волны стало понятно, что госрасходы существенно проигрывают частным инвестициям в науку. Лаборатория компании Bell стала инкубатором большего числа нобелевских лауреатов, чем вся Япония (семь человек). Наибольшая часть революционных открытий в медицине и фармацевтике обязана корпоративным R&D бюджетам фармацевтических гигантов. Сельское хозяйство мира меняла компания Monsanto, а не национальные сельхозакадемии.

К началу последней четверти ХХ века финансирование со стороны корпораций в развитых научных державах уверенно превысило государственные вложения. И в этот момент Советский Союз начал проигрывать научную гонку. А потом случился крах СССР, и ведущие государства мира перестали финансировать «военные» науки. Началась стагнация физики и других дисциплин, работавших на войну, и да, действительно, в 1990-е гг. многие исследования в самых развитых государствах попросту остановились. Но это был лишь короткий эпизод.

Двумя фундаментальными изменениями стало то, что можно назвать «бессистемное финансирование» и «инвестиционные деньги».

Первый феномен подарил нам мем «британские ученые». В Великобритании начал приобретать все большее значение грантовый канал государственного и частного финансирования, при котором исследователь мог заниматься, в общем, чем хотел. Да, это породило много курьезов из серии «британские ученые доказали очередную очевидную закономерность». Однако «доказали» – означает, привели ее в методически корректную форму (и заметим наперед – машиночитаемую, то есть пригодную для машинной обработки), об этом чуть позже. А во-вторых – «непредсказуемая наука» стала приносить феноменальные результаты. К слову – упомянутый выше метод редактирования генома был получен именно таким способом «максимально абстрактной науки», в которой изучались задачи, предельно далекие от повседневности.

За последние десятилетия война за гранты стала и счастьем, и бичом ученых. Писать заявки – обязанность научных лидеров, борющихся за бюджеты. Даже бюджеты университетов и научных центров прямо зависят от успешности «грантополучательства». А это искусство требует и мастерства презентаций (отсюда расцвет поп-науки), и «сенсационности» выводов (отсюда засилье статей о достижении «прорывных результатов»), и часто подтасовки результатов и данных. Но, несмотря на все минусы, новая институциональная форма резко активизировала процесс поиска в самом «научном» его смысле – «удовлетворения любопытства ученых».

Второй феномен – приход в науку инвестиционных денег. Речь идет о формировании «академического предпринимательства» и резком росте раннего и «посевного» инвестирования в наукоемкие стартапы. Еще 20 лет назад роли ученого и бизнесмена разводились предельно четко даже в лучших лабораториях, а фигуры типа Николы Теслы были, скорее, курьезными примерами. Однако в последнее время эта сфера все больше процветает, и ведущие университеты мира конкурируют между собой, обещая профессорам-предпринимателям наиболее комфортные условия для конвертации «знания» в «деньги». Казалось бы, при чем тут наука? Однако расцвет современного искусственного интеллекта, методов глубокого и машинного обучения вырос преимущественно из решения практических задач, а вовсе не в «оборонных лабораториях», как было еще несколько десятилетий назад. И это революционное направление меняет мир в несколько раз значительнее, чем, например, ядерная энергетика.

Итак, наука сменила модели финансирования – деньги стали идти значительно более сложными, распределенными способами и из значительно большего числа источников. А как этим «источникам» ориентироваться в ученой среде? Если маргинальное вчера направление сегодня захватывает научный олимп? В такой быстроменяющейся ситуации распределять деньги через «министерства наук» в виде академий или иных иерархических структур – безумие. Они тратят на поддержание своей картины мира и карты приоритетов больше, чем на саму науку. А значит, деньгам нужны другие маркеры и индикаторы.

При всем несовершенстве наукометрики она успешно решает задачу быстрого переопределения приоритетов и поиска наиболее прорывных результатов и талантливых авторов. Если раньше «светилам» нужны были десятки лет (кое-кто умирал, не дождавшись признания), то сейчас путь от первой фундаментальной статьи до массового применения составляет меньше десятилетия. Именно такие сроки продемонстрировало редактирование генома и искусственный интеллект на нейросетях. Все методы несовершенны, и над ними идет постоянная работа, но ментально игнорирование наукометрики в России сродни неприятию «богомерзкого пара» и прочим фобиям отсталых обществ по отношению к передовым практикам (опасности карго-культа тоже, впрочем, никто не отменял).

Наконец, меняются и сами научные методы, например, в биологии и медицине активно развивается так называемая трансляционная наука, она подразумевает набор организационных практик, благодаря которым новые методы и результаты стали доходить из фундаментальной науки в прикладную не за 20–30 лет, как раньше, а за 5–7. Благодаря этому происходит новая революция в здравоохранении, в которой кроме упомянутого редактирования генома широким фронтом наступают новые концепции, идеи и подходы, реализуемые на стыках биологии, искусственного интеллекта и других решений.

Можно приводить другие примеры и доказательства, но, честно говоря, в этом удивительно мало смысла. Достаточно двухчасового разговора с любым активным ученым с «фронтира», чтобы прочувствовать масштаб глобальной эйфории от нового прорыва науки и технологий по широчайшему научному фронту. Потому давайте обсуждать не мифические страхи, а реальные причины нашего отставания и способы его преодоления.

От теории к практике

Во-первых, как было сказано выше, фундаментальным становится изменение институциональных форм организации науки. Ее переход от вертикально-организованных «институтских» форм к «сетевым-распределенным» и «платформенным» структурам. Аналогичная трансформация происходит и в бизнесе, что наглядно демонстрируется безоговорочной победой современно-организованных корпораций (и экономик) над бойцами старых укладов.

Сетевая модель означает, что для решения любой масштабной фундаментальной задачи создается гибкая и часто временная сеть лабораторий, объединенных общим форматом данных и методами кооперации. Эти структуры могут быть в разных странах, институтах и университетах, но они решают общую задачу, производя данные и анализируя их. Кстати, именно такой механизм дает хоть какой-то рост публикаций ученых с российской аффилиацией – они входят в международные сетевые проекты и публикуются в соавторстве. «Соло»-исследований в мире (не только в России) становится все меньше.

Это требует совершенно иного механизма, в том числе и финансирования ученых. Понимания глобальной конъюнктуры и устройства науки во всем многообразии факторов. Чрезвычайно легких и смелых процедур распределения средств. Тотальной минимизации отчетности и легкости получения оборудования и реагентов. В общем, всего того, что в российской науке не наблюдается.

Ну и наконец, самая впечатляющая трансформация – появление в науке нового актора, машинного интеллекта. Если еще недавно компьютеры были лишь «умными машинами на подхвате», позволяя моделировать эксперименты или хранить и обрабатывать массивы данных, то сейчас картина меняется на наших глазах. Огромные массивы (зеттабайты данных) уже невозможно обрабатывать по старинке. Гигантское число изображений, данных исследований по силам переработать только машинному интеллекту. Ему уже удается самому находить определенные закономерности, причем по другим задачам нам известно, что делает он это иначе, чем люди. Только машинный интеллект способен быть в центре глобальных исследовательских сетей, агрегируя информацию и переваривая ее в некоторые новые закономерности, которые могут быть выстроены иначе, чем следовало из «человеческих» теорий. Пока такое направление институциональной реформы науки выглядит футуристично, но им уже активно занимаются.

В каком-то смысле противостояние «теории» и «лаборатории» времен Гоббса и Бойля, из которого выросла натурфилософия и современная наука, частично утрачивает актуальность. Во-первых, наука начинает оперировать подсчетами при установлении фактов (на чем настаивал Гоббс, создатель политической теории, основанной на подсчетах мнений граждан). Еще со времен появления квантовой механики вероятностность наблюдений стала фактом. А в социальных науках вообще невозможно свести наблюдаемые явления к «лаборатории» – живое поведение общества и экономики трансформируется и при попытках его изучать, и при появлении описательных теорий. Этот вызов классической модели науки уже в XX веке будоражил умы, вызывая некоторую эрозию мировоззрения «золотого века» позитивистской науки. Однако только сейчас для изучения и выявления новых закономерностей («законов природы», регулярная штамповка которых была условием трудового договора Роберта Гука с «работодателем» в Лондонском Королевском обществе) появляется новый инструмент – искусственный интеллект. «Вываривая» из «больших данных» уверенные закономерности, он позволит строить прогностически подтверждаемые модели без теорий, созданных людьми поверх фактов. Сейчас эта революция со скоростью «чудо в месяц» происходит в лабораториях computer science school США и Европы, и в ближайшее десятилетие связка AI + Big Data начнет поверять «корреляциями гармонию» по всему спектру научных данных. Рассуждать в этой ситуации о «смерти науки» – это как во второй половине XVIII века плакать о кризисе схоластики.

Но вернемся на землю, на нашу землю.

В прошлом году мы с коллегами из МГУ сделали исследование уровней наукометрических результатов российских авторов. По материалам почти 200 тыс. статей выявилось следующее. Если принять уровень результативности мирового ученого в конкретной научной области за 1, то российский ученый, уехавший работать в зарубежный центр, пишет в среднем на 0,9. Оставшийся в России – на 0,3. Уехавший, но вернувшийся обратно – на 0,6. А приглашенный в Россию иностранец – тоже на 0,3. Таким образом, эффект «неблагоприятной институциональной среды» и потери результативности очень нагляден.

И сейчас, увы, полемика вокруг «спасения российской науки» на 90% сводится к вопросу управления имуществом и зданиями. Достаточно сравнить пропорции по финансированию и количеству ученых разных научных направлений в России и за рубежом, чтобы понять, что на актуальные и переживающие взрывной рост науки у нас выделяются крохи (причем в этих пропорциях государство проявляет трогательное единодушие с корпусом академиков). Никаких следов «великого маневра» Китая, который вернул тысячи талантов и сформировал сотни лабораторий в актуальных науках, у нас нет и не предвидится даже в самых смелых планах. Университеты отбились от попытки сделать на их базе предпринимательские кампусы и снова сводят свои «инновационные» проекты к освоению средств очередной забавы первых лиц – еще недавно это была НТИ, сейчас – цифровая экономика.

Разруха, как известно, начинается в головах. В руинах находится даже не российская наука (мировая, поверьте, процветает), а в целом адекватная современности картина мира у российских лиц, принимающих решения. Печальное завершение периода существования «трофейной экономики», ставок на трубу и почивания на лаврах великих предков. Не говорите о кризисе науки, просто занимайтесь делом. Глобально конкурентоспособным.

Россия > Образование, наука. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 28 февраля 2018 > № 2513564 Евгений Кузнецов


Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513543 Николай Вавилов

Китай к войне готов

Си Цзиньпин становится полноценным монархом минимум до 2027 года

26 февраля 2018 года Пленум ЦК Компартии Китая приступил к рассмотрению поправок к Конституции, которые позволят председателю КНР занимать должность более двух сроков подряд.

Таким образом, Си Цзиньпин становится полноценным монархом минимум до 2027 года, а в перспективе до 2032 г.

У этого решения есть и внешние, и внутренние причины. Во-первых, оно принято в преддверие поездки Трампа в Австралию - наиболее антикитайскую страну в Тихоокеанском регионе, где речь будет идти о создании некоего противовеса «шелковому» пути. Во-вторых, это решение стало итогом экстренного Пленума, причем это второй экстренный Пленум за полтора месяца нового года. Такая интенсивность внеочередных Пленумов была в Китае только перед культурной революцией, по факту – малой гражданской войной.

28 февраля этот Пленум закончится, и 5 марта состоится сессия Всекитайского собрания народных представителей, на которой примут изменения в Конституцию. 5 марта – дата глубоко символичная. По определенным цитатам Си Цзиньпина можно понять, что он поклонник сталинской эпохи. И именно 5 марта будет объявлено эпохальное решение о продолжении правления национально ориентированных сил на дополнительные 5, а может, 10 лет.

Также будет избран заместитель Председателя КНР. Ранее этот пост занимали, как правило, противники Си Цзиньпина, чтобы сбалансировать его власть. Сейчас, скорее всего, эту должность займет его сподвижник Чжао Лэцзи - бывший глава организационного отдела Компартии Китая, член группировки красных военных аристократов, ориентированных на национальные ценности и отказывающихся от сотрудничества с США. Он будет служить надежным страхующим механизмом в случае опасностей или угроз, которые могут быть реализованы в отношении Си Цзиньпина.

Но таким беспрецедентным решением об отмене сменяемости власти страна приведена к ситуации, чреватой самыми радикальными действиями противников Си Цзиньпина в лице прозападных политиков, значительного количества руководителей хозяйствующих органов и региональных субъектов.

К этому Председатель готов, потому что 1 января этого года, одновременно с сообщениями об изменениях Конституции, было принято решение о переподчинении вооруженной народной полиции непосредственно Военному Совету Си Цзиньпина. Ранее она была подчинена Госсовету или прозападному премьеру, а сейчас - снова в руках Председателя. Также 3 января в Китае начаты беспрецедентные по масштабу всекитайские военные учения, в которых задействованы, возможно, несколько сотен тысяч человек, но реальных цифр никто не называет. Страна находится в состоянии повышенной боевой готовности к тому, чтобы антиконституционные силы не смогли помешать проводимому политическому курсу.

Но для чего нужна такая концентрация власти? Китай полноценно готовится к столкновению с США либо к «Прокси войне» (популярный в Китае термин) - то есть к столкновению с теми силами, которые представляют интересы США. Скорее всего, речь идет об Индии, которая в последнее время беспрецедентно стала сближаться с США, либо о блоке Индии, Вьетнама, Японии и Индонезии, которые будут стараться сдерживать растущее влияние Китая в Евразии и Тихом океане.

Си Цзиньпин, ставший в 2016 году Верховным главнокомандующим, закрепляет за собой позицию неограниченной власти, чтобы реализовать цель доминирования и на Евразийском континенте, и в глобальном масштабе - привести мир к китайскому знаменателю.

Но для этого внутри страны Си Цзиньпину надо максимально ослабить позиции так называемой «шанхайской группы», которая ориентирована на мировую финансовую элиту. Не американскую, а именно мировую. Один из представителей «шанхайской группы» является заместителем директора МВФ. «Шанхайцы» возглавляют Народный банк Китая - Центральный банк страны, «сидят» на ключевых финансовых позициях, хотя за последние 5 лет власти Си они многое потеряли.

Что касается перспективы развития российско-китайских отношений, то здесь следует отметить, что Си Цзиньпин – это абсолютно лояльно настроенный к Российской Федерации политик. По факту, избрание Си Цзиньпина главой государства в 2013 году спасло Россию от Китайско-российской войны, которую планировали китайские и американские либеральные силы. Готовился идеологический фон для этого (об этом мало говорили в России, чтобы не нагнетать ситуацию), менялись названия приграничных пунктов, чтобы спровоцировать конфликт на исторической почве. Избрание Си Цзиньпина, по сути дела, отвело от нас эту угрозу.

Избрание его на новый срок сделает наши отношения ещё ближе.

Прозападные экономисты говорят: «Ну, посмотрите, у Китая и США товарооборот 600 млрд., у Российской Федерации и Китая всего 84 млрд.». Да, он упал в результате девальвации, но если мы будем считать товарооборот не в долларах, а в реальном измерении: в тысячах штук, в тоннах нефти, поставленных товарах и машинах, – товарооборот почти удвоился. И сейчас по додевальвационным ценам он будет составлять около 160 млрд. долларов. По факту, Россия вошла в торгово-экономическое пространство Китая. Если мы отбросим всю шелуху, отбросим все рассуждения про западный путь развития России, то можем говорить, что сейчас наши торгово-экономические связи из количества переходят в качественный характер.

Китай объявил о создании Полярного Шёлкового пути, опубликовал Белую книгу по арктическому развитию КНР. В долгосрочной стратегии Китай рассматривает Россию как транзитную территорию, которая свяжет его с Европой, Соединёнными Штатами кратчайшим путём. Они делают это очень быстро, сопряжение идёт гораздо быстрее, чем инерция сознания наших руководителей, наших политиков, которые ещё не пришли в себя от фактического отказа от конвергенции с Западом.

Избрание Си Цзиньпина гарантирует России мир на южных границах ещё на десять лет. Это означает, что в России в спокойных условиях может быть проведена модернизация, реиндустриализация. Необязательно на китайских условиях - на любых других, но китайская внешнеполитическая доктрина Си Цзиньпина предполагает экспансию на юг в Южно-Китайское море и создание прочного мир на севере.

В России ценят крайне деликатное отношение Си Цзиньпина к нашей стране. Си Цзиньпин – один из немногих зарубежных политиков, особенно азиатских, который получил из рук Владимира Путина Орден Св. Андрея Первозванного. Такой орден дают только за большие заслуги перед Российской Федерацией.

Укрепление дуги Москва-Пекин на ближайшие десять лет – создание острова стабильности в Евразии и во всё мире. Тогда, как США, уходя со всех позиций, оставляют после себя только зажжённые города, Россия и Китай строят дугу стабильности.

Остаётся вопрос, очень важный для России: как Россия будет встраиваться в Китайский мир? Мы понимаем, что мы не китайцы, что расстояние культурное и ментальное между нами колоссальное. И существующий уровень востоковедения, уровень политического осознания российско-китайских отношений оставляет желать лучшего. Именно на этом участке - наибольшие проблемы, которые могут возникнуть при интеграции России и Китая.

Но глобальный тренд уже не изменить, если только не случится форс-мажорных ситуаций, например, ядерной войны. Почему можно говорить об этом достаточно уверенно? Потому что в Генеральном штабе Народно-освободительной армии Китая (НОАК) существует институт помощника начальника Генерального штаба. Ранее, до Си Цзиньпина, помощниками начальника Генерального штаба были специалисты по России и Средней Азии, сейчас оба помощника - выходцы из Второго освободительного корпуса ядерных сил. Это говорит о том, что Китай единственной угрозой своему развитию видит ядерную войну. Скорее всего, это не будет ядерная война Китая с Соединёнными Штатами. Очевидно, это будет либо несанкционированная ядерная война США с Северной Кореей, которая создаст из всего северо-восточного Китая, который граничит с РФ, самый крупный в мире очаг напряжённости с населением в 120 млн. человек. Либо это будет война в связке Пакистан – Индия – Китай, когда одна из стран применит ядерное оружие, и применение ядерного оружия скажется на всём западном Китае, а может быть, и на восточном.

Сейчас Китай вышел из традиционного внеблокового статуса, создав военный союз с Пакистаном, Афганистаном и Таджикистаном, на территориях которых Китай разворачивает военные базы. Уже почти подтверждена информация, что Китай строит военную базу в Бадахшане в северном Афганистане, создаёт военную базу в Гвадаре в Пакистане. Китай готовится защищать свою экономику: поставки нефти, поставки своих товаров в арабские страны, в Африку и т.д.

Таким образом, то, что произойдёт 5 марта в день смерти Сталина – трудно переоценить. Бессрочность правления Си Цзиньпина чревата как ситуацией гражданской войны, когда мощная прозападно-либеральная оппозиция будет поддержана широким слоем людей, привыкших жить в вестернизированном обществе, так и обострением отношений с США, что может вылиться в локальную ядерную войну.

Николай Вавилов

Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513543 Николай Вавилов


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 февраля 2018 > № 2512194 Вадим Черныш

Глава МинВОТ: Закон по Донбассу рамочный, многое будет зависеть от того, как все госорганы имплементируют свои задачи

Блиц-интервью министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Вадима Черныша агентству "Интерфакс-Украина" в связи со вступлением в силу закона об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях

Недавно вступил в силу закон об обеспечении государственного суверенитета над временно оккупированными территориями Донбасса. Что принципиально меняет этот документ в работе вашего министерства?

Я бы не сказал, что принципиально что-то меняется. Год назад правительство утвердило план действий, который фактически сейчас продублирован законом. С точки зрения активности, которую министерство координировало, наша деятельность просто урегулирована законом, но практически все так же, как и было на уровне постановления правительства.

Если говорить о конкретных сферах, будет ли что-то меняться в вопросе пересечения линии разграничения?

Что касается пересечения линии соприкосновения и перемещения товаров через эту линию, то здесь есть определенные особенности. Например, если раньше данный вопрос регулировался по представлению Службы безопасности Украины постановлением Кабинета министров (перемещение товаров), то теперь за счет того, что будет изменен режим, не антитеррористическая операция, а меры по обеспечению национальной безопасности и обороны, просто упоминается правительство как таковое, без инициатора - Службы безопасности, и правительство сейчас должно сделать новое постановление. Не думаю, что порядок перемещения сильно изменится, но я не могу за все правительство предусмотреть.

То же касается и перемещения через линию соприкосновения людей. Раньше это регулировалось приказом Службы безопасности, а затем соответствующими решениями различных субъектов, в том числе частично и правительства, и Пограничной службы, и Фискальной службы и т.д. Теперь больше полномочий у военных. И я думаю, что объединенный штаб прямо сейчас организует межведомственную координацию, теперь именно через ведущую роль военнослужащих и военного компонента. Но я также не ожидаю каких-то серьезных или существенных изменений в соответствующем порядке.

Но все-таки, возможно, будет тенденция к упрощению пересечения и перемещения, или наоборот?

Я не думаю, что это существенно изменится. Единственное, что мы имеем, - внутреннюю дискуссию относительно принципа по товарам. Например, сначала так называемый 415-й приказ Службы безопасности, который регулировал порядок перемещения, регламентировал, что когда человек пересекает линию, то может взять с собой какие-то товары по принципу, что можешь провезти всё, кроме запрещенного. А когда в следующий раз принимали постановление правительства, то этот принцип был изменен, то есть ты мог провезти только то, что разрешено. Именно поэтому мы его постоянно корректировали, потому что все время возникали какие-то потребности у людей, не предусмотренные с первого раза, ведь очень сложно предусмотреть десятки тысяч вещей, которые перевозятся.

И как будет сейчас?

Не могу принимать решение за коллегиальный орган - Кабинет министров, но мы будем отстаивать принцип того, что следовало бы сделать перечень запрещенных, а не перечень разрешенных вещей. Я не знаю, на что согласится Кабинет министров, и до сих пор мы не знаем, кто будет главным органом, кто будет разрабатывать этот порядок. Это может быть и Министерство обороны или другое министерство, в том числе наше. Кому правительство поручит при утверждении плана выполнения указа – таким образом и будем действовать.

Что касается гуманитарной составляющей, то так же грузы для поддержки граждан, оказавшихся в сложных обстоятельствах, будут перемещаться со стороны международных организаций, которым мы доверяем. Это организации системы ООН и Международный комитет Красного Креста, некоторые другие отдельные организации.

Какие сейчас основные задачи для министерства по имплементации закона?

Ми будем продолжать нашу деятельность на тех же принципах, что и были. Там живут наши люди, теперь они, согласно закону, живут в условиях оккупации, и это означает, что они нуждаются в защите со стороны Украинского государства, но с учетом того, что Украинское государство не имеет там органов. Поэтому мы будем реализовывать все программы, которые могут облегчить жизнь наших граждан там, но с пониманием того, что наше государство, к сожалению, своими органами не представлено. Мы будем поддерживать культурные и спортивные связи, мы с удовольствием будем приглашать молодежь с оккупированных территорий учиться в украинских вузах. То есть всё продолжится.

Зато другим органам стоило бы подумать, потому что там есть то, что в их компетенции. Это выполнение всего объема требований, предусмотренных Женевскими конвенциями. В частности, мы уже говорили, что наши ребята, которые там находятся фактически в плену, - мы как Украинское государство считаем их военнопленными. Соответственно, так называемые комбатанты, определенные люди, которые с оружием сейчас воюют против государства Украина и представляют оккупационную власть, могут быть расценены, и мы уже имели несколько вопросов от международных партнеров, также как военнопленные. И надо подумать нам всем вместе: какой статус они имеют, где они могут содержаться, как мы должны действовать, то есть особенности международного гуманитарного права мы должны обдумать.

Кроме того, мы говорим, что законом предусмотрено только два документа, которые мы признаем: свидетельство о рождении и о смерти, но имплементационно мы не знаем, что имел в виду законодатель, когда написал, что мы их признаем. Что это значит - показал и этого достаточно? Или все же должен быть соответствующий украинский документ государственного образца? Какова процедура? Это, конечно, вопрос не к нашему министерству, а к Министерству юстиции, но мы не будем в стороне от этих процессов, будем участвовать в подготовке всех без исключения вопросов.

Еще одна новелла этого закона - создание межведомственного координационного органа по обобщению правовой позиции государства в вопросах отпора и сдерживания вооруженной агрессии России. Что это будет за орган, какова роль в нем Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ)?

Я прогнозирую, что как раз к этому будут привлечены все или большинство министерств, возможно, и Министерство внутренних дел, и Министерство иностранных дел, и Министерство юстиции, и наше министерство. А вот кто какую часть работы будет выполнять - мы уже согласуем при принятии этого решения.

Обычно наши знания об оккупированных территориях базируются на сообщениях средств массовой информации, они мониторятся, и теперь на сообщениях разведывательных специальных органов, на материалах уголовных дел, по информации от правозащитных международных организаций, которым что-то становится известно в результате их деятельности, на официальных отчетах мониторинговых миссий. Конечно, все эти документы должны быть собраны или каждый орган должен поделиться ими в рамках этого координационного органа. Затем это должно быть основанием для обращения Украины в международные судебные инстанции, а также для других форм защиты прав и свобод человека, в частности так, как предусмотрено законом. В частности, это и усиление санкций, как секторальных, так и персональных, и других процедур, которые Украина может применить по совокупности в рамках международных процедур.

Исходя из того, что МинВОТ не было прямой стороной в разработке этого закона, а лишь частично предоставляло свои предложения, видно ли на данном этапе, какие ваши предложения не были учтены? На чем бы вы настаивали при возможном внесении изменений?

Львиная доля закона, поскольку депутаты принимали его таким образом, как принимали, – с кучей поправок и т.д., посвящена организации военного управления и координации органов, обеспечивающих национальную безопасность. Конечно, нашло отражение несколько вещей – о роли министерства в реализации политики по реинтеграции, но не в военной сфере. Мне кажется, что, возможно, некоторые процедуры можно было бы более подробно прописать, но надеемся на то, что там есть норма более широкая, рамочная, которая позволит имплементировать их в решениях Кабинета министров.

Опять же, закон рамочный, многое будет зависеть от того, как все государственные органы имплементируют свои задачи в соответствии с рамками, которые этот закон устанавливает. Но в нашем обществе часто бывает так: приняли один закон, теперь мы видим только один закон, а остальные как бы не видим. Этот закон не имеет большей юридической силы, чем другие, а есть еще закон о гуманитарной помощи, который частично регулирует ряд вопросов, в том числе предоставление гуманитарной помощи тем, кто живет за линией разграничения. Данный закон (об обеспечении суверенитета) абсолютно не ограничивает этого, если он об этом ничего не говорит, значит, действуют другие законы.

Что касается норм гуманитарного права, то наши предложения были по имплементации их в самом законе, но если есть конвенции и закон о ратификации, то они будут действовать в совокупности. Главное будет зависеть, как органы координируются на выполнение требований этого закона. Некоторые постановления надо будет менять, потому что были адаптированы под режим АТО, некоторые ведомственные акты надо тоже откорректировать, некоторые должны действовать параллельно. То есть это очень кропотливый и большой объем работы.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 27 февраля 2018 > № 2512194 Вадим Черныш


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 26 февраля 2018 > № 2512189 Евгений Енин

Замгенпрокурора Енин: мы близки к тому, что необходимости в санкциях уже не будет

Эксклюзивное интервью заместителя генерального прокурора Украины Евгения Енина информационному агентству «Интерфакс-Украина»

Большинство активов «черного списка» находится за пределами ЕС. В этой связи корректно ли говорить, что возможное исключение из санкционного списка Курченко и Лукаш не повлечет негативных последствий для украинского следствия?

И да, и нет. Законодательство каждой страны-члена ЕС разнится в вопросе применения санкций. К примеру, Италия и Латвия передавали нам информацию о замораживании определенных активов, принадлежащих фигурантам списка. В законодательстве других стран есть положения другого содержания – запрещающие передавать указанную информацию без прямого запроса правоохранительного органа другого государства. Соответственно, шансы на то, что украинское следствие в какой-то момент выйдет на эти активы, мизерны, поскольку отматывание назад по цепочке финансовых транзакций является как раз наиболее эффективной методикой расследования финансово-экономических преступлений с привлечением международных юрисдикций.

Имея опыт расследования и успешного возвращения в государственную казну $1,5 млрд, мы однозначно можем утверждать, что для расхищения и отмывания средств в Украине, а далее за пределами нашего государства, были использованы сотни разного рода предприятий. Каждая транзакция маскировалась под обычную хозяйственную деятельность, и потому выявить эти активы без помощи международных партнеров фактически невозможно.

Безусловно, при сокращении списка речь также идет и об имиджевых потерях Украины, которая в свое время подала соответствующий санкционный список и на сегодняшний день не смогла удержать санкции.

Это все – с одной стороны.

А с другой стороны, должно быть четким понимание, что санкции не могут быть бесконечными во времени, что они должны были сыграть вспомогательную роль.

И в принципе на сегодняшний день мы близки к той точке, когда необходимость для украинского следствия в сохранении санкционного режима фактически отпадет, и временные лимиты, которые есть в распоряжении европейских партнеров, будут исчерпаны.

Именно поэтому генпрокурор подчеркнул необходимость завершения наиболее резонансных уголовных производств уже до конца этого года, по меньшей мере, доведения их до суда.

Тем не менее, тут уже вопрос к судам. Если разрешение на заочное привлечение к уголовной ответственности Курченко мы ожидаем уже больше года, то мне, честно говоря, очень сложно прогнозировать, каким образом дела будут продвигаться дальше. Особенно, с учетом того, что определенные политические силы как в Украине, так и за ее пределами достаточно серьезно рассчитывают на какую-то возможность реванша.

Все это вызывает определенную реакцию у судей, которые отчасти недореформированы, коррумпированы, а, возможно, просто природный страх у них срабатывает. Это толкает их к как можно более длительному периоду паузы и ожиданий в принятии соответствующих решений.

Такие люди как Курченко расхищали наше государство, потом отмывали эти средства. На сегодняшний день всем хорошо известно, что Курченко вовлечен в финансирование терроризма на востоке нашего государства. И вопреки всем этим фактам судьям не хватает решительности выполнить свою профессиональную обязанность и принять соответствующее решение.

Это будет дело в отношении конкретных судей?

Следствие и процессуальное руководство органов прокуратуры имеют сведения о том, что подельники преступной организации Януковича все еще сохраняют позиции в органах государственной власти, правоохранительной системе, судах.

По отдельным фактам могут быть внесены сведения в Единый реестр досудебных расследований, а с момента, когда следствие соберет достаточно доказательств того, что то или иное конкретное лицо могло совершить преступление, будут предъявлены подозрения.

В настоящее время эти сведения внесены в ЕРДР?

На сегодняшний день мы отрабатываем эту возможность.

Возвращаясь к санкционному списку. Когда именно потребность в нем перестанет существовать?

Я не хотел бы опережать определенные события. Мы рассчитываем на принятие в первой декаде марта решения Совета ЕС о продлении санкций по списку.

Кроме уже упомянутых Курченко и Лукаш, которые, по появившейся в СМИ информации, могут быть исключены из списка, в отношении кого еще санкции могут быть не продлены?

Сегодня мы можем говорить о наличии в санкционном списке так называемой группы риска. Я не хотел бы называть ни одной фамилии.

Консультации сейчас проходят в закрытом режиме, и до принятия соответствующих решений любые комментарии могут иметь негативное влияние на дальнейшее сотрудничество. Поэтому я не комментирую заявления в СМИ ни в отношении Лукаш, ни в отношении Клюева, ни в отношении кого-либо другого.

Тем не менее, «группа риска» существует, мы очень хорошо знаем о ней и, безусловно, ставим определенные вопросы перед руководителями органов следствия, которые уже четыре года расследуют указанные уголовные производства.

Вы говорили, что из санкционного списка бывших высокопоставленных украинских чиновников «красная карточка» Интерпола не выставлена ни на кого. В целом какое количество экс-чиновников Украины находится в международном розыске в настоящее время?

На сегодняшний день около 2 тысяч человек, которых разыскивают правоохранительные органы Украины, находятся в информационных базах Интерпола с так называемой «красной карточкой».

Часть из этих людей причастна и к преступлениям, совершенным преступной организацией времен Януковича.

Не хотел бы называть конкретных имен, но хочу отметить, что из-за ряда законодательных моментов и не самой простой ситуации, в которой на сегодняшний день оказался Интерпол, у нас существуют сложности в розыске указанной категории лиц именно каналам Интерпола.

Тем не менее, мы отрабатываем другие возможности установления локации этих правонарушителей, никто не отбрасывает возможности работать на двусторонней основе, что мы достаточно успешно и делаем.

Примером этого может быть та же экстрадиция Каськива, который на момент возвращения в Украину уже не находился в списках Интерпола.

Есть ли среди разыскиваемых Интерполом «громкие имена» окружения Януковича?

В преимущественном большинстве это люди, которые не занимали политических должностей, я бы назвал это так.

Завершена ли экономическая экспертиза по ICU в контексте возможной причастности компании к выводу средств из Украины? Какие еще действия предпринимаются следственными органами после обнародования информации телеканалом «Аль-Джазира»?

На сегодняшний день это экспертное исследование не завершено. Как только мы получим результаты – сразу проинформируем общественность. Мы бы не хотели давить в этом плане на экспертов, мы так же, как и общественность, заинтересованы в объективном характере этого исследования.

Мы тщательно проанализировали ситуацию, которая сложилась после обнародования материала телеканалом «Аль-Джазира», и активно продолжаем выявлять возможных сторонников преступной организации Януковича, которые заинтересованы на сегодняшний день в дискредитации решения Краматорского суда и ряда решений других судов, которые вступили в законную силу еще перед этим решением. Напомню, речь идет о целой системе судебных решениях, их более 30.

Как будет расследоваться дело в отношении Саакашвили, достаточно ли механизмов международно-правовой помощи для завершения расследования?

Дело в том, что на сегодняшний день в распоряжении следствия существует достаточное количество доказательств, которые позволяют нам двигаться вперед. Речь идет о показаниях свидетелей, материальных носителях информации, на которых записаны переговоры участников этого преступления, есть конкретные лица, которым выдавались деньги для участия в публичных мероприятиях, в том числе, давались обещания относительной тройной и более оплаты в случае участия в так называемых активных мероприятиях.

Есть лица, которые готовы сообщить информацию, свидетелями которой они были в рамках событий возле Верховной Рады Украины.

Михеил Саакашвили неоднократно публично заявлял о своей готовности сотрудничать со следствием, но дальше громких слов в тех или иных интервью дело, к сожалению, не двигалось. Вопреки неоднократно декларированной им готовности сотрудничать со следствием, он несколько раз отказывался предоставлять образцы своего голоса для проведения экспертизы.

Промежуточные результаты экспертизы, а промежуточные потому, что экспертное исследование до конца не завершено из-за достаточно большого объема информации, четко подтвердили аутентичность голосов как Саакашвили, так и Курченко.

Но кроме этих двух человек есть еще и другие фигуранты в этом производстве.

Несколько дней назад мы направили международно-правовое поручение в Голландию, в рамках которого голландской власти предлагается отобрать у Саакашвили образцы его голоса. Это дает Саакашвили очередную возможность доказать свою готовность сотрудничать.

То есть, правоохранительные органы Нидерландов самостоятельно должны это сделать?

Да, согласно нашему поручению.

А если Саакашвили не захочет, его же вынудить никто не сможет, что тогда?

Да, безусловно, это его право. А если он откажется, то этот факт в очередной раз развенчает миф Саакашвили о том, что он готов сотрудничать с правоохранительными органами.

Речь может идти о заочном привлечении к ответственности?

Думаю, что о форме судебного процесса можно будет более детально говорить по завершению досудебного следствия.

Продолжая тему двусторонних отношений, давайте поговорим о рассмотрении запросов на выдачу «беглецов»… Есть ли ответ румынской стороны на запрос об экстрадиции экс-директора «Укрспирта»?

Нет, ответа нет. Нам достаточно сложно далось обеспечение ареста указанного лица. Тем не менее, я очень признателен румынской дирекции по противодействию организованной преступности и контрабанды за содействие в позитивном решении этого вопроса.

Тут ключевую роль сыграли человеческие контакты между нами.

В целом же скажу, что процедура экстрадиции продолжается полгода – год, и это в достаточно ординарных случаях. А когда у человека есть деньги, когда он занимал особо ответственное положение, то он включает, как правило, максимальные ресурсы для затягивания указанной процедуры.

Какие это ресурсы? Сначала человек пытается обжаловать пребывание под стражей, потом подает ходатайство о политическом убежище, пытаясь убедить власть, которая его задержала, в том, что преследование на родине носит политический или предвзятый характер. Потом человек пытается доказать, что в Украине отсутствует справедливый суд. Есть еще опция, что условия содержания под стражей, в том числе, тюремного заключения, не отвечает европейским стандартам.

Еще одна опция – чем богаче клиент, тем более тяжелыми болезнями он почему-то начинает страдать именно в период экстрадиционной проверки.

Это затягивание абсолютно понятно, так как часто люди рассчитывают на то, что следующий политический режим может быть не настолько заинтересован в розыске.

Наша же задача заключается в обеспечении континуитета в работе правоохранительных органов, обеспечении экстрадиции тех или иных лиц, вне зависимости от того, какой политический режим существует в стране.

В первую очередь, когда речь идет о совершении уголовных преступлений. То есть, если человек совершил мошенничество, расхищение государственной собственности, насильственное преступление, то мы ждем его в любое время с распростертыми объятьями на территории Украины.

Законодательство стран позволяет растянуть процесс экстрадиционной проверки во времени, процесс затягивания требует достаточно больших средств от человека, и рано или поздно деньги у него заканчиваются. В этом случае, если он видит настойчивые попытки украинской стороны все-таки добиться экстрадиции, то склоняется к тому, чтобы идти на какие-то компромиссы.

Случай с Каськивым был в определенной мере лакмусовой бумажкой.

А с Онищенко ситуация какова?

Он пытается сыграть якобы на весомости информации, которую может предоставить.

В какое количество стран направлялись запросы о его выдаче?

Запрос был в Испанию, в Германию, Швейцарию, еще ряд европейским стран, в Британию.

Дело военнослужащего Маркива в Италии. Какие действия предпринимает украинская сторона для обеспечения ему права на защиту? Будет ли создана совместная, украинско-итальянская группа для расследования?

По делу Маркива существует два уголовных производства. Одно из них расследует Служба безопасности Украины с квалификаций «террористический акт» по факту смерти гражданина Италии Рокелли и еще ряда лиц.

Достаточно похожее в фактажном плане уголовное производство расследуют и правоохранительные органы Италии.

На сегодняшний день господин Маркив является одновременно как гражданином Украины, так и гражданином Италии. В соответствии с украинским законодательством мы рассматриваем его как украинца, а итальянская сторона – как итальянца.

Его участие в судебном процессе в Италии, безусловно, находится под контролем не только правоохранительных органов Украины, но и Министерства иностранных дел, многочисленной украинской общины, которая морально и правовыми способами поддерживает господина Маркива.

Мы неоднократно обращались с предложениями к итальянской стороне предоставить содействие в расследовании этого преступления, поскольку речь идет об одних и тех же событиях. Полгода назад мы направили письмо за подписью генпрокурора и главы СБУ. Мы предложили итальянским правоохранительным органам приехать на место совершения преступления, ознакомиться с материалами уголовного производства, которое есть в распоряжении СБУ.

Более того, для максимального упрощения и ускорения обмена информацией мы предлагали создание совместной следственной группы.

На сегодняшний день у нас нет никаких предостережений относительно объективности хода следствия на территории Италии, мы доверяем нашим итальянским партнерам. Оснований выдвигать конкретные претензии относительно предвзятости итальянского следствия у нас нет.

Но мы заинтересованы в объективном установлении истины в этом уголовном производстве. По информации, которая есть украинских правоохранительных органов, Виталий Маркив не мог иметь никакого прямого отношения к убийству гражданина Италии Андреа Рокелли. У нас есть свидетели, часть из которых посещали Италию для дачи показаний итальянской прокуратуре.

Сейчас мы находимся в ожидании ответа итальянской стороны относительно наших предложений. Этот вопрос рассматривался также в ходе недавнего визита министра иностранных дел Италии в Украину.

Когда итальянская сторона должна дать ответ по созданию совместной группы?

Четких временных рамок нет. Прошло уже полгода, мы неоднократно напоминали об этом запросе и ожидаем ответ.

Я поясню, как это работает в юридическом плане. Есть два основных канала обмена информацией между правоохранительными органами стран. Первый – в рамках международно-правовой помощи, когда одна страна готовит запрос, а вторая его выполняет. Второй формат сотрудничества – совместная следственная группа, когда в двух странах приблизительно одинаковые по содержанию уголовные производства. Создание совместной группы позволяет максимально оперативно обмениваться информацией. Каждая страна расследует свое, а в договорном порядке и на основании законодательства сторон определяется, на территории какой страны будут привлечены к ответственности те или иные лица.

Как проходит расследование крушения МН 17, есть ли согласованность в действиях украинской и голландской сторон? Когда может идти речь о привлечении виновных к ответственности и конкретных именах?

После того, как совместная следственная группа при участии пяти стран нашла взаимопонимание относительно дальнейших перспектив судебного процесса, а именно, избрания голландской юрисдикции для привлечения виновных к ответственности, мы начали переговорный процесс с Голландией для согласования технических модальностей этого процесса.

Ряд соглашений уже были подписаны двумя сторонами. Более того, мы углубленно сотрудничаем с правоохранительными органами Голландии в этом направлении для того, чтобы обеспечить максимальный сбор доказательств на территории Украины, чтобы это отвечало особенностям процедуры судебного расследования на территории Голландии.

Мы с пониманием относимся к повышенным требованиям голландской стороны относительно сбора доказательств и осуществляем максимальное содействие этой работе.

А более подробная информация есть не только у украинских правоохранительных органов, но и у голландских. С целью максимально эффективного продвижения этого процесса между нами оговорен четкий механизм координации относительно обнародования информации в СМИ.

Российская сторона с определенной целью уже неоднократно пыталась делать «вбросы» в СМИ относительно намерений в ближайшее время обнародовать конкретные имена участников событий того времени.

Новости в этом вопросе появляются у нас едва ли не ежедневно, но момент их обнародования пока еще не наступил.

Оказывается ли помощь со стороны прокуратуры украинцам, выехавшим работать за границу и втянутым в незаконные схемы: находящимся под следствием и осужденным в других странах? Недавно была обнародована информация о сложной ситуации украинских моряков в Греции…

Прежде всего, эти вопросы является компетенцией Министерства иностранных дел, департамента консульской службы. Их обязанность – оказание правовой помощи гражданам Украины, которые попали в подобные ситуации на территории других государств.

Безусловно, когда речь идет о ситуации уголовно-правового характера, в отдельных случаях предусмотрено взаимодействие правоохранительных органов, в частности, органов следствия.

Неоднократной была практика переговоров между компетентными органами двух стран для того, чтобы взаимоприемлемым способом освободить граждан от ответственности на территории других стран. Не хотел бы называть конкретные страны, переговоры с которыми на сегодняшний день идут, но эти переговоры есть.

С Россией ведутся такие переговоры также?

Думаю, наиболее красноречивым был процесс освобождения заложников, это была огромная работа, прежде всего, проведенная органами прокуратуры, поскольку речь шла об обмене теми гражданами, которые, в том числе, отбывали наказание на территории Украины.

Если речь идет о сознательном совершении коррупционного или насильственного преступления, максимум, чтобы мы можем сделать – это требовать соблюдения прав и интересов человека в рамках судебных процессов за границей.

В то же время, есть и ситуации со шпионскими скандалами… Или страна пытается получить аргументы в переговорах с нашим государством и задерживает то или иное лицо на своей территории.

Как часто обращаются украинцы, осужденные за границей, с заявлениями для отбывания наказания на родине?

Безусловно, такая практика имеет место. Это, как правило, является компетенцией Министерства юстиции Украины.

Проясните, пожалуйста, ситуацию с возвращением в Украину средств Лазаренко. Какова коммуникация украинского следствия с американскими коллегами в рамках расследования уголовного дела в Украине?

На сегодняшний день в Украину возвращено $15 млн Павла Лазаренко по решению швейцарского суда.

Кроме того, на счетах в пяти разных странах – Швейцария, Гернси, Лихтенштейн, Антигуа, Литва - арестовано около $200 млн. Они арестованы как в рамках уголовного производства, которое осуществляется в Украине, так и в рамках гражданского процесса, связанного с уголовным, на территории США.

Прежде всего, мы совместно с американскими партнерами заинтересованы в максимально быстром завершении указанного процесса. Для этого группа американских следователей и прокуроров уже неоднократно приезжала на территорию Украины, а украинская сторона обеспечивала проведение допроса свидетелей, в том числе, бывших премьер-министров и членов правительства.

Более того, на запросы американских партнеров мы предоставляли значительное количество материалов из нашего уголовного производства, которые подтверждают именно коррупционный характер средств, полученных Лазаренко и его сообщниками.

На сегодняшний день судебный процесс в США продолжается. Напомню, он длится уже более 8 лет, и мы надеемся, что он уже входит в свою финальную стадию.

После того, как в США процесс завершится, - надеемся, с позитивным для нас всех решением, - начнутся переговоры о распределении конфискованных активов.

Тут у Украины есть две опции на основании Конвенции о борьбе с коррупцией: получить часть средств как страна, потерпевшая от указанных коррупционных преступлений, а также как страна, которая активно содействовала расследованию преступлений.

Это абсолютно нормальная мировая практика. Мы сейчас в активном диалоге с нашими американскими коллегами.

В последнее время информации из США по этому вопросу практически нет…

Именно сейчас идет деликатная часть этого процесса. Я не исключал бы даже возможность определенных компромиссов между правоохранительными структурами США и Лазаренко. Речь идет о возможности медиации.

В Украине «дело Лазаренко» все еще приостановлено или в активной фазе?

Есть определенные процессуальные моменты. В связи с отсутствием Лазаренко на территории Украины, нахождении его в розыске, производство приостановлено.

Тем не менее, буквально несколько месяцев назад американские партнеры сообщили нам о вручении ему обновленного подозрения, которое охватывает отдельные аспекты как относительно организации убийства Щербаня, так и ряда коррупционных преступлений.

И мы на сегодняшнем этапе являемся в определенной мере заложниками того процесса, который происходит на территории США.

Мы очень признательны американской стороне за активное сопровождение этого процесса, поскольку работаем с людьми, которые также хорошо знают «дело Лазаренко», как и два украинских прокурора, работающих годами с этим делом.

Напомню, что в Украине Лазаренко инкриминируется расхищение, отмывание средств, полученных незаконным путем, и организация убийства Щербаня.

Фамилия Тимошенко фигурирует в материалах дела?

На сегодняшний день у нее нет процессуального статуса в рамках указанного уголовного производства.

Как на практике может помочь раскрытию коррупционных преступлений работа украинской прокуратуры с Международным центром противодействия коррупции?

Эта инициатива существует уже почти два года. Сейчас штаб-квартира Центра базируется в Лондоне, на базе Национального агентства по борьбе с преступностью.

В практической плоскости для Украины сотрудничество означает ускорение получения информации из всех возможных баз данных, которые есть в распоряжении правоохранительных органов стран – участниц этой структуры.

То есть, если мы говорим о каком-то известном человеке, который имеет большой круг связей, бизнес-контактов или же ниточки его преступной деятельности тянутся за пределы какой-то конкретной юрисдикции, то именно обращение к международному антикоррупционному координационному Центру позволит получить информацию в разрезе сразу всех стран.

Наиболее приоритетными для нас среди участников этого центра являются ФБР США, Нацагентство по борьбе с преступностью Великобритании, Интерпол.

То есть, указанный Центр фактически является фасилитатором для ускоренного получения информации относительно того или иного лица. В то время как каналы международно-правовой помощи вынуждают нас иногда годам ждать получения соответствующей информации.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 26 февраля 2018 > № 2512189 Евгений Енин


США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511431 Анна Немцова

В чем состоит правда о "человеке Национальной стрелковой ассоциации в Москве"?

Анна Немцова | The Daily Beast

Зимой 2015 года российские любители огнестрельного оружия принимали делегацию Национальной стрелковой ассоциации США (NRA), пишет в The Daily Beast журналистка Анна Немцова.

"Когда члены NRA нанесли визит, функции хозяина, естественно, взял на себя зампред ЦБ РФ Александр Торшин. Много лет он был основным человеком NRA, занимаясь лоббированием в России, а также имел аванпост и для своей деятельности в Вашингтоне. Один из гостей на приеме в "Бункере 42", известный политический аналитик Георгий Бовт подметил, что другие российские официальные лица там не присутствовали, а также - за что купили, за то и продаем - у него не сложилось впечатления, что эти американцы - люди того сорта, которые могли навести мосты между политическими элитами США и России", - говорится в статье.

"Я не мог разглядеть никаких признаков того, что за этим мероприятием таилась "рука Кремля", - сказал Бовт в интервью изданию. - Там было несколько американцев, на вид - обычные пенсионеры, обсуждавших право на ношение оружия в США с членами одной российской стрелковой ассоциации, которая, кстати, закрылась примерно месяц назад".

Автор напоминает: "В январе информагентство McClatchy сообщило, что ФБР внимательно присматривается к Торшину, который также является бывшим сенатором от партии президента Путина "Единая Россия", на фоне утверждений, что он, возможно, направлял через NRA деньги на избирательную кампанию Трампа". Журналистка отмечает, что эта история вернулась в новости после массового убийства в школе во Флориде: уцелевшие школьники заострили внимание на политиках, которых считают "марионетками" оружейного лобби. "Добавьте к этой смеси Москву, и атмосфера заговора становится воистину очень мрачной", - говорится в статье.

"Но была ли связь между Россией, Торшиным и NRA одним из факторов, повлиявших на избрание Трампа?" - рассуждает автор.

Немцова находит резонным предположение, что гипотетическая российская операция по влиянию на выборы в США и, возможно, российские деньги могли повлиять на множество голосов американских избирателей.

В то же самое время она отмечает, что в России в кругах как независимых аналитиков, так и сторонников Кремля "стало общим местом отрицание всего "российского заговора" как параноидальной фантазии американцев. А знатоки дезорганизованности Кремля уверяют, что история Торшина гораздо богаче нюансами и, возможно, не так зловеща, как кажется в Вашингтоне, потому что правое крыло Кремля часто понятия не имеет, что делает левое крыло".

Немцова тут же подчеркивает: "При всем при том несомненно, что деньги NRA - более 30 млн долларов - были важным фактором при поддержке кандидатуры Трампа, и даже небольшое пожертвование, которое было бы частью этой суммы, спровоцировало бы правовые проблемы".

"Если Торшин действительно дал денег NRA, было бы крайне нелегко отследить их путь до поддержки кампании Трампа, дающей основания для судебного преследования. Но биографический очерк Торшина придает ему вид весьма колоритного злодея. Испанские следователи утверждают, что российский банкир - "крестный отец мафии", отмывавший деньги для печально известной московской ОПГ "Таганская" через испанские банки и сделки с недвижимостью", - утверждает издание. "Торшин отрицает утверждения, которые звучали в его адрес в Испании", - говорится в статье (более подробно на эту тему см. - Трамп, Кремль и Испания: пресса в поиске новых связующих звеньев).

Торшин определенно не делает секрета из своих связей с NRA, полагает автор. "Россияне заинтересованы в этой организации не в последнюю очередь ввиду широких продаж автоматов АК-47 на американском рынке", - говорится в статье.

И все же в Москве по-прежнему относятся скептически к утверждениям американцев.

"Я давно знаю Торшина и могу сказать, что он никогда не передавал, никогда не переводил никаких денег для кампании Трампа. Это просто смехотворная мысль", - сказал в интервью изданию Юрий Крупнов, которого автор называет "прокремлевским политическим аналитиком".

Немцова замечает: "Собственно, критики Торшина в России рассматривали его встречи в США как признак, что ему нельзя доверять - в России. В 2015 году профессор и борец с коррупцией Александр Фридом публиковал статьи о сотрудничестве Торшина с NRA, "организацией, которая поддерживала антироссийские проекты", призывая российские власти расследовать деятельность Торшина".

"Три года назад в результате давления его критиков (они утверждали, что Торшин "американский агент") сенатор потерял пост вице-спикера Совета Федерации", - говорится в статье.

"Торшин проталкивал легализацию оружия. Эта идея никогда не была популярной в наших правоохранительных органах, - сказал депутат Сергей Марков. - Многие полагали, что Торшин, пожизненный член NRA, получал плату от американских производителей огнестрельного оружия, действуя в качестве их лоббиста".

США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 26 февраля 2018 > № 2511431 Анна Немцова


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511416 Брайан Уитмор

Москва провалила два плана в Украине и переходит к третьему — западный эксперт

Брайан Уитмор о Путине, России и Донбассе

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Брайан Уитмор — признанный специалист по российской тематике, бывший корреспондент газеты Boston Globe в Москве, корреспондент ряда других американских и российских изданий, ныне старший научный сотрудник Центра анализа европейской политики (CEPA) в Вашингтоне и старший аналитик по тематике России в главной редакции RFE/RL в Праге, где он ведет несколько популярных блогов и подкастов под общим названием Power Vertical. «Апостроф» пообщался с аналитиком об ожиданиях от диалога Вашингтона с Москвой относительно войны на Донбассе, шансах на появление миротворцев на Востоке Украины, а также о российских планах «А», «B» и «C» насчет Украины.

— «Нормандский формат» и Минские договоренности, понятно, сейчас не работают. Возможно, чуть больше надежд на переговоры Курта Волкера с Владиславом Сурковым, но и они призрачны. Что делать в этой ситуации, какие шаги нужно предпринять, в том числе Украине?

— Думаю, Украине нужно сосредоточиться на контроле того, что она может контролировать, на территории, которую она контролирует. Надо сосредоточиться на том, чтобы часть Украины, которую контролирует Киев, была как можно более успешной. А это означает серьезную кампанию против коррупции, серьезные экономические реформы. Думаю, именно на это крайне необходимо направить все усилия Украины.

Со стороны Запада… Было очевидно с самого начала, что «Минск» — это плохая сделка, полностью перекошенная против Украины. И я думаю, что на самом деле украинская власть в случае с «Минском» сыграла очень хорошо, имея очень плохие карты. И Москву это разочаровывает.

Думаю, все согласны, что «Минск» умер. Кажется, никто не знает, что будет вместо него. Были эти предложения относительно миротворцев, которые всплыли в переговорах между Волкером и Сурковым. Увидим, что из этого получится. Для меня давно очевидно, что «Минск» в значительной степени мертв.

— Все участники мирного процесса настаивают на необходимости выполнения «Минска». Кажется, альтернативы ему не видит даже официальный Киев. Действительно ли все так плохо с опциями, которые могли бы помочь выйти из тупика?

— Чтобы выйти из тупика, нужна ситуация, при которой Россия будет готова отдать контроль над частью украинской границы, которую она контролирует, прекратить вооружать промосковских сепаратистов и прекратить отправлять оружие и своих солдат в Украину. Москва не проявляет никакого желания сделать это. Есть только одна причина, почему в Украине конфликт: Москва этого хочет. Поэтому на самом деле есть только один актор, который может это остановить, с «Минском» или без него, с Западом или без него, независимо от того, что делает Украина. В конце концов, есть действительно один актор, который может решить, завершится ли эта война. И это именно тот актор, который начал эту войну, но делает вид, будто он в ней посредник. Это очень хитрый трюк России: спровоцировать конфликт, начать конфликт, а потом представлять себя в качестве посредника в нем. И это не прекратится с «Минском» или без него, пока Москва не решит прекратить.

— Именно это говорит, в частности, Курт Волкер. Однако США в его лице продолжают настаивать, что идея с введением миротворцев на Донбасс еще не мертва, и Москва может дать согласие. И как раз миротворческая миссия призвана помочь выполнить Минские договоренности. Что Вы об этом думаете?

— Думаю, в этом вопросе точно есть прогресс. Думаю, было бы очень хорошо, если бы на Донбасс попали миротворцы. Но я бы с большим подозрением относился к российским мотивам согласиться на миротворцев на Донбассе. Дьявол всегда в деталях, поэтому надо быть внимательными относительно того, о каких миротворцах идет речь. Я бы хотел напомнить, что миротворцы находились в Абхазии и Южной Осетии до 2008 года. И все мы знаем, что произошло в Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 года. И сейчас происходит мягкая аннексия этих двух территорий в состав России.

То есть в целом, я думаю, миротворцы — это хорошая идея. Но надо быть внимательными к тому, какие это миротворцы. Я с подозрением отношусь к мотивам Москвы согласиться с этой идеей, и был бы очень осторожным.

Но это хороший знак, что есть прогресс в этом вопросе. То, что Россия соглашается с тем, что является давним требованием Украины, мне кажется сигналом, что они слишком разочарованы и не получают от «Минска», чего хотели. Потому что они надеялись, если вернуться ко времени, когда Минские договоренности были подписаны, как мне кажется, использовать «Минск», чтобы превратить Украину в еще одну Боснию и Герцеговину. Они хотели, чтобы Украина была децентрализована в соответствии с видением Москвы, чтобы нынешнее руководство сепаратистских «республик» осталось неприкосновенным. И Москва бы не отдала Украине контроль над границей, если бы все эти условия не были выполнены. И, к чести президента [Петра] Порошенко, он сыграл эту игру очень хорошо, имея очень плохие карты. Потому что он не переходит к политическим требованиям, пока не получит обратно контроль над границей. Думаю, это умно.

— Вы можете представить ситуацию, чтобы западные или нейтральные страны дали своих солдат для этой миссии? Не страны НАТО, а другие.

— Действительно интересно, откуда будут эти солдаты. О каких нейтральных странах мы говорим? Вам бы хотелось, чтобы миротворческие силы воспринимали серьезно. Конечно, Украина согласилась бы на миротворцев из стран НАТО, но Россия — вряд ли. Так откуда будут эти военные? Швейцария? Я не скажу ничего плохого о вооруженных силах Швейцарии, на самом деле наоборот. Но об этом я и говорю: дьявол — в деталях. Не знаю, откуда будут эти миротворцы, если вообще это когда-нибудь произойдет. Украина точно не согласится на миротворческий контингент СНГ, а Россия — на миротворческий контингент НАТО. Поэтому откуда они будут — это один из сложных вопросов.

— Недавно в Вашем блоге Вы рассказали, чем аннексия Южной Осетии и Абхазии Россией отличается от захвата Крыма: медленное и скрытое де-факто включение в свой состав и молниеносная оккупация в случае с украинским полуостровом. Почему Россия прибегает к таким различным методам? И почему, в конце концов, ее стратегия в отношении Донбасса отличается от шагов в случае с грузинскими территориями?

— Думаю, они просчитались на Донбассе. Думаю, их расслабило то, как легко было аннексировать Крым. И они переоценили промосковские настроения на Донбассе. Как следствие, они думали, что это будет быстрая и легкая операция, а на самом деле получилось иначе. Много русскоязычных на Донбассе показали, что они скорее будут этническим и языковым меньшинством в демократической Украине, чем этническим и языковым большинством в автократичной и клептократичной России.

Поэтому я думаю, что они просчитались и переходили к «плану B» и «плану С», они придумывают на ходу, поскольку то, чего они хотели достичь изначально, не удалось.

Сперва они надеялись, как мне кажется, проложить сухопутный коридор в Крым, получить то, что они называют «Новороссией»: полосу земли от Харькова до Одессы. Однако они сильно просчитались. Если послушать «пленки Глазьева» (записи телефонных разговоров советника президента РФ Сергея Глазьева, касающиеся агрессии и захвата украинских территорий, — «Апостроф»), становится очевидно, что они действительно думали, что это будет легко, и там предусматривались те же действия, что и в Крыму.

Затем они перешли к «плану B». Он заключался в том, чтобы заставить Украину принять Донбасс обратно в свой состав на условиях Москвы, при которых он был бы троянским конем, который портит Киеву любые решения, — это проект федерализации. Теперь и этот замысел проваливается, и Москва ищет «план С». Увидим, каким он будет.

Думаю, они не уверены, хотят ли аннексировать Абхазию и Южную Осетию или же хотят их оставить своим протекторатом в Грузии. Но что они точно делают, так это затягивают их все теснее и ближе де-факто внутрь Российской Федерации. Военных и службы безопасности Южной Осетии и Абхазии они уже интегрировали. Поэтому мне кажется, что это медленная ползучая аннексия. Продолжается так называемое разъединение: они продолжают ограждение и демаркацию границы, когда на самом деле Грузия не имеет границы с Абхазией и Южной Осетией, поскольку они являются частью Грузии.

Нам следует очень осторожно подбирать слова. Однако я знаю, что Южная Осетия очень активно выступает за то, чтобы присоединиться к России. С Абхазией будет, пожалуй, немного сложнее, потому что абхазы очень независимы во взглядах, и они, думаю, действительно хотели бы быть независимыми. Поэтому я думаю, что в этих двух случаях динамика будет разной.

— За несколько дней до того, как Россия забрала Крым, и, соответственно, еще перед началом войны на Донбассе, вышло Ваше интервью с Александром Мотылем, политологом украинского происхождения, который имеет определенные идеи относительно того, что Украине было бы лучше без Донбасса. Теперь, когда Киев обязался выполнять политическую часть Минских соглашений, что Вы думаете об идее, что Украине не следует выполнять эту часть «Минска» и ей не нужен Донбасс?

— Думаю, политически ни один украинский политик не может это сказать вслух, однако у меня есть большие подозрения, что многие украинские политики об этом думают. Мне очень хорошо известна позиция Александра по этому поводу. И он выразил ее, как вы сказали, еще до того, как началась война. Он также говорил, что если Россия захочет забрать Крым, она сможет сделать это за день, и это будет легко. Относительно этого он также был прав, потому что интервью было до аннексии Крыма и, конечно, перед началом войны на Донбассе.

Думаю, что политически это неприемлемо, однако Украине следует вести себя так, будто это так и есть. Как я сказал с самого начала, превратить часть страны, которую Киев контролирует, в историю успеха, развивать экономику, по-настоящему бороться с коррупцией. Россия — это очень грозный и опасный враг, но это — не самый большой враг Украины. Самые большие враги Украины — это коррупция и разочарование, которое появляется у населения из-за коррупции.

Поэтому, я думаю, Украине, независимо от того, соглашается кто-то или нет с аргументом профессора Мотыля, что Украине было бы лучше без Донбасса — а я не буду говорить, согласен ли я с этим — нужно продолжать двигаться вперед. Нужно принять во внимание опыт стран Балтии. Если помните, после распада Советского Союза люди говорили, что страны Балтии никогда не смогут присоединиться к НАТО и Европейскому Союзу. Но страны Балтии продемонстрировали, что это не так, они сделали так, что Запад просто не мог сказать «нет». Думаю, именно на этом надо сосредоточиться Украине. Если превратить часть страны без оккупированных территорий в процветающую историю успеха, полноценную демократию, думаю, тогда Крым и оккупированная часть Донбасса захотят обратно.

Знаю, что мысли профессора Мотыля очень-очень противоречивы, но я также знаю, что ни один украинский политик не может сказать это вслух и выйти сухим из воды, выжить с политической точки зрения. Однако имею большие подозрения, что много людей думают так же. И это на самом деле было бы худшим, что вы можете сделать России. Потому что последнее, чего хочет Россия, это быть ответственной за эти территории (за оккупированную часть Донбасса, — «Апостроф»).

— Постоянно появляются новые доказательства российского вмешательства в американские выборы 2016 года. Как Вы оцениваете его успешность для Кремля?

— Зависит от того, чего, по вашему мнению, пытался достичь Кремль. Мое предположение заключается в том, что Кремль всегда старается посеять в головах американцев сомнения в жизнеспособности нашей демократии. Я до сих пор не думаю, что они пытались привести к власти одного из кандидатов — того, который в итоге выиграл. Кое-кто в Москве, возможно, этому (победе Дональда Трампа — «Апостроф») очень рад. И я думаю, что они поддерживали кандидата, который был разрушительным для системы. А действующий президент в этом точно специалист.

Я думаю, что это вмешательство кажется более успешным, чем оно было на самом деле. Потому что американские институты сильны, Америка больше, чем ее президент. И за последние пару лет мы увидели, что американские учреждения работают. Вмешательство расследуют в полной мере. И этим занимается, вероятно, лучший работник правоохранительных органов за всю мою жизнь — Роберт Мюллер. Расследование продолжается и дает результаты. Поэтому я, в конце концов, верю в американские учреждения.

Поэтому вмешательство, возможно, создало определенный кратковременный хаос в Соединенных Штатах, но в долгосрочной перспективе я полностью уверен в наших институтах. По моему мнению, последний год доказал, что я прав в этом убеждении.

Я хотел бы добавить к этому одну вещь: если бы мы обращали внимание на действия России в отношении ее соседей до 2016 года, нас не удивило бы то, что Россия сделала Соединенным Штатам в 2016-м. Украинцы знали, что такое «фальшивые новости», задолго до того, как это стало модным словом в Америке. Эстонцев, как и украинцев и грузин, хакеры атаковали еще перед тем, как это стало круто. Поэтому нам действительно следует уделять внимание тому, как Россия действует против своих соседей, потому что это предвестник того, что они собираются сделать с нами в будущем.

— Какие последствия это вмешательство в конечном итоге будет иметь для Москвы, ведь Россию, кажется, ждут новые санкции?

— Думаю, мы уже их видим. Россияне, которых осудили (США предъявили обвинения 13 российским гражданам во вмешательстве в президентские выборы 2016 года — «Апостроф»), вероятно, никогда не побывают в зале американского суда, однако они никогда не смогут путешествовать, потому что будет международный ордер на арест. Поэтому мы уже видим последствия для Москвы. И должны появиться новые санкции.

Все смеялись над «кремлевским списком», когда он появился, говоря, что это как телефонный справочник российских чиновников или список самых богатых россиян от Forbes. Но на самом деле это лишь один шаг в процессе, который продолжается. Конгресс принял закон, который делает этот процесс обязательным. Теперь президент не может сам отменить санкции, он может сделать это только вместе с Конгрессом. И появятся, наверное, новые санкции.

Россия сейчас осознает, что нельзя поймать двух зайцев. Раньше им удавалось зарабатывать в клептократической системе, которая основывается на панибратстве и не предусматривает никакого верховенства права и имущественных прав. И российские олигархи могли зарабатывать в этой системе, а затем хранить деньги на Западе, где они защищены верховенством права. А они не могут иметь все сразу! Больше не получится зарабатывать деньги в клептократии и хранить их на Западе. Иначе говоря, нельзя разваливать западные институты, а затем ожидать, что они будут защищать твое богатство. То есть сейчас мы в середине процесса, после которого Россия больше не сможет получить и то, и другое. А им это удавалось на протяжении очень, очень, очень долгого времени.

— Владимир Путин готовится в четвертый раз стать президентом. Оппозиции среди кандидатов фактически нет. Эта ситуация для Кремля и президента лично комфортная или все-таки есть какие-то серьезные вызовы?

— Первое, о чем следует помнить: выборы в России — никакие не выборы, это ритуал. Это ритуал, чтобы освятить и легитимизировать лидера. Следовательно, нет никаких российских выборов. Я бы сказал, что последние свободные и справедливые российские выборы были еще в 1991 году, когда это еще был Советский Союз. Это были первые выборы.

Кремлю нужно кино, что-то вроде ТВ-шоу о выборах, чтобы люди видели, будто это выборы. Их взволновало то, что это не вызывает особого энтузиазма, потому что почти каждый знает, как все на самом деле. Поэтому они испробовали много трюков: например, поместили в кадр Ксению Собчак, чтобы выборы были немножко более увлекательными. Однако думаю, что мы можем уверенно прогнозировать, что Владимир Путин 18 марта получит больше всего голосов.

Но сложным вопросом для всех в Москве сейчас является то, что произойдет после этого. Потому что сейчас они предчувствуют, что это последний президентский срок Путина. Сейчас ему 65 лет, после этого срока ему будет за 70, и он уже приблизится в этом к Брежневу. Они могут снова сломать систему, изменить Конституцию, но сейчас в Москве есть ощущение, особенно если читаешь российские медиа, что это последний срок Путина. Он становится «хромой уткой». Элиты как будто чувствуют это, и люди начинают позиционировать себя, готовясь к жизни после Путина.

Если вы так же, как я, верите, что значительная часть власти Путина базируется на его загадочности, на мифе, что только Путин может управлять Россией, а люди начинают думать о жизни после Путина, тогда эта загадочность уже не имеет такой силы, а часть власти исчезает. Поэтому самое интересное — не то, что произойдет 18 марта, а то, что произойдет 19 марта и позже.

В российских СМИ было много домыслов о создании чего-то вроде постпрезидентского положения для Путина. В одном материале даже использовали выражение «российский аятолла», то есть создание поста некоего верховного лидера. Были разговоры о том, чтобы возродить Государственный совет и сделать Путина его председателем, и тогда бы он был настоящим руководителем государства, как при китайской модели.

Многое из этого — лишь спекуляции, но в российских медиа появляются такие предположения об учреждении должности для Путина после выборов. То есть уже есть мысли о том, как оставить Путина рядом. Именно на это надо обратить внимание.

В контексте выборов меня интересует, сколько им придется сфальсифицировать, чтобы получить желаемый результат. А они хотят 70% голосов за Путина и 70% явки. И прокремлевские социологические центры — сюрприз, сюрприз! — показывают как раз такие цифры. Но это фикция, а не реальные цифры. Им придется фальсифицировать результаты. И я очень пристально буду наблюдать, сколько им надо будет подделать, чтобы получить желаемый результат.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511416 Брайан Уитмор


Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511414 Леонид Радзиховский

Путин будет отступать

Вся государственная политика России — это пиар. Как в Сирии, так и на Донбассе.

Леонид Радзиховский, Новое время страны, Украина

Россия будет стараться свести к минимуму свое участие в сирийской войне. Но насколько ей это удастся — вопрос сложный. У Путина ведь никогда не было разумной цели в Сирии: ни экономической, ни с точки зрения безопасности. Если они были, он бы их либо достиг и ушел из Сирии, либо же отказался от желаемого.

Россия влезла в Сирию по той причине, которой она руководствуется везде. Вся государственная политика России — это пиар. Россия не преследует цель создавать империю, кого-то присоединять или захватывать. Последние 20 лет таких целей у России не было.

Это чисто пиар — желание обратить на себя внимание Запада, показать себя перед США и продемонстрировать собственному населению, «какие мы великие» и так далее. С этой точки зрения пиар-война в Сирии, так же, как и пиар-война на Украине — процесс бесконечный. Ведь раз уже начал пиариться, то надо пиариться. Как только прекращаешь, пиар окончен.

Путину плевать на экономические потери: по сравнению с остальным, расходы на войну в Сирии ничтожны и анекдотичны. Да и человеческие потери Путина совершенно не волнуют. Ну, погибло 200 человек — в масштабах 150-миллионной России это разве много?

Дело в другом: население и элита устали от бессмысленной войны с Западом. Поэтому следующий срок Путина начнется с попыток разрядить отношения с США и Европой. И поэтому надо отступать — другого выхода нет. Нужно уходить из Сирии, Украины и так далее. Но вот как это сделать, чтобы при этом окончательно не потерять лицо и по-прежнему изображать из себя «великого и крутого» — вопрос.

Активизации России в Сирии точно не будет, потому что там слишком много влиятельных и грубых игроков, имеющих там, в отличие от россиян, конкретные и реальные интересы. Там есть Турция и ее склока с курдами, Иран и его склока с Израилем и Саудовской Аравией и т.д. Все эти страны кровно заинтересованы в этой войне — для них вопрос не пиара, а безопасности, территории и т.д. И полагаю, ради пиара Путин не захочет еще больше углубляться в эту кучу, где все против всех.

В этом контексте Россия может и согласиться на миротворцев. Она уже тысячу раз об этом объявляла. Но об условиях еще придется поторговаться. Насколько мне известно, Россия согласна на введение миротворцев на всю территорию Донбасса, но при условии, что Украина выполнит свою часть минских обязательств: проведет на той территории выборы, даст автономию и т.д.

Но если Украина не захочет этого делать, то у Путина есть и другой вариант: перекинуть это удовольствие на американцев. Пусть Америка и Европа уламывают Киев. Возможно, в какой-нибудь Швейцарии будет какая-нибудь конференция с участием разных стран, которые, попивая кофе, будут рассуждать об этой проблеме.

Для Путина нет проблемы сохранения Донбасса — он ему не нужен. И война на Украине ему абсолютно не нужна. Но насколько я понимаю, проблема есть у Порошенко. Недовольство людей растет, и сейчас это можно скрывать за разговорами о войне и врагах. Мол, каждый день погибают люди, надо сплотиться, сейчас не до внутренних споров, главное — это враг. Но как только последний исчезает — так все, катастрофа.

Россия. Сирия. Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 февраля 2018 > № 2511414 Леонид Радзиховский


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2018 > № 2511581 Дмитрий Орешкин

Путин проиграл, в России не понимают, что делать с Украиной

Как в России меняется отношение к вопросу Украины

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

В Украине вступил в силу громкий закон о деоккупации Донбасса («Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»), который вызвал резкую критику со стороны России. По какой причине Кремль никак не ответит на начало действия закона и почему уже можно говорить, что президент РФ Владимир Путин потерпел поражение в Украине, «Апострофу» рассказал российский политолог Дмитрий Орешкин.

Сейчас в России, насколько я понимаю, тема Украины «остужается». Понятно, что Путин там потерпел поражение, по большому счету. Украина как никогда далека от России. Поэтому тема Украины — не выигрышная для Путина. Хотя и выборы назначили на 18 марта, дату, которая связана с Крымом (выборы президента РФ назначены на годовщину аннексии полуострова, — «Апостроф»), но похоже, что эта тема выдохлась — ее стараются зажевать, убрать, сделать вид, что ее не существует. Потому что нет ощущения, что Владимир Владимирович Путин в Украине какие-то великие подвиги совершил. Наступает разочарование. Поэтому то, что происходит в Украине, здесь как-то вяло освещается или не освещается вовсе.

Мне кажется, международные отношения [вокруг Украины] вступили в фазу какого-то промежуточного, подмороженного состояния, когда никаких резких шагов не происходит. А те шаги, которые случаются, — не в пользу Путину. Поэтому Россия дистанцируется от этой проблематики вообще. А в целом, наверное, важно, что в законе там прописано, что состоялся факт агрессии. И на международном уровне это давно поняли и приняли как некую самоочевидность. А в России стараются об этом не говорить, как будто этого и нет.

Ни Украина, ни Россия не имеют серьезных возможностей обострять отношения и, по-видимому, не имеют желания.

Я, естественно, не могу сказать, что в Кремле думают об этом законе. Но пафосное победоносное отношение исчезло. Мне кажется, что там ощущают давление со стороны разочарованной патриотической общественности (а таких в РФ, наверное, как минимум 25% населения), которая ждала возрождения Советского Союза и «присоединения» Донбасса. Эти люди очень разочарованы, и для Кремля это тоже большое разочарование.

Кроме того, Кремль не понимает, как быть с Западом. Потому что он привык воспринимать Запад как слабое, трусливое буржуазное сообщество, которое за российский газ и российскую нефть готово все «проглотить». А тут вдруг оказывается, что Запад не такой уж слабый и трусливый. В частности, разгром ЧВК «Вагнера» был очень серьезным ударом по престижу Путина. То же самое — с Украиной. Они понимают, что надо какой-то «подвиг» совершить, как-то народ удивить.

Но ведь победу добыть негде. И поэтому, насколько я могу судить, и президентская кампания идет подчеркнуто никакая. Вот Путин популярен, и хорошо — не будем к этому добавлять новых красок.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2018 > № 2511581 Дмитрий Орешкин


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 24 февраля 2018 > № 2511442 Тимофей Бордачев

Забытая Украина: что скрывает Порошенко за законом о реинтеграции Донбасса

Тимофей Бордачев

Директор Центра европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики, программный директор клуба «Валдай»

Президент Украины фактически узаконил термин «агрессор» в отношении России и постановил считать неконтролируемые Киевом территории оккупированными

Президент Украины Петр Порошенко на днях подписал закон о реинтеграции Донбасса. Документ, в частности, заканчивает затянувшийся на 4 года период так называемой Антитеррористической операции (АТО). И открывает в отношениях Киева с Донецком и Луганском, как и стоящей у них за спиной Россией, новую главу. Хотя бы потому, что фактически называет Россию агрессором, а неконтролируемые Киевом территории — оккупированными. Также Петр Порошенко сообщил, что, якобы, уже поручил собственному Минобороны подготовить «стратегический замысел» дальнейших действий на Донбассе.

Зачем Киев пошел на это и что новый закон может означать для будущего Донбасса и самой Украины?

Ставка на силу?

Вряд ли кто-то собирается на Донбассе серьезно воевать. С военной и даже стратегической точки зрения, закон ничего не меняет. Пишут, что он позволит Киеву более активно и эффективно использовать на востоке страны вооруженные силы (ВСУ). Однако как-то не припоминается, чтобы действия ВСУ там ранее сдерживались чем-либо, кроме их материального и морального состояния. А еще в большей степени вмешательством неких потусторонних сил, которые, по выражению главы российского государства Владимира Путина, «решают определенные вопросы, в том числе и в военной сфере».

Вряд ли Киев может рассчитывать на то, чтобы вернуть отколовшийся регион военной силой. Идея о том, что Донбасс стоило бы фактически оставить, выведя оттуда пророссийскую часть населения и актив, совсем непопулярна в Москве. И уже точно не вызовет в России никакой общественной поддержки. Поэтому более-менее содержательная попытка начать активные боевые действия может чисто теоретически привести к условному абхазскому или южноосетинскому сценарию. С одновременным увеличением территорий, которые контролируются из Донецка и Луганска. Потому что ВСУ в рамках такого «стратегического замысла» придется иметь с противником совсем другого поколения. Полномасштабное военное поражение стало бы для самого Порошенко вполне вероятным финалом деятельности на посту президента.

Влезать в полноценный конфликт с Россией ради нескольких районов Донецкой и Луганской областей уж совершенно точно не будут США. Сейчас в их планах, судя по разговорам, медленное удушение Москвы все более системными санкциями. Расчет на следующие президентские выборы, к которым у российской элиты должно накопиться достаточно усталости, чтобы начать искать примирения с Западом любой ценой. В России уже зазвучали призывы уйти в тень и снизить масштабы внешнеполитического активизма. Поэтому со стороны США интереса к военному сценарию также не просматривается. Зачем рисковать всем сейчас, если можно получить все за так через 6-7 лет?

Кто забыл Украину

Зато подписание закона о реинтеграции явно направлено на то, чтобы освежить интерес к Украине как таковой, и даже «пощекотать» слегка ее партнеров в США и Европе. После того, как украинский президент потрясал в Мюнхене флагом Евросоюза, не вызывая почти ни у кого ожидавшегося отклика, такое решение, в общем, не удивляет. За четыре года, прошедшие после начала на Украине кровопролития большей или меньшей интенсивности, от украинского вопроса не устали разве что участники многочисленных разговорных шоу на российских федеральных телеканалах. Для всех остальных, особенно в Европе, Украина уже стала именно что проблемой.

Ведущие державы ЕС серьезно запутались в своих внутренних проблемах и им уже не до масштабной борьбы с Россией за Украину. Для того, чтобы «заедать стресс» внутренних изменений, Европе достаточно стран Западных Балкан, о принятии которых в ЕС было объявлено пару недель назад. Украина же — слишком большой и, в перспективе, более задиристый партнер, чем, например, Сербия или Македония. Отдельные проявления украинского нациестроительства уже вызывают напряжение в странах ЕС. Особенно, когда они попадают в такт деяниям консерваторов и националистов в Восточной Европе. Пример, недавний польский закон, уравнивающий украинских националистов, коммунистов и германских нацистов в качестве авторов преступлений против польского народа.

Европе нужно в украинском вопросе какое-то решение. Но то, что устроило бы Киев, для Брюсселя невозможно. И Порошенко приходится запутывать ситуацию.

Несколько более хладнокровно к украинской проблеме относятся в США. Многие там по-прежнему готовы бороться с Россией до последнего украинца. Хотя сейчас для Вашингтона Украина — это, скорее, пассив, нежели актив. Частный эпизод в отношениях с Россией, значимый в силу того, что в него уже втянулись, и начал сказываться фактор диаспоры. Не говоря уже о месте Украины в той борьбе, в которую Вашингтон вынужден втягиваться на фоне очевидного неуспеха предыдущей попытки добиться мировой гегемонии.

История, завертевшаяся в Киеве четыре года назад, стала частью гораздо более сложной мозаики мировой политики в первой четверти 21 века. Но частью никак не центральной и не системообразующей. Это, кстати, касается и российского отношения к роли этой украинской истории. Эту историю нужно воспринимать и выстраивать линию поведения, исходя из прогноза изменений большого международного контекста.

Более того, затянувшийся конфликт вокруг Украины требует от США сохранения, а то и наращивания своего военного присутствия в Европе. В регионе, прямо скажем, не первого значения на фоне набирающего обороты противостояния мирному китайскому наступлению. Отсутствие относительно устойчивой конструкции на востоке Украины является конечно хорошим ресурсом для того, чтобы «поджимать» Россию. Но одновременно это может привести к тому, что сама Россия будет сковывать в Европе силы и средства, необходимые США в других регионах мира.

Само собой, Порошенко не стал бы подписывать новый закон, не согласовав с американскими партнерами. Они же не дадут Украине развалиться, на что, кажется, всерьез иногда рассчитывают в России. Украина — это не маленькие Молдова или Грузия. Население, составляющее четверть российского, национализм и уже вполне сформировавшийся комплекс виктимности — скрепы, которые делают такие надежды малообоснованными.

К этому нужно прибавить финансовую помощь, которую Порошенко будет получать на Западе, несмотря на все более частые обвинения в коррумпированности. При этом степень контроля над киевскими властями со стороны США также не стоит преувеличивать. Достаточно собственных воспоминаний бывшего вице-президента США Джо Байдена о том, как в марте 2016 года он должен был лично заниматься увольнением генпрокурора Виктора Шокина и угрожать Порошенко отказом в кредите.

Разлад и деньги

Украинская проблема России возникла не в 2013 году, а вызревала более 100 лет. После распада СССР Москва больше 20 лет проявляла фактическое небрежение по отношению к важнейшей соседней стране. Результат закономерен – в политическом отношении Украина потеряна на ближайшие пару десятилетий. Закон о реинтеграции символически фиксирует этот результат. Но «концом истории» в данном случае не является.

Парадоксально, но и в 2017 году Россия была для Украины крупнейшим внешнеэкономическим партнером (выше лишь совокупная доля стран Евросоюза). Торговый оборот между двумя странами вырос за 11 месяцев на 28,6% и достиг $9,36 млрд. И это, преимущественно, за счет российского экспорта.

Значительное количество украинских граждан продолжают работать, а студентов — проходить обучение в России. Для них закон о реинтеграции пока ровным счетом ничего не меняет. Более того, открытость Евросоюзу и деградация промышленной инфраструктуры будут способствовать постепенному вымыванию из Украины наиболее активного населения.

В целом новый закон не стоит рассматривать как догму. Как, впрочем, и любой правовой акт на территории многих стран постсоветского пространства. Да, он делает для украинских политиков невозможными какие-либо системные контакты с представителями отколовшихся регионов. Но такой диалог никому особенно и не нужен. Вполне вероятно, что тем, кто занимает кабинеты в Донецке и Луганске, с киевскими политиками и говорить-то особенно не о чем.

Конечно для России было бы здорово, если бы ее протеже на востоке Украины получили большую правовую и политическую субъектность. Но это пока отнюдь не условие, без которого Москва жить не может. С другой стороны, если отколовшиеся регионы выстоят и даже начнут развиваться, то диалог с ними в будущем неизбежен. И решающую роль в его организации должны будут играть все равно непосредственные соседи — Россия и Европа.

Я совершенно не склонен думать, что действиями ЕС или России на Украине в 2013–2014 годах двигали корыстные или неоколониальные мотивы. Вспомним, что писал в начале XVI века германский император Карл V в одном из своих писем: «Интересы мои и кузена Франциска (король Франции, с которым Карл непрерывно воевал) совершенно одинаковые — мы оба хотим герцогство Миланское».

Так и интересы России и Европы (США вскочили в этот экспресс потом) в отношении Украины были полностью идентичны – и Москве и европейским столицам нужна дружественная и процветающая соседка на Днепре. Вот только толкование этих характеристик для Украины и, особенно, средств для их достижения, было разное. В будущем придется делать работу над ошибками.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 24 февраля 2018 > № 2511442 Тимофей Бордачев


США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 февраля 2018 > № 2509828 Дебора Джонс

«Отношения России и США — постылый брак»

Экс-посол США рассказал об отношениях России и Америки на Ближнем Востоке

Александр Братерский

Россия и США должны найти общий язык для решения ближневосточных конфликтов по целому ряду причин, считает бывший посол США в Ливии и Кувейте Дебора Джонс. Об ошибках администрации Барака Обамы в Ливии, и почему сложно предотвратить революции на Ближнем Востоке дипломат рассказала в интервью «Газете.Ru».

— Могут ли США и Россия найти возможности для сотрудничества по Сирии и на Ближнем Востоке, несмотря на нынешнее состояние отношений?

— Реальность современного мира такова, как ее демонстрировала «доктрина Обамы». Необходимы совместные действия, поскольку ни у одного государства — ни у США, ни России — нет возможности решать проблемы в одиночку.

Я не думаю, что у России есть ресурсы, да к тому же и желание, стать единственной державой, которая несет ответственность за то, что происходит на Ближнем Востоке. Участие — это другая вещь и думаю, что возможности для этого есть.

Возможно, это звучит иронично, но отношения России и США — это такой постылый брак, где люди живут вместе уже непонятно зачем, но при этом хорошо друг друга знают и это дает возможности если не для сотрудничества, то хотя бы для откровенного разговора друг с другом. Конечно, будут проблемы, но мы все выучили свои уроки, ведь все мы такие идеологически заточенные революционные державы, которые сегодня пытаются обеспечить стабильность.

— Вы упомянули президента Обаму, во время которого вы служили послом в Ливии. Незадолго до ухода с поста он назвал операцию в Ливии самой большой ошибкой своего президентства. Что вы думаете об этом?

— Он сказал «большое сожаление», и, думаю, отчасти это так. Люди думали, что это довольно просто: в Ливии 6 млн человек, она производит 1,2 млн баррелей нефти в день, что тут может быть не так. Но когда один из моих боссов сказал мне об этом, я ему ответила так: «Взяли двухлетнего малыша и посадили управлять миллионным трастом при отсутствии управляющего».

Конечно, его побьют, деньги отнимут и все прахом пойдет. Я думаю, что здесь еще не было понимания того, насколько там все фрагментарно, и я даже думаю, сами ливийцы этого не понимали.

При этом забывают о том, что было желание [начать силовые действия против Ливии — «Газета.Ru»] со стороны Лиги Арабских государств.

И многие ливийцы говорили, что когда Сюзан Райс (помощник президента США Барака Обамы по нацбезопасности — «Газета.Ru») проголосовала за интервенцию, она стала нашей «статуей свободы». Конечно, остался горький осадок, потом что началась битва за ресурсы, к тому же, в этой стране не было государственной структуры, и что-то построить очень тяжело. Не было институционного каркаса, Ливия ведь была сознательно построена как государство без государства и единственными институтами, которые функционировали реально, были ЦБ и нефтяная компания.

Да, конечно, такие ситуации — большая дилемма. Египет стал большой дилеммой для США, и не перестаю повторять, что предотвратить такие вещи невозможно. Всегда есть причины, почему это случилось там, но не случилось в другом месте.

— Я не хочу вдаваться в конспирологию, но многие вполне справедливо задают вопросы относительно того, что США приходят в страны Ближнего Востока разрушают их и ничего не делают?

— Не думаю, что кто-то на Ближнем Востоке будет отрицать, что вторжение в Ирак было стратегической ошибкой и будет выглядеть стратегической ошибкой XXI века.

Но если люди поймут, что к этому привело, и почитают Макса Бута (американский журналист и историк автор книг на военную тематику — «Газета.Ru») — они увидят вот такую связь.

Всегда, когда на США совершалось нападение, американская военная доктрина менялась. Когда случился Перл-Харбор, мы объявили войну Японии и Германии. Когда произошло 11 сентября, мы посмотрели на Ближний Восток. Президент и его люди решили: «Да, мы провалили свою работу по защите американцев, и мы должны понять, откуда исходит угроза».

Наивность или что-то еще привели к тому, что необходимо действовать на опережение — в Ираке, так как «неоконы» (представители республиканской администрации), сторонники «гуманитарных интервенций» увидели в этом государстве подходящую модель для трансформации.

Они считали, что в Ираке есть институты, развитое хозяйство, образованное население, и если какая-то страна и была готова к этому, то это был Ирак. Ирония произошедшего в Ираке в том, что у нас была два генерала в Госдепе — Колин Пауэлл и Ричард Армитидж, — которые были против вторжения, а гражданские — типа главы Пентагона (Дональда Рамсфельда — «Газета.Ru») выступали в поддержку этого.

— Вы были послом в Кувейте. Если говорить, например, о первой войне в заливе в 1991 году за освобождение Кувейта то она была более справедливой. Там США создали реальную коалицию, Саддама Хусейна вытеснили из Кувейта, был мандат ООН.

— Но там была фундаментальная разница. Освобождение Кувейта было восстановлением статус-кво, а вторжение в Ирак было провальным опытом по трансформации государства.

— На конференции («Россия на Ближнем Востоке», прошедшей в Москве) много говорилось об Иране. Многие в арабском мире считают, что Иран лезет в их дела. Есть те, кто считает, что Россия тоже активно взаимодействуя с Ираном, отталкивает от себя арабские государства.

--Не думаю так. Россия слишком важна, чтобы с ней избегали иметь дело — будь то арабы или израильтяне. Я думаю, что Иран занимается вот чем: он находит уязвимое место и начинает это использовать. Иран — мастер играть в такие игры по всему региону для ослабления государств. Посмотрите на главу МИД Ирана (Мохаммад Джавад Зариф) — очень приятный человек и говорит правильные вещи, но делают ли они то, о чем говорят?

Я иногда сравниваю это с ситуацией, которая была в нашем движении за гражданские права много лет назад. У нас были проблемы с этническими меньшинствами и сегрегацией чернокожего населения. СССР тогда видел в этом уязвимые места Америки и начал посылать к нам своих людей, которое встречались с лидерами чернокожих — такими, как Анджела Дэвис (активист за права чернокожих — «Газета.Ru»). ФБР видело в этом попытки советского вмешательства, но советские использовали реально существующие проблемы.

— Как вы считаете, если бы у власти в США были демократы, отношения с Ираном были бы лучше?

— Нет, у демократов были свои озабоченности, и если мы подписали ядерное соглашение с Ираном, это не значит, что мы закрыли глаза на все действия Тегерана. Но если посмотреть на ситуацию по ядерной сделке с Ираном, кроме нас, там участвовали другие страны, и поэтому США трудно в одиночку пересмотреть соглашение. Я думаю, Обама понимал, что нужно действовать совместно в таком деле.

Но я бы хотела, чтобы мы продолжали придерживаться соглашения. Я думаю, что большинство высокопоставленных советников президента Дональда Трампа — не все, конечно, но многие — не хотят конфликта и не хотят быть вовлечены в конфликт из-за Ирана.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 февраля 2018 > № 2509828 Дебора Джонс


Украина. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507487 Дейв Маджумдар

Как разрешить украинский кризис? С помощью миротворцев?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

По мнению высокопоставленных сотрудников Североатлантического альянса, украинский кризис продолжает оставаться главным источником напряженности в отношениях НАТО-Россия. Западный альянс надеется уменьшить напряженность за счет работы с Россией по выполнению Минских соглашений, а также по вопросу о возможном размещении миротворцев в раздираемом войной Донбассе.

«Во время встречи сегодня (с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым) мы обсудили Украину, и я подчеркнул важность выполнения Минских соглашений», — сказал генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг 17 февраля в беседе с журналистами во время Мюнхенской конференции по безопасности. — Я также отметил, что ситуация на Украине является главной причиной ухудшения отношений между НАТО и Россией, а также главной причиной того, что НАТО одобрила свою оборонительную доктрину относительно восточной части Альянса«.

Вопрос о миротворцах ООН внутри Донбасса на Украине является спорным.

«На мой взгляд, еще слишком рано говорить о том, какое решении может быть согласовано или заключено по поводу присутствия ООН на Украине, — отметил Столтенберг. — С того времени, как я начал обсуждать этот вопрос, и с того момента, когда он оказался на столе много месяцев назад, достигнут не очень большой прогресс; поэтому лишь будущее покажет, является ли возможным подобный вариант. Но я думаю, что важно продолжить работу над различными предложениями, и нужно быть уверенным в том в том, что мы пытаемся достичь определенного прогресса в имплементации Минских соглашений».

Один из возможных подходов — он был предложен специальным представителем США по Украине Куртом Волкером — состоит в том, что миротворцы будут размещаться поэтапно, тогда как Украина будет выполнять некоторые меры, с которыми она согласилась в рамках Минских договоренностей.

«Я встречался с Волкером несколько недель назад, и мы, конечно же, обсудили его усилия, направленные на достижение прогресса в выполнении Минских соглашений, а также различные предложения, включая предложение о силах ООН, — подчеркнул Столтенберг. — Поэтапный подход — один из способов достижения соглашения. Я готов выслушать любые предложения, и, как мне представляется, мы должны быть открытыми в отношении любых предложений, направленных на преодоление препятствий, а затем начать добиваться прогресса».

Одним из камней преткновения в отношениях между Россией и НАТО является масштаб любой миссии ООН, а также состав этих сил.

«Я уже давно направил свое послание, суть которого состоит в том, что миротворцы должны нести ответственность не только в отношении наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), но и взять на себя ответственность за весь регион, и они должны также сделать границу между Россией и Украиной доступной, а затем и она должна стать частью их ответственности, — отметил Столтенберг. — Мы не обсуждали вопрос о том, какие государства будут участвовать в составе сил ООН, однако в каком-то смысле можно считать само собой разумеющимся то, что силы ООН, конечно же, могут включать в себя представителей многих других государств, а не только стран НАТО. И поэтому, по моему мнению, привлечение сил ООН может стать способом для достижения определенного прогресса в том, что касается выполнения имеющихся соглашений».

Еще один камень преткновения состоит в том, что Россия, вероятно, не согласится с участием войск НАТО, которые могли бы войти в состав миротворческих сил на ее границе«.

«НАТО — это альянс, в который входят 29 государств, в ООН представляет весь мир, и, разумеется, состав сил ООН может быть более широким, чем только страны НАТО, — сказал Столтенберг. — Но сначала, как я думаю, мы должны добиться большего прогресса по поводу концепции сил ООН в целом, а затем уже начать обсуждение вопроса о том, какие конкретно нации могут войти в состав сил ООН».

Однако любое соглашение — по крайней мере, в том, что касается позиции Госдепартамента — потребует, чтобы Россия первой сделала шаги, направленные на снижение напряженности. Однако остается неясным, говорит ли, на самом деле, госсекретарь Рекс Тиллерсон или любой другой сотрудник его министерства от лица администрации Трампа.

«Важно иметь ясное представление о позиции Соединенных Штатов в отношении этого конфликта: Крым — это Украина. Донбасс — это Украина. Мы никогда не согласимся с обменом одного региона Украины на другой. Мы никогда не пойдем на сделку по поводу Украины без Украины, — подчеркнул Джон Салливан (John J. Sullivan), заместитель госсекретаря США во время своего выступления в Киеве 21 февраля в Дипломатической академии Министерства иностранных дел. — Для достижения этих фундаментальных целей госсекретарь Тиллерсон в июле прошлого года назначил посла Курта Волкера специальным представителем на переговорах по Украине.

Его задача состоит в том, чтобы выйти из тупика, образовавшегося в отношениях с Россией по поводу Украины. Госсекретарь Тиллерсон достаточно ясно дал понять, что Россия должна первой предпринять шаги для деэскалации насилия и разрешения этого конфликта за счет полного выполнения Минских соглашений».

Время покажет, будет ли достигнут какой-либо прогресс в разрешении ситуации на Донбассе.

Украина. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507487 Дейв Маджумдар


Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507479 Иэн Бреммер

Войны, которые невероятно осложняют гражданскую войну в Сирии

Иэн Бреммер (Ian Bremmer), Time, США

После семи лет «гражданской войны» в Сирии страна находится в еще большей опасности из-за посреднических войн других государств. Эти пять фактов объясняют некоторые из иностранных конфликтов, бушующих сейчас в Сирии.

Израиль против Ирана

В выходные Израиль перехватил иранский дрон, залетевший в воздушное пространство Израиля из соседней Сирии через Иорданию. Иран уже некоторое время открыто поддерживал режим сирийского президента Башара Асада (по большей части через посредничество Хезболлы), в то время как Израиль пытался держаться подальше от сирийского «болота», по крайней мере, публично.

Однако после нарушения израильского воздушного пространства его постоянным врагом Ираном Израиль был вынужден ответить и запустил воздушную атаку по сирийским и иранским военным позициям. Сирийцы сбили израильский истребитель (это был первый израильский истребитель, сбитый с 1982 года), и израильтяне продолжили наносить удары по многочисленным военным позициям. Так близко Израиль и Иран не подходили к войне со времен войны между Израилем и Хезболлой 2006 года, и это стало новым прецедентом для создания правил действий Израиля в Сирии.

Спустя семь лет Сирия постоянно втягивает в свой конфликт новые действующие стороны, а вместе с ними и их кровную вражду. Это невероятно обескураживает, если не говорить о том, насколько это опасно.

Турция против курдов

Однако Сирию используют не только как территорию для посреднических войн между международными державами, ее используют и как территорию для местных войн. В данный момент мы имеем в виду Турцию.

Турция впервые присоединилась к сирийской войне летом 2015 года, это в произошло под предлогом ответа на взрыв бомбы террористом-самоубийцей ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.) в пограничном городе Суруч. Однако то, что силы курдов в Сирии успешно боролись, как против Асада, так и против ИГИЛ, довлело над Анкарой; в самом деле, некоторые утверждают даже, что продвижение курдов стало главной мотивацией для вступления Турции в войну.

Курды — это этническое меньшинство, насчитывающее около 30 миллионов человек. Большинство из них проживают в Турции, Иране, Сирии и Ираке. Для миллионов курдов независимое курдское государство всегда было конечной — но неуловимой — целью. В самой Турции проживает самое многочисленное курдское сообщество. При этом если некоторые курды сами решили действовать изнутри политической системы Турции, то другие предпочли путь насилия, который возглавила турецкая Рабочая партия Курдистана. Более 40 тысяч человек были убиты в столкновениях турок и курдов за все эти годы. По мнению турецкого правительства, успех курдов в Сирии укрепляет курдское сепаратистское движение изнутри. Поэтому Турция наносила удары по отрядам курдов в Сирии…

США против Турции

… что привело Турцию к прямому конфликту с США. Учитывая еще две непрекращающиеся войны Вашингтона (в Ираке и в Афганистане), США, что можно легко понять, сомневались, перед тем как увязнуть в сирийской трясине. На данный момент в Сирии размещаются около 2000 американских военных в рамках коалиции по борьбе с ИГИЛ, но реальное участие США в войне в Сирии — это свыше 11 тысяч авианалетов союзных сил по позициям ИГИЛ, а также проведение тренировок и оснащение антиигиловских сил, в том числе и курдского ополчения в Сирии.

Поддержка Вашингтоном курдских ополченцев давно вызывала раздражение Анкары, но критической точки ситуация достигла в прошлом месяце, когда США объявили, что намереваются помочь разместить 30 тысяч человек на границе в северо-восточной части Сирии, основой которых станут именно курдские ополченцы. Турция посчитала это совершенно неприемлемым и приступила к широкомасштабной военной операции под названием «Оливковая ветвь» (по всей видимости, название придумала Анкара). И вдруг впервые со времен окончания холодной войны два союзника НАТО оказались участниками прямой посреднической войны, отголоски которой будут звучать еще долго после окончания сирийской войны.

Россия против США

По крайней мере, потасовка в НАТО, должна доставить удовольствие Москве; она, наверное, не так радуется тому, как начинает сказываться сирийская война на российском личном составе. Россия ввязалась в войну в Сирии, чтобы поддержать давнего союзника Москвы Асада. Сирия является стратегически важным регионом для России, здесь расположена единственная российская военно-морская база с прямым доступом к Средиземному морю. Вместе с Ираном Россия использовалась для укрепления позиций Асада в стране, а в процессе она укрепила и свои позиции серьезного игрока на Ближнем Востоке. Примерно через месяц в России состоятся президентские выборы. Значительная доля популярности Путина связана с его способностью восстановить положение России в геополитическом миропорядке после распада Советского Союза. И Сирия — один из самых наглядных примеров, который он может привести.

Однако на этой неделе появились сообщения, что десятки или даже сотни российских бойцов были недавно убиты в ходе провалившейся попытки напасть на курдско-американскую базу в регионе Дейр Эз Зор в поддержку Асада. На вопрос об этих сообщениях Кремль ответил, что речь шла о наемниках, а не о российских военных. Как бы то ни было, Сирия стала территорией, где могла состояться самая смертельная схватка США и России со времен холодной войны.

Секуляристы (Россия/США/ОАЭ) против исламистов (Турции, Ирана, Катара)

Если отвлечься от всех этих посреднических войн, то Сирия становится микрокосмом, где определяется конфликт, разворачивающийся сегодня на Ближнем Востоке: секуляризм против исламизма.

С одной стороны, есть силы, подталкивающие Сирию к светскому развитию — Россия, США и, в значительной степени, Объединенные Арабские Эмираты. С другой стороны, есть страны, тянущие Сирию к исламизму — Турция, Иран и Катар. (Если Иран и Турция оказывают предпочтение шиитской или суннитской идеологии, то ни одна из стран не выступает против растущего влияния ислама в политической системе Сирии).

И если каждый из этих игроков имеет свои конкретные политические интересы и объединения, которые они поддерживают в Сирии, то вместе они являют собой две кардинально расходящиеся точки зрения на будущее Сирии. Любой союз действующих здесь лиц, который окажется победителем, встанет на долгий путь определения будущего Сирии в том или ином заданном направлении.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2018 > № 2507479 Иэн Бреммер


Финляндия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 февраля 2018 > № 2507705 Саули Ниинисте

Президент Финляндии Саули Ниинистё о миротворческой операции на Украине: «Финляндия должна быть вовлечена и морально и физически»

Арья Паананен (Arja Paananen), Ilta-Sanomat, Финляндия

По словам президента Саули Ниинистё, Финляндия могла бы участвовать в миротворческой операции на Украине «и морально и физически», если она получит мандат ООН.

Президент Финляндии Саули Ниинистё считает войну на Украине самой большой проблемой Европы.

Поэтому, по его мнению, в интересах Финляндии — принять участие в том числе и в возможной миротворческой операции на востоке Украины, если страна получит мандат и одобрение всех сторон.

«Если есть даже небольшая вероятность того, что таким образом ситуация изменится, то Финляндия должна быть вовлечена и морально и физически. Нет ничего невозможного в пределах имеющихся у нас ресурсов», — сказал Ниинистё финским журналистам на Мюнхенской конференции безопасности.

Издание «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat) попросило Ниинистё пояснить, что значат слова о «физическом» участии.

«Конечно, речь идет о войсках. Если появится договоренность и если на это будет распространяться мандат ООН. Конечно, в интересах Финляндии — развязать этот узел Европы», — сказал Ниинистё.

Бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen) представил на Мюнхенской конференции доклад, в котором ООН предлагается отправить на Украину миротворческие силы в количестве 20 тысяч человек.

Идея об отправке миротворцев изначально высказывалась Украиной, позже Россия тоже дала этой инициативе зеленый свет. Пока что взгляды сторон на проведение операции сильно расходятся.

По мнению Ниинистё, предложенный Расмуссеном список возможных участников миротворческой операции, в котором есть страны, не водящие в состав НАТО, является немного «нереалистичным».

«Рассмуссен говорил о Финляндии, Швеции, Австрии и, возможно, Ирландии, а также о большой группе военнослужащих. Я думаю, что это немного нереалистично», — сказал Ниинистё.

Идею возможной отправки финских войск на Украину ранее прокомментировал и министр обороны страны Юсси Ниинистё (Jussi Niinistö). Он был настроен более скептично, чем президент.

По мнению министра Ниинистё, миротворческая операция предполагает в первую очередь заключение серьезных договоренностей между Россией и Украиной, а также соблюдение перемирия в течение долгого времени.

«В прошлом году на Восточной Украине погибло 200 украинских солдат, 100 мирных жителей, было зафиксировано 400 случаев нарушения перемирия. Я не отправил бы туда финнов прямо сейчас. Ситуация должна проясниться, нужно заручиться поддержкой ООН», — сказал Ниинистё.

Если Финляндию когда-нибудь официально попросят принять участие в миротворческой операции, необходимо будет обдумать и то, придется ли Финляндии отказаться от каких-либо других операций.

В прошлом году в международных миротворческих операциях принимали участие около 500 финнов.

«Если зайдет речь об участии в какой-то новой операции, то нам придется подумать, от какой другой операции мы могли бы отказаться. И нужно помнить, что нас уже попросили отправить дополнительные силы и в Афганистан».

Финляндия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 февраля 2018 > № 2507705 Саули Ниинисте


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507871 Александр Проханов

Я — красноармеец

Красной Армии нет. Но есть огромная, непрерывная во времени и пространстве русская история

Под Псковом у речки Черёхи есть рытвины, заросшие дёрном, сглаженные ветром, дождями и паводками. Это окопы, где сто лет назад размещался артиллерийский расчёт. Стояла пушка на деревянных колёсах с железными ободьями. Ствол этой пушки был нацелен на близкий мост, по которому в сторону Пскова продвигался бронепоезд кайзера. По этому поезду революционный артиллерийский расчёт выпустил снаряд. Бронепоезд попятился и ушёл. Этот красный революционный расчёт одержал крохотную победу, которую мы празднуем 23 февраля как день рождения Красной Армии, как день военного русского мужества.

От этой крохотной первой победы повелись другие победы: на Перекопе, в Волочаевске, на Халхин-Голе, на линии Маннергейма, под Сталинградом и Курском, на Зееловских высотах и в Берлине.

Отсюда, с берега маленькой речки Черёхи, берёт начало другая великая красная река, красное русло, по которому покатился грандиозный ревущий XX век.

У истоков рек, будь то Волга, Двина или Кама, над крохотными, бьющими из земли родниками ставят надкладезные часовни. Здесь, под Псковом, над этими мягкими, едва заметными рытвинами, следует поставить надкладезную часовню, осеняющую весь громадный красный век. Красная Армия и была той божественной победной стихией, в которую облеклась русская история. История государства Российского облекалась в кольчуги и шлемы Куликовской битвы и Ледовой сечи, в стрелецкие кафтаны и мужичьи зипуны ополчения Минина и Пожарского, в мундиры петровских семёновцев и преображенцев, в бородинские кивера, в гимнастёрки первой Германской.

Сегодня нет Красной армии. Но есть непрерывная русская история, которая движется по Красной площади во время военных парадов могучими ракетами "Ярс" и ревущими танками "Армата".

Я — красноармеец, потому что сын красноармейца, погибшего в 1943-м под Сталинградом. Я — красноармеец, потому что всю мою сознательную жизнь двигался с красными полками с того краткого кровавого боя на берегу Уссури острова Даманский до блокпостов на Донбассе в расположение батальона "Восток". Я описал советскую атомную триаду, уходя из Гремихи на атомной подводной лодке в район учебных стрельб. Поднимаясь на стратегическом бомбардировщике Ту-16 с грузом ядерных бомб. Совершая в ночи под звёздами рейд самоходных грозных ракет. Я почитал за счастье и великую честь, когда меня принимали воюющие батальоны. Я был с полками под Гератом и Джелалабадом, Кабулом и Кандагаром. Я был с советскими вертолётчиками в Эфиопии в районе сражающейся Эритреи, с советскими инструкторами в джунглях, где создавались ангольские бригады. В подземных лагерях намибийских партизан я пил водку с советскими офицерами, обучавшими партизан Сэма Нуйомы взрывать юаровские высоковольтные вышки. На трофейном американском транспортёре вместе с вьетнамцами я пересекал границу Таиланда, преследуя части отступавших из Кампучии красных кхмеров. На кораблях Пятой средиземноморской эскадры я приближался к берегам Ливана, где в долине Бекаа советские зенитные полки сбивали атакующие израильские самолёты. Мне выпала честь участвовать во множестве военных походов, которые явно или неявно осуществляла моя армия. Художник Верещагин, следовавший со своим мольбертом вместе с русской армией в пустынях Устюрта, в кишлаках Бухары, среди батарей Порт-Артура, пример его жизни и смерти является для меня идеалом русского художника.

Красной Армии нет. Но есть огромная, непрерывная во времени и пространстве русская история, в которой мировая тьма, столкнувшись с Россией, отступает и меркнет, уходит обратно в ад. Россия, обливаясь слезами и кровью, ведёт непрерывный рукопашный бой, сберегая мир от погибели. Красная Армия — это спустившееся на землю небесное воинство. Её солдаты и командиры, её ротные и комбаты, её комдивы и командармы, её великий генералиссимус, мученики, погибавшие на рубежах Подмосковья, на волжских кручах, в застенках гестапо, в санитарных поездах, — это святые двадцатого века. Их окровавленные бинты — как священные плащаницы, их простреленные полковые знамёна — как хоругви.

Каждый раз, возвращаясь в Псков, я прихожу на берег Черёхи. И зимой, когда лёд на реке, и берега в белых сугробах, и летом, когда вода сверкает, и на старом окопе растут цветы, я мысленно возвожу над этим местом надкладезную часовню. Расписываю её стены фресками великих сражений. Среди солдатских прекрасных лиц, среди мужественных лиц полководцев смотрит на меня генералиссимус с бриллиантовой Звездой Победы. Спрашивает меня: "Кто ты такой?". И я отвечаю: "Красноармеец".

Александр Проханов

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507871 Александр Проханов


Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507867 Сергей Михеев

ОЗВЕРЕНИЕ

У православного храма в Дагестане фанатик-исламист убил прихожанок

Озверение - от озвереть. Сделаться похожим на зверя, утратив качества, свойственные человеку, прийти в бешенство. Озвереть от злобы.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

В воскресенье, 18 февраля, в дагестанском Кизляре мужчина открыл огонь по группе людей, которые возвращались со службы из храма. На месте погибли четверо женщин (Людмила Щербакова, Вера Моргунова, Ирина Мелькомова, Надежда Терлиян). Позже пятая жертва, Вера Блинникова, скончалась на операционном столе. 4 раненых женщины остаются в больнице; состояние двоих — тяжёлое.

Террористом оказался Халил Омарович Халилов 1995 года рождения, уроженец аварско-чеченского села Кидеро Цунтинского района, проживавший в аварском селе Рассвет Тарумовского района.

Глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов заявил, что стрельба могла быть спланирована заранее. Целью организаторов, по его мнению, была дестабилизация обстановки в Дагестане.

Патриарх Кирилл назвал произошедшее провокацией, направленной на обострение отношений между православными и мусульманами.

В духовном управлении Дагестана по поводу теракта заявили «Ваххабиты ничего общего с исламом не имеют».

Глава комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов («Единая Россия») заявил, что не должно быть никаких намеков на то, что инцидент связан с межнациональными отношениями: «Везде есть ненормальные люди. Либо они уже больные, либо уже психически ненормальные, поэтому никакой связи (с межнациональными отношениями — прим. ред.) не вижу».

Экспертные оценки

Сергей Михеев

Что касается религиозной подоплёки, то она, конечно, у этого инцидента есть и заключается вот в чём. Люди, которые причисляют себя к исламским экстремистам, реально являются сатанистами. Для меня, как для православного человека, это очевидно, я об этом не раз говорил по телевидению и год назад, и два, и три. С религиозной точки зрения это люди, служащие сатане, потому что только сатана может призывать убивать людей, и только сатане можно служить, убивая людей, тем более невинных. Это главный религиозный смысл того, что произошло в Кизляре.

Есть проблема в том, что внутри мирового ислама инициативу захватили всевозможные экстремистские организации террористического толка. Они сегодня диктуют моду внутри ислама, особенно в среде больших масс, откровенно говоря, недалёких молодых людей. Именно там они лидируют в борьбе за умы. И это проблема самого ислама, потому что она таким образом изнутри пожирает и сам ислам. В значительной степени борьба сектантства с традицией — это новое агрессивное протестантство внутри самого исламского мира.

Конечно, в России существует традиционный ислам, который враждует с этими экстремистскими течениями. И представители традиционного ислама пытаются максимально нивелировать отрицательный эффект от подобных акций. Я думаю, что они действительно искренне считают, что, в принципе, ислам и христианство могут сосуществовать. В конце концов, действительно был достаточно длительный период в истории Российской империи, когда ислам и христианство сосуществовали и какого-то конфликта не на жизнь, а на смерть не было. И в советское время, хотя отношение государства к религиям было жёстким, но какого-то противостояния между исламом и христианством тоже не существовало. Поэтому лидеры российского традиционного ислама, как и православная церковь, хотели бы не акцентировать внимание на религиозной составляющей. Они говорят о том, что террористы-убийцы — не мусульмане. Рамзан Кадыров об этом говорил, муфтии. Это хорошо, если действительно так. Но проблема здесь в другом: в том, что эти экстремисты как раз считают себя мусульманами, а Кадырова и всех остальных критиков нового салафизма-ваххабизма они мусульманами не считают. То есть эта проблема внутри самой исламской общины достаточно серьёзна. И как её разрешить, на мой взгляд, сами мусульмане не знают, потому что экстремистские настроения всё больше и больше захватывают умы огромного количества людей, считающих себя мусульманами.

Сам убийца Халилов в своём обращении ссылался на то, что он мстит за сирийских мусульман и даже назвал свою операцию «Возмездие». Он искренен?

Я думаю, что он-то сам, скорее всего, так и считает, потому именно таких, тупых молодых людей и используют для устрашающих акций. Другое дело — кто за этим может стоять? Его могли использовать, в том числе, и для чисто тактических целей. Ему, например, внушили, что он должен отомстить за Сирию. Но то, что он сделал это именно сейчас, несомненно отразится на внутриполитической ситуации в Дагестане, в той или степени — на ходе избирательной кампании. То есть здесь надо разделять две вещи — что думал он сам и что думали те, кто его к этому подталкивал. Потому что я не считаю, что у стрелка просто-напросто хватило бы ума на то, чтобы самостоятельно дойти до этого преступления, явно за ним кто-то стоял. Возможно, как тот же Кадыров говорит, что за этим могут стоять люди, которые, которые потерпели поражение в рядах боевиков псевдоисламского псевдогосударства и вернулись в Дагестан. Я бы этого не исключал.

Но вся ситуация может этим не исчерпываться. Так как начатая антикоррупционная кампания в Дагестане, на мой взгляд, могла вызвать и обострение экстремизма как якобы реакцию на эти вещи. Здесь логика может быть простая: «Вы лучше не трогайте нашу местную систему, потому что это может вызвать всплеск исламизма, экстремизма и так далее». Это достаточно известный несложный прием.

Понятно, что рано или поздно с дефектами системы управления надо было что-то делать. Я там понимаю, что федеральный центр демонстрирует не просто борьбу с коррупцией, а борьбу с коррупцией на Кавказе. Потому что довольно часто Москву обвиняли именно в том, что, «мол, вы что-то делаете в центре, а Кавказ трогать боитесь». Видимо, с Дагестана, как с одного из самых неблагоприятных в этом смысле регионов, и решили начать. Рано или поздно там должен быть наведён порядок. Не факт, что все местные от этого в восторге. Какими методами надо было действовать — это открытый вопрос. Но здесь вот какая штука. Местным лидерам была предоставлена возможность на протяжении 25 лет решить проблемы Дагестана такими методами, которые они считают оптимальными. Они этого сделать не смогли.

Хочу вспомнить то, что произошло в 1996 году. Был рейд Радуева по приказу Масхадова на тот же Кизляр, город был захвачен. В результате погибли сотни людей, в том числе женщин в роддоме. И тогда дагестанцы были резко солидарны против такого понимания ислама, которое демонстрировали Масхадов, Радуев и Басаев, называвшие себя «борцами за настоящий ислам, за традиционные ценности горцев». В том же самом Кизлярском роддоме, скорее всего, за несколько месяцев до того теракта родился убийца Халилов. Что мы упустили на этом направлении? Дагестанцы в 1996 году и в 1999 году давали отпор «бородачам», и их невозможно было вовлечь в псевдоисламские секты, а сейчас — пожалуйста, дагестанских игиловцев уже, как мы видим, тысячи.

Что касается 1996-1999 годов, помимо прочего, там сыграл свою роль этнически-территориальный фактор. Дагестанцы просто видели в террористах чужих, не видели в них своих, это обычное для Северного Кавказа дело. И они считали, что чеченцам нечего делать на их территории— это первое.

Второе. Тогда влияние глобальной террористической идеологии не было таким сильным, каким оно стало впоследствии. Это, к сожалению, глобальная тенденция, которой затронуты и российские условно-мусульманские регионы. Тогда этот экстремизм в первую очередь опирался на боевые действия, которые велись в Чечне. Если бы боевые действия велись в Дагестане, то спонсоры терроризма уделяли бы внимание этому. Собственно говоря, это и был их план — перебросить на Кавказ нестабильность для того, чтобы в том числе и там развивать гибельную идеологию.

Но время идёт и, ещё раз повторю, в мусульманском сообществе экстремисты держат инициативу. И это проявилось не только у нас. Посмотрите, в Египте в 1996 году было спокойное положение, а потом случилась «Арабская весна». В Сирии, Ираке и Ливии были светские режимы, а потом, в том числе с помощью внешнего фактора, началось разрушение, гражданская война, в том числе с элементами внедрения экстремизма. Это процесс глобальный. И Россия находится на его окраине — это вовсе не наш феномен. Мы, к сожалению, здесь вынуждены просто следовать общемировой тенденции. И негативные последствия этой тенденции отголосками достигают нас.

Между прочим, сейчас пытаются перенести псевдомусульманскую радикализацию в постсоветскую Среднюю Азию. То есть здесь дело сложнее, чем просто деградация — дескать, люди на Кавказе были мирными и умными, потом стали глупыми и злыми. Мир стал более прозрачным (к сожалению или к счастью — уж не знаю), в том числе в информационном плане. От этого мы становимся всё более и более уязвимыми для общемировых процессов. Если в XIX веке не было технологических возможностей для донесения информации и люди жили в естественно ограниченных сообществах, то сейчас в информационном плане мир пронизан всеобщими потоками. Остановить их практически невозможно. Для этого нужно отключиться от мирового информационного потока и создать абсолютный железный занавес на границе — и то, я не уверен, что это сыграет роль.

О связи терроризма и невежества. Сейчас выросло поколение людей, не имеющих вообще никакой культуры. Я хочу припомнить случай, который был полтора года назад в столице Калмыкии — Элисте. Тогда дагестанский 22-летний вольный борец Саид Османов гнусно осквернил статую Будды в местном храме. И тогда борца «отмазали». По суду он был приговорён к двум годам лишения свободы условно и, весёлый, наглый и неповреждённый, уехал в Дагестан. В смысле культуры Халилов — то же самое. Если его однофамилец, военный дирижёр советской выучки, который погиб год назад в авиакатастрофе на Чёрном море — человек, пронизанный культурой, то террорист Халилов (это видно по его речи, даже по внешности) — человек, культуры лишённый. Может быть, здесь и есть главное, за что мы должны взяться по всей стране?

Полная разруха 90-х годов, абсолютная деморализация общества привела к некой негативной самоорганизации — это точно. Этнический национализм плюс бандитизм в беспредельном его выражении, плюс всевозможные радикальные религиозные течения. И в данном случае, если уж говорить об исламе, налицо нежелание многих молодых вникать в ислам. Есть желание воспринять простейшие, сектантские его формы, которые оправдывают любое преступное действие. Может быть, и поэтому также надо сегодня проводить ту операцию, которая проводится в Дагестане, потому что та формула жизни, которая там установилась за постсоветские годы, как раз и поощряет подобную негативную социализацию.

Конечно, я за просвещение, здесь двух мнений быть не может. С просвещением возникли проблемы, в том числе и связанные с примитивно понимаемым «рыночным капитализмом», который воцарился в 90-е годы. Бандитизм, коррупция, деньги как мерило всего — это, во-первых, разрушило систему просвещения. А во-вторых, толкает, в том числе таких людей, как Халилов, на поиски правды — что называется, «другой правды». А в этот момент, собственно говоря, их и подхватывают соответствующие проповедники, потому что они говорят: «Слушай, мы знаем правду, мы сейчас тебе расскажем. Правда состоит в том, что нужно просто убить вот того, этого, пятого, десятого — и всё».

Также здесь очень негативную роль, конечно, сыграла война 90-х годов, потому что любая война, особенно гражданская, ведёт к падению цены человеческой жизни, ведёт к разрушению сознания, к разрушению ценностных установок, ведёт к разрушению той же самой культуры и в любом случае ведёт к радикализации людей. То есть гражданская война всегда делает людей более озверелыми. Юноша родился в 95-м, но воспитывался в среде тех людей, которые, несомненно, озверели. И, будучи озверевшими, они неизбежно передают подобное видение жизни своим детям. Ведь любой подобный социальный катаклизм не ограничивается рамками, которые обозначены в учебнике: скажем, война на Кавказе шла с 1993 по 2000 годы. Ну, и что? Это не означает, что после 2000 года кто-то переключил программу и жизнь стала прекрасной и свободной. Такого не бывает. Все эти негативные явления обычно растягиваются на несколько поколений. Поэтому надо быть предельно осторожными, когда люди начинают ставить разного рода социальные эксперименты. Надо очень аккуратно, бережно относиться к своей стране и людям, которые её населяют. Думают: вроде как взорвалось что-то, 2-3 года прошло — и можно забыть об этом. Ничего подобного, это будет аукаться в поколениях. Поэтому — да, сейчас подросло поколение 90-х, которое, собственно говоря, воспитывалось в ситуации тяжёлого катаклизма.

Но миндальничать, тем не менее, не имеет смысла, это совершенно точно. Постоянно с Кавказа слышатся бесконечные разговоры, что мол, «вы не понимаете специфики». Ну, мы не понимаем специфики — а вы нам подскажите. Понимание специфики, непонимание специфики — не означает потакания. Потакать, несомненно, не надо. И я думаю, что чистка в Дагестане скорее правильна, чем неправильна. Невозможно бесконечно заигрывать с тем, что там сформировалось и что порождает одну за другой волны террора и горя.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507867 Сергей Михеев


Польша. Германия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507866 Игорь Шишкин

ГИЕНА

Варшава сравнила Хмельницкого с Гитлером, вновь обвинив русских в Холокосте

Гиена - греч. hyaina. Хищное млекопитающее животное; кормится трупами, которые вырывает из могил.

А. Д. Михельсон. Объяснение 25000 иностранных слов (1865).

13 февраля во время выступления в городе Хелм на тему взаимоотношений поляков и евреев глава правительства Польши Матеуш Моравецкий процитировал одного из раввинов, который поставил Хмельницкого в один ряд с Адольфом Гитлером и Генрихом Гиммлером. Моравецкий отметил, что восстание Хмельницкого середины XVII века в еврейской историографии сравнивают с Холокостом.

«Для наших соседей Хмельницкий — это национальный герой, а для нас тот, который сделал первый аккорд в гибели Речи Посполитой», — добавил он.

Экспертные оценки

Игорь Шишкин

Заявление глава правительства Польши Матеуша Моравецкого, сравнившего Богдана Хмельницкого с Адольфом Гитлером, ещё раз показывает, что поляки продолжают (и им надо отдать должное — весьма эффективно) использовать историю, в первую очередь историческую политику, как инструмент решения сегодняшних проблем и проблем завтрашнего дня. Давайте вспомним, не уходя пока в глубь веков, что Польша — первое государство в Европе, которое историческую политику поставило на службу государству. Именно поляки создали Институт национальной памяти. Это название никого не должно вводить в заблуждение. Цель этого института — не раскопки прошлого, не выяснение, кто был прав в таком-то веке, а кто в другом веке. Цель этой организации — обеспечение современной внешней и внутренней политики польского государства. И они многого добились. Благодаря этому институту, благодаря последовательной исторической политике они сплачивают нацию рассказами о том, какие все вокруг враги, как они угнетали Польшу и как народ должен сплотиться вокруг власти для того, чтобы выстоять. Отсюда — постоянное предъявление претензий всем соседям. И этот образ жертвы принёс им немалые дивиденды, во всяком случае, в отношениях с Россией. Давайте не будем забывать, сколько раз наша страна каялась перед поляками. А что, эти покаяния были только чисто словесные? Ничего подобного. Это всё выливалось в реальные политические действа.

Говоря, насколько серьёзно отношение поляков к исторической политике, приведу такой пример. Год назад в Польше разрабатывалась стратегия развития исторической политики на ближайшие годы с участием президента Польской республики. Представляете, на каком высоком уровне это делалось? Плюс в стенах Института национальной памяти, чтобы никто не думал, что там собрались высоколобые профессора-историки, существует Комиссия по расследованию преступлений против польской нации. И возглавляет её человек в ранге заместителя генерального прокурора Польской республики. Представьте: у нас есть Институт истории Академии Наук, а внутри этого института — подразделение, возглавляемое заместителем генерального прокурора. Невозможно? А у поляков возможно. То есть к истории как таковой историческая политика Польши не имеет никакого отношения. Учитывая это, и нужно оценивать сегодняшнее заявление господина Моравецкого.

Я полагаю, что это заявление совершенно четко продуманное, сознательное, это не какой-то эмоциональный ляп. У нас, кстати, очень часто любят представлять польских политиков как не совсем адекватных, что-то бредовое произносящих на эмоциях. Да, они часто устраивают истерики, но эти психозы всегда хорошо продуманы. Так вот, это заявление, как я считаю, направлено на то, чтобы разрядить отношения между Польшей и Израилем, а также еврейской международной общиной.

Мы хорошо с вами знаем, что одна из поправок закона об Институте национальной памяти, который сейчас подписал президент Дуда, затронула евреев. Там две поправки. Одна по антибандеровской идеологии, из-за чего сейчас в полном шоке и ужасе пребывает вся киевская верхушка. А вторая поправка направлена на то, чтобы юридически запретить обвинение поляков в Холокосте. И это уже вызвало очень мощную ответную реакцию и Израиля, и международных еврейских кругов. Не считаться с позицией Израиля в этом вопросе Польша не может (хотя она и продемонстрировала удивительную стойкость, надо отдать ей должное, и Дуда закон подписал, несмотря на все протесты). Но заявление руководства Израиля, сразу же поддержанное руководителем Государственного департамента США и последовавшим тут же заявлением правительства Франции — это всё оставить без внимания поляки не могли. И они нашли хороший способ, как им кажется — перевести стрелки, объявить, что поляки во все времена были лучшими друзьями еврейского народа. А если что в истории и происходило плохое, то это происходило по вине, во-первых, немцев, которые устроили с 40-го по 44-й год на территории Польши Холокост, а поляки к этому отношения не имеют. А во-вторых — по вине русских. У поляков же есть чёткая установка, что они жертва двух империй — Германской и Российской. Точно так же поляки хотят переиначить предыдущую историю: все проблемы евреев на территории Польши — это не вина поляков, к полякам не имеют отношения, это вина немцев и русских.

То, что Богдан Хмельницкий — это не «герой Украины», премьер Польши прекрасно знает. Когда он сказал, что для наших соседей он герой, он хорошо понимал, что для нынешнего киевского режима Богдан Хмельницкий — это враг, и ещё какой враг! Моравецкий имел в виду нас, именно русских. Богдану-Зиновию Михайловичу Хмельницкому в кошмарном сне не снилось, что он не русский, а украинец. Кстати, и сами поляки хорошо знают, что так называемые «украинцы» — это ветвь русских. В этом году в Польше будут с помпой отмечать столетие, как на Украине сейчас пишут — «украинско-польской войны». А в Польше она называется «русско-польской войной 18-го года». Они прекрасно знают, с кем воевали. Так вот, польский премьер объявляет, что национальный герой России (а Богдан Хмельницкий является национальным героем России), — это человек, ответственный за массовые убийства евреев, этот человек такой же, как Гитлер. Соответственно — вот вам в очередной раз невинная Польша, на территории которой то восточные, то западные варвары устраивают евреям холокост. А затем, мол, поляков пытаются выставить крайними. Поэтому давайте-ка мы сейчас с Израилем, с международной еврейской общественностью объединимся для того, чтобы вывести на чистую воду истинных врагов еврейского народа. Вот о чём этот призыв.

А если перейти к исторической части, то слова о том, что Богдан Хмельницкий как бы положил начало гибели Речи Посполитой — на первый взгляд абсолютно точный факт. Действительно, именно восстание Богдана Хмельницкого погубило Речь Посполитую. Это правда, но не вся правда. Дело в том, что изначально погубило Польшу не восстание Богдана Хмельницкого — это только явная часть. Погубило Польшу отношение к русскому народу, стремление превратить русский народ в людей второго сорта, «хлопов» польских шляхтичей, нежелание считаться с интересами своих русских подданных, гонение на православие.

У великого русского историка Соловьёва есть очень интересное описание тех времён. Российский посол московского царя Алексея Михайловича прибыл в Польшу и потребовал от польского руководства, чтобы православным подданным «жилось свободно и по правде» на территории Речи Посполитой. Поляки этому призыву не вняли. Результатом стало то, что они потеряли значительную часть своей территории, которая перешла под руку московского царя, а другая часть территории была разорена. И затем Польша превратилась уже в поле боя других государств, как мы помним. То есть на первом месте стоял вопрос защиты прав русского населения на территории Речи Посполитой. Ущемление прав русских, ущемление прав православных и погубило Речь Посполитую. Но, как мы видим, ничто не меняется, поляки остаются поляками, своих ошибок они, конечно же, не видят. Поэтому говорят только о следствии — о самом восстании Богдана Хмельницкого. Но восстание не пустом месте произошло. И это восстание погубило Речь Посполитую формально.

И ещё один момент — по поводу обвинений Богдана Хмельницкого в геноциде евреев. Нужно знать историю этого вопроса, мы должны говорить, как всё было на деле. И здесь нам нет никаких оснований вилять и приукрашивать события или, наоборот, посыпать голову пеплом. Одним из проявлений антирусской национальной политики Речи Посполитой было то, что действительно на территории западнорусских земель, которые сейчас именуются «государством Украина», польские шляхтичи управление своими имениями, в основном, передавали еврейским арендаторам.

Вот строки из классического труда историка Николая Ивановича Костомарова (заменим только «неполиткорректное» слово на его современное написание): «Не умея или ленясь управлять лично имениями, паны отдавали как родовые, так и коронные, им пожалованные в пожизненное владение маетности на аренды, обыкновенно иудеям, а сами или жили и веселились в своих палацах, или уезжали за границу. Иудеи вымышляли новые поборы, какие только могли прийти в голову корыстолюбивой расчётливости. Если рождалось у крестьянина дитя, он не мог крестить его, не заплатив так называемого дудка. Если крестьянин женил сына или отдавал дочь, прежде должен был заплатить. Иудей обыкновенно требовал с хлопа ещё больше того, сколько было назначено. И если крестьянин не мог заплатить, то дитя оставалось некрещёным несколько лет, нередко и умирало без таинства, а молодые люди принуждены были сходиться между собой без венчания. Кроме того, имущество, жизнь крестьянина, честь и жизнь жены и детей находились в безотчётном распоряжении иудея-арендатора. Иудей, принимая в аренду имение, получал от владельцев право судить крестьян, брать с них денежные пени и казнить смертью».

Признаки преступления, что называется, налицо. И пресечение подобного преступления восставшими русскими, наверное, трудно осуждать. Это опять-таки результат национальной и религиозной политики Речи Посполитой, которая и погубила эту самую Речь Посполитую. Они угнетение и, можно сказать, террор против русского православного населения, осуществляли руками иудеев. И поэтому совершенно естественно, что, когда этот национальный и религиозный гнёт довёл народ до восстания, то погибли в его огне не только польские шляхтичи, но и их арендаторы. И поэтому, когда сейчас господин Моравецкий пытается выступить в роли эдакого защитника еврейской нации и перевести стрелки, то нужно понимать, что именно власти Речи Посполитой подставили евреев под сабли казаков Богдана Хмельницкого. Что не снимает, кстати, ни в коей мере ответственность с арендаторов, которые выпивали все соки вверенного им поляками русского народа. Но первопричина, опять-таки, в национальной и религиозной политике Речи Посполитой. Именно политика польских властей привела к тому, что практически всё еврейское население на этой территории было тогда уничтожено.

Поэтому, как говорится, не копай яму другому — сам в неё попадёшь. И Моравецкому не мешало бы это хорошо знать и понимать. Если он думает, что таким способом лихо нормализует сейчас отношения с Израилем и с еврейской мировой общиной — я в этом сомневаюсь. Я думаю, что там прекрасно понимают его побудительные мотивы и прекрасно знают историю того, о чём идёт речь. И столкнуть сейчас Россию и еврейскую нацию полякам не удастся.

Напомню, что это не первая попытка поляков за последние полгода стравить русских и евреев. Экс-министр обороны буквально в сентябре 2017 года объявил, что Холокост был прямым следствием политики Советского Союза, что это именно Советский Союз, заключив пакт Молотова-Риббентропа, обеспечил возможности Гитлеру развернуть геноцид евреев. Так что здесь ничего нового нет. Поляки, с помощью исторической политики пытаются последовательно стравливать всех окружающих для того, чтобы представить себя белой и пушистой жертвой, Но как определил Черчилль Польшу — гиеной? И это гиена под шумок работает по своей гиеньей сущности. Кстати, когда мы говорим про гиену, мы часто употребляем это зоологическое название вида как презрительную кличку жалкого существа. Но я напомню, что гиена — очень опасный хищник. И хватка у этих хищников бывает смертельной для жертв, которые проявляют слабость. Поэтому нужно понимать, что историческая политика — это попытка всех поставить в положение кающихся, стравить другие народы, и под шумок урвать себе как можно больше кусков. И эту политику поляки столетиями проводят неуклонно. Но, как показывает практика, в результате чаще всего — во вред себе. За последние века Польша — единственное крупное европейское государство, которое дважды исчезало с карты мира. Сначала почти на два века эту гиену посадили в клетку после раздела Польши. А второй раз эта гиена исчезла в 1939 году. Видимо, нынешние польские руководители в очередной раз готовят своему государству и своему народу такую судьбу.

Польша. Германия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507866 Игорь Шишкин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507865 Игорь Шумейко

Советские «орлы» над «китайским Сталинградом»

когда на самом деле началась Вторая мировая война

Порой наше отношение к своим героям, подвигам – почти оскорбительно-залихватское: «этого у нас навалом». То личные усилия писателя Смирнова откроют глаза властям, заскорузлым «историкам-идеологам-воспитателям», а главное – всей стране правду о Брестской крепости. То другие государства почтительно вручат нам списки наших героев, как, например, благодарные китайцы.

Торжества 2015 г. по случаю семидесятилетия окончания Второй мировой войны – победы над Японией и освобождения Китая – оставили «на додумывание» элементарный вопрос. Не странно ли, признавая истинным финалом Второй мировой сентябрь 1945 г. и капитуляцию Японии – началом по-прежнему числить 1 сентября 1939 г.? Высокомерно игнорируя, что Японо-китайская война (составляющая Второй мировой, как и Великая Отечественная) началась в 1931 г. с вторжения Японии в Китай (Манчжурию). Тут обнажается несколько нелепостей:

1) признавая финал процесса – отрицать сам факт его начала;

2) «выводя за скобки» войну в Китае 1931-39 гг. — лишаемся возможности определить число жертв Второй Мировой;

3) забвение важного вклада Советского Союза в победу во Второй мировой.

Наивный европоцентризм оставляет за скобками «полуразмытый, полузабытый эпизод»: участие СССР в защите Китая. «Да-да, была там группа лётчиков-добровольцев».

Но та группа была – воздушная армия! 3650 военных специалистов, техников, лётчиков – лучших, только что обстрелянных в небе Испании. Более 1300 самолётов, тоже на тот момент лучших в СССР и мире: истребители И-15, И-16, скоростной бомбардировщик СБ, ТБ-3.

Да, Сталин имел право сказать «Это небольшая группа лётчиков!» - в Москве 1941 г., отвечая японскому министру Мацуоке. Даже обязан был так затушёвывать меру нашего участия, когда на кону вопрос: будет ли у СССР второй фронт на Дальнем Востоке! Но у нас-то сегодня, мягко говоря: другая мера ответственности. Мы обязаны достойно запечатлеть подвиг соотечественников, первыми вступивших в бой с фашистским блоком в Азии.

Благодарные китайцы даже в годы «культурной революции» не забывали подвиг наших лётчиков, ухаживали за могилами, собирали воспоминания, разыскивали уцелевших, родственников погибших. Об этой работе, часто «наперегонки со смертью» (гордость китайских поисковиков: они успели разыскать, поддержать многих героев, которых сейчас уже нет в живых), журналисты китайского города Ухань издали книгу «Орлы над Уханем». Трудно представимый нам штрих китайского коллективизма: автором назван коллектив «Чжанцзян Жибао» («Ежедневная Янцзы»).

Осталось только, чтоб и на родине героев узнали о той войне.

Так совпали даты: недавно в рассказе о Сталинграде я уже упоминал нашу с А. Никишиным книгу-реконструкцию (готовится). А теперь – о «китайском Сталинграде», это их гордое самоназвание, присвоение такого титула исторической битве за Ухань. Город, у нас именуемый Волгоград, уже во всём мире стал непререкаемым «брендом», символом геройства.

Ухань (в 1937 г. Ханькоу) и всё Троеградие (Учан, Хайнань, Ханькоу, ныне агломерация более 15 млн. чел) – это был важнейший пункт, где решалась судьба Китая. Взяв Шанхай и Нанкин, японцы двигались вверх по Янцзы, и Троеградие оставалось последним крупным промышленным центром, оплотом, потеря которого разрезала остававшийся Китай пополам.

Прибыли под «китайский Сталинград» наши лётчики в тяжелейший период: «закрыли пробоину» в небе над Уханем. Китайский военный историк Са Су: «Если б не они, контроля воздушного пространства над Уханем давно бы не существовало». С их помощью в знаменитых боях 18 февраля 1938 г. было достигнуто соотношение 11:5 (11 сбитых японских самолётов, 5 — потери). В следующих боях вновь советские и китайские лётчики одержали убедительную победу со счётом 21:12 и 14:2. Советский отряд назвали «Мечом правосудия». Цитирую «Орлов над Уханем»:

«Этот «Меч правосудия» тихо пришёл и тихо ушёл. В связи с политическими реалиями советские лётчики-добровольцы оказывали помощь Китаю тайно. Воевали в гражданской одежде, фамилии меняли на псевдонимы, в случае пленения имели инструкцию не признаваться, что из СССР: «наёмники из русских белоэмигрантов». Их заслуги огромны, но они могли лишь «тихо прийти и тихо уйти», их дела были мало кому известны. О воздушных боях 18 февраля 1938 г. Центральное информационное агентство сообщало: «личный состав наших ВВС совершил бессмертный подвиг». «Синьхуа жибао»: «В эти дни в любом уголке Уханя обсуждали великую победу» (...)

О советских асах – ни слова, не потому, что их успех хотели приписать китайским лётчикам, сражавшимся рядом, на тех же И-16 — чтоб не навредить их Родине!». «Их молчаливые неброские контуры резко контрастируют с другими героями, выполнявшими в то же время те же задачи».

Зато теперь, через 80 лет после «китайского Сталинграда», мы, соотечественники, можем греться в лучах их славы. Автор этих строк наблюдал, как китайский журналист без запинки, почти без акцента спел песню из кинофильма «Истребители» (1939): «В далёкий край товарищ улетает…» - до последнего куплета! А потом ещё радостно, с фирменной китайской улыбкой объяснял: «В 39-м в СССР нельзя было упоминать Китай, но автор текста Евгений Долматовский заложил в строке «В синей дымке тая» — «синий дым Китая». Больше всего мне в тот момент хотелось, что бы некий долматовед подтвердил замысел и гениальную фонетическую игру нашего поэта…

Владимир Георгиевич Носов, племянник героя Ухани А.С. Благовещенского, показал мне уникальный артефакт: подлинная «охранная грамота», обращение к китайским крестьянам, что предъявитель – лётчик, друг и защитник Китая. Бумага особо устойчивая, типа денежных купюр: нашим героям случалось гореть, падать в Янцзы. Подержав в руках, подумал тогда: вот же идеальная «валюта» российско-китайской истории.

Игорь Шумейко

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507865 Игорь Шумейко


Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507861 Владислав Шурыгин

Там, где летают «медведи»

Российские стратегические бомбардировщики несут службу в самых удалённых регионах планеты

МОСКВА ЗА НАМИ!

Громадная – кажется, в полнеба – белоснежная птица беззвучно приближалась к аэродрому. Казалось, она недвижно зависла над полосой, наконец, коснулась колёсами полосы и покатилась по бетону, медленно опуская нос. И, встав на все шасси, полыхнула рыжими цветками тормозных парашютов. Самый большой в мире реактивный ракетоносец Ту-160 выполнил посадку на аэродроме базирования.

Авиабаза «Энгельс».

Здесь базируется 22-я гвардейская тяжёлая бомбардировочная авиационная Донбасская Краснознамённая дивизия - «длинная рука» нашей стратегической ядерной триады. Её ракетоносцы Ту-160 и Ту-95МС, носители крылатых ракет дальнего действия, способные достать противника в любой точке планеты, - это гордость нашей военной авиации. Только самые передовые, технологически развитые страны имеют в составе своих ВВС тяжёлые дальние стратегические ракетоносцы – сплав самых современных технологий, опыта и, в определённом роде, – амбиций, ибо стране с мизерным уровнем притязаний на роль в современном мире такие корабли просто не нужны.

…Полковник Олег Пчела командует дивизией чуть больше года. До этого он двадцать пять лет летал на фронтовых бомбардировщиках Су-24 – совсем ином классе самолётов, и кое-кто поначалу даже ворчал, что, мол, не нашлось у начальников своего «стратега», прислали «фронтовика». Но когда всего за год комдив переучился на новейший Ту-160 (а сейчас заканчивает получение самостоятельных допусков по всем видам применения), дивизия его приняла безоговорочно. А сам комдив получил у подчинённых за глаза прозвище «неугомонный». И знак «лётчик-снайпер» на его тужурке весомо дополняет это прозвище.

…Трудно поверить, но первые десять лет службы лётчик Пчела практически не летал. Это были девяностые – годы распада и умирания нашей авиации, когда полкам на год выделяли лимит топлива, которого не хватало даже на пару недель нормальной боевой подготовки. В 1991 году он, оказавшись после училища в полку переучивания на территории Украины, был одним из тех, кто отказался принять украинскую присягу, несмотря на посулы нового «панства», обещавшего большие гроши и карьеру в ВСУ. Почти год скитался по гарнизонам, находясь то за штатом, то попадая под очередное сокращение. Авиационные полки тогда разгоняли десятками.

Пчела пережил всё – бесквартирье, перебои в зарплате, когда он водил с собой в лётную столовую трёхлетнего сына, чтобы просто его накормить, и уносил домой жене «сэкономленный» бутерброд. Но труднее всего было пережить отлучение от неба. Авиация была прикована к земле. Летали единицы. Сослуживцы увольнялись десятками, утратив всякую надежду осуществить мечту жизни – летать, но Пчела упорно держался за профессию. Он будет летать! И его время настало. В 2001 году, после того, как президентом страны стал Владимир Путин, правительство вспомнило об армии. Началось её восстановление. Ожили аэродромы. И за пятнадцать лет Олег Пчела прошёл путь от лётчика без класса до лётчика-снайпера, что даже в советское время часто было недостижимой мечтой многих авиаторов…

…Энгельс – это не только пункт базирования стратегических ракетоносцев, но и крупнейший военный авиаузел на пути на Дальний Восток и обратно. Почти каждый день здесь совершают посадки, дозаправляются и улетают дальше или остаются ночевать военные транспортники, истребители, бомбардировщики вертолёты. Жизнь на аэродроме не замирает никогда, кроме, разве что, редкого закрытия по погоде, когда туманы с Волги или снегопады «выключают» Энгельс. Но и то – всего на несколько часов, пока погода не улучшится или «аэродромщики» не расчистят полосу. Аэродром-то стратегический!

- А как иначе? Ведь за нами Москва! – улыбается комдив. Это старая «энгельсовская» шутка: Саратов по часовому поясу опережает Москву на час, что даёт простор для всякого рода лётных баек и подколок…

ПОДОРОЖНАЯ МОЛИТВА

…Подготовка к вылету начитается ранним утром. Уже в семь утра экипаж на аэродроме. Медосмотр. Предполётные указания. Получение кислородных масок, сухпайков, табельного оружия. Оружие – пистолеты ПМ – выдаются в специальном оружейном ящичке. При любом полёте за границу России их обязательно иметь на борту. После крылатых ракет, систем РЭБ, артиллерийских установок эта «линия защиты» выглядит по-детски трогательно. Как деревянное ружьё. Но таковы требования.

Ракетоносец Ту-95МС, с бортовым номером «27», носящий имя «Изборск», - один из самых молодых кораблей в полку: всего двадцать шесть лет в строю! Но за эти годы успел уже облетать полмира. Поучаствовал и в уничтожении боевиков в Сирии, выполнял дальние перелёты.

Сегодня у него почти привычный маршрут - «за угол», так лётчики называют полёты над Северным морем, когда «бомбёры» огибают «угол» Кольского полуострова и вдоль берегов Норвегии уходят до Британии, а иногда и до Гибралтара…

…Автобус выныривает из морозной темноты на залитую мертвенным электрическим светом стоянку. На ней серебристо-серый в искусственном свете громадный воздушный корабль. Рядом равнодушно и холодно дремлют, прикрыв остекление глаз брезентовыми веками, его собратья. Но «Изборск» уже проснулся. Чехлы и заглушки давно сняты и сложены на специальную тележку, стеклянные глаза кабины поблёскивают в лучах прожекторов, словно бы он внимательно наблюдает за происходящим вокруг. По электрическим нервам проводки молниями разносятся импульсы команд и проверочных запросов. Корабль откликается зелёными огоньками готовности, негромким пением запускаемых приборов. И вот «вэсэу» - вспомогательная силовая установка – вдохнула воздух, и со свистом выдохнула, набирая обороты. Это забилось сердце корабля. И в его стальных артериях тотчас ожила и побежала по трубопроводам ледяная кровь – топливо, наполняя вены и капилляры двигателей ещё пока скрытой мощью. Его «лимфа» - гидравлика – заполнила цилиндры и шланги, давая гиганту силу управлять воздушными потоками движениями рулей и закрылков. Разом ожили, раскрасились зелёно-жёлтыми гирляндами все пульты и приборные панели. «Изборск» к полёту готов!

Приняты доклады техников, и экипаж друг за другом взбирается по высокой узкой стремянке в тёмную прорубь кабины, рассаживается по местам, запелёнывается в лямки и жгуты парашютов. И начинается характерная трескотня включаемых тумблеров. Ещё раз проверяются все системы корабля. Всё в норме, всё готово к полёту.

Запуск! Сдвигаются с места громадные – каждая в человеческий рост – лопасти винтов, медленно, словно спросонья, начинают вращение, убыстряются и вскоре бесследно размазываются в сияющие диски. Особый, звенящий рев движков буквально затапливает окрестность. Убрана стремянка, закрыто чрево кабины. Последний осмотр техника. Наконец он поднимает вверх большой палец правой руки и тут же вытягивает её вправо, давая добро на руление. Воздушный гигант медленно, с особой грацией ставосьмидесятитонного мастодонта, трогается с места и неторопливо покидает стоянку.

На исполнительном старте – край полосы – скороговоркой читается «взлётная» молитва – контрольная карта, согласно которой все члены экипажа проверяют готовность корабля к взлёту:

- Компасы?

- Десять, на взлёт! – откликается штурман майор Владислав Якушевский

- Курсоглиссадные приборы?

- Включены.

- Управление передним колесом?

- На пять, включено. – Это уже «правак» - правый лётчик – капитан Роман Сидоров

- Закрылки?

- Двадцать три, на взлёт. – Отзывается «правак».

- Винты до упора?

- По команде! – докладывает бортинженер капитан Юрий Гальперин

…Кому-то может показаться странной эта эфирная викторина, но за ней огромный опыт предыдущих поколений авиаторов. Она позволяет уже на самом пороге неба отловить ошибку или пропущенный элемент. И тем самым спасти жизни экипажа и воздушный корабль…

Командир корабля майор Илья Евстефеев запрашивает командно-диспетчерский пункт:

- Двадцать седьмой, осмотр по карте, разрешите взлёт?

С КДП в наушниках хриплый «эфирный» голос руководителя полётов:

- Двадцать седьмой, ветер слева, сорок пять градусов, до пяти метров, взлёт разрешаю.

- Взлетаю! - тотчас отзывается Евстефеев:

И уже экипажу:

- Двигатели к взлёту, винты на упор!

И спустя пару мгновений:

- Экипаж, взлетаю, держать газ, ноги с тормозов!

Ракетоносец резко трогается, словно пришпоренный набирает скорость, крупно вздрагивая на швах плит бетонки. Скорость пятьдесят, сто пятьдесят, двести, триста…

Штурвал на себя – и «Изборск» послушно задирает нос в небо. Отрыв!..

НЕБЕСНАЯ СЕМЁРКА

Экипаж бомбардировщика – это особая общность людей. Практически семья, где все друг друга понимают с полуслова, с брошенного вскользь взгляда. Только в семье на притирку уходят годы и годы, а вот экипаж достигает такой общей сенсорики всего за несколько месяцев. Но это месяцы упорных тренировок, отработки заданий и экзаменов. Здесь у каждого своё место, своя роль, свой набор функций, тщательно сшитый со всеми остальными. Именно так достигается то уникальное единство, которое называется экипажем. Единство людей, единство людей и техники, которое делает воздушного гиганта живым исполином. И у каждого экипажа свой характер. При всей общности требований, навыках пилотирования, задачах, у каждого экипажа свои особенности, свой «почерк», хорошо видимый профессионалам. Кто-то в небе более резкий, напористый, жёсткий. Кто-то наоборот – осторожный, расчётливый, спокойный…

Командир Евстефеев, можно сказать, вырос при аэродроме. Здесь, под Саратовом совсем недалеко его родная деревня, и с раннего детства над его головой кружили сверкающие серебром боевые птицы. Неудивительно, что уже после девятого класса Илья пришёл в лётную школу ДОСААФ, а оттуда поступил в Балашёвское лётное…

Его же закончил и «правак» - правый лётчик, помощник командира корабля (так величается его должность) Роман Сидоров. Очень скоро он тоже станет командиром воздушного гиганта, а пока он «вторая» правая рука Евстефеева…

Штурманов на Ту-95 тоже два. Майор Владислав Якушевский и старший лейтенант Павел Дементьев. И это понятно: огромные дальности, на которые уходят от своей базы «медведи», - это такие же огромные нагрузки, лежащие на плечах штурманов. И хотя современная электроника сильно облегчает работу штурманам, работы им всё равно хватает. Ведь «бомбер» не просто летит по маршруту из пункта «А» в пункт «Б», как гражданский лайнер. Он выполняет боевые задачи: маневрирует, выходит на цель, уклоняется – в каждом таком манёвре есть работа у штурмана…

За «здоровьем» «медведя» в полёте следит опытный бортинженер капитан Юрий Гальперин. В авиации он с 2000 года. Перед ним пульты технического состояния всех систем корабля. Конструкторы Ту-95 создали уникальный по надёжности самолёт. Многократное резервирование всех жизненно важных узлов даёт такой запас прочности, что даже при отказах в полёте сразу нескольких из них бомбардировщик может продолжать выполнение задачи. И Гальперин, можно сказать, - диспетчер борьбы за живучесть небесного гиганта. К счастью, отказы бывают очень редко…

Через проход, на расстоянии вытянутой руки от него, радист, по-военному – оператор бортовых систем связи майор Роман Сапрыкин. На нём поддержание постоянного контакта с командными пунктами стратегической авиации. Даже если корабль находится на другой стороне земного шара, где-нибудь у Аляски, связь должна поддерживаться непрерывно. Ведь самолёт несёт боевое дежурство, а это значит – в любой момент должен быть готов получить боевую задачу и выполнить её.

Среди разных блоков и систем связи каким-то доисторическим динозавром смотрится телеграфный ключ аппарата Морзе. Кажется, пережиток прошлого. Ан нет! Он и сегодня используется вовсю. Для связи на сверхдальних расстояниях, на длинных волнах он не заменим…

Самая одинокая в российских ВВС работа – у оператора кормовых артиллерийских установок, старшего прапорщика Владимира Карпухина. Его служба, пожалуй, уникальная – весь полёт он находится в герметичной кабине один. Боевое место – узкая капсула в самом хвосту корабля, ощетинившаяся двумя спаренным стволами пушек «гэша двадцать три». Кроме внутренней связи никакого другого доступа к нему нет. С момента, как прапорщик захлопывает крышку люка, и до момента, когда Ту-95 вернувшись на аэродром, выключит движки, прапорщик не увидит ни одного человека. Такая уж у него работа – проводить в небе многие сотни часов в полном одиночестве. Этакий Монте-Кристо Ту-95…

Только по внутренней связи иногда окликнет командир:

- «Корма» ты там как, не уснул?

Командир шутит. Спать в узкой капсуле стрелка нужно ещё исхитриться…

- Никак нет, командир. Бдим…

Карпухин – один из «мамонтов» авиации. В строю уже 31 год! Начинал служить ещё при СССР. Потом был распад Союза. Казалось бы, прапорщику до этого дела особого нет. Служи себе и служи. Но Карпухин, которого распад застал в Белоруссии, принимать белорусскую присягу отказался и уехал в Россию.

…Не всякий офицер тогда был так верен своей присяге…

Потом были годы службы на аэродроме в различных подразделениях, пока, наконец, военная судьба не привела его в кабину артиллерийской установки бомбардировщика «Ту-95» с именем «Изборск» на борту…

ВОТ ПОВЕРНУ ЗА «УГОЛОК»…

…Ту-95МС корабль легендарный. В строю с 1952 года – шестьдесят пять лет! Уже четвёртое поколение лётчиков летает на нём. Казалось бы, глубокий старик, дедушка советской, а теперь российской авиации… Ан нет! Ту-95 – «Bear» («медведь» по натовской классификации) – это грозный небесный воин. Во-первых, это самый быстрый турбовинтовой стратегический ракетоносец в мире. Единственный в своём классе. Огромный: размах крыльев пятьдесят метров – ровно половина футбольного поля. При этом турбовинтовые двигатели обеспечивают ему, по сравнению с реактивными собратьями, скрытность. Разведывательные спутники, «нацеленные» на горячий след реактивных двигателей «стратегов», его просто не видят. Фактически не имеющий ограничения по дальности – с дозаправкой некоторые экипажи находились в воздухе больше сорока восьми часов – он способен своими крылатыми ядерными ракетами дотянуться до противника за тысячи километров. Этакий седой богатырь «холодной войны», готовый к любым вызовам. Именно с Ту-95 30 октября 1961 года была сброшена на полигон «Новая земля» «царь-бомба» - термоядерная сверхмощная, в пятьдесят мегатонн бомба. И именно Ту-95 в течение года наносили удары высокоточными ракетами по объектам террористов в Сирии…

…Полёт «стратега» - это мастерство, помноженное на выносливость и терпение. Час за часом «медведь» взбирается по планете на север, в арктические широты, внизу за спиной осталась великая среднерусская равнина, пройдены Архангельск и Мурманск. Над Белым морем первая дозаправка. Чёрный силуэт «танкера» Ил-78 медленно надвигается, расплываясь и закрывая небо над кабиной. Заправщик выпускает заправочный шланг с сетчатым конусом, в который нужно попасть «клювом» заправочной штанги. Расстояние между кораблями всего двадцать шесть метров. Сетчатый конус выписывает какие-то невероятные пируэты, и, кажется, попасть в него просто невозможно. Но опытные руки командира мягко, почти неуловимо «наводят» копьё штанги на конус и, выбрав какой-то только ему понятный момент, делают выпад ракетоносцем, попадают точно в центр конуса. Захват! И уже через несколько секунд на панели загорается доклад о готовности принимать топливо. Заправка!

…Кажется, что два корабля словно бы застыли в небе, слегка покачиваясь. Но это иллюзия! На самом деле две громады, каждая весом почти в двести тон, пронзают воздух со скоростью восемьсот километров в час. Одно неверное движение – и катастрофа неизбежна. Но мастерство экипажей исключает такую вероятность, закончив приём топлива, корабли расходятся, покачав на прощание плоскостями – до новой встречи в небе! А справа за бортом на горизонте из облачности выглянула тёмная, уходящая вдаль плита Кольского полуострова – знаменитый «угол», как его называют лётчики за характерную форму.

…Стоило повернуть «за угол», как ожили лампы предупреждения о радиолокационном облучении, и из синевы проявилась пара точек, стремительно набухающая стрельчатыми формами, – истребители НАТО. Норвежские F-16. Они быстро приближаются, беря «медведя» в сопровождение. Самолёты так близко, что можно рассмотреть лица пилотов в гермошлемах и кислородных масках. Ту-95 – это авиационная легенда, и каждая встреча с ним для натовцев – это событие. Норвежцы вовсю щёлкают фотоаппаратами, устраивая целую фотосессию с русским «медведем». Наши на это смотрят с философским терпением: пока все держатся в рамках авиационных приличий – почему нет? Таких же фотографий хватает и у каждого нашего «стратега». Противостояние в небе – штука специфическая: здесь все профессионалы и способны оценить профессионализм других. Пока идёт соревнование лётного мастерства, выдержки, воли. Пока…

В ближнем бою главное оружие «медведя» - кормовая огневая установка, две сдвоенных скорострельных пушки ГШ-23.

«Норвеги» уже просто не знают, какой ещё кадр придумать, и один из них резкой бочкой перемещается над нашим ракетоносцем, занимая место в пеленге своего напарника – так, чтобы тот оказался в кадре на фоне «медведя». Такое нахальное маневрирование спускать нельзя. И командир кладёт руку на рычаги управления двигателями. Если на сопровождении скорость – преимущество истребителей, то неторопливость – оружие бомбардировщика. Евстефеев сбрасывает скорость, истребители резко уносятся вперёд, но затем тоже сбрасывают скорость и выравниваются с «Изборском». Но в этом соревновании у них нет шансов. Ту-95 уверенно себя чувствует там, где реактивные истребители просто потеряют воздух под крылом и рухнут на землю. Скорость ещё «прибрана», и «норвеги» вынуждены уйти вперёд, начать крутить виражи, чтобы не потерять скорость, не отрываясь от «медведя». Ведут себя точно как лайки в лесу, обнаружившие и окружившие лесного великана. Но это продолжается недолго. Скоро пара отваливает в сторону и растворяется в синеве за спиной. Закончилась их зона ответственности. Скоро пожалуют британцы…

Что же, можно теперь и поиграть в кошки-мышки. Командир поворачивает штурвал, разворачивая корабль на обратный курс, словно бы он собрался домой. Для норвежских расчётов ПВО возникает дилемма. В британскую зону русские так и не вошли. Дежурная пара «норвегов» возвращается на аэродром на дозаправку, а поднимать новую на сопровождение возвращающегося «медведя», конечно, можно, но большого смысла не имеет. Выждав несколько минут, чтобы на всех натовских локаторах «прописался» обратный курс, и убедившись, что «смена» истребителей не пришла, командир резко идёт на снижение, на малые высоты, к воде, и там снова меняет курс. Солнце стремительно переползает на левый борт. «Медведь» лезет в «бутылку» - в Северное море между Британией и Норвегией…

ПУТЬ ДОМОЙ

…«Изборск» вошёл в родное воздушное пространство, когда ранняя зимняя ночь уже плотно накрыла материк. За спиной полёт на малой высоте, манёвры уклонения, отработка выхода на цель.

Когда «натовцы» снова обнаружили «медведя», он уже возвращался домой, выполнив полётное задание. На этот раз истребители плотно вели Евстефеева почти до «угла», и только появление в небе наших «сушек» заставило «норвегов» отвалить домой. Фотосессия со своими была уже дружеской услугой за снятых с хвоста «натовцев». Что делать: «медведь» - это действительно легенда…

На подлёте к Архангельску угольная, прожжённая искрами звёзд ночь вдруг заполыхала громадными – в полнеба – изумрудными полотнищами северного сияния. Казалось, «Изборск» летит в каком-то неизвестном, неземном пространстве. Сияющее, переливающееся зелёным огнём небо, малахитовый ковёр облаков внизу. Светло, словно днём. Весь экипаж замер, наслаждаясь величественным зрелищем. Казалось, оно не кончится никогда, но чем южнее опускался по планете корабль, тем сильнее сдвигалось, уходило назад сияние, уступая место привычной земной тьме.

И там, на самом дне этой тьмы, где-то за горизонтом уже готовился встречать «Изборск» родной аэродром. Приближался, всё более явственно звучал в эфире, ждал. И двигатели громадного корабля сменили тон с тяжёлого угрюмого боевого медвежьего рёва на басовитое пение, легко, играючи неся «похудевший» на треть самолёт. Боевой «медведь» возвращался домой. Возвращался победителем…

Фото Вадима Савицкого

Владислав Шурыгин

Россия. Весь мир > Армия, полиция > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507861 Владислав Шурыгин


США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507858 Илья Титов

Преступники голосуют за демократов

Как очередная стрельба в школе заставит США отказаться от основных свобод

В сентябре 1789 года, когда революция во Франции только набирала свою страшную мощь, а Екатерине Алексеевне оставалось править ещё семь лет, Джеймс Мэдисон, будущий четвёртый президент США, предложил Конгрессу первого созыва десять поправок к Конституции, принятой всего двумя годами ранее. Десять поправок стали неофициально именоваться Биллем о правах и в напоминающей религиозный культ вере в святость американских идеалов этот Билль, наряду с самой Конституцией и Декларацией независимости, стал священным текстом. Поправки закрепляли права и свободы граждан, а также накладывали ограничения на правительство любого уровня – от федерального до местного – на попытки эти права и свободы подавить. Сегодня положения девяти поправок Билля о правах никем не оспариваются, но нас интересует поправка, по мнению всех демократов и части республиканцев позволяющая убивать людей и являющаяся причиной ужасающе высокого уровня убийств. Поправка звучит как «Право народа на свободное хранение и ношение оружия не должно нарушаться, поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для обеспечения безопасности свободного государства» и идёт под номером два, сразу после поправки, устанавливающей свободу слова, религии, печати и собраний.

Споры по поводу Второй поправки разгораются и утихают примерно трижды в год. Причиной этому, как несложно догадаться, массовые убийства, которыми так печально известны США. До этой недели последним таким случаем было страшное убийство в Вегасе, беспрецедентное по своему масштабу и тому хладнокровию, с которым оно было подготовлено и осуществлено. В эту же среду в городе Паркленд, что в солнечном штате Флорида, произошло очередное массовое убийство, которое хоть и не превзошло по числу жертв стрельбу в Вегасе, заняло своё место в череде происшествий столь обыденных, что они уже получили собственное название: school shooting – стрельба в школе. Бывший ученик, исключённый по дисциплинарным причинам, вошёл в школу с полуавтоматической AR-15 и несколькими магазинами. Несколько минут стрельбы унесли жизни 11 учеников и одного тренера, а ещё пятеро вскоре скончались в больнице, где до сих пор остаются 15 пострадавших, пятеро из которых находятся в тяжёлом состоянии. Убийца, девятнадцатилетний Николас Круз, вопреки общепринятым среди подобных преступников алгоритмам действия, не оставил последний патрон для себя, а спокойно сдался полиции. Неподтверждённые слухи в кампусе твердят, что после исключения Крузу был закрыт вход в школу, угрозы от него бывшим одноклассникам и учителям были обычным делом, а сам он проходил лечение у нескольких психиатров и входил в группировку белых националистов. Так это или нет – предстоит выяснить следователям, а пока городок с населением едва ли больше 30 тысяч человек в шоке пытается осознать масштабы произошедшего и справиться с навалившейся на него печальной славой, журналисты и политики всех мастей и рангов не замедлили воспользоваться трагедией 17 семей, которые уже никогда не соберутся вместе, чтобы продвинуть свою позицию.

Сегодня громадное количество личного оружия в США и вполне нормальный для страны таких размеров уровень преступности обеспечивается строгими правилами покупки, хранения и ношения огнестрельного оружия, чрезвычайно необходимыми для обеспечения безопасности – так, лицензия на покупку не выдаётся психически больным и имеющим судимость, а использование оружия строго запрещено в gun-free зонах, в число которых входят школы, больницы, административные здания и кампусы университетов. Именно это, по мнению многих, служит причиной такого количества жертв, ведь в случае наличия у учителя пистолета, можно было избежать не только множества убийств в результате стрельбы, но и самой стрельбы, ведь потенциальный стрелок трижды подумал бы, прежде чем войти в класс с винтовкой.

Вопреки тому, что можно было ожидать, демократы в большинстве своём не бросились подгонять сообщения о событии под тему необходимости запрета на ношение оружие: ждали уточняющих данных. Связано это с тем, что в прошлом году несколько случаев массовой стрельбы в школах были совершены чернокожими подростками с использованием незарегистрированного, по сути, нелегального оружия. Это никак не вписывалось в парадигму мироописания либеральных СМИ, потому об этих случаях быстро забыли как о досадных недоразумениях. О стрельбе же в Паркленде ещё долго будут говорить все СМИ страны. Стрелок – белый, психически неуравновешенный подросток, законно имевший полуавтоматическую винтовку. Следует отметить, что в школах по закону носить оружие запрещено, так что застрелить вооружённого безумца никто, даже при наличии квалификации, не мог бы. В условиях частоты подобных инцидентов, а за 2018 год это уже восьмая стрельба в учебных заведениях, выделившаяся лишь своим масштабом, будут хорошо слышны голоса тех, кто призывает отказаться от права носить оружие, изменить Вторую поправку так, чтобы она соответствовала неким абстрактным требованиям нового времени, под которыми обычно понимаются вполне конкретные личные взгляды призывающего. Если американцы дадут слабину, если уступят, то дело не ограничится лишь второй поправкой – к примеру, уже сейчас видны набирающие силу движения, призывающие отказаться от свободы слова, если задеты чувства меньшинств. Так, шаг за шагом, мелочь за мелочью, поправка за поправкой, страна, которая со времён своего основания превыше всего ставила свободу, окажется под гнётом тирании. Круз, что бы им ни двигало – безумие, хитрый расчёт или же чья-то злая воля, - послужит для создания в умах населения образа среднестатистического владельца оружия: сумасшедший расист, стреляющий в безоружных детей. С таким образом легко будет добиться чего угодно. Преступники, нелегально носящие оружие и совершающие с его помощью налёты, грабежи и убийства, охотно голосуют за демократов, одна из основных целей которых – лишить права носить оружие законопослушных граждан.

Илья Титов

США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507858 Илья Титов


Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505356 Константин Боровой

Большая война может начаться в Крыму, есть еще несколько опасных точек

В Европе есть несколько точек, где может начаться столкновение России и США.

Константин Боровой, Апостроф, Украина

США наращивают военное присутствие в Черном море, в частности, отправили в регион эсминцы USS Carney и USS Ross, ответив тем самым на милитаризацию Россией оккупированного Крыма. Взаимное усиление вызвано действиями РФ, однако, как отмечает российский оппозиционер Константин Боровой, оно увеличивает риск военного столкновения между США и Россией.

О том, в каких точках есть риск такого большого столкновения и почему среди них — оккупированный Россией Крым, Боровой рассказал «Апострофу».

Россия создала некий дисбаланс сил. В свое время были заключены международные соглашения о размещении ракет и вооруженных сил. К сожалению, все эти соглашения нарушены в Европе, и европейская безопасность сегодня находится под угрозой.

У ответственных государств возникает необходимость и потребность стабилизировать ситуацию. Это делается одним только способом: нарушение соглашений компенсируется размещением вооруженных сил в тот момент, когда Россия размещает дополнительные вооружения и вооруженные силы в Калининграде, в Беларуси, у границ Украины и в Украине — в Крыму, который Россия считает собственной территорией, но даже в соответствии с соглашениями о безопасности эти территории попадают под ограничения. Для компенсации этих нарушений США и европейские государства усиливают свои вооруженные силы. Это естественный процесс, но он, безусловно, стимулирует РФ нарушать предыдущие соглашения по безопасности в Европе.

И когда происходит концентрация вооруженных сил и они вступают во взаимодействие территориально, просто находясь близко друг к другу, увеличивается риск военного столкновения. Тем более, что сейчас в Европе есть несколько точек напряжения: Молдова (Приднестровье), Украина (Крым), страны Балтии, где пока не очень активно, но действуют сепаратисты (Латгальский район Латвии), Грузия (Абхазия и Южная Осетия).

То есть точек возможного конфликта очень много. Я бы их назвал центрами искры, которая может зажечь крупный конфликт. Чтобы этого не произошло, заключаются международные соглашения. Предыдущее соглашение по безопасности в Европе разводило вооруженные силы стран Запада и России, чтобы не было соприкосновения. Но в сегодняшней ситуации это очень тяжело: фактически, чтобы развести вооруженные силы России, их необходимо вывести из зон конфликта, в чем, конечно, Москва не заинтересована.

Россия. США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505356 Константин Боровой


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505295 Курт Волкер

Курт Волкер: «Джавелины» будут частью помощи, но речь идет о гораздо большем

Сергей Сидоренко, Українська правда, Украина

С послом Куртом Волкером «Европейская правда» встретилась на полях Мюнхенской конференции по безопасности. У специального представителя США по вопросам Украины не было отдельной панели для выступления в Мюнхене, но несмотря на это, его трехдневный визит в Баварию был расписан с утра до вечера. Сейчас Волкер является, несомненно, лучшим западным специалистом по российско-украинскому конфликту. «Нормандский формат» с участием Германии и Франции с прошлого года постепенно сбавляет обороты, и роль главного посредника в диалоге между Киевом и Москвой взяли на себя Штаты. А еще у Волкера есть очень нетипичная для дипломата черта: прямота и откровенность в суждениях. Наша короткая беседа в который раз подтвердила этот факт. О перспективах миротворческой миссии на Донбассе, о поставках американского вооружения и о борьбе с коррупцией в Украине читайте в интервью спецпредставителя США.

«Вам нужно разорвать этот круг»

Сергей Сидоренко: Что у нас происходит с переговорами по миротворцам? Похоже, что сейчас эта идея «умерла». Даже посол Ельченко сказал в интервью, что не стоит ждать прогресса. Вы согласны с ним?

Курт Волкер: Понимаете, в вопросе миротворцев все крутится вокруг одного принципиального решения, которое должны принять россияне. Все зависит от того, согласится ли Россия забрать свои войска с Донбасса и позволить силам ООН взять под контроль ситуацию с безопасностью. И когда это произойдет — тогда наступит очередь Украины выполнять обязательства по Минским соглашениям — таким как местные выборы, особый статус и так далее.

Сейчас я действительно не вижу оснований надеяться, что Россия уже готова это сделать.

Но у нас была довольно продуктивная встреча (с Сурковым) в январе, где мы очень четко объяснили свою позицию: если Россия действительно хочет мира на Донбассе, то миротворцы — это именно тот механизм, который нужен. Россияне ответили, что у них есть определенные конструктивные идеи, и я рассчитываю, что уже в марте мы их услышим. Так что я не спешил бы говорить, что идея мертва. Я еще жду предложений от РФ.

— Тем не менее, мы сейчас видим, что россияне не хотят идти этим путем. Так стоит ли нам вообще придерживаться идеи о миротворцах? Или лучше забыть о ней и искать альтернативу?

— Начнем с того, что вам не стоит забывать о «Минске». Именно Минские соглашения — это тот механизм, который, в случае полного выполнения, вернет вам вашу территорию! Целью и Украины, и США является восстановление территориальной целостности Украины, а для этого вам нужен «Минск».

Другой вопрос, что «Минск» у вас есть уже три с половиной года, и все это время вы ходите по кругу. Россияне требуют от Украины политических шагов, в том числе выборов. Но вы не можете пойти на них, пока нет того уровня контроля (на оккупированной части Донбасса. — ЕП), который позволит гарантировать безопасность. В свою очередь Россия не соглашается отдавать контроль, пока не состоятся выборы.

Вам нужно что-то, что сможет разорвать этот круг. Эту роль должны выполнить миротворцы, которые гарантируют безопасность без передачи контроля Украине.

— А вы знаете, как обычные украинцы воспринимают «Минск»?..

— Конечно!

— …Минские соглашения — это «что-то такое, что запрещает солдатам стрелять во врага».

— Я думаю, что стрелять мешает не «Минск», а российские войска на Донбассе, не так ли? Я понимаю разочарование, ведь Минские соглашения не принесли успеха.

Но вы также должны понимать, что не существует успешного военного пути, который позволил бы вам вернуть свою территорию. Это может привести лишь к более масштабной войне, что точно не в интересах Украины.

— Политики, похоже, также не верят в «Минск» — потому из нового закона о деоккупации убрали все упоминания о нем.

— Главная идея закона о деоккупации — урегулировать военную операцию. То, что ее спустя три года после начала все еще называли «антитеррористической операцией» — это какая-то фантастика. Происходит другое: украинская армия защищает свою землю от вооруженной агрессии. Это — чисто военная операция, и юридически признать это — тоже важно.

И я не уверен, что вы должны упоминать Минские соглашения в каждом законе. Зачем? Украина подписала «Минск», вы признаете необходимость его выполнения, когда появятся условия. И все, этого достаточно.

«Надеюсь на период после выборов в РФ»

— Что ж, давайте поговорим о выполнении «Минска». Как сделать, чтобы он заработал?

— Для этого Россия должна решить, что она хочет мира на Донбассе. Пока Россия не приняла такого решения, но я надеюсь, что со временем это произойдет.

И когда это произойдет, нужно будет создать условия, при которых будет возможно выполнить Минские соглашения. Именно для этого нужны миротворцы! Нужно отозвать российские войска, согласиться на миротворцев, позволить им обеспечить контроль на границе, охрану складов с оружием. И если все это будет сделано — тогда наступит очередь Украины выполнить свою часть Минских соглашений — провести местные выборы, объявить амнистию, принять особый статус.

Да, сейчас «Минск» стоит без движения, но все может измениться, как только Россия решит, что его следует выполнять.

— Что может подтолкнуть Россию к такому решению?

— Ключевой мотив — в том, что нынешняя ситуация не дает России никаких плюсов, она ей не выгодна.

Россия хочет получить в Украине благосклонную к себе власть, улучшить отношение к себе в украинском обществе, они хотят видеть Украину частью «большой славянской семьи». Фактически все происходит наоборот: из-за российской оккупации в Украине только укрепляется идентичность и растут прозападные настроения.

И к тому же Россия уже платит немалую цену за свои действия в Украине — я говорю и о санкциях ЕС и США, и о средствах, которые они тратят на гражданское управление (оккупированной частью Донбасса. — ЕП), и о военных расходах, и о репутации страны, и о человеческих потерях, погибших россиянах.

Так что Россия реально теряет от участия в конфликте — а позитива для нее нет.

К тому же сейчас мы решили предоставить Украине оборонительное вооружение.

И поэтому я надеюсь, что в какой-то момент в Москве придут к выводу: хотя это и противоречит долгосрочной цели России, но тактически им самим выгоднее прекратить оккупацию и восстановить целостность Украины.

— Вы упомянули о том, что рассчитываете на новые предложения весной. Это связано с выборами в РФ?

— Крайне маловероятно, что мы увидим хоть какие-то изменения до выборов. Поэтому надеюсь на период после них.

«Украина будет покупать то вооружение, которого ей не хватает»

— Кстати, о вооружении. В Украине преимущественно вспоминают о «Джавелинах». Так ли это?

— Это довольно упрощенное видение, речь идет о более широкой помощи.

Как вы знаете, во времена администрации Обамы США также оказывали Украине помощь в сфере безопасности, но действовало четкое ограничение: не должно было быть ничего летального. Администрация Трампа сняла это ограничение времен Обамы. Это расширяет возможности США по поддержке Украины.

Да, «Джавелины» будут частью такой помощи, но речь идет о гораздо большем.

Наша цель — восполнить пробелы в вооружении украинской армии, повысив способность ВСУ защищать свою территорию.

— Вы будете продавать это вооружение или Украина получит его бесплатно?

— Будет комбинация подходов. Мы сохраняем помощь в сфере безопасности, которая предоставляется бесплатно, но в то же время Украина получает право покупать то вооружение, которого ей не хватает.

— Между тем, есть разные мнения об этом решении. Лично я благодарен правительству США за его поддержку, но, например, отчет Мюнхенской конференции говорит, что этот шаг «не способен решить конфликт».

— Да, дело в том, что задача иная. Не стоит задача вернуть территорию с помощью этого оружия или решить конфликт — для этого у нас есть дипломатические переговоры, для этого мы договариваемся о миротворцах.

Задача в том, чтобы помочь Украине эффективнее защищаться. Украину атакуют. Тут продолжается горячая война. Украинские солдаты гибнут каждую неделю.

Украина как независимое государство имеет право на защиту, и мы можем поддержать ее способность обороняться.

— Авторы отчета говорят, что это лишь «зацементирует нынешнюю патовую ситуацию» на Донбассе.

— В конфликте не было фундаментальных изменений на протяжении трех лет — не знаю, значит ли это, что он уже сейчас «зацементирован». И, кстати, превращение Донбасса в «замороженный конфликт» — тоже неприемлемый вариант, это не удовлетворит никого, никто на этом не остановится.

Я надеюсь, что в итоге конфликт будет решен. Но подчеркну: оружием его в любом случае не решить.

И невозможно его решить, если оставить все как есть.

Наша задача — сделать так, чтобы в конце концов от решения конфликта выиграли все — и жители Донбасса, в том числе русскоязычные, и жители остальной части Украины — будь-то русскоязычные или украиноязычные. Чтобы Украина и Россия восстановили нормальные отношения. Чтобы от этого выиграла также сама Россия — ведь санкции, связанные с «Минском», будут сняты.

— Вы верите, что Украина и Россия могут вернуться в довоенное состояние?

— На этот вопрос должны ответить сами украинцы. Я лишь отмечу, что Россия серьезно просчиталась, когда начала этот конфликт — она с удивлением осознала, как украинцы реагируют на вторжение РФ.

И поэтому действительно сложно представить, что после конфликта Украина когда-нибудь будет такой, как прежде.

«Нет простого разделения в украинской политике»

— Одним из самых цитируемых американских чиновников по вопросам Украины является госсекретарь Рекс Тиллерсон, а именно его слова о том, что «нет смысла защищать тело Украины на Донбассе, если она потеряла душу из-за коррупции». Эта фраза до сих пор релевантна?

— Это действительно важные слова. Я думаю, что в Украине нет ни одного человека, который бы сказал: «Мы уже все сделали, коррупция побеждена». Конечно, нет, проблема остается. Да, Украина действительно серьезно продвинулась на этом пути. Немало реформ проведено, но еще больше остается впереди.

В частности, я говорю о законе «Об антикоррупционном суде». Его проект уже в парламенте, и я уверен, что он будет изменен, усилен, и он должен быть принят.

— Именно за этот законопроект Порошенко жестко критикуют — его редакцию законопроекта раскритиковали все международные партнеры. Почему мы должны верить, что власть действительно хочет принять этот закон?

— Все просто. В Украине много политических игроков и нет простого деления: например, правительство — за принятие, а оппозиция — против, или наоборот. Но в конце концов вы должны достичь приемлемого уровня стандартов и принципов в этом вопросе. И рекомендации МВФ, ЕС и других партнеров подсказывают, что законопроект должен быть изменен.

— Вы не думаете, что власть играет в двойную игру и ждет, когда Запад, как всегда, уступит в своих требованиях по АКС?

— Будет ошибкой воспринимать эту историю как спор между Западом и Порошенко. Это не так.

Самой Украине нужно это законодательство, а не нам!

Это нужно вам, чтобы превратить Украину в успешную, процветающую страну! И именно об этом говорил секретарь Тиллерсон в той цитате, которую вы привели.

Антикоррупционное законодательство должно быть максимально жестким. Украинцы должны добиться его принятия — для блага собственной страны.

И я бы не сказал, что Украина идет неверным путем в этом вопросе. Путь правильный, просто надо идти дальше!

«Главное сейчас — достичь договоренности с Россией»

— На днях бывший генсек НАТО Расмуссен представил отчет Гудзонского института (Hudson Institute) по миротворческой миссии на Донбассе. Совпадают ли предложения этого документа с вашими?

— У меня пока была возможность прочесть его краткое изложение, summary этого отчета. То, о чем идет речь там, кажется мне вполне логичным, и это соответствует тому, о чем мы договариваемся.

Насколько я знаю, в теле отчета есть также отдельные детали, с которыми я точно не соглашусь — допустим, о возможности «торговли» (с Россией. — ЕП) по поводу изменений в Украине и Сирии. Не может быть никакой торговли по этим вопросам, это недопустимо. Но если говорить об основных показателях, то я согласен с Ричардом Гоуэном — экспертом Гудзонского института, который готовил этот отчет.

Что касается размера миротворческой миссии, то его невозможно определить, пока нет согласия относительно ее мандата и задач. А с этим ясности у нас пока нет.

— Но есть красные линии, например — необходимость контролировать границу.

— Да, но в важных деталях согласия нет. Я спрашивал Пентагон о возможном размере миссии, и их ответ был вроде такого: «Возможна миссия от такого-то до такого-то количества, в зависимости от того, как вы будете выполнять такое-то и такое-то задание». Напомните, какую численности рекомендует Гудзонский институт?

— Если не ошибаюсь, речь идет о 30 000, из них 5000 — на границе Украины и России (прим: на самом деле в отчете как минимальная численность эффективной миссии указаны 20 000, но в тексте в расчетах упоминается также о 50 000. — ЕП).

— Тридцать тысяч — это в тех рамках, которые мне предоставил Пентагон. Возможно, это многовато, но возможно — именно то количество, что требуется. Это будет зависеть от охваченной миссией территории и ее задач, которые пока не определены.

Так что сейчас главное — достичь договоренности с Россией.

— Вы не раз предлагали это Суркову (представителю президента РФ на переговорах по украинскому вопросу), и каждый раз Россия отказывалась.

— У нас была довольно конструктивная встреча с Сурковым в Дубае в январе. На прошлой встрече в ноябре все было иначе — тогда Россия настаивала на некой «охранной миссии» (на линии соприкосновения. — ЕП), которая лишь усугубила бы разделение Украины. Этот вариант был в принципе неприемлем. Зато в Дубае мы сдвинулись с этой точки.

Теперь я жду их встречных предложений.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 февраля 2018 > № 2505295 Курт Волкер


Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов

Почему Китай и Индия борются за влияние на Мальдивах

Алексей Куприянов

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы

«Если Индия в одностороннем порядке отправит войска на Мальдивы, Китай предпримет действия, чтобы остановить Нью-Дели. Индия не должна недооценивать китайское противодействие идее одностороннего военного вмешательства». Это цитата из редакционной статьи в англоязычной версии китайской газеты The Global Times. В западных СМИ ее нередко называют рупором Пекина, при помощи которого руководство КНР посылает сигналы и намеки противникам и союзникам. При помощи редакционной статьи Пекин впервые четко и открыто заявил Нью-Дели: не смейте отправлять на Мальдивы войска, иначе получите жесткий ответ. Чем же важна для двух ядерных держав маленькая островная республика, что они ради нее готовы, хотя бы на словах, пойти на конфликт?

Что знает среднестатистический россиянин о Мальдивах? Островной курорт в Индийском океане. Лететь туда долго, тур стоит недешево, но места райские – своего рода символ отдыха для тех, у кого есть деньги и кто может и хочет позволить себе бунгало под пальмой на берегу синего экваториального моря. Примерно то же знает о Мальдивах и любой другой западный (да и восточный – китайцев там только за прошлый год побывало 400 тысяч) турист.

Есть и другая сторона медали. Мальдивы – страна не просто со стопроцентно мусульманским населением, но и с самым большим на душу населения числом исламистов, уехавших на джихад в Сирию и Ирак. В столице Мале – высокий уровень наркомании (в основном из-за завозимого из Пакистана героина) и молодежной безработицы. Деньги в стране есть – у Мальдив самый высокий ВВП на душу населения в Южной Азии. Но средства крутятся в основном в туристической отрасли, обогащая владельцев отелей, многие из которых – иностранцы.

Ко всему прочему сейчас на Мальдивах политический кризис, уже третий за последнее десятилетие. И именно он спровоцировал спор Индии и Китая.

Три президента

Вплоть до 1965 года Мальдивский султанат был британским протекторатом. С распадом империи Мальдивы получили независимость, вскоре стали республикой, а в 1978 году в президентском кресле утвердился просвещенный президент-автократ Абдул Гаюм, по иронии судьбы сидевший ранее в тюрьме как борец за свободу слова, которую ущемлял предыдущий президент Ибрагим Насир. Гаюма можно было назвать умеренным светским лидером – он не давал поднять голову радикальным исламистам, активно развивал отдаленные атоллы, заботился о бедных. Именно при нем Мальдивы превратились в популярный курорт. При этом Гаюм преследовал оппозицию, пять раз подряд побеждал на безальтернативных выборах и правил твердой рукой, назначая на все видные позиции в трех ветвях власти своих людей.

Так все и шло до 2008 года, когда в результате многочисленных акций протеста и давления со стороны Британского содружества и Индии Гаюм неохотно пошел на альтернативные выборы – и внезапно проиграл. Новым президентом стал европейски образованный интеллектуал Мухаммед Нашид с большими связями в Лондоне и Дели.

Нашид оказался слабым лидером. Он искренне, но безуспешно пытался обновить страну и диверсифицировать внешнюю политику. Он разругался с былыми союзниками, не сумел провести реформы, выстроить отношения с основными кланами, подкупить или сломить сопротивление Верховного суда, состоявшего из сторонников Гаюма и раз за разом блокировавшего все инициативы нового президента.

На международной арене Нашид запомнился как яростный противник глобального потепления – он утверждал, что стоит воде чуть подняться, и Мальдивы будут затоплены, а мальдивцы окажутся народом без родины. Этот вопрос всерьез обсуждался в ООН, Нашид проводил заседания кабмина на камеру под водой, в аквалангах, и вообще заслужил славу человека прогрессивного.

Во внутренней же политике дела шли из рук вон плохо. Наконец Нашид решился на отчаянный шаг, приказав арестовать верховного судью – в глазах большинства мальдивцев защитника их древних прав и законов. Протестовать против ареста собрались огромные толпы, полиция стрелять по ним отказалась и примкнула к восставшим. Не дожидаясь худшего, Нашид подписал заявление об уходе с президентского поста. До выборов его сменил вице-президент Мухаммед Вахид.

Выборы 2013 года, однако, показали, что поддержка Нашида все еще сильна. В первом туре в сентябре он получил более 45%, его основной соперник – Абдулла Ямин, сводный брат Гаюма – 25,3%. Второго тура, однако, так и не случилось: полиция вскрыла многочисленные случаи фальсификаций, и разразился грандиозный скандал. Результаты были аннулированы, новые выборы назначены на ноябрь.

Эти два месяца оппозиция использовала по полной. СМИ, часть из которых находилась в руках сторонников Гаюма, обрушились на Нашида. Его обвиняли в атеизме, в том, что он сговорился с евреями, масонами и христианами, чтобы искоренить ислам на Мальдивах. Попытки Нашида воззвать к разуму избирателей не помогли – он потерял темп и уже не успевал оправдываться. Все больше мальдивцев склонялись к мысли, что нет дыма без огня. Новые выборы – с явкой 91,5% и перевесом всего в 6022 голоса – выиграл Абдулла Ямин. По улицам колесила молодежь на мотоциклах, размахивая партийными флагами и выкрикивая «Еще тридцать лет!». Клан Гаюмов торжествовал.

Но ликование оказалось недолгим. Быстро выяснилось, что Абдулла Ямин взял власть вовсе не для того, чтобы стать послушной марионеткой сводного брата. Утвердившись в президентском кресле, новый мальдивский лидер принялся перестраивать систему под себя, изгоняя с ключевых постов сторонников Гаюма и расставляя там своих людей. Многие бывшие соратники Ямина попали в тюрьму, включая его племянника, сына Абдула Гаюма Фариса.

В этих условиях бывшие непримиримые соперники – Гаюм и уехавший в эмиграцию Нашид – договорились о сотрудничестве. Час икс для Ямина должен был наступить этой осенью, во время очередных президентских выборов. Мобилизовавшие своих сторонников оппозиционеры могли всерьез рассчитывать на победу, если бы две недели назад на Мальдивах не случился внезапный судебный бунт.

Суд идет

Утром 6 февраля президент Ямин выступил с экстренным обращением к нации, объявив чрезвычайное положение и обвинив судей Верховного суда в попытке переворота. Накануне поздним вечером полицейские оцепили здание суда, а затем ворвались внутрь и арестовали двух судей – главу Верховного суда Абдуллу Саида и Али Хаммеда. Их обвинили в коррупции и намерении дестабилизировать ситуацию в стране. Глава МВД рассказал о пачках наличных, которые задержанные прятали под матрасами и собирались использовать для реализации своих зловещих планов.

За несколько дней до того, 1 февраля, Верховный суд, сохранявший верность Гаюму, внезапно потребовал от правительства освободить задержанных оппозиционеров и восстановить в правах ряд парламентариев от правящей Прогрессивной партии, неожиданно решивших сменить сторону и уйти в оппозицию. В противном случае суд обещал президенту импичмент.

Это стало настоящим подарком Ямину: верная ему полиция быстро подавила начавшиеся было демонстрации гаюмистов и начала массовые аресты оппозиционных политиков, включая и самого бывшего президента Гаюма. Разгром был полным: оставшиеся на свободе трое судей Верховного суда немедленно отменили решение об освобождении оппозиционеров и одобрили все действия президента.

Удар мог бы быть и сильнее: к примеру, Ямин не стал требовать отмены решения о восстановлении в правах перешедших в оппозицию депутатов. Теоретически это дает оппозиции большинство в парламенте, но, учитывая, что несколько депутатов сидят за решеткой, находятся в розыске или на долговременном лечении за границей, правящая партия по-прежнему сохраняет шаткое большинство.

Причина отнюдь не в исключительном миролюбии Абдуллы Ямина. Будь его воля, он бы наверняка зачистил оппозицию под корень. Но Ямин вынужден придерживаться правил игры, чтобы не вызвать недовольство северных соседей в Нью-Дели, которые могут смести его буквально за несколько часов.

Мы патрон, вы – клиент

До недавнего времени Индия традиционно и небезосновательно считала, что Мальдивы находятся в ее безусловной зоне влияния. Само географическое положение Мальдивских островов не оставляло им особого выбора, да и в условиях холодной войны Индия, один из лидеров Движения неприсоединения, представлялась наилучшим выбором в качестве государства-покровителя.

Индийцы не раз доказывали, что к своим обязанностям патрона относятся ответственно. Когда в 1988 году на островах высадился десант прибывших со Шри-Ланки повстанцев-тамилов, Гаюму чудом удалось избежать захвата. Он послал сигнал о помощи, Нью-Дели экстренно одобрил проведение операции под кодовым наименованием «Кактус», и уже через девять часов в международном аэропорту Мале сел первый самолет с индийскими десантниками, против которых у тамилов не было ни единого шанса.

После этого чудесного спасения Гаюм провозгласил политику «Индия первым делом» – India First. Это было очень разумным шагом: в обмен на размещение военных объектов и безусловную лояльность Индия фактически гарантировала безопасность островов – и внешнюю, и внутреннюю. В Нью-Дели с тех пор привыкли, что всегда могут рассчитывать на мальдивский голос в любых международных организациях и никуда Мальдивы от Индии не денутся.

Сменивший Гаюма Нашид впервые начал диверсифицировать внешнюю политику Мальдив, разрешив Китаю открыть посольство и заключив с ним первые контракты. В Нью-Дели от этого в восторг не пришли: индийские власти с подозрением относятся к любому усилению китайской активности в Индийском океане, считая, что Пекин намеревается окружить Индию так называемым «жемчужным ожерельем» – цепочкой баз, с которых в случае потенциального конфликта могли бы действовать корабли Народно-освободительной армии Китая.

После прихода к власти Ямина ситуация обострилась еще сильнее: новый президент явно разворачивал страну к сотрудничеству с Пекином, пытаясь одновременно и заполучить китайские деньги и туристов, и не порвать с Нью-Дели. Заверяя Индию в нерушимой дружбе, Ямин в то же время передавал китайцам самые выгодные контракты – к примеру, на строительство аэропорта имени Насира. Изначально, еще в 2010 году, этот проект стоимостью $800 млн получила индийская фирма, но в 2014-м Ямин объявил, что сделка была заключена с нарушением правил, и расторг ее.

Самым ярким примером двойной игры стало подписание в декабре договора о создании зоны свободной торговли между Мальдивами и Китаем – притом что буквально за пару месяцев до того Ямин клялся, что сперва подпишет подобный договор с индийцами. Индия неоднократно выражала свое недовольство, но до поры до времени президенту удавалось балансировать между двумя гигантами. В январе 2018 года даже наметилось определенное потепление между Мале и Нью-Дели, но все нарушил февральский кризис, поставивший Индию перед сложным выбором.

Есть ли «Кактус»?

С одной стороны, арест судей Верховного суда и оппозиционных лидеров дает Индии моральное право на вмешательство в дела государства-клиента и позволяет одним махом покончить с китайским влиянием на Мальдивах. Проще говоря, индийцы могут провести операцию «Кактус-2», высадив десант и посадив в президентское кресло удобного себе кандидата.

Именно к такому варианту действий подталкивает Индию бывший мальдивский президент Нашид, находящийся сейчас на Шри-Ланке. Он выступил со статьей, в которой призвал Нью-Дели «направить специального представителя на Мальдивы, поддержав его военной силой».

У этой идеи в индийском военном, политическом и экспертном сообществе немало сторонников, полагающих, что демонстрация силы существенно укрепит позиции страны и покажет, что она намерена решительно защищать зону своих интересов. Так, отставной бригадир Румел Дахийя, заместитель директора влиятельного Института оборонных исследований и анализа (IDSA), тесно связанного с Министерством обороны, выступил с программной статьей, в которой прямо заявил: «Ждать до тех пор, пока прольется кровь и появится формальный повод для вмешательства, – неверный выбор. Прошло уже достаточно времени для того, чтобы провести необходимые консультации со Шри-Ланкой и другими соседями, а также ООН, ЕС, США и Россией. Пришло время действовать… Это необходимо для обеспечения безопасности Индии. Если промедлить, ситуация может перерасти в серьезный кризис. Идеалистическая внешняя политика – это хорошо, но не за счет непосредственной безопасности и геополитических интересов. Воля нации к действиям для защиты своих интересов даже перед лицом критики со стороны – это признак уверенной в себе и стабильной державы».

Со схожим заявлением выступил высокопоставленный лидер правящей «Бхаратия Джаната парти» Яшвант Синха, находящийся во внутрипартийной оппозиции к премьеру Моди. «То, что происходит на Мальдивах, является угрозой национальной безопасности Индии, – объявил он. – Нет нужды выяснять чье-либо мнение, нужно просто действовать. Если вы решительно действуете, мир вас уважает. Но если нет – вас считают слабыми, и вам приходится выслушивать советы со всех сторон. Есть сведения, что Китай уже занял 17–18 мальдивских островов, и это повод для самого серьезного беспокойства. Китайцы пришли и делают что хотят под самым нашим носом. И правительство Конгресса, и нынешнее правительство не решаются что-либо предпринять, тем временем Мальдивы превратились во враждебную страну. Вспомните, как нашу компанию, с которой ранее заключили контракт на строительство аэропорта в Мале, буквально вышвырнули прочь. Мы тогда не вмешались, и с тех пор мальдивское правительство почувствовало, что Индия считает себя слабой и не может действовать жестко. И поэтому Мальдивы считают, что могут делать что им вздумается».

Есть и еще один фактор, который теоретически может оправдать индийское вмешательство, – радикальный ислам. При Ямине Мале наладил активное сотрудничество с Эр-Риядом в расчете на инвестиции от единоверцев; за это приходится платить усилением саудовского влияния, в том числе религиозного, и все большей радикализацией общества.

Пока, однако, Саудовская Аравия остается дремлющим игроком: ни Индии, ни Китаю невыгодно затрагивать ее интересы, учитывая критическую зависимость обоих соперников от импорта саудовской нефти. Пока Нью-Дели и Пекин ссорятся, Эр-Рияд тихо укрепляет свои позиции: на днях Саудовская Аравия предоставила Мальдивам помощь на сумму $160 млн.

Сохранять спокойствие

Пока, невзирая на нажим ястребов, правительство Индии так и не отправило на острова ни одного солдата. Хотя военный вариант решения проблемы явно стоял на повестке дня и при необходимости может быть реализован, Моди и его кабинет предпочитают выжидать, и в этом их поддерживают политики и эксперты, опасающиеся, что силовое вмешательство может только ухудшить ситуацию.

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы.

К тому же легальные основания для проведения условного «Кактуса-2» не идут ни в какое сравнение с теми, что существовали в 1988 году: тогда Индия вмешалась в события по призыву законно избранного президента страны, а сейчас ей, по сути, придется президента свергать, причем делать это лишь на основании призывов изгнанного экс-президента. Верховный суд Мальдив продолжает работу, пусть и во временно урезанном составе, в парламенте большинство имеет оппозиция – формальных оснований для интервенции нет. В поддержку этой точки зрения выступают, к примеру, бывший секретарь МИД Канвал Сибал и эксперт The Times of India по дипломатическим вопросам Индрани Багчи.

В Нью-Дели кипят споры, правительство выжидает, а Китай тем временем пытается не допустить индийской интервенции и довести до сведения индийского руководства, что не собирается вмешиваться в ситуацию, если сами индийцы не решатся на применение силовых методов. Конечно, ухудшение имиджа Индии в регионе было бы выгодно Пекину; с другой стороны, вторжение индийцев на Мальдивы будет означать физическую ликвидацию китайского присутствия на островах, что КНР совершенно не нужно. Идеальным вариантом для Китая стало бы сохранение Ямина у власти и продолжение расширения экономического сотрудничества с Мальдивами – но на этот раз, очевидно, с большим вниманием к индийским интересам.

Пока Китай и Индия ведут сложную игру вокруг Мальдив, пытаясь обойтись без эскалации конфликта и при этом выторговать для себя максимально выгодные условия, Соединенные Штаты – мировой гегемон – молчат. В самом начале конфликта Вашингтон приветствовал решение мальдивского Верховного суда освободить оппозиционеров, позже вместе с Британией и Индией призывал отменить чрезвычайное положение, но с тех пор никак себя не проявил.

Единственное, что известно – 8 февраля Трамп позвонил Моди, и оба лидера в числе других тем обсуждали и Мальдивы – наряду с Афганистаном, Мьянмой и КНДР. Сошлись на том, что политический кризис на Мальдивах вызывает обеспокоенность, и подчеркнули важность уважения демократических институтов и законов. Но в целом США самоустранились от участия в разрешении кризиса.

Возможно, основная причина – нежелание обострять на пустом месте отношения с Пекином, которые и так далеки от идеальных. Кроме того, похоже, что Вашингтон, упорно пытающийся превратить индийцев в региональных союзников, чтобы сдержать их руками Китай, решил продемонстрировать Нью-Дели, что всецело признает наличие индийской сферы интересов. Вопрос в том, насколько высоко подобную любезность, ничего не стоящую США, оценит сама Индия.

Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 февраля 2018 > № 2504141 Павел Дикань

Адвокат Небесной Сотни Дикань: Правовые проблемы государства и отсутствие системного подхода к понятию справедливости мешают расследованиям по Майдану

В июле 2015 года десять адвокатов основали общественную организацию "Адвокатская совещательная группа" ("Адвокатська дорадча група"), которая представляет интересы семей Героев Небесной Сотни и потерпевших по "делам Майдана".

Один из них Павел Дикань в эксклюзивном интервью агентству "Интерфакс-Украина" рассказал о том, на каком этапе сейчас находятся дела, связанные с событиями зимы 2013-2014 годов, какие есть перспективы, проблемы и риски того, чтобы они были доведены до конца.

Сколько всего есть "дел Майдана"? В каких из них вы принимаете участие?

Дел достаточно много. Есть процессы по событиям 30 ноября 2013 года, по 1 декабря, по 11 декабря, когда была попытка вытеснения Майдана. Много было административных дел по поездке в Межигорье к Януковичу, по которым осуществлялась массовая подделка доказательств правоохранителями. И потом уже дела января 2014 года, которые начались с "диктаторских законов" 16 января. После чего начались события на улице Грушевского, действия против Автомайдана, нападения "титушек" на протестующих, незаконные задержания, похищения людей и убийства. Именно тогда в Киеве начали действовать местные и завезенные "титушки", что вылилось в нападения на людей, похищения Игоря Луценко и Юрия Вербицкого. Были нападения на Автомайдан на Крепостном переулке, на улице Щорса, арест студентов университета им. Карпенко-Карого, которые просто шли с Майдана.

Всего есть более 25 процессов, я задействован где-то в 7.

Я занимаюсь делом о похищении 21 января 2014 года молодого человека "титушками" из "Оплота" Жилина на Петровке, которое выросло в массу эпизодов, и мне удалось убедить Генпрокуратуру забрать это дело из Оболонской прокуратуры. И это дело, по которому есть единственный реальный приговор. Причем этому человеку дали четыре года, и он если уже не вышел, то скоро должен выйти, потому что он был полтора года в СИЗО.

По процессу над "беркутовцами" в Святошинском суде я представляю родственников Устима Голоднюка, Андрея Дигдаловича, Юрия Паращука и Сергея Кемского, которые были убиты 20 февраля 2014 года.

Также у меня есть потерпевшие по 18 февраля, по январю 2014 года, по 30 ноября и 1 декабря 2013 года.

На прошлую годовщину Майдана вы говорили, что приговор по делу бывших сотрудников "Беркута" будет вынесен Святошинским судом Киева не раньше 2018 года. Что вы можете сказать сейчас?

Действительно, год назад мы предполагали, что в 2018 году мы увидим окончание процесса по сотрудникам "Беркута", которые обвиняются в убийствах и террористической деятельности на улице Институтской 20 февраля 2014 года, но, к сожалению, исходя из темпов судебного процесса, мы понимаем, что в 2018 году закончить это дело нереально.

Еще не допрошены все потерпевшие, допросили в лучшем случае половину из них. Продолжается следственный эксперимент, назначен ряд экспертиз, которые еще не начались. Мы даже еще не перешли к допросу свидетелей. Причем будут обязательно как свидетели обвинения, так и защиты, в том числе, Янукович, Захарченко, Портнов, воображаемые "грузинские снайперы". То есть их будет очень много, и задача адвокатов – максимально затянуть этот процесс.

Между прочим, каждый раз, когда рассматривается вопрос о продлении обвиняемым меры пресечения, защита говорит, что они уже отсидели три года и сколько им еще сидеть? Но есть нюанс: эти люди, с точки зрения обвинения, причастны к массовому убийству в центре города. Поэтому не стоит вопрос, сколько им сидеть? Эта статья очень тяжелая, она предполагает пожизненное заключение. И, к сожалению, это недостатки процессуального кодекса, которые заставляют нас каждые два месяца возвращаться к вопросу меры пресечения.

С моей точки зрения, в данном вопросе судья должен брать на себя ответственность и сказать, что обвиняемым в таких преступлениях на период рассмотрения дела избирается такая-то мера пресечения до изменения существенных обстоятельств. Так делается в цивилизованном мире.

Если же вернуться к вопросу о длительности этого судебного процесса, то, к сожалению, я боюсь, что и через год буду говорить, что и в 2019 году он не завершится. Продвижение есть, но процессуальные особенности украинского законодательства не позволяют прогнозировать какие-то реальные сроки.

Что еще затягивает процесс? Например, есть ощущение, что даже со стороны обвинения слишком много потерпевших и свидетелей.

С одной стороны, Уголовный процессуальный кодекс позволяет прокуратуре самой выбирать свидетелей, но у них же есть инерция мышления, что "мы приведем побольше". В нормальном процессе судья должен оценивать, о чем говорит свидетель, определять, насколько подтверждены его показания, и отсеивать таких свидетелей. И в этой ситуации судья мог бы ускорить процесс, но они к этому не привыкли.

Как бы вы тогда оценили председательствующего в этом процессе судью Сергея Дячука?

Оценивать мне действия судьи будет не корректно, но то, что делает Дячук, с сугубо процессуальной точки зрения выглядит правильно.

С моей точки зрения, Дячук пытается разобраться в этом деле. Очень много материала, и я ему не завидую. Очень тяжелый процесс. Каждые два месяца нужно рассматривать вопрос о мере пресечения, масса ходатайств, экспертиз, в которых нужно разбираться. Была проблема с присяжными, которым не платили денег.

А что вы думаете о присяжных?

Я считаю, что институт присяжных должен быть в тяжелых делах, но не знаю, готово ли наше общество к такому. В нашем процессе присяжные пытаются слушать, разобраться, но сам по себе этот институт неправильный в то м виде, в котором сегодня существует в Украине. Это какая-то неправильная калька с советского института народных заседателей. Там был судья и двое заседателей, здесь два судьи и трое присяжных. Роли не разделены, они фактически равноправны. Притом, что трое из них вообще не являются специалистами в сфере права. И присяжные обязаны прислушиваться к судье, потому что они не понимают по процессу. Зачем их вообще включать в процесс?

Существует нормальная процедура, которая отработана в англосаксонском праве, что присяжные принимают решения на основании внутреннего убеждения, а все вопросы процесса курирует судья, и он выносит уже решение о приговоре, а присяжные только говорят, виновен или нет.

Так называемые "грузинские снайперы" на Майдане – это фейк? Почему суд согласился организовать их допрос в режиме видеоконференции?

В Святошинском суде действительно продолжаются многочисленные попытки вбросов какой-то информации, которая ничем не подтверждается, кроме чьих-то утверждений. Как, например, история с "грузинскими снайперами".

Причем дело даже не в том, что это фейк. Главное то, что будет происходить. В какой-то стране, с которой у Украины нет договора о выдаче, по видео будет установлена связь с некими людьми, которые скажут, что они приезжали и стреляли в правоохранителей. И суд должен принимать это во внимание, потому что эти люди будут под присягой.

А, например, того же Саакашвили, который должен был сказать, правда это или неправда, сейчас уже в Украине нет. И мы не можем понять, будет он или нет. Это может быть по видеосвязи, но выглядеть это будет уже не так, чем когда человек приходит и лично присутствует.

Решение допрашивать "грузинских снайперов" в режиме видеоконференции суд мотивировал равностью прав сторон. Другой вопрос, насколько он будет принимать во внимание их показания. Любые показания свидетелей должны подтверждаться фактическими обстоятельствами, показаниями других свидетелей, наличием оружия, пуль, местоположения. Если они скажут, что въехали в Украину по поддельным паспортам, то тогда вопрос, по каким? Это все нужно проверять.

Вокруг Майдана существует много мифов. Да, действительно были факты гибели правоохранителей, и этого никто не отрицает. Расследуется, кто стрелял и как стрелял. Недавно Генпрокуратура нашла кого-то и предъявила подозрение лицу, которое подозревается в стрельбе в сторону правоохранителей. Это важные факты, их тоже нужно расследовать, но это никоим образом не может быть основанием для оправдания тех, кто расстреливал безоружных людей, которые вытаскивали раненых. А эти люди находились при исполнении и их действия четко регулируются законом.

В отличие от достаточно неорганизованного Майдана тот же "Беркут" – это военизированное подразделение, которое централизованно управляется, есть тактика, стратегия, модули поведения для определенных ситуаций. Они почему-то не применялись. Даже когда они делали попытки так называемого "освобождения" или "вытеснения" людей с Майдана, то это не происходило так, как это предусмотрено, "не по науке". То ли не хотели, то ли боялись, то ли действительно не умеют.

Если вы вспомним события на Грушевского, то уже на второй-третий день сотрудники "Беркута" начали прицельно стрелять по журналистам. Затем избили ребят на колоннаде стадиона "Динамо" и чуть не убили их. Они чудом выжили. Это дело рассматривается в Днепровском суде Киева.

Неправомерные действия со стороны правоохранительных органов нарастали, это выглядело как какие-то "пацанские разборки" с их стороны. И даже когда со стороны митингующих были какие-то противоправные действия, то силовики хватали самых слабых и неопасных вместо того, чтобы системно работать, вычислять главных нарушителей, задерживать их и доказывать, что они действительно совершают какие-то неправомерные действия. Но при этом нужно вести себя согласно закону и быть сдержанными. А если этого не происходит, тогда народ действительно имеет право на восстание, потому что правоохранители превышали свои полномочия постоянно.

Андрей Парубий во время дачи показаний в Оболонском суде говорил о том, что так называемой "третьей силой" на Майдане, которые стреляли в митингующих и правоохранителей, могли быть представители спецслужб России. Есть ли у вас или где-то в материалах дела какие-то подтверждения, что такое могло иметь место?

У нас нет таких доказательств. К тому же, в этой части мы не являемся стороной процесса, и у нас нет доступа к этим материалам. Но, насколько мне известно, даже если что-то и есть, то оно на данный момент еще не доведено до той стадии, когда это можно переводить уже в подозрение и обвинение.

Безусловно, такие дела должны расследоваться. И хотя был принят ряд законов о так называемой амнистии и запрете уголовных преследований участников протестов на Майдане, которые, я считаю, нужно отменить, поскольку они не позволяют проводить полноценное расследование, тем не менее, Генпрокуратура все равно эти расследования проводит.

Активная часть общества, родственники погибших, очевидно, хотят, чтобы были названы имена организаторов, тех, кто отдавал приказы стрелять в протестующих. Насколько это реально? Что даст, например, заочное расследование и суд о роли Януковича в убийствах на Майдане?

Проблема в том, что большинство документов было уничтожено, и даже в процессе в Святошинском суде ни разу не прозвучали слова о том, что был приказ. А на самом деле, единственный человек, который мог об этом рассказать, это командир спецроты "Беркута" Дмитрий Садовник, который непосредственно на месте руководил действиями подразделения и понимал, почему они именно так поступают.

И даже подполковник Олег Янишевский (бывший заместитель командира киевского "Беркута") не был там командиром. Он принимал участие вместе со всеми, возможно, за счет собственного энтузиазма. Но с нашей точки зрения, он не командовал.

Кто-то давал распоряжения на подвоз патронов. У них же заканчивались патроны, а оказалось, что им нужно было еще стрелять. И кто-то эту просьбу удовлетворил, кто-то знал о ней и с кем-то Садовник должен был это согласовать. Поэтому ключевая фигура у нас, к сожалению, сбежала. А от нее идет цепочка наверх.

Но Садовник сбежал и ему дали это сделать. У нас проблема практически по всем производствам, что ключевые фигуры сбежали.

С другой стороны, в заочном процессе, который сейчас инициирован Генеральной прокуратурой в отношении Януковича, будет происходить приблизительно то же самое, что происходит в Оболонском суде по делу о государственной измене Януковича, только с гораздо большими "театральными действиями". Мы уже видели попытки этого. С криками о невиновности и о недоказанности.

Обратите внимание, что в основном говорится не о невиновности, а о недоказанности. Я понимаю, что оппоненты движутся исключительно правовым путем: не доказано – значит невиновен. А на самом деле, виновен. С моей точки зрения, Янукович виновен, потому что он руководил страной и допустил это. Он, скорее всего, инициировал это, но это мое личное мнение. Не могут происходить, без какого-либо плана, на протяжении трех месяцев в центре города системные атаки со стороны правоохранительных органов на граждан, что, соответственно, стало поводом для ответной реакции граждан.

Если рассматривать всю историю Майдана, то мы помним, что даже первые агрессивные действия со стороны правоохранительных органов 30 ноября 2013 года не вызвали ответной силовой реакции. 1 декабря, безусловно, были встречные столкновения, но абсолютно открыт вопрос, кто был первичным инициатором и кому это было выгодно. Потому что потерпевшие, которых я представляю в соответствующих процессах, абсолютно невинные люди, которые проходили мимо. Например, Ирина Рабченюк в деле об избиении людей на улице Институтской 1 декабря, которое рассматривает Подольский суд Киева. Эта женщина пострадала, наверное, больше всех тогда. Она фактически потеряла зрение на один глаз, долгое время лечилась.

По вашему мнению, почему именно дело о госизмене в отношении Януковича пошло в суд первым, а не "дело Майдана"? Ведь должна быть последовательность. Все началось с Майдана. И в Оболонском суде адвокаты Януковича постоянно задают вопросы о Майдане.

С моей точки зрения, дело о госизмене – одно из самых простых. Оно базируется на документе, который подписал Янукович, и который, по моему мнению, является очевидным бесспорным доказательством совершения им преступления. И, в принципе, больше ничего не надо было бы рассматривать. Есть документ, экспертиза, пару свидетелей опросили и на этом все.

Но, естественно, что защите Януковича это не нравится. Поэтому был сначала отзыв адвокатов, потом их возвращение. И при этом нужно максимально отвлечь внимание и затянуть этот процесс, такая тактика. Почему Генпрокуратура выбрала это дело? Потому что оно простое. Им нужно было показать, что они умеют работать. И я знаю, что по некоторым делам они действительно умеют работать.

А дело по Майдану намного сложнее и пиариться на нем тоже будет намного сложнее. Оно требует реального результата, реальной сложной доказательной базы. Потому что если, например, по делу "беркутовцев" есть хотя бы какие-то физические доказательства, то в деле по Януковичу и Майдану есть только совокупность фактов, которая выстраивается в определенную логическую последовательность. И прокуратура должна доказать, что эти действия не могли происходить без ведома президента.

Вы будете как-то вовлечены в этот процесс?

Мы считаем, что в деле Януковича "по Майдану" те же потерпевшие, что и в деле "беркутовцев". Но на настоящий момент только открыта процедура по заочному досудебному следствию. По закону потерпевшие и должны быть те же самые.

И это дело будет еще длиннее, с моей точки зрения. Более того, эта процедура заочного досудебного расследования написана на коленке, что называется. Не принято системное законодательство, есть масса недостатков, не прописаны процедуры. И когда в процессе, который происходит в заочном уже судебном следствии, вызывают обвиняемого по видеосвязи, но благо судьи потом опомнились, - это нонсенс. Он или есть, или он отказывается. Как может быть по видео? Вы потом приговор ему тоже по видео объявите?

Периодически озвучиваются такие версии, что доказательств, которые могли бы пролить свет на события 18-20 февраля на Майдане и на Институтской, нет. Деревья спилили, пуль нет, того нет… Скажите, есть ли все-таки эти доказательства, есть ли необходимая доказательная база?

База, безусловно, есть. Я в этом убежден, исходя из тех материалов, которые я видел. Существует масса мифов по поводу Майдана. В том числе о спиленных деревьях, которых действительно несколько спилили, но это не влияет на общую картину доказательств.

Я знаю, что прокуратура еще в прошлом 2017 году лазила по стенам и выковыривала пули из гостиницы "Украина", которые не были своевременно изъяты. Надо понимать, что в 2014 году поначалу расследование велось хаотично, разбросанно, не системно, как попало, что называется. И велось, в том числе, силами людей, которые морально или даже физически какое-то время находились на стороне тех, чьи действия они должны были расследовать.

И только с конца 2015 года, когда удалось убедить тогдашнего генпрокурора Виталия Ярему создать отдельный департамент во главе с Сергеем Горбатюком, мы начали видеть хоть какую-то системность.

С другой стороны, мы видим, что это всем мешает. Вот если бы оно все пропало, затихло, наверное, всем было бы хорошо. Потому что на каждую годовщину Майдана нужно что-то сказать, а в ответ им говорят, что вы тут хвастаетесь "достижениями", но не сделано это, это и это. Развалена система экспертизы, которую мы только на четвертый год начинаем восстанавливать, нет кадров, финансового и технического обеспечения. Нет консолидации правоохранительных органов с целью эффективного расследования.

Какая причина этого? Отсутствие политической воли?

Как в Украине говорят, "не на часі". Хотя нынешние руководители страны пришли к власти фактически на волне Майдана, но как мне кажется, с их точки зрения, у них есть более актуальные задачи, чем расследование преступлений против участников Революции Достоинства. Во всяком случае, системное отсутствие поддержки расследования, многочисленные процессуальные "мины", которые возникали за эти четыре года, спорадический интерес к расследованию лишь в годовщины событий говорят именно об этом.

В Генеральной прокуратуре есть люди, которые приходят на доклады к руководству и говорят, что они все сделают. Отлично, тогда он ответственный, пусть идет и делает, и забыли о нем. И эти люди играют какую-то роль.

А тот же Горбатюк, который говорит, что он бы сделал, но ему нужно одно, второе, третье, выглядит как "мальчиш-плохиш". Посыл такой, что у него же есть департамент и пусть ведет расследование. А то, что нечем делать, это не их проблема.

Может ли на делах Майдана негативно отразиться судебная реформа? Есть ли риск, что будут переназначены судьи, перераспределены дела, процессы начнутся заново?

В законе четко написано, что создается новый суд, а старые суды ликвидируются и все судьи старого суда теряют полномочия. Их надо переназначить. Создается новый состав суда, даже не правопреемник. А новый состав суда начинает свое функционирование с момента, когда новоназначенный глава суда опубликует объявление о начале работы суда. И с этого момента все судьи предыдущего суда теряют полномочия. А в какой момент это произойдет, если дело будет еще три года длиться? Вы на три года собрались это растянуть или по какой-то отдельной части дел? Это не предусмотрено законом.

Я не понимаю механизм, который предусмотрели авторы этого законопроекта. Они рассказывают, что все будет хорошо, и дела будут продолжаться. Но первое – это же касается не только дел Майдана, в каждом суде множество дел, которые тянутся годами.

Я допускаю, что может произойти коллапс всех этих дел. И пока даже не вижу предохранителей.

Если даже судью переназначают в новый суд, то рассматриваемые им дела все равно должны в теории начаться заново. Как и при смене состава суда. По делу "беркутовцев", допустим, у нас двое судей и один запасной, но если у нас двое судей по каким-то причинам выпадут, то будет сформирован новый состав суда и дело мы должны начинать заново. У нас трое присяжных и двое запасных, и если трое присяжных выпадут, то мы должны начинать заново.

Например, у нас есть проблема в деле по действиям "титушек" ночью 18 февраля 2014 года, где интересы потерпевших представляют наши адвокаты, когда на углу Большой Житомирской и Владимирской были смертельно ранены журналист Вячеслав Веремий и активист Виталий Васильцов. Это дело абсолютно не движется, потому что сначала один присяжный не смог участвовать и пришлось его менять, потом второй. Сейчас состава присяжных нет, и дело стоит. "Титушек" выпустили из-под ареста, потому что ЕСПЧ скажет, что мы не обеспечиваем право на справедливые сроки судебного рассмотрения, потому что у нас нет функционирующего суда. Но это не проблема потерпевших.

Как вы считаете, насколько все-таки важны эти процессы для нынешнего и будущих поколений, которые уже и не будут знать многих нюансов того, что происходило в конце 2013 – начале 2014 года в Киеве? Особенно с учетом того, что со временем эта тема все больше становится историей, а события в стране и мире развиваются очень стремительно. Какой вы видите смысл в этих процессах и готовы ли вы заниматься ими до конца?

Во-первых, если мы уже взялись за эти дела, то бросать их неправильно. И пока силы есть, нужно довести их до конца.

Да, это может длиться и 20 лет. Мы изучали материалы процесса в Литве по событиям января 1991 года, когда при попытке штурма советскими военными телебашни и здания Комитета радио и ТВ в Вильнюсе погибли 14 человек. Часть же дел там была закрыта, и только политической волей нового президента они были возобновлены через длительный срок. Аналогично было в Польше, где прошло 30 лет с момента избиения шахтеров в 1981 году, и только недавно вынесли приговоры полицейским. Но, тем не менее, это важно. Сложная была история в свое время в Аргентине, где экс-президента Хорхе Виделу (1976-1981) в 1985 приговорили к пожизненному заключению за совершенные его режимом преступления, затем в 1990 году амнистировали, но в 2010 году опять посадили, и в 2013 году он умер в тюрьме. Нет сроков давности и по преступлениям немецких нацистов и их пособников.

Это тоже одна из проблем украинского законодательства, потому что в нем нет преступлений против человечности. Эти преступления не квалифицированы, а по международному гуманитарному праву они вообще не имеют сроков давности. Этими преступлениями оперирует Международный уголовный суд.

Правовые проблемы государства Украины и отсутствие системного подхода к понятию справедливости, в первую очередь, мешают расследованиям по Майдану и другим вопросам. Это понятие не стоит во главе угла. Должно быть справедливое решение в отношении людей, совершивших преступления. Каждый судья должен это понимать, каждый прокурор и адвокат. А у нас, к сожалению, этого нет.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 20 февраля 2018 > № 2504141 Павел Дикань


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502312 Роман Бессмертный

Война России и Украины — лишь четверть проблемы, ситуация намного жестче — Роман Бессмертный

Роман Бессмертный о «Минске», Донбассе и угрозе глобального конфликта.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

На прошлой неделе исполнилось три года со дня подписания вторых Минских соглашений.

О том, когда «Минск» может быть заменен другим переговорным форматом, сколько лет может уйти на решение проблемы Донбасса и почему война Украины и России — лишь фрагмент более серьезной мировой проблемы, в интервью «Апострофу» рассказал политик и дипломат, бывший представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы в Минске Роман Бессмертный.

Марина Евтушок: В 2016 году вы намекнули на исчерпание вторых Минских соглашений, сказав: «Философия внутренних процессов говорит о том, что „Минск-2" даже на 50% не отвечает на ту проблематику, с которой столкнулись Украина и мир на территории украинского Донбасса». Прошло более двух лет с момента этого заявления. Что теперь можете сказать о Минских договоренностях? Насколько они соотносятся с сегодняшней повесткой дня, когда наступит время прекратить их использовать?

Роман Бессмертный: Это явление (потому что его нельзя назвать документом), во-первых, фактически стало жертвой 2017 года. А, во-вторых, сейчас большая часть указанных там позиций, кроме безопасности и отдельных положений социогуманитарного блока, и физически, и морально устарели. Несмотря на то, что многие говорят об отсутствии альтернативы, на самом деле уже сейчас она складывается. Причем парадоксальность ситуации — в том, что альтернативу международному диалогу представляет даже общественный сектор отдельных стран. Посмотрите на украинские общественные организации — они разрабатывают собственные проекты и программы (по урегулированию на Донбассе — «Апостроф»). Я уже не говорю о таких явлениях, как доклад Расмуссена (экс-генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен предложил ввод на Донбасс миротворцев из стран, не входящих в Альянс, — «Апостроф»), работа Центра [стратегических разработок Алексея] Кудрина в России. Такие явления, как переговоры Волкера и Суркова, фактически забирают себе в отдельных частях все то, что именовалось минским процессом. По факту это признается всеми сторонами. Возникает вопрос: почему это не интегрировать внутрь нормандского и минского процессов? Потому что все прекрасно понимают: нужно говорить, что он как будто еще живет, но видеть, что он умирает. При этом надо найти другую среду, где бы что-то рождалось.

Ситуация 2017 года заключается в том, что минский процесс принесен в жертву, но в 2018-м году состоится рождения какого-то другого международного процесса. Но ни первое, ни второе не отвечают на все составляющие этой войны.

Почему? Потому что все продолжают топтаться вокруг темы войны России и Украины, тогда как на самом деле это даже количественно четверть всей проблемы. Эта война импульсирует и на сегодняшний день поджигает центральноевропейский регион. Потому что все эти дискуссии вокруг Украины и Польши, Украины и Венгрии, Украины и Беларуси — последствия того, что никто не хочет глубже взглянуть на ситуацию и увидеть, например, как поставляется уголь в Польшу, электроэнергия в Венгрию, на связанную с этой войной контрабанду в регионе.

Дальше берем такое: Россия заместила кредитные ресурсы европейских бизнес-структур и банков китайскими. Кроме того, внутри Европы начались центробежные процессы. Это следствие той же войны, потому что Европа разделяется в ее оценке и отношении к ней, это касается как людей, так и государств. Можно выделить, например, голосование в Чехии за партию премьера и за президента (Милоша Земана, которого часто называют пропутинским, — «Апостроф»). Я уже не говорю о разных взглядах на «Северный» и «Южный потоки». Ситуация в мире еще жестче, потому что по сути мир в 2017 году вернулся на старт холодной войны.

— Когда читаешь новости, создается впечатление, что не то, что с каждым месяцем или годом, а с каждой неделей появляются новые противоречия между ключевыми игроками. Аннексия Крыма и интервенция на Донбассе продемонстрировали недостатки и слабые места глобальной и региональной систем безопасности, показали необходимость реформ. Реально ли это вообще?

— Эта проблема возникла сразу после того, как были созданы соответствующие структуры — и Совет безопасности, и ООН как таковая. Впервые эта проблема возникла еще в 1950 году, когда участники Совбеза обязаны были выполнить устав ООН, особенно в части создания структур по безопасности. Если вчитаться в этот документ, то очевидно, что ни 44-я, ни 45-я, ни 46-я статьи устава не выполнены, а в них речь идет о создании боевой части войск Совета безопасности и системы управления ними. Вы не услышите об этих институциях, потому что их просто нет. А представьте себе структуру, у которой нет ни рук, ни ног — она думает, принимает резолюции, выражает свое мнение, а механизм запустить не может. Так пришли к явлению, которое обозвали миротворческими контингентами. И в каждом случае они носят иной характер, иной смысл, другую компоновку, ведь очевидно, что при бездействии в части реализации собственных составляющих приходится каждый раз рожать новое явление, новое содержание. И это легко блокировать или через право вето, или сказав, что нет средств.

На самом деле на все эти вещи есть ответ, потому что собственные решения или выполняются, или нет — и тогда любая структура капитулирует. Очевидно, что участники Будапештского меморандума перед проблемой сразу капитулировали. В этом случае не стоит упрекать Украину или кого-то другого. Это означало, что сама конфигурация, созданная как гарант безопасности, капитулировала.

— Как Лига наций…

— Но почему тогда не работает система ОБСЕ или другие структуры, которые можно было включать? Именно потому, что эта война ведется и на местном уровне, и на региональном, и на континентальном, и на глобальном. Иначе какая-то часть среагировала бы — или Совет безопасности, или ОБСЕ. Вот и глубина ответа.

А мы прыгнули в минский процесс и думаем, что через решение мелкой проблемы погасим всю проблематику. Нет, не погасим. Сохранение такой динамики — это прямая дорога к очередному и региональному, и континентальному, и глобальному конфликту. Это все понимают, иначе бы не наращивали военный потенциал. Сегодня нет государств, которые не нарастили бы расходы бюджета на милитарную составляющую.

— Начиная с осени прошлого года, значительно активизировалась дискуссия насчет миротворческой миссии на Донбассе. Можно ли считать эту идею реальной для воплощения?

— Парадокс ситуации в том, что украинское общество в этой проблематике находится на этапе познания. И отсюда реакция: я не знаю, что это, но я против.

— «Не читал, но осуждаю».

— Да. С самого начала я говорил, что нам крайне необходима эта составляющая. Почему? Это чуть ли не единственный в мире конфликт, к которому ООН не имеет вообще никакого отношения. Все считают, что это сфера ответственности ОБСЕ. Но четыре года идет война, а ОБСЕ не может с ней справиться — ни в милитарной сфере, ни в гуманитарной, ни в социальной, ни в экономической. С самого начала нужно было на этой теме акцентировать внимание, и как только достигали минимальных договоренностей, нужно было вводить миротворцев, чтобы развести силы. Но из-за того, что дискуссия велась по принципу «сам дурак», никто не обсуждал ни формат, ни мандат, ни управление процессом.

Формат и мандат — это ключ к ответу, какой будет эта миссия и с какими полномочиями она будет действовать. Нужна серьезная разъяснительная работа насчет ее функций. Например, мы не можем доставить пенсию, потому что территория оккупирована. Вот, пожалуйста, миротворцы могут состоять из трех частей: милитарной, полицейской и гражданской, которая может выполнять определенные социальные функции по управлению или обслуживанию населения. Есть целый ряд механизмов, которые могут решаться через миротворческую миссию. Для нас очень важно, чтобы этот механизм был задействован на этом этапе, чтобы он вызвал определенные импульсы на пути к формированию мира, стабильности.

— Как вы относитесь к предложению перенести переговоры по Донбассу в другой город (в частности, появились разговоры о столице Казахстана Астане, — «Апостроф»)? Имеет ли значение, где именно проводить переговоры?

— В международных отношениях, в дипломатических отношениях все имеет значение, даже мелочи и формальные вещи. Неслучайно говорят, что «переговоры ведутся в дипломатическом формате», потому что это означает соблюдение определенных принципов протокола, которые возможны в той или иной ситуации. Существуют писаные и неписаные правила. Одно из первых таких неписаных правил — переговоры никогда не ведутся на территории одного из участников конфликта. Всегда ищут третью страну. Поэтому неслучайно столицами ведения переговоров были Женева, Берн, Лозанна, Вена. В нашей ситуации переговоры явно ведутся на поле одного из участников войны.

— Но Казахстан — это тоже фактически круг одного из участников войны.

— Так я об этом и говорю — хрен редьки не слаще, но есть о чем поговорить.

— Просто если украинская сторона летает в Минск, то по крайней мере экономит на перелетах, ведь это же до сих пор волонтерская работа.

— Украинская сторона, которая представлена в Минске, вообще экономит для бюджета. Я не хочу залезать туда внутрь, потому что больше года там не работаю, но не думаю, что ситуация там как-то кардинально изменилась.

— Кстати, вы сейчас общаетесь с участниками переговоров?

— Периодически с некоторыми общаюсь.

— А с представителями власти, президентом?

— Нет, не общаюсь.

— Вы когда-то говорили, что предлагали президенту закон о реинтеграции, а он отказался даже его прочитать. Что там было? Ваш документ использовали при подготовке уже принятого закона по Донбассу, который так проталкивала Банковая?

— К сожалению, в принятый документ ничего не включено из тех идей, которые я предлагал. Более того, на основе мыслей, которые мы тогда излагали с коллегами, была подготовлена концепция реинтеграции, которую я представлял на Трехсторонней контактной группе. Но, к сожалению, ни ту концепцию, ни ее содержание абсолютно никак не использовали, хотя там было сформировано много идей, которые при раскрытии давали ответ на примерно тридцатилетнюю историю решения проблемы. Ведь она несет в себе не только вопрос демилитаризации, деоккупации, демобилизации, но и экономическую, социальную составляющие, которые не будут решены ни за год, ни за пять, ни за десять, потому что это травмы, которые будут жить минимум два поколения, а это 40 лет.

— Что думаете об уже принятом документе? Правильно, что оттуда изъяли упоминание о Минских договоренностях?

— Более ненужный документ придумать трудно. На сегодня существует закон об обороне, о правовом режиме военного положения. Их можно было спокойно вводить и получить те же ответы, написанные в законе об особенностях государственной политики по обеспечению суверенитета на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей. У нас теперь есть два закона — об особенностях местного самоуправления и особенностях государственной власти на соответствующей территории. Почему не выполняются закон об обороне и закон о правовом режиме? Мне на этот вопрос никто не может ответить. Я спрашивал у всех — от президента до конкретных людей. Не знаю.

— Если в этом законе ничего нет, если он такой ненужный, тогда, во-первых, зачем он, а, во-вторых, почему столько шума?

— Потому что слово «парламент» происходит от французского parler, то есть «поговорить». Чтобы было о чем поговорить — в парламенте, в Украине, с российской стороной, в рамках нормандского формата, с американцами.

— А в процессе переговоров сам факт его существования может помочь?

— Для процесса ради процесса он помогает, потому что можно поговорить. Но с точки зрения ответов, он не дает ответов ни на одну из проблем, которые сегодня существуют.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502312 Роман Бессмертный


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502211 Йенс Столтенберг

«Россия рискует спровоцировать новую ядерную гонку вооружений»

Ханно Каутц (Hanno Kautz), Карина Мёссбауэр (Karina Mössbauer), Bild, Германия

BILD: Господин Столтенберг, о министре обороны Урсуле фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) говорят как о вашей преемнице. Может ли госпожа фон дер Ляйен стать хорошим генеральным секретарем НАТО?

Йенс Столтенберг: Я ценю Урсулу фон дер Ляйен как прекрасного министра обороны и крупного политика. Но я занимаю этот пост лишь около трех лет. Так что немного рано гадать насчет моих преемников…

— Вы бы одобрили, если бы госпожа фон дер Ляйен осталась в новом кабинете Меркель министром обороны?

— Комментировать кабинет министров в Германии — не мое дело. Но я очень охотно и очень тесно сотрудничаю с министром обороны фон дер Ляйен.

— В Сирии США и Турция противостоят друг другу с различными интересами. Существует ли угроза военного конфликта между партнерами по НАТО?

— Мы должны сделать так, чтобы Турция и США сотрудничали друг с другом. Я призываю обе стороны пойти навстречу друг другу. Турция — незаменимый партнер в борьбе против террористической организации ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.) И Турция, США и все члены НАТО тесно сотрудничают в борьбе против террористов ИГИЛ.

— США обвиняют Россию в том, что она разместила в Европе ракеты среднего радиуса действия с ядерными боеголовками. Нарушает ли Путин международный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД)?

— Как один из подписантов договора о РСМД США установили, что Россия нарушает его и собирается разработать, а также испытать новую ракету средней дальности. Модернизируя свой ядерный арсенал и проводя ядерные учения, Россия рискует спровоцировать новую ядерную гонку в Европе. Все партнеры по НАТО встревожены! Я призываю Россию соблюдать договор о РСМД и сделать свои оборонные проекты, а также военные учения прозрачными.

— А если Россия не последует этому призыву…?

— Договор РСМД — краеугольный камень европейской безопасности. Он позволил убрать из Европы атомные ракеты средней дальности. Именно это обеспечило Центральной Европе несколько десятилетий мира. Никто не может желать нового витка гонки вооружений. В том числе и Россия.

— В состоянии ли Германия после всех печальных сообщений о ситуации в бундесвере выполнять свои обязательства в рамках НАТО?

— Я ожидаю от всех партнеров по НАТО увеличения инвестиций в оборону. В период разрядки, как в 90-е годы, вероятно, можно было сокращать расходы на оборону. Однако актуальная ситуация с угрозой изменилась. Мы живем в очень опасные времена. Германия остановила сокращение расходов на оборону и приступила к их наращиванию. Это хорошее начало, но нам надо большего.

—…и тратить 2% ВВП на оборону?

— Мы совместно приняли решение о том, чтобы остановить сокращение расходов на оборону и двигаться к цели — 2% от ВВП. Германия, как и другие страны-члены НАТО, обязалась идти в этом направлении и начала наращивать расходы на оборону.

— С PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество по вопросам безопасности и обороны) Европа строит собственную оборонную структуру. PESCO — конкурент НАТО?

— Нет. Я даже приветствую тот факт, что европейцы станут в будущем лучше сотрудничать друг с другом по вопросам обороны. Таким образом Европа сможет вносить более важный вклад в ситуацию в альянсе. Но PESCO не может заменить НАТО. После Брексита 80% всех расходов на оборону в альянсе лягут на плечи стран, которые не являются членами ЕС. Европа не может отказаться от НАТО.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502211 Йенс Столтенберг


Россия. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 18 февраля 2018 > № 2500244 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, Мюнхен, 17 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Коллеги,

Сегодня, когда международные отношения переживают эпоху кардинальных перемен, окончательно ниспровергая тезис о «конце истории», нам надо помнить о том, что происходило в не столь далеком прошлом. Как говорил великий русский историк В.О.Ключевский, история «наказывает за незнание уроков».

80 лет назад, в 1938 г., здесь, в Мюнхене, была заключена договоренность о разделе Чехословакии, которая стала прелюдией ко Второй мировой войне. Позднее, на Нюрнбергском процессе, обвиняемые руководители Третьего рейха в попытках оправдать Мюнхенский сговор заявляли, что его целью было «вытеснить Россию из Европы», как, в частности, говорил генерал-фельдмаршал В.Кейтель.

В трагедии Мюнхена отразились все болевые точки той эпохи. В их числе – вера в собственную исключительность, разобщенность и взаимная подозрительность, ставка на построение «санитарных кордонов» и буферных зон, неприкрытое вмешательство во внутренние дела других стран. Эти воспоминания особенно тревожны, если наложить их на реалии сегодняшнего дня, на попытки нечистоплотного искажения исторической правды о Второй мировой войне и предшествовавших ей событиях, реабилитации нацистов и их пособников. В некоторых странах Евросоюза законодательно ставят знак равенства между ними и освободителями Европы, сносят памятники победителям фашизма.

Казалось бы, опыт Второй мировой войны и последующего раскола континента в эпоху биполярного противостояния должен был навсегда привить народам Европы убеждение в безальтернативности построения «общеевропейского дома», без деления его жителей на «своих» и «чужих». Да и сам интеграционный проект Евросоюза уходит корнями в стремление отцов-основателей избежать рецидивов конфронтационной логики, не раз ввергавшей континент в катастрофы.

На протяжении многих лет после падения Берлинской стены и объединения Германии, в котором Россия сыграла решающую роль, мы стремились сделать максимум возможного для выстраивания в евроатлантическом регионе архитектуры равной и неделимой безопасности. Пошли на существенное сокращение своего военного потенциала на западных рубежах. Неизменно выступали за укрепление общеевропейских институтов, прежде всего ОБСЕ, за согласование договорно-правовых режимов в сфере европейской безопасности.

К сожалению, наши призывы к равноправному диалогу, реализации на практике принципа неделимости безопасности не хотели слышать.

Вопреки дававшимся нам в 1990-е гг. прошлого века заверениям, а этот факт был недавно в очередной раз подтвержден с опубликованием документов Национального архива США, НАТО продвигается на Восток. На наших границах наращиваются боевые группировки и развертывается военная инфраструктура альянса. Планомерно осваивается европейский театр военных действий. В Европе реализуются планы создания системы ПРО США, подрывающей стратегическую стабильность. Ведется целенаправленная пропаганда, воспитывающая у западной общественности враждебное отношение к России. В истеблишменте многих стран чуть ли не новым правилом политкорректности стало говорить о нашей стране «либо плохо, либо ничего».

Когда на Западе рассуждают о растущем влиянии России, подается это, по большей части, в отрицательном ключе. Не избежали такого подхода и авторы доклада, который был подготовлен к сегодняшней конференции. Хотел бы напомнить, когда наша страна была ослаблена и проходила период исторических испытаний, мы отовсюду слышали о заинтересованности в «сильной России», о том, что те или иные действия внерегиональных стран в российском соседстве и не только не направлены против наших интересов. Соответствующие обещания давались нам в отношении проекта ЕС «Восточное партнерство». Рассчитываем, что они будут выполнены и что попытки направить этот проект в русофобское русло будут пресекаться Брюсселем. Рассматривать ситуацию в Европе через призму «игры с нулевой суммой» крайне опасно.

Перед нашими глазами – один из результатов: пораженная внутренним конфликтом Украина, которую в свое время, кстати, в контексте подготовки соглашения об ассоциации с Евросоюзом ультимативно поставили перед фальшивым выбором - или с Западом, или с Россией. Печально, что Евросоюз, выступив впоследствии гарантом соглашения между Правительством Украины и оппозицией 21 февраля 2014 г., оказался бессилен настоять на его выполнении, фактически поддержав антиконституционный государственный переворот. Сегодня страна с огромным жизненным потенциалом и талантливым народом низведена до состояния неспособности самостоятельно управляться. Россия как никто другой заинтересована в разрешении внутриукраинского кризиса. Правовые рамки готовы – это Минский «Комплекс мер», разработанный Россией, Германией, Украиной, Францией с участием Донецка и Луганска и утвержденный СБ ООН. Надо его неукоснительно выполнять. Однако пока соответствующие усилия в Контактной группе и «нормандском формате» откровенно саботируются Киевом, где на официальном уровне заговорили о военном сценарии. Уверен, в ЕС понимают всю опасность такого разворота.

К сожалению, продолжаются попытки заставить страны общего соседства России и ЕС, будь то на пространстве СНГ или на Балканах, сделать выбор - на Запад или на Восток. В германской «Ди Вельт» на днях появилась статья под заголовком «ЕС или Путин – кому достанутся Западные Балканы». И это далеко не единичный случай обработки общественного мнения в духе философии «свой-чужой».

Отказ от коллективных механизмов сотрудничества Россия-ЕС, таких, как саммиты, постоянный совет партнерства, отраслевые диалоги, ставка на инструменты давления не сделали наш континент более безопасным. Напротив, в Европе зримо увеличивается конфликтный потенциал, множится число проблем и кризисов внутри и по периметру.

События на Ближнем Востоке и Севере Африки показали, что навязанный из-за океана курс на смену неугодных режимов и насаждение извне моделей развития не только ведет к хаосу в обширных регионах, но и бумерангом оборачивается импортом в Европу реальных угроз, в числе которых, прежде всего, всплеск международного терроризма, огромные волны нелегальной миграции и все что с этим связано.

Всё сказанное выше необходимо учитывать для понимания генезиса нынешнего состояния отношений России и Европейского союза. В их развитие на взаимовыгодной основе руководством нашей страны вложено немало сил и политического капитала. Однако задача выстраивания подлинно стратегического партнерства, надежной и устойчивой системы связей, гарантирующей повышение совместной конкурентоспособности России и ЕС, остается нереализованной. Не по нашей вине.

На мой взгляд, за минувшие десятилетия ЕС так и не смог найти «золотую середину» в отношениях с нашей страной. В 1990-е гг. прошлого века доминировало представление о России как о «подмастерье», которого надо методично, невзирая на возражения, обучать по западным стандартам. Ныне в ходу иррациональный миф о «всемогущей российской угрозе», следы которой пытаются найти повсюду – от «брекзита» до каталонского референдума. Оба стереотипа глубоко ошибочны и говорят лишь о нехватке здравомыслия и понимания нашей страны. Отмечаем, что в ЕС растет число тех, кто испытывает дискомфорт в связи с аномальной ситуацией, сложившейся в наших отношениях. Авторитетные эксперты открыто признают, что за демонстрацию видимости единства на российском треке Евросоюз вынужден расплачиваться «дипломатическим параличом».

Россия своих подходов к сотрудничеству с ЕС не меняла. Хотели бы видеть его сплоченным, опирающимся на коренные интересы стран-членов. Они сами должны определять, как развивать свои экономики и внешнеэкономические связи. Например, как обеспечивать свои потребности в энергоносителях – с прагматичных, коммерческих позиций или под влиянием политико-идеологических соображений.

Исходим из того, что Евросоюз способен играть деятельную, ответственную и, подчеркну, самостоятельную роль в международных делах. Обратил внимание на интервью В.Ишингера газете «Бильд», в котором наш уважаемый председатель говорит о необходимости повышения внешнеполитического профиля ЕС. Считаем, в частности, востребованной его идею о необходимости взаимодействия России, ЕС, США и Китая в поддержку создания на Ближнем Востоке архитектуры безопасности. Аналогичный подход вполне применим и к Персидскому заливу.

В интересах России – иметь своим соседом крепкий, предсказуемый Европейский союз, способный выступать ответственным участником международной жизни в полицентричном мире, который на наших глазах становится реальностью.

Пора перестать пытаться плыть против течения истории и начать всем вместе работать над обновлением системы международных отношений на справедливых началах с опорой на центральную координирующую роль ООН, закрепленную в ее Уставе. Россия открыта равноправному, взаимоуважительному, основанному на балансе интересов партнерству с ЕС в целях поиска эффективных ответов на вызовы сегодняшнего дня. На таких же принципах готовы выстраивать наши отношения с США и всеми другими странами.

Важно правильно распорядиться потенциалом сотрудничества России и ЕС во имя формирования от Атлантики до Тихого океана общего пространства мира, равной и неделимой безопасности, взаимовыгодного экономического развития. В стратегическом плане хотел бы также привлечь внимание к инициативе Президента России В.В.Путина о продвижении большого евразийского проекта, в рамках которого сопрягались бы усилия участников интеграционных структур на пространстве СНГ, ШОС, АСЕАН. Не вижу причин, по которым Евросоюз не мог бы подключиться к этой работе, начав, например, с установления профессиональных контактов с ЕАЭС. Надеюсь, это время не за горами.

Вопрос (перевод с английского): Хотел бы узнать, какова Ваша реакция на опубликованную вчера в США информацию относительно того, что ежемесячно из денег российских налогоплательщиков 1,25 миллионов долларов тратились на попытки повлиять на американские выборы. Как Вы считаете, окупились ли вложения?

С.В.Лавров: У меня нет никакой реакции, потому что публиковать можно, что угодно. Мы видим, как множатся обвинения, утверждения, заявления. Но я также читал заявления Д.Манфры, помощника руководителя Министерства внутренней безопасности США (Homeland security), которая опровергла сообщения о том, что будто бы какая-либо страна оказала влияние на результаты выборов. То же самое совсем недавно либо здесь, либо в одной из соседних столиц сказал, как я понимаю, Вице-президент США М.Пенс. Поэтому пока мы не увидим фактов, все остальное будет трепотней. Извините за не очень дипломатичное выражение.

Вопрос (перевод с английского): Вы утверждаете, что ЕС ставит страны, участвующие в «Восточном партнёрстве», перед выбором- либо быть с Россией, либо с ЕС. Согласны ли Вы, если посмотреть на факты, что у нас разный уровень отношений с этими шестью странами? Азербайджан и Белоруссия не хотят подписывать с нами всеобъемлющее соглашение. Армения под вашим давлением приносит в жертву членство в «Восточном партнерстве» в пользу Таможенного союза, и нам приходится соглашаться на более низкий по уровню договор. Три другие страны решили также отказаться от всеобъемлющего подхода. Согласны ли Вы, что мы всего лишь идем навстречу их пожеланиям и ничего не навязываем? В конце концов, если кто-то не подписывает с нами соглашение, мы не отправляем к ним танки.

С.В.Лавров: Примерно так придумывается российская «угроза». Вы начали свой вопрос с утверждения о том, будто бы я сказал, что «Восточное партнёрство» используется для того, чтобы «оторвать» эти страны от России. Я сказал, что когда формировалось «Восточное партнерство», нас заверяли, что оно не будет направлено против России. Я выразил надежду, что эти заявления будут выполнены, так как некоторые из стран, о которых Вы упомянули, хотели бы, чтобы именно таким образом «Восточное партнерство» использовалось. Вот и все.

Вопрос (перевод с английского): Вы упомянули о моей статье в газете «Бильд» о сотрудничестве России, США и других стран на Ближнем Востоке. С российской точки зрения, что нужно для того, чтобы более систематизированно организовать своего рода архитектуру безопасности в регионе, где такое большое количество кризисов? Что для этого потребуется?

С.В.Лавров: Признать, что у всех стран региона есть там легитимные интересы - у Ирака, Египта, Алжира, Саудовской Аравии, других стран Персидского залива, включая Иран, и не подходить к этим проблемам исключительно с точки зрения геополитических игр – либо Запад против России, либо Запад против Ирана, либо все хотят быть вместе с Турцией, но при том, чтобы она вела себя иначе.

Конечно, к этим проблемам нельзя подходить с другой, еще более опасной «развилкой» (имею в виду противоречия внутри исламского мира) и пытаться решать проблемы региона через нагнетание противоречий между суннитами и шиитами. Я считаю это смертельно опасным.

Группа людей, о которых упомянул Вольфганг в своем интервью, представляющих США, Россию, ЕС, Китай - это, наверное, комбинация внешних игроков, которые в той или иной степени имеют влияние на все стороны. Кто-то говорит с одной группой протагонистов, кто-то - с другими участниками этой драмы. Если еще добавить руководство ЛАГ, то все вместе они действительно представляют внешний механизм, способный повлиять на ситуацию «на земле». Если бы удалось к этому прийти, то, я думаю, могли бы быть выработаны предложения, которые в значительной степени опирались бы на опыт Совещаний по безопасности и сотрудничеству в Европе, на опыт Хельсинкского процесса. Тут ничего не надо выдумывать - это меры доверия, военная транспарентность, приглашение на учения, брифинги и многое другое. Начинать с этого, по-моему, не очень сложно. Но главное сейчас убедить антагонистов в том, что внешние игроки не будут поддерживать конфликты по линии этнического или конфессионального разлома. Мы будем готовы к такого рода контактам в любое время.

Вопрос (перевод с английского): В своем выступлении Вы упомянули о тенденциях в Европе, связанных со своего рода ревизией нацизма. Могли бы пояснить, что Вы имели в виду? О ком Вы говорили?

С.В.Лавров: Я имею в виду то, что пособники нацистских преступников, которые были осуждены Нюренбергским трибуналом, продолжают чествоваться в целом ряде стран, в том числе в ЕС. Мы знаем о том, что в некоторых странах на севере Евросоюза проходят марши в честь неонацистов. Мы знаем о том, что даже неонацистская символика активно используется, в частности, на Украине - эмблема батальона «Азов» однозначно совпадает с символами СС. Дело не только в эмблемах и символах, хотя факельные шествия – это во многом символично, и, я думаю, что многие в Европе еще помнят, с чем это сопряжено. Но сама манера поведения - изничтожение всего нерадикального, требования украинизации всех сфер жизни, требования в отношении национальных меньшинств запретить по сути дела обучать детей на своем языке, запрет неугодных СМИ, нападения на православные храмы Русской православной церкви и многое другое – это, в общем-то, отличительные черты радикал-националистов во многом с неонацистским оттенком. Вот, собственно и все. Я думаю, что все присутствующие здесь следят за развитием событий в Европе и прекрасно знают, о чем идет речь.

?

Россия. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 18 февраля 2018 > № 2500244 Сергей Лавров


Евросоюз. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 16 февраля 2018 > № 2613089 Виктор Васильев

Зачем Европе собственная армия

В Старом Свете всё отчётливее проявляется тенденция к созданию единых вооружённых сил

Европейцам нужны собственные объединённые вооружённые силы. В последнее время в Евросоюзе число заявлений на сей счёт заметно возросло. Чем это вызвано и насколько реально появление европейских вооружённых сил? На эту тему наш обозреватель беседует с одним из ведущих российских экспертов-германистов доктором политических наук Виктором ВАСИЛЬЕВЫМ.

– Виктор Иванович, в Евросоюзе вновь пошли разговоры о необходимости единого европейского военного командования, евроармии. Что их спровоцировало, неужели европейцы намерены взвалить на себя, помимо расходов на натовскую военную машину, ещё и бремя содержания евроармии?

– Следует отметить, что идея об европейских объединённых вооружённых силах появилась в Старом Свете без малого 70 лет назад – с момента создания в 1948 году Западноевропейского союза. Именно он должен был заняться вопросами организации европейской коллективной обороны. Однако эта идея не была реализована, так как Соединённые Штаты, которые никогда не хотели объединения Европы, и уж тем более в военном отношении, навязали ей Североатлантический альянс, позволявший им доминировать на континенте. Да и Великобритания всегда была против появления евроармии, которая, по мнению Лондона, негативно скажется на боевой мощи НАТО.

Дискуссии о единой европейской политике в сфере безопасности и обороны были реанимированы после распада СССР. Как посчитали в европейских столицах, с уходом Советского Союза в небытие исчезла и опасность военного столкновения на континенте. А с другой стороны, сам Евросоюз к тому времени окреп и политически, и экономически, а посему при наличии собственной военной силы мог бы наряду с Америкой взять на себя ответственность за состояние дел в мире.

Ещё больше к этой мысли европейских политиков подтолкнул брекзит. Понятно, что уход Британии из объединённой Европы, с одной стороны, ослабит военную мощь Евросоюза. Тем более что пока нет ясности, на каких условиях произойдёт этот развод. А с другой – не стало одного из основных препятствий для европейских стран на их пути к расширению и углублению сотрудничества в военной сфере.

Страны – члены Евросоюза договорились создать систему оборонного сотрудничества в целях повышения эффективности разработок и покупки военной техники

И всё же нынешнюю дискуссию о необходимости евроармии главным образом спровоцировала позиция Вашингтона. С избранием Дональда Трампа американским президентом, пожалуй, впервые у многих европейцев появилось понимание, что США защищают прежде всего собственные интересы. Особенно в этом показательны новые антироссийские санкции, которые негативно сказываются и на европейской экономике.

Недовольство Европы вызывают и другие действия Трампа, которые так или иначе негативно воспринимаются в Старом Свете. Например, введение таможенных пошлин на солнечные батареи и стиральные машины, выход из международных торговых и климатических соглашений, начало в США налоговой реформы. Все это существенно затрагивает и европейские интересы.

Однако Трампу не до них. В очередной раз он это подтвердил, выступая в январе на форуме в Давосе. «Как президент США, я всегда буду ставить Америку на первое место! Точно так же, как поступили бы главы других стран. Но «сначала Америка» не значит «только Америка». Когда есть рост в США, весь остальной мир тоже «растёт». Процветание Америки помогает создать капиталы и рабочие места по всему миру», – подчеркнул Трамп, намекая тем самым, «кому тут все обязаны».

Естественно, речь в данном случае идёт о политике Вашингтона в экономической области. Но в Старом Свете уже нет уверенности в том, что США не поступят аналогичным же образом и в вопросах безопасности Евросоюза, особенно перед лицом нарастающей угрозы международного терроризма. Тем более что новая стратегия национальной обороны США на первое место в обеспечении американской безопасности поставила соревнование с Россией и Китаем, а не международный терроризм.

Да и НАТО под давлением США уже практически устранилась от решения проблем миграции и борьбы с терроризмом в Европе. А у национальных европейских армий связаны руки, поскольку они подчинены совету НАТО и военному комитету этой организации. Более того, через эти структуры американцы втягивают европейцев в разного рода военные авантюры и фактически не несут за это ответственности. При этом требуют увеличения расходов на содержание альянса.

– Нельзя не заметить, что инициатором актуализации этого процесса выступает Германия…

– Если говорить о нынешнем дне, то нельзя не отметить, что именно Германия в первую очередь испытала на себе давление США. Достаточно вспомнить встречи Дональда Трампа с Ангелой Меркель, которые проходили в Брюсселе и на Сицилии. После них обычно выдержанная канцлер ФРГ заявила, что Европа должна теперь больше полагаться на собственные силы, а не на давнего союзника и партнёра – США. Да и американские санкции, о которых шла речь выше, больнее всего ударят по германским компаниям. Сейчас из-за санкций Германия теряет 727 млн долларов ежемесячно, а перспективы ослабления санкционной нагрузки пока не просматриваются.

В этой связи нельзя не отметить, что на том же форуме в Давосе Ангела Меркель подвергла острой критике действия США в отношении Европы и призвала Евросоюз взять судьбу в свои руки, «пока США поглощены сами собой». При этом она подчеркнула важность формирования Европейского оборонного фонда, поскольку у Европы вошло в привычку «полагаться на США».

Что же касается более раннего периода, то ФРГ, как истинный европейский лидер, давно уже говорит о необходимости создания европейской армии. Например, установки социал-демократов по данному вопросу в 2007 году включены в основополагающую программу партии и в 2013 году нашли своё выражение в договоре между СДПГ и ХДС/ХСС о создании коалиционного правительства. Они состоят, напомню, в том, что с учётом ограниченных бюджетных ресурсов и обострившейся международной обстановки усиление европейской интеграции в сферах безопасности и обороны даст шанс прекратить дублирование дорогостоящих программ по выпуску бронемашин, подводных лодок, производству ракет «земля–воздух», боевых самолётов.

Примечательны в этом плане позиции политических наследников крупного германского политика Ганса-Дитриха Геншера. Его партия – СвДП выступает за создание евроармии под единым командованием и парламентским контролем, что может быть реализовано в рамках оборонного союза ЕС.

– Кстати, сейчас много говорится о германо-французском тандеме как некоем структурном ядре военного объединения Европы. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Взгляды Берлина и Парижа на перспективу оборонного союза нашли своё отражение в принятом в июне 2016 года совместном документе министров иностранных дел двух стран – Франца Штайнмайера и Жан-Марка Эро, а затем в заявлении министров обороны Германии и Франции. Обсуждение ими возможного формирования единой командной структуры в рамках ЕС, включающей объединённые правоохранительные структуры, объединённый военно-морской флот, свидетельствует о немалых претензиях германо-французского дуэта. Стороны обсудили также возможности использования европейских разведывательных спутников.

Вместе с тем ни в «Глобальной стратегии ЕС», ни в других документах термин «европейская армия» не употребляется. «Временно» изымая из публичного пространства термин «евроармия», германский истеблишмент отдаёт предпочтение терминам «стратегическая автономия», «общеевропейский оборонный потенциал ЕС». При этом учитываются опросы – более 50 процентов немцев выступают за создание европейской армии.

Незавершённость совместных германо-французских документов проявляется ещё и в том, что в них за скобку выносится роль Европарламента. Притом что именно Европарламент придал импульс обсуждению реформ в этой чувствительной сфере. Без законодательного же сопровождения интеграционные процессы лишены демократической легитимности.

– Известно, что в Евросоюзе сейчас нет единого мнения по многим вопросам. А каково отношение остальных его членов, кроме ФРГ и Франции, к идее создания единой европейской армии?

– Естественно, что концепция формируется ведущими европейскими странами, прежде всего Германией и Францией. Малые страны, конечно, имеют на это свои взгляды, но пока они больше присматриваются, что выйдет из движения лидеров. Хотя есть и те, кто не одобряет эту идею. Во всяком случае об этом недавно заявил министр иностранных дел Финляндии Тимо Сойни.

По его словам, Суоми в общеевропейской обороне не будет посторонней, однако он не видит необходимости в европейской армии. Сойни считает, что такая армия дублировала бы полномочия НАТО.

Программа PESCO – «дорожная карта» для достижения относительно самостоятельного военно-политического курса Европы от США

– Тем не менее первые шаги на пути создания такой армии уже сделаны…

– По большому счёту вопросами военной политики Евросоюз начал заниматься с момента своего создания. Для этого были сформированы военный комитет и военный штаб Евросоюза. Первый призван заниматься вопросами общей безопасности европейских стран. В него входят начальники генеральных штабов вооружённых сил 27 европейских стран, у которых есть постоянные представители в Брюсселе. В задачи комитета входит выработка рекомендаций по военным вопросам для комитета ЕС по внешней политике и безопасности. Второй является подразделением генерального секретариата Совета ЕС. На него возложены задачи по стратегическому планированию и оценке ситуации, а также консультированию руководства ЕС. В составе штаба – 140 офицеров.

Формально были созданы и вооружённые силы Европейского союза (European Union Force или EUFOR). Их основу составляет германо-французская бригада. Её штаб и батальон обеспечения развёрнуты в городе Мюльхайм (ФРГ), вблизи французской границы. Кроме того, ЕС в 2004 году обеспечил себя силами быстрого реагирования – так называемыми боевыми группами, войсковыми единицами батальонного уровня численностью около 1500 военно­служащих. Группы должны обладать способностью за 5 – 15 суток перебрасываться в район кризиса, находящийся за пределами ЕС, и автономно действовать там месяц. Каждая группа может включать одну танковую и четыре (мото)пехотные роты, батарею полевой артиллерии, подразделения боевого и тылового обеспечения.

В мае прошлого года Совет Евросоюза принял документ об усилении «инструментов быстрого реагирования, включая боевые подразделения ЕС». «Они существуют у нас 10 лет. Они никогда не развёртывались, и это вызвано главным образом трудностями, связанными с финансовым механизмом. Совет принял решение преодолеть эти трудности», – сказала в этой связи глава дипломатии ЕС Федерика Могерини.

А на прошедшем в конце июня прошлого года саммите ЕС в Брюсселе его участники договорились создать систему оборонного сотрудничества в целях повышения эффективности разработок и покупки военной техники. На её подготовку, по словам председателя Европейского совета Дональда Туска, было отведено три месяца, но основные контуры программы определились буквально сразу. Это сокращение числа моделей однотипной техники в целях унификации и сотрудничество в разработке новых видов оружия и военной техники. По сути речь идёт о начале фактического создания единого европейского оборонно-промышленного комплекса, единого оборонного заказа, рынка вооружений.

Ещё более важным в этом плане стало решение о создании нового оборонного фонда. В результате в европейском бюджете впервые появится статья «Оборонные расходы». Она будет включать средства, выделяемые на исследования и разработку военных технологий, и расходы, связанные с закупкой новой военной техники и вооружений. Кроме того, в практическую плоскость выведен и вопрос о финансировании уже существующих боевых групп численностью полторы тысячи человек, которые должны стать основой сил быстрого реагирования Евросоюза.

Эти решения президент Франции Эмманюэль Макрон назвал историческим шагом в направлении развития европейской обороны. По его словам, впервые за много лет Евросоюз принял реальные меры в сфере оборонного сотрудничества.

Комментируя это решение, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер со своей стороны указывает, что сегодня в Европейском союзе используется 174 различных видов оружия. Это является негативным фактором для безопасности сообщества и расходов на оборону. По мнению главы Еврокомиссии, ЕС просто не нужно такое разно­образие вооружений и военной техники, поэтому необходимо стремиться к оптимизации закупок в оборонной отрасли и унификации вооружений. Для этого следует максимально сократить число и разнообразие приобретаемых видов оружия и военной техники. В частности, Юнкер утверждает, что Европе хватит одного вида танков и одного вида вертолётов. Это значительно облегчит жизнь службам материально-технического обеспечения. В плане ремонта гораздо проще иметь дело с одной моделью – меньше деталей, дешевле обслуживание.

Конечно, реализовать эти планы будет не так просто. Ведь если, например, Германия постарается навязать Евросоюзу свой «Леопард», то совершенно очевидно, что против этого станут возражать французы и итальянцы. Это касается и других видов вооружений и военной техники. Тем не менее идеологи евроармии уверены, что им удастся справиться с этими проблемами.

– Очевидно, на это направлена и программа Постоянного структурированного сотрудничества (Permanent Structured Cooperation, PESCO), которая была принята в декабре 2017 года в Брюсселе на заседании Совета ЕС?

– Программа PESCO – «дорожная карта» для достижения относительно самостоятельного в отношении США во главе с Трампом военно-политического курса. У Трампа, как считают политики и эксперты ФРГ, нет ни продуманного государственного компаса, ни внятной внешней политики. PESCO не предполагает увеличения расходов на оборону и тем более создания общеевропейских вооружённых сил. Но эта инициатива позволяет Евросоюзу сделать первый шаг в сторону снижения оборонной зависимости от НАТО и США. И прежде всего в области разработки вооружений и реализации других военных проектов, ради которых подписавшие PESCO страны обязались объединить свои усилия.

Так, в рамках новой программы планируется координировать оборонные закупки стран-участниц, отдавая предпочтение европейской оборонной промышленности (сейчас для вооружённых сил стран – членов НАТО основные поставки боеприпасов и техники обеспечивают американские предприятия).

PESCO предусматривает 17 направлений для различных проектов. Вклад стран в их реализацию будет разновеликим. Например, Германия взяла на себя функции по руководству четырьмя проектами: создание европейского медицинского командования; создание Центра логистики в Европе для поддержки операций; создание Центра передового опыта для учебных миссий ЕС и проведение оперативно развёртываемой операции по реагированию на кризисные ситуации в рамках осуществления операций реагирования на кризисные ситуации типа EUFOR. В то же время Литва ответственна лишь за оказание взаимопомощи для обеспечения кибернетической безопасности и создание кибергруппы быстрого реагирования.

Идеологи PESCO исходят из того, что успешная реализация проектов позволяет создать оборонный союз ЕС ориентировочно к 2025 году. Примечательно, что инициатор создания «Соединённых Штатов Европы» германский социал-демократ Мартин Шульц исходит из возможной трансформации ЕС в эту конфигурацию также к 2025 году. Думаю, совпадения не случайны. Они свидетельствуют о намерениях Берлина и Парижа углубить евроинтеграцию, укрепить его военную составляющую.

Следует также отметить, что к соглашению присоединились 25 государств, за его пределами остались Дания, Мальта и Великобритания. Но и в некоторых странах, подписавших соглашение, оно вызвало негативную реакцию. Так, часть общественно-политических сил Альпийской республики, например партия «зелёных», выступили с резкой критикой относительно участия Вены в этой программе. Они возмущены тем, что документ подписан на правительственном уровне без его обсуждения в обществе, без парламентских дебатов, полагают, что такой шаг противоречит нейтральному статусу страны. Настроения «зелёных», других оппонентов проектам PESCO свидетельствуют о приверженности австрийцев политике нейтралитета в обеспечении безопасности страны (80 процентов). За вступление в НАТО выступают лишь 20 процентов респондентов, а подключение Вены к будущей евроармии – 29 процентов. Австрия примет участие в отдельных проектах PESCO, в их числе оказание помощи во время природных катастроф, эпидемий; обеспечение оперативного передвижения военного транспорта и вооружённых сил внутри ЕС и так далее.

Замечу также, что PESCO как военно-политический инструмент может оказать практическое содействие созданию оборонного союза. Военная вертикаль управления ЕС может оказаться более эффективной на фоне внутренних разломов в ЕС и внешних угроз. Спорным представляется вопрос о сроках реализации идеи о евроармии – одни эксперты отводят на это 10 лет, другие исходят из нескольких десятилетий. Короче говоря, пока идея не овладеет массами. Вспомним, как долго и мучительно шла Европа к единой валюте – евро.

– Допустим, есть евроармия, есть и ОВС НАТО. Как между ними предполагается провести функциональную разграничительную линию?

– Отдельные предположения на этот счёт уже появляются. Среди германских социал-демократов разделение функций видится примерно так: блок НАТО – наиболее компетентная структура в вопросах решения конфликтов высокой интенсивности, военные структуры ЕС больше подойдут для регулирования конфликтов средней и малой интенсивности. Таким образом, они будут дополнять друг друга, а не конкурировать между собой.

Однако всё это ещё в далёкой перспективе. Тем более что каждый шаг на пути объединения военных усилий Евросоюза будет наталкиваться на самое активное противодействие Соединённых Штатов. Ведь попытки европейцев хотя бы уменьшить свою зависимость в военно-политической области от США предпринимались неоднократно, но всякий раз оказывались безуспешными.

Например, в 2009–2010 годах Германия, Италия, Бельгия и Нидерланды попытались добиться вывода с их территории американского ядерного оружия. Однако Вашингтону с помощью Польши, стран Балтии удалось на саммите НАТО в Лиссабоне принять новую стратегическую концепцию альянса, в которой подчёркивается необходимость нахождения ядерного оружия США на европейском континенте.

Поэтому можно быть абсолютно уверенным в том, что как только США хотя бы на мгновение почувствуют, что от объединения Европы в военном плане исходит угроза их позициям в Старом Свете, они сделают всё, чтобы не допустить такого развития ситуации.

Александр ФРОЛОВ

Евросоюз. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 16 февраля 2018 > № 2613089 Виктор Васильев


Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский

Путин пытается не смешивать свои войны

Тех людей, которые погибли в Сирии, называют наемниками, а не героями. Согласятся ли с этим россияне?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Поздним вечером 7 февраля и ранним утром 8 февраля американские силы в Сирии, судя по всему, убили самое большое количество русских с момента окончания холодной войны — более 200 солдат. Однако в данном случае не будет никаких международных последствий, и никто из россиян не получит посмертно награды, как Роман Филипов, боевой пилот, сбитый в небе над Сирией ранее в этом году — он вступил в бой с боевиками, которые пытались взять его в плен, а затем подорвал себя гранатой.

Причина того, что даже точное число убитых никогда не будет официально подтверждено, состоит в том, что эти россияне были наемниками, а не официальными военнослужащими, а их задача, вероятно, не имела ничего общего с геополитическими целями России в Сирии. Они пытались захватить нефтеперерабатывающий завод на нефтегазовом месторождении Аль-Исба в нефтеносной провинции Дэйр-эз-Зор, которое ранее обеспечивало большую часть доходов «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) в Сирии.

В заявлении по поводу этого инцидента российское Министерство обороны назвало их «членами сирийского ополчения», которые участвовали в проведении «операции против спящих ячеек Исламского государства». Поэтому вполне вероятно, что они выполняли задачи коммерческого характера в интересах режима сирийского президента Башара Асада, которому нужен доступ в нефти для восстановления контролируемых им территорий — вероятно, в обмен на долю в нефтяном бизнесе.

Сегодня россияне вовлечены в две войны. Одна ведется регулярными войсками за геополитические приоритеты Кремля. В другой участвуют наемники, которые пытаются получить коммерческую прибыль. Разделительная линия между этими войнами не столь расплывчатая, как это может показаться. Однако время от времени они немного пересекаются.

Сирийская кампания предоставила на данный момент самый ясный пример того, как это работает. Существуют официальные российские вооруженные силы, которые уже заявили о своей победе и хвастаются полученным ими боевым опытом. Их цель состояла в том, чтобы спасти режим Асада, потеряв при этом как можно меньше российских солдат (пока сообщалось о гибели всего 44 российских военнослужащих), обеспечить расширенное присутствие России на Ближнем Востоке, а также сделать страну важным игроком при разрешении многочисленных кризисов в этом регионе.

Помимо этого, существует частная военная компания Вагнера, базирующаяся на юге России. Она набирает в свои ряды физически крепких мужчин, часто из числа бывших военных, которые могут использоваться непосредственно на земле, но наличие связей с которыми при необходимости можно отрицать. Оплата их работы часто может превышать те деньги, которые получают военнослужащие регулярной армии, однако они не обладают самым современным оружием и не могут рассчитывать на официальную поддержку государства, которая предоставляется регулярным частям.

Вознаграждение может выплачиваться российским правительством, а также в результате реализации таких побочных проектов, как захват нефтяных объектов для Асада.

Регулярные подразделения и члены частной армии Вагнера должны воевать на одной стороне — это помогает продвигать вперед геополитическую повестку. Однако степень координации между ними часто бывает низкой. В Сирии, если говорить обо всех намерениях и целях, Вагнер работает на Асада, а не на Россию («Члены сирийского ополчения»). Разделительная линия между этими двумя войнами проходит там как в случае поражения, так и в случае победы. Во время попытки захвата нефтеперерабатывающего завода победу праздновал бы только Асад.

Причина того, что информация о потерях Вагнера просочилась и получает теперь подтверждение из многочисленных источников, состоит в том, что многие люди, воюющие в Сирии, были задействованы раньше на востоке Украины. Вот почему Игорь Гиркин, бывший командующий вооруженными силами так называемой Донецкой Народной Республики, получает сообщения о гибели своих товарищей. И поэтому любители, проводящие расследование и следящие за российским участием в украинском конфликте — такие как Группа по расследованию вооруженных конфликтов (Conflict Intelligence Team) или украинская организация «Миротворец» — подтверждают фамилии некоторых убитых людей.

Ситуация на востоке Украины похожа на ситуацию в Сирии, однако там больше пересечений между российскими регулярными и нерегулярными войсками. Кремль имеет ясные геополитические интересы в этом районе — дестабилизация Украины, — однако они не могут открыто обсуждаться. Президент Владимир Путин был весьма осторожен в своем единственном комментарии по этому вопросу, а произошло это во время пресс-конференции в 2015 году. «Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются там решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере. Но это не значит, что там присутствуют регулярные войска», — сказал он.

Россия никогда не подтверждала то, что она направляла регулярные войска в ключевые моменты войны на востоке Украины, хотя эти операции хорошо задокументированы. Там присутствуют люди Вагнера, а также другие члены нерегулярных формирований из числа местных жителей, которые воюют, исходя из своих националистических убеждений, с одной стороны, а также в расчете на долю при дележе полезных ископаемых этого региона.

Как и в Сирии, геополитические интересы Кремля и коммерческие интересы нерегулярных частей не совпадают на 100%. Однако члены нерегулярных формирований не могут сделать чего-то в ущерб повестке Путина, не получив за это серьезного наказания.

Повышенная роль наемников в российских конфликтах связана не только с тем, что от связей с ними можно отказаться. По сути, подобные формирования являются продолжением культуры «фрилансеров» или «внештатных сотрудников», которая процветает в путинской России в правоохранительных органах — спецслужбы используют бандитов, а также нанимают «черных хакеров» (black-hat hackers) для выполнения специфических заданий, обещающих получение побочной прибыли. Однако для официального Кремля — для стороны, которая ведет геополитические войны — возможность отрицать свою причастность является наиболее важным вопросом. Однако в случае с инцидентом в Дэйр-эз-Зоре сделать это крайне сложно по причине большего количества погибших.

Этот случай показывает, что вовлечение в конфликты нерегулярных российских формирований, способных оказать помощь в реализации повестки Путина, может оказаться рискованным делом. Григорий Явлинский, либерал, участвующий в российских мнимых президентских выборах, требует, чтобы Путин сообщил о погибших российских гражданах. Еще более важно то, что новости о похоронах и скорбящих семьях будут распространяться в социальных сетях — и многих россиян не будет волновать частный статус этих бойцов. Они будут, как это делает Гиркин и его националистические союзники, привлекать внимание общества к неспособности Путина дать достойный ответ на жестокое убийство российских граждан, организованное Соединенными Штатами — страной, которая сегодня в России считается самым главным врагом.

Кроме того, возвращающиеся наемники будут рассказывать истории о безразличии официальных инстанций — я сомневаюсь, что они полностью понимают то, насколько слабыми являются связи между ними и регулярными российскими военными. На самом деле, им, вероятно, приятно думать, что они принимают участие в той войне, которую ведет Россия, а не какая-то частная фирма. Хотя это всего лишь иллюзия, она будет способствовать медленному росту недовольства по поводу режима, который разделяет людей, выполняющих для него грязную работу, на представителей первого и второго класса. По сути, это еще один пример того, как пекущийся только о своих интересах путинский режим обманывает ожидания простых россиян.

Высказанные в этой статье взгляды не обязательно отражают мнение реакционной коллегии, компании «Блумберг Эл-Пи» или ее владельцев.

Россия. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502243 Леонид Бершидский


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502235 Дейв Маджумдар

Это американские ВВС (F-15 и B-52) уничтожили российских наемников в Сирии?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Замешательство возникло по поводу недавней серии американских авиаударов в Сирии, в результате которых якобы были убиты несколько российских наемников. У американской стороны, судя по всему, нет соответствующей информации, тогда как Кремль отвергает и называет «дезинформацией» предположения о гибели российских наемников. С учетом возникшей по этому вопросу путаницы, трудно сказать, какова на самом деле истинная ситуация. С точки зрения Америки, события, произошедшие 7 февраля, представляются довольно простыми.

«Можно вкратце сказать, что вечером 7 февраля коалиция действовала в интересах самообороны в том месте, где советники коалиции присутствовали для защиты Демократических сил Сирии от враждебной силы, начавшей неспровоцированное, скоординированное наступление через реку Евфрат, направленное против установленных позиций Демократических сил Сирии, — сообщил журналистам генерал-лейтенант Джефф Харригиан (Jeff Harrigian), глава Центрального командования Военно-воздушных сил США. — Эта враждебная сила начала атаку с артиллерийского удара и залпов из танковых орудий по позициям Демократических сил Сирии, после чего пехотное формирование в составе батальона пыталось напасть на силы партнеров под прикрытием поддерживающего огня артиллерии, танков, систем залпового огня и гранатометов».

Ответ американских сил был осуществлен с использованием авиации для защиты самих себя, и, кроме того, был установлен контакт с русскими по телефонной линии для предотвращения инцидентов. «В начале этой атаки авиация коалиции, включая истребители F-22 и ударно-разведывательные беспилотники MQ-9, были использованы для обеспечения прикрывающего наблюдения, а также для оборонительной противовоздушной поддержки и поддержки в области разведки, наблюдения и рекогносцировки, как мы делаем это ежедневно в борьбе против „Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. ред.), — сказал Харригиан. — Мы немедленно связались с российскими официальными лицами по телефонной линии для предотвращения инцидентов и предупредили их о неспровоцированной атаке на установленные позиции Демократических сил Сирии и коалиции. После этого звонка коалиция дала разрешение на нанесение ударов с целью уничтожения вражеских сил».

С помощью наземных операторов американские ВВС стали делать то, что они делают лучше всего — уничтожать с воздуха вражеские наземные силы. «Работавшие на земле и приданные подразделениям Демократических сил Сирии операторы наведения ВВС США в течение более трех часов сообщали координаты целей для самолетов и наземной артиллерии, направляя удары истребителей-бомбардировщиков F-15E, ударных беспилотников MQ-9, бомбардировщиков B-52, самолетов поддержки AC-130 и вертолетов AH-64 Apache, которые нанесли многочисленные удары с использованием высокоточного оружия, а также провели атаки с бреющего полета против наступавших сил агрессора.

В результате их продвижение было остановлено, и были уничтожены многочисленные артиллерийские установки и танки, — сказал Харригиан. — После того как враждебные силы повернули на запад и стали отступать, мы прекратили огонь».

Сирийское наступление не стало неожиданностью для американцев. «Несмотря на то, что это наступление было неспровоцированным, нельзя сказать, что оно было совершенно неожиданным, — отметил Харригиан. — Коалиция наблюдала за постепенным наращиванием сил и техники в течение предыдущей недели, и мы напомнили российским официальным лицам по телефонной линии для предотвращения инцидентов о присутствии в том районе Демократических сил Сирии и коалиции. Это было сделано задолго до начала атаки вражеских сил».

Хотя Соединенные Штаты все еще не имеют полного представления о точном составе этих вражеских формирований, Харригиан подчеркнул, что американские силы будут наносить ответные удары независимо от этого. «В первую очередь мы будем защищать себя надлежащим образом, — сказал Харригиан. — А затем, как вы сказали, мы будем выяснять, кто это, на самом деле был, чтобы разобраться в ситуации. И, вы знаете, в тот момент, когда у нас будет ясность на этот счет, мы сделаем так, чтобы более высокие инстанции решали вопрос о том, насколько это соответствует такого рода временным рамкам. Но, на мой взгляд, важно признать, что не так просто понять, с кем мы имеем дело там внизу, и поэтому нам нужно разрешить постоянно проводить такую работу».

Тем временем Москва — несмотря на многочисленные сообщения в прессе — отвергает версию о том, что российские наемники участвовали в этих боевых действиях. «Распространяемые сообщения о сотнях, десятках убитых россиянах являются классической дезинформацией» — эти слова неназванного источника в российском Министерстве иностранных дел приводит российское агентство «Интерфакс».

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502235 Дейв Маджумдар


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502229 Слава Рабинович

Теперь понятно, почему заболел и исчезал Путин

Глава Кремля не хочет отвечать за потери среди его наемников в Сирии

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Россия понесла серьезные потери в Сирии: агентство «Рейтерс» (Reuters) подтвердило гибель и ранения минимум 300 человек из ЧВК «Вагнера» в результате удара сил международной коалиции с участием США. При этом РФ официально признает гибель всего лишь пятерых человек.

Почему это событие будет иметь последствия для российской власти и как с ним связано исчезновение Владимира Путина из публичного пространства под видом болезни, «Апострофу» рассказал российский финансист и блогер Слава Рабинович.

Частная военная компания «Вагнера» выполняет в Сирии двойную миссию. Первая часть этой миссии — поддержание на плаву сирийского диктатора Башара Асада и предотвращение смены режима — по многим причинам, в том числе потому, что Путин пытается помогать всем людоедам мира, чтобы предотвратить распространение таких примеров по другим странам, особенно примера судьбы Муаммара Каддафи.

Вторая часть этой миссии — деньги, которые, по мнению российских государственных преступников, могут быть заработаны путем контрактов с Асадом в качестве платы за поддержку его режима, благодаря толлинговым схемам (толлингом называют переработку иностранного сырья с последующим вывозом готовой продукции — «Апостроф»), нефтяным и газовым месторождениям, где есть реальные деньги, за которыми, насколько это видно из многочисленных расследовательских материалов, охотится господин Пригожин, так называемый личный повар Путина, ресторатор и организатор ЧВК «Вагнер».

Наемничество — это прямое уголовное преступление по Уголовному кодексу РФ. Статьи о наемничестве — это тяжкие статьи Уголовного кодекса. Поэтому я надеюсь, что при смене режима все эти люди окажутся на скамье подсудимых и понесут заслуженное наказание.

Последствия, конечно, есть и сейчас. Просто мы не знаем пока, где и как они проявятся. Путин создал такую ситуацию в стране, когда невозможно заниматься прогнозами по поводу того, что где треснет, сломается и пойдет вразнос. Он уничтожил российское государство, все ветви власти, все механизмы демократических институтов…

Я уверен, что преступная ОПГ во главе с Путиным не собирается ни перед кем отчитываться. Так же как они не отчитывались в 2014-2015 годах, во время горячей фазы войны против Украины. Преступная ОПГ прибегала не просто к замалчиванию — она прибегла к самому громкому политическому убийству XXI века в России: буквально накануне публикации доклада «Путин. Война», автором которого являлся Борис Немцов, Немцова убили. Тогда широким народным массам было до фонаря, что происходит с трупами, «грузом 200», из Украины. Они на тот момент были зазомбированы пропагандой.

Но дело в том, что капля камень точит. Все больше и больше люди узнают о путинских преступлениях. События суммируются — происходит кумулятивный эффект. Думаю, Путин не зря исчез с радаров, потому что он знает, что когда «груз 200» — это несколько сотен трупов, это так просто не растворить в воздухе. Это та ситуация, на которую общественность потребует ответа. А Путин ответ держать не просто не любит, он отказывается это делать. Он 18 лет специализируется на совершении тяжких преступлений и — точно так же — на уходе от ответов на эти преступления. Вот вам и объяснение, почему он исчез [на несколько дней под видом болезни, что совпало по времени с сообщениями о потерях в Сирии].

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 февраля 2018 > № 2502229 Слава Рабинович


США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 16 февраля 2018 > № 2500623 Владимир Познер

Оружие для любого американца — то же самое, что шляпа для ковбоя

Владимир Познер

Почему владение оружием остается неотъемлемым правом американцев, несмотря ни на что

Насколько мне известно, случаи применения огнестрельного оружия в американских школах имеют давнюю историю. Но это были единичные случаи, да и само оружие не было скорострельным. То, что сейчас происходит в американских школах, впервые началось еще в 1960-х. Когда я сам был американским школьником — а это 40-е и 50-е годы, — ничего подобного не происходило. Однако доступность оружия в Америке всегда приводила к большому количеству преступлений, совершенных с его помощью.

Право хранить и носить оружие для самозащиты и свержения угнетающей власти появилось благодаря Второй поправке в конституции еще в 1791 году. Это неоднократно вызывало юридическое сопротивление, и изменения в поправке рассматривались Верховным судом шесть или семь раз. Иногда решения суда были достаточно жесткими: например, о запрете определенных видов оружия. Однако в США есть Национальная стрелковая ассоциация, заинтересованная в миллиардных прибылях от продажи оружия и сохранении Второй поправки. В результате суть остается: каждый житель США имеет право на хранение огнестрельного оружия.

Можно сказать, США создавались с применением насилия: тут и война за независимость, и освоение новых территорий, и война с индейцами, и внутренние распри, и гражданская война. Все это привело к целой культуре насилия, когда вопрос решается только одним образом. Вспомните этот романтический образ: ковбой, владеющий шестизарядным кольтом, который умеет выстрелить из него быстрее всех. Стоило такому человеку прославиться в своем штате, как туда ехали те, кто хотел бросить ему вызов. И это неизбежно кончалось чьей-то смертью.

Однако далеко не все американцы готовы платить подобную цену за возможность носить оружие. Есть многие, кто хотел бы отменить Вторую поправку. Но для этого нужно менять конституцию, а это чрезвычайно сложная вещь: за двести лет существования было всего лишь 27 поправок, причем первые десять были приняты вместе с конституцией. Для внесения изменений должен проголосовать каждый штат. Решение о проведении такого референдума должен принять сенат. А поскольку в нем в последние годы большое количество республиканцев, которые категорически поддерживают Вторую поправку, сделать это очень сложно.

Еще один аргумент выступающих за сохранение Второй поправки такой: не оружие убивает людей, а сами люди. Поэтому вопрос не в том, чтобы отменить поправку, а в том, чтобы иначе воспитать людей. Ведь «бандит все равно найдет оружие». Конечно, это абсолютное лицемерие: школьник — не бандит, тут нельзя проводить параллели. Но ради сохранения возможности продавать огнестрельное оружие, в том числе самое современное, боевое, да еще в таком гигантском количестве, годится любой аргумент.

Думаю, что сейчас на руках у американцев оружия не меньше — может, и больше, — чем самих жителей, а их больше трехсот миллионов. У некоторых из моих американских друзей дома по 6–8 видов винтовок. И дело не в том, что они охотники. Они просто хотят ими владеть и защитить в случае необходимости свой дом. И это часть американского образа: умение защищаться и быть независимым. На сегодняшний день оружие для любого американца — то же самое, что шляпа для ковбоя.

США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 16 февраля 2018 > № 2500623 Владимир Познер


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 16 февраля 2018 > № 2499730 Дмитрий Губин

После апрельского теракта в петербургском метро я стараюсь в подземку не спускаться. Нет, я не идиот, чтобы бояться. Вероятность попадания под бомбу ничтожна: частоту поездок умножайте на частоту самих терактов (один раз за все обозримое время). Шанс получить сосулькой в темечко намного выше — но на улицу мы выходим.

Метро я избегаю оттого, что теперь станции закрываются ежедневно из-за звонков о заложенных бомбах. Кто-то позабавился, позвонил — а у тебя сорвалась встреча или, хуже, без тебя улетел самолет. Да и попасть под выборочный обыск легко. А когда обыск становится тотальным (как прошлым летом на «Электросиле» или «Звенигородской»), метро вообще превращается в ад, причем толпа на входе образует куда более удобную мишень для теракта, чем само метро. И если в эту мишень никто не ударил, то лишь потому, что пламенеющих идиотов, готовых взорвать себя во имя бога, куда меньше, чем просто идиотов. Хотя идиотов, к сожалению, полно.

Такт тикающей бомбы

Все эти металлодетекторы, сканеры, охранники, «дополнительные меры безопасности» никого, ничего и ни от чего не уберегают. У нас в любом магазинчике, бизнес-центре, госконторе, школе на входе торчит мужичок-охранник: отбывает жизненную повинность. Их, с протертыми на вахте штанами, в России больше миллиона. И что? Когда на «Эхе Москвы» сумасшедший саданул ножом Татьяну Фельгенгауэр, охранник на входе был нейтрализован одним пшиком из баллончика.

Когда грабят магазины, охранники накладывают в штаны первыми (и это, кстати, разумнее, чем получать пулю). Школьные охранники не предотвратили и не могли предотвратить три январских ЧП с ножами, топорами, «коктейлями Молотова» в Перми, Бурятии и Челябинской области. Дети (и террористы) изобретательны и всегда найдут, как обвести привыкших к рутине взрослых. Террористы 11 сентября 2003 года в Америке прошли сквозь металлодетекторы, вооружась керамическими ножами.

Брешей нет только на том свете. Будет усилена охрана в аэропортах — можно угнать грузовик и врезаться в толпу. Будут следить за всеми грузовиками — можно кинуться на людей с топором. Цель террора — не столько убить, нанести немедленный ущерб, сколько вызвать страх, иррациональные действия в ответ, т. е. добиться ущерба пролонгированного. В России, судя по всему, это блестяще удается, в отличие от стран, дающих террору не эмоциональный, не «для отчета», не «для успокоения начальства и народа», а рациональный ответ.

Теракты как обыденность

Я был во Франции в конце 1990-х, когда там бомбы закладывали в мусорных урнах: их разносило на куски, как осколочные снаряды. Французы психанули, на какое-то время убрали все урны вообще (страна немедленно заросла грязью), а на вокзалах закрыли камеры хранения. Но затем опомнились, бетонные урны заменили прозрачными пластиковыми пакетами, а в камерах хранения (только там!) поставили сканеры.

Я жил в Англии в начале 2000-х, когда там взрывали метро и автобусы, — но никто не наводнил транспорт охранниками и детекторами. Зато были вложения в ССTV, камеры наружного наблюдения. Это английский принцип: если преступление нельзя предотвратить, то расследовать его необходимо. В итоге в больших городах можно проследить каждый шаг любого. Кстати, во многом записи ССTV позволили в лондонском суде утверждать, что эмигрант Владимир Литвиненко был отравлен в Лондоне нынешним депутатом Госдумы Андреем Луговым.

В Германии минувшим декабрем я видел, как подъезды к рождественским ярмаркам (год спустя после врезавшегося в Берлине в ярмарочную толпу террориста на грузовике) аккуратно прикрывают полицейскими машинами. Но ярмарки не закрывают, и пускают туда свободно всех. Ничего подобного русскому шмону с полицией, ОМОНом, рамками, досмотром сумок на Дворцовой площади в Питере или на Тверской в Москве в Новый год. Даже на Октоберфесте нет детекторов и сканеров — только рюкзак попросят сдать. Хотя, между прочим, теракт на Октоберфесте случился еще в 1980-м, 13 человек погибли, 211 были ранены, и памятник жертвам стоит при входе.

«Заказчики терактов выбирают путь подешевле»

Западная демократическая цивилизация рациональна. Если она не может полностью предотвратить зло, то пытается уменьшить ущерб. К возрастанию которого приводит тотальная борьба со злом.

Русская автократическая цивилизация иррациональна, ею движут другие мотивы. Вот объясните мне, в чем смысл закрывать станции метро после сообщений о минировании? Что, террористы хоть раз предупредили о взрывах? Нет, закрытие станций, торговых центров, вокзалов — типичное иррациональное действие, провоцирующее новые звонки о минировании. То, что у нас называют борьбой с террором, де-факто является пособничеством террору, ежедневным ударом по экономике.

Но от этой системы отказываться никто не собирается: может быть, потому, что у контртеррористического идиотизма есть свои выгодоприобретатели.

Первый — это поставщики всевозможного проверочного оборудования. В Москве больше 200 станций метро. Я бы сказал: оцените доход от поставки для каждой комплекта сканеров и детекторов! Но, как ни пытался, не смог в открытых источниках найти, почем это обходится. А хотелось бы.

Виновны лихачи, фанатики и власти

Второй выгодоприобретатель — то самое миллионное войско охранников. Там ведь не только пехота, болтающаяся при входе в каком-нибудь супермаркете, но гвардия ФСБ и ФСО. Сколько в этих тайных организациях человек? Какой у них бюджет? Почем обходится один день охраны Путина или Кадырова (включая все эти эскорты в полсотни машин, зачистку пути следования, запутывание GPS-систем, отключение мобильных операторов)?

И не надо только врать про «интересы национальной безопасности». Видел я, как охраняют президента США. Прогуливался как-то по Бункер-хилл в Бостоне в День независимости, ко мне подошел полицейский и поинтересовался, долго ли я намерен пробыть: должен приехать Клинтон. «Мне уйти?» — «Нет, пожалуйста, оставайтесь, но просто дороги минут на 15 будут перекрыты, у вас могут быть проблемы с возвращением».

Ну а третий, самый главный выгодоприобретатель — это русское общественное устройство, когда горстка приближенных к царю бояр может жить как хочет, плюя на закон или стыд, а остальные бесправны. Потому что на фоне антитеррористической истерии мысль о несправедливости русской жизни уступает место другой: лишь бы не было беды.

Как выживает пластилиновый народ

И вот ты выходишь из дома и садишься, раздраженный, в питерское метро (охранники, сканеры, «чемоданчик поставьте на транспортер, пожалуйста»). Потом входишь еще более раздраженным на вокзал (рамки, сканеры, детекторы, охранники). Потом проходишь через зал (еще пяток охранников всех мастей) и выходишь обреченно к платформам (снова сканеры). Садишься в «Сапсан» и слышишь по громкой связи: «В связи с сохраняющейся опасностью диверсий и террористических актов на транспорте…» — хотя никаких «диверсий и терактов» на железной дороге с 2009-го года, когда под откос пошел «Невский экспресс», не было. Да и там я в версии теракта не уверен: слышал от железнодорожников, что разорвало колесную пару…

Но ведь запуганными так легко управлять! Поэтому терроризм превращается в своеобразного помощника власти. И если даже он отсутствует, борьба с ним вполне его замещает.

Дмитрий Губин

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 16 февраля 2018 > № 2499730 Дмитрий Губин


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 15 февраля 2018 > № 2500540 Юрий Чайка

Заседание коллегии Генпрокуратуры России.

Владимир Путин принял участие в расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Глава государства подвёл итоги работы контрольно-надзорного ведомства за 2017 год и обозначил приоритетные задачи на ближайшую перспективу.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Уважаемый Юрий Яковлевич [Чайка], уважаемые товарищи!

Сегодня в рамках расширенной коллегии Генеральной прокуратуры подведём итоги деятельности ведомства за 2017 год. Обсудим, что необходимо сделать, чтобы и органы прокуратуры, и вся правоохранительная система России более результативно решали задачи по обеспечению верховенства закона, эффективно боролись с криминалом, произволом, коррупцией, экстремизмом – со всем, что мешает устойчивому, динамичному развитию страны, ограничивает возможности для самореализации людей, несёт угрозу их свободам.

И конечно, в центре вашего внимания должна быть защита основополагающих прав граждан, прежде всего в таких чувствительных областях, как трудовые и социальные отношения. В рамках своих полномочий вы обязаны незамедлительно реагировать на любые нарушения закона и прав граждан в этих сферах, в том числе на задержки или невыплаты заработной платы.

Во взаимодействии с налоговыми органами, другими структурами нужно давать принципиальную оценку действиям руководителей, которые расходуют средства, предназначенные на выплаты работникам, на другие цели, часто не имеющие ничего общего с интересами коллектива.

Нужно, конечно, и дальше внимательно следить за тем, как решаются вопросы с льготными путёвками, бесплатными лекарствами. Надёжно обеспечивать права граждан в этих сферах.

Сегодня государство много делает для поддержки семьи, защиты прав детей. При этом всё более активно взаимодействуют со структурами гражданского общества все органы власти. Рассчитываю, что и прокуратура будет также заниматься этой работой. В рамках своих полномочий прошу вас также содействовать этой работе и по другим направлениям, помогать другим государственным структурам.

Как и раньше, на особом контроле должна находиться задача по защите прав несовершеннолетних. В 2017 году прокурорами выявлено на 11 процентов меньше нарушений закона в сфере обеспечения прав несовершеннолетних, чем в 2016-м. Сейчас важно усилить надзор за работой учреждений системы профилактики в субъектах Федерации.

В рамках ежегодных коллегий мы уже не раз поднимали проблему обеспечения жильём детей-сирот. Надо и дальше активно работать в этом направлении. Добиваться, чтобы органы местного самоуправления своевременно и в полном объёме исполняли требования закона.

Прошу принципиально реагировать на факты приобретения квартир для детей-сирот по завышенным ценам или на попытки отделаться от граждан, предоставляя им откровенно бросовое, никому не нужное помещение, не пригодное для жилья.

Ещё один ключевой вопрос – это ситуация на местах с ценообразованием на жилищно-коммунальные услуги, за которыми часто стоят откровенные мошеннические схемы или организации, называющие себя управляющими компаниями.

Если вы видите, что кто-то искусственно задирает тарифы, прошу принимать быстрые и соответствующие предусмотренные законом меры. Ведь от необоснованных скачков цен страдают прежде всего – и мы с вами это хорошо понимаем – уязвимые слои населения: это семьи с небольшими доходами, пенсионеры.

Необходимо также усилить надзор за соблюдением законодательства об охране окружающей среды. От благоприятной экологической обстановки прямо зависит качество жизни наших граждан.

Важнейшей задачей органов прокуратуры остаётся защита предпринимательских свобод, пресечение любых попыток давления на бизнес. В этой связи отмечу, что во многом благодаря принципиальным действиям прокуратуры, прокуроров снизилось количество необоснованных проверок. Добавлю, что уже в ближайшее время работа контрольных и надзорных органов перейдёт на риск-ориентированный подход, не обременительный для бизнеса и при этом эффективно защищающий права граждан, потребителей.

Добавлю, что нужно тщательно отслеживать любые факты необоснованного вмешательства правоохранительных органов в хозяйственную жизнь и бизнес-конфликты, в споры. Также должны проверяться ситуации с немотивированными, или, проще сказать, заказными уголовными преследованиями в отношении бизнеса, а виновные, безусловно, привлекаться к ответственности.

Послушайте, уважаемые коллеги! Вы не можете не видеть, не замечать на местах – это проблема сегодня, и её надо решать! Подчеркну: эффективная защита прав предпринимателей, предпринимательских свобод – это важнейшее условие успешного развития национальной экономики, всей страны.

Уважаемые участники коллегии! Общество ждёт от Генеральной прокуратуры более эффективной координации деятельности правоохранительной системы в борьбе с преступностью, в том числе улучшения ситуации с регистрацией преступлений.

Гражданин, обратившийся за защитой в правоохранительные органы, должен быть уверен, что ему помогут в сложной ситуации, восстановят нарушенные права, восстановят справедливость. Прошу существенно усилить надзор за следствием, причём на всех его уровнях.

Такого же последовательного, системного подхода требует ведение правовой статистики. Результативность этой работы во многом зависит от активного использования новейших информационных технологий.

Отмечу, что в 2018 году началась цифровая трансформация органов прокуратуры. Новые технологии должны позволить прокурорам не только эффективно выполнять свои задачи, но и создавать условия для удобного и прозрачного взаимодействия с гражданами. Прошу продолжить работу в этом направлении.

Значимой сферой вашей ответственности остаётся квалифицированное поддержание государственного обвинения в судах, участие в установлении истины. Конечно, это одно из важнейших, традиционных направлений вашей работы, никуда оно не делось.

Кроме того, нужно повысить уровень координации с правоохранительными и контрольно-надзорными органами, которые выявляют нарушения законодательства в банках и кредитных учреждениях. Прошу решительно бороться с отмыванием преступных доходов и вместе с тем надёжно защищать права вкладчиков и заёмщиков.

Хотел бы сегодня обратить ваше особое внимание на задачу по кардинальному усилению работы по такому направлению, как противодействие коррупции. Мы постоянно об этом говорим, но с повестки дня этот вопрос, к сожалению, пока не снят.

Прошу действовать здесь максимально решительно. В такой работе правоохранительные органы получат всю необходимую политическую поддержку и, уверен, смогут опереться на солидарную, консолидированную позицию граждан России.

Прошу также внимательно отслеживать целевое расходование бюджетных средств на всех уровнях, в том числе при выполнении новой программы вооружения, а также при реализации других ключевых госпрограмм и строительстве крупнейших инфраструктурных объектов. При этом прошу вас активно сотрудничать со Счётной палатой, другими контрольными органами.

Как и прежде, самое серьёзное внимание следует уделить противодействию экстремизму. В прошлом году число подобных преступлений выросло почти на пять процентов по сравнению с 2016 годом.

Отмечу, что четыре года назад Генеральная прокуратура получила полномочия по блокировке сайтов, содержащих информацию экстремистского характера. За эти годы по требованию прокуроров заблокировано свыше трёх тысяч интернет-страниц. С более чем 70 тысяч сайтов удалены прямые призывы к экстремистской деятельности.

Нужно продолжать такую системную работу по противодействию распространению радикальной идеологии, которая представляет серьёзную угрозу для нашего общества и страны.

И наконец, прошу вас в ходе подготовки и проведения предстоящих выборов Президента Российской Федерации в полной мере обеспечить конституционные права граждан России на свободное, демократическое волеизъявление. Честные выборы и строжайшее соблюдение закона во время их проведения – это основа легитимности государственной власти, залог доверия граждан.

И в завершение хочу поблагодарить вас и ваших коллег за добросовестное выполнение своих обязанностей, принципиальность в отстаивании интересов государства и общества, защите прав граждан России. Рассчитываю, что так же профессионально и настойчиво вы будете работать и впредь.

Благодарю вас за внимание.

Ю.Чайка: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В прошедшем году в условиях глобальных экономических вызовов государством предприняты очень важные шаги для улучшения качества жизни россиян. Свой вклад в это внесли и прокуроры, обеспечивая превентивными и надзорными средствами исполнение законов в различных сферах жизнедеятельности общества.

Решению широкого спектра социально-экономических проблем способствовали масштабные надзорные мероприятия, проводимые органами прокуратуры, в том числе во исполнение поручений Президента России. Они касались значимых для страны и граждан вопросов, в первую очередь обеспечения законности в сфере оплаты труда.

Прокурорами осуществляется фактически ежедневный мониторинг рынка труда, принимаются меры, позволяющие погашать долги без длительных судебных процедур. Например, в 2017 году в Алтайском крае после объявления прокурором предостережения трём недобросовестным работодателям 850 гражданам возвращено 16 миллионов рублей.

При наличии оснований прокурор, разумеется, реагирует жёстче. За прошедший год по нашим материалам возбуждено свыше одной тысячи уголовных дел, около 50 тысяч виновных в задержках зарплаты привлечены к дисциплинарно-административной ответственности. В целом по результатам принятых мер за год более полумиллиону работников выплачено 26 миллиардов рублей.

Поручаю прокурорам и впредь своевременно отслеживать все негативные процессы, не допускать социальной напряжённости, нарушения гарантий сотрудников в связи с сокращением штатов.

В основе государственной политики нашей страны лежит фундаментальная задача охраны семьи, материнства и детства. За прошедшие годы произошли заметные изменения в вопросах материальной поддержки семей, сократилось число сирот, растёт количество усыновлённых российскими семьями, создаются комфортные условия для обеспечения детей с ограничениями по здоровью.

Считаю, что многие позитивные перемены происходят в том числе и благодаря нашей работе. А главный результат деятельности всех государственных органов в данной сфере вижу в кратном снижении подростковой преступности: со 139 тысяч в 2007 году до 45 тысяч – в 2017-м.

Вопросы обеспечения органами власти в полном объёме выплат пособий семьям с низким доходом, поддержки многодетных родителей, создания дополнительных мест в яслях и школах должны оставаться в центре внимания прокуроров. Ориентируя органы профилактики на своевременное выявление социальных сирот, надзорными средствами они должны пресекать случаи необоснованного изъятия ребёнка из семьи.

Не ослабляйте работу по защите несовершеннолетних от негативной информации, незамедлительно принимайте меры по блокировке сайтов, побуждающих к насилию и суициду. Недавние события в Перми и Улан-Удэ вновь возвращают нас к этой острой проблеме безопасности детей.

Поручаю прокурорам организовать проверки соблюдения законодательства, направленного на охрану жизни и здоровья несовершеннолетних во время учебного процесса, а в преддверии летних каникул обратить внимание на организацию детского отдыха.

С учётом особой важности вопросов защиты детей сегодня мной подписан приказ о создании в Генеральной прокуратуре Управления по надзору и соблюдению законов о несовершеннолетних с возложением на него задачи комплексного решения проблем в этой сфере. Аналогичные отделы будут образованы во всех прокуратурах субъектов Федерации.

Как и прежде, в числе наших приоритетов оставался надзор за соблюдением прав граждан в сфере здравоохранения. Государством уделяется значительное внимание доступности и качеству медицинской помощи. Это позволило улучшить ситуацию и, как следствие, состояние законности в данной сфере, чему способствовала активная позиция прокуроров. Во многом благодаря их вмешательству в регионах обеспечено приобретение лекарств в необходимых объёмах, пресечены попытки неэффективного расходования бюджетных средств.

По нашей инициативе Минпромторгом приняты меры по субсидированию производства востребованных населением недорогих и доступных отечественных препаратов. В целом положение ценообразования на жизненно необходимые лекарства удалось стабилизировать. Однако в связи с сокращением медицинских учреждений, нехваткой узких специалистов сохраняется проблема получения специализированной медицинской помощи жителями небольших городов и посёлков.

Прокурорам следует обращать внимание на финансирование региональных программ, оказание бесплатной медицинской помощи, поддержку сельских медицинских работников. Под надёжной защитой должны находиться и права граждан с ограниченными возможностями. В 2017 году на совместном заседании коллегии Генеральной прокуратуры и Министерства труда и социальной защиты мы выработали и сегодня реализуем комплекс мероприятий на данном направлении.

Предприняты конкретные шаги для улучшения ситуации с доступностью для инвалидов многих объектов [инфраструктуры] и с качеством предоставляемых им услуг. Для усиления прокурорского надзора в данной сфере месяц назад мною подписан приказ, содержащий полный перечень поручений прокурорам.

Ваша основная задача – добиваться своевременного и качественного исполнения всех обязательств перед этой категорией граждан. Всем известно, насколько жёсткий контроль установлен руководством страны за состоянием дел в коммунальной отрасли. В связи с системными упущениями в этом вопросе ряд высокопоставленных чиновников лишились своих должностей.

Однако результаты наших проверок свидетельствуют о сохранении существенных проблем в области ЖКХ, в том числе и в капитальном ремонте домов. В первую очередь они касаются деятельности специальных фондов, созданных органами власти субъектов. Именно они по закону являются ключевым звеном в вопросах планирования и реализации соответствующих мероприятий.

В их работе вскрыты факты хищения денежных средств, собираемых с населения, нарушения порядка начисления и учёта взносов, выполнения работ ненадлежащего качества. В 2017 году каждый пятый дом из числа запланированных оказался не отремонтированным. На начало текущего года остаток собранных с населения денежных средств составил почти 200 миллиардов рублей, из которых десятая часть размещена на счетах региональных операторов без начисления процентов. При этом только за последние пять лет из-за физического износа признаны аварийными 42 тысячи многоквартирных домов, в которых проживают 730 тысяч граждан.

В рамках исполнения Вашего поручения, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, о наведении порядка в данной сфере мы предлагаем поручить Минстрою России совместно с Фондом содействия реформированию ЖКХ выработать механизм эффективного контроля за деятельностью региональных операторов при расходовании средств населения на капитальный ремонт.

Основное, что предстоит сделать прокурорам для своевременного выявления и реального устранения нарушений прав граждан в сфере ЖКХ, отражено также в моём приказе, подписанном в прошлом году. Поручаю осуществлять эту деятельность гласно, во взаимодействии с общественными организациями.

Ещё одна важная тема, связанная с жильём, – защита участников долевого строительства. В результате принятых мер за последний год введено в эксплуатацию 140 долгостроев, более шести тысяч семей получили долгожданные квартиры. По данным Минстроя, на начало текущего года на учёте остаётся 836 проблемных объектов, своего жилья ожидают свыше 30 тысяч человек в 69 регионах страны.

Поручаю моим заместителям в федеральных округах и прокурорам держать ситуацию на личном контроле. Под этим я понимаю постоянный мониторинг информации не только по проблемным домам, которые уже внесены в соответствующие реестры. Действуя на опережение, оценивать наличие необходимых финансовых, материальных ресурсов и договоры страхования у застройщиков, причины приостановления работ на объектах, строящихся на средства граждан. Реализация социальных гарантий населения невозможна без развития экономики, в связи с чем нами уделялось пристальное внимание соблюдению законности в этой сфере.

В 2017 году в целях противодействия правонарушениям при расходовании бюджетных средств, распоряжении государственной и муниципальной собственностью активно сотрудничали со Счётной палатой, Федеральным казначейством и Росфинмониторингом, проводили совместные проверки. В связи с выявленными нарушениями по нашим материалам возбуждено более трёх тысяч уголовных дел.

Прокурорами принимались меры по возвращению неправомерно отчуждённого государственного имущества, пресекались факты его незаконного использования. По заявлениям органов прокуратуры в Волгоградской и Саратовской областях судом возвращены незаконно изъятые объекты коммунального комплекса общей стоимостью почти 600 миллионов рублей. Работа по выявлению незаконных сделок, посредством которых выбывает госимущество, оспариванию их в суде, безусловно, будет продолжена.

Вместе с тем требует усиления надзор в финансовом секторе, затрагивающий интересы большинства населения страны. Прокурорам следует на постоянной основе анализировать результаты работы правоохранительных и контролирующих органов по предупреждению и пресечению преступлений, связанных с деятельностью банков, микрофинансовых организаций и иных кредиторов.

Проводимая государством политика в области стимулирования развития бизнеса обусловила нашу жёсткую позицию по отстаиванию прав предпринимателей. Одной из наиболее болезненных для них остаётся проблема погашения долгов по оплате выполненных государственных и муниципальных контрактов. Системный надзор органов прокуратуры в тесном контакте с главами регионов, бизнес-сообществом позволили за 2,5 последних года погасить более 86 миллиардов рублей долга. Об этой работе мы каждое полугодие докладываем Президенту страны в рамках исполнения данных им поручений. Совокупный объём долга по публичным контрактам только за последний квартал прошлого года сократился на три миллиарда, однако остаётся высоким – 24 миллиарда.

Поручаю прокурорам активизировать работу по формированию практики применения к виновным должностным лицам введённых в июле 2017 года мер административной ответственности и предъявления к ним регрессных исков.

В прошедшем году в сфере защиты бизнеса обеспечивалось надзорное сопровождение реализуемых государством мер по улучшению инвестиционного климата в стране. В июне 2017 года нами проведено совместно с Минвостокразвития заседание коллегии по данной теме. Для повышения уровня взаимодействия создана постоянно действующая рабочая группа.

Совместно с органами власти прокурорами приняты меры к приведению в соответствие с законодательством нормативной базы, снятию ограничения для участия бизнесменов в инвестиционной деятельности. Задача прокурора заключается в том, чтобы каждый предприниматель чувствовал себя защищённым, соблюдались гарантии обеспечения упрощённых административных процедур и налоговых льгот.

Этот вопрос будет предметно рассмотрен нами на совещании, которое мы 21 февраля проведём в Туле с участием руководителей заинтересованных ведомств, прокуроров, бизнес-омбудсменов и инвесторов.

Как и прежде, в данной сфере поручаю прокурорам обеспечить защиту предпринимателей от незаконного уголовного преследования и применения контролёрами риско-ориентированного подхода при проверках бизнеса.

Главой государства нам поставлена задача обеспечения законности при расходовании бюджетных ассигнований на выполнение оборонного заказа, техническое перевооружение предприятий, создание новых образцов военной техники и вооружений, импортозамещение. Для этого прокурорами установлено взаимодействие с Военно-промышленной комиссией, Министерством обороны, Федеральной службой безопасности, Росфинмониторингом, Федеральной антимонопольной службой, Налоговой службой и другими ведомствами. Обеспечено надзорное сопровождение более пяти тысяч контрактов в рамках гособоронзаказа, проверены фактически все предприятия ОПК и привлекаемые ими подрядные организации, а это свыше 40 тысяч юридических лиц.

Важное значение имел превентивный характер проводимых прокурорских проверок. Так, мерами прокурорского реагирования предотвращён срыв исполнения государственного оборонного заказа особой важности по оснащению и запуску космических аппаратов стоимостью более 18 миллиардов рублей.

Осуществлялась целенаправленная работа по выявлению, исключению из системы кооперации недобросовестных посредников. За последние два года выявлено более 3600 таких фирм, причинивших ущерб оборонным предприятиям на сумму почти 20 миллиардов рублей. Прокурорами принимались все необходимые меры для его возмещения.

Например, в октябре 2017 года по нашим материалам возбуждено уголовное дело по факту хищения с использованием 20 подставных организаций полутора миллиардов рублей бюджетных средств из четырёх миллиардов, выделенных в рамках госпрограммы уничтожения химического оружия.

Подобные факты подтверждают правильность внесённых в конце прошлого года изменений в уголовное законодательство, усиливающих ответственность виновных в злоупотреблениях при исполнении оборонного заказа. Теперь следственным органам важно на практике обеспечить принцип неотвратимости наказания, а прокурорам поручаю не снижать эффективность надзора за их деятельностью.

Следует также обеспечить защиту интересов государства на результаты интеллектуальной деятельности военного и специального назначения, полученные за счёт средств бюджета, активнее обращаться в суды об истребовании прав на них из незаконного владения. Необходимо надзорные мероприятия синхронизировать с работой контролирующих и правоохранительных органов. Это усилит наши позиции и снизит нагрузку на проверяемые предприятия.

Уважаемые коллеги! В прошедший Год экологии надзорными проверками были охвачены практически все уникальные природные территории страны. На особом контроле находилась проблема ликвидации накопленного вреда в Арктике, возмещения ущерба техногенного воздействия. На Дальнем Востоке совместно с Минвостокразвития реализовывался комплекс мероприятий по пресечению нарушений законодательства при реализации программ развития рыбопромысловой отрасли, урегулированию выдачи разрешений на вылов биоресурсов, в том числе для коренных народов.

По поручению главы государства прокурорами совместно с природоохранными ведомствами проверена деятельность предприятий и организаций, оказывающих негативное воздействие на природу озера Байкал. Контролируется устранение полутора тысяч выявленных правонарушений. По итогам доклада Президенту России о результатах нашей проверки Минприроды увеличен штат сотрудников Росприроднадзора в Байкальском регионе.

В целях усиления надзора за состоянием законности на байкальской территории, а также в бассейне реки Амур созданы природоохранные прокуратуры, действующие на правах субъекта, и они уже приступили к работе. В целом поручаю прокурорам требовать от уполномоченных органов принятия нормативных актов, регулирующих деятельность охраняемых территорий, а также отмены решений о возведении на них опасных производств.

Важнейшим направлением нашей работы остаётся надзор за исполнением законодательства по противодействию коррупции, охватывающей с каждым годом всё более широкий спектр правоотношений.

Среди значимых направлений выделю антикоррупционную экспертизу нормативно-правовых актов, их проектов и результаты работы по проверке соблюдения чиновниками обязанностей, запретов и ограничений, а также по контролю за соответствием их расходов доходам.

За год по актам прокурорского реагирования к дисциплинарной ответственности привлечено 30 тысяч должностных лиц, из них более одной тысячи уволены в связи с утратой доверия. Важно не ослаблять надзор за исполнением законов при заключении трудового договора с бывшими государственными и муниципальными служащими без согласия Комиссии по урегулированию конфликта интересов. В 2017 году прокурорами за такие правонарушения возбуждено около пяти тысяч административных дел. При решении вопроса о привлечении виновных к ответственности в дальнейшем следует учитывать руководящие указания пленума Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу.

В качестве приоритетных задач на текущий год остаётся выявление коррупционных правонарушений в сфере госзакупок, фактов коррупции в спорте, обеспечение возмещения ущерба, включая установление случаев вывода преступно нажитых активов за рубеж и их возврат в Российскую Федерацию.

В своём докладе я не затронул результаты противодействия коррупционной преступности. Они вполне ощутимы, и сегодня, что называется, у всех на слуху, и не только из-за широкого освещения в СМИ, а в первую очередь по причине целенаправленной работы всех правоохранительных органов в совместной реализации комплекса запланированных мероприятий.

В целом в вопросах борьбы с коррупцией мы сейчас находимся в принципиально другой реальности в сравнении с 2008 годом, когда был принят первый Национальный план противодействия коррупции. Сформирован значительный массив антикоррупционного законодательства, позволяющего эффективно бороться с указанными правонарушениями, наработана практика его применения.

Это, кстати, находит положительную оценку со стороны экспертов ГРЕКО. Главное, разрушен стереотип вседозволенности и безнаказанности, и, как показал организованный нами в прошлом году Всероссийский конкурс социальной рекламы на тему «Прокуратура против коррупции», молодое поколение воспринимает коррупцию как крайне негативное явление, препятствующее нормальному развитию государства и общества.

Оценивая состояние преступности в стране, следует отметить, что в 2017 году вновь зафиксировано её снижение почти на пять процентов, причём такая тенденция наблюдается последние пять лет. Убеждён, что это в том числе результаты продуманной координационной работы прокуроров, руководителей правоохранительных органов на основных стратегических направлениях. Однако необходимо усилить её влияние по отдельным категориям преступления: незаконный оборот наркотиков, оружия и так далее.

Вместе с тем опять приходится констатировать, что не произошло существенных изменений в деятельности органов расследования. На фоне сокращения числа направленных в суд дел количество допущенных нарушений закона выросло и составило 5,2 миллиона. И это при том, что почти 70 процентов уголовных дел рассматривают в судах в особом порядке, без исследования доказательств, а следователи и дознаватели по указанным делам, как известно, упрощают свою работу до предела.

При таких минимальных нагрузках и затраченных интеллектуальных ресурсах мы вправе требовать принципиально иного уровня законности. Тем более у наших следственных органов есть потенциал, что ярко продемонстрировано в ходе расследования злоупотреблений при строительстве космодрома Восточный. Созданный по поручению Президента и решению Совета Безопасности межведомственный штаб объединил усилия надзирающих прокуроров, следователей, оперативных служб и гособвинителей.

В результате в течение года в суд было направлено 49 уголовных дел, почти в три раза больше, чем за предшествующие три года (17 дел было всего направлено за три года). Таким образом, очень много зависит от организации нашего взаимодействия и качества надзора на всех стадиях. От прокуроров требую обеспечить чёткое исполнение данных установок, оперативно реагировать на факты, необоснованные отказы в осуществлении уголовного преследования, нарушения разумных сроков расследования, безосновательного применения мер процессуального принуждения.

Соблюдение конституционных прав граждан – зона личной ответственности прокуроров. Сегодня на досудебной стадии именно от прокурора зависит, чтобы обвинение основывалось на бесспорных доказательствах, а не являлось результатом лишь пристального внимания к событию средств массовой информации и общественности. Ведь не секрет, что порой именно резонанс определяет все последующие действия следствия.

Отдельное внимание сосредоточено на полноте возмещения ущерба, причинённого потерпевшим и государству. На контроле остаются и вопросы наведения порядка в сфере правовой статистики. Работа по противодействию экстремизму и терроризму строилась прокурорами с учётом решения Совета Безопасности, Национального антитеррористического комитета, мониторинга криминогенной ситуации в регионах.

Это способствовало устранению многих потенциальных угроз. Правоохранительными органами совместно с прокурором прекращено полторы тысячи экстремистских преступлений (рост пять процентов), в основном связанных с распространением в сети интернет призывов к нарушению территориальной целостности нашей страны, общественного порядка и безопасности, установлено 972 лица, их совершивших. На основе судебной экспертной практики нам предстоит совершенствовать взаимодействие правоохранительных органов по выявлению и расследованию таких деяний.

Жёсткого реагирования прокуроров требуют попытки иностранных структур, чья деятельность признана нежелательной, продолжать вмешиваться во внутренние дела нашей страны, а в период избирательной кампании по выборам Президента России их активность возросла. Действуют они через другие организации, порой безнаказанно, хотя за такое содействие установлено административное наказание.

Прокурорам следует своевременно пресекать подобные факты, привлекая всех виновных к ответственности. Обращайте особое внимание на несогласованные публичные акции. В 2017 году в сотрудничестве с Национальным антитеррористическим комитетом повышен уровень координации в борьбе с террористическими преступлениями. Уничтожение террористических группировок в Сирии привело к снижению числа граждан России, пытающихся примкнуть к рядам международных террористов, а также возвращающихся из зоны боевых действий.

Наряду с превентивными мерами это обусловило сокращение на 16 процентов количества террористических преступлений, предотвращено 24 теракта. Значительные усилия прокурорами направлялись на защищённость мест массового пребывания людей и уязвимой инфраструктуры. Выявлено 85 тысяч нарушений закона, установлен контроль за рассмотрением актов реагирования. Поручаю ещё раз провести их ревизию в целях реального выполнения внесённых требований, осуществления комплекса мер противодиверсионной устойчивости на всех объектах, задействованных в проведении чемпионата мира по футболу.

Крайне важно во взаимодействии с правоохранительными органами обеспечить защищённость избирательных участков, безопасность граждан в период голосования на выборах Президента страны, а также их законность, прозрачность и демократичность.

Внимание прокуроров сосредоточено и на проблемах безопасности на транспорте. Транспортные прокуроры добивались усиления досмотрового режима на тысячах объектов, подготовки аттестации более шести тысяч сотрудников охранных служб, приостановления эксплуатации воздушных судов, не отвечающих требованиям лётной годности.

Задачами на текущий год для них остаётся безопасность полётов, включая обучение лётного персонала, контроль за реализацией программ развития транспортной отрасли, соблюдение прав пассажиров, пресечение фактов ввоза в страну продукции, на которую установлены запреты и ограничения.

Уважаемые коллеги! Итоги работы в 2017 году органов Военной прокуратуры подтвердили их потенциал решать важные государственные задачи, в том числе по соблюдению правопорядка в воинских формированиях, защите социальных прав военнослужащих, лиц, уволенных со службы, и членов их семей. Значимыми для военных прокуроров стали мероприятия, проведённые во исполнение Федерального закона от 4 июня 2014 года № 145 и поручения Президента по переводу органов военной прокуратуры из Министерства обороны и иных ведомств в наш штат.

Совместно с Министерством обороны, Федеральной службой безопасности, Росгвардией определён порядок взаимодействия при выполнении задач в области обороны и безопасности, переработано более сотни нормативных актов. В результате реформы военным прокурорам и служащим сохранены все предусмотренные гарантии, и теперь наша структура продолжает функционировать в едином режиме.

Несмотря на определённые сложности во внешнеполитических отношениях, в 2017 году проделана разноплановая работа по развитию международно-правового сотрудничества. Проведены крупные многосторонние мероприятия по линии прокурорских служб стран СНГ, ШОС, БРИКС, членов Совета государств Балтийского моря, в рамках которых достигнуты договорённости по широкому кругу вопросов.

Укрепилось взаимное партнёрство в рамках Международной ассоциации прокуроров, объединяющей почти полмиллиона прокурорских работников из 172 стран. В конце прошлого года в Санкт-Петербурге открыто её первое региональное представительство, призванное стать полноценным центром сотрудничества прокуроров из стран СНГ и Восточной Европы.

Кроме того, обеспечено практическое взаимодействие с Интерполом, расширяется использование видео-конференц-связи при поддержании рабочих контактов с зарубежными коллегами, в частности из США и Израиля. В целях защиты прав граждан и борьбы с преступностью мы намерены наращивать взаимовыгодные отношения с компетентными органами иностранных государств.

Как и прежде, прокуроры участвуют при рассмотрении уголовных дел в судах, способствуя вынесению законных приговоров, реагируя одновременно и на неправосудные решения. В прошлом году по представлениям прокуроров отменены и изменены вышестоящими судами приговоры в отношении 21 тысячи осуждённых. До июня необходимо завершить все организационные мероприятия, связанные с началом рассмотрения в районных судах дел с участием присяжных заседателей.

Отмечу позитивные изменения в сфере исполнения уголовных наказаний. В результате гуманизации уголовного законодательства, установления упрощённых процедур по делам о нетяжких преступлениях, принятия ряда организационных мер за десять лет численность граждан, находящихся в изоляции от общества, сократилась на треть – с 887 тысяч до 602.

Как следствие, снизилось число нарушений закона, связанных с правилами содержания осуждённых и арестованных лиц, сократилась преступность среди них. При этом прокуроры занимали принципиальную позицию при решении вопроса об аресте граждан, добивались средствами надзора создания в следственных изоляторах условий, отвечающих общечеловеческим потребностям.

Поручаю держать на контроле вопросы выполнения мероприятий по развитию учреждений УИС, укомплектованию их медицинским персоналом, обеспечению современным оборудованием, препаратами, в первую очередь для лечения социально значимых заболеваний.

Прошедший год ознаменован повсеместным внедрением современных информационных технологий; мы тоже определили эту задачу в числе первоочередных. На особом контроле находятся выработанные на совещании Совета Безопасности мероприятия по развитию государственной автоматизированной системы правовой статистики.

Кроме того, совместно с Минкомсвязи, Ростелекомом и экспертным сообществом реализуется концепция цифровой трансформации органов прокуратуры. Основная цель при этом – максимально использовать уже имеющиеся информационные системы, оперативно внедрить новые разработки, с тем чтобы сама надзорная деятельность и её результаты стали более эффективными, прозрачными и доступными для людей. Поручаю прокурорам субъектов в установленные сроки доложить, как реализуются принятые в этой связи решения совещаний, проведённых нами в Екатеринбурге и Симферополе.

Одно из направлений, которых цифровизация коснулась уже сейчас, – это работа прокуроров по разрешению заявлений и жалоб граждан, юридических лиц. В истекшем году их поступило без малого пять миллионов, причём увеличилось число обращений, направленных посредством телекоммуникационных сетей. При их рассмотрении активно использовались возможности единого информационного ресурса органов государственной власти и местного самоуправления, позволяющего вести приём граждан в режиме видео-конференц-связи.

Доказали свою эффективность открытые форумы, на которых прокурорами разъяснялось законодательство, оказывалась правовая помощь. Для обеспечения прав граждан с ограниченными возможностями, лиц пожилого возраста организовывались выездные приёмные в социальных учреждениях, отдалённых населённых пунктах.

Всего в 2017 году прокурорами лично принято более одного миллиона человек. Необходимо расширять полезную практику выездных приёмов, обеспечивать коммуникацию с гражданами на объектах транспортной инфраструктуры, предприятиях.

В 2017 году продолжена работа по ротации кадров, повышению квалификации сотрудников, организации наставничества, формированию управленческого резерва. В то же время мы оперативно избавлялись от порочащих честь мундира сотрудников. Прошедший год ознаменован также значительным улучшением материального и социального положения прокурорских работников, за что хочу от всего нашего многотысячного коллектива поблагодарить руководство страны.

Уважаемые коллеги! В докладе отражены наиболее важные результаты работы ведомства, но и на других направлениях прокуроры принимали все зависящие от них меры для обеспечения законности и правопорядка. В этой работе мы действовали совместно с органами государственной власти и правоохранительными ведомствами. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех руководителей федеральных органов за конструктивное сотрудничество.

Отдельные слова признательности выражаю Вам, уважаемый Владимир Владимирович, за поддержку наших инициатив в решении значимых вопросов. Мы продолжим работу по защите интересов государства и прав граждан, не сбавляя набранных темпов.

Благодарю за внимание!

В.Путин: Хочу поблагодарить Юрия Яковлевича за обстоятельный доклад. Естественно, он, как всегда, основателен и глубок по всем направлениям деятельности. Не буду ничего здесь воспроизводить из того, что было сказано, но на что хотел бы обратить внимание, о чём бы хотелось попросить.

Вы упомянули о гуманизации законодательства. Мы эту работу будем продолжать. Это значит, что нужно будет подумать, и мне нужна ваша помощь, поддержка, нужен ваш профессиональный совет, какие составы конкретно из уголовного судопроизводства можно безболезненно, но с пользой для дела переводить в сферу арбитражного разбирательства.

И с этим ещё много других вопросов связано, но это существенный элемент в выстраивании наших отношений в экономике, с тем чтобы экономика дышала свободно. Конечно, без всяких сомнений, должны быть и жёсткие правила, которые должны соблюдаться, государство должно за этим следить в вашем лице. Но некоторые вещи, которые сейчас функционируют, у нас избыточны. Поэтому нужно внимательно проанализировать, и я бы вас просил представить соответствующие предложения.

В завершение скажу вещь общую, всем понятную, но всё-таки лишним не будет об этом ещё раз сказать вслух. На ваших плечах огромная ответственность, а в ваших руках огромная власть. Употребляйте её исключительно на пользу стране и государству и никогда – во вред гражданину Российской Федерации. И тогда, и только тогда, вы выполните свою высокую миссию.

Мы сейчас говорили об арбитражной системе. Здесь, в зале, находится человек, который много сделал для становления российской судебной системы в целом и арбитражной её части, выдающийся наш цивилист и, я бы сказал, государственный деятель, бывший Председатель Арбитражного Суда Вениамин Фёдорович Яковлев. Ему совсем недавно, 12-го числа, исполнилось 86 лет. Мы Вас поздравляем сердечно! (Аплодисменты.)

Его заслуги были отмечены не только в нашей стране (они ещё будут отмечаться в нашей стране), но даже нашими заокеанскими друзьями, которые внесли его на 86-м году жизни в известный «кремлёвский список». Это дорогого стоит, мы Вас с этим поздравляем. Судя по всему, Вы действительно многое сделали для страны.

Спасибо вам большое. Всего хорошего.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 15 февраля 2018 > № 2500540 Юрий Чайка


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский

Как решить проблему восточной Украины

Эксперт ООН изобрел почти идеальный план, который сработает только в том случае, если Россия и Украина верят в объявленные ими цели.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В урегулировании конфликтов невозможно добиться совершенства, а недостатки бумажных планов заметить чаще всего легко. Но вашингтонский аналитический центр под названием Институт Хадсона подготовил план по урегулированию тлеющего на востоке Украины конфликта, в котором нет обычных изъянов и ловушек. В случае принятия данного плана он может дать самую реалистичную надежду на успех.

Тема восточной Украины исчезла из заголовков, но спорадические боевые действия между украинскими войсками и пророссийскими силами продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, но пока никто не придумал способ ослабить напряженность, а тем более решить лежащие в основе этого конфликта проблемы. Российско-украинские переговоры, проведенные при посредничестве Франции и Германии, привели к подписанию Минских соглашений, реализовать которые оказалось очень трудно, из-за чего весь процесс зашел в тупик. Переговоры, прошедшие недавно между кремлевским представителем Вячеславом Сурковым и спецпредставителем США Куртом Волкером, создают такое впечатление, что стороны не слушают друг друга.

В плане Института Хадсона — иной подход. Его автор Ричард Гоуэн (Richard Gowan) некогда работал в Департаменте ООН по политическим вопросам, и он совершенно правильно исходит из того, что Организация Объединенных Наций — это единственный орган, приемлемый в качестве посредника и для России, и для Украины.

План Гоуэна состоит в том, чтобы создать международный военный контингент среднего размера численностью примерно 20 тысяч военнослужащих (это половина того, что НАТО первоначально направила в Косово). Действовать он будет под эгидой ООН, но войдут в него не солдаты из стран НАТО, а опытные миротворцы из Латинской Америки, войска из бывших советских республик, скажем, из Казахстана, которые не настроены враждебно ни к Украине, ни к России, и формирование из нейтральных европейских государств, таких как Швеция, Финляндия и Австрия. Эти войска будут размещены на всей территории самопровозглашенных «народных республик», в том числе, на границе с Россией, где они будут выполнять функции сил прикрытия, сдерживая российские вылазки. Они также изолируют войска пророссийских повстанцев и их оружие на безопасных базах, и это станет первым шагом к демобилизации людей или к их переучиванию на невоенные специальности. Этот контингент будет противодействовать нападениям любых неподконтрольных сил как с одной, так и с другой стороны.

Поддержку военным будет оказывать крупный полицейский контингент, который станет обеспечивать мир во время выборов. Чтобы организовать выборы и сделать их свободными и справедливыми, а также обеспечить плавную реинтеграцию удерживаемых повстанцами районов в состав Украины, потребуется внешняя гражданская администрация под руководством специального представителя Генерального секретаря ООН.

Данную операцию следует выстроить по образу и подобию полузабытой инициативы, предложенной во время югославских войн. Речь идет о переходной администрации в Восточной Славонии, как называют регион на востоке Хорватии, который удерживали сербы. Контингент численностью пять тысяч «голубых касок» обеспечил безопасность этого района и границы с Сербией. Там были организованы и проведены выборы, после чего Восточная Славония перешла под контроль Хорватии. Все это было сделано за два года с 1996-го по 1998-й. Регион сохранил прозрачную границу с Сербией, и тысячи беженцев вернулись в свои дома, хотя некоторые жители Восточной Славонии переехали в Сербию, когда временная администрация завершила свою работу.

Конечно, ситуация в Восточной Славонии с самого начала отличалась от того, что происходит на востоке Украины. Хорваты, в отличие от украинцев, сумели одержать военную победу, в силу чего администрация ООН предназначалась главным образом для того, чтобы не допустить кровопролитный и насильственный захват власти. Со своей задачей она справилась хорошо. И хотя НАТО в то время еще не бомбила Белград, Сербия уже тогда столкнулась с вполне реальной угрозой применения силы, что России не грозит.

Предложения Гоуэна по восточной Украине основаны на простой логике. Минские соглашения предусматривают проведение местных выборов до того, как Россия восстановит контроль над границей с Украиной. Выборы не состоятся без внешнего катализатора и не будут справедливыми без участия международной администрации и полиции. Следовательно, желателен полный переход восточной Украины под международный контроль или нечто подобное. Это также единственный способ уменьшить обеспокоенность Владимира Путина, который заявляет, что его тревожит безопасность пророссийского населения, если украинцам позволят восстановить свою власть. Гоуэн признает, что такой риск существует. Международная администрация также будет выполнять роль буфера для гражданского населения, особенно для тех, кто работает в «народных республиках» (учителя, государственные служащие), обеспечивая переход к мирной жизни, в которой их не станет преследовать мстительное украинское правительство.

Самый сложный момент при создании временной администрации — решить, какими полномочиями она будет обладать. Гоуэн предлагает разделить эти полномочия. В этой ситуации администрация ООН возьмет на себя полную ответственность за решение вопросов, связанных с выборами и безопасностью, и будет обладать правом вето в других областях. После выборов функции миротворцев изменятся, но они останутся на востоке Украины, чтобы контролировать действия Киева.

Международный воинский контингент не будет заниматься отражением крупномасштабных ударов, но он станет следить за российской границей и за линией разделения сторон, помогая срывать мелкие нападения. Это разумно как минимум по двум причинам: миротворцы не должны создавать впечатление, что они угрожают Москве, да и привлечь более крупные силы из нейтральных стран будет проблематично.

«В миротворчестве, как и на войне, любой план может сорваться при первом же соприкосновении с действительностью», — признает Гоуэн. Однако важно начать с четкого понимания стратегических политических целей, а затем создать для них соответствующие средства. Именно это хочет сделать Гоуэн. Его предложение дает Кремлю возможность завершить конфликт, не отдавая повстанцев в руки мстительного Киева, а также сохранить культурные и экономические связи с восточной Украиной. А правительство в Киеве получает возможность вернуть восточные территории и границу с Россией под свой контроль.

Но самая большая проблема состоит в том, что непонятно, насколько искренне стороны говорят об этих целях.

Путин до сих пор не верит в стабильность киевского режима. Похоже, он надеется, что маятник снова качнется в сторону России, и хочет использовать «народные республики» в качестве инструмента перманентной дестабилизации, пока украинские власти враждебно относятся к России. Правительство Петра Порошенко тоже не заинтересовано в окончании конфликта. Коррумпированный киевский истэблишмент использует его для получения помощи от Запада в большем объеме, чем заслуживает его политика, и пытается предстать в образе важного союзника Запада.

Но если есть желание, выход можно найти всегда. И если план Гоуэна будет представлен на уровне ООН, то он как минимум вынудит стороны признать, что проблема для них предпочтительнее ее решения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497788 Кристель Неан

Отправка миротворцев в Донбасс: шаг вперед и два назад

После прозвучавшего в сентябре 2017 года предложения Владимира Путина об отправке миротворцев в Донбасс для защиты наблюдателей ОБСЕ, с обеих сторон продолжают сыпаться предложения, контрпредложения и комментарии, из-за которых проект лишь еще больше буксует.

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Россия всегда предельно четко говорила о том, что является приемлемым для нее самой, а также Донецкой и Луганской народных республик: миссия по защите наблюдателей ОБСЕ и только после выполнения посвященной безопасности части Минских соглашений (речь идет о соблюдении перемирия и отводе тяжелого оружия от линии соприкосновения).

В свою очередь предложения Украины и США были совершенно неприемлемыми, поскольку речь шла о размещении десятков тысяч миротворцев по всему Донбассу и взятии под контроль границы с Россией (а это является последним пунктом Минских соглашений). Расширение мандата в том, что касается применения оружия, де факто превратило бы миротворцев в силы вторжения. Такое изначально недопустимое предложение, разумеется, было отвергнуто как Москвой, так и Донецком и Луганском.

Москва отстаивает ряд пунктов своего изначального предложения, подчеркивая, что они не подлежат обсуждению. Несмотря на это, США и исполнители из НАТО продолжают выдвигать проекты, которые все так же не укладываются в рамки приемлемого для России, ДНР и ЛНР.

Касается это, например, доклада Ричарда Гоуэна (Richard Gowan) из Европейского совета по международным отношениям. Он был написан по запросу бывшего генсека НАТО (а ныне советника Порошенко) Андерса Фога Расмуссена (Anders Fogh Rasmussen) и будет представлен 17 февраля на Мюнхенской конференции по безопасности.

В нем мы вновь видим предложенную Украиной безумную цифру в 20 000 миротворцев, к которым также нужно добавить 4 000 полицейских. То есть, всего речь идет о 24 000 человек. Это равняется всей армии ДНР и почти 30% общей численности миротворцев в мире (82 000 в 2017 году).

Для сравнения, миссия ООН по стабилизации ситуации в Центральноафриканской Республике насчитывает 11 200 солдат, а миссия в Южном Судане включает в себя 12 500 солдат и 1 323 полицейских. Причем речь идет о куда больших территориях и населении, чем у ДНР и ЛНР вместе взятых.

В докладе предполагается, что эти люди должны поступить из стран, которые не входят в НАТО, но в некоторых случаях могут быть членами ЕС, что напрямую касается Швеции, которая должна возглавить миссию. Только вот оборонная политика ЕС определяется НАТО и полностью зависит от нее, тогда как внешняя политика Евросоюза диктуется Вашингтоном (примером тому служат антироссийские санкции). Поэтому считать, что Россия позволит 24 000 вооруженных людей высадиться по всему Донбассу вплоть до ее собственной границы, было бы абсолютным безумием.

Я даже не говорю о предложении включить в число предоставляющих силы стран Бразилию: после смещения Дилмы Русеф она больше не может считаться в России таким же надежным партнером, как раньше.

Срок размещения этих сил ООН должен составить в общей сложности три года (год до проведения выборов и два года после). Самое невероятное во всем этом — аргумент, который используется для обоснования присутствия 4 000 полицейских в нагрузку к 20 000 солдат: риски беспорядков после выборов!

Другими словами, они ожидают, что их результаты не будут соответствовать мнению населения. Это многое говорит о том, чего будут стоить подобные выборы. В целом, Донбасс будет оккупирован силами ООН, которые должны заставить население принять неприемлемое.

Как бы то ни было, руководство России, ДНР и ЛНР — отнюдь не идиоты, которые приняли бы реализацию подобного плана. Поэтому Россия использует право вето против данного контрпредложения, которое совершенно не отвечает пожеланиям двух народных республик. Кроме того, как отметили в прошлом году в ЛНР, содержание таких огромных миротворческих сил обойдется в целое состояние. Кто будет готов за них заплатить?

В любом случае, в России подчеркнули, что пусть в СМИ и обсуждают подобные доклады и предложения, но по миротворческой миссии до сих пор не было решено ничего конкретного.

«Было бы неплохо согласовать мандат для так называемой охранной миссии ООН, это не миротворцы, это миссия по охране и обеспечению деятельности Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. У наших зарубежных представителей и представителей Украины совершенно противоположная точка зрения, поэтому пока здесь не о чем особенно говорить», — заявил постпред России в ОБСЕ Александр Лукашевич.

Он также напомнил о пропасти между отношением к этой миссии со стороны России (незначительное военное присутствие для повышения мобильности наблюдателей ОБСЕ) и Украины (она видит в ней средство освобождения Донбасса от «оккупации», хотя на самом деле речь будет идти об оккупации региона Киевом).

По его словам, в нынешнем виде вопрос даже не обсуждался в ОБСЕ, хотя в первую очередь миссия касается именно этой организации. Лукашевич также воспользовался случаем, чтобы напомнить, что Россия выступает за продление миссии ОБСЕ (ее срок истекает в конце марта), несмотря на все ее пробелы.

«При всем несовершенстве их докладов, они делают очень полезную работу, мы, безусловно, выступаем за продление работы этой миссии как сдерживающего фактора для горячих голов <…> все же при присутствии Специальной мониторинговой миссии вооруженные силы Украины опасаются массово применять вооружения и идти на какие-то крупные военные авантюры», — подчеркнул он.

Как мне кажется, данное заявление Лукашевича, скорее, относится к дипломатической риторике, чем отражает действительность. То же самое касается и спецпредставителя ОБСЕ на Украине Мартина Сайдика (Martin Sajdik).

«Работая в качестве специального представителя действующего председателя ОБСЕ, я глубоко убедился, что альтернативы Минским соглашениям для мирного урегулирования конфликта в восточной Украине просто нет. И я никоим образом не могу согласиться с утверждением, что Минские соглашения не выполняются и Минский процесс не работает», — отметил он.

К сожалению, отрицанием действительности проблему не решить. Господину Сайдику было бы достаточно ознакомиться с заявлениями некоторых украинских политиков вроде Олега Ляшко (он пытается убедить всех, что Украина не обязана выполнять Минские соглашения под тем предлогом, что они не были ратифицированы Радой), чтобы убедиться в нежелании Киева выполнять взятые на себя обязательства.

Пока кругом появляются все новые предложения и контрпредложения, Украина продолжает готовить наступление и вести обстрел мирных жителей, например, школы №3 в Докучаевске, которая оказалась в полдень под огнем украинской армии. При обстрелах из БТРов дети укрылись в бомбоубежище.

Донбассу и его населению не нужны миротворцы ООН, чтобы остановить войну. Им нужно, чтобы Запад перестал поддерживать и финансировать Киев, покрывать его военные преступления. Чтобы Запад перестал прятать лицо и признал факт того, чем стала Украина!

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497788 Кристель Неан


Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский

Как решить проблему Восточной Украины

Леонид Бершидский | BloombergView

"При разрешении конфликтов совершенство невозможно, и в написанных на бумаге планах обычно легко заметить слабые места. Однако план разрешения тлеющего конфликта на востоке Украины, разработанный Гудзонским институтом - вашингтонским аналитическим центром, - миновал все обычные ловушки. Если его внедрить, он, по-видимому, даст самую правдоподобную надежду на прорыв", - утверждает Леонид Бершидский в Bloomberg View.

"Пусть Восточная Украина пропала с первых полос газет, однако спорадические боевые действия между украинскими и спонсируемыми Россией войсками продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, и пока никто не придумал способ разрядить напряженность, не говоря уже о решении обуславливающих ее проблем. Российско-украинские переговоры, медиаторами которых были Франция и Германия, породили трудные для выполнения и, по большей части, забуксовавшие Минские соглашения. Недавние переговоры между представителем Кремля Вячеславом Сурковым и спецпосланником США Куртом Волкером выглядят так, будто стороны не слушают друг друга", - говорится в статье.

Бершидский указывает, что план Гудзонского института, составленный Ричардом Гоуэном (бывшим сотрудником Департамента политических дел ООН), построен на предположении, что ООН - единственная организация, приемлемая и для России, и для Украины в качестве посредника.

"План Гоуэна предусматривает создание под эгидой ООН средней величины международного вооруженного формирования - в составе примерно 20 тыс. солдат (что наполовину меньше контингента, изначально отправленного НАТО в Косово). Предполагается, что набирать военнослужащих в это формирование следует не из стран-членов НАТО, а из опытных миротворцев Латинской Америки, солдат бывших советских государств, не враждебных ни к Украине, ни к России (таких, как Казахстан или Белоруссия), и контингента нейтральных европейских стран, как Швеция, Финляндия или Австрия. Эти войска были бы размещены по всем самопровозглашенным "народным республикам", в том числе по границе с Россией, где они выступали бы как "войска прикрытия", сдерживающие российские вторжения. Они бы также изолировали войска и вооружения пророссийских повстанцев "в безопасных базах, являющихся первым шагом к демобилизации или восстановлению невоенных ролей". Это вооруженное формирование позаботилось бы о любых стихийных атаках с любой стороны", - говорится в статье.

"Данное вооруженное формирование поддерживалось бы крупным полицейским контингентом, который охранял бы мир во время выборов. Организация выборов и обеспечение их свободы и справедливости, а также смягчение реинтеграции контролируемых повстанцами регионов на Украину потребовали бы, кроме того, внешней гражданской администрации, управляемой специальным представителем генерального секретаря ООН", - указывает Бершидский.

Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 15 февраля 2018 > № 2496853 Анна Рыль

Драматичные истории приюта "Коргау", или Зачем женщины терпят тиранов

Руководитель фонда "Коргау Астана" Анна Рыль рассказала об "обратной стороне любви": домашнее насилие, кража невесты, психологический и экономический аспект жестокого обращения в семье. Как помочь женщинам, оказавшимся в беде? От чего страдают дети? И может ли мужчина-тиран превратиться в хорошего семьянина?

Ксения Воронина

Больше 15 лет Анна Рыль и ее команда — фонд "Коргау Астана" — помогают женщинам, оказавшимся в беде, а также жертвам торговли людьми. А в прошлом году кризисный центр для женщин, подвергшихся бытовому насилию, открылся и в Шымкенте.

День у Анны расписан по минутам. В столичном кризисном центре полно людей, поток которых значительно вырос за последние несколько лет, работы прибавилось. Тем ценнее те полтора часа, что продлили встречу корреспондента Sputnik Казахстан с Анной Рыль, этой хрупкой внешне, но невероятно сильной женщиной, излучающей спокойствие и уверенность.

"Я никогда не сталкивалась с насилием в своей семье. У нас было не принято даже повышать голос. Возможно, поэтому наша семья посвятила себя помощи людям, оказавшимся в трудной ситуации. Те жуткие вещи, с которыми приходится сталкиваться в работе с кризисным центром — это все нелегко, и я всегда очень переживаю. Но и убеждаюсь в том, что мы действительно можем изменить ситуацию и не должны опускать руки", — говорит Анна.

Отметим, что ее мать — известный детский правозащитник, руководитель общественного фонда "Право" Ольга Рыль.

Как работает кризисный центр

- Анна, сейчас в центре очень много работы, с чем это связано? Чем вы занимаетесь сейчас?

- Достаточно большой объем работы сейчас, потому что у нас наработана большая база клиентов, которым мы помогли. И люди передают друг другу информацию по "сарафанному радио". Раньше в день было на 3-4 человека, иногда 5-6, сейчас каждый день приходят до 15 человек. Нагрузка увеличилась, но технически сейчас невозможно увеличить персонал.

У меня также как и раньше работают четыре сотрудника. Кроме того, надо обработать заявления, если необходимо восстановление документов, нужно подготовить письма, запросы, переговорить с госорганами.

Кроме того, мы расширяемся. Наша организация-партнер — общественный фонд "Право" — открыл филиалы в семи городах, а мы открыли приют в Шымкенте для женщин, подвергшихся бытовому насилию.

Сейчас мы занимается еще и получением финансирования на продолжение работы кризисного центра. Если НПО без приюта может работать на голом энтузиазме, то приюту или шелтеру необходимо помещение.

Нас спасает то, что в Астане у нас собственное помещение (которое Анна и ее семья купили на свои деньги – прим.). В Шымкенте помещение предоставляет дружественная нам организация. Но содержание персонала, питание, медицинские услуги, бытовые вопросы – все это требует денег, потому что содержание приюта обходится очень дорого.

- Где вы берете деньги? Удалось ли вам найти спонсоров?

- Когда мы говорим о спонсоре, я не имею в виду спонсора как "спонсора". Я 15 лет работаю и ни разу не встречала "спонсора" в виде организаций, которые бы пришли и сказали "Что вам необходимо? Давайте мы купим".

Возможно, это связано с нашей спецификой работы. Наша тема – женщины, подвергшиеся насилию, домашнему насилию, жертвы рабства. Им неохотно помогают. Но есть положительные моменты – помощь приходит от простых людей. Когда мы проводим какие-то акции, люди приносят свои вещи для человека, историю которого мы описываем в соцсетях.

В целом у нас два источника финансирования. Мы участвуем в государственном соцзаказе, иногда получаем международные гранты. На данный момент у нас нет иностранного финансирования. Но основной стабильный третий источник – это мы сами, я и моя семья. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в наш приют.

В Шымкенте мы открыли шелтер, получив соцзаказ через управление труда и соцзащиты. Два года назад я участвовала в разработке стандартов для жертв бытового насилия, жертв торговли людьми. Благодаря им были выданы гранты 16 регионам для поддержки таких центров. Единственное, что внедрение стандартов идет не так быстро.

Чтобы работать в направлении по открытию кризисных центров, нужно дополнительное обучение как неправительственным организациям, так и самим госорганам. Потому что очень много вопросов, связанных с организацией и документацией.

Вопросов много, мы по ним работаем с регионами. Потому что я очень бы хотела, чтобы во всех регионах были открыты кризисные центры, чтобы это был не соцзаказ, а грант и желательно на три года.

Больше мигрантов – больше проблем

- Почему к вам стало обращаться больше людей? Стало больше насилия? Люди нашли в себе силы обращаться за помощью?

- Мне кажется, проблем стало больше. С одной стороны, о нас узнало больше людей. С другой стороны, к нам обращается очень много мигрантов после введения института прописки. Ведь мы помогаем не только женщинам.

Сейчас появилось понятие как привлечение к ответственности принимающей стороны. Когда мигрант приезжает на работу и совершает административное правонарушение, связанное с миграционным законодательством, привлекается не только сам нарушитель, но и человек, пригласивший его на работу. Зачастую работодатель не хочет платить штраф. И мигранту, который уже оплатил штраф, не выдают карточку на выезд до тех пор, пока он не приведет принимающую сторону. И мигрант никак повлиять на это не может. Сотрудники миграционной полиции и рады бы нам помочь, но тоже не могут.

Чтобы помочь им, мы принимающей стороной написали мою сотрудницу, на мне есть два административных штрафа. Был момент, когда принимающую сторону установить было невозможно, а мы помогали мужчине, который получил инфаркт, почти не ходил, находился в тяжелом состоянии. Чтобы помочь ему вернуться на родину, я выступила принимающей стороной, на меня наложили штраф и я лично его оплачивала. Потому что иногда мы не видим другой возможности помочь.

При отсутствии прописки человек не может получать медицинские и социальные услуги. И мы решаем это вопрос, прописывая людей у себя в центре. Чтобы восстановить документы и получить ИИН, тоже нужна прописка.

В прошлом году мы восстановили 126 документов в Астане. Это и дети, и взрослые. Многие жили без документов много лет.

В последние годы у нас есть тенденция, что среди жертв домашнего насилия у нас становится больше мигрантов и женщин-мигранток, вышедших замуж за граждан Казахстана. Потому что они находятся в уязвимом положении.

"Женщин истязают и после развода"

- Не раз говорилось о том, что в Казахстане законы хорошие, но они не работают. В прошлом году обсуждалось введение аналога "охранного ордера" для женщин, подвергшихся домашнему насилию, но сейчас об этом ничего не слышно.

- У нас есть аналог охранного ордера – защитное предписание. Но оно, действительно, не работает.

Как работает охранный ордер: если в семье произошел скандал, в европейских странах есть практика, когда выдается охранный ордер, и мужчина должен покинуть жилое помещение, даже если оно ему принадлежит, потому что он совершил насилие над женой.

В Казахстане иначе – жилье покидает женщина с детьми, спасаясь от него. И у полицейских нет никаких прав. Они не могут даже открыть дверь и помочь женщине забрать личные вещи и вещи детей. В Казахстане все это решается в гражданском порядке.

Чтобы вскрыть дверь, нужно решение суда. В приюте у нас была женщина, муж которой не отдавал даже школьные вещи детей, и мы с участковым не могли их забрать до решения суда. Участковые абсолютно бесправны в этом плане.

У нас есть "защитное предписание", но по факту оно не работает. Выписывается оно после профилактической беседы и говорит о том, что мужчина не имеет права приближаться к женщине.

Но при этом мужчина не выселяется. Если они живут в одной квартире, предписание никак не исполняется. Очень мало случаев, когда мужчину за нарушение защитного предписания привлекают к ответственности. Предписание не защищает женщину.

Очень часто такое предписание выписывается после развода, но мужчина продолжает приходить, скандалить, являться на работу к бывшей жене, отбирать личные вещи. За нарушение защитного предписания должно быть строгое наказание, а его нет.

- Какая-то ответственность предусмотрена за нарушение защитного предписания?

— Предусмотрен административный арест либо штраф. Сейчас государство старается не давать арестов и идет минимизация таких моментов, чаще всего выписывается штраф, и мужчина этот штраф оплачивает.

Кроме того, есть еще один момент. За курение в неположенном месте или выброшенный мимо урны мусор у нас предусмотрено наказание в виде ареста на 15 суток. Но за избиение женщины, когда она довела дело до суда и выиграла, муж получил наказание 2 суток, несмотря на то, что почти сутки ее избивал. Это не совсем честно.

С одной стороны, практика привлечения мужчин к административной ответственности улучшилась, но сроки арестов должны быть не меньше 15 суток. Мы бы хотели и 45 суток, чтобы мужчина точно знал, что арест он получит по полной. Потому что двое суток ничего не дают − мужчина отоспался, вышел обозленный.

А еще часть преступлений против женщин совершается именно в состоянии алкогольного опьянения. У нас нет культуры употребления алкоголя, пьют до тех пор, пока не потеряют контроль.

Полиция на стороне мужчин-тиранов

- Женщины рассказывают о том, что обращаться к участковым бесполезно. Что полицейские неохотно берутся за такие дела и стараются унизить женщину.

— У нас толерантное отношение к насилию в отношении женщин. Участковые часто на стороне не женщины, а мужчины. Мы сталкивались с тем, что участковые более лояльно относятся к судимому мужчине, избившему жену, чем к женщине. Наши женщины не заслуживают такого отношения.

Качество мужчин ухудшается

- На дворе XXI век, а домашнее насилие по-прежнему процветает. В чем вы видите причину?

- Есть одна нехорошая тенденция. У нас улучшается "качество" женщин – они становятся более современными, образованными, ухоженными. А "качество" мужчин ухудшается – становятся более инфантильными.

Мужчина себя не реализовывает, он становится более агрессивным в отношении женщины, более доминантным, требовательным к жене и детям. Это порождает недовольство женщин. Женщина недовольна мужчиной, который не зарабатывает, сидит дома, употребляет алкоголь.

А мужчине в ответ сказать нечего, и вместо того, чтобы работать над собой, он физически применяет насилие.

"У нас полно своих страшных историй"

- В России прогремело несколько резонансных дел. Когда мужчина в Липецкой области выложил в Интернет фотографии забитой до смерти жены, которая ранее обращалась с заявлением в полицию, но ей ничем не помогли. В Серпухове мужчина вывез жену в лес и отрубил ей руки и сейчас продолжает угрожать, находясь под следствием…

- У нас не меньше страшных случаев. Это Канат Садуов, который поджег свою жену-учительницу в Астане. Светлана Садуова два месяца прожила в государственном кризисном центре, а когда вышла, муж ее подкараулил, облил бензином и поджег. Она умерла в больнице, осталось четверо детей.

В Шымкенте у нас был страшный случай в июне прошлого года. Мужчина начал сожительствовать с девушкой. О судимости она узнала не сразу. Он стал пить, становился очень агрессивным. Однажды, будучи пьяным, он избил ее шваброй, душил – она уже находилась на седьмом месяце беременности. Поскольку она спрятала ножи, он сломал стеклянную дверь и пошел на нее с обломком стекла. Она пыталась сбежать от него, влезла на подоконник четвертого этажа, звала на помощь, пыталась спастись. Когда поняла, что не сможет, стала просить, чтобы он втянул ее обратно. Он не помог, смотрел, как она упала.

Она потеряла ребёнка, получила разрыв матки, тяжелейшие переломы ног и челюстей. Была в больнице два месяца и участковый не принял мер, потому что муж сказал, что она сама выпрыгнула из окна. Не стал выяснять, почему у нее на шее синяки, которые явно не были получены во время падения, а нанесены, когда ее душили.

Сейчас у нее неправильно срослась челюсть, она не может есть, похудела на 12 кг. К тому же муж приходил к ней и угрожал, обещал помочь с лечением, но грозил убить, если она напишет на него заявление.

В приюте была женщина, которая много лет была жертвой бытового насилия, и муж изнасиловал ее 12-летнюю дочь.

При этом я не могу сказать, что у нас все плохо. Такое ощущение, что население разделилось на две части. Одни понимают, что домашнее насилие – это плохо, стараются помочь. Целые семьи собирают одежду, продукты для женщины, которые оказались в трудной ситуации, стараются поддержать.

Есть другая часть населения, которая говорит: это традиции, так было всегда, женщины должны терпеть.

Почему женщины не уходят от тирана

- Жертвам домашнего насилия часто ставят в укор, что они могли уйти от мужчины и не допустить издевательств. Вы можете рассказать, почему женщины не могут уйти?

- В первую очередь, это экономические причины. Раньше, создавая семью, мужчина старался ее обеспечить.

Сейчас какая-то ненормальная тенденция: мужчины вместе со своими мамами стараются отобрать у женщины и детей все, даже то, что им не принадлежит. Например, женщина продает свою квартиру, чтобы купить семейное жилье, которое муж записывает на свою маму. В результате развода женщина остается без жилья и без средств.

Сталкиваемся с тем, что все расходы контролирует муж, в том числе забирает ее зарплату, выделяя ей мизерные суммы для покупки продуктов питания.

Почему не уходят сразу? В любых отношениях бывают разлады — супруги ссорятся, и даже если мужчина поднимал на женщину руку, после этого они мирятся, она его прощает. Потом появляются дети, и если положение ухудшается, женщине еще сложнее уйти, потому что идти бывает некуда, а заставить мужчину покинуть жилье, как я уже говорила, у нас нельзя.

К тому же давление со стороны родственников, требование соблюдать традиции и "сохранять семью ради детей".

Задержка развития и "трудные дети"

- Имеет ли смыслы "сохранять семью ради детей"?

- В семьях, где есть бытовое насилие, дети часто страдают нарушениями развития. Это связано со стрессом и с тем, что женщина подвергалась физическому насилию.

Влияет и атмосфера в семье. Девиантное поведение часто наблюдается у детей и подростков, в семьях которых отец бьет мать. Бывает, что не только бьют, но и насилуют на глазах у детей – особенно если отец в состоянии алкогольного опьянения.

Все это, конечно, негативно сказывается на ребенке.

Мы в прошлом году проводили исследование среди детей, которые попадали в наш кризисный центр. Опрашивали о том, что происходит в семье. Все дети рассказали, что видели сцены насилия. Детей в таких семьях, как правило, тоже бьют. Но до детей часто "не доходят руки" и взрослые не задумываются, что испытывает ребенок. Ребенок тоже не сможет справиться с тем, что с ним происходит. Это выливается в агрессию или другие реакции.

Мы поэтому сразу стали опрашивать и детей и стали просить участковых, чтобы привлекали отца за то, что он, например, выкрутил руку ребенку. И в одном из случаев удалось получить для мужчины административный арест на пять суток.

Есть ли жизнь после развода

- Многие женщины боятся уйти от домашнего тирана, потому что не видят для себя будущего.

— Но мы видим, что женщины после развода не пропадают. Да, первое время бывает очень тяжело, но, избавившись от постоянного насилия, побоев и угнетения, женщина получает возможность себя реализовать. Дети подрастают, она выходит на работу. У нас есть примеры, когда женщины становились очень успешными. Чего нельзя сказать о мужчинах.

Мужчины, видя, что у нее все хорошо, продолжают преследовать, скандалят, требуют, чтобы она вернулась. У нас есть много моментов, когда очень сложно обеспечить безопасность женщин после развода.

Мужчина считает, что может иметь право на получение секса от нее в любое время, приходит к ней на работу, манипулирует детьми. Опять же возвращаемся к тому, что охранное предписание не работает.

Более того, если мужчина преследует женщину, постоянно звонит ей на работу, поджидает у дома, и она обращается к участковому с просьбой о защитном предписании, ей говорят, что нет оснований – ведь мужчина не вступал с ней в физический контакт. А ведь она имеет право на то, чтобы он ее не преследовал.

- Что делать женщине? Судиться?

- У нас есть уголовная статья "Истязание". Если бытовое насилие повторилось больше двух раз, то это уже приравнивается к истязанию.

Истязание – это причинение психологического или физического насилия на протяжении длительного времени. То есть если мужчина продолжает неоднократно нарушать покой женщины, в его отношении можно возбудить уголовное дело. Но для этого женщина должна писать заявления. Следователи неохотно возбуждают эту статью, но добиться этого все-таки можно.

Женщины должны четко понимать – если мужчина ударил хоть раз, нужно пойти и написать заявление. Да, споры и ссоры случаются, люди могут выяснять отношения, но они должны делать это нормально – разговаривать, идти к психологу, а не драться.

Женщины не делают этого, пытаясь оправдать своего мужа: "Он вспылил, это я его довела – не приготовила вовремя обед, я ему посмела возразить".

Но это неправильный подход к себе. Надо четко понимать, что ты у себя одна, и если он в очередной раз ударит тебя, не рассчитав силу, ты можешь остаться инвалидом, можешь погибнуть. Твои дети будут никому не нужны. Поэтому, каждый раз, когда ты стала жертвой домашнего насилия – надо идти и писать заявление, неважно, кто это — отец, муж, свекор, свекровь.

Вот такой "Зың-зың"

- Отличаются ли проблемы женщины на севере и юге Казахстана?

- Отличаются. По нашему опыту, северные женщины более смелые, больше отстаивают свои права, чаще обращаются в полицию, случаев более жестокого обращения гораздо меньше. Но и сами мужчины менее доминантные, более спокойные по характеру.

Работая на юге, мы видим, что в городах дела обстоят не так плохо, а вот в поселках ситуация хуже. В поселках — один участковый, достаточно далеко врачи. Женщинам стыдно, не хотят жаловаться, потому что боятся осуждения со стороны соседей.

У нас были моменты, когда мы ездили по селам, встречались с женщинами, пострадавшим от избиения. Женщин били просто за то, что они выходили со двора.

Есть семьи с очень строгими правилами и иерархией. Всю зарплату отдают старшим родственникам, даже пособие на детей получает не мать, а свекровь. Женщине приходится выпрашивать деньги даже на памперсы, выстраивать отношения со взрослой женщиной, которая к ней часто не очень хорошо относится.

И физически женщины больше работают, тяжелые климатические условия, много детей. Женщина вынуждена многое терпеть. И вообще образ женщины такой, что она должна быть тихая, молчаливая, покорная.

Женщины меньше жалуются, но насилие носит там повсеместный характер. Хотя бы раз-другой каждая женщина подвергалась насилию.

Но есть и положительные моменты — современные мужчины на юге стали более прогрессивными и стараются оградить жену от негативного влияния, жить отдельно от родителей – и это сохраняет им семью.

Отмечу, что поведение наших мужчин не зависит от национальности – ментальность одна у всех.

Краденные невесты

- Приходилось ли вам помогать женщинам, которых украли замуж?

- На юге первые четыре девушки, которых мы принимали в кризисный центр, как раз вышли замуж не по своей воле. Когда мы приняли их свой центр, женщины родили в браке уже и четверых, и семерых детей. Их украли, когда им было по 20 лет, сейчас им уже 30.

У наших женщин есть какая-то потребность быть замужем. Когда их украли, они надеялись, что все хорошо сложится. Двое описывали свои ощущение, как "было интересно, весело", за ними никто не ухаживал, и они решили, почему бы нет, захватила подготовка к празднику.

Еще две женщины сказали, что они были против, но согласились с волей родителей, и возвращаться им было некуда. Одна из них жалела, что ей не дали доучиться и стать врачом, у второй был возлюбленный. Но женщины почему-то "покоряются судьбе", не сопротивляются, не ропщут.

- Тогда почему они оказались в кризисном центре?

- Они рассказали, что через несколько месяцев в семье началось насилие, которое приходилось терпеть годами. Когда открылся центр – они смогли уйти к нам.

Понимаете, мужчина не будет ценить то, что досталось ему таким образом. Если он может просто пойти и украсть невесту, то относиться к женщине он будет как к вещи.

Другой пример – на севере Казахстана я знаю девушку, которая работала в городе, имела высшее образование, и ее мать очень переживала, что она до сих пор не замужем в свои 26 лет. Когда дочь приехала навестить ее в поселок, мать договорилась со своей соседкой, что они "украдут" девушку и выдадут замуж за ее сына. Ему 30 лет, он не работает, хотя семья обеспеченная. Но когда ее попытались "украсть", девушка устроила скандал, отказалась выходить замуж по выбору мамы и заявила, что больше никогда не приедет в поселок.

Надежда есть

- Где самое тяжелое положение у женщин? На юге?

- Надо отдать должное акиматам Южно-Казахстанской области и Шымкента, они очень много делают сейчас. Они единственные в Казахстане открыли социальную службу поддержки населения, даже в поселках открывают соцслужбы.

Уральск, Семей раньше считались благополучными. Сейчас многие приезжие из сел этих регионов и рассказывают об ужасном положении женщин. Старшее поколение там не считает нужным вмешиваться, считают, что украсть девушку это нормально, избил – ничего страшного. При этом требуют не выносить сор из избы, потому что позор – хуже смерти. "Перед соседями стыдно" – это способствует замалчиванию.

Надо, чтобы государство помогало открывать в сельской местности социальные службы, чтобы там работал психолог.

- Выступая на одном из видеомостов в пресс-центре Sputnik Казахстан, вы говорили о необходимости психологической работы не только с жертвами домашнего насилия, но и с абьюзерами. А есть ли положительные примеры такого опыта?

- В Астане у нас трое мужчин после работы с психологом пересмотрели свое поведение и жизненные позиции. Стали лучше относиться к женщинам и сохранили семью. И именно в сохранении семьи была мотивация. Эти мужчины не понимали, что не устраивает их жен и почему их требования справедливы.

Один случай довольно нетипичный. К нам пришла женщина, которая сбежала от очень обеспеченного мужа, который ее не бил, но сил терпеть не было. А дело было в том, что семья жила со свекровью.

В огромной квартире со всеми удобствами женщине, у которой маленькие дети, не разрешалось включать стиральную машинку без мужа. Свекровь заставляла ее стирать вручную, целыми днями убирать и готовить. По вечерам, когда женщина пыталась пожаловаться мужу, его мать начинала жаловаться в ответ. В итоге женщина сбежала в кризисный центр.

Мужчина хотел вернуть жену. В виде эксперимента он даже попробовал прожить один день жизнью своей супруги, оставшись "на хозяйстве", и пришел в ужас. В итоге муж просил прощения.

Так что надежда есть.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 15 февраля 2018 > № 2496853 Анна Рыль


Россия. Ливия. Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496794 Дмитрий Фроловский

На что рассчитывает Россия в Ливии

Дмитрий Фроловский

Учитывая действующие эмбарго на поставку оружия в Ливию и пристальное внимание со стороны ЕС и США, Москва пока не готова открыто выступить на стороне Хафтара. Поэтому первыми шагами России в этом направлении может стать усиленное взаимодействие с Каиром, который разделяет многие взгляды Кремля на будущее Ливии

Слухи о том, что Россия собирается активно вмешаться в ливийский кризис, периодически возникают уже не первый год, и заявления Москвы о выводе войск из Сирии снова сделали их актуальными. Тем более что ситуация в Ливии по-прежнему далека от стабильной: богатая нефтью страна сегодня пребывает в описанном Гоббсом состоянии «войны всех против всех», утопая в противоборстве бесчисленных группировок и племен. Во времена Каддафи масштабы сотрудничества Москвы с Триполи оценивались в миллиарды долларов, что создает немалое искушение попробовать хотя бы отчасти восстановить былые достижения, как это удалось сделать в Сирии.

Маршал и его покровители

После падения режима Каддафи в 2011 году в Ливии уже седьмой год царит анархия. Страна расколота по историческому принципу на три части. На северо-западе, в Триполи, восседает Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемое Фаизом ас-Сарраджем. Его признали ЕС и Совет Безопасности ООН. На северо-востоке, в регионе Киренаика и в городе Табрук, расположилось Временное правительство, которое поддерживает Ливийская национальная армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. Третья часть – это южный регион Феццан, где хаотично воюют друг с другом бесчисленные исламистские группировки и местные племена.

Несмотря на поддержку и признание международного сообщества, ПНС мало что контролирует. В Триполи и окрестностях города то и дело вспыхивают бои, а сам ас-Саррадж слабый лидер, известный излишней терпимостью к исламистам.

В Табруке ситуация иная: маршал Хафтар, чья армия, по его собственным оценкам, насчитывает около 75 тысяч солдат, сумел привлечь на свою сторону многих офицеров Каддафи и позиционирует себя как непримиримого борца с исламистами. Триполи и Табрук придерживаются разных взглядов на будущее страны и борются за право считаться главной властью в Ливии, хотя сражения между ними ведутся в основном силами подконтрольных им группировок или племен в прокси-конфликтах.

За последние годы международное сообщество предприняло несколько серьезных попыток примирить воюющие стороны. В 2015 году были подписаны схиратские соглашения, призванные положить конец междоусобицам и создать основу для восстановления ливийской государственности. Но стороны соглашения не выполнили.

В июле 2017 года в Париже при посредничестве президента Франции Эммануэля Макрона состоялась встреча Хафтара и ас-Сарраджа, результатом которой стало соглашение о прекращении огня и проведении общенациональных выборов в 2018 году. Но процесс организации выборов буксует, и есть серьезные опасения, что они могут вовсе не состояться, а прекращение огня не всегда соблюдается. Так что главным достижением соглашения в Париже можно считать международное признание военных достижений Хафтара, что усилило его политические амбиции.

Опытный 74-летний ветеран армии Каддафи маршал Хафтар сумел добиться поддержки многих международных покровителей. Среди них Египет, ОАЭ и Франция, а в последнее время к маршалу все больше благоволят Италия и Великобритания. Первые три страны помогают Хафтару усилить военное и политическое влияние Тобрука. Сам же Хафтар научился умело лавировать между Абу-Даби, Каиром и Парижем.

Однако международную группу поддержки Хафтара не назовешь слаженной – каждый из союзников так или иначе придерживается собственных интересов и не испытывает особого доверия к остальным.

Хафтару важно усилить свое влияние в Ливии, и помощь Москвы пришлась бы тут как нельзя кстати. Пока уровень поддержки со стороны России остается намного ниже, чем в случае Египта, ОАЭ или Франции, и маршал всеми силами стремится убедить Москву внести свою лепту в усмирение его оппонентов и восстановление центральной власти. Принимая во внимание теплые отношения между президентами ас-Сиси и Путиным, Хафтар, скорее всего, рассчитывает, что Россия и Египет могли бы выступить в его поддержку единым фронтом и помочь навести порядок в Ливии.

Путь через Египет

У России не так уж мало интересов в Ливии. Приход лояльного кандидата к власти в Триполи позволил бы Москве приобрести неслыханное со времен СССР влияние в Средиземном море. Это не только упрочило бы российские позиции на Ближнем Востоке, но обеспечило бы Москве рычаг влияния на политику европейских стран, особенно Италии и Франции. Джамахирия Каддафи в свое время служила барьером, сдерживающим наплыв беженцев в Европу, а сегодняшняя Ливия – это распахнутые ворота в ЕС, где переправа мигрантов и работорговля стали прибыльным бизнесом.

Также Москва сможет приобрести доступ к одной из богатейших нефтеносных стран региона. Каддафи был одним из немногих друзей Кремля, кто платил по счетам за военную технику и прочую помощь. В его последние годы были заключены многомиллиардные военные и строительные контракты, среди которых проект скоростной железной дороги Сирт – Бенгази стоимостью 2,2 млрд евро. Дальнейшая судьба этих соглашений до сих пор неопределенна.

Однако вопреки кажущемуся изобилию выгод и возможностей Москва не спешит втягиваться в ливийский хаос. Ситуация в Ливии остается для России слишком далекой и запутанной: исторически гораздо большим влиянием там пользовались Италия и Франция, маршал Хафтар уже стар, а контролируемый им восток значительно уступает по численности населения западной части страны. В Кремле понимают, что очередная интервенция в духе сирийского сценария может не сработать и потенциальные выгоды вряд ли стоят того, чтобы вновь ставить на кон репутацию Владимира Путина и рисковать возможным обострением в отношениях с Западом.

Тем не менее полностью самоустраняться от ливийских дел Москва все же не намерена. Россия, скорее всего, попытается достичь политического разрешения междоусобиц. Вряд ли кто-то в Кремле верит, что Тобруку и Триполи удастся договориться до тех пор, пока один из них не станет явным фаворитом международного сообщества. Из двух основных кандидатов Москва ставит на Хафтара. Россия убеждена, что маршалу следует оказывать всевозможную поддержку, усиливать его военное и политическое влияние, поэтому он так зачастил в Москву, а годом ранее и вовсе общался с министром обороны Сергеем Шойгу по видеосвязи с борта крейсера «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море.

Несмотря на солидную численность, войска Хафтара продолжают испытывать большие сложности. В их составе много наемников, хромает дисциплина, недостаточно высокий уровень военной подготовки и качественного вооружения. Очевидно, что у маршала нет ресурсов для ведения конфликта одновременно на юге и западе страны, и он нуждается в поддержке.

Учитывая действующее эмбарго на поставку оружия в Ливию и пристальное внимание со стороны ЕС и США, Москва пока не готова открыто выступить на стороне Хафтара. Поэтому первыми шагами России в этом направлении может стать усиленное взаимодействие с Каиром, который разделяет многие взгляды Кремля на будущее Ливии. Президент ас-Сиси также хотел бы видеть Ливию стабильной и прекратить постоянные вылазки террористов. Он лично симпатизирует Хафтару, разделяет его взгляды на государственное устройство, не верит в демократию и испытывает неприязнь к исламистам.

В условиях, когда российско-египетские отношения на подъеме, перспектива объединения усилий по наведению порядка в Ливии кажется весьма привлекательной. Координация действий с Египтом может стать основной тактикой Москвы по усилению Хафтара на нынешнем этапе. Подконтрольный маршалу регион Киренаика граничит с Египтом: в прошлом году египетская армия и войска Хафтара уже сражались совместно, нанося удары по исламистским группировкам.

Недавно Москва и Каир завершили текст соглашения об использовании военных аэродромов и воздушного пространства. В начале прошлого года в СМИ появлялась информация о российских военных, замеченных на египетской базе Сиди-Баррани примерно в ста километрах от границы с Ливией, и, возможно, мы увидим больше подобных сообщений в ближайшее время.

От результатов взаимодействия с Египтом будут зависеть и дальнейшие шаги Москвы. Ранее уже сообщалось о солдатах из частной российской компании «РСБ-Групп», работавших с конца 2016 года до февраля 2017-го в Бенгази, и российских специалистах, которые помогают ливийцам эксплуатировать еще советскую военную технику. Впрочем, пока нет фактов, подтверждающих, что Кремль может решиться на прямую военную поддержку Хафтара.

Еще одним способом косвенной поддержки может стать возобновление экономического сотрудничества. В прошлом году был открыт Российско-ливийский торговый дом и начали работать небольшие представительства в Бенгази, Триполи и Мисурате. Ранее Москва также помогла напечатать ливийские динары от имени Центрального банка – союзника Хафтара. В июле прошлого года «Роснефть» начала покупать нефть у ливийской Национальной нефтяной корпорации (NOC) как знак возобновления контрактов, подписанных еще при Каддафи. Такая экономическая поддержка, несомненно, поможет Хафтару повысить свою популярность и влияние.

Очевидно, что Кремлю хотелось бы восстановить отношения с Ливией и вернуться к тому сотрудничеству, которое существовало при Каддафи. Но крайняя запутанность ливийских дел, а также по-прежнему напряженная ситуация в Сирии заставляют Москву вести себя осторожно и пока занимать выжидательную позицию.

Россия. Ливия. Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496794 Дмитрий Фроловский


Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496787 Марианна Беленькая

Бесконтактные бои. Чего опасаться после гибели россиян в Сирии

Марианна Беленькая

На фоне такого недоверия между посредниками вряд ли возможно эффективно искать политическое решение конфликта. Любая провокация может стать поводом для начала военной операции коалиции против сирийского режима. Этот сценарий, отложенный на время борьбы с ИГ, снова стал актуален и активно обсуждается в СМИ со ссылкой на американские и французские источники

Главный вопрос этой недели – сколько россиян погибло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор в результате американской атаки в ночь с 7 на 8 февраля. В том, что погибшие есть, сомнений практически не осталось, разнятся лишь данные о количестве – от четырех-пяти человек до нескольких сотен.

Но есть и еще несколько важных вопросов, которые на фоне гибели россиян отошли на второй план. Среди них – насколько Москва и Вашингтон координируют свои действия в Сирии и контролируют своих союзников.

Переправа через Евфрат

Только за первую неделю февраля в результате авиаударов по территории Сирии, по данным ООН, погибли свыше тысячи гражданских лиц. Это один из самых высоких показателей за семь лет сирийского конфликта. Также в течение недели на разных фронтах сирийского конфликта были сбиты: российский и израильский военные самолеты, турецкий вертолет и иранский беспилотник.

В связи со всеми этими событиями спецпосланник Генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура назвал текущую ситуацию худшей за все четыре года, которые он занимает свой пост. По его словам, эскалация боевых действий в последние недели угрожает региональной стабильности и подрывает усилия по политическому урегулированию конфликта.

Причиной боев, в результате которых погибли, как утверждают СМИ, граждане России, стала борьба за контроль над нефтегазовыми месторождениями Конико и Эль-Исба, которые в сентябре прошлого года Силы демократической Сирии (СДС) отбили у террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Существует версия, что шейх местного племени пообещал передать месторождение правительству Сирии или кому-то из лояльных Дамаску бизнесменов. Так ли это, или желаемое выдавалось за действительное, но проправительственные силы начали передислокацию в район, находящийся в зоне влияния СДС и международной коалиции во главе с США.

Восьмого февраля стало известно, что в ответ «на неспровоцированное нападение на штаб СДС в провинции Дейр-эз-Зор» коалиция нанесла авиаудар по проправительственным силам, в результате которого погибло свыше ста человек.

По версии американских военных, группировка в составе примерно пятисот человек переправилась на восточный берег Евфрата и начала продвижение в сторону позиций СДС в сопровождении танков и артиллерии. Как сообщил командующий операциями ВВС США в Сирии генерал-лейтенант Джефри Хэрриган, к началу атаки проправительственных сил в этом районе в небе находились истребители и беспилотники коалиции, которые выполняли рутинное патрулирование воздушного пространства.

«Мы немедленно связались с российскими представителями по спецлинии для урегулирования конфликтных ситуаций, чтобы оповестить их о неспровоцированной атаке на позиции СДС и коалиции. После этих звонков руководство коалиции одобрило нанесение ударов по вражеским силам», – сказал генерал на пресс-брифинге, организованном Пентагоном 13 февраля.

Хэрриган подчеркнул, что нападение проправительственных сил было неспровоцированным, но при этом не неожиданным. Коалиция наблюдала за наращиванием личного состава и техники в течение недели и информировала россиян о том, что в этом районе находятся силы СДС и коалиции. Инцидент произошел в восьми километрах к востоку от линии разграничения между проправительственными силами и СДС.

То, что наступление не было внезапным, подтверждают и арабские источники. Переправа через Евфрат началась как минимум за двое суток до описываемых событий, однако коалиция не вмешивалась до тех пор, пока проасадовские силы не перешли некую красную линию. По данным арабских СМИ, в наступлении участвовали различные проправительственные вооруженные группировки, в том числе поддерживаемые Ираном. События развернулись в районе населенного пункта Хашшам.

Версию об участии в инциденте нерегулярной армии поддержало и российское Министерство обороны. Правда, в изложении министерства логика событий была в корне иной, как и число жертв. В Москве утверждали, что коалиция нанесла удар по проправительственным формированиям в тот момент, когда они проводили операцию против спящей ячейки «Исламского государства» в районе бывшего нефтеперерабатывающего завода Эль-Исба в провинции Дейр-эз-Зор. В ходе операции 25 человек получили ранения. Впрочем, как подчеркнули в Минобороны, эта операция не была согласована с российским командованием. То есть сразу дистанцировались.

Подсчет погибших

Тогда же в соцсетях появились сообщения о гибели в боях под Дейр-эз-Зором русскоязычных граждан (россиян, украинцев и, возможно, других выходцев из бывшего СССР). Приводились и цифры: от 100 до 600 бойцов так называемой ЧВК Вагнера. Позднее появились аудиозаписи с рассказом о боях и сообщения о сотнях раненых, эвакуированных в военные госпитали в Москве, Петербурге и других российских городах.

Бывший сослуживец нескольких бойцов ЧВК Вагнера рассказал газете «Коммерсантъ», что общался с ранеными очевидцами боя в одном из российских госпиталей. По его словам, в тот день отряд ЧВК, подвергшийся обстрелу, насчитывал порядка шестисот человек, вооруженных стрелковым оружием, а также артиллерией и танками. Большая часть группы состояла из русскоязычных бойцов, меньшая – из охотников на ИГ (ISIS Hunters), своеобразного аналога спецназа, который формально не является частью сирийской армии.

Американские военные гибель россиян пока не подтверждают. МИД РФ назвал сообщения о десятках и сотнях погибших российских граждан в Сирии «классической дезинформацией».

Арабские СМИ активно перепечатывали информацию о гибели россиян в основном со ссылкой на русские или западные источники. И это тоже удивительно, так как местные журналисты и блогеры отслеживают буквально каждую мелочь, происходящую в регионе. В частности, издание «Евфрат пост» сообщило, что на следующий день после атаки в Дейр-эз-Зор прибыла на вертолетах группа высокопоставленных российских военных наблюдателей, которые должны были разобраться с тем, что произошло. А вот эвакуацию сотен раненых и тел погибших местные СМИ не зафиксировали.

Спустя неделю после описываемых событий стали известны имена как минимум восьми человек. Источники газеты «Коммерсантъ» подтвердили гибель одиннадцати русскоязычных граждан, а источники «Новой газеты» – тринадцати.

Также появилась информация, что бойцы ЧВК подписывали контракты с компанией «Евро полис». По данным «Фонтанки.ру», в декабре 2016 года компания заключила соглашение с сирийским правительством, согласно которому должна отвоевывать нефтяные объекты у террористов и затем охранять их. За это ей полагалось 25% добытых нефти и газа. Компания также должна была получить возмещение затрат на ведение боевых действий. Официально эта информация нигде не подтверждена. Известно лишь, что в декабре 2016 года в Москву приезжал министр нефти и природных ресурсов Сирии Али Ганем. В ходе визита обсуждались проекты российских компаний с акцентом на обеспечение безопасности их деятельности.

Возвращаясь к последним событиям в провинции Дейр-эз-Зор: информация о гибели россиян впервые появилась в источнике, который можно условно считать арабским, только поздно вечером 14 февраля. Руководитель расположенной в Великобритании Обсерватории по правам человека в Сирии Рами Абдеррахман сообщил, что пятнадцать россиян погибли в результате взрыва на складе с оружием, который принадлежал российской частной военной компании. Там же погибли семеро сирийцев.

Инцидент произошел в районе населенного пункта Табият-Джазира на восточном берегу Евфрата спустя два дня после атаки коалиции по проасадовским силам. По словам Абдеррахмана, компания «занимается охраной нефтегазовых полей, находящихся под контролем сил сирийского режима», и ее присутствие в этом районе, вероятно, связано «с попыткой режима захватить газовое месторождение Конико, которое контролирует СДС». Он же ранее называл число погибших в результате удара коалиции – 45 человек, не конкретизируя информацию об их гражданстве.

Обсерватория ведет подсчет потерям в сирийском конфликте с 2011 года, но достоверность этого источника не раз подвергалась сомнению как российскими официальными лицами, так и Дамаском.

Не исключено, что в ближайшее время могут появиться и другие детали битвы за нефтяные поля, которая, как утверждают арабские СМИ, еще продолжается.

Не договорились

Помимо вопросов об обстоятельствах гибели российских граждан в Сирии и правовом статусе ЧВК, возникают и другие. Среди них – насколько Россия может контролировать действия своих союзников по сирийскому конфликту?

В том, что проправительственные вооруженные формирования не координировали операцию с сирийским и российским командованием, нет ничего удивительного. Как правило, эти отряды финансируются местными бизнесменами и действуют в их интересах. Также самостоятельны и проиранские шиитские отряды. Это не значит, что координации нет совсем. Не всегда есть рычаги влияния и возможность договориться.

Другое дело, что, как утверждают американцы, они передавали свои предостережения российской стороне в течение недели. Была ли у Москвы возможность вмешаться? Было ли желание это делать? Насколько верно их проинформировали о своих планах сирийцы? Насколько правдоподобно звучала версия об операции против ИГ в зоне контроля коалиции?

В Москве всегда считали, что нефтегазовые поля, как и другие стратегические важные объекты, должны быть возвращены под контроль законного правительства в Дамаске. Неслучайно Минобороны, комментируя атаку коалиции, указал, что США не борются с ИГ на территории Сирии, а захватывают «экономические активы» страны.

Действия проправительственных сил в глазах российских военных могли выглядеть вполне легитимно. Но в то же время они не воспротивились удару коалиции и в целом отнеслись к ситуации гораздо спокойнее, чем можно было ожидать, подчеркивая, что с ними операция проасадовских сил не согласовывалась. Хотя дипломаты – как российские, так и американские – продолжают спорить, что это было: самооборона или неспровоцированная атака.

Спорят Москва и Вашингтон и о том, кто из них в принципе может контролировать своих союзников в Сирии. Россию критикуют за атаки проправительственных сил в Дейр-эз-Зоре и зонах деэскалации, выдвигают претензии за действия Ирана, в частности запуск беспилотника, который с территории Сирии залетел в Израиль, чуть не став поводом для открытия еще одного фронта боевых действий. Россия тоже просит американцев и других участников конфликта оказать влияние на оппозицию, чтобы она прекратила боевые действия и не устраивала провокаций.

На фоне такого недоверия между посредниками вряд ли возможно эффективно искать политическое решение конфликта. Любая провокация может стать поводом для начала военной операции коалиции против сирийского режима. Этот сценарий, отложенный на время борьбы с ИГ, снова стал актуален и активно обсуждается в СМИ со ссылкой на американские и французские источники.

Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496787 Марианна Беленькая


Россия. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > redstar.ru, 14 февраля 2018 > № 2604340 Марина Ковтун

Как живётся за Полярным кругом?

Насущные вопросы отдалённых гарнизонов находятся в центре внимания региональных властей

О социальной стороне жизни военнослужащих в Кольском Заполярье в интервью «Красной звезде» рассказывает губернатор Мурманской области Марина КОВТУН.

ОБЛАСТЬ – РОДНОЙ ДОМ ФЛОТА

– Марина Васильевна, как строится взаимодействие правительства Мурманской области с командованием Северного флота? Способствовало ли решению социальных вопросов создание в регионе межведомственного координационного совета?

– Взаимодействуем мы практически непрерывно. Мурманская область – не просто насыщенный военными объектами регион. Это родной дом Северного флота. Отсюда осуществляется контроль безопасности всей Арктической зоны Российской Федерации. На территории области пять закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО) – Александровск, Североморск, Видяево, Заозёрск, Островной и ещё ряд воинских частей в различных районах. Всё это – люди, военнослужащие и члены их семей. Повседневные нужды и проблемы у них такие же, как и у всех остальных наших земляков.

Мы отлично понимаем, что бытовое благополучие военнослужащих – это вопрос обороноспособности страны, ни больше ни меньше. У военных должен быть надёжный тыл, и наша общая с командованием флота задача – обеспечить его. У нас большой опыт совместной работы с Северным флотом над социальными вопросами в самых разных формах. Межведомственный координационный совет вобрал в себя все наши лучшие наработки. Важно, что это широкая и универсальная диалоговая площадка, где встречаются все заинтересованные стороны и ведомства. Эффект

Руководство Мурманской области тепло заботится о детях военнослужащих Северного флота.

ивность совета такова, что мы решили использовать подобную форму взаимодействия и на уровне муниципальных образований, где дислоцированы соединения Северного флота. Во всех ЗАТО, а также в Печенгском, Кольском и Кандалакшском районах созданы соответствующие межведомственные комиссии.

– Одна из важнейших социально значимых задач – это обеспечение детей военнослужащих местами в детских садах. Что сделано в регионе для её решения?

– В целом в рамках федерального проекта модернизации региональной системы дошкольного образования в 2013–2017 годах в наших муниципалитетах, связанных с Северным флотом, введено 1382 места в дошкольных учреждениях. С 2014 по 2018 год регион принял из ведения Минобороны 6 детских садов. Для приведения зданий в соответствие с нормативами из областного бюджета было выделено более 57 млн рублей.

Там, где ремонт проблемы не решал, строились новые садики. В городе Гаджиеве был возведён детсад на 300 мест, в посёлке Спутник – на 160. Все сады уже получили лицензии и работают. А буквально через несколько дней примет ребятишек новый детский сад на 220 мест в гарнизоне палубной авиации Североморск-3. Конечно, останавливаться на этом мы не намерены. Для решения проблемы переуплотнённости групп и ликвидации очереди в младшие группы детсадов в 2018–2020 годах запланировано строительство ещё трёх новых детских садов в городах Североморск, Полярный и посёлке Печенга.

– Как в регионе решаются вопросы трудоустройства граждан, уволенных с военной службы?

– Решаем в рамках существующего законодательства, которое предоставляет нам для этого вполне эффективные инструменты. В 2017 году в службу занятости населения Мурманской области обратились 122 человека, которые были уволены с военной службы. Из них уже трудоустроены 58 человек. Помощь в профориентации и психологической поддержке получил 61 человек. В программах временного трудоустройства с выплатой материальной поддержки за счёт средств областного бюджета приняли участие 10 человек.

В соответствии с действующим законодательством граждане, прошедшие военную службу по призыву, в течение трёх лет после увольнения в приоритетном порядке могут пройти профессиональное обучение и получить дополнительное образование по специальностям, наиболее востребованным на рынке труда. В прошлом году этим правом воспользовались более двух десятков человек. Речь идёт о таких всегда нужных профессиях, как водитель, автослесарь, повар, электрогазо-сварщик, электрослесарь и др.

ПОЕЗД В ПОМОЩЬ

– Проблема, которая касается многих отдалённых городов, посёлков, гарнизонов в самых разных регионах, – нехватка квалифицированной медицинской помощи. Как обстоят дела в Мурманской области?

– Вопрос этот очень непростой не только в отношении гарнизонов, но и в целом для области. Но выход находить надо, и мы стараемся подбирать подходящие варианты решения в каждой конкретной ситуации. Это системная и разносторонняя работа, потому что необходимо учитывать самые разные объективные обстоятельства и условия оказания медицинской помощи. Например, как вы знаете, здравоохранение в ЗАТО имеет федеральное подчинение. Мы напрямую не можем вмешиваться в его деятельность, но выстраивать совместную работу с федеральными структурами необходимо, потому что в ЗАТО – жители Мурманской области. Плюс к этому региональные учреждения здравоохранения при необходимости участвуют в оказании экстренной, неотложной и плановой помощи военнослужащим и членам их семей.

В населённых пунктах Мурманской области, где дислоцируются воинские части, например в селе Алакуртти, функционирует амбулатория Кандалакшской ЦРБ. В ней работают терапевт, врач общей практики (семейный врач), педиатр и фельдшер-лаборант. Неотложная помощь оказывается специалистами амбулатории и пункта скорой помощи. В целях повышения доступности медпомощи специалисты Кандалакшской центральной районной больницы дополнительно выезжают в Алакуртти для консультаций, проведения диспансеризации. В посёлке Кильдинстрой первичную медико-санитарную помощь оказывают специалисты амбулатории, являющейся структурным подразделением Кольской районной больницы: врач общей практики, участковый педиатр. В области уже не первый год действует проект «Поезд здоровья», когда врачи-специалисты в соответствии с определённым графиком выезжают в муниципальные образования.

При этом большинство членов семей военнослужащих не прикреплены для медицинского обслуживания к медицинским организациям Мурманской области (имеют полис ОМС по месту постоянной прописки), что не позволяет увеличить штаты медиков во врачебных амбулаториях, которые формируются от количества прикреплённого населения. А это очень просто – надо только написать заявление в страховую компанию.

С 2014 по 2018 год регион принял из ведения Минобороны 6 детских садов

ТРАДИЦИЯ ШЕФСТВА ЖИВА

– Что удаётся сделать с точки зрения культурно-досуговой работы в гарнизонах?

– В сфере культуры у Мурманской области есть хорошая традиция шефства над личным составом частей и кораблей. Так, в 2017 году коллективы Мурманского областного Дворца культуры им. С.М. Кирова в рамках акции «К нам приехали артисты» выступили с шефскими концертами в 14 населённых пунктах, где дислоцируются воинские части. Зрителями стали почти 6400 военнослужащих и членов их семей. В места дислокации воинских частей также неоднократно выезжали коллективы областной филармонии и театра кукол, библиомобиль областной детско-юношеской библиотеки.

В гарнизонах действуют 19 библиотек, 11 культурно-досуговых учреждений, 2 музея (в Североморске и Полярном) и 18 детских школ искусств. Мы планомерно укрепляем материально-техническую базу всех этих объектов. Только за последнее время произведён ремонт в Центре досуга молодёжи и ДК «Строитель» в Североморске, Центре творчества и досуга в Гаджиево, Центре культуры и досуга «Полярная звезда» в Оленегорске. В этом году будет завершён капремонт культурно-досугового центра «Платформа» в посёлке Печенга.

– Марина Васильевна, наша встреча проходит накануне Дня защитника Отечества. Что пожелаете военнослужащим и членам их семей?

– Нет ничего более святого для любого россиянина, чем защита Отечества. Каждый из нас делает это на своём месте. У каждого – своя зона ответственности. Вы находитесь на переднем крае. Мы гордимся вами, чтим память о подвигах героев прошлого и настоящего, заботимся о наших ветеранах и, конечно, о тех, кто сегодня в строю. Спасибо вам, и пусть опорой в ратном труде вам всегда служит родной дом, где любят и ждут.

Россия. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > redstar.ru, 14 февраля 2018 > № 2604340 Марина Ковтун


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter